Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Борисов Максимилиан: " Приключения Кларенса Хантера " - читать онлайн

Сохранить .
Приключения Кларенса Хантера (целиком) Максимилиан Борисов
        Когда-то Кларенс Т. Хантер учился на строителя звездолетов и мечтал о работе инженером на верфи. Но встреча с представителем более развитой цивилизации, а позже трудная и опасная Миссия изменили его жизнь. Отныне его задача - исправлять ошибки высших.
        Maxfactor
        Приключения Кларенса Хантера
        Зловещая долина
        Кларенс Т. Хантер осторожно приоткрыл пластиковую дверь с табличкой «аудитория 28, управляющие системы». Мысли витали в сотнях световых лет отсюда - на ледяной, безжизненной планете, где так уютно сидеть в теплом кокпите звездолета. И мечтать, вглядываясь в бесконечную снежную кутерьму.
        - Студент Хантер? Тяните билет! - резкий голос профессора вернул его из сладостных грез в суровую реальность. Кларенс робко протянул руку к разложенным на столе чуть желтоватым листам бумаги. Скорее бы каникулы! Снова можно будет кататься по ледникам! Только надо выбрать подходящий звездолет. Пригодный к полетам в атмосфере и с нужной формой корпуса. Антигравы можно и самому поставить.
        - Вы не собираетесь отвечать? Следующий…
        - Лев Эрнестович, пожалуйста! - Кларенс умоляюще сложил руки. - Можно без подготовки?
        По мере того, как Хантер монотонно бубнил, пальцы профессора, нетерпеливо теребившие холеную черную бородку, двигались все медленнее. Веки постепенно опускались. Неожиданно преподаватель очнулся и хлопнул ладонью по столу.
        - Давайте зачетку! Четыре. Хоть один что-то знает, остальные - ноль на массу!
        Кларенс направился к выходу, взялся за ручку двери, но вдруг обернулся:
        - Можно вопрос?
        - Конечно, - профессор ехидно уставился на студента.
        - Почему мы до сих пор распечатываем билеты? Электронная система с генератором случайных чисел справилась бы куда лучше.
        Профессор побагровел.
        - Ну и вопросы, Хантер! Я думал, вы спросите, почему не пять! Но я отвечу. У вас есть хоть какие-то понятия о психологии? Поймите, одно дело, когда за глупого студента решает машина, совсем другое - когда он сам определяет свою судьбу!
        - Мне кажется, человек выбирает свое будущее на этапе подготовки к экзаменам, - пролепетал Кларенс.
        - Мысль, конечно, верная. Но неужели вам никогда не приходилось пропускать занятий по причине, например, свидания с девушкой, студенческой вечеринки или туристического похода?
        - Я никогда не прогуливал без уважительной причины.
        - У вас, Хантер, нет души! Нельзя же быть таким зану… рационалистом! В конце концов, есть же еще и традиции!
        - Кто бы мне это говорил, - вырвалось у несчастного студента. Поистине «язык мой - враг мой». Эх, все. Конец. Отчислят.
        Неожиданно профессор расхохотался. Кларенс поднял глаза и увидел, как трясутся его плечи.
        - Вы думаете, я не в курсе, что студенческая братия кличет меня Кровососом? Или считаете, я не мог бы пресечь это на корню? Вы еще желторотый птенец, Хантер. Когда-нибудь вы поймете, что человек должен совершать и нелогичные поступки. К сожалению, сейчас мне недосуг разглагольствовать о смысле жизни. Зовите следующего, у меня еще двенадцать болванчиков. И будьте уверенней в себе. Вы же мужчина!
        Кларенс медленно вышел из аудитории. Его по-детски наивное, открытое лицо светилось, чистые серые глаза пробежали по завистливым лицам однокурсников, которым еще предстояло пройти последний в этом семестре «круг ада».
        - Отстрелялся. Четверка, - едва слышно сказал он.
        Рыжий толстяк бесцеремонно выхватил документ из рук приятеля.
        - Скажи, дружище, какую часть тела ты лизал Кровососу? От него трояка не дождешься.
        - Может, я просто хорошо знаю предмет? Я же проводил для вас семинар! Но он просуществовал ровно два занятия. На третье никто не пришел, - Кларенс вздохнул и вопросительно посмотрел на товарища.
        - Кто пойдет слушать робота? Ты мог бы немного менять интонацию, когда косишь под препода?
        - Не знаю. Мне кажется, строгая и четкая подача материала способствует его усвоению. Ладно, проехали. Не хотите, вам же хуже. Но если ты провалишься, я займусь тобой персонально. И конец твой будет ужасен.
        Хантер состроил страшную рожу, закрыл глаза и быстро пошел по коридору, едва касаясь облупившейся стены кончиками пальцев. Тридцать восемь шагов до поворота, четырнадцать до лестницы, тринадцать ступенек, площадка…
        Маленький короткокрылый звездолет вздрогнул и, набирая скорость, устремился по гладкой, как бобслейная трасса, поверхности ледника на заснеженную равнину между горными пиками. На карте продуваемое всеми ветрами плато обозначалось, как Зловещая долина.
        За прозрачным фонарем замелькали скалы, сливаясь в сплошное темное месиво. Кларенс, нежно держа ручки управления, едва заметными движениями удерживал машину точно по центру белоснежного языка, тысячелетиями отполированного природой. Снежные вихри взвивались по бортам. Мириадами сверкающих брызг разлетались ледяные торосы. Черно-белый мир за прозрачной броней казался цветным, а холодное желтое солнце над головой ласковым и теплым, будто на первоклассной курортной планете.
        Несколько поворотов и расселин остались позади. Звездолет вышел на хорошо знакомый прямой участок. Скорость выросла. Внезапно, словно из ниоткуда, прямо перед носом встала сплошная каменная стена.
        Землетрясение? Обвал? Кларенс хватанул ручку на себя, машина почему-то не отреагировала. Пальцы автоматически щелкнули тумблерами резервной системы управления - бесполезно. «Прощай, жестокий мир»…
        Звездолет рухнул к подножию вертикальной скалы. Острый нос врезался в каменный массив. Замелькали обломки, чудовищная перегрузка оборвала ремни…
        Кларенс пронесся навстречу призрачному сиянию и кувырком полетел по твердому холодному полу. Поднялся на ноги, вдохнул прохладный сухой воздух и остолбенел: по сводчатому тоннелю куда-то вверх бежали ступени эскалатора. На балюстраде ярко сияли фонари, где-то внизу ровно гудели механизмы.
        Хантер ухмыльнулся и погрозил кому-то пальцем: нет, его так не купишь. Он обернулся, и пошел было назад. Увы. Массивную металлическую дверь вряд ли взял бы даже заряд взрывчатки.
        Кларенс немного помедлил и робко ступил на эскалатор. Он поднимался несколько минут, внимательно разглядывая оштукатуренные стены. Поначалу они были гладкие, словно кто-то недавно ремонтировал тоннель. Но чем выше, тем больше трещин появлялось на штукатурке и тем меньше на балюстраде оставалось рабочих фонарей. Наконец, ступени сложились в ленту. Хантер шагнул, под ногами захрустели осколки стекла.
        Наверное, когда-то здесь был заводской цех: оборванные жгуты проводов разноцветными змеями торчали из разбитых станков. В углу медными зубами силовых шин ощерился искалеченный распределительный щит. Полустертые буквы на обшарпанной колонне гласили: «Пища богов». Неужели загробный мир выглядит именно так?
        Что-то громко щелкнуло. Под потолком заморгали старинные люминесцентные лампы. Надрывно завизжала уцелевшая кранбалка. Хантер едва не укусил себя за палец: на разрисованном диковинными письменами подобии трона сидела девица в белом балахоне и длинном островерхом колпаке. Лицо ее закрывала золотая маска. Длинные светлые локоны спадали на плечи. В руках она держала пульт управления.
        - Минутку, - прошептала она, и кранбалка под потолком сдвинулась с места, раскачивая трон.
        - Кто ты? - громовой голос незнакомки многократно отразился от стен. - Зачем пришел ко мне?
        - Кларенс Ханте… да как будто сама прочитать не можешь? На куртке написано.
        Девица отложила мегафон и заговорила на удивление мелодичным голосом:
        - Никак не пойму, зачем тебе понадобилось спускаться по леднику таким безумным способом?
        Кларенс увидел себя в кокпите звездолета. Окутанный снежной пеленой, он мчался вниз, на белое плато между горных вершин.
        Сердце ушло в пятки: переключатель компенсатора перегрузок стоял в положении «выключено». Хантер усмехнулся: значит, это все-таки ад и он разговаривает с потусторонним созданием. Теперь можно болтать, что хочешь. Хуже не будет.
        - Не можешь понять? Тыква не шурупит? - ехидно сказал Кларенс.
        - Нахал! Я тебе ноги оторву! - взъелась девица.
        - Ты убьешь меня второй раз? На том свете? - Хантер презрительно сложил на груди руки.
        Девица стушевалась и забормотала:
        - Нет, это надо же, а? Как ты подвернулся мне под руку? Я должна исправить то, что натворила…
        Она элегантно закинула ногу на ногу и продолжила более уверенно:
        - Когда-то давно передо мной падали ниц. Считали то ли за демона, то ли за ангела. Так я жду ответа.
        Почему бы и не поболтать? Не каждый день встречаешься со сверхсуществом.
        - Я развлекаюсь после трудных экзаменов. Мне нравится одиночество, я люблю кататься по леднику. Успокаивает. Как мне к тебе обращаться?
        Девица ухмыльнулась. Непостижимым образом это было понятно даже сквозь маску.
        - Называй меня Анесия.
        - Аннексия?
        - Перестань ерничать. Можно чуть больше уважения? В конце концов, я все-таки для тебя что-то вроде богини. Доброй, разумеется.
        Анесия качнула головой. Верх колпака описал дугу.
        - А ты ничего, белобрысенький такой, худенький… Ростом, правда, не вышел, ну да ладно. Пойдем, потанцуем, что ли?
        Прежде, чем Кларенс успел удивиться, Анесия встала со своего трона и вложила в его ладони теплые и влажные пальцы.
        - Не надо корчить изумленную физиономию, - едко сказала она. - Я приняла наиболее удобный тебе облик. Думаю, ты сам это сообразил.
        Держась за руки, они закружились в невиданном танце среди разбитых механизмов и квадратных колонн. Анесия сорвала с лица золотую маску и отшвырнула ее в сторону. Вместо металлического звона раздался негромкий стук. Наверное, какой-то композит.
        Хантер попытался отвести взгляд от чувственных коралловых губ, маленького чуть вздернутого носа. Безуспешно. Сверхчеловеческая красота богини не отпускала, притягивала к себе, как черная дыра притягивает бессильный убежать от нее луч света. Сопротивление бесполезно.
        Анесия приложила руку Хантера к своей щеке. Он ощутил ее шелковистую кожу без единой морщинки. Она провела его ладонью по небольшой упругой груди, прижалась к нему стройным податливым телом и вздрогнула, словно по ней пробежала электрическая искра.
        Внезапно васильковые глаза полыхнули ослепительным пламенем, сжигая душу Хантера ледяным огнем. Обшарпанные бетонные стены раздвинулись, и его сознание слилось воедино с живительным разумом богини. Кларенс провалился в сверкающую бездну.
        «Даже я совершаю ошибки… Тебе придется стереть эти ошибки. Вычистить их за мной». «Какой пафос» - вспыхнула на секунду последняя человеческая искра, прежде чем погаснуть под ураганом чуждого интеллекта. Хаос разнородных знаний выстроился в совершенный узор. В нем нашлось строго отведенное место каждой частичке, каждой незначительной детали мироздания.
        Кларенс повис вне пространства и времени в потоках пульсирующей тьмы. Ласковыеприкосновения к самым потаенным уголкам разума не нарушали ощущения неземного блаженства. Наверное, то же самое чувствует модуль памяти, отдавая данные центральному процессору.
        Когда же сияние померкло, стройная мозаика распалась, развалилась хаосом миллионов мельчайших осколков. Но в мгновение ока она собралась в новом порядке, доступном и понятном жалкому человеческому разуму.
        Внезапно Хантер непостижимым образом очутился в центре городской площади. Вокруг высились старинные небоскребы из стекла и бетона. Откуда-то из-под земли выросли неприступные зеркальные стены, и площадь превратилась в лабиринт с мириадами отражений.
        Кларенс улыбнулся, закрыл глаза, коснулся кончиками пальцев гладкой поверхности, и двинулся вперед, считая шаги.
        Он брел, упираясь в многочисленные тупики, сворачивая в бесконечные проходы и постоянно какое-то чувство, ощущение бессмысленности мешало ему концентрироваться, сбивало с пути. Это бесило, но у Хантера было поистине железное терпение.
        Словно робот, он переступал ногами, стараясь изо всех сил не сбиться со счета и не пропустить закоулок, который, он это точно знал, вел к свободе. В конце концов, ему удалось нащупать верный путь, и после нескольких поворотов под толстой подошвой хрустнули осколки. Кларенс вырвался из цепких объятий чужого разума и очнулся в разрушенном цехе.
        Анесия села на трон и закинула ногу на ногу. Ее светлые волосы торчали из-под островерхого колпака в разные стороны, точно змеи медузы Горгоны.
        - Ну, ты и неудачник, - укоризненно сказала она. - Чтобы выйти из лабиринта, надо было всего лишь касаться стены правой рукой! Ты же прошел его, что называется, одной левой! Я поражена.
        - Могла бы подсказать, - обозлился Хантер.
        - Я пыталась! Но ты уперся рогом и пер напролом, как тяжелый танк! Упрямство - это просто чудесно, но надо искать изящные решения!
        Неожиданно у Хантера словно полыхнула в мозгу зарница.
        - Я чувствую себя предателем, - с горечью сказал он, понимая, что его просто-напросто использовали. - Теперь твои сородичи могут явиться и взять нас тепленькими. И виновен в этом только я.
        Анесия рассмеялась:
        - Не надо мыслить примитивными понятиями. Во Вселенной миллиарды планет у миллиардов звезд в миллиардах галактик. А если и этого не хватит… что ж, тогда есть триллионы световых лет вакуума.
        - Для чего же тогда ты здесь? - озадаченно спросил Хантер.
        - Правильный вопрос. Мы наставляем заблудшие цивилизации на путь истинный. Чуть не забыла: ты никогда не думал, почему языки на разных планетах одинаковые? Синхронизированные миры - это наша работа! К сожалению, мы не везде успеваем, и кое-где планеты развиваются сами по себе.
        - Какое у вас есть на это право, вы, дирижеры? - возмутился Хантер.
        - Мы не железные! Нас достало смотреть на вашу гибель! Глупыш, не льсти себе! Твои предшественники не смогли проникнуть в дальний космос и за миллиард лет - их сожгла собственная угасающая звезда! Но к вам мы успели вовремя.
        Неожиданно Кларенс развеселился:
        - Да и ладно. У меня голова почти пустая. Вот если бы к тебе попал Лев Эрнестович, было бы куда хуже! А если бы в твоих руках очутился мой рыжий приятель, вы бы поняли, что такое настоящая катастрофа!
        Анесия встала со своего места и подняла пульт управления кранбалкой.
        - Последний вопрос! - взмолился Кларенс. - Если вы помогли нам выжить, то кто в свое время помог вам?
        В синих глазах отразилось недоумение. Анесия прикрыла рот рукой и прошептала:
        - Я… Мы не знаем. Никто из нас никогда об этом не задумывался. Может, ответ знают Старейшие?
        Она обняла Кларенса и прижалась мягкими влажными губами к его пересохшему рту.
        - Помни: твое предназначение - исправлять мои ошибки…
        - А вы сами не можете? - быстро промолвил Хантер.
        - Тебе лучше знать, что может вам помешать. На всякий случай я дам тебе совет: всегда носи с собой оружие. Нет приема против лома… И до свидания… брат.
        Хантер вновь встал на эскалатор, теперь его ступени двигались обратно, вниз. Когда он спустился, перед ним гостеприимно распахнулась до того запертая металлическая дверь…
        Кларенс очнулся в кокпите, он сидел в кресле пилота, уткнувшись лбом в приборную панель. Он вспомнил черную скалу, разрушенный цех и сверхсущество, которое… Но что же тогда произошло?
        Звездолет лежал в долине, у подножия белой змеи ледника.
        «Незначительные повреждения атмосферного стабилизатора. Отказ гравитационных сенсоров. Обратитесь к ближайшему роботу-механику. Уровень силовых полей восстанавливается» - проревел механический голос информатора. Кларенс нащупал привязные ремни и с ужасом понял, что они оборваны. Глянул на левую консоль - переключатель компенсатора перегрузок стоял в положении «выключено». Очевидно, его можно задеть рукой. Необходимо поставить защитный колпачок или даже перенести тумблер в другое место.
        За прозрачной броней поднималась снежная круговерть. Начинается буря, скоро видимость упадет до нуля, и взлетать будет рискованно - без сенсоров запросто можно въехать в какую-нибудь вершину. Надо торопиться. Кларенс запустил программу, и окутанная белой мутью поверхность планеты ринулась вниз.
        Звезды расступились, и космический корабль провалился в «кротовую нору». Кларенс задумался: стоит ли рассказывать обо всем? Но, в конце концов, никто не брал с него обещания молчать.
        Едва оглушительная трель звонка эхом прокатилась по коридору, Хантер пулей вылетел из аудитории и помчался к преподавательской комнате. Рванул дверь и услышал возмущенный голос сидящего за столом человека:
        - Тебя стучаться не учили? Невежа!
        Вытаращив глаза, Кларенс набрал в легкие воздуха и выпалил:
        - Лев Эрнестович, со мной такое случилось!
        Профессор прикрыл глаза, наблюдая за Хантером взглядом сытого тигра. Преподаватель соединил кончики пальцев, пожевал губу и лениво произнес:
        - Хантер, я вас не узнаю. Чесслово. Прикройте, пожалуйста, окно - сквозит.
        Кларенс захлопнул форточку.
        - Теперь рассказывайте, - приказал Лев Эрнестович.
        Хантер прыгнул к столу и, нервно комкая чистый лист бумаги, выложил преподавателю все, что сумела зафиксировать его цепкая память. Он не утаил ни единой детали или самой незначительной подробности.
        Улыбка на лице профессора становилась все шире, наконец, он, фигурально выражаясь, расхохотался прямо в лицо студенту.
        - Нет приема против лома? У вас слишком бурная фантазия, молодой человек! - сказал Лев Эрнестович после того, как перевел дух. - Вы, наверное, выбрали не ту профессию. Переводитесь в литинститут и попробуйте себя в написании фантастических романов.
        У Хантера подкосились ноги. Он плюхнулся на первый попавшийся стул, изо всех сил стараясь не разреветься, как провалившая экзамен первокурсница.
        - Но это правда, - прошептал он. - Я хотел обратиться в Совет.
        - У Вас есть доказательства? Или это всего лишь выдумки неокрепшего мозга, подпитываемые юношеским максимализмом? Ты не представляешь, сколько таких, как ты, направляют на консультацию к психиатру!
        - Я составил список повреждений…
        - Что тебе сказали в пункте проката? - жестко перебил его профессор.
        Кларенсу показалось, будто на него взглянул демон.
        - Они поблагодарили меня.
        Лев Эрнестович сдвинул брови.
        - И все? Обошлись отговорками. Лентяи, - профессор пощипал бородку. - Хантер, Вы обнаружили серьезный просчет в эргономике панели управления звездолетов класса «L». Что касается остального, я забуду наш разговор. Будем считать, что его не было.
        - Как не было? Что же делать? - Кларенс сжал край стола так, что побелели костяшки пальцев.
        - Держать язык за зубами. Если, конечно, не хотите всю оставшуюся жизнь летать только в качестве пассажира и прозябать без возможности занять мало-мальски ответственную должность. На ваше счастье я был один в комнате. Не переживайте: все, что здесь сказано, не выйдет за пределы этих стен.
        Потрясенный Кларенс направился к выходу, зачем-то волоча за собой равнодушный к его личной трагедии металлический стул. Лев Эрнестович остановил студента у самой двери:
        - Хантер, не выносите мебель из преподавательской. Задержитесь на минуту.
        Кларенс поставил стул на место и вопросительно взглянул на профессора. Тот снова пожевал губу и просто сказал:
        - Я вам верю. Но остальные не поверят. Никогда. Помните это.
        Кларенс захлопнул дверь и медленно побрел по коридору, едва касаясь недавно окрашенной стены кончиками пальцев.
        Миссия по ту сторону бездны
        MISSION BEYOND THE VOID.
        Кларенс Т. Хантер запихал конспекты, учебник и портативный компьютер в пухлый армейский ранец, взвалил его на спину и, шаркая тяжелыми ботинками по светлому пластику пола, вышел из аудитории. Спустился по мраморной центральной лестнице и сразу забыл об экономии сил: однокурсники, собравшись в кружок, что-то оживленно обсуждали. Разве такое можно пропустить?
        - По-моему, герой фильма - полный кретин. Отправиться вдвоем с напарницей на планету, полную кровососов! - ухмыльнулся толстяк по прозвищу Рыжий.
        - А я вообще не понимаю, почему действие вампирских сериалов всегда происходит возле экватора или в средних широтах? Я бы перенес сеттинг куда-нибудь ближе к Северному полюсу, где одна доооолгая ночь! - Кларенс, для которого существовало только его собственное «личное пространство», схватил Рыжего за пиджак.
        - Полегче, дружище! - отличник и гордость университета буквально отодвинул наглеца. - И чем бы они там питались? Сосали кровь у пингвинов?
        - Нет, у эскимосов, приятель, у эскимосов!
        - Ша! - вдруг сказал рыжий. - Кровосос!
        К студенческой компании подошел Лев Эрнестович - заместитель декана.
        - Кто еще не сдал тест на тренажере? - резко спросил он, пригладив черную бородку.
        Кларенс сделал вид, что не услышал вопроса.
        - Хантер, ты? Кто не пройдет испытание, к экзаменам допущен не будет!
        - Но я не смогу! У меня нет времени! - возопил несчастный студент.
        - Ничего не знаю. На меня тоже давят. Мне пришла разнарядка, чтобы тест прошли все. Не знаю, для чего это нужно Совету. Так что будь добр, найди время.
        Кларенс вздохнул и поплелся на второй этаж. В конце концов, тренажер ни к чему не обязывает.
        В большой комнате белые металлические шары в два человеческих роста ждали новую жертву. «Выберите романтику вместо скучной рутины? Пройдите тест!» - гласил криво прилепленный к стене плакат.
        Кларенс пригладил отклеившийся уголок, приложил руку к считывателю ДНК, и на выпуклой глади открылся черный проем. Еще одно подтверждение личности - дверь автоматически захлопнулась. Все, назад дороги нет, только в пыточное кресло. Перед изумленным студентом вспыхнула голубоватая надпись:
        «Проба номер один: найдите на картинке цифры от 1 до 89».
        После прохождения четырех проверок на внимательность, Хантер пришел в восторг. Он с легкостью нашел отличия в картинках, в момент решил задачу на сортировку, и за несколько секунд вернул двадцать предметов на место, не допустив ни единой ошибки. Пятое испытание Кларенс едва не провалил. Удержать шарик в центре движущегося лабиринта оказалось почти непосильной задачей. Наконец, мелодичная трель звонка возвестила о главной части теста. Панорамный экран заискрился звездной пылью, и голубоватые буквы, падая с разных сторон, сложились в слова:
        «Тренировочное задание: пролетите через ворота и поразите мишени…»
        Через два часа экраны погасли, щелкнул автоматический замок. Дверь бесшумно открылась. Кларенс взвалил на плечи рюкзак, спустился по парадной лестнице и понуро побрел по дорожке, закрыв глаза. Он открывал их каждые пятнадцать секунд, запоминая и анализируя обстановку, выстраивая в голове маршрут. Группа студентов чуть слева, девушка прямо по курсу… боже, что за сооружение у нее на голове? Кларенс взял чуть в сторону и разминулся с неизвестной студенткой. А это еще кто? Ба, Рыжий! Однокурсник обнимал за талию стройную накрашенную девицу.
        - Жених и невеста, тили-тили-тесто! - заорал Кларенс.
        Дама недовольно поморщилась.
        - Слушай, а я прошел тест! - заорал Хантер и едва не задохнулся. От Рыжего отвратительно разило духами.
        - Отпад! - сказал Кларенс, едва перевел дух. - Такие классные головоломки. Потом, правда, все выродилось в стрелялку. С кораблем-маткой пришлось повозиться. Еле угрохал.
        Толстяк широко улыбнулся:
        - Да ведь ее совсем просто валить! Ракетами!
        Хантер схватил приятеля за плечо:
        - В самом деле, я никак не могу понять логику. Почему тест закончился так неожиданно? Я бы кое-что переделал.
        Рыжий выхватил у него рюкзак и выудил оттуда толстый том с изображением звездного крейсера на обложке.
        - Ха! Лучше найди себе живую Джейн!
        - Не знаю. - Кларенс почесал затылок. - Как-то не очень получается. Наверное, не судьба.
        - Может, для начала хотя бы рубашку выгладишь? И посмотри, что у тебя на башке!
        - Фи, сероглазик, - ухмыльнулась девица.
        Рыжий брезгливо прикоснулся к светлой шевелюре приятеля. Кларенс шмыгнул носом, забрал у однокурсника ранец и побрел в свой коттедж.
        Люди в серой форме пришли прямо на экзамен и, к вящей радости почти уснувшей экзаменационной комиссии, оборвали монотонно-заунывную речь Кларенса на полуслове:
        - Служба вербовки, Десантный Корпус! Вы нам нужны! Прямо сейчас!
        Лев Эрнестович поднял руку и открыл было рот.
        - Профессор, не протестуйте, - оборвал его, видимо, старший, - Это не обсуждается. Наш визит связан с результатами теста. Время не ждет.
        Офицеры буквально выволокли Кларенса на станцию и втолкнули в пригородный поезд. Утопающие в зелени белые трехэтажные коттеджи студенческого городка качнулись и уплыли назад. Результаты испытания? Почему такая спешка? Нехорошие мысли роились в голове. Но когда железная дорога начала огибать посадочную площадку космодрома, и в окне показались звездолеты, все страдания вылетели у Кларенса из головы. Он прилип к стеклу, бормоча про себя классификацию. Офицеры вытолкнули его из поезда и потащили к десантному челноку. «Шайенн», - прошептал студент.
        Похожая на жука машина рванулась вверх, как пробка из бутылки, и через несколько минут вплыла в шлюз тяжелого крейсера. Интересно, почему никто не закрыл шторками иллюминаторы?
        - А неплохо у вас автоматика работает. Эй, вы, носопырки! Чего молчите-то? - распинался Кларенс. Офицеры не повели даже бровью.
        Хантера грубо втолкнули в каюту. Когда через несколько часов дверь открылась, узник запротестовал - плюхнулся на койку и демонстративно отвернулся. Тогда два уже знакомых офицера схватили его под руки, проволокли ярко освещенными коридорами, втащили в какой-то кабинет и швырнули под ноги коренастому мужчине с мрачным лицом. Пленник сложил руки на груди и уставился на зазывные плакаты на стенах.
        - Поднимите его, - прозвучал приказ.
        Кларенс моментально оказался на ногах. Только сейчас он разглядел нашивки и многочисленные орденские планки[1 - Может показаться, что Галактическая Конфедерация только и делает, что воюет. На самом деле Звездный Флот и Десантный Корпус многофункциональны. Они выполняют функции МЧС, обеспечивают безопасность при исследовании планет, проводят дальнюю разведку. В общем, выполняют самую грязную работу. Не зря желающих сменить «рутину на романтику» находится не очень много.]. Военный покусал губу и продолжил:
        - Не время шутки шутить. Нам пришлось пойти на крайние меры. От лица Десантного Корпуса приношу свои извинения за нарушение принципа добровольности.
        - Надеюсь, мне дадут чего-нибудь погрызть, - пожал плечами Кларенс. - Только причем здесь моя скромная персона?
        - Притом, молодой человек, что из миллионов кандидатов система выбрала тебя. С большим отрывом.
        - А я думал, мои достижения далеки от идеала.
        - Результаты теста не обсуждаются.
        Офицер указал на портативный считыватель ДНК:
        - Если ты согласен, поставь подпись. Врать не буду: Миссия трудная и опасная. Возвращение сомнительно. Но мы рассчитываем на твою преданность долгу: времени осталось очень мало.
        - Так бы и сказали, что у меня нет выбора, - Кларенс, бросаясь в бездну неизвестности, прижал руку к регистратору.
        - Отлично! - оживился офицер и нажал кнопку коммуникатора. - Сержант Уильям Логан, зайдите ко мне!
        В кабинет вошел высокий статный мужчина. Он что, родился в форме?
        - Сержант Логан явился по Вашему приказанию, сэр!
        - Определите новобранца Хантера в казарму, сгенерируйте обмундирование и поставьте на довольствие. С завтрашнего утра займетесь строевой и физподготовкой. Да, побрейте его наголо - и в душ! А то он превратит крейсер в рассадник вшей!
        - Постойте! - возопил Кларенс. - Строевая… что?
        - Разговорчики! Курс молодого бойца и армейскую подготовку пилота я за тебя проходить буду? Теперь ты - курсант! Отныне сержант Логан и первый уорент-офицер Спанкмайер - твои профессоры и деканы!
        - А Вы-то кто?
        - Виноват. Я - полковник Джеральд Манн, командир десантной группы тяжелого крейсера «Тикондерога», на котором ты имеешь честь находиться.
        Полтора месяца подготовки показались Кларенсу адом. Постоянная строевая муштра и физподготовка сменялись зубрежкой уставов. И, как будущий пилот, Хантер изучал и готовил к вылету учебный «Шайенн». К вечеру бывший студент валился, на койку, как убитый. Утром все начиналось сначала.
        Единственным светлым моментом в уставном кошмаре была стандартная импульсная винтовка M41. За стрельбу курсант удостоился скупой похвалы сержанта. Но за форму бывшему студенту влетало вдвойне.
        - Почему брюки висят, курсант Хантер? - под издевательские смешки строя закричал сержант прямо в лицо подопечному. - Затянуть ремень! Ты солдат или мешок с тряпьем? Два круга с полной выкладкой бегом марш!
        - Так точно, сэр, - пролепетал Кларенс, вызвав еще большее раздражение Логана.
        - Не «так точно, сэр», а «есть, сэр»! В свободное время вместо отдыха будешь повторять устав!
        Наставник побагровел и заорал, раздувая ноздри, словно разъяренный бык:
        - Заруби себе на носу: «так точно» и «есть» - разные ответы! В бою путаница может дорого обойтись твоим товарищам, если тебе наплевать на собственную задницу! Три круга бегом, марш!
        - Есть, сэр, - под смешки и улюлюканье строя Кларенс, едва не обливаясь слезами, бросился выполнять приказание.
        Через две недели муштры и унижений, на утреннем построении Логан гаркнул:
        - Курсант Хантер, на сегодня строевая подготовка отменяется! Поступаете в распоряжение пилота - уорент-офицера Спанкмайера!
        - Есть, сэр! - ответил Кларенс.
        Пилот - невзрачный мужчина с печальными синими глазами, открыл переходной люк учебного челнока с номером «2». Хантера он пропустил в застекленный, выступающий вперед нос, сам же занял место инструктора сзади.
        - Вообще-то, сначала положена тренажерная подготовка, - как бы извиняясь, сказал Спанкмайер. - Но я предпочитаю не тратить время даром. Может, тебе летать в принципе не дано?
        Катапульта швырнула челнок в космос. Звезды засверкали веселыми искорками. Прямо над головой, укутанная рваными космами облаков, раскинулась поверхность учебного планетоида. Кларенс осмотрел приборы - не считая панели вооружения, управление не сложнее туристического звездолета. Даже проще - нет межзвездных режимов!
        - Попробуй порулить немного, - раздался в наушниках тихий голос Спанкмайера.
        Кларенс покачал челнок, добавил и прибрал ход. Попробовал отойти подальше от крейсера. Машина чуть инертная, немного неуклюжая, но все же… Курсант резко развернул и сориентировал челнок носом по орбите. Хотел потянуть ручку ускорителя, она не двинулась с места. Инструктор держал ее мертвой хваткой.
        - Стоп! - сказал он. - Неплохо! Университет, факультет, специализация, курс?
        - Звездоплавания, строительство звездолетов, безопасность и защита, четвертый, - четко ответил Кларенс.
        - Класс гражданской лицензии?
        - Второй, сэр!
        - Так… - инструктор на секунду задумался. - Рискнешь в атмосферу? На руках?
        - А куда, сэр? Карта, ориентир?
        - К черту карту! Почти на экваторе - пик! Его только слепой не заметит! Плотность атмосферы - ноль, девяносто четыре!
        Далеко впереди облачную пелену прорвала маленькая черная заноза.
        Кларенс пробежал глазами по приборам, прикинул орбитальную скорость, траекторию снижения, тормозной импульс. Дыхание перехватило. Ну, сейчас он покажет, что умеет…
        Курсант выжидал. Планетоид поворачивался, черная иголочка постепенно росла, она резала рваную белую вату, словно торчащий вертикально нож. Максимальный угол входа в атмосферу для челнока «Шайенн» составляет… Кларенс потянул рычаг ускорителя, и через несколько секунд кабину осветило бушующее за бронестеклом пламя. Положив ладони на ручки управления, курсант едва заметными, ленивыми движениями, удерживал машину на траектории. На секунду Хантер глянул на инструктора - руки пилота покоились на коленях.
        Наконец, стихия за бортом унялась, и челнок пронизал белесую пелену. Внизу поплыли мрачные серые скалы. Если здесь навернуться - пиши пропало.
        - Аэродинамические плоскости! - крикнул Спанкмайер.
        - Пока не нужно, сэр, - ответил курсант. - Корпус создает достаточную подъемную силу. Если ее не хватит, вихревые двигатели изменят вектор!
        - Ха! Ну, как знаешь!
        Впереди выросла гигантская стена - тот самый пик-ориентир.
        - Справа уступ! Садись туда! - крикнул инструктор.
        Кларенс выпустил опоры и опустил машину на плоский выступ скалы. Слева темнела бездонная пропасть. Справа, прямо за бронестеклом, уходила ввысь аспидно-черная гладь.
        - Передохни, пока крейсер не сделает виток. Надеюсь, с взлетом и стыковкой у тебя проблем не будет, - сказал Спанкмайер и вдруг добавил: - Мы только что едва не гробанулись.
        - Как? - похолодел Хантер.
        - Я дурак, - ответил инструктор. - Это учебный челнок, у него другие ограничения. Кто ж знал, что перворазник устроит мне скоростной спуск в ад?
        - Я так девчонок катаю, - наивно сказал Кларенс. - Должен же я показать им, на что способен.
        - И как результат? - поинтересовался Спанкмайер.
        - Больше одного раза никто не выдержал. Некоторых… выворачивает. Не понимают они ничего.
        - Лошара ты, курсант Хантер. Девушки - это цветы, понимаешь? Нежные, хрупкие. А ты их - сапогами! Грубо и с особым цинизмом! Не у всех же за спиной сотни посадок!
        Через полчаса Кларенс вывел челнок на орбиту, нашел локатором крейсер и загнал «Шайенн» во второй шлюз. Когда Спанкмайер снял шлем, его глаза улыбались.
        - Считай, что сегодня ты сдал экзамен по пилотированию, - сказал он. - Я доложу командиру. Остались тактическая и огневая подготовки. Скучный ты человек, курсант Хантер. А я-то надеялся на развлечения.
        Но все - и хорошее, и плохое, имеет свойство заканчиваться. Наконец, настал день принятия присяги. И Кларенс Т. Хантер, стоя с винтовкой возле звездно-синего полотнища, торжественно поклялся до последнего вздоха защищать человечество. Какой пафос. Но теперь придется, ничего не попишешь.
        После церемонии командующий скептически оглядел Кларенса и сделал ему выговор:
        - Форму корова жевала? Или ты весь день лазил по джунглям? Еще месяц-другой, и мы бы сделали из тебя заправского служаку. Не хочешь - заставим, не можешь - научим. На твое счастье, столько времени у нас нет.
        Полковник вручил курсанту «крылышки» пилота и нагрудный погон:
        - Подготовка окончена. Специальным приказом тебе присвоено звание второго уорент-офицера. Это не все: твои предложения по доработке импульсной винтовки приняты Комитетом по вооружению. Так что поздравляю тебя дважды.
        Больше над Кларенсом не смеялся ни один солдат.
        Планета-полигон неприветливо встретила «Шайенн» пыльной бурей. Серая круговерть непроницаемым одеялом укрыла бетонную площадку космодрома. Кларенсу пришлось попотеть с посадкой по радиолучу. Ничего, и не такое видали.
        Сержант Логан, которого Хантер сам назначил себе в помощники, открыл дверь, и едва не задохнулся. К челноку подбежал человек в маске и протянул два дыхательных аппарата и очки:
        - Держите! В этой распроклятой пыли невозможно дышать! Профессор уже заждался! За мной!
        По кабинету вышагивал великан в твидовом пиджаке и брюках. Волевое, решительное лицо и квадратный подбородок говорили сами за себя. Начальник. Нет, большой начальник. Увидев Кларенса, он остановился и недоверчиво посмотрел на него ленивыми, как у трубкозуба, зелеными глазами.
        - Вы - пилот? - наконец спросил он на удивление приятным баритоном.
        - Второй уорент-офицер Кларенс Хантер прибыл в Ваше распоряжение!
        - Будем знакомы. Я - директор центра разработки вооружений профессор Невтриносов Трофим Федосеевич. За мной!
        Ученый схватил Кларенса за руку и потащил его по бетонным коридорам. Тренированный Логан еле поспевал за ними. Буквально швырнув обалдевшего от неожиданности пилота в крытый ангар, Невтриносов нетерпеливо крикнул:
        - Да посмотрите же сюда! Это я его создал!
        На металлической площадке под прозрачной крышей стоял маленький, не более десяти метров длиной, истребитель. Кларенс внимательно рассмотрел машину - ничего подобного он не видел ни в одном справочнике. Треугольное крыло с выдающимися вперед длинными законцовками, резко скошенные кили. Странные наплывы с шестью отверстиями по бокам кабины пилота. Любопытная машина.
        - Понимаете, если послать туда обычную боевую единицу, она израсходует боезапас и останется беззащитной! «Луч» - совсем другое дело. Он способен утилизировать их боеприпасы! - выкрикнул профессор.
        - Я чего-то ничего не пойму. Чьи - их? Мне так ничего никто и не объяснил! - закричал Кларенс. - Что за секреты от граждан? Это нарушает Конституцию!
        - Тебе ничего не сказали? Серьезное дело, - профессор почесал квадратный подбородок. - Нет времени объяснять - просто выполняй свой долг. А пока добро пожаловать в кабину.
        Сержант откинул фонарь и помог Кларенсу забраться в кокпит. Радар, панель управления вооружением, часы, пара многофункциональных дисплеев, да указатели уровней энергии, брони и защитных полей - вот и вся арматура. С такой справится даже ребенок. Конечно, есть и обязательный индикатор на лобовом стекле - куда уж без него.
        Динамики по обеим сторонам приборной панели завыли, и Кларенс едва не выпрыгнул из кабины.
        - Кхм… Проверка, проверка… Ла-ди-даааа… Страшно… - игриво пропел голос Невтриносова. - Кабина кажется великоватой, не переживай, ты будешь в легком бронекостюме.
        - Сиденье слишком жесткое. Так и должно быть?
        - Это потому что ты сел на руководство по эксплуатации.
        Кларенс вытащил из-под пятой точки формуляр.
        - Теперь нормально? - спросил ученый. - Изучай, приспосабливайся, можешь щелкать чем угодно. Активны только вспомогательные источники энергии.
        Кларенс открыл инструкцию и с головой ушел в изучение машины.
        Утром от пыльной бури не осталось и следа - ослепительное белое солнце било сквозь световые люки, веселые зайчики играли на металлических стенах. Подъемник вытолкнул посадочную платформу на крышу ангара. Кларенс поднял истребитель в воздух и повел его над желтыми барханами планеты-полигона.
        На экране радара появились белые точки. Кларенс выбрал единственный доступный в меню пункт - нейтронные пушки.
        - Цели видишь? - спросил профессор. - Fireatwill! (Огонь по готовности.)
        - Guns!Guns! Guns! (Веду огонь из пушки), - закричал Кларенс и нажал на гашетку.
        Залп - металлические обломки падают на землю, вздымая клубы пыли. Пилот разнес еще несколько мишеней, и в шлемофоне раздался довольный голос ученого:
        - Пока хватит. Можешь полетать, освоиться с управлением. Сегодня испытаний не будет. Не забудь - завтра тебя ждут на «Тикондероге».
        - А почему пушек всего две? И ракет нет.
        - Видишь ли, дружище. Чтобы получить хотя бы это, нам пришлось пожертвовать жизнью не одного хорошего человека. Ракеты, увы, израсходованы при испытаниях. Так что не обессудь.
        Кларенс помчался почти над самой землей - истребитель превратился в пыльную хвостатую комету, он подчинялся малейшему движению ручек управления. Внезапно пилот почувствовал полное слияние с машиной: он стал с ней единым целым. Прилив радости и энергии захлестнул его. Да, ради такого стоило пройти ад строевой муштры. Видел бы его сейчас Рыжий!
        - Ихххааа! - закричал Хантер, и перевернул истребитель вверх брюхом. Над головой замелькали волны барханов. Внезапно страшный удар сотряс кокпит. Индикатор компенсатора перегрузки сверкнул зловещим красным глазом. Взметнулся песок, полоска уровня защитного поля сильно просела.
        - Надо бы поосторожнее, - пробормотал Кларенс. Как только энергетические щиты восстановились, он разогнал машину до трансзвуковой скорости и помчался… кто бы еще знал, куда.
        Через час прямо по курсу показался океан. Под крылом поплыли песчаные пляжи. Искупаться бы… А почему нет, собственно? Пилот плюхнул истребитель на берег, скинул бронекостюм и скептически посмотрел на свою мертвенно-бледную, как у покойника, тонкую руку. Согнул ее в локте, напряг - ух ты, после армейской физподготовки под кожей выступили зачатки бицепсов.
        «Ладно, не сгорю, вечер уже» - подумал Кларенс и решительно бултыхнулся в теплую, как парное молоко, соленую воду и довольно зажмурился.
        Солнце клонилось к закату. Пора было лететь обратно, но выбираться в печную духоту пустыни совсем не хотелось. На лицо упала тень, и перепуганный пилот пулей вылетел на берег: большой бескрылый транспорт, негромко свистя вихревыми двигателями, коснулся пляжа широко расставленными посадочными опорами.
        - Купаешься? А если бы ты утонул? Или утопил машину в зыбучих песках? - сержант Логан распекал уорент-офицера, как новобранца.
        - Да я все равно плаваю, как топор. Повалялся возле бережка. Вы меня по радиомаяку нашли?
        - Нет! Он выключен! Хорошо, что я подумал о море.
        - Так! - Кларенс схватил Логана за плечо. - Надо поставить неотключаемый передатчик с независимым питанием…
        Сержант захохотал:
        - Салага. Ты еще в ночную разведку с фонариком сходи.
        Утром Кларенс вывел «Луч» на орбиту и загнал истребитель в шлюз крейсера «Тикондерога». Полковник Манн ждал в кают-компании:
        - Крылышки пилота носят слева, - пробурчал он вместо приветствия. - Погонять бы тебя еще по уставам, разгильдяй!
        Хантер моментально исправил ошибку.
        Перед крейсером клубилась бездна, абсолютная чернота внутри нее, казалось, глотала тусклый свет далеких звезд. Неяркие серебристые космы, словно пряди седых волос, обрамляли зияющий провал. Беззубая старуха? К счастью, пожилых людей Кларенс видел только на картинках в учебнике истории.
        - Ну, будь! Удачи! - сержант Логан хлопнул ладонью по перчатке бронекостюма и закрыл фонарь кабины. Кларенс повернул фиксатор и почувствовал себя отверженным, отрезанным от мира непреодолимой преградой.
        Так бывает всегда - пока кокпит открыт, ты говоришь с друзьями, дышишь воздухом планеты или большого корабля. Но стоит закрыть фонарь, ты становишься чужим. Только радио или транссветовая связь доносят до тебя знакомые голоса.
        - «Шершень-1», я «Гнездо». Готов? - раздалось в наушниках бронекостюма.
        Последняя проверка по контрольной карте…
        - «Шершень-1» готов!
        - Launch! (Пуск).
        Катапульта выплюнула маленький истребитель. Кларенс поразился - огромный на первый взгляд портал оказался всего в несколько раз больше «Луча». Вот так обман зрения. Чернота, в которой не было едва заметного света, всегда сопровождающего космос, заслонила собой все. Жуткая пустота ударила по глазам. Пилот испуганно посмотрел на сошедшие с ума приборы. Зрение в порядке - уже кое-что. А в наушниках чей-то голос безразлично произнес:
        - «Шершень-1» вошел в портал. Больше я его не вижу! Все…
        Вспыхнул тусклый свет. Истребитель вывалился в трехмерное пространство, и Кларенс едва успел уклониться от темно-синей скалы. Пилот поднял «Луч» на пару сотен метров и вытаращил глаза. В обрамленной горами долине раскинулся город: хаотическое нагромождение разноцветных конусов, пирамид и куполов. Толстые опаловые иглы вонзались в светло-багровое небо. Время от времени внутри них проскакивала сапфировая молния, и розовые цветы разрядов распускались где-то внизу. Насколько хватало глаз, везде висело что-то вроде колючей проволоки. Ее фиолетовые кольца оплетали постройки, создавая неповторимую игру контрастов.
        Неужели эту красоту придется разрушить? Может, «они» ждут посланника, чтобы предложить мир и сотрудничество? Перед Кларенсом встало суровое лицо полковника:
        - Тебе придется убивать. Безжалостно и беспощадно, - говорил он на брифинге. - Не задумываясь - никаких угрызений совести, никаких колебаний. Или ты, или они. Действуй решительно, смело и быстро. Как с подружкой, с которой ты в постели первый и последний раз - wham, bam, thankyouma’am! (Бам, бам, спасибо мадам). Убей врага! Это - приказ! Выполнить его - твой долг!
        Наваждение рассеял писк радара. Устрашающего вида бочонки с уродливым подобием вытянутых рук плыли в воздухе, лениво покачиваясь из стороны в сторону. Они приближались к истребителю, образовав что-то вроде кольца. Самому тупому стало бы ясно, что встреча с ними не сулит ничего хорошего. Что ж, дорога вверхзаказана, остается…
        Пилот швырнул машину вправо и вниз, проскочив между скал. Впереди - закрытые гермоворота. Во всяком случае, очень похоже. Створки распахнулись, пропуская машину в призрачный сумрак. Кларенс огляделся. Серые стены с отверстиями, покрытые черными пятнами пол и потолок. Забавного мало…
        На радаре появились отметки. Небольшой плоский прямоугольник выстрелил - зеленоватые импульсы прорезали полутьму. Заскрежетали защитные поля. Кларенс развернулся, поймал врага в прицел и нажал на гашетку. Сверкнула неяркая вспышка и противник развалился на куски. Из стен выскочили еще несколько прямоугольников. Наверное, боевые дроны. Какие они тупые! Но как же их много! Истребитель завертелся волчком - пилот не без труда превратил вражеские машины в груду лома.
        В дальнем углу открылась зияющая пасть проема. Кларенс подивился рационализму неизвестных хозяев. Наверное, они не хотели, чтобы пришелец ломал им двери! Истребитель вылетел в большой зал. Голубоватое сияние лилось откуда-то сверху. На полу валялся непонятный предмет, и пилот прошел прямо над ним, пытаясь разглядеть подробности неизвестного механизма. Раздался металлический звук, сменившийся приятным жужжанием. Когда же прямо под залп выскочил знакомый прямоугольник, Кларенс расплылся в улыбке: нейтронных пушек стало четыре! Разработанная Невтриносовым система работала великолепно. Противник, не желая того, сам снабжал своего убийцу.
        Уже через несколько минут все слилось в сплошную мешанину стрельбы, вспышек и разлетающихся обломков. Враг давил числом. Кларенсу пришлось с боем пробиваться сквозь коридоры, залы и склады. Куда? Да кто его знает.
        Машина проскочила над длинным черным цилиндром. Что-то жалобно звякнуло, на дисплее вспыхнула надпись «ядерные ракеты готовы, установите мощность боеголовки». Кларенс выставил минимум, и помчался дальше.
        Дверь распахнулась, радушно приглашая пилота на смертный бой. «Впереди - множественные цели», - сообщил приятный женский голос, и Хантер нажал на «пикл» - кнопку пуска. Помещение залил ослепительный свет, ударная волна снесла полупрозрачную крышу. Казалось, сейчас рухнет весь город. Истребитель швырнуло в сторону. Полоски защитных полей поползли вниз, и Кларенс облегченно вздохнул: какое счастье, что он на всякий случай нырнул в укрытие, за резервуар с ярко-голубой жидкостью. Ядерный взрыв даже минимальной мощности, как известно, не жует, а давит.
        Оставляя за собой десятки разбитых дронов, кромсая оборудование, подбирая ракеты и снаряды к найденной на каком-то складе автоматической пушке, «Луч» углубился в недра чужого города. Двери открывались одна за другой, схватка сменялась схваткой.
        Внезапно гостеприимство закончилось: большие ворота остались замкнутыми. Кларенс разочарованно вздохнул: неужели у хозяев есть что скрывать? Наверное, там какое-то сверхмощное оружие. Он нажал на гашетку, и залп нейтронных пушек разнес створки.
        Истребитель влетел в зал, заставленный продолговатыми контейнерами с прозрачным верхом. Кларенс подвесил машину в воздухе, пригляделся и онемел. Люди. Мужчины, женщины. Они замерли в пугающей неподвижности, залитые прозрачной, чуть желтоватой массой. Живые? Скорее всего, да. Какой смысл в мертвецах? Пилот сделал что-то вроде круга почета - здесь сотни, нет, тысячи пленников!
        Пилот повел «Луч» к разбитой двери, и мир перестал существовать. Сердце бешено застучало, словно он сдал силовой норматив. Красавица… Пленница лежала неподвижно, сложив на груди маленькие руки. От кокетливых ярко-красных ногтей было невозможно отвести взгляд. Кларенс встряхнул головой, и вновь прилип к бронестеклу. Воплощенная мечта. Светлая, чуть розоватая кожа. Длинные золотые волосы разметались, на тонком лице застыла безмятежная улыбка и неподдельное счастье. Прижаться бы к ее чувственным, чуть пухлым губам, почувствовать тепло и аромат девичьего тела, ощутить радость объятий… Кларенс понял, что любит девушку, любит всей душой, всем сердцем, несмотря на то, что даже не представляет себе, кто она и откуда. Какие у нее глаза? Синие, зеленые или карие? Какая разница.
        Прицельная марка скользнула по контейнеру, и пилот в ужасе убрал палец с гашетки: так можно только погубить людей. «Луч» не умеет изучать или спасать. Он построен для грязной, негуманной работы.
        Значит, придется вернуться позже, когда миссия будет окончена, и ученые доберутся в это проклятое хранилище. С помощью всемогущей науки они освободят узников и вдохнут в них жизнь. И спящая красавица бросится на шею принцу в мятой форме уорент-офицера. Будущее казалось радужным, только никто не знал, что означают слова «миссия будет окончена».
        Кларенс бросил взгляд на часы - оказывается, он не спал больше полутора суток. Пилот глотнул питательную смесь и помчался дальше, отстреливая всех, кто попадался ему на пути. Почему-то усталости почти не чувствовалось - наверное в сладковатую жижу добавили стимулятор.
        Дверь в стене открылась, и зеленые вспышки замелькали в глазах. Подвешенная под потолком автоматическая турель одним выстрелом снесла половину защитных полей. «Луч» едва успел зависнуть маленькой нише за неправильными четырехгранными пирамидами.
        Когда защита восстановилась, пилот поднял истребитель. Отвратительный скрежет наполнил кабину. Кроме большой орудийной установки, по рельсам на стене катались еще четыре турели. Совместный огонь полностью уничтожил энергетические щиты, на крыльях остались несколько оплавленных отверстий. Хантер плюхнул «Луч» обратно: ловушка. Шансов нет. Попробовать ракеты? Самонаводящиеся, неядерные, разумеется. Не сидеть же здесь, в конце концов! И когда пилот приподнял истребитель над ненадежной защитой, случилось чудо из чудес.
        Время остановилось. Медленно и в полной тишине в прицел вплыли рельсы с автоматическими пушками. Ожидание захвата, казалось, длилось целую вечность. Наконец, из-под крыльев выскользнули две ракеты. Нос истребителя, словно завязнув в патоке, повернулся и, прежде чем вражеские заряды ударили по броне, еще два самонаводящихся снаряда уплыли к автоматическим часовым. Безропотно повинуясь движению ручки управления, «Луч» медленно опустился в безопасную нишу. В уши ворвалась приглушенная какофония звуков - гром разрывов боеголовок и удары вражеских залпов в стену.
        Кларенс выпустил еще две ракеты и бросил истребитель к стене, осыпая большую турель залпами нейтронных пушек. Сверкнула вспышка, посыпались обломки - с орудийной установкой покончено навсегда. Несколько металлических листов ударили по «Лучу», оплавленные пробоины затянулись. «Броневая защита восстановлена» - сообщил информатор. Эх, Невтриносов. В руководстве об этом - ни слова.
        Пилот осмотрел залитые резким фиолетовым светом ряды странных пирамид. Может быть это… яйца? Инкубатор? Палец лег на гашетку с написанной на ней страшной надписью «залп»… стоп! Нельзя же убивать детей! Надежда на будущее, продолжение рода и - «бам, бам, спасибо мадам»? Кларенс вновь увидел красавицу в контейнере… Золотистые локоны, сложенные на груди маленькие руки с кокетливо накрашенными ногтями… Никаких колебаний! Пилот нажал на гашетку, и бордовые пирамиды лопнули, разбрызгивая омерзительную на вид жижу.
        Истребитель вихрем пронесся по инкубатору, сея смерть. Яиц не осталось. Внизу что-то блеснуло, и Кларенс едва не влетел в стену. Посадив машину рядом с разбитым близнецом «Луча», пилот откинул фонарь и выбрался наружу.
        Разбитый истребитель бессильно лежал возле стены, разбросав изувеченные, с оплавленными дырами крылья. В закрытом кокпите, задрав вверх похожую на черный череп защитную маску, сидел мертвец. Человек словно пытался пробить взглядом потолок, чтобы в последний миг уходящей жизни увидеть недосягаемые звезды.
        Кларенс протянул руку. Бронекостюм покойника аварийно раскрылся, и Хантер сорвал с каменной шеи идентификационные жетоны и забрал пистолет. По уставу личное оружие нельзя оставлять врагу. Засвистел воздух, выдувая из кабины «Луча» ядовитую атмосферу. «Нортон Гриффин» - прочитал Хантер, и увел машину прочь от инкубатора, ставшего могилой для известного отныне солдата.
        Дальнейшие события Кларенс воспринимал сквозь пелену нечеловеческой ярости и злобы. «Луч» опустошительным ураганом пронесся сквозь длинные тоннели и наполненные дронами залы, превращая в обломки все на своем смертном пути.
        Пилот научился бороться с огромными человекоподобными роботами, летающими бочонками и смертоносными треугольниками. Он уходил от управляемых ракет, уклонялся от залпов, прятался за колоннами и странными механизмами, встречая врага внезапным огнем. Скрежетали защитные поля, критически падал уровень энергии, и смерть была так близка, что, казалось, еще немного - и лезвие гигантской косы вспорет фонарь кабины. Но погибнуть - значит предать. Её.
        Кларенс не спал почти четверо суток, усталость могильным холодом сковала тело. Лишь мысль о спящей красавице не давала чудовищному напряжению сломить человеческую волю. Один зал сменялся другим, и Кларенс говорил себе, что в следующем он обязательно отдохнет. Увы. Очередная дверь гостеприимно приглашала его на новую битву.
        Внезапно «Луч» вылетел в ярко освещенный коридор. Гермоворота, каждая створка которых была размером с футбольное поле, остались закрытыми. Пилот ухмыльнулся и нажал на гашетку. Влетев в дыру с оплавленными краями, Кларенс на секунду замер: размеры всего, что он видел в этом странном мире, меркли перед чертогом с прозрачным куполом и немыслимым орнаментом на стенах.
        У дальней стены, окруженное разноцветным сияющим туманом, клубилось нечто, похожее на воздушного змея. В человеческом лексиконе не нашлось слов, чтобы описать существо. К счастью, замешательство пилота длилось всего секунду. Он двинул ручку управления, и алый сноп огня промелькнул рядом с «Лучом». Ответный выстрел ракетой - она взрывается, не успев набрать скорость.
        Воздух колыхнулся - десятки смертоносных снарядов помчались прямо в лицо. Кларенс едва не раскрошил собственные зубы и направил машину в пробитое им же отверстие. Дыра в металле стала центром вселенной. Надо успеть. Ставка - жизнь его девушки! «Луч» проскочил ворота. За спиной загрохотало, истребитель подбросило и качнуло ударной волной. Створки распахнулись, одну сорвало с петель, и она грохотом рухнула на пол.
        Что же делать? Чудовище сбивает ракеты. А если выпустить все, что удалось накопить? Потом сигануть в маленькое окошко возле пола - и вон из атмосферы! Ядерных боеголовок двенадцать штук, на максимальной мощности должно нехило рвануть. Кларенс щелкнул тумблером «полный залп» и выставил замедление.
        Истребитель влетел в чертог и развернулся носом к чудовищу. И снова случилось чудо. В полной тишине, медленно и плавно, ракеты скользнули в сторону монстра. Кларенс положил истребитель на крыло, и «Луч», неспешно набирая скорость, поплыл к узкому прямоугольному проему. Краем глаза пилот увидел, как ощетинившееся кровавыми иглами существо пытается сбить смертоносные снаряды.
        Справа и слева проплыли шершавые стены. Машина выскочила из чертога. Кларенс поставил истребитель вертикально. Напрягая все силы, завывая вихревыми двигателями, «Луч» за считанные секунды выскочил в космос. Прямо перед носом открылась черная бездна портала. Пилот повернул голову и в ужасе заслонился рукой: ярчайшая вспышка поглотила город. А через долю секунды вся планета забилась в ослепительной агонии. «Луч» провалился в бездну, по глазам ударил немыслимый мрак…
        Портал выплюнул истребитель и схлопнулся навсегда, изрыгнув язык белого пламени. Внизу, словно огромная карта, раскинулась поверхность неизвестной планеты. Зеленые материки пятнали чистую голубизну океанов, облака рваными клочьями ползли над серыми пятнами городов.
        На дисплее вспыхнула надпись RETROFIRE (тормозной импульс). Истребитель провалился, за бортом вспыхнуло пламя. Космическая скорость погасла, и «Луч» помчался над центром крупного города. Солнце желтыми сполохами блеснуло в многочисленных окнах небоскребов. Пилот выпустил опоры и плюхнул истребитель прямо посередине большой площади. Со всех сторон бежали люди. Настоящие люди! Хантер открыл фонарь, спрыгнул на землю, сделал шаг и рухнул ничком.
        Кларенс никак не мог вспомнить безмятежное лицо сгоревшей в термоядерном пламени красавицы. Какие-то голоса мешали сосредоточиться на тонких чертах, маленьком, чуть вздернутом носике, глазах… какого цвета у нее были глаза?
        - …взгляд на две тысячи ярдов, полковник. Попробуйте достучаться.
        - Хантер, ты меня слышишь? - в мир боли ворвался чей-то отвратительно жизнерадостный голос, - Тебя наградили почетной медалью Генри Зае![2 - Генри Зае - древний император, который прославился тем, что завоевывал планеты, разрушая их ковровой термоядерной бомбардировкой с орбиты. Медаль его имени выдается человеку, уничтожившему враждебную цивилизацию. Впрочем, существование императора не подтверждено. (На самом деле это пасхалка).]
        - Посмертно, - медленно и безучастно произнес пилот.
        - Это война, и потери неизбежны, - пробормотал сбитый с толку полковник и положил на тумбочку небольшую коробку и новый нагрудный погон. - Таких наград всего две в Галактике!
        - Хотел бы я знать, кто и за что получил первую.
        Манн состроил кислую мину:
        - Об этом лучше не говорить. Давай о хорошем. Мы изучили запись бортовых камер. И знаешь, что?
        - Понятия не имею.
        - Неизвестно, сколько там было существ! Какая удача, что ты их того… всех в хлам! Термоядерная детонация атмосферы - нам такое и не снилось!
        Полковник откинул одеяло, сел на койку и продолжил:
        - Угадай, почему система выбрала тебя? Ты единственный, кто экономил боеприпасы! Никому не пришло в голову валить на тренажере корабль-матку пушкой!
        Кларенс оживился. Он сцепил пальцы в замок и сказал:
        - Ваша хитроумная система полна глюков! Ее надо дорабатывать!
        Полковник вздохнул.
        - Наверное, надо. Но теперь нам некуда торопиться. Миссия завершена. Надеюсь, ты останешься в Десантном Корпусе пилотом. Вы нам нужны, первый уорент-офицер Хантер![3 - Пилоты в десантном корпусе на вес золота. К сожалению, их работа считается одной из самых тяжелых и непрестижных. Разумеется, и полковник, и профессор Невтриносов начали рвать бедного Кларенса на части. Тем более что профессор давно мечтал получить на планету-полигон постоянного пилота.]
        - Я хочу закончить универ и поехать на практику. Мне остался последний курс.
        - Не смею препятствовать. Но сначала - лечиться! Как ни говори, а полные психи в Десантном Корпусе ни к чему.
        - Можно подумать, вам подойдут слегка сдвинутые по фазе, - вырвалось у Кларенса.
        Полковник не сдержал улыбку.
        - Сегодня «Тикондерога» стыкуется с базой. Через пару дней прилетит врач - Лилианна Андреевна Тимофеева. Медицинское светило галактического масштаба. Вдвоем вы сядете на транспорт и полетите на курорт - в санаторий.
        Кларенс почесал в затылке и сказал:
        - Не хочу. Можно мне лечиться на планете-полигоне?
        Полковник, в свою очередь, почесал затылок.
        - Хм… - сказал он. - Странное пожелание. Если Лилианна Андреевна сочтет возможным, пожалуйста. Прошу простить, но мне пора. Завтра из экспедиции возвращается крейсер «Бодега-бэй»[4 - На нем вернулся Теодор Эллисон, который 13 лет назад инициировал на Земле операцию «Живодер».]. Меня переводят на него командиром десантной группы.
        - Поздравляю, - пилот выдавил что-то вроде жуткой улыбки.
        - Тринадцать лет кораблик где-то болтался, - сказал полковник и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.
        Кларенс достал из коробочки медаль. Тяжелая. Интересно, что это за сплав? «Forcrueltytotheenemy (за жестокость к врагу)», гласила надпись на обороте. На лицевой стороне звездолет на фоне огненного шара термоядерного взрыва бомбил планету с орбиты.
        - Да уж, - сказал сам себе пилот. - Пожалуй, такой наградой можно гордиться.
        Он откинулся на подушку, закрыл глаза, и что-то забормотал про себя. Снова «Луч» мчался по мрачным коридорам, и в который раз мир за бездной сверкнул ослепительным пламенем.
        Проверка
        Безбрежная пустыня планеты-полигона встретила маленький звездолет дрожащим маревом над ослепительной желтизной песков. На центральном дисплее росло рябое пятно - мрачные серые купола исследовательского комплекса. Кларенс Т. Хантер связался с диспетчером и уверенно пошел на посадку.
        Едва крылатая машина успела коснуться опорами посадочной площадки, долговязый мужчина с квадратным лицом выскочил из крытой галереи-потерны на залитый солнцем бетон.
        В борту звездолета открылся люк. Хантер - невысокий сероглазый блондин в мятой военной форме спрыгнул на землю и протянул руку:
        - Здравствуйте, профессор! У меня сейчас ботинки расплавятся.
        - Дружок! Это нормальная погода для здешних мест. Я начал бы переживать, если бы вдруг повеяло прохладой.
        Профессор схватил Кларенса за рукав и нетерпеливо потащил по коридору. После утомительного марша ученый распахнул дверь кабинета. На ней, сверкая позолоченными буквами, красовалась табличка: «директор центра разработки вооружений профессор Невтриносов Т. Ф.»
        - Что Вы мне хотели показать-то, Трофим Федосеевич? - хрипло спросил Кларенс, втягивая прохладный воздух пересохшими губами.
        Ученый открыл холодильник и поставил на стол блюдо с ядовито-зелеными плодами размером с ноготь большого пальца.
        - Ты плохо выглядишь. Подкрепись немного, - сказал он с ехидной улыбкой.
        Кларенс недоверчиво лизнул покрытую мелкими ворсинками кожицу. Раскусил, и рот скособочило, будто внутри взорвалась начиненная лимонной кислотой бомба. Глаза едва не выскочили из орбит. Профессор быстро плеснул в стакан воды, сам же с аппетитом прожевал пару «термоядерных» даров природы.
        - Не нравится? По-моему, так ничего.
        - У меня нет слов, - спокойно сказал Кларенс. - Это все, зачем вы меня оторвали от важных дел? Проверить, придется ли мне по душе вырвиглазный фрукт?
        - Это ягода. Подожди минуту.
        Приложив палец к считывателю ДНК, Невтриносов сунул голову в недра огромного сейфа. Кларенс с трудом подавил активное желание отвесить профессору пинок и захлопнуть за ним массивную дверцу. Впрочем, это вряд ли что-то изменило бы.
        Наконец ученый почесал квадратный подбородок и удовлетворенно хмыкнул.
        Кларенс взял в руки непонятный продолговатый прибор.
        - Новейшее оружие. Моя личная разработка! - воскликнул профессор. Его глаза сияли, как у ребенка, который сложил трудную головоломку. - Боевой разрядник плюс пусковая установка миниатюрных ракет. Встроен фонарик. Ну, так, на всякий случай.
        - Не очень удобно. Оружие должно быть в форме хотя бы пистолета, а не пульта с кнопками, - резюмировал Кларенс.
        - Плата за компактность. Рукоятка сильно увеличивает габариты. О точности не беспокойся - вспомни, куда обычно попадает молния.
        - Куда попало, - съехидничал пилот.
        Ученый навис над Кларенсом, как падающая башня:
        - Но-но! Попрошу без глупых шуточек, первый уорент-офицер Хантер! Ты откомандирован в мое распоряжение, забыл?
        - Я в армии человек случайный… просто поменял рутину на романтику. Так я могу попробовать?
        - На испытаниях разберешься. Ракеты возьми! - профессор швырнул Кларенсу ремень с чехлом с красным крестом и подсумком.
        - Зачем в симуляторе аптечка?
        - Вечно ты спросишь так, что не знаешь, как ответить. Входит в комплект!
        Профессор торопливо нажал на рукоятку массивной стальной двери.
        Кларенс озадаченно почесал в затылке электродами разрядника:
        - Постойте, разве вход в симулятор находится у Вас в кабинете?
        Невтриносов схватился за голову и застонал:
        - Вали уже! Мне лучше знать, что у меня и где!
        На секунду Кларенсу показалось, будто на лице профессора мелькнуло выражение вины и острой жалости.
        Загудел и лязгнул электромагнитный замок, освещенный кабинет остался позади. Кларенс шагнул в кромешную тьму. Перед глазами промелькнула радуга, словно кто-то плеснул в лицо светящейся краской. Физический перенос?
        Где-то вдали замаячила призрачная серая муть. От холодного, сырого воздуха перехватило дыхание. Кларенс включил фонарь, яркий луч осветил мрачные, увитые плющом и лианами высокие стены. Сделав несколько неуверенных шагов, он почувствовал на затылке чей-то пристальный взгляд, обернулся и посмотрел вверх. Два блестящих глаза с явным интересом рассматривали человека. Кларенс сдвинул предохранитель, и тонкий писк эхом отозвался во всех уголках огромного зала.
        Черная тень метнулась в прыжке. Хантер вдавил кнопку, и фиолетовая молния на секунду осветила летящую тварь с почти человеческим лицом и длинным жалом. Разряд прожег жуткое создание и ушел в стену. В глазах заплясали цветные круги. Сквозь безумное мельтешение Кларенс едва разглядел, как дымящаяся, обугленная туша монстра с отвратительным чавканьем раскрылась и выбросила извивающееся щупальце.
        Хантер испустил дикий вопль и рванул, что есть силы на свет, туда, откуда едва заметный ветерок доносил сырую прохладу. Внезапно земля ушла из-под ног. Сердце, только что бешено стучавшее где-то в районе пяток, прыгнуло к горлу и перекрыло кислород. Наверное, конец.
        Вода - мягкая субстанция лишь на первый взгляд. При высоких скоростях она тверже бетона. Полет, казалось, никогда не закончится…
        От удара Хантеру показалось, будто из него вышибло дух. Он кое-как вынырнул и отчаянно забултыхался в черной, обжигающей ледяным огнем, воде. Течение ударило его о стену, рука скользнула по мокрому, скользкому камню и вдруг ухватилась за упругую ленту, свисающую до самой воды.
        Напрягая все силы, Кларенс начал карабкаться в темноту. Нащупав край скалы, он кое-как сумел выбраться на твердую землю.
        Кто-то большой плеснул в холодной подземной реке. Кларенс направил вниз яркий белый луч, но увидел только пробежавшую по зеркальной поверхности рябь. Он посветил вверх и задрожал отнюдь не от холода, несмотря на то, что одежда промокла насквозь.
        К потолку приклеились два пульсирующих бугристых мешка. К воде свешивались фиолетовые, похожие на веревки, щупальца. На всякий случай Хантер снес разрядом обоих монстров - мало ли на что взбредет им в головы.
        Искра разрядника зажгла серо-зеленую завесу плюща на отвесной стене. Кларенс протянул к огню руки. Замер, наслаждаясь блаженным теплом. Когда, наконец, разум снова обрел способность мыслить жуткая, почти нереальная догадка ржавым гвоздем врезалась в мозг: это не симулятор! В имитации реальности нельзя промокнуть!
        Плющ прогорел почти полностью. На секунду огонь ярко вспыхнул и погас, осветив на секунду все закоулки почти прямоугольной пещеры с гладкими стенами. В дальней стене, между небольших валунов, темнело идеально круглое отверстие.
        Кларенс вставил в отверстие разрядника ракету из патронташа и зашагал к выходу.
        Стены мало-помалу расступались. Хантер прошел по узкой тропинке по краю подземной трещины и выбрался в широкое ущелье между шершавыми серыми скалами. Где-то далеко алели горные вершины, залитые огромным оранжево-красным солнцем. Ничего себе - красный гигант! В какой же звездной системе он находится?
        Совсем рядом что-то зашевелилось, и Кларенс, не веря самому себе, протер глаза. И еще раз. Видение не исчезло.
        По каменистой тропе уныло брел слоненок, таких много в зоопарках на самых разнообразных планетах. Печального вида создание осторожно двигалось вперед, ощупывая хоботом небольшие валуны. Внезапно существо свернулось в двухметровый шар и бесшумно метнулось к остолбеневшему человеку.
        Электрический разряд оставил на блестящей, словно полированной, поверхности черное пятно. Монстр снова стал «слоником», издал странный звук, похожий на резкое «пшшш» и выпустил струю жидкости. В нос ударил запах формалина. Кларенс успел прыгнуть в сторону - едкая смесь слегка зацепила одежду.
        Хобот резко махнул над самой землей, пилот рухнул навзничь и взвыл от резкой боли, пронзившей левую ногу до самого бедра. Над головой нависли острые серые скалы.
        «Слоник» отскочил назад и снова зашипел. Вонючие брызги едва не попали в глаза. Кларенс сжал зубы и надавил на кнопку оружия - фиолетовая молния ударила прямо в извивающийся нарост. То, что у нормального животного называлось бы головой, превратилось в бесформенную головешку.
        Еще разряд - существо съежилось в потемневший ком и, подскакивая, покатилось прочь. Хантер попытался выстрелить ракетой - монстр не излучал тепла, и умная электроника, сердито буркнув, запретила пуск.
        В ущелье воцарилась полная тишина. Лишь ветер едва слышно шелестел в скалах.
        Закусив губу, Кларенс прижал анализатор автоматической аптечки к распухшей и посиневшей лодыжке. Вспыхнула надпись «анестетик и коллаген введены, рекомендуется обратиться в ближайший стационарный медпункт». С тем же успехом аптечка могла бы порекомендовать найти здесь ресторан.
        Впоследствии Кларенс вряд ли сказал бы, сколько он, чертыхаясь и кряхтя, хромал по усыпанному камнями дну ущелья, пока не наткнулся на массивную металлическую дверь. Каким образом она оказалась в скальном массиве?
        - Ну, офигеть теперь, - сказал сам себе Хантер и потянул блестящую ручку задвижки. Внутри тусклым синим светом горели лампы дежурного освещения. Ага, раз есть электричество, значит, где-то есть и генератор. Причем, что самое любопытное, рабочий.
        Кларенс, хватаясь за абсолютно гладкие серые стены, заковылял по бесконечному тоннелю. Несколько раз он останавливался, глубоко вдыхал прохладный воздух, и вновь двигался дальше, пока не уперся в еще одну дверь. Щелкнул замок.
        Перед измотанным человеком, словно пещера Али-Бабы, открылся ярко освещенный зал. Абсолютно пустой, если не считать двух массивных башен нейтринных генераторов и самого большого сокровища во Вселенной - источника очищенной питьевой воды.
        Кларенс, отчаянно кряхтя, проковылял в короткий коридор и выбрался в ущелье по другую сторону горы навстречу очередному обитателю планеты.
        Чудовище было огромно. Белесая, с голубоватым гребнем голова едва не возвышалась над окружавшими ущелье скалами. И страшное, окутанное кровавой дымкой существо двигалось в практически полном и от того неестественно жутком безмолвии.
        Удивительно, но Кларенс более не чувствовал страха, наверное, предыдущие встречи с местной фауной высушили душу. Он поднял разрядник и нажал на кнопку пуска ракеты.
        Головка наведения, как ни странно, захватила цель, и ракета, хлопнув, синей бабочкой трассера рванулась в свой смертный путь. Хантер не стал смотреть. Он едва успел добраться до двери, как белая вспышка залила коридор с силой десятка полуденных солнц.
        На секунду сердце кольнула игла ужаса. И тут же вместо страха пришло успокоение, рабская покорность судьбе. И когда ударная волна швырнула Хантера в каменную стену так, что спина отозвалась незатихающей болью, он принял смерть, как нечто само собой разумеющееся, обыденное. Как избавление.
        Кларенс остался жив. Видимо, основная часть энергии, отраженная скалами, ушла в красноватое небо. Но и того, что осталось, хватило с лихвой, чтобы сломать, изувечить хрупкое человеческое тело. Он попытался пошевелить пальцами ног - никакой реакции, будто кто-то выключил всю нижнюю часть тела.
        Это конец. С такими увечьями нет никакой надежды выжить. Хантер взвыл ломая ногти о бетон, и звериная ярость, страшное желание мести застлали разум и заглушили боль.
        Кровяной сгусток мешал дышать. Хантер кашлянул, содрогнулся от боли, сплюнул и пополз. Пытаясь цепляться руками за гладкий пол, подтягивая непослушное тело, он добрался до распахнутой двери и вывалился в освещенный зал. Какая удача, что он, разгильдяй этакий, забыл повернуть задвижку.
        Ему едва хватило сил добраться до источника с водой, он извивался и царапал ногтями стену, но подняться и промочить пересохшее горло так и не сумел. Жалкие полтора метра стали равны высотам самых недоступных горных вершин.
        В голову навязчиво лезла мысль, что профессор - блестящий исследователь, и великий экспериментатор, чего-то недобрал, как цивилизованный человек. Жаль, что теперь вряд ли будет возможность высказать коварному ученому правду в лицо.
        Кларенс вытащил из патронташа ракету, и попытался вставить ее в пустое отверстие зажатого в руке разрядника. В другое время он сделал бы это одним движением руки, но сейчас пружина фиксатора превратилась в почти непреодолимое препятствие. Усилий искалеченного тела едва хватило, чтобы ракета защелкнулась, наконец, в металлической трубке. Что ж, легкую смерть надо заслужить. Теперь достаточно нажать на кнопку…
        Но система наведения второй раз за день отменила пуск, отказавшись даровать избавление своему владельцу. Предохранитель? Хантер застонал, поднял голову и, что было сил, ударился ей о бетонный пол. Увы. Он даже не потерял сознание.
        Внезапно дверь распахнулась, и чей-то удивленный голос воскликнул:
        - Живой человек!
        Кларенс приподнялся и уставился на двух рослых десантников. На их мужественных лицах явно читался страх.
        Один из военных, в ненавистной всем курсантам форме сержанта, пошарил в подсумке для ракет и зачем-то заглянул в аптечку:
        - Есть маяк! Мы спасены, капрал! Спасены!
        Стараясь ступать как можно мягче, солдаты вынесли Хантера на каменистое плато между серых скал. Туда, где совсем недавно ракета настигла чудовище.
        От каждого шага невольных спасателей темнело в глазах, но физические страдания были ничем по сравнению с яростью, и рука изо всех сил сжимала рубчатое тело разрядника.
        В розовом небе засияла фиолетовая звезда, она пролилась радугой, и десантники потащили Хантера в медицинский центр планеты-полигона. Но прежде кто-то очень жестокий наступил ему на руку так, что хрустнули кости, и вырвал оружие из бессильно разомкнувшихся пальцев.
        «Объект Кларенс Т. Хантер, углеродная органическая форма жизни, сканирован и закодирован. Общая масса 62 килограмма.
        Состав:
        кислород - 39 кг,
        углерод - 11.78 кг,
        водород - 5.58 кг,
        азот - 3.1 кг,
        кальций - 0.62 кг,
        фосфор, сера, натрий, хром, магний, железо, йод, фтор, бром, марганец, медь, селен…
        Оцифровка…
        Список повреждений сохранен в файл.
        Дематериализация…
        Коррекция повреждений…
        Предварительная сборка…
        Переполнение, аварийное завершение программы…
        Восстановление…
        Коррекция повреждений…
        Предварительная сборка…
        Материализация…
        Телепортация завершена, объект Кларенс Т. Хантер успешно восстановлен и откорректирован. Нажмите любую клавишу».
        Металлическая дверь телепода номер два с жужжанием отъехала в сторону. Абсолютно голый Кларенс прежде, чем кто-либо успел его остановить, вихрем вылетел в коридор. Какая-то девушка в ужасе прижалась к стене, пропуская безумца.
        Хантер влетел в кабинет профессора и схватил лежащий на столе разрядник. Щелкнул предохранителем, навел оружие на омерзительно ухмыляющуюся рожу и нажал на кнопку… Ничего не произошло.
        Профессор тяжело вздохнул и разжал ладонь. На ней блестел боевой модуль:
        - Я предпринял кое-какие меры предосторожности.
        Кларенс рванулся вперед, сильные руки сержанта-десантника схватили его за плечи.
        - Ну-ну, не стоит так переживать. Ты принял участие в очень ответственном эксперименте. Я бы даже дал тебе вторую медаль. Несмотря на то, что на планете не было никаких монстров.
        - Как… никаких? Не может быть…
        - Все, что ты видел - твои страхи, не более того. Местные существа - живущие на скалах зверушки размером с ладонь. Они способны воздействовать на разум, пробуждая спрятанные в подсознании угрозы.
        - Но я убивал их собственными руками! Я видел, как чудовища сгорали!
        Невтриносов вышел из-за стола, улыбающийся и вальяжный:
        - Ты просто хотел это видеть.
        - Но моя нога!
        Профессор сердито сдвинул брови:
        - Ты сам ее сломал о камень, пока боролся с собственным воображением. А уж выстрелить ядерной ракетой в нагретую солнцем скалу - очень умно с твоей стороны.
        - Кто бы мне еще сказал… - злобно процедил сквозь зубы пилот.
        - А если бы ты знал, не стрелял бы? - ухмыльнулся Невтриносов, - Впрочем, не было бы счастья… атомный взрыв спугнул или уничтожил существо, промывающее тебе и тупым, как пробки, десантникам мозги.
        - Значит, все это - галлюцинации, что ли?
        Профессор почесал квадратный подбородок.
        - Именно так, ха-ха-ха. И ты, как распоследний болван, позволил местной мелюзге себя надуть. Если человек дурак, это навсегда.
        Мертвая хватка десантника неожиданно ослабла, и Хантер, что было силы, двинул кулаком в нагло улыбающуюся рожу профессора. Тот завыл, запнулся за стул и покатился по полу, держась за скособоченную челюсть. Кларенс попросил у сержанта куртку, и побрел в медблок, связав на манер смирительной рубашки длинные рукава.
        Хантер проснулся посреди ночи. Какая-то мысль, странная, скребущая подсознание догадка не давала ему покоя, адским огнем жгла мятущуюся душу. Немного покрутившись, он сел на койке и начал медленно размышлять вслух, словно пробуя на вкус каждое слово:
        - Значит, тварюшки воздействуют на разум. Вроде ничего необычного в этом нет - кто знает, кто там встречается. Но откуда им известно о человеке? Нет, не так. Людей они, без сомнения, видели.
        - Кларенс, - сонный голос дежурного фельдшера-оператора прервал тяжкие раздумья. - Три часа ночи. Дай поспать, а?
        - Дебби, подожди. Слушай меня. Если когти, зубы или электрические разряды будут работать во всей Вселенной, то более тонкие воздействия требуют настройки на конкретную нервную систему или биохимию. И эти настройки тысячелетиями вырабатываются эволюцией.
        - Что ты хочешь сказать? - невысокая молодая женщина зевнула и встала со своей койки.
        - Видишь ли, Дебби, капля зарина убивает человека, воздействуя на фермент холинэстеразу. Но у многих негуманоидов нервный импульс передается по-другому, и зарин для них не опаснее простой воды. А подсознание - куда более сложная материя.
        - Совпадение?
        - Скорее, я напишу научно-фантастический роман, наугад тыкая в клавиатуру. Но вероятность ненулевая, особенно если обитатели планеты разумны. Бегом к медстанции, мне нужен характер повреждений моей ноги. Посмотри, можно ли их получить, ударившись о камень!
        Кларенс рванул стальную дверь и включил питание. Пальцы фельдшера пробежали по клавиатуре:
        - Записи… стерты. Пусто. Ничего нет. Ты где? Эй, Кларенс?
        - Хорошо, что вы не успели уничтожить отходы, - ответил Хантер, швыряя прямо на пол содержимое мусорного контейнера.
        - С тем тарарамом, что ты устроил, было не до них. Кстати, Невтриносов, едва вышел из медстанции, заявил, что подаст рапорт командованию: ему нужен пилот. Тебя, наверное переведут сюда, в Центр.
        Кларенс медленно встал, держа в руках изодранную куртку. Помещение наполнил острый запах формалина.
        - Спасибо за помощь, Дебби. Я знаю, какую награду потребовать у профессора. Пусть только попробует мне отказать. Я его в порошок сотру, интегралы считать заставлю. Придумал же спасательную операцию. Можно немножко… нет, много пафоса?
        - Может, ты сперва вылезешь из мусора?
        Хантер усмехнулся. Впервые через годы после Миссии он понял, что все еще может улыбаться!
        - Я среди отбросов общества чувствую себя таким значительным. И так: отныне и навсегда верным спутником и товарищем странствующего рыцаря станет… угадай с трех раз, кто? Разумеется, боевой разрядник. Со встроенной ракетной установкой, куда уж я без нее?
        - Вот шут гороховый, - едва выговорила Дебби сквозь приступ неудержимого смеха.
        Отказ
        Кларенс Т. Хантер распахнул дверь, влетел в кабинет профессора Невтриносова и замер. Профессор сосредоточенно ковырял вилкой вермишель с котлетой. Долговязый ученый насупил брови, покачал головой и выложил на стол молоток.
        - Зачем это? - растерянно спросил Хантер.
        - По голове себе постучи, дятел! Тебя вежливости не учили? Я обедаю, а ты врываешься без предупреждения! Но, раз уж заявился, присаживайся!
        Кларенс осторожно сел на краешек стула. Профессор тщательно прожевал котлету, запил ее соком и только тогда продолжил:
        - Хантер! Правда, что ты при управлении челноком или звездолетом не жалуешь систему виртуальной реальности? Предпочитаешь давить на реальные кнопки? Почему?
        - А вам какое дело? Я же не упрекаю вас в пристрастии к стрелочным часам, - огрызнулся Хантер.
        - От моих часов не зависит эффективность в бою, - спокойно ответил профессор.
        - Бой - дело другое. Но почему-то именно в реальном бою вы не удосужились оснастить экспериментальный истребитель подобной системой.
        - Не было времени, - вздохнул ученый. - Как там твой новый звездолет?
        - Полностью готов. Он здесь, на площадке. Я назвал его «Призрак» - Wraith.
        - А как-нибудь попроще нельзя было? - скривился профессор так, будто разом проглотил целый лимон. - В ближайшее время инженеры смонтируют на твоем аппарате систему полного слияния. Ее нужно испытать.
        - Это как - полного слияния? - растерялся Кларенс.
        - А это результат твоих… гм… художеств на Земле. Документацию получишь позже. А пока… держи! Подарок! - ученый протянул молоток.
        Хантер изумленно воззрился на инструмент:
        - Мне он совсем ни к чему…
        - Будешь таскать его везде, пока не научишься хорошим манерам! Он будет напоминать, что в двери надо сначала стучать, а лишь потом заходить. И если я увижу тебя без молотка, доложу командующему. Свободен!
        Сложное оборудование для динатронной обработки есть только на верфях, где строят и ремонтируют звездолеты. Но исследовательские центры были, разумеется, исключением: их опытные доки оснащали самым совершенным оборудованием для работы с летающими лабораториями.
        «Призрак» раскрыли, точно пластиковую модель и подвесили верхнюю часть на особых захватах. По нижней сновали дроиды, монтируя новую систему.
        Хантер, содрогаясь от внутренней боли, смотрел на разобранную звездную машину. Ему казалось, будто роботы копаются в его собственных внутренностях.
        Внезапно кто-то положил руку на плечо:
        - Тяжелый истребитель класса «Центурион»? Хороший выбор!
        Кларенс подпрыгнул едва ли не до потолка и резко повернулся: перед ним стоял высокий молодой человек с бородкой.
        - Питер Джастин Самнер, научный сотрудник! Можешь звать меня Пиджей! - отрекомендовался он. - Я буду наблюдать за испытаниями. Меня прислал профессор.
        - Как тебя звать? Пиджин, то есть, голубь? - съехидничал Хантер. - Как интересно. Голубь мира на планете-полигоне. Это что-то.
        Питер нахмурился:
        - Взрослый же человек, Хантер, а несешь такую чушь… Как маленький!
        - Откуда ты меня знаешь?
        - Невтриносов приказал найти белобрысого хохмача с молотком. Все очевидно! - едко сказал Пиджей.
        В ответ Кларенс надулся и с гордостью произнес:
        - Это не совсем «Центурион». Уникальная машина. Творческая переработка истребителя в дальний разведчик-изыскатель. Тридцать один метр длиной, шестьдесят пять тонн полной массы. Из них двадцать - планетный модуль. Аэродинамическая форма. Способен летать в газовой и жидкой атмосфере. Куча оружия на борту.
        - По-моему, жидкая атмосфера называется океан.
        - С точки зрения звездолета без разницы. Еще вопросы?
        - Можно хоть немного тепла в голосе?
        Хантер пожал плечами:
        - Я попробую, Пиджин. Идемте в столовую. Я больше не могу смотреть, как потрошат мое дитя.
        Кларенс зашагал по коридору. Питер едва поспевал за ним.
        - Профессор давно мечтал о летающей лаборатории. Вместе с пилотом, - сказал Пиджей. - Но почему именно ты, я не понимаю. После истории с разрядником я бы лично вымел тебя поганой метлой. Ты бы у меня всю оставшуюся жизнь разводил цветочки.
        - Может, он знает что-то, чего не знаешь ты? - спросил Кларенс и распахнул дверь комнаты, которая по традиции называлась столовой.
        К вечеру андроиды закончили монтаж. Верхняя половина корпуса легла точно в направляющие нижней. Подвешенный на захватах звездолет вплыл в динатронную камеру. На несколько секунд в окошке вспыхнуло тусклое сияние. По корпусу пробежал голубоватый луч сканера. Раскрылись металлические створки, и транспортер-платформа вывезла «Призрак» на посадочную площадку.
        Утром Кларенс робко постучал в дверь кабинета профессора.
        - Войдите! - раздалось в ответ.
        Хантер осторожно протиснулся внутрь.
        - Вот так бы всегда, - ухмыльнулся Невтриносов и указал на стул. - Как спалось?
        - Спасибо за беспокойство, - как обычно съехидничал Хантер и положил молоток на стол. - Замечательно. Я всегда быстро засыпаю перед ответственным заданием, сути которого мне никто не удосужился объяснить.
        - Нет времени на разговоры. Включишь систему - поймешь сам, что делать. Программа испытаний зашита в бортовой компьютер.
        В дверь постучали. Ученый крикнул «войдите!» и в кабинет, задыхаясь от быстрого бега, влетел Питер.
        - Наконец-то явился. У меня, похоже, одни разгильдяи работают! Хантер, бери напарника и начинай испытания, - раздраженно сказал профессор.
        - Э… Мне не нужен второй пилот, - заикнулся было Кларенс.
        - Не беси меня… - прорычал Невтриносов. - Марш на испытания! Живо!
        Хантер метнулся к двери.
        - Куда? - остановил его профессор. - Молоток не забудь!
        Открыв люк, Хантер пригласил напарника внутрь и неожиданно схватил его за руку:
        - Слушай, будь другом! Принеси мой коммуникатор! Я забыл его у профессора. А я пока приготовлю аппарат.
        Питер скрылся в крытой галерее. Кларенс показал ему вслед нос, задраил входной люк и поднялся в кокпит. Пару минут он пытался пристроить молоток, чертыхнулся и просто положил его на консоль. В конце концов, искусственная гравитация не даст инструменту свалиться на пол при любых маневрах.
        Засвистели вихревые двигатели. Под крылом поплыли песчаные дюны, горизонт подернулся голубоватой дымкой. Кларенс глянул на дисплей: кто-то уже ввел в навигационную систему данные. Он вывел звездолет на сверхзвук и остроносая машина, громыхая ударной волной, помчалась к белеющим на горизонте вершинам гор.
        Интересно, как работает пресловутая «новая система»? Хантер поерзал в кресле и на всякий случай пристегнулся. Откинул защитную крышку, чуть помедлил, повернул переключатель и воспарил над заснеженными скалами.
        Звездолет исчез. Руки превратились в атмосферные плоскости, тело стало фюзеляжем, ноги… да кто знает, куда они пропали? Вместо собственного биения сердца Кларенс ощутил ровную мощь реакторов и вихревых двигателей. Разум соединился с бортовым компьютером и заработал быстрее вспышки ядерного взрыва. Полное слияние с машиной…
        Хантер… а может быть, «Призрак», нырнул в разлом и помчался в извилистом коридоре, ловко уворачиваясь от покрытых трещинами стен. Прямо перед носом вырос черный прямоугольник с белым кругом - учебная мишень. Удар нейтронными пушками - каменные обломки черными брызгами разлетелись во все стороны. Мимо! Да что такое!
        Внезапно руку-крыло свело судорогой. От боли потемнело в глазах… или сенсорах. Кларенс попытался взвыть, но рот пропал куда-то вместе с остальным телом.
        Звездолет ринулся в подернутое белесой дымкой небо и начал выписывать немыслимые фигуры пилотажа. Хантер попытался переключить управление, но у него не было рук! Нервные импульсы терялись где-то внутри взбесившегося компьютера. И раз система управляется сознанием, единственный способ выбраться из передряги - потерять его.
        Любой другой человек потерпел бы фиаско. Но Хантер всегда воспринимал разум и тело, как нечто обособленное друг от друга. Он воткнул в раскол воображаемый лом, и, раскачивая его из стороны в сторону, начал расширять зияющую брешь между плотью и душой. Наконец, боль повисла где-то далеко…
        Хантер попытался выключить компенсатор перегрузок. Он возжелал этого всем сердцем, всей душой и страшная сила вбила его в кресло так, что затрещали кости. Голова взорвалась десятком сверхновых, и Кларенс очутился в кабинете профессора. Ученый, заложив руки за спину, ходил взад-вперед по кабинету, а на стуле, виновато повесив голову, съежился Питер. Он-то здесь причем?
        В ушах раздался неприятный шум, будто ураган гнал по ковру миллионы бумажек. Где-то далеко вспыхнула звезда, и поток белого света вбил Кларенса в самого себя…
        Хантер висел в кресле на ремнях. Все тело ныло, будто кто-то долго и методично избивал его ногами. Особенно досталось голове: пульсирующая боль сверлила череп, волнами растекаясь до самых плеч. По лбу, заливая глаза, текло что-то мокрое, теплое и противное.
        Кларенс вытер непонятную субстанцию и кое-как разлепил глаза. Звездолет застрял в расселине и лежал на боку, задрав к небу атмосферную плоскость. Центральный дисплей кричал желтым и красным цветами: аварийная защита погасила оба реактора. К счастью, корпус остался цел.
        На консоли управления валялся молоток. Хантер попытался ухмыльнуться через боль: вот что треснуло его по голове! Очень удачно: как ни говори, лучше получить по тыкве, чем стать похожим на плоского слизня в зоопарке Тилля. С перегрузками шутки плохи.
        Недолго думая, Хантер откинул защитную крышку и потянул желто-черную ручку. Три секунды, и катапульта отстрелит заостренный нос вместе с кабиной пилота.
        Сзади бахнуло, кресло больно ударило по спине. Краем глаза Хантер успел заметить летящий прямо в лицо молоток и нагнул голову. Инструмент загремел где-то сзади. Засвистел аварийный двигатель. Горизонт вернулся в привычное положение. Внизу поплыли зубья горных вершин. Они постепенно становились все ниже и ниже, кряж перешел в плоские холмы, и в равнину, засыпанную бесконечными желтыми песками.
        Энергии хватило на половину пути. Капсула резко снизилась и запрыгала по барханам. Наконец, словно странный бобслейный снаряд на финише, она замерла на вершине песчаного холма. Едва улеглась пыль, Хантер выключил аварийный маяк, проверил систему жизнеобеспечения и спустился вниз, в шлюзовую камеру. Достал аптечку, прижал ее к рваной ране над правым виском и зашипел, словно разъяренный кот. Медицинский клей - это больно. Нет, очень больно. Зато сразу останавливает кровь.
        Обработав свои раны, Хантер вообразил себя рыцарем на привале после сражения с неведомым чудовищем. Он положил китель под голову, свернулся калачиком в углу шлюзовой камеры и уже через несколько минут спокойно посапывал. Ему снилась золотоволосая принцесса с холодными льдинками голубых глаз. Она лежала в наполненном прозрачной жидкостью контейнере и ждала только его. Он протянул руки, но его избранница вспыхнула жарким пламенем и превратилась в обгорелый скелет…
        Хантер закричал и очнулся на металлическом полу спасательной капсулы. Подавив приступ тошноты, он выбрался в кабину и скривился от боли: под черепом будто кто-то пересыпал мелкие, но очень острые камешки.
        С любопытством глянув на россыпь звезд в черном, как вакуум, небе, Хантер щелкнул переключателем аварийного маяка, пристегнулся и уставился на светлую полоску над горизонтом. Он еще никогда не видел рассвета здесь, на планете-полигоне.
        Понемногу сияющая полоса ширилась, росла, меняя цвет от красного до лимонно-желтого. Внезапно звезды разом погасли. Где-то далеко сверкнула зеленая вспышка, будто солнечный луч прошел через кристалл изумруда. Наконец, над горизонтом поднялся ослепительный диск, заливая все вокруг обжигающим светом. Глубокие тени барханов изрезали пустыню. Белесое небо приняло свой обычный нежно-голубой оттенок.
        Потрясенный Хантер сидел, раскрыв рот, пока на него не упала тень. Только тогда он поднял глаза и увидел транспортный челнок с эмблемой Звездного флота. Зажужжали захваты, и гравитационный луч втянул капсулу в трюм.
        Нетвердо ступая, словно приноравливаясь, куда ставить ногу, Кларенс вошел в кабинет профессора. Невтриносов посмотрел ему прямо в глаза и хлопнул по столу ладонью:
        - Марш в медстанцию! После поговорим.
        - Мне вроде и так хорошо.
        - У тебя нистагм, - сквозь зубы процедил профессор.
        - Чего у меня? Ну вот, теперь мы с ним точно ни на что не пригодны, - съехидничал Хантер.
        - Глаз у тебя дергается. Сотрясение мозга. С ним не шутят! В медблок, быстро!
        Кларенс оперся о стену и умоляюще сказал:
        - Трофим Федосеевич, выслушайте, пожалуйста! Забыть могу! Вопрос жизни и смерти! Кто-нибудь когда-нибудь пользовался спасательными капсулами на малых звездолетах? Есть статистика?
        - Зачем тебе это? - изумился сбитый с толку профессор.
        - В аварийных накопителях недостаточно энергии. Если бы дело произошло на орбите, я бы оставил нехилый кратер посреди пустыни. Проектировщики этого чуда, наверное, сами в космос и не собирались. Я ведь использовал типовую конструкцию. Она давно не менялась! И это на боевой машине!
        Ученый раскрыл рот. Когда к нему, наконец, вернулся дар речи, он почесал квадратный подбородок и сцепил пальцы в замок:
        - Мда… Гм… Ничего себе заявления… А раньше ты об этом сказать не мог?
        - Без контрольного эксперимента? Что бы меня подняли на смех? - Кларенс пошатнулся и начал сползать по стене. Ученый бросился к нему, подхватил и усадил в кресло. Сел напротив и примирительно сказал:
        - Но ты нас здорово напугал! Представляешь, нашли «Призрак», а там тебя нет. Кстати, нам пришлось обращаться за помощью к флоту!
        - Ну, я же не виноват, что в центре разработки вооружения нет собственных челноков!
        - У нас нет пилота… - начал было профессор, но Хантер перебил его.
        - И не будет. Думаете, я здесь останусь после ваших издевательств над моим хрупким организмом? Как выключить систему слияния, так сказать, изнутри?
        - Это невозможно! - резнул профессор. - Для чего я, по-твоему, хотел послать с тобой Питера? А ты его, между прочим, обманул!
        - Это для его же блага. А если бы с ним что-то случилось? Человек не должен застревать в компьютере! Нужен выход!
        - Но ты же справился. Нашел решение?
        - Чистая удача! Счастье, что мне в бестолковку прилетел молоток раньше, чем позвоночник высыпался в трусы от перегрузки! В общем, как только «Призрак» починят, я вас покину. Полечу на верфь - дорабатывать спасательную капсулу. И домой. На базу.
        - Но испытания завершить ты обязан, - сказал профессор. - Почитай приказ.
        Кларенс откинулся на спинку кресла. В глазах плыло, Невтриносов говорил как будто откуда-то издалека.
        - Нет, - прошептал Хантер, едва не теряя сознание. - Это больно. Я не могу. Боюсь.
        - Понимаю, - сказал ученый. - Но надо. Я уменьшу реакцию болевого контура или даже отключу его… временно, конечно.
        - Хорошо, коли так…
        - А почему ты не надел бронекостюм? А если нарушение целостности корпуса? - быстро спросил ученый.
        - Если какая-то сила проломит корпус, мне ничто не поможет. С тем же успехом запросто можно надеть водолазный костюм в батискафе, - Хантер опустил голову на грудь и закрыл глаза.
        Невтриносов достал коммуникатор и ткнул пальцем в экран. В кабинет въехал робот-каталка. Хантер, вскочил, в глазах потемнело, он увидел себя, бессильно повисшего на спинке кресла, и попытался закричать. Но рта у него не было…
        Умри, но воскресни!
        Кларенс Т. Хантер, еле переставляя ноги, брел в густом полумраке коридора звездной базы. Какой смысл приглушать лампы «ночью»? Не лучше ли поставить датчики движения? Мысли еле ворочались, в глаза очень хотелось вставить как минимум по паре спичек.
        - Кларенс! - повелительный голос кнутом хлестнул едва мерцающее сознание. Хантер остановился и поднял взгляд на атлетически сложенного мужчину, выросшего перед ним, словно по мановению волшебной палочки:
        - Полковник Манн! Легки на помине. Я только что думал, как бы мне вас найти! Насчет ночного освещения!
        - А я думал, когда же ты, наконец, перестанешь позорить форму десантника? Мог бы ее хотя бы постирать, раз выгладить слишком сложная задача для тебя!
        - Я всего лишь скромный пилот, - ответил Кларенс, активно пытаясь разлепить веки. - Если вы поймали меня в коридоре только для того, чтобы сделать внушение по поводу обмундирования, так знайте: я целые сутки катал по учебному планетоиду взвод болванов под командованием кретина-лейтенанта …
        - Есть важное дело… вне службы, - перебил полковник. - Ты должен срочно доставить меня на планету-полигон.
        - Регина, аве Мария! У меня нет сил, командир! - возопил Кларенс. - Разве только если вы хотите, чтобы я раскокал и вас, и звездолет. А мне его жаль. Он у меня совсем новый.
        - К сожалению, нет времени, - нетерпеливо сказал полковник. - Мне надо успеть… ты в курсе, что умер профессор Невтриносов?
        - Туда ему и дорога, - Хантер зевнул и протер пальцами глаза.
        - Я знаю, что у вас были натянутые отношения, но нельзя же так…
        Внезапно Кларенс подскочил, словно его ткнули иглой пониже спины:
        - Что вы сказали? Кто умер?
        - Начальник центра разработки вооружений профессор Невтриносов, - раздельно проговорил полковник.
        - У них же есть воскресительная машина! Новая! Второй модели!
        - Что-то пошло не так. Церемония погребения…
        Не говоря более ни слова, Хантер схватил полковника за руку, и оба - пилот и командующий базой, что есть силы, рванули в док.
        - Ты маньяк! - прошептал инспектор. - Угрожать заместителю председателя Совета! Это неслыханная наглость! Хватайте его, Манн!
        - Спите спокойно, инспектор, - подмигнул Кларенс. - Я не буду жаловаться на вас в Совет.
        Хантер наблюдал за работой похожего на тумбу автомата. Тот усердно прилаживал дверь на очищенную от пыли шлюзовую камеру. Массивные металлические «руки» держали тяжелую плиту, рабочие щупальца ловко восстанавливали разорванные соединения и меняли пироболты. Над бетоном посадочной площадки дрожало раскаленное марево, но адская жара, казалось, не производила никакого впечатления ни на человека, ни на робота.
        Наконец, сверкнуло во втором телеподе, отошла в сторону металлическая дверь и ученый, грозный и вальяжный, ступил босыми ногами на пластиковую дорожку.
        Когда Кларенс очнулся, буря была в самом разгаре. Черная кутерьма, прорезаемая фиолетовыми молниями, металась на экранах наружного обзора. В горле стоял отвратительный ком, и Хантер сгенерировал самый отвратительный кофе, который смог найти в памяти регенератора. Как раз под настроение.
        - Быстро! В медстанцию! - закричал Хантер.
        - Почему я голый?! - загремело во всех уголках медблока.
        - Я должен сам в этом убедиться! Необходимо повторить…
        - Я буду жаловаться! Я сообщу в Совет!
        Через открытый проем в шлюз надуло немало пыли. Наверное, не стоило сбрасывать дверь - вон она валяется метрах в пяти от звездолета. Ставшие бесполезными кабели электрического привода бессильно свисают вдоль борта, уходя под фальшпол. Впрочем, все это ерунда: пятнадцать минут не очень интенсивного ремонта.
        - Избавь меня от технических подробностей, Хантер. Но, конечно, я поражен твоей реакцией… Я не могу понять, зачем ты впрягся за Невтриносова? Вроде как это он виноват в твоих злоключениях?
        - Победителей не судят, дружище. Я догадался изменить причину смерти. Разрыв аневризмы перестал быть неизбежным. Он стал всего лишь вероятным. К счастью, мне удалось уложиться в один удар сердца.
        - Мы не можем прервать церемонию ради хотелок жалкого пилота! Джеральд, будьте добры, избавьте нас от своего подчиненного. Любыми способами!
        Инспектор вытер пот носовым платком и поморщился, будто разжевал лимонную дольку.
        Но вместо унылого бетона посадочной площадки, Хантер увидел пеструю толпу.
        Машина определяет момент смерти, «перематывает» ленту времени назад и возвращает человека в состояние, когда он был еще жив. В случае гибели от, например, огнестрельной раны все работает, как надо - пуля прилетела извне. В новой точке пространства ее нет. Но с аневризмой дело обстоит по-другому: она внутри тела и лопается сразу после «процедуры» воскрешения. Организм умирает быстрее, чем сканер медстанции успевает перевести тело в цифровой код.
        - А я думаю, чего у него рот до ушей? - Хантер задумчиво почесал в затылке разрядником.
        - Слушаю, - Дасти вновь принял важный и напыщенный вид.
        Полковник тяжело вздохнул и положил огромного ученого на ленту транспортера. Тело скрылось внутри камеры, машина зашипела. Невтриносов лежал спокойно, мощная волосатая грудь медленно поднималась и опускалась.
        - У меня здесь ракета. Ядерная. Никто не уйдет обиженным, - скучно, словно читая лекцию в планетарии, пояснил Кларенс.
        - Ты наглец, Хантер! Это я хотел сказать…
        - Это мы и так знаем. Стоило ради этого мучить профессора целых четыре раза? - издевательски поинтересовался инспектор.
        Через несколько часов Кларенс почувствовал, что еще немного - и он сбрендит от медицинских и физических терминов. И никаких идей, никакого результата.
        - Ха! Заскучал без Наташи? Я поговорю с твоим начальством…
        - Ладно, проехали, - махнул рукой Хантер. - В общем, это вы во всем виноваты. Давайте-ка перенесем тело в медблок. Я один не справлюсь - больно шеф огромный.
        - Разрыве чего, простите?
        - Ничего нельзя сделать, - отрезал усач. - Не мешай нам.
        Вот уж повезло, так повезло: никто не осмелится добраться до него, пока серая круговерть безраздельно властвует над пустыней! А сейчас очень не хочется выслушивать чьи-то нравоучения. И даже красавица Лилианна Андреевна кажется ведьмой, способной уничтожить, раздавить мощью науки любые попытки воскресить несчастного ученого.
        Проглотив похожий на техническое масло напиток, он снова лег на койку, взгромоздил на живот портативный компьютер и, словно перед трудным экзаменом, открыл сразу несколько технических справочников. Мысли помчались бесконечным потоком.
        На ладони лежал револьвер - некогда грозное, а ныне, в мире бластеров и разрядников, жалкое и беспомощное оружие с планеты со смешным названием Земля. Подарок друга. Хантер откинул дверцу и провернул барабан - все семь патронов были на месте, в своих каморах. Можно стрелять. И даже застрелиться.
        Но прежде, чем полковник успел открыть рот, Хантер выхватил боевой разрядник. Люди шарахнулись в сторону.
        - Зато я подам рапорт о переводе на планету-полигон. За профессором надо присматривать, иначе он снова влипнет в какую-нибудь историю. Суметь накосячить в алгоритме воскресительной машины мог только Невтриносов. А можно вас попросить кое о чем?
        - Повторить! - спокойно приказал Кларенс.
        - Если не вознесетесь в стратосферу, - зловеще улыбнулся Кларенс. - Впрочем, я сам накатаю кляузу.
        - Как благородно с твоей стороны. Разумеется, ты избавил Невтриносова от предсмертных страданий, но дальше что? - резко спросила Лилианна Андреевна. Ее синие глаза смотрели осуждающе и вопросительно. Видимо, эксперименты пришлись ей не по душе.
        - … мы предаем огню тело достойнейшего члена общества, споспешествовавшего прогрессу и процветанию Галактики! - отдуваясь и периодически приглаживая пышные черные усы, распинался коренастый тип в строгом костюме. - Необратимая и безвременная кончина вырвала его из наших рядов!
        - Ну, ты же знаешь Невтриносова… - попытался оправдаться Дасти. - Он человек увлеченный. Иной раз его и на десять минут не вытащишь.
        Инспектор вытаращил глаза, набрал в легкие воздуха и закашлялся.
        - За то, дружище, что вы и пальцем не пошевелили для спасения достойного члена общества, спо… спе… как его там… эээ…
        - Он прав, Кларенс. Как бы мне ни хотелось не говорить банально, но в нашем случае медицина бессильна.
        Оставляя за собой огненный след, звездолет камнем падал на песчаную поверхность планеты-полигона. Засунув ноги под себя, скрючившись в совершенно немыслимой для нормального человека позе, Кларенс вцепился в ручное управление, и, сжав зубы, вел окутанную белым сиянием машину. Только бы успеть… Сидевший в кресле навигатора полковник Манн сонно прикрыл глаза.
        - Профессор - мой Учитель с огромной такой буквы, - съехидничал Кларенс. - Вряд ли без него я вкусил бы все прелести романтики. Между прочим, я ведь так и не снял тогда разрядник с предохранителя. До сих пор не знаю, зачем полковник мне подыграл.
        Беловатая вспышка поглотила профессора, обращая его в цифровой код и потоки энергии. Теперь можно было не торопиться. Лилианна Андреевна взглянула на Хантера, кивнула и защелкала клавишами, нажимая на них изящными длинными пальцами.
        Сам не зная зачем, Хантер полез в шкафчик над койкой. Среди разного хлама под руку попалось что-то металлическое, грубое.
        - Дайте мне отпуск на недельку, инспектор? Мне надо привезти одного человека. Полковник все время нагружает меня заданиями. То у него тренировки, то маневры совместно с флотом…
        Горизонт запрыгал, звездолет запахал по песку, взметая клубы пыли. Кларенс рванул рычаг аварийного сброса двери и, как только сработали пироболты, понесся, не чуя под собой ног, в сторону погребальной процессии.
        - Парез лицевых мышц, - ответила Лилианна Андреевна. - Это бывает при разрыве аневризмы в мозгу.
        - Стойте! Стойте! - закричал Кларенс, хватая ртом горячий воздух. - Инспектор Мэйн, вы не можете его вот просто так…
        - Именно, - беспощадно продолжил Кларенс. - А еще мне очень интересно, как вы и вся ваша медслужба проворонили смертельную болезнь профессора? Почему его не обследовали? Медицинская коррекция - пара пустяков, если она сделана своевременно!
        В лицо пахнуло холодным воздухом, и Хантер подставил ледяному порыву разгоряченное лицо. Через несколько минут словно обжигающий кулак ударил в лицо: явный признак пыльной бури.
        Кларенс, увязая в песке, шел к уткнувшемуся носом в бархан звездолету. Ярко-белая, словно козье молоко неизвестной степени свежести, луна выглянула из-за атмосферного стабилизатора. Длинная тень крылатой машины коснулась ботинок.
        Стоп! Откуда это дурацкое сравнение с вкусным и полезным, но совершенно неуместным продуктом? Наверное, прочитал где-то в литературе. Может, попробовать писать рассказы? Это утопия. Такая же, как воскрешение профессора. В обоих случаях не хватает совсем чуть-чуть.
        - Лилианна Андреевна! - умоляюще закричал он, увидев знакомое лицо. - Пожалуйста, скажите ему! Вы же врач!
        На радостях Кларенс выхватил из регенератора самый лучший кофе с бисквитами и устроил себе грандиозный пир во время пыльной бури. За несокрушимой броней жалкая и ничтожная природа пыталась устроить конец света, а Хантер глотал чашку за чашкой, щелкал барабаном револьвера и глупо улыбался самому себе…
        Озарение ударило в мозг, словно лопнувшая аневризма. В голове завертелась веселая песенка.
        - Заранее спасибо, - перебил его Хантер и закрыл за собой только что отремонтированную дверь звездолета.
        Хантер посмотрел в глаза инспектору:
        Тишина, и без того стоявшая на площадке, стала оглушительной. Десятки пар глаз уставились на Хантера.
        - Аневризмы, - повторила врач. - Сосуд у него лопнул в голове. Ясно?
        Крышка воскресительной машины приподнялась на дюйм. Время остановилось, и мир застыл в безмолвии. Хантер уже держал револьвер наготове и нажал на спусковой крючок. Медленно, как во сне, курок двинулся на свидание с капсюлем. Пуля блеснула в свете ламп. Из дула вырвались пронизанные красноватыми блестками клубы порохового дыма. Мир оттаял. В уши ударил гром выстрела, крышка откинулась в сторону. Профессор лежал неподвижно, в его виске темнела дырочка. Струйка крови стекала на ухо.
        Хантер задраил за собой внутренний люк и поднялся в каюту, освещенную лишь тусклым светом дежурных ламп. Лег на койку и, как только голова коснулась подушки, уснул беспокойным сном. Мозговой штурм проблемы так и не состоялся.
        Внезапно Хантер почувствовал чье-то прикосновение и обернулся. За спиной стоял Дасти Мэйн. Его круглое лицо лоснилось от пота, некогда пышные усы жалко топорщились в стороны.
        Полковник выдернул бьющееся в конвульсиях тело из воскресительной машины, и, глухо крякнув, швырнул в телепод медстанции. Зажужжал и защелкал сканер.
        - Дасти, ему достаточно отпустить кнопку, и от нас всех даже пепла не останется. Рискните сами.
        - Ладно. В любом случае, если бы не ты, мне пришлось бы сидеть в этой дыре, пока не пришлют нового руководителя.
        - За что? - вытаращился Дасти. Весь его апломб словно сдуло горячим дыханием пустыни.
        Украшенная розами и гибискусами капсула с телом профессора стояла на тележке, готовая к загрузке в дезинтегратор. Хантер не поверил своим глазам: на лице покойного застыла… улыбка!
        «Признаки жизнедеятельности отсутствуют, коррекция невозможна» - выдал умный аппарат. Уголки губ профессора расплылись в улыбке и застыли.
        Кларенс не ответил. Напрягая все силы, он вытащил грузную тушу из телепода прямо на пол, вошел внутрь и приказал включить сканер.
        - Время кодирования двадцать восемь и две десятых! - крикнул Хантер, как только металлическая дверь с прозрачным окном отошла в сторону. - Смерть наступает через…. нам не хватает жалких пяти-шести секунд.
        - Я думал, в какой-то момент он проживет достаточно долго. Пожалуйста, отнесите труп в морг. Пусть прохлаждается, - печально сказал Хантер и понуро побрел к выходу.
        Высокая женщина в темном, украшенном астрой платье, печально покачала головой:
        Кларенс в отчаянии обвел толпу взглядом.
        - Споспешествовавшего, - угрюмо отозвался инспектор.
        Ошибка
        ФАНФИК ПО РАССКАЗУ ЖАНА КРИСТОБАЛЯ РЕНЕ «ВОР, ПАЛАЧ И АГР».
        Часть 1. Достать агра.
        Часть 2. Ибо они не ведают, что творят.
        углерод - 8.41 кг,
        водород - 3.22 кг,
        Состав:
        сера - 1.02 кг
        натрий, хром, магний, железо, йод, фтор, бром, марганец, медь, селен…
        «Объект агр сканирован и закодирован. Анализ: углеродная органическая форма жизни. Общая масса 41 килограмм.
        кальций - 0.38 кг,
        фосфор - 3.16 кг
        азот - 2.4 кг,
        Оцифровка…
        Дематериализация…»
        кислород - 22 кг,
        В телеподе, отдаленно напоминавшем трехметровую ребристую фасолину, зажужжал сканер. Монстр, похожий на сгорбившегося карлика с головой насекомого, сидел тихо, нервно шевеля почти человеческими руками. На дисплее высветились результаты.
        - Ты растянул губы, опустил руку, а затем снова поднял ее, - терпеливо разъяснил Кларенс. - Мог бы сэкономить энергию. Когда ты это поймешь, пробьешься в Центр. Может быть.
        Кларенс швырнул под ноги чудовищу металлическую коробку, ее верх со щелчком раскрылся. Раздался резкий визг, и столб света втянул жуткое создание внутрь контейнера.
        - Стойте! Кто вы такие? - прогремел чей-то голос. Худощавый мужчина в красной мантии стоял на плоской каменной глыбе высотой добрый десяток метров. Интересно, как он туда забрался?
        - Ты чего? Они не кусаются. Травоядные. Не думал, что у тебя «слонобоязнь». Лучше берегись вот его. Он может долго высасывать человека, понемногу растворяя еще живую плоть, - Генри ткнул пальцем в большой стеклянный куб. В нем сидели существа, похожие на комара, но величиной с орла. Острые хоботки, царапающие стенки, издавали противный скрежещущий звук.
        Кларенс прошел через массивные ворота, миновал клетки с обезьянами и в ужасе шарахнулся от вольера со слонами, изо всех сил вцепившись в руку приятеля.
        - Ха! Наш друг, оказывается, настоящая фабрика смерти! Курареподобный яд - это мелочи! - восторгалась Лилианна Андреевна. - Да он просто завод по производству боевых отравляющих веществ! Вот зачем столько фосфора! А когда ему что-то не нравится, он впрыскивает жертве, как вы думаете, что? Столбнячный экзотоксин с дисульфидной связью! Вернее, его аналог. Да, не завидую я…
        Две мрачные темные фигуры пробирались среди развалин, осторожно ступая мимо разбросанных камней и битого кирпича. Освещенные восходящим солнцем полуразрушенные серые стены высились вокруг, длинные тени и непривычные формы строений создавали ощущение сюрреализма и гротеска.
        - Стоп! - резко сказала Лилианна Андреевна грудным голосом, от которого у Кларенса побежали по телу мурашки. - Сейчас не время для посттравматических переживаний! Ты сорвешь важный эксперимент! И в этом будешь виноват только ты, Хантер! Так-то лучше. Начнем!
        Кларенс, надев очки ночного видения, пробирался по асфальтированным дорожкам. Необходимо соблюдать особую осторожность: звери чуют присутствие человека. Если они поднимут гвалт, будет худо. Вольер со слонами Кларенс постарался обойти как можно дальше. Ни за какие сокровища Вселенной он не рискнул бы подойти к абсолютно безобидным животным. И никому бы не открыл тайну своих страхов.
        - Что вы собираетесь делать с агром после исследования? - жестко перебил Кларенс ее словоизлияния. Неожиданная мысль пронзила его, словно электрический выстрел разрядника. Тело напряглось, руки сжались в кулаки. Как всегда, когда происходило что-то несправедливое и чудовищное. Наверное, чувствовать чужую боль - слишком страшный дар, но он выстрадал его сотню лет назад, во время Миссии. И с той далекой поры он несет на себе этот крест. Печать смерти.
        - А я-то думаю, что за энергетические флуктуации показывают мои датчики? На нас не подействует даже магия восьмидесятого уровня. Мы - читеры! В общем, не советую нас преследовать, пытаться торпедировать, и все такое, даже если твои турбогенераторы выдержат. Не то получишь ядерную ракету в торец. Аста ла виста, бэйби!
        - Отправим в центральный зоопарк на Тилле. Что же еще? Правда, в первозданном виде наш приятель слишком опасен. Я нейтрализую здесь и подкорректирую это, - она ткнула пальцем в экран.
        - У животного специфическое питание, придется построить ему кормушку, - отозвался Невтриносов. - Мне нужно несколько дней.
        Кларенс надел новую форму уорент-офицера, прицепил «крылышки пилота», орденскую планку и направился к парковке. Прохожие улыбались и смотрели на него с удивлением и жалостью - такова ныне участь ветеранов. Он сел в электрокар, выбрал на дисплее «зоопарк» и погрузился в тягучий поток собственных мыслей.
        - Новинка, агр обыкновенный! Жаль, никак не могу запомнить, откуда его привезли.
        - Тише, Кларенс! - зашипел ученый, обратив к спутнику похожую на черный череп маску. - Спугнешь!
        Тварь искали долго. Только к вечеру, с помощью улавливающих биотоки чувствительных сенсоров, повизгивающее от ужаса чудище обнаружили на складе. Оно забилось в угол и попыталось забаррикадироваться, свалив в кучу экспериментальные термоядерные боеприпасы. Пойманного монстра отнесли в лабораторию.
        Кларенс поднял руку с зажатым в ней разрядником, но перепуганный монстр юркнул в боковой проход. Попытка выстрелить ракетой также не принесла положительного результата. К счастью для всех.
        - Любовь с первого взгляда - ухмыльнулся Генри. - Думаешь, монстр плачет? На самом деле он хочет сделать тебя своей игрушкой! Ничего не выйдет, у гадюки вырвано жало!
        На центральном дисплее вспыхнуло древнее, как сама космонавтика, слово «RETROFIRE». «Призрак» погасил скорость и провалился в подернутую дымкой прозрачную голубизну атмосферы. Кларенс доверился автопилоту. Тилль - одна из центральных планет с интенсивным движением, здесь малейшее нарушение правил чревато серьезными последствиями.
        - Сам-то? Занимаешься ерундой в захолустье.
        Засвистели встроенные в бронекостюмы вихревые двигатели, на глазах изумленного палача Кларенс и профессор взмыли в безоблачное бледно-голубоенебо и умчались, будто их никогда не существовало.
        - Кларенс, ты в своем репертуаре, - очаровательно улыбнулась высокая стройная женщина в темно-синем платье. - Я уж думала, не дождусь от вас образец.
        Лилит, теперь Кларенс мысленно назвал ее так, улыбнулась холодными синими глазами. Лицо «врачихи» сохранило равнодушно-скучающее профессиональное выражение.
        - А ты кто будешь, мил человек? Тебе накидка ходить не мешает, часом?
        Кларенс поднял руку с разрядником, и медленно произнес услышанную на Земле фразу:
        Одна из фигур, поменьше, запнулась о какой-то предмет:
        - Хватит хохмить! - злобно процедил профессор. - Насмотрелся же на Земле… Теперь нас будут знать под этими именами!
        Из задумчивости его вывел мелодичный звуковой сигнал. «Мы на месте» - произнес дружелюбный голос автомата. Кларенс захлопнул дверь, и умная машина тут же умчалась. Пасмурная зелень и легкий, ласкающий лицо ветерок не могли разогнать подавленное настроение.
        - Не знаю такого. Должно быть, могущественный клан, раз на вас не действуют заклинания.
        - Зачем тебе? Какая разница? Это имело бы смысл в давние времена. Когда существовали деньги.
        Зал был огромен. Абсолютно гладкий, отполированный гранитный пол отражал уходящие во тьму колонны. Хмурый свет просачивался через маленькие зарешеченные окошки, практически не разгоняя сумрак. Почти в центре темнело что-то подозрительно огромное, наверное, алтарь какого-то божества.
        Пройти удалось совсем немного. На выходе их встречали, причем приветственная делегация состояла из одного не очень дружелюбного человека.
        Металлические опоры звездолета с лязгом припечатались к бетону посадочной площадки. Концы крыльев сложились, освобождая пространство. Кларенс выскочил в ужасную духоту пустыни, открыл стальную дверь потерны и помчался по бесконечным галереям центра разработки вооружений, размахивая, словно диковинной пращой, контейнером на конце короткого электрического кабеля. Внезапно пальцы разжались, и ловушка с грохотом ударилась о стену. Металлические створки раскрылись, коридор наполнило сияние, и жуткий пленник с визгом вырвался на свободу.
        Люди с интересом рассматривали карлика с головой насекомого, опутавшего щупальцами похожую на человека куклу с уходящими в нее гофрированными трубками. Мужчины смотрели на монстра с гримасой отвращения, женщины ахали и отворачивались. Вездесущие детишки - бойкие сорванцы в костюмах и маленькие кокетки в разноцветных платьях показывали на обитателя клетки пальцами и заливисто хохотали, возбужденно обсуждая невиданное животное. Генри протиснулся сквозь толпу, увлекая друга за собой.
        - Не хотел бы я заслужить награду убийцы. Я вообще не понимаю, зачем ты пошел в армию? Романтики захотелось? Что мы стоим? Идем, дружище.
        Профессор направился к выходу из непонятного сооружения, так и не осмотрев алтарь. Кларенс последовал за ним. Впрочем, они еще сюда вернутся с ретроспектором, хитроумным и опасным прибором, вызывающим тени прошлого. Но сейчас требовалось как можно быстрее вручить «подарок» заказчику.
        - Это, - Кларенс ткнул пальцем в сторону профессора, - гудрый Му… простите, мудрый Гудвин, великий и ужасный. А я - Урфин Джюс, его верный помощник.
        Кларенс, которому очень хотелось сморозить банальность в стиле «дед Пихто и бабка с пистолетом Ярыгина», сдержался, включил внешние громкоговорители и ответил по-еврейски, вопросом на вопрос:
        Поздно вечером в зоопарке воцарилась кромешная темнота. Редкие огни горели только в клетках и вольерах с животными, которым требовалось постоянное освещение.
        - Перестань ерничать, уорент-офицер Хантер! Как тебя терпит полковник?
        - Это метафора, - смутился Генри. - В общем, из глаз твари капает слюна.
        - У змей нет жала. У них язык. И ядовитые зубы.
        - Виноват. Не переживайте, я уже придумал, как доработать контейнер.
        - Кларенс, ты еще в универе был занудой. Цеплялся за любую мелочь и неудачно хохмил. Сто лет прошло, а ты все такой же. Чем занимаешься?
        - Да как хочешь, так и понимай.
        Кларенс завистливо смотрел на темноволосую красавицу. Она читала генетический код, как раскрытую книгу:
        - Прости их, ибо они не ведают, что творят.
        - Не надо ненужной лести. Я - врач, меня этим не проймешь. С другой стороны, только два таких психа, как ты и профессор, могли построить звездолет для путешествий между мирами. Давай, назовем его, скажем… «миролет»… или нет, «мироед»?
        Оглушительный треск разряда разбудил зверей, многоголосый вопль прорезал ночной воздух. Со всех сторон бежали люди, но Кларенс даже не думал скрываться. Ему не были страшны никакие обвинения: он исправил чудовищную ошибку. Никто, кроме него, не понял, что на вечные муки ученые обрекли разумное существо.
        Кларенс пригляделся - на гребне атмосферного стабилизатора «грузовика» виднелась полустертая надпись «Бегемот, порт приписки Кварг». Издалека явился, трудяга.
        - Маги? Из какого клана?
        Бортовой компьютер, работавший быстрее и точнее человека, повел машину на снижение по заданной диспетчером траектории вслед за гигантским транспортом. Зачем эта громада вообще садится на планету с риском разворотить половину города при аварии? Груз можно доставлять челноками.
        - Прошу прощения, Лилианна Андреевна. Техническая накладка. Вы сегодня, как богиня. Естественно, добрая. По крайней мере, я на это надеюсь.
        - Кого вы позовете? Охотников за привидениями! - закричал Кларенс. - Лилианна Андреевна получит свой новогодний «брезент»!
        Чудовище исчезло в беловатой шипящей вспышке. Лилианна Андреевна сжала губы и села за пульт:
        - Ядовитый комар особой породы? - спросил Кларенс.
        - Ты неправильно поступил. Сначала улыбнулся, а потом сделал движение рукой. Надо было наоборот.
        - Вот… пожалуйста, Лилианна Андреевна! - простонал Кларенс. - Не надо ерничать, а? Вам оно не идет. Это моя… как ее там… рогатива, вот! Я уже назвал машину «Wraith» - «Призрак»!
        Похожая на варана ящерица скользнула к стене и исчезла в трещине, но сенсоры продолжали указывать на присутствие живого существа. Кларенс активировал маскирующее устройство и двинулся в нескольких метрах позади профессора, практически невидимый для постороннего взгляда. Ученый, включив излучатель феромонов, напротив, ступал совершенно беспечно, изображая зазевавшегося вора. Датчик движения бесновался, неведомая тварь приближалась, явно выбирая удобный для нападения момент. Саспенс, однако.
        Агры прекрасно видят в темноте, тварь заволновалась, заворочалась, и снова умоляюще протянула руки к человеку. Слезы полились тонкими ручейками, прозрачная жидкость растеклась по полу маленькими лужицами.
        - Ничего странного не замечаете? Зачем ему столько фосфора и серы?
        Внезапно кто-то положил руку на плечо. Кларенс обернулся. Перед ним стоял рыжий толстяк-весельчак с плоским, похожим на блин лицом. Университетский приятель, имя которого, Генри, он узнал лишь на последнем курсе.
        Полтора часа поисков не принесли результата. Во всяком случае, ожидаемого. Путешественникам попадались заботливо разложенные вражескими завхозами мечи, кинжалы, луки со стрелами, деньги, драгоценные камни. Все то, что Кларенс охарактеризовал, как ненужный хлам. Впрочем, пару монет он все же сунул в карман. Не стоит повторять ошибок предшественников, расплачиваясь в средневековых тавернах химически чистым золотом.
        - Зато у меня есть медаль.
        Ответом был испепеляющий взгляд зеленых глаз. Ученый шагнул к аварийному оповещателю и глухим от ярости голосом объявил биологическую тревогу.
        - Статистическая обработка нападений показала, что все они произошли в руинах, - менторским тоном ответил профессор. - Какой смысл идти в катакомбы? Нам нужна отдельная особь, а не гибрид! Ну, хорошо. Обыщем это сооружение, явно культового вида, и пойдем, куда скажешь.
        Кларенс развернулся и вышел, оставив недоумевающую Лилианну Андреевну наедине с профессором.
        Невтриносов захохотал:
        - Следователь транспортной безопасности. К счастью, в настоящее время мне решительно нечего делать. Подвизаюсь испытаниями новейшего оружия.
        - На планете-полигоне? Занесло тебя в дыру! А я в местном Совете. Да это не то, в Центральный бы пробиться. Но там все занято.
        Внезапно лицо Кларенса стало маской, бессмысленный взгляд вперился в какую-то точку в бесконечности.
        - Проклятье! Опять сундук с золотом, профессор Невтриносов! Зачем он нам нужен? Кто их здесь раскидал? Мешаются под ногами.
        - Я не нахожу в этом ничего плохого, - возразил Кларенс. - Скажите спасибо, что я не обозвал Вас Мартином Шаккумом.
        - Давай дальше. Ты неплохо ориентируешься в экспонатах.
        - Я сейчас поседею, уорент-офицер Хантер! Ты хотел оставить от комплекса руины вроде тех, что мы сегодня видели? - квадратная челюсть профессора выдвинулась вперед. - Иногда у меня появляется острое желание отшлепать тебя, как мальчишку!
        - Я говорил, что надо идти в пещеры! Агры водятся там! - заявил Кларенс, досадливо пиная носком бронеботинка оскаленный человеческий череп.
        - Привет, старина! Как дела?
        - Маклаудов, конечно, - Кларенс давился еле сдерживаемым смехом.
        - Ты… - возмущенный ученый не успел ничего ответить. Словесную перепалку прервал незнакомец:
        - Почему? - опешил Генри.
        - Почем знаешь? - удивился Генри. - Да, это обитатель болот Кварга, и счастье жителям тамошних городов, что эти насекомые никогда не покидают ареал.
        - Я - пилот-десантник звездного флота. Могу водить звездолеты.
        Серый мастодонт скрылся в облачной пелене, белесые вихри вспухли, на минуту разогнав клубящуюся муть. Диспетчер приказал прекратить снижение и следовать в зону ожидания. Лишь через полчаса опоры маленького звездолета коснулись указанного места на посадочной площадке космопорта.
        - Хорово.
        - Я попрошу внести изменения в реестр! Экспериментальный мироед «Призрак»!
        - Вот шипокрыл с Пирра, зубастая тварь. Кислота вместо слюны, острейшие когти. Тгасклит - многозубый демон с Орала-2. Но это уже приелось. Мы у цели нашего путешествия. Ого, сколько народа!
        - Э, не скажи! - Генри ухмыльнулся и провел рукавом по толстым губам. - Есть известность, почет, слава. Трансляция не на планету или сектор, а на всю Галактику. И женский персонал там посимпатичнее, ну, понимаешь, да?
        Сбитый с толку, палач растерянно пробормотал:
        - Работа у него такая, - по интонации можно было понять, что Кларенс улыбается во все двадцать восемь отвратительно-белых зубов.
        Бу! Нечто темное прыгнуло на ученого, наивно пытаясь прокусить бронекостюм. Ученый сделал движение рукой, сработали мускульные усилители и монстр отлетел на несколько метров в сторону. Из подмышки твари показались сочащиеся слизью щупальца. Фу, какая пакость.
        Внезапно карлик узнал Кларенса. Он протянул к нему руки сквозь пластиковые прутья решетки. Блестящие и подвижные, как ртуть, глаза наполнились прозрачной жидкостью.
        - И ради этого ты окончил универ? Не верю! Колись, бродяга!
        - Вы стоите перед палачом гунджа! Отвечайте! Кто вы?
        И агр, словно поняв человека, медленно кивнул шершавой головой с двумя огромными глазами. Или так показалось? Кларенс выключил очки, нажал кнопку, имолния, прочертив тьму ослепительным зигзагом, оставила от монстра черную дымящуюся массу.
        - Нет, - печально вздохнул Кларенс. - Это слезы. Настоящие, человеческие слезы. Ладно. Пора. Мне здесь больше нечего делать.
        - Не переживайте, профессор. Упругие колебания среды не выходят за пределы бронекостюмов. Мы с Вами общаемся при помощи электромагнитных волн сантиметрового диапазона. Вряд ли наш Громыхало из Подмышки в состоянии их воспринимать.
        - Не пойму, - Генри пощипал редкую бородку. От него отвратительно разило местной парфюмерией.
        Генри пожал плечами и остался возле клетки, кривляясь и строя рожи агру.
        Нашествие ванзеров
        Кларенс Хантер завернулся в одеяло так, что снаружи торчал только его ничем не примечательный нос и громко сопел. Ему снилось, будто жгучая красавица сладко стонет в объятиях страстного любовника, прижимаясь к нему распаленным телом. Разумеется, мускулистым и сильным, как универсальный автомат, самцом-счастливцем был он сам. Пышная грудь… в общем, совсем не такая, как у Наташи… трепетала, что ли? Или как там оно называется? Внезапно девушка завизжала так, что заныли зубы, обнажила звериные клыки и закричала металлическим голосом:
        - Боевая тревога! Боевая тревога! Всему персоналу занять свои посты!
        - Ну, иттить, так иттить. - пробормотал Кларенс. - Считайте меня коммунистом.
        Вход в Гвоздодера находился там, где у обычного человека должен быть пупок. Хантер влез в маленькое помещение, закрыл за собой люк и… остался в кромешной тьме. Пошарил по стене, наткнулся на пару оголенных проводов, чертыхнулся и щелкнул выключателем. Загорелся синий аварийный свет. Кларенс по приваренным скобам забрался в кокпит и включил массивный рубильник на задней стенке. Разноцветной россыпью вспыхнули сигнальные лампы, ожили экраны. Откуда-то сверху выпали силовые ремни системы управления. Кларенс щелкнул замками, лямки напружинились и приподняли его в центр кабины. Несмотря на то, что он висел, спутанныйпо рукам и ногам, отсюда ему легко было дотянуться до любой панели или кнопки. Пропела трель самотестирования и страшный механический голос проревел: «Реактор онлайн, пушки и ракеты онлайн, все системы в норме!»
        Кларенс выстрелил из обоих пиписов, но сгустки энергии не произвели на супостата никакого впечатления. Впрочем, ответная стрельба оказалась столь же неэффективной. Тогда в руке робота появился металлический прут. Хантер пригляделся и с ужасом понял, что это банальный лом. Только очень большой. Вдруг в наушниках раздался голос Невтриносова:
        - И это мне говорит директор центра разработки вооружений, - съехидничал Кларенс.
        Пилот вытащил огнетушитель и направил струю пены на огонь. Внезапно Гвоздодер рухнул в песок, красный баллон вылетел из рук, отскочил от дисплея и ударил Кларенса прямо в лоб. Свет померк перед глазами, и Хантер провалился в удушливую темноту.
        - Я встроил в панель высоковольтный блок, - донесся сквозь помехи голос профессора. - Во всех фильмах пульт всегда искрит, чем ты хуже других? Гаси быстрее!
        - Ладно. Адью, профессор, - сказал пилот, зевнул и добавил: - Как же вы все меня утомили.
        - Откуда эти спецэффекты? - изумился Кларенс вслух. - Здесь же максимум тридцать шесть вольт!
        - Нам тоже не хватает острых ощущений. Иногда острых в буквальном смысле, - Кларенс улыбнулся своей любимой зловещей ухмылкой и вышел в коридор.
        - Отпустите его, - сказал пилот. - Пусть живет. Что-то я сегодня агрессивно-добрый.
        - Ладно, я пошел на войну, - сказал Хантер, и его серые глаза загорелись, как у мальчугана, которому подарили игрушечный пистолет. - Спартак - чемпион!
        Хантер нажал кнопку «плэй» и под Бони М «Мы убиваем мир» двинулся в барханное однообразие пустыни.
        - Я спросил у вражеского пилота! Он любезно прислал мне молекулярное строение брони! - кричал профессор. - Твой единственный шанс - найти уязвимое место! Попробуй ударить под дых! И перейди на открытый канал, он хочет с тобой поговорить!
        Кларенс вышел из кабинета, и устало побрел по коридору. Ему надо принять душ и как следует выспаться. Завтра прилетает Наташа, а с ней какой же сон?
        - Интересно, как Вам удалось это узнать? - полюбопытствовал Кларенс, выдавая новый залп из всего бортового оружия. Счетчик патронов жалобно звякнул и показал дупель пусто. Остались только пиписы. И фомка.
        Клацнули и отскочили замки. Крышка медленно приподнялась - внутри лежала какая-то белая масса. Внезапно словно дунул резкий порыв ветра, и непонятные предметы рассыпались по песку. Пилот включил длиннофокусные камеры и увидел, что это большие, почти в рост человека, яйца. Одно из яиц подскочило, кракнуло и окуталось белесым туманом. И вот уже ванзер, сверкая полированной броней, взметая стальными ногами песок, смело вышагивает навстречу заклятому другу.
        Ученый схватился за квадратный подбородок.
        Из динамиков раздался голос профессора:
        - Вот как, серенький козлик, делать что-то без моих рекомендаций, - пробурчал Кларенс, и вдруг встрепенулся: - Зато ты подумал о высоковольтном блоке для создания спецэффектов! Вредитель!
        Хантер повернул переключатель, из динамиков раздался хриплый пропитой голос:
        - Чего, простите?
        Несколько ванзеров появились на высоком песчаном гребне, и Хантер выпустил ракеты, стараясь поразить как можно больше врагов. Счетчик боеприпасов показал круглую, как огненный шар воздушного ядерного взрыва, цифру ноль, и через несколько минут Гвоздодер под веселенькую песенку «Дуб и Дуб» снова сражался в кольце милых, симпатичных железных чурбанов. Когда же противник заблокировал все пути отхода, а уровень защитных полей упал почти до нуля, Кларенс нажал вторую кнопку. Кто-то крикнул «Квох!», и мощная энергетическая волна пронеслась по врагу, кромсая роботов на куски. Гвоздодер получил вторую передышку.
        - Наш флот проворонил угрозу! К нам летит неизвестный звездолет! К счастью, наши раззявы его просканировали! Внутри - упакованные ванзеры!
        - Минутку. На пульте есть три кнопки. Первую нажмешь, когда будет трудно. Вторую - когда совсем невмоготу. И если почуешь, что все, пришел свирепый полярный лис - дави третью!
        Ученый тяжело вздохнул и поерзал на стуле.
        Хантер нажал кнопку, в руке робота появилась фомка, и началась битва титанов. Засверкали снопы искр. Иван нанес мощный удар по торсу, и Гвоздодер, вздымая тучи песка, полетел кувырком. Кларенс успел вскочить на ноги, увернулся от лома и шарахнул врага в солнечное сплетение. Безрезультатно.
        В зал, точно городничий из известной комедии Гоголя, вбежал здоровяк в форме десантника. Только вместо известной фразы он прокричал:
        Натянув брюки и накинув китель уорент-офицера прямо на голое тщедушное тело, Кларенс ринулся к звездолету. Голова спросонья не шурупила, но Хантер активно пытался предположить, кому пришла в голову идиотская мысль напасть на дыру с громким названием «планета-полигон». В коридоре он налетел на профессора Невтриносова.
        - Меня зовут Безумный Иван! Слухай сюды, галактическая свинья! Ты думал, твои безобразия на Земле просто так сойдут с рук? Справедливое возмездие настигло тебя, вонючка! Готовься к смерти!
        Профессор кивнул человеку-проектору, и тот сменил картинку.
        - Хантер, давай без гнусных инсинуаций! - строго сказал Невтриносов. - Название пипис происходит от аббревиатуры PPC - Pulse Plasma Cannon. То есть, импульсная плазменная пушка. Кроме того, на плечах смонтированы две ракетных установки. Ракеты обычные, их количество ограничено. Имей это в виду.
        В чемодане осталось одно-единственное яйцо какого-то совсем уж неприличного размера. На боку красовалась надпись «сюрприз». «Подарок» подскочил, резво прыгнул в песок и кракнул. Из белесого тумана медленно, словно ей некуда было торопиться, материализовалась массивная фигура. Настоящее чудовище. Новый ванзер был лишь чуть больше обычной модели, но, судя по толстым рукам и ногам, явно обладал куда более мощной броней. Кларенс пригляделся - грудной панцирь покрыт потеками ржавчины. Они настолько органично смотрелись на зеленом металле, что, казалось, робот вышел с завода именно в таком состоянии.
        Он успел вовремя. В небе сверкнуло, микрофоны донесли отдаленный гром и, взметая тучи пыли, сверху рухнул звездолет, до ужаса похожий на чемодан. Огромный, сделанный, судя по фактуре, из великолепной кожи, он лежал на песке и дымился. Кларенс подумал, что сходит с ума, на большее не хватило времени.
        - В нашем секторе никого из них нет. Ты - единственная надежда и естественный выбор.
        - Белобрысый, отпусти ручки! Сейчас мы их всех уделаем!
        - Десантура своих не бросает! - ухмыльнулся сержант. - Только свистни!
        Невтриносов поднял честные глаза и умоляюще-растерянно посмотрел на Кларенса, которому стало жалко ученого.
        - Может, вонзёры? - недоуменно спросил черноглазый молодой человек с бакенбардами. Молчал бы уж в тряпочку.
        - Безумный Иван? - переспросил Кларенс, налегая на первое слово. - Надеюсь, трансорбитальная лоботомия тебе поможет!
        Кларенс попытался швырнуть в Невтриносова тяжелой статуэткой со стола, но десантники успели поймать пилота за руки и усадили обратно.
        Профессор плюхнулся на стул, оперся подбородком на руки и сказал:
        Кларенс схватился за лицо и застонал. За что ему это все?
        Невтриносов пошарил в поисках молотка, снял туфлю и постучал ей по трибуне.
        - В этот раз все работало, как надо. Разве что необходимо отрегулировать стабилизатор кокпита. Из меня всю душу вытрясло и чуть не расколошматило об стену. Я теперь как та старушка, что живет возле железной дороги. Да-да, да-да. Да-да, да-да.
        Через час возле обломков Гвоздодера сел десантный челнок UD-4L «Шайенн». Опустилась грузовая рампа. Три странных черных существа, ловко орудуя плазменными резаками, вскрыли грудную клетку поверженного, но непобежденного робота, разрезали ремни и вытащили покрытого шишками и синяками Кларенса. Они осторожно положили его на носилки, челнок поднялся в воздух и помчался прочь от клубящегося в небе гриба.
        - Извини, Хантер. Серьезно, это мой косяк. Я ходатайствовал о награждении тебя второй почетной медалью Генри Зае. К сожалению, ее отклонили с формулировкой… В общем, они сказали, что такие садисты бывают только в романах. И то в качестве злодеев. Но за мной в любом случае должок!
        - Два пиписа! Они встроены в руки!
        - Ванзеры! - профессор произнес это слово, как ругательство и достал карманный компьютер. - ОБЧР. Особые боевые человекоподобные роботы! Вот… в их составе тело, две руки, две ноги и голова. Все металлическое, естественно.
        - Пока у нас есть немного времени, я проведу маленький ликбез, - заявил профессор, сделав знак человеку с проектором. На экране появилась массивная фигура, закованная в броню. У робота не было головы - пилотская кабина находилась в груди, за толстой прозрачной бронеплитой.
        Кларенс схватился за висящие на тросиках ручки с кнопками, сделал шаг, и робот, тяжело грохнув массивной ступней, повторил его движение. Кабину ощутимо встряхнуло. Что-то со стабилизатором кокпита но, в принципе, терпимо. Все, теперь он пилот Гвоздодера. А что? Звучит лучше, чем водитель кобылы!
        - Пожалуй, стоит проучить нашего ученого друга, - задумчиво сказал сержант.
        - Разумеется, запустить ракету было бы проще, господин Хантер. Но где же интрига? Где сюжет, конфликт, наконец? Чуть не забыл самое главное: попробуй, взорви термоядерной бомбой свой звездолет. Удачно? Я так и думал, что нет. Звездолеты рассчитаны на катаклизмы вселенского масштаба, им полуторамегатонный заряд - что жук чихнул! Уяснил?
        - Посмотри в угол, там есть плеер. Я накачал тебе с Земли разных веселых мелодий, ну, что под руку подвернулись. Знаю, ты фанат. Так что если будешь помирать, то с музыкой! А пока топай курсом сто сорок, да быстрее! Неприятель пошел на снижение, мы рассчитали его траекторию!
        - Где Хантер, там всегда сильные средства, - издевательски сказал кто-то из зала.
        - Ты ничего не понимаешь в военном искусстве! - закричал Иван, отскочил, и, размахнувшись, понесся на Хантера, как экспресс Чаттануга. Кларенс успел метнуться в сторону и подставил заклятому другу ножку. Тот запнулся и рухнул на колени.
        - Стоп! - заорал долговязый ученый. - Быстро за мной на совещание!
        Снизу раздался гул, и под песню какой-то певицы «В полет рядом с тобой» Гвоздодер рванулся в небо. Перелетев в буквальном смысле стаи врагов, робот мягко приземлился за высоким барханом. Защитные поля начали восстанавливаться. Ради интереса Кларенс нажал на кнопку второй раз - ничего не произошло. Очевидно, двигатели одноразовые. Остается только ждать.
        Кларенс совместил с целью зеленый треугольник и нажал на гашетку. Раздался резкий звук «пи-пиууу», и вытянутый синий сгусток ударил противника в руку. Конечность, дымясь, отлетела далеко в сторону. Робот выстрелил в ответ, его луч бессильно проскрежетал по защитному полю. Кларенс дал новый залп, угодив злобному супостату в живот. Сверкнула беловатая вспышка, и на месте ванзера взметнулся столб огня. С неба посыпались дымящиеся металлические обломки. Легкая победа.
        - Небольшие меры предосторожности, - пояснил Невтриносов. - На разборе полетов ты почему-то становишься неадекватным.
        Кларенс бросился бежать так быстро, насколько позволяла конструкция Гвоздодера. Он прыгнул через гребень бархана, и ему показалось, что в небе взорвалась тысяча солнц. Ударная волна покатила робота по песку. Указатели уровня защитных полей заморгали красным и погасли окончательно. Из центрального пульта вырвался сноп фиолетовых искр, появилось оранжевое пламя. Запахло горелой изоляцией.
        - Ой, что же с нами будет? Я слишком молода, чтобы умереть! - заголосила какая-то девушка в зале.
        Зал взорвался аплодисментами. Когда шум немного утих, «избранный» взял микрофон:
        - В боках машины - две автоматических пушки. Ну, и как оружие совсем ближнего боя в правой руке спрятана фомка соответствующих размеров. С удобной ручкой. Я же переделал строительного робота, - виновато сказал Невтриносов. - Надо было куда-то пристроить инструмент.
        - Кларенс! Я выяснил, из чего состоит ванзер-босс! Доломитно-титановый сплав с добавлением остерлона! Неуязвимый металл! Это что-то вроде нашей динатронной обработки звездолетов!
        Кларенс уныло кивнул и спросил:
        Ванзеры сменили тактику. Роботы пошли в атаку небольшими стайками из-за барханов. Они давали залп и тут же исчезали, пилот едва успевал подстрелить одного-двух. Сразу же появлялась следующая группа. Когда защитные поля в очередной раз ослабли, ванзеры дружно набросились толпой. Кларенс включил «режим бога», и, обессилев, повис на ремнях. Сердце бешено застучало, к горлу подкатил ком. Нет, так нельзя - скорее он сдохнет, чем убьет хотя бы одного. Проклятый сидячий образ жизни! Едва отдышавшись, Хантер нажал третью кнопку и услышал спокойный мужской голос:
        - Я хотел прикрыть вашу лавочку, да после моего отчета половина Совета посетила ваш «Дом заходящего солнца»! Такая стыдоба… Лучше бы я молчал.
        - Э… гм… А не лучше ли шарахнуть по звездолету термоядерной ракетой?
        В динамиках заиграл саундтрек к шоу Бенни Хилла, и Гвоздодер начал сражаться сам, молниеносно уходя от атак и поражая противника точно в уязвимые места. Он отпрыгивал, стрелял из плазменных и обычных пушек, отбегал в сторону и снова стрелял. Реакция машины не шла ни в какое сравнение с реакцией человека, и ванзеры, практически в такт музыке, валились на землю, кувыркались или взрывались. Когда мелодия закончилась, робот вновь вернулся под контроль пилота. Кларенс без труда добил немногочисленных уцелевших врагов.
        - Боже мой, - вырвалось у профессора. - Я о нем и не подумал! Кокпит жестко встроен в корпус!
        Солдаты, изрыгая непечатные выражения, схватили профессора за руки и выдернули из-за стола.
        Размахивая ломом, Иван пошел врукопашную. Кларенс пытался найти уязвимые места, но ванзер, казалось, был сделан из сплошного куска металла. Монолит какой-то. Ни к чему не привели даже попытки загнать фомку в места крепления рук и ног. Зато защитные поля Гвоздодера начали быстро таять под мощными ударами противника. Индикаторы замигали красно-желтым - энергии осталось совсем немного. Ванзер замахнулся, и тяжелый лом опустился Гвоздодеру на плечо. Брызнула жидкость из гидросистемы, левая рука робота бессильно повисла. «Критические повреждения» - проревел металлический голос.
        - Может, кто-нибудь другой справится лучше меня? Есть же Стив Антробус или капрал Джонлан. У них гораздо больше опыта управления ОБЧР. А может, пригласим Ангуса Парвиса? Он вообще дока!
        - Звездолет противника на орбите!
        - Я могу идти знакомиться с машиной?
        Увы. Врагов стало много. Слишком много. «Крак-крак-крак» - десятки роботов атаковали Гвоздодера. Все слилось в сплошное «пи-пиууу», скрежет защитных полей и грохот взрывов. Понемногу Кларенс наловчился стрелять по ногам - упавший ванзер не опасен. Но и противник оказался не лыком шит. Защитные поля Гвоздодера ослабли, на экране замигали желто-красные полосы. Еще немного - и все будет кончено. Кларенс нажал на первую кнопку.
        - Я назвал машину «Гвоздодер», - не без гордости сказал Невтриносов. - Его главное оружие - два пиписа!
        - Прекратите истерику! - строго сказал профессор. - К счастью, тайком от Совета… и от всех вас, я успел создать своего робота. Управлять им будет наш коллега - пилот-десантник Кларенс Т. Хантер!
        - За предположение о моей некомпетентности - пинок ногой! - спокойно сказал Кларенс, отвешивая супостату смачный подсрачник. Что-то хрустнуло, бронеплиты разошлись, и ступня Гвоздодера проделала в корпусе пониже спины здоровенную дыру. Вот оно - уязвимое место! Ванзер зашатался, и с металлическим скрежетом повалился на бок. Кларенс выстрелил из единственного оставшегося рабочим «пиписа», потом еще и еще. Засверкали яркие даже под раскаленным солнцем пустыни белые вспышки, загудело пламя. Повалил черный дым. В динамиках раздался хохот, от которого у пилота в жилах застыла кровь. Где-то он уже слышал нечто подобное…
        - По футболу с кирпичом, - мрачно ответил профессор. - Я побывал на Земле и посмотрел, чем вы там занимались с Лилианной Андреевной и Наташей. Вашу энергию бы да в мирных целях!
        Едва Кларенс, абсолютно целый и невредимый, вышел из телепода медстанции и надел форму уорент-офицера, два дюжих десантника подняли его на руки, закричали «гип-гип, ура!» и начали качать. Они внесли пилота в кабинет профессора и посадили на стул, оставшись стоять, как часовые.
        - Мы тебя прекрасно понимаем, - сказал солдат с погонами сержанта. - Но все же, потише. Не стоит он того.
        Кларенс рванул в актовый зал и офонарел. Внутри собрался почти весь научный персонал центра. Похоже, происходит что-то по-настоящему серьезное. Невтриносов встал к микрофону, как к пулемету и заговорил. Казалось, его слова могут пробить насквозь:
        Фонтан и КИТ
        ФОНТАН И «КИТ».
        НАПИСАНО ПО ЗАДАНИЮ:
        Профессор набычился:
        - Кажись, пронесло, - облегченно вздохнул Кларенс. - Еще немного, и кранты. Мы бы надолго здесь застряли.
        - Ну, эта модель всегда отличалась повышенной восприимчивостью. Но я бы не стал делать отсюда далеко идущие выводы.
        Кларенс включил компенсатор перегрузок. Он отстегнул ремни и бросился к профессору, который сидел в кресле навигатора, уронив голову на грудь. Хантер влепил ему пощечину. Бесполезно. Пилот полез в аптечку, но в этот момент ученый открыл безумные глаза.
        Хантер пристегнул профессора к креслу навигатора, сложил пальцы какой-то невероятной «козой», ткнул в консоль и желтая, покрытая морщинами поверхность планеты-полигона провалилась в тартарары.
        - Я должен знать, сработало или нет.
        - Серьезное ЧП. В нашем секторе вышел из-под контроля транспорт «Кит». Бортовой компьютер заблокировал команду в помещениях. Управление деактивировано. Наши специалисты выработали рекомендации, как вернуть корабль под контроль. Реализация на тебе, как на штатном кормчем центра.
        - Зачем он закрыл двери? - резко спросил профессор.
        Кларенс нажал на кнопку открытия входного люка и вдруг остановился.
        - Видать, эмоциональный контур сбрендил, - резюмировал Хантер. - Хотел бы я знать, почему? Кстати, где советы спецов?
        - Что делает человек с любимым? Защищает его. Всеми возможными способами. Компьютер заблокировал помещения, чтобы с его ненаглядной Галадриэль ничего не случилось!
        ГЕРОЙ: КОРМЧИЙ; УСЛОВИЕ: ПОЧЕСАТЬ КИТА БОРТОМ; ПОДРОБНОСТЬ: СЮРПРИЗ В ФОНТАНЕ.
        - Но-но, потише там, Трофим Федосеевич. Че ващще надо-то?
        Возле шлюза спасательную группу ждал высокий офицер в форме звездного флота.
        Галадриэль сладко улыбнулась. В помещении словно взорвалась маленькая ядерная бомба. Хантер сглотнул слюну. Обольстительница взяла его за руку, прижала к груди и сказала:
        - Старший помощник Джонс, - отрекомендовался он. - Капитан ждет вас на мостике. Я провожу.
        - Как? - вытаращился Кларенс. - Хорошо, что не пегая кобыла…
        - Ни за что не поверю, что эти знания ты почерпнул из университетского курса.
        Хантер попытался высвободиться из навязчивых объятий. Неудачно. Кларенс вздохнул и подумал, что профессору с его комплекцией надо было бы заниматься вольной борьбой, а не руководить научным центром. Вслух же он сказал:
        «Призрак» вздрогнул. Из крыла выскользнула ракета. Она в полном безмолвии выбросила голубоватую искру и помчалась к цели. На центральном дисплее появилась серая черточка. Отметка степенно продефилировала к белому прямоугольнику и пропала. Возле борта исполина сверкнула неяркая вспышка. Веселый баритон в динамиках оборвался, раздался громкий треск. Навигационные огни «Кита» погасли. Прошло несколько секунд, показавшиеся столетиями. Разноцветные крупинки моргнули и весело вспыхнули, отчетливо различимые среди звезд.
        - Посмотри в бортовом компьютере.
        Кларенс Хантер мчался по коридорам комплекса к звездолету. Он вылетел на посадочную площадку и нос к носу столкнулся с профессором Невтриносовым. Ученый схватил пилота за плечи, встряхнул и прорычал:
        Кларенс щелкнул переключателем, и по кабине «Призрака» поплыл радостный баритон:
        - Хантер! - зашипел профессор. - Ты что себе позволяешь? Ее зовут Галадриэль Галионовна Морская, она один из самых заслуженных капитанов звездного флота!
        - Старший помощник сумел передать сообщение морзянкой. Фонариком через иллюминатор. Древний, как мир, способ. Раскочегаривай «Призрак» и вперед, навстречу приключениям!
        - Вспомните, что мы собирались испытывать перед ЧП? ФОНТАН - фотонно-нейтронную торпеду с аннигиляционным нейтрализатором. В отличие от ядерного оружия, она даже в вакууме дает некислый электромагнитный импульс. Он перегрузил антенны и сенсоры, и вызвал фатальный сбой компьютера.
        - Это сюрприз. Мне пришлось почесать кита фонтаном или большому кораблю - большая торпеда.
        Профессор отпустил Кларенса и сказал спокойнее:
        - Выражайся яснее, Хантер!
        Ученый сжал руки в кулаки, зарычал и потянулся к Хантеру, словно разъяренный орангутанг. К счастью, его агрессивные поползновения прервал восторженный бас из громкоговорителей:
        - Теперь я понимаю, откуда компьютер знает про керогаз и папу Карло с Буратино!
        Галадриэль снова провела рукой по макушке Хантера.
        Кларенс изменился в лице. Он схватил Галадриэль за руку и поволок ее по коридорам. Палубой ниже он крикнул дежурному инженеру: «Открывай, быстро!» - и влетел в техническое помещение. Ткнул пальцем в сервисный экран, вызвал меню «настройки блока эмоций» и приложил палец к окошку «сменить пол». Едва Хантер успел подтвердить выбор, женский голос приятным контральто возвестил: «Гиперпрыжок через пять секунд, четыре, три, две, одну, поехали!». Грузовик вздрогнул, по корпусу пронеслась волна, словно кто-то быстро провел по обшивке гигантской стальной щеткой.
        - Наконец-то явился! Где тебя черти носили?
        - Нет, конечно. А еще, если вы потрудитесь полистать архивы, то в списках комиссии по приемке «Кита» найдете мою фамилию.
        - Сладенькая, я согрею тебя греческим огнем пылкой любви, - расплылся Кларенс.
        Невтриносов еще раз посмотрел на Кларенса, на этот раз осмысленно, и сказал:
        - Научный подход, профессор! Ваша школа! - улыбнулся Кларенс и повел «Призрак» к стыковочному узлу транспорта.
        - Пушистик, - перебила его Галадриэль и провела тонкими пальцами по светлому уставному ежику на голове пилота. - Я с Друида-4. Мы живем в единении с природой. У нас мало технарей, я - довольно редкое исключение.
        По дисплею поплыли строчки. Некоторое время Кларенс читал молча. Потом обернулся к профессору:
        Профессор схватился рукой за квадратный подбородок и простонал:
        Онобнял Галадриэль за тонкую стройную талию, вышел в коридор и направился к лифту.
        - Вот еще, - напыщенно сказал Кларенс. - Я - следователь транспортной безопасности. И ревизор. В одном флаконе. Так что, профессор, разбирать происшествие буду я. При всем моем к Вам уважении, здесь я главный!
        - Ты не хочешь выключить этот бред? - спросил профессор.
        - Для чего тебе понадобилось стрелять в транспорт ракетой? - спохватился Невтриносов.
        - Она же не узнает, - улыбнулся Кларенс. - Не будете же вы ей обо всем докладывать. Иначе вам же хуже.
        «Точка равных энергий через пять минут» - прогудел приятный баритон бортового компьютера. «Приготовиться к гиперпрыжку» - голос машины странно задрожал.
        - Но-но, Хантер! Твоя душа сгорит в адском пламени! Что скажет Наташа?
        - Я уже ничего не понимаю, - пробурчал профессор.
        - И где такие произрастают? - игриво спросил пилот.
        - Получилось! «Кит» под контролем! Повторяю: «Кит» под контролем! Говорит старший помощник капитана Дэви Джонс!
        - Простите его, - попытался извиниться Невтриносов. - Он всего лишь пилот-десантник. Кормчий, так сказать…
        Прошло немало времени, прежде чем серый матовый борт грузовика заслонил собой бриллиантовую россыпь звезд. Рядом с гигантом «Призрак» казался назойливой мухой. Включив сканер, Хантер проплыл вдоль массивного вытянутого корпуса от кормы до носа. Наплывы вихревых двигателей, выступ рубки управления, погрузочные люки, антенные поля - на первый взгляд все было в полном порядке. На ходовом мостике и в иллюминаторах горел свет, красные, зеленые и белые глаза навигационных огней, как и положено, уставились в пространство. Хантеру показалось, что «Кит» издевается над ним, ухмыляясь кривым частоколом гравитационных сенсоров.
        - Бортовой компьютер втрескался в капитана. По самые уши. Кто-то, вопреки инструкции, переключил эмоциональный блок на противоположный шкиперу пол. В момент гиперперехода нагрузка резко возрастает, и у влюбленной вычислительной машины сорвало кукушку.
        - Переключись-ка на их частоту, - подсказал Невтриносов.
        - Профессор, откуда известно, что команда взаперти?
        - Они предлагают почесать «Кита» бортом. Считают, что неожиданное внешнее воздействие вызовет дополнительную нагрузку на блоки. Сбитый с толку компьютер будет вынужден обратиться за решением к человеку. Давайте попробуем.
        - Господи, профессор! - закричал Кларенс. - Всего-то было пять G! Кто ж знал, что вы такой хилый?
        - … в каморке папы Карло у камина валялся в стельку пьяный Буратино, - веселье в динамиках продолжалось.
        - Сидите, профессор, и не рыпайтесь, - сказал Кларенс. - Я отключил компенсатор перегрузок. Маленькая предосторожность. Ну, три, два, один, залп!
        - Ну, Хантер! Повезло тебе, свинтус полосатый!
        Несколько секунд Кларенс сидел неподвижно, как мраморная статуя. Решившись, он перевел вихревые двигатели «Призрака» на торможение. Когда бесконечно бубнящий исполин превратился в размытое вытянутое пятно, Хантер откинул крышечку панели управления вооружением. Выбрал четвертую пусковую трубу, и неожиданно толкнул ручку управления ускорением вперед. Страшная тяжесть навалилась на тело.
        Хантер открыл дверь, и ему показалось, что ходовая рубка залита сиянием, исходившим от женщины неописуемой красоты. Изящная, почти хрупкая, с тонким аристократическим лицом и пышными каштановыми волосами, она восторженно и невинно смотрела на вошедших огромными зелеными глазами. Ее взгляд сверкал, словно у юной девушки, которая держит за руки возлюбленного на первом свидании. И все же Кларенс заметил деталь, которая несколько нарушала немыслимое совершенство. Он протянул руку и коснувшись волос, провел ладонью по торчащим вверх острым ушам.
        - Ха-ха! - серебристо рассыпался ее смех. - Пушистик, а ты вполне годен, чтобы дать мне кое-что сладенькое. В тебя можно даже влюбиться…
        - Послушай, как бьется сердце! Пойдем, посекретничаем, расскажешь мне кое-что перед вахтой. Мое предложение остается в силе, пушистик.
        - Вижу я, надвигается на меня керогаз, но бояться мне нечего, у меня есть фугас…
        Гонка со смертью
        Кларенс Т. Хантер мчался по коридору, застегивая на ходу китель. Мало кто любит срочные вызовы. Особенно когда его вытаскивают из постели, в которой, сладко посапывая, лежит подруга. Ладно. Все равно «процедура» прошла успешно. Не обидится. Но зачем он вообще понадобился кому-то в такой ранний час? Терзаясь догадками, Кларенс влетел в кабинет профессора Невтриносова. Ученый указал ему на стул и достал из ящика стола карманный компьютер.
        - Ты помнишь своего предшественника - Теодора Эллисона? Однажды его послали…
        - Но, может, кто-то захочет занять должность повыше?
        - В подсобке есть телевизор, - прогудел Лэнс. - Будьте, как дома, сэр Хантер. Но я не пойму, когда Вы научились управлять аэромобилем? Вы как будто родились в его кабине.
        - А что с ним случится? Угонят? Он к себе никого просто так не подпустит. Пока планета не расколется пополам, с «Призраком» ничего плохого не сделается.
        - Мое дело предложить, - сказал пилот, обиженно надув губы. - Как пожелаете.
        - Отправьте в гостиницу Лэнса. Хоть помоется. Ужас на кого похож.
        - Эллисона пригласили участвовать в местных гонках. К сожалению, возникли какие-то проблемы. Он вроде бы хорошо выступил, но вернулся мрачный, ни с кем не разговаривал. Теодор был молчун, каких мало. Впрочем, глядя на тебя, я думаю, что это не самое плохое качество.
        Хантер спрыгнул на землю и, безжалостно топча грубыми армейскими ботинками нежную красоту под ногами, зашагал к стоявшему на дорожке высокому седовласому мужчине. Из-за него выглядывал невысокий толстяк в синем комбинезоне. Рабочий вытирал глаза, слезы лились ручьем по надутым, как у хомяка, щекам. Седой джентльмен набычился и сказал глухим от ярости голосом:
        - Не переломайте мне кости, - сказал пилот. - И дайте спецификации и блок-схему.
        Чиновник пожевал губами и сказал:
        - О, у нас свои секреты. Позвольте они останутся тайной, - Маккормик достал из кармана блокнот и чековую книжку.
        - Сэр Хантер, вам надо в раздевалку. Нет времени.
        Сэр Дрэйк строго посмотрел на него:
        - А если бы никто не пришел? Я стал бы посмешищем на обе галактики.
        Лимузин сел возле огромного, вполнеба, купола с большими буквами «Голодром». Сэр Дрэйк показал на стеклянное здание с лифтами-колоннами по сторонам и приказал Лэнсу сопровождать пилота в боксы. Кларенс вошел внутрь и схватился за уши.
        Кларенс разогнал «Призрак» до трансзвуковой скорости и толкнул ручку управления от себя. Здание, маячившее в виде белой буквы «П», росло на глазах. Точно рассчитав, Хантер погасил скорость, выпустил посадочные опоры и уронил звездолет прямо в цветник.
        - Вы сэр Хантер? Прибыли вместо сэра Эллисона?
        - Откуда я это знаю? - переспросил Кларенс. - Да потому, что я на его месте делал бы то же самое, черт побери!
        - Простите?
        Для Кларенса не существовало проблемы выбора. Он бросил свою машину вперед, наперерез седьмому, и мир окоченел в полном безмолвии. Хантер потянул ручку на себя и мысленно прокричал: «Ну, поднимайся же! Давай!» Его машина медленно и плавно вышла на один уровень с изувеченным болидом номер семь. Малиновый приплюснутый нос коснулся борта чуть впереди кокпита, и пилот увидел, как сминается металл. На гладкой поверхности появились мелкие складки, которые тут же стали горами и долинами. Сцепившись в стальных объятиях, обе машины помчались туда, где боевой лазер убийцы не успел коснуться сетки.
        Хантеру удалось никого не убить. Чудом пронизав поток разномастных летающих машин, он понесся между уровнями, надеясь выбраться из ужасающей кутерьмы, и вылетел в промышленный район. Здесь бурлящие автомобильные реки превратились в жиденькие ручьи. Кларенс, улучив момент, потянул ручку управления на себя. «Призрак» взмыл над городом, и пилот увидел купола и серую площадку космопорта. Он повернул ручку выпуска посадочных опор и, в нарушение всех инструкций и правил, припечатал машину к бетону в паре сотен метров от полукруглого сооружения с застекленными балконами.
        - Сэр Хантер. Я надеюсь, что вы, как джентльмен, не осмелитесь скомпрометировать и мою, и свою репутацию недостойным поведением.
        - Я замучился смотреть дурацкие сериалы! Когда я смогу отправиться домой?
        - Можно я возьму себе? - спросил Кларенс. - Обалденный снимок. Очень талантливый фотограф. Ну, раз мне придется лететь вашим транспортом, пойду, вещички соберу.
        - Почему вы не позвонили мне сразу, сэр Хантер?
        Сэр Дрэйк покачал головой, сделал знак Лэнсу и направился к выходу.
        - Постойте! - вдруг подскочил Кларенс. Странно, голова совсем не болела. - А гонщик в седьмом болиде жив? Преступника поймали? Кто за всем этим стоит?
        - Боюсь, я и сам знаю слишком мало. Гонщика номер четыре застрелили при попытке к бегству. Мы выяснили, что он - наемный убийца, работавший на корпорацию Курита. Разумеется, нет никаких доказательств. Кроме боевого лазера, неотличимого от имитатора.
        - Откуда вы знаете, сэр Хантер, что сэр Эллисон сидел в машинном отделении и считал секунды до взрыва? Вас же там не было.
        Кларенсу было не до разбитых стекол небоскребов. Он оторвался лишь, когда снаружи проплыли легкие, почти воздушные, сооружения. Полный контраст с тяжелым, словно кованое железо, словом Айронпорт. Интеллектуальный и деловой центр столицы.
        - Вы уверены, сэр Хантер? Вы точно хотите спать на этом…
        Сэр Дрэйк покачал головой.
        - То есть, реально врезаться ни во что нельзя? - уточнил Кларенс.
        - У Вас посттравматический синдром, - резко сказал сэр Дрэйк. - Я видел такое много раз. В вашей галактике нет психологов?
        - А что я такого сделал-то? - растерянно вопросил Кларенс.
        - Отошлите его обратно. В смысле, аэрокар, а не сэра Дрэйка. Мы полетим на звездолете. Твоя задача - показывать дорогу.
        - Прекрасно. Пока вопросов нет.
        Кларенс пересек черное пятно на полу, плюхнулся на грязный матрац и укрылся старым одеялом. Через несколько минут он сладко сопел, уткнувшись носом в некогда белую подушку.
        Пластиковая дверь бесшумно открылась. В палату вошел коротко стриженый мужчина в очках. Он сел на стул, достал из кармана блокнот и ручку, и сказал:
        - Это ваш друг? Он на вас чем-то похож. Долго его знали?
        После новостей начался унылый сериал про леди Амелию, которая, как оказалось, приходилась пропавшей сестрой влюбленному в нее сэру Валентайну. Кларенс не стал досматривать. Он переключил канал и увлекся триллером - неизвестный преступник преследовал молодого человека, последовательно вырезая всех его родственников самыми изощренными способами. От удушения до механической пилы. Кларенс даже зааплодировал. Но когда выяснилось, что убийцей оказался сам главный герой, страдающий раздвоением личности, Хантер схватил попавшийся под руку молоток и еле сдержался, чтобы не запустить им в экран. Он злобно выдернул вилку из розетки и занял удобную наблюдательную позицию за большим деревянным ящиком.
        Хантер обвел глазами учиненный звездолетом разгром. «Призрак» сбил и переломал хрупкие стебли, соцветия, точно яркие лоскуты, безжизненно валялись на земле. Прямо под носовой опорой истекал последним соком раздавленный бутон размером с человеческую голову.
        - Кажется, я теперь понимаю, почему начальство не желает оставлять вас без присмотра, сэр Хантер. Давайте все-таки обойдемся без сильных средств.
        - Господи! - воскликнул он. - Что это за народное творчество? Как будто вилкой по стеклу!
        Красные цифры сменились зеленой буквой «Т» и, Кларенс рванул вперед. Он намеренно стартовал на мгновение позже остальных двадцати девяти машин. Теперь каждый участник был, как на ладони. Сверкающие болиды проскакивали сквозь висящие в воздухе зеленые кольца, ловко избегая столкновений с виртуальными препятствиями. Путь внезапно пересекали изъеденные оспинами астероиды, хвостатые сияющие кометы и какие-то серые, совсем уж мрачные обломки. Над всем этим хаосом висело черное, усеянное мерцающими звездами небо. Чужое небо.
        Седые брови сэра Дрэйка изумленно поползли вверх.
        - Сэр Дрэйк? - голос механика напоминал рев вулкана.
        - Я уже не успею, даже если выжму из «Призрака» все, чего он не может, - перебил профессора Кларенс.
        Кларенс сжал ручки управления и на секунду застыл, как древнеримская статуя. Звездное небо исчезло. Унылые, выложенные серыми плитами стены превратили открытое пространство в подобие большого зала, наполненного каменными блоками, колоннами и металлическими конструкциями. Это напомнило Хантеру что-то до боли знакомое… много лет назад…
        - У Вас под койкой. В гоночном комбинезоне. Едва с вас сняли одежду, смертоносный гаджет начал бить током каждого, кто пытался к нему прикоснуться. Неплохая защита от воровства.
        Засвистели вихревые двигатели, «Призрак» подскочил и рванулся в небо. На этот раз пилот вел машину прямо под облаками, чтобы добровольный штурман хорошо видел ориентиры. Когда впереди показался утопающий в голубоватой зелени особняк, Ник закричал:
        - Это мне передал капитан «Орфея».
        Сэр Дрэйк состроил торжественную мину и вручил Кларенсу сложенный вчетверо лист бумаги:
        - Ты же сама знаешь. Лучше быть самым распоследним нищим в индустриальном обществе, нежели королем у дикарей! Но леди Амелию мне все равно жалко.
        Кларенс тяжело вздохнул, устроился поудобнее и продолжил:
        Умолкли звуки, застыли студенты. Замерли солдаты и солидные дельцы. В немой тишине Кларенс медленно, будто преодолевая сопротивление сильного ветра, взял из рук парня фотографию. Кто-то словно сказал: «Отомри!» и в уши ворвалась какофония звуков. Застывшие люди оттаяли и продолжили свои дела. Парень огромными карими глазами уставился на пилота.
        К вящей ярости командира «Харона», Хантер, не запрашивая разрешения, с размаха вогнал звездолет в стыковочный узел. Транспорт вышел в точку равных энергий и провалился в гиперпространство.
        - Сегодня террористы взорвали энергопровод. Но то, что вы говорите - просто невероятно. Что же мне с вами делать? - спросил чиновник и постучал костяшками пальцев по столу. - Вы прибыли вместе с «Орфеем»?
        Пилот прошел очередное кольцо. Сверху обрушился астероид. Кларенс выругался - на секунду он полностью закрыл ему обзор. Болид номер четыре попытался обойти снизу.
        - Зачем? Он все равно не сможет там работать. Никаких привилегий или дополнительных благ повышение не дает. Только лишнюю ответственность.
        - На Альдебаране я уже был. Помните Новый год? Я тогда все-таки прикарманил одну термоядерную ракету…
        - I am all ears. Я весь внимание, - ответил Кларенс, глядя на сэра Дрэйка из-под опущенных век.
        - Чтоб ты сдох, Хантер…
        - А могли бы мы обойтись без сэров? - перебил его Кларенс. - Я с вашими лордами и так чувствую себя, словно в каком-то бояр-аниме.
        - Могли бы хоть ковры повесить. Экая здесь акустика, - невозмутимо произнес он и затопал по лестнице.
        Хантер сел на свободную скамейку. Рядом мирно посапывал юноша в черной куртке с капюшоном. Он чему-то улыбался во сне, на его губах вздувались и лопались в такт дыханию прозрачные пузыри. В руках парень держал табличку - очевидно, кого-то ждал. Кларенс осторожно взял плотный кусок картона, перевернул и вздрогнул, словно пораженный молнией. На табличке было написано «Теодор Эллисон».
        - Зачем? Можно долететь на звездолете.
        - Разумеется. Вы можете даже облетать машину на тестовой трассе. Я вызову аэрокар…
        - Завтра начнутся соревнования по голографическому паркуру.
        - Могут ли взорвать машину во время гонок?
        Кларенс поднял руки в знак поражения. В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Сэр Дрэйк продолжил:
        Кларенс обошел большой деревянный ящик и увидел груду тряпья в углу. Сорвал старое одеяло - великан в драном комбинезоне, обняв подушку, тихо спал на засаленном матрасе.
        - Только в стены. Но они прикрыты амортизирующими сетками, - ответил сэр Дрэйк.
        - Мои игрушки рассчитаны не на людей, лейтенант. И скажите спасибо, что я не зарядил ядерную ракету. Впрочем, в этом случае мы вряд ли бы с вами сейчас разговаривали.
        Кларенсу совсем не хотелось надевать серебристый костюм со шлемом. Он поскреб китель - бронеткань защищала куда лучше. Но… Аливарп ьтсе аливарп. (Правила есть правила). Ради интереса Хантер прямо на глазах изумленного Лэнса хлопнулся головой об стену. Шлем привел его в полный восторг: легкий и прочный, он почти полностью поглотил удар и сидел, как влитой. Кларенс потрепал механика по плечу и прошел в боксы. Первый этап - гонка с препятствиями.
        - Ядерную? Вы не шутите? Но зачем вообще понадобилось стрелять второй раз?
        - Где у Вас диджей или кто там еще? - возмутился Кларенс. - Я ему скачаю свою фонотеку. Пусть поставит хотя бы сонную Ву!
        - Время прохождения нервного импульса к ногам более чем в два дольше, чем к рукам.
        - Я - Ник Паркер, рассыльный. Меня отправил сэр Арчибальд Дрэйк. Я должен доставить ему…
        - Как это? - прорычал Лэнс.
        Ученый от души улыбнулся и сказал:
        Шаги гулким эхом отдавались в самых дальних уголках большого ангара. Едва поспевая за сэром Дрэйком, Кларенс прошел мимо груды металлического хлама в узкий проход. Обогнул огромное бетонное кольцо и увидел небесно-голубой гоночный аэромобиль с номером «13». Пилот открыл дверцу кокпита - управление достаточно примитивно. Две ручки и педали. Из приборов - индикатор на лобовом стекле, искусственный горизонт, указатели высоты и скорости. И, разумеется, пара дисплеев - куда без них? Хантер откинул носовой обтекатель - под ним был установлен маломощный лазер для имитации стрельбы.
        - Откуда вы о ней узнали? - удивился Хантер.
        - Хантер, стрелять-колотить! Ты можешь выслушать меня до конца? Альдерон - военный спутник возле Эрдельтрона. Есть такая планета в соседней галактике.
        - Обычно я не пользуюсь педалями, - сказал Кларенс.
        - И не забудьте перелететь на стоянку. Звездолет в цветнике - слишком вызывающая картина, - закончил беседу сэр Дрэйк.
        «Дурило из дурил, а как заговорил. Высоким штилем» - подумал Кларенс. Вслух же он сказал:
        - Разумеется. Откуда вы узнали, что на вас будет совершено покушение? - спросил сэр Дрэйк.
        - Тебе придется пойти по его следам. Защитить, так сказать, честь. Пришло приглашение. На Эрдельтроне не знают, что Теодор того… ну… что мне объяснять?
        - Это сэр Хантер, пилот. Он будет участвовать в гонках вместо сэра Эллисона. Покажи и расскажи ему все.
        - Почему Кларенс Т. Хантер? Что означает буква Т?
        Кларенс поднялся по широкой, украшенной лепниной лестнице на третий этаж и вошел в кабинет. Он едва не утонул в толстом ворсистом ковре, споткнулся и с облегчением плюхнулся в мягкое кресло. Высокий джентльмен сел напротив, сцепил в замок руки и сказал:
        - В нашем клубе джентльменам принято верить на слово, - улыбнулся Кларенс, и чиновник поежился, словно ему вдруг стало холодно. - Какой смысл врать?
        Через несколько безоблачных и беззаботных дней прилетел трансгалактический грузовик «Харон». Кларенс попрощался с сэром Дрэйком, послал Луизе и Джоан воздушный поцелуй, напугал улыбкой садовника и захлопнул за собой люк шлюзовой камеры. «Призрак» негромко засвистел, убрал опоры, чуть приподнял нос, и сорвался в небо. За минуту планета превратилась в укутанный облачной пеленой диск.
        Сэр Дрэйк улыбнулся одними глазами.
        - Трудное дело. Я хотел бы ознакомиться с регламентом соревнований. А заодно своим болидом или как там он у вас называется?
        - Разгоняется, как надо. Но на прямой, похоже, падает мощность. У машины слишком сложная конструкция. Такие антигравы я видел только в музее. Наши звездолеты куда проще. Вы пока не изобрели вихревых двигателей - в этом вся проблема.
        - Я уже давно сбросил свою фонотеку в интрасеть. Думаю, найдете, - Кларенс закрыл за собой дверь, оставив профессора в одиночестве размышлять над новой проблемой.
        - У нас принято такое обращение, сэр Хантер. Будьте добры, не отказывайтесь от титула. И соблюдайте хотя бы элементарные приличия.
        Кларенс помрачнел.
        - Так бы сразу! - и обратился к сэру Дрэйку, наблюдавшему за испытаниями: - Я буду спать в ангаре.
        Перед носом вспыхнула зеленая буква «Т», и катапульта швырнула болид в мрачное пространство голодрома.
        Капитан Патч поправил очки. Несколько секунд он сидел неподвижно, мрачно уставившись на пилота. Наконец, психолог решился:
        Кларенс хотел улыбнуться, но вспомнил, что ему лучше этого не делать. Он сказал:
        - Я всего лишь помог ей немного прийти в себя, - улыбнулся Кларенс, и девушка отступила на шаг.
        - А ну-ка, руки вверх!
        - Какой у вас изощренный ум. Звездолет не так просто угрохать. А незнайке так и вовсе невозможно. Все наши машины построены в соответствии с доктриной танка - многократного запаса прочности. На пути сюда я зацепил землю, когда у меня перед носом что-то рвануло. Как видите, жив.
        - Что же с ним случилось? - всплеснул руками парень. - У вас же есть медицинские станции и, говорят, даже воскресительная машина!
        - Ага! - встрепенулся чиновник. - А теперь представьте, что кто-нибудь назовется вами, проберется на корабль и устроит диверсию.
        - Я… полгода… это… растил… - толстяк всхлипнул, и снова залился слезами.
        - Я хотел бы купить у вас историю про сэра Эллисона. Мы ее экранизируем.
        Кларенс закричал в микрофон: «Четвертый номер стреляет боевыми!» Более он ничего не успел сказать. Зеленая машина резко развернулась и накрыла седьмого, разворотив кормовую часть. Получив мощный импульс, малиновый болид, беспорядочно вращаясь, понесся к лишенной покрытия секции. На такой скорости никакая защита не могла спасти гонщика.
        - Я из-за тебя выспаться не могу! Две лаборатории на уши поставил! Отправил запросы в центральный банк данных! И только сегодня утром Лилианна Андреевна послушала твою песню и сказала, что нет там никакой Ву! Сон наяву там поется, понял? Сон наяву! Вали с глаз моих долой, пока я не разозлился!
        Через два дня Кларенса вызвал сэр Дрэйк. В его кабинете сидел солидный молодой человек в строгом костюме.
        - Спускает скорость.
        Внезапно с глаз спала туманная пелена. Кларенс увидел, что висит на хвосте зеленого болида номер четыре, и тот никак не реагирует на стрельбу. Он даже не пытается уклониться! Хантер чуть отпустил его, не спуская глаз. Тот выстрелил по малиновой машине с отчетливо видимым номером семь. Цель изменила направление, и луч ударил в сетку ограждения, которая тут же бессильно опала. Зеленый болид выстрелил еще и еще - целый сектор голодрома остался без амортизирующего покрытия.
        Стуча тяжелыми армейскими ботинками, Кларенс вошел в здание и растерянно оглядел разномастную толчею. На балконах оживленно толпились солдаты. Возле входа в VIP-зал несколько солидных мужчин вели неторопливую беседу. Несколько студентов и студенток - они везде одинаковые, вольготно расселись на стульях и сосредоточенно слушали рассказ своего товарища. Хантер засмотрелся на стройную девушку с чистым, невинным лицом и наивными карими глазами. Она еще не понимала своей красоты, и, сложив на груди руки, восторженно смотрела на оратора. Кларенс шагнул было к ней, но вспомнил о Наташе и решил, что лучше обойтись без амурных приключений. Тем более что успехом у женщин он пользовался только на безрыбье. Женском, естественно.
        - По моему, его послали так, что он предпочел ужасный конец ужасу без конца.
        - Что вы так меня уставились? Через восемь часов гонка, а я до сих пор глаз не сомкнул. Я, между прочим, такой же человек, как и вы. Пусть и генетически модифицированный. Разбудите меня часа через четыре.
        Вместо ответа сэр Дрэйк швырнул на стол газету. На первой странице красовалось цветное фото «Призрака», мчащегося среди небоскребов. Осколки лопнувших стекол создавали неповторимую игру света. С борта звездолета злобно скалилась эмблема: череп, пронзенный через глазницы вилообразной молнией.
        Переливаясь всеми цветами радуги, монстр отчаянно визжал соплеменникам, окружившим разбитый истребитель. И когда щупальца, раздирая металл, бесцеремонно сорвали фонарь, Кларенс вырвал из консоли ручку управления. Он размахнулся и, что было сил, ударил чудовище в середину того, что могло бы называться туловищем. Тщетно - щупальце поймало руку. Пилот забился, закричал, но монстр прижал челюсти к шее. Что-то ощутимо кольнуло, и Кларенс провалился в темноту.
        Луиза, наконец, обрела дар речи:
        Сэр Дрэйк, терпеливо ожидавший окончания рутинной процедуры, строго спросил:
        - И как там, в другой галактике? - спросила она, плотоядно проводя по своей руке лезвием остро отточенного ножа. На ламинированном полу расплылись алые капли. Хантер поежился и сказал:
        - Вроде того, - согласился психолог. - Вы едва не убили рабочего, который вырезал вас электрическим резаком. Хорошо, что Лэнс успел перехватить руку. Но вырвать ручку управления из консоли - это надо постараться. Скрытые возможности организма.
        Пилот тяжело вздохнул и пошел за Лэнсом. Перед ним маячила широкая спина механика со скрещенными лямками комбинезона.
        - Машины сконструированы так, что в пределах эксплуатационных скоростей водитель не получит фатальных повреждений даже при лобовом столкновении.
        - Полгода? - изумился Кларенс. - Подумать только! Ну, прости меня, дружище. Меня учили подбирать площадки вовсе не исходя из чувства прекрасного.
        Неожиданно Кларенс сложил руки рупором и крикнул: «Угу!» Эхо обрушилось с потолка и все, кто находился в зале, уставились на пилота.
        - Они вас недооценивают, сэр Хантер. Вам надо дать минимум капитана. Будь это в реале, вы спасли бы бой.
        - Откуда вы знаете?
        - Понятнее некуда. Особенности поведения, место постоянной дислокации, - издевательски сказал Кларенс. - Я могу и сам улететь. И никто меня не остановит.
        Сэр Дрэйк сел в кресло, чуть подался вперед и, строго глядя в глаза, сказал:
        - Посмотрите, до чего Вы довели бедного садовника!
        - С тем же успехом Вы могли бы меня послать туда, не знаю, куда и принести то, не знаю что. Я почем знаю, что у них там за гонки? Может, на волах? А из меня погонщик - сами знаете, какой.
        - Для чего же вы работаете? Что гонит вас из теплых постелей в ледяной мрак космоса?
        - Ваши глаза меняют цвет, - объяснил Кларенс. - Только что они были голубые, ну… как два озера. А теперь темно-синие. Как бездны какие-то. Я могу объяснить это явление только тем, что у вас свалились контактные линзы.
        Ждать пришлось долго и скучно. Дверь в дальней стене приоткрылась, только когда пепельный свет в узких окошках под потолком возвестил о начале последнего для кого-то дня. Послышались осторожные шаги. Злодей, очевидно, на цыпочках, подкрался к мирно спящему на матрасе чурбаку. Раздались два хлопка, и убийца грязно выругался. Кларенс достал разрядник, выглянул из-за ящика и крикнул:
        - Слушай дальше! Он выйдет из гиперпространства возле планеты-полигона. Чтобы не гонять челноки, он заберет тебя вместе со звездолетом.
        Кларенс расхохотался:
        Пилот тронул юношу за плечо, тот подпрыгнул и достал из кармана фотографию. Его тонкое, аристократическое лицо вытянулось. В глазах застыло разочарование и недоумение.
        - Всех и никого. У любой корпорации есть мотив устранить конкурента. Вы думаете, у нас нет аналитиков? Ваша задача, сэр Хантер - принять участие в состязании и наблюдать за происходящим. О любых замеченных нестыковках докладывайте по радио.
        Кларенс протянул механику руку, она утонула в измазанной маслом лапище.
        Гигант вскочил и недоуменно уставился на гостей.
        - Придется вам доставить ему меня.
        Длинный и худощавый, словно сухая щепка, полицейский лейтенант поднял на Кларенса жалобный взгляд усталых глаз. Он записал что-то в блокнот давно, казалось, забытой ручкой и сказал:
        - Какое у вас звание… там, в вашей галактике? - спросил он, едва пилот открыл дверцу кокпита.
        - Разумеется, сэр Хантер…
        Кларенс захлопал глазами.
        - Они предлагали мне все. Деньги, власть, любую должность в корпорации.
        Кларенс тяжело вздохнул:
        Хантер счел за благо закрыть за собой дверь и ретироваться.
        Хантер подскочил на койке:
        - Действительно, сонная Ву. Скачайте мне файл, я попробую навести справки.
        - Вот это да! Я и не заметил… - воскликнул он и осекся.
        Кларенс пристегнул Ника к креслу навигатора, нахлобучил ему на голову шлем и сказал:
        - Исключено. Предстартовый осмотр производится двумя независимыми группами механиков.
        Пилот задумался. Чем он не угодил профессору? Подумаешь, разбил несколько стекол в небоскребах. Невтриносов почесал подбородок и продолжил:
        - Здесь, здесь! Сюда, сэр Хантер!
        - Очень приятно. Чем могу быть полезен? - Кларенс сел в свободное кресло.
        Неожиданно клерк проявил живой интерес к гостю. Он чуть подался вперед, сцепил руки в замок и спросил:
        - Зачем? - изумился сэр Дрэйк. - Для вас забронировано место в гостинице.
        - Работа такая, - ответил Кларенс. - Я могу летать на всех аппаратах, которые уже были и кое-каких из тех, которые еще будут.
        - Да как-то не срослось. Зато лейтенант тут же набрал ваш номер, - лениво ответил Кларенс и зевнул, широко раскрыв рот.
        Внезапно прямо перед «Призраком» взметнулся столб огня. От неожиданности Кларенс дернул ручки управления. Машина клюнула носом, зацепила взметнувшуюся черным фонтаном землю и кувыркнулась. Срубила крыльями несколько деревьев, выровнялась и помчалась дальше, как ни в чем не бывало. Рассчитанный на воздействия вселенских сил звездолет почти не заметил столкновения, несмотря на то, что компенсатор перегрузок показал почтенную цифру.
        - И что ты сказал?
        Хантер сунул руку в карман, пошерудил там и вытащил плеер. Профессор почесал подбородок:
        В отделанном пластиком кабинете сидел напыщенный краснолицый мужчина в отутюженной зеленой форме. Кларенсу показалось, что этот индюк вот-вот лопнет от осознания собственной важности. Чиновник указал на стул и, хрустнув толстыми пальцами, лениво произнес:
        Профессор нервно заерзал в кресле.
        - Вставайте, сэр Хантер! Пора!
        - Это может быть, к примеру, кто-нибудь из нашей галактики. Не все одобряют ваше вмешательство.
        - Тогда возьмите мобильный телефон, - сэр Дрэйк протянул Кларенсу маленькую коробочку с кнопками.
        - Я же говорю, бояр-аниме, - ввернул Кларенс. Молодой человек позволил себе улыбнуться и продолжил:
        - Почему в больнице? Вас завтра выписывают. Вы будете жить в усадьбе Кальдеронов. Или в своем звездолете, если хотите. Капитан Патч может продолжать свои сеансы и у нас.
        В голове Кларенса словно перезагрузился компьютер. Он встал и, глядя ученому прямо в глаза, сказал:
        Выбитая пулей щепка оцарапала щеку, и Хантер больше не колебался. Полумрак прорезала фиолетовая молния, в уши ударил оглушительный гром. От того, что только что называлось человеком, осталась дымящаяся головешка. Чья-то тень метнулась к выходу, и Кларенс вдавил кнопку пуска ракеты. Неизвестный выскочил на улицу, но боеголовка успела считать тепловой паттерн. Раздался резкий хлопок, и голубоватая искра с шипением метнулась вслед незваному гостю. У двери она сменила направление и вылетела в светлый прямоугольник проема. Через несколько секунд стены ангара вздрогнули от взрывной волны. Какие-то железки, мелодично звеня, посыпались со стеллажа. Кларенс вставил в разрядник запасную ракету и рванул на улицу. Неизвестный аэромобиль взмыл в хмурое небо и растаял в утренней дымке.
        - По-моему, я вполне понятно выразился, сэр Дрэйк. Топайте в гостиницу или куда хотите, а я останусь здесь до утра.
        - Сначала вам надо пройти таможенный и миграционный контроль, - сказал Ник. Офис на втором этаже. Я провожу.
        Он оставил недоумевающую Луизу в покое и затопал по лестнице.
        - Позволяю. Знаете, что? Мне деньги ни к чему. К тому же я в любом случае не хочу наживаться на памяти друга. Я дарю вам эту историю. Надеюсь, вы сделаете все, как надо. Но взамен вы расскажете мне, чем закончится сериал про леди Амелию. Вряд ли мне удастся его досмотреть.
        - В его стыковочном узле.
        - Целых пятнадцать минут. А теперь, дружище, скажи мне, кто ты и как твое имя?
        - Вы бы могли мне этого и не говорить, - огрызнулся пилот и захлопнул дверцу.
        Механик разложил чертежи, открыл капот и с головой ушел в регулировку агрегатов. Прошло пятнадцать минут, и Кларенс снова помчался над серой лентой. Вернувшись, он поднял большой палец:
        - На этот счет нет никаких инструкций. Может быть, потому что в нашем представлении звездолет - это машина, которая летает только к звездам. Так что, наверное, можно. Отметьте миграционную карту, хорошо? И… пожалуйста, не улыбайтесь. Вам это не идет.
        - Я - сэр Арчибальд Дрэйк, начальник службы безопасности лорда Кальдерона. Сэр Хантер…
        - Печально, что у вас такое мощное оружие, сэр Хантер. От одного преступника остались только ботинки, другого не опознает никакая экспертиза. Даже пистолет расплавился!
        Хантеру показалось, будто шагающий экскаватор сгреб его за плечо огромным ковшом. Он открыл глаза. Лэнс, умытый и причесанный, в новом комбинезоне, добродушно улыбался, усердно пытаясь не сломать пилоту ключицу.
        - Это была очень трудная миссия, - сказал Кларенс после небольшой паузы. За несколько секунд перед ним пронеслись события страшных и далеких дней.
        - Вы кого-то подозреваете?
        - Иными словами, я должен торчать в больнице месяц.
        - Я не про это, - сказал он. - Однажды его послали в командировку на Альдерон…
        - Голографическому. Состязания пройдут на голодроме - особом сооружении. Вся трасса - просчитываемая компьютером трехмерная имитация. Равно, как и препятствия.
        - Я нашел у себя в компьютере веселенькую песенку. Париж, Париж, сонная Ву… Ну, и так далее.
        Хантер состроил в кармане фигу. На полпути к двери он вдруг обернулся:
        - Мне скучно, поэтому я выполняю обязанности пилота-десантника и испытателя вооружений. Эта работа считается непрестижной и тяжелой. Но мне она нравится. Правда, иногда я злоупотребляю служебным положением, и лазаю по машинным отделениям или мостикам звездолетов.
        - К сожалению, «Орфей» уже улетел. Следующий рейс только через полгода. Ваша галактика пока не балует нас вниманием.
        Сэр Дрэйк пришел только через неделю. Кларенс, воздев руки, кинулся ему навстречу, как к божеству:
        - Поверьте мне, леди, - резко сказал Кларенс. - Теодору сейчас гораздо лучше, чем нам.
        - Дай Бог, чтобы это было так, сэр Хантер, - сказал сэр Дрэйк. - Но впереди третий этап - каждый сам за себя. Смотрите в оба.
        Второй этап - групповую атаку вражеского крейсера под руководством командиров, Кларенс почти не запомнил. Его взводу достался совсем неопытный начальник. Две машины выбыли из боя почти сразу, пораженные неприятельскими турелями и ушли в зону восстановления. Остальные разбрелись, кто куда. Хантер глянул на серебристого гиганта, ощетинившегося зарядами плазмы. Оценил обстановку и обругал последними словами командира, который послал его взвод под перекрестный огонь сразу трех турелей. Крикнул «все за мной!», показал растерянному парню на экране средний палец, и, прикрываясь надстройкой, обрушился на крайнюю турель. Полетели виртуальные обломки. То же самое стало и с остальными орудиями его сектора. По итогам боя взвод занял второе место.
        - Где мое оружие?
        Кларенс пошарил по карманам и вытащил кусочек пластика. Чиновник вцепился в карточку, как разъяренный бультерьер. Он застучал по клавишам компьютера, протянул пилоту миграционный лист и спросил:
        - Нет, естественно. Я даже не буду брать подписку.
        - Таран?
        - Вот как? Так, где же механик? - нахмурился сэр Дрэйк.
        - Я не буду Вам врать, сэр Хантер. Когда-то сэр Эллисон оказал моему деду важную услугу. Но раз он погиб, вся надежда только на вас.
        - Хорошо, - сказал Кларенс. - Но только при одном непременном условии. Вы расскажете мне, чем закончилась вся эта история с покушением, и кто за ней стоит.
        Кларенс вышел из кабинета. Ник бросился ему навстречу:
        Кларенс отобрал у Наташи ножик, залил рану на ее руке медицинским клеем и усадил девушку в кресло. Сам сел на стул и начал долгий и нудный рассказ о своих подвигах в далекой галактике, не обращая внимания на страстный огонь в глазах подруги.
        - Первый уорент-офицер.
        - Значит, Вам должны были выдать документы. Посмотрите, пожалуйста, в одежде.
        - Спасибо, - невозмутимо ответил Кларенс, провожая взглядом черный пластиковый мешок. Лейтенант сглотнул слюну и побледнел. Наверное, у него слишком развито воображение. Полицейский спрятал блокнот в карман и вышел.
        - Я мог бы полететь и сам. Думаю, мой аппарат справится и с межгалактическим перелетом.
        - Я вместо него, - ответил пилот. - Меня зовут Кларенс Хантер. Теодор погиб много лет назад.
        - Что Вы себе позволяете, сэр Хантер! - зашипел из кабинета сэр Дрэйк. - Это леди Луиза Гордон!
        - Почему?
        Хантер обвел взглядом залитую солнцем больничную палату. Стул, мягкое кресло, инкрустированный золотом столик. На нем ваза с экзотическими фруктами и шоколадными конфетами. У входа отделанный резьбой по дереву шкаф. Огромныйэкран во всю стену. Слишком много роскоши для одного маленького человека. И койка, пожалуй, чересчур мягкая.
        * Название телекомпании NLE - News, Life, Entertainment, переводится, как «новости, жизнь, развлечения».
        - На экспрессе ты, по крайней мере, будешь под присмотром. Иди, собирайся. У тебя четыре часа.
        - Слушайте, а может, мы их того? Бах, бах, ба-бах! У меня достаточно средств, чтобы превратить в руины половину планеты. Одних термоядерных ракет четырнадцать штук!
        - Чего нет, того нет, - растерянно сказал он. - У нас не существует ничего подобного. В принципе. Я же из другой галактики.
        Через пару кругов пелетон растянулся, и Хантеру пришлось обогнать несколько машин. В зеркалах отражался ярко-зеленый болид номер четыре, он упорно атаковал и пытался пробиться вперед. Кларенс заблокировал ему дорогу, чуть притормозив на повороте, и усмехнулся, представив лицо соперника. Прием, конечно, подленький и явно неизвестный здесь, но вполне допустимый в гонках Формулы-1 на пусть и отсталой, но такой манящей Земле.
        Кларенс плюхнулся на стул и начал читать вслух:
        От улыбки не удержался даже седовласый господин. Толстяк криво усмехнулся, вздохнул и поплелся оценивать нанесенный ущерб.
        - Когда мать узнает, что дочь в положении, она захочет убить ее и жениха, чтобы избежать позора. Усадьба сгорит, все погибнут, кроме леди Амелии - ее спасет возлюбленный, пожертвовав собой. Она поселится в маленьком городке, родит ребенка, и будет вести скромный образ жизни. А теперь, если можно, расскажите мне историю Эллисона как можно подробнее.
        Хантер нажал на газ, едва успев сбросить скорость у очередного кольца. Соперник отстал, но не сдался - он снова начал нагонять. Не успел. На дисплее вспыхнула надпись «Финальный круг», и гонка завершилась. Кларенс пришел двенадцатым.
        - В соревнованиях примут участие отпрыски владельцев самых влиятельных корпораций. По данным агентуры, одного из участников собираются устранить. Кого - мы не знаем. К сожалению, агент был убит при передаче информации.
        - Гонщик жив. Обо всем остальном расскажет сэр Дрэйк. Я не располагаю исчерпывающей информацией.
        - У вас что-то с глазами, - сказал он. Нижняя челюсть девушки медленно опустилась. Хантер протянул руку, осторожно взял ее за подбородок и закрыл рот так, что идеально ровные зубы ощутимо клацнули.
        Хантер удовлетворенно хмыкнул, ушел в маленькую каморку, сел в кресло и включил телевизор. На экране маршировали солдаты: в новостях шел сюжет об очередном призыве в армию. Следом показали восстановительные работы на энергопроводе, и Кларенс оценил размеры траншеи, прорытой его звездолетом. В ней запросто могли разъехаться два грузовика. На закуску, под самый занавес программы, «Призрак» пронесся по центру города. Стекла небоскребов лопнули и обрушились мириадами разноцветных брызг. Кларенс даже загордился - звездолет оказался очень фотогеничен. Диктор сообщил, что неизвестный воздушный хулиган прибыл из другой галактики специально для участия в гонках.
        - А Вы, значит, будете меня патчить? - чуть оживился Кларенс, которому было все равно, что воля, что неволя.
        - В шкафу. Почему вы не спрашиваете про звездолет?
        - Не на меня, а на механика. О нашей с Лэнсом рокировке не знал никто, кроме нас и вас. Мне все стало ясно, когда я увидел фотографию в газете. Я - самоуверенный болван, и позволил обозначить свое присутствие раньше времени. Естественно, наши протерозойские друзья захотели лишить меня возможности участвовать в гонках.
        Гоночный болид погрузили в транспортер. Хантер сел на заднее сиденье лимузина, машина зашипела, взмыла в небо и пристроилась за трейлером. Достал регламент соревнований, и углубился в чтение, изредка бросая взгляд в окно.
        - Это последний писк моды, - громом отозвался механик. - Звездное техно.
        - Можно послушать?
        - Вы сюда пришли, чтобы спеть мне панегирик? Упреждая вопрос, скажу, что ничего подозрительного я не заметил. Может быть, меня вызвали зря.
        - Теперь понятно? Я навел справки - «Харон» прибудет через месяц.
        - Профессор, кто такая Ву?
        Невтриносов хватил кулаком по столу.
        - Раз Теодор сумел разобраться, и ты сможешь. Через час с Тилля отправляется трансгалактический экспресс «Орфей»…
        На ближайший месяц лучшим другом Хантера стал садовник Кальдеронов. В домике толстяка Кларенс собирал все семейство и рассказывал истории о полной опасностей жизни в далекой галактике. Однажды он поведал печальную быль о Теодоре Эллисоне, павшем жертвой человеческого равнодушия. Когда пилот трагическим тоном повествовал о том, как Эллисон считал секунды до самоуничтожения звездолета, держа в руках фотографию умершей невесты, Луиза Гордон плакала навзрыд. Леди Джоан вытирала платочком глаза. Лишь сэр Дрэйк сохранил невозмутимое спокойствие. Он спросил:
        - Как же тогда узнать, что вы - это действительно вы, а не кто-то другой?
        - Дружище, ну извини, а? Понимаю, что за нечаянно бьют отчаянно… Можешь меня стукнуть, если хочешь. Прямо по бестолковой тыкве.
        - Вашу идентификационную карту, пожалуйста.
        Сверху свалился какой-то болид. Пилот машинально развернулся, взял машину противника в прицел и мгновенно выстрелил. Голубой луч уперся во врага, полетели виртуальные обломки, и на дисплее загорелась зеленая цифра «1». Кларенса накрыло - у него буквально заклинило разум. Он снова увидел себя в далеком неведомом мире, в кабине маленького истребителя. Его окружал беспощадный враг, и в мозг ввинтилось острое, как отточенное жало, слово: «Уничтожить!» Хантер ринулся в атаку. Он прошел огненной метлой, к счастью, виртуальной, по всем, кто попался ему на пути и погнался за теми, кто пытался избежать натиска. А перед его мысленным взором серые прямоугольники - боевые дроны из иного мира, разлетались в клочья под ударами нейтронных пушек.
        Кларенс вертелся волчком среди многочисленных врагов, давил и давил гашетку. Цифра на дисплее росла. Неприятельский дрон выскочил прямо из стены. Пилот выстрелил, но противник никак не отреагировал. Хантер дал еще залп - безрезультатно. Да что ж он такой живучий?
        Кларенс молча пожал плечами. Разговор утомлял. От мыслей о человеческом равнодушии на глаза наворачивались слезы. И куда-то исчезало природное ехидство. А Невтриносов продолжал вбивать гвозди в душу:
        - А форма?
        Хантер намеренно повел звездолет по крутой траектории. Пронзив плотный слой облаков, он вышел в атмосферный режим за несколько десятков километров от центрального космопорта. Раскрылись атмосферные плоскости, и машина помчалась над самой землей.
        - Меня зовут капитан Патч. Я - психолог. Не буду скрывать, ваш посттравматический синдром дал о себе знать. Триггером послужили события на голодроме.
        - Рефлекс. Я, пусть и случайный, но солдат. Врага уничтожают даже при отступлении. Надеюсь, вы меня не арестуете?
        - Сэр Хантер, если бы мои люди взяли негодяев, мы смогли бы их разговорить!
        - Почему вы не сказали мне о подозрениях? Я бы прислал охрану!
        Через час открылись ворота, и Хантер вывел чуть приплюснутую машину на тестовое кольцо. Сделав несколько кругов, он вернулся в ангар и недовольно сказал механику:
        Переплыв ковер, Кларенс выскочил из кабинета и едва не сбил с ног девушку в длинном платье. Она ахнула и одарила пилота испепеляющим взглядом.
        Хантер с интересом разглядывая местность. Синевато-зеленые шапки лесов сливались в размытую массу. Как сумасшедшие, мелькали белые с красным поля. Интересно, какую культуру на них выращивают? Задумавшись на секунду, Кларенс едва успел увернуться от непонятного сооружения. К огромному, с полупрозрачными куполами, зданию тянулась серебристая нитка какого-то трубопровода. Хантер понесся над ней, надеясь, что она ведет в столицу. К сожалению, никто не удосужился загрузить карту Эрдельтрона в навигационную систему.
        Из туманной дымки на горизонте появился мегаполис. Замелькали пригороды, и вскоре тридцатиметровый звездолет вихрем пронесся среди снующих аэромобилей. Справа и слева высились сверкающие сталью небоскребы. «Призрак» превысил скорость звука, и Кларенс с ужасом увидел, как брызнули осколки стекол и зеркальной облицовки. Он немедленно чуть прибрал то, что по традиции называлось тягой, вылетел на центральный проспект и ощутил себя слоном, который зачем-то вломился в посудную лавку.
        Кларенс открыл дверь, вошел в кабинет Невтриносова и сел на стул. Ученый, злобно глядя на пилота покрасневшими глазами, проворчал:
        Едва небесно-голубой болид Кларенса занял место в боксах, к нему тут же подбежал сэр Дрэйк.
        - Мне рассказал Ник Паркер. Я очень сожалею…
        Хантер увидел, что похожее на серый прямоугольник тело дроида ударило его истребитель в борт. Индикаторы защитных полей погасли. Страшная тяжесть навалилась на тело, машину сотряс удар, и мир поглотила белая вспышка…
        - Долго же вас обрабатывали, сэр Хантер. Мне уже звонил сэр Дрэйк. Он прислал аэрокар.
        - Эрдельтерьера? - съехидничал Кларенс.
        Садовник зашмыгал носом. Кларенс снова обратился к нему:
        Чиновник озадаченно почесал приплюснутый нос-редиску.
        - Мне совсем не хочется разбираться с охраной на входе. Поэтому я доставил себя, так сказать, к парадному подъезду, - сказал Кларенс и снял шлем с головы Ника. Лицо юноши сияло.
        - Скука. Вы не представляете, насколько уныло, когда тебе нечего делать. Я - следователь транспортной безопасности и ревизор. Почетная и уважаемая должность. Но надежность звездолетов такая, что после инцидента с Эллисоном не было ни одной серьезной аварии, не говоря уже о катастрофе.
        Пилот пошел на выход, но неулыбчивый тип за стойкой потребовал удостоверение личности и миграционную карту. Кларенс мысленно увидел прицельную марку, скользящую по небоскребам и вдавил воображаемую гашетку. Город исчез во всепоглощающей вспышке термоядерного взрыва… Нет, все-таки не стоит начинать галактическую войну из-за пустяков. Слишком много работы рекультиваторам.
        - По-моему, с ним ничего плохого не случилось. Вот если бы я стукнул его корпусом…
        - Это большая тайна, сэр Хантер, - сказал Маккормик. - Но ради вас я сделаю исключение. Все интриги затеяла мать семейства - она не хотела, чтобы ее дочь вышла замуж за человека без рода и племени.
        - В связи с особенностями поведения прибывшего к вам для выполнения особой миссии Кларенса Т. Хантера в любом случае дождитесь корабля для его транспортировки к месту постоянной дислокации. В случае задержки, дождитесь грузового трансгалактического звездолета «Харон». Хантера ни в коем случае нельзя оставлять одного!!! Командующий базой «Старлайт» полковник Дж. Манн, директор центра разработки вооружений профессор Невтриносов Т. Ф.
        Капитан Патч улыбнулся.
        Разумеется, Кларенс не собирался спать на грязном матрасе. Во всяком случае, пока. Он побродил по складу, нашел чурбак, и уложил его в постель. Принес из подсобки дуршлаг, нарисовал на нем смешную рожицу. Положил его на подушку, и накрыл инсталляцию одеялом. Очень похоже на спящего Лэнса.
        - Познакомьтесь, сэр Хантер. Дрю Маккормик, официальный представитель телекомпании NLE*.
        Ученый не обратил на реплику никакого внимания.
        - Вы не Теодор Эллисон! - печально произнес он.
        - Что ж, тогда начнем лечение. Методика называется ДПДГ - десенсибилизация и переработка движением глаз. Садитесь на койку, и внимательно смотрите на ручку и фигуры, нарисованные в блокноте…
        - Какому паркуру, простите?
        Хантер закинул ногу на ногу, и заунывным голосом начал печальное повествование…
        - Лэнс! - гаркнул сэр Дрэйк. - Вставай, лентяй!
        - Машина построена под сэра Эллисона, - заговорил сэр Дрэйк. - Но вы с ним похожей комплекции.
        Сэр Дрэйк покинул палату, осторожно закрыв дверь. Кларенс включил телевизор, лег на койку и стал смотреть сериал про леди Амелию. Какая-то безразмерная штука.
        - Никаких сэров! - отрезал пилот. - Зовите меня просто по имени или фамилии.
        - Тедди превратил себя в плазму и размазал по звездной системе. Ему стало незачем жить, - злобно ответил Хантер, и время остановилось.
        - Тайна сия велика есть. Даже для меня, - ответил Хантер, пожимая плечами, и спросил: - Мне можно летать по планете на собственном звездолете? В атмосферном режиме, разумеется.
        В комнате ждала Наташа - маленькая подвижная девушка с черными, как вороново крыло, разметавшимися по плечам волосами.
        - Зачем? - искренне изумился Кларенс.
        - Я не могу столько ждать! - возопил Кларенс. - Я могу лететь на «Призраке»! Он вполне пригоден к межгалактическим перелетам.
        Кларенс машинально достал из кармана похожий на пульт боевой разрядник и почесал в затылке.
        Кларенс повернул снимок к свету. Теодор Эллисон смотрел на него исподлобья ледяным взглядом чистых синих глаз. Тонкие губы сжаты в щелку, светлые волосы растрепаны. Наверное, он забыл подстричься по уставу. Хантер вернул фотографию парню. Тот спросил:
        Заголовок отчаянно надрывался: «Срочно в номер! Неизвестный воздушный хулиган нанес серьезный ущерб городу и скрылся в районе космопорта! Несколько аэромобилей повреждено. Лишь по счастливой случайности никто серьезно не пострадал».
        - Знаете, это уже слишком, сэр Хантер!
        - Можешь трогать ручки и нажимать кнопки. Все равно панель деактивирована.
        - Фу. Терпеть не могу пыток. Я людей убиваю, но не делаю им больно… - сказал Кларенс и добавил: - Вы как хотите. Я ложусь спать.
        Танцы с вампирами
        Кларенс Т. Хантер восхищался новеньким крейсером, пришвартованным к стыковочному узлу звездной верфи. Стремительные обводы, покатая боевая рубка, плазменные турели и пусковые установки фотонных торпед - все дышало совершенством смерти и разрушения. Интересно, какое имя уготовано кораблю? Об этом знал лишь один человек - заместитель председателя Совета Развития. К сожалению, он где-то задерживался, и торжественная церемония застыла в томительном ожидании. Представители верфи, приемная комиссия - не семеро, а целых пятьдесят человек ждали одного. Начальство, говорят, не опаздывает.
        Наконец, загудел лифт, распахнулись двери и на закрытую смотровую площадку чинно прошествовал Дасти Мэйн - невысокий толстяк в строгом костюме. Он пригладил пышные усы и поднялся на трибуну. В пухлой белой руке блеснула традиционная бутылка шампанского.
        - Нет! Стой! - закричал Керзандер. - Остановись! Не надо! Что ты хочешь? Требуй - получишь!
        Шейла рванулась. Хантер схватил ее за руку. Десантница выдернула его из кресла и швырнула в сторону. Он вылетел на сцену, проехал спиной по гладко отполированному полу, и с разгона ударился головой о трибуну. Наступила гробовая тишина. Дасти умолк на полуслове и удивленно уставился на невесть откуда взявшегося Хантера.
        - Нет! В сторону! - закричал Кларенс, и десантница прыгнула. Чудовищное лезвие со звоном высекло из каменного пола сноп искр.
        Супервампир открыл дверь, и Хантер шагнул в странную комнату. Здесь из многочисленных углов к нарисованной в середине окружности сходились лучи. На стенах висели светильники - что-то вроде лампад. Керзандер зажег их факелом и начал бурчать что-то себе под нос. Раздался негромкий гул, вспыхнуло голубоватое сияние, похожее на излучение в ядерном реакторе.
        - Вряд ли. И спасибо вам, Дасти. Большое спасибо.
        - По-моему, все получилось прекрасно.
        - Я хотел… а они - кусаться. Потом Тренмар знатно травил. Ни дать, ни взять - кит, - ухмыльнулся Хантер.
        Двинуться он не успел. За прозрачной стеной сверкнули разноцветные иглы и, словно испугавшись чего-то, съежились в крупинки звезд. Возле светлого перекрестья поплыла изумительной красоты голубовато-бирюзовая капля. Сердце ушло в пятки. Кларенс упал в кресло, не в силах вымолвить ни слова. Шейла схватила пилота за руку и вытащила в коридор.
        Тренмар очаровательно улыбнулся:
        - С вашего позволения, я оденусь? - Тренмар направился к гардеробу.
        - Они из другого мира. А этот - вообще нелюдь!
        - А я - да, - злобно сказал Кларенс. - Я не обременен честью и моралью, в отличие от директора верфи Гротона или полковника Манна.
        Хантер протер глаза пальцами и взял себя в руки.
        - Наверное, не стоит так палиться, - нахмурилась десантница.
        - Ой, извини. Я и забыл. Шейла, включи фонарь на винтовке!
        - Придет время - узнаешь. Будем знакомы. Я - Деротар, один из создателей этого мира. Что вы здесь делаете?
        - Шейла Рут Гордон, сержант первого класса десантной группы.
        - Дасти, скажите командиру «Шенандоа», чтобы принял «Призрак» в четвертый шлюз. Я полечу на ходовые испытания.
        - Под арестом? - поинтересовался тот.
        - Я не человек… - прошептал Хантер.
        Несмотря на века технического прогресса, облик десантного челнока «Шайенн» не изменился со времени разработки. В самом деле, зачем менять то, что и без того функционально и достаточно устрашающе выглядит? Выступающая вперед остекленная двухместная кабина, вместительный грузовой отсек, складные аэродинамические плоскости, почти самолетный хвост - все, что нужно, чтобы доставить бронетранспортер и два взвода солдат на поверхность планеты. Кроме того, челнок вполне мог поддержать десант огнем шестиствольной автоматической пушки и залпом ракет.
        - Значит, я - только наполовину…
        Вампир надел рубашку и брюки. Выдвинул ящик секретера и сказал:
        - Планета, - спокойно сказал командир.
        Обугленный «труп» на полу зашевелился и захрипел. Комнату наполнило омерзительное шуршание. Обгорелая плоть начала отваливаться кусками, на ее месте постепенно нарастало новое мясо. Кларенс мстительно ткнул Тренмара бронированным носком ботинка, и вампир исторг мучительный вопль.
        У пилота закружилась голова.
        Десантница одарила его ледяным взглядом.
        Кларенс ничего не ответил. Он вытащил из укладки пистолет. Подумал, и положил в походную сумку аптечку. Вторую протянул напарнице.
        - Что они с тобой сделали? Ты похож на мясника!
        Кларенс пощупал орденскую планку, прикрепленную к тщательно отутюженной форме уорент-офицера.
        Кларенс поднял разрядник. Дракул заслонился рукой и отступил на шаг.
        - Так вы с той махины, что болтается на орбите? Почему же вы не спросили? - поинтересовался Деротар.
        - На отличненько, - буркнул Хантер, наслаждаясь нежным и упругим сокровищем, которое точно легло в его ладонь. - Что ж, по крайней мере, честно. Ха! А ты умеешь совмещать приятное с полезным.
        Хантер привстал было с кресла, плюхнулся обратно и вытаращился на командира.
        Врач не удержался от улыбки. Он взял покорного Кларенса за руку и повел в медблок.
        - Потом будешь корчить из себя неженку! Соберись, боец! Думай о задании!
        - Ну ты лошара! - протянул Кларенс. - Сразу не мог сказать о невидимых сооружениях?
        Миновав несколько коридоров, группа вошла в увешанную расписными гобеленами комнату. Лакированная деревянная кровать с пологом, украшенный орнаментами мягкий ковер, резные деревянные шкафы и комоды - все просто дышало неимоверной, можно сказать, избыточной роскошью.
        Он подобрал винтовку, подошел к Шейле и ощупал ее, не спуская глаз с супервампира. Вроде цела: бронеткань - штука мировая. Кларенс приложил к шее десантницы аптечку. Щелкнул анализатор, за ним инъектор. Девушка открыла глаза, села и потянулась к оружию. Лишь сменив магазин, она спросила:
        - А у Вас? Полсотни человек ждут битый час, пока вы соизволите явиться.
        - Я не про это. Что с крейсером?
        Кларенс похолодел.
        Теперь Кларенс поставил дракула во главе группы. Они шли долго, один коридор сменялся другим, за очередной дверью открывался новый проход. Наконец, вампир спустился по лестнице и открыл небольшую комнату.
        Чуткая Шейла распахнула дверь и швырнула к ногам Тренмара золотоволосую красотку. Та широко раскрыла глаза и уставилась на десантников.
        Зал взорвался хохотом. Кларенс подождал, пока установится относительная тишина и продолжил, словно завзятый чинуша:
        - Ты - грязный садист! - прохрипел Тренмар.
        Хантер бросился к двери - заперта. Сверкнула молния, полетели обгорелые щепки - путь свободен! Ничего, за Шейлой он вернется. На «Шенандоа» три воскресительных машины - достаточно маленького кусочка, чтобы вернуть десантницу к жизни.
        - Я - Зарина, - пролепетала вампирша. - Средняя невеста Тренмара.
        Кларенс пожал плечами. Девушку вызвали первой, через несколько минут она вернулась с новенькой медалью и нагрудным погоном мастер-сержанта.
        - Уорент-офицер Хантер, надавать бы вам по шее за то, что сразу ко не явились в медотсек. Посмотрите на свои раны - сильное воспаление… боже мой, как вы это терпите?
        - Жаль, - вздохнул Кларенс.
        Внезапно что-то изменилось. В воздухе поплыло странное марево, горизонт задрожал, и, словно из ниоткуда, изумленному взору путешественников предстал средневековый замок. Высокая стена, мрачные каменные башни, узкие оконца - все это выглядело невероятно в мире небоскребов и автомобилей.
        Он проснулся в огромной, как космодром первой категории, постели. Рядом едва не утонула в перине Шейла. Девушка обхватила руками импульсную винтовку и сладко сопела. Кларенс потянул оружие, и голова взорвалась мириадами искр.
        - На нас написано. Нашивки на форме прочитать не можешь? Сочувствую, - ответил Кларенс. - А тебя как звать, клыкастое создание?
        Кларенс прижал к себе Шейлу, чмокнул ее в лоб и побрел по асфальтовой дорожке. В конце аллеи он остановился, послал девушке воздушный поцелуй и размашисто зашагал к стоянке такси.
        - Ты бы помылся, - печально сказал командир. - Ужас ведь на кого похож.
        Кларенс поднялся на ходовой мостик. За главным пультом с сосредоточенными лицами сидели навигаторы и инженеры, старший помощник суетился возле вспомогательной консоли. К пилоту подошел коренастый мужчина с суровым, словно у каменного истукана, лицом. Он поправил белую фуражку, посмотрел исподлобья тяжелым взглядом и представился:
        Кларенс выдержал эффектную паузу:
        - По предварительным данным, около двадцати, - ответил командир. - Думаю, на них стоит обратить внимание в первую очередь. Надо послать на разведку десантников… Хантер, полетишь консультантом?
        - Керианцем нельзя быть наполовину, - перебил врач. - Их гены доминантны, они эффективно подавляют любые другие. К счастью, из-за частичной генетической совместимости дети у них рождаются крайне редко.
        Кларенс обманул командира. Разумеется, до прозрачной кабинки в самом носу звездолета он добрался не сразу. Хантер совал любопытный нос везде - от мрачных высоких башен нейтринных генераторов до унизанной блестками сигнальных ламп главной навигационной системы. Только когда до старта осталось несколько минут, пилот-ревизор открыл сервисным кодом люк, протопал армейскими ботинками по лестнице и едва не свалился на голову стриженой под мальчишку брюнетке.
        - Так оно и есть, - ляпнул Паркер. - Ну, то есть, для нас ты, конечно, человек, но с точки зрения генетики…
        Командир не успел ответить. Моон, первый навигатор, заскрипел обратный отсчет:
        Хантер развернулся и пошел в док. Через пятнадцать минут «Призрак», до смерти перепугав ответственного за стыковку офицера, с разгона влетел в четвертый шлюз.
        Слегка подкрашенная Шейла очаровательно улыбнулась и поправила аксельбант на парадной форме:
        - Тогда к делу! Пишите!
        - С такого можно весь мостик уделать! Я только сейчас понял, что злобный, жестокий и мстительный Деротар хотел нас погубить! - воскликнул Кларенс. - Честь и хвала работникам верфи!
        - Куда? - остановил его Паркер. - Через полчаса отчаливаем! Ты обещал!
        - Простые способы недоступны, да? - поинтересовался Кларенс. - Риторический вопрос. Доставьте нас в замок Тренмара. Мы оставили челнок в овраге.
        - Ух, ты! Спасибо, кэп, - зло пробурчал пилот. - На всей дистанции ходовых испытаний не должно быть никаких объектов. Какая это система?
        - И вид отсюда неплохой, - пояснил Хантер. - Удобно держать на прицеле нашу сладкую парочку. В шкафу вполне может найтись потайной выход. А там ищи-свищи нашего зубастого друга.
        - Шейла, это его милостью «Призрак» оказался в четвертом шлюзе «Шенандоа». Если бы не это мудрое и взвешенное решение, вряд ли мы выбрались бы из передряги. Дасти, поздравляю вас от того, что у меня когда-то называлось душой.
        - Ты… победил?
        - Еще бы, - ухмыльнулась Шейла. - Не каждый день можно врезать офицеру по кумполу прикладом, и получить за это награду и повышение. И куда ты теперь?
        Кларенс взял из рук Дасти бутылку и вложил ее в казенник пневматической пушки. Навел орудие на нос корабля и нажал спуск. Пушка глухо ухнула. На площадке воцарилась мертвая тишина - промах предрекал звездолету несчастливую судьбу. Но все обошлось: бутылка ударилась о броню и разлетелась, сверкнув мириадами разноцветных брызг. От многоголосого «Ура!» зазвенело в ушах. Кларенс не первый раз был «пушкарем»: на верфях давно ходили слухи, что у него легкая рука.
        Хантер пожал плечами и толкнул ворота. Бесполезно. Тогда Шейла взялась за массивное железное кольцо и потянула. Створка легко отворилась.
        - Ну вот, - сказал он Шейле. Та смотрела из-за кулис, прижав ладонь ко рту, - Могла бы еще раз прикладом в лоб заехать. Для колорита. Дасти, подвинься, коли я здесь.
        - Дорогуша, - сказал он, - Чтобы качнуть такую махину, как «Шенандоа», да еще в гиперпространстве, нужны силы вселенского масштаба. На мостик, живо!
        - И так, мы просмотрели карты, составленные по данным сканера видимого диапазона, - проскрипел он, будто слова ему приходилось выцарапывать из ржавой глотки. - Типичные признаки техногенной цивилизации. Ничего необычного. Но если мы посмотрим данные тепловых сенсоров…
        - Я еще не начинал, - огрызнулся Кларенс. - Сколько на планете этих штуковин?
        - Бесполезно. Даже магия не помогает.
        - Но ведь Кера…
        - Вы уже догадались, кто я? Да, я питаюсь кровью людей.
        Человек взялся за голову и повернул. Она с хрустом встала на место.
        Шейла с размаха ударила его по щеке и закричала:
        - Можно подумать, мне она нужна. У меня одна уже есть. Но видели бы вы, как Шейла налетела на вампира. Настоящая фурия!
        - Жизни без них не мыслю. Я же мазохист. С утра встаю - и башкой об шкаф. И пока пальцы не прищемлю, к работе не приступаю. Не могу - руки трясутся.
        - Кощунство!
        - Я вас удалю из зала! - зашипел Мэйн.
        Кларенс улыбнулся самой зверской улыбкой из своего арсенала, и вампир вздрогнул.
        - Откуда знаешь?
        - Только после вас, - ответил Хантер. - Шейла, выруби дамочку. Она нам более ни к чему. Надеюсь, у нее есть что сотрясать.
        - Где тебя черти носили? - набросился на него Паркер. - Уходим в гиперпространство! Один бог знает, где мы выскочим!
        Два дня спустя Кларенс и Шейла скучали с группой награжденных за кулисами актового зала размером с футбольный стадион. Хантер выглянул на сцену и присвистнул:
        - Что… это? - спросил Кларенс, указывая на бирюзовый шар, на котором теперь были заметны клочья облаков.
        * На реверсе первой награды Кларенса написано «For cruelty to the enemy» - «За жестокость к врагу». На аверсе изображен звездолет, который на фоне огненного шара термоядерного взрыва производит орбитальную ковровую бомбардировку планеты.
        - Стоп! - крикнул Кларенс. - Зарина Люизитовна, пожалуйста, возьмите одежду и передайте жениху. А я пока поваляюсь.
        Через несколько минут с потолка ударил столб света, и в нем материализовался высокий человек в алом плаще, расшитом золотыми вензелями. Рот пришельца шевелился наверху лица, ясные синие глаза задумчиво смотрели откуда-то из-под скособоченного носа.
        - Чтобы ты да к чему-то не придрался и не записал особое мнение? Где-то кто-то сдох. Кстати, Хантер, у меня строгий приказ доставить тебя и Шейлу в центр.
        - Ты так говоришь, как будто это что-то плохое, - передразнила его Шейла. - В конце концов, мне тоже нравится стиль ретро.
        - Наш крейсер заблудился. Навигационные системы сошли с ума, и мы не можем проложить обратный курс. Нам нужны координаты и примерные параметры входа в гиперпространство.
        Кларенс фыркнул. Не зря судачили, будто командир одержим накопительством.
        - А он не мог отправить нас в какой-то третий мир? - поинтересовался навигатор.
        Кларенс достал карманный компьютер. По мере того, как Деротар диктовал, настроение пилота падало ниже плинтуса: предстояла масса тяжелой работы. Но какая удача, что «Призрак» вместе с его «межмировым» блоком на борту «Шенандоа»! Разумеется, модуль хилый, и придется подключить его к главным двигателям крейсера через усилители, но это чисто техническая проблема. Решаемо. Наконец, Деротар закончил и повернулся к сверхвампиру:
        - Дичь какая-то, - озвучил собственные мысли Хантер.
        - И ты так просто говоришь о собственной гибели?
        - Куда прикажете? - ехидно спросил супервампир. - Мне не терпится от вас избавиться.
        В туманной дымке показались серые громады небоскребов. Они стояли группой, словно большая отара овец, вокруг них раскинулась настоящая мешанина зданий поменьше. Кларенс едва подавил желание лететь через центр города. Посвистывая вихревыми двигателями, челнок прошел над утопающими в зелени особняками пригорода и направился вдоль двухполосного шоссе. Еще через несколько минут пилот выпустил посадочные опоры и плюхнул машину в поросший чахлыми кустами овраг.
        - Еще чего! Прямо так и пойдешь. Шучу, шучу.
        Кларенс растянул в усмешке тонкие губы:
        - Веди меня к нему! - решительно сказал Хантер и добавил: - Погоди чутка.
        Шейла, выпустив в спину Керзандера весь магазин, взвилась в воздух и ударила противника прикладом по голове. В ответ тот двинул рукояткой, девушка отлетела к стене и осталась лежать неподвижно.
        Кларенс пробежал взглядом по многочисленным орденским планкам шкипера, ухмыльнулся самой зловещей улыбкой, какую смог изобразить и сказал:
        Хантер взял десантницу под руку, вышел в коридор и направился к выходу. Когда они вышли на тенистую, усаженную ровно подстриженными кустами аллею, он взял девушку за руки и спросил:
        Хантер внимательно рассмотрел себя. Шея покрыта коркой засохшей крови, некогда новенькая форма вся в темных заскорузлых пятнах. На лбу - здоровенная лиловая шишка, рана посередине ее залита клеем. На щеках багровые разводы, словно он сам прокусил чью-то сонную артерию. Да, сегодня вахтенным будет о чем поболтать после смены.
        - Я бы такими вещами не заморачивалась.
        - Не знаю… - неуверенно сказала Шейла. - Я видела только обычных людей. Мне даже стрелять не пришлось, я просто вырубала их прикладом. Их рукопашная подготовка сосет и причмокивает.
        - Кто же я? - пролепетал он.
        Девушка без видимых усилий расцепила захват. Она сунула руку пилота к себе за пазуху и определенно сказала:
        Кларенс включил встроенный в разрядник фонарь и запнулся о какой-то обломок. Керзандер замахнулся. Хантер в отчаянии поднял руку, луч скользнул по упырю. Запахло горелой плотью. Лезвие жалобно зазвенело по полу. Дракул утробно взвыл и ринулся в сторону. Хантер бросился за ним и прижал врага к стене.
        - Да ведь аварийная система работает вообще без привязки!
        - Сначала к делу.
        - Я тебе понравился? Только честно?
        - А тебе?
        Вампиры переглянулись между собой. Керзандер проводил Кларенса и Шейлу в телепортационную камеру. На мгновение вспыхнул белесый свет и молчаливый, похожий на гориллу волосатый здоровяк вывел незваных гостей к челноку. Абориген остался невозмутимым, даже когда засвистели вихревые двигатели и Кларенс, подвесив «Шайенн» в метре от земли, скорчил ему рожу через плоское бронестекло.
        - Керзандер! Убей их! - закричал Тренмар. Кларенс нажал на кнопку разрядника, сверкнула искра, и вампир второй раз за день превратился в обгорелый труп.
        - В носовой блистер. Репитеры там есть, вид лучше, чем с мостика. Что еще надо для счастья?
        - Ха! - закричал Кларенс! - Ты видела? По-нашему написано! Ну, дела…
        - А мне - увлекательные приключения. Дасти такой же мстительный, как Деротар.
        «От имени экипажа крейсера „Шенандоа“ и его десантной группы исправляем несправедливость, допущенную неким высокопоставленным чиновником, и посылаем тебе звездочку. Привет от Шейлы, она нам все уши прожужжала. Жаль, что ты десантник, иначе не миновать тебе лейтенантских погон. Контр-адмирал Джонатан Б. Паркер».
        - То-то, - ухмыльнулся Кларенс. - Впрочем, и ваша вампирская братия существует здесь только, пока люди не изобрели сверхъяркие светодиоды. Интересно, какой компонент излучения так губительно на вас действует?
        - Ты же меня не убьешь больше одного раза? Отсоси, упырь!
        - Наверное, я полный кретин, - сказал он. - Знатно вас там тренируют. Как ты себя чувствуешь?
        - Ты… не… человек… - прохрипел Тренмар и выхватил из наплечной кобуры пистолет.
        - Богиня. Просто богиня, - ответил Хантер. Ему не хотелось ничего объяснять.
        - Что это было? - процедил он сквозь зубы.
        - Взялся за грудь - говори что-нибудь.
        - Я могу хотя бы одеться? - спросил вампир.
        - Некомфортно как-то без родного дома, - ответил Кларенс. - К тому же лишний разведчик на борту не помешает.
        - Спасибо, сэр, - ответил уничтоженный Кларенс.
        - Мне приказал кэптен Паркер… - Шейла закусила губу.
        - И если ты поддашься зову тайного желания, твои мечты станут явью, но душа сгорит в огне! - продекламировал Кларенс и скривился. Шею саднило, за шиворот ручьем стекала мокрая теплая кровь.
        - Тьфу на тебя! Скажешь тоже. На церемонию награждения!
        Тренмар прыгнул, и Хантер едва сдержал стон: в шею словно воткнули раскаленный стержень. Послышалось отвратительное бульканье и причмокивание: вампир жадно хлебал. Интересно, чем он так аппетитно лакомится? Перед глазами замелькали черные точки. Вдруг Тренмар закашлялся, схватился за живот и замер. Его скрутило. Дракул повалился на бок, фонтаном извергая изо рта блестящую багровую жижу.
        Деротар окутался голубоватым сиянием, криво ухмыльнулся и недовольно пробурчал:
        - На правду не стоит обижаться. Твой отец служил пилотом под моим началом и был, пожалуй, самым порядочным из всех керианцев. Впрочем, он так и не узнал о твоем рождении.
        - Он дал нам правильные данные. Мы в нашем мире. Даже в нашей галактике, - недоуменно сказал командир.
        - Ради ценных сведений можно пойти на риск! Ничего, минут через двадцать мы будем на месте.
        - Точнее, дракул - особый вид. А теперь расскажите, на кого вы работаете?
        - Итак, сегодня мы даем имя новой боевой единице звездного флота - модернизированному тяжелому крейсеру класса «Интрепид»! - сказал он в микрофон. - От имени Центрального Совета я нарекаю тебя «Шенандоа», что на древнем языке означает «Дочь звезд»!
        - В прямом смысле слова. Меня тяпнул вампир. Надеюсь, у меня не будет бешенства.
        - Ха! Я и сама способна за себя постоять. Они здесь просто сосунки!
        - Перестань издеваться, Хантер, - застонал Дасти, он уже пришел в себя от неожиданного вторжения. - Будет тебе медаль. Обещаю.
        - Они там, похоже, оглохли.
        Моон зачем-то выдержал эффектную паузу и переключил проектор. По экрану поплыли цветные пятна и квадраты. Инженер-навигатор ткнул указкой в почти правильный красный круг.
        - Забудь вообще это слово! - заорал Хантер. - Из меня едва не выпили кровь! Ладно. Я уверен, этот шлимазл строго-настрого приказал миньонам не входить сюда, что бы ни случилось. Так что нам остается только ждать, пока он не очухается.
        - Ты убил ее! - заорал Кларенс и трижды нажал на кнопку разрядника.
        - Да… но не совсем. Есть еще выше.
        Время остановилось. Воздух стал плотным, как патока. В полной тишине Кларенс медленно повалился на бок вместе со стулом, одновременно нажимая на кнопку разрядника. Пуля блеснула в луче света. Фиолетовая молния прочертила смертоносный зигзаг, и мир оттаял. В уши ударил невыносимый грохот. Ноздри защекотал отвратительный смрад, перед глазами поплыли цветные круги. От Тренмара осталась почерневшее, бесформенное тело.
        Кларенс, отчаянно кряхтя, поднялся на ноги. Он почувствовал, что кровь прилила к лицу. Как всегда, его природная стеснительность быстро уступила место ехидству и язвительности.
        - Деротар учел все. Ему же не хотелось, чтобы мы разнесли в хлам всю его халабуду, если наш ковчег выйдет целым из мясорубки.
        - Что? - завизжала Шейла и вылетела на сцену. Да, обладательница такого вопля достойна звания мастер-сержанта.
        Хантер выстроил всех в ряд. Первой шла Зарина, прикрывая вопиющую наготу Тренмара. За ним, морщась от боли в шее, шагал Кларенс с разрядником. Замыкала странную процессию готовая в любой момент нажать на спуск Шейла.
        Кларенс не успел ничего ответить - в комнату вошел Керзандер. Из-за его спины робко выглядывал Тренмар. Некогда элегантный дракул выглядел, точно клоун: брюки висели мешком, рубашка сморщилась на груди. Наверное, гигант Керзандер одолжил ему свою одежду.
        - Что ж, Кларенс Хантер, давайте познакомимся. Меня зовут Тренмар.
        Тренмар кивнул:
        - Здравствуйте, Зарина Люизитовна, - ухмыльнулся Хантер. - Приглашаю вас на прогулку. И если хоть кто-нибудь рыпнется, обещаю, будет очень больно. Жених не даст соврать. Он уже ощутил мою доброту и ласку на собственной шкуре.
        - Время восстановления сорок девять минут, - глянув на часы, объявил пилот. - Вы готовы к боли? Вы готовы к страданиям? Тогда мы начинаем игру «Бегущий человек»!
        - Нет уж, договаривай, - сказал Хантер, сжав ее запястье.
        - Из-за меня? - спросила девушка.
        - Век живи, век учись, дураком помрешь, - сказал Кларенс и проскользнул во двор. Замок выглядел мрачно. Увенчанные башнями готические здания нависали над головой, навевая тоску и депрессию. Серебристые шпили острыми копьями вонзались в безоблачное небо.
        Когда стихли спазмы наслаждения, Кларенс плюхнулся в кресло. Шейла, не застегивая форменную блузу, устроилась у него на коленях.
        Шейла достала аптечку, и Хантер зашипел. Почему нельзя добавить в медицинский клей анестетик?
        Навигатор повернулся к пульту.
        - Вампир, что ли? - спросил Кларенс. Он скосил глаза и увидел на столике свою походную сумку и пистолет. Попробовал пошевелить руками - кто ж так вяжет? И осторожно начал распускать неумело навороченный узел.
        - Это другой вопрос, - сказал Кларенс. - Ты главный среди упырей?
        - А я здесь зачем? - удивился Кларенс.
        - Дружок, здесь для твоих шаловливых пальчиков куда более подходящее место. Так вот, кэптен Паркер приказал, чтобы я чем-нибудь тебя заняла и не спускала глаз. По-моему, я хорошо справилась с заданием.
        - Не люблю расставаться, скажем, так. Но в случае… гм… моего трагического финала Шейла не справится со звездолетом. С челноком запросто.
        - Ну, уж нет! Сейчас я выскажу все, что думаю об этом выскочке!
        Кларенс растерянно переводил взгляд то на Керзандера, то на Деротара. Руки его тряслись. Он шмыгнул носом, в глазах затуманилось и расплылось.
        - Буду, - определенно ответил Кларенс. - Можешь треснуть заранее. Кстати, как ваше имя, о принцесса?
        Нарочитая холодная вежливость Тренмара не произвела на Хантера никакого впечатления.
        - Похоже, нас ждет встреча с чудом, - задумчиво сказал Хантер и добавил, поймав негодующий взгляд Керзандера:
        - Понятия не имею. Навигационная система выдает тяжелую дрянь. Повреждений нет, непосредственной опасности тоже.
        Керзандер прикрыл рот рукой и едва слышно прошептал:
        - Хорошо, что не на чудака на букву «му», - огрызнулся Кларенс. - А ты откуда явилась, не запылилась? Я думал идти тебе на выручку.
        - Хорошо, - сказал Хантер. - Тогда ты иди первая.
        Он так и не успел удивиться: что-то зашумело, вспыхнул белый свет, будто кто-то направил луч прожектора на оштукатуренную стену. Пролетев длинный тоннель, Кларенс очнулся в почти пустом помещении с маленьким оконцем. На каменном полу отчетливо темнели пятна. Забавное место для приема гостей.
        - Да, планету сожгла звезда во время каких-то бесчеловечных экспериментов. Керианцев осталось совсем немного, к нашему всеобщему счастью. Они - первостатейные выродки. Их ведь предупреждали!
        Хантер зажал две, к счастью, небольшие, но глубокие раны и окончательно распутал веревки. Достал из сумки аптечку, приложил к шее и застонал: медицинский клей - довольно болезненная штука. Зато практически мгновенно останавливает любое кровотечение.
        Когда всеобщее веселье улеглось, Кларенс хлопнул Мэйна по спине:
        - Хантер, у тебя совесть есть? - сморщился Мэйн.
        - Не трудись, первый уорент-офицер Хантер. В отличие от тебя, я умею читать.
        - Временная задержка составила три с половиной недели, - проскрипел Моон.
        - Я и сам не пойму, - ответил Кларенс, честно глядя в томные глаза. - Обычно на меня не очень-то и обращают внимание. Но тебе я чем-то приглянулся, верно?
        Звезды снова вытянулись в иголочки - крейсер взял курс на точку. Несмотря ни на что, ходовые испытания продолжались.
        - Вы меня так спрашиваете, как будто я - Деротар. Может, ему неохота ссориться со своими коллегами?
        Кожа супервампира задымилась.
        - Многие знания - многие печали, - прошептал он и сжал руки так, что побелели пальцы.
        - Интенсивная физкультура не больно-то и полезна при потере крови, - пробормотал Хантер. - Мне бы сейчас в постельку, да соснуть… ой… нет… только не это…
        Хантер свернул в коридор, и чьи-то сильные руки схватили его за шею, сдавив сонные артерии. Он едва успел крикнуть «Беги!» и увидел мостик «Шенандоа». Пульты, экраны, люди и даже капитан Паркер - все словно в черно-белом негативе. Белизна космоса и мрачная темнота звезд пугала. И Хантер вдруг понял, что видит все это не глазами.
        - Ему надо было укусить твою подружку, а не тебя, нелюдь, - на этот раз настал черед Деротара ехидничать. - Обещайте мне, как только я дам вам нужные данные, вы улетите обратно. Ваш крейсер у меня, как заноза!
        - Мне надо подкрепиться после… восстановления, - и жадно выпил содержимое большой склянки.
        - Или наблюдают за нами. Может, им интересно, что мы собираемся делать?
        Кларенс открыл люк и вдохнул напоенный незнакомыми ароматами воздух. Прогрохотал армейскими ботинками по выдвижной лестнице и, глядя в портативный компьютер, потопал к аномалии. Шейла тяжко вздохнула и зашагала за ним.
        - Именно, - Паркер нажал на кнопку громкой корабельной связи. - Доктор Джонс, поднимитесь на мостик!
        - Молчу, молчу.
        - И как результат? - поинтересовался Хантер.
        В комнату вошел изысканно одетый молодой человек. Правильные, аристократические черты лица, прямой нос - настоящий красавец. Ни одного изъяна, ни одной особой приметы. Незнакомец поправил стянутые в хвост длинные волосы и вкрадчиво произнес:
        - Тебя не убили? Значит, ты стала сильнее. Посмотри, что ты сделала со мной, моя звездочка, - фальшиво пропел Кларенс и ощупал огромную шишку на лбу. Пальцы окрасились красным.
        - А это мой скромный вклад в программу! Есть привязка! - радостно заорал Хантер и хлопнул по клавиатуре. По экранам побежали ряды цифр, центральный дисплей высветил карту с текущим положением «Шенандоа».
        - Что это? - жалобно заскрипел Моон.
        - Но никто из них не…
        - Может, попробуем аварийный скачок? - неуверенно предложил Кларенс.
        - Чего только не сделаешь ради такой очаровашки, как ты, - ухмыльнулся Кларенс.
        Кларенс взял под руку Шейлу, она скромно приютилась в самом темном уголке мостика.
        Хантер не ответил. Подошел к массивным деревянным воротам, несколько раз ударил в них бронированным носком ботинка и прокричал: «Кто-нибудь дома? Я спрашиваю: эй, кто-нибудь дома?» Тишина.
        - А мне так и не предложил. Вот гад, - обиженно сказал Хантер, вытащил из походной сумки флягу и отхлебнул питательную смесь. Черные мушки в глазах исчезли, мышцы налились силой. Можно идти дальше.
        Он поморщился и потащил Шейлу по коридору, ответив на ее милую улыбку чем-то вроде ухмылки питекантропа.
        - У Вас что-то с физиономией, - сказал Кларенс. - С ней приключилась инверсия.
        - Только прошу тебя, не надо от меня убегать, - шмыгнула маленьким носом Шейла, и губы ее задрожали. - Иначе командир устроит мне выволочку.
        С потолка обрушился уже знакомый столб света, и божество испарилось, словно его здесь никогда не было.
        - Хантер, ты абсолютно бестактный и бессовестный тип. Но вот смотришь ты на меня своими бесстыжими глазами, и почему-то тебе совсем не хочется отказывать. Может, ты телепат?
        - Кого? - одновременно воскликнули командир и врач.
        - Мы ничего не теряем, - ответил Кларенс. - Все равно мы застряли. Выходите на орбиту и запускайте процедуру широкополосного картографирования.
        Кларенс встал за креслом и положил Шейле руки на неожиданно горячие плечи. Девушка не произнесла ни слова. Она продолжала смотреть в усеянную точками звезд безбрежную черноту космоса. С края, у ограждения, маячили технические сооружения - беспорядочное нагромождение кубов и цилиндров. С них в крейсер упирались щупальца многочисленных прожекторов: свет рассеивался на силовых полях.
        - Это оскорбление! - завизжал Моон.
        - Я, как непосредственный участник событий на крейсере «Шенандоа», спешу заверить всех присутствующих, что есть еще один человек, который заслуживает награды, как никто другой.
        - Со мной что-то не так? - спросил Хантер. - У меня по лицу размазан томатный соус?
        - Обезьяна и то красивее.
        - Разумеется. Свалить отсюда - то, что мы хотим больше всего на свете.
        - Мог бы дать и мне порулить, - обиженно сказала Шейла, вынимая из пирамиды импульсную винтовку. Девушка подсоединила магазин и удовлетворенно посмотрела в окошко счетчика патронов.
        - Что ж, Хантер… Надеюсь, что ты это знаешь. Вперед!
        - Ничего, идти смогу.
        - Так бы сразу. Не переживайте, я тоже жить хочу.
        - А если нет? - откликнулся один из навигаторов.
        Двери лифта распахнулись. Кларенс раздраженно уставился на врача - жизнерадостного коротышку. На рукаве кителя отчетливо алел крест - древний символ милосердия. Доктор усадил Кларенса в кресло, ощупал, заглянул за шиворот и строго сказал:
        Хантер глянул на часы: время отправляться. Хаос построек плавно и бесшумно качнулся и уплыл за корму. Нежный багрянец залил блистер - крейсер развернулся носом к звезде - никому не нужному угасающему красному гиганту. На репитере компенсатора перегрузок защелкали цифры: звездолет ускорялся, командир спешил вывести его в точку равных энергий.
        - Да подождите Вы со своим эскулапом! Зовите лучше инженеров! - Хантер сунул командиру карманный компьютер. - Мы с Шейлой добыли всё, что нужно. И с помощью «Призрака» мы сможем свалить.
        - Ближайшие сутки-двое нам делать нечего. Пойдем, я покажу тебе «Призрак». Мой милый дом, так сказать. Я желаю, как говорится в романах, впитать каждый миг нашего знакомства.
        Хантер попытался пошевелить скрученными за спиной руками: какие-то доброхоты привязали его к стулу. Хорошо, что рот не заткнули: можно будет ужалить неизвестных друзей хотя бы добрым словом, если уж не получается пистолетом.
        - Это пятно говорит нам, что в данном месте наблюдается повышенное излучение в тепловом спектре, а, следовательно…
        - Этот человек сейчас на трибуне. Лишь скромность не позволяет ему заявить о своем, без сомнения, достойном поступке. Встречайте заместителя председателя Совета Дастина Мэйна!
        Дасти не сдержал обещание - медаль Хантер так и не получил. Но через два месяца на планету-полигон сел угловатый легкий транспорт. Лейтенант в синей форме вытащил заспанного Кларенса из постели, козырнул двумя пальцами и вручил посылку. Внутри лежала Звезда Военного Флота и записка.
        - Не то, чтобы совсем победил, но перевел вооруженную стычку в плоскость переговоров. Как ты? Хотя… глупый вопрос.
        - Кто вы? - на ее кукольном личике отразился испуг.
        Хантер откинулся на подушку. Теперь еще и голова раскалывается.
        - Поставь себя на мое место! Новый крейсер где-то месяц болтался - разумеется, с меня потребовали отчет. Короче, как выйдем на орбиту, бери «Призрак» - и в Совет.
        - Мелкие неудобства меня не беспокоят, - ответил Кларенс. - Подумаешь, укус вампира.
        - Просто потому, что приключение закончилось. Начинается скучная рутина.
        - Кларенс, привет тебе от Анесии. С такой-то крышей ты можешь хамить кому угодно.
        Девушка обернулась и сверкнула веселыми карими глазами:
        Хантер помог девушке встать и направил на Керзандера луч. Тот закричал, и Кларенс тут же выключил орудие пытки.
        - Представляю заголовки в газетах: опоздавший заместитель председателя Мэйн изгоняет пилота-ветерана с церемонии наречения. Неплохой конец политической карьеры. Я все сказал, и обещаю более не вмешиваться. Продолжайте.
        - Ты дурак? - закричала Шейла. - Я едва тебя не убила!
        Что-то глухо хрустнуло, на панели инженера вспыхнули сигнальные лампы «недопустимая деформация». Указатели защитных полей поползли вниз. Крейсер отозвался труднопереносимой вибрацией, от которой заныли зубы. Хантер с трудом подавил желание закрыть глаза и уставился на табло компенсатора перегрузок: цифры мелькали с ужасающей быстротой.
        - Ну, ничего, я вам всем еще покажу, хоть я теперь и фарш, - печально сказал он.
        - Набито под завязку. У них тут что, других развлечений нет, кроме как слушать Дасти Мэйна? Честно говоря, я бы уснул.
        - Что-то вроде, - сочувственно ответил кэптен Паркер. Он порылся в одном кармане, потом в другом и выудил маленькое зеркальце.
        - Я очень рад и все такое. Передайте от меня искреннюю благодарность, - сказал растроганный Хантер. - Правда, в этот раз мне больше подошел бы значок «Почетный донор».
        - Стоп! - зарычал Паркер. - Хантер, пока я здесь командир, и я отдаю приказы! Вы слышали, что он сказал? За дело! Как только закончим, я соберу брифинг!
        - Он еще не до конца освоился - сказал Паркер. - Моон, не раздражайтесь. Хантер, перестань ёрничать!
        - Спасибо, кэп, - передразнил его Паркер. - Некуда. Невозможно определить координаты точки назначения.
        - Кэптен, откуда Вы его вытащили?
        По крейсеру пробежала едва уловимая дрожь. Хантер тут же вскочил с кресла, едва не сбросив девушку на пол.
        - Муррр, - сказала она. - Удивительно, почему к тебе не выстраиваются очереди поклонниц?
        Звезды за прозрачным куполом вытянулись в блестящие иголочки, и пропали: крейсер ушел в гиперпространство. Кларенс расстегнул молнию на форменной блузе Шейлы. Под одеждой она оказалась вполне обычной девушкой. Разве что несколько более мускулистой, чем положено…
        - Кто он? - донеслось из зала. - Да, кто?
        Хантер поднялся на мостик «Шенандоа» и все, как по команде, уставились на него. На лицах инженеров и навигаторов ясно читались изумление и жалость.
        - Разве ты не возьмешь оружие? - Шейла клацнула подствольником.
        Кларенс повернулся и пошел к лифту.
        По крейсеру словно прошла гигантская метла. Звезды вытянулись в иглы и пропали. Кларенс переглянулся с Мооном, тот испуганно отвел глаза. Звездолет задрожал, заскрежетал всем корпусом. Хантер застыл: он даже не пытался представить силы, терзавшие корабль.
        - Зачем же? Просто убью.
        Следующим получил награду какой-то капрал, и Шейла недоуменно посмотрела на партнера. Комната понемногу пустела, и по мере того, как выходили новоиспеченные кавалеры, десантница мрачнела все больше и больше. Наконец, когда в помещении никого не осталось, она вскочила на ноги. Карие глаза Шейлы сузились и сверкнули безудержной яростью, она набычилась и глухо прорычала:
        На неизвестной планете бушевала разумная жизнь: мрачными серыми пятнами расползались города и промышленные районы. Зеленели густые леса, перечеркнутые темными линиями дорог. Ярко-желтые квадраты возделанных полей светлели по берегам рек. Но самое интересное навигатор оставил на закуску.
        Хантер вскинул разрядник - молния ударила Керзандеру в бок, оставив лишь темное пятно. Сверхвампир покатился по полу, тут же вскочил, бросился в атаку и взмахнул мечом. Время остановилось, Хантер увернулся от смертоносной стали, полоснул разрядом и покатился по земле. Эхо громом обрушилось с потолка.
        - Я сам разберусь, кощунство или нет! - строго сказал «красный плащ». Он осмотрел Кларенса и Шейлу пронзительным взглядом и повернулся к супервампиру:
        Кларенс достал из кармана похожий на пульт боевой разрядник и почесал в затылке. Через пару минут он сказал:
        - А если не скажу? Будете пытать, как партизана?
        - Исследовать планету. Может, найдется, у кого спросить?
        «Шайенн», похожий на диковинного жука, мчался в сотне метров над серой лентой гладкого, как зеркало, шоссе. Внизу мелькали разноцветные автомобили, но Кларенса они не интересовали - вряд ли можно что-то выяснить у перепуганного аборигена. Нужно найти дорожный указатель.
        Наконец, перед одним из ответвлений, Хантер увидел зеленоватый прямоугольник и рванул ручки управления, сбрасывая скорость. «Миррет - 42 км».
        - Ох, юморист, - улыбнулся Паркер. - А сам-то чуть в штаны не наложил. Вампиров не боялся, а тут…
        - Ух ты, Шейла! - отозвался Хантер. - Меня обозвали садистом! И кто? Вампир! Я делаю успехи! Дружок, если не хочешь участвовать в шоу, ты должен доставить меня к самому высокому начальству.
        Дасти сдержался и принял напыщенный вид. Ни дать, ни взять, павлин-мавлин.
        * Кларенс - Керианец. Его родная планета - Кера, названа в честь греческой богини беды.
        - Ты что, тащишься от пыток? - озадаченно спросил дракул, рассматривая свои унизанные перстнями пальцы.
        - Три… два… один… Т-ноль!
        - Домой. На планету-полигон. Знаешь, я сейчас чувствую горечь и пустоту.
        - Прошу меня серьезно извинить за опоздание, - сказал он. - Итак, сегодня у нас торжественный день…
        - Кто такая Анесия? - прошептала Шейла.
        Керзандер вышел в коридор. Хантер пошел за ним. Ноги внезапно стали ватными, перед глазами поплыло. Каменный пол встал вертикально… Шейла успела подхватить напарника и участливо спросила:
        - Можно подумать, Вам есть дело до потери жалкого винтика. Поверьте мне, я знаю, что я делаю!
        - Поздравляю, - перебил его Кларенс.
        - Надеюсь, ты не будешь ко мне приставать? - резко сказала девушка, не вставая с кресла. - Не то я дам тебе по сопатке.
        Когда Кларенс, не глядя, подписал акты, кэптен Паркер сказал:
        - Может, сработал какой-то механизм?
        - А вы шутник, Хантер. Неужели вам не страшно?
        - На планете правят упыри. Видели бы вы, как один из них кормил Ихтиандра, когда хлебнул моей кровушки. Он даже обозвал меня нелюдью.
        - Не очень приятно, учитывая обстоятельства, - буркнул пилот и замер, уставившись на острые клыки во рту собеседника. С другой стороны, мало ли, для чего они ему нужны? Может, колоть орехи? Не стоит сразу наговаривать на хорошего человека.
        Хантер бесцеремонно влез на трибуну, постучал пальцем по микрофону, вздохнул и сказал:
        - Нельзя посылать большой отряд, - ответил Хантер. - Он привлечет к себе внимание. У меня другой план: мы пойдем вдвоем с Шейлой. Я возьму челнок.
        - Тем не менее. Что можете еще посоветовать, господин консультант? - ехидно спросил командир.
        - Кэптен, Вы же видели меня в списке консультантов верфи. Я - специалист по безопасности и защите. До кучи, я еще и ревизор. Для меня не существует задраенных переборок. Вот такой жук у Вас на борту.
        Десантница полюбовалась на свою работу и сказала:
        Девушка сняла с плеча винтовку, осмотрела низкую пристройку, потянула дверь и спустилась по лестнице.
        - Хватит, - простонал он. - Довольно экспериментов!
        - Что стушевался-то, трусишка? Я за куда меньшие вольности солдатам в глаз бью. А раз ты еще без фонаря, продолжай.
        Внезапно распахнулась тяжелая дверь и в комнату влетела Шейла с импульсной винтовкой наперевес. Она посмотрела на партнера, ее карие глаза округлились. Ствол оружия не шелохнулся.
        - Керианец*, - ухмыльнулся командир.
        На лице Тренмара отразилась целая гамма чувств - от крайнего изумления до отвращения. Потом он улыбнулся и хмыкнул:
        Хантер освободил руки. Нащупал в кармане боевой разрядник и участливо посмотрел на жалобно стонущего вампира.
        - Накляузничали?
        - По-моему нас обнаружили, - в голосе Шейлы слышалось беспокойство.
        - Очень приятно. Кла…
        Шейла встала, подошла прямо к выпуклой прозрачной стене и раскинула руки в стороны на манер крыльев. Кларенс обнял ее сзади, пристроив ладони на маленьких соблазнительных выпуклостях, и заголосил: «Я верю, что мое сердце будет биться вечно!». Впрочем, Кларенс никогда не страдал ни голосом, ни музыкальным слухом, и Шейла согнулась в приступе неудержимого хохота. Целовать девушку Хантер не стал: запросто можно лишиться пары зубов. Она сама прижалась к нему сильным, тренированным телом и строго сказала:
        - Я - кэптен Джонатан Бэйнс Паркер, командир «Шенандоа». Хантер, я наслышан о твоих художествах. На борту своего корабля я не потерплю самодеятельности. Будешь валять дурака, запру тебя в каюте и выпущу только, когда придет время подписывать акты!
        - Э, стоп! Кто же тогда я? - в отчаянии закричал Кларенс.
        - Деротар. Я спросил, для чего вы сюда прибыли? Это не ваш мир. Вас здесь вообще не должно быть.
        - У нас были учения в замке. Нечто подобное я уже видела.
        - А уж как меня задрали эти танцы с вампирами, кто бы только знал, - Кларенс не упустил возможности поёрничать. Он мельком глянул на Тренмара. Тот корчился на полу, сбросив обугленную плоть - багровое мясо понемногу нарастало на изувеченном теле. Керзандер укоризненно покачал головой, молча снял со стены факел и пошел по коридору. Кларенс и Шейла переглянулись и двинулись за ним.
        Мэйн исподлобья поглядел на пилота:
        - Хантер, не балуй. Пожалуйста, - процедил он сквозь зубы.
        - Телепорт, - сказал Тренмар. - Заходите.
        - Тебе плохо?
        Паркер закусил губу и пробежал руками по многочисленным авторучкам, торчащим из его карманов.
        Сопровождаемый взглядом трех пар изумленных глаз, Хантер прямо в форме и ботинках плюхнулся на кровать.
        Едва Хантер влетел на мостик, он бросился к Паркеру:
        Брифинг состоялся через три дня. В кают-компании выступал первый навигатор со странной фамилией Моон. Желчный и худой, в темных очках, он усердно водил лазерной указкой по составленной компьютером карте.
        Хантер указал на вампира. Тот корчился на полу, покрываясь розовой молодой кожей. Наконец, абсолютно голый Тренмар, шатаясь и кряхтя, поднялся на ноги.
        Десантница двинула прикладом, и Зарина мешком свалилась на пол. Тренмар равнодушно посмотрел на невесту и прошел в помещение. Вампир что-то пробормотал, помещение на долю секунды залил яркий свет. Стены раздвинулись, и Хантер с Шейлой очутились в круглом зале, освещенном чадящими жаровнями и факелами на стенах. Арена?
        - Лучше всего нам попасть в подвал, - предложила Шейла. - Во многих замках есть подземелье. По сервисным ходам мы можем попасть куда угодно.
        - Отпадное ложе! - сказал он. - Шейла, на таком неплохо покувыркаться, да?
        - Что Вы сказали? - спросил он. - После истории с головой, я понимаю, почему Вас называют деротатор.
        Внезапно наступила тишина, нарушаемая лишь шуршанием воздуха в системе вентиляции. Погасли красные лампы, дрожь прекратилась. Космос заискрился звездной рябью. На экранах навигационной системы появилась красочная картинка: ухмыляющийся череп в шляпе и скрещенные кости.
        Через неделю инженеры закончили работу. Задраивая переборку в четвертый шлюз, Кларенс бросил взгляд на опутанный паутиной проводов и силовых кабелей «Призрак». Сердце защемило: настолько собственный звездолет напомнил ему древнюю фотографию из истории медицины - умирающего в реанимации больного. Не в силах более выносить столь пронзительное зрелище, Хантер повернул задвижку и припустился бегом на мостик.
        - Знаю, - почему-то смутился дракул. - Мы пытались его вскрыть.
        - Не хочу таскать лишнюю тяжесть. Мы вряд ли встретим здесь монстров, откладывающих в людях личинки.
        - Артист разговорного жанра, - Хантер скорее уловил, чем услышал реплику Паркера в свой адрес.
        На середину арены метнулся коренастый тип - настоящий богатырь. В его руке блеснул длинный меч. Шейла вскинула винтовку, прогремела очередь. Бронебойные пули выбили кровавые фонтанчики, но Керзандер, казалось, этого не заметил. Он занес над головой меч. Шейла подняла оружие над головой и приготовилась принять удар.
        - Доставь гостей туда, куда они пожелают. И если хоть один волос упадет с их головы, у нас будут серьезные проблемы. Даже если мы сумеем уничтожить крейсер, он наломает немало дров в моей тщательно выстроенной и выверенной экосистеме.
        Кларенс тяжело вздохнул:
        - Ты не хочешь лететь на «Призраке»? - Паркер почесал стриженый по уставу затылок. - Я думал, ты с ним никогда не расстаешься.
        Хантер уже взял себя в руки.
        - Тебе мало игрушки длиной в полкилометра? Зачем тебе еще один звездолет?
        - Как будто меня прожевали и выплюнули.
        Найти попаданца
        Кларенс Т. Хантер поднес к руке горлышко прибора, похожего на карманную флягу и решительно вдавил кнопку-сердечко. Аппарат отчаянно хрюкнул, и выплюнул на ладонь порцию неаппетитной буро-зеленой массы.
        Дверь бесшумно отворилась, и в лабораторию тихо, как мышь, проскользнула Наташа.
        Десантница достала гребешок, расчесала Дане волосы и завязала их в хвостик желтой ленточкой. Эстет.
        - Тот же аромат, что тогда, ну… когда я едва не…
        Шейла фыркнула и звонко расхохоталась:
        - Прошу прощения и бобро пожаловать, - стуча зубами, ответил Хантер и переступил комингс.
        - Что ж, тогда я пошел раскочегаривать «Призрак», - сказал Кларенс и шагнул к выходу.
        - Ну! - нетерпеливо сказала десантница. - Нам долго ждать?
        - Я не об этом! Зачем ты его убила?!
        - Как ты догадалась?
        - Этой гадостью?
        - Попробовал бы я отказаться, - буркнул Кларенс. - Но в целом я, конечно, рад и все такое. Знала бы ты, как.
        Профессор постучал ногтями по столу. Кларенс продолжал стоять рядом с Шейлой, почесывая затылок электродами боевого разрядника, похожего на пульт.
        У Кларенса перехватило дыхание: столько тепла и нескрываемой радости было в глазах десантницы. Телячьи нежности. Он поморщился, и побрел за Даной и Шейлой.
        Через несколько минут Шейла охнула, закусила губу и выгнулась. Кларенс ощутил волну неземного наслаждения. Еще бы, после месяца воздержания. Девушка встала и застегнула брюки.
        Кларенс пошарил в печи, нашел какой-то чугунок, приоткрыл дверь и поставил его на торец, прижав к косяку. Соорудив нехитрую сигнализацию, пилот осторожно лег рядом с девушкой и моментально уснул.
        Пилот обошел скалу, и сразу забыл о пронизывающем до костей ветре. Не зря они проделали утомительное и опасное путешествие: на груде каменных обломков, чуть задрав к небу острый, как игла, нос, лежал маленький звездолет-разведчик. Треугольные крылья были покрыты тонким слоем снега.
        - Можно подумать, у нее навигатор в голове, - сказал Кларенс в спину Шейле, и едва не врезался в нее: так резко остановилась напарница.
        - Я, конечно, видел всякое, но трава-телепат - это слишком даже для меня! Я злой! - процедил пилот.
        - Ничего себе. Куда ж оно делось-то? Я не помню случая, чтобы звездолет израсходовал чистую энергию. Быстро в кокпит!
        «Принято, база „Старлайт“. Ждем подкрепления. Конец связи».
        - И куда нам теперь? - спросила Шейла.
        - Из рабочих? - ухмыльнулся пилот.
        Пара десятков крепких деревянных домиков притулились к самой опушке. Кларенс распахнул дверь и крикнул с порога:
        - Эй, хозяева! Встречайте гостей!
        Внезапно незнакомец выхватил кинжал и бросился к пилоту. Шейла встала на пути врага. Солдат сделал выпад, десантница легко увернулась и молниеносно вонзила ему нож в грудь. Выдернула клинок - темная струя брызнула на целый метр. Верзила захрипел и, как подкошенный, рухнул навзничь.
        Шейла привстала, не убирая, однако, колено с груди незнакомца.
        Пилот вошел в кабинет. Перед великаном-ученым сидел стриженый строго по уставу десантник. Парень повернул голову. Кларенс испустил дикий вопль и пулей вылетел за дверь. Аккуратно посмотрел в щель - сержант-майор Шейла Рут Гордон едва не сползла со стула, ее плечи тряслись от еле сдерживаемого смеха.
        «Ответ отрицательный, „Акрон“. На 2251 разумная жизнь гуманоидного типа. Уровень развития - четвертый. Ожидайте прибытия тяжелого крейсера „Бодега-бэй“».
        Стальная дверь закрылась, и наступила темнота. Перед глазами промелькнула радуга телепортации. Стены раздвинулись, и Кларенс очутился посреди поля, поросшего травой почти до колен. Прямо перед ним, казалось, совсем рядом, два заснеженных горных пика царапали безоблачную синеву. Чуть левее, за мрачной зубчатой стеной леса вспухал столб черного дыма.
        Кларенс почесал в затылке разрядником и выглянул на улицу - темное небо заискрилось звездами. Путники обыскали селение - пусто.
        - Спросишь тоже. Возможно, глюковище не может контролировать два мозга одновременно. А, может, просто мой мозг оказался не совместим с его импульсами.
        - Шейла, сюда! - Дана стояла возле каменного выступа, и смешно махала свисающими рукавами куртки.
        - Так вот, мне с этого звездолета нужен модуль памяти, - продолжил ученый. - Именно сам модуль. Его надо извлечь прежде, чем до звездолета доберется десант с «Бодега-бэй».
        - Температура ниже точки росы, - объявил он. - Возможно образование тумана.
        - Какой ты смешной! Даже злиться не умеешь!
        - Я не особо верю в такое везение. Сразу нарваться на человека, который знает местность? Шанс один из миллиона. С другой стороны, а кто еще может бродить по лесам в поисках съестного? Ладно, мы ничего не теряем. Вперед, на аудиенцию к молочным… то есть, ледяным троллям. Надеюсь, нам удастся пробраться незаметно.
        - Зачем ты это сделала? - зарычал Кларенс.
        - Что ты делаешь? Не здесь же! - закричал пилот.
        - Естественно, ты же пилот. У вас другие заморочки, - Шейла сунула нож обратно в ножны.
        Кларенс выдавил на ладонь сразу две порции питательной смеси. Ребенок сморщился, стиснул зубы и замотал головой. Десантница схватила его за подбородок, и медленно раскрыла рот, разомкнув обветренные губы. Пилот стряхнул смесь, мальчик глотнул, глубоко вздохнул и обмяк, очевидно, смирившись со своей судьбой. Из глаз полились слезы, оставляя светлые дорожки на чумазом лице.
        - Неважно, какого герцога, - перебил ее Хантер. - Можешь обижаться, но я не собираюсь выписывать ему аусвайс. Только дрозда. Значит, на планете куролесит коммандер Ирма Ирвинг собственной персоной.
        - Эй, кто-нибудь до… - крикнул он и тут же умолк на полуслове.
        - Леди Кровавая рука, - прошептала девочка. - Любовница и фаворитка герцога…
        Наташа втянула воздух и зажала нос:
        - Когда отлет?
        Неожиданно кто-то схватил пилота за плечо. Он выхватил разрядник, отпрыгнул, и облегченно вздохнул: Шейла Гордон собственной персоной.
        - Что за детский сад, Хантер, - строго сказала десантница. - Дело очень серьезное. В горах лежит разбитый звездолет…
        - Стой! - закричал Кларенс и схватил десантницу за плечи.
        - Теперь я понимаю, для какого контингента профессор изобрел свою шарманку. Ладно, потопали в город. Может, что-нибудь разузнаем?
        - Колдун. Злой, естественно, - поправил ее Хантер и оглянулся. Шейла сидела в кресле навигатора, девочка устроилась на коленях десантницы, разглядывая сияющими глазами разноцветную иллюминацию.
        - Хантер! - вдруг сказала десантница. - Это не мальчик!
        Кларенс начал отгибать пальцы:
        - Теперь я знаю, как герцог берет города, - сказал Хантер, указывая на квадратное отверстие в толстом фюзеляже. - Кто-то вытащил турель с ионной пушкой.
        - Я знаю эту историю, - вставил Кларенс.
        Группа прошла вдоль опушки по краю засеянного злаками поля. Девочка быстро нашла нужную тропу, и уверенно повела спутников по утоптанной дорожке в лесную чащу. Кларенс замыкал процессию, пытаясь не запнуться о многочисленные корни. Вдруг Дана остановилась втянула носом воздух и посмотрела на Шейлу:
        Кларенс схватил задубевший матрас и втащил его в кокпит. Принес одеяло и встряхнул его. Что-то негромко стукнулось об пол. Пилот поднял фотографию в простой пластиковой рамке, покачал головой и сунул снимок в походную сумку.
        - Надо уходить, - сказала Шейла. - Убитого будут искать.
        Дана уже пускала пузыри, негромко посапывая носиком. Шейла откинула спинку, осторожно уложила девочку в кресло. Укрыла ее одеялом, постелила куртку и пристроилась на матрасе. Хантер лег рядом, обнял ее за плечи и, пригревшись, почти моментально провалился в сон.
        - Ты, кретин! Зачем ты это сделал? Ты нас чуть не убил!
        - Слушаюсь, благородный рыцарь-зачинщик, - нарочито церемонно ответствовал пилот, закрывая за собой дверь.
        - Нет, - ответил пилот.
        - Например, у нее нет того, что положено мальчикам.
        - Я улетаю, - внезапно сказала девушка.
        Стебли заколыхались, словно насмехаясь над человеком. Кларенс попытался ударить с размаха носком ботинка по бирюзовой стене, она расступилась, образовав как бы пустой круг. Смех Даны рассыпался серебряным колокольчиком:
        Кларенс выбрал в меню пункт «личные данные владельца», и присвистнул. С экрана очаровательно улыбалась настоящая Златовласка. Длинные локоны рассыпались по плечам, маленький носик элегантно украшал миловидное кукольное личико. Впечатление портили только глаза: безжизненные, равнодушно-скучающие, они не знали ни жалости, ни сострадания. Ни любви.
        - Проведешь полевой тест, - улыбнулся ученый. - Ну, удачной охоты, Хантер!
        - Могла бы сообразить, мамаша, - пробурчал пилот.
        В большом крепком срубе Кларенс нашел большой сундук с одеждой. Шейла набрала ведро воды из колодца, попросила пилота выйти из комнаты, и занялась ребенком. Через полчаса умытая Дана, одетая в новую рубашку, курточку и походные штаны, вышла на солнышко и сощурилась. Хантер критически оглядел девочку. Одежда чуть великовата, но сойдет.
        Приняв контрастный душ, Кларенс потащился в наблюдательную башенку, достал полевой бинокль и прилип к окулярам: поднимая вихревыми двигателями пыль, на посадочную площадку садился десантный челнок «Шайенн». Посадочные опоры по миллиметру сближались с бетоном. Скорее всего, в кокпите сидит новичок, раз так осторожничает.
        - Через полчаса. Если захочешь меня увидеть, прилетай в гости. Я все равно люблю тебя.
        - А вы неплохо смотритесь! Пока вы отдыхали, я реактивировал маяки. Теперь челнокам с крейсера найти эту скорлупку пара пустяков.
        - Нет. Где-то неподалеку гуляет турель с ионной пушкой. Ее нужно нейтрализовать. Если челноки собьют, дело может кончиться орбитальной бомбардировкой. Предлагаю план действий: ночуем здесь, а завтра влупим герцогу и его пассии по самые помидоры!
        Он решился и, подавив приступ брезгливости, прижал ладонь ко рту. Глаза Наташи превратились в два наполненных отвращением бездонных колодца.
        Утром десантница сорвала импровизированное одеяло:
        - Ты хоть предупреждай! - возмущенно сказала Шейла.
        Едва улеглась пыль, открылся люк, и по выдвижной лестнице спустился солдат. Он накинул капюшон длинной полевой куртки, поправил пояс и вошел в потерну - крытую галерею, соединяющую комплекс и посадочную площадку. Курьер? Видать, профессору пришло что-то не для любопытных глаз. Запросто может куда-нибудь отправить. Кларенс вздохнул и пошел к себе в комнату. Он едва успел схватить полевую сумку и накинуть куртку, как запищал коммуникатор.
        Лес показался пилоту довольно неуютным местом. Раскидистые кроны деревьев почти закрывали солнечный свет, внутри царили сумрак и прохлада.
        - Интересные у вас понятия о доброте, - ухмыльнулся пилот и спросил у десантницы, не изменив позу: - Я первый дежурю?
        Едва взошло солнце, Кларенс и Шейла вышли на окраину деревни. Столб дыма над городом почти исчез. Наверное, там больше нечему гореть.
        Шейла прижалась к пилоту и впилась мягкими влажными губами в его рот. Ее колотило, словно в лихорадке, глаза блестели.
        - Смена караула. Ты знаешь, сколько времени? Спать иди, оруженосец. Я подбросила дров, так что не замерзнешь.
        - И что ты об этом дума… - попытался спросить Кларенс и осекся.
        Девушка не послушала командира. Она осторожно, на цыпочках, подкралась к покосившемуся дому, последнему на единственной улице деревни, и замерла.
        - Подъем, мышь-соня!
        - Главное - не шуметь, - предупредила Дана. - Ледяные тролли сейчас спят. И не смотрите им в глаза. Они едят души.
        Теплые струи воздуха из забранных решетками отверстий быстро прогрели кабину. Задраив переборку, Кларенс развалился в кресле командира, достал коммуникатор и нажал несколько кнопок на главной панели. Вспыхнули дисплеи, засветились сигнальные лампы и механический голос проревел: «Запуск невозможен! Множественный отказ систем! Рекомендуется немедленный доковый ремонт!»
        - Спасибо, кэп, - съехидничал пилот в адрес автомата.
        - Шут, - печально улыбнулась Шейла. - Но я не могу без твоих прибауток, честно.
        - Ледяные тролли, - прошептала Дана.
        - Значит, мы можем просто сидеть и ждать эвакуации?
        - Испытание… чего? - недоуменно спросила девушка.
        - Полностью согласен. Веди, - сказал пилот. - Тебе лучше знать, проводница.
        - Дана говорит, есть пещера, через нее мы выйдем прямо к месту падения. Можно идти через перевал, но у нас нет нужного снаряжения.
        Мальчик лет одиннадцати-двенадцати лежал в густой траве, закатив глаза. Рваная рубашка задралась, ребра выпирали под замызганной темными разводами кожей.
        Хантер в сердцах махнул рукой, и зашагал к зеленеющей впереди зубчатой полоске леса.
        - Ничего себе, девичьи секреты. Что у тебя еще в сумочке вместо помады? Будем считать, нам повезло. Дана, что произойдет, если тролля поджечь?
        - Тьфу на тебя! - поморщилась девушка. - Никакой романтики! Я думала, ты скажешь…
        - Я, по-моему, ясно сказала. Повторить?
        - Ты подставил нас обоих! Повезло, что сюда никто не заявился!
        - Идеально для восстановления питания после длительного голодания. Во всяком случае, так говорит профессор, - неуверенно ответил Хантер.
        - И с голоду не помрем. Аптечка тоже в наличии. Предлагаю пойти туда, где дым. Хоть какой-то ориентир.
        Кларенс достал автоматическую аптечку и прижал к тощей руке. Щелкнул анализатор, за ним инъектор.
        - Я не хочу есть эту гадость, - капризно сказала Дана.
        - А я-то думал, нас телепортируют на посадочную площадку.
        - Похоже, дружок, нас обоих крепко поимели, - сказала девушка, и ее глаза потемнели. - Вернемся, я задам профессору хорошую трепку!
        - Мутант? Андроид? Зомби? - запутался в предположениях Кларенс.
        Ворота были распахнуты, в них сновали вооруженные люди. Откуда-то из-за стены поднимался тот самый столб черного дыма, уставившийся в посеревшее закатное небо, словно гигантский указующий перст.
        На опушке, у подножия уходящего в небо горного массива, стоял охотничий домик. Рядом шумела река. Дана опустилась на колени, черпая ладонью и жадно глотая чистую, как слеза, воду.
        - Спасибо за своевременную информацию, - съехидничал Кларенс и остановился, поводя фонарем по сторонам. Вправо и влево от главной штольни уходили ответвления.
        - Солененькая пакость-то, - ухмыльнулся пилот. - Не желаешь попробовать?
        - Я же принял меры, - попытался оправдаться Кларенс.
        Шейла вытащила настоящего монстра и протянула Кларенсу. Он улыбнулся при виде темного пятнадцатисантиметрового клинка с насечкой на обухе. Массивная рукоятка с прочной гардой удобно легла в ладонь.
        - Ты его… - прошептал Кларенс.
        - Да, - ответила та. - Конечно, я тебе не доверяю, но и мне надо поспать.
        - Не прибедняйся, - десантница хлопнула пилота по карману. - Свою громыхалку ты сегодня пользовал вместо расчески. С этой штуковиной ты один расправишься с ордой зомби, взводом солдат и мутантом-аллигатором вместе взятыми.
        - Не испытывай мое терпение! Раз она говорит, надо!
        Дана не двинулась с места.
        - Теперь я знаю, зачем ты его взяла, - неожиданно сказала Дана. - Никто не мог попасть внутрь Аиста. Кларенс - волшебник.
        - А ничего так, вкусненько, - сказала десантница. - Я думала, будет куда хуже.
        Когда солнце склонилось к закату, бесконечное, как показалось Кларенсу, блуждание по лесным тропам подошло к концу. Дана еле переставляла ноги, но едва где-то вдали послышался шум воды, девочка бросилась бежать.
        - У нее благородные манеры, а ты ведешь себя, как шут и простолюдин.
        Наросты на плечах троллей вытянулись, между ними засверкали синие искры. У основания «антенн» раскрылись блестящие разноцветные очи. Кларенс понял, что не может отвести взгляд. Десятки человеческих глаз смотрели прямо в душу, источая вселенскую любовь…
        - Нечто, способное капать на мозги, - ответил Кларенс. - И у меня нет никакого желания выяснять подробности.
        - Что это было? - спросила бледная, как полотно, Шейла, когда жуткий аромат стал едва уловим. - Я помню только музыку в голове. Как будто кто-то играл на флейте.
        Дана подставила маленькую ладонь. Прибор хрюкнул, и выплюнул порцию смеси. Девочка зажмурилась, и проглотила буро-зеленую массу. Кларенс и Шейла тоже подкрепились, слизывая с ладони смесь.
        - Ты ничего не хочешь спросить? - поинтересовался Невтриносов.
        - Давай скоренько. Я не могу больше терпеть. Надо снять стресс, - простонала девушка, усаживаясь на него и ерзая сильными стройными бедрами. Она схватила его за руку и сунула ее за пазуху, к небольшой упругой груди с маленькими твердыми сосками.
        - Что ты на это скажешь? - спросил Кларенс у девушки.
        Кларенс сел на камень, достал коммуникатор и, открыв на экране философский трактат «О тщете всего сущего», с головой ушел в размышления о смысле жизни…
        «Дальний разведчик „Акрон“ запрашивает экстренный сеанс транссветовой связи с командованием сектора!»
        Пилот нагнулся и провел рукой по зеленым стеблям травы, сбивая искрящиеся капли.
        Глаза Шейлы бессмысленно вытаращились, губы расплылись в отвратительной ухмылке. Девушка что-то промычала и двинулась вперед, в самую глубину поляны.
        - Да, это серьезная штука. Но я им пользоваться не умею. Не учили.
        Десантница ощутимо встряхнула пилота:
        Кларенс рванулся в сторону. Десантница скрутила пилота боевым приемом. Едва не содрав кожу, закатала рукав куртки, кителя, рубашки, швырнула Хантера в траву, и наступила на грудь. Руку едва заметно защекотало, словно мурашки побежали по коже.
        - Я туда не полезу! - сказал пилот.
        Осторожно приоткрылась темная деревянная дверь, щуплая фигурка выскользнула из проема. Пилот не успел открыть рот: неизвестный юркнул в кусты и метнулся к лесу. Шейла рванулась за ним. Тренированная десантница в три прыжка догнала беглеца, повалила на спину и прижала коленом к земле. Несколько секунд хилые кулачки отчаянно молотили ее грудь, но девушка не замечала жалких попыток сопротивления.
        Внезапно Кларенс вытянул руку с разрядником и нажал на кнопку. Фиолетовая вспышка осветила искаженное невыразимым ужасом лицо десантницы. Молния прочертила зигзаг, прошла по изящным фигурам на полу, очевидно, не причинив им вреда. Оглушительный гром обрушился с потолка.
        - …сейчас бы прогуляться босиком и все такое? - съехидничал Кларенс. - Это не мое. Вот от гусеничного транспортера я бы не отказался. Кстати, какой у нас на сегодня план по добрым делам?
        - Шейла добрая. Другой рыцарь тебя бы побил, - серьезно сказала Дана. - Ты не выполнил ее приказ.
        - Плесенью и ацетоном.
        - Нельзя туда, - тихо сказала Дана.
        Кларенс перекачал данные с накопителей звездолета в коммуникатор и повернул выключатели аварийных маяков. На панели загорелись желтые лампы. Пилот открыл крышку технологического отсека и вынул из разъемов серебристые цилиндры - модули памяти. Закончив дела, обернулся и сделал несколько снимков Шейлы и Даны.
        Дана села на другой топчан и вдруг спросила:
        Кларенс раскрыл было рот, но бранные слова застряли в горле. Впервые за все время знакомства Дана улыбнулась и словно маленькое солнышко вспыхнуло на опушке.
        - Точно! Ничего не чувствуешь?
        - Растает, - едва слышно пролепетала девочка и вцепилась в Шейлу. Та подняла ее на руки.
        Он втянул воздух и все же почувствовал странный аромат. Чуть сладковатый, нежный, он манил к себе, постепенно усиливаясь по мере того, как Кларенс и Шейла пробирались все дальше и дальше в чащу. Внезапно, словно очерченная невидимой линией, перед ними раскинулась круглая поляна размером с несколько футбольных полей. Густой туман стлался над землей. Диковинные ярко-красные цветы проглядывали сквозь серую пелену. В паре десятков шагов в лес убегала тропинка, отчетливо видимая среди деревьев. Приятный запах щекотал ноздри, став совершенно невыносимым. Хоть топор вешай.
        - Она не крестьянка, Хантер!
        - Эксперимент. Мы должны думать о тех, кто придет сюда после нас. Мне показалось, я видел огонь. Что это было?
        - Не понимаю, - озадаченно сказала Шейла, сорвала синий цветок и чихнула.
        - Куда ты завела нас, сусаня? Не видно ни зги! - обернулся пилот к девочке.
        Кларенс расхохотался:
        - Зачем это Вам, профессор? - встряла в разговор Шейла. - Пытаетесь утаить сор в избе?
        «База „Старлайт“, мы засекли внезапную энергетическую активность на планете 2251. Возможно, залп ионной пушки. Запрос на операцию „Коготь охотника“».
        - Аварийного питательного регенератора. Аппарат производит смесь, содержащую все необходимые человеку вещества. Чем пахнет?
        - Если ты не будешь отнимать у меня оружие. Иначе я за себя не ручаюсь.
        Кларенс всегда думал, что тролль - уродливое и неуклюжее существо невероятной силы. Разумеется, авторы многочисленных романов фэнтези бессовестно лгут.
        - А! Этот пердимонокль в тумане!
        Что-то резко ударило в грудь. Кларенс отлетел в темноту, в лицо пыхнуло жаркое пламя. Наваждение исчезло.
        - Я не Сусанна, - определенно ответила она. - Надо пройти Поле Истины.
        - Вот и все, а ты боялся! - ухмыльнулась Шейла, и рывком поставила пилота на ноги.
        - Хватит пошлить! - зарычал профессор. - Послушай запись! Да внимательно!
        - Идите лесом, большими шагами! Пусть герцог доламывает этот Шахрисабз, мне по барабану! И мне все равно, что сейчас его солдаты наверняка ищут пропавшего товарища!
        - Не надо, пожалуйста, - прошептал он, дрожа всем телом, словно его только что вытащили из холодильника.
        Наташа покачала головой. Кларенс прикоснулся к ее распущенным по плечам иссиня-черным волосам. Они такие нежные…
        - Хантер, не сравнивай кустарную поделку и высокотехнологичное изделие.
        - Оставь моральный вопрос в покое! Но… прямо сквозь нагрудник?
        - Какая проницательность, - съехидничал профессор. - А теперь слушай внимательно. Несколько лет назад в этом районе пропал звездолет-разведчик. Его так и не нашли. Почему-то не сработал аварийный маяк.
        - Пожалуй, не стоит.
        - Я не хочу идти мимо ледяных троллей, - сказала девочка и содрогнулась. - А через перевал мы не дойдем без теплой одежды.
        - Мне некуда идти… Возьмите меня с вами… - прошептала она и умоляюще посмотрела почему-то на Шейлу.
        Девушка опрокинула Кларенса на покрытую старыми листьями землю и расстегнула молнию на брюках.
        - Неужели ты такая доверчивая, Шейла? Мало ли какие фантазии взбредут в голову ребенку? Ледяные тролли! Да и откуда крестьянка может знать обстановку?
        - Я не могла его просто так отпустить, Хантер, - резко ответила Шейла.
        - Развлечемся, цыпа! - крикнул хриплый голос. - Я тебе покажу, как любят наемники!
        Дана свернула с тропинки, и повела группу куда-то в сторону. Всего через несколько минут Кларенсу показалось, что они окончательно заблудились среди хаотично разбросанных шершавых стволов деревьев. Но девочка уверенно нашла дорогу по каким-то одной ей ведомым признакам, и вскоре они уже вышли на новую тропу, петлявшую в полутьме леса.
        - … на острове хорошая погода. Спасибо, кэп, - огрызнулся пилот. - А то я не был у профессора на брифинге.
        - У меня есть боевой нож, - сказала Шейла.
        - Деревня?
        Раздался слабый стон, и руки незнакомца бессильно раскинулись в стороны. Ладони конвульсивно подрагивали.
        - Ну, складная ковырялка и у меня есть. Я говорил про оружие.
        Внезапно галерея закончилась, луч фонаря высветил уходящие вверх каменные ступени. Кларенс осторожно поднялся по лестнице и вышел на балкон внутри огромного круглого зала. Стены терялись в темноте, и размеры помещения трудно было определить даже приблизительно. Что-то металлическое блеснуло на стене, пилот посветил фонариком, и подумал, что сходит с ума.
        Постепенно исчезли странные ниши, перестали мозолить глаза черные отверстия боковых проходов. Наконец, содрогаясь от холода, пилот ступил на заснеженное плато между торчащими почти вертикально горными пиками. Далеко внизу раскинулась долина. Серое пятно города отчетливо выделялось на изумрудном ковре.
        - Исторических романов начиталась? - съехидничал Кларенс. - Короче, ставлю боевую задачу: добыть «языка».
        На полу, безжизненно раскинув руки, лежала женщина. Широко раскрытые глаза уставились в потолок, на земляном полу расплылось темное пятно. Белые босые ноги торчали из-под грубого платья. Шейла нагнулась над телом. Кларенс прошел в стойло и нервно пошевелил ногой сено.
        - Никакой не пер… пер… - прошептала Дана, прильнув к Шейле. - Дудочник он. Мы все танцуем для него под луной. Но лучше обойти подальше.
        Заметно похолодало, пилот закутался в куртку так, что торчал только его невыразительный нос. В темном небе зажглись редкие звезды, из трубы охотничьего домика курился уютный дымок. Совсем рядом шумела река, унося холодные и прозрачные воды… куда, кстати? Увы, карту профессор выдать не удосужился.
        Она отряхнула листья с формы, взяла напарника за руку и зашагала вперед. Ни дать, ни взять влюбленная студентка на прогулке.
        - Вашу светлость никто не спрашивает, - грубо ответил Кларенс. - Тебе нужно усиленное питание, а ничего другого у меня нет. Протяни руку. Живо!
        - Поставь себя на ее место, Хантер! - ответила десантница. - Я бы вообще дралась так, что клочья летели.
        - Он сам вырубился. Да ты только посмотри на него!
        - Ты ничего не чувствуешь? - спросила десантница.
        Едва не сбив с ног Шейлу и Дану, пилот рванул обратно в нос. Открыл аварийный распределительный пульт, и клацнул переключателями. Загорелись зеленые лампы, вспыхнуло аварийное освещение, показавшееся ослепительным после почти полного мрака. Чуть слышно зашуршал воздух во вспомогательной системе жизнеобеспечения. Зашипела, захлопываясь, створка входного люка.
        - Я положил тебя на траву на поляне, ты плакала, но душа пылала, - фальшиво пропел Кларенс, вставая на ноги.
        - При всем моем уважении, - ответила Шейла и повалилась на топчан, - ты вряд ли выдержишь утренние часы.
        Шейла вытащила из-под печи топор и вышла. Снаружи раздался стук. Через несколько минут она вернулась, сунула поленья в топку и достала зажигалку. Сухие дрова быстро занялись жарким пламенем.
        - И есть то, что положено девочкам?
        - Я готов. Выдвигаемся.
        - Ничего себе, благородные манеры. Швырнула меня оземь со всей дури. А если бы я чего-нибудь сломал?
        - Да вот еще! Может, лучше обойдем?
        «Прямо, как родные» - проворчал Хантер, и осторожно закрыл за собой дверь.
        Хантер рискнул пойти напролом, но стебли превратились в твердые прутья. Пройти, теоретически, можно. Вопрос лишь в том, сколько сил и времени придется потратить впустую.
        - Иди домой, или куда хочешь. Ты свободна, - сказала десантница.
        - Думаешь, нам хватило бы времени? Ладно. Спи уж… пилот, - десантница поставила чугунок на печь и закрыла за собой дверь.
        - Голодный обморок, - сказал пилот, и достал флягу-регенератор. - Очнется, надо накормить пацаненка.
        - Я же аналитик, - самодовольно сказал Кларенс. - Как известно, только аналитики оценивают незнакомую обстановку, отбросив предыдущий опыт. Вот почему их считает за благо заполучить любая экспедиция. Не просто так профессор вцепился в меня, как клещ.
        Шейла прыгнула к пилоту, и схватила его за грудки:
        - Все равно, - отозвалась Дана. - Мы выйдем в одно и то же место.
        - Это девочка, дурачок!
        Кларенс вошел в бревенчатый сарай.
        Через полтора часа Дана вывела группу к черному полукруглому отверстию, зияющему в сплошной скале. Теперь Кларенс пошел первым, освещая серый гладкий пол и стены встроенным в разрядник фонариком. Скорее, это даже не пещеры, а искусственные выработки. Кто же их прорыл?
        - Пожалуй, иметь это ей пока рановато. Как тебя зовут, подруга? - спросила Шейла.
        Хантер, стараясь ступать как можно мягче, пошел по главному ходу. Холод пробирал до костей. Дана зябко поёжилась. Кларенс снял куртку и набросил ее на узкие острые плечи девочки. Та посмотрела с благодарностью, Шейла - с удивлением.
        - Ты легкий, как перышко, - жарко прошептала девушка.
        Невтриносов кинул Кларенсу флягу-регенератор. Тот сунул ее в походную сумку.
        Шейла вскочила на ноги, но Кларенс уже нажал на кнопку разрядника. Оглушительная фиолетовая молния ударила в то место, где туман был особенно силен. Пилоту показалось, будто там на секунду поднялся черный дымок. Он схватил очнувшуюся девушку за руку, вытащил на тропинку и побежал прочь от страшного места.
        - Пришла проверить пост? - ухмыльнулся Хантер.
        Месяц пролетел почти незаметно. Печаль разлуки испарилась под грузом рутинной работы. Профессор щедро снабжал пилота заданиями, и Хантеру просто некогда было задумываться о собственных проблемах.
        Пилот вошел в дом.
        - Надо установить дежурство на ночь. Кто первый?
        От визга Даны заложило уши. Она прижалась к Шейле, спрятав голову на груди десантницы.
        Создания, вповалку спящие на полу, были изящны и даже нежны. Вытянутые тела с тонкими длинными конечностями покрывала голубовато-серая кожа без единой морщинки. Вместо головы отчетливо виднелись два небольших нароста. Там, где у нормального человека должен был находиться пупок, темнело вытянутое отверстие.
        Хантер осклабился: какое счастье, что аварийный генератор можно демонтировать лишь в доке. В противном случае смерть от холода стала бы для него… и его спутников вопросом ближайшего времени.
        - Придется - ответил Кларенс. - Кому еще можно поручить испытание АПР-14-2, кроме как не пилоту? Всем известно, что я - мальчик для битья.
        - Нет, - ответил Хантер. - Я в интернате сунул нос в пробирку с аммиаком, и чую запахи, только если можно вешать топор.
        - Просьба заместителя председателя Совета Развития Дастина Мэйна. Кроме того, постарайтесь разыскать пилота.
        - Надеюсь, что смесь хотя бы без вкуса, - сказал Кларенс.
        Огненно-красный шар заходящего солнца коснулся близкой горной вершины, когда тропинка вывела путников на опушку. Кларенс остановился и вытащил из сумки монокуляр.
        - Спасибо, не надо, - прошептала девушка. - А нельзя сделать смесь более приятной? Хотя бы, как тертую клубнику или еще там что?
        - Куда? - крикнул пилот. - Не сейчас же!
        - Грязнуля, - улыбнулась Дана. - Не умылся даже.
        - На будущее, старайся действовать не так травматично. Я не умею допрашивать трупы! Но мы их понимаем - это уже кое-что. Синхронизированный мир.
        - Я думала, вы - солдаты герцога, - сказала Дана.
        Кларенс посмотрел в глаза девушке, покачал головой и размашисто зашагал вперед.
        Ответа он не дождался. В комнате, свет в которую пробивался через маленькие, затянутые полупрозрачной пленкой окошки, никого не было. Кларенс постучал кулаком по деревянному столу, пошевелил тряпье на деревянном топчане и потрогал большую печь в углу. Холодная.
        Хантер побежал, не выпуская разрядник из рук. Дана и Шейла не отставали, наконец, девочка воскликнула:
        - Предлагаю отложить разборки с Невтриносовым до лучших времен. Так как мы теперь попаданцы… нет, скорее, засланцы, давай посмотрим, какими средствами воздействия на потенциального противника мы располагаем.
        Кларенс нехотя поднялся и пустился в рассуждения вслух:
        Вместо нее ответил профессор:
        Кларенс хотел улыбнуться, но вспомнил, что этим он только напугает девочку.
        - По сравнению с червяками в джунглях Ротары это просто деликатес. Жаль, у нас не было такого прибора.
        Кларенс поднял разрядник - на пути Шейла! Стрелять нельзя! Верзила шагнул, в луче света блеснули доспехи. На ум пришло красивое слово «ламеллярный», но что оно означает, Хантер, к сожалению, не мог вспомнить.
        - Да? Тебе… нравится? - вытаращился Хантер.
        Мальчик открыл наполненные ужасом глаза и рванулся в сторону. Шейла прижала его локтем к земле.
        - Почему?
        Ученый поморщился и раздельно произнес:
        - Совету не понравилось, что Арена простаивает вместе с оборудованием. Здесь будет центр подготовки десантников под командованием майора Крамера. Шейла, как инструктор по рукопашному бою, откомандирована к нам.
        Очнулся он на полу. Шейла, сжав кулаки и раздувая ноздри, устроила командиру выволочку:
        - Надо переночевать здесь, - сказала она. - Ночью идти нельзя. Ледяные тролли просыпаются.
        - Как говорит наш друг профессор Невтриносов: вид и вкус аварийного пайка должен быть таким, чтобы никому не пришло в голову питаться им постоянно. Кстати, я должен есть с ладони. В критической ситуации посуды может не оказаться под рукой.
        - Отбиться в случае чего есть чем, - резюмировала Шейла. - В общем, не пропадем.
        - Запомни девочка: если человек скажет тебе, что он ничего не боится, он или дурак, или псих. Дураком меня никто не назовет, вывод очевиден. Я - псих. Похоже, и Шейла тоже.
        - Может, они в хлеву? Скотину там кормят, - неуверенно сказала Шейла.
        Шейла пристроилась на топчане рядом с Даной. Девочка обхватила ее, уткнувшись лицом в грудь, словно ища у десантницы защиты. Девушка провела ладонью по стянутым желтой ленточкой волосам и поцеловала Дану в лоб.
        - Глянь на два часа, возле леса. Что видишь?
        - Дана, - сказал пилот. - Мне пока просто не представилось возможности проявить себя. Но откуда ты взяла, что рыцарь - Шейла?
        Шейла нагрела в горшке воды, умыла и причесала Дану. Та жмурилась, улыбалась и льнула к девушке, подставляя хорошенькое личико. Кларенс исподлобья посмотрел на умильную картину и сурово сказал:
        - Или на время вывел из строя. Мы про него ничего не знаем. Может, это энергетическая сущность? К счастью, разряд такой мощности трудно не заметить - я эту штуковину как минимум дестабилизировал.
        - Нам надо искать ночлег. Думаю, в город соваться не стоит.
        - Я не любопытный, - ответил пилот. - Я и без вас знаю, что операцией «Коготь охотника» называется стандартная поисковая процедура по эвакуации артефактов нашей цивилизации с еще не освоенных планет. И, наверное, вы хотите, чтобы я принял в ней участие.
        Стебли заколыхались, зашевелились, и вдруг расступились, образовав что-то вроде открытой галереи. В конце нежно-голубого «тоннеля» резким контрастом зеленели листья деревьев самого обычного леса.
        - Кларенс, неужели тебе… не страшно? - спросила Дана. Ее голос дрожал.
        - Что такое? - изумился пилот.
        Десантница схватила Кларенса за руку:
        Кларенс вернулся в машинное отделение и попытался запустить реактор. Зажужжал зуммер, на дисплее вспыхнула красная надпись «нет горючего». Пилот растер замерзшие уши и сказал:
        Штольня расширялась, в стенах появились затянутые паутиной ниши. Хантер осмотрел одну - пусто, если не считать вбитых в стены проржавевших скоб. Никаких зацепок.
        Пилот, едва дыша, прокрался к галерее на другом конце балкона. Дана и Шейла шли на цыпочках, держась за руки.
        - Ты знаешь, - сказала Шейла и вытерла блестящие капельки пота со лба, - теперь я знаю, что такое настоящий страх. Но почему он не убил нас обоих?
        Через несколько минут десантница уже спала.
        За прозрачным фонарем кабины стемнело, скалы призрачным чудовищами маячили на фоне темно-синего неба. Пилот забрал у девочки куртку, и вышел в жилой отсек. Внутри царил жуткий холод: аварийная энергосистема не рассчитана на весь корабль.
        Впереди, насколько хватало глаз, раскинулось нежно-бирюзовое поле, трава в полтора человечески роста колыхалась, казалось, под легкими порывами ветра. Кларенс послюнявил палец и поднял его над головой: полный штиль. Пилот пригляделся к тонким голубоватым стебелькам: они все унизаны острыми листиками, на кончиках виднелись маленькие блестящие крючочки.
        Пилот хотел схватить девочку за плечо, та отпрянула и вцепилась в Шейлу. Тогда он демонстративно сложил руки на груди, отвернулся и обиженно сказал:
        Покрытые пластиковой облицовкой стены оказались абсолютно сухими, несмотря на лютый холод, царивший внутри звездолета. Освещая путь фонарем, Кларенс вихрем пронесся по коридору жилого отсека на корму, влетел в машинное отделение, и с досады ударил кулаком в переборку: на месте обоих нейтринных генераторов, словно лунки вырванных зубов, темнели пустые гнезда. Повсюду валялись сорванные панели, из технологических отверстий блестящими змеями торчали силовые кабели.
        - Неженка, сто одежек нацепил, - прошипела девушка.
        - Жалко, мне здесь нечего пилотировать. Ладно. У тебя хоть что-то, - обиженно сказал Кларенс. - А у меня ничего нет. Гол, как сокол.
        - Дудочник…
        Пилот достал флягу-регенератор.
        - Все, все! Они нас не видят!
        - А я думал, вам хочется понаблюдать за молодежью. Получить несколько полезных уроков, - съехидничал Кларенс.
        Молниеносным движением она швырнула его на землю и… время остановилось. В полном безмолвии Кларенс увидел, как тяжелый армейский ботинок медленно надвигается на него. Черные зубцы протектора на толстой рифленой подошве ощерились металлическими шипами. Пилот протянул руку, взял девушку за голень и рванул изо всех сил. Мир оттаял.
        - Во-первых, мы шарахнули разрядом нечто непонятное. Во-вторых, воткнули нож в аборигена. Прикинь, какую мы создали себе репутацию? А ведь мы не знаем, что здесь происходит…
        Светлый прямоугольник дверного проема заслонила массивная тень.
        В широкой долине, раскинувшейся меж высоких заснеженных гор, лежал город, окруженный крепостной стеной. Освещенные закатом серые здания с маленькими оконцами высились над каменными зубцами. Укатанная колесами повозок дорога петлей огибала пустой, без воды, ров и убегала к холмам предгорья. Очевидно, где-то там находился перевал.
        - На самом деле у разрядника куча ограничений, а у встроенной пусковой установки и того больше.
        - И ты будешь это есть? - спросила она, сцепив в замок маленькие руки с алыми ногтями.
        Невтриносов ткнул пальцем в экран планшета. По кабинету поплыл грубый, искаженный помехами голос:
        Пилот едва не сгенерировал порцию кашицы прямо на лабораторный стол.
        - Я же не предлагаю тебе жениться, - напряженно улыбнулась Шейла.
        Дана закатала рукав, и сунула руку по локоть между бирюзовых стеблей. Шейла сделала то же самое. Кларенс остался стоять столбом.
        - Куда? - удивленно спросил он.
        - Часовой из тебя, как пуля из конфеты, - укоризненно сказала десантница. - Ребенка из-под носа украдут, а ты и не заметишь. Ну, хотя бы не уснул - уже прогресс.
        - Эй, голубки! - сурово сказал профессор и почесал квадратный подбородок. - Я вас вызвал вовсе не для того, чтобы вы мне устроили гнездо разврата!
        - Термобарическая граната.
        «Акрон, база „Старлайт“ на приеме» - ответила девушка-диспетчер.
        - Умница. Там и заночуем. Увы, я не взял с собой аварийную палатку.
        - В пещерах живут ледяные тролли, - прошептала Дана. - Лучше через перевал.
        Хантер шмыгнул носом и уловил приторный запах.
        Хантер повернулся и, более не таясь, быстро зашагал по ощутимо уходящему вверх коридору.
        - Зачем же ты летишь?
        Шейла встала и помогла девочке подняться.
        Кларенс откинул вспомогательную панель в борту, но дисплей так и остался безжизненным черным пятном. Нет питания. Тогда пилот открыл большую крышку, набрал на механическом замке сервисный код и потянул рычаг. Маслянисто щелкнул фиксатор, створка упала, образовав пандус. Дана пронзительно взвизгнула и едва успела отскочить.
        - Видишь ли… - начала десантница, но Кларенс поднял руку.
        - Ты не будешь меня больше бить? - робко спросил пилот, и плюхнулся в кресло в самом дальнем углу кабинета. - Голова до сих пор трещит.
        - Coolant… охладитель, резервуар два, - прочитал он вслух и направил луч вниз.
        - Убила, - спокойно договорила Шейла, тщательно вытирая окровавленное лезвие о штаны мертвеца. - Надо было вежливо попросить его выйти и не приставать к приличным девушкам? Никогда бы не подумала, что упрекну тебя в излишней гуманности.
        Она выдернула пилота из кресла, подхватила на руки и закружила по кабинету. Поставила на ноги, притиснула к стене и нежно прикусила ему ухо.
        - Ты же только что отчаянно сопротивлялась? - недовольно спросил пилот.
        - Зайди ко мне, - пробурчал профессор. - Срочно. Дело не ждет.
        - Вы хотели волшебства? - ухмыльнулся Кларенс. - Чудо будет! Естественно, плохое. Я же злой колдун.
        - Ура и к черту! - закричала десантница.
        - Нет времени, - ответил пилот, но все же плеснул себе в лицо теплой водой, прежде чем выйти в утреннюю прохладу.
        Пилот прислушался к стрекотанию кузнечиков, щебетанию каких-то пичужек и обернулся к Шейле:
        - Дана, - прошептала девочка. - Пожалуйста, не мучайте меня. Лучше убейте. Я не хочу, как мама…
        - Ладно. Она нас не утянет. Но сначала ее надо немного одеть. Пустых домов полно, может, что и найдется?
        В комнате было тепло от натопленной печи, красно-оранжевые сполохи весело играли на полу. Веки начали слипаться. Хантер, сам не зная зачем, пошевелил пылающие дрова кочергой, и закрыл топку. Свалился на топчан, укрылся куском какой-то дерюги и уснул, как убитый.
        - Есть, командир! - ответила десантница.
        Десантница торжествующе посмотрела на пилота.
        Хантер потянул за ржавую ручку. Дверь со скрипом отворилась. Пилот глянул внутрь: два заваленных тряпьем топчана, печка, несколько горшков, миски. Нехитрая обстановка. Кларенс растянулся на топчане, и даже застонал от удовольствия.
        - Уже темно, - сказал Кларенс. - Электричества у аборигенов нет, так что до завтра сюда никто не придет.
        - На Землю. Лилианна Андреевна сказала, что Дому Заходящего Солнца нужна постоянная хозяйка.
        - Ты знаешь, - вдруг сказала она, - Мне кажется, мы первые, кто идет по тропинке от поляны.
        - Все, что мы делаем, для твоего же блага, - самоуверенно ответила девушка. - Кстати, я - Шейла, а он - Кларенс. И мы… путешественники.
        - Ты быстро строишь теории, - криво ухмыльнулась Шейла.
        - Веди нас, девочка, - просто сказала Шейла и улыбнулась.
        - Постараюсь, - сказал Кларенс. - Откуда ты взялась?
        - Полтора дня, - прошептала Дана. - Через поле - самый короткий путь.
        Кларенс облегченно вздохнул. Может, оно и к лучшему. Но когда Наташа закрыла за собой дверь, в его душе остались только горечь и пустота. Пилот с ненавистью посмотрел на флягу с кнопкой-сердечком, проглотил очередную порцию питательной смеси и побрел на посадочную площадку. Там стоял только «Призрак».
        - По-моему, все и так понятно! - перебила Шейла. - Город захватил злой герцог, его солдаты грабят и убивают мирное население!
        - Прекрасно. Значит, я впишу в отчет рекомендацию использовать в пещерах огнеметы.
        - Ты же убил его? - неуверенно спросила девушка.
        Шейла шагнула.
        - Перестань ерничать! - стукнула кулаком по стене Шейла. - Отец Даны был егерем у какого-то барона. Она сказала, что сама видела место катастрофы.
        Кларенс вошел в дом, плюхнулся на жесткий топчан и защелкал предохранителем разрядника. Шейла появилась на пороге через несколько минут. Из-за ее спины робко выглядывала Дана. Пилот отвернулся к стене.
        - Шейла, зачем тебе оруженосец? Он трус, ленивый и неумейка.
        - Куда? - остановил его профессор и нажал какую-то кнопку. В дальнем конце кабинета с жужжанием отъехала массивная стальная дверь. - В телепорт, пожалуйста.
        - Раз в год и палка права, - ответил он без тени замешательства.
        Охота на попаданца
        Едва лучи восходящего солнца обласкали алым огнем горные вершины, Кларенс разбудил Шейлу и сказал:
        - Пристегни Дану на откидное сиденье. И сама привяжись покрепче.
        - Ой… Прости… Ты мне нравишься… Честно… Я ради тебя отказалась от должности пилота…
        - Все кончено. Врага больше нет, - сказал Хантер и стряхнул смесь Дане прямо в приоткрытый рот. Та послушно проглотила невкусную пищу, вздохнула и спросила:
        Десантница отступила на шаг.
        - Лейтенант Джон Боуден! - отозвался высокий круглолицый офицер и странно ухмыльнулся.
        Опустилась рампа, и остроносая БМП на четырех больших колесах резво скатилась на грунт. Рассыпавшиеся в охранный порядок десантники с нескрываемым изумлением смотрели на Кларенса.
        - Потому что она не умеет производить воду! Вы, наверное, забыли, что среднестатистическому человеку нужно не только есть, но и пить? Я чуть не помер, хлебая воду из ручьев!
        - Какое странное совпадение. Вместо героя за мной прислали шута. Не самый плохой вариант. Как жаль, что ты не попался мне раньше. Мы могли бы править вместе…
        Из-за города, едва не задевая верхушки домов, выскочили два челнока. Один из рукотворных жуков, расставив в стороны атмосферные плоскости, выпустил посадочные опоры и аккуратно коснулся земли. Второй, ощетинившись пушками и ракетными установками, остался кружить в безоблачной синеве.
        Едва утихла ярость спущенной с поводка безумной энергии, Хантер осторожно осмотрелся. В центре поля темнело выжженное пятно, в небо упирался клубящийся гриб. От каменной стены осталась груда обломков. Шатер и палатки валялись на земле, словно их сдул ураган. Шейлы нигде не было.
        - Кто командир? - крикнул он.
        Дана и Шейла лежали без чувств. Кларенс достал флягу и нажал на кнопку-сердечко. Прибор выплюнул порцию питательной смеси. Пилот поднес ладонь к аккуратному носику девочки, та открыла глаза и сморщилась.
        Но Шейла осталась в своем уме. А что, если… Кларенс направил разрядник в сторону и нажал на кнопку. Оглушительно сверкнула молния, ударив прямо в торчащий из-за бруствера нос капсулы. Лейтенант встряхнул головой.
        - Что?! Мы могли бы пуститься в погоню!
        - Уйди… Ты плохой…
        Кларенс бросил взгляд наружу. Желто-оранжевые сполохи играли на ледяных потеках, темные прожилки камня отчетливо синели сквозь снежные наносы. Вся эта красота, достойная кисти великого художника, не оставила бы равнодушным и самого черствого сухаря. Пилот сделал несколько снимков камерой коммуникатора, откинул на правой консоли крышку и потянул желто-полосатый рычаг.
        Хантер махнул рукой и потопал на дорогу. Сзади, немного пошатываясь, брела десантница, на ее руку опиралась Дана. Пройдя несколько километров, Кларенс достал коммуникатор, связался с лейтенантом Боуденом и вызвал челнок. Когда он закончил, Шейла схватила пилота за плечо:
        - Стоп! - закричал Кларенс, не рискуя, однако, хватать десантницу за руку. Если выйдет из себя, пусть лучше врежет уважаемому чиновнику, чем ему, скромному пилоту.
        - В каждой шутке есть доля… шутки.
        Челнок шел на посадку. Серые купола сооружений центра разработки вооружений темнели среди желтых барханов планеты-полигона. Посадочные опоры коснулись площадки. Кларенс едва успел выключить двигатели, как Шейла опустила рампу, спрыгнула на бетон и помчалась в потерну. Дана закричала из пассажирского кресла:
        - И как успехи в птицеводстве? Курицы, куропатки, - ехидно поинтересовался Кларенс.
        - Лучше не спрашивай, - ответил пилот. Шейла прижала его к стене.
        - Лошадям - нет! Челнокам - да! Наша общая подруга ничего не знает о крейсере. Она думает, мы здесь одни. Короче, наслаждайся небом, солнцем, и схваткой с парой десятков солдат. Они уже спешат по нашу душу.
        - Ну-ка, быстро колись! Думаешь, я ничего не знаю про Наташу? Профессор меня вызвал специально, чтобы ты не маялся здесь один…
        - Да, - ответил Боуден. - Не было времени разглядывать.
        Кларенс взял десантницу под руку и, громко стуча новыми берцами, зашагал на посадочную площадку. Наверное, Дана скучает в челноке.
        Прямо по курсу появилась туманная плешь, дорога пошла чуть в сторону, обходя опасное место. Сканер целеуказателя сдавленно пискнул. Пилот бросил челнок вниз, погасил скорость и пошел на посадку: в нескольких сотнях метров от дороги, обняв руками ствол дерева, стоял человек.
        Кларенс глянул на Шейлу. Та, жалкая и растерянная, не отрывала глаз от Даны.
        Ирма непонимающе уставилась на пилота. Через секунду она спокойно произнесла:
        Он не помнил, как добежал до кабинета профессора. Рванул дверь и облегченно вздохнул.
        - Отлично, - сказал Дасти. - На этом я не смею Вас больше задерживать…
        Шейла схватила какую-то палку, нацепила на нее куртку и подняла над головой. Ничего не произошло.
        - Сражение закончилось, едва начавшись, - ухмыльнулся пилот, осторожно спустился в ров и подобрал желтую ленточку.
        - Ее придется отправить в интернат… - сказала Шейла. Это не было вопросом.
        Время остановилось. Кулак Шейлы медленно приближался, он рос в размерах, вот уже можно разглядеть мелкие складки на костяшках. Обручальное кольцо на безымянном пальце… оказывается, она вышла замуж?
        Едва за всадницей улеглась пыль, десантница швырнула Кларенса на землю:
        - Над полянкой в лесу пролетали? - спросил Кларенс. - Круглая такая проплешина, с интригующим туманом и веселенькими цветочками.
        Шейла закашлялась и открыла глаза.
        Пилот шагнул. Солдаты попятились и побежали так, будто за ними, набирая скорость, по склону горы летела снежная лавина.
        - Болтал то, что мне велит сердце, как говорят в фэнтезийных романах. Случайно угадал. А я и не знал, что ты замужем, - сменил тему Кларенс.
        Но десантница уже взлетела на бруствер и замахала руками. Кларенс нажал на кнопку. Ракета пискнула, раздался хлопок, руку ощутимо подбросило. Синий огонек трассера помчался к цели. Над развернутым в сторону Шейлы излучателем колыхнулся воздух: залп!
        Чиновник подскочил в кресле:
        - Почему? - почесал подбородок ученый.
        - Хантер! - донесся до пилота крик Шейлы. - Я отвлеку!
        - Не считай конструкторов системы прицеливания совсем уж идиотами, - сказал Кларенс, достал разрядник и проверил ракету в пусковой установке.
        Шейла бросила нож на землю. Кларенс остался недвижим.
        - Стой, дура! Куда?
        - Что бы я без тебя делал, Хантер? Разумеется, я немедленно внесу доработки в конструкцию!
        - Я убью ее, - Ирма не повысила тон ни на йоту.
        - Только не надо меня целовать. Дана, покатаемся? Держись!
        - Сегодня не наш день - мы оба болтаем лишнее. Ладно, не переживай, верю всякому зверю. Но тебе, ежу, погожу.
        - Нет, - жестко произнес Дасти. - Тема генетического отбора - строжайшее табу. Тебе хочется выставить себя на посмешище? История Ирвингов - редчайшее исключение. Отдай мне фотографию и забудь обо всем.
        - Тебя тоже касается! Думаешь, я не знаю, что у тебя в руках?
        У пилота заломило в затылке. Дасти прав. Никто не будет жертвовать интересами всей галактики ради двух человек с исковерканной судьбой.
        - Сажайте ганшип! - приказал Кларенс. - Немедленно!
        - Толерант*…
        Кларенс переключил разрядник на минимальную мощность и ткнул десантницу в шею. Та ойкнула и свалилась на землю, будто ей в сердце попала пуля.
        - Не просто так у нее в реакторах мышь повесилась. Скорее всего, Ирма сожгла чистую энергию, изменяя орбиту крупного астероида. Иногда они желают большой и чистой гравитационной любви. Но эту тайну Дасти увезет вместе с накопителями.
        Капсула вылетела на поле перед разрушенными городскими воротами. Наверное, герцог с основной частью армии уже отправился вывозить добычу: лишь один большой шатер, да с десяток палаток пестрели среди ярко-зеленой травы.
        Дана закричала, в ее глазах плескался ужас.
        - И сделайте смесь немного вкуснее и приятнее, хорошо?
        - И какие будут рекомендации? - лениво спросил Дасти.
        - Санировать, - невозмутимо ответил Кларенс. - То есть, уничтожить, а освободившуюся экологическую нишу занять чем-нибудь безобидным.
        - Конечно. Девочке придется долго учиться и привыкать к нашим реалиям. Кстати, как ее записать? У них там, похоже, фамилий нет вообще.
        Внезапно ионная пушка дала залп: капсулу встряхнуло, что-то оглушительно грохнуло, отчаянно завыл поврежденный вихревой двигатель. Горизонт беспорядочно замелькал перед глазами. Второе попадание будет фатальным.
        Десантница просияла:
        Кларенс забрался на бруствер, и тут же нырнул назад. Над головой, едва не опалив волосы, пронесся огненный вихрь. Часть стены и несколько домов разлетелись в мелкие камни.
        - Идти можешь?
        Девушка схватила пилота, прижалась к нему, едва не задушила поцелуем и прошептала:
        Кларенс, что было сил, рванул по тропинке туда, где ярко-красные цветы кутались в серое покрывало. В носу сладковато защекотало ароматом смерти, Хантер встал на краю открытого пространства, раздвинул ветви и выглянул.
        - Вот это тачанка…
        - Какая же ты тварь! - зарычала она. - Отработанный материал, да?
        - Так ты прикалываешься! - глаза девушки снова заблестели.
        - Только заметил? Это для рядовых. Я же инструктор, так меньше пристают. Лучше скажи, что нам делать?
        - Зато я смею, - сказал Кларенс. - Знакомьтесь: мистер и миссис Ирвинг.
        - Один! Два! Т… - крикнул пилот и укрылся за земляным валом. Спину обдало жаром, мелкие каменные обломки просвистели сверху. Система наведения басовито гукнула и запретила пуск.
        - Только благодаря Дане. Она рванула меня за ногу перед самым залпом. Где она?
        - Потом возмущаться будешь! - крикнул Хантер и помчался по рву.
        - Откуда ты знаешь? - разом спросили профессор и Дасти.
        Кларенс застонал. Боеголовке нужно три секунды, чтобы захватить цель. Турель разворачивается быстрее. Все, шансов нет. Рано или поздно их отсюда выкурят, и тогда…
        - Не знаю… - начал было Хантер.
        - Значит, в тебе есть что-то человеческое.
        - Стой! Может, Невтриносов нас вытащит через телепорт? А потом пошлет предупреждение крейсеру!
        Дана опустила голову и медленно, словно побитая собака, побрела куда-то по дну рва. Грязная желтая ленточка выпала из тонкой, почти детской руки.
        - Кто хочет еще? Кто следующий?
        - Ты не ответил на вопрос!
        Шейла обмякла, отпустила Хантера и прикрыла рот рукой:
        - Я гораздо хуже, чем ты думаешь, - ухмыльнулся Кларенс.
        Пилот с трудом стабилизировал вращение, прямо на него неслась городская стена. Хантер сбросил скорость, капсулу повело в сторону. Она нырнула в ров, несколько раз кувыркнулась и замерла, выставив под углом острый нос.
        Сверкнув на солнце, далеко в лес отлетел фонарь кабины. Словно в замедленном кино, Ирма медленно выбралась из кокпита и скрылась в тумане.
        - Дудочник?
        Кларенс закусил губу. Не стоило болтать лишнего.
        - Бросить оружие! Немедленно. Или я проткну девчонку, как куропатку!
        Кларенс поднял челнок и повел его к горам. Серая лента дороги петляла среди неподвижного зеленого моря. Несколько раз система прицеливания засекала активность, и каждый раз солдат, или чудом уцелевший крестьянин валился ниц или падал на колени, умоляюще воздев руки к небу.
        Глаза Шейлы потемнели.
        Хантер вдавил кнопки сброса ремней и крикнул:
        Шейла повернулась к нему.
        Лейтенант достал коммуникатор и отдал приказ. Челнок, чуть покачиваясь, выпустил опоры и приземлился, подняв тучу пепла на краю выжженного круга. Лишь тогда Хантер вздохнул с облегчением.
        - Ты уж меня совсем не держи за слабака! - окрысилась Шейла.
        - Именно. Я собираюсь обсудить эту историю на ближайшем заседании Совета…
        Ирма потащила девочку через поле - туда, где паслись несколько чудом уцелевших лошадей…
        На грубо сколоченной платформе с четырьмя большими деревянными колесами, стояло металлическое полушарие с торчащим раструбом излучателя. Рядом высился тонкий цилиндр. Турель и нейтринный генератор.
        Он добежал до угла крепостной стены, выглянул из-за бруствера и направил разрядник на турель. Раструб-излучатель ионной пушки быстро разворачивался.
        Сзади негромко бахнуло, засвистел вихревой двигатель. Скалы остались позади, внизу поплыло залитое оранжевым восходящим солнцем зеленое море. Промелькнула бирюзовая полоска - Поле Истины. Хантер развернул капсулу и повел ее к ясно видимому серому пятну.
        - Лучше быть нищим в индустриальном обществе, нежели королем у дикарей, - проговорил стандартную формулу Кларенс.
        Шейла стояла посередине кабинета, гневно сжав кулаки. Долговязый ученый, как обычно, сидел за столом, положив перед собой портативный компьютер. В кресле в углу раскинулся усатый толстяк в строгом костюме.
        - Прости. Так надо, - сказал Хантер и нажал на кнопку. Девочка рухнула, как подкошенная.
        - Нет, обычная. Наверное, она повредила накопитель-конденсатор. Да это все ерунда! Главное, что ты жива!
        Чуть поодаль стояла странная конструкция. Хантер проскочил над ней, развернулся и процедил сквозь зубы:
        - Вы достали, что я просил? - зашевелился толстяк в кресле.
        Коммандер медленно кивнула:
        - Да. Жаль, конечно.
        Спрыгнув на землю, Кларенс побежал по примыкающей к дороге узкой тропинке. Шейла, обогнала его, как спринтер на чемпионате мира. Выхватив нож, десантница одним взмахом перерезала веревки. Дана обняла ее, прижалась, дрожа всем телом, будто в лесу стоял лютый мороз.
        - Вот еще… - начал было Хантер, увидел бессмысленные глаза Боудена и осекся. Умная же тварь… из всех выбрала командира.
        - И это мне говорит человек абсолютно без чувства юмора, - съехидничал пилот.
        Над головой засвистели вихревые двигатели. Челнок неуклюже развернулся, выпустил опоры и пошел на посадку. Через час Хантер, смыв с себя средневековую грязь, заперся в первой попавшейся каюте крейсера «Бодега-бэй», прижал к груди разрядник и уснул.
        - А ты умнее, чем твоя курица.
        - Девчонку я заберу с собой. А чтобы не лишать вас надежды… я оставлю ее в лесу, на дороге. Догоняйте.
        - По-моему, тебе надо в Дом Заходящего Солнца, - перебил словоизлияния Хантер.
        - Что ты задумал? - выполнив указания, спросила девушка.
        - Я же сказал: чудо! Вся носовая часть небольших звездолетов - спасательная капсула с вихревым двигателем. Правда, запас энергии рассчитан только на торможение и посадку, но нам хватит.
        - Хантер! Куда мы денем…
        Кларенс почесал в затылке разрядником.
        - Хорошо. Но фотографию я оставлю себе. Она будет напоминать мне о благороднейшем человеке, коммандере звездного флота Ирме Ирвинг. Она спасла планету.
        - Да. Оставлять все в первозданном виде слишком опасно. Ладно, всем пока.
        - Я бы рад. Есть только одна малюсенькая проблемка: профессор настолько торопился, что забыл выделить мне от щедрот маяк для обратного переноса.
        Кларенс поморщился:
        Кларенс поднял разрядник - поздно. Что-то чавкнуло, хрустнуло. По лесу прокатился вздох, будто воздух ворвался в невидимую воронку. Полоснув молнией в туман, Хантер побежал по тропинке назад.
        - Сиди пока здесь! Не то и тебе достанется!
        Пилот рухнул на дно рва, едва не сломав ключицу. Глаза кольнули отблески ослепительной вспышки. Мир заходил ходуном, уши заложил резкий гул, по спине словно кто-то ударил резиновой кувалдой…
        - Болван. Ты не представляешь, как сладко вершить судьбы людей щелчком пальцев. По твоему приказу тысячи людей идут на штурм, от одного тебя зависят судьбы империй…
        Совсем рядом кто-то негромко застонал. Возле бруствера, чуть присыпанная землей, ничком лежала Шейла. Кларенс задохнулся от радости, перевернул десантницу и, что было сил, прижал ее к себе, покрывая поцелуями измазанные землей щеки.
        - Да мне ганшип жалко. Машина-то ни в чем не виновата. Как ее теперь доставать?
        - Ты - гений! - Шейла даже хлопнула в ладоши.
        - …нашу Чикититу? Разумеется, возьмем к себе. У меня и в мыслях не было иного.
        Он промчался над черепичными крышами и едва увернулся от высоких башен замка. В стене зиял аккуратный пролом, через который могли рядом въехать десяток грузовиков. Груды камней валялись на месте зданий. Очевидно, именно здесь солдаты герцога проникли в крепость после залпа ионной пушки.
        Пилот достал из походной сумки фотографию в простой пластиковой рамке: седовласый старик обнимал за талию Ирму в легком свободном платье. Во взгляде молодой женщины читались печаль и сострадание, словно жить ее мужу остались считанные часы.
        Кларенс поднял разрядник. Сверкнула молния, треск и гром разорвали тишину. Человек в чешуйчатом панцире дымящейся головешкой повалился на землю. Остальные замерли, как вкопанные.
        Хантер грубо схватил девочку за руку, прижал к локтю аптечку. Щелкнул инъектор, вводя успокоительное средство. Дана вскрикнула:
        Пилот открыл дверь и вдруг остановился:
        - Не буду. Лучше помоги встать, - десантница протянула руку и с трудом поднялась на ноги.
        Шейла вцепилась ему в плечо:
        - Ты забыл добавить «сэр», первый уорент-офицер Хантер, - процедил лейтенант сквозь зубы. - Потрудитесь обращаться к вышестоящему начальнику по уставу!
        - Тьфу на тебя, Хантер! Я и не думала, что ты - такой сухарь!
        - И прекрасно. Иначе бы всем хана! Сидите здесь и не рыпайтесь, пока не получите от меня сигнал! Мне нужен ганшип, и срочно! Нет времени объяснять! На всякий случай запомните: воздействие существа можно снять электромагнитным импульсом!
        Шейла села на бруствер, и обняла колени руками…
        Хантер едва сдержал смех. Он забрался в челнок. Дана спала в кресле и чему-то улыбалась.
        - Ну ты там типа того… полегче. Задушишь ведь. Фу, мне теперь три дня от твоих слюней отмываться. Ракета ядерная? - спросила девушка.
        - Я давно придумала. Дана Люси Гордон, как же еще?
        - Только не бей! - попятился Кларенс. - Крайняя необходимость!
        - Я хочу туда. Или ты считаешь, я не ветеран? Не переживай, я обещаю не убивать Наташу.
        Ирма почему-то не стреляла. Ганшип завис над серой пеленой. Как магнитом, его потянуло к центру поляны. Челнок закачался, завалился на хвост, потом на нос. Правая атмосферная плоскость уперлась в землю и с ужасным скрежетом сломалась. Машина кувыркнулась и замерла. Свист двигателей оборвался, и наступила тишина.
        - Дана теперь важный свидетель. Ее показания куда более ценны, чем наши с тобой вместе взятые.
        - Пошла вон, - глухо сказал пилот, не в силах сдержать душивших его слез. - Это из-за тебя…
        - Отдыхать.
        - Боже мой, я чуть не убила тебя! Прости меня, ну, пожалуйста, прости. Ты же говорил то, что она хотела слышать? Так ведь?
        - Это что-то вроде реабилитационного центра для ветеранов. Острые ощущения помогают им избавиться от последствий стресса.
        Пилот резко обернулся. Женщина в средневековых кожаных доспехах приставила к горлу Даны острие короткого кинжала. На лице коммандера Ирвинг не было ненависти или злобы. Лишь безразличие и пустота.
        - Кларенс! - он услышал ее сквозь звон в ушах.
        - Не знаю такого, - подняла брови Ирма. - Ты возражаешь, потому что никогда не пробовал наркотик власти.
        - Не должен человек так умирать, - серьезно сказала Дана.
        - Постой! - встрепенулась девушка. - Что такое Дом Заходящего Солнца?
        - Вот еще! - спокойно сказал Хантер и подобрал оружие десантницы.
        - Чуть не забыл! На планете есть альтернативная жизнь. Возможно, разумная. Дудочник, Поле Истины, ледяные тролли - то, с чем нам пришлось столкнуться. Все в отчете.
        - Дана умрет в любом случае. Она отработанный материал. Но как только ты лишишься заложника, я сделаю из тебя качественно прожаренную отбивную.
        Над головой пронесся сноп огня, оставляя в лесу выжженную просеку. Негромко свистя вихревыми двигателями, ганшип развернулся для новой атаки. Пилот застонал: Ирма заманила его в ловушку! Ей нужна была новая игрушка взамен потерянной! Какой же он профан! Теперь все: от ганшипа нет спасения. Система наведения видит сквозь ветви, туман, воду, грязь… сквозь все.
        - Шейла! Шейла! Ты куда?
        - Вот это, я понимаю, американские горки, - пробормотал пилот и нажал ручку сброса фонаря. Прозрачный купол, блеснув на солнце, отлетел далеко вверх и в сторону.
        Его прервал равнодушный, почти без интонаций, женский голос:
        - Тебя поимели, Боуден, - усмехнулся Кларенс. - Сажай ганшип, быстро! Биологическая опасность!
        - Я сам разберусь, - сказал Хантер и бросил толстяку накопители. Тот сунул маленькие серебристые цилиндры в карман.
        Пилот пошел вдоль рва. Провел тыльной стороной ладони по глазам и вытер руку о куртку. Вдруг Хантер увидел Дану, девочка стояла внизу и сосредоточенно смотрела на него.
        - Привет, Дасти! Здравствуйте, Трофим Федосеевич, - спокойно сказал Хантер и швырнул на стол флягу-регенератор. - Можете выкинуть свою шарманку. Абсолютно бесполезная штука.
        * толерант - человек, не прошедший по генетическим показаниям стабилизацию организма.
        Хантер не попытался увернуться. Так и лежал, встречая свою судьбу. Кулак остановился в нескольких миллиметрах от лица. Мир оттаял.
        - Ты уверен?
        Шейла ахнула:
        Зоран
        «Бхагавад Гита», Р. Оппенгеймер.
        (Я становлюсь Смертью, разрушительницей миров).
        Now I am become Death, the destroyer of worlds.
        Коммуникатор отчаянно заверещал, разгоняя сладкую утреннюю дремоту. Кларенс оперся ладонью о маленькую грудь Шейлы и приподнялся. Та схватила его за руку, швырнула обратно на койку и недовольно сказала:
        Девушка нашарила вопящую трубку и включила громкую связь:
        - Вот это талант! - восхитилась Лилианна Андреевна. - А мы ни сном, ни духом. Для чего ты пошла в десантники? Могла бы дарить людям радость и красоту!
        Внезапно кабинет залило голубоватым светом. Что-то вспыхнуло, грохнуло, пронеслась жаркая волна воздуха, и стулья разлетелись в щепки. У стены, печально поводя из стороны в сторону птичьей головой, стоял Зоран.
        Она побежала в оружейную, но вспомнила, что код от двери есть только у дежурного офицера. Тогда Шейла заскочила к себе в комнату, схватила десантный нож и помчалась в кабинет профессора Невтриносова. Тот, как обычно, сидел за столом, терзая клавиатуру портативного компьютера. На черном кожаном диване, положив голову на подушку, дремала Лилианна Андреевна.
        - Уж наверное, Вы бы мне не позвонили, если бы не понадобился, - ехидно сказал в трубку Хантер, натягивая брюки. Сунул босые ноги в десантные берцы, накинул на голое тело китель и рванул дверь.
        Едва Зоран влетел в ущелье, он вытянул руку, и сгусток энергии ударил в скалу. Полетели обломки, пик рухнул, превратившись в груду камней. Зоран сровнял с землей еще несколько вершин и захохотал. Резкий визг разнесся среди уцелевших гор. Надо показаться Шейле, она оценит такую огневую мощь!
        Шейла гордо вскинула голову.
        - По-моему… ты это… уже сказала, - простонал Зоран.
        Наконец, тяжко вздохнув, она тщательно изобразила Хантера в полный рост. С дымящимся пулеметом наперевес, в зеркальных очках Кларенс, ехидно улыбаясь, швырял в реку осколочную гранату. В очках Шейла пририсовала его собственное уменьшенное отражение в реке, в очках того, маленького Кларенса, еще одно отражение. Последний Хантер получился, как маленькая черточка.
        Промчавшись технологическим коридором, Зоран влетел под купол Арены. Десантники, бежавшие кросс, сгрудились в кучу и уставились на него. Он промчался над землей, лучи из глаз разнесли в щепки несколько мишеней для стрельбы. Наконец, сложив крылья, Зоран коснулся земли.
        - Стоп! - крикнул ученый. - Минутку. Шейла, с тебя рисунки для оформления стенда.
        Она встала из-за пульта, посветила фонариком Кларенсу в глаз, тонкие пальцы едва уловимо пробежали по телу.
        - Не помню точно. Шейла, тащи ящик в челнок, будем устраивать фейерверк!
        Закончив с карикатурой, Шейла нарисовала портрет Лилианны Андреевны в образе фэнтезийной герцогини.
        - Зоран?
        - Какова была цель превращения Хантера в… это?
        - Интересно, как мы с тобой здесь помещаемся? На каждого приходится по сорок сантиметров.
        Профессор пощелкал клавишами портативного компьютера и сказал:
        - Думайте, профессор! - горестно сказала Шейла. - Не может быть, чтобы у него не было ни одной уязвимости! Это же Вы ввергли его в пучину неописуемых страданий! Эх, да что мне говорить…
        Лилианна Андреевна залила алеющую на загорелой руке рану медицинским клеем.
        Он почувствовал прилив сил. Оказывается, неплохо быть машиной. Можно творить все, что угодно. Не надо обслуживать дурацкое человеческое тело, которое постоянно что-нибудь просит.
        Может быть, машина и не задумывалась бы над высокими материями, а беспрекословно подчинялась бы конструктору. Но во всемогущей клетке, обдирая нежные крылья, билась хрупкая бабочка человеческой души, так и не смирившейся с участью никому не нужной куклы на цепочке.
        - Я вам больше руки не подам, - спокойно сказала Шейла. - И как теперь вернуть все обратно?
        - Хантер, я тебя не узнаю! - изумленно воскликнула Шейла. - Что с тобой?
        Он поманил Шейлу и решительно зашагал в шестую лабораторию…
        - Он же любит все взрывать, - удивилась Шейла.
        - Я же… говорил… электрический стул, - задыхаясь, проговорил Хантер. - Кайф-то какой.
        - Шейлу? - завизжал Зоран.
        - Ты знаешь, Трофим, - сказала Лилианна Андреевна и села рядом с Шейлой, обняв ее за плечи. - Слезы бывают разные. От этих мне страшно.
        Шейла дотронулась до холодной металлической оболочки, в глазах ее вновь стояли слезы. Зоран наклонил голову, пытаясь не снести притолоку, и вышел вслед за ученым. Лилианна Андреевна взяла Шейлу под руку и повела ее в лабораторию…
        - Мы просто хотели проверить работоспособность трансмутатора и теорию доктора Симмонса.
        - Вырежи свое имя… на моей… руке! - проскрипел он.
        Ученый заерзал на стуле, почесал квадратный подбородок и нехотя ответил:
        Кларенс встал, надел брюки, рубашку, китель, тщательно застегнулся и только тогда сунул ноги в берцы. Удовлетворенно оглядел себя и водрузил на голову кепку.
        - Наконец-то откликнулся! - отвратительно радостно сказал профессор Невтриносов. - Зайди в четвертую лабораторию. Ты мне нужен.
        Девушка нашарила вопящую трубку и включила громкую связь:
        - Обязательно вернется, - сказал ученый. - У него, кроме нас, никого нет. Во всех Вселенных.
        - Предательница! Тварь! - заверещал Зоран и занес металлический кулак над головой девушки.
        Лилианна Андреевна постучала по клавишам пульта. Ученый повернул переключатель, и Кларенс выгнулся дугой от чудовищной электрической судороги. От дикой боли потемнело в глазах. Что-то бахнуло, и ток выключился.
        Профессор включил генераторы силовых полей и два параллельных друг другу абсолютных зеркала повисли над полом. Ученый заглянул в бесконечный коридор, удовлетворенно хмыкнул и произнес:
        - Бери челнок и чеши на полигон. Можешь взять свою помощницу, она за тобой приглядит. Я доложу начальству, что привлек ее для испытаний новой модификации одноразового гранатомета «Пенал». Есть даже термоядерные гранаты.
        - Обещайте, что не будете меня воскрешать, - сказала Шейла.
        Невтриносов уткнулся в компьютер. Шейла заскучала, взяла со стола лист бумаги, карандаш и быстро набросала шарж. Профессор с выпирающей вперед непропорциональной челюстью и зубами вампира поворачивал выключатель диковинной установки с надписью «Машина Судного дня».
        - Мне тоже, - вздохнул ученый. - Но нам остается только ждать, пока Зоран вернется.
        - Полегче на поворотах, приятель! Ты меня с подушкой не попутал?
        - Садо-мазо какое-то, - резюмировал он.
        - Что ты, дорогая… - начал было профессор.
        - Теперь попробуй внимательно разглядеть свои отражения во всех диапазонах, - сказал профессор.
        - Да, приятель, - ехидно сказала Шейла. - Твое счастье, что я ниже тебя по званию. Я бы семь шкур с тебя спустила за такое отношение к военной форме.
        Внезапно Невтриносов подскочил на стуле. Он схватил портрет Кларенса, несколько минут всматривался и прошептал:
        Шейла не попыталась увернуться. Осталась стоять неподвижно, глядя в глаза смерти… Железная рука замерла в сантиметре от головы.
        - Узнаю тебя, мой друг. Пока. Мы еще увидимся.
        - Зачем мне рутина? - вздохнула Шейла. - Я выбрала романтику. Как и Хантер.
        Зоран поднял голову, два красных луча ударили в потолок прямо из глаз. Полетели куски бетона, через дыру в перекрытии засверкало желтое солнце. Раскрылись крылья, засвистели вихревые двигатели. Зоран взмыл в безоблачное небо и понесся между барханами.
        - Хантер, смотри, куда прешь! - пробурчал ученый. - Раздевайся! Догола!
        - Электрический стул? Я думал, смертная казнь осталась в древнейшей истории.
        - От слова soaron - парящий… Что? - удивленно воскликнул профессор. - Откуда у машины чувство юмора?
        Зоран протянул девушке металлическую ладонь. Шейла отступила на шаг.
        - Верю. А кто такой Франкенштейн?
        - Транс… чего? Мутатор? - Кларенс идиотски хихикнул, явно играя на публику.
        - Я как-то читал одно исследование. В нем доктор психологии утверждал: те, кто поднимают тему ориентации сами латентные… сам понимаешь, кто. Их, между прочим, в любом обществе семь процентов, - вернул ученый колкость.
        - Догадался же ты, Трофим, соединить машину именно с Хантером! - не сдерживаясь, крикнула главврач.
        - Гм… Видишь ли, Хантер слишком неуправляемый и своевольный. Он обычно ведет себя как малолетний хулиган. Вот я и подумал: может, нам удастся хоть так сделать его более… гм… послушным и адекватным? Откуда я знал, что у него такой изощренный разум, и он настолько эффективно подавит машину?
        - Что ты можешь мне предложить? Дружбу? Любовь? Хантер - маленький сладкий мишутка. Ты - страшный железный чурбан! Зачем ты мне? Что я буду с тобой делать? У тебя даже нет…
        Шейла села на стул напротив профессора.
        - Ошибка в речевом контуре, - посмотрел профессор на Лилианну Андреевну. - Ладно, и так сойдет. Вряд ли ему доведется много разговаривать. На исправление нет времени: у меня симпозиум.
        - Какой еще трансмутатор? - почесал квадратный подбородок ученый. - А знаешь, это идея! Я немедленно свяжусь с Вилли Патом…
        - Да, - серьезно сказала Лилианна Андреевна. - Обещаю, девочка моя. Пусть это и противоречит медицинской этике.
        - Прощай, Хантер, - печально ответила Шейла. - Не буду говорить банальщину вроде «нам было хорошо вместе…»
        - Вырежи свое имя на моей руке! - издевательски заорал Хантер и понесся по бетонному коридору. Влетел в четвертую лабораторию и едва не влетел великану-профессору головой в грудь.
        - Питич? - визгливо отозвался Хантер. Нет, отныне он - Зоран.
        - А как же объектно-ориентированный трансмутатор? - растерянно спросил Кларенс. - Ну, для создания всемогущей и неуничтожимой машины.
        Главврач улыбнулась:
        Внезапно кто-то дотронулся до плеча. Шейла вздрогнула.
        Ученый нажал кнопку. Стена отошла в сторону, открывая опутанное проводами кресло.
        - Это будет его выбор, - твердо сказала Шейла, вынула нож и провела лезвием по тыльной стороне ладони. На пол закапала кровь.
        Невтриносов повернул переключатель, мир на секунду померк. По телу разлилась приятная легкость, и тут же разум начало захватывать липкое, холодное сознание машины. Оно полностью затопило мозг, поглотив личность, растворив человека внутри себя…
        - Мозг Зорана не имеет ограничителей. Его можно перегрузить, ударив по единственному слабому звену - стыку машины и человеческого разума. Но Хантер погибнет. У него больше нет человеческого тела.
        Ученый несколько минут терзал компьютер и, наконец, сказал:
        - Какой ребенок не любит красивых и ярких игрушек? Но Хантер старается делать все так, чтобы никого не задеть. Как-то мы гуляли по городу после дождя… а он собирал с асфальта червяков и улиток, и швырял их в траву!
        - Не надо мне врать! - звонко выкрикнула она. - Я знаю, Вы считаете меня тупой солдафонкой…
        - Он же не маньяк. Рационалист до мозга костей. Для чего уничтожать просто так? Но какое счастье, что он не умеет созидать. Иначе он такого бы натворил…
        Ученый достал из ящика короткий и толстый металлический цилиндр.
        - Лилианна Андреевна кое-что нашла на Арене. Твое?
        Шейла прижала ладонь ко рту. Ее глаза наполнились ужасом.
        Он сел в кресло. Щелкнули зажимы, сковав Хантера по рукам и ногам.
        - Да, в самом деле, Трофим, - откликнулась с дивана Лилианна Андреевна. - Почему ты игнорировал мои рекомендации по выбору подопытного?
        Девушка оглядела Зорана с металлических ног до птичьей головы. Карие глаза брезгливо сощурились.
        Засвистели вихревые двигатели, Зоран пробил потолок и вылетел прямо сквозь силовое поле. Оно лишь немного притормозило полет металлической птицы. Он больше не нужен Шейле? Да и пусть валит себе куда подальше! Зоран подключился к межзвездной компьютерной сети Иггдрасиль, собирая с нее пакеты, впитывая, словно губка, информационные потоки. Ничего интересного. Никто не нуждается в услугах разрушителя. Может, развлечься? Зоран рванулся в небо, и через секунду помчался над океаном одной из курортных планет в паре десятков тысяч световых лет. И почему так не делают звездолеты?
        - Живой вроде. Можем повторить. Только не отпускай зажимы, - добавила она, очевидно, уловив безумный взгляд Хантера и вновь села за пульт.
        - Тета-ритм человеческий. Мы не можем его контролировать. Я же говорила, надо было использовать в качестве подопытного Шейлу. Она более конформна, - отозвалась Лилианна Андреевна из-за пульта.
        - А я-то думала, где я ее забыла?
        Глаза Зорана вспыхнули кровавым огнем. Несколько секунд они ярко тлели, точно два раскаленных угля и медленно погасли. Серебристая птица покачнулась и рухнула ничком прямо сквозь силовое поле. По несокрушимой оболочке зазмеились голубоватые молнии. Шейла провела ножом по горлу и, обливаясь кровью, беззвучно опустилась на пол…
        На стене вспыхнул экран, показав робота с птичьей головой на гибкой гофрированной шее, почти человеческим торсом и металлическими руками и ногами. Треугольные глаза светились зловещим красным светом. За спиной торчали два сложенных металлических крыла. Хантер с ужасом понял: это он!
        Коммуникатор отчаянно заверещал, разгоняя сладкую утреннюю дремоту. Кларенс оперся ладонью о маленькую грудь Шейлы и приподнялся. Та схватила его за руку, швырнула обратно на койку и недовольно сказала:
        Перед глазами пробежала рябь, и Кларенс, легко сорвав зажимы, встал с кресла. Теперь он смотрел на профессора сверху. Что это? Он стал выше ростом? И рука… Это не его рука! Металлическая конструкция, увенчанная серебристой пятерней, торчала из плеча.
        - Что? - воскликнул профессор. - Ты влюбилась в Кларенса, что ли?
        Шейла не смогла сдержать улыбки.
        Шейла быстро оделась. Хантер скептически посмотрел на койку и хмыкнул:
        - Э… Профессор… Я думал, у Вас нормальная ориентация.
        Испустив вопль «неееет!» Зоран ринулся в космос, к ближайшему астероиду. В отчаянной попытке убить себя он врезался в массивную каменную глыбу. Та разлетелась на миллионы осколков, не оставив даже царапины на непробиваемой «коже». Потерпев сокрушительное фиаско, Зоран помчался к пылающей звезде…
        - Молчать! - оборвала его Шейла. - Да, я солдафонка. Но не такая тупая, как вы думаете. Мне нужно знать истинную цель эксперимента.
        - Может, убьем? - голос Шейлы дрогнул.
        - Господи, Хантер… Что они с тобой сделали?
        Бесчисленные отражения заполонили разум, перегружая все новые и новые участки электронного мозга. Одна за другой отказали системы. Вышла из строя стабилизация, и пол встал вертикально. Выключилось зрение, мир заполонила непроглядная тьма. Последними сдались энергоблоки, высвобождая накопленные тераватты и петаджоули. Импульс невообразимой мощности вырвался на свободу, сокрушая пространство и время, переводя реальность на другую ветку…
        - Капрал Джонлан! Ввиду особых обстоятельств на сегодня занятий больше не будет. Вызовите ремонтную бригаду и отведите новобранцев отдыхать. А мне надо кое с кем разобраться.
        Профессор состроил издевательскую мину:
        Металлическая рука раскрошила кресло, разорвала мешанину проводов. Ударила по стойке, она фыркнула фиолетовыми искрами, рассыпалась осколками электронных схем. Профессор схватил Лилианну Андреевну в охапку и вылетел прочь из помещения.
        Ученый встал в театральную позу:
        Почти без брызг Зоран влетел в воду, пронесся на глубине, оставляя за собой белый кавитационный след, и выпрыгнул обратно на песок. Ничего особенного. Разве что сопротивление среды чуть выше обычного.
        - Кларенс никому никогда не причинил вреда, если это не диктовалось необходимостью, - отозвалась Лилианна Андреевна.
        - Идем! - Хантер схватил девушку за руку и потащил по коридору к оружейной.
        Едва чудовищная металлическая птица, проломив потолок, скрылась в синеве ясного неба, сержант Шейла Рут Гордон зычно крикнула:
        - Теоретик. Мне бы твои проблемы, - ухмыльнулась Шейла. - У меня через час занятия с курсантами, между прочим.
        - Дудки! - выкрикнул Хантер. - Я разнесу любую конструкцию, предназначенную для создания Франкенштейнов! Человек должен оставаться… он должен оставаться негодяем, даже если его хотят сделать лучше… Нет, я не то хотел сказать. В общем, я все разнесу вдребезги напополам просто потому, что мне не нравится эта затея. И никто меня не остановит! Вы мне верите?
        - Посмотрите, Аника-воин явился. С ним любимый пулемет и верная боевая подруга. Оружие можешь сдать обратно на склад, оно тебе не понадобится.
        - Ты кто вообще такой? Порождение больного разума профессора Невтриносова?
        - Кто бы его спросил, когда он выбирал, - задумчиво откликнулся ученый и бегло проглядел рисунки.
        - С чего Вы взяли, будто я умею рисовать? - возмутилась девушка. - Я никогда этим не занималась.
        - Я могу тебе помочь, - профессор встал и прошел к двери. - Но ты умрешь. Выбирай.
        - Теперь мы готовы к встрече с очередным изобретением профессора! - крикнул Хантер.
        - А если он не… - всхлипнула Шейла.
        - Видала? - проверещал он Шейле. - Ну и как… я… выгляжу?
        - Полегче на поворотах, приятель! Ты меня с подушкой не попутал?
        - Как тебе это удалось? - поразилась Шейла.
        Невтриносов достал из шкафа с инструментами пухлую папку. Шейла просияла:
        Ученый посмотрел на Шейлу, но, не встретив поддержки, вздохнул:
        - Недурно, очень недурно, - рассеянно сказал профессор и вновь «ушел» в компьютер.
        Лилианна Андреевна села на диван и положила голову Шейлы себе на колени. Та уже взяла себя в руки, она лежала неподвижно, уставившись в потолок. Врач гладила ее стриженые по уставу волосы.
        - Что вы… со мной… сделали? - резкий, как визг циркулярной пилы, голос эхом обрушился с потолка. Почему-то речь была замедленной, с паузами. Каждое слово приходилось проталкивать сквозь глотку… ужасное открытие поразило Кларенса: он не дышит!
        Впрочем, искусственный интеллект сопротивлялся недолго. Жалобно пискнув, он рухнул под невыносимым грузом парадоксальных теорий и предположений, за долю секунды сгенерированных изощренным разумом Хантера…
        - А почему Кларенс ничего не разрушил?
        - Нет, конечно. Он мне даже не нравится - злой, ехидный и противный. Сама не знаю, почему привязалась. Может, по приказу командующего? Но я не хочу больше смотреть на этот цирк уродов. И когда умрет Хантер, умру и я. Обещаете?
        - Он самый. Ты мне нужна.
        - Отказ четвертого контура! - крикнула Лилианна Андреевна.
        Зоран понесся на север, из-за горизонта показалась увенчанная вечными снегами горная цепь. Он попытался разглядеть одинокий пик, картинка придвинулась, словно кто-то покрутил ручку трансфокатора. Искаженные маревом ледяные натеки, казалось, совсем рядом блестели под солнцем. И никаких прицельных рамок, индикаторов или цифр. Они не нужны, как не нужна визуализация человеку, хватающему со стола ложку.
        - Трофиму Федосеевичу нравится, - очаровательно улыбнулась главврач.
        - Никак. Процедура трансмутации необратима. Кроме того, поймать Хантера невозможно: он в любой момент может оказаться в любой точке неисчислимого множества Вселенных. Правда, рано или поздно он вернется сам. И что мы с ним сделаем?
        Хантер, изумленно моргая, уставился на рекурсивный портрет с пулеметом.
        - Лучше смерть, чем… лялямба, - провизжал Зоран.
        - Это другое дело, - сказал Хантер, аккуратно повесил китель и брюки на вешалку. Что ему, впервой раздеваться на медосмотре?
        - Я тебе не девочка! - закричала Шейла, уткнулась носом в подушку и зарыдала, словно студентка-первокурсница, а не ветеран Десантного Корпуса.
        - Дорогие коллеги! Я с гордостью представляю вам самое совершенное существо в Галактике: биомашину с внедренным ДНК! Ее возможности ограничены только рамками нашей Вселенной. А может, даже ими не ограничены. Это покажут испытания. Знакомьтесь: Зоран!
        - Бедняжка… - прошептал Хантер. - Лилианна Андреевна, зачем вы так над собой издеваетесь?
        Лязгнув металлическими суставами, Зоран приземлился на песчаный пляж. Туристов словно сдуло ветром - они бежали со всех ног, теряя шлепанцы, оставив на месте матрасы и зонтики. Стоп. А зачем он сюда прилетел? Машина не может получить маленькие человеческие радости: искупаться, поваляться на берегу, съесть мороженое, сходить на дискотеку… Ну, то есть, искупаться-то, конечно, можно…
        - Я - Зоран! Самое совершенное… существо во… Вселенной! Я могу… разрушить… город. Или построить… Нет, построить… ничего не… могу! Только уничтожить! Иди же… ко мне!
        - Готово. Мы не ограничены даже скоростью света. Вам есть что сказать?
        Зоран начал метаться по планетам: вся Галактика раскинулась у его ног. Да что там Галактика? Ему доступны все миры в бесчисленном множестве Вселенных! Он выше любых богов, любых сверхцивилизаций! На голову, на порядки выше! Но что делать с этим сокровищем? Ведь Зоран способен только убивать и разрушать! Можно, конечно, превратить все Вселенные в сгусток плазмы, и остаться одному…
        - Интересные вы люди, - вздохнул Кларенс. - Думаете, я полезу в неизвестную штуковину? И ведь полезу же. Любопытно же, что вы напридумывали вдвоем.
        - Сон плохой приснился.
        Кларенс прошел за стойку с оборудованием и увидел главного врача центра. За пультом сидела высокая стройная женщина редкой в Галактике красоты. Она зачем-то перекрасила длинные, ниже плеч волосы в огненно-рыжий цвет.
        - Я - Зоран! Ты не понимаешь… как это… круто! Мои возможности… безграничны! Я могу… дать тебе… все!
        Зоран встал за сверкающей неподвижной поверхностью и уставился в черный провал.
        Кларенс выбрал старый, надежный пулемет, зарядил ленту и клацнул затвором. Шейла схватила из пирамиды импульсную винтовку.
        - Исключено. Хантеру… точнее, Зорану, нипочем ни черные дыры, ни нейтронные звезды. Я занимаюсь вопросом его нейтрализации с того самого момента, как он улетел.
        - Мы ждали тебя, - сказал ученый и тяжело вздохнул. - Садись. Спрашивай.
        - Слона-то я и не приметил, - сказал он, захлопнул за собой дверь и направился к посадочной площадке.
        - Наконец-то откликнулся! - недовольно сказал профессор Невтриносов. - Зайди в шестую лабораторию. Пожалуйста. Можешь не торопиться.
        - Рекурсия!
        - И чего ты до меня докопался, точно капрал до новобранца? - удивилась Шейла. - Я вообще здесь причем?
        - Интересно, когда я так низко пал в твоих глазах? Если специалист по безопасности не знает сервисных кодов замков, где работает, грош ему цена!
        - Объектно-ориентированный трансмутатор, - откликнулась Лилианна Андреевна.
        На стене поблескивала цифровая панель. Кларенс набрал код, дверь щелкнула и отворилась.
        - Давай, садись в кресло, - нахмурился профессор. - Пора начинать испытания.
        Шелкопряд
        Кларенс Т. Хантер перевернул последнюю страницу написанного собственноручно романа и вопросительно посмотрел на Шейлу. Глаза девушки блестели в неровном пламени свечей, губы едва заметно дрожали.
        - Не понравилось? - вежливо уточнил Хантер.
        Спуск показался бесконечным.
        - Может, немного передохнем, пока нас никто не заметил? С диспетчером я договорюсь. Проведем денек на полярной шапке, отоспимся хотя бы.
        - Я видел всякое, но шут-колдун никогда еще не переступал порог моего дома.
        - Вот и ладно, - просиял ученый с высоты своего роста. - Отдыхайте пока. Отправитесь завтра с утра. Можешь взять свой звездолет.
        - А я в таком случае - верховный правитель Груэр, - ухмыльнулся смотритель.
        - В самом деле. Но, чтобы не возникало недоразумений, я официально объявляю о создании команды «Призрачный дракон». Я - мозг и крылья, Шейла - зубы и когти.
        - Оставим в покое сравнение глаз со сливами и сапфирами. Мне от этого стало немного не по себе. Но что значит свежее лицо? То есть, бывает еще и тухлое?
        - И что из этого? Я ничего не понимаю, - десантница глянула на искалеченную руку напарника, достала из кармашка индивидуальный пакет и занялась перевязкой.
        - Ты всегда говорил, что по ушам тебе проехал танк?
        - Или разнести планету на астероиды. Сделайте это, профессор.
        - У тебя чуть вытянутое, миловидное, но решительное лицо с тонкими правильными чертами, высокий лоб, самые обыкновенные губы и прямой нос. Одним словом, ты как девушка-рыцарь из романов. Все портят глаза.
        - Он же знал твое среднее имя, Теодорыч, - съехидничала Шейла.
        - Видимо, в этой ветке мы должны были его найти, потерять и погибнуть. И если бы не ты…
        Хантер подвесил звездолет над посадочной площадкой Центра и, вопреки обычной манере падать камнем, осторожно пошел на посадку. Едва опоры коснулись бетона, он крикнул Шейле: «За мной!», выскочил и, воровато оглядываясь, влетел в крытую галерею.
        - Ходы постоянно меняются… Так говорят те, кто выбрался.
        - Да. Единственным вопросом ты создала узел и позволила мне перевести стрелку. И более ядерного взрыва я боялся, что Эллис успеет пересоздать лабиринт. К счастью, теперь наш противник мертвее мертвого. Пространственно-временная коллизия уничтожена.
        - Темнотища уже. Мне страшно, - съехидничал Хантер из шлюза, подавая девушке руку.
        - Тогда скажи хотя бы, куда нам топать дальше?
        Рыцарь, взмахнув мечом, бросился на Кларенса. Шейла, точно стена, встала между мужчинами. Ее непоколебимость заставила Джеймса отступить.
        Она провела перед глазами ладонью, опуская завесу крепкого сна. Уже в полузабытьи, Хантер почувствовал, как земля вздрогнула, словно при землетрясении…
        Кларенс не ответил. Обогнул сундук и открыл в изумлении рот. Не каждый день видишь в древнем храме десантную плащ-палатку. Хантер развернул и накинул ее себе на плечи. На пол, кружась, упал пожелтевший листок. Шейла нагнулась и подняла его.
        Он сжал изувеченную ладонь в кулак и прижал девушку к себе, закусив зубами куртку на ее плече.
        - Пророк сгинул! - радостно кричал рыцарь. - Сгинул навсегда!
        - Вечно нас занесет в какую-нибудь дыру, - прокряхтел Кларенс, перелезая через ограду. Шейла легко перепрыгнула забор и вопросительно глянула на спутника.
        Хантер сорвал повязку. Рана затянулась, пузыри ожогов лопнули, зарастая розовой молодой кожей. Никаких рубцов не было и в помине.
        - В сокровищницу. Такова традиция: кто доберется до меня, возьмет столько ценностей, сколько сможет унести.
        Джеймс посмотрел взглядом обреченного:
        Кларенс постучал кулаком по толстой плите, она отозвалась глухим стуком. Странный материал - не металл, но и не пластмасса.
        - В самом деле. Зачем пророку глаза? Значит, я буду звать тебя Эллис. У тебя тут колотун адский, дружище.
        - Куда уж яснее. Девушка-рыцарь сопровождает колдуна. И такое бывает. Ты мог бы вмешаться в нашу схватку или убить меня, но не стал этого делать. Удивительно для могущественного чародея.
        - Наверное, вы прилетели на флаере. Летать по ущелью очень опасно и строго запрещено. Вы можете подвергнуться…
        Но посреди чудовищной вакханалии, под защитой странного и удивительного артефакта, два человека остались целыми и невредимыми. Смертоносные лучи огибали невидимый кокон, превращая все вокруг в огненный ад. Едва заметный ветерок всколыхнул одежду, и умчался по ущелью, поднимая тучи пыли, переворачивая валуны и кромсая скалы.
        - Я тебе не верю! Его нельзя убить!
        - Что… это? - изумленно спросил Джеймс.
        Ученый покосился на две винтовки, аккуратно прислоненные к стене.
        На равнине, возле отрогов хребта раскинулся мегаполис. Сверкая полированной сталью и стеклом, царапали тучи небоскребы. Здания поменьше правильными кольцами улиц окружали деловой центр. На окраине утопали в зелени маленькие, словно игрушечные, одно- и двухэтажные дома жилых районов. По многоуровневым развязкам транспортных магистралей мчались разноцветные автомобили.
        - Это ближе к истине. Пошлите команду в бронекостюмах высшей защиты…
        - Ну, не знаю, - неуверенно сказал Хантер. - Я это в одной книжке прочитал и позаимствовал. Раз другие пишут, почему мне нельзя?
        Лестница закончилась в центре большого круглого зала. Во все стороны, как спицы колеса, уходили освещенные тоннели. На стене блестели таблички. «Вам сюда не надо», «Опасно», «Не заходить», «Пророк», «Сокровищница»…
        - Что бы будешь делать с артефактом?
        Хантер встал, сделал знак Шейле и вышел. На потемневшем небе проступили блестки далеких звезд. Джеймс осторожно отворил калитку.
        - Они грустные и беспомощные, как у оленешки. Правда, оленешка этот здорово брыкается. И обнимается.
        - До свидания, - просто сказала Шейла.
        Кларенс вошел в каюту, рухнул на койку и прижался к переборке. Шейла пристроилась рядом, обняв его за шею. Уснули они только через час.
        Хантер спрыгнул на каменистую землю и по-джентльменски подал руку Шейле.
        - Это еще почему? Если бы я захотел, превратил бы его в шашлык или решето двадцатью двумя различными способами. Ушастик, а твоя дама сердца ничего так. Только рост у нее, как у водонапорной башни…
        - Никогда! - воскликнул Кларенс.
        - Для начала надо провести рекогносцировку. Наши коллеги пошли напролом и потерпели неудачу, - назидательно ответил Кларенс. - Если встретим людей, пожалуйста, не убивай их. По крайней мере, сразу. Дай мне шанс их допросить.
        - Девочка, если ты погибнешь, я все здесь разнесу в хлам.
        - Настоящая магия! - восхитился Кларенс. - Даром, что средневековье. Летим!
        Джеймс криво улыбнулся:
        - Вы первые. Ступайте с миром. Честно говоря, таких сильных противников, как вы, мне еще не попадалось.
        Кларенс резко прижал ойкнувшую девушку к себе и прикрыл ее плащ-палаткой. Выхватил из сумки короткий серебристый цилиндр со значком радиоактивности на торце, рванул предохранительное кольцо и потянул спусковой рычаг.
        - Интересно, нам подниматься столько же? Я не выдержу! - притворно заныл Хантер. - Неужели нельзя было придумать лифты?
        - Мы разве не в храм?
        - Шейла выполняла ответственное боевое задание, - сказал профессор. - Мое задание. Майор, убедительно прошу вас не наказывать ее.
        - Раз ты что-то творишь, на это есть веские причины, - бледно улыбнулась Шейла. - Я привыкла к этому. Не стоит мешать тебе.
        Тоннель закончился еще одной лестницей вниз, короткой и широкой. Кларенс нажал на ручку металлической двери, настолько низкой, что ему пришлось пригнуться, и поежился. В едва освещенной чашеобразной комнате размером с футбольное поле стоял лютый холод. Как в склепе. Лишь из-за невероятной сухости воздуха на стенах не было изморози.
        - Вы улетаете? - недоуменно спросила она.
        Рыцарь бросил на землю перчатку. Интересно, откуда он ее взял? Хантер схватил Шейлу за руку:
        - Обойдемся! - крикнула Шейла. - Защищайтесь, сударь!
        Кларенс выполнил приказ. Музыка прекратилась.
        - Проклятье, я забыл аптечку, - прошипел Кларенс. Руку дергало от боли.
        Хантер взвыл и разжал пальцы, но раскаленный гранатомет прилип к ладони. Отвратительно зашипела обожженная плоть. Тогда он ударил по металлическому цилиндру, отодрав его вместе с куском плоти. Хлынула кровь.
        - Не наговаривай на себя, - тихо сказала Хелависа и поежилась, словно в комнату ворвался ледяной ветер. - У тебя плоть содрана почти до кости. Ожог во всю ладонь. Пальцы покрыты волдырями. Как ты это терпел? Я поражена…
        Наконец, бриллиантовое сияние пожелтело, стало темно-красным и погасло совсем. В небо вознесся клокочущий гриб со светлым кольцом на ножке.
        - У меня куда-то делся рот, но я хочу орать, - ухмыльнулся Хантер. - Я буду называть Вас коротко - Хела. Джеймс, как Вы, дипломированный рыцарь, оказались в этой глуши?
        Шейла проследила за его взглядом.
        - Не хватало мне выслушивать жизнеописание благородного рыцаря-зачинщика Джеймса Непобедимого. У меня и без того забот полон рот. Давайте сначала присядем.
        - Подумаешь, врезали по тыкве… - начал было Кларенс.
        Шейла не смогла сдержаться и прыснула в кулак:
        - Одежда, я так понимаю, Вас не убедила. Может, сыграть на арфе?
        - Точно не знаю, - сказал Джеймс. - Я в нем ни разу не был. В святилище много ловушек. Но, если повезет, можно попасть в камеру к Пророку. Говорят, она совсем близко от входа.
        - Что с нами дальше будет? - в свою очередь спросила Шейла.
        - Мы разве не летим домой? - удивилась Шейла.
        На первый взгляд жилище Джеймса и Хелависы не изменилось. Но когда Кларенс попытался открыть калитку, из дома вышел высокий седой человек в рубашке, брюках и галошах на босу ногу.
        - Вот я слабак. Тряпка. Подумаешь, руку обжег.
        - Ты думаешь, мы здесь совсем останемся? Я мечтаю отсюда свалить с той минуты, как приземлился!
        - Откуда ты знаешь? - быстро спросила Шейла.
        - Нет. Пророк - реальное живое существо. Он прокололся, любезно сообщив нам о своей любви к прохладе.
        - Почему? - поразилась Шейла.
        - Минутку! - сказал Хантер. - Профессор, может, перевести Шейлу пилотом?
        - Никогда бы не думала, что в тебе столько пафоса, Хантер! Верь мне! - съехидничала Шейла.
        В разговор вмешался Кларенс:
        Джеймс протянул руку. Хантер отступил на шаг, сунул руку в сумку и высыпал драгоценные камни на ладонь рыцарю.
        Хантер внимательно рассмотрел повязку. На ней проступило красное пятно.
        Невтриносов не успел ничего ответить. В комнату, едва ли не печатая шаг, вплыла атлетически сложенная женщина в форме Десантного Корпуса. Ее чистое и невинное, как у юной девушки, лицо, наверное, неоднократно служило причиной разнообразных недоразумений с новобранцами. Хантер бесцеремонно подскочил к ней и, водя пальцем по нашивке, прочитал по слогам:
        - Откуда пророк знал, какой алфавит мы используем?
        Перед изгородью Шейла остановилась и спросила:
        - Я ничего уже не понимаю. Какой-то бедлам! - встряла Шейла.
        - Это же звездолет. Зацепили бы скалу - ей же хуже. Кажется, мы прибыли.
        Хантер схватил ее за неожиданно горячую руку и потащил за собой. Через несколько минут его взору открылся настоящий оазис: посреди голых скал раскинулась поросшая голубовато-зеленой травой низина. Совсем рядом с горной кручей отчетливо маячил выбеленный дом с двускатной крышей. Несколько странных деревьев, похожих на кучу переплетенных коряг, росли возле увитой плющом изгороди. Для чего она в таком безлюдном месте?
        - Не пытайся разобраться. От этих коллизий можно запросто получить вывих головного мозга. Давайте лучше осмотримся.
        Хантер, кряхтя, поднялся и, опираясь здоровой рукой на плечо Шейлы, побрел по тропинке. Укрытый скалами дом Джеймса остался, на первый взгляд, цел. Правда, хозяин закрыл ставни: видимо, на обращенной к взрыву стороне выбило стекла.
        - Хелависа, - коротко и сурово ответила женщина приятным мелодичным голосом. - Нельзя ли проявлять к собеседникам больше уважения?
        - Вот тебе и несинхронизированный мир… Я тебя не слушаю, посолю и скушаю…
        - Все, - перебил его Кларенс. - Дальше можешь не продолжать.
        - А это, мой дармоедик, фокус такой! - заорал Кларенс, уворачиваясь от небоскреба. - Я сильно недооценил нашего друга-храмовника. Это же надо - держать целую цивилизацию в средневековье! К счастью, за пределы планеты его власть не распространяется.
        - Я летала по делам. У меня есть заместители. Могли бы обратиться к ним.
        - Вот оно, настоящее сокровище! - перебил ее Хантер и провел кончиками пальцев поприятно шершавому материалу. - А теперь ноги в руки. Валим отсюда! Быстрее!
        Хантер сунул руку в сумку и швырнул в Джеймса пригоршню драгоценных камней:
        Внезапно рыцаря прорвало. Он сжал кулаки, навис над Хантером, словно сторожевая башня и затараторил:
        Кларенс погасил почти догоревшую свечу, зажег новую, выбросил в контейнер с водой огарок и продолжил:
        - Майор Агнесса Энн Крамер. Профессор, я думал, раз Крамер - так обязательно мужик. А оно вон как… Только не просите меня взять ее в жены!
        Несмотря на напускную серьезность, ученый прыснул.
        - А мы вас разочаровали? Ничего, я подслащу пилюлю. Победили мы пещерного клоуна. Остальное не моя забота. Этим пусть занимается Совет Развития.
        - Он жив, я только оглушила его, - попыталась успокоить ее Шейла. Кларенс поднял меч и на всякий случай отбросил его в сторону. От греха подальше.
        Вместо рыцаря ответила Хелависа:
        Хантер задумался. Вытащил из кармана плоский боевой разрядник и почесал электродами затылок.
        Кларенс перелез ограду, пнул жалобно скрипнувшую входную дверь и бесцеремонно вломился в спальню.
        - Наверное, я схожу с ума. Мне кажется, кто-то играет на… арфе. Точно, арфе. А теперь еще и поёт. Какая-то девушка. И если мы пойдем по тропинке, скорее всего, придем к неизвестной певунье.
        - Это не мешает мне быть меломаном и разбираться в музыкальных инструментах.
        - Теодор, - сказал пророк, и Хантер никак не мог отделаться от мысли, будто Эллис ухмыляется.
        Джеймс просиял. Он схватил Хантера за здоровую руку и, приплясывая, начал трясти ее так, будто собирался оторвать.
        - Нет уж. Одного раза достаточно, - сказал он. - Это вам подъемные, так сказать. На случай, если здесь еще не избавились от денег. Не прощаюсь окончательно. Я надеюсь еще прилететь на концерт в исполнении очаровательной Хелависы. Ждите в гости!
        - Н… никак… я не знаю, о чем ты говоришь!
        - Я уточню, - нахмурился профессор и поводил пальцем по сенсорному экрану коммуникатора. - Да, ошибка. Храм находится на глубине ста тридцати метров.
        Хантер очнулся на приятно жесткой кровати. Рядом сидела Хелависа. Она смазывала его ладонь сладко пахнущими снадобьями, бормотала что-то под нос и тихонько дула на рану. Адская боль сменилась невыносимым зудом. Кларенс потянулся было почесаться, но получил по здоровой руке.
        Хантер вытащил из кармана разрядник и нажал на кнопку. Сверкнула молния, превратив ближайшее дерево-корягу в дымящуюся головешку. Гром разряда ударил в уши. Ни Джеймс, ни женщина не шелохнулись. Вот это выдержка!
        Кларенс абсолютно бесцеремонно уселся на грубый стул, обхватил спинку ногами, покачался, словно на деревянном коне, и продолжил:
        - Ты не представляешь, сколько хороших людей исчезло в этом доме! Они куда-то провалились, будто их никогда не было!
        Внезапно ослепительная, светлее светлого, вспышка залила все вокруг. По сравнению с этим белесым сиянием полуденный свет показался полной темнотой. Под палящими лучами рукотворного солнца растеклись, точно растаявшее мороженое, валуны. И тут же дьявольский ветер сорвал и унес все, что еще не успело расплавиться, оставив лишь гладкую поверхность с лужицами кипящего, раскаленного докрасна, шлака.
        - Для начала давайте познакомимся. Кларенс Хантер. Джеймса я уже знаю. А как Вас звать, леди? Не могу же я обращаться к Вам «зовутка».
        Кларенс хлопнул дверью, перелез ограду и побежал к звездолету так, будто действительно не хотел оставаться здесь ни секунды…
        - Однажды я полюбил ведьму…
        - Все понятно. Ну, если вы ничего не хотите сказать на прощание, то пока.
        - Стоп! - сказал Хантер. - Сначала мы уйдем, а потом разбирайтесь между собой. Надеюсь, с вами будет все в порядке и все такое. Последний пространственно-временной пролом закрыт навсегда.
        - Тогда зачем ее куда-то переводить? Я могу просто отпускать ее по служебной надобности.
        - Никакого, - был ответ. - Не знаю, как. У меня и глаз-то нет.
        - Что-то я не вижу здесь еды?
        Утром Хантер и Шейла прошли по тропинке к горной речке, с журчанием катившей прозрачные воды куда-то к невидимому морю. С удовольствием втянув прохладный воздух, Кларенс прошел по содрогавшемуся от шагов мостику и, стараясь не наступать на мелкие камушки, осторожно двинулся к порталу. Шейла, с импульсной винтовкой наперевес, прикрывала тыл, но ее усилия пропали даром: ни одного живого или мертвого существа не попалось им на пути.
        - Что значит буква Т в моем имени? - быстро спросил Кларенс.
        - Там разумная жизнь, люди. Четвертый уровень, конечно, махровое средневековье. Но все же, Хантер, пожалей их…
        - Не через мою же голову! Профессор, почему я, командир и прямой начальник Шейлы, узнаю обо всем последней?
        - Я опозорен, - прошептал он. - Первое поражение в поединке за много лет…
        Шейла не сдержала улыбки:
        - Но пару вопросов я все-таки задам. Чем вы питаетесь среди голых скал, и почему ведьму никто не преследует?
        Ученый открыл калитку, впуская незваных гостей в дом. Хелависа села за арфу, и сладчайшая мелодия заполнила комнату, врываясь, казалось, в самую душу. Доктор некоторое время слушал, потом бросился к телефону, потеряв галошу.
        - Значит, я первый. Хоть в чем-то у меня приоритет. По существу есть что сказать? - невозмутимо поинтересовался Хантер.
        - Вот и в романах так же пиши. Ты очень наблюдательный. Чего еще ожидать от зануды? Ты же на меня ворчишь всякий раз, когда я хотя бы на несколько сантиметров сдвигаю предметы на твоем столе.
        - Ты все еще боишься Эллиса? Его больше нет. С чудовищем, тиранившим твой мир, покончено навсегда.
        - На десять дней? - Шейла и Кларенс вскричали одновременно. Она - со страхом, он - с нескрываемым облегчением.
        Кларенс спустился в шлюз, повесил на плечо импульсную винтовку и открыл наружную дверь. Засвистел воздух, не давая атмосфере планеты просочиться внутрь звездолета.
        - Как пожелаете, благородная леди. К сожалению, у нас нет возможности соблюсти все формальности.
        Рыцарь зашевелился, открыл глаза и пошарил руками по земле.
        - Я тоже не взяла… На тебя понадеялась… Нам надо в звездолет.
        - Для анализа. Да и сам не знаю, зачем, - рассеянно ответил Хантер. Он силился разглядеть какой-то плоский предмет, сиротливо валявшийся возле аккуратной стопки золотых брусков.
        - Руководство по эксплуатации. Амулет абсолютной защиты принимает наиболее удобный и привычный для владельца вид, - прочитала девушка. - Дает неуязвимость ко всем известным и неизвестным воздействиям. Для активации надеть поверх одежды или на голое тело, если конфигурация владельца не предполагает ношение таковой…
        - Я устал и спать хочу. Короче, утро вечера мудренее. За ночь, я думаю, храм не рухнет.
        - Музей сегодня закрыт! - сказал он. - Не мешайте, пожалуйста, работать. Приходите завтра.
        - Пропавших людей действительно никогда не было в новой реальности. Они вообще не рождались. Все за мной! - крикнул Хантер и медленно побрел в ущелье. Споткнулся, схватился за плечо подвернувшейся ему под руку Хелависы и едва не упал от изумления.
        - Я человек сугубо гражданский, - виновато сказал Невтриносов. - Прошу прощения, не догадался.
        - У обитателя храма злобный, жестокий и мстительный характер. Нас в любом случае ждала бы гибель. Разрозненная картинка собралась в единое целое, когда ты спросила, как мы читали надписи на неизвестном языке. А ведь Эллис - не телепат. Он - пророк.
        - Он живой? - удивился Джеймс. Как ни странно, в его голосе не было ни тени испуга.
        В просторном кокпите все разместились без особого труда. Хантер кое-как обхватил забинтованной рукой ручку управления, поднял машину в небо и перемахнул горную цепь.
        - Раз я вам понравился, может быть, вы пригласите нас к себе?
        - Да, - ответила сбитая с толку Агнесса. - Что вас так удивило?
        Ученый постучал кулаком по ящику и продолжил:
        - Виновата, сержант Гордон, - сказала Агнесса. - С завтрашнего утра приступите к подготовке новой группы.
        - Наши предшественники в бронекостюмах наследили. Эллис пытался их погубить, но, видимо, не сумел подобрать подходящей реальности.
        Воздух заискрился, в стене открылся проход. Блеснула табличка «Сокровищница». Хантер, увлекая за собой Шейлу, шагнул в коридор. Тоннель поднимался, закручиваясь в спираль. Наконец, гостеприимно распахнулась массивная дверь, приглашая путешественников поживиться несметным богатством.
        - Значит, временной сдвиг составил всего неделю, - сказал Хантер. - Мы запросто могли исчезнуть лет на пятьсот.
        - Шейла получила дрозда незаслуженно, - сказал он. - Плащ-палатку на пол бросил я. Наверное, оно и к лучшему.
        - Активировалось маскирующее устройство, - пояснил Кларенс и открыл в борту люк. - Интересно, кто его так напугал?
        - Думаешь, я - тупая утка? Считаешь, я не справлюсь с твоей шайтан-арбой? - закричала она прямо в лицо и вдруг сникла, - Прости меня, пожалуйста. Это нервы.
        «Призрак» пронесся над электростанцией - линии электропередач тянулись по равнине к мегаполису, и вылетел в ущелье. Хантер посадил звездолет на старое место между валунами.
        Кларенс представил километровые ангары, заставленные стеллажами с обмундированием. Тысячи одинаковых аккуратно сложенных плащ-палаток, кителей, брюк. Теперь артефакт найти практически невозможно… Зачем нужен склад в эпоху регенераторов, способных за секунду произвести все, что угодно? Никто этого не знал. Наверное, просто затем, что армия - очень консервативная организация.
        Джеймс развел руками:
        - Не слишком ли жирно - два пилота на один Центр? - взъярилась Агнесса. - У меня инструкторов не хватает! Тем более таких, как Шейла! Она лучшая…
        - Ее навыки я испытал лично. На себе, - нахально перебил ее Хантер, наплевав на субординацию. - Шейле никто не мешает совмещать тренировки новобранцев и… гм… особые миссии.
        - Зачем они тебе? - удивилась Шейла. - Мы можем запросто сгенерировать бриллиант размером с грузовик.
        Майор и бровью не повела на выходку Хантера. Она сказала приятным твердым голосом:
        - Стой! - закричала Шейла. - Может, он только этого и ждет? Может, это ловушка?
        Хантер обернулся. Двери, через которую он вошел, более не существовало. Эллис мерзко захихикал:
        - Ну, музыкальный инструмент в гостиной. Рама, а поперек натянуты струны.
        - Хантер! - бесцеремонно перебила его Шейла. - Не время шутить!
        - Экстренная необходимость, - ответил ученый. - К тому же я вас не нашел.
        Хантер насыпал несколько пригоршней камней в карман сумки.
        Рыцарь махнул мечом, десантница отскочила, ловко увернувшись от смертоносного лезвия. Тогда Джеймс попытался ткнуть Шейлу в грудь, но та нырнула под клинок, подпрыгнула и ударила противника рукояткой ножа по темени. Джеймс медленно опустился на землю. Хантер вернул Шейле винтовку. Женщина, еще совсем недавно игравшая на арфе, выбежала из дома и бросилась к бездыханному телу.
        - Но он действительно никак со мной не связывается. Наверное, я и так делаю то, что ему нужно.
        - Я - рыцарь Джеймс Непобедимый. Отвечай на мои вопросы, или умрешь!
        Хантер прошел в просторную выбеленную гостиную. Круглый стол, стулья, камин, пара шкафов и маленькая настольная арфа - вот и вся нехитрая обстановка. Закрытая дверь вела, очевидно, в спальню.
        В сокровищнице заметно похолодало. Кларенс бросился в единственный коридор, на этот раз прямой. Очередная лестница круто уходила вверх. Шейла не отставала.
        Через несколько секунд он все-таки ответил:
        - Это чтобы вы знали, кто здесь на самом деле главный, - невозмутимо сказал Кларенс и помог рыцарю встать. - Тоже мне, нашли простолюдина. Вам все ясно?
        - Если ты будешь все знать, разве тебе будет интересно жить? Из храма вы выйдете целыми и невредимыми, я гарантирую это.
        Джеймс медленно кивнул:
        - При всем почтении, Ваш клинок меньше моего, благородная леди. У меня серьезное преимущество. Если желаете, можете выбрать любой меч из моих запасов.
        Шейла ухмыльнулась:
        - Нет, я не за этим, - сказал он и сел на пустой ящик. - У меня серьезное задание. На ЛВ-2816 найден подземный храм, построенный неизвестной цивилизацией. На глубине тринадцати километров.
        - Почему? Фантазия у тебя ого-го какая. Но писательского опыта маловато. К примеру, вот: «Стивен увидел дочь лесника Мэри. Это была девушка со свежим лицом и сапфировыми, точно спелые сливы, глазами».
        Минут через сорок Кларенс набросил на Шейлу плащ-палатку и, что было сил, рванул к почерневшему, чудом уцелевшему мостику, ощущая лицом жар горячей, но уже не раскаленной земли.
        - Это пытки? - вежливо поинтересовался Кларенс.
        Кларенс радостно завопил «рок-н-ролл!» и понесся в нескольких метрах от земли, ловко уворачиваясь от красно-коричневых в пасмурном свете стен, возносящихся ввысь на добрых пятьсот метров. Все вокруг слилось в сплошную кутерьму. Чуть слева выросла непреодолимая каменная преграда. Легкое движение ручки, и звездолет, едва не зацепив скалу, вновь мчится в узком коридоре…
        - Мастер-сержант Гордон, я по вашу душу. Вы получите дисциплинарное взыскание. Сезон подготовки в самом разгаре, а мой лучший инструктор по рукопашному бою исчезает на десять дней…
        - Я? - изумилась Шейла.
        - А я-то думал, как Эллис собирался лишить меня артефакта! Через Джеймса!
        - Да… Постоянно узнаешь что-то новое о лю… партнере по странствиям.
        Официально они прибыли в Центр только через три дня. Невтриносов, как обычно, сидел в своем кабинете за столом, что-то печатал на компьютере и чесал квадратный подбородок. Увидев Хантера и Шейлу, он просиял:
        - Говорят, в столице Конфедерации кур доят. А точного плана у вас нет? Риторический вопрос.
        - Влияние эстетики боевых машин на боевой дух десантных подразделений, - мрачно сказал Хантер. - Все, профессор, я согласен. Но более ни слова о моей монографии.
        - Нет. Придется ждать, пока не остынет почва и не спадет наведенная радиация.
        - Скорее, она достойна награды, - ввернул Кларенс. - Мы вернулись только благодаря ее смелым и решительным действиям в критической ситуации.
        - А если все наоборот? Например, пророк рассчитывает, будто мы захотим его перехитрить? А мы с наглыми рожами возьмем, да и припремся прямо к нему. Сюрприз!
        - Спасибо, сэр, - ухмыльнулась девушка и нажала кнопку закрытия люка. Свист прекратился, словно его обрезало. Кларенс обошел валун и замер, прислушиваясь.
        Хантер заглянул в открытое окно. Стройная молодая женщина вдохновенно перебирала струны небольшой настольной арфы. Пальцы легко порхали по ним, и музыкальный инструмент отзывался пафосной, но чарующей музыкой. Кларенс отметил некоторую жесткость скуластого лица, широко расставленные глаза и на удивление коротко стриженые волосы. Он не мог оторвать взгляд и очнулся, лишь когда кто-то сказал:
        - Сегодня моя очередь тупить, - сказал Кларенс, разворачивая звездолет на обратный курс. - Но, наверное, он не мог выбирать для нас реальности - только читать. Иначе бы мы никогда не научились летать к звездам.
        Шейла вынула нож из ножен.
        - Не считается, - перебила его Шейла. - Твои боевые навыки давным-давно устарели. На досуге я покажу тебе пару приемов.
        В скале, у самой земли, темнел обрамленный чуть зеленоватой облицовкой прямоугольный портал. Между камней петляла извилистая тропинка, через реку был переброшен деревянный мост. Кларенс пронесся мимо, развернулся, пролетел над рекой и осторожно посадил машину между валунов.
        Девушка помогла Кларенсу подняться, виновато глядя в глаза. Такой взгляд растопит даже камень.
        - Не перебивай. Пожалуйста. Давай сделку: ты проверишь храм, а я помогу тебе с научной работой.
        - Вернулись? Я уже думал списать вас в боевые потери!
        Кларенс пришел в себя и посмотрел на Шейлу. Стриженые по уставу волосы десантницы буквально стояли дыбом. Есть от чего. Так он жив или нет? Резкая боль в руке развеяла все сомнения.
        - Что случилось? - обеспокоенно спросила Шейла.
        Путешественники не прошли даже четверти пути к мостику, когда Шейла вдруг остановилась, словно пораженная молнией:
        - Почему? - возмутилась Шейла. - Мне интересно…
        - Узнаешь? Говори, или Шейла тебя изобьет. Больно и жестоко. Она профессионал, поверь мне на слово.
        Но между валунов было пусто. Звездолет исчез. Хантер нажал несколько кнопок на электронных наручных часах, и «Призрак» проявился, словно голографическая фотография.
        - Придется резать? - неуверенно спросила Шейла и дверь мягко отошла в сторону, словно девушка сказала секретное слово. Хантер шагнул в сводчатый коридор, освещенный льющимся с потолка сине-зеленым сиянием. Удивительно, оно почти не давало теней.
        - Да уж, - вставила Шейла. - Ты меня здорово напугал. До сих пор отойти не могу.
        - Ладно, - мило улыбнулась Агнесса. - Никаких взысканий для Шейлы не будет. Но все же я хочу поставить ей на вид отношение к армейскому имуществу. Она бросила на полу плащ-палатку. Я сложила ее и отправила с ближайшим транспортом на центральный резервный склад.
        Девушка вздохнула:
        - Лентяй! - рассмеялась Шейла. - Если упадешь, я тебя донесу.
        Хантер поковырял вилкой консервы и отправил в рот тефтелю в томатном соусе. Вкуснотища.
        - Первый уорент-офицер Хантер! Ты с нами? - майор провела рукой перед глазами Кларенса.
        - Какой-то песок, - разочарованно сказала девушка, пересыпая матовую разноцветную крупу.
        - Салатик вы едва не поели на наших похоронах. Перебьетесь. Но миссия, конечно, была очень тяжелая. Мы хотим немного отдохнуть.
        - Тебя-то ладно, - сказал Хантер. - В этот раз я напугал сам себя. А это куда страшнее.
        - В сталкеров играете, да? - ехидно спросил он. - На складе боеприпасов?
        - Я болезнью Альцгеймера не страдаю! - отрезала девушка и вручила Хантеру винтовку. - Приказ помню.
        - Вылетаем по готовности! - быстро сказал Кларенс. - Грузите в «Призрак» координаты. Думаете, я смогу спать после постановки задачи?
        - Есть, командир! - откликнулась десантница.
        Хантер уверенно направился в коридор с надписью «Пророк».
        Утром Кларенс, с трудом сдерживая острое желание разодрать под повязкой руку, накинул плащ-палатку, нацепил на плечо походную сумку и отыскал Джеймса и Шейлу на заднем дворе. Они усердно колотили друг друга короткими тренировочными мечами.
        - Что не так-то?
        Рыцарь выронил меч:
        - О господи, ушастик. Ты откуда взялся? - спросил он у высокого мужчины в легких кожаных доспехах, намекая на вполне очевидную примету - слегка оттопыренные уши. В руке тот держал длинный меч.
        - А если пророк нематериален? Вдруг он - энергетическая субстанция?
        - Неужели вы не видели портрета в спальне? - в отчаянии воскликнул рыцарь.
        - Ну, и манеры у тебя, Хантер! - раздался в наушниках восторженный голос Шейлы. - Никак не могу привыкнуть.
        Жуткая гонка длилась ровно пять минут. «Призрак» выскочил на открытое пространство - узкую, шириной всего в несколько километров, полосу между горными массивами. По дну каньона змеилась горная река.
        - Никто не осмелится причинить вред ведьме в Проклятых Землях. Продукты нам раз в месяц привозят на корабле. Совсем недалеко большая река. Дань стражнику пустоши - святая традиция.
        - Какой работой? - изумленно спросила Шейла.
        - Не стоит брать на вооружение явно неудачные приемы. Вырабатывай свои. Например, как бы ты описал меня?
        - Мы же полезем под землю. Там все равно ничего не видно. К тому же у нас есть приборы ночного видения.
        Полуголый рыцарь лежал на огромной кровати с пологом, обняв прижавшуюся к нему Хелавису в тонкой ночной рубашке. Его лицо исказилось от ужаса, он вскочил с постели, попятился и наткнулся на стену. Хантер, глядя прямо в испуганные глаза, машинально протянул для пожатия изувеченную руку. В глазах потемнело от боли. Откуда-то издалека донесся крик, похожий на хриплое воронье карканье…
        - Стой! Грозный вход, - изумленно прочитал он. - Ничего себе, лингвистическая конструкция.
        Он проверил походную сумку, схватил импульсную винтовку, поманил Шейлу и, что было сил, рванул на посадочную площадку.
        - Не порите чушь! Секрет игры на нем утрачен много веков назад. Я - доктор исторических наук, много лет пытаюсь его разгадать! Впрочем, я ничего не теряю. Кроме времени, которого у меня мало!
        - Уже, - перебил Невтриносов. - Ничего они не добились. Едва выбрались. Нам нужен человек с… нестандартным видением ситуации.
        - Если храм построен древней цивилизацией, то как же мы читали надписи?
        - Сколько? - Кларенс едва не опрокинул открытую банку.
        - Это драгоценные камни, - расхохотался Кларенс. - Необработанные, природные. Похоже, кто-то занимался добычей полезных ископаемых в промышленных масштабах. Обрати внимание: здесь только готовое к вывозу сырье.
        - Хватит хохмить! Я, конечно, вас не заложу, но лучше вам здесь не оставаться. В любую минуту может нагрянуть патруль и оштрафовать на круглую сумму.
        - Разумеется, нет. Просто «Призрак» обвешан сенсорами, как новогодняя елка. Уж не знаю, празднуют ли у вас Новый Год, как на Альдебаране.
        - Мы вкушаем духовную пищу, - важно ответил Хантер, достал из походной сумки банку консервов и вскрыл ее армейским ножом. - У нас литературные чтения. Так Вы пришли сделать нам внушение?
        - Если бы ты когда-нибудь побывала в бункерах, по которым прошла ударная волна ядерного взрыва, ты не задавала бы глупых вопросов.
        - Аркебузированию, сиречь казни расстрелянием? - съехидничал Хантер.
        Шейле, как инструктору, полагалась отдельная комната. Как только девушка открыла дверь и включила свет, Хантер сбросил плащ-палатку прямо на пол и сказал:
        - Постойте! - крикнул Джеймс. - Я же настоящий хозяин дома! Рыцарь Джеймс Непобедимый!
        - В любую реку можно войти лишь один раз. А в некоторые и вовсе ни разу. Но я вам помогу.
        - Зачем же он позволил нам добыть артефакт?
        - И постарайся его не убить…
        - Я, благородная леди Шейла Гордон вызываю на поединок рыцаря Джеймса Непобедимого! - крикнула она.
        - Сказал бы сразу, что хочешь жениться, - съехидничала Агнесса. - Союз мужчины и женщины обычно называется браком.
        - Удивительно, - задумчиво сказал он. - Мы, со всей нашей техникой бессильны против сооружения каких-то жалких примитивов.
        - Не время шутить, - сказал Кларенс, шагая по ступеням. - Ничего не замечаешь? Здесь нет эха! Глухо, как в студии.
        - Эй, голубки! - крикнул Хантер. - Устроили спарринг! Я сейчас начну ревновать! Джеймс, расскажи-ка мне, дружок, как ты связывался с пророком?
        - Посмотри на мою руку! Я вряд ли смогу вести «Призрак», - сказал Кларенс и тут же пожалел об этом.
        Хантер увидел себя со стороны. Он стоял столбом возле валуна, отставив руку с пустым гранатометом в сторону, другой рукой обнимая укрытую краем плащ-палатки льнувшую к груди Шейлу, так и не бросившую винтовку. Трогательная картина.
        - Как ты смеешь вмешиваться в разговор благородных, простолюдин? - взъярился рыцарь. Наверное, с досады.
        - И сколько человек удостоилось аудиенции? - вопрос Кларенса застал Эллиса врасплох.
        Невтриносов скептически посмотрел на контейнер в качестве стола, снарядную гильзу вместо подсвечника и осклабился:
        - А рука? Разве тебе не нужна коррекция?
        - На чем? - непонимающе уставился смотритель.
        Лишь перебежав на другую сторону, он рискнул посмотреть на изувеченную ладонь. Зрелище ужасное: в центре залитого кровью огромного волдыря алела багровая полоса. По краям раны свисали белые лоскуты омертвевшей кожи. На пальцах не было живого места.
        Шейла швырнула его через бедро и прижала коленом к земле. Ее глаза сузились и полыхнули огнем еле сдерживаемого гнева.
        - Что это? - изумленно спросила она.
        Хелависа перестала играть. Музыка смолкла.
        - Отдам его Джеймсу. Зачем он… - Хантер осекся и уставился прямо в глаза Шейлы. Внезапная догадка озарила неугомонный разум.
        - Какой музей? - прошептал Джеймс.
        - Что случилось? На тебе лица нет…
        - Я привыкла к своему оружию. Буду биться им.
        - Здравствуйте, профессор! - крикнул Хантер. - Вы, как всегда, вовремя. Весь романтический ужин при свечах коту под хвост.
        - Пусть войдут, - сказала женщина.
        - Это из другой эпохи! - сказал Хантер. Но его уже никто не слушал.
        - Вы откуда свалились? - улыбнулся мужчина. - Домик рыцаря-отшельника и ведьмы. Самый известный артефакт старины. Сохранился практически в первозданном виде.
        Хантер взлетел по ступеням, позолоченная входная дверь исчезла в стене, открывая светлое пятно в конце тоннеля. Разгоряченное лицо уловило едва заметный ток воздуха. Выбрались!
        - Обернись, разбойник. Медленно, не то я проткну тебя.
        Хантер, кривясь от боли, решительно зашагал по тропинке к домику рыцаря Джеймса. Голова закружилась.
        - Один из способов предсказать будущее - создать его. Наш друг, словно шелкопряд, тянул и переплетал нити прошлого и будущего. Он менял конфигурацию лабиринта, воздействуя на строителей в далеком прошлом. Передать им информацию о нашем языке для него раз плюнуть.
        - Увы, только в подсобке можно отключить дежурное освещение. Иначе никакой романтики.
        Тропинка обрывалась сразу за скалами. Мостик исчез. Девственная горная речка издевательски журчала среди камней. На другой стороне ущелья в небо упиралась сплошная бурая стена без малейшего намека на портал. И никаких следов ядерного взрыва. Ни выжженной воронки, ни оплавленных валунов. Ничего.
        Кларенс обогнул валун и открыл дверь в борту звездолета. Десантница остановилась и, удивленно глядя на спутника, спросила:
        - Надо было не гонять по ущелью, а облететь местность на высоте, - мрачно сказал сам себе Кларенс. - Переходим к главному пункту. Что интересного есть в храме?
        Кларенс присел на плоский валун. В глазах прыгали черные мушки, голова кружилась. Шейла продолжила мучительную экзекуцию:
        Кларенс равнодушно обвел взглядом золотые и серебряные слитки. Шейла открыла металлический сундук.
        Охранник… или смотритель нахмурился:
        «Призрак» сошел с орбиты, погасил космическую скорость и вывалился из облаков над узким извилистым ущельем. Огненное сияние раскаленного воздуха погасло, на дисплеях вспыхнули указатели атмосферного режима. Отточенным движением Хантер положил машину на крыло и ухнул вниз, почти к самому дну зловещей трещины. Усеянная острыми валунами неровная поверхность надвинулась почти вплотную.
        - По-моему, надо было сесть поближе к входу. Слишком далеко идти, - озадаченно сказала Шейла.
        Наконец, каблуки берцев гулко застучали по ровному шершавому полу недлинного тоннеля. Через полсотни метров Хантер уперся в позолоченную квадратную дверь. В нее запросто могли проехать рядом два грузовика.
        - Ладно. И на том спасибо, - удрученно сказал Кларенс, прислушался и выглянул в проход между стеллажами. В неверном свете дежурных ламп он увидел высокую фигуру, одиноко бредущую по коридору, заставленному контейнерами со значками опасности разных степеней. Директор Центра разработки вооружений профессор Невтриносов. Сам пожаловал.
        - Как я вас понимаю, - ехидно сказал Хантер. - Не каждому доводится побывать внутри огненного шара и выжить. Удивляюсь твоей покорности. Ты же могла просто не дать мне выстрелить.
        - Постой, - сказал Хантер. - У тебя пол-то какой? Как ты выглядишь?
        Гранатомет хлопнул, выбросив пусковой контейнер. Оболочка разлетелась, сверкнул синий огонек трассера, и ракета с гулким шипением помчалась к темнеющему в скале порталу.
        Тоннель свернул чуть в сторону и Кларенс вышел в полукруглую камеру. Шершавые ступени винтовой лестницы вели куда-то вниз.
        - Наконец-то добрались, - сказал чей-то голос, не мужской и не женский. Вернее, и то, и другое. - Я вас ждал. Приятно познакомиться. Я и есть пророк. Вы можете звать меня Элис. Или Эллис. На выбор.
        - Я люблю прохладу. На глубине довольно жарко, мне трудно охладить все мое обиталище. Спрашивайте. У каждого есть по одному личному, так сказать, вопросу. Я обязан на них ответить.
        - Не бессильны, - возразил ученый. - В крайнем случае, можно выжечь храм выстрелом орбитальной ионной пушки вместе с районом…
        Шейла улыбнулась:
        Операция «Наставник»
        (КРОССОВЕР ПО МИРУ МСТИСЛАВА КОГАНА «ВЕСТФОЛК»).
        Хантер махнул рукой и щелкнул по значку видеозаписи. Дисплей заморгал и на экране появился светловолосый молодой человек. Он покрутил в руках налобный фонарь, укусил себя за палец, сжал губы и отчетливо произнес:
        - Не надо закатывать истерики, хорошо? Ты же хочешь увидеть ее живой? Правда?
        - Гиперзвуковой, - неуверенно сказал Кларенс.
        Шейла расхохоталась:
        - Мы не улетим отсюда? - спросила Шейла, уловив настроение напарника.
        Агнесса бахнула еще раз, волна ледяного воздуха ударила в спину.
        - И люди там не видели солнечного света? - прошептала Шейла.
        Элайша побледнела:
        Девушка вихрем вылетела на берег и схватила Кларенса за руку:
        По-прежнему невозмутимая Агнесса покачала головой, но вдруг передумала:
        Хантер поднял руку и нажал на спусковой рычаг. Над ухом что-то щелкнуло, трубочка ощутимо лягнула по пальцам. В небо взмыла тусклая звездочка и пропала.
        Хантер дружески похлопал его по плечу:
        - Верно, - отозвалась Шейла. - Вонища ужас.
        - Слишком затянулся. Мы побывали на двух курортных планетах, в центре, прочитали несколько лекций в интернатах для детей… - начал было Хантер.
        Агнесса налетела разъяренной фурией. Десантница обхватила рукоятку пистолета обеими руками, выпрямилась и выстрелила. В лицо резко ударил ветер. Белесая полоса протянулась над поляной. Монстр вспух алым пузырем и разлетелся в клочья. Там, где он только что шел, осталось лишь кровавое пятно, да несколько черных лоскутов лениво опускались на землю.
        Эйрен указал на коренастого мужчину, развалившегося на скамейке.
        - Адью! - бросил Кларенс охотнику и добавил: - Девочки, за мной!
        - Постойте! - взмолился Хантер. - У меня есть старинный револьвер! Семизарядный! Подарок друга!
        - Ты это… потише там, - зашептал он ей. - Операцию сорвешь. Кажется, наша голубка уже оттаяла.
        Внезапно уши заныли от крика Шейлы:
        - Он говорит по-кериански, - прохрипел Хантер. - Мы знаем наш язык с рождения. Но мальчик не керианец… я бы это понял. Следующий!
        - Майор! - воскликнул Хантер. - Сколько у вас высадок?
        Хантер втащил Агнессу и ответил:
        Хантер вскочил с кресла и схватил девушку за плечи:
        - Да ничего, - огрызнулся Хантер. - Будем выполнять задание. Может, я чего и придумаю. Жаль, картографирование накрылось - придется летать вслепую и вглухую. Кстати, пикантная подробность: транссветовой связи нет.
        Хантер заложил вираж и увидел нечто, похожее на кофейное пятно на белой скатерти. И как Шейле удалось разглядеть его на таком расстоянии? Орлиный глаз!
        - Труба зовет!
        - Дверь никто не удосужился закрыть, - любезно пояснила она. - Ваше совещание слышно, наверное, во всем Центре.
        - Да в том, что он… он… - Хантер задохнулся от праведного гнева.
        Он мысленно пожалел беднягу. Волосы барона слиплись от крови, один глаз заплыл и, похоже, вытек. Нос грязной лепешкой растекся на синем от побоев лице. Перебитая рука висела плетью.
        - Зато Хантера едва не закидали пирожными. Он попытался познакомить детей с энергетической системой десантного челнока, - отозвалась Шейла, продолжая изучать робота.
        Оранжевый шар заходящего солнца скрылся за атмосферным стабилизатором звездолета. На синий пластик демортификатора упала длинная тень.
        Агнесса начала стрелять непрерывно - отважная десантница не желала сдаваться без боя. Выстрелы разносили странные существа на части, но почти не замедлили чудовищ. «Да хватит!» - хотел крикнуть Хантер, но сообразил, что майор его попросту не услышит. Агнесса остановилась сама…
        Кто-то тронул Хантера за руку, он ругнулся и поднял глаза. Еще один листок трепетал в тонких пальцах Элайши:
        - Робот Кустодия, - важно сказал ученый и открыл крышку ноутбука. - О нем позже. Как прошел отпуск?
        Кларенс глянул на одну карту, потом на другую. Какие-то значки совпадают, какие-то нет.
        - Мне кажется, я их нашла, - спокойно сказала десантница. - Все мертвы.
        - Солдаты! - крикнула Шейла, указывая куда-то вбок. - Я вижу, как блестят латы!
        - У кого-нибудь есть ручка и бумага? - крикнул он.
        - Серверная, - прочитал он.
        Кларенс осторожно посмотрел в щель и с трудом подавил приступ тошноты. Кровь отхлынула от лица.
        Агнесса сунула пистолет в кобуру, схватила Орстеда за шиворот, подняла и замкнула на его запястьях инкрустированные золотом наручники. Хантер оперся о Шейлу и побрел на улицу, размышляя о странных эротических фантазиях майора Крамер.
        - На этот раз досталось не мне, - только и смог вымолвить Хантер.
        - Заходите!
        - Мне холодно! - Шейла поежилась.
        Хантер посадил звездолет прямо на снег, прошел в каюту и достал из регенератора три тонких белых комбинезона. Один натянул прямо поверх формы, два других выдал девушкам.
        Кларенс щелкнул выключателями. В полутьме будто вспыхнули глаза жадного зверя. Загудели вентиляторы, по экранам пробежали буквы и цифры. На белом поле появились значки. Хантер сел за клавиатуру, положил руку на сенсорную панель и облегченно вздохнул: графический интерфейс вполне человеческий. Интуитивно понятный.
        - Где барон?
        Утром Шейла растолкала Кларенса:
        - Значит, у всей этой катавасии единый центр. Теперь хотя бы примерно ясно, где искать. Сегодня отдыхаем, а завтра по холодку - на мороз! - Кларенс не удержался от каламбура.
        Элайша прожевала сладость, выбралась из воскресительной машины и удивленно заморгала глазами.
        - По легенде, в ее сердце дворец ордена магов. И тот, кто его найдет, станет всемогущим.
        Шейла и Агнесса не заставили себя долго упрашивать и мгновенно испарились. Хантер притащил в шлюзовую камеру постель и швырнул ее на пол.
        Агнесса сидела на снегу и крутила головой. Она быстро вскочила, поводя стволом пистолета из стороны в сторону. Но на ледяной равнине было пусто. Чудовища исчезли.
        - Может, надеть костюмы химзащиты? - отозвалась Шейла.
        Хантер сбросил тягу. Визг двигателей смолк, теперь они лишь негромко посвистывали на холостом ходу. Скорость упала. Машина выровнялась и нехотя перешла в горизонтальный полет.
        - Держи. Мне хватит разрядника. И, конечно, Шейлы с ножом и револьвером.
        Хантер перевел дух и спрыгнул в густую траву. Агнесса сглотнула слюну:
        - Разве я на него похож? Пойдем со мной, я кое-что покажу.
        Дверь в кабинет профессора Невтриносова была гостеприимно распахнута. Хантер плюхнулся на стул. Шейла скромно устроилась на диване. Она с удивлением воззрилась на конструкцию в человеческий рост, походившую на произведение безумного скульптора в стиле кубизма:
        - Значит, нет на свете порядочных рыцарей… - пробормотала она.
        Шейла взяла напарника за руку и повела к выходу, как обиженного ребенка.
        Элайша взяла барона под руку и, не обращая ни на кого внимания, направилась к воротам замка. Хантер закрыл грузовой люк и, спотыкаясь о разбросанные ветки, побрел за сладкой парочкой.
        Кларенс запустил программу лечения. На этот раз машина защелкала, и на дисплее появились результаты сканирования. «Автоматическая коррекция?» - спросил умный аппарат. Хантер ответил утвердительно, и в демортификаторе что-то громко затрещало и зашипело. Наконец, все стихло.
        - Да не переживай! Ты тоже хорошо выглядишь.
        - Мыться и спать. Вы и так накосячили. Проворонили нашего друга-охотника.
        - Ты уверен?
        - Что, испугались? - съехидничал он и указал на просеку там, где звездолет поработал за целую лесопилку. - Для моей птички это пустяки!
        Свободных кресел в кабине больше не осталось, и Агнесса уступила откидное сиденье гостю. Хантер вел звездолет над залитыми закатом лугами, озерами и полями, а Эйрен указывал дорогу, будто всю жизнь проработал навигатором на крейсере.
        Засвистели вихревые двигатели, посадочная площадка ринулась вниз и превратилась в серую точку на фоне ослепительной желтизны песков. Через минуту на дисплее вспыхнула надпись «орбитальный переход» и мир за прозрачным фонарем кабины расплылся в чернильную мглу.
        - Захочется проветриться, нажми на кнопку, и дверь откроется, - устало сказал Кларенс. - Погуляешь, нажми снова.
        - …хотел оставить нас резидентами в проклятом Средневековье! Ты думаешь, он просто так хотел, чтобы мы тащили с собой кучу барахла? Просто так он убедил Агнессу лететь с нами?
        - Ты слышал вопрос? Вот и помоги старосте! Или тебе капитан дорог, как память? Ты вообще сам-то кто?
        - Ну так вот, Эйрен! Или ты говоришь мне, где твой капитан или я перережу глотку этому… а… не перережу. Ну вас, - Хантер схватил крестьянина за шкирку, приподнял и смачным пинком указал ему дорогу. Тот, не веря свалившемуся с неба счастью, припустил со всех ног, споткнулся, поднялся и рванул вслед за остальными сельчанами.
        Барона положили в демортификатор. Захлопнулась крышка, воскресительная машина засвистела и дикий вопль, приглушенный пластиком, прорезал мертвую тишину.
        - Шейла! - крикнул Хантер. - Освежи ему память.
        - Слушай, а барон Ральн тебе незнаком? Может, составишь нам компанию? Понимаешь, если мы возьмемся за поиски всерьез, наломаем немало дров. Нас ведь никто не остановит.
        - Малость? - возмутилась Агнесса и зашагала к сгоревшему сараю. - Да здесь не продохнешь!
        По лугу, перекрывая завывания старика, прокатился странный звук. Хантеру показалось, будто страдающий насморком великан захотел прочистить ноздри. Крестьяне пустились наутек. Из перелеска, обломав молодое деревце, выползло черное существо и, сопя, вразвалку зашагало прямо к звездолету.
        В траве, ни жив, ни мертв, лежал селянин. Хантер наступил ему на руку, достал из кармана пассатижи, пощелкал у него перед носом и спросил:
        - Ыам… Ыам… - провыл барон, едва открывая рот.
        Кларенс открыл грузовой люк, спустился по пандусу на землю и подал Элайше руку. Ральн отпихнул его, схватил воскрешенную подругу в объятия и закружил, покрывая поцелуями ее лицо. Под ноги ему попалась какая-то ветка, и барон, едва успев отпустить девушку, растянулся прямо у звездолета.
        - Как ты связывался с… нашими? - спросил Хантер.
        Хантер спрыгнул в траву, дождался девушек и закрыл за ними люк.
        - Ничего страшного, - попытался успокоить ее Хантер. - На крайний случай есть наш бравый майор.
        - Это старый план. Может, он чем-нибудь поможет?
        - На какую тему? - осведомился Невтриносов.
        - Кларенс, - Шейла отстегнула ремни. - Вернись, мы тебя потеряли!
        - Он себя обезопасил, - отозвался барон. - К счастью, у лорда не хватает людей, иначе он оставил бы здесь гарнизон.
        В стене зияла дыра с зазубренными краями. В лицо дохнуло сухим теплом. Хантер заглянул внутрь, посветил встроенным в разрядник фонариком, протиснулся и выскочил в кромешную тьму. Где-то наверху вспыхнул голубоватый свет, мягко заливая улицу, по которой в ряд могли бы проехать два тяжелых танка.
        Небо вспыхнуло адским пламенем. Желто-зеленый слепящий свет обрушился на землю, будто возле планеты взорвалась новая звезда. В лицо ударил нестерпимый жар, он сушил глаза, стягивал кожу, и уйти, скрыться от него, казалось, было невозможно. Хантер прикрыл Шейле лицо рукой и зажмурился, но даже сквозь веки он видел оранжевые сполохи пополам с цветными кругами.
        - Еще раз!
        Кларенс развалился в колченогом кресле, печально разглядывая усеянный обломками аппаратуры пол. Элайша вздохнула:
        Казалось, пол задрожал от хохота.
        Кларенс бросил звездолет в пике, промчался над гладкой почти черной поверхностью, развернулся и облетел сооружение, похожее на гигантскую перевернутую сковородку. Ни намека на вход.
        - Ничего себе - осветительная ракета. Шейла, Агнесса, вы как? - крикнул Хантер. - Бежать сможете?
        - Ты инструкцию читал? Как называется пистолет? Какой он?
        - Там! Смотри!
        - На Земле такие вершины называют нунатаки! - крикнул Хантер.
        - Будете оспаривать решение Совета? - спросил ученый.
        - Неважно. Тащи. Мы на всякий случай будем ждать внутри. Если что, разнесем в лоскуты и тебя и твое войско. Майор, освободи пленника!
        - Ты все, что ли? Накупался? - в ее голосе сквозило недоумение.
        - Да! В стену!
        В который раз открылась крышка и Хантер безразлично спросил:
        - Антиматериальный! Для стрельбы по броневикам, грузовикам и прочей технике!
        Хантер поднял «Призрак» чуть выше. Под атмосферной плоскостью промелькнули люди, лошади, телеги. Солнце сверкнуло на полированных доспехах. Какой-то всадник запрокинул голову, разглядывая звездолет. Вся эта картина осталась в памяти Хантера навсегда, словно стоп-кадр странного и в тоже время увлекательного кинофильма.
        Оранжево-красная в свете заката волна с шипением накатила на берег и отхлынула, унося в океан желтый песок.
        - Я, главный системный администратор Тед Ал, хочу сделать важное заявление: несколько дней назад планета, известная под именем Кера, была уничтожена взрывом собственной звезды. Мы вынуждены свернуть операцию «Наставник» и отправиться на помощь выжившим. На всякий случай я разблокирую систему защиты и сниму все пароли. Может быть, мы сюда еще вернемся.
        - Постойте! - отчаянно крикнул Хантер, чувствуя себя виноватым. - Останьтесь, майор. Умоляю вас!
        Хантер спрыгнул на снег и закашлялся: мороз обжег легкие.
        - В самом деле, майор? - подхватил ученый. - Миссия несложная и вполне официальная. Разрешение вашего начальства я выбью - запишем вам экспедицию, как двадцатую высадку.
        - Отлично. Не хотите поехать с нами? Оценить нашу, так сказать, тонкую работу?
        - Контрольный опыт! - крикнул Хантер, перевел звездолет в набор высоты и двинул ручку тяги.
        - А если Орстед приведет сюда гарнизон? - подал голос Эйрен.
        - Неважно, - ответил Хантер. - Придется вам поработать лейхентрагерами в этой чудной комнате смерти. Заняться уборкой тел, так сказать. Ну, раз уж мы не захватили с собой робота Кустодию.
        - Отмена! Похоже, аппарат не отличает живой труп от совсем дохлого.
        - А что ты ожидала? Там вроде как люди жили, а не зомби-демоны.
        Мир оттаял. «Призрак» рванулся в небо, внизу осталась лишь белая клубящаяся муть, она заволокла собой все до самого горизонта.
        - Ты что, знал? - растерялась десантница.
        Тела были изувечены до неузнаваемости: белели ребра, из ужасных ран сизыми петлями вывалились ошметки внутренностей. У некоторых трупов не было ни рук, ни ног, лишь обломки костей, словно лишенные коры ветки, торчали наружу. Что-то зашипело и Хантеру показалось, будто в отвратительной груде мертвецов кто-то зашевелился.
        - Тогда возьмите пару золотых у Эйрена. Думаю, он с удовольствием поделится своим богатством. Остается вопрос, что делать нам?
        Ученый выложил на стол большую кобуру. Хантер вытащил тяжелый пистолет с длинным и необычно толстым стволом, и положил на рукоятку боевой разрядник. Для сравнения.
        - Мне идти некуда. Меня видел капитан. Он с меня кожу сдерет, если поймает.
        - Вот гады! - возмутилась она. - Наконечники остались в ней… Бракоделы!
        Снова над головой пронеслась упругая волна, от стены откололась бесформенная глыба и медленно, как в кино, рухнула на лед.
        Она глянула между обугленных бревен и губы ее сложились в тонкую складку. Но через мгновение Агнесса вновь смотрела безмятежным взглядом юной девушки.
        - Не, мы только долго умеем, - возразил он и сунул ей между ровных зубов конфету. - Такие вот мы сволочи. Скушай вкусняшку, девочка.
        Утром Хантер поднял звездолет высоко в ясное небо, перемахнул горный хребет и помчался на север. Здесь лед победил камень и теперь лишь верхушки скал черными глыбами торчали среди гибельного безмолвия.
        - Ну, в Средневековье мы разве что телеги могли крушить, - съехидничал Хантер. - Как там робот Кустодия?
        - Старт! - крикнул Кларенс и, не трогая ручек управления, запустил программу.
        - Значит, я все-таки лишилась лучшего инструктора по рукопашному бою? - спросил с порога приятный женский голос.
        Ральн крикнул: «Элайша!», рухнул на колени над бездыханным телом и застонал, сотрясаясь в рыданиях. Его горе было настолько искренне и в то же время неуместно, что Хантеру почему-то стало смешно, и он отвесил барону смачный пинок под зад. Тот перелетел через тело, ударился о трон и вскочил на ноги.
        - Монеты настоящие, - заверил его Хантер. - Даже отличаются друг от друга.
        - Мне никто не верит, но я думаю… нет, знаю: это - диверсия. Передайте… нет, ничего уже не изменить. Мне пора. Прощайте.
        - Нам запрещено рассказывать о вас? - осведомился капитан.
        - Трупные газы, - равнодушно заметила Агнесса. - Никому не кажется, будто людей кто-то ел?
        - Засланцев? - ввернул Хантер.
        Внезапно барон заорал благим матом:
        Орстед грязно выругался и ехидно ухмыльнулся:
        - Гравитационный сдвиг от компенсатора перегрузок вызовет мощную ударную волну. Она разнесет все в хлам. Не знаю, какой радиус, но здесь все точно будет уничтожено.
        Кларенс почесал в затылке разрядником:
        Капитан выполнил обещание: через пару часов два солдата приволокли под руки какого-то человека. Сам Орстед плелся чуть позади.
        Крышка открылась. Девушки, в прорезиненных костюмах и дыхательных аппаратах похожие на чумных докторов из учебника истории, уже несли первую жертву - изувеченное тело подростка без обеих ног и руки.
        - Именно. Это не все, - ученый пощелкал клавишами ноутбука. - У меня кое-что накопилось. Испытаете: воскресительную машину четвертой модели - она теперь называется демортификатор, новый аварийный пищевой регенератор, большой экспедиционный вездеход, летающий мотоцикл на антигравах, гиперзвуковой антиматериальный пистолет и робота Кустодию…
        Хантер вздохнул:
        Безмятежное выражение лица Агнессы не изменилось ни на йоту. Майор немного поколебалась, закрыла дверь и села возле Шейлы, возвышаясь над своей маленькой подчиненной на голову.
        - Пшел вон! - Хантер схватил мальца за одежду и вышвырнул в траву. Тот покатился кубарем, вскочил и пустился наутек. Отбежав на сотню метров он остановился, наблюдая за пришельцами. Наверное, ему некуда было идти.
        - Я его и пальцем не тронул, - ответил Хантер.
        Шейла сбросила дыхательный аппарат, сняла капюшон и вытерла с лица пот. Швырнула крестьянина оземь и поставила на впалую грудь ногу.
        Хантер втянул носом воздух и своим подпорченным обонянием уловил едва ощутимый запах разложения.
        - Ну, хорошо. Я отвернусь. Тобой займется она, - ткнул он в Агнессу.
        - Разве я не говорил тебе, что не умею плавать? Ну, то есть, теоретически знаю, как. Я прочитал массу инструкций и руководств. Но почему-то на практике я иду ко дну. Буль-буль.
        - Курировал операцию Дасти Мэйн? - спросил он.
        - Да!
        - Про меня забыл? - возмутилась Шейла и погрозила кулаком.
        Но когда Хантер открыл наружный люк, он увидел отвратительно жизнерадостного Эйрена. Тот широко улыбнулся:
        - Данные в звездолет когда будем вводить, а? Параметры перехода, последние известные координаты барона. К тому же у тебя сегодня брачная ночь. Бери свою голубку… скорее, дракониху и топай в гнездышко, - едко сказал профессор.
        Время остановилось. В полном безмолвии звездолет ужасающе медленно двинулся в звездное небо. На указателе перегрузок вспыхнули четыре девятки - зашкалило. «Надо бы поставить еще один разряд» - мелькнула неуместная мысль.
        - Значит, вы - люди со звезд? - сверкнула глазами Элайша. - И ваш девиз - иди, творя добро?
        - Керианцы и читать умели с рождения? - озадаченно спросила Шейла. Слово «умели» отозвалось в сердце тупой болью. Оно напомнило Кларенсу о том, что планеты его предков больше нет.
        Кларенс нехотя встал и окинул взглядом напарницу. Нагая Шейла напомнила ему деву-воительницу с картинки: такая же прекрасная и в то же время грозная и подтянутая. Кубики пресса играют под бронзовой кожей втянутого живота. Беспомощный взгляд оленьих глаз на самом деле обманчив: он сулит надежную защиту другу и скорую гибель врагу.
        - Осветительная ракета! Я стащил ее со стола у профессора! Может, она отвлечет внимание тварей?
        «Призрак» пронизал облака, и, казалось, вырвался на свободу. Ослепительное солнце залило кокпит желтовато-белыми лучами. Внезапно корпус затрепетал, и машина рухнула вниз, будто ее швырнула оземь невидимая рука.
        Хантер почесал пассатижами в затылке.
        - Кто же еще мог заставить вас пойти на такую авантюру? В общем, за нарушение принципа добровольности я требую компенсации.
        - Разумеется, нет. Но то, что вы сделали - возмутительно со всех точек зрения! Мало того, что вы сорвали мне график подготовки новобранцев, так вы еще и превратили моего подчиненного в какого-то авантюриста! До свидания, профессор! Я больше вас видеть не желаю!
        Капитан побледнел, но сказал твердо:
        Хантер схватил Шейлу, швырнул ее на пол и зажал уши ладонями. По голове словно ударила кувалда. Пол подпрыгнул и больно врезал по ребрам. По залу пронесся ураган, сметая все на своем пути.
        - А куда еще? Плазма потом все выжгет, давай, вали жмура в аппарат!
        Хантер несколько раз вздохнул, приподнялся и сел прямо на траву. Шейла, глядя в лицо, беззвучно шевелила губами. В ушах щелкнуло.
        - Разумеется, - ответил он. - И даже писать… конечно, как только малыш научится держать ручку.
        - Нет, у нас другой девиз. Люби себя, чихай на всех и в жизни ждет тебя успех.
        - Капитан Орстед? - спросил Хантер. - Где барон Ральн?
        - Тяжелому кораблю нужно меньшее ускорение. Будь «Призрак» хотя бы раз в двадцать массивнее… но увы.
        - Еще одного выудила! За сараем валялся! - возвестила Агнесса, и швырнула в демортификатор тело в окровавленной рубахе. Поперек тощей шеи крестьянина, словно еще один рот, багровела зияющая рана.
        Грязно-желтая лента дороги вилась между деревьев.
        - Можно подумать, у меня здесь автобус. Места и так нет… ладно, сиди.
        - Можешь раструбить на весь белый свет. Если желаешь отправиться на костер. Ну, или в приют для умалишенных.
        - Не знаю… Выгружай, как есть!
        - Пожалуй, санация здесь не поможет. Взорвите звезду. Вы же один раз это делали, правда?
        Шейла прижала Хантера к переборке. Тот сжался и втянул голову в плечи, закрывая макушку руками.
        - Да, есть малость…
        - Одна точно хорошая. Совет одобрил создание команды «Дракон». «Призрачный» пришлось опустить - слишком длинно и напыщенно. Поздравляю. Теперь вы муж и жена…
        Элайша продолжила:
        Внутри воскресительной машины что-то засвистело и звякнуло. Щелкнул замок. Бесшумно поднялась крышка, и Хантер увидел совершенно целого, но, видимо, насмерть перепуганного подростка.
        - Видишь это? Он летает и стреляет. Я тебя отпущу, не сомневайся. Но потом я начну борьбу за мир и не оставлю от государства камня на камне. Я разобью твоего лорда в пух и перья и устрою маленькую реставрацию. А может, и загоню вас в каменный век - мне все равно. Могу продемонстрировать огневую мощь «Призрака», если желаешь.
        - А ты кто вообще такой, отродье Дагорово? Какое твое собачье дело, где барон?
        Хантер, что было сил, припустил вокруг керианской базы. Он и сам не думал, что сможет настолько быстро добежать до звездолета…
        - Неа! - вздохнул Хантер. - Кончились. Сейчас другая эпоха. Лучше расскажи мне, как ты разговариваешь со своими высшими покровителями?
        - Жди, - приказал Хантер и поднялся в каюту. Сунул монету в регенератор и снял с нее образец. Запустил программу копирования и открыл дверцу. Внутри стояли аккуратные столбики монет. Кларенс положил их в мешочек, спустился в шлюз и высыпал деньги на ладонь. Эйрен только разевал рот, не в силах вымолвить ни слова.
        - Не возражаю. Лучше с автономной системой дыхания.
        - Хорошо, - вздохнул ученый. - Подавись ты этим дезинтегратором, Хантер. Проваливай с глаз моих долой!
        Хантер взял Шейлу за руку и повел девушку в свою комнату. Ему надо было выспаться. А модуль памяти может и подождать.
        - Агнесса! Стреляй! - спокойно сказал Кларенс, не давая врагу опомниться.
        Вздохнув, Хантер посмотрел на свою мертвенно-бледную руку и попытался втянуть чуть выпирающий живот.
        - Я не об этом, - наконец, пришел в себя охотник. - Ты собрался купить замок? Снарядить армию? Ты знаешь, какая здесь сумма?
        Кларенс положил машину в глубокий вираж и помчался к сверкающей снегом и льдом вершине. И когда у подножия окруженной лесом скалы показались обвалившиеся и закопченные пожаром крепостные стены, стало ясно: он опоздал…
        - В смысле? - отозвалась Шейла.
        Акселерометр взбеленился, цифры мелькали, как сумасшедшие. И все же они вырвались: планета быстро превратилась в отливающий бирюзой диск.
        - Где найти капитана Орстеда? Отвечай!
        - Какие удобства, - ухмыльнулся Эйрен. - Гляди-ка, даже одеяло.
        - Оставьте барона здесь и проваливайте, - сказал Хантер через громкоговорители.
        Эйрен свернул в переулок и вывел Хантера и его спутников к деревянному зданию с вывеской, на которой были грубо намалеваны три воина. Каждый держал в руках объемистую кружку.
        Ученый нахмурился, но промолчал.
        - Ты как связывался с нашими-то? - повторил Кларенс.
        - Это нам и предстоит выяснить.
        - Что? - одновременно вскричали Кларенс и Шейла.
        - Все разграбили солдаты. А что не поняли - разбили. Только кресло и осталось. И книги почему-то не тронули.
        - Разве я не сказал? Здесь, в городе, до сих пор действует установка, прокалывающая кокон планеты. Без нее мы вообще отсюда не выберемся.
        Кларенс вытащил из кобуры гиперзвуковой пистолет. Мушка ходила ходуном перед глазами, спусковой крючок заупрямился, никак не желая поддаваться. Хантер взял себя в руки, повернул флажок предохранителя и выжал, наконец, спуск.
        - Как? - удивился Хантер. - Ты еще здесь? Я надеялся, ты свалил!
        - Дружок. Ты не понял. Мы будем пытать тебя до смерти, а потом воскресим. И снова будем пытать, пока ты не заговоришь.
        - А кто знает? Изобретатель Вилли Пат?
        Агнесса разжала мертвую хватку и приказала:
        - Ты похож на книгу. Перелистываю тебя и постоянно узнаю что-то новое. Давай поплещемся… хотя бы.
        - Плохой получился, - вздохнул профессор. - На испытаниях чуть не убил пятерых десантников. Отправили на доработку. Какие будут рекомендации по планете? Санировать?
        - Вот они! Они! Лорд!
        - Где барон? Я тебе сейчас ноготки-то повырываю, - сказал Хантер, щелкнув перед глазами капитана пассатижами.
        - Вы меня будете бить, - проблеял он, разглядывая пустой ящик. - Я все стволы сдал на пристрелку… То есть, пристреливал я их, конечно, сам, но как-то поленился тащить обратно… Думал, мы вдвоем дотащим…
        - Отпусти старосту, пришелец! - произнес чей-то уверенный голос.
        - Виноват. Ну, раз так, я приготовлю автоматические переводчики.
        - Неси! - десантница разжала отнюдь не дружеские объятия.
        Когда все, наконец, стихло, Шейла помогла Хантеру подняться. В залитой веселым солнечным светом таверне царил полный разгром: оглушенные солдаты, словно сломанные куклы, корчились на перевернутых столах и стульях. Дальняя стена… нет, выстрел не пробил в ней дыру. Стены вообще не было: искромсанные обломки бревен, словно гнилые пеньки, торчали в крыше соседнего дома. И посреди хаоса и разрухи, гордая и прямая, будто крепостная башня, высилась Агнесса с гиперзвуковым пистолетом в руке. Ее обычно безмятежное лицо сияло. Но как она устояла на ногах?
        Увидев Хантера, Невтриносов раскрыл рот и съежился, как загнанный в угол зверь. Кларенс выхватил пассатижи и рванулся к профессору. Агнесса едва успела схватить за плечи рассвирипевшего уорент-офицера. Шейла на всякий случай преградила ему путь.
        - Можешь не церемониться, - съехидничал Хантер, и запустил программу, стараясь не глядеть в сторону воскового лица с черными провалами вместо глаз. - Ему пока все равно.
        - Я провожу вас в замок, - сказала Элайша. - И покажу…
        - Гениально! - восхитился Хантер. - Наверное, нас бы отбросило назад и вышвырнуло с орбиты куда подальше. Теперь-то ясно, почему профессор заморочился с орбитальным переходом.
        - Тебя и бить-то противно. Тряпка!
        - Да не ему. Профессор выполнял чьи-то указания. Он ведь хорошо знал, что вырваться с планеты нельзя. Когда-то дальний зонд обнаружил радиосигнал Элайши. Наши ученые расшифровали его и отправили туда спутник-ретранслятор. Когда передачи прекратились, кто-то решил послать туда… постоянный контингент.
        Хантер поднялся в рабочий кабинет и достал из шкафчика два искусно сделанных ожерелья, украшенных сверкающими в свете ламп бриллиантами. Подключил автоматические переводчики к бортовому компьютеру и с головой ушел в работу. Когда он закончил, спустился в шлюзовую камеру и принес охотнику еды. Эйрена нигде не было, в открытый люк задувал прохладный ночной ветер. Порядка ради Хантер выждал несколько минут, посмотрел в непроглядную тьму, закрыл дверь и пошел спать.
        - Что это? - спросила Шейла, словно пытаясь пробить взглядом потолок.
        Когда до звездолета осталось совсем немного, Шейла вдруг вскрикнула:
        - Ты меня так не пугай больше, хорошо? - прошептала она.
        Шейла схватила одежду и влетела в люк. Хантер плюхнулся в кресло, поднял звездолет и понесся над изрытой воронками пустыней.
        Дверь шлюза исчезла, стена вновь стала гладкой и непроницаемой. Звездолета нигде не было видно. Очевидно, «Призрак» остался с другой стороны базы, и Хантер, застегнув термозащитный комбинезон до подбородка, потопал в обход.
        Хантер толкнул дверь, она, к его искреннему изумлению, без усилий открылась.
        Пять человек с трудом влезли в кабину. Теперь на откидном сидении устроился барон. Агнесса и Эйрен кое-как втиснулись между кресел. Кларенс повел «Призрак» над самыми верхушками деревьев, направляя звездолет к далеким горам на севере. Ему казалось, будто ветви расступаются перед безумной мощью крылатой машины, но на самом деле, конечно, их беспокоил срывающийся с корпуса вихрь.
        Профессор оперся подбородком на руки:
        Что-то сдавленно пискнуло. Хантер сорвал со стойки скомканную куртку и выхватил из кармана коммуникатор. Глянул на экран и крикнул:
        - Что это? - крикнула Шейла.
        - В его стиле, - Невтриносов почему-то довольно хмыкнул. - Значит, отпуск удался? Что ж, я рад. У меня для вас две новости.
        Хантер терпеливо дождался окончания пафосного монолога.
        - Тому спать очень хочется, - оборвал Хантер. - Ты что-то хотел сказать?
        Барон, испустив горестный вопль, бросился внутрь. Хантер, оглядываясь на остальных, едва поспевал за ним. Ральн взлетел по широкой лестнице и ворвался в зал, украшенный ярко-красными гобеленами…
        - Вижу я, как не тронул! Ногти щипцами рвать собрался! Он тебе что сделал?
        Эйрен протянул золотой с выбитыми на нем перекрещенными мечами.
        - Там лифт и винтовая лестница. Как у нас.
        Хантер сделал круг, выпустил посадочные опоры и посадил звездолет рядом с оградой. Интересно, куда пропали все жители? Нет, куда может исчезнуть население в Средневековье и без того понятно, вопрос только, где трупы?
        - Гони бумагу! - процедил он. - Эльнор! Обыскать!
        - Готово! - откуда-то издалека донесся голос Агнессы.
        - С каким еще Элайшей?
        Хантер пришел в полный восторг:
        - Ничего себе аппарат. Зачем столько? Слонопотамов на куски рвать?
        - Ты понял, что он сказал? - удивилась Шейла и у Кларенса по коже побежали мурашки. В горле мгновенно пересохло.
        - Где барон Ральн? - грубо спросил Хантер.
        Тед немного помялся, словно ему было тяжело продолжать, и быстро заговорил:
        Хантер открыл грузовой люк, выдвинул пандус и вывел гусеничную тележку с демортификатором. Аппарат был похож на солярий: точно такой же полый цилиндр длиной примерно в рост высокого человека, и панель управления с экраном и кнопками.
        - Что это… профессор?
        - Агнесса, Шейла! - весело крикнул Хантер. - Возьмите этот совсем мертвый труп и отнесите на… гм… процедуру.
        По «сковородке», почти до самых краев, побежали трещины. Середина ее, словно по ней ударили кувалдой, провалилась и рассыпалась на мелкие осколки. Во все стороны, расходясь от центра, помчалась волна, перемалывая и унося куда-то далеко то, что еще секунду назад гордо именовалось звездной базой.
        Хантер двинул ручку от себя. Звездолет опустил нос и рухнул прямо в зеленое море. Хрипло вскрикнул Эйрен, отчаянно заголосил барон. «Призрак», ломая атмосферными плоскостями стволы деревьев, пронесся сквозь лес. У разбитых ворот Хантер выпустил посадочные опоры и припечатал машину к земле.
        - Шут, - сплюнул капитан.
        - Нас прервали, когда я собирался сообщить вам вторую новость… не знаю, хорошую или плохую. Несколько дней назад пропала связь с одним из наших… эээ… гм…
        - Какой капитан?! Куда?! - встрепенулся Хантер.
        - Скорее, поверенных. В своих кругах он был известен, как барон Ральн. Есть подозрение, что его взяли в плен. Вам надо его разыскать. Заодно проверите систему орбитального перехода. Работает по технологии совмещения пространства.
        Элайша с трудом освободилась от навязчивых объятий и достала с полки книгу. Между страниц лежал сложенный вчетверо лист бумаги. Девушка подала его Хантеру:
        - Неееее… Знааааа…
        - Пощадите! Я больше ничего не знаю! - заголосил тот.
        - Класть… прямо туда? - зачем-то спросила Шейла.
        Сухо щелкнул револьверный выстрел. Выпущенная Шейлой пуля, очевидно, лишь раззадорила чудовище. Оно прибавило шагу.
        - А ничего пушка! - лицо Агнессы осталось безмятежным, но глаза горели, как у девочки, которой подарили на день рождения новую куклу.
        - И?
        Шейла осторожно, словно боялась повредить покойника, опустила тело в камеру.
        Возле частокола стоял высокий человек с арбалетом.
        Кларенс уверенно зашагал по улице. Агнесса заглянула в ближайшее жилище. На безмятежном лице отразилось изумление:
        - Девятнадцать… боевых. И пятьдесят восемь на симуляторе.
        Неожиданно ставший воплощением любезности Хантер тут же поднялся и взял десантницу за локоть.
        - Это нечестно. Я пойду ходячим танком, а вы будете рисковать?
        - Откуда ж мне знать, куда, милсдарь? - затряс бородой крестьянин. - А капитан… как бишь его… Орстед! Он же барона побил, наверное он и забрал! Сарай поджег кто-то, мы водой заливали… а дальше не помню…
        - Мне кажется, кто-то должен оставаться в звездолете, - откликнулась Агнесса. - Пока мы не убедимся в безопасности.
        - Орстед, ты стоишь перед великим королем стихий по имени Валя, - начал он фальцетом. - Я заточен в темнице и у меня нет никаких развлечений, кроме пыток моих подданных.
        - Интересно, что будет, если подойти к планете снаружи… ну, из глубокого космоса? - Шейла размышляла вслух.
        Ученый стыдливо отвел глаза.
        «Призрак» завис точно над центром гигантской «сковородки». Хантер поставил машину вертикально и сказал:
        Над ухом, казалось, рявкнуло крупнокалиберное орудие. Из всех звуков мира остался лишь всепоглощающий звон. В грудь ударила тугая воздушная волна. Хантер попытался удержаться на ногах, рухнул навзничь и треснулся спиной о воскресительную машину.
        - Не надо… Я видел в таверне… - голос Орстеда сел. Очевидно, капитан сообразил, что дело куда серьезнее, чем он может себе представить. - Я сам приведу барона. Правда, он… как бы сказать… не совсем целый.
        - Нет - значит, и не было! - Хантер двинул ручку тяги до упора.
        - Разумеется, - сказал Хантер и швырнул на постель ожерелье-переводчик. - Придется нам самим браться за дело. Зови Агнессу! Айда шерстить местные таверны!
        - И? - Агнесса спросила это таким тоном, будто выслушивала оправдания провинившегося новобранца.
        - Агнесса! Бахни в стену из своей пушки! - крикнул Хантер и швырнул Шейлу на снег.
        Агнесса сняла с шеи позолоченный ключик и разомкнула наручники. Орстед кинулся бежать. Хантер открыл дверь звездолета и забрался в кокпит.
        - Карты есть? Хоть что-то?
        - Прямо в одежде?
        - Еще ночью. И стоило будить меня в такую рань по мелочам? Хотя бы до полудня могла бы дать мне выспаться.
        - Стойте! - крикнул Эйрен. - Капитан Орстед с отрядом ушел на восток. Наверное, он сейчас в городе. Если повезет, можете встретиться с ним в какой-нибудь корчме.
        - Романтика или рутина: служба в космическом десанте, как альтернатива скучной жизни на всем готовом. Шейлу слушали, раскрыв рты!
        - Здесь и можно было посидеть на солнышке, - печально сказал Хантер. У администрации.
        - Да и ладно. Попробуем прямо так.
        - Мы же вроде договорились, что Шейла будет совмещать…
        Девушка покатилась со смеху. Даже серьезный Эйрен не удержался от улыбки.
        - Интересно, я когда-нибудь попаду на планету без полярной шапки? - ввернул Хантер.
        - Нет. Я не изменник. Я служу лорду…
        Увидев сверкающую огромными глазами-стеклами фигуру с птичьим клювом дыхательной системы, старик забился, замолотил узловатыми пальцами по внутренней обшивке демортификатора и тонко завыл, будто ему воткнули под ноготь иглу. По толпе пролетел многоголосый вопль, и крестьяне, как по команде, бухнулись на колени.
        Хантер вздохнул и побрел в кокпит.
        Хантер обмяк. Он перевел дух и продолжил поникшим голосом:
        - Хорошо, - перебил ее Хантер. - Правда, и так все знаю. Атмосфера прозрачна для какого-то диапазона радиоволн. Скорее всего, на стационарной орбите висит спутник-ретранслятор. Дальше объяснять? Попробуем связаться с профессором. Вдруг чего подскажет?
        - Робота Кустодию можно не брать. Испытаем здесь. Экспедиционный вездеход и мотоцикл - тоже. Но демортификатор проверьте. А новая пушка должна тебе понравиться. Ты любишь такие штучки.
        - Какой еще… компенсации? - профессора передернуло.
        - Зачем? - воскликнули одновременно Шейла и Агнесса.
        Хантер нагло завалил прямо в зал. Три десятка человек, очевидно, еще не пьяные в дым, стучали кружками по столу. Корчмарь за стойкой наливал кому-то новую порцию горячительного. На Кларенса никто не обратил внимания, но едва десантницы переступили порог, на них немедленно посыпались оскорбления:
        Шейла почесала в затылке:
        - Нет, это не женщина… - только и смог вымолвить Хантер. - Это… киборг-убийца!
        Что-то негромко затрещало. Хантер обернулся: пролом в стене почти затянулся, еще минута - и на ровной, темной поверхности не осталось ни царапины. Шейла, не мигая, смотрела на место, где совсем недавно белела пробоина.
        Но город жил. Работали лавки, таверны и даже цирюльни. Горожане, в темно-серых и черных одеждах, маячили среди людей в доспехах.
        - Пустите меня! - рычал Хантер, беснуясь в стальных объятиях. - Я этому мерзавцу нос-то пооткручу! Уши пообрываю!
        - Там! На девять часов! - заорала она, указывая куда-то в сторону.
        Кларенс выключил демортификатор и приказал тележке возвращаться. Повинуясь заложенной в памяти программе, умная машина въехала в грузовой отсек. Захлопнулся люк.
        Хантер открыл люк, забрался в командирское кресло и тщательно пристегнулся. Несколько минут он, водя пальцем по экрану, сверял данные навигационной системы с цифрами в коммуникаторе.
        - Я могу их расстрелять! Из нейтронных пушек, - ответил Хантер.
        Хантер обернулся и честно уставился в обманчиво безмятежное лицо майора Агнессы Крамер.
        Орстед презрительно фыркнул:
        Хантер закрыл за собой дверь. Шейла сочувственно улыбнулась. Они стояли, переглядываясь, пока не открылась дверь, и Агнесса не приказала:
        - И? - безмятежно спросила Агнесса. - Что дальше?
        - Наверное, лорд не любит читать. А раз компьютерных игр у него нет, вот он и развлекается в реале, - в очередной раз съехидничал Хантер. - Я, правда, не понимаю, зачем он вообще полез в замок?
        - Это все, - вымученно пробубнила из-под маски Шейла. - Никого не осталось.
        Кларенс вошел в залитый светом круглый холл и заглянул в несколько кабинетов. Только столы, да компьютеры. Лифты, естественно, не работали, Хантер взлетел по лестнице и остановился перед закрытой дверью.
        - А если я убегу?
        - Это женщина! Правительница Северной Крепости! Лорд, наверное, уже там… Тогда ей конец… Спасите ее, прошу! - взмолился барон.
        Буйство света длилось несколько минут. Наконец, обжигающие краски погасли, огненные кольца перед глазами расплылись и померкли.
        Кларенс развернул кое-как намалеванный план. Непонятные значки, вымаранные надписи, стрелочки и кружочки привели его в замешательство. Постепенно все же он различил обозначения замерзшего леса, ледяную деревню, часть города… Жаль, что карта не в масштабе, конечно… Хорошо, что север обозначен четко.
        Возле позолоченного трона рыжеволосая женщина уставилась в потолок широко раскрытыми глазами. Из ее груди торчали две стрелы, и, казалось, будто белоснежное платье украшено алыми розами. На скуластом лице застыло выражение изумления и, почему-то, неземного блаженства. Из уголков губ на пестрый ковер стекали две застывшие струйки крови.
        Орстед и его солдаты побрели к городу. Когда они скрылись из виду, Агнесса и Шейла втащили барона в шлюзовую камеру.
        - Я это уже понял, - охотник разрядил арбалет и закинул оружие за спину. - Мне наплевать на долг, баронов, лордов и королей, но моему миру… нужна защита.
        - У тебя нет времени. Меня будут искать и обязательно найдут. Тогда мы поговорим по-другому. Я лично вырву твои глаза и буду тянуть из тебя жилы…
        - На складе я нашел несколько дезинтеграторов. Молекулярно-резонансных. У меня в «Призраке» как раз есть свободный слот.
        - Государственная необходимость. Я - королевский посланник. У меня письмо к барону, - Хантер запоздало понял свою ошибку.
        - Вообще-то дезинтеграторы - горно-геологическое оборудование. Ладно, не переживайте, вас я слишком уважаю. Пострадает разве что наш друг Дасти: ему я ничем не обязан. Будем считать, он вряд ли настучит на вас.
        - Когда месяцами с неба сыплет ледяная крошка, метет поземка и облака, кажется, готовы тебя раздавить, сделаешь все, лишь бы уйти от вечного кошмара. И редкими солнечными днями вполне можно пожертвовать. Я понимаю, зачем керианцы хотели малость разогреть собственную звезду.
        - Не надо вешать мне лапшу на уши, первый уорент-офицер Хантер! - осадила его Агнесса. - Профессор, я с вами разговариваю!
        - А что за горами? - неожиданно воскликнула Шейла.
        - Бабы только на это и годятся! И еще рожать!
        - Вот и я думаю: зачем? Лишний расход энергии…
        Шейла достала карандаш и блокнот. Хантер проглядел ее зарисовки - портрет барона, таверну с посетителями, звездолет у деревни. Когда успела?
        Хантер прыснул:
        - Охотник за оборотнями. Когда-то меня звали Эйрен.
        - Мне все равно, - устало сказал Кларенс. - Возьми. Сделай что-нибудь хорошее для людей. Да хотя бы для жителей деревни.
        «Призрак» вышел на сверхзвук. Ударная волна вздыбила снег, и белесый вихрь помчался позади звездолета, безуспешно пытаясь его догнать.
        Кларенс развернул звездолет. Горы остались позади: лесной массив обволакивал их, вдаваясь между вершинами темно-зелеными языками.
        - Неужели тебе все это… не жалко? - вздохнула Шейла и махнула рукой, указывая вниз.
        У выхода Орстед окончательно пришел в себя и попытался лягнуть Агнессу. Та легко ушла от его удара, а вот капитану в наручниках деваться от ее наказания было некуда. И когда десантница рывком поставила его на ноги, Орстед, словно зомби, покорно зашагал впереди нее.
        Невтриносов назвал цифру. Хантер присвистнул:
        - Что ж, - сказал Хантер. - В любом случае, могу доставить вас, куда пожелаете.
        - Шлюхи к элю пожаловали, Дагор меня разбери! - прохрипел кто-то.
        - Как… нет? - прошептала Шейла. - Как-то же барон связывался… со своими кураторами.
        - У вас вроде как есть заместители? - подколол ее профессор. - Соглашайтесь, майор. Я вижу, вы сгораете от любопытства.
        - Край вечной зимы, - вздохнула Элайша. - Ледяная пустыня.
        - Вот это да, - заметила Агнесса с откидного сиденья. - Хантер, ты на весь корпус прославился, как отъявленный разгильдяй. Никогда бы не подумала…
        - У меня много дел, - Агнесса выразительно провела ребром ладони по горлу.
        Агнесса хлопнула дверью. Шейла присела на край дивана. Профессор отдышался, но Хантер не дал ему опомниться:
        Улица закончилась на площади, едва освещенной сумеречным светом. В потолок упиралась светлая башня, от ближайших домов к ней тянулись балки, поддерживающие прозрачный купол.
        - Я… не знаю…
        - Нет, - ответила Элайша. - Мы останемся здесь. Надеюсь, в ближайшее время лорду будет не до замка.
        - Почему ты не наденешь бронекостюм? - поинтересовалась Агнесса.
        Наваждение длилось пару секунд. Кутерьма за броней рассеялась. «Призрак» словно налетел на невидимую стену и провалился в облачную муть. Внизу едва проглядывала поверхность планеты.
        Первым очнулся Эйрен. Он помахал рукой и, шатаясь, заковылял к свету.
        Безусый парень подскочил к Хантеру. Агнесса лишь согнула руку в локте, юноша сложился пополам и скорчился на полу, хватая ртом воздух.
        Кларенс, будто новобранец в наряде, мухой слетал в каюту и принес оружие и патроны. Шейла пощелкала барабаном и сунула револьвер в походную сумку.
        - Зачем это ему? - озадаченно спросила Агнесса.
        - Пленник сбежал!
        - Стоп! - скомандовал Хантер. - Девочки, снимайте маски. Не то, боюсь, ему вторично потребуются услуги воскресительной машины.
        - Удивительно, - сказал Хантер и потянул ручки управления, уворачиваясь от выросшего прямо по курсу горного пика. - Такое чувство, будто что-то не дает набрать нам орбитальную скорость.
        - Нет… нет… только не это! - застонал ученый.
        К полудню Хантер наконец-то оделся, схватил Шейлу за руку и потащил ее к звездолету. Агнесса в полевой униформе, с десантным ножом на поясе, скучала у выхода на посадочную площадку.
        Седоусый гигант попытался ткнуть Шейлу мечом в грудь. Та легко увернулась, подсекла противника и пнула по голове. На секунду солдаты пришли в замешательство.
        - Девочки, идите вы… в баню! - сказал Хантер.
        - Не… не убивайте меня… - сказал мальчик и закрыл голову руками. Обеими руками.
        Наверное, город находился на военном положении. Туда-сюда сновали солдаты. Вооруженные короткими мечами патрули чинно прохаживались по главной улице. Тут и там пострадавшие от огня дома черными провалами зияли в рядах каменных и деревянных строений.
        - Мой замок лежит в руинах, люди разбежались или погибли. Я лучше умру, чем буду служить кровавому лорду! Я готова к смерти! Если у вас еще осталась хоть капля чести, убейте меня быстро!
        - Тогда прошу, защитничек! - Кларенс открыл входной люк.
        - Я не знаю, кто вы! Я говорил только с Элайшей… - ответил барон.
        - Я не позволю глумиться над телом своей… своей… - зарычал барон.
        - Когда на кон поставлена собственная шкура обо мне можно подумать и не то, - пробурчал Хантер, сверяя последнюю колонку.
        Кларенс Т. Хантер выбрался из теплой и соленой, словно человеческая кровь, воды, присел на носовую посадочную опору и залюбовался Шейлой. Рассекая подернутую рябью гладь точно рассчитанными взмахами рук, она мчалась к берегу, точно электрическая торпеда.
        Кларенс внимательно изучил план базы, нашел наружные шлюзы и лишь тогда выключил питание. Экраны терминалов погасли, словно их задуло ветром. Хантер открутил болты, открыл стойку сервера и снял модуль памяти: такое сокровище оставлять нельзя.
        - Уорент-офицер Хантер и сержант Гордон! Покиньте помещение! Я сама переговорю с профессором!
        - Ты не палач. Воин без страха и упрека. Благородный рыцарь. Взгляд, как у тебя мне приходилось видеть много раз. Такие, как ты никогда не ударят в спину…
        - Ты чего, Дагорово отродье? - набычился барон, безуспешно испепеляя обидчика взглядом.
        Ученый почесал квадратный подбородок.
        - Хорошо! Но только завтра! Я должна отдать распоряжения на время моего отсутствия.
        - Больше он так не будет. Не переживай! Я не оставляю следов!
        - Тормоз, - подытожил Хантер. - Я бы еще в грузовом отсеке расчувствовался.
        - Шпак! - презрительно выплюнула майор Крамер.
        - А я думал, вылетим немедленно, - вздохнул Хантер.
        Орстед расхохотался:
        Кое-как он расчертил сетку и нанес на нее точки: поменявшиеся значки. Соединил их линией: получилось что-то вроде дуги. Начертил примерные радиусы и на их пересечении нарисовал кружок.
        Девушки принесли новое тело. Засвистела воскресительная машина, и еще один испуганный мальчуган присоединился к своему товарищу…
        - Я… неее…. знааа…. - проблеял крестьянин.
        Агнесса схватилась за древки, потянула и вытащила их из тела.
        Не белой равнине копошились какие-то тени. Они быстро приближались, принимая очертания окутанных снежной пылью людей и животных. Агнесса выстрелила, вихрь едва не сбил Хантера с ног. Сразу несколько существ разлетелись блеснувшими в лунном свете иглами. Но чудовища наступали стеной и новые тени тут же заполнили пробитую брешь.
        Заскрежетала сталь. Три десятка мечей блеснули в тусклом свете, пробивающемся из окна, затянутого мутной пленкой. Капитан поднял руку, и в зале воцарилась тишина.
        Лишь когда звездолет вздрогнул и ушел в гиперпространство, Хантер перевернул мокрую от слез подушку, встал и отворил задвижку. Шейла заглянула ему в глаза и взяла за руки:
        - Хорошая и плохая? - Хантер попытался заглянуть в ноутбук профессора.
        - Наверное, монстры поглощают энергию! - Кларенс достал из кармана пластиковую трубку в палец толщиной.
        - Стартуем. У нас единственная попытка. Кто-нибудь хочет сказать прощальную речь?
        - Так энто… милсдарь… наверное, капитан его забрал.
        В кресле сидел растрепанный ученый и, не отрываясь, ел глазами майора. Та встретилась уверенным взглядом с Хантером и самодовольно произнесла:
        - Я уже убедился, когда нарезал круги над этим стойбищем. Мимо сенсоров даже полевая мышь не проскользнет, не то, что человек. Нет здесь никого живого.
        - Только взлететь сначала попробуем со всей этой ерундой, - съехидничал Хантер.
        - Ну и горазды же вы дрыхнуть, пришельцы! Кто рано встает…
        Морозный воздух ударил в легкие огненными пальцами. У горизонта, затмевая мерцающие звезды, поднималась молочно-белая луна, заливая ледяное безмолвие призрачным светом.
        - Да ладно, потеряли, - едко заметил Хантер. - Век бы не видели, правда? Идем в разведку. Все вместе.
        Выстрелы загрохотали один за другим. Агнесса скрылась в молочной пелене. Хантер уткнулся носом в плечо Шейлы, закрыл глаза и, что было сил, вжался в снег. Оглушающий гул стих, снова молотом ударил, казалось, прямо в голову и, наконец, окончательно умолк.
        Только теперь Хантер почувствовал, будто к его груди прижалась рука в стальной перчатке. Неужели отказала система обогрева? Нет, шпарит вовсю!
        На лугу как-то сама собой образовалась целая толпа крестьян. Мужчины, женщины, дети. Старики и девушки. Но никто из них ничего не знал о треклятом бароне.
        - Ну, значит все, - спокойно сказал Кларенс и привлек Шейлу к себе. - Иди ко мне, так теплее…
        - Ну?! - крикнула Шейла.
        - Ты, пожалуй, прав, - нарочито безразлично сказал Кларенс. - Тогда идем. Я тебе кое-что покажу.
        В серверной горел тусклый синий свет. Несколько гладко выкрашенных стоек темнели у стены, поблескивая мертвыми глазами сигнальных ламп. У входа, рядом с распределительным щитом, монументальными башнями высились два старинных терминала. Между ними сиротливо валялся перевернутый стул.
        Хантер нацепил кобуру с гиперзвуковым пистолетом, спустился в шлюз, открыл оружейный сейф и похолодел.
        - Убейте выродков! - крикнул Орстед.
        - Походу, ему сломали челюсть. Несите в трюм.
        - Можно подумать, кто-нибудь тебя здесь держит. У тебя деньги есть?
        Кларенс фамильярно похлопал Невтриносова по плечу:
        - Я нашел Орстеда. Он в таверне «Три толстяка» на северной окраине.
        - Но керианцы же как-то взлетали? - воскликнула Шейла.
        В библиотеке повисла безнадежная тишина.
        Хантер стукнул уцелевшую створку ворот и осторожно заглянул во двор: повсюду виднелись следы грабежа. Постройки почернели от огня, из провалившихся крыш торчали обугленные бревна. Каменная громада замка, увенчанная высоким шпилем, казалась покинутой обитателями: створки парадных дверей были распахнуты настежь, в узких окнах не осталось ни одного целого стекла.
        - Можно попробовать, - Хантер внимательно рассмотрел обкусанные ногти. - Но «Призрак» сможет пробить энергетическую оболочку планеты, только если я включу аварийные ускорители.
        Над головой нависали похожие на перевернутые пирамиды дома без окон.
        Кларенс швырнул ей кобуру.
        Ученый от души расхохотался:
        - Керианская архитектура. Я читал в архивах: Кера была довольно прохладной планетой, если не считать полосу возле экватора. Поэтому дома строили наоборот. Крыши накапливали тепло и служили… ну как бы куполом. Приполярные города обносили стеной, защищающей от ветра.
        - Да в чем дело? - встряхнула его Агнесса.
        Ученый едва заметно кивнул. Безжалостный Хантер продолжил:
        - Видели бы вы свои физиономии, - проговорил он, вытирая глаза платком. - Не буду вас мучить: теперь вы - Зуб и Коготь. Специалисты по решению особых проблем.
        Через час Хантер понял, что промахнулся. Он взмыл на пять километров, описал длинную дугу и полетел обратно, переключив сканер на широкий угол. И все равно на экранах ничего не было.
        Хантер спустился в балку и указал пассатижами на острый нос звездолета:
        Не доходя до звездолета, Хантер скомандовал всем остановиться и вынул из кармана пассатижи.
        Отключился автопилот и Хантер схватился за ручки управления. Звездолет не слушался, его неудержимо тянуло вниз, к зазубринам горных отрогов. Корпус вибрировал, словно по нему колотили тысячи стальных молоточков, вихревые двигатели надсадно верещали, указатель компенсатора перегрузок бесновался и «Призрак», точно пуля на излете, бессильно падал на заснеженные скалы.
        Хантер с трудом подавил желание запустить в Невтриносова пистолетом. Сунул разрядник в карман, взял Шейлу под руку и побрел в свою комнату, унося на спине ехидный взгляд ученого.
        Кларенс быстро нашел то, что искал: инструкции для экипажей звездолетов. Но чем больше он вчитывался в текст, чем больше изучал таблицы и графики, тем больше он хмурился, чавкал, сопел и вздыхал. Не все так просто.
        - Только это… Много путешественников прошло через мой замок. Я объединила их заметки в одно целое.
        - Это ты проворонил, Хантер! - безмятежно сказала Агнесса. - Говори только за себя. Мы просто не хотели тебе мешать.
        Эйрен вывел пришельцев через потайной ход. Выложенный кирпичом узкий тоннель вел почти в ту самую балку, где Хантер оставил звездолет.
        - …жив? Кларенс, не молчи! Пожалуйста!
        Лес понемногу редел, сменяясь разделенными перелесками бирюзовыми лугами. Какое-то поселение - два десятка домиков, окруженных частоколом из почерневших от времени бревен, уплыло под атмосферную плоскость. Кларенс накренил машину и на вираже разглядел обугленные остатки сарая. На единственной улице не было ни души.
        - Все в порядке. Все хорошо. Скоро мы будем дома, - только и смог вымолвить он.
        - Ух ты! Я давно слышал о ней, но не думал, что кто-то сумел ее создать. Там проблемы с линиями равных энергий.
        Хантер выключил ускоритель, настроил бортовой компьютер на возвращение и ушел в каюту. Заперся и рухнул на койку, не обращая внимания на попытки Шейлы и Агнессы выломать дверь. Наверное, на нем лежит какое-то проклятье: видеть в подробностях гибель родного мира.
        Хантер ударил кулаком по красной кнопке:
        - Не наглей, Хантер! - ученый окончательно пришел в себя, - Использование оружия особой мощности строго регламентировано!
        Крышка поднялась, и Хантер помог целому и невредимому барону выбраться в трюм.
        - Я еще не закончил. Профессор, какая энергия у вашего экспериментального пистолета?
        Девушки отнесли тело в трюм «Призрака». Воскресительная машина засвистела и щелкнула. Открылась крышка. Элайша раскинула руки в стороны и отчетливо проговорила:
        Как только стемнело, Хантер включил тепловизоры, но на горизонте уже показались крепостные стены и башни города. Кларенс прошел над паутиной улиц и плюхнул звездолет в глубокую балку в миле от защитного рва.
        В уши рубанул гром, десантницу окутал снежный вихрь. По темной глади зазмеились трещины.
        - Тайны предков я не выдам даже кровавому лорду!
        - Мертвечиной несет - хоть топор вешай.
        Утес
        Звездолет «Академик Юлий Лавочкин» заходил на посадку. Через окошко смотровой башни Хантер наблюдал, как скоростной лайнер-невидимка выпустил опоры и опустился на бетон, заняв почти всю посадочную площадку. На этот раз заседание ученого совета пройдет здесь, в центре разработки вооружений. Среди бескрайних желтых песков, под ослепительно-белым солнцем планеты-полигона.
        Хантер дождался, пока пассажиры покинут корабль, спустился по лестнице и прошел в актовый зал. Его встретил неровный гул людских голосов. Да, сегодня будет жаркая дискуссия.
        Роман Константинович налил чая и открыл упаковку печенья:
        - Кларенс Теодор, - перебил его Хантер. - Вы отлично знаете, что у меня, как и у вас, нет отчества, Джонатан Линдон Стурди! Не пытайтесь казаться глупее, чем вы есть.
        - Юлик! Пожалуйста! Оставь ее. Разве ты не видишь? Ей и без нас плохо.
        - Все честно, - сказал Хантер. - Я привлек внимание к проблеме - этого достаточно. Если я накопаю что-то еще, будьте уверены, я вынесу проблему на обсуждение по новым обстоятельствам.
        - Вспомни «Ромео и Джульетту»! «Вестсайдскую историю!» Да что там литература? Я сам пикировал с пятого этажа за своей любовью. К счастью, упал в сугроб и всего лишь сломал ногу.
        - Наверное, антенна отвалилась! - воскликнул Юлий и покрутил штекер.
        - Я только этого и желаю, - ответил Хантер и занял место рядом с ученым. - Начну, как говорится, с азов. Все мы знаем, что много лет назад была разработана процедура стабилизации организма. Она позволила во много раз повысить продолжительность жизни. К сожалению, я плохо разбираюсь в биологии…
        Дополнительные занятия по физике закончились. Юлий первым вылетел из аудитории, промчался по коридору и с ходу рванул уличную дверь. Заперто.
        - Даже отказаться от бессмертия?
        - Давайте проголосуем. Я считаю, что вопрос генетического отбора необходимо вынести на общее обсуждение всеми гражданами Галактики. Да или нет?
        - Да что? Не мучай меня!
        - Молодой человек! - пожилая женщина в цветастом платке толкнула Юлия в плечо. - Вы что себе позволяете?
        - Я не буду смотреть, как ты гаснешь на моих глазах, - твердо сказал он. - Выход есть всегда!
        - Спасибо за помощь, - сказал Хантер. - К сожалению, эту процедуру мы проводим не всем. Некоторые люди до сих пор знают, что такое старость. Мы называем их словом «толерант».
        Юлий точно знал: если он опоздает, он не будет жить. Нет смысла влачить жалкое существование разорванной, искалеченной половиной души. И он бежал, бежал со всех ног. И успел.
        - Немного прихрамываю, - поправил Роман Константинович. - Но я не об этом. Разговор будет на другую тему.
        Дальше Юлий не стал слушать. Он выскочил из банка, едва не сбил инкассаторов и со всех ног помчался прямо по лужам. «Надо, надо успеть… Я должен…» - шептал он сам себе. Дома превратились в сплошные серые глыбы, огромный оранжевый шар солнца сверкал в глаза сквозь ветви, но Юлий не видел ничего. Для него теперь существовала только одна-единственная цель: утес! «Я бы освободила тебя…» - сказала Ника тогда, у отца. Значит… нет времени думать и гадать, что случилось!
        - Простите, пожалуйста, - он смутился и сел прямо. - Извините…
        - Ты ведь моя половинка. Ничего удивительного. Обычные законы мироздания. Говорят, если муж и жена долго живут вместе, они становятся похожими друг на друга. Даже внешне. Наверное, биополя приводят к…
        Девушки-операционистки жалостливо посмотрели на него. Да что ж они, сговорились?
        В глазах женщины сверкнула лютая, звериная ненависть. Она было раскрыла рот, но услышала номер своей очереди и заторопилась к стойке с табличкой «вопросы по кредитам».
        - Мой папа это… озвучил, - прошептала Ника едва слышно. - Они сказали…
        - Остановите здесь! - крикнул он водителю, и, едва лязгнули автоматические двери, бросился на улицу.
        Глаза Ники на мгновение вспыхнули радостью, но тут же погасли, стали пустыми и безразличными, словно неведомые чудища осушили ее душу.
        Хантер улыбнулся:
        - Уйди от меня! - равнодушно сказала Ника. - Я тебя не люблю. Живи своей жизнью! Вечной! Я нашла другого!
        Юлий вздрогнул и бессмысленно уставился на пожилую женщину с цветастым платком на голове. Ту самую, из автобуса. Кажется, у нее сын - оболтус.
        - Всем до свидания. Мне здесь делать нечего. Остальные темы меня мало интересуют, - Хантер сунул коммуникатор в карман и пошел к выходу. Он уже открыл дверь, когда Вилли Пат неожиданно воскликнул:
        - Нетрудно догадаться, с чем ты боролся сегодня!
        - Ты неисправимый физик. Это перевозчик неприкаянных душ. Таких, как наши. Ну, на раз-два-три?
        - А почему нет? - возглас профессора Невтриносова прокатился по залу, будто удар грома. - Пусть читает!
        Хантер оторвался от компьютера:
        На остановке никого не было. У Юлия оборвалось сердце: неужели она не пришла? Не может быть! Он в растерянности почесал затылок и вдруг, сквозь прозрачную стену недавно построенного банка, увидел Нику, сидящую на диване для посетителей.
        - Хочу вас напугать! - улыбнулся Роман Константинович. - Да я бы и не пришел, если бы не хорошие новости. Я, кажется, выбил квоту на бессмертие. Жаль, больше ничего не могу сказать. Сплошные загадки.
        - Вы не видели… - задохнулся он.
        Юлий вспомнил жену Романа Константиновича: маленькую нескладную женщину с огромными, несуразными очками на худом лице. И ради нее он, белокурый красавец, падал из окна? Да не может быть!
        - Зачем же вы полезли не в свое дело? - перебил доцент Стурди.
        - Я же тебе говорила, если будет плохая погода, пойду в банк, - нарочито важно сказала Ника, пряча гаджет в рюкзак. - А ты все витаешь где-то в облаках. Нет бы меня послушать!
        - Нет, подожди! - качнула головой Ника. - Все не так! Это я должна…
        - Интеллигент. Студент, небось?
        Она не договорила. Что-то щелкнуло, сбило с ног, и Юлий, прижав к себе девушку, повис над пропастью, опутанный прочной сетью.
        - Потому что я буду разбирать этические проблемы. Итак, процедура стабилизации организма заключается…
        На улице, стоя под нудной моросью, он прижал девушку к себе.
        - Вот почему вы хромаете! - вырвалось у Юлия.
        - Я забыла сказать, - Ника слизала с губ дождевые капли. - Сегодня ты ночуешь у меня. Это не обсуждается. Добираться до университета от моего дома гораздо ближе.
        - Поменьше эмоций, - поморщился доцент Стурди. - Говорите по существу.
        Юлий, как обычно, примчался к банку сразу после занятий. Но девушка не появилась. Почему? Где она? Такого никогда не случалось! Юлий торопливо набрал ее номер. «Абонент недоступен» - ответил беспощадный автомат.
        - Значит, будет серьезный разговор?
        - А вы разбираетесь в законах, - процедил доцент Стурди, исподлобья глядя на своего оппонента. - К счастью, в следующем заседании я уже не буду председателем. У вас все? Тогда садитесь.
        - Хорошая политика.
        И снова и снова прижимала Юлия к постели.
        - Вот бесстыжие! - резкий женский голос вернул его с небес на землю. - Вы только посмотрите на них! Давайте, прямо здесь займитесь развратом! Покажите нам, что умеете! Ну же!
        - Про утес она бормотала, точно! Кого-то хотела освободить. Мы еще подумали, вот дела. Такой интеллигентный парень и в тюрьму попал…
        - Пусть читает! - донеслось из зала. - Обойдемся без голосования!
        - Будет. Вы что, питаетесь одними шпротами? Уничтожили недельный запас!
        - Доказал возможность перелетов методом совмещения пространства, - добавил из своего угла Вилли Пат. Его глаза странно блестели. Не зря инженеры, кроме реализации проектов ученых, решают еще и этические вопросы.
        Щелкнул замок. На кухню заглянул хмурый мужчина с изрезанным морщинами лицом и пустыми бесцветными глазами. Юлий посмотрел на Нику, быстро оделся и спустился в подъезд, даже не попрощавшись с девушкой. Он думал, у них впереди вечная жизнь.
        Несколько секунд Юлий пытался унять сумасшедшее биение сердца.
        Несколько месяцев пролетели незаметно. Юлий почти переехал из студенческого общежития в квартиру к Нике. Ее родители нисколько не мешали влюбленным. Наоборот, казалось, они радовались счастью дочери. Лишь в равнодушных глазах Вадима, угрюмого водителя, иногда мелькало что-то враждебно-завистливое. Ревность? Но с Никой шофер общался в дежурно-вежливом тоне, и Юлий махнул рукой.
        Юлий кивнул. Ника взяла его за руки, посмотрела ему в глаза и выкрикнула:
        - Если бы все зависело от меня, да, - твердо сказал Юлий. - Без колебаний.
        В зале воцарилась тишина. Хантер положил на трибуну коммуникатор и начал чтение своим ленивым, чуть тягучим голосом.
        И Хантер закрыл за собой дверь, оставляя жаркие дискуссии ученых позади.
        - Хорошо. Я покопался в архивах, нашел обрывки дневника одного выдающегося человека и обработал записи. Раскрасил сухие строчки, добавил кое-какие детали. Давайте я зачитаю вам то, что у меня получилось, а потом поставлю на голосование свое предложение.
        Пока шла обычная рутина выборов председателя, Хантер высматривал в зале знакомые лица. Профессора Невтриносова он увидел сразу: могучий ученый возвышался над соседями на целую голову. Рядом с ним, положив руку ему на локоть, сидела Лилианна Андреевна. Еще бы. Тема как раз для главного врача центра. А вот и Вилли Пат - круглолицый изобретатель пристроился в самом углу, и нервно разглядывает свои руки. Чего он так волнуется? Не ему же выступать!
        - Это неправда! - наконец, закричал он и шагнул вперед. - Да что случилось? Только не лги!
        Наконец, на трибуну взошел доцент Стурди - высокий и худой мужчина с открытым и приветливым лицом. Он откашлялся и сказал в микрофон приятным баритоном:
        - Надеюсь, мой отец выбьет на меня квоту. Ну, или что там у них есть. У папы связи в правительстве, в самых верхах. Большие люди надавят куда надо… Ой, я совсем забыла!
        Кто-то позвонил в дверь.
        - Не хватало нам устраивать здесь литературный вечер! - отрезал доцент Стурди.
        - Наверное, водитель, - сказал Роман Константинович и вышел в прихожую. - Собирайся, жених! Грызи гранит науки!
        - Понял. Тогда прощай, - сказал Юлий и пошел к обрыву.
        - Именно, - подхватил Хантер. - И это вызывает серьезные проблемы в обществе даже сейчас. А на заре цивилизации надежду на вечную жизнь получали немногие счастливцы. Иногда их жизнь превращалась в долгие годы неописуемых страданий. Медленная, изощренная пытка. Века адских мучений, как вам такое?
        - Мы прыгнем вместе. И обманем всех! Устроим бунт! - Юлий выпустил девушку из объятий и встал на самом краю обрыва. - Я не смогу без тебя. Понимаешь, не смогу!
        Печальная улыбка пробежала по тонким губам Ники:
        - А правительство? - отчаянно воскликнул Юлий.
        - Уважаемые члены ученого совета! - сказал доцент Стурди. - Прошу воспользоваться пультами на подлокотниках ваших кресел! У вас пять минут!
        Техники приготовили оборудование. На дисплее вспыхнул вопрос Хантера.
        - Один! Два! Т…
        - А это подарок от моих неизвестных нанимателей. У них много интересных игрушек, - ухмыльнулся водитель. - Спокойной ночи!
        - В окно! - хохотнула Ника.
        - В пропасть, - выдохнул он. - Я не буду жить без тебя. Какой смысл?
        - Все мы под луной танцуем, - невпопад сказал Юлий.
        Воображение стало рисовать картины одна страшнее другой. Вот Ника, всегда такая аккуратная и точная, зачем-то перебегает улицу и ее сбивает грузовик. И она, закрыв глаза, неподвижно замирает у тротуара… Или на нее нападают парни из подворотни…
        Ника терпеливо дождалась, пока Юлий не покончил с едой, вскинула руки ему на шею и прижалась губами к его губам. От девушки пахло дорогими духами.
        - Ну, знаете! - Юлий вскочил и едва не испепелил женщину взглядом. - Если у вас в жизни никогда не было любви, так нечего завидовать другим!
        - Видите ли, - вздохнул Хантер. - Я нашел еще четырнадцать подобных случаев. Как вы считаете, имеем ли мы право грубо калечить человеческие судьбы?
        - Роман Константинович… Здравствуйте… - только и смог сказать Юлий.
        По залу прокатился смех.
        Ника прижалась к груди Юлия, и он ощутил, что девушка дрожит, будто на улице стоит лютый мороз.
        - Наверное, учебное судно из мореходки, - произнес Юлий.
        - Была, была она здесь! - старшая махнула рукой в сторону двери. - Влетела, как угорелая, мечется туда-сюда, сама с собой болтает. Охранник ее и выставил.
        - Но я люблю тебя!
        - Чего придумали, голубки, - раздался безразличный голос водителя. - Какие прыткие. Еле успел!
        Юлий взял Нику под руку, и они вышли из банка.
        - Ника! - хотел крикнуть Юлий, но из груди вырвался только полушепот. И все же она услышала его и обернулась. Массивный ободок слетел с ее головы и, сверкнув на солнце, исчез в пропасти. Теплый весенний ветер сразу же растрепал пряди, и волосы рассыпались по плечам.
        Роман Константинович включил телевизор. Экран зарябил, из динамика будто зашипела разъяренная кошка.
        - Спасибо, Вилли, - Хантер заглянул в коммуникатор. - Одним словом, академик Юлий Ефимович Лавочкин, примерный семьянин и великий физик, как мог, глушил работой нестерпимую боль утраты. В те далекие времена не знали того, что кроме биологической смерти есть смерть информационная. И Лавочкин, в конце концов, умер. Но в его беспросветно долгой жизни была короткая, как взрыв атомной бомбы, вспышка счастья и любви. А память о возлюбленной он пронес через века.
        - … по городу прокатилась новая волна самоубийств, - высокий голос диктора, казалось, больно резанул по ушам. - Сегодня ночью женщина бросилась в море с утеса. Власти собираются перекрыть дорогу…
        - Вот где ты! - счастливо засмеялся он.
        - В устранении ошибок деления клеток, повышении эффективности репарации ДНК и активации теломеразы, - подсказала с места Лилианна Андреевна.
        - Я думал, вы меня убьете, - наконец, вымолвил он.
        - Заправляйся, студент. Ты думаешь, я ничего не знаю? Выбор моей дочери - ее личное дело. Я не собираюсь в него вмешиваться. Ей восемнадцать лет и она сама отвечает за свои поступки. Мужчины в этом возрасте идут в армию убивать друг друга. Так что ж, девушка не может сама разобраться в собственной жизни?
        - Да потому, друг мой Вилли, что Лавочкина - это фамилия его жены! Первой и единственной любимой.
        - Что она говорила? - выпалил Юлий. - Постарайтесь вспомнить? Умоляю! Это важно!
        - Попытки грубо разбить любовь калечат юные тела и души.
        Ника прыснула и перебила его:
        - Я. Нашла. Другого, - раздельно повторила Ника. - Ты не понял?
        - На этом почти все. Ника вышла замуж за Юлия. Он видел, как стареет и угасает его любимая, но поделать ничего не мог. Она умерла от старости на его руках. А потом Юлий делал то, что ему было предписано. Женился, работал. Стал основателем теории межзвездных полетов. Описал вихревые двигатели.
        Роман Константинович заглянул в холодильник:
        Женщина еще что-то болтала, задавая себе вопросы и тут же отвечая на них, но Юлий ее уже не слышал.
        - Стой. Ты куда?
        Девушка, тонкая, хрупкая и беззащитная стояла на краю скалы, не решаясь оборвать нить своей жизни.
        - Что ж, - сказал доцент Стурди. - Решение не принято, Хантер! Тема генетического отбора закрывается на девятьсот девяносто девять лет, считая с нынешнего дня! Надеюсь, вы не будете оспаривать результаты?
        - Что вытаращился, студент? - продолжила женщина. - Ты мужик, вы всегда не тем местом думаете! Но девка твоя могла бы постыдиться! Шлю…
        Ведущая новостей что-то еще говорила, но Юлий не слышал ее. Он видел только потемневший цветастый платок на голове покойницы, замершей в страшной неподвижности среди нагромождения отполированных морем валунов.
        - За те деньги, что мне платят, я готов нырнуть за тобой, друг Юлий! Но лучше обойтись без лишнего героизма, - разглагольствовал обычно немногословный водитель. - У меня строгий приказ немедленно доставить тебя на процедуру. А ты, красавица, поедешь домой к отцу. Будешь сидеть дома тише воды, ниже травы! Поняла?
        Ника схватила его за руку:
        Хантер пожал плечами:
        - Папа? - спросила растрепанная и заспанная Ника. Никто не заметил, как она появилась в дверях. - Что ты здесь делаешь?
        Юлий несколько секунд сидел, открыв рот.
        Все рухнуло в одночасье, весной. Уже сошел снег, и неугомонные ребятишки пускали в ручьях кораблики. Счастливые, они жили сегодняшним днем, не задумываясь ни о простуде, ни о скором наказании за вымазанную одежду и обувь. Бессмертие их тоже не волновало.
        - Первый курс, - рассеянно сказал Юлий. Вглядываясь в расплывчатые очертания зданий, он пытался понять, где сейчас едет автобус.
        А ночью Ника, раскрасневшаяся от страсти, в прозрачном пеньюаре, с распущенными по плечам длинными темными волосами, жарко шептала:
        Когда голосование закончилось, Хантер прочитал на дисплее: «за» проголосовали только трое из почти четырехсот человек. И пятеро воздержались.
        Юлий бросился в банк:
        - Вся жизнь студента проходит в борьбе, - важно ответил Юлий набитым ртом. - Или с голодом, или со сном.
        Юлий замер, он ощутил, будто летит куда-то далеко, в страну вечной юности…
        - Простите нас. Извините…
        - Мы ценим ваш литературный талант, Хантер, - ехидно произнес доцент Стурди. - Но причем здесь предания глубокой старины? Что вы хотели сказать нам этим примером? Говорите только по существу и без лирики.
        - Здравствуйте, уважаемые коллеги! Я очень благодарен за оказанную мне честь стать избранным председателем текущего заседания Совета Ученых и Ведущих Инженеров. Объявляю заседание открытым. С докладом «проблемы генетического отбора и их влияние на жизнь отдельных индивидов» выступит ревизор Кларенс Теодорович Хантер…
        - Разве я начал коверкать имена? - усмехнулся Хантер. - Вы, конечно, хотите сорвать мне доклад, тема для вас очень неприятна. Но не дождетесь, не будь я ветераном Десантного корпуса!
        Утром Юлий, поцеловав спящую подругу, вышел на кухню и едва не уронил чашку с водой на пол. За столом, прямой и суровый, сидел отец Ники.
        - В настоящее время выбраковывается не более половины процента индивидов! - возразил доцент Стурди. - И, чтобы исключить ошибки, мы делаем стабилизацию организма лишь в конце переходного возраста - когда формирование личности практически завершилось.
        - Сколько-сколько случаев? Четырнадцать? Это даже не статистическая погрешность! Это ничто! Но, в любом случае, я обязан спросить, что вы хотите от нас? Только не предлагайте стабилизировать организм всем подряд! Это абсолютно исключено!
        - Ох уж эта молодежь, - прокряхтел седой вахтер, поднимаясь с кресла. - И этот еще из лучших.
        - Конечно! Никто не помешает нам провести ночь вдвоем!
        - Ты сегодня обедал? Хотя бы добрался до столовой? - наполовину шутливо спросила Ника. - Так можно гастрит заработать. Как говорит моя мама: самая лучшая голова ничего не стоит без желудка.
        Ника достала из рюкзачка термос, от которого как-то по домашнему пахло кофе и сэндвич - два ломтика хрустящего белого хлеба с прослойкой ветчины. Юлий торопливо засунул в рот половину бутерброда.
        Она грустно посмотрела на женщину, покачала головой и кротко сказала:
        - Постой! Минутку! Хантер, откуда ты знаешь, что Юлий Ефимович… ну, академик, страдал и пронес любовь через века… и как ты там еще говорил… прожил беспросветную жизнь?
        Она достала телефон и вызвала такси. Через час Юлий уплетал пирожки и разглядывал в окно раскинувшийся перед ним сверкающий ковер города.
        - Ты просто еще маленький, - Ника покачала головой. - Подрастешь и станешь таким же, как твой профессор. Но все равно мой отец возьмет тебя в свою фирму. Он говорит, ему нужны головы. Ты согласен?
        Девушка осеклась, схватила Юлия за руку и сказала:
        - Привет! Садись завтракать. Можешь не торопиться, водитель тебя отвезет.
        Раздалось негромкое шипение. Что-то больно укололо в шею. Мир перед глазами расплылся и Юлий провалился в черную пустоту…
        - Отец забыл дома телефон. Я нашла в нем запись разговора… того, когда папа хотел договориться обо мне. У него ничего не получилось. Ему отказали. Если уж он не смог ничего сделать, нет смысла ждать и надеяться…
        - Да как же с тобой хорошо, любимый… Так хорошо просто не может быть. Я не верю, нет…
        Вадим достал большой пистолет и вложил в ствол дротик, вроде тех, какими усыпляют опасных животных.
        Хрупкая и маленькая, она уткнулась в электронную книгу, то и дело поправляя модные очки-блюдца. Юлий бросился к девушке, сел рядом и схватил ее за руку.
        Ника сверкнула глазами:
        - Все физики пытаются найти объяснения очевидному? - перебила его Ника. - Нет, вот честно скажи!
        - Родители на другой квартире? - «догадался» Юлий.
        - Подчиняюсь мнению народа, - сказал доцент Стурди. - Вам зеленый свет, Хантер.
        Ника положила его руку себе на талию:
        - Ты все шутишь. Я же вижу. Я чувствую тебя, как свою частичку. Это так странно.
        Щелкнул замок. Юлий выскочил в промозглый осенний вечер. Косые струи осеннего дождя ударили в лицо. Ноги едва не свело судорогой от холода. «Вот я дурак! Надо было надеть непромокаемые ботинки. Мама же говорила!» - обругал себя Юлий и бросился на остановку.
        Автобус едва не окатил его фонтаном грязной воды. Юлий влетел в салон, сунул кондуктору деньги и сел у окна, подставив промерзшие ноги потоку теплого воздуха из обогревателя. Захотелось спать. Глаза начали слипаться…
        Сетка вздрогнула и поползла вверх. Вадим, отдуваясь и кряхтя, вытащил беспомощных влюбленных на твердую землю.
        Потом они сидели на кухне и, прильнув друг к другу, ели шпроты прямо из банки. А у их ног переливался многоцветьем огней ночной город.
        - Юлик, - прошептала Ника, не отрывая от экрана взгляд. - Если бы папе отказали, я бы освободила тебя. Как она…
        - Они не из правительства. Инопланетяне? Чудовища? Какая-то тайная организация? Никто не знает, кто это! Но у них нет сердца! «Генетический отбор даже не обсуждается!» - вот их слова! Оказывается, у тебя есть невеста. Предписанная ими. Да, так и сказали! Предписанная!
        Юлий поразился холодному рационализму своих «кураторов».
        - Пусть женится. Она подождет. Пятьдесят и даже семьдесят лет - не срок для бессмертных.
        - Учись! Правильно! Мой-то оболтус не выучился и теперь на заводе вкалывает. А что? Не всем же быть учеными. Машины тоже собирать нужно! К вечной жизни он не пригоден, ну и пусть! Ему и обычной, человеческой хватит! Женится, детей родит! Все, как у людей!
        - Тела? - удивился Юлий.
        Доцент Стурди рассмеялся:
        - Только некоторые, - сказал он. - Наш заведующий кафедрой никогда не переводит часы. Он вывел формулу и каждый раз, как ему нужно узнать время, считает по ней в уме. Вот он - зануда. Я по сравнению с ним юморист из популярного телешоу.
        - Хантер готов устроить конфликт даже на пустом месте.
        Юлий привлек девушку к себе. Она положила голову ему на плечо.
        Доцент улыбнулся:
        - Давайте перейдем к делу, - Стурди постучал по трибуне. - Прошу вас!
        Юлий бросил взгляд на горизонт и увидел корабль, залитый оранжевым пламенем заката. Темно-серый, с горой огненных парусов на мачтах, он легко взбирался на пенистые гребни и тут же проваливался в ложбину между волнами, пронизанными белыми прожилками.
        - Конечно. Я ведь люблю тебя. Люблю больше всего на свете. Больше жизни. И готов на все ради тебя.
        - Не знаю, сумеешь ли ты когда-нибудь простить своего лучшего друга… - начал Юлий.
        Немыслимое
        «Bartender is shiny stuff and dreams are made of stooped necromancers. He sings like a banana wrist, having strayed to close to the constellations on their shaved skulls. The rain of frogs ended, and the rain of blood comes down. Doing the flips then I'll be gone! The whole city was an image…»?
        «Бармен - это сияющий плащ, и сны сделаны из сутулых некромантов. Он поет, как запястье банана, скитаясь возле созвездий на лысине их черепов. Закончился дождь из лягушек и начался кровавый дождь. Прыгай, и я буду уничтожен! Весь город - это всего лишь образ…»
        Карантинный корабль вышел на орбиту. Излучатели, похожие на волдыри на матовой обшивке звездолета, повернулись к покрытой сине-зеленой растительностью поверхности планеты. Нарисованный на борту чумной доктор - эмблема карантинной службы, казалось, издевательски улыбнулся обреченным обитателям.
        - Муалгламмэээ глаааумзт блууарс!
        - Нет, не нравится, - определенно ответил неизвестный. - Я уже сказал, чего хочу. Но, раз у вас нет, я пошел. Всего хорошего.
        - У нас такого никогда не было, мистер.
        - На колени, сучка!
        От смертоносного визга заныли зубы, казалось, вот-вот лопнет мозг. Спина покрылась липким холодным потом. Едва смолк леденящий душу вой, Кларенс прыгнул и трижды нажал на кнопку разрядника. Кто-то, распахнув дверь, ринулся на улицу. Молния ударила в металлический столбик в проеме. Не страшно: вряд ли одиночный монстр опасен.
        Джек ухмыльнулся, оскалив гнилые зубы:
        - Виски? Джин? Ром? - голос бармена странно дрожал. Чего он боится? Этого хлюпика?
        Развлечься с краснокожей красавицей не вышло. Рану в боку печет так, словно между ребер вонзили раскаленный стержень. Проклятый индеец… Приходится заливать страдания виски.
        - Так что же это? - жалобно забормотал незнакомец. - Конфликт? Ну, извините меня, пожалуйста.
        Кларенс выхватил из стойки бутылку и швырнул через барьер. В уши вонзился режущий визг, словно кто-то провел по тарелке гигантским ножом. Брызнули осколки. Ничего себе заявка на победу. Хантер поднял разрядник, молния осветила салун. Здесь все враги, в кого-то да попадешь.
        Пустить бы уроду Элмеру пулю в башку, да где взять нового подрывника? Скотина, даже сейф взорвать не может. Сплавил серебро в ком. Ограбление псу под хвост, а так удачно все начиналось…
        - Эй, Кара! - обратился Джек к вульгарной девице в углу бара. - Сегодня ты моя. Плачу серебром!
        - А ну стоять, живо, сучка! - Джек пыхнул незнакомцу сигаретным дымом в лицо.
        - Ну, тогда…
        Все стихло. Зашуршали, рассыпаясь в пыль, дымящиеся тела. Туманная фигура обрела плоть. Бармен стал самым обычным молодым человеком. Если, конечно, не знать всего, что произошло.
        - Выпустите меня. Пожалуйста. Я же не сделал вам ничего плохого!
        - Ты не человек, - прорычал Джек. В баре воцарилась полная тишина.
        Тот закашлялся и заныл:
        Парень прошел к стойке и уставился прямо в глаза бармену. Тот замер.
        - Начинаем процедуру полной санации! - скомандовал капитан. - До выхода в точку «ноль» - одна минута!
        Тот немедленно выполнил приказ.
        Привидение бросилось к проходу. Раздался шлепок. Кто-то утробно завыл и рухнул на пол. Минус один.
        - Уполз куда-то, - мрачно пробурчал Джек. - Будет вонять. Лучше бы сдох на месте.
        - Принеси мне… текилы. Из Венесуэлы.
        Когда остатки того, что еще недавно называлось жизнью, вознеслись в стратосферу, капитан записал в бортовой журнал: «Санация успешна. Излучатели работают удовлетворительно. Перегрев четвертого и двенадцатого резонаторов. Требуется плановое обслуживание. Возвращаюсь на базу. Прибытие рекультивационного судна - через две недели после спада уровня ионизации».
        Джек ожидал чего угодно - протеста, мольбы, агрессии, но только не рабской покорности или готовности немедленно, без сопротивления, подчиниться первому требованию. Развлечения не получилось. Злоба, и ярость застлали разум, и без того затуманенный парами спирта.
        Посетители захохотали, обнажив гнилые зубы.
        Бармен вспыхнул белесым светом и достал из-под серой мантии блестящий жезл.
        Вспыхнули зеленые лампы. Излучатели окутались красно-голубым светом. Жесткое излучение ударило в планету, навсегда выметая из ее коры все живое. Там, где прошел карантинный корабль, небо окрасилось в кроваво-красный оттенок. Цвет выжженной органики. Цвет смерти.
        - Я не хочу пить. Мне нужна информация, - приторно промямлил юноша.
        Но строители так и не прилетели.
        - Меня уже занял Генри!
        - Вы правы, - покорно ответствовал незнакомец, опустив очи долу.
        - Зачем ты пришел? - нервно спросила она. - Кто тебя послал?
        Джек осклабился: еще одно развлечение на вечер. Что-то зачастили сюда безоружные сучки.
        Снова хлопнула дверь салуна, и Джек не поверил своим глазам: второй чужак за день! Откуда они берутся? Невысокий белобрысый тип обвел посетителей тяжелым взглядом серых глаз и неуверенно прошел к стойке. Он наклонился и зачем-то коснулся грубых досок пола тонкими пальцами.
        - Чего?
        В уши ударил оглушительный гром. Кларенс скрылся за барной стойкой, успев заметить, что поразил сразу троих. Бандиты рухнули на пол обгорелыми тушами. Вдребезги разлетелось зеркало. Тяжелый осколок едва не задел Хантера и жалобно зазвенел по полу. Помещение наполнили утробные звуки, по крыше салуна что-то загрохотало.
        Хлопнула дверь, и в салун вошел бледный худощавый юноша. Джек сразу отметил: у незнакомца нет даже паршивого ножа. Кажется, намечается веселье.
        Не везет, так не везет. Он, конечно, главарь банды, но не ему ломать неписанный любовный кодекс. За такое могут вручить черную метку. Тогда не отвертишься…
        Бандит выхватил револьвер, взвел курок и нажал на спуск. Но прежде, чем кусочек свинца навсегда распрощался с уютной обителью каморы, незнакомец с дьявольской быстротой метнулся в сторону и поднял руку. В лицо полыхнуло фиолетовое пламя - последнее невезение в жизни незадачливого предводителя банды.
        Молодого человека били, пока он не перестал шевелиться. Ткнув напоследок юношу носком тяжелого ботинка в живот, Джек вышвырнул бездыханное тело на улицу. Когда он вышел отлить, трупа нигде не было.
        Кара скривила ярко накрашенные губки и убрала с лица прядки светлых волос:
        - Брезгуешь? Получи, ублюдок!
        В углу кто-то зашевелился, и пилот поднял разрядник. Миловидная девица в длинном зеленом платье тяжко вздохнула и уставилась на Кларенса, будто на диковинное животное. Ярко накрашенные губы дрожали, тонкие пальцы мяли пачку сигарет. От вульгарности не осталось и следа.
        - Это оскорбление. Живо проси прощения!
        Кларенс осторожно выглянул: вместо вооруженных револьверами пусть и плохих, но обычных людей, сутулились фигуры в расшитых орнаментом плащах. На гладко выбритых черепах темнели узоры из тонких линий. Сердце ушло в пятки. Даже тупому стало бы ясно: главное сейчас - унести ноги. Крутизну надо показывать в другом месте.
        Он без замаха ударил молодого человека пудовым кулаком под дых. Несчастный ударился о бильярдный стол, и сполз на пол.
        Незнакомец, глотая воздух, встал на четвереньки. Джек с размаха врезал ему ногой. Бедолага рухнул на пол и скорчился, закрыв голову руками.
        Время остановилось. Кларенс, словно завязнув в густой патоке, оттолкнулся от пола и вдавил кнопку боевого разрядника. Молния, осветив застывших бандитов, впилась в почерневшее лицо громилы с револьвером.
        Три тела рассыпались мелким пеплом: первая хорошая новость за последние несколько минут. Значит, чудовища уязвимы. Их можно убить.
        Человечек озадаченно почесал в затылке плоским черным предметом.
        Одноглазый Джек рвал и метал: дела шли хуже некуда. Ярость рвалась наружу, но давать волю чувствам нельзя: в салуне десяток посетителей, и у каждого по револьверу.
        - Тебе не нравится наше виски? - злобно ухмыльнулся Одноглазый Джек.
        - Он ваш! - заорал Джек. - Сучка обеспечила нам неплохое развлечение!
        - Отвлеееку стреее… ляй! - провыла туманная фигура.
        - Я хотел… помочь людям.
        - Подожди, Кара, я сам, - раздраженно произнес бармен, яростно сверкнув прозрачными голубыми глазами. - Не надо вешать мне лапшу на уши. Скажи: хотел славы, хотел показать свою крутизну - это будет правдой.
        - Я испытывал экспериментальную систему навигации. Из-за ошибки в программе мой звездолет выбросило возле вашей планеты. В базе данных ее нет. А когда я увидел постройки, послал автономного андроида. Интересно же посмотреть, что здесь такое. Но робот не вернулся. Пришлось действовать самому.
        - Значит, тебя привело любопытство? Значит, не все так плохо. У нас давно идет война между призраками и некромантами, и ты вмешался очень некстати.
        - Борьба света и тьмы? - Хантер почесал в затылке разрядником.
        - Неизвестно где тьма, а где свет. Все гораздо сложнее. Разве ты можешь определить по цвету кожи, хороший человек перед тобой, или плохой?
        Хантер кивнул:
        - Вряд ли. Но зачем ты помогал мне? Твои сородичи вполне могли…
        - Могли, - бармен развел руками. - Но если бы ты не вернулся, твои друзья разнесли бы планету на куски.
        - Запросто, - сказал Хантер. - Зато мы не умеем трансформироваться.
        - Не хотите, - уточнил бармен. - Вы просто компенсируете слабости телесной оболочки технологиями.
        - Зачем вы превращаетесь в бандитов?
        - Вспоминаем навсегда ушедшее прошлое. Пытаемся хоть немного почувствовать недоступные более эмоции. Мы все-таки не совсем мертвые.
        - Играете в ролевые игры? Устраиваете что-то вроде реконструкций?
        Бармен кивнул:
        - Именно. Бар построен на нейтральной территории. И я прошу, нет, умоляю: оставь нас в покое! Пожалуйста, улетай! Я знаю: вы намного сильнее нас. Но раз вы сильнее, то должны быть и намного разумнее. Это наша последняя надежда.
        Хантер задумался: с одной стороны, планету нужно санировать. Но кому мешает этот странный мир на задворках Галактики?
        - Зачем вы уничтожили андроида? - резко спросил он.
        - Считай это несчастным случаем. Рядовые некроманты довольно глупые и агрессивные создания. Без высокого лидера, конечно. Кстати, они никогда не прыгают в темноте.
        Хантер махнул рукой:
        - Считайте, что меня здесь не было. Я буду нем, как могила. Кстати с чего вам взбрело в голову, что мы сильнее?
        Бармен воздел руки к небу:
        - С того, приятель, что однажды вы погубили нас.
        Девица схватила Хантера поперек талии. Распахнув собственной головой дверь, он шлепнулся в липкую грязь под густые струи теплого алого дождя. На траве валялись разбросанные лягушачьи туши. Вот что, оказывается, грохало по крыше.
        - Ничего себе, деваха. Интересно, она призрак или некромант? - пробормотал Хантер и побрел к звездолету, вытирая с лица солоноватые капли.
        Планета превратилась в туманное грязно-бурое пятно, едва заметное между ярких звезд. Хантер провел ладонью по лицу и покачал головой. Как только «Призрак» уйдет в «кротовую нору», пространственная рябь, будто круги на воде, разбежится по всей Галактике. Тогда утаить всю эту историю не получится. Ни один звездолет не сможет обмануть систему раннего предупреждения.
        Хантер переключил двигатели на сверхсветовой режим. «Призрак» рванулся вперед. За прозрачным фонарем кабины заплясали звезды. На дисплеях мелькнули цифры скоростей, столбики расходомеров подпрыгнули и остановились у самых ограничителей. Придется провести здесь, в звездолете, несколько месяцев. А может, и год. Есть время разобраться.
        Хантер прошел в каюту, лег на койку и уткнулся в ноутбук, листая архивы времен покорения Галактики. Уже через несколько минут ему стало страшно. В стремлении убрать конкурентов люди не жалели даже разумную жизнь. Жесткое излучение все спишет.
        Санированных планет было столько, что нужную запись Хантер нашел только через пятнадцать минут. Поначалу в нем еще теплилась надежда на то, что вся эта история - трагическая ошибка. Но вскоре стало ясно: уничтожение всего живого на планете тщательно спланировано. Тогда почему не прилетели рекультиваторы?
        И вдруг Хантер понял: они попросту забыли! Это же так по-человечески: устроить апокалипсис целой планете и уйти навсегда.
        Наверное, надо что-то делать, но нельзя же одному сражаться со всей цивилизацией! Это немыслимо! Даже Шейла - милая, ласковая, но в то же время сильная и смелая вряд ли станет на его сторону. Она - человек. Такой же, как и профессор Невтриносов, Дасти Мэйн, Лилианна Андреевна. Никто из них не остановится перед убийством ради призрачного блага.
        Хантер оставил ноутбук на койке и прошел в корму и спустился машинное отделение. В узком коридоре горели только дежурные лампы. Тускло светились сервисные дисплеи. Посвистывали реакторы и преобразователи энергии. Многие считали этот высокий писк противным, даже мерзким, но Хантер любил его. Звук жизни.
        На задней переборке, возле распределительного щита, матово поблескивала панель самоуничтожения звездолета. Хантер открыл ключом крышку, ввел код и повернул первую рукоятку. Перед глазами, как живое, встало печальное лицо Теодора Эллисона. Когда-то, раздавленный горем и равнодушием, он точно так же отправился в небытие…
        Хантер положил ладонь на вторую рукоятку - гладкую и холодную. Одно движение - и начнется обратный отсчет. А потом то, что останется от него и звездолета, разлетится по Галактике. Хантер поднял глаза к потолку и громко произнес, обращаясь неизвестно к кому: «Ну, дай же мне какой-нибудь знак!»
        И случилось чудо. Вспомогательный дисплей правого реактора ярко вспыхнул, по экрану побежали огненные буквы: «Кто находится между живыми, тому есть еще надежда. Кто находится между живыми…»
        Рука дрогнула. Хантер отпустил рукоятку и выругался самыми грязными ругательствами, какие только знал. Ударил по кнопке «отмена» и захлопнул крышку. Дисплей моргнул и погас.
        Тогда Хантер бросился в кабину и застыл, пораженный: далеко внизу раскинулась знакомая пустыня. У горизонта маячило серое пятно, едва заметное в белесой атмосферной дымке: купола центра разработки вооружений. Планета-полигон. Милый, уютный дом на краю Вселенной.
        Навигационная система сошла с ума. На дисплее мелькали цифры: то одни координаты, то другие - в тысячах световых годах от первых. Хантер расхохотался и выкрикнул:
        - Анесия! Думай, что делаешь! Мне теперь всю электронику заново калибровать. Нельзя же так грубо!
        Ему никто не ответил. Но звездолет сам, без команды, плавно сошел с орбиты, погасил скорость и помчался к посадочной площадке.
        Хантер набрал на цифровой панели замка сервисный код и заглянул в кабинет Шейлы. Десантница склонилась над столом. Она ничего не замечала, для нее сейчас существовал только тот мир, который она переносила на лист бумаги. Хантер тронул ее за плечо и тут же пожалел об этом: девушка молниеносно швырнула его на пол. В ее глазах промелькнул гнев, который тут же сменился неподдельной радостью.
        - Привет! - закричала Шейла и рывком поставила Хантера на ноги. - Мы с ног сбились тебя искать!
        - Ты бы не могла обращаться со мной поосторожнее? По-моему, рановато вытряхивать из меня песок.
        - Душ тебе точно не помешает. Куда тебя занесло? В джунгли? Или ты снова побывал в замке вампиров?
        Шейла подала зеркало. Хантер оценил себя: лицо в красных пятнах, волосы свалялись и склеились в бесформенный ком. Одежда покрыта коркой засохшей грязи.
        Вместо ответа Хантер прижал Шейлу к себе:
        - Скажи мне. А если бы я оказался один против всех? Против планет, Советов, правительств и даже самого Десантного Корпуса? Против цивилизации? На чью сторону ты бы встала?
        - Конечно, на твою! Без вопросов! - с жаром выпалила Шейла и вдруг сникла: - Нет, подожди. Я бы подумала… У меня же присяга. Обязанности.
        Но Хантера самооправдания Шейлы не волновали. Самое главное она сказала. Значит, есть за что жить и сражаться!
        - Ты знаешь, - вздохнул он. - А я ведь струсил. Сомневался в тебе. Да и в себе тоже. Но теперь все в порядке. Почти.
        Атака дродамахов
        Четыре светящиеся полосы лениво поползли вверх. Через минуту на панели управления вспыхнул транспарант «устройство готово».
        - А можно я… нажму? - спросил Хантер, откинув защитный колпачок с кнопки «Пуск».
        - Валяй, жми! - закричал профессор Невтриносов. - Да быстрее, пока эти дродамахи все здесь не разнесли! По сравнению с ними даже Микомикон меньшее зло!
        - Три, два, один! - Хантер вдавил кнопку.
        По Вселенной пронеслась черная волна. Она свернула пространство и втянула его внутрь машины императора Карадеску. Впрочем, сам император давно почил в бозе. Некогда принадлежавший ему Микомикон - чудовищное устройство, способное сожрать Вселенную, профессор откопал на какой-то галактической свалке.
        Хантер глянул в иллюминатор. Абсолютная темнота, ни намека на звезды или планеты. И даже на сам свет.
        - Похоже, мы остались одни, - вздохнул ученый. - Что дальше?
        - Теперь надо, чтобы внутрь втянуло и нас.
        - Зачем? - только и сумел вымолвить Невтриносов.
        - Вселенную поглотил Микомикон, так? Значит, если мы последуем за ней, то снова будем во Вселенной. И какая разница, внутри или вне машины?
        - Хантер! Не выдумывай лишних теорий! Ты забыл, что надо нейтрализовать дродамахов?
        - А, да, - Хантер вытащил из рюкзака ноутбук и подключил через переходник к разъему на пульте.
        Несколько минут он смотрел на экран:
        - Вот это да! Наш друг Дасти развлекается с подружкой. Он, похоже, ничего и не заметил.
        - Давай, работай! Нечего компрометировать членов Совета!
        Хантер только фыркнул и нажал несколько клавиш:
        - Судя по его способностям, он тот еще герой-любовник. Так, одного дродамаха я поймал. Сейчас я устрою ему глубокую задумчивость.
        Хантер ударил по кнопке. Похожее на шкаф существо с головой-кристаллом расплылось и исчезло. Раздался мелодичный звук. Счетчик нейтрализованных дродамахов показал единицу.
        Через полчаса Хантер оторвался от компьютера:
        - Готово. Всех в намордник - и в клетку. Даже последнего не осталось. Теперь гляну, можно ли инвертировать Микомикон.
        - А если нет? - спросил Невтриносов.
        - Тогда мы навсегда останемся в этом маленьком кусочке пространства-времени. Но мы всегда можем попасть внутрь Микомикона сами…
        Ученый схватил Хантера за плечо и прорычал:
        - Ты что, не проверил, есть ли у машины реверс?
        - Я как-то не подумал об этом. Вы же знаете, один из моих принципов: вперед, а там разберемся.
        Хантер встал к пульту, вооружился словарем румынского языка и несколько минут изучал надписи на кнопках и индикаторах.
        - Похоже, штатно реверса нет, - сказал он. - Ваш выход. Вы же ученый, как-никак.
        Невтриносов грязно выругался.
        - Да… От образованного человека я этого не ожидал, - съехидничал Хантер.
        Профессор одарил его ледяным взглядом, открыл люк и скрылся среди агрегатов и механизмов. Хантер открыл ноутбук и покачал головой. Вселенная быстро превращалась в то, что было до Большого Взрыва.
        Через несколько часов ученый зычно выкрикнул:
        - Давай сюда!
        Протиснувшись сквозь ряды опутанных проводами блоков, Хантер увидел непонятное устройство. К агрегату, похожему на большой полупрозрачный куб, шли три кабеля, подключенные через болтовые клеммы. Подписи гласили: «Самый главный», «Толстый» и «Синий».
        - Если переключить провода, микомикон перейдет в обратный режим, - сказал профессор.
        - Какой порядок подключения? И что будет, если мы сделаем неправильно?
        - Этого я не знаю. Думаю, ничего хорошего.
        - Ладно. Я тут немного поразмыслил, и кое-что придумал, - отозвался Хантер, ловко орудуя разводным ключом. - Готово!
        Снова поползли вверх светящиеся полосы. На экране вспыхнула непонятная надпись по-румынски. Хантер откинул защитный колпачок.
        - Начинай! - приказал профессор.
        - Залп! - прокричал Хантер и вдавил кнопку. Ему показалось, будто произошел Большой Взрыв. Прямо на его глазах рождались и умирали звезды, скручивались в спирали галактики, черные дыры занимали строго отведенные в мироздании места. В лицо дул нейтринный ветер, от которого слезились глаза. Релятивистские струи прожигали на одежде маленькие дырочки. Китель придется менять.
        Чудовищная вакханалия длилась несколько минут, а когда все закончилось, Вселенная вернулась на круги своя. Лишь дродамахи навсегда остались внутри Микомикона.
        - Я с тобой когда-нибудь поседею, Хантер, - заявил ученый. - И какие же провода ты поменял местами?
        - Самый главный и синий. А толстый я вообще отключил.
        - Зачем? - изумился Невтриносов.
        Хантер постучал себя по голове разводным ключом.
        - Послушайте, профессор. Вы - ученый, я - технарь. Пусть и у меня будут хоть какие-то тайны.
        Хантер с профессором выбрались в звездолет. Щелкнули захваты, «Призрак» отстыковался от Микомикона и помчался к линии равных энергий. Пора возвращиться домой.
        Хантер сидел мрачнее тучи - в минуты катаклизма ему удалось разглядеть собственную незавидную судьбу. Через много-много лет он станет скромным ментором-воспитателем в интернате.
        От автора
        Я наконец-то закончил первый сборник рассказов о путешественнике по мирам Кларенсе Теодоре Хантере. Герой прошел путь от студента до пилота, ветерана Десантного корпуса, ревизора Совета Ученых и Ведущих Инженеров. Его становление закончено. Все следующие рассказы пойдут во второй сборник - Хантер попытается сделать жестокую цивилизацию людей немного добрее. Что у него получится? Пока не знаю.
        Если вам понравилось, ставьте лайки и комментируйте. Если же не понравилось - критикуйте. Пишите, что можно исправить. Если же вы не хотите читать мои рассказы - прочитайте. Вдруг вам понравится? Я, конечно, не Лем, не Стругацкий и даже не Апчеха, но я старался для всех вас, все-таки как-никак.
        Максимилиан Борисов, он же Максимилиан Жирнов.
        notes
        1
        Может показаться, что Галактическая Конфедерация только и делает, что воюет. На самом деле Звездный Флот и Десантный Корпус многофункциональны. Они выполняют функции МЧС, обеспечивают безопасность при исследовании планет, проводят дальнюю разведку. В общем, выполняют самую грязную работу. Не зря желающих сменить «рутину на романтику» находится не очень много.
        2
        Генри Зае - древний император, который прославился тем, что завоевывал планеты, разрушая их ковровой термоядерной бомбардировкой с орбиты. Медаль его имени выдается человеку, уничтожившему враждебную цивилизацию. Впрочем, существование императора не подтверждено. (На самом деле это пасхалка).
        3
        Пилоты в десантном корпусе на вес золота. К сожалению, их работа считается одной из самых тяжелых и непрестижных. Разумеется, и полковник, и профессор Невтриносов начали рвать бедного Кларенса на части. Тем более что профессор давно мечтал получить на планету-полигон постоянного пилота.
        4
        На нем вернулся Теодор Эллисон, который 13 лет назад инициировал на Земле операцию «Живодер».
        Примечания

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к