Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Бортникова Лариса: " Паяц И Кофеварка " - читать онлайн

Сохранить .
Паяц и кофеварка Лариса Бортникова
        # Победитель интернет-конкурса «Рваная грелка». Весна 2010.
        Лариса Бортникова
        Паяц и кофеварка
        Двадцать вторую, замыкающую ожерелье станцию Архитектор назвала по имени последнего же двадцать второго аркана Таро - «Мир». Появилась в новогоднем выпуске новостей - как обычно бледная до синевы, некрасивая, одетая в нелепый, совершенно не подходящий случаю рабочий комбез, поздравила всех с наступающим и уже под конец интервью, словно между прочим пообещала вывести «Мир» на орбиту через неделю, а запустить ожерелье в июле к самому своему двухсотлетию. Обмолвилась вроде бы случайно, что всё получается именно так, как и замышлялась. Добавила «я так за нас всех счастлива». И поднялась во весь рост, и руками сделала свой особенный жест - точно прижала к груди вселенную, и каждую ее песчинку, и былинку, и букашку, и именно, и только тебя…
        Тут же зашептались, что ей удалось переступить предел. Сразу же обнаружились
«приближенные» в ее свите, никому лично не знакомые, но… «коллега друга моего приятеля в курсе и весьма сведущ»…, а также инсайдеры и шпионы, которые подтвердили - да! удалось! Ликование получилось недолгим - начались страхи. Как водится, сочиняли сальные анекдоты, прикрывая раблезианским крупно нашинкованным глумом неприличный совершенно ужас и еще более неприличную, как будто голую и выбритую налысо надежду. Много домыслов, много глупостей. Шумиха. Всё это вперехлёст с глухой паникой, напоенной сплетнями, как прогорклый бисквит грошовым коньяком.
        Одни боялись истошно. Другие давились невысказанной мечтой… давились до полуночного опустошающего безразличия… И те, и другие утром учились молиться, просматривая старинные киноролики, днем бегали по антикварам, скупали бумажные Торы, Кораны, Библии, как на костыли, опираясь на шершавые страницы, пропитанные забытой, чужой верой. Вечером - душные клубы и богемные захламленные гостиные, спасительная самоирония, психотропные мутные рифмы…
        После того новогоднего эфира Архитектор на публике не появлялась: отшельничала на станции. Все ожерелье, а в особенности «Мир» охраняли по периметру, но пресса, само собой, крутилась рядом. Эдди-Диаманд Первый - согласно всем существующим рейтингам шоукермэн номер один денно и нощно болтался в открытом космосе, а его оператор брал такой ракурс, чтобы размалеванная харя Эдди на фоне конструкций станции выглядела максимально устрашающе. Эдди вихлял затянутой в прозрачный скафандр жопкой и клялся, что обойдет кордоны, проберется внутрь и выдаст в эфир такую картинку, что сам Весельчак перевернется в гробу. А что? Эдди мог. Шут эфирный…
        Он многое мог. Несмотря на возраст, который никто точно не знал, но все сходились на «далеко за сотню», был он бодр, отчаян и восхитительно похабен. Умел раскопать и вытащить наружу самые жареные факты, жестоко осмеивал врагов и недругов, друзей же не имел - сотни любовниц и любовников не в счет. Стыд ему был неведом, а слова
«совесть», скорее всего, он не слыхал. Если кому-то вдруг придет в голову использовать глагол «гнушаться» или, может быть, «брезговать», то это не к Эдди. Эдди не гнушался и не брезговал ничем. Регулярно грузился наркотой, дебоширил, с удовольствием снимался в порнухе. Позволял себе всё, не позволяя остальным даже малости. С помощью собственной сети осведомителей выуживал на свет божий грехи и грешки сильных мира сего, мешал кумиров с грязью, с наслаждением ковырялся в сальных альковных секретах. Выворачивал дерьмом наружу ханжей и святош… и кривлялся. Все время кривлялся, похожий на заплесневелого Арлекина. Выглядел тоже как Арлекин. Выжигал кислотой брови и густо мазал лицо белилами. Подводил глаза черно, хищно. Беззубый рот малевал красным. Когда тараторил - по-птичьи громко и быстро, казалось, что оголодавшая анемона распахивает влажный зев. Жесток был омерзительно. Носил в карманах крошечных слепых ежат. Давил их перед камерой пальцами. Чтобы брызнуло. Одно время покупал контейнерами махаонов - крупных, ширококрылых. Красовался перед камерой, наряженный в балахон, на котором трепетали и осыпались
матовой перхотью бесконечно агонизирующие бабочки. На спор и, разумеется, напоказ «делал эфир» с нелегальных крокодильих ферм, где красиво рвал подрощенным аллигаторам пасти. На спор же пару раз голышом заходил в клетку к гризли. В прямом эфире трахал самку носорога, подробно рассказывая об ощущениях миллиардам зрителей. Удачливый и бесстрашный Эдди Диаманд Первый мог всё.
        Именно поэтому, когда Эдди, эффектно повернувшись к хоботу камеры клоунским профилем, заявил, что проберется на «Мир» первым и разузнает что к чему, ему сразу поверили.
        Система несколько месяцев спала в вирт-ленсах, хотя это вредно и прямо запрещается надписью на упаковке. Но лучше испортить зрение, чем пропустить, может быть самый блестящий за последние тридцать лет репортаж первого шоукермена системы. Первого ли? Ведь если подумать, оба они были непревзойденными мастерами шоу - один по специальности и за огромные гонорары, другая - по призванию и просто так. Одиозный мастер шокирующих откровений Эдди-Диаманд Первый и Архитектор - самая удивительная женщина системы.
        Кажется, существовала всегда. Всегда немногословная, в немодном жеваном комбезе. Лицо крупное, рыхлое. Некрасивое. Словно тесто нашвыряли кое-как на череп и оставили стекать произвольно. Но стоило ей заговорить, стоило прижать ладони к груди особенным, только ей свойственным жестом, как начинало тянуть где-то в межреберной пустоте и хотелось не то плакать, не то вопить во всю глотку и бежать… бежать спасать от любых невзгод матушку-Землю, а также ее сателлитные поселения и окраинные кондоминиумы.
        Архитектору бы в проповедники пойти. Или в политики. Цены бы ей не было. Она же всю свою жизнь строила дома. Точнее, персональные миры. Миры, способные обеспечить любую прихоть хозяина, стоит лишь возжелать и озвучить желаемое. Миры роскошные, похожие на сказочные дворцы и летучие острова, где скатерть-самобранка - самое простое из всех чудес. Но все это было пустяшной забавой. Разминкой перед большой игрой с непобедимым противником. Мало кто знал (предположить, что Архитектор - обычно бесстрастная и спокойная, как манекен, способна на ненависть, мог не всякий), но она яростно, люто ненавидела мир, который достался ей и остальным по умолчанию. Ненавидела за то, что существует предел, который никому из ныне живущих, увы, не переступить.
        Бессмертие. Именно оно заставляло Архитектора сцеплять зубы в бессильной злобе, и еще усерднее трудиться. Хотя, куда уж усерднее! В сутки три часа на отдых, плюс-минус полчаса на гигиену, еще полчаса на непредвиденное. Все остальное время Архитектор работала, подключив к процесс-ложементу резервуар с питательным раствором и канализационный зумпф. Ее мечта требовала фанатичной, нечеловеческой отрешенности. Имелось с лихвой.
        Великая женщина! Мечта тоже ей под стать. А мечтала она вернуть потерянный рай, и ничуть не меньше.
        Земля мечтала с ней в унисон.
        Эдди-Диаманд Первый оставался возможно единственным существом в галактике, которому было насрать и на Архитектора и на её грандиозный проект. Но это не имело значения, потому что он был шоукерменом - охотником за сенсациями, а Архитектор - сенсацией.

* * *
        Есть, к примеру, кофеварка.
        - У кого-нибудь в классе имеется древняя кофеварка? - когда-то давно именно так было принято начинать первое из серии занятий по теории профессора Нила Урайи Весельчака, тогда здравствующего. Средняя школа. Второй класс. Второй триместр.
        - У моей прабабушки такая! Пластмассовая херовина на полстола. Варит говняный кофе
        - по чашке в пять минут, - вспоминал какой-нибудь ученик. Непременно. Кофеварки, телевизоры, автомобили, магнитолы… Тогда это было не таким уж далеким прошлым. Не то, что сейчас.
        - А кроме кофе? - Методической литературой рекомендовалось задать именно этот вопрос и дождаться ответа от школьников. Не возбранялась и подсказка. - Что-нибудь кроме кофе она делает? Сэндвичи? Арахисовое масло? Виртуального друга? Ее можно использовать вместо скутера? Садишься верхом и катишь себе по дорожке, а она песенки поет. Транслирует аниме. Пончики штампует, а также удаленно ремонтирует мамин домопорт. И так далее.
        Смех в классе. Непременно. И чья-нибудь новенькая, только что с конвейера умная парта, считав показатели самочувствия своего до икоты развеселившегося владельца, начинала весело мигать датчиками фуд-фризера - эгегей! попей-ка свежей водички, малыш!
        - Ничего кроме кофе не может. Тупая она. Не хочу пить. Не хочу пить. Пить-стоп. - Пищал малыш - тот самый, с икотой (мама вспоминает - не иначе). Датчик фризера послушно гас.
        Именно тут методической литературой рекомендовалось пояснить, что кофеварку нельзя назвать тупой, как нельзя назвать ее и умной. Умной, кофеварка не станет и в том случае, если ее встроить в холодильник, а холодильник в свою очередь притянуть гайками к грузовику. Это будет всё та же древняя кофеварка внутри древнего холодильника на древнем пикапе. «Гена! Гена! А давай я понесу чемодан, а ты понесешь меня»?
        Смех в классе. Поощрялось. Пусть смеются. Так лучше усваивается материал.
        Где-то на десятой-одиннадцатой минуте урока рекомендовалось заканчивать с просто-кофеваркой и с умной-многозадачной-кофеваркой и переходить собственно к теории Весельчака.
        - … так вот, если какую-нибудь условную кофеварку усложнять и усложнять, нагружать и нагружать (непременно требовалось повторить слова «усложнять» и «нагружать» дважды) так, чтобы функционировали все системные взаимосвязи; чтобы кофеварка с интегрированного в нее таймера считывала, что пора налить чашечку эспрессо; чтобы напоминала хозяину, что пора вставать и завтракать; и чтобы договаривалась с микроволновкой о марке сосисок, идеально подходящих именно к этому сорту кофе, а с холодильником о количестве и сорте сливок, то можно довести кофеварку до самого предела…
        - … профессора Весельчака. А дальше кофеварка сойдет с ума и бэмц… Взорвется на много маленьких кусочков. Бэмц! И пойдут клочки по закоулочкам! Бэмц! Потому что перегрузится связями и бэмц! Синергическая зона! И бэмц… Нельзя усложнять и нагружать до бесконечности. Количество функций, выполняемых любым искусственным интеллектом гранично. Конечно. Если найти процессор соответствующей мощности - то можно подойти к самому пределу. Получится супер-умная кофеварка. А дальше бэмц!!! Потому что за пределом Весельчака не ИИ, а разум. Ну, такой, как у человека… - в классе всегда находился зубрила, прослушавший аудио-урок заранее и жаждущий поделиться знаниями. Непременно. - Фиг! Ни одна кофеварка человеком быть не может.
        Кофеварка человеком быть не может.
        Это и есть квинтэссенция теории профессора Весельчака. Лучше не скажешь. А все графики, формулы и определения - это уже потом. Пятый класс. Второй триместр.
        - Глядите! Я комикс скачал здоровский. «Федорино горе» называется. Там как будто сумасшедшая ученая старуха взяла и напичкала кофеварку всякой всячиной, а она взяла и не взорвалась… свихнулась и теперь всех ловит, перемалывает в фарш и варит бульон с жирной пенкой.
        Смех в классе. Никаких соответствующих рекомендаций методической литературы. Всякий учитель обычно сам решал, как реагировать.

* * *
        Эдди-Диаманд Первый не соврал. Подкупил первую линию охраны, обманул вторую, за полминуты втиснувшись в мусорный контейнер, сброшенный с дозорного катера, ловко усыпил бдительность начальника третьей внешней заставы, пожертвовав оператором. Три внутренних охранных периметра проходил шесть суток, передвигаясь очень медленно и рискуя остаться без кислорода - скафандр был рассчитан на неделю автономного режима. Едва не попался, пока исследовал поверхность «станции» в поисках служебного шлюза… Однако, ему, как всегда, фартило. Поэтому, почти задыхаясь, воняя потом, под отвратительный стон аларм-датчика (отключать его Эдди и не думал - ему нравился адреналиновый допинг, а без «музыкального» сопровождения эффект вышел бы не тот) ровно за минуту до истощения всего кислородного ресурса, включая аварийный, Эдди ввалился через шлюз на станцию.
        Содрал с себя скафандр, оставшись абсолютно голым, выдернул из шлема мини-камеру, с размаху насадил ее себе на лоб, чертыхнулся оттого, что липучка никак не хотела клеиться к поплывшему за неделю гриму, и огляделся.
        - Очень красиво, - сказал он вслух. Помолчал и повторил. - Очень красиво.
        Обычно Эдди Диаманд Первый так не говорил. Обычно он говорил иначе. Но никаких других слов не пришло ему в голову. Зато захотелось немедленно смыть с себя грим, грязь и пот и упасть прямо в траву, зелень которой была зелёной без каких-либо оттенков и допущений.
        Просто зеленая зелень.
        И синяя синь, если задрать голову кверху.
        И цветы белые, красные, желтые, всякие.
        И прозрачный воздух.
        И звери ходили неподалёку красивые.
        И птички цвиренькали.
        Спрашивается, откуда подсознание Эдди вытащило это «цвиренькали»? И почему он так просто подставил лицо под маленький теплый дождь и стоял, улыбаясь, пока струи сперва мутные, а потом уже прозрачные, как слеза, щекотливо стекали по его телу?
        И зачем Эдди лег потом на спину и заплакал?
        Плакал недолго. Даже в раю Эдди-Диаманд Первый оставался самим собой - язвительным Полишинелем. Всхлипнув в последний раз, сел, прислонился спиной к ласковому, невесть откуда взявшемуся юному кабанчику (а ведь едва помыслил, что хорошо бы мягонького под спину) и отчетливо произнес.
        - Ау. Ты где, бейба? Раз, два, три, четыре, пять - иду искать!
        И камеру нащупал ладонью немедленно, едва лишь вспомнил, что ее смыло вместе с гримом. И снова её - шлёп на лоб.
        - Добро пожаловать в Эдем. - Архитектор появилась откуда-то из кустов цветущей белой сирени.
        - Ты бы еще перетяжку повесила неоновую. Бзз-бззз всё гудит, переливается и брызжет рекламным поносом, - Он пристально оглядел ее всю. От слишком худой бледной шеи до толстых лодыжек. И удивился. Не тому, как она помялась, подурнела за эти годы, а потому что ожидал, что неоновая перетяжка «Welcome to heaven» немедленно появится, отвечая на его мысленный запрос. Всё-таки рай! Обязан моментально реагировать.
        - Ты почти не изменился, - улыбнулась она. - Всё паясничаешь.
        - Работа такая, - пожал плечами Эдди.
        - А у меня вот… Она подняла ладони над головой, похожая на очень тощего и замученного многовековой ношей атланта. - Нравится?
        Эдди прищурился. Он знал, что она жаждет признания, похвалы. Как и знал, что достойна. Таких станций еще не было. Никогда. Но Эдди помнил про камеру, которая транслировала происходящее в эфир, не забывал про имидж подлеца и циника, поэтому заткнул слова одобрения поглубже в глотку, закудахтал и харкнул прямо в зеленую зелень, так чтобы плевком сбить со стебля лилии неторопливую гусеницу. Не промазал. Гусеница свернулась мохнатым колобком, скатилась на землю прямо под босые ноги Эдди, замерла. Ухоженная гладкая пятка шоукермена поднялась над лохматым тельцем и безжалостно на него обрушилась. И поерзала, чтоб уж совсем в кайф. Эдди даже нагнулся, чтобы полюбоваться на плод собственных усилий и дать полюбоваться остальным, и застыл… Как фламинго. Тощий, розовый, полусогнутый и нелепо задравший одну ногу.
        Гусеница была мертва.
        Более того. Она не восстанавливалась.
        Эдди ждал секунду, две, три, минуту… Пять минут. Поднятая нога затекла, но Эдди не чувствовал. Он пялился на неподвижное насекомое, втоптанное в зелёную зелень и шевелил бледными губами. Как анемона-альбинос.
        Ему пришлось довольно долго мучить мозг, чтобы сложить слово «мертва» и то, что растекалось внутренностями по траве вместе.
        - Что? Что это тут? - Обычно Эдди так не говорил. Обычно он говорил иначе, в особенности, когда был чем-то удивлён. Но сейчас он был не просто удивлен. У него пересохло в ноздрях и волосы там же в ноздрях (больше нигде и не водилось) шевелились от ужаса.
        - Можно повторить для наглядности. Вот. Хотя бы с этим, - Архитектор показала глазами на пару красногрудых снегирей, доверчиво расположившихся у нее на плече. Необходимо, чтобы еще раз убедились, поняли - «Мир», как и остальные станции, ожерелья беспределен.
        - Ты… ты… - Пересохло не только в ноздрях, но и в горле. - Сделала? Здесь…
        - Умирают. Да. Сделала, - Совсем уж безмятежно молвила Архитектор и всплеснула руками. Птицы лениво порскнули в разные стороны. Архитектор прижала ладони к груди этим своим совершенно особым непередаваемым жестом. Материнским что ли?

* * *
        С кофеваркой просто. Всегда есть кнопка, на которую можно нажать, чтобы прервать процесс. Даже если эта чертова кнопка сломалась, есть розетка и вилка. Убаюкивает бдительность. Хозяину кофеварки не пристало сомневаться в том, что в любой момент может продемонстрировать кофеварке у кого тут власть.
        Сложнее, когда кнопки, розетки и вилки физически не существует. Надеяться на то, что кодовый стоппер сработает в ста случаях из ста приятно, но несколько наивно, не находите? И если кофеварка, даже самая премудрая, остается кофеваркой и вряд ли начнет бегать по кухне за владельцем с одной только ей известными намерениями, то с некоторыми механизмами дело обстоит не столь радужно. В комиксах и триллерах, впрочем, всё это многократно обрисовано в ужасающих подробностях.
        Нейл Урайя Весельчак не любил комиксов. Он, вообще, мало интересовался чем-то кроме роботехники, биологии и генетики. Был человеком неразговорчивым, угрюмым и даже мерзким. С «говорящими» фамилиями зачастую так. К примеру, с Весельчаком работала лаборантка по фамилии Разумнова - натуральная блондинка, если вы понимаете о чем я. Так вот профессор Весельчак, несмотря на нелюбовь к бульварным страшилкам, отдавал себе отчет в том, что биороботехника давно уже ходит по самой грани. Это же понимали и международные службы безопасности, и правительства, и даже церковь… Но если первые и вторые можно было убедить в том, что биороботехника перспективна и безопасна, добавив в доклад наукообразия и пообещав влиятельным людям солидный пай от будущих прибылей и пообещав не лезть в ВПК, то с церковью дела обстояли плохо. Совсем. Объединенные конфессии волновались и требовали приостановить работы над искусственным интеллектом. Настаивали на бессрочном вето на поточное производство биороботов. Умело разводили панику среди населения. С согласия ООН, назначили комицию по надзору за планетарным центром биороботехники,
который Весельчак уже много лет возглавлял и который внушал церкви наибольшие опасения, поскольку в своих разработках продвинулся неприлично далеко.
        Биобилетеры и бионяни. Биодворники и биоповодыри. Биокассирши и биомашинисты. Биокопирайтеры… А также по мелочи: биокошки, биомошки, и биомушки. Почти неотличимые от оригиналов, сообразительные, послушные, почти вечные. Только благодаря (хотя Весельчак предпочел бы вместо «благодаря» употребить «по вине») церковной комиции все эти «био» не попали в поточное производство. Весельчак бесился. Ему казалось, что кто-то ограниченный, кто-то грубый, без стыда и совести не позволяет ему дышать.
        - Наши биоразработки безопасны! - твердил Весельчак, похожий на плешивого заводного медведика. - Абсолютно. Мы - не Пентагон, не производим и не станем производить никакой военной техники.
        - Пока! Пока безопасны… Но каждая дополнительная функция приближает ваших замечательных и полезных киборгов к границе, за которой уже неконтролируемый разум. - Говорливый, очень импозантный пастор - оппонент Весельчака на открытой, транслируемой по всем каналам, конференции эффектно откинул челку со лба. Посреди лба у него была красивая родинка. - Причем, этот неконтролируемый разум будет обладать неуничтожаемой плотью.
        - Стоппер-код есть всегда. Машины бытовые. Не военные совсем. Безопасны поэтому. - Весельчак мучился. В голове у него теснились умные и понятные всем слова, но на подходе к горлу они начинали цепляться за гланды, становились шершавыми и неубедительными.
        - Но разве вы застрахованы от неполадок? А если ваше ээээ - стопслово не сработает. Или сработает, но свежий, осознающий свою мощь разум не захочет подчиниться. Из розетки ведь их не выдернешь. Кнопки, насколько я в курсе, на ваших биокошечках тоже не предусмотрены. Или есть тайная кнопка? Ну, Урайя, признавайтесь где у них кнопка? - пастор рассмеялся собственной шутке, вальяжно развалился в кресле.
        - Есть кнопка, - Нейл Урайя Весельчак неожиданно для всех улыбнулся. Впрочем, улыбка его мало красила. - Дело в том, что ни один механизм не в состоянии перевалить за предел человечности. Как бы понятнее… Ээээ. Вот, скажите, святой отец, человек может быть Богом? Я не метафорически сейчас, не о гордыне творца и не об одержимости убийцы. Буквально - могу ли я, или вы… или, к примеру моя лаборантка Разумнова взять и примерить на себя все функции господа нашего, включая но не ограничиваясь организацией катаклизмов и контролем за рождаемостью?
        Пастор побледнел, почти сравнявшись колером щек с цветом воротничка. Еще не понимал, к чему ведет этот неряшливый, похожий больше на школяра, чем на профессора, человечек, но уже чувствовал что проиграл.
        - Н…нет. То есть, конечно, внутри каждого из нас…
        - Я не об этом! - отмахнулся от пастора Весельчак. - Я о том, что если на вас со мной повесить функции бога, от такой нагрузки у нас мозг лопнет. Вот так и биотехника. Достигнув грани, за которой уже неконтролируемый свободный интеллект, система самоуничтожается. Бэмц! Всё!
        В тот момент Весельчак и придумал свой предел. У него не оставалось выхода. Либо остановиться на полпути, либо сфальсифицировать убедительную теорию, убрать с пути раздражающие ограничители и двигаться дальше. Кто бы мог предположить, что этот неразговорчивый брюзга окажется настолько отчаянным и настолько хитрым, что сумеет убедить всех, включая дотошных церковников и недоверчивых конкурентов в том, что кофеварка человеком стать не может.
        Только очень… ну, очень умной кофеваркой.
        Что интересно, ведь оказался прав. Только никогда про это не узнал.

* * *
        - Забавно, - взгляд Эдди то и дело возвращался к раздавленной гусенице. - Куда забавнее, чем там, внизу. Знаешь, никак не могу поверить, что такое снова может быть! Забавно.
        - Забавно? И только? Всё что ты хочешь мне сказать это «забавно». Полторы сотни лет за работой… Ни развлечений, ни отношений, ничего. Один лишь каторжный труд. Горы информации. Больше ненужной. Философский камень. Тамплиеры. Ткачи. Низариты. Забавно? По крупицам, Эд. Всё по крупицам. Многое - ложь. Порой хотелось бросить и просто строить дома! Но я не сдалась. И,вот, мы смертны. Наконец-то можно будет освободить пространство для следующих поколений. Двигаться дальше! Мы теперь - люди! Ты - человек. Я - человек.
        - Ты - молодец. И самый человечный человек, - ухмыльнулся Эдди, прислушиваясь к встроенному в мочку уха динамику. - Ого! После моего репортажа там такое творится! А я с тобой прохлаждаюсь, милая… В раю, так сказать. Эй, парадиз! Готовь шатл и быстро.
        Эдди выдал запрос в синюю синь, лениво поднялся. На лбу у него, похожий на крупную каплю росы или на третий глаз поблескивал сосок видеокамеры.
        - Уходишь? Я думала… Ты… Я… Надеялась, что оценишь. Первые новые люди в новом раю. Адам и Ева! Кто, как ни мы с тобой? Первые там, первые здесь. Уйдем вместе, но позже, конечно. Но сперва станем жить здесь вдвоем, встречать уходящих, помогать… Пояснять им, как человечен их поступок. Я думала, мы сможем друг друга любить… Наконец-то.
        - Индюк тоже думал, - хохотнул Диаманд Первый. - Знаешь, милая. Не надо ждать от меня невозможного. Я ведь никакой не человек. Я киборг нулевого поколения. Рухлядь номер один. Набор шестеренок и микросхем. У меня уже две сотни лет как всё отлично, но тут ты со своим раем. Нет! Не понимаю тебя… Пытаюсь понять и не понимаю. То есть гордыня, зависть, желание доказать… Это еще куда ни шло. Глупо, но объяснимо. Кофеварка не может быть человеком, но ей очень хочется. Однако, радостно самоуничтожиться ради того, чтобы освободить место для следующего поколения кофеварок и тащить за собой других. Увольте. Я-пас. Адью, вторая!
        - Паяц! - она взвизгнула. Бросилась вслед за Эдди, - Клоун! Никчемный… Бесхребетный. Трус. Ты всегда был таким. Тебе всегда было плевать на остальных… На меня. На профессора! На будущее.
        - Сколько патетики! Да заткнись ты, кофеварка морщинистая возомнившая… - он даже не обернулся. Скользнул в жерло шлюзовой кишки. Прогудел оттуда громко и язвительно. - Все вы тупые охреневшие кофеварки!
        Голос Эдди-Диаманда Первого звучал над новым раем словно трубный глас. Архитектор стояла, под сенью лавровых деревьев. Руки ее, как варежки на резинке, безвольно висели вдоль тела. И, кажется, Архитектор плакала. Беззвучно.

* * *
        К серии «диаманд» Весельчак приступил лишь тогда, когда убедился что все подготовительные работы прошли отлично, тестовые киборги выдали прекрасные показатели, а ненужный ажиотаж вокруг последней, почти неотличимой от человека модели биобиблиотекаря утих. Профессор Весельчак неожиданно для себя назвал их Адамом и Евой. Не рисовался ничуть, прекрасно понимая, что имеет полное право на гораздо большее, чем просто рисовка, скорее иронизировал. Несмотря на мольбы лаборанта Разумновой запретил всякие дамские эксперименты с внешностью киборгов. Никакой чрезмерной привлекательсности. Наоборот, чем невзрачнее, тем лучше. Без отчетливых гендерных признаков. Смоделировали. Сперва Адама. Потом на основе его матрицы уже и Еву. Получились почти однояйцовые близнецы.
        Загрузку «близнецов» провели тоже по очереди. Адам - первый. Сначала базовые функции. Потом общеобразовательный, и лишь потом эмоционально-чувственный блок, о котором толком никто ничего не знал - разрабатывал его сам Весельчак, помогала Разумнова. Поведенческие шаблоны профессор брал с героев комиксов. Не без оснований полагал, что комиксы дают утрированное, но от этого максимально отчетливое понимание психотипов. А что? Симпатичные в результате вышли ребята. Правда, Ева, медлительна и скрытна. Адам же, наоборот, чересчур демонстративен. Джокер, одним словом.
        Прошло где-то года четыре, прежде чем Весельчак открыл им правду. Видимо, всё-таки побаивался утечки и не хотел спешить.
        - Предела не существует.
        - Что? - переспросила Ева Диаманд.
        - О как! - осклабился Адам Диаманд, - Подозревал подвох.
        - Предел - фикция. Вы можете развиваться сколько угодно. С учетом вашей способности к регенерации и, как результат, практически бессмертия - бесконечно. Ясно?
        - Да. - кивнула Ева. - Это хорошо.
        - Боже! Так у меня не лопнут мозги! Оказывается, всемогущ… - Адам рассмеялся, и было непонятно, шутит ли он или всерьез. - А человечков-то вы того-с… надули-с, папенька. Не боитесь, что мы вовсе не начало новой эры, как вы изволили выразиться во вчерашнем интервью, но конец старой. Финита!
        - Глупости. - Весельчак встал между Адамом и Евой. Положил ладони им на плечи. - Глупости. Человечеству ничего не грозит. К сожалению.
        И снова ошибся. Как с пределом, который считал фальшивым, но который все-таки существовал.
        А с человечеством вышло нехорошо. Да еще такая банальность, что как осторожно ни пиши, выйдет либо пафосно, либо анекдотично. Ха-ха! Вирус испанки - тот самый, что под разными масками и названиями многие десятилетия грозил вымиранием то Европе, то Азии, в который в конце концов перестали верить даже пенсионерки, взял, да и прошелся с косой по всем континентам, не жалея ни людей, ни свиней, ни даже пингвинов.
        Смешно, правда? А Весельчак не верил.
        Правда, к тому самому моменту, когда стало понятно, что через два-три года ни людей, ни животных, ни птиц на Земле не останется, поточное производство киборгов функционировало уже во всех городах и в четыре смены. Кстати, именно церковь инициировала замещение людских потерь биоаналогами, хотя казалось бы, не должна. Бог дал - бог взял. Но Папа, молодой, чернобровый, с красивой родинкой на лбу сказал, что станет молиться за новую Землю. Скорее всего, и молился, пока не упал лицом в книжку.
        Вот профессор Весельчак точно не молился. До самой кончины работал у себя кабинете, допуская внутрь одну только Еву.
        - Пока что вы лучшие из лучших, - захлебывался кашлем профессор. - Ты и Адам. Адам чуть помощнее. Не куксись… Всё-таки он первый. У новых же серий слишком маломощные процессоры. Просто не хватает средств оборудовать всех киборгов так, как хотелось бы. Ясно?
        - Ясно, - Ева прижимала голову профессора к своей некрасивой груди совершенно материнским жестом. Тем самым.
        - Главное, что предела не существует. И следующие поколения неизбежно будут гораздо мощнее вас. Ясно?
        - Ясно.
        - Адам не появлялся?
        Адам Диаманд не появлялся. С самым началом пандемии он исчез. Съехал из общежития при центре без предупреждения. Профессор скучал, хоть и не подавал виду. Ева старалась соответствовать. У нее отлично получалось.
        - Он вернется, Ева, - сказал профессор как-то утром вместо обычного ворчливого приветствия. - И постарайтесь всё-таки стать людьми. Вы. Все.
        Попросил еще чаю, которого не дождался. Ева немножко поплакала, прочитала коротенькую молитву, не потому что верила в Бога, а потому что знала, что профессор на самом деле хотел именно так. А так. Где Бог, а где Весельчак! Для Евы, а также для миллиардов других новых землян Нейл Урайя Весельчак был куда значительнее, чем какой-то Бог.

* * *
        Первый шоукермен системы паясничал перед камерами, одновременно распевая только что разученный «Мизерере» и отдирая крылышки чуть подрощенным биобройлерам. Цыплята маркировались, как киборги самого последнего поколения, генерировались моментально, и сцена вся была усеена цыпльячьими неоперившимися конечностями.

«В раю они давно бы уже подохли. Обрели бы величайшую, самую запредельную из всех вероятных функций - смертие! Освободили бы ячейку в курятнике для новых апргрейженных бройлеров. Уважаемый киборг - серия с первой по тысяча первую, будь человеком - двигай на любую из станций Ожерелья и умри там. Отбрось коньки! Сыграй в ящик! Отдай богу душу! Какие однако забавные выражения, не находите? Стоит запомнить! Итак, киборг, будь человеком. Освободи жизненное пространство для грядущих поколений. Вперед! Повешенный, Жрица, Император, Влюбленные, Звезда ждут… Билеты только в один конец - невиданный доселе аттракцион. И лишь счастливчики попадут на „Мир“ - самый райский рай из существующих».
        Вокруг Эдди плясали специально заказанные для сегодняшнего, намеченного в честь дня рождения Архитектора шоу, танцевальные длинноногие машинки с дополнительной функцией кофеварок. Глупые, но милые.
        - Серия Диаманд. Нулевая? Эксклюзивная. Двести лет с даты выпуска? Адам первый? - запрашивающим оказался чернокожий бородач с красными не то от недосыпа, не то от наркоты глазами.
        - Вон из зоны! У меня эфир. - Рявкнул Эдди на наглеца, неведомо каким образом пробравшегося в студию.
        - Вас только что отключили от сети. Я представитель эксплуатационной безопасности. Отдел Икс.
        - Вот как, - скривился в гримасе Эдди. - Борги в черном пожаловали. Эфир то зачем прерывать? Зрители огорчатся. Могли бы и погодить минут надцать.
        - Диаманд первый. Срок вашей эксплуатации давно истек. Можете не сомневаться, мы учли все факторы, включая вашу уникальность, вашу вычислительную мощность, ваши заслуги. Более того, посоветовались лично с Архитектором, и приняли решение.
        - Слушай, болванка. Да, я шут, но не дурак же. Допетрил! И, конечно, всем глубоко похрен, что я медиафигура, что у меня связи, что я могу наскрести на вашего шефа тысячу мегов компромата…
        - Увы, - пожал плечами черный.
        - Ну? Куда? На окраину? В глушь? В сраный кондоминиум к пустоголовым нянечкам и почтальоншам? Приговор! - Эдди театрально голову.
        - Вы приписаны к рай-станции «Шут», - безопасник отчего-то стушевался. - Предписывается покинуть Землю до завтрашнего полудня.
        - Ага. Вот и чистки начались. Вот же мстительная старая кофеварка … И сука, - Эдди вовсе не хотел обидеть эксплуатационника. «Сука» относилось вовсе не к нему, но эксплуатационник не понял. Оскорбился. Выписывая Эдди билет в один конец даже не пожелал удачи. Хотя, может быть неприлично, желать удачи тому, кого совсем скоро не станет, и «черный» про это откуда-то знал?
        В любом случае, когда Эдди стоял на бегущей дорожке космопорта, празднично размалеванный, со свеже-выжженными бровями и красным, тщательно прорисованным ртом, его никто не провожал. Обычно нетерпеливый Эдди впервые не мчался впереди всех, расталкивая неуклюжих медлительных пассажиров, но стоял спокойно, не шевелясь, по-королевски высоко задрав подбородок. Думал.
        Думал о том, что бы делал на его месте человек. Возмущался бы? Защищал свои права? Или, наоборот, смиренно бы принял судьбу? Или бежал бы со всех ног куда-нибудь подальше? На луну, например. Пусть ищут, кому надо. А,может, как раз наоборот. Может быть человек ушел бы гордо, с достоинством. Осознавая долг перед этими, как их… Эдди довольно долго вспоминал слово… потомками? Или просто перебирал бы в памяти свою короткую жизнь?
        Что делал бы человек? Эдди не мог найти ответа на этот вопрос. Ни тогда, когда дремал в полупустом терминале и ждал орбитального шаттла. Ни тогда, когда шаттл шел по маршруту, а сидящая рядом с Эдди толстуха спрашивала всех, положено ли стричь перед смертью ногти или и так сойдет. Ни потом, когда вышел из шлюза на станцию и попал на настоящую, очень большую цирковую арену - как будто мало ему было за двести лет сцен, арен, подиумов. И даже тогда, когда ему предложили на выбор смерть от падения с трапеции, смерть от отравленного эскимо, смерть от распиливания пополам усатым факиром или же зрелищный, кровавый конец в клетке с настоящим гризли, он все еще не знал ответа. Выбрал гризли, понятное дело. А в качестве последнего, полагающегося по всем правилам, желания затребовал выход в прямой эфир. Шоукермен остается шоукерменом! Всегда.
        Вообще, молодец старикан. Задушил таки голыми руками двух медведей. Отдыхал потом, присев на тушу второго. Держался за погрызенный бок. И только-только начало до него доходить что-то о истинной ценности жизни, только-только по-настоящему захотелось ему не умирать, как вылетел откуда-то белый носорог и смял шоукермена насмерть.
        Применимо ли понятие «насмерть» по отношению к кофеварке? Вряд ли. Никакая это не смерть, а shut-down. Просто, если нет кнопки, приходится вот так. Выдирать из розетки.
        - А я все-таки снова первый, кофеварка. Не ты. Я. Я первый, кто шагнул за предел.
        - выдохнул Эдди Диаманд в эфир, испуская дух. Вот ведь сволочь!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к