Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Богданов Арт / Работа Для Бога: " №02 Серебряная Команда " - читать онлайн

Сохранить .
Серебряная команда Арт Богданов
        Работа для Бога #2
        Они прошлое и будущее этого умирающего мира. Они не просили, но их выдернули из небытия. Им дали силу и Цель. Но для начала нужно просто выжить.

        Арт Богданов
        Работа для Бога. Серебряная команда
        Книга 2

        Глава 1

        Я стоял на уже знакомой возвышенности и осматривал пустоши. В прошлый раз я здесь заночевал, потому как дальше уже идти не мог. В этот раз видимо тоже придется, но теперь все немного по-другому. Я другой. И смотрю на этот мир не как загнанная жертва, а как хозяин.
        Несмотря на свою ярость, рвущуюся наружу, я постарался направить ее в правильное русло. Месть это блюдо, которое подают холодным и уж точно эмоции не помогут мне в выполнении задачи. Но помогут в другом. Потому, уже будучи относительно сильным и прокачанным богом, тот же путь я преодолел за то же самое время. Для начала я по старой схеме скрафтил себе четыре стеклянных ножа и разгрузку из травы. В этот раз и оружие и амуниция получились на порядок лучше. Сказались уроки с Торном и Исидой. И только потом начал свой забег.
        Правда в этот раз я бежал волчьей рысью и широкими зигзагами. В каждом мелком оазисе крошил все, что мог, дабы поднять хоть единичку опыта. Все попавшие ко мне скелетоны разжевывались и высасывались, качая иммунитет, восполняя жажду и голод.
        Едва я набрел на каменную насыпь, выбрал самый массивный булыжник и дальше бежал с ним на плечах. Изматывающие тренировки принесли плоды. Во-первых, лютая усталость вымыла из мозга лишние и глупые мысли, а во-вторых, я поднял на пару пунктов ловкость, силу, выносливость и на единичку дух.
        Смерть со штрафом пока ничем страшным не грозила. Я даже уровень не потерял, а лишь половину опыта от него. Но это все равно меня ослабило. Следующая гибель может скинуть уже пару уровней, а последующая — куда больше. Я еще не разобрался в этой цифровой статистике. До этого были другие более приоритетные задачи.
        Потому, забившись под глыбу и снова замуровав себя камнями, только в этот раз куда более массивными, вытянулся в полный рост и задумался. Нужен план. Пришел, увидел, победил только для опытных и талантливых стратегов. Возможно, я таким и был когда-то, но сейчас амнезия все еще мешала, оставляя больше дыр в прошлом, чем самой памяти о нем.
        Первым делом мне нужно добраться до ущелья и не заблудиться. При этом как можно лучше вооружиться и прокачать все возможные навыки. Для этого я на бегу все время наклонялся и подхватывал различные виды растений. Упражнение для тела и ума. Вот только флора тут бедновата, так что почти все уже было названо либо мной, либо до меня. В ущелье с этим делом должно быть проще. Видимо бункер и все, что было на полях, когда еще небоскребы стояли, дало толчок для более развитого биоценоза.
        Вторым делом мне нужно собрать погибших. Илир, Тарик и Ругер точно отбыли на респ. Исида, скорее всего, тоже. Газ этого урода очень коварен, так что если ее не прибило камнем, то точно отравило. С остальными не ясно. Я видел как Торн с девушками отступал вглубь бункера, но и там не парковая аллея, а агрессивная враждебная среда. Справится ли обычный ремесленник с такой задачей? Пусть он и не робкого десятка все же не воин. А вот всех боевиков мы бездарно потеряли. И это уже мой косяк. Хотя прокручивая ситуацию вновь и вновь, других вариантов я не видел. Этот бой навязали нам и инициатива была на стороне врага. Нам осталось только импровизировать и прикрыть собой нонкомбатантов.
        Радует навык «истинный лидер» с отслеживанием своих людей. Несмотря на то, что серебряной команды больше нет, за ней оставили место. Еще и время дали на восстановление статус-кво. Почему? Единственный ответ, что они все еще считают себя единым отрядом и верят в меня. В то, что я приду и всем раздам медали-ордена. Приколочу к груди двухсотыми гвоздями. Значит нужно оправдать их доверие и еще сильнее сплотить наши ряды для будущих битв. Иначе команда действительно перестанет существовать.
        А битв нам предстоит еще много и в первую очередь с такими же, как мы. Полисы были огромными, но все же недостаточно большими для того, чтобы новые боги могли ужиться на ныне пустынной территории в большом количестве. Значит, начнутся схватки за ресурсы и в первую очередь за паству. А то, что спустя столь короткое время мы наткнулись друг на друга, говорит лишь о плотном заселении игроков-богов.
        Используя навык лидера я пока ничего не чувствовал, но наши способности имеют ряд ограничений. Так что нужно подойти поближе. Я открыл карту и стал упорядочивать значки на ней. Это еще одно занятие, которым я занимался, наворачивая зигзаги и отмечая мало-мальски отличные от общего пейзажа ориентиры. Я бог Войны, а любой армеец знает, что карты и правильная логистика одно из самых важных умений командира. Постепенно навык усиливался, а карта сама собой становилась все четче и лучше.
        Волчья рысь в этом плане была удобна, так что отсчитав три десятка шагов бегом, а потом еще столько же шагом, я получал один такт в пятьдесят метров. А чтобы не путаться за травяной пояс с каждым тактом затыкал травинку на ту сторону, в которую делал очередной зигзаг. Угломер или «розу ветров» я тоже связал из палочек, используя примитивную тригонометрию. Потому интерфейс очень быстро стал самостоятельно приводить масштаб в порядок. Сейчас я вносил дополнительные пометки. Жаль пока не смог определить стороны света и за север принял направление, в котором еще в первый раз протянул ноги при воскрешении.
        Что ж, первый день прошел плодотворно. А теперь нужно немного поспать. Ибо даже боги устают, особенно когда работают на износ.
        Проснулся я еще затемно, но чувствовал себя превосходно. А то, что темно, так это даже хорошо. Соваться в пещеру без прокачанного ночного зрения самоубийство чистой воды. Я еще раз поблагодарил судьбу за то, что в свое время не зажал пятьдесят свободных очков характеристик на новый класс. Теперь же я пусть и плохо, но вполне приемлемо ориентировался в темноте под вспышки молний и слегка мерцающего неба. Скорее всего, это лунный свет еле пробивался сквозь облачный покров.
        Мысли тоже упорядочились, а эмоции ушли в глубину. Я даже передумал убивать всех противников. Кроме Рейгарда естественно. Этот слизняк однозначно не заслуживает коптить небо, а вот с остальными нужно разобраться. Я не знал, сколько человек-богов я могу принять в свой пантеон. Но если вспомнить обрывки старых знаний, то в древние времена их было просто не меряно. Три-четыре десятка главных точно, плюс под две сотни разных детей и полубогов. Так что смело можно расширять команду, усиливая себя и ослабляя Влада.
        А там моя команда ассимилирует новичков или сожрет. Менять вектор поведения я не собирался, а то, что система меня уже определила как бога Войны, говорит, что делать этого не стоит, даже если захочу.
        И снова бег волчьей рысью и зигзагами. Когда я достиг дюн, уже рассвело, а я откровенно вымотался. Хорошо, что выносливость значительно усилила шкалу жажды и голода. Иначе при таких нагрузках я давно бы склеил ласты.
        В долинках между дюн появилось больше живности и растений. Видимо дожди тут шли не так часто, как я боялся, и давали всплеск рождаемости среди флоры и фауны. Так что голод и жажда перестали быть проблемой. Пусть с разных насекомых и пресмыкающихся опыта падало капля, я не брезговал ничем. Пришлось даже съесть несколько неприглядных на вид насекомых.
        Найдя достаточно высокий утес всего-то метров десяти, я тут же принялся качать скалолаза. При этом насиловал систему различными вариантами своего поведения. То по десять раз с разбегу взбирался по отвесной стене скалы и хватался за карниз, то спрыгивал вниз на расчищенный пятачок земли, постоянно повышая высоту. Даже дважды вывернутая лодыжка и десяток ушибов не остановили меня.
        Зато разбитая голова навела на светлую мысль. Утес я обозначил на карте и благодаря зигзагам он лежал чуть в стороне от пути «точка воскрешения — ущелье». Потому я мотнулся по округе, подыскивая самое перспективное место. Нашел даже больше, чем ожидал. В одной из дюн кто-то вырыл пару солидных и глубоких нор, а рядом в каменистом распадке собралась приличная лужица воды. Судя по размерам входов, эта животина никак не меньше среднего волка. Хозяев пока не было, но я и особо не опасался. Мой уровень давно перешагнул страх перед такими животными.
        Потому быстро порезал себе вены и обильно окропил все кровью. Если в следующий раз мне не повезет и меня убьют, будет небольшая перевалочная база. А хозяева нор сработают охраной. Даже если я сильно ослабну, то буду знать, что тут опасно. Тут же сделал схрон, закопав под приметным булыжником лучший из ножей. На всякий случай.
        И вот сейчас стоял вопрос, что делать дальше. Учитывая мою нынешнюю мощь, достигнуть ущелья я могу часа за четыре по прямой. Промахнуться уже не боялся. Не тот размер у него. Однако попав туда, для меня все изменится. Мне известен лишь один вход и он в любом случае охраняется. Влад урод, но не дурак, иначе не смог бы собрать новую команду. Уже третью по счету. Из нападающих выжило минимум четверо. А скольких я не видел или кто из них смог вернуться? Какие у них способности? Как они усилились за все время в этом мире и уже после победы над нами? Разведданных очень не хватает.
        Радовало, что я все еще привязан к Артефакту и, значит, использовать его в своих целях они не могут. Правда, думаю, тут тоже время играет роль и перехватить на себя управление они вполне способны. Через время или если окончательно кто-то умрет из серебряной команды. Но пока в интерфейсе не было никаких изменений.
        И все же нужен четкий пошаговый план. Первое — МТБЗ или облако огня одноразовое для скоротечного боя. Значит нужно альтернативное оружие. Ножи не пойдут. Слишком хрупкие.
        Я вспомнил как Ругер метал булыжники из кожаной пращи. Но у меня такой навык слишком слаб, а тренировать долго. В крайнем случае, и рукой запущу так, что мало не покажется.
        Что у меня есть? Алхимия. Эликсиры. Я огляделся. Лужа есть, а вот с тарой беда. Хотя коробочки скелетона вполне подходят. Что еще? Взрывчатка? Вряд ли. Наша магия все же не совсем волшебство. Это конвертация энергии. Уверен, что даже МТБЗ в вакууме не сработает. Скорее всего, в нем даже нет аэрозоля, а мана просто в определенном объеме разделяет водород и кислород или что-то подобное. Потому алхимия может заменить лабораторию, но не сами ингредиенты. Конечно, можно попробовать из кучи органики слепить что-то взрывоопасное, тем более у меня это часто выходило еще в бункере. Вот только такое вещество нестабильно уже на этапе создания. Нужно проводить исследования, отделять компоненты и только потом создавать пластид или тол. На все это просто нет времени. Таймер неумолимо отсчитывает часы до полной ликвидации статуса нашей команды.
        Нужно что-то более примитивное, но действенное. Яды! Черт! Да тут же половина фауны ядовита и не нужно никакой алхимии. Точнее с ней пара различных ядов может стать опаснее на порядок.
        Но сразу же бежать отлавливать зверье я не стал. А продолжил теребить интерфейс. Нужно по максимуму разобраться в своих сильных сторонах и возможностях, и только потом собирать нужное для крафта.
        И тут я наткнулся на маскировку. То, что надо для Витязя ночи. А усилить ее достаточно просто. Маскхалат пока я не сплету, но вот создать маскировочный грим запросто. Еще немного покрутив все свои навыки, свернул окна. Пока на ум ничего не приходило. Значит, работаем с тем, что есть.
        Следующие два часа я занимался охотой по местным дюнам и собирал все, что может гореть. С топливом и в ущелье тяжко, а в этих дюнах одна трава да хилые кусты, так что пришлось побегать. Заодно прокачал метание камней. Змеек тут было много, вот только шустрые они, потому ловить руками не вариант даже в ускорении. А вот булыжником приголубить самое оно.
        В одну из ложбинок разрядил МТБЗ. Прямо в землю. Это минимизировало удар, не дав слишком сильно распылиться боевому веществу или что там вместо него. С занявшегося пожара вынес угли. Соорудив примитивный очаг, натопил змеиного жира и собрал его в несколько пустотелых ребер от скелетона. Две головки от него заполнил водой и эликсиром. Еще две ветки заполнил ядом пойманных насекомых и гадов.
        К сожалению, жира вышло очень мало, а нужен он везде. Часть из него я смешал с крафтовым ядом из четырех составляющих. Отрава получилась действительно жуткой. Настолько, что даже я побоялся испробовать ее на себе, несмотря на неслабо раскачанный иммунитет.
        «ЖЕЛЧЬ ВОЙНЫ». СЛАБЫЙ БОЖЕСТВЕННЫЙ ЯД. УРОН 3250 -5000 ЕД./МЛ. СРОК ХРАНЕНИЯ: 72 ЧАСА.
        Ничего себе я разозлился на врага. Должен признать, название яду система дала очень правильное. Потому как мои мысли при его создании были далеки от миролюбия, а описать мои пожелания врагу цензурными словами невозможно.
        Остаток жира я разделил и смешал в разных емкостях с золой, пылью и растертой травой. Это и будет мой маскировочный грим. Вот только маловато его. Впрочем и грязь сойдет, но жир не так просто смыть.
        Вот только что делать с ядом? Ведь нужен еще способ хранения и доставки в жертву.
        После змей осталось немного кожи. Из двух хвостов я сделал ножны для ножей, что позволят сохранить яд. Теперь они пусть и одноразовые, но жутко опасные. Однако этого мало.
        Я подобрал пару веток верблюжьей колючки. Слишком легкие, но вот сам материал очень перспективен. Твердые, как куриная кость и с такими же острыми краями на изломе. Осталось только утяжелить. Пришлось облазить окрестности в поиске подходящего щебня, чтобы камни застревали в трубке и не выпадали. Забив дротик на половину, получил снаряд весом грамм в сто. Заточить кончик, смочить в отраве и готов покойник. На острие вполне спокойно помещалось полмиллилитра яда. Вот только его хватит всего на три таких. Жалко. Но уже что-то.
        После обмена любезностями из магического арсенала нам придется схватиться в рукопашную и каждый камушек на весах может решить исход. Как я ни старался, даже понимая суть работы с интерфейсом и искином, не мог создать еще одно боевое заклинание. Впрочем, не боевое тоже. В чем причина я пока не понимал. Возможно, не хватает уровней или каких-либо характеристик. А статистических данных для выводов мало.
        Окончательно использовав все ресурсы, я подогнал свое снаряжение по максимуму. Змеиная кожа сырая, но все же крепче и надежнее травяных веревок. Жаль так и не смог создать хотя бы примитивную набедренную повязку. А нагота вызывает чувство уязвимости. Впрочем, в моем нынешнем положении это даже хорошо, потому как добавит лишней осторожности и не позволит совершать идиотско-геройские рывки.
        Все больше тянуть нельзя. Я посмотрел в темнеющее вечернее небо. Время пришло.
        Бег в темноте не самое приятное занятие, тем более в этот раз я экономил силы, но кач не останавливал и старался двигаться так, чтобы не издавать ни звука. Сначала это получалось плохо, но уже через три-четыре километра я получил навык «легкий шаг» и дело пошло лучше. Еще через два часа на карте отобразилась знакомая местность с темным шрамом ущелья. Я на месте.
        Я приблизился к краю и открыл окно чата. Тишина. Все сохраненные собеседники вне зон доступа. Когда мы проверяли дальность действия чата, определили, что он зависит от суммарного количества интеллекта собеседников. И это точно не радиоволна, потому как стены бункера качеству связи никак не мешали и в то же время на открытой местности он не увеличивался. Стоит сделать хоть шаг в сторону от максимальной дистанции и абонент резко пропадал. Значит поблизости наших нет. Жаль я рассчитывал на помощь. Даже Илир с его звуковой пушкой это силища и еще одно заклятие на весах победы.
        Спускаться я не стал, а поверху двинулся к входу в бункер, предварительно нанеся грим толстыми полосами по всему телу, а все что осталось открытым, притрусил пылью. Маскировка послушно прыгнула почти на десять пунктов верх. Замечательно.
        Еще час занял путь к месту, где раскинулся сад берегини. И вот тут в чате у меня появился первый собеседник. Исида. С души словно камень упал. Вот теперь повоюем. Лучшего союзника и напарника я и пожелать не мог. Бог Войны и Валькирия.
        «Исида, ты где? Это Рокот! Ответь!»
        ******
        Тьма в глазах проходила медленно, но видеть Исида лучше не стала, потому как вокруг и без того темень, хоть глаз выколи. По телу стала разливаться жгучая боль, свидетельствующая о том, что нервные окончания восстановились. А значит пришло время для очередной пытки. Палачи никогда не пропускали этот момент.
        Исида закусила губу и зарычала от бессилия. Внизу тут же отреагировали жуки, возбужденно зашуршав лапками. Но до жертвы достать им не удавалось. Девушка висела достаточно высоко, так что ей ничего не угрожало. Пока что.
        Но вот восстановившееся зрение вдруг вычленило во тьме светлое пятно. Сообщение! Ее кто-то вызывает. В душе взорвался комок надежды и радости. А когда она развернула окно, едва не взвизгнула от счастья. Рокот! Он пришел!
        Больше сотни сообщений, в которых он вызывал ее на связь. Ну теперь вешайтесь, твари! За все вам придется ответить! В своего лидера и часть души она верила безоговорочно.
        «Я здесь!» — Усилием воли ответила Валькирия.
        Ее все еще мутило и слабость так и норовила скинуть сознание во тьму беспамятства.
        «Где здесь?»
        «Внизу, в бункере.»
        «Кто с тобой еще? Почему я их не вижу в чате? Что у вас там происходит?»
        Исида скривилась. Да много чего тут происходит. Последние два дня оказались очень насыщенными на события и происшествия, хотя казалось, они и до этого не особо скучали. Но Рокоту о многом лучше пока не знать. Иначе наломает дров. Нужно правильно подать информацию. Полностью передать ситуацию и в тоже время сохранить в тайне некоторые детали, что могут заставить его ринуться в безумную атаку.
        Уж кто-кто, а она точно знала, что жестокость и суровость их лидера напускная и призвана обеспечить их команде выживание. Как и то, что за них он сдохнет, но не отступится.
        «Я одна.» — Соврала Исида.  — «В плену.»
        «Что-о-о-о?! Как? Да сожги их всех к чертям!»
        «Не могу! Это все Рейгард. Его газ парализует все тело. Регенерация работает, но часов двенадцать я даже шевелиться не могу. В таком состоянии активация заклинания невозможна»
        «Так! Давай по порядку. Сколько их и что ты вообще знаешь?»
        «Их осталось пятеро. Из бойцов всего трое. Первый сам Влад. Сейчас уже восемнадцатый уровень. Этот самый опасный. Он как-то научился управлять своим заклинанием, разделяя его силу. Может бить тонкой струйкой, но часто, и этого достаточно, чтобы вырубить, а не убить. Что у него по навыкам, я не знаю.
        Второй — Краб. Семнадцатый. Он не то что бы беспросветно туп, но очень примитивен. Все что его интересует это пожрать, поспать и кого-нибудь трахнуть. Все очки уровней, похоже, вкинул в силу и выносливость. Силен и здоров как бык, а вот магии у него я не видела. Его потому Крабом и прозвали. Руки как клешни.
        И у него есть дружок Хорь. Двадцатый уровень. Я бы даже сказала хозяин. Хитрый и подлый гад. Любитель помучить других разными способами. Эта парочка, похоже, с первого дня вместе и Краб ему доверяет. Они что-то вроде тандема, где Краб грубая сила, а Хорь — мозг. Я его пока не раскусила даже со своими способностями валькирии. Очень таинственный урод и очень темная душонка. Я даже не пойму, почему лидер Влад, а не он. Опасайся его.»
        «А остальные двое?»
        «Эти тоже не совсем понятны. Айда и Майс. Всего пятый уровень. Они у них в команде были чем-то вроде прислуги. Принеси, подай, раздвинь ноги. При этом Краб с одинаковым вожделением пользует обоих по очереди. Я их почти не видела в деле, потому мало что могу сказать. Но у Айды есть какое-то заклинание огня. Неопасное, если не приближаться. Однако они оба как биороботы. Сломленные и апатичные.»
        «Ясно. А где остальная команда и как быстро вернется?»
        «Этого я точно не скажу. Не так много при мне они обсуждали. Знаю, что их было одиннадцать и Хорь, пока меня не заметили, возмущался, что Влад обещал легкую победу над нубами, а вышло, что они потеряли шестерых боевиков и те теперь непонятно как сюда смогут добраться и смогут ли вообще выбраться из Лабиринта.»
        «Лабиринта?»
        «Сама не знаю. Я оглушена была. Чудом выжила. Потом меня нашли и разговор перешел в другое русло. Больше они не обсуждали это при мне.»
        «Что было дальше? И что они делают? Вход охраняется? Где остальные?» — Зачастил с вопросами Рокот.
        Он явно уже рвался в бой, не в силах оставлять друзей в плену.
        «Не пори горячку!!!» — Осадила лидера Исида.  — «Сдохнув, ты нам не поможешь.»
        «Не учи папу детей делать! Докладывай!»
        «Где остальные не знаю. Или погибли, или ждут тебя в лабиринте бункера. Вход не охраняется. У них банально не хватает людей. Влад забаррикадировался в поселении аборигенов и теперь они качаются на них и на жуках.»
        «Они что идиоты?!! Это же паства, что даст богам силу!» — Исида даже через буквы слышала возмущение и недоумение лидера.
        «Похоже на то. Они хоть и вместе, но каждый сам за себя. И каждый копит силу сейчас, чтобы в будущем нагнуть остальных. Та еще компания.»
        «А ты им зачем? Почему не добили?»
        Исида взглянула вниз, но в полной темноте не увидела десяток тонких трубочек забитых глубоко в ее тело, пусть и чувствовала боль от них.
        «Я им нужна для благословления кровью местного сада. Сами они терять силы и кровь не хотят. Огонь им дает Айда, а вот еду они берут отсюда и решили устроить тут райский сад из моей крови.»
        «Суки! Я их на части порву! Жди!»
        «Рокот, не глупи! Жди наших! Не испорть все! Черт! Мне пора. Конец связи.» — Оборвала чат Исида, когда впереди показался тусклый свет.
        Дальше показалась процессия из врагов и не только. Влад тащил за ошейник Яниэль, которая работала лампочкой, и которую Влад оставил только для себя. Именно эту деталь она тщательно скрыла от Рокота. Их чат был самым дальнобойным, видимо потому, что они одно целое и до Яни ему не достучаться. Иначе бы нимфа все испортила бы.
        Сейчас девушка потускнела и больше не роняла свет за собой, да и в целом осунулась и стала похожа на остальных рабов. Она и раньше была содержанкой и, по сути, шлюхой, так что насилие Рейгарда ее вряд ли так сильно трогало. Скорее всему виной Рокот, за чьей спиной она чувствовала себя нужной, желанной и в безопасности. И возможно хорошо, что ее не убили. Шансы нимфы выжить в пустыне стремились к нулю.
        Жуки тут же ринулись на новую добычу, но Краб со щитом Рокота и массивной золотой дубиной быстро разметал еще не подросшую живность. Майс тут же стал собирать потроха в кожаный мешок.
        Влад осторожно приблизился к треноге, на которой подвесили девушку и для начала накрыл ее легкой дымкой своего газа. В глазах Исиды все поплыло. Здоровье, и без того висевшее на двух третях, резко скатилось к четверти жизни, но с ней прошла и ноющая боль. После того как она даже в полубессознательном состоянии сломала ему руку и нос, он больше не рисковал демонстрировать ей свое превосходство без предварительной обработки.
        — Краб, она твоя!  — Распорядился Влад, когда придирчиво осмотрел и девушку, и землю вокруг нее.
        Вечно голодный до еды и тела амбал утробно хрюкнул, выражая удовольствие. Говорить он умел, но делал это не часто, погруженный в какие-то свои мысли. Даже странно, что у этого дауна хватило энергии на перерождение в новом мире.
        Краб сноровисто завалил высокую золотую треногу, не позволявшую жукам сожрать столь полезного пленника. Пламя Айды оказалось достаточно сильным, чтобы расплавить этот мягкий металл и теперь большая часть крафта лежала на зашуганной девушке-рабыне. А золота тут было предостаточно. И все, что захватчики делали для себя, делали как раз из золота, не особо заботясь о биоценозе этого маленького островка жизни.
        Но и благословение кровью Исиды сильно повлияло на него. Мох, грибы и фауна мутировала на глазах. Точнее эволюционировала в нечто не совсем похожее на ранее известные виды, но уже больше походящее на нормальных зверей, пусть и диковинных.
        Краб своей силищей протащил девушку к следующему пятачку еще не благословленной земли и тут же пристроился сзади. Исида уже ничего не чувствовала, лишь хищно улыбнулась. Скоро она отомстит. Всем этим ублюдкам. Главное, чтобы лидер не напортачил и выждал время. А они дождутся. Даже таким способом.
        Краб больше не старался удовлетворить свою похоть оральными ласками, после того как Исида откусила его гордость, а потом едва не убила, перебив гортань. Только завышенная выносливость в тот раз спасла амбала от смерти. И общее ослабление девушки от ранений и газа. Сейчас она просто не могла сопротивляться. Но он все равно не рисковал. Примитивный в желаниях, но не совсем безмозглый.
        После того как Краб закончил, Яниэль под присмотром Влада и с помощью Хорька залили в девушку бульон из потрохов жуков. Влад и Хорь считали это иезуитской издевкой, кормить ее мусором, что сами не съели бы ни под каким соусом. Это было нужно для того, чтобы она не умерла от потери крови. И впервые Исида не сопротивлялась. Сейчас ей нужны силы, все которые она сможет мобилизовать. И когда придет ее час, она не останется обузой и безропотной жертвой.
        После того как ее накормили и напоили грязной водой, снова установили треногу. В этот раз на другом месте. И заново забили костяные трубки в тело. Они мешали регенерации и не наносили большого вреда здоровью, так что еще часов двенадцать она каплями крови будет возрождать плодородие на этой ферме. И снова Исида улыбнулась. Сейчас ей не жалко крови. Ведь они снова отберут это место себе, и тогда этот сад станет их базой и поддержкой.
        Собрав еды, захватчики снова скрылись, отправившись к бассейну на нижних уровнях био-ферм. Напоследок Влад снова окурил ее дымом. Ей осталось только висеть и ждать того момента когда придет Рокот. Тьма.

        Глава 2

        Получив отчет от Исиды, я задумался. По всему выходило, что сейчас самый лучший момент для атаки. Новички заняли круговую оборону и при этом совершенно не думают о будущем. Стратеги одного хода.
        Я неспешным шагом двинулся к распадку, что вел в ущелье. Нужно все продумать. Исида права. Пусть ее пытают, но разум она не потеряла. И боль в нашем случае отрабатывает стойкость. Трудно? Безусловно. Но это делает нас сильнее. В каком-то плане этот мир куда честнее того, в котором мы жили. Я сам подставлялся под удары алых, чтобы усилить себя. И если Исида часть меня, то и в этом вопросе мыслит так же.
        Все это время я мониторил чат в поиске своих людей. Даже странно, что они не появились. Ведь ущелье не маленькое и, судя по всему, тянется достаточно далеко. Промахнутся мимо него это нужно обладать географическим кретинизмом.
        Но и ждать я не мог. Жажда мести гнала вперед. Спустившись в ущелье, я осмотрелся. Тишина. Даже напрягает. Сад Лилин стал вымирать без ее энергии. Растения хирели, да и живность стала агрессивней. Кидалась на все, что движется. Даже на меня, хоть и маскировка у меня была на высоте.
        Вход я нашел без труда. Не зря я гонял своих ребят вслепую. Сейчас по этим коридорам я мог пробежаться, закрыв глаза и ни разу не оступиться. Но в этот раз я крался. Тихой смертоносной тенью.
        Никто не попался на пути. Жаль. Мне просто необходимо убить кого-то. А вот дальше все пошло куда хуже. Я добрался до двери ведущей в био-фермы и наткнулся на мощный завал из камней и бетонных блоков. Новички качественно перегородили проход, не доверяя двери. Тут же поймал сигнал Исиды и Яниэль, правда первая была вне зоны доступа.
        — Рокот, спаси меня!  — Взвыла Яни.  — Я больше не могу! Он меня насилует каждый день.
        Вот тут меня накрыло. Накрыло от бессилия. Я бился в двери кулаками и рвал их руками. Но ничего не выходило. Завалили их от души, и пробиться с этой стороны без магии не представлялось возможным.
        Спокойно! Где-то есть выход. И он внутри моей головы. Просто нужно вспомнить технологии и применить их на практике. Я отступил от двери и отпустил свои мысли. Ядерный удар? Мимо. Электрошок. Когда из маленькой капсулы бьют настоящие молнии. То же не то.
        Безысходность. Ненависть! Ненависть! Вот оно! Где-то на подкорке сформировался образ штурмовика в мощном боевом доспехе. В прошлой жизни я уже встречал этот эпизод и он мне точно не понравился. Слишком плохие воспоминания, пусть и отрывочные. В тот день я потерял многих. Потому как нас обошли с тыла и ударили неожиданно. Впрочем, мы были пришлыми с плохими намерениями, а дома и стены помогают.
        Бункеры строились не всегда по точным схемам. Точнее сами кубы боксов то были стандартные, а вот переходы между ними создавали в зависимости от условий. Единственное правило, которого придерживались строго — они должны быть прямыми, определенного размера и идти под пологим углом, чтобы горнопроходческая техника могла их расчистить в случае любой катастрофы.
        Но климатическая система такого сооружения куда сложнее и для полноценного функционирования часто строили дополнительные люки, в зависимости от циркуляции воздушных потоков и течения грунтовых вод, которые так же включались в систему жизнеобеспечения бункера.
        При этом служебные тоннели строили исходя из внешних условий и без каких-либо правил. Они просто должны выполнять свою функцию. Искать до этого их было бесполезно, потому как они были сугубо индивидуальны, а все схемы давно сгнили. Да и нужды в них не возникало. До этого момента.
        Но вот сейчас найти такой тоннель было моим единственным шансом. Зачастую они не превышали и десяти сантиметров в диаметре, но были и такие в которые мог протиснуться человек или мощный дрон-ремонтник. Био-фермы, которые проектировали из расчета на длительную замкнутую экосреду, просто обязаны быть напичканы ими.
        В отличие от Торна, я не механик инженер, но общие принципы достаточно просты — аккумулирование энергии из непригодных для человека источников в подходящие. То есть, потребляя энергию, растут разные грибы и черви, которые потом перерабатывались в протеин и уже из него получал энергию человек. Но для этого нужна эта самая энергия. Тепловая. Часть ее берется с химической реакции перегноя, но этого мало. Потому био-фермы закрытого цикла строили как можно глубже и подводили к ним термальные и минеральные источники снизу, и канализации и трубопроводы органического мусора сверху. Все это должно было попадать в компостные баки, где смешивалось примитивной, но мощной и не убиваемой механикой. Принцип там тоже был прост — водяная мельница. Когда в чашу набегало достаточно воды, вес ее тянул вниз, обеспечивая медленное и постоянное вращение миксера.
        Если я прав, то огромные конусы на вершине колон и есть эти самые баки. Сейчас поток мусора сверху иссяк, потому аборигенам приходилось вручную заливать в спирали свежую землю, но сами трубопроводы все еще могли сохраниться.
        Открыл карту и задумался. Плохо, что именно эти био-фермы оказались с краю всей конструкции. Это сильно сужало количество боксов завязанных на них, но если учесть количество золота, которое потратили строители, то выходило что к их конструированию отнеслись очень серьезно. Пусть в те времена ценности сильно изменились, но перебороть привычки не так-то просто. Потому даже на краю гибели всего человечества золото не сильно-то и обесценилось.
        Всего четыре перспективных бокса. Мало. Их конечно гораздо больше, но доступные только эти. В остальные нужно ломиться с горнопроходческой техникой или Илиром. Ни того, ни другого под ругой нет, иначе бы меня не остановил бы даже тот рукотворный завал у двери.
        К поискам я подошел тщательно, начав с самого удачного на мой взгляд варианта. Плохо то, что мусоропроводы обычно стояли возле жилых комплексов и после обрушения они похоронили под собой все следы. Я решил не разбирать все горы строительного лома, а все так же поработать головой. Прикинул какой из углов бокса наиболее удобен для транспортировки мусора напрямую в био-фермы и стал разгребать именно там.
        Работа шла медленно. Некоторые осколки бетона были неподъёмными, но и я уже не совсем человек потому решил вернуться к ним чуть позднее. Сейчас система на моей стороне и отсыпает силу и выносливость за тяжелый изнуряющий труд. Даже дух поднял за упорство. И все это в кромешной тьме, почти наощупь и под нависающими где-то во тьме остатками жилых зданий. Тот еще аттракцион ужасов.
        Повезло мне часов через шесть и в третьем по счету боксе. Сдвинув кусок плиты, заметил странную воронку в куче более мелкого щебня. Полчаса работы «бульдозером» и я добрался до отверстия. Достаточно широкого, чтобы в него мог пролезть человек. Мусоропроводы часто забивались, так что приходилось их чистить. При строительстве бункеров учитывалось, что через пару поколений рабочей техники может оказаться излишне мало для обслуживания укрытия, которое тоже не вечно. Вот и строили так, чтобы люди могли заменять хрупкие агрегаты из металла и пластика. Правда после получения характеристик мое тело развилось, а ходы были рассчитаны на куда менее массивные туши. Так что лезть придётся, благословляя плечами все на своем пути.
        А что если впереди пробка? Мне и без того трудно будет протиснуться, а уж если застряну так вообще позорно сдохну от голода и жажды. Выход конечно есть, но он очень громкий. До био-ферм еще два уровня. Не мало учитывая расположение боксов, но и тревожить врагов не хотелось. Внезапность наше все.
        Но и лота нет. Плести веревки по тридцать метров, чтобы проверить глубину? Есть вариант попроще. Подтаскиваю массивную плиту к ходу и разряжаю туда МТБЗ. Сверху приваливаю бетонным блоком. Три секунды и взрыв. Глухой. Намного глуше, чем следовало бы. Конечно там и объем достаточно большой, но в закрытом пространстве плиту должно было подкинуть. Если и был затор, то его вынесло.
        Трубы мусоропровода делали из бетона, а затем полировали специальным раствором для большей гладкости. За века все это износилось и потрескалось. Это меня и спасло. Уже добравшись до низа, я сообразил, что остальная часть разрушена и лететь мне метров двадцать, после чего садиться на посадочную полосу со смертельным рельефом. Зависнув в воздухе выругался. Что дальше? Ночное зрение развилось достаточно сильно, так что на пару метров я видел достаточно четко, а вот дальше одна тьма. Приехали.
        Сила и выносливость в купе с навыком скалолаза позволит мне висеть так несколько часов, но это не решение проблемы. Спрыгнуть? Даже для обычного человека восьмой этаж не всегда фатальный, особенно если он группируется и амортизирует удар. Но рельеф внизу не самый гостеприимный. И сколько я проваляюсь с дебафами? Каждый час враги мучают моих друзей. Мою единственную семью в этом разрушенном мире.
        Висеть бесполезно. До стены метров восемь-десять сплошного потолка, по которому даже со своими статами мне не проползти. Снова поднимаюсь в трубу и выжидаю время до отката заклятия и снова бью вниз. Раз, два… Прыжок. Огненное облако обжигает, слизывая кожу и даруя невероятные впечатления. Но он же сметает с пола все мелкое и самое опасное, а так же создает ударную волну, что снижает ускорение. Опаленная кожа заживет быстрее, чем кости. Да и контузия пройдет быстро. Уже не раз проходил такое.
        Повезло. В рваном полете не потерял концентрацию и огненное облако не выжгло глаза, так что под конец даже успел запечатлеть рельеф на который падал. Повезло несказанно. И мелкий мусор размело в стороны, оставив вполне пригодную площадку. Под конец вторая фаза взрыва основательно приложила о камни и выбила дух, но отделался относительно легко. Всего-то ожоги всего тела, сломанные пальцы ноги, два ребра, вывих голеностопа и контузия. В мое время за такое комиссовали, а сейчас я собираюсь в течение часа повторить свой подвиг. Правда впереди по всем схемам уже идут компостные баки.
        Найти второй трубопровод не составило труда. Он шел транзитом через первый и едва его раскопал, я понял, что почти у цели. Мощный и горячий пар конденсата тому свидетель. А раз он идет с такой силой, то и препятствий на пути быть не должно. Тело конечно не воздух, но и водяные пары та еще кислота, что разрушает на своем пути все.
        Влажный мох облегчает спуск. Ждать полного заживления кожи я не стал и едва смог разогнуться, ринулся в бой. Ярость глушила любую боль, а боль качала стойкость. И добавляла характеристики. Люцифер сразу сказал, что Старшие расы поставили во главу эволюцию. Следовательно, самые упорные и способные идти вопреки всему, прорвутся вперед. В свое время я гнал свою команду через пот и кровь. И мы достигли уровня «серебряной команды». Но значит, есть кто-то, кто поступал еще умнее и продуманнее. Он гнал их вперед и до сих пор не потерял. Будущий враг. Тот кто лучше нас. Это не сборище тупых ублюдков, что просто смогли застать нас врасплох. Нет, это команда. Это еще одна семья.
        С этими мыслями я и свалился в жижу компостного короба. Механика смешивания даже из золота уже давно приказала долго жить. Мелкие подшипники не выдержали влаги и грязи, абсорбируя поверхность вечного металла. Вечного, но мягкого.
        А вот что делать мне? Листы коробов не меньше сантиметра толщиной. Кулаком такое не пробить. МТБЗ разорвет этот карман как кожаный мешок, но ни о какой внезапности тогда не может быть и речи. А там минимум трое врагов, лишь слегка уступающих мне по уровню, зато куда более хорошо вооруженных. Мы сами им подарили трофеи.
        Попытки найти щель не привели ни к чему хорошему. Качественно сварили швы. Даже с моей силой не разорвать. И что делать? Сидя по пояс в мерзкой жиже, думалось не особо весело. Тупик.
        Сейчас важно думать не как лидер. Лидер даже не должен быть самым сильным или крутым. Он просто должен знать, кому поставить задачу. Не просто озадачить, а потом наказать, а именно грамотно подобрать и мотивировать исполнителя. Кого бы я на такую работу поставил? Безусловно Торна. У этого парня две головы на плечах и еще парочка в карманах. Как бы он поступил?
        Артефакт. Он больше не звал нас, но я его все еще чувствовал. И он был где-то относительно недалеко. Внизу. И я все еще с ним связан. Но даже не это важно. Важен сам принцип работы с ним. Рейгард как-то научился разделять свою силу на дозы, выдавая газ словно откручивая краник. Я уверен, что тоже смогу так, ведь мой удар, по сути, тот же аэрозоль. Просто принципы действия разные.
        Главное понять, как ты хочешь трансформировать заклятие и как оно должно работать после этого. А что важно в нашей наковальне? Законы физики? И законы сохранения энергии. Логично? Бесспорно.
        Я мысленно потянулся к артефакту и он ответил. Глухо, на грани слышимости. Но мне больше и не нужно. Я просто пожелал сделать слиток из уже имеющегося вокруг материала. Просто постарался сузить зону доставки и трафик. Шкала маны послушно потекла вниз. Не факт, что получилось, но уже какое-то движение.
        Спустя еще четыре часа я смог отогнуть часть листа. Пока пролезть в отверстие не получалось но сам факт того что мой метод работает уже радовал. Здраво рассудил, что лишний час мне не сделает погоды, а вот щит, пусть и золотой, пригодится. Потому следующим шагом вырезал четыре линии в центре, что со временем станут креплениями. Нужно их просто растянуть и выгнуть. С моими силами это уже выполнимое условие.
        Еще часа четыре занял короб. Так уж вышло, что я попал во второй сегмент фермы и спустя час уже слушал негромкие беседы. И не только. Сдержать ярость было тяжелее всего. Исида так и не появилась в сети. А Яни я отключил после десятой просьбы ее выручить. Любые попытки добиться от нее внятных данных нарывались на обычную истерику. Я просто побоялся давать врагу такую явную наводку на атаку и отключил ее от чата. Для нее я просто исчез из сети. Этого уже много.
        Едва я смог протиснутся в щель со своим новым щитом, спрыгнул вниз. Грязь даже с высоты двух десятков метров показалась матрацем. Сдержать порыв пойти и всех убить стоило еще миллиона нервных клеток. Сейчас мне нужна Исида. И внезапность. Важно не поддаться эмоциям и поймать врага на слабости и расслабленности. Когда он свято верит в свое превосходство.
        Я быстро, как мог, затер глубокие рытвины в грязи от своего приземления. Дьявол кроется в мелочах и нельзя давать ему шанс. А дальше ринулся в темноту. Нужно найти свое альтерэго. Свою валькирию.
        Под руку попался жук, слава нам, не алый. Тут же выхватил ребром щита по хитиновой броне и сломался. Свет с основной базы здорово расширил мой кругозор, так что я видел многое и вполне сносно контролировал окружение.
        Осмотрел жучка. Он явно мутировал в нечто новое. Это уже было больше похоже на черепаху или броненосца, чем на инсекта. Тут же отгрыз кусок мяса. Гадость! Но сейчас не до изысков. Нужно проверить добычу на пригодность. Исида явно в жутком состоянии раз не отвечает на звонки. А она мне нужна как полноценная боевая единица.
        Пойдет. Дебафы отравления пошли, но совсем незначительные. Значит и Исиде поможет. Отбежав в темноту, быстро взобрался наверх одной из колонн. Сейчас мне нужна вода для эликсира, а сверху конденсата куда больше. Собрал его в брюшко жука. Других сосудов нет и выбирать не приходилось.
        Резанул ребром ладони по краю щита и влил немного крови. Готов эликсир. Теперь бы найти Валькирию. За прошедшее время био-фермы преобразились и больше не походили на блеклое пещерное царство. Растительность поднимала голову, хоть и в цвете и не прибавила. Именно по гуще флоры я и сориентировался.
        Исида висела безжизненной тряпкой на треноге. Руки вывернуты за спиной и схвачены прутом, так что в любом случае не вывернутся. А по всему телу забиты костяные трубочки из которых капает кровь. Под треногой беснуются жуки, но так и не могут добраться до лакомой добычи.
        Сдавить порыв! Нельзя. Беру разгон и в ускорении прыгаю вперед. Под ногами чавкают раздавленные тушки, но я уже высоко. Не достанут.
        Упаковали Исиду тщательно, но и я уже давно сверхчеловек, потому прут послушно ломается под моими руками. Убираю из ее тела иглы-кровотоки. Сложно изображать Тарзана на неустойчивой треноге, но бывали времена и сложнее. Насильно вливаю ей в глотку элик, а когда девушка закашлялась не даю ей выплюнуть целительную жидкость. Взгляд все еще бессмысленно блуждает. Газ Рейгарда опасен тем, что выжигает нервные окончания и блокирует мозговые функции. Пока она в полубессознательном состоянии кормлю остатками жука. В сознании это дерьмо жрать куда сложнее, но в нем жизнь. До деликатесов нам еще расти и расти.
        Спустя десять минут Исида очнулась. Всхлипнула и закашлялась. Отличный результат.
        — Рокот, ты?  — Прохрипела она.
        — А ты ждала кого-то другого?  — Наигранно удивился я.
        — Каждая девушка мечтает о принце, а ты пока мордой не вышел.
        — Знаешь, если тебя подменят инопланетяне, я все равно узнаю. Наш тупой солдатский юмор неподражаем.
        — Знаю. Но нужно же проверить тебя. Вдруг ты очередной глюк. Хек-х…
        Удар под дых отрезвляет и не таких.
        — Да верю я!  — Сплёвывает Валькирия.  — Убедил. Теперь давай свой план.
        — Как всегда. Приходим и убиваем.  — Ответил я, занимая место на вершине треноги.  — Но сначала лечим тебя. Сейчас каждая минута наша фора. Я увожу жуков, а ты разминаешь тело. Когда придут враги, ты должна быть готова к бою, но выглядеть столь же нелепо как сейчас.
        — Я когда-нибудь тебя убью.
        — Возможно. Но пока у тебя убивалка не выросла.  — Хохотнул я и прыгнул вперёд, попутно надрезав ладонь о щит. Нужно отвлечь жуков.
        Нам дали почти час. Шикарная фора. За это время Исида успела размять тело и восстановить здоровье. Вокруг хватало съестного, так что было откуда черпать силу, а я в это время водил за собой новую популяцию жуков мутантов. Выбивал самых резвых и по самым темным углам. Нельзя дать врагу заподозрить неладное.
        Предупредили нас задолго до своего появления. Свето-шумовой маскировкой они не заморачивались, чувствуя себя хозяевами положения. Или имея козыри в рукаве. Сейчас меня беспокоил Тэйт, которого все звали Хорем. Даже Исида не знала, какие у него силы и возможности кроме коварства. Так что буду работать с ним первым. От остальных по крайней мере знаю чего ожидать.
        Исида занимает прежнее положение на треноге, я же быстро вбиваю на места кровотоки. А после чего добавляю кулаками по корпусу. Нужно сбить шкалу здоровья до приемлемой величины. Ее видят не все если не находятся в одной группе, но есть ли у врагов «суть вещей» не понятно. Зато сейчас у девушки почти нет истощения, заполнен бар маны и в руке зажат маленький сосуд с эликом.
        Особых следов нет, потому как из-за благословения мох вокруг растет буквально на глазах. Жуков маловато, но в глаза это не бросается. Окинув будущее поле боя последним взглядом, стремительно взлетаю на ближайшую колонну.
        Процессия показалась спустя минуту. Впереди гордо шагал Влад, толкая перед собой Яни и придерживая корявую цепь, к которой нимфу приковали. Вот урод. Ему явно нравится быть рабовладельцем. Двое помельче — тоже рабы. Взгляды потухшие и уже даже не затравленные. Просто апатичное смирение со своей судьбой.
        А вот два последних персонажа колоритная парочка. Один худой и высокий с острым хищным лицом и белесыми водянистыми глазами. Ясно почему его прозвали Хорем. К такому спиной лучше не поворачиваться без веских причин.
        Краб тоже вполне узнаваем. Есть такой вид нескладных верзил. Здоровая туша, но казалось бы слепленная кое-как. Все абсолютно непропорционально. Руки слишком длинные, ноги слишком короткие, ладони и стопы больше чем надо, мясистое лицо с покатым лбом и оттопыренными ушами. Добавить сюда впалую, пусть и массивную грудь, да пивное брюшко и получим клоуна. Явный признак вырождения или генетического сбоя.
        Теперь и понятна его пассивная роль и постоянное насилие над слабыми. Знавал я таких. Несмотря на большие габариты ни силой, ни умом они не отличались. И потому были лакомой добычей для насмешников всех видов. Обычно характер у них тоже незлобивый, но порой жизнь заставляет и добродушного семьянина стать маньяком.
        То ли под влиянием прошлой жизни, то ли под воздействием Хорька, это великан вел себя как приближенный холоп. Слушался барина, а вот тех кто ниже, считал своей собственностью и делал с ними что хотел. Есть вариант, что он вкладывал все очки характеристик в силу и выносливость в надежде стать наконец-то богатырем, но это не помогло. Атлета и красавца из него не вышло. Такой подход скорее даже усугубил все дело и теперь прозвище Краб для него подходило идеально. И видимо озлобило еще больше, потому как двое мелких рабов от него шарахались как от прокаженного.
        Тянуть мы не стали. Слишком велик шанс того что не все следы замели. А в пусть и тусклом свете нимфы все выглядит иначе. Без какого-либо боевого клича сигаю вниз. Солдатиком и на голову Хорька. Тот все же что-то почуял и в последний момент, даже не поднимая головы, резво дернулся в сторону, однако недостаточно быстро. Уже при контакте пришлось выгибаться, чтобы достать ногами цель. Хорек всхлипнув влипает в землю изломанной куклой. Еще жив, но сейчас ему явно не до своих абилок. А вот я кубарем покатился, снося Рейгарда и Яни. Щит потерял при неудачном падении, потому как крепления там аховые. Но не преминул по ходу дела дать локтем в нос и кулаком в грудину. Много здоровья не выбил но тоже не сахар. Пока выдохнет и встанет пройдут секунды.
        Со зловещим гудением мимо проноситься дубина, размерами не уступающая автомобильной оси. Силен бродяга Краб, пусть и неловок. Рейгард с перепуганным лицом уже готовится выпустить облако газа, но не замечает летящую к нему Исиду. Секунда и уже не просто замечает, а смотрит прямо в глаза. Правда тело не успело за поворотом головы, которой профессионально помогла Валькирия. Влад хоть и выше ее по уровню, но много сил для откручивания головы не требуется, если правильно и неожиданно схватить. А с полностью развороченным позвоночником и пережатыми артериями не живут даже боги. Точнее живут, но не долго. Несколько секунд.
        Краб отпугнув меня от хозяина растерялся. Теперь нас двое против одного и даже больше. Яни конечно не боевик, а вот как поведут себя двое остальных? Вряд ли ринутся на помощь. Краб замялся и тут же Исида перекатом хватает мой щит. Амбал делает выпад своей дубиной в ее сторону прикрывшись от меня щитом. Моим щитом! Но это дает мне шанс метнуть оба ножа в Тэйта. Хорек опасен — загривком чувствую.
        Краб рычит от бессилия и ярости, а мы с Исидой кружим вокруг него как гиены возле льва. Все. Хорек и Влад отбыли. Остался только этот монстр. А завалить его будет не просто. Он тоже понимает, что расклад не в его пользу. Тут его взгляд натыкается на отползающую Яни и он злобно усмехается. Гад!
        — Исида, бей!  — Ору я диким голосом.  — Яни, вспышка!
        Рефлексы самое лучшее, что работает в таких стрессовых ситуациях. Когда я гонял команду, даже Яни нещадно получала затрещин за несвоевременное выполнение команды, доводя реакцию на них до автоматизма. И сейчас девушка помимо своей воли плюхнулась в грязь лицом вниз и накрыла голову руками. Я сделал то же самое. Амбал понял, что сейчас что-то будет, но отреагировать не успел. Нещадная вспышка пламени прокатилась по округе, выжигая растительность. По спине снова провели раскаленным утюгом, но сейчас не до боли. Убойность заклинания Исиды так себе, что ныне только на руку. А вот другие спецэффекты очень даже полезные. Не понимая чего ждать, Краб прикрылся щитом, но вот глаза спрятать не додумался. Привет, слепота.
        С самого начала мы не пустили ее заклинание в ход, потому как мне нужны были оба низкоуровневых нуба как источники информации для перекрестного допроса. И когда началась бойня, они ожидаемо уползли подальше в сторону. Как и нимфа. Так что сейчас самое время.
        Дальше осталось только добить Краба. Что тоже не простая задачка. Находясь долгое время в темноте, начинаешь учиться ориентироваться на звук и движения воздуха. Ночное зрение и свет от Яни не панацея. Так что гигант нам еще полчаса трепал нервы, отмахиваясь своей дубиной во все стороны. Я подобрал свой меч и уже им нарезал на лоскутки противника, но силы и выносливости в нем было просто немеряно. Так что еще не понятно, чем все закончится. Глаза могут и восстановиться в любой момент. Потому в чате приказал Исиде отступать, прихватив нимфу и нубов, а сам приголубил амбала из МТБЗ и уже потом только добил контуженую тушу, у которой даже взрывом сняло всего десять процентов здоровья. Да что там взрывом. Он бодался минут десять с располосованным горлом и вскрытой брюшиной. С такими ранами просто невозможно жить даже богам вроде нас, но он продолжал отмахиваться своим ломом.

        Глава 3

        Бой вышел на удивление сложным, несмотря на подготовку и внезапность. Хотя освобождение заложников всегда дело непростое и зачастую провальное. Едва я закончил с Крабом, догнал Исиду, под чьим конвоем пленные возвращались в лагерь. Валькирия увела их только когда поняла что амбал на последнем дыхании.
        Но для начала пришлось обниматься с Яниэль и выслушать слезливую историю ее душевных мук и терзаний. Но проще так, чем дать ей накопить это в себе. От радости девушка заискрилась с прежней силой и ненароком ударила по мне феромонами. Учитывая, что я так и не успел одеться, комплиментом она осталась довольна. Впрочем, что от шлюхи еще ожидать, пусть и бывшей, и элитной. Понятие «изнасиловали» для нее что-то вроде не заплатили, а не сломали жизненные и моральные приоритеты.
        Исида тем временем прессовала и подготавливала к допросу пленных и проводила первичный допрос, больше касавшийся самого лагеря. А он разительно изменился. После убитых, когда они расползлись белесой биомассой, осталась куча сбруи, которую я подмахнул не глядя и сейчас украдкой разглядывал, как и обстановку вокруг.
        Большая часть амуниции была из кожи змей и местных червей. Явно трофейная, потому как выделка довольно хорошая и все это скреплено золотыми пряжками и заклепками. Некоторые даже с претензией на изящество. Набедренные повязки сменились чем-то вроде шорт с золотыми наколенниками и поножами. Сапоги из кожи больше походили на сандалии, но это уже добротная обувка. Так же появилось много золотой посуды, включая ножи и вилки. Когда они успели?
        Когда, выяснилось очень быстро, когда я вычленил из нытья нимфы несколько полезных фактов, которые упустила Исида. Точнее не предала им значения. Меня оказывается не было целую неделю, хотя по моим часикам прошло всего четыре неполных дня. Вывод напрашивался сам собой — воскрешение дело не мгновенное. И это меняет всю тактику. С одной стороны хорошо и нарвавшись на ливень или ураган, есть шанс воскреснуть уже после него. И даже если тебя на точке респа поймают враги, будет время, за которое друзья смогут снять блокаду. Но с другой — у нас те же проблемы с врагами, а еще получается, что потеряв одного из команды, я долго не дождусь подкрепления.
        И это еще без учета того, что более прокачанные тела могут требовать еще больше времени на восстановление, что вполне логично укладывается в объяснения механики Люцифером. Потому, пав на сотом уровне, я могу вернуться уже через месяц, когда мою паству или команду будут гонять и в хвост и в гриву победители. И присвоят себе все созданные мной связи с местными. Даже хорошо, что Влад не собирался закрепляться на нашей локе и потому истреблял аборигенов пачками. Видимо Люцифер в его случае не осветил всю картину и они не понимали ценности этих уродцев.
        Вот только и нам свинью подложил. Я-то уже почти договорился с местными вождями о мире, дружбе, жвачке, а теперь им не объяснишь, чем мы отличаемся от тех, кто вырезал их племена под корень. На вид мы одни и те же. Я конечно тоже говорил с ними с позиции силы, но и оставлял выбор, при котором они могли жить и даже процветать. А вот Рейгард все это запорол на корню. И восстанавливать даже толику доверия придется очень долго.
        Пока я успокаивал Яни, Исида ровным голосом доводила пленных до истерики, расписывая мою жестокость с врагами и верность друзьям. В чате она мне написала одну фразу: «Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем одним пистолетом». Тоже мне философ! Но не согласиться не мог.
        Остановить жалобы нимфы пришлось хитростью, иначе бы она не отлипла от меня еще долго. Потому я отправил ее выбрать мне подходящую одежду. Сейчас не время отвешивать молчаливые комплименты ее красоте, а что может быть для женщины более успокаивающим занятием как не перебирание тряпок. Да и пугать пленников нужно не таким видом.
        Сам же наведался к бассейну, где смыл грим и грязь, что стало синонимом после моих приключений. Яни тем временем отобрала самое лучшее из амуниции и не особо поврежденное в бою. Я снова почувствовал себя человеком. Меч, щит, разгрузка, шорты и сапоги. Все это кустарное, потому подгонялось под размер ремешками и пряжками, а значит подходило большинству.
        Я расслабленной походкой подошел к пленникам.
        — Ну что, ребята, пришло время поговорить.  — Начал я тихим миролюбивым тоном.  — И советую не частить, не орать и не заикаться. Я задаю вопрос — вы отвечаете. Четко, быстро, по существу. Если мне не понравится ответ, я отрежу вам что-то лишнее на мой взгляд. Ногу, руку, язык или…
        И не стоит давить на жалость. У меня ее нет, особенно к врагам. Если все ясно — кивнули.
        В ответ два перепуганных кивка. Хорошо. Вижу, Исида довела их до нужной кондиции. Хотя выглядели они до безумия несчастными и без ее угроз. И узники запели.
        Информации для размышления я получил много. Ущелье тянулось на много километров во все стороны и больше походило на поваленное дерево. В одном конце оно разветвлялось на густую сеть каньонов, скал и распадков, образующих сплошной лабиринт. Лабиринт гораздо богаче на флору и фауну чем наша часть ущелья, но оттого и более опасен. Там же и оказалось больше всего людей. И даже образовалось несколько поселков, если так можно назвать укрытия в пещерах и расселинах для десятка-двух игроков.
        Выживать в Лабиринте было сложно, но считалось, что в других местах не легче. Точнее даже сложнее, потому как нет ни зверья для кача, ни еды с водой. Вокруг пустыня, которая отпустила лишь немногих счастливчиков.
        Порядки в Лабиринте очень быстро превратились в паучью банку, где каждый пытался выехать на других. Были и адекватные группы, но редко. Там сначала били, потом задавали вопросы. Смертность тоже зашкаливала как в стычках друг с другом, так и от зубов и жал агрессивной фауны. И все же вскоре сформировались постоянные команды под руководством лидеров. Большая часть участников эксперимента Старших рас как раз и высадилась вокруг кроны распадка, потому и воскресали рядом и через время могли добраться к своим, даже если погибли. Айда и Майс как раз возвращались с такой точки к своим людям, когда попали на отряд Рейгарда. И те, недолго думая, подмяли их под себя.
        Ребята, молодые и наивные, принадлежали к разным поселениям и встретились случайно. У обоих уже третья смерть подряд и, случайно столкнувшись, они решили объединить усилия для выживания. Потому по глупости вышли к людям Влада.
        Точнее тогда они еще были бандой Аркера. Контингент там подобрался специфический. Люди, которых за гнилой характер выгнали или не приняли в другие племена. Пара мародеров времен Войны полисов, трое бывших ополченцев примерно того же времени, Хорь с Крабом и сам Аркер. С мародерами и так все было понятно. Они уже тогда убивали без жалости за мешок гнилых овощей. Ополченцы мало чем от них отличались. Большая часть из них не обладала ни умом, ни характером, ни полезными навыками, потому в жизни ничего не добилась, и в Полисах им место нашлось только в роли пушечного мяса и самого низшего сословия. При этом конкурс на это место был огромен и приходилось прилагать все усилия для того, чтобы подсидеть конкурентов. Так что они не отличались и высокой моралью. Шестнадцать шрамов на моем плече тому свидетели.
        Ребята вышли и попытались попросить помощи в связи со сложной ситуацией и последними каплями жизни-опыта, но тут же попали в кабалу. Женщин в отрядах старались беречь, потому у отщепенцев их не оказалось. А Айда была довольно миленькой. Потому сразу же пошла на круг, а когда Майс попытался вступиться, его избили и неугомонный Краб провернул тоже и с мальчишкой. Порядки в их банде были под стать тюремным, так что это не только не вызвало недопонимания у остальных, но даже превратилось в очередную забаву. А жить ребята хотели. Слухи о бессмертии и окончательной смерти, при которой твою душу заберет Люцифер ходили по всему Лабиринту. Так что ребята даже смирились со своим положением, лишь бы набрать крохи опыта и сбежать, пусть даже через смерть. Но и бандиты были не дураки, потому не давали им ничего для этого сделать. Разбойникам нравилось, что теперь есть те, кто ниже их и кого можно безнаказанно унизить.
        Рейгард попался чуть позже. Но тут же без смазки влез в доверие и стал рассказывать про райские сады и безопасные места. Вот только сидят там уроды, что не заслужили такого счастья. А их команда как раз подходит. Аркер не поверил Владу, но вот остальным история понравилась, так что по-быстрому совершили дворцовый переворот, при котором Влад отравил и убил бывшего вожака. А сам занял его место, действуя не силой, а хитростью и уверенным видом бывалого выживальщика. Даже Хорь не возражал против лидерства Влада. Но я подозревал, что этот хитрец при любом вожде будет предпочитать вторые роли, с которых ему удобнее будет править, когда перехватит нити влияния на группу. Видал я и таких в своей жизни.
        После переворота они двинулись в нашу сторону. В этот раз Рейгард лезть напролом не стал, а добравшись до сада Лилин, организовал разведку и слежку за местностью. Так они узнали про вход в бункер. Хорь оказался «Ищейкой». Такой класс ему присвоила система. И мог вешать на цели маячки и различную прослушку. Остальные были в той или иной мере обычными боевиками без хитростей. Так они и вычислили наше местоположение в сети катакомб и смогли застать врасплох.
        Так как ребят я допрашивал поодиночке, при этом второго одновременно со мной колола Исида — информация сразу же перепроверялась. Через чат мы координировали вопросы, а ответы требовали мгновенно, давя голосом и харизмой, чтобы они не сумели свести единую ложь через свой чат, если он у них был. Я наблюдал за ними, используя свой опыт, а Валькирия способности чуять внутренние переживания. Потому история вышла достоверной и без особых белых пятен или нелогичных состыковок. Особой гнили в пленниках мы не заметили. Только страх за свою жизнь и безысходность.
        Сейчас они нам не враги, но и доверять им я не торопился. Однако посовещавшись с Валькирией, решили их оставить при себе. Тем более, если Мойс был пока бесполезен во всех смыслах, потому как не имел ни боевых заклинаний, ни особых навыков, то Айда оказалась магом огня. Не боевым, потому как пламя у нее было хоть и очень жарким, все же не достигало уровня эффективного оружия. И именно благодаря ей появились все золотые изделия и пропала нужда выходить наружу.
        Бандиты приспособили гранитные валуны под печи для приготовления еды и сбору пара из грязной воды. Айда раскаляла булыжники, а потом на них жарили мясо или поливали водой. Она же и плавила золото для нужд отряда.
        — Значит так!  — Закончил я допрос, когда понял, что эти детишки нам не враги. Ради своей команды я готов и убивать, и пытать, но только если это действительно необходимо и враг заслуживает этого.  — Мы вас еще допросим, но уже без угроз. Расскажете нам все, что знаете о Лабиринте и других людях. И то, что мы захотим еще узнать. Взамен мы дадим вам возможность прокачаться до безопасного уровня и отпустим.
        — Или же…  — Я сделал драматическую паузу.  — Если заслужите, то сможете стать частью нашей команды. На равных правах и в том звании, до которого дослужитесь в глазах всей группы.
        Честно говоря, у новичков не оставалось другого выхода кроме как согласиться. Причем во всех смыслах. Единственный тоннель, что вел с био-ферм и который они бы могли разобрать, шел в сам бункер. А они уже там несколько раз побывали и возвращаться не желали.
        Другие же выходы им не доступны. Даже я не уверен, что смогу сдвинуть те блоки, которыми Краб завалил выход. Да и тем путем, что я сюда пришел — им не выйти. Они это мгновенно поняли.
        Дальше расслабляться не стали. Я тут же взял всех в оборот, а сам как порядочный командир потащил нимфу в кусты, доказывать что соскучился. Точнее в один из навесов, что поставили для себя бандиты. Попутно озадачил Исиду одеть новобранцев в порядочные доспехи и приодеться самой. А по пути объяснить, что времена насилия закончились вместе с командой Рейгарда, потому как на мои действия они смотрели едва ли не с ужасом, ожидая своей очереди. Думаю после того как Яни взорвалась искрами и осветила весь лагерь они прониклись, но дополнительные внушения личному составу не помешают.
        После этого оставили Исиду и Айду на хозяйстве, а с Майсом и Яни пошли на охоту на верхние уровни био-фермы. Задача девушек сплести длинный и прочный трос из подручных средств и попутно наладить контакт. Моя же миссия посмотреть на парня и определить, что он из себя представляет. Пока что он самая бесполезная боевая единица, но если проявит себя, то можно и прокачать, и обучить. А Яни нам нужна для освещения, хотя и ей выдали копьецо. Девушке тоже пора научиться себя защищать.
        Охота вышла на удивление легкой. Живность явно изменилась, но вот свою агрессивность и опасность растеряла. Скорее всего, из-за слишком резкой смены развития. Они не проходили эволюционный отбор, а адаптировались как придется, оттого что выживать им не приходилось. Это и рассказы Мойса в перерывах между боями, заставили задуматься о нас самих.
        Сейчас в Лабиринте происходило нечто невообразимое и иррациональное. Вместо того, чтобы организоваться и создать пантеон или даже простейшее защищенное селение они резали или завоевывали друг друга. С голыми задницами и палками рвались в Императоры. Или даже боги. Нет, не все были такими, но даже сильные лидеры не могли организовать нечто стоящее без ресурсной базы и мощного укрытия. А за такие пещеры постоянно шли локальные потасовки.
        Все это говорило о низком качестве материала, что скинули сюда. Но ведь по словам того же Люцифера выходило, что Старшие расы заинтересованы в возрождении нашей планеты. Тогда почему они не набрали нормальный подготовленный контингент? Этот вопрос возник на подкорке уже давно, но ответ пришел только сейчас. Когда я увидел нелепых животных, не понимающих как пользоваться своим новым казалось бы более совершенным и здоровым телом.
        К этому подготовить нельзя. Можно выбрать лишь более-менее подходящих из предоставленного материала. А выбирали Старшие исходя из своих моральных ценностей и приоритетов. Что важно для кандидата с их точки зрения? Прежние дела? Отделить грешников от праведников? Вряд ли. Так устроен мир, что праведник это тот, за которого грязную работу делают другие, а значит априори неспособный на жесткие решения человек. Грешников — тоже сомнительно. Не это важное качество для кандидата.
        Я посмотрел на нашу добычу. Легкую добычу. Почему? Потому что те, кого мы брали на копье до этого, были опасны. Были обучены выживать в агрессивной среде. Так что главный принцип эволюционного отбора — умение выживать.
        Конечно, под эту категорию не сильно подходили Илир, Яни и Лилин. Если не учесть, что умение выживать это не знание рукопашного боя и привычка убивать все что шевелится. Это больше умение принимать правильные решения или быть настолько полезным в сообществе, что тебя будут оберегать другие даже ценой своей жизни. Та же Яни шлюха, но даже оказавшись в разрушенном мире сохранила свое оружие для выживания — красоту и женственность, умение сносить крышу мужчинам и заставлять бороться за нее. Чем не навык выживания на уровне моей армейской подготовки?
        Параллельно общаясь в чате с Исидой и, получая выжимки новой информации от Айды, пришел к выводу, что я прав. Да и Валькирия согласилась. Когда-то все эти люди вполне уживались друг с другом под тяжелой дланью закона продиктованного лидером. Сейчас же и в тех условиях лидеров не хватало. А люди существа примитивные, несмотря на то, что считают себя венцом творения.
        Многие из них не обладают достаточной силой воли, чтобы не просто навязать свои правила другим, но даже для того, чтобы иметь смелость жить согласно своим принципам, а не плыть по течению. И если кто-то имеет право убить тебя, отобрать твои вещи и ему ничего за это не будет, то вскоре и все остальные начнут поступать так же. Они будут понимать что это не правильно. Будут громко возмущаться несправедливости и вспоминать великое честное прошлое, попутно обвиняя в распаде и деградации всех вокруг. И будут продолжать жить по этим правилам, пока не придет лидер и не навяжет силой свою волю. Белый лидер объединит людей своим примером, темный — заставит силой принять новые условия. Серый совместит в той или иной пропорции оба варианта.
        И сейчас хаос и анархия словно вирус распространялись по Лабиринту. Со временем люди станут сильнее и смогут отстоять свои позиции. Создадут убежища, наберут уровни, раскачают заклинания и облагородят окружение. Но кто и какие законы создаст? Что это будут за государства и нации? И что мы возродим? Новое величие или все ту же подлость и глупость?
        — Возвращаемся!  — Дал отмашку я спустя пару часов охоты.  — Дальше смысла устраивать бойню нет.
        — Да, босс!  — Довольно усмехнулся Мойс.
        Парень поднял два уровня не особо напрягаясь. Благодаря крови Исиды дичь стала легкой, неопасной и дарила просто прорву опыта. Но нам сейчас не нужен геноцид флоры и фауны. Еще пригодится.
        В лагере работа шла полным ходом, но в две руки не сильно продвинулась, а этот канат первоочередная задача. Девушки тоже нашли общий язык, так что работа спорилась. Тем более у Исиды такие вещи получались магическим образом укрепленные.
        Оставив Майса и Яни им в помощь, двинулся к наковальне. Мы ее бросили, а вот Рейгард и его команда смогли перетащить сюда. Пока девчонки создадут канат, я должен сообразить рабочий вариант кошки. Разбирать завал у внешних дверей я не стал, а вот черный ход для моих планов был идеален, но взлететь на двадцатиметровую высоту я пока не мог. Увы.
        Сейчас моя основная задача подняться как можно ближе к поверхности и организовать там пост с регулярными вызовами в чате. По словам новичков, Торна и Лилин они не нашли и если те не погибли от рук аборигенов, то наверху остались Тарик, Ругер и Илир. Мой прокол в том, что мы не обговорили тактику возвращения при смерти бойца и месте встречи, но, думаю, тупить будет только Илир. Остальные парни грамотные и смогут организоваться и дождаться команды. Ну, я надеюсь на это.
        Потому для подстраховки и нужен пост наверху, что скоординирует наши действия и уже после этого нужно будет искать остальных. Сейчас аборигены как никогда слабы, потому я больше беспокоился за погибших. Радовало то, что система зачла Исиду и Яниэль в квесте и не торопилась писать о провале. Значит пока еще никто не погиб окончательной смертью. Но нужно торопиться.
        Потому я не щадил ни себя, ни остальных и у наковальни сливал не только ману, но часть жизненных сил ради того, чтобы быстрее набрать металла для кошки. Сначала я планировал создать механизм с раскрывающимися когтями на манер наконечника гарпуна, но понял, что без Торна не потяну такую сложную конструкцию, потому поступил проще. Скрафтил слегка изогнутое копье с двумя ежами на концах и стопорным кольцом в центре. Трос цеплялся к кольцу на копье. Размеры мусоропровода я отмерил своими плечами, так что шансы зацепиться даже таким примитивом есть. Поверхность трубопровода изрыта кавернами и идет под углом из-за смещения самих боксов, что дает неплохие шансы зацепиться за край. Сам трос укрепили золотыми кольцами через каждые полметра, что поможет подъему потому как веревка оказалась тонкой и если бы не особенности крафта, она бы не выдержала мой вес.
        И все это время мы приглядывались к новичкам, черпая информацию о внешнем мире. Я с дотошностью следователя выспрашивал любые детали обо всем, что они знали. Заставил их на земле чертить карты известной им местности, чем открыл у них навык картографа и ввел в шок и трепет. После чего они уже перерисовали карты из интерфейса.
        Так же узнал много нового о заклинаниях. Они разнились у всех и редко были похожими. Проявлялись зачастую спонтанно и пока никто не достиг успехов в контролировании этого процесса. Даже картография и чат, если были неизвестны, то очень немногим. Видимо нам повезло, что в самом начале Торн сломал челюсть и вынужден был писать на земле. У остальных хватало проблем и без этого, так что изъяснялись словами и направления показывали пальцами. Неудивительно, что мы так быстро получили статус «серебряной команды». По сравнению с остальными мы оказались в очень хороших условиях и с толикой везения. А то, что продержались так долго вместе, лишь усилило нас. Теперь понятно почему система дала срок на восстановления такого боеспособного подразделения. Остальные отставали от нас с большим отрывом.
        На следующий день все было готово. Двигаться вверх я решил в сопровождении одной нимфы, чем вызвал ее величайшее неудовольствие, потому как ползать придется по очень грязным трубам, откровенно воняющих сортиром. Но мне нужен фонарик. Добравшись до места, стал лепить из комков грязи и искр нимфы маячки и метать их в потолок, обозначая цель. Ночное зрение работало и в кромешной тьме, но уже при таком освещении я мог рассмотреть дальние углы как в густых сумерках.
        Забросить гарпун получилось только раза с сотого. Канат здорово мешал и даже если я попадал в отверстие угол наклона оказывался недостаточно пологим для разворачивания копья поперек отверстия. Так что намучился изрядно, а потом еще и нервы сжег пока взбирался. Трос из сырой кожи тянулся как резиновый под моим весом и казалось вот-вот лопнет. Но выдержал.
        Забравшись в лаз, я снял гарпун, иначе он не даст мне пролезть дальше и вбил пару заранее заготовленных клиньев, к которым прикрепил оба конца троса. Теперь и подъем надежнее, и проходу ничего не мешает. То, что до конца снизу не хватает метров пять — чепуха. В боксе хватает блоков, из которых можно построить устойчивую пирамиду. А теперь бегом наверх.
        Следующие три дня я и Исида по очереди дежурили на поверхности и, чтобы не пропадало время зря, охотились и добывали древесину. А остальные внизу готовились к уходу. Это было рискованно, но сидеть на задней точке не наш метод. Айда была точно уверена, что Хорь не может выслеживать богов, а если и может, то при условии огромной разницы в уровнях. Нас он выследил только навесив на Илира маячок, когда парень отходил в кусты. Только так он мог отыскать себе подобного. А вот со следами зверья или аборигенов справлялся куда лучше.
        Фора во времени у нас была, потому как потеряв всю свою шайку люди Влада вряд ли рискнут лезть к нам поодиночке. Они редкие мудаки, но в этом и их сила выживания — атаковать стаей более слабого и бежать от сильного.
        И на третий день я захохотал во все горло, распугивая дичь и идущую рядом Айду.
        «Здоров, командир, где так прибарахлился? Мы с Ругером тоже хотим такой костюмчик!» — Пришло в чат сообщение от Тарика.
        Ребята вернулись и в графе квеста возрождения Серебряной команды появились еще две единицы. Вот теперь повоюем!

        Глава 4

        Когда Ругер и Тарик спустились по распадку, а я их встретил, заодно прикрыв и разведав местность, едва не бросился их обнимать. Остановил меня только их неприглядный вид. Айда, что в этот раз была со мной и без того много натерпелась, и вид сурового командира обнимающегося с голыми мужиками может сказаться на ее и без того израненной психике.
        А я был действительно счастлив. С души словно камень свалился. Только потеряв свою команду, я понял, что в этом суровом и беспощадном мире они стали моей семьей. И сейчас эта семья восстанавливалась на глазах, что не могло не радовать.
        Парни выглядели исхудавшими и изможденными, но задора не потеряли. Неугомонный Ругер тут же стал флиртовать с Айдой, одним глазом косясь на меня. Думаю, он подозревал, что я и ее в свой гарем заберу. Тарик не изменяя себе, вел себя более невозмутимо, но все же первым делом попросил воды и чего-нибудь пожрать. Айда тут же запекла свежую дичь из мелких ящериц, чем вызвала восторг ребят. Они-то помнили, как при экономии дров приходилось жевать сырое филе жуков. Теперь они точно не отпустят от себя девчушку. А та и не стремилась, всеми силами стараясь быть полезной. За эти дни я узнал, что нравы в Лабиринте с каждым днем становились все свободнее и женщины очень быстро занимали место вещи и наложницы самого сильного в группе. За пару месяцев жизни в этом новом мире она успела сменить семерых любовников. Точнее хозяев. Насиловали ее только в группе Рейгарда, но и в остальных лагерях порядки такие, что ты либо голодная и холодная, либо ложишься под того, кто сможет тебя обеспечить едой и защитой.
        Ребята с набитыми ртами и уже по пути на базу делились впечатлениями. Ругеру повезло и он никого не встретил, а вот Тарик нарвался на двоих «смертников». При этом те двое почему-то решили его слегка убить. Почему это им взбрело в голову, он не понял, но навыки рукопашного боя нивелировали количество противников, потому как качество у них было так себе. Один правда сумел приложить Тарика молнией и видимо считал себя великим магом. И почти достиг своего. После чего с перебитой гортанью отбыл на респ. А его товарищ покинул их незадолго до этого со свернутой шеей.
        — Где Илир?  — Спросил я первым делом, едва прояснил обстановку.
        Парни пожали плечами. Всю дорогу они тоже мониторили чат, так и нашли друг друга еще до подхода к ущелью. Но Илир не появлялся. Плохо. Этот балбес один из самых слабых в команде и по большей части из-за своего характера и отношения к жизни. Даже в пустыне он найдет приключения на свой голый зад. С какой стороны его ждать я знал, вот только у парня чувство ориентирования слабо развито и карта местности явно хромая. Вполне может перепутать сторону, в которую нужно идти. А бегать по пустыне чистое самоубийство. Что ж будем ждать.
        Попав на базу, парни осмотрелись и удовлетворенно хмыкнули. Да уж, без дела мы не сидели и каждый впахивал за троих.
        У нас появились фонари. Путем проб и ошибок, я, на пару с Айдой, смог создать стекло. Мутное и кривое, но это уже что-то. Набрав песка и известняка, мы его перемешали. Аида раскалила его своим навыком, а я с помощью наковальни смог придать стеклу форму фиалов. И если лично я собирал и закупоривал в нем искры Яни, то они могли светить больше суток. Бледно и постепенно затухая от хорошей лампы до тусклого уголька, но с нашим раскачанным ночным зрением этого хватало и сейчас каждый ходил с таким фиалом на груди в золотой оправе и еще несколько висело по краям лагеря.
        Я готовился к уходу вниз, потому уже собрали носилки, которые по форме походили на лестницы. Сбрасываешь тюки и можно без проблем взбираться на пандусы. Были даже золотые крепления, что позволяли соединять пару носилок в лестницу около четырех метров длиной. Исида плела рюкзаки, Яни сушила мясо и выпаривала воду, Айда и Майс в свободное от охоты и прокачки время занимались посудой. Точнее тонкостенными золотыми флягами, различными креплениями и пряжками. А вот на мне осталось стальное оружие и алхимия.
        Я экспериментировал с различными жирами и потрохами жуков, стараясь создать что-то полезное. Выходило так себе, но концентрированные эликсиры в золотых фиалах размером с патрон от винтовки, наделал по десятку на каждого. Опять же в закупоренном состоянии срок годности у элика возрастал до десяти-двенадцати дней. Из натопленного жира и сажи с перетертой травой создал камуфляжный грим для всех. С ядом получалось хуже. Слишком быстро он распадался и был достаточно слаб, потому я использовал его для прокачки иммунитета всей команды, постоянно отравляя их и постепенно увеличивая дозу. Лишним точно не будет.
        Со стальным оружием пока дело обстояло плохо. Силы Айды росли по мере повышения уровня, но на ней и без того было много всего и девушка регулярно сливала часть жизни, постоянно щеголяя рубцами от лопнувшей кожи и все равно ее не хватало для помощи в разогреве стали на наковальне.
        Теперь же, приодевшись и подкрепившись, парни рвались в бой. У нас появились еще четыре руки и дело пошло быстрее. Парни взяли на себя охоту, сбор растений и дежурство на поверхности, чередуя с помощью в работе с артефактом. Так что вскоре все обзавелись приличными боевыми ножами, даже с пилой на одной из кромок, что сильно упростило работу с деревом.
        Прошло еще два дня, а Илира все не было. Я уже начал переживать. Все сроки подходили к концу и вскоре сюда могут нагрянуть наши знакомцы. Да и время сбора команды по квесту таяло на глазах. Оставалась неделя, а ведь еще нужно найти сбежавших вниз.
        — Что делать будем?  — Спросил Ругер под вечер третьего дня с их прибытия.  — Ты прав. Оставаться тут нельзя. Слишком мы уязвимы.
        — Завтра я пойду его искать.  — Ответил я.  — А вы спуститесь вниз. Сейчас нужно нарисовать одну общую карту. Каждый из вас должен подробно описать все значимые ориентиры, что вспомнит. Все, до мельчайших подробностей. Мне нужна идеальная карта.
        — Рокот, ты спятил?  — Зашипела Исида.  — Там…
        — Если мы его не вытащим или бросим, значит мы не команда.  — Жестко перебил ее я.  — Мы уйдем и все рухнет, в наших головах рухнет. Каждый из нас должен быть уверен, что остальные сделают все возможное, чтобы спасти члена команды. Уйдем и этой уверенности не станет. И как гнойник это понимание будет только развиваться. Ты сама это понимаешь.
        — Я иду с тобой.
        — Нет. Ты самая мощная боевая единица команды после меня. Кто останется, если мы уйдем оба? Тарик и Ругер не имеют площадок, а что нас ждет внизу — никто не знает. К тому же у нас с тобой наиболее длинный радиус связи. Только ты сможешь услышать меня, когда я вернусь с Илиром.
        — Если вернешься.  — Поморщилась девушка и, судя по кислой мордашке Яни, она думала так же. Истории о Лабиринте не прошли даром.
        — Это не обсуждается.  — Оборвал я дальнейшие споры.  — Завтра я ухожу наружу, а вы спускаетесь вниз и ищете Торна с Лилин и Альтом. Разговор окончен.
        А уходить действительно нужно. Эта био-ферма как Дикое поле в древние времена. Зона отчуждения между двумя государствами, которые не могут на ней закрепиться, но и отдавать соседу не хотят. Несмотря на завал в дверях, в безопасности я себя не чувствовал. Даже если Влад и Хорь не соберут свою банду, они приведут сюда других. Слишком лакомый кусок этот бункер. А выбить нас отсюда проще простого.
        Рейгард и его команда выносили аборигенов целыми племенами. Хорь отыскивал следы туземцев, Краб разбирал баррикады, а Влад травил их своим газом, после чего оставалось только добить беспомощных выживших. Заполнить бео-фермы этим газом не так и сложно, а потом нас можно будет брать голыми руками. Да и Краб не человек, а бульдозер во плоти. Наковальню он тащил в одно рыло, так что завал его если и остановит, то ненадолго.
        Потому нам оставалось только затеряться внизу и партизанить, раз за разом выбивая из бункера тех, кто посягнет на нашу территорию. И в это время подминать под себя самый ценный ресурс — аборигенов. Других вариантов я не видел. Остальные, впрочем, тоже более толковый план предложить не смогли.
        В последнюю ночь никто не заснул, как бы я не настаивал. Готовили меня основательно. Снарягу доводили до ума, затачивая меч и нож. Подгоняли шлем, наколенники и налокотники. С собой я взял фиал света в золотом чехле, что позволит ему еще больше продержаться в рабочем состоянии, литровую флягу с эликсиром и пару килограмм сушеного мяса. Сейчас мне больше важна скрытность и мобильность, потому даже рюкзак не брал, а просто две скатки за спиной, меч, щит и пара метательных дротиков.
        Под конец Яниэль меня едва не высосала досуха своим темпераментом.
        — Ты только вернись.  — Прошептала девушка после очередного взрыва.  — Без тебя нас этот мир пережует и выплюнет. Я знаю. Я чувствую.
        — Никуда я не денусь от вас.  — Хмыкнул я как можно увереннее, хотя сам этой уверенности не испытывал. Этот мир действительно жесток и не прощает ошибок, пусть и дает несколько шансов их исправить.
        Тарик и Ругер проводили меня до лаза. После того как я взберусь наверх они оставят внизу заточенные колья и золотые шипы в ладонь длиной. Хорь безусловно найдет этот путь. Влад хоть и мудак, но совсем уж дураком не был и тоже будет искать обходной путь. Для того пойдет первым будет небольшой сюрприз.
        Когда парни вернутся на базу, они все выдвинутся на место последнего боя и оттуда уже будут искать Торна и остальных. Там же и будет место встречи. Точнее в радиусе досягаемости чата, потому как и команде Влада этот зал запомнился, так что искать нас там будут в первую очередь. Но в этот раз я продумал все до мелочей и с Исидой обговорил довольно несложный кодовый язык узелковой почты известной еще древним индейцам. Они должны оставить карту проходов к настоящему месту встречи в нескольких ближайших боксах в определенных углах. Так что пути отхода я в этот раз продумал. Как и прихватил с собой небольшой мешочек с оружием, водой и сушенным мясом, который оставлю в одной ложбинке уже на верху. Пусть сделаю крюк, но даже если кто-то из ребят при спуске вниз погибнет, то сможет пробиться обратно или дождаться меня при оружии и еде.
        Я свернул веревку и, пробежав пару боксов, спрятал ее под приметным бетонным блоком. Будет как вернуться тем же путем, минуя ловушку внизу. На улице только забрезжил рассвет, если так можно назвать бледное солнце, пробившееся сквозь толстые грозовые тучи.
        Добравшись до распадка, взобрался наверх и, пробежав километра полтора, скинул НЗ в тайник. Чуть позднее нужно будет наделать таких тайников на всех путях, ведущих к точкам воскрешения. А еще лучше прямо на них. Рисково так далеко удаляться от укрытия, но чувствую, еще не раз нам придется туда слетать.
        Я не торопился. Сейчас Илира найти поможет только удача и навыки. Больше всего я надеялся на чат. Мой радиус охвата приблизительно три сотни шагов. У Илира еще две сотни. Чат работал на сцепление сигналов, так что километр я покрывал смело. Потому снова шел волчьей рысью и крупным зигзагом.
        Спускаться в ущелье не стал. Сигнал пробьет и так, а вот опасностей там больше, чем наверху. Дюны образованные обрушившимися небоскребами прикрывали меня от чужих взглядов и в тоже время не мешали поиску моего бойца. Со всех сторон плюсы.
        К кроне Лабиринта я вышел спустя семь часов непрерывного бега. По пути я лишал жизни все, что смог найти. Увы, но таковы условия выживания. Когда впереди показался скальный зуб сначала замер в поиске врагов. Слишком хорошая высота для наблюдения за окрестностями. Я бы такую точно не оставил без присмотра. Но, видимо, реалии местной геополитики похожи на битву за бункер. Самые лакомые локации сейчас пустуют как раз потому, что слишком многие хотят их надкусить. Сам не съем, но и другому не дам. Печальный итог. Впрочем, я и сам не собираюсь согревать всех. Таковы условия выживания и всех в этом лабиринте я вырежу на корню, отобрав лишь избранных для своего пантеона. Иначе никак!
        Как и ожидалось, у зуба, а не на скале, была засада. Даже две. Дилетанты. Парни сидели буквально в сотне метров друг от друга и не подозревали о существовании второго секрета. Совсем уж идиотами их назвать нельзя, хотя бы потому, что места выбрали правильно, как и методы маскировки. Вот только с контр-снайперской техникой были незнакомы, оттого допускали мелкие ошибки, вроде разминок затекшего тела или отползали отлить, чтобы дальше комфортно лежать в засаде поджидая… меня? Тогда дождались!
        У меня перед глазами тикал таймер квеста, но я на два часа прикинулся ветошью, выбрав самое посредственное место для наблюдения за периметром. Не самое глупое, что может выдать дурака, но и не то, что прямо просило засесть там. Я распластался на земле на два часа, даже дыша через раз. Через время я буквально отлетел в нирвану. Логика тут не поможет. Только рефлексы и периферийное зрение. Подсознание куда дотошнее первичного сознания и если дать ему возможность проявить себя можно удивиться. Главное вовремя услышать. И не сбрасывать со счетов его сигналы. Не всегда тебе кажется, что именно тот холмик поменял очертания. На сантиметр в сторону, но все же… Так я и вычислил врагов. Врагов ли? В сторону сомнения. Все друзья за спиной, а впереди враги. Возможно, я сейчас убью тех, кто возможно на порядок превосходит Илира как боец, как человек, как личность. Но это уже не имеет значения. Илир дал присягу лично мне. И я иду за ним. В первую очередь я должен знать, что команда выложится на все сто ради одного из своих. Если лидер не верит, не поверит никто.
        Еще три часа тихих движений паука.
        — Прости!  — Я закрываю остекленевшие глаза молодого парня, которому секунду назад воткнул нож в глотку и провернул, ломая позвоночник и уродуя гортань. Его напарник просто спал. Его я убил без сожалений. Может так и устроен их караул, но спящий боец не боец. Если ты воин, то покой нам только снится. В пол глаза.
        Вторая пара оказалась куда более ушлой. Хотя бы тем, что их оказалось трое. И третий сидел далеко в стороне, но на слишком приметном холме. Я бы там никогда не поставил часового, но точно проверил бы врага.
        Боль. Много боли.
        — Встать!  — Орет Соболь.
        А сил просто нет. Вот совсем. Все эти встал через силу и дал в морду врагу — красивые идиомы. Но у любого тела есть предел. И свой я давно преодолел.
        — Ты мой лучший ученик.  — Уже ровным голосом говорит он.  — Один из тех, кто смог бы оправдать мой путь. Стражей Полиса воспитывали те, кто умел отдать всего себя. Встань! Или умри!
        Сухо щелкнул затвор старенькой железки, которую Соболь везде таскал с собой.
        Сил доказать что я лучше уже не было. Соболь силен, хитер и… туп. По-своему. Слишком прямолинеен.
        Нажатие маленькой кнопки и щелчок пальцами, что убирает улику. А вот маленький предмет выпускает шип. Ядовитый. Теперь я понял… Я вспомнил, отчего так хорошо овладел алхимией. Вспомнил, как изучал яды по ночам и готовился убрать этого ненавистного учителя-мучителя. Только потом я узнал, что у Соболя стала прогрессировать серая лихорадка и он готовил из меня замену. И знал про все. Я должен был перейти на темную сторону, чтобы возглавить отряд Стражей Полиса.
        — Вот теперь я верю, что ты защитишь их!  — Шепчет Соболь.  — Только такие решения спасут людей.
        Это последние слова учителя. Учителя смерти. Потому как в Конце Войны мы не охраняли жизнь. Мы несли смерть другим.
        — Прости меня, Соболь!  — Шепчу я в лицо еще одной жертве, вбивая нож в яремную вену.
        У войны нет серых сторон. Только тьма! Можно сколько угодно оправдывать свои действия. Можно! Но мы выживаем, только убивая других. Эволюция!
        Давно я не плакал. Но поднимаясь, я понимал куда больше. И понимал, почему вокруг твориться этот беспредел. В те времена у нас был лишь один шанс на ошибку. Сейчас их стало куда больше, а вот народ не изменился. Мы все те же дикие звери.
        — Илир!  — Прошептал я в надвигающиеся сумерки, едва взобрался на скальный зуб.
        — Рокот?  — Пришло в ответ.
        Я его нашел.
        — Я иду за тобой!
        Ярость, боль и сожаления о прошлом переполняла меня сверх всякой меры. Я даже не удивился открывшемуся темному проему перед моим лицом. Как и не испытывал сомнений что по ту сторону все умрут кроме моих людей.
        — Рокот, стой!  — Взвизгнул Илир, когда я вылетел ангелом смерти из открытого портала.
        Парень прикрыл собой других. Пусть и сам принял позу эмбриона, прикрывшись руками. Но с траектории атаки не ушел. Уже достижение.
        Я огляделся. Мелкая пещера и явно далеко от Лабиринта. Слишком убог пейзаж «за окном». Карта тоже не порадовала. Не знаю, что там я открыл на подкорке, но похоже попал в шикарный передел. Одно радовало, если Илир сюда дошел, то можно и вернуться. Уж мне-то точно. Правда, бросать этого придурка я не желал.
        Но не это меня привлекло. А парочка, которую оберегал Илир. Безликие тупые гражданские. Никакие. Вот совсем. Но уже одно «но». Эта пара явно была парой и в прошлой жизни. А женщина была беременна.
        — Рокот, не дам!  — Илир закрыл их телом.
        Я его понимал. Из живота женщины исходил свет. Яркий, естественный, настоящий. А вот сами родители, если это были они — блеклые. Никакие. Но вот то что они случайно создали впечатляло и одновременно пугало. Первозданная мощь!
        — Ты это тоже видишь?  — Успокоился Илир.
        — Ай! За что?  — Взвыл парень, когда пролетел всю пещеру и треснулся лбом в стену.  — Я же…
        Хрюк! Он летит к выходу. Бью почти нежно. Забыл парень кто в доме хозяин. И хуже всего, что тупит. А вот с этой странной семейкой нужно разбираться. Их ребенок особенный. А вот предки примитивнее не придумаешь. Едва я появился, мать включила сирену и выла, невзирая на обстоятельства, требуя от мужа всех засудить и покарать. А тот только мукал и выкал.
        Странный союз. Никогда не понимал таких. Но вот такая пара и что мне с ними делать? Первая мысль — прибить. Причем начать с Илира. Я бегаю по руинам, ищу его, а он сидит на краю пустыни и не чешется. Тоже мне защитник обездоленных.
        Меня били. Часто. Но в этот раз ударили лишь раз, но с особым изыском. Пока я размышлял, что делать со всей этой ситуацией, меня приложили о стену. Да так, что я едва не выдохнул легкие.
        Сильна! Девочка. Я мысленно отмахнулся и почувствовал писк. Ясно. Сила есть, ума не подарили.
        — Берем их с собой!  — Встал я, отряхивая кровь со всех конечностей после последней атаки.  — Илир береги ребенка. Теперь ты крестный! Умрет она — умрешь ты! Ясно?
        После этих слов пропало давление на мой мозг, а предки мессии вдруг резко стали покладистыми.
        Мне это не нравится, но эта девчонка изменит все. А вот до ее рождения все будет сложно. Родители еще те идиоты. Уже по их поведению при моем появлении можно судить. А когда папаша под мозгоправством мамули начал парить мне мозги, я едва не взвыл. Как будто мне одного Илира мало.
        Вот как этим дебилам пояснить, что мы на военном положении и нет никаких органов опеки. Каждый встречный враг. Но они требовали, угрожали, обещали кары. При этом совершенно не желали видеть реальность. От слова совсем.
        Казалось бы все просто — вокруг разруха и апокалипсис. Но их психика не желала это принимать. Через слово я слышал полиция, прокуратура, посадят, если вы не… Уже в моей прошлой жизни это звучало смешно. А сейчас совершенно нелепо.
        А впереди километры пути с препятствиями из крови и слез. Одно радовало. Младенец, что еще не родился, понимал куда больше. Даже странно слышать чужие мысли. Но сейчас я понимал жизнь и смерть иначе. Сейчас я говорю с ее прошлой реинкарнацией.
        — Убей меня!  — Смеется она.  — Это же просто.
        — Я не убиваю тех, кто еще не родился!  — Рычу в ответ.
        — Расскажи это тем, кого ты уже убил!  — Приходит в ответ.  — Или нажатие кнопок загоризонтного оружия тебя освобождает от ответственности? И там не было детей? Убей меня! Одним больше… Ты же сам знаешь!
        — Нет!  — Отрезаю я.  — Ты будешь жить. Но возможно я тебя убью, когда войдешь в силу.
        — Или я тебя, серый.  — Шелестит в ответ.
        — Или ты меня.  — Соглашаюсь.  — Но до тех пор сберегу твой свет. Я же вижу кто ты. Без тебя они не выживут.
        — Обойдусь!  — Хихикнули в ответ.  — Твой бой не здесь! Встретимся, когда ты будешь чем-то большим, чем мелкий божок с голым задом и куском металлолома.
        В этот раз она меня пнула основательно. Все равно, что сбили машиной. Но хуже всего, что вылетели мы с Илиром в одном месте. Очень недружелюбном месте, рядом с бункером. Одна проблема — тут были одни враги. И были они рядом. Карта интерфейса не соврет.
        Меч взвизгнул в моей руке, рассекая воздух. Нужно сохранить жизнь Илиру иначе все зря. И снова Краб. За плечом хихикнуло. Я тебя уже ненавижу, светлая! Женщины! Некоторые, еще не родившись, берут все самое… Снова в ухе раздался смешок.
        Я не представляю какой вырастет эта девочка, но уже сейчас ее силы невероятны. Она нас вышвырнула из пещеры и через портал выкинула прямо в ущелье. На головы все тем же мародёрам. Правда в этот раз их было всего трое. Краб и два незнакомых парня. Может все те же, а может уже новые. Не было времени разбираться. В отсвете молнии и в полной темноте замечаю людей. Секунда и на землю летит все еще рабочий фиал света. Тусклый, но мне этого хватит.
        В бой я вступил первым, намного опережая опешивших противников, оттого два спутника Краба выбыли мгновенно. Один лишился головы, второму разрубил артерию на ноге. А вот гигант прямо рукой отбил меч. Да он вообще человек?!
        — Илир, назад!  — Рявкнул я на мальчишку, который вознамерился помочь. Краб его согнет мимоходом и не заметит.
        Амбал и сам это понял, потому кинулся вслед за парнем. Если даже не убьет, то заставит меня войти в клинч в попытках спасти напарника. Не так он уж и туп. Илир с перепугу выдал руладу носом и земля под ногами с гулом взорвалась, раскидав нас в разные стороны. Силен бродяга!
        Краб встал на четвереньки и потрусил головой. Пока он не очухался я разрядил МТБЗ и тут же сбил с ног поднимающегося Илира. Краба снова отбросило взрывной волной, но не убило. Он поднялся, пошатываясь от контузии и подслеповато щурясь в темноте. Тряхнув башкой еще раз, развернулся и побежал прочь.
        — Догоним?  — Предлагает Илир.
        — Смерти ищешь?  — Даю ему подзатыльник.  — Если он в темноте в меня вцепится, то порвет руками. А уж то, что он потом с тобой сделает, тебе лучше не знать. Пошли уже герой! Нас и без него ждут великие дела.

        Глава 5

        Едва Краб скрылся во тьме, я потащил Илира в сторону бункера. Вопросов накопилась масса, но сейчас не время и не место искать ответы. Эту местность мы уже давно разведали, потому я мог даже на ощупь найти вход. Дальше все еще проще. Так что добрались до био-ферм мы с Илиром быстро и без приключений. Небольшая заминка вышла на спуске. Жаль было оставлять веревку и демонтировать ловушку. Краб не просто так сидел рядом с бункером. Оправдывались мои опасения, что Рейгард не оставит в покое такой лакомый кусок. А выход в мир показал, что там все против всех. Для планеты десять тысяч человек как капля в море, но судя по всему, нас сбрасывали вокруг последних Полисов, а после войны их осталось едва ли более трех десятков.
        Если выброска шла равномерно, значит в округе бегают три сотни человек, минус выбывшие. Итого две сотни противников против одиннадцати. Расклад так себе, но бывало и хуже. Проблема в том, что средний уровень по Лабиринту уже пятнадцатый, так что каждого из них нужно убить раз по шесть подряд минимум.
        Конечно, война до последнего это крайний вариант, но мне почему-то кажется, что он наиболее вероятен. Сейчас все более-менее организуются и начнется передел территории. И бункер стороной не обойдут. Под лозунгом «мы пахали и выживали, а они на все готовое пришли, теперь же жируют, пока мы страдаем». А давайте все национализируем и по-честному поделим. То, что мы пробивались на свое место потом и кровью никто не заметит. Наоборот, они будут свято уверены, что правда на их стороне. Так уж устроен человек, что очень неохотно признает превосходство других над собой. Проще все списать на везение, подлость или коварство.
        Так как я готовился к прорыву с боем и возможной погоней, то не приготовил для нас никакого груза. Несколько уровней ниже Исида скинет рюкзак в условленном месте с водой и припасами на всякий случай, но и только. А вниз мы идем надолго, так что каждая крупица добра на счету. Потому добравшись до био-ферм, я решил задержаться и набрать припасов. Жизнь тут била ключом. Неделю землю поливала своей кровью Валькирия, а затем я положил троих богов. Их протоплазма напитала землю так, что на месте битвы образовался целый лес, заполненный различной живностью. Конечно, она все еще больше походила на пресмыкающихся или насекомых, а растения на странные белесые грибы и свисающий с них мох, но это уже райские кущи по сравнению с поверхностью.
        Рюкзаков у нас не было, а Илир так вообще голый, но на месте лагеря осталось достаточно много обрывков кожи и инвентаря аборигенов. Мы бы забрали все, но сил не хватало. Потому мы по-быстрому сообразили скатки для грибов. Охотиться я не решился. Все равно опыт нужен Илиру, но как охотник он слаб и может слиться, а мне те крохи опыта ни к чему. Дичь просто не успевала достигнуть нужного возраста, чтобы дать достаточно энергии для моего уровня.
        — Рассказывай!  — Насел я на Илира, пока мы занимались делом.  — Кто и что это было? И как ты оказался там? Моя карта показывает это место, но как-то странно. Слишком далеко и оно плавает.
        — Я сам не знаю.  — Пожал плечами Илир.  — Когда я воскрес, то вспомнил твои инструкции и следовал им. Пошел по тем местам что казались знакомыми. Но потом меня стало тянуть в сторону. Я сопротивлялся и снова пошел вроде как по знакомой дороге, но пришел не туда. Вот честно. Иду от камня к камню и вроде все четко узнаю, а потом вдруг появляется ложбинка с водой, которой раньше не было. Ухожу и снова знакомые места. Так я и забрел непонятно куда, но потом она меня позвала уже голосом и открыла портал.
        — Зачем ты ей?  — Удивился я.  — Она еще не родилась, а сил больше, чем у нас вместе взятых.
        — Она сказала, что ей скучно и что услышала мою музыку.
        — Чего?  — Опешил я.
        — Рокот, когда я оказался один посреди пустыни, то сильно испугался.  — Поежился парень, косясь на меня в темноте. Видимо ожидает очередного подзатыльника за раздолбайство.  — Ну тогда я и стал себе наигрывать тихонько. Тогда не так страшно, когда слышишь музыку. Одиночество отходит.
        Я закатил глаза и едва сдержался, чтобы действительно не отвесить парню тумака. Оказавшись во враждебной пустыне, где на небе пасутся монстры уровня рейд-босса, а вокруг рыщут такие же бедолаги, но уже вооруженные заклинаниями и желающие вырвать тебе горло, он не нашел ничего лучше как идти с гимном и парадным маршем. Ну что с ним сделать? Убить? Так он и сам себе убийца.
        — Что дальше?
        — Ну, она позвала, и я зашел в портал.  — Голос Илира скис, потому как озвучивая свою историю, парень сам начал смотреть на нее со стороны и понимать весь идиотизм.  — И оказался непонятно где с двумя теми… людьми. Они очень обрадовались. Начали спрашивать, когда их спасут и кто виноват, что их похитили. А потом я говорил с ней. Ей было очень скучно, ведь она еще не родилась.
        — Как же она тогда разговаривала?
        — Ну она еще не вошла в свое тело. Она как наш Альт. Как бы здесь, но еще как бы нет. Иногда может зайти в мир, но ненадолго. Потому и искала защитников для родителей. Сейчас она сама помогает как может. Приручила пару ящеров, вроде нашего Моти и те им еду таскают, а в пещере есть небольшой источник. Пару литров всего в день набегает, но им хватает.
        — И что она говорила?  — Навострил уши я.  — Откуда у нее такая сила?
        — Не знаю.  — Снова пожал плечами парень.  — Она мало рассказывала о себе. Точнее, я мало что понял. Она вроде как была ученым. Физиком каким-то. Я половину из сказанного не понимал. Там такие слова, что не выговоришь, не то что поймешь, что они значат.
        Чудесно. Мало того что эта пигалица пообещала меня убить, так к ее силе прилагается еще и высокий интеллект, и образование. Хотя возможно это как раз и поясняет ее силы. Возможно, мы развиваемся наобум, а она применяет вполне научный подход со статистикой, аналитикой, мысленными эксперементами и прочими премудростями. А то, что она, как и Альт, помнит всю свою жизнь, а не как мы осколками, дает ей возможность развиться в короткие сроки, даже никого не убивая. Ежедневный опыт все еще капает, как и очки славы. Последние, если я правильно понял, отвечают за нестандартные ходы или действия, которые до этого никто из богов-игроков не совершал. А в ее положении все действия такие.

        — А как она меня услышала?  — Озадачился я.  — Ведь звал тебя, а не ее.
        — Ну,  — замялся Илир,  — она хотела познакомиться с тобой. Она же ищет себе защитника. Вот я и рассказал о нас… о тебе. И я знал, что ты будешь меня искать. Тогда она и заинтересовалась.
        — Илир, ты идиот!  — Не выдержал я.  — Попав непонятно куда и как, ты тут же выкладываешь всю подноготную неизвестно кому. Ты хоть, болван, понимаешь, что сдал нас с потрохами? И это после того как тебя убили в спину из-за угла. Ты еще не понял в каком мы мире живем? Сколько раз тебя нужно убить, чтобы дошли простые истины?
        — Но мы же как-то договорились?  — Насупился Илир.  — Если не знакомиться и идти на контакт, а всех считать врагами, то все врагами и станут!
        — Считай всех врагами, пока те не докажет обратное.  — Я едва сдерживал бешенство.  — Только время и поступки покажут кто рядом с тобой. А ты мало того, что себя подставил так еще и друзей выдал.
        — Рокот, но она же… Ты же сам видел, какой свет от нее исходит!
        Я горько усмехнулся. Эта наивность перекликалась с моими мыслями. Я бы тоже хотел верить в это, но вся моя жизнь говорит об обратном. Нет плохих и хороших в абсолютном понимании этого слова. Есть лишь сторона, которую мы выбираем и называем добром. В остальном понятие хорошо или плохо диктует большинство, опираясь на свои нужды, страхи и ценности.
        — Илир, весеннее солнышко и тяермоядерный взрыв это один и ткот же свет.  — Решил для разнообразия не парибегать к жестокости.  — Вся разница лишь в квонцентрации и расстоянии. Все лидеры, устраивавшие великие войны, всегда говорили о светлом будущем. Правда, оно касалось не всех. Потому держи язык за зубами и слушай тех, кто опытнее. Со временем твоя наивность пройдет. Вопрос лишь в том, какой ценой. Встретимся с нашими, познакомишься со своими ровесниками. Правда, они не любят вспоминать каким именно способом их научили правильно относиться к жизни в новом мире.
        — Что?  — Не понял парень.  — У нас пополнение?
        — Если ты думаешь, что теперь тебя повысили, то ошибаешься.  — Ехидно подначил я парня.  — Они пока гораздо умнее тебя. Хотя бы притворяются адекватными и полезными. Хочешь быть хотя бы похожим на них, бери в зубы свой мешок. Нам еще долго топать к нашим.
        Я кинул последний взгляд полный сожаления на бассейн. Наковальня нам очень бы пригодилась, но утянуть ее нет никакой возможности. Я не Краб. А Илир не помощник. Потому при уходе ребята утопили ее в бассейне. Сам бассейн это почти полноценный бокс, но за века туда стекло столько грязи, что он обмелел и глубина достигала едва ли пары метров. Придет время — достанем. Но не сегодня.
        Быстро разобрал проход, ведущий вглубь бункера и, пропустив парня, снова его закидал. Так себе маскировка, но выхода нет. Оставаться тут нельзя и у нас только один путь — вниз.
        Шли осторожно, хоть я особо не опасался. Айда и Яни рассказывали о походах группы Рейгарда по ближайшим окрестностям. После того разгрома, что мы учинили, а Влад добил раненых, аборигены резко поскучнели и уже не пытались атаковать сами. Они потеряли достаточно ртов, чтобы еще долго не думать о богатой био-ферме как о залоге выживания. Сейчас он для них в возможности держаться подальше от странных и страшных чужаков. Но Рейгард так не считал. Неправильно поставленный диалог с Люцифером привел к тому, что во всем Лабиринте никто не подозревал о ценности выживших потомков. Для них это всего лишь еще одни монстры, которые дарят опыт. Удивительно, что на мясо их не пустили со своими повадками.
        Потому Хорь вынюхал все что можно в округе и Влад на пару с Крабом устроили бойню. Всех, кто смог выжить после газовой атаки, амбал разрывал голыми руками. Когда девушки об этом говорили — их трясло. Зрелище не для слабонервных.
        Потому туземцы мигрировали куда подальше. В надежде что их не найдут плохие парни. Жаль, что теперь к этим плохим парням приписали и тех, кто знает их ценность. И как доказать им обратное, я даже не представлял. Мы изначально для них были злом. Так же как и Илир в свете видит добро, они в нем видят зло. И пока они правы. Хорошего для них мы ничего не сделали.
        За такими печальными раздумьями мы добрались до места нашего бесславного поражения. Трупов нигде не оказалось, зато похоже наша кровь может и асфальт благословить. Крупной живности и густой растительности по боксам не было. Здесь хватало земли из разбитых вазонов, но все было обильно присыпано бетонной пылью и осколками. Единственное исключение если в бокс проникала влага, но и тогда ее хватало только на мох, мелкие грибы и колонию паразитов что их подъедает. Сейчас же бокс был похож на био-фермы с густыми зарослями непонятных белесых стеблей и шуршащей в них фауны. Если мясо с трупов они еще могли обглодать, то куда делись кости? Хотя думаю, разгадка очевидна. У аборигенов жесткий биоценоз, когда каждая капля органики на вес золота, потому своих мертвых они хоронили как и их предки до этого, так что не удивлюсь если и павших они забрали, чтобы похоронить по традиции и усилить продуктивность других био-ферм.
        Нас уже встречали. С Исидой я связался еще часа полтора назад. По прямой в бункере не такие уж и большие расстояния, вот только прямых путей тут нет. А расчищать проходы с помощью Илира глупо. Только облегчать работу врагу. Расспросы девушки оборвал на корню. Все хорошо и ладно. У них тоже все нормально, но Торна и Лилин пока не нашли. Да они толком и осесть не успели. Я обернулся менее чем за сутки. Исида только успела найти подходящее место.
        — Яни, смотри, а то начну ревновать!  — Хмыкнул я.
        Когда мы вошли, восторгу команды не была предела и все полезли нас обнимать. Досталось почестей и Илиру. Учитывая его куцее одеяние из обрывков кожи, красоту Яни и ее неумение сдерживать эмоции и феромоновые атаки, Илир тут же сделал ей откровенный комплимент и покраснел так, что даже в тусклом свете нимфы можно разглядеть пунцовые щеки.
        Яни тоже смутилась, но как-то наигранно. Все портили лукавые бесенята в глазах. Ох уж эти женщины!
        Место под лагерь я одобрил. Два выхода с последующими разветвлениями в ближайших боксах. Разрушений мало, потому как видимо тут был технический сегмент бункера. Да и ушли достаточно далеко от поля боя и био-ферм. Сейчас мы спустились метров на шестьсот от уровня поверхности. И будем уходить еще глубже.
        Яни тут же полезла извиняться за конфуз с Илиром, так что фонарики обновили, но я дал приказ отбиваться. Начнем поиски на свежую голову. Сейчас мы достаточно далеко ушли, а бункер огромен, но не бесконечен, так что можно ожидать атаки на лагерь или засад по пути поиска.
        — Ты уверен, что они еще в бункере?  — Спросила Исида, когда все улеглись, а мы остались на часах.
        — Торн не дурак.  — Пожал я плечами.  — Если бы погиб, то уже бы добрался назад. Если же оторвался, то выживет. Он толковый крафтер, что из мусора соберет оружие и при поддержке хилера, что даже с того света может вернуть. Это хороший тандем для выживания. Боевых заклинаний у него нет, но молоток его дорогого стоит. Ну и Мотя. Он хоть и свалил куда-то на охоту, пока мы разбирались с аборигенами, но от хозяйки не уйдет. А сейчас это та еще боевая единица. И Альта со счетов не сбрасывай. Он же вроде как местный принц, правда еще не коронованный.
        — Так себе утешение.  — Поморщилась Валькирия.  — А что думаешь про ту девочку?
        Историю про младенца мы рассказали сразу же, чем сильно озадачили ребят. Сейчас это была тема номер один для обсуждения.
        — Не знаю пока.  — Я задумался, прислушиваясь к интуиции, которая по идее работала с подсознанием и частично взаимодействовала с астралом или базой Старших.  — Думаю, мы с ней еще наплачемся. Хотя даже хорошо, что она нам попалась. По крайней мере предупреждены. У нас теперь полгода, чтобы ее найти и прибрать к рукам.
        — Я думала, ты ее убьешь.  — Удивилась Исида.
        — Я что зверь, чтобы детей убивать?  — Огрызнулся я.  — Тоже мне нашла царя Ирода.
        — Тогда что? Ты же сам сказал, что она опасна.
        — Даже вилка опасна в умелых руках, как и спички в неумелых. Она опасна своим умом, знаниями и отношением к окружающим.  — Я сейчас не столько Исиде пояснял суть, сколько озвучивал и подбивал итоги размышлений для себя.  — Когда она нас выкидывала, то последнее, что я услышал, это: «Силен, но не подходит. Тупиковая ветвь.» Сначала я думал мне послышалось, но Илир подтвердил. Ему послышалось то же самое. И кажется мне, что она из Неосов.
        — Кого?  — Переспросила Валькирия.
        — Когда началось Угасание, появилось движение против бесконтрольной науки. Люди во всем обвиняли ученых, что вечно лезли своими пытливыми умишками в законы мироздания. Как ни странно, возглавляли это движение сами же ученые. Точнее некоторые из них, с ортодоксальными взглядами на будущее и развитие человечества.
        Сначала они боролись с самим Угасанием, но через пару поколений стали чем-то вроде Церкви Спасения Человечества, разрабатывая программы по сохранению жизни и ликвидации последствий от эфирных генераторов. Учитывая постоянные провалы в проектах и растущее напряжение в политике и социуме, появилась и Инквизиция, и прочие прелести. А сама Церковь стала тем еще ужастиком. Как и их проекты по отбору достойных для ковчегов в космосе и на земле. В общем, то еще змеиное гнездо, где нет понятия человечности — один сухой прагматизм.
        — И этого человека ты хочешь взять к нам?  — Изумилась девушка.
        — Вспомни Альта.  — Пожал я плечами.  — И посмотри на нас. Мы ни черта не помним из прошлой жизни. Только урывки возвращаются. Но сам факт в том, что я не помню прошлых реинкарнаций. Тебя, например. Мы вполне существуем в одной плоскости.
        — Люцифер же вроде говорил, что вспомним кое-что.
        — Угу.  — Кивнул я.  — Когда-нибудь. Тут суть в том, что то, что описывал Альт, похоже на душу. Точнее наше понимание души. Некий сгусток информации в другом измерении, от которого тянется канал к нашим телам.
        И вот тут самое интересное. Получается, что и ты, и я, и Альт, и тот сгусток — это одно целое. У нас похожие стремления и приоритеты. Но попав в тело этот основной поток информации искажается, проходя через призму личного опыта, инстинктов тела и окружающих нас условий. Потому, несмотря на то, что мы одно целое, каждый из нас принимает самостоятельные решения и совершает независимые от других поступки.
        Потому я думаю, попав в новое тело, она останется собой. Умной, расчетливой, прагматичной, но забудет себя и станет новой личностью. А вот какой — зависит от окружения и начальных установок. Не зря же она ищет себе охрану, пока может. И развивает тело и способности. Еще будучи эмбрионом она уже открывает порталы! Представь, что будет через полгода?
        — Может действительно проще ее убить?  — Нахмурилась Исида.  — Перспективы мне не нравятся.
        — Нет.  — Я покачал головой.  — Представь себе размеры Земли. А нас всего десять тысяч… было. Конечно, вскоре этот хаос упорядочится. Люди станут сильнее, перестанут бояться и дрожать в пещерах. Создадут социум с иерархией власти и законами. Все это будет. Но, как и любое государство, оно пройдет через горнило войны за власть. Сильные истребят более слабых конкурентов и прижмут безвольную массу обывателей.
        Но сколько нас к тому времени останется? Тысяча? Две? На всю планету! Планету, на которой наши потомки угасают, а такие придурки как Рейгард еще на них и качаются. И не забывай про монстров в облаках и не только.
        К тому же, думаю, будет еще вторая волна заселения. Это будут наши дети. Младшие боги и всякие полубоги, которым достанется часть модификации от наших тел. Если я правильно понял, то где-то там миллионы душ ждут тела для новой реинкарнации. И самые сильные придут первыми.
        Все это нужно решать как можно скорее, потому как батарейка маны не вечная. И когда эта девчонка родиться, я хочу быть рядом. Именно мы должны ее воспитать, а не те, кого она выберет, опираясь на прошлую жизнь.
        — Все так серьезно?
        — Ты не застала этих времен, потому как жила раньше. Но ведь и ты помнишь историю Второй Мировой войны. Нацизм, фашизм и прочие. Так вот Церковь Спасения была чем-то очень похожим. И если эта девочка успеет заронить ее зерна, то мы получим нечто страшное.
        Упорядоченное и красивое внешне, но уродливое и безжизненное внутри. Фактически они хотели превратить людей в биороботов без чувств и эмоций. Логика и прагматизм. Сокращение потребления различных благ от произведений искусства до кулинарии. Все строго по регламенту и распорядку. Все выверено и проверено. Шаг в сторону измена. Все для цели и выживания. Только нужное и ничего лишнего.
        — Звучит не так уж и страшно.
        — Это пока ты не увидишь адептов этой Церкви. Человеческую природу нельзя задавить. Поверь лучше встретиться с мародёрами пустошей, чем с этими тварями. Холодные, расчетливые, коварные, безжалостные и беспощадные. Это уже не люди. Это машины.
        В моем Полисе их не было, но в рейдах сталкиваться приходилось. Поверь, я далеко не ангел и рядом со мной были те, кого даже рейдеры боялись и называли дьяволами пустошей. Но мои бойцы блевали, когда видели последствия рейда Неосов.
        И дело не в том что они чистое зло. Они просто во главу угла ставят цель. И никакие морально-этические нормы не смогут им помешать. А для этого применяли медикаментозные и гипнотические техники подавления эмоций и чувств. И люди к ним шли толпами. Потеряв близких и смысл жизни, они хотели избавиться от боли, страха и страданий. И добровольно становились роботами. Уже мертвыми при жизни. И вот это уже страшно.
        Мы немного помолчали, каждый думая о своем. То, что я озвучил, действительно нужно переварить.
        — И что мы будем дальше делать?  — Нарушила молчание Исида.
        — Для начала строить новую базу и развиваться. Думаю, в этом бункере достаточно много био-ферм, так что за этим дело не станет. Эта девочка мне многое показала, даже не желая того. Направление, в котором нужно идти. Так что я теперь я примерно представляю куда двигаться.
        И как раз дадим время тем кто наверху перебить друг друга. Проредить ряды нужно, но что-то мне не хочется пачкать руки. Потом это аукнется. А так придем, когда они уже организуются и будем по обстоятельствам смотреть. С кем дружить, а с кем не очень.
        — Ну да.  — Скептически хмыкнула Валькирия.  — Пока все дерутся друг с другом, отсидимся в уголке, а потом добьем ослабевших? Ты только забыл, что мы уже не люди в полном смысле этого слова. Те, кто там сейчас сражаются и побеждают не слабеют, а наоборот становятся сильнее. А мы что будем качаться на жучках размером с кулак? Не смешно даже.
        — Ты была бы права,  — я таинственно улыбнулся,  — если бы не одно «но». У нас есть козырь в рукаве. Тропа героев! Или как там ее назвал Альт.
        — Что? Ты рехнулся?  — Опешила девушка.  — Он же сам сказал, что там какие-то невероятные монстры и почти никто не возвращается обратно.
        — Именно что почти. Но мы-то не просто туземцы. Мы боги этого мира и враги нам нужны под стать. К тому же все куда проще, чем ты думаешь.
        — Поясни.  — Исида все равно была полна скепсиса.
        — Бункер слишком велик и богат для того, что я видел на поверхности. Лабиринт это скорее всего бывшая сеть карстовых пещер рядом с которой потом и построили Полис. Бедный полис, что не мог вытянуть изначальные объёмные убежища. Об этом и говорит золотая био-ферма что слишком близко к поверхности. И качественные боксы рядом, что становятся хуже с каждым уровнем вниз.
        Но потом все выровнялось и даже развилось. Это уже странно, не находишь?
        — Пока я не вижу сути.
        — Самая большая проблема полисов, что они вдали от старых городов и обжитых мест. Ни дорог, ни энергии. Все это нужно тащить издалека с зараженных территорий и охранять. А куда деваться тем, кто не попал в число избранных, но хочет жить? Они идут в банды, что грабят транспортные линии Полисов. Для охраны и постройки инфраструктуры нужны ресурсы и люди. А значит еда и безопасное место. Замкнутый круг.
        Полис часто платил бандам едой за помощь в обороне, как и поселениям поблизости за охрану ЛЭП и работу на стройке. Но снова замкнутый круг. Ресурсы-то не бесконечны. А враги и террористы в первую очередь атакуют энергостанции, после чего требуют выкуп или торгуют энергией, если в состоянии ее удержать.
        Потому сразу же строят глубинные шахты для установки генераторов геотермальной энергии. Но их мощности мало для нужд горнопроходческой и строительной техники, как и для производственных цехов. На этом многие полисы и загнулись. Превратились в пустые коробки без света, тепла и жизни.
        — И что? Все равно не понимаю.
        — А то, что Альт не придал значения некоторым своим знаниям, а я слишком поздно понял, что на самом деле важно. И не сразу все смог собрать в одну картинку.
        Когда изобрели эфирные генераторы, началась Эпоха Туманов. Над городами висел постоянный водяной смог. Минусы ЭГ в их дороговизне из-за редких материалов и в том, что они дико парили, а точнее вода, на которой они работали, превращалась в молекулярную пыль. Но плюсы перевешивали все. Компактные, мощные, вечные. Хрупкая электроника им нужна была только для запуска цепной реакции, после чего они поддерживали работу сами, если подавалась вода. Литровый объём зоны контакта давал до десяти киловатт. Потому их ставили на реках и озерах. Пытались ставить и на морях, но не вышло. Приливы, отливы и шторма вредили оборудованию, а соль быстро убивала как машинерию, так и окружающую экологию, засыпая землю солью в радиусе сотен километров.
        И я думаю, что грозовое небо с редкими дождями как раз и есть результат работы оставшихся станций. А то, что жарко и душно объяснимо тем, что в последних войнах стали использовать различное высокотехнологичное оружие и часто массового поражения. Думаю, доигрались и повредили озоновый слой. Эти два параметра как-то нивелировали друг друга. Возможно даже не сами по себе, а после вмешательства Старших рас.
        — Я знаю.  — Серьезно ответила Исида.  — Я сама служила в НИИ, что занимался такими разработками еще до вас. Возможно, вы и пользовались им.
        — Возможно. Так вот. Большие станции и парили сильно, потому их ставили подальше от городов в самом начале. Это и сыграло злую шутку. Не сразу заметили Угасание, приняв вымирание среды за воздействие излишней влажности, а болезни в городах за изменения климата и повышенной сырости.
        Когда разобрались уже было поздно. Отключать генераторы, значит убить еще больше людей в массовых беспорядках и анархии. Человечество уже не могло существовать без электричества. Дальше ты знаешь. Джина не удалось загнать в бутылку и вот мы здесь.
        — А причем здесь бункер и монстры?
        — Я уже сказал, что основным тормозом развития бункеров и полисов были паразиты, что оседлали трафик энергии. Нет энергии — техника не грызет породу, нет энергии — нет света для теплиц, нет материалов для стройки — нет небоскребов и пространства. А построй рядом достаточно мощный генератор и здравствуй Угасание и серая лихорадка. Тупик.
        — Но я думаю, местные строители нашли под землей русло мощной и длинной подземной реки. Тянущееся настолько далеко, что можно безопасно построить там генератор и на пути не сядут никакие мародеры. Вот откуда такой резкий перепад в развитии бункера. Из заурядной мелочи для маленькой группки богачей, которой был вначале, он вдруг стал энергонезависимым, мощным и самодостаточным. Это позволило ему развиваться дикими темпами. А чтобы не привлекать внимания большую часть сил и средств они пустили в подземные сооружения. Потому что это самый мощный бункер, который я только видел. А в конце Войны Полисов я перевидал их достаточно, но этого точно в сводках не было.
        — Хорошо. Допустим. А монстры?
        — Они живут в облаках или на станциях, а там просто гуляют и пасутся в охотничьих угодьях. Мутировали в какую-то энергетическую форму жизни. Думаю, их способности сходны с нашей магией. Представляешь сколько опыта должно упасть с одного такого?
        — А представляешь сколько нужно положить таких как мы в одном бою с этой тварью?
        — Думаю, под землей они куда меньше, потому как станция небольшая и в замкнутой среде. И даже если один абориген из сотни смог ее убить, значит и мы сможем. Главное подготовиться и работать в команде.
        — Убедил.  — Отмахнулась девушка.  — Все равно выхода нет. Если уже Краб сидел на входе через несколько дней после боя, то нас в покое не оставят.
        — Знаю. Потому будем уходить еще глубже. Но для начала найдем остальных и восстановим Серебряную команду. А теперь пошли будить смену. Завтра тяжелый день.

        Глава 6

        На следующий день мы развили бурную деятельность. В первую очередь занялись картографией и проверкой проходов. Илир по откату тестировал каждый бокс своим сонаром. Его охраняла Исида, Майс и Айда. Параллельно вторая группа уходила как можно дальше в различные доступные стороны и, ориентируясь по чату, вызывали Торна и Лилин. Плохо, что чем ниже мы спускались, тем длиннее становились проходы. Такое построение убежища считалось более безопасным и дорогим, что подтверждало мою версию о неожиданном притоке ресурсов при его постройке. Но это же и мешало нам найти своих. Некоторые коридоры достигали двух сотен метров и при этом были частично завалены. Так что поиск проходил медленно.
        Разведав сектор, мы снимались с места и переносили лагерь на новую точку. И снова все сначала. Время истекало и я начинал беспокоиться. Так уж вышло, что мы изначально попали к краю бункера и сейчас я двигался вдоль этого ребра пирамиды. Торн был не дурак, и тоже должен был уходить этим путем. Правда ресурсов для полноценной разведки у него не было и мог заплутать. Так что приходилось проверять все уровни на возможность проходов. Тем более он мог выбирать самые труднодоступные пути, чтобы сбить возможную погоню со следа.
        Когда до окончания квеста на восстановление команды остался один день и я уже начал серьезно нервничать, а значит раздавать тумаки направо и налево, пропавшие сами нашлись. Произошло это как-то совсем просто и буднично, чего я не ожидал от этого сурового мира, который постоянно подкидывал проблемы.
        — Рокот? РОКОТ!  — Я почти ощутил, как взвизгнула Лилин, едва поймала меня в чате.  — РОКОТ!
        На большее ее не хватило. Хорошо хоть не поломала шаблон и не стала материться. Хотя видимо жутко хотела. Встреча вышла эпичной по обнимашкам. И тут же нарисовался Мотя.
        Я не мешал остальным радоваться встрече, но вот с ящером мы поняли друг друга без слов. Сначала он тоже выскочил из ответвления рукотворной пещеры нам на встречу, но завидев меня резко поник. Я не стал его разочаровывать и с грозной мордой лица пошел вперед.
        И дело не в какой-то неприязни к этому пресмыкающемуся. Скорее наоборот. Он здорово вымахал за время моего отсутствия, да и в уме явно прибавил. Чего стоит одно то, что Лилин вполне серьезно с ним разговаривала, когда увидела нас. Как с равным! Наивная девчонка. Зверь есть зверь! И дело не в его уме, а в инстинктах. Ведь мы мало чем отличаемся от него!
        — Сюда иди!  — Поманил я ящера, игнорируя остальных.  — Вижу, сберег их.
        — Не отворачивай морду!  — Взревел я, когда ящер, приблизившись, опустил взгляд.  — В глаза смотри!
        Мотя не выдержал и зашипел, за что тут же отхватил кулаком в челюсть. Да так, что его повело.
        — Рокот, перестань!  — Взвилась Лилин.  — Он…
        И тут же присела от моего взгляда. Я никому не желал зла. Но нам нужна строгая иерархия в группе. А Мотя набрал столько веса и силы, что вполне мог конкурировать со мной. Если я дам ему хоть один шанс.
        Даже набравшийся ума зверь остается зверем и правят им инстинкты. Да что говорить о ящере, если мы тоже подвластны этому. Зачастую в определенных, особенно гражданских, социальных группах власть держит не самый сильный или умный. Есть и другие лидеры — мелкие и казалось бы неопасные, однако от них исходит аура наглости, уверенности в своем праве и желание идти до конца любыми способами, что перед ними пасуют более сильные, но вялые члены сообщества.
        Хуже всего, что никто в команде не понимал или не хотел осознавать, куда нас откинуло. Они все еще мыслили старыми критериями социальных существ. Я бы тоже не прочь переложить ответственность на органы правопорядка, лидеров партий и прочее говорящее о светлом будущем отребье. Но теперь цена такого поступка не снижение зарплат или повышение налогообложения. В нашем случае каждая ошибка лидера — смерть!
        Всего несколько мгновений мы бодались с Мотей взглядами и он признал свое поражение. Правильно и сделал! Иначе бы я вынужден был его убить. Не так я представлял нашу встречу, но что есть — то есть.
        Но больше всего порадовало системное сообщение.
        ВНИМАНИЕ! СЕРЕБРЯНАЯ КОМАНДА СНОВА В СТРОЮ! ПОЗДРАВЛЯЕМ ЛИДЕРА И ВСЕХ УЧАСТНИКОВ!
        НАГРАДА 10000 ОПЫТА. 10 ОЧКОВ НЕРАСПРЕДЕЛЕННЫХ ХАРАКТЕРИСТИК. ОДИН КЛАССОВЫЙ НАВЫК НА ВЫБОР!
        Не знаю как кому, а мне предложили целых три варианта.
        БЕСТЕЛЕСНАЯ ТЕНЬ: ПОЗВОЛЯЕТ НА ВРЕМЯ ПРЕВРАТИТЬСЯ В БЕСТЕЛЕСНУЮ ФОРМУ. ЦЕНА 2 ЕД.\МАНЫ СЕК.
        ИЛЛЮЗОРНЫЙ ДВОЙНИК: СОЗДАЕТ ПОЛНУЮ НЕЗАВИСИМУЮ КОПИЮ ГЕРОЯ. ЦЕНА 3 ЕД.\МАНЫ СЕК.
        СТАЛЬНАЯ КОЖА: ЗНАЧИТЕЛЬНО УВЕЛИЧИВАЕТ ПЛОТНОСТЬ КОЖИ. ЦЕНА 1 ЕД.\МАНЫ СЕК.
        Глаза прямо разбежались. Все очень заманчиво. И судя по тому, как замерли остальные, им предложили не меньше. Да и в уровнях они резко подскочили. Значит и им опыта перепало. А я так вообще двадцать пятым стал. И задумался, куда все это добро девать. Теперь я бог Войны Рокот, но что для меня важно? Как для воина. Неуязвимость? Незаметность? Выживаемость?
        Скрепя сердце выбрал все же бестелесную тень. На данном этапе она самый оптимальный выбор.
        Интересно как это работает? Ведь все наши заклинания это все же физика, пусть и более высокого порядка. Навскидку это что-то из области физического вакуума. По сути, плотность нашего тела такова, что расстояние между атомами куда выше диаметра самих атомов. И держаться они за счет сил притяжения. Выходит, я теперь могу изменять эти силы, как в своем теле, так и в объектах через которые прохожу. А главное в момент опасности я смогу пропустить сквозь себя угрожающий жизни снаряд. Очень даже полезно.
        Конечно иллюзорный двойник неплохо отвлекает внимание, а стальная кожа может отразить удар. Но не все коту масленица. Пришлось выбирать что-то одно.
        Очки характеристик я пока приберег. Показатели Краба очень даже впечатляли, но не думаю, что все дело во вкинутых в выносливость и силу единицах. Уж больно силен и живуч. Скорее всего система при строго направленном развитии дает бонусы. И сейчас я решил пойти нестандартным путем и прокачать класс, а не обычные параметры. Жаба, конечно, давила, но если я прав, то она давит и остальных, а значит есть шанс снова стать особенным, просто сыграв не как все. Рискованно, но оправдано. Не все в мире бизнесмены, потому как большие деньги подразумевают и риски потери вкладов в дело. Прогореть проще простого. А еще проще сидеть на заднице ровно и обзывать всех ворюгами, просто боясь сделать шаг в будущее. И как раз те, кто рискнул, получают профит. Или разбиваются о камни. В это раз я решил рискнуть. Иначе не победить. Слишком суров этот мир.
        Базу Торн разбил на такой же био-ферме. Ну, почти такой же. Эта явно была беднее и построена гораздо позже. Без изысков. По построению она походила на прежнюю, но куда проще в исполнении. И соответственно дожило не все. Обычные бетонные колонны, на которых сделали специальные выемки для грибов. Вода из резервуаров стекала прямо по ним и питала растения. Попутно размывая столбы.
        Большая часть из них уже сточена до основания или просто рухнула. Такая био-ферма не прокормит сильное племя. Тем не менее, даже тут обитали туземцы. До нас. Едва Торн появился на пороге, аборигены сделали ноги. Слух о чужаках дошел даже сюда, что сыграло нам в плюс. Бежали они роняя тапки. Иначе бы Торну и Лилин пришлось бы тяжко.
        Обосновались они основательно. Торн своим молотом смог обрушить почти все переходы, оставив лишь один, а Лилин превратила захудалую био-ферму вполне прибыльное предприятие.
        Но мы потеряли Альта. Теперь это был Хор. Только Хор. Самое странное, что новоиспеченный принц бункера остался с нами. Да еще и с прибытком. Уходящее племя оставило пять женщин. Видимо, чтобы задобрить странных чужаков. Сейчас они жили отдельно и дрожали при нашем приближении, но убегать не торопились. Или им сразу сказали, чтобы не возвращались или все же были довольны своим положение. Мы их не терроризировали и давали жить как хотят. Если в прошлой био-ферме росло все само собой, то здесь землю нужно было обрабатывать для хорошего урожая. Соответственно и популяция жуков была на порядок ниже, и они банально не успевали вымахать до опасных уровней.
        Теперь же здесь было буйство жизни. И все повторялось. Фауна резко теряла опасность и агрессивность, что очень облегчало жизнь. Впервые они наедались от пуза без особых усилий. Сам же Хор как сыр в масле катался. Пять жен имели только редкие счастливчики, что смогли пройти тропою героев, а Хору пусть и плохонькие достались, но крепкие. А может и не такие уж плохие, если аборигены побоялись нас разозлить, то могли оставить и самых красивых дев по их канонам. Вроде по мифам драконы и всякие монстры предпочитали девственниц.
        Сам Хор тоже нас побаивался, постоянно подозревая, что Альт может вернутся и снова отжать тело себе. Лично я был бы не против, но не знал, как это организовать, но припугнул принца, что сделаю именно это, если он не будет выполнять наши приказы.
        Торн верил, что я вернусь и найду их, потому не делал ничего сверх того, что нужно. Обустроил базу и просто ждал. Лилин все время порывалась лечить туземцев, но Торн пока отказался и сдержал девушку. Так что они по-прежнему оставались сами собой со своими проблемами. А вот Хор поумнел. Каким-то образом ему передалась часть знаний Альта. Потому общение перешло на новый уровень.
        — Итак, народ.  — Открыл рабочее совещание я.  — Для начала официально представляю вам Айду и Майса. Вчера эти ребята принесли мне присягу и теперь на полных правах числятся в Серебряной команде.
        Еще одну новость я вам не сказал. Точнее просто забыл. Система признала меня Богом. Богом войны. Теперь у меня есть пантеон, но никого из вас принять не могу. Видимо ваш ранг еще недостаточен, а как свита вы не подходите, потому как сами личинки богов.
        Что дает ранг Бога, я сам не знаю, потому как пока никаких отличий не заметил, но думаю, они есть. И вот еще кое-что интересное. Все вы уже слышали про приключения Илира и таинственного ребенка с огромной силой. Я думаю, мы слишком увлеклись набором уровней и опыта. Это важно, но в корне неправильно. Сейчас мы наращиваем калибры наших орудий, но никак не оттачиваем мастерство. И большинство других игроков делает то же самое. Но вот мой опыт говорит, что профессионал с дрянным ножом круче, чем дилетант обвешанный всеми различными примочками для ведения боя, которыми он толком и пользоваться не умеет.
        Пособий у нас нет, а вызывать Люцифера для объяснений откровенно побаиваюсь. Потому планы на будущее такие. Во-первых, развиваем лагерь и паству. Постепенно расширяем ареал влияния и ищем аборигенов. После всего произошедшего уговаривать их бессмысленно, потому будем требовать кровавые жертвы. Немного, так, что бы не загнать их в угол. Можно организовать нечто вроде тюрьмы, куда туземцы будут высылать штрафников или окончательно свихнувшихся.
        Дальше они будут попадать в руки Лилин. Вот теперь я разрешаю лечить их любыми способами, как и эксперименты над ними. Сами подопытные уже слишком взрослые, потому будем просто облегчать им боль. Основное направление развития уделим их детям. Думаю, Хор нам быстро наделает герцогов бункера.
        Вторая по важности задача — научится работать с энергией и искинами, что встроены в нас. По крайней мере, я так вижу. И я видел, на что способен человек, понимающий суть такой работы. У нее КПД на порядок выше нашего. Как и вариативность возможных трансформаций энергии.
        Третий момент. Уникальность. Приведу аналогию — пираты карибского бассейна. Как-то читал про них и с точки зрения военного анализировал ситуацию. У них была жесткая выбраковка нежизнеспособных особей. Зато оставшиеся были на порядок сильнее регулярной армии, даже несмотря на их дисциплину и обучение. Их личные таланты как бойцов ближнего боя, стрелков или канониров делали их уникальными бойцами. Ту же картину можно наблюдать в противостоянии римлян и варваров. Правда никто не уточняет, что в двух из трех случаев массовых битв хилые римляне почти в сухую разбивали этих варваров. Но только в строю. Если те успевали разорвать четкое построение, разница в уровне владения мечом делала из тупых варваров машины уничтожения.
        Сейчас мы должны стать такими же. Забить на время на уровни и статы и научится работать с тем, что есть. Оттачивать не калибр, а умение им пользоваться. Возражения не приемлю. Возражения есть? Нет? Ах да, я их не приемлю же!
        Лилин на тебе медицина и аграрное направление. Как хочешь, но мне нужны скороспелые дети у Хора.
        Торн, твоя задача в новых методах крафта. Приоритетная цель в модификаторах вещей. Исида тебе в помощь, когда она свободна. Правда это будет редко.
        — Чего это вдруг?  — Удивилась Валькирия.
        — Потому что ты хоть наизнанку вывернись, но создай мне солнце!  — Отрезал я.
        — Чего? А…?
        — А вот этого не надо!  — Снова оборвал я.  — Твое оружие это излучение. Научись его регулировать и мы получим ручное солнце. Научись его запаковывать в фиалы и тебе не придется висеть на потолке половину дня. Не найдешь выхода прибью гвоздями. Сама знаешь!
        — А здоровья хватит?  — Набычилась валькирия.  — Не слишком рано ты…
        Что я сделал, не совсем осознал и сам, но Исиду унесло в сторону, как будто сбило бульдозером. Моя мана просела до ноля, но сам факт меня удивил. Похоже, я каким-то образом повторил тот удар, которым меня приложила девчонка в пещере. На эмоциях получилось само собой. Правда, почему-то даже после использования заклинания оно не проявилось в интерфейсе.
        Понятно, что достать меня сумею только я сам или моя реинкарнация. И понятно, почему она такая заноза. Это же я!
        — Все? Попустило?  — Спросил я, подавая руку.
        Взрыв во всем теле!
        — Сука!  — Только и смог выдохнуть я, получив весьма болезненный удар по мужскому естеству.
        — Да нет! Я как раз кобель. Я это ты! Не забывай, вождь!  — Хмыкнула Исида, оставив меня отходить. Нет, все же я та еще сука!
        Несмотря на демарш Исиды все правильно поняли меня. Да и мне пришлось отпустить их на волю. Нельзя требовать аутентичного развития персонажа и при этом загонять их в рамки общевойскового строя. Так что пришлось отступить и заняться своим личным развитием. Упрекать Исиду за то, что не можешь сам, было бы бесчестьем, потому сам старался понять суть своих заклинаний. А главное пытался дозировать силу своего МТБЗ.
        Получалось из рук вон плохо. Заклинание достигло второго ранга и уже стало опасно для самого носителя. А как его ограничить я не представлял. Даже понимая суть процесса, я не понимал технологию, что выдали нам Старшие.
        — Стань собой! Как раньше!  — Пришло в голову почему-то голосом Альта.
        А ведь может сработать! Я достаточно напугал и озадачил остальных, так что даже без меня они знают куда развиваться. Так, наверное, даже лучше! Оставить их и проверить на что они способны без меня. Как и понять чего я стою без них.
        Еще один экзамен для команды. Уходил я не под покровом ночи и не таясь. Я просто вышел в коридор, как будто в туалет и уже не вернулся. Жаль будет их потерять в очередной раз, но я должен знать и понимать, во что без меня они превратят команду. Как и то, что я есть без их поддержки. Бить жучков и змей на поверхности? Рассказывать своим как мы завоюем мир, не зная всей его первоосновы? Не мой метод!
        Я иду вниз! И вернусь оттуда со скальпами мобов или на щите, а значит не вернусь совсем. Тропа героев ждет!
        Страшно было оставлять ребят. Но я понимал, что не доверяю им. Думаю, что они не справятся. Я был для них тем еще сучонком, что бил и заставлял быть и жить правильно со своей точки зрения. Как и любому родителю пришла пора проверить на прочность свое детище. А заодно себя!
        Выходы я искал именно те, что ведут вниз. Туда где опаснее всего. Уже на пороге нашего лагеря понял что сам себе лгу. Опасно лгу. Броня, мечи и прочее делают меня сильнее. Но так ли это? Увы, но нет! Не зря я был сильнее, когда очнулся на респе! Потому я сразу же сбросил все доспехи и оружие. Оставил только набедренную повязку ботинки рюкзак с тремя золотыми флягами литров по шесть каждая и запасом сушенного мяса. Еще прихватил веревку, кошки и всего пару ножей. Идиотизм? Возможно!
        Но моя задача сейчас разведать путь а не уничтожать монстров. А тяжелая амуниция даже мне будет авать лишнее чувство силы и защищенности. Я должен быть тише воды ниже травы. Истории Альта подсказывали, что убийство монстров как-то связано с электричеством и заземлением. Возможностью сбросить заряд в землю. Так что сейчас я просто хочу оглядеться и собрать данные, которые потом лягут в основы тактики. И остальные мне не помощники. Больше балласт.
        Иногда всем надоедает наше существование и мы меняем свой стиль жизни. Редко это носит тотальный характер, еще реже заканчивается чем-то хорошим, но иногда…
        Я ворвался в их ряды как коса смерти. Но никого не убил. Я просто знал куда бить. Даже если они уже не похожи на людей. Самый мощный юнит из этой команды затрепыхался в моих руках и я едва смог его удержать. А ведь я действительно силен. Это не сильно хорошо для меня и моей безопасности. Но совсем не плохо в перспективе. Мне эти карлики нужны.
        Откидываю жертву в сторону. Как тряпку. Я злой. Похоже, даже слишком, потому как откинутое тело прокатилось по земле и осталось лежать изломанной куклой. Все же я не зря бог войны. Ярость делает меня сильнее, хоть это не отображается в цифрах.
        Еще одно племя туземцев, что не ждало меня. Слышало о нас, но думали, что обойдется. Не обошлось. Я пришел. Хорошие воины и хорошо держались. Мне понравился их боевой дух. Никто не просил пощады, а в бой бросались без страха. Но теперь они мне не соперники, потому разлетались в стороны как кегли. Не убивать было тяжело, но я старался.
        — Пять женщин для принца Хора!  — Прохрипел я в лицо самому крутому из них, как можно четче выговаривая слова-хрипы.  — Быстро. Иначе убивать всех! Я сказал! Я Рокот! Ваш Бог!
        Как они нас будут искать не моя проблема. Я-то вернусь! И спрошу. Бункер огромен, но не бесконечен, потому спрятаться от нас тяжело. Постоянно бросать насиженные места и отступать у них не получится, потому придется делать выбор — подчиняться или воевать. Последние битвы для аборигенов заканчивались плачевно, так что вряд ли они смогут собрать достаточно сил, чтобы обрести уверенность в победе. А условия я выдвинул вполне терпимые.
        Спускался я не торопясь. У меня были два закрытых флакона со светом, но пользовался я ими редко. Только тех случаях, если нужно было осмотреть завал на проходимость или интересный бокс. Откровенно не хватало Илира. Пусть он и оболтус, но я сразу же стал слабее. Для остального оставил лишь тонкую щель в корпусе флакона. Эта маленькая искра разгоняла тьму и помогала ночному зрению, так что и хватит надолго и видел я достаточно отчетливо, чтобы чувствовать себя уверенно и продолжать качать способность.
        Туземцы организовались на удивление быстро. Я не торопился и исследовал бункер во всех направлениях, часто забредая в тупики, так что у них было время убраться с моего пути и даже унести самое ценное с собой, оставив только мусор. Тогда я обследовал поселение, больше пытаясь понять их быт, чем в поиске сокровищ. Время от времени злобно орал в потолок и стрелял из МТБЗ. Я не раз засекал в коридорах разведчиков аборигенов, что тут же делали ноги и надеялся, что им хватит смелости следить за мной и сейчас.
        Если у них такая организованность, то требование пяти женщин как залог мира должно дойти до остальных. Не то чтобы они были так нужны, и вряд ли бедный Хор справится с таким гаремом, но у меня возникла идея сразу же создать некий генофонд аристократии с изменениями. Со временем они привыкнут к нам и станут связующим звеном между нами и остальными. Наша поддержка и силы даст им достаток и привилегии. Это запустит цепную реакцию, когда низы тоже начнут хотеть возвыситься и получить бонусы и уже их измененная внешность станет не уродством, а отличительной чертой дворянина. После этого в среде своих последователей начнем селекцию, еще больше изменяя их и подгоняя под нашу внешность. И дети, изначально выросшие с нами, уже не будут считать нас уродами и монстрами. Скорее всего, как к ущербным будут относиться к себе. Ведь мы сильные, быстрые, непобедимые. Мы Владыки.
        К тому же женщины от природы более адаптивны как психологически, так и физически. Менее агрессивны, с более высоким болевым порогом и чаще ищут мирные пути, так же легче поддаются давлению со стороны. Так что начнем с них и посмотрим, что получится. Правда была опасность, что все дети Хора со временем выродятся из-за инцестов, но думаю, мы сможем вытянуть местных вождей на переговоры и, в традициях древних племен, отправим дорогим гостям женщин согревать постель. Не удивлюсь, если наши предки ввели эту традицию для того же. Для притока свежей и хорошей крови в свой род.
        Закончив очередной концерт и сделав пометки на карте, двигался дальше. Отмечать приходилось много. Чем ниже я спускался, тем больше находил технических помещений. Био-фермы были и тут, но часть из них истощилась, часть совершенно разрушена или даже затоплена.
        Чем ниже спускался, тем больше попадалось производственных цехов и прочих промышленных сооружений. Различные охладители, конденсаторы влаги, осушители, трансформаторные блоки и дамбы. Нашел даже несколько горнопроходческих универсальных комплексов. Точнее то, что от них осталось. Теперь понятно откуда у аборигенов оружие. Все эти места в огромных количествах использовали цветные металлы и различные марки легированной стали, которые хуже простого железа поддаются коррозии и старению.
        Из-за того, что все это оборудование не функционировало, климат в бункере изменился. Стал жарким и влажным. Настолько, что если бы не наши модифицированные тела, я бы уже валялся с тепловым ударом и подыхал от обезвоживания. Но задранная выносливость позволяла мне довольствоваться все парой литров воды в сутки. Да и воды тут хватало, правда чистотой она не отличалась, но с моим иммунитетом это не страшно. Брезгливость мешала куда больше.
        Аборигены тоже не страдали, привыкнув к климату за много поколений. Я даже хохотнул, когда представил, как они делятся на верхних и нижних, как в свое время мы делились на южан и северян. Ведь чем глубже, тем жарче.
        Но вот то, что мне нужно, я не находил, пока вдруг не понял, что ощущаю некое удовольствие. Прохладу. Отвык я от этого чувства. Что в бункере, что на поверхности, стояла жара. А сейчас я даже стал подмерзать на фоне привычного климата. Вот и ответ. Нужно идти на эту прохладу. Никакие завалы туземцев не перекроют перепад температуры. А значит, я иду! Посмотрим, что это за тропа героев и таков ли я герой, как о себе думаю!

        Глава 7

        Торн увлекся попытками добыть железо из мусора с помощью огня Айды и не сразу обратил внимание на крики, что раздавались от входа. Нотки голосов были больше раздраженными и обвиняющими, чем тревожными. Нехотя он отвлекся, потому как накал страстей возрастал.
        — Это ты, сучка, виновата!  — Злой кошкой шипела Яни на Исиду, выставив перед собой коготки.
        — Отвали, дура!  — Как-то неуверенно и осоловело отшатнулась Валькирия от Нимфы.
        Видимо Яни снова ударила аурой феромонов что на лесбиянку подействовало так же как и на любого мужика.  — Я-то тут при чем?
        — Я видела, как ты его ударила.  — Снова зашипела Яни — Он из-за тебя на нас обиделся.
        — Яни, угомонись!  — Влез в женскую перепалку Тарик.  — Обидеть Рокота? Когда он обижается — льется кровь. И много. Если мы еще живы, значит, он спокоен.
        — Что происходит?  — Спросил Торн, едва ввинтился в толпу.
        — Рокот пропал!  — Пожал плечами Ругер, который не собирался влезать в женскую свару. Он уже положил глаз на Айду и все остальное его не интересовало. И все остальные.
        — Как пропал?  — Опешил Торн.
        — Вот так. Вышел и не вернулся.
        — Может его похитили?  — Внес свое предложение Илир.
        — Рокота? Без шума и пыли?  — Усомнился Тарик.  — Очень сомневаюсь.
        — Ну, оглушили заклинанием и утащили.  — Не сдался парнишка.
        — Тут его вещи!  — Из прохода вынырнула Лилин под охраной Моти, чья морда уже возвышалась над ее плечом.  — Аккуратно стоят возле стенки. Если бы его похитили, то такие ценные вещи как щит и меч не оставили бы.
        — Аборигены их не поднимут. Для них это бесполезные тяжести.  — Покачал головой Торн.  — Но раз стоят аккуратно, значит, действительно он сам их оставил. Так бы они валялись, где он упал.
        — Рокот бы нас не бросил.  — Задумчиво почесал подбородок Тарик.
        — Я не помню, чтобы он что-то делал просто так.  — Согласился с ним Торн.  — Значит у него была причина.
        — Пропали три фляги с водой и мешок сушенного мяса.  — Отчитался Майс.
        Не имея особых навыков и заклинаний, парень получил должность каптерщика. Они были ровесниками с Илиром, который неплохо общался с местными благодаря своим навыкам музыканта. И отвечали за налоговые сборы с туземцев, а так же помогали Лилин в развитии сельскохозяйственной базы бункера.
        — Выходит, он точно ушел сам и видимо надолго.  — Вынес вердикт Торн.  — Странно. Кто-нибудь получал инструкции?
        Вся команда переглянулась между собой и у всех были слегка озадаченные взгляды. Никто не понимал что происходит.
        — Значит так. Рокот лидер. Какой-никакой, но лидер.  — Взял слово Торн.  — Пока он все делал правильно. Хотя бы потому, что мы все вместе, живы и находимся в хороших условиях. Но сейчас он ушел. Почему? Исида?
        — Я тут при чем.  — Набычилась Валькирия.
        — Это не обвинение.  — Не спасовал Торн.  — Ты его реинкарнация. Следовательно, лучше всех его понимаешь. Да и общались вы больше других. Что думаешь?
        — Он хотел качаться на «тропе героев». Той самой, куда уходят обезумевшие аборигены. Возможно пошел ее искать.
        — Почему тайно? Ничего никому не сказав?  — С нотками истерии встряла Яни.  — Он бы так не поступил. Со мной не поступил бы.
        — Не согласен.  — Осадил Нимфу Тарик.  — Он раздал задачи перед уходом. Обучение у него мы все прошли. Я сам учил других рукопашному бою и обычно ранг присваивали после соревнований. Когда боец выходит на ковер один на один с другим. Там уже нет места тренеру. Все это экзамен. Испытание на самостоятельность.
        — Похоже на то.  — Согласился Торн.  — Но почему без предупреждения? Без объяснений? На Рокота это не похоже.
        — А если Рокота в бою снесут? Что мы делать будем?  — Усмехнулся Тарик.  — Попросим отсрочки у врагов? Надо дождаться команды лидера?
        — И что делать будем?  — Спросила Лилин.
        — Восстанавливать иерархию. Рокот прав во многом. Мы на военном положении и нам нужна четкая структурированная организация. Если Рокота нет, то должен быть его зам.
        — Тогда предлагаю Исиду.  — Сказал Илир.  — Она же это он и есть.
        — Самоотвод.  — Покачала головой девушка.  — Я точно не гожусь на роль лидера.
        — Почему?  — Удивилась Лилин, которая давно симпатизировала Валькирии.
        — Девушкам не место у руля в таких ситуациях. Пусть у меня мужское начало, но тело женское со всеми его недостатками. И это не физическая слабость. Скорее эмоциональная нестабильность. Мы с Рокотом уже обговаривали этот момент.
        — Тогда остается Тарик.  — Внес предложение Торн. Остальные одобрительно загудели.
        — Не согласен. Точнее не во всем.  — Отмахнулся Тарик.  — Предлагаю Торна.
        — Я не лидер. И не воин.  — Смутился крафтер.
        — Именно. У нас сейчас ситуация как в древности. Мелкие сообщества и полная анархия, где у каждой общины свои законы. Не думаю, что стоит изобретать что-то новое. В древние времена у некоторых племен было два вождя. Один военный, который правил во время осады поселений или походах. Второй — мирный, который управлял селением или племенем в обычное время. Рокот идеальный лидер в данной ситуации, когда вопрос в выживаемости. Но едва мы создадим что-то основательное, что сможет функционировать без войны, он не справится.
        Потому я буду замом по боевым действиям. А Торн мирным управленцем. У нас есть задачи поставленные Рокотом. Вот и будем им следовать. Торн развивает поселение, я тренирую бойцов и отвечаю за охрану. В случае нападения мое слово первое. В остальное время — главный Торн.
        — И что мы бросим его одного?  — Взвилась Яни.  — Да вы просто…
        Тарик молча и быстро сделал подсечку, так что Яни плюхнулась животом на землю. Не сильно ушиблась, но унизительно.
        — Рокот тебя убьет!  — Всхлипнула Нимфа.  — Порвет пополам.
        — Я знаю Рокота. Когда и если он об этом узнает, он убьет нас обоих. Тебя за дурость и неподчинение, а так же за то, что ставишь команду под удар. А меня, да, за то, что тронул его женщину. Но если продолжишь в том же духе, я сам тебя убью. И скажу это Рокоту в лицо!
        Яни с ненавистью глянула на Тарика но ничего не ответила. Прекрасно понимала, что он прав. И то, что об этом инциденте Рокоту лучше не знать. Но зло затаила и однажды отплатит за свое унижение.
        — Что смотрите?  — Рыкнул Тарик на остальных.  — Ругер, Исида, вы в карауле у входов. Смена через два часа. Я и Майс с Илиром. Остальные в распоряжении Торна. Торн, командуй. Мы должны удивить командира, когда он вернется! Возражения? Я их не приемлю!
        *******
        Прохладный сырой воздух вел меня все ниже. Пару раз я обогнул остатки шахт геотермальных генераторов, от которых до сих пор шел жар. Сталкиваясь с прохладной влагой, он создавал густой туман. Он не просто мешал работе светлячков и ночному зрению, но и гасил звуки. А уж как раздражала постоянная капель.
        Тепло и обилие влаги способствовало росту мхов и грибов, что привлекало различных мокриц и прочую фауну. Да и почва стала настолько скользкой, что я пару раз проехался на заднице.
        Раз десять я упирался в глухие тупики, но вскоре вышел в сеть карстовых пещер. Не скажу, что для меня это было чем-то неожиданным. Боксы со следами туземцев не встречались уже больше суток, что само по себе напрягало, ведь тут хватало добычи для их неприхотливых желудков.
        Я вышел в огромную пещеру с десятком водопадов. Часть из них выбивалась из стен, часть обрушивалась прямо из свода. Плюс еще полсотни более мелких ручейков.
        Осталось найти тропу. Вряд ли аборигены ходили на лодках. Во-первых, у них просто нет возможности получить такой опыт, во-вторых, грести назад против течения рехнется даже бог вроде меня. Про туземцев вообще молчу.
        Тропа героев. Естественно. Это по-другому не назвать. Пройти по этим промоинам и ущельям, что когда-то выточили подземные реки, мог только чемпион по суициду. Особенно в темноте под плеск воды и в жуткой сырости от потока. Думаю, большинство аборигенов банально не доходили до монстров в конце. А те, кто дошел, так же не возвращались по тем же причинам. После того как я дважды сорвался с узкой и скользкой кромки, а потом еще и получил в голову булыжником и едва смог удержаться за влажный камень, перестал бояться монстров в конце. Пройти этот путь уже подвиг. Если хоть один из тысячи туземцев смог пройти и вернуться, значит в конце просто обычные мобы. Не опаснее алых.
        Хотя есть вариант, что я просто не туда и не той тропой иду. За века река проточила себе глубокое ущелье, постепенно подтачивая берега которые потом обрушивались, создавая тот еще ноголомный рельеф.
        Дважды я ложился спать в распадках. Выйти на местных боссов в уставшем состоянии не самый лучший выход. Потому едва я чувствовал, что бодрость начинает сдавать, садился отдыхать и спал каждые десять часов по три-четыре часа. Все это время я дополнял карту, отмечая все, что мог нащупать.
        По моим расчетам я смог отмахать около восьмидесяти километров пока не уперся в подземное озеро. Здесь путь пересекли еще две речушки и русло сильно расширилось. Я долго наблюдал за водоемом подозревая какую-нибудь пакость, но все было тихо. Просто озеро.
        А вот странные всплески в нем настораживали. Странно, что кто-то мог жить на такой глубине и в таких условиях, но в этом безумном мире все изменилось и там где ранее буйствовала жизнь сейчас простиралась пустыня, а там где ранее могли выжить одни бактерии теперь резвились монстры.
        Переплывать озеро резко перехотелось. Благословлять местных мобов своей кровью я пока не готов. Как впрочем, никого другого. Я слишком эгоистичен и самовлюблен для этого. Потому пошел в обход, в основном карабкаясь по мокрым скользким стенам.
        Монстры с озера не спешили на меня нападать. Впрочем, монстров себе рисовал я сам. Вполне может оказаться, что там плещутся обычные мокрицы размером не более ладони. Но само озеро я отметил на карте, едва добрался до противоположного берега. Размеры водоема не менее трех сотен метров в диаметре. Если заселить чем-то съедобным будет очень даже мощная кормовая база в тылу. Главное зачистить зону эфирного генератора.
        Станцию я почувствовал задолго до того как увидел первые признаки ее работы. Сначала я не обратил внимания на накатившую слабость, списав это на обычную усталость, но в этот раз отдых не помог, а наоборот ухудшил мое общее состояние. А попытки продвинуться вперед только обострили симптомы.
        При этом система ничего не говорила. Не светились значки отравления или облучения. Просто мне становилось все хуже и хуже. При этом ни здоровье, ни бодрость не проседали. Казалось бы система просто не видит ничего необычного.
        Я еще раз похвалил себя за то, что вышел сам, а не потащил всю команду. Изначально я просто хотел разведать путь и осмотреться без драки. Но теперь понял, что придется идти до конца и ввязываться в бесперспективный бой. Смерти я не боялся. Пусть даже потеряю уровень. Потерять команду еще хуже. А если симптомы и дальше будут ухудшатся, то я потеряю тут всех. И у меня самые большие шансы добраться живым от точки респауна.
        Еще двенадцать километров я полз по камням до первых признаков тумана. Даже появилось некоторое облегчение. Точнее это вызвало то, что мое состояние после определенной границы перестало ухудшаться. Да я стал слабее и намного. Что-то выкачивало из меня силы, но даже у этой энтропии был барьер. А значит есть все шансы победить.
        Туман становился гуще и при этом наполнялся странными и пугающими звуками. Я парень не робкого десятка, но от них веяло чем-то жутким и потусторонним. Безумием. Нечеловеческим безумием.
        Треск и стрекот, завывания и ультразвуковые колебания на грани слышимости. Все это сливалось в какофонию, выбивающую меня из обычного ритма. В душе зарождался животный ужас, который с каждым шагом становилось все сложнее гасить.
        Не знаю куда ушла вода, но ее стало куда меньше и открылась вполне проторенная тропа. Вот только ногами передвигать становилось все сложнее. Они буквально прилипали к земле.
        У каждого из нас есть фобии. У меня такая тоже была. Я боялся скорости. Точнее ускорения. Это происходило помимо воли. Просто мой желудок сжимала судорога и с этим я ничего не мог поделать, пока не отрешался и не привыкал к этому чувству. Странная патология физиологии замешанная на психологии. И сейчас я ощущал тоже самое, только многократно усиленное.
        Назвать это болью нельзя. Но это не менее мучительно. От этого ощущения так же хочется сбежать как от боли, а может быть даже сильнее. Гнало вперед меня только чувство долга и обязанность перед командой. Ноги я переставлял автоматически, делая неимоверное усилие для каждого шага.
        Пересек туман я уже ползком. Сквозь пелену в глазах сумел рассмотреть еще одно озеро с десятком торчащих из воды рогов знакомой конструкции. Эфирный генератор. Но тумана стало меньше. Лишь редкие ленты водяной взвеси, которые втягивались в стоящие по бокам агрегаты.
        Только спустя пару мгновений я осознал, что пещера освещена. Лампами. Тусклыми, мигающими, но лампами. А еще искрящимися тушами мобов. Отметил это мимоходом. Это был целый зверинец. Гигантские летучие мыши, лемуры, даже собаки. Они висели под потолком, лежали на берегу озера или медленно парили в темной воде.
        Что произошло дальше, я сообразил только спустя некоторое время. Меня вдруг схватила за шею очень могучая рука. Краб вернулся было первой же мыслью. Вот только эта рука была мне очень и очень знакома. Экзоскелет «Бульдог-43У». И я очень хорошо, на уровне подсознания, знал его слабые места. Это я тоже осознал намного позднее. Когда в одном рывке вывернул держащую меня руку, а потом коленом сбил блок батарей на спине, попутно вырвав проводку на шее. Какой идиот содержит экзу в таком состоянии? Я бы убил и бойца, и его командира за такое обращение с очень дорогой амуницией.
        Спину обожгло, словно между лопаток раскаленный лом воткнули, а все тело снова свело судорогой. В этот раз никакой фобии. Знакомый заряд из «Ската-14». Парализатор для внутренних войск бункера. Но что странно — обычно он вырубает напрочь, да и сломать «бульдога» в рукопашке можно только в экзе похожего класса. Запоздало удивляюсь этому факту, наблюдая со стороны за своим телом, которое полностью отняло волю у мозга и действует само по себе. На боевых рефлексах.
        Разрядить МТБЗ в тройку бойцов в таких же убитых экзах, что красиво берут меня в клещи. Правда на узкой площадке между озером и стеной не слишком развернешься. Росчерк разряда ребята узнали, но вот уйти от него уже не могли. А я сбиваю с ног потерявшего управление своим костюмчиком врага и прикрываюсь его тяжелой тушей. Когда вспышка огня прошла на тропе остались две изломанных куклы искрящих порванной проводкой из-под броне пластин. Третьего нигде не видно, но думаю в таких убитых экзах они плохо плавают.
        Адреналин вымел щемящее чувство ужаса и загнал его вглубь естества, так что я уже мог более-менее ясно мыслить. И меня сразу же удивило поведение мобов. То, что я считал самым опасным фактором, летело, бежало и гребло подальше от нас. Победа! Бог войны оправдал сво…
        Да твою же мать! Нога чуть выше колена отделяется от тела почти одновременно с кистью правой руки. Кровь хлещет ручьем. Последнее, что я замечаю перед тем как уйти во тьму, это два… существа? Уродцами их назвать не получалось, хоть они и были несколько уродливыми. И в тоже время в них была своя красота. Женственность. Вот правильное слово.
        Тонкие худые фигурки в серых облегающих комбезах с бледной кожей и огромными глазами на каких-то изможденных лицах. Все портили лысые головы. Движения плавные, но в тоже время по-военному экономичные. МОК «Дикобраз» в их тонких ручках смотрелся чужеродно. Но именно он мог сотворить такое со мной. Тьма.
        *******
        У исследовательского бокса собрались почти все жители Оплота. Приход мутантов дело редкое. Но в этот раз все оказалось еще хуже. Если ранее приходили больные особи, то в этот раз назвать его даже мутантом не поворачивался язык.
        Возле смотрового стекла было не протолкнутся, но Джил и Ариэль сегодня герои дня, потому их не прогоняли, а даже дали место у окна.
        — Вы опять покинули институт?  — Раздался голос над головами близняшек.  — Еще и вскрыли арсенал. И вы еще смеете попадаться мне на глаза.
        — Мы же помогли!  — Пискнула Ариэль и спряталась за спину сестры.
        — Вы знаете, какая помощь от вас нужна колонии.  — Сурово отрезала Шила.  — Возвращайтесь обратно и доложитесь куратору. Я позднее займусь вами.
        Сестры понурились и пошли в сторону. Но едва взгляды взрослых вернулись к исследовательскому боксу для особо опасных образцов, Джил потянула сестру в сторону.
        — Джил, ты чего!  — Зашипела менее решительная Ариэль.  — Нас и так накажут.
        — Ты еще не поняла? Ты же видела какая у чужака регенерация. Это может все изменить. Я не хочу быть инкубатором всю оставшуюся жизнь и рожать раз за разом мертвых детей, в надежде что хоть один выживет. Наша мать от этого сошла с ума. Я так не хочу.
        — А чем мы сможем помочь?  — Удивилась Ариэль.
        — А кто его схватил? Если бы не мы он бы всех там убил. Ты же сама видела. Он доспехи рвал голыми руками. Вот это силища!
        — Нам просто повезло.  — Возразила Ариэль.
        — Или мы лучшие ученицы, чем думал Эрнест.
        Так, шипя и переругиваясь, девушки проползли между агрегатами и замерли на крыше трансформатора, как раз напротив смотрового окна в камере.
        — Он хорошо закреплен?  — Спросила Доктор Шила.
        — Более чем.  — Ответил Эрнест и по совместительству начальник охраны комплекса.  — Мы укрепили стандартные зажимы веревками из углепластика. Они могут выдержать натяжение в двадцать тонн.
        — Что вы узнали?
        — Мы пока ничего не исследовали.
        — Почему?  — Доктор Шила удивленно взглянула на главу охраны.
        — Мы не знаем что ожидать. Потому не пускаем туда персонал.
        — Вы же сами сказали, что он надежно закреплен.
        — Видео с камер телеметрии доспехов показывают, что у него было оружие. Ракетница МТБЗ. Которая появилась и пропала. Вот сами взгляните раскадровку.  — Эрнест протянул Доктору планшет.  — Вы можете это объяснить? Мы нет. Потому сейчас Ривз пытается собрать приборы для дистанционных исследований.
        — А части его тела? У него же две взрывные ампутации. Что они показали?
        — В том то и дело, что ничего.  — Пожал плечами Эрнест.  — Они просто расползлись странной биомассой, которая потом испарилась. Как и его кровь. Но после них земля приобрела новые свойства. Удивительные свойства. Но это уже по вашей части, Док.
        — Поднимите платформу, я хочу взглянуть на него.  — Скомандовала Шила.
        Стальная платформа для исследований мутантов послушно сменила положение с горизонтального на вертикальное. Ариэль придушенно пискнула. Тогда их вела тяга к приключениям и адреналин, но сейчас оценив этого монстра, они осознали насколько близко были от смерти. Платформа предназначалась для тел куда менее массивных чем это потому часть целой ноги и голова свисали с краев. Вторая нога восстанавливалась буквально на глазах. Кисть руки уже почти отросла. С ногой было чуть медленнее, но все равно заметно.
        Толпа возле окна зашушукалась, обсуждая увиденное. Этот громила пугал. Ширина плеч поражала как рост, вес и толщина конечностей. Мышечная масса этого аборигена просто поражала. Они даже не представляли, что попало к ним в руки. Эрнесто побоялся гнева Доктора Шилы из-за потери такого интересного экземпляра, потому приказал вколоть ему стимуляторы и присоединить к телу капельницу с универсальным физраствором.
        Вдруг этот монстр открыл глаза. Страшные глаза с темной, почти черной роговицей. Казалось они смотрят и сквозь стены и выворачивают душу наизнанку. Его взгляд подействовал не только на близняшек, что засели в стороне, но и на всех кто столпился у окна. Все невольно отпрянули, расталкивая друг друга.
        — Мы в безопасности!  — Первым взял себя в руки Эрнест.  — Он прикован. А стены камеры и стекло могут выдержать очередь из крупнокалиберной пушки.
        — Эрнест ты же отвечаешь за нашу безопасность. Что скажешь по этому поводу? Мы раньше не встречали таких мутантов. Чем это нам грозит? Это единичный случай? Или их тысячи? Они же не могли так быстро мутировать? А если могли, то, что к этому привело? И какой из двух видов? Мне нужны данные с поверхности.  — Доктор Шила преодолела страх и подошла к стеклу вплотную.  — От этого зависит наше выживание.
        — Да, Док.  — Кивнул Эрнест.  — Сделаю что смогу. Едва Ривз закончит с оборудованием для исследования, попытаемся связаться с «Кассиопеей». Если конечно Скайтеры захотят говорить.
        Некоторое время Шила и пришлый бодались взглядами, потом тот оскалился. Он вдруг размазался, словно завибрировал с огромной частотой и уже спустя секунду оказался у стекла, а хваленные углепластиковые веревки так и остались висеть нетронутыми.
        — Ну что, детишки!  — Прорычал монстр на странном и едва понятном наречии, упершись культей и здоровой рукой в стекло.  — Поговорим? Или мне вас всех убить?!

        Глава 8

        Уже во второй раз находясь на краю смерти я потерял сознание. Правда в этот раз Альт ко мне не пришел. Тьма прошла резко, словно с глаз сдернули пелену. По глазам ударил непривычно яркий свет. Чуть позже я осознал, что он достаточно тусклый, но в этом мире все относительно.
        Открывать глаза я не торопился тем более и без того хватало информации. Легкое дрожание век показало бетонный потолок с десятком грубых плафонов, в которых горели примитивные лампы накаливания.
        Спину холодила стальная плита. Слегка и плавно напрягая конечности, ощутил плотный жгут пут, которыми меня обездвижили. Обездвижили качественно и с запасом прочности. Видимо я их здорово напугал.
        Странно, что я слышу их. Захотелось поднять голову, но я сдержался. Слышно и хорошо. Правда говор был странным. Как будто говорил даун или человек с очень серьезными проблемами с речью. Глотая звуки с посвистываниями.
        То, что они говорили, мне не нравилось. Но любая информация ценна. А у меня ее хватает. Нужен полноценный анализ ситуации. Потому я снова вернулся по времени и оценил свои действия и действия противника.
        И картинка складывалась странная. Второе племя, с которым воевали предки Хора? По его легенде, они избавились от них, применив заклинание предков, а как по мне остатки взрывчатки и обрушили тоннели, что вели на их сторону бункера. Но произошло это как минимум несколько поколений назад. И уже тогда соплеменники Хора воспринимали технологии как нечто сверхъестественное и доступное избранным.
        Почему-то сомневаюсь, что у их племен был шанс против тех, кто использует экзы и боевые комплексы штурмовиков. Дикобраза или Бульдога кому попало не дадут. Если мои пленители смогли сохранить эту технологию, как и экзы, то у людей Хора не было бы шансов. Значит дело в чем-то другом. Но в чем?
        Диалог среди местных начал набирать обороты. Они явно обсуждали мою тушку. Я даже с закрытыми глазами смог вызвать интерфейс и оценить состояние. Печальная картина. МТБЗ сожрало половину маны и та почему-то не желала восстанавливаться. Здоровье маячило на семидесяти процентах и потихоньку восстанавливалось. Уже что-то. Пусть и слишком медленно.
        Градус споров среди пленивших меня существ накалялся. Платформа вдруг дернулась и стала подниматься, меняя положение. Сквозь щель между век я заметил несколько вытяжных отверстий. Что бы это ни было это не герметичная камера. Скорее тюремный блок для опасных особей. Круглый бокс с толстым смотровым стеклом. Да и вряд ли стеклом. Скорее что-то более прочное. Композит?
        Теперь я смог рассмотреть туземцев. Одеты в однотипные серые синтетические комбинезоны. Такие у нас носили технари и рабочие. Вот только фигуры их были далеки от человеческих. Нет, все было на месте. Руки, ноги, голова, два глаза и два уха. А вот тела изможденные. Лысые головы, бледная кожа с прожилками синих вен. Фигуры рахитичные. Как у жертв анорексии.
        И эти глисты меня взяли? Снова едва сдержал ярость. Память услужливо восстановила визг Дикобраза и отрезвила. Сила человечества не в его мышцах. Тысячи людей за сотни лет не разрушат то, что сделает одна бомба за пару секунд. Изобретение десятка человек. Помни об этом!
        Платформа со скрипом замерла в вертикальном положении и на меня уставились десятки глаз. Изучающе. Пора! Мой выход!
        Открываю глаза и уже в полной мере оцениваю ситуацию. Три десятка странных людей меня уже не пугают. Похоже я пугаю их куда больше. А вот та кто стоит передо мной имеет волю. Лидер? Ну что же поговорим! Оскаливаюсь в злобной гримасе.
        Бестелесная тень съедает остатки маны и я вырываюсь из пут без особых усилий. Тело просто проходит сквозь них. Вот только дальше мне ничего не светит. Маны нет и похоже не будет.
        Нога и рука еще не восстановились. Но это меня не останавливает. Главное, что местные говорят, пусть на искаженном наречии, но вполне понятном. Пусть через слово.
        Рывком подлетаю к стеклу, опершись на культю ноги. Но у стекла стою ровно. Гордо. Как и следует Богу этого мира.
        — Ну что детишки?  — Рычу я в окно.  — Поговорим? Или мне вас всех убить?!
        Они резко отпрянули и загомонили на своем наречии. Похоже я произвел достаточно внушительный эффект. Мы замерли друг напротив друга. И вперед вышла женщина. Она мало чем отличалась от остальных, но пол я смог определить. Более плавные и нежные черты лица. Движения тоже не столь рваные и резкие как у мужиков. Вот и все отличия.
        — Кто ты?  — Спросила она, странно шепелявя.
        — Рокот! Бог этого мира!
        — Бог?  — Удивилась она.  — У этого мира давно нет богов.
        — Теперь есть!  — Усмехнулся я.  — Советую проявить гостеприимство и может быть я оставлю вас в живых.
        — А может ты просто запертый в клетке зверь? И не можешь выйти без моего разрешения.
        Хорошо, что ускорение использует бодрость, а не ману. За пару секунд я успеваю сделать три мощных удара. Костяшки руки горят огнем, но я с удовлетворением рассматриваю глубокие трещины на стекле. Общая толщина стекла сантиметров десять, а трещины проникли всего на один. Но этого уже достаточно для демонстрации моей силы.
        — Как думаешь, сколько еще ударов мне нужно, чтобы выйти отсюда?  — Усмехаюсь я глядя в черные зевы автоматов, что уставились в мою сторону.  — И никакое оружие вас не спасет. Я бессмертен.
        Женщина некоторое время бурила меня взглядом, а я не стал развивать конфликт. Мне эти ребята нужны, как и их технологии. Главное поставить себя так, чтобы они не воспринимали нас как младших или слабых. Сейчас их техника сильнее наших способностей, но в перспективе у них нет шансов против богов. Надо им вбить это в их лысые черепушки сразу же. Иначе будет война.
        Женщина отвернулась от меня и отвела всю группу в сторону. Остались только два охранника с автоматами. Остальные что-то активно обсуждали, яростно жестикулируя.
        Я не стал ждать к чему они придут. Обсуждение моей судьбы может затянуться, хотя они не знают еще что решают свою участь. Если я тут умру, то вернусь и за все спрошу. Оглядываю свою камеру. Круглые стены с какими-то датчиками под потолком. По центру массивная платформа-стол со стальными браслетами для фиксации объекта исследований. Серый бетон и ничего более. Еще толстая стальная дверь. У платформы стойка с парой пакетов желтоватой жидкости, от которой тянется трубка капельницы. Видимо я был к ней подключен и игла выпала, когда я использовал бестелесную тень.
        Отрываю один пакет и вскрываю его зубами, после чего макаю разбитую руку прямо в него. И ничего не происходит. Кровь с разбитых костяшек смывается и просто плавает отдельными сгустками в физрастворе. Непонятно. Почему мана не восстанавливается и алхимия не сработала? Это уже очень плохо. Если мы не договоримся с этими ребятами, выбить их отсюда в таких условиях будет проблематично. А не воспользоваться таким преимуществом как техника было бы не просто ошибкой, а преступлением.
        Более того, бестелесная тень сожрала за секунды куда больше маны, чем заявленные две единицы в секунду. Но тут скорее все зависит от плотности среды, через которую я в таком состоянии двигаюсь, а мой интерфейс примитивен и высвечивает только ту информацию, что я заслужил. Мысленно делаю пометку на досуге поработать и с этим направлением.
        Поморщившись выпиваю горьковатую жидкость из пакета. Мой организм модифицирован и не требовал внутривенных вливаний. И так справится, тем более обширные травмы требовали ресурсов для восстановления и в интерфейсе снизилась выносливость и сила, потому как организм для регенерации конечностей стал забирать ресурсы откуда мог. Заметно просела мышечная масса всего тела и я похудел. Бодрость тоже не торопилась восстанавливаться, так что чувствовал я себя паршиво. Не лучшая форма для переговоров с местными с позиции силы.
        Покинуть камеру тоже не выйдет. Толщина стен почти полметра и я скорее всего застряну прямо в ней. Значит будем блефовать. Допиваю второй пакет. По вкусу другой, значит там что-то иное, но интерфейс молчит, значит все хорошо. Осмотрев платформу нахожу небольшой тумблер изменения положения и снова опускаю ее в горизонтальное положение и ложусь отдыхать.
        — Эй! Рокот!  — Зовет меня все тот же женский голос.  — Проснись.
        Нехотя встаю. Регенерация штука очень неприятная, так что чувствую себя больным и разбитым. Совсем не тот настрой, чтобы вести сложные переговоры, а эта дамочка явно не из легких соперников.
        Но все же сажусь на краю платформы. Слышимость тут отличная. Женщина уже сидит на стуле напротив окна, а за ее спиной маячат два охранника в боевых доспехах. Остальные разошлись, но я замечаю две фигурки, что притаились на крыше небольшой конструкции как раз напротив окна. Свет в их пещере тусклый, но я уже привык к полной тьме, так что замечаю куда больше, чем даже местные.
        — Поговорим?  — Спрашивает меня женщина.
        — Мои вещи.  — Отрезаю я.  — Мне нужна еда для восстановления сил. Когда я голоден, то зол.
        — Будет!  — Кивает она.  — Дай нам пять минут.
        По ее взгляду в сторону понимаю, что там тоже кто-то есть. Страхуют еще охранники? Возможно. Я бы тоже так и сделал.
        — Так кто ты?  — Спрашивает она.
        — Для начала сами представьтесь.
        — Я доктор Шила. Глава колонии «Ливплейс».
        — Я Рокот.  — Вежливо киваю.  — Бог Войны и лидер Серебряной команды.
        Бровей у нее нет, но выражение лица понятно. Удивление с толикой иронии.
        — В этом мире нет богов.  — Качает она головой.  — И что за Серебряная команда?
        — Теперь есть и я один из них. Мои люди и есть команда.
        — Ты странный.  — Она кивает на платформу.  — Явно знаком с технологиями и знаешь, как выглядят и для чего служат кнопки. Те, кто попадал сюда до тебя, были не такими.
        — Те, кого вы до меня тут препарировали? Да они другие. Кстати, что вы с ними сделали?
        — А что делают с опасными монстрами? Утилизировали. Ты первый разумный, кто пришел с поверхности.
        Я слегка завис обрабатывая информацию. Черт! Я сейчас вполне трезво размышляю, но на выходе меня штормило как пьяного. Скорее всего, там стоит инфразвуковая завеса, которая на особой частоте вызывает страх и отпугивает аборигенов. Я представил, как ушедший из племени воин чье безумие стало опасным даже для его соплеменников, продирается сквозь свой страх и все же проходит границу. Соплеменники хора инвалиды, но на порядок сильнее любого из местных, потому они для них очень опасны. Говорят они на разных языках. Гортанные рыки аборигенов бункера непонятны жителям Ливплейса. Так что — да, они чертовски похожи на диких зверей, учитывая их внешний вид и примитивные действия. Даже одежда и оружие не делают их разумными. Просто умный зверь. Еще более опасный. Найти общий язык этим двум племенам не судьба.
        — И вы их убили.  — Хмыкнул я.  — Странно, что не смогли понять, что они тоже разумны. Мы вот разобрались с этим. И даже подружились выучили их язык и культуру.
        Акцентировать на том, что мы чуть слегка не устроили геноцид, я не стал. Шиле похоже нет дела до аборигенов бункера. Ее больше беспокоят непонятные боги и что они принесут ее подопечным.
        — Зачем вы здесь.  — Пропустила завуалированное обвинение Шила.
        — Я развиваю свое поселение и свою команду. Расширяю ареал влияния. Вы теперь в сферах моих интересов.
        — И чем это нам грозит?
        — В зависимости от того как вы поступите.  — Пожал я плечами.  — Я даю вам шанс решить все миром и работать сообща. Потому пока не вырываюсь из этой хибары. Она охраняет вас от меня и не дает вам сделать необдуманную глупость.
        — Ты убил двоих моих людей.  — Прищурилась Шила.  — Думаешь тебя за это простят?
        — Вы открыли огонь первыми, а я лишь защищался. Если хотите, можете попробовать убить меня. Тогда я через недельку вернусь с командой и не оставлю тут никого в живых. Вы мне нужны, но только потому что худой мир лучше доброй ссоры. А в ваших технологиях я, возможно, разбираюсь лучше вас самих. Мои люди уж точно.
        Повисло тягостное молчание, а я не торопился его прерывать. Блеф дело тонкое и основанное на мелочах. Мои конечности отрастали у них на глазах. Пусть я от этого сильно слабел и повторить вряд ли смогу, но видеть этого они не могли. А трещина в стекле и неразорванные путы напоминали о том что я могу вырваться. И удержать меня не смогут. Возможно и у них были свои козыри, вроде баллона нейропаралитического газа подсоединённого к отдушине или еще чего-то подобного.
        Но сейчас игра шла на другом уровне. Мне нужны они и их технологии для обороны бункера и лидирующей позиции в Лабиринте и даже мире. Им нужно еще больше. Судя по их телам, здоровье у них так себе. Тем не менее есть еще некие Скайтеры, а заблокировать проход парой турелей не такая уж и проблема. Это мгновенно повысит потери при штурме и придется отступать. Информации о силах наших группировок не хватало обоим, как и последствий войны или сотрудничества. Патовая ситуация. Осталось ждать, кто первый спасует и скинет карты на стол.
        — Что вы предлагаете?  — Осторожно спросила Шила.
        — Откройте дверь.  — Ответил я.  — Это первый шаг к доверию. Поговорим лицом к лицу. И где, черт возьми, обещанная еда?
        Шила посмотрела на меня долгим взглядом, а потом кивнула куда-то в сторону. Спустя несколько мгновений дверь загремела засовами или чем-то железным и отворилась на пару пальцев. Но я даже посмотрел в ее сторону.
        — Заходите.  — Сказал я, выдержав взгляд Доктора.  — И принесите что-нибудь пожевать. Умираю с голоду.
        Голод и жажда действительно донимали и отвлекали. Организм требовал ресурсов для восстановления повреждений.
        Шила оказалась женщиной не робкого десятка, так что вскоре вошла в камеру с подносом, на котором стоял небольшая квадратная емкость с белесой комковатой жижей и ложкой. Все из пластика. За ней нес примитивный раскладной табурет охранник с автоматом. Второй маячил в дверях, как и еще два стояли напротив окна. Не густо. Похоже с человеческими и техническими ресурсами у них совсем беда. Доспехи в заплатах и коррозии. Скрипят сервоприводами, да и в целом дерганные и изношенные. Это обнадеживает.
        — Я вас слушаю?
        — Это что за хрень?  — Я поднял ложку и посмотрел как стекает с нее стекает мой обед.  — Если вы это едите не удивительно, что выглядите так, что краше в гроб кладут.
        — Как? Куда?  — Не поняла Шила.  — У вас очень странный выговор. Хоть слова и достаточно понятные.
        — Нет.  — Покачал я головой.  — Это вы говорите плохо. Уж поверьте мой говор куда лучше вашего. И принесите мне мои вещи. Это дерьмо я жрать не буду.
        Шила снова кивнула сопровождению и тот кто маячил в дверях куда-то резво ускакал гремя доспехами как средневековый рыцарь. Я даже поморщился от этого звука.
        — Вы чем-то недовольны?  — Отреагировала на мою гримасу женщина.
        — Я бы убил того, кто довел экзоскелеты до такого состояния.  — Ответил я вполне серьезно.  — Солдат в таком обмундировании позор для общества и Полиса.
        Шила вздрогнула и даже побледнела, хотя в ее состоянии это казалось не возможным.
        — Кто вы?!  — Снова задала она вопрос и тут же дополнила его.  — Я уже слышала сказку про бога. Но мне нужна реальная информация.
        — Хорошо!  — Кивнул я.  — Я действительно бог. Теперь. Меня воскресили более могущественные существа и модифицировали мое тело.
        — Зачем?  — Опешила Доктор.
        — Чтобы мы все возродили прежнюю Землю и человечество. Зачем это им не совсем понятно, но причины есть. Мы вроде пчел для них.
        — А…
        — Моя очередь.  — Бесцеремонно перебил ее я.  — Расскажи как вы умудрились выжить рядом с ЭГ. Только давай не будем считать меня идиотом и рассказывать сказки. Думаю мои знания даже выше того что вам удалось сохранить за эти века потому рассказывайте только правду.
        — Мы генетический эксперимент.  — Слегка замешкавшись ответила Шила.  — Основателем был доктор Густав Кранц. Пока все остальные искали возможности нейтрализовать излучение ЭГ он решил пойти от обратного и стал экспериментировать с генами эмбрионов. Он предсказал что хотя бы один процент людей сможет выработать иммунитет и попытался ускорить эту эволюцию. Мы результат его разработок. У нас иммунитет к серой лихорадке и прочим прелестям излучения. Хотя и хватает проблем.
        — Да уж вижу.
        Мне наконец-то принесли мой мешок и я вгрызся в куски сушенного мяса запивая его водой и эликсиром. Голод не тетка, так что выглядел я не в лучшем свете, но сейчас мне было на это плевать. Как и на брезгливую гримасу Шилы. Мясо и грибы без соли та еще еда, так что мы хоть как-то разбавляли вкус, присыпая его пеплом. Так что масса вышла действительно отвратной на вид. Хотя белесая жижа привлекала еще меньше.
        — Что?  — Удивился я с набитым ртом.
        — Это странно.  — Проговорила она.  — У нас побочный эффект — мы почти не едим. Желудок атрофировался. Принимает только адаптированный под нас протеиновый белок и то в малых дозах.
        — Как же вы выживаете?
        — Колем себе растворы и иногда едим то, что ты отказался. В основном наш организм поглощает излучение ЭГ. Когда этого становится мало мы, добираем энергию. Раз в месяц отлавливаем мутировавшую фауну и заряжаемся от них в особых условиях. А как выживаете вы?
        — Мы модифицированы. Практически бессмертны.
        — Это я уже слышала. Меня интересуют подробности.
        Я на некоторое время задумался. Начинать сотрудничество со лжи и преувеличения своих сил соблазнительно. Но если мы начнем общие действия, моя ложь быстро всплывет и вобьёт клин между нами. Лучшая ложь в дипломатии это не вся правда.
        — Высшая раса сбросила на Землю десять тысяч, таких как я. В модифицированных телах. Мы будущее этого мира и нам дали силы и возможности его изменить и вернуть на прежний путь.
        — Какие силы?  — Подалась вперед Доктор.
        — Разные. Но теперь снова моя очередь. Кто такие Скайтеры?
        — В конце последних дней люди уходили в небо. Сейчас там осталась одна станция — Кассиопея. Люди с нее себя зовут Скайтерами.
        — И много вас и их?
        — Вроде теперь моя очередь?  — Усмехнулась Шила приняв правила игры.  — Сколько людей в вашей группе и какие у вас силы?
        — А может вам еще свои сексуальные пристрастия рассказать?  — Наигранно удивился я.  — У каждого вопроса есть своя цена. Давайте не будем торговаться на демпинге.
        — Что?  — не поняла женщина.
        — То! У меня гораздо больше знаний, чем вы смогли сохранить. Обмануть меня вы еще сможете. Но если я приду сюда со своими людьми, вы быстро потеряете свое преимущество. Если вы лидер, то принимайте решение. Либо он,  — я кивнул в сторону маячившего в дверях телохранителя,  — стреляет мне в голову или вы признаете, что мы вам нужны и рассказываете все.
        Я встал с платформы и поднырнув под нее распрямился выжимая ее из стойки. Основа с хрустом и скрипом не выдержала моего напора и сломалась. Плита платформы с грохотом упала ребром на пол, потянув за собой жгуты проводов и тросов приводов.
        — Надеюсь я достаточно красноречив даже в состоянии инвалида.  — Улыбнулся я как можно доброжелательнее всем четверым охранникам столпившимся в дверях.
        — И еще, ребята, если я увижу у вас такую тактику охвата потенциального пленника, я вас лично убью. Жестоко. Вы не солдаты, а позор любого командира.
        Несколько секунд я выждал, а потом рявкнул во весь голос.
        — Всем понятно?!
        Тут же прыгнул в сторону. Ребята нервные и не обкатанные в боях, потому сразу же нервно дернули на спуски. Впрочем, я был готов к этому, потому даже по пути успел пнуть Шилу и сбить ее с траектории огня, а сам ворвался в ряды бойцов и быстро, но качественно их обезвредил, раскурочив энергетические ранцы на спине. Теперь эти доспехи не хуже оков. Их слабые тела не в состоянии даже дотянуться рукой до кнопки аварийного сброса доспехов.
        — Вот теперь поговорим!  — С МОК «Дикобраз» я чувствовал себя куда увереннее.
        Потому вышел из камеры таща под мышкой Доктора и осмотрелся. Огромная пещера с десятком разномастных сооружений вокруг подземного озера. Из озера торчат рога эфирного генератора и тянуться мощные кабели к зданиям. Все это освещено десятком тусклых прожекторов и сотней мутантов энергетической формы. Они часто искрили молниями. Чуть в стороне виднелись входы либо в пещеры, либо в жилые зоны. Оттуда бежали колонисты, но, заметив меня с автоматом, резко теряли запал и стали прятаться за зданиями. Оружия я не заметил, как и попыток что-то сделать. Хотя бы собраться в одном месте. Гражданские.
        Поставил на ноги оглушенную Шилу. Та была в сознании, но в каком-то шоковом состоянии. То ли сильно ее приложил, то ли для колонистов столь явное насилие и кровожадность куда больший культурный и моральный шок, чем они это пытались показать.
        — Так все подходим сюда для знакомства!  — Крикнул я на всю пещеру так что даже спугнул десяток мобов под потолком. Не бойтесь. Я не кусаюсь если меня не злить и слушаться.
        — И пригласите на собеседование тех двух малышек, что изначально меня сняли.  — Уже тише попросил приходящую в себя Шилу и кивнул на крышу здания с девушками.  — У них явный потенциал.
        Если уже вышло так, то пора разбираться и расширять команду. А две хилые девчушки со стальным стержнем внутри стоят куда больше этих нелепых идиотов в экзах.

        Глава 9

        Фарух-каменщик отдыхал под навесом после праведных трудов. Две его молодых любовницы тщательно вымывали и вычесывали волосы своего мужа, господина и благодетеля, пока остальные бездари племени выгребали щебень из пещеры.
        Фарух не был особо умным и сильным лидером и сам осознавал это. Ему просто повезло. Когда-то в прошлой жизни он был обычным механиком и оператором комплекса геологической разведки. И каким-то образом сумел перенять возможности своей прошлой техники. В те времена машина походила к стене и, используя различные виды воздействия и сенсоры, прощупывала толщу пород. Это были все виды вибрации, включая разночастотный звук и естественные сейсмические колебания земной коры. Сенсоры помогали определить плотность породы, залежи и виды ископаемых, а так же точки напряжения в монолитной толще.
        Сначала Фарух был обычным обывателем, таким же как все, что попали в Лабиринт. Зато научился определять щели и пустоты в сплошной стене камня. Так он стал полезен, но не опасен для тех, кто приобрел более смертоносные заклинания. Ему пришлось гнуться под тех, кто не стоил и ногтя с его мизинца. Не самое лучшее время, которое он старался забыть.
        Пещеры нужны были для выживания всем кто попал сюда и навык Фаруха оказался очень востребованным. Но не настолько, чтобы его возвысить. Однако работа с камнем развила его навык и однажды он вдруг понял, что может перенаправлять потоки напряжения в толще и в определенный момент отпускать их. Такой подход вызывал бурную реакцию и разрушал цельную породу, превращая ее в осколки и щебень. Порой с опасным разбросом. Так он погиб впервые. Его убил отлетевший осколок.
        Новое племя, что приняло Фаруха, оказалось несколько более адекватным и мягким в порядках, но потому и слабее своих соседей. Им приходилось ютиться едва ли не под камнями. Фарух впервые оказался на вершине социума. Он смог в самой непригодной для жизни части Лабиринта вырубить пещеру. Маленькую, но уютную. Для десяти человек его племени ее хватало, чтобы спокойно спать и не боятся агрессивной фауны. Особенно после первого Дождя и Урагана.
        Но эти две страшные стихии подстегнули агрессию соседей и за удобные места разразились настоящие сражения. В одном из таких сражений Фаруха и всех его друзей уничтожили пришлые, просто чтобы отнять их пещеру. Его пещеру. Его дом, который он с таким рвением строил для себя и своей первой любовницы в этом мире — Айды. Красивой, милой, наивной девушки с настолько горячей душой, что она могла активировать это пламя, согревая всех даже во время Урагана или готовить ему вкусную похлебку или жаркое.
        Фарух впервые в своей жизни воспылал ненавистью к живым. В прошлой жизни он был никем и ничем. Никто не обращал на него внимания. Он был сиротой, не знавшей ласк матери и так же не смог найти себе пару. Как и продлить свой род, корней которого и не знал. Однажды он нашел девушку, но их роман продлился недолго и она умерла у него на руках от серой лихорадки спустя пару месяцев. И Айда очень напоминала ее.
        Тогда Фарух осатанел и вернулся с места воскрешения к своему дому. И обрушил его на головы тех, кто отнял у него все. Снова. Он отомстил, но это не вернуло тех, кого он потерял. В этом Лабиринте проходов, скал и распадков собрать тех, кто погиб даже зная, что они воскресли, не представлялось возможным.
        Разговор с Люцифером не слишком прояснил ситуацию. Фарух понимал, что все его бывшее племя в пустую использовало свои вопросы, но переиграть не мог. Да и не знал как. Но сам себе пообещал, что больше не будет игрушкой и убьет любого, кто покусится на его дом. И так он поступал отныне.
        Он бы никогда не стал лидером крупного поселения. Но после десятка Ливней с приходящими вместе с ними монстрами и Ураганами, что своим ледяным языком и одновременно выжигающим все живое солнечным светом, народ в Лабиринте резко стал сговорчивее и покладистее.
        Фарух со своей не боевой, но очень нужной способностью крушить в день по пять кубов камня, стал панацеей для выживания. И сейчас в его новом племени было сорок восемь человек. Все они приняли руку Фаруха и не в последнюю очередь из-за его тени — Гао.
        Этого парня он нашел, когда разрушил свой старый дом. Те, кто там обитал, взяли его в плен и отрубили парню руки, после чего распяли снаружи. Каменщик случайно наткнулся на него и выходил, потому как тот, едва шевеля губами, просил не убивать. У него оставалась последняя смерть.
        С тех пор он как тень ходил за Фарухом. Молчаливый, вечно угрюмый парень восточной наружности пусть и не чистокровный. Скорее метис. Он оказался бойцом ближнего боя и мог управлять электрическими потоками, причем настолько эффективно, что не боялся даже Приходящих с Дождем. Именно он стал кулаком Фаруха и беспощадно давил всех, кто смел ему перечить. Почему он это делал, Каменщик и сам не до конца понял. Какой-то закон чести их древнего рода. Вернув ему жизнь Фарух вогнал того в долг и пока тот его не отдаст, будет следовать за ним. Странный, но полезный тип, к которому он уже привык.
        — Фарух! Там чужаки! Хотят говорить!  — Отвлек лидера бронзовой команды от мечтаний о будущих перспективах поселения тараторящий мальчишеский говор.  — У вала они стоят. Часовые ждут твоих распоряжений.
        Каменщик нехотя открыл один глаз и взглянул на мальчишку, что от нетерпения прыгал на одной ноге. Спидди — самый неугомонный житель его поселения, которого ему частенько хотелось прибить. Вот только при всем желании сделать это было трудно. Спидди его прозвали не зря. У мальчишки была невероятная координация, реакция и скорость бега. Как боевик он был бесполезен, но как разведчик или посыльный он был просто незаменим. Он мог некоторое время даже бежать по вертикальной стене или лавируя между камнями не снижая скорости, по которым остальные без травм пройти не могли. Сейчас он как раз и был посыльным на валу, куда стаскивали отходы от производства Фаруха.
        — И чего наши их не пришибли?  — Недовольно буркнул он. Племя и без того разрослось так, что управлять им стало очень сложно, особенно если решать их вечные склоки нет никакого желания. Потому лидер принял решение не принимать свежее мясо, что очень хотело попасть в его команду.
        — Так пробовали они. Но там среди них настоящий великан, который камни Чака отбивает руками и сам кидается такими булыжниками, что даже мне страшно. Если они перелезут через вал, то будет драка.  — Снова затараторил Спидди.  — Тот великан очень силен. Валуны как моя голова докидывает до ниш.
        — И чего они тогда не перелезли?  — Фарух взмахом руки отпустил своих жен и уже открыл оба глаза.  — Или трусят?
        Гао за спиной всегда придавал Фаруху уверенность. Он видел на что способен этот парень. Тот же Спидди никого не боялся кроме него, потому как уже успел получал втык от азиата за свои озорства.
        — Говорят, ждут приглашения от вождя.  — Снова забубнил мальчишка.  — Хотят мира, но обещают что в обиду себя не дадут и если мы нападем, будут вынуждены применить свой арсенал. Чак сказал, что они явно серьезные бойцы, а ему можно верить. Лютый ему верит.
        Фарух поморщился. Лютый был его головной болью. Лидером команды боевиков, которые сейчас занимались охраной входа в ущелье и охотой. Все они поклялись Фаруху в верности, но сделали это только потому, что без его умений остались бы на улице и никакие навыки им бы не помогли во время очередного Ливня. И все же их банда держалась особняком от остальных, считая себя выше. Это раздражало не только Фаруха, но этих самых «остальных», однако приходилось мириться с таким положением дел. Обе группировки зависели друг от друга. Фарух ежедневно расширял их убежище, улучшая обороноспособность и комфорт, а эти ребята в остальное время снабжали поселение мясом, за которым приходилось уходить все дальше и защищали в случае опасности.
        — Гао, загони женщин в пещеру и пусть затянут лестницу за собой.  — Распорядился Фарух.  — И вооружи мужиков. Хоть чем-нибудь. Знаю, что ты сам справишься, но для внушительности они подойдут.
        Гао побаивались даже охотники, а порядок действий при опасности поселению отработали давно, потому действовали слаженно. Женщины быстро забрались в пещеру узкий вход, в которую находился на высоте шести метров и затянули за собой лестницу. Мужики похватали дубье и простенькие пращи и заняли подготовленные позиции.
        Спидди умелся к валу, чтобы передать решения вождя и проследить за тем, чтобы гости не заплутали, хотя там особо и разогнаться негде. Полкилометра ущелья с узкой горловиной перекрытой валом поднимавшимся уже на десяток метров. Перебраться не так и трудно, если бы не две ниши над ними, в которых сидели стрелки с пращами и боевыми заклинаниями.
        Чужаки пришли спустя несколько минут. «Действительно великан» — отметил про себя Фарух. Двое остальных не впечатляли. Впрочем, великан тоже. Последнее время в Лабиринте развилась традиция определять удачливость и силу человека по длине его волос, потому как воскресали все лысыми. Потому Каменщик так заботился о своей прическе и бороде. Мало кто мог похвастать такой шевелюрой. И судя по всему эта тройка недавно отлетела на респ, потому как их короткие ежики едва заметны.
        — Чего надо?  — Вальяжно спросил он, остановив пришлых движением руки на приличном расстоянии.  — Мы людей больше не принимаем. Разве что очень и очень полезных.
        — Я слышал об этом, уважаемый Фарух.  — Слащавым баритоном начал пухловатый мужичок.  — Но мы действительно очень и очень полезные для вас. И дело даже не в боевых навыках, а в информации, которой мы владеем и готовы поделиться. Я Рейгард, это Тейт и Краб. Мы пришли предложить очень выгодное для всех сотрудничество.
        — Я весь во внимании.  — Хмыкнул Каменщик. Он хоть и не блистал умом, но и тупым особо не был. Этот коротышка ему сразу не понравился. Проныра и льстец. К такому спиной лучше не поворачиваться, как и ко второму, похожему на лиса.
        — Вы не задумывались, почему нас выкинуло именно в этом месте?  — Рейгард обвел рукой все вокруг.
        — Нет-нет, я не сомневаюсь, что вы умный и проницательный человек.  — Пришлый быстро понял с чем связано недовольно нахмуренное лицо вождя.  — Это я просто собираю картинку в единое целое чтобы вы нам поверили. Так вот если посмотреть с высоты, то все барханы наверху очень похожи на контуры стандартных небоскребов полей.
        — И что?  — Фарух лениво посмотрел на пришлых, как будто решая с какой части начинать отрезать им лишние детали тела.
        — А то, что это полис. Бывший Полис и один из самых мощных.  — Зачастил Рейгард, почувствовавший что испытывать терпение вождя не стоит.  — Нас выкинули в то место, где легче всего выжить и где сохранились последние очаги жизни. Пусть даже чахлой и мутировавшей.
        — Бункер!  — Подался вперед Гао.  — Вы знаете где вход?
        — Да.  — Важно кивнул Рейгард.
        — И вы решили просто так взять и нам рассказать об этом?  — Подозрительно спросил Гао.
        — У нас нет выхода.  — Пожал плечами Рейгард.
        — Поясни.
        — Появились мы чуть дальше от Лабиринта и долгое время ничего не знали о вас. Вход нашли совершенно случайно. Я собрал хорошую команду и мы начали исследовать бункер. Очень перспективное место. И просто огромное. Мы нашли даже био-ферму и смогли отбить ее у выживших в катаклизме зверей и зверолюдей. Они очень агрессивны и неуправляемы хоть и похожи на нас и даже имеют зачатки цивилизации.
        — Био-ферму?  — Подался вперед Фарух.
        Проблема с едой стояла в полный рост. Каждый в Лабиринте знал, что такое благословение кровью. Очень полезная способность и каждый из его племени регулярно сдавал кровь на это дело. Вот только одна проблема. Создавать поля вблизи поселения нельзя. Они привлекают фауну, а та в свою очередь служит маячком для Приходящих с Ливнем. Так что обрабатывать эти клочки благословленной земли очень опасно. И каждые две-три недели приходили Ураганы что просто убивали все живое. Сначала высокие морозы стратосферных воздушных масс замораживали все, а потом солнечные лучи выжигали остатки. Даже странно, что при таких условиях тут хоть что-то смогло выжить. И приходилось начинать почти все с самого начала. Многое выживало, но их усилий недостаточно для поддержания сытости такого большого племени. Потому и приходилось терпеть Лютого и его охотников.
        Каменщик сам задумывался над созданием био-фермы внутри скалы, но пока объёма помещений хватало лишь на убежище и склады провизии для уже существующей общины. А вот бункер другое дело. Там тысячи кубометров прикрытых территорий.
        — Продолжай!  — Остановил он Гао, который тоже слегка перевозбудился, что для его кремниевого характера очень несвойственно.
        — Бункер огромен. И даже населен, что позволяет добывать пищу и качаться. Нам такой кусок одним не отхватить. Но там нет света и дерева. Только разные черви, грибы и мхи. Потому мы вынуждены были выходить на поверхность за топливом.  — Продолжил Рейгард.  — И в однажды встретили еще одну группу. Они были на грани истощения и едва передвигали ноги от голода. Мы сжалились над ними и привели в свой дом. Думали, сможем усилиться и расширить свои владения.
        Но мы оказались слишком наивными и добрыми. Этих ребят можно было перешибить плевком, настолько они были слабы. Я не особо насторожился и это мой просчет как командира. Мы верили, что должны держаться вместе. Ведь так мы сильнее. Но этот мир жесток и я понимал, почему они держатся слегка особняком и мало говорят с нами. Их группа им была ближе, а мы пусть и благодетели, но чужаки. Доверие штука тонкая, которой нужно время. Я решил им его дать.
        Однако через время в рядах моих людей начались нездоровые брожения. Даже драки. Чего раньше не было. Я думал это все из-за женщин, что пришли с пришлыми. Из-за них я и принял их к себе. Парни, что заботятся о девушках, внушают доверие. Но я был глуп. Только воскреснув после своей гибели я сопоставил факты и понял что их женщины вели себя тихо не потому что боялись нас а боялись своих хозяев потому что были рабынями и подстилками.
        Рейгард добавил в голос ненависти и праведного гнева.
        — Для командира это непростительно. Я в свое время в прошлой жизни занимал важный пост и должен был распознать их подлую натуру, но этот мир отличен от того где мы росли. Он еще жестче.
        — Как вы погибли?  — Ровным голосом спросил Гао.
        — Как я и сказал бункер заселен как животными так и бывшими людьми что мало от них отличаются.  — Не растерялся Рейгард.  — Но стадный инстинкт им присущ. Нам нужно было пространство для жизни. А они были не согласны и видели в нас лишь вкусное мясо. Думаю, они каннибалы, потому как утаскивали тела даже своих сородичей с поля боя.
        И вот когда собралась приличная стая этих выродков моя команда прикрыла своими телами тех, кому мы доверили свои спины. Мы дрались до последнего и почти победили. Но нам подло ударили в спину. В тот момент, когда мы этого не ожидали. Они ведь тоже дрались рядом с нами пусть и чуть позади. Мы надеялись на них. А они твари…
        Рейгард захлебнулся и замолчал, скрипнув зубами и стараясь унять свой гнев…
        — Твари! Нелюди!  — Повторил он и даже невольная скупая слеза пробежала по его щеке.
        — Я им верил. Я думал, они станут одними из нас. А они…
        — И что дальше?  — Гао не тронула тирада Рейгарда.
        — Это все что я смог собрать из своей первоначальной команды.  — Рейгард кивнул на своих спутников.  — В темных переулках бункера нам с ними не справится пусть мы и не плохие воины. К тому же они забрали наших женщин, что нам дороги. Мы боимся рисковать их жизнями. Теперь они тоже рабыни захватчиков. Нам нужна поддержка. И бункер вместит всех нас. Всех в лабиринте.
        — Имена.  — Гао снова вышел перед Фарухом и по его плечам словно струйки воды стекли молнии, которые превратились в подобие перчаток на ладонях.
        — Что?  — Не понял Рейгард.
        — Говорите хором имена по алфавиту. Сначала врагов. Потом рабынь.  — Повторил Гао.  — Кто сбивается — умирает.
        В такт словам Гао на его руках зло затрещали разряды.
        — Все не смогут!  — Отпрянул Рейгард, выставив рук вперед.  — Краб раскачивал силу и выносливость, но они штрафуют функции высшей нервной деятельности. Потому он слегка не в себе.
        — А твой друг?
        — Да мы просто все не всех можем вспомнить. И не всех толком узнали.  — Суматошно замахал руками.  — Я же говорил что они держались особняком.
        — Имена!  — Зарычал Гао.
        — Главарь — Рокот. Мерзкий тип и очень коварен и опасен. Его шлюха и правая рука Исида. Остальные не столь опасны. Имена не вспомню. Из рабынь помню Яниэль, Айду и парня по имени Майс. Может они и не рабы и соучастники, но боялись своих хозяев до дрожи и не общались с нами.
        — Айда?!  — Фарух вскочил со своего места и плетеный трон отлетел в сторону.  — Ты сказал Айда?!
        — Да! Айда. Была у них такая. Хрупкая шатенка!  — Нехотя подтвердил Рейгард.  — Милая, но робкая. Рокот сказал, что она его женщина. Не позволял ни кому трогать. Мы думали, они просто все согласовали между собой. Исида у него странная. Страшненькая, но сильная.
        — Гао, собирай наших!  — Взревел Фарух.  — Мы идем в бункер. Это решит все наши проблемы. И допроси пришлых. Мне нужна информация. Лютый, не пойдет в слепую. Слишком заботится о своих людях.
        — Фа…
        — Я сказал! Бегом!  — Взвился Каменщик и с близлежащих скал посыпалась каменная крошка и пыль.
        Но как бы не желал Фарух, выйти бегом ничего у него не вышло. По словам чужаков до бункера по прямой километров сто. Вот только в Лабиринте нет прямых и безопасных путей. И протащить по полной опасностей местности пятьдесят человек половина из которых бесполезные гражданские. Еще и нужны запасы продовольствия и план. Сомнительно что те кто остался в бункере сразу же поднимут лапки еще и обеспечат все племя едой.
        Вечером того же дня в отдельной келье вождя собрались все значительные люди племени. Сам Фарух, его тень Гао, глава охотников Лютый и его зам Чак.
        — Я им не верю.  — Спокойно проговорил Гао, хотя понимал, что это бесполезно. Имя Айды действовало на Фаруха как красная тряпка на быка. Он становился неуправляем.  — Они скользкие какие-то.
        — Это уже не имеет значения.  — Покачал головой Лютый, суровый и рассудительный мужик.  — Вы говорили о бункере в присутствии двух десятков человек. Эта идея разлетелась по племени и все ждут от нас только одного — похода в землю обетованную. Люди устали жить впроголодь и постоянно рисковать жизнями на охоте.
        — Если это правда, а не деза. Сто тыщ индейцев вокруг жаждут засесть на нашем месте. Хотят, но боятся прямого столкновения. А так мы свалим сами навстречу несуществующему бункеру.  — Внес свою лепту Чак. Он хоть и был шутником и балагуром, решения всегда принимал здравые и взвешенные, потому и стал замом Лютого.
        — Думаю это правда.  — Покачал головой Лютый.  — Я говорил с ними. Описание внутренних помещений боксов и био-ферм сходится даже при перекрестном допросе. Даже описание мутантов, что там живут. Они в чем-то действительно врут и не договаривают, но это уже не важно. Они точно там были. И мы им нужны для того чтобы туда вернуться. Сами они не смогут, так что логично было прийти к нам.
        — А с талантами Фаруха мы запросто расчистим разрушения, а с нашими — перебьем мутантов и будем жить поживать и уровни наживать.  — Хохотнул Чак.  — Если дойдем.
        — И каков план?  — Спросил Фарух, который понимал, что сам не справится с такой задачей.
        — Завтра я возьму Спидди и своих людей и разведаю дорогу насколько смогу пройти.  — Решил Лютый.  — А вы начните заготовку провианта. Увеличьте сбор крови со всех для благословения и разбейте поля ближе к убежищу. Выйдем после Урагана. Если он нас застанет на открытой местности — мы покойники.
        — Проблема в том, что остальные группы могут нам помешать.  — Возразил Чак.
        — А это уже твоя задача.  — Хмыкнул Лютый.  — Я знаю что ты там уже завел товарищей. Вот и сделай так, чтобы они друг другу начали рассказывать самые нелепые варианты нашего ухода. Звездолет пришельцев, храм древней цивилизации, океан и Атлантида. Я хочу, чтобы бункер потерялся на фоне этих небылиц и осталась только мысль, что мы уходим по дурости Фаруха.
        — Что?!  — Взвился вождь.
        — То!  — Отрезал охотник.  — Это правда, потому как тебе плевать на бункер и прешь ты туда за своей бабой!
        Фарух насупился, но развивать конфликт не стал. Лютый в этом прав.
        — Чак, они должны еще до нашего ухода начать разборки за наше место.  — Продолжил Лютый.  — Так что возьмешь еще троих парней и устроишь демонстративную разведку, пока мы будем тихо искать проходы. И присматривайте за чужаками. Мне они тоже не нравятся.
        — Значит решено!  — Подвел итог Лютый и вышел в общую пещеру. Завтра предстоит тяжелый поход. Нужно выспаться и продумать дальнейшую стратегию. Терять людей Лютый не любил. И Фаруху не позволит их угробить. Жаль, что его приходилось терпеть. Но в бункере все может измениться и Лютый наконец-то сможет занять свое законное место лидера Бронзовой команды.

        Глава 10

        Народ подтягивался неохотно. Я возвышался над ними как скала и был выше на голову даже самого мощного бойца. Четыре тела в экзоскелетах у камеры, опешившая Шила и автомат в руках не внушали им доверия. Да и два трупа на моих руках. Даже гражданские поняли, что я умею обращаться с «Дикобразом». Огневой комплекс сел как влитой на свое привычное место и пугал местных до чертиков. И я их понимал. Индикатор показывал заряд на сорок игл и четыре заряда пыльцы — очень неприятного аналога дробовика. С таким БК я положу тут всех даже не запыхавшись.
        Их всего полсотни человек — не более. Может кто-то еще на постах, от которых нельзя отлучатся, но вряд ли в колонии более сотни граждан. Как они еще не выродились с таким количеством?
        Но выхода у них не было. Им не требовалось для охраны своего поселения большое войско, значит у них не так много тренированных бойцов. Двоих я недавно случайно убил, еще четверо сейчас валялись бесполезным металлоломом, а Шила стояла рядом и хватала ртом воздух. Так что им волей неволей пришлось выходить из укрытий. Спрятаться тут особо негде. Особенно от меня.
        Я провел в колонии неделю. Чувство беспокойства за своих людей не покидало меня, но и с местными нужно разобраться и вписать их в наши планы. Минимум, это будет взаимовыгодное сотрудничество.
        Боятся они меня не перестали, но Шила была далеко не дура, потому сама понимала, чем им грозит приход сильных и разумных существ. Сначала я подозревал какую-то интригу с ее стороны, но потом понял насколько у них плачевное положение. И Доктор, немного пообщавшись со мной, нашла сочувствие и понимание, а так же обрела надежду в моем лице, потому вскоре пела соловьем.
        Их ветка возникла в ходе генетических экспериментов. Все же геном человека очень вариативная штука, так что привить иммунитет к ЭГ-излучению у всех не получалось даже у такого монстра генетики как Кранц. Самые удачливые образцы росли вблизи станции, потому как зависели от ее излучения. Они фактически питались им или даже дышали. Уже спустя два поколения они просто не могли отойти от генератора дальше чем на пару километров, не испытывая проблем со здоровьем. Если сравнивать с обычными ощущениями, то для них это походило на восхождение на самые высокие горные вершины мира. Именно потому они не могли вести экспансию в основную часть бункера. Та среда для них была непригодна.
        Питание напрямую от ЭГ деформировало тела и пищеварительная система стала атрофироваться. Постепенно принимать пищу им стало все сложнее. А вот воду они пили и в больших количествах, что избавляло от проблем с язвой желудка. Потребляли они лишь изредка протеиновый коктейль, которым меня и пытались накормить вначале, а так же напрямую кололи в вену спецкоктейли и физрастворы.
        Также вокруг генератора стала формироваться мутировавшая в энергетическую форму жизни фауна. Рыба, звери, птицы. Все они в ходе экспериментов теряли тела, но оставались жить в каком-то странном виде из полей и энергетических всплесков. Это наводило на мысль что и грозовые монстры возникли не сами собой. Сделал себе пометку на этот счет. Возможно где-то еще проводили такие исследования, но в более крупных масштабах.
        Время от времени местные жители отлавливали этих монстриков в специальные магнитные ловушки и кормились их энергией, заодно скидывая их развитие и не давая им эволюционировать в нечто опасное. Сами мутанты не размножались, но оказались бессмертными, так что подпитка имелась всегда.
        Технически колонисты были достаточно подкованы. Шила на третий день меня отвела в их святилище — библиотеку. Специальное помещение было заполнено стеллажами с золотыми пластинками размером со стандартный альбомный лист и толщиной в три миллиметра. На каждую из них лазерным гравером нанесли листы книг. Размер шрифта невероятно мелкий и рассмотреть его можно только под очень мощным увеличительным стеклом. Так что на каждую пластинку помещалась целая книга. В библиотеке в основном хранились учебники и техническая литература, но были и обычные художественные произведения. Колонисты хранили это место как зеницу ока и едва ли не с благоговейным трепетом доставали пластины. Тысяч двадцать таких там точно есть и я повеселел. Все же наша память рваная, и не похоже что все что когда-то читали, сможем восстановить. Да и не все из нас были поклонниками учебы и чтения. Я-то уж точно.
        Сразу же встал вопрос по производству бумаги или примитивного пергамента в моем поселении. Книги и знания это сила и упускать такое сокровище я не хотел, хотя понимал, что все колонисты лягут костями, но не отдадут мне ни одной из этих табличек. Но переписать вполне реально.
        Цифровые носители у них давно пришли в негодность. Остались лишь пара стратегических чемоданчиков и несколько тактических военных планшетов. Оставшееся на них ПО и базы данных откровенных хлам, но позволял воссоздавать некоторые электронные чипы и детали.
        Осталось выяснить, чем нам в этом помогут местные. Но помощи ждать от них не приходилось. Скорее мы им должны помогать. Комплекс был оснащен мощной промышленной базой из универсальных роботизированных мультитулов. Механические манипуляторы различных размеров работали по принципу 3D-принтеров и могли собрать или выточить из болванки почти что угодно. Вот только самые мелкие и важные части были недолговечными, потому девяносто процентов промышленной базы комплекса лежало в руинах.
        Не имея возможности выйти за пределы определенного радиуса, поселение быстро исчерпало ресурсную базу и сейчас ощущало дикий голод. Кое-что они могли пустить на вторсырье, но некоторые важные элементы вроде кристаллов излучателей на лазерные резаки и термопластеры выгорали на молекулярном уровне. Это же не позволяло восстанавливать микросхемы мозгов управляющих модулей, что приводило к остановке более грубых комплексов. Колонисты разбирали менее важные агрегаты и модифицировали или переделывали те, от которых зависит их жизнь, но это была агония. Многие компоненты для производственных картриджей возможно или дешевле извлечь из полуфабрикатов вроде дисперсной пыли определенных металлов или растворов и эссенций. А этого не хватало. Им просто повезло, что озера были обитаемы примитивной живностью и водорослями, а их энергетические питомцы любили питаться живыми существами, поглощая их биополе или душу или что-то еще. Вот их тушки и приплывали в основное озеро, где специальные дежурные отлавливали мясо и пускали его на протеиновый коктейль. Потому как разбить нормальный садик рядом с ЭГ просто
нереально.
        Работало из пары сотен различных станков всего семь штук и они поддерживали жизнь колонии, которая едва теплилась. Всего шестьдесят четыре особи. Назвать их людьми не получалось. Язык не поворачивался. Еще полтора века назад у них имелось и второе святилище — банк спермы и яйцеклеток прошлых поколений колонистов. Но в один прекрасный момент криокамера просто сломалась и отремонтировать ее не смогли. С тех пор и началось настоящее угасание.
        Жили… Нет, все же выживали, они в отдельных кельях и каждая женщина была не женщиной, а общественным достоянием. После достижения полового созревания их раз за разом их буквально укладывали под мужчин до тех пор, пока они не беременели. Дальше медики или те, кто считал себя таковыми, брали шефство над матерями. Процент выкидышей был такой, что я, когда узнал об этом, просто отвесил челюсть. Неудивительно, что у них женщин меньше чем мужчин, хотя по природным данным у тех выживаемость куда выше. Похоронив девять из десяти своих детей, ни одна женщина не сможет остаться в своем уме. И женское безумие тут было в порядке вещей.
        Это даже отобразилось на форме правления и Шила была не первой, кто правил поселением. С женщинами не спорили, даже если они чудили. Махровый матриархат.
        Обитали они в вырубленных в скале отдельных кельях без отделяющих коридор переборок. Секс для них стал не удовольствием, а едва ли не принудительным занятием, ведущим к продолжению рода и сохранению человечества. Так же регулярные проблемы со здоровьем требовали быстрого доступа в жилище и внимания остального сообщества.
        ЭГ значительно продлило их жизненный цикл, но не решило общих проблем со здоровьем. Шиле было далеко за восемьдесят, хотя она выглядела как тридцатилетняя, пусть и исхудавшая до уровня дистрофика. У них регулярно случались приступы эпилепсии, при которых любой из них мог просто заглотить язык и задохнутся. Потому у колонистов была должность смотрящего за спящими, который ходил по проходу и следил за состоянием остальных. В случае нужды все кто был рядом, оказывали помощь тому, на кого накатило. Заодно он и следил за проходом на реке.
        Поначалу меня это шокировало и напрягало, как впрочем и я пугал до колик колонистов. Но уже через три дня без моего буйства и агрессии они несколько свыклись и информация потекла рекой. Особенно мне понравились те, кто меня стреножил — сестры близняшки Джил и Ариэль. Все поселение вызывало давящее чувство безнадеги, но эти девчонки выделялись своим темпераментом и озорством. Им было всего по шестнадцать лет, потому это можно было понять. Жизнь в них еще бурлила и била ключом.
        Шила заметив мой интерес к ним, поняла все по-своему и решила их положить под меня с надеждой на сильное потомство. Вот только не уверен, что семя бога сильно отлично от крови. Ведь ЭГ действовал на меня и мои силы как мощная глушилка или транквилизатор. Навыки не работали, заклятия жрали прорву маны, да и все характеристики заметно просели.
        Так что пришлось брать Шилу в оборот и прояснять многое уже из моей жизни и навыков. Доктор не дура, потому все схватывала на лету. Одним из экзаменов на статус главы поселения был зачет по библиотеке, так что она знала многое, пусть где-то треть для нее была непонятной и нелогичной абракадаброй. Особенно из художественной литературы, в которой сохранилась только мировая классика, которая и мне была слабо понятна.
        В итоге у нас с Шилой перед самым уходом состоялся очень длинный и серьезный разговор. Оценив откровенность колонистов, пусть и вынужденную, я тоже рассказал многое из того что понял. Включая возможность излечения нашей кровью. Не из доверчивости или корысти. Просто мне нужны эти люди и их технологии и мне их откровенно жаль. Даже аборигены бункера казались не такими несчастными и жалкими. Они жили своей примитивной жизнью, но все же жили, а не тихо вымирали.
        Шила боялась менять свой образ жизни и думаю остальные будут еще более закостенелыми. Внешний и страшный мир приводил их в ужас, а моя внешность казалась чем-то неестественным и странным. Картинки прошлых поколений давно погибли вместе с цифровыми носителями и свою внешность они воспринимали как норму.
        Потому мы сообща с Шилой выработали план. Мы будем поставлять им материалы — золото и другие доступные нам металлы, дерево, траву, труппы инсектов и все, что сможем дотащить по этому сложному пути. Они нас усилят высокотехнологичным оружием и оборудованием. Так же обмен знаниями. В первой группе состыковки я обещал прислать Торна, как самого крутого крафтера и с ним мужей для Джины и Ариэль — Майса и Илира. Они подходят по возрасту, а Торн приглядит за молодежью. Заодно посмотрит намётанным взглядом на производственные мощности колонии.
        Шила настаивала на том, что отцом детей близняшек должен стать я, но я был уверен, что Яни уничтожит все их племя, едва узнает, что ее положению что-то угрожает. Доктор, для которой секс и отношения были чем-то абстрактным, отказывалась это понимать, но поверила мне на слово.
        Уходил я нагрузившись двумя «Дикобразами» и боекомплектом к ним, а в скатке за спиной болтался десяток комбезов и ботинок из самых могучих размеров что нашлись. Кому-то из команды пригодятся. Сам я со своим развитым телом влез только в импровизированные шорты. Жаль. Зато стволы грели душу.
        Полезного у колонистов было много, но мало что нам подходило. Без постоянного доступа к электричеству их гаджеты работали не более пары дней, да и тех у них не хватало самим. А когда я представлял объём работы по прокладке сотни километров кабеля по пересечённой местности своими силами, мне становилось плохо. Эта работа даже для бога пока что тот еще геморрой. Так что я взял только то, что имеет смысл брать и поможет. Хотя оружие и вещи нашего производства и со статами пожалуй вскоре станут намного полезнее.
        Обратный путь оказался ничуть не легче. Те же скользкие камни и ноголомный рельеф, только теперь еще и течение шло противоположную сторону, а за спиной оттягивал плечи тяжеленный тюк и два ствола, которые мочить не рекомендовалось. Если иглы были невосприимчивы к воде, то пыльцу просушить куда труднее. Контейнер с мелкодисперсной пылью не абсолютно герметичен, а по убойности он очень коварен. Разогнанная в электромагнитном поле пыль играючи прошивала бетонные стены на глубину до тридцати сантиметров. А живую цель превращала в фарш. Расстояние эффективной стрельбы не более десяти метров, но именно таким способом можно вывалить даже ту дверь, что перекрывает вход в первую био-ферму. Нужно только выстрелить в петлю, а пыльца выкрошит металл.
        Путь назад все же проходил легче. С каждым шагом ко мне возвращались мои первоначальные силы. Только теперь я смог осознать, насколько же давящей и неприятной была атмосфера в «Ливплейсе».
        Станцию нужно отключать, но сейчас нам нужны технологии, которые работают от электричества. Мне нужны их агрегаты для создания примитивных бытовых мелочей, пока мы сами не сможем своей магией их заменить. Отсутствие примитивных удобств раздражало, а главное давило на психику. Я не ощущал себя богом, питаясь полусырыми потрохами жуков и подтираясь пучками мха.
        В бункере я вооружился дикобразом и выключил тактический фонарик. Слишком много времени прошло и ситуация могла в корне изменится. Рейгард мог вернуться и если не выбить моих людей, то осадить или заблокировать. Потому крался в полной темноте и постоянно прислушивался. Но все обошлось.
        Как меня свои же люди не убили при встрече, сам не понимаю. Исиду пришлось удерживать Ругеру и Тарику вместе. Она обещала мне оторвать все, что торчит и выковырять все, что не сможет оторвать. Яни сначала дала пощечину, потом расплакалась и поцеловала, потом снова дала оплеуху и снова поцеловала. Я воспринял это стоически. Порой женщинам нужно выплеснуть свои эмоции и лучшее средство для этого ссора, после которой идет примирительный секс.
        Парни были более спокойными и их больше заинтересовали автоматы и одежда. Которые быстро пошли по рукам. Лилин просто меня обняла, а вот Мотя решил убраться подальше. Зверюга росла не по дням, а по часам и уже достигла размеров лошади. Так что у меня возникло желание еще раз закрепить свое лидерство кулаками. И похоже ящер это понял.
        После того как я поел и ублажил Яни и рассказал о своих приключениях, пришла моя очередь удивляться. Меня не было две недели и за это время ребята успели много сделать.
        Самым важным открытием стало умение регулировать силу заклинаний. И естественно разобрался с этим Торн. Я когда пытался с этим что-то сделать, работал с самим заклинанием, пробуя мысленно заставить ствол уменьшить заряд. А вот наш крафтер подошел к этому с другой стороны и попробовал воздействовать на шкалу маны. Если на агрегат подать меньше энергии, чем ему нужно для нормальной работы, он либо не заработает, либо сделает то, для чего предназначен в пол силы. И через день это уже умели все, кто обладал боевыми заклинаниями.
        Это же помогло и устроить огромный райский сад на био-ферме. Как оказалось мой рейд по племенам не прошел даром и сейчас у Хора уже был гарем из полусотни женщин. Видимо даже те племена, до которых я не добрался, решили откупиться от нас. Геноцид Рейгарда напугал их больше, чем я думал. И, несмотря на то, что они мутировали, они все же остались женщинами и теперь бедный принц бункера прятался у нас. Женщины по-прежнему нас боялись и обитали в темной стороне био-фермы, но доводили Хора до белого каления.
        Сейчас аборигенки под руководством Майса чистили бассейн. На его дне за века скопился плодородный донный ил и сейчас его активно выкачивали расширяя сад, заодно расчищая водоем для будущей рыбной фермы. Растения в саду значительно мутировали и вымахали под два метра. Так что голод нам точно не грозил, как и отсутствие топлива.
        Ребята придумали целый ритуал массированного воздействия на флору и фауну. Исида поднималась по колонне под потолок и оттуда мелкими урывками облучала растения. Хватало ее на полчаса и два-три раза в день, но этого было достаточно для хотя бы примитивного фотосинтеза. В это же время Илир заводил свою шарманку, а Яни и Лилин под его музыку входили в транс и воздействовали на окружение на интуитивном уровне. Майс, Айда и прочие щедро поливали своей кровью землю.
        Ребята разделили обязанности по талантам и теперь каждый занимался своим делом. Торн работал с металлом и изредка ему помогала Айда, которая в основном заведовала кухней и запасами провизии. Тарик стал учителем рукопашного боя и моим замом по военным делам, Ругер командиром охотничьих команд и контролировал прокачку остальных. Лилин заведовала садом и попутно экспериментировала с направленными контролируемыми мутациями, а так же лечила аборигенов, снимая боль и едва заметно исправляя их внешность. Яни и Илир в основном помогали Исиде в плетении из травы, различных циновок, тентов и веревок. Но основной их задачей было помогать в исследовании бункера. Яни работала фонариком, а Илир менял карту местности расчищая или наоборот обрушивая проходы. Так что ребята еще и здорово расчистили и изучили соседние боксы.
        Поселение теперь выглядело совсем неузнаваемым. Ребята поставили небольшие палатки кругом, а Лилин оплела их ползучей лозой. Периметр затянули колючим кустарником, оставив лишь небольшой проход. Защита так себе, но получилось довольно уютно. В центре лагеря появился очаг и каменные блоки вместо стульев. Шалаши вышли маленькими, не больше четырехместной палатки, но позволяли уединиться, что в таком тесном помещении далеко не последнее дело.
        В этом лагере мы и собрали военный совет.
        — Что дальше будем делать, командир?  — Спросил Торн когда все расселись по местам.
        — Нужно возвращаться за наковальней. Нам нужны технологии колонистов и выход на Скайтеров. А для этого нам требуются ресурсы. Если металлы и органику мы можем добыть своими силами, пусть и в относительно малых дозах, то что делать с кристаллами? Как нам найти и огранить алмазы и рубины для излучателей?
        — Я согласен.  — Кивнул Торн.  — Но сможем ли? Прошло много времени. Конечно, есть надежда, что у Рейгарда нашлись другие дела, но очень сомневаюсь в этом. Значит, нам ее без боя не отдадут.
        — Поддерживаю Торна.  — Кивнул Тарик.  — На месте Рейгарда я бы или усиливал свою команду или предложил информацию о бункере кому-то более сильному. Так что, скорее всего, там уже сидит толпа таких же как мы. И вытащить трёхсоткилограммовую дуру нам просто так не дадут. Особенно когда поймут, что нам там ничего не нужно кроме артефакта. А если этот кусок металла так ценен, то и им пригодится.
        — Понимаю, потому пойдем малой группой. Я, Исида и Лилин.
        — Что?!  — Опешили едва ли не хором все присутствующие.
        — Рокот, ты последнее время похож на суицидника.  — Прошипела Исида.  — Вечно тебя тянет проверить судьбу на прочность.
        — Я все продумал.  — Покачал я головой.  — У нас всего два автомата, а я и Исида проходили военную подготовку, и не придется проходить обучение и тратить боекомплект впустую. Даже если патроны кончатся, у нас есть боевые заклинания и умения постоять за себя в рукопашном бою. Лилин же нужна как аптечка и погонщик нашего ручного дракона. Мотя единственный кто сможет протащить наковальню самостоятельно. И в случае чего защитит Лилин.
        — Все равно этого мало!  — Возмутился Тарик.  — Возьми хотя бы меня и Илира. У меня тоже есть навыки. А Илир в случае неприятностей сможет обрушить проходы или подорвать своим звуком всех к чертям.
        — Нет. Ты нужен здесь, чтобы охранять поселение и управлять аборигенами. А Илир с Майсом и Торном пойдут к колонистам с первой партией ресурсов. Они должны разобраться с оборудованием и составить полный список первоочередных материалов.
        — А еще жениться!  — Ругер не смог удержаться от едкой хохмы.
        Я успел вовремя со своими матримониальными планами. Яни была моей женщиной. Красивой, но с очень капризным и скверным характером, потому мужики обходили ее стороной. Исида лесбиянка и моя реинкарнация, потому и тут облом. Лилин все воспринимали как ребенка и младшую сестру. А вот Айда стала яблоком раздора. Она не была яркой и особо красивой. Но большие, невинные, широко распахнутые глаза, милое беззащитное личико и копна шикарных каштановых локонов превращали ее в ласкового домашнего котенка, которого мужики просто жаждали защитить и прижать к себе. На ее фоне и в ее глазах они выглядели могучими рыцарями без всяких усилий, потому за нее началась тихая грызня между Ругером, Илиром и Майсом. Благо Торн постоянно нуждался в ее помощи, а другое время Исида оберегала девушку от нападок взревновавшей Яни, которая почувствовала угрозу своему королевскому положению.
        Хотя не уверен, что бронированный покер-фейс Исиды настолько правдив. Она и сама могла влюбиться в это чудо. Так что вопрос с женихами для Ариэль и Джин я решил в приказном порядке. Правда в самом начале я описал как выглядят колонисты всей команде, потому такой приказ не вызвал у ребят энтузиазма. Пришлось убеждать их в том, что эти девчушки после пары доз нашей крови вернутся к прежней форме и даже, думаю, смогут получить часть наших сил, если забеременеют. А они достаточно милые даже в таком болезненном состоянии. В общем, парни не горели желанием туда идти, но и ослушаться боялись. А может верили, что все будет хорошо и их жены превратятся в принцесс из лягушек.
        — Решено!  — Я хлопнул ладонью по земле.  — Выдвигаемся завтра с утра. Хотите помочь? Укомплектуйте нас по самые уши! Не думаю, что это будет легкий поход.

        Глава 11

        Я чувствовал, что время поджимает, но как бы мне не хотелось выйти сразу же, пришлось заняться подготовкой. Достать наковальню со дна бассейна будет не так-то просто. Там глубина чуть более двух метров до дна, но артефакт мал и тяжел, так что не понятно на какую глубину ее могло засосать. Нужна длинная и прочная веревка, которая позволит вырвать наковальню нашими усилиями.
        Да и мало одних автоматов. Нужно продумать все варианты. Ребята правы и рано или поздно весть о бункере распространится и тогда придется за него схватиться по-настоящему. А значит нужно сразу показать всем желающим, что с нами связываться себе дороже.
        Яни с Исидой поработали над комбезами, перешив один из них в мой размер, попутно укрепив его кожей и стальными пластинами. Без наковальни Торн все же научился добывать металл из пыли, но выходило всего грамм сто в день, а если обрабатывать до готового состояния итого меньше. Так что бронежилет получился так себе. Наплечники, наручи и шлем для Исиды, вкупе с небольшим мечом типа римского гладиуса. У меня меч и щит уже были, так что остатки стали пустили на пару крюков для зацепа артефакта.
        Из кожи и золотых заклепок создали сбрую для Моти. На горбу ящера появилось седло для Лилин и связки-крепления для будущей добычи. Наши девчонки не обладали могучей комплекцией, потому им подошли и ботинки и комбезы. Потому из нашего отряда только я бегал в странных сандалиях.
        Попутно с нами готовили и группу Торна. Идея с плотом не выгорела, потому как древесина у нас была, но ее мало и она нам самим нужна для инструментов и примитивных станков для плетения циновок и веревок. Создавать лодку или каноэ из кожи тоже не получится. Слишком долго ее тащить, а сколько выдержат швы непонятно. Потому им придется переть все на горбу. Различные плоды, хитин и золото. Из всего этого их автоматические лаборатории смогут извлечь полезные вещества.
        Шила так жадно смотрела на мои фляги, что пришлось их оставить. Золото идеальный проводник для микросхем и процессоров. У колонистов огромные запасы поломанной электроники, вот только разобрать их на компоненты они не могут. Вся техника, что на это способна, вышла из строя. Обычно все, что нужно было утилизировать, пережигали в пепел, используя особый тигель, после этого специальный прибор сортировал остатки едва ли не из молекул. Но сейчас все такие агрегаты требовали ремонта.
        Я же решил проверить возможности своей бестелесной тени. В прошлый раз я не совсем понял, что произошло, а до этого просто боялся пробовать. Застрять в стене не самая лучшая смерть. Однако сейчас пришло время. Будет глупо выглядеть, если я пройду через стену и вся моя амуниция останется по ту сторону, а я выскочу из стены голышом. Когда я лежал в отключке, колонисты меня раздели, потому когда проходил сквозь путы в плену, мана просела уж слишком сильно. Особенно меня пугала пара моментов. Только сейчас я понял, почему так боялся этого заклинания. Казалось бы относительно бесполезный «иллюзорный двойник» требовал три единицы маны в секунду, а куда более внушительное заклинание бестелесности всего две. Интуиция, взаимодействуя с интеллектом, просто сама тормозила меня от глупых экспериментов. Как при общении с мошенником, когда ты понимаешь, что тебе врут, несмотря на то, что все вроде бы гладко. Маленький назойливый комарик в голове зудит и требует не делать этого. Такие подсознательные сигналы есть у любого человека, когда мозг на втором уровне сознания формирует правильное решение, но не в
состоянии вывести его на первый уровень яркой и логичной цепью мыслей. Сейчас же система просто усилила этот эффект.
        Потому я попросил подстраховать меня Лилин и сам, активировав бестелесность, ломанулся сквозь колючий забор лагеря, оставив на себе самую дрянную амуницию. Будет печально, если мана закончится и редкое оборудование материализуется пробитое веткой.
        Как и ожидалось, шмот прошел вместе со мной. Видимо, это все же не физика вакуума, а нечто связанное с измерениями и параллельными вселенными. Но мана рванула вниз, так что я вылетел с парой веток в теле. Не зря все же позвал Лилин. И вот это грустно. Потому как откат в шесть часов не позволит еще экспериментировать. Тоже печальная весть. В первоначальных системках этого не было.
        С откатом вообще не совсем ясно. Торн сравнивал это с каким-то охлаждением. После того как мы научились дозировать ману, сам откат тоже стал странно себя вести. Например, у меня получилось разбить свой МТБЗ на десяток зарядов. В суммарной мощности они выдавали то же самое КПД, при этом часовой откат после каждого мелкого выстрела падал в процентном соотношении. Я не мог выдать единовременно полную мощь, но вполне получалось добить те же девять зарядов. Или три заряда втрое сильнее.
        У Исиды и остальных было так же. Кроме тех, кто работал на интуиции. Вроде Лилин и Яни. Их взаимодействие с окружением не понимали даже они сами. Однако такое интуитивное воздействие превосходило обычные приемы. Торн считал, что в наши тела встроен искин и некий агрегат, который призван облегчить нам работу с энергией и предохранить нас от выгорания изнутри. Сам искин не имеет воли и воспринимает все через призму своей встроенной логики, постепенно меняясь вместе с нами. А то, что делали девчонки и Илир под допингом, выходило за рамки возможностей искина. Они работали напрямую с энергией, без костылей, потому это не отображалось в системках.
        Выдвинулись мы одновременно. Я со своей командой в одну сторону, Торн — в другую, к колонистам.
        Несмотря на плохие предчувствия, я все же решился сделать крюк и навестить одно из известных нам поселений туземцев. В этом была и своя логика. Мы обойдем поле боя, на котором погибли в свое время. Проходы к золотой био-ферме были и оттуда, так что мы как минимум придем с другой, неожиданной, стороны. Заодно и посмотрим на коммуникации в среде аборигенов. Нужно налаживать с ними связи и для начала посмотреть на их реакцию, и показать что мы не враги. А опоздаем всего лишь часов на шесть.
        Шли мы не скрываясь, подсвечивая свой путь фиалами с пыльцой Яниэль и тактическими фонариками на автоматах. У местных и раньше не так много было шансов справится с нами, а теперь, когда у нас были «Дикобразы», у них не осталось даже намека на победу. Эту уверенность они должны почувствовать сразу. Так сказать, во избежание неприятных инцедентов в будущем.
        Нас встречали, что меня несказанно обрадовало. Два туземца со своими короткими копьями преградили путь и рефлекторно прикрыли глаза, когда на них попал луч фонарика.
        Я тут же прохрипел заученное приветствие, а своим приказал выключить фонари. Оставили лишь один фиал, да и тот спрятанный в кармане. Этого света нам уже хватало, чтобы ориентироваться во тьме и не спотыкаться о камни.
        Абориген не принял моей вежливости, а прохрипел что-то в ответ. И явно не с добрым намерением, хотя нападать не торопился. Коллективный разбор понятого из его речи пришел к тому, что они нам женщин выдали и мы должны валить отсюда.
        Я их, конечно, понимаю, но хамить богу несколько неуместно, потому дернулся вперед и прямо на лету поймал их пики.
        — Рокот, стой!  — Пискнула Лилин, когда я приложил обоих туземцев головами, да так что гул пошел. Черепа у них крепкие.
        — Что?  — Не понял я.
        — Они умирают.  — В голосе девочки было столько жалости к аборигенам, что даже я отступился.  — Их терзает боль. Он хотят умереть.
        Ясно. Поселение выставило самых отъявленных головорезов и тех, кого уже не жалко. Все равно скоро либо сами умрут, либо их убьют сородичи.
        Лилин подбежала к хрипящим и ерзающих по полу ногами аборигенам и одним прикосновением заставила их замереть. Их искаженные лица расслабились, а сами они распластались, как будто из них вынули все кости. Да уж, ребят действительно крутило так, что не каждый наркоман поймет их муки. А сейчас им дали дозу морфина. Как же они живут? Я бы свихнулся. Впрочем, они тоже.
        Убежище аборигенов опустело. Увели всех женщин и детей, оставив только стариков. Похоже, туземцы решили сражаться до последнего. Но живые товарищи между нами остановили их. Лилин тут же ринулась лечить всех обездоленных. А мы с Исидой в прицелы огневых комплексов следили, чтобы этой добросердечной дурочке не оторвали голову. Я не уверен как аборигены получают информацию извне, но Мотю они точно заметили и он их впечатлил своим шипением. Безумные или нет, но инстинкт самосохранения у них был. А после касания берегини у них начинался такой приход, что атаковать они уже не могли.
        — Кажется скоро у этих обезьян появится своя святая.  — Хмыкнула Исида, наблюдая за процессом избавления от боли.  — У нас только ее туземцы и не боятся.
        — Может это к лучшему.  — Пожал я плечами.  — Мы с тобой точно не станем для них благом. Скорее проклятьем.
        — Мы хорошие. Мы друзья.  — Прохрипел я, рискуя заработать разрыв связок.  — Не все хорошие. Бойтесь. Берегите детей и женщин. Вашим женщинам хорошо. Приходите смотреть. Станет плохо, приходить к нам. Вниз. Я Рокот. Я защитить.
        Это все что я смог придумать и сказать на прощание. Мне нужны эти карлики и я завоюю их доверие. Даже если мне придется убить всех недоверчивых из них и всех идиотов из наших.
        Надеюсь, это сработало. Лично я с трудом различал аборигенов. Слишком непривычные черты лица и фигур. Приходилось здорово напрягаться, чтобы хоть как-то различить. Думаю у них с этим легче, ведь зрение у них вторично. Они больше ориентируются по звуку и запаху.
        К био-ферме подходили крадучись. Мотя топал как слон, так что вперед вышел я. На разведку. Тишина на био-ферме меня беспокоила на уровне подсознания. Ну не может все быть настолько хорошо. Но было.
        Проход не тронут, внутри тишина. Напрягающая тишина.
        — Ну что, идем?  — Догнала меня Исида, что шла второй волной разведки.
        — Идем.  — Кивнул я.
        Больше всего меня напрягал разросшийся сад вокруг. В котором можно спрятать целое войско.
        Бассейн шевелился и плескался своей жизнью. Я знал, что там нет опасных существ, но природный, глубинный страх брал свое. Как и брезгливость. Но выхода нет. Исида сплела три веревки. Две для наковальни, одну для меня. Грязь могла засосать не хуже любого болота. Моих сил хватит порвать железный трос толщиной в полсантиметра, но если не от чего отталкиваться, то просто буду барахтаться, пока не закончится воздух.
        — Исида, ждешь три минуты максимум.  — Провел последний инструктаж я.  — После вытаскиваешь в любом случае.
        — Не учи ученого.  — Буркнула девушка.  — Ныряй уже.
        И я нырнул. Артефакт я чувствовал, как и он меня. Так что я знал, где нужно копать. Главное выбраться. Нехорошее чувство опасности только нарастало.
        ******
        Фарух бесновался, но ничего поделать не мог. Его тянуло в мифический бункер и к Айде. Но выйти прямо сейчас не получалось. Лютый хоть и урод, но прав. Потому Фаруху осталось заведовать сбором провианта. Кровь игроков тоже не водица, так что просто выливать ее на землю не вариант. После кровопотери нужно обильное питание, иначе падают все характеристики и способности. Прирост конечно есть, но не настолько сильный. Как вариант убить кого-то из племени, но это вызовет ропот и бунты. А постоянные Ливни и Ураганы уничтожают их поля.
        Хуже всего, что в округе пошли нездоровые движения. В последнее время началась социализация игроков и сбивание их в крупные стаи, привязанные к определенным местам. Те, кто погиб, уже знали куда и к кому идти. Потому стали возникать племена, а позже и зачатки торговых отношений между ними. Чужакам не доверяли, но все же нынче чаще начинали диалог, прежде чем убить. Появились лидеры, которые старались подмять остальных под себя, усилить свое племя и влияние в округе. В основном они были боевиками, что использовали методы запугивания. Фарух, пожалуй, был единственным, кто работал для племени. Остальные были аналогами Лютого.
        По Лабиринту поползли слухи про корабли пришельцев, Атлантиды и Земли обетованные и прочая ересь, которую усердно распространял Чак. Слухи про бункер на их фоне действительно потерялись. Но не все оказались столь наивными и не ввязались в бой за место поселения Фаруха.
        Выходили они спустя почти две недели. И на хвост им упали еще две команды. Не самые сильные в их округе и не более десяти человек в группе, но Лютый хмурился, а потом решился вобрать их в экспедицию на условиях независимых союзников. Большая часть их людей не могла оказать сопротивление, а наоборот требовала защиты. Это требовало распыление их сил и уже под вечер первого дня пути боевики выглядели загнанными как лошади на марше, оттого их и без того нелегкий характер стал еще жестче.
        По пути пришлось уничтожить еще два поселения, которые то ли по дурости, то ли из страха решили напасть. Минус шесть человек. Не критично, так как пятеро из них были нонкомбатантами, но на атмосферу внутри племени это повлияло. Страх неизвестного только нарастал.
        Три дня пути превратились в сплошную нервотрепку и мелкие интриги между лидерами племен. Особенно трудно пришлось с женщинами. Мужики, лишенные ласки на протяжении нескольких месяцев, готовы были рвать глотки друг другу за самых неказистых девушек. И сдержать их было трудно, потому как те, кто должен был их сдерживать, сами были не прочь сразиться за самку для себя. Не люди, а звери!
        До бункера дошли не все. Из разросшегося кома людей выбыли восемнадцать человек. При этом шестеро боевиков, что затеяли драки меду собой. Еще трое стали их случайными жертвами, остальных поглотила агрессивная фауна этого мира.
        — Это он?!  — Спросил Фарух у Рейгарда.
        Они стояли посреди высушенной поляны, где когда-то буйствовала растительность. Сейчас она медленно поглощалась окружением, а заросший сухими лозами вход в скалу мало чем отличался от других трещин в скалах.
        — Да!  — Голос чужака звенел ненавистью.
        Видимо те, кто отобрал у него этот бункер, действительно были злом. Такую ненависть не подделать.
        План разрабатывали, уже войдя в коридоры. Самой большой проблемой оказалось освещение. В ходу у поселенцев были жировые свечи, но их очень мало. Несколько человек имели навыки, что позволяли освещать путь, но и этого не хватало. Тот же Гао мог создавать искру тока между пальцами и держать ее минуту. Одна девушка научилась запускать что-то вроде осветительной ракеты, которая работала целых три минуты. Это все хорошо для путешествия и жизни в пещере, но для боя в бункере недостаточно. Ночное зрение помимо воли развивалось у всех, однако и ему требовалось хоть какое-то освещение.
        До дверей добрались без проблем. Рейгард вел уверено, чем начинал оправдывать оказанные его команде крупицы доверия.
        — Что делать будем?  — Лютый ощупал массивную дверь и заглянул в щель внизу.  — Сколько там камня?
        — Метров шесть может восемь.  — Ответил Рейгард.  — Вот только глыбы там такие что поднять их сможет только Краб.
        — Фарух справишься?  — Посмотрел на вождя Командир охотников.
        Фарух скривился, но дерзить не стал. Лютый последнее время на нервах и все чаще выказывал неповиновение. А то и откровенно грубил. Он постоянно на ножах с двумя другими лидерами групп. Так что Каменщик старался не обострять, пока все не устаканится.
        Потому он молча подошел к стене возле двери и приложил руки. Закрыл глаза и с полчаса стоял так к чему-то прислушиваясь. А затем по земле пошла легкая вибрация. И часть стены покрылась сетью мелких трещин, после чего осыпалась щебнем. Проход вышел узким, но длинным, так что прошел за баррикаду. Осталось только расчистить путь и повеселевший народ принялся выгребать щебенку руками, передавая ее по цепочке. Людей мучила жажда и голод, а из щели пошел запах влаги, мха и грибов. Это подстегнуло их рвение.
        — Первыми идут боевики.  — Скомандовал Лютый едва проход расширили достаточно для того чтобы человек смог проползти. Не шумим. Идем плотной цепью. Чак охраняй светляка. Без глаз мы покойники. Снежинка запускаешь ракету только по команде. Свет несите в конце. Пошли.
        ******
        Откопать и закрепить наковальню получилось только с десятого раза. Повезло, что повышенная выносливость влияла на расход кислорода и второй нырок я сделал уже на пять минут. Но едва я закрепил ее как меня потянуло вверх. Я напрягся. Не прошло и двух минут, а знака вытаскивать я не подавал. Значит у нас неприятности. Отпускать Исиду караулить проход я не решился. Лилин может растеряться в самый неподходящий момент да и Мотя слушался только ее. Все же Тарик был прав и я взял слишком мало людей но и рисковать большим не хотелось.
        — Что?  — Я вынырнул и огляделся в полной тьме.
        — У нас гости.  — Прошипела Исида.  — По земле гул прошел. Сильный.
        — Черт. Лилин тащи.  — Приказал я таким же шепотом.
        Хлюпанье воды показалось громовым раскатом. Но выхода не было. Наковальню я не отдам. Только через мой труп. И, пожалуй, я в минуте от этого. Ночное зрение очень чутко реагирует даже на крупицу света. И пусть нас отделяет от входа целых пять больших бокса, даже у нас посветлело. А значит там не один и не два факела. Все же Рейгард сдал информацию более сильным.
        — Крепим наковальню.  — Зашипел я.  — Лилин, уходишь сразу же на базу. Черт! Зря я отправил Илира. Пусть они обрушают проходы. Как могут. И усилят караулы.
        — Я вас не брошу!  — Придушенно пискнула берегиня.
        — Рокот, ты точно псих!  — Зашипела Исида.  — Зачем нам оставаться. Уматываем отсюда.
        — Если с Рейгардом Тейт, мы должны его убить. Обязательно. Или убедиться, что его нет.
        — Он нас не найдет без метки. Мы же боги.
        — Нас не найдут.  — Кивнул я.  — А Мотю?
        — Черт!  — Выругалась Исида.  — Лилин, проваливай. Быстро.
        — Нет! Я ва…  — Возмущение Лилин прервала оплеуха Валькирии.
        — Заткнись и вали отсюда. Делай что приказано.  — Зло зашипела девушка.  — Иначе погибнут наши. Твои друзья. Ты этого хочешь, дура!
        Лилин всхлипнула, но больше не перечила. Наковальню мы закрепили, так что она, молча и понурив голову, ушла, ведя своего ящера за узду. Главное мы сделали. Осталось показать зубы нашим новым соседям. Вскоре бункер станет очень популярным местом обитания и боя за место под его сводами. Начинается настоящая война. То, что знают двое, уже не секрет. Вскоре об этом будут знать все и все захотят свой кусок пирога. А я им покажу что мой кусок под защитой. И он самый невкусный из всех.
        Новички шли тремя плотными группами. Они очень старались не шуметь, но после благословения кровью Исиды, устроенном Рейгардом и почти трех недель без сбора урожая, привели к тому, что тут появились настоящие джунгли, наполненные различной фауной. Биоценоз нарушился и хищники просто не справлялись с чисткой травоядных. Те же плодились с невероятной скоростью на обильной растительности. У нас происходило что-то подобное, но в меньших масштабах. И теперь эта живность бежала в стороны, выдавая позицию наших врагов.
        А они смелели с каждым шагом. Плеск в бассейне давал им понять, что этот бокс самый нижний и они почти оккупировали био-ферму. Почти.
        — Давай!  — Ору я во все горло.
        Два мощных луча тактических фонариков вырвали силуэты людей. А следом раздался треск коротких очередей. Резкий перепад освещения ослепил нападавших а уж как их выбил из колеи звук выстрелов! Они откровенно растерялись так что уже спустя несколько секунд десяток человек упали на землю с оторванными конечностями.
        — Пустая!  — Кричит Исида.
        — Тоже!  — Отвечаю я. Скорострельность «Дикобразов» просто бешенная.  — МТБЗ.
        Я разряжаю свое магическое оружие, раскидав его на десять выстрелов. Сырые заросли горели неохотно, но на людях хватало одежды из сухих трав.
        Из занимающегося огня вылетел Краб с огромной деревянной дубиной. Он ревел как раненый медведь. Впрочем, так и было. Он поймал пару игл, но в отличие от остальных не лишился конечностей, а его раны заживали на глазах. Я ему даже слегка завидую.
        — Пыльца! На три!
        Мы подпустили гиганта поближе и встретили спаренным выстрелом мелкодисперсной пыли. Даже Краб не мог выдержать такого. Его лицо превратилось в фарш. Он лишился всех органов чувств и упал на колени, но по-прежнему не желал умирать.
        — Рейгард, сука!  — Рванулся я вперед, когда увидел Влада, но меня остановила рука Валькирии.
        — Не время, Рокот.  — Исида обнимает меня и врубает свое излучение, выжигая остатки растений вокруг выхода в основной бункер.
        Мы выметнулись на ту сторону и заняли оборону у прохода. Но лезть за нами никто не торопился.
        — Ждем еще.  — Отказался уходить я.  — Лилин нужна фора. Я не знаю, как быстро остывают следы, а Тейта мы не видели. Если Рейгард и Краб тут, то и он тоже. Я не дам им пройти даже ценой своей жизни.
        — А я что возражаю?  — Хмыкнула Исида.  — Посмотрим, из чего сделаны наши новые соседи.

        Глава 12

        — Ты гребанный урод!  — Лютый не сдержался и врезал кулаком в челюсть Рейгарду.  — Ты привел моих людей на убой!
        Челюсть Рейгарда вылетела из суставов и безвольно повисла на мышцах и коже. Потому ответить он не смог. Да и вырубило его плотно. Навык Лютого позволял ему вкладывать в удар некий энергетический импульс, который мог пробить панцирь броненосца и превратить его внутренности в кашу. Хотя в этот раз он просто ударил от души.
        — Хрр!  — Краб замахнулся своей дубиной. Раны великана ужасали, но он все равно жил и был опасным. Тейт остался в стороне и сохранил каменное выражение лица, но вряд ли он останется в стороне.
        — Отвали, урод!  — Рыкнул Лютый и отпрыгнул в сторону. Какой бы у него темперамент он был вынужден считаться с мужиком, которого не смогли свалить даже из МОКов.
        — Хррр! Убью!  — Рыкнул Краб, прикрыв своей широкой грудью своих друзей.  — Уйди! Убью!
        Лютый выматерился и отступил. Не время для внутренних разборок. Враг оказался куда опаснее, чем он мог предположить. Этот мир угасал уже восемь сотен лет. Лютый не был идиотом и ценил достоверную информацию, полученную из первых уст. Потому он выпытывал у всех кого мог обо всем, что они знали. Особенно о встрече с неким Люцифером. И он точно знал, что если в ход пошло высокотехнологичное оружие, то правила игры изменились. И очень серьезно. А еще он знал что не он один такой умный. Обмен информацией о прошлом уже стал некой незримой валютой и с каждым днем она дорожала.
        Рейгарду он не доверял и Спидди постоянно следил за пришлыми, но и те не были дураками. Ну кроме Краба. Но гигант ничего не знал и не говорил. А вот тихие перешептывания двух остальных его напрягали. Пусть их слова и подтвердились. Лютый злился, но и сам видел, что огнестрел в руках своих врагов его не только изумил, но и напугал. И напугал до чертиков. И не его одного.
        — Фарух, обваливай проход.  — Принял решение Лютый.
        — Вы не правы! Этого нельзя делать!  — Вмешался до этого молчавший Тейт.  — Я могу их отследить.
        — Иди!  — Лютый зло махнул рукой в сторону прохода.  — Следи! Потом расскажешь!
        Тейт невольно поежился. Два, считавших себя крутыми бойца, ринулись за беглецами в проход и под злобный хохот им под ноги выкатились их головы, которые спустя минуту стали протоплазмой. Повторять их глупый подвиг Тейт не желал. Как и Лютый.
        — Каменщик, обваливай проход!  — Рявкнул вожак охотников.  — Иначе сам пойдешь за ними.
        Фарух скрипнул зубами, но ответил ровно.
        — У меня заклинание на откате. Еще пять часов. Хочешь, обваливай сам! Если хватит силенок!
        — А если я тебе сейчас башку откручу?  — Зло ухмыльнулся Лютый, сжав кулаки.
        — Ты мне клятву давал.  — Затравленно выдохнул Фарух, ища поддержки у верного телохранителя.
        — Не влезай, Гао.  — Отрезал Лютый.  — Это не твой бой.
        — Я сам решаю где мой бой.  — Голос азиата был ровен и безлик.  — Кидаешь вызов моей чести?
        — И в мыслях не было. Забирай своего клоуна и валите вместе отсюда.
        Рядом с Лютым встали оставшиеся бойцы. Всего шесть человек, но в стаде овец шесть волков уже сила. Еще трое оставшихся из упавших на хвост племен, поняли, что начался дворцовый переворот и решили примкнуть к наиболее вероятному лидеру.
        Девять против двух не самый лучший расклад. Но Гао не собирался отступать от своего слова. Это слова самурая.
        — Ну мудаки!  — Раздался хохот со стороны прохода.  — Кто следующий?!
        — Ты же клятву давал!  — Уже обреченно попытался спасти положение Фарух.  — Система не простит!
        Лютый слегка напрягся, но потом резко повеселел. Видимо что-то увидел в интерфейсе.
        — Всего десять процентов дебафа на один месяц?  — Хмыкнул Лютый.  — Фарух, это не аргумент.
        — Ты забываешься, охотник.  — Зло оскалился Каменщик.  — Я могу…
        — Ты многое мог снаружи и мне приходилось мириться с твоей тупостью.  — Перебил его Лютый.  — Но этим миром правят не строители и ремесленники, а воины. Потому тебе больше здесь не рады.
        Фарух молча оглядел остатки своего племени. Система выдала сообщение о крахе «Бронзовой команды» и выдала квест на ее восстановление. Но ему было плевать на это. Все, что его интересовала, это девушка, которая придала смысл его жизни. И сейчас он хотел быть с ней. Разделить даже оковы.
        — Не стреляйте!  — Крикнул в темный проход Фарух.  — Я сдаюсь!
        — Мы сдаемся!  — Добавил Гао.  — Нас двое!
        — Ты правда можешь обрушить проход?  — К горлу Фаруха прижалось острое лезвие меча, а за загривок схватила могучая рука.  — Сделай это!
        Гао невольно дернулся, но в его ребра уперся ствол.
        — Пыльца еще есть.  — Раздался насмешливый женский голос.  — Хочешь проверим как она сработает на тебе?
        Гао решил не проверять. Он тоже был не простым парнем и сразу же почувствовал манеру врагов контролировать пространство. Выстрел из ствола всегда был направлен так, чтобы не зацепить даже рикошетом напарника. А тот всегда мог дотянуться до Гао своим ломом. И, судя по всему, пользоваться им он умел. Не совсем правильно и это не походило на школу, которую прошел сам Гао, но менее опасной она не становилась.
        — Обрушивай!  — Фаруха толкнула могучая рука к проходу, за которым таились остатки их племени. Странно это все. У них есть оружие с электромагнитными стволами и это не заклятия. И даже более того. Их навыки тоже имели свойства боевиков и намного могущественнее того, что приходилось видеть Гао. А уровни не читались даже с его тройкой в сути вещей. А значит далеко за тридцать.
        — Я не могу.  — Взвыл бывший вождь.  — У меня откат в пять часов.
        Гао не стал обострять. За следующие пять часов парень стрелял из ракетницы МТБЗ в проем и оттуда вырывалось яростное пламя термобарического заряда. Что позволило ему рассмотреть врага. Массивного бойца в кустарных доспехах с внушительным щитом и черноволосую, но плотно сбитую девушку в комбинезоне механика. Они точно имеют доступ к технологиям Древних. Если эти Древние еще живы. А может это они сами и есть?
        Странное ощущение. По ту сторону прохода толпа народа, что жаждет отвоевать этот кусочек бункера и выжить. Остались там, в основном, гражданские и бесполезные в бою особи. Но и это не мало.
        — Обрушивай!  — Не самое тощее тело Фаруха врезалось в стену.  — Иначе я заращу эту дыру твоей кровью!
        Гао снова рефлекторно дернулся вперед, но тут же взвыл. Незнакомец в одно мгновение сместился в пространстве. А его меч умело подрезал сухожилье на ноге. Амуниция у противника была на порядок, а то и два, лучше того, что Гао видел в Лабиринте. Это если сбросить со счетов синтетику комбинезона и МОК за спиной.
        — Не дергайся!  — Остановил Гао строгий окрик.  — Убивать не стану, но отрублю все лишнее.
        — Рокот, можем уходить.  — Девушка притолкала впереди себя бедного Фаруха.
        Каменщик своим заклятием обрушил своды перехода в основной бункер. Правда баррикада вышла ненадежной. Камни размером не более человеческой головы. Но страх их задержит куда качественнее.
        — Пошли!  — Девушка толкнула Гао в спину и, едва он вскинулся, тут же получил удар по печени от нее, а ее спутник очень резко отреагировал и азиату прилетел кусок железа в голову. Плашмя. Свет померк. Хотя в этом царстве тьмы света не было изначально.
        Очнулся Гао непонятно где. Зато вокруг было светло. Непривычно светло. Руки за спиной резала веревка, а рядом сидели его враги. Правда, убивать его не спешили.
        — Рокот, в следующий раз контролируй себя.  — Отняла руки от его лица милая девочка лет пятнадцати.  — Странно, что вы его вообще смогли довезти.
        Гао отвел глаза и посмотрел на того к кому она обращалась. И невольно скрипнул зубами. Без шансов. Это он ухватил сразу же.
        Только идиот мерит опасность соперника объёмом его мышц и оружием в руках. Гао пугал не МОК в руках парня и не его излишне высокий рост. Даже не его темная челка волос, что говорила о его уровне выживаемости. Его пугали движения. Ничего лишнего. Ничего не подчиненного рационализму. А хуже всего, что над ним возвышалась фигура девушки. С такой же хищной грацией. Она была нескладной и даже некрасивой. Но их глаза… Они были одним целым. Гао был в свое время мастером допросов в своем клане и такие моменты учился ловить первыми. И это был один из них.
        — Оставь его, Лилин.  — Процедил парень.  — Он того не стоит. Если их изгнало даже такое отребье, что повелось на слова Рейгарда. Эти два тела стоят не больше, чем весит их протоплазма.
        — Все сказал?  — Спокойно промолвил в потолок Гао.  — Актер из тебя так себе.
        Он подкинул в воздух ноги и уже спустя секунду стоял на ногах, а искры электричества, что стекали по его рукам, пережгли путы на руках. Вот только никто не дернулся в ответ.
        — Мотя, не ешь его!  — Хмыкнул парень.  — Без моего разрешения. А ты же знаешь, что будет, если я решу что ты нарушил мой приказ?
        Парень говорил очень серьезно, так что Гао сразу же поверил, что за его спиной стоит некий Мотя. Он на инстинктах бойца развернулся, принимая боевую стойку и ожидая схватки, но в ответ его просто прибило мощной когтистой лапой, а в лицо дохнул горячий воздух из носовых пазух огромного ящера. Зверь оскалил зубы размером с человеческий палец, но тронуть свою жертву не посмел. Гао учил физиогномику не один год, потому замер даже боясь дышать. Ящер смотрел на этого парня как на вожака. На что же он способен, если такой монстр его боится? Вот тут Гао стало по-настоящему страшно.
        — Вижу, ты все понял.  — С легкой усмешкой кивнул парень.  — Я — Рокот. Лидер «Серебряной команды». Это Исида и Лилин. Мотю вы уже знаете.
        Сказать, что Гао удивился значит не сказать ничего. Фарух просто хрюкнул и закашлялся.
        — Я — Гао.  — Азиат кивнул на своего спутника, что все еще не мог прийти в себя.  — А это Фарух Каменщик. Лидер «Бронзовой». Точнее бывший лидер бывшей бронзовой.
        Рокот переглянулся со своей напарницей и та только хмыкнула.
        — Тогда поведайте нам свою историю. Как вы докатились до такой жизни, как нашли бункер и почему вас выгнали свои же. Только врать не советую.
        Гао сразу же понял, что эти ребята не простые и ложь распознают быстро. Неизвестно каким способом, но узнают. Потому он жестом остановил Фаруха и стал говорить сам.
        — Значит мы подлые трусы, бьющие в спину и насилующие девушек?  — Захохотала Исида.  — Интересно, как Рейгард планировал все это пояснять на месте?
        — Уже не важно.  — Отмахнулся Рокот.  — Мы ему сильно подыграли, истребив большую часть боевиков бронзовой команды. Теперь мы враги в любом случае. У них нет другого выхода, как держаться за золотую био-ферму хоть руками, хоть зубами.
        — А я говорила, что не нужно стрелять!  — Пискнула с боку маленькая хрупкая девочка, непонятно как затесавшаяся в компанию этих головорезов.
        — Лилин, мы бы в любом случае сцепились.  — Покачал головой Рокот.  — Когда людям есть что делить, они это делят. И зачастую выбирают метод силы.
        — Разве нельзя договориться?  — Не сдалась девчонка.
        — Можно.  — Рокот достал меч и посмотрел на пленников.  — Когда ты силен и ассимилируешь чужаков в свою команду. Страх дает время, которое ты используешь для создания личностных связей. Или убиваешь их.
        — У меня больше причин вас убить, чем оставить в живых.  — Обратился Рокот к пленным.  — Отговорите меня.
        — Каких причин?  — Хмыкнул Гао.  — Мы, как и вы, хотим выжить. Лютый устроил переворот и выгнал нас. Вы были тому свидетелями пусть у вас и есть причины нам не верить. Теперь Фарух ему не нужен. Двоим выжить в бункере невозможно, а после перерождения нам сюда не попасть. Присоединиться к своим же? Не вариант, потому как Лютый не забудет своих, как он считает, унижений. Боишься за свое лидерство? Зря. Фарух и я не лидеры по духу. Он стал вождем только потому, что его силы позволяли выжить другим а пахать на дядю он не желал. Те же кто пытался его заставить это делать умерли под руинами своих пещер. Которые он для них выкопал при их жизни и власти. Заодно и меня спас. Но едва нужда в нем отпала — нас скинули с трона. В бункере умение дробить камень уже не так важно как снаружи. Если не сказать, что совсем неважно, в сравнении с умением создавать огонек размером со свечку. Так зачем нас убивать? Чем мы вам мешаем и опасны? Поясни прежде чем убить!
        Гао играл. Он сразу понял, что Рокот и Исида — люди с кремниевым характером и разжалобить их невозможно в принципе. Но не Лилин. Когда вокруг царит смерть, люди учатся ценить жизнь. И детей. Эти двое могут быть строги с девочкой, но отдадут жизнь за нее. А значит, так или иначе, поддадутся на ее слово. Ради этого слова он и играл.
        — Ты прав.  — Кивнул Рокот.  — Но есть одно «но».
        Острие меча уперлось в грудь Каменщика.
        — Он проблема. Не знаю, чем Айда берет мужиков, но они из-за нее они с ума сходят. Уже начались брожения в моей команде. Может мне ее убить, а вас взять? Думаю, вы полезнее вместе, чем она одна!
        — Я тебе голову откручу.  — Хмыкнула его подруга.
        — И ты, Брут?  — Усмехнулся Рокот, не сводя глаз с Фаруха. А тот едва сам не напоролся на меч, едва услышал имя девушки.
        — И что, за это ты нас убьешь?  — Спросил Гао.
        — Не вас.  — Покачал головой Рокот.  — Только его. У него большая сила раз он смог стать мирным вождем и он влюблен. А если он обрушит потолок на наши головы? Ради того, чтобы одна сучка досталась только ему? Я защищаю свою команду и все, что ей угрожает — безжалостно истребляю. Даже если это мои люди, друзья и соратники. А вы не одни из них.
        — Тогда тебе придется убить и меня.  — Гао ладонью ударил по мечу и прикрыл Фаруха своим телом.
        Рокот тут же отреагировал, приняв боевую стойку. За его спиной зло зашипел гигантский ящер и взвыл заряжающимися конденсаторами «Дикобраз» Исиды.
        — Зачем тебе это?  — Рокот не торопился нападать, а его жест остановил остальных.
        — Это мой долг.  — Просто ответил Гао.
        — Ему?  — Серебряный лидер усмехнулся, глядя на неопрятную тушку Фаруха. Тот никогда не претендовал на развитое тело и его возможности. Да и внешностью был слегка убог. Полноват, нелеп, не слишком опрятен. Очень средний мужик. Гао сто раз слышал о прекрасной Айде и ее глазах. И никогда не верил, что она настолько прекрасна, как говорил Фарух. Но сейчас даже сам хотел увидеть это чудо.
        — Да!  — Процедил Гао.  — Именно ему.
        — Якудза.  — Утвердительно, а не вопросительно хмыкнул Рокот.  — Интересный у нас мир. Не находишь, сятэй-гасира?
        Гао скрипнул зубами, но ничего не сказал в ответ. Да и нечего говорить. В Японии некуда было сбежать от излучения. Острова слишком малы, а технологии развиты, потому эфирные генераторы были повсюду.
        И тогда им осталось только идти на берег. Это была страшная война. Одна из первых. Война на выживание, которую потом назвали Войной за Тайгу.
        Ближе всех была Россия и именно туда они пошли в свое время. Но в перенаселенном Китае с его коммунистическими настроями и политикой возникли те же проблемы. И эта орда ринулась на север.
        Японцы оказались между миллионными армиями Китая и озверевшими русскими, которые не желали отдавать ни пяди своей земли, а еще были привычны местному климату и реалиям ведения партизанских войн. Все что китайцы могли отвоевать за короткое суровое лето, они сдавали за еще более суровую зиму, теряя войска целыми полками.
        Несмотря на огромный перевес в численности политические, экономические и демографические факторы привели к тому, что Россия меньше всего пострадала от излучения и сохранила наибольшее количество чистых зон вблизи технологически развитых участков. Западная часть России, как и Европа, пострадала сильнее всего и потому миграция людей в Сибирь шла постоянно, уравнивая шансы и пополняя ряды сопротивления.
        Оказавшись между молотом и наковальней, и оставшись без ресурсной базы и тылов, японцы умирали от рук всех, кто встретился на пути. Русские не делали разницы между азиатами, и стреляли едва видели узкие глаза и желтую кожу, а между китайцами и японцами стояла стеной древняя ненависть. В этом случае только якудза со своими кодексами, бойцами и преступными связями во всем мире, смогла устоять и вобрать в свои ряды остатки армии и гражданского населения. Только они смогли отгрызть кусок тайги и закрепиться на нем. А после сформировать и свой полис. Хонэ-но-Тоси. Город Костей.
        И имя ему дали тысячи японцев, что выходили с ножами против автоматов и с автоматами против танков. А хоронить трупы было некому. Все остальные грызли землю, потому как надвигалась ядерная зима после обмена малыми ядерными ударами Великих Держав.
        Сам Гао родился гораздо позже всего этого и погиб как обычный боец в рядовой разборке между охраной полиса и мародерами. Но после второго рождения в этом мире, собрал достаточно информации у тех, кто жил после него. Город костей долго не выстоял, как и много других полисов. Уходить сильно на север не имело смысла, потому большая часть сибирских полисов расположилась относительно близко друг от друга, что привело к постоянным конфликтам. В конечном итоге, осталось не более десяти Полисов на разных континентах, у которых уже не осталось противников, до которых можно дотянуться имеющимися технологиями. Вот они и доживали свой век постепенного угасая. Возможно, их скинули как раз на остатки последних, а может быть где-то еще существует живой и функционирующий город с их потомками. Но Гао знал, что японцев как нации уже не осталось, оттого еще сильнее держался за кодекс и жизнь. Вероятно он последний из них и только он сможет возродить Страну Восходящего Солнца.
        Рокот буравил Гао взглядом, словно старался прочесть его мысли. А может действительно читал. В этом новом мире нет ничего невозможного. Лидер посмотрел на свою напарницу и та коротко кивнула в ответ.
        — Хорошо.  — Как-то уж слишком легко согласился Рокот и спрятал меч в ножны за спиной.  — Но сразу предупреждаю, я лидер и мое слово закон. И все же у нас не тирания, а скорее военное положение и подразделение. Девушки вольны спать с кем захотят и Айда сама сделает свой выбор. Остальные это признают. Если он начнет думать яйцами, на первый раз я их просто отрежу. И ты за него в ответе. Не сможешь удержать в узде, я убью и тебя. Поставите команду под угрозу, и я сделаю своей целью найти вас и уничтожить. Как и все, что вы любите и имеете. Ясно?!
        Последнюю фразу Рокот буквально вытолкнул из себя с волевым посылом, да так, что Гао едва удержался на ногах, а Фарух упал на колени. Но они оба смогли выдавить из себя согласие. Да и выбора у них не было.
        Рокот вел отряд уверенно, несмотря на постоянные повороты и узкие, почти незаметные проходы в завалах. Гао присматривался к своим новым соратникам и все больше убеждался, что Рейгард лгал. Он и до этого ему не особо доверял, но сейчас убедился, что выбрал правильную сторону.
        Его не интересовали девушки если они не японки. Он хочет только одного — возродить свою нацию и культуру. И сейчас был рад тому, что их изгнали. В их племени и округе таковых не нашлось. Определить местоположение на планете тоже не получалось. Нет звезд для того, чтобы узнать хотя бы полушарие, а, судя по всему, климат изменился настолько, что они могут быть как в Африке, так и в Сибири. Растения тоже мутировали, потому не смогут помочь.
        Оставалось только расти вверх и надеяться на то, что все же кто-то из японок смог вернуться. И Гао нужна сильная команда, чтобы суметь найти ее и отбить у возможного соперника или даже нескольких и родить столько детей, сколько они смогут.
        И сейчас Рокот показал себя очень сильным лидером и умным человеком. Такой точно сможет и понять, и помочь. Осталось только завоевать его доверие.
        Двигались они медленно из-за груза на ящере. Спрашивать что это за наковальня у него на горбу Гао считал неразумным. Одно он понял сразу — просто так такую дуру тянуть не будут. Пусть это очень много железа, но его ценность явно не в этом.
        Они казались странными, но их навыки явно превосходили стандартные по Лабиринту. Да и уровень он видел только у девочки. Остальные были под тридцать, если не выше. Впечатляет.
        Особенно странно смотрелась разница в технологиях. У того же Рокота за спиной болтался обычный меч и щит, пусть излишне тяжелые и грубые в исполнении. И тут же рядом сверхсовременный МОК и синтетический комбинезон, однако с нелепыми кожаными вставками. И на этом фоне золотые фляги для воды, стеклянные флаконы-люминофоры и заклинания страшной силы. Этот мир сошел с ума. Осталось ему либо подыграть, либо подмять его под себя.
        Весь путь они преодолели в молчании, что еще больше напрягало Гао. Слишком слаженно действовала Серебряная команда, как будто понимала друг друга с полуслова. Откидывали глыбы с прохода, словно на счет «три». Они обменивались взглядами, но никакой информации звуком. Порой кто-то из них хмурился или усмехался, казалось бы, без какой-либо причины. Это напрягало, но показывало, что они каким-то способом могут общаться на расстоянии.
        Так же они совершали массу казавшихся нелепыми поступки. Например, мерили боксы шагами или освещали фиалами и изучали руины боксов. Порой что-то искали, разбирая завалы. Гао все больше понимал, что у Лютого и остальных нет шансов против этих людей. Многие их телодвижения он не понимал, но осознавал, что ничего просто так они делать не станут.
        Фарух под конец пути совсем скис. Рокот приказывал разрушать проходы или наоборот расчищать и тот делал это. Все что его интересовало это Айда. Он готов был развалить весь бункер лишь за один ее взгляд.
        Вскоре их встретили. Из темноты вывалился еще один боец с тонким коротким копьем. Такой же молчаливый обмен информацией и их отряд движется дальше.
        Когда Гао увидел золотую био-ферму, то поразился богатству флоры. Но то, что открылось ему здесь, походило на легенды об Эльдорадо. Десятки флаконов с люминофором освещали пространство, заполненное густыми кустами с бордовыми листьями, ноги ступали по толстому ковру из изумрудного мха, вокруг шуршало и шелестело, кто-то на кого-то охотился или наоборот убегал.
        И Гао вдруг понял — он дома! Он выбрал свою сторону и команду! И теперь будет одним из них. Любой ценой!

        Глава 13

        Каким чудом нам удалось вырвать артефакт, да еще и вернутся с прибытком, я сам не понимал.
        Разброд на поверхности перешел все разумные пределы. Просто так изгонять двух не самых слабых и бесполезных людей может только полный идиот. Я их пугал, и даже вполне в состоянии осуществить свои угрозы, но больше все же хотел ассимилировать новичков.
        Фарух, хоть и выглядел полным тюленем, все же обладал могучей магией. То, как он крошил камни, впечатляло. Я насмехался над его умением и в пример ставил Илира, но на самом деле Каменщик был куда полезнее. В бункере это умение почти бесполезно, но не внизу. Там как раз Илир не просто бесполезен, но даже опасен для себя и других.
        Гао так вообще находка, если не сказать сокровище. Якудза со своим кодексом очень предана своему слову и клятвам. Этот японец пошел на верную смерть за Фарухом только потому, что обещал. И был готов умереть за него. Если я смогу его обязать, то не найду более верного союзника. Даже Исида или Альт имеют мой склочный и свободолюбивый характер, а значит будут перечить и выкидывать свои фортели. Но не Гао.
        Осталось решить вопрос с Айдой. Девочка расцветала на глазах и пусть и рядом не стояла с Яниэль по красоте, но мужиков я понимал. Она была покорной, робкой, мягкой, но в тоже время уютной, нежной и милой. Страстной любовницы из нее не выйдет, но это будет идеальная жена и поддержка своему спутнику и супругу. В этом суровом мире это куда важнее, чем красота и темперамент. Это залог выживания пары.
        Тот же Гао просто взглянул на нее, покачал головой и ушел в сторону. Он сам по себе силен и женщина ему нужна под стать. Как и мне. Яни дура с яростным темпераментом, но она никогда не сможет мной манипулировать. Просто не потянет. А Айда мне не нужна. Слишком мягкая и ранимая. Я единственный кого она боялась до сих пор и всегда отводила взгляд.
        Мне было жаль Фаруха. Едва мы вернулись, я понял, что используя отсутствие Майса и Илира, Ругер пошел в атаку и она сдалась. Теперь она его женщина. И едва увидела своего старого любовника, спряталась за спину охотника. Фарух посмотрел на развитого, подтянутого весельчака, которого любили все в моей команде и обмяк. И теперь ходил по поселению серой тенью, стараясь избегать всех, включая своего телохранителя. Ничто так не ломает мужика как неразделенная любовь.
        Я опасался, что он станет угрозой, но понял, что он уже жить не хочет. Раньше у него было все — власть, могущество, любовницы и сила, а сейчас он просто никто. Если его не приставить к работе.
        Но куда применить его силы я пока не знал. Он мог только разрушать. За пару дней он зачистил соседние боксы, но с его откатом у него было слишком много времени жалеть себя. А Гао так же оставался привязан к нему. Это создавало кучу неудобств. Ругер командовал прокачкой и охотой, но ставить Фаруха к нему в подчинение я не стал. И без того мужик угасает. Айда тоже его избегала, что только добивало Каменщика. Он просто не желал жить. Видел я такие глаза. Люди что потеряли все, включая надежду.
        Отпускать его я не намерен. Он мне еще пригодится. Но у нас не так много развлечений, кроме секса и любви. А если солдат не имеет занятия, он ищет его себе сам. Потому не давал никому расслабиться. Даже Фаруху.
        Я старался, как мог и сам себя истязал. Наковальня не просто кусок железа, на котором можно ковать такое же железо. Она нечто большее. И я, скрипя зубами, создавал на ее поверхности нужные нам вещи.
        Работать с ней могли лишь те, кто привязан, потому новички пролетали. Я же решил не идти торенной тропой. Металл это хорошо, но я силен в алхимии. Точнее в химии, но в этом мире она слегка исказилась и обросла новыми понятиями.
        — Что ты делаешь?  — Подсела ко мне Лилин.
        Этот вопрос интересовал не только ее. И, наверное, я выглядел странно, нарвав пучков травы, мха, грибов, потрохов и рядом поставив плошки с водой, мочой и кровью. Сам бы себя не понял в другом ракурсе. Но я знал, что делал.
        Химия странная наука. Все в мире состоит из простых элементов и все вещества собираются как конструктор из них. Однако трудно создать прочную стену из сырой глины. Для этого нужно сначала создать кирпичи. Выстроить из молекул определенные связи. Но не все так просто. Любое вещество это сложная цепочка молекул. А привычные нам и даже простые материалы это десятки различных веществ в разных пропорции и связях. И куда проще извлечь из полуфабриката блок молекул образующих нужную конфигурацию, чем создать из отдельных молекул это соединение. А в химии все еще сложнее. Нельзя просто вынуть атом или молекулу из одной структуры и вставить его в другую. Нужно провести целый каскад реакций, при которых действия химика выбросят из сложного соединения именно эту структуру и создать условия, при которых вторая структура поймает первую и вберет в свою новую конструкцию. Ту, которая нужна создателю.
        Мы обладаем магией от Старших. Сейчас. Но настоящей магией мы владели всегда. Создавая вещи, которые могли делать… Да что угодно! Если термоядерный взрыв не ужасает наших богов, то они идиоты! И все это создали обычные люди. Правда при этом они убили этот мир.
        Потому я не совсем понимал, как это все работает и собрал на наковальне все возможные и доступные химические соединения.
        — Что ты делаешь?  — Повторила Лилин с жесткостью в голосе, которую я от нее не ожидал.  — Рокот! Не отмалчивайся! Я все вижу!
        — Что видишь?  — Удивился я.
        — Все.  — Очень серьезно ответила девочка.  — Я недавно этому научилась. Даже сама не знаю как это работает. Но я вижу болезни в теле местных людей и яд в жалах насекомых. То, что ты делаешь… это страшно! Это не должно существовать! Рокот, я…
        — Думаешь, ты права? Милосердна? Честна?  — Грустно хмыкнул я, перебив горячую тираду девочки.  — Ты милое дитя и не более. Ты им будешь еще долго. Я надеюсь всю свою жизнь. Но, чтобы это было так, за твой покой должны заплатить. И я заплачу своей жизнью.
        — Я лучше умру, чем позволю этому выйти наружу!  — Взвилась Лилин.  — Я вижу! Это смерть! Жуткая смерть! Что ты создаешь?!
        — Это всего лишь боевой газ.  — Пожал я плечами.  — Аналог тому, что выпускает Рейгард. Так что это уже среди нас. Как ты остановишь его?
        Это было правдой. Я не знал всей формулы, как и самого процесса изготовления, но боевые газы стали частью нашей жизни. И в них была сила. Газы не разрушали города как ядерные удары. Они не закреплялись на территории и не мутировали как вирусы. Они просто убивали. Честно, жестко и без изысков. Как солдаты. Противостоять им можно, но сложно. Тупость людей — их смерть. Ведь со скрученным клапаном противогаза и дышать легче. Сколько я таких ленивых трупов скинул на обочину?!
        Потому я первым делом собрал всю органику, что смог и создал центр масс внутри стеклянного флакона на наковальне. Туда стремились молекулы и блоки и там они выстраивали новое соединение. Смерть! И если это увидела берегиня, значит я на верном пути.
        — Рокот, ты не такой!  — Лилин накрыла мою ладонь своей ладошкой.  — Нельзя так. Мы должны нести жизнь, а ты создаешь смерть!
        — Надеюсь, когда-нибудь мы все умрем, а ты останешься!  — Очень честно сказал я.  — Пойми, девочка. Ни одна империя не создавалась мирными методами. Всегда приходил кто-то сильный и навязывал свою волю слабому. Так было и так будет.
        И это было благом. Все империи распадались изнутри и по воле тупых правителей. А создавали их огнем и мечом. Всегда и во все времена!
        — Как ты можешь жить с этим?  — В голосе Лилин уже не было отчаяния. Только жалость. И не одна она стояла за моей спиной. Вся команда слушала наш диалог.
        — Я солдат!  — Пожал я плечами.  — И знаю, что нет хороших войн. Нет в войне тех, кто прав и тех, кто виноват. Это война! Там люди убивают друг друга. Даже не зная за что. Даже не так. Они знают. Каждый из них знает. Он ненавидит и оправдал свои действия перед собой. Оправдал, когда прозвучал первый выстрел и пролилась первая кровь. Дальше это работает как горная лавина увлекая за собой все больше людей. И уже не важно, кто за что воюет. Есть свои и чужие. Есть те, кто прикроет тебя и те, кто хотят твоей смерти.
        Хуже всех те, кто любит убивать. Они живут этим. Они питаются войной и чужой болью. Но я не один из них. Я убивал и буду убивать. Всех, у кого есть оружие. И не только их. Всех у кого есть ненависть. Даже ребенок может принести в наш лагерь бомбу и убить нас всех. И он будет прав. Ведь кто-то в такой же форме как я — убил его отца. И что с того, что тот стрелял в своего убийцу? Ведь он его отец! А значит, он неправ, даже если защищал своих детей. Просто потому, что этому мальчику насрать на десять, сто и тысячу девочек по ту сторону фронта. Он любит себя и своего отца больше, чем их всех. И он оправдает для себя бомбу в их поселении. Потому что хочет это оправдать. А я нажму на спусковой крючок и убью любого, кто угрожает мой команде. Моим людям. Включая тупую дурочку вроде тебя!
        Лилин не была дурой. Она все поняла, но все же ее естество берегини и хранительницы жизни не давало ей услышат голос разума. Наши способности и навыки возникали благодаря нашим талантам и стремлениям, но так же влияли на нашу внутреннюю суть. Теперь для нее любая жизнь священна.
        — Ты лжешь, Рокот!  — Вскинулась она, а в ее глазах я увидел слезы.  — Никто не заставляет тебя создавать «это»! Ты сам его создаешь! Ты пойдешь убивать их. Тех кто просто как и мы хочет жить. И никто из вас не пробовал договориться! Ни разу! Потому что вы хотите рвать глотки друг другу!
        Вокруг нас собралась вся команда. Включая даже новичков. И каждый ждал, что я отвечу. И ведь она, как и многие святые, может увлечь людей за собой. Внушить им, что можно жить иначе. И они будут счастливы, пока кролика не встретит волк.
        Алхимия как и любой другой навык был больше подвязан на интуицию чем на систему Старших. И то, что я пытался сделать, создав центр масс в пустом фиале и наполняя его отдельными молекулами боевого отравляющего вещества, вдруг приобрело новый смысл. Новую ярость. И даже ненависть.
        — Почему ты это не рассказала им?!  — Сухо отрезал я.  — Прежде чем они изнасиловали и убили тебя?!
        Я достал меч из ножен и залюбовался отблесками света на его лезвии. Это было мерзко. Это было грубо. Но это было. И сейчас от моего взгляда разбегались даже свои.
        ВНИМАНИЕ! ВАШ РАНГ «АЛХИМИЯ» ПОВЫШЕН НА 2.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ СОЗДАЛИ НОВОЕ ОТРАВЛЯЮЩЕЕ ЗЕЛЬЕ «НЕНАВИСТЬ РОКОТА».
        Сам того не желая я сконцентрировал свою злость на фиале. Иначе бы просто испепелил Лилин. Или просто оторвал бы ей голову. Я конечно люблю ее как сестру, но порой она невыносима.
        Однако флакон с зеленоватой жидкостью мгновенно выветрил все эмоции. Это не совсем то, что выпускал Рейгард, но нервы потреплет изря…
        — Тарик!  — Заорал я, оттолкнув в сторону Лилин.
        — Что?!  — Когда не самый мирный вождь орет как резаный, это не светит подчиненным ничем хорошим.
        — Ты же в ответе сейчас за туземцев? Есть залетчицы?
        — Да треть из них беременны!
        — Сам дурак!  — Не в тему рыкнул я, сжав флакон в руке.  — Беременные мне точно не нужны. Кто из них самая страшная и некрасивая?
        — Да ты что?  — Вклинился Ругер.  — Они же все мисс Вселенная! Проще выбрать…
        — Хватит хохмить!  — Отмахнулся я.  — Тащи кого не жалко! Бегом!
        — Вот!  — Тарик не самый трусливый из моих людей, но даже он приволок за шею женщину аборигенов и бросил ее мне под ноги, не приближаясь на расстояние удара.
        Девушка хрипела и пыталась отползти. Вот только Тарик уже давно преодолел тот рубеж, когда одинокая самка туземцев могла что-то ему сделать. Я не стал ее мучить и, встав на колено, дал ей лёгкую пощечину. Сдерживался как мог, вот только сил во мне уже куда больше, чем в обычном мужчине. Женщина даже от легкой пощёчины мотнула головой и основательно вырубилась.
        — Лилин!  — Зарычал я, откупоривая свежий флакон с ядом.  — Держи ее!
        — Что!  — Девочка опешила и растерялась.  — Что ты делаешь?
        — Убиваю ее!  — Я влил несколько капель из флакона в рот аборигенке.  — Ну почти!
        — Нет!  — Лилин попыталась выбить фиал из моей руки, но безуспешно.  — Что ты наделал!
        Тело туземки затрясло в конвульсиях, а из ее рта обильно хлынула пена. Неудивительно. Я влил в ее нутро столько сильнейшего яда, что хватило бы даже Моте.
        — Держи ее!  — Я сжал горло аборигенки.  — Не сможешь и она умрет. И не говори, что ее смерть будет на моих руках.
        — Ты урод! Ты мразь! Я тебя ненавижу!
        — Ее жизнь в твоих руках!  — Ухмыльнулся я.  — Тарик, тащи еще пятерых! С этой не сработает — с другими попробуем!
        — Рокот…
        Отвечать я не стал. Просто взглянул из-под бровей на своего бойца. Особо порадовало, что Гао пустил по рукам свои искры и остался у меня за спиной. Я не оглядывался, но знал — этот человек не предаст. Если однажды он выбрал сторону, он будет на ней невзирая на обстоятельства. Этому их учила вся прошлая жизнь.
        — Рокот, ты монстр!  — Лилин рыдала, пытаясь удержать жизнь в теле женщины.  — Я тебя ненавижу!
        Да, девочка моя! Ты еще не через такое пройдешь! Ненависть ко мне даст тебе силы. Я уйду, но вы останетесь и станете сильнее. И будете жить! Но это после. Не все мои решения пользовались поддержкой остальной команды и с точки зрения многих были сомнительны в моральном и этическом плане. Это и есть работа лидера. И бремя. Легко хранить честь и порядочность когда этого ничего не стоит. Но когда приходится выбирать из одних плохих решений то, что кажется более правильным, нужно еще и других убедить в этом. Что зачастую невозможно даже в малом и сплоченном коллективе.
        Когда тело нашей жертвы перестало биться в агонии, я взял флягу с эликсиром и влил в окоченевшие губы капли божественной влаги. Расчет был прост. У нас нет времени завоевывать доверие туземцев. Свет для них зло, а мы странные уроды. А яд Рейгарда не убивает сразу. Он просто выжигает нервную систему. А мы сможем восстановить их, но не информацию, которая хранилась в мозгу. Конечно, придется их учить заново, потому как они станут словно младенцы, но это намного проще, чем пробовать переломать уже взрослую особь.
        — Зачем?  — Берегиня держала голову девушки на своих руках.
        — Оживи ее!  — Зарычал я в лицо девочке.  — Давай!
        Лилин старалась как могла. Она побледнела, а из носа и глаз пошла кровь. Я в это время поил их обеих эликсиром. Уже через десять минут состояние аборигенки стало стабильным, а благодаря навыкам берегини и свойствам нашей крови, пошла заметная глазу трансформация тела. Сам процесс занял несколько часов. Я хотел сразу же провести трансформацию еще пятерых туземок, но понял, что не потянем. Лилин выдохлась, несмотря на мою помощь. Да и нужно посмотреть, что выйдет из первого эксперимента.
        — Твою мать! Это что такое?!  — Выругался я, хотя хотел сказать куда больше.
        Я знал, на что иду. И что хочу сделать. У меня это получилось. Отчасти. Девушка из аборигенов точно утратила остатки разума. Мой яд выжег ее мозг до основания. Без Лилин и эликсира она стала бы овощем. Теперь мы будем ее учить есть, пить и говорить на нашем языке. Но при этом она сама изменилась. Ее тело стало другим. Похожим на наше. Похожим, но все же не совсем таким. Рост не изменился, а вот кости все же разошлись в стороны, давая место для роста органам. Пропала болезненная осанка, припухлости на суставах и язвы на коже. Лицо тоже стало более человечным. Даже похожим на женщину с плавными чертами уже не столь похожими на обезьян. Но все же она была странной и некрасивой. Так что вопрос с гаремами для мужиков откладывается на долгий срок.
        — Лилин, какого хрена?  — Возмутился я, хотя и понимал, что девушка была ни в чем не виновата.
        — А чего ты ждал?  — Процедила берегиня.
        — Кого-то вроде нас!  — Я не стал скрывать своего разочарования.  — Нормального человека.
        — Не все так просто.  — Лилин провела рукой над телом девушки.  — Я не могу излечить ее. Точнее я уже сделала все, что смогла. Генетический код слишком сложен. Наша кровь восстанавливает битые звенья. Но это не значит, что все кто принял эликсир станут нами. Маленький рост, форма лица или цвет глаз это нормальное состояние генома. Эликсир не воспринимает ее как поломку, потому и не трогает. Ему не понятны наши желания и каноны. Он просто восстанавливает спираль в наиболее приемлемой форме.
        — И все они станут этим?  — Спросил я, находясь в некотором трансе.
        — Да!  — Припечатала Лилин.  — Но ты их все равно защитишь!
        Абзац! Я и не собирался их убивать. Так что да, придется смириться.
        — А твои способности не смогут их изменить?  — Спросил Тарик.  — Ты же как-то работаешь с растениями и жуками.
        Не думаю, что его интересовали аборигенки в сексуальном плане, но и править толпой карликов как-то не улыбалось.
        — Не знаю.  — Пожала плечами девушка, все так же водя руками над телом.  — Думаю, это возможно. Но это точечные операции, которые нужно индивидуально проводить на уже излеченном теле. Это все равно что пластическая хирургия. Детям передаваться будут все равно те же гены что остались у родителей. А они на протяжении веков выживали в определенных условиях и проходили выбраковку, получая определенный генотип. Так что они еще долго будут такими. Разве что разбавить потомство, смешав с другими видами.
        Думаю, с этим у нас будут проблемы. Других видов кроме колонистов мы не встречали, но что те, что эти привыкли к другим стандартам красоты и понятия своего вида, так что естественное продолжение рода будет затруднено. А до искусственного оплодотворения нам еще нужно время и технологии.
        — Ну что же все равно эксперимент можно считать успешным, так что можем продолжать.  — Подвел итог я.
        — Нет!  — Отскочила в сторону Лилин.  — Рокот, это все равно убийство. Убив их память, ты стираешь их жизнь.
        — Нет!  — Покачал я головой.  — Это новое рождение. Сколько они проживут в таком состоянии? Еще пять лет? Больше? Меньше? А так у них есть шанс.
        — Но они теряют себя. Свою жизнь. Свою память! Они не вспомнят своих детей и любимых!
        — Лилин, я все понимаю.  — Кивнул я.  — И да, ты во многом права. Это может выглядеть жестоко. Но сама представь, что тебя и всех нас посадят в тела горилл. Они сильны, живучи и лучше приспособлены для жизни в таких условиях. Но захотела бы ты так жить?
        Смогла бы полюбить самца-гориллу или радоваться за своего ребенка, который получил бы такое тело? Сомневаюсь.
        Но начав все заново, они себя и свое окружение будут воспринимать как данность. И смогут жить и развиваться в более здоровом теле. Увидят в нас не монстров и демонов, а своих богов. Пример для подражания и объект почитания. Свет перестанет быть злом. И все это произойдет только с первым поколением. Уже второе не будет страдать.
        Зато если мы пойдем тем, что ты называешь гуманным путем — то страдать от боли страха и ненависти к нам своим телам. И долго. Возможно века. Так что мы выберем? Все мы!
        Последнее я спросил уже у всех своих ребят. Этот выбор должен сделать каждый из нас. И нести это бремя всю оставшуюся жизнь. Каждый из них станет богом и покровителем племен народов или социальных групп вроде крестьян, воинов или торговцев. И они должны научиться управлять ими и принимать сложные решения.
        Дальше разгорелся жаркий спор по поводу этичности моего предложения. Мнения разделились с одной стороны Яни, Исида и берегиня с другой — я при поддержке Ругера и Тарика. Остальные воздержались по тем или иным причинам. Но чем больше стороны доказывали друг другу свою точку зрения, тем больше я понимал, что это уже битва полов.
        Девушки просто почувствовали угрозу своему положению. Конечно, сейчас аборигенка выглядит непрезентабельно, но если мы продолжим, они смогут стать довольно привлекательными. А древние мифы нашего прошлого очень часто упоминают, как похотливые боги-мужики сбегали от жен на Землю и клепали полубогов налево и направо.
        И мужикам в этом плане проще. Айда тому пример. Сильным богиням очень трудно найти обычного смертного себе под стать, а мужики в этом деле менее разборчивы и им для счастья и удовлетворения хватит восхищенных взглядов своих поклонниц.
        — Хватит!  — Заорал я, когда мне надоел бесконечный треп.  — Мы команда и должны быть едины!
        Хочу напомнить вам, что мы в этом мире не просто так. Нас скинули сюда его воскресить. А значит процессы на Земле перешли точку невозврата за которой самовосстановление уже невозможно.
        И мы «Серебряная команда», а значит вторые на планете. У нас нет шанса на ошибку, потому как даже «Золотая» может не справиться. А нам еще предстоит война. Выход на поверхность заблокирован другими богами, которых сейчас продолжает обрабатывать наш добрый друг Рейгард. Теперь мы для них мерзкие, низкие и подлые людишки. Так что столкновение неизбежно.
        И нам нужны все доступные ресурсы и вся команда. Потому сейчас каждый из вас должен решить остается ли он со мной или уходит. И команды больше не будет, если хоть кто-то один скажет «нет»! Делайте свой выбор, господа Боги!
        Жду всех, кто идет со мной за стеной нашего поселка.
        С этими словами я вышел за колючую ограду. И молясь всем нашим новым богам, что бы Лилин не развалила все! Святые порой забывают, что благими намерениями выложена дорога в Ад.

        Глава 14

        Возможно, ребята решили меня слегка наказать, а может, действительно долго спорили, но так или иначе за мной вышли все. Что ж, сегодня Серебряная команда не умрет. Она станет еще сильнее на одно испытание и одно сложное решение.
        — Что делаем, командир?  — Хмыкнул Тарик, который вышел первым и вместе со мной смотрел, как по одному выходят остальные. Последней, естественно, вышла Лилин, с лицом приговоренной к смерти. Парни вышли первыми, девчонки просто испугались остаться без нас. Лилин понимала, что я не откажусь от своей идеи, даже если она не согласиться. Не можешь победить — возглавь. Потому она с нами и будет еще той занозой в заднице. Такие уж они — Святые.
        — Готовимся к войне.  — Осмотрел я свою команду строгим взглядом, так что многие даже поёжились.  — А для этого нам нужно усилиться. Битва будет страшной, потому как там собрались лучшие из Лабиринта, и скорее всего они будут наращивать массу под руководством элитного отряда. Так что за работу, ребята! Нас ждут великие дела!
        Как бы мне не хотелось давать фору нашим врагам — торопиться следует не спеша. В отличие от них, у нас нет права на ошибку. Я не могу себе позволить терять людей, потому как пробиться вниз у них уже не будет возможности. Нам пока известен всего один вход и он слишком близко к золотой био-ферме, а значит будет под постоянным и неусыпным контролем противника.
        Остается стать сильнее настолько, чтобы не умирать или пугать врага до колик. А для этого нам нужно развивать свои навыки. Однако была одна проблема. Наши «родные» навыки появлялись, когда в стрессовой ситуации на эмоциональный всплеск накладываются наши желания что-то сделать и понимание что и как конкретно. Наш внутренний искин понимал что от него требуется и трансформировал энергию батарейки Старших Рас в результат. Затем создавал некий нейронный трафик в мозгу для постоянного пользования. После чего описывал его тактико-технические характеристики в интерфейсе понятным и заслуженным языком.
        После квеста по восстановлению команды нам всем предоставили по одному навыку на выбор. Однако, как и обещал Люцифер, во всем этом был подвох. Без понимания природы навыка его использование было затруднено. Особенно когда начали понимать, что наши заклинания очень гибки в возможностях трансформации и вариативности.
        Я решил, что нам просто не хватает знаний для работы с полученными навыками, хотя каждый из них был заточен именно под стиль «игры» пользователя. Воинам дали воинские, крафтерам — ремесленные. Потому я первым делом усадил всех в круг и устроил перепись способностей каждого члена команды, а заодно провели мозговой штурм по природе навыков и вариантов их развития.
        Очень не хватало Торна с его мозгами, а так же научной базы колонистов. Но последние за каждую пластинку готовы убивать и умирать. Торн должен создать на месте пергамент и чернила и перенести часть самых важных для нас знаний, вроде той же химии, физики, промышленных и технических баз данных. Но это займет время, которое нам нельзя терять.
        Со мной все было понятно. «Бестелесная тень» переводит меня в некое измененное состояние либо на атомарном уровне, либо переносит в другое измерение. Большего понять нам не удалось. «Ускорение» позволяло на короткое время стать заметно быстрее и тоже на каком-то уровне высшей физики, потому как даже в прыжке скорость приземления была столь же высока как и взлет. МТБЗ был самым простым в исполнении. Типичное преобразование энергии.
        Исида получила «концентрацию света». Теперь она могла бить не только по площади, но и фокусировать энергию в лучи различной ширины и спектра. Вот только управление давалось нелегко, и Валькирия чуть не убила нас всех, разрезав концентрированным лазером из руки. Зато очень уверенно меняла спектр излучения в малых вспышках, что положительно сказалось на фотосинтезе и мутации растений.
        Ее эмпатия тоже была объяснима. В свое время она работала в службе безопасности штатным психологом и физиогномистом призванным работать детектором лжи на секретных НИИ. Отсюда и ее знания в физике боевых излучений.
        Тарик изначально получил воинские навыки бойца ближнего боя. Скорость реакции и координацию наравне с моим ускорением, правда без темпоральных заморочек и с более экономичным расходом бодрости, так что если он выдерживал в спарринге со мной первые тридцать секунд дальше я проигрывал. Без вариантов.
        Вторым же навыком он выбрал «интуитива». На уровне подсознания он считывал жесты тела и мог предугадать направление удара. Вместе с ускоренной реакцией он уже мог разделывать меня как котенка. Выстоять я мог только благодаря тактике, опыту, задранной выносливости и последнему что меня всегда настораживало — излишней театральности стиля боя.
        Тарик был темной лошадкой в моем отряде. Говорил мало и держался на вторых ролях, хотя при нужде мог взять командование на себе и выполнить поставленную задачу. В нем чувствовалась военная выправка, но он все же проваливался во многих мелочах известных любому опытному солдату. Он владел большим арсеналом холодного оружия от меча до боевого шеста и все же при этом не мог противостоять моему гораздо более бедному набору приемов. Они просто были на порядок эффективнее.
        Потому в темном углу я прижал своего зама и потребовал ответы. Честные. В итоге узнал, что Тарик был «национальным героем» во времена образования первых Полисов. Тогда правительство уже не могло удерживать народ в подчинении и им приходилось использовать любые варианты. И пропаганда самый популярный метод промывки мозгов. И Тарика сделали ветераном, красавцем и настоящим героем. Большинство боев были подстроены и инсценированы, причем фильмы монтировали так, как будто съемки велись с тактических камер шлемов. Да и вывозили его «легендарный отряд» на позиции с обычным мясом, дальше они уходили геройской походкой в сторону фронта и там делали вид, что всех красиво победили. Ну и другие фокусы, в которых Тарику была отведена роль символа и легенды. Пламенные речи на пунктах сбора и в прифронтовой зоне, показательные бои, тактические учения и тому подобное. И естественно вся грудь в орденах и медалях.
        Тарик сам понимал, что это неправильно, именно потому больше отмалчивался. Характер у него был не гнилой, да и в те времена все выживали как могли. К тому же у него были менее героические операции, сведенья о которых не попадали в новости. Однако он смог выкрутиться и не трусостью и хитростью, а пусть цирковыми, но все же военными навыками. И попал в новый мир с десятком фрагов за спиной. Потому ему можно было доверить спину, а его историю я слегка отредактировал, сделав его инструктором по рукопашному бою в одной из армий.
        Ругер и раньше был охотником, ловко владеющим пращей, метавший дротики и камни очень точно в цель. При этом его навык достаточно быстро развивался из-за постоянных тренировок. Сейчас она метал дротик с начальной скорость около двухсот метров в секунду. Выяснили опытным путем. Его снаряд попадал в цель в другом конце био-фермы менее чем за секунду. А там без малого сотня шагов. Еще он получил навык обаяния завязанный на харизму. В его присутствии у всех повышалось настроение и появлялось расположение к собеседнику. Он чаще всех гасил споры в команде и заставлял других улыбаться.
        Бонусное умение теперь позволяло ему не только метко бросать свои снаряды, но еще и управлять их смещением. Правда пока только что-то простое и с небольшим уклоном, но это уже впечатляло. Он поражал ножом или камнем манекен, стоящий за колонной с расстояния в полсотни шагов. Последние три патрона для дикобраза на тренинге отдали ему, но он просто не успел что-то сделать. Слишком велика скорость пули, однако одиночными он точно бил в цель размером с ноготь на расстоянии в те же сто шагов и в почти полной темноте. Зрение у парня как цифровая оптика.
        История его так же необычна. Он оказался младшим сыном какой-то шишки в одном из полисов. Потому получил образование, хорошую работу, лучших девушек и все, что положено мальчику из «золотой молодежи». Точнее мог бы все это получить, но авантюрный характер носил его из одного приключения в другое. В конце концов, это для него плохо кончилось и он скатился по социальной лестнице, был изгнан из полиса, присоединился к вольным охотникам, где и закончил свою не такую уж и долгую, но насыщенную жизнь. При этом даже среди того зла и жестокости он не утратил своей жизнерадостности и сам не стал озлобленным мародером.
        Яниэль всю жизнь была содержанкой и училась приспосабливаться, чем занялась и в этом мире. Потому по своей сути она была бафером. При этом ее силы не имели прямого воздействия, а зависели от самого объекта. Как, впрочем, и весь баф. Даже ее искры почти не имели какого-либо эффекта для нас, разве что могли работать фонариком. Они скорее были индикатором ее эмоций. Когда девушка радовалась, они разгорались ярче, когда расстраивалась — гасли. А во время секса нимфа просто взрывалась целой феерией ярких снежинок, что долго светили, особенно если их собрать в герметичный флакон.
        А вот окружение реагировало на девушку куда более бурно. Возможно эти искры и феромоны тому виной, но все что Яниэль нравилось — росло и размножалось с удвоенной скоростью. Это признавала даже наша берегиня. Пусть зверек ядовит, а растение несъедобно, зато симпатичны нашей нимфе они, начинали доминировать в биоценозе.
        Еще у Яни была защитная реакция из феромонов, сносящих крышу мужикам, но вот полученное за квест заклятие куда интереснее. Хотя, похоже, принцип тот же. Ее касание теперь работало как стимулятор, правда с непредсказуемым эффектом. Она могла сразу процентов на десять поднять выносливость или раскидать по пяти характеристикам по два, при этом сама не понимала как это контролировать, да и действовал допинг только на мужчин и с откатом в три часа. Но, думаю, тут от ее эмоций и желаний зависит состав химического соединения, которое она впрыскивала в нас. Точнее, чаще всего в меня и чаще всего во время секса.
        Лилин, пожалуй, самая развитая из нас, пусть в очень мирном русле. Она могла исцелять раны, передавая свою жизнь, очень быстро восстанавливалась, укрощала агрессию животных и даже умела их приручать, пусть и на время, а при долгом контакте, как это происходило с Мотей, эффект получался в сотни раз выше. Она даже могла вернуть к жизни мертвого, вытянув его душу из астрала или куда там нас заносит после смерти. Это уже не говоря о том, что она чувствовала живых существ и эманации оставленные их телами.
        А в подарок еще и получила очень сильный сканер, который определял полезность или ядовитость веществ или болезни в живом теле. И, думаю, она еще себя проявит. Как мне кажется, она как любой ребенок верит в сказку, чудо, людей вокруг и эти чудеса с ней происходят, потому, как она сама того не осознавая, их создает.
        Торн и Илир ушли к колонистам, но в отличие от меня остальные знали, что те получили. Главный крафтер получил сканер как у Лилин, только определял он кристаллические решетки и плотность материалов. Илир помимо сонара и его модификаций получил «Инверсию звука». Теперь он мог создавать вокруг себя зону, в которой шорохи шагов могли звучать сверху, а выстрел в спину зазвучит справа или слева.
        Остальные не были частью команды во время ее восстановления, потому не получили бонусов, но имели свои умения. Все кроме Майса и никто не понимал, почему у парня ничего не открывается. Хотя он действительно был странноватым, но я скидывал это на последствия плена в группе Рейгарда. Потому парня особо не расспрашивали про его жизнь.
        Фарух каким-то образом смещал напряжения в каменной толще, а возможно даже и в металле. Жизнь у него была примитивной и непримечательной как прошлая, так и нынешняя, потому неудивительно, что его пятнадцать минут славы и власти так быстро прошли. Сейчас он больше походил на размазню и как ему помочь я не знал. Хорошо, хоть он понимал, что без команды пропадет и делал все, что от него требовали, пусть и без энтузиазма и инициативы.
        А вот молнии Гао меня очень заинтересовали как возможность подзаряжать аккумуляторы для огневых комплексов и других возможных приборов, что вытрясем из колонистов. Хотя без Торна экспериментировать я не решался. У нас всего два МОКа и портить их побоялся. Молнии азиата слишком непредсказуемы и управлял он ими слишком слабо. Но перспективы впечатляли.
        Сам самурай пояснял свои возможности тем, что последние полгода своей жизни работал в группе штурмовиков-камикадзе. Они оборудовались экзоскелетами с очень мощным электромагнитным полем, которое гасило или отклоняло пули и иглы кинетических комплексов. Правда это же поле создавало вот такие же блуждающие токи, которые мгновенно вырубали электромагнитные комплексы и воспламеняли пороховые патроны, потому атаковали они в ближнем бою, вырубая противников током и выжигая незащищенную электронику вражеских доспехов.
        Я слышал про эту технологию, но носить их могут действительно только камикадзе. Даже защитные костюмы не помогали и пилоты часто поджаривались до хрустящей корочки. К тому же заряда защитного поля хватало минут на двадцать и после этого боец оставался в почти обездвиженном экзоскелете и без оружие. Если группу прикрытия выбили, а еще остались противники — шансы выжить почти нулевые. Так как от исправности доспеха зависела жизнь пилота-камикадзе, они постоянно осматривали их перед боевым выходом вместе с техниками, оттого разбирались в устройстве и принципах работы. Привычка в минуты опасности включать его и дала Гао умение.
        Айда все так же могла создавать направленное пламя различной температуры и длины языка. На этом ее возможности заканчивались, однако я подозревал, что это далеко не все. Не доверял я таким тихим омутам, но оберегали ее и Ругер, Исида и прочие, так что надавить на нее не имелось возможности. Сама же она даже когда вынуждено работала со мной замыкалась в себе и на все замечания и приказы реагировала молча и опустив глаза.
        Разобравшись с нашими возможностями, мы приступили к тренировкам и реорганизации поселения. После использования заклинаний шел долгий откат, зачастую намного превышающий скорость заполнения шкалы маны. Потому пока было время, мы уделяли время перестройке.
        Структура био-ферм всегда шла лестничным порядком. Каждый огромный бокс оснащен колоннами поддержки и арочными укреплениями с конденсаторами влаги, соединялись широким проходом с крутым уклоном, а для циркуляции воды и воздуха вверху были десятки воздухопроводов и водотоков внизу. При этом в них имелось всего два входа в торцах.
        Для начала завалили верхний проход камнями и туда же отселили всех аборигенов. Подальше от нас. Земля там скудная и мы ее пока толком не благословляли как самый дальний участок. Пришлось вырыть пару бассейнов для сбора воды и пару дней уделить внимание обучению туземцев основам садоводства. Помогло то, что в отличие от племени Хора, местным на их бедной земле приходилось пахать и выкручиваться, так что они схватывали на лету и могли обучить остальных. Так же они теперь работали нашими часовыми. Разобрать завал и не возбудить аборигенов можно только с очень прокачанной командой. Которая мою щелчком сметет.
        Дисциплину мы навели в поселении сразу же и жестко забрав пятерых девушек по указке Хора. Для наших экспериментов. Но это подействовало настолько, что сам принц неделю даже не появлялся у нас. Зато указы инструкторов выполнялись безоговорочно и в рекордные сроки. И уже через неделю там стояли десятки высоких и тонких корзин, набитых травой, землей, опилками и прочим удобрением, включая нашу кровь. В щелях между прутьями неимоверными темпами росли различные грибы. И судя по всему, так плотно эти ребята еще не ели ни разу.
        Хору быстро объяснили что значит коленопреклонение и едва кто-то из нас появлялся на верхнем уровне все падали ниц и дрожали всем телом. Уйти вниз для них стало чем-то вроде ада и лишения всех этих благ. Моих ребят это напрягало, все же мы жили хоть в тяжелые, но демократические времена. Но если наполнение маны и наших сил зависит от паствы, культивировать поклонение нужно уже сейчас.
        Хор теперь ходил гоголем, пока не появлялись мы. Тут он сам уже тушевался и пусть пытался сохранить достоинство перед остальными, сам пугался до колик. Даже не нас, а того что мы лишим его всего этого.
        Девчонки не боевики, потому у них на тренировки уходило меньше всего времени. Я решил, что глупо учить домашнего котенка быть тигром, потому наши дамы участвовали только в строевой и тактической подготовке, изучая свои место и действия в боевом построении при обороне нашей территории и атаке на чужие владения. Благо сами боксы достаточно стандартны.
        Потому на них мы скинули возню с нашими младенцами. Сейчас их было семь. Я решил устроить некий детский сад, в котором они будут сами себя воспитывать как в обычных школах или даже той же армии. Более умные будут задавать темп отстающим. Остальное сделают наши девушки.
        Со временем воспитание новых жертв моих «жестоких» экспериментов скинем на плечи первых, как и большую часть рутинной работы по простейшей хозяйственной деятельности. Ева, как мы назвали первую из всех, подавала большие надежды. Ей было больше двадцати лет и мозг был уже развит, так что информацию она впитывала как губка, а эликсир и воздействие берегини только улучшало ее результаты. Через неделю она уже достигла уровня пятилетнего ребенка и могла сама есть пить и с любопытством лезла во все места. Как нормальный ребенок. Да внешность Лилин поправляла ей, хотя и не очень успешно. Берегиня пока не понимала, как это работает, да и навыками скульптора не обладала.
        Я же гонял ребят по соседним боксам, отрабатывая атаки и оборону, заодно обрисовывая карты и все сильнее углубляясь в нижние уровни бункера. Заодно обдумывая не только тактику боев, но и общую стратегию наших действий на основе доступной нам материальной базы. И в свободное от всего этого время я старался расширить эту самую базу.
        Нам повезло, что вокруг бассейна появился аналог бамбука. Точнее смесь этой травы с камышом и верблюжьей колючкой. Если этот тростник в определенное время срезать, то получались прямые прутья для решетки, древка для копья и еще кучи различных полезных вещей от лавок до стоек навесов.
        Я вдруг обнаружил, что на наковальне куда проще не создавать материалы, а изменять их форму. Силой мысли и желания у меня начало получатся придавать обычным веткам совсем другие формы. Например, согнуть их под прямым углом без каких либо потерь в прочности. Именно это я использовал, чтобы создать решетки. А стыки еще и укрепить железом. Ими же мы отгородились от туземцев и обезопасили себя, сократив смены часовых. Потому как народ и без того работал на износ.
        Когда вернулся Торн, он просто ошалел от того, во что мы смогли умудриться превратить нашу базу. Да и всю команду в целом. Теперь в нашем боксе разросся настоящий подлесок из кустов и подобия деревьев, так что даже пришлось прорубать тропы и просеки для нормального передвижения. Тут нам помогал прожорливый и всеядный ящер, что за пару недель, в которые отсутствовала команда Торна, успел отъесться до размеров, что уже пугал даже меня. Такую махину просто так не остановить.
        На одной из колонн соорудили вышку для наблюдателя. Оттуда видно оба входа заблокированных решетками и подсвеченных световыми флаконами прохода и сам лагерь, который нам пришлось расширить из-за подопечных. Там поставили удобное кресло для часового с дикобразом. Стрелять нечем, но в батареях осталось достаточно заряда, чтобы еще пару месяцев светить тактическим фонариком. А свет отпугивал все зверье, которого развелось просто неимоверно много. Даже без нашего вмешательства флора мутировала и безудержно росла. Мы уже сами обожрались жареным мясом, потому как самого мяса и топлива для готовки стало чрезмерно много. А когда я смог со своей алхимией выделить соль, мы просто стали обжорами. Как же я давно не ел нормальной еды!
        — Как же давно я не ел нормальной еды!  — Это первое, что сказали наши парни, едва вернулись и почувствовали запах жаркого с различными травами.
        Когда на следующее утро мимо нас, сто раз кланяясь, прошли три десятка аборигенок с кожаными флягами для воды под руководством Хора с панцирем броника в позолоченной оправе он уронил челюсть на пол.
        — Рокот, какого хрена?!  — Выдавил он.
        — Отрабатываем тактики выживания.  — Ухмыльнулся я.  — Ты же в курсе, что батарейка Люцифера не вечна? Они теперь наше все. И за них мы будем сражаться!
        Хор со своим избранным гаремом прошествовал к бассейну, где они загрузились водой, а я в его чашу отлил вчерашний эликсир. У него все равно срок действия ограничен зато капля этой жидкости снимает боль у взрослых особей туземцев. Этим наркотиком Хор и контролировал свое племя. В этом был и наш интерес, потому как те, кто привыкал к нашей крови — менялись. Они становились одновременно и покорны, и вспыльчивы. За дозу элика они готовы убивать. Была пара случаев, что пополнили ряды наших «деток» или первых могил в этой био-ферме. Для них избавление от боли уже наркотик. И то, что я разбавлял застарелый эликсир на ведро воды, ничего не меняло. Для них это хуже алкоголя. Это новый героин для нового мира.
        Торну тоже было чем похвастать да и сам я челюсть уронил на пол едва увидел его спутников. Джил и Ариэль стали… очень красивыми! Необычными слегка странноватыми но то что я видел и рядом не валялось. Да — бледные, да — худые, даже костлявые и с плоской фигурой. Ни груди, ни задницы. Но эти глаза… Это нечто! А как они двигались! Резко, быстро и в тоже время плавно и женственно. Волосы у них еще не отросли даже что бы прикрыть уши, но я, представив это вороново крыло локонов вместе с огромными антрацитовыми глазами на фоне молочной кожи, понял, что даже яркая Яниэль не сможет им противостоять. Есть в таких роковых красотках нечто притягательное. Любовь и смерть в одном флаконе. Девушки еще не вышли на всю свою мощь, но Майс и Илир не отлипали от них ни на секунду. А те в свою очередь были без ума от своих спутников. Страстью и жаждой от них так и веяло. Даже Исиду накрыло.
        Но это было ожидаемо. Мне они понравились еще при первой встрече. А до того как стать солдатом и бессердечным убийцей, я был доморощенным художником и ценителем прекрасного. Потому даже в тех личинках разглядел потенциал. А ребята его отшлифовали. Сначала своей кровью, а потом и сексом с ними. И девочки очень быстро впитывали в себя новые реалии. Женская гибкость и приспосабливаемость меня всегда поражали.
        Но выбила меня из колеи Шила. Новая пассия Торна. Ее я тут точно не ждал. Да, впрочем, и сам Торн изменился. Мужик без достойной женщины лишь половинка целого, как бы не старался выглядеть иначе. И, похоже, Торн нашел свое дополнение. Он стал увереннее в себе, взгляд стал жестче, а решения тверже. Это уже не тот мямля, которого я давил одним взглядом. Да и сама Шила стала другой. Наполнилась жизнью и уверенностью. Даже на меня смотрела как на равного, хоть и понимала всю подоплеку происходящего. Я ведь мог свернуть ей шею одним движением руки и она уже не воскреснет. И все же женщина смотрела прямо, строго и даже не моргала. Истинный лидер своей колонии. Странно, что она бросила своих, но вероятно решила, что здесь от нее будет больше пользы. Или как настоящий вождь всегда брала первый удар на себя, ведь доверять нам очень сложно, как и поменять свою внешность и образ жизни.
        Ребята неплохо поработали в Ливплэйсе. Торн смог отремонтировать массу различного, пусть и простейшего оборудования. И вот тут открылись таланты Майса. Парень оказался неплохим программистом и математиком. Возможно, у него ничего не проявлялось, потому как его таланты в этом мире не нашли применения. В остальном парень был типичным задротом, которого интересовали всякие электронные примочки. Но в Ливплэйсе он оказался на своем месте.
        Ребята притащили кучу полезного оборудования. В первую очередь энергоемкие аккумуляторы, простейшие генераторы на педальном приводе и мощные инфракрасные и ультрафиолетовые лампы. Шила хоть и ушла к нам золотые пластинки трогать запретила. Но один из военных чемоданчиков передала, туда же Майс загрузил все, что нашел и смог восстановить на цифровых носителях и перенести инфу с пластин.
        Торн, увидев наковальню, забыл про все остальное. Он забрал к себе в помощь Майса, Айду и почему-то Фаруха и, послав нас всех по матушке, углубился какой-то свой проект. И отвлечь его не получалось. Мои попытки он пересек на корню и неожиданно резко.
        — Рокот, у нас сейчас война?
        — У нас всегда война.  — Пожал я плечами.
        — В данный момент ты готов открыть боевые действия?  — Уточнил Торн.
        — Пока нет, но скоро буду.
        — Вот когда начнешь — тогда и будешь командовать.  — Кивнул крафтер.  — А до тех пор давай я буду делать то, что умею. Строить, развивать, улучшать. А ты займись подготовкой людей и отрабатывай тактику.
        — А ты изменился.  — Нахмурился я.
        — И теперь все изменится!  — Торн развернулся и, больше не слушая возражения, вернулся к работе.
        Похоже, действительно скоро все изменится.

        Глава 15

        Я сидел на модернизированной вышке часового и откровенно скучал, злился и не знал, что делать. Слишком резко и быстро меня отстранили от власти и в тоже время ни Торн, ни кто-либо другой не рисковали мне приказывать, или указывать, что делать. Мой нрав известен всем, так что даже в команду разведки со мной шли неохотно. Что не добавляло мне настроения, а им уверенности. Только Гао и Исида меня не боялись. Остальные сторонились как могли.
        Но не признать правоту Торна я не мог. Наша база менялась буквально на глазах. Лагерь расширили и перенесли в сторону. Палатки стали гораздо комфортнее, как и общий быт. Появились столы, кресла, стеллажи для вещей и ингредиентов крафта. И много еще незаметных мелочей, которые и незаметны, потому как они везде. Вилки, стаканы, гвозди и веревки. Все это проходит мимо нас. Они часть обычного быта. Дешевы и незаметны.
        Джина и Ариэль не обладали никакими полезными навыками и все еще были подростками, но они почти мгновенно возглавили отряд туземок и сейчас именно эти две егозы воспитывали новое поколение. В данный момент они оседлали Мотю и гоняли ящера в дальнем углу бокса. Оба выхода зарешечены и видны с моего места, так что все в порядке, а сажать на цепь их никто не собирался. Активные игры шли только на пользу в ассимиляции. Они уже бодренько шпарили на нашем языке без всяких нудных уроков и явно преодолели уровень развития десятилетнего ребенка. Лилин активно работала над их внешностью, так что они уже куда больше похожи на людей, пусть до красоток им как до Луны в позе богомола.
        Торн спелся с Шилой, и сейчас они командовали всем поселением. Шила отличный организатор и достаточно образована, чтобы принимать правильные решения, даже не имея наших сил. Многое из того что она выучила для нее было загадкой. Но, тем не менее, все наше образование больше служило для развития мозга и общего мышления. Все остальное сугубо индивидуально.
        Единственный недостаток новичков из колонии в том, что у них оказалась странная мутация, которую не смогла исправить даже берегиня. Их желудки отказывались принимать и переваривать обычную пищу, так что кормить их приходилось мне, используя алхимию и эликсир. Позднее я узнал, что наши ребята своих суженых подкармливают своей же кровью и, похоже, те пристрастились к ней. В больших и регулярных дозах она оказалась для них наркотиком. Да и действовала почти так же, даруя странное наслаждение. Так что искусанные плечи парней во время бурного секса это не только от страсти. Девчонки, открыв для себя секс и все его прелести, окунулись в него с головой и с энтузиазмом присущим всем подросткам. Илир и Майс сами еще почти дети, так что не могут противостоять женским чарам. И теперь Джил и Ариэль веревки вили из своих кавалеров. Что меня печалило. Но помешать этому я не мог. Или мог, но слишком радикальными методами.
        Всю агрессивную фауну мы вычистили и даже создали несколько загонов для полезных в хозяйстве зверушек. Растения тоже лезли из земли дикими темпами. Самым забавным оказалось то, что мы благословлять можем не только кровью или семенем. Даже испражнения богов имеют силу, так что нам никак не удавалось создать нормальный туалет. Уже на следующий день, заботливо вырытая ямка, огороженная пологом, превращалась в густой и обычно колючий кустарник. То же происходило и с душем, пусть и в меньшей степени. Так что даже богам приходилось бегать по кустам и подтираться лопухами. Которые потом мутировали в нечто странное.
        Зато наш рацион значительно улучшился. Благодаря информации на ноутбуке, я смог сильно улучшить навыки алхимии и добыть соль, соду, а из растений выдавить сахар. Да и просто сумел эффективно добывать растительные и животные жиры.
        Лилин, со своим сканером, быстро определяла опасность или же полезность того или иного растения, так что и со специями у нас все наладилось. Правда, растения продолжали мутировать буквально на глазах. И то, что еще вчера было горьким, завтра уже могло оказаться кислым. А безвредное стать опасным.
        Ультрафиолетовые и инфракрасные лампы только подстегнули эволюцию. А часовому, вроде меня, приходилось крутить педали кустарного генератора, заряжая аккумуляторы для них. Чем я сейчас и занимался.
        С проводами у нас проблема. Точнее, с изоляцией для них. Тут уже все надеялись на меня, но вышел облом. Лучше всего у меня получалось то, что убивает. Различные яды и даже взрывчатка. Реже эликсиры и стимуляторы. А вот что-то мирное, вроде пластмассы, получалось слабого качества, в малых количествах и с большими затратами.
        Да и просто вырвать из химического соединения отдельные элементы куда проще, чем создать сложную органическую структуры в новом веществе. Хотя алкоголь, на радость всем, я сумел создать. Однако создавал я его совсем для другого.
        Торн пошел против меня в вопросах войны и остальные его поддержали. Он решил дать фору команде наверху и позволить обрасти жирком. То, что конфликт неизбежен, понимали все, но он мотивировал свое миротворчество тем, что нас, богов или их личинок, мало, а большая часть команды врагов обычные гражданские. Смерть их закинет в безжизненную пустыню, откуда выбраться таким людям очень сложно. А потери среди нонкомбатантов неизбежны. Но в них есть силы. Настоящие. И это нужно спасать.
        Пусть мы сегодня враги и противники, но задача у нас одна, так что рано или поздно придется сотрудничать, и лишняя кровь между нами не нужна. Потому коллегиально было решено дать им закрепиться и набрать уровни и опыт, а мы бросим все силы на развитее базы и защиту аборигенов от глупых нападок остальных. Такую ресурсную базу терять и отдавать никто не хотел. Тем более против экспериментов с затиранием памяти уже никто не возражал. Даже Лилин и Хор. Для берегини счастье пациентов на первом месте и сейчас резвящиеся с Мотей девушки — лучшее подтверждение моей правоты. А Хор стал тиранчиком в своем племени и за малейшую провинность тащил женщин к нам. Так что и в среде аборигенов царил порядок и пахали они как проклятые. Как ни крути, а подача информации очень важна, как и угол зрения. И сейчас здоровье, радость и возможность полноценной жизни подавали как наказание.
        Еды у нас стало столько, что я даже сделал пару вылазок к ближайшим поселениям и оставил в подарок три десятка корзин с грибами и мясом. Благо Мотя вырос до уровня маленького грузовика и мог на себе утащить куда больше. А налаживать отношения с местными нужно и в срочном порядке.
        Потому я и создал спирт. Яни очень полюбились цветы похожие на розы и с очень близким к ним ароматом. Как выяснилось, глаза у аборигенов атрофировались уже на генетическом уровне, так что даже новому поколению при постоянных процедурах было трудно ориентироваться, полагаясь на зрение. Основными органами чувств у них стали слух и обоняние. Розы из-за нимфы не мутировали уже давно, но заполонили весь наш лагерь, так что мы пропахли ими сами того не желая, а я на основе спирта я еще и создал одеколон из лепестков. С корзинами оставлял и наш особый запах, и цветок. Наша физиология отлична, потому и пахнем мы для них иначе, чем они сами, но все же различить хороших и плохих богов аборигены не могут. Для них мы на один запах.
        А так я создал опознавательный маркер. Аборигены со временем поймут кто есть кто. Пока объясняться с ними не получалось, потому как они резво уносили ноги с нашего пути. Но, думаю, пора снаряжать делегацию из Хора и его гарема с объяснениями реалий, но этот засранец в конец обленился.
        Внизу кто-то зашуршал павшей листвой. Я хоть и не ждал нападения, снял ноги с педалей и вскинул дикобраз в боевое положение. Торн притащил с собой пару магазинов для него, так что сейчас мы снова вооружены и опасны. Растения вокруг тянулись ввысь, так что пришлось вышку поднимать и строить площадку, чтобы видеть дальние стены. Сюда вела приставная лестница, и сейчас кто-то взбирался по ней.
        — Привет, Рокот.  — Над краем площадки показалась лохматая голова Торна.  — Ты настолько на меня злой?
        Торн уставился на ствол огневого комплекса, что смотрел ему прямо в лицо.
        — Нет.  — Я подал крафтеру и вождю руку.  — С чем пожаловал?
        Торн влез на площадку и вручил мне шампур с мясом и грибами.
        — Я пришел с миром.  — Хмыкнул он.  — Не стреляй.
        Некоторое время мы просто сидели и жевали.
        — Рокот, не злись. Ты же сам все понимаешь.  — Начал Торн.  — Ты боец, а не администратор. Я понимаю, что мы на войне. Но это не правильно. Нужно начинать строить мирную жизнь. И с этим ты не справишься. Ты сам это знаешь.
        — Когда я злюсь, вокруг образуются трупы.  — Буркнул я.  — Тебе ли не знать.
        — Знаю. Потому и пришел.  — Кивнул Торн.  — Мы исчерпали свои ресурсы. Точнее нам нужно развиваться, а для этого нужны новые люди и материалы. Глина, кварциты и золото. Все это есть снаружи и на первой био-ферме.
        — Даешь добро на атаку?  — Удивился я.
        — Я тоже понимаю, что войны не избежать.  — Пожал плечами Торн и, спустив ноги с площадки, помахал ими в воздухе.  — Мне это не нравится. Но колонистов нужно вытаскивать как и развивать аборигенов. А для этого нам нужна свежая кровь. В прямом смысле. Колонисты не выживут без ежедневных доз крови. У них все сложно в геноме. Лилин ничего поделать не может.
        — И что я должен делать? Пойти и всех завоевать для тебя и твоей королевы?
        — Пошли со мной.  — Торн начал спускаться.
        — Надо смену назначить.
        — Да брось ты. Торчать тут только тебе и нужно.  — Отмахнулся Торн.
        Вот она гражданская и мирная жизнь. Никто не помнит, что все уставы написаны кровью таких вот идиотов.
        — Рокот, ты идешь?  — Уже снизу крикнул Торн.  — У меня для тебя сюрприз.
        Я тяжело вздохнул. Эту команду я потерял, приведя их к мирной и безопасной жизни. Но так было всегда и так будет. Может они и правы. Кроме войны есть еще и жизнь. Простая обычная жизнь. Нельзя внушить им, что вокруг война, если они видят мир.
        Я еще раз осмотрел с высоты десяти метров наш новый дом. Красиво, черт возьми! Сейчас все подсвечено лампами сверху, а сам лагерь и самые популярные тропы дополнительно подсвечивались фиалами. Как ни печально признавать, но под управлением Торна и Шилы эффективность мирной деятельности команды возросла. На порядок.
        Еще раз оглянулся, улыбнулся и спрыгнул вниз. Сейчас десять метров с грязевой подушкой внизу для меня не проблема.
        В лагере как обычно кипела работа. Каждому нашлось дело по плечу и талантам, но Торн потащил меня в сторону складской зоны. Заметив нас и остальная команда стала собираться вокруг с хитрыми взглядами.
        — Рокот, мы все и всё понимаем.  — Начал Торн.  — Ты наша опора и мы живы благодаря тебе. И будем живы тоже благодаря тебе. Нам предстоят бои и война. Потому мы все приложили усилия к тому чтобы ты почувствовал как мы тебя ценим и создали вот это.
        Торн махнул рукой и Тарик с Ругером вытащили из палатки стойку, на которой болтался полный рыцарский доспех. Точнее его более осовремененная модификация. А шлем так вообще переделан из каски штурмового экзоскелета и даже оснащен противогазом закрытого типа.
        Я присвистнул и обошел вокруг стойки. Действительно удивили. Как интересно мерки снимали? Хотя Яни меня по ночам последнее время как-то странно обнимала. Возможно высчитывала размеры.
        А вот металл с особым дымчатым узором. Булат? Очень даже похоже.
        — Примеришь?  — Повисла на мне Яни.  — Мне кажется тебе пойдет. Ты будешь очень сексуальным в нем.
        Кто о чем, а Яни о сексе. Последнее время нимфа стала нимфоманкой и если бы не ее бафы, Марс бы уже давно проиграл Венере.
        Доспех пришелся впору. Да и по весу не очень напрягал и не стеснял движений. Кираса из нескольких сегментов по типу обычного полицейского бронежилета, еще и прикрывала пах. Наплечники, наручи и поножи из трехгранных кованых профилей, идущих вдоль руки и ноги, закреплены на плоских продольных пластинах. Шлем загляденье пусть электронная начинка в нем не сохранилась целиком зато остались фонари и система фильтрации закрытого типа что дает преимущество перед Рейгардом. Да и сам я со своей алхимий опасен в этом деле и это позволит защититься от своего же детища.
        — Это еще не все.  — Жестом фокусника Торн достал из-за спины прямой обоюдоострый полуторник с длинной рукоятью. Следом появился новый щит, но уже цельный, а не сотканный из пластин.
        — Ну как тебе?
        — Честно говоря, я потрясен!  — Выдохнул я, привыкая новым ощущениям и весу на плечах. В броне килограмм сорок-пятьдесят, но для меня это уже давно не вес.  — Что за металл? Булат?
        — Ну не знаю точно.  — Хмыкнул Торн.  — Что-то похожее. Оригинальный рецепт булата не сохранился но принципы известны. Многоуровневая перековка трех различных видов стали при соблюдении температурного режима. Мы всей командой неплохо сработались. Айда разогревала металл, я прессовал его. Илир проверял на наличие каверн и микротрещин.
        Но особенно помог Майс. Парень продвинулся в развитии интерфейса и научился измерять все, что только можно. Тебе тоже нужно с ним пообщаться. Он сможет тебя удивить, заодно и модифицирует твой интерфейс.
        Парень что все это время считался балластом команды, зарделся от такой явной похвалы. Но, похоже, он ее заслужил. Торн мужик справедливый и зря хвалить не будет.
        Я проверил балансировку меча, сделав пару ката и взвесил щит. Все действительно сделано добротно и качественно. Словно создавал опытный кузнец в современной и оборудованной кузне.
        — Всем спасибо.  — Впервые за последнюю неделю я действительно довольно улыбнулся.  — Но к чему такие плюшки именно сегодня?
        — А как же Богу Войны идти на войну без достойного снаряжения?  — Похлопала меня по плечу Валькирия.  — Пора показать бронзовым, кто тут на самом деле хозяин.
        Наконец-то для меня нашлась настоящая работенка. Я в своей стихии!
        ********
        Лютый бесновался, полностью оправдывая свое прозвище. Все сразу пошло не по плану, начиная от захвата бункера. Столкнуться с современным огнестрелом уже было шоком. Более того, все боевики прекрасно представляли, что это такое и чем грозит. Но главное, что даже при самом бережном отношении с оружием, оно не сможет прослужить более полувека, а значит у их соседей есть рабочая техническая база, на которой они могут создавать детали, боекомплект и черт знает что еще. Это сразу же охладило пыл всех бойцов и лезть на разведку в темные коридоры никто не желал. Да и сам Лютый понимал всю глупость таких маневров. Без того людей хватало, едва на то, чтобы перекрыть нужды охраны.
        Оставлять Фаруха и Гао рядом, сместив их с трона, тоже было глупостью. Начинать правление с убийства старых лидеров не самый лучший ход, но других вариантов не было. Лютый недооценил влияние этих двоих на команду. Как оказалось у них достаточно много сторонников, которые не обрадовались такому исходу дела. Да и общая атмосфера в среде мирняка стала стремительно портиться.
        Конечно, большая часть из них слизняки и трусы, так что открыто возражать они не смели. Лютый все больше удивлялся тому, что Старшие скинули в этот суровый мир этот человеческий мусор, который без жесткой руки превращался в тупое стадо. Это его тоже бесило, ведь он потерял половину своих верных людей, а чужие бойцы не слишком стремились влиться в ряды его верных сторонников. Да и особого доверия не вызывали. Они кучковались по своим племенам и к ним же липли их нонкомбатанты, что только усилило разброд. Уже начались драки из-за женщин или же лучшее место для лежки. Расширять владения с таким войском просто не было возможности.
        Лютый неделю держал команду в железном кулаке, сбиваясь с ног в попытках удержать команду в порядке и не дать всему развалиться. Одна надежда на то, что погибшие члены их сообщества смогут добраться к бункеру, зная об этом месте и дорогу к нему.
        Все это время он укреплял оборону био-фермы, гоняя всех и в хвост и в гриву, что тоже не добавляло ему популярности. Но все понимали ценность объекта такого класса, потому на этой почве смогли объединить усилия, однако все сильнее чувствовалось разделение племени на отдельные фракции, которые даже разбили лагеря в разных местах. Да и пропасть между боевиками и мирняком становилась все шире. Первые считали, что вторые им обязаны жизнью и должны чуть ли не в пояс кланяться, вторые же в этом видели ущемление своего достоинства и чуть ли не рабство.
        Дальше стало только хуже. Основной проблемой стало отсутствие освещения и слабо развитые навыки ночного зрения, которые на поверхности куда как менее важны потому и развивались медленно. Основную массу ресурсов приходилось тащить снаружи, потому как био-ферма хоть и развита, но все же как пищевая, а не строительная база. И вот тут начались серьёзные проблемы.
        Большая часть погибших бойцов снова попала в Лабиринт и часть из них не смогла удержать язык за зубами, предлагая информацию о бункере, как плату за помощь в дороге. Потому уже через неделю началось повальное нашествие жителей Лабиринта. И никто из Лидеров не хотел терять свою власть и группу, так что племя Лютого очень быстро оказалось в осаде.
        До прямых боевых действий дело пока не дошло, но их плотно зажали в био-ферме. «Союз обделенных» быстро сформировал коалицию против тех, кто засел в био-ферме. Пока все шло относительно мирно с обменом еды и воды на ресурсы с поверхности, но Лютый чувствовал, как власть утекает из рук. Каждый из новичков, даже если командовал всего пятеркой доходяг, мнил себя царем и требовал место за столом совета бункера.
        К концу второй недели с той стороны био-фермы скопилось более сотни человек, а к Лютому пробились всего пятеро. Трое бойцов и два мирных. Вот и все подкрепление. А напряжение только нарастало. Новички оккупировали соседние боксы, но в глубь пока лезть опасались. Слухи про автоматы и страшную злую команду, что отрывает головы голыми руками, охлаждали пыл смельчаков. Но долго такое состояние не продлиться. Бункер бурлил и страх постепенно отступал. Поисковые команды, по слухам, уходили все глубже и пока не встречали никакого сопротивления, как и аборигенов про которых тоже все были наслышаны.
        — Лютый, у нас проблемы!  — Затряс плечо, впервые за долгое время прикорнувшего командира, Чак.
        — Ты меня не удивил!  — Вскинулся Лютый и на автомате осмотрел спящий бокс.  — Что в этот раз случилось?
        — Проводники пропали. Чужаки, что нас сюда привели. И еще пятеро из мирных.
        — Как?
        — Никто не знает.  — Пожал плечами Чак.  — Оба входа завалены и под нашим контролем.
        — Твою мать, Чак!  — Взревел Лютый.  — Чего все спят?
        — А что делать?  — Удивился помощник.
        — Обнюхать каждый закоулок. У нас брешь в обороне. Поднимай всех и ищите как еще можно было покинуть бокс. Если внешники его найдут первыми, мы все тут благословим своей кровью чужое счастье. Бегом!
        Поиски бреши заняли почти шесть часов. Все так же мешала темнота. Но неугомонный Спидди, который сейчас оказался в опале из-за того, что должен был следить за чужаками и упустил их, все же нашел дыру в водосборнике под потолком. И даже смог пролезть по ней в следующий бокс. Но дальше продвинуться не получилось. Бокс был глухим и все три входа из него завалены. Вот только чужаки все же каким-то образом испарились. А это грозит неприятностями.
        Когда привели Светлячка и девушка подсветила бокс, смогли рассмотреть дыру в потолке и следы под ней. Вот только навыков полета ни у кого не было, так что это оказался тупик.
        — Чак, бери самых доверенных людей из наших и создавайте в этом боксе запасную базу. Тащите землю, растения, запасы. Все что нужно для долгой осады. И делай что хочешь, но мне нужен доступ наверх. И всем молчать об этом. Это может стать нашим козырем перед внешниками. Сомневаюсь, что многие знают об этом лазе.
        — Хуже всего, что о нем знают пришлые и, зуб даю, что знают те, кто держит низ бункера.  — Поморщился Чак.  — Я не верю этим уродам. Особенно теперь, когда они сбежали. И раз у нижних есть боевые стволы, они куда сильнее этой троицы.
        — Я знаю. Но этот корабль тонет.  — Лютый обвел взглядом био-ферму с суетящимся народом.  — У меня такое чувство, что нижние не просто так выжидают, и Рейгард со своими прихвостнями свалил именно сейчас не просто так. Когда нижние придут сюда тут всем Лабиринт покажется Раем.
        — Все так серьезно?  — Чак полностью доверял чутью своего командира и потому еще жив.
        — Думаю, еще серьезней, чем мы думаем. Так что делай все, что требуется. Мы должны сохранить хоть часть своей команды.
        — А дальше что?
        — А дальше повторим то, что уже было не раз в нашей истории — станем вассалами более сильного сеньора. А там посмотрим как карта ляжет.  — Хищно улыбнулся Лютый.  — Но чую, грядет такое, что нам лучше отсидеться в сторонке. А раз уже эти крысы свалили, значит это что-то очень близко. Так что работайте за троих. И постарайтесь скрыть эту работу!
        — Ок, командир. Сделаем в лучшем виде.  — Козырнул Чак и скрылся в зарослях био-фермы.
        Только теперь Лютый слегка успокоился. Гнетущее чувство опасности не прошло совсем, но резко ослабло. Не зря он вкачал столько очков в интуицию. Терять власть и идти под руку к другому откровенно не хотелось, но это лучше чем оказаться в галдящей стае придурков, что осели в соседних боксах. Когда их Совет возьмет власть они превратятся в аморфную массу, которую нижние или более слаженные и дисциплинированные команды порвут в клочья.
        Когда через неделю снаружи био-фермы началось нечто странное, Лютый не удивился. Странно что этот Рокот ждал так долго. Осталось дождаться своей очереди и предложить свои услуги, пока Лютый не станет сильнее. А он станет! Хватит с него командиров-идиотов. Он сам хозяин своей жизни и кто стоит между ним и абсолютной свободой — потенциальный покойник. Кем бы он себя ни считал!

        Глава 16

        Выступили через три дня после презентации моего доспеха. Тут уже я взял власть в свои руки и стал готовить боевую группу. Помимо нападения, нужно еще продумать и оборону. Первая вылазка будет разведкой боем, чтобы прощупать возможности противника, потому в нее войдут только самые надежные и нужные.
        Один из дикобразов я оставил на базе и отдал Тарику. Они с Ругером и Торном станут основной защитной силой, а Тарик, пусть и актер, но все же нюхал порох и умел стрелять.
        Иглы сложны в производстве и в их создании используют редкие компоненты. Металл, керамика, алюминий и все это достаточно тонкое в проработке, потому пополнение боекомплекта шло медленно, и сейчас у нас получилось собрать всего два магазина по пятьдесят игл в каждом.
        В мою группу вошли Исида с МОКом и своим излучением. Валькирия становилась все опаснее с каждым днем и уже даже я ее побаивался. Она с жутким остервенением брала уроки рукопашного боя у всех, включая меня, и с таким же упорством развивала свои магические навыки. Сейчас она могла срезать полуметровую колонну своим лучом. Хватало ее на полторы-две секунды, но за это время она могла натворить дел. А с дикобразом и хорошей рапирой она становилась богиней смерти. Пусть пока система и не признала ее. Эта же система не меняла мир и нас, устанавливая характеристики, а просто описывала возможности наших тел. Потому она же учитывала физиологию женщин и сила с выносливостью у них штрафовалась, при этом ловкость и реакция были гораздо выше при равных значениях с мужчинами. Оттого рапира ей подходила идеально. Порхай как бабочка, жаль как пчела. Ей это описание подходило лучше всего.
        Вторым номером шел Гао, с тонкой катаной и в кожаном многослойном доспехе, укрепленном синтетическими полимерами. С огневым комплексом он обращался гораздо лучше, чем Исида, но его молнии сожгут автомат в один миг, зато тонкий меч работает как мощный шокер. Как, впрочем, и он сам. Именно потому на его доспехах нет металла. Он мешал нормальному току энергии, а еще разогревал металлические части.
        Вместе со мной они были ударной группой. Второй волной шла Лилин с Мотей, Илир и Фарух. Лилин наша аптечка, что может вытащить даже с того света и отследить передвижения противника по их жизненным эманациям. А так же водитель грузовика Моти, который стал слишком здоровым и наглым, чтобы слушаться кого-то другого. Даже меня. Чувствую, скоро я ему отрублю что-то не слишком важное для жизни, потому как он все чаще на меня поглядывает как на врага. Точнее на соперника. Хотя девушек не трогает даже из аборигенов. Похоже, он считает их своими самками или чем-то таким. А Лилин естественно старшая жена со всеми привилегиями.
        Илир бафер, шумовая завеса, бульдозер и звуковая артиллерия. Оружие и броню ему не давали. Чертовое вдохновение сделало парня наркоманом и алкоголиком. Если он не экспериментировал с грибами, то выпрашивал у Лилин рецепты наркоты или старался спереть мой алкоголь. За что не раз получал затрещины. Но это работало и усиливало его, пусть и делало слегка или не слегка неадекватным. Потому колюще-режущее ему не давали. Только боевой посох, окованный по концам стальными болванками.
        Фарух должен был подрабатывать бульдозером. За последнее время у него серьезно развились навыки, благодаря наработкам Торна и помощи Майса. Так что он уже мог превратить в щебень любой завал или даже проделать новый проход в скале. Хотя как мужик и боевая единица он не впечатлял. Айда его размазала тонким слоем. Но хороший командир работает с тем, что есть, а не ноет, что личный состав плох и не обучен.
        Время суток в бункере не играло роли, да и знали мы о нем только потому, что в свое время Торн смог создать часы в интерфейсе, так что вышли поутру, ориентируясь на наши биологические ритмы. Я снова решил сделать большой крюк и углубиться на территории аборигенов.
        Раз уж мы собрали столь подготовленную и вооруженную группу, было бы глупо не оглядеть свои владения и не напомнить местным кто теперь в их логове хозяин. После рейдов Рейгарда и его маньяков туземцы резко поскучнели и свалили с верхних уровней. Пока новички их не трогали, но думаю, с каждым днем их смелость будет расти, как и аппетиты. А значит, скоро начнется борьба за боксы и паству. Рано иди поздно даже до этих идиотов дойдет, что местные не просто расходный материал, но еще и ресурсная база, как божественной энергии, так и обычных рук. Пирамиды Египта тоже строили не боги и не они горшки обжигают.
        Первое поселение нас встретило мертвой тишиной и следами поспешного бегства. В этот раз я чувствовал себя уверенно и даже как-то по хозяйски прошелся по боксу, оглядывая интерьер.
        А аборигены не так уж и тупы. Об этом говорили пусть примитивные, но добротные и продуманные станки для плетения веревок из кожи и приспособленные под нужды артефакты прошлого. Время не смогло поглотить все, так что в углу бокса нашлись различные детали от техники, которые местные мастера приспособили под свои нужды. Тут они в холодную ковали и затачивали наконечники для копий и создавали инструменты для другой деятельности.
        Ресурсный голод коснулся не только Ливплейса, но и нас. Однако забирать этот хлам я не решился, пусть и чесались ручонки. Я пришел сюда с дарами, а не за податями. Потому мы отгрузили десяток корзин с различной провизией и кожаное ведерко с растущей розой. Наш символ. По нему в следующий раз я смогу определить как к нам относятся местные. Если угробят, то плохо. И я разнесу тут все к чертям, а что останется выжгу. Но если сумеют сохранить — награжу.
        Похожая ситуация произошла и в двух других поселениях. Одно из них жило водой, что била из родника в стене и впадало в бассейн, что ранее был ремонтной рампой для тяжелой техники, второе занималось странным ремеслом. Я бы сказал очень странным. Это была некая непонятная мне и остальным резьба по камню. Человеческие фигурки и черт знает что еще, чему даже наша фантазия не находила пояснения. Однако поселение явно не голодало и даже богато жило.
        А вот третий поселок оказался торговой точкой. Укрепленной. И тут нас ждал сюрприз.
        — Рокот, там люди!  — Пискнула Лилин со спины Моти.  — Много!
        Но она опоздала. Я сам ощутил как на плечи навалилась свинцовая тяжесть и ноги предательски подогнулись, а веки желали сомкнутся. Поспать. Мне нужно поспать. Ну да! Вы этим хотите взять бога Войны?! Любители!
        Я с ревом ринулся вперед. Не зря двери так гостеприимно распахнуты. Не зря вокруг такая тишина. Но я, сука, бог! Войны! Вашу мать! МТБЗ разбитый на десяток зарядов разлетается во все стороны и пламя освещает поле боя. Десятки аборигенов несутся мне навстречу. С копьями, камнями и просто дубинами. У всех перекошенные от бешенства морды. Лицами это уродство назвать не поворачивается язык. Но я, сука, бог! Ваш бог!
        Ярость застилает взгляд. Первого же аборигена я почти перерубил напополам, ударив ребром щита и сразу же оттолкнув этим троих. Идиоты! Я же добра вам желаю! Жизни! Сразу несколько лезвий проникло в стыки доспеха, а по броне застучал град дротиков и камней.
        Все же им не хватало искусства боя. Пожалуй, охотники с био-ферм были самыми подготовленными к такому и владели хоть какой-то тактикой и техникой. Эти даже не понимали, что нужно уклоняться и атаковать на контрвыпадах. Замах — удар. Это и вся тактика. Или завалить толпой и запинать ногами. Детский сад какой-то. Уже через три минуты вокруг нашей группы образовалась груда искалеченных тел. А в углу жались детишки. Семеро юных магов. Именно они навевали на нас тут депрессию и тоску. И что с этим всем делать?
        — К черту!  — Решил я.  — Лилин, лечи всех!
        — Но, Рокот…
        — Да насрать мне!  — Рявкнул я.  — Они подняли на нас руку! Пусть считают, что их прокляли. Дольше проживут. А я за ними вернусь. И воздам по заслугам.
        Я вытащил из груды исковерканных, но все еще живых тел, троих самых крутых бойцов, что даже меня помять смогли. Одного я вырубил кулаком, едва не вмяв его грудь в спину, второго электрошоком приголубил Гао, а третьему и самому бешеному Исида отстрелила ноги «пыльцой» МОКа. Эти ребята даже меня впечатлили, потому я их и выбрал. Они похоже были на пределе и уже не боялись ни бога, ни черта.
        А вот мне такие нужны. Опыт с туземками подсказал, что полностью выветрить старую память не получалось. Каждая из наших подопытных сумела сохранить часть личности, пусть и на подсознательном уровне. У каждой был уникальный характер и своя изюминка. Думаю, это как раз то о чем говорил Альт. Даже если затереть память, основа личности останется, потому как она лежит совсем в иной плоскости. В той, где обитал сам Альт и мы все, до нового рождения.
        А значит, что даже после процедур эти ребята останутся такими же боевыми.
        — Рокот, не смей!  — Снова закричала Лилин, когда я достал тубу с ядом.  — Что ты творишь? Они и без того почти мертвы!
        Похоже, девочка снова забылась. А Мотя за ее спиной только придает ей силы и могущества. Даже в группе с ней считались. Трудно определить в такой ситуации ее место и значимость, но уже ясно, что она не последний человек в нашем сообществе.
        Острие меча упирается в подбородок берегини, а я смотрю в глаза ящеру. Ну же, чертово пресмыкающееся, брось мне вызов! Давно пора отрубить тебе пару лап. Ну же!
        Лилин сильная духом, но даже она вынуждена приподниматься на носочки, следуя за лезвием. Мотя злобно дышит и расширяет носовые пазухи. Его желтые глаза с вертикальными зрачками горят ненавистью, но и он не смеет перечить. Игра в гляделки снова заканчиваются в мою пользу. Интересно как скоро моя же группа меня изгонит? Но сейчас это не важно. Важно, чтобы они стали сильнее. Научились принимать злые, но нужные решения.
        — Успокоилась?  — Спрашиваю я берегиню.
        — Да!  — Сипит та.
        На укоризненные взгляды остальных мне насрать. Я заставлю вас жить, даже если вы, дебилы, не умеете этого хотеть. Жестоко? Возможно. Но большая часть маньяков и преступников была выращена в таких вот тепличных условиях, где каждый старался целовать деточку в задницу. Я не такой. Я суровая школа. Я тот, кто научит и заставит их жить.
        — Тогда заткни свою ящерку.  — Убираю меч в ножны.  — Иначе он умрет. Я его во второй эшелон поставил, потому как он не сможет воскреснуть. Не заставляй меня жалеть об этом.
        — Зачем тебе яд?  — Заупрямилась берегиня.
        — Нашим девочкам нужны мальчики.  — Хмыкнул я.  — И эти очень хороши. Я дам им малость, чтобы вырубить. Нас мало чтобы сторожить пленных. Когда прибудем на базу, проведем полноценную операцию. Разве ты не хочешь порадовать девчонок? Слышал, они уже интересуются у Джил и Ариэль, что такое секс.
        Лилин смутилась и зарделась.
        — Хорошо!  — Кивнул я и демонстративно влил пару капель яда в рот первой жертве.
        Троих богатырей в коматозном состоянии мы загрузили на Мотю. Они хоть и карлики, но достаточно коренастые, а потому весили не менее полтинника каждый.
        Я взял ящера за морду и взглянул в глаза.
        — Ты же все понимаешь.  — Прошипел я ему в морду.  — Если понял — кивни.
        И тот кивнул.
        — Хорошо.  — Уже я кивнул в ответ.  — Она мне дорога, так же как тебе. Но не смей выступать против меня. Мы поняли друг друга? Или пояснить более доступно?
        Ящер посмотрел на меня долгим взглядом. Разумным взглядом, не обещающим ничего хорошего в будущем. Хорошо. Мне не нужны рабы ни в друзьях, ни во врагах. Рабы тупы. Они не двигают этот мир вперед, а лишь уничтожают его. Этот ящер когда-то станет великим. Как и Лилин. Но они должны дожить до этого момента. Должны набрать силу и опыт, как системный, так и жизненный.
        — Ну что, черти?!  — Рявкнул я.  — Пощупаем за вымя тех, кто приперся в наш дом?
        — Да ладно вам.  — Скривился я, когда мой клич напоролся на недоумение остальных.  — Могли бы и поддержать.
        — Рокот, завязывай с грибами Илира.  — Хмыкнула Исида.  — Нам одного такого хватит.
        Наверх двигались не торопясь, попутно изучая все встречные боксы и перестраивая топографию. Илир и Фарух, по откату, вскрывали завалы или наоборот глушили проходы. Майс из ранее бесполезного балласта, стал очень нужным и даже популярным членом команды. Его умение работать с интерфейсом просто поражало. У меня сейчас появилась куча всяких приятных примочек, вроде дальномеров, шагомеров, самообновляющейся карты с возможностью просмотра даже 3Д- модели. Так что я уже начинал строить лабиринт, который удлинит путь к нашей базе и проведет его по поселениям аборигенов, которым будет отведена роль подушки и системы охраны. Со временем приучу их бежать за помощью к нам, едва что-то произойдет.
        Все это заняло почти сутки хоть по факту мы прошли не более тридцати километров. Заночевали в одном из боксов уже на границе опасной зоны. Дальше будем идти боевым порядком со всей осторожностью, да и ночевали, дежуря по двое и заняв удачную для обороны позицию.
        Уже спустя час после выхода нашли следы деятельности наших противников. Точнее просто следы, как ног, так и волочения крупных осколков бетона. Видимо, искали остатки арматуры для оружия.
        — Лилин, можешь почувствовать сколько их?  — Жестом подозвал к себе берегиню и указав на следы.
        Девушка принюхалась к чему-то своему. И отрицательно покачала головой.
        — Слишком давно сюда приходили.
        — Ладно.  — Кивнул я.  — Дальше идем еще осторожнее. Лилин ты с Исидой у меня за спиной. Как только почувствуешь что-то, предупреждай. Главное, отодвинь свое сочувствие и не подставь нас по своей глупости.
        Первый лагерь мы обнаружили через час. Около десятка человек суетились в отдаленном боксе. У них появился садик в углу, где копошились две девчонки и парень. Чуть в стороне горел очень маленький очажок, над которым жарилось мясо и грибы. Остальные что-то мастерили из палок, веток, травы и обрывков кожи. Часовых как таковых не было. Один с копьем терся у противоположного входа, другой спал на циновке, обняв дубинку. Еще что-то похожее на оружие лежало у ноги одного из крафтеров, который еще и поваром работал. Мирная картина.
        По моей отмашке мы втроем залетели в бокс как ангелы смерти. Тактика была обговорена уже давно, так что осталось только распределить векторы атаки. Я рванулся к дальнему часовому, галопом промчавшись по лагерю и отрубая кисти рук всем на своем пути. Так или иначе, наша магия была привязана к рукам, видимо нам так было проще концентрироваться или направлять силу. Да и схватить оружие без пальцев куда сложнее.
        А Торн просил не убивать без причины. Особенно мирняк. И тут я с ним согласен. У боевиков больше опыта и сил, так что шансы выбраться из пустыни на порядок выше, чем у тех, кто так и не получил боевых заклинаний. А мирняк нам нужен, да и ассимилировать их проще.
        Закончилось все быстро. Девять человек без рук сидели в углу подвывая на все лады. Лилин оперативно их подлечила, чтобы не истекли кровью.
        — Рокот, у нас гости!  — Крикнул Гао, что держал выход с Исидой.  — Что делать?
        — Валить!  — Ответил я излишне громко.  — Самые смелые сами с респа доберутся. Их смелость должна быть чем-то подкреплена.
        Исида тут же дала короткую очередь в коридор и оттуда раздались возгласы удивления, боли и мат. Зато и энтузиазм нападающих утих.
        — Исида, допроси местных! Блиц-опрос.  — Я забрал у Валькирии автомат и сменил ее у входа.  — Узнай все об обстановке. Не жалей методов. У нас нет времени на реверансы.
        Особо уговаривать пленных не пришлось. Один Мотя на них наводил животный ужас, а уж его трофеи похожие на уродливые трупы. А наша изначальная скорость и жесткость отчетливо показали, что намерения у нас серьезные. Потому даже не пришлось устраивать перекрестный допрос. Информация полилась рекой, а пленные дополняли друг друга сразу же.
        Картинка мне понравилась. Местонахождение бункера перестало быть тайной и сюда рванулись все, у кого не нашлось хорошего убежища. Вот только доверия к другим у них нет, потому договориться не сумели. Получился некоторый временный альянс из десятка мелких команд. И сейчас шла возня по переманиванию членов одних групп в другие. В целом вокруг входа уже собралось более ста пятидесяти человек и еще около пяти десятков засели и забаррикадировались в самой био-ферме. Последние не желали впускать туда кого-то еще и остальные расползлись по другим боксам, где начали создавать свои сады. Но все же самая мощная команда была внутри, а, главное, у них была причина держаться вместе во вражеском окружении. Они самые опасные и нужно с ними разобраться.
        — Идем дальше!  — Решил я, собрав всю информацию.  — Будем пробиваться на био-ферму.
        — Рискованно.  — Покачал головой Гао.  — Массой задавят.
        — Не думаю. Видел я такие альянсы из банд. Они не доверят свою спину другим и при случае сами же ударят. Потому если и будут работать, то поодиночке. А нам это не страшно. Прорвемся.
        Первым снова шел я, прикрывая щитом и грудью Исиду и Гао. Однако, как и ожидал, сопротивления не оказывали. После первой же серии МТБЗ и пары автоматных очередей, народ решил не искушать судьбу и посмотреть на то, что будет со стороны. А мне даже стало смешно. Большая часть местных была не выше пятнадцатого уровня, а самые крутые бойцы чуть за двадцать. С моим тридцать третьим и тридцатым Исиды у нас тут не было равных соперников даже близко. Они, похоже, тоже это сообразили, потому мы прошли сквозь пять опустевших лагерей без какого-либо напряжения.
        Позади шуршали разведчики местных, так что пришлось сжать строй и выставить арьергард. Но нападения не было, даже когда мы дошли до нижнего входа био-фермы. Хотя толпа зевак только росла. А так как и мы даже не старались их припугнуть выстрелами, они осмелели и даже стали кричать из коридоров. Кто-то спрашивал кто мы такие, кто-то просил дать автомат пострелять, кто-то просто отпускал шутки.
        — Илир,  — я бросил парню мешочек с грибами,  — вынеси эту баррикаду. Причем сделай это как можно громче и эффектнее. Сможешь?
        — Да запросто!  — Ухмыльнулся тот, трясущимися руками развязывая мешочек и засовывая кусочки грибов в рот.  — Я им сейчас такое устрою!
        Немного посидев с блаженной улыбкой, Илир завел свою шарманку. Музыка пошла во все стороны. Угрожающими мощными аккордами, заставляя даже землю вибрировать. Нижний вход выводил в бокс с бассейном и, логичнее всего, было расположить основной лагерь здесь. Интересно, сообразят они свалить от этого концерта или шрапнелью мы посечем большую часть команды?
        Шутки в спину резко закончились, а когда мы заняли позицию, закрыв уши и открыв рты, даже самые тупые поняли, что грядет что-то мощное и разбежались по углам. Грохнуло так, что я сам не ожидал. Илир явно вырос в своих навыках и даже сам своих сил не ведает.
        Вошли в био-ферму мы по-хозяйски но не глупя. Раскидали в стороны десяток фиалов с искрами Яни подсветив дальние подступы к нам и ощупывая окружающее пространство тактическими фонариками. Сразу же заняли позиции за укрытиями и контролируя сектора возможной атаки Лагерь действительно был здесь, как и самая густая растительность, но мощный удар выкосил большую часть укрытий и все же мы были настороже. Акустический удар поднял много пыли, но он же и сдул ее в сторону от входа.
        — Кто в этой богадельне главный?  — Заорал я на весь бункер.  — Выходи встречать гостей!
        В ответ только тишина и шорох осыпающихся осколков после взрыва. Пять минут но все та же тишина. Странно я ожидал чего-то большего.
        — Илир, иди сюда!  — Подозвал я парня к себе. Он после такого мощного выброса обычно быстро трезвел и становился вялым, но все же соображал.  — Твой рупор работает? Тот, которым ты с аборигенами общался?
        — Да.  — Кивнул тот, но без энтузиазма.
        — Включай на полную громкость. Я говорить буду!
        — Я пришел сюда не убивать, а говорить!  — Заорал я, и мой голос эхом пошел гулять по био-ферме.  — Но если сейчас же все не выйдут сюда, я приду сам и тогда живые позавидуют мертвым! Даю две минуты на размышление! Отсчет пошел!
        Пару минут не происходило ничего, а потом из прохода пошли первые смельчаки с криками «не стреляйте, мы сдаемся». Вышло всего человек двадцать пять.
        — Где остальные?  — Спросил я.
        Народ мялся и отводил взгляды, но отвечать не торопились. Похоже, здесь собрались одни нонкомбатанты. Но где боевики тогда?
        — Кто главный?  — И снова тишина.
        — Да что с вами такое?  — Удивился я.  — Я ведь не начал по вам стрелять. Чего вы мнетесь как девицы на танцах. Так кто главный?
        — Нет тут главных!  — Вышел вперед один из мужиков.  — Свалили они под шумок, бросив остальных.
        — Как?
        — Мы сами не знаем. Началось черт знает что, мы бросились их искать, а их нет. Все входы завалены, так что они просто испарились.
        — Второй вопрос. Где Рейгард и его банда? Те, кто вас сюда привел.
        — Тоже сбежали и непонятно как. Только на пять дней раньше. Где запасной выход мы не знаем.
        — Хорошие у вас отцы-командиры.  — Хмыкнул я.  — Но, думаю, я знаю, где они. Эту ферму первыми нашли и разрабатывали мы, потому советую вам отнестись к нам с толикой почтения. Так что ребята будем дружить или воевать?
        Хотя вопрос был риторическим. Это не бойцы. Они просто морально не готовы убивать и умирать.
        — Хорошо. Пошли, посмотрим на ваших командиров, забившихся в нору! У меня к ним разговор. Тяжелый.
        Мужик кивнул и удовлетворенно хмыкнул. Что ж, лидеров тут не сильно любили. Это хорошо. Исида, Гао, вы здесь. Я с дикобразом сам разберусь, если будет с кем. Начнутся неприятности, вы знаете, что делать.
        Я упругой уверенной походкой направился в третий бокс, где сам прорезал люк в камере сбора конденсата. Пора расширять свои владения.

        Глава 17

        По пути узнал у Урука, что пошел со мной, обстановку. Командиром местного ополчения оказался Лютый. От Гао и Фаруха, я знал, что это за парень и Гао сразу же покачал головой, отписавшись в чат, что основного боевого костяка в толпе нет. Я двигался уверено, потому как знал, куда могли скрыться остальные. Сам рубил этот проход.
        — Эй, наверху!  — Я постучал мечом по знакомой колонне.  — Спускайся вниз, дружить буду!
        Если Рейгард уходил этим путем, значит, постарался отрезать хвосты и разрушить за собой мосты, так что уйти в мир Лютому будет непросто. Это даже не обращая внимания на то, что выход наружу заблокирован его оппонентами. Потому они сидят наверху и выжидают. И, в любом случае, должны были оставить наблюдателя. Шорох в коробе доказал мою правоту. Там кто-то есть.
        — Хватит трусить!  — Заорал я и снова застучал мечом по колонне.  — Я сегодня добрый. Но если Лютый не слезет, залезу я и тогда буду сильно недружить. И поверь, я умею недружить.
        Я выставлял Лютого трусом, но даже Гао утверждал, что он не такой. Совсем не такой. И я его понимал.
        Спустя пять минут, вниз спрыгнул сурового вида мужик. Худощавый, но жилистый, с цепким взглядом и тонкими, плотно сжатыми, губами.
        — Чего хотел?  — Буркнул он.
        — Узнать, почему ты своих людей бросил на произвол судьбы?  — Хмыкнул я, стараясь выбить его из равновесия и перехватить инициативу с первых слов.
        — Мои люди со мной.  — Хмуро ответил он.
        — А те, кто остался?
        — Они не мои.  — Пожал плечами тот.  — Когда все хорошо, они только и могут ныть о том, что их ущемляют, а у них много полезных заклинаний и они пашут за нас. Но как только запахнет жареным, так сразу же бегут к нам. Лютый — спаси, Лютый — иди в самое пекло! А я не собираюсь ради этих нытиков лезть на твои пули с голым задом.
        Лютый кивнул на автомат в моих руках. И тут я был с ним солидарен. Пока в моей команде все тихо-мирно, все хотят свободы и всех устраивает мягкий Торн. Но едва нужна боевая операция или требуется выжить, сразу же бегут ко мне. Так что он действительно не трус, а просто увел своих верных людей с линии огня. Штурмовать их в таком положении глупо. Любой командир откатит назад при таких раскладах в начальных позициях. А взять их в осаду куда сложнее, хотя, в принципе, выполнимо. Он, видимо, всех и не взял, потому как верхний бокс еще не развит в полной мере и не сможет прокормить и напоить пол сотни людей.
        И все же он решил спуститься для переговоров. Ход не для труса. Думаю, он сам уже понял, что Рейгард врал и хозяева бункера мы. Потому решил рискнуть и пойти на сделку. Неизвестно, что у нас еще есть, кроме автоматов, высоких уровней и мощных заклинаний.
        — И что делать будем?  — Задал я вопрос, который он ждал.
        — Твои условия.
        — Мне нужна поверхность для добычи ресурсов, которых нет внизу. Но сам понимаешь, если я начну сюда каждый раз ходить, переступая через трупы — плохо будет всем. Но вам будет хуже.
        Я швырнул прямо в руки Лютому кусочек тротила, размером не больше спичечного коробка.
        — Что если в следующий раз его будет на два-три порядка больше и в хорошей оболочке?
        Я блефовал. Моя алхимия неплохое подспорье, но лучше всего она работала в связке с обычной химией и была чем-то вроде магической лаборатории. И чем тоньше требовался инструмент и плохо подходили реактивы, тем больше требовалось сил, материалов и времени, а результат получался либо сырым, либо грязным, либо в мизерных дозах. С тротилом было так же. Для создания килограмма вещества мне потребуется месяц. Но Лютый этого не знал, а автомат в моих руках неплохое убеждение в моей силе и словах.
        — Что дальше?  — Снова спросил Лютый.
        — Я оставляю за твоей командой био-ферму и прикрою тебя своим словом перед остальными вокруг. От тебя требуется одно — мы даем список и количество нужного, и вы приносите это в точку обмена.
        — Обмена на что?
        — Пока на ваши жизни.  — Хмыкнул я.  — Дальше посмотрим на ваше поведение. Я найду, чем вас порадовать.
        — Условие второе — в бункере обитают аборигены.  — Продолжил я.  — Похожи на обезьянок метра полтора ростом. Вы их не трогаете. Убивайте друг друга, но их не трогать без крайней необходимости.
        — Условие третье — ваша территория, двадцать боксов вокруг этой фермы. Кого застану хоть на метр дальше — убью. Этот бункер мой и вы тут гости. Я понимаю, что снаружи условия куда хуже, так что не против, если вы останетесь. Но на моих условиях.
        Я протянул Лютому самодельный пергамент со списком материалов, на второй стороне которого была простенькая карта и отмечена точка встречи.
        — Список и карта. Через две недели все должно быть. Не будет, я приду и сам все соберу. Кто решит мне мешать, отлетит на респ.
        — Ты больно уверен в своих силах.  — Скривился Лютый.
        — Я — Бог Войны. Мне по рангу положено.  — Я развернулся и зашагал обратно к своим.
        — Стройся!  — Рявкнул я на все так же толпившихся людей у входа.
        — Что на той стороне?  — Уже тише спросил Исиду, что блокировала вход. Своим лучом Валькирия могла разрезать сразу десяток человек. Потому ее одной хватало.
        — Шуршат и заглядывают, но пока не лезут.  — Ответила девушка.
        — Хорошо.  — Кивнул я и тут же разрядил в коридор полный заряд МТБЗ. Полыхнуло знатно и раздались крики боли. Попал.
        — Да станьте вы в линию!  — Снова я рявкнул на это стадо.
        Думаю, Лютый не зря с ними не стал возиться. Абсолютное игнорирование дисциплины. Когда они наконец-то выстроились, я прошелся вдоль строя вглядываясь в лицо каждому, до тех пор, пока их не бросало в мандраж. Учитывая, что мой шлем был от боевого экзоскелета с парой местных модификаций получалось достаточно легко. Потом еще раз. Все равно нужно выждать время до отката МТБЗ. Мне еще уходить отсюда и оставить за собой страх и ужас. Что будет не так уж просто, если боевики других фракций смогут договориться для захвата био-фермы.
        — Значит так!  — Начал я.  — Я, Рокот, Бог Войны и Лидер Серебряной команды. И да, я уже получил ранг Бога. Теперь по существу.
        Скоро вернется Лютый и снова станет тут главным. Как вы будете выстраивать взаимоотношения не моя проблема. Но мы с ним заключили договор, который он будет соблюдать. И если он вдруг нарушит его, пострадаете вы все. Вы одна команда и отвечать будете вместе. У меня фотографическая память на лица и, если вы меня разочаруете, я при каждой нашей встрече буду убивать вас. Всегда! Всю оставшуюся вам жизнь. Ясно?
        Я обвел взглядом притихший строй. Ну, тут не те люди, что станут возражать открыто человеку с автоматом.
        — Ты, ты, ты, ты и ты!  — Я прошелся вдоль строя, и указал пальцем на пять девчонок с наиболее симпатичной наружностью и казавшихся наименее опасными.  — Шаг вперед!
        Девушки вздрогнули, но послушно шагнули, опасливо поглядывая на меня.
        — Если вам нравится тут, можете вернуться в строй.  — Ровным, даже скучающим, голосом сказал я.  — Если нет — можете пойти с нами.
        Одна из девушек тут же отпрянула назад. Причем, зараза, самая симпатичная из всех и однозначно нимфа, как Яни. Может оно и к лучшему. Ведь странно, что она осталась за бортом, а не нашла себе покровителя из команды Лютого. Это ж неспроста!
        — Почему это вы забираете наших женщин!  — Возмутился Урук, что все же примерил на себя роль гласа толпы. И мужской ропот его поддержал.
        — Не забираю, а предлагаю лучшую жизнь и лучшие условия.  — Насмешливо ответил я.  — Оглянись вокруг. Больше нет цивилизации и нет Закона. Отныне мы сами себе Закон. И если ты хочешь получить женщину, должен доказать другим, что сможешь ее защитить. Что она не шлюха и не скот, потому что за ее спиной стоишь ты! Или у вас в племени все не так? Я слышал обратное.
        А мои бойцы в состоянии защитить свое право и свою женщину. Хочешь проверить, выходи на поединок. Один на один, с применением всего, что сможешь найти в своем интерфейсе.
        — Ну да, против автоматов…
        — Ну да, не честно-о-о!  — Иронично протянул я.  — Так пойди, найди автомат. Или ты Приходящим с Ливнями тоже будешь рассказывать, что честно — это когда ты на танке и с авиаподдержкой? Думаю, он не станет слушать. А сожрет тебя с потрохами. И выкачает куда больше опыта, чем обычный камень в голову.
        Красотка, оценив перспективы, сразу же шагнула вперед.
        — Вернись в строй!  — Рявкнул я с применением голоса Лидера, так что вздрогнули все.  — Я вторых шансов не даю. Ты свой выбор сделала!
        Лицо сучки искривила злобная гримаса, тут же ставшая виноватой улыбкой и она поспешила спрятаться за спину соседа. Ясно! Характер там такой, что никакая красота не перекроет.
        — Возьмите и меня с собой!  — Выскочил вперед щупленький паренек.
        — Извини, пацан, но мои бойцы любят девушек.  — Хмыкнул я.  — Ты не в их вкусе.
        — Нет. Я это… Я с Кирой! Мы с ней…  — Парень замялся и поник. Смелый, но не боец.
        — Готов ее защитить и доказать что она твоя?  — Вполне серьезно спросил я парня.
        Девчонка, на которую он указал, была самой простенькой из всех, но она явно переживала за парня и, теперь я понял, почему она до этого бросала взгляды назад. Но чем-то она была похожа на Айду. Такая же кроткая и тихая, но порой этого достаточно.
        Парень замялся всего на миг, но занял боксерскую стойку. Щенок, но, возможно, станет волком. При должной дрессировке. Если доживет. Я достал меч из ножен на спине. Ропот в строю замер.
        — И?  — Спросил я через пару минут, когда мы так и продолжили пялиться друг на друга.  — Чего стоим, кого ждем?
        — Я жду, пока ты совершишь ошибку, и тогда я тебя свалю!  — Брякнул парень, чем вызвал смех, как у меня, так и у моей группы.
        — Ладно!  — Усмехнулся я и снова закинул меч в ножны.  — Ты мне нравишься. Это уже плюс. Осталось убедить меня, что ты не бесполезен. Попробуй.
        Паренек усмехнулся и… исчез. Ну, не совсем. Контуры его тела расплылись и покрылись мимикрирующей расцветкой. Не уверен, что я бы так четко его рассмотрел, если бы не разница в уровнях, хорошее освещение и суть вещей.
        Парень, похоже, привык, что остальные не видят и решил обойти меня со спины, но тут же попался в захват и маскировка слетела, а его тушка затрепыхалась у меня в вытянутой руке. Он хрипел и старался отбиться от меня ногами. Я отпустил его и он плюхнулся задом на землю.
        — Не шути со мной, малыш!  — Покачал я головой.  — Но твоя способность мне нравится. Как звать?
        — Тень.  — Малец поднялся, стараясь сохранить достоинство.
        — Ладно. Тебе подходит. Девушки у нас не призы и не подарки, и сами решают с кем быть. Если твоя Кира захочет идти с нами и решит поручиться за тебя, то и ты сможешь пойти. Но я вторых шансов не даю и за косяк одного из вас — ответите оба. Кира?
        — Я согласна!  — Пискнула девушка.  — И Тень со мной.
        — А что насчет остальных?  — Спросил Урук.  — Если и мы не против к вам?
        — Быть в Серебряной команде это привилегия.  — Отрезал я.  — Я сам решаю, кто достоин, а кто нет в ней быть.
        — И что отбор по размеру и наличию сисек?  — Возмутился кто-то в толпе.
        — Статус команды утверждает система и ей на ваши сиськи наплевать.  — Пожал я плечами.  — Мы одни из лучших. Вы пока что просто мясо. Не сможете понять, что времена изменились и теперь на чужих плечах не выехать, так мясом и останетесь. В лучшем случае. В худшем — станете мертвым мясом.
        Всем спасибо, все свободны! Девчонки, кто решил идти с нами, подходим сюда.
        — Я всегда подозревал, что Тень — девка!  — Ляпнул все тот же парнишка, что возмущался выбором по гендерным признакам.
        Больше терпеть я не стал. Пора устроить показательную порку, потому на ускорении рванулся вперед и одним слитным движением развалил его тушку на две части от плеча до паха. Остальные даже сообразить не успели, что произошло.
        — Последнее!  — Рявкнул я, стоя над трупом, что еще выглядел телом.  — Оскорбление или нападение на одного члена Серебряной команды — это оскорбление каждого из нас. И будет караться по всей строгости Закона джунглей. А теперь свалили отсюда все, пока я не стал еще злее. Бегом!
        Подействовало. Шок быстро слетел и они ринулись подальше от нас. Попасть под мой меч никому не хотелось. У них и уровни были малы, потому что они дохли чаще, чем могли набрать опыт. От этого и за свои шкурки тряслись. Мясо. Всего лишь мясо!
        — Ну что, идем на прорыв?  — Спросил я, когда остались только мы, Тень и четыре новых девушки.  — Пора сваливать отсюда. Чувствую, нам тут все легко дается, потому как основные силы в экспедициях на поверхность. Главное теперь — не увязнуть. Я на острие. Исида право, Гао — лево. Илир, Фарух, не потеряйте девчонок. Держитесь метрах в двадцати позади и слушайте команды. Тень, просто не потеряйся.
        Двинули!
        В первом боксе ожидаемо никого не оказалось. После моей бомбардировки никто больше не решился следить со столь близкого расстояния. Три тактических фонарика ощупывают все стороны в поисках целей.
        — Прямо, чисто!
        — Право, чисто!
        — Лево, чисто!
        — Следующий бокс! Хвост, не отстаем. Двинули!
        Лучи вспугнули десятка полтора человек и те ринулись, словно тараканы, в разные стороны. Стрелять мы не стали. И боекомплект жалко, и людей. А мне нужен их страх, что заставит остальных прислушиваться к словам Лютого и моим. Только через два бокса напоролись на парочку, которую расстреляли. Больше от неожиданности. Те, видимо, запаниковали и не знали, куда деться, потому получилось так, что они сделали не то, что показалось бы нам безопасным. А рефлексы штука опасная. Пара мгновений и пара трупов. Бывает.
        Пять минут и мы уже на месте первой стычки. Изначально покалеченные нами поселенцы никуда не делись, да и куда им бежать без рук? Только навстречу смерти. А с их уровнями регенерация займет больше суток.
        Завидев нас, они попытались скрыться, но я быстро поймал за шею одного из охранников.
        — Слушай внимательно и передай всем! Лютый теперь мой человек и работает на меня. Био-ферма за ним и его командой. Кто будет против — будет занесен в мой личный список врагов. А у меня есть правило — список должен быть девственно чист. И я следую этому правилу неукоснительно. В ваших же интересах, чтобы у меня не появлялось смысла приходить сюда еще раз. Все понял?
        Мужик судорожно сглотнул и кивнул.
        — Хорошо.  — Я отпустил парня.  — Постарайся донести до остальных, что я шутить не буду.
        Далеко отбегать не стали. Там много народа и неизвестно сколько у них способностей по возможностям отслеживания добычи. Так что если вскоре вернутся экспедиции с поверхности и на волне страха или обиды решат пойти за нами в погоню, лучше всего их встретить как можно ближе к их базе. Положим следопытов и тогда можно уходить.
        Пост выставили в одном боксе, а лагерь разбили в соседнем. В засаде, посменно сидели я и Исида, меняясь «дикобразом». А в отдыхающей смене опрашивали новичков.
        — Тень, а почему тебя Лютый не прибрал к себе? Ты же идеальный разведчик.  — Это был мой первый вопрос парню. Его способности очень интересны и я не понимал почему так вышло.
        — Я сам не пошел.
        — Тень, не зли меня. Валькирия у нас детектор лжи, да и я сам неплохо разбираюсь в людях.
        — Я вором был в прошлой жизни.  — Поник парень.  — Отсюда и навык скрытности. Потому, когда попал сюда, тоже немного накуролесил. Выживал, как мог, вот и заработал не слишком хорошую славу.
        — У своих крысил?  — Нахмурился я.
        — И такое бывало.  — Еще сильнее поник парень.  — Правда, тут своих особо и нет. Не можешь убивать и охотиться, ходи голодный или жди кость с барского стола. Вот и приходилось таскать у других куски изо рта. Моя способность только зрительно скрывает, а у местных мобов нюх, что у собаки, так что или траву жуй или так.
        Только, Рокот, я честно или от голодухи воровал, а потом и не для себя…
        Парень стих под моим взглядом и опустил взгляд в пол.
        — А для кого?
        — Для Киры.
        — А она кто? Девушки идут нарасхват. Так что, пусть она не красотка, но все же всегда найдется тот, кто ее под себя подомнет.
        — Ну, в Лабиринте не совсем все так. Брать силой девушек тоже нельзя. Их больше игнором ломают. Не хочешь давать — обеспечивай себя сама. Потому девчонки сами прыгают в постель к самым сильным уже через пару смертей и пару недель впроголодь. Да и ротация у них постоянная.
        Покровителя убили — ложись под другого. Появилась более красивая девушка — она смещает других, начиная с головы. Мужики быстро смекнули что к чему и довольны. Если не сдохнешь, всегда есть шанс получить девчонку покрасивее нынешней. Вот я и старался обеспечить Киру независимостью. Она, пусть не красавица, как ты сказал, но мне нравится, а к ней постоянно всякие уроды подкатывают. Они-то меня и поймали, и убили, а потом прославили. Но я вернулся и нашел Киру. Как-то так.
        — Кира, иди сюда!  — Подозвал я девушку к нам.  — Ты у нас кто по классу?
        — Ремесленник.  — Робко ответила девушка.  — Ткач.
        — Это как?  — Полюбопытствовал я. Одета она была как и все внешники. В травяную плетенку с элементами кожи и пуговиц из кости и дерева.
        Девушка молча выдернула из юбки несколько травинок, стала мять ее и протягивать сквозь щепоть. Свет мы не разжигали, но даже ночным зрением я заметил, как грубое волокно стало утончаться, удлиняться, превращаясь в качественную нить.
        — А чего сама так плохо одета?  — Удивился я.
        — Все на благо общества.  — Вздохнула девушка.  — Длинные и крепкие нити делать долго, а уж ткань и того дольше, потому все забирали на силки, сети и одежду для бойцов и их девок. В обмен давали материал, еду и всякие мелочи, что я сама сделать не могла.
        — Ты с Тенью в паре?  — Девушка коротко глянула на парня и как-то неуверенно кивнула.
        — Да не бойся ты.  — Хмыкнул я.  — У меня девушек не травят ради постели. Просто у нас, так сказать, некомплект, что слегка напрягает моих парней. Но голодать никто не заставит. Если конечно не будешь лениться. Тогда просто изгоним. Так что, если Тень тебя напрягает, можешь попытать счастья с другим.
        — Нет, он хороший.  — Пискнула Кира.  — Просто все его считают вором и крысой, а меня заодно с ним.
        — Ну, у нас крысить не выйдет.  — Хмыкнул я с жирным намеком.  — Исида в прошлой жизни была спецом в выявлении таких ребят, а теперь с магическими навыками стала асом в этом деле. Так что, Тень, смотри сам. Поймаю за руку — отправлю в Астрал первым же рейсом. Понял?
        — Свободны! И пригласи следующую.  — Подвел итог я беседе, когда эти детишки послушно кивнули. Бунтари по-своему, но не опасны и не прогнили насквозь. Просто максималисты. И идиоты. Что, впрочем, одно и то же.
        Виата оказалась «оракулом». Я сразу не понял, что это значит. Но вышло, что в прошлой жизни девушка была гадалкой на картах, экстрасенсом и не пойми еще кем, и в этой жизни получила навык предсказания. Правда, не сообразила изначально вкачивать очки характеристик в интеллект и интуицию, потому сейчас ее пророчества, хоть и сбывались, но мало чем уступали катренам Нострадамуса и предзнаменования становились понятны, только когда уже все случились. Оттого и оказалась в аутсайдерах. Пусть к ней и прислушивались. Иногда. Кое-кто.
        А вот Юмала удивила. Девушка оказалась следопытом. В прошлом она была следователем полиции, понятия не имела ни о каком крахе мира и эфирных генераторах. Но все схватывала на лету, потому и ушла с нами без разговоров. Она была достаточно красивой, но ее красота соответствовала характеру. Строгая, волевая стервоза, острая на язык и даже в рукопашной может дать отпор, пусть и кардинальными методами обороны от насильников. Потому она оказалась среди мирняка, хоть ее умение позволяло ей прокормить и себя, и даже других.
        Я с трудом смог удержать покер-фейс, когда она мне прямо в лицо заявила, что подстилкой быть не собирается и тот, кто попробует ее покрыть, проявить неуважение или даже косо взглянуть, будет отращивать яйца, член, глаза и руки. И, вообще, она стопроцентная лесбиянка и мужики вызывают у нее отвращение. Только женщины, только хардкор.
        Когда я представил парочку Исида и Юмала, то с облегчением вздохнул, что за рулем в мирное время теперь Торн. А то, что они сойдутся, я не сомневался, но это будут те еще отношения.
        Девчонка дерзкая и я достал меч, как бы раздумывая, не убить ли ее, а сам просто старался не заржать в голос. После чего вынес вердикт, что Юмала должна пройти собеседование у Валькирии на профпригодность, иначе придется что-то решать. О чем и поспешил сообщить Исиде в чат.
        Последняя девушка, Динара, напомнила мне Майса. Симпатичная, но молчаливая, с толикой меланхолии и аурой незаметности. Она не имела никаких выдающихся способностей и навыков. Только обычные бытовые, вроде «шкуродера» или «скалолаза», которые были почти у всех. Видимо, не нашлось пока применение ее талантам. Воспоминания прошлой жизни тоже не сильно помогли. Разнорабочая в одном из полисов, попавшая туда благодаря родителям, которые умерли и оставили ее сиротой, да и умерла рано от болезни. Вот и вся серая жизнь. Ничего примечательного.
        Когда меня пришла менять Исида, я получил ощутимый пинок по ребрам. Даже отбить его не пытался. Это того стоило. Исида кипела так, что пришлось отмахиваться от ударов в рожицу.
        — Рокот, ты козел!  — Наконец-то успокоилась Валькирия.  — Обрати внимание на Юмалу? Возможны проблемы без моего участия? Да ты…
        — Что первое свидание прошло не по плану?  — Захохотал я в голос.  — Ничего. Вы обе хороши. Замечательная будет парочка.
        — Козел! Мудак!  — Зашипела Исида, а я, пользуясь случаем, бросил автомат и сбежал.
        Исида ответственная, и пост не бросит. А пока отсидит свои два часа, может и успокоится. Но спать я сегодня не буду. Береженого Бога Войны Бог бережет. Да хоть Будда! Но получить нож в печень от Валькирии я не желаю.

        Глава 18

        В засаде мы просидели двое суток. Нужно было точно понять, что погони за нами не будет. Новичков мы не сторожили, давая возможность сбежать при случае, потому как мне нужны были надежные люди. Пока мы с Исидой дежурили, Гао заведовал лагерем. Точнее контролировал, чтобы Илир или Лилин не сболтнули лишнего, пока идет проверка нового состава. А еще мне не нравился настрой Фаруха, потому я пытался дать ему возможность первому получить шанс на отношения с новыми девушками. Не сильно помогло, хотя отношения в новом коллективе заметно потеплели и бежать никто не спешил. Всех все устраивало. Но за каменщиком я приглядывал. Мне хватало в подразделении и идиотов от природы, и тех, кто вздергивался в темных местах. В мое время многим уже нечего было терять, так что и самоубийства и неадекватные поступки в бою были обычным дело. Тащить это дерьмо в новый мир я не собирался. Тем более в свою команду.
        Пока суть да дело, воскресили наших пленников-аборигенов, чем вызвали ажиотаж среди кандидатов. Так я обозвал новобранцев, сказав, что место в команде нужно заслужить. Лагерь перенесли на три бокса дальше и уже разбили основательно, с освещением, костерком и прочими удобствами. И сейчас новички занимались всей вспомогательной работой.
        Гао следил за дозированием информации с нашей стороны и строго инструктировал слабые звенья в нашей цепи, о чем можно говорить, а о чем — нет. Тем же занимались мы с Исидой в свободную смену. Лилин лечила и ставила на ноги аборигенов. Это было важно. И на другое у нее сил не оставалось.
        После получения моего ранга Бога и появления у нас подданных, велись жаркие споры, что делать дальше. Мое звание ничего конкретного мне не давало. Даже после того, как мы ввели различные ритуалы и заставили аборигенов нам кланяться при встрече. Все равно это ничего не меняло.
        Основной гипотезой стало то, что аборигены не питают к нам никаких чувств. Они приняли свою судьбу и для них эти ритуалы ничего не значат. Странное требование от странных чужаков. Скорее всего, они считают нас дебилами, что в определенный момент времени усложняют им жизнь, заставляя делать лишние движения. Да, они нас боятся, но это не поклонение. Точнее, они боятся даже не нас. Смерти, боли, увечий, голода, что мы несем, но не нас.
        А требуется совсем другое. Они должны ассоциировать с нами нашу же суть. Я Бог Войны и мне нужны воины. Бойцы, что будут даже без меня просить даровать им победу или моим именем пугать врагов. Для этого мне нужны жрецы и проводники воли, что воспитают в последователях зависимость молитва-благословение.
        Эта же гипотеза объясняла почему среди нас так много столь разных людей, большая часть из которых совершенно не приспособлена к новым реалиям и они далеко не бойцы. Но им и не нужно. Они станут покровителями других отраслей — науки, творчества, земледелия, любви и ненависти, смерти и жизни, воровства и торговли. И трудно ожидать чего-то подобного от меня. Я могу убивать но не исцелять нежничать или что-то такое. Я Бог Войны и тем живу. Осталось пинками из остальных сделать что-то похожее.
        И ведь наши навыки тоже меняют нас. Ранее я был намного спокойней. Война была моей профессией. Я убивал сотнями. Разрушал города. Но это была скучная рутинная работа. Сейчас же бой для меня был чем-то большим. Как пьяный вечер в кабаке, с веселой компанией и парочкой симпатичных незнакомок, которых нужно охмурить и затащить в постель. Война-вечеринка.
        А главное это совсем не пугало и не вызывало отчуждения. Да и на маньяка я не был похож. Я просто упивался боем, а не смертью, и пусть те же аборигены умирали раз и навсегда, и даже часть будущих богов из нас, я не заморачивался. Когда знаешь, что по ту сторону не нечто пугающее и неизведанное, а обычное перерождение, пусть и через века, воспринимаешь все по-другому. Как игру.
        Так что мы, как будущие боги, теряли больше при полноценной смерти, опускаясь куда ниже по лестнице эволюции. Но и тут сожалений нет. Пантеон не просто так прописан у нас с самого начала, как и статусы команд. Трон должны занять самые умные и предприимчивые, которые поймут, что в любом механизме каждая шестеренка важна. Если, потеряв одну из деталей, агрегат продолжает работать в том же режиме и без ущерба, значит она изначально была лишней. Я это понял сразу, потому стал сбивать команду любыми средствами, даже сомнительными в моральном и этическом плане. И буду это делать дальше. Каждый член команды должен быть не просто полезен, но незаменим.
        Даже Торну я просто позволил руководить. Потому как это идет на благо всей группе. В мирное время тяжело жить на военном положении. А по-другому уже я жить не умею. Для меня вся жизнь война. Как, впрочем, и для всех нас, пусть она и ведется в других плоскостях. Порой даже не понятных самим противникам.
        — Ладно, ребята, сворачиваемся.  — Решил я на утро третьего дня.  — Похоже, они либо не договорились, либо передрались за био-ферму, либо вникли моему предупреждению. Дальше ждать не вижу смысла. Посмотрим на результат через две недели и тогда будем решать, что делать дальше.
        Возражений не было. Так что выдвинулись по старому пути новой командой. Двое аборигенов хромали в нашем строю в обновленном виде. Их вели под руки девчонки, а третий, у кого ноги еще не успели отрасти, ехал на Моте верхом перед берегиней. Лилин попутно его и подлечивала, стараясь как можно быстрее устранить ущерб. Сейчас у них мозги младенцев, но это быстро изменится.
        До базы добрались через сутки, совершив еще пару крюков по бункеру и проведав лагеря аборигенов. Видимо дела у них обстояли все хуже, потому как, несмотря на всю неприязнь, оставленная нами еда исчезла. Хороший признак. Наши подарки уже не просто удовольствие, а залог выживания. Это рычаг манипулирования.
        Илир на подходе к базе загудел бравурный марш, так что встречали нас всей командой. Ребята искренне переживали за нас и так же искренне были рады нас видеть. Новичкам тоже достались и обнимашки, и расспросы, и шутки. В целом, атмосфера получилась располагающей и новички быстро влились в коллектив.
        Короткий чат-диалог с Торном привел к тому, что сначала устроили праздничную вечеринку, после которой пошло распределение по местам ночлега. И «совершенно случайно» из-за неготовности принять пополнение и прочих уважительных причин, Исида оказалась в одном шалаше с Юмалой, Фарух с Динарой, а остальных распределили по парам, что сложились во время вечеринки или уже устоялись.
        Гао пошел спать с Лилин, потому как у парня был бзик насчет возрождения японской нации и культуры, и он искал для себя только японку, а на остальных даже смотреть не желал. А берегиня не хотела близости. Или хотела, но не от того, кто был готов к этому. От меня, например.
        Потому вышло так, что Виола ушла с Тариком, но, похоже, никто из них особо не возражал. Черт я не бог Войны, а Купидон какой-то. Но праздничное настроение и заметная оттепель в команде принесли свои плоды. Даже я бываю благодушным.
        Следующая неделя прошла в атмосфере любви, дружелюбия и всеобщего счастья. И снова удивило, что на нас отреагировала природа вокруг. Наш бокс стал все больше походить на джунгли. До настоящих деревьев еще не дошло, но уже где-то рядом. Пришлось даже отбирать у аборигенов вторую ступень бокса био-фермы и разбивать там новый лагерь. Теперь комплекс отдыха в одном, а рабочая зона возле бассейна, потому как наш секс разливал по округе свою энергетику. Учитывая, что отношения у большинства свежие, на стадии первых свиданий, эта энергетика давила на всех. Мы даже отселили измененных аборигенок в рабочую зону, чтобы не так сильно влиять на них. Однако помогало мало. Три моих будущих бойца еще не успели осознать новой жизни, как за них началась форменная бойня среди девушек. Пришлось даже разнимать особо ретивых. Сознание парней еще в зачаточном состоянии, но вот тела вполне зрелые, так что парочку из них изнасиловали буквально у нас под носом. Пришлось принимать меры, и кое-кто теперь ходил с отметинами от моей тяжелой руки.
        Одно хорошо — женщины из местных уже развились до уровня подростков и им можно доверять домашнюю работу. Если не спускать глаз и не давать свободы. Потому как их любопытство толкало на поиски приключений.
        Теперь нам не приходилось крутить генератор, да и аккумуляторы на лампах они меняли вполне самостоятельно. Как и многое другое. Обучались они на удивление быстро. Несложные действия схватывали налету и даже с неким энтузиазмом.
        Однако просто пахать с утра до ночи не вариант. Душа требовала отдушину и теперь каждый вечер превращался в культурное мероприятие. Айда и Кира быстро сдружились. Обе девушки были тихими, скромными, любили читать и обладали хорошей памятью, так что они стали рассказчицами. Айда загружена по уши, но во время восстановления маны и отката заклинания, ей давали место у чемодана-ноутбука, а Кире вообще ничто не мешало. Девушка ткать нити и веревки могла прямо на ходу, даже без участия мозга. Руки работали сами. Так что она стала быстро узнаваемой по кипе травы у пояса и мотку веревки на плече. Зато это позволило ей сразу же стать главой нашего воспитательного отдела. Дух у нее не командирский и рычать, как я, она не могла, вот только была у нее некая аура нежности и расстраивать ее никто не хотел. Странно, но факт. Ее слушались аборигенки и даже между собой соревновались за ее хорошее отношение.
        Потому вечером мы собирались у круглого очага, на котором жарилось мясо. Айда и Кира декламировали художественные произведения, что успели прочесть, или даже свои собственные сказки. Илир заменял оркестр и наигрывал незатейливые мелодии. А в остальном просто вели беседы, обсуждали дальнейшие планы и рассказывали байки из прошлой жизни. Память все еще не вернулась, но прорехи в ней становились все меньше, так что поделиться было чем, тем более, мы все были из разных эпох и мест.
        Майс, с помощью Торна, сумел сообразить шахматы, шашки, нарды, реверси и прочие простенькие настольные игры, что могли скрасить наш досуг и сбросить напряжение. Новички, попав к нам, откровенно обалдели. В своем племени они выживали, а тут оказалось, что некуда девать свободное время, кроме как спать и трахаться. Да и на сон нам хватало четырех часов, а кроликов не переплюнут даже боги.
        Пока остальные работали над благоустройством лагеря, который все сильнее обрастал удобствами и даже роскошью, я, Тарик и Гао в роли командиров, совершали короткие вылазки, отрабатывая слаженность команд с различными составами команд. В остальное время я старался воспитывать парней из аборигенов. В жестком ключе. За что получал истерики Лилин, которой регулярно приходилось лечить моих учеников после уроков, но не отступал. Мне нужны воины и бойцы, и они ими станут, так что продолжал им вбивать навыки бойцов.
        И моя школа пошла на пользу. Их тела изменились, но душа осталась, а жесткие условия способствуют ускоренному обучению. Развивались они на порядок быстрее девчонок. Мозги двадцатипятилетних ребят впитывали в себя информацию как губки, а кнут и пряник вбивали в них рефлексы за считаные часы.
        Когда пришло время идти на встречу с Лютым, у меня уже были два полноценных и верных бойца. Хотя они больше походили на собак. Простейшие команды и не очень умелые атаки шипастыми дубинками. Пока это все чего я достиг. Но за неделю это наилучший результат. Девчонки с аборигенками возились гораздо дольше.
        Вышка часового превратилась в небольшую крепость с прожекторами, защитой для часового из бревен, массивное удобное кресло. Ворота, что она контролировала, тоже преобразились и стали больше похожи на настоящие врата. Окованные железом, из массивных деревяшек, с такими же подпорками. Настоящих бойцов из личинок богов не остановит. Но их ничто не остановит. На каждую нашу ловушку найдется хитрая способность, как у нас находится для врагов. Потому я выбрал нападение как лучшую схему обороны.
        В следующую экспедицию я собирался куда серьезнее. Что там произойдет, не знал никто и я ожидал подставу, потому сорвал с обороны базы почти всех. И забрал оба МОКа. Решил, что пришло время продвигать нашего кандидата в настоящие принцы бункера. Познакомить местное население с ним. Пока мы отдыхали, к нам еще пригнали десять аборигенок, так что, похоже, местные приняли мои условия и решили откупиться малой кровью. Осталось оправдать ссылку для парней. Пират и Карат, как я назвал моих подопечных, мне нравились. Хотя с отношением пес-хозяин надо что-то решать. Не совсем то, что я хотел видеть. Надеюсь, со временем они сами выйдут из этой зоны, потому как сейчас по-другому не получалось.
        Время еще было и я решил снова пройтись по территории аборигенов. Мотя, хоть и вымахал до размеров грузовика, все равно не может утащить все, что требуется, потому в этот раз помимо почти всей мужской части нашей команды, с нами шли Хор и два десятка его женщин. Как мулы. Они тащили подарки для своих соплеменников, а назад потащат добычу. Я подозревал, что вмешательство богов-игроков нарушило хрупкую систему внутреннего взаимодействия между племенами, что сложилась тут за века изоляции и теперь туземцы дохнут пачками не только в боях, но и от голода. Потому загрузил караван по самую макушку провиантом, слегка приправленным эликсиром. Это поможет и сохранности продовольствия, и подлечит реципиентов.
        Первыми шли я, Тарик, Исида, Гао и Юмала. Валькирия натаскала свою любовницу буквально за пару дней, и сейчас их тандем был очень опасен. Не в прямом бою, а в общем понимании. Юмала очень четко отслеживала следы, вплоть до времени когда их оставили. Она не могла сказать кому принадлежал отпечаток, пока не увидит того, кто его поставил, но отлично различала разницу между следами. И по деталям могла даже приблизительно описать объект. А Исида могла в один миг срезать толпу нападающих. Даже круче меня.
        Поселения аборигенов встретили нас в очередной раз запустением. Однако по центру стояла наша роза. Считай белый флаг, как и десять заложниц. Потому я разгружал часть каравана в каждом таком боксе. Морить голодом их не желал никто из наших. Особенно девушки, которых именно таким способом принуждали к близости по всему Лабиринту. Тем более, назад тащить нам совсем другой груз, если Лютый не подведет.
        В первой партии мы заказали несколько мешков песка, из которого проще всего делать стекло, полупроводники и прочую электронную хрень, что так интересовала Торна и оставшихся в Ливплейсе колонистов. Глина тоже была в списке, но уже больше интересовала меня. Алюминий и керамика для боекомплекта к «дикобразам» идеально получалась из такого материала, если качество походящее. На крайний случай наделаем тарелок и кувшинов. Конечно, все это имелось и в бункере, но не в чистом виде, а как часть бетона или пыли, смешанной со всем подряд. Делать выборку слишком трудоемко, а запросы у нас только растут. Это еще без регулярных поставок в Ливплейс, который задыхался от ресурсного голода не хуже нас.
        Лично я заказал тушки «верхней» фауны. Мне нужен был мощный нейротоксин, для того чтобы продолжать оболванивать местных и перетягивать их на нашу сторону. И в перспективе мне потребуется его куда больше, чем я могу произвести из всякого хлама. Так что нужно ставить на поток производство таких токсинов из подручных средств, потому как Торн от меня требовал все больше различных тонких и чистых структур для различных лазеров и электронных элементов в производственном секторе колонии. А мана не торопилась восстанавливаться, так что не хватало на все.
        Все это замаскировали совсем уж глупыми на первый взгляд требованиями вроде шкур змей, хитина, кремниевых камней, обсидиана и прочей ахинеи, что была известна снаружи, но трудно доступна по разным причинам. Не то что бы эти компоненты нам были не нужны, но они прикрывали нашу заинтересованность в, казалось бы, банальных вещах, потому как найти чистые кварциты и глину в бункере было достаточно сложно. А Торн бредил производственными мощностями колонии, что позволят вооружить не только меня и лучших бойцов, но и всех, включая последователей из туземцев.
        От Лютого я подставы не ждал, но было слишком много факторов, которые могли повлиять на общий исход. Смог ли он удержать био-ферму, остался ли честен своему слову, свободен ли он в своем выборе или опирается на других, что тоже диктуют свои условия? Именно поэтому я решил дать генеральное сражение сейчас. Даже если все будет на месте, я пойду дальше и покажу нашу силу. И прощупаю оборону остальных. Да и команду пора выгулять. И дать понять, что вся эта жизнь сплошной экстрим-экзамен на выживание. Иначе Торн и обычные шахматы их разбалуют. Смертельно.
        Двигались мы словно по вражеской территории. Тень постоянно убегал вперед и давал отчеты в чат. Юмала контролировала и расшифровывала следы. Ей вторила Лилин, пытаясь уловить эманации жизненных токов. Я и Тарик составляли основную огневую мощь с «дикобразами». Даже Джил и Ариэль пошли с нами как поводыри девушек из неофитов. Нужно было отработать все варианты действий, включая отношения обычных аборигенок с измененными.
        Груз был на месте. Так передал Тень. Три-четыре десятка мешков и пара куч всякого хлама. Вокруг тишина. Черт! А ведь надеялся на схватку. На то, что Лютый не такой уж и лидер. Слишком легко. Слишком гладко.
        В груди екнуло. Нет, все было как положено. Я Лютого предупреждал, что если кого-то поймаю рядом с точкой обмена — возвращать буду по частям. Долго. Но какое-то чувство неправильности происходящего вокруг не давало мне покоя. Когда рядом с тобой год за годом зло жужжат пули, учишься доверять своим инстинктам. Потому как те, кто им не верит, живут недолго. Еще сегодня утром он курил с тобой одну сигарету на двоих, а вечером ты соскребаешь его мозги со своего обмундирования.
        — Гао, Исида, уводите людей!  — Зашипел я.
        — Но, Рокот..  — Начала было валькирия.
        — Уводи, я сказал! Иначе сам тебя придушу!  — Все так же в полголоса ответил я.  — Валим отсюда и быстро.
        «Тень, назад. Бегом!» — Скомандовал я в чат парнишке.
        «Да все же пучком.» — Пришел ответ.
        Еще один дебил, у кого слишком много жизней за душой.
        «Рокот, тут заса…» — Это все что он успел передать напоследок. Ну, точно имбецил. А мне теперь Киру расстраивать. А ведь, черт возьми, не хочется.
        — Бегом!  — Уже не скрываясь, заорал я.  — Исида, Гао, прикрываем! Я в хвосте!
        Наша основная группа расположилась в пяти боксах от точки встречи, так что уйти успеем.
        Когда к нам пополз зеленый дым, я даже не удивился. Рейгард, сука! Но в этот раз у тебя ничего не выйдет. Заряд МТБЗ откидывает клубы дыма назад, а то, что не разметал, просто выжигает. А я сам по себе знаю, что наши детища опасны для всех, включая создателя.
        — Фарух, обрушивай проход!  — Я вкатился кубарем в бокс, где остались только боевики. Остальные в форсажном темпе гнали наш караван на базу.  — Ждем! Даем фору нашим!
        Фарух успел. Так что уже спустя минут пять мы смогли вздохнуть спокойно. Но надолго ли? Меня беспокоил сам факт того, что Рейгард так просто разгуливает по бункеру. Что это? Сговор внешников? Или он что-то накопал, вроде нашей наковальни, но мощнее? Или…? Вариантов масса.
        — Валим на базу.  — Скомандовал я через час.  — Похоже, Рейгард тоже усвоил уроки и в лоб на меня лезть не станет.
        Обратный путь мы проделали всего за шесть часов. Моя нервозность передалась остальным, даже аборигенкам. Благо шли налегке, так что никто не ныл и не падал. Как не пришлось и тащить трехсотых.
        Встречал нас обеспокоенный Торн. Я сразу списал это на то, что мы его оставили на произвол судьбы с одним Илиром и женщинами, но все оказалось куда серьезнее. Ровно шесть часов назад Виолу накрыл припадок эпилепсии. Как сказала Кира, так у нее происходят видения. Правда, ничего путного из ее слов не выходило. В этот раз тоже.
        Я человек суеверный и доверяющий своему внутреннему голосу, даже если это не Альт с его ехидными советами. И не то что бы не верил всяким экстрасенсам, но их предсказания слишком туманны и неоднозначны, потому зачастую бесполезны. Что толку от того, что ты понимаешь, что знал о том, что должно произойти, если осознаешь это только тогда, когда это уже случилось?
        Но и не доверять своей интуиции глупо. Когда я сделал это в прошлый раз, то подох, пытаясь одной рукой подобрать свои оторванные ноги, а другой запихнуть кишки обратно в тело. За этим нелепым делом меня и застала старушка с косой. Потому сейчас я отнесся к этому вполне серьезно.
        А если учесть класс девушки и мое чутье что сработали практически синхронно, то ее недоспособность стоит воспринимать всерьез.
        — Что она сказала?  — Нахмурился я.
        — Да муть всякую несла.
        — А дословно?
        — Что-то вроде смерть ненавидит войну. И жаждущих ведет пить. Говорю же бред какой-то.
        — Торн, ты вроде умный мужик, но иногда такой идиот!
        — А я что?  — Возмутился крафтер.
        — Ничего!  — Отмахнулся я.  — Собирай всех. Похоже, у нас северный зверек на горизонте.
        — Что?!
        — Торн, не тупи.
        Честно говоря, Торн тут не виноват. Как говорится, никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь. И бред предсказания Виолы был мне понятен по нескольким независимым причинам, о которых тот просто не знал. Но я сразу же суммировал вводные и получил ясную картинку. Или я так думаю.
        Когда мы только нашли бункер, я помню атаку на меня каких-то существ. Они шустро и на расстоянии выкачали у меня энергию, да так что я едва не подох. Альт в свое время рассказывал историю местных племен и то, что когда-то тут было два племени, одни из которых снимали болевые ощущения у других, заодно выкачивая жизнь и питаясь этим. Если соединить это с колонистами из Ливплейса и их мутациями, то можно сделать выводы. Наши потомки пошли по двум веткам эволюции. И сейчас Рейгард нашел второй вход в бункер и общий язык с местными. А они оказались ребятами боевыми и опасными. Так что нужно готовиться к неприятностям. И к труду и обороне.
        — Итак, народ, слушай мою команду…

        Глава 19

        Раздавать команды и требовать их выполнения я стал в авральном режиме. Что не совсем понравилось остальным, но перечить мне не решались.
        — Торн, на тебе боекомплект к дикобразам и вооружение для самых сильных бойцов. Дротики для Ругера, полный доспех и щит для Тарика и Исиды. В твоем подчинении Айда и Майс. Выполнять!  — Рявкнул я, когда Торн завис.
        Он уже привык быть на базе хозяином вместе с Шилой. Она хоть и обычная смертная, но ей восемьдесят лет, из сорок из них, она правила в колонии. Приплюсовать сюда ее относительную образованность, пусть даже из тысячи прочитанных книг и инструкций, и получим хорошего администратора, который избавлял нас от сотни проблем. Но в мирное время. А я буквально своей кожей чувствовал, как утекают минуты нашей форы.
        — Гао, берешь Джил, Ариэль и Киру. Вы идете в «Ливплейс». По пути к нему есть озеро. На его берегу делаешь запасной лагерь. С собой заберешь всех измененных. Кира о них позаботится. Припасы берите так, чтобы плечи ломились. Возможно, вы там задержитесь надолго. Организуйте оборону. Колонисты должны помочь.
        — Да заткнитесь вы все!  — Не дал я открыть рот подчиненным, когда заметил намеки на возражения.  — Кира, я верну Тень, если ты будешь делать, что сказано и не сачковать. Я за свою команду горло порву любому. У остальных спроси. Но если подведешь меня и команду — сам убью вас. Ясно?!
        Гао, даже не пробуй возражать. Ты идешь старшим и точка. Почему? Да потому что ты в этом бою бесполезен. У нашего врага дистанционные атаки, а ты слишком слаб и работаешь в плотном контакте, зато имеешь организационные способности и долго работал на командной должности.
        — Но Тарик…  — Все же попытался возразить азиат.
        — Нужен мне здесь!  — Перебил я Гао.  — У него жизни на треть больше, чем у тебя.
        Ну не говорить же всем, что Тарик неплохой парень, но все же больше марионетка и актер, которому нужны подсказки свыше. А вот Гао мог импровизировать и, более того, его моральные принципы делали из него отличного командира среднего звена, что в лепешку расшибется, но выполнит поставленную задачу, даже если она в принципе невыполнима.
        — Шила, на тебе организация поставки материалов и рабочей силы из аборигенов и наших людей для укрепления базы. Нужно создать два нормальных, но укрепленных прохода из десяти боксов. И на каждом устроить позиции для обороны. Что и где делать согласовывать со мной, вплоть до мелочей.
        — Рокот, по-моему ты перегибаешь.  — Попытался взять реванш Торн.
        — Да?!  — Мой голос резко стал приторно-ласковым, так что крафтер вздрогнул и даже слегка взбледнул. Я так разговаривал редко и только с теми, кого собирался убить.  — Ты так думаешь? А скажи-ка мне, сколько обитало в бункере аборигенов до того как мы пришли? На глазок.
        — Ну, тысяч сорок.  — Замялся Торн.  — Но так сразу и не скажешь.
        — Это минимум.  — Все так же ласково кивнул я.  — А бункер рассчитан на миллион поселенцев или даже более. Так что даже двести тысяч легко прокормит даже в таком состоянии. Согласен?
        Торн кивнул. Остальные молчали, лишь наблюдали за битвой лидеров команды. Даже Шила не спешила встревать, хоть последнее время без нее ничего не решалось из важных вопросов.
        — Когда мы только нашли бункер, я как-то ночью высунулся на поверхность для кача. И нарвался на двух гуманоидов. Была сухая погода, так что Приходящие с Ливнем тут ни при чем. Так вот, выжил я благодаря Исиде, что смогла их вспугнуть своим светом. Заметь, не убить, а всего лишь вспугнуть. Зато они меня разделали за полминуты. Меня! Восемнадцатого уровня!
        А теперь представь, что таких тварей пришло больше сотни. Атакуют они на расстоянии и из тени, в которой, судя по всему, ориентируются лучше нас. И пришли они не сами. Их ведет хитрожопый Рейгард. Который уже возможно тоже бог. Вывод?!
        Все по-прежнему молчали. Да и что тут скажешь? Если всего два аборигена в легкую валят меня. Я в свою очередь могу уполовинить всю свою команду. Расклад из первых уроков математики младшей школы. Если Рейгард привел больше сотни, то нам станет очень кисло. А если несколько тысяч? Кто знает как развивался второй сегмент бункера?
        — Все выводы сделали?  — Обвел я взглядом всю группу.  — Дальше будем ерундой страдать или все же попытаемся выжить?
        — Командуй!  — Вперед вышла Исида.  — Думаю, мы все и всё поняли. Правильно?
        Ствол дикобраза в ее руках не способствовал вольнодумству, да и без него Валькирия была страшным противником. А нрав у нее не легче моего, так что остальные молча согласились.
        — Так, пресмыкающееся, иди-ка сюда на пару слов.  — Позвал я ящера, едва все разошлись по своим рабочим местам.  — И не делай вид, что не понимаешь! Я давно тебя раскусил.
        Отношения между нами все ухудшались, но Мотя все так же не решался бросить мне вызов. Да и я не стоял на месте в развитии, так что, несмотря на его внушительные габариты, его развивающийся мозг понимал, что мне он не соперник. Или работали инстинкты, что убеждали его в этом. Он уже в холке два метра, а от хвоста до носа все семь. Не бояться его мне позволяла только собственная самоуверенность. Хотя монстром он был изрядным.
        И в то же время он был тем еще бабником, так что девушки его любили, как из будущих богинь, так и из аборигенок. Он их часто катал на загривке. И его рост явно не в одни мышцы пошел. Интеллект у ящера рос изо дня в день.
        — Слушай сюда.  — Начал я, схватив его за морду.  — Ты идешь с Гао. И без фокусов!
        Ответить ящер не мог, но я и без того видел о чем он думает. И чего боится.
        — Ты не защитник.  — Покачал я головой.  — Ты ее слабость. А еще ты смертен. Ее я верну а тебя нет. Понимаешь?
        Мотя злобно зашипел, но я его двинул кулаком в челюсть.
        — Да пойми ты, пресноводное, что я на твоей стороне! Я тоже ее люблю и хочу уберечь! Но она и без того слаба. Она ищет мира с любым, кто заговорил с ней. Она такая. Но мы же понимаем, что так не бывает! Мы оба хищники.
        Ящер замер, задумался, а потом… кивнул. Черт да в нем больше логики, чем во всех наших женщинах вместе взятых.
        — Ты пойдешь с Гао? Как равного спрашиваю. Одного из команды.
        Ящер злобно дохнул на меня. Я чувствовал, как ему хочется бросить мне вызов. Его гнала на этот шаг сама природа. Самец просто обязан доказать свою состоятельность в бою. Но если бы человек подчинялся одним инстинктам, он бы так и остался в пещерах и с каменными топорами. Мы уже нечто большее. То что ломает логику. Мы — Разум. Разрушение и Созидание в одном флаконе.
        Мотя снисходительно хмыкнул и ткнулся мордой в мою грудь. Мы считали, что шаг всего человечества — это шаг Нила Армстронга по Луне, но сейчас я видел нечто большее. Сейчас тот, кого считали обычным зверем, стал чем-то большим. Стал человеком. И человек его признал. Я признал его право быть одним из нас. Отныне враг Моти — мой враг.
        — Береги их, Младший брат. Ведь мы теперь одной крови. Ты и я.  — Я легонько щелкнул ящера по носу.
        Не скоро он поймет, что я имею в виду, но это не важно. Этот жук все запомнит. Уверен. И он понял и даже не обиделся на мою фривольность. Просто мотнул мордой и пошел к своей хозяйке. Прощаться.
        А еще я понял, что приобрел нового верного союзника. Или истинного врага — если потеряю Лилин. Это люди любят компромиссы и подпункты в договорах. У зверей все гораздо проще. И, наверное, нам стоит взять у них пример. Но Мотя мне не простит если я не сдержу данное слово.
        Но, несмотря на мой гнев, народ не хотел понимать, что у нас на пороге война. Война на выживание. Каждый тянул одеяло в свою сторону и считал себя правым. Нельзя так обращаться с другими, нельзя так издеваться над аборигенами, невозможно перенести в соседний бокс сотню кубометров грунта за сутки втроем. Это же невозможно! Это же издевательство! Это же…
        А это выбешивало не только меня.
        — Ты им про аномалии и мутантов, а они тебе про артефакты и хабар. Ничему некоторые не учатся и учиться не хотят.  — Философски хмыкнула Исида и тут же дала пинка Илиру, который решил «перекурить».
        — Что это было?  — Удивился я.
        — Народное творчество.  — Улыбнулась Валькирия.  — Хочешь и тебя обучу.
        — Здоровья не хватит.  — Вернул улыбку я и многозначительно покачал охапкой веток в своих руках. Их масса перевалила за центнер.
        — Да уж. Такой дуболом как ты безграмотным и помрет.  — Пожала плечами Исида.  — Зато не расскажу тебе, что за ужасы такие — кабаки и девки.
        — Ну, это я и сам знаю. Проходили. А вот про аномалии и артефакты я бы послушал.
        — Мал еще.  — Отмахнулась Валькирия и сама подхватила кусок бетонной плиты.  — Пошли уже.
        Работали все как проклятые. Кто-то верил мне, кто-то просто боялся меня. Но делали, как я велел.
        Торн работал у наковальни, укомплектовывая нашу основную огневую мощь. Я время от времени занимался алхимией. Нам нужны были яды для дротиков и ловушек, порох для кустарных гранат из камня и бамбука, а так же абсорбент для противогазов. Точнее одного противогаза. В моем шлеме сохранилась система фильтрации, только фильтры давно утратили свои свойства. Нейротоксин Влада опасен даже при попадании на кожу, но при этом эффект гораздо слабее. Успею достать урода.
        Но основной работой было создание оборонительных позиций. Я отобрал несколько боксов, в которых подход к нам был наименее удобен для противника и именно там организовал укрепления из блоков. Вокруг примитивного ДОТа раскидали «чеснок» из смазанных ядом колючек растений. Но тропы оставили, потому как сдавать позиции будем по очереди. Отходя назад пока не поймем что мы проигрываем и пора уходить. Или пока не победим.
        «Рокот у нас гости!» — Пришел в чат отчет от Тарика, что сейчас стоял на часах в самом опасном из проходов.
        — Тревога!  — Тут же заорал я, так что Айда и Майс вздрогнули. Мы как раз у наковальни создавали очередную порцию активированного угля.  — Атака на красный проход. Не учения!
        Это была не первая проверка и отработка действий, но первая боевая. Народ сразу засуетился, а потом все четко заняли свои позиции. Я и Исида похватали «дикобразы» и под прикрытием Ругера ринулись на помощь Тарику, что должен был отступить на первую из позиций. Торн и Юмала командовали ополчением из девушек и засели в следующем ДОТе, Фарух занял оборону прямо за нашими спинами и обрушит проход при отступлении. Дальше все будем повторять до самой базы.
        Мы замерли на пандусе в тревожном ожидании. И спустя пару минут действительно со стороны противоположного тоннеля раздалось шуршание. Слишком робкое для атаки и слишком громкое для разведки.
        Когда в тоннель ударили два мощных луча, там началось паническое шевеление, но вскоре на свет божий, во всех смыслах этой фразы, выполз абориген. В руках он держал кожаное ведерко с нашей розой. Цветок потрепан, но ему явно пытались придать ухоженный вид.
        — Ходить. Не бить. Друг.  — Заорал я.
        «Илир, бегом за Хором. Пулей. И пусть приоденется согласно статусу и прихватит десяток аборигенок покрасивее, как свиту.» — Отбил команду в чат.
        Бороться с Илиром и его тягой к наркоте и алкоголю бесполезно. Даже я не справлялся. К тому же зависимость на богов действовала не так как на смертных. Илиру просто нравилось это состояние опьянения. Потому он быстро нашел дорожку к нашему племени аборигенов и Хор стал его драгдиллером. Он часто наведывался на верхний ярус био-фермы. А благодаря Торну, Майсу и своим навыкам лучше всех общался с туземцами. Его воздушная мембрана позволяла не только создавать музыкальные аккорды, но и пародировать любые звуки, включая слова речи, как нашей, так и туземного диалекта. Да и как микрофон она работала, сравнивая звуки с внутренней базой данных и переводила в текстовом виде. Так что для переговоров он подходит лучше всех. А Хора нужно вписать как принца и лидера местных.
        Пока Илир собирал делегацию, из прохода появились еще три аборигена и тоже с цветами в руках. За их спинами шуршали еще чьи-то ноги. И много.
        Мы убрали лучи фонариков в стороны, что позволяло нам видеть пришлых, но не раздражать их чувствительное зрение. Я как смог со своим лексиконом и горлом потребовал выйти всем. И когда прибыл Хор, у противоположной стены стояла почти сотня аборигенов. Мужчины, женщины, дети.
        Поняв, что опасности нет, но происходит что-то необычное, большинство моих людей покинули свои позиции и пришли поглазеть. Делать втык я не стал, хотя заскрипел зубами и отправил Тарика с Исидой и Юмалой в лагерь и «зеленый проход». Они самые ответственные. А раздачу медалей с приколачиванием их к грудной клетке кулаками я начну позднее. Когда не будет и без того перепуганных зрителей.
        Исход аборигенов говорил о многом и ни о чем хорошем. Илир быстро схватил суть и диктовал Хору что говорить, да и сам нам переводил слова аборигенов. Выходило все совсем кисло. Понимали мы их через слово. Но история получалась печальная. Бункер уже не наш. Рейгард действительно притащил с собой второе племя бывших властителей и принялся за геноцид.
        Очень удачно сыграла моя идея создать маркер из запаха цветка. Нюх у аборигенов как у собак, да и социальные связи у них развиты из-за того что хрупкая экосистема позволяла выжить только действуя сообща. Так что большая часть знала куда бежать от новых злобных врагов. Мои гуманитарные миссии на фоне нарушения системы торговых связей стали глотком свежего воздуха и спасли много жизней. Выбирая из двух зол меньшее аборигены решили что с нами лучше. И пришли к нам. В надежде на жизнь.
        И мы приняли их. Хор больше всех общался с нами и Илиром, потому лучше всех перенял наш образ жизни и во многом копировал его, по-тихому таская ненужные вещи и создавая из них вариации предметов власти, вроде шлема, щита, стула и стола. Все это он внедрял в своем племени. А учитывая возможность ссылки в неизведанный и страшный низ био-фермы, слушались его беспрекословно.
        Вот и сейчас мы отправили беженцев к нему, как и Илира. Да и кто-то из более надежных людей там постоянно терся, чтобы Илир не перебрал грибов и не наделал глупостей.
        Неделя прошла относительно спокойно. Ребята поняли, что ситуация серьёзная и вкалывали уже не за страх, а за совесть. За эту неделю пришли еще три вереницы беженцев. Сейчас у нас уже почти пятьсот юнитов из аборигенов. Все три оставшихся бокса забиты. Благо мы уже давно преодолели лимит потребления, так что пару месяцев протянем даже с большим количеством ртов. Вот только вряд ли нам их дадут.
        Я запряг Илира и своих помощников вооружать и обучать новичков. Отвести такое стадо в тыл мы не сможем. Пусть хоть умрут достойно. Ну и заберут часть противников, что тоже не плохо.
        Жестоко? Возможно, но я забочусь о своих людях, а не о тех, кто прибежал в последний момент в надежде укрыться за нашими спинами. Каждый сам творец свой судьбы, характера и удачи.
        — Рокот у нас гости!  — Снова вклинился в чат Тарик, спустя неделю.  — Не трогай остальных. Это нечто новое.
        Мои ребята действительно выглядели загнанными пони. Сутки на пролет укрепляли нашу оборону, да так, что сейчас нас взять не так и просто.
        — Рокот, нужно твоё присутствие. Тут Лютый. И не только.
        Я сорвался с места, попутно подхватив Исиду и Ругера. И оба «дикобраза». Боги — это серьезно.
        — Говори!  — Вышел я вперед, когда примчался на границу нашей зоны.
        — Прошу убежища.  — Выдавил из себя Лютый.
        За его спиной мялись неясные тени. Его группа? Мало.
        — Рассказывай!  — Отрезал я. Два ствола и армия за моей спиной позволяла такую роскошь. А главное я хотел пустить его в расход. Не оправдал он моего доверия. Лютый это понял, потому просто отошел в сторону. Тэт-а-тэт. Ну посмотрим что из этого выйдет.
        И Лютый рассказал. Впрочем чего-то подобного я и ожидал. Ребята на верху не смогли договориться. У них хватало боевиков, но не было слаженности действий. Каждый тащил одеяло на себя. Слух о мощной группе быстро разошелся среди всех, как и мое слово о крыше, так что впрямую нападать на них никто не посмел. Зато начали выдавать свои условия, на которых они готовы к миру. И чем мощнее была группа, тем больше загонялись ее лидеры. Лютый все больше соответствовал своему имени и прилетало даже своим. Но как грамотный вожак он готовил пути отхода. Все это мало способствовало взаимодействию новой экосистемы, но спасло часть его команды, когда пришел Рейгард.
        Вторая раса аборигенов имела очень неприятную особенность. Один на один они мало что смогли бы противопоставить нам, но их было очень много. Более полутысячи. В пять-десять человек они убивали богов за пару минут без особого напряга. Но самое главное они были беспощадны. Ко всем, включая самих себя.
        А при поддержке и командовании Рейгарда они сломили сопротивление буквально за пару часов. Рейгард тут же начал насильно вербовать сторонников из мирняка, не особо перебирая методами. Сам Лютый сделал финт ушами и сдал свою секретную позицию. О ней знали и нападающие, потому встречали беженцев тепло и ласково. Смертельно. Зато не ожидали дерзкого прорыва в лоб. На том люди Лютого и выехали. Правда потеряли большую часть своих.
        Лютый привел с собой всего восемь человек. Троих доверенных и пять девушек. Спаслись они тоже благодаря одной из них. Миниатюрной шатенке — Светлячку. И это было самым интересным. Новые аборигены были опаснее и агрессивнее, но очень сильно боялись света. Любой спектр излучения оставлял на их прозрачной коже сильные ожоги. Не смертельные, но очень болезненные. Да и зрение у них сильно проседало от любого лучика. Светлячок могла создать обычную сигналку, что горела в воздухе около трех минут, но даже от нее пришлые визжали как резаные.
        Худые альбиносы с прозрачной кожей, через которую видны прожилки синих вен и красных артерий. Когда Лютый их описывал, я вспоминал «алых». Жуков что попортили мне нервы. Уж очень у них были похожие мутации тела. И в опасности они превосходили все остальные виды.
        — Рокот, прими нас в команду!  — Закончил свой отчет Лютый.
        По-военному четкий отчет без лишних эмоций и деталей.
        — Зачем ты мне, сержант?  — Спросил я, прикинув его звание. Угадал. Мужик вздрогнул, но взгляд не отвел.
        — Думаешь справиться своими силами?
        — Думаю, что тот, кто предал своего командира раньше, легко сделает это еще раз.
        — А ты бы хотел жить под Фарухом? Ты же сам понимаешь, что он не один из нас и случайно выплыл наверх. Его способность дала ему силу в Лабиринте. Но здесь он балласт.
        — Как и те, кто ударят в спину.
        — Я не ударю, пока ты обеспечиваешь наше выживание.  — Покачал головой Лютый.  — Но если Акелла промахнется — значит нужно менять вожака. Ты сам знаешь это. Законы стаи никто не отменял. Более сильные особи должны вести племя. И стаю.
        Не согласиться с Лютым не мог. Нет больше нашего привычного мира. Тут выживет сильнейший и тот, кто знает, чего хочет. Лютый знал. И как ни прискорбно это признавать, казалось бы тупой Рейгард — тоже. Хотя быть подлым намного проще, чем быть честным. Потому в нашем мире было столько зла и потому он превратился в пустыню. Так было проще и расплата не заставила себя ждать.
        — Не приму я твоих людей.  — Отрезал я.  — И не потому что вы недостойны. У меня есть другая идея. Пора сбросить с себя бремя лидера «Серебряной команды». А если вас приму, то усилю ее.
        — Не понял.  — Явно обиделся Лютый.
        Вспыльчивый парень. Это его погубит. Я такой же, но у меня есть часть меня, что давно замерзла и судит логически. Она и останавливает меня в определенные момент. У Лютого такой части нет.
        — Я не хочу гоняться за захватчиками.  — Пожал я плечами.  — Система не имеет чувств и считает все в цифрах. Сила, количество, амуниция. Все это делает команду и ее уровень выживаемости. Я просто отдам этот статус Владу. Едва он его получит, он решит что стал сильнее нас. И воспользуется этим.
        Понимаешь?
        Лютый ухмыльнулся. Зло так. Как и положено униженному мужику, у которого отобрали нечто ценное.
        — Я в деле.  — Скрипнул он.  — Я буду убивать.
        — В деле вся команда. Ты пока на подтанцовке. Подведешь, покажу, что значит Рокот в бешенстве.
        Два дня мы ждали. Ничего не происходило. Но вот в один прекрасный момент по мозгам ударило системное сообщение.
        СТАТУС «СЕРЕБРЯНОЙ КОМАНДЫ» ИЗМЕНЕН НА БРОНЗОВЫЙ. ТЕПЕРЬ ВЫ «БРОНЗОВАЯ КОМАНДА»!
        Встрепенулись все. Видимо Влад действительно собрал мощный пул игроков, уплотненный аборигенами второй ветви. Система похоже рассчитывала выживаемость по среднему параметру, вместе с уровнем и количеством местных за плечами. Вышло гораздо быстрее чем я расчитывал.
        Но я был готов к этому.
        — Ну что, детишки?  — Построил я перед собой всю нашу компанию.  — Вы можете считать себя кем угодно, но сейчас мы проверим чего стоит каждый из вас. Сейчас на нашу землю придут те, кому нужна наша жизнь и свобода. Это не в первый раз в нашей истории. И не последний. И как мы их встретим?!
        В ответ придавила тишина. Злая тишина. Они готовы. Мы готовы.

        Глава 20

        Я Бог этого мира. Первый Бог. Я это осознал только сейчас. Понял то, что не понимают они. Все они. Бедолаги! Нет, действительно, мне их жаль. Кто-то идет хоть понимая куда и зачем. Они сжимают свои орудия труда. Кусают губы и играют желваками на скулах, но идут. Они думают, что знают куда. Как делали до этого сотни раз.
        Убить человека… Равного тебе, с такими же правами на жизнь… Это просто. Очень. Но после ты сам не заметишь как все изменится. А когда заметишь — будет поздно. Только дебил считает что война это стрельба по фрагам. Пиф-паф, новый уровень. На самом деле это грязь, кровь и скорбь. Много скорби, крови и грязи. Очень много.
        В нашей истории были тысячи дебилов, что считали себя повелителями неба. Александр Македонский, Юлий Цезарь, куча Карлов, Фридрихов и Людовиков. А еще Наполеон и Гитлер. Ну и Сталин с Лениным в довесок. Все они хотели… Все они думали… Все они сдохли! Как и их недолговечное наследие.
        Все что осталось это только набор букв имени и пара лживых образных характеристик, совершенно не имеющих ничего общего к настоящему человеку. Так что даже помянуть его достойно не выйдет. Все крутые историки, желая получить себе имя или лизнуть нужную задницу, готовы писать научные трактаты дни напролёт, выковыривая сюжет их мнимой жизни из носа в угоду публике или хозяевам. В итоге остается карикатура на человека. В лучшем случае шарж. Ну не удалось кое-что затереть в этом году и осталось сходство? Но в следующем мы все точно исправим.
        — Тревога!  — Рявкнул я на весь бокс.  — Занять позиции!
        Все, кто находился вокруг, резко засуетились, забегали. Раздались отрывистые команды на двух языках. Да, я включил в нашу армию аборигенов. Пришло время защищать самих себя, потому как беженцы шли почти сплошным потоком и уже более тысячи особей ютились в соседних боксах. Это сила, с которой стоит считаться. И которую нужно использовать.
        — Труп. Труп. Может выживешь. Хорошо. Труп. Может выживешь. Труп, труп, труп.  — Я ходил и с благожелательной улыбкой указывал пальцами на бойцов. И это их пугало больше, чем крики и тумаки, которые я больше не раздавал.
        Все уже давно поняли, что в бункер пришла смерть. Даже не так — Смерть. Рейгард действительно получил ранг Бога. И, похоже, не слабо прокачался на этом. Его описывали как нечто ужасное. Он начал методично порабощать аборигенов и других богов. Последние хоть и пытались скрыться в Лабиринте, но Рейгард быстро расширял ареал влияния и усиливая свои позиции.
        Я ждал, что он, едва получив статус лидера «Серебряной команды», ринется ко мне, но мужик похоже сделал выводы из прошлых стычек и сейчас мы оба готовили свои армии к генеральному сражению.
        — Труп. Труп. Труп.  — Все так же шел я по нашим боксам и осматривал своих бойцов.
        Аборигены оказались на удивление смышлеными ребятами. Их примитивизм объяснялся простотой быта и окружения. Как в свое время на Земле существовали племена дикарей, в то время когда уже шла Вторая Мировая Война с применением ядерного оружия. Им просто некуда и незачем было развиваться. Островки давали им все что нужно для комфортной жизни, а слабая ресурсная база не позволяла шагнуть вперед даже пытливым умам. Но это не значит, что их интеллект слишком уступал остальному человечеству. А вот привычки жить в режиме нон-стоп и так же быстро обрабатывать большие объемы информации требовалось нарабатывать. Обычно последующие поколения всяких островитян быстро нагоняли цивилизованных людей.
        В нашем случае, экстремальные условия и близость смерти или рабства заставляла их учиться в ускоренном режиме. Самые толковые и спокойные, кто быстро сумел схватить азы нашего языка, стали сержантами и командирами отделений, а парочка даже кем-то вроде взводных. На все отряды командиров из богов не хватало, а раздувать отделения опасно. Слишком вспыльчивые ребята и заводятся с полуоборота. Сержанты разнимал драки и дублировали наши команды другим туземцам.
        — Труп! Может выживешь. Хорошо. Молодец!  — Я продолжал строевой смотр, пугая народ интонациями безмятежности и улыбкой жизнерадостного дебила. Рядом семенил Илир, как мой адъютант и переводчик. Заодно он записывал мои замечания по экипировке и вооружению аборигенов.
        Основной экипировкой для них были повязки на глаза и длинные бамбуковые копья. Только некоторым создавали нечто вроде очков сварщика. Эти ребята в основном были охотниками с био-ферм и неплохо владели как копьями, так и метали дротики. Зрение для них неплохое подспорье. Но самое важное оружие в наших руках это свет. У противников сильная аллергия на ультрафиолет. Слишком чувствительная кожа. Но оно же мешало нашим подопечным, так что приходилось выкручиваться.
        Что самое забавное, мне это кое-что напоминало. Наши древние мифы и легенды. Но Торн объяснял это просто. Физика нашей Вселенной имеет тысячи констант и законов, которые неизменны. Их можно обойти, используя другие законы, но не сломать. Например, то, что тяжелее воздуха — летать не может, но птицы и самолеты обходят гравитацию, используя дополнительную энергию и аэродинамику. Есть и другие способы нагнуть гравитацию, но их количество ограничено и при каждом таком обходе закона будут свои последствия. Всегда одинаковые, потому как и действия происходят одни и те же.
        Потому если уже один раз происходила катастрофа с прорывом первоосновы в нашу реальность, то выжить в этих условиях могли только особи с определенными мутациями. И эти мутации имели свои побочные эффекты.
        Наши противники могли питаться чужой энергией, но вот пищеварение у них атрофировалось. Зато они с удовольствием пили кровь, которая без проблем впитывалась их измененным организмом без остатка. Побочный эффект — отсутствие мелатонина и защитной реакции от излучений. И чем они не классические вампиры?
        А если Лилин и дальше продолжит возиться с Мотей, то мы вполне получим первого в своем роде дракона. Из других представителей выйдут иные сказочные существа. Яниэль и другие девчонки уже обзавелись «пушистиками». Новым видом млекопитающих, похожих на помесь ласки и кошки. И ручные особи отличались гораздо более сложными повадками и реакциями, чем их дикие сородичи.
        Даже сержанты из аборигенов, постоянно находясь рядом с богами, резко увеличивали свои физические и умственные показатели. Сейчас боевики Лютого возглавили роту разведки и эвакуации. Они постоянно пропадали в глубинах бункера, исследуя его. И уже дважды вступали в стычки с такими же отрядами противника. Рейгард тоже осторожно прощупывал почву. Разошлись почти без потерь. Как раз благодаря аборигенам и их чуткому нюху. Лютый нравом крут, да и сам бывший сержант, так что быстро вымуштровал своих подчиненных и вбил в их дубовые головы правила поведения в бою и в строю. Это их и спасло.
        Потеряли восьмерых аборигенов, зато притащили два трупа вампов. Сейчас их препарировали Торн и Шила. По всему выходило, что это более глубокая мутация самих колонистов. Ливплейцы не настолько боялись света, хотя обгорали при долгом посещении био-ферм с лампами. Есть они могли только диетические супы и пюре. В идеале сублимированный протеин с витаминными добавками. Кровь тоже подходила. От крови богов они буквально пьянели, хоть и не впадали в неадекватное состояние. Скорее как будто легкий боевой или эротический стимулятор употребили. Ну и возбуждались от этого дико, что решило вопрос с их изначальной фригидностью.
        Почувствовав приближение развязки, я тут же поспешил избавить себя от склочной парочки Исида-Юмала. И под радостные вопли девчат, распорядился о создании женского батальона. Затем отослал их на ближние рубежи. Светлячок, из команды Лютого, тоже получила свой дамский взвод. В усиление к ним попала пара боевых девчонок-богинь. Они стали чем-то вроде привратников, часовых и встречающих. Заодно обеспечивали связь и курьерскую службу, потому как наши позиции все расширялись.
        Вместить и прокормить такую ораву стало сложно, так что каждый клочок плодородной земли на вес золота. Благо, богов хватало благословлять все, что только можно, так что пока голод маячил лишь на далеком горизонте. Но долго сидеть в осаде не выйдет. Как бы не на это Рейгард и сделал ставку, снова недооценив наших аборигенов.
        В его гвардии помимо тха были и гра, что не успели сбежать от старых хозяев и остались на заблокированной стороне бункера. Вампы сильно просели в численности, но власть в свое время удержали и возродили свою кормовую базу. Вот только их рабы более хилые и трусливые. Выродились. Так что пока перевес в понимании ситуации на нашей стороне.
        Яни, Лилин и еще пара девушек без моих приказов образовали детсадмедсанбат. Дети аборигенов, мало того, что не страдали от расовой болезни, так еще зачастую обладали своими магическими навыками дистанционного гипноза. Как и все детишки, они любопытны, любознательны и полны энергии. Девушки в игровой форме быстро научили их работать по групповым целям, брать объект в фокус и прочим прелестям, так что скидывать со счетов эту боевую единицу я не стал.
        В остальное время наши красавицы заведовали сельским хозяйством и развивали животноводство. У нас становилось все меньше дичи, но в загонах появились различные черепахи и ящеры. Даже несколько видов млекопитающих и пародии на птиц.
        Бассейн выскребли до дна, распределив почву по соседним обычным боксам. Места не хватало, так что в помещении био-фермы жили только боги, да и то, только потому, что наша энергетика благоприятно влияла на растения. Особенно от любовных утех.
        Я отослал караван к Гао, к которому прикрепил пару самых бесполезных богинь. Шила, скепя сердце и скрипя зубами, согласилась, что пара дополнительных «дикобразов» и пара ее парней нам пойдут на пользу. Без регулярного секса или кровавого пайка колонисты становились вялыми, так что вытаскивать их придется через аналог семейных уз.
        Шила передала записку со списком требуемого нам, а так же некоторые свои распоряжения и наблюдения. Возглавил экспедицию Спидди, но я больше надеялся на опыт Гао, что его встретит. С ним ушла почти сотня аборигенов. Вернутся они с генераторами, лампами, боекомплектом, аккумуляторами и прочей техногенной инженерией, что облегчит нам жизнь и оборону. Благо сейчас у нас были сотни ног, чтобы крутить динамо-машины и давать электричество.
        Все это время мы все пахали как проклятые, расширяя и укрепляя зону влияния. ДСМСБ под командованием Лилин уже получила два десятка аборигенов нового поколения, которые сами согласились на операцию. И еще с полсотни смертников стояло в очереди потому как мы просто не справлялись с потоком и последующим воспитанием. Дети с удовольствием возились с взрослыми которые впервые в жизни соизволили обращаться с ними как с равными и порой вели себя даже глупее их. Но эти же дети положительно влияли на выздоровление новых аборигенов. Они однозначно были эмпатами, потому как меня боялись все кроме детишек. Они нутром понимали, что солдат ребенка не обидит.
        По началу все это было странно, но потом мы все понемногу обвыклись и узнали их поближе. В среде аборигенов существовал некий культ фатализма, так что те, кто уже был на грани и кому помочь могла только берегиня, соглашались на трепанацию души, при условии, что их близких защитят. Культ семьи и рода у них тоже оказывается был. И чем больше мы их узнавали, тем больше поражались и уважали. Уже лейтенанты моей армии не кривились при виде своих подчиненных. И все больше хмурили брови, когда я говорил, что спасать буду только своих. Жизнь туземцев в их же руках. А я лидер тех, кто должен стать богами.
        Им всем это не нравилось, как и моя безразличная улыбка. Но я был непробиваем и даже самоуверен.
        Я выживу в любом случае. И вытащу тех, кто будет слушать мои советы. Даже не приказы. Спасение утопающих дело самих утопающих. Хочешь выжить — спроси меня как. Не спросил — умирай. Хочешь сдохнуть — изобретай велосипед.
        Это все что я говорил остальным. Никому не отказывал в совете и не замалчивал его ошибки. Критиковал жестко, разбирая тактику, стратегию и все, что видел своим опытным взглядом. Но ничего не требовал, никому не угрожал и не. Я просто выдавал резюме — труп, может выживешь, хорошо, молодец.
        Внешняя угроза раздавала кнуты лучше меня, так что мне остались только пряники. И это работало. Такой дисциплины я не видел ни в одном подразделении и это с учетом того, что половина парней из туземцев неадекватные берсеркеры. Однако даже они понимали, что за их спинами уже нет племени, что защитит жен и детей, а впереди безжалостный враг из их страшных легенд.
        Все это время мы укрепляли каждый новый бокс. Решетчатые двери из бамбука, колья и «чеснок», световые мины и секреты в затемнённых частях, заготовленные ранее обвалы — все это должно остановить противника. Но я понимал, что этому не суждено сбыться.
        Время играет не в мою пользу. Влад труслив и, даже набрав могущества, не рискнет сорваться с занятых позиций. Да они у него откровенно выигрышные при любых раскладах. За моей спиной только часть бункера и пара-тройка десятков будущих богов. А за его — целый мир, вторая часть бункера и Лабиринт.
        В свое время банда Аркера прижала последней смертью Айду и Майса. Сделали их своими рабами и творили с ними все, что хотели. И многие смирятся, чтобы выжить. А потом просто привыкнут. Замарают руки или найдут в этом свое изощрённое удовольствие. Так часто… Да нет… Так всегда строились Империи. Разделяй и властвуй.
        Через месяц или два, весь Лабиринт или погибнет или перейдет под руку Рейгарда. Непокорные умрут или разбегутся, стараясь стать ниже травы и тише воды. Остальные воспримут это как должное. Да и нет в этом ничего предосудительного. Любое государство строится на насилии над личностью. Его величие и красоту определяет лишь личность лидера, его стремления и методы.
        Я совсем не удивлен, что в первой решающей схватке за этот бывший полис сошлись Война и Смерть.
        Для многих эти понятия равнозначны. Для многих, но не для всех. Не для меня, не для Гао, и даже не для Исиды и Лютого. Мы солдаты. Но наша первичная задача не убивать. Мы пришли защищать свое и умирать за жизнь. Мы не наемники, чей выстрел деньги и кому плевать на поставленные задачи. Мы те, кто убьет генерала, отдающего преступный приказ. И нас не купить. Обмануть можно, чем всегда занимались Смерть, Алчность и Тщеславие. Но мы не продадимся.
        Потому мы заведомо слабее. Мы постоянно в худшем положении на невыгодных позициях. Но нас помнят. Триста спартанцев, защитники Брестской крепости, крейсер «Варяг». И пока их помнят — человечество выживет, даже в такой заднице, как эта. А когда их забудут, они будут мертвы, даже если все еще коптят небо.
        Я прошел двадцать шесть боксов, раздавая свои замечания. Последние восемь были уже зоной отчуждения и заняты боевыми группами, потому дело замедлилось. Приходилось пояснять в чем ошибка того или иного бойца, как и его командира. Все же я хочу, чтобы они выжили, даже если Рейгард рискнет сунуть сюда свой смертоносный нос.
        Илир послушно заносил в список выговоры бойцам. Страдать за них придется тем, кто остался позади — женам и детям, потому каждый такая выволочка была хуже удара под дых. Понятие генома и евгеники в местных было забито намертво. Весь их малый социум жил и выживал на традиции рода и хорошей крови, о чем говорили их родовые шрамы с буквами и цифрами, оставшиеся от предков. Только это не позволяло им выродиться в примитивных обезьян. Потому мое небрежное замечание, что боец неправильно спрятался за импровизированной баррикадой или выдал себя шорохом, воспринималось очень серьезно. Это ставило под угрозу весь его род, всех потомков и жен. Кому нужны бракованные особи? А ведь в бункере с этим очень строго. Это сразу же мощный минус в репутацию.
        А такой ярмарки невест как у нас сейчас бункер не видел ни разу и постоянное присутствие богов подстегивало их биоритмы, так что трахались тут буквально на каждом углу. Запрета на интим в их социуме и культуре не существовало и публичный секс не был табу. Скорее даже неким развлечением для других так что меня боялись как огня.
        Но вот наши позиции закончились и я остался один на один с темнотой. Где-то там шуршал наш ЖЛБ — женский лесбийский батальон в шутку прозванный так Ругером и Чаком, которые не раз ловили на однополом сексе подчиненных Исиды и Юмалы. Они-то ведь наивные существа и копируют все с нас.
        Еще дальше расположились «Светлые связисты» или «ангелы Светлячка». И уже где-то на фронте держал первую линию отряд «самоубийц Лютого». Самые крутые и отмороженные парни из туземцев под предводительством самого бесноватого бога.
        Но дальше только территория Смерти.
        — Рокот, ты чего?  — Насупился Илир.  — Пошли назад. У нас дел невпроворот.
        Когда я повернул к нему лицо он невольно отшатнулся, а мне лишь огромным усилием воли удалось трансформировать хищный оскал в обычную улыбку дебила.
        — Рокот, ты что…  — заблеял Илир.  — Ты боишься?!
        — Дурак ты, нарик!  — Я легонько щелкнул его по лбу.  — Бояться должен ты. И думаю, пришла пора.
        — Я знаю, что ты его убьешь.  — Запальчиво воскликнул Илир.
        — Как можно убить Смерть?  — Хмыкнул я.
        Действительно вопрос вопросов.
        — А как победить Войну, а не в войне?  — Ухмыльнулся Илир.  — Не помню, чтобы у кого-то получилось. Что в прошлой жизни, что в этой.
        — Устами младенца глаголет истина.  — Пробормотал я, всматриваясь в темноту.
        В этом мире первыми родились Война и Смерть как настоящие Боги, а не их личинки. Это что-то да значит. Но, чувствую, мы и закончим свою битву вместе с этим миром. Сколько раз уже Влад уходил от меня? И сколько раз еще вернется, став снова сильнее чем был? И дело не в мире. Дело в людях, что наступают на одни и те же грабли. Хотя, по словам, Торна это тоже неизбежно. Константа Вселенной неизменна, как и законы эволюции. Значит это по-прежнему наша битва. Просто на сцене сменили декорации и актеров, но пьесу крутят все ту же.
        Но я все равно найду закон, что позволит сломать этот шаблон. Я возведу на трон Яниэль и Лилин, даже если мне придется туда их загонять пинками. Но я без Виаты знаю, что не останусь без работы при их правлении. История идет на новый виток. Любовь, Красота и Жизнь потребуют жертв. И приносить их к алтарю поручат мне и моим ребятам. Однако это все же лучше, чем то, где мы сидим сейчас.
        — Дуй в штаб.  — Дал я легкий подзатыльник Илиру.  — Собирай всех. Бегом!
        Как ни странно, Илир обрадовался перемене в моем поведении и я смог это уловить. Из блаженного улыбчивого придурка, появился старый Рокот. Потому парень картинно отдал честь уже на углу коридора и припустил к базе. И бежал он не из страха передо мной. Я на его лице прочел радость. Он нес благую весть, что Рокот вернулся и «сейчас начнется!».
        И сейчас действительно начнется. Пора проработать план атаки и встряхнуть остальных боевиков, которые задницей чувствовали, что мое поведение «это ж неспроста», но порой закрадывались сомнения. И я их утешу и приголублю. На то я и Бог Войны.
        Рейгард со своей трусостью забыл, что лучшая оборона это нападение. И пора вызвать ко мне Лютого. Раз Рейгард не повелся на звание лидера «Серебряной команды» — пора его отобрать. И я знаю, как это сделать.
        Жаль Илир уже убежал. Можно было бы сделать все куда эффектнее. Но и без этого справлюсь.
        — Полк боевое построение!  — Заорал я в сторону своих позиций да так что со стен посыпалась пыль и пошло гулять эхо.
        Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой,

        С фашистской силой темною — с проклятою ордой,

        Пусть ярость благородная вскипает как волна,

        Идет война народная — священная война,

        Пусть ярость благородная вскипает как волна,

        Идет война народная — священная война,

        Дадим отпор душителям всех пламенных идей,

        Насильникам, грабителям, мучителям людей.

        Пусть ярость благородная вскипает как волна,

        Идет война народная- священная война,

        Не смеют крылья черные над Родиной летать.

        Орал я немилосердно и немелодично. Но эта песня мне запомнилась не тем, что пели ее с эстрады. Ее пел один паренек себе под нос в моем взводе. И он пронес ее через поколения. Семья военных. И парень был отличный. Жаль те, кто излишне ретиво спасают других, слишком часто гибнут первыми. Но может это и есть ответ на вопрос как убить Смерть? Жить даже после нее?
        У аборигенов зрения почти нет, так что остальные органы гораздо чувствительнее и музыка Илира для них стала чем-то неземным, как и некоторые запахи и вкусы. Но именно музыка их поразила в самое сердце и пусть они мало в ней разбирались. Ритм и эмоции они чувствовали лучше, чем боги.
        Я просто шел и пел, а за мной землю били шаги и древка копий. Они отбивали ритм не хуже оркестра, да и сами аборигены мелодично и грозно урчали. Они уже по самому стилю исполнения все поняли. И были готовы защитить себя и своих близких. Даже ценой своей жизни. И чем ближе я подходил к Штабу, тем сильнее слышался грохот ног и копий.
          Поля ее просторные не смеет враг топтать,
         Пусть ярость благородная вскипает как волна,
         Идет война народная — священная война,
         Гнилой фашистской нечисти,
         Загоним пулю в лоб,
         Отродью человечества, сколотим крепкий гроб,
         Пусть ярость благородная, вскипает как волна,
         Идет война народная — священная война,
         Пусть ярость благородная вскипает как волна,
         Идет война народная — священная война.

        Я не торопился, так что основные фигуры нашей общины уже были тут.
        — Пришла пора выступать!  — Коротко обронил я.
        На их лицах я видел сотни вопросов, возражений предложений. Выслушивать я их не стал. Просто заорал что есть глотки в сторону проходов и боксов. И в ответ принесся рев тысячи глоток. Мужских, женских, детских. Они лучше нас понимали, что их убивают. Ведь у нас за плечами еще несколько жизней и воскрешений. А у них всего одна и они отдают ее друг за друга.
        — Мы готовы!  — Улыбнулся я.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕН ТРЕТИЙ РАНГ БОГА ВОЙНЫ. КОЛИЧЕСТВО МАНЫ ПОВЫШЕНО НА 300 %. СИЛА ЗАКЛИНАНИЙ УВЕЛИЧЕНА НА 30 %. ОТКАТ УМЕНЬШЕН НА 30 %.
        Я снова заорал победный клич гориллы, но уже в обратную сторону и в ответ донесся рев моего народа.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕН ПЯТЫЙ РАНГ БОГА ВОЙНЫ…
        П#@#ц тебе, Рейгард! Не недооценивай тех, кто ниже тебя! Пока… ведь однажды они сменят нас.

        Глава 21

        Штабом нам служил второй бокс от нижнего выхода био-фермы. Там расчистили все четыре прохода, так чтобы было несколько вариантов отхода в разные стороны. В одном углу поставили стол совещаний с десятком кресел, картами на пергаменте и ноутбуком колонистов. Сейчас всем этим хозяйством заведовали Майс и Шила. Чуть в стороне у наковальни трудились Айда и Торн, а так же все, кто был к ней привязан, если не имели других задач на передовой. Через Штаб происходило движение ресурсов для обороны, так что все было под контролем главных лиц команды.
        Потому уже все привыкли, что в случае непонятных ситуаций нужно искать ответы или советы именно здесь. Сейчас все боги моей команды стекались сюда, как и большая часть аборигенов-сержантов, что понимали нашу речь. Они тоже привыкли, что здесь раздают задания и решают все важные вопросы. Эти ребята меня все больше радовали своими способностями к обучению и общим настроем. Армейский порядок они приняли без всякого скрипа и даже получали некое удовольствие от всего этого. Прежде медленная, рутинная и скучная жизнь вдруг значительно ускорилась и обрела объем и смысл. Они стали чем-то большим, чем были ранее и радовались этому как дети.
        Так что спустя полчаса в Штабе собрались почти все кто был занят хозяйственной работой и смог покинуть пост без риска лишиться головы. Я такое не прощал. Никому.
        — Где Лютый и его бригада?  — Спросил я Майса.
        — Светлячок на передовой с Исидой. Сам Лютый ушел вглубь. Вернется часов через шесть, если все пройдет тихо. Они рисуют карты для нас.
        Я осмотрел грубую примитивную карту, больше похожую на схему метро с обозначениями боксов-станций. Каждый из них был обозначен буквенно-цифровым кодом. Первая буква обозначала уровень, вторая условное направление по сторонам света, дальше шел порядковый номер. Количество проходов и их направления обозначались геометрической фигурой. Крест, треугольник, прямоугольник или буква «Г». Все это даже в трехмерной проекции было у нас и в интерфейсе, но для коллективного обсуждения необходима общая карта. Так удобнее раздавать задачи и получать информацию от разведчиков.
        — Он должен разведать северо-западное направление. На шестьдесят боксов. Теоретически там должна быть еще одна био-ферма и производственные цеха.  — Продолжил Майс.  — Есть шанс пополнить наши запасы.
        — Хорошо.  — Кивнул я.  — Торн, что по мечам и доспехам?
        — Исида и Тарик полностью укомплектованы под танки. Ругер и Юмала в легкой кольчуге. Лютому могу пока дать шлем, наручи и поножи. И щит с мечом. Чак тоже больше дистанционно работает, так что ему кольчуга нужна, но времени нет.
        — Хорошо. Мне нужны все сержанты и кандидаты. Будем сбивать боевые роты, отсеивая тупых и неуклюжих. Майс, с тебя список. Ты смертники сделал для аборигенов? Новые имена дал? Все поняли что это?
        — Так точно.  — Улыбнулся Майс.  — Они за них чуть ли не передрались. Правда пока таблички деревянные на кожаных шнурках. Но носят они их как медали и новыми именами гордятся. Начинал, как ты и советовал, с самых толковых, так что если будешь отбирать людей, ориентируйся по табличкам на шее. Если она есть, значит, парень отличился.
        — Отбирать будешь ты.  — Хмыкнул я.  — Мне потом доложишь.
        — Рокот, а что происходит?  — Поинтересовался Торн.  — На нападение не похоже.
        — Гора не идет к Магомету, значит, посылаем к горе бульдозеры и будем ее ровнять по ниточке.
        — Чего?  — Изумился Илир.
        — Того.  — Отмахнулся я.  — Будем нападать сами.
        — А может дождемся караван из Ливплейса.  — Вставила свои пять копеек Шила.
        — Война дело не быстрое, даже в таких мелких масштабах. Так что ждать не будем. Начинаем превентивные активные действия уже сейчас. Для начала начнем расширять свой ареал влияния и отсекать противника. Мы этим уже давно занимаемся, но в этот раз все будет гораздо сложнее.
        Шила на тебе как раз будут поставки провизии на будущие дальние блокпосты. Уточняй у Майса где они и сколько там людей. В твоем подчинении будут те, кто не войдет в боевую группу. С переноской груза они справятся.
        Майс, ты у нас как аналитик просчитай радиусы действия чата у самых бесполезных ребят в боевом плане. С работой радистов справятся даже девчонки. Мне нужна стабильная зона покрытия на всей занятой территории и быстрая реакция на изменение ситуации. Заодно они и будут следить за аборигенами в ключевых точках. Установки по дисциплине я выдам и нашим, и вашим.
        Тарик, Ругер, отбирайте себе полусотни. Тарик, на тебе копейщики, Ругер — берешь охотников. И обсудите общую тактику. Работать будете в паре. Отряды Лютого и Исиды не трогаем. Они уже сработались.
        Торн, на тебе оборона. Понимаю, что забираю у тебя самые лучшие кадры, но работай с тем, что есть. Оставлю тебе Айду, Фаруха и Майса. Справляйся как хочешь, но на постах должны быть все, кто там должен быть. Даже «мясо» уже соображает, что делать.
        — Ну спасибо!  — Поморщился Торн.  — Не было печали, так Рокот вернулся из депрессии.
        — Хватит ныть.  — Отрезал я.  — Всем нелегко. Готовь гвардию к бою.
        Следующие шесть часов я раздавал команды, советы и беспощадно избивал на ринге аборигенов. Те, кто уже получили жетон, могли завоевать мое доверие в бою и стать частью моей свиты. Те, кто пока ходил голым — пытались доказать свою состоятельность. Даже женщины. Я не делал разницы между парнями и девушками, что слегка напрягало туземцев. Однако женский батальон Исиды-Юмалы сглаживал углы в этом плане.
        Мне нужны были лучшие из лучших, потому я не жалел никого. Но очередь только росла. Появление племени «гра» грозило им рабством, так что на передовую рвались все. И меня это впечатлило. Впрочем это не отменяло того, что при отборе летали все. С моими характеристиками я два центнера веса ощущал как ведро воды в прошлой жизни. Так что доставалось всем. Но моя личная гвардия постепенно росла. А то, что половина из них покалечена — так не даром же Лилин провиант переводит. И тебя вылечат и меня вылечат. Снова в голове мелькнул царь-батюшка с острой бородкой и почему-то ехидным смешком Альта. Черт, а я соскучился по этому клоуну. Даже странно так думать о своей реинкарнации, но что-то в этом есть.
        Лютый явился вовремя и пришел не один, а со всей своей командой. По их лицам я понял, что они пришли сражаться за свое право и свободу. До конца. Его ребята пусть и нормально общались с моими, но все же держались особняком. Была какая-то стена между нами. Возможно это моя вина.
        Я нарочито медленно вытащил меч и вонзил его в землю у своей ноги.
        — Пришло время выбирать сторону, ребята.  — Загробным голосом выдал я.  — Вы либо с нами, либо нет. Лютый, ты готов дать мне клятву верности? Слово будущего бога ведь не пустой звук.
        Парень набычился и коротко переглянулся со своими соратниками. И те явно были на его стороне.
        — Ты сам сказал, что в этом мире нет больше законов кроме нас самих.  — Начал Лютый.  — Я даю слово следовать за тобой, Лидер, пока ты идешь в правильном направлении и пока ты силен. Если ты ослабнешь, я первый убью тебя, потому как нам нужен сильный вожак. Сейчас ты силен и можешь меня убить. Но так будет не всегда. Преступные приказы еще никто не отменял даже в этом мире.
        Ускорение. Одно мгновение и Чак со Светлячком летят в разные стороны от ударов, а я уже стою за спиной Лютого со своим мечом. Правда хват другой.
        — Согласен. Владей.  — Я киваю на меч.  — Если не оправдаешь моих надежд, я приду за тобой и убью тебя моим же подарком. Вник?
        Лютый меч принял уважительно и бережно, но в лице не изменился. Пару раз взмахнул им примеряя к руке, но тоже как-то буднично.
        — Так точно.  — Цедит Лютый сквозь зубы.  — Но шестеркой ни я, ни мои люди не будут! Мы заслуживаем уважения и будем его требовать даже от тебя.
        Силен парень. И он во многом прав.
        — А мне они и не нужны. В этой колоде я козырный туз. Просто не играй против меня.
        — Не смей ставить моих людей в разменные фигуры.  — Лютый отвел меч в сторону, приготовившись к атаке.  — Убью, чего бы мне это не стоило.
        — Принято.  — Киваю я.
        Я его понимаю. Многим кажется, что быть рядовым тяжело. Все тобой командуют и засылают в любую задницу. Вот только жить с тем, что отправил пацанов на убой куда тяжелее. А ведь порой тактика и стратегия требуют таких жертв. И не всегда есть время выбрать эти самые три сотни спартанцев. И тогда ты отправляешь на убой обычных ребят. И живешь с этим. Хотя настоящий боевой офицер сам готов их возглавить. Но зачастую просто нельзя, иначе погибнет гораздо больше.
        Лютый понял о чем я думаю даже без слов.
        — Я верю тебе, Лидер.  — Равнодушно сказал он.
        — Я верю тебе, Лидер.  — Повторили его люди.
        ВНИМАНИЕ! ВАМ ВОЗВРАЩЕН СТАТУС «СЕРЕБРЯНОЙ КОМАНДЫ»!
        Вот теперь Влад занервничает. Система странно реагировала на нас. Она каким-то образом высчитывала не только наши статы и навыки, но и взаимоотношения в команде, наличие оружия и последователей. У Лютого была сбитая бригада из своих людей и аборигенов, что делили с ним краюху грибной лепешки в походе, а это без малого полторы сотни крутых ребят. И сейчас система вписала их в наш строй. Рейгард сам не стоял на месте, но против такой плюхи не устоял. Не смогли взять его самомнением, возьмем страхом. Лютый тоже это понял и ухмыльнулся. Ехидно и жестко. Странный и жесткий, но серьезный мужик. Такой действительно слабость не простит и вонзит нож в грудину, а не в спину, но и пока он считает меня сильным, будет рвать моих врагов на клочки. Бывало приходилось работать с куда более худшим контингентом.
        — РЗ25А. Чисто.
        — РЗ13В. Чисто.
        — Р… Контакт! Помо…
        — Ангелы в беде!  — Голос Майса спокоен и он быстро дублирует мои команды.  — Чак, ПЗ26Д. Крест. Учтите. Исида СЗ22А. Прямо. Дальше право.
        — Круговое. Илир бьет проход СЦ36. Идет группа Рокота. Даю отсчет. Три, два…
        Проход взрывается от вытья Илира и камни уносит куда-то в бокс. Я несусь вперед, включив фонари на шлеме. Позади меня три десятка самых отмороженных аборигенов с копьями и Илир.
        Справа в густой пелене пыли мелькает тело. Не задумываясь отмахиваюсь мечом. Секундное сопротивление и все закончилось. Впереди некая тень. С разгону тараню ее и понимаю, что влетел в десяток противников.
        Рука опережает мысли и спустя секунду трое воют пытаясь зажать обрубки рук или хрипят перебитым горлом. Еще секунда и я ощетиниваюсь копьями словно ежик. Наши бойцы из аборигенов слегка тормозят, но действуют правильно, так что пришпилили всех, кто дергался. Мимо свистнула пара дротиков и в глубине кто-то захрипел.
        — Не-е-е-ет!  — Тонкий визг разбил пыль и откинул моих бойцов в стороны. Даже меня пошатнуло. Это что-то из арсенала Илира. Бог или богиня. Опасно.
        Второго крика уже нет, потому как моя рука смыкается на горле щуплой девочки. Дальше выбиваю ее дыхание, приложив спиной о пол.
        — Имя? Команда?  — Рычу я, приблизив шлем вплотную к ее лицу.
        — Лаура.  — Пищит она.  — Маг. Третья ступень Империи Рей.
        В голосе гордость и даже некоторый вызов. Страха нет. Уже умирала и верит в свои способности. А Рейгард похоже не дремлет и проводит внушения. Девчонка страшненькая. Впавшая челюсть, скуластое лицо, длинный нос.
        — Бесполезная.  — Куда-то в сторону говорю я и откидываю ее тело.
        Рывок ломает ей шею, а дальнейший путь заставляет кувыркаться и ломаться хрупкое тело. Дальше его топчут мои бойцы, что занимают позиции у входа. Для них все что не пахнет розой просто мясо.
        Следующий бокс вне известной карты. Илир пробил путь в новую зону и только я могу взять ее под контроль. Чуть в стороне идут Лютый и Исида. Два самых безумных бойца нашей армии. Они не жалеют ни себя ни других. При этом женский батальон Исиды рвал все шаблоны и парни Лютого просто неистовствовали от этого. Феминизм и эмансипация аборигенам не известны и женщины у них не воевали. Да и безумие их посещало гораздо реже потому как у них от природы высокий болевой порог.
        Люди Рейгарда чувствовали себя хозяевами на нашей территории. Он назвал свое государство Империей Рей и стал всех загонять под пяту. И надо признать достаточно удачно. Правда использовал он старую схему фашизма. Однако работала она не менее эффективно, чем до этого. Каждый носитель признаков аристократии, которые объявил Рейгард резко стали его союзниками. Гра не сильно воспрянули духом, но отведав крови богов тоже подсели на дозу. Если наши колонисты от нее балдели, то для них это был чистый героин и все враги или несогласные шли на кормушку. А вот те, кто признавал руку Рейгарда, могли награждать своих людей парой капель своей крови. При этом они почему-то не изменялись. Торн предполагал, что их мутация поглощала энергию из нашей крови, потому она их не трансформировала.
        Гра или вампы от нее просто сума сходили и сами не заметили как стали рабами новых богов. Даже ранее беспомощные боги могли рулить отрядами гра просто обещая награду. Сам Влад выступал гарантом того что за порванного бога он убьет. И, похоже, действительно мог осуществить свою угрозу.
        Но и мы не лыком шиты. Вампы сильные противники и от их умений не спасают доспехи. Они способны качать энергию даже через стены, если знали где жертва. Вот только для этого им требовалось некоторое время для концентрации на цели. Секунды три-четыре. А так же сильно влияло расстояние до цели. Один-два гра могли сожрать меня, если смогут коснуться. А вот с дистанции в десять шагов уже нужен десяток. Этим мы и пользовались.
        Я и Лютый обучили ребят ползать и красться, а потом резко атаковать не давая врагу опомниться. Сначала бросали световые гранаты, а точнее обычные стеклянные фиалы с искрами Яниэль. Спектр у них достаточно слабый, но все же не доставлял гра удовольствия. После этого в безумной атаке наши аборигены насаживали вампов на копья. И старались их не касаться, потому как выкачка энергии помогала их восстановлению.
        Если атака по каким-то причинам захлебнулась, рекомендовалось быстро делать ноги, потому как гра очень серьезные и не трусливые ребята. В девяноста случаях из ста, если их не удалось взять врасплох, мы получали трупы своих.
        Но я знал, кого брать на задания и сейчас мы побеждали. Не без потерь. Наше войско таяло на глазах. Всю картину ломали боги, что подчинились Рейгарду. Помимо относительно обычных умений у них были знания из прошлой жизни и даже такая девчушка как Лаура могла стать проблемой. Решающим камешком, что сдвинет лавину и погребет меня и моих ребят.
        Однако мы все равно планомерно выдавливали имперцев со своих позиций. Аборигены знали этот бункер как свои пять пальцев, так что преимущество было на нашей стороне.
        — РВ26А. Закрепились.  — Пришел отчет от Виаты.  — Рокот, я что-то чувствую. Что-то плохое.
        — Принял.  — Передаю ответ по чатовой цепочке.  — Будут конкретные данные говори сразу же. Усиливаю ваше направление Ангелами.
        — МЮ30Д. Контакт. Рокот, нас зажали! Отходим. Большие потери!  — Рапорт от Тарика.
        — Юмала твой выход!
        — Принято. Захожу через МЮ26А.
        — Спидди?
        — Уже бегу!  — Парнишка отвечает быстро.
        Два дня назад он вернулся из колонии и притащил с собой еще три «дикобраза», один из которых закрепили за ним. Учитывая его скорость и реакцию, я вручил один из них ему же и он стал аналогом партизанского спецназа. Прибежал, отстрелялся, убежал. Страшная машина смерти.
        — Рокот, по ветке МЮ идет массированная атака. Здесь боги и много. Из боевиков. Минус сорок за две минуты. Отходим.
        — Светлячок.
        — Я приняла. Иду.
        — Исида?
        — Поняла. Поддержу. Свет, МЮ34Д мой. Зайду им в задницу.
        Светлячок наша артиллерия. Ее световая ракета держится три минуты и все вампы от нее бегут как от адского пламени.
        — Я Лютый. Рокот дай добро на прорыв. Я выйду на поверхность, пока они лезут вниз.
        — Твою мать!  — Я не успел обдумать предложение Лютого, как тот сам вышел на связь по цепи.  — Рокот, тут Тень. Он у входа снаружи.
        — Действуй!  — Решаюсь я.
        Жаль, но атака действительно безумная. Там выживут только боги, а у Лютого самые лучшие из аборигенов. Цвет расы.
        — Светлячок…
        — Я поняла. Иду.
        — Здесь Исида. Я тоже с ними.
        — Кто посмеет сдохнуть, сам найду и зарою!  — Так себе мотивация, но она действительно работала и была реально выполнима.
        — Лютый, организуй канал с Тенью. Достаешь?  — Принял решение я.
        — Достаю пока. Мы близко к поверхности. Высокий шанс контакта.
        — Тень, что снаружи? Войти в бункер можешь?
        — Не могу. Моя маскировка действует только на глаза. А у местных нюх как у собак. Снаружи пара из наших у входа и еще двое на постах на скалах каньона.  — Продублировал сержант ответ Тени.
        — Сколько у него людей?
        — Не могу понять. Но богов много. Человек тридцать я точно на поверхности видел, а тощие не показываются на поверхности даже ночью.
        — Тарик, забирай всех лишних и занимай круговую оборону на базе. Лютый, дождись нас. Исида, ты берешь команду Светлячка и идешь по северной ветке. Будешь в боксе АС12Д — ответишь. Я зайду по соседнему ответвлению. Атакуем вместе с трех сторон и выдавим противников на поверхность. Рейгард не ожидал таких резких движений от нас и, похоже, растерялся. Надо брать.
        — Принято!  — Ответила Валькирия.
        — Принято. Жду.  — Добавил Лютый.
        — Можно и я с вами.  — В боевой чат вклинился Спидди который похоже поймал кураж.  — У меня еще два магазина игл и полный комплект пыли.
        — Нет Спидди ты в арьергарде.  — Отмахнулся я от парня.  — У тебя важная миссия курьера. Если что-то случится с нами, ты должен передать сообщение на базу, потому что связь оборвется. Слишком далеко до Золотой био-фермы.
        — Принял.  — Малец явно расстроился, потому как уже считал себя крутым воякой. Такую глупую мысль молодежи внушало оружие в руках.
        Ну что же. Пора и мне вступить в настоящую схватку, а не гонять тараканов по щелям. Хотя изначально я планировал выжимать его постепенно, отхватывая бокс за боксом в разных направлениях и брать партизанскими методами на его контрмерах. Но сопротивление вялое и бункер мы зачистили практически за несколько часов пусть и с потерями. Но тут больше неопытность войска сказалась и малое количество богов-боевиков в моей команде. Основной урон все же наносили мы, а туземцы больше служили живым щитом и обманками. Даже если кого-то из нас брали в фокус, резкий копейный удар помощников давал нам возможность применить заклинания или дикобразы.
        До уловных позиций я и Исида добрались без приключений, а вот Лютый напоролся на «разъезд» и ему пришлось отступать. И занимать новые точки. Теперь он вступит в основной бой с запозданием. Плохо. Похоже Рейгард побоялся углублять свои владения и ждал меня на своей территории. Будет трудно, но должны справиться.
        — Работаем.  — дал я отмашку и сам двинулся вперед своих бойцов. Четыре бокса прошли без проблем а потом нарвались на баррикаду за которой засели вампы.
        Заметили мы друг друга почти одновременно каждый от своего входа. Вот только в отличие от них я не ограничен двадцатью шагами радиуса, так что сразу открыл огонь на поражение из дикобраза. Вампы засвистели и защелкали на своем наречии. Но оказались умными и вперед не бросились, а засели за каменными завалами. Ну против этого у нас есть МТБЗ, потому после короткого залпа в три заряда они с визгом отступили. Дальше я шел не скрываясь. В ускорении преодолеваю бокс и добиваю остатки заряда заклинания в соседнее помещение. Еще одна волна визга. Я пуст, но у меня две световые гранаты и два фиала с горючкой.
        — Контакт.  — Пришло от Исиды.  — Множество целей. Минус. Я пустая по мане. Иду вперед.
        — Принял. Лютый твой выход.
        — Принял.
        Я же ускоряю атаку и подзываю аборигенов поближе к себе. Как мне кажется, нас заманивают в ловушку, потому как раньше вампы были смелее и безрассуднее. Останавливаюсь. Интуиция сверлит черепушку нехорошими предчувствиями. А может это слова Оракула.
        — Отмена.  — Решился я.  — Отступаем.
        — Что?  — Одновременно не поняли оба командира групп, но я понял что опаздываю.
        — Рокот, уходите!  — Пришло сообщение от Чака.  — Лютый мертв. На нас движется облако газа. Много. Чересчур.
        Я чертехнулся и бросился обратно, стараясь перехватить вопящего о провале Чака. И у меня получилось, спустя минут десять мы пересеклись.
        — Рокот, он не отстает.  — Чак перепугано кивнул назад.
        Там действительно клубился густой легкоузнаваемый зеленый дым. Но как? Раньше Рейгард не мог создавать такие объемы, что могут заполнить несколько боксов. А учитывая, что он и сам и его люди могли пострадать от своего же заклинания, это становилось еще более удивительным. Значит фокус не в этом.
        — Отходим.  — Приказал я, пытаясь пробить туман лучом фонарика, но ничего не добился. Оба зажигательных фиала тоже ушли в один из проходов, но ничего не дали. Дым если замедлился, то совсем немного. Но он как-то неестественно клубился. Словно живой. Я сам начал переживать. Если у Рейгарда есть оружие такой мощи, то нам не победить.
        А еще Чак прав. Он не просто расползался во все стороны, а преследовал нас. Мы отступали медленно, пытаясь уйти вглубь и оторваться, однако дым просто замедлился, словно подумав, и двинулся именно по нашим следам. Но это противоречит логике. У меня пятый ранг бога и всего пятьдесят процентов усиления заклинаний и бара маны. Рейгард никак не мог набрать такой силы за столь короткое время. Да и управлять заклинанием на таком расстоянии просто не реально. Значит он где-то рядом.
        — Чак, уводи людей. На базу сразу не иди. Сделай как можно более путаный и сложный крюк. Понял?
        — Так точно.  — Кивнул парень.  — А ты?
        — А я разберусь с этим фокусом.  — Я кивнул на зеленый дым.  — У меня есть противогаз и я не думаю, что дым слишком далеко распространяется. Двигай!
        Чак козырнул и ринулся в сторону. По его команде аборигены двинулись за ним. Остался только я, медленно отходя и изучая повадки тумана. Нужно дать им фору. Ну вот и все. Пришло время проверить прав ли я или дурак.
        Закупорив шлем и открыв заслонки с абсорбентом, прыгнул навстречу ядовитому аэрозолю.

        Глава 22

        Яд Рейгарда был безусловно опасен даже для меня, но сильнее всего он поражал через слизистые оболочки. При попадании на кожу тоже мало хорошего происходило, но все же эффективность снижалась на порядок. Мне сначала показалось, что я прыгнул в кипяток, потом сразу же в студеную прорубь, но вскоре нервные окончания эпидермиса просто выгорели и боль прошла. А вот открытые участки тела я перестал ощущать. Двигать руками и ногами мог, но не чувствовать прикосновение спускового крючка или рукояти меча. Плохо.
        Ядовитая взвесь кончилась быстро. Уже спустя несколько шагов и я вывалился на свежий воздух. И тут же наткнулся на Тейта с дикобразом Лютого в руках. Рядом его неизменный спутник Краб с мечом, который я вручил своему сержанту. Вот спасибо ребята, а то я переживал, чтобы войска Рейгарда не обзавелись огнестрелом и хорошей сталью.
        Такого фокуса они от меня не ожидали, так что я застал их врасплох. Удар прикладом в горло хорька, тут же перекатом ухожу под меч Краба и всаживаю ему в грудь один за одним все четыре заряда пыльцы. Амбал от удара каждого из них отступает на шаг и, в конечном итоге, влетает в облако яда.
        В спину входят два дротика. Резкий разворот и очередь от бедра в сторону врага. Позади еще два парня и девушка из наших. Непонятно, что они делали. Девчонку я узнал. Та самая стервозная красотка, которую я отшил, когда давил золотую био-ферму. А вот парни были не знакомы. Один явно боевик и телохранитель в кожаной броне с деревяшкой щита и десятком дротиков за спиной. Явный боевик. Второй непонятный. Щуплый мужичок неприятной наружности, но он обнимал красотку Мару, которая похоже и управляла облаком яда.
        Позади них терлись с десяток гра, но попав в мощный луч тактического фонаря резко отскочили назад и повизгиванием скрылись за углом соседнего бокса. Я их удачно встретил в коридоре перехода так что луч не давал им выйти и бросится в атаку. Мара получила пулю в ногу и повалилась на землю. Ее напарнику повезло меньше и он сейчас валялся на полу булькая кровью из горла и разорванной грудины.
        Третий тут же подхватил девушку и стал пятиться, прикрывшись щитом. Я думал, что он наивный чукотский юноша, однако остатки игл завязли в его, казавшейся обычной на вид, деревяшке. Только заставили кувыркнутся обоих от удара. Боекомплект у меня кончился. А парень тут же подскочил и утянул девушку в проход.
        Хуже всего, что в плече и бедре у меня торчали короткие дротики и через открытую рану меня отравляло уже куда сильнее. Едва Мара упала, дым перестал вести себя неестественно и пошел во все стороны, постепенно и неохотно рассеиваясь. Я тут же почувствовал слабость и тремор в конечностях. Зрение поплыло и в глазах появились слезы. Черт! Так и сдохнуть недолго.
        Тейт был жив, но не шевелился. Краб, вот же сукин сын, хрипел, грудь его превратилась в фарш, но он все так же тянулся руками к мечу царапая землю пальцами. А его ненавидящий взгляд сверлил меня словно желал сжечь. Яд Рейгарда не совсем смертелен. В определенной концентрации он просто превращает человека в овощ. Конечно, при больших дозах внутренние органы просто отказывают, но с богами все не так просто.
        Чувствуя слабость во всем теле, падаю на колени перед Тейтом и огромным усилием всаживаю ему в глазницу ствол дикобраза. Немного проворачиваю для верности и жду пока он расползется быстро растворяющейся биомассой. Собирать его тряпье уже нет ни желания, ни сил. Забираю только второй дикобраз, закинув ремень за шею. Там же закрепляю и свой.
        Барабан для пыльцы пуст, пальцы не слушаются, так что даже если бы был боезапас, непослушными пальцами я бы не смог перезарядиться. Мечом тоже уже не замахнусь. Бодрость на нуле, кожа лопается от нехватки жизни и яд, все еще витающий в воздухе, только добавляет отравления. А валить Краба прикладом или ковырять ножом дело пустое. Если эту тушу не свалил яд и четыре заряда пыльцы почти в упор, то он выживет. Главное Тейт мертв, а я не оставил трофеи Рейгарду.
        Мара и щитоносец скрылись в другом боксе и нападать не решаются. Отпиваю эликсир. Это помогает немного и ненадолго. Но успел поднять меч Лютого. Закрепил его на бедре. Пора валить пока жив. Я побрел в темноту с одной мыслью — добраться до Лилин. Она и с того света сможет вытащить.
        Сколько я брел в полубессознательном состоянии я не помню и сам. Спотыкался, падал, некоторое время лежал, вставал и снова брел. Удар яда по мозгу ввел меня в состояние, которое бывает при жутком перепое. Мысли путались, вестибулярный аппарат барахлил, глаза слипались. Только воля гнала вперед, а эликсир слегка облегчал участь. Яд все еще в крови и все еще действует, о чем сообщали расплывчатые значки дебафов в интерфейсе.
        Регенерация боролась с отравлением, но что, в конечном счете победит, было непонятно. Вскоре закончился и эликсир. Пробовал пить воду и жевать мясо, но меня тут же вырвало, хотя некое улучшение состояния все же пришло. Вторая попытка поесть закончилась ничем не лучше первой. Некоторое облегчение приносил отдых, когда я просто валился на землю, но усилием воли приходилось вставать и брести. Неважно куда, лишь бы подальше. Ориентироваться по карте невозможно, потому как я уже потерял место своего положения, а глаза отказывались фокусироваться на мелких значках. Так что шел наугад, инстинктивно выбирая направление подальше от Золотой био-фермы.
        Но все когда-нибудь кончается и мои силы тоже. В один прекрасный момент мое сознание просто отлетело во тьму. Из которой меня лишь иногда вырывало плавное покачивание, как на волнах.
        Очнулся со знакомым чувством невероятного похмелья. Голова звенела как колокол, а вместе с ней и гудело в ушах. Пока до меня не дошло, что гул это не просто не пульсирование крови в ушах, а вполне реальные звуки. Шорох, повизгивание, хрипы и еще масса различных звуков доносились, казалось, отовсюду. Я как можно незаметнее открыл глаза, но ничего не увидел. Тьма. Интерфейс показывал сильную интоксикацию, но ничего серьезного.
        Прислушался к своим ощущениям. Я все еще в шлеме, на шее неприятно сдавили горло два ремня от автоматических комплексов, на бедре и за спиной мечи. Щит я где-то посеял. Гул вокруг сменил тональность. Пора разобраться с этим.
        Резко вскакиваю и беру наперевес МОК, одновременно включив тактический фонарик. В ускорении сразу же делаю полный оборот вокруг себя. Нужно первым делом оценить обстановку. И тут же замираю, подняв ствол и луч фонаря вверх.
        Шум перерос в резкий визг и тут же стих.
        — Друг!  — Пытаюсь прохрипеть я на наречии аборигенов.  — Не бить. Друг.
        Лихорадочно нащупываю на поясе маленький сосуд с эссенцией розы, которым мы отмечали своих. Нюх у туземцев как у собак, но я все же настаивал, чтобы все наши носили такие с собой и регулярно обновляли запах, приучая к нему союзников. Откупорив пробку, выливаю все двадцать капель на себя. Интересно, поможет?
        Два десятка коротких копий, что смотрели на меня, дрогнули. Аборигены захрипели, переговариваясь друг с другом. Явно не наши, но и не убили меня пока я валялся беспомощным в отключке. Да и после моего рывка не торопятся проткнуть меня.
        Эти два десятка бойцов мне, в принципе, не опасны. На две минуты боя, даже с таким бодуном. Вот только… я еще раз осмотрелся, пытаясь прикинуть общее количество противников. Выходило не менее трех тысяч.
        Я каким-то образом оказался на внутреннем стадионе бункера. Обычно один такой всегда находился в убежище и использовался и для спортивных мероприятий, чтобы поднять дух населения или для общественных собраний при принятии важных решений. Стадион небольшой, всего тысяч на пять зрителей и до половины заполнен стоящими на бетонных террасах вооруженными аборигенами. Серьезное воинство и, похоже, собрано впервые за всю историю бункера.
        — Друг! Рокот!  — Снова повторил я.  — Рокот бить гра. Много-много-много гра.
        С математикой у местных проблемы, потому пришлось изворачиваться.
        — Рокот не хотеть бить тха. Тха друг.
        Хрип на трибунах перешел на новый уровень. Акустика в зале отличная, так что все слышали мои слова. Только два десятка вождей по-птичьи крутили головами, принюхивались, издавали утробные хрипы и не опускали копий. Недоверчивые ребята.
        Так мы стояли несколько минут, пока вожди переругивались, а с трибун неслись лающие хрипы. Я не на столько полиглот, как Илир, но пока не слышал слова убей. Уже что-то.
        — Друг.  — Наконец-то прохрипел один из вождей и копья опустились вниз.  — Бить гра.
        *****
        — Рокот?  — Из тьмы вырвался удивленный возглас Тарика, что заведовал охраной данного прохода. При чрезвычайном положении на передовой всегда должен находиться бог-боевик, что может принимать решения вне обычных инструкций.
        — Он самый.  — Ухмыльнулся я.  — Открывай ворота. И собирай всех в штабе.
        — Есть!  — Весело козырнул начкар.  — Мы думали ты погиб. Три дня тебя не было. Чак сказал, что ты снова попер через ядовитое облако на Рейгарда. Ты не изменяешь своим привычкам.
        — Так и было, но в этот раз я в противогазе был, а Рейгард, сука, не пришел.
        — Народ уже бежит в штаб. Исида ушла со Светлячком ближе к выходу. Ждут сигнал от Тени, если ты и Лютый вернетесь.
        — Вот дура!  — Рыкнул я.  — Она же всех своих положит и сама рядом сдохнет. Отзывай ее бегом. Нечего ей у поверхности болтаться.
        — Она не там. Она на дальнем рубеже из караула не вылезает. Как раз добивает до золотой био-фермы.
        — Не понял.  — Я сбился с шага.  — Как это?
        — Так Тень вернулся.
        — С этого место поподробнее. Как он от гра спрятался?
        — А никак.  — Захохотал Тарик.  — Малец молодец. Он понял, что у Рейгарда в отряде полный бардак. Многие сбежали от него или погибли и возвращаться не захотели. А те, кто принял его идею империи Рей, в основном, или бесславные ублюдки без моральных установок, либо вчерашние слабаки, вкусившие власти над гра. Они все из разных отрядов и друг друга плохо знают. Законы у них там зоновские, так что наш воришка сделал морду кирпичом и пошел, как к себе домой. Когда возникли вопросы, ответил на понятной им фене. Он, оказывается, и срок мотал в свое время, и с темными личностями якшался. Так что быстро пришелся ко двору.
        Так пару дней назад смог добраться до нас и рассказать много чего, а потом вернулся на базу Рейгарда. Теперь у нас там свои глаза и уши. Он в чате отчитывается перед Исидой. Та передает информацию в штаб. Торн и Ругер готовятся к контратаке, когда погибшие Рокот и Лютый ударят со стороны входа в бункер.
        — Молодцы.  — Кивнул я.  — С этой точки зрения правильную стратегию выбрали. Хорошо. Я в штаб, а ты оставайся здесь и не паникуй.
        — А чего паниковать?  — Тарик настороженно покосился на меня.
        — Сейчас мои войска подойдут. Надо будет их разместить и накормить. Я пришлю Илира тебе в помощь как переводчика.
        — А новое племя аборигенов.  — Понял Тарик.  — Очень кстати, потому как у нас большие потери. Вся рота Лютого в минус. У Чака и Исиды тоже потери. Юмалу убили, так что наша Валькирия сильно не в духе.
        — Илир, бегом к Тарику.  — С порога штабного бокса рыком начал раздавать я приказы.  — Он расскажет, что делать дальше. Шила, Айда, берете три десятка аборигенов и носилки. Все припасы, что есть у нас отправляйте туда же. И воды не забудьте. И организуйте сбор урожая. Припасов нужно много.
        — Выполнять!  — Рявкнул я, когда собравшиеся замялись и уже открыли рты для потока вопросов.  — Пулей!
        Подействовало. Все упомянутые бросились выполнять приказ. Никто не решился проверить пределы терпения Рокота, только что вернувшегося из мертвых. У меня и в другие дни характер не сахар.
        — Торн, мне нужны барабаны. Сможешь сделать?  — Я бросил на стол для брифингов оба дикобраза и меч Лютого.
        — Ка… кие барабаны!  — От удивления крафтер аж заикнулся.
        — В которые барабанят.  — Хмыкнул я.  — Желательно максимально однотипные и громкие, вроде бас-бочки. С низким мощным звуком.
        — Зачем?
        — Торн, я спрашиваю — можешь или нет. Мне нужно штук тридцать-сорок.
        — Надо попробовать.  — Нахмурился Торн.  — С кожей проблем нет. А вот с корпусом сложнее. Хотя если использовать наковальню и закручивать бамбук, а потом поставить конструкцию на корзину…
        — Сойдет. Главное, чтобы звук был хороший и далеко разносился.
        — Ну, это скорее будет бубен или гонг, но должно получиться. И все же зачем?
        Наш разговор перебило сообщение Тарика в общем чате.
        «Рокот это что такое?!!»
        Я догадывался, что он увидел и с трудом скрыл довольную усмешку.
        «Я же предупреждал, что следом за мной идет мое войско.» — Ответил я тоже в общем чате.
        «Сколько их тут?»
        «Понятия не имею. После двух тысяч я сбился со счета.»
        — Бля!  — Выдохнул Торн.  — Ну ты даешь!
        — Торн, барабаны.  — Нахмурился я.  — Сорок штук.
        — Уже бегу.
        Я ухмыльнулся. Разговаривать с вождями было трудно. Понимал я их с пятого на десятое, но это не являлось препятствием. Как человек с обширной базой знаний, я мог делать логические выводы с пары простых слов.
        Бункер это замкнутая экосистема с постоянным климатом. Тут нет засух и ливней. Потому за века тут образовался определенный жизненный уклад и количество жителей регулировалось количеством еды, которые производили био-фермы. Если в племени появлялся лишний рот, старики, близкие к безумию, уходили тропой героев, освобождая место более молодым. В остальном каждое племя занималось своим делом, обеспечивая весь бункер нужными для жизни вещами и взаимодействуя друг с другом, размешивая кровь и спасаясь от вырождения.
        Так было до того момента, как я не вскрыл дверь. Потеря одной из мощнейших био-ферм сильно ударило по их укладу. А потом пришел Рейгард и началась война. С одной стороны Влад неслабо проредил количество ртов, с другой — я отжал себе еще одну, пусть и слабую, био-ферму.
        Но хуже всего то, что части аборигенов пришлось уходить с насиженных территорий и соваться сюда они уже не рисковали. Это подкосило всю экосистему, потому как естественный водоворот в бункере хромал и было четыре племени водоносов, которые занимались восполнением воды. Мы сами это ощутили и, сейчас, у нас круглосуточно работал отряд с тремя десятками фляг-рюкзаков, что постоянно бегал к реке и обратно. И выход к подземной реке был на нашей территории.
        Без дополнительной воды началась жажда и оскудели био-фермы из тех, что остались под контролем свободных племен. Грибы любят влагу, жуки жрут грибы, аборигены потребляют все это вместе. Так что урожаи и популяция жуков резко сократилась. К тому же, озеро где сейчас строил запасной лагерь Гао, тоже было включено в биоценоз. Там ловили рыбу, собирали ракушки и водоросли. В свое время строители бункера это озеро зарыбили и запустили туда молюсков которые до сих пор жили там.
        Теперь же аборигенам светил голод и жажда. Потому они сделали то, что не делали со времен Восстания против гра — собрали военный совет. В обычное время никто из них не вел войн. Исключением были только потасовки безумцев в торговых боксах или дуэли за право обладания лучшей женой.
        Вот ребята и собрались идти войной на нас. В лучшем случае они изгоняют нас со своей земли, в худшем — избавляются от лишних ртов, давая возможность выжить женщинам и детям. Меня впечатлила эта часть их замысла. Я уже давно понял, что они далеко не тупые, но этот ход был не только разумен, но еще и благороден. Здесь не было свода законов и обязательного призыва в войска. Все кто стоял на трибунах были добровольцами, осознано идущими на смерть, чтобы дать шанс своим детям.
        Один из отрядов разведки и нашел меня. Беженцы с нашей территории успели донести до остальных, что чужаки не все злые. Некоторые даже делятся едой и последнее время отличаются по запаху.
        Потому сразу же убить меня не решились, а притащили своим вождям. Пока те решали, что делать, я очнулся. Слух о том, что гра вернулись тоже до них дошел и напугал до дрожи в коленках, так что мой призыв бить вампов послужил лучшим доказательством того что я хороший, чем духи из розы, запах которых дальним племенам был незнаком.
        И вот теперь они шли за мной. Я пообещал им еду, воду, оружие и головы гра на пиках, если они признают меня вождем вождей. Угрожать я им не стал. Мол, хотите, можете и сами идти бить плохих гра, но не моих людей и тха, что уже признали меня вождем вождей.
        Слово за слово, через пару дней мы все же разобрались с этой дипломатией. И вот я снова на базе, готовлю план захвата бункера.
        Все это я объяснил в общем чате, попутно раздавая указания. Нам нужно разместить и накормить три тысячи бойцов. Отправить караваны с провизией и водой в тыл, чтобы племена новых союзников не голодали и срочно захватить золотую био-ферму, потому как наша выдержать такое истощение не сможет. Восполнение плодородности почвы идет гораздо медленнее, чем мы потребляем.
        Мы с Яни затрахались, в прямом и переносном смыслах, стараясь благословлять наши сады. Лилин тоже занималась только едой, как и остальные боги сдавали в день по пол-литра крови на благо земледелия.
        С водой тоже возникли проблемы. Носильщиков хватало, а вот сосудов для переноски нет. Сотня аборигенов ушла с загруженными носилками домой и должна вернутся со своими сосудами. Несмотря на это, лучшую кожу я распорядился отдать на барабаны. Торн яростно доказывал, что это глупо, но я был непоколебим. Впрочем, после первых двух барабанов, крафтер уже не сопротивлялся. Понял, что я прав.
        Идея у меня была проста. Едва я получил два барабана и опробовал их, сразу же отобрал несколько самых толковых тха-старожилов. Музыку они уважали и быстро схватили суть того, что я от них требовал. Так что вскоре сносно отбивали примитивный ритм для строевого шага.
        Дальше я выставил в двух дальних и самых опасных проходах этих барабанщиков и усилил их сотней новичков с парой сержантов и богами. Теперь в боксе посменно тренировались бою в строю три десятка аборигенов. Под барабанный бой они маршировали строем из угла в угол, держа трехметровые бамбуковые колья. Едва барабан менял ритм на атакующий, они орали во все горло боевой клич, опускали колья параллельно земле и бежали в атаку.
        Мы отрабатывали два варианта атаки. Первый атака в боксе строем в три шеренги. Сначала я думал сделать разную длину пик, но потом понял, что аборигены запутаются в столь сложной тактике. Они неплохо обучались, но не в столь краткие сроки. Так что трех метров вполне хватало, чтобы третий ряд случайно не убил первый. Первый ряд потенциальные покойники, если нарвутся на гра, но второй и третий должны дотянуться до их тушек. Сам сержант и командир взвода с еще десятком метателей дротиков стоял и ходил на десять шагов позади со световым знаменем, благо после наших с Яни благословений земли, искр было предостаточно. Теперь тха могли атаковать не только на слух и нюх, но и ориентируясь зрением. Тем более последнее время мы ввели обязательное закапывание глаз эликсиром, что здорово им помогало.
        Вторым упражнением была атака прохода по двое или трое в шеренге, но плотным строем с выдвинутыми пиками. Это самый опасный момент, особенно в узких полузасыпанных тоннелях, потому его отрабатывали чаще всего.
        Все это естественно выдавало наши позиции, но я теперь просто жаждал, что бы Рейгард пошел в атаку. Четыре тысячи моих людей уже организовались по ротам с подчинением богам, так что оказать организованное сопротивление мы были в состоянии.
        Через три дня у нас было уже восемь барабанов и тренировались сразу по два-три взвода на один инструмент. Отряды я выдвигал все дальше, постепенно отсекая все проходы в бункер. Барабаны били круглосуточно, как и раздавался короткий боевой клич перед атакой. Катастрофически не хватало богов для контроля и подстраховки, так что паре ответственных боевиков приходилось постоянно метаться между блокпостами. Пришлось даже привлекать девушек для тревожной связи.
        В ключевых точках я устроил зоны отдыха, где ели и спали тревожные группы, а в каждом боксе между ними околачивались свободные дневальные, которые должны стать курьерами и дополнительной сигнализацией. Так что я не переживал. Боги должны были контролировать, что бы аборигены не отлынивали, но и тут все было хорошо. Туземцы ребята организованные и все эти движения воспринимали как развлечение, так что их энтузиазм не угасал.
        Первые стычки с войсками Рейгарда произошли на десятый день. Я не сомневался, что он не слышит нас. Тем более уже три десятка барабанов звучали непрерывно и мы вышли далеко за пределы своей территории. Тень докладывал, что среди богов паника и разброд. Рейгард со своей свитой сидит безвылазно в укрепленной био-ферме, но все понимают что надо что-то делать, вот только никто лезть на рожон не хочет. Тем более из Лабиринта пришла партизанская группа, скорее всего под руководством Лютого и Юмалы. Ночью они уходят, а вот в светлое время вырезают всех, кто посмел вылезть из бункера. Сам Тень пока не смог связаться с Лютым, но слухи говорили, что это именно он.
        На десятый день я решил начать новую фазу, потому начал выдвигать летучие отряды в три-пять десятков бойцов. Они должны были боевым строем время от времени выбегать на несколько боксов вперед от места тренировки. Один из них и нарвался на разъезд гра. Первый блин вышел комом, но для тха это был национальный праздник. Они потеряли двадцать два человека, но уложили двенадцать гра и одного бога. Сколько сбежало, я так и не понял, но тела врагов притащили на блокпост.
        Я сдержал свое слово и двенадцать голов воцарились на пиках на входе в бокс. Тха это понравилось. Тут же пришлось вводить новую традицию. Тела гра пришлось скормить червям в особой яме, куда мы скидывали весь биомусор. Этих же червей мы потом скармливали одомашненной животине. А вот с погибшими тха мы поступили несколько иначе.
        Взводы формировались в основном из одного племени, так что я собрал героев и заставил их отнести тела сородичей на био-ферму. Похороны в земле у них практиковались. Но это диктовалось практическими аспектами. Так что мы тоже вынуждены были так поступить. Я приказал вырубить часть зарослей у стены и выкопать могилы, после под барабанную дробь, туда погрузили тела погибших. Затем на могиле посадили новые ростки деревьев. Несколько богов тут же благословили землю и девушка из аборигенок обнесла всех героев и нас ведром с чистой водой, начиная с меня, естественно. Я зачерпнул ладонями воды, отпил пару глотков, а остальную вылил на могилу. Остальные боги повторили за мной, потом чести удостоился Хор, что стал официально моим голосом для аборигенов. Следом, слегка ошалевшие, процедуру повторили родичи погибших. Судя по тишине, сегодня родилась новая традиция.
        В следующие два дня случились еще три стычки. Но уже после первой я увеличил количество тха в летучих отрядах до сотни, с обязательным сопровождением из опытного боевика с дикобразом. Людей не хватало, так что пришлось свернуть тыловой лагерь и вызвать Гао.
        Первые две стычки мы выиграли почти в сухую, просто вскрыв разведку врага, а вот в третий раз это было серьезное сражение. Повезло, что эту сотню вел я, потому как гра в этот раз прикрывало сразу трое богов. Краб и еще двое незнакомых парней. Возможно слили бы и меня, но подоспела Исида, так что разошлись без жертв среди богов, но в нашем замесе положили почти всех аборигенов, как с их стороны, так и с нашей.
        Я тут же передвинул блокпосты еще на несколько клеток вперед и усилил тревожные группы. Попытался вытащить Тень. Рейгард нервничал и парня могли опознать, но тот заигрался в разведчика и уходить отказался. Мотивировал тем, что ему ничего не сделают. Убьют — воскреснет. Я пытался пояснить, что пытки еще никто не отменял, но он только отмахнулся. Я перечить не стал. Слишком зарвался парень. Информатор нам действительно нужен и летучий отряд возглавил я благодаря ему, потому как он предупредил, что Краб ушел вглубь. А если Рейгард решит проучить его, то будет парню урок. Тем более Владу сейчас не до репрессий. Его имперцы сами разбегаются.
        — Думаю, пора сжимать клещи и выдавливать его наружу!  — Решился я на очередном брифинге.  — Завтра усиливаем блокпосты до трех сотен бойцов, тем более уже прижались к стенам, так что всего полтора десятка выходов осталось. Это даже если считать с заваленными. Пойдем на Эльдорадо громким маршем. Ночью. Передайте Тени, что бы днем уносил ноги и искал Лютого.
        — Почему ночью?  — Удивился Тарик и его поддержали остальные.
        — Я не хочу сражения.  — Покачал я.  — Я только хочу захватить бункер. Хватит терять людей и убивать других.
        — И отпустить Рейгарда?!  — Взревела Исида.  — Ты охренел?!
        Валькирию я понимал. Рейгард ее пытал и насиловал, но у меня другие планы. Потому я ударил кулаком по столу, так что край плетеной столешницы отломился.
        — Молчать! В бою командует один! Мне тебе объяснять?!  — Рявкнул я.
        Валькирия тут же бросилась ко мне, но ее перехватили Тарик и Гао. А она орала и обещала оторвать нам яйца. Но вскоре успокоилась, только злобно смотрела на меня. Пожалуй, спать нужно одним глазом. Еще прирежет во сне. После того как убили Юмалу, она действительно стала излишне вспыльчивой.
        — Рокот, может объяснишься?  — Уже спокойно спросил Торн.
        — Объяснюсь. После того как захватим бункер и изгоним отсюда гра. Я не хочу устраивать мясорубку ради самой мясорубки. У нас есть цель — взять бункер. И я предпочитаю взять его без боя и потерь. Если Рейгард решит иначе, тогда будем действовать жестко. Всем все ясно? Готовимся. Завтра будет тяжелый день. Разойдись!

        Глава 23

        Я вышел из штаба и прошелся по окрестностям нашей био-фермы. Сейчас тут народу стало меньше. Большая часть на передовой, но на отдых уходили сюда. Постепенно бункер превращался в город. Появились хижинки для аборигенов, рядом с которыми пристроились примитивные производственные станки. Эти ребята не любили сидеть без дела, потому как кроме работы, еды, сна и секса у них не было развлечений. Тысячи рабочих рук быстро расчистили боксы, собрав осколки для баррикад или других нужд. Появились столбики с фиалами света. Сначала аборигены не сильно радовались каплям эликсира в глаза, но потом значительно прозрели и уже у Лилин образовалась очередь из желающих. Зрение у них не восстановилось полностью, но все же значительно улучшилось.
        Отдельно содержали измененных из старых тха под присмотром колонистов из Ливплейса. Аборигены их сторонились, но удивленно принюхивались к ним. Они различали друг друга и нас по запаху. Эти же ребята стали чем-то средним. Если старожилы уже были привычны к процедуре перерождения, то новички побаивались этой части поселения.
        Посреди городка появились ухоженные клумбы и грядки. Все что могло пойти на перегной подсыпалось в них. У аборигенов было табу на занятие иным видом деятельности кроме родового, но здесь все смешалось. Часто можно было заметить стихийно возникающий обмен вещами.
        Тха быстро адаптировались к новым условиям, хотя не все им нравилось, а некоторые вещи пугали. Но страх перед чужаками и гра был сильнее. Намного сильнее. Вряд ли они нам безоговорочно доверяли, но гуманитарная помощь и последующие события показали им, что лучше воевать на нашей стороне, чем против Рейгарда и меня сразу.
        Неплохо тут помог Хор. Часть памяти Альта досталась ему и, похоже, до сих пор всплывали новые знания. Потому он долгое время беседовал с вождями, а те в свою очередь передавали его слова своим сородичам.
        Но я понял одно — я должен спасти их. Они не звери и не тупые примитивные существа. Им присущи те же чувства, что и нам. Страх, любовь, самопожертвование. Черт! Да многие из них лучше многих из нас. Я действительно не хочу их бросать в горнило войны, если есть шанс сделать все тихо. Рейгард труслив, так что дай ему шанс и он сбежит в надежде потом ударить в спину. Надеюсь, он снова выберет этот путь. Завтра все решится.
        Подготовкой к генеральному сражению занимались все без исключения. Я лично заставил Тень уйти из стана врага и отправил к Лютому с донесением о наших планах. Правда в детали не посвящал. Мало ли парня схватят или он сам играет на две стороны. И такое бывает, хотя Киру он любил и вряд ли предаст.
        Утром я разослал богов ко всем барабанщикам и заставил ускорить ритм боя и клич стал яростнее, ведь его выдавали уже тысячи глоток, а потом по моей отмашке через чат они одновременно замолчали. Все тридцать как по волшебству и наступила гнетущая тишина. Если раньше я давил на психику врага все нарастающей и приближающейся дробью, то теперь зловещая тишина должна их пугать еще больше. Это конечно некий сигнал, что скоро что-то начнется, но и тут был тонкий расчет. Я хотел дать отдых людям. Все войска скопились в этих проходах при поддержке боевиков, так что можно было спокойно отоспаться, поесть и дать отдохнуть мышцам. И в то же время пока мои бойцы отдыхают, нервное напряжение будет изматывать врага. Каждую минуту они будут ждать атаки и видеть как во тьме крадутся тени моих бойцов.
        По логике вещей мы должны напасть днем, чтобы гра не смогли отступить наружу и уйти по свету. Так что, как только стемнеет, измотанная психика командиров отрядов Рейгарда вздохнет с облегчением. Теперь у них есть место для маневров, ведь и партизаны Лютого ночью не рискуют ошиваться у бункера, потому как группы гра довольно серьезный противник.
        Разведкой мы не пренебрегали, так что во тьме на передовой и нас постоянно дежурили десятки караульных групп, но в целом обстановка была расслабленная и воодушевлённая. Боги ходили среди тха и раздавали подарки самым отличившимся. Кому нож или дубину, кому копье со стальным наконечником, а не обычную пику с острым срезом на конце. Тха благоговели перед нашими поделками, а крафтеры пахали как проклятые.
        Так что предстоящего никто не боялся. Многие тха уже прослышали про погребение, тем более сейчас уже было более сотни могил, а само кладбище прозвали Лесом предков. Многие из бойцов ходили к молодой поросли, где мы поставили ведро с чистой водой и проводили ритуал памяти. У многих после того боя появились пики с головами гра. Каждое племя гордилось трофеями и щеголяло ими перед менее удачливыми сородичами. Чувствую, скоро они как индейцы начнут коллекционировать скальпы или делать чаши из черепов. Но времена у нас суровые, так что это уже не коробит даже девчонок. В такой среде быстро осыпается налет цивилизации.
        Время тянулось медленно, как и всегда когда ожидаешь чего-то важного. Тха ребята сами по себе тихие и немногословные, сейчас же они вообще словно замерли. Эта тишина даже нас напрягала. Я представляю, что чувствуют оппоненты после двух недель изматывающего непрерывного боя барабанов. Но на то и расчет.
        И вот наши часы в интерфейсе показали условную полночь. В этот раз я лично подошел к барабану. Первый робкий удар, второй, третий. По отмашке ему начинает вторить еще один. Потом еще и еще. Ритм ускоряется. Становится все зловещее. Нарастает с каждым ударом.
        А в это время роты выстраиваются у проходов. Барабаны массивные, но достаточно легкие, так что коренастый тха спокойно держит его на ремне перед собой. Светоносцы поднимают свои жезлы, освещая путь. Вперед уходят разведчики из старожилов тха. Двинулись.
        Первое препятствие встретилось за пять боксов до Эльдорадо. Завалы проходов. Но с таким количеством рук это не проблема. Гра слишком худые и слабые по сравнению с низенькими коренастыми тха. Кое-где встречались массивные глыбы, явно притащенные Крабом и другими богами, но таких мало. Где не могли разобрать завал в ручную, вызывали Фаруха или Илира.
        Пока основные силы пробивали проход к нижнему входу, я рванул по флангу к верхнему. Раньше туда было не пробиться, но сейчас со мной три сотни бойцов Фарух и Мотя с Лилин. Нам никакие завалы не преграда.
        По сведеньям Тени Рейгард засел как раз в верхней точке био-фермы, отгородившись от остальных. Допускали туда только сподвижников и личную гвардию гра. Так что мы не знали, какие нас ждут сюрпризы. Прорыв скоординировали в чате и оба выхода взяли одновременно.
        Гао доложил о вялом сопротивлении. Из десятка гра, которых смели даже не заметив. Эльдорадо наше. По крайней мере нижние боксы. В верхний пришлось пробиваться сквозь массивную решетку. Ничего. Пусто. Покинутый в спешке лагерь. Хмыкнул, разглядывая довольно массивный трон с претензией на величественность с довольно топорными украшениями в виде черепов костей и прочейатрибутики Смерти. Рейгард в своем репертуаре. Тень говорил, что он себе выплавил из золота корону и скипетр.
        Я пробежался по боксу, осматривая колонны и стены в поиске лазеек. Не мог этот жук не учесть мой прошлый прорыв через верхние ярусы. И нашел десятки дыр в коробах. Видимо с первого раза найти нормальные пути отхода не получилось.
        Пока я бегал Фарух вскрыл золотую решетку, что перекрывала вход в бокс и сюда хлынули наши войска.
        «Контакт. Они уходят.» — Пришло в чат сообщение от Лютого, что все же вышел ко входу поверхность.  — «Отходим. Их слишком много. У нас потери.»
        — Вперед! Светило, за мной!  — Исида командует через мою голову и, не дожидаясь моих возражений, бежит к выходу. Ее люди и Светлячок тоже рванулись следом. Слегка опешивший Чак замялся, но потом побежал за ними, переживая за Светлячка. У них с этой девушкой уже давно роман.
        — Стой, дура!  — Ору я в спину валькирии, но она уже не слышит. Или делает вид. Ее поглотила жажда мести.
        — Твою мать!  — Выругался я.  — Тарик на тебе оккупация и зачистка. Выставляй посты. Гао, Ругер, за мной. Надо выручать этих идиотов!
        Исида давно знала путь от Эльдорадо до поверхности как свои пять пальцев, так что с крейсерской скоростью вылетела наружу.
        Когда я успел добежать, бойня уже была в разгаре. Гра и боевики Рейгарда рассыпались по ущелью и успешно атаковали нас. Спасала световая ракета, что слегка ошеломила вампов, но ее эффективность на открытой местности упала на порядок. Люди Влада отбивались ожесточенно, а в его личной гвардии мирняка не было.
        Вот огромное облако яда, как живое, поглотило партизан Лютого и два десятка тха. Автоматная очередь рвет клубы, но за пеленой не видно где оператор этого оружия. По сведеньям Тени мы уже знали, что красотка Мара научилась управлять определенным объемом воздушных масс, так что Рейгард насыщал воздух ядом, а девушка тащила его к цели. Сама Мара стала любовницей Рейгарда и мнила себя Императрицей. Оттого за идею сражалась яростнее всех. Характер у нее тот еще и казнила союзников направо и налево. Странно, что Влад оставил ее как заслон, но с другой стороны выхода у них нет.
        Отстреливаюсь по площади из МТБЗ и молюсь, чтобы не зацепить своих. Помогло. Дым потерял структуру и пошел во все стороны. Тоже не сахар.
        Исида не учла, что едва туземцы попали на открытое пространство на них обрушился целый сном новых запахов, звуков и прочих ощущений. К такому они были не готовы и растерялись. Это еще повезло, что мы еще ночью вышли и они не ощутили в полной мере объём пустоты пространства. Ближайшим поколениям гарантирована агорафобия.
        Справа по ущелью в сторону Лабиринта уходит солидная группировка, но чтобы ее догнать, нужно преодолеть пелену ядовитой взвеси. Исида ревет в ярости. А из пелены вылетает сразу десяток дротиков. Точнее я просто по султанам дыма понял, что оттуда что-то вылетело на бешеной скорости. Дротики накалывают и пробивают троих тха навылет. И остаются в телах еще двоих. Стреляю сквозь пелену наугад. Это явно подарок от бога. Гра хиловаты для таких фокусов.
        Тяжелый яд оседает неохотно, даруя фору беглецам, а бежать сквозь него — смысла нет. Уже через сотню метров из бойца превратишься в вялое мясо. Даже в противогазе. Потухла ракета в небе и теперь поле боя освещают только занявшиеся кое-где пожары и пока еще робкий рассвет.
        — Стоять!  — Ору я во все горло.  — Всем вернутся в бункер. Общий сбор.
        Лютый и Гао тут же продублировали мою команду, собирая людей у входа в убежище. А тха так вообще с радостью бежали обратно, как будто их вывели в ад на прогулку. Вид у них был пришибленный и испуганный.
        — Рокот, какого хрена!  — Взвилась Исида.
        — Это я у тебя хотел спросить.  — Зло прищурился я.  — Не думал, что в прошлой реинкарнации я был таким идиотом. Или идиоткой.
        Вокруг нас собралась толпа богов, многих из которых я не знал. Лютый быстро сколотил команду, так что и основные потери понесли партизаны. У нас же погибли только аборигены. Остальные отделались ранами разной степени тяжести, но Лилин быстро все исправила.
        — Я согласен с Исидой.  — Набычился Лютый.  — Надо было добивать их, пока была возможность.
        — Надо слушать команды.  — Отрубил я.  — Я не давал вам приказ атаковать. Ты полез в заведомо невыгодный бой и потерял людей. Людей, которые тебе доверились. А главное сделал это не просто зря, а во вред всей команде.
        — Рокот, не томи. Ты сам не пояснил свой замысел.  — Вклинился Чак.  — Я вот не понимаю, что ты делаешь и зачем.
        — Хорошо. Кто мне скажет, почему только я и Рейгард получили звание богов?
        — Вы самые крутые бойцы и лидеры групп.  — Предположил Тень.
        — Нет. Еще варианты?  — В ответ недоуменные перешептывания.
        — Поясняю. Когда мы прибыли сюда, каждая команда встречалась с неким Люцифером. Не все смогли задать правильные вопросы и получить нужные ответы. Но все вы уже знаете, что мы боги этого мира. Мы призваны возродить его из пепла.
        Но едва мы попали сюда, что мы стали делать? Убивать и выживать. Любыми способами. Война это не смерть, как считают многие. Война это борьба за жизнь. Свою и тех, кто у тебя за спиной. Не важно кто в ней прав, а кто виноват. Ты стреляешь во врага, потому как он стреляет в тебя. Остальное уже казуистика. А смерть ее результат.
        Война и смерть стали нашим образом жизни. Мы спим, едим и пьем, чтобы набраться сил для нового сражения. Мы развлекаемся и трахаемся чтобы сбросить стресс и снова пойти в бой. Мы создаем вещи, чтобы стать еще смертоноснее. Каждый второй предмет это либо оружие, либо броня. Потому я получил ранг бога как наиболее подходящий военный лидер самой жизнеспособной команды. А когда Рейгард нашел гра, он получил то, что хотел. Он жаждал власти любой ценой, даже если ему придется править мертвой пустыней. И он стал подходящим олицетворением смерти, потому и стал богом.
        Убьем его — на его место придет другой. Такой же идиот, жаждущий власти ради самой власти. Убьют меня, родится новый бог войны. Потому что мы живем войной и смертью.
        Но пора это менять. Посмотрите на себя. Каждый из вас обладает ярко выраженной особенностью, которая делает его уникальной личностью. Но в нашем новом социуме нет аспекта, который бы подходил вам. Нет торговли, любви, семьи, искусства или воровства. Нет того, что вы бы могли олицетворять. Потому вы все еще личинки богов.
        — И ты только поэтому отпустил урода? Потому что на его место придет другой? Так я всех их отправлю в ад!  — Зло прошипела Исида.
        — Нет. Не поэтому. Я и сам хочу свернуть ему шею, но не сейчас. Он нам нужен.  — Покачал я головой.
        — Зачем?  — Удивился кто-то из толпы.
        — Из-за гра. Он их вождь или бог.
        — Я что-то не поняла. Ты же сам их головы на пики садил, а теперь печешься о них?  — Опешила валькирия.
        — Да, пекусь. Гра, тха, колонисты Ливплейса — это все наши потомки. Они часть этого мира, который мы должны возродить. Убивая одного из них, мы добиваем сам мир. Гра не виноваты, что родились хищниками. Убивать волков, что влезли в твою овчарню нормально. Но истреблять их в лесу только за то, что они хищники — глупо. Это рушит всю экосистему. Они контролируют популяцию травоядных в лесу и истребляют нежизнеспособных особей, помогая эволюции. Убери их и получим то, что было при колонизации Австралии, когда кролики, не имея естественных врагов, расплодились без меры, уничтожали урожаи и все, до чего могли добраться.
        — Но они же поработили тха.  — Возмутился Тень.  — Я был среди них. Они те еще мудаки.
        — Это тоже нормально.  — Возразил я.  — Любое государство создается с одного города или племени. Он завоевывает соседей и ассимилирует их. Через пару поколений соседи уже считают себя частью нового государства. Более того, у нас нет иного выхода, как поступать так же.
        Я хотел отпустить Рейгарда, так как мы и без того сильно проредили генофонд гра. И без поддержки богов они могут выродиться. У него есть влияние на них. Сейчас он ненавидит нас и будет ковать свое орудие мести. Развивать их. Если же мы атакуем их сейчас, то просто уничтожим. Сотрем с лица земли расу наших потомков, которые могли бы стать частью нового уклада. Покорить их без жертв не получится.
        К тому же нас самих мало и каждая смерть бога ослабляет нас. Многие мне не нравятся и я не возьму их в команду. Так что пусть лучше копят свою ненависть в одном месте, о котором я знаю, чем партизанят в самых непредсказуемых местах.
        — И что ты предлагаешь?  — Спросила Юмала, которая нашла и обняла Исиду, что заметно успокоило валькирию.
        — Перестать воевать. Пора созидать. У нас тысячи тха под рукой и целый бункер. Огромный подземный город, которому нужен капитальный ремонт и развитие. А еще есть Ливплейс, полный колонистов, на орбите болтается полудохлая станция Скайтеров, в облаках резвятся монстры что поддерживают работу сотни ЭГ-станций. Я уже молчу про миллионы гектаров пустыни вокруг нас. И даже это не все. Скоро в пустыне родится маленькая девочка Этани, которая может стать тем еще стихийным бедствием, если мы не сможем ее обуздать. Так что дел у нас невпроворот.
        Народ притих и задумался. Возможно, не все со мной согласны и возможно в чем-то я не прав. Но всем однозначно надоело бояться, выживать и вгрызаться в глотки соседа за кусок бревна или пещерки в скале. Ситуация изменилась и время мелких отрядов прошло. Теперь у нас есть база, есть целый народ потомков и много чего еще. Это не конец эпохи, а лишь начало новой эры. Эры развития и коллективной работы.
        — Все, кто желает присоединиться к моей команде, милости прошу.  — Подвел итог я.  — Кто против, могут идти на все четыре стороны. Если придете к нам с миром как независимое сообщество, я приму и помогу, чем смогу. Если дадите мне клятву верности как Лидеру, станете частью Серебряной команды. Но принимайте решение взвешенно. Мне не нужны шестерки и нахлебники. Мне нужны сподвижники.
        Если у вас есть желание жить своим умом, но вы не замышляете зла против меня и моих людей, можете стать нашими союзниками и рассчитывать на помощь. Но в бункер войдут только члены моей группы.
        Я не знал многих из собравшихся, но, похоже, они знали меня. Не считая погибших при прорыве Рейгарда, тут собралось около трех десятков незнакомых мне людей. Часть из них кучковалась в сторонке. Там же я заметил Светлячка, Чака и Спидди. Команда Лютого.
        Тринадцать человек без колебаний прошли мимо меня в бункер, дав клятву. Остальные мялись в нерешительности. Тогда я сам подошел к Лютому.
        — Я могу освободить тебя и твоих людей от клятвы. У меня есть такое право.  — Я сразу же взял быка за рога.
        — Зачем?  — Удивился тот.
        — Тебе тесно со мной в одном месте. Мне не нравится твой волюнтаризм и инициативность. Мы не одна команда и вряд ли когда-нибудь станем. А тем, кто не хочет быть частью моей группы нужен лидер.
        — Изгоняешь меня после победы?  — Зло процедил Лютый.
        — Нет.  — Покачал я головой.  — Рейгард мой враг. Ты же мой оппозиционер. И я хочу разделить все три фракции. Мои враги пойдут к Владу. Те, кто просто со мной не согласен к тебе. Я отдам тебе Лабиринт.
        — Ну да.  — Поморщился сержант.  — Кто променяет защищенный бункер на голые камни?
        — Я не изгоняю тебя, а даю выбор. Все мои люди будут помогать вам. Фарух создаст укрепленные убежища. Лилин поможет с садами и оранжереями. Ливплейс со старыми технологиями. Ну и материальными ресурсами обеспечим. Со временем часть измененных тха переедет к тебе.
        — Зачем тебе это.  — Подозрительно спросил он.
        — Людям нужен выбор. Это отдушина. Если кто-то не согласен со мной, он может уйти к тебе и наоборот. Если же мы будем вместе, это перерастет в противостояние идеологий и гражданскую войну. Перетягивание каната не выгодно ни тебе, ни мне.
        Лютый задумался, а потом кивнул.
        — Даешь слово, что не бросишь нас в беде?
        — А ты?
        — Слово Лютого!
        — Слово Рокота!
        Так на карте планеты появились Подземный Град, Лабиринт и Пещеры Смерти. Первые три точки, с которых начнется возрождение Земли. Теперь это наша первоочередная задача.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к