Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Брайт Владимир / Империя Неудачников: " №01 Королевства Проигранные В Карты " - читать онлайн

Сохранить .
ВЛАДИМИР БРАЙТ
        
        
        
        КОРОЛЕВСТВА, ПРОИГРАННЫЕ В КАРТЫ
        
        
        
        ИМПЕРИЯ НЕУДАЧНИКОВ - 1
        
        
        
        Аннотация
        
        Вот так оно всегда и бывает, поверьте на слово: живешь себе, в ус не дуешь, и вдруг - бац! Приехали. Вернее - поехали. А также полетели, побежали и понеслись. Будут вам и злые колдуны, и милые принцессы, и смертельные поединки, и кровавые битвы, и путешествия между мирами в ассортименте. Ах, вам не надо, вы об этом не просили? Вам лучше то же самое, только на экране и чтобы с попкорном? Откроем вам один большой секрет: того, кому выпало угодить в переплет, обычно забывают спросить, нужны ли ему все эти опасные для жизни и здоровья приключения. И попкорн тоже не выдают.
        
        
        Пролог
        
        Можно врать банально, испытывая при этом в глубине души угрызения совести и смутную тревогу. А можно врать легко и красиво, не испытывая абсолютно ничего. Между этими двумя видами поведения, в общем-то, нет особой разницы, потому что практический эффект будет один: религиозные фанатики, представься им удобный случай, сожгут сочинителей как первого, так и второго типа на очищающем костре инквизиции не моргнув и глазом. После чего возьмутся за руки и дружным строем пойдут домой, распевая по дороге веселые песни и лелея в душе святую уверенность, что сделали доброе дело.
        Я не вполне уверен в чистоте своих моральных устоев, но, наверное, у меня все же не хватит наглости утверждать под присягой, что детство вашего покорного слуги прошло под флагом деревянных игрушек. Пожалуй, это было бы слишком даже для такого бессовестного обманщика, как я. С другой стороны, и избалованным сукиным сыном я тоже не был.
        С первых лет жизни мое воспитание было подчинено ясной и высокой цели: вырастить достойную смену символу прогресса и воплощению светлых надежд человечества, герою всех времен и народов, правофланговому Великой Американской Мечты - тому самому Супермену, который так и остался бы заурядным обывателем, не попадись ему в руки так вовремя и, главное, в масть чудесная супернакидка...
        И надо признать, родители в меру своих сил и возможностей пытались воспитывать меня в рамках этой жесткой программы - достаточно строго, но справедливо, что, впрочем, никак не повлияло на формирование моей личности и мировоззрения.
        Поэтому сейчас, с печальной улыбкой оглядываясь на пройденный путь, я могу только строить догадки, насколько мне удалось оправдать скромные пожелания предков и как это повлияло на мою психику.
        Задача не из легких, и осложняется она еще и тем, что какая-то часть моего «я» подсказывает, что ваш покорный слуга не до конца использовал свой творческий потенциал, став, хм-м, как бы это поинтеллигентнее выразиться...
        Ладно, если вкратце, то можно начать с «морально опустившейся личности»1, погрязшей - правда, не по своей вине2 - во лжи, обмане, интригах, аферах, грабежах, подлогах и многих других вещах, которые в приличном обществе не принято именовать достойными свершениями.
        В неприличном обществе, кстати, дело обстоит иначе, но это слишком жалкое утешение, чтобы воспринимать его всерьез.
        Самое же неприятное заключается в том, что это далеко не полный мой послужной список. Это был, если можно так выразиться, всего лишь черновой набросок, а самое интересное еще впереди. Обычно, когда разговор заходит о моей скромной персоне, я бываю довольно честен3, однако имею привычку несколько сглаживать свои недостатки, придавая им более или менее пристойные формы. Что, с одной стороны, свидетельствует о феноменальной скромности, а с другой (не люблю себя хвалить, но куда денешься) - о незаурядном уме.
        Правда, не все в этом отмороженном мире оценивают мои творческие способности так же трезво и непредвзято, как я сам. Например, этим не может похвастаться внутренний голос, или, если хотите, мое второе «я»4, или просто совесть... В общем, не знаю точно, что это такое, ну да не важно. Короче говоря, я называю это внутренним голосом, и он (неблагодарный подонок!) на полном серьезе считает меня идиотом, которого, по его мнению, может исправить только могила.
        Неоднозначное, по сути, заявление, особенно учитывая тот факт, что исправляться этим экстремальным методом мне придется с ним на пару, по-другому даже при всем желании никак не получится...
        Другую правда не слишком отличную от этой, точку зрения высказывает злой гений, не только загубивший всю мою молодость, но и исковеркавший дальнейшую жизнь. При этом, хотя это и может показать странным, он является по совместительству бессменным моим товарищем по всем злоключениям5. Которых, поверьте на слово, вполне бы хватило, чтобы свести в могилу не один десяток обычных людей. Да, так вот - о моем злом гении.
        Знакомьтесь - колдун Каль Оми Мораван Паша Оузивад Третий, или попросту Компот, собственной персоной. Между нами говоря - темная, мутная, психически неуравновешенная личность, вдобавок страдающая манией величия. Хотя этот тип не без оснований мог бы претендовать на почетную роль самого большого идиота всех времен и народов.
        Стоит мне только вспомнить, во что меня втравил этот негодный старикашка, как начинаю скрипеть зубами от бессильной ярости и ругаюсь про себя самыми распоследними словами. Вообще-то я прекрасно понимаю, что не очень прилично выражаться в подобном тоне в адрес пожилого человека и давать ему прозвища, смахивающие на клички животных, но ничего не могу с собой поделать.
        Хотя вести себя столь вольным образом не очень безопасно. Этот свихнувшийся колдун пусть и со скрипом, но все же владеет кое-какими навыками черной магии. И даже более того - способен при определенных обстоятельствах и удачном раскладе6 пронизывать ткань пространства, путешествуя между параллельными мирами.
        Так что, если у вас нет достаточно серьезной протекции в лице какого-нибудь по-настоящему сильного волшебника, лучше запомните полное имя Компота, а иначе вас могут как минимум превратить в пиявку, про максимум же не хочется даже упоминать, настолько это неэстетично.
        Впрочем, лично у меня не было никаких сдерживающих факторов, мешающих церемониться с этим пропахшим нафталином, старым пыльным мешком с костями. Потому что самое доброе прозвище, данное мне этим чудовищем, заключало в себе три неприличных слова, которые для собственного же душевного спокойствия вам лучше не знать вовсе, а дальше следовало «квинтэссенция глупости». Причем это было одной из тех немногих фраз, смысл которой я хоть и с трудом, но все же приблизительно уловил, вычленив ее из того потока ругательств, который обычно эта старая бесстыдная развалина вываливала на мою ранимую неокрепшую психику. Да и то лишь потому, что старый развратник7, находясь как-то в состоянии, которое условно можно обозначить как не очень злобное8, смилостивился над моей убогой серостью, популярно объяснив суть термина «квинтэссенция».
        Как сейчас помню9, это было по-настоящему здорово. Сначала он выплюнул один из своих последних зубов, выбитых чересчур рьяной охраной, а затем, продолжая безостановочно плевать кровью на грязный пол сырой холодной камеры сквозь бесконечную череду проклятий, прохрипел:
        - ТЫ.............................. КВИНТЭССЕНЦИЯ ГЛУПОСТИ!
        - Что такое квинтэссенция? - зачарованно спросил я, пытаясь собраться с мыслями и хотя бы ненадолго отвлечься от боли, жаркими волнами распространявшейся по измученному телу, на котором не осталось ни одного живого места.
        Ответ, состоящий из энного числа междометий, с трудом переводимых на нормальный человеческий язык, не заставил себя долго ждать. Это было немного не то, на что я рассчитывал, но, по крайней мере, мне в общих чертах стало понятно, что он имел в виду.
        Что ж, после всего сказанного я мог смело поздравить себя с тем, что день прошел не зря - мой словарный запас существенно пополнился, кругозор расширился, а интеллектуальный уровень повысился почти до заоблачных высот, но...
        Но на фоне происходящего все это не имело начения. Особенно если учесть те обстоятельства, которые привели меня сюда, и то ужасное положение, в котором я оказался благодаря одному выжившему из ума старикашке10.
        Хотя «ужасное положение» - это, по-моему, слишком мягко сказано. Потому что завтра утром, как только солнце багряным румянцем озарит верхушки деревьев (как поэтично!), я, вместо того чтобы, как все нормальные люди, выпить на завтрак чашечку крепкого кофе со свежими булочками и отправиться по своим делам, буду вынужден проследовать в компании отвратительных жирных палачей прямиком на эшафот. Где по мне уже с самого вечера плачет виселица с последующей немедленной кремацией на заранее приготовленном для такого торжественного обряда погребальном костре.
        Вот такие дела...
        Надо полагать, устроителей предстоящей церемонии не слишком мучает вопрос: «А придет ли народ?» Потому что этот самый народ хлебом не корми, а дай (несмотря на столь ранний час) полюбоваться в компании друзей, родственников и даже своих малолетних детей на то, как сначала я буду весело дрыгаться на виселице в предсмертных судорогах, а потом не менее весело жариться в языках пламени...
        Бр-р-р... Какая гадость.
        Единственное, что меня радует в сложившейся ситуации (если при таком раскладе вообще еще что-то может радовать), так это то, что висеть, а потом и гореть я буду не один, а в приятной компании мерзкого старикашки по имени Компот. И мы так славно повеселимся напоследок, как никогда прежде не веселились и, наверное, уже не будем...
        А впрочем, я чересчур увлекся, предсказывая будущее, которого нет и никогда не будет, поэтому, отбросив в сторону всю эту псевдомистическую чепуху, лучше расскажу вам свою печальную и в какой-то мере поучительную историю с самого начала. От самых истоков, так сказать.
        И если мое повествование покажется вам немного сумбурным, прошу заранее простить и не судить меня слишком строго. Потому что хотя и говорят: «Повинную голову меч не сечет», но это всего лишь слова. На самом-то деле мечу абсолютно безразлично, какую голову сечь, повинную или невинную, лишь бы эта самая голова была в наличии...
        Итак, если даже после такого нелепого вступления у вас все еще не пропало желание слушать весь этот несвязный бред...
        Что ж, в таком случае не смею вам мешать. Пускай каждый сходит с ума по-своему.
        Устраивайтесь поудобнее...
        Я начинаю.
        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Кровь героев
        Глава 1
        
        Когда подходишь к последней черте настолько близко, что дальше уже просто некуда, неожиданно осознаешь, что существует много неудачных дней, умирать в которые особенно неприятно. И это касается даже не каких-то конкретных дат, отмеченных в календаре как особенно неблагоприятные, а просто хорошо всем знакомых и привычных дней недели.
        Ну а понедельник, по какой-то причине имевший несчастье попасть на 13-е число, - это вообще конец света со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому, возвращаясь к своей скромной персоне, хочу подчеркнуть, что свой первый и самый главный шаг по дороге, ведущей в никуда, я сделал в жаркий июльский понедельник, 13-го числа...
        Утром этого злополучного дня я, не помышляя о подвигах, великих свершениях и непомерных трудностях, занимался обычной рутиной в собственной ванной: брился старой, не раз испытанной и проверенной в деле опасной бритвой.
        Ненавистная экзекуция уже подходила к концу, но в эти мгновения судьба нанесла свой роковой удар, результатом которого явилось событие, перевернувшее в дальнейшем всю мою жизнь.
        И толкнувшее меня на путь порока, террора, насилия, сумасшедших поступков, нехороших мыслей и многих других вещей, которые в фильмах о Диком Западе обычно принято называть приключениями. Но почему-то эти самые приключения, как правило, лично для меня всегда заканчивались более чем плачевно.
        Да-да, как это ни печально, но приходится признать, что в большинстве случаев я выступал в роли как раз того самого парня, который последним вытаскивает свой верный кольт и, соответственно, получает в голову пригоршню свинца сорок пятого калибра...
        Сначала, как и бывает в подобных случаях, дали третий звонок, затем торжественно подняли занавес, одновременно включив на сцене весь свет. И уже только потом, чтобы внести интригу или, на худой конец, просто посеять панику в рядах зрителей (в моем лице), в нашей ванной что-то противно зажужжало. Это неприятное вступление продолжалось секунд 15 - 20, после чего на сцене появилась ОНА. Великолепная и неотразимая прима-балерина собственной персоной.
        Причем самое интересное даже не в том, как она умудрилась проникнуть в закрытое со всех сторон помещение. А в том, что с первого взгляда стало ясно - эта отвратительная мистификация ничем не напоминает тоненькую грациозную девушку из высокоинтеллектуальной балетной постановки.
        Потому что, как это ни печально, весь облик гостьи буквально кричал, что ко мне в ванную пожаловала бензопила. Большая, злобная, отвратительно визжащая бензопила, нежданно-негаданно ворвавшаяся в мою жизнь. Эта кошмарная махина парила в пространстве вопреки всем законам земного притяжения. И при этом с легкостью, присущей хорошо отрегулированным и смазанным механизмам, словно бы выпиливала прямо у меня перед носом основательный кусок воздуха.
        Вот такие дела...
        С какой стороны ни посмотри, это зрелище не сулило ничего хорошего. Я стоял в полном оцепенении, завороженно наблюдая за действиями непонятно откуда взявшегося механизма, и рот у меня наверняка был открыт так широко, что можно было без помощи ложки увидеть резко воспалившиеся миндалины. Сказать, что я испытал шок, - значит просто интеллигентно промолчать...
        А когда через несколько бесконечных секунд, которые не только развеяли в моей душе миф о незыблемости теории всемирного тяготения, но и заставили пересмотреть взгляды на мироздание в целом, этот непонятный предмет наконец завершил свою работу, в самом центре нашей ванной появилось окно довольно приличных размеров. Которое, в свою очередь, доконало меня уже окончательно, повергнув в пучину беспросветной депрессии, сопровождаемой кратковременным ступором и частичной потерей пространственно-временной ориентации...
        А впрочем, я несколько поторопился с выводами. Это была только вступительная часть грандиозного представления, невольным участником которого я оказался. Самое интересное ожидало меня впереди...
        Окно, разумеется, не могло существовать само по себе, отдельно от чего-то большего. И это большее не заставило себя долго ждать, явившись мне в образе облезлого старика мерзкой наружности, с физиономией настолько морщинистой, что она здорово смахивала на печеное яблоко. К морщинам прилагались крючковатый нос, козлиная бородка и маленькие злющие глазки. Он мне сразу не понравился; хотя я человек довольно общительный и с пониманием отношусь к недостаткам чужой внешности, но с этим стариканом с самого начала что-то явно было не так.
        Эта непонятная личность не стала терять время на психологическую адаптацию и соблюдение правил хорошего тона, сразу же вытянув вперед руку и одновременно выплеснув в пространство такое количество слов и с такой потрясающей скоростью, что прошло не меньше минуты, прежде чем я понял: язык, на котором говорит старикашка, мне абсолютно незнаком.
        Иностранные туристы и вражеские спецслужбы, как я узнал позднее, здесь были ни при чем.
        При таком раскладе выражение «он наложил в штаны», наверно, подошло бы в самый раз, если бы на мне было хоть что-нибудь надето. Но, к счастью, я был экипирован как нудист, поэтому, вместо того чтобы «наложить», просто до смерти испугался. При ближайшем рассмотрении оснований для этого имелось более чем достаточно.
        Если верить воспоминаниям моих родителей, в детстве я не настолько часто падал с горшка, ударяясь о бетонный пол головой, чтобы в конечном итоге заработать шизофрению в тяжелой форме с нездоровыми галлюцинациями в придачу.
        Почему шизофрению, объяснять не буду, это и так понятно, а вот почему с нездоровыми галлюцинациями - попробую. Мне кажется, если уж видеть галлюцинации, а ничем иным это явление я объяснить не мог, то желательно, чтобы это было что-нибудь немного поэстетичнее, чем злобный старикашка. Например, Мисс Май с обложки «Плейбоя», призывно протягивающая руки и дарящая самую обворожительную улыбку, на какую только способна абсолютно голая женщина, - эта еще сошла бы на худой конец. Пусть даже к ней в комплекте прилагалась бы бензопила. А почему нет? Может, ее отец - потомственный лесоруб в шестом поколении, и она с самого детства так привыкла к пилящим механизмам, что уже просто не в состоянии обходиться без них. Ни в одежде, ни без оной. Никогда ведь не знаешь, что на уме у женщины.
        Но мне, к сожалению, не повезло. Моей галлюцинацией была не обнаженная красавица с пышными формами и совершенной фигурой, а отвратительный старикан, даже отдаленно не смахивающий на Сайта-Клауса с мешком подарков и сладостей в качестве утешения. Единственный плюс заключался в том, что старикашка был вполне одет.
        Когда эти соображения вихрем промелькнули у меня в голове, на меня снизошло откровение свыше, и заключалось это откровение в том, что я сошел с ума и притом как-то не совсем удачно.
        - Мама дорогая... - потрясение пробормотал я, балансируя на грани потери сознания.
        - Да-а, ситуация... - одновременно со мной многозначительно протянул внутренний голос. Наверное, намекал, что кое-кто наконец-то доигрался...
        А между тем, пока я пребывал в полном смятении чувств (что в принципе совсем не удивительно, принимая во внимание необычность ситуации), старик времени зря не терял. Он быстро достал из кармана цепочку с каким-то замысловатым медальоном, нацепил ее себе на шею и с ходу начал орать, причем на редкость противным, скрипучим голосом:
        - ... стоять, вытаращив глаза, как баран на перекрестке? У меня нет времени заигрывать с тобой. Скажи: «Вело - твой»
        - Что? - ошарашенно переспросил я.
        - Вело - твой, - прорычал он, явно теряя остатки терпения, при этом окрас его физиономии из нездорового пепельно-серого плавно превращался а темно-бордовый.
        Вообще-то я с детства не выношу, когда на меня орут. Хотя с этим педагогическим беспределом я еще мог как-то мириться, пока окончательно не вырос. Но если на человека начинает так грубо и бесцеремонно орать плод его же собственного не меру разыгравшегося воображения, то это, извините, уже слишком.
        Именно наглость этой галлюцинации вывела меня из ступора, привела в чувство, и ситуация, выражаясь языком политиков, начала понемногу стабилизироваться.
        - Что? - спросил я во второй раз с единственной целью позлить старикана и прийти в себя окончательно.
        - «Вело - твой», - проревел он, при этом глаза незнакомца налились кровью до такой степени, что в них появилось зловещее выражение, сулящее кое-кому серьезнейшие неприятности.
        На мгновение мне показалось, что сейчас его хватит апоплексический удар, но потом я вспомнил, что это всего лишь фантом моего больного сознания, и успокоился. В конце концов, сейчас самое главное было - решить, что делать при первых признаках сумасшествия и как принято себя вести в обществе галлюцинаций, а все остальное не имело никакого значения. Поэтому после секундного замешательства, не успев еще толком ничего обдумать, я выдал первое, что пришло на ум:
        - Даже не думай об этом...
        Да-а-а... Вот уж действительно, слово не воробей, вылетит - не поймаешь...
        Реакция старикашки на эту, в общем-то, безобидную фразу11 была, мягко говоря, неадекватной. Наверное, сам того не подозревая, я все же в чем-то ошибся, потому что в ответ на мои слова старик не долго думая попросту расплавил мамину гордость - огромную ванну с гидромассажем, за которую родители только недавно полностью рассчитались. Расплавил, выпустив в нашу белоснежную любимицу что-то, отдаленно напоминающее шаровую молнию...
        Последовала ослепительная вспышка, и, после того как зрение вернулось, я обнаружил на месте чуда сантехники лишь горстку пепла и большое мокрое пятно...
        - О-ОООоооооооооооооо!!! - простонал я. Конечно, не самое блестящее высказывание, но ничего лучше вот так, с лету, без подготовки мне выдавить из себя в ответ на эту террористическую акцию не удалось.
        - Если прямо сейчас, в течение пяти секунд ты не скажешь «Вело - твой», - произнесла галлюцинация неожиданно тихим, но от этого еще более зловещим голосом, - то в самое ближайшее время тебе придется разделить тяжелую судьбу этого несчастного таза.
        - Ванной!.. Этот «таз» был любимой маминой ванной, - машинально поправил я, слишком занятый своими переживаниями.
        - Хорошо, пусть будет ванна, - легко согласился старикашка. - Значит, уже через две секунды ты отправляешься вслед за тазом, который называешь «любимой маминой ванной». Хотя, как я уже сказал, - продолжил зловещий незнакомец, - если поторопишься, то, возможно, еще успеешь не упустить свой последний шанс, сделав правильный выбор.
        - Раз, - начался отсчет, который на «два» должен был превратиться в крупные неприятности для одного чудесного во всех отношениях молодого человека, которого я близко знал и, не побоюсь сказать, любил в течение всей своей не слишком долгой, но по-своему прекрасной жизни.
        Мысль же, что это всего лишь мой бред, начала плавно терять свою актуальность в связи с преждевременной и безвозвратной потерей нашей любимицы. «Если я внушил себе, что галлюцинация расплавила ванну, - подумал я, - то с тем же успехом могу внушить, что для разминки она расплавит меня».
        Тем самым я могу убить себя по-настоящему, например побившись некоторое время головой об стенку или перерезав горло бритвой. Вариантов, в принципе, была масса, но все почему-то один мрачнее другого. Да, в этом салуне, похоже, изрядно передергивали. В общем, я решил не испытывать судьбу, открыв рот, чтобы сказать это проклятое «Вело - твой», потому что до счета «два» оставалось всего ничего, но именно в этот момент вдруг выяснилось, что сюрпризы, подарки и неожиданности этого злосчастного дня еще не кончились.
        Старик, так стремительно, без приглашения ворвавшийся в мою простую, лишенную практически всяких эксцессов и неожиданностей жизнь, видимо, решил вдруг уйти по-английски. Поэтому без всякого предупреждения, воздушного поцелуя на прощание и прочих сантиментов он начал таять в воздухе прямо на глазах. А окно, вносившее элемент нестабильности и не совсем здорового дискомфорта в облик нашей старой уютной ванной, замерцало, переливаясь разноцветными всполохами, затем поблекло, подернувшись дымкой, сжалось до точки и исчезло, издав напоследок легкий хлопок. Все, начиная с момента появления бензопилы и кончая исчезновением злобной галлюцинации, произошло настолько быстро и неожиданно, что мне не удалось даже как следует испугаться. Не говоря уже о том, чтобы в полном объеме осознать происходящее, дав ему хоть какое-нибудь разумное объяснение. Еще несколько секунд я простоял в оцепенении, тупо уставившись в одну точку, не в силах поверить, что этот кошмар кончился. И только после того как убедился, что больше ничего не происходит и все выглядит относительно спокойно, пришел в себя.
        Разум восторжествовал над болезнью, с немного истеричной радостью подумал я. Это был всего лишь стресс. Расслабься, успокойся, дыши глубоко раз, дв-а-а, раз, два-а-а, хорошо, молодец, ничего не было, ты просто устал, вот и хорошо, вот и молодец.
        Вот так, успокаивая и уговаривая себя, словно маленького ребенка, я начал постепенно возвращаться к жизни.
        Прошло еще две или три минуты, в течение которых, вероятно, чтобы снять остатки нервного напряжения, я просто стоял, ничего не делая, вперившись неподвижным взглядом в пространство, глупо улыбаясь и судорожно вздрагивая при малейшем шорохе. Потом и это прошло.
        «Ну, в общем, все хорошо, что в конечном итоге хорошо кончается», - заключил я, окончательно успокоившись, и, не найдя подходящего объяснения случившемуся, решил постараться выкинуть весь этот кошмарный бред из головы, как будто его и не было вовсе.
        Это было бы самым правильным решением, но...
        Что-то смутно меня тревожило. Не все в этом происшествии сходилось как должно, что-то здесь явно было не так.
        - Чего только не померещится от стресса, - подумал я вслух. - Летающие бензопилы, злодеи с амбициями и нелепыми претензиями. Расплавленные ванны. И в придачу это непонятное «Вело - т...».
        «Ванна! - закричал рассудок, наконец вырвавшись из оков моего слабоумного мозга. - Мамина ванна. Ее все еще нет!»
        «А где же она, позвольте спросить?» - почти успел подумать я за сотые доли секунды, отпущенные мне до конца.
        - «... твой», - закончил я по инерции.
        Ослепительная вспышка света ударила по многострадальным глазам, мир взорвался осколками битого стекла, и последнее, что я успел подумать, прежде чем окончательно потерять сознание, было: «Возможно, в этом я все же ошибся».
        
* * *

        Самое интересное - тогда я еще даже не мог представить, насколько ошибся...
        Глава 2
        
        Сознание не спеша возвращалось в мое измученное тело, а вместе с сознанием в это же тело возвращалась боль. А еще туда (в тело то есть) возвращалась глупость, помноженная на длинный язык, который, по-хорошему, надо было отрезать в раннем детстве, чтобы уберечь меня от массы неприятностей, в которые я попадал по его милости. Но раз уж по счастливой случайности он все-таки остался, то, очнувшись, я сразу же использовал его по прямому назначению. Сбросив маску цивилизованности и наконец-то дав волю чувствам, переполнявшим меня, я долго громко и грязно ругался.
        Без всякого преувеличения можно сказать: это действительно было нечто. С виду скромный, интеллигентный молодой человек выплеснул в пространство такую лавину слов откровенно нецензурного содержания, что ему могли бы позавидовать даже некоторые прогрессивные издания, непонятно по каким признакам относящие себя к категории «свободная пресса».
        Я откровенно, без утайки высказал все, что успел выучить за всю жизнь. А это, поверьте мне на слово, страницы три или четыре машинописного текста. И если бы маме посчастливилось услышать в этот момент свое ненаглядное чадо, то она, наверное, не выдержала такого потока сквернословия и упала бы в обморок уже на втором предложении.
        - А неплохо это у тебя получается, - донесся противный скрипучий голос, который показался мне смутно знакомым.
        Открыв глаза и уже окончательно придя в себя, я увидел старика, который сначала шокировал меня своим неожиданным появлением, потом расплавил любимую мамину ванну, а сейчас так невоспитанно встрял в мой проникновенный монолог с неуместными комментариями. И что самое интересное, эта разрушительная стихия, являясь не чем иным, как игрой моего больного воображения, умела не только разговаривать12, но и ценить шедевры ненормативной лексики. Что свидетельствовало как минимум о зачатках среднего образования.
        Закончив лингвистические упражнения и переключившись на основной канал, я в который уже раз за сегодняшний день столкнулся с проблемой. Суть которой заключалась в том, что, к своему неописуемому удивлению, я обнаружил, что нахожусь отнюдь не в милом, уютном домашнем санузле у себя в квартире. Ибо даже с учетом некоторой дезориентации, связанной с временной потерей сознания, нашу ванную никак нельзя было спутать с тем, что предстало моему взору.
        Если бы это заведение нуждалось в какой-нибудь неброской вывеске, то, несомненно, здесь светилось бы неоновыми огнями во всю стену что-нибудь предельно лаконичное, вроде такого:
        КЛОАКА
        Посторонних просим не входить
        Опасно для жизни

        Да-да, это была именно она - клоака из клоак, или первая среди равных, или... А впрочем, это не так уж и важно. Из длинного списка я выбрал наиболее мягкое определение, которым можно описать это небольшое помещение, каким-то чудом сумевшее впитать в себя чуть ли не весь спектр кошмарных запахов, начиная от прорванной канализации и заканчивая не первой свежести дохлой кошкой.
        Впечатление было такое, будто я попал на мусороперерабатывающий комбинат, в силу каких-то неведомых причин абсолютно лишенный вентиляции. Должно быть, по мнению администрации, отсутствие оной повышало производительность труда персонала, не давая никому расслабиться даже на секунду, потому что такая непростительная небрежность могла запросто привести к потере сознания с последующим летальным исходом.
        Внешний же вид этого убогого помещения вообще не шел ни в какое сравнение с обычным жилищем - о чем разговор! Даже пресловутые гарлемские трущобы, заполненные смрадом, смогом, пищевыми отходами и толстыми наглыми крысами, которые эти самые отходы с удовольствием пожирают, выглядели на его фоне милым опрятным местечком, не лишенным некоторого очарования.
        Чудовищным усилием воли подавив в себе рвотные позывы и собрав жалкие остатки здравого смысла в единое целое, я с трудом выдавил из себя первое, что пришло в голову:
        - И куда же меня забросила больная фантазия?
        - Больная фантазия?! Граех-грраех!13 Больная фантазия! - проскрипел старикашка, насмеявшись вдоволь. - Меня, великого мага Каль Оми Мораван Пашу Оузивада Третьего, называют больной фантазией! Нет, это просто уму непостижимо, до чего докатилась современная молодежь в своей необразованности, неуважении к старшим и стремлении к разврату! Да знаешь ли, молодой человек, что могло бы произойти с тобой после такого чудовищного оскорбления, не будь ты принцем Ренталом, единственным наследником трона династии Россолов, правящей уже не одно столетие землями, известными во многих измерениях как королевство Ветров? - спросил он с угрозой в голосе.
        - Нет, - совершенно искренне ответил я. - Не знаю и, откровенно говоря, знать не хочу. Все, что мне сейчас нужно, это какой-нибудь хороший укол против бешенства или что-нибудь в этом роде, и, если можно, побыстрее, пожалуйста.
        По-моему, это был совершенно не тот ответ, который он ожидал услышать.
        - Ты богохульствуешь, безумец! - закричал старик, в волнении начиная хаотично размахивать своими длинными худыми руками, больше похожими на суковатые палки. - Отпрыску благородной династии не пристало вести себя подобающим образом.
        - Полный псих, - выдал окончательное резюме внутренний голос,
        - А кто этого не знал? - легко согласился я.
        - Только у тебя в голове могли родиться подобные фантазии... - начал мой внутренний голос свою бесконечную заунывную песню о том, что все плохое всегда исходит только от меня.
        - Ты, наверное, забываешь, что это и твоя голова тоже.
        - А ты забываешь, кто у нас болен...
        Я примерно представлял, что последует дальше, поэтому не стал продолжать этот бессмысленный со всех точек зрения спор и переключился на старика.
        Невероятно, но факт: по-видимому, он свято верил в свою бредовую теорию. Потому что, хотя я не считаю себя опытным психологом, но во время его рассказа у меня даже на мгновение не закралось подозрения, что это может быть всего лишь дружеской шуткой.
        «О-о-о-о, - мысленно застонал я, теряя остатки разума и понимая, что спятил окончательно и бесповоротно. - Никто теперь мне не поможет - ни родители, ни врачи, ни даже этот несчастный идиот, пораженный старческим маразмом и манией величия. Проклятье!» Я чуть не взвыл от горя. Вот уж никак не думал, что в моем невинном, почти детском подсознании гнездятся такие кошмары: иллюзорный мир, не имеющий ничего общего с реальностью, больные галлюцинации, густо приправленные чудовищным запахом, свихнувшийся старик с безумными идеями, и в центре этого апокалипсиса - его величество я. Голый принц с полотенцем на голове, залитый кровью с ног до головы, никогда не сдающийся, гордый и потому неуловимо прекрасный.
        В декорациях не хватало только белого коня с солитёром в кишечнике и глупой принцессы, с которой бы мы жили долго и счастливо, любили друг друга преданно и самозабвенно и тихо, спокойно умерли в один день - то есть сегодня.
        - Неплохой сюжет, - как всегда не к месту, ожил внутренний голос. - Немного подкорректировать, кое-что подправить, назвать, например, хмм... скажем, «Безумная любовь», и можно смело выпускать в свет как стопроцентный блокбастер для впечатлительных дамочек преклонного возраста.
        - Заткнись, - огрызнулся я, начиная терять не только терпение, но и самообладание. - У нас проблемы с мозгами, а ты лезешь со своими третьесортными остротами.
        - Ну и пожалуйста. - Он обиделся и, как всегда бывает в таких случаях, предоставил мне самому разбираться с возникшими неприятностями.
        По крайней мере одной проблемой стало меньше...
        Быстро прокрутив в голове возможные варианты выхода из кризиса и отбросив их как абсолютно неприемлемые, я перешел к главному.
        Ну что ж, подумал я, карты розданы, ставки сделаны, правила игры объяснены, и выходит, что теперь я принц - ни больше и ни меньше. Как ни крути, но это состояние останется, пока врачи меня не спасут. Хотелось бы, конечно, чтобы это случилось поскорее, но, подозреваю, придется немного подождать: судя по симптомам, болезнь зашла слишком далеко. А впрочем, что ж, все не так уж и плохо, потому что могло быть еще хуже.
        «Тебе просто повезло, юноша, - сказал я себе, после некоторых раздумий приняв окружающую действительность такой, какой она оказалась. - Съехав с катушек, ты мог возомнить себя продажным политиком, нечистым на руку полицейским, сутенером, а в худшем случае даже ассенизатором14, но мания величия сделала из тебя принца. Ах, как это романтично! В кои-то веки почувствовать себя особой голубых кровей».
        - А что могло произойти со мной, не будь я принцем Реннтрамом? - не очень бодро поинтересовался я, возвращаясь к прерванному разговору и пытаясь таким образом хотя бы ненадолго отвлечься от грустных мыслей.
        Старик, недобро прищурившись, искоса посмотрел на меня.
        - Как ты себя чувствуешь, мой юный друг? - спросил он после некоторой паузы, при этом в его голосе прозвучала неподдельная тревога за мое здоровье. - Если у тебя что-то болит, ты должен сказать об этом прямо сейчас, пока еще не поздно.
        Вы видите, какая трогательная забота? Я чуть было не заплакал от избытка чувств, неожиданно переполнивших мое большое, легкоранимое сердце...
        Впрочем, это состояние быстро прошло - после того, как старик начал бесцеремонно осматривать меня. При этом всем своим видом он напоминал заправского торговца морскими свинками, которому достаточно одного беглого взгляда, чтобы, словно рентгеном, просветить мое хилое, тщедушное тельце, выявив первые симптомы начинающейся болезни.
        - Вообще-то я чувствую себя прекрасно, - начал я немного взволнованно. Лицо старика тут же прояснилось. - Правда, есть один незначительный момент, но об этом, право же, не стоит и упоминать. Однако если тебе не совсем безразлична моя судьба...
        Он закивал настолько усердно, что мне показалось, еще чуть-чуть - и голова у него окончательно отвалится.
        - ... И это по-настоящему тебя беспокоит...
        Последовала новая серия кивков.
        - То открою тебе мой маленький секрет...
        Я выдержал долгую эффектную паузу, во время которой старик превратился в сгусток внимания, и, тяжело вздохнув, подвел печальный итог:
        - Подозреваю, что мой молодой, не до конца сформировавшийся рассудок не выдержал перегрузок сегодняшнего дня, в связи с чем я могу поздравить себя, тебя и, разумеется, всех окружающих с тем, что благополучно сошел с ума.
        Экспромт получился почти в рифму, поэтому мой внутренний голос не смог удержаться от того, чтобы тепло поздравить предыдущего оратора. Не забыв мимоходом отметить, что с таким талантом не стыдно будет проявить себя на нелегкой, но почетной работе росписи общественных туалетов возвышенными афоризмами не вполне пристойного содержания.
        Услышав это неприятное известие, колдун воспринял его чересчур близко к сердцу - закашлялся, как будто поперхнувшись чем-то не очень аппетитным, побледнел и схватился за сердце.
        Судя по внешнему виду и реакции, это была не самая приятная новость для старика. Скорее всего, он ожидал услышать что-нибудь полегче. По-моему, лучше бы я сообщил ему, что он не пробился в финал конкурса красоты из-за необъективного судейства... Но что поделать, правда - вещь не всегда приятная.
        - Я тебе не верю, - прокаркал он, немного успокоившись и приходя в себя, после того как чуть не сыграл в ящик от переизбытка эмоций или, на худой конец, от сердечного приступа.
        Тем не менее в его голосе все еще слышались плохо скрываемые нотки паники.
        - Конечно, ты мне можешь не верить, - ответил я почти беззаботно, потому что мне действительно было глубоко наплевать, верит он мне или нет. - Но подумай хорошенько: какой принц, находясь в здравом уме и твердой памяти, станет, раздевшись догола, резать себя напополам опасной бритвой? - Запекшаяся к тому времени кровь, обильно размазанная почти по всему телу, делала мой красочный рассказ вполне правдоподобным. - И какой принц, - продолжал я добивать старика, - не захочет признать свое королевское происхождение, отказавшись таким образом от притязаний на трон, от славы, власти и почестей? Не говоря уже о том, что я просто не имею ни малейшего понятия, о каком королевстве Ветров ты ведешь речь. А про династию Россолов вообще впервые слышу.
        Я, конечно, не заканчивал школу ораторского искусства с красным дипломом, и вообще нельзя сказать, что мои чары рассказчика хоть на кого-то производили впечатление, особенно в кругу семьи или среди близких друзей и дальних знакомых. Но в данном случае не было никаких сомнений, что моя прочувствованная речь убедила старика.
        Он сразу как-то сник, отчего стал выглядеть еще хуже, хотя до этого мне казалось, что при его внешних данных это попросту невозможно. Видимо, нынешний день выдался у колдуна не лучшим в году. В определенном смысле и я сыграл в этом свою роль, выступив в моем обычном амплуа бездушной скотины, и чуть не довел беднягу до очередного инфаркта своими необдуманными заявлениями, но... Во-первых, у меня самого были серьезные проблемы со здоровьем, а во-вторых, я не состоял в благотворительном обществе «Давайте поможем сумасшедшим пенсионерам», поэтому утешать его, выражая соболезнования, не входило в мои планы на ближайшее будущее.
        - Ну, что ж, - горько вздохнул старик после некоторого раздумья, которое сопровождалось судорожным выдергиванием волос из редкой козлиной бороденки. - Немного порченый товар стоит чуть меньше, только и всего. Тут уж ничего не поделаешь. И не стоит делать из этого трагедию. Придется отнести убытки на счет непредвиденных обстоятельств при переходе через пространственно-временной барьер... Обмотай эту тряпку вокруг бедер, - уже намного бодрее продолжил он, наверное, имея в виду полотенце на моей голове, - потому что там, куда мы сейчас отправимся, не принято показываться в чем мать родила.
        - Смотри-ка, а старая развалина держится молодцом, восстанавливается за пару минут, - бодро прозвучали в голове позывные моей вечной спутницы шизофрении, для которой, как мне иногда казалось, вообще не существовало никаких проблем в этой жизни.
        - И на какую же вечеринку нам посчастливилось заполучить приглашение? - довольно вяло поинтересовался я, с каждой минутой все глубже погружаясь в пучину мрачных мыслей относительно состояния своего здоровья и все больше и больше скатываясь к пропасти самой что ни на есть черной депрессии.
        - Нас ждет, друг мой, рабовладельческий рынок, на котором я попытаюсь выгодно продать тебя и, по моим предварительным оценкам, найдется немало желающих заполучить в личную собственность принца Рентала, прямого потомка великой династии, находящегося на пике своей физической и умственной формы. Имеющего, кстати, совсем неплохие шансы в ближайшем будущем занять трон - после смерти своего уже немолодого и не совсем здорового папаши-короля...
        - Какая потрясающая интрига! - в восторге закричал внутренний голос.
        - Прокляты богом те монархи, чьи дети продаются с молотка, - процитировал я.
        Не знаю уж, из каких загадочных глубин памяти выплыла эта крылатая фраза.
        - Браво, браво, - проскрипел мой новоявленный хозяин. - Наличие поэтической жилки компенсирует твою душевную болезнь, подняв начавшие было падать акции на прежний уровень...
        И вдруг до меня дошло, что на роль принца этой мыльной оперы приглашен не кто иной, как я...
        - А-ха-ха-а!!! Какая прелесть!!! - в очередной раз дико взвыло мое подсознание.
        - Ты что, действительно хочешь продать меня? - Я чуть не задохнулся от возмущения, потому что, как всегда, извращенное воображение явственно высветило перед глазами совсем неутешительную картину...
        На грязном помосте при огромном стечении народа какие-нибудь жирные лоснящиеся купцы15 сначала будут осматривать меня со всех сторон, словно какую-нибудь лошадь, потом щупать ноги, руки, придирчиво рассматривать зубы и гениталии, а затем, если останутся довольны физическим состоянием (в чем, положа руку на сердце, я сильно сомневаюсь), наденут на шею веревку и поведут в загон...
        Откровенно говоря, это было совсем не то, о чем я мечтал с детства.
        - И ты наивно полагаешь, что я буду не только спокойно смотреть на все это, но еще и способствовать исполнению твоих грязных замыслов? - Я был взбешен до такой степени, что почти сорвался на визг. - Да? Так вот что я скажу тебе, милый мой. По-моему, это очень большая ошибка с твоей стороны. Ты даже представить себе не можешь, насколько большая. Потому что, в конце концов, я ведь не бессловесная скотина, которую ведут на убой зажравшиеся мясники, а нормальный свободный человек. И теперь, сказав мне все, ты получишь не тихого сумасшедшего, как, может быть, наивно рассчитывал с самого начала, а буйно помешанного идиота, которого не захотят взять даже бесплатно, в нагрузку к основной покупке.
        С какой стороны ни посмотри, это было необдуманное, истеричное и очень глупое заявление с моей стороны.
        - Если этого идиота, как ты правильно выразился, не захотят купить за приличную цену, - начал старик, почти шипя от злости, - мне придется, несмотря на все свои религиозные убеждения, этику потомка великих магов и моральные принципы, превратить тебя в старую больную жабу, покрытую с ног до головы незаживающими, полными гноя и грязи смердящими ранами. У которой все-таки хватит темперамента и найдется достаточная воля к жизни, чтобы протянуть в таких нечеловеческих условиях лет триста-четыреста и только после этого благополучно подохнуть в страшных мучениях.
        - Жабы так долго не живут. - Я был несколько обескуражен таким поворотом событий.
        - Ты будешь особенной жабой - жабой-долгожительницей, волшебной, неизлечимо больной, но суперживучей, - пообещал колдун, недобро скалясь.
        А чтобы у меня не осталось ни малейшего сомнения в правдивости его слов, он тут же для наглядности угрозы превратил бритву, которую я все еще держал в руке, во что-то живое - холодное, скользкое и противное.
        Не знаю, как подобный экземпляр называется у местных, но, по-моему, определение «мерзкая гадина» подходило к этому отвратительному созданию в самый раз.
        О-оой...
        Оказывается, в этом салуне не просто передергивали, здесь игра шла вообще без всяких правил...
        - Знаешь, - дипломатично начал я после того, как немного пришел в себя, избавившись от мерзкой гадины (я брезгливо закинул ее в дальний угол), - ты меня убедил. На все сто. В конце концов, рабовладельческая система в свое время была прогрессивным этапом на пути человечества, и я не вижу достаточно веских причин, которые помешали бы двум таким чудесным во всех отношениях друзьям, как мы с тобой, способствовать процветанию данного общества в меру своих скромных сил. Со своей стороны обещаю приложить максимум усилий, чтобы произвести неизгладимое впечатление на потенциальных покупателей... - тут меня передернуло от образа купца, опять так некстати всплывшего в сознании, - своей эрудицией и безукоризненными королевскими манерами, мягким шармом и тонким чувством юмора. Единственное, что вызывает некоторые сомнения, я бы даже сказал, опасения, так это мое физическое состояние.
        Поясню причину моего беспокойства.
        Выражение «на его мускулистом теле не было и унции жира» подходит ко мне ровно на пятьдесят процентов, и если, прочитав эту фразу, вы наивно подумали, что моя фигура напоминает фигуру Аполлона, обремененного разве что парой унций упомянутого жира, то здесь, к большому сожалению, вы попали пальцем в небо. Нет, я никогда не мог похвастаться наличием брюшка, как, впрочем, и мускулатуры. Все, что у меня есть, - это волосы, кости, внутренности, сухожилия, ну, и немного мяса, обтянутого кожей.
        Одним словом, я слегка худощав, чтобы не сказать дистрофичен, и продавать меня в полуголом виде было бы не совсем разумно. Во-первых, это может отпугнуть потенциальных покупателей (худой раб - больной раб, долго не протянет), а во-вторых, как следствие - сбить цену (беру десяток этих заморышей за один золотой), о чем я незамедлительно поведал своему добродушному, но немного наивному симпатяге-рабовладельцу.
        Может, у него были не все дома, но очевидные вещи, надо отдать ему должное, он все же признавал.
        - Да-а, действительно, здесь у нас могут возникнуть кое-какие проблемы, - пробормотал колдун, внимательно оглядывая меня со всех сторон, как породистую лошадь, имеющую все предпосылки, чтобы выиграть большой Дерби, кроме главной составляющей - желания.
        - Но, к сожалению, я ничего не могу сделать с твоей комплекцией. И... Хм-м... В принципе, по моему личному мнению, в здоровой худобе определенно что-то есть.
        Это звучало настолько жалко, что не убедило бы даже трехлетнего малыша.
        - А как же твоя хваленая магия? - Я даже не пытался скрыть презрение, сквозившее в моем голосе. - Или все, что ты можешь, это пугать наивных детей дешевыми фокусами из третьеразрядных балаганов и всякими мерзкими тварями? Наколдуй мне по крайней мере приличную одежду, если, конечно, хотя бы это тебе под силу, великий Кал... Аму... Маран... и не знаю еще кто...
        Выступление получилось достаточно эффектным и, что самое главное, по существу, но вот последняя фраза была все-таки лишней. Кажется, я перегнул палку, задев одновременно личную и профессиональную гордость старика. А этого делать ни в коем случае не следовало. На его руках появились всполохи мерцающих огней, и что-то глубоко внутри подсказало мне, что колдун не собирается развлекать ребятню, выступая в роли рождественской елки, обвешанной гирляндами, а просто опять начинает злиться.
        - Если бы в данный момент я не испытывал некоторых затруднений с финансами16, - старик с трудом сдерживал бешенство, клокотавшее в нем, словно вода в закипающем чайнике, - то, видит бог, ты бы уже давно сидел в местном болоте и мерзко квакал.
        - Конечно, можно превратить тебя в красавца с мускулами, - продолжал он, - но это ничего не даст, потому что на арене рынка, как и во всех других общественных местах столицы, установлена защита против магии. А чтобы сотворить более или менее приличную одежду, понадобится огромное количество энергии, которой у меня сейчас нет. Так что нам придется надеяться на твое королевское происхождение, во-первых, на шарм - во-вторых, ну и, конечно, не стоит забывать о перспективе, которая ожидает тебя в случае неудачи торгов. - Все это он проорал на одном дыхании, бешено вращая глазами и, вероятно для пущей убедительности, весьма темпераментно для своего преклонного возраста брызгая слюной, словно только что откупоренный огнетушитель.
        Не знаю, какого эффекта он хотел добиться своими нелепыми угрозами, но мне почему-то с каждой минутой становилось все смешнее и смешнее. Этот бутафорский бред все больше смахивал на дешевые комиксы с тупыми безмозглыми злодеями и не менее тупыми главными героями. Может быть, в другое время и в другом месте методы убеждения этого грязного старикашки подействовали бы почти безотказно, но только не здесь и не сейчас.
        - Абсолютно все понял, - покорно ответил я, едва сдерживая истеричный смех, рвущийся изнутри. - Но у меня остался последний вопрос, касающийся моей личности. Позволь спросить: с чего ты вдруг решил, что я потомок какой-то династии, вдобавок носящий титул принца и проживающий не просто где-нибудь, а ни больше и ни меньше как во всеми уважаемом королевстве Ветров?
        На этом месте я почти рассмеялся, но, вовремя вспомнив, что еще не все узнал, с огромным трудом взял себя в руки.
        - Нет, это, конечно, льстит моему самолюбию, - добавил я, - но прошу тебя не забывать, что в данный момент я нахожусь не в лучшей умственной форме, а твои угрозы насчет больных жаб, смердящих болот и прочей неприятной мерзости не будут значить абсолютно ничего, если какой-нибудь дотошный покупатель поинтересуется здоровьем моих родственников или политической ситуацией в родном королевстве.
        - Буду с тобой откровенен до конца, - продолжал я, из последних сил сдерживаясь, чтобы не заржать, - мне неизвестно даже, в какой стороне находятся мои наследственные владения и насколько они велики, не говоря уже о том, что я вообще не знаю имени короля, чей престол по твоей версии должен буду унаследовать в самом ближайшем будущем...
        Выпалив все это и будучи не в силах больше сдерживаться, я окончательно сорвался с катушек и расхохотался в голос. Это была самая настоящая истерика, продолжавшаяся несколько минут подряд, до слез и судорог в животе. Болезненные спазмы, сотрясающие до основания весь мой несчастный организм, было просто невозможно остановить - казалось, они вообще никогда не кончатся...
        Но все же спустя некоторое время17 я постепенно успокоился и затих.
        Из всего этого бурного выступления даже не дикая истерика, а именно последняя деталь - насчет престола - добила старика окончательно. Колдун наконец-то поверил, что я говорю совершенно искренне, и опять чуть было не потерял остатки здоровья.
        - Да-а... - без всякого энтузиазма протянул он, когда более или менее пришел в себя и погрузился в печальную задумчивости, теребя свою козлиную бородку. - Как-то все время забываю, что ты сумасшедший.
        - А я не одинок в своем несчастье, - язвительно заметил я, но чувства юмора у этого чудовища было не больше, чем белых в Гарлеме, поэтому на мою шпильку он не прореагировал.
        - Так почему ты думаешь, что я принц? - переспросил я, распираемый любопытством.
        - «Почему я принц, почему я принц», - прокаркал старикашка, передразнивая меня. - Да потому что я знаю, что ты принц, и этого мне вполне достаточно.
        Логика железная, что ни говори. Он знает, что я принц, а я знаю, что я не принц, и кто-то из нас ошибается, но этот кто-то - не я.
        - Ну, хорошо. - Я решил подойти к интересующей меня проблеме с другой стороны. - Тогда позволь тебя спросить: откуда ты знаешь, что я принц?
        Так разговаривают с маленькими детьми или с полными идиотами.
        Ребенком я колдуна не считал.
        Наверное, старику это надоело, или он решил ввести в курс дел своего раба - не знаю, колдун вообще был непредсказуемой личностью. Но как бы то ни было, после очередного вопроса он залез в карман своего необъятного балахона и с гордым видом достал оттуда дешевый калькулятор на солнечных батареях.
        - О-оооооо!!! - застонал мой внутренний голос.
        После недавней демонстрации продвинутой магии в ванной я ожидал чего угодно - от Призрака Оперы до красного флага над Белым домом, или еще какого-нибудь восьмого чуда света в этом же роде, но к появлению обыкновенного калькулятора - этого полета инженерной мысли конца двадцатого века, - признаюсь честно, я оказался морально не готовым...
        - Потрясающе! - после секундного замешательства радостно закричал я, захлопав в ладоши. - Если с помощью этого суперкомпьютера ты сумеешь вычислить квадратный корень из числа девять, то получишь первый приз на местной олимпиаде по математике для слабоумных...
        Язык мой - враг мой, в чем я уже неоднократно имел возможность убедиться на личном опыте...
        - БА-БАХ!!! - грохнуло без всякого предупреждения.
        Я повис в воздухе вниз головой, а старикан, брызгая слюной, принялся кричать мне в лицо, что еще одна такая выходка - и на моей карьере раба можно будет смело ставить жирный крест. Зато болото распахнет мне навстречу свои гостеприимные объятия. А новые друзья из двоякодышащих с радостью примут меня в свою родную среду обитания, показав места, где водятся самые жирные и вкусные мухи и скапливаются самые аппетитные личинки и где напрочь отсутствуют цапли, а жабам живется вольготно и весело, если они, конечно, здоровы телом и бодры духом... Но я, к сожалению, здоровым не буду, потому что ужасные смердящие гнойники, которые покроют все мое жабье тело, будут доставлять мне массу огорчений, так что даже жирные помойные мухи не будут радовать мой желудок, потому что у него будет неизлечимая злокачественная язва...
        И далее все в таком же духе и с такой же яростью. У старикана было довольно живое воображение, когда дело касалось подобных ужасов... Правда, этот литературный перевод не совсем точен, но, думаю, мне простят опущенные непристойности, смысла половины которых, откровенно говоря, я и сам до конца не понял.
        «Я разозлил старика, так ничего и не узнал, и опять меня подвел мой длинный язык. В следующий раз, прежде чем говорить, буду думать», - пообещал я себе.
        - О-о-о... Не мальчик, но муж говорит нашими устами, - опять некстати ожил внутренний голос.
        - За-мол-чи! - Я был зол как черт.
        - Все, - прервал мои размышления колдун, начиная постепенно успокаиваться. - Ты мне надоел, мы идем на рынок немедленно, и, клянусь небом, уже сегодня ты или сменишь владельца, или начнешь прожигать жизнь в местном болоте.
        - Но...
        - Никаких «но», - отрезал он. - Ты можешь пойти сам, как хороший, воспитанный раб, или мне придется привязать веревку к твоим ушам, чтобы ты левитировал подобно воздушному шарику.
        - А может...
        - Это последнее предупреждение, - произнес он, широко улыбнувшись, что сделало его похожим на ожившую мумию и моментально отбило у меня охоту продолжать разговор.
        Как видно, в этом мире с принцами не слишком-то церемонились.
        Впрочем, как и со всеми прочими. Но об этом мне предстояло узнать чуть позже.
        А прямо сейчас передо мной стоял не особенно сложный выбор: или засунуть свою гордость куда-нибудь подальше и идти пешком как все нормальные люди, или не засовывать - и с низкого старта выйти прямиком на околоземную орбиту. С какой стороны ни посмотри, перспектива лететь вниз головой, беспорядочно вращаясь в разные стороны и одновременно пытаясь не до конца растерять содержимое желудка, меня ни капельки не прельщала. Поэтому, решив, что при таком раскладе лучше не пытаться разыгрывать из себя бывалого космонавта, я с отвращением протянул руку моему новому «хозяину», безропотно позволив увлечь себя навстречу судьбе...
        
* * *

        Но, честное слово, лучше бы я этого не делал...
        Глава 3
        
        Когда говорят, что нет пределов человеческой глупости, по-моему, имеют в виду именно это, и ничего другое. Потому что глупость любого отдельно взятого индивидуума определяется по четкой формуле: количественное выражение этой самой глупости, содержащейся в его организме, деленное на объем серого вещества, умещающегося в его же голове, умножить на 100 процентов, минус коэффициент умственного развития, или, проще говоря, IQ. У гениев этот показатель равен нулю, обычные люди умещаются в промежутке от 10 до 100, далее следуют полные идиоты, и замыкает список ваш покорный слуга, опережая с огромным отрывом преследующую группу...
        Это я к тому, что мои проблемы (в данном случае - проблемы с головой) были только моими, и ничьими больше. Потому что весь остальной мир продолжает равнодушно жить по своим собственным законам, независимо от того, насколько хорошо или плохо чувствует себя в его чреве отдельно взятый человек. И что бы там ни происходило со мной за последние часы и в какие бы передряги я ни попадал из-за своей не поддающейся никакому логическому объяснению глупости, а жизнь не стояла на месте, продолжая идти своим чередом, по однажды раз и навсегда установленному порядку.
        В месте, куда меня забросило благодаря замыканию одной из схем мироздания, солнце светило ярко, небо было голубым и воздух оставался просто воздухом, а не смесью какого-нибудь пропанбутана с хлором, как это обычно бывает на других планетах, так что даже без скафандра я чувствовал себя вполне сносно. Может быть, благодаря этому создавалось обманчивое впечатление, будто сейчас всего лишь обычный летний день, какими изобилует каждый год. И это действительно было бы так, если бы не одно «но». «Но» с большой буквы, которое своим присутствием бесповоротно портило всю картину...
        Беда заключалась в том, что место действия этой третьесортной постановки было мне абсолютно незнакомо. Так иногда бывает, когда наутро после особенно бурной вечеринки открываешь глаза, ничего не помня о завершении вчерашнего мероприятия и почти физически ощущая, как со скрежетом проворачиваются шестеренки в голове, и с ужасом думаешь: «Боже, и куда же меня занесло на этот раз?»
        Всегда бывает по-разному, но правило номер один, гласящее: «Пределы родного города в нетрезвом состоянии покидать строго запрещается!», должно соблюдаться свято. В противном случае у нарушителя могут возникнуть серьезные проблемы.
        Сейчас с тестом на алкоголь в крови у меня было бы все в порядке, но этим и ограничивалось все, чем я мог похвастаться на текущий момент. Местность была незнакомая. Единственное, что я знал наверняка: это не Мексика, не Австралия, не Луна и даже не затерянное где-то на необъятных просторах Лапландии потайное логово старика Сайты. А вот насчет всего остального можно было строить какие угодно предположения. Правда, все они были не слишком-то веселые.
        «Проклятый старик», - в сердцах подумал я, начиная терять самообладание.
        Потому что пока мы шли по улицам этого кошмара, в мое воспаленное сознание постепенно закралось чудовищное подозрение: я вовсе не сошел с ума, а все-таки попал в какой-нибудь неизвестный современной науке параллельный мир.
        Когда читаешь в желтой прессе, что из хорошо информированных источников18 стало известно, что коварные русские ведут переговоры о продаже Луны негуманоидным чудовищам с третьей планеты Альфы Центавра19 в обмен на саморазмножающуюся плесень-убийцу, способную за двадцать четыре часа очистить планету от всех злодеев, не впитавших в себя с молоком матери светлые идеи коммунизма20, становится смешно. Но когда приходится выбирать из двух зол, причем даже если очень хорошо подумать, не знаешь, что лучше - сойти с ума или быть проданным в рабство в незнакомом мире, становится по-настоящему грустно...
        То, что предстало моему не подготовленному к подобным вещам взору, было настолько дико, нереально и неправдоподобно, что вполне могло иметь место в действительности. Судя по всему, это был огромный город, состоящий из нагромождения зданий и улиц. Здания не походили не только друг на друга, но и вообще на что-либо, виденное мной ранее. Описать весь этот хаос построек, которые будто пожирают друг друга, как змея, кусающая свой хвост, и, несмотря на всю эту вопиющую дикость, в комплексе представляют из себя нечто, заставляющее вас затаить дыхание от восхищения, мне, увы, просто не под силу. Больше всего этот город был похож на ожившую сказку или легенду, рассказанную курящим трубку у жаркого камина старым гномом. Сказку о далеких, полных чудес, землях, где все еще живут эльфы...
        Поэтому совсем неудивительно, что, оказавшись в этом зачарованном месте, я тихо шел с открытым ртом и с глазами навыкате, стараясь увидеть как можно больше. На какое-то время я позабыл обо всем на свете, включая и тот прискорбный факт, что это не ознакомительная экскурсия, а столбовая дорога на невольничий рынок, куда меня ведут продавать в рабство, ибо спрос на наследников трона и отпрысков благородных династий в данном месте настолько высок, что на порядок превышает предложение.
        Не зря говорят: «Не родись богатым - родись счастливым»21. Так уж сложилось, что я не подпадал ни под одну из этих категорий, поэтому чувствовал себя совсем не так хорошо, как хотелось бы...
        Плюс ко всему вышеперечисленному в создавшемся положении была еще одна неприятная деталь, которая действовала на мои и без того достаточно расшатанные нервы. Из одежды на мне по-прежнему оставались только полотенце, обмотанное вокруг бедер, чтобы придать мне более или менее товарный вид, и цепочка с медальоном на шее, чтобы я мог общаться на местном языке, не заканчивая ускоренных двухгодичных курсов. Цепочку эту абсолютно безвозмездно презентовал мне мой «добрый» хозяин. Не будучи матерым эксгибиционистом, я чувствовал себя несколько не в своей тарелке, разгуливая по улицам в таком вызывающем виде. Как вы уже, наверное, успели догадаться, я совсем не похожу на элегантного мачо, сошедшего со страниц журналов о бодибилдинге, - загорелого, накачанного, вечно улыбающегося своим одному ему понятным бодибилдерским мыслям и вдобавок ко всему этому великолепию с ног до головы вымазанного вазелином22. Словом, выглядел я совсем не так эффектно, а если уж быть до конца откровенным, то представлял я просто жалкое зрелище.
        Окончательно же добивало то, что компания у меня была лучше не придумаешь. В роли проводника и гида по этим приятным во всех отношениях местам выступал балагур и затейник, надувший губы, как маленькая девочка, и не проронивший ни одного слова с момента нашего выхода в свет. Великий маг и колдун, с его точки зрения, и мерзкий шарлатан - с моей, Каль Оми Map... нет, я никак не мог правильно запомнить всю эту тарабарщину, поэтому, сложив заглавные буквы его титула, получил ни на что не претендующее, скромное, зато оригинальное прозвище - Компот. После чего успокоился ровно настолько, чтобы начать задавать очередные вопросы.
        - Интересно, а какую сумму надо выложить в этом мире, чтобы стать хозяином прямого наследника великой империи и потомка древнейшей династии принца Рентала? - спросил я у Компота, чтобы как-то отвлечься от грустных мыслей, завязать беседу, а также побольше узнать о положении, в котором я оказался в этом неведомом, но таком волнующе-сказочном мире.
        С моей точки зрения, это был филигранно тонкий, точно выверенный ход, который в конечном итоге должен был привести к положительным результатам. Но увы, увы - не на того напал. Старик, не отвлекаясь и не тратя попусту времени на разговоры, с какой-то фанатичной одержимостью продолжал молча тащить меня в неизвестном направлении. И, насколько я понял по его реакции, ответы на вопросы не входили в культурную программу нашего путешествия.
        - А рекламные проспекты обещали роскошные экскурсии и подробные рассказы обо всех достопримечательностях с посещением музеев...
        - Шутить будешь на наших похоронах, а сейчас не мешай, пожалуйста, - вежливо попросил я свою вторую половину.
        - «Пожалуйста» - волшебное слово...
        - Ты дашь мне...
        - Молчу, молчу!!!
        - Послушай. - Я переключился на старика, попробовав зайти с другой стороны. - Если ты хоть немного просветишь меня насчет положения дел в родном королевстве23 и объяснишь, что это за место, где мы с тобой сейчас находимся, и как я вообще сюда попал, то, возможно, на торгах твой раб не будет выглядеть полным идиотом.
        Это было заманчивое предложение, от которого, по моим расчетам, он не мог отказаться. Но старик думал иначе. И пример этот наглядно показывает, что с головой у колдуна было ничуть не лучше, а может быть, даже хуже, чем у меня.
        - А на что ты надеялся? - спросило мое второе «я». - Безумие всегда и везде идет под руку с другим, может еще большим, но все-таки безумием, а не с маленькой аккуратненькой феей.
        - Это ты себя имеешь в виду?
        - Вообще-то, наш случай уникален в том плане, что в нашей с тобой связке сумасшедший только один.
        - Полностью с тобой согласен, и этот один...
        - Не я!!! - закричали мы вслух почти одновременно, так что спокойно шедший рядом Компот подпрыгнул от неожиданности.
        Придя в себя, он окинул меня долгим пристальным взглядом, наглядно выражающим все его мысли относительно состояния моего здоровья, но ничего не сказал, а лишь покрепче сжал мою руку в своей высохшей от старости ладони и молча потащил меня дальше.
        И вот только после этой небольшой, но, как оказалось, полезной встряски в голову мне наконец пришла гениальная мысль: сегодня с самого утра не мой день. И если так будет продолжаться и дальше, а начало, как вы уже, наверное, успели заметить, было просто катастрофическим, неизвестно, чем вообще все это может закончиться.
        Поэтому я пришел к единственно возможному выводу: надо срочно менять расклад в этом футуристическом бреде, твердо уяснив для себя, сошел я с ума или нет. Если все-таки да, тогда можно просто успокоиться, ожидая, когда умелые врачи с помощью лошадиных доз сильнодействующих препаратов приведут меня в норму. В противном же случае все происходящее реально - и тогда необходимо что-то срочно предпринять.
        Для начала, вспомнив об опыте крупных торгово-промышленных компаний в преодолении кризисных ситуаций, я попытался организовать мозговой штурм.
        «Ну, давай, - подумал я. - Настал твой звездный час, дорогая! Начинай генерировать идеи, моя умная, ненаглядная, единственная и горячо любимая голова! Что делать?! Как спасаться?!»
        Изнутри повеяло космическим холодом и вселенской, необъятной пустотой...
        «Не знаешь?! О-о-о... Так я и знал».
        Да-а-а-а, ваш покорный слуга никогда не мог блеснуть телосложением, но с мозгами у него, оказывается, было еще хуже.
        - А вот если бы ты хорошо учился... - опять вовремя встряло мое коварное подсознание.
        - Оставь меня в покое!
        За сегодняшний день оно со своими дурацкими комментариями уже успело достать меня так, что дальше некуда.
        Я опять попытался сконцентрироваться, но ничего не получалось. Окружающая психоделическая обстановка, сумасшедший старик, упорно тащивший меня неизвестно куда, и масса других, не менее неприятных мелочей, как то: отсутствие одежды, запекшаяся на теле кровь, а также перспектива в ближайшем будущем стать больной жабой в случае неудачи торгов - все это угнетало, действовало на нервы и мешало думать.
        Еще некоторое время я провел в бесплодных, мучительных поисках истины. И в тот самый миг, когда больной разум уже почти поглотила пучина неизбежности, на огонек моего затухающего под бременем обстоятельств сознания заглянула гениальная по своей тривиальности мысль. Мысль предложила сначала сбежать от мерзкого старикана, а уже потом выяснять, положили сегодня с утра в мою глупую голову порцию серого вещества или по какой-то непонятной причине забыли...
        Так как вариантов больше не предвиделось, то, не колеблясь ни секунды, я ухватился за эту ценную идею, решив, что она хороша во всех отношениях24.
        После чего все моментально встало на свои места, крут замкнулся, время маменькиных сынков безвозвратно кануло в Лету, и я прошептал как могущественное заклинание: «Побег!»
        ПОБЕГ! «Что может быть прекраснее побега, этого танца смерти, сплава боли, страха и усталости, когда ветер развевает ваши волосы, пули преследователей свистят за спиной, а сердце бьется так, что вот-вот готово разорваться на тысячи осколков, рассыпавшись по небу мириадами звезд?» - спросите вы, сверкая глазами от нездорового возбуждения и предвкушения новой бесплатной дозы адреналина, растекающегося как изысканный наркотик по вашим венам...
        «Беги, сынок, беги до самого конца! - прохрипите вы, удобно развалившись в кресле, отправляя навстречу вечности очередную банку пива. - Потому что лучше этого действительно не может быть ничего...»
        «Ничего», - эхом отзовусь я, однако, немного подумав, самостоятельно приду к неутешительному выводу, что сказанное только что - полная ерунда. Потому что в реальной жизни все эти увлекательные головокружительные побеги, как правило, заканчиваются пулей в голову и пикником с шашлыками и распитием горячительных напитков, устроенным плохими парнями, которые в конце концов умудрились-таки засадить в вас энное количество свинца, а теперь весело хохочут над вашим даже не успевшим остыть молодым бездыханным телом, которому бы еще жить да жить.
        А все эти раздутые мифы про «Большой удачный побег», в результате которого вы на пару со своей неудержимо страстной и безумно красивой любовью противоположного пола25 в самый последний момент выскальзываете из цепких объятий смерти и оказываетесь в Рио, имея при себе только и вещей, что два26 чемодана денег да трусы в горошек... Так вот, все это бывает только в кино.
        Поэтому, пожалуйста, не надо меня утешать. В глубине души я и сам прекрасно знал, что, к огромному сожалению, чемоданы с деньгами, элегантные трусы, ненавязчиво подчеркивающие мужское достоинство, знойные красавицы и счастливый конец по сценарию этого побега не проходили даже рядом. Зато, чтобы порадовать зрителей и пощекотать мои нервы, на роль безжалостного злодея была приглашена звезда первой величины - великолепный и неотразимый на экране, но выживший из ума маразматик в реальной жизни. Любимец детей, тинейджеров, военных в отставке и, конечно же, домохозяек27, колдун Компот28, который, несмотря на преклонный возраст, сумел сохранить детскую непосредственность, плавно перетекающую в умственную отсталость. При всех этих неоспоримых достоинствах обладающий в придачу знанием кое-каких приемов, способных помочь вам быстро и практически безболезненно расстаться со своей бренной оболочкой. Одним словом, маньяк, получивший в руки опасное оружие и, как всегда бывает в таких случаях, выпущенный легкомысленной общественностью на свободу под смехотворный залог...
        Не мог добавить оптимизма в мои мрачные мысли и тот факт, что из-за слабого сценария фильм был пошлый, безвкусный и малобюджетный - дряхлый старик, голый юноша и никакой массовки, прекрасные декорации для нового дешевого порношедевра. Но это было бы еще полбеды. Самое неприятное заключалось в том, что на все про все щедрый режиссер-постановщик по имени Его Величество Случай отпустил главному положительному герою (мне то есть) только один дубль...
        - Никто и не обещал, что будет легко, - философски заметил мой внутренний «друг».
        - Как я устал от всего этого дерьма, - обреченно подумал я.
        «Всегда читай контракт, прежде чем ставить под ним свою подпись», - учил меня бизнесу отец.
        К сожалению, я плохо усваивал его советы, предпочитая учиться на собственных ошибках, методом проб, неудач и промахов, вот и докатился в конце концов до нынешнего незавидного положения. Поэтому сейчас уже не имело особого смысла посыпать голову пеплом. Увы, время для этого бесцельного занятия было безвозвратно упущено. Решение принято, жребий брошен, мосты сожжены, Рубикон перейден, назад пути нет, и пора бы уже устремиться, подобно быстроногому оленю, навстречу свободе, но...
        - Мне почему-то кажется, что ты не сможешь прошептать: «Мама дорогая, почему же я не слушал тебя, когда ты наставляла меня на путь истинный?» - в тот миг, когда шаровая молния, запущенная тебе в спину этим больным психопатом, вырвет часть позвоночника в придачу с грудной клеткой, превратив мимоходом наши внутренности в ливерный набор по тридцать центов за фунт, - прошептал мне на ушко предательский внутренний голос.
        - А еще я думаю, - продолжал он гнуть свою линию, - что тебе вообще уже ничего и никогда не удастся прошептать, и уж тем более сказать, а насчет того, чтобы, оглядываясь на пройденный жизненный путь, с гордостью осознать, прожил не зря, по полной программе выполнив свое предназначение - построив дом, воспитав сына и посадив дерево, то с этого момента о подобном вообще можешь смело забыть, стоит даже забивать голову подобной ерундой. И...
        - Довольно!!! - Я еле-еле сдержался, чтобы не закричать вслух.
        - Я еще только начал...
        - Ты уже давно закончил!
        - Я так не думаю...
        - ............................. и..........! - сорвавшись на визг, закричал я, чего делать как раз и не стоило.
        Сейчас, возвращаясь к прошедшим событиям, я думаю, что, если бы мой внутренний голос тогда промолчал, может быть, все вышло бы иначе, планы побега остались бы только планами, меня спокойно продали бы для плотских утех какой-нибудь знатной прекрасной сеньоре, а эта ужасная история, получив иное развитие, в конце концов завершилась бы не так уж и плохо. Но, увы, он сказал свое веское слово, и оно мне не понравилось, наверное, потому, что было слишком похоже на правду, а если быть до конца откровенным - я взбесился, что в обычной жизни бывает со мной не так уж и часто.
        - А мне плевать. - Я продолжал кричать, словно последняя истеричка. - Ты подохнешь вместе со мной. - И, собрав всю злость, накопившуюся внутри за этот нескончаемый мерзкий день, уже не колеблясь и не думая о последствиях, изо всей силы ударил свободной рукой опешившего от моих визгов колдуна в живот.
        - Гра-ааах... - захлебнулся он, согнувшись пополам и судорожно глотая воздух широко открытым ртом.
        Подозреваю, что старик чувствовал себя при этом не очень хорошо. Каким-то непостижимым образом мне удалось попасть прямиком в солнечное сплетение. К тому же эффект нападения наверняка был в несколько раз сильнее, потому что Компот явно не ожидал от своего худосочного раба таких решительных действий.
        - Нокаут! - исторгся радостный вопль из глубин подсознания.
        «Теперь он точно не успокоится, пока не отомстит, - затравленно подумал я. - Может, еще не поздно...»
        Вторая рука была теперь тоже свободна, поэтому, отбросив в сторону идеи гуманизма29, я взял ноги в руки, и ноги эти устремились навстречу свободе...
        Глава 4
        
        Мне удалось пробежать не больше пятидесяти ярдов, когда без всякого объявления о начале военных действий, ультиматума или даже элементарного предупреждения справа по ходу движения, совсем недалеко от меня, эффектно, как в кино, взорвался прилавок уличного торговца. Бренные остатки лотка разметало во всех направлениях. Взрывная волна, пришедшая вслед за ослепительной вспышкой, швырнула меня на витрину ближайшего магазина, окончательно развеяв всяческие сомнения насчет самочувствия колдуна, насчет его точки зрения на моральную сторону предумышленных убийств и насчет моих шансов уйти от возмездия. К счастью, конструкция, стойко принявшая на себя удар моего многострадального организма, была сделана не из стекла, а из какого-то другого, более прочного материала. Поэтому, вместо того чтобы, разбив ее, оказаться внутри, по пути намотав на острые края часть внутренностей, и завершить картину разрушения, изрезавшись падающими осколками до полусмерти, я всего лишь отбил себе правое плечо, на которое пришелся основной удар, и слегка повредил голову. Рука сразу же онемела, а в голове взорвалась зажигательная
бомба, состоящая из такого огромного сгустка боли, что на какое-то мгновение даже показалось - это конец. К счастью, это был всего лишь мираж. Подключив дополнительное питание и задействовав скрытые доселе резервы30, я с трудом поднялся побежал дальше. Для человека, не подготовленного к таким тяжелым потрясениям, это было серьезным испытанием на прочность. Пот вперемешку с кровью из рассеченного лба заливал глаза, дыхание с хрипом вырывалось из пересохшего горла, мысли отчаянно путались, и с каждой секундой во мне все больше крепла уверенность в неизбежности трагической развязки.
        - А я же говорил, что старикан нас убьет, - злобно напомнил я своему мерзкому подсознанию, безуспешно пытаясь забыть о боли.
        - Никто и не собирался ставить под сомнение твои блестящие аналитические выводы, - парировал внутренний голос.
        - Спасибо, утешил...
        - Всегда пожалуйста!
        Новый взрыв, разворотивший здание в полумиле впереди, заставил меня по-новому взглянуть на вещи, творящиеся в этом мире.
        А пока я мысленно пререкался сам с собой, успевая при этом бежать как угорелый, проклятый колдун времени зря не терял, совершенствуя свое мастерство. Причем развлекался он, практикуясь в стрельбе по живой движущейся мишени. И если для его оскорбленного самолюбия это было делом чести, то лично для меня данная ситуация являлась источником первозданного ничем не разбавленного ужаса. Если за вами по улице никогда не гнался обезумевший маньяк с заряженным дробовиком и навязчивой идеей вышибить к такой-то матери ваши мозги, то, мне кажется, у нас просто нет общих тем для разговора и обмена впечатлениями.
        Во всем этом кошмаре меня все больше напрягало, что с каждой попыткой проклятый старик стрелял все лучше и лучше. Во второй раз Компот был более точен31, и, не упади я в критический момент в лужу экскрементов32, некому было бы поведать вам эту печальную историю.
        Но, к счастью, моя нога ступила на благословенную банановую кожуру, и, поскользнувшись, я со всего размаха шмякнулся на живот и по инерции пробороздил лужу, словно гордая каравелла некогда великого испанского флота, неожиданно севшая на мель. По ходу исполнения этого маневра я умудрился до крови ободрать колени и локти. Впрочем, невзирая на мелкие травмы и незначительные повреждения, я все еще был жив - молния, так точно запущенная в спину, чуть не прикончив меня, все-таки пролетела в нескольких дюймах над головой, опалив уши жарким дыханием смерти, подняв дыбом волосы и взорвав что-то недалеко впереди.
        «Наверное, старикан разозлился по-настоящему, если решил отказаться от призовых денег, которые мог бы выручить на торгах, предпочтя довесить мой скальп перед входом в свой вигвам» - очередной молнией промелькнула в голове ужасная мысль.
        - По-моему, настала пора вспоминать прошедшую жизнь! - в панике закричал внутренний голос, деликатно намекая на приближение неизбежного конца.
        - Что?!
        - Думай о чем-нибудь хорошем! Не важно о чем, главное, чтобы, когда потушат свет, последняя картинка была в пастельных тонах.
        - В свое время ты слишком увлекался эротическими журналами, это...
        Огромный оборотень материализовался из ничего прямо перед моим носом, и попытка уклониться от столкновения особого успеха не имела. На полном ходу я резко бросил тело вправо, но левое плечо, не вписавшись в поворот, задело этот оживший кошмар. Сила удара была настолько велика, что уже в воздухе меня развернуло на триста шестьдесят градусов и со всего размаха бросило на мостовую.
        - Что за?.. - хотел было спросить я неизвестно у кого, но краем глаза увидел, что оборотень33 собирается прыгать...
        - Не надо!!! - закричал я, безуспешно пытаясь закрыться выставленной вперед рукой.
        - Fresh meat!!!34 - прорычал он и прыгнул.
        «Бред какой-то», - еще успел подумать я. А вот зажмуриться от страха не успел35.
        Вероятно, во время полета у твари что-то произошло с навигационными приборами или не совсем правильно сработала электроника. В общем, не знаю точно, что это было, но за несколько дюймов до моего лица передняя часть его туловища вместе с оскаленной пастью, снабженной полным набором ужасных зубов, достигнув световой скорости, откинула первую ступень и ушла в подпространство.
        Почему-то забыв прихватить с собой хвост и задние лапы.
        Словно в замедленной съемке, мои глаза зафиксировали летящий прямо на меня обрубок с вываливающимися по дороге кишками, который брызнул во все стороны фонтаном черной крови.
        - !!! - дико закричал я.
        Кусок мяса, густо приправленный внутренностями, по инерции врезался в мою грудную клетку, чуть не пробив ее навылет и только по счастливой случайности не переломав мне все ребра.
        - ааа!!! - продолжал я орать, чувствуя, что еще немного - и какая-то невидимая струна в голове окончательно лопнет.
        - Ааа...
        Совсем рядом грохнул очередной взрыв. Осколки камней полетели во все стороны, один просвистел в опасной близости от моей головы, другой с чавкающим звуком врезался в хвостовую часть подбитого истребителя технологии «Стелс».
        Это моментально вернуло меня к суровой действительности. Сбросив с себя останки расчлененного кошмара, я поднялся и побежал дальше. Теперь - с наполовину функционирующей рукой, разбитой в кровь головой, вымазанный несвежими помоями и свежими внутренностями мертвого чудовища, полуголый36, с всклокоченными волосами и глазами, переполненными первобытным животным ужасом, - я процентов на сто, а может, и больше выглядел как сбежавший из клиники душевнобольной. Которого ловят все лучшие санитары города: ребята с простыми добрыми лицами, большими волосатыми руками и набором первой медицинской помощи, включающим лошадиную дозу транквилизатора...
        «ЭТО КАКОЕ-ТО БЕЗУМИЕ... БЕЗУМИЕ... БЕЗУМИЕЕЕЕЕЕ», - стучала в голове похоронным набатом единственная фраза, пока я продолжал бежать не разбирая дороги, ведомый не столько разумом, сколько инстинктом самосохранения.
        Ни он (инстинкт), ни тем более я даже не подозревали, что наше с Компотом сольное выступление уже переросло в повсеместный широкомасштабный праздник не только в этом квартале, но и на некоторых прилегающих к нему улицах. Не хватало разве что духового оркестра и небольшого парада - впрочем, неподдельный энтузиазм участников и роскошные спецэффекты компенсировали эти мелкие просчеты организаторов.
        Оказывается, пока мы с колдуном решали наши маленькие разногласия, аборигены времени зря не теряли и, взяв на вооружение методы моего преследователя, развязали небольшую войну, которую правильнее будет все-таки назвать бойней. При этом они, совершенно не стесняясь в средствах, использовали все, что было под рукой, включая и магию всевозможных направлений, видов и уровней. Мы ли послужили искрой, попавшей в пороховой погреб, или это был кто-то другой, не знаю, да, откровенно говоря, и знать не хочу. Но факт остается фактом - если в салуне начинают драться двое, то это неизбежно приводит к всеобщей свалке, где уже никто не разбирается, кто прав, а кто нет. Все просто пытаются выжить.
        Начиная с определенного момента в мою измученную голову закралось ужасное подозрение, что теперь я не только убегаю от мести выжившего из ума колдуна, но еще и стараюсь в меру сил и возможностей не попасть под перекрестный огонь местных, которые будто с цепи сорвались, устроив на всем протяжении этой улицы полнейший беспредел.
        - БУДЬ ВСЕ ПРОКЛЯТО!!! - затравленно подумал я, чувствуя, что еще чуть-чуть - и сердце выпрыгнет из полыхающей жаром груди, а чугунные ноги откажутся повиноваться.
        - Второе дыхание. Оно появится минут через сорок, если, конечно, постоянно поддерживать такой бодрый темп. Однако подозреваю, что к тому времени в нем отпадет всякая надобность, потому что мы уже будем сильно смахивать лицом и фигурой на свежесформированный труп, - обнадежил меня внутренний голос.
        - Заткнись, - прохрипел я вслух, чуть не врезавшись при этом в опрокинутую повозку, переродившую часть улицы.
        Замечание собственного второго «я» взбесило меня окончательно.
        - ТЫ...
        Первая стрела вонзилась в борт телеги, которую я только что так удачно обогнул, вторая прошила насквозь горло какого-то бедняги, - тот, захлебываясь кровью, упал прямо к моим ногам, - а третья так навсегда и осталась в судорожно сжатой руке лучника, устроившего засаду в этом месте. Потому что молния, выпущенная с противоположной стороны улицы, не оставила ему ни единого шанса, расплавив голову37 чуть ли не до молекулярного уровня.
        - Что мы здесь делаем?!! - забилась в истерике вторая половина мозга.
        - Если скажешь еще хоть одно слово, клянусь, когда все это закончится, попрошу сделать себе лоботомию, только чтобы избавиться от тебя раз и навсегда, - пообещал я, чувствуя, как весь этот кошмар медленно, но верно ведет меня к необратимым изменениям в психике.
        Нет, положительно я сошел с ума. Разговаривать сам с собой, когда за тобой гонится маньяк-убийца, швыряющийся шаровыми молниями, будто бейсбольными мячиками, а вокруг творится вообще непонятно что, может только законченный психопат. Старик был прав, когда говорил, что у меня не все дома.
        Пока, продолжая в том же духе пререкаться со своим подсознанием, я выяснял, насколько реально дожить до вечера в целости и сохранности, не потеряв по дороге голову, конечности, внутренние органы и мягкое, ненавязчивое чувство юмора, - кошмары на этой улице, набирая обороты, раскручивались на полную катушку.
        Хаос царил повсюду, и благодаря какому-то нелепому стечению обстоятельств я постоянно находился в его эпицентре.
        Все это напоминало обычную драку на ножах, но только до определенного момента. Двое противников, мгновение назад выглядевшие как обычные люди, взлетели прямо передо мной38. После чего, трансформировавшись в какие-то ужасные создания, отдаленно напоминающие слегка недоделанных драконов, они открыли свои зубастые пасти и...
        И начали поливать друг друга огнем, дымом, шаровыми молниями и прочей бутафорской ерундой. Зрелище было просто потрясающее, и если бы у меня в запасе оставалось хоть немного времени, я с удовольствием пощелкал бы их на пленку, возможно, даже набрался бы смелости попросить автограф у победителя или, на худой конец, поставил бы пару долларов на ту или другую сторону и досмотрел поединок до конца.
        «А эти ребята понимают толк в народных гуляньях», - мимоходом отметил я, с трудом приходя в себя.
        Но на этом месте мои размышления были опять прерваны, потому что прямо по курсу из-под земли, за мгновение до этого выглядевшей совершенно обычно, неожиданно взметнулся столб огня, мостовая с грохотом разверзлась, и началось извержение самой настоящей лавы, которая грозила, перегородив улицу, отрезать единственный путь к спасению.
        В эти мгновения мне почему-то начало казаться, что конец света близок как никогда.
        «Это какой-то откровенный беспредел», - в который уже раз с надрывом подумал я, одновременно ускоряясь из последних сил и выжимая из изможденного организма все, что только было возможно.
        К счастью, мои поистине титанические усилия не прошли даром - в последний момент мне каким-то чудом все же удалось обогнуть огненную реку, наверняка побив при этом пару мировых рекордов в беге на короткие дистанции...
        - Когда вернемся домой, я похлопочу, чтобы тебя приняли в студенческую сборную по легкой атлетике. - Перепадам настроения извращенного подсознания сегодня, казалось, не будет конца.
        Если бы я отвлекался на все эти глупости, давно уже был бы покойником.
        Воздух с хрипом вырывался из пожираемых огнем легких, сердце билось в бешеном ритме, уже, кажется, не в груди, а в самом черепе, грозя через минуту-другую взорваться от перенапряжения...
        Если быть до конца откровенным, надо признать, что я не был первоклассным бегуном. И даже второклассным... И третьеклассным, и... А впрочем, в первую десятку (в далеком школьно-подростковом возрасте) я все же входил, но сейчас этого было слишком мало. В хаосе, поглотившем этот мир, могли выжить только сильнейшие, а я, к большому сожалению, играл не в их лиге.
        По прошествии некоторого времени не подготовленный к таким стрессовым нагрузкам организм начал отказывать, налитые свинцом ноги предательски ослабли, и мне показалось, что большего мое несчастное тело даже при всем желании уже просто не вынесет. Лимит возможностей был полностью исчерпан.
        Но оказалось, что я даже не подозревал о скрытых резервах и практически безграничных ресурсах своего тщедушного на вид тельца. Потому что все испытанное и увиденное до этого момента было только легким разогревом или, как говорят садоводы-любители, цветочками по сравнению с тем, что творилось впереди.
        А там бушевало ПО-БО-ИЩ-Е.
        Кровавое... Дикое... Ужасное...
        Не игрушечная битва, какую увидишь в комиксе про межгалактическое зло в облике пришельцев-мутантов, которые палят налево и направо из своих верных бластеров с автоматическим прицелом, крушат все и вся, но, несмотря на эти самые автоматические прицелы, а может быть, именно благодаря им так ни в кого толком и не попадают. Нет, это была действительно самая настоящая кровавая резня. Другими словами просто в полной мере не описать этот Армагеддон со всеми присущими ему атрибутами.
        Кровь, мясо, остатки чьих-то мозгов и вывороченных внутренностей, дикий блеск безумных глаз и жуткий, нечеловеческий вой. Все очень натурально, естественно и, главное, правдоподобно. Никаких пошлостей и переборов - работают только профессионалы.
        А в самой гуще этого кровавого кошмара, наверное, чтобы я не слишком расслаблялся, меня ожидал сюрприз в виде огромной злобной стаи бешеных собак39, которые с веселым азартом пытались сожрать пятерых тварей непонятной конфигурации. В том смысле, что собаки были похожи на обычных псов из нашего мира, может быть, только чуть побольше, позлее и поужаснее, а монстры не походили вообще ни на что из виденного мною до этого. Придумывать им названия у меня не было времени, поэтому для науки они, к сожалению, так и останутся безымянными гадами. Тем не менее при всей своей ущербности твари грамотно защищались, и собаки несли тяжелые потери40, что, впрочем, псов этих ничуть не смущало ввиду поистине несметного их количества. Псов было так много, что они полностью перекрыли улицу, набившись в неширокое пространство между домами, словно селедки в банку. И преодолеть эту неведомо откуда взявшуюся живую преграду можно было только по воздуху.
        Но летать я, к сожалению, не умел. Так необдуманно отказавшись от заманчивого предложения Компота подвергнуться процедуре левитации, я упустил, пожалуй, единственную возможность обучиться азам летного дела. А без них (без азов то есть) мои шансы выжить сводились практически на нет. И все это безумие начинало смахивать на конец одной не слишком долгой и уж тем более совсем не блестящей карьеры самозваного принца - то есть меня.
        Я все еще по инерции бежал, одновременно пытаясь лихорадочно найти какой-нибудь выход из создавшегося положения, но вариантов было всего два, и оба меня не устраивали.
        Даже у полного идиота хватило бы ума понять, что попытка остановиться, повернуть обратно и попытаться попросить прощения у растерявшего всякое самообладание Компота приведет к тому, что это чудовище сначала кремирует меня, превратив в аккуратную горстку пепла, а уж только потом сделает робкую попытку разобраться в своих противоречивых чувствах. Возможно, он даже пожалеет о содеянном, но мне к тому времени будет уже все равно. Поэтому оставалось надеяться только на то, что моя худая, костистая и, наверное, совсем невкусная тушка не представляет для псов гастрономического интереса, а по их неписаному кодексу чести намного почетней пасть в славной битве подобно настоящему воину, нежели запятнать себя позором людоедства...
        Но...
        Именно в момент этих сладких несбыточных грез ближайшая тварь заметила меня, сразу прервав мои размышления на моральную тему. Наши взгляды встретились, и хотя я не академик Павлов и ничего не понимаю ни в рефлексах, ни в инстинктах четвероногих друзей человека, но веселый плотоядный огонек, загоревшийся в этом голодном безжалостном взгляде, моментально расставил все точки над «i». А слюна, обильно стекавшая из открытой пасти, заполненной под самую завязку достаточно ужасными на вид клыками, наглядно свидетельствовала о том, что собака к приему пищи морально и физически вполне готова.
        - Финита ля комедия, - прокомментировал ситуацию внутренний голос и, как всегда в критических ситуациях, предательски замолчал, предоставив мне самому разбираться с возникшей проблемой.
        Это было ужасно неприятно и очень грустно - неожиданно осознать, что, возможно, прямо сейчас тебя съедят.
        В оставшиеся мгновения я попытался отвлечься и вспомнить хоть что-нибудь хорошее из прошедшей жизни, но в голову, как ни странно, ничего, кроме изречения «собака - друг человека», не приходило.
        Расклад, с какой стороны ни посмотри, получался не самым лучшим.
        Человек в наличии имелся - это был я. Друг и даже не один, а с целой компанией, тоже присутствовал, поэтому ничто не мешало ему, радостно повиливая хвостом и повизгивая от нетерпения, броситься мне навстречу с широко открытой, улыбающейся пастью. Что он немедленно и сделал...
        «Время - деньги», - любил повторять мой отец.
        «Отлично сказано», - промелькнуло в воспаленном сознании за секунду до того, как челюсти мерзкой твари сомкнулись на моей несчастной глотке.
        Ей уже почти удалось сделать то, чего не смогли добиться ни колдун, ни все остальные, но в это мгновение рядом опять что-то взорвалось, взрывной волной меня подбросило в воздух, при этом несколько мелких осколков распороли кожу на теле, а один крупный оторвал пол-уха или что-то в этом роде.
        - а!!! - закричал я вновь, окончательно сходя с ума, но не услышал собственного голоса, наверное потому, что меня вдобавок ко всему еще и контузило.
        Животному, метившему в людоеды, повезло намного меньше - его просто разорвало на части. И хотя до некоторых пор в душе я был достаточно добрым юношей и с сочувствием относился к страданиям братьев наших меньших, но в данном случае я не испытывал ни малейшей жалости к этому созданию: собаке - собачья смерть, и этим все сказано...
        Взрыв и последующие за ним события окончательно перевернули все с ног на голову, протянув в моих перегруженных мозгах тонкую, как пограничная полоса, черту между сознанием и психоделическим бредом, которую я, не раздумывая, разорвал. После чего этот «ад на земле», или «ад на луне», или ад черт-те где протекал для меня уже без звука и субтитров, зато изображение оставалось по-прежнему цветным, кровь лилась бурной рекой, а массовка старалась так, что каждому в отдельности можно было смело давать «Оскара» за роль второго плана. При условии, конечно, что он доживет до церемонии награждения: кино-то, похоже, было неигровое.
        Но что говорить о массовке, когда главный герой41 сам испытывал определенные трудности в плане успешного завершения некоторых особенно горячих сцен в связи с полным отсутствием дублеров. Слава богу, мое тело начиная с этого момента переключилось на режим полного автопилота, и теперь им руководил не разум, а инстинкт самосохранения. Цель у него была старая, как мир, и пошлая, как брак по расчету, а именно - выжить любой ценой. Потому что умирать молодым - это хотя и красиво, но, с моей точки зрения, все-таки не совсем разумно.
        В общем и целом, окончательно сбросив с себя маску цивилизации, я в который уже раз поднялся и, невзирая на боль, раны и кровь, застилающую мне глаза и мешающую видеть происходящее42, довольно резво побежал навстречу новым, еще более увлекательным приключениям.
        На мое счастье, Компот или какая-то другая добрая душа своей очень своевременной бомбардировкой отправили большую часть злобных тварей в Страну вечной охоты, а меньшую, по счастливой случайности оставшуюся в живых, достаточно покалечили, чтобы она не представляла реальной угрозы. Благодаря такому вмешательству мне удалось почти благополучно миновать этот участок. Порванное ухо, располосованное тело, небольшая контузия и легкий «сдвиг по фазе» немного подпортили показатели, но жюри, приняв во внимание молодость участника, его азарт и волю к победе, решило засчитать квалификационный забег и допустить его до основных соревнований.
        - О-оооо, как безжалостен этот мир! - в отчаянии закричал я, проклиная судьбу.
        Но... Трефы оказались длинной мастью, вместо пары семерок на «мизере» в прикуп подвалили два туза, заход был не мой, и, получив «паровозом» восемь взяток, я выиграл бесплатный абонемент на обязательное посещение абсолютно всех аттракционов этого парка культуры, развлечений и отдыха43,
        Между тем время не стояло на месте, а игра, ставкой в которой по-прежнему была моя жизнь, продолжалась. Декорации этого кошмара сменялись с головокружительной быстротой, актеры умирали на подмостках, чтобы уже никогда не воскреснуть, а бесстрастный, равнодушный ко всему конферансье по прозвищу Рок, невзирая на возраст участников и приглашенных, без всякого предупреждения объявил следующий номер в программе, который оказался...
        Попрошу аплодисментов, и не падайте, пожалуйста, в обморок.
        Стри-и-и-ииииииииииииииииииииииптизом...
        ДЕВОЧКИ, НА ВЫХОД!
        - Фу! - возмущенно воскликнете вы. - В таком приличном месте - и такая гадость. - Дети, немедленно закройте глазки. Давайте поскорее уйдем отсюда.
        И будете абсолютно не правы, потому что это была не просто голая тетя и уж тем более не примитивный стриптиз на сцене, какие обычно бывают в третьеразрядных заведениях с сомнительной нетрезвой публикой и подмоченной репутацией.
        Нет, нет и еще раз нет!
        Это была женщина ослепительной красоты и божественного телосложения. Как не слишком-то крупный специалист44, я могу судить о внешности обнаженной женщины, сравнивая ее только с теми немногими девушками, которых мне посчастливилось видеть в наряде Евы воочию45, а так как данный список не слишком длинный46, то лично с моей точки зрения эти самые девицы, включая и рекламных див, были просто жалкими неудачницами по сравнению с прекрасной нимфой, которая шла сквозь кровавый хаос, как чистая юная фея. И все, к чему она прикасалась, будь то одушевленный предмет или предмет, лишенный души вследствие своей преждевременной кончины, превращалось в цветы. Она шла, безмятежно, как ребенок, впервые открывающий для себя мир, не зная сомнений, не ведая страха. Это было настолько потрясающее зрелище, что, забыв обо всем на свете, я даже остановился, потеряв на мгновение ощущение реальности и забыв об опасностях, сжимающихся вокруг меня смертельным кольцом.
        Здесь я позволю себе маленькое отступление. Дело в том, что, несмотря на свой уже далеко не детский возраст, я не мог похвастаться репутацией разрушителя женских сердец, да и на плейбоя походил не больше, чем на свежевыкопанную морковку. А если быть до конца откровенным, то в отношениях с женщинами я дальше поцелуев и не заходил. Хотя, с другой стороны, скромнягой меня тоже назвать было трудно. Ну... В общем, принимая во внимание все вышеперечисленное, а также тот факт, что мое тело работало в автономном режиме, потворствуя всем своим желаниям47, я, как ходячая, а точнее, как бегущая эрекция, бросился очертя голову навстречу всепожирающей страсти в лице этой прекрасной богини. Очевидно, пытаясь обрести в ее объятиях вечное блаженство. Или, на худой конец, хотя бы запоздало лишиться девственности...
        Итак, я летел, словно глупый мотылек, на крыльях любви, чтобы уже через пару мгновений сгореть в жарком пламени костра желаний, превратившись в какое-нибудь чахлое однолетнее растение с вялой корневой системой, жухлой листвой и полным набором пестиков и тычинок в придачу.
        Вероятность того, что уже в этой жизни мне удастся такая немыслимая, на первый взгляд, трансформация, составляла около 96 процентов (плюс-минус 4). Другими словами, отбросив в сторону всевозможные статистические выкладки, можно было смело утверждать, что меня погубит роковая, безответная любовь к прекрасной незнакомке, так легко, без всяких усилий, в мгновение ока очаровавшей впечатлительного юношу.
        Все же сто раз были правы древние, утверждавшие, что все зло от женщин. Ах эти коварные обольстительницы! Сколько мужчин погубили они, бросив их, словно жертвенных тельцов, на алтарь своих желаний, сколько войн и крестовых походов начиналось только из-за их мимолетных прихотей, сколько зрелых умных мужей сложили свои головы благодаря капризам лучшей половины человечества. Список их бесконечен, как само время...
        Вот и я после непродолжительных раздумий решил присоединиться к компании этих идиотов, пополнив их бесчисленные глупости своей бесславной, преждевременной и наиглупейшей кончиной.
        «Молодо-зелено», - скажут умудренные опытом умные люди, попав в яблочко и насчет «молода», и насчет предстоящего «зелена».
        - О-оооооооох...
        Наверное, это ужасно - коротать свой век на грядке, в постоянном ожидании заморозков или очередного нашествия вредителей. Нет уж, увольте, в таком случае лучше быть жабой.
        Хотя... Если честно, это тоже не особо перспективный вариант.
        В общем, до переселения моей души оставалось примерно 10 -12 ярдов, которые я, так не вовремя ослепленный любовным экстазом, собирался преодолеть в два-три прыжка.
        Но...
        Сегодня в некотором смысле был удачный день, потому что именно в этот напряженный момент опять вовремя вмешался его величество Случай, видимо имевший на меня какие-то одному ему известные виды в дальнейшем. Вмешался, послав на помощь ангела-спасителя в облике если не совсем ангельском, то по крайней мере хотя бы спасительном.
        Большая, злобная, залитая кровью от ушей до хвоста и, возможно, именно поэтому так отвратительно воняющая собака - одна из тех немногих счастливиц, которым каким-то чудом удалось выжить после не имеющей аналогов по своей жестокости бомбардировки, появилась на моем небосклоне, когда я был уже в полрывке от предмета своего вожделения. Она прыгнула сзади, вцепившись мертвой хваткой в мою несчастную, ничего не подозревающую ногу. И если вы подумали, что она просто кусала, как это делают обычные взбесившиеся собаки, то, смею вас заверить, вы глубоко заблуждаетесь. Это чудовище не кусало меня за ногу, нет, оно просто пыталось вырвать ее с корнем из тазобедренного сустава, в перспективе надеясь утащить ее в какой-нибудь тихий уголок и не спеша вкусно погрызть. Чтобы никто, включая и законного владельца этой самой ноги, не отвлекал ее от этого мирного занятия, оспаривая права и мешая наслаждаться законно приобретенной добычей. При таких челюстях и такой хватке, как у этого монстра, данное желание не казалось чем-то из ряда вон выходящим, вполне вписываясь в узкие рамки мировоззрения кошмарного людоеда.
Нужно отдать собачке должное - это животное смотрело на жизнь вполне здраво.
        Упав уже в который раз за сегодняшний день и моментально забыв о своей «большой любви»48, я сосредоточил все внимание на попытке освободить ногу из пасти этого чудовища, проведя свободной ногой мощную49 серию ударов в корпус пса. Он отреагировал на это как слон на дробину, то есть никак. Ожидаемого эффекта в виде отбитых почек, судорог и немедленной смерти в страшных мучениях с его стороны не последовало. Собака явно решила добиться победы в матче, призовой фонд которого составляла моя нога. Причем на ее стороне были поддержка домашних стен и необъективное судейство. Плюс ко всему этому силы противоборствующих сторон даже с большой натяжкой нельзя было назвать равными. С одной стороны был я - наполовину сошедший с ума, порядком ослабевший от ран и от сопутствующей им потери крови и немыслимых потрясений этого дня. А с другой - большой, злобный, состоящий из мышц и желудка пожиратель всего, что дышит и двигается, одним словом - прирожденный хищник. Хорошо еще, что его соплеменники не поддержали нападающего ввиду того, что по большей части все они были мертвы, - а не то у меня просто не было бы ни
единого шанса.
        Я где-то читал, что у собак самое уязвимое место - нос50. Собрав остаток сил и ненависти, уже не крича, а скорее хрипя и захлебываясь болью, я изо всех сил ударил пса в болевую точку. Впечатление было такое, будто кулак мой со всего размаха врезался в бетонную стену. Рука мгновенно онемела. Однако, судя по всему, эта спонтанная акция негативно отразилась только на атакующем. То ли мой оппонент не читал книгу «Дрессировка и воспитание домашних любимцев», то ли болевые точки находились у него в области гланд, одним словом, ожидаемого эффекта опять не последовало.
        Челюсти хищной твари сжимались все сильней, и я почувствовал, что еще немного - и от ноги ничего не останется.
        - .............. .................. ................ .................. ............... !!!!!!!!!!!! - закричал я, уже ничего не соображая, хаотично нанося удары куда попало, теряя при этом последние силы.
        Но все было тщетно. Эта вспышка активности была последней попыткой моего организма пережить сегодняшний день. Кровавый туман захлестнул ускользающее сознание, я попытался еще раз попасть ненавистной твари в нос, ударил, но промахнулся, одновременно дикая боль пронзила каждую клетку тела...
        Мгновение спустя все кончилось.
        
* * *

        Но оказалось, что это был всего лишь пролог. Самое интересное, как обычно и бывает, ожидало меня впереди.
        Глава 5
        
        Уже во второй раз за этот бесконечно длинный и набитый под самую завязку непрекращающимися кошмарами день я приходил в себя после того, как терял сознание. До злополучного понедельника за всю свою сознательную жизнь я падал в обморок только один раз. Да и то этот неприятный инцидент произошел в далеком детстве, когда, заигравшись с друзьями на улице, ваш покорный слуга незаметно для себя перегрелся на солнце и очнулся уже в кровати, со всех сторон окруженный встревоженными домочадцами.
        А сегодня с самого утра полуобморочное состояние начинало входить для меня в привычку и становиться чуть ли не доброй традицией. Огорчало еще и вот что: если в первый раз возвращение к реальности прошло практически безболезненно, то сейчас на моем несчастном теле не осталось ни одного живого места. Правда, ко мне почему-то вернулся слух, но трудно было сказать, плюс это был или минус. Голова раскалывалась, нога вообще ощущалась как один сплошной сгусток боли. Вдобавок ко всем этим неприятностям, открыв глаза, я обнаружил, что какой-то большой, толстый и ужасный, как сама смерть, человек51 бежит, перекинув меня через плечо, словно мешок с удобрениями. Этот тип делал не меньше двадцати миль в час и на бегу еще успевал размахивать здоровенной кривой саблей и кричать таким страшным голосом, что кровь стыла в жилах.
        - Надеюсь, меня выносят из этой бойни не для того, чтобы в домашней обстановке зарезать, освежевать и, в меру прокоптив, съесть на завтрак, - подумал я, безуспешно пытаясь справиться с горячими волнами дикой боли, накатывающимися все с новой и новой силой. - Это противоречило бы всем нормам поведения а моральным принципам, принятым в цивилизованном обществе.
        - Особенно в таком, где мясники, палачи и людоеды входят в десятку самых уважаемых граждан, - ожил внутренний голос.
        Наверно, он был прав, но я слишком устал и обессилел, чтобы спорить и чему-либо удивляться. Все тело до краев заполнилось дикой болью, и казалось, что сегодня меня уже вообще ничто больше не удивит.
        К сожалению, только казалось.
        Окончательно придя в себя, я не без помощи нервных окончаний, которые даже не стонали, а скорее выли от боли, с ужасом обнаружил, что моя многострадальная конечность в некотором роде не совсем свободна. Выражаясь точнее, отрубленная голова собаки все еще сжимала челюстями мою ногу. Это выглядело настолько дико, что в первые мгновения я даже не поверил своим глазам.
        Потом все-таки поверил, но легче от этого не стало.
        Спустя некоторое время, привыкнув к боли, насколько это вообще было возможно, и убедившись, что нога хотя и кровоточит, но все-таки пока еще остается на месте и способна относительно нормально функционировать, я попытался осмыслить происходящее. И, сопоставив некоторые факты, как то: наличие в руках моего персонального носильщика большой кривой сабли, способной разрезать не только булочки для гамбургеров, но и кое-что побольше, с одной стороны, и отрезанную голову подлой твари - с другой, пришел к выводу, что парень, тащивший меня, ни больше ни меньше как спас мою жизнь. Это было очень мило с его стороны, и, пожалуй, как-нибудь при случае надо будет обязательно...
        Хрясь!!!
        Тело мотнуло так, что я чуть было не свалился, но толстяк лишь крепче прижал ношу к себе, так что едва не выжал из моих легких последние остатки жизни, словно зубную пасту из тюбика. К счастью, у моего организма хватило запаса прочности, и, вместо того чтобы испустить дух, я ограничился наполовину вылезшими из орбит глазами, что и позволило благодаря увеличившемуся углу обзора краем глаза заметить чью-то голову. Голова весело катилась по мостовой, словно резиновый мячик, брошенный неосторожными детьми на проезжую часть...
        - Блеееееееее!!! - Не долго думая завтрак решил, что стал достаточно самостоятельным, чтобы наши жизненные пути разошлись, и пошел искать счастья на одежде толстяка, который, впрочем, был настолько занят своими проблемами, что ничего не заметил.
        Потерпевшая сторона (то есть я), истратив последние силы на незапланированную эвакуацию из желудка остатков пищи, окончательно пала духом.
        Не успев привыкнуть ко всем этим кошмарам и в полной мере адаптироваться в мире, где отрубленные головы и вывороченные внутренности никого не удивляют, я пришел к неутешительному выводу, что сегодняшний день доконает меня окончательно.
        И что удивительно - как в воду глядел.
        Впрочем, развить мысль до конца так и не удалось, потому что мои глубокие умозаключения были опять прерваны, на этот раз рекламным объявлением, начало которого я, занятый своими невеселыми размышлениями, не расслышал.
        Пространство в радиусе не меньше нескольких миль заполнил голос, вырвавшийся, казалось, из самой преисподней52. Голос сообщал следующее:
        - Силы охраны и правопорядка великого города Сарлона по высочайшему повелению Фромпа Второго, нашего всенародно любимого правителя, да осветится его жизнь вечным светом счастья, приказывают немедленно прекратить несанкционированные беспорядки с применением элементов противозаконной магии и сдаться на милость его высочества...
        В этот момент толстяк снова кого-то зарубил прямо на ходу, меня мотнуло так, что я больно ударился головой, на какое-то мгновение отвлекся и по уважительным причинам не расслышал продолжения, что, впрочем, было не так уж и важно. Самое главное - изюминка, так сказать, - было припасено на конец выступления:
        - Район блокирован по всем направлениям пространства, включая переходы в другие измерения, добровольная капитуляция принимается в течение пяти минут, после чего территория объявляется «Зоной стертого измерения».
        Отсчет пошел...
        - А-а-а, шакалы на службе облезлого тигра!!! - взревел толстяк, тащивший меня на спине. - Провалитесь вы все в могилу бездомного бога Виру вместе со своими лизоблюдскими повадками, и чтоб ваши чресла...
        Дальше он так длинно и грязно выругался, что я краснею при одном воспоминании об этом монологе.
        - И будь я трижды проклят, если... ......53.... - и клинок свой вобью в ваши лживые глотки, - закончил он на романтической ноте, останавливаясь и тяжело хватая воздух легкими со звуком, напомнившим работу парового двигателя.
        - Браво, браво, стервятник Билли, - проскрипел неизвестно откуда взявшийся противный, смутно знакомый голос.
        Я не глядя поставил бы десять долларов на то, что это один мой старый добрый знакомый, охотник за моим скальпом по имени Компот. И когда Билли бросил меня на землю, церемонясь не больше, чем если бы я был мешком с гранулированными удобрениями, я с радостью убедился, что оказался прав.
        - Тебе почти удалось украсть у меня старого друга54, - продолжал старикан. - И если бы я так не торопился из-за этих, как ты правильно выразился, шакалов, то наверняка нашел бы пару минут, чтобы научить тебя хорошим манерам, объяснив, что красть у ближнего - тяжкий грех55. Но, повторяю, в данный момент я слишком тороплюсь, поэтому если ты просто отдашь мне этого молодого человека, то мы разойдемся по-хорошему.
        У меня начало складываться впечатление, что я занимаю все верхние строчки местных хитпарадов, потому что популярности моей здесь, казалось, не было предела.
        - Да ну?
        Похоже, в сердце мясника по имени Билли блестящая проповедь Компота не оставила особого следа.
        - А тебе не кажется, старая развалина, что у тебя не осталось энергии даже на одно захудалое заклинание, способное остановить мой клинок? - прохрипел толстяк и, не теряя времени даром, бросился на старика56.
        Я опять подумал: в этом безумном мире все происходит настолько быстро, что не успеваешь ничего понять. Секунду назад они мило беседовали, и вот уже толстяк с налитыми кровью глазами несется на старика, словно бешеный бык, с обнаженной саблей наперевес и абсолютно серьезным намерением зарубить несчастного колдуна. Помня о голове, катящейся по мостовой, и некоторых других жертвах, не столь ярко запечатлевшихся в моем воспаленном сознании, я ни секунды не сомневался, что это не дружеский розыгрыш, а суровая правда жизни.
        Компот гадостно улыбнулся57, с неожиданной для его возраста скоростью засунул руку в карман своего необъятного балахона и, вытащив оттуда небольшой пакетик, швырнул его в Билли, угодив в ногу. Мои опасения подтвердились - старик был подлец по натуре. Уж не знаю, что находилось внутри58, но, во-первых, это сразу же остановило Билли, а во-вторых, очень ему не понравилось. Он взвыл, как стая койотов, почуявших добычу.
        - У меня отнялась нога!!!!! Ты.................... ........, заморозил ее, и теперь............................ ............... охрана возьмет меня. Я вырву твое сердце, разрежу на куски и засуну...
        Дальше последовал очередной поток непристойностей, впрочем, ничего нового и интересного для себя я не почерпнул, все это уже когда-то было.
        Теперь они поменялись ролями, и старик оказался в более выгодном положении.
        - Все в порядке. Ничего страшного не произошло. Успокойся. У тебя просто был трудный день, - начал мягко увещевать колдун жертву своих темных махинаций, в то же время бочком подкрадываясь ко мне с ярко выраженными хищными намерениями. - Ты все неправильно понял, потому что чрезмерно утомился... - Компот продолжал безостановочно молоть несусветную чушь, явно заговаривая зубы толстяку.
        Я все еще лежал у ног Билли, и сил у меня было не больше, чем у новорожденного котенка.
        - Просто трудный день?! - взревел толстяк, и мои перепонки задрожали, как оконные стекла, готовые выпасть из рамы. - Ты называешь это просто трудным днем???
        Мне показалось, что меня опять контузило, потому что на мгновение я оглох.
        - Тогда подходи поближе и не волнуйся, ничего страшного не будет, я просто перережу твою старую высохшую глотку...
        «Все-таки они милые», - подумал я.
        Компот остановился на безопасном расстоянии, озадаченно постоял, пару секунд о чем-то мучительно размышляя, а затем, попытавшись сделать честное лицо59, начал самым доверительным тоном, на какой только был способен:
        - Послушай, Билли, давай договоримся по-хорошему. Зачем нам ссориться из-за пустяков? Мы ведь старые приятели, верно?
        Узы дружбы, как я посмотрю, крепко связывали здесь почти всех, не мешая им при этом время от времени перерезать своим приятелям глотки, в глубине души раскаиваясь и горько сожалея о содеянном.
        - Из отпущенных нам пяти минут три уже прошли, - продолжал гнуть свою линию старик, - поэтому я буду честен с тобой до конца.
        - До какого? - У толстяка было ненавязчиво вульгарное чувство юмора.
        - До победного. - Колдун за словом в карман не лез. - У меня действительно не осталось энергии, чтобы с помощью магии отобрать у тебя этого юношу, но я знаю, как отсюда сбежать, к тому же в запасе имеется кое-что и для тебя.
        Он порылся в карманах своего универсального балахона и с видом добряка Сайта-Клауса, приехавшего к детишкам с мешком, набитым под самую завязку всякими вкусностями, игрушками и прочими рождественскими подарками, вытащил на свет флакончик с какой-то жидкостью, выглядевшей, мягко говоря, подозрительно.
        Старик прокашлялся и как-то не очень уверенно начал:
        - Эта микстура вернет твоей ноге подвижность и восстановит силы. Я дам ее тебе, а взамен ты отдашь мне нашего общего друга. По-моему это честная сделка.
        Мне кажется, даже сам колдун не верил в искренность своих слов, не говоря уже о нас, но, видимо, ничего более подходящего у него под рукой в данный момент не было.
        - Честная сделка? - Билли захохотал. - Да в этой склянке в худшем случае серная кислота, а в лучшем - микстура для беременных женщин, к тому же я слишком давно и хорошо знаю твои змеиные повадки, чтобы поверить в историю о неожиданной благотворительности.
        Старик с видом оскорбленного достоинства хотел было что-то возразить, но толстяк опередил его.
        - Хотя, - протянул он задумчиво, - если ты попробуешь эту чудо-настойку и не подохнешь мгновенно, то, возможно, в конечном итоге мы сможем договориться.
        Колдуну эта идея явно не понравилась, но время поджимало, поэтому он молча открыл флакон, скривился и сделал большой глоток. Слезы выступили на его мгновенно помутневших глазах, но старик шумно выдохнул, перевел дыхание и, вымученно улыбаясь, прохрипел заметно прерывающимся голосом:
        - Отлично себя чувствую, просто заново родился.
        Как я успел уже заметить, у всех без исключения здесь было чувство юмора.
        - Что-то мне не нравится твое лицо, в нем стало слишком много зеленого цвета. - Билли сдерживал смех, чтобы сыграть еще пару актов этой комедии, от души веселясь шутке, которую он провернул с доверчивым колдуном.
        Я почему-то сразу понял, что он с самого начала не собирался пить эту дрянь, но, видимо Компот еще питал какие-то иллюзии. И теперь с цветом лица у него действительно были проблемы. Вероятно, старик не рассчитал свои силы, хватанув лишку этой гадости.
        - Не копай могилу ближнему своему, - нравоучительно произнес Билли, подводя итог неудавшемуся эксперименту.
        - А то можешь упасть туда сам, - вставил я.
        - Устами младенца глаголет истина, - согласился толстяк.
        - Одним словом, старость не радость, - подытожил я.
        На Компота наш обмен афоризмами почему-то не произвел должного впечатления, казалось, он уже ничего не соображает, но последнее слово все же осталось за ним.
        - Билли, я выполнил свою часть договора, нам надо торопиться, - прохрипел колдун. - «Зона стертых изм...». - Тут ноги его подкосились, и старик очень натурально рухнул на мостовую и потерял сознание, а может быть, даже помер.
        Это было так романтично и так отдавало дешевой мелодрамой, что я его почти пожалел, но тут толстяк закончил фразу:
        - «Зона стертых измерений» - это абзац нам всем.
        - А как этот абзац выглядит? - спросил я. Меня действительно терзало любопытство, и это несмотря на то, что из-за обильной потери крови я уже вполне уверенно стоял одной ногой на краю могилы.
        На этот раз мне повезло: Билли уже никуда не торопился и поэтому решил ответить на все мои вопросы.
        - Это выглядит так, что наши энергетические оболочки стираются из данной реальности.
        - Ну и что? - не совсем понял я.
        - А то, - терпеливо, как маленькому ребенку, начал объяснять он, - что руки твои вынырнут где-нибудь в Энвере, ноги поедут в Проллу, а голова если и останется здесь, то вполне может переместиться в другое измерение, потому как эффект этот еще до конца не изучен и применяется в основном на таких добровольцах, как мы с тобой.
        Все это звучало достаточно мрачно.
        - Войну между кланами магов можно пресечь только такими решительными мерами, - продолжал Билли. - Старик, наверное, слишком давно не был в этом измерении и совсем позабыл местные нравы - нельзя швыряться магией в районе, где одна сторона улицы принадлежит одной группировке, а вторая - их заклятым врагам. Правительству понадобилось бы слишком много сил и энергии, чтобы подавить беспорядки, которые стихийно могли перекинуться на другие районы, и тогда уже все окрестности напоминали бы развороченный улей. Поэтому они просто используют полусырую технологию «Стертых измерений», не обременяя себя угрызениями совести по поводу невинных жертв.
        - Насчет невинных жертв - это он очень подметил, - вмешался внутренний голос.
        - Но мы же можем сдаться? - перебил его я.
        - Можем, если за оставшиеся двадцать-тридцать секунд добежим до первого шамана, блокирующего этот район. Но, по моим прикидкам беспорядки охватили порядочную территорию, а мы, к сожалению, находимся почти в центре зоны. Так что бежать надо мили две или три, не меньше, а ты забываешь, что мы вообще не можем двигаться. Да к тому же вряд ли вообще правительство захочет обременять себя пленными. С ними всегда слишком много возни и абсолютно никакого толка.
        - А почему? - хотел было спросить я, но время, отпущенное нам, уже истекло.
        Раскаленное солнце прямо на глазах начало разваливаться на куски, брызгая во все стороны огненными стрелами пылающих протуберанцев, а небо, усеянное обломками звезд, стало неумолимо падать на наши несчастные головы, стремительно увеличиваясь в размерах. И за мгновение до того, как оно достигло земли, большая душная тень проглотила и меня, и вообще все, что еще оставалось в этом абсурдном мире.
        Я даже не успел как следует испугаться, а затем...
        Затем наступил самый настоящий конец света.
        А те, кто остался в живых, стали завидовать мертвым.
        Глава 6
        
        В этот кровавый день, длившийся, казалось, целую вечность, для меня уже стало доброй традицией сначала терять сознание, а потом возвращаться к жизни лишь для того, чтобы мучиться, страдать - и снова мучиться, и снова страдать. А в перерывах между забегами этого марафона садомазохизма с непонятным упорством цепляться за жизнь со всей неукротимой энергией, на которую только способен молодой растущий организм, не отягощенный всей этой чередой пороков и вредных привычек, ставших вполне обычной приметой нашего сумасшедшего времени.
        На этот раз, после того как я пришел в себя, первой моей мыслью было: «Лучше бы я сегодня не просыпался вовсе. Или вообще лучше бы меня убили маленьким. Или - чем так жить - лучше сразу сдохнуть. Или...»
        Впрочем, остальные мысли были в таком же духе, и описание их заняло бы слишком много времени, которого у меня и так уже почти не осталось.
        Что интересно, на этот раз я очнулся не без помощи нескольких ведер воды, вылитых на меня парой душегубов, которые, как потом объяснили мои товарищи по несчастью, являлись по совместительству уборщиками, стражами порядка и бригадой первой помощи по приведению в чувство несчастных узников этого образцово-показательного учреждения. Не знаю, как у них обстояли дела со всем остальным, но последний пункт у этих ярко выраженных дегенератов был коронным номером. Быстро и слаженно привести в себя человека, уже почти наполовину остывшего, - согласитесь, для этого нужен как минимум талант, а как максимум - очень много воды.
        Как только я прорвался сквозь кроваво-мутный туман, застилающий глаза, и издал первый надрывный стон боли, эти милые ребята прекратили поливать меня, будто грядку с помидорами, после чего удалились с чувством глубокого удовлетворения от прекрасно выполненной работы.
        Более или менее придя в себя и отрегулировав резкость в глазах, которые еще некоторое время упорно выдавали вместо четкой картинки цветные круги и мутные пятна, я обнаружил, что лежу в большой луже на грязном холодном полу помещения, почему-то больше смахивающего на темную сырую камеру, чем на светлую больничную палату. Рядом стонал престарелый Компот, а не суетилась молоденькая улыбающаяся медсестра с полным набором необходимых препаратов для поддержания жизнедеятельности моего несчастного изможденного организма. И дополнял компанию старина Билли. Причем если в нас с колдуном лампада жизни еле-еле теплилась, то толстяк находился чуть ли не на пике своей физической формы. По крайней мере, румяное лицо и сухая одежда наглядно свидетельствовали о том, что садовникам не пришлось приводить его в чувство при помощи своего фирменного поливочно-грядочного метода.
        - Где мы? - прошептал я непослушными губами.
        В данной ситуации именно этот вопрос напрашивался в первую очередь.
        - О, ты очнулся. - Толстяк посмотрел на меня долгим печальным взглядом, при этом в его глазах промелькнула искорка жалости, которая меня слегка озадачила.
        - Где мы? - повторил я вопрос чуть громче.
        - Мы в гадюшнике, называемом «Арена искупления», - начал он. - Который находится в столице объединившихся измерений Сарлон, и не позже чем через пару часов нам предстоит выйти на эту арену и попытаться достойно умереть, посвятив свою смерть помолвке Фромпа Второго, этого лживого старого мерзкого подонка, и юной принцессы Вей из Королевства Мерцающих Туманов. Причем девочку отдают в лапы паука по чисто политическим соображениям. А...
        - Ты, наверно, хотел сказать, нас вынесут на носилках на эту... как ее... арену какого-то искупления, - перебил я его, попытавшись не акцентировать внимание на реплике насчет достойной смерти. Как-то спокойней было считать, что мне это просто послышалось.
        - Нет, мы выйдем сами.
        - Хотелось бы посмотреть на это, - пробормотал я, так как чувствовал себя просто-напросто как наскоро подретушированный свежевыкопанный покойник.
        - Не волнуйся, ты все это увидишь своими глазами, и, поверь мне, там будет на что посмотреть: полное собрание старых и молодых негодяев, убийц и мошенников со всех концов известных мне измерений, включая прекрасных женщин, продажных и коварных, как гремучие змеи, один вид которых заставляет учащенно биться сердце и туманит голову сильнее доброго вина. А также высший свет и чернь, падкая до хлеба, бесплатных зрелищ и развлечений, старый мерзкий король с молодой принцессой и много...
        - Так значит, нас уже судили? - закричал, сорвавшись на визг, не вовремя очнувшийся Компот, прервав своими воплями этот не лишенный некоторого драматизма монолог.
        Как только речь зашла о принцессах, у меня сразу начали жестко болеть зубы, а потом и прочие части тела, а суматошные крики старика только способствовали лавинообразному процессу распространения боли.
        «Ну конечно, как же без принцесс, - устало подумал я. - Принц есть, а подходящей принцессы все еще нет - непорядок получается. По законам жанра так не бывает».
        С появлением красавицы-принцессы и злобного тирана-короля бред наконец начинал обретать некоторую упорядоченность, плавно трансформируясь в полный бред. Сборище колдунов и ужасных чудовищ, прекрасные принцессы и продажная знать, великие битвы и сопутствующие им подвиги, воспетые бардами, - все имелось в наличии. А во главе этого безумного собрания, как всегда, возвышался Я, в роли отважного принца. Сказка, не рассказанная ночью заботливой няней из-за того, что с обеда она перебрада сладкой настойки и теперь у нее не хватает фантазии с ходу придумать такую несусветную чушь. Только почему все болит так, что, кажется, еще немного - и я отдам концы не понарошку, а совершенно всерьез?
        Оказывается, быть героем совсем не так весело, как описывается в научно-популярной литературе. Меняю не глядя всех придворных красавиц, благородное происхождение и королевский титул в придачу на обычную среднестатистическую квартиру!
        Что, не желаете поменяться? Так я и думал. Дураков, как всегда, нет. Кроме меня.
        - Да, судили, и я говорил за нас троих. - Билли повернулся к старику, прервав ход моих невеселых мыслей.
        - И ты не мог придумать ничего лучшего, как попросить, чтоб нас убили в этом гадюшнике на потеху толпе, даже не посоветовавшись с нами? - буквально захлебнулся от возмущения Компот.
        «По большому счету старик прав. Как лица в некотором роде заинтересованные, мы все же имели право поучаствовать в обсуждении этого вопроса. Хотя бы из вежливости могли бы и спросить наше мнение», - подумал я.
        - Во-первых, вы оба были без сознания, а во-вторых, это был не суд, а фарс: всех, кого вытащили живыми из блокированного района, выездная коллегия королевского суда прямо на месте признала виновными и приговорила к немедленной казни через повешение.
        «Ничего себе порядочки», - тревожно подумал я.
        - Однако, - продолжал Билли, - за сегодняшний день нам повезло дважды. Когда из-за примороженной ноги я не смог двигаться, а ты, напившись своей дряни, отключился и тоже не смог бежать, мы остались почти что в центре блокированной зоны, которую эти убийцы начисто стерли. Но то ли у них не хватило энергии, то ли эти недоучки-бракоделы что-то напутали. Как бы то ни было, центр лишь слегка тряхнуло, а окраины получили по полной программе - там теперь абсолютно пусто. А второй раз нам повезло, потому что сегодня помолвка этого мерзавца Фромпа, и в связи с этим знаменательным событием великодушные судьи сначала приговорили нас к повешению как мятежников, пытающихся подорвать основы монархии, а затем, выдержав эффектную паузу, сообщили, что мы попадаем под амнистию великого правдолюбца, мыслителя и философа-гуманиста, чтоб ему грязные крысы выгрызли внутренности, несравненного и прекрасного Фромпа второго. Поэтому можем сами выбирать свою судьбу.
        На этом месте Билли замолчал, давая благодарной аудитории, то есть мне и Компоту, переварить все вышесказанное и, быть может, даже поаплодировать его красноречию.
        Но так как сил на восторженные овации ни у меня, ни у старика не было, я позволил себе задать еще один не слишком оригинальный вопрос:
        - А что это вообще такое - «Арена искупления»?
        На этот раз мне повезло, Компот, наверное, расчувствовался.
        - «Ареной искупления» называют мясорубку, в которую кидают приговоренных к смерти, чтобы дать им шанс попытаться выйти из нее живыми и после этого загадать одно желание, которое придворные маги короля обязаны исполнить.
        - Не так уж плохо, - протянул я, вспомнив, что сначала нас хотели просто повесить без каких-либо поощрительных призов.
        - Мой рассказ об этом интересном месте был бы неполным, - продолжил колдун, - если бы я не упомянул о том, что за всю пятитысячелетнюю историю арены только два человека чудом остались в живых после ее посещения.
        - Наверное, остальные плохо тренировались, - попытался пошутить я, чтобы разрядить обстановку, но никто не засмеялся. - А какие еще были варианты? - Я вспомнил, что Билли говорил о каком-то выборе, и попытался побыстрее сменить тему, чтобы загладить неудачную шутку.
        - Нам предложили прогуляться в Сумеречные измерения - обитель безумных богов и проклятых душ.
        - По крайней мере, название звучит романтично, - опять не к месту вставил я.
        Товарищи по несчастью посмотрели на меня как на безнадежно законченного идиота.
        - Из этого «романтичного» места никто никогда не возвращался, - проинформировал меня Билли. - Предания рассказывают о таких ужасных вещах, творящихся там, что простая смерть кажется самым заветным желанием. Великие маги объединившихся измерений наложили печать страшного заклятия на вход в эти проклятые земли. Никто не может проникнуть туда, да и оттуда, слава богам, к нам тоже никто не попадет. Благодаря этому мы можем чувствовать себя в относительной безопасности.
        - Но нам же предложили прогуляться туда. Это как-то не совсем стыкуется с печатью на входе, - заметил я.
        - Иногда проход открывается на несколько мгновений, и приговоренные к смерти преступники, отказавшиеся от легкой и быстрой смерти на виселице и не рискнувшие вступить на поле «Арены искупления», отправляются по собственному выбору в этот безумный ад.
        - Так что поблагодарим старину Билли за то, что он сделал правильный выбор, - закончил колдун.
        Ну, уж если старик предпочитает через пару часов наверняка умереть, чтобы только не попасть в эти загадочные Сумеречные измерения, то я даже не могу представить, что там вообще должно твориться. У меня просто фантазии не хватает на подобные запредельные ужасы...
        - Спасибо, - поблагодарил я Билли и тут же задал еще один вопрос: - А что такое Сарлон, и о каких объединившихся измерениях идет речь, да и вообще что такое измерения?
        Они во второй раз за последние пять минут посмотрели на меня как на тяжело больного человека (законченного идиота).
        - Ты, принц и единственный наследник престола, задаешь такие глупые вопросы, ответы на которые знает даже самый последний бродяга на окраинных мирах. - Толстяк не мог скрыть своего удивления.
        Это начинало медленно, но верно доставать меня. Сегодня уже второй человек говорит мне, что я принц, хотя я точно знаю, что с утра я был таким же принцем, как Эйфелева башня - кубком Стэнли.
        - Не обижай его, - вступился за меня Компот.
        Я едва не расчувствовался от такой заботы. «Все-таки старик не такой уж плохой», - подумал я.
        - Он сегодня с утра немного не в себе, - закончил колдун, и я сразу же взял свои предыдущие мысли обратно, решив впредь никогда не думать о Компоте хорошего.
        - Что значит - немного не в себе? - не понял Билли.
        - Это значит, что чердак у него сорвало, мозга потекли, ну и в общем и целом он просто полный кретин, - прохрипел старик, раздраженный непонятливостью толстяка,
        Если бы в этот момент я не чувствовал себя как постоянный клиент похоронного бюро, иначе говоря, мог шевелить руками, то, выражаясь красочным языком Билли, заткнул бы лживую клеветническую глотку старого злодея.
        - А ты... - начал было я, собираясь вывалить на старика поток всех ругательств Билли, успевших прочно закрепиться в моем словарном запасе.
        Но закончить предложение не удалось, потому что дверь нашего клуба любителей сырых подземелий с противным скрипом отродясь не смазанных петель отворилась, и в камеру вошел интеллигентного вида старичок, одетый в чистую ливрею. Старичок нес на подносе три фужера с жидкостью янтарного цвета.
        - А здесь неплохое обслуживание, - прокаркал колдун, переключая свое внимание и красноречие на новоприбывшего. - Билли, дорогуша, не забудь, пожалуйста, напомнить, чтобы мы задержались здесь на недельку-другую, чтобы успеть в полной мере насладиться изысканностью местной кухни.
        - Господа, - торжественно начал вошедший, не обращая внимания на компотовские остроты, - вам предстоит великая битва во искупление своих преступлений и во славу милосердного и великодушного, мудрейшего и...
        - Одним словом, - бесцеремонно оборвал его колдун, видимо, понимая, что восхваление достоинств и перечисление положительных качеств Фромпа второго может затянуться на неопределенное время, - ты принес наркотик, называемый «Нектаром героев», который поставит нас на ноги, придаст силы, притупит болевые рефлексы и позволит умереть не сразу, а немного погодя. Так что давай сюда свое дешевое пойло - и проваливай.
        - Это что-то наподобие препарата «Эйч-джи» или «ампулы Бога»? - зачарованно спросил я у Компота.
        - В каком смысле? - не понял он.
        - Нуууу... «Тридцать второй», «Сеющий скорбь»... или «Сну»... Была такая книга про конец мира и пересекающиеся вселенные, - сбивчиво начал объяснять я, но, встретив недоуменные взгляды моих товарищей по несчастью, смешался и, пробормотав: «Как-нибудь при случае расскажу, чем там все закончилось», протянул руку к бокалу.
        Старикан молча подал нам фужеры и, убедившись, что мы выпили, с видом оскорбленного достоинства удалился, даже не заикнувшись о чаевых.
        Напиток был прохладный, приятный на вкус. Не знаю уж, что туда намешали, но спустя несколько минут после того, как я выпил этот коктейль, мне не просто полегчало - я как будто заново родился. Кровь перестала сочиться из многочисленных порезов и ссадин, боль покинула тело, и теперь оно стало легким и в то же время необычайно сильным. Это было настолько непривычно, что поначалу я даже как-то растерялся от неожиданности, правда ненадолго. Придя в себя и решив испытать новые возможности своего организма, я высоко подпрыгнул, сделал двойное сальто и благополучно приземлился. Что интересно, раньше я таких трюков не то что не проделывал, у меня даже в мыслях не было ничего подобного. Это была просто фантастика.
        Я стал богом.
        Ну, если не совсем богом, то уж полубогом-то точно. Энергия била ключом. Я купался в ощущении силы и мощи, волнами катившихся по моим мышцам. Это было что-то нереальное и в то же время настолько осязаемое, что перехватывало дух от наплыва эмоций и ощущений.
        - Пора подумать о том, какое бы желание загадать!!! - в радостном возбуждении воскликнул перекачанный стимуляторами юноша, чувствуя, что может голыми руками задушить целое стадо слонов.
        - Желание одно на всех, - вмешался Компот. - И можешь особо не радоваться, нам предстоит выдержать семь раундов подряд против таких ужасных монстров, каких только можно отыскать во всех известных измерениях. А это, поверь мне на слово, совсем не мало. У тех двоих покалеченных счастливчиков, которые выжили за всю историю существования этой проклятой арены, желания были удивительно схожими - они оба хотели, чтобы из разрозненных кусков их плоти, которые валялись по округе, собрали единое целое... Когда у тебя оторваны руки или ноги, мысли о каких-то других благах слегка меркнут на этом мрачноватом фоне.
        - Пустяки, - отмахнулся я, чувствуя себя Гераклом. - Держись рядом со мной и ничего не бойся, об остальном позаботимся мы с Билли.
        - Это шоу четко распланировано, - вступил в разговор молчавший до сих пор толстяк, вероятно сумевший сохранить ясность мыслей, несмотря на убойное действие наркотика. - Первые два раунда мы будем драться как сумасшедшие и зальем арену кровью по самую крышу, доставив тем самым массу удовольствия и незабываемых впечатлений толпе, жаждущей хлеба и зрелищ. А вот затем у нас начнутся большие проблемы. Третий раунд, если повезет, сможем тоже пережить, зато четвертый и пятый - это в девяноста девяти случаях из ста - конец. Брокеры выплачивают сто к одному тем сумасшедшим, которые поставят на то, что кто-то из нас дотянет до шестого раунда. На выход в седьмой раунд у них вообще ставка десять тысяч к одному, но желающих обогатиться на халяву практически не бывает.
        - А какие ставки на нашу победу?
        Он усмехнулся, как будто я сказал что-то очень веселое.
        - Здесь расклад вообще миллион к одному, так что, друг мой, вот тебе верный способ сколотить состояние. - С этими словами он достал из кармана непонятно как сохранившийся у него после всех сегодняшних событий золотой и кинул мне. - Можешь поставить на нас, - закончил Билли, грустно улыбнувшись.
        Разумеется, его пессимизм несколько охладил мой восторженный пыл, но все же предстоящая битва не казалась мне настолько смертельно опасной, чтобы переживать по поводу ее скорого начала. Рассмотрев со всех сторон необычную монету, я задал очередной вопрос:
        - А почему бы нам, обладая такой нечеловеческой силой, просто-напросто не сбежать, выломав двери и раскидав охрану?
        - Потому что нас охраняет не обычная гвардия, а маги, - пробурчал Компот.
        - Но ты же сам маг! - возразил я. - Примени свою магию, а мы поддержим тебя силой, может, как-нибудь и прорвемся, а?
        - Он простой третьеразрядный ремесленник, - снова вмешался толстяк. - А маги экстра-класса, которые держат под контролем арену, без труда могут блокировать его силу. К тому же над ареной, как и над другими крупными общественными заведениями этого города, стоит антимагический полог, чтобы некоторые проходимцы не мошенничали при проведении сделок, при продаже товара, при назначении ставок в азартных играх и на соревнованиях, - добавил Билли, бросив красноречивый взгляд в сторону колдуна, так что все сомнения насчет репутации старика у меня немедленно испарились.
        Именно в этот момент я вдруг неожиданно ясно понял, что Компот, будучи, как очень точно выразился Билли, простым третьеразрядным ремесленником, неосторожно израсходовал весь свой резерв энергии, еще когда расплавил в порыве гнева мою ванну. Поэтому, не имея сил поддерживать окно между мирами, он почти пропал, но мой глупый язык произнес ключевые слова, меня все же зацепило остатками заклинания и в конечном итоге перетащило в этот мир.
        - А ты... А ты - жирный кусок... - начал распаляться Компот.
        Но услышать, куском чего именно является Билли, нам, к сожалению, не удалось, потому что дверь в камеру с противным скрипом отворилась: тюремщики принесли оружие и, что больше всего меня порадовало, одежду с доспехами.
        - По крайней мере, впервые за сегодняшний день я покажусь перед публикой одетым, - обрадовался я, начиная облачаться.
        - И на могиле твоей начертают: «Он умер героем», - приободрил меня внутренний голос.
        - Зато ты так навсегда и останешься безымянным.
        На этот раз последнее слово, кажется, было за мной - пустячок, а приятно. Но не тут-то было.
        - В легендах и преданиях меня будут знать как Улгриха Великого... Солдата судьбы... Человека без прошлого и будущего...
        - Что-что?! - не понял я.
        - Это не для средних умов.
        - А где...
        - На выход, - рявкнул вошедший без всякого предупреждения стражник, прекратив все мои внутренние распри и разногласия.
        Мы без особого энтузиазма проследовали за ним, и, пока нас вели по коридорам этого мрачного сырого подземелья, я произвел в уме серию несложных арифметических вычислений и пришел к неутешительному выводу: начиная с этого момента жить нам осталось не больше двух с половиной или в самом лучшем случае трех часов.
        Глава 7
        
        Я стоял в центре огромного местного колизея, который собрал аншлаг по поводу гастролей нашей маленькой труппы в этом захудалом городишке. Не то чтобы мы были выдающимися знаменитостями или звездами шоу-бизнеса первой величины. Просто мы оказались в неподходящем месте в неподходящее время, и, естественно, нам не оставалось ничего иного, кроме как стать героями. Почетно, приятно, весело... И с вероятностью 99,9 процента смертельно.
        Стотысячная толпа, падкая до хлеба и зрелищ60, приветствовала наше появление дружным ревом, в котором чувствовалась неукротимая тяга простого народа к кровавым битвам и диким разнузданным оргиям.
        Билли во все горло посылал всех подальше, колдун бормотал проклятия, а я просто стоял и смотрел во все глаза на этот пестрый муравейник, где собрались, казалось, все самые закоренелые психопаты этого измерения.
        Пауза затягивалась, и ожидание становилось мучительным. Главные действующие лица были в сборе, третий звонок уже давно прозвенел, возвещая о начале представления, и больше по регламенту, кажется, никого не предвиделось, поэтому можно было смело переходить непосредственно к действию. Но организаторы, видимо, в стремлении получше раззадорить публику, оттягивали начало. Надо отдать им должное - они постарались на славу, чтобы постановка прошла на самом высоком уровне. Декорации и костюмы главных героев этого балагана были выполнены столь стильно, что не вызвали бы нареканий даже у самой взыскательной публики. Сама арена выглядела если не грандиозно, то во всяком случае внушительно. Публика была разношерстная и крикливая. В общем, все было достаточно здорово, если смотреть на это со стороны, а не являться главным действующим лицом, которому предстоит отрабатывать по полной программе все деньги, вложенные в это кровавое шоу.
        Экипировка соответствовала обстановке - то есть лучше некуда. На мне были доспехи - примерно такие, как у центуриона эпохи расцвета великого Рима, довольно живописные, чтобы не сказать больше, но с непривычки немного сковывающие движения. В руках я гордо, как и полагается настоящему герою-воину, держал меч. Что с ним делать, я не имел представления. Небольшой щит, насколько я понял, служил не для украшения, а скорее для защиты моей скромной персоны от жестоких и кровожадных врагов. Одним словом, создавалось такое впечатление, что умельцы из фабрики грез снимают новый блок-бастер «Смерть гладиатора» и на главную роль не нашлось никого лучше вашего покорного слуги. А я был настолько наивен, что согласился не раздумывая61.
        Старина Билли и Компот были упакованы с таким же шиком, так что вся наша троица выглядела очень неплохо, если, конечно, вам нравятся вооруженные топорами клоуны.
        Страха, как это ни странно, я не испытывал, несмотря на то что был твердо уверен - зайдя на эту «поляну» с парадного входа на своих двоих, выйду я отсюда с черного, при поддержке железного багра, с помощью которого усталый от опостылевшей ему низкооплачиваемой работы вечно пьяный и немытый уборщик трупов выволочет мое бездыханное тело.
        Наверное, я совсем не боялся, потому что пребывал в эйфории62, по самые уши накачанный наркотиком с романтическим названием «Нектар героев». Конечно, не стану отрицать, что романтика в некотором роде моя тайная слабость, но всему же должна быть мера. В данном случае меры не было никакой. Романтика не только погрязла в наркотиках, ей к тому же предстояло утонуть в потоках крови. Самое же неприятное заключалось в том, что кровь была не чья-нибудь, а моя, родная.
        - По поводу наркотиков можешь не волноваться: привыкания, психической и физической зависимости, а также последующих кошмарных иллюзий, давления на сознание и ломок у тебя не будет, поскольку принять этот «Нектар» тебе пришлось в первый и последний раз, - успокоил меня внутренний голос.
        - У тебя, кстати, тоже не будет больше возможности почувствовать себя обширявшимся суперменом, - парировал я. - Так что, пользуясь случаем, веселись на полную катушку.
        - Спасибо, что разрешил.
        - Да не за что.
        Пока я мило развлекался, глумясь сам над собой, что для меня не в диковинку, рев толпы неожиданно стих и глашатай, поднявшийся на трибуну, начал бесконечно долго и нудно вещать о величии духа, чистоте души и бескорыстном благородстве народного кумира и любимца детей, великолепного и неотразимого, и т. д., и т. п.. Для тех, кто еще не понял, что речь шла не о моей скромной персоне, даю маленькую подсказку - хвалебную оду читали местной звезде первой величины, вероятно, серьезно страдающей от мании величия, легендарному и непревзойденному Фромпу номер два.
        - Этот старый маразматик так любит слушать восхваления в свой адрес, что мухи дохнут от тоски, когда глашатаи читают полный перечень его положительных качеств, заслуг перед отечеством и официальных наград, - прошипел мне на ухо Компот.
        Толстяк же Билли, не обращая на нас внимания, был занят тем, что громко изрыгал самые ужасные проклятия, смешанные с непристойностями, в адрес короля, его свиты и всех собравшихся на трибунах стервятников, с нетерпением ожидающих, когда же наконец нас разорвут на куски. В этой заключительной речи он превзошел самого себя, и мне было даже немного жаль, что его никто не слышит, потому что акустика здесь, по-видимому, была такая, что за пределы арены практически ничего не выходило.
        Колдун понял это так же быстро, как я, после чего мягко намекнул Билли, что не все впадают в благоговейный экстаз от его красноречия.
        - Заткни свою поганую пасть!!! - проорал Компот в тщетном стремлении перекричать толстяка.
        Не знаю, на что он надеялся, но вот так, по-доброму, в деликатной и ненавязчивой форме пытаться остановить поток сквернословия и угроз, извергавшийся из толстяка Билли, было явно не самой удачной идеей.
        Билли на мгновение сбился, недоуменно посмотрел на старика, после чего в таких же ярких красках, как до этого, начал рассказывать, что он думает о Компоте, его матушке, ближних и дальних родственниках и т. д. и т. п..
        Все это было, конечно, очень интересно и поучительно, но я воспринимал ругательства Билли вполуха, потому что за сегодняшний день уже успел всего этого наслушаться с избытком. В этот момент мое внимание привлекла спутница Фромпа, которой в скором времени предстояло стать королевой мира, где людей скармливают ужасным чудовищам, причем все это делается в рамках закона, при прямом попустительстве властей.
        - Идеи гуманизма не пустили в их черствых душах ростков, которые со временем...
        - Да замолчишь ты когда-нибудь?
        - Могу поклясться, что не позже чем сегодня перестану тебя доставать.
        - Это моя последняя радость в жизни.
        - И моя тоже.
        - Я счастлив.
        - Взаимно.
        Быстро устав от этой бессмысленной склоки, я опять переключился на принцессу.
        Мы стояли недостаточно близко от королевской ложи, чтобы я смог хорошо ее рассмотреть, но все же мне казалось, что она чертовски красива и наверняка никак не старше меня.
        - А ты, наверное, думал, что злобный старикашка возьмет себе в жены пожилую, некрасивую, но добрую женщину, да? Запомни хорошенько: принцесса на то и принцесса, чтобы как минимум быть молодой, красивой и здоровой, а как максимум - самим совершенством, это известно любому ребенку...
        - О-о-о-о! - Я заскрипел зубами.
        - Ты как-то не очень музыкально скрипишь, проскальзывает фальшь. Попробуй взять на октаву повыше.
        - ЗАТКНИСЬ!!!!!!!!!
        Старик и Билли на мгновение прервали выяснение отношений, посмотрев на меня с плохо скрываемым сочувствием. Видимо, обуреваемый чувствами, я перешел на общение вслух. По выражению их лиц нетрудно было догадаться - мои боевые соратники решили, что у меня в голове тараканы. Причем не пара-другая, а целое стадо, да еще и с выводком молодняка. Но менять имидж было уже поздно, и, махнув на это рукой (пусть что хотят, то и думают), я продолжал смотреть на принцессу, потому что делать больше все равно было нечего. Пререкания товарищей по несчастью успели надоесть, а слушать всякий бред о мнимом величии местного короля вообще было самым распоследним из всех возможных вариантов.
        - Как бы подойти поближе, чтобы рассмотреть ее получше, - опять непроизвольно подумал я вслух.
        Толстяк с колдуном вновь, словно по команде, прекратили склоку и, одновременно повернувшись, несколько мгновений озадаченно изучали меня, а потом неожиданно расхохотались.
        - Малыш думает о девчонках, стоя одной ногой в могиле! Нет, мне определенно нравится этот парень! - прохрипел сквозь смех Билли.
        - Это у него не вовремя начался период полового созревания, - гадостно захихикал Компот63.
        - Да уж, лучшего места и времени, чтобы поволочиться за женщиной, просто не придумаешь! - Толстяк никак не мог остановиться, слезы буквально душили его.
        - Самый подходящий случай, чтобы... - начал колдун.
        - .......... .......... .......... .......... .......... !!!!!!!!!!
        - АХАААА-ХААА-Х!!! АХАААА-ХА-ХА!!! ААААХАА!!!!
        Я, конечно, с самого начала знал, что у старика больная фантазия, но не думал, что настолько. Он был просто закоренелым извращенцем.
        - ХХАА. - Они никак не могли успокоиться...
        «Боже! - с надрывом подумал я. - Что я здесь делаю? Почему все это происходит именно со мной?»
        - ....... ............. ......... ..... и взять ее за руку!!!! ААХА-ХААА-ХААА!!!!!
        Нет, определенно эти двое были просто созданы друг для друга. Такое взаимопонимание, такую общность интересов и широту взглядов в наше время можно встретить не так уж часто. Это действительно было что-то...
        Так они веселились еще минут пять, если не больше, а со стороны это, наверное, выглядело полным безумием, потому что смеющиеся до слез полупокойники - это все-таки слишком для психики нормального человека. Но на трибунах, как я понял, нормальных людей просто не было, поэтому ни с кем ничего не случилось.
        - Впрочем, я знаю, как тебе помочь, - заронил луч надежды в мою душу Билли, наконец-то перестав хохотать, с трудом успокаиваясь и вытирая слезы. - Когда закончится балаган с хвалебными речами, ты можешь подойти к королевской ложе и объявить, что посвящаешь этот поединок, точнее сказать резню, твоей избраннице. А по тысячелетним законам этой арены не имеет значения, крестьянка она или принцесса. Главное, что не королева, которая в силу своего положения не считается простой смертной, ее статус приравнивается к божественному. Так что у тебя есть прекрасный шанс отличиться.
        - К тому же и девочке будет приятно, - добавил он после некоторой, скорее театральной, паузы.
        - Ха-ха!! Девочке будет приятно!!! Нет, вы послушайте!!! Чтоб я так сдох! Чтобы ей было приятно!!! Дожить до седых волос и на старости лет веселить девочек в компании двух дебилов, харкая кровью и выпуская свои кишки на вечернюю прогулку, изображая клоуна, нет, я в этом участвовать не собираюсь!!! - с пол-оборота завелся мерзкий старик, размахивая руками, как ветряная мельница.
        - А тебя никто и не будет спрашивать. - Толстяк закрыл прения по данному вопросу одной фразой.
        «Ну а почему бы и нет?» - подумал я, не обращая внимания на истеричные вопли колдуна.
        Мне показалось, что это неплохая мысль - играя на сцене в первый и последний раз, напоследок блеснуть в роли романтического героя-любовника: небрежным жестом, полным бескорыстного благородства, бросить к ногам юной красавицы свое горячее сердце и умереть с ее именем на устах...
        С какой стороны ни посмотри, получалось красиво и даже немного возвышенно. Впечатлительные домохозяйки и прочие поклонницы мыльных опер после такого мощного финала наверняка бы рыдали целую неделю. Жаль, что никто не догадался запечатлеть эту мелодраму на пленку. Мог бы получиться хит из тех, что собирают только в первую неделю проката больше восьмидесяти миллионов.
        - Обидно не это, а то, что мы смотрим, его не в кинотеатре, а являемся главным исполнителем мужской роли.
        - Первый раз за сегодняшний день ты родил умную мысль.
        - И вовсе не первый.
        - Не будем торговаться - мы не на базаре.
        Еще некоторое время, пока я в таком же духе дуэтом размышлял о превратностях судьбы, глашатай безостановочно читал о бескорыстной любви народа к своему королю, о восхищении его мудрым правлением и четким курсом во внешней и внутренней политике, о безусловных заслугах перед народом, государством и т. д. и т. п. Все это сопровождалось таким потоком возвышенных эпитетов и сравнений64, что меня начало по-настоящему мутить от этого вымученного маразма.
        Но, к счастью, все когда-нибудь кончается, и эти восхваления не послужили исключением из правил. Словом, они иссякли. Билли подтолкнул меня, намекая, что пора действовать, и я понял - сейчас или никогда. Мой звездный час настал.
        Медлить было нельзя, поэтому, собравшись, подтянувшись, развернув плечи и выпятив грудь, я твердым шагом, с высоко поднятой головой и гордой осанкой, как и положено держаться настоящему герою, важно прошествовал к королевской ложе, совершенно добровольно ступив на дорогу, ведущую к бесславному, неизбежному и ужасному концу.
        Мои маневры были замечены не только королевским окружением, но и на трибунах. В одно мгновение над ареной почти осязаемо повисла гробовая тишина. Стало так тихо, что я услышал, как гулко бьется мое сердце.
        БУХ... БУХ... БУХ-БУХ... БУХ...
        Несколько десятков тысяч пар глаз впились в меня, так что я, моментально перевоплотившись65, почувствовал себя лабораторной крысой, которую прогрессивные двигатели науки, они же ученые-экспериментаторы, собираются умертвить наиболее болезненным способом, но еще не выбрали, как это сделать посподручней. Ощущение было не самое приятное, но, чтобы соответствовать имиджу «звезды», надо было держаться достойно. Что я и попытался сделать.
        Преодолев несколько десятков метров, ставших для моей неподготовленной психики серьезным испытанием, я достаточно близко подошел к королевской ложе, чтобы рассмотреть короля, которого сегодня все так наперебой хвалили. Король оказался пожилым жестким человеком с холодными безжалостными глазами и улыбкой как у папы Карло - в тот момент, когда после неудачного дня он подкарауливает несчастную крысу Шушару, коварно затаившись у входа в ее крысиное логово с кувалдой в руках и единственной целью сократить поголовье грызунов на одну единицу. Одним словом, неприятная личность, чтобы не сказать больше. Рассмотрел я и его будущую жену, которая вообще не нуждалась в рекламе, потому что была молодой красивой девушкой не старше восемнадцати лет, вполне достойной роли не только принцессы, но даже самой королевы.
        - Стремление идеализировать женщину в момент смертельной опасности есть закономерное явление, обусловленное биологической природой человеческого организма, стремящегося...
        - Я тебя прибью!!!
        - Ты не либерал.
        - Ах ты, подлая скотина!
        - Да вообще-то она мне тоже нравится...
        - Ну почему все красивые женщины постоянно достаются негодяям вроде этого Фромпа, - с горечью подумал я.
        - Наверное, потому, что обычно у них бывает или власть, или деньги, или все это вместе взятое, - вздохнуло мое подсознание.
        - У меня тоже бывали деньги, - возразил я.
        - Бывали деньги??? Ты имеешь в виду те триста двадцать восемь долларов, накопленные за два с половиной года путем жестоких лишений и спущенные тобой за один вечер на эту глупую куклу Вивьен из параллельного класса???66
        - Это была ошибка...
        - А кто этого не знал? Я ведь пытался образумить тебя, но тщетно.
        - Тебе не кажется, - оборвал его я, - что сейчас не самое удачное время вспоминать ошибки молодости и кудахтать, как глупая наседка, посыпая голову пеплом?
        - Ну конечно, мой принц, ты абсолютно прав. Забирай эту милую девочку, сажай ее на белого коня и увози в свое родовое поместье на трех холмах.
        - А вот этого тебе не следовало говорить. - Я начинал закипать.
        - А тебе следовало в свое время себя вести прилично, как положено хорошему мальчику, и слушаться маминых советов, - протянул он печально. - Возможно, тогда мы бы сейчас не выступали на этой помойке в качестве свежего пушечного мяса, а спокойно сидели бы дома и пили чай со свежими плюшками.
        С какой стороны ни посмотри, он был прав, поэтому не оставалось ничего иного, как признать свое поражение.
        Мое молчание или, вернее сказать, бессовестное пожирание глазами принцессы на фоне грустных размышлений, перерастающих в легкую шизофреническую перепалку одной половины мозга с другой, вылилось в несколько затянувшуюся паузу, которую бесцеремонно оборвал старина Фромп.
        - Мы дозволяем говорить тебе, свершающему подвиги во имя своего короля, - начал он.
        Нет, вы обратили внимание на наглость этого негодяя? Он, видите ли, дозволяет мне говорить, как будто до этого момента я молчал исключительно из благоговейного трепета перед его богоподобной личностью.
        - По-моему, стоит поставить на место старого мерзавца, - опять вмешался внутренний голос.
        - Что ж, я уже достаточно завелся, чтобы построить здесь всех без исключения.
        - Хотел бы я знать, как именно!
        - Компот с толстяком, почему-то уверены, что ты принц Рентал из королевства Ветров, скажи, этим подонкам, что в тебе течет голубая кровь.
        - КО-НЕ-ЧНО!!! - Я чуть не засмеялся вслух. - Как я же я сам об этом раньше не догадался!!! Разумеется, мне сразу же поверят, извинятся за ошибку, допущенную из-за небрежности чиновников, дадут голубую ленту и орден императорской фамилии, возвратят родовые поместья, присвоят чин полковника гвардии, после чего, войдя в доверие к солдатам, я стану их признанным лидером, подниму мятеж, который поддержат во всех провинциях, провозглашу декларацию независимости, объявлю свободу слова, печати и вероисповедания, свергну тирана Фромпа и женюсь на его вдове. У тебя ведь был такой план, правда?
        - А почему на вдове?
        - О-о-о-о, - застонал я, не в силах больше спорить с этим тупым вторым «я». - Потому что в ходе мятежа какая-нибудь отчаянная голова сгоряча прирежет непопулярного в народе диктатора.
        - В целом идея неплохая, - задумчиво протянул он.
        Наверное, пауза несколько затянулась, потому что король решил, что я потерял дар речи от созерцания его небесного облика, махнул рукой, повелевая начать представление.
        - Если хочешь что-то сказать, то поторопись, - напомнил внутренний голос.
        В который уже раз за сегодняшний день он был не так уж далек от истины.
        К этому времени я уже окончательно успокоился, чтобы выработать тактику поведения. Набрав в легкие побольше воздуха, я начал:
        - Великий король великого народа!67 Я попал на эту арену случайно, - принялся вещать я в бодром темпе, - но рад, что маленькое развлечение, которое предстоит мне и моим верным слугам, внесет некоторое разнообразие в утомляющую скуку затянувшегося путешествия инкогнито по ничем не примечательным измерениям.
        - О-го-гошеньки-го-го... Ты скармливаешь им светскую хронику путешествий и пикантных приключений, богатых плейбоев-безделъников, вычитанную из журналов для мужчин.
        - Не мешай, я вживаюсь в образ!68
        - Кроме того, - продолжал я, окончательно войдя в роль светского льва, разбивающего женские сердца с легкостью, недоступной простым смертным, - хочу, пользуясь случаем69, выразить свое глубокое восхищение непередаваемой красотой принцессы Вей, давним поклонником которой является ваш покорный слуга... - пауза, поклон претендующий на грациозность, ожидание аплодисментов, которых не последовало, продолжение выступления, - и посвятить ей этот небольшой поединок, на котором я имею честь присутствовать.
        - Пошло, патетично, претенциозно, вульгарно и безвкусно. Особенно ужимки, претендующие на поклон.
        - Согласен, но, по-моему, им понравилось.
        - Конечно, толпе всегда нравились подобные низкопробные, ни на что не претендующие развлечения. Идти на поводу у черни - самое последнее дело.
        - А я смотрю, ты уже вжился в роль принца.
        - А я смотрю, ты удачно выставляешь себя идиотом на публике.
        Он опять был прав, но поворачивать было поздно.
        - А также, - продолжал я, не давая остыть интересу, проявленному публикой к моей скромной персоне после предыдущего сообщения, - от себя лично хочу преподнести принцессе в честь ее предстоящей свадьбы скромный подарок, который, конечно же, не может в полной мере выразить мое восхищение ее ослепительной красотой, но тем не менее будет данью простого смертного прекрасной деве, сошедшей с самого Олимпа, чтобы доказать нам - настоящая любовь никогда не умирает, а лишь ждет часа, предначертанного ей судьбой.
        - Ой, мамочка дорогая, держите меня за ноги!!! Я сейчас сдохну от смеха! Нет, вы посмотрите, как ловко завернул. Любовь... Олимп... Божественная красота, которая не умирает и еще чего-то там не делает. Караул!!!! Когда ты успел нахвататься этой слащавой пошлятины? Я ведь предупреждал тебя - не увлекайся любовными романами и мыльными операми, это до добра не доводит.
        - Ты можешь наконец понять, что у нас проблема, которую я пытаюсь решить, а ты мне мешаешь? Заткнись!!!!!!
        - Так бы сразу и сказал, а то начал...
        - ЗАТКНИСЬ!!!!!!!
        - О'кей, о'кей.
        Я снова переключился на основной канал.
        Там было тихо, как в гробу.
        Вероятно, все это время я держал паузу. Довольно длинную. Которую никто не прерывал, давая моему актерскому таланту раскрыться в полном объеме.
        Позволив публике оценить глубину моего красноречия и не давая опомниться, я закончил:
        - Прошу вас, принцесса, принять от меня в качестве свадебного подарка один миллион золотых.
        Красиво, изящно, эффектно и... Абсолютно негуманно.
        Наверное, лучшим вариантом было бы просто промолчать, не вываливая такое убойное сообщение на неподготовленную ни морально, ни тем более физически аудиторию. Шутки с возбужденной толпой обычно до добра не доводят, знаете ли. А эти сумасшедшие любители кровавых зрелищ вообще завелись с пол-оборота. Бардак начался полный.
        Чтобы хотя бы приблизительно понять, что там творилось, попробуйте представить, что какая-нибудь темпераментная сборная, ну, например Гондураса, выиграла у себя дома, в столице Тегусигальпе чемпионат мира по футболу. Представили? А тем Родригесом, который вырвал победу у соперников, забив решающий мяч на последних секундах, был я. Тоже представили? Так вот, несколько мгновений все они, включая короля, его свиту и даже моих товарищей по несчастью в лице толстяка и Компота, были в состоянии шока, возможно, кто-нибудь на трибунах со слабым сердцем даже сыграл в ящик. Не знаю. Но все может быть. А потом наступил конец света со всеми присущими ему атрибутами и со всеми последствиями, вытекающими из этого нерядового по всем показателям события. Все дружно сошли с ума, и поднялся такой рев, что слышно было, наверное, в радиусе пятидесяти миль, не меньше.
        Фигурой же номер один и центром всеобщего внимания в этом третьесортном балагане, как вы, наверное, уже успели догадаться, был не кто иной, как ваш покорный слуга. Скорее всего, инфляция не успела коснуться этого измерения, и миллион здесь был достаточной суммой, чтобы возбудить такое количество людей всего лишь упоминанием о нем, другого объяснения этому сумасшествию я просто не нахожу.
        - Да-а-а-а, аудитория у твоих ног, если бы сегодня ты выставил кандидатуру на пост президента, то уже завтра сидел в Белом доме, - прокомментировало это событие мое второе «я».
        - По-моему, ты рано радуешься, - оборвал его я. - Сейчас они успокоятся, придут в себя, и вот тогда и начнется самое интересное.
        И действительно, прошло не больше пяти минут, и народные массы, так бурно выражавшие свои чувства, затихли, как по мановению волшебной палочки, повинуясь нетерпеливому жесту короля, призывающего их к тишине и спокойствию. Когда буря улеглась, настал черед Фромпа держать ответное слово.
        - Не будет ли так любезен молодой человек, не пожелавший назваться нам, объяснить, каким образом он намеревается презентовать нашей невесте такую значительную сумму? - поинтересовался он, и фальшивая натянутая улыбка в сочетании с холодными безжизненными глазами заставила меня подумать, что пить на брудершафт с этим человеком, пожалуй, не стоит.
        Наверняка этот народный кумир с повадками наемного убийцы и взглядом удава занял трон в связи с преждевременной кончиной всех остальных претендентов на титул.
        «Надо будет потом не забыть спросить об этом у Билли», - подумал я, а вслух почти спокойно, даже не изменившись в лице, произнес:
        - С подарком, ваше величество, не возникнет никаких проблем, потому что он у меня с собой.
        Трибуны судорожно вздохнули, так что у меня опять заложило уши, но сразу же стихли, с нетерпением ожидая продолжения этой изысканной беседы70.
        - Ну что ж, если подарок у тебя, то не будем медлить, отдай его нам - и начнем представление. - Это была не просьба, это был приказ.
        Меня начинал всерьез доставать этот народный любимец.
        - Хотелось бы вручить его лично принцессе, - напомнил я, и тень раздражения, промелькнувшая на лице Фромпа, мгновенно сменилась стандартно-фальшивой улыбкой либерального политика и народного благодетеля.
        - Да будет так, желание гостя для нас закон. - Король опять улыбнулся71 и, повернувшись к стоящему возле него придворному, что-то быстро произнес. Тот утвердительно кивнул и, совершив легкий взмах рукой, вперился в меня холодным немигающим взглядом несвежей рыбы.
        - Здесь подобралась веселая компания, тебе не кажется? - спросил внутренний голос.
        - Ты забыл сказать - добрая, милая, порядочная и ласковая, как пушистый игривый котенок.
        - Ну, насчет котенка это, по-моему, чересчур.
        - Да нет, пожалуй, в самый раз.
        В этот момент я, безо всякого на то моего желания, взмыл в воздух и поплыл к ложе короля. Правда, не вниз головой, а сохраняя нормальное стоячее положение. За сегодняшний день я насмотрелся достаточно паранормальных явлений, поэтому эти детские фокусы с левитацией меня уже не могли удивить.
        Приблизившись, я наконец смог как следует рассмотреть Фромпа Второго, который с такого расстояния, как это ни печально, выглядел еще хуже, чем издалека. Годы явно не пощадили этого старого, испорченного властью и деньгами, до мозга и костей порочного сластолюбца. Бывают люди, которые вам не слишком нравятся с первого взгляда72, но к ним со временем привыкаешь и уже не так остро замечаешь их недостатки. Однако есть и другая, правда немногочисленная, категория хомо сапиенс, при одном взгляде на которую вас сразу же начинает тошнить - и это уже навсегда. Дело тут даже не в облике. Просто вы чувствуете, что этот человек вам противен, и ничего не можете с собой поделать. Может быть, это инстинкт или что-то другое, не знаю. Единственное, что мне известно наверняка, - местный король на все сто процентов относился именно ко второму типу, и этим все сказано. Впрочем, откровенно говоря, я ему тоже не понравился. С самого начала наше чувство антипатии было взаимным.
        Поэтому, всего лишь окинув его мимолетным взглядом, с трудом подавив в себе естественное желание задушить его на месте, я, не теряя времени, сразу же подошел к принцессе.
        «Вот и наступил момент истины», - совсем не к месту промелькнуло в сознании.
        Конечно, нельзя было назвать ее божественной Клеопатрой или вышедшей из пены морской Афродитой, нет, это было бы неправдой, но красивой молодой девушкой не старше восемнадцати лет она была точно. И еще. Было в ней что-то неуловимое, различимое, может быть, на уровне подсознания, не знаю, как это объяснить, одним словом, можно назвать ее загадочной, хотя...
        А впрочем, я не такой знаток женщин, чтобы с первого взгляда все понять и объяснить. Одно я знал наверняка: лучше бы она училась в школе, ходила на танцы и целовалась со сверстниками, чем выходить замуж по политическим мотивам за местного коронованного негодяя с холодными безжалостными глазами и черной жестокой душой.
        Но ничего этого вслух как истинный джентльмен я, конечно же, говорить не стал, потому что принцесса и без того выглядела не самой счастливой невестой на свете. Вероятно, девушка не обольщала себя тщетной надеждой обрести покой и счастье, соединившись священными узами брака со злобным испорченным властью стариканом. Поэтому, отбросив в сторону все эти невеселые мысли, я наконец приступил непосредственно к «изюминке» своего номера, то есть вручению миллионного «подарка».
        - М-м-м, - начал я несколько неудачно, потому что немного занервничал: во-первых, мне никогда прежде не доводилось общаться с коронованными особами, а во-вторых, ситуация была не совсем обычной, слишком уж много народу пристально следило за моими маневрами.
        - Если ты так а будешь стоять а мычать, как недоенная корова... - начал было внутренний голос, но закончить ему не удалось, потому что я пришел в себя, собрался и, прочистив горло, сказал слегка прерывающимся от волнения голосом:
        - Прошу извинить меня, принцесса, за беспокойство, которое доставил вам своим заявлением, - начал я издалека, стараясь как-то сгладить предстоящее вручение свадебного подарка.
        Мне было неловко, поскольку подарок несколько не соответствовал ни по форме, ни по содержанию тому, что было обещано в предварительном официальном заявлении.
        Но, подняв глаза и встретившись с принцессой взглядом, я запнулся, смешался и почувствовал, что начинаю краснеть. Это не на шутку разозлило меня, потому что стоять и наливаться здоровым румянцем, как маленький, чувствительный мальчик, на глазах у многотысячной толпы было совсем не так здорово, как может показаться с первого взгляда. К тому же наверняка со стороны это выглядело ужасно по-дурацки.
        - Соберись и не распускай нюни!!! - подстегнул меня внутренний голос. - Это всего лишь девчонка, и если тебя смущает, что она принцесса, то вспомни: нас здесь тоже кое-кто считает принцем.
        Может быть, это, а может, что-то другое, не знаю, вернуло мне присутствие духа, и я продолжил уже более спокойно:
        - Иногда самые незначительные, на первый взгляд, вещи приводят к последствиям, которые в корне меняют всю нашу жизнь.
        - Это ты к чему? - поинтересовалось по ходу дела мое второе «я».
        - ... И вовлекают в стремительный водоворот событий, который несет нас со скоростью урагана, сметая все на своем пути.
        - Ты вообще в своем уме?!
        - А после того, как буря утихнет и мы выйдем из нее обновленными, все будет выглядеть уже не так, как прежде, и сама жизнь, сбросив старое платье, облачится в новые прекрасные одежды.
        - Ты меня просто убиваешь...
        - Именно поэтому, когда все кончится, мы будем уже другими, может быть даже не подозревая об этом, и мир изменится вместе с нами, и все, что не исполнилось, - исполнится. Так было, есть и будет. И никто, даже низвергнутые и проклятые боги, не в силах это изменить...
        - С таким талантом надо было идти работать зазывалой в мясную лавку. Тебе просто бесподобно удается говорить чушь с умным лицом. - Мой вечный спутник всегда встревал в самый неподходящий момент.
        Но что бы он там ни говорил, аудитория уже была у моих ног. Толпа внимательно слушала этот прощальный монолог, ловя каждое мое слово. Я даже в какой-то мере могу их понять. Наверно, это действительно интересно - услышать, как обреченный на смерть трогательно признается в любви за несколько минут до исполнения приговора.
        Для полноты картины в этом театре одного актера оставалось сыграть последний акт, мощную шокирующую концовку, а потом дать занавес и быстро с достоинством удалиться, оставив публику забрасывать сцену цветами и неистово рукоплескать великому таланту.
        Что я и сделал. В лучших традициях жанра.
        Чтобы уйти красиво, я поставил точку, не закончив предложения. На заключительных аккордах этого вдохновенного экспромта я протянул руку и, вложив в ладонь Вей свой золотой, печально произнес:
        - Поставьте его на нашу победу, принцесса, и, может быть, вам повезет. Кто знает. Все мы находимся во власти капризной судьбы, причуд которой не дано понять никому из простых смертных.
        Затем я резко повернулся и, уже больше не оглядываясь, пошел к центру арены.
        Красиво. Элегантно. Уверенно.
        Как и подобает настоящему герою.
        Во всем этом священнодействии не хватало только кровавого заката, который последними лучами, словно багряным румянцем, освещал бы этот гадюшник, и моего застывшего благородного лица вполоборота - крупным планом, на фоне титров и витиеватой надписи «The End».
        Первый приз и полный восторг в Каннах, уже девяносто восемь вместо восьмидесяти миллионов только за первую неделю проката, двенадцать «Оскаров», включая и премии за спецэффекты. Полный безоговорочный успех.
        И гробовая тишина...
        Глава 8
        
        Вот в такой несколько экспрессивной манере прошло мое первое по-настоящему большое выступление на публике. Не знаю, какова была сама игра, но резонанс после премьеры был достаточно впечатляющим.
        Толпа, так легко попавшая под очарование пылкого юношеского бреда, который я вывалил на ее головы в неограниченном количестве, быстро пришла в себя и уже успела нахохотаться и насвистеться по поводу моего жульничества (впрочем, положа руку на сердце, в данном случае я был с ними полностью солидарен), а Компот выразить свои оскорбленные чувства (хотя и старался изо всех сил - посредством неограниченного количества нецензурных выражений) по поводу того, что я посмел представить его - великого и могучего волшебника (совсем крыша поехала у старика) - своим слугой. И горько раскаяться, что по доброте душевной так и не превратил меня в свое время, пока была возможность, в больную жабу, избежав таким образом позора на старости лет. Один только Билли одобрил мои действия, сказав, что я здорово выдал этим... Ну, в общем - гадам, так сказанное им приблизительно переводится на нормативный язык.
        Меня также порадовало состояние Фромпа - он был явно взбешен. В свете последних событий в этом не было ничего удивительного, потому что сначала я бессовестно обманул его с денежной стороной вопроса, а потом на глазах всех его поданных практически неприкрыто признался в любви его невесте, выставив таким образом короля в глазах широкой общественности, мягко говоря, не в самом приятном свете.
        - Еще немного - и ты бы наставил рога этому дряхлому маразматику, - прокомментировал мое выступление Компот, начиная остывать, - да и девчонка, наверное, была бы не против посодействовать тебе в этом начинании.
        Я опять начал краснеть как мальчик и, чтобы скрыть неловкость, быстро отвернулся от старика.
        - Мы в твоем лице основательно подпортили настроение этому народному «благодетелю», - улыбаясь, хлопнул меня по плечу Билли.
        - Но ты мог бы представить нас своими советниками, а не слугами, - опять вмешался неугомонный колдун.
        - У нас осталось совсем немного времени до начала веселья, - перебил его я, чтобы сменить тему и скрыть свое смущение. - А у меня есть еще пара вопросов, не узнав ответы на которые я просто не смогу спокойно умереть. Первый - как махать этой железной палкой, называемой мечом, чтобы меня не съели хотя бы до третьего раунда, и второй...
        - Ты не умеешь обращаться с оружием? - Толстяк с неподдельным удивлением уставился на меня.
        - Да, а что здесь удивительного? - не понял я. - Родители с раннего детства прятали от меня спички и кухонные ножи, а из комиксов и телевизионных программ многого не почерпнешь, так что в этой области я, к сожалению, полный профан.
        - Но в раздел классического дворянского образования обязательно входит обучение владению несколькими видами холодного оружия, а принцы...
        - Вот это и есть второй вопрос. С чего это вдруг вы со стариком решили, что я принц?
        - А кто же ты еще?
        - Кто же я еще? - передразнил его я. - Спроси лучше у колдуна, который втянул меня в эту невообразимо дурацкую историю.
        - Я тебе скажу, кто он, - отозвался Компот, - он свихнувшийся принц, а вычислил я его по коду личности.
        - Тогда все в порядке, ты действительно принц...
        - Что такое код личности? - Я не дал ему возможности закончить предложение, мне нужно было разобраться с этим вопросом как можно быстрее, потому что толпа загудела, предвещая близкое начало шоу. - Только, пожалуйста, в двух словах и как можно проще.
        - Теперь это не имеет никакого значения, - пожал плечами Компот, - скоро мы все равно будем мертвы, так что я могу тебе все рассказать. - Код личности - это выраженная в цифрах структура твоей ДНК, которая, если тебе неизвестно, индивидуальна для каждого человека. Зная код, можно легко вычислить кого угодно, в каком бы измерении он ни находился, а также легко убить его, если понадобится, определенными магическими заклятиями, которые, в принципе, знает даже начинающий маг. Поэтому код личности - наиболее охраняемая тайна в жизни как бродяги, так и короля.
        - И как же ты его вычислил, если даже ни разу в жизни не видел меня? Что, посчастливилось украсть из больницы анализ мочи? - Эта неудачная шутка не произвела никакого впечатления на старикана.
        - Я рассчитал его на основе новой гипотезы Занята Блаженного, в основе которой лежит принцип родственно пересекающихся связей и параллельных вероятностей...
        - О-о-ох, горе нам горе!!! - мысленно простонал внутренний голос. - Этот спятивший колдун, украв где-то по случаю дешевый калькулятор, возомнил себя великим математиком, гением передовых компьютерных технологий, королем виртуальных реальностей, суперхакером, так сказать, и, основываясь на какой-то бредовой теории, со спокойной душой втянул нас во все это дерьмо.
        Как это ни странно, но в данном случае я был с ним полностью солидарен.
        - Все понятно, - перебил я старика, - дальше объяснять не надо, ты был достаточно красноречив, чтобы память вернулась ко мне. - Я действительно принц Рентал из Королевства Ветров, - неожиданно легко согласился я, потому что именно в этот момент мне вдруг стало жалко убеждать человека, стоящего даже не одной ногой на краю могилы, как это обычно бывает с законченными негодяями, ожидающими справедливого возмездия, а двумя (причем очень уверенно стоящего), что как минимум он неудачник, а как максимум - неудачник, не умеющий правильно считать.
        И если насчет первого еще можно было поспорить, то второе вообще не подлежало никакому сомнению.
        - Пускай умирает с миром. Я прощаю его. И отпускаю все грехи...
        (С таким мировоззрением мне, наверно, надо было идти в духовную семинарию, после которой имелись бы неплохие шансы к концу жизни облысеть и пробиться в кардиналы. Хотя нет, все-таки для меня это слишком, лучше останусь как есть - принцем, простым, хорошим, немного наивным наследником престола, без всяких там излишеств и вредных привычек, обычно присущих избалованному двору и развратному высшему свету.)
        Ну что ж, мое любопытство было удовлетворено, так что теперь можно было вплотную заняться изучением основ обращения с холодным оружием под чутким руководством старших товарищей, но оказалось, что время, отпущенное нам на учебу, уже истекло.
        Громко затрубили трубы герольдов, возвещая о начале представления, собравшего полный аншлаг, и под дружный рев кровожадной толпы, приветствующей своих бесстрашных героев, отданных на съедение, отворились ворота загона - и появилось ЭТО...
        На мгновение я опешил, потому что вид подобной твари мог привести в замешательство, чтобы не сказать в первобытный животный ужас, кого угодно.
        - ШРАДХ!!! - выдохнули Компот с Билли, и толпа эхом повторила: - Шрадх.
        - Подонок обозлился на тебя и решил похоронить нас в первом раунде, - прохрипел старик.
        По голосу я понял, что, невзирая на действие наркотика, липкий страх просочился и в его душу, хотя это было неудивительно - у меня самого волосы встали дыбом и спина моментально взмокла, когда я увидел этого монстра. Несмотря на все попытки наркотика заглушить потоки адреналина, который в громадных количествах начал вырабатывать здоровый молодой организм, мне стало до такой степени страшно, что я не сходя с места чуть не свалился в глубокий обморок.
        Толпа, видимо, тоже почуяла недоброе и, увидев выступающего под первым номером Шрадха (который мог смело претендовать на первый приз в номинации «самая ужасная тварь из вашего ночного кошмара»), засвистела, выражая свое отношение к этому наглому жульничеству. Но король поднял руку, призывая к тишине, и, словно по мановению волшебной палочки, это бесформенное скопление народа замолчало, будто устыдившись своего праведного порыва.
        - Наши сегодняшние гости, - с пафосом начал он (нас, жертвенных тельцов, этот коронованный подлец лицемерно называл гостями), - выразили свое отношение к нашему турниру, приравняв его к костюмированной постановке (свист и возмущенные крики из толпы), поэтому, чтобы внести некоторую интригу в предстоящий поединок (хороша интрига, подумал я) и, так сказать, приблизиться к стандартам экстракласса (куда еще ближе-то?), а также предоставить возможность показаться нашим гостям во всем своем блеске (большое спасибо за теплоту и заботу), - он выдержал эффектную паузу, давая понять аудитории, что эта тварь Шрадх выпущена исключительно в целях поддержания нашего имиджа, - мы решили несколько изменить порядок поединков и выпустили в первом раунде безобидного Шрадха. - При последних словах он даже не пытался скрыть злорадства, клокотавшего в его черной душе, - он откровенно смеялся нам в лицо.
        Конечно, почему бы и не посмеяться, если все козыри были у него на руках и правила игры придумывал на ходу тоже он. При таком раскладе было просто невозможно проиграть.
        Грязное подлое ничтожество, получившее с помощью козней и интриг королевский титул.
        Одновременно с его словами я почувствовал, как в ногу воткнулся небольшой дротик, и мое многострадальное тело получило еще одну чудовищную дозу наркотика. Видимо, режиссеры постановки, заметив не совсем адекватную реакцию нашей команды на это создание, решили не портить праздник людям, заплатившим за билеты, и подстраховались, зарядив нас возбуждающими психотропными стимуляторами по самую крышу.
        Теперь, получив еще одну порцию этой «гуманитарной помощи», я почувствовал себя уже даже не суперчеловеком, как это было после первой дозы, а именно богом, держащим мир, словно детскую погремушку, в своих огромных всесильных руках, и удивился, как вообще можно было испугаться этой зверюшки десяти-двенадцати метров роста, состоящей из зубов, зубов, зубов и еще раз зубов, прикрытых в кое-каких местах слизистой чешуей. Передвигающейся с помощью хвоста и трех мощных то ли лап, то ли щупалец, утыканных когтями, когтями, когтями и...
        - Давайте начнем веселиться!!! - с неподдельным энтузиазмом закричал Компот, видимо испытывая примерно такие же ощущения, как я, после чего без дальнейших разговоров вытащил из ножен меч и, не дожидаясь поддержки, с максимальным ускорением стартовал навстречу несчастному Шрадху, отданному на растерзание нашей безжалостной троице. Удивительно, как в этом старом высохшем теле сохранилось столько прыти. По-моему, колдун уже давно перешагнул порог пенсионного возраста, но это ничуть не мешало ему бегать, будто он быстроногий олень. Впрочем, мы с Билли тоже не стали задерживаться, поэтому не слишком отстали от старика. Обнажив оружие, с безумным ликованием в сердце от предстоящей битвы и пьянящим ощущением неограниченной силы, переполнявшей наши безумные мозги, мы устремились навстречу судьбе...
        Не знаю как остальных, а лично меня просто распирало честолюбивое желание, первым добежав до этой твари, разрубить ее надвое серией молниеносных ударов и, заслуженно получив в награду лавры победителя, в одно мгновение обойти толстяка и колдуна по количеству побед, одержанных за явным преимуществом. Вызвав этим смелым поступком заслуженное восхищение кровожадной толпы, а также, что самое главное, - одной молодой особы в королевской ложе. Но, видимо, Компота и Билли обуревали те же нелепые фантазии, потому что они бежали так же быстро, как и я. Мы неслись словно беркуты, пикирующие на добычу, а глупый Шрадх непонятно почему даже и не думал убегать. Он просто стоял, обреченно ожидая своих безжалостных убийц, зачем-то открыв пасть с зубами, зубами, зубами и...
        - Не хочется встревать на самом интересном месте, - опять некстати ожил голос в глубине подсознания. - Но вид этих зубов несколько смущает меня и даже почему-то неуловимо тревожит. По-моему, в них скрыта какая-то внутренняя угроза, чтобы не сказать больше...
        - Пустяки, - отмахнулся я на ходу, - не делай из мухи слона, расслабься и предоставь мне разобраться с этим ничтожеством.
        - Как скажешь, босс. - Он замолчал, но под впечатлением его слов я вдруг почувствовал себя несколько неуютно: мне начинало казаться, что здесь что-то не так - или у этой твари слишком много зубов и она чересчур большая, или я слишком быстро бегу навстречу открытой пасти, или...
        Старик, прервав стройную цепочку моих логических размышлений, первым подбежал к этой груде мяса и, не раздумывая ни мгновения, бросился в атаку. Не знаю, учился ли он обращаться с холодным оружием и была ли у него практика подобного рода, но, по моему непрофессиональному мнению, колдун достаточно слабо разбирался в искусстве владения мечом. Тем более у него не было опыта битв с подобными монстрами. Все, что имел этот выживший из ума старикан, так это высохшие, перекачанные стимуляторами и оттого наглухо заклинившие мозги, которые подсказали ему самый неудачный из всех возможных вариантов предстоящей «кампании»...
        Не добежав до чудовища несколько метров, Компот неожиданно для всех (наверно, и для себя тоже) высоко подпрыгнул, чего в нормальном состоянии у него ни при каких обстоятельствах не получилось бы. Вероятно, за счет такого маневра он хотел оказаться на достаточно близком расстоянии от Шрадха, чтобы разрубить жизненно важную артерию в области шеи. И, разделавшись с ним одним смертельным ударом, красиво и, что самое главное, досрочно завершить первый раунд этого поединка.
        Стремление это было, конечно, достойно всяческих похвал, но оказалось, что все не так просто, как могло показаться с первого взгляда. Хитрая тварь все это время только прикидывалась робким агнцем с полной пастью зубов и слизистой чешуей в придачу. На самом же деле это был хищник - коварный и злобный. В мгновение ока преобразившись, он показал свое истинное лицо, неожиданно быстро для своей комплекции выбросив навстречу старику одно из щупальцев-конечностей. В результате чего Компот прямо в полете получил мощнейший удар в область грудной клетки и выбыл из игры уже навсегда. Все произошло настолько быстро, что я не успел ничего толком понять.
        Единственное, что было совершенно ясно, - после такого удара со стариком все кончено, потому что в зловещей тишине, окутавшей арену, я отчетливо услышал, как хрустнули сломанные ребра раздавленной грудной клетки. Колдун, издав предсмертный хрип, отлетел в сторону, словно тряпичная кукла, и, неестественно раскинув руки, безжизненно упал на землю в нескольких метрах от Шрадха, который, в свою очередь не останавливаясь на достигнутом, сбросил маску вежливости и, обнажив все свои гнилые зубы, метнулся к старику.
        Почему-то именно в этот момент в мою переутомленную допингом голову пришла очень ценная мысль, что движут им отнюдь не дружеские чувства. Было совершенно ясно, что монстр не собирается облизывать Компота с ног до головы, радостно повиливая хвостиком и повизгивая от щенячьего восторга, а на полном серьезе намеревается растоптать его или, не мудрствуя лукаво, элементарно расчленить своими ужасными зубами для дальнейшего употребления в качестве первого блюда...
        Я еще успел подумать, что это не самая лучшая вечеринка, на которую можно было попасть по пригласительным билетам, потому что начиная именно с этого момента ситуация начала медленно, но верно выходить из-под контроля. Такого поворота событий сценарий не предусматривал, и на мгновение я даже растерялся от неожиданности.
        Подобная непростительная оплошность наверняка имела бы для меня самые печальные последствия, если бы мы бились с Шрадхом один на один. Но, на мое счастье, я был не одинок на этой отвратительной гладиаторской арене. Рядом находился старина Билли, имеющий богатый воинский опыт и железные нервы. Плюс ко всему голова у него работала достаточно быстро и четко, просчитывая все возможные варианты и мгновенно принимая единственно верные решения.
        Толстяк опережал меня на два корпуса и, увидев, что тварь уже вряд ли удастся остановить, решил не дать ей прийти к финишу первой, чтобы спокойно расправиться с несчастным Компотом, и бросился наперерез...
        Не раздумывая ни секунды, сжавшись как пружина и мощно оттолкнувшись двумя ногами, он прыгнул вперед, держа в вытянутых руках свой меч. Это было, скорее всего, неразумно, потому что старик после такого убийственного удара наверняка был мертв. С такими увечьями нормальный человек просто не может прожить больше нескольких секунд. И все же это было правильно. Просто правильно, и все. Хотя ни сейчас, ни уж тем более в тот напряженный момент я бы не смог объяснить почему.
        Даже эти кровожадные чудовища, сидящие на трибунах в нетерпеливом предвкушении, когда же наконец из наших тел сделают кровавый фарш, разорвав их на куски, не могли не оценить по достоинству такой беспрецедентно смелый поступок.
        «Мир сошел с ума», - успел подумать я, завороженно наблюдая за действиями толстяка.
        На мгновение он превратился в огромную живую стрелу со стальным наконечником, весившую намного больше центнера, не ведающую страха, ведомую отчаянной головой и большим сердцем воина, чтящего кодекс чести. Пожалуй, в этот момент не было, да и не могло быть в этом мире силы, способной остановить его.
        «Спокойствие летящей стрелы» - состояние, когда стрелу уже выпустили и она летит, не зная, куда попадет и что с ней будет дальше. Она не в силах ничего изменить, и поэтому ей незачем волноваться...
        Билли знал, куда попадет. Не знаю, волновался он или нет, позже я никогда не спрашивал его об этом. Но, наверное, это не так важно. Главное - он сделал то, что должен был сделать, и этим все сказано...
        Время остановилось, и, словно в замедленной киносъемке, я видел происходящее почти по одному кадру. Невыносимо медленно Билли оторвался от земли и непередаваемо долго летел, пока я на чугунных ногах бежал в нескольких шагах позади монстра, преодолевая сопротивление плотного воздуха, казалось состоящего из пыли времени, пытаясь догнать ужасного Шрадха и вонзить свой меч в его черное сердце. Откровенно говоря, я не представлял даже приблизительно, в каком месте оно может находиться. Попутно какая-то часть моего воспаленного сознания, где-то на периферии разума, размышляла о том, что дела идут настолько плохо, что, кажется, скоро пора будет заказывать траурный оркестр для всей нашей команды.
        А со стороны это, наверное, выглядело ужасно здорово - благородные рыцари и отвратительные чудовища, смещавшие свои тела и оружие кровавым клубком в смертельной битве на потеху толпе...
        Пока мое заторможенное сознание прокручивало остросюжетные видеоклипы, претендующие попасть на верхние строчки всевозможных хитпарадов, надолго остаться в чартах и по итогам года собрать все, какие только возможно, премий, Билли перелистнул еще одну страницу Книги Судеб. В которой черным по белому было написано, что он спасает полумертвого Компота, протаранив своим клинком тушу отвратительного Шрадха, и...
        Меч вошел по самую рукоять в тело мерзкой твари, одновременно с этим толстяк отлетел в сторону, отброшенный словно теннисный мячик, а спустя мгновение раздался такой ужасный рев боли, ярости и смертельной ненависти, что, оглушенный, я опять на секунду замешкался.
        И это было, пожалуй, моей самой большой ошибкой...
        В свете последних событий я как-то совсем забыл, что, когда имеешь дело с подобными монстрами, нужно постоянно быть предельно собранным.
        Я уже почти догнал это проклятое чудовище, намереваясь выпотрошить его, словно рождественскую индюшку, но именно в этот самый момент, ставший впоследствии для меня роковым, мощный хвост Шрадха выступил в роли неприятного сюрприза, напомнив о своей пробивной силе. Не думаю, что раненый монстр мог увидеть или почувствовать меня за спиной, в эти мгновения ему было не до того. Наверное, это была просто судорога. Но чем бы это ни было и как бы это ни называлось, факт остается фактом. После вторжения в его организм хорошо заточенной острой железной палки Шрадх забился в конвульсиях, и по неудачному стечению обстоятельств один из этих судорожных взмахов конечностями угодил в ничего не подозревающего меня...
        Ба-бах - кузнечный молот прошелся по левой ноге, и я упал как кегля, сбитая шаром для боулинга, но, вместо того чтобы остаться спокойно лежать, как это сделал бы на моем месте любой нормальный человек, благодаря действию наркотика, превратившего меня в полубэтмена-получерепашку-ниндзя, я резво вскочил, отметив про себя, что где-то внизу неприятно хрустнуло.
        Поднявшись, я посмотрел на ногу и сразу же понял, что, где и, самое главное, почему хрустело. Потому что увидел окровавленный обломок кости, торчащий из разбитой вдребезги коленной чашечки. Самое же неприятное в сложившейся ситуации заключалось в том, что коленная чашечка находилась на ноге, которая, в свою очередь, принадлежала мне.
        Пару секунд я завороженно лицезрел это кровавое месиво, пребывая в легком замешательстве, не ощущая боли, однако чувствуя своеобразное неприятное покалывание в пораженной области. А потом (наверно, от большого ума) я попытался шагнуть и, конечно же, сразу упал, потому что теперь левая нога больше меня не слушалась. Это было чисто механическое повреждение, и наркотик, отключивший нервные окончания, милосердно избавил меня от болевого шока, но уже никак не мог помочь нормально передвигаться.
        - Мы сделали серьезную заявку на выигрыш бесплатного романтическою круиза на небеса, - прокомментировал это событие неунывающий оптимист в лице моего второго «я».
        - Надеюсь, хоть там ты не будешь доставать меня, - вяло отмахнулся я, все еще не до конца осознавая ту простую истину, что весь этот кошмар происходит со мной наяву, а не в полунаркотическом бреду.
        
* * *

        Впрочем, не расстраивайтесь так, я еще обязательно вернусь, чтобы, как и положено настоящему герою, убить всех негодяев, покарать зло и восстановить утерянную справедливость.
        Глава 9
        
        «Настоящими героями, благородными рыцарями без страха и упрека, мужественными суперменами и прочими отважными ребятами, как их обычно, не скупясь на похвалы, представляют книги, кино и средства массовой информации, могут быть только законченные психопаты с огромной дырой в голове, к тому же напрочь лишенные не только инстинкта самосохранения, но и элементарного здравого смысла», - пришла в мою голову блестящая мысль, пока я беспомощно лежал на траве, нежась в теплых лучах заходящего солнца с разбитой вдребезги коленной чашечкой и нехорошими предчувствиями по поводу самого ближайшего будущего.
        В свете последних событий это глубокое измышление выглядело весьма справедливым, жаль только, никто не смог его по достоинству оценить, потому что всем было не до того. Эти самые все с неослабевающим вниманием следили за событиями на арене, продолжавшими развиваться с головокружительной быстротой. Несомненно, интерес подогревался насыщенным действием, умеренным кровопусканием и почти фатальным травматизмом.
        В то время как легкая дымка меланхолии окутала мое искореженное тело, неунывающий Шрадх, видимо придя в себя после морального потрясения, вызванного вторжением в его тело меча старины Билли, решил доиграть эту партию до конца.
        Расклад был три к одному в нашу пользу, но Компот не подавал признаков жизни, я не мог двигаться, а у толстяка, кроме щита, не оставалось никакого оружия, поэтому наши шансы на победу выглядели более чем призрачно.
        Правда, справедливости ради следует отметить, что старый добрый Шрадх, которого за короткое время нашего знакомства я успел почти полюбить, тоже был слегка ранен, и даже более того - истекал кровью, но... Потенциал у этой твари не в пример нашему, по-видимому, был достаточно внушительный, и такая мелочь, как кусок железа, вонзившийся по самую рукоять в тушу монстра, погоды явно не делала, никак не влияя на ход боевых действий в целом.
        Я где-то слышал, что ситуация выходит из-под контроля, когда уже нельзя сказать: «Давайте все забудем». В принципе, наша команда, невзирая на свое численное преимущество, могла бы великодушно согласиться на ничью, но, видимо, девизом Шрадха было «Победить или умереть», и это в корне меняло дело, обостряя и без того далеко зашедший конфликт.
        - Проклятье, мне нужен меч, - закричал Билли - наверное, единственный член нашего дружного коллектива, сумевший сохранить во всем этом безумии способность здраво мыслить.
        «А мне нужно......... ........... ........... ........... ............», - подумал я, но это, пожалуй, было самой связной мыслью, промелькнувшей в моем воспаленном сознании.
        Что ни говори, а это действительно был наш последний шанс переложить груз ответственности за свои жизни на могучие плечи толстяка и посмотреть со стороны, что из всего этого получится. Но...
        К сожалению, я уже плохо соображал73. Все, на что я был способен в данный момент, - неподвижно лежать на земле, все глубже погружаясь в полусонное состояние и постепенно теряя связь с реальным миром. Вероятно, сказывалась слишком большая потеря крови, или передозировка психотропного вещества, или все это нескончаемое безумие целиком...
        Тело сковала мягкая вялость, и вся эта суета вдруг показалась мне глупым костюмированным балаганом, как правильно выразился Фромп, этот...
        Но тут мои мысли хаотично перескочили на Вею, и я подумал, как было бы здорово...
        - Кинь мне свой меч, проклятый....... ........ ........ ........... ........... ........, - ворвался раскаленной стрелой в мой воспаленный мозг крик толстяка, сопровождаемый страшными ругательствами в мой адрес.
        «Кинет - не кинет, любит - не любит, приголубит - не...»
        Мощная волна энергии, которую принесли два новых дротика, воткнувшихся в мое и без того уже перегруженное гадостью тело, мгновенно прочистила начавшие давать сбои мозги, в который раз вернув меня к беспощадной реальности этого безумного мира. Видимо, составители программы решили выжать последние соки из моего и так уже разваливающегося на куски организма, чтобы потом их не могли упрекнуть, что представление закончилось, практически не успев начаться.
        Придя в себя и открыв глаза, я увидел, что колдун по-прежнему лежит на земле, не подавая признаков жизни, а Билли отчаянно пытается защищаться при помощи своего щита, кружась как мотылек возле неугомонного Шрадха и отвлекая внимание последнего от наших с Компотом неподвижных тел. Причем своими перемещениями толстяк еще и пытался оттянуть чудовище к противоположному краю арены. Но как бы ловко он ни кружился, какие бы пируэты ни выделывал, было ясно, что долго ему не продержаться, потому что как ни крути, а без оружия ловить в этом гиблом месте было нечего. Ему нужен был меч - и как можно скорее.
        Ну что ж, верный клинок - так, кажется, обычно называют эти железные палки в книжках про прекрасных дам и благородных рыцарей - мне уже был ни к чему. К тому же по природе я не жадный, да и вообще, откровенно говоря, так и не научился им пользоваться, посему без капли сожаления расстался с этим куском железа, изо всех сил зашвырнув его в направлении района боевых действий. Это был широкий жест глупого юноши, не лишенный некоторого очарования, но, к сожалению, имевший самые печальные последствия для всех нас в дальнейшем.
        На этот раз моя ошибка заключалась в том, что я не учел того факта, что наркотик увеличил мою силу в несколько раз. И так как метнул я его со всей своей дурацкой мочи, то, вместо того чтобы упасть недалеко от толстяка, как я рассчитывал, меч улетел к противоположной трибуне, где аккуратно свалился на землю, подняв красивое облачко пыли.
        Трибуны судорожно вздохнули.
        Я грязно выругался.
        Билли выругался просто чудовищно74.
        Компот молча загорал.
        И только Шрадх, который предпочитал словам дело, неожиданно развернулся на триста шестьдесят градусов и, оставив в покое толстяка, понесся во весь опор на меня.
        - Ма-мааа дорогая, - прохрипел я, судорожно пытаясь найти выход из создавшегося положения.
        Как всегда, выход был только один, и от него почему-то подозрительно сильно веяло могильной сыростью.
        «О-ооо», - еще успел подумать я.
        - Горнист, труби отбой, барабаны - бейте отступление, мы проиграли, нас разбили. Спасайся, кто может! - закричал внутренний голос, призывая организованно и без паники отступить на заранее подготовленные позиции.
        Но...
        Как всегда по закону подлости, именно в этот момент меня окончательно заклинило.
        «Полцарства за коня!» - вспомнил я крылатую фразу, не обращая внимания на крики второго «я», и, немного подумав, решил приплюсовать к ранее предложенной половине королевства вторую. Получилось уже целое царство, но почему-то без коня. Странно.
        Все-таки меня перекачали наркотиками. Неподготовленному организму такая нагрузка оказалась не под силу. Мозг перестал нормально функционировать, окончательно выйдя из строя, после чего я уже был просто не в состоянии реально смотреть на вещи и трезво оценивать ситуацию. В то время как Шрадх во весь опор несся на меня смертоносной лавиной, демонстрируя полный набор своих огромных, ужасных и острых как бритвы зубов, я стоял, словно цапля на болоте, то есть на одной ноге, и мучительно пытался вспомнить - завтракал я сегодня или нет.
        Приближалась кровавая развязка без привычного в таких случаях хэппи-энда.
        Толпа замерла в ожидании неизбежного конца, с восхищением наблюдая, как гордый идальго с презрением смотрит в глаза смерти, не пытаясь запятнать свою честь позорным бегством. А гордый идальго (опять же я) не только не думал бежать75, но и вообще, отключившись от всего происходящего, пустыми, ничего не видящими глазами юного наркомана смотрел на этот мир. Не просто не осознавая грозящей ему опасности, но еще и предаваясь грустным размышлениям о том, что несистематическое употребление пищи плюс неправильное питание, плюс недостаток витаминов и обилие острых приправ в конце концов могут довести его несчастный желудок до язвы, которая, в свою очередь, не спеша подтолкнет организм прямиком к летальному исходу. И вот тогда для вашего покорного слуги все будет кончено уже навсегда.
        Да-а-а... Странные мысли о вечном иногда беспокоят нас, и это, как правило, случается в самое неподходящее время.
        Именно в этот момент наивысшей концентрации всех моих умственных и физических сил так некстати произошла кровавая развязка, которую с таким нетерпением, затаив дыхание, ожидали трибуны. Как и следовало ожидать, окончившаяся летальным исходом для одного из участников этой бездарной постановки. А впрочем, в этом нет ничего удивительного. Поединки насмерть обычно мирно не заканчиваются.
        ХЛОП...
        Что-то большое, грязное и воняющее настолько отвратительно, что даже невозможно описать простым человеческим языком, упало недалеко от моих ног, вызвав у пустого желудка непреодолимое желание вывернуться наизнанку, в срочном порядке эвакуировав остатки вчерашнего ужина76. Это моментально вернуло меня к реальности. Придя в себя и уже ни на что не обращая внимания, я согнулся пополам, чтобы не испачкать свой парадный костюм, но, как всегда и бывает, когда чего-нибудь сильно хочется, ничего и не выходит.
        Эта попытка, как я ни старался, не послужила исключением из правил.
        - Ты даже поблевать толком не можешь, - ожила худшая половина моего подсознания. - Стыдно! - пригвоздили меня к позорному столбу.
        - А мне вот ничуть не стыдно...
        Но в это мгновение, после секундной паузы, вызванной легким шоком, разом взревели стотысячные трибуны арены. Шум, свист, смех, крики - все перемешалось в этом чудовищном гуле, и на мгновение мне даже показалось, что я в который уже раз за этот день опять оглох.
        - По какому поводу веселье? - спросил я вслух, обращаясь неизвестно к кому, опять на какое-то время обретая более или менее устойчивую связь с действительностью.
        - Мне бы тоже хотелось это знать.
        С трудом выпрямившись, я сконцентрировался, наконец-то увидев то, что издавало этот отравительный запах. И этим чем-то, как ни странно, оказался ни больше. ни меньше, а именно он - бездыханный и абсолютно мертвый Шрадх.
        - Как мило с его стороны было сдохнуть недалеко от нас. Как будто этот монстр не мог выбрать какое-нибудь другое место, поудачнее, - недовольно проскрипел внутренний голос. - Это просто несправедливо.
        Он мог еще долго доставать меня своим брюз-жаниезм, но, на мое счастье, в этот момент подбежал разгоряченный Билли и заорал в самое ухо, пытаясь перекричать рев возбужденной толпы:
        - Друг мой!!!! Да ты настоящий герой! Спокойно стоять и смотреть, как эта тварь несется на тебя, собираясь разорвать на куски! Клянусь всеми продажными богами этого жалкого измерения, на такое способны немногие! А с каким достоинством ты поклонился, после того как все было окончено!!! Нет, что ни говори, а старик был прав, когда утверждал, что в тебе течет королевская кровь. Только лучшие рыцари из благородных старинных династий могут встретить смерть с поднятым забралом, не дрогнув ни единым мускулом и не изменившись в лице. Толпа от тебя просто без ума. Ты действительно показал им, что значит быть настоящим мужчиной.
        - Не прошло и часа, а мы, почти не напрягаясь, уже успели стать бесстрашными героями, - поздравил меня внутренний голос.
        - Кстати, - поинтересовался толстяк, немного отдышавшись, - откуда ты знал, что рана Шрадха смертельна? Ведь со стороны он выглядел вполне прилично.
        Откуда я знал? Хороший вопрос. А действительно, откуда я знал?
        - Мне показалось... - неуверенно промямлил я.
        - По-моему, лучше не стоит говорить, что мы ничего не понимали, - оборвала меня вторая половина.
        - Просто где-то слышал, что если животным пристально смотреть в глаза, то они смущаются и не нападают, - выдал я первое, что пришло на ум.
        Билли опешил от неожиданности. Я не дал ему опомниться и, чтобы избежать дальнейших расспросов, поспешно предложил:
        - Х-м-м-м, знаешь, пойдем-ка лучше посмотрим, как дела у старика, пока он окончательно не остыл.
        Надо отдать должное, любопытство не было пороком моего напарника, поэтому, не тратя время на пустые разговоры, он повернулся, чтобы побежать к старику, но тут я вспомнил, что не могу двигаться.
        - Билли, - закричал я, пытаясь привлечь его внимание и перекричать толпу, которая никак не могла успокоиться после моего блистательного триумфа. - Билли, мне нужна помощь.
        Резко остановившись, он развернулся и быстро подошел ко мне. Я молча показал на ногу, и после этого объяснять уже ничего не пришлось. Не надо было учиться в медицинском колледже или проработать полжизни в хирургическом отделении «скорой помощи», чтобы понять - ноге пришел полный и беспросветный абзац. Кривить душой, утверждая, что все будет в порядке, до свадьбы, может быть, заживет и т. д., и т. п., не имело смысла, поэтому толстяк, не говоря больше ни слова, взял меня на руки и понес, словно маленького ребенка. По пути к колдуну он вытащил свой меч из туши Шрадха, и теперь оружия у нас было хоть отбавляй. Не хватало только людей, способных с ним грамотно обращаться.
        Когда мы подошли к старику, он еще дышал, но было видно, что долго он не протянет. Несмотря на то что его тело было утыкано пятью или шестью дротиками, так что смахивало на подушечку для иголок, Компот по-прежнему пребывал без сознания. Видимо, даже такая доза бодрящих препаратов не могла привести его в чувство.
        - Наверное, лучше для него будет совсем не приходить в себя, - пробормотал Билли, но все же, перекинув меня через плечо, как это уже делал однажды сегодня, осторожно взял колдуна на руки.
        И вот так, с грузом из двух полупокойников, направился к ограждению арены.
        - Зачем мы идем к ограждению? - спросил я у него, испытывая некоторый дискомфорт от такого неудобного способа передвижения.
        - У ограждения на нас не смогут напасть с тыла, я выдвинусь немного вперед и буду защищать вас со стариком, а если кому-нибудь все же удастся прорваться через меня, тогда настанет твоя очередь.
        Это было сильно сказано, честное слово. У меня защемило сердце, и комок подкатил к горлу - одним словом, я расчувствовался, что, в принципе, бывает со мной не так уж часто. Я знал Билли неполных полдня, и, насколько понял, к Компоту он никогда не испытывал нежных чувств, а если быть точным, всего три часа назад без всяких угрызений совести собирался спокойно прирезать старую развалину. Тем не менее сейчас этот человек решил защищать нас до последнего вздоха, как родных детей77.
        - Билли, знаешь, может быть, у меня не будет больше возможности сказать тебе это, но ты...
        Когда дело касается выражения чувств, я всегда боюсь показаться чересчур банальным или, хуже того, пошлым, поэтому никогда ничего путного не получается.
        - Ну-у-у, в общем, спасибо тебе, Билли, - пробормотал я.
        - Ты что-то сказал? - Сквозь рев толпы он не расслышал моих благодарственных потуг.
        - Я говорю, неплохой сегодня выдался денек, - проорал я.
        - Да-а, если бы в жизни было побольше таких деньков, она стала бы намного интересней, - в тон мне ответил он.
        На этом мы временно прервали обмен впечатлениями, потому что достигли ограждения. Толстяк осторожно сгрузил нас со стариком на землю. Я положил на колдуна два щита, которые по замыслу должны были защитить его хотя бы на первое время, сделал упор на здоровое колено, держа в одной руке меч, а в другой щит, и приготовился дорого продать свою жизнь. Билли, выдвинувшись вперед, на первую линию обороны, с двумя мечами наизготовку, наверняка думал о том же.
        Итак, мы заняли позиции, укрепились и были готовы к решающей битве. Час расплаты78 пробил, и вороны, весело кружась высоко в небе, с нетерпением ожидали момента, когда можно будет отведать кусок от праздничного пирога. Все были на местах, не хватало только команды гостей, которую с нетерпением ожидали с минуты на минуту. И пока толпа обменивалась впечатлениями, обсуждая такую неожиданную развязку первого раунда, а мы с Билли проводили передислокацию своих войск, с поля боя убрали мертвого Шрадха. После чего уже ничто не мешало продолжить этот, если можно так выразиться, народный праздник.
        «Шоу должно продолжаться», - как пел когда-то великий Фредди.
        Я посмотрел на королевскую ложу, но до нее было слишком далеко, так что я ничего не увидел.
        - Билли, - обратился я к своему боевому товарищу, чтобы хоть немного отвлечься и заполнить образававшуюся паузу, - как ты думаешь, если мы выиграем79, я смогу загадать желание, чтобы Фромпу отрезали его гениталии, под самый корень, непремено тупой и ржавой опасной бритвой?
        - Мой юный друг, в тебе говорят самые низменные инстинкты, которые, словно пена, всплыли на поверхность души под влиянием обстоятельств. - Толстяк, словно школьный учитель, начал напыщенно читать мне лекцию о нормах поведения и морали.
        Вот никогда бы не подумал, что он способен на такое.
        - Нет, конечно же, если бы нам повезло, мы бы не были настолько жестоки по отношению к Фромпу, оставив в покое его мужское достоинство. А вот за то, чтобы вздернуть его на ближайшем фонарном столбе, я проголосовал бы не задумываясь. Но, к сожалению, по правилам этого представления желание не должно касаться королевского окружения, так что придумай что-нибудь другое, пока я разберусь со стаей этих тварей.
        Я оглянулся, посмотрев в ту сторону, куда указывал Билли, и увидел своих старых добрых знакомых - бешеных псов, которые в количестве приблизительно 20 - 25 голов неслись на нас с налитыми кровью глазами и пеной на оскаленных пастях - с единственной целью набить свои пустые желудки свежей человечиной.
        И что самое неприятное - хозяева опять вывели животных на прогулку, забыв надеть на них намордники.
        Да-а-а уж, действительно здесь было над чем призадуматься.
        «Как все запущено», - подумал я с безнадежной тоской.
        - Давай скажем, что продолжение этого захватывающего приключения - на следующей неделе, выключим телевизор и пойдем спать, - довольно бодро предложил внутренний голос.
        - Давай, - легко согласился я, но почему-то не нашел в себе сил подняться с земли.
        В который уже раз мозги начали перегреваться, давая сбои от наплыва впечатлений и переизбытка стимуляторов. И мне начало всерьез казаться, что стоит лишь сильно захотеть, и этот кошмарный сон обязательно прекратится.
        Глава 10
        
        Над трибунами повисла ничем не прерываемая и оттого еще более зловещая, осязаемо-мрачная гробовая тишина. Так тихо, наверное, бывает только в могиле или в древней гробнице, в силу каких-то неведомых нам причин до сих пор не разграбленной вездесущими мародерами.
        Кровожадная толпа с напряженным вниманием следила за событиями на арене, наверное, в глубине души тихо радуясь, что представление все еще в самом разгаре, а не закончилось так быстро, как могло бы.
        В этот момент я ненавидел их даже больше, чем тварей, которые собирались напасть на нас. По крайней мере, собаки следовали своим животным инстинктам, и их можно было понять. А вот всех остальных я понять не мог, не хотел и даже не собирался пытаться. Все они были для меня не более чем стаей обезумевших кровососов с плохой наследственностью и дурными привычками. Они не заслуживали ничего, кроме презрения и жалости, но жалости в моем сердце уже не было. Поэтому, отбросив в сторону все лишнее, я попытался настроиться на предстоящую битву. Правда, ничего не получилось, но это уже детали...
        Первая группа собак, стартовавшая немного раньше и поэтому вырвавшаяся вперед, разбилась о толстяка, как волны прибоя о берег. Он сделал несколько неуловимых движений мечами - и первые три или четыре пса, которые имели неосторожность прыгнуть на него, были мгновенно изрублены в клочья, словно птицы, попавшие под пропеллер самолета. Толпа, всколыхнувшись в едином порыве, взревела от восторга. Эти подонки, мнящие себя тонкими ценителями гладиаторских сражений, по достоинству оценили то, как Билли умеет обращаться с оружием.
        Ну что ж, начало второго раунда осталось за нами, но враг был силен, хитер, безжалостен и настроен более чем решительно. Поэтому радоваться было особенно нечему.
        Как я уже говорил, потеря большого количества соратников никогда не смущала этих чудовищ и уж тем более не вносила панику в их сплоченные ряды. Скорее даже наоборот, боевые потери разжигали у них еще больший азарт и желание добиться победы во что бы то ни стало, любой ценой.
        Потеряв еще пару неосторожных любителей человечины, повторивших попытку предшественников с ходу расправиться с Билли, стая внезапно как по команде остановилась на безопасном расстоянии, дождалась отставших, затем перегруппировалась и только после этого, окружив нас полукольцом, приготовилась к решающему штурму. Все это выглядело очень и очень скверно. Потому что толстяк мог легко перебить нападавших, если бы, растянувшись цепочкой, псы подбегали по двое-трое за раз. А победить в битве со всеми одновременно шансов у него практически не было. Это понимали не только мы, но и, судя по всему, наши оппоненты, наделенные, к слову сказать, недюжинным интеллектом.
        У нас оставалось несколько последних секунд, которые мой боевой товарищ решил использовать с наибольшей выгодой, проведя в эти краткие мгновения небольшой инструктаж. Повернувшись ко мне с безумными, налитыми кровью, как у бешеного быка, глазами и пеной у рта, он прокричал:
        - Сейчас вожак завоет, после чего они кинутся на нас все сразу, выстави меч перед собой и вспарывай брюхо, когда будут прыгать.
        - Понял, - проорал в ответ я. Действительно, чего тут было не понять, ведь все гениальное просто. Вот так за пять секунд я прошел курс молодого бойца, получил ценные сведения, что собакам лучше вспарывать животы, а не купировать уши или хвосты, и был допущен к боевым действиям с активным использованием холодного оружия, о котором имел представления не больше, чем о пятнах на солнце. Имея вдобавок ко всему этому в послужном списке искалеченную ногу, порванное ухо и несколько более мелких ранений, про которые в суматохе успел даже как-то позабыть. Одним словом, я тянул уже на бывалого понюхавшего пороху ветерана из какого-нибудь обязательно элитного и непременно сверхсекретного спецподразделения коммандос - в черных солнцезащитных очках, с массой нашивок за боевые ранения, вонючей сигарой во рту, полной грудью «Пурпурных сердец», медалей Конгресса и прочих не менее престижных наград. Вдобавок ко всему этому с легкостью, недоступной большинству простых смертных, оперирующему такими понятиями, как «вольно», «смирно», «лечь на пол», «отжаться сто раз», «вашу мать»...
        - А знаешь, - встрепенулся внутренний голос, обрывая мои сладостные мечты о блестящей военной карьере, - я тут вспомнил книгу Киплинга про человеческого детеныша, вскормленного волчицей, и там был похожий эпизод, когда стая волков билась с рыжими псами. Если провести параллели, то Билли будет медведем Балу, мы будем Маугли, а Компот будет Акелой, который в конце гордо умирает, но не сдается. Со зрителями тоже нет проблем, они будут бандерлогами, подлыми трусливыми бандерлогами, кричащими и строящими рожи со своих насестов на деревьях, а...
        Протяжный вой прервал его бредовые измышления, я судорожно улыбнулся непонятно чему, так что у меня перекосило лицо. И в джунглях началась великая битва, за место под солнцем и право остаться в живых...
        Билли, стоявший до этого почти вплотную ко мне, выдвинулся немного вперед, чтобы в общей свалке ненароком не задеть меня своим мечом, вернее даже двумя, потому что он с легкостью действовал обеими руками. Поэтому нет ничего удивительного в том, что с этого момента я оказался уже не в глубоком тылу, а практически на передовой. И теперь кроме заботы о собственной персоне на мои хрупкие плечи лег груз ответственности за безопасность колдуна. Я должен был в меру сил и возможностей следить за тем, чтобы лежащему рядом и только слегка прикрытому щитами Компоту в суматохе раньше времени не откусили голову.
        В теории весь этот расклад выглядел достаточно просто и ясно, на практике же все обстояло совершенно иначе.
        Как только вожак издал длинный, леденящий душу вой, стая, будто сорвавшись с цепи, без всяких церемоний и предупреждений кинулась на нас одновременно со всех сторон.
        И вот тогда-то началось самое веселье...
        Основной удар они направили на Билли - наверное, потому, что он стоял ближе и выглядел намного аппетитней и упитанней, чем я. Думаю, что Компот, по собачьему мнению, проходил по разряду залежалого товара низшей категории качества, к тому же с прошедшим сроком годности, поэтому на него могли позариться только самые последние неудачники, да и то не раньше, чем после двухнедельной голодовки. В данном случае старость Компота, несомненно, была ему на руку, выступая определенным гарантом низкого потребительского спроса. И если с гастрономическими котировками моих боевых товарищей все было более или менее ясно, то вот насчет ценности моей худой, костистой, зато молодой и свежей тушки в этой мясницкой лавке я имел самые смутные представления. И это почему-то навевало смутную тревогу.
        А впрочем, я опять отвлекся...
        Итак, по замыслу вожака это был последний и решающий штурм, на который он кинул всю стаю, не оставив никаких резервов. И если со стратегической точки зрения данное решение было большой глупостью, то с тактической...
        Первые несколько тварей были разрублены толстяком в какое-то краткое мгновение, так что я даже не успел заметить, как все произошло, а затем на него навалилось одновременно слишком много собак, и, оказавшись в центре этого визжащего клубка, состоящего из когтей, клыков, голодного безумия и бешеной ярости, он рухнул на землю, как низвергнутый титан, оказавшись погребенным под живым покрывалом, состоящим из этих проклятых псов...
        - Билли! - в отчаянии закричал я, будучи не в силах помочь человеку, который за один день успел уже дважды спасти мне жизнь. - Билли, держись, я иду, - прохрипел я, с трудом пытаясь встать на обе ноги.
        Однако эта безуспешная попытка ни к чему не привела, потому что была уже скорее агонией, нежели каким-то осмысленным действием. Причем агонией даже не лично моей, а всей нашей команды.
        Плюс ко всему четыре собаки, видимо почувствовав, что толстяка на всех не хватит, решили пообедать молодым костлявым телом, не оставив мне даже чисто теоретического шанса отправиться на помощь.
        - Напомни, пожалуйста, я вдруг что-то подзабыл. - В эти последние мгновения, отпущенные судьбой, я вновь обратился к внутреннему голосу. - Я не ошибаюсь, в истории про Маугли добрые зверята, кажется, победили, верно?
        Одновременно, наверное с испугу воспользовавшись советом Билли, я умудрился довольно удачно махнуть мечом в направлении прыгнувшего на меня пса, так что разрубил его буквально напополам.
        Кровь вперемешку с вывалившимися внутренностями сразу же залила меня с ног до головы, не оставив практически ни одного сухого места.
        Это было отвратительно. Так вот сразу, без всякой подготовки, подобные натуралистические ужасы.
        - Ну, ты же знаешь, эти сказочники вечно что-нибудь напридумывают...
        Вторая тварь неожиданно прыгнула сбоку и, ударившись о щит, судорожно сжатый левой рукой, вывела меня из равновесия.
        Я рухнул как подкошенный, щит отлетел в сторону, и сразу же еще одна собака прыгнула на меня, придавив к земле и попутно успев разорвать когтистой лапой щеку от уха до шеи. При этом она просто каким-то чудом не задела глаз и не вскрыла горло. К счастью, и на этот раз мне не довелось почувствовать боль - наверное, опять благодаря действию чудотворного наркотика.
        Уже во второй раз за каких-то неполных полчаса моя кровь обильно оросила землю этой проклятой арены. Судя по всему, это начинало входить в традицию. Извернувшись, я все же сумел вспороть брюхо зубастой твари мечом, который в отличие от щита, к счастью, остался в недрогнувшей руке80.
        В общем, после такого блестящего начала на моем боевом счету числились уже два трупа «домашних любимцев», или «братьев наших меньших», или «собак - друзей человека», или...
        Пес, который сбил меня с ног, наверное, был самым смышленым в своем помете. Потому что, как только я сбросил с себя мертвую собаку, числившуюся в списке убийств под номером два, и попытался приподняться, чтобы оценить ситуацию, он без промедления прыгнул... Но, наученный горьким опытом своих предшественников, оставив в покое горло, вцепился в руку, держащую меч. Видимо, посчитав, что без него я не представляю серьезной опасности.
        И вот это было большой ошибкой со стороны хитрого чудовища.
        Доспехи, которые напялили на меня в начале представления, не позволили этой твари сразу же перекусить руку, поэтому для начала она повисла на ней мертвой хваткой. И если бы я не был супергероем (благодаря действию стимуляторов), то концовка матча, несомненно, была бы за псом. Но, повторяю, я был настолько силен, что смог поднять руку, в которую вцепилось это чудовище, весившее никак не меньше ста фунтов, и, размахнувшись, изо всех сил ударить пса о барьер арены, так что несчастное создание оказалось между стеной с одной стороны и моей многострадальной рукой - с другой. Раздался неприятный хруст, сопровождаемый жутким предсмертным хрипом, и мои руки обагрились кровью - в прямом смысле этого слова.
        - Какая неслыханная жестокость! - с хорошо разыгранным страданием в голосе закричал мой внутренний любитель животных. - Из-за этих натуралистических сцен в широкий прокат критика допустит фильм с жестким возрастным ограничением, что негативно повлияет на кассовые сборы, и в титрах мы уже не сможем с чистой совестью написать, что во время съемок ни одно животное не пострадало. А если об этом узнают активисты из Общества защиты животных, то нас вообще линчуют на месте, - продолжила со своим чудовищным чувством юмора моя не вовремя ожившая шизофрения.
        - Если ты не проболтаешься, с моей стороны тоже не будет утечки информации, - успокоил я борца за права животных, лихорадочно соображая, что делать дальше, и одновременно вертя головой во все стороны в поисках новых врагов.
        Ждать долго не пришлось, так как через пару секунд я увидел это...
        - Какая гадость! - Меня передернуло. Это было настолько отвратительно, что на мгновение я опять вспомнил о своем многострадальнем желудке81, и именно в этот момент под впечатлением увиденного окончательно решил для себя никогда не заводить дома собаку. Оказывается, пока я, истекая кровью, терял последние силы в отчаянной борьбе с тремя кровожадными псами, четвертый, незаметно подкравшись к спокойно лежащему, наполовину остывшему и потому ничего не подозревающему Компоту, разворошил его укрытие, состоящее из двух щитов, и принялся преспокойно отгрызать руку колдуна.
        - Мы теряем, старикана! - истошно закричал внутренний голос.
        - А то я сам не вижу, - процедил я сквозь зубы, и так как времени на раздумья особенно не было, то самое умное, что пришло мне в голову, было повторить трюк Билли с эффектными акробатическими прыжками.
        Сжавшись как пружина и резко оттолкнувшись здоровой ногой, я прыгнул вперед, держа свой верный клинок в вытянутых руках, собираясь таким экстравагантным образом разделаться с хищной тварью, проткнув ее насквозь. Я летел красиво, с размахом, не переживая и ни о чем не думая, будучи при этом спокоен, как стрела82.
        Но... Габариты собаки были в несколько раз меньше, чем у Шрадха, следовательно, попасть в нее было намного труднее. К тому же не стоит забывать, что реакция у нее была раз в десять быстрее. Поэтому нет ничего удивительного, что хитрое животное, заметив краем глаза, что какой-то идиот летит в его направлении и явно не с миссией доброй воли, для начала просто отпрыгнуло в сторону. Чем и дало мне возможность спокойно пролететь мимо, попутно вспахав животом участок невозделанной почвы.
        - Ты облажался, - прокомментировал это событие внутренний голос.
        - Мы облажались, - поправил его я, выплевывая набившуюся в рот пыль.
        - Нет, меня, пожалуйста, не привлекай к ответственности за свои идиотские выходки, - потребовал он. - Потому что...
        КЛАЦ!!!
        В пластину доспехов, защищающую шею, впились клыки хитрой твари, которая, воспользовавшись моим беспомощным положением, прыгнула мне на спину, мертвой хваткой вцепившись в шею. Зубы проклятого «четвероного друга», который, к большому сожалению, в самом раннем детстве не повстречал своего доброго Герасима, все крепче сжимались. И я понял, что если пластина не выдержит, то острые клыки разорвут мне горло, а если выдержит, то меня задушат эти самые доспехи, которые уже начали сжиматься под чудовищным давлением собачьей хватки.
        - Проклятье!!! Сделай же что-нибудь скорее!!!
        - А-а-г-ггхххрр, мо-о-меент...
        Но все, что я смог придумать при таком раскладе, это прохрипеть из последних сил:
        - По-мо-ги-те!
        Обращаясь неизвестно к кому, потому что сам уже не мог достать этого проклятого монстра.
        Как и положено в таких случаях, спустя некоторое время цветные круги поплыли перед моими глазами, в ушах зазвенело, и последнее, что я успел подумать, было...
        А впрочем, это слишком неприлично, чтобы выносить на суд широкой аудитории.
        Глава 11
        
        Кто-то отчаянно хлестал меня по щекам, пытаясь привести в чувство.
        - Мама, мне снился ужасный кошмар, - пробормотал я, не открывая глаз и медленно возвращаясь к жизни.
        - Я что-то не припоминаю, чтобы мама будила нас таким экзотическим способом, - разорвал этот тревожный сон мой вечный спутник.
        Действительно, что-то тут было не так: мама никогда не приветствовала силовой стиль в воспитании.
        Мучительным усилием воли разлепив веки, я сразу же крепко зажмурился: увиденное настолько испугало меня, что я чуть было вновь не потерял сознание от страха.
        - Малыш, не валяй дурака, мне некогда возиться с тобой, - донесся смутно знакомый голос.
        Открыв глаза, я опять увидел эту маску смерти, но теперь, разобрав знакомые интонации, уже не так испугался, а немного подумал и пришел к выводу, что при определенном освещении и богатом воображении, не забывая, конечно, и о звуковом сопровождении, можно с двадцати-двадцатипятипроцентной уверенностью предположить, что передо мной всего лишь старина Билли, а не демон из преисподней, пришедший за моей практически непорочной душой.
        - Билли, это ты? - Я все-таки не слишком доверял ощущениям.
        - А что, ты приглашал на этот праздник еще кого-то? Конечно, ...... .......... ........... ........... .......... это я.
        Да, теперь я действительно убедился, что это он. Никто другой не умел так грязно ругаться, сохраняя при этом очаровательную непосредственность, присущую, пожалуй, лишь маленьким детям и определенной категории душевнобольных. Надо отдать ему должное - на этой стезе ему не было равных. Но как бы хорошо он ни умел ругаться прежде, сейчас это не имело никакого значения, потому что выглядел толстяк просто ужасно. На месте лица у него был большой распухший кровоподтек с кусками свисающей располосованной кожи. Половина скальпа была практически снята, вторая держалась на честном слове. Носа я различить не сумел, так же как и не смог бы поручиться, что у Билли осталось стопроцентное зрение, потому что если очертания одного глаза кое-как смутно угадывались, то насчет наличия второго нельзя было сказать ничего определенного.
        - А где то животное, которое чуть не сожрало меня? - выдавил я первое, что пришло в голову, чувствуя себя так, будто мне только что вырвали гланды щипцами для колки орехов.
        - Если хочешь с почетом захоронить его останки, то можешь порыться вон в той куче. - Он с трудом указал на груду останков, валявшихся неподалеку.
        Обладая даже очень хорошим воображением, было достаточно трудно опознать в этой безликой кровавой массе стаю кровожадных тварей, совсем недавно пытавшихся разделаться с нами.
        Откровенно говоря, по призванию я не являюсь ни мясником, ни гробокопателем, поэтому вид большой кровавой, местами шевелящейся и подергивающейся кучи не вызвал у меня ни малейшего желания копаться в ней в поисках пары-другой старых приятелей. Вместо этого, сфокусировав свой взгляд на Билли, я обнаружил, что толстяк пострадал в этом побоище даже сильнее, чем мне показалось с первого взгляда. Правая рука болталась плетью, а весь бок был так сильно изодран, что меня вообще удивляло, как он еще стоит на ногах при таких ранах и сопутствующей им потери крови. Лицо как таковое отсутствовало.
        - Как ты себя чувствуешь? - задал я идиотский вопрос, потому что ничего другого просто не пришло на ум.
        - Как свежевыпотрошенная индюшка, которую только что ощипали, зажарили и почти съели.
        - А ты, наверное, думал, он скажет: «Не волнуйся, малыш, я бодр, свеж, весел и полон сил как никогда!» - да?
        - Ну, вообще-то нет.
        - А впрочем, каков вопрос - таков ответ, - философски заметило мое подсознание.
        - А что с колдуном? - Я попытался сменить тему.
        - Он все еще дышит, у старикана оказался довольно крепкий организм, но, по-моему, это ненадолго. И знаешь... Кажется...
        Это были его последние слова на этой проклятой арене. Мой славный боевой товарищ пошатнулся, сделал пару нетвердых шагов, еще раз попытался открыть рот, наверное, чтобы сказать что-то важное, и только после этой безуспешной попытки окончательно потерял равновесие и с грохотом упал, потеряв еще и сознание.
        Это было нечестно, потому что... потому что... Так мы не договаривались. Все бросили меня на произвол судьбы, оставив умирать в гордом одиночестве, без единого шанса на спасение.
        - АА!!! - дико закричал я в бессильной ярости. - Будьте вы все прокляты, ныне, присно и во веки веков!!!
        Кровь, смерть и хаос заполнили все пространство вокруг, мир рушился, я был на грани, а у моей второй половины были свои заботы.
        - Надо составить план предстоящей баталии, - жужжал надоедливой мухой внутренний голос, пока я отчаянно хлестал толстяка по щекам, пытаясь привести его в чувство - в глубине души я еще на что-то надеялся.
        Но увы, увы. Все было тщетно. Ничто в этом мире уже не могло вывести из комы старого доброго Билли, не раз и даже не два за сегодняшний день успевшего спасти мне жизнь.
        Все это время трибуны по-прежнему сходили с ума, гвалт стоял сумасшедший, и крутом царила атмосфера старого доброго дурдома, покинутого безответственным персоналом на произвол судьбы. Наша команда показала этим низкопробным извращенцам то, что они все с таким нетерпением ждали, - настоящее кровавое побоище. И оно, безусловно, нашло в их чутких душах живой отклик, не оставив никого равнодушным. На фоне такого феерического представления, наверное, публику слегка огорчало, что сейчас, через несколько минут, все будет кончено. Работники, отвечающие за чистоту и порядок, утащат прочь с арены ржавыми крючьями наши безжизненные тела, насыплют свежего песка, шоу закончится - и придется, как это ни грустно, расходиться по домам.
        Но это были их проблемы, а у меня осталось еще немного времени перед началом третьего раунда, пока с арены удаляли останки собак - проигравших неудачников. Останки же победителей, вразброс валяющиеся в живописных позах тут же, не убирали, дабы они могли послужить кормом для следующих участников.
        Убийца Фромп наверняка в глубине души мнил себя честным игроком, поэтому не останавливал бой, оставляя нам хотя бы чисто теоретические шансы на победу.
        «Ну вот, пожалуй, и приехали, - с какой-то необъяснимой грустью, уже совершенно спокойно подумал я. - Все, конечная, на выход с вещами. Жаль только, что с принцессой у нас так ничего и не получилось...»
        Точки были расставлены, не осталось никаких оговорок и поправок, ясность была полная, и, наверное, пришло время вспоминать какую-нибудь молитву за упокой собственной души, потому что я не питал абсолютно никаких иллюзий насчет исхода предстоящего раунда.
        - Если уж в кои-то веки ты вспомнил о собственной душе, то пора определиться с выбором религии, - тактично подсказал внутренний голос.
        А ведь действительно, я не принадлежал ни к одной церкви и, кроме «Харе Кришна, харе Рама, Рама, Рама, харе, харе», почерпнутой из сингла Боя Джорджа, не знал больше никаких молитв.
        - По-моему, негусто.
        - По-моему - тоже, но сейчас уже поздно что-то менять.
        Во всяком случае, про кришнаитскую мантру я знал хоть немного больше, чем обо всем остальном вместе взятом, поэтому, решив, что мудрость Востока, соединившись во мне с менталитетом Запада, пустит глубокие корни веры в молодой, не отягощенной пороками душе, и ниспадет на меня благодать небесная, и попаду я прямиком в кришнаитский рай, если он у них, конечно, имеется в наличии, и...
        - А прекрасные гурии будут там вечно ублажать могучих воинов...
        Я замешкался, сбившись с мысли. Этот змей-искуситель действительно знал, чем меня достать, Если верна теория, что каждый после смерти попадает в тот ад или рай, в который свято верит по учению своей религии, а несчастные атеисты не попадают соответственно своей вере вообще никуда, то идея развлечений с ублажающими прекрасными гуриями на весь остаток вечности звучала более чем заманчиво. Наверно, это очень даже стильно - потерять невинность на небесах.
        - Но ты же не знаешь, что предлагают нам кришнаиты, - сделал я слабую попытку отразить его пропагандистско-религиозную атаку.
        - Гу-у-у-у-ри-и-и-и, - с томным придыханием протянул он. - В одном месте, насколько мне известно, нам предлагают прекрасных гурий, а что нам предлагают в другом, ты, в силу своей необразованности, в свое время даже не позаботился узнать. И кстати, - продолжал он, - если ты еще хоть немного потянешь с выбором, то, пожалуй, вон та тревожная субстанция, выползающая на поляну, отправит тебя вообще неизвестно куда.
        Я посмотрел на эту тварь и пришел к выводу, что если шансы выжить - один против ста, то лучше приготовиться к смерти, и ничего такого ужасного в этом нет. Просто надо обладать неиссякаемым оптимизмом и верой в светлое завтра, которое потому и будет светлым, что вам там места не найдется в связи с преждевременной кончиной уже сегодня, а из этого, в свою очередь, следует, что...
        - Что ты решил с религией? - взорвался в моей больной голове истеричный крик.
        - Я поднимаю на мачте гибнущего фрегата новое знамя и объявляю священную войну неверным собакам, посмевшим посягнуть на... На что же они обычно посягали - эти неверные собаки? - Я никак не мог сосредоточиться.
        Мысли кружились безумным хороводом, словно воздушные шарики, наполненные гелием, и улетали ввысь, не позволяя себя поймать. Я чертовски устал за этот бесконечный день, и теперь мне было уже все равно, сошел ли я с ума, или это просто бред, набитый кровавыми кошмарами, или дурной сон с печальным концом, или смертельная ловушка для наивного кролика-неудачника, или...
        
* * *

        Веки, покрытые пеленой грядущих поражений и пеплом былых побед, сомкнулись на полуслове, и в тумане, окутавшем бесконечное число вселенных, поплыли ничего не значащие слова, закованные в лучи восходящей луны.
        - Ты свободен! - прокричала тень, превратившись в солнечный зайчик и убегая в пустоту вечера.
        - Ты свободен! - отозвалось эхо разрушенных надежд и несбывшихся желаний.
        - Ты свободен! - прогрохотал гром, и молния осветила договор, написанный кровью, мгновенной вспышкой, которой хватило, чтобы увидеть пустое место в графе, где должно было стоять имя - мое имя, под датами рождения и смерти.
        - Время еще есть, - я отбросил перо в сторону. - Договор вступает в силу только со дня подписания, а я еще не доиграл эту игру до конца, и у меня осталась последняя ставка, какой бы ничтожный шанс на выигрыш ни был, это мое священное право - ПРАВО ДОИГРАТЬ ЭТУ ИГРУ ДО КОНЦА.
        - Крупье! Крути колесо фортуны, кружись в безумном вихре, этот сумасшедший мир, я смеюсь тебе в лицо и ставлю все на зеро! Я ставлю все это на зеро! Все на зеро!
        Зер-р-о-о-о-о... Зер-р-р-р...
        
        ЧАСТЬ ВТОРАЯ Двойное зеро
        
        Настоящие герои никогда не умирают, потому что, как правило, находят продолжение в других инкарнациях...
        Памятка для начинающих героев
        
        
        Глава 1
        
        - Кто, похва-а-а-лит меня лучше всех, тот по-лу-у-учит большую красивую погаа-анку! Кто похва-а-алит меня лучше всех, тот полу-у-у...
        - Заткнись! По... БА-БАХ...
        - Кто похва-а-алит меня лучше всех, тот по-лу-у-учит большую красивую пога-а-анку! Кто похва-а-а-лит меня лучше всех... - Противный монотонный голос распиливал мой измученный мозг на тысячу мелких кусочков, сжигая его, доводя до исступления и, может быть, именно этим возвращая к жизни...
        - Нужно обладать неиссякаемым зарядом оптимизма и просто чудовищным самомнением, чтобы с такими голосовыми данными на что-то надеяться, - заметил внутренний голос.
        «Уж не знаю, кто получит от тебя поганку за лучшую похвалу, но только она точно достанется не мне», - устало подумал я, соглашаясь со своей второй половиной.
        После чего решил, что бренное тело уже рассталось с ментальной оболочкой и хуже все равно ничего не будет, ведь хуже смерти ничего не бывает, поэтому можно ничего не бояться и открывать глаза...
        Оказалось, что и на этот раз (впрочем, как и всегда) я попал пальцем в небо, а главный поощрительный приз этого вульгарного уличного представления опять достался кому-то другому. Как выяснилось, хуже смерти была только жизнь после смерти, точнее сказать, состояние потерянной заблудшей души, обреченной на вечные страдания, никому не нужной, навеки проклятой и потому жестоко страдающей. А то, что она культурно проводила свой досуг в веселой компании, состоящей из двух товарищей по несчастью, представленных в лице нематериальных субстанций - колдуна по имени Компот и мясника-тяжеловеса по имени Билли, особого оптимизма почему-то не вызывало.
        Я очнулся в огромной пещере, увешанной сталактитами. И возможно, в другой ситуации не упустил бы возможности полюбоваться этим великолепием, но сейчас, насколько я понял, было не место и не время заниматься созерцанием местных достопримечательностей и уж тем более - выцарапывать на стенах «Здесь был Я с друзьями», попутно фотографируясь на память в компании темпераментных аборигенов.
        Да, кстати, чуть не забыл сказать - вся наша троица, претерпев ряд незапланированных трансформаций, теперь скорее напоминала героев мультфильма «Каспер и его друзья» - в том смысле, что похожи мы были не на друзей Каспера, как вы могли неосторожно подумать, а на самого главного героя, то есть теперь мы были привидениями или чем-то в этом роде.
        Неплохой скачок карьеры, не правда ли? За один день побывать в шкуре сумасшедшего, принца, гладиатора, полупокойника и остановить свой выбор на привидении - согласитесь, в этом определенно что-то есть.
        «Почему я рискнул предположить, что стал бесплотным духом?» - мог возникнуть у вас вполне резонный вопрос.
        Сейчас я попытаюсь как можно проще и доступнее объяснить этот довольно-таки смелый с любой точки зрения тезис на наглядном примере, чтобы сразу все стало понятно и, в дальнейшем не возникало никаких вопросов.
        Для начала попробуйте представить, к примеру, такую ситуацию - вы, усталый, до предела измотанный, нечаянно заснули за рулем автомобиля, проезжая в ночное время суток через туман по страшному гололеду рядом с глубоким каньоном на скорости не меньше ста двадцати миль в час83. А спустя некоторое время (необходимое, чтобы долететь до дна пропасти) неожиданно очнулись не только бодрыми, прекрасно отдохнувшими, но еще и, вопреки всем физическим законам, свободно парящими над землей, причем ваше тело стало похожим на сгусток тумана. Тоже представили? Вот и хорошо. Значит, с воображением у вас все в порядке. А теперь, к моему неописуемому сожалению, должен буду поведать вам горькую правду.
        Знаете ли вы, что при раскладе, который я только что так вдохновенно описал, возможны всего два варианта развития событий. Первый - вы перебрали ЛСД и галлюцинируете по десять кадров в секунду, валяясь на полу какого-нибудь грязного притона, и тогда вам нужно серьезно задуматься о своем моральном облике, подозрительных связях и надеждах на возможность здоровой спокойной старости в доме престарелых. Или куда более вероятный вариант номер два: теперь вам уже не надо абсолютно ни о чем волноваться, потому что второй вариант предусматривает обязательное членство в клубе «Свежие покойники», со всеми вытекающими последствиями, привилегиями и льготами, положенными по статусу.
        В моем случае, не сомневаясь ни секунды, я смело поставил все свои скромные сбережения на то, что наша компания проходит по второму варианту. Потому что все располагало именно к этому. Судите сами. Старина Билли, Компот и я парили в нескольких дюймах над землей, и наши тела, состоявшие из полупрозрачной туманной субстанции, выглядели не слишком-то материально даже на взгляд самого воинствующего атеиста, не верившего до этого момента ни в Бога, ни в дьявола, ни в кого и ни во что на свете, кроме разве что первичности материи.
        Рядом сидело омерзительное на вид создание, напоминавшее помесь дохлой кошки и больного проказой крокодила84, и повторяло с постоянством заевшей пластинки, что кто похвалит эту тварь лучше всех, тому улыбнется удача и он в качестве поощрительного сувенира получит большую красивую поганку.
        У меня опять начало закрадываться подозрение, не лишенное некоторых оснований, что я все-таки сошел с ума. Причем окончательно и бесповоротно.
        «Где разум мой блуждает, оторванный от тела, в какие дебри счастья заносят его чувства», - совсем некстати всплыла в памяти фраза из назойливой рекламы противозачаточных средств.
        Ну а приз, предлагаемый этим ожившим кошмаром в качестве награды за лучший комплимент, видимо, действительно стоил, чтобы за него побороться.
        - Ты самый-пресамый большой кусок... - начал я свое сольное выступление, грозившее перерасти в неиссякаемый поток сквернословия, но сразу же раздалось знакомое «ба-бах», и мой рот забили облаком пыли85, после чего я не мог уже ни говорить, ни мычать, ни вообще как-нибудь по-другому выражать свои нездоровые эмоции.
        Видимо, Компот с толстяком очнулись чуть раньше меня и уже попытались рассказать этому перспективному, с точки зрения эволюционной цепи развития, мутанту все, что думали о нем, его родственниках, знакомых и т. д. А мысли у моих боевых соратников, как я успел заметить, никогда не отличались особой глубиной и вряд ли могли хоть кого-то порадовать. Поэтому совсем не удивительно, что начиная с определенного момента мы были вынуждены с неослабевающим вниманием следить за перипетиями этого драматического монолога, не делая ни малейших попыток заткнуть мерзкую пасть нашего нового милого друга.
        Бесконечная цепь невероятных и плохо совместимых с жизнью событий или сведет вас с ума, или ваш разум просто откажется воспринимать все это чудовищное нагромождение кошмаров всерьез. Вероятнее всего, со мной случилось последнее. И теперь я абсолютно спокойно, можно даже сказать отрешенно, наблюдал явления, которые обычно сопровождают белую горячку, или передозировку сильнодействующих наркотиков, или, может быть, последние мгновения предсмертной агонии, или что-нибудь еще похуже. И меня уже не волновало86, что в данный момент я больше походил на оптический обман, чем на нормального человека, и, возможно, некоторое время был уже не совсем жив.
        Учитывая все это, совсем не удивительно, что остатки моего несчастного разума окончательно потеряли счет времени и теперь я не мог даже приблизительно сказать, как долго длится это нездоровое безумие, почему-то выпавшее именно на нашу долю.
        Но вот наконец порождение пьяной мысли свихнувшегося художника авангардистско-абстракционистского толка заткнулось, и воцарилась долгожданная тишина, которую спустя несколько минут нарушило появление нового персонажа этой трехгрошовой бездарно-кровавой пьесы...
        Глава 2
        ИНДИФФЕРЕНТНЫЕ МАНЬЯКИ 87
        Одноактная пьеса
        ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

        Я - основной положительный герой этого сумасшедшего дома.
        Асванх Пиринизон, или сокращенно Аспирин - главный маньяк бездарного шоу, он же плохой парень с багажом третьесортных дурнопахнущих шуток и с тенденцией к бессмысленному, ничем не оправданному насилию.
        Лаки Стоу Дру, оно же ЛСД - помесь дохлой кошки и больного проказой крокодила88 - мутная личность, распространяющая среди поклонников своего таланта и неземной красоты89 ба-а-льшие кра-а-асивые по-о-ганки.
        Компот и Билли - мои боевые соратники, они же массовка второго плана, они же жертвы чудовищного эксперимента90.
        Я даже не успел ничего толком понять, а огромная пещера, в которой мы только что находились, вдруг трансформировалась в старинный роскошный театр с богатым убранством, тяжелыми хрустальными люстрами и мягкими глубокими креслами, обитыми темно-вишневым бархатом.
        Судя по количеству публики, пришедшей в этот вечер на спектакль, постановка обещала быть чрезвычайно интригующей. Все ряды, кроме первого, который полностью был отдан в распоряжение нашей команды, были заполнены до отказа.
        Дамы блистали изысканными вечерними туалетами и драгоценными украшениями, а мужчины все как один были в безукоризненных фраках.
        Если бы кто-нибудь сказал, что я очутился при французском дворе времен Людовика XIV, думаю, это сообщение не слишком бы меня удивило. По крайней мере, и публика, и старинный величественный зал очень гармонично вписывались в мои представления о той далекой полузабытой эпохе.
        «Очень, очень мило, - решил про себя я, с интересом оглядываясь по сторонам. - Кто бы ни был постановщиком этого грандиозного шоу, у него отменный вкус».
        Насчет шоу я не ошибся, а вот насчет вкуса - попал пальцем в небо. Дальнейшие события наглядно доказали, что я сильно заблуждался.
        Сначала по залу пробежала едва ощутимая волна возбуждения - так всегда бывает перед спектаклем, когда публика понимает, что сейчас начнется священнодействие, - после чего резко наступила гробовая тишина, и тяжелый занавес плавно пошел вверх.
        А затем...
        Затем началось абсолютное безумие со всеми вытекающими из него последствиями.
        Под звуки бравурного марша времен Второй мировой войны на сцене появилась огромная толстая жаба, непонятно для каких целей нацепившая лыжи. За плечами у этого гротескного создания болталась винтовка М-16, во рту находилась большая вонючая сигара, а дополняли весь этот карнавальный маскарад солнцезащитные очки в форме сердец, не первой свежести семейные трусы в крупный горошек и бейсбольная кепка с эмблемой «Доджерс».
        - ВАУ!!! - только и смог мысленно произнести я.
        - ВАУ!!! - судорожно вздохнул зал, наверняка ожидавший как минимум историю о всепоглощающей вселенской любви, а не эту низкопробную ерунду.
        «ВАУ!!!» - наверно, подумал про себя режиссер и, выбежав на сцену, гневно закричал, обращаясь к кому-то невидимому, находящемуся за кулисами:
        - Кто вместо главного злодея выпустил на сцену это отвратительное животное? Я вас спрашиваю, КТО ЭТО СДЕЛАЛ?!!
        Ответом ему было гнетущее гробовое молчание.
        Тогда взбешенный человек повернулся к жабе и коротко приказал:
        - Пошла вон отсюда!!!
        Я готов был поставить последние деньги на то, что гротескное создание так просто не уйдет, и не ошибся. Жаба понурила голову и с несчастным видом глубоко обиженного ребенка поплелась к кулисам. Уже почти на самом выходе, как будто что-то вспомнив, она повернулась к залу и с глубоким трагизмом в голосе произнесла навзрыд:
        - Истинные таланты никогда не могут быть признаны современниками хотя бы потому, что эти самые современники ничего не понимают в настоящем искусстве. Именно поэтому оно безнадежно загнивает и требует жертв, которые смогли бы возродить его из пепла забвения, не сейчас, не сегодня и даже не завтра, а хотя бы для последующих поколений, будущее которых должно быть чистым, светлым и прекрасным!
        После чего решительно сняла винтовку с плеча и играючи, практически не целясь, выпустила длинную очередь в человека, стоящего посередине сцены.
        Режиссер успел в агонии сделать два шага на подкашивающихся ногах, попытался напоследок еще что-то сказать, но безуспешно. Смерть уже стояла за его спиной. Поэтому несчастный, завалившись на спину, упал в ее холодные объятия, исторгнув из пробитых в нескольких местах легких в качестве последнего слова миру не поддающийся никакому описанию ужасный предсмертный хрип.
        «О-оооооооо!!» - судорожно подумал я вместе со всем остальным залом.
        Но, как оказалось, это было еще не все. Безжалостная убийца подошла к неподвижному телу, неуклюже шаркая явно мешающими лыжами, и, убедившись, что более мертвым быть уже просто нереально, с наигранным сожалением произнесла:
        - Профессионалы, работающие в нашем бизнесе, всегда обязаны сделать контрольный выстрел. В конце концов, не я же это придумала...
        Она вставила в винтовку новый магазин и полностью разрядила его в голову несчастного режиссера.
        После этого впечатляющего номера забрызганная кровью с ног до головы жаба повернулась к залу и самодовольно произнесла:
        - Клянусь кровью своей первой жертвы, это был меткий выстрел!!!
        Все присутствующие с неподдельным ужасом на лицах молча смотрели на отвратительное чудовище.
        - Наверное, я что-то не так сказала или, хуже того, сделала, - удрученно произнесла убийца, глубоко затягиваясь сигарой и вставляя в свое оружие новый рожок. - Ну что ж, попробуем еще раз:
        - Клянусь кровью своей первой жертвы, это был меткий выстрел!!!
        На этот раз ствол оружия был направлен в зрительный зал, поэтому нет ничего удивительного, что публика разразилась судорожными бурными и продолжительными аплодисментами, переходящими в овацию. Овация не смолкала несколько минут, и все это время главное действующее лицо этой кровавой драмы застенчиво-грациозно кланялось, скромно шаркая лыжами и обильно расточая улыбки и воздушные поцелуи.
        Большего маразма мне не приходилось видеть в жизни. Выйдя из кратковременного оцепенения, связанного с кровавой расправой, я вспомнил, что сам я, в конце-то концов, не более чем призрак, поэтому все это нелепое бряцанье оружием и ничем не прикрытые угрозы физической расправы никоим образом не могут меня испугать.
        - Кхе-гхгы-гхы, - попытался прокашляться я, сразу же обратив на себя внимание.
        - АХ!!! - как-то жеманно, совершенно по-женски всплеснула руками бездарная актриса. - Да вы только посмотрите, кто к нам пожаловал, это же гости - самые настоящие гости! А мы-то, деревенщины неотесанные, даже не успели как следует подготовиться, принимая их в таком ужасном виде! Что же о нас подумают!!!
        И, повернув голову к кулисам, попросила:
        - ЛСД, дорогуша, я должна немедленно принять ванну, чтобы выглядеть если не шикарно, то по крайней мере достойно.
        Как будто заранее дожидался этой реплики, на сцену выкатился роскошный гроб из черного дерева, украшенный белыми лилиями.
        «Идиотизм какой-то, честное слово», - успел подумать я, и следующая реплика Жабы только подтвердила мои слова.
        - Ах, право, это слишком претенциозно, мон Шер, здесь же все свои, можно что-нибудь и попроще, - произнесло это отвратительное животное с видом заправской кокетки.
        Смена декораций произошла почти мгновенно. Катафалк с гробом уехал, а его место заняла огромная надувная резиновая лодка, полная воды. Вместо мачты торчал крест, а на нем был распят вверх ногами чудовищно распухший, распространяющий ужасный трупный смрад утопленник. У меня не было желудка, у меня вообще ничего не было, но при всем этом блевать тянуло отчаянно.
        А непосредственная Жаба совершенно раскованно и непринужденно запрыгнула в лодку и начала весело плескаться, при этом брызги летели в разные стороны, что и позволило мне заметить: судя по цвету капель, это чудовище купалось не в обычной воде, а в чем-то очень смахивающем на кровь.
        Спустя несколько мгновений моя ужасная догадка полностью подтвердилась.
        Уже вылезая из этой импровизированной ванны, чудовище произнесло, обращаясь к залу:
        - Ну что ж, все хорошее когда-нибудь должно кончаться, и купание в крови юных девственниц не является исключением. Хотя последнее время с этими самыми девственницами сплошные мучения: во-первых, даже с собаками их нигде не отыщешь, а во-вторых, из-за резкого сокращения поголовья теперь чуть ли не каждую персонально охраняют эти недоношенные рогатые импотенты-единороги.
        «Что-то на нашей улице я не видел не то что ни одного единорога, но даже завалящего пони или, на худой конец, ослика. Или эти самые девственницы так хорошо прячутся, или там уже просто некого охранять, причем в первое верится с трудом», - невесело подумал я, и в этот момент плотный комок пыли, мешавший мне говорить, неожиданно пропал.
        - Первый раз в жизни вижу жабу, анализирующую свои поступки с точки зрения фундаментального библейского принципа «не убий», - начал было я свою саркастически гневную речь, но продолжить не удалось.
        - Ах, проказник!!!! - весело перебила меня Жаба.
        - Кто похвалит меня лучше всех, тот получит... - вклинился в диалог ЛСД.
        - Пирожок с ливером из твоих внутренностей, если ты еще хоть раз посмеешь перебить меня!!! - взорвалась Жаба.
        Втайне радуясь, что у меня не осталось внутренностей для пирожков, я произнес скороговоркой:
        - Жаба на лыжах - это не авангард и даже не сюрреализм, потому что для последнего нужен хотя бы полет фантазии. Нет, это больше всего смахивает на порождение массовой поп-культуры с дешевыми атрибутами пошлого слащавого «диско» и...
        Сначала мне опять забили рот сгустком пыли, а затем моя безумная собеседница подчеркнуто спокойно ответила:
        - Беспрецедентная наглость молодого человека, конечно, делает ему честь, но, юноша, надо же знать меру в своих мальчишеских замашках, иначе даже мое безграничное терпение может лопнуть как мыльный пузырик, и тогда все закончится, простите за натуралистические подробности, все теми же пирожками с ливером.
        Актриса не была бы актрисой, если бы не играла на публику. Жаба повернулась к залу, как бы ища у него поддержки, и тут же раздались бурные продолжительные аплодисменты, несомненно подтверждающие правоту ее слов.
        - Ну что ж, - игриво продолжило это чудовище, - вступительную часть нашего маленького любительского представления будем считать оконченной. Думаю, самое время переходить к основной теме.
        Я еще даже успел про себя подумать, что один покойник в прологе это не так оригинально, как два, после чего раздался хлопок в ладоши. Опять же, насколько я понял, чисто бутафорский жест, рассчитанный на зрителей, и вместо слегка кровожадной царевны-лягушки перед моими очами предстал лукавый пухленький старичок с ямочками на улыбающихся щеках. Ни дать, ни взять - очередной претендент на губернаторское кресло, сошедший с рекламного проспекта. Как написали бы про него в каком-нибудь прогрессивном издании: «Зло, надевшее маску человечности, поразило нас своей внутренней глубиной».
        - Ужасная пошлятина, - неожиданно ожил до того молчавший внутренний голос.
        - А я уж было подумал, что ты сдох где-то по дороге.
        - И не надейся!
        - Ну что, друзья мои, - громко произносит устроитель званого вечера, подойдя к краю сцены, - с вступительной частью программы мы закончили, а теперь настало время перейти к раздаче праздничных слонов. - И без дальнейших объяснений начал водить пальцем от меня к Билли с Компотом и обратно, заведя подобие детской считалочки: - Энни, Бенни, тру до дыр, ты и будешь командир.
        Пухленький палец остановился на моей скромной персоне, и я понял - жребий пал на меня.
        - Что-то счаталочка была уж больно короткой. По-моему, мерзавец откровенно мухлюет, - поделился ценным соображением внутренний голос.
        - Ты такой проницательный, я просто диву даюсь, где ты в детстве был? Почему тебя жулики не украли?
        - А ты...
        - Да, кстати, я же еще не представился. - Хозяин наконец вспомнил о правилах хорошего тона. - Итак, друзья мои, Асванкх Пиринизон к вашим услугам, прошу любить и жаловать.
        - Ну почему здесь у всех плохих людей такие трудноперевариваемые имена? - буквально простонало мое второе «я». - Асванкх Пиринизон, язык можно сломать, просто ужас какой-то. В этих местах что ни злодей, то непечатное слово. Придется его назвать... М-м-ммм... Ну, к примеру, Ас-пи-рином... Точно, Аспирин - самое подходящее имя.
        - В зоомагазине тебе бы не было цены. Где ты видел, чтобы маньяка-убийцу звали Аспирином?
        - Я же молчал, когда ты назвал колдуна Компотом, а ничего более бредового придумать просто невозможно, - парировал мой вечный спутник.
        - По-моему, ты...
        - К сожалению, у нас осталось совсем немного времени, - сбил меня с мысли Аспирин, - поэтому, оставив светские разговоры о погоде на потом, я перехожу к сути нашего небольшого совместного бизнеса. У меня есть предложение, от которого вы, джентльмены, по моему скромному мнению, не найдете в себе сил отказаться...
        Здесь он выдержал долгую театральную паузу, в течение которой нам представилась возможность прочувствовать всю глубину и очарование актерского таланта устроителя этой вечеринки.
        - А суть моего предложения следующая...
        «Интересно, что он подразумевает под термином "предложение"? Просьбу? Пожелание? Приказ?» - невесело подумал я.
        - Мне потребовалось затратить чудовищное количество энергии, чтобы выдернуть ваши астральные тела с арены. В результате я хоть и ненадолго, но все же оттянул встречу вашей беспомощной троицы с Маалом, собиравшимся разделаться с вами в третьем раунде. И в том, что он сделал бы это с превеликим удовольствием, можете не сомневаться. Плюс к этому благородному жесту доброй воли, заслужившему самую высокую оценку, Шрадх так вовремя сдох, тоже не без моего участия... - Изящный поклон, бурные аплодисменты, ослепительная улыбка. - Одним словом, как ни крути, вы у меня в долгу.
        После этого проникновенного монолога Аспирин сделал очередную паузу, во время которой меня освободили от пыльного кляпа - только для того, чтобы я сумел выразить нашу безграничную благодарность.
        - Поэтому я считаю себя вправе просить вас оказать мне небольшую ответную услугу.
        Меня непонятно почему начали терзать нехорошие предчувствия.
        - Итак, друзья мои, раз вы согласны, перехожу к сути.. Вам предстоит прогуляться в измерение Глов, входящее в состав Сумеречных измерений, и принести оттуда вещицу, именуемую «Свинячья звезда», которую незаконно присвоил мой давний недоброжелатель, совершенно неуравновешенная личность, можно даже сказать, ничуть не покривив душой, психопат и маньяк в самом прямом смысле этого слова - колдун по имени Зоул.
        - Это как же нужно отличаться, чтобы заслужить такую лестную характеристику у монстра, названного мной Аспирином? - вновь ожил внутренний голос.
        - Может быть, просто идти в ногу со временем?
        - Ужасно остроумно!
        - И если вы меня внимательно слушали, то понимаете, что энергетики у меня хватит только на перенос одного тела...
        «Повторите, пожалуйста», - хотел было попросить я, но не смог.
        Вспышка... Удар двадцатитонного грузовика... Опрокинутый мир и покореженное сознание... Мое тело выворачивают наизнанку, потом разрывают на тысячу мелких кусочков, затем снова склеивают, и так повторяется сотни тысяч раз, я беззвучно кричу и...91 все заканчивается так же неожиданно, как и началось.
        - Я же говорил, что парень везунчик! - донесся откуда-то издалека уверенно бодрый голос. - При тридцатипроцентной вероятности успеха переноса тела в это измерение он не только благополучно пересек границы миллиона миров, но еще умудрился прибыть сюда весь, в целости и сохранности, не растеряв по пути ни одной из частей своей бренной оболочки.
        Я смутно ощущал какие-то изменения, произошедшие со мной, но никак не мог сконцентрироваться и собрать воедино разбегающиеся в разные стороны мысли. Где-то на краю сознания продолжал жужжать надоедливой мухой смутно знакомый голос, но мне не удавалось ухватить смысл его слов:
        - Ну вот и славненько, осталось немного подлатать этого чудного мальчугана, подштопать его в некоторых местах и, дав соответствующие наставления, запустить, как шарик на рулетке, поиграть с судьбою и старикашкой Зоулом по самым крупным ставкам. Если повезет, то, пожалуй, можно будет даже сорвать неплохой куш, а если не повезет, то внакладе мы тоже не останемся.
        «Что здесь вообще происходит?» - хотел было спросить я, но вместо этого открыл глаза и...
        И увидел, что вновь обрел свое физическое тело. Рядом по-прежнему парили два полупрозрачных сгустка ментальных оболочек Билли и Компота, но я был вполне материален. И даже более того - в нескольких местах настолько обновлен, что становилось слегка не по себе от этих неожиданных трансформаций.
        Первое, что бросилось в глаза, - на месте разбитой коленки у меня неизвестно откуда появилось нечто, отдаленно напоминающее аккуратную железную заплатку, а дотронувшись до порванного уха, я обнаружил, что оно теперь состоит наполовину из материала, похожего на пластик, вдобавок в нем появилась серьга. И еще более удивительно - на лице, спине и руках не то что не осталось шрамов, но даже ссадины пропали.
        - Поздравляю, теперь мы стали полумеханическим киборгом нетрадиционной ориентации из малобюджетных футуристических боевиков класса «С», - тепло поздравил меня внутренний голос.
        - А что... Что ты сделал с моей ногой? - Мне наконец удалось выдавить из себя более или менее связное предложение.
        - Я ее успешно починил. Будешь мазать раз в неделю этой смазкой, чтоб не скрипела, и все будет в порядке. - Пухлый жизнерадостный старичок протянул мне маленький пузырек.
        - А как же...
        - Если я верну твою родную коленную чашечку, - Аспирин не дал мне закончить предложение, внезапно став абсолютно серьезным, - то до конца своих дней ты останешься калекой, так что лучше помолчи и слушай меня внимательно. Ты и два твоих дружка отправитесь в одно из Сумеречных измерений под названием Глов. Найдете цитадель Зоула и выкрадете у него «Свинячью звезду». - В воздухе появилась голограмма этого предмета. - Правда, шансов у вас - два из тысячи, но я делаю ставку на то, что дуракам иногда везет. И хотя даже я со всей своей безграничной магией вот уже триста лет не могу выкрасть эту вещицу, но ты, надеюсь, не зря был рожден под счастливой звездой, так что, по-моему, эта задача вполне по силам вашей милой компании. Да, кстати, чуть не забыл: чтобы вы не расслаблялись и не забывали о цели своего путешествия, должен несколько огорчить вас: на всю операцию отводится двадцать восемь стандартных суток измерения Глов, плюс один день моего гостеприимства. А потом, если вы не выполните поставленную задачу, то, к моему неописуемому сожалению, я буду вынужден отправить твое тело и энергетические
оболочки твоих приятелей обратно на арену, где их постигнет печальная участь встречи с голодным Маалом.
        - Неужели это тупое животное будет сидеть там двадцать восемь суток в ожидании нашего чудесного появления? - Я наконец пришел в себя настолько, что даже смог отпустить легкую шпильку. - Мне кажется, что к этому времени оно уже благополучно сдохнет - на сутки этак двадцать шестые - двадцать седьмые. Обидно будет, честное слово, ведь продовольственная помощь в нашем лице была так близка...
        - Молодой человек, - снисходительно ответил безумный шоумен, расслабленно присев на край сцены, - да будет вам известно, что в большинстве миров время остается само собой, но в Сумеречных измерениях существует несколько мест, где оно так закручено в спираль, что разница составляет значительные величины. Поэтому соотношение Глов - Сарлон исчисляется как 29 суток к 0,00033 секунды. Именно эти двадцать девять суток являются максимально допустимым лимитом вторжения за энергетический барьер этих недоумков-дегенератов - магов из объединившихся измерений. Причем только самые великие могут делать это незаметно, не вызывая ощутимых колебаний в системе защиты. По истечении же этого срока я, чтобы не вызывать у этих идиотов ненужных подозрений, возвращаю вашу команду обратно, а если вы к тому же выполните мое маленькое поручение, то в награду получите артефакт, который поможет вам выйти живыми с арены.
        - Ну хорошо, с этим почти все ясно, - очень спокойно и приветливо произнес я, чувствуя себя доктором, разговаривающим с неизлечимо больным сумасшедшим. - Но позволь задать только один вопрос: зачем тебе нужно было тратить столько сил и энергии, чтобы вытащить неизвестно из какой дали именно нас, троих полупокойников, когда с твоими ресурсами и возможностями, насколько я понимаю, ты спокойно мог взять кого угодно?
        - Сейчас он скажет, что мы самые лучшие, - неожиданно встрял внутренний голос, - и круче нас просто не найти на всем. Западном побережье. И вот потому, что мы элита - лучшие из лучших, самые-пресамые, в общем Супер с большой буквы «сэ», он и доверил нам это безнадежное для других, но не для нас дело. Ну и вообще, ты же знаешь, что обычно говорят в фильмах мужикам с крутыми яйцами и железной пластиной на черепе, когда посылают их в одиночку расправиться с каким-нибудь не очень крупным по местным понятиям колумбийским наркокартелем, чтобы подбодрить на дорожку?
        - Ну, в принципе могу себе представить...
        Аспирин задумчиво наклонил голову, как будто решая - отвечать или не отвечать на мой вопрос, но затем, видимо, пришел к выводу, что лучше все-таки меня просветить.
        - Потому что у тебя, мой дорогой юноша, коэффициент выживаемости в фатальных ситуациях равен семидесяти двум процентам, а это просто фантастическая цифра, если учесть, что среднестатистический показатель у обычных людей два, три, максимум пять процентов. Другими словами, в семидесяти двух случаях из ста, когда вероятность умереть близка к ста процентам, ты выйдешь почти сухим из воды, может быть, немного покалеченным, но все-таки живым.
        - Ага, что я тебе говорил? - радостно воскликнул мой вечный спутник.
        Не обращая внимания на его истеричные крики, я поинтересовался:
        - И как же, если не секрет, ты узнал об этом?
        Он вытащил калькулятор и открыл было рот, чтобы поведать мне очередную страшную тайну, но я уже с безнадежной тоской понял, что будет дальше, поэтому быстро перебил его:
        - Нет, нет, спасибо, все понятно, не нужно ничего объяснять, вообще-то я и сам догадывался о своих чудесных возможностях с самого раннего детства.
        Они что, здесь все позаписывались в кружок юных математиков? Я был на грани очередного нервного срыва.
        Да-аа... Вот уж действительно - техническая революция в области бытовой электроники имела для нас самые печальные последствия в данной местности.
        - Так значит, Шрадха так вовремя убил тоже ты? - бесцветным голосом смертельно уставшего человека поинтересовался я.
        - Ах, право, это была такая мелочь, что даже не стоит о ней говорить, - кокетливо махнул пухлой ладошкой безумный весельчак.
        - А как же старик и Билли, ведь здесь, насколько я понял, не предвидится их настоящих тел?
        - Кхри-хи-кхи... - Аспирин заливисто засмеялся с всхлипами и похрюкиванием.
        Всеми забытый ЛСД начал вторить ему, причем определить, кто из этой роскошной парочки смеется более отвратительно, было задачей непосильной для здравого смысла.
        Навеселившись вволю, он продемонстрировал небрежный взмах рукой, пробормотав что-то вроде «крибле-крабле», и...
        - О-о-о... - потрясение вздохнул я, не в силах скрыть своего удивления.
        - О-ОООООООО!!! - эхом отозвалась опешившая публика.
        - Грував-глав... - полутявкнул-полухрюкнул несчастный Компот.
        А Билли просто вяло молчал, потому что говорить в таком состоянии, в котором сейчас находился, просто-напросто не мог.
        Немая сцена. Крупный план. Пауза. Затем зал встает и взрывается аплодисментами. На бис выходят Аспирин и ЛСД. Их забрасывают цветами. Занавес падает. Мне становится ясно, что это бесславный конец. Мои ожидания оправдываются...
        
        Это конец...
        
* * *

        Боже! Но как все бездарно поставлено!!!!
        Глава 3
        
        Глав - мир, пользующийся дурной репутацией в Сумеречных измерениях.
        Из справочника-бестселлера Ти Си Лотта, выдержавшего с неизменным успехом восемь переизданий: «Бессмысленность существования в таких условиях, или Как легко и практически без мучений умереть в Сумеречных измерениях».
        
        Можно быть законченным идиотом, я бы даже не побоялся сказать, полным неизлечимым кретином, но по-своему радоваться жизни, пока живется. Находя в таком времяпрепровождении какие-то одному себе понятные радости и постоянно пребывая в отличной форме, несмотря на неминуемый близкий конец. А можно, напротив, быть абсолютно здоровым, красивым, богатым и почти нормальным, но жизни, как это ни странно, не радоваться, несмотря на конец вовсе и не близкий, а совсем наоборот - очень даже далекий. Вот так очень часто и бывает. И ничего с этим не поделать, как ни старайся, - такова жизнь.
        Это я все к тому, что за время своих веселых приключений и забавных переделок, которые обычно включали в себя такие невинные шалости, как переходы из одного пространственно-временного континуума в другой, и потом не обратно, а все дальше в другой и другой, с потерей при этом не только мозгов, а иногда и материальной оболочки в виде бренного тела, я вдруг пришел к выводу92, что не бытие определяет сознание, а все-таки сознание - бытие.
        Не верите? Что ж, это ваше право. У каждого свое мироощущение.
        Но рискните попробовать - может быть, шутки ради или для того, чтобы проверить себя на прочность, - выкурить дешевую сигару93, стоя по колено в бензине, при этом небрежно стряхивая пепел в открытую ладонь. И каждым атомом своего несчастного тела чувствуя, как дым, скорее похожий на угарный газ, заполняет ваши легкие, а адреналин маленькими фонтанчиками выплескивается из ушей, обдавая вас холодными брызгами, и...
        Самое интересное при таком раскладе будет не просто остаться после всего этого в живых вопреки законам физики и теории вероятностей, которые в таких случаях обычно не оставляют никаких шансов на благополучный исход, но еще и сохранить ясную голову.
        И вот только тогда, после всего пережитого, наверное, у вас появится достаточно веский повод, чтобы посмеяться над этим даже не слишком-то веселым как на первый, так и на все последующие за ним взгляды событием, посмеяться диким, истерическим, почти нечеловеческим смехом минут десять или даже больше. Пока не устанут мышцы живота и голова не заболит так, что поставит под сомнение возможность остаться после таких острых ощущений в своем уме.
        Ощущения, которые я испытал, попав на Глов, по своей внутренней сути были очень похожи на вышеупомянутый пример. И реакция была точно такой же. Сразу же по прибытии94, даже не найдя в себе сил подняться, я начал истерично хохотать - до слез и спазмов в желудке. Это была самая настоящая истерика со всеми вытекающими последствиями. Ничего подобного, насколько я помню, прежде со мной никогда не бывало. Агония измученного тела продолжалась, наверное, не меньше десяти минут, и лишь потом я, судорожно всхлипывая и размазывая слезы по пыльным щекам, более или менее пришел в себя.
        Нельзя сказать, что я нюня, хлюпик или истеричка95, но события последних нескольких часов развивались в таком темпе и в таких грандиозных масштабах, что, с какой стороны ни посмотри, повод для волнения и легкой истерики у меня имелся, причем весьма серьезный. Судите сами - не являясь героем-варваром, как это обычно бывает в таких случаях, или матерым специалистом по выживанию в любых условиях, или, на худой конец, простым суперниндзя, закалённым в боях и невзгодах, с самого раннего детства считающим опасность своим вторым именем, попасть в абсолютно незнакомую местность без еды, воды и даже элементарного походного снаряжения. При этом еще - задавшись целью найти цитадель великого и могучего маньяка96, практиковавшего черную магию еще с тех времен, когда великий Рим был всего лишь маленькой деревней.
        Задание уже изначально было безумным, но это еще не все. Нелишним будет упомянуть о команде бесстрашных героев, отправившихся навстречу захватывающим приключениям. Итак, номер первый, разумеется, я сам - поигрывающий буграми мышц супервоин с полумеханической ногой и полусиликоновым ухом.
        Второй участник - разумеется, спутник героя. Бард, воспевающий его подвиги, напарник, помогающий советом в трудную минуту, и вообще персонаж, который обычно оттеняет и подчеркивает великолепие главного персонажа. Итак, перед вами некогда великий колдун Компот, которого ненормальный Аспирин сделал ольтиком - мелким животным, напоминающим смесь таксы, водяной крысы, кролика и тушканчика. Причем вся эта немыслимая комбинация непостижимым образом уместилась в одном флаконе. Хорошо еще, что нездоровая фантазия безумного шоумена оставила старика кобелем. Если бы он превратил колдуна в суку, это доконало бы последнего окончательно.
        Номер три, вершина остроумия этого маньяка в области трансформаций - толстяк Билли, который теперь стал поводком для Компота. Одним словом, цирк уехал, зато клоуны остались, или соберите побольше идиотов - и смело отправляйтесь завоевывать мир.
        Кстати, чуть не забыл. Был еще и четвертый участник звездного состава - самое большое дерьмо, которое свалилось на мою голову в этом безнадежном предприятии.
        М-м-м, как бы сказать об этом поприличнее, не сорвавшись на поток самых изощренных ругательств. Ну... В общем, этой, так сказать, специально приглашенной звездой была пиявка Клара. Да-да, просто пиявка, ну или почти просто. Не очень-то надеясь на мою честность и порядочность, более того, подозревая, что из отведенных нам двадцати восьми дней двадцать семь с половиной я буду бесшабашно шататься по кабакам и публичным домам, а еще полдня - наслаждаться местными достопримечательностями, Аспирин посадил на мою шею Клару, которая, сливаясь с телом, так удачно маскировалась, что оставалась никем не замеченной97. Пиявка выполняла функцию надсмотрщика, проводника, нахлебника и, конечно же, друга семьи - надоедливого кузена или кузины98. Вдобавок ко всем своим недостаткам эта тварь обладала своеобразным разумом, хотя гуманоидом ее уж никак нельзя было назвать.
        - Клара - это твой верный товарищ и боевой соратник, - напутствовал меня Аспирин, собирая в дорогу, - и если она заподозрит... А подозрительность - ее второе имя, поверь мне на слово. Так вот, если она заподозрит, что ты уклоняешься от маршрута или злостно саботируешь выполнение порученной миссии, то для начала ей придется немного придушить тебя, настолько, чтобы к тебе вернулась способность здраво мыслить и адекватно оценивать сложившуюся ситуацию. Если же эта мера не возымеет нужных последствий, то Кларе, невзирая на ее тонкую душевную структуру и легкоранимую психику, придется задушить тебя окончательно, причем сделает она это без всяких угрызений совести. Сразу предупрежу, что договориться с ней и уж тем более снять или убить мою маленькую любимицу тебе не удастся - даже не пытайся: если она и умрет, то только вместе с тобой. Кстати, я назвал ее в честь своей безвременно почившей тетки, выпившей из меня столько крови, что я до сих пор еще не восстановился. Так что, сам понимаешь, это не простая пиявка, а в некотором роде символ преемственности поколений. Ну и еще... Иногда ей нужно будет
немного попить крови, чтобы восстановить силы.
        Уточнять, чьей именно кровью эта гадина будет питаться, мне почему-то не хотелось, хотя некоторые предположения на этот счет у меня имелись. В тот момент я их оставил при себе, решив понадеяться на лучшее99.
        В общем, инструкции я получил, прощальное благословение в форме пожеланий всяческих успехов и надежд на скорую встречу - тоже, все были в сборе, и больше вроде бы никого не ожидалось, так что можно было смело приступать к началу изначально обреченной на провал операции по экспроприации «Свинячьей звезды» в пользу Аспирина, не забывая, конечно, при этом и о своих интересах.
        Что мы и сделали. Правда, как выяснилось чуть позже, абсолютно без всякого успеха.
        
* * *

        Казенный дом, дальняя дорога, оставаться при своих интересах... Два валета и вот это... Полный бред. Зато будущее - как на ладони.
        На ладони мертвеца.
        Глава 4
        
        День первый. Неожиданная встреча
        Это была унылая местность, даже по сравнению с ядерным полигоном в штате Невада. Описание природных ландшафтов никогда не удавалось мне в полной мере, а если быть до конца откровенным, то пейзажист я вообще никудышный, но в данном случае все же позволю себе рассказать о флоре и фауне этого благодатного края все до мельчайших подробностей.
        Сверху не было ничего, кроме серого тусклого неба без малейших намеков не только на солнце, но даже и на облака. А под ногами, до самого горизонта, насколько хватало глаз простиралась такая же серая, пыльная, безжизненная земля без единого признака животной или растительной жизни.
        Всё. На этом месте можно смело поставить жирную точку.
        Потому что никакой экзотики в виде ядовитых растений-мутантов с непередаваемой цветовой гаммой или, на худой конец, хотя бы летающих полукрокодилов-полумясорубок с присосками-щупальцами, насколько я понял, в ближайшем будущем явно не предвиделось. Кроме этой пыльной безжизненной равнины, здесь абсолютно ничего не было, да и, наверное, в принципе быть не могло.
        - Какая беспросветная тоска, - уныло протянул внутренний голос.
        - А ты, наверное, думал, что добрый дядя Аспирин отправит нас развлекаться во что-то типа Диснейленда? Так ведь? - не удержался я, чтобы не поддеть свою вторую половину.
        - Молчание - знак согласия, - спустя некоторое время философски рассудил я, так и не дождавшись никакого ответа.
        Хотя справедливости ради стоит признать, что здесь действительно было ужасно тоскливо. Нет, это, конечно, хорошо, что на нас сразу же не накинулась стая голодных чудовищ с огромными пустыми желудками и не менее огромными острыми зубами, которая в два счета разорвала бы всю нашу команду на тысячу мелких кусочков, чтобы унести как легкую добычу в гнездо своим голодным детенышам.
        Я даже обрадовался такому повороту событий. Но, немного освоившись, все же не мог не заметить, что в этом месте было слишком серо и уныло. Короче говоря, атрибуты и декорации инопланетной действительности отсутствовали напрочь, верный бластер не висел на поясе моего скафандра, и вообще создавалось такое впечатление, что наши дела идут все хуже и хуже. Начало путешествия совсем не обнадеживало и уж тем более не сулило ничего хорошего в обозримом будущем. Поэтому неудивительно, что настроение у всех было, мягко говоря, подавленным.
        Правда, во всем этом беспросветном мраке нашлась одна забавная деталь, которую я сразу же довел до сведения своей разномастной команды, немного придя в себя после истерики. Со всем сочувствием, на которое только был способен, я пробормотал:
        - К сожалению для бедняги Компота, здесь не найдется даже маленького столбика или кустика, на которые он смог бы спокойно помочиться, чтобы пометить территорию, как это обычно бывает принято у всех нормальных собак-тушканчиков, ольтиков и прочей мелкой живности.
        Поводок в моей руке завибрировал, и я понял, что Билли засмеялся, оценив не слишком удачную шутку. Колдун юмора не понял и сразу же попытался укусить меня за ногу, но я вовремя отпрыгнул. Одна только Клара никак не реагировала на происходящее. Подозреваю, этой твари было неведомо чувство юмора. Но я не стал особенно расстраиваться, потому что кто его знает, как это существо обычно выражает свои чувства. Может, в порыве радости или горя оно имеет обыкновение кусать все, что попало. А в данном случае первым попался бы ей именно я.
        В общем, вот так весело и дружно начался наш круиз по живописным, гостеприимным и оживленным местам этой ошибки природы под названием «Глов».
        - Клара, - вежливо обратился я к червяку-кровососу, пригревшемуся в прямом смысле этого слова на моей несчастной худой шее, после того как наша команда немного акклиматизировалась и пришла в себя после череды неожиданных трансформаций. - Не будешь ли ты настолько любезна, чтобы отвлечься от рутины повседневных дел и указать нашему скромному коллективу, в каком направлении находится логово Зоула?
        Я немного подождал в надежде услышать ответ или хотя бы что-то, похожее на него, но хорошие манеры, по всей видимости, не входили в число добродетелей этой мерзости.
        - Клара, мне нужен знак, или сигнал, или, на худой конец, намек, ну хоть что-нибудь! - попросил я уже настойчивее, во второй раз.
        - А в ответ тишина, - проснулся внутренний голос.
        - Да заткнешься ты хоть когда-нибудь?!
        - Попрошу не орать, я и так все прекрасно слышу!
        Меня настолько достало пререкаться с самим собой, задавать вопросы, на которые никто не отвечает, и просить помощи у какой-то недоношенной пиявки, что я решил плюнуть на все и пошел куда глаза глядят.
        Оказалось, что как раз этого делать и не стоило.
        Вероятно, в воспаленном мозгу Клары100 мелькнуло ужасное подозрение, что ее подопечный держит путь прямиком в кабак, забитый по самую крышу легкодоступными женщинами, чтобы удовлетворить свою ненасытную похоть, и именно там собирается провести остаток вечности. Поэтому ее реакция была быстрой и эффективной.
        - А-а-а-гхр-рррр!!!!!
        Стальной обруч сдавил шею, и показалось, что мой час пробил.
        Судорожно схватившись за горло, я попытался сорвать проклятую тварь, но это было так же бесполезно, как просить милостыню в банке. Бросив безнадежное занятие после пары неудачных попыток, я попробовал свернуть в другую сторону, но результат оказался таким же, как незадолго до этого. У меня уже начали плыть цветные круги перед глазами, когда наконец с третьей попытки я выбрал правильное направление - и хватка ослабла.
        - Клара, - я попытался быть вежливым после того, как более или менее пришел в себя, прокашлялся и отдышался, - пожалуйста, в следующий раз, когда захочешь наставить меня на путь истинный, не надо сразу же выдавливать гланды, просто дай сигнал легким нажатием на шею - и все будет о'кей. Поверь мне на слово, я не такой тупой, каким обычно кажусь с первого взгляда. И если ты меня каким-то чудом поняла, давай попробуем прямо сейчас.
        Легкое, не идущее ни в какое сравнение с предыдущими экзекуциями прикосновение служило, насколько я понял, скорее положительным ответом, нежели отрицательным.
        - Здорово, - произнес я, одновременно попытавшись улыбнуться, правда, безрезультатно - горло, все еще не отошло. - Мне кажется, при определенных обстоятельствах мы с тобой сработаемся, особенно если ты будешь вести себя как хорошая девочка, - хрипло подытожил я результаты не совсем гуманных экспериментов над моей шеей. - А теперь предлагаю заняться обучением и дрессировкой домашних любимцев...
        Хитрый Компот, сразу же почуяв недоброе, попытался вырваться, но поводок был предусмотрительно крепко зажат в моей не менее хитрой руке, поэтому его попытка закончилась полным фиаско.
        Вы спросите, зачем мне это было нужно?
        В перспективе я надеялся создать из сброда, который отдали под мою команду, мобильный, хорошо организованный и обученный отряд рейнджеров на джипах, с укомплектованным штатом дрессированных собак. А старик, с какой стороны ни посмотри, был единственным претендентом на роль собаки101, так же как я - на роль рейнджера. Джипов, к сожалению, не было вообще, и на их роль ничего не предвиделось, поэтому я про них сразу же забыл, сделав упор на дрессированных животных.
        Но, к моему неописуемому огорчению, дрессировка старика оказалась совсем не таким простым и приятным занятием, как казалось с первого взгляда. Причем я даже не собирался требовать от Компота умения давать лапу, брать с ходу барьеры, бегать за палкой, писать по свистку и не гадить в доме. Нет, нет и еще раз нет. Все, что мне было нужно, это научить его быть обычным подобием собаки, без всяких там выкрутасов и наворотов.
        С какой стороны ни посмотри, это было вполне естественным желанием.
        Однако на мою беду оказалось, что старикан был не только слаб по части магии, но и животное из него получилось, будем откровенны, просто никакое. Передвигаться на четырех лапах оказалось непосильной задачей для его атрофированного мозжечка. Больше часа ушло только на то, чтобы он научился скакать, и больше всего его походка теперь походила на чахлую рысь, причем в исполнении далеко не лучшего представителя собачьих. Длинные уши пришлось подвязать на макушке шнурком от ботинка, так как они постоянно падали на глаза, мешая Компоту восторгаться красотами местного ландшафта. Хвост первое время безвольно волочился по земле, пока я не высказал предположение, что при таких темпах на нем или натрется здоровенная мозоль, или он попросту сотрется до дыр. После этого колдун поработал над собой, в результате чего хвост приподнялся на пару дюймов, но при этом его резко завалило влево, и как старик ни старался вернуть его в нормальное положение, ничего не получалось.
        Через некоторое время, необходимое, чтобы убедиться в полном отсутствии координации у данного представителя породы, я окончательно устал от бесплодных усилий и плюнул на это неблагодарное занятие. В конце концов, мне нужен был не медалист-производитель, а всего лишь обычное создание, способное передвигаться без чужой помощи и не путаться под ногами. Главное требование по приему на работу было соблюдено - претендент умел ходить. Другой вопрос, как именно, но это было уже не важно, поэтому за неимением других соискателей вакансии Компот был зачислен в штат команды на должность сторожевой собаки102 с окладом «Покормим, если будет чем».
        И только после того, как все эти мелкие неприятности были устранены, а команда оказалась полностью в сборе, великий поход героев в поисках славы, приключений и венца их ратных подвигов - «Свинячьей звезды» - начался...
        
* * *

        - ... поэтому я буду звать тебя Компотом.
        - Гхрав-хгав, гры-ыыы...
        - Неужели ты думаешь, что мне интересно каждый раз, когда надо будет тебя позвать, вспоминать это Каль Оми Мора... Ах, опять забыл.
        - Гхрав-хгроув.
        - Вот видишь, ты даже говорить нормально не можешь.
        Старик в очередной раз попытался укусить меня, но из-за нескоординированности движений я успел предугадать его попытку и вовремя отпрыгнул. Это нападение переполнило чашу терпения, и я в бешенстве заорал:
        - Или ты будешь откликаться на «Компота» и вилять своим обрубком, когда я тебя так называю, или, маленькое злобное животное, проваливай к такой-то матери, ты мне больше не нужен. Пройдет недели две, привыкнешь к своей собачьей жизни и будешь собирать объедки с помоек, лая на прохожих. Понял?
        Он весь сжался, сразу же став каким-то по-детски беззащитным, и пришибленно затих. Злость моментально прошла, и мне стало ужасно стыдно. По большому счету старику сейчас было намного хуже, чем мне, ведь он находился не просто в чужом теле, а в теле несуразного ольтика, и орать на него, угрожая помойками, было нехорошо.
        - Ну ладно, - пробормотал я. - Нам надо идти, и... В общем... Ну, я был не прав, прости.
        Не знаю, принял он мои извинения или нет, но после этого путь мы продолжали уже молча. Каждый думал о своем, и, судя по всему, наши мысли не отличались разнообразием. Лично у меня на душе было до такой степени тоскливо, что в буквальном смысле хотелось выть. По-волчьи.
        Примерно в таком духе прошло два или три часа с тех пор, как мы попали в это живописное место, а изменений ландшафта не было никаких. Мы вяло двигались куда-то по однообразной равнине, ведомые Кларой, и по мере того, как голод и жажда начинали давать о себе знать, я все больше стал задумываться о том, что если до ближайшего города, деревни или вообще хоть какого-нибудь населенного пункта осталось больше двадцати миль, то все мы, за исключением толстяка, уже живые покойники. Аспирин почему-то не позаботился о том, чтобы дать нам в дорогу хоть какое-то походное снаряжение или припасы, даже на первое время. Он отправил нас абсолютно без всего - добрый, заботливый, немного чудаковатый, милый старикан! Слезы умиления катятся по моим не по-мальчишески взрослым щекам, когда я вспоминаю счастливые минуты нашей такой недолгой встречи...
        Сволочь проклятая!!! НЕ-НА-ВИ-ЖУ!!!
        Только благодаря огромному усилию воли я подавил в себе очередной приступ зарождающейся в глубине сознания истерики, переключившись на товарищей по несчастью.
        - Впрочем, Билли, хотя тебе не нужно есть и ты прекрасно обходишься без воды, но даже несмотря на все эти достоинства в плане выживаемости, больше месяца тебе не протянуть, - пробормотал я вслух, имея в виду то, что Аспирин вернет нас на арену, живыми или мертвыми, ровно через двадцать восемь суток.
        Компот слабо хрюкнул-тявкнул, вероятно соглашаясь с моими неоспоримыми доводами.
        «Ну, хоть в чем-то мы со стариком оказались единодушны», - с несколько запоздалой радостью подумал я.
        Примерно в таких же невеселых размышлениях прошел еще один томительный час, не принесший ничего нового в плане смены обстановки, в течение которого мы продолжали тупо идти навстречу неизвестности, словно стадо баранов, ведомых на бойню.
        Я уже начал всерьез подумывать о том, стоит ли вообще продолжать этот бессмысленный поход, как вдруг поводок в моей руке отчаянно завибрировал. Одновременно с этим колдун, словно сорвавшись с цепи, прерывисто зашелся хриплым лаем, и хотя больше это походило на хрюканье, но мне уже было все равно, пусть хоть каркает, главное, чтобы нашлась вода, еда и хоть какая-то цивилизация.
        Я осмотрелся вокруг, но ничего нового не увидел.
        - Компот, - обратился я к старику, - ты что-то учуял?
        Он продолжал лаять (хрюкать), как потерпевший.
        - Если ты кого-то почувствовал, тявкни один раз, и на будущее: если я спрашиваю, а ты отвечаешь «да», то лай один раз, а «нет» - два и больше, хорошо?
        - Хрюв.
        - Это деревня или город?
        - Гхрвув ав-грвв, грув, хрувв...
        - Хватит, я понял. Это караван или группа людей?
        - Грав.
        - Значит, это группа людей, и она идет в нашу сторону?
        - Гав...
        - Следовательно, мы спасены - ура!
        Надрывный вой, больше похожий на стон смертельно раненного койота, чем на обычный лай, был мне ответом. Даже с поправкой на то, что колдун был запредельно фантастическим животным, это все равно звучало слишком мрачно. Я даже не подозревал, что старик способен издавать такие ужасные звуки. Что-то в этом ответе мне не понравилось. Через несколько минут я понял что. Но если честно, лучше бы мне до конца жизни оставаться в неведении...
        
* * *

        Немного позднее я узнал, что эти подонки называют себя ловцами потерянных душ. Являясь при этом одним из многочисленных ответвлений клана Кортни. Они были прирожденными воинами, закаленными в бесчисленных схватках, мобильными, безжалостными и не слишком религиозными. В клане существовала собственная теория мироздания, в соответствии с которой и классифицировали души эти садисты - по единственному принципу: кого поймаем, тот и заблудший. Оригинальностью эта концепция, конечно, не отличалась, но ребята были простые, без претензий, поэтому никаких сомнений, моральных терзаний и тем более угрызений совести по поводу возможных ошибок они не испытывали. Если проводить аналогии, то по структуре больше всего это сборище садистов и убийц походило на полудикие племена степных кочевников девятого-десятого века. Только монгольские мародеры и насильники по сравнению с этими больными выродками, на мой взгляд, показались бы лондонскими денди из высшего света, да и состояли они сплошь из людей. А эти были настолько разношерстны по своему расовому составу, что было непонятно, есть ли среди них вообще чистокровные
люди, или это стопроцентное сборище уродов, мутантов, демонов и чудовищ, каких свет не видывал со времен первых серьезных аварий на атомных электростанциях и последующих за ними мутаций. Лично мне хватило бы увидеть даже одного, чтобы запросто обделаться со страху, но их было больше сотни.
        - Может быть, они не плохие... - За те несколько секунд, пока наши пути окончательно не пересеклись, я попытался уцепиться за соломинку надежды, но тщетно.
        Дико визжащий хоровод демонов окружил меня со всех сторон, так что от такого резкого перехода безжизненной, серой пустыни к многообразию форм и красок у меня закружилась голова и зарябило в глазах. Но ничего доброго и уж тем более милого в их движениях и красноречивых жестах не было.
        Эти чудовища обрадовались нашей нежданной встрече, как маленькие дети. Их неподдельный восторг выразился в реве, который меня не то чтобы испугал, а попросту мгновенно парализовал. Конечно, это было поведение, недостойное настоящего героя, но в тот момент я решил сложить с себя возложенные полномочия, уйдя в отставку.
        В которой мне было немедленно отказано.
        - Делаем привал, ольтика в котел, а с мальчишки медленно сдираем шкуру и разрезаем его на куски!!! - проревел вожак, чтобы его услышала вся банда.
        Судя по восторженной реакции его соратников, культурная программа предстоящего вечера не вызвала никаких существенных нареканий, за исключением, может быть, двух-трех робких выкриков насчет того, чтобы сперва поджарить меня на медленном огне.
        - Скалк, подготовь все необходимое, - обратился главарь, по-видимому, к штатному палачу банды - необъятных размеров монстру, похожему на попавшего в авиакатастрофу мамонта, немного расплющенного вследствие этого прискорбного случая во всех направлениях, но тем не менее сумевшего сохранить очаровательную непосредственность законченного садиста.
        - Никаких проблем.
        - Трос и Урх, выставить посты и разбить лагерь.
        - Будет исполнено.
        Он отдал еще пару приказов такого же рода, которые были выполнены без малейшего промедления, но мне как раз хватило этих нескольких мгновений, чтобы, осознав чудовищный смысл последних слов монстра, настолько испугаться, что я буквально отключился и, отрешившись от происходящего, впал в абсолютно ничем не омрачаемую прострацию.
        Начиная с этого момента только две фразы прокручивались в моей несчастной голове с методичностью заевшей пластинки: «Сдираем шкуру - никаких проблем, разрезаем на куски - тоже никаких проблем!» - и так много-много раз подряд, в течение нескольких минут.
        Ситуация складывалась, мягко говоря, не совсем обычная. Интеллигентный юноша попадает в лапы кровожадных бандитов, которые собираются расчленить его молодое цветущее тело.
        Ничего удивительного нет в том, что молодой человек начинает активно переживать по этому поводу.
        Ну, а если быть до конца откровенным, отбросив в сторону всю эту словесную чепуху, то честно признаюсь - в эти мгновения я как никогда был близок к безумию. На полном серьезе, казалось, еще чуть-чуть - и все. Мозг, не выдержав такой чудовищной нагрузки, просто развалится на тысячи мелких кусочков, которые уже никто никогда не сможет собрать. Наверно, у меня слишком бурная фантазия. Поэтому сцена медленного разрезания на куски моей бренной оболочки, представленная настолько реально, что была практически неотличима от правды, чуть было не привела к такому плачевному результату.
        Не знаю, как долго это состояние могло продолжаться, но, думаю, около десяти - пятнадцати минут я с переменным успехом балансировал на краю пропасти, отделяющей сознание от хаоса.
        Из столбняка меня вывела резкая боль. Я по-прежнему был не одинок в этом помрачающем разум кошмаре. Заботливый Компот бесцеремонно вцепился в мою несчастную ногу, вероятно таким ненавязчивым способом пытаясь привлечь внимание к своей скромной персоне. Я чисто механически пнул его свободной ногой, так что бедняга отлетел на пару метров, но этот сукин сын был настойчив и, поднявшись, опять попытался меня укусить.
        В то время, как мы мило развлекались со стариком, играя в заботливого хозяина и преданного любимца, на заднем плане Скалк без всякой суеты и спешки, как и положено настоящему профессионалу, доставал из мешка пилы, крючья, щипцы и еще много другой интересной всякой всячины такого же рода. Меня никто не связывал, потому что, находясь в самом центре лагеря этих головорезов, думать о побеге мог только абсолютно ненормальный идиот.
        Компот в очередной раз повторил попытку добраться зубами до моей ноги, после чего его труды наконец были вознаграждены. Я достаточно пришел в себя, чтобы начать лихорадочно размышлять о том, возможно ли вообще выжить при таком раскладе.
        С какой стороны ни посмотри, получалось, что нельзя. И это пугало не на шутку.
        Для начала, чтобы хоть как-то отвлечься от грустных мыслей, развеяться и немного размять сведенные судорогой страха мышцы, я, поймав старика за шкирку, поднял его в воздух, так что наши глаза оказались на одном уровне, и прошипел с плохо скрываемой злостью:
        - Я прекрасно себя чувствую. Спасибо, что вернул меня к жизни, но сейчас мне надо очень хорошо подумать о том, как спасти наши шкуры, и если ты еще хоть раз попытаешься укусить меня, то, клянусь небом, я без всякого сожаления оторву тебе голову, ясно?
        - Хгув.
        - Рад, что мы с полуслова понимаем друг друга.
        - Грав.
        - Из тебя вышел бы неплохой оратор. - Я не удержался, чтобы не поддеть старика.
        - Гр-р-р-рыыы. - Он оскалился.
        Но мне уже было не до него. Опустив колдуна на землю, я продолжал мучительно размышлять о том, как можно выжить в этом аду.
        - Давай спросим у инстинкта самосохранения, - чуть слышно прошептал внутренний голос.
        - За-а-а-ткнись! - Я еле-еле сдержался, чтобы не заорать вслух.
        - Нет, серьезно, - продолжал, он, не обращая внимания на эту вспышку гнева, - подумай, что может увлечь таких садистов и насильников больше, чем вид нашей расчленяемой плоти?
        - Шоу трансвеститов?
        - Не знаю, как по-научному называется переделка человека в животное, но, по-моему, показывать старика в качестве экспоната - не самая удачная мысль.
        - О-о-о-о, тупое животное, это была просто шутка.
        - Шутить будешь, когда нам в самое ближайшее время начнут лобзиком отпиливать ногу, или чуть позже - в гробу, а сейчас слушай внимательно. У меня есть неплохое во всех отношениях предложение. Если мы во всеуслышание объявим, что хотим в честном поединке показать свою молодецкую удаль и готовы зарезать, ну, к примеру, этого слона Скалка, причем сделать это не просто так, а красиво, с размахом, в лучших традициях жанра, - он выдержал многозначительную паузу, - мне как специалисту-психологу кажется, они не смогут отказать себе в удовольствии посмотреть на такое потрясающее зрелище.
        - Ха-ха! - Я чуть было не забился в припадке истерического смеха. - Потрясающе!!! Ты чудо!!! Мысль действительно гениальна!!! У меня просто нет слов, чтобы отблагодарить моего спасителя! Может быть, им это действительно понравится, почему бы нет, но ответь, пожалуйста, только на один, ключевой, вопрос. Кто же будет выступать в роли, так сказать, наживного червячка и сражаться с этой кучей мяса?
        - А кто у нас принц и по совместительству главный герой?
        - По-моему, тебе сегодня с утра мозги забыли положить. - Я начал уставать от всего этого бреда. - Ты что, серьезно думаешь, что я буду биться один на один с этим мясником? Друг мой, если ты не успел заметить, это сборище маньяков, а не рыцарей Круглого стола короля Артура, и я, к сожалению, не отважный непобедимый сэр Ланселот в зените славы и успеха, а всего лишь юноша бледный со взором горящим. Так что, пожалуй, тебе придется поискать кого-нибудь другого на роль жертвенного тельца, а я, извини, пас.
        - Но подумай хорошенько, в конце концов, если нас убьют, то, по крайней мере, это произойдет быстро и практически безболезненно. К тому же я не стал бы предлагать такие вещи просто так, потому что у меня специально для этого случая в запасе имеется неплохой план.
        - Хороший, плохой или никакой103?
        - Хм-м-м...
        Он принялся строить из себя скромную девочку, что при его актерском таланте не очень-то хорошо получалось, и набивать себе цену, но я уже решил, что придется принять его идиотский план со всеми потрохами в придачу, потому что собственного плана на данный момент у меня, к сожалению, не было.
        - Все понятно, можешь не отвечать.
        - Ну-у...
        - Я сказал - ПО-НЯТ-НО!!! Хватит. У меня все равно нет выбора, поэтому я согласен на любой, даже самый распоследний план. Только давай побыстрее приступим к его реализации, чтобы покончить со всем этим сразу, одним махом.
        - Ну... В общем-то, ты главный. Как скажешь. Покончить так покончить. Но когда вся эта история благополучно завершится, не забудь, пожалуйста, поблагодарить того, кто выступил в роли нашего спасителя.
        - Мне кажется, мы по-разному интерпретируем термин «благополучно», - устало подумал я, терзаемый самыми мрачными предчувствиями, но спорить уже не стал.
        
* * *

        Спустя полчаса два чудовища104 притащили неизвестно откуда взявшийся крест105 и под дружный рев оживившихся по этому случаю соратников-садистов начали вкапывать его в землю.
        Зрелище было настолько угнетающим и так подавляюще действовало на психику, что меня начала бить крупная дрожь, постепенно переходящая в нервный тик, причем не одного глаза, как это обычно бывает, а всей головы сразу.
        Попытавшись успокоиться, что хотя и с трудом, но все же почти удалось, я понял, что если хочу хоть как-то изменить неблагоприятный ход событий, то стоит начать осуществлять свои замыслы немедленно. Потому что как только эти милые ребята установят крест, вряд ли им захочется вступать в полемику, выслушивая мои бредовые предложения насчет поединка титанов. Скорее всего, они без всяких проволочек прибьют меня к кресту огромными ржавыми гвоздями, после чего с чувством глубокого удовлетворения начнут резать на куски.
        Такое развитие событий не входило в мои планы, поэтому для начала я решил найти вожака, который пользовался в банде столь непререкаемым авторитетом. Эта идея была свежей и как нельзя более подходила к данной ситуации, но, как назло, именно сейчас объект моих запоздалых поисков куда-то запропастился. Лихорадочно обозревая окрестности, пока не зарябило в глазах, в конце концов я убедился в том, что это занятие лишено всякого смысла, после чего перешел к более решительным мерам, закричав изо всех сил:
        - Мне нужно поговорить с главарем!
        Рев, свист и хохот, похожий на отхаркивание туберкулезных мокрот, были мне неутешительным ответом.
        «Звучит не слишком обнадеживающе», - затравленно подумал я, но пасовать, когда на кону стоит жизнь, а у противника «флэш рояль», бессмысленно, поэтому остается только одно - продолжать нагло блефовать до самого конца.
        - Мне нужен главарь, чтобы сообщить ему важные сведения.
        - Скалку все и расскажешь. - Чувство юмора у этих отмороженных уродов было просто чудовищным.
        «Надо что-то срочно предпринять», - лихорадочно билась в тисках сознания одна-единственная мысль, пока все тело покрывалось холодной испариной от одного вида уже почти установленного сооружения, на котором, по всей видимости, в самое ближайшее время мне предстояло закончить в страшных мучениях свой такой недолгий, но по-своему прекрасный жизненный путь.
        «Может быть, рассказать им басню про какие-нибудь сокровища или, например, историю о спрятанном в огромной пещере источнике неограниченной силы?» Мои мысли постепенно начала захлестывать паника.
        - По-моему, у этих питекантропов не было в детстве толстой любящей няни, которая бы читала им на ночь книжки про пиратов или космических злодеев, так что забудь об этом, - снова ожил внутренний голос.
        - Но что-то же должно их завлечь, не может быть, чтобы не было струны, задевающей даже их черствые души, возможно, это какое-нибудь увлечение или, на худой конец, хобби...
        Работа по установке неминуемо подходила к концу.
        - Хобби? Я знаю одно хобби, которому они целиком отдают все свое свободное время.
        - Какое, если не секрет? - оживился я, как утопающий цепляясь за соломинку призрачной надежды.
        - Ловить одиноких спутников и, прибив к кресту, разрезать на куски, при этом не забывая без особой спешки вытягивать жилы.
        - Охх. - Меня передернуло от отвращения. - А нет ли у тебя других, более мягких соображений на этот счет?
        - Это как раз было самым мягким.
        Нд-а... оказывается, монстры окружали меня не только снаружи, но и внутри.
        Не знаю, как долго все это еще могло продолжаться, но, на мое счастье, почти в самый последний момент появился предводитель этого отребья собственной персоной, видимо намереваясь отдать приказ о начале тихого семейного праздника.
        - Я слышал, у тебя есть кое-что важное для меня?
        Его звали Гархом, и в этом месте он был самым крупным, мерзким и страшным демоном, наверняка получившим свою должность не за блестящий ум, творческие способности и умение лучше всех печь крендельки с маком, а за то, что с регулярной методичностью выбивал мозги из претендентов на свое место. Честно говоря, описывать его у меня нет ни малейшего желания. Скажу только одно - отдаленно это чудовище напоминало аллигатора, по крайней мере своей головой и пастью. Во всем остальном по сравнению с ним рептилия из нашего мира была сущей красавицей.
        - Мне кажется, нам легко удастся запутать эту гору мяса, - не очень уверенно прошептал внутренний голос, вероятно намекая на то, что в поединке интеллекта и грубой силы преимущество обычно на стороне первого.
        - А я считаю, что для начала аз нас понаделают пирожков с ливером и только потом разрешат блеснуть эрудицией и красноречием. Поэтому действовать будем прямолинейно, сразу же раскрыв свои карты, может быть, из этого что-нибудь получится.
        - А если нет?
        Я мысленно пожал плечами:
        - В любом случае мы ничего не теряем, подвесят нас предварительно на крюк или разрежут в стоячем положении, какая разница?
        - В общем-то, никакой.
        - Ну, вот видишь...
        Прокрутив в голове все эти варианты за какие-то доли секунды, я без дальнейшего промедления приступил к осуществлению своего безумного проекта.
        - Хочу присоединиться к вашему отряду, - начал я не совсем твердым голосом.
        Как по команде вся банда дружно взвыла от хохота, словно стая сумасшедших демонов, волею судеб собранных в одном месте, а впрочем, вряд ли здесь вообще хоть кто-нибудь дружил с головой. Эти гиблые места можно было смело считать прародиной безумия.
        Они все смеялись и смеялись, и казалось, это никогда не кончится. Прошло не меньше пяти минут, показавшихся мне вечностью, прежде чем, насмеявшись, навывшись и нахрипевшись вдоволь, вся эта милая компания, включая и главаря, понемногу начала приходить в себя.
        Все время, пока продолжался этот дикий вой, я стоял с трясущимися коленками и мокрой спиной, с ужасом всматриваясь в «лица» чудовищ и все более и более укрепляясь во мнении, что в таком отвратительном месте нормальный человек при всем желании больше суток не протянет.
        Когда наконец все немного утихло, я продолжил внезапно охрипшим от волнения голосом:
        - И чтобы доказать, что чего-то стою как воин, предлагаю устроить поединок насмерть, ну-у-у...
        В этом месте «отважный идальго» на секунду замешкался, потому что инстинкт самосохранения упорно отказывался выдать окончание предложения. Громадным усилием воли оторвав язык, казалось, намертво прилипший к небу, мне все же удалось закончить:
        - К примеру, со Скалком...
        Если до этого они смеялись106, то теперь просто умирали от спазмов хохота и воя.
        «Еще пара таких же удачных реплик - и, возможно, все они посдыхают к чертям собачьим», - со злостью подумал я, пока продолжалось это безумное веселье, но, к сожалению, на этом мое вдохновение иссякло.
        В принципе, если хорошенько разобраться, их можно было понять. Со стороны все это, наверно, действительно выглядело ужасно забавно: худой бледный юноша, бросающий вызов Скалку - груде мяса и мышц, раза в два выше этого глупыша и как минимум раз в десять шире. Этому монстру вполне хватило бы просто несильно стукнуть своей лапой, чтобы моя голова треснула, как переспелый арбуз.
        Фу. Как это мерзко. Воображение всегда рисовало мне самые ужасные картины в самых ярких и насыщенных красках, как бы специально подчеркивая их реалистичность.
        Когда бурное веселье банды улеглось во второй раз, Гарх, вплотную приблизив ко мне свою оскаленную пасть, так что даже невооруженным глазом стало видно очень много острых, ужасных и слишком давно не чищенных зубов, весело прохрипел:
        - Ты предложил нам неплохое развлечение, дружок, и мы уже давно так не веселились. К тому же впереди, как мне кажется, нас ждет еще очень много интересного, но если ты наивно полагаешь, что Скалк позволит тебе легко умереть, то здесь, мой друг, ты глубоко ошибаешься. Он всего лишь немного покалечит тебя, а уж потом, не торопясь, без всякой суеты вытянет все жилы.
        - О большем и мечтать нельзя, - чуть слышно ответил я, судорожно сглотнув комок, неожиданно подступивший к горлу, и мимоходом отметив про себя, что с такой душевной теплотой и отзывчивостью этому образцу добродетели нужно было идти работать в «Мир без насилия» или в какую-нибудь другую благотворительную организацию.
        Сказать по правде, это было несколько не то, на что я надеялся, ввязываясь в эту аферу, но раз уж чудовища проглотили наживку, то можно было считать, хоть и с некоторой натяжкой, что первый раунд остался за мной. Теперь оставалась, в принципе, самая малость - прикончить Скалка - и радоваться жизни.
        - Когда все это закончатся, я буду гордиться тобой, - подвел итог внутренний голос.
        - У меня появился мощный стимул, спасибо за оказанную честь.
        - Ах, право не стоит, и...
        - Все, достаточно. - Меня начинала утомлять эта пустая болтовня.
        - А по какому принципу вы выбираете палачей? - задал я неожиданный вопрос, переключаясь на насущные проблемы и постепенно начиная более или менее контролировать страх, холодной судорогой скрутивший внутренности. Гарх оскалился, так что моему взору опять предстало слишком много зубов, которые, если быть до конца откровенным, начинали меня пугать с каждым разом все больше и больше.
        - Принцип? Да самый простой. Скалку эта работа нравится больше всего на свете. Он не согласится променять ее ни на что. А насчет того, как происходит у нас вступление в должность, так это тоже очень просто - претендент бросает вызов, и если убивает противника, то заступает на автоматически освободившуюся должность.
        - Вот она - демократия в действии, - встрепенулось затихшее было подсознание, - идеальное общество равных возможностей и...
        - Тогда для чего мне драться со Скалком за место палача, если с тем же успехом я могу побороться с тобой за место главаря? - спросил я.
        Он оскалился еще шире:
        - А вот этого, к сожалению, мне не позволят мои славные ребята. Скалк знает, как калечить, не убивая, а я сразу же сгоряча разорву тебя на куски - и мы лишимся развлечения на остаток сегодняшнего вечера.
        Логика была железной, что ни говори. Эта тварь заботилась не о личной выгоде, а об общественном благе, и это, с точки зрения любого члена банды, несомненно, делало ей честь.
        - Как у вас здесь все здорово устроено, - с чересчур наигранным воодушевлением выдавил из себя я.
        - Это точно, - веселясь от души, жизнерадостно прохрипел он.
        Со стороны весь этот оживший кошмар выглядел не более чем милой беседой двух старых закадычных друзей за кружкой чая с конфетками на тему «как мы сначала будем дружно веселиться, а уж только потом без спешки вытягивать жилы». Ну, сволочь проклятая, я тебе устрою веселье...
        - А если я прибью палача, то, заняв его место, стану полноправным членом вашего клана? - Мой голос дрожал от бешенства, успевшего заглушить даже страх.
        Они опять завыли как потерпевшие.
        - Ко-о-о-не-чно! - сквозь смех прохрипел демон. - Даю слово, а мое слово здесь кое-что значит, правда, ребята?
        «Ребята» дружно заревели, подтверждая нерушимость его обещания.
        После чего все сомнения остались позади, а своим «конечно» он выписал лицензию на отлов и отстрел живодера Скалка без ограничения, в любое время года, в любом заповеднике.
        - Ну что ж, в таком случае все готово, - подумал я. - Давайте начнем веселиться!!!
        
* * *

        Эти сволочи отказались выдать мне холодное оружие, мотивировав данный отказ тем, что я могу поступить подло, воткнув его в себя. Таким образом я не только избавлюсь от запланированных мучений, но и лишу банду законного вечернего праздника. Правда, определенные правила здесь все же существовали107, поэтому нас со Скалком поставили в «одинаковые» условия, выдав каждому по «небольшой» дубине.
        В лапах этого монстра дубина смотрелась как кисточка, мне же с трудом удалось поднять ее. И эти шутники предлагали забить подобное чудовище при помощи такой палки!
        Расклад меня никак не устраивал, поэтому я попросил другое оружие, но мне было мягко отказано.
        - Ты можешь попробовать убить его голыми руками, - посоветовал Гарх, находящийся в самом веселом расположении духа. - Это не запрещается нашими правилами. И даже более того - всячески поощряется.
        - Спасибо, мне не хочется пачкать руки, - зло ответил я, собираясь высказать все, что я думаю о таких правилах, но в этот момент мое внимание привлек массивный браслет из металла, болтавшийся на его когтистой лапе.
        - Ты бы не мог оказать мне маленькую услугу? Одолжи ненадолго свой браслет, - попросил я как можно небрежней, пытаясь не выдать волнения, несмотря на все мои старания проскальзывающее в голосе. - Когда все это кончится, обещаю вернуть его тебе в целости и сохранности.
        - Хочешь подарить своей подружке? - Эта тварь бессовестно смеялась мне в лицо.
        - Нет, хочу с помощью этого счастливого талисмана победить в схватке. Ты дашь мне браслет, а я отдам тебе свою дубину и буду драться без нее. Наверно, это будет выглядеть достаточно забавно, чтобы весь ваш отряд бойскаутов бросил на время рассматривать порнографические открытки, вытащил руки из штанов и посмотрел на это. Ну как - по рукам?
        - Если выиграешь, я тебе его подарю, - прохрипел Гарх, видимо для пущей убедительности скаля зубы в очень недоброй улыбке, и одновременно хотя и с неохотой, но все же снимая браслет. Было непонятно, понял он мою шпильку насчет открыток или нет, но окончание предложения развеяло все сомнения. - Но помни, если проиграешь, а выиграть у тебя нет ни единого шанса, то будешь жить не меньше двух или трех дней, и это будут очень, очень длинные дни, поверь мне на слово, наш общий друг позаботится об этом.
        - Я все больше и больше начинаю любить этого славного парня Скалка и его веселых приятелей, - поделился своими соображениями по этому поводу внутренний голос.
        - Будем надеяться, что дохлым, он покажется тебе намного привлекательнее, потому что в мои ближайшие планы входит убийство этого урода.
        - Чудесно, тогда давай не будем тянуть и сделаем это прямо сейчас.
        - Давай! - согласился я без особой уверенности, после чего на нетвердых ногах подошел к Компоту, уныло сидящему в сторонке в ожидании, когда из него наконец-то сварят суп.
        Мы немного пошептались, я сделал кое-какие приготовления и, дрожа как заяц, пошел делать обычную работу рядового героя - совершать подвиги, убивая злобных чудовищ...
        
* * *

        Посмотреть на шоу собралась вся банда. Гарх, по-видимому, в душе был либералом, поэтому снял даже часовых. Хотя, может быть, они снялись сами, ни у кого не спрашивая разрешения. После чего весь этот выводок негодяев устроился таким образом, что получился круг, служивший рингом довольно-таки приличных размеров, которых вполне хватало для свободного перемещения и различных маневров во время боя.
        У меня сложилось впечатление, что Скалк, безусловно являясь для местных фэнов признанной звездой, номером первым, так сказать, заслуженно считался любимцем публики. Поэтому нет ничего удивительного в том, что за него горячо болели и переживали абсолютно все, за исключением, пожалуй, только меня, Компота и Билли. Но, видит бог, для этого у нас были достаточно веские причины.
        - Только не пришиби его по ошибке сразу!!! - слышалось здесь и там.
        - Покалечь его хорошенько!!!
        - Покажи нам свое мастерство, палач!!!
        - Сломай ему руки, но пусть подвигается и побегает от тебя!!!
        И дальше все в таком же духе. Эти садисты не отличались оригинальностью, но дело свое знали. Оказывать массированное давление на психику, что ни говори, они умели прекрасно.
        Пока банда таким образом мило разогревалась в ожидании основной части праздника, я стоял, чудовищно потея. Причем отнюдь нельзя было сказать, что в предвкушении захватывающей битвы пылкое сердце учащенно билось в моей благородной груди, а голова была ясной и светлой - нет!!! Голова была тяжелой и мутной от страха, а сердце вообще работало с перебоями и перерывами, грозя вот-вот совсем остановиться от стресса. В целом же состояние было просто катастрофическим, что, впрочем, вполне нормально для человека, которому предстоит через несколько минут встретиться в «честном» поединке с огромным злобным чудовищем и попытаться убить его голыми руками.
        - Да-а-а-аа, вот она, горькая правда жизни, - задумчиво протянуло больное подсознание, благодаря которому я влез во все это дерьмо. - А в книжках про героев все это выглядит намного привлекательней.
        - И не говори, - тяжело вздохнул я.
        - Значит, все это время нас просто грязно обманывали эти жалкие ничтожества, торгующие грезами.
        - В какой-то мере их можно понять, в конце концов, этим они зарабатывают на жизнь.
        - А чем тогда занимаемся мы?
        - Проходим школу выживания в экстремальных условиях, не давая опуститься процентногому соотношению, вычисленному Аспирином, относительно нашей живучести.
        - Да будь он...
        Но в этот самый момент судья дал отмашку.
        - Начинайте!!!!!!! - проревел Гарх. И понеслось...
        
* * *

        Бах!!!
        Дубина пронеслась в паре дюймов от моего уха. Я отпрыгнул, затравленно метнувшись в сторону.
        Ба-а-а-бах!!!
        Она опять не попала, но, скорее всего, не оттого, что я был таким ловким и пластичным, а потому что эта гора мяса ею очень ловко орудовала.
        Бу-у-умс!!!
        Ой, кажется, опять пронесло...
        Этот непрекращающийся кошмар, как мне казалось, продолжался уже не меньше получаса, хотя на самом деле прошло от силы минут десять. Под непрестанный вой и рев оживившихся болельщиков Скалк гонял меня по кругу, как перепуганную курицу в курятнике, явно забавляясь игрой и при этом чувствуя себя абсолютно безнаказанно. Он мог, не напрягаясь, прихлопнуть меня в любой момент, но тянул время, явно играя на публику.
        Все это время банда в восторге ревела, я чудовищно потел, а Скалк демонически хохотал - наверное, представлял себя черным ангелом с мечом в руке, сошедшим с небес на землю исключительно для того, чтобы заарканить заблудшую душу, то есть меня, и отправить ее прямой дорогой на небеса.
        Во всем этом безукоризненном с точки зрения палача и всех присутствующих раскладе был только один небольшой изъян - эта безмозглая туша мяса была не ангелом, а следовательно, ее можно было убить. Надо было только придумать как.
        Когда в очередной раз дубина этого садиста, вместо того чтобы просвистеть рядом с ухом, слегка шаркнула по руке, сорвав кусок кожи и оставив после себя длинную кровавую ссадину, я почему-то сразу же понял, что прямо сейчас мне начнут ломать руки.
        - Пора!!!! - истерично закричал внутренний голос.
        - Заткнись!!!! - нервно отозвался я.
        - Через минуту будет уже поздно!!!! - продолжал истошно верещать он.
        - Заткнись!!!!! - упорно стоял на своем я.
        - Ты нас угробишь!!!!
        - На этой барже я капитан, так что будешь слушаться меня или...
        Еще один кровавый след, симметричный первому, появился на второй руке. Этот... Скалк, надо отдать ему должное, был настоящим виртуозом в своей области.
        - СЕЙЧА-А-А-А-С!!!!!!!
        Внутренний голос был прав, промедление действительно было смерти подобно. Настала пора открывать карты. Я сделал пару неловких шагов, оступился, при этом неудачно подвернув ногу, безуспешно попытался сохранить равновесие и обреченно упал. Великая битва подходила к своему логическому финалу, и вставать, чтобы мужественно биться до последней капли крови с превосходящим по всем показателям противником, откровенно говоря, у меня уже не было ни сил, ни желания.
        Банда обиженно взревела, призывая меня подниматься, чтобы встретить смерть гордо и достойно, как положено настоящему воину. Быть мужчиной в конце концов, а не жалким трусом, позорящим свой пол. Ну и дальше все в таком же стиле и духе, эти идиоты не отличались особой оригинальностью.
        Но, как вы уже, наверное, успели заметить, я не был платным жиголо, поэтому не собирался доказывать собравшемуся сброду, что у меня все в порядке с потенцией, а также то, что я абсолютно нормальный во всех отношениях молодой человек. Вместо этого я упорно продолжал лежать на грязной земле с очень нехорошими предчувствиями насчет самого ближайшего будущего и наполовину мокрыми от страха штанами. Единственным плюсом во всем этом чересчур затянувшемся ужасе было то, что подобные безумные маневры были частью моего идиотского плана.
        «Вот и началось самое интересное», - промелькнула не слишком оригинальная мысль на периферии сознания в преддверии кровавой развязки.
        При этом сердце снова начало работать с перерывами, грозя вот-вот остановиться совсем.
        - Я подожду на выходе. Расскажешь потом, как все было.
        Скалк медленно подошел, наверное, с помощью такого драматического жеста давая мне в полной мере прочувствовать весь ужас создавшегося положения108, взял одной рукой, как щенка, за шкирку109 и, не напрягаясь, поднял в воздух, на уровень своей ужасной морды. При этом наши взгляды встретились, и я увидел то, что потом стало часто приходить ко мне в ночных кошмарах и рвать на куски сознание, целиком утащив его в преисподнюю безумия.
        Скалка даже издалека нельзя было назвать милым, вблизи же это чудовище выглядело настолько отвратительно, насколько это вообще можно себе представить. Именно в эти мгновения впервые в жизни я заглянул в тусклые, безликие, подернутые мутной пеленой глаза смерти, и они мне, честно говоря, совсем не понравились. Черные, огромные, замораживающие кровь в жилах, капля за каплей высасывающие остатки рассудка, они, не мигая, смотрели на меня. Впиваясь все глубже и глубже, достигая холодным безжалостным жалом самого сердца, не останавливаясь на этом, а продолжая опускаться все ниже и ниже...
        Пока наконец не достигли первичных половых признаков и стыдливо не отвели взгляд.
        И все это - в гробовой тишине. Ни единого вздоха или даже малейшего колыхания воздуха или ветерка. Все затихло.
        Время замерзло до минус 140 по Фаренгейту. Все остальное просто умерло. Еще чуть-чуть - и вселенная, сжавшись до точки, исчезла бы, растворившись, как пыль в канализационной системе города Ангелов110.
        Да-а-а... Вот, оказывается, каким талантливым гипнотизером может оказаться самый заурядный палач. А по виду никак не подумаешь, что эта громадная туша мяса способна на что-либо большее, чем за несколько минут виртуозно превратить до этого вполне живого человека в несколько килограммов кровяной колбасы с ливером.
        Посмотри он на меня вот так ласково на пару секунд подольше - и я наверняка не долго думая просто умер бы от разрыва сердца. Но, к счастью, хриплый лай Компота - наверное, единственного из всех присутствующих, кто сумел сохранить ясную голову111, - разрушил очарование момента, тишина разбилась на осколки, вся банда завыла, как обычно выражая таким образом обуревавшие ее чувства, а Скалк, повернувшись лицом к аудитории, издал оглушительный рев, по-видимому символизирующий радость от великой победы над равным противником, добытой в нелегкой битве.
        - Он не палач, а жалкий клоун, - презрительно процедил внутренний голос.
        Как ни странно, именно это замечание вернуло меня к беспощадной реальности, тонко намекнув, что пора переходить к решительным действиям. После чего в который уже раз за сегодняшний день я понял, что настал момент истины. Это был единственный шанс, упустить который означало умереть наверняка.
        - Ну что ж, настала пора отделить мальчиков от мужчин, - с надрывом подумал я.
        - Только смотри не облажайся, второго шанса не будет.
        - О'кей... Постараюсь.
        - Именно это я и имел в виду.
        Все это время, крепко сжав в руке браслет, подаренный мне Гархом в обмен на дубину, я, невзирая на всякие отвлекающие мелочи, как то: здоровенного живодера с увесистой палкой, гоняющего меня по кругу с навязчивой идеей вышибить мозги, и толпу чудовищ, подбадривающих его в этом благородном стремлении, - терпеливо ждал удобного случая. И вот наконец мой звездный час пробил...
        Со скоростью, неожиданной даже для себя самого, я протянул руку, положив браслет на плечо палача. Одновременно с этим, сгруппировавшись, я уперся ногами в грудь Скалка, резко оттолкнулся и, слыша краем уха треск разрываемой ткани, отлетел в сторону, при этом чуть было не сломав себе пару ребер из-за не совсем удачного приземления на жесткий грунт. Все произошло за какие-то доли секунды, так что никто, включая моего партнера по спаррингу, ничего не успел понять.
        Скалк так и остался стоять с куском ткани от моей одежды в руке и с подарком, который я ему по доброте душевной112 оставил на вечную память.
        
* * *

        Восточная мудрость гласит: нужно отрешенно сидеть на берегу реки, созерцая мир внутри своей души, до тех пор, пока по реке не поплывут трупы твоих врагов.
        Это я плавно веду к тому, что сегодня у реки сидел не напрасно. По крайней мере, один труп моего врага неспешно проплыл мимо, и я даже набрался наглости весело помахать ему рукой на прощание.
        Да, да. Вынужден вас огорчить. Мы, как это ни прискорбно звучит, потеряли Скалка. Окончательно и бесповоротно. Без всякой надежды на чудесное воскрешение во второй части, как это обычно бывает с понравившимися публике монстрами из малобюджетных фильмов ужасов вроде «Зловещих мясников» или «Безжалостных тварей». Поэтому никакого продолжения вроде «Зловещих мясников-2» или «Возвращения безжалостных тварей» не предвиделось, даже чисто теоретически,
        Не спорю, возможно, этот садист был колоритной фигурой, не лишенной очарования, и в определенном смысле даже обладал некоторым бесхитростным шармом, присущим простым труженикам, беззаветно отдающим все свои силы и энергию любимой профессии113. Но что поделать - как говорится: «Хорошие парни покидают нас первыми, а подлецы остаются и живут долго». Смиримся же с этим и пойдем по пути, предназначенному нам судьбою. Как ни печально это сознавать, но она давно уже распределила все роли.
        
* * *

        Убить живое существо, наделенное к тому же зачатками разума, психологически не так уж легко. Это неоспоримый факт. После такого потрясения у нормального человека обычно пропадает аппетит, его начинают мучить угрызения совести, он хандрит, начинает болеть, плохо спит. На смену эротическим снам и сопутствующим им поллюциям приходят ужасные кошмары с реками крови и вывороченными внутренностями, причем выглядит все это настолько натурально, что можно и вовсе не проснуться.
        Смею вас заверить, все именно так и происходит. Но в данном случае Скалк не мог выступать в роли катализатора всех этих кошмаров, потому что он никоим образом не попадал под термин «живое существо с зачатками разума» из-за отсутствия последнего компонента как такового. По большому счету он был отвратительной, жестокой, безжалостной тварью, поэтому его преждевременная кончина никак не сказалась на моей психике, и насчет вышеперечисленных примеров я мог оставаться абсолютно спокойным. Ничто после этого не тревожило моих сновидений.
        Вы спросите, а как же я ухитрился так ловко, почти не напрягаясь и не прилагая особых усилий, избавить мир от этого чудовища? Ведь в обычной жизни подобного не происходит, такие чудеса за редким исключением - удел легендарных героев.
        Отвечаю - очень просто.
        На браслет был намотан старина Билли. А когда я положил его на плечо Скалка, мой верный товарищ за доли секунды обвился как удав вокруг немытой шеи палача и...
        ХРЯСЬ!
        Снимите шляпу, если она у вас есть, можете даже пустить скупую слезу. Делайте вообще все, что хотите, но только, пожалуйста, не стоит говорить, что старина Скалк был хорошим, в меру дружелюбным парнем из соседнего дома и вам очень жаль, что его не стало. Это будет некорректно по отношению к тем несчастным, которых это безжалостное создание замучило за свою долгую карьеру палача, а их, подозреваю, было немало.
        Вот такие дела...
        Ну да ладно, что было - то было, и не станем больше отвлекаться по мелочам. В аду появился новичок, надеюсь, его там хорошо приняли, а в моем персональном кошмаре жизнь продолжалась.
        Несколько секунд никто ничего не мог понять. Это и неудивительно. Откровенно говоря, я и сам бы ужасно удивился, если бы на моих глазах худой бледный мальчуган хладнокровно и расчетливо114 задушил голыми руками матерого профессионала по части убийств. Обставив это мероприятие с некоторым даже шиком115.
        Их тупые мозги отказывались воспринимать очевидные вещи. Какая-то добрая душа116 осторожно подошла к Скалку и при гробовой тишине117, пощупав пульс, убедилась, что палач окончательно и бесповоротно сдох.
        Я с трудом поднялся и, отряхнув пыль с одежды, хрипло спросил:
        - Надеюсь, это было достаточно убедительно?
        Вопрос добил банду окончательно. Наверное, первый и последний раз в жизни мои новые «друзья» увидели победу интеллекта над грубой силой, и этот неопровержимый факт на некоторое время поверг подонков в состояние затяжного беспросветного шока.
        Не стоит, конечно, сбрасывать со счетов и то, что Скалка здесь по-своему любили. Одним словом, праздника не получилось. И опять, как всегда, все испортил не кто иной, как я.
        Затянувшуюся паузу прервал Гарх, который, как и положено главарю, первым пришел в себя.
        - Да-а уж, ну и молодежь пошла, - не очень уверенно протянул он, успев за такое короткое время где-то по дороге растерять весь свой жизнерадостный заряд бодрости.
        - Это так, пустяки, - отмахнулся я, начиная понемногу приходить в себя и обретая былую наглость. - Между нами говоря, это пятьдесят четвертый противник, убитый мною в поединке.
        В воздухе повисла очередная тяжелая пауза. Они попытались переварить цифру. Судя по напряженным лицам, такие числа целиком не вмещались в их головы.
        - Да и вообще, после второго десятка ко всему начинаешь привыкать, становится скучно, просто еще один труп на лицевом счету, - добавил я.
        Такое легкомысленное заявление чуть было не вызвало крушение идеалов. Бедняги совсем сдулись.
        - Так, где мои новые пожитки? - Я старался выглядеть самой непосредственностью, хотя спина была мокрая, как у лягушки, коленки тряслись мелкой дрожью, а сердце билось так, что казалось, еще чуть-чуть - и оно выпрыгнет из груди.
        Это привело банду в чувство, начался гомон, плавно перерастающий в рев, но я уже успел привыкнуть к такому бурному выражению чувств, поэтому, не обращая внимания на шумовое сопровождение, снял со Скалка браслет, на котором удобно устроился Билли, подошел к Компоту, которого теперь, естественно, никто не собирался варить на ужин, и, потрепав его за уши118, надел на него вместо ошейника браслет. После чего тихо, так чтобы никто не услышал, попросил колдуна присматривать за поводком (стариной Билли), выручившим уже в который раз всю нашу компанию.
        Компот тихо тявкнул, и я понял, что просьба будет выполнена.
        - Г-хм.
        Обернувшись, я увидел Гарха. Главарь хотя и заметно подобрел, но все же милым его нельзя было назвать даже с предельно допустимой натяжкой.
        - Мне нужно произнести какую-нибудь клятву, отрезать правый мизинец, сделать наколку на всю спину, съесть сердце убитого врага или еще что-нибудь в этом же духе, чтобы официально вступить в должность и стать полноправным членом клана?
        Это была откровенная наглость, но нервы за последнее время окончательно расшатались.
        Вероятно, Гарх или не обратил внимания, или не понял, что я издеваюсь, потому что его ответ был просто убийственным.
        - Нет, осталась простая формальность: ты должен подтвердить свою профессиональную пригодность, запытав кого-нибудь до смерти. И если это будет сделано достаточно профессионально и не вызовет серьезных нареканий со стороны моих воинов, ты станешь одним из нас.
        Я судорожно сглотнул подступивший к горлу комок. Оказалось, что в вихре последних событий «великий воин» совершенно упустил из виду то, за какое место так отчаянно боролся.
        «Надо было схватиться с поваром», - запоздало подумал я, после чего вяло поинтересовался:
        - А что, есть желающие или добровольцы, готовые принести себя в жертву на радость остальным?
        Он оскалился:
        - Ну зачем же так плохо думать о нас119, где-то в этом районе скрываются остатки банды120, принадлежащей к клану Невикс.
        - За последнее время они понесли большие потери, - продолжал Гарх, - и сильно ослабли в битвах с Умрами, поэтому в наши ближайшие планы входит: найти их, уничтожить, а уж потом ты займешься пленными.
        «Какая прелесть, - подумал я. - Заниматься пленными, что может быть лучше?»
        Спрашивать, что будет, если я откажусь, почему-то не хотелось, ответ в общих чертах был понятен. Оставалось надеяться только на то, что остатки банды Невикса сумеют так хорошо спрятаться, что их никто никогда и ни при каком раскладе не найдет. Или, на худой конец, фортуна расчувствуется и пошлет еще какое-нибудь событие, которое позволит мне благополучно выпутаться из этой передряги без того, чтобы сдавать экзамен на вступление в должность...
        
* * *

        Мечты, мечты...
        Глава 5
        
        - А-а-а-ахгрррррр... Чтоб ты сдо-о-о-ххххх-хррр... Клара-аа, дай, мне, пожалуйста, ска-аа-азать... Умооооля..
        Эта проклятая пиявка (чтоб ей сдохнуть), после того как в силу определенных обстоятельств я вынужден был присоединиться к банде Гарха121, вбила в свою тупую голову совершенно абсурдную мысль, что я умышленно и целенаправленно пытаюсь провалить возложенную на нас миссию. И, исходя из этого нелепого предположения, начала принимать соответствующие меры. Несмотря на то что выбор средств убеждения у нее не отличался разнообразием и оригинальностью, действовали эти средства во всех случаях безотказно. Уже полчаса я пытался убедить этого глупого слизня, что отклонения от маршрута связаны не с желанием саботировать задание, а с тем, что наш отряд рыскал по степи как стая голодных шакалов, постоянно меняя направление, в поисках этих обескровленных бедняг Невикса, будь они неладны.
        - Клара, пойми, если я сейчас отделюсь от отряда и пойду своей дорогой, то не пройдет и пяти минут, как на освободившуюся должность палача найдется желающий. Кого же тогда он запытает до смерти в качестве боевого крещения и приобретения навыка на данном поприще, как ты думаешь? Молчишь. Ах, тебе это неинтересно. Ну, тогда я попрошу его, чтоб начинал с шеи.
        Это не произвело никакого впечатления на проклятого кровососа. Я уже начинал плавно покрываться красивыми синими пятнами, гармонично сочетающимися с моими новыми штанами. Весельчак Аспирин, наверно, чтобы его секретный посланец не слишком выделялся в этом однотонном грязно-сером мире, одел меня поистине с королевским шиком: элегантные (с точки зрения такого извращенца, как он) ярко-синие панталоны с оранжевыми полосками, розовые туфли, надрывно кричащие об отсутствии вкуса. Брызгающая во все стороны кислотой ядовито-желтая водолазка, элегантно обтягивающая худые мощи, завершала скромный туалет, не без основания претендующий на звание «маскхалат года».
        - Клара, ну, пожалуйста, будь умницей122, пойми, у меня возникла проблема, и, в конце концов, твой хозяин не сказал, что мы должны найти логово Зоула сразу же. Он дал нам двадцать семь суток, а ты хочешь придушить меня в первый же день.
        Никакого эффекта. Кроме цветных кругов и звона в ушах.
        - Клара!!!! Во имя милосердия!!! Дай мне один день, а потом обещаю, мы пойдем хоть куда.
        Почти теряя сознание, я наконец ощутил, что хватка ослабла.
        «Эти "милые" диспуты, сопровождаемые профилактическими процедурами, меня когда-нибудь точно доконают», - затравленно подумал я, понемногу приходя в себя.
        Хорошо еще, что мои боевые соратники, братья по оружию, так сказать, не видели этого позора. Все время, пока мы куда-то ехали, я валялся в телеге123, еще недавно принадлежавшей Скалку, а сейчас полностью перешедшей в мою собственность. Наверно, не лишним будет упомянуть о том, что это ветхое сооружение было доверху загружено пыточными инструментами, складными быстро собирающимися крестами и всякими другими непонятными механизмами, выглядевшими достаточно мрачно, чтобы одним своим видом повергнуть кого угодно в тяжелую депрессию на ближайшие полгода. Дополнял картину помощник безвременно покинувшего нас палача, с настоящего момента являющийся моим первым замом. Достаточно мрачная личность на любой, даже самый либеральный взгляд. Огромный злобный монстр124 со сломанным то ли носом, то ли клювом - я так и не понял, что это такое у него на лице, а спрашивать было как-то не совсем удобно. Как знать, может быть, для этой чуткой ранимой души, не успевшей в вихре грабежей, убийств и насилий накопить достаточно денег на пластическую операцию, это было самым больным вопросом. Поэтому, не найдя общих тем для
разговора, я предпочел ехать молча. Впрочем, он, к счастью, тоже помалкивал.
        Таким образом, впервые за несколько последних часов мой несчастный мозг наконец-то смог расслабиться, потому что, как это ни покажется странным, пока что все было тихо и спокойно. Телега мерно поскрипывала, плавно покачиваясь на ухабах, слабый ветерок ласково трепал волосы, и, закрыв глаза, я даже начал было засыпать, с нежностью вспоминая дом и родителей.
        Но...
        Идиллия в этом проклятом месте, конечно же, не могла длиться долго, потому что если даже в нормальном мире все хорошее рано или поздно обычно кончается, то уж про Глов и говорить ничего. На этот раз все закончилось, даже не успев начаться. Мир в который уже раз поглотил хаос, и стервятники, предвестники кровавого пиршества, слетелись со всего света.
        Банда извергла из своих недр такой ужасный рев, что я, мгновенно проснувшись, понял - сейчас начнется самое веселье. И не ошибся. Это действительно было весело - настолько весело, что становилось по-настоящему плохо...
        
* * *

        По моим приблизительным подсчетам, «наших» было раза в два больше, чем их врагов. Я мог, конечно, и ошибаться, но ненамного. Однако количественное соотношение сторон, как ни странно, никак не повлияло на ожесточенность резни. Вероятно, в этом мире сдаваться, выкидывать белый флаг, вести переговоры, бежать или просить о пощаде было не принято. И это неудивительно. После общения со Скалком становилось предельно ясно, почему намного лучше умереть в битве быстрой, милосердной смертью, чем попасться в лапы живодера и двое суток в страшных мучениях отдавать концы. Видимо, такую простую истину в этих краях усвоили все без исключения.
        А между тем, пока я безмятежно размышлял о бренности бытия и специфике местного менталитета, а авангард нашей группировки уже вступил в сражение, с ходу вклинившись в ряды противника, в больной голове моего дегенеративного заместителя родилась блестящая мысль, которую он без промедления воплотил в жизнь. Мы тащились в хвосте отряда, и, чтобы наверстать упущенное, это чудовище начало с методичной жестокостью избивать тяжелым шипастым кнутом несчастное животное, запряженное в нашу повозку, понукая его направиться в самую гущу сражения, где и происходили основные события этой потасовки подвыпивших бойскаутов. Наверно, этот безжалостный монстр решил внести посильную лепту в разгром ненавистного врага.
        Бедному животному удалось продержаться не больше минуты125, после чего, не выдержав побоев, начисто забыло об инстинкте самосохранения и, издав напоследок ужасный рев и дико выпучив глаза, понесло...
        Да-ааа... Оказывается, с представителями местной фауны в этих краях обращались так же плохо, как и со всеми остальными. И этот печальный факт, увы, наводил на самые серьезные размышления по поводу того, пристало ли вообще порядочному юноше находиться в такой нехорошей компании.
        Но мысли - мыслями, а самое неприятное в сложившейся ситуации заключалось в том, что я, Компот, Клара и Билли, хотя и ни на секунду не забывали о своих инстинктах, но в силу некоторых обстоятельств все же были вынуждены нестись навстречу опасности вместе со всеми остальными безумцами.
        Наверно, моему заму показалось, что без нашей лихой телеги борьба за правое дело будет безнадежно проиграна, и это чуть было не доконало всю нашу компанию окончательно.
        - Куда тебя понесло, кретин несчастный? - в панике закричал я, пытаясь в такой мягкой форме образумить это чудовище, одновременно падая как подкошенный на дно ветхого тарантаса, ставшего в прямом смысле слова машиной смерти.
        Но, судя по реакции, зам меня не услышал, а если и услышал, то, возможно, не понял или, что наиболее вероятно, не захотел понять.
        «Плохой день», - успел запоздало подумать я, после чего мир свихнулся окончательно и настало время кровавых безумств.
        Со всего разгона мы врезались в самый центр этого апокалипсиса, и сразу же, без всякого предупреждения, начался жесткий экшн.
        Не прошло и пары секунд, как огромный топор с треском вонзился в борт телеги в нескольких дюймах от моего лица, после чего, движимый непонятно какими стремлениями, я приподнялся, чтобы посмотреть, как там идут наши дела126, и тут же в нашу повозку, чуть ли не прямо в мои объятия свалился агонизирующий монстр с перекошенным судорогой лицом и начисто отрубленной конечностью. Кровь хлестала из его раны, как из прорвавшейся водопроводной трубы. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в две секунды я был залит с ног до головы, так что на мне не осталось сухого места. Но это было еще не все. Самая большая неприятность заключалась в том, что у этого создания127 оказались просто чудовищно острые когти, больше похожие на набор огромных, остро заточенных ножей, которые обычно в комплекте по восемь штук с просто нереальной рождественской скидкой круглый год продавали в нашем супермаркете. И, судя по внешнему виду, он их никогда не подстригал. А если добавить к этому неприятному факту то, что монстр бился в предсмертной агонии, хаотично размахивая оставшимися лапами во все стороны, становится ясно -
начиная с этого момента ловить в телеге было уже нечего. Она себя полностью исчерпала в качестве укромного места, в котором можно переждать опасность.
        Схватив Компота за шкирку и не дожидаясь, пока меня выпотрошат, как кролика, я выпрыгнул с насиженного места и сразу же, не теряя ни секунды, залез под телегу, так как, с моей точки зрения, это было самое безопасное место в этом аду. Благо телега к этому времени остановилась, поскольку плотно завязла в гуще кровавой каши, намотав по пути на колеса нескольких невнимательных пешеходов, в пылу сражения забывших об элементарных правилах безопасности на дороге.
        «Стыд и позор! - наверняка воскликнете вы, узнав о таком неблаговидном поступке. - Герой, забившийся как трусливая крыса под какой-то фургон, в то время как вокруг бушует битва и так не хватает отважного сердца и твердой руки, уверенно держащей меч, способной покарать зло, угнездившееся в этом мире».
        Спасибо, спасибо! Благодарю за доверие и очень польщен оказанной честью, но извините, лавры титана не для меня.
        Я не подходил на роль благородного воина из героических романов фэнтези, который, ловко орудуя мечом, без особого напряжения отправляет на тот свет злодеев в неограниченных количествах - по мере поступления. Нет! Нет и еще раз нет!!! Это, простите, не по моей части. Слишком возвышенно и претенциозно. Поищите кого-нибудь другого. У меня и так уже слишком много ранений. Извините, но в данном случае я пас.
        Правда, чтобы окончательно не развенчать свой имидж благородного идальго, скажу по секрету - все-таки было одно смягчающее обстоятельство, которое хоть в какой-то мере могло оправдать меня в глазах прогрессивной общественности. По большому счету, кроме своего зама по части вытягивания жил, Гарха и старины Компота, в этой компании я никого в лицо толком не знал. Эти создания были все одинаково ужасны. Как «наши», так и «чужие». И если бы вдруг, ни с того ни с сего, у меня возникла бредовая идея размять мускулы и показать молодецкую удаль, ловко помахав мечом, который я вообще с трудом поднимал, то скажите на милость, кого я должен был убивать? Разить наповал, так сказать? Не знаете? Вот и я не знаю. Именно исходя из этих соображений я и счел за благо занять выжидательную позицию.
        Между тем, пока я не торопясь размышлял обо всех этих высоких материях, события продолжали развиваться стремительно и непредсказуемо. Создавалось такое впечатление, что моя скромная фигура выступала в роли самого большого дерьмоулавливателя в этом ужасном мире. Ну, или обстоятельства складывались не совсем удачно... Как бы там ни было, но факты упрямая вещь. И на этот раз расклад оказался таким, что через некоторое время относительного спокойствия и безопасности телега, под которой я мирно загорал, восхищаясь красотами местного пейзажа, стала эпицентром самой ожесточенной резни, можно даже сказать, последним пристанищем и бастионом, возле которого сплотились остатки наших противников, чтобы как можно дороже продать свои жизни.
        Судя по репродукциям, баррикады времен Великой французской революции по сравнению с этим апокалипсисом были не более чем легким, веселым пикником на природе с хорошей компанией, шашлыками, полуобнаженными девицами со знаменами наперевес и парой дюжин старого бургундского в придачу.
        Да-да, поверьте, я ничуть не утрирую и не сгущаю краски. По количеству пролитой крови и вывороченных внутренностей это побоище могло смело соперничать со скотобойней, работающей в три смены, без выходных, праздников, завтраков и перерывов на обед.
        То, что из всех щелей сверху на нас с Компотом непрекращающимся потоком стекали реки крови вперемешку с мозгами, внутренностями и прочими отходами жизнедеятельности, сопровождаемые чудовищным ревом, хрипом, криками предсмертной агонии, хрустом отделяемых от тел конечностей и прочими неприятными звуками, уже не действовало на меня так угнетающе, как прежде. Я успел ко всему этому привыкнуть, даже без помощи двух пальцев очистив организм от остатков желудочного сока. Но когда телега под весом живых и мертвых тел, наваленных на нее в количествах, намного превышающих максимальную грузоподъемность этого ветхого тарантаса, затрещала, грозя развалиться в любую секунду и расплющить нас, я понял - пора начинать немедленную эвакуацию.
        Компот, несмотря на весь этот кошмар, видимо, тоже сохранил способность мыслить позитивно. Поэтому, не сговариваясь, мы дружно начали пробиваться к свету сквозь горы мертвых тел, наваленных в несметных количествах вокруг нашего временного убежища.
        Пожалуй, это было не легче, чем выбираться из заваленной многометровым слоем породы шахты. Скользкие от крови, тяжелые, противные туши мертвых идиотов, считающих, что война - это весело, были совершенно неподъемными.
        Телега жалобно скрипела и стонала от наплыва желающих окончить на ней свой жизненный путь, и, судя по всему, претендентов было намного больше, чем свободных вакансий.
        - А вот если бы мы регулярно махали гантелями по утрам, а по вечерам ходили в тренажерный зал, усиленно качая мышцы, вместо того чтобы играть в компьютерные игры и волочиться за девушками, то сейчас у нас не было бы никаких проблем, - опять, как всегда не вовремя, ожил внутренний голос со своими идиотскими комментариями.
        - Кроме импотенции.
        - Что-о???
        Мне наконец удалось немного продвинуться вперед, покинув опасную зону.
        Спустя мгновение телега с грохотом рухнула.
        Все-таки сегодня время от времени я вытягивал счастливые билетики.
        - Так на чем мы остановились? - Я попытался вернуться к прерванной дискуссии.
        - Забудь об этом.
        - Как скажешь...
        - Компот, с тобой все в порядке? - Я лежал, настолько плотно зажатый со всех сторон, что ничего не видел.
        Слабое «хрув», донесшееся откуда-то сбоку, означало, по всей видимости, утвердительный ответ.
        Ну что ж, мы по-прежнему судорожно цеплялись за жизнь, даже не без некоторых успехов, и все это было, конечно, очень здорово, за исключением, пожалуй, одного «но».
        По неудачному стечению обстоятельств я оказался в самом низу горы из свежих трупов, так плотно застряв в этой мешанине мертвых скользких тел, что выбраться без посторонней помощи было уже практически невозможно. Воздуха еще хватало, но это оставалось единственным светлым пятном на местном небосклоне.
        - Компот, ты же наверняка норное животное, давай напрягись как следует, протиснись, выползи наружу и посмотри, как там обстоят дела. Если победила наша банда, позови кого-нибудь на помощь, если не наша - вернись и сообщи, что борьба за правое дело бездарно проиграна.
        Натужное сопение, сопровождаемое слабым повизгиванием, было совсем не тем ответом, который мне хотелось бы услышать. В этой суете я как-то совсем забыл, что старик даже не научился толком ходить, не говоря уже о чем-то другом. Еще немного посопев, он окончательно застрял и затих.
        Да-а... Я же говорил, что будет весело. И как всегда, не ошибся в прогнозах.
        - Компот, ты меня слышишь? А-ууу!
        А в ответ тишина.
        Вдобавок ко всему, кажется, я начинал задыхаться и самую малость сходить с ума. И еще... Нашего полку прибыло - у меня появилась очень неприятная компания.
        - Тук-тук.
        - Кто там?
        - Здравствуйте, это я - Клаустрофобия... Не ждали?
        - Нее-е-е-е-е-е-ееееееееет!!!!!
        - Очень жаль. Я ведь хорошая. Честное слово, хорошая.
        Сердце мгновенно сдавило холодными тисками ледяного страха. Я забился в истерике, пытаясь вырваться из ловушки замкнутого пространства, но, плотно зажатый со всех сторон, не сдвинулся ни на дюйм. Волна неконтролируемого ужаса накатила черной, душной, всепоглощающей лавиной, я дико закричал, уже окончательно ничего не соображая, и продолжал орать так долго, пока глубоко внутри моего естества что-то не лопнуло, струна крика оборвалась, и раздался легкий щелчок в мозгах. В голове еще пронеслось: «Как же так?» - после чего все окончательно растворилось в пустоте...
        
* * *

        Что-то смутно тревожило меня на уровне подсознания, вызывая болезненные ассоциации, но я никак не мог понять, с чем это связано. Это было скорее даже не беспокойство, а предчувствие по-настоящему большой неприятности. Так, наверное, бывает, когда вам сообщают, что придется вырывать больной зуб, но ничего лучшего, чем старые ржавые плоскогубцы, в арсенале лечащего врача не имеется. И вот когда спустя некоторое время, необходимое, чтобы смириться с этой мыслью, вы настроились и морально подготовились к вышеописанной процедуре, врач подходит к креслу, к которому пациент все же на всякий случай крепко-накрепко привязан толстыми веревками. При этом он весело пританцовывает и улыбается страшной, фальшивой, нечеловеческой улыбкой. Одновременно игриво пощелкивая плоскогубцами, с которых при этих манипуляциях осыпается ржавчина на его и так не первой свежести и уж тем более совсем не стерильный рабочий халат...
        Вот тогда-то вы и начинаете беспричинно потеть и чувствовать, что сегодня с самого утра, кажется, ваши трусы слегка жмут.
        В те роковые мгновения на меня нахлынули в чем-то похожие ощущения.
        Я открыл глаза и, увидев небо, на котором начали появляться первые звезды, скрашивающие унылые пейзажи этого отвратительного измерения, обрадовался как маленький мальчик, неожиданно получивший от жадного дяди десять центов на карманные расходы. После чего, пошевелив руками и ногами и убедившись, что всё на месте и, как это ни удивительно, функционирует вполне нормально, почти возликовал. Правда, мои ноги были слегка придавлены какой-то мертвой тушей, и я по-прежнему был так измазан кровью, что скорее походил на кусок свежей вырезки из мясной лавки, чем на обычного человека, но это были такие пустяки по сравнению с происходившим чуть раньше, что мне даже не захотелось расстраиваться по этому поводу.
        «Ура, - подумал я, обрадованный, что так легко отделался от кошмара, чуть не прикончившего меня. - Все кончено!!! Я жив, здоров и весел, как никогда»,
        - Мы живы, веселы и здоровы, - тактично поправила меня вторая половина.
        - Ну хорошо, пусть будет - мы, - легко согласился я, испытывая почти восторг от того, что все так хорошо закончилось.
        Но оказалось, что радость моя была все же несколько преждевременной, а тревожное предчувствие не обмануло.
        Как выяснилось намного позже, после победы, доставшейся банде слишком дорогой ценой, члены ее начали заниматься ранеными128. Не гнушаясь стягивать с убитых (зачем им теперь?) все более или менее ценные вещи. А так как вокруг телеги была навалена просто огромная гора свежих покойников, то, соответственно, с нее, как с самого перспективного места, и начали, скидывая с вершины уже обобранных мертвецов к подножию кучи.
        Так, постепенно разгребая завал, эти милые мародеры добрались наконец до самого низа, где лежал, не подавая никаких признаков жизни, ваш покорный слуга. Снимать с меня было нечего, и выяснять, насколько я мертв, почему-то тоже ни у кого особого желания не возникло. Поэтому, доверившись чисто визуальным ощущениям, которые явно указывали на то, что я больше похож на мертвого, нежели на живого, меня не долго думая забросили на верхушку пирамиды из мертвых тел, которая образовалась после того, как разобрали первую кучу. А так как в соответствии с традициями этой местности все мертвые тела сжигались129, то вполне естественно, что наша братская могила исключением из правил служить не собиралась. Ее облили чем-то типа солярки и как раз в этот момент, когда я очнулся, собирались поджигать...
        - Погодите, - закричал я изо всех сил, мгновенно оценив ситуацию, одновременно с этим пытаясь освободиться от туши монстра, прижавшей мои ноги - Я... ЕЩЕ... ЖИВОЙ!!!!!! - продолжал кричать я, чудовищно потея только от одной мысли, что, может быть, меня не услышали и прямо сейчас, буквально через несколько секунд, запахнет паленым мясом, а потом вспыхнет, как свечка, молодое, полное жизни тело...
        Мне кажется, кучу не подожгли только потому, что чудовища, просчитав все возможные варианты, пришли к выводу, что голос подал один из выживших врагов, которого можно будет предварительно хорошенько попытать, а уж потом на радость всем устроить из него живой факел.
        После серии безуспешных попыток, наконец сдвинув неподъемную тушу и освободив ноги, я скатился к подножию пирамиды, состоящей из свежих покойников. Где меня уже поджидала торжественная делегация встречающих, состоящая из старого знакомого Гарха и еще пары не менее ужасных созданий, являющихся его лейтенантами.
        По-моему, они не слишком обрадовались, когда наконец поняли, кто предстал пред их кровожадными взорами. Своим появлением я разрушил робкие надежды банды на вечерние посиделки в кругу старых друзей у живого костра. Тем не менее надо отдать должное Гарху, который после некоторой вполне естественной паузы все же поздравил меня с чудесным воскрешением, выразив надежду, что на нелегкой ниве тяжелого, но почетного пыточного мастерства я добьюсь таких же успехов, как в искусстве выживания. После чего с прискорбием сообщил, что надежный помощник и хороший друг (имелся в виду мой заместитель, о чем я догадался не сразу) погиб как герой в самой гуще сражения, поэтому в связи с резким сокращением численности нашего войска мне придется справляться со своими обязанностями в одиночку. Возможно, на первых порах это скажется на качестве работы, но зато, по его мнению, так я быстрее наберусь опыта и в самые сжатые сроки достигну уровня настоящего мастера с большой буквы, каким был любимый всеми старина Скалк.
        Меня передернуло от одного упоминания имени этого мясника, тем не менее с хорошо разыгранной радостью в голосе я подтвердил, что приложу максимум усилий, чтобы оправдать оказанную честь и заслужить такую же славную репутацию, как у безвременно почившего палача.
        На этом наш обмен любезностями был окончен, потому что у Гарха было полно дел и без меня, начиная от дележа добычи и кончая кремацией трупов.
        Я же, не горя желанием принимать участия в таких неблаговидных делах, занялся поисками Компота, которого нашел через несколько минут, изрядно помятого, но все-таки живого и невредимого, что обрадовало меня чрезвычайно. Билли все еще был на нем, и мне опять начинало казаться, что все не так уж и плохо, но...
        Билли был на старике, а на мне, чтобы не портить приближающуюся идиллию, свернулась уютным калачиком Клара, которая именно в этот момент почему-то решила подкрепиться. И, что самое интересное, методы питания у этой твари, как я смог убедиться на собственной шкуре, не отличаясь особой оригинальностью, были безумно болезненными.
        Для начала она прогрызла дырочку в вене на моей шее, потом залезла наполовину в эту же самую вену и вкусно пообедала130 обтекающей ее со всех сторон молодой горячей кровью. При этом я чувствовал себя так, будто мне в шею запихивают кусочек лески с крючком и, никуда не торопясь, наматывают на него все жилы. Все время, пока Клара набивала себе брюхо, я катался по земле и судорожно бился в подобии эпилептического припадка, дико крича от страшной боли. У меня так хорошо это получалось, что я даже сумел собрать полный аншлаг. Банда, побросав все дела, собралась посмотреть на мое сольное выступление. Подозреваю, что в глубине души они надеялись, что логическим завершением этого веселого представления будет что-нибудь типа моей взорвавшейся изнутри черепной коробки или... А впрочем, у меня все равно не хватит фантазии представить, что могло родиться в воспаленном воображении этих маньяков.
        Когда через несколько-минут мой персональный кошмар наконец закончился и больше ничего интересного не произошло, Гарх, словно заботливый наставник несмышленых птенцов, отданных под его начало, подошел ко мне и, потрепав своей когтистой лапой по щеке, так что чуть было не отделил ее от лица, со всем сочувствием, на какое только был способен, почти ласково спросил:
        - ЧТО, ПОССОРИЛСЯ С ДЕВУШКОЙ?
        - ААА-АА-ХА-ХА-ХАААА!!!! - завыло скопище этих уродов.
        Судя по реакции, реприза Гарха имела оглушительный успех. Подозреваю, это была самая удачная шутка, родившаяся в больной голове чудовища за последние несколько лет. Все, как обычно, завыли, выражая таким образом свое неподдельное восхищение, дружно попадав на землю, катаясь от смеха и воя как настоящие психи.
        Прошло не меньше пяти минут, которых мне хватило, чтобы немного прийти в себя, прежде чем шум немного утих и настала моя очередь держать ответное слово.
        - Очень, очень, очень удачная шутка, - прохрипел я с надрывом (в горло как будто вбили кол). - Она мне настолько понравилась, что я бы даже с удовольствием купил ее у тебя, если, конечно, ты согласишься ее продать.
        - Ну, а почему бы и нет, - протянул он задумчиво. - Три золотых - и она твоя.
        Это было сказано на полном серьезе, так что никто даже не подумал засмеяться. На мгновение я замешкался. Либо это чудовище действительно являлось настолько тупым, что ничего не понимало, либо надо было держать с ним ухо востро, потому что, вполне возможно, Гарх был намного умнее, чем казался на первый взгляд. Решив разобраться с этим чуть позже, когда выпадет свободная минута, я прервал обмен любезностями, сообщив, что пойду пороюсь в трупах и, как только найду что-нибудь ценное, обязательно совершу бартер на приобретение авторских прав.
        После этих слов все сразу же вспомнили, что, возможно, еще не все покойники обшарены, и резво кинулись восполнять это досадное упущение. Никто даже не оскалился напоследок, потому что, насколько я понял, для всех присутствующих это являлось вполне привычным занятием, и мои последние слова, без всякого сомнения, были восприняты всерьез.
        «Вот такие дела», - невесело подумал я после того, как все опять разбежались. Оставшись наедине с Кларой, Компотом и Билли, я неожиданно вспомнил, что основная цель моего отдыха в этих живописных местах состоит вовсе не в обмене остротами со скопищем дегенератов, а в том, чтобы найти и выкрасть «Свинячью звезду», будь она неладна.
        Хотя и без этого проблем было по горло, как в прямом, так и в переносном смысле.
        - Клара, - обратился я как можно вежливей к мерзкому червяку, судорожно передернувшись всем телом от одной мысли, что обедает эта тварь регулярно, а может быть, еще и полдничает, и...
        Брр... Попытка отогнать эти ужасные мысли не увенчалась особым успехом.
        - В следующий раз, когда соберешься вкусно и сытно покушать, предупреди меня, пожалуйста, заранее, хотя бы минут за десять - пятнадцать до начала экзекуции, чтобы я был морально готов и не собирал вокруг себя толпу кретинов, падких до хлеба и зрелищ. А чтобы не повторять сегодняшней ошибки, три раза несильно сожми шею, этот знак будет означать, что скоро наступит конец света. Хорошо?
        В знак того, что поняла, Клара чуть сдавила шею. У нас с этой тварью была такая же система общения, как с Компотом: один сигнал (в данном случае - легкое сдавливание шеи) - утвердительный ответ, два - отрицательный.
        «Еще несколько дней общения с этой мерзостью, и я либо накачаю до безобразия шейные мышцы, либо скончаюсь от систематического недостатка кислорода», - подумал я, осматриваясь и начиная прикидывать, как бы потихоньку ускользнуть из лап моих новых «друзей», так, чтобы никто этого не заметил.
        По-моему, именно сейчас настал самый подходящий момент для осуществления задуманного. Начинали сгущаться сумерки, и все были слишком увлечены обшариванием трупов, чтобы обращать внимание на что-либо другое.
        «Сейчас или никогда, - решительно подумал я. - Не колебаться, не паниковать, действовать смело и, самое главное, - твердо верить в удачу...»
        Но Клара, по всей вероятности, была бесконечно далека от всего этого психологического тренинга, именно в этот момент мягко намекнув, что скоро начнется второй заход.
        И это чуть было не привело меня верной дорогой к нервному срыву.
        - Клара!!!! Ты бессовестная тварь, сколько можно набивать свое поганое брюхо! - закричал я в истерике, потому что при одной мысли о предстоящей экзекуции у меня скрутило болезненной судорогой все внутренности.
        На мои истошные крики дружными стайками стали подтягиваться мародеры, успевшие к этому времени собрать достаточное количество барахла с мертвецов, чтобы с удовольствием понаблюдать за продолжением представления.
        Ни о каком побеге сейчас уже, конечно, не могло быть и речи. Я заскрипел зубами от злости... О-о-о, если бы только было можно снять этого кровососа с моей многострадальной шеи, я бы зажал этого слизня в тиски и долго-предолго разрезал его - притом обязательно тупым ржавым ножом - на маленькие кусочки, чтобы он испытал хоть малую толику моих страданий131.
        Ну что ж, по крайней мере, меня предупредили, и на этом спасибо. Я замолчал, попытавшись сделать нормальное лицо, чтобы хоть на некоторое время разогнать этих стервятников, падких до зрелищ. Но негодяи, видимо, имели нюх на подобные дела, вдобавок меня выдавали перекошенное лицо и нервный тик. Опять подошел Гарх и, широко, по-дружески оскалившись, участливо сказал:
        - Что-то наш палач сегодня хмурый. Неважно себя чувствуешь?
        Идиоты, окружавшие нас, опять завыли, словно ничего смешнее в жизни не слышали.
        - Никак не могу смириться с потерей Скалка, - зло ответил я и лег на землю, сжав руками шею и приготовившись к очередной порции мучений.
        Про себя я решил во что бы то ни стало держаться до последнего и не доставить радости этим чудовищам своими криками.
        Почему-то мой добрый черный юмор подействовал на сборище этого отребья угнетающе.
        Все как по команде сразу же замолкли. Даже весельчак Гарх несколько растерялся, не сумев достойно ответить на это кощунственное заявление.
        Не знаю, или они так любили своего бывшего палача, или мысль о его кончине навевала на них мысли о бренности существования и неизбежности смерти в конце жизненного пути. Но если быть откровенным до конца, то не думаю, что хоть у кого-то из этих мародеров был реальный шанс дожить до глубокой старости и умереть в теплой кровати в окружении заботливых любящих родственников. При таком образе жизни и окружающей обстановке я мог смело поставить все деньги, прозакладывав все свое имущество, на то, что кончат они так же, как и бедняги из клана Невикс. Сначала ожесточенная резня с превосходящими силами противника, потом, если повезет не попасть в руки врагов живыми, с трупов моих боевых соратников снимут все самое ценное. После чего тела их сожгут в чистом поле132.
        Впрочем, я опять отвлекся.
        Пролежав на сырой земле минут десять под пристальным наблюдением чудовищ, окруживших меня тесным кольцом в ожидании бесплатного веселья, и не дождавшись очередного кровавого кошмара, я тихо, так чтобы никто не услышал, спросил у Клары:
        - Дорогая, ты что, пошутила?
        В ответ мне тихонечко, почти даже ласково сжали шею один раз, что, вне всякого сомнения, являлось утвердительным ответом. Именно после этого милого розыгрыша я чуть не сошел с ума по-настоящему.
        - Клара!!!! - заорал я, уже не обращая ни малейшего внимания на стаю уродов, столпившихся вокруг, и вскочил с земли, на которой чуть не простудил свои почки. - Так ты шутить со мной вздумала? Ты что, думаешь, тебе все это так легко сойдет с рук? Ты...... ........... ............... ........... .............. глубоко ошибаешься, милая подруга!!!! СЕЙЧАС ТЕБЕ ПРИДЕТ ПОЛНЫЙ АБЗАЦ!!!!!!!! ПОВЕРЬ МНЕ НА СЛОВО!!!!
        После чего, уже не думая о последствиях, так как последние предохранители в голове полетели, я вцепился в шею, попытавшись отодрать этого мерзкого кровососа, чтобы разорвать его на куски голыми руками и втоптать в грязь, где он бы и умер в страшных мучениях.
        Но... Позиция гадины была полностью неуязвимой. Я скорее оторвал бы свою голову, чем достал бы Клару. И она об этом наверняка прекрасно знала, потому что не предпринимала никаких попыток образумить взбунтовавшегося раба - например, слегка придушив.
        Она спокойно оставалась на шее, пока я катался по земле, брызгая слюной, истерично крича и раздирая кожу на подбородке и шее, - в этот момент меня уже окончательно и бесповоротно заклинило.
        Неравная борьба, в которой я даже чисто теоретически не мог победить, продолжалась целую вечность, пока, окончательно не выбившись из сил, я наконец затих. Прошло еще несколько минут, во время которых остатки разума возвращались в мою несчастную голову, после чего и без того зыбкий покой нарушил подошедший Гарх, заметив почти с восхищением:
        - Знаешь, мой юный друг, за свою долгую карьеру я повидал немало психов и существ, мягко говоря, не совсем обычных, но ты не перестаешь шокировать нас весь сегодняшний день, а это совсем не мало. Чтобы удивить моих ребят, поверь мне на слово, надо очень сильно постараться.
        Я оторвал голову от земли, с трудом приоткрыв глаза, посмотрел на него долгим, мутным, еще не совсем осмысленным взглядом, после чего произнес фразу, ставшую впоследствии пророческой:
        - Недолго вам осталось удивляться...
        После чего, закрыв глаза, уже ни на что не реагировал.
        Не знаю, дошел до них смысл этого зловещего послания, но, судя по всему, настроение у всех резко испортилось. Они еще долго шумели, орали и выражали посредством сильных нецензурных выражений чувства, клокотавшие в их беспокойных, кровожадных мозгах, но меня это уже не трогало. Я лежал, ни о чем не думая, неподвижный как мертвец, превратившись на некоторое время в олицетворение живого трупа. Постепенно это состояние сменилось легким забытьем, а потом пришел сон. Усталость взяла свое, и наконец все кошмары сегодняшнего дня раство рились в пустоте, отделяющей забытье от безумной реальности...
        Вот на такой спокойной ноте и закончился первый день моей одиссеи в этом аду. Первый, но далеко не последний.
        И это не могло не радовать...
        
* * *

        А впрочем, не волнуйтесь, то, что не успело произойти с вами сегодня, обязательно случится завтра.
        Глава 6
        
        День второй. Неожиданная встреча-2
        Я проснулся оттого, что кто-то настойчиво кусал мою ногу, правда, не очень сильно, но достаточно болезненно, чтобы вытащить из ласковых объятий Морфея. Это было не совсем приятное пробуждение, но по сравнению с предыдущими возвращениями к жизни все-таки выглядело не так уж плохо. Первый раз за последние сутки я почти самостоятельно просыпался, а не приходил в себя после очередного обморока, связанного с большой потерей крови или еще с каким-нибудь не менее неприятным событием.
        Не открывая глаз, я попытался пнуть свободной ногой того, кто так бесцеремонно оборвал мой сон, но не попал. Хотя, если честно, не особенно-то надеялся на успех. Произвел акцию, так сказать, для очистки совести, и все - ни ответа, ни привета, Ну, в общем, и на этом спасибо.
        Открыв глаза, уже окончательно проснувшись и увидев серое унылое небо, я понял, что жизнь идет своим чередом, а вместе с ней продолжается мой персональный кошмар133.
        В общем, как я уже успел заметить, все катилось по накатанной колее, а сумасбродка-судьба несла меня, как утлое суденышко, потерявшее управление в бушующем море жизни, навстречу опасным рифам. Возле которых одна практичная дальновидная акула с задатками бизнесмена средней руки открыла кабак под названием «Последний приют путника», известный также среди постоянных клиентов как «Дары моря». Кстати, имела она с этого неплохие деньги, особенно в плохую погоду, потому что только в этом сомнительном заведении всегда бывало свежее мясо.
        А впрочем, это совсем другая история...
        Итак, открыв глаза, я увидел оголодавшего Компота, грызущего мою ногу, словно наваристую кость из вкусного хозяйского супа. Делал это он, конечно, не по злому умыслу, а исключительно по доброте душевной, но мне от этого все-таки было не легче.
        - По-моему, ты несколько увлекся в своем стремлении разбудить меня, - сказал я, зевая, потягиваясь и одновременно пытаясь при помощи свободной ноги без лишних церемоний отогнать надоедливого мясоеда.
        После того как мне удалось пару раз несильно лягнуть это новоявленное животное, старик несколько умерил свой пыл, и я смог провести утреннюю перекличку. Как и следовало ожидать, все оказались на месте - и Глов со своими унылыми пейзажами, и Билли на Компоте, и мои новые «друзья» с большими ножами, и даже старушка Клара со мной в качестве бесплатного приложения.
        - Во время дежурства никаких происшествий не зафиксировано, - бодро рявкнул внутренний голос - и немедленно заткнулся, потому что в ответ услышал нечто такое, что обычно не принято произносить вслух в присутствии женщин и детей.
        Пока я спал, братья по оружию умудрились закинуть меня на телегу, доверху нагруженную всяким барахлом, которое, судя по виду, являлось не чем иным, как трофеями отгремевшей вчера битвы. Причем я находился на самом верхнем этаже этого шаткого сооружения, так что непонятно, как мне удалось не свалиться во сне с постоянно трясущегося и подпрыгивающего на ухабах тарантаса. Такое падение вполне могло окончиться для меня фатальными повреждениями134. Но, к счастью, ничего подобного не произошло, поэтому, окончательно придя в себя, я сделал первое, что пришло на ум, а именно: затравленно осмотрелся в поисках возможной опасности. Перед моим усталым взором предстала картина временной стоянки, разбитой нашей потрепанной бандой посреди бескрайнего поля135, и, насколько можно было судить по обстановке, пока что все было на удивление спокойно - ничто не предвещало беды.
        Рядом мирно сидел Компот136. Бедный старик никак не мог привыкнуть к своему новому телу, распределяя тяжесть между четырьмя конечностями (подозреваю, что он брал в расчет еще и хвост) самым невероятным и наиболее неприемлемым из всех возможных способов. Зато у Билли, насколько я понял, проблем не было никаких. Он обернулся спиралью вокруг браслета Гарха, который болтался на шее старика вместо ошейника, и не подавал никаких признаков жизни. Если что-то и доставляло ему неудобство, то он держал это при себе, не вынося на суд широкой общественности, потому что даже при всем желании не мог ничего сказать.
        Ну, а лучше всех в нашей дружной компании чувствовала себя, конечно же, кровососущая пиявка Клара, удобно свернувшаяся калачиком на худой юношеской шее. Имевшая в моем лице и дом, и стол, и средство передвижения, и послушного раба, потакающего всем ее безумным прихотям.
        Подумав о Кларе, я сразу же вспомнил, что не позднее чем сегодня обещал этой коварной гадине покинуть банду, отправившись на поиски логова Зоула. Самостоятельно, как и положено настоящему герою, пробиваясь в одиночку с боями сквозь полчища коварных и злобных врагов, состоящих преимущественно из кошмарных тварей и немыслимых чудовищ. Чтобы в конце концов одолеть главного злодея и, как в таких случаях водится, получить в награду славу, почести, несметные сокровища и красавицу - если не принцессу, то как минимум какую-нибудь девицу благородных кровей.
        Эта мысль сразу же испортила настроение, потому что я давно успел заметить, что спорить с моим кровососом так же бессмысленно, как показывать фигу воробьям. А тут еще совсем некстати подъехал Гарх верхом на твари непонятной классификации, выглядевшей так же отвратительно, как и ее хозяин, и довел до моего сведения, что нынче у меня будет много работы. Потому что двое из троих раненых, взятых в плен во вчерашней битве, сегодня ожили в достаточной мере для того, чтобы своей мучительной смертью послужить повышению опыта новоявленного палача. Одновременно доставив массу приятных мгновений всей банде. Третьему бедолаге, насколько я понял, повезло намного больше, чем остальным, потому что он тихо-мирно умер сам, не дожидаясь помощи извне.
        Да-а-а, в свете последних событий я, кажется, начинал понимать, почему на эти проклятые земли наложили магический барьер, закрывающий в них доступ. Один маньяк может запугать весь город, а мир, забитый маньяками по самую крышу, может испугать кого угодно.
        - Как-то неважно я себя чувствую после вчерашнего. - Я попытался увильнуть от курсов повышения квалификации палачей.
        Гарх широко, дружески улыбнулся, в который уже раз продемонстрировав пасть, набитую под самую завязку ужасно острыми зубами (постоянно тревожащими мое богатое воображение). Выдержал эффектную паузу, в течение которой я чувствовал себя, мягко говоря, не в своей тарелке, а потом подчеркнуто небрежно, с некоторой даже ленцой поинтересовался:
        - Поправь, пожалуйста, если я ошибаюсь, но мне кажется, что ты отлыниваешь от своей почетной обязанности, не так ли?
        Это было сказано с интонациями, которые обычно используют коты, считающие себя в глубине души либералами, когда спрашивают у пойманных мышей, какое меню те могут предложить им на обед.
        Я судорожно сглотнул комок, подступивший к горлу, и почти обиженно, насколько это вообще было возможно при моем очень слабом актерском таланте, ответил:
        - Как тебе вообще могла прийти в голову такая чудовищная мысль? Просто я чувствую себя недостаточно хорошо, чтобы показаться во всем блеске. Но если зрители будут снисходительны, принимая во внимание недостаток опыта и вчерашнее потрясение, наложившее определенный отпечаток на мою психику, то, думаю, все будет в порядке.
        Он еще раз улыбнулся, заверив меня, что так примерно и подумал, после чего удалился по своим делам, дав на приготовления час. А чтобы я не слишком скучал, оставил напоследок в мое распоряжение двух здоровенных кретинов, которые должны были устанавливать складные кресты, следить за пленными, которых притащили сюда же, и осуществлять под моим чутким руководством подготовку к экзекуции в целом.
        Вот тогда-то я окончательно растерял все свои счастливые надежды.
        «Угораздило же этих бедолаг из банды Невикса выжить», - с не выразимой простыми словами тоской подумал я.
        - Но ты же не собираешься на самом деле пытать этих несчастных? - ожил молчавший до этого момента внутренний голос. - В противном случае я не желаю иметь с тобой ничего общего!
        Для полного счастья в этот момент как раз не хватало, чтобы вышло из-под контроля мое же собственное коварное подсознание.
        «Предательство... Кругом одно предательство, - устало подумал я. - Никому в этом мире нельзя доверять, а себе, оказывается, в первую очередь».
        - А если нет? - Это была с моей стороны жалкая попытка оттянуть время для принятия окончательного решения.
        - Ну, тогда все в порядке!
        - Кроме того, что в таком случае пытать будут меня.
        - А что делать? Кому сейчас легко?
        - Кому легко? Я могу назвать пару личностей, но вряд ли это сможет что-нибудь изменить.
        - В таком случае можешь даже и не стараться.
        - Спасибо за заботу.
        - Всегда пожалуйста. А...
        - Куда устанавливать разделочное колесо? - От неожиданности я чуть не подпрыгнул.
        Один из помощников, отданный под мое начало, неслышно подошел, остановившись за спиной, так что, занятый своими невеселыми размышлениями, я даже не заметил его.
        - А куда его обычно ставят?
        - Когда палач собирается применять пытки категории «А», колесо устанавливается слева от жертвенного камня, а для категории «В» оно крепится справа. Эти два положения строго зафиксированы в своде правил пыточной гильдии.
        Оххххххх... Как это мерзко. Меня передернуло. Эти извращенцы додумались создать еще и гильдию.
        - Ставь в центре, - процедил я, даже не пытаясь скрыть злость, клокотавшую во мне, как в закипающем чайнике.
        - Но в центре... - начал было он.
        - Никаких «но», - резко оборвал его я. - В прошлом месяце меня с позором исключили из гильдии за чрезмерную жестокость, так что теперь эти правила для меня ровным счетом ничего не значат.
        От такого заявления моего подельника чуть было не хватил удар. Пару секунд он ошарашенно смотрел на меня, видимо, пытаясь осмыслить последнюю фразу насчет исключения, а потом без единого слова повернулся и пошел работать.
        - Проклятые скоты, - пробормотал я, обращаясь к сидевшему рядом Компоту. - Если эти чудовища думают, что сегодня их будут развлекать по полной программе, то, поверь мне на слово, они очень сильно ошибаются. Да-а... Я прав, или прав, или прав, - продолжал я задумчиво, начиная остывать, постепенно успокаиваясь.
        - Грав, - подал голос старик, выражая свое полное согласие по данному вопросу.
        Билли в силу своего не совсем обычного положения ничего не сказал, однако, думаю, мысленно и он согласился с нашим резюме. В общем, все это было, конечно, хорошо, и меня не могло не радовать такое дружное единодушие нашей команды по данному вопросу. Но...137
        Но, за исключением некоторых положительных моментов, в целом ситуация на данный момент складывалась как обычно - хуже некуда. И, подводя итоги, пока мои помощники заканчивали установку оборудования для праздничных аттракционов, я мог с полной уверенностью сказать, что дела сегодня идут - просто дрянь (что, в принципе, стало уже доброй традицией). Так как не позднее чем через полчаса мне придется, загнав глубоко внутрь все человеческие чувства, включая сострадание, отвращение к любому виду насилия и т. д. и т. п.
        Нет, конечно же, я не помышлял о том, чтобы пытать несчастных пленников. Как вы вообще могли такое подумать? В конце концов, я еще не успел настолько низко пасть, чтобы полностью потерять человеческий облик. Правда, то, что я собирался сделать, тоже нельзя было назвать добрым поступком. Скорее это проходило по разряду вынужденного обстоятельствами злодейства. И мне очень стыдно, гадко и скверно об этом говорить. Ну... Короче говоря, мне придется попросить старину Билли, чтобы он избавил несчастных пленников от страданий, тихо, незаметно и, главное, безболезненно их придушив.
        Вот какой добрый юноша занял вакантное место палача.
        Да, да, и можете после этого обливать меня презрением сколько захотите, но другого выхода в сложившейся ситуации я просто-напросто не видел.
        - Все готово, - прорычал мне в ухо помощник, опять неслышно, как барс, подкравшийся сзади на мягких лапах.
        В который уже раз испуганно вздрогнув от неожиданности, я успел с удивлением подумать о том, каким образом такие громадные туши умудряются так бесшумно передвигаться.
        - В следующий раз, когда будешь приближаться, - я почти шипел от злости138, - пожалуйста, предупреждай о своем приближении звуковыми сигналами, типа «би-би» или «ту-ту», понял?
        - Да.
        Краткость - сестра таланта, но я почему-то думаю, что в данном конкретном случае она решила побыть наедине, без своего брата.
        Я настолько обнаглел, что решил высказать этому монстру, не стесняясь в выражениях, все, что думаю о нем самом, его близких и дальних родственниках, соседях, друзьях и знакомых, не обделив, конечно же, вниманием и боевых соратников, но, к счастью, вовремя остановился.
        Все неизвестное пугает, а я был для всех загадкой, поэтому относились ко мне настороженно, особенно в свете скоропостижной и не совсем понятной кончины Скалка. Однако палку перегибать все же не стоило, потому что психика этих созданий была давно и безнадежно расшатана до такой степени, что, возможно, на ее месте уже ничего и не осталось, кроме полного вакуума.
        - Да, кстати, а как тебя зовут? - поинтересовался я, сам не зная зачем.
        - Педрхантовломсназлор.
        - Значит, сокращенно - Педро... - В общем, довольно-таки сносное мексиканское имя. - Ну, вот что, голубчик Педро, - как можно ласковее попросил я, - оставь-ка своего напарника сторожить пленников, а сам иди скажи Гарху, что через полчаса все будет готово и новый палач с радостью продемонстрирует всем свое виртуозное владение такими милыми его сердцу пилами, крючьями, ножами, щипцами и всякими другими инструментами, названия которых я почему-то по рассеянности постоянно забываю.
        Двое охранников, бесцельно шатающихся возле пленных и в перерывах от нечего делать глазеющих на них, могли сорвать мои коварные планы. Случайно увидев что-нибудь лишнее и сделав после этого неправильные выводы, они тем самым бросили бы тень необоснованного подозрения на мою скромную персону.
        С одним дегенератом мне было бы справиться намного легче, ослепив его ловкостью и затуманив мозги светской беседой о погоде, периоде расцвета и заката античной культуры или, на худой конец, о великих, но в то же время оставшихся не признанными современниками художниках-импрессионистах. Компот же в это время доставил бы Билли на место назначения - и толстяк за пару минут покончил бы с этим грязным делом.
        Все это выглядело совсем неплохо на первый взгляд. И на второй, как ни странно, тоже. И только через призму третьего глаза истинного зрения оказалось, что я опять, как бы это поинтеллигентнее выразиться, ну... в общем, обделался по полной программе.
        - Ну сколько можно? - укоризненно спросил внутренний голос спустя некоторое время.
        - Сколько нужно, столько и будем, - зло отозвался я. - И вообще, заткнись, тебя никто не спрашивал.
        - Ну и пожалуйста, сам разбирайся со своими проблемами, а я в таком случае умываю руки.
        Так, одной проблемой стало меньше, но это, к сожалению, уже ничего не решало.
        Весь ужас создавшегося положения заключался в том, что, когда я повернулся, чтобы дать инструкции Компоту, минуту назад спокойно сидевшему рядом, этого старого хвостатого маразматика не оказалось на месте. Толстяка он носил на себе, поэтому исчезли они вместе. И вот это, поверьте мне, было уже совсем не смешно.
        - Компот!!!!! Компотииииииик!!!! Миленький!!!! - истошно закричал я, начиная бегать по округе в лихорадочных поисках этого проклятого животного, чудовищно потея от одной только мысли, что, возможно, он пропал безвозвратно.
        Через десять минут такого сумасшедшего темпа, обежав за это время по периметру пару миль и никого не отыскав, зато полностью выбившись из сил, я накрнец осознал всю тщетность своих поисков и в бессильном отчаянии рухнул на землю.
        Это был конец. Конец всему. Успеху, карьере, удаче и жизни - в нагрузку ко всему вышеперечисленному.
        Все.
        Финал.
        Давайте занавес, я ухожу.
        Играйте дальше без меня.
        Пусть будут лучше те, что придут на смену мне и...
        - Би-би.
        Пауза. Тишина.
        - БИИИ-БИИИИ!
        Открыв воспаленные глаза, я увидел помощника, закрывающего полнеба своей уродливой тушей и нависающего, словно глыба, над моим лежащим на земле, скрюченным в неудобной позе, глубоко несчастным, тщедушным тельцем.
        - А-а, старый, добрый, верный дружище Педро, - вяло протянул я, окутанный пеленой безразличия. - Каким ветром занесло тебя в нашу гавань, и почему ты гудишь, как перегруженный добычей катафалк? Наверно, у тебя хорошие новости? Нет-нет, не говори, пожалуйста, дай я сам угадаю. Гарх с ребятами начинают подтягиваться на представление, и оно вот-вот должно начаться, правильно?
        Он утвердительно кивнул.
        - Ну, тогда иди и скажи им, что все в порядке.
        Я не успел дождаться ответа, потому что здоровенная когтистая лапа схватила меня за шкирку, бесцеремонно подняв в воздух. Так что мое лицо оказалось на одном уровне с прищуренными и почему-то очень недобрыми (чтобы не сказать больше) глазами главаря шайки этих головорезов - Гарха. Который, в отличие от всех остальных, не слишком-то со мной церемонился.
        - Что-то я не вижу искорки в твоих глазах, - угрожающе прохрипел он.
        - Это все проклятые линзы, если ты, конечно, понимаешь, о чем я говорю. А без них, уверяю тебя, мои глаза просто мечут молнии.
        Он разжал лапу, и я, пролетев пару ярдов, упал и больно ударился коленками об землю. После чего Гарх повернулся к банде, чтобы отдать очередной приказ, но вдруг застыл, как будто к чему-то прислушиваясь. Пару мгновений он стоял в такой напряженной позе, а потом прохрипел, обращаясь ко всем, с каким-то жутковато погребальным надрывом:
        - Нас окружили ирзоты.
        В воздухе повисла такая зловещая тишина, что ее можно было ощутить почти физически, если, конечно, хорошенько постараться.
        Я не стал напрягаться, а просто спросил первое, что пришло на ум:
        - Ну, и что из этого следует? Чем они могут напугать таких закаленных в боях и невзгодах парней, как мы? - продолжал я почти беззаботно, радуясь про себя тому факту, что с приходом ирзотов мне не придется расписываться в собственном бессилии, а также выступать после этого фиаско в роли разделочной туши и одновременно тренировочного полигона для нового палача.
        Гарх повернул голову, так что я увидел затравленно-испуганное выражение глаз этого чудовища, которое, как мне до этого казалось, в принципе не могло бояться никого и ничего в этом безжалостном мире. Мое сердце похолодело от дурного предчувствия...
        Которое, к сожалению, уже в который раз за последние двое суток даже и не думало меня обманывать, потому что через мгновение прозвучала фраза дня:
        - С ними бесполезно бороться, потому что они выжигают мозги.
        
* * *

        «Тогда вам всем нечего бояться», - подумал я после некоторой паузы, ушедшей на осмысление сказанного. Имея в виду то, что выжигать мозги, которых в наличии просто не имеется, - пустая трата сил и времени.
        Но делиться своими далеко идущими выводами с окружающими я не стал, потому что шутка получилась хотя и хорошая, но все же опасная, а шутить с этими чудовищами в такой неподходящий момент было чревато возможностью раньше времени отправиться на тот свет, причем самым болезненным способом из всех возможных. Эту нехитрую житейскую мудрость я прекрасно усвоил после непродолжительного общения со своими боевыми товарищами.
        - Но ты забываешь про нас, - ожил внутренний голос.
        - В каком смысле? - не понял я.
        - В прямом, идиот!!! Если, по-твоему, у этих кретинов нечего выжигать, то у нас, несмотря на всю твою тупость, мне все-таки удалось кое-что чудом сохранить, и поверь, мне бы очень не хотелось, чтобы... как их там называют... ирзоты лишили нас и этих крох.
        - Знаешь, а ведь ты прав, - заволновался я, пропустив мимо ушей обидные эпитеты в свой адрес.
        - А какие... - Я повернулся к Гарху, чтобы спросить о наших шансах на благополучный исход предстоящей компании, но ему уже было не до меня - вожак отрывисто отдавал приказы, которые исполнялись его подчиненными беспрекословно и с молниеносной быстротой.
        Несколько мгновений я стоял с широко открытым ртом, наблюдая, как быстро и четко действует этот сброд, состоящий в основном из маньяков, убийц и насильников, не признающих, казалось бы, никаких правил, но, несмотря на это, сумевших непонятно как сохранить прекрасную выучку и железную дисциплину. А затем, попав в поле зрения Гарха, я сам моментально получил приказ следовать на правый фланг. Куда во избежание неприятностей немедленно и ретировался с мыслью о том, что сейчас наступил самый подходящий момент подумать о дезертирстве.
        - Мой юный друг, ты опять забываешься.
        - Что на этот раз? - Это неугомонное второе «я» вконец меня издергало.
        - Если ты был внимателен, то наверняка сумел заметить фразу Гарха насчет того, что нас окружили. А теперь я задам один вопрос, и ты постараешься на него ответить, но только очень честно и искренне... Хорошо? Ты вообще, МАТЬ ТВОЮ, понимаешь смысл слова О-К-Р-У-Ж-И-Л-И? - закричал он. - Или мне нужно тебе его расшифровать? ТЫ....... ......... ........... ........!!! Окружили - значит, собираются прирезать всех, и это в самом лучшем случае. Про худший говорить не стану, надеюсь, у тебя хватит ума додуматься самому, - закончил он свою гневную тираду.
        «О-о-ох... Какой плохой день», - только и смог подумать я и грязно выругался.
        Никто не обратил внимания на этот яростный всплеск эмоций, потому что всем было не до того. Всех сейчас занимало только одно - много ли этих самых выжигателей и сумеем ли мы перерезать им глотки, прежде чем наши мозги расплавятся, превратившись в горстку никчемного пепла.
        Не знаю, какие иллюзии на этот счет питали остальные, но меня почему-то сразу же начали терзать самые дурные предчувствия. Наверное, за последнее время я уже успел свыкнуться с мыслью, что если что-то может быть плохо, очень плохо или совсем очень плохо, то оно обязательно будет плохо по самому полному максимуму. Так плохо, как только вообще может быть.
        Через пару минут я с некоторой даже долей удовлетворения отметил, что мои ожидания оправдались на все сто, потому что вдалеке наконец показались враги, которых, как это ни печально, оказалось в несколько раз больше, чем нас.
        - Не вздумай попасться им в руки живьем, - повернулся ко мне сосед по строю, отвратительного вида монстр с пустой, гноящейся глазницей и бледным, как мел, перекошенным от ужаса лицом.
        Увидев, что я не вооружен, он быстро сунул мне в руки огромный тесак и с каким-то даже надрывом добавил:
        - Не то эти чудовища медленно, капля за каплей высосут из тебя всю душу.
        О-о-ох... Как мило с его стороны было позаботиться обо мне в такой тяжелый момент. Я, конечно же, был благодарен ему от всей души, но лучше бы, честное слово, этот новоявленный ангел-хранитель промолчал. И мне было бы спокойнее, и ему. А так я в который уже раз начал волноваться и усиленно потеть, даже не от страха (эту стадию мой организм уже давно миновал), а от панического, не контролируемого мозгом и потому еще более опасного, всепоглощающего ужаса, накрывшего меня с головой.
        Внутренности скрутило в огромный морской узел, в горле моментально пересохло, я судорожно сглотнул, одновременно с этим попытавшись представить, что из себя должны представлять существа, так легко испугавшие насмерть самых беспощадных убийц и садистов, каких мне только приходилось видеть.
        Но, как и следовало ожидать, ничего не получилось. Или у меня было слишком мало времени, или я слишком сильно волновался, а может быть, просто не хватало воображения на такие ужасные вещи.
        - Конечно, постараюсь... - прохрипел я, имея в виду, что постараюсь не попасться в руки врагов живым.
        Но мои последние слова потонули в реве, который исторгся, казалось, из тысячи глоток. И - началось.
        
* * *

        До этого момента мое участие в битвах в основном сводилось к тому, что я или бежал от кого-нибудь с вытаращенными от страха глазами, или где-нибудь отсиживался, пережидая опасность, или смотрел на происходящие баталии со стороны, из безопасного укрытия. Признаюсь честно - поведение, не совсем соответствующее имиджу героя, но что поделать - обстоятельства были сильнее меня. Единственной серьезной стычкой, когда мне пришлось по-настоящему помахать мечом, при этом даже кое-кого по-настоящему убив, была резня на арене. Но там в роли врагов выступали просто собаки. И если быть беспристрастным, то выходит, что на мою долю выпало не так уж много этих кровожадных тварей - всего три, остальных же разделал старина Билли.
        Сейчас расклад получался намного хуже.
        Во-первых, рядом не было толстяка, и это сразу же процентов на девяносто девять снижало для меня вероятность благополучного исхода предстоящей кампании. Во-вторых, мы попали в окружение, и это также не добавляло бонусов в игре. В-третьих, враги оказались самыми ужасными монстрами, какие только могут быть даже по меркам этого, либерального по отношению к таким вещам, измерения. Без комментариев, все и так понятно. В-четвертых, их было в несколько раз больше, и плюс ко всему перечисленному, наверное, чтобы мы не слишком расслаблялись, какие-то взрослые ребята-хулиганы неосторожно научили этих злодеев не только курить в подворотнях, но и выжигать мозги всем, кто попадется под руку.
        Это было весело. Весело до безумия. Полного и необратимого. Такого, что с первого взгляда становилось понятно - назад дороги нет и быть не может даже в принципе.
        Поэтому, чтобы повеселиться на все деньги и оттянуться по полной программе и при этом попасть в струю и органично вписаться в такую продвинутую кислотную тусовку, я, не теряя времени даром, просто сошел с ума. Опыт в подобных вещах у меня был накоплен немалый, поэтому много времени эта процедура не заняла. Раздалось знакомое «щелк-щелк», где-то закоротило контакт, ток выбил предохранители, и начиная с этого момента все стало так здорово, как только вообще могло стать.
        Когда поднялся ужасный рев, послуживший одновременно нашим боевым кличем и сигналом к атаке, все как по команде сорвались с места и дружно побежали, обнажив оружие. При этом многие, заведясь буквально с пол-оборота, находились в таком неуравновешенном психическом состоянии139, что, войдя в раж, совершенно забыли о соблюдении элементарных правил техники безопасности. И сразу же, не достигнув вражеских порядков, начали размахивать своими мечами, топорами, секирами и прочей остро заточенной колюще-режущей ерундой во все стороны. При этом круша все, что попадется под руку.
        А под руку, как это ни странно, попадалось много чего. В том числе и довольно-таки интересного. Неудивительно, что после такого экспрессивного начала некоторые члены нашего дружного коллектива расстались с жизнью намного раньше, чем планировали. Бесславно пав от рук своих же братьев по оружию уже в первые мгновения этого кровавого кошмара. Хотя, кто знает, может, для них это было даже и к лучшему.
        По крайней мере, отмучились быстро.
        Ну а те, кому не так повезло140, предприняли единственно возможную при таком раскладе попытку нанести концентрированный удар всеми силами в одном месте и, прорвав кольцо, попытаться спастись бегством. Это было безумно смелой, но абсолютно безнадежной затеей, с самого начала обреченной на провал. Потому что, во-первых, наши враги были совсем не такими идиотами, как хотелось бы, и, конечно же, предвидели такую возможность, а во-вторых, они так хорошо преуспели в развитии своих навыков по выжиганию мозгов, что не оставили нам ни единого шанса.
        С первых же мгновений этого безумия черная пелена заслонила мое сознание и все растворилось в вихре кровавого хаоса, поглотившего мир.
        Как только остатки банды, дико воя и потрясая оружием, смертоносной лавиной покатились в сторону неприятельских порядков, началось планомерное истребление нашего войска путем интенсивного выжигания мозгов.
        Со стороны это выглядело так: бегущий словно натыкался со всего размаха на невидимую стену, его отбрасывало назад, он падал, и после этого сказать что-нибудь конкретное о его самочувствии уже не представлялось возможным. Потому что смертельный марафон продолжался, а останавливаться и задавать дурацкие вопросы вроде: «Ну как дела, старик?» или: «С тобой все в порядке?», как вы уже, наверное, успели догадаться, никто не собирался.
        Я бежал изо всех сил, с мозгами, набитыми сладкой ватой, и единственной мыслью, заполнившей весь мир и поглотившей сознание, было: «Только бы не отстать».
        Стремление было, конечно, похвальное и в некоторой степени даже разумное (в куче всегда как-то веселей и не так страшно), но класс других участников все-таки сказывался. В этом забеге самый маленький был на две головы выше меня и имел мышцы, раскачанные до безобразия даже по меркам самых продвинутых культуристов нашего мира. Поэтому нет ничего удивительного, что я начал безнадежно отставать от основной группы спортсменов с самого старта. И, безвольно плетясь в конце гонки, смог в полном объеме оценить эффективность уничтожения наших и без того уже сильно потрепанных рядов.
        Нож, в моих руках больше похожий на средних размеров саблю, который мне великодушно подарил безымянный доброжелатель с одним глазом перед началом этого кошмара, я потерял в суматохе еще на старте. И теперь все шло к тому, что я, совершенно безоружный, напрягая последние силы, прибегу навстречу очередной резне. И чем больше я отставал от нашей основной ударной группировки, тем больше было шансов, что: а) меня догонят и пустят на фарш преследователи, сжимающие кольцо окружения; б) или пристрелят снайперы, они же выжигатели, так как одинокая фигура в чистом поле - это самая лучшая мишень; с) ну, а на самый крайний случай, если я благополучно добегу до финала и, соединившись с основными силами, приму участие в жаркой бесшабашной схватке, меня не долго думая изрубит на куски как легкую добычу первый же встречный враг.
        Перспективы, что ни говори, выглядели более чем заманчиво, но я, как обычно, ничего не видел дальше собственного носа, поэтому неудивительно, что, не заметив на своем пути спокойно лежащего монстра с выжженными мозгами, я споткнулся об его неподвижную тушу, со всего маху упав не на что-нибудь абстрактное, а конкретно на свою многострадальную голову. Это было так неожиданно, что я даже не успел ничего толком понять. Последнее, что мелькнуло в угасающем сознании, была поверхность земли, которая крутилась, словно колесо рулетки. А лотом все пропало, погрузившись в полный мрак.
        Впрочем, ненадолго.
        Глава 7
        
        День третий. Встреча старых друзей
        - О-оооохххх, моя бедная голова, - простонал я, медленно приходя в себя и чувствуя, как боль постепенно растекается по всему телу, пульсируя и заполняя собой каждую клетку, - ну почему тебе всегда достается больше всех?
        - Потому что я такая глупая.
        Резко открыв глаза, я увидел оскаленную в подобии ухмылки пасть дружищи Гарха, склонившегося над моим распростертым на земле телом. Он смотрел на меня, словно голодный кот на только что пойманную мышь.
        Я еще плохо соображал, не совсем придя в себя после очередной черепно-мозговой травмы, но этот взгляд почему-то мне очень не понравился. Было в нем что-то зловеще-недоброе. Да и выглядел главарь банды как-то не так. Что-то за последнее время в нем неуловимо изменилось. Сконцентрировавшись и отрегулировав резкость в глазах, я увидел, что в пасти этого чудовища не хватает половины зубов, голова покрыта коркой запекшейся крови, одно ухо начисто оторвано, морда в свежих, еще кровоточащих порезах, а все тело покрыто неглубокими, но все же достаточно серьезными ранами.
        - Что, поссорился с подружкой? - спросил я первое, что пришло в голову, приподнимаясь на локтях, чтобы осмотреться, при этом растягивая рот в злобной усмешке.
        БА-БАХ!!!
        За мгновение до того, как выключили свет, я еще успел увидеть огромный кулак, заполняющий собой весь мир, и даже попытался отклониться, но это было абсолютно бесполезно.
        
        День четвертый. Встреча старых друзей-2
        «О-о-ооххх, бедный я, несчастный», - пришла в голову не отличающаяся свежестью и оригинальностью мысль, в то время как я безуспешно пытался открыть глаза, залепленные запекшейся кровью, и собрать по кускам в единое целое свое разваливающееся на части многострадальное тело.
        - Ну почему все это происходит именно со мной?
        Ответа не последовало, зато после нескольких безрезультатных попыток я наконец-то смог открыть глаза, а вернее, один глаз, потому что второй полностью заплыл от удара, и попытался пошевелиться.
        Это вызвало новую вспышку боли, так что я чуть было не застонал, но вовремя сдержался, потому что заскрипел зубами от немого отчаяния, увидев лежащего рядом Гарха, который вовсе не умер в страшных мучениях и теперь мирно спал.
        Если бы в этот момент у меня в руках был нож, а еще лучше топор или меч, я не задумываясь перерезал бы глотку этому мерзкому чудовищу. По-моему, вряд ли с его смертью в мире умерла бы красота.
        Но ничего похожего на орудие убийства, к сожалению, поблизости не оказалось, поэтому мне пришлось отложить свои кровожадные планы до лучших времен.
        Я пришел в себя ранним утром. По крайней мере, так мне показалось. В этом месте вообще было трудно судить о времени суток. С большим трудом приподнявшись, что вызвало сильное головокружение, а также ничем не подкрепленный приступ рвоты, я осмотрелся и пришел к неутешительному выводу, что нахожусь почти в центре лагеря, который раскинулся на огромной площади, а если быть точным - вообще насколько хватало глаз.
        Наверное, никогда со времен последних крестовых походов столько людей141 не спали под открытым небом, разбив походный лагерь.
        И что-то глубоко внутри подсказывало мне, что эта компания собирается не на пикник с шашлыками, вином и девочками, а скорее всего на какую-нибудь небольшую, но, как и заведено в этих краях, очень кровавую войну.
        «Нужно как можно скорее рвать отсюда когти», - подумал я, после чего, не тратя время на дальнейшие размышления и невзирая на слабость и сильное головокружение, попытался немедленно воплотить эту блестящую идею в жизнь.
        К величайшему, даже неописуемому сожалению, ничего не вышло, потому что при ближайшем рассмотрении оказалось, что я прикован за ногу, к кому бы вы думали? Ну, смелее, смелее, не робейте, высказывайте ваши догадки!
        Что? Уверены?
        Ну, раз вы так настаиваете, то - ДА!!! ДА!!! ДА!!! И еще раз ДА!!!
        Это был, конечно же, он. Некоронованный король всех маньяков и садистов на нашей детской площадке, великий и ужасный, полудемон-полузверь, его величество Гарх собственной персоной.
        - Проклятье! - прошипел я с такой ненавистью, что даже самому стало не по себе.
        Еще только пару дней тому назад я был добрым, скромным, немного наивным, но все же по большому счету хорошим молодым человеком. А сегодня жажда крови бушевала в моих съехавших набекрень мозгах с такой силой, что временами становилось трудно ее контролировать.
        Сделав пару нетвердых шагов, я наступил на что-то мягкое, с противным визгом стремительно выскочившее из-под ног, потерял равновесие и со всего размаха упал прямиком в объятия спящего Гарха.
        Из всех возможных наихудших вариантов, какие только вообще можно было придумать, этот лидировал с огромным отрывом от остальных и едва не закончился для меня фатальным исходом.
        Мгновенно проснувшееся чудовище не стало разбираться, кто на него упал, с какими такими намерениями этот кто-то на него упал и почему упали именно на него, а не на кого-нибудь другого, - нет!
        Он сделал то, что подсказывала ему его звериная сущность, а именно: не открывая глаз, даже еще толком не проснувшись, нанес чудовищный удар по нападающему. И если бы он попал, как собирался, а не всего лишь скользнул по ребрам, то, боюсь, в моей грудной клетке образовалась бы хорошая дыра размером с футбольный мяч.
        Правда, порадоваться я все равно не успел, потому что и этого скользящего удара хватило, чтобы подбросить меня в воздух. Под аккомпанемент чего-то неприятно хрустнувшего (подозреваю, это что-то находилось во мне), отлетев на пару метров (длину цепи), я упал на голову...
        - Выключай!!! - закричал режиссер.
        - Готово!!! - отозвался пьяный светоустановщик.
        «Как в старые добрые времена», - подумал суфлер, зажигая свечу.
        И все опять повторилось сначала.
        
        День пятый, утро. Друзья познаются в беде
        - О-ооо, - простонал я, но, наученный горьким опытом, не стал ничего думать, а просто попытался понять, жив я пока или уже нет.
        На первый взгляд казалось, что однозначно нет, но второй, более пристальный, показал, что фитилек жизни каким-то чудом еще теплится во мне.
        - Поздравляю, - сказал я себе, с трудом приоткрывая здоровый глаз.
        Оказалось, что поздравления были преждевременны.
        Напротив сидел Гарх и, косясь на меня своими ужасными, полными безумия глазами, как раз в этот момент собирался засунуть в пасть отчаянно извивающегося, визжащего и пытающегося (впрочем, без всякого успеха) вырваться на свободу беднягу Компота...
        Судя по окровавленной пасти Гарха, это чудовище уже что-то142 съело, и старик шел в качестве десерта.
        - Это мой ольтик, - сказал я устало первое, что пришло на ум.
        - Угу, - промычал Гарх, открывая пасть пошире, чтобы засунуть туда бедного старика целиком.
        - Значит, ты не можешь сожрать его целиком, не поделившись со мной.
        - Почему? - На его ужасной морде промелькнула слабая тень заинтересованности, но Компота он по-прежнему держал в паре дюймов от открытой пасти.
        - Потому что мы напарники. - Я слабо пошевелил ногой, чтобы цепь звякнула. - А напарники должны держаться друг за друга и делиться всем, что у них есть.
        Он захохотал таким диким, ужасным, нечеловеческим смехом, что у меня закружилась голова, и я чуть было опять не провалился в пустоту беспамятства.
        - Ты меня просто умиляешь, - прохрипел Гарх спустя некоторое время, вытирая слезящиеся от смеха глаза. - Пожалуй, дам тебе полноги. - Он собрался немедленно оторвать обещанную ногу у несчастного Компота, но я опередил его.
        - Нет, - прохрипел я (говорить было по-прежнему трудно). - Мне нужен всего лишь поводок с браслетом, остальное можешь съесть. Только, пожалуйста, подожди, пока я отвернусь.
        Все же эта тварь была слишком умна для своей комплекции.
        - А зачем тебе поводок? - Он все еще смеялся, но в холодных глазах появилось подозрительное выражение.
        - Если это чудовище вспомнит Скалка, проведя параллели между его неожиданной смертью и... - как раз вовремя начал развивать умную мысль внутренний голос, но я оборвал его.
        - Когда заведу себе другого любимца, не надо будет искать новый поводок, - на одном дыхании выпалил я.
        - -ХАААА-ХАААА-ХААА, - зашелся Гарх в очередном приступе безумного смеха. - Какой практичный юноша!!! Как все ловко рассчитал, любимцы приходят и уходят, а поводок остается, ААААХА-АА-ХААА...
        Я смотрел на него, думая о чем-то своем - глубоко потаенном, и мысли мои были, как никогда, далеки от романтики.
        Не переставая дико смеяться, Гарх снял с шеи извивающегося Компота браслет с болтающимся на нем стариной Билли и бросил мне.
        «Это животное что же, собиралось сожрать старика вместе с поводком и ошейником?» - мелькнула у меня запоздалая мысль, одновременно с этим я нагнулся, чуть слышно прошептав:
        - Не убей, просто придуши.
        Билли слабо дернулся, что можно было считать утвердительным ответом.
        - Ты что-то сказал? - спросил Гарх, начиная успокаиваться, при этом в его глазах в который уже раз промелькнула искра подозрения.
        - Пожелал тебе приятного аппетита, - попытался ответить я как можно беззаботней, но получилось явно фальшиво.
        Уже сделав шаг навстречу, начиная поднимать руку с зажатым в ней браслетом, я на какую-то долю секунды встретился с ним взглядом и неожиданно ясно понял, что это мерзкое чудовище каким-то звериным чутьем почувствовало неладное и, доверившись инстинктам, не станет дожидаться объяснений, а прямо сейчас ударит первым и на этот раз уже не промахнется.
        «Абзац!!!» - промелькнула умная мысль.
        - Кто это там?! - выкрикнул скорее даже не я, а инстинкт самосохранения, расширяя глаза и переводя взгляд за спину Гарха.
        Он не поддался на эту детскую уловку. Его голова просто инстинктивно дернулась, поворачиваясь на источник возможной опасности, и этого мгновения мне только-только хватило на то, чтобы положить браслет ему на плечо и одновременно резко упасть в сторону.
        Монстр не глядя ударил с пол-оборота в то место, где еще мгновение назад находилась моя голова, и это было ошибкой, решившей исход матча.
        Билли потребовалась пара мгновений, чтобы придушить его, и если бы Гарх не упал, потеряв равновесие при попытке убить меня, то все могло бы сложиться по-другому.
        Но, к счастью, он потерял драгоценные секунды, и на этот раз победа досталась мне.
        - Будем считать, что ты у меня в долгу, - устало произнес я, обращаясь к Компоту.
        Нервное напряжение последних дней, копившееся долгое время, разом обрушилось на мое и так уже нестабильное сознание, и в который уже раз оно, не выдержав, отключило питание, так что я, не сходя с места, свалился в глубокий обморок...
        
* * *

        Наша стычка состоялась ранним утром, когда почти весь лагерь, за исключением, пожалуй, только часовых, ненасытного Гарха и Компота, выступающего в роли свежепойманного бутерброда с кровью, еще спал. Поэтому, когда я пришел в себя, у меня было достаточно времени, чтобы осмотреться, подумать о превратностях судьбы, проклясть все и вся, приручить вольнолюбивого жеребца, прикованного цепью к моей ноге, отойти после очередного обморока, мимоходом позавтракать143, употребив в пищу пару черствых корок, похожих на хлеб, замешанный на цементе, которые это ужасное животное не успело или, скорее, не захотело съесть, предпочтя свежее мясо.
        После чего я попросил Компота любыми методами, какие только будут его душе угодны, привести в чувство моего нового хорошего друга, чтобы из первых рук получить самые свежие сплетни и узнать последние новости. И что интересно, моя просьба была незамедлительно исполнена с таким рвением и неподдельным энтузиазмом, которого я, зная склочный характер старика, никак от него не ожидал.
        - Все течет, все изменяется, - философски заметил мой вечный спутник, видимо, имея в виду, что жизнь в шкуре животного делает человека более покладистым.
        - Знаешь, наверное, в этом ты прав, - задумчиво протянул я, наблюдая, как Гарх, терзаемый зубами мстительного старикана, постепенно приходит в себя. - Поэтому...
        Хитрая тварь прыгнула так неожиданно, что я даже не успел и глазом моргнуть. В мгновение ока меня повалили на землю, и огромная зловонная пасть, приблизившись вплотную, прошипела почти ласково:
        - Угадай с трех раз, что я собираюсь сделать прямо сейчас?
        Он так сильно сжал мое горло своей мертвой хваткой, что чуть не выдавил глазные яблоки. Я попытался что-то прохрипеть, но, как и следовало ожидать, ничего не получилось.
        - Не знаешь? - протянул он с каким-то даже сожалением.
        - Знаю, - пропищал в панике внутренний голос, - если немедленно что-нибудь не предпринять, это чудовище свернет нам шею.
        - Сначала я не торопясь разорву тебя на куски, а потом сожру...
        Загадка оказалась не слишком-то сложной. На мгновение его хватка ослабла, так что с большим трудом мне удалось прохрипеть:
        - Дай мне хотя бы сказать последнее слово!
        - Только одно, - он широко дружески улыбнулся. - И, прежде чем говорить, подумай хорошенько, потому что я буду очень внимательно считать.
        - Умрем...
        Он сжал мое горло так, что глаза в который уже раз полезли на лоб.
        - Твой лимит исчерпан, дружок. Ничего нового ты не сказал, поэтому, пожалуй, начнем...
        Гарх отпустил мое горло, чтобы обеими руками ухватиться за ногу, с которой, судя по всему, решил начать экзекуцию.
        - Ты проживешь ровно на десять секунд дольше меня, - торопливо начал я, почти захлебываясь от ужаса, мутной волной затопившего мое больное сознание.
        В эти мгновения я не мог отдать приказ Билли придушить это чудовище, потому что ему потребовалась бы на это пара секунд, за которые Гарх, возможно, все же успел бы оторвать мне голову или, на худой конец, какую-нибудь другую, не менее важную часть тела, поэтому оставалась последняя надежда: в полной мере использовав свой ораторский талант, убедить монстра не делать глупостей.
        «Отпусти меня на минуту, хотя бы на минуту - и мы все сможем уладить», - хотел было сказать я, но, в этот момент увидев его глаза, вдруг понял, что выслушивать мои угрозы это чудовище не собирается.
        - Билли, давай! - в истерике закричали, чувствуя, что прямо сейчас потеряю ногу.
        - АГХХХХХХХХ... - захрипел Гарх, отпуская меня и инстинктивно хватаясь за горло, чтобы отодрать удавку, но толстяк был профессионалом, поэтому не оставил противнику ни единого шанса.
        Все произошло, как всегда, быстро, четко и эффективно. Монстр повалился на землю, пару мгновений судорожно подергался и только после этого окончательно затих.
        Вот так уже во второй раз за неполные полчаса, играя в кошки-мышки с этим ужасным во всех отношениях созданием, я благодаря Билли сыграл роль везучего кота.
        - Ну, кажется, и на этот раз пронесло, - еле слышно прошипел я, вытирая холодную испарину со лба.
        После таких жестоких экзекуций горло болело невыносимо.
        - Чтоб ты сдох, - в сердцах выругался некогда «добрый и порядочный юноша», с остервенением пнув неподвижную тушу, и продолжил: - Компот, приведи, пожалуйста, в чувство это чудовище еще раз, нам нужно кое-что прояснить.
        Повторять не пришлось, потому что старик с неподдельной радостью немедленно кинулся исполнять мою просьбу.
        
* * *

        А между тем, пока мы выясняли отношения, в аду начинался еще один день. Утро вступало в свои права, и вместе с ним постепенно начал просыпаться и лагерь. Время поджимало, поэтому мне нужно было все выяснить до того, как это место будет напоминать растревоженный улей.
        К счастью, Гарх упал на живот, а не на спину, потому что в противном случае мне просто не удалось бы перевернуть его. Одним концом старины Билли я крепко связал две огромные лапы, с трудом заведя их за спину, а второй конец уютно устроился на шее, так что получилась своеобразная удавка. Стоило монстру дернуться или попытаться неожиданно вскочить - и петля затянулась бы еще сильнее.
        Компот усиленно грыз ногу не подающего признаков жизни Гарха, и я уже начал подумывать, не перестарался ли толстяк, как вдруг прикованное к моей ноге чудовище подало голос.
        - Предлагаю спокойно обсудить создавшуюся ситуацию, - начал он, так что я чуть не подпрыгнул от неожиданности.
        Видимо, хитрая тварь уже давно пришла в себя и, осознав, что внезапно напасть не удастся, решила пойти на мирные переговоры.
        - Давай, - согласился я после некоторого замешательства.
        - Мне неизвестно, как действует твоя удавка, но, судя по всему, достаточно эффективно, если смогла прикончить Скалка и пару раз вырубить меня.
        - Угу, - многозначительно протянул я, не собираясь раскрывать свои карты.
        - Поэтому, - продолжал он, - предлагаю договориться по-хорошему, тем более что, как ты выразился, мы все же напарники. - В этом месте он так многозначительно улыбнулся, показав заметно поредевший, но все же достаточно угрожающе выглядящий ряд ужасных клыков, что мне опять стало не по себе.
        После чего, видимо для пущей убедительности, он еще и позвякал звеньями нашей цепи.
        Я почему-то подумал, что любой даже самый незначительный промах, допущенный в ходе предстоящего выяснения отношений, как минимум будет стоить мне жизни. Про максимум не хотелось думать вообще. Я живо представил свои оторванные конечности, на глазах исчезающие в пасти чудовища, и меня передернуло от отвращения. Поэтому пока что мой самый сильный козырь в лице недремлющего Билли оставался на месте, и я начал вести переговоры с позиции силы.
        - Пять минут назад ты хотел меня сожрать.
        - Неужели ты подумал, что это всерьез? - Хитрая тварь почти натурально изобразила недоумение.
        - Да!
        - Но это же...
        - Заткнись! Сейчас не время обмениваться любезностями. Я задам несколько вопросов, на которые ты быстро и четко ответишь. Если мне покажется, что ты врешь, предупреждения не последует. Понял?
        - Да.
        - Вот и молодец. - С большим трудом я удержался, чтобы не потрепать его по щеке. - Почему мы здесь, откуда взялся ольтик, как нам удалось выжить и куда направляется эта армия? - выпалил я на одном дыхании.
        - Мы попали в плен к ирзотам, твое животное украл Толг, чтобы сожрать, но не успел из-за начавшейся резни. Большая часть наших выжила, потому что ирзотам нужно свежее мясо, которое не позднее чем сегодня вечером они бросят на штурм крепости Цтинкл - оплота Лордов Абсолютного Мрака.
        - Лорды, и даже не просто какого-то там, а именно Абсолютного Мрака, - разочарованно протянул внутренний голос. - Увы, за исключением «абсолютного», ничего нового и оригинального в названии лично для себя я не обнаружил. Видимо, для всех злодеев существуют определенные традиции связывать свои имена с чем-нибудь темным и непременно ужасным. Вот если бы их звали «Веселые толстопузы из Огайо» или, например, «Грудастые гавайские красотки», тогда можно было бы испугаться по-настоящему, а так - детский лепет какой-то..
        - Поясни насчет мяса, - потребовал я, не обращая внимания на весь этот несвязный бред.
        - Ирзоты - небольшое племя слизняков, совершенно никчемных и физически слабых, но обладающих огромными ментальными возможностями. Их ненавидят и боятся за то, что они пожирают энергетическую сущность живых существ любых форм и видов. Обычно они кочуют небольшими разрозненными группами, сея на своем пути ужас и пустые оболочки мертвых душ.
        «Как будто все остальные сеют разумное, доброе, вечное», - невесело подумал я.
        - Но примерно каждые триста - четыреста лет, объединившись и накопив достаточно сил, эти твари делают попытку сокрушить Цтинкл и захватить древние святыни Лордов - «Проклятый камень» и «Амфору нерожденных душ», непонятно почему имеющие для них такое огромное значение. Для начала они заключают договор с каким-нибудь сильным кланом, чтобы он выступал в роли их личной гвардии. А потом делают молниеносный рейд, в ходе которого, опираясь на физическую мощь союзников и свои ментальные возможности, позволяющие на огромных расстояниях чувствовать живую энергию, а затем на некоторое время и парализовать ее, пленяют всех, кто попадается на их пути.
        Картина начинала обретать некоторую четкость, и в общих чертах все становилось более или менее понятно, оставалось только одно.
        - Зачем сковывать пленных попарно и почему именно мне повезло оказаться с тобой в одной упряжке? - удивленно спросил я.
        - Армия Лордов состоит из зомби, на которых не действуют чары ирзотов, - начал Гарх.
        - А я-то думал, что они собирают народное ополчение из добровольцев! - с несколько переигранным весельем воскликнул внутренний голос.
        - Поэтому, умирая от ран, полученных от этих проклятых тварей, через некоторое время убитый воскресает, и адский голод заставляет его начинать убивать все живое.
        «Прямо как в классическом фильме ужасов», - мимоходом отметил я.
        - И вот чтобы этого не происходило, - продолжал он, - прикованный напарник, в целях собственной же безопасности, должен успеть отрубить покойнику голову, обе руки и желательно прикованную ногу.
        - А как насчет того, чтобы вырыть аккуратную, не очень глубокую ямку и закопать усопшего? - не удержался я, разбираемый смехом, потому что более бредовую историю придумать было просто невозможно.
        - Когда собственными глазами увидишь этих «усопших», тебе будет не так весело, как сейчас. - Он и не думал шутить. - А вот почему тебя приковали именно ко мне, я не имею ни малейшего понятия, потому что, когда очнулся, цепь была уже на ноге.
        Судя по виду, он не врал. Если хорошенько разобраться, зачем ему было врать, когда от такого обмана не было никакой выгоды.
        «Проклятье!» - устало подумал я, в полном изнеможении опускаясь на землю и впадая в очередную депрессию.
        Сегодня грядет великая битва - и не с кем-нибудь, а именно с зомби, как будто в этих краях не хватало просто живых чудовищ. О побеге можно было смело забыть. Значит, оставалось только одно - прямо сейчас начинать морально и физически настраиваться на встречу с живыми мертвецами. Что я незамедлительно и начал делать.
        - Все это происходит не со мной, - громко сказал я, ложась на землю и закрывая глаза. - Это просто сон, и весь этот мир существует только в моем воспаленном воображении, сейчас я медленно открою глаза - и окажусь дома в своей родной кровати, рядом будут сидеть врачи, родители и...
        - Не забывай и про меня, потому что я тоже буду сидеть рядом.
        Вздрогнув от неожиданности и резко открыв глаза, я, как и следовало ожидать, увидел прямо перед собой не встревоженные лица домочадцев, а ухмыляющуюся пасть отвратительного монстра.
        - По-моему, я ответил на твои вопросы, - начал он, бесцеремонно возвращая меня из мира грез к ужасной действительности. - Через несколько минут лагерь снимается со стоянки, так что теперь настала твоя очередь по-быстрому объяснить, что это за удавка и как долго она будет болтаться на моей шее.
        - Это не удавка, а профессиональный воин по имени Билли, которого несколько дней назад заколдовал свихнувшийся колдун, и, поверь мне на слово, я очень сомневаюсь, что за такое короткое время он успел растерять свои многолетние навыки.
        В знак согласия толстяк слегка сжал горло чудовища, так что у последнего перекосило лицо.
        - И если со мной, не дай бог, что-нибудь случится, - продолжал я, - по твоей ли вине или чьей-нибудь еще, не важно, то вряд ли он будет особо долго колебаться или испытывать угрызения совести, после того как отправит к праотцам одного нашего общего знакомого. Угадай с трех раз, какого. Поэтому чисто по-дружески настоятельно рекомендую тебе в предстоящей битве беречь меня как зеницу ока... Все ясно?
        Только полный идиот мог не понять таких простых, ничем не завуалированных угроз.
        - Да, - зло ответил Гарх, пожирая меня глазами, в которых ярко вспыхнули отнюдь не любовь и обожание, а совсем даже наоборот.
        Я в который уже раз порадовался, что Билли все еще со мной.
        Но продолжить милую беседу не удалось, потому что в этот момент что-то противно загудело, видимо возвещая о начале нового дня, лагерь, как по мановению волшебной палочки, тут же пришел в движение, и все принялись быстро и слаженно строиться в походные порядки.
        За оставшиеся пару минут я успел развязать руки Гарха, предварительно предупредив, чтобы он не делал глупостей до того, как мы выступим. Мой новый телохранитель повел себя как хороший мальчик, так что на этот раз обошлось без эксцессов.
        Вот на такой бодрой ноте и закончилось это богатое на события, но несколько затянувшееся утро, передав эстафету бесконечному дню и последовавшей за ним кошмарной ночи...
        Глава 8
        
        День пятый, вечер. Друзья познаются в беде
        Днем ничего интересного не произошло, потому что вряд ли можно обнаружить хоть что-то интересное в беспрерывном изнуряющем шестичасовом марш-броске с цепью на ноге и с огромным отвратительным монстром в качестве призового бонуса к этой цепи. Не стоит забывать и о том, что на этой же самой ноге, кроме перечисленного, в районе коленной чашечки находилась еще и аккуратная заплатка из железа или чего-то, очень на него похожего. Которая через некоторое время начала противно скрипеть при каждом шаге, вызывая неприятные ассоциации с шагающим экскаватором, потом заныла, а затем и вовсе почти невыносимо заболела.
        Аспирин наказывал смазывать ее пару раз в неделю и даже расщедрился дать флакончик с какой-то мутноватой жидкостью, предназначенной специально для этих целей. Но по не зависящим от меня обстоятельствам бутылка с магической смазкой была утеряна в первый же день, во время горячей схватки с бандой Невикса, и теперь оставалось только одно - ругаться нехорошими словами, в глубине души надеясь на чудо.
        Надежда умирает последней. Это у других. Мою убили еще в зародыше.
        Ближе к вечеру наша армия подошла к подножию цитадели, которая представляла собой огромный замок, пронизывающий башнями само небо, уходящий в бесконечную высь, подавляющий сознание своими габаритами и какой-то почти осязаемой смертной тоской, веющей от его величественных стен. Чем-то отдаленным это сооружение напоминало рыцарские укрепления средневековья, только в несколько сотен раз больше и в миллионы раз массивнее.
        А затем мы сделали то, что до сих пор не укладывается в моей больной голове, - без всякой подготовки, с ходу пошли на штурм. Это было чистой воды безумием, даже с точки зрения такого никудышного полководца, как я, потому что у нас не было ни лестниц144, ни осадных орудий145, ни прочей ерунды, которую обычно принято таскать с собой для успокоения нервов в подобных случаях. Но кто сказал, что в этом месте были хотя бы одни более менее нормальные мозги, не пораженные безнадежной коррозией?
        Немного позднее я узнал, что Лорды построили Цтинкл в одном из двух мест в этом мире146, где не действует никакая магия, поэтому крепость по праву считалась неприступной.
        Впрочем, существовала одна запредельная субстанция, которая могла поколебать даже незыблемые магические основы. Она была настолько редкой и ценной, что за одну маленькую крупинку этого вещества, называемого «растворитель миров», можно было выкупить со всеми потрохами несколько десятков королевств на окраинных мирах, или одно-два - в центральных измерениях.
        И что самое смешное, мои новые хозяева за 300 - 400 лет, прошедшие с предыдущей попытки, умудрились где-то раздобыть этот растворитель, но в силу их психической нестабильности или просто непонятно почему королевства ирзотам были не нужны. Все, что они хотели, это скромно и без излишней помпы заполучить всего две небольшие вещицы, находящиеся в крепости. Правда, вся беда заключалась в том, что злодеям, намертво засевшим за стенами этой колоссальной, как вечность, цитадели, эта пара безделушек была дорога как память, поэтому отдать их по-хорошему они не собирались. В их планы входило биться до последней капли крови147. И это чуть было не привело к гибели целый мир...
        Смысл этого чудо-растворителя состоял в том, что при его применении в подобных местах он мог учинить почти нереальное разрушение, но в качестве побочного эффекта существовала пятидесятипроцентная вероятность, что измерение, в котором произошло это знаменательное событие, вообще перестанет существовать как таковое. Во всех остальных местах, где действовала магия, при правильном применении он тоже творил какие-то невообразимые чудеса, хотя все с той же пятидесятипроцентной вероятностью. В общем, субстанция была непонятная, нестабильная, безумно редкая, и выменивать на нее королевства особого смысла не имело. То же самое, как, например, иметь кусок золота размером с небоскреб, от которого при всем желании нельзя не только отпилить несколько кусков на безбедную жизнь, но даже не удастся отскоблить немного пыли, чтоб приобрести пару гамбургеров.
        В этом месте нелишним будет немного рассказать и о самих измерениях. Не знаю технических подробностей, но, судя по обрывочным данным, которые мне буквально по крупицам удалось собрать во время своего героического «квеста», измерения - это бесконечный ряд параллельных миров148 с непересекающимися плоскостями. Миров, нанизанных, словно в детской пирамиде, на ось чего-то настолько нереального, что говорить об этом просто не имеет смысла.
        В общем, если брать в качестве примера все ту же детскую пирамиду (с ней как-то проще и спокойнее), то действие растворителя сводилось к тому, что при неудачной попытке одно звено этой самой пирамиды мгновенно безвозвратно рассыпалось в прах, а его место тут же заполнялось другими мирами, и оставшиеся части чувствовали себя как ни в чем не бывало.
        Представить себе гибель целой вселенной, пусть даже не своей, а какой-то далекой, чужой и абстрактной, по моему сугубо личному мнению, у нормального во всех отношениях человека просто не хватит мозгов. Но, по всей видимости, ирзоты были не из породы хлюпиков вроде нас, или мозги им ампутировали в детстве, поэтому без всякого предупреждения, предварительного обсуждения или согласования с соратниками по оружию, и даже более того - не посоветовав на всякий случай всем лечь на землю и закрыть голову руками, они поставили на кон в этой игре кроме своих жалких, никому не нужных жизней еще и ни больше и ни меньше как судьбу целого мира.
        Упс...
        Наша сто - или, может быть, двухсоттысячная армия149 была в полумиле от крепости, когда стены, которые, казалось, ничто и никогда не сможет сокрушить, настолько они были колоссальны, просто-напросто исчезли, растворившись, словно пустынный мираж.
        - АААА!!!!!!!!!! - исторгся дружный вопль из нескольких десятков тысяч глоток, обрадованных тем, что, по крайней мере, не придется карабкаться на стены, в то время как сверху на их головы будет падать масса крупногабаритных предметов и литься совсем не божественный нектар, а весело побулькивающее, игриво пошкваркивающее кипящее масло.
        Впрочем, по этому поводу я был с ними полностью солидарен.
        Слава богу, у ирзотов хватило ума перед началом штурма всем без исключения выдать оружие, так что в атаку наша армия пошла не с голыми руками, а более или менее подготовленной к встрече с врагом. Лично я, в который уже раз за последние несколько дней, стал счастливым обладателем тяжелой, остро заточенной железной палки, которая для всех остальных здесь являлась не более чем перочинным ножиком, потому что, к примеру, меч Гарха в длину был на пару дюймов выше меня и весил соответственно своим габаритам.
        Все происходящее казалось настолько нереальным, что на всякий случай я даже пару раз ущипнул себя за руку, чтобы, может быть, если очень повезет, проснуться дома в собственной постели.
        Как и следовало ожидать, и на сей раз не повезло.
        Впрочем, время бессмысленных надежд и наивных ожиданий безвозвратно прошло. Наступал решающий момент, и почему-то вся эта затея насчет молниеносной атаки с ходу в лоб начинала мне все больше и больше не нравиться. Было в ней что-то изначально неправильное150.
        Но так как, к большому сожалению, я был не главнокомандующим нашей славной захватнической армии, а всего лишь пушечным мясом, пополнившим ее ряды, и ничего в этом раскладе изменить не мог, оставалось только одно - напомнить Гарху, чтобы берег меня как зеницу ока, и, закусив до крови губу, чтобы не потерять сознание от переизбытка впечатлений, с белым как мел, перекошенным от ужаса лицом пойти туда, куда повелевал долг (в лице ирзотов). При этом постаравшись как можно дольше не угодить в лапы оживших мертвецов. Потому что где-то в глубине души я почти осязаемо чувствовал, что именно в этом месте всех нас ожидает встреча с неизбежным...
        
* * *

        При всем богатстве жизненных форм и видов этого измерения местные зомби, как ни странно, делились всего на две категории. Первые были настолько кошмарными созданиями, что при одном взгляде на них отнимались конечности, подкашивались ноги и останавливалось сердце. А вторых вообще нельзя описать никаким нормальным человеческим языком, потому что в нем просто не существует подходящих определений. Могу сказать только одно - первые на фоне вторых смотрелись как невинные грудные младенцы с розовыми попами рядом с бандой джеков-потрошителей, с ног до головы забрызганных кровью вперемешку с мозгами, кишками и отходами человеческой жизнедеятельности151. Единственное, что их как-то объединяло, так это полное отсутствие интеллекта на лицах, куски свисающей гниющей плоти да еще запах, не поддающийся никакому описанию.
        Как только исчезнувшие стены открыли нашей доблестной армии беспрепятственный проход, в который она, не мешкая ни мгновения, хлынула с радостным возбуждением, так сразу же нам навстречу выползло несколько тысяч этих ужасающих созданий.
        По численности наше войско превосходило оборонявшихся как минимум раз в двадцать, но если бы мне представился хоть один шанс, я бы с радостью дезертировал, и даже более того - перешел бы на сторону немногочисленной группировки, которую защищали ожившие трупы. Глядя на них, становилось предельно ясно, что ловить в этом гиблом месте абсолютно нечего.
        Но... Видимо, дезертирство в данной армии не очень-то поощрялось высшим составом, потому что как только наши передовые части, заметив этот ходячий кошмар, выползающий им навстречу, в панике попытались повернуть обратно, ирзоты не долго думая без предупреждения выжгли мозги паре сотен отступников, что заставило остальных крепко призадуматься.
        Расклад получался такой: сзади на нас напирала закованная в доспехи тяжеловооруженная личная гвардия ирзотов, которая при поддержке своих хозяев без особого труда могла превратить наш хотя и многочисленный, но неорганизованный и легковооруженный сброд в кровавый фарш вперемешку с кучками пепла от выжженных мозгов. А впереди нас поджидали твари, выползшие, казалось, из самых страшных и глубинных закоулков ада. Спору нет - они были ужасны до безумия, и в нормальном состоянии с ними бы никто никогда и ни за какие деньги не стал бы связываться. Но беда заключалась в том, что только через трупы этих непонятно как оживших чудовищ (точнее сказать, через расчлененные на мелкие кусочки трупы) лежал наш единственный путь к спасению. Потому что если бы даже у всех нас набралось достаточно мужества на самоубийственную попытку обратить оружие против своих рабовладельцев, то подоспевшие зомби152, ударив с тыла, вообще не оставили бы нам ни единого шанса...
        Поэтому не только для интеллектуальной элиты нашего славного воинства (меня, Билли, ну и, может быть, с некоторой натяжкой Компота), но и вообще для всех безмозглых кретинов, собравшихся в этом живописном сказочном месте, картина вырисовывалась яснее ясного. Или мы, сплотив ряды, дружно закопаем мертвецов туда, где им и место, - в сырую, бесплодную землю, или нам всем без исключения конец. Потому что, насколько я понял, пленными в этих местах себя никто не обременял, предпочитая съедать их прямо на месте, не отходя от кассы.
        Как только в рядах нашей доблестной армии у всех, от рядового до командира, в мозгах окончательно сформировалась эта нехитрая истина, так сразу же ирзоты, тонко чувствующие настроения своих войск, отдали приказ о наступлении. И прозвучавший сигнал «в атаку» без промедления бросил нас в самое сердце ада на земле.
        Нам с Гархом повезло: мы находились на левом фланге огромной армии и вступили в бой не сразу, а в соответствии с планами командования некоторое время спустя. Потому что несколько тысяч зомби не стали утруждать себя тактическими изысками, а просто всеми силами ударили в центр нашей группировки, который, несмотря на свое подавляющее превосходство в живой силе, не выдержал, сразу же прогнулся и начал беспорядочно отступать.
        Все это выглядело настолько ужасно, что меня до сих пор прошибает холодный пот при одном воспоминании об этом кошмаре...
        С расстояния в несколько сотен шагов я отчетливо видел, как смердящая волна живых трупов, лавиной накатившая на наш авангард, буквально вгрызлась в его порядки, разрывая на части и пожирая на ходу парализованных ужасом воинов, и стала стремительно продвигаться вперед, уничтожая на своем пути все живое. Они рассекли нас с легкостью ножа, вонзившегося в масло, и казалось, никто и ничто в этом мире не может их остановить. Еще немного, и паника, захлестнувшая передовые части, грозила перерасти во всеобщее повальное бегство не только в центре, но и на флангах, хотя и не успевших вступить в бой, но увидевших достаточно, чтобы постараться как можно быстрее любыми путями покинуть это проклятое место. Битва практически закончилась, не успев даже как следует начаться.
        Но именно в эти мгновения, когда судьба кампании висела буквально на волоске, грозящем порваться в любую секунду, ирзоты, слишком многое поставившие на карту и не собиравшиеся так бездарно проигрывать из-за трусости подчиненных им войск, воспользовались ментальными возможностями и исторгли из черных недр своего больного сознания волну ужаса, которая, воздействуя на психику, моментально погнала задние ряды вперед. Они буквально лезли друг на друга и на впередистоящих, пытаясь как можно скорее пробиться в первые ряды, чтобы подальше уйти от этих тварей, пожирающих души...
        Это привело к тому, что на средние ряды с одной стороны давили в панике отступающие, а с другой стороны - с безумием в глазах рвущиеся вперед. Противодействие обоих сил было примерно равным, поэтому образовался плотный затор. И продвижение зомби на некоторое время приостановилось. Они завязли, с трудом продираясь сквозь массу, состоящую из живой плоти и крови.
        У меня не хватает слов, чтобы описать, что там творилось в эти мгновения. Наверное, именно так выглядит Судный день в глазах религиозных фанатиков, но, ради всего святого, пускай их бог поможет им никогда не пережить ничего подобного.
        Если нельзя убежать и ты знаешь, что тебя все равно убьют, то лучше уж умереть, сражаясь до конца, забрав с собой в могилу как можно больше врагов, чем стоять, покорно ожидая, когда все произойдет само собой. И не важно, рожден ты трусом или героем, инстинкт загнанного зверя живет в каждом. Наша же армия, как я уже успел заметить, изначально состояла не из избалованных маменькиных сынков, с детства испорченных родительской заботой и лаской, а из профессиональных убийц, для которых постоянные войны были стилем жизни, а руки, залитые кровью врага, - жизненным кредо. Поэтому у несчастных, оказавшихся в эти мгновения в самом эпицентре апокалипсиса и сумевших осознать, что спастись все равно не удастся, хватило мужества повернуть вспять, чтобы с какой-то отчаянной яростью встретиться лицом к лицу со смертью, посмотрев в ее пустые глаза, с оружием в руках и беспощадной ненавистью в сердце...
        Они действительно сделали это. И натиск обреченных был настолько силен, что зомби сначала остановились, а потом медленно, шаг за шагом стали отступать. Не от страха, нет, эти создания не ведали страха, потому что мертвым уже нечего бояться, - они пятились под воздействием напора взбешенной толпы, превосходящей их в несколько десятков раз, которому просто не в силах были противостоять.
        Наступил переломный момент, упустить который было бы непростительной глупостью. И надо отдать должное ирзотам, они без промедления использовали свой шанс, бросив в бой бездействовавшие до этого момента фланги, которые по их замыслу должны были сомкнуться, охватив противника с двух сторон, после чего в образовавшемся котле без особого труда завершить его полное уничтожение.
        Они были игроками с железными нервами и в придачу неплохими стратегами, эти твари, пожирающие души. Единственное, на что у них не хватило ума, так это на то, чтобы, используя резервы, ворваться в крепость сразу: ирзоты побоялись оставлять у себя за спиной недобитых мертвецов и предпочли действовать не торопясь, но наверняка. Впрочем, в чем-то они были правы, ведь никто тогда не мог предположить, что именно это, на первый взгляд, правильное решение станет роковой точкой, приведшей всех нас к закономерному, неизбежному и ужасному концу...
        
* * *

        Когда прозвучал сигнал атаки, бросивший нас в самое пекло этого ада, Компот решил понапрасну не испытывать судьбу, записался в пацифисты и без всяких угрызений своей новообретенной таксо-тушканской совести остался прохлаждаться в глубоком тылу. Причем, как и полагается в таких случаях, он не только мило помахал нам лапкой на прощание, но и послал в качестве доброго напутствия что-то типа воздушного поцелуя. Это выглядело так трогательно, живо воскрешая в памяти сцены разлуки двух преданно любящих друг друга сердец из старых черно-белых кинофильмов про войну, что если бы в то мгновение по какой-нибудь счастливой случайности у меня в руках вдруг оказалось заряженное ружье, а еще лучше - крупнокалиберный пулемет с разрывными пулями, я не задумываясь пристрелил бы этого сукиного сына.
        Хотя, наверное, все же не стоило винить старика за то, что он остался. На его месте я, да и любой другой поступил бы точно так же. Но вот смеяться и паясничать вдогонку идущим почти на верную смерть ему все же не стоило.
        «Ну погоди же, мерзкий старикашка, это тебе еще припомнится», - подумал я, кипя от праведного гнева, незадолго до того, как сознание полностью растворилось в хаосе надвигающегося кошмара и мир свихнулся уже окончательно и бесповоротно.
        
* * *

        Наш фланг с ходу вклинился в боевые порядки зомби с такой отчаянной решимостью уничтожить их всех до единого, разрубив в мелкие клочья, что если бы на месте этих проклятых адских тварей был кто-нибудь другой, все закончилось бы за считанные минуты.
        Хорошо вооруженные и обученные профессионалы, имеющие многократный количественный перевес, неожиданно ударив с флангов и с тыла, как правило, легко сминают врага, внося в его ряды панику, которая незамедлительно приводит к полному разгрому противника практически без особых потерь для нападающей стороны.
        Это - в теории.
        На практике, к сожалению, все выглядело совсем по-другому.
        Вероятно, нашим оппонентам было в корне чуждо само понятие «паника», поэтому никуда бежать они не собирались, и даже более того, молниеносно перестроившись, сомкнули ряды, после чего принялись с беспощадной методичностью выбивать мозги воинам нашего авангарда и разрывать их на части. В одно мгновение все переплелось в кровавом клубке хаоса, поглотившего этот проклятый мир. Не осталось ничего, кроме скрежещущего лязга металла, хруста расчленяемых конечностей, предсмертных хрипов, дикого агонизирующего воя и крови. Повсюду была кровь, кровь, кровь и ничего, кроме крови. Ручейки слагались в реки, реки - в моря, а моря - в океаны. И все эти необъятные просторы имели только один кроваво-красный оттенок. Все когда-либо виденное мною ранее померкло перед картиной, внезапно открывшейся в эти мгновения. Ожившая смерть, казалось, заполнила все вокруг, а та малость, что оставалась свободной, была занята смертью, терпеливо ожидающей своего часа...
        Если бы не Гарх, любезно согласившийся стать моим телохранителем, меня разорвали бы на куски в первые же мгновения. С какой стороны ни посмотри, слепому было понятно, что худому, романтически настроенному юноше, избалованному сытой, спокойной жизнью под теплым родительским крылом, не место в этом аду. Там, где гибнут хорошо вооруженные, обученные и подготовленные профессионалы, любителям ловить нечего. Но что поделать, в конце концов, совсем не по доброй воле я встал под знамена ирзотов, а, увы, имел несчастье попасть под принудительную мобилизацию. Поэтому я был не в силах ничего изменить в создавшейся ситуации, и оставалось мне только одно - уповать на свою счастливую звезду и надеяться на практически неограниченный потенциал Гарха.
        По обоюдному согласию я держался позади своего напарника, так что его широкая спина не давала мне почти ничего увидеть. Но и нескольких кратких мгновений этого «почти» вполне хватило бы, чтобы как минимум остаться заикой до конца жизни. Насколько я смог уяснить за такой короткий срок, главным правилом в подобных битвах, когда с обеих сторон участвуют несколько десятков тысяч боевых единиц, было, во-первых, ни в коем случае не падать, потому что это означало бы неминуемый скоропостижный конец, и, во-вторых, соблюдать дистанцию, чтобы ненароком не попасть под удар своего же соратника.
        Выполняя эти нехитрые и в большинстве своем общедоступные установки, можно было смело надеяться, что удастся хотя бы ненадолго оттянуть свою неизбежную кончину.
        Мечты, мечты...
        Я не знаю, как долго продолжалось это безумие, потому что, когда наконец очередь дошла до нас и мы вступили в битву (я прикрывал тылы), время как будто совсем остановилось.
        Мы сразу же плотно завязли в этой мешанине оживших кровавых ужасов, словно мухи в паутине. Теснимые со всех сторон, зомби отступали очень медленно, и наше продвижение было почти незаметным.
        Единственным светлым пятном в сгустившемся со всех сторон мраке было то, что мне повезло с напарником. Без всякого преувеличения можно сказать, что Гарх бился как бог. По крайней мере, в те мгновения мне казалось именно так. От оскаленной пасти смерти меня отделяла только его огромная спина - и ничего больше. Этого было одновременно и слишком много, и слишком мало. Уже находясь в полнейшем ступоре, с остекленевшими от шока, почти ничего не видящими глазами я был всецело поглощен созерцанием этой прекрасной спины, олицетворявшей собой все мои надежды насчет посадки деревьев, строительства домов, воспитания детей и тихой спокойной старости в кругу любящих домочадцев...
        Это могло продолжаться бесконечно долго, потому что в подобных случаях мое воображение работает весьма продуктивно и способно увести меня в такие дали, откуда обычно в здравом уме не возвращаются. Но на этот раз, слава богу, обошлось без эксцессов. Неожиданно что-то больно ударило меня по ноге, на мгновение выведя из транса. Я чисто автоматически посмотрел вниз и увидел, что этим «чем-то» оказалось не что иное, как отрубленная голова адской твари с частью позвоночника и когтистой лапой, непонятно каким образом державшейся на этом обрубке скелета. Самое страшное заключалось в том, что, ударившись об меня и отлетев в сторону, этот оживший кошмар волочился по земле, подтягиваясь с помощью чудом уцелевшей лапы, для того чтобы без всякого предупреждения, прямо сейчас вцепиться своими ужасными гнилыми зубами в мою ногу.
        - АА!!! - дико закричал я, неожиданно вспомнив, как перед началом вечеринки агитаторы или священники - или вообще неизвестно какая должность была у этих ребят в нашей армии - достаточно популярно довели до сведения общественности тот факт, что если кого-нибудь вдруг укусит зомби, то через некоторое время этот счастливчик сам превратится в ходячего мертвеца.
        Если же зомби всего лишь ранит своей когтистой лапой, то также не стоит особенно радоваться. Потому что в девяносто пяти случаях из ста в ближайшие двадцать четыре часа раненый умрет в страшных мучениях от заражения крови153. Исходя из сказанного, не оставалось никаких сомнений в том, что в наших же интересах было постараться не доводить дело до подобных эксцессов.
        - АА!!! - продолжал бешено орать я, Зрелище неумолимо приближающегося наполовину расчлененного трупа буквально парализовало меня, так что я не мог даже пошевелиться. А хищная тварь тем временем подползала все ближе и ближе.
        ХРЯСЬ!
        Развязка наступила неожиданно. Кто-то в толчее случайно наступил на голову этой мерзости, и она лопнула, словно гнилая тыква, издав напоследок чавкающий звук и облив все вокруг вонючей жижей. Зрелище само по себе было омерзительным, но когда я увидел, что в голове у этого чудовища копошится целый выводок невероятно толстых, белесых слизняков, мне стало по-настоящему плохо.
        - Заберите меня хоть кто-нибудь отсюда, - забился я в истерике, уже почти ничего не соображая.
        В этот момент, пропустив чудовищный удар, Гарх был отброшен назад. В полете его полуразвернуло, так что он врезался в кого-то рядом стоящего и, упав на колени, оказался вровень с моим побелевшим как мел, перекошенным от страха лицом.
        - Заткнись, гаденыш, или я сам оторву тебе голову, - прошипел он и, мгновенно развернувшись, успел в полете разрубить прыгнувшего на него зомби.
        ЩЕЛК!
        Звук выключили, и я замолчал. Но было уже слишком поздно. Начиная с этого момента фортуна отвернулась от нас окончательно.
        Огромный мертвец, буквально разорвав на куски какого-то беднягу, прикрывавшего нас слева, не раздумывая154 прыгнул на Гарха, пытаясь вцепиться ему в шею, и только в самый последний миг мой напарник, краем глаза заметив эту атаку, чисто инстинктивно выставил перед собой руку, защищая горло. Это спасло бы его в любой другой битве, но только не сейчас. Зомби впился в кисть, и, когда Гарх чудовищным ударом ноги отбросил эту тварь в самую гущу сражающихся, оказалось, что на руке не хватает нескольких пальцев...
        - ЕГО УКУСИЛИ!!! - взорвался в голове крик обезумевшего подсознания.
        - Укусили, - механически повторил я, и только после этого до меня дошло, что отныне к моей ноге прикован живой труп. - Чтоб...
        - Руби!!! - взревел Гарх, повернувшись ко мне, одновременно бросаясь на колени и кладя руку на землю.
        Освободившееся место сразу же заполнил кто-то из наших, и это спасло новоявленного кандидата в зомби от удара в спину.
        - Руби в локте!!! - опять взревел он, так страшно, что я понял: если прямо сейчас не исполню приказ, то спустя мгновение моя голова разлетится вдребезги от чудовищного удара.
        Терять ему все равно было уже нечего. Счет шел на секунды.
        Размахнувшись, я со всей силы ударил своим бездействовавшим до этого момента мечом, но, как и следовало ожидать, попал не туда. Лезвие, вошедшее в кость чуть ниже локтя, не смогло перерубить ее, потому что удар был слишком слабым, а кость чересчур мощной. От страшной боли Гарха передернуло, но он продолжал дико реветь: «РУУУБИИИ!!!»
        С трудом вытащив из руки проклятую железную палку, уже ни на что не обращая внимания, я опять размахнулся и, вложив в этот удар все свои силы, снова обрушил клинок. Вторая попытка оказалась удачней, но все равно полностью перерубить локоть мне не удалось. Это могло продолжаться еще слишком долго, а времени у нас почти не оставалось. Я не знал, как быстро распространяется яд от укуса по телу, но подозревал, что развязка может наступить в любой момент.
        Видимо, это понимал и Гарх, потому что в следующее мгновение он сделал то, чего мне не забыть до конца своих дней. С диким ревом, схватившись здоровой рукой за основание не до конца отрубленного локтя, он резко дернул с такой силой, что сумел оторвать себе левую руку, после чего отбросил ее далеко в толпу сражающихся.
        Мгновенно из обрубка хлынул фонтан крови, заливший меня с головы до ног.
        - Перетяни жгутом...
        Гарха шатало из стороны в сторону как пьяного. Любой нормальный человек в моем мире уже давно бы отдал концы от болевого шока. Но здесь, по-видимому, были свои правила игры. По-прежнему стоя на коленях, с перекошенным от страшной боли лицом, Гарх слишком быстро терял остатки сил, пытаясь остаться в таком положении и ни в коем случае не упасть. Ибо падение в такой толчее означало бы верную смерть. Не медля ни секунды, я снял с его шеи Билли, после чего толстяк с такой силой перетянул обрубок, что кровотечение почти остановилось.
        - Поддержи меня, - чуть слышно прошептал Гарх, с трудом балансируя на грани потери сознания.
        Я уперся ногами в землю и, обхватив его за шею, попытался устоять на ногах. Это оказалось невыносимо тяжело. В подобном столпотворении даже недолго поддерживать такую махину почти невозможно. Несмотря на отсутствие руки и большую потерю крови, Гарх все равно весил слишком много.
        Прошло несколько бесконечных минут, в течение которых только каким-то чудом нам удалось продержаться в таком положении, после чего настал момент, когда я вдруг достаточно ясно понял, что теряю последние силы и наш конец уже совсем близок.
        «Если он прямо сейчас потеряет сознание, то уже никакая сила в мире не удержит нас от того, чтобы рухнуть под ноги толпы», - затравленно подумал я.
        Наши глаза находились почти на одном уровне (это при том, что Гарх стоял на коленях), и в это мгновение я увидел, как его зрачки начали закатываться, что означало...
        «Вот и накаркал», - еще успел подумать я.
        - Через секунду он вырубится! - истошно закричал внутренний голос.
        Руки мои по-прежнему были заняты поддержкой ослабевшего напарника.
        «И как ты догадался?» - хотел было уточнить я, но вместо этого сделал первое, что пришло на ум.
        По примеру лихих черных парней из феноменально отстойных фильмов о плохих белых полицейских и хороших чернокожих бандитах я, резко откинув голову назад, со всего размаха ударил ею Гарха в нос.
        БА-БАХ!
        Если бы речь не шла о спасении жизни, наверно, я никогда бы не совершил подобную глупость. В голове моментально помутилось от страшной боли, и я сам чуть не потерял сознание. Кровь из разбитого лба начала заливать глаза.
        «Проклятье!» - в бессильной злобе мысленно простонал я, закусив губу до крови, чтобы самому не свалиться в обморок в такой, мягко говоря, не самый подходящий момент.
        - А ты начинаешь мне нравиться... - достаточно придя в себя, чтобы источать комплименты, с натугой прохрипел мне в самое ухо «однорукий бандит».
        ЗВЯК!
        Выпало три семерки, и гора жетонов повалилась в мои вспотевшие от возбуждения ладошки.
        - Ура!!! - в восторге закричал я, дико захохотав.
        Честное слово, лучше бы Гарх вообще ничего не говорил. Это трогательное признание чуть не добило меня окончательно. Слишком богатое воображение мгновенно выдало картинку, на которой два любящих друг друга сердца (хотя и однополые, но принадлежащие к разным биологическим видам), крепко обнявшись, стоят посреди бушующей битвы, истекая кровью, и нежно нашептывают друг другу слова любви.
        - Ты начинаешь мне нравиться, милый, - томно произносит один.
        - О-оооооооооо!! - многозначительно-сладострастно вздыхает другой.
        - Я весь твой, - в экстазе восклицает первый.
        И...
        На какое-то мгновение я даже успел потерять сознание, но сразу же был приведен в чувство заботливым другом.
        - АА!!! - дико закричал я от страшной боли. - ........... .......... .............. ............ чтоб ты сдох!!!!!!!
        - Я тебя понимаю, - с трудом прохрипел Гарх, отпуская мое ухо, которое это чудовище, немного не рассчитав, умудрилось прокусить насквозь.
        - Будь проклят ты, твои дружки и все это поганое измерение вместе взятое, - проорал я, раздираемый страшной болью и, уже не в силах больше сдерживаться, сделал то, чего как раз и не стоило делать ни в коем случае, - инстинктивно схватившись за укушенное ухо, разомкнул руки.
        - Ой! - успел испуганно пискнуть тоненький голосок в глубине подсознания.
        «АБЗАЦ!» - вспыхнула надпись при выходе из кинотеатра.
        - ВАЛИТЕ ВСЕ НА МЕРТВЕЦА, - проревел смутно знакомый голос.
        И нас бросили под ноги обезумевшей толпы...
        Глава 9
        
        День шестой . То be or not to be
        Как я и предполагал с самого начала - мы проиграли это сражение. Да, да. Несмотря на громадный численный перевес и беспримерный героизм отдельных полков, нас разбили в пух и прах. Уделали начисто, как не преминул бы заметить мой отец, в глубине души без всяких на то оснований мнящий себя великим стратегом, если бы каким-нибудь чудом смог увидеть весь этот кошмар с высоты птичьего полета.
        Причем с нашей стороны потери были настолько ужасны, что просто не поддаются описанию. Позднее я узнал, что из более чем стотысячного войска, пришедшего под стены цитадели биться «за правое дело», спастись удалось единицам, а в плен попало не больше полусотни. Тогда как противная сторона, потеряв около пяти тысяч мертвецов, насколько я понял, не особенно переживала по этому поводу, чувствуя себя так, как подобает победителю, полностью уничтожившему противника и умудрившемуся при этом не потерять ни одного живого солдата со своей стороны.
        Мы с Гархом хотя и выжили, но в отличие от победителей чувствовали себя хуже некуда. Дело в том, что, так неудачно упав под ноги сражающихся, два боевых товарища, то есть мы, не погибли только по чистой случайности. Нас не растоптали лишь потому, что, во-первых, именно к этому времени сопротивление зомби было подавлено и войска, повернув, лавиной покатили к городу, причем наш правый фланг оказался в стороне от основной массы атакующих. А во-вторых, позади оставалось слишком мало солдат, чтобы полностью укатать нас в «асфальт». Нет, разумеется, мы были изрядно помяты, но и не более того.
        Может быть, кому-то со стороны после всего вышесказанного может показаться, что нам с Гархом крупно повезло, но, уверяю вас, это была всего лишь видимость удачи, иллюзия, явившаяся усталому путнику среди бескрайних просторов пустыни. Как сказал когда-то умный человек, не помню, правда, кто, но, думаю, это не так уж и важно, - у каждой медали есть и оборотная сторона. Потому что, хотя нас и не разорвали зомби155, но спастись нам все же не удалось. Проведя ночь на холодной земле в компании не менее холодных трупов, наваленных на меня со всех сторон156, мы с Гархом удостоились чести быть отрытыми утром следующего дня карательными командами победителей. После чего без излишнего промедления, но со всеми полагающимися почестями в полубессознательном состоянии нас доставили в город. Где, в полдень (счастливый час для палачей, дураков и поэтов) толпа, еще только вчера пережившая ужас ночного штурма, с вполне понятным нетерпением ожидала казни озверевших наемников (то есть нас), намеревавшихся совсем недавно превратить их «тихий фермерский феод», именовавшийся в простонародье «Цитаделью Повелителей Тьмы»,
в сгоревшие дотла руины.
        Что интересно, не позволила этого сделать одна-единственная мертвая тварь. Правда, истины ради стоит отметить, что размером она была почти с небоскреб, но все же это не снимает вины за поражение с ирзотов, командовавших армией. Ведь победа была уже практически в наших руках. Стоило только принять одно-единственное правильное решение - и все было бы по-другому. Пока наши войска заканчивали уничтожение зомби (вместо того чтобы сразу ворваться в беззащитный город), местные умельцы в лихорадочной спешке оживляли это чудовище.
        Как вы уже, наверное, сами догадались, успели они как раз вовремя.
        Сначала не было ничего, кроме пустоты небытия. И это было хорошо. Потому что ничего плохого в этом состоянии не было. Просто еще одна стерильная, немного затуманенная пасторальная картинка с прекрасными пастушками и глупыми козами, отданными доверчивыми односельчанами под начало этих легкомысленных красавиц. В голове которых все свободное пространство заполнял даже не ветер, что было бы вполне естественно, учитывая характер местности и удаленности от сильно загазованных очагов цивилизации, а розовощекие пастухи с полным джентльменским набором дудок, свистулек и непритязательных мотивчиков типа «Ту-ту-ту, я так тебя люблю» или «Та-та-та, а ты любишь меня». Вероятно, из-за серьезного увлечения музыкой не слишком опережающие в плане умственного развития не только своих прекрасных муз, ежедневно вдохновляющих их на создание таких потрясающих аранжировок, но и пресловутых коз.
        Впрочем, это состояние быстро прошло, уступив место другому, менее приятному. Потому что как только жизнь начала медленно, но верно возвращаться в мое измученное тело, так сразу же мир раскрасила яркая палитра красок, в основном состоящая из красных и огненно-бордовых кругов пульсирующей боли. От нее просто некуда было спрятаться, не говоря уже о том, чтобы хотя бы временно заглушить ее. И что самое интересное - она157 с каждой минутой увеличивалась в размерах, разрастаясь словно катящийся с горы снежный ком.
        Сказать по правде, так плохо я не чувствовал себя с тех пор, как по милости Аспирина пересек несколько миллионов миров, чуть не отдав концы при попытке соединиться со своей бренной оболочкой. И, если верить нервным окончаниям (а не верить им у меня, увы, не было оснований), выходило так, что, по-видимому, одно или два ребра были сломаны, правая рука выбита или вывихнута, лицо разбито в кровь и...
        А впрочем, все это были такие мелочи по сравнению с тем, о чем я узнал, окончательно придя в себя, что уже не было абсолютно никаких причин расстраиваться из-за самочувствия отдельно взятых частей тела.
        По воле его величества Случая, а может быть, просто потому, что моя голова с завидным постоянством билась обо что-то твердое, я очнулся именно в тот момент, когда какое-то огромное чудовище в черной рясе с капюшоном, полностью закрывающим его лицо, без всяких церемоний и сопутствующих им королевских почестей, обычно полагающихся принцам, тащило меня за ногу по ступеням из наспех выстроганных грубо сколоченных и скользких от крови досок эшафота. И насколько я понял, он так старался не для того, чтобы в ближайшие несколько минут, прочитав напутственную молитву, окропить меня святой водой и возложить королевский венец на мое прекрасное чело. А совсем наоборот - чтобы укоротить меня на несколько дюймов или, говоря более простым общедоступным языком, отрубить голову.
        И если бы не это прискорбное событие, все, в общем-то, могло выглядеть совершенно пристойно. Потому что все было таким, каким ему и положено быть в подобных случаях. Окинув место действия еще мутным, плохо сфокусированным от боли взглядом, я увидел, что толпа, как обычно, неистовствует, стража, охраняющая «подиум», нервничает, палач спокоен, приговоренные покорно ожидают своей участи, и все плавно, как по маслу, идет своим чередом к неминуемой кровавой развязке.
        Если вам ни разу не посчастливилось увидеть сцену казни воочию или, на худой конец, по телевизору в каком-нибудь бесконечном латиноамериканском сериале, мой вам совет - обязательно почитайте классиков, у них об этом прекрасно написано. Мне же в тот момент почему-то на ум, ничего, кроме «проклятье палачам бездушным и жестоким», не приходило.
        Через несколько минут подобных размышлений, окончательно опомнившись, я наконец пришел к выводу, что серьезно ошибался относительно самой процедуры казни. Оказывается, никто не собирался просто отрубать мне голову, потому что это было бы слишком скучно, пошло и банально. Принц из меня получился никудышный, а уж до короля я вообще ни по каким, даже самым заниженным меркам не дотягивал. Поэтому и казнь была самая что ни на есть простецкая, вполне подходящая для такого сброда, как мы. На пару с Гархом, который все еще был прикован к моей ноге и выглядел словно мертвец, тихо отдавший концы пару дней назад от передозировки героина и только что воскресший, нас не далее чем через несколько минут должны были колесовать, привязав спинами с двух сторон к почерневшему от крови разделочному колесу.
        Эта нехитрая конструкция действовала по принципу вертушки. Колесо крепилось на ось, которая свободно вращалась, так что укрепленных на ней жертв публика могла прекрасно видеть со всех сторон. Палач вертел колесо и, когда оно останавливалось, ловким ударом отсекал какую-нибудь часть тела у того несчастного, кто в данный момент оказывался перед ним. А в это время зрители могли держать пари на то, кого первым изрубят в капусту. Все было просто и гениально. Называлась эта нехитрая игра «МЯСО - ПУСТО». И пользовалась любовью и огромной популярностью у местной аудитории. Причем если вам по счастливой случайности выпадало МЯСО, то это было намного хуже, чем ПУСТО. Объяснять же, почему это так, а не иначе, у меня, откровенно говоря, нет ни малейшего желания - попробуйте догадаться сами. Я что-то слишком устал для этого.
        Зато все остальные были, как всегда, бодры и полны оптимизма.
        - Как мило, - прокомментировал надвигающуюся экзекуцию внутренний голос - и замолчал.
        - Клара, можешь поесть напоследок, я угощаю. - Почему-то в последние минуты жизни я, непонятно почему, с неожиданной теплотой подумал об этой мерзкой твари.
        - Гарх, а ты молодец, - с трудом выдавил я из себя после некоторой паузы, в течение которой палач суетился вокруг меня, привязывая к колесу. - Ты бился как бог. Нет, серьезно, в следующий раз, когда мне понадобится телохранитель, клянусь самой страшной клятвой, возьму только тебя.
        Он так ласково посмотрел на меня, что в обычное время от подобного взгляда кровь вполне могла застыть в жилах, и я в мгновение ока рассыпался бы ледяной пылью от малейшего прикосновения. Но сейчас было не обычное время. Судя по всему, наконец-то настало долгожданное время героев, удивительных свершений и великих подвигов. По крайней мере, по моему мнению. Поэтому, вместо того чтобы насмерть испугаться, я, с трудом преодолевая боль в полыхающей огнем груди, рассмеялся, хотя больше всего это походило на туберкулезный кашель, после чего, наконец успокоившись, прохрипел с надрывом, почти выплевывая слова:
        - Знаешь, дружище, если бы здесь принимались ставки, я бы, не задумываясь, поставил все свои деньги на то, что для нас эта история закончится не так плохо, как могла бы...
        Палач был профессионалом, поэтому я даже не успел еще ничего толком понять, как был уже намертво распят на колесе. С Гархом провозились чуть дольше, но это уже не имело никакого значения.
        - Не волнуйся, напарник, все будет хорошо! - довольно бодро прохрипел я, продолжая гнуть свою линию, наверное, давал о себе знать переизбыток адреналина.
        Не знаю почему, но в тот момент я был твердо уверен, что моя счастливая звезда пока еще не закатилась и семьдесят два процента, вычисленные Аспирином, непременно дадут о себе знать.
        - Чувствую, что ничего плохого с нами не случится... - начал было я.
        - Зря я не убил тебя раньше, - еще успел сказать Гарх.
        - А-а-а-а-а!!! - взревела толпа, требуя начинать представление.
        «Что-то мне здесь не очень нравится», - промелькнула в голове идиотская мысль.
        Палач вытащил огромный тесак и подошел к колесу...
        - ....... ...... ........ ....!!! - в сердцах выругался внутренний голос.
        - ....... ...... ........ ....... ...... ........ ....... ...... ........ ...... .....!!! - выругался вслух бесстыжий Гарх.
        - ГОСПОДА ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ! - проревел крупье.
        - Начали! - почти ласково прошептал палач, со всей силы крутанув рулетку.
        «Все будет о'кей», - отчаянно стиснув зубы, подумал я, почему-то моментально покрывшись холодной испариной.
        - Конечно, главное - загадать, - поддакнул внутренний голос.
        - ЗАТКН-И-ИСЬ!!!
        Мир закружился в бешеном вихре, превращаясь в одно большое грязно-серое размытое пятно, и, когда спустя несколько мгновений, показавшихся мне целой вечностью, он наконец остановился, я никого не увидел.
        - ААА!!! - скорее не от боли, а от бессильной ярости попутно изрыгая страшные проклятия, бешено взвыл Гарх, только что потерявший второе, и последнее, ухо.
        - ААААХХХХХХ!!!! - в едином порыве выдохнула толпа, восхищенная мастерством мясника.
        - Какие же здесь все злые, - тонко подметил внутренний голос.
        «А парень-то не жилец», - почему-то подумалось мне. В голове промелькнул отчетливый образ палача, бездыханно лежащего у моих ног в луже собственной крови.
        Не знаю, откуда это пришло, может быть, именно сейчас открылся третий глаз, но я был на сто процентов уверен, что все будет именно так.
        Он во второй раз потянулся к колесу, но, опередив его на какие-то доли секунды, я сказал очень тихо, почти ласково:
        - Милый, а ведь ты умрешь намного раньше, чем мы с приятелем, так что мой тебе добрый совет: если знаешь какую-нибудь молитву, лучше помолись прямо сейчас.
        На мгновение палач замешкался, посмотрев на меня, и этого мимолетного взгляда хватило, чтобы понять одну простую истину - я говорю чистую правду. Тот, кто видит смерть слишком часто, рано или поздно научится различать ее приближение по малейшим приметам. И сейчас в моих глазах, словно в кривом зеркале, палач увидел ее неумолимую поступь. Но не нашел в себе сил поверить в это.
        «Убив колдуна, ты не позволишь исполниться его пророчеству», - говорили знающие люди в моем мире.
        Вероятно, здесь бытовало такое же мнение. Палач сделал неуловимое движение, намереваясь прямо сейчас, проткнув меня насквозь, намотать мои внутренности на свой ужасный тесак, но в последний момент вдруг остановился. Это было ошибкой, вызванной скорее профессиональной этикой, нежели отсутствием здравого смысла, так как для большого мастера подобный поступок был бы непоправимым ударом по репутации. Но, забегая вперед, должен сказать, что при любом раскладе у него не было ни единого шанса.
        - Сейчас тебе выпадет «МЯСО», я обещаю, - прошептал палач чуть слышно, взявшись за колесо, чтобы продолжить игру. - И тогда мы посмотрим, кто из нас умрет первым.
        - Ты ведь и сам знаешь это, - равнодушно произнес я, перед тем как мир опять закружился с бешеной скоростью перед моими глазами в ожидании еще одной кровавой развязки...
        
* * *

        За последнюю неделю это был уже второй палач, которому, мягко говоря, не очень-то повезло со мной. Наверное, Скалк, так же как и этот безымянный исполнитель смертных приговоров, сами того не подозревая, попали под колеса старушки Судьбы, которая, как всем известно, лихо гоняет, не разбирая дороги, по одному только ей известному непредсказуемо извилистому маршруту.
        Похоже, что он слишком долго и честно работал крупье в этом гадюшнике, чтобы ошибаться в своих прогнозах относительно выпадения ставок. Поэтому я совершенно не удивился, когда оказалось, что на этот раз «МЯСО» досталось именно мне. Хотя, если честно, вариантов было не так уж и много - либо я, либо Гарх.
        Колесо остановилось, и я увидел торжествующую улыбку палача - оскал мертвеца, которому отмерены последние мгновения в этой жизни. Одним резким, отточенным годами практики движением он занес руку, чтобы нанести смертельный удар, потому что еще перед тем, как крутануть «колесо фортуны», он твердо решил для себя, что убьет меня при первой же возможности. Но в этот миг, вероятно, что-то щелкнуло в его голове. На какую-то долю секунды ужасный тесак неподвижно завис над моей головой, заплечных дел мастер помедлил, наслаждаясь своей неограниченной властью над жизнью простого смертного, и...
        - Готов, - выдохнул я почти одновременно с тем, как горло палача насквозь прошило лезвие ножа и фонтан крови хлынул во все стороны, забрызгав мое лицо и одежду.
        - Ааахххрррр... - Захлебываясь кровью, за мгновение до того как отправиться в ад, он все же попытался достать меня, движимый нечеловеческой ненавистью.
        Но было уже слишком поздно. Тело вышло из-под контроля умирающего мозга, и тесак, который был достаточно тяжелым, чтобы по инерции разрубить меня надвое, какую-то долю секунды еще колебался в его ослабевшей руке, как бы решая, в какую сторону все же упасть, а затем медленно, как испорченный маятник, пошел вниз. Палач неестественно, как во сне, начал заваливаться на спину, увлекаемый собственным орудием убийства, и когда он с грохотом упал на скользкие от крови доски помоста, я, сам не знаю почему, подумал, что начиная с этого момента время детских игр безвозвратно ушло и настал черед вступать в бой «тяжелой артиллерии». Которая, кстати сказать, не заставила себя долго ждать.
        
* * *

        Убийство палача, а тем более при исполнении, событие само по себе неординарное. И не важно, в каком месте или времени это произошло, потому что законы и порядки, каким-то образом затрагивающие интересы государства, всегда и везде одинаковы. Глов, как вы уже, наверное, успели догадаться, в этом плане исключением из правил не являлся. Палач был представителем власти, и убийца бросил ей вызов. После чего его акции резко упали, и, соответственно, шансы безнаказанно скрыться с места преступления приравнялись к нулю. Потому что кроме государственных органов, призванных следить за порядком, в каждом нормальном обществе существует еще и толпа, которую хлебом не корми, а дай кого-нибудь сначала изобличить, затем поймать, а уж потом по возможности собственноручно повесить. По крайней мере, насколько я знаю, в истории моего мира за примерами далеко ходить не надо. Ну, а про это ужасное место вообще не стоит говорить. Потому что, пробыв здесь не больше недели, я на личном опыте успел убедиться, что слова «ад» и «Глов» без всякого преувеличения можно смело считать синонимами.
        В данном случае ситуация усугублялась еще и тем, что по каким-то местным поверьям смерть палача сама по себе считалась плохой приметой, а его предумышленное убийство чуть ли не навлекало проклятье на весь феод.
        - Держись за меня покрепче, - посоветовал я Гарху, имея в виду то, что дружить с индивидуумом, постоянно таскающим с собой огромный мешок, доверху набитый кроличьими лапками, листьями клевера и счастливыми подковами, не так уж и плохо, как может показаться на первый взгляд.
        Ответа мне, к сожалению, услышать не удалось, потому что после трехсекундной паузы, связанной с осмыслением происходящего, толпа как по команде дико взревела, и такая всепоглощающая жажда крови слышалась в этом вопле, что я невольно содрогнулся, на какое-то мгновение даже пожалев несчастного, против которого был обращен этот гнев.
        Впрочем, немного погодя я узнал такое, что жалеть кого-нибудь или что-нибудь уже не осталось ни сил, ни желания.
        Убийцей, которого, кстати, нашли довольно быстро, наверное, потому, что он не особенно и скрывался, оказался маленький дряхлый и вдобавок ко всему подслеповатый старик. Произошел этот экземпляр уж никак не от обезьяны и даже не от млекопитающих, а скорее от жуткой смеси насекомых и пресмыкающихся, но на лице, если можно так назвать это жуткое подобие, у него росла жиденькая бороденка, поэтому про себя для простоты я сразу же окрестил его стариком Мерлином. Но как он умудрился так точно вогнать нож в горло палачу, сжатый со всех сторон плотным кольцом толпы, к тому же находясь на достаточно приличном расстоянии от помоста, для меня до сих пор остается загадкой. Озверевшая толпа хотела было сразу же разорвать его на месте, без суда и следствия, но своевременно вмешавшаяся стража не позволила ей совершить этот благородный акт возмездия. Окружив старика плотным кольцом ощетинившихся пик, с трудом сдерживаясь от горячего желания самолично разделаться с беднягой, его без всяких церемоний потащили на эшафот, где главный помощник безвременно почившего садиста, благодаря случаю так неожиданно ставший
боссом, уже с нетерпением поджидал моего спасителя.
        - Ты не поверишь, но я точно знал, что все так и будет, - почти весело проорал я, обращаясь к Гарху, хотя радоваться, конечно же, не было никаких причин, потому что казнь никто и не думал отменять, это была всего лишь небольшая отсрочка, только и всего.
        - Посмотрим, что ты скажешь, когда тебе отрежут уши, - без всякого энтузиазма прохрипел он в ответ.
        - Обещаю лично проследить за этим. - Номер второй широко и искренне улыбнулся, повернувшись ко мне, игриво помахав доставшимся по наследству инструментом.
        Выглядел он при этом как законченный стопроцентный урод.
        - Сказать, что я нагадал твоему предшественнику? - так же игриво спросил я, внезапно охваченный волной лихорадочного, неконтролируемого мозгом возбуждения. - Просто предрек ему скорую смерть, - продолжал я, почти захлебываясь от дикого восторга. - Представляешь, а он, бедняга, не поверил...
        И не в силах больше сдерживать безумный смех, клокотавший все это время в черных, как бездна, закоулках подсознания, я так жутко рассмеялся, что немногое, еще оставшееся во мне нормальным, невольно содрогнулось от ужаса. Вероятно, в психике, стойко выдержавшей все кошмары последних дней и не сломавшейся даже после встречи с ожившими мертвецами, сейчас произошел надлом. Быть распятым на жертвенном колесе в ожидании долгой мучительной смерти оказалось выше моих сил. В этот момент я как никогда близко подошел к краю пропасти, а безумие, стоявшее за спиной, жарко дыша в затылок, медленно, но настойчиво мягкими лапками подталкивало мозг к бездне, раскинувшей далеко внизу свои мрачные объятия...
        - Кстати, тебя тоже вынесут с эшафота вперед ногами, - хрипло прокаркал я, охваченный очередным приступом провидения, при этом мое лицо скривилось в болезненной судороге - где-то в глубине подсознания шла ожесточенная борьба, в которой остатки здравого смысла постепенно умирали, с каждой секундой растворяясь в вихре хаоса.
        - Как мило, - проворковал новый палач, подойдя на расстояние вытянутой руки, после чего широко, по-дружески улыбнулся и легко, как будто играючи хлопнул меня открытыми ладонями по ушам, так что голова развалилась на части от мгновенной вспышки страшной боли.
        Манеры, скажу вам откровенно, здесь у всех были ни к черту.
        - АА!!! - дико взвыл я, не в силах сдерживать крик, рвущийся изнутри,
        - У тебя, мой друг, слишком длинный язык, поэтому с него, пожалуй, и начнем, - вполне дружелюбно пообещало это чудовище.
        - Тебе конец, - вдруг очень спокойно сказал Гарх, обращаясь неизвестно к кому.
        - Полностью с тобой согласен, безухий, - оживился палач. - Одно удовольствие разделывать таких смышленых парней.
        - Бессмысленно разговаривать с трупом, - без всяких эмоций закончил предложение мой напарник - и замолчал.
        - В общем-то, и в этом ты прав, - подвел итог новоиспеченный исполнитель смертельных приговоров и повернулся к старику, которого только что затащили на помост. - Ну что ж, - как ни в чем не бывало продолжил он, переключаясь на новую жертву, - ты сам выбрал свой путь, так что не обессудь, начнем, пожалуй, с тебя.
        Сказать что «Мерлину» крепко досталось - значит, почти ничего не сказать. Пока его тащили к эшафоту, толпа и охранники особо не церемонились - то немногое, что осталось от его лица, было обильно залито кровью, и на теле вряд ли нашлось бы хоть одно живое место, но, несмотря на все это, держался он неплохо.
        - Встань на колени и положи голову сюда, - приказал палач, при этом все его показное веселье сразу же куда-то улетучилось, и он стал похож на хорошо отлаженную, равнодушную, безжалостную машину. - Ты был одним из нас, поэтому имеешь право на легкую смерть.
        - Я все еще один из вас, - прохрипел старик, с трудом выговаривая слова разбитыми в кровь губами. - Поэтому у меня есть право последнего слова...
        - Ты совершил слишком тяжкое преступление, - неожиданно мягко произнес палач, как будто увещевая капризного ребенка. - Поэтому я могу отказать тебе в этом.
        - Можешь, - покорно согласился старик. - Если предсмертное проклятье одного из посвященных для тебя ничего не значит. Хотя это и не имеет большого значения, но кому как не тебе знать, какими могут быть последствия. - И еще, - с трудом продолжил он. - Я убил твоего предшественника специально, чтобы привлечь внимание и предупредить всех. Поверь мне, это действительно очень важно. Я пошел на крайние меры, чтобы дать этому миру последний шанс...
        Какое-то мгновение они пристально смотрели друг на друга, убийца и жертва, волею судьбы встретившиеся на эшафоте, а затем палач повернулся к толпе и, опустившись на одно колено, быстро начертил рукой в воздухе какой-то знак.
        Не прошло и секунды, как все замолчали, а на огромной площади стало тихо, как в могильном склепе. Старик медленно подошел к краю помоста, потом, как будто передумав, вернулся к колесу и встал почти вплотную ко мне, так что мир сузился до размеров его широкой спины.
        - Я прожил достаточно, - начал он, - и поэтому не боюсь смерти. Сейчас для меня главное - благополучие семьи и рода, а они в страшной опасности. Проклятье, давно висевшее над нашими землями, сейчас обрело реальную форму...
        «И воздастся вам по заслугам вашим», - злорадно подумал я, понемногу приходя в себя.
        Болевой шок, как ни странно, оказал благотворное влияние на мозг. Сознание более или менее прояснилось, и я снова, как в старые добрые времена, стал «дружить с головой».
        - И Смерть пришла в наш мир, - хрипло продолжал старик. Каждое слово давалось ему все с большим трудом, но он и не думал останавливаться. - Она приняла облик мальчишки, стоящего за моей спиной, а мы чуть было не пропустили ее в наш дом.
        «Ну, не такой уж я и мальчишка», - хотел было сказать я, но не успел, потому что до меня вдруг дошло, что в воспаленном сознании этого обезумевшего старца я ассоциировался ни больше и ни меньше как с самой Смертью.
        - Ну ты даешь!!! - как всегда не вовремя, выползла на поверхность вторая половина больного подсознания. - Последнее время просто не перестаю удивляться скачкам твоей карьеры. Достигнув на земле почти всего, будучи уже без пяти минут королем, ты решил, что этого мало, и мы посягнули на святая святых - само Небо! Беспрецедентный случай в истории вселенной.
        Мне только интересно, что подумает старушка с косой, - когда узнает, что появился еще один претендент на ее место?
        - Нет времени слушать твои...
        - ... несет в себе растворитель миров, и как только его жизненные процессы остановятся, наш мир исчезнет...
        Это произошло неожиданно, как откровение свыше. Мгновение назад я ничего не понимал в вихре событий, закружившем меня, словно прошлогоднюю осеннюю листву, а теперь все стало ясно, потому что было просто, как детская считалочка про раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя искать...
        Аспирин (чтоб его так и разэтак) не собирался здесь ничего красть, этот........ ........... засунул мне в ухо растворитель и забросил в мир, где для простого смертного нет ни единого шанса выжить. Может быть, у меня действительно были эти несчастные семьдесят два процента, но он наверняка испытывал извращенное наслаждение, держа за яйца целую вселенную, которая не сегодня, так завтра по его воле должна безвозвратно исчезнуть. И чем дольше я держался, тем больше его распирало от безумного кайфа, безудержной лавиной переполнявшего и без того уже давным-давно мертвые, пораженные тленом равнодушного ко всему времени мозги. Какая все же сво...
        - АА!!! - взорвалась толпа оглушительным ревом, и непонятно чего в нем было больше - страха перед грядущим концом света или ликования по поводу того, что на этот раз пока что все обошлось.
        «Веселитесь, веселитесь», - злобно подумал я, раздираемый очередным припадком полубезумного смеха.
        До решающей схватки прекрасного принца со злобным чудовищем еще далеко, так что развлекайтесь по полной программе. Если со мной что-нибудь и случится, не думаю, что кто-нибудь из присутствующих сможет похохотать над моей одинокой могилой и уж тем более плюнуть в нее.
        Огненный шар взорвался прямо в толпе недалеко от помоста, разметав во все стороны «счастливчиков», занявших лучшие с их точки зрения места, и начиная с этого момента мир на всех порах понесся к пропасти хаоса.
        Я, как всегда, был распят на лобовом стекле паровоза, поэтому все прекрасно видел собственными глазами.
        И это действительно было ЧТО-ТО...
        
* * *

        Старик умер первым.
        Он не успел даже закончить предложение, потому что почти одновременно в его грудь вонзились пять или шесть ножей и несколько стрел, которые, судя по всему, предназначались мне. У него уже шла горлом кровь, и все же «Мерлин» нашел в себе силы развернуться на сто восемьдесят градусов и мертвой хваткой вцепиться в перекладину колеса над моей головой, повиснув на ней как живой щит.
        - Ты долже... - Из последних сил он попытался что-то сказать, но не смог - его время истекло.
        Спустя мгновение пробил последний час палача. Он стоял рядом, а копье, с чудовищной силой брошенное кем-то в спину старика, чтобы достать меня, угодило в него и, пробив грудную клетку навылет, швырнуло на колесо, застряв в перекладине. Он резко дернулся, пытаясь освободиться, но не смог, наконечник слишком глубоко вошел в дерево. Наверное, для этого так и не успевшего вступить в должность палача была невыносима мысль умереть столь бесславно - позорно наколотым, словно бабочка на подушечку для иголок. Поэтому, ухватившись за древко обеими руками, он сделал еще одну отчаянную попытку выдернуть копье из груди. Мы стояли почти вплотную, и я видел, чего ему это стоило. Если бы не рев толпы, наверное, я даже смог бы услышать, как хрустят кости и рвутся жилы где-то глубоко внутри его груди, но...
        Колесо фортуны продолжало бешено вращаться, казино работало круглосуточно, а игроки метали кости - как свои, так и чужие, в надежде сорвать банк, убив меня. Правда, было не совсем понятно, зачем он им нужен, если после этой «большой удачи» их вселенная умирала вместе с победителем, но об истинных мотивах, толкавших этих безумцев на крайние меры, я узнал немного позднее.
        Еще два ножа воткнулись в дерево настолько близко от моей головы, что чуть было не проткнули правое ухо. Может быть, от страха или от соседства мертвого тела, вплотную прижатого ко мне, совсем некстати к горлу подкатила тошнота. Впрочем, это состояние быстро прошло, когда какой-то сумасшедший, прорвавшись сквозь плотное кольцо охраны, взобрался на помост и огромными скачками понесся к разделочному колесу. Его остекленевшие глаза абсолютно ничего не выражали, на губах выступили рваные клочья кровавой пены, которые превратили его и так не особенно приятное лицо в маску какой-то первобытно-звериной злобы. Впрочем, на его мимику и уж тем более на внешние данные мне было глубоко наплевать. Самое неприятное заключалось в том, что в руках он держал тяжеленную пику, острие которой было направлено прямиком мне в голову. Все произошло настолько быстро, что я даже не успел как следует испугаться. На полпути его горло пробили две стрелы, но, судя по тому, что он даже не замедлил продвижения вперед, это не произвело никакого впечатления на счастливого обладателя копья. Я еще, сам не знаю почему, успел подумать
о чудовищном запасе прочности, который должен иметь организм, чтобы жить и работать после таких ужасающих ран, но в этот момент голова нападающего разлетелась вдребезги, взорвавшись фонтаном крови, и он рухнул как подкошенный, не добежав до цели каких-то нескольких ярдов.
        - А ты действительно забавный малый.
        Я повернулся к палачу, который прекратил попытки освободиться, потому что у него уже не оставалось сил, и увидел, что он улыбается. Как ни странно, он действительно улыбался - должно быть, находил в этой ситуации что-то забавное. Это выглядело настолько дико, увидеть веселящегося полупокойника с копьем, торчащим из груди, что на какое-то время я опять потерял связь с действительностью. А когда пришел в себя, его улыбка уже превратилась в навечно застывший оскал мертвеца. И хотя мне не было жаль это чудовище, я не мог не признать, что у него определенно был стиль.
        А между тем, пока я безуспешно пытался привести в порядок свои сильно пошатнувшиеся за последнее время нервы, на площади появилось около двух десятков огромных даже по местным меркам зомби, которые, расшвыривая толпу, неумолимо и стремительно продвигались к эшафоту. И насколько я понял, цель у них была только одна - во что бы то ни стало как можно быстрее добраться до меня. А вот насчет того, что они собираются делать потом, я не имел ни малейшего понятия. И эта неизвестность была хуже всего. Потому что иметь дело с пускай и плохими, но все же живыми существами - это одно, а с ожившими мертвецами - совершенно другое.
        Однако переживал я недолго, потому что команде оживших трупов не потребовалось много времени, чтобы осуществить свой замысел. Те, кто не успел вовремя убраться с их дороги, остались неподвижно лежать на сырой земле кровавыми обрубками, а всех остальных какое-то время слишком занимал вопрос собственной безопасности, чтобы думать о чем-либо помимо этого.
        Я открыл было рот, чтобы спросить у Гарха, что он обо всем этом думает, но не успел, потому что нестерпимая волна зловония ударила в нос. Не только в желудке, но и в голове на некоторое время все основательно смешалось, а потом свет погас и все вокруг надолго потонуло в беспроглядном мраке.
        Ничего принципиально нового в этом состоянии лично для меня не было, кроме, может быть, одного пункта. На этот раз со мной было все в порядке, просто на колесо накинули какой-то плотный светонепроницаемый материал, после чего нас с Гархом потащили в темные закоулки ада, где свило гнездо что-то большее, чем просто ЗЛО, и откуда простым смертным пути назад уже не было...
        
* * *

        Проклятье!!!
        Как всегда, только войдя во вкус, я вынужден прервать свое повествование.
        Кто-то идет к камере. И что-то глубоко внутри подсказывает мне - это палач. Хотя до рассвета еще осталось немного времени, как знать, какие здесь правила. Может быть, нас должны как-то подготовить к предстоящей экзекуции.
        Жаль.
        Ведь я так много хотел еще рассказать.
        О том, что случилось после событий на площади. И как Антопц - верховный жрец Цитадели, - сделав Гарха «полусмертным», приставил его ко мне телохранителем. После чего телепортировал нас на бесплодные пустоши, спасая от ордена Кен, маги которого закрыли выход из Глова, сделав его громадной мышеловкой. И как меня прозвали «Тем самым юношей», а во всех Сумеречных измерениях, где время шло так же, как на Глове, принимались невероятные ставки на сроки, отпущенные этой вселенной. А в это время наша команда (Компот, Билли, Клара и Гарх) с переменным успехом спасалась от Толденов - воинов тени, подписавших контракт с Кеном доставить меня живым в их храм. Где должен был произойти обряд Семи, на котором мне предстояло выступить в роли жертвенного тельца, а храмовники, убивавшие этот мир, должны были перейти на новый полубожественный уровень существования.
        Как я все же встретился с Зоулом и что из этого вышло. Что случилось с ЛСД после его пирожково-ливерной одиссеи и как я выиграл в карты целое королевство, чтобы потом...
        Все - не успеваю, скрипит засов, сейчас сюда войдут.
        Ну что ж, будем прощаться.
        До встречи в следующей жизни.
        Всем спасибо и удачи.
        
* * *

        - ГОТОВ ЛИ ТЫ ПРЕДСТАТЬ...
        Конец первой книги
        1 Стыд и позор!
        2 Но кому от этого легче?
        3 Глупо, конечно, но что поделать - годы летят, и себя уже не исправить.
        4 Хотя, возможно, речь идет о раздвоении личности, сопутствующем легкой форме шизофрении.
        5 Да-да, именно злоключениям, а не приключениям, разница между двумя этими понятиями просто чудовищная!
        6 Не каждый раз, но иногда кое-что у него получается - я имел несчастье убедиться на собственном опыте.
        7 Обычно выражающий свои мысли так откровенно, что, услышав его, стушевались бы даже пьяные матросы, прожигающие жизнь в самых грязных и развратных притонах обоих полушарий.
        8 Правда, с большой натяжкой.
        9 А за несколько часов вообще трудно что-либо забыть.
        10 Приз десять долларов тому, кто первым догадается прислать мне открытку с именем этого идиота, только, ради бога, поторопитесь и не забудьте указать обратный адрес.
        11 Которую я почерпнул из словаря крутых мужиков, убивающих или, на худой конец, трахающих любую живность, которая попадается на их тернистом пути в бесконечной веренице малобюджетных голливудских боевиков.
        12 Что, несомненно, делало ей честь.
        13 Граех-грраех - это его не тошнило, это он так мелодично смеялся, хотя в сей помойке меня вовсе не удивило бы, если бы старика действительно вырвало.
        14 Что в принципе почти одно и то же.
        15 Купцы в моем представлении всегда почему-то были жирными отвратительными мужиками, а отнюдь не прекрасными, стройными, пышногрудыми красавицами в бикини.
        16 Как я узнал позднее, так изысканно он именовал угрозу долговой ямы.
        17 В течение которого в больную голову колдуна наверняка пришло немало дельных мыслей насчет того, что киднэппинг не такое уж простое, веселое и прибыльное мероприятие.
        18 Почему-то, когда дело касается подобных вещей, у этих ребят источники всегда неиссякаемы и хорошо информированы.
        19 О, эти бесчеловечные русские! Что станет с желтой прессой, если они куда-нибудь денутся?
        20 А русские-то, оказывается, не такие уж дураки - махнуть Луну, которая и даром никому не нужна! Какой рациональный, можно даже сказать, политически зрелый ход! Согласитесь, для этого нужен талант.
        21 Или что-то вроде того, не помню.
        22 Правда, не совсем ясно, для каких целей.
        23 Я уже как-то начал свыкаться с мыслью, что я принц.
        24 Как выяснилось в дальнейшем - только на первый взгляд.
        25 Геи, лесбиянки, зоофилы, некрофилы и прочие любители нетрадиционных форм проведения досуга могут ставить на эту роль кого пожелают.
        26 Жадины могут представить четыре или больше.
        27 Без них сейчас никуда.
        28 Аплодисменты, пожалуйста!
        29 И в глубине души надеясь, что старая развалина загнется самое позднее послезавтра.
        30 Спасибо инстинкту самосохранения.
        31 Наверное, пристрелялся, подлец!
        32 Все миры одинаковы - блеск и нищета в них идут рука об руку, а скользкие шкурки бананов лежат перед самыми большими и смердящими лужами отходов.
        33 Необязательно зачитываться «ужастиками», чтобы без особого труда отнести к данному подвиду мохнатое чудовище, уверенно стоящее на задних лапах и жутким оскалом чрезвычайно напоминающее волка.
        34 Свежее мясо (англ.). - Примеч. ред.
        35 Впоследствии я неоднократно жалел об этом, вскакивая с постели в холодном поту после очередного ночного кошмара.
        36 Удивляюсь, каким чудом полотенце все еще держалось бедрах.
        37 Некогда полную темных мыслей и коварных замыслов.
        38 Что чуть было не довело мое несчастное сердце, еще не успевшее привыкнуть к местным обычаям и нравам, до полной остановки.
        39 Как почему-то бывает в таких случаях - без намордников.
        40 Которые и слагались в кровавое месиво, представшее моему не подготовленному к таким откровенно натуралистическим картинам взору.
        41 Опять же я.
        42 Хотя, может, это и к лучшему.
        43 Вот так-то, милые дети и взрослые... Мой вам совет - не играйте в азартные игры, не водитесь с плохой компанией и не шляйтесь ночами по злачным местам. Тогда, может быть, при благоприятном стечении обстоятельств из вас получится что-нибудь путное или, на крайний случай, не очень плохое. Хотя... Если честно, я в этом очень сильно сомневаюсь.
        44 В смысле, не сексуальный маньяк.
        45 Реклама мыла и гелей для душа не в счет.
        46 Годы, понимаете ли. У меня еще все впереди.
        47 Зов плоти в данном случае легко заглушил жалкий лепет инстинкта самосохранения.
        48 Непостоянство - мой тайный порок.
        49 По крайней мере, так мне казалось.
        50 Наивный глупыш, поверивший лживым средствам массовой информации!
        51 Вовсе не благоухающий французскими духами, а совсем даже наоборот - потный, грязный и с головы до ног залитый кровью.
        52 Настолько у него были плохая дикция и ужасное произношение.
        53 Репертуар его непристойностей, казалось, не знал границ.
        54 Это чудовище набралось наглости назвать меня другом, несмотря на то что собиралось безжалостно разделаться со мной не далее как двадцать минут назад.
        55 Этот лицемер еще пытался строить из себя проповедника!
        56 Подозреваю, не для того, чтобы нежно, по-дружески расцеловать его.
        57 Я тут же заподозрил какую-то подлость.
        58 Вряд ли кулек с фруктовыми карамельками.
        59 Что у него не очень-то хорошо получилось.
        60 В частности, до всякого рода жестоких побоищ с натуралистическими видами выпотрошенных внутренностей и оторванных конечностей.
        61 Глупый наивный мальчик!
        62 Или в жестком кайфе - кому как больше нравится.
        63 Не знаю, почему я сразу же не убил его на месте.
        64 Вроде таких, например: «Затмевая светом своей мудрости солнце» или «Любя свой народ, как родных детей».
        65 Талант есть талант, этого у меня не отнять.
        66 Он всегда любил бить ниже пояса - подлая личность.
        67 Не знаю, как у них тут действовала акустика, но, по-видимому, когда надо, меня слышали в каждой точке арены, потому что толпе понравилась моя фраза насчет великого народа, и она одобрительно загудела.
        68 Терять мне было все равно нечего, поэтому я мог позволить себе любые выходки.
        69 Это самый удобный случай стать фаршем, как сказало, попав в мясорубку.
        70 Бьюсь об заклад, что в этот момент все они без исключения проклинали судьбу, обзывали себя последними неудачниками и жалели, что не встретили меня до начала представления в каком-нибудь темном переулке, имея за пазухой большую тяжелую дубину, утыканную ржавыми гвоздями, с помощью которой без особых усилий смогли бы отправить мою душу покататься на лодке по реке Стикс в компании добродушного старины Харона и завладеть неслыханным богатством, которое я по простоте душевной так наивно таскал с собой все это время.
        71 Честное слово, лучше бы он просто скалился, это выглядело бы более естественно.
        72 К таким личностям я отношу, например, Компота.
        73 А если быть до конца честным, то не соображал вообще ничего.
        74 Даже с поправкой на экстремальную ситуацию, это было слишком грубо.
        75 А если бы и думал, то подскажите, каким образом, даже чисто теоретически, можно бегать на одной ноге?
        76 Сегодняшний завтрак ушел, даже не попрощавшись, намного раньше.
        77 Ну, колдуна, пожалуй, как родного дядю.
        78 Не знаю, правда, за что.
        79 Оптимизм, мое второе имя.
        80 Ну, если быть честным, то скорее в судорожно сжатой, но «недрогнувшая рука», согласитесь, звучит более красиво.
        81 К счастью, ненадолго.
        82 Самая распоследняя стрела из всего колчана, ни на что не годная, корявая и тупая.
        83 Не знаю, какие причины заставили вас так торопиться, придумайте сами.
        84 Если у кого-то не хватает воображения представить настолько вульгарную комбинацию, то ему крупно повезло - в ваши ночные кошмары не добавится новый персонаж.
        85 Привидениям, оказывается, затыкают рот именно таким банальным образом.
        86 Ну, или почти не волновало.
        87 Если хотите, чтобы постановка имела успех, придумайте самое идиотское название - и аншлаги вам гарантированы.
        88 И этот ужас назвали Лаки, то бишь счастливчиком!
        89 Правда, мне не посчастливилось заметить за все время, проведенное в его милой компании, ни одного даже захудалого поклонника.
        90 Впрочем, я опять забегаю вперед.
        91 Пиротехники на сцене в это время безжалостно расходуют месячный запас взрывпакетов.
        92 Правда, не мной придуманному, но тем не менее не теряющему от этого своей актуальности.
        93 Вся соль именно в ее дешевизне.
        94 Не лишним будет заметить, что посадка нашего «Discovery» была совсем не такой мягкой, как хотелось бы, - наши тела трансформировались в паре метров над землей и, не собираясь опровергать закон всемирного тяготения, без всякого предупреждения полетели вниз, где и приземлились если не совсем благополучно, то, по крайней мере, сумев избежать травм.
        95 Вспомните хотя бы, как славно я бился на арене.
        96 Мне почему-то слабо верилось, что он был веселым малым, вроде Мерлина или какого-нибудь другого доброго дядьки с белой бородой.
        97 Я, как вы понимаете, не в счет.
        98 Половые признаки у пиявок, свернувшихся на вашей шее, обычно определяются с большим трудом, а кличка еще ни о чем не говорит, потому что даже с таким громким именем эта мерзость могла быть просто гермафродитом.
        99 Время показало, что это было не очень-то разумно.
        100 Если у нее вообще был мозг, в чем я, честно говоря, ильно сомневаюсь.
        101 Отдаленное сходство с таксой сыграло решающую роль.
        102 Сторожевой тушканчик, согласитесь, это уж вообще черт знает что.
        103 Обычно когда он говорит, что у него есть план, в самом лучшем случае это означает большие, очень большие или просто грандиозные неприятности в самом ближайшем будущем.
        104 В прямом, переносном и всех остальных смыслах этого слова.
        105 Подозреваю, что банда возила его с собой в багаже, потому, по моим расчетам, в радиусе 50 миль в этом районе не произрастало не то что чахлого деревца, но даже мало-мальски приличного кустика.
        106 Под этот термин, правда с большой натяжкой, можно подогнать их ужасный рев.
        107 Подозреваю, что в глубине души они наверняка считали себя не иначе как благородными разбойниками.
        108 Зрители при этом драматическом акте стыдливо затихли.
        109 Шкиркой, к счастью, оказался воротник.
        110 И самое обидное заключалось в том, что из-за этого, в общем-то, вполне ординарного события никто так и не узнал бы, чем в ближайшие 20 - 30 лет закончится успевший стать легендой еще в начале семидесятых телесериал «Хуанита, скромная порядочная девушка из бедной семьи, и ее развращенные, вульгарные, порочные, прогнившие до спинного мозга и берцовых костей, безжалостные подонки мужья, всеми правдами и неправдами увиливающие от уплаты законных алиментов».
        111 Подозреваю, что мысль о наваристом супе из его костей не давала старику расслабиться.
        112 Все-таки я был добрым мальчиком. Пока меня не довели до ручки.
        113 В данном случае это был тяжелый низкооплачиваемый труд палача.
        114 Правда, чего это стоило!!!
        115 По крайней мере, мне хочется верить, что со стороны все это выглядело именно так.
        116 Наверное, лелея тайную надежду, что он все еще жив.
        117 Вероятно, то была минута молчания в память о великом мастере.
        118 В другое время это стоило бы мне не меньше чем полруки, но сейчас старикан, должно быть от волнения, не обратил внимания на такие вольности.
        119 Как будто мне давали повод думать хорошо.
        120 Банда! Вы слышали?! Он назвал их бандой!!! А наш отряд, по его мнению, наверное, был не меньше чем освободительной армией или правительственным соединением, поддерживающим закон и порядок на данной территории.
        121 Причем, заметьте, совершенно не по доброй воле.
        122 Я уже не знал, какие доводы вообще могут убедить эту гадину.
        123 Тихо сам с собою ведя беседу и выясняя отношения с кровососущим душегубом.
        124 Впрочем, здесь никто не мог похвастаться тем, что выглядит как маленькая симпатичная фея.
        125 Только за это ему стоило бы уже при жизни смело поставить памятник.
        126 Глупый, наивный мальчик!
        127 Скорее, создания тьмы, чем света.
        128 Своих тяжелораненых милосердно добивали, а чужих ждали дыба, пытки и долгая мучительная смерть.
        129 Чтобы другие группировки, наткнувшись на поле брани, по количеству убитых не могли судить о потерях победившей стороны, чтобы в перспективе выловить ее и поступить так же, как мы поступили с ребятами Невикса.
        130 Или позавтракала, не знаю уж как у нее называлась эта процедура.
        131 Вот до каких мыслей могут довести нормального человека систематические издевательства.
        132 Хотелось бы надеяться, что к тому времени меня уже не будет в их милой компании.
        133 Или большое захватывающее приключение, или героическая, полная опасных неожиданностей сага, или... А впрочем, называйте это как вам больше нравится, я же, с вашего позволения, остановлюсь все-таки на кошмаре.
        134 Или, попросту говоря, я свернул бы себе шею.
        135 Впрочем, другие ландшафты здесь не попадались.
        136 Если, конечно, можно подогнать это его занятие под термин «сидел», потому что, если быть откровенным до конца, больше всего это напоминало позу лотоса. Хотя не знаю точно, как она должна выглядеть для ольтиков, так что не берусь утверждать наверняка.
        137 Вот эти самые «но» обычно все и портили, выступая в роли ложки дегтя даже не в бочке меда, как это обычно бывает, а скорее в пробирке меда, причем не в самой большой пробирке.
        138 Невинные шалости этого чудовища могли оставить меня заикой до конца дней.
        139 Судя по клочьям пены, лохмотьями падающей из открытых глоток, и неестественно выкатившимся глазам.
        140 Я по чистой случайности тоже угодил в команду неудачников, потому что мой сосед не стал впадать в крайности и вел себя довольно прилично.
        141 Вернее, нелюдей.
        142 Или, скорее, кого-то.
        143 То есть в первый раз за три дня поесть.
        144 Впрочем, бесполезных при такой высоте стен.
        145 Здесь даже атомная бомба, наверно, не помогла бы, не говоря уж о каких-то жалких камнекидках.
        146 Второе застолбил не кто иной, как старый проныра Зоул.
        147 Подозреваю, что нашей.
        148 Миров... Или галактик? Может быть, вселенных? Меня всегда пугали такие термины именно из-за их необъятности.
        149 Не могу сказать точнее, потому что, когда собирается столько народу, оценить количество на глаз просто невозможно.
        150 Никто тогда в нашей армии, включая и меня, еще не знал и даже не догадывался, что всего несколько мгновений назад мы все вместе, дружно взявшись за руки, стояли у истоков крушения мира.
        151 Или, проще говоря, натуральным дерьмом.
        152 Которым, как ни крути, чтобы утолить свой чудовищный голод, необходимо было хоть кого-нибудь съесть на ужин, без разницы, положительных персонажей или не очень, главное чтобы они были достаточно питательные.
        153 Эти мертвые уроды и не думали стерилизовать руки перед началом битвы.
        154 Вряд ли черви могли способствовать мыслительному процессу.
        155 Вовремя введенные в бой резервы уничтожили их всех, увы, это была последняя победа армии ирзотов.
        156 О каком здоровье после этого вообще может идти речь?
        157 Опять же имеется в виду боль, а не в кои-то веки непонятно какими ветрами занесенная к нам в разгар лета рождественская открытка от тети Марты с наилучшими пожеланиями и необоснованными надеждами на счастье и
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к