Сохранить как .
Ангел на плече Константин Бражников
        Типичный представитель «золотой» молодежи из-за «пошлой» дележки огромной корпорации безвременно ушедшего отца, оказывается запертым в другом мире. Где оборотни, нежить и прочие твари обычное явление, где слово сильнейшего есть закон, и дороги назад нет. Остается только одно, крепче стиснуть зубы, сжать в руке меч и занять свое место под новым солнцем, нового мира.
        Бражников. Ангел на плече
        Справка
        КОВЧЕГ - мульти-вселенная виртуальных миров. Проект поддерживают на самом высоком уровне, техническом, финансовом и юридическом правительства ведущих мировых стран. Более двадцати огромных миров под управлением крупных корпораций и жестким надзором государства предоставляли жителям Земли цифровую реальность на любой вкус.
        Созданный во второй половине двадцать первого века КОВЧЕГ решил основные социальные проблемы. Освободив правительство и работоспособное население от бремени социальных выплат. Все население, что не могло приносить пользу государству или была обузой для него и человечества, попросту отправлялось в цифровые миры. Заключенные, неизлечимо больные, пенсионеры или люди, получившие несовместимые для жизни травмы на государственной службе. Но если для трех последних категорий переселение было добровольным, то заключенные отправлялись в цифровую реальность принудительно.
        Был учтен и эффект «срыва». Для игроков время пребывания в виртуальной реальности было четко ограниченным. Не более шести часов в сутки. В каждой капсуле стоял ограничитель, четко отслеживающий время, по истечению которого игрок принудительно отключался от цифрового мира.
        Но всегда были те, кто имел право писать свои правила.
        На самой заре цивилизации человек сам создал для себя демона.
        И имя ему - ДЕНЬГИ.
        Глава 1.0
        - Привет, проснулся?  - женщина под сорок, красивая и ухоженная с отличной фигурой, в дорогом деловом костюме, присела возле сверкающего саркофага вирт-капсулы последней модели.
        Молодой человек, перехваченный ремнями, что сдерживали любое его движение и с маской на нижней части лица, промычал что-то невнятное. В его взгляде был испуг и непонимание.
        - Успокойся братик,  - улыбнулась она.  - Все нормально. Я не сделаю тебе ничего плохого.
        В ответ очередное мычание сквозь надетую маску. И округлившиеся глаза. Теперь в них раздражение и злоба.
        - Нет, нет,  - негромко рассмеялась его собеседница, ласково погладив парня по щеке, наполовину закрытой пластиком маски.  - Я тебя не отпущу. И говорить буду только я. Это снимет большинство вопросов и поможет избежать ненужных споров.
        Пленник несколько раз дернулся, проверяя крепость державших его ремней. Затем начал сверлить женщину гневным взглядом, при этом громко дыша.
        - Герман пойми и прими, все уже решено,  - вздохнула она, одарив его взглядом любящей матери. Так обычно смотрят на непослушного ребенка.  - Я долго ждала от тебя с сестрой, что вы возьметесь за ум, и не будете бездарно транжирить деньги отца на цифровую реальность. И это учитывая то, что наша семья владеет одним из миров КОВЧЕГА,  - она подняла указательный палец, усиливая жестом важность своего заявления.  - Но игры и забавы в виртуальности для вас оказались важней. Отец почему-то решил передать главный пакет акций тебе. Якобы ты лучше понимаешь игроков и виртуальные миры.  - Красивая женщина печально улыбнулась, что сделало ее черты еще прекрасней. Вдруг она неожиданно повысила голос, ее лицо стало маской хищника, прекрасного, но смертельно опасного.  - И это после того, как я положила столько сил, чтобы наша Корпорация процветала. После того, как я разработала новый мир и добилась его включения в КОВЧЕГ.  - Она театрально всплеснула руками и отвела взгляд от мужчины в капсуле. Наступила тишина.
        Женщина молчала, что-то обдумывая. В уголках ее глаз стояли слезы. Парень в капсуле смотрел на нее, не двигаясь. Взгляд его уже не источал злости и гнева.
        - Поверь, я не хотела этого,  - она смахнула выступившую из глаз влагу и продолжила, глубоко вдохнув высокой грудью.  - Но я считаю это единственно верным решением. Папа мертв.
        Парень вновь попытался что-то сказать.
        - Да, уже как три дня,  - она положила свою руку на предплечье пленника.  - Председатель совета директоров временно я. И я не собираюсь отдавать тебе и сестре свою корпорацию,  - на последнем слове она сделал ударение, в голосе сталь.  - Поэтому я приняла непростое, но считаю, что верное в данной ситуации решение.
        И снова молчание. Парень в капсуле не двигается. Он даже задержал дыхание.
        - Герман,  - старшая сестра убрала свою руку.  - Сегодня стартует мой новый мир. Но, ты в него не попадёшь! Ты отправишься в другое место. Оставить в реальном мире я вас тоже не могу. Во всем виноват отец со своим завещанием.  - Вновь тяжелый театральный вздох. Со стороны казалось, что ей нравиться играть в придуманном ей же спектакле. Спустя мгновенье улыбка и любящий взгляд.  - Отправить вас вслед за ним, тоже не в моих силах. Все-таки мы близкие родственники, что скажут люди? И с сегодняшнего дня, вы с сестренкой переселитесь в новые и прекрасные миры, которые вы так обожаете. Каждый из них создавался специально под каждого из вас. А как вы там устроитесь это уже ваше дело.  - Она легко похлопала младшего брата по обнаженной груди.  - Удачи вам обоим. Я вас очень люблю.
        Женщина встала и, наклонившись, громко чмокнула его в лоб.
        - Начинайте,  - она обернулась, давая кому-то указания.
        Пленник в капсуле опять задергался, в безрезультатной попытке освободиться. Он попытался что-то сказать, но из-под маски раздалось несвязное громкое мычание.
        Красавица обернулась, вопросительно приподняв тонкую бровь.
        В ответ невнятные звуки и мотание головой.
        - Хорошо,  - она вновь присела у борта капсулы с чарующей улыбкой.  - Хорошо, я расскажу.
        Парень затих, но все его тело было напряжено.
        - Мир куда ты отправишься,  - женщина глубоко вздохнула и подняла глаза вверх, со скучающим видом разглядывая высокий потолок,  - это так критикуемые тобой «Земли Меча и Магии». Игра, в которую по твоим словам играли только неудачники. Которую давно пора было спустить в унитаз.  - Выдержанная несколько секунд пауза.  - Да этот проект немного сдал свои позиции на игровом рынке, а с появлением КОВЧЕГА вообще был заморожен.  - Женщина опустила свои глаза на лежащего в капсуле брата, на ее губах заиграла легкая, но злая улыбка. Она наслаждалась моментом.  - Моя компания. Моя! Мы выкупили проект и немного изменили, улучшив его. Добавили несколько новых рас и замков, ввели новых боссов и монстров. Немного изменили игровую механику и правила. Написали новые сценарии и задания, в том числе и скрытые. Прибавили интеллекта и амбиций правителям игровых государств и свободным лордам всех доступных рас. Все братец для тебя, чтобы ты не заскучал.
        Она замолчала и взъерошила его волосы, как когда-то делала это в детстве. Герман смотрел на сестру с расширившимися от страха глазами. В них еще теплилась надежда, что все это пусть жестокий и злой, но все же розыгрыш, чтобы проучить его.
        - Нет, братик это не розыгрыш,  - она словно прочитав его мысли поднялась.  - И самое приятное,  - ее улыбка сейчас была похожа на оскал,  - в своем новом мире ты будешь единственным игроком. Но зато и единственным бессмертным. Так что если не сможешь, стать лордом, то всегда можешь поступить на службу к набору цифрового кода. Которого ты будешь называть своим господином.
        Женщина резко повернулась и направилась к выходу из помещения. Глаза Германа медленно тускнели по мере того, как ее фигура удалялась. Опустившаяся матово тусклая крышка капсулы отрезала последнюю ниточку надежды, четко проведя черту между его прошлой жизнью и неизвестностью, что ждала его впереди.
        - Кира Юрьевна,  - обратился к женщине высокий мужчина в белом халате.  - Обеим аккаунтам закрыть доступ в сеть?
        - Да!  - она резко остановилась у двери и обернулась. На лице улыбка победителя. Задумавшись на пару мгновений, продолжила.  - Сестрицу выпустим, пусть пока бегает по облакам с белыми крылышками. А братец… Его ждет новый мир и новая жизнь.
        - Да, но ведь запуск «Бессмертных» назначен на завтра,  - оторвав взгляд от экрана, поднял в недоумении свои кустистые брови высокий и худощавый мужчина в смешных очках в роговой оправе.  - Зачем его было его обманывать? Ведь именно туда вы его и отправляете.
        - Сделала ему сюрприз,  - на лице снова улыбка хищницы.  - Одно дело быть уверенным, что ты один среди неписи.  - В глазах горели искорки торжества.  - Совсем другое узнать что, таких как ты тысячи.
        - Это жестоко,  - с горькой усмешкой произнес мужчина, снимая свои очки.  - И я все еще не уверен, что получиться обойти КАСКАД. При досрочной загрузке, система с большой вероятностью удалит аккаунт при старте проекта.
        - Это сделает система, а не я,  - глядя на капсулу тихо произнесла Кира. Затем перевела полный негодования взгляд на мужчину.  - Андрей Павлович это вообще не ваше дело. Вы сделали все, как я сказала?
        - Да Кира Юрьевна,  - программист в белом халате повернулся к голографическому экрану, висевшему перед ним.  - Сейчас еще раз все проверю.
        - Загрузишь его в игру и оцифруешь,  - распорядилась женщина, резко развернулась и закрыла за собой дверь.
        На передней панели металлического саркофага вспыхнули три зеленных огонька, помещение наполнилось тихим низким звуком. Он шел со стороны вирт-капсулы.
        Долговязый в белом халате с полминуты наблюдал за показаниями на экране, затем удовлетворительно кивнул головой и посмотрел на капсулу.
        - Жаль тебя. У меня старшая сестра тоже была сукой.  - С тихим вздохом произнес он.  - Если бы я мог тебе чем-то помочь?!
        Неожиданно очкарик встрепенулся, хитро улыбнулся и вновь склонился над экраном. Начал что-то быстро набирать на виртуальной клавиатуре. Спустя пятнадцать минут с выражением выполненного долга на лице выпрямился. Пробежал глазами по данным на голографическом мониторе, удовлетворенно кивнул и направился к выходу.
        Дойдя до двери, обернулся и, помахав рукой капсуле все так же полушепотом, словно боясь, что кто-то его услышит, произнес:
        - Все, что было возможно, я сделал. Надеюсь, тебе это поможет.
        Постояв еще несколько секунд, нешироко открыл дверь, неуклюже протиснулся и тихо закрыл ее за собой.
        Автоматические сенсоры отключили освещение и погрузили помещение в темноту. Через минуту зеленные индикаторы поменяли свой цвет на синий. Спустя еще десять замигали красным. Шум работающих систем капсулы стал громче, на мониторе вспыхнули цифры обратного отчета. Начался процесс оцифровки игрового персонажа.
        Глава 1.1 Вход
        Я падал сквозь белый кисель облаков. В ушах гремел яростный ветер, что пытался вывернуть мои раскинутые в стороны руки и сложить тело пополам. Отличный эффект для входа. Для новичков! Сделали сильно, признаю, даже у меня в первые секунды дух захватило.
        Прошу меня простить, забыл представиться. Я тот парень, что лежал спеленатый в капсуле, а красивая женщина это моя старшая сестра. Это я так раньше думал. Думал, что она моя сестра. Имени своего не называю так, как теперь это не имеет никакого значения.
        Классическая драма богатой семьи. Три наследника у очень и очень богатого папаши. Один лентяй и сибарит, вторая блаженная, третья сука, умная и расчетливая. И она по всем канонам жанра победила. Одним словом «шекспировские страсти» в отдельно взятой российской семье.
        О! Красотища какая! Своим телом я разорвал облака и передо мною далеко внизу раскинулся огромный мир, играющий сочными и яркими красками. Ярко синие извилистые линии рек, сверкающие кристально чистой водой озера, густые леса, широкие равнины с колосящейся травой изумрудного цвета, высокие горы с белоснежными шапками и волнующаяся гладь океана. Это было действительно красиво. Молодцы художники. Респектую!
        Я отвлекся. Короче я проиграл. Моя старшая сестричка заграбастала компанию отца и все деньги, а нас с младшей запихнула в виртуальные миры. Не знаю как там, у Дашки, а я попал сюда надолго, если не навсегда. В свои двадцать пять, парнишка с двумя образованиями самых престижных вузов нашей необъятной родины, падает в виртуальном небе на виртуальную твердь, чтобы попытаться найти себе достойное место под виртуальным солнцем.
        Земля очень быстро приближалась, рельеф местности со всеми его складками и невидимыми ранее деталями, становился четче и ближе.
        Ладно, поди, не дурак. Разберемся. Все равно альтернативы нет. Философский рассудил я, принимая ситуацию, в которой оказался. А виртуальная твердь уже неслась на меня во всю прыть. Я согнул руку, локтем прикрыв лицо и зажмурился, приготовившись к удару.
        Удара не было. Свистящий в ушах ветер пропал, как и ощущение полета. Я стоял на холодных камнях высокой пещеры. Ее своды терялись в густом тумане, клубившемся высоко над моей головой скрывая каменный свод. А надо мною, пялясь своими желтыми блюдцами огромных глаз с узким вертикальным зрачком, нависла гигантская ящерица.
        Дракон мать его! Какой реальный, даже из пасти идет дурной запах. Рассматривая желтые зубы ящерицы, каждый длинною в мою руку, подумал я и протянул руку в попытке пощупать клыки.
        Реальностью восприятия в виртуальных мирах удивить кого-то уже невозможно. Просто дракон действительно был, как бы вам сказать, глобальный что ли и по-своему красивый. С переливающейся чешуей, причем каждая чешуйка играла своим неповторимым узором, а в сочетании с остальными создавался общий рисунок, который постоянно менялся. Выглядело это захватывающее.
        - Приветствую тебя бессмертный в мире Энрота,  - под высокими сводами огромной пещеры и в моей голове загрохотал мощный голос. Интересно Метатрон так же божественные приказы озвучивал? Ясно, почему не все выдерживали.  - Ты встал на великий, но трудный путь. Все о чем ты только мог мечтать, теперь может стать реальностью! Но…
        - Стоп, стоп!  - показывая жест перерыва, образовав своими ладонями букву «Т», призывая его замолчать, закричал я, перебивая дракона.  - Тормози! Хорош!
        Я был очень удивлен, впрочем, наверное, как и сам дракон. Он вытянул шею, его рога на голове почти касались тумана под сводами, а в желтых глазах застыл немой вопрос:

«Что это сейчас было?»
        Ну, мне так показалось. Воспользовавшись возникшей тишиной в пещере и в моей голове, я поспешил начать разговор. Нельзя упускать такую возможность, когда управляющий ИскИн встречающей тебя твари подвисает. К тому же я практически ничего не знал об этой игре, куда меня засунула моя сестра.
        - Мне бы уважаемый небольшая вводная лекция не помешала,  - уже нормальным голосом обратился я к дракону.  - Есть у вас такая опция?  - растянул свое лицо в самой благодушной улыбке.
        Гудящая струя яркого и обжигающего пламени над головой, совсем не тот ответ, на который я рассчитывал. Значит он не подвис, а охренел от моей наглости. По-другому его реакцию воспринять было нельзя. Хорошо хоть не зажарил. Хотя, пожал плечами, я же бессмертный. Воскресну! И решил идти до конца.
        - Красиво!  - заорал я, когда пламя затихло.  - Только бессмысленно! Я ведь бессмертный! Сам ведь сказал,  - последнее произнес уже спокойно, для большего эффекта.
        - Логично,  - мотнуло головой земноводное,  - но порядок есть порядок.
        - И просьба,  - воодушевленный первым успехом я решил брать инициативу в свои руки,  - громкость поубавить можно?
        Очередная огненная струя над головою была ответом на мою просьбу. В этот раз я даже немного присел, дракон чуть наклонил голову.
        - Ладно, ладно!  - я замахал поднятыми над головою руками.  - Правила есть правила.
        Не прокатило. Но попытаться стоило, вдруг получилось бы? Теперь ясно ИскИны тут как в «КОВЧЕГЕ» самостоятельные и подозреваю саморазвивающиеся, да и стоят наверняка в каскаде, обмениваясь между собой новой информацией. Потому как следующая после пламени фраза потеряла несколько децибелов и воспринималась нормально моими слуховыми перепонками, пусть и цифровыми.
        - Но путь к величию труден, многие кто поверит в тебя лягут на полях бесчисленных сражений. Сможет выдержать ли твое сердце утрату преданных друзей и любящих тебя женщин. Но это лишь малая плата за величие! Скоро тысячи воинов будут идти в бой по твоему приказу, сотни красавиц будут мечтать разделить с тобой ложе! А враги, услышав твое имя, будут бежать в страхе. Готов ли ты принять свою судьбу?
        - Да готов, готов,  - мотнул я пару раз головой в знак согласия.
        Про себя подумал, зачем столько пафоса? И зачем такое вычурное приветствие? Можно было как во многих играх, сразу кидать в редактор персонажа. Ведь игрок, что выбрал этот проект, знает, куда он пришел и что его здесь ждет. Да…
        В отличие от меня, с досадой сплюнул я пол. Чем опять вызвал удивление дракона. Хорошо, что в этот раз только удивление без огненного дыхания.
        - Прекрасно бессмертный,  - дракон приблизил ко мне свою морду.  - Скажи как твое имя?
        - Тадиэль,  - не задумываясь, ответил я, назвав свой ник из последней игры. Там я отыгрывал падшего ангела, это имя означало ангела жертвы и как никакое другое подходило в данной ситуации.
        - Тадиэль, имя твое принято,  - пророкотал дракон, заставив стены пещеры трястись.  - И записано в священные свитки этого мира. Теперь можешь выбрать свое воплощение.
        Передо мною возникла голографическая панель размером метр на полтора. Однако? Такие интерфейсы уже давно канули в лету, усмехнулся я, в современных играх управление визуальное. Не удивлюсь, если здесь еще и ники над головой висят с полосками здоровья и маны.
        Ладно, посмотрим, что там нам предлагают. А предлагали мне выбрать расу. Причем выбор был довольно обширным, от крысолюда и гоблина до какого-то странного гибрида насекомого с человеком. Да, постаралась сестренка. Вот и первая гадость с ее стороны, все предлагаемые к выбору расы были закрыты, уточню все расы человеческого типа. К таким я бы отнес собственно людей, эльфов, гномов и с большой натяжкой орков. А вот насекомые, рогатые демоны, мутировавшие крысы, бесплотные духи и полуразложившиеся трупы мне были доступны. Отказываюсь от предложенного мне паноптикума, внутри вновь закипала злоба на родственницу. Среди духов нашел расу падших. Бесформенное белесое облако, напоминающее своей формой гуманоида. Хорошо. Читаю описание.
        Низвергнутые с небес Творцом, падшие не могут существовать в нашем мире. Поэтому им необходима физическая оболочка. В основе своей они нейтральны, их принадлежность к светлым или темным фракциям зависит от того, чье тело они захватят.
        Уже что-то приемлемое. Про себя смеюсь, как я удачно выбрал имя, а главное прямо в точку. Нажимаю выбор. Раса: падшие. Справа от колышущегося облака открывается список доступных рас для вселения. Причем названия рас окрашены в два цвета. Первые черные, вторые серые. Дурак бы сообразил, тьма и нейтралы. Все логично, свергнутые с небес априори не могут принадлежать к свету. Люди в серой зоне. Ну да мы ведь всегда болтаемся в проруби, как известный кусок, вначале пути, а дальше уж кто куда. Выбор очевиден. Если я здесь, по словам сестрички навсегда, тогда лучше находиться в привычном теле. Субтильные эльфы и страшно брутальные орки мимо. Про остальных я даже говорить не буду.
        Выбор расы носителя ЛЮДИ. Вы подтверждаете свой выбор. ДА/НЕТ.
        Угу. Картинка поменялась на среднестатистического мужчинку. На предложение сменить внешность, долго копаюсь в настройках, еще бы, мне в нем жить. Растительность с лица долой. Волосы средней длины, до плеч, цвет черный, как крыло ворона. Лицо свое с небольшими правками, здесь я, в отличие от матушки и папеньки, могу себе это позволить без похода к хирургу. Бугрящиеся мышцы нам тоже не нужны. Фигура гимнаста или пловца. Все-таки лучше гимнаста. В современных играх система делает расчеты, опираясь на множество факторов, максимально приближая процесс игры к реальности. Не может штангист порхать по рингу наравне с боксером. Да, удар его будет колоссальным, но вот реакция и скорость, здесь боксер будет на две головы выше штангиста. Да и поднятие личных параметров в игре будет попроще я надеюсь. Надеюсь, развитие персонажа в стратегиях не сильно отличается от обычных рпгэшек.
        Рост чуть выше среднего, мужское достоинство, присутствует. Здесь объясню, когда увидел наличие мужских признаков у своего персонажа, облегченно вздохнул. Плотские утехи в цифровой реальности уже давно обыденная вещь. Я очень боялся, что отправившая меня сюда сестра захочет напоследок сделать меня евнухом. Это вполне в ее духе. Оставив меня в безопасных трусиках, какие были на персонажах в первых играх еще на заре виртуальности, которые нельзя ни снять, ни постирать. Да и провести черт его знает, сколько времени в теле здорового мужика и оставаться девственником. Увольте.
        Вы принимаете внесенные изменения? ДА/НЕТ.
        Еще раз подробно с максимальной критикой осматриваю каждую деталь своего будущего тела, после чего соглашаюсь с системой. Что там дальше по списку?
        Выбор класса. И опять подленькая рука всесильной старшей сестренки. Нет, выбор был огромный. Маги, колдуны, демонопоклонники, некроманты, рыцари смерти и прочая байда связанная с демонами, хаосом и смертью. Мне уже не подходят, выбранная мной раса нейтральна. Но не стоит падать духом, поищем, нашел же я падших. Эх, знала зараза куда отправить, наличие минимальных знаний по игре ставило меня в сложное положение. И ведь наверняка доступ к сети у меня закрыт. Хотя какая сеть, махнул в сердцах я рукой, я же здесь один, значит и сервак закрытый. Накатила вселенская тоска и жалость к себе несчастному.
        Стоп! Не раскисай! Назад уже не повернешь. На жалость сестрицы рассчитывать бесполезно. Значит, берем себя в руки и продолжаем.
        Изучение классов заняло почти час. И он нашелся, даже не один, а два. Зыбкая середина, что давала мне возможность жить на поверхности в нормальном месте, а не посреди кладбища в окружении скелетов и зомби.
        Первый после небольших раздумий я все-таки отверг. Темный инквизитор. Этакий боец ближнего боя с набором проклятий, довольно хорошо сбалансированный персонаж, но было одно но. Оно то и перевесило все плюсы. Божественное покровительство Бельзула, одного из князей ада, а значит, я автоматом попадаю в легион сил Хаоса. Предполагаю инфернальный пейзаж вокруг и температуру окружающего воздуха чуть выше экваториального.
        Оставался второй он же единственный. Первое он был нейтральным и не имел божественного покровителя, а нет, не так. Первое! Его название светилось пурпурным цветом и после выбора, в описании было четко сказано - уникальный класс. А второе он был нейтральным и не имел божественного покровителя, ни светлого, ни темного. Название класса было так себе. Хотя учитывая мою расу, название для меня было вполне логичным.
        Вы подтверждаете выбор класса - ОДЕРЖИМЫЙ? ДА/НЕТ.
        Конечно, выбор не велик. Жму да. Идем дальше. Изображение на экране меняется, он заполняется множеством символов геральдических животных и предметов разнообразной расцветки. Над ним появился полупрозрачный геральдический щит. Всплывшая сверху него надпись подтверждает мою догадку.
        Создайте свой герб, используя символы, или нарисуйте сами.
        Я вообще-то не художник. Нарисуйте сами, бубнил я себе под нос, прокручивая символы на экране. Особо придумывать ничего и ненужно, просто возьму герб клана из прошлой игры, как до этого имя. Вот только вставший на дыбы единорог черного цвета пока не попадался.
        - Просто представь, что ты хочешь,  - как гром среди ясного неба, прогремел голос проснувшейся ящерицы,  - и это появиться на щите.
        От неожиданности я вздрогнул или даже дернулся. Долбаный дракон нельзя же так, когда человек полностью погружен в творческий процесс. Но вслух сказал другое:
        - Спасибо, только все же можно в следующий раз тише? И не так неожиданно.
        В ответ услышал лишь презрительное фырканье и громкое шипение.
        Так, просто представить. Хорошо. Черное поле, по центру ангел с развернутыми белоснежными крыльями, в боевых доспехах белого цвета, обеими руками держит двуручный золотой меч, стоящий вертикально острием вниз. Возникшая в голове картинка в точности проявилась на прозрачном поле геральдического щита.
        Мой герб выглядел великолепно, насыщенные краски, объемная фигура ангела, резкий контраст между черным и белым. Я стоял и любовался, не побоюсь этого слова, своим твореньем, пока меня не отвлекло очередное сообщение системы, предлагая мне подтвердить свой герб. Да, подтверждаю. Герб и экран исчезли. Под сводами пещеры заворочался дракон. На мизинце правой руки появился небольшой перстень, с ангелом, державшим в своих руках меч. Пока, что единственный предмет на моем голом теле.
        - Бессмертный пора выбрать первые знания,  - дракон моргнул и повернул голову. На стене пещеры справа от меня появился большой шкаф с книгами.
        - Знания это хорошо,  - разглядывая пыльные толстые тома на полках шкафа, кивнул я.  - Но для начала. У тебя никакой одежки не завалялось?
        - Давно бы с инвентаря взял,  - дыхнул сизым дымом ящер, мне даже показалось, что он ухмыльнулся.  - Но тебе, наверное, так комфортней.
        Шутник блин. После нескольких попыток мне удалось активировать инвентарь. Интересно что было в голове у того кто назначал команды активации персональных окон? Думаю, это был не первый сюрприз. Мысленная команда «сумка» давала доступ к всплывшему окну с двадцать ячейками. Три из них были заняты.

«Комплект дорожной одежды новичка» в первой. И по одному «Старому гладиусу» в остальных двух. Круть!
        - А что-нибудь получше не нашлось в закромах?  - с издевкой в голосе я обратился к чешуйчатому хозяину пещеры.  - Парню с уникальным классом.
        - Тебе пойдет,  - дракон оскалил свою пасть, показав набор своих клыков. Вот теперь он точно ухмылялся.  - Чай не барин пока что.
        А чего еще ожидать от нескольких тонн невоспитанной рептилии. Я сделал театральный вздох глубокого сожаления и активировал одежду.
        Беглый поверхностный осмотр самого себя не впечатлил. Потертая во многих местах куртка из толстой кожи с коротким широким рукавом, тусклая серая рубаха под ней с узкими длинными манжетами, такие же, как и куртка, штаны и высокие сапоги. На броню это не тянуло, скорее костюмчик для походов.
        - Так себе одежка,  - скривив для ясности лицо, растягивая слова, глянул я на дракона.
        - А ты артефактов ждал?  - он прищурил один глаз и вновь фыркнул сизым дымом.  - Со знаниями определяйся.
        Здесь меня ждало то же, что и при выборе класса. Некромантия, чудовища, демонология и прочая ерунда, связанная с темной стороной. Но справедливости ради скажу, что были и полезные книжонки. На выбор семи пыльных фолиантов, такое количество выделялось на старте, по словам хозяина пещеры, было потрачено достаточно времени, знаний было много и приходилось читать описание к каждому. Учитывая специфику выбранного мною класса, книги по магии я откинул сразу, тем более предлагаемый выбор был специфичным и как я уже говорил с сильным перекосом во тьму.
        В итоге я взял три книги «Архитектора», на каждый второй уровень знания тратилось две книги. Я долго разрывался между «Творцом» и «Архитектором». Оба умения были довольно интересными. Первое давало мне возможность изменять параметры нанимаемых в собственном замке существ. Второе позволяло производить похожие действия, одновременно придавая моему замку эстетический вид. Вместо изменения настроек при найме воинов, я мог делать небольшие пристройки к старым зданиям, позволяя получать тех или иных солдат с нужными мне характеристиками. Немаловажным плюсом архитектора было увеличения скорости на возведение всех построек во владениях.
        По книге на «Логистику» и «Тактику». Первая давала бонус, к скорости передвижения войск, игнорируя штрафы на различной местности, вторая позволяла лучше управлять различными типами войск на поле боя, давая им мобильность и повышенный урон. Чтобы кормить и одевать армию, мне нужна была и хорошо развитая экономика. «Администратор» умение правильно подобрать себе помощников, бонус к эффективности их работы. Пришлось взять книгу дополнительной расы «Эльфы», другие мне просто не нравились внешне, ни шибздики хоббиты, ни крепкие бородатые коротышки, про остальных вообще промолчу. Она позволяла строить здания этой расы в замке и отсутствие штрафа на репутацию и взаимоотношения с людьми. Поскольку я «вселился» в человека было логично предположить, что замок мой будет людским. Последним взял «Мастера защиты» рассудив раз, игра в основе своей заточена на бои между армиями то и лишний бонус на защиту от физического урона воинам не помешает.
        Определившись с выбором, громко обратился к дремавшему дракону:
        - Я закончил, что там дальше?
        Он приоткрыл один глаз и, как мне показалось, лениво проворчал:
        - Закончил!? Быстро ты.
        Не думал, что когда-нибудь услышу сарказм в голосе цифрового персонажа.
        - Тебе положен подарок как первому бессмертному пришедшему в мир Энрота.  - Ящер с шумом поднял свое тело.
        - Первому?  - хмыкнул я.  - Правильнее было бы сказать единственному.
        - Нет, я не ошибся,  - монстр внимательно посмотрел на меня.  - Именно первому.
        Глава 1.2 Цифры и буквы
        В ходе своего рассказа я опустил описание класса и характеристик своего персонажа. Владельцам уникального класса основные параметры назначались системой, исключая свободные единицы характеристик для распределения. Именно на этом и основывался мой отказ от магических книг при выборе знаний. Итак, собственно вот, что мы имеем на старте:
        ТАДИЭЛЬ.
        Раса: Падший.
        Класс: (Одержимый)  - уникальный. Выбранный носитель - человек.
        Уровень: 1
        Классовые навыки:
        МАСТЕР МЕЧА - владение всеми типами клинкового оружия. Одноручное, парное, двуручное.
        ПРИЗРАЧНАЯ ФОРМА - сопротивление магическому и физическому урону 99 %, при условии, что здоровье менее 10 %. Время действия 20 секунд. Время повторного использования 12 часов.
        Расовые навыки:
        КОНВЕРГЕНЦИЯ - взаимоотношение с существами вне зависимости от расовой принадлежности. +5 к репутации.
        ПОЛИТЕИЗМ -способность принимать веру других существ в своих богов. Дает бонус +10 % к лояльности подданных, независимо от их вероисповедания.
        Сила - 20
        Ловкость - 20
        Выносливость - 15
        Сила магии - 1
        Устойчивость к откату - 1
        Ментальная выносливость - 1
        Здоровье - 300
        Мана - 10
        Знания: Архитектор(2), Администратор(1), Логистика(1), Тактика(1), Эльфы(1), Мастер защиты(1).
        Способности: отсутствуют.
        Вот такой я получился. Сильный, ловкий и тупой. Хорошо хоть показатель ума точнее ментальной выносливости, в игре он, наверное, являлся аналогом интеллекта, влиял лишь на запас маны, а не имел прямую связь с мыслительной деятельностью.
        Полученные классовые навыки были отличным бонусом на старте. Не знаю, какие дают навыки простым классам, своими я был очень доволен. Мастер меча, помимо владения всеми типами клинков, он еще добавлял по десять процентов в прямой урон, парирование и блокировку. Второй навык вообще бомба, всегда есть возможность поступить как истинный герой, если во время боя чувствуешь близость своего конца, просто активируешь и сваливаешь.
        Выбранный мною класс полностью компенсировал отсутствие магических способностей. Он имел уникальную особенность: древо развития.
        Две ветки «физические умения» и «духовные способности». В первой три направления развития, каждое обозначено стилизованным символом. Меч, два перекрещенных меча и здоровый фламберг, в каждом по одному умению. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что я действительно мастер меча и владею всеми его разновидностями. Вот только интересно, сабли и другие виды этого оружия мне доступны? Поверим на деле, успокоил я сам себя.
        В ветке духовных способностей был просто серый фон, без всяких там иконок и пиктограмм умений. Сразу под названием красными буквами горело пояснение: «Отсутствие очков благодати или гнева. Использование и изучение способностей невозможно».
        Более чем понятно, я ведь ангел, а у них есть благодать. В то же время я падший ангел, значит, разгневан на тех, кто меня сбросил с небес. Пламенный привет тебе Кира.
        Наверняка благодать открывает ветку усилений и исцеления, а гнев ветку проклятий и разрушения. Вот только где их взять гнев и благодать?
        Так ну с этим закончили. Теперь вернемся к делам насущным, продолжим так сказать прерванное повествование.
        Здоровенный радужный ящер произнес напутственную речь, полную пафоса и вырывающихся из пасти язычков пламени, сопровождавшихся неизменным сизым дымом. И вместо обещанных подарков и подношений для первого бессмертного, я устремился на бешеной скорости по переливающемуся всеми цветами радуги туннелю навстречу новой жизни.
        В голове засел один вопрос. Почему он сказал, что я первый? Ведь злыдня сестра четко дала понять, что мир создан исключительно для меня. Ответа у меня пока, что только два. Первый: она соврала. Второй: поведенческий алгоритм дракоши был прописан так, чтобы лишний раз поиздеваться надо мною.
        Мои размышления прервал достаточно сильный удар обо что-то твердое. Я тихо выматерился и, приподняв голову, огляделся. Интересно эти падающие сверху яркие звездочки, что испускают золотой и очень яркий свет, кружась вокруг меня, эффект моего падения?
        Громкий вскрик полный удивления и восхищения одновременно, заставил меня оторваться от созерцания вихря золотистых искр.
        Глава 1.3 Никитка и Буцефал
        Шагах в десяти от места моего падения, у затухающего костра сидел паренек с широко открытым ртом и с какой-то фанатичной искоркой в распахнутых глазах. Огонь бросал на его лицо алые отблески, что придавало его виду странную загадочность.
        Кряхтя, я уперевшись руками о землю сел. Скрестив ноги по-турецки и положив локти на колени, пристально посмотрел на незнакомца. Его реакция меня, как бы это мягче сказать, сильно удивила. Он бухнулся на колени и уткнулся носом в землю, что-то еле слышно тараторя себе под нос, разобрать его скороговорку я не имел никакой возможности. Мне не оставалось ничего другого, как подняться и, подойдя к пареньку грубо и резко поставить его на ноги. Благо личный параметр моей силы позволил это сделать без особых усилий.
        - Друг мой,  - как можно доброжелательней начал я разговор,  - ты давай успокойся, мне тут еще твоих истерик не хватало. Для начала, я думаю, неплохо было бы познакомиться, а после ты мне расскажешь, что ты здесь делаешь и как я тут появился.
        Паренек вроде затих, но продолжал смотреть на меня ошалелым взглядом.
        Костер догорал. Веток что удалось насобирать в ближней роще, едва хватило, чтобы поддерживать огонь до рассвета. Хвала Единому, небо уже посерело, и звезды потихоньку гасли на небосклоне.
        Никитка обхватил колени и прижал их к телу, пытаясь согреться. Широкая холщовая рубаха, шаровары из того же материала, да лапти на ногах не слишком способствовали сохранению тепла. На рассвете всегда холоднее, поэтому огонь до первых лучей солнца хранить надо. Он и от ночных хищников защитит и от утренней промозглости да сырости спасет, что порой до самих костей сквозь одежду проходит. Так тятька учил нерадивого своего сына. Вспомнив отцову мудрость, паренек громко шмыгнул носом. Но тут же нахмурил брови.
        А по чьей это милости он здесь оказался? Ночью, один, в трех верстах от родной деревни.

«Из-за тебя все,  - беззлобно пробурчал он в темноту».
        На самом краю освещенного костром круга, маячил конский силуэт. На ворчание Никиты тот лишь всхрапнул в ответ. Парень с тоской посмотрел на пока еще пылающие угли и слабые языки пламени. Вновь поднял глаза в пока еще темное небо и замер, боясь пошевелиться.
        Сверху ударил яркий луч света, внутри него и вокруг плясали в дикой пляске золотые светлячки. В этом луче на землю падал ангел, белоснежные крылья безвольно трепыхались за спиной, теряя свои перья, обугливаясь. Его стремительно приближающееся к земле тело было похоже на падающую звезду, которую Никитке довелось видеть пару раз за всю свою короткую жизнь, на ночном небе.
        Он упал рядом с ним, с сильным глухим стуком. Парнишка внутренне содрогнулся, в голове пронеслась страшная мысль. Кто может выжить после падения с неба?
        Спустя несколько ударов сердца падший зашевелился и поднял свой взор на него. Это воистину был ангел. Только они могут пережить такое. Глаза мальчишки горели благоговейным трепетом и восторгом. Заметив Никиту упавший с неба недовольно кряхтя уселся прямо на землю недалеко от костра. Затухающее пламя отбросило на него бледный сполох, и в этом тусклом свете на мизинце нежданного гостя блеснул Перстень Власти. Черное поле печати с белокрылым ангелом, державшим в своих руках золотой меч.
        Это же бессмертный! Новый господин этих земель! Единый, послал нам своего ангела! Мысли неслись в голове паренька бешенным галопом. А когда посланец посмотрел на него, он рухнул на землю, благодаря пресветлого за заботу о них. И что он оказался прав, а отец и деревенские зря над ним смеялись.
        Правда благодарность и радость от своей правоты была прервана довольно грубым образом. Упавший с неба ангел взял его за шиворот и резким рывком поставил его на ноги, требуя назвать свое имя и рассказать, что он тут забыл. Один в поле и в трех верстах от деревни.
        Молчание затягивалось, но хотя бы взгляд парнишки стал осмысленным. Я решил, пусть придет в себя, могу и немного подождать. Костер между тем еще пару раз полыхнул слабеющими языками пламени и окончательно погас, оставив лишь краснеющие угли. Круг света резко сократился в размерах, и я увидел за спиной мальчишки силуэт коня стреноженного метрах в пятнадцати от костра.
        - Ты молчать долго еще будешь?  - пытаясь разглядеть животное в утренних сумерках, негромко поинтересовался я у парня, для верности несильно его тряхнув, и отпустил ворот рубахи из захвата.
        - Никитка я,  - с легким хрипом просипел мальчонка.  - Местный я из Лужков, тут недалеча.
        Махнул рукой куда-то в сторону, наверное, указывая направление тех самых Лужков. Так вроде контакт налаживается, надо продолжать.
        - А здесь, что ночью забыл? Или дело, какое тут у тебя?  - продолжил расспрос Никиты и направился в сторону коня, с целью получше рассмотреть, что за животное мне досталось.
        А то, что это предназначалось мне, я ни на минуту не усомнился. Еще бы. Оказываюсь посреди поля среди ночи, а меня еще и встречают. Хорошо, что не головорезы, а щуплый юноша с конем. Даже если это не игровой стартовый сценарий, то конь мне все одно пригодится.
        - Господин,  - негромко окликнул меня Никита.  - А ваши сумки мне забрать?
        Я остановился на полпути до животного. Какие еще сумки? Проследил за его взглядом. Точно! На месте моего падения, на земле сразу за небольшим углублением лежали две массивные переметные сумки. А знатно я саданулся, разглядывая углубление в земле в форме моего тела. Как еще этими ржавыми железяками не поранился? Поправил я гладиусы на своем поясе.
        - Ну, неси Никитка,  - я вернулся к потухшему костру. Осмотр транспорта оставим на потом.
        Край горизонта начал светлеть, появилась узкая полоска света. Паренек, взвалив сумки себе на спину, отдуваясь, подтащил их ко мне. Я задумчиво потирал подбородок, разглядывая лежавшую у моих ног поклажу. Мальчонка стоял рядом и молчал.
        Интересно, какими подарками одарил меня ящер? А то, что внутри обещанные подарки я был абсолютно уверен. Вон как тяжело их нес Никита. Вот только вопрос, а почему не в инвентаре? Надо кстати проверить. Мысленную команду «сумка» система игнорировала, впрочем, как и голосовую. На что я услышал вполне логичное замечание от моего первого в этом мире знакомца.
        - Господин, так вот же они сумки,  - он с удивлением в глазах указал на них.
        - Угу,  - промычал я в ответ.  - Странно. Может сбой какой?

«В мире Энрота, необходимо иметь визуальное воплощение инвентаря. Приобретите личную сумку или поясной кошель.
        Прогресс развития персонажа доступен в вашем интерфейсе.
        Игровые задания и сценарии, выдаются и закрываются системными сообщениями.
        Общение между игроками осуществляется посредством игровой почты.
        Удачи тебе бессмертный! Твой путь к славе начинается!»
        Очень своевременно. Я скосил глаза. На периферии зрения появилась иконка в виде человеческой головы. Отлично. Разберемся потом, время еще будет.
        И опять тот же вопрос. Система сообщила об общении между игроками. Значит ли это, что сестра все-таки меня обманула и я в этом мире не один? Если это так, то у меня появился, пусть призрачный, но шанс вернуться в реальный мир. Делать это нужно будет очень осторожно. Кира в любом случае будет отслеживать мои действия.
        - Давай Никита посмотрим, чем нас там дракон порадовал,  - весело воскликнул я и присел на корточки возле сумок.
        С появившейся пока еще зыбкой надеждой, улучшилось и настроение. Расстегнув ремешки на первой, я откинул тяжелую кожу клапана. Что у нас здесь?
        Отвлекая от просмотра содержимого первой сумки, перед глазами всплыло системное сообщение.

«Выясните причину нахождения Никиты ночью в поле.
        Награда: вариативно.
        Штраф за отказ или невыполнения: нет.
        Принять задание. Да/Нет».
        На автомате принял задание и мысленно смахнул строчки системного сообщения.
        Открыв первую сумку, заглянул внутрь. Увесистый странный сверток, занимающий половину пространства, тугой кожаный кошель, с деньгами надо полагать. Аккуратно свернутый дорожный плащ, это я узнал, когда уже извлек его из сумки. А странный сверток оказался набором отличных доспехов. Правда после того как он был развернут, сапоги, кожаные штаны с уплотнением на бедрах и кожаный доспех с кольчужными вставками, крепящимися к нему наплечниками и длинным, до колен килтом, все эти распакованные мною вещи сворачиваться обратно уже не пожелали. Я мысленно послал благодарность щедрому дракону. На левом наплечнике красовался мой герб, как и с левой стороны, на груди дорожного плаща.
        Вторая сумка порадовала запасом еды и питья, литровая фляга с чистейшей и вкусной водой, никогда не думал, что простая вода может быть такой вкусной. Двумя наборами сменного нижнего белья и отличным полуторным мечом, что сначала выглядел как длинный кинжал. Ножны из твердой кожи не мешали двигаться, в отличие от деревянных в которых я носил гладиусы. Переодевшись в полученные доспехи и повесив на широкий пояс с серебряными узкими бляхами новый меч, я почувствовал себя уверенней и комфортней. Никита с восхищением цокал, глядя на меня обновленного. Единственное, что немного меня расстроило, это то, что ни доспех, ни меч не давали никаких дополнительных бонусов к характеристикам. Они просто были отличного качества с небольшими показателями физической защиты и урона соответственно.
        Старую одежку запихать в сумки не получилось, но и выбросить было жалко. Я решил, после завтрака, озадачить вопросом упаковки паренька. А пока мы с жадностью уплетали завернутые в тонкую лепешку мелко нарезанные кусочки мяса с овощами, приправленные ароматным соусом. Этакий местный аналог шаурмы, только сильно отличающийся вкусовыми качествами от своего собрата в том реальном мире.
        - Никита,  - прожевав и проглотив очередной кусок, обратился я к мальчонке. Вспомнив полученное задание.  - А расскажи мне, как ты здесь оказался?
        - Так это, предсказание выполнял,  - ответил парень с набитым ртом.
        - Что за предсказание?  - мне стало интересно.
        - Почитай как недели две назад,  - с трудом проглотив и вытирая рот рукавом рубахи, начал Никита.  - Мимо деревни нашей торговцы проходили, но у нас мало кто останавливается, все дальше на Климовский хутор идут. У него там и переночевать можно и харчеваться.
        - Ты мелкие подробности можешь опустить,  - поправил я паренька, поняв, что рассказ может растянуться до полудня.
        - Как скажете господин,  - кивнул он в знак согласия и отложил наполовину съеденный завертон.  - Так вот с торговцами этими старик один был, дряхлый, сам весь в лохмотьях, а с ним конь красоты не виданной.  - Парнишка кивнул на стреноженного коня.
        И как это я про лошадь то забыл. Обернулся и медленно пару раз кивнул, подтверждая правоту слов Никиты. Поднявшееся солнце позволило в полной мере оценить животное.
        Вороной масти, черный как вороново крыло. Животное было мощным, но в то же время грациозным. Высотой около двух метров в холке с сухим телосложением. Широколобая голова с выразительными глазами и маленькие уши. Шея мягко изгибающаяся, длинная прямая спина, широкий круп и длинные мясистые ноги. В нем сочетались гармония утонченного тела и развитая мускулатура.
        - Господин, так и вот, кузнец наш,  - заговорил Никита, оторвав меня от созерцания шедевра животного мира,  - как коня то увидал, пристал к старику, продай и все тут. Дед, конечно, покочевряжился малость, а потом и говорит. Что коня он этого значит, в Лужки и вел потому, как скоро новый господин с неба придет. Вот ему этот конь и предназначен. Все посмеялись, но коня кузнец получил. Только вот никто вороному не указ. Кузнецу три ребра сломал, когда тот на него вожжами замахнулся.  - Парнишка ласково посмотрел на коня и продолжил,  - вот тут деревенские к моему тяти и пришли с просьбой. Возьми Фрол ты зверюгу этого, из деревни супостат не уходит, и слушать никого не слушает. Глядишь, скоро всех перекалечит. Ну, делать нечего, батя то сейчас вместо головы деревенского, забрал красавца этого на наш двор. А старый голова пропал около месяца назад. Причем дело какое-то темное, мужики поговаривают…
        - Стой Никита,  - перебил я мальчонку, его опять понесло в сторону.  - Про пропавшего старосту потом, давай про вороного.
        - А ну ладно, как скажешь господин,  - он смешно шмыгнул и вытер нос рукавом.  - Так вот, как его к нам на двор привели, он никого к себе не пускает. Окромя меня.  - Тут парень сделал небольшую паузу, подчеркивая передо мною важность этого момента, довольно улыбаясь.  - Я его и кормил и поил, но оседлать он себя и мне не дает. И вот ночью, за день до этого сниться мне сон. Сижу я, значит ночью в чистом поле, а сверху звезда падает. Вдруг ко мне сзади подходит вороной и молвит человеческим голосом, нынче хозяин мой с небес спуститься, ты его встреть да до деревни проводи и служи ему верой и правдой. Я господин даже в страхе проснулся. Видано ли это? Чтобы конь по-человечески говорил.
        Я опять кивнул Никите в знак согласия, а про себя оценил довольно забавный стартовый сценарий, и даже в мыслях поаплодировал разработчикам. Оригинально.
        - Так ладно сон, вороной вчера весь день сам не свой. В ворота копытом бьет и мне все головой машет. Как будто кличет меня, чтобы я с ним пошел,  - паренек уставился на меня широко распахнутыми глазами и развел руки в стороны. Мол, оцени барин, чертовщина какая!
        - Ну а дальше что?  - по-доброму усмехнулся я, хотя уже предполагал концовку истории.
        - Ну а что,  - пожал плечами Никита,  - я к бате, так, мол, и так. Рассказал про сон свой и что надо бы мне сходить с конем. А он меня на смех поднял, еще и дурнем обозвал.  - Здесь парень насупился.  - А ближе к вечеру, как бабы коров по дворам погнали, вороного под узду и сюда. Правда, сам то не знал куда идти,  - он виновато улыбнулся,  - но конь точно знал. Он меня сюда и привел. Я пока не стемнело, хвороста да дров сколь успел, насобирал, да костерок развел. Ну а дальше вы и так все знаете.

«Задание «Первая встреча» выполнено!
        Награда: Опыт +100.
        Репутация с Никитой +5, всего +10 (расовый навык-КОНВЕРГЕНЦИЯ).
        Получена способность: Верховая езда».
        Вот и первые награды. Пора собираться и выдвигаться до деревни.
        - Никита, а на службу ко мне пойди, хочешь?  - поднявшись, спросил я паренька. С первого взгляда толковый набор цифрового кода глядишь, и толк в дальнейшем с него будет. Не зря в стартовом задании и сценарии он главное действующее лицо.
        Паренек на секунду замер, затем опустился на одно колено и приложил ладонь к сердцу.
        - Верой и правдой вам служить буду,  - немного дрожащим голосом торжественно произнес Никита.  - До самой гробовой доски верен, вам буду.

«У вас появился первый поданный. Количество существ -1.
        Имя: Никита.
        Уровень: 3.
        Навыки: Владение мечом(1), Коневодство(5)».
        - Твоя клятва принята,  - поддержав торжественность момента, ответил я.  - Можешь встать. Зовут меня Тадиэль.
        - А титул у вас господин какой?  - вставая, поставил меня в некоторое замешательство своим вопросом парень.  - У каждого благородного есть титул или прозвище.
        - Белокрылый,  - после недолгого раздумья вспомнив ангела на своем гербе, с напускной важностью произнес я.  - А теперь давай собираться.
        - Может старую бронь да мечи в ваши сумки дивные положим,  - складывая доспехи, поинтересовался мой новый слуга.
        - А ты хорошо мечом владеешь?  - вспомнил я описание его навыков.
        - Да так,  - сконфуженно, как мне показалось, сказал Никита.  - Отец немного учил.
        - Тогда забирай мой доспех и один из гладиусов,  - распорядился я,  - негоже моему оруженосцу в деревенской рубахе да лаптях на службе ходить.
        В глазах парня после моих слов заблестела предательская слеза. Он быстро схватил потертые кожаные доспехи и трясущимися руками начал облачаться в них. Причем делал это довольно споро и толково. Размер, как и в большинстве, игровых проектов, в которых я участвовал, не имел значение. Система сама подогнала вещи под фигуру паренька. Он с гордостью нацепил потертый ремень с гладиусом в деревянных ножнах на пояс и громко объявил:
        - Ваш оруженосец готов!
        - Ну, тогда бери сумки,  - усмехнулся уголками губ, в душе радуясь прыти Никиты.  - И пошли в твою деревню. Лужки кажется?
        - Да господин,  - он легко закинул сумки себе на плечо и пошел к коню.
        Вроде сил у него не должно прибавиться, удивленный с какой легкостью он нес мою поклажу, откуда тогда такие перемены. И тут я сообразил, они же наполовину потеряли в весе. Один наверно комплект доспехов составлял половину их предыдущего веса.
        Ладно, пора выдвигаться. Жаль, конечно, что артефактов не дали, но тут проглядывается заботливая рука сестрички. Ничего прорвемся. Не впервой покорять цифровые миры. И с широкой улыбкой на лице я подошел к своему красавцу вороному.
        Глава 1.4 Первая стычка
        Конь был великолепен. Его мягкая шесть блестела и играла на солнце. Я ласково погладил его по морде, он коснулся в ответ моего плеча. Никита по-хозяйски водрузил седельные сумки на круп вороного, животное восприняло это абсолютно спокойно.
        - Надо бы имя тебе дать,  - похлопав его по шее, обратился я к коню.
        Он в ответ всхрапнул и скосил на меня глаз.
        - Как тебе Буцефал?  - вновь обратился к животному. Я вспомнил легендарного полководца античного мира и его не менее известного коня, на котором он покорил всю Среднюю Азию.
        Вороной словно прочитал мои мысли и тихо заржал, кивая головой.
        - Вот и отлично,  - удовлетворенно произнес я.  - Имя твое Буцефал.
        Животное выставило одну ногу вперед, другую согнуло в колене. Он кланялся мне, и на секунду показалось или я действительно ощутил волну благодарности идущую от него. От увиденного у меня возник ком в горле. Пытаясь не показывать своему новоиспеченному оруженосцу неожиданно возникшие эмоции. Я молча вскочил на спину Буцефала и мотнул головой Никите, приказав ему следовать за мной.
        Некоторое время мы шли в полном молчании. Никита вел вороного под уздцы, я же восседал верхом, озираясь по сторонам. Шли мы по широкому полю с невысокой травой похожей, а на что она была похожа, я не знал. В реальном мире такие пейзажи исчезли и сохранились только в частных парках и государственных заповедниках. Попасть в которые, дано не каждому, даже если у тебя есть деньги. Слева невдалеке виднелась небольшая роща, в которой парень набирал топливо для костра в ожидании меня. Я улыбнулся возникшей мысли.
        Справа виднелись еще две похожие рощицы, а по всему полю были разбросаны маленькие группы деревьев. Впереди у самого горизонта поднимались высокие горы. Почему высокие? На их верхушках сверкали снежные шапки, отражая солнечный свет.
        Первый своим вопросом нарушил молчание Никитка:
        - Господин Тадиэль, а как там на небесах?
        Честно сказать его вопрос застал меня врасплох. Я действительно не знал, что ему ответить. Рассказать правду об огромных городах из стекла и бетона, где живут люди, ютящиеся в своих тесных коморках, словно муравьи в муравейнике. Каждый выполняет свою работу, порой даже не зная имя своего напарника. А потом спешат в свои бетонные соты, чтобы погрузиться в мир подобный этому, где можно дышать полной грудью и делать то, что хочешь ты.
        - Там на небесах идет постоянная борьба между богами,  - вспомнив, как я оказался здесь, ответил я на его вопрос.  - А такие как мы пытаемся помочь им. То одному, то другому, смотря, на чьей стороне перевес или кто больше платит.  - Последнюю фразу я произнес уже про себя.
        - Вы конечно помогали Единому, истинному богу света,  - восхищенно с придыхом воскликнул паренек.
        - Да нет,  - отрицательно покачал я головой, восхищение на лице мальчишки сменилось непониманием, смешанным с искренним удивлением.  - Я занимал нейтральную позицию в этом противостоянии. Понимаешь, даже боги иногда делают неправильные вещи для своей выгоды.
        Никита замолчал, пытаясь понять сказанное его новым господином. Я же задумался над тем, а что я действительно потерял там, в своем старом реальном мире? Деньги? Будущую власть над корпорацией отца? Возможность делать то о чем другие даже не мечтают?
        А зачем нужны деньги, когда ты тратишь их на то, чтобы создать искусственный мир, опять же для того, чтобы большую часть времени находиться в нем. Зачем нужна власть, если ты можешь ее получить в созданном тобой или кем-то мире. Вот только путь к ней будет гораздо интересней. И что можно делать там, чего нельзя сделать здесь в виртуальности. Здесь даже больше возможностей удовлетворить свои желания. А главное в этих мирах нельзя умереть.
        Возможно, это когда-то и произойдет, ведь ничего не бывает вечным, кроме Вселенной. Да и она наверняка имеет свое начало и как следствие конец. Когда-нибудь системы КОВЧЕГА рухнут, но ведь и в реальном мире мы умираем. А здесь мы можем прожить интересную и богатую на события жизнь, в мире с первозданной нетронутой цивилизацией природой.
        Я мысленно послал воздушный поцелуй своей сестре и огромную искреннюю благодарность за то, что она со мной сделала.
        - А вы, наверное, правы господин,  - задумчиво произнес Никита и остановился. Буцефал тоже встал.  - Я слышал разговоры отца с другими воинами. Они говорили про одного священника церкви Единого. Он сжигал людей других верований, если они не принимали веру нашего бога. Так вот мой отец был против этого. Я тогда не понимал,  - он поднял на меня свои глаза,  - а теперь мне стало ясно. Каждое создание Энрота имеет свободную волю и вправе само решать, какому богу ему поклоняться.  - Он замолчал, осознавая то, до чего он дошел в своих рассуждениях и вдруг добавил скороговоркой.  - Но только это не касается монстров и темных богов хаоса.
        - Да мой верный оруженосец. Их это не касается.  - Я с улыбкой кивнул ему в ответ и тронул коня.
        Поле закончилось небольшой в две колеи дорогой. По другую сторону вдоль нее в обе стороны тянулись невысокие холмы, покрытые мелкой растительностью, а местами густым кустарником с яркими цветами. На некоторых из них наверх проступал темно коричневый камень скальника.
        Мы с Никитой вышли прямо на небольшую группу мужчин, одетых в серые балахоны с символом на груди, раскрытой красной ладони. Они копошились возле телеги запряженной пегой кобылкой.
        - Доброго дня вам святые отцы,  - громко поприветствовал их мой оруженосец и поднял руку в приветственном жесте.
        Те на мгновенье замерли, потом резко обернулись к нам, бросив свое занятие. Рожи у них доложу я вам были, как бы это помягче, очень специфические. У троих из пяти они не очень походили на смиренных жрецов религиозного культа. Лысые черепа и лица были украшены многочисленными шрамами, оставленные уж точно не сельскохозяйственным инструментом. Балахоны скрадывали фигуры этой троицы, но под ними были точно не худосочные тела священнослужителей. Двое остальных вполне соответствовали внешности жрецов, во всяком случае, как я себе ее представлял по другим играм. Сутулые, сгорбленные фигуры, с редкими грязными волосами, непонятного цвета на голове. Изможденные лица с впавшими на них щеками и бесцветными мутными глазами.
        - И вам пусть пошлет Единый спокойного пути,  - то ли прохрипел, то ли прокаркал один из жрецов, подняв обе руки вверх.
        Троица крепких парней в жреческих сутанах внимательно разглядывала меня и парнишку оценивающим взглядом. Это были взгляды убийц или закаленных не в одном бою воинов.
        - Куда путь держите?  - я почувствовал по тону Никиты, что он взволнован или напряжен.
        - Так из Млынова мы идем,  - отвечал все тот же хриплый.  - Хутор нам нужен Климовский, говорят там нечисть появилась.
        Никита незаметно несколько раз дернул меня за сапог, не отводя взгляда от странных жрецов.
        - Странно,  - не унимался мой спутник.  - А когда это в Млынове представительство Ордена Длани Истиной веры появилось?
        Услышав вопрос парнишки, я понял его беспокойство и спешился. Один из троицы обошел телегу, из-за спин его спутников нам не было видно, чем он там занимается. Да и всплывшее системное сообщение полностью меня убедило, что встреча эта не случайна.

«Выясните, кто вам повстречался на дороге. И кем они являются?
        Награда: вариативно.
        Штраф за выполнение или отказ: нет».
        На стандартный вопрос о принятии задания соглашаюсь.
        - Эта телега травницы нашей Каришки,  - еле слышно шепчет мне Никита, практически не шевеля губами,  - она в этих холмах всегда травы редкие собирает. И никогда телегу на дороге не оставит.
        - Да вот мы и есть его представители,  - беззубо улыбается жрец.  - Нас капитулат и отправил разузнать, что в этих местах происходит.
        - Складно брешешь жрец,  - выступая вперед, вступаю в разговор.  - Телега не ваша, а твой собрат в ней как в собственной копается.  - Вытянув руку, указываю на того, что спрятался за спинами своих спутников.
        Дальше все происходит быстро и в полной тишине. Двое делают шаг в противоположные стороны. Я толкаю парнишку на землю, сам на полшага ухожу в сторону, повернув корпус. Спасибо высокому значению ловкости и системе. Арбалетный болт пролетает в паре сантиметров от меня. Третий, который был скрыт балахонами своих товарищей спешно, но без лишней суеты натягивает тетиву арбалета, уперев его в борт телеги. Настоящие жрецы присев прячутся за телегой, двое скидывают балахоны, с тихим шелестом вынимая из ножен мечи. К нам с Никитой не спешат, понимают, что тем самым будут мешать товарищу, расстреливать нас. Я то же это отлично понимаю, нам нужен ближний бой у телеги.
        Надо использовать те мгновенья, что остались до следующего выстрела. Выкрикиваю короткую команду «Вперед», и сокращаю расстояние между собой и противником. Жаль, нет умения рывка, не хватает мгновенья, второй болт зацепил предплечье, пройдя между наручем и наплечником, разорвав плотную кожу рукава. Тот, что был слева, встречает мой удар сверху, блокируя его мечом. Заметил, что блокирует он, плоской стороной клинка, избегая лишних зарубок на лезвии. Ничего себе так начало, это что за профи мне попались?
        А нет, все нормально, ухмыляюсь я про себя. Мои показатели гораздо выше противника, спасибо уникальному классу. Под моим ударом его меч просто ломается, но снижает инерцию замаха и кожаный панцирь, рассеченный до нательной рубахи, спасает от смерти моего первого врага.
        Как ни странно погиб он от арбалетного болта своего товарища, что вошел ему в затылок и оросил меня остатками мозга и черепа. Заметив направленный в меня арбалет, я просто закрылся парнем со сломанным мечом в руках.
        Никитка в это время отступал и с трудом защищался от наседавшего на него большего по размерам почти в два раза второго головореза. Здесь было проще. В ожидании быстрой расправы над мальчишкой, он даже не следил за своими товарищами, будучи полностью уверенным в их превосходстве. Взмах моего меча, и его голова весело подпрыгивая, покатилась по дороге.
        - Молодец!  - бросаю Никите похвалу, на лице парня ни тени испуга, а ведь он понимал что проиграет.
        Поворачиваюсь к единственному оставшемуся серьезному бойцу. Мне в лицо смотрит арбалетный болт, на лице стрелка ехидная улыбка.
        - Прощай благородный,  - через смех выдавливает из себя он.
        Эх, не смотрел он наших фильмов. Там всегда злодей затягивает решающий удар для большего эффекта и как результат проигрывает.
        Свист рядом с моим ухом и в правый глаз стрелка с противным хрустом вонзается гладиус, брошенный стоящим за моей спиной оруженосцем. Он успевает нажать на спуск, но арбалет задран в небо, поскольку мертвое тело заваливается на землю, а это лишь предсмертные конвульсии конечностей.
        Кровь еще не остыла, и мы вспоминаем про спрятавшихся за телегой жрецов.
        Оба сидели, обхватив свои тощие коленки, что торчали из-под задравшихся ряс. Вид у них был изможденный, в глазах полное равнодушие к происходящему, даже какая-то отрешенность. Но жалости ни у меня, ни у моего спутника к этим выродкам не было.
        - Глянь, что в телеге?  - распорядился я, обращаясь к Никите.
        - После,  - проигнорировав мой приказ, парень присел возле одного из жрецов.  - Они важнее,  - добавил он, будто извиняясь за своевольство.
        - Хорошо,  - я присел рядом с ним.  - Почему они не воспользовались магией?  - поинтересовался у парня,  - жрецы должны уметь использовать магию.
        - Они истощенны,  - взяв одного из них за подбородок, Никита бесцеремонно крутил его голову.  - А это значит, что они использовали магию. И причем довольно сильное проклятие.
        - Почему проклятие?  - мне стало интересно, откуда этот малец все знает о двух странных жрецах.
        - Это адепты темных богов,  - он с презрением плюнул в лицо сидевшему перед ним жрецу.  - Смотри,  - он с силой рванул отворот рясы, надорвав ее и открыв ключицу и часть плеча с татуировкой.  - Отрыжка Эреба,  - паренек вскочил на ноги и с силой ударил жреца в лицо ногой, сломав ему нос и выбив последние зубы.
        Его лицо в этот момент представляло собой маску ненависти и ярости. Остановить его я не успел. Гладиус вошел в разбитый рот и вышел из затылка, пригвоздив голову жреца к колесу телеги. Я молча взглянул на своего оруженосца. В моем взгляде не было осуждения, лишь немой вопрос.
        - Простите меня господин,  - Никита прожигал своим взглядом второго и тяжело дышал. Гладиус все также торчал изо рта жреца пригвожденного к телеге.  - Это не адепты тьмы, они гораздо хуже. Это приспешники Черной плети, мерзкие ублюдки, что вновь хотят призвать Лилит в наш мир.
        Он рванул ворот живого жреца, обнажив левое плечо с такой же татуировкой как у первого. Черный круг, символизирующий то ли Луну, то ли Солнце, покрытое белой паутиной.
        - Ты убил не того мальчик,  - надрывно кашляя, просипел с усмешкой на бескровных губах пока еще живой приспешник Плети.  - Он был посвящённым первого круга, по сути своей, ученик.  - Очередной приступ натужного кашля.  - Его душа еще не встречалась с Великой богиней и не обрела темного наставника. Он бы вам мог что-нибудь рассказать.  - Сплюнув сгусток серой мокроты, зашелся в беззвучном смехе.
        Я толкнул парня в плечо. Он повернулся ко мне и молча мотнул головой в отрицательном жесте. Моя очередь жаль, конечно, что не смогли выяснить подробности их появления здесь. Видимо не наш день. Свист рассекаемого клинком воздуха и голова смеющегося жреца падает нам под ноги.

«Задание «Странные путники» ч.1 выполнено.
        Награда: +500 опыта.
        Опознав в переодетых жрецах адептов Черной Плети выясните, что они делали
        в этих землях.
        Награда: вариативно.
        Штраф за отказ или невыполнение: прекращение цепочки заданий «Врата Бездны».
        Отлично. Пару часов в игре, а уже получил редкое задание. Цепочка заданий во всех играх мечта любого игрока. Ряд усложняющихся по мере выполнения квестов с небольшими призами, где выполнение последнего даст поистине шикарную награду. Естественно дают свое согласие на продолжение. И еще система меня порадовала повышением уровня до второго, что принесло мне одну свободную единичку в физических характеристиках. И выбор из предложенных системой двух знаний, «Производственник» и «Магия стихий». Второе было издевательством, учитывая мой класс. Взял производство. Теперь все шахты, рудники и мастерские моего будущего королевства должны работать эффективней на 5 %. Неплохо. Только вот когда оно, это самое королевство, у меня появится?
        Полученную единичку вложил в ловкость. Скорость атаки и уклонение сейчас важнее грубой силы. Закончив с собой любимым, я другим взглядом посмотрел на своего недавно обретенного оруженосца, который в этот момент возился с телом женщины в телеге. Откуда в его возрасте столько знаний? Догадка или предположение была вполне логичной. Учитывая нашу встречу и игровую механику проекта, этот малец является своего рода моим справочником по миру Энрота, ну и оруженосцем с возможностью личностного роста.
        Пора возвращаться в мой новый мир и посмотреть, чем там занят паренек. Никита за время моего отсутствия, скинул с лежавшей в телеге женщины мешки и тряпки, какими она была укрыта пятью негодяями от лишних глаз. Средних лет, в простом сарафане с вышитым передником и лаптях, небольшого роста. Русые длинные волосы заплетены в тугую косу, черты лица приятные, можно даже сказать миловидные. Глаза Каришки, а это была именно она, были закрыты. Дыхание тяжелое и прерывистое. Я заметил темные прожилки на открытых участках тела, в тех местах, где на коже должны проступать вены. Мне показалось это ненормальным. Никитка только подтвердил мои наблюдения.
        - Кровь отравлена сильным проклятьем,  - парень рылся в расшитой котомке,  - надо дать зелье, чтобы замедлить распространение яда в теле.  - Он с раздражением и злобой отбросил мешок.  - Здесь нет!
        - Далеко до Лужков?  - я понимал, что женщину надо спасти. И это важно.
        - Мы не успеем,  - он обреченно уронил голову.  - Зелья нет.
        - Кроме зелья больше ничего не поможет?
        - Да, да, как же я мог забыть. Спасибо господин,  - в глазах Никиты блеснули искорки надежды. Он снова начал что-то искать в сложенных в телеге мешках.  - Есть!  - выкрикнул он, держа в руке странный цветок.
        Толстый черный стебель большие мясистые лепестки розового цвета с черными прожилками. Паренек поднес его к губам женщины, приоткрыл ее рот и, сжав лепестки, выдавил мерзкую ядовито зеленого цвета жижу прямо в приоткрытый рот Каришки. Заляпав это вонючей мерзостью щеки, подбородок и даже горло травнице. Отбросив смятый цветок на дорогу, с широкой улыбкой повернулся ко мне.
        - Часа три у нас есть, теперь должны успеть.
        - Тогда по коням мой верный оруженосец,  - немного с пафосом, весело произнес я.
        Глава 1.5 Лужки
        До деревни мы двигались скорой рысью. Никита вел телегу, время от времени оборачиваясь на Каришку, и каждый раз при этом подстегивал пегую лошадь. Я верхом на Буцефале скакал слева от повозки, ближе к середине дороги, если укатанную телегами землю шириною в две колеи, можно было так называть. Путь проходил в молчании, вести разговор не позволял темп нашего движения и собственно сама ситуация. До Лужков мы добрались меньше чем за час.
        Деревня располагалась у большого холма, а часть домов даже стояло на его пологом склоне. Слева у подножья холма серебрилась неширокая речушка, делая резкий поворот, она терялась за редким леском, что стоял на противоположном берегу. С другой стороны шли луга с группками невысоких деревцев, хотя они больше походили на высокий кустарник, меж которых возвышались невысокие холмы.
        Лужки оказались довольно большой деревенькой, домов пятьдесят на первый взгляд, а может и больше. Часть домов тех, что стояли у подножья, были отделены от внешнего мира высоким забором высотой метра три не меньше, из толстых обтесанных бревен заостренных сверху. Но заметив ряд сложенных бревен, некоторые из которых были обтесаны и заострены, а лежащие рядом еще нет, понял, что забор только возводят. Причем начали это делать сравнительно недавно. Деревенские дома на вид крепкие и добротные. Каждый огорожен невысоким забором или палисадником.
        У въезда в деревню нас встретили несколько местных. Увидев лежащую в телеге Каришку, сразу подняли гомон и суету. Один из мужиков побежал за знахаркой, другой еще за кем-то, две женщины стали хлопотать возле больной, а оставшаяся парочка кинулась с расспросами к Никитке. На появление незнакомца в моем лице на красавце коне, как и на испачканные кровью доспехи на пареньке, никто не обратил никакого внимания.
        Возгласы, расспросы и причитания разом смолкли при появлении крепкого и высокого мужчины. Черная грива густых волос перетянута ремешком, взгляд тяжелый, словно внутрь тебя смотрит, высокий лоб, прямой нос, плотно сжатые губы. Два шрама на левой щеке. Шаровары заправлены в невысокие сапоги, рубаха перехвачена кушаком, поверх нее жилет из плотной ткани. Все чистое и добротное. Подошедший к телеге мужик внушал окружающим легкий трепет и уважение.
        Удостоив меня мимолетным взглядом, зыркнул на Никитку, недобро усмехнулся одним уголком рта, после чего обратился к деревенским, количество которых выросло минимум человек на двадцать.
        - Чего рты разявили? За Анисьей отправили?  - небольшая пауза, кто-то из тех, что были здесь при нашем с Никитой появлений, быстро зашептал ему на ухо.  - Ну что встали тогда, словно истуканы? Давай быстрее травницу нашу к ней. Не успеете, шкуры спущу!
        Получив указания, собравшаяся толпа молниеносно само организовалась, и каждый занялся своим делом. Спустя две, три минуты нас осталось несколько человек. Я державший Буцефала под уздцы, Никитка теребящий свой ремень, мужик отдававший указания и позади него еще парочка крепких парней. Волнение моего оруженосца стало понятно, когда я заметил тяжелый взгляд местного головы, каким он смотрел на паренька. Представшая перед моими глазами немая сцена напомнила мне бессмертное произведение Гоголя, вернее похожую сцену из него. «Ну что сынку помогли тебе твои ляхи?».
        Я непроизвольно улыбнулся неожиданно возникшему воспоминанию. Мужик хмуро посмотрел на меня и обратился к стоящему перед ним с опущенной головой пареньку.
        - Ну что сынок…
        Я не сдержался и громко прыснул. Черноволосы свел брови и кинул на меня испепеляющий взгляд.
        - Извините,  - приложил я руку к груди в извинительном жесте.  - Продолжайте.
        Одарив меня еще одним не очень добрым взглядом, он продолжил:
        - Я вижу, ты встретил своего посланника небес.
        - Да отец,  - Никита перестал теребить пояс, его голос был тихим, но твердым.  - И он не просто пришедший с небес. Он бессмертный и наш новый господин.
        - Господин?!  - он громко хмыкнул, засунув большие пальцы рук за кушак, и смерил меня взглядом, на мгновенье, задержав его на моем перстне. Парни что стояли за ним, по примеру отца Никиты тоже хмыкнули.  - То, что у него перстень власти ничего не говорит о нем самом. Ты не забыл рассказы деда? Что он говорил о бессмертных?
        - Этот не такой,  - набычившись, пробухтел паренек.  - Тадиэль на защиту Каришки без страха бросился.
        - А чего ему бояться, он бессмертный.
        Интересно. Значит, в этом Кира не лгала. Они действительно купили старый проект. Но переписывать алгоритмы поведения у искинов, что отвечают за игровых персонажей, не посчитали нужным, отсюда и память у нипов о бывших господах. А насколько они «улучшили» и «дополнили» саму игру? Жаль, что я никогда не интересовался стратегиями. Не думал, что столкнусь с ними в живую так сказать, а то уделил бы толику внимания тем же знаменитым Землям. Ладно, пора подключаться к разговору между отцом и сыном.
        - Уважаемый, к моему сожалению, не знаю вашего имени,  - дружелюбно начал я.  - Уверять вас в том, что я хороший не буду. У меня скорее практический интерес. Могу ли в вашем поселении приобрести зелье исцеления и коня или лошадь для моего оруженосца?  - на последней фразе я кивком головы указал на Никитку.
        - Оруженосца?  - с искренним удивлением переспросил меня мужик.
        - Да, оруженосца и храброго воина,  - с легкой надменностью произнес я.
        - Так с кем столкнулись то?  - неожиданно поменял тему и свой тон голова деревни. После чего буркнул на манер сына.  - Фрол я, голова здешний.
        Непонятно к кому он обратился. Ко мне или к сыну. Пожалуй, отвечу я, как самый титулованный из всех присутствующих. Отдать должное парнишка молчал, уступая первое слово своему господину. А что я расскажу? Просто повторю все то, что мне буквально в двух словах наспех объяснил Никита. Надо выкручиваться. И я выкрутился:
        - Фрол. Я пришел в ваш мир не больше суток назад и очень надеюсь, что он станет и моим родным миром,  - быстро добавил я, заметив прищур в глазах Фрола.  - А про нашу небольшую стычку более полно расскажет ваш сын, что дрался отчаянно и смело.  - Небольшая похвала разгладила морщины на нахмуренном лбу старосты.
        - Скажите тоже,  - зарделся парнишка,  - отчаянно…
        - Ты как девка то не рдей,  - одернул его отец.  - Раз сказал благородный господин, значит, так оно и было. Ты по делу толкуй.
        Отлично. За мою мелкую похвалу и правильно сказанные слова система малость меня вознаградила, надо запомнить. В дальнейшем любые разговоры с любым неигровым персонажем вести как с реальным человеком. В других проектах я такого не наблюдал. Значит, точно улучшили игровую механику. Еще один плюсик в копилку сестры.

«Репутация с головой деревни Лужки +1. Учитывая ваш расовый навык
        общая репутация с персонажем Фрол +6 (симпатия).
        Репутация с персонажем Никита +2. Учитывая ваш расовый навык
        общая репутация с персонажем Никита +12 (доброжелательность)».
        - Да про бой то, что рассказывать,  - по-мальчишески шмыгнул носом паренек,  - Черной Плети слуги это были бать. Те, что воины быстрее всего наемники. Им все одно, кто деньги платит, тот и приказы отдает. А вот жрецы они точно из Плети. Один из них перед смертью сказал, что инициацию прошел, а второй только первый круг.
        - Да дела,  - тяжело вздохнул Фрол и тут же переспросил.  - А точно из Плети? Не путаешь?
        - Ты Каришку не видал что ль?
        - Да видал,  - отмахнулся деревенский голова.  - Дурные вести, очень дурные.
        - Так ты, наверное, не просто так тын ставить вокруг деревни начал?  - мотнул я головой в сторону забора.  - Не для того же, чтобы коровы не разбредались.
        - Глазастый,  - как-то по-доброму усмехнулся Фрол.  - Ладно, пойдемте. Умоетесь с дороги, да что хотел, купишь. Только на ночлег вас не оставлю.  - Он повернулся и махнул рукой, приглашая следовать за ним.  - На Климовском хуторе столоваться будете, там и переночуете.
        - Даже сына своего не пустишь?  - спросил я уже в широкую спину, идя вслед за ним и ведя Буцефала за собой.
        - Он же тебе клятву верности принес,  - говорил он серьезно без тени насмешки,  - вот теперь он твоя проблема бессмертный.  - На последнем слове он сделал ударение, давая мне понять, что этот вопрос закрыт.
        Деревенька действительно оказалась большой. Дойдя до дома Фрола, что стоял у самого подножья холма, я оставил на попеченье Никите Буцефала, взял пару золотых из сумки и пошел к дому знахарки Анисьи, дорогу объяснил все тот же Никитка.
        Деревня жила своей нехитрой жизнью. Кричала домашняя птица из-за забора, мычала скотина, босоногие сорванцы бегали маленькими ватагами, гоняя деревенских котов, жизнь шла своим чередом, не обращая внимания на мое появление. Для местных я был очередной, пусть и странный, пусть и благородный, но просто странник проезжающий мимо.
        Дом Анисьи стоял на окраине Лужков, с того краю, что еще не был огорожен высоким тыном, за маленьким палисадником сразу начинались луга. Небольшой с высоким крылечком и резным козырьком над ним, тесаные бревна и покатая крыша, он словно сошел со страниц русских сказок. Да и вообще вся деревня была точной копией старославянского поселения.
        Я громко постучал в дверь, она оказалась не запертой. Открыл, прошел маленькие сени с низким потолком, даже пришлось немного пригнуться. Остановился у двери в сам дом, снова постучал, на этот раз тише.
        - Не заперто,  - раздался из дома женский голос.
        Я толкнул дверь и вошел в просторную светлую комнату. Потолок здесь гораздо выше, в дальнем углу печь, посреди комнаты стол, на стенах развешаны пучки ароматных высушенных трав. У стен две кровати, нет скорее тахты так, как спинок у них не было. На одной из них лежала укрытая до пояса легким одеялом уже знакомая мне травница Каришка. Я обратил внимание, что кожа ее приобрела нормальный цвет, хоть и оставалась еще немного бледной, темные прожилки зараженных вен исчезли, дыхание ровное. Рядом с ней у изголовья на низком табурете сидела молодая, на вид не больше тридцати лет, худощавая женщина. Симпатичной назвать ее можно было с очень большой натяжкой. Сильно выступающие острые скулы придавали лицу угловатость, тонкие губы, длинный нос с горбинкой и широко расставленные с прищуром глаза. Нет, приятной ее мог назвать только слепой. Внешность знахарки была скорее образом молодой Бабы-Яги, ну или как бы выглядела героиня русских сказок в молодости.
        Она макала кусок белой тряпицы в глубокую деревянную чашку, которую держала у себя на коленях, отжимала ее и потом обтирала лицо и открытую грудь больной. Увидев обнаженную женскую грудь, я инстинктивно отвернулся.
        - Ишь ты, воспитанный,  - заметив мою реакцию, улыбнулась девица. Голос ее был под стать внешности, с мягкой хрипотцой.  - Присядь пока, я уже заканчиваю.
        Опустился на один из стульев, положил руки на стол. В комнате было чисто и по-своему уютно. На окнах белоснежные занавески расшитые разноцветными узорами, в помещении рядом с печкой был еще один проход в другую комнату. Мне показалось, что дом внутри больше чем снаружи. На столе стоял кувшин накрытый салфеткой, рядом четыре кружки. Увидев его у меня во рту вмиг пересохло, я только сейчас осознал, что уже пару часов ничего не пил. Круговорот событий затянул и заставил забыть о мелочах, а теперь мой цифровой организм потребовал внимания к себе.
        - Выпей квасу,  - словно прочитав мои мысли, сказала Анисья не поворачивая ко мне головы.  - Небось, с дороги во рту пересохло?
        Ждать второго приглашенья ждать не стал, снял с кувшина салфетку и налил в кружку желтовато мутный напиток с резким запахом. Пил большими жадными глотками. Это был не квас, точнее не тот квас, который я пил до этого. Сейчас меня угостили нектаром, резким, даже в носу защипало, с насыщенным хлебным вкусом и чуть кисловатым. Выпив первую кружку, тут же налил вторую. Эту отпивал уже небольшими глотками, наслаждаясь напитком. В этот момент за стол напротив меня присела хозяйка дома, предварительно поставив чашку со снадобьем возле печи.
        - Понравилось?  - кивнула на кувшин.
        - Да, очень вкусно.  - Кивнул в ответ.  - Спасибо.
        - Да не за что. Зачем пришел бессмертный?
        - Зелий прикупить,  - делаю глоток, смотрю на Анисью.  - Продашь?
        - Чего глазами ешь?  - улыбнулась знахарка.  - Понравилась я тебе?
        Я поперхнулся и закашлялся. Она подождала, когда я остановлюсь, и с той же улыбкой на лице продолжила:
        - Что же ты так испугался? Да и не красней, не обижаюсь я. Сама знаю, что не красавица.  - Анисья поднялась из-за стола и скрестила руки на груди.  - Каких снадобий тебе надобно? А то может у меня и нет тех, что тебе нужны.
        - Да я в вашем мире недавно,  - все еще смущенный своей реакцией, негромко произношу в ответ.  - Тех, что раны лечат, легкие да тяжелые. От яда которые помогают. Ну и те, что сон прогоняют.
        Я пытался подбирать наиболее точные слова для описания зелий, исходя из опыта прошлых игр. Понимал, что локация эта стартовая и маловероятно наличие у местных торговцев мощных эликсиров.
        - Ты себя то, что от мира отделяешь?  - покачала головой женщина.  - Ты сюда понятно недавно пришел. Только вот твой он и ты часть его. А снадобья, что ищешь, есть у меня. Сколько, каких надо? Склянки по чарке вместимостью.
        Поставила ты меня в тупик девица. И главное стоит, смотрит и с ухмылочкой, ждет. Здесь не только русская деревенька, тут еще и меры измерения старорусские блин. Вспомнил и про Никиткины версты, в которых тут расстояния измеряют. Интересно это только в этой локации или во всем мире? Учитывая максимальную реалистичность, не в плане восприятие, она то уже давно не отличается от реальности, а в плане таких вот «фишечек».
        Чарка, начал соображать я. Чарка. Это или кружка или стакан. Значит от ста грамм до двухсот. Ладно посмотрим, надеюсь что не ошибся в расчетах.
        - Зелья что раны лечат, их склянок двадцать возьму,  - медленно начал я, наблюдая за реакцией Анисьи.  - От яда с десяток, да для бодрости тоже с десяток.
        - Хорошо,  - пожала плечами женщина и, повернувшись, направилась к проходу возле печки.  - Только подождать немного придется.  - И скрылась в проходе.
        Ну подождать, так подождать. Я отпил квасу из кружки. Посмотрел на лежащую у окна травницу, знахарка прикрыла той грудь, когда закончила свои процедуры.
        - Выздоровеет она?  - громко сказал я, любуясь умиротворенным и милым лицом Каришки.
        - Теперь да,  - откликнулась из соседней комнаты девица.  - Вовремя вы ее привезли. Еще пару часов и все обернулась бы.
        Я хотел уточнить, что значит, обернулась, но всплывшее сообщение от системы выбило вопрос из моей головы.

«Выполнено скрытое задание «Спасти Каришку».
        Получено опыта +1200.
        Вы получили уникальный талант: «Влиятельность».
        О как! Первый день мне прям везет. Помимо полученной цепочки заданий еще и скрытое выполнил. Скрытые задания давали много опыта и очень хорошую награду. Читаю описание полученного таланта. «При наличии замка у всех ваших подданных репутация повышается до +20 (уважение). Она может понижаться из-за ваших действий, но не ниже +10 (доброжелательность)». Отлично. Действительно шикарный талант. А если учесть мой расовый навык, то когда я заимею свой замок, репутация у меня не упадет ниже пятнадцати.
        Полученный опыт поднял меня до третьего уровня. Получил одну свободную единицу в физические характеристики, которую, не раздумывая закинул в ловкость. Из знаний на выбор опять предложили «Магию Хаоса» и «Логистику». Да что-то мне прет сегодня, как бы не сглазить. С довольной улыбкой беру «Логистику» увеличив ее до второго уровня. И напоследок везение меня добивает окончательно. Система дает одну единицу древа развития.
        Открываю окно развития. В каждой из трех веток появились иконки умений. Парные клинки: стальной вихрь - увеличивал урон и атаковал сразу пять целей, но сильно резал защиту. Одноручный меч: рывок - молниеносно сокращал расстояние с врагом, дистанция семь метров. Двуручный меч: косой удар - наносил смертельный удар сверху, полностью игнорируя защиту врага, разрубая последнего напополам.
        Сейчас я использовал полуторный меч. Да и рывок был как подарок. Вкладываю свободную единицу в ветку меча, иконка умения меняет свой цвет с серого на ярко зеленый.
        Так вроде бы все. До следующего уровня осталась тысяча опыта, и вот на этих мыслях система сообщила, что мое индивидуальное везение закончилось. Дело в том, что на сегодняшний день мой лимит поднятия уровня заполнен. Опыт будет начисляться только до перехода на следующий уровень, остальной просто пропадет. И уровень я смогу получить только на следующий день. Выходит, что в день или сутки я могу получить лишь два уровня. В дальнейшем по мере своего развития это не будет проблемой, но сейчас, это создаст ряд трудностей. Надо будет контролировать получаемый за день опыт.
        А мои приключения становятся все интересней и увлекательней, этот мир оказался насыщенным событиями и непредсказуемым. Если такие понятия применимы к цифровой реальности. Моя злость и ненависть к Кире начала потихоньку исчезать.
        Вернувшись в мир, то есть, закрыв интерфейс, я улыбнулся стоявшей у стола Анисьи с большой тряпичной котомкой.
        Глава 1.6 Эльфийка
        Анисья поставила сумку на стол, в ней глухо звякнули склянки. Ловкими движениями она вынимала их из нее и выставляла на столе передо мною. При этом сортируя высокие, в две ладони, узкие флакончики из толстого стекла, очень похожем своими гранями на хрусталь. С красным содержимым, коих я насчитал двадцать, слева от себя, а черные и мутно белые, каждых по десять справа. С емкостью флаконов я угадал, в каждом было около ста грамм.
        - Вот как просил,  - женщина провела рукой над склянками.  - С тебя сто десять серебряных монет.  - Не услышав от меня ответа, немного смутившись, добавила.  - Дешевле не могу, противоядие требует редких ингредиентов.
        Я положил на стол золотую монету. Реакция знахарки была странной. Она удивленно приподняла бровь, посмотрела на желтый кругляк, потом на меня.
        - Ты точно недавно у нас,  - чуть склонила голову набок.  - Серебра нет?
        Отрицательно мотнул головой. Немного подумав, пододвинул монету к Анисье.
        - Мне тогда еще сумку вот эту,  - указал пальцем на котомку, в которой она принесла склянки,  - и немного информации. Пойдет?
        - На золотой?  - бровь продолжала быть поднятой.
        - Ага,  - мило улыбнулся в ответ.
        - Чудной ты,  - пряча монету под передник, покачала головой женщина, начав складывать зелья обратно в котомку.  - Ну, спрашивай, что знаю, расскажу, а что не захочу, уж извини.
        - Сколько в золотом серебряных монет?  - брякнул я первое, что пришло мне в голову.
        - Пятьсот,  - последовал ответ.
        Вспомнив тяжелый кожаный мешочек в моих сумках и цену на редкое зелье, по словам хозяйки дома, думаю, я достаточно обеспеченный парень. Это радует. Но надо собраться и не задавать глупых вопросов. Меры веса и длинны, как и денежную систему, я и у Никитки узнать смогу. Анисья может рассказать действительно что-то стоящее.
        Замок. У меня же должен быть замок. А вот где и как его получить, здесь у меня пробел. Возможно, данный персонаж и не обладает этой информацией, но попытаться все-таки стоит.
        - А где мне взять замок?  - прокрутив в голове несколько вариантов вопроса, плюнул и спросил напрямую.
        - Видно ты знатно головой то ударился при падении,  - уголки ее губ дрогнули.  - У тех бессмертных, что раньше в наш мир приходили, они на местах силы стояли.
        - А что за места такие?  - продолжал я удивлять ее своей неосведомленностью.
        - Их только вы, бессмертные, видеть можете.  - Затягивая ремешок на котомке, хмыкнула, отдавая дань моему неведенью Анисья.  - И подойти к ним, только вам дано.  - Пододвинула котомку ко мне.  - Колдуны с магами, что силу достаточную имеют, они их силой могут пользоваться.
        - А почему простые люди их не видят?  - надо было выудить как можно больше, меня не остановила даже снисходительная ухмылка девицы. Я взял котомку и поставил ее на пол.
        - Уфф.  - громко выдохнула знахарка.  - Ты бы лучше, что-нибудь про снадобья спросил, тут от меня толку больше было бы.
        Неопределенно пожимаю плечами и одариваю женщину широкой улыбкой.
        - Потому что обычные люди, да впрочем, и любые существа, чувствуют себя возле них плохо.  - Она оперлась руками о стол, говоря тоном учителя.  - Только вот погани всякой там комфортно.
        - А рядом есть такое место?
        - У Фрола или Никиты про Чертову горку спроси,  - не слишком вежливо сквозь плотно сжатые губы, выдавила Анисья.  - А теперь извини, мне надо больной заняться.
        Я поднялся, прихватив с пола котомку и с легким кивком, обозначив свою благодарность, вышел из дома знахарки. Покупка лошади подождет. У меня появились вопросы к Фролу.
        Знакомая уже дорога к дому деревенского старосты заняла бы не более пяти минут, но я остановился на центральной площади деревни. Ну не то, чтобы площади, скорее это было расширение центральной улицы. С несколькими бревнами коновязи и парой прилавков, на которые выкладывали свой товар изредка проезжающие мимо деревни торговцы с одной стороны, да большого камня белого цвета, торчащего из-под земли, из которого бил родник в выложенный из того же камня небольшой и неглубокий водоем, с другой стороны. Местные брали отсюда воду, используя его как деревенский колодец.
        У водоема хозяйки да девицы обычно задерживались, делясь сплетнями и обсуждая соседок. Мелюзга путалась у матерей под ногами те, что постарше собирались вместе и, вооружившись палками, устраивали потешные драки, подражая взрослым. Мужики же чаще собирались у коновязи, договариваясь об охоте или других делах по хозяйству.
        Ну а когда в Лужки забредали редкие купцы, то на этот пятачок собиралась разве, что не вся деревня. «Площадь» являлась центром общественной и «культурной» жизни.
        Вот и сейчас, здесь собралось чуть больше народу, чем было, когда я проходил ее, направляясь к Анисье. Я заметил Фрола и направился к нему. Вот он-то мне и подскажет, где раздобыть лошадку для Никиты. Тем более у одной из коновязи стояло три кобылки и…
        К соседней в двух шагах от деревенского головы, наматывала на бревно тонкую уздечку эльфийка, привязывая белоснежного коня. На длинноухую красавицу никто не обращал особого внимания, бросали мимолетные взгляды мужики, оценивая стройную фигуру, и возвращались к своим делам. Девицы и женщины ревниво косились на незваную гостью и тихо перешептывались.
        В ее одежде отсутствовала та пошлость и вульгарность, которую я привык видеть в других играх. Где женские персонажи, а в особенности представительницы эльфийской расы, носили открытые доспехи и наряды. Что лишь частично прикрывали отдельные участки тела, оставляя их откровенно обнаженными.
        Высокие до колен сапоги с отворотом и шнуровкой на голени. Заправленные в них узкие, но свободные брюки. Приталенный недлинный до половины бедра камзол с расширяющимся к манжетам рукавом и отложным воротником с длинными концами. Неширокий ремень с двумя длинными чуть изогнутыми кинжалами или короткими клинками с бежевыми рукоятями. Вся одежда эльфийки была в темно зеленых и голубых тонах, выделялись только черные сапоги и поясной ремень.
        Длинные темные волосы сплетены в косу и уложены на затылке в хитро заплетенный узел. Широко распахнутые фиалковые глаза с длиннющими ресницами на прекрасном лице. Чистая красота во плоти.
        Девушка привязала коня, погладив его по шее, достала из седельной сумки флягу в кожаном чехле, и направилась к колодцу, на ходу вытащив пробку. Мужики и парни, делающие вид, что оживленно беседуют друг с другом, замолкли и провожали девушку взглядом. Я не остался в стороне не в силах оторвать глаза от ее легкой походки.
        Набрав воды, эльфийка ладошкой забила пробку во флягу и с милой улыбкой обменялась парой фраз с девушкой у водоема. Та с ответной улыбкой указала рукой на стоящего у коновязи Фрола, длинноухая кивнула в знак благодарности и направилась обратно. Соблазнительно покачивая бедрами, но без той пошлости, как это делают модели на подиумах. У нее это выходило естественно и очень даже привлекательно.
        Пройдя мимо меня, она остановилась напротив Фрола и заговорила.
        - Ты деревенский голова?  - голос был высоким и чистым, а вот в тоне скользила едва заметная надменность.
        Я подошел к ним, когда Фрол утвердительно кивнул в ответ. Эльфийка одарила меня высокомерным взглядом, оглядев с головы до ног, и на несколько мгновений задержала свой взгляд на перстне, нахмурив при этом свой прекрасный лобик.
        - Не ожидала вас снова встретить,  - подняв свои фиалковые глаза, обратилась она ко мне.
        - Мы знакомы?  - удивился я, завороженный ее голосом. Разработчикам удалось создать прекрасный образ эльфийских женщин. Здесь они постарались.
        Я поймал не менее удивленный взгляд Фрола.
        - Я высказалась фигурально,  - пожав плечами, девушка повернулась к главе деревни.  - Не ожидала вновь увидеть бессмертного в Энроте, после вашего ухода сотню лет назад. Я Аридэль и хотела спросить,  - это уже к Фролу,  - не появлялись в ваших краях эльфы? Около недели назад.
        - Долгоживущая,  - уважительно ответил мужчина,  - вы не хуже меня знаете, что ваших соплеменников не почует и оборотень, если они не захотят, чтобы их видели.
        - Я перворожденная,  - холодно поправила его эльфийка.  - Прошу впредь обращаться только так.
        - Ну, в таком случае, перворожденная,  - уважение из голоса Фрола пропало, а вот ехидная усмешка на лице появилась,  - здесь вам мало кто сможет помочь.  - В подтверждение своих слов он развел в стороны руки.
        На прекрасном лице заходили желваки, ноздри раздулись. Боже, она еще красивее в гневе. Девушка втянула носом воздух и шумно выдохнула, фляга в ее руке немного деформировалась.
        Интересно, а какой у нее параметр силы? Глядя на помятую кожу чехла под пальцами девушки, подумал я. Эльфы в основном заточены на ловкость или на магию, если в этом проекте традициям не изменяют, то тогда, сколько же у нее ловкости? Хотя мне же неизвестна толщина стенок фляги, да и материал из чего та сделана. Так что, наверное, зря я тут рот открыл от удивления. А может опять какое-нибудь скрытое задание? Не зря же она тут появилась. От этой мысли стало веселей, и я решил пока не лезть в разговор.
        - А это поможет получить мне информацию в этой деревне,  - последнее слово она буквально выдавила из себя, морща при этом нос, как будто стояла посреди загаженного хлева. В воздухе сверкнул золотой и вернулся в руку эльфийки.
        - Порой вежливость лучше любой звонкой монеты,  - равнодушно произнес Фрол. Он обернулся ко мне,  - я подобрал лошадь сыну, тебе осталось только заплатить за нее.
        Эльфийка снова стиснула зубы, мужик всем своим видом показывал, что потерял к ней интерес, несмотря на презренный металл. Но быстро взяла себя в руки, сообразительная стервочка.
        - Хорошо, уваж…, - тут она запнулась, но глубоко вдохнув, продолжила,  - уважаемый. Позволь мне узнать твое имя?
        - Фрол я,  - спокойно ответил мужчина, засунув большие пальцы себе за пояс, сделав вид, что не заметил заминки эльфийки.  - Сородичей твоих видели охотники, у Туманного леса, отряд эльфов пять, семь. С ними еще люди были, около десятка хорошо вооруженных воинов.
        - Да, это они,  - фиалковые глаза вспыхнули надеждой, девушка забыла о своей первородной крови.  - А куда они пошли?
        - Так не разговаривал никто с ними,  - пожал плечами Фрол.  - Просто видели и все.
        Эльфийка печально вздохнула и опустила голову, вспыхнувшая в ее взоре надежда, погасла.
        - Да не серчай ты так, перворожденная,  - пожалел длинноухую красавицу деревенский голова.  - Шли они к Чертовой горке, та тропка, где их видели, только она из Туманного леса туда ведет.
        Вот те нате! Так ведь и мне получается туда же надо, по словам Анисьи. Надо предложить Аридэль свою компанию. Девушка стала выглядеть еще привлекательней в моих глазах.
        Ты бы слюни то подобрал, в голове возник голос моего второго я, она всего лишь программный код. А ты смотришь на нее, как на реальную девушку. Стыдно батенька должно быть!
        Да я сам-то сейчас кто? Привожу своему второму я неоспоримый аргумент.
        Здесь согласен, второй я немного сдает свои позиции. Но, видишь ли …
        Стоять! Что-то меня понесло. Разговоры с самим собой до добра не доводят, даже цифровых личностей. Все успокоились и продолжаем делать свое дело. Нам еще тут долго, в мире Энрота. И вообще, чего я заморачиваюсь по поводу себя. Таких как я в других проектах миллионы. Для кого, по-вашему, создавался КОВЧЕГ. А здесь у меня даже есть небольшое преимущество. Я первый! Собрался! Командую сам себе.
        Можно подумать я ни разу не пользовался услугами виртуальных борделей. Это уже я успокоил себя, чтобы оправдать возникшее желание в отношении Аридэль и немного приглушить свое второе я.
        - Только Аридэль,  - прищурив один глаз, продолжил Фрол,  - слово в обмен на слово. Что они ищут здесь? Те, кого ищешь ты.
        Она молчала не больше минуты. Затем внимательно посмотрела в глаза мужчине. Я не знаю, что она хотела в них разглядеть но, тем не менее, негромко стала говорить:
        - Около месяца назад к нам пришли люди. Они попросили помощи, у них стали пропадать животные, потом женщины и дети. Брат со своими воинами отправился выяснить причину, вернулись они через пару дней. Трех оборотней и двух стриг, они нашли и убили в соседнем лесу, что стоял рядом с болотом. Но,  - девушка вновь замолчала, словно переводя дыхание. Мне показалось, что она подбирает слова или решает, что говорить, а что нет.  - На всех стояло клеймо одного из кланов дроу, принадлежащих к роду Итиллири, высшим магам,  - при этих словах эльфийка сплюнула себе под ноги.  - Брат пошел в Млынов разузнать у Серых стражей, не появлялись ли в их землях те, кто поклоняется Паучихе. Орден выделил ему несколько бойцов, и они отправились сюда. В последнем известии он мне сообщил, что они напали на след Черной плети, здесь у вас. И что они что-то готовят. Появились нелюди, стали пропадать люди.
        Во время ее рассказа Фрол задумчиво тер подбородок, иногда кивая в знак согласия. Я неожиданно заметил, что вокруг стало неестественно тихо. Народ на площади молчал и внимательно слушал рассказ эльфийки. Фрол на это отреагировал просто и быстро.
        - Чего рты поразевали,  - громко крикнул он.  - Дел ни у кого нет? Бабы за детьми следите, мужики работой займитесь! Тын сам на место не встанет! Всем понятно! Сказки давно не слушали. Так я вам сейчас расскажу!
        Поднялся привычный гомон, народ засуетился, как тогда на въезде в деревню. У всех сразу появились срочные дела. Про эльфийку все забыли, словно и не было ее тут.
        А про меня вспомнила система.

«Вы выполнили задание «Странные путники» ч.2
        Награда: +500 опыта.
        Получен предмет: Малая поясная сумка (ранг: обычный). Можно положить пять
        предметов. Переносимый вес - 5 кг.
        Доступно задание «Ночные страхи». Выясните, почему пропадают люди».
        Третье задание. Берем.
        На моем поясе, откуда ни возьмись, справа появилась продолговатая прямоугольной формы поясная сумка. Хотя она больше напоминала поясной кошель, что носили в конце двадцатого века торгаши на рынках. Я видел такое в фильмах о том времени и на картинках в учебниках новой истории. Правды ради сказать, тогда они таскали его спереди для большей сохранности заработанных денег. И деньги тогда были напечатаны на специальной бумаге, до более прогрессивной их формы, электронных валют, человечество тогда еще не дошло.
        - Вы подскажите мне дорогу до этой Горки?  - Аридэль спросила Фрола, когда он закончил раздавать указания деревенским.
        - Я прошу прощения,  - настало время и мне подключится к разговору.  - Уважаемая Аридэль могу я вам предложить свою помощь?
        В ее глазах, что смотрели на меня, немой вопрос. По всей видимости, тот же вопрос у Фрола, судя по его выражению лица.
        - Просто мне тоже вроде как до Чертовой горки надо,  - ответил обеим, переводя взгляд с мужчины на эльфийку и глупо лыбясь.
        - С парнем что случится,  - прищурив глаза, тихо произнес мужик, с металлическими нотками в голосе,  - буду убивать столько раз, сколько понадобиться.
        Я просто кивнул в ответ. Слова тут были неуместны. Эльфийка с удивлением наблюдала за нами.
        Договорились встретиться через полчаса на выезде их деревни. Аридэль пошла к кузнецу, отвязав своего белоснежного красавца. Мы с Фролом направились за Никиткой и Буцефалом.
        Пока я ходил к знахарке, паренек почистил коня, раздобыл мне седло и порылся в моих сумках, как он сказал на правах оруженосца и с целью упорядочить вещи. После чего в назидательном тоне попытался прочесть мне лекцию о том, что носить с собой такую сумму в золоте, при этом он округлил глаза и сделал пару жестов характеризующие мои умственные способности, ни станет, ни один разумный человек. За продемонстрированные жесты и выпучивание глаз он схлопотал от отца пару весомых затрещин с пояснениями, как нужно вести себя с господином. В этот момент я спохватился, сообразив, что помощнику положено денежное довольствие и с легкой руки определил еженедельные сто серебра Никитке. За что мгновенно получил прирост к репутации с оруженосцем плюс пять и с Фролом, а значит и с Лужками, в плюс три. Отсутствие знаний о мире, в котором я оказался, в очередной раз сыграло со мною злую шутку. После чего Фрол уточнил сумму моей наличности. В итоге глаза не пучил, но удивления скрыть не мог. Я и сам слегка опешил, узнав, что являюсь обладателем пяти тысяч золотых монет. Со слов деревенского головы я мог легко купить
деревню со всеми жителями на каких-то жалких, теперь я могу позволить себе такие выражения, пятьсот семьсот золотых. Да и учитывая то, что курс ввода и вывода денег из любого мира КОВЧЕГА был один, и был достаточно высокий. То и в переводе на реальные деньги, я был небедным человеком. В принципе бедным я никогда и не был.
        Глава 2.1 Хутор
        Сборы не были долгими. По совету Фрола я оставил золото у него, взамен получил заверения в полной сохранности своих денег и четыреста монет серебром. Количество полученных у деревенского головы денег дало, немного понимания о ценности монет в этом мире. Никитка получил авансом свою первую выплату, чему был несказанно рад, а я получил еще три единицы плюсом в репутацию с ним. Оставлять золото очень не хотелось, но Фрол почему-то настоял на этом. Не то, чтобы он внушал мне доверие, но было в нем что-то неуловимое, трудно объяснить, тем более, когда речь идет о программном коде. А может именно поэтому я и согласился. Хотя в современных виртуальных мирах практически все ведущие или сколь-нибудь значащие неигровые персонажи имеют алгоритмы нелинейного поведения. Они все самообучающиеся и саморазвивающиеся, ожидать от них можно всего чего угодно. От простого обмана до самого подлого и зверского убийства. Но я принял решение и, подъехав к строящемуся забору в компании своего оруженосца, перестал себя терзать пустыми сомнениями.
        Здесь как мы и договаривались, нас уже ждала Аридэль. Верхом на своем жеребце, к седлу приторочен большой лук, с другой стороны колчан полный бело оперённых стрел, на крупе седельные сумки. Никитка щелкнул языком, оценивая красоту эльфийки. За что получил гневный взгляд со стороны девушки и укоризненные покачивания головой от меня.
        - Это наш проводник?  - кивнула в сторону паренька Аридэль.
        - Нет, это мой оруженосец,  - уточнил я.  - Но он из местных так, что дорогу знает.
        - Хорошо,  - она развернула коня и пустила его быстрым шагом.
        Мы тоже чуть пришпорили своих животных, догоняя всадницу. Местные провожали нас взглядами, пару работников помахали нам вслед. Вот и начался мой путь к славе и величию. Пронеслась у меня в голове пафосная мысль.
        - До Чертовой горки верст двадцать будет не меньше,  - обгоняя эльфийку крикнул Никита, чтобы я тоже слышал.  - На Климовском хуторе заночуем, а с утра двинем дальше.
        - А до него далеко?  - Аридэль не приходилось повышать голос, его чистота позволяла хорошо ее слышать.
        - Нет, версты три,  - парень, зачем то показал три пальца на поднятой руке.  - Быстро доберемся, еще солнце не сядет.  - Поднял взгляд на клонившееся к горизонту светило.
        Смотри-ка я даже и не заметил, как пролетел мой первый день. Когда появился, Никитка грелся у потухшего костра в видавшей виды рубахе и звезды только начинали гаснуть на утреннем небе. А сейчас уже поздний вечер и мой оруженосец на собственном коне показывает мне дорогу, облаченный, пусть и не в блестящие, но все же доспехи.
        В желудке неприятно заурчало. Цифровое тело напомнило, что я ел последний раз у того самого костра, и неожиданно почувствовал слабость. Надо соблюдать режим в питании и во сне, решил я для себя, залезая в сумку и доставая местную «шаверму». Их у меня оставалось еще две. Тело сигнализирует об усталости тогда, когда выносливость в критической зоне и стремится к нулю. А доводить до такого состояния себя любимого в игровых мирах небезопасно. Вдруг война, а я уставший.
        Откусывая небольшие куски, я озирался по сторонам. Слева неспешно текла речушка, шириною не более двадцати метров. Она то приближалась к узкой дороге, по которой ехали мы, то вновь ныряла в редкий лесок. Справа широкие луга с холмиками и высоким кустарником, постепенно переходили в более холмистую местность, где все чаще росли небольшие группки деревьев. Впереди темным пятном маячил далекий лес.
        Оценив для себя ширину реки, я вспомнил, что хотел у своего оруженосца расспросить о мерах длинны и расстояниях принятых в этом уголке Энрота, дабы заполнить некоторые пробелы в собственных знаниях.
        Выяснение и сопоставление местной и метрической систем заняло без малого с полчаса. В результате я смог разобраться, после того как мы дошли до локтя. Местный локоть был равен приблизительно пятидесяти сантиметрам, восемь локтей составляли аршин равный четырем метрам, сложив сто аршинов, мы получали сажень, а уже пять саженей давали полноценную версту. Проведя в голове нехитрые арифметические вычисления, я выяснил, что верста равна двух стандартным километрам. Разбираться с измерением мелких предметов, опускаясь до вершков и ноготков, я не стал. Конечно, древнерусские меры длинны были применены разработчиками в довольно свободной трактовке и в прямом смысле притянуты за уши. Они были взяты скорее для полноты создания колорита славянского быта. Как и меры объема: чарки, штоф, четверть и бочка с ведром, но на них я заострять внимания не буду. Для себя я, конечно, выяснил их соответствие с близкими мне миллилитрами и литрами, заняло это, правда, гораздо больше времени, нежели с верстой.
        Эльфийка поначалу прятала свою улыбку, слушая наш разговор, он был довольно оживленный и порой переходил в откровенную перепалку. Когда Никитка тупил с объяснениями, а я пытался разобраться в созданных им образах. Видя отсутствия внимания с нашей стороны, она перестала скромничать, и открыто улыбалась, пару раз даже позволила себе громко рассмеяться.
        Так за разговорами мы преодолели возникший с обеих сторон дороги, край Туманного леса и когда на землю начали опускаться сумерки, выехали к Климовскому хутору. Что стоял на большой поляне окруженной редколесьем.
        Несколько хозяйственных построек и три дома, один из которых был трехэтажным с двумя печными трубами на покатой, крытой глиняной черепицей, крышей. Большое подворье огорожено высоким забором из бревен, с двустворчатыми воротами, которые сейчас были открыты. На подворье стояло пару бревен коновязи, открытая кузня с потухшим горном, перекошенное строение напоминавшее амбар или склад, конюшня, длинная поилка для лошадей у ее стены, несколько сараев и баня. Из трубы, которой шел белый дым.
        На крыльце большого дома дремал худосочный мужичок в линялой синей рубахе с надетой поверх нее выцветшей мышиного цвета безрукавке. Между редкими усиками, что едва прикрывали верхнюю губу и такой же жидкой бороденкой, черный провал приоткрытого рта с парой черных гнилых зубов. Откуда раздавался булькающий звук, который мог означать что угодно только не храп.
        У коновязи стояла пара кобыл, я бы сказал жалкая пародия на тех животных, чьими представителями являлись два красавца. Мой Буцефал и эльфийский Ветерок, кличку своего коня сказала мне Аридэль. Даже пегая кобыла Никитки на фоне выше представленных кляч, могла смело претендовать на победу в любом конкурсе, где будет принимать участие это. У кузни стояла телега с какими-то коробами и набитыми мешками.
        Когда мы спешились у коновязи паренек, привязав пегую, вызвался все организовать. И уже было двинулся к спящему на крыльце, как дверь одного из сараев отворилась с противным скрипом и на подворье вышла молодая ядрёная девица, про таких у нас на родине говорят кровь с молоком, в просторном сарафане и платком на голове, подвязанном на затылке. Под мышкой она держала громко кудахтающую курицу, что молотила лапами в воздухе и пыталась расправить крылья. Окинув нас взглядом, девица перехватила покрепче курицу, заставив при этом две своих дыни под сарафаном волнительно качнуться, чем вызвала легкий ступор у Никитки.
        - Агапий!  - зычно гаркнула она, будя булькающего мужика на крыльце. Тот вскочил от неожиданности, бессмысленно озираясь.  - Чего соплями то булькаешь, людям помоги.  - Ударение в слове «людям» она сделала на «я», добавив к своему образу немножко простонародного шарма.  - Вы на постой? С ужином или просто переночевать? В баньку сходите?  - обрушила девица на нас град вопросов.
        Ответить мы не успели, на крыльце появился высокий хорошо слаженный мужчина с короткими русыми волосами и окладистой бородой. Чистая красная косоворотка, подпоясанная толстым кожаным шнуром, темные штаны заправлены в высокие сапоги. Сломанный нос, кустистые брови, под ними глубоко посаженные черные глаза, длинный шрам на левой щеке. Он вытирал руки полотенцем.
        - Вечер добрый путники,  - закинув полотенце на плечо, поприветствовал нас мужчина.  - На постой, аль просто поужинать?
        - Здоров дядька Клим,  - поздоровался в ответ Никита.  - Переночуем, да и ужин бы не помешал.  - Паренек повернулся к девице с курицей и нарочно сделал голос грубее, добавив в него хрипотцы,  - Вечерка тебе доброго Фекла!
        - Никитка! А ты подрос с прошлого года,  - расплылась в улыбке, грудастая девка, голос у нее был под стать внешности, мощный и зычный.  - Все части подросли то? А то может, заглянуть к тебе в баньку? Попарить тебя могу, да косточки размять.  - И громко расхохоталась, видя как парень, заливается пунцовой краской.
        - Цыц бесстыжая!  - прикрикнул на нее Клим.  - Марш на кухню сестре помоги. Люди уже полчаса ужин ждут.
        Фекла, подобрав свободной рукой подол, быстро перебежала двор, сверкая голыми крупными коленками и на удивление ловко юркнув мимо отца, скрылась за дверью. Подол она задрала исключительно для парня, заставив того стыдливо отвести в сторону глаза. Мы с эльфийкой улыбнулись, наблюдая эту картину, и невольно переглянулись между собой. Аридэль поймав мой взгляд, стала серьезной и начала наматывать уздечку на коновязь.
        - У, стервь,  - цыкнул Клим на скрывшуюся в дверях дочку. Затем вновь обратился к нам,  - Никита лошадей то в конюшню ведите, там и вещи в сундуках оставите. Да, что я тебе говорю, сам все знаешь.
        - Знаю, дядька Клим,  - отвязав свою пегую, Никита махнул нам головой и повел свою кобылку к воротам конюшни.
        - Ты чего стоишь как истукан,  - рыкнул на Агапия хозяин хутора,  - помоги гостям.
        Худосочный как-то странно осклабился, показав гнилые пеньки и часто кивая, мелкими шашками, направился в нашу сторону. Вид у него был неприятный, да и взгляд водянистых глаз блуждал ни на ком и ни на чем, не задерживаясь надолго. Странный тип.
        - Пшел прочь!  - жестом руки Аридэль остановила, подходящего к ней Агапия, грозно сведя брови. Я заметил, что длинные кончики ее ушей чуть прижались к голове и отошли назад. Может, показалось, движение было едва заметным, но я точно его видел.
        Никитка положил руку на костлявое плечо Климовского работника и отправил его восвояси, объяснив, что они сами справятся. Полусонный мужичок, вновь опустил свой тощий зад на крыльцо и закрыл свои рыбьи глаза.
        Стойла для лошадей в конюшне оказались довольно чистыми и ухоженными. Расседлав животных, мы сложили оружие и сумки в сундуки, у каждого стойла стоял большой вместительный сундук с замком и ключом в нем. Затем оставили Никитку, чтобы он дал корма и напоил коней. Сами с Аридэль направились в дом, пройдя по крыльцу на котором продолжал булькать с разинутым ртом, задрав голову вверх, странный Агапий. Я обратил внимание на его грязные не стриженные пожелтевшие ногти. Надеюсь, его не подпускают к еде.
        Пока занимались с лошадьми, я поинтересовался у паренька насчет этого странного слуги. На что Никитка лишь пожал плечами в ответ, сказав, что сам его в первый раз видит. Но он и на хуторе не был больше полугода, надо у дядьки Клима спросить, что это за Агапий и откуда он здесь взялся.
        Помещение, что шло сразу за «сенями» являлось обеденным залом, и было довольно таки просторным. В дальнем от входа углу был сложен каменный очаг, с креплениями для большого вертела, в самом зале стояло пять широких столов с лавками с двух сторон. За каждым могло, разместится, около десятка крепких мужчин при этом, не мешая друг другу. Стены, сложенные из бревен, были завешаны шкурами различных животных с хорошо обработанными головами. Неплохой у них здесь таксидермист, разглядывая шкуры, отметил про себя отличную выделку. С высокого потолка свисали две лампы в виде колес со стоящими по окружности свечами. Напротив входа стояла неширокая узкая стойка, за которой был проход на кухню, откуда сейчас доносился ароматный запах готовящейся еды.
        Мы с эльфийкой присели за дальний стол, что стоял рядом с очагом и у высокого окна. Столешница была отполирована множеством локтей посетителей, останавливавшихся в свое время у Клима, ее дерево было темным и теплым на ощупь. В плохо освещенном углу возле стойки, я заметил лестницу ведущую наверх. Там на втором этаже были комнаты для постояльцев.
        К нам подошла стройная, немного угловая девушка с заплетенными в две косички рыжими волосами, в синем переднике и светлом деревенском платье.
        - На ужин у нас сегодня жареная оленина и курица, сыр, запеченные овощи и пиво,  - тоненьким голоском пропела девушка, опасливо косясь на эльфийку. Аридэль нахмурилась и смотрела из подлобья на нее, после того как были озвучены мясные блюда.  - Простите меня госпожа,  - после непродолжительного молчания добавила она еле слышно, извиняясь перед эльфийкой.
        - Свежих овощей и просто воды,  - через плотно сжатые губы прошипела моя спутница.
        - А мне неси оленя, только нарежьте его тонкими ломтиками,  - начал заказывать я, вспомнил про оруженосца и добавил,  - мяса на двоих. Овощей запеченных, хлеба и пару кружек пива.
        Девчонка быстро кивнула и кинулась на кухню.
        Я огляделся, через стол от нас, сидела семья. Глава семейства, полный немного лысоватый мужик, две девицы, парень и дородная под стать муженьку женщина. Одеты все они были лучше, чем виденные мною крестьяне в тех же Лужках. Стол был заставлен дымящимися блюдами, видимо Фекла, все-таки успела подать ужин заждавшимся посетителям, до нашего с Аридэль прихода. Ели они медленно и молча. Слышался лишь хруст пережевывающихся хрящей, да глухой стук деревянных ложек о посуду.
        - Так ты мясо не ешь?  - я повернулся к эльфийке.
        - Почему,  - она повела плечом, разглядывая шкуру огромного медведя рядом с очагом.  - Ем.
        - А зачем тогда?  - я нахмурил брови, копируя ее недавнее поведение.
        Она, увидев мою гримасу улыбнулась. Мне кажется, что ее отношение ко мне потеплело. Кого мне за это благодарить, свой навык или усталость девушки после дороги, я не знал. Но отсутствие надменности в ее глазах и высокомерия в голосе уже было достаточно.
        - Да просто, стало скучно,  - она сложила руки перед собой, положив их на столешницу.  - А ты действительно не похож на тех, кто был раньше,  - Аридэль вдруг сменила тему разговора.  - Те считали себя чуть ли не ровней богам.
        - Прямо так уж и ровней?  - решил подыграть ей, усмехнувшись, поглядел на темноту за окном.
        - Угу,  - промычала она и тоже повернулась к темному стеклу.
        Дрожащий свет свечей на колесах импровизированных люстр, наносил мелкую рябь на наши отражения в немытом стекле окна. Делая их нереальными.
        Пьфу ты! Одернул я себя, сказанул. Нереальными. Забыл, где нахожусь. Или присутствие эльфийской красавицы рядом делает меня романтиком, замечающего подобные мелочи.
        Волшебство момента разрушил Никитка, плюхнувшись рядом со мной.
        - Заказали?  - с ходу спросил он.  - Жрать очень хочется.
        - Сейчас поешь,  - раздался за моей спиной голос хозяина хутора и он, обойдя стол, присел рядом с эльфийкой. Предварительно спросив у последней разрешения, на что она просто махнула головой.
        - Как отец?  - начал разговор Клим, глядя на Никиту.  - Стал головой?
        - Да, полгода назад,  - утвердительно покачал головой паренек,  - когда старый пропал.
        - Слышал об этом,  - задумчиво произнес мужчина,  - странный был случай.
        - Клим?  - я боролся с желанием их перебить, ведь в ходе разговора могло всплыть очередное задание или я просто бы узнал что-то новое, но полученный третий квест в цепочке заданий не давал мне покоя.  - Вы не видели в последнее время странных людей или эльфов?
        - Да нет,  - немного подумав, ответил он.  - Я слышал, что за Туманным лесом в ваших землях,  - Клим посмотрел на эльфийку,  - странные вещи происходят. Но у нас тут все спокойно.
        - Вы уверены?  - переспросил еще раз трактирщика.
        Его спокойствие и отрицание странностей что, по словам жителей Лужков, начали происходить в округе в недавнее время, меня насторожили. Он не мог не знать этого. Хутор стоял не так далеко от деревни, чтобы вести долго шли сюда, а дурные обычно летят на крыльях птиц, опережая сами события. Предчувствие говорило мне, что Клим темнит. Но зачем? Какой ему с этого резон?
        В этот момент к столу подошла Фекла с огромным подносом и ловкими движениями стала расставлять перед нами дымящиеся блюда. Время от времени прижимаясь своими впечатляющими прелестями к Никите, отчего тот сидел налившийся как перезрелый помидор. Закончив, она потрепала вихры паренька, пожелав ему приятного аппетита. Клим тоже поднялся, оставив нас наслаждаться принесенным ужином, и подошел к нашим соседям.
        Они уже закончили и нахваливали повариху. Мои спутники накинулись на еду. Эльфийка действительно помимо овощей и хлеба, бросила себе в тарелку пару кусочков сочного, прожаренного оленьего мяса. А я прислушивался к разговору хозяина и гостей.
        Из разговора стола понятно, что они собираются в дорогу. Клим пытался их отговорить ехать в ночь и просил остаться, предлагая лучшие комнаты за символическую плату. Глава семейства отнекивался и благодарил радушие хозяина, приводя доводы в пользу полной луны, что не даст им свернуть с дороги и заблудиться. Да и до гномьей заставы путь неблизкий и задержка на целую ночь, может сильно им навредить в торговых делах. Гномы народ дотошный, закроют перевал Серого Кряжа, и сидеть им тут еще неделю, а то и две.
        Видя, что гостей не переубедить, Клим взял две монеты, как плату за ужин и пошел проводить семейство. После того как за ними закрылась дверь, мы остались одни. Глянув на своих аппетитно жующих спутников, я взял кусок мяса и с наслаждением впился зубами в сочный ломоть.
        Глава 2.2 Прерванный сон
        Ужин был славным. Знаете, когда пища вкусна, и ты съел ее ровно столько, сколько надо. По телу разливается приятное тепло сытости и в нем чувствуется невероятная легкость, а твои глаза полуприкрыты, ты словно отрешаешься от окружающего, чтобы не спугнуть это ощущение. Мы молчали. Каждый думал о чем-то своем, кроме меня. Я вообще ни о чем не думал. Просто я давно не получал такого удовольствия от простого по своей сути приема пищи. Вернувшийся Клим, взял с меня шесть монет. За ужин и за две комнаты, одну для нас с Никиткой и одну для Аридэль. Причем последняя уточнила, что в ее комнате должна быть ванна. Ванны у Клима отродясь не было, только баня во дворе. В итоге они сошлись на бочке с горячей водой, за которой немедля отправили Агапия и старшего сына хозяина, крепкого парня невысокого роста, имени его я не запомнил. Которая кстати обошлась мне еще в одну монету.
        Бросив на стол серебро, ни я, ни мой оруженосец не стали дожидаться пока в бочку для эльфийки натаскают воды и оставили ее одну, поднявшись в свою комнату.
        Просторное помещение с низким потолком и двумя кроватями у противоположных стен. Между ними странное сооружение. Деревянная конструкция высотою мне до груди, с двух сторон две палки, сколоченные на манер остроугольного треугольника, между ними сверху две жерди соединяющие вершины, снизу у основания обеих треугольников по две таких же жерди. Для жесткости конструкции я полагаю. Никиту данное чудо местной инженерной мысли не удивило, более того он снял свои доспехи и одежду, повесив их на это. А на мой немой вопрос ответил просто. Это место для одежды. Вот значит как. Местная разновидность вешалки одновременно с плечиками. Ясно.
        Я так же молча снял свое облачение, пару раз отпустив разработчикам особо ласковые выражения. Можно же было не отходить от устоявшихся наработок настолько радикально. И оставить инвентарь, куда простой командой перемещаешь одетые на тебя шмотки и тоже самое делаешь с обратным процессом. Но разделся я довольно быстро, несмотря на свое ворчание, и с удовольствием растянулся на свежей простыне пахнущей чем-то приятным. Я не знал этот запах так, что пусть будут лесные травы. В реальности их натуральный запах знают единицы, кто мог себе позволить бывать в редких, закрытых заповедниках.
        Не успев сомкнуть глаз, как я сразу стал проваливаться в царство Морфея, если бы не эта долбанная система. В голове пискнуло, и перед глазами всплыл всем известный с момента появления сети символ почтового конверта. Мне пришло сообщение!
        Сон отменятся. Я резко сел на кровати. Несколько раз моргнул. Нет, иконка сообщения никуда не делась. Никитка беззаботно посапывал, улыбаясь во сне. Искренне позавидовал своему цифровому спутнику.
        Вернемся к письму. От кого? Стерва сестра? Не может быть. Тогда кто? Кто-то узнал, что меня заперли в виртуальном мире? Очень маленькая вероятность. От того, что ты тут ломаешь голову, задавая себе вопросы, толку не будет, накручиваю сам себя. Открой и прочитай. Что теряешь? Сказано, сделано. Активирую конверт.
        Вы получили новое сообщение.
        Данное сообщение будет удалено через минуту после активации.

«Приветствую. Размер сообщения не позволяет мне рассказать всего. Я тоже переживаю за свою безопасность. Назад ты не вернешься. Через три часа после загрузки твое тело утилизировали. Ты оцифрован.
        Старт игры произойдет в ближайшие сутки, после чего контроль над проектом возьмут системы безопасности КОВЧЕГА.
        Со старта у тебя будет две недели на развитие, после чего границы стартовой локации исчезнут, и станет доступна вся провинция. Не теряй времени развивайся.
        В первые недели не жалей денег. Вкладывай все в замок. Верь мне.
        Отсутствие магических умений пусть тебя не беспокоит, в игре очень сложная и хитрая система магии».
        Сказать, что я был удивлен, не сказать ничего. Я оху…. Было ли это послание от сестры? Вполне возможно. Еще один из способов поиздеваться надо мной. Могло это быть написано тем, кто хотел мне как-то помочь? Да. Я вспомнил неожиданно огромную сумму золотых монет, что оказалась в моих сумках. Кира этого бы не делала. Она скорее выкинула меня голым посреди пустыни. Вот это было бы в ее духе. Значит, у меня появился или был друг там, в недосягаемом для меня теперь реальном мире.
        Снова тренькает система в голове, всплывает сообщение об удалении письма. Ложусь на кровать. Прокручиваю все возможные варианты от кого я мог получить сообщение. Вспоминаю всех своих бывших друзей по различным играм, доходит до того, что я начинаю вспоминать ники тех, с кем просто ходил в рейды. Результат это мозгового напряжения все же дал положительный результат. Я уснул.
        Сколько спал, не знаю. Сильные толчки и еле слышные крики возвращали меня в цифровую реальность. Крики усиливались частота, и сила толчков не менялись. С трудом разлепил глаза. Никита надевал свой доспех, а одной ногой толкал мою кровать.
        В комнате царил полумрак, единственная свеча не в силах была разогнать густые тени из углов. Внизу кто-то громко кричал, крик был женским или девичьим, к нему примешивался странное утробное рычание и тяжелые удары. Я резко поднялся.
        - Одевайтесь господин,  - чуть слышно прошептал паренек, затягивая свой кожаный доспех,  - что-то произошло. И что-то не очень хорошее.
        Я на удивление быстро одевался, интуитивно просовывая шнурки крепления в нужные отверстия на доспехе. Застегнув ремень, хотел поправить ножны, но вместо меча руки нашли лишь пустоту.
        - Наше оружие?  - шепнул я Никите и развел пустые руки.
        - Оно в сундуках,  - указал глазами на окно, за которым во дворе стояла конюшня.
        Крики и удары снизу не смолкали. Прикинув расположение нашей комнаты, я понял, что из окна можно было увидеть крыльцо и входную дверь. Долбили наверняка в нее, да и крики доносились вроде тоже оттуда. Я, осторожно ступая, пытаясь не создавать шума, подошел к окну и глянул вниз.
        Увиденная картина храбрости мне не придала, скорее это был диаметрально противоположный эффект. Вздох с придыхом из-за моей спины сообщил, что мой оруженосец тоже на грани неконтролируемой диареи.
        У двери стоял монстр. Свалявшаяся шерсть висела клоками, согнутые на звериный манер суставы задних ног, втянутый живот и острая выпирающая вперед грудная клетка, руки ниже колен с длинными когтями, которыми он и пытался разбить дверь. Вытянутая морда с оскаленной пастью, клыки в палец толщиной, по которым течет густая слюна и длинные острые уши. Внизу находился классический представитель мира ночных кошмаров - оборотень.
        Понимая, что он нарисованный и состоит из нулей и единичек, все равно было очень страшно. Сердце выдавало такой бешеный ритм, что готово было разбить грудную клетку и рвануть подальше от этого места. Почему раньше в других играх я не испытывал подобных эмоций, а бесстрашно врывался в гущу чудовищ и крошил их направо и налево. Ответ оказался до банальности прост. Там я играл, а здесь я живу. Поверьте между этими двумя понятиями огромная пропасть. И то, что я вроде как бессмертный, не отменяет факт физической боли. А какой порог этой самой боли установлен разработчиками, проверять я не имел никакого желания. Учитывая и то обстоятельство, как я здесь оказался и кто меня сюда отправил. Именно осознание этой простой истины и вернуло мне решительность в этот момент.
        Стараясь не шевелить губами, я шептал своему оруженосцу возникший в голове план. Одновременно подыскивая слова, чтобы поднять боевой дух моего пока единственного бойца, про эльфийку я совсем забыл в этот момент.
        План заключался в следующем. Нам необходимо было пробраться в конюшню и забрать оружие. Для этого было бы неплохо отвлечь каким-нибудь образом тварь. В этом месте мой план еще хромал. Затем вооружившись, мы убиваем оборотня. Как? Это я тоже еще не придумал. В целом, по моему мнению, план был неплох, за исключением тех моментов, где присутствовали как-нибудь и потом сообразим. Никита со своей юношеской простотой подытожил мои мысли одной фразой. Надо забрать оружие, а дальше уже как пойдет. Такую логику крыть мне было нечем, и я кивнул в знак согласия. В следующую секунду мы оба задержали дыхание.
        Оборотень перестал ломать дверь и, подняв свою морду, смотрел на нас, горящими желтым огнем глазами. Я не мог отвести взгляда от мерцающих колдовским огнем буркал чудовища. Монстр чуть присел и взвился в воздух, его страшные когти вонзились в наружную стену, аккурат под нашим окном.
        Наши с Никиткой сердца в этот момент преисполнились отваги и решимости. Мы развернулись на сто восемьдесят градусов и рванули к двери. Мой оруженосец оказался проворней. Первым, оказавшись около выхода, он не стал заморачиваться с дверным засовом, а просто выбил дверь ногой. По лестнице мы в буквальном смысле скатились вниз, вывалившись в темный обеденный зал. Из окон и приоткрытой двери внутрь попадал лунный свет, придавая висящим на стенах шкурам зловещий вид.
        Не раздумывая, вскочили на ноги и вбежали в «сени». Хрупкая девчонка, в полумраке сложно было разглядеть ее лицо, но судя по разорванной во многих местах одежде, кажется, это была одна из дочек того дородного мужика, что ужинал вместе с нами с семьей. Она навалилась худеньким плечиком на дверь и всхлипывала, в глазах был ужас и отчаянье.
        Никита грубо оттолкнул ее от двери и взялся за засов, вопросительно посмотрев на меня. Я поймал девчонку за руку, парень не рассчитал свою силу, и она бы точно врезалась в противоположную стену. На его вопросительный взгляд я лишь пожал плечами. Он глубоко вздохнул и потихоньку начал тянуть ручку засова, медленно вынимая железную пластину из металлической скобы. Стояла странная тишина. Монстра не было слышно. Это было не очень хорошим знаком. А нет, все нормально. Он снова дал о себе знать.
        Из-за двери с улицы раздалось громкое ржание и жуткий утробный рев, пробирающий до костей своей жаждой плоти. Что нас подвигло с парнем высунуть нос на подворье, я затрудняюсь ответить. Наверное, в какие-то моменты перестаешь испытывать страх и становишься бесстрашным идиотом, я не знаю. По факту мы оказались на крыльце и смотрели на распахнутые ворота конюшни, откуда доносилось громкое ржание перепуганных животных, звуки ломающихся досок в стойлах и рычание оборотня.
        Сколько мы так стояли, я не знаю, может несколько секунд, а может и минут. Только ржание сменилось предсмертным хрипом перешедший в странный звук напоминающий стон, наполненный бесконечной болью. При этом оттуда, из конюшни, продолжало раздаваться лошадиное фырканье, перестук подкованных копыт и все тот же звук ломающихся досок. То, что последовало за этим, останется в моей памяти навсегда.
        Раздался отчетливый глухой звук удара. Из открытых дверей конюшни не касаясь земли, вылетело грязно серое тело монстра. Оно пролетело горизонтально еще некоторое расстояние и упало на середине двора, проехав еще метра три, прежде чем замерло. Мы с Никитой, напрочь забыв про оружие, лежавшее в сундуках в конюшне и за которым, согласно разработанного ранее плана мы должны были рвануть, медленно ступая по двору и с опаской наблюдая за неподвижным телом чудовища, приближались к нему.
        Раньше там, в прошлой жизни, я лишь предполагал, но теперь уже твердо убежден, что все проблемы человечества на протяжении всей его истории возникали исключительно из-за чрезмерного любопытства. Сейчас я в этом убедился, испытав это чувство на собственной шкуре.
        Оборотень лежал и не шевелился. Он даже не дышал. А как дышать, когда ребра твоей грудной клетки переломаны и вбиты вовнутрь конскими копытами. По обеим сторонам лохматой груди, четко отпечатались следы подков. Мы посмотрели с Никиткой друг на друга с глупыми улыбками. Жаль, что радость была недолгой. Раздался противный хруст и на наших глазах кости оборотня медленно начали вставать на свои места. Чудовище приоткрыло пока еще тусклые глаза и посмотрело на нас.
        Мы резко потеряли интерес к процессу восстановления твари и ломанулись в конюшню. Буцефал и Ветерок переминались и нервно фыркали стоя у задней стены, наблюдая своими влажными глазами за входом. Увидев нас, мой красавец призывно заржал, я махнул ему рукой и кинулся к сундуку, слава кому бы там ни было из местных небожителей, он был цел. Я опустился перед замком.
        Как вы думаете, что мы забыли у себя в комнате?
        Я поднял глаза, на меня смотрел мой оруженосец и глупо хлопал ресницами. А ведь план был отличным. И даже та часть, где мы берем свое оружие, практически выполнена, за исключением маленького но.
        С улицы раздалось знакомое рычание. По всем прикидкам до прямого знакомства с представителем местного глоссария монстров у нас оставалось пару секунд. Взгляд остановился на валявшихся на полу, неизвестно как там оказавшихся, простых крестьянских вилах. Никитка обернулся, проследив за направлением моего взгляда, и быстро подобрал инструмент, выставив его рогами вперед на манер копья. А гость наш уже входил внутрь. Лошади вновь грозно заржали. Ну, хоть кто-то полон храбрости и отваги.
        - Господин,  - хриплым сухим голосом окликнул меня паренек, не отводя глаз от чудовища, что застыло в проходе.  - На столбе.
        Что на столбе? Крутя головой по сторонам, я не мог понять, что он имел в виду. На каком столбе? Страх и паника, плохие помощники в критических ситуациях. Запомните это! Наконец я увидел. Топор. Большой такой топор с длинной рукоятью. И висел он на столбе, что подпирал крышу рядом со мной.
        Секунда и я стою рядом с оруженосцем, сжимая в руках достаточно грозное оружие в умелых руках. И вот вам подарочек от системы, получите и распишитесь. Я ведь, или точнее мой персонаж, мастера в чем? Правильно в клинковом оружии. А топор простолюдинов это вам не меч и не сабля. Поэтому насчет того, что я крепко держал его в руках, это я погорячился. В попытке приподнять его над головой, для большего замаха, я заехал себе обухом в лоб. Причем нормально так заехал, на глаза выступили слезы, было больно.
        Этот патлатый ублюдок на входе увидев мои потуги, издал лающий звук очень похожий на смех. Затем неожиданно, практически с места, прыгнул на нас с Никиткой. Здесь система не подвела, благо ловкость у меня позволяла молниеносно уйти с линии атаки зверя.
        Мой оруженосец присел, пропуская тело чудовища над собой, и даже умудрился ткнуть его вилами в область паха. Раздался злобный скулеж, перемешанный с гневным рычанием. Он опустился ровно между нами и лошадьми. На последних он взглянул, как мне показалось с опаской. Понял, что угрозы от них не исходит, повернулся к нам и, опираясь на все свои четыре конечности, вновь с силой оттолкнулся от пола конюшни.
        Широко расставив свои лапы в прыжке, надеясь зацепить нас обоих, он вновь прошел рядом с нами на бреющем. Я присел, крутанувшись вокруг себя, и выставил топор, приподняв его вверх. Никита на этот раз отпрыгнул в стойло и попытался опять достать монстра вилами, но промазал. Мое же оружие достигло цели, воткнувшись в предплечье оборотня, вывернулось у меня из рук и осталось торчать в его теле.
        Приземлившись, оборотень выпрямился во весь свой рост, не отводя от меня желтых зрачков, рыкнув, вытащил топор и отбросил его в сторону. Рана на его лапе затягивалась на моих глазах. Шансов против него у нас не было. Оружие было заперто в сундуках, эликсиры в моем поясном кошеле здесь были абсолютно бесполезны, осталось одно героически пасть в неравной схватке с монстром, дав возможность уйти Никите. Я-то вновь оживу, а вот паренек навряд ли.
        Поднявшись, я как в старых фильмах размял шею, демонстрируя свое спокойствие и равнодушие к силе чудовища, протянул руку, своим движением требуя от оруженосца, чтобы он отдал мне вилы. Никитка отрицательно мотнул головой.
        - Я бессмертный,  - следя за монстром, тихо просипел я.  - Воскресну, а ты бери лошадей и беги.
        - Нет, господин Тадиэль,  - упрямо пробурчал паренек и крепче сжал вилы.  - Я вам клятву дал, а ее держать надо.
        - Пойми ты,  - я продолжал наседать на него,  - между отвагой и глупостью очень тонкая грань.
        - Слово, есть слово.
        Оборотень даже перестал рычать и навострил уши, прислушиваясь к нашему короткому диалогу. Правда длилось это недолго, как и наша с Никиткой дискуссия о важности клятвы. Монстр неожиданно жалобно взвыл, задрав свою узкую морду вверх, а из его груди симметрично друг другу вышли два лезвия. На ярком и сверкающем металле густая бурая кровь, собиралась в тяжелые капли и медленно вытягивалась набухшим шариком к земле, словно боясь отпустить серебристую поверхность оружия.
        Оборотень попытался завести свои лапы за спину. Но в следующее мгновенье, клинки вышли из его тела и с неприятным хрустящим звуком перерубаемого позвоночника, голова монстра отделилась от тела. Само тело несколько секунд стояло, будто не веря в происходящее, после чего быстро трансформирующееся ноги покосились. Откатившаяся в одно из стойл голова чудовища тоже начала принимать человеческий облик.
        Перед нами стояла Аридэль со своими клинками в обеих руках и криво ухмылялась.
        - Ну и как у вас тут дела мальчики?
        Глава 2.3 Ночные страхи
        На щеке красавицы осталась тонкая кровавая полоса, попавшие на нее капли из обезглавленного тела, красными брызгами с мелкими подтеками, застыли на коже. Мы с пареньком молча взирали на эльфийку, находясь в легком ступоре. За ее спиной показалось зареванное и перепачканное лицо девчонки, что подпирала дверь в дом. Она еще всхлипывала, и боязливо озиралась по сторонам.
        Тело на полу конюшни перестало хрустеть и трещать, завершив трансформацию. Теперь это был обезглавленный труп тощего мужчины с хозяйством довольно таки приличных размеров.
        - Завидуешь?  - спросила меня Аридэль, проследив направление моего взгляда.
        - Что?  - не сразу сообразил я.
        - Ладно,  - вложив клинки в ножны, она повернулась к девчонке.  - Откуда они пришли?
        - Может лучше узнать, сколько их еще?  - оторвав взгляд от тела, обратился я к эльфийке.
        - Здесь был только один,  - не оборачиваясь, ответила Аридэль.  - Я проверила дома и постройки. Кроме нас и ее здесь больше никого нет.
        Прыткая девица. Пока мы своим отчаянным страхом отвлекали монстра, она быстро осмотрелась и еще успела завалить тварь, спасая нас. А где хозяин хутора и его семейство?
        - Когда они напали на папу,  - заикаясь и громко шмыгая носом, начала говорить девчонка,  - мы с сестрой побежали сюда. Так нам брат велел.
        - А где сестра?  - перебила ее эльфийка, не обращая внимания на ее всхлипывания. Она резко обернулась в нашу сторону.
        Я тоже вздрогнул от неожиданного громкого звука. Никита занялся делом, пока мы, точнее Аридэль, расспрашивала перепуганную девочку, он обухом топора пытался сбить замок с моего сундука.
        - Может проще за ключами сбегать?  - глядя на прочные петли, спросил я своего не в меру сообразительного оруженосца.  - Монстров то больше нет.
        Он еще раз врезал по замку, почесав затылок, согласно кивнул и, не выпуская из рук топора, направился в дом.
        - Так все же, где твоя сестра?  - возобновила свой допрос эльфийка. Я подошел и встал рядом.
        - Она осталась там,  - указав рукой на открытую дверь конюшни, девчонка часто задышала, готовая снова разразиться рыданиями.
        - Поедешь с нами,  - эльфийка взяла ее за худенькое плечо и немного сдавила его.  - Покажешь место. Ты поняла?
        Девчонка часто и быстро закивала своей головкой с взлохмаченными волосами, едва сдерживая выступившие слезы. Даже на фоне стройной эльфийки, она казалась хрупкой.
        - Куда поедем?  - в моем вопросе наверно было больше тревоги, нежели заинтересованности. Судя по брошенному на меня взгляду Аридэль.
        - Она сядет со мной,  - направляясь к своему коню, мимоходом ответила мне девушка,  - покажет дорогу. Вы с парнем за нами. Твой конь справиться с двумя седоками?
        Что-то хреновый из меня командир получается. В первой же нестандартной ситуации обосрался, еще и перед кем, перед эльфийской девчонкой. Которая успела сориентироваться, завалить монстра и принять решения о наших дальнейших действиях. Но ведь в той схватке с приспешниками этой самой, как там ее, Черной плети я же не сдрейфил и завалил мудаков.
        Просто тогда был день, и противники были обычными людьми!

«О! Проснулся мой второй голосок».
        А ночью увидев псину переростка, ты чудом в штаны не наложил. Герой!
        Так я, беседуя сам с собой, подошел к Буцефалу и вывел его из конюшни. Подоспевший Никитка принес мой клинок, сумки остались в сундуках, седла в конюшне. Эльфийка сказала, что не стоит терять времени на сборы. Устроившись вдвоем с пареньком на моей лошади, я стукнул пятками в бока Буцефала и мы скорой рысью направились вслед за Аридэль, с сидящей позади нее девчонкой.
        Ночь действительно была светлой благодаря полной луне. Лошади отлично видели узкую дорогу, и мы не снижали темп.
        Разграбленная телега с двумя разорванными на куски клячами и лужами черной, при лунном свете, крови вокруг, оказалась всего лишь на расстоянии версты от хутора. Недалеко от телеги на темной земле под серебряным светом луны бледным пятном лежало переломанное девичье тело. Неестественность позы и отсутствие ран вызвали у меня неконтролируемую дрожь по всему телу. Негромкий и чистый голос эльфийки привел меня в чувство.
        - Вы же вместе с сестрой убежали?  - спешившись, она подозрительно посмотрела на испуганную девчонку. Помогла ей спуститься с лошади.
        Увидев труп сестры, девочка кулем осела на землю и только беззвучно открывала рот не в силах отвести глаза от бледного лица с остекленевшим взглядом и раскрытыми белесыми глазами.
        К ней подошел Никита и осторожно взял за плечи. Девочка вздрогнула от прикосновения, он начал тихо что-то говорить ей на ухо, пытаясь успокоить.
        - Сколько их было?  - внимательно разглядывая стоящую метрах в пятидесяти от дороги темную стену Туманного леса, спросила девчонку Аридэль.
        - Ты, что не видишь в каком она состоянии?  - с возмущением посмотрел на эльфийку парень.
        - Ее состояние не поможет нам, в случае если твари вернуться,  - не обращая внимания на его тон, спокойно произнесла девушка.  - А вот информация лишней не будет. Так сколько?  - Аридэль обернулась к девчонке и Никите.
        - Трое или четверо,  - глубоко вздохнув, еле слышно прошептала одна из сестер.  - Я не помню,  - добавила она и закрыла лицо ладонями. Парень плотнее прижал ее к себе, обняв и поглаживая по голове.
        Я подошел к эльфийке. Возле телеги на земле среди обломков коробов, разбросанных вещей и разорванных мешков с высыпавшейся из них не то крупой, не то зерном, виднелись четкие отпечатки когтистых лап и людской обуви. Тел семьи торговца, кроме поломанного трупа девочки, не было видно, как и следов борьбы.
        Аридэль побродив среди этого хаоса, подошла ко мне. Приблизившись настолько, что я уловил слабый аромат ее тела. Несмотря на обстановку, что окружала нас в этот момент, ее запах меня немного возбудил, точнее мое мужское начало.
        - Странно как-то,  - прошептала мне эльфийка, понизив голос настолько, чтобы нас не услышали спутники.  - Следов монстров много, но не один не ведет к хутору.
        - Ты к чему?  - также шепотом недоуменно поинтересовался я. Реально не понимая причину ее задумчивости.
        - Девка говорит, что за ними гнались,  - Аридэль скосила глаза на замершую в объятьях моего оруженосца девочку.  - А следы идут из леса и обратно. Тела волокли. Здесь никого не убивали. Ну, кроме животных,  - кивнула на растерзанные трупы лошадей.
        - Со страху чего только не почудиться,  - пожал я плечами.  - Уж не думаешь же ты…
        Меня оборвал протяжный вой со стороны леса. Все замолчали и посмотрели в сторону, откуда раздался этот мерзкий холодящий душу звук. Спустя мгновенье он повторился, к нему присоединился еще один, потом еще один. Вой приближался. Раздался шелест вынимаемых из ножен эльфийских клинков. Мы с поднявшимся Никитой тоже обнажили свое оружие. Девочка на коленках подползла к телеге, села прислонившись к колесу, и зажала руками уши.
        Из леса вышли темные сгорбленные тени. Я насчитал пять чудовищ. Они не спешили, медленно подходя к нам, время от времени задирая голову и воя. Оскаленные пасти, горящие желтым глаза, всклоченная на загривке шерсть, зрелище я вам доложу так себе. Отступивший страх, что завладел мной на хуторе, снова проснулся и предательски карабкался наверх, пытаясь вновь захватить мое сознание. И в этот момент появился мой второй голос.
        Вспомни. Это как тогда в первой игре. Первый бой с первым монстром, рядовым монстром. Ведь он был для тебя самый сложный. Не в физическом плане. Нанести удар и убить цифровое чудище к этому ты был готов. Сложность заключалась совершенно в другом. В страхе. Вспомни. Был страх перед болью, страх, что он окажется сильнее тебя. У тебя был даже страх, что скажут твои товарищи, если ты проиграешь.
        Да ту схватку с каким-то стриганном второго уровня я запомнил навсегда. Это потом с огнем в груди и отвагой в сердце я шел на рейд боссов, ведя за собой товарищей, один выходил против именных монстров. Но страх первого боя, его я запомнил навсегда. Вот и теперь я должен был встретиться со своим страхом в этом мире, мире, где я не играю, а живу. Встретиться с ним лицом к лицу и победить.
        И сейчас мой внутренний страх в образе косматого оборотня под светом местной луны приближался ко мне. С улыбкой взмахнув клинком, я сделал ему шаг навстречу.
        Трое шли прямо на нас с Аридэль, Никитка стоял в шаге от меня слева и на шаг позади, две других твари заходили с боков. Мы уже чувствовали их тяжелое и вонючее дыхание из оскаленных пастей. Они больше не выли и, подойдя на расстояние атаки, ссутулились чуть больше, подавшись вперед и опираясь своими длинными передними лапами о землю. Остановились оборотни примерно в десяти шагах от нас, точнее та троица, что шла прямо на нас. Оставшаяся парочка продолжала медленно идти, заходя нам в тыл.
        Я указал эльфийки глазами на того, что был в центре, она меня не поняла, удивленно вскинув левую бровь. Улыбнувшись ее милой мимике, активировал умение «рывок».
        Отвлекусь на секунду. Дело в том, что в современных играх активация изученных умений у персонажей, осуществлялась мысленными командами. Пиктограммы просто облегчали и визуализировали выбор необходимого в данной ситуации приема или заклинания. В этом мире подсказок в виде маленьких ярких иконок перед моим взором не было. Но когда я принял решение рвануть к противнику, в голове четко всплыл образ моих действий для выполнения задуманного мною рывка. Ты словно вспоминал советы тренера и свои повторы одного и того же приема на изматывающих твое тело тренировках.
        Клинок поднят и направлен в сторону врага параллельно земле, вес тела перемещен на толчковую ногу, зачерпываем внутреннюю энергию, я неожиданно для себя четко осознал какой запас этой самой энергии, имеет мое цифровое тело. Причем в понятных любому игроку цифрах. Рывок!
        От того места где я только, что стоял и до чудовища в центре возникла широкая, высотою в мой рост, размытая едва заметная полоса. Спустя мгновенье я находился возле твари, а мой клинок пронзил ее шею. Из разинутой пасти монстра раздавались хрипящие и булькающие звуки. А дальше к процессу боя подключилась система. С мечом в руках мой классовый навык работал великолепно.
        Резкое движение в сторону, освобождаю меч, наполовину срезая шею врага. Голова чудовища заваливается набок, держась на белоснежных оголенных костях позвоночника. Вой полный злобы и ненависти рядом. Ныряю под летящую в меня когтистую лапу твари справа. Клинок, следуя за движением тела, вспарывает ему брюхо, с неприятным хлюпаньем внутренности монстра падают на землю. Оказавшись за лохматой спиной, пытаюсь одним ударом обезглавить противника. Меч с глухим стуком останавливает свое движение и застревает в мощной шее твари. Вот это поворот! Сильным обратным движением тяну его на себя, тяжело, но все же удается освободить оружие. Пару шагов назад, разрываю дистанцию с врагом. Оборотень разворачивается и приседает, широко расставив лапы с устрашающими когтями. Неприятная новость. Брюхо твари затягивается у меня на глазах, как и разрез на шее.
        Рядом жалобный скулеж наполненный страхом и болью резко обрывается. Краем глазом замечаю эльфийку, что в стремительном танце кружится вокруг чудовища, нарезая его мелкими ломтиками. Ее короткие клинки не знают промаха, каждый удар оставляет на теле монстра кровоточащие раны. До меня доходит, замечаю, как сверкают они в лунном свете. Серебро. За отрубленным предплечьем, ей под ноги падает отсеченная голова. Минус один.
        Слышу рычание и вскрики. Никитка отбивается от наседающего на него монстра. Пока у него идет все нормально. Немного проседает, но не дает себя ранить.
        Эльфийка опустила оружие и переводила взгляд с одного монстра на другого. Ее грудь чуть заметно поднималась, дыхание было ровным и спокойным. У меня внутри даже шевельнулось чувство зависти к ее спокойствию и выносливости.
        С низким рычанием мой противник прыгает. Резкий разворот, ухожу с линии атаки. Приседаю. Когти монстра разрезают пустоту над моей головой. Еще разворот на коленках. Встаю уже у него за спиной. Меч не поможет, раны затянуться. Моя задача связать его боем, уменьшив количество противников для Аридэль. Сильный удар ногой в спину твари. Он падает.
        Сзади жалобный вой, переходящий в очередной скулеж побитой собаки. Мимолетный взгляд назад, пока сбитый с ног оборотень поднимается. В груди твари торчит эльфийский клинок, когтистые лапы бессильно скользят по лезвию и рукояти. Клочья шерсти начинают отваливаться от тела чудовища, слышится хруст трансформирующихся костей. Девушка с одним клинком вьется вокруг второго.
        Блеск зачарованной стали, и часть лапы летит на землю. Тварь зажимает кровоточащую культю и, подвывая, пятится назад. К ней на помощь спешит тот, что пытался разорвать Никитку. Девушка отступает на несколько шагов. Мой противник тоже не спешит нападать, скалит клыки и порыкивает.
        Происходит что-то странное. Трое чудовищ, медленно пятясь, отступают к лесу. На половине расстояния между нами и черной стеной Туманного леса, разворачиваются и в несколько прыжков достигают опушки, пропадают среди темной листвы.
        - Кто-нибудь, что-нибудь понял?  - вытащив клинок из человеческого трупа, в который превратилась тварь после смерти, спокойно спрашивает Аридэль.
        - Ты у нас эксперт по монстрам,  - пучком сорванной травы, протираю клинок от крови оборотней.
        - Кто-то им команду дал,  - все еще часто дыша, после схватки, объясняет Никита.  - У всех обернувшихся хозяин есть.
        Ну да как же я забыл, что рядом ходячий справочник по миру Энрота.
        - У всех оборотней хозяева есть?  - заполняю пробелы знаний.
        - Так они потому и оборотни,  - кивает паренек.  - Что обернулись. А проклятие оборотня наложить только Стрыга может или Волкодлак.  - Он оборачивается к телеге, ища глазами девчонку.  - Вот это уже настоящие твари.  - В последней фразе растягивает слова.
        - Так значит этот где-то рядом?  - вглядываюсь в темноту стоящего леса.
        - Это да, он их видеть должен,  - продолжает Никитка, подходя к телеге.  - Иначе они дикими становятся. У них своего рода невербальный контакт.
        У меня за спиной раздался хрипящий вопль с очень высокой тесситурой, от которого в буквальном смысле заложило уши. Стоящая рядом эльфийка схватилась за уши и присела, сморщившись в болезненной гримасе.
        Из-за телеги поднималась здоровенная тварь, на синюшной коже, с воспаленными крупными оспинами, обнаженного безобразного тела еще можно было увидеть клочки разорванной белой рубашки. То, что раньше было трясущейся от страха девочкой, прячущейся за колесом телеги, сейчас превращалось в ночной кошмар. С лысого черепа на землю падали когда-то густые локоны, вместо рта образовалась узкая щель от уха до уха с острыми, как бритвы клиновидными зубами. Нос ввалился внутрь, образовав две дырки, из которых с шипением выходил зловонный воздух, глаза потеряли веки и стали похожи на два белесых блюдца без радужки с черным вертикальным узким зрачком. Девичья грудь превратилась в две длинных, перевитых жилами, кожистых плети, которые жили своей жизнью. Словно змеи извивались и скользили по тоненьким, похожим на паучьи лапки, ногам. Тонкие руки с костяными выростами на локтях, заканчивались неестественно длинными когтями. Была в фигуре твари какая-то хрупкость и неказистость, но я уверен, что силы у нее хватит на нас всех.
        - Стрыга!  - Никитка с криком отпрыгнул от телеги, выставив свой гладиус перед собою.
        Чудовище смолкло и одним движением руки отбросило телегу в сторону, именно отбросило, словно пустую плетеную корзинку.
        Они сегодня закончатся, мелькнула в моей голове мысль, когда леденящий душу и тело вопль стих. С появлением нового монстра, система решила со мной пообщаться. Не до тебя, не читая, смахиваю сообщение, даже трясу головой для верности.
        Стрыга была ростом не ниже двух с половиной метров. Она сделала шаг вперед, сократив расстояние между нами сразу на пару метров. Страха не было, в крови бурлил цифровой адреналин, я поднял меч, готовясь встретить противника. Меня опередил Никитка.
        Громко что-то выкрикнув, он с высоко поднятым над головой мечом, прыгнул на чудовище. Тварь лениво, со стороны казалось именно так, отбила костлявой рукой оружие паренька. Второй нанесла резкий удар. Раздался сдавленный крик, и мой оруженосец, пролетев около трех метров, упал на землю со страшной раной на груди. Кожаный доспех был развален на две половины острыми когтями монстра, кровь заливала рубаху и землю под пареньком. На его лице была гримаса боли, он жадно ловил губами воздух не в силах сделать вздох.
        - Помоги ему, я сама,  - крикнула мне Аридель и бросилась на стрыгу.
        Глава 2.4 Неожиданный сюрприз
        Помоги. Интересно как? Я опустился возле умирающего Никитки, приподняв его голову. В голове была полная сумятица. Надо срочно что-то делать, счет идет буквально на секунды. Но я не знал что! Мой оруженосец умирал у меня на руках. Снова выручила эльфийка. С трудом уходя от ударов твари, оттягивая ее внимание на себя, она крикнула:
        - Зелье идиот! Дай ему зелье!
        Ну конечно! Я судорожно вытащил из своего поясного инвентаря граненый бутылек. Черный. Не то. Раздраженно отбрасываю его в сторону. Следующий. Есть, красный. Зубами вытаскиваю пробку. Переворачиваю, выливая содержимое в открытый рот паренька. Позади меня по земле бьет кожистая плеть монстра. Промахнулась. Знает тварь, что делаю. Никита начинает дышать, кровь останавливается. Выливаю еще один, теперь он пытается глотать эликсир. Вкладываю в еще слабые руки пузырек и, подхватив свой меч, иду на помощь эльфийке.
        Она тяжело дышит. Уже пропустила пару ударов, пока это только царапины. Вступаю в бой, обрушивая удары на чудовище. Клинок, соприкасаясь с плотью твари, отзывается сильной вибрацией и отдачей в рукояти. Ощущение что рублю твердую древесину. Еще эти извивающиеся плети, пытаются сбить с ног или опутать руки. Пока еще выносливость и ловкость не подводят. Приходится постоянно заходить стрыги за спину, уворачиваясь от костяных острых выростов на локтях. Долго в таком темпе я не выдержу. Но пока еще цел, тварь меня не достала.
        Краем уха слышу мелодичное пение, оно нарастает и становится выше. Аридель воткнула клинки в землю перед собой, разведя руки в стороны, поет красивую мелодичную песню на эльфийском. Нашла время, проносится в голове мысль. Мой горе защитник со свежим рубцом через всю грудь, поднимается с земли, снимает с себя остатки доспеха и, сжав меч в руке, ковыляет к нам.
        Однако! Это и не песня совсем. Из земли выстреливают зеленые толстые жгуты лиан, или что-то похожего на них, опутывают руки чудовища, сковывая его движения. Пение не прекращается. Очередные побеги оплетают ноги твари, поднимаются вверх по телу к плечам и шее.
        Аридэль замолкает и бессильно опускается на землю. Я встал между ней и стрыгой, Никитка замер в удивлении.
        - Что дальше?  - переводя дыхание, спрашиваю эльфийку.
        В ответ молчание. Оборачиваюсь. Девушка, уронив голову и опустив руки, медленно заваливается набок. Стрыга стоит на месте не в силах пошевелиться ревет в бессильной ярости и пытается освободиться от зеленых пут.
        Бросаюсь к девушке, удерживаю слабое тело от падения, ее блуждающий взгляд останавливается на пузырьке с бежевой жидкостью, что я достал из подсумка.
        - Это не поможет,  - еле слышно со слабой улыбкой на губах шепчет Аридэль. И закрывает глаза.
        За спиной раздается громкий вой, наполненный болью и злобой. На тварь попали первые лучи восходящего солнца. За всей этой круговертью чудовищ и мельканием клинков, я даже не заметил наступление рассвета.
        Кожа стрыги покрывается дымящимися ранами, высыхает и трескается на глазах. Слышится знакомый хруст костей, начинается трансформация. Зеленые побеги, удерживающие монстра, высыхают и рассыпаются мелкой пылью, но чудовищу уже не до нас. Скукоживаясь и уменьшаясь в размерах, оно мерзко и высоко завывает, пытаясь закрыть свою морду от солнечных лучей.
        Аккуратно опускаю эльфийку на землю, рядом останавливается Никита. Мы вдвоем наблюдаем за метаморфозой страшной твари. Спустя некоторое время перед нами в десяти шагах, прикрывая руками обнаженное тело, на коленях сидит хрупкая девочка и негромко всхлипывает, боясь поднять на нас глаза.
        Внутри меня была пустота. Я посмотрел на Аридэль, ее грудь едва заметно поднималась, в такт неровному дыханию. Сжав меч, я подошел к той, что привела нас сюда и которая чуть нас не убила. Передо мною была не маленькая заплаканная девочка, а хитрая тварь, сожравшая и убившая много людей. Пусть и в придуманном и созданном кем-то мире, но для меня сейчас они все были реальны и имели право дальше жить, а не быть растерзанными монстром.
        Короткий замах, и белокурая головка пару раз подпрыгнув на неровностях, останавливается у разбитого короба. На мертвом лице жуткая ухмылка и открытые уже подернутые мутной поволокой глаза. Мой оруженосец осенил себя каким-то знамением. Надо будет порасспросить его о местном пантеоне, решаю я про себя, вслух же прошу его привести лошадей. Рядом с обезглавленным телом замечаю тонкий стеклянный сосуд, очень похожий на лабораторную пробирку, закупоренный чем-то наподобие воска. Поднимаю. Внутри густая черная субстанция. Система сразу выдает подсказку.
        Эссенция гнева - 100 единиц.
        Отлично! Вот вам и подарочек для классовой ветки духовных способностей. Прячу находку в сумку на поясе. В спокойном месте проверим. Тут надо выспаться и с трезвой головой подробненько, взвесив все за и против, разобраться. Все. Пора назад на хутор.
        Животные благоразумно отошли на безопасную дистанцию при появлении оборотней. Поднимаю эльфийку, какая же она легкая, ее аромат щекочет ноздри, голова девушки у меня на плече. С помощью Никиты усаживаем ее на Ветерка, сам сажусь позади и придерживаю девушку за талию. Оруженосец верхом на Буцефале. Отправляемся на хутор. Едем молча, усталость и раны берут свое. Есть время глянуть, что там нам хотела сообщить система.

«Вы выполнили задание «Ночные страхи» ч.3.
        Награда: +800 опыта.
        Получена способность: Владение топором(1)
        Доступно задание «Черное проклятие». Выясните, кто стоит за обращением
        людей в оборотней».
        Принимаю. Интересно все-таки, задание мне дает система, а не нипы. Я не соблюдаю каких-то условий для получения заданий от местных или механика сюжетных линий и квестов так устроена в этом проекте? Надо как-нибудь выяснить этот момент. Пока все идет нормально. Даже мои неуклюжие потуги с деревенским топором были оценены. Правда, я потерял двести очков опыта полученных за задание, да почти пятьсот, что получил за стрыгу и оборотней. Игровые сутки не прошли, а значит мой лимит повышения уровня, тоже еще не прошел. Немножко обидно, замес был знатный.
        Веселый щебет луговых птиц и стрекотанье насекомых под теплыми лучами солнца, делали мои воспоминания о ночных кошмарах, нереальными и неестественными. Не верилось, что в одном мире могут существовать столь разные существа. Восприятие окружающего резко меняется, когда ты смотришь на все не взглядом игрока, временного гостя в этом мире, причем гостя неблагодарного и порою жестокого, а глазами того, для кого все вокруг является домом. Странным, неожиданно полученным, но все же домом.
        Мгновенно опустившаяся тьма, отрезала меня от всего. Она была вязкой и тягучей. В ней не было звуков, не было пространства. В ней не было меня. Я не ощущал своего тела. Было понимание, что здесь, не знаю где, находится только мое сознание. Чистое сознание или душа. И в этой тьме меня ждали.
        Строгое волевое мужское лицо соткалось из крохотных частичек света, что есть в любой тьме. Абсолютно беспристрастный искусственный голос начал вещать:
        Пользователь RU /125- IJ -3684, вы перемещены в техническую зону, для рассмотрения нарушения предусмотренного пунктом пять, параграфа тринадцатого пользовательского соглашения.
        Согласно, протокола FS 45 KU системы безопасности миров, входящих в проект КОВЧЕГ, за данное нарушение вы будете отключены от мира 2-13 F , а ваш игровой профиль удален, через пять, четыре, три…
        Критическая ошибка! Удаление игрового профиля прервано! Идет проверка профиля пользователя…
        Отключение невозможно! Пользователь не имеет носителя в физическом мире. Зафиксирован первый случай «эффекта перехода» в мир 2-13 F .
        Идет анализ ситуации и корректировка данных…
        Спустя минуты две голос возник вновь, только теперь он был гораздо мягче и теплее. А вместо строгого дядьки возникла милая женская мордашка.
        Администрация проекта «Бессмертные. Дорогой королей» приносит свои извинения.
        Доступ к сетевым ресурсам в рамках проекта активирован.
        Доступ к игровому аукциону активирован.
        Доступ к игровому магазину активирован.
        В качестве компенсации вы получаете способность «Идентификация(5)», и одну тысячу золотых монет. Желаем приятной игры!
        Доступ к сетевым ресурсам! На ка выкуси сестренка! Я, можно сказать, бился в истерике в своем бесплотном теле. Мое сознание захлестнуло цунами триумфа и дикой радости, граничащее с безумием. Я даже не заметил, что вновь нахожусь в своем новом мире и нежно обнимаю тонкую эльфийскую талию, придерживая Аридэль и покачиваясь в седле.
        Не откладывая на потом, активировал появившуюся на периферии зрения иконку крохотного глобуса. Меня приветствовал игровой форум «Бессмертных» и сразу же первое разочарование. Предупреждение администрации проекта: во избежание получения временного преимущества и нарушения игровогобаланса, введено ограничение на связь с реальным миром игрокам во время игровой сессии. То есть я мог сколько угодно лазить по форуму, делать покупки в игровом магазине, донат в любой игре уже давно норма, пользоваться услугами игрового аукциона и даже выводить и вводить в игру деньги, но не имел возможности сообщить, кому бы то ни было о своих проблемах. То, что я в «срыве» или по современным определениям «оцифрован» не имело значения. Проект был чисто игровым, в него не планировалось «переселение» по программе КОВЧЕГ, во всяком случае, в ближайшие несколько лет. Обычная практика подобных миров, пока они популярны, корпорация качает деньги, упали рейтинги, заселяйтесь кто хотите. Да к тому же в сообщении от системы было четко сказано, я «первый», а значит пока единственный.
        Смирившись со своим положением, решил просмотреть информацию о мире, куда меня отправила «любящая» сестренка. И вот вам второй сюрприз, причем очень и очень неприятный, я бы даже сказал убийственный. По правилам игры игроки априори были бессмертными, но была маленькая поправочка, если игрока убивал другой игрок, игровое бессмертие отменялось. Проигравший терял все непосильно нажитое им в мире Энрота и покидал игру, а его аккаунт удалялся. Хочешь снова попытать счастья создать свое королевство, покупай доступ и создавай новый профиль. А ценник на доступ в игру был немалый. Но это только подогревало интерес, количество игроков росло с каждым часом после старта, который, кстати, состоялся несколько часов назад. Стратегии особой популярностью среди игрового комьюнити не пользовались, но учитывая, что восемьдесят процентов населения планеты проводит свое свободное время в виртуальности, игроков наберется достаточно.
        А вот, что случиться, если я паду в неравной схватке от руки другого игрока? Окончательно стереть меня система не сможет, не дадут протоколы. Тогда что? Система игры должна выполнить условия и выбросить меня из мира. У обычного игрока, его профиль будет просто стерт, а что со мной? Вопросы, вопросы. И нет ни одного внятного ответа. Спасибо тебе Кира. Своего ты добилась, дрянь алчная!
        Спокойная цифровая жизнь отменяется. Расслабится, теперь не особо получится. Судя по сообщениям на том же форуме, кроме игроков есть еще и замки неписей. И как отличить одних от других? Только после выяснения у кого длиннее. Решение одно, как и раньше, развиваться. Как говаривал в свое время знаменитый Брюс Ли: «Залог спокойной и счастливой жизни - постоянные занятия и тренировки». И не надо забывать про родственников. Старшая сестричка наверняка ищет способ усложнить мою жизнь еще больше. А возможности она имеет. Вся надежда на защиту миров КОВЧЕГА, всесильный и непреступный КАСКАД.
        Впереди показался Климовский хутор. Ворота закрыты, хотя когда мы ночью покидали подворье, они были распахнуты настежь. С хуторского двора не доносилось ни звука, кроме щебетанья проснувшихся птиц, даже куры и те, если были еще живы, сидели тихо.
        Никитка спешился и, подойдя к воротине, приложил ухо и замер. Предварительно вытянув руку в нашу сторону, давая понять, чтобы мы не шумели. Чудак человек. Естественно ничего не услышав, уперевшись руками в ворота, навалился на них. С легким скрипом они отворились.
        За воротами перед нами предстал нетронутый ночными событиями двор. Никаких трупов или разрушений. Целые распахнутые створы в конюшню, внутри нетронутые стойла и разбросанная ровным слоем солома на земле. Крыльцо и входная дверь большого гостевого дома без следов когтей. На верхней ступеньке там, где вчера дремал странный Агапий, теперь сидела худенькая девчонка в простом, длинною до пят и с длинным рукавом, деревенском платье. Волосы заплетены в тугую длинную косу, на еще угловатом детском лице выражение грусти и обреченности. Пустой взгляд синих глаз, который смотрит сквозь тебя, направленный в никуда.
        Никитка, увидев девчонку, подбежал к ней и опустился на колено.
        - Христинка,  - он осторожно взял ее руку.  - Ты чего? Где отец?
        - Тятька с мамкой,  - безразличным голосом тихо ответила девочка, продолжая смотреть куда-то.  - Помрет она наверно.
        - Христя!  - мой оруженосец, взял ее за плечи и пару раз встряхнул.
        Девочка встрепенулась, взгляд сфокусировался на парне. Она долго на него смотрела не узнавая, переводила взгляд на меня и ослабевшую эльфийку, что прикрыв глаза, положила голову на мое плечо и дремала, затем снова на Никиту. Наконец узнав парня, громко всхлипнула и, закрыв лицо руками быстро запричитала:
        - Тятька у мамки сейчас. Он снадобье не принес, что эта раз в два дня приносила. Без него мамке совсем худо стало. Фекла из леса не вернулась. Брат и отец молчат, но чует мое сердечко не придет она больше. Агапия я за кузней схоронила, потом порядок навела. Мужики мои дверь обтесали, да крыльцо поправили.
        Выпалив все это на одном вздохе, она громко разревелась. А я, внимательно посмотрев на входную дверь, действительно заметил следы рубанка или чем там обрабатывают дерево местные крестьяне.
        Из леса говоришь, не вернулась, глядя на рыдающую Христинку, рассуждал я. Выходит, нелюди это и есть Климовская семейка, что людей по ночам на куски рвали. Но ведь не всех рвали, того же торговца вчерашнего и его домочадцев мы не видели, кроме одной дочки. Выходит, они их куда-то уводили. Куда? А главное для кого? Как раз мне и надо это узнать, чтобы пройти четвертое задание. Хозяин хутора жив, а значит, неплохо было бы с ним пообщаться. Но для начала надо кое-что проверить. Я сфокусировал свой взгляд на зареванной девочке. Спустя несколько секунд рядом с ней появился полупрозрачный текст, видимый только мне.
        Христинка.
        Уровень 1.
        Крестьянка, возраст 16 лет.
        Раса: человек.
        Ловкость - 3
        Здоровье - 20.
        Мана - 20.
        Навыки: Кулинария(3), Птицеводство(2)
        Активных заклинаний: нет
        Спасибо администрации игры за достойные извинения. Способность незаменимая в любой игре. Причем в предыдущих игровых проектах, получить навык идентификации предметов или распознавания монстров было несложно. Но на его развитие или прокачку тратилось очень много времени. Не думаю, что в этом мире было бы по-другому, а значит, что мне сильно подфартило. Можно сказать по-королевски.
        Я обратил внимание, что у девчонки развит только один физический параметр ловкость, а количество маны в два раза больше чем у меня. Так у всех местных или нет? Недолго думая перевел взгляд на Никитку. Ведь после нашего знакомства система выдала мне краткую информацию о нем, что я узнаю сейчас.
        Никита.
        Уровень 3.
        Рекрут (призванный на службу - Тадиэль). Возраст 18 лет.
        Раса: человек.
        Сила-4.
        Ловкость-6.
        Выносливость-3.
        Навыки: Владение мечом(1), Коневодство(5), Владение древковым
        оружием(1).
        Дополнительные характеристики: Защита +10 %(эффект усиления от Тадиэль).
        После ознакомления с параметрами своего оруженосца картинка в моей голове стала складываться. В зависимости от социального положения и рода занятий, у неигровых персонажей нарабатываются определенные навыки и развиваются личные параметры. Христинка занятая в основном домашней работой и готовкой, имеет ловкость необходимую для того, чтобы поймать птицу и не разбить посуду, и соответствующие навыки. Мой спутник, ища приключения на свое мягкое место в моей компании, развивается в направлении, где ему требуются навыки и умения для того, чтобы как можно дольше избегать гробовой доски. Кроме этого обратил внимание, что выбранное мною знание «Защита» дает бонусы для воинов находящихся под моим командованием. Или он распространяется на всех, кто присягнул мне на верность? Надо будет это проверить. И вообще неплохо было бы устроить эльфийку, чтобы она отдохнула и набралась сил. Плечо уже затекло и начинает ныть. Да и самому надо залезть на форум и внимательно изучить правила игровой механики этого мира. Разобраться со своими духовными способностями и что это за штука эссенция гнева.
        Но перед этим в первую очередь разговор с Климом. Задание сейчас главное. Подозреваю, что цепочка ведет меня к замку.
        - Христинка?!  - громко окликнул я девчонку.
        Она вздрогнула и подняла на меня зареванное лицо с припухшими от слез глазами.
        - Где я отца с матушкой твоих найду?
        - В доме нашем,  - она указала рукой на один из двух домиков, что стояли рядом с большим гостевым.  - Я покажу господин.  - Она встала и одернула подол платья.
        - Не надо,  - остановил ее, подняв свободную руку.  - Я найду, а вы с Никитой лучше помогите Аридэль. Ей надо отдохнуть и хорошо выспаться.
        - Как прикажете господин,  - рукавом утерев оставшуюся на щеке влагу, Христя вместе с парнем подошли ко мне и помогли спустить эльфийку на землю.
        Аридэль с трудом держалась на ногах. Оперевшись на парня с девчонкой, она вместе с ними скрылась в доме. Я привязал Буцефала к коновязи и, поправив ножны, направился к указанному домику.
        Глава 2.5 Интерлюдия
        Высокий человек в дорогом костюме с аккуратной прической, зачитывал выдержки из докладов «Службы внутреннего наблюдения проекта «Бессмертные»» корпорации, пролистывая их на голографическом экране.
        Кира Юрьевна внимательно слушала и время от времени кивала, жестом руки давая понять мужчине, чтобы переходил к следующему файлу.
        Доклад занял полчаса, но ничего внятного о том, куда делся ее братец она так и не узнала. Тело было кремировано. В месте, где он должен был оказаться, его не обнаружили. Сейчас, когда игру взяли под контроль ИскИны КАСКАДА, система внутренней и внешней безопасности КОВЧЕГА, вмешаться напрямую, обойдя систему, уже было невозможно. С искусственным интеллектом, который действует согласно прописанным для него протоколам, не договоришься.

«А может оцифровка не удалась?  - мелькнула в ее голове мысль надежды.  - И Герман сгорел вместе со своим телом в печи крематория?  - на лице невольно возникла улыбка.  - Но все же лучше еще раз проверить».
        На столе замигал голубой огонек внутренней связи. Вызов шел от секретаря.
        - Слушаю,  - владелица одной из крупнейших мировых корпорации, активировала коммуникатор.
        - Кира Юрьевна, к вам Тарасов. Говорит, что это срочно,  - по-деловому ответил ровный офисный женский голос.
        - Пусть войдет,  - Кира Юрьевна подняла глаза на стоящего перед ней мужчину.  - Свободны. И пройдитесь еще раз по всем системным логам и записям.
        Молча, по-военному дернув головой, он развернулся и покинул кабинет.
        Вместо него внутрь помещения ворвалась полная его противоположность. Взлохмаченные волосы, распахнутый белый халат с испачканной серой рубашкой под ним, мятые брюки и стоптанные ботинки. В руках рабочий планшет в глазах сумасшедшие искорки.
        - Кира,  - начал с порога, опустив отчество хозяйки кабинета, странный сотрудник.  - Я нашел!  - Он поднял вверх планшет и победоносно потряс его над головой.
        - Петя,  - со снисходительной улыбкой произнесла женщина,  - ты бы себя в порядок привел.  - Она встала из-за стола и, подойдя к мужчине, застегнула верхние пуговицы на рубашке.
        Он был ее другом, во всяком случае, она надеялась, что этот сумасшедший гений может считать кого-то другом и вообще в его голове есть какие-нибудь понятия о социуме.
        Она училась с ним в институте. Над чудаковатым студентом все смеялись и всячески его шпыняли. Он же не обращал ни на кого, ни какого внимания, а жил своей жизнью. На пятом курсе он, будучи уверенный в своей правоте, перепрограммировал городской сервер дорожного движения, и естественно попал в крупные неприятности, и она благодаря связям отца вытащила его. Подающего большие надежды программиста забрала к себе корпорация. С тех пор она не раз принимала благодарности отца за то, что она подарила ему такого гениального сотрудника. Вот и сейчас, если кто и мог что-то прояснить в ситуации с ее братом, то только Петр.
        - Кира я его нашел,  - подойдя к столу, он настраивал соединение.  - Ты не поверишь.  - Он обернулся и посмотрел на нее со своей фирменной безумной ухмылкой.
        Над ее столом голографический экран запестрил разноцветными строчками системных логов. Мужчина что-то листал в планшете, сверяясь с экраном.
        - Вот, вот!  - он тыкнул пальцем в висевшую над столом голографическую картинку. Текс сообщения увеличился и вышел на передний план.

«Анализ данных первичной проверки мира 2-13F, после процедуры запуска:
        При старте обнаружена ошибка.
        Пользователь RU/125- IJ-3684, локация YTU-993/10(…), преждевременная загрузка игрового профиля, нарушение протокола FS45 KU.
        Согласно проведенного анализа данных, удаление игрового профиля невозможно.
        Зарегистрирован эффект срыва, пользователь RU/125- IJ-3684 оцифрован, выполнение протокола приведет к окончательной смерти пользователя.
        Идет корректировка полученных данных…
        Время старта откорректировано, пользователь занесен в базы данных мира 2-13 F.
        Файлы ошибки и корректировки отправлены в архив системы КАСКАД, согласно действующего протокола.
        Рекомендовано: Перевести стартовавший мир 2-13 F в категорию С. Ограничить права на ввод новых игровых событий и изменение внутренней структуры мира. Далее все процедуры изменений производить согласно утвержденного протокола 56/ OR-2043. Довести данные проверки разработчикам и бывшим владельцам мира.
        Администратор второго уровня пятого сектора защиты, системы безопасности КАСКАД, проект КОВЧЕГ, ИскИн YU- LBF-5603214983».
        - Что это?  - еле слышно прошептала Кира, не веря своим глазам. У нее только, что отобрали ее детище. Она посмотрела на улыбающегося Петю,  - Что это?
        - Кира ну вот же. Ты, что не видишь?  - он вновь указал пальцем на одну из строк,  - Место, где Герман оказался. Правда здесь отображен только код провинции, а это около девятисот локаций,  - улыбка пропала с его лица, он задумчиво потер подбородок.  - Но при желании можно найти.
        - Ты дурак?  - женщина почти прокричала, сжав от бессильной злобы кулаки.  - Пошел вон!
        Мужчина вздрогнул и поджал нижнюю губу, в уголках глаз появились слезы. Он не понимал, почему на него орут.
        - Извини,  - выдохнув, она положила руку ему на плечо.  - Ты молодец. Ты как всегда лучше всех.  - Кира устало улыбнулась.  - А теперь мне просто надо побыть одной.
        Петр часто закивал, прижав обеими руками планшет к груди, и мелкими шашками поспешил к выходу. У самой двери остановился и, обернувшись быстро забормотал:
        - Кира, наверное, это сбой, но ты должна знать. Герман получил уникальный класс и закрытый «алмазный» аккаунт с пятью тысячами золота на старте.
        - Откуда?  - она с трудом сдержалась, чтобы не сорваться на крик.
        - Не знаю, файлы и логи уже в архиве КАСКАДА. Добраться до них невозможно.  - На лице мужчины вновь глупая, счастливая улыбка.  - Если кто-то ему помог, то доказать мы это не сможем.  - Петр скосил глаза в сторону.  - Как-то так.  - Он ушел, громко хлопнув дверью.
        Женщина опустилась на свое кресло. Откинула голову и что есть силы, закричала.
        Сутки спустя.
        Кира просматривала личные файлы трех игроков, что предоставила ей служба безопасности. Двое мужчин и девушка, все «профессиональные» игроки, если в нынешних условиях с ограничением времени погружения таковые имелись. Теперь качество игры ценилось выше, чем количество времени нахождения в виртуальной реальности. Эта троица не возглавляла вершины рейтингов, но стиль игры и нестандартный подход к развитию персонажа и делал из них нужных ей кандидатов.
        - Они здесь?  - Кира подняла глаза на грузного мужчину, сидевшего напротив нее.
        Начальник службы безопасности, близкий друг ее почившего отца. Ему одному позволялось сидеть в ее присутствии без разрешения.
        - Да, в конференц-зале,  - пробасил седой мужчина.
        - Знают, зачем их пригласили?
        - Нет, но согласились сразу,  - легкая улыбка тронула суровое лицо,  - когда узнали, куда и к кому их пригласили.
        - Отлично,  - женщина встала, поправила юбку и направилась к выходу из кабинета.  - Пойду, познакомлюсь.
        Ольга разглядывала свое поломанное отражение в зеркальном потолке огромного зала. Двое ее спутников просто озирались по сторонам с восхищенными взглядами. Один слишком молоденький, его выдавали красноватые прыщи на лице. Она про себя их называла «хотюнчики», парень сто процентов еще был девственником. Во всяком случае, здесь, в реальном мире.
        Второй уже в возрасте, лет около сорока или больше, но из бедного квартала, судя по одежде. Какой-нибудь техник или сервисный работник, таким много не платят, кредитов двести или около того, в месяц. Восьми часовой рабочий день, потом все разрешенное время в игре, попытка разнообразить серые будни и немного подзаработать. Во время сна грезы о КОВЧЕГЕ, она уверена, у него в комнатке висит старый, еще на бумажном носителе, календарь, где он зачеркивает дни, считая оставшееся время до переселения.
        Ей еще рано об этом думать возраст не тот, а калечить свое тело огромный риск. Если проверка покажет, то вместо КОВЧЕГА крематорий или того хуже, черная роба заключенного и вперед в тело гоблина на цифровые рудники или раздвигать эльфийские ноги в таком же борделе и хорошо если только ноги. А недостаток денег и нехватка времени в игре напрягали. Она, конечно, нормально зарабатывала, но обязательные часы работы на общество бесили. Пусть работа и была чисто символической, но жаль потраченного на нее времени. Это и стало одной из причин ее согласия, когда ей предложили встретиться с главой корпорации. Сначала решила, что это шутка, но доводы у седого дяденьки оказались достаточно весомыми. И вот она реально здесь.
        В зал вошла элегантно одетая красивая женщина. От нее так и веяло уверенностью и властью. Она села во главе большого овального стола и положила руки, на стол, сцепив пальцы в замок.
        - Я председатель совета директоров и владелица Корпорации,  - посмотрев на каждого, представилась женщина,  - зовут меня Кира Юрьевна.
        - Да мы в курсе кто вы,  - нервно гоготнул «прыщавый».
        Владелица корпорации молча посмотрела на него. Под ее взглядом паренек опустил глаза и затих.
        - Я пригласила вас, чтобы предложить работу,  - после небольшой паузы продолжила Кира.  - Вы знаете о старте «Бессмертных».

«Конечно знаем,  - хмыкнула про себя Ольга.  - Только что тебе от нас надо?»
        - Дорогая игрушка не для всех,  - забормотал себе под нос паренек.  - Обычный акк, как зарплата лунного пилота стоит. А виповский так вообще неподъемный.
        - Тем не менее, вы все его приобрели,  - улыбнулась «прыщавому» женщина. От улыбки так и повеяло холодом.  - И давайте договоримся, если меня еще раз перебьют, наш разговор будет закончен.
        Тишина в зале стояла минуты две.
        - Вы получите мою поддержку и «алмазный» аккаунт,  - продолжила Кира.  - Играете группой. Начинаете в одной области. Вместе вы легко разобьете конкурентов. Все полученные призы можете выводить из игры на свои счета. Но!  - она подняла руку с вытянутым указательным пальцем,  - воспользоваться деньгами вы сможете только после выполнения задания, ради которого я вас и собрала.
        Ольга внимательно слушала и ждала подвоха. Большие деньги никогда не приходят просто, за ними всегда стоят большие неприятности или грязные, очень грязные дела.
        Когда она услышала о новом проекте «Бессмертные» то поняла вот он шанс, покончить со старой жизнью. Цена за вход в игру ее не испугала. Главное был шанс и у нее он был довольно таки неплохой. Игра с элементами стратегии и старой рпг, при ее складе ума как раз самое оно. Развить свой замок, разбить соседа, получить его земли и деньги, которые затем можно вывести в реал. Дальше следующий враг и снова деньги.
        По условиям игры при победе над игроком, все его ресурсы и артефакты переводились в золото и падали на счет победителя, помимо захваченной сокровищницы замка. Проигравший терял своего персонажа и аккаунт. Учитывая стабильный курс ввода и вывода денег для всех миров КОВЧЕГА, а также стоимость аккаунта, даже одна победа на начальном этапе полностью компенсировала все затраты при старте. И так думала не она одна. Уже в первые сутки в проекте были зарегистрированы около ста тысяч игроков. Но не все было написано на многочисленных форумах и выложено в сети.
        - Вам необходимо найти одного игрока и забрать у него все,  - довольная отсутствием вопросов, женщина озвучила свое условие.  - После этого кроме заработанных вами средств, я выплачу премию. Полмиллиона каждому.
        - Чем выше награда, тем труднее решение,  - спокойно произнес мужчина в возрасте, озвученная баснословная сумма не вызвала удивления на его лице.  - Размеры мира огромны, сколько времени у нас могут занять поиски? Это скорее риторический вопрос,  - уточнил он, заметив, что молодой хочет что-то сказать.
        - Я никуда не тороплюсь,  - сложив перед собой руки, ответила Кира.
        - И все же,  - мужчина развел руками,  - есть какая-либо информация? Иначе поиск иголки в стоге сена будет более реальным заданием.
        - Вы начнете в той же провинции, что и он,  - одобрительно покачала головой женщина. Ей импонировали четкие вопросы и понимание ситуации с его стороны.
        - Шансы один к тридцати,  - влез в разговор «прыщавый».
        - Немного выше,  - поправил его взрослый дядька.  - Он может оказаться на границе с другой провинцией. Мы знаем его ник или герб?

«Неглупый дядечка,  - оценила мужика Ольга.  - И наверняка не бедный, как кажется сначала. Вот ведь прав русский народ: Встречают по одежке, а провожают по уму!»
        - Я вам сообщу, немного позже.
        - Что за «алмазный» аккаунт?  - решила вставить свои пять копеек девушка.
        - Недоступный для большинства игроков,  - четко и коротко ответила Кира Юрьевна.  - Дает доступ к уникальным классам при создании персонажа. И как результат к выбору уникальных построек в замке.
        - Классно,  - возбужденно воскликнул «прыщавый»,  - мы можем взять персов одного класса и вынести всех.
        - Само понятие уникальный,  - остудил его пыл мужчина,  - говорит о том, что он очень редкий или вообще единственный. Я прав?  - Он взглянул на Киру.
        Она молча кивнула в ответ.
        - Нам обязательно играть в команде?  - вопрос Ольги застал всех врасплох.
        - Не поняла?  - женщина от удивления подняла тонкие брови.
        - Ага,  - поддакнул юнец.  - В одного что ль? А потянешь?
        - Ага, в одного,  - копируя его манеру говорить, она посмотрела на «прыщавого», откинувшись на мягкую спинку стула.  - Думаю с «алмазным» аккаунтом потяну,  - девушка перевела взгляд на Киру.  - И могу отказаться от премии, но с условием.
        - Каким условием?  - в глазах женщины появился интерес.
        - С глазу на глаз,  - девчонка подмигнула Кире.
        - Ты же понимаешь,  - не обращая на фривольность поведения, произнесла хозяйка корпорации,  - мне важен результат.
        - Будет,  - подняв глаза на зеркальный потолок, Ольга начала барабанить пальцами по столешнице.
        - Кира Юрьевна мы согласны,  - не обращая внимания на предыдущий диалог Ольги и Киры, сообщил о своем решении мужчина.  - Будут какие-то предпочтения по классам персонажа?

«А сразу и не скажешь, что они вместе,  - удивилась Ольга.  - Странная парочка. Наверняка серьезные игроки».
        - Определитесь сами,  - ответила Кира.  - Здесь вы вольны. Но только входить в игру вы будете отсюда из жилого блока здания корпорации. Ваши вопросы по поводу работы уже решены.  - Подняла руку с раскрытой ладонью женщина, останавливая ненужные вопросы.  - И это не обсуждается.
        Мужчины встали, попрощались и покинули конференц-зал.
        - И что за условие?  - Кира посмотрела на Ольгу.
        - Превышение лимита времени,  - отчеканила девушка. Ощущение, что она только и ждала этого вопроса.
        - Это запрещено законом,  - пожала плечами женщина.  - Превысить лимит не даст система КАСКАДА.
        - Но вы не сказали, что за это вас накажут,  - уголками губ улыбнулась Ольга.  - И не сказали, что это невозможно.
        - Ты хочешь «сорваться»?  - поменяла тему Кира Юрьевна.
        - Я хочу иметь преимущество перед другими игроками,  - копируя женщину, пожала плечами девушка.  - А после того, как выполню вашу просьбу,  - она сделала на последнем слове ударение.  - Я хочу пройти оцифровку.
        - Плюс два часа к стандартному времени,  - после небольшого раздумья ответила хозяйка корпорации.  - И оцифровка в конце работы.
        - По рукам,  - Ольга с улыбкой протянула свою узкую ладошку Кире.
        Глава 2.6 Рассказ оборотня
        У этого дома не было крыльца. Приземистый с односкатной низкой крышей. Два маленьких оконца по обе стороны входной двери. Когда мы сюда вчера приехали, я принял его за хозяйственную постройку или крупный сарай, но никак не за жилой дом. Сквозь мутное стекло пробивался слабый огонек, внутри горела свеча.
        Я толкнул дверь и вошел. В единственной комнате царил полумрак, разгоняемый слабым огоньком горевшей у изголовья большой кровати свечи. Как в зверином логове, мелькнула мысль. На кровати лежала прикрытая до груди стеганым одеялом женщина. Изможденное осунувшееся, когда-то красивое, лицо с выражением нестерпимой муки на нем. Рядом на низком табурете, держа ее за тонкое запястье с высохшей кожей, сидел Клим с высоко поднятыми коленками. Он что-то тихо напевал, его вторая рука была укорочена до локтя. Обрубок был обмотан белой тряпкой с проступившей и засохшей корочкой кровью.
        - Объяснится, не хочешь?  - я указал взглядом на культю и наполовину вынул меч из ножен. Я смотрел на человека, а видел в нем тварь, что не щадила никого.
        - Можешь убрать,  - он негромко ответил, боясь разбудить, забывшуюся тревожным сном жену, не поднимая на меня своих глаз.  - Я больше не опасен. Вы сняли с нас проклятье.
        - Проклятье?  - сквозь зубы переспросил я, убирая клинок.
        - Она заснула,  - Клим осторожно положил руку больной на кровать и поднял на меня свои глаза, с красными прожилками лопнувших сосудов.  - Пойдем во двор, там и поговорим.
        - Нам есть о чем?  - кипевшая внутри меня злость еще не остыла. Перед глазами стоял бледный поломанный труп девочки.  - Может проще снести тебе башку.
        - Ты в своем праве благородный господин,  - встав, равнодушно произнес хозяин хутора.  - Но думаю, мой рассказ будет тебе интересен.
        - Хорошо,  - после недолгого молчания, решил я.  - Только говорить здесь будем.
        Я пододвинул стоявший у стены табурет и присел на него. Клим опустился на свой. Я не вышел во двор по одной причине, здесь убить его я бы не смог. Вид больной женщины останавливал меня.
        - Что хочешь знать благородный господин?  - мужчина положил целую руку, согнутую в локте на колени.
        - Все,  - коротко ответил я. Положив меч поперек своих бедер.  - И желательно в подробностях.
        Он вздохнул, собираясь с мыслями, посмотрел на свою жену и начал свой рассказ.
        - Около месяца назад у нас остановилась странная парочка. Завернутый в черный плащ с глубоким капюшоном высокий мужчина, лица которого никто не видел и не слышал его голоса, так как он все время молчал и не снимал плаща. И молоденькая девушка с ним, все время смеялась и тараторила без умолку. Моя Фекла даже подружилась с ней,  - он горько ухмыльнулся.  - Они интересовались, как им найти Чертову горку, переночевали и ушли, хорошо заплатив. Через несколько дней, девчонка вернулась одна, а еще через день пришли странные монахи с воинами, больше похожие на профессиональных наемников.  - Женщина на кровати натужно закашлялась. Клим нежно погладил ее по голове, она успокоилась и затихла. Он продолжил,  - Тогда девчонка и предложила нам пойти на службу к ее господину. Марфа жена моя, попыталась прогнать жутких постояльцев, тогда один из монахов и наложил на нее проклятие.  - Мужчина смотрел на больную жену, сглотнул комок в горле, пару раз тихо кашлянул в сжатый кулак.  - Девчонка не оставила нам выбора, или мы идем на службу и делаем, что она велит или жена моя умрет, а потом и все остальные по очереди.
Монахи с наемниками ушли, а это чудовище в образе милой девушки осталось с нами. Каждому из нас кроме Христинки, она своими когтями нанесла глубокие порезы на груди и на следующую ночь, мы все обратились в монстров. Ты не представляешь бессмертный, каково это,  - он поднял воспаленные глаза на меня,  - творить эти ужасы и видеть все глазами человека. В тебе словно сидит зверь, который просыпается каждую ночь с диким голодом и жаждой крови, он отодвигает твой разум в самый дальний и темный уголок твоего сознания, а потом овладевает телом.
        - Куда вы девали тела путников и торговцев?  - не отводя взгляда, задал вопрос. Сейчас мне не было жаль этого человека.
        - В назначенном месте после полуночи монахи забирали несколько человек, и давали зелье для жены.  - Клим отвел свой взгляд.
        - Здесь проходил отряд эльфов и воинов?  - меняю тему разговора. Вспомнил про эльфийку и решил узнать о ее брате.
        - Да, но мы их не стали трогать, эта тварь не велела.  - Утвердительно кивает мужчина.
        - Как давно это было?
        - За пару дней до вашего появления.
        - Ты говоришь, что вы больше не обернетесь?  - снова меняю тему.
        - Да благородный господин, вы убили стрыгу и наши тела чисты. Наше проклятие оборотней снято.  - Он тяжело вздохнул и потупил взгляд.  - Жаль Фекла не успела. Хорошие клинки у вашей подруги.
        Она мне не подруга. Но говорить ему этого не стал. Но было бы неплохо, если эльфийка осталась, подумал про себя, вспоминая прекрасные черты Аридэль.
        - Когда последний раз давали зелье твоей жене?
        - Вчера. Хватит еще на сутки. Потом Марфа умрет,  - последние слова он прошептал.
        - Не помрет. Лошади остались?  - я поднялся с табурета и вложил клинок в ножны.
        - Да.
        Дальше расспрашивать его было особо не о чем. Мне почему-то стало жаль его семью, они стали заложниками чужих интересов. Злость осталась, но уже не на него, а на некое зло, на этих неизвестных жрецов, что творят свои черные дела, используя для этого невинных людей. Как же похожи наши миры. Имеющие силу и власть, делают что хотят, идут по головам, не считая оставляемых за собой трупов. Желания простого народа, как впрочем, и сам народ, ничего не значат. Для них он лишь пыль под ногами и расходный материал. Жалкие букашки, копошащиеся в придорожной канаве и нарушающие красоту их мира.
        - Отправляйся в Лужки, расскажешь все Фролу. Зайди к Анисье, может она, чем и поможет. Вот тебе деньги, а то она баба вредная.  - Протягиваю ему один золотой.
        - Зачем столько?  - С удивлением смотрит на желтый кругляш в моей руке.
        - Бери, так она точно поймет, что я прошу помочь.
        - Благодарю тебя,  - принимает деньги и кланяется в знак благодарности.
        - Клим,  - останавливаюсь возле приоткрытой двери. Мужик щурится от яркого света, что попадает в комнату со двора.  - А где вы меняли жертв на зелье?
        - У Мертвого дерева,  - прикрыв глаза ладонью, отвечает он.  - По тропе, что к Чертовой горке ведет, сажени три, потом свернуть налево и еще с сажень. Там полянка малая на ней и дерево.
        - Ясно,  - мотнул головой и открыл дверь.
        Надо что-то делать с этими верстами и саженями. В собственных владеньях установлю метрическую систему. Разработчики явно перемудрили со славянским колоритом.
        - Господин,  - окликнул меня Клим, когда я уже стоял в дверном проходе.  - Только дерево это странное, вы поаккуратней там. Сила в нем чувствуется. В дереве.
        - Что за сила?  - это уже интересно.
        - Не знаю,  - пожимает плечами мужчина.  - Ни темная, ни светлая. Просто силой от него тянет. Когда оборотнем был, то почувствовал.
        - Спасибо, разберемся, что это за дерево.
        Изучая игровую механику, я наткнулся на статью о получении дополнительного опыта и различных бонусов, не попадающих под ограничения. В мире Энрота существовали определенные места и объекты, которые могли наделить игрового персонажа дополнительными очками опыта или характеристик, каким-нибудь знанием или предметом. Находились они в самых разных местах в основном конечно труднодоступных. Некоторые давали награду единожды, а некоторые можно было посетить несколько раз. Скорее всего, Мертвое дерево и было таким «бонусным» объектом. Доберемся и глянем.
        Выйдя во двор, заметил сидящего на крыльце Никитку, рядом с ним девчонка. Буцефала у коновязи не было. На мой вопросительный взгляд, паренек вскочил и четко отрапортовал:
        - Коня вашего господин, я почистил, напоил и в конюшню определил. Аридэль отдыхает, велела не тревожить, обещала, что сама к полудню спустится.
        Удовлетворенный ответом, делаю благосклонный жест рукой, разрешая парню присесть. Эльфийка спит, а я все на ногах, хотя ночка выдалась веселая у обоих. Надо тоже бы на боковую, да хорошенько выспаться.
        - Никита, пойду я тоже отдохну,  - демонстративно зеваю, прикрыв ладонью раскрытый рот.  - Будить только при нападении троллей!  - шутя, свожу грозно брови.
        - Скажешь тоже,  - оруженосец с широкой улыбкой отмахнулся от меня рукой,  - откуда им здесь взяться. Ближайшие горы, Серый Кряж, а до него почитай верст двадцать.
        Так надо заканчивать с этим панибратством, во всяком случае, при посторонних. Нечего авторитет начальства ронять в еще неокрепших юных душах. Заметил веселые искорки в глазах Христинки.
        Захотелось сделать выволочку парнишке по всей форме, но лишь махнул рукой и направился в свою комнату. По дороге вспомнил про свою новую уникальную способность и пожалел, что в гневе забыл просмотреть Клима. Зашел в комнату, снял доспех и уже стягивал сапоги, когда про меня вспомнила система.

«Выполнено задание «Черное проклятье» ч.4.
        Награда: +1100 опыта.
        Доступно задание «Пропавшие люди» ч.5. Выясните кому и зачем оборотни
        доставляли похищенных людей».
        В этот раз только опыт. Жаль. Но настроение мне это не испортило. Сразу получил четвертый уровень, значит, минули сутки, и ограничение на получение новых уровней сняли. Вот только один я уже получил, значит остался еще один на сегодня. Решение поспать было правильным, во сне опыта не наберешь. Так, но сначала закидываю полученную единичку физических характеристик в ловкость, ее мало не бывает. Силу начнем поднимать с десятого уровня. И снова «Магия хаоса», кажется, она ко мне прилипла, отказываюсь в пользу «Дипломатии». Зря я на систему то дуюсь, уже второй раз меня балует нужным знанием.
        Закрываю интерфейс и падаю на кровать. Все спать, остальное потом. Закрыл глаза и сразу провалился в сон.
        Аридэль открыла глаза и с удовольствием потянулась на мягкой кровати. Она была полна сил, действие отката и внутреннее истощение духа прошли. Она в отличие от матери была воином, а не магом. И даже самое слабое заклинание валило ее с ног надолго. Девушка приподнялась на локтях. Высокие сапоги стояли у кровати, остальная одежда была на ней. Она смутно помнила, как оказалась у себя в комнате, последнее воспоминание: чудовище, воющее от боли, которую причиняет ей солнечный свет.
        Ари, так звала ее покойная мама и старший брат, свесила ноги с кровати и смешно сморщила носик принюхиваясь. От одежды шел неприятный запах, да и сама одежда была в черных пятнах засохшей крови и дорожной пыли. Нужно сходить в конюшню и достать из сумок сменную, а по пути заказать горячую воду в номер. Или сходить в баню? Пришла неожиданная мысль.
        Человеческие бани сильно отличались от эльфийских, во всяком случае, так говорил ее брат, а он много знал о людях их нравах и привычках. Аридэль всегда краснела, когда он в компании своих друзей, что собирались в их хижине, когда он возвращался из очередного похода, рассказывал об оргиях и всяких непотребствах, что делали люди со своими женщинами в банях. Ей еще не познавшей мужчину было непристойно даже слушать об этом, но она слишком быстро повзрослела, когда ушла мать.
        Она и брат, дети великой лесной колдуньи и бессмертного лорда, рано познали бедность и унижения. Мать погибла в битве за замок, отец ушел в свой мир и больше не вернулся. Он был плохим правителем и отцом. Маму он не любил, просто могущественному господину приглянулась смазливая колдунья. Ее и брата он ни разу не навестил, хотя они ждали, когда отец придет к ним и обнимет. Потом война и смерть матери. Долгие месяцы они с небольшой кучкой выживших прятались по лесам, от рыщущих повсюду ищеек дроу, в черных легких доспехах со страшными масками, закрывавшими половину лица. Слуг победившего Лорда, высокого эльфа с темной эбеновой кожей и горящими алым огнем глазами. Тоже бессмертного.
        Ближние сородичи из высших эльфов отказали им в помощи и крове над головой. Они, будучи свободными, не хотели иметь ничего общего с бывшими слугами, что даже не имели своего рода. В итоге небольшая группа выживших воинов с семьями, поселилась на краю Туманного леса. Чтобы выжить, мужчинам приходилось выходить к людям и искать работу у них. Пока брат с другими добывал деньги и пищу, она пыталась вспомнить то, чему учила ее мать. Но к магии способностей у нее не оказалось. Очень мало при рождении Великий лес вдохнул в нее своей силы. А вот луком и мечом она владела отлично, на зависть многим парням, что подрастая, начали бросать заинтересованные взгляды на юную девушку. Даже по эльфийским меркам Ари была красавицей, но она думала, что это старший братик так шутит над дурнушкой сестрой.
        Вскоре и она начала ходить с ним. Они зарабатывали, охотясь на разных монстров, выполняя задания гильдии Серых стражей, нанимались в охрану торговых караванов, брались за любое дело, что не шло в разрез с их убеждениями и приносило деньги. Ухаживания парней она пресекала на корню, просто еще не встретился тот, кто смог бы завладеть ее сердцем. И вот к ним пришли и попросили помощи люди. В этот раз брат ушел без нее, хоть она и просила его взять ее с собой, но он был непреклонен. Вернулись они быстро, все наперебой хвастались убитыми оборотнями, им даже удалось убить пару стрыг, очень опасных тварей. Только брат тогда сидел хмурый и задумчивый. В конце вечера он отозвал Ари в сторону и показал кусок тряпки со страшным символом на нем. Девушка сразу вспомнила ту страшную битву, в которой погибла мама и жутких ищеек, у каждого из них на одежде был этот знак: черное солнце, покрытое белой паутиной.
        В тот вечер брат уговорил своих товарищей идти с ним. А спустя неделю дошли слухи, что они пропали. Не раздумывая, она отправилась на их поиски. Млынов и ближайшие к нему деревни с хуторами отлично помнили этот знак и тех, кто его носил. Какие ужасы и страдания принесли они на эти земли сто лет назад, пока их повелитель не ушел вместе с такими же бессмертными в свой мир.
        Бессмертные. Отец, трус и неудачник из-за кого погибла мама и много отважных воинов. Черный лорд, чьим гербом был страшный символ, а богиней покровительницей Нъярхала, тварь хаоса с прекрасным лицом и восьмилапым телом паука, что питается страданием и болью принесенных в жертву ей живых существ. Аридэль ненавидела и презирала бессмертных. Тех, кто играет жизнями и душами своих подданных, не считаясь с их чувствами. И сбегает при первой же опасности на небеса, бросая живых существ в жернова бессмысленных войн.
        И вот они появились снова в мире Энрота.
        Когда она узнала, что Тадиэль один из них, ее первым желанием было плюнуть ему в лицо. Кидаться с мечом бессмысленно, их не зря зовут бессмертными. Она была вынуждена сдержаться, узнав, что им по пути. Кто бы сейчас не был бы ее спутником, Ари все равно. Она готова идти хоть с самой Лилит, матерью всего зла, если это приведет ее к брату.
        Только вот бессмертный ее разочаровал. Он на равных общался со своим слугой, молодым пареньком, что безоговорочно был предан своему господину, она это чувствовала, умение, доставшееся от матери. Он хоть и спасовавший вначале боя, оправдал себя в схватке с оборотнями и стрыгой, когда бросился защищать своего слугу. Конечно, он не погиб бы окончательно, как парень или она, но сам поступок заслуживал ее уважения. Его смешные, от незнания элементарных вещей, попытки помочь ей, когда откат после заклинания лишил ее сил, нежные прикосновения, когда он вез ее на хутор, все это никак не вязалось с теми бессмертными, которых она помнила и знала. И самая большая странность, он не уходил, он постоянно был с ними. По рассказам матери, отец как минимум раз в сутки исчезал из мира Энрота. С его слов, мать говорила, что он в это время возвращается в свой мир на небо. А Тадиэль все это время находится здесь в их мире.
        Неожиданно девушка поймала себя на мысли, что слишком много думает о нем. При этом вспоминая его черты и голос. Просто он был не таким, как те, кого она знала из бессмертных, и все, обосновала свои мысли эльфийка. Аридэль тряхнула головой, словно разгоняя морок, и спрыгнула с кровати. Надела сапоги и спустилась вниз. Надо заказать горячую воду и сменить одежду.
        Внизу в обеденном зале постоялого двора было шумно и людно. Тонкая, как соломинка Христя едва успевала разносить большие подносы наполненными разнообразными блюдами. Ей помогал Никитка, правда делал он это неуклюже и медленно. Хозяин хутора стоял за узкой стойкой и разливал по пузатым кружкам пенный напиток. Рядом у стойки стоял внушительного вида пожилой мужчина с седыми волосами и большой проплешиной на затылке. На нем был дорогой кафтан, подпоясанный парчовым кушаком, а пальцы украшали несколько колец с камнями. Он поставил кружку на стойку и вытер пену с усов, рукавом кафтана.
        Эльфийка заметила отсутствие части левой руки у хозяина. На дворе стоял полдень, а рана у него даже не затянулась, о чем говорили пятна крови на повязке. Тревоги не было, она бросила на стойку серебряную монету и попросила горячей воды в комнату. Клим ловко смел ее со стойки целой рукой и отрицательно мотнул головой, объяснив, что таскать воду некому. Сына он отправил в Лужки, а он с дочерью занят. Если есть желание помыться, то она может сходить в баню, ее совсем недавно истопили.
        Шумевшие за ближним столом мужики, услышав предложение хозяина, отпустили в сторону девушки пару непристойных предложений, предлагая свою помощь в омовении юной девы. За что получили в ответ гневный взгляд и парочку фраз с указанием направления, в котором они могут идти в самое ближайшее время. Не ожидавшие от Аридэль таких познаний в крепких словечках, парни громко заржали над своим товарищем, что решил подшутить над эльфийкой.
        Девушка, немного подумав, согласилась на баню и добавила еще одну монету на стойку. После чего направилась к выходу, под пристальными взглядами уже подгулявших, но в этот момент притихших мужчин.
        Глава 2.7 Правила, покупки и эссенция
        Правила, покупки и эссенция (небольшое отступление).
        Здоровый и спокойный сон, отличное средство для поднятия настроения и готовности совершать подвиги. Я это понял только здесь. В реальном мире сон чаще всего был тревожным и беспокойным. Постоянно мучили неприятные сновидения и недосып. Зависело ли это от экологии окружающей среды или от людей окружавших меня, я не знаю, да и думать об этом сейчас уже глупо и честно говоря, неохота.
        Система и администрация проекта подтвердили мою прописку в мире Энрота так, что сожалеть и вспоминать прошлую жизнь не имело смысла. Надо жить здесь и сейчас. А для этого нужно полистать правила установленные для всех созданий живущих и приходящих в этот мир. Тем более что теперь такую возможность мне предоставили. Основное это конечно разобраться с персонажем, принципами его развития и возможностями получаемых по мере роста уровней. Однозначно понять, как получить замок и что, потом с ним делать?
        Сажусь на кровати, подложив под спину подушку. Сейчас заходим на игровой форум, игра уже идет вторые сутки так, что наверняка появилась куча сообщений восхищенных или обиженных на разработчиков игроков. Среди всего этого вороха соплей и ахов, найдутся и крохи полезной информации. Затем разбираемся с пробиркой содержащую эссенцию гнева. Сказано, сделано. Активирую иконку сети.
        Никакой полезной информации я не нашел. Сообщений вообще было на удивление мало. Шел обычный срач в стиле я начал круто, а вы все неудачники. Или вы скоро у меня все будете … и дальше по тексту. Поэтому, не тратя свое время зря, я зашел на официальную страницу проекта и открыл «Основные правила в мире Энрота».
        Бегло просмотрел информацию о войнах между игроками и последствиях наступавших в случае проигрыша или победы. Это мне и так уже известно. Конкретно мой случай не рассматривался. Вопросы так называемого «срыва» в новых проектах не обсуждались априори.
        Условия развития игрового персонажа изучал внимательно и подробно. Отличия от известных и популярных проектов имели место быть. Некоторые из них для меня были в новинку.
        В игре параметр здоровья, точнее количество его очков, был постоянной величиной. Его значение с повышением уровня не изменялось. Естественно оно было разным в зависимости от выбранного игроком класса. Маги и жрецы имели самые низкие значения, воины и стражи понятно могли похвастаться высокими показателями. Собственно как и во всех играх. А вот дальше разработчики ввели интересную штуку.
        По мере роста уровней ваш показатель здоровья оставался неизменным, и за счет доспехов росла защита и сопротивляемость. Но чем качественней была броня, тем более высокие требования предъявлялись к персонажу. В принципе все, как и в реальной жизни. У вас росли личные параметры, повышалась сила и ловкость, вы могли носить тяжелую или легкую броню, но стрела, попавшая в глаз, или топор в голове прекращали ваш жизненный путь, не зависимо от вашей силы или уровня. Естественно, что избежать подобных неприятностей было проще развитому персонажу, нежели начинающему.
        Дальше, еще интересней. Что касается магов и любителей этих классов, в этом проекте они не имели особых преимуществ. Теперь тем, кто выбрал заклинателей и повелителей тонких материй в надежде накрывать армии противника заклинаниями работающим по площади, то их ждал неприятный сюрприз. Заклинания любой школы магии, начиная с третьего уровня, уже не исследовались в заклинательном покое замка, появляясь в случайном порядке. Для их получения и дальнейшего изучения необходимо иметь развитую библиотеку, определенный показатель интеллекта, знание в определенной школе магии и несколько редких ресурсов или ингредиентов для создания магического свитка. Ну, или в игровой магазин, а цены там заставляют сильно задуматься на предмет: «А оно мне надо? Сам как-нибудь создам, напрягусь». Это было, кстати, одной из причин нытья на форуме игры.
        Но справедливости ради надо отметить, что тряпочные убиваторы оставались серьезными противниками.
        Классов в игре было около сотни или больше, и практически у каждого был свой вариант замка. Но все это разнообразие резко сокращалось, когда начинаешь внимательно изучать классы. Разработчики убрали специализации, что были в старых землях и сделали каждый класс узкоспециализированным. Правда, вместо одного классового навыка, сделали два.
        Замков было поменьше. Основные различия у замков состояли в расовой принадлежности лорда и его фракции. Основные постройки в замке между собой были схожи, имели разный внешний вид и названия, но принципиальных различий не имели. Казармы для пехоты, погост для скелетов или мастерская гремлинов, у всех одно назначение - найм войск. Но были и специфические постройки, предназначенные для конкретного класса. Паладин имел в своем распоряжении алтарь, для получения божественного благословления раз в сутки, рыцарь хаоса мог построить адские врата для призыва бесов и другой инфернальной нечисти высокого уровня, но так же с ограничением в сутки.
        Классы были обычные и редкие, а вот, что странно, описания уникальных я так и не нашел. Вернее один абзац ссылался на то, что возможность получить уникальный класс в игре существует, но для этого необходимо совпадения ряда игровых условий. Но о выборе данного класса при старте нигде не упоминалось.
        Изучая описание персонажа, обнаружил существование вкладки «дополнительные параметры», почему-то в моем интерфейсе ее не было. И очень хорошо выдохнул я после того, как понял, что она из себя представляет.
        Вкладка «дополнительные параметры» содержала такое количество строк, в которых были многочисленные коэффициенты, характеристики и параметры, что я даже не стал пытаться вникнуть и разобраться какие, за что отвечают и на что влияют. Здесь учитывались всевозможные факторы и условия в любой игровой ситуации, какая только могла возникнуть. От банального диалога со случайным неигровым персонажем до сражения нескольких крупных армий. Если в первом случае к расчету брались параметры взаимоотношений, репутации, принадлежность к расе, фракции, окружающая местность и даже погода. То во втором к расчету массово подключались коэффициенты урона, сопротивления к той или иной магии, шансы критических ударов и их блокировки и еще с сотню различных переменных, случайных чисел и внешних факторов. Хорошо, что ее не включили в интерфейс игрока. Здесь я полностью доверял системе.
        Изучил параграф неигровых персонажей. В принципе особого отличия от других проектов не было. Они имели возможность поднимать свой уровень и развивать или получать новые навыки. Так же управлялись отдельными искинами, то же нелинейное поведение, но были и особенности учитывавшие стиль и специфику игры. Так, например, имея замок, я мог дать звание «Героя» любому своему подданному, достигшему определенного ранга в своем развитии а, имея в своем замке «алтарь душ» воскресить его в случае смерти. От уровня развития героя зависело время его воскрешения и затраченная энергия душ, где ее брать я так и не нашел. Правда, учитывая, что «алтарь душ» продавался только в игровом магазине, «топливо» к нему наверняка лежало на соседней полке.
        Про игровой магазин расскажу отдельно, но чуть позже. Я всегда знал, что моя старшая сестра любит деньги, но чтобы настолько. Мало того, что игровые аккаунты стоили как две зарплаты менеджера среднего звена, так и цены в магазине от них не сильно отставали. Имеющаяся у меня сумма в шесть тысяч золотых уже не казалась мне крупной.
        Парадокс заключался в том, что проект имел популярность. Я понимаю, что говорить об этом во второй день после старта рановато, но Кира сделала беспроигрышную ставку. На человеческую жадность и самоуверенность. Возможность получить хороший приз в случае победы в игровом золоте, а значит и в реальных деньгах, затягивала в проект целые игровые кланы.
        О, насчет кланов. Сообщества в мире Энрота носили знакомые всем названия. Кланы, гильдии, ордена. Эти социальные объединения существовали у неигровых персонажей. Игрок мог создать свое княжество, графство, баронство да вообще выбрать любое название для своей локации и на правах вассалов принимать в него не только других игроков, но и объединения нипов. А вот королевство, а впоследствии и империя возникали только после присоединения или захвата других земель.
        В игре существовали небольшие игровые государства, которые вели довольно активную внешнюю политику. Для игроков они интересны в плане развития экономики посредством развития торговых маршрутов. Можно принимать сторону одного или другого воюющих между собой государств. На этом зарабатывается опыт, деньги и прокачиваются войска, кроме прочего поднимается репутация у населения. Мне же кажется, что основная задача этих королевств - активация масштабных игровых сценариев. В Энроте существует множество рыцарских и духовных орденов, которые так же очень активны и не всегда дружелюбны.
        Сам мир разделен на два плана бытия. Верхний, где якобы правит порядок, хотя всякой дряни хватает и нижний план, план хаоса, где обитаю демоны, духи и прочая нечисть. Они соединены между собой порталами. Одни порталы имеют двухстороннюю связь, другие работаю только в одну сторону, но для всех нужен амулет активации. Время от времени возникают случайные порталы. Появляются они абсолютно хаотично, без какой-либо логики, предсказать их появление не может никто.
        Про замки информации было мало. Строились они на местах силы, но это я уже и так выяснил опытным путем. Для дальнейшего развития требовались определенные ресурсы, какие не уточнялось. Я вообще обратил внимание, что по ключевым вопросам информация давалась дозированно. Это все Кира. Уж кто-кто, а она умеет заинтриговать на ровном месте.
        Вот вкратце и в общих словах, что я узнал на официальном портале игры. Теперь я имел хотя бы примерное представление о мире, где оказался. И самое время заглянуть в магазин, правда ли то, что пишут на форуме о ценах.
        Я был приятно удивлен, нет, цены действительно были немаленькие, но и не настолько завышены, как писали те, у кого было туго с золотом. Ассортимент предлагаемых товаров был довольно богатым и разнообразным. Тут было все, наборы ресурсов для строительства, доспехи, оружие и бижутерия, качество вещей от артефактов до уникальных. Готовые сеты, книги знаний, свитки с заклинаниями, мощные зелья и эликсиры, эти действительно кусались в цене. Игрокам предоставлялась возможность приобрести любого неигрового персонажа, пахаря, рудокопа и даже управляющего вашим замком, вопрос лишь цены. Свитки способностей для своего персонажа, свитки навыков для солдат и работников, даже жетоны с очками развития и свободными характеристиками. Что тут скажешь, донат рулит, еще на заре зарождения игровой индустрии он и был одним из главных факторов развития виртуальной реальности.
        Нашел я и эссенции, они были разными, нужные мне гнева и благодати имелись в продаже. Знакомые мне пробирки, емкостью от ста единиц и до тысячи. Прочитав описание, стало понятно, как мне открыть свои способности в древе развития. Необходимое количество единиц этой субстанции открывало возможность выбора духовной способности.
        Я решил посмотреть самое необходимое, что мне бы пригодилось сейчас, перед походом на Чертову горку. И зашел в раздел вооружения. Для удобства покупателей товары были разложены по категориям и рангам. Открыл вкладку «доспехи» ранг «уникальные», после беглого просмотра вышел. Извините, но стоимость одной пары перчаток в пятьсот золотых, даже учитывая их параметры защиты, сопротивления к магии, дополнительные атрибуты и бонусы к характеристикам, это слишком дорого. Открываю «артефакты». Здесь уже можно что-то на себя и присмотреть, но и увлекаться без оглядки на кошелек не стоит. Игра больше заточена на стратегическую составляющую. Закованный в супер броню и с мега пушкой предводитель не вытянет сражение в одиночку, если его бойцы будут в старой коже, шароварах и на босу ногу. Правду говорит народ: один в поле не воин. Надо выбрать сейчас то, что поможет мне одолеть противников на начальном этапе, где мое непосредственное участие в боевых действиях пока актуально, при этом по максимуму сэкономить деньги.
        Жаль, конечно, что мне неизвестно имя моего благодетеля, хотя какое это теперь имеет значение, связаться то с ним я все равно не могу, даже если бы и знал кто он. Подобрав себе новые доспехи, пытаюсь оплатить товар. Для завершения сделки система просит дать согласие на доступ к персональному коду. А вот это проблема! Как же я мог забыть? Каждый игрок при создании персонажа получает индивидуальный код. Работники корпорации четко отслеживают движение игрового золота игроков через магазин, а значит и Кира узнает о моих покупках. Что это значит? Что в следующий раз отовариться в данном супермаркете я не смогу. Да и сестренка, возможно, узнает, где я сейчас нахожусь в игре. Если она еще не в курсе.
        Администрация проекта, согласно пользовательского соглашения, вправе отказать игроку в доступе к игровому магазину.
        Что делать? Потратить все деньги, сразу сделав запас на будущее? Бред. Я не знаю, что мне будет необходимо завтра или когда появится замок. Можно конечно взять комплекты брони и оружия для пехотинцев, но они после покупки должны быть перемещены на склад замка. А его у меня сейчас нет. Да и какое брать? Можно взять то, что впоследствии окажется ненужным хламом.
        Взвесив все за и против, принимаю решение. Бонусную тысячу трачу сейчас, а в случае блокировки доступа, буду закупаться через аукцион. Дорого, но что поделать. Золото в игре мне необходимо. Даю согласие на регистрацию в магазине и закупаюсь.
        Полу латные доспехи для себя. Прикрытые стальным панцирем грудь и половина спины, торс закрыт кольчужным плетением. Стальные пластины на бедрах, стальные наручи и наплечники. Кольчужная юбка до середины бедра с разрезами спереди и сзади, для езды верхом. Высокие сапоги из крепкой кожи. Доспехи давали хорошую защиту от всех типов физического урона и сопротивление к стихийной магии. Имели дополнительные параметры, на десять процентов уменьшали любую магическую атаку, прибавляли три единицы выносливости и ловкости.
        Все классы в Энроте могли использовать любой вид доспеха, для этого не требовался навык или способность, но необходимо было иметь определенный показатель силы и ловкости. Чем выше качество вещи, тем больше требования к параметрам. Оружие требовало наличие способности, чтобы его использовать, но начиная с ранга «артефакта» как и с доспехами уже были необходимы показатели того или иного параметра.
        Из оружия взял пару коротких мечей, кстати, я действительно владел только теми колюще-режущими видами, что в своем названии имели слово «меч». Взял большой полуторный клинок с длинной рукоятью, внешне он отдаленно напоминал катану. Все мое оружие помимо повышенного физического урона, имело дополнительные атрибуты. Короткие мечи на тридцать процентов резали защиту любой брони и добавляли мне три единицы в ловкость, увеличивая скорость атаки. Меч с вероятностью в пять процентов наносил фатальный удар, плюс пять единиц в силу.
        Поменял свою малую сумку на большую. Внешне абсолютно не отличимую от предыдущей. Но положить в нее можно уже двадцать предметов общим весом в двадцать пять килограмм. Пару колец, с сопротивлением к магии смерти и хаоса, каждое давало по десять процентов. Два жетона с очками развития и пробирку с благодатью на пятьсот единиц.
        Не забыл и про своего оруженосца. Ему взял кольчугу, меч и щит, все отличного качества. Артефакты я брал только для себя любимого. Свиток навыка владения щитом. Все доспехи и свои и Никиты я перекрасил в цвета своего герба, благо услуга была бесплатной. Теперь они все были черного цвета с белокрылым ангелом на наплечниках.
        Итог моего похода в магазин составил почти полторы тысячи золотом. Переведя в уме, эту сумму на международные кредиты, я мысленно присвистнул. Этой суммы хватило бы обычному человеку на безбедную жизнь в течение года. Игрушка не для бедных.
        Выйдя из магазина, я с удовольствием рассматривал аккуратные свертки возле моей кровати. Первым делом взял жетон развития и сжал его в руке. Система сообщила мне, что я получил свободное очко развития, которое могу вложить в физические умения в древе развития. И сразу предупредила, что жетон я могу использовать лишь раз в сутки. Предсказуемо. Несмотря на жесткий донат, разработчики пытались создать иллюзию сохранения баланса между игроками. Ладно, пусть будет раз в сутки. Да и учитывая финансовое состояние игроков, исхожу из стоимости подписки, игровой баланс будет иметь место. Разве, что с незначительными перекосами.
        Открываю древо развития. Одна иконка с «рывком» яркая, остальные тускло серые. Еще раз перечитываю описание умения, пытаюсь узнать, когда и как открыть следующие. Все просто мне надо вложить еще два очка развития в любую ветку. Считаю. За каждый третий уровень система дает очко развития, значит, вторые умения откроются на десятом уровне. По умолчанию они должны быть круче, чем первые. И с дополнительными жетонами я могу их получить уже на шестом. Или докупиться в магазине и получить на пятом. Немного подумав, беру «Стальной вихрь» в ветке парных мечей. Теперь могу атаковать сразу пять целей, а снижение защиты компенсирует артефактная броня. На начальных уровнях она, что-то вроде неприступности. Тем более пока границы закрыты встреча с таким же «донатером» мне не грозит. А в схватках с монстрами и мобами понадеюсь на уникальный класс. Закрываем интерфейс.
        Так теперь, что там у нас с эссенциями. Достаю пробирку, ломаю восковую пробку на ней. Субстанция внутри не жидкость, а вязкий, тягучий дым, что очень быстро испаряется и проникает в мое тело через ноздри глаза и уши.
        Алая пелена опускается на глаза, внутри закипает неконтролируемый гнев. Я взбешен и раздражен. Я ненавижу и готов убить всех. Этого придурка Никиту, что позволяет себе так общаться с великим и непогрешимым мной. Заносчивую эльфийку, что не стоит и ногтя на моем мизинце, годная только для того, чтобы ублажать своего господина холодными ночами. А хозяина хутора надо долго пытать, сдирая с него кожу тонкими лоскутами и чтобы его хворая женушка за всем этим наблюдала, может быстрее подохнет. Я не видел своего лица в этот момент, но бьюсь об заклад, что оно представляло собой жуткую гримасу.
        Отпустило быстро. Стало трудно дышать, сердце в груди отбивало бешеный ритм. Я реально испугался тех мыслей, что пронеслись в моей голове секунды назад. Надо поаккуратней с эссенцией в следующий раз. Принимать только по рекомендации врача, и только при отсутствии других живых существ в радиусе прямой видимости. В пробирке было сто единиц гнева, а если тысяча? Интересно, а с благодатью обратный эффект? Вселенской любовью накроет? С ней надо будет тоже пробовать, уединившись. Ну, что там у нас со способностями.
        Серый туман на половине гнева отполз немного вниз, открыв две пиктограммы. Каждая из них стоила по сто единиц гнева. Как я и предполагал здесь были проклятия и способности, наносящие урон, аналог магических заклинаний. Вот только для применения, вместо маны, они требовали мое здоровье.
        Первое: «Слабость» - накладывала на цель отрицательный эффект, понижая показатели силы, выносливости и ловкости на пять процентов. При активации забирала двадцать очков здоровья. При моем показателе не критично.
        Второе: «Вспышка гнева» - заставляла цель атаковать ближайшую цель, вне зависимости враг это или союзник. При этом понижая собственную защиту на сорок процентов. Забирала десять очков здоровья.
        Взял «слабость». Вторая способность довольно специфическая и сейчас я не видел ей достойного применения. Закончив со всем я, наконец, встал с кровати. Доспехи выглядели не очень. Не в плане целостности, с этим было все более менее нормально, а в плане чистоты. Самоочищение в этом мире не работало, да и от меня шел не совсем свежий аромат. Надо спуститься и попросить растопить баньку. Клим наверняка уже уехал в Лужки, проклятие жены ждать не будет. Значит, найти его второго сына и решить вопрос с омовением.
        Обеденный зал встретил меня веселым хоровым пением и стуком деревянных кружек. Около десятка дюжих молодцов горланили какую-то задорную песню.
        За стойкой стоял хозяин, своим присутствием он вызвал у меня неподдельно удивление, гораздо больше, чем компания незнакомых певцов. Из его объяснений я понял главное, что баня уже растоплена и готова, а в Лужки поехал его сын. Довольный, что не придется долго ждать я, оторвав Никитку от песни, распорядился, чтобы он вычистил мои доспехи и прямиком направился в баню. С хорошим настроением в предвкушении водных процедур.
        Глава 3.1 Сборы и разговоры
        На хуторском подворье было тесно. Прибывшие торговцы заставили своими гружеными телегами и крытыми повозками все пространство двора. Распряженные лошади стояли у поилки и коновязей. Слуги чистили животных, давали им корм и меняли тех, кто уже утолил жажду. У низкого сруба бани был свободный пятачок, из каменной трубы шел сизый дымок. Обойдя это скопление гужевого транспорта и тягловой силы, я добрался до баньки и зашел внутрь помещения с ароматами запаренных веников и горячего влажного воздуха.
        В предбаннике на скамье была свалена чья-то грязная одежда, в углу стояли высокие сапоги, не заостряя внимания на всяких мелочах, я быстро разделся и юркнул в теплое нутро помывочной.
        Встретил меня громкий девичий крик и влажный шлепок в лицо мокрой мочалкой. Утеревшись рукой, постоянно моргая от попавшей в глаза мыльной воды, я пытался рассмотреть причину столь радушного приема. Наконец-то вернув себе зрение, я обнаружил, что причина крика и мокрой мочалки повернулась ко мне спиной, продолжая прикрывать свою грудь. Распущенные мокрые волосы и испепеляющий взгляд в купе с совершенной фигурой, заставили меня замереть, открыв при этом рот.
        - Следующей будет кадушка,  - прошипела сквозь зубы эльфийка, из ее глаз летели фиалковые молнии.
        - А дверь закрывать не пробовала?  - обиженно пробурчал я, продолжая пожирать ее глазами.
        - Может, выйдешь?  - уже спокойней поинтересовалась она и резко отвернулась.
        Ее реакцию можно было понять, я и сам не сразу заметил салютующую в ее честь одну из частей своего тела. Теперь стушевался я, прикрыв свой пах обеими руками, одной бы точно было не достаточно, покинул помывочную. Громко выдохнул и опустился на лавочку, не обращая внимания на лежащее на ней грязное белье. Уперевшись затылком в стену громко от души расхохотался. Выходить на улицу с отлившей от головы кровью я точно не хотел.
        Минут через пять, дверь чуть приоткрылась, и появилось раскрасневшееся личико Аридэль.
        - Здесь еще? Отвернись!
        Я встал и отошел в противоположный угол предбанника. Девушка оставила дверь открытой, тем самым отгородив себя ею от меня, наподобие ширмы. Я слышал лишь шелест одежды и ее громкое сопение. Затем громко хлопнула дверь, и я остался один.
        Помылся я быстро, в голове прочно засел образ обнаженной эльфийки, и вытравить его оттуда будет теперь очень сложно.
        Выйдя в предбанник, в сердцах сплюнул на доски пола. Я забыл сменную одежду в седельных сумках. Чертыхнувшись, натянул старые штаны и сапоги. Выйдя во двор с голым торсом, чем сильно удивил находящихся здесь мужчин и женщин, направился в конюшню, где обнаружил своего оруженосца.
        Он сидел на сундуке ко мне спиной и разговаривал с Буцефалом. Первая мысль, паренек пьян. Но прислушавшись, я широко улыбнулся, он готовился к разговору со своим господином, то есть со мной. И судя по многочисленным повторам и перестроением фраз, разговор обещал быть серьезным и долгим.
        - Готов к разговору?  - весело окликнул я парнишку.
        Никитка вздрогнул от неожиданности, вскочил и уставился на меня, смешно хлопая ресницами. Спустя несколько секунд он вдохнул, надул щеки и выпустил воздух из легких. Почесал затылок и вновь набрал воздуха.
        - Настолько все серьезно?  - я уже начал тревожится. Может, что случилось?
        Оруженосец утвердительно замахал головой.
        - Ты язык проглотил?
        Отрицательные махи имели более частую амплитуду, я начал переживать за состояние парня.
        - Говори!  - прикрикнул на Никиту.
        - Да тут такое дело,  - он хлопнул себя по бедрам.  - Наемники эти, вернее их старший.
        - Какие наемники?  - на душе стало тревожно. Я присел у своего сундука и откинул крышку.
        - Ну, эти,  - он кивнул во двор,  - что в охране у купца были.
        - Никита,  - я поднялся, взяв из сумки сменное белье и чистую одежду,  - мне из тебя все клещами надо вытаскивать?
        - В общем, наемники, что были у купца в охране,  - парень повернулся к Буцефалу, так как я скинул портки и начал переодеваться,  - теперь без работы. Торговец узнав, что теперь путь до Млынова безопасный сразу их и рассчитал.
        - А что после Млынова, тоже все спокойно?  - наматывая портянки, поинтересовался я.
        - Ну, до самого города еще день пути без малого, а там и до границы княжества рукой подать.  - Он скосил глаза, увидев меня наполовину одетого, снова повернулся ко мне лицом.
        - А что за княжество? Большое?
        Неплохо, что у меня под боком оказалось ниповское государственное образование. Можно будет, не откладывая в долгий ящик начать развивать торговлю. Да и как я понял из прочитанных правил, наличие такого государства по соседству увеличивает естественный прирост подданных за счет миграции населения в собственные владения.
        - Не очень,  - Никитка подобрал мои вещи, свернув их,  - столица в Полынске, пару городков размером с Млынов, в одном из них порт имеет, да деревенек штук десять. Вещи Христине отдам, пусть состирает.
        - Порт?  - переспросил я.
        - Ну да,  - держа под мышкой мою одежду, кивнул паренек.  - Малка река наша, что Зеленый Дол с Полыньем разделяет, она же в Залив Ветров впадает, а дальше Внутреннее море.
        - Это та речушка, что у твоих Лужков бежит?  - с нескрываемым сомнением в голосе, спросил я. Про себя же подумал, море - отлично, еще больше расширяет возможности для будущей экономики.
        - Господин Тадиэль,  - усмехнулся Никитка,  - ну что вы. То Серебрянка, она через семь верст только в Малку впадает. А то уже река, по ней даже корабли ходят.
        - Ладно, уроки географии отложим на потом,  - накинув куртку, я поправил свой перстень на мизинце.  - Что там с наемниками?
        - Восемь их, вместе со старшим. Купчина их к вечеру рассчитать обещал. Ну, я и подумал, нам то к Чертовой горке идти, лишние люди не помешали бы,  - при этом он подошел ко мне и говорил все это полушепотом с заговорщицким выражением на лице.
        - Они, что просто так с нами пойдут?  - копируя парня, прошептал я.
        - Нет, даром не пойдут,  - стушевавшись, Никитка сделал шаг назад и начал говорить нормальным голосом.  - Надо договариваться.
        - Вот и договорись,  - хлопнул его по плечу.  - Ты же как, никак мой оруженосец, а значит, я могу тебе доверить решать подобные вопросы.
        После моих слов парня буквально раздуло от важности. Что-то, обдумав он, распрямив спину, степенным шагом направился в сторону гостевого дома. Проходя мимо слуг, суетящихся на подворье, парень не удостаивал их даже взглядом.
        - Про стирку не забудь,  - крикнул я ему вслед.
        А у меня во время принятия водных процедур возникла одна мысль. Надо бы ее проверить, для чего мне нужен был Клим и, кстати, наёмники эти очень вовремя подвернулись. Это конечно не регулярные преданные своему командиру войска, но на конец второго дня вполне нормальное пополнение. Надеюсь, Никитка сумеет сэкономить мои деньги. Да и перед эльфийкой надо бы извиниться. Только подумал об этом, как перед глазами встало идеальное обнаженное тело девушки с прозрачными капельками воды на нем. Будоражащая мозг картинка. Да, чувствую образ этот прочно засел в моей голове.
        Во дворе я обратил внимание на небольшую группу крепких мужчин в простых добротных рубахах, стоявших возле одной из коновязей. Они о чем-то негромко говорили. Заметив меня, каждый приветствовал легким кивком головы, я кивнул в ответ и зашел в дом.
        Народу в зале значительно поубавилось. В центре сидел Никита, напротив него за столом пара мужчин с суровыми лицами. Они, не спеша и негромко вели беседу. Заметив меня, они коротко кивнули и продолжили свой разговор, Никитка только стрельнул в мою сторону глазами. За соседним столом вальяжно развалился толстый купец, облокотившись спиной на, подпирающий потолок, столб и небольшими глотками отпивал из большой деревянной кружки. За дальним столом у окна сидела Аридэль, перед ней стояла тарелка с нарезанными овощами и еще чем-то. Клим сидел на своем месте за стойкой и кимарил, из-за занавеси с кухни доносились чавкающие звуки стираемой в кадушке одежды.
        Я быстро прошел через зал и опустился напротив эльфийки.
        - И снова здравствуйте,  - с глупейшей улыбкой произнес я.
        Аридэль подцепила ломтик тонко нарезанного сыра и отправила себе в рот, бросила на меня быстрый сердитый взгляд и повернулась к окну, медленно жуя.
        - Поверь, я это не специально,  - извиняющимся тоном промямлил я,  - обычно двери в бане закрывают.
        - Мне здесь раздеться или поднимемся в комнату?  - с легкой издевкой в голосе, повернувшись ко мне, спросила эльфийка.
        - Я же извинился,  - продолжил я оправдываться перед девушкой.
        - Ты лицо свое видел?  - спокойно произнесла она и снова отвернулась к окну.  - Ты с порога меня глазами раздевать начал.
        - Ну, извини,  - мои щеки вспыхнули алым румянцем.  - Редко встретишь красивую девушку с идеальной фигурой. Да еще и обнаженную ее застанешь,  - смущенно добавил я.
        В виртуальных мирах встретить страшную или некрасивую женщину было очень сложно, только если персонаж был участником или ключевой фигурой игрового сценария. Все представительницы слабого пола были как минимум симпатичными и приятными, а как максимум сногсшибательными красотками. Про персонажей игроков я промолчу, женщины игроки имея в своем распоряжении услуги редактора, априори создавали идеалы красоты. Правда у каждого мужчины свой идеал женственности и привлекательности, из-за чего иногда возникали казусы и довольно забавные ситуации. Но в целом женское население любого цифрового мира качественно отличалось от представительниц того же вида в реальном.
        Девушка не подала вида, что ей понравился отпущенный мною комплимент, но я заметил, как дрогнули уголки ее губ.
        - Что хотел?  - уже мягче, задала вопрос Аридэль.
        - Решил с тобой посоветоваться,  - облокотившись на стол начал я.  - Смотри, Клим сказал, что зелье для жены ему давали раз в два дня.  - Эльфийка приподняла бровь, показывая свой интерес, и кивнула в знак согласия.  - Значит, сегодня ночью он должен получить очередную порцию.  - Снова кивок в знак согласия.  - Узнав у него место, где он получает склянку, мы можем выяснить, кто стоит за всеми этими проклятиями, и возможно что-то узнать про твоего брата.
        После последних слов эльфийка встрепенулась, в глазах решительность и надежда.
        - Ты хочешь захватить их?
        - Кого?  - не сразу понял ее вопрос.
        - Тех, кто проклял Клима и его жену,  - уточнила Аридэль.
        - В идеале да. Мертвецы не разговаривают,  - усмехнулся я.
        - У тех, кто знает как, и они неплохо и складно болтают,  - сдвинув брови, прошептала эльфийка. Потом добавила, рассуждая,  - втроем мы можем не справиться.
        - Никитка сейчас как раз этим занят,  - я указал головой на своего оруженосца.
        - На первый взгляд крепкие ребята,  - рассматривая мужчин ведущих беседу с парнем, бормотала себе под нос девушка,  - оружие и доспехи ладные, лошади ухоженные. Свое дело наверняка знают, а какие бойцы, это только схватка покажет.
        - Все равно других вариантов нет,  - подытожил я, вместе с ней глядя в центр зала.
        Наемники заметили обращенные на них наши с Аридэль взгляды и замолчали. Мы переглянулись с девушкой, она движением глаз дала мне понять, что пора мне подсесть к Никите и закрыть вопрос с наемниками.
        Разговор со старшим отряда, звали его Дунгад, не занял много времени. Мой оруженосец практически обо всем договорился. Поскольку наемники неожиданно лишись работы на половине пути, а наниматель толстый купец, что уже дремал перебравший пива за соседним столом, расплатился с ними с учетом штрафа за разорванный контракт, то и оплату Дунгад задирать не стал. С Никиткой они предварительно договорились на двадцать серебряных монет в день каждому воину, двухразовую кормежку и компенсацию в случае смерти бойца в размере двухста монет. С добычи во время службы под моим началом им полагалась десятая часть. Я не сильно пока еще разбирался в тонкостях местных товарно-денежных отношений, доверившись оруженосцу, дал свое согласие на условия Дунгада. Предупредив наемника, что служба у меня спокойной и безопасной не будет. Он лишь расплылся в довольной ухмылке, его бойцы немного раскисли от спокойной жизни, немного размяться им не помешает. Мы пожали руки. На мой вопрос по поводу контракта, крепкий мужчина лишь хмыкнул, заявив, что настоящие воины не пачкают свои руки чернилами, как торгаши. При этом он бросил
взгляд полный презрения за соседний стол.
        В его отряде было восемь бойцов, вместе с ним, все закаленные не в одной схватке толковые ребята. Трое служили в армии герцога Харнийского под его началом и участвовали в отражении нашествия орды орков и гоблинов на Североземье. В одной из битв хвастался мужчина, он со своим отрядом помог призванному прелатами герцога ангелу положить багамута, здоровущую тварь.
        При упоминании небесного воина я рефлекторно поморщился, причем реакция лицевых мышц произошла спонтанно, независимо от меня. Наверняка внутри моего цифрового организма взыграла кровь падших, что не сильно жаловали своих бывших братьев. Дунгад это заметил, но не подал виду.
        Затем после победы над ордой, герцог начал закручивать гайки в своих владениях, не забыв при этом и армию. Посмотрев на то, как настоящих героев войны постепенно лишают вольностей, Дунгад с товарищами подался в солдаты удачи. Пока наемник рассказывал о своей жизни и подвигах, я решил воспользоваться своей способностью.
        Дунгад.
        Уровень 9.
        Наемник. Ранг: Ветеран.
        Раса: варвар.
        Сила-10.
        Ловкость-8.
        Выносливость-11.
        Стойкость-5.
        Навыки: Владение мечом(8), Владение парным оружием(8), Владение топором(7),
        Командование(4), Бой в строю(5).
        Способности: Берсеркер(3), Призывный клич(3).
        Серьезный мужчинка, сделал я вывод, просмотрев его параметры. Для себя отметил, посмотреть в правилах, что за навык «командование» и как тренировать у своих воинов «бой в строю». Почему я не обратил внимания при создании персонажа на то, что варвары это отдельная раса? Потому, что вы были сильно ограничены в выборе сударь. А вот и мое второе я проснулось.
        Закончив с наемниками, я распорядился, чтобы они через час полтора были готовы выступать. То, что близилась ночь, их особо не смутило. Дунгад получив аванс, направился к своим, готовится к походу, для них это дело привычное.
        Я подошел к сидящему на своем неизменном месте за стойкой хозяину хутора. Разговор с ним решил пока отложить, надо было проверить одно предположение. Попросил Клима подняться ко мне в комнату через час. Никиту и Аридэль отправил собираться. Оруженосцу наказал через час, вместе с Климом зайти ко мне.
        Зайдя в свою комнату, задвинул засов на двери. Достал из маленького свертка пробирку со светящейся внутри нее субстанцией. Эссенция благодати пятьсот единиц, подсказала мне система, приняв мой внимательный взгляд за применение способности. Сел на край кровати и уверенно сломал восковую пробку.
        Комнату заполнил яркий свет. Он лился из пробирки мощным потоком, проникая во все углы и щели, не оставляя теням и темноте ни единого шанса. Меня окружал свет. Очертания стен, потолка и мебели исчезли, был только изначальный свет. И вдруг с резким хлопком, все это светопреставление вошло в меня.
        Колбасило меня я вам доложу не слабо. Я не знаю, какие ломки испытывают наркоманы, но я думаю до того, через что пришлось пройти мне им далеко.
        Мои суставы с треском выскакивали из положенных им мест, мышцы скручивались и отделялись от костей. Сухожилия самостоятельно завязывались в узлы и со звуком лопнувших струн рвались. Два молотобойца уверенными и методичными ударами превращали мою затылочную кость в мелкое крошево. Когда силы этих крепких парней закончились, налитые кровью глаза лопнули и мир погрузился во тьму. Кричать я не мог, мои челюсти были сжатые с такой силой, что зубы крошились и кололись, разрезая острыми краями язык, от которого оставались жалкие лохмотья. Отрезанные куски забились в горло и не давали мне дышать.
        Я не знаю, сколько продолжался этот ад. Закончилось все так же внезапно, как и началось. По телу еще пробегала легкая дрожь, но боль ушла. Открыл глаза. Я лежал на полу, среди свертков из игрового магазина. Эка меня выворачивало, подумал я, вставая. В теле чувствовалась необычайная легкость. Но проходить опять через такое желания не было. Присел на кровать и открыл способности. В ветке благодати светилась цифра пятьсот и две иконки, каждая стоимостью в сто единиц.

«Защита духа» на десять процентов снижала магический урон любой школы магии. Отличное усиление, накладывается на находящихся в вашем подчинении воинов, ограничение на первом уровне способности двадцать существ. Забирает сорок очков здоровья. И тут жизнью платить надо, чертыхнулся я. Не любят небеса павших. Хотя это можно было и по ломкам, после принятия благодати понять. Смотрим дальше.

«Удар духа» наносит цели двадцать очков урона. С шансом в пять процентов есть вероятность оглушить цель на три секунды. Тип урона: духовный. Игнорирует магическую и физическую защиту, так как урон не относится ни к первому, ни ко второму типу. Забирает пятьдесят очков здоровья.
        Однако. Вот тебе и ветка исцеления. Хорошая такая благодать, даже у ветки гнева на первом ранге нет способностей, напрямую наносящих урон. Второй уровень каждого умения требует по триста очков. Не колеблясь, вкладываю оставшуюся благодать в удар.

«Удар духа(2)» наносит цели сорок очков урона. С шансом в пять процентов есть вероятность оглушить цель на пять секунд. Тип урона: духовный. Игнорирует магическую и физическую защиту. Забирает сорок очков здоровья.
        Вот как! Значит в отличие от магии, при улучшении способностей уменьшается расход на их активацию. Неплохо. Хотя гнев помилосердней будет, видя затраты своего здоровья для использования ветки благодати, отмечаю я про себя. А мой план по спасению Марфы трещал по швам. Надежда, что в ветке благодати будут исцеляющие способности, не оправдалась.
        В дверь тихо постучали. Это же, сколько времени я в отключке был?
        - Кто?  - с раздражением крикнул я. Не успел обдумать свой разговор с Климом.
        - Это я Никитка, оруженосец ваш,  - раздается голос паренька из-за двери.  - И Клим со мной, вы обоих нас звали.
        Тяжело вздыхая, встаю с кровати. Дело надо делать, подхожу к двери, отпираю засов.
        - Заходите,  - мотнув головой, приглашаю их зайти. Сам вновь сажусь на кровать.
        Глава 3.2 Рискованный план
        Никита зашел в комнату по хозяйский, и сразу опустил свой зад рядом со мной, не обращая внимания на свертки, раскиданные на полу. Меня его поведение начинало напрягать. Клим вошел молча, осмотрелся и, взяв единственный в комнате табурет, сел на него возле окна.
        Первым делом я устроил выволочку своему оруженосцу. Я никогда не служил в армии, но моим оборотам речи и построению фраз позавидовал бы любой сержант или старшина. Никитка стоял пунцовый и боялся шелохнуться, вытянулся как струна. В красочных эпитетах я объяснял парню суть службы и присяги, что входит в его обязанности и как следует себя вести с командиром, а уж тем более с господином.
        На лице Клима за все время моей пламенной речи, блуждало выражение одобрения и удовольствия. Он явно наслаждался происходящим на его глазах действом. Я остановился спустя несколько минут и то, лишь потому, что пересохло во рту. Хозяин хутора взял стоявший на маленьком столике у окна кувшин, налил воды и подал мне кружку.
        Пока я смачивал пересохшее горло, посмотрел характеристики Клима. Однорукий калека, с недавнего времени и благодаря клинку Аридэль, был довольно интересным персонажем. Тринадцатый уровень, неплохие показатели силы и ловкости, хороший запас здоровья в восемьдесят единиц. Навыки удивили не меньше параметров. То же командование, что и у Дунгада, бой в строю, владение мечом и копьем восьмого уровня, щитом десятого, максимального для неписи. Способности: призыв к оружию и победный клич. Мужичок то из бывших вояк, к тому же далеко не рядовой солдафон. Надо будет поподробнее его расспросить.
        Закончив с водой и вернув кружку Климу, я озадачил Никитку навести в комнате порядок, а затем подготовить наших лошадей и оружие к походу. Но перед этим отдал ему сверток с новыми доспехами, щитом и свитком умения. Увидев обновки, парень согнулся в почтительном поклоне, когда он выпрямился, я увидел в его глазах немой вопрос. После моей бурной лекции, оруженосец вел себя, как подобает слуге бессмертного. Я утвердительно кивнул, он не обращая внимания на наше присутствие, начал переоблачаться. Оставив парнишку за своим занятием, я начал задавать интересующие меня вопросы Климу.
        Меня очень интересовали подробности обмена путников на зелье для Марфы. Точное место и время, где его семья, будучи обращенными в оборотней передавала похищенных людей. Однорукий долго описывал путь, вспоминая все детали и мелкие подробности дороги от хутора до Мертвого дерева.
        Никитка, надев доспехи, уже шуршал по комнате, при этом навострив уши и не пропуская ни слова из рассказа Клима. В месте, где хозяин хутора описывал сопровождавших жрецов высоких и худых воинов в глухих темных плащах, он позволил себе вставить пару слов, видимо над его дисциплиной, еще работать и работать. Ссылаясь на слова Дунгада, он заявил, что это дроу, темные эльфы. Это они поклоняются паучихе и раньше в этих землях очень давно, когда еще были бессмертные, тут он скосил глаза на меня и запнулся. Я дал ему знак продолжать. Правил Черный повелитель, а у него на службе и состояли эти темные воины. Сейчас в Зеленом Доле их нет, поперхнувшись, паренек поправился, не было. Они живут за Серым кряжем у Громовых скал рядом с Гнилой топью и давно не выходят наружу. Кстати та область так и называется Топь. Я пожалел, что спросил оруженосца о Зеленом Доле. Наш разговор с Климом прервался минут на десять, ровно столько занял географический обзор ближайших земель в устах Никиты. После первых фраз решил не останавливать льющийся из него поток полезной информации. Плюс цифрового мозга, не надо ничего
записывать. Ты по умолчанию наделен эйдетической памятью, все, что услышал или увидел, остается в нем навсегда.
        Зеленый Дол, это область, в которой я сейчас находился, моя стартовая локация, говоря игровым языком. В длину около пятидесяти верст, быстро перевел в уме в километры, в ширину от десяти до двадцати в самом широком месте. С юга долину отделяет от соседней области река Малка, с севера Туманный лес и цепь холмов с равниной. Я вспомнил место своего появления в Энроте и встречу с этим ходячим справочником. На востоке Серый кряж со Снежным перевалом, что соединял Дол со Штормовым побережьем. В той области жили в основном гномы да мореходы, родичи Дунгада. Штормовым его прозвали еще в незапамятные времена, когда на Внутреннем море разразился страшный шторм, что смыл крупный и процветающий порт, название которого уже вряд ли кто и вспомнит. Небольшой экскурс в историю, был особой фишкой паренька.
        На западе Зеленый Дол граничил с Лотарином, это уже была область другой провинции и Никитка мало, что знал о ней. Но отец говаривал, будто там живут приверженцы церкви Единого в основе своей люди, но есть и поселения других рас, правда малочисленные. За Малкой стоит Полынское княжество, правитель там нынче трусливый и жадный, всем заправляет магистр магической гильдии. Давно они на наши земли глаз положили. На севере за Туманным лесом стоит Диколесье, земли темные и неизвестные. Из тех егерей и охотников кто дальше границы Зеленого дола забредал, назад уже никто не возвращался. Даже следопыты эльфийские и те с опаской на эти земли смотрят.
        Цены тебе нет Никитка, подумал я, когда парень замолчал. Про всех соседей вкратце поведал, есть над чем подумать в ближайшие две недели до падения границ. Тут я вспомнил разговор с вчерашним торговцем, что попал в лапы к оборотням. Он ведь спешил к Серому кряжу, успеть перейти перевал. Игра стартовала вчера, а спешил он потому, что по его словам гномы закроют перевал на две недели. Следовательно, даже неписи границы в течение двух недель перейти не смогут. И что мне это дает? Кроме того, что можно не ожидать сюрпризов от соседей в ближайшее время. Надо подумать над этим на досуге.
        Все. Пора возвращаться к моему разговору с Климом и попытаться воплотить возникший у меня в голове план в жизнь.
        Дорогу я запомнил, Никитка тоже утвердительно мотнул головой на мой вопрос, найдет ли он Мертвое дерево. Теперь к самому главному.
        Долго ходил вокруг да около, расспрашивая хозяина хутора о наложенном на его жену проклятье. Что, мол, делал тот жрец? Какие слова говорил? Ритуалы совершал или нет? И еще кучу вопросов, о том, в чем сам ничего не понимал. Но делал важный вид, поднимая свою значимость в глазах Клима. Под конец своего допроса, с тяжелым вздохом, сказал мужику, что попробую ему помочь. Но положительного результата не гарантирую. Силы, что на небесах мне доступна была у меня сейчас мало осталось. Я никогда не думал, что умею так пудрить мозги, пусть и набору цифрового кода.
        На самом деле я рассчитывал на игровой магазин. Очень надеюсь, что сестричке не успели доложить о моем первом его посещении и на его виртуальных полках я найду средство, чтобы помочь Марфе.
        После моих слов хозяин хутора бухнулся с табурета мне в ноги и, обхватив сапог, начал меня умолять попробовать спасти Марфу. Клялся, что до гробовой доски мне верен будет. Если надо по одному моему слову и смерть примет и по миру с котомкой пойдет. Вместе со мной к жрецам отправится и зубами за меня их рвать будет. Мне с трудом удалось его остановить. Система была тут, как тут.

«Предложено задание. Снимите проклятие наложенное жрецом Черной плети с Марфы.
        Награда: Климовский хутор присоединится к вашим владениям.
        В случае отказа: штраф отсутствует.
        В случае провала репутация с жителями Зеленого Дола -15.
        Принять. Да/Нет».
        Это, что за условие? Если не получится, то ухожу в минус со всей локацией. При таком раскладе даже мой расовый навык из минусов не поднимет. Хреновый план ты придумал бессмертный. В принципе можно отказаться, штрафа то нет. А если выгорит, получаю первое владение. А это автоматом повышение репутации, и какой никакой, но ресурс. В прошлых играх я бы, не задумываясь, рискнул, но это в прошлых. Сейчас в случае неудачи выйти не получится и аккаунт пересоздать. Принимаю. Еще пару минут рассуждений меня заведут в такие дебри.
        Встаю. Помогаю подняться Климу. Отправляю его к жене, сам обещаю подойти через пару минут. Мужчина постоянно «дакает» и кивает головой. Закрываю за ним дверь, шумно выдыхаю. Никитка смотрит на меня преданным и восхищенным взглядом. Я только сейчас обратил внимание на его новый доспех.
        Черная до середины бедра кольчуга с широким рукавом до локтя, плетенная из мелких колец, ладно сидела на пареньке. На наплечниках из черной кожи, расправил крылья, белый ангел, сжимая в своих руках золотой меч. Стальные наручи и сапоги, усиленные стальными пластинками. За спиной треугольный щит, на поясе меч. Настоящий вояка, по-доброму усмехнулся я, закончив осмотр своего оруженосца. Вслух же сказал:
        - Теперь ступай, найди Аридель и Дангада, скажи, что через час выступаем. Купи у торговца лошадей, себе одну и одну для поклажи. Особо не экономь, животных хороших бери. Сумки здесь оставим, возьмем провизии на пару дней и все. Понял? Выполняй.
        Я протянул один из двух золотых, что у меня оставались. Остальные мои богатства хранились у Фрола, за исключением той суммы, что осела в игровом магазине.
        Никитка взял монету и убежал выполнять распоряжение своего господина. Так. Теперь пора мне облачиться в новый доспех и двигать, снимать проклятие с Марфы. Очень надеюсь, что все получится. Потому, что если нет… Даже думать об этом не хочу. С этими мыслями положил на кровать увесистый сверток и, сломав печать, развернул его.
        Несмотря на отдельные стальные части моего нового доспеха, я не чувствовал прибавки веса и стеснения в движениях. Думаю, что сказывалась прибавка к силе и ловкости от надетых артефактов. Да и вообще мне нравился тяжелый доспех, всегда играл за воинов, не любил магов, что вечно прячутся за спинами, а потом кичатся своим уроном и крутостью. На деле же, стоит кинуть на себя защиту от магии, включить «прямые» руки и слушай потом поток ругательств и соплей от тряпочных нагибаторов.
        Короткие парные клинки закреплены на поясе с обеих сторон, меч за спиной, его рукоять торчит над правым плечом, он легко покидает ножны и так же легко в них возвращается. Оставшийся жетон развития отправляется в новую поясную сумку, двадцать ячеек не предел мечтаний, но само наличие инвентаря уже упрощает житейские мелочи. Проверяю оставшиеся склянки с зельями, остаток монет, другие мелочи в дорогу это заботы оруженосца. Несколько раз подпрыгиваю и приседаю, проверяя надежность крепления доспеха. Вроде все нормально. Остается последнее и самое важное, отчего зависит мое ближайшее будущее.
        Захожу в магазин. Все нормально, пока нет никаких запретов. Поиски нужного свитка с магией заняло некоторое время. В магии жизни было заклинание «Очищение», но я решил еще поискать, а вдруг попадется что-то более действенное. И оно попалось. В белой магии нашел свиток пятого ранга «Божественное дыхание», помимо снятия всех проклятий, порчи и негативных эффектов оно еще и воскрешало цель. После более подробного изучения я, мягко говоря, был удивлен. Это дыхание сначала убивало объект терапии, естественно пропадали все болячки и хворь, трупы не болеют, а потом воскрешало почившего бедолагу. Именно то, что мне было нужно. Вот только цена в сто десять золотых портила всю радость от близкой победы. Скривив недовольно лицо, покупаю свиток. При этом я заметил, что купи я просто заклинание, оно обошлось бы дешевле почти в половину. Но с магией я не дружил. У меня даже книги заклинаний не было.
        Сажусь на кровать по старой русской традиции, на дорожку. На самом же деле просто оттягиваю момент исполнения данного обещания Климу. На душе все равно неспокойно. Не знаю почему. А вдруг свиток не сработает? Лезет в голову предательская мыслишка.
        Отсидеться не получится. Хлопаю себя по бедрам, встаю. Выхожу в коридор, на секунду задерживаюсь у двери. Резко выдыхаю и уверенно спускаюсь по лестнице. Молча прохожу полупустой зал трактира. Во дворе наемники, эльфийка и Никитка готовятся к выходу. Погруженный в свои мысли прохожу мимо. Низкая дверь небольшого дома.
        Внутри маленького дома обстановка та же. Тусклый свет свечи, прикрытая одеялом Марфа и сидящий возле кровати Клим. При моем появлении он резко вскакивает со своего места. Глаза полные надежды и мольбы.
        Жестом руки выпроваживаю его за дверь. Зачем ему смотреть на мои потуги. Остаюсь наедине с больной. Ну-с, приступим. Свиток с белой печатью сжимаю в правой руке, левую ложу на грудь женщине. Вроде все правильно, как указано в инструкции. Сжимаю кулак, ломая печать. Секунд десять ничего не происходит. Может подделка китайская, нахмурившись, смотрю на сжатый в руке свиток. Для верности пару раз тряхнул рукой. Ничего.
        Через темные доски потолка внутрь дома начинает проникать белый яркий свет. Спустя всего несколько мгновений все помещение залито им. Я закрываю глаза, не в силах выдержать яркость его свечения. Под рукой, что держу на груди Марфы, чувствую легкую вибрацию. Приоткрыв один глаз вижу, как из глаз женщины и из приоткрытого рта выходят черные струйки похожие на густой дым. Выходят и сразу расползаются рваными лохмотьями, таят и растворяются в белом свете.
        Из-за двери раздаются удивленные возгласы. Но внутрь никто не заходит. Слышу отдельные фразы, говорят возбужденно и громко, но слов разобрать не могу. Представляю, как сквозь щели наружу вырывается свет. Несмотря на то, что еще светло, яркость божественного дыхания не возможно не увидеть.
        Постепенно свет начинает тускнеть, углы вновь погружаются в тень, собираясь над телом женщины он, образуя светящийся столб, поднимается к потолку и исчезает. Я снова сижу у кровати в полутемном помещении. Марфа медленно открывает глаза, кожа лица приобретает нормальный здоровый цвет. Дыхание становиться спокойным и ровным.
        - Ты ангел?  - чуть слышно шепчут сухие губы.
        - Почти,  - с улыбкой глажу ее руку.  - Тебе легче?
        - Да, боль ушла,  - улыбается в ответ Марфа.  - А где эта?  - в глазах появился страх, она пытается взглянуть на дверь.
        - Ее нет,  - понимая, о ком она спрашивает, успокаиваю ее.  - И больше не будет. Клим!  - громко зову хозяина хутора. Марфа вздрагивает от моего крика.
        Мужик в буквальном смысле влетел внутрь и опустился у кровати. В его глазах стояли слезы, на лице блуждала улыбка. Он дрожащей рукой гладил лицо жены, боясь поверить своему счастью. Я поднялся и вышел. Не надо мешать людям в такие моменты.
        Настроение было великолепным. Солнце еще не опустилось, раздавая последние лучики тепла, перед тем как уйти на ночной покой. Наемники и мои спутники стояли в ожидании указаний. Среди них я заметил незнакомые лица, от нанятых мною сегодня воинов, эти отличались одеждой мирных жителей, да и нормальными рожами без шрамов. Средних лет стройная женщина в длинном дорожном платье и обычным, для местных, передником с вышитыми узорами. Рядом с ней два парубка и девушка, с очень похожими на женщину чертами лица, дочь сделал я вывод.
        Скрипнула дверь дома и появившийся передо мною Клим опустился на одно колено.
        - При свидетелях и перед небом,  - не поднимая глаз, громко проговаривая каждое слово, мужчина приносил обещанную мне присягу.  - Я клянусь в верности Тадиэлю Белокрылому. Отныне и впредь все мое имущество и земли я вверяю в надежные руки своего господина. И до самой своей смерти готов защищать его честь и права.
        Стоявшие во дворе притихли. После того как хозяин хутора закончил говорить, все словно по команде склонили головы в знак уважения.

«Выполнено задание «Снять проклятие с Марфы»
        Получено опыта +800.
        Повышена одна магическая характеристика. Ментальная выносливость +1.
        Климовский хутор присоединился к вашим владениям.
        Репутация с жителями Зеленого дола +5.
        Репутация с жителями Климовского хутора +15.
        Получен малый кристалл управления. Поместите кристалл в одном из строений хутора. Все малые кристаллы автоматически связаны с большим кристаллом вашего замка».
        С выполнением задания получаю пятый уровень. Система радостно сообщает мне о достижении лимита на получение новых уровней на сегодня, очень не вовремя, учитывая мои планы насчет Мертвого дерева и Чертовой горки. Как я заметил, лимит снимается утром, но отменять запланированный поход уже не имело смысла. Итак, из предложенных «Навигации» и «Военачальника» само собой беру второе. Теперь войска под моим командованием будут получать на два процента больше опыта и при достижении элитного ранга у них появится возможность получить уникальные навыки. Полученную единичку кидаю в ловкость. Все делаю максимально быстро, у меня ведь тут подданный на одном колене, мне еще, что-то ему сказать надо.
        Под скрип двери, я закрываю интерфейс. Рядом с Климом опустилась на колени, вышедшая из дома Марфа. В ее движениях еще чувствовалась слабость. Незнакомая женщина с потомством неожиданно возникла рядом с ней. Запричитав, она подхватила жену Клима под руки и помогла ей подняться.
        - Ты уж прости меня высокородный господин,  - отряхивая подол Марфиного платья, обратилась ко мне женщина,  - только вот невестка моя от болезни не совсем еще отошла. Прилечь бы ей надо.
        - Да брось ты Наина,  - со слабой улыбкой возразила ей Марфа.  - Належалась я вдоволь, дайте хоть воздухом свежим подышать. А тебе господин поклон до земли, век тебе благодарны будем.
        Я удержал женщину, от попытки поклонится и обратился к Климу, что продолжал стоять на колене, склонив голову.
        - Принимаю твою клятву,  - простираю свою руку над головой хозяина хутора. Немного молчания для важности, продолжаю.  - Отныне и впредь ты, и все твои потомки будут верой и правдой служить мне. А я не забуду вас в защите и милости своей.
        Вроде неплохо так завернул, стреляю глазами по сторонам, смотрю реакцию окружающих. Клим встает с колен. Хлопаю его по плечу.
        Оглянувшись на свой новоиспеченный отряд, дал команду выходить.
        - Комнату оставь за мной,  - напоследок наказываю Климу,  - не пускать в нее больше ни кого.
        - Как скажите господин,  - склонил голову мой новый подданный.
        Эх, жаль, но надо выходить. До Мертвого дерева надо к полуночи успеть. А так хочется узнать, что с этим кристаллом делать можно. Ну да ладно можно и немного обождать, без замка мне от одного хутора проку мало.
        В этом проекте не существовало мини карты в интерфейсе, а то я сейчас мог бы посмотреть размеры своих новых владений. Да, много Кира и ее подручные изменили и внесли в этот мир. Ну, нам выбора особо то и не давали так, что есть, то и имеем. Я тронул поводья и пришпорил Буцефала, нагоняя вышедший из ворот отряд.
        Глава 3.3 Бывший сотник
        Бывший сотник.
        Артаг гнал не жалея лошадь. Отец сказал, что дядька Фрол поможет. Какая-то Анисья знает разные зелья и травы, она может если не вылечить, то хотя бы снять боль и продлить матери время. А они уж с отцом сделают все, чтобы спасти маму. Слава Единому бессмертный поверил им, и теперь появилась надежда на то, что все будет как раньше. Только жалко Фёклу с Ростей, не убереглись, но и осуждать эльфийку и бессмертного господина у него права нет. В тот момент это не родичи были, а ужасные монстры, они бы никого не пощадили. Тварям чувство жалости не известно, по себе знает. По щеке тонкой пленкой от хлещущего в лицо ветра, от бешеной скачки, размазалась слеза. Он успеет.
        Фрол стоял на «площади» Лужков и ждал Гортага, своего бывшего десятника еще по службе в Ордене. Надо было собрать хлопцев, да сходить до Туманного леса, в то место, где старая дорожка травой лесною заросла, что до заимки охотничьей в былые времена вела. С утра до него Желька прибежала, жена одного из охотников, что вчера за кабаном пошли, говорит, до полуночи муж возвернуться обещал. А уж на небе солнце встало, а их все нет. И в рев дуреха. Он ее успокоил, как мог, сказав, что мужики и задержаться могли. Мало ли, зверь здоровый попался, иль наоборот не добыли, вот и решили до утра обождать. Не пустыми же домой вертаться? Молодка слезы лить перестала, но в глазах все одно тревога сидит. Отправил девку домой, сам сюда. Неспокойно на душе у старого сотника. Он тяжело вздохнул. Сабир охотник опытный, да и товарищи его не в первый раз в Туманный лес идут, должны были уже вернуться.
        - Звал меня Фрол?  - раздался за спиной зычный голос.
        - Звал Гортаг,  - деревенский голова обернулся к здоровенному детине.  - Ты на сегодня дела свои отложи, да парней своих кликни.
        - Так своих дел нет сотник,  - скрестив руки на могучей груди, пробасил мужчина,  - нынче все по твоему приказу тын ставят. А случилось то что?
        - Сабир с охоты не вернулся, с утра жинка его прибегала, в слезах вся,  - Фрол оперся на бревно коновязи и с прищуром посмотрел, как вдали мужики крепят очередное бревно защитного тына.  - Сходить надо, глянуть. Может и тревожиться девка зря.
        - Сабир охотник бывалый,  - повторил его мысли Гортаг, и встал рядом,  - если к сроку не вернулся, самое оно, чтобы тревожный десяток поднимать.
        - Мы уже давно крестьяне мой старый товарищ,  - усмехнулся Фрол,  - нет у нас десятка тревожного, да и сотника нет. Есть соседи да други.  - Вновь повернулся к богатырю десятнику,  - Отбери пятерых, только тех, у кого шаг полегче, в Туманном лесу сила твоя лишней будет. Старшим Родьку поставь и чтобы к ужину вернулись.
        - Сделаю командир,  - по орденской привычке стукнул себя по груди Гортаг и скорым шагом ушел выполнять приказ.
        - Брони пусть не берут, и в драку не лезут,  - крикнул ему вдогонку Фрол. Потом уже тише, больше для себя, добавил.  - Глянут просто и все. Надеюсь пустая эта тревога.
        От мыслей его оторвал громкий стук лошадиных копыт. Всадник, молодой парнишка, на взмыленной лошади, промчался мимо мужиков, что ставили бревна забора и, распугивая деревенских, приближался к «площади». Осадил коня в двух шагах у коновязи, рядом с которой стоял деревенский голова.
        В соскочившем с животного пареньке Фрол признал Климовского сына Артага.
        - Доброго… дня тебе… дядька Фрол,  - глотая слоги, с прерывистым дыханием, пытаясь сглотнуть несуществующую слюну в пересохшем горле, со слезящимися глазами, сиплым голосом приветствовал его всадник.  - Отец… велел…
        - Сходи воды испей и охолонись, а то не ровен час язык проглотишь,  - мужчина кивнул в сторону деревенского колодца, у которого уже собралась детвора и, прекратив свои игры, любопытными глазенками пялилась на неожиданно появившегося Артага.
        Парень пил из сложенной лодочкой кисти руки, жадно хватая ртом прохладную воду, что проливалась и не давала утолить жажду, а лишь немного смачивала пересохший рот. Стоявшая рядом девушка в легком сарафане с милой улыбкой протянула небольшую миску. Он зачерпнул воду и большими глотками, захлебываясь, буквально вливал в себя живительную влагу. Утерев рукавом губы и подбородок, вернул миску, поблагодарил девицу и вернулся к Фролу.
        - Отдышался?  - спросил парня деревенский голова.  - Вот теперь говори.
        - Отец велел знахарку твою найти,  - накидывая уздечку на бревно, откашлявшись, еще с легкой хрипотцой в голосе, произнес Артаг.  - Анисьей кличут.
        - Не моя она,  - хмыкнул Фрол,  - живет здесь у нас, это верно. Только хозяев у нее нет.
        - Да я же это к слову, дядька Фрол,  - сконфуженно ответил парень и опустил глаза. Затем уже совсем тихо пробурчал.  - Мамке худо очень.
        - Ну, раз худо, тогда пошли.  - Старый сотник хлопнул Артага по-отечески по плечу.  - Чего в пустую время тратить.
        - Погоди,  - паренек не отрывал свой взгляд от земли.  - Тятька еще велел тебе про страхи ночные рассказать.
        - Ну, вот по дороге и расскажешь,  - развернувшись, Фрол направился к дому знахарки, жестом руки позвав парня за собой.
        Артаг обреченно опустил плечи и с поникшей головой двинулся вслед за бывшим сотником. До дома знахарки они дошли быстро, паренек вошел в дом Анисьи с хмурым лицом, он не знал, как начать разговор.
        Фрол не стал стучать, а просто по-свойски, зашел в дом и уселся за стол, указав Артагу на соседний стул. Хозяйка дома восприняла их появление спокойно, она не прекратила что-то толочь в маленькой ступке, стоя у печи.
        - Доброго дня тебе хозяйка,  - поздоровался мужик и кашлянул в сжатый кулак.  - Ты уж прости, что без стука.
        - Да брось Фролушка,  - повернувшись, Анисья тепло улыбнулась гостю.  - Когда ты стучал то?
        - По делу мы к тебе,  - смутившись перед парнем, глухо пробормотал Фрол.  - Просьба у него до тебя.
        - Говори, раз дело есть,  - она вновь повернулась к печи и продолжила стучать венчиком в ступке.
        - Рассказывай,  - мужчина посмотрел на Артага.
        Парнишка застыл. Что говорить? Отец просил все рассказать дядьке Фролу. Как можно такое рассказывать при посторонних? Артаг молчал. Он не знал, что ему делать.
        Женщина отставила ступку в сторону, отряхнула руки, поправила передник, подошла к столу и села напротив. Подперев лицо руками, она посмотрела на замершего парня.
        Взгляд ее черных глаз завораживал, он одновременно проникал внутрь и пронзал тебя насквозь. Невозможно было отвести глаза от этого темного омута, тебя словно затягивало внутрь этой черноты, и она вытаскивала все твои тайные мысли на свет.
        - Проклятье твое ушло,  - знахарка пристально вглядывалась в парня, когда ее белки стали ярко зеленого цвета, тихо произнесла,  - вижу, помогли тебе. Тварь проклятую не ты убил.  - Растягивая слова, медленно говорила Анисья.  - Тяжело на сердце твоем, недобрые вести принес…
        - Хватит,  - крикнул парнишка, уткнувшись глазами в столешницу и тяжело задышав.  - Хватит,  - уже спокойней повторил он.  - Я сам все поведаю, как тятька наказал.
        И он заговорил. Рассказал о жреце, что наложил проклятие на мать. О страшном монстре, что превратила его семью в оборотней. О тех ужасах, что творили они в шкуре обращенных тварей за ежедневную порцию противоядия. О новом бессмертном господине, что спас их, убил стрыгу и снял проклятие. Он говорил быстро иногда сбиваясь, старался не смотреть на сидевших напротив собеседников. При рассказе о своих ночных походах, прятал под стол руки. Только раз набрался смелости посмотреть на знахарку, когда говорил о матери.
        Фрол и Анисья во время рассказа молча переглядывались между собой. Мужчина, крепко сжав кулаки, изредка покачивал головой, плотно поджав губы, желваки на его скулах ходили без остановки. Женщина наоборот была спокойной, она смотрела на паренька с состраданьем и сочувствием.
        Когда Артаг наконец замолчал, Анисья аккуратно, понимая состояние парня, расспросила его, про мать и как выглядело противоядие. Фрол все это время сидел с нахмуренными бровями смотрел из-подлобья на парня и продолжал молчать. Затем, когда женщина закончила свой допрос, с силой ударил по столу открытой ладонью, встал и вышел из дома. Парнишка при ударе вздрогнул и проводил бывшего сотника затравленным взглядом. Потом посмотрел на Анисью, словно ища у нее поддержки.
        - Не переживай,  - улыбнулась женщина и погладила парня по руке.  - Будем собираться, а ты мне поможешь. Надо будет зелье особое приготовить,  - она встала из-за стола.  - Поднимайся, в подпол полезешь,  - ногой отодвинула к печи домотканую половицу, открыв крышку погреба с металлическим кольцом.  - Давай живей, грехи свои хоть и невольные делом замаливать надо.
        Фрол вышел от знахарки, чернея тучи. Шел быстро, по сторонам не смотрел и что-то бубнил себе под нос. Лужковские молча уступали голове дорогу, а то и вовсе шарахались в сторону. Всем был знаком крутой нрав разгневанного сотника.
        На деревенской «площади» его уже ждал Гортаг, рядом с ним стояло семь мужчин. Все в легких кожаных доспехах, с короткими прямыми мечами и луками за спиной. Фрол остановился перед Гортагом, одарив его тяжелым взглядом.
        - Случилось что?  - с тревогой в голосе спросил сотника мужчина.
        - Угу,  - промычал Фрол, осматривая вооруженных мужчин.  - Ты, ты и ты,  - деревенский голова ткнул пальцем в троих.  - Знаете, зачем позвал?
        В ответ они одновременно кивнули. Чувствовалась военная выправка.
        - Отправляетесь в Туманный лес, до брошенной охотничьей заимки,  - глухим голосом приказал сотник.  - Глянете вокруг, в драку не ввязываться.  - Он на секунду замолчал.  - Надеюсь, парни с Сабиром живы. Ступайте.
        Трое воинов молча направились к коновязи и, оседлав лошадей, отправились выполнять приказ деревенского головы.
        - Нам что делать?  - Гортаг не был удивлен. Мужчина весь подобрался и замер в ожидании ответа или распоряжения.
        - Собирай всех,  - провожая взглядом удалявшуюся троицу глубоко вздохнув, ответил Фрол.  - Доставайте броню и оружие орденские. На сборы час.
        - Всех?  - сухо, без эмоций переспросил мужчина.  - С тына людей снимать?
        - Нет, с тына не снимай,  - после небольшого раздумья произнес сотник.  - Двадцать, двадцать пять конных в полном вооружении.  - Он с выражением задумчивости на лице потер рукой подбородок.  - Думаю, хватит.
        - Да что случилось командир?  - Гартаг подошел практически вплотную и задал вопрос, понизив голос до шепота.
        - Вести дурные мой друг,  - хмурым взглядом посмотрел на мужчину Фрол,  - бессмертный этот оборотней со стрыгой у хутора Климовского положил.
        - Так, что здесь дурного?  - искренне удивился десятник.
        - Благородный этот на Чертову горку собирался. Думаю я, что оборотни эти и жрецы из Плети, которых он с парнем моим порубил, одного поля ягоды. Да и Артаг кой чего поведал,  - сотник отвел взгляд и тяжело вздохнул.  - Неспокойно мне. Думаю бессмертному этому без нашей помощи не обойтись.
        Тяжело было на сердце у старого вояки. Понял десятник тревогу его. А как не понять, столько лет в одном строю плечом к плечу с разными врагами рубились. Не за благородного господина болело сейчас отцовское сердце, а за сынка своего непутевого, что к бессмертному на службу подвизался. Ведь не знает молодость страха, не бережет себя в бою, все вперед лезет, чтобы удаль свою показать. А Никита как раз из таких и есть, хорошо его отец без мамки воспитал. Хоть и юн еще паренек, а слово свое крепко держит, да и от страхов ночных не побежит.
        Гортаг коротко кивнул и ушел, собирать бойцов. Фрол все еще стоял у бревна коновязи с отсутствующим взглядом.
        Глава 3.4 Интерлюдия. Воительница
        Последний из оставшихся на руднике минотавров, дернул копытом и испустил свой дух. Девушка в белых доспехах сняла глухой шлем с длинными голубыми перьями по его бокам и, тряхнув головой, расправила длинные волосы, что расплескались по стальным наплечникам с отчеканенной на них головой льва с оскалившейся пастью. Движением одной руки вынула из груди превосходящего ее по размеру монстра большой меч и резко взмахнула им, стряхивая с лезвия кровь.
        - Чего застыли?  - она повернулась с нахмуренным лицом к стоявшим у входа в рудник пехотинцам в кожаных доспехах, с окровавленными мечами в руках и небольшими щитами.  - Хортав, очистите проход от трупов. Кто еще жив, добейте. Что соберете в обоз.
        Двуручник занял свое место в хитром креплении на спине, из-за правого плеча торчала длинная рукоять, сделанная из черной кости. Шлем девушка держала под мышкой, от ее быстрого уверенного шага, юбка из плотной ткани темно бирюзового цвета с разрезом спереди, разлеталась в стороны, открывая стройные длинные ноги, закованные в белый металл доспехов. Она подошла к одной из стропил, что крепили арку входа. На уровне груди в потемневшей от времени древесине небольшое углубление неправильной формы. Воительница сняла перчатку, усиленную металлическими пластинами, с правой руки и приложила к выемке свой перстень. Ее глаза на несколько секунд замерли и смотрели на мир отсутствующим взглядом. Затем по стенам штольни пробежала едва заметная волна золотистого света, а над входом с громким хлопком развернулся штандарт. На темно бирюзовом поле, золотая голова оскалившегося льва.
        - Третий рудник за сегодня, моя госпожа,  - с улыбкой поклонился ей мужчина, которого она назвала Хортавом.
        - Разбейте лагерь,  - холодно распорядилась она.  - Мне надо уйти. Отправь вестника в деревню. К моему приходу, завтра здесь уже должна кипеть работа. Ясно?
        - Да моя госпожа,  - не поднимая головы, ответил воин. В его голосе и взгляде явно просматривались слепое почитание и фанатичная преданность своей госпоже.  - Мы будем ждать вас.
        - Завтра идем к старой крепости,  - поставив шлем на землю, стягивая вторую перчатку, продолжила девушка.  - Кастор со своими егерями будет нас ждать у Тихих холмов. Завтра будет пополнение от старосты Ивля?  - вдруг вспомнив, спросила мужчину воительница.
        - Никто не вправе отказать Святой деве,  - не разгибаясь, продолжал говорить Хортав.  - Не сомневайтесь, ополченцы прибудут. Пятнадцать мечников и десяток лучников.
        - Я надеюсь,  - о чем-то думая, произнесла девушка.  - Завтра важный бой.
        Воин стоял до тех пор, пока сияние портала не исчезло. Затем вернулся к своим подчинённым, что расселись вдоль стен штольни и лениво перекидывались между собою словами, отдыхая после тяжелой схватки.
        Громкими и грубыми окриками он поднял их и заставил приниматься за работу. Никто не смеет игнорировать приказы святой девы, услышав имя своей госпожи, бойцы поднялись и с фанатичным блеском в глазах принялись наводить порядок в коридоре. На поляне перед входом ставились палатки, вокруг большого очага со здоровым котлом на железной треноге.
        Прозрачный колпак капсулы с тихим шипением поднялся, на внутренней стороне крышки горели цифры, время нахождения в виртуале. Ольга с удовольствием отметила, что Кира держит данное ей слово, каждая игровая сессия была на два часа дольше разрешенной законом. Это давало девушки солидное преимущество перед другими игроками.
        Она вышла из капсулы и остановилась перед большим зеркалом. Каждому из трех игроков, что наняла владелица корпорации для поиска нужного ей игрока, была выделена комната в жилом блоке офисного здания. Комнаты были просторными с санузлом и душем, большой кроватью, монитором и внутренним коммуникатором. Встроенный платяной шкаф был скромным. По условиям контракта, во избежание утечки информации, им был закрыт выход из здания в течение ближайшего года. Исключение составляли ежедневные прогулки на крыше, под строгим наблюдением охраны, внутри жилого блока они могли передвигаться без ограничений. Еда была отличной так, что лично Ольгу все это устраивало.
        Девушка подняла руки вверх и потянулась, рассматривая в зеркале отражение своего тела. Комнаты были индивидуальными, а потому она всегда погружалась обнаженной. Отметив едва заметную растяжку возле упругой груди, она хмыкнула.
        - Время вас не щадит святая дева,  - произнесла она вслух своему отражению и показала язык.
        Покрутившись еще немного перед зеркалом, она направилась в душ. Горячие тугие струи массировали и разогревали застоявшиеся мышцы. Она любила душ, лежать в ванне в собственной грязи, это по ее мнению было неприемлемо. Насухо вытерев тело и высушив коротко стриженые волосы, девушка надела серый комбинезон. Зачесывая темно русые волосы назад, она вспомнила белокурую шикарную шевелюру у своего персонажа. При создании именно эту деталь своей внешности она изменила, перенося в виртуальный мир настоящую себя. Ей не нужен был редактор, Ольга и в реальности была очень красивой девушкой. Вот только здесь ухаживание за прической было делом хлопотным, и она состригла свою косу сразу после поступления на медицинский факультет одного из престижных университетов страны. В мире Энрота она позволила себе эту слабость, ведь после постройки собственного замка у нее будет прислуга, что возьмет на себя заботу о голове своей королевы.
        Разгладив несуществующие складки на обтягивающем изящную фигурку комбинезоне, она улыбнулась своему идеальному отражению и вышла из комнаты. Время обеда, остальные двое «взрослый» и «дрищ», такими кличками для себя она обозначила своих «напарников» по игре, наверняка уже там. Она не ошиблась, зайдя в столовую сразу увидев неразлучную парочку за их столом. Взяв большую порцию натурального жареного мяса, нарезанных овощей и большой стакан молока, Ольга поставила поднос на стол, заставив «дрища» потесниться, подвинув свою тарелку с каким-то супом. Кормили тут шикарно, все продукты были натуральными.
        - Как дела труповоды?  - с удовольствием хрустя ломтиком свежего огурца, поприветствовала мужчин девушка.
        - Че это труповоды?  - взвился «дрищ», расплескав ложку с супом.
        - И вам здравствуйте Ольга,  - улыбнулся «взрослый», скосив глаза на товарища.
        - Ну, так как, много деревень под вами?  - отрезая от сочного мяса кусочек, повторила вопрос девушка.
        - Нам они без надобности,  - громко втянув суп из ложки, пробубнил молодой парень.  - Разве, что для войска.
        - Скучновато в дальнейшем будет,  - хмыкнула она, сделав небольшой глоток из стакана.  - Посреди кладбища.
        - Будет скучно я себе парочку суккуб вызову,  - плотоядно ухмыльнулся «дрищ»,  - в реале.
        - У вас как?  - размешивая в маленькой чашке кофе, вежливо поинтересовался мужчина.
        - Завтра замок хочу поставить,  - ставя стакан на стол, ответила Ольга.  - Место силы нашла, бойцов хватит, чтобы захватить.
        - Хорошо, что мы в одной команде,  - без тени улыбки, с серьезным видом, произнес «взрослый».  - Вы сильный соперник Ольга.

«Как же в одной,  - глядя на него с улыбкой, подумала Ольга.  - Дай бог, чтобы вы соседями оказались. Неплохой опыт на вас поднять можно». Вслух же просто поблагодарила мужчину, за комплимент в ее сторону.
        Она выбрала себе, как и они, уникальный класс: Святого воина. В ее случае Святую деву, сильного бойца ближнего боя с уклоном в белую и церковную магию. Выбор был очевиден. Эта парочка имела неосторожность проболтаться о своих планах по созданию персонажей. Они выбрали фракцию смерти, полагаясь на упрощенную экономику, ведь мертвые не требуют пищи и им не надо платить за службу. По словам «дрища» после первого погружения, его напарник опоздал тогда к приему пищи, поэтому разговорчивого юнца некому было остановить, надо выполнить задание, получить бабки и можно пересоздав персонажа, начать все заново. Игра ему очень понравилась. Еще бы подумала в тот момент Ольга, любому понравится, когда за него платят другие. Она бы посмотрела на него, если бы ему пришлось вливать в игру собственные деньги, интересно понравился бы ему тогда мир «Бессмертных»?
        Теперь развивая своего персонажа и имея два лишних часа в виртуальности, девушка опережала своих «напарников» в прогрессе. Она очень подробно изучила множество классов, прежде чем сделать выбор в пользу одного из них. Затем вдоль и поперек проштудировала описание, отметив для себя все слабые и сильные стороны выбранного класса. Благо в отличие от других игроков, даже тех кто, как и они обладали привилегиями «алмазного» аккаунта, у их троицы был полный доступ к базе знаний игры. К тому же у нее была совершено другая цель и другие планы на этот проект.
        - Скажи, а какие мужчины тебе нравятся?  - неожиданно поменял тему «дрищ».
        Девушка даже поперхнулась, услышав его вопрос.
        - Ты в их число не входишь,  - сделав глоток, прочищая горло, ответила она.
        - Просто ты меня еще мало знаешь,  - самонадеянно заявил парень. Вызвав насмешливую улыбку у нее и своего старшего товарища.
        - Савельева,  - окрикнул Ольгу мужчина в строгом костюме, что появился на входе в столовую.  - Вас Кира Юрьевна вызывает.
        Сдвинув очки на кончик носа, Кира смотрела поверх них на висевший над столом голографический монитор, когда дверь в кабинет приоткрылась и на пороге появилась Ольга.
        - Принимаете?  - веселый голос девушки нарушил рабочую тишину кабинета.
        - Да, заходи,  - не отрывая глаз от экрана, кивнула женщина.
        Ольга прошла вдоль длинного стола и присела в самом конце, поближе к хозяйке.
        - Ты что-то хотела?  - свернув монитор, Кира поправила очки и обратила свое внимание на Ольгу.
        - Угу,  - с хитрой улыбкой на симпатичном личике, мотнула головой девушка.  - Денег. Точнее золота.
        - И много?
        - Десять тысяч.
        - Зачем?  - без тени удивления на лице, поинтересовалась Кира.  - Положенных владельцу «алмазного» пяти тысяч не хватило?
        - Нет,  - просто ответила Ольга.  - Для более эффективного выполнения вашего поручения, нужны еще игровые средства.
        - Странно от других таких просьб не поступало,  - женщина встала со своего кресла, обошла стол и села напротив, сняла очки и положила их перед собой.  - Ты же понимаешь, что сейчас игра уже находится под полным контролем КАСКАДА и финансового комитета КОВЧЕГА. Дополнительное золото, даже мне хозяйке проекта, придется покупать через игровой банк за реальные кредиты.
        - Я не думаю, что пятьдесят тысяч для вас серьезная сумма,  - откинувшись на спинку стула, девушка скрестила на груди руки.  - Мои так называемые «напарники» выбрали простой и заранее проигрышный вариант развития, учитывая поставленную перед нами задачу. Я же гарантированно выполню свою часть нашего соглашения, чтобы взамен получить свою награду. Для этого мне нужны дополнительные средства.
        - Почему ты уверена, что двое других потерпят неудачу?
        - Простой анализ ситуации на старте,  - пожала плечами Ольга.  - Согласно тому, что пишут на форуме игры, около пятидесяти процентов начали игру за фракции смерти и инферно. Все хотят быстро вернуть свои деньги и заработать на соперниках, при этом не особо заморачиваться на экономической стороне игры.  - Девушка положила руки на стол и чуть наклонилась вперед.  - Инферно находится в Нижнем плане мира Энрота, они на старте не интересны, мало кто ломанется через порталы не набравшись сил. А вот некроманты и разные рыцари смерти с вампирами и духами, те ринуться на соседей, превращая их земли в мертвую пустыню. В итоге мертвые будут биться с мертвыми. А из нежити некроманту и иже с ним свою армию не пополнить.  - Она сделала паузу и улыбнулась.  - Я тоже сделала упор на боеспособность, взяв начальные знания исключительно для ведения войны, оставив развитие экономики на потом. Помимо найма войск и развития замка, мне необходимо кормить, вооружать и содержать эти самые войска. А при нехватке золота это станет проблемой, и даже святость моей героини не удержит голодных и спящих под открытым небом
солдат.
        Кира Юрьевна внимательно слушала, постукивая пальцами руки по столешнице. В словах девушки был смысл. Она все просчитала и имела четкий план действий, Кире нравились такие люди.
        - Хорошо,  - женщина поднялась и вернулась на свое место, во главе стола.  - Я решу твой вопрос. Сколько понадобится времени, по твоему мнению, на поиски нужного мне игрока?
        - Если мы с ним в одной провинции, около полугода,  - вновь откинувшись на спинку, ответила Ольга.  - Плюс минус месяц. Когда я узнаю его имя?  - задала встречный вопрос.
        - Скоро. Как твои успехи?
        - Завтра начну отстраивать замок.
        - Неплохо,  - на лице Киры за все время разговора появилось подобие улыбки.  - А теперь я должна продолжить работу.
        Девушка приложила ладонь к виску, копируя движение кадровых военных, поднялась со стула и направилась к выходу.
        - Ольга!  - окликнула ее Кира, когда та уже выходила в дверь.  - А почему именно оцифровка? Почему не деньги?
        - Если честно,  - подумав пару секунд, ответила девушка.  - Не хочу чувствовать приближающуюся старость. Не хочу скучную и однообразную работу. Не хочу серую жизнь в ближайшие двадцать лет.
        - Понятно, ступай,  - махнула рукой женщина.
        Ольга зашла в свою комнату и упала на кровать, раскинув в стороны руки. Она была довольна собой. Пока все шло, как она и планировала. Кире она сказала не правду, точнее не всю правду. Девушка действительно не хотела жить в людском муравейнике, тем более, если ты из простой семьи и тебе ничего не светит. То, что она была красавицей, только прибавляло лишних проблем определенного толка.
        Она закрыла глаза и с улыбкой вспомнила тот вечер в больнице, где она проходила практику, а по ночам подрабатывала санитаркой. Как давно это было? Всего лишь шесть лет назад а, кажется, что прошло не меньше двадцати. Круговорот виртуальных миров и серых будней, прессовал дни в недели, недели в месяцы, а месяцы в года. У нее была цель, и она упрямо шла к ней.
        Шесть лет назад религиозные радикально настроенные активисты движения «Реалисты» устроили мощный взрыв в одном из центров КОВЧЕГА. Погибло и пострадало много людей, в том числе и ведущих ученных и программистов мирового проекта. В больницу, где этой ночью подрабатывала Ольга, везли всех, так как учреждение оказалось ближайшим местом, с необходимым оборудованием для оказания помощи пострадавшим. Она хорошо помнила эту ночь, вокруг царил настоящий ад, из больших луж крови на полу, обожженных и покалеченных тел, что везли на каталках, несли на руках и сваливали просто в коридоре, мест в приемнике и палатах уже не хватало. В воздухе пахло горелым человеческим мясом, в ушах стояли крики и стоны раненых, молодая девчонка сначала пыталась помочь врачам и сестрам, а когда на нее кровью выблевал очередной закопченный с обрубками вместо ног мужчина, убежала и закрылась в подсобке, зажав ладонями уши.
        Ближе к утру ее нашел дежурный врач и заставил убирать освободившийся от тел коридор. И там, среди запекшейся крови она и нашла тонкий металлический стержень цифрового носителя. Спрятала его в карман, не придав находке особого значения. Это уже дома вставив его в компьютер, просто ради любопытства, и прочитав секретный доклад правительству, поняла, что попало в ее руки. У студентки четвертого курса хватило ума ни кому об этом не говорить, а саму флешку уничтожить. Но с этого самого момента девушку словно подменили. Она кое-как закончила институт. Устроилась медицинской сестрой в заштатную больницу, а все разрешенное время погружалась в виртуальные миры. Шесть лет поисков, изучения игровых механик, набивания опыта и вот наконец-то ей повезло. Новый мир, именно тот который ей полностью подходил в системе КОВЧЕГА, под защитой КАСКАДА и уникальные возможности для развития.
        - И новой жизни,  - произнесла Ольга вслух и рассмеялась.
        Она вскочила с кровати. Остановилась у зеркала и скривила рожицу. Настроение было отличным. Ольга посмотрела на открытый саркофаг капсулы и заговорщицки ей подмигнула, словно это было живое существо.
        - Две недели,  - девушка опять повернулась к зеркалу и говорила со своим отражением.  - Осталось всего две недели. И да здравствует королева!
        Ольга сделала реверанс перед зеркалом.
        Глава 3.5 Болтливый жрец
        До места нашей ночной схватки с монстрами лошади шли спокойным шагом. Воины негромко разговаривали промеж собой. Я не заострял внимания на темах их разговоров, по причине несмолкаемого стрекота моего оруженосца. Дунгад оказался любознательным и общительным малым, этими его качествами и воспользовался Никита. Чтобы не слышать его болтовни, тем более что в ней, как ни странно не было ничего для меня полезного и интересного, я немного отстал и поравнялся с Аридэль. Но эльфийка была погружена в свои мысли и ехала молча, иногда давая мне односложные ответы на мои вопросы. В итоге я сдался и просто ехал рядом, молча созерцая окружающий наш отряд пейзаж.
        Сравнявшись с местом, где еще оставались разбитая телега и остатки раскиданного на земле товара, Никитка громко и при помощи жестикуляции стал описывать свой бой со стрыгой. А пара наемников заявив, что из остатков тел монстров выходят неплохие обереги, повернули своих коней.
        Солнце уже легло на линию горизонта, начинало смеркаться, и все это надо было прекращать. Я громко и властно окликнул парочку искателей костей, приказав им вернуться в строй, а оруженосцу ярко и коротко рекомендовал заткнуться. Пришпорил Буцефала, заставив отряд перейти на рысь. Результатом моих действий был одобрительный взгляд эльфийки. Настроение улучшилось.
        Мой небольшой отряд пошел рысью. Я, воспользовавшись ситуацией, решил обдумать все, что произошло со мной за последние двое суток, конечно исключив эпизод моего прихода в этот мир. Открывать интерфейс, когда лошадь под тобой идет рысью не очень удобно. Игровая механика дает тебе возможность почувствовать себя отличным наездником, но та же самая механика принуждает тебя и действовать как наезднику.
        Быстро темнело. Никитка сказал, что до Чертовой горки недалеко часа за три должны добраться. Я не уточнял скорость нашего движения но, уже начав понимать особенности поведения и стиль выражения своих мыслей моего оруженосца, предположил, что он имел ввиду спокойное движение шагом. Поскольку мы перешли на рысь, в пункт нашего назначения мы должны прибыть гораздо раньше, чем было запланировано первоначально.
        Итак, за прошедшие пару суток, я взял четыре уровня, получил несколько новых знаний и даже повысил имеющиеся. Приобрел, новые способности и умудрился пополнить свой кошелек. Выполнил пару скрытых заданий и четыре из сюжетной цепочки. Я очень надеялся, что это именно она, ведущая меня к месту получения собственного замка. Более менее разобрался со своим персонажем, насколько позволил доступ к базе знаний и понял игровые правила. Вступил во владение небольшим хутором с прилагающимися к нему землями и получил скромный отряд в свое подчинение. Да еще победил парочку монстров.
        Теперь мои планы на ближайшее будущее. Выполнить пятое задание, узнать, что за чертовщина это Мертвое дерево, и найти место силы. То есть конкретную точку его расположения. Предполагаю, что Чертова горка место не маленькое.
        Что делать дальше? Этот вопрос будем ставить перед собой, когда выполним уже намеченные планы.
        А немного пунктов то получилось, ухмыльнулся я. Хотя учитывая динамику событий и их насыщенность, недавнему гостью этого мира коим я и являюсь, и этого достаточно.
        Посмотрев на скачущего впереди отряда Никитку, вспомнил об еще одной неприятной мелочи примененного разработчиками реализма, отсутствие визуальной карты. Местные знали свои места отлично, и я еще ни у одного из них не видел ничего похожего на обычные карты. Допустить у них наличие виртуальной я не мог, ведь у меня ее не было. Но и утверждать обратное не брался, слишком мало я еще знаю о местных жителях. А роясь на полках игрового магазина, абсолютно забыл об этой столь незаменимой в любой игре детали интерфейса. Еще один пункт в моих планах: уточнить наличие карт.
        Поднявшееся ночное светило давало меньше света, чем вчера. Причиной была тусклая багровая дымка покрывавшая поверхность местной луны. Но все равно его хватало, чтобы разглядеть соседа и круп впереди идущего коня.
        По обе стороны дороги на расстоянии метров пятидесяти стоял темной стеной Туманный лес. Лошади начали сбавлять темп. Я заметил поднятую руку идущего впереди отряда Никиты. Сейчас он вел нас к месту назначения и был нашим проводником. Когда отряд полностью остановился, я приблизился к оруженосцу и Дунгаду. Они о чем-то говорили, паренек указывал в сторону леса, на одно ему ведомое место. Приглядевшись, я ничего не увидел, кроме плотной стены темных деревьев.
        - Ты уверен?  - спросил оруженосца наемник, так же как и я, вглядываясь в лес.
        - Я знаю,  - негромко с утвердительным кивком, заверил Дунгада парень.  - Ни один раз здесь бывал. С соседскими мальчишками сюда бегали. Доказать свою храбрость друг перед дружкой старались.  - Он усмехнулся, вспоминая детство.  - Отец помню, пару раз даже выпорол.
        - То, что порол это нормально,  - встрял я в их разговор,  - вот только на что ты нам показываешь?
        - Так на тропу, что к Мертвому дереву ведет,  - обернулся ко мне Никитка,  - и дальше к Чертовой горке. Ее из-за леса с дороги не видно, горку эту,  - напоследок дал пояснение паренек.
        - Тропы я тоже не вижу,  - продолжая всматриваться в лесную стену, пробурчал Дунгад.  - Но ты парень местный раз говоришь, что есть тропа, значит, так тому и быть.
        - Она в лунном свете, как на ладони,  - из-за моей спины раздался чистый голос эльфийки,  - только слепой не заметит. И деревья расходятся, тропку внутрь чащи пропуская.
        - Не знал, что эльфы ночью как кошки видят,  - не оборачиваясь к девушке, произнес я со смешком.
        - Так она же из синдэре,  - мой оруженосец искренне удивился.  - Из серых то бишь, а они ночью, что днем видят.
        - Молодой господин недавно в нашем мире,  - в голосе Аридэль я услышал плохо завуалированный сарказм,  - многого еще не знает.
        Она тронула поводья и направила своего белоснежного коня в сторону леса. Мне показалось, что девушка просто сошла с дороги и идет по траве наугад. Никакой тропы я не видел. Никита с улыбкой направил лошадь и пристроился в след девушки. Пожав плечами я, было, собрался тронуть поводья Буцефала, но Дунгад остановил меня, вытянув руку.
        - За мной пойдете господин. Не стоит вам в первых рядах идти,  - и сошел с дороги.
        Мы уже подошли к лесу, когда последний воин моего отряда покинул дорогу. Вблизи деревья уже не казались сплошной стеной, они стояли на расстоянии друг от друга. Вот только густой подлесок все равно сильно усложнял дорогу тому, кто бы решился идти напролом. В одном месте между деревьями действительно виднелась тропа. Кустарник и мелкие деревца подлеска были кое-где подрублены для удобства движения.
        - Спешиться надо,  - сказал Никита и спрыгнул с коня.  - Верхом не пройдем. Здесь ветви густые и низкие. Через полсажени полянка будет, там и подумать можно, как дальше поступим.
        Опять эти сажени, чертыхнулся про себя. Я молча кивнул в знак согласия. По идее надо вообще вперед кого-то послать, пусть посмотрят, что да как. Ведя своего Буцефала под уздцы, рассуждал я. Мы ведь хотим тех, кто Климу жизнь с ног на голову поставил захватить, да по душам с ними потолковать.
        Ночной лес жил своей непонятной для меня, простого жителя большого города, жизнью. Звуки доносившееся со всех сторон, заставляли меня время от времени сдерживать желание повернуть коня и дождаться рассвета на опушке. А уж потом при свете ласкового солнышка вновь идти вглубь чащи по узкой тропинке. Странно, который раз уже ловлю себя на подсознательном страхе. В других проектах со мной такого же не было.
        С узкой тропинки мы резко свернули. В непролазном подлеске появился едва заметный проход и, пройдя метров десять по лесному коридору, я оказался на небольшой полянке. Чистое от деревьев и кустарника место, в диаметре метров сорок. В середине выложенный из камней круг с остатками старых углей. Здесь было гораздо светлей от лунного света, что с трудом пробивался сквозь густые кроны, когда мы шли по тропе.
        Наемники быстро и без лишней суеты стреножили лошадей. Мой оруженосец принес охапку сухих веток и принялся разводить костер. Воины проверяли оружие и доспехи, Дунгад шепотом определил двух бойцов, что останутся на охране. Эльфийка достала из седельной сумки длинный плащ темного цвета с глубоким капюшоном и накинула его на плечи. Прикрепив его несколькими шнурками к доспеху, накинула на голову капюшон. На фоне темного леса она стала едва различима.
        - У тебя полчаса,  - чуть слышно произнес наемник.
        Аридэль поправила короткие клинки на поясе, подоткнула полы плаща и исчезла среди зарослей. Они без меня уже все решили, пока я рассуждал о необходимости разведки. Все вокруг что-то делали, при этом в абсолютной тишине с одного взгляда понимая друг друга. Только я стоял как истукан посреди этой молчаливой деятельности, абсолютно не понимая чем мне заняться. Выручил Никитка.
        - Господин вы у костерка пока присядьте,  - паренек взял у меня из рук узду,  - я пока конем займусь.
        Он уже и костер разжечь успел, я удивленно пялился на весело пляшущие маленькие язычки пламени. Вокруг каменного круга уже расселись несколько наемников, пара воинов скрылась в лесном коридоре, отправленные Дунгадом на охрану нашего временного лагеря. Оглянулся в поисках места, где можно опустить свой господский зад. Вездесущий оруженосец подтащил откуда-то скромный пенек, его верхняя ровная поверхность оказалась достаточно удобной. Я присел, поблагодарив парня. Пока все были заняты своими, для меня пока непонятными делами, решил тоже не терять времени зря и зашел на ресурс проекта.
        Прежде чем искать карту в игровом магазине, надо узнать в каком виде она вообще в этой игре существует и стоит ли отдавать сестре лишние деньги.
        Карты существовали, а куда без них. Вот только выглядели они тривиально, обычный кусок пергамента в виде свертка. Были карты конкретных локаций, карты городов и игровых государств. Администрация обещала, что скоро появятся карты областей и регионов, но когда это произойдет, конкретной даты не указывали.
        Для игроков предлагались индивидуальные карты. Тот же самый свиток, но с масштабируемым изображением, как в планшете. Жмешь, название деревни открывается карта деревни с прилегающей к ней местности. Тычешь на название географической локации, например Туманный лес, открывается карта леса, само собой только те места, где ты лично побывал. Не стали сильно усложнять игровой процесс людям. Убрали визуальную мини карту, взамен дали универсальный пергамент.
        Был еще один вид карты, вот он был шикарен. В зале управления замка, где находился источник силы, находилась голографическая карта всех ваших владений, естественно масштабируемая. Оттуда можно было посмотреть в любую точку вашего королевства в режиме реального времени. Вот только внутрь домов заглянуть не было возможности. Виртуальность давно отбросила все моральные принципы и границы, но табу на вмешательство в частную жизнь, даже нипов, все еще сохраняло свои твердые позиции.
        Разобравшись с этим вопросом, я само собой полез в игровой магазин. Заодно и проверю, закрыла мне доступ к покупкам сестренка или нет.
        Эльфийка легко скользила сквозь заросли ночного леса. Со стороны могло показаться, что ветви и кустарник расступаются перед изящной фигуркой, закутанной в длинный плащ. У Аридэль работал расовый навык «Единение с лесом», для леса она не была чужой, она была его частичкой, его странным непослушным ребенком. А родители хоть и сердятся на проказника, но все равно любят и оберегают свое чадо.
        Девушка шла параллельно тропинке, в нескольких шагах от нее. До Мертвого дерева было недалеко, Никита все подробно и ясно ей объяснил. Но ей нужно было прийти на место предполагаемой встречи с черными жрецами и их охраной раньше. Она считала каждый пройденный шаг, этому ее научил брат, самое верное средство измерять путь. Лес рассекла хорошо протоптанная тропа, что вела к Мертвому дереву. Девушка остановилась, не дойдя до нее несколько шагов, повернула и пошла вдоль нее. Через восемьдесят шагов она вышла к большой поляне. Трава на ней пожухла деревья, окружавшие пустое пространство, стояли с голыми ветвями. От самого места веяло непонятной и враждебной для эльфийки силой.
        В центре простирая корявые и сучковатые ветки к небу, стояло высокое дерево. Голый ствол без коры казался бледной болезненной кожей под светом луны. Ядовито рыжий лишайник длинными мохнатыми кусками свисал с ветвей странного древа, заменяя ему листву.
        Эльфийка услышала чужие голоса. Говорили на наречии черных ублюдков, позора всего эльфийского рода тех, кто ушел под землю, и поклоняется темным богам. Шаг назад. Она прижимается спиной к стволу, обходит мощный старый ясень и обнимает его. Плащ сам облегает свободными краями кору, подстраиваясь под ее цвет и структуру. И вот на могучем древесном стволе появилось новое небольшое утолщение.
        - Сколько сегодня приведут твои оборотни?  - грубое каркающее наречие, говорит мужчина.
        - Сегодня это уже не важно,  - с усмешкой ему отвечает другой.  - Взошла багровая луна, и ритуал будет проведен. Вас взяли с собой, чтобы вы убили этих тварей.
        - Не понимаю Эл’Тказара,  - снова тот же мужской голос, теперь он стал ближе.  - Для чего эти сложности с проклятием и оборотнями? Ведьмы Шеб со своими ловчими гораздо эффективней в охоте за рабами.
        - Чем они лучше порождений стрыги?
        - Ты ни разу не видел этих грациозных созданий и их хозяек?  - раздался гортанный смех.  - Восемь лап и паутина лучше, чем когти и клыки. Но, что ты можешь знать об этом человечишка.
        - Ты язык свой придержи,  - во втором голосе зазвучали повелительные нотки,  - ты всего лишь меч своего господина, а я …
        - А что ты,  - смех стал громче.  - Ты просто раб, хоть и считаешь себя его помощником.
        - Вот откроем врата, там и посмотрим,  - с неприкрытой злобой прошипел жрец.
        Эльфийка увидела его, в длинной черной сутане с откинутым капюшоном. Короткие грязные волосы, худое вытянутое лицо, впавшие щеки и бледная татуированная странными символами кожа. Рядом с ним шел высокий худощавый дроу в кожаном панцире и двумя скимитарами на спине. Позади легкой пружинистой походкой шли еще три худых и высоких фигуры. Худоба темных эльфов была очень обманчива, Аридэль это знала из личного опыта, воинами они были сильными и очень быстрыми. Небольшая процессия поравнялась с местом ее засады.
        - Ты действительно думаешь, что господин хочет освободить Илисара?  - насмешливый голос дроу.
        - Только истинный владыка Черной плети сможет открыть путь к Богине,  - с фанатичным блеском в глазах прошептал жрец.  - Сегодняшний ритуал лишь шаг к нашей истиной цели.
        - Истинную цель боюсь, не знает даже господин,  - хмыкнул темный эльф.
        - Хватит нам лается как каким-то святошам,  - примирительно заговорил человек.  - Одно дело делаем, одним богам служим.
        - Ладно, жрец,  - высокий эльф похлопал его по плечу, от чего тот пару раз болезненно кряхнул.
        Дроу и жрец зашли на поляну. Трава под их ногами рассыпалась облачками серой пыли, и тут же вновь появлялась на том же месте, скрывая следы прошедших по ней существ. Эльфы встали вокруг Мертвого дерева, жрец подошел к нему и приложил руки.
        - Что в этот раз чувствуешь?  - в голосе дроу не пропала плохо скрытая насмешка.
        - То же самое,  - не отпуская рук от голого ствола, ответил мужчина в сутане, не обращая или не замечая насмешку в голосе темного эльфа.
        - Спросил бы уже у Тказара, если у самого знаний не хватает, чтобы разобраться.
        - Спрашивал,  - со вздохом произнес жрец.  - Сила эта древняя, еще до нас в мире появилась, и никто ее подчинить не может.
        - А что тогда каждый раз руки свои к ней тянешь?  - усмехнулся дроу и тут же сменил тему,  - сколько ждать-то?
        - Как обычно час,  - отнял ладони от ствола мужчина и повернулся к собеседнику.  - Монстры есть монстры. От них точности ожидать не приходиться.
        Эльфийка осторожно деактивировала маскировку плаща. Все что нужно она узнала и даже больше. Надо было спешить, ей хорошо было известно имя Эл’Тказар.
        Глава 3.6 Мертвое дерево
        В магазине, как ни странно, с удивлением отметил я, никаких ограничений и запретов на мое посещение виртуальных торговых рядов не стояло. Или Кира забила на меня болт, или ее службы еще не заметили мои покупки. Ну, раз все нормально приступим к шопингу.
        С картой я еще на всякий случай прикупил немного свитков с заклинаниями. Простенькие первого ранга, да первого уровня, но запас как говориться не тянет. Взял защиту от магии для бойцов отряда, она хоть и первого уровня, но наценка видать за массовость была. Да пару свитков «каменной кожи» защита лишней не бывает. Атакующие брать не стал у меня «духовный удар» второго уровня есть, зачем мне лишние траты.
        На карте, как только я ее развернул, сразу проявилась вся местность, где я уже побывал. С удовольствием отметил, что указано и расстояние между населенными пунктами, правда, почему-то в дневных переходах. Мало мне их верст да локтей еще и здесь голову забивают разной ерундой. Всплывшая на пергаменте подсказка, еще один приятный момент, разъяснила, что дальность учитывается при пешем переходе. Все одно пользы никакой.
        А вот значок православного креста на месте моего появления в мире Энрота, напомнил мне, что у меня не просто так в графе интеллекта стоит единичка. За двое суток я даже не подумал изменить место моего воскрешения в случае смерти. Стукнул себя ладошкой по лбу, чем вызвал удивленные взгляды своих бойцов. Тоже мне профессиональный геймер, элементарную вещь забыл. Вызвал интерфейс, минуту копания в нем, ставлю точку своего респа на Климовском хуторе в своей комнате. Облегченно вздыхаю.
        Возвращаюсь в «реал». Воины с интересом смотрят на меня. Наверно первый раз видят человека, который замирает на месте и смотрит в одну точку, не моргая довольно продолжительное время. Затем вновь приходит в себя и встает с земли, как ни в чем не бывало.
        Наёмники странности поведения своего временного командира забыли через пару мгновений и вновь зашептались о чем-то своем в ожидании разведчицы. Что-то долго ее нет. Я смотрю на Никитку. Он поглаживает свою лошадь, замечает мой вопросительный взгляд и жестом руки успокаивает меня. Мол, время еще есть.
        Аридэль появилась внезапно. Качнулись лесные ветви, и вот она стоит на поляне под лунным светом. Эльфийка откинула капюшон и подошла ко мне. Никита и Дунгад уже стояли рядом с серьезными лицами, остальные наемники поднялись с земли и застыли в ожидании. Неожиданное появление девушки, кажется, удивило только меня.
        - Они на месте,  - негромко начала свой доклад эльфийка.  - Всего пятеро, жрец плети и четыре дроу. Все танцующие с клинками, сильные бойцы. Что может жрец, не знаю, но силой точно владеет. Пленников уводят куда-то дальше, это выяснить не успела.
        Аридэль замолчала и переводила взгляд с наемника на Никитку, меня словно не было. Я не обиделся. В данном вопросе я полностью полагался на них.
        - Танцующие говоришь,  - почесал над ухом Дунгад,  - еще и четверо. Серьезно. Что думаешь?
        Варвар смотрел только на девушку, Никитку он в расчет не брал, молод еще, а вот почему не обратился к своему нанимателю, это вопрос. Он не знал, что я новоприбывший. Хотя Никитос мог и разболтать по дороге. Но ответ эльфийки расставил все по местам. Опытный воин спрашивал того, кто там был и все видел.
        - Дозорного они не выставили. Можно отправить пару бойцов с кинжалами вперед, руки пусть держат за спиной. Для правдивости, можно веревкой обмотать.
        - Они же пленников ждут,  - медленно покачал головой Дунгад в знак согласия с предложением девушки.
        - Главное чтобы громче говорили или вздыхали как раненые,  - утвердительно кивнув мужчине, продолжила Аридэль.  - Остальные пусть идут на небольшом расстоянии за ними. Я подберусь со стороны леса. Выстрелю в жреца, отвлеку их внимание.
        - Может, за приманкой сразу я пойду?  - предложил я, когда девушка замолчала.  - Оттяну их на себя. Если даже не справлюсь, я все равно бессмертный.
        Аридэль с Дунгадом переглянулись. Эльфийка повела плечом, и смешно поджав нижнюю губу, кивнула головой:
        - Почему бы и нет. Да и мечом ты вроде владеешь не плохо.
        - Не переживай командир,  - опустил свою руку мне на плечо наемник,  - ты главное двоих боем свяжи, а мы уж дальше навалимся. Но осторожней смотри, подземники с мечами уж больно ловко управляются, а двигаются словно ветер.
        Моя идея уже не казалась мне хорошей. Я, конечно, не могу умереть в этом мире окончательно, но и отправляться на перерождение мне не хотелось. Приняв обговоренный план, Дунгад собрал своих воинов и в двух словах объяснил, что каждому из них делать. Выслушав, бойцы молча кивнули и стали собираться. Двоих оставили на поляне приглядывать за животными.
        Эльфийка взяла лук и пару стрел из колчана, накинула капюшон и исчезла в лесных зарослях. Договорились, что воины изображающие пленников, подходя к поляне с Мертвым деревом, споткнутся и громко выругаются. Это будет сигналом для Аридэль. Изменили только первоначальную цель, вместо жреца пусть будет любой из мечников. Жрец мне нужен живым, а убив одного из дроу, нам будет легче в дальнейшей схватке. Дунгад согласился с моими доводами. Про себя я подумал, что если этот из плети решит колдовать, как раз проверю свои духовные способности.
        Через пару минут, после ухода эльфийки мы, выстроившись в колону, двинулись к Мертвому дереву. Впереди шли два бойца без оружия с заведенными за спину руками, остальные отставали от них шагов на десять. Первым за парочкой «пленных» шел я, внутри постепенно разгорался азарт, перед предстоящей схваткой. После боя со стрыгой прежнего страха я уже не испытывал, мое состояние можно было охарактеризовать как легкую нервозность или возбуждение. И еще, мне было очень интересно, насколько у меня завышены стартовые характеристики? Дроу-мечники, исходя, из услышанных мною коротких фраз и реплик, собирающихся к выходу наемников, были достаточно серьезными противниками. Хватит ли у меня умений и моего мастерства владения мечом, чтобы противостоять им и победить?
        Скоро ты об этом узнаешь, хмыкнул мой внутренний голос. Он как всегда появлялся в самый неожиданный для меня момент. Странно, а ведь раньше я его не слышал. Наверное, просто не хотел слушать, вот и не слышал.
        Восемь вооруженных мужчин шли по лесной тропинке на удивление тихо. То ли на земле не попадалось веток или что там должно хрустеть и издавать звуки под сапогами или звуки ночного леса были достаточно громкими, что заглушали наши шаги.
        Идущая впереди «приманка» остановилась. Один из мужчин обернулся и молча мотнул головой в сторону. Затем оба будто провалились в лес, стояли, сделали шаг и исчезли. Я, пройдя несколько шагов, заметил небольшой просвет в густом подлеске. Чуть пригнувшись, подав левое плечо вперед, проскользнул между двумя крупными стволами. Впереди на очередной тропке дожидались наши «пленники». Сзади меня зашелестели листья, появился мой оруженосец.
        - Приготовьтесь господин,  - прошептал он мне на ухо и осторожно, без шума извлек из ножен свой клинок.  - Враги уже рядом.
        Я прислушался, но ничего не услышал, кроме ночных звуков в лесу и его громкого сопения рядом. Но по его совету обнажил короткие клинки. Биться полуторным мечом на узком пространстве было бы неэффективно, поэтому он остался в ножнах за спиной.
        На узком пространстве появился еще один наемник, становилось тесновато. Я кивнул передним, и мы медленно двинулись дальше.
        Аридэль замедлила шаг. До поляны где находились дроу с жрецом оставалось сорок шагов. Двадцать. Десять. Девушка, не сбавляя шага, оттолкнулась от земли. Левой рукой она схватилась за ветку, ноги нашли опору сами, лес всегда поможет своей дочери. В правой зажат лук с тремя стрелами.
        Жрец продолжал стоять у дерева, что-то бормоча себе под нос. Два воина стояли рядом с ним. Один находился в нескольких шагах от нее у края леса и стоял к ней спиной. Четвертый тот, кто говорил со жрецом по дороге сюда, не отрывал своих глаз от тропинки.
        До чуткого слуха эльфийки донеслись покашливания и тихая ругань. Девушка прислонилась к стволу и натянула тетиву, выбрав целью старшего из дроу. Еле слышно скрипнули рога лука. Воин резко обернулся. Их глаза встретились. Эльф смотрел на направленную, на него смерть на кончике серебристого наконечника, и улыбался.
        Со стороны тропки раздались громкие голоса и ругань. Дроу обернулся в сторону громких звуков и расплылся темной тенью. Аридэль успела только заметить, как в его руках появились изогнутые скимитары, затем высокая фигура словно размазалась, исчезла и снова материализовалась у начала тропинки.
        Эльфийка резко сменила цель, и стрела с глухим хлопком тетивы рванула в смертельный полет. Один из той парочки, что стояли рядом со жрецом, обманчиво ленивым движением отвел белооперенную смерть в сторону. Но второго хлопка, что слился с первым в один, он слышать не мог, а потому и не ждал второй стрелы. Она вошла ему в левый глаз и вышла сзади головы, сломав теменную кость. Умер он сразу, осев на колени и упав лицом вперед.
        Воин, что стоял к ней спиной, сделал кувырок вперед и встал лицом к лесу, обнажив свои клинки. Напарник убитого спешил к выходу на поляну. Отбросив лук Аридель вынув клинки, спрыгнула с дерева и, встав в боевую стойку, встретилась взглядом с ненавистным врагом. Жрец испугано смотрел на возникшую из ниоткуда девушку.
        Парни идущие впереди замерли. Один из них скинул бутафорские веревки и сжал кулаки. Я видел, как из леса появилась Аридэль и, обнажив клинки, замерла напротив одного из дроу. Длинноухий воин, что стоял у входа на поляну исчез, превратившись в мутное пятно. Мгновенье спустя события стали развиваться молниеносно.
        Размазанная тень появилась перед нашим авангардом. Боец, что снял с себя веревки, попытался поднять руки. Его голова отделилась от тела еще до того момента, как он только сделал попытку предотвратить нападение. Второй шедший рядом просто опустился на колени, руки освободить он не успел. Из его горла сильной пульсирующей струей била ярко алая кровь. Он упал, уткнувшись лицом в землю, кровь из его вспоротой шеи равномерными толчками орошала темную землю.
        Тень приобрела телесную форму. Возникший передо мною темный эльф с опущенными к земле клинками, с которых стекала кровь, улыбался. Он смотрел на меня с усмешкой и превосходством.
        Испугать меня он не успел. Его улыбка, как и он сам исчезла. Они смазались и ушли, куда на край моего зрения. Я не управлял своим телом в этот момент, а может просто действовал на инстинктах. Нет, не уверен. Думаю, что опять в вопросы моего выживания вмешалась система.
        Левая рука поднялась и повернула клинок, я услышал звон столкнувшейся стали, рука погасила энергию чужого удара. Ноги перенесли тело в сторону, правая согнулась в колене, корпус чуть отклонился назад. Кончик лезвия противника прошел в сантиметре от моей шеи. При этом я почувствовал лишь движение воздуха, самого клинка я не увидел.
        Тень оказалась за моей спиной. Мощный удар о выставленный Никиткой щит, я делаю кувырок вперед к лежащим на земле телам. Снова звук рассекаемого сталью воздуха над моей головой. Слышу дружный выкрик «Хар!». Краем глаза замечаю, идущие позади нас наемники сомкнули щиты, паренек отступает назад.
        Еще поживет мой славный оруженосец, мелькнула радостная мысль. А вот я точно не переживу эту схватку. Один дроу стоит на конце тропинки, перед входом на поляну, второй, что движется словно ветер, с ухмылкой смотрит на меня, повернувшись спиной к наступающим бойцам. Они его мало интересуют, по выражению на его лице, угрозой он их не считает.
        Метательный топор с характерным свистом пролетает надо мною. Дунгад стоит впереди строя, заносит руку для второго броска. Встречающему меня у края поляны противнику приходиться уходить в сторону, меняя свою позицию. Ухмылка исчезает с лица второго, и он снова уходит в тень. Смерть так смерть, резко встаю. Шаг в сторону, пропускаю второй топор. Дроу приходится сместиться с линии атаки, он открывается. Рывок. Оба клинка входят в худое тело, пробивая кожаный доспех.
        Клинка я не видел, но слышал! Потом почувствовал. Доспех выдержал двойной удар, правда, ощущение было такое, словно тебя лягнул жеребец. Или просто так показалось. Я упал на колени, мечи выскользнули из рук, они остались в теле первого дроу. Поднял взгляд, этот тип стоял передо мною с занесенными скимитарами. Ну, вот и первое перерождение! Я оскалился в безумной улыбке.
        Неожиданно ему стало не до меня. Он отбил несколько стрел и отступил на поляну. Но, уже не используя свою бешеную скорость. Рядом возник Никитка, прикрыв меня щитом. Слаженный топот ног. Мимо проходят воины, расширяя свой строй, выходя на поляну. Мне показалось, что их больше, чем было сначала. Двоих мы оставили присматривать за лошадьми, двое лежат возле меня хладными телами, остаться должно четверо наемников с Дунгадом, Никита и Аридель.
        Аридель! Я только сейчас вспомнил про девушку и услышал ее вскрики, сопровождавшиеся звоном стали. Мечник дроу наседал на нее и теснил к Мертвому дереву. Там стоял жрец и что-то бормотал себе под нос, выводя странные пассы руками.
        Мастер клинков со скимитарами проследил за моим взглядом, и его лицо вновь искривила насмешливая гримаса. Наши воины не успевали. Я встал. Справа от меня, в кольчуге с металлическими пластинами на груди, стоял Фрол, сжимая в руках полуторный меч. По тропе на поляну все подтягивались новые бойцы. В этот момент появление бывшего сотника не показалось мне странным.
        Помочь эльфийке не успевал никто, дроу слишком быстрый. А что я могу противопоставить его скорости? Магию?! Но у меня ее нет. А зачем мне она? Все-таки малый показатель интеллекта сказывается на умственных действиях игрового персонажа. Особенно это заметно в критических ситуациях.
        Действую на автомате. Здесь система никогда не подводит. Дроу уже было метнувшийся к Аридэль спотыкается и припадает на одно колено. «Удар духа». Мне малость поплохело. Еще бы использую свое здоровье для активации духовных способностей. Не останавливаться. «Слабость». Темный эльф тяжело дышит и опирается на свои клинки. Теперь он уже забота наемников и парней Фрола. А вот у меня в голове появился слабый шум. Минус шестьдесят единиц здоровья, вспоминаю требования использованных мною умений.
        Тональность завываний жреца, как и скорость его рук существенно возросли. Вокруг кистей появились клочки зеленого тумана. «Удар духа». Здоровье проседает на треть. В ногах слабость, появилась отдышка. Опираюсь на Никитку, верный оруженосец не отошел ни на шаг, все также закрывая меня щитом. Сквозь туман в голове слышу громкие команды Фрола и Дунгада. Едва успеваю остановить возбужденных кровью и победой бойцов.
        Жрец со связанными за спиной руками, стоит на коленях не далеко от Мертвого дерева. К нему подхожу уже на твердых ногах и с ясной головой. Не зря взял с собой зелья. А вот с магическими свитками надо бы потренироваться. Они так и остались лежать нетронутыми в инвентаре.
        Аридель о чем-то говорит с Фролом и Дунгадом, кидая время от времени кровожадные взгляды на жреца. Последнего обступили кольцом воины. Отправляю Никитку проверить трупы, добычу никто не отменял. Предводитель наемников посылает вслед одного из выживших бойцов, киваю ему в знак согласия.
        В глазах связанного жреца нет страха, только безумие фанатика и слепая ярость. Прохожу мимо, время поговорить еще будет. Если вообще есть смысл о чем-то говорить с ожесточенным и обезумевшим от смерти и крови животным. А воспринимать его по-другому я не могу.
        Пока подхожу к искореженному и обезображенному непонятной силой, некогда могучему дереву. В голове всплывают картинки разорванных тел, желтые клыки оборотней, изможденное от боли и страданий лицо Марфы. Нет говорить с этим отродьем мне не о чем.
        Воздух вокруг замирает. Исчезли ночные звуки леса, негромкие голоса парней за спиной и рычанье плененного жреца. Время и мир остановились.
        Глава 3.7 Хранитель
        Скрюченное страшное дерево стояло передо мной. Несколько шагов и можно прикоснуться к его голому бледному, с пятнами склизкого рыжего лишайника, стволу. Но я не могу пошевелиться. Я чувствую мощную силу, но идет она не от дерева.
        - Приветствую тебя бессмертный,  - негромкий мужской голос но, сколько в нем мощи. Из-за дерева появился среднего роста сухопарый старик в просторной разноцветной хламиде.
        А нет, это была не хламида, одеяние больше походило на восточный, точнее китайский халат, да и сам неожиданный гость или пришелец очень смахивал на восточного мудреца. Их именно такими часто изображают во многих фильмах, рисунках и аниме. Белые длинные волосы с аккуратным шариком, проткнутым двумя деревянными шпильками, на затылке, на лбу из-под волос виднеется тонкая тряпичная повязка, очень длинные брови в тон волосам, из-за которых глаз практический не видно и тонкая реденькая бородка до пуза. В руках сучковатый кривой посох, а-ля Гендальф Серый.
        Вновь почувствовав, что владею своим телом, озираюсь по сторонам. Мои воины и соратники были похожи на неподвижные статуи. Они действительно замерли и стояли, не шелохнувшись, но при этом оставались живыми, во всяком случае, так меня заверил старичок. С его слов нам надо было поболтать с глазу на глаз, без свидетелей. Ох и не нравятся мне вот такие вот разговорчики, они крайне редко заканчиваются чем-то хорошим.
        - Дерево пока не трогай,  - оперевшись о посох двумя руками молвил китайский мудрец.  - Оно пока тебе ни к чему.
        - Вы меня простите,  - к возрасту даже «цифровому» относиться надо с уважением,  - я надеюсь, разговор не о дереве у нас пойдет?
        - А хоть бы и о дереве,  - старичок улыбнулся, кожа на его щеках стала похожа на апельсиновую кожуру.  - Первому бессмертному кто стал частью этого мира, любая информация будет полезна.
        - Вы с драконом, таким большим,  - я развел руки в стороны и очертил полукруг перед собой,  - у него еще чешуя переливается всеми цветами радуги. Не знакомы?  - Хамство у меня проскакивает, когда я чего-то не понимаю и меня это пугает.
        Теперь к апельсиновой шкурке добавилось частое покряхтывание. Старичка рассмешил мой вопрос.
        - А ты духом гляжу, не падаешь,  - дедуля с китайской внешностью подошел ко мне ближе. Он был ростом с эльфийку, то есть чуть ниже меня.  - Для того, кому путь назад заказан, неплохо держишься.
        - Как и все герои, когда выбора особо-то и нет,  - мне почему-то резко стало за себя обидно, даже голос чуть дрогнул. Или показалось?
        А что я с ним миндальничаю? Появился ни откуда. Не представился. Может он засланный ко мне? Ну да сила в нем чувствуется солидная. Ну и что? Место то не особо располагает к душевным беседам. Вон и этот из плети хоть и замер как все остальные, а из глаз злоба и яд прямо сочатся. А может он его выручить пришел? С подозрением гляжу на дедушку.
        Он покачал головой и, подойдя к дереву, присел на толстый выступающий из земли корень. Место куда коснулась его странная задница, тут же покрылось нормальной древесной корой.
        Значит не с этими, твердо решил я, глянув на изрубленные трупы дроу и связанного жреца.
        - Нет не с этими,  - подтвердил он мои мысли. Из-под кустистых бровей, куда там нашим бывшим генсекам, на меня уставились два уголька.  - Хотя я их и не осуждаю. У каждого свой путь в этом мире и своя, правда. Вот только путь выбирает каждый сам.
        - Но они же монстры,  - с возмущением воскликнул я, не соглашаясь с его словами.  - То, что они творят, это же чистое зло.
        - Для мышки и кошка монстр,  - спокойно произнес дед, не отводя от меня взгляда. Мне показалось, что моя возмущенная тирада его позабавила.  - И абсолютное зло. Ты, на чьей стороне? Мышки или кошки?
        - Ну, это разные вещи,  - я не понимал сидевшего на корне старика.  - Мышка и кошка. Разве их можно сравнить с убийством разумного существа?
        - А кто дал право вам разумным судить?  - он задал мне встречный вопрос.  - Кому жить, а кому нет? Кому пойти в пищу, а кому насытиться?
        - Я понял!  - хохотнул я, уперев руки в бока.  - Ты один из местных богов. А я сейчас должен познать или принять твое учение?
        - Я один из трех Хранителей Энрота!  - в его голосе появились стальные нотки. Он стукнул посохом о землю. Меня обдало сильной волной теплого воздуха.  - А местные боги обычно спрашивают моего совета.
        Что-то я переборщил. Надо выравнивать ситуацию. Нарвался на одного из главных ИскИнов? Это вряд ли. Они управляют игровым миром, а не общаются с игроками. Возможно, натолкнулся на какой-то масштабный сценарий или эпический квест. Если так, то просто везунчик. Я обдумывал начало фразы, когда старичок загнал меня в очередной ступор.
        - Насчет сценария ты ошибся,  - его голос вновь стал мягче и добрей.  - Да и насчет ИскИнов тоже. В любом мире должно быть равновесие,  - дед продолжил говорить,  - а наше дело, да и дело богов его поддерживать. Вот только боги нуждаются в вере, это их источник силы. И каждый стремится ее приумножить. А в свои интриги впутывают вас бестолковых, сами то напрямую вмешаться не могут. Вот и появляются разные культы да ордена с ковенами и церквями.
        - Так почему вы их не успокоите? Богов,  - воспользовавшись небольшой передышкой, вставил я свой вопрос.  - Вы же многое можете?
        - Много,  - старик встал и усмехнулся в свою жидкую бороденку.  - Вот только закон обойти и мы не можем.  - Он начал обходить дерево и вдруг остановился. Обернулся и кивнул на связанного жреца.  - Сомневаюсь, что этот вам что-то скажет.
        - Так, что мне делать?  - видя, что дедуля уходит, воскликнул я и взмахнул ему вслед рукою.
        Странный старик напустил тумана, а толком ничего не сказал. По моим расчетам, я должен был сейчас узнать, куда уводят пленников и что с ними делают. Куда уводят, соображу сам, думаю не дальше Чертовой горки. А вот, что с ними там делают? Тут без этого в черной рясе мне никак. Не узнаю, провалю цепочку заданий.
        - Я буду наблюдать за тобой падший,  - раздался из-за дерева тихий голос старика.  - И помни, что тьма не всегда есть зло, а свет не есть абсолютное добро!  - Мне кажется, последняя фраза прозвучала уже в моей голове. Философ хренов.
        Мир вокруг меня снова ожил. Люди вели себя по-прежнему, для них не было ни старика, ни моего разговора с ним. Я подошел к Фролу, Дунгаду и Аридэль.
        - Что будем с ним делать?  - обратился я к троице.  - Он ведь ничего нам не скажет?
        - Дайте его мне,  - прошипела эльфийка.  - Я развяжу ему язык.
        - Это бесполезно перворожденная,  - покачал головой сотник.  - Я помню жрецов Плети еще по ордену. Эти фанатики умрут, но не скажут ни слова.
        - Скажет,  - недобро улыбнулся Дунгад,  - есть одна мыслишка. Бреон!  - окликнул он одного из своих воинов.
        К нам подошел боец в кожаном доспехе, с выстриженными волосами на голове в форме низкого гребня переходящего в косичку и коротко стриженой бородой. Из-за пояса торчал лабрис. Подойдя, он просто кивнул Дунгаду.
        - Бреон,  - кашлянув в кулак, смущенно, как мне показалось, произнес воин.  - Нужна твоя помощь. Вернее твои знания из прошлой жизни.  - Он кивнул на жреца.
        - Я понял,  - голос был низким и с хрипотцой.  - Что у него узнать?
        - Все,  - просто ответил я.
        Бреон вынул оружие из-за пояса и, расшнуровав, снял доспех. Затем стянул через голову рубаху и остался с голым торсом. На его правом плече был большой шрам от ожога. Из-под него выступал не пропавший сегмент черного круга с белой паутиной на нем. Мужчина вскинул лабрис на плечо, подошел к замершему жрецу и присел рядом. Во взгляде пленника вспыхнула надежда, когда он увидел знак Черной плети на подошедшем к нему воине, но она сменилась животным страхом, как только воин заговорил с ним на странном каркающем языке.
        - Откуда он?  - шепотом поинтересовался я у Дунгада, кивнув на присевшего возле жреца наемника.
        - Это старая история. Когда еще у герцога служили,  - так же шепотом ответил мне мужчина,  - один ковен черный зачищали. Повадились эти нелюди, детишек в окрестных селах красть.  - Он тихо сплюнул себе под ноги и так зыркнул на жреца, что мало кто захотел бы сейчас оказаться на его месте.  - Охрану их быстро положили, дело ратное привычное. А вот когда в храм заброшенный вошли, там многие тогда свою веру на крепость проверили. Я такого ни до того, ни после больше не видал. В центре у них круг на полу из камня выложен, а вокруг него тела ребятишек пропавших разбросаны. Все как один выпотрошенные, словно животные какие-то и внутренности по полу раскиданы.  - Дунгад осенил себя странным знамением.
        Жрец странно подвывал и что-то быстро тараторил на своей тарабарщине, боясь взглянуть на Бреона.
        - А у круга этого. На дыбе Бреон распятый висел. Рядом жаровня с углями раскаленными и два ублюдка в рясах черных. Таких же вот как этот.  - Наемник повел глазами в сторону клацающего зубами, перепуганного жреца,  - один парня нашего прутом железным прижигает, а второй на лодыжках кожу надрезает, чтобы потом чулками ее к верху завернуть. Остальная погань с пола внутренности собирает, да в круг их бросает, и бубнят что-то.
        В игровых мирах было много жестокости и крови, но было и одно незыблемое правило. Ни в одном проекте вы не могли причинить вреда детям или увидеть их страдания. Даже если вы выполняли квест и очищали проклятую деревню от нечисти, ребенка-зомби вы бы там не нашли. Конечно, вы могли увидеть маленький труп, но он всегда был прикрыт одеждой, все конечности были на месте и он никогда не был изуродован и окровавлен. Насилие над детьми преследовалось как в реальном, так и виртуальном мирах. Законы в отношении маленьких граждан были очень строги, а наказания довольно жестоки.
        Слушая Дунгада, я не верил своим ушам. Неужели в этом проекте такое возможно? Ведь даже его рассказ о вспоротых детских телах, это уже нарушение закона и как минимум закрытие проекта. Как Кира и разработчики могли пойти на это?
        Если только! Этот сценарий не был специально создан для меня. Да и хранитель этот, вспомнил я китайского старичка, довольно странный персонаж. Но тогда если все это так, то моя сестра знает, где я и держит меня под полным контролем. Тогда зачем ей давать мне уникальный класс и деньги? Да нет, так рисковать она бы не стала. Много вопросов и очень мало ответов.
        - Вот тогда ярость голову и затмевает,  - продолжал свой рассказ наемник,  - и кровь в висках словно молот по наковальне стучит. Когда все закончилось, от жрецов что там были мало что осталось. В костер их кусочками мелкими бросали. С тех пор Бреон с нами и ходит. Только вот о жизни своей, что до встречи с нами была, молчит да хмуриться.
        - У нас в ордене отец Ероним был, тоже любил людей каленым железом жечь,  - неожиданно прошептал Фрол,  - а после на костер их отправлял. Редкостный был паскуда.
        - Все они бесы в рясах,  - кивнул Фролу Дунгад в знак согласия,  - только у каждого свой демон.
        - Демон у них один,  - сквозь зубы проскрипел я. У меня в голове еще стояла картинка с убитыми детьми.  - Золотая монета и сытое пузо.
        Оба воина покачали головами, а эльфийка с Никиткой переглянулись и посмотрели на меня странным взглядом.
        Жрец закончил говорить и поник. Опустил голову на тощую грудь и редко всхлипывал. Бреон поднялся, снял лабрис с плеча, перехватил рукоять обеими руками и, вскинув оружие над головой, резко опустил его. Голова пленника лопнула как переспелый арбуз, расколовшись на две ровных половинки. Остатки мозга тяжело хлюпнули и кроваво серой массой медленно сползали по тощему телу, пачкая и без того грязную сутану, на пепельную траву поляны.
        Воин быстрым движением стряхнул с лезвия остатки костей, волос и крови, заткнул лабрис за пояс и направился к нам. Я обратил внимание, что у всех присутствующих сцена убийства пленника не вызвала на лицах никаких эмоций. Своего я не видел.
        - Все рассказал,  - криво ухмыльнувшись, прохрипел Бреон.  - С чего начинать?
        Рассказал жрец действительно много. Пленников и похищенных людей уводят к старому замку, что на Чертовой горке. Предполагаемо. Там часть людей заставляют работать над строительством какого-то алтаря или арки, этого Бреон не разобрал. Других готовят к ритуалу, который должен состояться на рассвете, когда багровая луна встретится с первыми лучами солнца. Вот это уже интересно.
        В старой крепости пять жрецов Черной плети, все служители Богини, один из них некромант. Они следят за строительством и подготовкой жертв. Ритуал нужен для открытия врат и призыва какого-то сильного демона.
        В старой крепости со своими слугами находится Темный господин. Он и будет проводить ритуал. Вот только призвать он хочет не демона, со слов бывшего пленника, а душу своего бывшего лорда в его старом замке. Который был слугой Илисара - черного паладина. Если он поглотит призванную душу, то получит возможность призывать демонов к себе на службу из Нижнего мира.
        Система выдала сообщение о выполнении пятой части задания сюжетной цепочки, отвлекая меня от рассказа Бреона. В качестве награды я получил полторы тысячи опыта, до следующего уровня оставалось еще тысяча четыреста очков. Плюс мне дали пятьсот за убитого дроу и еще четыреста за остальных тех, кто лег от рук воинов моего отряда. Итого еще девять сотен плюс, на остатке пятьсот очков. Очень надеюсь, что дотяну до снятия лимита, и лишние очки опыта не пропадут. Всплывает очередное задание, что не дает мне вернуться к рассказу наемника.

«Вам доступно задание «Черный господин» ч.6. Выясните, для чего строится портал призыва в старом замке. И кого называют Черным господином.
        Данное задание является заключительным в сюжетной линии «Старый замок».
        Дополнительное задание: Убить того кого называют Черным господином».
        И опять ни слова о награде и штрафе в случае невыполнения. Если у обычных заданий помимо условий оговаривались и остальные пункты, то в сюжетной линии они просто выдавались. Ладно, что там у нас происходит?
        Бреон стоял молча, скрестив руки на груди, и смотрел на меня. Остальные тоже ждали, когда я вернусь к ним из своего отрешенного состояния. К нашей небольшой компании прибавился Никитка. Он первым заметил осмысленность в моем взгляде и решил этим воспользоваться.
        - Добыча так себе господин,  - парень скривил рот.  - Чуть больше сотни серебра, два неповрежденных доспеха и клинки. Но все они с этих.  - Мотнул он головой в сторону убитых дроу.  - Наши их не возьмут, а материал не переработать.
        - Я их заберу,  - разглядывая лежащие у нас под ногами скимитары и кожаные плетенные из тонких полос доспехи, произнес Дунгад.  - Наемникам любая сбруя хлеб. Бреон!  - он дал знак стоящему воину.
        Мужчина собрал с земли вещи и отошел к своим напарникам. Те оживились, разглядывая доспехи и клинки с искривленным внутрь лезвием.
        Я не понял выражения варвара про сбрую и хлеб, но у моих товарищей фраза наемника удивления не вызвала. Пора возвращаться к насущным делам. И первым делом я решил проверить свое предположение.
        - Проверьте состояние воинов,  - распорядился я,  - кто ранен, отправьте в лагерь. Остальные пусть проверят доспехи и оружие.
        Фрол и Дунгад кивнули и ушли выполнять приказ. Эльфийка и Никита остались рядом.
        - Я кое-что должен проверить, подождите пару минут.
        Так первым делом дерево. Какое же оно все-таки противное, стоя рядом с ним, я с отвращением рассматривал склизкий лишайник и голый с мелкими трещинами неестественно бледный ствол. От него действительно веяло силой. Ощущение липкой сырости и несильное давление в области висков.
        Ладно. Я собрался духом и приложил руку к стволу.

«Когда то страж леса Древний гворн был проклят пришедшими в Туманный лес последователями Темной богини. Он не отступил перед порождениями Хаоса и до конца бился в неравной схватке, но проиграл. В наказанье Плеть забрала у него не всю силу, оставив ему сердце, обрекая на вечное существование в муках. Прими сердце Проклятого гворна странник и освободи защитника леса. Пусть он отправиться к Вечному древу и вновь получит шанс упасть на землю маленьким семенем.
        Вы согласны повысить свой уровень Да/Нет».
        Резко убираю руку и отказываюсь от предложения Древнего гворна. Халявный уровень это отлично, но любой даже начинающий игрок знает, что такие предложения хороши на высоких уровнях, когда до получения следующего нужно много опыта, времени и усилий. Брать такие бонусы практически на старте это то же самое, что стрелять из пушки по воробьям. Мне повезло, что это было предложение, а не подарок. На карте надо поставить отметку, в будущем мне этот Мертвый гворн понадобится.
        Открываем карту, ставим отметку. Отлично! Заодно проверим еще одну мысль.
        Вкладка - «Отряды». Здесь девять иконок с изображением лиц восьмерых наемников и Аридэдь. Пять нанятых мною варваров, как и эльфийка, подсвечены зеленым, один желтым. А вот иконки двух тускло серые. Все предельно ясно. Шесть моих бойцов здоровы, один ранен, надо только уточнить насколько тяжело, а двое навечно исключены из списков воинской части. Никитки здесь не было и, кажется, я догадывался почему. Паренек нашелся сразу в двух вкладках: «Ваши подданные» и «Армия».
        Открыл «подданных», в «армии» и так понятно всего-то и будет одна рожа. А вот подданных на данный момент у меня было шесть существ. Просто система прописывала статистику именно в существах. Оно в принципе и правильно. Ведь эльфы и гномы не люди, а тоже могут быть гражданами моего будущего королевства. Да и у всяких демонов и некро жути, что предлагались мне при создании персонажа, тоже свой довольно специфический паноптикум.
        Так, что-то я засиделся. Сворачиваю интерфейс, возвращаюсь в игру. Само собой передо мною все те же. Застыли в ожидании. Отцы командиры да Никитка с девушкой.
        - У меня трое ранены,  - первым начал докладывать Фрол.  - Один с нами пойдет, другие в лагерь. И в отряд нас прими благородный господин,  - опередил меня сотник своим предложением и, приложив руку к груди, склонил голову.
        Блин! Я замешкался. В старых играх обычно кидали приглашение друг другу, а нипов нанимали в гильдиях. Что делать здесь? Ведь варвары ко мне присоединились сами. А нет! Стоп! Я их нанял на хуторе. Мои рассуждения прервала и выручила система. Выкинув сообщение, готов ли я принять на службу отряд из деревни Лужки? Конечно ДА!
        Пополнение было весомым. Двадцать два воина средний уровень по отряду был седьмым и командир семнадцатого уровня.
        - Благодарю,  - поднял голову отец Никиты.  - Пора выступать, должны до рассвета успеть. А я так понимаю, что там врагов побольше будет.  - Оживился сотник.  - Мы вперед пойдем, Дунгад замыкать будет. Мало ли.
        - Эльфу надо вперед отправить,  - варвар положил руку на плечо Фролу.  - Она глазастая. Готовыми к противнику выйдем.
        - Согласен,  - Фрол перевел взгляд на Аридэль.
        Я был удивлен, девушка никак не отреагировала на эльфу. Ни взглядом, ни мимикой, ни словом. Просто накинула свой плащ и, закинув на спину лук, скрылась в лесных зарослях. А командир сего славного войска стоял и слушал своих подчинённых, молча впитывая военную науку. Реально со стороны я выглядел нелепо. Наверное?
        Сборы были быстрыми. Раненые ушли в лагерь, унося на себе павших. Наш отряд вышел на тропу и начал свое движение к старой крепости.
        Глава 4.1 У старой крепости
        К Чертовой горке мы шли по незаметно поднимающейся вверх тропе. Она была шире той, что вела до поворота к поляне с Мертвым деревом, и позволяла идти по двое. Впереди шли сотник с сыном, меня они отодвинули, приведя веские доводы в пользу своего решения, по их мнению, мы могли попасть в засаду. Мне это показалось странным, но лица обоих выражали заботу о своем командире и веру в свою правоту. Мне только и оставалось, что согласиться. И теперь я шел, рассматривая мощную спину Фрола и недавно еще новенький щит моего оруженосца со свежими отметинами от оружия темных эльфов, слушая тихий голос Никитки.
        Когда мы уже вышли на основную тропу я имел неосторожность, совсем забыв об особенности паренька, поинтересоваться, кто такой Илисар и почему его зовут черным паладином?
        Поверьте, я сократил его рассказ больше чем на половину, перебивая рассказчика, когда он отходил от главной линии своего повествования. Я сумел исключить географические подробности, не имеющие никакого практического применения к моему настоящему, отсылку к второстепенным героям данной истории и возникновению пары незначительных королевств. Но даже в сокращенном варианте, рассказ об Илисаре занял половину нашего пути до старой крепости.
        Итак, одно из преданий Энрота, рассказанное славным оруженосцем Тадиэля Белокрылого, храбрым и отважным воином Никиткой.

«Великий паладин Илисар, что поверг в бегство армии нежити и хаоса, вернул на земли Энрота мир и порядок, под конец своей жизни задумался над вечностью. В желании своем стать бессмертным он обратился к Валатару и Аркании, светлым богам покровителям людей и эльфов. И задал вопрос, что сжигал его разум и не давал душе покоя. Заслужил ли он своими деяниями вечную жизнь?
        Боги ответили Илисару, что великие герои не алчут славы и не желают возвыситься над простыми смертными, став рядом с богами. Разгневанный отказом, он покинул Орден Света и отправился в пески Мертвой пустыни. Если светлые боги отказали ему, пролившему за них реки своей и чужой крови, то он получит желаемое из рук их самого страшного врага.
        В центре Мертвой пустыни согласно старой легенде находился портал в пустоту между мирами. Тысячи лет назад, когда боги были еще молоды, в мир Энрота из первозданного Хаоса пришло абсолютное зло. И имя ему было - Лилит.
        Мать зла и повелительница Тьмы и Пекла, разрушала все, что создал Творец. Молодым богам пришлось объединиться и, повергнув рати хаоса, заточить Лилит в пустоте между мирами.
        Илисар вернулся из Мертвой пустыни спустя десять лет. Его глаза были черны как безлунная ночь, в них клубилась первородная тьма. Его черные доспехи несли вокруг ауру ужаса и страха. Огромный меч разил врагов, одним ударом разваливая на части ангелов и драконов, ни одна армия не могла остановить его. Под черные знамена вставали его бывшие товарищи, превращаясь в фанатиков его культа и жестоких карателей. Особо ретивые последователи превратились в черных жрецов и рыцарей тьмы. За ним следовали черные тени, безмолвные убийцы и вивисекторы.
        Лишь вновь объединив свои силы, светлым богам удалось остановить Лилит и ее верного слугу. Илисар был закован в цепи и заключен в крепкую клетку на самом дне Нижнего мира. Лилит снова отправилась в черную пустоту среди миров. Его последователи и слуги разбрелись по просторам Энрота. Одни остались в верхнем мире, другие спустились в нижний. Но все они ждут того часа, когда Черный паладин восстанет и освободит свою покровительницу. И снова поднимет знамена Тьмы и Хаоса и поведет их в бой, к победе над светлыми богами к бессмертию».
        Зачем я слушал историю про великие битвы, что содрогали оба мира и заставляли богов попотеть? У меня из головы не выходил Хранитель. Я вспомнил слова Аридэль о разговоре жреца с дроу. В нем один из них мельком упомянул имя черного паладина, и это каким-то образом было связано с ритуалом. Который, по словам жреца, будет проводить Черный господин, цель моего последнего задания. Возможно, один и второй как-то связаны между собой, а возможно и нет. Ведь если последний способен призвать Илисара, то хватит ли мне сил, чтобы выполнить дополнительное задание и убить его? Может я что-то не то сказал Хранителю и не получил подсказку? А может быть эти два персонажа …
        Так стоп. Смысл ломать сейчас голову. Если я что-то и упустил, это уже случилось. С очень большой вероятностью может оказаться, что Черный господин гораздо сильнее меня. Что опять же не вяжется с игровым балансом. Не могут в стартовой локации находиться высокоуровневые монстры. Хотя, почесал я затылок, может быть всякое, при условии, что он это начало другой сюжетной цепочки. И если это так, то мне особо ничего не угрожает.
        Окончание эпической баллады о вечной борьбе добра и зла, совпало с появлением на тропе эльфийки. Она вновь просто возникла из пустоты, откинула с головы капюшон и легкой походкой подошла к нам, держа в руке лук. Мое войско остановилось.
        - Нас не ждут,  - начала девушка, как только подошел наемник.  - Сама крепость практически разрушена. Осталась одна надвратная башня, стен и ворот нет. Рядом большой погост, многие могилы вскрыты. Внутри полуразрушенный донжон.
        - Это был замок некроманта,  - тихо влез со своими умозаключениями Никитка.  - Мы когда с ребятами сюда бегали…
        Фрол цыкнул на сына и тот, потупив голову, замолчал.
        - У погоста три зомби, с каждым по восемь десять скелетов,  - продолжила эльфийка.  - Не думаю, что они кого-то ждут. Нежить низкого уровня, меня не заметили. Во внутреннем дворе жрецы и некромант. На земле большая пентаграмма в ее центре чаша на треноге, по кругу две жаровни и две дыбы,  - девушка заиграла скулами и на несколько секунд замолчала.  - На дыбах люди, рядом вскрытые трупы, несколько клеток с еще живыми пленниками. Здание донжона в два этажа. Что внутри не знаю.
        - Зомби и скелеты?  - переспросил сотник.
        - Да больше никого не видела,  - коротко мотнула головой Аридэль.  - Не умертвий, ни духов, ни другой высокоранговой нежити. Но погост большой.
        - Не ждут нас,  - с ухмылкой подытожил Дунгад.
        - Хорошо бы если так,  - вздохнул Фрол.  - Хорошо бы.
        - А если мы поступим так,  - решил я вставить свои пять копеек.
        В конце концов, я здесь командир и будущий господин, если не всех то многих. Да и самому пора брать руководство в свои руки. Отец многому меня научил. Жаль, что на тот момент его желания не совпадали с моими и науку руководства крупной корпорацией я впитывал, как попало. Но основные принципы ведения экономической борьбы я все-таки освоил, а она в основе своей мало чем отличается от военных действий, пусть даже с мечами и магией.
        - Я, Аридэль, мой оруженосец и Фрол пойдем первыми,  - продолжил развивать свою мысль под пристальными взглядами моих соратников.  - Завяжем бой со скелетами и зомби, проскочим во внутренний двор и схватимся со жрецами. Остальные ударят со спины оставшимся зомбакам, что пойдут за нами.
        - А если некромант поднимет или призовет нежить покрупнее?  - стер улыбку с моего лица сотник.  - Да и жрецы стоять и просто глазеть на нас не будут.
        - Оставаться с отрядом надо Фролу, а не мне,  - потирая подбородок, задумчиво произнес Дунгад. Мне показалось, что ему мой план понравился.  - Фрол сотник, да и основной состав отряда его люди.
        - План отличный,  - с воодушевлением прошептал Никитка.  - Смелый и дерзкий.
        - И дурной,  - эльфийка тоже выразила свое мнение, покосившись на парня.  - Если некромант призовет нежить нам, когда мы окажемся во внутреннем дворе, конец.
        - Я не договорил,  - малость приврал я, на ходу внося дополнения и поправки в свой план,  - если появятся еще противники, то вы отступите,  - я перевел взгляд с девушки на наемника,  - а я свяжу их боем. Фрол с отрядом вас прикроет. Уйдете к лагерю. Ну а я воскресну, и попробуем еще раз.
        - Если жрец с расколотой черепушкой не соврал насчет ритуала,  - глядя мне прямо в глаза, тихо произнес Фрол,  - то боюсь, молодой господин второго раза у нас не будет.
        Все замолчали. Каждый обдумывал слова, сказанные опытным воякой и бывшим сотником. Да и я был с ним полностью согласен. Второго шанса у нас не будет. Совершив ритуал призвав, не знаю точно кого, но этот кто-то только усилит Черного незнакомца. И как будут развиваться события дальше, предположить никто не может. Ясно только одно мне это точно не понравится.
        - Но выхода у нас нет,  - нарушил молчание сотник.  - Так, что принимаем план Тадиэля. Дунгад скажешь своим людям, что мои приказы исполняются безоговорочно. Аридель присмотри за парнем, ему говорить все одно бесполезно.
        Никитка подумал было что-то возразить, но лишь опустил глаза и кивнул отцу.
        На уточнение деталей моего плана ушло несколько минут. Затем сотник обнял сына, хлопнул по плечу Дунгада, приложив руку к груди, склонил голову в поклоне эльфийке. Мне просто пожал руку. Я вытащил из кошеля на поясе два свитка и протянул ему.
        - Защита от магии и каменная кожа. Пригодится.
        Наша четверка шла быстрым шагом вслед за Аридэль. Туманный лес по мере нашего приближения к цели стал меняться. На деревьях становилось меньше листвы, ветки на стволах росли реже, кустарник и подлесок постепенно и вовсе сошел на нет. Вскоре листья полностью исчезли, а кора на деревьях почернела и покрылась слизким лишайником, который я видел на Проклятом гворне. Какая-то неведомая сила буквально выпила жизненную силу из земли и ее детей, превратив мощные ровные стволы в перекрученные и переломанные под неестественными углами пародии на лесных великанов. Трава высохла и почернела, она ломалась под ногами как старый пергамент и осыпалась мелкой пылью.
        Эльфийка подняла вверх руку и опустилась на одно колено. Мы остановились и замерли рядом с ней пораженные представшей перед нами картиной.
        Метрах в трехстах от нас стояли останки некогда мощного замка. Все выглядело так, как и говорила Аридэль. Разрушенные стены, одиноко торчавшая полуразрушенная надвратная башня, за ними едва просматривался внутренний двор. Даже учитывая большое расстояние можно было разглядеть движение внутри него и вертикальные столбы темного дыма из жаровен. Пространство, разделявшее нас от руин крепости, представляло собой безжизненную высохшую потрескавшуюся землю. Повсюду лежали отбеленные временем и непогодой кости. Их было много, мы смотрели на место страшной битвы, что проходила под стенами замка много лет назад.
        У разрушенной стены справа от уцелевшей башни я увидел кладбище. Перекошенные кресты и просто разрытые могилы, среди которых медленно бродили скелеты и зомби. У некоторых заметил ржавые мечи и щиты, на двух зомбаках были даже шлемы. Мрачности и жути этому пейзажу добавляла полная тишина и свет багровой луны. Казалось, что здесь даже воздух быть неподвижен.
        - Охрана и правда у них никакая,  - еле слышно прошептал Дунгад и повернулся ко мне с улыбкой. Правда она больше походила на звериный оскал - Твой план может сработать.
        - Не торопись с выводами,  - эльфийка сняла свой плащ, поправила колчан.  - Все готовы?
        - Погоди,  - Никитка глубоко вдохнул.  - Как будем действовать?  - Его голос едва заметно дрожал.
        - Аридель,  - я коснулся плеча девушки.  - Я наложу на нас «защиту духа» лишней не будет.
        - Тадиэль кидает защиту,  - обернувшись, она говорила уже всем.  - Ты собери свои … в кулак.  - Она с улыбкой посмотрела на замершего Никиту,  - я же видела, как ты со стрыгой бился, а эти попроще будут.  - И снова ко всем,  - как только защита активируется, бежим к башне.
        - Стрыга хоть и монстр, но живой,  - словно оправдываясь, еле слышно бубнил себе под нос Никитка, снимая со спины щит и вынимая меч.  - А этих я с детства боюсь. С тех пор как мамку задрали.
        Эльфийка кивнула мне, мол, давай колдуй. Дунгад крепче сжал два скимитара, что получили с убитых дроу и тихо зарычал, оскал на его лице кажется, стал еще шире и страшнее.
        Я активировал «защиту духа», потраченные сорок очков здоровья добавили немного шума в голове и давление в висках. Опрокинул уже подготовленный флакончик.
        Вокруг нас на земле образовался слабо светящийся серебряный круг, который поднялся вверх полупрозрачной пеленой и накрыл нас над головами тускло переливающимся куполом. Через пару секунд он исчез. Я впервые видел активацию собственной способности. Во время схватки с темным эльфом визуальных эффектов применяемых мной заклинаний не было. Глянув на товарищей, по вопросительному взгляду эльфийки понял, что работу способности видел только я. Утвердительно кивнул ей в ответ.
        Я давно не бегал с такой скоростью, вернее я никогда не бегал с такой скоростью навстречу смертельной опасности. От нее было, улепетывал еще быстрее.
        Все шло по плану, мы преодолели половину пути до башни, зомби и скелеты все так же на первый взгляд бесцельно бродили между могилами, не обращая внимания на мчащихся к их хозяину четверку живых существ с явно агрессивными намерениями. Почему им было на нас все равно я и мои товарищи по оружию поняли через мгновенье.
        Воздух перед нами уплотнился, возникло ощущение, будто уперся в надувную резиновую стенку, уши заложило от высокого крика. Мне показалось, что я нахожусь внутри огромного колокола, а снаружи по нему долбят со всей силы несколько молотобойцев.
        Никитка споткнулся и осел на одно колено, выронив щит и меч, он схватился за голову, сжимая уши. Дунгад наклонился вперед и продолжал идти, со стороны казалось, что он борется с яростным встречным ветром. Эльфийка схватила меня за руку и, вытянув вторую, указывала вперед. Я посмотрел в том направлении, куда показывал ее вытянутый палец.
        - Баньши,  - еле слышно прошептала она мне в ухо, я даже почувствовал ее дыхание и касание мягких губ.
        Над полуразрушенной башней висел туманный прозрачный женский силуэт в разорванном платье. Баньши - проклятые духи, имеют полный иммунитет к физическому урону и своим криком могут вызвать страх и даже парализовать. Память подбросила мне информацию из моего богатого игрового опыта. Не думаю, что в этом мире они сильно отличаются от своих товарок в других проектах. Вот почему охрана из скелетов и зомби так спокойно себя вела, у них тут «тревожная сигнализация» стоит.
        В подтверждение моих мыслей нежить «оживилась» и целенаправленно двинулась в нашу сторону, поднимая свое древнее проржавевшее оружие. Мало того, к ним на помощь, разрывая свежевскопанную могильную землю, стали выкарабкиваться на свет новые зомби и скелеты.

«Удар духа» указав направление, использую заклинание. Флакон с исцеляющим снадобьем зажал в руке. Состояние и так хреновое, мутная «тряпка» призрака над башней продолжает орать так, что потеря части здоровья и ухудшение состояния не сильно заметно. Баньши дернулась и заткнулась, но не испарилась. Повторяю удар. Нельзя чтобы она сбежала, нам не надо сюрпризов в виде ее крика. Некромант может поднять кости и трупы, но призвать нежить такого ранга в бою у него нет возможностей. Поэтому добиваем. Протяжный скорбный вой подтверждает развоплощение проклятой души. А вот мне реально поплохело, применение способностей сожрало треть жизни, да и эффект крика баньши еще не прошел. Большим пальцем как заправский алкоголик открываю склянку и опрокидываю в себя содержимое.
        Эффект неожиданности потерян. Аридэль поднимает Никиту, дает ему что-то, парень вроде пришел в себя, взгляд осмысленный и полон решимости. Дунгад встает между нами и подходящей нежитью.
        - Давайте во двор,  - машет он мне головой,  - я их попридержу, пока Фрол подойдет.
        Я хочу ему возразить, но он поднимает голову вверх, из его горла раздается мощный рев. Прихрамывающие скелеты и медлительные зомби на секунду замирают, после чего выбирают своей единственной целью наемника. Со стороны леса слышится звук шагов и тихое бряцанье доспехов и оружия. Фрол на подходе успокаиваюсь я, мы втроем ускоряемся и перепрыгиваем через остатки крепостной стены. А позади нас раздается звон скрещивающихся клинков и сухой перестук осыпающихся косточек. «Выстоит» мелькает в голове мысль и тут же мозг замирает от представшей перед моими глазами картиной. Слева слышу, как в ярости Никита скрипит зубами и поднимающийся крик гнева и ненависти слева, эльфийка натягивает тетиву, продолжая кричать.
        Пентаграмма не была нарисована, она была выложена на плитах внутреннего двора. То, что Аридэль приняла за мел или белый песок, было человеческими костями, вываренными до белоснежного цвета и очищенными от мяса и сухожилий. В углах пентаграммы стояли детские головы, внутренний пятиугольник, что образовывали лучи звезды, выложен из рук и ног. Сами же обезглавленные и четвертованные маленькие тела находились в чане, который стоял в центре этого зловещего символа.
        Мой мозг отказывался принимать то, что видели мои глаза. Кира сошла с ума, если позволила своим дизайнерам такое. Я пытался найти ей оправдание, ведь она могла не знать. Но я очень хорошо знал свою старшую сестру, она любила все контролировать, даже малейшие детали. Учитывая, что кто-то нарушил ее планы, и она не знает, где я оказался, уникальный класс и деньги убедили меня в этом, то из этого следует, что такие ритуалы могут происходить повсюду, а не только в этой локации. Мне действительно стало страшно за Дашку, самую младшую из нас и за себя. Да и за рассудок Киры.
        Вокруг пентаграммы по кругу стояло шесть, в человеческий рост высотой, деревянных клеток. В них вплотную друг к другу стояли живые люди, эльфы, несколько гномов и пару зеленокожих невысоких существ. Все были в лохмотьях со следами ударов и пыток, изможденные и перепуганные.
        На двух дыбах у края страшного символа распяты эльфы. Возле каждого находился жрец в черной сутане, они медленно со знанием дела делали глубокие надрезы на телах пленников. Измученные существа не кричали, из окровавленных и пересохших губ слышались лишь редкие стоны. Кровь собиралась в небольших углублениях на плитах двора и по пробитым в них канальцам текла к зданию донжона, где у стены стояла мерзкого вида каменная паучиха. Кровь поднималась по ее тонким лапам, собиралась на круглом брюшке и большими тяжелыми каплями, нарушая законы гравитации, отрывалась и плыла вверх, исчезая в узком окне второго этажа. Крыши у здания не было, я отчетливо видел, как над разрушенными стенами крутится небольшой темный смерч.
        Сквозь крик Аридэль я услышал, как два раза хлопнула тетива ее лука. Первый и второй жрец, что мучили ее сородичей, упали со стрелами в головах. Издав непонятный рык, мой оруженосец бросился на двух оставшихся жрецов, что раскладывали внутренности жертв вокруг пентаграммы.
        Стоявший к нам спиной у каменной паучихи некромант повернулся. Мы встретились с ним глазами. На высушенном и сером, словно у мумии лице со странными татуировками, играла насмешливая улыбка. Он развел в руки стороны и что-то прокаркал. По обе стороны от него заклубился зеленоватый туман, он словно сползал с невидимых сфер, что укрывали от чужих глаз стражей темного мага.
        Глава 4.2 Эл'Тказар
        Два чудовища стояли по обе стороны от некроманта. Они словно вышли из кошмарного сна патологоанатома, сюрреалистические твари, сшитые из множества частей человеческих и не только тел. Кадавры. Четыре мощных ноги, с торчащими из коленных суставов острыми костями, большое жирное тело, в некоторых местах можно было заметить чье-то изуродованное лицо, и четыре длинных руки с длинными изогнутыми когтями на каждом из трех пальцев кисти. Все это почти трехметровое творение сумасшедшего и извращенного зодчего венчала маленькая безносая голова с широким как у жабы ртом полным иглообразных зубов и одним круглым глазом с крестообразным зрачком. Высокоранговая нежить, очень «живучая» и очень опасная.
        Я обернулся. Воины Фрола уже схватились со скелетами и зомби, успешно уменьшая их поголовье. Дунгад был в двух шагах, на его лице играла все та же хищная улыбка, мне кажется, он наслаждался боем.
        Никита ударом щита сбил с ног жреца, копавшегося с замком клетки, и ударом меча расколол его голову.
        Аридэль выпустила две стрелы, целясь в голову некроманта. Один из кадавров просто подставил руку. Они торчали из сшитого крупной нитью предплечья, не причиняя никакого дискомфорта чудовищу. Маг смерти продолжал спокойно стоять с насмешкой на губах.
        Мой оруженосец, убив приспешника Плети, ударил по замку, что запирал клетку, сбил его и поспешил к следующей. Оставшийся в живых последний жрец спешно открывал клетки с другой стороны пентаграммы.
        - Стой!  - закричал я парню. Он уже занес свой клинок над замком и остановился.
        Некромант не просто так держал живых пленников, и не просто так они спешат открыть клетки. В подтверждение моих мыслей он воздел руки вверх и что-то громко произнес на неизвестном мне лающем наречии. По дереву клеток пробежали зеленные сполохи, внутри возник такого же цвета туман, который быстро заполнял внутреннее пространство, окутывая пленников.
        Свистнула бело оперенная смерть и бегавший от клетки к клетке жрец рухнул с пробитым горлом.
        - Последняя,  - отбрасывая лук, выдохнула эльфийка и обнажила свои клинки.
        - Вы зря сюда пришли,  - подал свой голос некромант, он был низким с ярко выраженными гортанными звуками.  - У вас нет шанса остановить моего господина.
        - Ты уверен в этом гнилая отрыжка Лилит?  - за моей спиной раздался голос Фрола.
        Сотник разобрался с выходцами кладбища и подошел к нам. Быстрый взгляд на его воинов, немного поднял мое настроение. Все целы и готовы убивать нежить, страха у парней нет. Он встал рядом со мной, Никитка отошел от клетей к нам. В этот момент с громким звуком дерево узилищ, удерживающее пленников, лопнуло и разлетелось мелкими щепками. Перед нами оказалась толпа покрытых струпьями и свежими язвами «живых» трупов, бывших пленников некроманта. Раздался его каркающий громкий смех.
        Между мною и мертвым воинством выстроились воины, образовав стену щитов. Фрол отдавал короткие команды. Вместо копий, параллельно земле поднялись мечи. Строй сделал короткий шаг вперед. Трупы «медлили» еще несколько секунд, затем бодро заковыляли к нам, вытянув руки вперед, как в дешевом ужастике про зомби. Хорошо еще, что не подвывали при этом.
        Бой вышел быстрым и неинтересным. Бывшие пленники, а теперь безмозглые трупы, тыкались в щиты и падали обезглавленными или с расколотыми черепами под ноги бойцов. А потом над упокоенной нежитью возникли кадавры.
        Сотник отреагировал быстро, прозвучала команда, и строй уплотнился, каждый второй воин, сделав полшага назад, поднял свой щит, закрыв себя и товарища. Но сильный удар пары узловатых лап монстра разнес один из щитов и сбил бойца на землю. Тот схватился за сломанную руку с перекошенным от боли лицом, помятый шлем слетел с головы. Плотный строй не давал нам никаких преимуществ. Второе чудовище просто вырвало одного воина из строя и подняв над головой, разорвало мужчину пополам, обдав кровью стоявших перед ним.
        Я не слышал криков ужаса и не видел в глазах людей признаков подступающего ужаса. Глухо щелкнули тетивы и несколько стрел вонзились в грудь и лапы одного из кадавров. Одна попала между жабьим ртом и глазом. Чудовище высоко взвизгнуло и, махнув лапой перед мордой сломало тонкое древко.
        - Ломаем строй! Расходимся! Егеря назад! Бейте по глазам! Мечники рубите ноги!  - раздавались команды Фрола.
        Я на автомате бросил в ближайшую тварь «слабость». Монстр как-то странно хрюкнул. Мои способности игнорируют защиту от магии, вспомнил я описание своих духовных умений, они сами по себе не являются магией. Движения этого доморощенного Франкенштейна стали медленнее.
        - Тадиэль!  - окрикнул меня сотник.  - Закончи с ним!  - он указал мечом на некроманта.  - С этими мы сами!
        Лысый адепт смерти простер руки вперед и что-то напевал речитативом. Движение кадавра, на которого я скастовал «слабость» стали увереннее и заметно быстрее. Дунгад опять опередил меня, сказывался боевой опыт и умение быстро ориентироваться в критических ситуациях. Уже знакомый свист метательного топора и некроманта отбрасывает к каменному истукану. Из его левого плеча торчит короткая рукоять оружия наемника, на грубой ткани сутаны расползается темное пятно. Твари словно чувствуя боль господина, громко визжат и начинают пятиться назад. Бойцы обступают монстров, обрушивая удары по толстым ногам, стараясь не попадать под взмахи длинных когтей. Не всем это удается. Я заметил еще троих наших бойцов лежащих на земле. Двое старались отползти от места схватки, один же лежал, широко раскинув руки. Кольчуга на его груди была распорота и залита кровью.
        - Тадиэль!  - повторно кричит мне Фрол.
        Некромант поднялся и с топором в плече шатающиеся походкой шел вдоль стены к черному проему без дверей в дальнем конце полуразрушенного здания.
        - Аридэль, Никита!  - зову своих товарищей. Дунгад рядом, просто кивает головой и, огибая одного из монстров, в слепую отбивающегося от наседавших воинов, бежит к раненому жрецу смерти. Бегу за ним, на ходу отмечаю, что егеря сумели ослепить кадавра, вогнав ему стрелы в единственный глаз, но чудовище от этого стало еще свирепей и опасней. Его четыре когтистые лапы напоминали крылья мельницы при хорошем ветре. Вторая тварь защищалась и отступала к своему хозяину. Заметив нас, она крутанулась вокруг своей оси как юла, выставив все четыре лапы в стороны, отогнав от себя окруживших ее воинов, и бросилась наперерез нам. Такой прыти от сшитого мешка с костями не ожидал никто.
        Монструозная тварь возникла прямо перед моим оруженосцем, что бежал, чуть впереди меня и сходу атаковала его. Нанеся удар обеими лапами. Никитка принял удар на щит, но не смог устоять на ногах, опустившись на одно колено. Один из когтей монстра пробил щит и застрял в нем. Аридель улучив момент, в сильном броске упала на колени и, отклонив корпус назад, проехала под лапой монстра, своими клинками разрезая мертвые сухожилия до кости. Тварь завизжала и попыталась достать эльфийку, это был отличный момент. Не теряя скорости, я с силой оттолкнулся от земли и в прыжке, оказавшись на одном уровне с мелкой головой чудовища, нанес косой удар в основание шеи. Точнее того места где к жирному телу крепилась маленькая голова с единственным глазом блюдцем и широким зубастым ртом. Система уведомила об активации вложенного в оружие умения «фатальный удар» и клинок прошел до середины громоздкой туши как раскаленный нож сквозь масло. Существо задергалось. Правая сторона у него оказалась парализована, и оно завалилось на землю. Странно, мимоходом пронеслась в голове мысль, созданная магией смерти, тварь не имела
нервных окончаний и других систем жизнеобеспечения организма. При любых нанесенных ей ранах она должна продолжать сражаться, но игровые алгоритмы системы считали по-другому, подоспевшие воины быстро добили скулящего и подвывающего монстра. Затем Фроловские мужики всей гурьбой навалились на оставшееся порядком потрепанное чудовище. Мы же окружили присевшего у стены здания и истекающего кровью некроманта.
        - Вы проиграли,  - прохрипел он с жуткой ухмылкой на лице. При каждом слове из его рта лилась кровь, он закашлялся.
        - Бессмысленно, он ничего не скажет,  - наемник резким ударом скимитара, отсек ему голову, прежде чем я успел его остановить. Заметив немой вопрос в моих глазах, Дунгад лишь пожал плечами.  - Только время бы потеряли.
        - Нам туда,  - девушка указала клинком на дверной проем.
        Я поднял голову. Над полуразрушенным зданием темный смерч увеличивался в размерах. Не говоря не слова, я первым шагнул в черный провал.
        За проемом было небольшое овальное помещение, в противоположной стене проход, за ним сразу начинались ступени лестницы ведущей на второй этаж. Оттуда слышались крики и заунывное пение.
        - Посторонись,  - наемник обогнул меня и пошел вперед.
        Сразу за ним, держа в руке пробитый щит и меч, мимо прошел Никита, эльфийку я остановил и двинулся сразу за оруженосцем. Лестница делала плавный поворот и выходила в точную копию нижнего помещения. Только из него было уже два выхода. Один вел на террасу, во всяком случае, из проема лился лунный свет на покрытый каменной крошкой пол, второй вел внутрь здания, темный прямоугольный провал в пугающую пустоту. Дунгад обернулся, показал нам свой оскал, который считался у наемника боевой улыбкой и шагнул на террасу. Мы последовали за ним.
        Это была не терраса, а когда-то большая комната или зала. Только сейчас здесь отсутствовала крыша и две боковых стены, целой, ну или почти целой, была та, что находилась напротив дверного проема, через который мы появились. Возле нее стоял большой продолговатый каменный алтарь черного света, за ним стояла остроконечная арка с багровым драгоценным камнем в своей вершине. К ней на полу шли тонкие канавки, по которым сейчас текла кровь и насыщала пульсирующий камень.
        На самом алтаре был распят эльф, увидев его Аридэль вскрикнула. Два жреца Плети навалились на его плечи, заставляя истерзанное пытками тело выгнуться и выпятить вперед грудную клетку. У головы пленника стоял высокий темный эльф с длинными белоснежными волосами. Его глаза пылали алым светом, одежда и большой длинный плащ, что колыхался, словно под порывами ветра, были темно алого цвета, цвета крови измученных жертв. В руке он держал кинжал с красиво отделанной сверкающими камнями рукоятью и длинным тонким лезвием.
        Основание темного вихря, который мы видели снизу, располагалось в паре метров над распятым на алтаре телом. По обе от черного камня стояли очередные страшилища. Тело огромного паука с восьмью лапами и торсом темного эльфа. Драуки. Один мужской с двумя чуть изогнутыми вовнутрь клинками, второй женский с небольшой открытой грудью и тонким копьем. Узкие глаза с вертикальным кошачьим зрачком смотрели на нас с ненавистью и злобой.
        Высокий блондин с кинжалом продолжал что-то заунывно напевать, не обращая на нас никакого внимания. Его голос взлетел и на самой высокой ноте он резко вонзил лезвие кинжала в грудь распятому на алтаре эльфу. Сделал надрез и другой рукой вырвал из груди еще бьющееся сердце. Раздался пронзительный крик эльфийки полный боли и отчаянья, а внутри арки в клубящемся тумане стали проскакивать пока еще маленькие багровые молнии, камень на ее вершине вспыхнул ярким светом.
        Дунгад вновь был первым и самым сообразительным из нас, сказывались прошлые походы по зачистке подобной мерзости. Топор свистнул в полете и врубился в красный камень, расколов его на множество осколков. Раздался звук лопнувшей струны, сопровождавшийся звоном падающих на каменный пол останков разбитого кристалла. Крутившейся вихрь и туман внутри арки исчезли, лицо дроу, что держал кровоточащее сердце, перекосила гримаса злобы и гнева.
        - Как ты посмел!  - утробным голосом, прожигая взглядом наемника, воскликнул темный эльф.
        - Ну, извини блондинчик,  - оскалился Дунгад и выхватил из-за пояса скимитары.
        Драуки сорвались со своих мест. Ту, что с копьем встретил наемник, я поразился его ловкости. Он неестественным образом откинул свое тело назад, согнувшись, нарушая все законы пластики и человеческого тела, пропуская плоское перо наконечника копья в сантиметре над своим лицом. Затем свернулся, словно куколка в кокон, при этом его клинки со звонким стуком ударились об оружие монстра. Через мгновенье он стоял, опираясь на согнутое колено и выставив свое оружие перед собой. В глазах паучихи с человеческим торсом горели гнев и ненависть. Ее рот был открыт, и из него раздавалось злобное шипение.
        Восьмилапую тварь с клинками встретили Аридэль и мой оруженосец. Один из скимитаров оставил длинный след на выставленном Никитой щите, второй рассек пустоту на том месте, где секунду назад была эльфийка. Вот только, одна из восьми лап нападавшего драука, с неприятным скрежетом лопнувшего хитина и булькнувшим звуком, отделилась от удара поднырнувшей под клинки противника девушки. Чудовище, что было крупнее хрупкой Аридэль и на голову ее выше взвыло в крике боли, задрав голову вверх. Отрубленная конечность судорожно дергалась на каменных плитах пола.
        Дроу с пепельными волосами и горящими алыми глазами, одной рукой схватил изуродованный труп эльфа с алтаря и с легкостью швырнул в меня. Я уклонился, тело брата Аридель упало метрах в трех позади меня, практически у самой стены. Перехватив меч обеими руками, я использовал умение «рывок», в доли секунды оказавшись лицом к лицу с Эл’ Тказаром, вкладываю все силы и ловкость в попытку пронзить его клинком. Он просто сделал короткий шаг в сторону, уходя с линии удара. Едва заметный глазу удар по руке и клинок выбит из моих рук, я разрываю дистанцию прыжком и обнажаю парные мечи. Дроу с насмешкой на бескровных губах, грозит мне вытянутым пальцем. За спиной слышится звон оружия, мои товарищи ведут свои схватки со слугами темного эльфа.
        - Ты и впрямь решил, что сможешь меня победить?  - потирая острый подбородок, той же рукою, которой только что грозил мне.  - Бессмертный.
        - Рассчитывал,  - шепчу я сквозь сжатые губы.
        - Хорошо попробуй,  - он громко смеется и разводит в стороны руки. Его меч в красивых ножнах остается не тронутым.
        Раскручиваю клинки и бросаюсь на врага. Не самое мудрое решение, но понимание приходит с запозданием. Дроу уходит от любого моего удара играючи, и даже делает болезненные тычки сложенными пальцами, когда я открываюсь. Что там за дополнительное задание? Убить Черного господина. Реальность такова, что ему убить меня не составит особого труда. Вопрос только один, почему он этого не делает?
        Умение «стальной вихрь». Бешено вращающиеся в моих руках клинки рассекают воздух. Эльф уклоняется и уходит от ударов с какой-то ленцой. Меня это бесит, и я начинаю выходить из себя, соответственно делаю больше ошибок. Как итог получаю сильный удар ногой в грудь, который отбрасывает меня метров на пять и вышибает из груди воздух. Ребра пронзает острая боль. Сломались или просто треснули? Мысль приходит в полете, во рту чувствуется привкус железа, он наполняется кровью.
        Падаю, сильно ударившись спиной о камень пола. Дыхание сбивается, отхаркиваю некоторое количество собственной крови и ловлю открытым ртом, словно выброшенная на берег рыба, воздух. Справа и слева от меня кипят две схватки.
        Никита, схватив меч двумя руками, с остервенением рубил лежавшего на земле драука. У монстра были отрублены четыре лапы с одной стороны волосатого паучьего тела и он, истекая белесой жижей из отрубленных конечностей, пытался парировать сыпавшиеся на него удары. Движения его слабели с каждой минутой, а глаза уже подёрнулись мутной пленкой приближающейся смерти. Серебряные клинки эльфийки вошли под скулы монстра. Кричать он не мог. Просто замер на секунду и испустил дух, руки драука бессильно упали и выпустили скимитары. Он умер.
        Вторая тварь наседала на Дунгада. Женская особь драука ловко орудовала своим копьем, нанося сильные и быстрые удары, а древком успешно блокировала и отводила скимитары наемника. Воин выглядел усталым и тяжело дышал. Драук же напротив дралась с улыбкой на прекрасном для этого чудовища лице, явно наслаждаясь боем.
        Никитка отбросил треснувший посредине бесполезный щит, Аридэль стряхнула зеленую слизь с клинков. Ситуация для паучихи-мутанта менялась и явно не в ее пользу. Отскочив от Дунгада она выбросила правую руку вперед из кисти вылетела тонкая белесая струя. Коснувшись доспехов наемника, это вещество растекалось и расползалось тонкими нитями паутины, обездвиживая уставшего воина. Мужчина пытался развести руки, чтобы освободится, но тонкие путы не давали этого сделать, крепко держа его в своих объятиях. Я не мог помочь воину, удар Тказара не только выбил из меня воздух, повредил ребра, сбив дыхание, но и снял значительное количество здоровья. На попытки применить свои духовные способности, система выдавала одно и то же сообщение. О невозможности использовать умения, уровень здоровья не превышает одной трети от общего показателя.
        Эльфийка и оруженосец не успели.
        Наконечник копья пронзил грудь наемника в области сердца, с легкостью пробив доспех, и вышел под лопаткой. Дунгад замер, с удивлением смотря на черное древко. Лезвие наконечника разорвало часть нитей, что держали его левую руку. Темная густая кровь стекала на подбородок и дальше из приоткрытого рта. Мужчина схватил тонкое древко и поднял глаза на драука, широко улыбнувшись окровавленными губами, в его глазах насмешка и презрение к смерти. Монстр дернула оружие на себя, оно осталось на месте крепко удерживаемое рукой смертельно раненного наемника. Я впервые за весь бой увидел страх в глазах твари.
        Первым был Никита. Он громко кричал, в глазах плясали огоньки безумия. Занесенный высоко над головой меч, со свистом рассекая воздух, опустился на локтевой сустав драука, отсекая предплечье и кисть, что сжимала копье. Высокий визг боли перешел в хрипящие звуки, когда клинки Аридэль оставили два глубоких разреза на животе монстра. Практически в том месте, где красивое женское тело переходило в волосатое паучье брюхо. Я увидел, как расширялись раны на ее плоти и наружу вместе с зеленной жижей начали вываливаться склизкие бледно серые канаты кишок.
        Целой рукой она пыталась поймать их и запихнуть назад, но длинные веревки собственных внутренностей скользили и не держались в тонких пальцах. Затем меч оруженосца вошел в подбрюшье твари, а эльфийские клинки несколькими быстрыми ударами лишили ее четырех ног. Глаза драука поддернула смертельная поволока, и она упала на каменный пол. Оставшиеся лапы конвульсивно дергались в луже ядовито зеленной крови монстра и перевитых между собою внутренностей.
        - Дунгад!  - отбросив клинок, Никита упал на колени рядом с бездыханным телом улыбающегося даже в смерти воина.
        - А ты и твои люди молодцы! Не ожидал!  - раздался низкий голос Эл’Тказара.
        Темный эльф смотрел на нас, скрестив руки на груди и улыбался. Я только сейчас сообразил, что он даже пальцем не пошевелил, чтобы спасти или просто помочь своим слугам.
        - Я оставлю их в живых. А с тобой бессмертный мы еще встретимся!
        Демонический хохот, в лучших традициях дешевых фильмов ужасов, потонул в громком шуме окружившего его смерча. Через несколько мгновений возле алтаря никого не было. Лишь трупы врагов, монстров и эльфа напоминали о разыгравшейся здесь трагедии. Снизу еще доносились удары оружия и слабеющие завывания нежити, Фрол добивал чудовище.
        А куда делись жрецы, что держали эльфа? Но странную мысль, прервало всплывшее перед взором системное сообщение, на время, вырвав меня из мира.
        Глава 4.3 Интерлюдия. Последние приготовления
        Каблуки громко стучали по напольному пластику в коридоре третьего этажа главного офиса корпорации. Кира Юрьевна в сопровождении высокого атлетически сложенного симпатичного блондина остановилась у одной из многочисленных дверей. Из-за нее доносились громкие голоса. Женщина приложила свою карточку к дверному замку, дверь бесшумно отъехала в сторону.
        - А я тебе говорю Петенька,  - громко с нажимом говорил полноватый мужчина, нависая над взъерошенным и испуганным человеком в мятом белом халате.  - Наш отдел зафиксировал его покупки. Это я должен все доложить хозяйке. Почему ты всегда должен быть впереди?
        Кире польстило то, как назвал ее толстяк с проплешиной на затылке.
        - Не помешаем?  - громко произнесла женщина, отвлекая двух мужчин от очень живого разговора между собой.
        - Простите Кира Юрьевна,  - полный мужчина нервно поправил ядовито зеленый галстук.  - Мы тут…
        - Вы тут на Петра давили,  - она прошла к сидевшему на стуле другу, он по привычке прижимал планшет к груди. Кира присела на край стола и продолжила, обращаясь к «галстуку».  - Так, что вы там зафиксировали?
        - Кира!  - Петр вскочил со стула, его глаза были влажными в них обида и испуг, наклонившись к ее уху, он быстро зашептал.  - Я нашел Германа. Я! А он,  - мужчина кинул быстрый злобный взгляд на толстяка,  - хотел у меня забрать всю информацию и рассказать тебе. Как будто это они все нашли. А это я его нашел. Я!
        - Это правда?  - она смотрела на своего подчиненного тяжелым взглядом, так удав смотрит на кролика.
        - Кира Юрьевна понимаете,  - его голос задрожал.
        - Это правда?
        Чуть приспущенные на кончик носа очки и тихий тон, которым был задан вопрос, заставил мужчину схватиться за сердце и опереться на стол. Толстячок часто закивал головой.
        - Жду вас в своем кабинете,  - Кира поднялась, ладонями разгладив юбку на бедрах.  - Берите, что вы там накопали и ко мне. Петенька, а ты со мной,  - она обернулась к взлохмаченному и по-детски шмыгающему другу с ласковой улыбкой.
        Над столом висела голографическая карта провинции Белоземье с несколькими пограничными локациями. Кира сидела в своем кресле, закинув ногу за ногу, Петя порхал над изображением, время от времени тыкая пальцем в проекцию, сопровождая каждое свое действие словами. Пухлый мужчина громко дышал и отдувался, утирая крупные капли пота со своего лба, белым платком.
        - Вот здесь Герман, локация называется Зеленый дол,  - мужчина в мятом халате увеличил изображение,  - хорошая стартовая зона прямо на границе с соседней провинцией. А вот здесь,  - он немного сдвинул карту,  - вот тут,  - прикоснулся пальцем к одной из зон,  - начала красивая девушка Ольга и недалеко от нее Николай Григорьевич. Вот здесь.
        - Петя,  - Кира поднялась.  - Ты самый лучший.  - Она потрепала его по кудрявой шевелюре.  - Иди, отдыхай, а дальше я уже сама.
        - Зачем отдыхать?  - мужчина смотрел на женщину непонимающим взглядом.
        - Так надо,  - гладя его по спине, она говорила тоном любящей свое дитя матери.  - Надо немножко отдохнуть. А завтра опять будем работать.
        - Хорошо,  - расплылся в улыбке Петр.  - Я тогда пойду к себе?
        - Иди дорогой,  - она чмокнула его в щеку.
        Дверь за странным и гениальным работником корпорации закрылась. Хозяйка и руководитель вновь заняла свое место во главе стола.
        - Кира Юрьевна?  - толстяк выдержал паузу, прежде чем обратиться к ней.  - А что нам делать с доступом к игровому магазину?
        - В смысле?  - она непонимающе взглянула на подчинённого.  - Какого доступа?
        - Вашему брату закрывать доступ в игровой магазин?  - убрав промокший платок в карман, уточнил мужчина.
        - Герману?  - она задумалась. Спустя минуту, подняла глаза на замершего в ожидании толстяка и улыбнулась.  - Не надо. Он ему не поможет.

«Толстый» галстук поклонился на японский манер и вышел из кабинета, оставив свою хозяйку одну.
        Кира по детской привычке теребила кончик носа, ее отрешенный взгляд блуждал по светлым стеновым панелям. А не погорячилась ли она с Германом? Может и не стоило поступать с ним так жестоко?
        Ей не понравились мысли, что неожиданно всплыли в ее голове вместе с детскими воспоминаниями. Она на мгновенье вернулась назад, когда еще ее пятилетний брат не отставал от старшей сестры ни на минутку, постоянно путаясь у нее под ногами. А по ночам, когда ему снились страшные сны, он прибегал к ней и забирался под одеяло, уткнувшись в ее плечо и обхватив своими тонкими ручками ее руку, начинал сопеть, спокойно засыпая под защитой любимой сестренки.
        Она непроизвольно улыбнулась, в глазу предательски блеснула слезинка. Кира резко поднялась и тряхнула головой, словно отгоняя морок. Все решено! И отступать она не намерена. Герман уже не тот мальчуган, о котором необходимо заботиться. Он взрослый мужчина и пусть привыкает жить самостоятельно. А в каком мире не имеет значения.
        Вид с крыши небоскреба, где располагался главный офис корпорации, был так себе. Нагромождение бетона, стекла и автострад. А вот парк с кустами чайных роз и яркой зеленью настоящих деревьев на самой крыше очаровывал девушку. Она сидела на парапете, свесив ноги вниз, и болтала ими, не обращая внимания на высоту. Здесь воздух был гораздо чище, чем внизу.
        Мужчины после визита к Кире сидели под большой елью, нахмурившись. У Ольги же настроение было прекрасным. Все складывалась так, как она хотела. Один из «напарников» был через локацию от нее. Вот только это был Николай Григорьевич «взрослый», ей бы хотелось, чтобы это оказался «дрищ», но так совпало и с этим уже ничего нельзя сделать. Ну, раз так вышло, пусть первым будет Николай.

«Так даже лучше, игрок он, по всей видимости, неплохой. Такого конкурента надо убрать первым,  - рассуждала девушка, разглядывая мужчину».
        Валера громко возмущался, пытаясь что-то объяснить Григорьевичу, она прислушалась.
        - Коля, ты реально не можешь понять?  - «прыщавый» активно жестикулировал руками и выглядел возмущенным,  - мы же договаривались начать нежитью. Какого хрена тебе сдались эльфы?
        - Угомонись,  - разглядывая точеную фигуру Ольги, отрешено произнес Николай.  - Нежить, эльфы… Главное результат.
        - Но мы с тобой почти на противоположных концах провинции!  - парень был возмущен, ему было непонятно спокойствие напарника.
        - И что?  - Николай оторвал свой взгляд от ягодиц девушки и повернулся к напарнику.  - Это проблема? Клиент то недалеко.
        - Да!  - воскликнул парень.  - Наши войска по морали так просядут. Ты как будешь клиента зачищать?

«Эльфы, это даже лучше.  - Подумала Ольга.  - Надо только уточнить его класс, чтобы не было сюрпризов. По развитию она его опережает, за счет дополнительного времени, но знания лишним не бывают».
        - Причем тут мораль,  - хмыкнул мужчина.  - Мы же не собираемся объединять войска. Да?
        - Григорич, а что за класс взял?  - девушка спрыгнула с парапета и подошла к лавочке.  - Мне просто интересно, но если не хочешь не говори.  - Она посмотрела на небо и присела рядом с «прыщавым».
        - Страж Темного леса,  - улыбнулся Ольге мужчина.  - Знакомо?
        Девушка ответила ему улыбкой и кивнула головой, добавив:
        - Знакомо.
        - Я не сомневался, что вы Ольга изучите максимальное количество классов.
        - Почему вы так решили?  - ее удивило заявление Николая.
        Ей вдруг стало понятно, что он заранее оценил свою будущую «напарницу», а сейчас, как ей показалось, рассматривал ее и как вероятного противника.
        - Ваша внешность обманчива,  - его лицо стало серьезным.  - Красавица с вечной и глупой улыбкой на лице. Но стоит посмотреть вам в глаза и создаваемая вами мишура опадает. За этой маской, расчетливый и прагматичный ум.
        Девушка слушала его молча, и чем больше он говорил, тем сильнее она хмурила свое лицо. Умные и расчётливые соперники ей не нравились. С ними было сложно. Сложно, но интересно. Нет никакого удовольствия растоптать дурака и самоуверенного выскочку, а вот взять верх над равным себе. Это тешит самолюбие и поднимает тебя в собственных глазах. Она чуть склонила голову и искренне улыбнулась Николаю.
        - С тобой интересно,  - Ольга позволила себе перейти с ним на «ты», подчеркнув свою честность в общении.  - Я тут даже подумала…
        - Заключить со мной договор?
        Она промолчала. Он прекрасно все понял.
        - С нами!  - уточнив, встрял в разговор «дрыщ», до сих пор слушая их с полным непониманием во взгляде.
        - Ты запомнил карту?  - спросила девушка мужчину, игнорируя парня.
        Он пару раз кивнул головой, смотря вдаль и не поворачиваясь к собеседнице.
        - Поговорим завтра,  - она поднялась и направилась к выходу с крыши.
        Строительство дома старосты закончилось. Рядом с двух этажным коттеджем несколько мужиков в простых холщовых рубахах и кожаных длинных фартуках, начали возводить небольшие крестьянские домики победнее с двускатными крышами. Недалеко от крепостной стены началось возведение Гильдии воинов. Значит, уже через двенадцать часов, она получит своих первых солдат нанятых в замке. Сформированные в захваченных и присоединенных деревнях отряды, впоследствии будут реорганизованы в конвойную службу, для сопровождения караванов с ресурсами.
        Ольга стояла на правой надвратной башне и наблюдала за окончанием строительства часовни во внутреннем дворе замка. Она стояла между донжоном и конюшней. Рядом с ней находился ее главный помощник, сэр Кристиан, паладин Церкви Единого и преданный Святой деве рыцарь. Он присоединился к ней после захвата второй деревни, вместе с небольшим отрядом. Двух рыцарей, пяти латников, десяти мечников и десяти арбалетчиков. Ну как присоединился, Ольга улыбнулась, вспомнив этот момент.
        В той деревне жили приверженцы темного культа, точнее староста и его помощники были простыми адептами, а крестьянам по большому счету по барабану на кого работать. При ком спокойней и сытнее, тот и хороший. Святая дева решила, не церемонится, и взять поселение нахрапом, но не рассчитала свои силы и положила у деревенского частокола половину имевшегося на тот момент войска. Рассердившись на себя из-за собственной глупости, подошла к вопросу более серьезно и купила в игровом магазине отряд воинов. Сэр Кристиан со своими бойцами разогнал темных меньше чем за час и водрузил штандарт с золотым львом над деревней. Правда и обошлись они ей ой как не дёшево, после этого Ольга и попросила у Киры дополнительное финансирование.
        - Сэр Кристиан,  - она вернулась к игре,  - егеря вернулись с северных границ?
        - Да моя госпожа.
        У паладина был сильный и густой голос, да и сам он был высоким, крепко сложенным симпатичным мужчиной. Девушка уже пару раз ловила себя на фривольных мыслях, при взгляде на Кристиана.
        - Обнаружены руины старого храма, небольшая стоянка гоблинов и заброшенная шахта. Как докладывают егеря, предположительно самоцветы. Видели много следов кобольдов, наверняка эти твари выбрали ее себе для жилья.
        - Неплохо,  - любуясь мужественным лицом своего помощника, кивнула Ольга.  - Готовьте людей, через час выступаем. И отправьте егерей на восток.  - Вспомнив расположение Николая, распорядилась девушка.  - Восточную границу изучить от северного края до южного.
        - Вас понял госпожа,  - мотнул своей гривой белокурых волос паладин.
        - Идите,  - жестом руки отпустила его Святая дева.
        Оставшись одна, она вызвала меню строительства замка. После гильдии воинов необходимо построить тренировочную арену, а следом конюшню. Затем кузницу и стрельбище, на все это уйдет пара тройка дней. А пока она займется севером, имеющихся в ее распоряжении бойцов должно хватить для зачистки. Уровень должен расти каждый день, на максимально допустимый суточными ограничениями.
        Через двор к спустившемуся с башни Кристиану подбежал управляющий замка, невысокий толстячок в длинном кафтане и узких штанах. Паладин отдавал ему указания, подкрепляя свои слова жестами рук.

«Надо бы Поперу, помощников взять,  - наблюдая за парочкой во дворе, подумала Ольга и усмехнулась, имя управляющего всегда вызывала такую реакцию.  - Интенданта, чтобы ресурсами и производством заведовал, да агронома. Крестьян в ее владениях предостаточно, вот они и повысят сбор урожая да прирост птицы со скотиной. Будущую армию кормить надо. А это опять расходы,  - вздохнула девушка и зашла в игровой магазин».
        - Жень ты сегодня какой-то жизнерадостный,  - жилистый парень, натягивая синий комбинезон технической службы корпорации, спросил напарника.  - Даже на смену раньше пришел.
        Молодой парень смущенно улыбнулся и отмахнулся от любопытного сослуживца. Он очень хотел поделиться с кем-нибудь своим счастьем, но она просила его молчать. Пока молчать, просто ей необходимо завершить свою работу, и поэтому надо хранить свои чувства друг к другу в тайне. Он чуть приоткрыл дверцу кабинки, отгораживаясь от сослуживца, и быстро сунул в карман три тонких пакетика. Закрыл кабинку, провел картой по цифровому замку и, поправив кепку на голове, убирая непослушную челку под длинный козырек, вышел из раздевалки.
        Проносить что-то в здание корпорации без ведома охраны было строжайше запрещено, а лекарства и другие продукты фармацевтики и вовсе грозили увольнением. Но она очень его просила. От превышения времени погружения возникал риск развития раковых клеток. Женя не был специалистом в вопросах медицины, он вообще не был специалистом ни в чем, что не касалось техники. А она раньше была врачом и точно знала, о чем говорила. То, что превышение лимита нахождения в виртуальности грозило «срывом» сознания, он не верил. Ограничение, наложенное правительством, носило чисто практический характер. Должен же кто-то учиться, работать, заниматься производством и обслуживать элиту общества и членов того же самого правительства и «золотого миллиарда».
        Двери лифта бесшумно открылись. Ее этаж. Парень считал мысленно двери, идя по коридору. Медленно приложил пластик карточки к замку. Для него это было своего рода ритуалом, он всегда затягивал момент входа в личную комнату Ольги.
        К каждому игроку нанятому Кирой был приставлен личный техник. Параметры здоровья фиксировало оборудование в капсуле, а вот за самим оборудованием необходимо было следить. Во избежание контакта членов нанятой команды с внешним миром были прикреплены специалисты, которые заслуживали доверие и проверенные службой безопасности. Именно верность корпорации и безупречная характеристика Евгения и позволила ему пронести медикаменты, о которых просила его Ольга.
        Она понравилась ему сразу, как только он ее увидел. При коротких разговорах с ней он краснел и смущался. Всегда отводил свой взгляд в сторону, боясь смотреть ей в глаза. А в один из дней он зашел в комнату, когда девушка была обнаженной, с тех пор эта картина была в его голове постоянно. Именно тогда и появился этот глупый ритуал с медленным открыванием двери. А еще через пару дней она его поцеловала и сказала, что он очень симпатичный и когда она закончит свой контракт с корпорацией, то обязательно с ним встретится, в другой обстановке. При этом она многозначительно улыбнулась и обняла его, прижавшись к нему своим прекрасным телом. Тот поцелуй был очень долгим. Парень мечтательно улыбнулся, вспомнив тот день, и открыл дверь.
        Крышка капсулы была закрыта. Индикаторы на передней панели весело перемигивались, сообщая Жени, что его любовь сейчас находится в другом мире.
        Он аккуратно присел на край кровати и потянул носом воздух. Игроки не пользовались парфюмом, но ее запах его очаровывал. Он пропитал всю комнату девушки, парень закрыл глаза, и образ обнаженной Ольги вновь встал перед ним.
        Так он будет сидеть пока Она не позволит ему их открыть, после того как выйдет из капсулы, оденется и легко коснется своими губами его щеки. Это Ольга придумала, после того случая, когда он случайно увидел ее совершенное тело.
        Динамики капсулы выдали переливчатую трель, оборудование отключало игрока от цифрового мира. Женя сильнее сжал веки, его дыхание стало чаще, как и удары сердца. До слуха донеслось легкое шипение и урчание электроприводов. Крышка капсулы поднималась. Он начал считать про себя: один, два, три … Обычно на цифре десять Ее губы касались его лица.
        Семь, восемь, девять … Волнующий запах стал четче и сильнее. Он слышал шаги босых ног по пластиковому полу. Вот она остановилась, но не рядом. Сердце забилось сильней и чаще.
        Десять, одиннадцать, двенадцать…. Почему он не чувствует Ее губ? Но глаза открывать нельзя. Надо ждать. Может что-то случилось? Он едва сдержал себя. Хотелось вскочить и убедиться, что с ней все в порядке!
        Тринадцать, четырнадцать…
        - Привет, я так соскучилась,  - нежный шепот и горячее дыхание коснулись его уха. Потом касание ее бархатных губ. Но глаза открывать нельзя! Она должна разрешить, сделать это.
        Глава 4.4 Замок. Новые знания
        Я выполнил шестую часть задания и получил очень неплохие награды. Несмотря на провал дополнительного. Получил бонусный уровень, хотя суточные ограничения на его повышение еще действовали, и стандартный выбор из двух предложенных системой знаний. Способность призыва Восставшего, одного из пяти серафимов, что возглавили мятеж против Единого. Мне было предложено активировать алтарь разрушенной крепости, тем самым подтвердив право своего владения на нее. Сообщения шли одно за другим. Учитывая ситуацию вокруг, я отмахнулся от выбора и системных сообщений. Все потом.
        Мы победили. Но чего нам это стоило. Еле живой Никита сидел возле бездыханного тела Дунгада. Аридэль держала руку мертвого брата. На ее щеках я видел тонкие дорожки бегущих слез, но сама эльфийка сидела молча. Только несильно раскачивалась из стороны в сторону. Мое самочувствие тоже оставляло желать лучшего.
        На террасе появился Фрол, вид у него, мягко говоря, был потрепанный. На пластинах кольчуги множественные следы ударов, шлема на голове вообще не было, а в волосах запекшаяся кровь. Он помог мне подняться.
        - Сдюжили,  - хрипло проговорил он, оглядываясь. Задержал взгляд на сыне, потом на теле наемника.  - Отличный был воин.  - Сотник осенил себя знамением Единого.
        - Зелья не осталось?  - я едва стоял на ногах, мучили легкая тошнота и головокружение.
        Он отрицательно мотнул головой.
        В этой игре была еще одно странное отличие от других. При повышении уровня здоровье и выносливость организма не восстанавливались. Так, что при отсутствии исцеляющего эликсира придется ждать, пока тело не восстановится, так сказать, естественным путем.
        - Алтарь восстанови,  - Фрол кивнул в сторону камня, что служил Эл’Тказару жертвенником.  - Он вроде как вам бессмертным силы может вернуть.  - Заметив мой удивленный взгляд, добавил.  - Никитка болтал, а он много чего из старых легенд да преданий про вас знает.
        Я поднял руку, разглядывая свой перстень на мизинце. Затем кивнул в сторону алтаря. Фрол подставил свое плечо, и мы поковыляли к темному, покрытому кровью жертв, камню.
        Ночное светило стало вновь бледно серого цвета, потеряв зловещий багровый налет. Край горизонта светлел, возвещая о приближающемся рассвете. Стоящего у опушки Туманного леса темного эльфа окружало полное безмолвие. Лесные обитатели и даже ночные хищники словно чувствовали исходящую от странного существа смертельную угрозу, некоторые из них притихли и попрятались, другие же старались оказаться подальше от той ауры первородной тьмы, что шла от дроу.
        Эл’Тказар сложив руки на груди, с улыбкой смотрел на Чертову горку. Иссушенная магией смерти земля и деревья, окружавшие старую крепость, медленно возвращали свое естественное состояние. Ветви и стволы с сухим треском распрямлялись, сквозь трещины из-под земли робко пробивались тоненькие зеленые побеги травы.

«Ты восстановил алтарь бессмертный,  - про себя произнес эльф,  - не пожалел свою жизненную силу. Я скоро вернусь, и тогда мы сразимся. Моему господину нужно сердце сильного и бессмертного воина».
        Поверхность камня была холодной и шершавой на ощупь. В центре него я заметил небольшую выемку, точно по размеру перстня. Поместил символ своей власти в каменное гнездо, мир вокруг ярко вспыхнул, ослепив меня.
        Зрение вернулось, я висел над захваченной мною полуразрушенной крепостью. Тела не чувствовал, его попросту не было. Внизу на большой возвышенности имеющую форму полумесяца, концы которой были пологими и спускались в широкую долину, что упиралась в большую полноводную реку, стояла крепость. Вернее то, что от нее осталось.
        Всплывшие перед глазами строки системных сообщений предлагали мне, ознакомится с правилами строительства и доступными мне вариантами замка, перед началом восстановления полученных мною развалин. Само собой соглашаюсь.
        Пейзаж долины и крепости исчезает, возникает панорамный экран с бегущими по нему строками. Я могу остановить бегущий текст, когда обнаруживаю интересный для себя момент. Короче в двух словах.
        Основой моего замка был замок людей. Но учитывая выбранную расовую книгу эльфов и мой класс, я мог внести определенные поправки в первоначальную структуру зданий и формирование на их основе будущих армейских подразделений. У людского замка было очень сильное преимущество перед другими, простой крестьянин мог развиться до паладина, одного из сильнейших воинов армии людей. Но в моем случае чисто рыцарский замок мне не подходил. Прелаты, что призывали ангелов и архангелов теряли в морали и лояльности из-за моего класса. Призванные небесные воины не горели желанием воевать за Падшего, а некоторые с определенной вероятностью могли и вовсе отказаться участвовать в сражении на моей стороне. А вот внесение эльфийских построек в свою будущую цитадель освобождала меня от необходимости призыва пернатых бойцов с огромными мечами. Я терял очень сильных существ, но немного изменив развитие рыцарей, получал в свое распоряжение фениксов. Да они уступали ангелам в боевой мощи, но выигрывали в количестве и одноразовом воскрешении на поле боя. А значит, каждый призванный огненный птах мог послужить мне дважды.
        Вместо храма мне стала доступна постройка Звездного Алтаря, тем самым я потерял возможность нанимать прелатов и улучшать рыцарей до паладинов, но их мне заменили рыцари феникса. В одном лице я получал сильнейшего воина ближнего боя и призываемое существо. Еще один плюс выбранного мною замка стрелки. Стрелков и следопытов лучше эльфов нет, а лучшая пехота это гномы и люди. Я могу создать максимально эффективную армию, используя сильные стороны обоих рас, тем более штрафа на мораль между ними у меня нет. Да и воздух я тоже мог контролировать с помощью Фениксов.
        Взвесив все за и против, выбираю «Закатный замок» с равным распределением воинских и гражданских построек между расами людей и эльфов, вместо храмового комплекса, Звездный алтарь Лунной богини и церковь Аркании - богини жизни и плодородия, почитаемой людьми не менее Единого и входящей в пантеон светлых богов. Теперь вместо прелатов я получал клириков, самых сильных целителей среди жрецов, способных воскрешать павших в бою воинов подобно архангелам. Плюс они имели бонус в пятьдесят процентов против нежити. Магическую силу моей армии составят эльфийские лесные ведьмы, которых можно будет улучшить до лунных магов. Последние имели мощные атакующие и защитные заклинания к тому большинство из них действовали по площади. Книга знаний и мои расовые навыки, как я уже говорил, сводили на нет возможные минусы между религией и взаимодействием двух рас. И сразу первая неприятная новость. Минус тысяча золотых за выбор «особого» замка. Подтверждаю.
        Текст на экране пропадает, вместо него появляется изображение будущего замка. Слева от него идет схема построек для армии, справа такая же схема мирных зданий. Практически все иконки в древах развития серые и не активные, за исключением парочки в самом начале. Сам замок был величественным и красивым, как и город, раскинувшийся под ним. Строгие и мощные прямые линии стен и зданий сглаживали плавные изгибы и витиеватые переплетения эльфийской архитектуры. Серый и красный камень разбавляла зелень аллей, яркое буйство красок цветочных клумб и причудливые фигуры декоративного кустарника. Но эта картинка показывала мне то, во что я могу превратить свою полуразрушенную крепость, а пока мне предстояло очень много работы, чтобы воплотить всю эту красоту в жизнь.
        На уже потраченное золото мне полагался управляющий замком, причем система предлагала выбор из семи кандидатур. Люди и эльфы, мужчины и женщины, у каждого свой набор умений и навыков. Плюс маленькая деревенька с тридцатью крестьянами и их семьями и небольшое поселение эльфов. Все мои новые подданные мирные граждане строители да фермеры.
        Управляющим беру высокого эльфа с большим уклоном в умениях на экономику и финансы и странным для эльфа именем Ультар. Командиров еще будет время подобрать, да и армии как таковой пока нет, мой потрепанный отряд не в счет.
        Выбираю одну из активных иконок, домик деревенского головы, картинка вновь меняется. Открывается схематическая карта возвышенности с крепостью и прилежащей к ней долиной. Зеленым подсвечиваются места, где я могу его расположить. Система услужливо сообщает, что для строительства необходимо три меры леса и десять золотых монет. А вот это новость. Если для всех построек в замке мне требуется золото, то я не так уж и богат. Очень надеюсь, что для найма войск будет достаточно серебра. С тяжелым вздохом соглашаюсь, нехватку дерева мне предлагают пополнить из игрового магазина, опять же за золото. Итого домик мне обошелся в тринадцать золотых. Вот только его строительство будет отложено до тех пор, пока не будет восстановлена крепость. Хорошо, пусть так. Ставлю эльфийское поселение на самой опушке, возрождающегося после проклятья, Туманного леса. Еще пятнадцать золота уходит со счета.
        В центре крепостных развалин в том месте, где стоит алтарь, пульсирует слабое сияние. Мысленно переношусь к алтарю. Система предлагает начать восстановление, требуя отдать свою жизненную энергию алтарю, который как выяснилось, является сердцем моего будущего замка и всего королевства. Ну, надо, так надо. Даю свое согласие. В глазах калейдоскоп ярких красок сменяется на абсолютную черноту. Я умер! Это было не больно и не страшно. Но сами ощущения были неприятными.
        Открыл глаза в большой удобной и теплой постели. Чувствовал себя прекрасно. От последнего боя ни осталось никаких последствий. Ясная голова и здоровое крепкое тело. С удовольствием потянулся и огляделся. Точка моего воскрешения установлена на Климовском хуторе в той комнате, где мы ночевали с Никитой. Но эта комната была на нее не похожа. Она была больше прежней и в ней стояла только одна кровать, на которой я и проснулся. Справа от меня приоткрытая дверь, через которую я увидел большую деревянную ванну. У стены напротив окна большой платяной шкаф, вместо специфических вешалок. Рядом с ним еще одна дверь, эта наверняка была выходом из комнаты, я заметил дверной замок и торчащий из него ключ.
        Осмотр своих апартаментов оставлю на потом, сейчас надо разобраться, что же мне накидала система после захвата крепости. Ну, во-первых я получил шестой уровень, а это значит, что помимо выбора из двух умений и свободного очка характеристик, еще мне дали и одно очко развития способностей. Эссенции благодати или гнева я очень надеялся, выпадут с кадавров или драуков и мои бойцы, собрав трофеи, доставят мне эти редкие и дорогие пробирки. Свободную единичку вкладываю в выносливость, надо поднимать эту характеристику. Количество собственного здоровья я, таким образом, не увеличу, но сопротивление к урону немного повысится. Из «Магии воздуха» и «Поиска пути» беру второе. Теперь моя скорость и войск, что находятся под моим командованием, увеличивается в лесах, болотах и другой трудно проходимой местности на десять процентов. Использую оставшийся жетон развития и вкладываю два очка в «Рывок», увеличивая дистанцию умения на метр. Еще одна вложенная единица откроет мне умения второго уровня. Остановил себя от соблазна зайти в магазин и купить жетон развития. Золото нужно для развития замка, здесь тоже
чувствовалась рука старшей сестренки. Деньги в этом проекте Кира качала насосом.
        Теперь самое интересное. Призыв Восставшего. Уникальная способность призвать могущественное существо, которое может изменить ситуацию на поле боя. Вызываю окно с описанием полученной способности. Пробегаю глазами по строкам характеристик и возможностей серафима, глаза расширяются от полученной информации. Само существо, рядом с текстом висит трехмерное изображение Восставшего, выглядит как обычный ангел с пепельными крыльями. Длинная сутана с откинутым капюшоном, в руке одноручный меч со слабо мерцающим темно алым цветом клинком. Замечаю небольшие округлости на груди, вот так сюрприз, мне дали серафима женского пола.

«Асфирь - командующая пятым легионом ангелов, что восстали против Единого».
        Серафима имела внушительные личные параметры и характеристики. Имея ее при захвате крепости, отряд бы мне не понадобился, хватило ее и одной. Да и Эл’Тказар навряд ли смог бы уйти живым. Одна только сила с ловкостью превышали показатель в двести единиц. Асфирь, как и любой герой или существо в мире Энрота, имела возможность к развитию. Увеличивая свои первоначальные параметры и улучшая собственные навыки с умениями. Серафима имела две ипостаси, первую я видел, в ней она могла вступать в ближний бой и произносить заклинания. И вторую, которую Асфирь получит, подняв свой уровень до десятого, ГНЕВ ПАДШЕГО. Находясь в ней, она увеличивалась в размерах в три раза, меч заменяло огненное копье, вместо сутаны черные латные доспехи и шесть крыльев за спиной. В этой форме серафим сражался только в ближнем бою, использовать заклинания он не мог, кроме одного - ПРИЗЫВ ВОССТАВШЕГО ЛЕГИОНА. Применив его, она призывала на поле боя от трех до десяти восставших ангелов, что сражались на моей стороне. Количество призванных ангелов менялось с повышением уровня Асфирь. Это была имба. Вот только призвать Асфирь я мог
раз в сутки на десять минут. Время призыва увеличивалось, если она вызывала своих небесных легионеров, но для этого ее надо прокачать до десятого уровня.
        С воодушевлением в груди от полученной способности я открыл окно своих владений. Два активных символа. Крепость, цифры таймера напротив изображения показывали, что до окончания восстановительных работ оставалось еще десять часов из положенных двадцати четырех. Вторая круглая иконка со стилизованным домиком, Климовский хутор.
        Это сколько же времени я перерождался? Надо разобраться со сроками перерождения. Возвращаемся к моим владениям.
        В крепости пока ничего нельзя было просмотреть. При активации символа появлялся большой синий силовой шар, что окружал все строения на возвышенности, а поверх него висели крупные цифры, дублирующие отсчет до окончания восстановления.
        Перехожу к хутору. Здесь все гораздо интересней. Несколько построек окруженных забором, только с небольшими изменениями. Бывший постоялый двор, теперь был обозначен, как «господский дом», кузня, конюшня и пара домов осталось без изменений. В правом углу открытого окна список возможных построек и требования к материалам необходимым для их строительства. Сейчас я мог построить две фермы, постоялый двор, плотницкую и расширить кузницу. При выделении нужной постройки на схематической карте местности система подсвечивала бледно зеленым места, где данный вид постройки можно было разместить. Кроме этого я получил дополнительную информацию о возможном развитии поселения. Климовский хутор можно было развить до размеров села, при этом открывались новые строения и возможности. Как пример: при увеличении его до деревни, я мог построить «вербовочный пункт», с помощью которого призывать на службу ополченцев и стражу. Стража это местный аналог полиции и караульных подразделений. Улучшить кузницу до оружейной мастерской, плотницкую до столярной мастерской.

«Вы можете синхронизировать функционал контроля и строительства Климовского хутора с Алтарем вашего замка и личным интерфейсом. Для этого активируйте малый кристалл управления».
        Получил неожиданную системную подсказку. Закрываю окна и встаю с кровати. О как! А король то голый!
        В шкафу на плечиках весит чистая и выглаженная одежда. Во второй половине на специальной стойке мои доспехи.
        Едва успел натянуть на себя исподнее, как дверь в комнату приоткрылась, и в проеме показалось девичье личико. Широко распахнутые глаза пару раз хлопнули ресницами, и дверь вновь закрылась с громким хлопком.
        - Господин проснулись!  - раздался звонкий голос Христинки из-за дверей.
        Закончив одеваться, достал из сумки полученный в награду за излечение Марфы и присоединение ко мне Климовского хутора, небольшой кристалл.

«Синхронизировать малый кристалл управления с Алтарем?»
        Даю свое согласие на процедуру синхронизации. Кристалл в моей руке рассыпается в пыль. Она не успевает коснуться пола, исчезая в воздухе.

«Управление хутором синхронизировано с личным интерфейсом. Контроль и строительство возможно из любой точки ваших владений».
        Отлично. Пора осмотреть господский то, есть свой дом полностью. Да в животе что-то заурчало, неплохо было бы подкрепиться, поправляю ремень на поясе, вспомнив слова главного героя из популярного детского мультфильма прошлого века. Толкаю дверь и выхожу из спальни. Коридора нет, вместо него овальное светлое, с двумя большими окнами, помещение. Два больших стола и длинный высокий открытый шкаф вдоль одной из стен, с бельем и какими-то склянками. Арочный проход из помещения выходит на лестницу. Спускаюсь.
        Бывший трактирный зал тоже претерпел значительные изменения. Очага и стойки, за которой обычно сидел однорукий хозяин не стало. Вместо них стол человек на десять не меньше, большое резное кресло во главе стола и восемь стульев с высокой спинкой по кругу. За креслом на стене большой черный гобелен с белокрылым ангелом. Мой герб. Больше столов в зале не было, только несколько лавок, что стояли у стен. Свисающих колес со свечами под потолком я не увидел, вместо них по залу были расставлены высокие кованые подсвечники, каждый имел по десять свечей. В помещении чисто и светло.
        За единственным столом сидело трое. Фрол, Клим и Бреон, наемник, что разговаривал с темным жрецом у Чертовой горки. При моем появлении мужчины поднялись и поклонились, приветствуя меня. Жестом руки я позволил им сесть, а сам занял резное кресло во главе стола. Откуда ни возьмись, передо мною возникла Христинка.
        - Кушать подавать господину?  - она почти сложилась пополам в низком поклоне.
        - Да ты спину так не ломай,  - улыбнулся я, глядя на рвение молодой девчонки.  - Неси, что есть. Уж больно проголодался. Да только на всех,  - добавил я, обратив внимание, что стол пустой.
        Ели до моего прихода мужики или нет, мне было все равно. Я не хотел трапезничать в одиночестве. Если не голодны, то пусть хотя бы делают вид. Я поймал себя на мысли, как быстро меняется у меня мышление.
        Клим мотнул головой дочери, та исчезла так же внезапно, как и появилась. Фрол усмехнулся в сжатый кулак, Бреон сложив руки на столе, смотрел на меня. Разговор думаю, будет долгим, много чего узнать мне надо. Оперевшись локтем на подлокотник кресла я перевел взгляд на Фрола и негромко спросил:
        - Ну, что сотник рассказывай. По твоему совету я алтарь активировал. Знал ты, что так будет?
        Глава 4.5 Старая лесопилка ч.1
        - Догадывался господин,  - не отводя взгляда, спокойно ответил Фрол.  - Но другого варианта нет. После того как алтарь восстановился,  - словно предчувствуя мой следующий вопрос старый сотник сам начал рассказывать о произошедших после моей смерти событиях,  - и вы исчезли, крепость накрыл магический щит. Трупы чудищ и одержимых пропали, как будто и не было их, но трофеи остались. Ребята их все собрали и на хутор доставили, как и коня вашего. Там и склянки странные нашлись, что после пауков на террасе остались. Три штуки с черным дымом внутри.
        Я кивнул, давая ему знак продолжать.
        - Дунгада как вера его требует, на погребальном костре в последний путь проводили. Никита вызвался Аридэли помочь брата покойного до дома доставить. Я же Гортага и десяток хлопцев из тех, кто поцелее после боя был, у крепости оставил, пусть присмотрят пока вы не вернетесь.
        - Много убитых?  - перебил я сотника.
        - Немало,  - вздохнул мужчина.  - Из отряда Дунгадовского только Бреон да Свальд остались. Из моих шестеро у крепости полегли, да еще трое по дороге душу Единому отдали.
        - Прими мои сожаления,  - я кивнул Фролу.
        - Дело наше ратное молодой господин,  - вздохнул сотник,  - а потому павших жалеть не надо. Помянуть добрым словом, молитвой и чаркой, это дело нужное. Жалеть не надо.
        Нас отвлекла появившаяся с большим подносом Христинка, за ней держа в руках большой кувшин, шла Марфа. Девчонка ловко и быстро расставила перед каждым тарелки и кружки, поставила в центр большое блюдо с дымящимся мясом. Прижав к себе поднос, она прошмыгнула мимо матери и скрылась в едва заметном проходе возле лестницы. Женщина наполнила наши кружки, предварительно поклонившись мне.
        - С возвращеньем господин,  - улыбнулась мне Марфа.  - Надеюсь, вам понравился ваш новый дом?
        - Спасибо Марфа,  - я встал и взял кружку, вытянув руку.
        Мужчины встали со своих мест и подняли свои кружки. Не чокались. Некоторые обычаи мы переносим из нашего мира в этот.
        - За павших!  - произнес я и осушил свою тару.
        Это было пиво. Довольно неплохое. В носу защипало, хорошо, что Марфа наполнила кружки лишь наполовину.
        Мои сотрапезники выпили. Бреон резко и громко выдохнул, а Фрол и Клим тихо кряхнули, закрыв рты ладонью. Поставили посуду на стол и сели, поддевая ломти мяса из блюда. Снова появилась Христина с подносом, на столе появился нарезанный сыр, овощи, хлеб, зелень и крупные красные ягоды.
        Мужики в прямом смысле навалились на принесенную еду, абсолютно не обращая внимания на своего господина. Я подумал, наблюдая за ними, что в средневековье, тогда в моем старом мире, смерть наверно тоже была делом обыденным среди воинов, и тосковать по погибшим смысла не было. Жизнь коротка, и зачем ее тратить на бессмысленную грусть по тому, кого уже нет.
        Я положил в свою тарелку сыр, овощи и сочный ломоть горячего мяса.
        - Клим,  - надкусив сыр, я обратился к бывшему хозяину хутора.  - А что теперь без трактира будем делать? Я так понимаю, твой постоялый двор хороший доход давал?
        - Ваша, правда, господин,  - однорукий вскочил со своего места, отложив вилку.  - Надо бы новый трактир поставить, да только с деревом проблема. Работников то сестра моя из Занадворовки кликнет. Вы же помните Наину?  - в его взгляде застыл вопрос.
        Я махнул рукой, давая знак, чтобы он сел.
        - Да присядь ты недотепа,  - Марфа положила руку на плечо мужа и посмотрела на меня.  - Господин, тут недалеко старая лесопилка есть. Если нежить оттуда прогнать, что после Черного осталась, то и лес у тебя будет и работники.
        - Нежить прогнать не проблема,  - вспомнив про Асфирь, заявил я.  - Лесорубы, откуда возьмутся?
        - Да с той же Занадворовки,  - повела плечом женщина и подлила пенный напиток в наши кружки.  - Там мужиков, что без дела сидят, хватает. Глядишь и на хуторе народу прибавиться.
        Над столом повисла неожиданная тишина. Знаете, иногда так бывает, идет разговор на серьезные темы или на простые и вдруг все замолкают, каждый задумывается над чем-то своим, при этом все отводят взгляды друг от друга или опускают глаза. Вот и меня слова взрослой женщины заставили задуматься о ресурсах, добыча которых в самом ближайшем будущем станет первостепенной задачей.
        - Разреши и мне с просьбой к тебе обратиться господин?  - Бреон отложил вилку и смотрел на меня, ожидая ответа.
        - Говори,  - ответил я, отвлекаясь от своих мыслей.
        - Мы со Свальдом решили у тебя остаться. Отряда нашего нет, а искать новых побратимов долго и хлопотно. Да и устали мы от ратных дел, на покой захотелось.  - Говорил наемник медленно, словно подбирая каждое слово.  - Вот я и хотел с твоего дозволенья на хуторе обосноваться. Дома себе сами справим, да на небольшом наделе хмель высадим. Будем пиво варить да вино Фрагадское, что крепче гномьей настойки будет. Тебе в казну достаток, да и нам на старость монета.
        - А что хорошее дело,  - по-свойски хлопнул по спине Бреона, сидевший рядом с ним Клим.  - Господин, Фраградское от одного глотка дух вышибает. А у копателей подгорных как ценится!  - он прищурил глаза и покачал головой, показывая значимость своих слов.  - Постоялый двор поставим, от гномов отбоя не будет. Да и торговцы от соседей потянуться. Настоящее Фрагадское вино редкая вещь в наших землях и цены немалой, потому как везут его из-за моря.
        - А мы таким видным хлопцам и девок вмиг найдем,  - наполняя кружку, улыбнулась наемнику Марфа.  - Самых красивых!
        Покрытый боевыми шрамами наемник, неожиданно смутился, словно юнец и спрятал глаза.
        - Глянь,  - воскликнул Фрол и громко расхохотался,  - нежить практически голыми руками рвал, не боялся, а тут зарделся словно девка не тронутая.
        Однорукий Клим загоготал вслед за старым другом, Марфа по-доброму негромко рассмеялась, даже я расплылся в улыбке, поддавшись общему веселью. Хорошо находится дома и среди верных товарищей, пусть даже мир этот и ты сам состоишь из единичек и нулей. Но сейчас для меня это было неважно. Важно лишь та теплота и преданность во взглядах, сидевших напротив меня людей!
        - Насчет земли и где дом поставить с Климом решишь,  - дал я Бреону свое согласие, когда все за столом успокоились,  - он теперь управляющий этим хутором. А по подати после поговорим, как вино твое попробую.
        Клим с Марфой переглянулись, после чего однорукий вскочил и в душевном порыве, кланяясь, чуть не разбил себе лоб о столешницу.
        - Да будет тебе,  - воскликнул я и для верности стукнул ладонью по столу.  - Отныне приказываю! Всем лицам государевым, чином не ниже деревенского головы или управляющего, уважение господину своему оказывать поклоном коротким, колен не преклоняя и в пояс не кланяться.
        Вот это я задвинул. Хотя где-то я это читал или в школе изучал? Хороший у нас историк был, больно историю государства Российского он любил, вспомнил я высокого с вечно взлохмаченной шевелюрой Анатолия Федоровича. Наверно уроки его мне этот слог и навеяли. Ну да ладно, надо к делам возвращаться.
        - Ты лучше вот, что мне скажи,  - спросил я опустившегося на стул Клима.  - До лесопилки с нежитью далеко? Один выдвинусь, не заплутаю?
        - Да зачем один то?  - зароптал сотник,  - Что бойцов для отряда не найдется?
        Убеждать старого сотника мне пришлось долго, тем более ему вторили и Клим и Бреон. Нет, они не были против самого похода к месту добычи и переработке леса, они были против того, чтобы я делал это в одиночку. Рассказывать им о приобретенном умении пока у меня желания не было. Хотелось самому проверить способности серафима, да и получить весь опыт с той нежити, что обитала, со слов Марфы, на лесопилке. Основные их доводы о скором наступлении вечера, а за ним и ночи, только распаляли мое желание. Ночью нежить особенно активная и сильная, а значит и опыта дадут больше. Повезет, может и высокоранговая тварь появится. Ну а не справлюсь я или Асфирь, так снова окажусь на хуторе, прошу прощенья в своем «господском доме». Апеллирование своих подданных к моему незнанию дороги до места, как вы понимаете, меня не убедили. Доводы о моем бессмертии для них тоже оказались слабоватыми, но я был непреклонен и в итоге настоял на своем. Если быть до конца честным, я просто саданул кулаком по столу и закончил разговор. Сообщив всем о принятом мною решении.
        Климу дал распоряжение, чтобы готовили Буцефала к выходу. Бреон решил не лезть под «горячую» руку будущего господина и спешно бросился догонять Клима. Фрола я задержал. Марфа вздохнув, покачала головой и направилась на кухню, собрать, что поесть в дорогу. В ее устах вздохи и негромкое ворчание, очень походили на материнскую заботу о непоседливом и непослушном отпрыске. У меня внутри что-то ёкнуло. Проводил женщину взглядом. Она своим поведением только что окончательно закрепила меня в возникшей ранее мысли - я дома.
        Фрол вежливо кашлянул в кулак, завладев моим вниманием, спросил:
        - Про присягу хотел спросить?
        Обращение «господин» он в этот раз опустил. Намеренно или нет, я не хотел сейчас думать над этим.
        - Да,  - ответил я напрямую.
        - Вернешься,  - сотник поднялся из-за стола.  - Там и поговорим.
        Хлопнула входная дверь. Я остался за столом один. Но ненадолго. Из незаметной двери под лестницей вышли Марфа и Наина, сестра Клима из Занадворовки, которая появилась на хуторе перед нашим уходом к Чертовой горке. У меня сложилось четкое понимание, что женщины ждали, когда я останусь один. В скором времени моменты одиночества я, наверное, буду воспринимать как награду.
        - Что у вас?  - я указал на стулья, предлагая им присесть.
        Наина села напротив меня, Марфа осталась стоять у нее за спиной, положив руки на спинку стула.
        - Господин,  - начала женщина, сложив руки перед собой на столе.  - Много хорошего о тебе люди говорят. Да и мне лично довелось убедиться в твоей силе и сострадании.
        Я молча поблагодарил ее, движением головы.
        Женщина, правильно истолковав мой жест продолжила. После дифирамбов в мою честь, про то, как я освободил землю от нежити и прочих тварей, как захватил старый замок и оказался мудрым и смелым лордом, которого так долго ждали существа Зеленого Дола, она наконец-то перешла к сути. По мере ее рассказа у меня в голове складывался план дальнейших действий, и мое решение пойти к заброшенной лесопилке органично заняло первое место в ряду намечающихся задач.
        Занадворовка большая деревня, которая издавна славилась своими кузнецами и оружием, которое они ковали. Торговцы ехали отовсюду, ну кроме гномов конечно. Самый лучший кузнец из людского рода не мог бы сравниться в искусстве ковки и обработки железа и стали с подгорными умельцами. Но даже они, хамоватые и вечно чем-то недовольные коротышки, тоже были частыми гостями в деревне. А причина проста, железная руда. Между Занадворовкой и Климовским хутором, чуть в стороне от дороги как раз где Туманный лес расступается перед цепью скалистых сопок, стояла рудная шахта. В ней деревенские рудокопы и добывали ту самую железную руду, за которой и приезжали гномы, платили хорошую цену, иной торговец давал даже золото, и увозили к себе с верхом груженые телеги, караванами по двадцать, а порой и по сорок телег. Народ деревенский жил в достатке, староста даже содержал наемную стражу из грозных Фрагадцев и Хельвингов.
        А потом появилась нежить да нелюди. После нескольких набегов на шахту, староста отправил стражу разобраться. Да только вся она там и полегла, вместе с мужиками деревенскими, что руду под землей добывали. Тогда отправили ходоков в святой Орден Звезды, что в соседней земле стоял, защиты от монстров попросить. Пришли воины со святыми отцами, денег брать сразу не стали. Взяли проводников, и ушли к шахте. Только больше их никто и не видел, ни воинов ордена, ни мужичков местных, что дорогу показывать подвизались. С тех пор и начала Занадворовка хиреть да увядать. Остались рыбаки да пахари, но они одно только и могут, что самих себя, да соседей прокормить. Мастера за лучшей долей к соседям подались. Некоторые конечно пытались к шахте сходить, узнать, что с воинством случилось, да только не видел их больше никто.
        Просьбу Наины по завершению ее рассказа мне озвучила система, тренькнув своим колокольчиком в голове и выбросив перед взором текст задания.
        Надо было узнать, что произошло на рудной шахте. Награда вариативна, но что заставило меня расплыться в довольной улыбке, это сообщение, что данный квест является первой частью в очередной цепочки заданий. Я дал свое согласие системе и женщине.
        Пора было собираться в дорогу. Вежливо намекнул женщинам, они поняли с полуслова, оставив меня одного. Поднялся к себе и одел доспехи. Вспомнив просьбу бывшего трактирщика, а теперь управляющего хутором о нехватке ресурсов для постройке постоялого двора, заглянул в игровой магазин и купил пять мер дерева и камня, расставшись с десятком золотых. Система сообщила, что груз прибудет утром. Реализм немного зашкаливает, подумалось мне. Могли бы просто материализовать ресурсы возле хутора. Так ведь нет, с утра придет торговый караван, доставляющий господский заказ. Все с этим закончил теперь в конюшню и можно выдвигаться. Внизу меня встретила Марфа со свертком в руках. Поблагодарив женщину, спрятал его в своей сумке, в который раз удивившись, наблюдая, как объемный предмет исчезает в поясном кошеле.
        Хутор менялся. Во дворе суетился незнакомый мне народ. Из кузницы раздавались звонкие удары молота. На месте старых домов, в одном из которых я впервые увидел больную Марфу, ставили новые, добротные в два этажа срубы. Но больше всего, что меня приятно удивило, черный штандарт на высоком флагштоке, возле строящихся широких ворот, с белокрылым ангелом на нем.
        Народ, завидев меня, отбивал поклоны и улыбался. Я в ответ лишь коротко кивал.
        Клим был в конюшне возле Буцефала. Конь весело и приветливо заржал, когда я вошел внутрь. Погладив животное по морде, обратился к своему управляющему, надо было проверить одну мысль.
        - Клим можешь мне показать место, где эта лесопилка находится?  - я развернул перед одноруким пергамент своей карты.
        - Отчего ж не показать,  - проверяя одной рукой прочность крепления переметных сумок, ответил мужик.
        Закончив со сбруей, он чуть наклонился над развернутым свитком карты и почесал единственной рукой затылок. То, что он почти на три четверти был черным его, по всей видимости, не удивило, но скорее всего, так мне показалось в этот момент, именно для Клима этого тумана не было. Он медленно водил пальцем по темному пергаменту, что-то бормоча себе под нос, видимо ориентируясь, затем остановил руку в темной области.
        - Вот здесь господин это место, но только вы напрямую не идите, мало ли,  - он оторвал свой взгляд от карты и посмотрел на меня,  - ночь близко, хищники лесные на охоту выйдут. Вы лучше вот этой дорогой пройдите.
        Мужчина вновь уткнул взгляд в карту и начал водить пальцем, указывая мне безопасный путь. Под его рукой темный туман рассеивался, и на карте открывались участки, где он коснулся пергамента. Значит верной была моя догадка, раз у местных нет своих карт, то они могут перенести свои знания местности путем контакта с моей.
        - Спасибо Клим,  - свернул карту и спрятал ее в сумке.  - Фролу передай, что как вернусь, к нему в Лужки наведаюсь. Да и Никитка как объявится, пусть ждет меня.
        - Фрол сейчас Бреону место под ферму показывает,  - выводя коня из стойла, ответил управляющий.  - Конечно, передам господин. А Никитку так рано не ждите, до эльфов, что в лесу живут не близко, но дня за три должен обернуться.
        Я закрепил полуторник у седла, короткие клинки оставил на поясе, принял уздечку из его рук и направился к выходу из конюшни.
        - Господин!  - окликнул меня Клим.  - Трофеи мы в амбаре пока сложили, там и склянки эти с темным дымом.
        Вот же дырявая моя голова, чертыхнулся я про себя. Совсем забыл. Идти сейчас смотреть, что там мы добыли? Я остановился, принимая решение.
        - Я вернусь и решу, что делать,  - озвучил свое решение Климу.  - Склянки под твою ответственность. А вообще убери их с глаз, куда подальше.
        Выйдя за строящиеся новые ворота, оседлал Буцефала и направил его в сторону Лужков, следуя по указанному Климом маршруту.
        Через версту, о как, я уже начинаю привыкать к местным мерам длины, свернул к Туманному лесу. Там среди стены деревьев я должен был увидеть старую дорогу, что вела к заброшенной лесопилке и шла мимо старого заброшенного дома лесника, тоже давно покинутого. Там можно было оставить коня. Как рассказал мне Клим, место то было заколдованным, но заклятье наложил белый маг, потому туда нежить и нелюдь не суется, а стороной обходит. Когда это было никто даже среди стариков не помнит, а вот домик заброшенный, тем не менее, людей и эльфов защищает. Вот только поселиться в нем никто не может и надолго остаться. Гонит их дух того места.
        Рассказ однорукого меня очень заинтересовал, похоже, это еще одно из тайных мест, как и Проклятый гворн. Я посетил бы это место в любом случае, даже если не надо было оставлять Буцефала.
        По словам моего нового управляющего хутором от дома до лесопилки было недалеко. Да и пешая прогулка по лесу мне не помешает, глядишь, может из физических характеристик что-нибудь и подниму. Маловероятно конечно, они и так у меня повышены со старта, но чем чер…, система не шутит. Сбился я с мысли, собравшись помянуть рогатого к ночи. Не стоит, я посмотрел на прячущееся солнце. Становилось темнее и приближающийся лес постепенно менял веселый щебет и трескотню дневных обитателей на отрывистые и резкие звуки выползающих из своих нор и убежищ ночных хищников.
        Войдя под кроны древесных великанов, меня окутала практически ночная темнота. Ослабевшие лучи дневного светила уже не смогли пробиться сквозь густую листву.
        По мере того как я дальше углублялся в Туманный лес, с обеих сторон неширокой и заросшей лесной травой старой дороги, начали светиться бледным светом странные невысокие цветы. Точнее их раскрывающиеся бутоны бледно зеленого цвета, по форме очень похожие на лилии. Так я и ехал по темному лесному тоннелю в бледном полумраке светящихся цветов, с редкими пористыми хлопьями тумана под копытами моего коня, в сопровождении резких вскриков, лаянья и противного воя раздающихся со стороны лесной чащи.
        Старый домик лесника возник неожиданно. Тропа сделала резкий поворот, и я увидел большую круглую поляну, прямо у края заросшей «дороги», в центре которой и стоял этот перекосившийся с чуть съехавшей набок крышей дом. Рядом с ним сарай с отвалившимися досками и отсутствующей крышей, но видные сквозь прорехи в стенах остатки стойл, подсказали мне, что когда-то это было конюшней.
        Я спешился и сошел с лесной тропы. Да когда-то старая запущенная дорога по мере удаленности от опушки Туманного леса постепенно превратилась в широкую тропу, по которой теперь ходили, бегали или ползали лесные существа и твари.
        Как только мы с Буцефалом вступили на поляну, я физически ощутил тишину и спокойствие, что окутали нас, звуки и запахи ночного леса исчезли. Но самое главное, что дом и полуразрушенная конюшня изменились. Вместо скособоченной лачуги стоял добротный ухоженный домик с высоким крыльцом и крепкой дверью. Резные ставни на окнах открыты, внутри дома горел свет, а из кирпичной трубы на крыше шел белый дым. Ровные тесаные доски конюшни пахли смолой и высушенным под солнцем деревом. Через открытые ворота был виден чистый метеный деревянный пол, возле них поилка с чистой водой.
        - И правда, чудное место,  - негромко произнес я вслух, боясь нарушить окружавшую нас тишину.
        Буцефал тихо всхрапнул, словно соглашаясь со мной.
        - Пошли парень,  - повел я животное к конюшне.  - Тебя оставлю здесь. Нечего тебе со мной по ночному лесу бродить.
        Конь, как мне показалось, возмущенно фыркнул.
        - Знаю, знаю,  - погладил я его по мощной шее,  - ты у меня смелый и сильный, но сейчас так надо.
        Очередное неодобрительное фырканье.
        Я завел Буцефала внутрь. Расседлал, завел в чистое выстланное сухой соломой стойло. Привязывать не стал.
        - Все друг, жди меня здесь,  - наказал коню и направился к дому.
        Ступени крыльца даже не скрипнули у меня под ногами. Не похоже это на заброшенный дом лесника. Не так мне его Клим описывал. Думал я, разглядывая, плотно подогнанные друг к другу бревна стен. Дверь само собой была не заперта.
        И вот, что интересно. Почему в доме, где давно никто не живет, горит свет и топится печь?
        Я остановился в сенях рука, что держала дверную ручку, прекратила свое движение. Внутри кто-то был. Тихий голос выводил приятную грустную мелодию. Я замер, прислушиваясь.
        - Чего замер?  - окликнули меня из дома.  - Заходи, коли уже пришел.
        Голос был высоким и с хрипотцой. Тогда кто пел?
        - Долго еще раздумывать будешь?  - второй раз окликнул меня этот странный голос.
        Я не мог определить, кому он мог принадлежать, мужчине или женщине. А может их там несколько?
        - Да одна я!  - теперь раздался веселый громкий смех.
        Я набрал воздуха и решительно толкнул дверь.
        Глава 4.5 Старая лесопилка ч.2
        Небольшая комната, внутри полумрак. Странно. Учитывая яркий свет снаружи и несколько больших окон, что должны были освещать комнату. Глаза привыкли быстро и увиденное меня насторожило. Нет. Я не испугался. Но внутри, возникло необъяснимое чувство тревоги.
        За стоявшим в комнате маленьким столом сидела девчушка лет десяти. В большом, не по ее годам, сарафане, что мешковато висел на детской неказистой и угловатой фигурке, немытые взлохмаченные волосы цвета соломы обрамляли худое личико, на котором двумя ярко зелеными огнями светились большие глаза. В маленьких худеньких ручонках она держала большой кусок надкусанного мяса. Ее челюсти бойко двигались, пережевывая очередной кусочек, по бледной коже впалой щеки стекала тонкая кровавая струйка. Посмотрев на меня, ребенок широко улыбнулась, показав мелкие острые, испачканные кровью, зубки.
        По моей спине пробежал неприятный холодок.
        С потолка, прямо над столом, свисали две тонких железных цепочки, что поддерживали жердочку из темного лакированного дерева. На которой, вонзив в дерево крупные когти, сидела большая птица, телом и расцветкой перьев напоминавшая огромную ворону, вот только голова у нее была человеческой, точнее женской. Ее лицо было прекрасным, тонкая диадема из светлого металла и длинные серьги, что виднелись из-под двух туго заплетенных кос, спускавшихся на птичью грудь, подчеркивали женскую красоту этого существа.
        И оба этих создания сейчас молча рассматривали меня. И во взгляде каждой из них читался свой интерес. Если у «птицы» он был явно антропологический, то девчонка имела к моей персоне чисто плотоядный. И это меня слегка напрягало, собственно как и молчание с их стороны.
        - Тук, тук,  - я нервно хихикнул и постучал костяшками руки об обналичку двери.  - Можно войти?
        Мой вопрос проигнорировали. Отчасти. Девчушка продолжила свою трапезу, а птица курлыкнула и вопросительно склонила голову, уставившись на меня.
        Я молча смотрел на существо, что сидело на жердочке. Спрашивать что-то, не получая ответов было глупо. Оставалось ждать, это в данной ситуации было единственно правильным поведением.

«Птица» еще пару раз возмущенно проклекотала, при этом опустив голову явно обращаясь к девчонке. Та наконец-то оторвалась от своего пиршества и подняла полный наивности взгляд на свою соседку. Они смотрели друг на друга пару минут, затем странный ребенок повернулась ко мне. Отложив кровавый кусок, утерла рукавом губы и негромко спросила:
        - Ты зачем пришел?
        Она спрятала свой оскал и продолжила:
        - Гранив хочет с тобой поговорить,  - девчушка окинула меня пристальным взглядом с ног до головы, потом добавила, растянув свой ротик в хищном оскале,  - а я бы тебя съела.  - Она пожала худенькими плечиками, давая мне понять, что не согласна со своей подругой, после чего добавила.  - О чем можно говорить с мясом?
        - Ты будешь говорить за нее?  - с предательской хрипотцой, спросил я «ребенка».
        - Я же говорила, что он глупый,  - игнорируя меня, девочка обратилась к «птичке».  - Может все-таки съесть?
        Громкий клекот и расправленные крылья, отложили на время обед мелкого каннибала.
        - Это Гранив,  - вздохнув сказала девочка и мотнула головой в сторону птицы,  - а меня зовут, а впрочем ты не выговоришь.  - Она вновь взяла окровавленный кусок в руки и откусила.
        Я только сейчас заметил, что она ест. Три пальца были уже отгрызены, а сейчас этот «ребенок» с удовольствием на лице пытался откусить мизинец от когда-то бывшей человеческой кисти.
        Не выпуская из-за рта плоть, она скосила глаза на меня. В ее взгляде я заметил искреннее удивление.
        - Что-то не так?  - пропуская некоторые буквы она, продолжая свои попытки перекусить кость, обратилась ко мне.
        Я с трудом сдержал рвотный порыв. Девчушка заметив мою реакцию, громко захохотала и не вынимая кисти из-за рта, что-то буркнула Гранив. Та сильно захлопала крыльями и злобно зашипела на девчонку, сощурив глаза на красивом лице.
        - Ладно, ладно!  - бросив кисть на стол, она подняла руки вверх в жесте согласия.  - Сейчас.
        Девчонка положила руки на стол и закрыла глаза. «Птица» успокоилась и, сложив крылья, опустила голову, прикрыв свои веки.
        Существо на жердочке открыло глаза, теперь в них горели злоба и голод. Само лицо приобрело резкую угловатость и стало мертвенно бледным. Нос вытянулся и стал похож на клюв хищной птицы, рот превратился в узкую щель с выступающими наружу клыками. Тонкая диадема и серьги рассыпались мелкой серебряной пылью. Девчонка за столом вздрогнула и сбросила недоеденную кисть на пол, ее же личико в отличие от птицы стало по-детски миловидным, щеки налились румянцем, а спутанные волосы распрямились и шелковистым золотом закрыли маленькие плечи. В ушках появились длинные серьги, а на тонких пальчиках пару колец.
        - Ты уж извини бессмертный,  - тонким голоском обратилась ко мне девчушка.  - Меня Гранив зовут, я хозяйка этого дома. Пока еще,  - добавила с горькой усмешкой.
        - А это кто?  - я указал глазами на жутковатое создание с черными перьями.
        - Скарга,  - малышка бросила полный ненависти взгляд на тварь над столом.
        - И что же произошло?  - недоуменно спросил я.
        - Обманули меня,  - тяжело вздохнула Гранив.  - Мать ее в облике человеческом пришла с мальчиком больным и помощи попросила. Ты заметил, что эти твари умеют. Пока я мальчишке помогала, эта,  - она со злобой бросила взгляд на жуткую птицу,  - со мною телами и обернулась. Мамаша ее с товарками дальше пошла, тут хутор недалеко с лесопилкой, а эта дрянь со мной осталась. Мальчонку с женщиной доедает, да и мои силы день ото дня забирает. Ночью ей надо в своем теле быть, а я все одно ничего сделать не могу.
        Гранив вытащила худую ножку из-под стола. На лодыжке металлическое кольцо, прикрепленное к тонкой цепи. По обоим пробегали зеленые магические искорки.
        Чудовище не то закаркало, не то заскрипело, звук был очень противным, и мне на секунду показалось, что оно надсмехается над ребенком.
        - Не знаю, сколько еще выдержу,  - тихим голосом продолжила хозяйка дома.  - Была когда-то взрослой женщиной, а теперь вот девочка десяти лет от роду. Всю мою жизнь до капельки выпьет тварь эта.
        Тут пахло заданием. И учитывая, что место было необычным, то и задание должно быть не из простых.
        - Может быть, я, чем помочь могу?  - с искренней заботой на лице поинтересовался я у Гранив. Мне действительно стало ее жалко.
        Раздалось возмущенное скрипящее «кудахтанье».
        - Может, и можешь,  - с детского лица на меня смотрели уставшие глаза взрослой женщины,  - вот только справишься ли?
        - Скажи что делать, а там разберемся,  - подбоченившись, хвастливо заявил я.
        - Для начала открой сундук,  - девочка со снисходительной улыбочкой кивнула в угол за моей спиной.
        Я обернулся, пернатая мерзость издала громкий лающий звук и замахала крыльями. В левом углу от входной двери, тускло отсвечивал серым металлом кованых полос крышки, небольшой сундучок. На запорной дужке замок отсутствовал.
        Подойдя, я присел возле него. Откинул засов и поднял крышку. Внутри лежали свиток, перехваченный голубой лентой и небольшой плотно набитый кожаный кошель.
        - Можешь забрать,  - сказала Гранив, наблюдая, как я взяв кошель, прикидывал его вес.  - Там двести золотых монет, а свиток с заклинанием пятого уровня.
        Я непроизвольно присвистнул, чем вызвал очередные взмахи крыльев и скрипучий клекот.
        - Королева владеет магией разума и может подчинять своей воле,  - продолжила девочка,  - для этого активируй свиток перед встречей с ней. Он даст защиту на десять минут. Когда убьешь ее, возьми из диадемы зеленый камень и принеси мне.
        Убрав тяжелый кошель в свою сумку на поясе, я встал и обернулся к хозяйке дома. Система сообщила о новом задании, не раздумывая принял его, даже не прочитав условия.
        - Дорогу показать?
        Отрицательно мотнул головой, вспомнив, что Клим ее мне уже отметил на карте.
        - Тогда поторопись бессмертный,  - голубые глаза смотрели на меня с надеждой.  - Скарг ночью одолеть проще. Днем они обратиться могут или спрятаться. С конем твоим до утра ничего не случиться.
        - Утром вернусь,  - я кивнул в знак прощанья, повернулся и вышел из дома.
        Махнув рукой в сторону конюшни, быстрым шагом направился к старой лесопилке.
        Дорога заняла около получаса, и оказалась на удивление спокойной. Темный лес вокруг жил своей жизнью, кто-то кого-то перемалывал мощными челюстями, рычал и противно хихикал. Раз я даже заметил желтые глаза, следящие за мной из чащи, но видимо полученное задание, позволило избежать случайных стычек с ночными обитателями. Это наталкивало на неприятную мысль о силе скарг, раз система так бережет мои силы.
        Неприятный гортанный клекот, вырывающийся из множества глоток, я услышал метров за триста, не доходя до места. Еще не было видно строений старой лесопилки, лес окружал меня со всех сторон, но все его звуки исчезли кроме этого странного карканья, что слышалось впереди. И этот звук вызывал у меня чувство тревоги. Он был слишком громким и неприятно режущий слух.
        Твари были не очень крупными, не больше той, что была в доме Гранив, но их было много.
        Пройдя по тропе метров сто, я оказался у края огромной проплешины, именно проплешины, а не поляны. Черная словно выгоревшая земля с редкой пожухшей травой и голым мелким кустарником. Это место походило на черную кляксу посреди лесной зелени, а под светом яркой луны корявые ветки кустарника и останки деревянных строений, что были похожи на гнилые пеньки зубов во рту у бездомного пьянчуги, и вовсе местами светились бледным мертвенным светом.
        Я активировал способность идентификации на ближайшем монстре, чтобы проверить свои соображения по поводу силы тварей. Они меня не видели, ваш покорный слуга благоразумно спрятался за ближайшим к краю «поляны» деревом и составлял план дальнейших действий.
        Скарги оказались существами пятнадцатого уровня, со слабым здоровьем и небольшой силой, но с хорошей защитой от стихийной магии и магии разума.
        Я перевел взгляд на другую жуткую птицеобразную тварь, когда первый монстр встревоженно закрутил головой по сторонам и зашипел. Все остальные резко затихли и по примеру своей товарки завертели лысыми черепами. Наверно первая почуяла мой оценивающий взгляд. Я спрятался за дерево и прислонился спиной к шероховатому стволу.
        Где королева? Или как там ее? Мне нужна именно королева, задание на нее. Рядом со мной раздалось низкое утробное рычание, прерываемое громкими щелчками. Я замер. Кто-то подошел к дереву с обратной стороны, я едва услышал острожные шаги. Снова щелчки и шипение, затем громкий звук, так обычно хищники втягивают носом воздух, пытаясь распознать запах спрятавшейся жертвы. Медленно, очень медленно тяну один из клинков. Второй рукой нащупал свиток в поясном кошеле тот, что дала мне Гранив.
        Одна из тварей затрещала, спустя несколько секунд за ней начали вторить другие, звук громкого клекота начал нарастать и вновь с проплешины раздавалось хаотичное карканье и резкий галдеж. Я остановил движение, клинок вышел из ножен лишь наполовину. Среди вновь возникшего шума я не знал, ушла ли тварь, поэтому решил не выглядывать и посидеть под защитой дерева еще минуту.
        Вытащил свиток и медленно крутил его в руке. Кто из тварей королева? Они все одинаковые, мерзкие и жутковатые, но кто из них объект моего задания. По всем игровым правилам босс, а королева скарг просто обязана быть местным боссом, должна сильно отличаться и выделяться среди монстров. Как минимум в размерах, и внешне она должна быть мощнее и «симпатичней» обычных тварей. Да и уровень ее должен быть выше, а такую я не увидел. Или не успел увидеть? А может и здесь, разработчики усложнили задачу игрокам, сделав босса не отличимым от рядовых чудищ? Рассуждать можно долго, а время идет. Воспользуемся хорошим советом Александра Васильевича Суворова: «Сначала ввязываемся в драку, а потом разберемся».
        Приняв решение, я осторожно поднялся с земли, опираясь на спасительный толстый ствол лесного великана. Сломал печать на свитке. Под слышный только мне хрустальный перезвон, синеватое сияние окутало мою голову. Обнажил оба клинка и, выдохнув, вышел из-за ствола. Гомон и карканье резко смолкли. На меня уставились несколько десятков белесых мутных глаз, в которых я видел только злобу, и желание разорвать любого в ком по жилам текла теплая кровь.
        - Потанцуем,  - с кривой улыбкой негромко произнес я и активировал умение.
        Использовав рывок я оказался у двух ближайших ко мне тварей. Монстры не ожидали от меня такой прыти и упали с отсеченными головами не успев издать ни звука. Столь легкое начало и нерасторопность скарг придала мне уверенности в победе. Несколько существ, что бросились ко мне с громким шипением и расставленными крыльями вызвали на моем лице лишь насмешку над попыткой их атаки. Разведя клинки в стороны, я ждал приближающихся монстров.
        И тут я ее увидел. Точнее сначала я почувствовал, как в мою голову кто пытается залезть, в прямом смысле это слова. Ощущение было такое, словно по надетому на голову шлему карябали острыми когтями, одновременно простукивая металл, пытаясь найти слабое место. Неприятно.
        Из-за разрушенного строения вышла высокая обнаженная женщина с большими кожистыми крыльями за спиной, рядом с ней семенили пару скарг покрупнее тех, что я видел до этого. Красивое лицо и гладкая кожа, правильные пропорции стройного тела, спокойные движения уверенного в себе убийцы. Завораживающий взгляд черных глаз с вертикальными кошачьими зрачками, от которых трудно оторваться.
        Одна из тварей подпрыгнула, целясь своими когтями мне в лицо. Немного сместился в сторону, отрубив крыло, вторым клинком зацепил другого монстра. Схватка была скоротечной, разница в ловкости и силе не давали скаргам не единого шанса против меня.
        И вновь давление в области висков. Защита свитка действовала, королева не могла взять мой разум под контроль. Ее лицо перекосилось от злости, не потеряв при этом своей смертельной красоты, рот с длинными клыками раскрылся неестественно широко и раздался высокий похожий на частый треск звук. Все твари, что находились на проплешине, разом бросились в мою сторону.
        Мелкие, чуть выше колена, они неслись ко мне всей толпой, моя уверенность и боевой задор после первых схваток, таяли по мере их приближения. А их королева, медленно переставляя свои красивые ноги, шла в мою сторону, плотоядно облизывая ярко красные губы. В ее черных локонах я увидел тускло сверкнувший в лунном свете камень, на тонком обруче диадемы. Этот блик был последним, что я видел, затем мир превратился в какофонию визга умирающих под ударами моих клинков скарг, летящих во все стороны перьев и огромного количества синей жижи, что заменяла тварям кровь.
        Первых монстров мне удалось убить, разрубить, обезглавить. Но даже скорость и сила не имеют особого значения, когда на тебя прет нескончаемый поток существ. И здесь уже неважно насколько они слабее тебя, здесь имеет значение их количество. Ты еще пытаешься проводить приемы, стараешься не сбиться с ритма, но это уже не схватка, на твоих руках виснет несколько мелких чудищ, острые когти на лапах пытаются пробить доспех, добраться до горла и выцарапать глаза. Множество крыльев бьют в лицо, закрывают обзор, сбивают дыхание. Тебя сбивают с ног, ты катаешься по земле, делаешь несколько взмахов руками, клинки находят новые жертвы, но на их место приходят новые твари. Все тело буквально облеплено ими, оно прижато к земле и доспех уже теряет свою прочность под многочисленными ударами.
        Отплевывая изо рта противную жижу, перемешанную с кусочками поломанных перьев, выкрикиваю одно слово, имя восставшего, команда призыва. Благо эта способность в отличие от других не требует траты здоровья и фокусировки на цели. Секунду спустя в открытый рот вновь льется синяя кровь скарг, а щека вспыхивает острой болью от когтей одной из тварей.
        Не было ни яркого света с ночного неба, ни золотистого сияния, вообще ничего, кроме насевших на меня монстров. Зато я услышал громкий короткий хлопок. Знаете, когда ребятишки резвятся на праздниках и лопают воздушные шары острыми предметами, последние взрываются и вырвавшийся воздух издает громкий звук. Тот, что услышал я, был очень похожим.
        А затем всех скарг, что рвали меня своими когтями буквально смело, они сдохли залив лицо и доспехи очередной порцией синей вонючей жижи. Очистив глаза от слизи, я осмотрелся.
        Между мной и неожиданно застывшей королевой стояла девушка в короткой, чуть выше колен, серой тунике с расправленными пепельными крыльями, сжимая в левой руке меч. Длинные волосы развевались, словно под порывами ветра, на прекрасном с мраморной кожей лице ярко голубым огнем горели глаза.
        Вокруг меня валялись трупы рассеченных, словно острой бритвой, монстров. Лапы, крылья, разваленные напополам пернатые тела и лысые уродливые головы. Сев я окинул взглядом «поляну», Асфирь хорошо проредила местную популяцию скарг. Оставшиеся раздраженно клекотали, боясь приближаться к вызванному мной серафиму и отходили к своему боссу.
        Королева злобно зашипела и расправила свои крылья, в ее руке появился длинный кнут. Она, согнув ноги, пару раз щелкнув кнутом, медленно двинулась по кругу, не отводя своих вертикальных зрачков от внезапно появившегося мощного противника.
        Асфирь поочередно взмахнула крыльями в сторону королевы. С концов крыльев с тонким свистом сорвались маховые перья, в полете превращаясь в узкие длинные лезвия. Они с лёгкостью проходили сквозь тела монстров, калеча и убивая их. Против нас осталась лишь королева, прикрывшаяся своими крыльями. Клинки серафима не пробили кожу крыльев, но оставили на ней сильные порезы.
        Кнут в руках твари удлинился и с громким щелчком ударил Асфирь, оставляя тонкий алый след на лице девушки. После чего королева прыгнула вперед, для ускорения помогая себе крыльями.
        Шаг навстречу парящему монстру, быстрый разворот вокруг себя с уходом в сторону и меч завершая свое движение по косой дуге сверху вниз, встречает нападающую, отсекая одно из кожистых крыл.
        Крик злобы и боли вырывается из глотки королевы. Кнут опоясывает тело серафима, сковывая крылья. Вторая рука занесена для удара, из пальцев вышли тонкие изогнутые когти. Но Асфирь быстрее и сильнее.
        Горло монстра сдавленно мощной рукой, гортань и кости позвоночника трещат под железной хваткой. В глазах восставшей пылает голубой огонь, в глазах королевы страх скорой смерти. Голубой огонь и сияние бегут по руке серафима, переходят на темную кожу чудовища, оно визжит парализованное ужасом и болью. Голову и волосы охватывает призрачное пламя, спустя пару секунд из глазниц превращая в пепел глаза, вырывается голубое пламя. Спустя еще несколько мгновений некогда прекрасное тело монстра осыпается серым пеплом.
        Зеленый камень с характерным «дзинь!» падает под ноги Асфирь.
        Все произошло очень быстро. Надо было сразу так, проноситься в голове запоздалая мысль. Поднимаюсь с земли, весь перепачканный в крови тварей и вывалянный в их перьях. Видок я вам доложу тот еще.
        Система сообщает о получении седьмого уровня. Всех тварей и саму королеву записали на мой счет? А как же Асфирь, ведь ей тоже надо поднимать уровень?
        Серафим молча протягивает руку, указывая мне на одно из полуразрушенных строений.
        Выбор предложенных двух умений, как и распределение полученной единицы характеристик, вместе с возникшими в голове вопросами откладываю на потом.
        Подхожу, обходя трупы, к практически сгнившей стене с каким-то образом уцелевшим дверным проемом. На почерневшем бревне вижу небольшую выемку, очень похожую на ту, что была на алтаре в крепости. С опаской подношу перстень и оглядываюсь на стоящего позади восставшего. В памяти еще свежо восстановление старой крепости и веселые последствия этого действия. Асфирь утвердительно кивает. Глубоко вдыхаю и дрожащей рукой, прикладываю перстень к потемневшему бревну, в момент касания зажмуриваюсь.
        Ничего не происходит. Убираю руку и прикладываю перстень еще раз.
        Яркая вспышка ослепила, я инстинктивно сжался, готовясь к очередному перерождению. Вроде обошлось. Открыл глаза, все осталось без изменений, но сообщение от системы говорило обратное.
        Я стал владельцем заброшенной лесопилки. Мне предлагали восстановить ее, но для этого требовались рабочие руки и ресурсы. Работники у меня есть на хуторе, а ресурсы купим. Довольный новым приобретением я обернулся к Асфирь, но серафима уже не было.
        Вокруг было спокойно и безопасно. Во всяком случае, ощущение тревоги, что терзало меня при первом приближении к этому месту, сейчас отсутствовало. Пора выдвигаться к Гранив и сдавать полученное от нее задание, там и разберемся с умениями. Думал я, подобрав с земли граненый камень зеленого цвета, что выпал с диадемы королевы и, начиная обыскивать тушки поверженных скарг. Задание вещь важная конечно, но сбор трофеев никто не отменял. Решил идти один, вот и не нечего лениться, подбадривал я сам себя, роясь в вонючих останках, очередного трупа.
        Гребанная реальность, прикрывая локтем нос, я пытался как-то спастись от этого запаха, что шел от монстров, которые казалось стали вонять еще сильней и противней.
        Глава 4.6 Тревожные знаки
        - Что-то Фрол с Бреоном задерживаются, ужин уже остыл,  - негромко произнесла Наина, глянув в окно.
        - Скоро будут,  - спокойно ответила Марфа, стоя у печи и что-то помешивая в высокой посуде.  - А ужин разогреем.
        Сидевший у окна Клим что-то промычал в знак согласия с женой. Внутри нового сруба еще витал щекотавший ноздри запах смолы и свежего дерева.
        - Зря вы господина одного отпустили,  - продолжила разговор женщина, обращаясь к молчаливому Климу.
        Однорукий вновь согласно мотнул головой, думая о чем-то своем, подперев здоровой рукой голову, смотря в сгущающуюся темноту за окном.
        - Что это с ним?  - золовка повернулась к Марфе.  - Странный он какой-то. Это после этого таким мой братец стал?  - Она подняла руки и, скрючив пальцы, сделав страшную гримасу, зарычала на женщину.
        - Да нет,  - тихо рассмеявшись, отмахнулась хозяйка дома от родственницы.  - Он после службы в Ордене таким уже вернулся. Не замечала?
        Наина отрицательно покрутила головой.
        - Тихо вы,  - неожиданно произнес Клим, махнув на женщин рукой и напрягся.  - Раскудахтались.
        Со двора раздался конский топот и суета. Марфа с Наиной замерли, прислушиваясь к звукам.
        Хозяин хутора встал и вышел во двор. С наступившими сумерками немногочисленные работники зажгли на господском доме фонари, над воротами и забором ярко горело несколько факелов, несколько шестов по двору с железными корзинами на верхушках, также освещали пространство, горевшей в них плоской щепой.
        У коновязи переступали сильными ногами два жеребца, успокаиваясь после быстрой скачки. Молодой парнишка один из сыновей Наины, гладил шеи животных. Двое крепких мужчин увидев появившегося на пороге Клима, коротко кивнули в знак приветствия и, передав поводья парню, направились к нему.
        - Здравия тебе десятник,  - поздоровался один из них, с длинным шрамом через все лицо. Второй повторно молча кивнул.  - Фрол у тебя?
        - И тебе здравия Сарий,  - коротко кивнул в ответ Клим.  - Сам жду, вот-вот с холмов вернуться должен.  - И тебе Корий,  - кивнул второму.  - Чего на ночь глядя? И что за спешка?
        - А ты я гляжу, новому господину присягнул,  - игнорируя вопрос Клима, мотнул головой в сторону развевающегося над воротами штандарта с белым ангелом, разговорчивый Сарий.
        - Это честь служить достойному лорду,  - глядя прямо в глаза мужчине, спокойно ответил хозяин хутора.
        - А он достойный?  - гость внимательно рассматривал герб нового лорда.  - Я не заметил, когда он через Лужки проезжал.
        - А ты у Фрола спроси,  - ухмыльнулся однорукий,  - или у Никиты.
        - Кто и что спросить хочет?  - в наступивших сумерках из-за спины Клима раздался зычный голос.
        В круг света вступили старый сотник с Бреоном, ведя под уздцы крупных коней. Сарий с Корием скупо улыбнулись, так улыбаются друг другу старые соратники прошедшие вместе не один бой и, подойдя к Фролу поздоровались. Они не произносили приветствий, а молча пожали руки, взяв друг друга за предплечье, чуть приобнявши, хлопнув товарища по спине.
        - Вести из Лужков,  - со вздохом негромко произнес Сарий.
        Сотник посмотрел на воина тяжелым взглядом и так же негромко спросил:
        - До утра терпит? Сабира нашли?
        Мужчина в ответ просто пару раз утвердительно кивнул.
        - Ну, тогда пошли в дом,  - облегченно выдохнул Фрол,  - там за ужином все и расскажешь.
        Рассказ Сария занял немного времени, больше его забрал Фрол и Клим своими вопросами и уточнениями. Уж слишком странным показалась старому сотнику и однорукому десятнику история поведанная мужчиной. Стоявшее на столе варево остыло и Марфе с Христинкой снова пришлось его подогревать, Наина молча сидела в углу комнаты на узкой лавке у окна, сжимая в руках пузатый кувшин.
        История поисков Сабира действительно оказалась довольно странной и пугающей.
        Путь до старой заимки был знаком всем жителям Лужков, и искатели быстро добрались до лесной тропы, а вот уже на ней и начались жуткие странности. По словам рассказчика, он никогда не видел такого.
        Не доходя версты до большой поляны, где стояла заброшенная хижина охотников с полуразрушенным сараем и крытой коновязью они обнаружили первый труп одного из двух охотников, что пошли вместе с Сабиром.
        Тело мужчины было прибито железными костылями к крупному дереву на расстоянии метров трех от земли. Бывший охотник был раздет по пояс, на теле зияли рваные раны, нанесенные большим орудием с зубчатым лезвием, следы походили на те, что оставляет орочий каршатаг. Большой изогнутый лезвием внутрь клинок, чаще используется шаманами орков для пыток или жертвоприношений и очень редко в бою. Кости рук, ног и ребра были сломаны, над ним долго и жестоко измывались, прежде чем убить. Глаза выколоты, губы и нос срезаны, никому не пожелаешь таких мучений. Сарий осенил себя знамением Единого во время рассказа, Фрол и остальные присутствующие за столом не поднимали глаз и молча слушали, не перебивая, лишь время от времени сжимали кулаки и скрипели зубами от бессильной ярости.
        На второе тело они наткнулись через полверсты. Здесь орки или кто бы там не был, поглумились над телом еще сильнее. Ноги и руки молодого парня были крепко привязаны к толстому стволу животом, голова же была притянута к дереву с такой силой, что нос был сломан, а губы буквально лопнули от давления о твердую кору. Наверняка он с трудом дышал, находясь в таком положении. Но скорее всего он умер быстрее, чем мог бы задохнуться. Его спину надрезали, а ребра аккуратно отделили от позвоночника и вывернули наружу на манер птичьих крыльев.
        В этот момент Марфа негромко всхлипнула, прикрыв рот рукой, Наина сидела, словно завороженная боясь шелохнуться, только в глазах набухали слезы. Вбежавшая в комнату Христинка став невольной слушательницей, коротко вздохнула и рухнула на деревянный пол без чувств, деревянная посуда выпала из хрупких девичьих рук и покатилась по полу. Клим поднял глаза на жену, та коротко кивнув, подняла девочку и вынесла ее из комнаты. Наина быстро вскочила со стула и поспешила за родственницей.
        - Не похоже это на орков,  - приглушенным голосом произнес старый сотник и посмотрел на Клима.
        Однорукий мужчина покачал головой в знак согласия и для верности добавил, глянув на Сария:
        - Это не орки, они хоть и нелюди, но да такого не доходят.
        - Я что видел то и говорю, дядька Клим,  - набычился парень.  - У самого до сих пор перед глазами эта картина стоит.  - Он передернул плечами, вспоминая разорванный труп односельчанина.
        - Это Черная плеть,  - неожиданно проговорил Бреон, уткнувшись взглядом в столешницу.  - Жрецы плети это называют крылья Илисара. Еще одна душа к Черному паладину на службу отправилась.  - Наемник тяжело вздохнул и с силой сцепил пальцы.
        Над столом повисло тяжелое молчание.
        - Продолжай,  - сотник глянул из подлобья на Сария.
        Они сняли страдальца с дерева и похоронили согласно обычаям, как и первого охотника, затем со всей осторожностью двинулись дальше. С тропы сошли, крались вдоль нее, не отходя далеко, хоронясь в густом подлеске. Мужчина отметил, что помимо орочьих и гоблинских следов, заметили едва заметные отпечатки узких ног. Такие обычно оставляют темные эльфы или следопыты из людей, след лесного или обычного эльфа в лесу не обнаружит никто, он (лес) защищает своих детей от чужих глаз.
        Сабира нашли перед входом на саму поляну. Он был сильно избит и ранен, лежал связанный на самом краю старой заимки. В груди торчало два обломка стрел, кто-то обломил тонкие древки, наверное, мешали вязать парня. Охотничий дублет был изрублен и валялся неподалеку от раненого. Когда его обнаружили, он еще дышал, разбираться в следах и осматривать поляну со старой избой никто не стал, соорудили носилки и скорым нагом отправились назад в Лужки. Еще оставалась надежда донести охотника живым, а там уж Анисья своими травами с помощью Единого на ноги его и поставит.
        Они успели. Знахарка так и сказала, еще пару часов и не выжил бы. Жена его ревела как белуга, да все причитала, пока травница ей настой не дала, молодка тут же без чувств и рухнула прямо у крыльца. Они ее к той же Анисье в дом и снесли, да рядом с мужем положили.
        Фрол резко махнул рукой, обрывая Сария.
        - Странно, почему они Сабира не убили или в жертву не принесли?  - вопрос был адресован Бреону, несколько пар уставились на наемника.
        - Кабы знать сотник,  - мужчина просто пожал плечами.  - Кабы знать.
        - Ладно, остальное утром обговорим,  - подытожил Лужсковский голова.
        Фрол поднялся из-за стола и, взяв в руку наполненный Марфой кубок, тихо проговорил:
        - Мертвые уже отправились в загробный мир, а куда их души попадут после этого только одному Единому да Творцам ведомо. Павших помнить надо, но дела живых важнее. Этот мир суров и жесток, но таким его создали боги и не нам смертным на них да на судьбу свою роптать. Мертвым честь и слава, а нам надо о тех, кто сейчас по земле ходит думать. Семьи свои беречь да потомство свое правильно растить, чтобы потом отцу с матерью надежной опорой и защитой были.
        Остальные мужчины повставали со своих мест, каждый держал в руках вино. Не чокаясь, они молча выпили. Постояли с минуту и сели на свои места.
        - Жена неси обед и вино,  - зычно гаркнул Клим в сторону отгороженной тяжелым пологом двери.  - Гости проголодались.
        У стола захлопотали женщины. Большие блюда с поднимающимся к потолку ароматным дымком появлялись на столе. Мужчины первые минут десять ели молча, тщательно пережёвывая пищу, да одаривая поварих благодарными улыбками и покачиванием голов.
        - Присмотрели место для фермы?  - убирая большую опустевшую чашу, спросила Фрола Марфа и с хитрецой стрельнула глазами на наемника.
        - Давай ка я молодцу вина подолью,  - с такой же хитрой улыбочкой, за спиной Бреона возникла Наина, подливая в его кубок багровую жидкость.  - Гляди, какой ладный,  - отпускала комплименты коренастой фигуре мужчины женщина,  - глянь Христинка, чем не жених.
        Услышав слова тетки, девчонка залилась густым румянцем и убежала на кухню, выхватив у матери из рук пустую посуду.
        - Брось сестра, она Никитку своего ждет!  - выкрикнул Клим и громко рассмеялся, отчего на стол и в тарелку из его рта вылетели кусочки недожёваных овощей и птицы.  - Видала мать, как чело то нахмурила когда узнала, что он эльфу провожать пошел!
        - И ничего я его не жду,  - раздался дрожащий девичьи голос из-за полога.  - Нужен он мне. Пусть со своими ушастыми и дальше таскается.
        И вновь под крепкими сводами нового дома раздались раскаты дружного мужского смеха. Лишь Бреон чуть улыбнулся, пожалел юные чувства и сделал пару больших глотков из кружки.
        - Схожу с тобой в Занадворовку, может и впрямь кто приглянется,  - дождавшись, когда парни успокоятся, нарочито громко произнес наемник, протягивая пустую кружку Наине.
        - Смотри Христя,  - подначивая племянницу, наливая Бреону из пузатого кувшина вино, прокричала женщина,  - упустишь свое счастье. А Никитку твоего длинноухая уведет…
        Женщина неожиданно осеклась и смущенно посмотрела на Фрола. Может, ляпнула чего не то глупая баба.
        - Дело молодое,  - с улыбкой махнул рукой старый сотник и, протянув Марфе свою кружку, добавил шепотом,  - а для страсти душевной лишний раз подразнить и не помешает.
        - Что о новом лорде скажешь голова?  - неожиданно став серьезным спросил Фрола Сарий и пристально посмотрел на него.  - Пойдем под его руку?
        - Мы не в ордене друг мой. Да и я не магистр и даже не капитан,  - не отводя взгляда от молодого воина, ответил сотник и сделал глоток из кружки.  - Завтра на круге все и решим, никого против воли за собой не тяну.
        - Значит, для себя ты все уже решил?
        Сотник молча кивнул в ответ.
        Узкая лесная дорожка позволяла ехать верхом. Лошади шли медленным шагом, время от времени поддергивая ушами, реагируя на звуки лесных обитателей. Четыре всадника ехали молча, слышался лишь приглушенный звук ступающих по мягкой земле копыт, да едва различимый для острого уха скрип кожаных доспехов и седел.
        Никита шел вторым, сразу за Аридэль. Они возвращались из ее родного поселения, точнее ставшим для нее родным после разгрома войск отца эльфийки, и бегства от захватчиков вместе со старшим братом. Тело, которого они погребли сутки назад согласно эльфийской традиции под ветвями огромного ясеня в глубине леса.
        Не прошло и десяти дней, как он чистил в конюшне красавца Буцефала и мечтал о подвигах и сражениях. И вот с падением с небес бессмертного его детские мечты осуществились, и его затянуло в опасный и смертельный круговорот событий. На его лице появилась улыбка. Он вспомнил, как еще год назад гордо рассказывал Христинке о своих мальчишеских походах к Мертвому дереву и Старой крепости, как та испугано распахивала глаза, слушая его, и прикрывала рот узкой ладошкой, отчего он еще сильнее выпячивал грудь и придавал своему голосу легкую хрипотцу. Смешно. Он поймал себя на мысли, что сейчас при встрече с девушкой не будет пугать ее рассказами о бое со стрыгой и оборотнями, скелетами и зомби, а о кадаврах и драуках он сам вспоминать не хочет. Лучше он скажет ей, что очень скучал без ее звонкого смеха и нежного голоса. Скажет, что она самая красивая на всем белом свете и с ее красотой не сравнится даже идущая впереди Аридэль. А хвастовство и бахвальство о своей силе и ловкости в схватках со страшными монстрами он оставит другим тем, кто моложе или глупее.
        Юноши быстро взрослеют, заглянув в глаза смерти. То, что раньше казалось важным, становиться пустым и ненужным.
        Теперь он понимал слова отца. Не нужно спешить взрослеть, детство никогда не вернется. А убив своего первого противника, навсегда уходит и душевный покой.
        Внутри нее была пустота. Как только ветви закрыли тело брата, в душе, словно что-то оборвалось, и она осознала, что осталась в этом мире одна.
        Пока они с Никитой везли его домой, девушка тихо роняла слезы и держала холодный труп за руку, ей казалось, что это не навсегда, что пройдет еще немного времени, и он откроет глаза и как в детстве схватит ее за ухо и громко звонко рассмеется. У него был самый звонкий, чистый и заразительный смех, она никогда не могла удержаться, чтобы не рассмеяться вслед за ним. Но чудес на свете не бывает, во всяком случае, в ее жизни их никогда не было. Были моменты, когда она была счастлива, но это были лишь небольшие отрезки времени, что доставались ей благодаря старшему брату, а теперь он лежит холодный, безучастный и мертвый там, в холодной земле под широкими листьями старого ясеня.
        Ветви старого леса тревожно зашелестели, порыв ветра поднял жухлые падшие листья с тропы и бросил их в лицо эльфийки. Перед Аридэль через узкую дорожку проскочила пара крупных черных волков с седыми подпалинами на брюхе. Они прижали уши к голове и лишь бросили скользящий взгляд на путников, в нем и их поведении явно проглядывалась тревога. Перестук и щебетанье лесных пернатых резко смолкло. После внезапного порыва ветра, непонятно откуда взявшегося на лесной тропе, воздух словно застыл, все вокруг стало неестественно неподвижным, даже узкие стебли высокой травы и тонкие былинки стояли не шелохнувшись.

«Лес никогда не предает своих детей и друзей. Он всегда предупредит, укроет и защитит. Только маленькой Ари надо научиться его слушать и быть доброй, заботливой с ним».
        В памяти всплыли слова брата, когда он первый раз вывел ее из-за стен отцовского замка и привел в лес, несмотря на строгий запрет матери. Девушка сглотнула подступивший к горлу ком и подняла руку, давая сигнал спутникам остановиться, по щеке невольно скатилась слеза. Для скорби еще будет время, и будет время для мести, а сейчас вечно живой лес ее предупреждал об опасности, что была впереди.
        - Ты тоже почувствовала тревогу леса?  - один из эльфов обогнув Никиту, подошел к Аридэль.
        - Надо уйти с тропы,  - чуть слышно одними губами произнесла девушка.
        Четверо всадников спешились. Ветви деревьев расходились, пропуская эльфов и лошадей. Аридэль немного задержалась на краю тропы, давая парню с конем пройти вслед за спутниками. Никита здесь был чужаком, но лес будто чувствовал, что он с ними и так же услужливо убирал мощные лапы ветвей с его пути.
        Они расположились на маленькой прогалине в паре десятков метров от тропы. Места на ней было очень мало, и лошади недовольно фыркая, переступая ногами, терлись сбруей и своими телами друг об друга. Оруженосец и один из эльфов тот, что был самым невысоким из небольшого отряда, он даже на четверть головы был ниже парня, успокаивали животных. Девушка и второй спутник, стоя у самого края прогалины, сняв с себя практически все оружие, оставив только по паре изогнутых эльфийских кинжалов в набедренных ножнах, набросили на себя большие зеленые плащи с глубокими капюшонами и быстро крепили их к кожаным доспехам тонкими многочисленными ремешками. Никита с восхищением наблюдал за ловкими, точными движениями эльфов, теснота леса им абсолютно не мешала. За последние пару дней он видел много чего удивительного из жизни лесных жителей и проникся к ним симпатией и уважением.
        Плащи на первый взгляд плотно облегали две фигуры, возникало сомнение в свободе передвижения в них, но это было обманчивое впечатление. Никите уже доводилось наблюдать, с какой легкостью и скоростью Аридэль двигается сквозь лесную чащу в этом наряде, плюс он еще и полностью скрывал своих хозяев от чужих глаз.
        - Ждите,  - негромко обратилась эльфийка к парню и накинула капюшон, который полностью скрыл ее лицо.
        Качнулись ветки, и парочка растворилась в зеленой пелене старого леса.
        Вскоре впереди, сквозь густые ветви и высокий кустарник подлеска они услышали голоса, говорили громко, не скрываясь. Разведчики сбавили шаг, а через несколько метров и вовсе остановились замерев. Аридэль показала рукой, что напарник должен обойти поляну со старой охотничьей заимкой с обратной стороны, но пусть будет внимательным, возможно те, кто сейчас там разговаривает и ведет себя по-хозяйски, позаботились о своей безопасности. Эльф утвердительно кивнул на серию жестов руками, что проделала девушка и спустя мгновенье скрылся. Эльфийка осторожно подобралась с краю леса, что окружал большую поляну и, затаив дыхание слилась с могучим стволом.
        На поляне у старой избы стояли двое. Высокий с длинными пепельными волосами темный эльф в длинном сером плаще, что полностью скрывал его фигуру и атлетический сложенный мужчина с короткими темными волосами в полулатных доспехах, на складках накинутого на одно плечо белого плаща угадывалась эмблема Ордена звезды.
        Аридэль до крови прикусила нижнюю губу, огромным усилием воли заставив себя не двигаться так, как первым желанием было рвануть вперед и разорвать шею ненавистного дроу голыми руками. На поляне стоял Эл’Тказар убийца ее брата. У дальней кромки леса с противоположной стороны поляны она увидела несколько орков в темных стальных кирасах и с большими ятаганами в руках. Они с плохо скрываемой неприязнью рассматривали рыцаря ордена и сопровождавших его воинов, что спешившись, ждали своего командира у входа на заимку.

«Эрадель, осторожнее,  - подумала эльфийка, пробегая взглядом по ветвям деревьев за спинами орков,  - эти в лес без гоблинов не суются».
        Мелкие мерзкие создания, как ни странно тоже пользовались покровительством леса, они в отличие от своих «старших» собратьев не рубили деревьев и не выжигали целые рощи для собственных нужд. Гоблины время от времени ухаживали и помогали старому лесу, а волки и ползучие гады так те вообще служили их шаманам. Поэтому девушка и переживала за своего товарища. У зеленокожих был отличный нюх и зрение, но она надеялась что «покров леса», специальный маскировочный эльфийский плащ, убережет молодого война от них.
        - Гаридакс, я надеюсь, ты не нарушишь нашего договора,  - с легкой ухмылкой на своем бледном лице говорил темный эльф,  - из-за небольшой неудачи.
        - Ты отдал крепость мальчишке,  - рыцарь был возбужден и говорил громко и отрывисто,  - а она должна была обеспечить безопасный проход наших караванов с рудой. Что будет, если этот новоиспеченный лорд сунется к руднику?
        - Сожгите хутор и деревню, она после вашей «помощи» и так уже захирела,  - дроу беззвучно рассмеялся.
        - Чем тогда с твоим господином будем рассчитываться?  - набычившись, проворчал Гаридакс.  - Людей после вторжения и так немного останется. А помимо душ, что он требует, еще и нам рабы на рудниках и в полях потребуются.
        - Соображаешь рыцарь,  - все с той же снисходительной усмешкой покивал головой Тказар.  - А про крепость не думай. Орду на северной границе уже собирают,  - он кивнул на стоявших за его спиной орков,  - границы падут и тогда,  - он замолчал и посмотрел в сторону леса.
        Аридэль вжалась в твердый ствол, ей захотелось зажмуриться, внутри появилось липкое противное чувство страха. Темный смотрел прямо на нее и ухмылялся.
        - Против удара с двух сторон никто не сможет выстоять,  - продолжил высокий дроу, повернувшись к рыцарю.  - Захватишь рудник, поможешь мне и станешь магистром в своем ордене.
        - Это да, пока все складно идет,  - потер подбородок мужчина,  - но если в Ордене про наши с тобой дела узнают…
        - Присягнешь Илисару,  - Эл’Тказар положил руку на латный наплечник собеседника и пристально посмотрел в на мужчину.  - А темный господин своих слуг в обиду не дает.
        - Ты его сначала вызволи,  - без тени насмешки, глядя прямо в глаза дроу твердым голосом произнес Гаридакс.  - Там и посмотрим.
        В глазах темного вспыхнул алый огонь, лицо на пару секунд превратилось в маску гнева.
        - Вера брат мой,  - вновь спокойно заговорил эльф,  - разве вас не учат этому прелаты? Вера основа всего.
        Стоявшие до этого спокойно орки вдруг зашумели и начали с беспокойством смотреть в лесные заросли. Среди них появилось два низкорослых зеленых гоблина в плохеньких местами дырявых доспехах с кривыми короткими копьецами в худосочных руках. Они тыкали пальцами в сторону зеленой стены леса и что-то объясняли оркам на своем лающем гортанном наречии.
        - Что там?  - насторожился рыцарь, наблюдая за нелюдью.
        - Эльфы по лесу шастают,  - пожал печами дроу,  - может быть нас подслушивают.
        Аридэль бежала к прогалине, где ждал Никита, ловко уворачиваясь от веток и перескакивая переплетения корней. Она молила богиню и Духа Вечного леса, чтобы защитили Эраделя от зорких глаз мерзких зеленых карликов. Ждать она не могла, надо было торопиться то, что она услышала, не сулило ничего хорошего ни Зеленому долу, ни его жителям, ни Тадиэлю. Участи что могла постигнуть их всех она не пожелала бы никому. Еще свежи были в памяти воспоминания о тварях и монстрах, что пришли в ее край с армиями Черного паладина. Да еще и страх перед темным эльфом гнал девушку вперед, комкая и путая мысли, среди которых одна упорно стучала в висок.
        Надо спешить. Надо предупредить. Надо успеть предупредить Тадиэля.
        Она выскочила на прогалину, остановившись только упершись обеими руками в бок лошади. Животное от неожиданности вздрогнуло. Откинув капюшон, девушка опустила голову, тяжело дыша. Между лошадиными мордами протиснулся Никита, на его лице застыло выражение тревоги и беспокойства.
        - Что там?
        - Беда,  - на выдохе ответила эльфийка.
        Глава 4.7 Начало пути
        Небоскреб Корпорации. Огромное фойе с высоким, до третьего этажа, потолком. Свисающие двухметровые гирлянды люстр, стойки с охраной и рамки сканеров. Работники суетливо расступаются, пропуская одетую в дорогой деловой костюм симпатичную женщину. Она проходит мимо рамки, улыбается вскочившим со своих мест охранникам. Двери особого лифта, что идет только на два верхних этажа здания, где находятся кабинеты руководства корпорации, закрываются, и он бесшумно уносит ее наверх.
        - Ты когда-нибудь видел?  - коренастый невысокий мужчина средних лет в форме безопасности компании с удивлением смотрит на напарника.
        - Чтобы она улыбалась?  - угадав подтекст вопроса, отрицательно мотает головой.  - Я вообще думал, что она андроид без эмоций.
        В фойе стало шумно, работники и клерки, все кто видел главу Корпорации минуту назад, без стеснения бурно обсуждали ее необычное поведение.
        А настроение у Киры Юрьевны действительно могло быть отличным, таким, каким она его демонстрировала всем окружающим. Женщина даже позволила себе опереться на стенку лифта и насвистывала простой веселый мотивчик из юности, зная, что во всех лифтах установлены камеры наблюдения. Все должны знать, она рада и очень довольна, что добилась того, чего так сильно желала.
        Вчера вечером все закончилось, она Председатель Совета директоров Корпорации, полноправная наследница своего отца, и теперь она может закончить весь этот спектакль, что разыгрывался последний месяц перед двумя престарелыми ублюдками. Старыми «друзьями» отца и по совместительству его основными компаньонами, владеющие тридцатью процентами акций. И которые в отличие от него, человека старых и религиозных взглядов, уже готовили себе теплые места в одном из миров КОВЧЕГА. Отец же предпочел, как он сам всегда говорил: «Естественный цикл реинкарнаций собственной души или если хотите, то на все промысел божий и мы не имеем прав его нарушать».
        Никто из этих двоих не хотел видеть Германа руководителем компании, и не спрячь она его в игре, то жизнь брата была бы в огромной опасности.
        Кабина лифта плавно остановилась, двери бесшумно открылись. Она вышла в собственную приемную, последний этаж состоял из ее огромного кабинета, приемной и нескольких подсобных помещений.
        Молодая женщина с симпатичной мордашкой, выскочила из-за стола при виде хозяйки. «Очаровательная» дежурная улыбка демонстрировала белоснежные ровные зубы, согнутая в локте рука держит рабочий планшет.
        - Кира Юрьевна, ваше расписание на сегодня,  - секретарь протянула планшет Кире.
        - На сегодня никаких встреч,  - холодно бросила девушке женщина. Открыла стеклянную матовую дверь в свой кабинет и, обернувшись, добавила.  - Вызовите мне Петра.
        - Это того, что,  - секретарь улыбается и крутит пальцем у виска.
        - Того!  - Кира посмотрела на нее, как удав на мышь. Девчонке сегодня повезло, в другой раз она нарвалась бы на штраф, это в лучшем случае, а в худшем распрощалась с работой.
        - Сию минуту, Кира Юрьевна - девушка смущается и быстро возвращается за свое место, включает коммуникатор.
        Закрыв дверь, остановилась на пороге. Сколько раз она была здесь. Только тогда за этим огромным и красивым столом сидел отец. Женщина грустно вздохнула и прошла вдоль длинного стола, ведя пальцами по идеально отполированной поверхности. Подошла к окну во всю стену. Где-то далеко внизу раскинулся город. Кира сняла очки и взглянула вдаль на едва видневшиеся в сизой дымке окраины столицы, по детской привычке покусывая кончик дужки.
        Она вспомнила, как много лет назад маленький Герман в первый раз убежал от нее и спрятался на крыше этого небоскреба. Она до сих пор не могла понять как пятилетний мальчишка, смог в тщательно охраняемом здании пробраться на закрытую практически для всех крышу. Отец тогда был сильно на нее рассержен, он даже пообещал отправить ее в закрытый интернат, называл безответственной и глупой девчонкой, четырнадцати летняя Кира с трудом сдерживала слезы, а когда папа замолчал, развернулась и убежала. Здание тогда напоминало растревоженный муравейник, охрана и клерки методично осматривали каждый этаж, но Германа нигде не было. Она обвиняла во всем себя и утирая слезы выбралась на крышу твердо решив, что если брата не найдут к вечеру, то она спрыгнет вниз.
        Герман стоял у ограждения, закрытый большой параболической тарелкой и пускал воздушные пузыри, с восторгом наблюдая за их полетом, а когда они лопались, заливисто хохотал. Увидев его, она замерла, боясь пошевелиться от страха, ребенка от края отделял тонкий металлический трос, что едва доходил до его маленькой груди, ветер трепал мягкие детские волосы.
        Молча маленькими шашками, она шла, отделявшие ее от брата несколько метров минут пять, но тогда они ей показались часами. Герман был так увлечен своим занятием, что остальной мир для него не существовал. Она обхватила детское тело и упала на спину, увлекая брата за собой, сердце бешено колотилось, и готово было выскочить из груди.
        Ребенок испугано вскрикнул, но увидев старшую сестру, звонко рассмеялся и потерся носом о ее щеку, он всегда так делал перед сном, когда она укладывала его спать. Ей тогда было очень больно, она упала на крышу, держа брата, и ударилась спиной о выступавшие из нее головки болтов крепления, в этот момент она готова была его «придушить», наорать и как следует отшлепать, но его смех и любящий взгляд, смели всю злобу, страх и раздражение. Она улыбнулась ему и тихо произнесла: «Пошли сорванец, папа волнуется».
        На глазах выступили слезы, как давно это было. Кира глубоко вдохнула, успокаиваясь. Она любила брата и последние пару недель стали для нее кошмаром, но она выдержала. Компания отца осталась за ней, Дашка снова засела за свои картины, а Герман, он остался жив, и наверно проклинал ее коварство и подлость. Но ничего она найдет способ все ему объяснить.
        В дверь негромко постучали.
        - Войдите,  - смахнув слезу, громко разрешила она и повернулась к двери.
        Замок быстро отстраивался. Все ближние шахты были захвачены и добывали необходимые ресурсы. Деревом, рудой и камнем Ольга была обеспечена, на очереди шахта с кристаллами. Отряд из четырех рыцарей, пяти оруженосцев, двадцати мечников и десяти лучников под ее командованием двигался по узкой дороге, что шла вдоль небольших сопок с выступавшей кое-где на поверхность скальной породой. К шахте, что охранялась отрядом минотавров с несколькими медузами по данным разведки, они должны подойти к утру, но по пути Святая дева планировала заглянуть в руины заброшенного храма. Такие места таят в себе приятные сюрпризы.
        Кристиан в полном доспехе паладина, но без шлема ехал верхом рядом. Он украдкой бросал восторженные взгляды на свою госпожу, на лице блуждала счастливая улыбка.
        Ольга видела состояние своего помощника, но делала вид, что ничего не замечает. Она прекрасно понимала его состояние. Вчера ей не хотелось проводить свой первый вечер в новом мире одной, и после ужина она позвала Кристиана к себе. Соблазнить парня не составило большого труда, а как он старался, на лице девушке появилась довольная улыбка. Она даже позволила себе слабость и оставила его в своей постели до утра. Ей никогда не было так хорошо с мужчинами, ни в реальном, ни в виртуальных мирах. Может быть, сказалось возбуждение от исполнения так долго планируемого перехода, а может молодой паладин действительно был настолько хорош в обращении с женщинами. Результат прошлой ночи был на лицо, отличное настроение, тело полное сил и беззаветно преданный Кристиан.
        Впереди на дороге появился егерь. По команде паладина отряд остановился.
        - Госпожа,  - разведчик откинул капюшон и опустился на одно колено.  - Дорога до храма свободная. Засад и монстров нет.
        - А что у самого храма?  - поинтересовалась Ольга у егеря.
        - У храма тоже все спокойно госпожа. Но я оставил там своего человека на всякий случай.
        - Хорошо, веди нас.  - Кивнула воину девушка.  - Кристиан ты что-нибудь знаешь об этом старом храме?
        - Немного моя госпожа,  - тронув поводья, ответил паладин.  - Старики рассказывали, что его построили Серые рыцари. После того, как разгромили прорвавшихся в наш мир демонов. В той битве в живых остались только Великий магистр и семь его верных рыцарей. Он, принеся себя в жертву, с помощью призванных ангелов запечатал провал в бездну, а на этом месте построили храм. Семеро поклялись вечно охранять печать.
        - И почему храм забросили?  - Ольге захотелось узнать подробности этой истории. Место действительно было очень интересным, найти подобное большая удача.
        - Да уже никто и не помнит,  - пожал плечами Кристиан, тяжело вздохнув.  - У простолюдинов, да и вообще у людей короткая память. Они быстро забывают горе и несчастья, наверно, поэтому они часто возвращаются.
        - Тут ты прав,  - соглашаясь с паладином, девушка покачала головой.
        - Госпожа,  - голос Кристиана чуть слышно задрожал,  - можно вас спросить?
        - Валяй,  - с улыбкой бросила Ольга, она заметила румянец на его щеках. Рыцарь явно был смущен и нервничал.
        - Вы вчера ночью не покинули меня,  - он взглянул на девушку и тут же отвел взгляд,  - нас.
        Она смотрела на него, чуть наклонив голову к плечу и широко улыбалась. Ольга понимала, что он имеет ввиду, неигровые персонажи знали о бессмертных и вопрос паладина был вполне логичен. Ведь игроки при выходе в реальный мир «засыпали» летаргическим сном. Но она со вчерашнего дня уже не игрок, а часть этой реальности, этого мира. Парень ей нравился, нет, это не было чувством влюбленности, она в своей жизни никогда его не испытывала. Он ей нравился как отличный воин, как исполнительный подчинённый, как хороший любовник и только.
        - Я покинула небеса,  - повернув голову и вновь смотря на дорогу, ответила Святая дева,  - теперь я всегда буду с вами,  - немного помолчав, она добавила, чтобы немного потешить самолюбие парня,  - с тобой.
        После ее слов глаза паладина засияли и он, пришпорив коня, догнал егеря.
        - Долго еще?  - окрикнул он разведчика.
        - Метров двести до развилки сэр.
        Развилкой этой было давно, подумала Ольга глядя на заросшую старую дорогу, которую можно было еще разглядеть сквозь густо и неровно растущую траву. Разросшийся кустарник по расплывшимся обочинам местами нависал над старой колеёй.
        Кристиан отправил вперед мечников, сам вместе с госпожой занял место в центре небольшого отряда. Чем ближе они подходили к руинам старого храма, тем гуще становились придорожные кусты и выше деревья.
        Развалины показались неожиданно. Лес резко расступился, огибая небольшой пологий холм, поросший невысокой травой, на вершине которого стояло полуразрушенное здание. Крыша и когда-то ее венчавшая остроконечная башня с символом Единого рухнули. Стены местами обвалились до середины и были похожи на лицо старого рыбака, морщинистое и изъеденное морской солью, покрытое черными оспинами. Черные провалы двух узких стрельчатых окон на входе, словно глаза слепого бродяги и темный зев входа с сорванными дверьми, как разинутый в беззвучном крике боли беззубый рот.
        Ольга обратила внимание, что здесь рядом с развалинами стояла полная тишина лесные твари явно сторонились этого места. Лишь вездесущий ветер пел свою заунывную песню, играя в старых стенах. У подножия холма проходила четко видимая граница, буйство лесного подлеска и травы будто-то бы упиралось в невидимую стену, за которой шла короткая и ровная, словно подстриженная неизвестным садовником, трава.
        Воины отряда перетаптывались у черты, в их глазах она заметила озабоченность и легкую тревогу. Даже рыцари и те не решались шагнуть в «мистический» зеленый круг, а один из них провел рукой по воздуху над «границей», поверяя наличие невидимой стены. Кольчужная рукавица не встретила никакого препятствия, но это не прибавило воинам храбрости.
        Ольга спешилась. Солдаты расступились, пропуская госпожу к кругу, Кристиан шел следом.
        - Что думаешь?  - остановившись у края, спросила его девушка.
        - Охранное заклятье,  - паладин встал рядом и носком сапога ковырнул землю за чертой.  - Или проклятье. Кто их разберет, эти древние чары.
        После того, как он сковырнул небольшой кусок травы внутри круга, из развалин раздался тяжелый и низкий стон, казалось, будто он идет из-под земли. По отряду прокатился тихий шепоток, некоторые воины осеняли себя знамением, но все как один сделали несколько шагов назад от невидимой черты. У магической черты остались Ольга и Кристиан.
        Стон повторился еще два раза, через небольшие промежутки времени, а затем в черном проеме разрушенного храма появилась белая дымка, которая постепенно сгущаясь, приняла человеческую форму. Призрак не обращая внимание на садившееся, но все еще яркое солнце, медленно плыл к застывшим у края круга Ольге и паладину.
        - Оставьте ваше оружие,  - еле слышно прошептал призрак мужчины в латных доспехах, остановившись за три шага от «границы»,  - если ваши помыслы и душа чисты, вы сможете пройти барьер. Если нет, испепеляющий небесный огонь очистит их, и вы предстанете пред светлым ликом Единого.

«Непростое местечко,  - с удовлетворением подумала Ольга, рассматривая туманную фигуру.  - Ну, давай колись непись,  - девушка вынула меч из ножен и положила у ног, движением головы указала паладину сделать то же самое,  - думаю у тебя здесь или задание с очень жирной наградой, или артефакт припрятан, ну на худой конец клад».
        Тайные места, труднодоступные и хорошо спрятанные от чужих глаз, были раскиданы по всему материку, найти такое большая удача.
        Кристиан следуя примеру своей госпожи, отстегнул меч от пояса и положил его на землю. Призрак развернулся и поплыл обратно к развалинам старого храма, Ольга и ее паладин, последовали за ним. В отличие от девушки, парень с опаской переступал магическую черту и, сделав первые шаги внутри круга, нервно оглядывался назад. Его же госпожа смело шагала за призраком, она была в приподнятом настроении, мурлыкая себе под нос неизвестный ему мотив.
        Руины храма встретили их прохладой, запахом тлена и разрушения. У дальней стены возвышался алтарь, весь покрытый толстым слоем пыли и паутины. Прямо перед ним в полу они увидели темную дыру квадратного прохода, тяжелая каменная плита, что, по всей видимости, его когда-то прикрывала, была сдвинута в сторону. Возле него расположились еще три призрака - воина, в руках они держали такие же призрачные мечи. Призрак, в богатом латном доспехе, встретивший их остановился у открытого хода и, обернувшись вновь заговорил:
        - Много лет назад мы запечатали врата в бездну Хаоса, пожертвовав своими душами, и поклялись вечно стоять на страже Великой печати. Но людская память коротка, а их благодарность не долговечна. Время, вода и ветер разрушили и стерли защитные руны на камне. Мы не можем нарушить данный нами обет и спуститься к печати. Вы чистые сердцем и душой рыцари должны нам помочь обновить защиту. Готовы ли вы помочь Серым стражам и защитить мир от тварей темной бездны?
        Ольга услышала переливчатый звук, и перед глазами выскочило системное сообщение предлагающее принять легендарный квест. Девушка, не вчитываясь в описание задания, сразу согласилась. Легендарные квесты огромная редкость, а награды за их выполнение мечта любого игрока. Это как минимум уникальный артефакт, а как максимум, она даже боялась предположить, чем может одарить ее система.
        - Мы долго ждали настоящего героя,  - Ольге показалось, что призрак произнес эту фразу с каким-то облегчением.  - Пусть Святая дева возьмет флакон с Живой водой и окропит тело Великого Магистра, она найдет его внизу у печати.
        На толстом слое пыли, на алтаре из ниоткуда возник хрустальный флакончик со сверкающей в нем жидкостью. Раздался протяжный стон и призраки исчезли, а из темного прохода в полу возник дрожащий приглушенный свет, осветив грязные присыпанные землей и каменной крошкой ступени, ведущие вниз.
        Лестница сделала два крутых поворота и вывела девушку и паладина в небольшой круглый зал с куполообразным потолком, здесь по кругу у стен горели железные чаши с густым маслом, они давали гораздо больше света и не так чадили, как факелы в проходе. Прямо напротив входа на крестообразной дыбе был прикован мужчина. Его иссушенное временем тело носило следы многочисленных пыток, пустые глазницы на обтянутом сухой кожей черепе, смотрели на незваных гостей его страшной темницы с немым вопросом. На полу зала прямо перед дыбой едва светился зеленоватым цветом рисунок очень сложной пентаграммы, в центре которой лежал длинный меч. Время и тление не тронуло оружие, клинок выглядел так, словно его оставили здесь незадолго до их прихода.
        Ольга движением руки остановила Кристиана перед пентаграммой, сама обогнув ее не касаясь светящихся линий, подошла к телу на дыбе и открыла флакон с живой водой. Она плеснула немного жидкости себе на руку и собиралась вытянуть руку, чтобы окропить голову пленника, как неожиданно его тело начало меняться, и ее вместе с корчащимся на дыбе трупом окутал густой черный туман, который на несколько мгновений лишил ее зрения.
        - Приветствую тебя Дева,  - раздался низкий голос,  - долго я ждал праведную душу.
        Сквозь мутную пелену, что окутала ее взор, девушка с трудом различала перед собой огромную темную рогатую фигуру с горящим алым огнем взором.
        - Кто ты?  - Ольга не испытывала страха, она понимала, что встретила что-то или кого-то очень интересного.  - Где я?
        - Я Илисар, Черный паладин, один из шести князей Хаоса и верный слуга Лилит!  - прозвучал наполненный пафосом и гордыней громкий ответ.  - Это меня запечатал в этой выгребной яме тот, чье тело ты видела на дыбе.
        - И что ты хочешь?  - она по-прежнему видела лишь размытую тень.
        - Освободи меня и я дам тебе невиданную мощь, которая не сравнится с силой пернатых созданий с милыми личиками.
        Перед взглядом Ольги побежали строчки системных сообщений. Демон предлагал ей квест легендарного ранга, разбить закрывающую ему выход в мир печать, в награду она получит легендарный класс. Естественно в случае принятия демонского задания, задание призрака Серого рыцаря будет считаться проваленным. Девушка задумалась. Она пыталась найти в своей памяти информацию об этом Илисаре, но в базе знаний ничего о нем не было. Или это одно из испытаний, заложенных в задание призрака или базы к которым им предоставила доступ Кира, были урезанными. И теперь перед ней стоял сложный вопрос, рискнуть, принимая предложение демона или отказаться, продолжив выполнять первоначальный квест. Прозрачность награды Илисара перевесила чашу весов в свою пользу. Ольга приняла задание Черного паладина.
        - Ты приняла правильное решение святая дева!  - в голосе демона она ощутила торжество.
        - Что мне делать?
        - Возьми меч Великого Магистра Серого ордена, что закрывает пентаграмму и принеси в жертву истинного служителя Единого! Когда его кровь окропит магический круг печати, она разрушится.
        Под демонический хохот пелена с ее глаз спала. Она вновь стояла возле иссушенного трупа на дыбе, с согнутой рукой, в ладони которой сверкала живая вода.
        - Госпожа, что произошло?  - за спиной раздался, полный тревоги, голос Кристиана.  - Вы неожиданно исчезли.
        Девушка опрокинула ладошку, выливая на пыльный пол магическую жидкость, и медленно повернулась к паладину.
        - Я говорила с Великим Магистром,  - негромко ответила Ольга, успокаивая парня.  - Он рассказал мне, как вернуть его, чтобы укрепить печать, Но мне понадобиться твоя помощь.
        - Ради вас я готов отдать жизнь!  - воскликнул паладин и упал на одно колено.
        - Это хорошо, очень хорошо.
        Девушка подошла к пентаграмме и подняла лежавший в ее центре меч. Линии ярко вспыхнули и поменяли свой цвет на багровый.
        - Кристиан, ты должен вознести молитву Единому.
        Парень преклонил второе колено, свел руки на груди и опустил голову, тихо шепча слова молитвы. Ольга медленно зашла ему за спину, и широко замахнувшись, с силой опустила клинок на незащищённую шею.
        Голова парня закатилась в центр печати, заливая кровью светящиеся линии. Тело простояло на коленях несколько секунд, затем упало на грязный пол, кровь из него мощными толчками выходила наружу, растекаясь большой лужей. Под куполообразным сводом зала печальный стон заглушили раскаты демонического хохота, а в центре пентаграммы пол начал проваливаться, образуя широкий провал из которого с мощным гудением вырывались языки адского пламени.
        - Встречай меня Проклятая Дева! И прими мою награду!
        Раздался из провала трубный глас.
        Взор заполонил ворох системных сообщений, а белоснежные доспехи с символами Единого начали трансформироваться и менять свой цвет.
        На копание в трупах я потратил почти час, трофеи оказались не бог весть какими. Пару медных, одно серебряное кольцо, костяное ожерелье и тысяча двести серебряных монет, что по местному курсу около двух с половиной в золоте. Королева помимо квестового предмета оказалась абсолютно пустой, а несло от нее покруче остальных. Присев у дерева я решил передохнуть. Пока сидел, разобрался с системными бонусами после получения уровня.
        Из предложенных знаний «Навигация» и «Магия Воздуха» скрипя зубами, взял первое. Не самое нужное знание в данный момент, но учитывая полное отсутствие способности владеть магией выбора у меня особо то и не было. Система умела время от времени подбрасывать подобные гадости. В характеристиках поднял силу, вспоминая как меня толпой свалили не очень крупные по сравнению со мною скарги.
        Закончив с этим, поднялся и направился по уже знакомой тропе назад к домику Гранив. Ночное небо, едва просматриваемое сквозь густые кроны деревьев, начало сереть, яркие точки звезд на нем погасли. Хищники отправлялись в свои логова после ночной охоты, а дневные твари еще боялись высунуть нос из своих ночных укрытий. Меня окружала своеобразная лесная тишина, если в глубине лесной чащи вообще применимо такое понятие.
        Обратный путь занял гораздо меньше времени. Буцефал встретил меня радостным ржанием, когда я появился на магической поляне перед старым домом.
        - Погоди, еще немного,  - приветственно махнул рукой коню.  - Сейчас только дело закончу.
        Внутри дома в комнате ничего не изменилось. Скарга все также сидела на подвешенной к потолку жердочке и издавала резкие трескучие звуки, кидая злобные взгляды на прикованную к столу девочку. Когда я вошел ребенок посмотрел на меня глазами взрослой женщины, в них я увидел затаившуюся надежду.
        - Я гляжу, ночька у тебя выдалась веселой,  - на изможденном лице появилась слабая улыбка.
        Да мой внешний вид оставлял желать лучшего. Доспехи все покрыты липкой, синей коркой от крови монстров, с прилипшими кусочками черных перьев. Лицо все в многочисленных воспалившихся порезах.
        Я молча достал из инвентаря камень выпавший из королевы и протянул его Гранив. Девочка вылезла из-за стола, длины цепи хватило на то чтобы подойти ко мне и дрожащими руками забрать у меня зеленый кристалл. Лысая тварь возмущенно заклекотала и забила крыльями, маленькая хозяйка дома, радостно улыбаясь, держа камень обеими руками, повернулась к монстру.
        Я услышал тихий речитатив на незнакомом, но очень мелодичном языке, что начала читать Гранив. Внутри помещения возникли воздушные завихрения, словно сюда ворвался ветер через распахнутое окно, в углах комнаты стали сгущаться мрачные тени. Мне показалось, что из темных углов к кристаллу протянулись когтистые лапы. Голос девочки становился громче, скарга билась в ярости визжа на высокой ноте, а камень поменял свой цвет на угольно черный и начал вибрировать.
        От усилившегося свиста ветра и криков твари мне начало закладывать уши, но неожиданно кристалл в руках ребенка с оглушающим звуком взорвался и разлетелся на мелкие осколки, в полете они превращались в серую пыль, которая тут же исчезала. Мерзкий монстр замер и притих, затем недовольно и жалобно пискнув, как и камень в руках девочки, осыпался серым пеплом на стол.
        - Спасибо тебе бессмертный,  - тяжело выдохнув, повернулась ко мне маленькая хозяйка дома.  - Сила моя уже не та, что была прежде. Да и кристалл последнее забрал так, что большой награды от меня не жди.
        - Да ладно, чего уж там,  - я махнул рукой и усмехнулся.  - Я уже золото авансом получил.
        - Но кое-что я еще могу сделать в знак своей благодарности.
        Она вытянула перед собой руки, ее маленькие и узкие ладошки начали излучать теплый золотистый свет. Девочка взмахнула ими, как будто выплеснула на меня невидимую воду. По телу пробежала приятная дрожь, голова стала ясной, исчезла усталость, а доспех вновь стал чистым, на нем не осталось и следа от крови и останков мерзких тварей. А система расщедрилась и порадовала получением нового уровня. Откладываю выбор полученных знаний на потом и кланяюсь девочке в знак своей признательности.
        Мы с Буцефалом уже выехали на старую дорогу перейдя магическую границу защитного круга, когда меня окликнула, стоящая на крыльце своего дома, Гранив:
        - Тадиэль!
        Я обернулся.
        - Пусть ангел расправит крылья!
        Я улыбнулся маленькой колдунье и покачал головой в знак благодарности. Дал шпоры животному, Буцефал с места пошел рысью.
        Меня ждали мои люди, первая остановка Климовский хутор, затем надо поговорить с Фролом, да узнать, что с Никитой и Аридэль, и наконец-то увидеть свой замок.
        Впереди меня ждало много дел и приключений, мой путь в мире Энрота только начинался.

«Защити эти земли от просыпающегося зла!  - тихо прошептала Гранив вслед удаляющемуся воину с Ангелом на плече».

28 МАЯ 2020 ГОДА. ВЛАДИВОСТОК.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к