Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Бондарь Дмитрий: " Красная Радуга " - читать онлайн

Сохранить .
Красная радуга Дмитрий Борисович Бондарь


        # По мотивам игры Diablo2.


        Бондарь Дмитрий Борисович
        Красная радуга

        Пролог

        Лакрия, считался одним из красивейших городов-государств Меринерии: архитектурный стиль города, выполненный в манере раннего барокко, прекрасно гармонировал с природной красотой здешних мест: здесь присутствовали, как гористые местности (хотя проход в горы, допускался только по пропускам), так и многовековые густые леса, окружающие город со всех сторон, наподобие городской стены. На востоке на несколько километров простиралась пустыня. А на западе - глубокий и бескрайний океан. Настолько большой по площади, что горизонт можно было увидеть только через подзорную трубу и то, только в ясную погоду. Население Лакрии, было миролюбивым и весьма дружелюбным: люди с радостью могли принять путешественника, остановившегося в их городе, по делам. Люди всегда было готово помочь друг другу в любой проблеме. Они редко с кем конфликтовали, поэтому, практически ни с кем не воевали. Хотя у города была собственная армия, которая в случаи нападения, смогла бы защитить свой дом. И правил этим городом превосходный бывший полководец, а ныне, избранный народом, король - Луц Де Монмерай III. Но это история не о его
подвигах и героизме (хотя о них можно было писать отдельную историю), а о совершенно другой, но не менее важной в городе личности - Готфриде Строундже, городском алхимике и по совместительству волшебнике. Да, да - вы не ослышались. Готфри, как его ласково называли друзья-призраки - Нэд и Нил, был настоящим волшебником, который использовал всевозможное волшебство и магию, чтобы зарабатывать себе на жизнь, показывая искушенной публике удивительные вещи: например, превращение коровы в тушканчика. Или исчезновение, на некоторое время, кого-нибудь из горожан. Публика была от него просто в восторге и никогда не оставляла в обиде. После каждого выступления, Готфрид получал около двухсот золотых. Еще и на продаже микстур, собственного приготовления, получал около сотни. Так что, бедствовать ему не приходилось. Но несмотря на всеобщее уважение и стабильный заработок, Готфри, не чувствовал себя счастливым. Может быть дело в том, что, несмотря на свой довольно солидный возраст (около двухсот лет), у него еще не было семьи. Но вот однажды, с ним приключилась история, которая, кардинально изменила его судьбу,
позволив встретить любовь всей его жизни, полетать на драконах всевозможных цветов, встретить уйму диковинных существ и растений, а также… Впрочем, вы сейчас все сами узнаете.
        Часть первая. Некромант

        Дороги добра и зла всегда будут пресекаться…
        и я буду вечным Владыкой этого перекрестка!
        (Великий некромант)

        Утро мага, началось как обычно: он нехотя встал с кровати, прошел к чану с водой, умылся, посмотрелся в зеркало. Маг был средних лет, с аристократическими чертами лица и опрятной бородкой, которую Готфри каждое утро подстригал и расчесывал. Вот и сейчас, он собирался заняться привычной для себя процедурой, но вместо себя в зеркале, увидел ухмыляющийся череп. Готфрид вначале просто протер глаза, чтобы отражение исчезло. Но скелет проделал тоже самое. Тогда маг поводил рукой у себя перед носом. Скелет вновь все повторил. Готфри почесал затылок, затем проговорил
“обидау!”, и направил заклинание на зеркало. Тысячи мелких искорок, слетевших с его рук, перенеслись прямо в пустые ноздри скелета, и тот через несколько секунд чихнул, тем самым ударившись о твердую зеркальную поверхность. Маг слегка улыбнулся.

        - Ну, ты… совсем,  - послышался гудящий голос скелета. После чего он вылез из зеркала и быстро оброс мясом и кожей, продолжая тереть ушибленный лоб.  - Так ведь и убить можно,  - обиженно буркнул Нэд - призрак башни Готфрида.

        - Это тебя то?  - хмыкнул маг.  - Не смеши мои тапочки. Да на тебе пахать можно. Ты еще на моих похоронах простудишься.

        - Ой-ой-ой. Дико смешно,  - скривился призрак, подлетев к столу и сев на него.  - Тебе легко говорить, кусок мяса. Ты еще можешь свободно ходить по этой земле и пользоваться всеми ее привилегиями. Ну, там вино, бабы, азартные игры. А я? Чем я заслужил такое существование?!  - Нэд демонстративно пытался взять бокал с вином, со стола, но тот прошел сквозь его руку.  - О! Что я говорил? Где справедливость?! Эй, Готфри, ты меня слушаешь?!

        - Ты каждый день жалуешься на свое существование, так что я уже привык и не обращаю внимания,  - сказал маг, расчесывая бороду, маленькой расческой предназначенной специально, для таких целей.  - Поэтому можешь гундеть, сколько захочешь. Ты мне не мешаешь.

        - Ну, спасибо, друг. На тебе за это,  - завелся призрак, пытаясь кинуть в Готфрида все тем же бокалом, но у него получилось только смахнуть его на пол, тем самым пролив оставшееся вино на дорогой персидский ковер.

        - Ах, ты… мешок с известью,  - задыхался от возмущения маг.  - Да я тебя сейчас… на лоскуты порву, саван ты нестиранный! Ату апат!  - на последнем слове с пальцев мага сорвалось фиолетовое пламя, которое летело следом за призраком.

        - Ой, как страшно,  - ахнул Нэд, после чего весело рассмеялся и с разгона влетел обратно в зеркало, в результате чего заклинание отразилось от его поверхности и вернулось своему владельцу.
        Послышался небольшой хлопок.

        - Кхе… Ну держись гад,  - сказал прокашлявшись Готфрид, отряхивая свою одежду от гари.  - Попробуй только высунуться. Я тебе такое устрою!
        На что получил в ответ звонкий смех призрака, который разнесся эхом по всей башне. Маг же расстроено глянул в зеркало.

        - Ну вот,  - досадно произнес он.  - Опять придется себя в порядок приводить.  - Но только он вновь решил заняться своим видом, как вдруг в дверь постучались.  - Кого там еще нелегкая принесла?  - буркнул он направляясь ко входу в башню.  - Чего надо?
  - грубо спросил маг, одним махом распахивая дверь.
        На пороге стояли двое людей, в грязных крестьянских одеждах. Семейная пара. Он: среднего роста светловолосый мужик, с прической ежиком. С грубо вылепленным лицом. Крепкого телосложения, и здоровенными кулачищами, примерно каждый размером с голову Готфрида. Она же была чуть выше своего мужа, но и чуть тоньше и в какой-то мере женственней. Светлые, длинные волосы, были собраны в конский хвост простой резинкой. На симпатичном, но чумазом личике, угадывались следы дешевой косметики. А под грязными ногтями, остатки маникюра, ярко красного цвета. Оба простолюдина молча пялились на Готфрида. Тот в свою очередь на них. Так продолжалось где-то секунд тридцать. Потом терпение мага все же не выдержало.

        - Говорите зачем пришли, а то в жаб превращу,  - пригрозил им владелец башни.  - Будете свой век на болоте доживать.

        - Беда у нас, ваше благородие,  - начал он, переминаясь с ноги на ногу.  - Корова-то наша совсем захворала. Молока не дает.

        - Нет молока - возьмите мясом,  - отрезал маг.

        - Да разве ж так можно?  - ахнула крестьянка.  - Животину мучить-то?!

        - Корове сколько лет?  - поинтересовался Готфрид.

        - Да уж восемь скоро будет,  - задумчиво ответил крестьянин.  - Мы ее с отцом еще покупали, как щас помню: пришли мы с ним на рынок, а там…

        - Давайте без предысторий, ладно?  - обрубил его маг.  - Хотите, я вам скажу, отчего у вас удои упали?  - те одновременно кивнули.  - Коровы всего восемь лет живут. Не больше. Так что, ваша, уже можно сказать, рекордсмен долгожитель, раз прожила такую насыщенную жизнь. На покой ей пора. Если не сможете, сами ее убить, чтоб не мучилась, у меня есть превосходная смесь змеиных и паучьих ядов. Убивает в считанные секунды. Брать будете?  - но крестьяне ничего ему не ответили, а только лишь сильно побелели, закричали и дали деру, что есть сил. Да так, что аж пятки засверкали. Готфри посмотрел им вслед, после просто пожал плечами и закрыл дверь.

        - Странные какие-то люди пошли,  - сказал он сам себе.  - Совсем с катушек съе… А!  - маг даже подпрыгнул от неожиданности, когда увидел, кто был у него за спиной. Это оказалось белое пребелое привидение с уродливым лицом, лохмотьях и окровавленным ножом в руке.

        - У-у-у!  - завыл призрак.

        - Нил! Я сколько раз тебе говорил: не распугивай моих клиентов?!  - недовольным тоном произнес Готфри.  - А то из-за тебя и твоего брата, я на мели останусь!

        - Ну мне скучно,  - стал канючить призрак, летая по комнате, заунывно подвывая.  - Теперь, когда у меня стало несопоставимо больше времени, чем при жизни, мне абсолютно нечем заняться. Я просто умираю со скуки.

        - Ну, второй раз не умрешь,  - буркнул себе под нос Готфри, вновь направляясь в ванную, чтобы смыть наконец, с себя эту копоть. Нил же проследовал за ним.  - И потом, почему твой брат может найти себе занятие, а ты нет?  - поинтересовался он у призрака, тщательно намыливая руки и лицо.

        - Мы с ним слишком разные,  - кисло произнес Нил, вися в воздухе рядом с магом,  - хоть и близнецы. Пойми, у нас совершенно разные интересы. Нам даже поговорить не о чем.

        - Тогда найдите дело, которое вас обоих устроит. Например, соберите листву вокруг башни. А то уже столько навалило, что скоро дверь открываться перестанет,  - порекомендовал маг, умываясь и одновременно прочищая пальцами уши, от застрявшего пепла.

        - А другие варианты есть?  - недовольно скривился призрак. Затем заметя мучения Готфрида, сказал.  - Эх ты, кто ж так делает. Дай помогу. Ну-ка! Вынь пальцы из ушей,  - маг подчинился. После чего призрак набрал побольше воздуха, дунул ему в одно ухо и остатки пепла вышли через другое.  - Ну вот,  - удовлетворенно потер руки Нил.  - Совсем другое дело.  - Готфри лишь обалдевши на него посмотрел.

        - И что это было?  - не понял маг. Затем осмотрел себя в зеркале. Поковырял в ухе.
        - Как ты это сделал?  - Поинтересовался он у призрака.

        - Секреты мастера,  - хвастливо произнес Нил.  - Хочешь, научу?

        - Спасибо не надо,  - быстро отмахнулся маг.  - Мне пока еще голова нужна. Я через нее не только ем и говорю, а еще и думаю.

        - Ой, думает он,  - ехидничал призрак.  - А когда тебя вчера ночью ограбили, ты о чем думал: о безграничности Вселенной.

        - Как ограбили?! Когда?!  - ошарашено спросил Готфри, опрокидывая на пол чан с водой, которая незамедлительно добралась до персидского ковра. Но маг уже не обращал на это никакого внимания.

        - Вчера вечером. Ты разве не слышал?  - удивленно спросил Нил.

        - В том то и дело, что - нет,  - задумался маг.  - Профессионал значит работал. Интересно узнать бы что пропало,  - после звучно хлопнул себя по лбу.  - Ну, конечно. У меня же по всей башни скрытые камеры расставлены. Вот через них можно и узнать, кто ко мне в гости наведывался. Но если ты мне врешь,  - Готфрид пригрозил призраку кулаком,  - то ты узнаешь, можешь ли второй раз умереть, или нет. Понял?!

        - Конечно, конечно. Что ж не понятного,  - заверещал призрак, целуя кулак мага. А тот в свою очередь, брезгливо вытер его о свой банный халат.
        К сожалению, для Готфри, просмотр камер слежения, сквозь стеклянный шар, как у гадалок, ничего не дал. А из пропавших вещей маг смог обнаружить пару простеньких амулетов, одно золотое, но не магическое кольцо и…

        - Святая Тереза,  - пролепетал Готфрид, осматривая свой главный тайник. Там хранилась, самая важная для него вещ - большой ограненный рубин под названием
«Красная радуга», на тонкой золотой цепи. Именно благодаря этому камню, Готфрид и получил свою магическую силу. А после, использовал его энергию для магической подзарядки. Но теперь, когда камень пропал, сил Готфриду хватит только дня на три. Потом он станет обычным человеком.  - Кто же мог это сделать? Хотя… здесь чем-то пахнет,  - пытался предположить маг, после чего принюхался и тут же скривил недовольную мину.  - Тухлятина какая-то.

        - Э, э, э! Я бы попросил?!  - обиделся Нил, который висел в воздухе рядом с магом.

        - Да нет. Это не ты,  - сказал Готфри, зажимая рукой нос.  - Я не берусь предположить сразу, но, по-моему, здесь поработал некромант. Так может пахнуть только магия смерти. Я ее ни с чем не спутаю. Причем очевидно некромант был опытный, раз видимых следов не оставил, только ароматические. Боже, какая вонь. Аж глаза режет. Нужно, наверное, теперь будет все заново побелить и покрасить здесь.

        - Зато в этом есть неоспоримый плюс,  - спокойно сказал, призрак не меняя выражения лица. Видимо посторонние запахи на него не действовали, или же он их не ощущал.

        - Какой еще?  - недовольно прогундосил Готфри закрывая тайник и открывая окно, чтобы пустить свежий воздух.

        - Можно будет по запаху вычислить местоположение нашего непрошенного гостя,  - закончил мысль Нил.
        Маг немного поморгал, пытаясь переварить полученную информацию.

        - Слушай,  - после паузы ответил он,  - да ты гений! Как же я сам до этого не додумался. Сейчас возьмем пробы воздуха и проведем экспертизу. В девяносто пяти процентах, это срабатывает. Только вот, на эту процедуру может уйти часть моей магической силы. Без подзарядки мне придется туго. Зато когда я верну камень, то полностью восстановлюсь. Вот так ведь - все гениальное до безумия просто.
        К несчастью, для процесса распознавания, магу потребовалось немного больше сил, чем сперва он рассчитывал. Но Готфрид не отчаивался, так как думал, что вернув свой камень - вернет свою магию. Как же он тогда ошибался…
        И вот, последние приготовления были произведены, маг высыпал на зеркало заранее приготовленный порошок и проговорил “Авора сесфа!”. Поверхность зеркала завибрировала и стала мягкой на ощупь, давая возможность свободно совершить переход к нужному месту. Объект, по всей видимости, находился где-то в лесу: в зеркале отразилось множество разнообразных многовековых деревьев, сквозь крону которых пробивалось еще теплое осеннее солнце.

        - Он где-то здесь,  - твердо сказал маг, смотря на лесной пейзаж.  - Носом чую. Где бы он ни был, я найду это магическое отродъе и верну свое имущество, во что бы то ни стало.

        - Слушай,  - оживился Нил, который все это время дремал, зависая в воздухе рядом с магом,  - а можно и мне с тобой. Давно хотел выбраться куда-нибудь за пределы Лакрии. Другие места посмотреть и все такое…

        - Все такое,  - перекривил его Готфрид.  - Забыл, что ли - ты, со своим дорогим братцем, как бывшие хозяева башни, навеки к ней прикованы и сможете уйти, только тогда, когда умрет ее следующий владелец, то есть я. А я, пока на тот свет не собираюсь. Так что, чао, я отправляюсь один. Это ведь все-таки мое личное дело. У тебя ведь ничего не пропало.

        - Это еще как посмотреть,  - задумчиво протянул призрак.  - Вот помню лет триста назад у меня была… Э! Ты куда?! Ну, вот. Даже договорить не успел. Что за жизнь… вернее смерть… нет, все-таки… А,  - махнул рукой Нил.  - Не важно! Все равно меня никто не слушает.  - По всей башне, послышался противный смех Нэда.  - Да заткнись ты!  - крикнул на него брат.  - Без тебя тошно.  - После чего, он вновь стал летать по комнатам, жалобно завывая.  - У-у-у! Как же мне скучно! У-у-у! Кто бы знал?!
        Оказавшись на месте, Готфри сразу решил оценить обстановку.

        - Хм. Да это не простой лес, как мне показалось сначала,  - задумчиво сказал маг, прикоснувшись к одному из деревьев. Оно же, в свою очередь, молча повело своей веткой, чем сшибло Готфрида с ног.  - Ах, ты сучок не допиленный,  - возмущенно ахнул маг.  - Да я тебя сейчас… Амалавалабарга!  - произнес маг и с его пальцев сорвался электрический заряд, который собрался испепелить это дерево. Но этот сучок, как назвал его Готфрид, оказался не очень то и прост: в это же мгновение, дерево выдернуло из земли один свой корень и отфутболило заклинание мага обратно, тем самым вновь немного опалив его.  - Вот су-сучек, все-таки. Па-гади у ме-меня,  - пригрозил заикаясь Готфрид.  - Я до те-тебя е-еще до-доберусь.  - На что дерево стало издавать странные свистящие звуки, похожие на смех. Хотя, может быть, это просто ветер шалил.
        Внезапно, деревья вплотную сомкнулись друг с другом, образуя подобие арены, на которой через мгновение и появился тот самый некромант, одетый в длинную, серого цвета, мантию. Выглядел он вполне обыкновенно: белая кожа, вытянутое лицо, узкие губы, длинный и чуть приплюснутый нос, бесцветные стеклянные глаза, густые седые волосы. На шее же некроманта, висела та самая цепочка, с «Красной радугой». От него веяло холодом и смертью. Но Готфрида это не останавливало.

        - Я не знаю тебя, ты не знаешь меня!  - нарочно стал кричать маг, то ли чтобы быть чуть страшнее. То ли от того, что думал, будто некромант попался глухой.  - Так что давай, ты просто вернешь мне амулет, и мы разойдемся как в море корабли. Я даже прощу тебе все остальное, что ты украл у меня, только верни камень, пожалуйста,  - вежливо попросил Готфри. Но на некроманта эта речь не произвела абсолютно никакого впечатления. Он просто снял и отбросил в сторону мантию, оставаясь только в черном кожаном костюме, в которых ходят местные наемники. За его спиной, Готфри успел заметить, рукоять дорогого меча. Судя по тому, как некромант принял боевую стойку, просто так отдавать награбленное, он не собирался.  - Хочешь драться?  - понял Готфри. Некромант молча кивнул и жестом призвал его к нападению. Маг пожал плечами и также принял боевую стойку.  - Ну ладно, раз это твое решение, то… давай начнем.
        И они сошлись в кровавом поединке. Во все стороны летели выбитые зубы, вырванные волосы, клочья одежды. Они боролись около трех часов, без продыху и естественно вскоре устали.

        - Может… перекур,  - с трудом сказал Готфри, пытаясь отдышаться и облокотившись спиной на дерево.

        - А давай,  - согласился некромант, привалившись к другому.
        Где-то минуту, они просто пытались восстановить дыхание.

        - Готфрид Строундж,  - представился своему оппоненту наш главный герой.

        - Ливериус Пафъер,  - назвался некромант.
        Затем они пожали друг другу руки, в знак приветствия.

        - А ты неплохо дерешься,  - подметил Ливериус, растирая поврежденное правое колено.
        - Впервые мне попадается такой достойный противник.

        - Спасибо,  - гордо ответил Готфри, сплевывая кровь на землю.  - У тебя тоже неплохой стиль. Но я все, же рассчитывал, что мы будем сражаться магией, а не кулаками.

        - И это будет,  - заверил его некромант, доставая из своего кармана дешевую папиросу,  - Альберо!  - четко проговорил он, и его правую руку охватила синее пламя. Он закурил, а после просто помотал своим «факелом» из стороны в сторону, и тот погас. Сделав пару затяжек, некромант обратился к Готфриду.  - Если ты помнишь, магическая дуэль выматывает сильней, чем обычная. Так что наша потасовка, это только разогрев перед настоящим шоу.

        - Слушай, а почему бы тебе просто не отдать мне рубин и разойдемся по-хорошему, а?
        - с надеждой спросил его маг.
        На что Левериус покачал головой.

        - Я никогда, никому, ничего не возвращал,  - признался некромант, гася папиросу. - И сейчас не собираюсь.

        - Но этот камень - источник моих сил!  - наседал на него Готфрид.  - Если я не буду от него подзаряжаться, то стану обычным человеком, растеряв свою магическую мощь.

        - Сожалею,  - сказал некромант, хотя в его глазах не отразилось ни одной эмоции,  - но ничем помочь не могу. Мне эта штука самому нужна.

        - Ладно,  - пожал плечами Готфрид, вставая. Ливериус проделал тоже самое.  - Тогда придется убить тебя и снять камень с твоего трупа.

        - Ну, это мы еще посмотрим,  - на секунду слегка улыбнулся некромант, но тут же принял прежний серьезный вид и громко выкрикнул.  - Афиль Барра!  - после этого с его правой руки слетело что-то скользкое и противное, похожее на щупальце осьминога, которое тут же опутало ноги Готфрида. Затем, Ливериус просто дернул рукой, и главный герой рухнул на землю. Щупальце же, обмотало его дальше до самой шеи. Теперь Готфри не мог пошевелить ни единым мускулом. А некромант же, тем временем, достал из-за спины свой титановый меч и приблизился к кокону, который сейчас представлял из себя главный герой.  - Ты, вроде бы, хороший парень,  - сказал некромант, проверяя заточку лезвия меча,  - и мне даже немного жаль убивать тебя. Но… ты не оставляешь мне выбора,  - и размахнувшись Ливериус, намеривался одним махом отрубить Готфриду голову. Но просчитался…

        - Альберо!  - выкрикнул маг и щупальца, опутавшие его тело, были моментально охвачены огнем. Тем самым позволив Готфриду выпутаться и с честью продолжить бой, за «Красную радугу».

        - Ты делаешь успехи,  - признал некромант.  - Посмотрим, насколько хорошо ты владеешь оружием,  - на последнем слове меч Ливериуса раздвоился.

        - Э! Так не честно!  - обиженно крикнул Готфри.

        - Знаю,  - кивнул некромант, и кинул ему один меч.  - Но так как я сторонник честного боя, то буду соблюдать правила. Ну что, начнем?

        - С превеликим удовольствием,  - ухмыльнулся маг и с криком накинулся на него, с сильным замахом. Их бой был яростным и довольно кровопролитным: некромант за одну свою ошибку, поплатился тремя пальцами левой руки, а Готфрид был сильно ранен в правый бок. Но даже несмотря на это, ни один из них не хотел уступать друг другу. И когда силы обоих были уже на исходе, некромант применил свое главное орудие: Зейнс Мерт!  - громко проговорил он, и из-под земли появился маленькое мускулистое существо, обитое серебром, с приличных размеров мечом вместо правой руки.

        - Что это?  - ошарашено спросил Готфри, зажимая продырявленный бок рукой. Вся его одежда, уже была в крови, а сам маг еле стоял на ногах. Битва и глубокие раны вымотали его, но Готфрид все равно не собирался сдаваться, пока не вернет своего камня. Ну, или не погибнет сам.

        - Это одно из моих лучших творений,  - гордо сказал Ливериус, поглаживая существо по голове. И судя по ухающим звукам, ему это нравилось.  - Серебряный голем! Сделан исключительно из серебра! Не чувствителен к боли! Не знающий, что такое страх и пощада! Идеальная машина для убийств,  - после чего приказал голему,  - Убить.  - Монстр, молча, кивнул и накинулся на Готфри, размахивая своей культей с мечом, словно пропеллер вертолета. Магу с большим трудом удавалось отразить его атаки. Некромант же, тем временем, стоял в сторонке, курил и изредка злорадно смеялся, наблюдая за этим действием. И вот когда, силы уже оставили нашего героя и он обессилено рухнул на землю спиной…

        - Добей его!  - почти радостно приказал Ливериус, предвкушая победу. Голем вновь лишь кивнул и собрался нанести свой последний удар, как вдруг…

        - Юкиус,  - из последних сил произнес Готфрид и тут же телепортировался на место Лакриуса. Тот, соответственно, занял его место и не успел приказать голему остановиться. Рука существа ушла сквозь тело некроманта в землю по самое плечо.
        Крик боли и ярости, разразился на много километров вокруг. Жители окрестных деревень, наверное, подумали, что это первые раскаты грома. Голем обмяк и рассыпался на множество кусочков, утратив источник сил, который призвал его. Но Лакриус не погиб, хоть и серьезно пострадал: его творение пробило ему живот, кишечник и позвоночник, в результате чего некромант не смог двигаться и не в состоянии произнести заклятье лечения.

        - Престимас,  - проговорил Готфрид и раны на его теле моментально затянулись, оставляя только розовые, почти не примечательные, рубцы. После чего маг улыбнулся сам себе в усы и бросил взгляд на лежащий рядом полутруп некроманта. Маг поднял меч и направился к нему.

        - До… бей ме… ня. До… бей,  - с трудом попросил Лакриус, так как уже стал начал захлебываться в собственной крови.
        На что Готфри лишь молча покачал головой и сорвал с его шеи свой камень.

        - Выкарабкаешься,  - бросил некроманту он.  - Я слышал, что некроманты вообще не могу умереть, чтобы с ними не сделали. Поэтому я думаю, что ты справишься сам, без чьей-либо помощи.

        - Плохо… же… ты нас… зна… ешь,  - уже можно сказать пробулькал Лакриус, разбрызгивая свою кровь по траве. От чего та, незамедлительно чернела и умирала.  - Смерть… нико… му… не дано… по… бедить окон… ча… тель… но. Даже… нам.

        - Все равно, мне теперь нет смысла тебе помогать,  - отмахнулся Готфрид, одевая на шею свой камень.  - Самое главное, я себе вернул. Остальное меня не касается. Счастливо оставаться,  - перед возвращением домой, он собрался восстановить свою магическую силу. Но что-то пошло не так: буквально через минуту, энергия камня перестала поступать в тело Готфрида. И тот лишь, недоумевающее посмотрел на камень.  - Что такое?  - нахмурился он, проводя плановый осмотр своей побрякушки. И только сейчас маг заметил, что в руках у него был не весь рубин, а только его третья часть. Судьбу двух других было трудно предположить.  - Ах ты…  - Гофрид, склонился над умирающим некромантом, и чуть приподнял его за грудки.  - Говори, паскуда! Что ты сделал с моим камнем?! Говори!  - Но тот начал лишь кашлять, скорей всего изображая смех. Поняв, что некромант ничего не скажет, Готфрид нашел единственно верный вариант - самому проникнуть в сознание Ливериуса и все выведать лично.  - Ладно, гад. Теперь ты умрешь в мучениях, после того как я узнаю что мне нужно.  - Готфрид положил ладонь, на его лицо и произнеся: Телиус
Свен!  - перенесся в воспоминания умирающего некроманта.
        Он просматривал их словно фильм, перематывая скучные моменты, и останавливаясь на более интересных. Как, например, тот, в котором Лакриус, при помощи одного мощного артефакта, смог выкрасть из тайника ценности Готфрида и тот когда рубин сам раскололся на три кусочка и разлетелся по сторонам, только лишь некромант взял его в руки. Центральный кусок он смог найти, зато судьба двух других была довольно туманна. Виднелись только смутные образы: двухметрового качка, в кожаном комбинезоне, со здоровенной секирой в руках. И худосочного паренька в волчьей шкуре и настоящим волком рядом. “Это все что мне нужно знать”, - сказал сам себе Готфри, выходя из мозга некроманта, предварительно включив функцию стирания памяти, что в данной ситуации означало смерть мозга. Когда Готфрид вернулся назад в свое тело, некромант был уже мертв, смотря на него стеклянными глазами. Маг лишь закрыл их ему и телепортировался назад в свою башню.

        - Ну как все прошло?  - азартно спросил Нил.

        - Да, как все прошло?  - повторил брата Нэд.  - Ты прикончил его?

        - Да,  - коротко и хмуро ответил Готфри, плюхаясь в свое кресло.

        - Он молил о пощаде, когда ты выпустил ему кишки?  - садистски ухмыльнулся Нэд.

        - Нет,  - буркнул под нос маг.

        - Жаль,  - опечаленно вздохнул Нил.  - Я люблю, когда тебя начинают умолять, прежде чем перерезать своей жертве глотку.

        - А я обычно сначала брюхо вспарываю,  - признался Нэд, включаясь в игру брата.

        - Именно поэтому, вы оба здесь,  - подметил Готфрид, разглядывая свой камень.  - Хотя с вашими садистскими наклонностями, только адскими легионами управлять.
        На что братья призраки обиженно фыркнули и вновь разбежались по своим углам. А Готфри, еще долго продолжал изучать остатки «Красной радуги».
        - “Как же я мог забыть!” - думал про себя он.  - “Я же сам ставил эти защитные чары, чтобы камень не попал, не в те руки. И как только он оказался в лапах этого некроманта, то разлетелся на три куска. Один из них - я уже нашел. Двое других, скорей всего, держат у себя варвар и друид. И если они поняли, какое сокровище попало в их руки, то не отдадут его без боя. Поэтому сейчас мне необходимо подготовиться к походу. На телепорт, тратить энергию я не могу, так как ее и так очень мало. Поэтому придется по-старинке - на своих двоих. И думаю первым делом стоит навестить нашего «снежного» друга. Видение некроманта, показало, что варвар живет в горах. Поэтому и направимся прямиком туда. Только нужно не забыть упаковать теплые вещи. Вдруг там сильный ветер”. И разом вскочив на ноги, Готфри направился прямиком во дворец де Монмерая, просить пропуск для прохода в горы. Ну и на королевскую кухню, заодно. Чтоб припасов в путь набрать.
        Часть вторая. Варвар

        Да откроются ворота!
        (Варвар «Diablo2: Lord of distraction»)

        Перед тем как отправиться в свой долгий и опасный путь в горы, Готфрид, должен, прежде всего, был получить разрешение на проход через горную заставу. Все дело в том что, в последнее время со стороны гор, начало ползти куча всяких разномастных монстров, которые отравляли жизнь простым горожанам: то весь скот пережрут, то дом чей-нибудь разрушат, а то и того и гляди утащат к себе кого-нибудь из жителей Лакрии. Народу это вскоре надоело и они подали петицию королю, чтобы тот защитил их, от наступающей заразы. Иначе они будут вынуждены искать нового правителя. А Луца - теперешнего короля - четвертуют, и все, что останется, утопят в океане. Короля естественно не прельщала такая перспектива. Поэтому он призвал на помощь нашего главного героя и тот поставил магический барьер, на границу города, таким образом перегораживая монстрам с гор, путь в город. Для пущей уверенности, Луц, велел выстроить рядом с дорогой к вершине гор аванпост, где расположил тридцать, хорошо натренированных солдат, в случаи прорыва магической обороны. С тех самых пор, если кому из жителей, по какой-либо причине, необходимо попасть
в горы, то он должен просить короля, лично выписать тому пропуск. А на эту процедуру уходило обычно больше года. Но Готфрид подумал, что это правило на него не распространяется. И поэтому направился прямиком к королю, чтобы просит открыть проход. Когда Готфри вошел во дворец, король обедал. Он, с превеликим удовольствием, поглощал жирную утиную ножку, запивая дорогим коллекционным вином. И складывалось такое впечатление, что в данный момент, его абсолютно ничего не волнует. Он даже не сразу заметил, как маг вошел и стал рядом с ним.

        - Ваше Величество,  - чуть склонив голову поклонился Готфрид.  - У меня для вас довольно скверные новости,  - после этого, Луц все-таки отвлекся и удивленно покосился на мага.

        - А-а-а… Это ты,  - протянул король - Ну здравствуй, здравствуй чародей,  - после жестом попросил присесть.  - Что привело тебя ко мне?

        - Дело чрезвычайной важности, сир,  - деловито продолжил Готфри, а Луц отложил ногу в сторону и стал внимательно его слушать.  - Наша страна в опасности. Я бы даже сказал - весь мир.

        - Продолжай,  - серьезно произнес правитель Меринерии.

        - Все дело в том, сир, что мой камень,  - маг продемонстрировал остатки «Красной радуги»,  - при похищении, разделился на три части. Одну я уже нашел. Вторая же находиться, в горах у некоего варвара. И если он поймет предназначение этой вещи, то в лучшем случаи, только нашей стране будет угрожать опасность.

        - А в худшем?  - хмуро поинтересовался король, жестом приказывая прислуге убрать со стола. Что они незамедлительно сделали, в конце протерев стол ситцевой тряпкой. После чего был подан чай, с восточными сладостями.

        - В худшем - всему миру,  - развел руками маг, кидая в рот кусочек рахат-лукума.
        Повисла небольшая пауза.

        - И что же ты хочешь от меня?  - выдал наконец, спокойным тоном, де Монмерай, отхлебнув со своей чашки.

        - Мне нужно пройти в горы, чтобы найти свой камень,  - сразу в лоб сообщил маг, кидая в рот очередную порцию орехов и запивая все сладким чаем.
        После этой фразы Луц задумался, нервно барабаня пальцами по столу.

        - Что? Что-то не так?  - поинтересовался Готфри.

        - Да так-то, так,  - задумчиво ответил Луц, скребя подбородок,  - только… понимаешь не все так просто как хотелось бы.

        - В каком смысле?  - не понял Готфри.

        - Понимаешь,  - сказал король, налив себе в бокал немного красного вина и отпив из него.  - У меня людей не очень много. Поэтому в помощники я тебе дать никого не смогу.

        - Зачем мне помощник?  - удивился Готфрид, налив себе белого вина.  - Не-ет… Ваше Величество, вы меня не так поняли. Мне просто нужно пройти через аванпост. И все.

        - Все?  - прищурился Луц.
        Маг немного замялся.

        - Ну-у… я надеялся, что вы дадите мне что-нибудь перекусить в дорогу. Путь то не близкий. К тому же я могу и не вернуться.

        - Как не вернуться?  - ужаснулся король.

        - Вот так,  - развел руками маг.  - Откуда мне знать - может этот варвар меня в лепешку превратит. У него же мускулы, ого!  - он наглядно показал на себе.  - Тем более, как мне известно, народ варваров тоже использует магию. Только не совсем обычную. Так сказать, магию звука.

        - А как это?  - заинтриговался Луц.
        Готфри пожал плечами.

        - Откуда мне знать?  - честно признался он.  - Вот встречусь с ним лично, тогда и узнаю.

        - Все-таки одного напарника я тебе выделю,  - решительно сказал король.  - Вдвоем и веселее, и безопасней будет.
        Маг покачал головой, кидая в рот очередную пригоршню орехов.

        - Я вам, Ваше Величество, конечно, премногоблагодарен, но к величайшему сожалению вынужден отказать,  - огорчил его Готфрид.  - И делаю я это не от того, что у меня совсем крыша поехала на старости лет. И не от того, что я такой весь бесстрашный. Нет. Я боюсь, как и все нормальные люди. Но я научился подавлять свои страхи. А насчет помощи: если вы мне выделите хотя бы половину воинов нашей доблестной армии, то, возможно, толк будет. А так… Вы же лучше меня знаете, что один варвар может с легкостью выстоять против пятнадцати вооруженных солдат. А тут еще варвар, который заполучил в свои руки, довольно мощный источник энергии. Так что, наверное, даже со всей нашей армией, его будет не так просто одолеть. Поэтому, я иду один.
        После сказанного, де Монмерай даже слегка прослезился.

        - Хорошо,  - с трудом сказал он, кладя руку на плечо мага.  - Раз ты сам так решил, то быть посему. Но я все, же надеюсь, что ты вернешься.

        - Все может быть друг мой,  - сказал маг и загадочно улыбнулся.
        Луц велел своим слугам снабдить Готфрида всем необходимым, для восхождения в горы: теплыми вещами (шерстяной шапкой, теплым свитером, плотными штанами и меховыми сапогами), горнорабочим инструментами (киркой, «кошками» и канатом), провиантом (козьим сыром, чуть плесневелым хлебом, сырым куском мороженого мяса, белым вином, солью и спичками) и медикаментами (микстурами и настойками на все случаи жизни). Зная пристрастие мага к хорошему табаку, король, расщедрившись, даже положил пару своих сигар. И вот, взвалив всю эту ношу, на свои, скажем так не очень сильные плечи, Готфрид тронулся в свой опасный путь. На посту, его пропустили без проблем, как только узнали в лицо. Часовые подумали, что если даже сам, создатель барьера хочет пройти, то значит дело и правда серьезное. Сняв на время защиту, маг продолжил свой путь, к вершине. Он то поднимался, то опускался, не сходя со своей намеченной тропинки. Маг шел почти целый день, без продыху и вконец выдохся из сил. Так что, возникшая из ниоткуда пещера была для него, словно лучиком надежды на долгожданный отдых. Что он собственно и быстренько себе
организовал. Готфрид разжег костер, даже не трача спички, заклинанием «Альберо», пожарил мясо и откупорил бутылку вина.

        - Ну-с - приступим,  - сказал сам себе маг, с трудом сдерживая слюну, от заполоняющего запаха пещеру, жареного мяса. После того как все было готово, он поднял открытую бутыль к потолку.  - За короля,  - произнес тост Готфрид и с аппетитом принялся поглощать, собственноручно приготовленный шашлык, заедая его хлебом с сыром и запивая все это вином. И, то ли вино оказалось довольно крепким, то ли разряженный горный воздух так влиял на мозги, но, после своей трапезы, Готфрид решил прилечь отдохнуть. И сам того не заметил, как задремал. Но ненадолго: буквально через полчаса сладкого сна, маг проснулся, так как явно ощутил под собой дрожь земли: сначала легкую, затем сильнее и сильнее. После послышалось приглушенное и грозное рычание, отчего Готфрид моментально проснулся и вскочив на ноги приготовился ко встречи с источником звука. В свете костра, Готрфри увидел большую клыкастую тень, периодически изрыгающую языки пламени.

        - Дракон,  - восторженно прошептал маг.  - Но разве это возможно? Я думал, что их давно истребили? Наверное, это единственный сохранившейся экземпляр. Нужно за ним проследить. “Фересио”, - произнес маг заклинание невидимости, на всякий случай, спрятался еще за ближайший сталагмит и стал ждать появления ящера. Оно собственно и не заставило себя долго ждать: дракон еще раз грозно рыкнул и появился во всей свой красе: со свирепой мордой, вытянутой клыкастой пастью, маленькими передними лапами и мощными задними, приличных размеров крыльями, сложенными за спиной, и большим шипастым хвостом. При виде его Готфрид буквально замер, словно статуя, так как впервые, вживую видел подобное создание: столь злобное (вид у дракона был, скажем так не очень дружелюбный) и столь прекрасное, оно ему казалось на тот момент. Но только до того, пока дракон не начал странно принюхиваться, с шумом втягивая воздух, словно у него был сильный насморк. Готфрид знал, что драконы могут чувствовать магию, где угодно. Поэтому его конспирация, потерпела фиаско. Оставалось только одно - пойти на контакт, с этой зверюгой. И если ящер
окажется агрессивен, то вступить с ним в бой. Однако, маг прекрасно понимал, что в одиночку, ему с этим монстром не справиться.  - Что ж. По крайне мере я прожил достойную жизнь и мне не стыдно умереть сейчас,  - сказал сам себе Готфри, вылезая из своего укрытия. Заклинание невидимости, уже сошло само собой, в результате чего маг стал виден. При виде незнакомого гостя, дракон разом повернулся к нему всей свой тушей, отчего земля в пещере снова чуть содрогнулась.

        - Я друг,  - начал Готфрид, выделяя дракону каждое слово в отдельности.  - Я пришел с миром. Я тебя не трону, но и ты меня не трогай, хорошо?
        Дракон молча кивнул.

        - Ты понимаешь меня?  - ошарашено спросил Готфрид.
        Дракон вновь кивнул и широко зевнул, продемонстрировав все свои острые зубы в два ряда. От этой картины магу стало немного не по себе и он немного побелел от страха. Но быстро придя в норму добавил: можно я дождусь утра, а потом продолжу свое восхождение?
        Дракон снова кивнул.

        - Вот и хорошо,  - облегченно выдохнул маг, возвращаясь к остаткам костра, где на углях лежал еще приличный кусок мяса.  - Будешь?  - предложил мясо дракону маг.
        Тот покачал головой и неожиданно вполне человеческим языком добавил:

        - Оно у тебя подгорело, а я люблю чуть поджаренное. Ты уж не обижайся, но сам знаешь - о вкусах не спорят.
        От этого зрелища Готфрид уронил свою челюсть на пол.

        - Ты… умеешь говорить?!  - с восхищенным придыханием спросил маг.
        Дракон фыркнул, отчего у него из носа вылетел сноп искр, и с грохотом опустился на землю, поджав под себя свой шипастый хвост.

        - Конечно умею,  - заверил он Готфрида.  - Я еще много что могу. Тебе чего больше хочется: чтобы я спел или сплясал?

        - Ты сейчас шутишь?  - не понял маг.

        - Шучу,  - кивнул дракон и все-таки решился попробовать стряпню Готфрида. Закинув в пасть совсем маленький кусочек шашлыка и прожевав его, ящер скривил недовольную физиономию.  - Какая все-таки у тебя получилось гадость.

        - Ну, что есть - то и ем,  - обиженно буркнул маг.  - Или ты предлагаешь мне с голоду помереть? И потом - о вкусах же не спорят, сам сказал. Тем более - я тебе ничего пробовать не предлагал. Это была твоя инициатива.

        - Ладно. Не кипятись,  - улыбнулся дракон.  - Хорошо. Больше не буду о еде. Давай о чем-нибудь другом поговорим.

        - Давай,  - кивнул Готфрид, сажаясь напротив него.  - Как твое имя?

        - Энглин. Можно просто - Энг. И я - лазурный дракон,  - гордо ответил он.  - Таких как я, вообще в наше время мало осталось.

        - Почему?  - поинтересовался маг, принимаясь за остатки хлеба с сыром, так как все мясо ушло на корм этому ящеру.

        - Истребляют нас, вот почему,  - опечалено вздохнул Энглин.  - Всем от нас что-нибудь надо: рыцарям - голова, в качестве подарка даме сердца. Волшебникам - кровь, клыки и чешуя, для заклинаний, амулетов и прочей магической лабуды… Вот мне и приходиться прятаться здесь, в надежде, что меня не скоро найдут и распотрошат.

        - Боюсь тебя разочаровать, друг мой, но я… тоже волшебник,  - сокрушенно произнес Готфрид, морально подготавливая себя к реакции дракона. Но на его признание, Энг, отреагировал весьма спокойно.  - И что - разве ты теперь не убьешь меня?  - с опаской поинтересовался Готфрид.
        Дракон покачал головой.

        - Мне не зачем это делать,  - честно признался Энглин.  - Ты ведь мне ничего плохого не сделал. И тем более - ты же не знал, что здесь живу я. Поэтому не переживай - ты гость в моем доме и я тебя не трону. Кстати, а как твое имя?

        - Готфрид Строундж. А за гостеприимство спасибо,  - улыбнулся Готфрид.  - Очень признателен.  - Затем, оглядев пещеру по сторонам добавил: - А у тебя здесь чистенько, опрятно так. Сразу и не скажешь, что здесь, проживает дракон.

        - А ты думал, что здесь повсюду будут валяться ошметки обглоданных тел, и груды золота, так, да?  - удивился дракон.

        - Ну, откровенно говоря, да,  - честно признался маг.
        Энг по доброму рассмеялся.

        - Нет,  - сказал он.  - Все это избитые стереотипы писак этого времени. На самом деле все гораздо проще и сложнее одновременно. У нас - драконов, существует несколько цветовых групп, каждый цвет которого, напрямую влияет, на его интеллект, характер и многое другое: например, мы, лазурные драконы, не пугаем людей, не питаемся принцессами и вообще ведем вполне обычный образ жизни. В то время как наша полная противоположность - красные драконы, наоборот постоянно терорризируют местное население, сжигают посевы и жрут всех подряд.  - От сказанного Энг, даже неприятно поморщился.  - Дикари. Что с них взять. Единственное, что у них хорошо выходит - это построение тактики и стратегии совместного нападения и защиты. Наверное, поэтому их сейчас и осталось больше всего. А мы - лазурные, видимо скоро совсем исчезнем…

        - Это все, конечно очень интересно Энглин, но мне надо добраться на вершину горы, до темноты,  - перебил его маг, смотря наружу. Там уже поднимался приличный ветерок со снегом. Еще немного и он достигнет размеров снежной бури.

        - Так это не проблема - оставайся у меня на ночь. А завтра - я тебя вмиг до цели доставлю,  - заверил его дракон, а затем добавил.  - Только останься. Прошу. Мне иногда так одиноко становиться. Даже поговорить не с кем. А тут появился ты. Ну оставайся. Пожалуйста.
        Маг немного опешил от таких слов. Но быстро придя в себя, сказал:

        - Ну, хорошо. Раз уж ты так просишь… Тем более снаружи буря собирается.
        Готфрид выглянул наружу и немножко поежился. Костер задуло резким порывом холодного ветра.

        - Да уж. Даже плохой хозяин свою собаку в такую погоду из дому не выгонит,  - маг стал притоптывать от наступающего мороза. А изо рта у него стал валить пар.  - Ух, холодрыга-то какая. Ну у тебя, Энг, тут и сквознячки. Совсем окоченеть можно.

        - А у меня шкура толстая.  - Признался дракон.  - Ни мороз, ни жара не берет. А насчет тебя… придумай сам что-нибудь. Ты ведь у нас маг. Наколдуй еще раз костер, к примеру. Ну, или пуховое покрывало…

        - Если бы все было так просто, друг мой,  - расстроено произнес маг.  - В данный момент, я не могу зря расходовать свои силы. Потому как их источник, откуда я их получаю, был разделен на три части. В результате чего я получаю в три раза меньше магической энергии чем раньше.

        - А откуда ты черпаешь свою магию?  - шепотом поинтересовался Энглин.
        Готфрид на это молча продемонстрировал дракону осколок «Красной радуги». Тот даже присвистнул от удивления.

        - Вот это камушек!  - восторженно произнес дракон.  - Представляю каких он на самом деле размеров, если это - его третья часть.

        - В этом деле - размер, не самое главное,  - пояснил Готфрид, пряча камень обратно под свитер.  - А главное то, что этот рубин - сильно концентрированный источник энергии, которая в неправильных руках может уничтожить весь наш мир.

        - Да-а?  - многозначительно протянул Энглин.  - Теперь я понимаю, чего тебе приспичило переться в такую даль, да еще в такую скверную погоду. И я кое-что вспомнил - мне кажеться я уже видел подобный камушек у одного типа, живущего высоко в горах. По-моему его имя Рест… или Рист, если я не ошибаюсь. Он варвар. Живет со своими братьями. Они стражи. Чью-то тюрьму охраняют вроде.

        - Ты его правда видел?  - взволнованно поинтересовался Готфри, имея ввиду то ли человека, то ли камень.

        - Да как тебя сейчас,  - честно признался дракон.

        - Можешь меня к нему отвезти?  - с нетерпением поинтересовался маг (просто у него уже руки чесались врезать этому наглому присваивателю чужого имущества).

        - Да, легко,  - фыркнул Энглин.  - Только давай завтра, а? А то видимости уже никакой. Да и погода не летная.

        - Если этого не сделать сейчас, то завтра, привычного нам с тобой мира, уже может и не быть,  - серьезно сказал маг.  - Если он вообще будет существовать.
        Энг ненадолго задумался, а затем отрешенно махнул своей короткой лапой, и встал на задние.

        - Эх, ну и угораздило же меня сегодня связаться с тобой.  - расстроено сказал дракон.  - Думал: приду, наемся до отвала и спать недели на две. А теперь… лететь в такую метель, в гости к этим сумасшедшим.

        - Почему сумасшедшим?  - не понял Готфри.
        На что Энг, молча продемонстрировал ему свое правое испешренное шрамами крыло.

        - Это их работа,  - сказал дракон, пряча крыло обратно за спину.  - И то, что у меня не хватает четырех зубов - тоже их рук дело. А все потому, что эти братья варвары
        - охотники на драконов. Мы для них зверье, за которое им неплохо платят, те же самые рыцари и маги, когда обращаются к ним за помощью. От их рук и погиб весь мой подвид. Всех вырезали,  - сквозь зубы прорычал он.  - Подонки! Ненавижу!  - на последней фразе он издал такой рык, что даже вся пещера задрожала, а Готфри вовремя успел закрыть уши, чтобы не оглохнуть.
        После прилива ярости, на морде дракона появилась печать вселенской печали. Однако никаких следов слез не было. Готфрид вообще не знал, могут ли дракону плакать.

        - Прости.  - Маг осторожно погладил Энглина по хвосту.  - Я не знал, что эта тема настолько болезненна для тебя. Если хочешь - то мы можем полететь и завтра. Или если тебе это сделать морально тяжело, то я могу и один отправиться.

        - Нет. Все в порядке,  - холодно заверил Готфри дракон, хотя по его морде можно было судить обратное.  - Ты прав - медлить нельзя. Судьба нашей страны и мира, теперь в наших руках. Вместе мы сумеем, их одолеет. Не сомневайся в этом. Ну, и чего стал как вкопанный?! Запрыгивай ко мне на спину и полетели.

        - Уже иду,  - оторопело произнес Готфрид и взобрался на спину ящера. (Просто для него было полной неожиданностью, что этот мифический монстр, мало того что оказался вполне дружелюбным существом. Так еще и верным напарником, который сможет выручить из любой беды и защитить, от любой опасности. И в этом он сможет убедиться еще не раз, но об этом позже).

        - От винта!  - громко вскрикнул Энглин, сильно разгоняясь и махая крыльями. До обрыва вниз, было всего несколько метров, но и этого расстояния хватило, чтобы позволить этому живому дельтаплану, совершить взлет.

        - Уху, здорово!  - восторженно завопил Готфрид, словно ребенок, впервые катающейся на взрослом аттракционе. Магу нравился свист ветра в ушах, крики проносящихся мимо птиц, огромного вида луна, снег бьющий прямо в лицо и шикарный вид открывающий всю панораму Лакрии целиком: с ее узкими улочками, базарчиком, кузней, тюрьмой и дворцом короля Монмерая.  - Просто здорово! А люди отсюда, и правда муравьями кажутся. Может, давай кружочек вокруг города?

        - Не получиться,  - разочаровал его дракон, пытаясь перекричать шум ветра.  - Как только я опущусь ниже - в нас начнут стрелять. И если собьют - пиши пропало.

        - Ладно,  - немного расстроено протянул маг,  - тогда летим сразу на вершину горы.
        Дракон совершил плавный разворот на сто восемьдесят градусов и начал медленно, но верно набирать высоту. Но вдруг маг услышал какой-то странный шум, доносящийся откуда-то снизу.

        - Берегись!!!  - последнее что успел крикнуть дракону Готфрид, перед тем как сильная волна огня прервала их полет. Энглин, потеряв сознание, стал стремительно падать вниз.
        Готфри с трудом смог открыть глаза (даже это действие ему причиняло адскую боль) и увидел яркий свет. Вначале ему просто показалось, что он в раю. Но после того, как на себе ощутил его тепло, то понял, что когтистая лапа смерти и в этот раз не смогла до него добраться. Готфрид ощутил движения тепла вначале на своем лице, а затем и по всему телу. Внезапно, маг понял, что все его раны затянулись, а кости снова срослись. Только он не понял - как? Ведь заклинание лечения он не произносил.
        - Я думала что ты, со своей странной птицей, хочешь завладеть мной,  - извинился перед магом приятный женский голос,  - поэтому и напала первой. Ты меня простишь, а?
        Готфрид, после того как ощутил, что вновь может безболезненно двигаться, осторожно поднял глаза и тут же открыл рот от удивления: перед ним предстала красивая рыжеволосая девушка с карими, и чуть желтоватыми глазами и симпатичным лицом. Все ее тело окружал своеобразный огненный ореол, а вместо одежды - был черный дым, который скрывал, ее самые откровенные места.

        - Ну чего молчишь?  - она мило улыбнулась магу.  - Язык проглотил, что ли?

        - Эм… И… Я это… Как бы…  - пытался собраться с мыслями Готфрид.
        Девушка весело рассмеялась, отчего дым также начал колыхаться в такт движения ее прекрасных плеч. От этого Готфрида пробил холодный пот (и это даже несмотря на то, что в данный момент ему было довольно жарко).

        - Странный ты какой-то,  - честно призналась она.  - Ты вообще откуда?

        - Так это… местный я,  - нашел что ответить маг.  - А ты… то есть вы - кто?

        - Я? Я феникс,  - сказала она, убрав прядь волос со лба.
        Гтфрид сдавленно кашлянул.

        - Та-ак. Надо завязывать с этой настойкой из мандрагоры,  - тихо сказал он сам себе,  - а то уже фениксы стали мерещиться. Там уж того и гляди, до гномов с эльфами не далеко,  - а ей ответил.  - Очень приятно. Ну а я, Готфрид - просто обыкновенный маг и волшебник, который может творить самые простые на свете чудеса.

        - Правда?  - восторженно ахнула феникс.  - Обожаю фокусы. Каждый день прилетаю в ваш город, чтобы посмотреть на шоу бродячих артистов. Я вообще-то сама циркачкой хочу стать. В фаейр-шоу участвовать буду. То, что они сейчас показывают - полная фигня, по сравнению с тем что могу я.

        - Ха, тогда по сравнению со мной, их фокусники, просто молча курят в затяжку,  - гордо признался Готфрид и тут же в его руках, из воздуха возникла длинная красная роза.  - Это Вам,  - галантно преподнес цветок девушке он.

        - Спасибо,  - робко ответила она, принимая подарок.  - Так мило с твоей стороны. Ты всегда так обходителен с женщинами?

        - Не скрою, за мою довольно длинную жизнь у меня было тысячи женщин,  - романтичным тоном сказал он.  - Но ни одна еще не смогла потушить пожар, бушующий внутри меня. Я словно огнедышащий дракон, который…  - и тут Готфрид вспомнил о своем друге.  - Блин! Слушай? А тебе еще не попадался дракон с чешуей синего цвета? А то он мой друг и мне будет очень жаль если с ним, что-нибудь случиться.

        - Ты имеешь ввиду ту странную птицу, на которой летел по небу?  - как то настороженно спросила феникс.

        - Ну-у Энглин не совсем птица, даже не смотря на некоторые общие признаки,  - задумчиво ответил маг.  - Он скорее ящер. Ну так, ты его не видела?
        Феникс молча показала куда-то наверх, после чего, Готфрид поднял голову и радостно рассмеялся: на самом верху, в густой кроне многовековых деревьев, в подвешенном состоянии висел лазурный дракон и изо всех сил пытался выбраться. Но очевидно и в этих местах, деревья были не простыми, поэтому плотно обхватили своими ветками его крылья. От чего дракон начал ругаться последними словами, грозясь здесь все испепелить. И если бы маг и его новый друг (или подруга), вовремя не вызволили его из плена, то весь лес, был бы охвачен пламенем. И тогда, никому бы было не до смеха.

        - Да уж. За те семьсот лет, которые я живу на этом свете, такое со мной случается в первый раз, - причитал Энг, разминая свои затекшие конечности (а освободили его довольно просто: феникс, спалила ветки, удерживающие крылья дракона и он просто рухнул на землю). - Хоть подушечку, какую-нибудь наколдовать мог (это он Готфриду). А вы, мадам (это уже фениксу), в следующий раз, пожалуйста по аккуратней со своим пламенем. У меня ведь мог случиться ожог второй степени.

        - Если бы я приложила еще немного усилий, то получил бы сразу третей,  - ворчливо пробубнила она себе под нос.  - Ящерица неблагодарная. Мог бы хоть спасибо сказать.

        - Ладно тебе,  - старался успокоить ее маг.  - Просто у него такой характер. К нему еще привыкнуть надо.

        - О чем шепчемся?  - шепотом спросил Энглин, приближая голову, чтобы лучше расслышать.

        - Да, так… ни о чем,  - обманул его маг, фальшиво улыбаясь.
        Феникс проделала тоже самое, но у нее это вышло, как то уж слишком наигранно. Хорошо хоть дракон этого не заметил.

        - Ладно,  - ответил он, широко зевая, тем самым демонстрируя все свои острые зубы,
        - вы как хотите, а я на боковую. Приятных сновидений.  - И повернувшись на другой бок дракон почти сразу же захрапел, отчего даже деревья с сильными стволами начали шататься.

        - Мда…  - задумчиво протянул маг.  - С таким храпуном, даже если захочешь не уснешь. Ну ничего, я что-нибудь придумаю.

        - Тогда не стоит ему мешать. Пойдем, я хочу тебе что-то показать,  - феникс встала с земли и взяла Готфри за руку, чтобы помочь ему подняться. От этого прикосновения, по телу мага впервые за последние годы пробежали мурашки. И наверное, не от того подул холодный ночной ветер. Маг встал и направился следом за ней, через заросли кустарников и лиан, пока не они не очутились на открытой площадке, открывающую красивый вид на город.

        - Ну как?  - гордо спросила она.  - Красиво?

        - Как тебе сказать?  - задумчиво произнес маг.  - Красиво. Но пока ты нас не сбила, вид с неба, был получше.

        - Но я не хотела!  - обиженно надулась она.  - Я думала, что это вы за мной летите, чтобы похитить меня.

        - Зачем?  - не понял Готфрид.

        - Как это - “зачем”?  - недовольно фыркнула она.  - А ты разве не знал, что помимо возрождения из пепла, мы - фениксы, еще: во первых - неплохо поем, во вторых - можем перелетать на дальние расстояния с большой ношей и в третьих - наши слезы могут исцелить любые болезни.  - После опечалено вздохнула и села прямо на землю, обхватив руками колени.  - Вот именно поэтому, нас не так уж и много осталось. Я имею ввиду вольных фениксов. Тех, которых не приручили. Потому как прирученный феникс, уже никогда не сможет вернуть себе человеческий облик и навсегда останется птицей. Ты что - никогда фениксов не видел, что ли?
        Маг молча покачал головой.

        - Только в книжках про вас читал. Если честно, то ты - первый феникс, которого я повстречал в своей жизни,  - признался ей Готфри.

        - Ты серьезно?  - удивилась девушка.
        Маг кивнул.

        - И до этой встречи, я даже подумать не мог, что вы можете превращаться в людей. Я всегда думал, что феникс это птица, но никак не человек.

        - Что ж,  - она робко потупила взор.  - Порою внутренним миром, видишь намного лучше и больше чем глазами. Ты ведь тоже первый человек, который вот так просто со мной разговаривает. Обычно, люди бояться нас. Считают порождением ада или еще чего-нибудь. Вот нам и приходиться скрываться.

        - Так же как и Энгу,  - задумчиво пробубнил себе под нос Готфрид.

        - Кому?  - не поняла феникс.

        - Моему другу дракону - тому самому, который сейчас храпит,  - пояснил маг.  - Ему тоже приходиться скрываться в горах, потому как многие рыцари или волшебники хотят разделать его на запчасти.

        - Так вот зачем ты его с собой таскаешь?  - ужаснулась она.  - Ты просто хочешь втереться к нему в доверие, чтобы улучшить момент и забрать у него то, что тебе нужно.

        - Нет,  - засмеялся Готфри.  - Что ты, конечно нет. Я же не живодер какой-нибудь. Тем более, все эти ингредиенты типа: драконьей чешуи, крови или слюны мне не нужны, чтобы пополнять свою силу. Для этого у меня есть это,  - Готфри продемонстрировал ей “красную радугу”.
        Феникс восторженно ахнула.

        - Какой большой,  - сказала она, пристально разглядывая камень.  - Никогда таких не видела.

        - Это еще что,  - гордо произнес маг, снова пряча свой амулет под свитер.  - Вот когда я вновь соберу все его части воедино, то тогда ты увидишь, что значит на самом деле большой рубин.

        - А как он работает?  - полюбопытствовала она.

        - Он впитывает энергию из внешнего мира, после аккумулирует ее у себя внутри и в конце выдает мне чистейший магический заряд. Я понятно объясняю?  - спросил Готфри когда увидел полные непонимания глаза феникса.
        Она, молча покачала головой и наивно улыбаясь пожала плечами.

        - Все эти научные термины для меня - просто темный лес,  - честно призналась она.  - Но я примерно поняла, о чем ты говоришь, так что пересказывать не надо. Ой, смотри,  - она указала на ночное небо,  - звездопад начинается.
        И действительно - через секунду другую, небо озарилось яркими огнями угасающих звезд. И хотя Готфриду, как человеку весьма образованному, давно было известно, что это вовсе не звезды, а осколки комет или метеоритов проносятся рядом с нашей планетой, создавая эффект звездопада, он тоже очень любил следить за этим завораживающим зрелищем. Но сейчас, маг любовался не звездами, а своей новой знакомой, которая радовалась этому эффекту, словно ребенок, которому подарили сто килограмм конфет.
        - “А она ничего - веселая”, - думал про себя маг.  - “Не то чтобы красавица, но ведь не в красоте же счастье. По крайней мере для меня. Для меня ведь самое главное, это богатый внутренний мир, который в ней видно даже не вооруженным взглядом. Страшно даже подумать, что столь милое создание, подвергается постоянным гонениям со всех сторон: аристократии, инквизиции, волшебникам… как она еще в живых до сих пор осталась. Нет, с этим надо что-то делать. Из-за кучки свихнувшихся ученых, рыцарей и магов не должны страдать все неизвестные науке существа. Вот если я вернусь… когда я вернусь, обязательно попрошу Луца издать закон о защите и охране всех диковинных созданий на территории нашей страны. Он человек мудрый и поймет. Поймет, что дальше так продолжаться не может. Так как рано или поздно, будет некого истреблять и люди начнут уничтожать сами себя. А этого нельзя допустить.”, - затем он отвлекся от своих мрачных мыслей и внимательно стал рассматривать девушку феникса,  - “Все-таки в ней, что-то есть. Такое тонкое, притягательное, я бы даже сказал завораживающее. Я был бы не против с ней познакомится
поближе. Хотя прекрасно понимаю, что между нами нет ничего общего. Мы из разных миров. Она - полуптица, а я маг, который пытается любыми путями вернуть свое имущество. Нам не суждено быть вместе.” - И тут, совершенно неожиданно маг ощутил на своих губах жаркое прикосновение ее губ. Вначале он немного оторопел, но потом быстро вошел во вкус и тоже стал отвечать на ее поцелуи. Так продолжалось где-то минуты три пока они не разлепились друг от друга и стыдливо не уставились вниз.

        - Прости, я не должен был…  - хотел было сказать первым Готфри.

        - Нет, это ты меня прости,  - перебила она его.  - Не знаю, что на меня нашло. Просто мне так хорошо на душе, когда ты рядом… словами это не выразить. Поэтому я и решилась на это безумство.

        - Почему же безумство?  - удивился маг.  - В нашем мире это совершенно обычное дело, чтобы проявить свою симпатию друг к другу.

        - И все равно, это не правильно,  - вдруг сурово произнесла феникс отворачиваясь. Затем повисла небольшая пауза, после которой она молча встала на ноги.  - Пойдем спать. Ты ведь сказал, что завтра у вас дальняя дорога. Поэтому тебе нужно как следует выспаться.
        - “Мда… пожалуй, не стоило мне ее целовать.”, - думал про себя маг по дороге на их поляну.
        На следующий день, с раннего утра Готфрид, даже не позавтракав собрался продолжить свой путь. Но на этот раз, маг ушел в одиночку. Он знал, что дальше по дороге он будет не раз еще рисковать своей жизнью, поэтому он не хотел подвергать опасности своих новых друзей. Поэтому Готфрид и уйти решил по-английски - ни с кем не прощаясь.

        - Так всем будет лучше,  - сказал он сам себе, идя по тропе, ведущей к вершине горы.
        На пути, его подстерегало масса злых, а местами и весьма кровожадных созданий, но маг непоколебимым шагом направлялся к намеченной цели. Потому как мысли о том, что он нашел себе новых друзей, которые всегда его будут ждать, уступало место животному страху, наводимому этим странным местом. Готфрид отчетливо ощущал каждой клеточкой своей кожи, невообразимое количество энергии, исходящей прямо из скалы. Словно вся она была словно огромный аккумулятор, питающий весь этот мир. Он шел вперед, изредка оглядываясь назад, не идут ли за ним его друзья, но так и не увидел их. Первыми кого он встретил на своем пути, были маленькие, мохнатые зверьки, которые очень быстро бегали и плевались колючими шипами. Но Готфриду удалось быстро их всех приструнить при помощи своей кирки. Так как помнил, что энергию рубина не стоит тратить зря. Таким же способом он распугал и остальных жителей этой горы: человекообразных собак, с хвостами ящерицы и паукообразных существ, с человеческими ногами вместо паучьих лап. Но вот наконец все враги попрятались и Готфрид смог спокойно взобраться на самую вершину горы. Он оказался на
довольно обширном и каменистом плато, посередине которого стояло три каменные статуи мускулистых варваров стоящих в выразительных позах. Подойдя чуть ближе Готфрид заметил, что один из них в своих зубах держал осколок красной радуги.

        - Так вот ты какой, варвар,  - ухмыльнулся маг.  - Мда… а я уж было начал пугаться, что он меня в порошок сотрет. А тут - кусок камня. Что он мне сделает?  - Но только Готфри дотронулся до одной из статуи, как вдруг по всему плато отозвался чей-то громкий голос.

        - Мир тебе, путник!  - вежливо представился он.

        - И в-вам того же,  - заикаясь от неожиданности ответил маг, на всякий случай отойдя от статуй на три шага назад.

        - Позволь мне рассказать тебе нашу историю!  - монотонно продолжил голос.

        - Давайте,  - согласился Готфрид, оглядываясь по сторонам, чтобы понять откуда исходит голос.  - Только кто со мной говорит?

        - Я Керн, старший из своих троих братьев-варваров. Раньше мы были разбойниками и убийцами, после того как от нас отвернулся весь наш народ. Но боги прознав о том насколько мы низко пали, решили нас наказать превратив в эти статуи и поставив сюда. Теперь мы стражи темницы этой горы, в которой заключен, ни много не мало, сам бог разрушения - Баал. И каждый кто сюда попадает, чтобы вернуться назад или пройти вперед, должен сразиться с нами и доказать, что он достоин,  - и судя по количеству старых скелетов в разрубленных стальных латах и проломленных шлемах, сделать это пока еще мало кому удавалось. Или даже вообще никому.

        - А можно дело решить мирным путем?  - с надеждой спросил маг, мысленно подготавливая себя к предстоящей драке. Та в свою очередь не заставила себя долго ждать: неожиданно, все три статуи варваров ожили, сбрасывая с себя сухую гипсовую крошку и представая перед Готфридом в своем первозданном виде: у всех троих одинаково мрачные грубо вылепленные лица, прически под горшок, каждый из них был на две головы выше Готфри, втрое шире в плечах и примерно в десять раз сильнее. На их мускулистых телах не было почти ничего кроме медвежьих шкур и набедренных повязок. Но маг не подал даже и виду страха, хотя по спине у него забегали мурашки, и прошиб холодный пот.

        - К сожалению не получиться,  - разочаровал мага один из братьев варваров.  - Каждый должен пройти это испытание, чтобы проникнуть в темницу Баала. Таковы правила.

        - Но я вовсе не собирался в гости к богу разрушения,  - заверил стражей Готфрид.

        - Да? Тогда зачем ты пришел сюда?  - удивленно поднял бровь другой страж, с большущей секирой за спиной.

        - Забрать, то что принадлежит мне,  - честно ответил маг.

        - Ты имеешь ввиду этот осколок рубина?  - понимающе кивнул третий с булавой в руке, которая была где-то размером с голову Готфри.
        Маг молча кивнул и продемонстрировал первый кусок камня, отобранного им у некроманта.

        - Этот осколок является частью камня под названием «Красная радуга», который при похищении его некромантом был разбит на три составные части - одна находилась у него, другая - у вас, а третья - где-то далеко в пустыне, у друида. К несчастью, некромант не захотел добровольно с ним расставаться, поэтому мне пришлось его прикончить. И мне не хотелось, чтобы с вами произошло нечто подобное.
        Однако, пламенная речь мага не вызвала у братьев варваров никакой реакции. Они просто молча уставились на Готфрида с каменными, ничего не выражающими, лицами. От этого, магу стало еще хуже, и он даже побелел от страха. Но все повернулось несколько иначе, чем ожидал Готфрид: сначала засмеялся первый страж, затем второй, и в конце концов все три варвара буквально катались по земле от смеха, держась за свои животы. Маг поначалу ничего не понял, но потом тоже подключился к общему веселью.

        - Ой, насмешил,  - отсмеявшись, произнес первый из братьев, смахивая счастливую слезу.  - Давненько мы так не смеялись, правда?

        - Ага! Давненько,  - смахивая счастливые слезы ответил второй.

        - А что собственно в этом смешного?  - не понял маг.

        - Как что?  - улыбнулся Рист.  - Сам что ли не видишь?  - он широким жестом обвел плато.  - Многие уже пытались нам противостоять. И некоторые из них, между прочем, были в два раза крупнее нас самих.

        - Так что как не крути, но победить нас у тебя нет никаких шансов,  - развеял его мечты второй страж.

        - Значит, вы вернете мне камень и отпустите назад домой?  - с надеждой поинтересовался маг.

        - Ну-у, не все так просто,  - задумчиво протянул Керн,  - понимаешь, камень то вернуть мы тебе можем. Все равно от него нам никакого толку. Но вот отпустить тебя с миром… здесь ты уж извини.

        - Но почему?  - пытался понять Готфри.

        - Видишь ли дружок, тут такое дело,  - пояснял ему Рист.  - Хоть у тебя и не было намерения освободить Баала, ты ведь забрел на нашу территорию. Тем самым на время, развеяв чары. И если мы тебя не убьем, то снова станем статуями, но на этот раз золотыми и навсегда. Так что извини, но наши шкуры нам дороже всего,  - и все втроем пошли в атаку на отступающего назад Готфрида. И когда земля под ногами кончилась, маг стал просто надеяться, что просто придет какое-нибудь чудо и его спасут. И оно пришло - в роли лазурного дракона. Он довольно тихо спикировал за спины варваров, после чего схватил одного из них и наполовину засунул к себе в пасть. А двоих других разметал по сторонам, при помощи своего мощного хвоста. Причем так сильно, что они оба сорвались со скалы вниз.

        - Энг, это ты? Дружище!  - обрадовался Готфри, обнимая дракона за ногу.  - Как же я рад что ты все-таки прилетел. Я думал, что ты обиделся на меня за то, что я ушел, даже не попрощавшись. Но я, это сделал исключительно, ради твоей с феникс безопасности.

        - Уауай о оже оовим?  - промямлил дракон, с занятой пасть.

        - Что?  - не понял маг.
        На что Энгил выплюнул варвара из пасти, отчего тот полетел до самого края скалы, но смог зацепиться, свои топором за край уступа.

        - Я говорю - давай позже поговорим, хорошо?  - по нормальному спросил дракон.  - А то сейчас у нас и так много важных дел,  - после чего скорчил недовольную мину.  - Фу, поверить не могу, что я взял его тушу, в свою пасть. Какая гадость. Он что никогда не мылся, что ли?
        Тем временем, единственный оставшийся в живых варвар, медленным, но твердым шагом направлялся к нашим героям. (О том что двое других уже не смогут вновь вступить в бой, служили их точные, на этот раз золотые статуи, украшающие постаменты). Одной своей рукой он крепко сжимал свой топор, а другую прижимал к животу, из-под которого виднелась тонкая полоска свежей крови. Остановившись примерно в метре от главных героев, Рист посмотрел на них глазами маньяка-убийцы.

        - Вы убили моих братьев,  - зловещим шепотом начал он, хватаясь двумя руками за секиру, отчего на рукояти появилось приличное пятно крови, которая красными каплями падала на снег, окрашивая его в багровый оттенок.  - Однако со мной вам расправиться не удастся! Никто не пройдет в темницу (он указал на массивные ворота, прямо в скале) и не освободит бога разрушения. Ни-кто!!! Сейчас вы воочию увидите магию варваров в действии,  - после чего варвар издал мощный рев, похлеще драконьего, от которого гора даже чуть задрожала. После чего мага вдруг скрутила резкая боль во всем теле и он скрючившись упал на землю.

        - Дружище, ты чего?  - недоумевающее спросил его дракон (на него магия звука не действовала), даже для верности чуть коснулся его своей лапой. Но Готфрид даже и не думал шевелиться. Это привело дракона в неописуемую ярость. Он свирепыми глазами посмотрел прямо в глаза варвара. Тот не только не испугался, так еще и нагло молча ухмылялся ему в ответ.  - Я разорву тебя на куски!  - грозно пообещал варвару дракон.  - Грязная, мерзкая тварь!

        - А сам-то кто?  - С ехидцей спросил его Рист.  - Думаешь, культурное животное, которое можно разводить в домашних условиях? Ты сам еще более отвратительное существо чем люди. Правильно мы сделали, что истребили ваш вид. Теперь то вы хоть какую-то пользу приносить будете, когда вашими головами будут украшать стены. Или же из ваших внутренностей будет вариться магический компот.

        - Ты заплатишь за свои слова,  - пообещал варвару дракон. После чего зловеще рыкнул.  - И ты умрешь за все то, что сделал со своими братьями.

        - Может быть,  - тихо сказал Рист отворачиваясь.  - Но это произойдет после тебя,  - и только дракон собрался пойти в наступление, как вдруг варвар резко обернулся и запустил в него своей секирой. Топор попал ему прямо в левую ногу, отчего Энглин издал очередной рык, но уже рык боли, после чего просто беспомощно рухнул на землю. Страж варвар не спеша подошел к ящеру и резко вырвал свое оружие из раны. В результате чего дракон издал еще один жалобный вой, чем вызвал у варвара приступ зловещего смеха.  - Что, не нравиться, дракон? А вот так,  - с этими словами он всадил секиру в левое крыло дракона, отчего тот вновь громко взвыл от нарастающей боли.  - Тоже нет?  - садистким тоном спросил он. После чего почистил топор в снегу, и засунул его себе за пояс. Затем наклонился и прямо в ухо дракону прошептал.  - А теперь представь, какого это - быть разорванным на мелкие кусочки здешними монстрами?

        - Почему бы тебе просто не убить меня?  - слабо спросил дракон.  - Ты ведь этого добиваешься, не так ли?

        - О-о-о, нет,  - протянул Рист.  - Так легко ты не отделаешься. Я сделаю так, что ты будешь умолять меня о смерти. Даже адские муки покажутся тебе ерундой по сравнению с тем, что произойдет сейчас,  - после чего варвар произвел еще один нечленораздельный звук, и внезапно словно из под земли, плато стали наводнять разномастные монстры: здесь присутствовали уже как и известные ранее люди-собаки, с хвостами ящериц, так и двухметровые мохнатые и клыкастые создания, очень похожие на снежного человека, и непонятные бесформенные существа с длинными хлыстами в руках. Буквально через минуту вершина горы уже была забита разномастными тварями, у которых было одно желание - есть. И раненый дракон был для них как нельзя кстати.  - Приятного аппетита ребятки,  - бросил монстрам варвар и преспокойно направился в сторону темницы Баала. А монстры тем временем готовились к своей роскошной трапезе. Но не все, призванные варваром существа, накинулись на раненого дракона: части из них удалось почуять кровь своего заклинателя. Все произошло довольно быстро: двое довольно крупных монстров, накинули на его шею хлысты и
резко повалили на землю, после чего обмотали ему руки и ноги, в результате, Рист оказался полностью обездвижен.

        - Ничего не понимаю? Они же должны меня слушаться. Я ведь им приказал…  - кряхтел он пытаясь вырваться. Но все было без толку: хлыст оказался очень толстым, и голыми руками порвать его было нереально, даже не смотря на мускулатуру варвара. Естественно на все его причитания, никто не ответил: маг был в отключке, а лазурному дракону в данный момент было просто не до разговоров: он из последних сил отбивался от окружающих его существ. Паре монстров похожих на игуан все-таки удалось вцепиться в больное крыло Энглина, в результате чего ящер протяжно взвыл, и дыхнул на них огнем, тем самым превратив этих ящериц в головешки. Но к сожалению, это единственное на что у того оставалось сил. Теперь он был абсолютно беспомощен. Участь Риста была менее завидна: его окружили пять существ, с хлыстами и обнажили свои длинные острые, как бритва, когти. С их больших безгубых и зубастых ртов на снег капала слюна, которая тут же растапливала его. И казалось, что это конец их истории, но не тут то было: как только один из собакообразных созданий, собрался проткнуть Готфри своим копьем, он тут же, моментально
превратился в живой факел и для того, чтобы потушить пламя, стал бегать вокруг всех присутствующих монстров. Тем самым, спустя мгновения, вся эта армада этих враждебных созданий, дружно полыхая, сиганула прямо вниз со скалы. К счастью, никто из главных персонажей не получил новых ранений. Тем временем на плато, не спеша опустилась огненная птица и по приземлению превратилась в рыжеволосую девушку, лишь отчасти прикрытую черным дымом. Она слегка поежилась, от внезапно резко наступившего холода, но как только увидела бездыханное тело мага лежащего на снегу, то ее озноб как рукой сняло.

        - Ты живой?  - взволнованно спросила она смотря на посиневшее от холода, лицо Готфрида. Маг ничего ей не ответил: лишь в его стеклянных глазах, отражалось опечаленное лицо девушки. На ее глаза тут же навернулись крупные слезы, но они тут же высохли, как только она услышала жалобный стон раненого варвара.  - Ты…  - злобно прорычала она, хватая Риста руками за горло.  - Ты заплатишь за это! Ты ответишь за его смерть! Клянусь, сейчас ты познаешь боль, которую никогда раньше не ощущал.

        - Погоди,  - жалобно прокряхтел варвар.  - Он не умер… я всего лишь оглушил его. Через пару часов он очнется. Честно. Только отпусти. Прошу…

        - Ни за что,  - прошипела она пламенея.  - Ты со своими братьями, больше никому не сможете причинить вред, уж я об этом позабочусь,  - шея Риста, тем временем стала покрываться крупными волдырями от нарастающего тепла рук феникса, но он даже не пикнул от боли.

        - Если ты убьешь меня, то тогда врата откроются и Баал вновь вырвется на свободу. и тогда никто его не остановит.
        Девушка растерянно посмотрела вначале на решетку темницы, после на полудохлого варвара и затушив свое пламя отпустила шею варвара.

        - Ладно,  - кисло сказала она вставая с его огромной туши.  - Живи пока.
        Рист не соврал: Готфрид действительно очнулся через час, а пока он был в отключке варвар, вместе с девушкой, помогли дракону. Страж врат, нашел в своих запасах связку медицинских бинтов, а феникс умело его перебинтовала. После чего помогла Ристу.

        - Я не хотел чтобы так все получилось,  - оправдывался перед Энглином тот.  - Просто когда кто-либо вступает на нашу территорию у меня буквально глаза пеленой накрывались и я ничего не видел кроме ярости. Прости меня, если сможешь.

        - Ладно,  - по-доброму улыбнулся дракон.  - Прощаю. Я ведь и сам не идеал, но в отличии от других видов драконов мы - лазурные, довольно мирный народ.

        - Так ты не последний дракон?  - удивился Рист.

        - Конечно нет,  - засмеялся Энг.  - Ну, может быть из своей цветовой группы я и последний. Но как представитель вида - нет. Существует масса других драконов, разнообразных характеров и расцветок, о которых люди даже и не слышали.

        - Ух, ты,  - восхищенно ахнул Рист,  - а мне расскажешь? А то за столько лет заточения здесь, я толком никуда и не вылезал.

        - Ну что же,  - задумчиво ответил дракон, краем глаза поглядывая на обнимающихся в стороне феникс и Готфрида.  - Думаю, что времени у нас будет предостаточно. Значит так, существует несколько цветовых групп драконов…
        Тем временем, маг и девушка мило беседовали между собой, как очень хорошие знакомые, которые давно не видели друг друга.

        - Я боялась, что никогда больше тебя не увижу,  - говорила феникс сильно прижимаясь к груди мага.  - И когда увидела тебя лежащим на земле, в сугробе, то чуть с ума не сошла от горя. Клянусь, вот если бы этот варвар мне соврал, то я бы не только от него… от всей этой горы, камня на камне не оставила бы.

        - А я тоже боялся, что не предупредил вас о своем уходе и вы обо мне забыли. Я просто не хотел подвергать вас опасности, поэтому и отправился в одиночку,  - сказал он поглаживая ее по волосам.

        - Прости,  - одновременно сказали они и рассмеялись.
        Затем они обратили внимание на беседующих неподалеку Энглина и Риста.

        - Судя по всему это надолго,  - предположил Готфри, по многозначительным пасам руками варвара и взмахов крыльев дракона.  - Что ж. Придется мне пешочком домой добираться.

        - Почему пешком?  - несколько возмутилась феникс.  - А я на что?

        - Что?  - удивился Готфрид.  - На тебе?

        - Да,  - кивнула она.  - Что в этом такого? Не забывай, я же могу выдерживать практически любой груз. А тебя уж и подавно выдержу.
        Маг немного помялся, но в конце концов сдался, под чарами ее карих глаз.

        - Ладно,  - махнул он рукой,  - полетели. Только для начала, мне нужно завершить одно дело.
        Ну и после того как маг забрал у варвара очередную часть своего камня, он, верхом на огненной птице, направился назад, к подножью горы. Теперь осталось найти последний кусок камня, чтобы воссоединить его вновь. Но никто из главных героев (даже сам Готфри) не могли предположить, к каким последствиям это приведет.
        Часть третья Друид

        Ничто не удержит сил природы!
        (Друид “ Diablo2: Lord of distraction ”)

        Добравшись до аванпоста, Готфрид со своей новой знакомой пошли пешком (так как, маг летящий на огненной птице, выглядел бы довольно вызывающе. Поэтому, чтобы охранники не задавали лишних вопросов, маг отдал девушки свитер и утепленные штаны, чтобы она была больше похожа на человека). Таким образом, им вдвоем удалось без проблем пройти в город, даже не привлекая на себя лишнего внимания. После чего, они благополучно добрались до башни мага. А там тем временем, братья-призраки учинили полный кавардак: повсюду валялись обрывки бумаг, и прочий мусор, на стенах виднелись явные пятна от чего-то сладкого, также как и следы на полу, ведущие по направлению к кухни.

        - Да уж,  - поморщилась феникс, оглядываясь по сторонам,  - видно, что ты не чистоплюй. Вон, какую грязь у себя дома развел.

        - Это не я. Честное слово,  - поклялся Готфрид и тут же вляпался во что-то липкое, но даже не заметил этого.  - Это Нэд с Нилом, свинарник организовали, сволочи. Ух, я им сейчас задам,  - из кухни донеслось довольно громкое чавканье.  - Ух, они у меня сейчас получат.
        Готфрид твердым шагом направился в сторону кухни. Феникс же осталась осматривать башню мага. Хоть поначалу она и раскритиковала жилище Готфрида, в душе просто восхищалась поистине магической атмосферой, царившей в его башне: осматривала расставленные по полочкам склянки и баночки с магическими порошками, трогала кончиками пальцев его раритетную мебель, затем присела на антикварный стул рядом с большим зеркалом, посмотрела на себя, подправила прическу, после чего встала подошла к большому книжному шкафу, вытащила первую попавшуюся книгу, но поняв что самой ей в ней ничего не разобрать, закрыла ее, тем самым поднимая тучу раритетной пыли, отчего чихнула и тихонько рассмеялась. Вдруг ее взгляд упал на пожелтевший листок бумаги, который очевидно выпал из книги. На нем, черным угольком, был изображен маленький аккуратный домик, с одним окном и дверью, яблоневым садом, росшим рядом с домом. На крыше красовалась каминная труба, из которой шел дым. Неподалеку с рисунком дома, находились три человечка. Человечка, это конечно громко сказано. Просто палка, палка огуречик, точка, точка запятая, вот и вышел
человечек с рожицей кривой. Человечки на рисунке почти ничем, кроме размера, не отличались. “Вон тот что поменьше - это наверное ребенок,” - думала про себя феникс.  - “А эти двое: один с косичками, другой в шляпе, наверное, мама и папа. Милый рисунок. Скорей всего он изобразил его когда был совсем маленьким.” Вдруг, она услышала голоса из кухни положила рисунок обратно в книгу и поставила обратно на полку. И как раз в этот момент, в гостиную горячо о чем-то споря вошел маг и братья-призраки.

        - Мамой клянемся Готфри, такого больше не повториться,  - поклялся Нэд.

        - Да, клянемся,  - поддержал его Нил.  - Вот тебе крест,  - призрак демонстративно перекрестился.  - Это все из-за стресса, понимаешь. Мы просто подумали, что ты не вернешься…

        - Ага! И поэтому решили превратить мою башню в свинарник, да?!  - продолжал «метать молнии» маг.

        - Да ладно тебе,  - отмахнулся Нэд, переглянувшись с Нилом.  - Подумаешь, немножко пошалили. Дело то житейское.

        - Точно, что житейское,  - тяжко вздохнул Готфрид, потирая виски.  - Как же я от вас устал кто бы знал, а? Как же вы меня достали.

        - Но Готфри…  - запротестовали сразу оба призрака башни.

        - Пошли прочь, с глаз моих,  - усталым тоном сказал маг.  - Видеть вас не могу.

        - Но…

        - Прочь я сказал. Я что непонятно сказал,  - когда Готфрид захотел посмотреть на них, то призраков уже и след простыл.  - Придурки,  - тихо выругался маг.  - Не думали что я вернусь. Тоже мне группа поддержки называется.  - После чего немного успокоившись обратился к феникс.  - Ты меня извини, они бывают иногда немного невоспитанными. А так они неплохие ребята… вообщем.

        - Да ладно,  - засмущалась девушка-птица,  - ничего страшного. Они вообще первые призраки, каких я встретила, так что я еще не разобрала, что мне делать: бояться или нет.
        Маг улыбнулся в усы.

        - Не переживай, со мной тебе бояться нечего,  - заверил ее он.  - Теперь ты под моей защитой.
        Готфрид решил немного прибраться у себя в башни (он просто не хотел, зря тратить свой магический заряд, поэтому и убирался по старинке - вручную. А феникс добровольно вызвалась ему в этом помочь). После чего, они вдвоем, устроили небольшое чаепитие в честь возвращения домой. И хотя стол у мага был не богатым (светлое пиво, отварная свинина, хлеб), это не помешало им вдвоем прекрасно провести время: Готфрид рассказывал ей различные интересные истории, а феникс в благодарность за гостеприимство мага, решила для него спеть. Готфрид не понял ни слова из песни, однако его тронул до глубины души ее чарующий голос и манера исполнения. Когда девушка-птица закончила петь, она снова села за стол и чуть пригубила пива из своей кружки.

        - У меня просто в горле пересохло,  - пояснила она Готфри.  - Сейчас глотну и продолжу.

        - Давай потом,  - предложил ей маг.

        - Тебе не понравилось?  - обиженным тоном спросила она.

        - Нет, что ты, очень понравилось,  - успокоил феникс Готфрид.  - Просто ты явно сегодня устала и хочешь отдохнуть. Поэтому, давай в следующий раз продолжим. А то завтра мне рано вставать. Так что извини…

        - Ну, ничего,  - немного смутилась она.  - В следующий раз, так в следующий раз. А куда ты завтра направляешься?

        - Через пустыню, в джунгли,  - пояснил ей маг, разлеживаясь на кровати,  - на поиски последней части своего рубина, который скорей всего находиться у некоего друида. Но мне кажется, что по сравнению со стражами темницы Баала, он знает как ей пользоваться, поэтому мне необходимо его остановить, пока не стало слишком поздно.

        - А можно и мне с тобой?  - попросилась феникс.
        Маг покачал головой.

        - Почему?  - обиженно надулась она.

        - Это очень опасно. Я по себе знаю, так как много лет пытался постичь магию природы, но у меня ничего не вышло. Поэтому те кто ей по настоящему овладели, либо спасители мира, либо его поработители. И судя по видению, в котором я увидел этого парня, в нем больше злого, чем доброго. Так что мне предстоит встретиться с еще одним психом. И я не хочу подвергать тебя опасности,  - пояснил феникс маг.

        - Но я ведь уже не маленькая и сама смогу за себя постоять,  - гнула свое она.  - Ну, пожалуйста, ну возьми меня с собой. Клянусь - я не буду тебе мешать и буду тише воды, ниже травы.
        Готфрид немного помялся, а затем отрешенно махнул рукой.

        - Э-эх! Ладно. Что с тебя взять.
        Девушка радостно завизжала и расцеловала мага в обе небритые щеки. После чего рассмеялась.

        - Что такое?  - не понял маг.

        - Ты колючий и щекочешься, немного,  - смущенно призналась она.

        - Да?  - удивился Готфри.  - Никогда бы не подумал. Что ж. Если тебе не нравиться, то я с легкостью могу побриться. Хочешь?  - она кротко кивнула.  - Ладно. Тем более что, я эту бороду уже лет семьдесят ношу. Пора бы и имидж поменять. Только потом как-нибудь, хорошо? А то нам прямо с раннего утра в дорогу?  - девушка вновь кивнула и улыбнулась ему.

        - Ну а на этот раз, что не так?  - поинтересовался Готфрид.

        - Ты добрый,  - подметила она.  - Ты очень, очень добр ко мне. Ты ведь меня совсем не знаешь, а уже пригласил к себе домой. Ты настолько мне доверяешь?
        Маг улыбнулся и развел руками.

        - Это же ты нас всех спасла (меня, Риста и Энглина) тогда на плато. Как именно я должен был тебе после этого отплатить в благодарность? Но если не хочешь, можешь завтра никуда и не ходить. Здесь останешься. По хозяйству ребятам поможешь.

        - Ну, уж нет,  - она шутливо пригрозила ему пальцем.  - Стирка, уборка это не для меня. Мне больше всего по душе приключения, всякие там. Опасности разные. Вот готовить - люблю. А все остальное - нет.

        - Что ж, тогда нам очень повезло. По крайней мере, по дороге к джунглям, не помрем с голоду,  - устало произнес Готфрид, готовясь ко сну.

        - Как?  - несколько возмутилась девушка-птица.  - Ты хочешь сказать, что мы пойдем пешком?

        - А как ты хочешь?  - уже сквозь сон спросил ее Готфрид.  - Можно бегом, если пешком тебя не устраивает.

        - Нет, я конечно не против прогулки,  - замялась феникс,  - но одно дело прогуливаться по почти всегда ледяным горам, а другое по знойной пустыне. Мы же расплавимся, пока доберемся до этих джунглей… Кстати, сколько до них, если по прямой?

        - Где-то дня три пути,  - последнее, что сказал маг перед тем как уснуть. Последующие возмущения девушки-птицы, а также ее отшивание, прилипал братьев-призраков, маг уже не слышал. Он уже крепко спал. И сны у него были весьма не радужные (в основном, про уничтожение Лакрии, про свержение с трона Луца и установлении власти бога разрушения - Баала). Вдобавок к этому Баал повторял одну и ту же фразу “Скоро придет мое время”. Это должно было насторожить мага, но ему часто снились кошмары, из-за последствий его частых перееданий и переутомлений. Так что он просто не придал им особого значения.
        Пустыня… для кого-то это просто безлюдная местность, со всех сторон окруженная песком, в которой нет ничего кроме пустынной растительности, песчаных бурь и палящего зноя… Но пустыня вовсе не была пустым местом: в ней буквально за каждым барханом или кактусом прятались жуткие создания, которые выползали из своих укрытий по ночам, чтобы отобедать каким-нибудь заплутавшим путником. Но Готфрид не был просточком и все заранее предусмотрел: он вспомнил пару отпугивающих заклинаний, и на всякий случай взял с собой пару самодельных бомб. Арендовав по просьбе девушки-птицы довольно крепкий «корабль-пустыни» и запасшись на этот раз довольно скромным запасом провизии (двумя большими флягами воды, хлебом, сыром, вином и восточными сладостями), наши герои тронулись в путь. Как долго они шли, ни феникс, ни Готфрид не знали, но только города уже не было, а джунгли так и не думали появляться из-за горизонта. Тем более что и запасы воды, у них подходили к концу. Поэтому наши герои приняли решение совершить привал у ближайшего оазиса, чтобы передохнуть и наполнить свои фляги водой. К несчастью для них, следующий
оазис был еще в нескольких километров. Добрались они туда уже ближе к сумеркам. Оба наших героя, испытали неописуемое удовольствие, слезая с горба верблюда, так как дорога была длинной и без остановок,

        - Уф! Наконец-то,  - облегченно выдохнул Готфрид, падая прямо на уже остывший песок и потирая затекшие ноги.  - Чтоб я еще хоть раз тебя послушался и поехал на этом тупом животном. Да никогда,  - он указал на верблюда, привязанному к ближайшему баобабу и мирно жующему «свою еду» (верблюжью колючку, то есть).  - У скотина такая, всю *** отбил.
        У феникс оказалось чуть больше сил, поэтому она, немного приведя в порядок затекшие мышцы, направилась к источнику, чтобы утолить жажду.

        - Ничего себе. Я и не думала, что ты умеешь выражаться такими словами,  - честно призналась она, наклоняясь к воде.

        - Если меня разозлить, я еще и не такое способен сказать,  - пробурчал маг, продолжая растирать свои затекшие конечности и с обидой поглядывая на верблюда.
        Вдруг окружающую идиллию разорвал дикий крик ужаса феникса. Причем настолько резкий, что маг даже подпрыгнул от неожиданности.

        - Что там стряслось?  - спросил он, вставая и направляясь к источнику.
        Феникс молча показала на мирную гладь водяного источника, на дне которого лежало два изуродованных трупа. Одеты они были как разбойники здешних мест: бывший дорогой камзол из красной материи, с золотыми пуговицами. Красивые (в прошлом) зеленые штаны с золотыми лентами по бокам и остроконечные, с загнутым носком кремового цвета туфли. По началу, можно было предположить, что они были простыми путешественниками, но так как у одного из них была повязка на глазу, а у другого бандана черного цвета, то сомнений не оставалось, они - разбойники… только мертвые. И убитые весьма изощренным способом, одному вырвало, почти всю левую сторону туловища, а у другого, лицо, было превращено в кровавое месиво. От этой картины феникс продолжала истошно выть, оглядываясь по сторонам. А Готфрид тем временем отошел в сторонку, чтобы «изрыгнуть» (то есть избавиться от своего завтрака).

        - Что же их так покромсало?  - немного придя в себя спросил маг в пространство.

        - Не знаю,  - дрожащим голосом сказала феникс.  - Но чтобы это ни было, нам с этим лучше не встречаться.
        Вдруг буквально со всех сторон послышалось приглушенное рычание.

        - Спина к спине!  - крикнул маг, и феникс тут же оперлась своей спиной о его спину (подобная тактика, намного снижает риск, получения удара сзади).  - Ну, что ж. Отдохнули, пора бы и поразмяться.
        Девушка-птица молча кивнула, тут же воспламеняя свои ладони.
        И только наши герои собрались защищаться, как вдруг настала кромешная тьма. Причем, это была не ночь, а самая настоящая беспроглядная темнота.

        - Вот блин, не зги не видно,  - раздосадовано сказал маг.  - А куда исчезло твое пламя?  - поинтересовался он у феникс.

        - Я черпаю энергию из света. Лунного или солнечного, не важно. В подобной ситуации мой огонь не действует,  - пояснила она.

        - Понятно. Альберо!  - вскрикнул маг, но ничего не произошло.  - Ничего не понимаю,
        - честно признался он.  - Моя магия здесь тоже не срабатывает.

        - И что же делать?  - взволнованно спросила она.
        Феникс и маг оказавшись в темноте, были слепы как котята. Только чудо смогло бы им помочь выбраться из этой передряги.
        Помощь пришла, откуда не ждали: сквозь тьму, наши герои расслышали злобное рычание монстров, звуки ударов. А когда мрак рассеялся перед ними предстала девушка в кожаном комбинезоне, окруженной двадцатью трупами монстров. Девушка оказалась небольшого роста, но атлетического телосложения, с короткострижеными волосами и милым личиком (на котором было три глубоких шрама правой на щеке). На каждой руке у нее было надето что-то наподобие когтистой лапы. Она тяжело дышала и быстро осматривалась по сторонам. Заметив наших героев, она быстро спрятала свое оружие в рукава костюма и направилась к ним.

        - Живы?  - первое что спросила она.
        Феникс и Готфрид молча кивнули.

        - Вот и хорошо,  - наемница криво улыбнулась и развернулась, чтобы уйти.

        - Постой,  - задержал ее маг.  - Нам надо попасть в джунгли. Ты знаешь дорогу?

        - А то мы заблудились и очень устали,  - поддержала его феникс.

        - Если в джунгли - то это на север, а вы идете на северо-восток - к Лудкхалейну - легендарному городу в пустыне,  - пояснила наемница.  - И я бы не советовала бы вам идти в джунгли, не запасшись оружием и наемниками. - После чего совсем шепотом добавила.  - Говорят, что те места прокляты. Будто бы все, что в этих джунглях есть, живое - до самого последнего кустика. И кто туда ходит - уже не возвращается.

        - Хм… Значит мы на правильном пути.  - Задумчиво проговорил про себя маг.  - Друид должен быть где-то в той местности.  - А громче добавил.  - Что ж спасибо за информацию и помощь. И не могла бы ты еще кое-что для нас сделать?

        - Нам очень нужно попасть в эти джунгли, но мы не знаем как,  - дополнила его феникс.

        - Что «как»?  - не поняла наемница.  - Я же объяснила - джунгли на север, город - на северо-восток. Что вам еще от меня надо?  - уже разражено спросила она.

        - А может быть, ты с нами пойдешь?  - предложил ей Готфрид.

        - Да,  - кивнула феникс - вместе веселее будет, да и безопасней.

        - Нет, спасибо,  - холодно сказала она.  - Напарники мне не нужны.

        - А друзья?  - тут же спросил маг.

        - И друзья… тоже,  - хмуро ответила наемница и буквально растворилась в воздухе.

        - Как она это сделала?  - удивленно поинтересовалась феникс.

        - Не знаю,  - честно признался маг.  - На заклинание невидимости не похоже (следов на песке не видно). Значит она просто телепортировалось в нужное ей место.

        - Интересно, только куда?  - подавляя зевоту спросила феникс.

        - А тебе, не все ли равно?  - таким же усталым тоном спросил ее Готфрид.  - Ладно, ты ложись спать,  - маг пробурчал под нос «Кверто» и перед ними возникли две простенькие, но довольно удобные кровати.  - Я же пока поставлю защитный купол, чтобы ночью нас никто не беспокоил.

        - Хорошо,  - уже ложась и закрывая глаза, сказала она.  - Тогда спокойной ночи.

        - Спокойной ночи,  - ответил маг широко зевая.
        Готфрид произнес «Эспра», и их спальная территория была огорожена невидимым но прочным магическим куполом (о том что он есть, свидетельствовал ровный круг прочерченный прямо вокруг кроватей). После этого Готфрид плюхнулся на свою кровать и мгновенно захрапел. На этот раз ему ничего не снилось. На следующий день наши герои направились в сторону Лудхалейна, чтобы затариться провизией и водой, а заодно и поменять верблюда, так как прежний очень устал, испугался и уже с неохотой вез на себе своих спутников. Да и в сам город их впустили не сразу: они битый час уверяли охранников, что молодожены и приехали сюда на медовый месяц. И только пока они прилюдно поцеловались, чтобы доказать серьезность их намерений, стража их пропустила в город.

        - Ты надеюсь понимаешь,  - шепнула ему на ухо феникс,  - что после этого, просто обязан на мне жениться.

        - Хорошо,  - согласился маг.  - Только давай дома. А то здесь жарко, да и колец у меня с собой нет.

        - Я же пошутила,  - улыбнулась она.  - Ты что, шуток не понимаешь?

        - А я не шучу,  - серьезно сказал Готфрид.  - Ну, так что, когда вернемся домой, ты выйдешь за меня?
        Девушка немного опешила от такого признания.

        - Ну, не знаю,  - замялась она.  - Тут надо подумать. Ты дашь мне время на размышление?

        - Я буду ждать, сколько вы пожелаете,  - сказал Готфрид, галантно целуя ее руку.  - Ну а теперь нам нужно вернуться к нашим делам. Разделяться не советую. Тут всякого жулья навалом. Того гляди и убить могут.

        - Да,  - согласилась феникс рассматривая мрачных прохожих.  - Народ здесь прямо скажем - не дружелюбный.
        По сравнению с Лакрией, граждане Лудхалейна были людьми довольно хмурыми. Может быть пустынная жара так сильно влияет на социальный климат населения, может быть влияние политического режима, Готфрид не знал. Однако и он, и его спутница ощущали в воздухе нечто зловещее. Что-то черное и тяжелое, похожее на облако, которое иногда затмевало солнце. Но сейчас, настроение народа, как и погода, наших героев волновало меньше всего. В данный момент они хотели как можно быстрее затариться провизией, водой и поменять «транспорт», чтобы продолжить свое путешествие в джунгли. Но и сейчас у них не обошлось без происшествий.

        - Помогите!!  - истошно завопил тонкий голос ребенка.

        - Ты это слышал?  - навострив уши спросила мага феникс.  - По-моему кто-то кричал.

        - Тебе показалось,  - отмахнулся маг, разглядывая всякое барахло у старьевщиков.

        - Кто-нибудь, спасите!!! Пожалуйста, не надо!!!  - еще громче закричал ребенок.

        - И теперь скажешь, что показалось?!  - возмутилась равнодушию мага девушка-птица.

        - Да, теперь и я слышу,  - задумчиво произнес маг.  - Видимо староват я стал. Слух садиться начал. Видимо совсем скоро оглохну.

        - О своем здоровье, поговоришь потом… дай сюда!  - она вырвала у него из рук крупные разноцветные бусы из слоновой кости и вернула их назад торговцу. Тот, поняв, что клиент их покупать не собирается, просто спрятал их под прилавок, как якобы бракованный товар и как ни в чем не бывало продолжил свою работу.  - Как маленький, честное слово - увидел игрушку, обязательно нужно пощупать, погрызть, понюхать… А то, что ребенок в опасности, тебя это не волнует!
        Вновь послышался детский крик.

        - Хорошо,  - посуровел Готфрид.  - Я ведь давал раньше клятву, что буду защищать слабых и беззащитных. Так что же - отступать теперь. Ну, уж нет. Вперед,  - и они рванули вдвоем с места как ужаленные, по направлению крика.
        Бежать долго им не пришлось, так как при приближении главных героев к намеченной цели, Готфрид уловил явный след черной магии. Поэтому дальнейший поиск не составил им особого труда - маг просто шел по запаху, оставленном волшебником. Ворвавшись в нужное здание, они тут же буквально вломились в нужную комнату. Ихнему взору предстал полураздетый ребенок, привязанный веревками к стулу, и маг с длинным, испещренным рунами, посохом в руке. Выглядел он обыкновенно: простое, грубое лицо, длинные седые волосы, прикрытые нестиранным тюрбаном, длинная до пола мантия, синего цвета, широкие синего цвета штаны, и зеленые туфли с заостренными носками. В принципе, вполне обычный среднестатистический восточный маг, если бы не перекошенная злобой физиономия и глаза маньяка-убийцы.

        - А вы кто такие?  - хриплым голосов спросил он.

        - Не важно,  - обрубил его Готфрид.  - Отпусти ребенка сейчас же!

        - Ижь чего захотел?  - криво ухмыльнулся восточный маг.  - А больше вы ничего не хотите?  - его взгляд упал на феникс которая, пыталась развязать узлы веревок маленького пленника.  - Эй, а ну-ка назад!  - приказал маг, пуская в девушку огненный шар. Но та не растерялась и поймав тот, превратила в кучу пепла. У восточного мага, челюсть аж до пола упала от такого зрелища.  - Не понял? Как… что…

        - Нечему удивляться упырь,  - тихо сказала она, воспламеняя свои ладони. Готфрид лишь криво ухмыльнулся.

        - Теперь понял, что с нами лучше не связываться?  - спросил маг продолжая все шире растягивать улыбку.
        Тот лишь задумчиво уставился в пол.

        - Так мы пойдем?  - поинтересовалась, феникс у восточного мага, пока он находился в полном ауте.

        - Нет,  - ответил он смотря в пол, после чего резко посмотрел в их сторону.  - Вы никуда не уйдете.
        Внезапно все окна и двери в доме, одним махом закрылись, отрезая нашим героям путь назад. После чего восточный маг резким взмахом руки бросил стул в девушку и ребенка и к несчастью, на этот раз феникс не успела отреагировать и отлетела в сторону, отталкивая ребенка в сторону. После этой сцены, Готфрид уже окончательно вышел из себя.

        - Что, мразь, нравиться нападать на слабых и беззащитных?  - холодно спросил маг.  - Если тебе сразиться с кем-то твоего уровня, кишка не будет тонка?

        - С тобой?  - хмыкнул восточный маг.  - Да я тебя одним мизинцем, тебя в порошок сотру, абал тебя подери!
        Готфрид криво улыбнулся.

        - Что ж. Тогда «Амалавабарга»!  - громко произнес Готфри пуская в восточного мага шаровую молнию. Такого неожиданного поворота событий тот явно не ожидал и молния угодила прямо восточному магу в голову. От этого его вначале судорожно затрясло, после чего он обмяк и упал на пол.  - Абалка не выросла,  - сквозь зубы процедил Готфрид, плюя в его сторону. После привел в чувство феникса.

        - Как ты?  - заботливо спросил ее он.

        - Нормально,  - тихо сказала она, морщась от боли в ноге.  - Ногу немного потянула, а так ничего. Живая.

        - Вот и славно,  - улыбнулся маг.
        Вдруг его взгляд упал на маленькое тельце, трясущееся от страха. Бедный мальчонка так перепугался, что сжался в плотный клубок и забился в угол.  - Эй, парень, с тобой все в порядке?  - поинтересовался Готфри, пытаясь прикоснуться к бывшему пленнику. Но тот в свою очередь еще глубже забился в казавшейся ему последней надеждой угол, продолжая всхлипывать и трястись от страха.  - Не бойся,  - ласково продолжил маг.  - Мы твои друзья и тебя не обидим. На вот,  - он вытащил из своей походной сумки пригоршню восточных сладостей,  - поешь.
        Пацаненок хоть и был жутко напуган, но все-таки пересилил себя, быстро схватил с руки мага сладости, разом закинул их в рот, и стал быстро жевать, словно кролик.

        - Спасибо,  - тихо сказал он прожевав.

        - Да не за что,  - с лица мага не сходила дружелюбная улыбка.

        - Вы не похожи на других людей,  - признался мальчик.

        - Ну, скажем так я не совсем человек,  - честно сказала, подошедшая феникс.  - Я полуптица. А Готфрид - человек. Только маг. Но ты не бойся, в отличии от твоего похитителя, он добрый

        - Но в иногда она ведет себя достойней любого человека,  - сделал ей комплимент маг, за что получил благодарную улыбку девушки.

        - Как тебя зовут?  - спросила она мальчика.

        - Рашид,  - тихо ответил он.

        - Не стоит нас бояться, Рашид,  - феникс улыбнулась ему, она протянула ему свою руку.

        - А я уже и не боюсь,  - весело ответил Рашид.  - Вы хорошие. Не то что этот Изуал,
        - он указал на все еще дымящийся труп восточного мага.

        - Вот значит, как его зовут?  - понял Готфри.
        Рашид кивнул и добавил:

        - Раньше Изуал работал на папу, но после того, как он решил нанять себе нового чародея, Изуал, озлобился и пообещал нам отомстить. Поэтому и украл меня, чтобы получить с папы солидный выкуп.

        - А кем работает твой папа?  - поинтересовалась феникс.
        Мальчик хмыкнул.

        - Знамо кем - султаном этого города,  - гордо ответил он.
        Феникс и Готфрид только молча открыли рты от удивления.

        - Спасибо вам, за то что спасли моего, сына,  - поблагодарил Готфри и феникса султан Лудхалейна - Али Амур Аба Гусех ибн Имар.  - Теперь я ваш должник по гроб жизни. Вы станете нашими национальными героями.

        - Да, ладно,  - смутились и феникс и Готфри,  - чего уж там. Это ведь всего лишь наш долг.

        - Нет, нет. Вы именно герои,  - настаивал на своем Али.  - Вы не только спасли моего сына, но еще и избавили весь Лудхалейм от Изуала.

        - А кем он вообще был?  - поинтересовался Готфри, попивая чай из своей чашки.  - Вашим придворным чародеем, я так понимаю?

        - Вроде того,  - сказал султан, добавляя себе в чашку еще кусочек сахара.  - А еще он был моим политическим и экономическим советником. Но этого, как вы понимаете, вскоре ему показалось мало…

        - Ага, и тогда он решил силой захватить ваш трон? Так?  - перебил султана маг, за что получил суровый взгляд феникса.
        Правитель Лудхалейма кивнул.

        - Но я вовремя раскусил этот план и выгнал Изуала, не только со своего двора, но и из города тоже,  - продолжил Али, как ни в чем не бывало.  - К несчастью, у него здесь оказалось довольно, много друзей: кто-то согласился впустить его на ночлег, а кто-то - обеспечить едой и водой. В начале, я не придал этому особого значения, мол, живет и пусть себе живет. Главное, что до меня и моей семьи ему не добраться. Но здесь я просчитался - я не учел, того факта, что даже несмотря на то, что Изуал лишился всех своих волшебных амулетов и колец (все они по моему приказу были оставлены во дворце), он по прежнему был очень силен. Поэтому, каким-то образом ему удалось незаметно выкрасть моего сына, чтобы потребовать с меня место султана Лудхалейна. И я уже был почти пойти с ним на эту сделку (потому как никто из стражи не мог найти его. Видимо он очень хорошо спрятался), но тут появились вы и спасли моего мальчика,  - Али с любовью посмотрел на сына, играющего в догонялки, во дворе с друзьями.  - Как я могу вас отблагодарить?

        - Денег нам ненужно ваше султанайство… султаначество… султанийство…  - пытался сказать Готфри.

        - Али. Прошу вас, зовите меня просто Али,  - султан улыбнулся, и поправил тюрбан ему съехавший на нос.  - Вот, шайтан, его подери. Я когда-нибудь научусь нормально завязывать этот тюрбан?

        - Позвольте,  - вызвался помочь маг.  - «Кассел Рега»,  - произнес он тюрбан самостоятельно принял привычную для себя форму. После чего Готфри, передал головной убор обратно Али.  - Прошу. Как новенький.
        Султан тут же снова нахлобучил его на свою голову. И как не странно, тюрбан сидел отлично.

        - Спасибо сэр… я ведь даже не знаю вашего имени,  - шокировано сказал Али.  - Где же мои манеры? Вы уж простите меня, склеротика. Со всеми этими политическими и экономическими волнениями совсем память потерял.

        - Ничего страшно,  - дружелюбно улыбнулся маг.  - Со мной тоже такое часто бывает. Меня зовут Готфрид Строундж. Я приехал из Лакрии. Слышали про такой город,  - Али искренне пожал плечами и помотал головой.  - Это на севере отсюда. Где-то километров триста, если по прямой. Но ночью ехать не советую - ночью в пустыне полным полно диких тварей, которые выползают наружу, чтобы перекусить заплутавшими путниками.

        - Какой ужас,  - испуганно ахнул Али.  - Надо будет усилить патруль. Пусть лучше местность прочесывают. Зря я им жалование плачу, что ли?  - Затем его взгляд упал в сторону феникса.  - А как ваше имя прекрасная чаровница,  - та аж покраснела от смущения.

        - Фелиция Фенкс,  - вежливо представилась она, протягивая ему свою руку.
        Султан легонько поцеловал ее.

        - Фелиция,  - мечтательно повторил Али.  - Вам, когда-нибудь говорили, что у вас очень красивые глаза…
        На что Готфрид громко кашлянул.

        - Ах, да. Извините. О чем это я?  - опомнился султан.  - Так, вы мне до сих пор не сказали, чем же я могу вас отблагодарить?

        - Снабдите нас провиантом, водой и транспортом. После чего мы продолжим свое путешествие,  - перечислил маг.

        - Всего-то,  - махнул рукой Али.  - Да считайте, что все это у вас уже есть,  - затем наклонился и прошептал,  - а если не секрет, куда вы направляетесь?

        - В джунгли,  - коротко пояснил Готфрид, грызя очередную порцию орехов. Феникс тем временем задумчиво разглядывала мозайку, на стенах дворца султана.

        - В джунгли?  - словно эхо повторил Али.

        - Ну да. А что такого?  - поинтересовался маг.

        - Да нет, ничего, дело ваше,  - сказал султан.  - Только я бы вам не советовал туда ходить.

        - Знаем, знаем,  - устало вздохнул Готфрид.  - Мол, там все живое, включая деревья, землю и кусты, да? И что там очень опасно мы тоже знаем. Что-нибудь еще?
        Али молча покачал головой.

        - Раз вам и так все известно, оставайтесь у меня во дворце переночевать,  - гостеприимно предложил он, искоса поглядывая на девушку. Та в свою очередь, лишь высокомерно хмыкнула и демонстративно взяла Готфрида за руку.

        - Так надо,  - прошептала она магу, когда увидела его глаза, полные непонимания.

        - Что ж.  - опечалено вздохнул султан, вальяжно развалившись на своем троне,  - тогда не смею вас больше задерживать. Я сейчас же прикажу вас снарядить всем необходимым.

        - Спасибо, Али.  - Пожал руку султана Готфри,  - Вы нам очень помогли.

        - Да что вы,  - на лице Али появилась приклеенная улыбка,  - Это ведь малая толика того, что я могу для вас сделать, за спасения своего единственного ребенка,  - а под нос себе пробурчал.  - Будь он не ладен. Всю личную жизнь мне испортил.
        И вот собрав два больших рюкзака, наподобие туристических, наши герои вышли из Лудкхалейна и направились по направлению к джунглям. Но они даже и представить не могли, что их ждет дальше.

        - И все-таки ты правильно сделала, что отшила этого Али. Знаю я этих сультанов: у них столько жен, что они и забудут как тебя звать, через определенный период времени, - прервал первым молчание Готфрид.

        - Просто мне не хотелось тебя одного в джунгли отпускать,  - скромно сказала она.  - Мало ли, в беду попадешь, а я себя потом виноватой чуствовать буду.
        Готфрид повернул голову и через плечо лаского ей улыбнулся.

        - Спасибо,  - сказал он.  - Я очень ценю это,  - после чего Фелиция обняла за талию и прижалась к его спине. А тот, в свою очередь покрепче взялся за поводья, и чуть подстегнул верблюда, чтобы быстрее добраться до места
        Пустыня к тому времени кончилась: вместо песка появилась сочная зеленая травка, а с ней высокие многовековые лиственные и хвойные деревья и кустарники. Это был словно другой мир: по сравнению со знойной серой пустыней, здесь все дышало жизнью и имело очень сочные, яркие краски. Практически везде росли цветы всевозможных цветов и оттенков, на которых сидели не менее красивые бабочки. Солнце здесь не палило как в пустыне, а ласково грело, играя своими лучиками на лицах наших героев, отчего им приходилось щуриться. Но это не убавляло им настроения.

        - Какая красота!  - с восхищением выдохнула феникс. После чего сделала глубокий вдох.  - А воздух какой чистый. Да если бы я родилась здесь, никогда бы в жизни не покинула этого чудного места!

        - Да но, только уж больно здесь красиво,  - задумчиво произнес Готфри, подозрительно осматриваясь по сторонам.  - Жди беды.
        Пройдя еще немного, наши герои решили совершить небольшой привал. Остановившись на просторной поляне, они привязали верблюда к дереву, а сами же уселись на землю. Затем феникс и Готфрид приступили к своим припасам и когда наелись до отвала, то просто разлеглись на мягкой словно перине траве.

        - Ой, хорошо-то как,  - счастливо сказал Готфрид, сильно потягиваясь.  - Даже и идти никуда не хочется. Вот так бы валялся и валялся целый день.

        - Мда-а… хорошо,  - согласилась с ним Фелиция, лежа на спине и смотря в небо, спрятанном в кроне деревьев.
        По всюду чирикали птички, дул легкий прохладный ветерок, вообщем была полная идиллия, пока ее не прервал чей-то злобный рык. От этого наши герои разов вскочили на ноги, а птицы, со страху, улетели на самые верхушки деревьев.

        - Ты тоже это слышал?  - настороженно поинтересовалась Фелиция, думая, что у нее от переедания на свежем воздухе начались галлюцинации.

        - Да,  - коротко ответил Готфрид, оглядываясь по сторонам.  - И это - дракон. Другое дело, какой - злой или добрый?

        - А это мы сейчас сами у него узнаем,  - испуганно прошептала Феникс, указывая куда-то за спину Готфрида.
        Маг обернулся и чуть тут же не грохнулся в обморок: прямо перед ним, стоял красный дракон размером с небольшую гору. Его ярко-красная чешуя, блестела на солнце. Его мощные, задние лапы, были вооружены толстыми и острыми, как бритва, когтями. Причем передних лап у него не было совсем. Были только огромные крылья, которые раскрывшись во всю ширину, затмевали солнце. Из его ноздрей шел легкий дым, а большущая пасть имела тысячи острейших клыков. Так что по сравнению с этим нечто, Энглин выглядел лилипутом. Завидев наших героев, дракон хищно им улыбнулся.

        - Опа-на,  - радостно воскликнул он, смотря себе под ноги,  - а вот и обед с доставкой на дом.
        Но этого замечание главные герои не только не испугались, но даже несколько возмутились.

        - Иж чего захотел, съесть нас хочешь, да? А вот накуси тебе?  - феникс скрутила кукиш и демонстративно показала его дракону. На что, тот только приглушенно рассмеялся.

        - Чего смеешься, ящерица-акселератор?  - грубо поинтересовался Готфрид, мысленно подготавливая дальшейшии путь их с Фелицией отступления, так как сражаться с подобной тварью было просто нереально.

        - Ничего,  - ответил красный дракон ухмыляясь.  - Мне просто смешно смотреть, как козявки продалжают сражаться за свою жизнь. Они уведены в своей победе, хотя им все равно не жить.

        - Чего? Это ты кого сейчас козявками назвал?!  - возмутилась феникс пламенея.  - Да я тебя сейчас…
        Но она и мявкнуть не успела, как дракон несильно дунул и погасил ее пламя.

        - Не поняла?  - спросила она сама себя, вновь пытаясь воспламениться, но у нее ничего не выходило. Затем недоумевающее посмотрела на дракона.  - Разве ты не огнедышащий?
        Ящер покачал головой.

        - Я, если сказать по научному, воздуходяшащий и могу управлять потоками воздуха, как пожелаю,  - пояснил дракон.  - Хотя зачем это знать моему обеду,  - после чего он обнажил все свои острые зубы и попытался схватить главных героев одним махом. Но только он наклонился к самой земли, как вдруг из нее вылезла длиннющая и толстая лиана, которая моментально опутала ящера с ног до головы. От этого красный дракон потерял равновесие и просто рухнул на землю, чуть не раздавив Готфрида и Фелицию.

        - Кто вторгся в мои владения?  - прозвучал чей-то спокойный, но твердый и сильный голос, разносясь эхом со всех сторон.

        - Я - Готфрид Строундж!  - громко крикнул маг.

        - И я - Фелиция Фенкс!  - добавила феникс.

        - Зачем вы пришли сюда?  - таким же спокойным тоном, спросил голос.

        - Чтобы забрать, то, что принадлежит мне.  - ответил Маг. Феникс же на этот раз молча кивнула.

        - А именно - последнюю часть рубина «Красная радуга»?  - дополнила Фелиция.
        Таинственный голос ничего не ответил.

        - Ну что молчишь? Язык проглотил, что ли?  - грубо поинтересовался в пустоту Готфри. В следствии чего и поплатился за это. Внезапно рядом стоящее дерево, опустило свои ветви и сильно придавило мага к своему стволу.  - Зараза,  - кряхтел маг пытаясь выбраться.  - Как же я мог забыть, что деревья иногда бывают живыми. Э-эх склероз проклятый. Ну, ничего мне бы вот только выбраться. Я тебе покажу, сучек ты не допиленный,  - в ответ на это, дерево только сильнее прижало к себе тело мага, пытаясь просто превратить его в большой тонкий блин.  - А-а-а!  - закричал Готфри от сильной боли.

        - Иду на помощь!  - храбро отозвалась Фелиция, но не успела даже шагу сделать, как уже висела вниз головой, с ног, до самой шеи обмотанной очередной лозой, которая также как и первая, вылезла буквально из-под земли.  - Отпусти. Отпусти, кому сказала!  - кричала на лозу феникс, сильно при этом раскачиваясь из стороны в сторону, пытаясь выбраться.  - Все. Раньше я просто не любила всякие вьющиеся растения. А теперь я их просто ненавижу.

        - Не волнуйся. Эти растения о тебе такого же мнения,  - сообщил тот самый голос, но уже совсем рядом с главными героями. Затем, из-за ближайшего дерева, вышел молодой парень, одетый в волчью шкуру, ведя рядом с собой настоящего волка. Волосы у него были светлые и короткостриженые, бледная кожа, голубые глаза, тонкие губы, прямой, с горбинкой нос. Вообщем если бы не странный блуждающий взгляд, вполне сошел бы за нормального человека. Но что-то в его взгляде насторожило Готфри. И он быстро понял что - его камень. Друид буквально не сводил с него взгляд, будто бы гипнотизируя.

        - И что теперь - убьешь нас?  - спокойно поинтересовался Готфрид уже оставляя свои попытки вывраться.

        - Не сразу,  - махнул рукой друид.  - Вначале вы меня немного развлечете. А то, знаете ли скучно сидеть в своем «болоте» безвылазно. Хочется, знаете ли, разнообразия какого-нибудь. Сначала ты,  - он указал на мага и дерево сразу же его отпустило.  - Покажи, что ты можешь?  - с этими слова он передал Готфриду длинную обструганную палку. Себе друид выбрал такую же, только разукрашенную.

        - Магией пользоваться можно?  - поинтересовался маг.

        - Отчего ж,  - хмыкнул друид,  - пользуйся, если успеешь.
        С этими словами Готфрид был заперт в некое подобие клетки, только выстроенной из камней.

        - Это для того, чтобы ты не пытался бежать,  - пояснил друид, замечая растерянный взгляд мага.  - Хотя, куда бы ты здесь не побежал, я тебя везде найду. Будь уверен.

        - Ну ладно,  - твердо сказал Готфрид покрепче берясь за палку.  - Потанцуем.  - И с криком накинулся на друида…
        А тем временем совсем рядом с дерущимися, но довольно высоко над землей, пыталась вырваться из своего кокона девушка-птица. К несчастью лоза крепко переплела ее тело и ни в какую не хотела распутывать. И только Фелиция стала уже терять надежду на свое спасение и на спасение своего возлюбленного (а за все то время пока она провела с Готфридом, она успела его полюбить), как вдруг в лозу воткнулся короткий метательный нож, который вошел в растение по рукоятку, но не задел девушку. Лоза издала свой противный предсмертный писк и просто опала на землю словно тесто или же тряпка.

        - Э-эх, тяжелая зараза,  - кряхтела Фелиция пытаясь из-под нее вылезти.

        - Помочь?  - поинтересовался знакомый голос.
        Феникс на секунду отвлеклась и подняла глаза. Какого же было ее удивление, от того кто именно ее спас. А спасителем (вернее спасительницей) оказалась как раз их знакомая наемница, которая выручила ее с Готфридом в тогда пустыне.

        - Помоги, коль не шутишь,  - сквозь зубы процедила от натуги феникс, продолжая свои попытки выбраться.

        - Не двигайся,  - приказала ей наемница, доставая из-за спины свой короткий меч.

        - Хорошо, хорошо,  - испуганно сказала Фелиция.  - Только не нервничай, пожалуйста.

        - А я и не нервничаю,  - пожала плечами она и одним быстрым ударом разрубила все витки лозы одним махом, тем самым освобождая Фелицию от пут. После чего девушка-птица стала детально себя ощупывать, на наличие повреждений. Но ни найдя на своем теле ни царапины, крайне удивилась.

        - Спасибо,  - обалдевшим голосом проговорила она, смотря в добрые карие глаза наемницы.

        - Да не за что,  - просто ответила она, помогая ей встать на ноги.

        - А почему ты…

        - Вернулась и решила вам помочь?  - закончила за Фелицию фразу наемница. Феникс кивнула.  - Просто я задумалась над словами, что сказал мне твой парень…

        - Он не мой парень!  - возмутилась Феникс.  - Мы с ним просто друзья и все.

        - Хорошо, хорошо друга,  - рассмеялась наемница.  - Так вот помнишь, он спросил, нужны ли мне друзья?

        - Ну да. И что?  - спросила Фелиция.

        - А то, что я только сейчас поняла - насколько одинока в этом мире,  - на глазах наемницы выступили слезы.  - Мне действительно не хватает плеча друга, на которое можно будет опереться в беде. Вследствие, этого мне так одиноко,  - и она стала тихо беззвучно плакать, чем в данный момент походила больше не на наемного убийцу, а на простую опечаленную девушку, разочаровавшуюся в людях.
        Феникс тут же ее обняла и стала успокаивать поглаживая по голове, хотя она также умывалась горькими слезами в знак солидарности. И они так увлеклись своими душевными стенаниями, что совершенно забыли про друида и мага запертых в клетке.

        - Нам нужно как-то помочь Готфриду,  - говорила Феникс показывая на каменную клетку из которой доносились обрывки заклинаний, звуки ударов и крики обоих соперников.  - Один он не справиться. Друид убьет его.

        - Ну для начала, чтобы хоть чем-то помочь ему, нам необходимо его как-то оттуда извлечь. А заодно и этого друида тоже,  - предположила наемница.

        - Да, только как?  - задумалась Феникс.
        И тут взгляд девушек упал на все еще валявшегося без сознания красного дракона. Они быстро переглянулись друг с другом.

        - Ты думаешь о том же, о чем и я?  - спросила наемница.

        - Если ты предлагаешь освободить этого монстра, то я против,  - резко сказала феникс.

        - Почему?  - не поняла наемница.

        - Потому как эта, крылатая сволочь, несколько минут назад пыталась нас сожрать,  - пояснила Фелиция злобно смотря на тушу красного дракона.

        - Ну ладно,  - пожала плечами наемница.  - Тогда будем ждать, пока эти двое в клетке просто не поубивают друг друга.

        - Нет,  - тут же ответила девушка-птица.  - Так тоже не пойдет.

        - Тогда давай будить,  - сказала наемница становясь прямо напротив, скажем так не маленькой, морды дракона. Для сравнения высота драконьей пасти, была примерно во весь рост наемницы.  - Эй ты, ящерица переросток. Смотри, твой обед сам к тебе пришел. Ну чего же ты, меня не ловишь,  - она стала быстро мельтешить у него перед глазами.

        - Осторожнее,  - взволнованно предупредила ее Феникс.

        - Да, ладно тебе,  - отмахнулась наемница, продолжая прыгать у дракона перед глазами.  - Я знаю что делаю.
        И как ни странно она оказалась права: буквально через пару мгновений дракон резко открыл глаза, а после обнажил все свои зубы, в счастливом оскале.

        - Очнулся, наконец,  - весело сказала наемница, продолжая задорно скакать.  - Ну с добрым утром красавица.

        - Вообще-то я самец,  - чуть обиженным тоном подправил ее он.  - Но для тебя это не важно, так как я все равно вас всех съем.

        - Вот почему вы драконы все такие противные,  - поинтересовалась у ящера наемница.
        - Летаете где попало? Жрете кого попало?

        - Что поделать?  - почти печально вздохнул дракон.  - Закон эволюции. Сильные виды должны пожирать слабых, чтобы выжить.

        - Пусть так,  - согласилась Феникс встревая в их разговор.  - Но ты мог бы хоть изредка делать исключение и делить людей на хороших и плохих?

        - И питаться только плохими,  - дополнила наемница.

        - Ну или животными и растениями какими-нибудь,  - поправила ее Феникс.

        - Растениями,  - задумался ящер.  - Хм… а это мысль. На деревьях ведь растет множество плодов. Ладно. Так уж и быть, с сегодняшнего дня перехожу на вегетарианство. А теперь развяжите меня пожалуйста.

        - Хорошо,  - кивнула наемница,  - только за это и ты сделай нам одну услугу.

        - Какую?  - недовольно скривился дракон, явно не желая подчиняться эти двум взбалмошным особам.

        - Разломай для нас кое-что,  - попросила Феникс.
        А в это же время, Готфрид из последних сил пытался отмахиваться своей палкой от метких и быстрых ударов друида.

        - Послушай,  - уже задыхаясь говорил маг, хотя друид еще даже не думал уставать,  - зачем тебе этот обломок камня? Ты ведь все равно не сможешь им воспользоваться,  - соврал Готфри.

        - Может быть и не смогу,  - просто сказал друид ударяя мага под коленями, отчего тот упал и выронил свое оружие,  - зато я предотвращу уничтожения этого мира богом разрушения.

        - О чем ты говоришь?  - удивился маг.  - Ведь Баал сейчас заточен в темнице, высоко в горах. Которая находиться под стражей братьев варваров.

        - Мда…  - фыркнул он.  - А ты хоть знаешь, что вновь соединив свой камень воедино, справоцируешь всплеск энергии в горе, в результате чего пойдет цепная реакция которая и откроет врата темницы Баала.

        - Что?  - шокирующее спросил Готфрид.  - Но как… а разве… и потом… ничего не понимаю.

        - Ты и не поймешь,  - отрезал друид.  - Внутри горы находиться так называемый
«Камень мира», который питает своей энергией весь ваш жалкий мирок. Но однажды, когда один великий герой одолел бога разрушения и отправил его обратно в ад, у
«Камня мира» начался дисбаланс, из-за которого и откололся твой камень. В своем целом состоянии камень был безвреден, но когда он раскололся на три части, то началась цепная реакция, которая завершиться если последняя часть мозайки станет на место. И тогда силы зла будет уже не остановить: небо почернеет от копоти огромных пожаров, а моря станут красными от крови. И придет тогда на землю влавствовать Дьябло вселятель ужаса, со своими братьями. И их будет уже не остановить. Я рассказал тебе все что знал сам. Выбор за тобой. Решай: либо ты убиваешь меня, забираешь часть камня и мир рушиться. Либо ты даешь мне возможность спрятать эту частицу «Камня мира», чтобы никто больше не захотел ей воспользоваться.
        Готфрид задумался.

        - Твои слова не лишены правды,  - подметил маг.  - Я это чувствую. Но как мне знать, что ты не обманываешь?
        И только он собрался ответить, как вдруг крышу клетки сорвало мощным ударом хвоста дракона, и друид отлетел далеко в сторону. А так как, Готфрид все еще стоял на коленях, его не задело. Но он все равно ничего не понимал, что происходило в данный момент. Какая-то, как ему тогда казалось, неведомая сила взяла его за шиворот и подняла высоко над землей. Затем очень бережно опустила на землю прямо перед Феникс и наемницей.

        - О, а вот и ты,  - радостно хлопнула в ладоши наемница.  - Прямо по расписанию.
        Феникс же в свою очередь бросилась к нему на шею и стала расцеловывать в обе щеки, отчего магу сделалось немного неловко.

        - Слава Богу ты живой,  - сквозь слезы счастья твердила она, плотно прижимая мага к себе боясь отпустить.  - Ты цел? Он тебя не сильно покалечил. Ах! Что у тебя с лицом? Тебе больно?

        - Да в порядке, я,  - рассмеялся маг, ее внезапной заботливости.  - В полном порядке. Спасибо, что спасли меня.

        - Вообще-то это сделали не мы а он,  - скромно подметила наемница, указывая куда-то за спину мага.

        - Кто?  - не понял Готфрид оборачиваясь.

        - Привет,  - сказал красный дракон, улыбаясь как можно дружелюбнее.
        Маг обалдевшим взглядом посмотрел, на девушек.

        - Вы что с ума сошли?  - поинтересовался он.  - Ведь эта тварь нас всех сожрет в один присест. Я в этом уверен.

        - Между прочим,  - возмутилась Фелиция,  - если бы не эта… этот дракон,  - осеклась она,  - то ты уже был бы скорее всего мертв.

        - Спасибо большое,  - выдавил из себя маг.

        - Да пожалуйста,  - ответил дракон продолжая расплываться в улыбке.  - В конце концов, это же мой…  - но договорить он не успел, так как неожиданно согнулся пополам, зарычал и превратился в тушканчика, который громко пискнув, скрылся в зарослях папоротника.
        Все трое героев непонимающе между собой переглянулись.

        - И что это было?  - первой спросила наемница, неожиданно проваливаясь под землю, по самую шею.
        Феникс даже пискнуть не успела, как оказалась в каком-то водном резервуаре, где не могла воспламениться.

        - Ничто не удержит силы природы,  - злобно шипя проговорил друид, выходя из-за кустов. Вся его медвежья шуба была изорвана, а лицо было в глубоких порезах и шрамах. Но не смотря на все это, друид по всей видимости не собирался отступать.  - Я сделал тебе предложение, отдать мне твой камень, чтобы я его спрятал. Ты отказался. Теперь я сниму его с твоего трупа.

        - Что ж,  - Готфрид размял суставы, готовясь к очередной драки.  - Раз это твой выбор. Давай начнем.
        Друид коротко кивнул, тут же стал на четвереньки и начал превращаться в животное: у него стала отрастать густая шерсть, острые зубы и когти, сам он увеличился в размере, у него прилично выросла мускулатура. И в конце концов, перед Готфридом предстал огромный и злой медведь Гризли, чьи лапы были втрое больше человеческих. От такой картины Готфрид непроизвольно взглотнул. И хотя внешне не показывал своего страха, внутри все его мысли были, как быстрее спасти девушек и слинять отсюда, потому, как сражаться с этой зверюгой (также как и с драконом)  - было равносильно самоубийству.

        - Э-э! Так не честно,  - обиженно буркнул маг.  - Давай на равных.
        На что медведь лишь покачал головой, оскалился и зарычал. Готфрид пытался изобразить нечто подобное но поперхнулся и закашлял, чем вызвал у друида подобие звериной усмешки.

        - Ну ладно комок шерсти,  - сквозь зубы процедил маг сплевывая на землю.  - Давай поборемся, коль не шутишь,  - и даже ничего не успел сделать, как полетел в сторону, от удара медвежьей лапы, ударяясь спиной об дерево, чуть не ломая позвоночник. К несчастью этот удар сильно оглушил мага, в результате чего ему нужно было время, чтобы восстановиться. Это давало медведю сильное преимущество, коим он тут же воспользовался. Взяв мага за грудки, он поднял его на уровень своего лица и издал сильный победный рык.

        - Фу-у.  - скривился Готфри, морща нос.  - Приятель, а ты давно зубы чистил?  - тем самым еще сильнее разозлив друида. Он перехватил мага в левую лапу и занес правую для решающего удара. Готфрид только сильно закрыл глаза и приготовился к смерти (потому как он не мог в данный момент вспомнить хоть одно боевое заклинание). И тут помощь пришла, как говориться, откуда не ждали: красный дракон, превращенный в тушканчика, с остервенением вцепился в заднюю правую лапу друида. Отчего тот вскрикнул от боли и быстро сбросил с себя грызуна, на секунду отвлекаясь и забывая о маге. Но этого ему было вполне достаточно, чтобы достать из-за пояса одну из прихваченных с собой бомб и бросить ее под ноги друиду. Последнее, что предстало перед магом это растерянное выражение морды медведя, и испуганные взгляды плененных девушек. Дальше следовала пустота и ощущение полета, а после Готфрид окончательно потерял сознание.

        - Нормально, жить будет,  - констатировала наемница, закончив перебинтовывать мага. Придя в себя Готфри разом открыл глаза и заметил, что они втроем в незнакомом ему помещении: с виду деревянный дом, но с металлическими решетками на окнах. Комната одна, но довольно обширная, на полу большая медвежья шкура, на стенах головы животных. Типичная избушка охотника. Довершала эту композицию большая двуспальная кровать, устеленная шкурами животных, на которой соответственно возлежал Готфрид и мягкий диванчик, в противоположном углу комнаты.

        - Где мы?  - удивленно спросил маг, осматриваясь по сторонам.

        - У меня дома,  - пояснила наемница, поправляя ему подушку. Феникс дала ему миску с куриным бульоном.  - Или же ты думал, что я постоянно веду кочевой образ жизни?  - Готфрид кивнул, хлебнув немного бульона. Похлебка оказалась наваристой и довольно вкусной, так что маг в секунды с ней расправился.  - Добавки?  - поинтересовалась у него хозяйка дома. Готфри покачал головой, хотя в глубине души ему хотелось еще, но он смог сдержать это желание. Вместо этого он постарался поудобнее улечься на кровати. Но только захотел повернуться, как вдруг почувствовал острую боль в ноге.

        - Ауы!  - взвыл маг.

        - А ты думал,  - задумчиво хмыкнула наемница.  - Мы ведь три часа тебе шины на ногу и руку накладывали. Так что хочешь, не хочешь - еще не скоро свободно двигаться сможешь.
        Готфри насупился и отвел взгляд в сторону… лучше бы он этого не делал.

        - Мать честная!  - ахнул он от неожиданности. Рядом с ним на кровати, лежал тот самый друид, с которым у него была столь долгая разборка. Только в отличии от мага, он был без сознания и практически весь в бинтах.  - А он что тут делает?  - сердито поинтересовался Готфрид у девушек. Обе тут же сделали ангельские лица.

        - Ну, Готфри, ты ведь должен понять, что мы не могли его бросить,  - начала первой объясняться Фелиция.

        - Поэтому тоже привезли его сюда,  - дополнила его наемница.

        - В каком смысле привезли?  - не понял маг.  - На чем? И вообще как мы тут очутились?

        - Когда заклятия друида спали, то Норпен, так зовут того самого красного дракона, который нам помогал, вызвался нас всех отвести куда мы сами скажем,  - пояснила феникс,  - а после улетел, по своим делам.

        - А так как вы оба, были не в очень хорошем состоянии, то мы и решили вести вас сюда, чтобы «подлатать»,  - продолжила наемница, а после с гордостью добавила.  - Я ведь тоже кое-что могу делать, помимо убийств.

        - Это, конечно очень мило с твоей стороны… э-э-э… слушай, а у тебя имя есть?  - вдруг спросил Готфрид.  - А то все, наемница, да наемница. Непривычно как-то.

        - Луиза,  - коротко представилась наемница.

        - Хорошо, Луиза, нам конечно очень приятно, что ты, вот так бескорыстно вызвалась нам помочь, но нам пора идти,  - ответил маг. После чего произнес: - Престимас,  - и встал на ноги.

        - Тебе же нельзя еще вставать,  - испугалась Луиза,  - кости могут срастись неправильно и тогда их придется снова… ломать,  - она буквально раскрыла рот от удивления, когда Готфрид снял бинты и под ними не оказалось не одной царапины. После того как шоковый момент прошел, наемница спросила - Слушай, а меня можешь научить этому заклинанию?  - попросила она мага.  - Я бы тоже хотела, вот так моментально заживлять свои раны?
        Готфри улыбнулся.

        - Что?  - не поняла Луиза.  - Я что-то не то сказала, да?

        - Нет, нет. Все в порядке,  - пояснил маг,  - просто не каждый способен постичь всю тонкую грань магии, чтобы…
        Его разглагольствования прервал протяжный стон боли очнувшегося друида. Все тут же прекратили разговоры, и одновременно уставились на него.

        - Что будем делать?  - прошептал Готфрид девушкам.  - Я его вырублю и все линяем отсюда? Или же я просто отвлеку его внимание пока вы обе, не уйдете?

        - А может быть, ты для начала заткнешься?  - рыкнула на него Феникс.  - Потому как мне кажется, что он не станет не на кого нападать, после того как узнает, что мы ему помогли.

        - Тише,  - шикнула Луиза.  - Кажется он приходит в себя?
        И действительно: вначале друид с трудом открыл глаза, осмотрелся по сторонам, а затем слабо, почти одними губами прошептал:

        - Пить. Пожалуйста, воды.

        - Ага!  - возмущенно фыркнул маг.  - А больше ты ничего не хочешь, а? Пень трухлявый! Вначале убить нас всех был готов, а теперь помощи просишь?!  - И хмыкнув, Готфрид скрестил руки и отвернулся от него. Но девушки не последовали примеру мага, а лишь укоризненно на него посмотрели и тут же выполнили просьбу больного.

        - Эй, вы чего?!  - обиделся маг, наблюдая за всем происходящим.  - Он же нам враг. Неужели мы будем помогать тому, кто только что хотел нас уничтожить.

        - Каждый имеет право на второй шанс,  - филосовски подметила Луиза, кормя друида своим бульоном из ложечки.

        - Тем более, что для лекаря, нет понятия, хороший или плохой, а есть понятие - пациент,  - дополнила ее Феникс, поправляя его одеяло.  - Я правильно говорю подруга?

        - Так точно подруга,  - отозвалась наемница, не отвлекаясь от процесса кормления друида.
        Маг серьезно задумался.

        - Знаете,  - сказал он спустя минуту,  - а вы правы. Ну что, мир?  - маг протянул руку друиду в знак перемирия. Тот лишь печально на нее посмотрел.

        - Мир, конечно,  - сказал он, тяжко вздохнув.  - Только давай пока обойдемся без рукопожатий, ладно?

        - Ой! Извини, забыл,  - смутился Готфрид.
        И Готфрид, и Фелиция решили остаться у Луизы, до полного выздоровления друида (а это произошло спустя неделю). За это время Мартос (так звали друида), изрядно смог попортить всем нервы своими капризами. Но все его терпели, так как сами вызвались помочь. Вы спрашиваете, наверное: а почему Готфрид не взял, и просто не вылечил друида при помощи магии? Так вот объясняю: заклинание Престимас - это заклинание для одиночного использования (то есть для того, кто его произнес), а Престемас - для веерного распространения (то есть помогает излечивать других). Разница всего в одной букве, а эффект совершенно иной. Так почему же Готфри не применил второе заклинание, вновь спросите вы? Он не сделал этого не потому, что был очень зол на Мартоса (но это только поначалу), а просто от того что забыл это заклинание. И чтобы вспомнить, он должен был посмотреть его в своей книге заклинаний, но та находилась у него в башне, к которой он не мог вернуться из-за ухаживаниями за пациентом.
        А вот с Луизой у Мартоса все ладилось, как нельзя лучше. Он даже собрался остаться у нее, чтобы помочь с домашними хлопотами. Наемница не возражала… Но вот, спустя месяц, друид окончательно поправился и Феникс вместе с Готфридом, собрались обратно в Лакрию.

        - Может еще останетесь?  - упрашивала их наемница.  - С вами весело. Вот что я буду делать, когда вы уйдете.

        - Зато я не остаюсь,  - сразу попытался подбодрить ее друид.

        - Ты, мой милый друг, совсем другое дело,  - Луиза, загадочно улыбнулась и дружественно хлопнула его по плечу.  - Нам с тобой еще много чего здесь предстоит сделать. Дом то ведь уже лет тридцать без капремонта, хорошо хоть не развалился еще.

        - Может вы все-таки останетесь?  - стал уже упрашивать Мартос. А шепотом добавил.  - Она же меня в гроб загонит, со своим ремонтом. Нутром чую.
        Готфрид и Феникс улыбнулись.

        - Я думаю, вы и сами уже прекрасно со всем справитесь,  - сказал маг. Фелиция молча кивнула в знак согласия.  - Ну а нам пора домой, да?

        - Да,  - подтвердила она.  - Как говориться в гостях хорошо, а дома лучше.
        Друид с наемницей одновременно печально вздохнули.

        - Жалко,  - опечалено сказала она.  - Ну вы хоть когда-нибудь придете нас навестить?

        - Нас?  - обалдел Мартос.  - В каком смысле нас? Ты не ничего не говорила, ни о каких «нас». И потом я…  - но договорить он не успел, так как Луиза его поцеловала. Друид даже по началу оторопел от такой неожиданности. Но когда поцелуй закончился, удивленно посмотрел на Луизу.

        - И что это было?  - тихо спросил ее он.
        Наемница пожала плечами и улыбнулась.

        - Так. Спонтанно получилось,  - оправдывалась она.  - Ты уж меня прости, я часто бываю очень импульсивной и делаю некоторые вещи, даже не подумав.

        - Да чего уж там,  - смутился Мартос.  - Со мной такое тоже иногда бывает. Особенно когда желудок сковывает холодом, а в мозгах возникает помутнение…

        - И когда не видишь никого вокруг, только лишь того кого любишь,  - продолжила заворожено Луиза.
        Друид молча кивнул и романтично посмотрел на нее. Так бы они и простояли весь день, если бы не деликатный кашель Готфрида.

        - Может мы все-таки, пойдем, пока не стемнело?  - предложил он.

        - Да, а то нам еще через пустыню опять идти нужно будет,  - подыграла ему Феникс.  - А там опять эти жуткие существа.

        - Стойте!  - Луиза порылась в своих карманах и извлекла, какой-то медный медальон, на ржавой цепочке.  - Не нужно никуда идти пешком. Благодаря этой вещицы, вы перенесетесь куда угодно за считанные секунды.

        - Правда?  - Скептически спросил маг, беря в руки амулет и внимательно его рассматривая.  - А по какому алгоритму он действует?
        Все присутствующие непонятно заморгали.

        - Я имею ввиду, как он работает?  - доходчиво объяснил маг.

        - А-а-а… ясно,  - протянула наемница кивая.  - Ну так схема здесь, проще некуда: берешь медальон в руку и просто представляешь то место куда хочешь переместиться, вот и все.

        - Все?  - удивился Готфрид.  - Или же есть еще что-то?

        - Ну-у, откровенно говоря, бывают некоторые сбои, от которых ты можешь попасть не туда куда нужно,  - призналась она.  - Но это незначительный дефект. Он у меня всегда исправно работал.

        - А вообще он у тебя откуда?  - поинтересовалась Феникс, тоже внимательно рассматривая вещицу.

        - Да,  - махнула рукой наемница,  - аристократка какая-то подарила, Илоной зовут. В благодарность, так сказать, за то что я спасла ее вместе с мужем, от одного сумасшедшего алхимика. Ох, и задали мы ему тогда трепу то, втроем…  - но тут же прервалась решив и перешла сразу к делу.  - Так вот этот талисман Илоне достался, от одного мага, по-моему того Щур звали. Он тогда был на побегушках у одной противной королевы и ее сыночка, имбицила. И когда планы королевы пошли прахом, она решила испортить этот медальон, чтобы все трое героев сгинули. Но злой дух призванный магом, оказался, то ли пьян, то ли слишком стар. Поэтому вместо того чтобы избавиться от этой Илоны с ее мужем просто испортил этот медальон. Вот с тех пор он и барахлит немного.

        - Интересно,  - кивнул маг и призадумался.  - А эта аристократка, как там ее - Илона? Она еще жива?

        - Наверное,  - пожала плечами Луиза.  - Я после того случая с ней не общалась, а что?

        - Ничего, ничего,  - отмахнулся Готфрид.  - Просто имя знакомое.

        - Слушайте,  - вступил в разговор друид.  - А фамилия ее случайно не Гамильтон?

        - Да не помню я,  - огрызнулась Луиза.  - Чего вы привязались?! Да и зачем вам это надо?

        - Просто я тоже знаю их историю,  - начал рассказывать Мартос.  - Будто бы дело там было завязано, на каком-то договоре с дъяволом. Будто бы он примчится к ним на помощь, в любой момент, только взамен этого потребовал с них всего лишь продать свои души.

        - Какая страшная история,  - нахмурилась Феникс.  - Все! Не хочу больше слушать. А то потом ночью не засну. Зачем вы вообще на эту тему заговорили?

        - Просто, чтобы не допустить возвращения Баала в наш мир, нужно уничтожить камень его души, в котором находиться его сущность,  - пояснил Мартос.

        - Да, только где его найти,  - задумался маг.  - Ведь, как я помню, он всегда носит его при себе на шее. И никогда не снимал.

        - Ты уверен?  - лукаво улыбнулся Мартос.

        - К чему ты клонишь?  - не понял маг.

        - К тому, что этот камушек, который ты так оберегаешь и есть камень души Баала,  - завершил друид.

        - Что?!  - обалдели все присутствующие.

        - Вот именно - это камень души Баала и в тоже время частица Камня мира, которая питает всю Меренерию. Если Камня мира не станет, то и вашего привычного мира, тоже. Но когда бог разрушения вырвется на свободу то его ничто уже не сможет остановить. Поэтому кому-то нужно попасть в адскую кузницу и разбить камень адским молотом. И я думаю, что как раз эта ваша Илона, знает как туда пройти.
        Все друг с другом переглянулись.

        - Ну, и кто из нас отправиться в ад?  - поинтересовалась Луиза.

        - Известно кто,  - сказал маг, уставившись в одну точку.  - Тот - из-за кого все это началось… то есть я.
        Все присутствующие вновь сильно удивились.

        - Но ты хоть понимаешь, что можешь и не вернуться оттуда?  - взволнованно спросила Феникс.
        Маг кивнул и улыбнулся.

        - Не переживай,  - отмахнулся он.  - И не из таких передряг выпутывался. Ладно, рано вы меня хороните. Еще же ничего не известно. Вдруг эти Гамильтоны не захотят с нами даже разговаривать?

        - Вот придете к ним и узнаете,  - сказал друид.

        - Да, но как мы это сделаем?  - не поняла Феникс.  - Мы ведь даже не знаем где они живут?

        - Поэтому в этом вам и поможет этот амулет,  - дополнил Мартос.
        И только Готфрид вновь коснулся амулета, как неожиданно моментально очутился в совершенно незнакомом месте, явно не похожим на Лакрию. И уж тем более - Меренерию.

        - И где он?  - растерянно спросила мага Фелиция.

        - Не знаю,  - честно ответила Луиза. Друид лишь многозначительно промолчал.
        Глава 4. Камни душ
        Мои братья погибли не напрасно!
        (Баал «Diablo2: Lord of distraction»)
        Использовав амулет, Готфрид надеялся оказаться в мире, где находиться крестоносец Гамильтон, чтобы заручиться его поддержкой… но амулет думал иначе. Он перенес его прямиком в ад. Вернее на ее окраину: вся окружающая обстановка напоминала декорации к дешевому фильму ужасов: черная выжженная земля, серое тяжелое небо, свинцовыми тучами, давящее на сознание мага. В воздухе пахло гарью и серой, что создавало сплошной туман.

        - Если это ад, то я именно так себе его и представлял,  - задумчиво произнес Готфри, озираясь по сторонам.  - Чудно. Надеюсь, что Фелиция не сильно обиделась, что я не стал брать ее с собой? По крайней мере, так мне будет спокойней.  - И еще раз оглядевшись, маг смело шагнул в дымовую завесу, по направлению, как ему казалось, адской кузнице.
        Тем временем, в нескольких километрах от Лакрии…

        - Мы должны спасти его. Мы должны помочь ему. Мы должны…  - на автомате повторяла Феникс, уставившись в одну точку.

        - Не нужно истерик,  - подбадривала ее Луиза.  - Может быть, он еще и выживет…
        От последней фразы наемницы, Феникс все-таки не выдержала и разревелась.

        - Ну не нужно плакать,  - пыталась успокоить девушку-птицу наемница.  - Я вовсе не то хотела сказать. Просто…

        - Слезами горю не поможешь,  - холодно произнес Мартос, глядя в окно домика Луизы, в сторону наступающего заката (а возможно и закрытие солнца, большим темным облаком, которое шло по направлению гор).  - Если Готфрид, решил отправиться туда один, значит на то были свои причины. Этот его поступок может означать, что он отправился вовсе не в гости к этому рыцарю.

        - А куда?  - спросили одновременно обе девушки.

        - Наверно, в гости в Дъябло и Мефисто - братьям Баала,  - предположил друид.

        - А точнее?  - попросила его Фелиция.

        - В ад,  - кратко ответил Мартос и вновь отвернулся к окну.

        - И что же нам теперь делать?  - взволнованно поинтересовалась Фелиция.

        - Ждать,  - коротко ответил друид, глядя на темнеющее небо.  - Я уверен, что у него все получиться.
        - Хм, странно, по-моему я просто хожу по кругу,  - задумчиво произнес маг, пытаясь найти хоть малейшее представление о том, где находиться. Но увы - туман плотной стеной застилал ему дорогу.  - Ладно, вместо того, чтобы продолжать блуждания в тумане, используем следующий тактический прием - «Акселанто»!  - выкрикнул маг и в ту же секунду с его пальцев сорвалось два небольших урагана, которые и разогнали туман, тем самым открывая весь обзор пути Готфри.  - Святая Тереза,  - ошарашено выдохнул из себя маг.
        Перед ним предстал просторный зал, который располагался на острове, посреди озера лавы, стены зала были покрыты грубым камнем, а пол - выстлан темным гранитом. Посередине зала стоял сам Дъябло - бог ужаса: он был где-то втрое выше мага, с большим хвостом, мускулистый, с массивными рогами и острыми, как бритва, когтями. Из одежды на нем присутствовало нечто наподобие набедренной повязки, а в руках он держал огромную секиру. Но, тем не менее, несмотря на весь его грозный вид, глаза у демона не источали никакого гнева. Наоборот, Готфри даже смог разглядеть в них некую тоску и жалость. Именно поэтому, он и придержал пока пускать в ход свои боевые заклинания (тем более магического заряда у него почти и не осталось. А для того чтобы его пополнить, нужно было воссоединить камень воедино. Но маг помнил, что это объединение может спровоцировать, всплеск энергии камня мира и освободить бога разрушения. Чего собственно Готфриду хотелось меньше всего).

        - Я давно жду тебя Готфрид Строундж,  - спокойным размеренным тоном начал бог ужаса.

        - Да? Интересно для чего?  - резко ответил маг, мысленно подготавливая план отступления, так как знал, что без магии Дъябло сотрет его в прах одним мизинцем.

        - Ну, зачем же так резко?  - мягким тоном спросил Дъябло.  - Я всего лишь хочу помочь тебе стать счастливым. Давай так: ты отдашь мне обе части своего камня, а я, отправлю тебя домой и живи себе припеваючи? Ты ведь этого хочешь?  - на этом вопросе Дъябло расплылся в беззлобной улыбке.

        - А что ты собираешься сделать с камнем?  - уточнил Готфрид, почти уже доверяя его словам.

        - Просто верну его законному владельцу, вот и все,  - объяснил князь тьмы.
        Маг заколебался с ответом.

        - Я жду!  - властно произнес Дъябло.  - Камень! Отдай его мне, сейчас же!
        Готфрид осмотрел обе части своего рубина и улыбнулся.

        - Что смешного?!  - злобно рыкнул бог ужаса, теряя остатки своей первичной доброты.

        - Все твои попытки свернуть меня с правильной дороги - никогда не увенчаются успехом,  - пояснил Готфрид.  - Ибо добро, всегда сильнее зла. И тебе никогда не победить, как бы ты не старался. Даже сейчас - ты надеешься при помощи моего камня, самому вырваться наружу. Меня же - скинуть в бездну. Ты же, тем временем, со своим братом будешь править миром. Но вот что я тебе скажу, демон - ничего у тебя не выйдет,  - с этими словами маг размахнулся и зашвырнул обе части амулета в большое огненное море, которым был окружен островок тронного зала.

        - НЕТ!  - в отчаянье прокричал Дъябло и издал такой мощный крик, от которого даже часть колон рухнула, в непосредственной близости с магом.  - Ты не мог так поступить! Ты ведь должен был разбить камень в адской кузнице, тем самым освобождая меня и Баала из плена!

        - Сожалею, что нарушил ваши планы,  - развел руками Готфрид.  - Но мне уже пора идти.
        Но только он захотел перенестись обратно в Лакрию, как вдруг резко отлетел в сторону мощным ударом хвоста Дъябло. И если бы не успел зацепиться в последний момент, за край уступа, то его постигла бы участь своего камня. Бог ужаса неторопливо подошел к магу и взял его двумя пальцами за воротник.

        - Ты умрешь, Готфрид Строундж, за то что сделал. И никто тебе не поможет. Никто не спасет твою жалкую никчемную душу. Потому как она теперь моя!

        - Отпусти его сейчас же!  - приказал ему другой голос.

        - А-а-а… Тариэль. Сколько лет сколько зим,  - саркастически подметил Дъябло.  - Просто так зашел или со значением?

        - Со значением,  - твердо ответил архангел, расправляя все свои три пары крыльев.  - Отпусти его демон. Этот человек теперь не в твоей власти.

        - Это почему это?  - возмутился бог ужаса.

        - Потому как он совершил величайшую из добродетелей - самопожертвование,  - пояснил Тариэль снимая капюшон, распуская свои вьющиеся светлые волосы.  - Так что теперь душа этого человека тебе не принадлежит. Отпусти его.

        - Отпустить?  - хмыкнул Дъябло, смотря на мага, который изо всех сил пытался выбраться из лап бога ужаса.  - Да нет проблем,  - перед ногами Дъябло разверзлась бездна.  - Лови,  - и он кинул мага в эту пропасть.

        - Нет!  - крикнул архангел и гневно посмотрел на князя тьмы.  - Мерзавец! За это ты отправишься следом за ним!

        - Что ж,  - бог ужаса потер свои лапы, в предвкушении драки.  - Согласен… но только после тебя,  - после чего сделал мощный удар хвостом, пытаясь повалить Тариэля с ног, но тот вовремя успел взлететь в воздух и обнажить свой пылающий меч…
        Оказавшись в бездне, у Готфрида сложилось впечатление, что он просто повис в воздухе и никуда не двигался. Но вспомнив все свои познания о подземном мире, он сообразил, что не висит в воздухе, а просто летит вниз с такой скоростью, что даже звука ветра в ушах не было слышно. Готфрида даже не удивило, то как он так быстро пришел в форму, после того как его не придушил сам бог ужаса. Вместо этого, мага охватил ужас происходящего - он ведь буквально секунду назад, перечеркнул судьбу своего мира, уничтожив «Красную радугу». Перед глазами мага предстали лица всех его друзей: короля Луца де Монмерая, варвара-стража Риста, наемницы Луизы, друида Мартоса, даже вспомнился тот самый некромант - Ливериус, из-за которого и начался весь это сыр-бор. Затем перед ним престало лицо Фелиции, настолько ясно, что магу казалось будто бы она рядом с ним. Но только он захотел притронуться к ней, как изображение растворилось в воздухе, оставляя после себя непроглядную темноту. Готфрид заплакал от отчаяния и почувствовал, что слезы летят вверх, тем самым полностью убеждая его в том что он летит вниз, а не стоит на месте.
Но магу уже было все равно. Он очень устал и больше всего хотел быть со своими друзьями, в момент изменения мира.

        - Я хочу домой,  - сквозь пустоту прошептал он, закрывая глаза в надежде, что его желание исполниться.
        Вместо этого он услышал дикий вой, проносящийся рядом с его ухом. А после какая-то неведомая сила начала поднимать его наверх и буквально через пару мгновений, маг увидел яркий столб света, в котором неподвижно повис архангел Тариэль. Готфрид же висел в воздухе рядом с ним.

        - Где я?  - ошарашено спросил маг. Затем посмотрел на архангела.  - А я тебя знаю. Ты Тариэль, да?
        Архангел молча кивнул и по-доброму улыбнулся.

        - Я умер?  - настороженно спросил маг, ощупывая себя со всех сторон, на наличие повреждений.
        На этот раз Тариэль молча покачал головой.

        - Тогда что это за место?  - не понял Готфрид.

        - Чистилище,  - коротко пояснил архангел.  - Но ты не бойся. Я верну тебя назад. Я, как и все небеса, теперь перед тобой в неоплатном долгу,  - Тариэль изобразил кроткий поклон головой.

        - Спасибо, конечно,  - опешил маг.  - Только не пойму, за что?

        - Ты уничтожил камни душ сразу троих богов тьмы, тем самым позволив мне подобраться к Дъябло и низвергнуть его в бездну,  - пояснил архангел.

        - А как же Баал?  - поинтересовался Готфрид.

        - Что - Баал?  - не понял Тариэль.

        - Ну разве он не попытается сбежать из свой темницы?

        - Не думаю,  - улыбнулся архангел.  - После уничтожении своих братьев, он теперь долго не высунет носа из своей норы.

        - А когда это произойдет?  - с опаской поинтересовался Готфрид.

        - Не скоро,  - заверил его архангел.  - Зло, конечно, понесло серьезный удар, с потерею бога ужаса и бога ненависти, но все-таки не исчезло, и наверняка захочет взять реванш. Однако когда попытается это сделать - мы будем во всеоружии и дадим достойный отпор.

        - Так Мефисто тоже уже нет?  - радостно спросил Готфрид.

        - Да,  - кивнул архангел.  - Его уничтожили задолго до твоего рождения, и пока что он еще не появлялся вновь. Так что не переживай и живи как прежде - никто тебя больше не побеспокоит.
        Маг кивнул, а после грустно вздохнул.

        - Что такое?  - заботливо поинтересовался Тариэль.

        - Мир уже никогда не будет прежним, да?  - маг посмотрел на архангела печальными глазами.

        - С чего ты взял?  - не понял тот. Затем до него дошло.  - А-а-а, ты, наверное, имеешь ввиду, что камни душ троих богов тьмы были еще и частицей камня мира?  - маг кивнул.  - Нет, конечно. Кто тебе такое сказал? Камень мира цел и невредим.

        - Странно,  - задумался Готфрид.  - Но Мартос сказал, что…

        - Кто?!  - первый раз грозно спросил Тариэль и его глаза полыхнули праведным огнем.

        - Ну-у это долгая история, вообщем дело было так…  - и Готфрид рассказал свою историю, знакомства с друидом Мартосом.

        - А потом он мне и заявляет, что мол, мой камень, является одновременно еще и камнями душ трех богов тьмы и что их нужно разбить в адской кузнице,  - закончил объяснение Готфрид.

        - Все понятно,  - сухо ответил архангел.  - Это ничтожество, является послушником Баала, именно для этого ему и нужен был твой амулет - он хочет допустить возвращение трех богов тьмы, чтобы изменить мир. Предатель. Ну, ничего. Ты с ним справишься, я в тебя верю.

        - В каком смы…, - но договорить магу не удалось, так как Тариэль отправил Готфрида обратно в домик Луизы.
        Радости наемницы и феникса не было предела: они обе обняли Готфри и стали расцеловывать в обе щеки. А вот Мартос, отчего-то стал мрачнее тучи, при виде живого и здорового мага.

        - Ну я так понимаю, все прошло успешно,  - как бы вскользь поинтересовался он.

        - Да,  - кивнул Готфрид.  - Я утопил свой камень в море лавы. Теперь им никто не сможет воспользоваться.

        - Что ж… здорово,  - кисло отреагировал друид пряча взгляд.  - Это стоит отметить.

        - Еще успеем,  - сказали одновременно Фелиция и Луиза, отпуская Готфрида.  - Вначале ты нам должен обо всем рассказать: ты куда исчез? Что видел? Что принес?

        - Девушки, девушки обо всем по порядку,  - улыбнулся маг, после чего обратился к друиду.  - Но сначала о плохом. Так нельзя Мартос. Я считал тебя другом… мы все считали. А ты предал нас.

        - О чем это ты?  - не поняли сразу обе девушки.

        - Он знает о чем,  - Готфрид окинул взглядом хмурого друида.  - Зачем тебе это, Мартос? Неужели тебе настолько не нравиться наш мир, что от этого его нужно переделывать.?
        И тут друида будто прорвало и он продемонстрировал свое истинное лицо.

        - Да, черт подери!  - крикнул Мартос и его глаза засветились недобрым огнем.  - Мне осточертел мир, в котором люди так наплевательски относятся к матушке природе! Они ведь даже не понимают, что сами же вышли из нее, что она их кормила, поила, давала крышу над головой… а вы, жалкие людишки, ее даже ни разу не поблагодарили! За это я вас и презираю.! Всех до единого,  - после этих слов, Луиза залилась горькими слезами.  - Тебя это тоже касается,  - обратился он к наемнице, чем вызвал у нее в полную истерику. Девушка бросилась на шею Фелиции и разрыдалась. А та, в свое время, сделала небольшой огненный шар и швырнула его в сторону друида, но тот успел вовремя уклониться и шар, вылетев в окно, врезался в ближайшее дерево и превратился в пепел.

        - Какая же ты сволочь,  - презрительно бросил Готфрид, сплевывая на пол.

        - Еще какая,  - зло ухмыльнулся друид.  - Я совершенствуюсь.

        - Заметно,  - сквозь зубы процедил бывший маг, и, собрав последние остатки своих магических сил выкрикнул: «Эльмбресио!». Не прошло и секунды, как пол под ногами друида провалился, образовав бездну, из которой валили языки пламени. Последнее, что услышали наши герои, был пронзительный крик боли и отчаянья Мартоса. Затем, минуты на две, последовала абсолютная тишина. Не было слышно ни звука.

        - Ну, ты и дал,  - выдала Фелиция прерывая затянувшееся молчание.  - А еще раз сможешь?

        - Не знаю,  - Готфрид удивленно уставился на свои ладони.  - Но лучше даже не пробовать. Это черная магия и ее использование может привести к катастрофическим последствиям. Тем более что я уже растратил свою магическую силу, так что…  - неожиданно на шее Готфрида из ниоткуда материализовалась цепочка с его «Красной радугой», только выглядевшей куда более светлее, чем раньше. Все трое героев непонимающе уставились в пространство.

        - Это лишь малая толика того, что я могу для тебя сделать,  - послышался в пространстве голос Тариэля.  - Не бойся использовать камень. Теперь он очищен и никому не причинит вреда. С этого дня, вы все под моей защитой. Силы зла еще не скоро залижут свои раны и возьмут реванш. Спасибо вам за помощь друзья мои. Будьте счастливы.

        - Это что же, получается,  - пыталась понять Фелиция.  - Мы сделали за него всю грязную работу, и ничего не получили за это. Как будто только Готфри у нас герой. А мы?

        - Не стоило убивать Мартоса,  - в пространство произнесла Луиза.  - Может быть, он это не специально сказал, не со зла. Может на него повлияли темные силы. Я верю, он не мог этого сделать. Его кто-то надоумил… его…  - наемница начала плакать, а Готфри и Феникс пытались ее успокоить.
        Через два дня проведенных в гостях у наемницы, за главными героями прилетел красный дракон, чтобы отвезти Готфрида и Фелицию обратно в Лакрию. И распрощавшись с Луизой, они решили отправляться домой. По прибытию в город, маг сразу же сообщил Монмераю, что зло побеждено, и что щит городу пока не нужен. Радости короля не было предела, поэтому он тут же отпустить всех стражников аванпостов по домам. Этой новости стражи были безумно рады. Так как уже не появлялись дома около двух месяцев (а некоторые даже до полугода). Боги, узнав об уничтожении Дъябло и камней душ, смилостевались над Ристом и дали ему заслуженную неделю отдыха, воскресив при этом его любимых братьев. Радости варвара также не было предела, и он пулей направился в город, повидать своего лучшего друга - мага Готфрид. А в баше мага наших героев ждал очередной сюрприз: все было не только целое, но и убрано, даже пыль с книжных полок протерта. Все буквально сверкало. На кухне же, был накрыт небольшой стол с изысканными блюдами, свечами и красивой посудой. А на столе лежала записка: “Простите нас. Мы, так больше не будем. Призраки-башни Нэд
и Нил. P.S. Мы все знаем, Тариэль нам уже сообщил. Поздравляем с победой”.

        - Все-таки не зря я их воспитывал, все это время,  - маг даже прослезился от внезапного проявления трудоголизма у братьев призраков.  - Хоть, что-то они да и уяснили.

        - А давай их тоже к столу позовем?  - предложила Фелиция.  - Все-таки это общая победа.

        - Давай,  - махнул рукой Готфрид, после обратился себе через плечо.  - Ладно, шпионы, можете раскрываться.
        Оба призрака тут же появились за спиной мага.

        - Откуда вы знали, что мы здесь?  - поинтересовался Нил, а его брат лишь молча кивнул.

        - А не нужно записки оставлять,  - помахал бумажкой Готфрид.
        Затем во время их ужина с призраками, произошло еще пару приятных сюрпризов: в башню довольно громко постучались. Когда Готфрид открыл дверь, на пороге стоял Рист с большим букетом снежных фиалок.

        - Как мило. Это мне?  - рассмеялся маг.

        - Нет. Твоей даме,  - коротко ответил он, вручая Феникс букет, за которым ее стало совсем не видно.  - Тебе же - вот…  - варвар стал рыться в своих карманах.  - Да где же он?

        - Ладно. Проходи садись за стол. В ногах, как говориться, правды нет,  - пригласил его Готфрид.

        - Но нет ее и выше,  - подметил Рист и рассмеялся вместе с магом. После чего сгреб его в свои медвежьи объятия.  - Спасибо тебе, что помог расправиться с Дъябло и его приспешниками. Как же я тебе благодарен. Ты не представляешь,  - Фелиция, вместе с призраками, стала уже негромко посмеиваться над поведением мужчин.

        - Представляю,  - прохрипел маг, начиная синеть от нехватки воздуха.  - Отпусти меня, пожалуйста, а то задушишь?

        - Да проходите вы уже за стол!  - предложила им Фелиция.  - Остынет же все.
        За столом Рист вел себя, как это не странно звучит, довольно культурно: изыскано пользовался ножом и вилкой, не глотал большие куски и вообще вел себя как настоящий интеллигент, чем вызвал у всех присутствующих (в том числе и призраков, которых он при первом контакте совершенно не испугался) приступ культурного шока.

        - Слушай, а все варвары имеют такие изысканные манеры?  - поинтересовался Готфрид, который сам нож держал не в правой, а в левой руке, но глядя на Риста, тут же исправился.

        - Нет. Не многие,  - сказал он, прожевав небольшой кусочек отбивной.  - Просто я подумал: мне уже почти четыреста лет стукнуло. Пора бы и о семье подумать. А кто же позариться на варвара, который за всю свою жизнь даже вилки никогда не видел. Вот и пришлось учиться.

        - А кто тебя учил?  - с азартом поинтересовались наши главные герои, тоже желая научиться приличным манерам. Призраки же решили промолчать. Вдруг в дверь башни вновь постучали, на этот раз не столь сильно, но настойчиво.

        - Сейчас сами узнаете,  - лукаво улыбнулся варвар.
        Когда Готфрид во второй раз открыл дверь, то его радости не было предела.

        - Я не помешаю?  - вежливо поинтересовался лазурный дракон, заглядывая в дверной проем и вежливо улыбаясь.  - А то - пролетал мимо. Дай думаю зайду.

        - Энг! Дружище! Сколько лет, сколько зим!  - радостно воскликнул маг и крикнул всем присутствующим.  - Эй, ребята, смотрите кто к нам залетел в гости?!

        - Опусти меня, пожалуйста, а то укачало,  - произнес второй знакомый голос.

        - Не может быть,  - радостно воскликнул маг.  - Луиза? А ты что тут так поздно делаешь?

        - Да вот - чисто случайно подвернулась возможность полетать на драконе,  - выкрутилась она. После чего сделала грустное лицо.  - Просто мне стало скучно, дома одной после того как вы улетели. Вот я и подумала: а не навестить ли мне моих самых дорогих друзей?

        - Ну, так зачем же на улице стоять,  - сказал Готфрид, помогая наемнице слезть с дракона,  - заболеешь ведь. Пошли в дом. Там тепло и как раз стол накрыли.

        - Спасибо,  - слегка улыбнулась наемница, проходя внутрь башни,  - а ты - идешь?  - Поинтересовалась она в пол оборота.

        - Сейчас, сейчас. Уже иду,  - заверил ее маг и после того как девушка удалилась, обратился к дракону.  - Как ты здесь очутился? Тебя же могли подстрелить.

        - Могли, но не подстрелили,  - подметил дракон.  - С тех пор как король распустил стражу, мне гораздо проще стало пролетать мимо вашего города. Но мне удалось зайти еще дальше и вот я здесь, перед тобой.

        - Мда… Чудно чудно,  - задумчиво произнес маг.  - Ты уж прости меня друг, но ты просто не поместишься, в моей башне. Ты не против, немного побыть на улице? А я вынесу тебе чего-нибудь перекусить?

        - Нет спасибо,  - вежливо отказался дракон.  - Меня ждет моя семья.

        - Какая семья?  - не понял маг.  - Ты ведь говорил, что весь твой род вымер?

        - Так-то оно так, но это, же не значит, что я не имею право на семейное счастье,  - философски подметил дракон.  - И потом: кто тебе сказал, что драконы имеют право заключать союзы между представителей только своего вида?

        - И как ее зовут?  - поинтересовался маг.

        - Дилен,  - мечтательно произнес Энглин.  - Она самое прекрасное создание на этой планете. Ее глаза, как два бескрайних океана, ее крылья, словно крылья ангела, ее красного цвета чешуя, словно огонь, пылающий в моем сердце, ее… Кхм… Чего-то меня понесло. В следующий раз, когда такое начнется, ты меня останавливай, хорошо?

        - Ладно,  - засмеялся Готфри.  - Так значит она красный дракон, да?  - Энглин кивнул.
        - А помниться кое-кто, совсем недавно, считал эту цветовую гамму драконов - дикарями. Что же заставило тебя поменять свое мнение?

        - Ну, знаешь,  - задумчиво ответил дракон.  - Как вы люди говорите: «Не суди о книге по обложке», да? Вот и я переменил свое мнение, при встрече с ней. Тем более что Дилен сестра Норпена и именно он меня с ней и познакомил.

        - Что ж, раз у вас все так серьезно, желаю вам совместного счастья и детишек побольше,  - маг погладил дракона по морде.  - Ты только не забывай нас хорошо.

        - Само собой,  - заверил его Энглин.  - Я зайду сегодня еще через пару часиков. Отвезти Луизу домой.

        - Я думаю не стоит,  - подмигнул ему маг, поглядывая на мило беседовавших наемницу и варвара.  - У нас большая башня, места всем хватит. Ты лети. Отдохнешь, наберешься сил, а завтра прилетай.

        - Ну ладно,  - расстроился дракон.  - Если я тебе мешаю - так и скажи. Зачем же начинать издалека.

        - Да ну что ты опять все переворачиваешь с ног на голову?  - улыбнулся Готфри.  - Я вовсе не то хотел сказать. Я же о тебе забочусь. А давай, как при нашей первой встрече, а?  - дракон непонимающе моргнул.  - Я имею ввиду, полетаем, а?
        Эпилог

        Ночь не спеша накрыла Лакрию своим темным покрывало, освещая улицы лишь лунным светом и миллиардами разноцветных звезд. Город, устав от дневной суеты, давно уже спал. Весь, кроме башни мага, где веселье продолжалось, даже когда было уже далеко за полночь. Наступила очередная спокойная ночь. Все было как всегда. Конец света не настал, а значит - жизнь продолжалась. Город спал. Все вокруг было тихо. Лишь высоко, почти под самыми облаками, был слышан шелест взмахов крыльев дракона, на котором и восседал спаситель всей Меринерии - Готфрид Строундж, подставляя свое лицо ветру и расправив руки наподобие крыльев. Он, вместе со своими друзьями, смог остановить великое зло и помог силам света намного приблизить свою победу. С тех самых пор все они жили долго и счастливо. И хотя зло не дремлет, и когда-нибудь нанесет ответный удар, произойдет это, как и говорил Тариэль, очень не скоро.

        - Мы еще вернемся!!!  - рычали из глубин бездны Мефисто и Дьябло.

        - И я тоже,  - прошипел Баал, из своей темницы прочитав телепатически мысли братьев.  - Я обязательно отомщу за вас, братья мои. Ибо вы погибли… не напрасно!


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к