Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Богданов Арт / Последний Храм: " №04 Темными Тропами " - читать онлайн

Сохранить .
Тёмными тропами. Арт Богданов
        Последний храм #4
        Когда «Добро и Свет» сидит на хвосте, с желанием просветить, как правильно быть добрым, есть смысл спрятаться в Тени. И другие варианты неприемлемы. Тем более, команда подобралась совсем не соответствующая светлому образу жизни. Рыцарь смерти с Аурой Истиной Ненависти. Бешеная девушка-ликан и слегка безумный вампир-изгнанник. Пора проверить, как там поживает тёмная сторона игры! Уж там Арториус никому не отдавил пятки! Наверное! Вот только в Тени есть свои хозяева!

        Последний храм 4. Тёмными тропами
        Арт Богданов

        Глава 1

        Едва мы продавили телами голубоватую плёнку входа в инстанс, меня буквально прибило системными сообщениями. Пришлось притормозить всех и разбираться с завалом. У Дрейка была та же история, но он уже тут бывал, потому с сообщениями разобрался быстро. Но я устал слушать его поучения в насмешливой интонации, потому посоветовал ему заткнуться и принялся разгребать завал сам.
        Первым сообщением шла легенда Магхат-Трогтара, которую я уже слышал. Два подгорных князя, от светлых гномов и темных дворфов, решили сбросить оковы извечной ненависти и построить свой новый город. На коренном диалекте его название и было аналогом Великого Новгорода. И даже законы и правила там были очень похожими. Как и взаимоотношения местных жителей.
        К удивлению остальных рас у них это получилось и, более того, они при этом значительно усилились. Остальным это не понравилось, включая богов и, в итоге, был объявлен крестовый поход, дабы проучить тех, кто решил жить в мире и терпимости, а не резать глотки и обвинять всех вокруг в своих неудачах. Город задавили всем миром, но остановится не смогли и продолжили извечную резню под довольный хохот богов, для которых каждая смерть словно глоток вина. Вышла грандиозная божественная пьянка, но князья города отреклись от предавших их богов и призвали в этот мир Безымянных. Сам город и его окрестности стал зоной, в которой больше нет власти старых богов. Город покорился новым Владыкам, а все, кто здесь погиб, так и не обрели посмертие, оставшись призрачными духами или наоборот бездушными ходячими трупами. Это их новая судьба и расплата за бездействие.
        Теоретически считалось, что этот инстанс можно вычистить, потому как духи и зомби при смерти получали те же штрафы, что и игроки. И потому от каждой смерти слабеют и со временем умрут окончательно. Но вот на практике они же и получали опыт от убийства игроков. А по сложности этот инстанс считался одним из самых-самых хардкорных из доступных с тридцатого уровня. Были и более жёсткие данжи, но там и вход от ста-сто пятьдесят плюс. Здесь же каждый мог испытать удачу.
        Остальные сообщения были куда менее радужными. Так как эта зона была вне власти богов, у меня отключились все плюшки от жречества в пантеоне Похвиста. Пропал доступ к благодати и стали неактивными все божественные заклинания, что давались в награду за прохождения квеста Наследника, а бар маны просел на две трети. Радовало то, что я успел нахвататься серых заклинаний у вампиров и приоделся в шмот, что повышает мои характеристики как бойца-ассасина. Даже оружие, пара клинков крови, очень к месту. К тому же все серые заклинания и навыки поднялись на треть и на треть же будут быстрее развиваться.
        Определённой изначальной цели в этом инстансе нет и можно найти квесты на каждом шагу, которые в этой локации и можно выполнить, а так же здесь есть входы в Чистилище и уже оттуда в Инферно и Эдем.
        Так же мне как лидеру группы обещали неприятности в виде двадцатипроцентного увеличения сложности всех квестов и врагов из-за участия в моей группе серых НПС.
        Я оглядел свое воинство и хмыкнул. Тут и неприятности не нужны. Без них весело.
        С Дрейком все более-менее понятно. Такой же сумасбродный старик, как и я, в том же вампирском прикиде и с аурой ненависти в запасе. Он сбросил иллюзию обычного человека и теперь щеголял синими рельефными венами на бледном лице и антрацитовыми глазами без белка. Жуткое, но в чем-то даже эстетичное зрелище. Но, по сути, та ещё заноза в заднице, хоть я уже и привык к нему.
        А вот остальные не радовали. Тиус фор Даг был Стражем Дома и имел немало сил, но теперь стал изгнанником и что это добавило, а что порезало, нужно будет понять в процессе игры. Сам он стал намного молчаливей, чем был, хотя вампиры и в обычном состоянии не слишком велеречивы. Они выглядят как модельные мальчишки и девчонки с манерами аристократа и надменными лицами. При этом в этике и надменности могут потягаться с эльфами, но благородство и воинскую честь ценят превыше всего. А ещё они всегда одеты с иголочки и выглядят идеально, хоть сейчас на бал в высшем обществе. Тиус же стал слегка потрёпанным и помятым, словно неделю бухал без всякой меры. Вид имел болезненный, а в глазах время от времени мелькала искра безумия. Даже его движения иногда становились ломаными и дёрганными, что вызывало ассоциацию с сумасшествием. Жутковатое зрелище. Словно бешеный пёс под транквилизаторами. В любой момент их действие закончится и что будет дальше, не предскажет даже Ванга.
        Звенящий Ручеек во многом походила на Тиуса. Если раньше она вполне соответствовала своему имени, постоянно щебеча и двигаясь, создавая ощущение бурлящей молодости и переполненности энергией сильного и здорового тела, то сейчас она стала лишь бледной тенью себя. Больше отмалчивалась и на вопросы отвечала скупо, а иногда даже зло. В ее глазах часто мелькали едва сдерживаемые приступы ярости берсеркера, что пугали не меньше болезненного вида вампира-изгнанника.
        И вот с этой командой я собрался пробиться через Магхат-Трогтар, Чистилище и Инферно? Видимо, я тоже подхватил дозу психоза. Но выхода нет. Мне нужно ускоряться в прохождении квеста Наследника Последнего храма, потому как все туже сжимается ловчая сеть кланов благословлённых богами, которым этот квест и его результаты очень нужены. И то, что фанатики из Церкви и Блюстителей веры отступятся, я сильно сомневался. Не тот у них характер. Слепая вера часто скидывала этот мир в пучину ада, но все равно каждый раз находятся те, кто делают ее своей жизнью, не желая видеть ничего другого. И спорить с ними бесполезно. Они несут добро и свет на острие штыков во имя всего человечества, даже не спросив кому это надо из всего этого человечества. Точнее, они убивали тех, кто не разделял их жизнерадостную позицию всеобщего блага. Но тоже на благо. И во имя.
        И сейчас они очень хотят облагодетельствовать меня и моё окружение, дабы мы поняли, как заблуждаемся в своих суждениях.
        — Поехали!  — Коротко бросил я остальным. Настроение испортилось после потери большей части сильнейших заклинаний и вот просто руки чесались набить кому-то морду. Аура Великого Гнева Хаоса никуда не делась и послушно раскинула плащ воздуха, но уже с вкраплениями фиолетовых искр.
        — Что?  — Синхронно отозвались неписи, не поняв моего юмора.
        — Погоди, Гагарин доморощенный.  — Хохотнул рыцарь смерти.  — Ты на камень помочиться не забыл перед полётом на респ?! Во имя традиции и рационализма. Ждать твой забег из заоблачных далей нам не выгодно.
        Вот зараза. Как всегда в своём репертуаре и как всегда гораздо опытнее меня. Убил бы давно, но ведь полезный гад, хоть и вредный.
        — Рассказывай!  — Тяжело вздохнул я, смирившись с очередной саркастической лекцией потрошителя. По-моему, он этим повышал свое ЧСВ и старался компенсировать ущерб, что я нанёс ему, снеся уровни. Честно говоря, я слабо представлял такого комика во главе ордена социопатов и анархистов. Тех держать нужно было в железном кулаке, убивая за малейший писк против лидера.
        Но что бы Дрейк не рассказывал о себе, он был очень адаптивной личностью в плане психологии и игру использовал для сброса стресса и плохих мыслей. И похоже меня он использовал для того же.
        — Для начала закрепимся на точке.  — Дрейк кивнул на оплывший булыжник размером с лошадь, по которому изредка бегали искры молний и тонкие струйки тумана.
        «Алтарь отринутых» — прочитал я всплывшее окно. «Желаете закрепиться?»
        Подтверждаю. Отступать не наш метод.
        — А ты? И они?  — Я кивнул в сторону неписей.
        — Я лучше у тебя за спиной воскресну. А они не воскреснут вообще. Ликан точно. А изгнанника-вампира Дом не будет воскрешать. Не по чину ему.  — Пожал плечами потрошитель.
        — Это что они у нас одноразовые?
        — Не знаю. С Изгнанниками все непросто. Редкий вид неписей. Да и локация необычная. Что тут отчебучит ЦИ с их тушками, не могу предсказать. Но да. Их лучше оберегать. Не ровен час они превратятся из помощников в геморрой группы, став нашими призраками-преследователями. И такое может быть.
        — Черт!  — Выругался я. Терять этих двоих мне совсем не хотелось. С одной стороны я понимал, что это лишь картинки, имитирующие поведение живых людей. С другой, имитировали они очень качественно. Да и сам человек, существо, что часто привязывается к обычным вещам. Знаю многих людей кто даёт имена своим машинам или куклам. А уж последнее время привязанность к домашним искинам стала головной болью для психологов всех мастей.
        — А что с тобой будет, если я воскресну возле камня?
        — Упаду рядом, но уже без зоны защиты.
        — А в роще? Что было бы там?
        — То же самое. Воскрес бы рядом с рощей и без защиты. Потому такой способ не слишком популярен, если не сказать больше. Это только на первый взгляд удобно. А вот когда поймают носителя, тут и задница всем. А поймать такого хитрого всегда есть десятки способов. Это просто мне нечего уже терять. Да и в Роще меня ждёт такое, что Ад покажется Раем. Вот и избегаю.
        — Так камень вроде вне компетенции богов.
        — Да, но он работает только в инстансе. Выйдем, я сразу же при первой смерти отлечу в ближайшую рощу, где мне сделают очень неприятную процедуру извлечения гланд через чёрную дверь. Так что быть у тебя за пазухой куда надёжнее. И тебя не потеряю, а то ты без меня как слепой щенок, и в лапы начальства не попаду. Не люблю ковры и потёртости на коленках.  — Хохотнул Дрейк.
        Вот засранец. Но надо признать полезный засранец. Без него бы мой путь был бы куда более сложным и тернистым. Даже его чёрный юмор вполне окупается.
        Магхат-Трогтар внушал. Атмосфера не навевала чистое зло и ужас. Скорее все было похоже на старика, что уже давно отжил свой срок, но почему-то держался за жизнь. Коридоры у входа были обычными пещерными ходами кое-где стёсанными для удобства путника, но как-то небрежно. Чем дальше, тем больше появлялось следов аккуратного и рачительного отношения к дороге и окружающему пейзажу. Но при этом ощущения смертельной болезни только усиливались. Чернобыльская Зона отчуждения, вот какие возникали ассоциации. Все брошено впопыхах и различные мелкие детали только усугубляют атмосферу. Гнилые строительные леса и ржавый инструмент вперемешку с костями и черепами. Незаконченная резьба указательного знака на пещерной развилке или брошенная на половине тёсанная дорога в очередном коридоре.
        И это только внешние признаки, что бросались в глаза. Все остальное диктовалось на уровне ощущений и подсознания. По коридорам разносилось едва воспринимаемое ухом эхо вздохов, стонов и подвываний, да и казалось, что сама земля вибрирует тревожным гулом ожидания и боли. Вдоль стен проносились разноцветные молнии, что угасали на лету, распадаясь тающими искрами. Иногда с тяжёлым вздохом взрывались дымные серые султаны, что опадали на пол серой дымкой и оставляли после себя быстро тающий иней. А ещё были болотные огни, тусклые, болезненного вида светлячки, что звали за собой. Из боковых коридоров подвывали и гремели цепями, в лицо бил то жар адского пламени с запахом тухлых яиц, то могильный холод с привкусом железа, крови и тлена. И все это за полсотни шагов от входа.
        На первых жителей этого места мы нарвались, едва пройдя сотню метров, и вздрагивая через каждый шаг. Даже Дрейк. Он хорохорился, но по всем признакам чувствовал себя неуютно. Он самое слабое звено цепи, как бы не гремел остальным железом. И гад, пистоли так и не вернул. И на намёки, угрозы и даже подзатыльники не реагировал. Ему все как с гуся вода.
        Мёртвый пак местных жителей вынырнул ожидаемо неожиданно. Дорогу в узком тоннеле перекрыли три мертвеца в ржавых доспехах и с таким же оружием. Даже стало слегка смешно. Люди-воины. Один из них возможно бывший танк. Тридцатый уровень максимум и сами едва держатся на лоскутках кожи и магии. А вот группа поддержки из двух злобных духов-эльфов доставили проблем. Каждый из них обладал бешеной, по человеческим меркам, скоростью и мог растворятся в стене, рассыпаясь султанами дыма. При этом уже буквально через пару секунд он выныривал за спиной из стены стрелял почти в упор столь же пакостной призрачной стрелой и снова растворялся в плоти проклятого города. Хорошее начало. И минуты не прошло, а мы уже в красной зоне. Меня спасла только аура, да и рыцаря смерти тоже. Пришлось телами прикрывать неписей, ловя собой дымчатые стрелы. Я уже думал нам конец, потому как мертвяков мы снесли, даже не заметив, а вот с духами не успевали. Все наши атаки уходили в пустоту. И приходилось держать урон, не давая выбить одноразовых неписей.
        Но тут нас удивили спутники. Оба в одно мгновение подёрнулись алой аурой и, сбив нас с ног, ринулись в атаку. На моих глазах Тиус поймал призрачного эльфа за лодыжку погрузив руку в камень. Тот верещал и извивался, а Тиус рвал его дымчатую плоть руками. Обрывки тумана летели словно капли крови и куски плоти, растворяясь уже через метр.
        Ручеёк обернулась волчицей и на мгновение замерла. Ее болезненного вида шерсть с подпалинами и язвами вдруг вздыбилась и девушка рванулась по пустому коридору. Но в конце ее бега из стены вылетел дух эльфа, который тут же застрял в зубах волчицы. Та стала бешено вращать лобастой мордой, таская жертву словно тряпичную куклу, при этом часто помогая себе передними лапами и выбивая снопы тумана из своей добычи.
        Мы с Дрейком замерли, не зная кого атаковать. Наши ауры искрились во тьме антрацитом и молниями, но ранить своих было куда опаснее, чем помочь. Их вид говорил, что только зацепи и получишь вместо союзника смертельного врага. Приплыли. Как бы я не оседлал лошадь, которая мне не по мастерству укрощения строптивых. А я-то ведь не робкого десятка.
        Как любой армеец, я знаю, что такое полоса препятствий и как она выматывает и тело, и душу. Длинна у них разнится, но суть одна. Подарить незабываемые впечатления проходящему для того, чтобы истинный бой на выживание ему показался лёгкой прогулкой. Там применяли любые техники психологического внушения от грязи и влаги в трусах до огня ожогов глубоких порезов от колючки и настоящих пуль, визжащих в сантиметрах над твоим затылком.
        Все это показалось детским лепетом по сравнению с этими тремя сотнями шагов. Инстанс давил на психику на всех уровнях и чувствах. Звуки, запахи, фантомы. Все выматывало душу и казалось разъедало ее изнутри. Это не игра. Это симулятор выживания для мазохистов и прочих неуравновешенных.
        Всего два пака врагов по пять фрагов. Но впечатлений столько, сколько я не испытывал за всю игру. Зомби стали выше уровнем, а вот призраки обмельчали. Но легче от этого не стало. Зомби стали умнее. А ещё они воняли так, что тянуло блевать. И они ныли.
        Ненавижу нытиков. У них всегда кто-то другой виноват. И эти ныли в этой же тональности, внушая образы обиды. Не убивай! Я на войну пошёл, потому что мне приказал староста! Я не виновен! И чувство раскаяния обиды, отчаяния и ржавый клинок, что метит в печень. Затем эманации злобы, ведь не попал. И снова кружится карусель жалости к себе и беспричинной злобы ко всем живым. Ведь они все недостойны жить, потому как ничтожный рядовой пешка в руках богов и князей сдохла и хочет отомстить всем, что внушают ему другое. Что можно жить иначе. Своим умом. И отвечать за свои поступки.
        Но пешек это только больше бесит. Вгоняя в ярость берсеркера. А нам с Дрейком пришлось все это принимать на себя, потому что наши спутники потухли и больше не реагировали на опасность. Точнее реагировали, но на уровне нубов-перводневок. Минимальный набор действий на выживание.
        — Перекур!  — Выдохнул потрошитель и упал на перекрёстке пещер. В его центре имелся знак похожий на тот, что я наблюдал на камне воскрешения. Немного не такой и похож на гибрид иероглифа и скандинавской руны.
        — Что здесь?  — Я устало упал рядом. Этому мужику с кучей тараканов я доверял. И если он упал на пол и изобразил звезду на отдыхе, то значит можно. Опыт, который не пропьёшь. Кстати странно, что он не пытался, учитывая его судьбу.
        Я вдруг понял что устал. Не от данжа, а от игры. От всей этой глупости, что наблюдал месяцами. В чем смысл? Да, игра даёт многое. Новые ощущения и горизонты. Новые вершины. Но все это так же иллюзорно, как и реальная жизнь.
        Те же боги с их всевластием. Даже с новыми технологиями они не убегут от сути вселенной. От смерти. И через время их капиталы и связи перестанут существовать. Их по частям растянут, подобно шакалам, их замы и соратники, что ещё вчера лизали им зад. И останется у них лишь то, что они смогут забрать с собой в другой мир. Если он есть.
        И самое забавное, что бомж Вася имеет те же чувства и эмоции, что и Великий Император Попиратель Вселенной. И пусть последний трахает Мисс Вселенную с Глазами Которым Покоряется Луна для бомжа Васи бомжиха Валя ничуть не хуже, особенно под допингом. А физиология тела всех уровняет. Черт! Не туда меня несёт!
        — А ты забавный!  — Вдруг раздалось над головой.  — У тебя интересные мысли.
        — Твою мать!  — Вскинулся Дрейк хватаясь за кинжалы, но тут же спохватился и непонятно для меня всхлипнул. После чего упал на одно колено и замолк. Совсем. Вот уж не ожидал, что такое возможно.
        Я же взглянул на девчонку. Да. Хороший образ даже как-то тоскливо отметил я. Есть у меня слабость к дриадам и эльфийкам. Пусть эта и значительно отличалась от ранее виденного. Если дриады были не просто светлыми, а лучащимися светом даже во тьме, то эта выглядела даже в чем-то серо. Бутылочного цвета глаза и столь же тёмные, с зеленоватым отливом, волосы. Красивая, как и все в игре. Но эта идеальная красота быстро приелась и в сравнении с ней Эльмиэль была богиней. Потому что была настоящей. Она и без того была красивой, но явно не нарисованной. С мелкими огрехами, присущими живым людям.
        Я демонстративно встал, отряхнул штанины и столь же демонстративно-удивлённо кинул взгляд на соратников. От Дрейка я такого не ожидал, а рыцарь смерти лишь тихо зашипел. Я разобрал в этом шипении куплеты Сектора газа.
        Да мне все равно. Я реально устал. Все вокруг смешалось. Кони, люди, неписи. Где правда? Где ложь? Это просто какой-то лабиринт отражений. Отражений нас самих. И почему я должен бояться глянуть своему отражению в лицо?
        Да, по сути, тут одни кривые зеркала, но отражают они только нас. Наши грехи, желания, слабости.
        Мы долго мерились взглядами со странной дриадой. Я откровенно хотел ее послать по эротическому маршруту. Уж больно ее взгляд был жалостлив. Одно дело жалеть неписей, но на подкорке осознавать, что ты венец вселенной и другое — видеть как машина и ее аватар жалеет тебя.
        А насколько унизительно опуститься до переругивания с пылесосом? Нет, я конечно как и все из нас, обзывал заглючивший коммуникатор нехорошими словами, а уж последний «виндоус» и его разрабы икали всей семьёй. Но сейчас я смотрел в глаза машине и она смотрела в мои.
        Впервые плащ гнева окутывал меня плавно, постепенно напитываясь моими эмоциями.
        Дриада смотрела столь же пристально, а потом вдруг хлопнула в ладоши.
        — Забавный! Поверим, чего стоишь!  — И тут же пропала.
        Черт! Мне уже давно не тридцать лет и весь жизненный опыт возопил тревожным набатом. Ни одна девушка так не скажет, не подготовив какую-то пакость.
        Не успел. Дриада взорвалась морозным облаком, что вопреки логике обдало меня теплом. Лизнуло по щеке вполне осязаемым язычком, дохнуло в ухо горячим дыханием живого тела.
        — Писец, да?!
        Разрабы те ещё юмористы. А уж программисты искинов вне конкуренции. Вокруг меня и взорвавшейся осколками льда дриады раскинулась Арктика. Соратники замерли глыбами льда. Зато со всех сторон полезла всякая нечисть.
        Как такое может быть? Дрейк же сказал что это зона отдыха…
        Твою мать… это зона покоя от всех кроме местных богов. Вот почему все так резко упали на корточки. Все кроме меня. Встречайте звезду шоу последний тупой герой.
        А в целом плевать.
        Все, что вылезло по велению дриады не представляло реальной угрозы, и выбивалось на раз. Это даже сначала насмешило. Но только сначала. Потом пришёл Кархин. Личный босс.
        Все та же слепая морда, которой тварь водила во все стороны в поисках меня. Чуткость и скорость у него запредельная. Если в прошлый раз я его смог утопить, то, что делать в этот раз не представляю. Все ещё и усложнилось тем, что моя команда замерла в глыбах льда и если этот босс кого-то зацепит, то может и убить. Уровень у него в этот раз семьдесят седьмой. Не так уж и много, но мне хватит по за глаза.
        Рыка я не выпуска до этого. Мне нужно прокачивать волчонка, а не раз за разом его терять. Все мои приключения в серых землях были таковы, что питомца сотрут и не заметят, и я сомневался, что в хардкорном данже будет проще. И в чем-то оказался прав. Духи в паках все время пытались выбить самого слабого в группе. И на данном этапе это был Дрейк. А ведь игрок куда сильнее равного по уровню питомца если у того нет особых абилок.
        Рык метнулся через зал пещеры в боковое ответвление и Кархин огромным прыжком устремился вслед. Я развеял волчонка, но это уже было и не нужно. Тварь с размаху врезалась в силовой купол, что окружал точку отдыха. Сила удара была такова, что он сам себе снёс четверть жизни.
        Я хмыкнул. Да это же словно избивать младенца, ещё и запертого в манеже. Мне осталось только привлечь внимание босса, разрядив в него свой дистанционный арсенал и отскочить назад за линию. Разработчики Кархина явно все очки вложили в ловкость и интуицию, а вот на интеллект им ничего не осталось, потому что тварь со всего маху влетела в другую стену барьера и снова снесла четверть жизни. Ещё два таких прыжка и он сам себя убьёт, хотя мне опыт и капает. Ведь босс то личный.
        — Твою мать!  — Выругался я, когда рядом снова появилась странная дриада.
        — Да, не хорошо как-то получилось!  — Хихикнула она в ладошку и тут же снова хлопнула.
        Вот зараза мелкая! Клинки крови врезаются в облако снежинок, в которое превратилась дриада за мгновение до этого. И серебристый перезвон задорного девичьего смеха, в котором нет и ноки обиды. Лишь шаловливость и кокетство.
        — Писец, да?!  — Снова в ухо жарко дохнули. И даже укусили за мочку.
        Но это все цветочки. Потому как после хлопка дриады из всех четырёх тоннелей, что вели в пещеру полезла всякая нечисть. Зомби, призраки, скелеты, духи. Они не могли пересечь барьер зоны отдыха потому обтекали его теснясь у стен. Но их было слишком много.
        Я разрядил в трущегося рядом со мной Кархина весь свой арсенал и выругался. Мне бы тоже интеллект повысить! Все мои заклинания также ударились в барьер, не принеся монстру ни единицы урона. Зато взорвавшийся рядом фаербол снёс мне пять процентов жизни. Да уж! Похоже этот босс действительно личный.
        Но теперь не до шуток. Заклинания на откате, клинки в руках, и сложный выбор. Толпа зомби и призраков или уполовиненный в здоровье личный босс? Выбираю очевидное и с индейским кличем, подцепленным у Дрейка «ё тву ма», врезаюсь всем телом в мерзкую собакоподобную тушу Кархина.
        — Это что за панорама?  — Опешил Дрейк, едва оттаял и встал у меня за спиной.
        Я же в это время сидел напротив армии мертвецов всех рас и чинов и блаженно потягивал кофе из волшебной кружки. Эх, коньячку бы ещё туда плеснуть, но до ближайшей таверны как до Луны. Бой с Кархином вышел трудным и болезненным. Пришлось оставить все ощущения на сотне. Вытащил я бой только на клинках крови, что подрабатывали хилерами. Скорость личного босса была его основной фичей, потому пришлось сразу войти в клинч и не отпускать его до тех пор, пока он не затих под ударами клинков. То чувство боли, мерзости, брезгливости и запаха разлагающейся плоти не могло перебить ничто. Даже кофе. Настроение было такое, что уже захотелось вскрыть горло потрошителю за следующую шутку. Дрейк был далеко не дурак и видимо все понял только по одной моей позе и висящему в воздухе напряжению, потому просто сел рядом и подставил свою кружку.
        Я хмыкнул, но сыпанул ему зёрен из мешочка, что лежал у ног. Для меня это уже была седьмая чашка кофе и, наверное, не последняя. Все бафы бодрости от него уже давно за гранью откатов, но я все равно пил и смотрел на ужастик за гранью барьера.
        Дрейк присел рядом, как и я, скрестив ноги по-турецки на каменном полу. Тут нам геморрой не заработать от этого. Геморрой уже толпится вокруг зоны отдыха в огромном количестве. А два наших соратника ещё оттаивают.
        — Что тут было? Пока меня не было?  — Спустя время спросил потрошитель.
        — А ты не видел?  — Удивился я, слегка успокоившись.
        Успокоившись, но не до конца, что беспокоила Дрейка. После явления этой странной дриады и боя с Кархином со мной что-то произошло. Что-то в душе надломилось или наоборот родилось. Но в этот раз воздушный плащ ауры гнева не пропал, а так и остался нематериальной, но ощутимой волной за спиной. Странно. И пугающе. Даже меня это пугало. Хотя нет. Мне пофигу. Уже пофигу. Я просто устал.
        — Нет.  — Покачал головой рыцарь смерти.  — Меня отрубило от локации и игры, и предложили посмотреть всякое рекламное видео, пока не кончится действие божественного дебафа.
        — Божественного?! Кто эта дриада, перед которой ты колени гнул? Ты же не любишь потёртости?  — Хмыкнул я.
        — Это — Лирия. Аватар Безымянной Богини. Явление не столь уж редкое в этом инстансе. Но если явилась, то по тебе призрачные локации плачут. А если правильно себя поведёшь, то и могут божественные квесты обломиться. А ты все запорол. Боги не любят строптивых.  — Даже слегка обиженно буркнул Дрейк.
        — Она, как и Похвист, из людей?  — Удивился я.
        — Нет. У них особой власти нет потому это Властителям не интересно. Ею управляет ЦИ напрямую, но не более.  — Пожал плечами потрошитель.  — Но такие мощности делают ее очень человечной. Вот и результат.
        Да уж результат впечатлял. Пересчитать мертвецов за барьером не представлялось возможным. Все это напоминало старый боевик постапа про зомби, в котором живые мертвецы ломятся сквозь решетчатую ограду. Немного портили атмосферу духи, что раз за разом разбивались серой дымкой о преграду. Но в целом тот ещё ужастик получался.
        — Хватит филонить!  — Пора за работу.  — Я встал и расправил плечи, почувствовав новый плащ за спиной. Ручеёк и Тиус тоже оттаяли и стояли за спиной.
        Я жестом, так любимым Кроком Могучим, скрежетнул лезвиями клинков крови друг о друга. Предстоит знатная бойня, но это снова словно отобрать у младенца конфетку. Излишне просто. А значит стоит ожидать сумасбродную дриаду. И в этот раз я точно всажу ей в печень клинок.
        Черт что со мной происходит?! Когда я стал таким?!

        Глава 2

        Фарм. Давно я не занимался столь тупым и монотонным трудом в игре. Да по сути после яслей как-то и не приходилось так прокачивать своего персонажа. Все время куда-то или от кого-то бегу. Кому-то что-то должен, или думаю, как бы не влезть в новые долги. А сейчас даже душа отдыхает и можно посмотреть ужастик с эффектом присутствия. Этот ужастик скребся когтями по тонкой, но непреодолимой плёнке барьера места отдыха. Подвывал разными загробными голосами, звенел цепями и жутко вонял. Последнее огромный минус эффекта присутствия. Хотя, наверное, бы было странно, если бы ожившие трупы пахли ландышами. Это бы просто порвало все шаблоны.
        Мы с Дрейком уже откровенно зае… устали, от этого зомби-апокалипсиса в миниатюре. И самое смешное, что фарм был откровенно бессмысленным. Груда ржавого лута со всяким хламом вроде костей черепов обрывков свитков в центре лагеря росла, но толку от неё совсем не было. Низкоуровневый хлам и не более. Вся эта гора мечта нуба, только что выползшего из песочницы. Мы даже уровни не подняли, потому как на одного моба нашего уровня приходился десяток совсем смешных фрагов, которые убивались о наши тушки сами. В этом случае система нас не слишком штрафовала, ведь моб убился сам, но порой под руку попадали и такие фраги и тогда опыт уходил в минус.
        Мой скил мата возрос на несколько порядков и Лирия в нем занимала место наравне с гулящими женщинами и северным пушистым хищником, из которого так любят шубы гулящие и не только женщины.
        Градус раздражения рос так, что плащ гнева не пропал с моих плеч ни разу. Даже когда я спал. Наши неписи вяло реагировали на происходящее вокруг, лишь пару раз в день обретая сиюминутную активность, но при этом они походили на косу смерти. А потом снова унылые и апатичные рожици у маленького вечного костерка.
        Мобы из ходячих мертвецов и призраков облепили купол и скреблись, скреблись, скреблись… Выматывая нервы и казалось конца им не будет. Начало атаки у нас было стандартным и уже сотню раз отработанным. Я с разбегу и со щитом воздуха таряню толпу очищая нам место. Сквозь барьер заклятия не проходили ни в одну из сторон. На моих плечах в это пространство врывался потрошитель и иногда наши неписи.
        Дальше начиналось пиршество боли и смерти. Мы с Дрейком искали самых жирных мобов, игнорируя остальных. Те сами убивались. Даже смешно иногда, когда защита одежды срабатывает отбивая меч зомби и тот рикошетом рубит на две половинки соседа или у него отпадает рука. Случайный толчок плечом и они валятся как домино, обдавая меня смрадом и отрицательным опытом. Но все же даже эти нубо-мобы наносили урон и делали больно. Слабый удар ржавого меча не пробивал даже тряпичный сюртук, но синяк оставлял как и боль от удара. А когда тебя месят два десятка таких уродцев трудно не озвереть.
        За сутки мы уже трижды пытались пробиться сквозь это море плоти и призраков и трижды едва не слились. Даже единичка урона после каждого удара это много, если предстоит пробить путь сквозь море мертвецов. А ведь ещё есть криты и призраки со своими абилками. И десятки мертвяков нашего уровня, а порой и серьёзно выше.
        Четыре таких урода почти трёхметрового роста стояли в проходах. То ли орки, то ли бывшие паладины. Везде разные, но даже отсюда видно, что жутко массивные и опасные. Пока мы будем их ковырять, нас мелочь просто поглотит волной.
        Прошло двое суток, а мы все так же не могли сдвинутся с места. Регулярно выходили в поле, но лишь от скуки. После похода по горам я усвоил урок и теперь не самую маленькую часть мой сумки занимал провиант. Дрейк как опытный игрок от меня не отставал, так что мы можем тут сидеть месяц, а то и больше. Но надо ли оно нам?
        Когда потрошитель вернулся в очередной раз из реала и едва открыл рот с озабоченным видом, мне пришло системное сообщений, после которого свой скил мата я прокачал ещё на порядок.
        ВНИМАНИЕ! НА ВАС ОПУСТИЛСЯ «ПОЛОГ ЛИРИИ». ТОЧКА ВОСКРЕШЕНИЯ ОТНЫНЕ ТОЛЬКО НА ЗОНАХ ОТДЫХА. НА ВАС ОПУСТИЛОСЬ «БЛАГОСЛОВЕНИЕ ЛИРИИ», ВСЕ ВАШИ СОРАТНИКИ ВОСКРЕСАЮТ НА ВАШЕЙ ТОЧКЕ ВОСКРЕШЕНИЯ. РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ НА НПС.
        Похоже, что-то такое пришло и рыцарю смерти, потому как уже открыв рот, он стал хватать воздух, словно рыба выброшенная на берег. После чего выдохнул такое, что я понял, что по скилу матерщинник даже Шнуров нуб по сравнению с Дрейком.
        — Что это значит?
        — Попали мы, Арт! В полную жо…
        — Это я понял уже по сообщению. Не понял, какого хрена происходит.
        — Я тут кое с кем из старой жизни пообщался. Мы похоже случайно выполнили часть условий для очень жирного, но геморройного квеста. При этом настолько геморройного что-то него бегут все даже клановые бойцы. Хотя я не совсем пойму, в чем мы так провинились. Тёмный и светлый в группе и в этом данже вполне себе нормальная ситуация. Два серых непися уже куда хуже и для системы интереснее. Но этого мало. У других так уже было.
        — Дрейк, я ничего не понял!
        — Так. Спокойно!  — Потрошитель протянул ладонь вперёд и отдышался.  — Тут все не так просто. Инстанс хардкорный, но есть и нюансы. Чем интереснее команда, что вошла в неё, тем веселее будет прохождение. Я-то это знал с самого начала и не ждал лёгких путей для нас. Но сейчас система врубила максимум. И твой Наследник тут не пляшет. Не в этом дело. А вот в чем, я сам понять не могу. Слишком много переменных в этом уравнении.
        — Так, давай, по новой рассказывай, что это за сучка в образе дриады?  — Я выдохнул, подражая Дрейку и постарался унять раздражение и гнев. То, что Лирия один из аватаров богини боли, ныне называемой Безымянной, потрошитель уже рассказал, как и то, что это игровое божество, не имеющее ничего общего с настоящими богами игры. Но почему она так взъелась на нас, я не понял да, и рыцарь смерти тоже внятно объяснить не мог. В какой-то мере ЦИ что управлял всеми мобами имел доступ к общим мыслям и настроениям игроков. Шпионскую программу из него не сделать, но он давно уже заменил полиграф, так что этот подход в игре никого не пугал. Мысли человека излишне сложны, чтобы их можно было филигранно считывать. Получалось что-то очень блеклое и мало внятное, так что даже в суде они считались спорным косвенным доказательством. Но вот по игре и установке сложности квеста или локации определённому игроку это здорово помогало, так что клиент был всегда доволен. Даже если он, как и я сейчас, скрипит зубами. Как говорил Достоевский: человек несчастлив, потому что он не знает, что он счастлив. Так и здесь. Меня
задолбали все эти интриги за спиной и реверансы в лицо. Хотелось простой банальной драки и я ее получил. Но снова начались непонятные явления и нас снова вкинули в квест, от которого невозможно отказаться. А это уже начинает напрягать.
        Лирия хочет от нас чего-то своего и принуждает к этому, а я уже подумываю как бы вспороть ее цифровую тушку от паха до затылка. И этот маниакальное стремление меня пугает больше, чем все мертвяки обеих реальностей.
        — Как я уже и говорил эта дриада одна из самых капризных ипостасей Безымянной. Так что у нас проблемы.  — Хмыкнул Дрейк и окинул взглядом море мертвецов, что бушевало вокруг нас. Тоже мне Америку открыл! Колумб недоделанный! Спокойно! Спокойно!
        Вдруг в стороне одного из входов стало что-то происходить. Бурление там усилилось, а главное этот проход вёл к точке воскрешения и выходу.
        — За мной! Все!  — Принял решение я и окутавшись полной аурой и выставив щит воздуха, таранным ударом снёс десяток мертвецов. Дрейк чертыхнулся, но ринулся следом. Изгнанники в этот раз отреагировали вяло, да и хрен с ними. Благословение Лирии их все равно вернёт.
        От моего удара щитом в массу мертвецы попятились, а большинство просто опало на землю, превратившись в кучки лута. Из-за спины антрацитовыми щупальцами по толпе забили сгустки ауры ненависти потрошителя. Волчий вой ударил по ушам, но и оглушил или навеял страх на десяток мобов, так что сразу же дышать стало полегче. Ручеёк иногда удивляет своими скилами, но чаще всего начинает пугать. Это уже какое-то штормовое море. Тиус тоже не слишком отставал. Мы в четыре клинка крови быстро расчистили путь. Вся их прелесть в том, что они частично восстанавливают здоровье, но вот только враг оказался из мертвецов да бестелесных духов, что очень резало эту абилку. Раз в десять точно, потому пришлось изворачиваться.
        Впереди что-то происходило и это подстёгивало меня, а уже я подстёгивал остальных. Когда матом, когда добрым словом. Но чаще всё-таки матом. И куда делась моя культура речи, выдержка? Но когда тебя постоянно лупят ржавым железом не до этикета.
        Бодрости мне прибавило то, что вдруг ржавый трёхметровый доспех впереди с жалобным вздохом обрушился на пол. Есть шанс прорваться!
        — Поднажмём!  — Заорал я и закружился как вентилятор рассекая податливую нежить лоу уровней. Остальные не сильно обрадовались моему рывку, но поддержали. Впереди кто-то тоже кромсал мертвецов и вполне успешно. Ошмётки тварей летели с той стороны, как будто их косили комбайном. Свалить мини-босса не плёвое дело, особенно при ярой поддержке свиты в тысячу юнитов.
        Две наши волны смерти и уже давно мёртвых сошлись у самого выхода из этой западни. И вот тут началось самое интересное.
        — Ты!  — Выдохнул Еремей, едва меня увидел.
        — Ты!  — Помимо воли взъярился я, хотя казалось что быть более взбешённым я уже не смогу.
        — Ты!  — Прогудел в свое ведро на голове паладин.
        — Твою мать!  — Выдал свой комментарий происходящему Дрейк и тут я его понимал как никто. Если на тесной тропинке встречаются паладин и рыцарь смерти жди беды. Это же аннигиляция в чистом виде.
        И расклад совсем печальный. Четыре на четыре и далеко не в нашу пользу пусть орк и дриада, что плелись в хвосте, далеко не топы. Пала и клерика с артефактами и топовым шмотом вполне хватало нас раскатать в блин. Да и мертвякам вокруг плевать на нас и на наши междоусобные войны с высокой колокольни. Сожрут живое мясо всех кто под руку попался.
        Дальнейшее уже вообще походило на театр абсурда.
        — Ты!  — Выдохнул орк, что стоял за спиной паладина и тут же крутанулся вокруг своей оси и со всей своей низкоуровневой дури влепил паладину в шлем-ведро. Даже звон пошёл.
        — Ты!  — Еремей протянул ко мне свой указательный палец, после чего взорвался волной света, которая раскидала мертвецов вокруг, а местами их просто испепелила. Моим соратникам тоже досталось, но тут серьёзно повезло. Основной удар на себя принял я, а мне магия света вредит с огромным резистом. Но разрабы учли физику и остальные попали в сектор тени от моей тушки, что прикрыл их от удара.
        — Да пошёл ты!  — Я даже не знаю, что я сделал, но от меня пошла волна воздуха, что в тесном проходе создала переполох. То, что ещё не раскидал Еремей, я просто сдул. Включая и его союзников. Только мои остались позади меня и их эта волна не тронула. Остальные же разлетелись как кегли в боулинге, включая мертвяков. Искра пропала из моего запаса, но что я сотворил на эмоциях не совсем и сам понимал.
        В конечном итоге вокруг на остались лишь игроки. Криста-дриада вдруг резко поднялась и попутно врезав с ноги клерику перебежала на нашу сторону. Орк-Тол задержался всего на мгновение и тоже кувырком прыгнул за мою спину. Знакомые все лица.
        Шесть-два. Хороший счёт. Это поняли и остальные. Но времени разбираться не было. Проход открыт, пора валить. Что-то в этом роде я и заорал, метнувшись к выходу. Уже на скорости понял, что не успеваю. Зазвонили мелодичные колокольчики с неким издевательским тоном. В проходе вдруг выросла стена льда, о которую я с разгону выбил почти треть жизни. Тварь! Я ударил кулаком в прозрачную стену и выбил кучу ледяного крошева, оставив на ледяной стене паутинку трещин. Но Лирию это только повеселило.
        За полупрозрачной стеной появилась симпатичная мордашка Лирии с ехидной усмешкой.
        — Не так быстро мальчики и девочки! У меня на вас всех свои планы!
        После этого дриада хлопнула в ладошки. Снова. Тварь! Но то, что я увидел сквозь мутное стекло льда, повергло меня в агрессивное уныние. В том смысле, что я понял, как по-настоящему у выглядит песец. Это меня слегка повергло в уныние. Но нежелание сдаваться этой сучке подвигло на единственное возможное действие.
        — Валим! Бегом!  — Заорал я не своим голосом и первым же ринулся к месту покоя.
        Эта сучка нас просто так не отпустит!
        Когда я продавил плёнку места отдыха, при этом размазав о барьер десяток мобов, пришлось упасть на землю. Так бодрость восстанавливалась быстрее. Рядом попадали остальные. И друзья и потенциальные враги. Все в одной куче.
        — Даже не вздумай!  — Дрейк почти в упор к лицу паладина воткнул два моих ствола. Не зря под себя их подгрёб.
        Я тупо хихикнул, когда глаза пала, которые светились белым светом в прорези шлема, вдруг велись на кончике дула, что упиралось ему прямо в лицо. Забавно вышло хоть и грозно. И засмеялся не только я. Остальные тоже скидывали напряжение в юморе. Слишком реальна эта игра и ощущения в ней. Боль очень реальна, а от того и адреналин хлещет через край. И прочие эмоции.
        Ещё мгновение и пал слегка потух глазами словно моргнул, но тут же его нога словно бросок кобры врезается в грудь потрошителя и тот отлетает на десяток метров в сторону. Это послужило детонатором событий. Одно мгновение и уже оседает вездесущая пыль, а по обе стороны костра стоят восемь игроков разных рас.
        Два святых непонятно кого, переливаются огнями света словно ёлки в новый год, но даже они понимают что попали. Остальные шесть человек зажали их дугой, а позади только мёртвые монстры и призраки. А вот с другой стороны я в плаще гнева и Дрейк со щупальцами ненависти, что голодными змеями бьют по их светлой ауре. Вампир и ликан смотрят на них из-под лобья, да и странная парочка орк-дриада не слишком благожелательны. Если не сказать хуже.
        Еремей как всегда в своём репертуаре и на всех смотрит с ненавистью истинного инквизитора, а вот паладин вполне осознает расклад сил. Его глаза светлячки постоянно метаются между целями, а меч артефакт подрагивает в руках, обдавая нас всех волнами агрессивного света.
        Патовая ситуация. И даже не в том плане, что мы не сможем выбить их из зоны отдыха. Выбьем запросто. Но обречённость на лицах врагов куда более останавливающий фактор. Даже если часть эмоций это ненависть. И уж точно у Святозара ее нет. Он просто готов к бою. Со всеми. Даже если это будет сам Сатана.
        — Стоять!  — Заорал я.  — Не сметь!
        Вовремя. Иначе бы все закончилось печально.
        Я спрятал все оружие в карманы и с поднятыми руками пошёл вперёд. Еремей осклабился и уже ринулся вперёд, когда получил увесистую оплеуху в ухо от паладина. От такого удара клерика буквально снесло в сторону и он смешно взбрыкнул ногами при этом. Забавно. Вот только паладин сверкал глазами из-под шлема, а в его руках мерцал Карающий перст. Тут даже не нужны особые навыки. Его топорный меч угрожающе гудел и буквально тянулся к нам. Про его яркую ауру я вообще молчу. Она слепила и замедляла даже меня, светлого мага.
        Я посмотрел в глаза паладина и вдруг меня прошибла интуиция.
        — Мы с тобой одной крови!  — Я зашипел подражая старому мультяшному персонажу.
        Светлый рыцарь вдруг замер и спустя долгие мгновения ответил.
        — Ты и я!  — После чего воткнул свой страшный меч в землю.
        — Ты чего, Святозар! Иерархи…  — взвыл Еремей, но захлебнулся. Тяжёлая латная перчатка, встретившись с его лицом, оборвала вопль, заменив его тяжёлым всхлипом.
        Семь-один. Осталось выбраться из этой задницы, куда мы, сами того не зная, угодили. А команда подобралась очень непростая и что-то мне подсказывает, что даже отоварив Еремея этот фанатичный пал его не бросит. А в этом случае у нас одно даже не самое слабое звено. Это звено наша погибель.
        — Вот чего вы прицепились к нам?  — Спросил я пала, который пялился на нас своими светящимися глазами.
        — У меня задание. Убить тебя как можно больше раз.  — Прогудел тот.
        — И, наверное, вот этим ломом.  — Я кивнул на меч.  — Тогда зачем ты своего дружка отоварил в ухо?
        Этого я действительно не понимал. Ну да, пусть он и выше уровнем, но нас больше. А игра не позволяет безнаказанно издеваться топам над нубами. Нельзя просто стоять под стрелами и заклинаниями слабых игроков. Урон будет очень мал и часть его будет резистить, но он все равно будет. Плюс криты. А ещё мы все зажаты на точке респа и для пала это самый идеальный вариант. Бери и бей. А там как карта ляжет.
        — Это сюжетный квест. «Друзья-враги». Пройдём его и потом сочтёмся.
        — А ведь он прав!  — Ударил себя по ляжкам Дрейк.  — А я-то думал в чем прикол. Лирия просто мозг морочит. А она просто загоняла нас всех в одно место. Интересно, что она в этот раз замутит.
        Я тяжело вздохнул. Ну вот, опять! Едва мне кажется, что все стало просто и понятно, игра поворачивается ко мне очередной задницей. Как будто мне мало божественного квеста, личного босса и личного клоуна, пусть и очень опытного и продуманного клоуна.
        — Рассказывай. Что за сюжетный квест.  — С кислой миной спросил я, ожидая очередных насмешек от рыцаря смерти.
        — Да все просто. Это что-то вроде фильма, в котором участвуют обычные игроки. При этом он выпадает на самые интересные команды игроков. «Друзья-враги» это когда квест падает на настоящих врагов, заставляя их делать одно дело сообща. Выходит забавный коктейль, где все ждут от всех удара в спину, но вынуждены действовать вместе.
        — И что тут такого сложного. Загоняешь сюда пала и рыцаря смерти, вот тебе и сюжетный квест.  — Удивился я.
        — Этого мало. Тут нужна настоящая ненависть или злость, которую считает искин. И ярое нежелание работать вместе.
        — Идиотизм какой-то. Ну, взять и отказаться от него. Послать эту сучку на Сахалин в позе богомола.  — Возмутился я.
        — Не выйдет. Сам посмотри.  — Дрейк кивнул на живые трупы вокруг нас.  — Посидишь в такой компании недельку-две и крышу сорвёт. Можно конечно поубивать друг друга, ведь все теперь привязаны к этому месту. Даже я. Но это ничего не решит. Только усложнит и добавит остроты сюжету. После драки и потери уровней будет только сложнее. А дальше все равно или брать квест или на рерол идти.
        — Обалдеть. Некоторые в персов по миллиону золотых ввалили, особенно из топов. Да и кучу времени убили, столько боли стерпели и попасть в такую задницу… как корпорация на исках не обанкротилась.
        — А никто не подаёт. Смысла нет. Адвокаты тебе сразу скажут, что это бесперспективно. Есть квест с наградой, как игровой, так и славой в сети, если сюжет выйдет интересным. Есть способы его прохождения. То, что ты там кого-то ненавидишь это твои проблемы, а не корпорации или ЦИ, который этот квест тебе зарядил. Все. Дела нет, суда не будет. Иск не примут уже на начальной стадии. А если все же у тебя не хватит ума, но хватит упорства, ты его проиграешь. Они представят это как социальную программу по примирению людей. В итоге выйдет, что корпорация белая и пушистая, а ты злой и меркантильный идиот.
        Так что или сиди тут, пока не свихнёшься или затирай перса.
        — Он, кстати, это понял сразу, потому и дал в ухо дружку.  — Дрейк кивнул на молчаливого паладина, что не вмешивался в наш диалог, но внимательно следил за нами. Орк и дриада тоже слушали с интересом и только неписи опять впали в апатию.  — Сейчас нам ослаблять друг друга нельзя. Только хуже будет. Даже после драки, если кто-то победит ему придётся тащить другого по уровням, а ты сам знаешь, как система этого не любит. И квест ей не помеха. Даже наоборот, так интереснее.
        Вдруг Дрейк как-то ехидно захихикал, что в исполнении рыцаря смерти смотрелось достаточно комично и жутковато.
        — Ири осатанеет, когда увидит этот фильм. Такое пропустить!
        — Кстати. Об этом. Я чего-то не понимаю или я действительно сатанею. У меня с головой проблемы наверное, от этой вашей игры. Уже даже Аура Гнева не проходит. Да и у тебя смотрю те же проблемы.  — Непроизвольно дёрнул плечами, где поверх первого плаща Хранителя ветров почти неощутимой волной колыхался второй плащ из воздуха. Да и аура Дрейка не проходила полностью, время от времени окутывая его темными дымными лентами.
        — Не переживай!  — Хохотнул потрошитель.  — Это нормально. Разрабы просто повёрнуты на соблюдении правил поведения и отыгрывания ролей игроками. В этом городишке царит злоба и ненависть, описанная в легенде. Вот и весь антураж и кое-какие другие наработки админов специально раздражают игроков, вешая небольшой психоз. А мы как владельцы аур уже сами по себе психованные слегка, вот и ощущаем это в полной мере.
        — А с ними что?  — Я кивнул на сидящих у вечного костра в центре круга неписей.
        — Тоже атмосфера давит. Но они же просто программы, вот и реагируют ещё болезненнее. Но сам видишь, вспышки их гнева очень даже продуктивны.  — Пожал плечами Дрейк.
        — Что делать будем?!  — Снова прогудел паладин.
        — Предлагаю для начала связать этого придурка с глазами как у сатаны.  — Хохотнул Дрейк махнув в сторону клерика. Тот уже очухался от оглушения, отполз от всех подальше и оттуда бросал злобные взгляды на всех, включая своего напарника. Но даже он понимал, что счёт не в его пользу. Вот только настроение у него от этого не улучшалось ни на йоту.
        — Как обычно в таких случаях, ждём Лирию. Она нас пару дней тут помаринует с желанием поссорить. Если мы за это время горло друг другу не выгрызем, она озвучит свои требования и награды за них.  — Дрейк смотрел на паладина с опаской. В этой ситуации он рисковал больше всех нас. Одна смерть и потрошитель снова десятка. А доверять церковникам у нас нет никаких резонов.
        — Хорошо. Подождём.  — Кивнул паладин и, забросив свой лом в рюкзак, первым отправился к костру. Он сел между девушкой-ликаном и вампиром в позе лотоса, скрестил ладони и что-то тихо зашептал. Его глаза погасли, прикрытые веками, а монотонный шёпот слился в гул усиленный ведром-шлемом. Но было в этом речитативе что-то успокаивающее. Что-то, что противилось давящей атмосфере Магхат-Трогтара и успокаивало расшатанные нервы.
        Возможно я агностик. Возможно он фанатик и ненавидит меня. Но держался он так, что заслужил моё уважение с первых жестов и слов. И его молитва действительно успокаивала, хоть я не мог разобрать его слов.
        Само собой как-то вышло, что у костра вдруг оказались почти все и в той же позе. Даже бешеному Еремею оставили просвет, но тот упёрся рогом в камень и с видом обиженного дитяти сидел к нам спиной, таращась на беснующихся у барьера мертвецов.
        Интересно, а если бы не эта убаюкивающая молитва, смогли бы мы сдержать себя под прессингом системы. Она тонкой струйкой злости проникала в душу и требовала убивать. Убивать со всей своей яростью. Только сейчас я обратил внимание, что шкала ярости полна, хотя урон давно не идёт. И только когда я вслушиваюсь в тихий гомон паладина, она спадает. Едва-едва, но все же.
        Вот она, настоящая сила веры и духа.

        Глава 3

        Дрейк, как всегда оказался прав. Лирия появилась через два дня. Просто вдруг оказалась сидящей у костра, а в ее темных со стальным отливом глазах, плясали отблески пламени. Несмотря на мелкий размер присущий всем дриадам эта выглядела жутко опасной, особенно если учесть, что ее шаловливость прошла и осталась только аура силы и могущества.
        Эти два дня дались нам нелегко. Поначалу градус недоверия рос и даже монотонный речитатив Святозара его не сглаживал. Мы как болваны сидели в круге у костра и подозрительно зыркали друг на друга. Я доверял только Дрейку ведь неписи не в счёт. Их я воспринимал скорее как оружие. Орку и дриаде доверия тоже не было. Появились ни откуда, принесли весть от врага и о врагах. И уж слишком навязчивы. С их уровнями лезть в Магхат-Трогтар нет никаких резонов, если только нет своего интереса. И этот интерес я. Не верю я ни им, ни Альтаиру.
        Святозар смирился, как истинный воин с тем, что придётся работать в связке с врагом его веры и ордена. А вот Еремею это смирение никак не давалось. И сквозь смиренный взгляд нет-нет, но проскакивало фанатичное пламя ненависти и злобы.
        Но так продолжаться вечно не могло. Первым это надоело Дрейку. Он потянулся всем телом, зевнул и, подмигнув мне, вышел в реал. Мне туда идти не за чем, потому я подумал, чем бы себя занять. Разгребать этот ужастик, что творился вокруг, было лень, бессмысленно и расточительно по опыту. А вот заняться качем профы благое дело. Раньше у меня было время, например, на «Ветре перемен», но не хватало ингредиентов. Потом уже цейтнот поглотил меня и все время было не до спокойного крафта. Сейчас же выпал идеальный случай. С мертвецов валилось все, что угодно. Помимо войск, что пришли штурмовать подгорный город, было тут и куча обычного народу, что жил здесь. Они ненавидели всех и светлых, и темных, и серых, но при этом все же оставались мирными крафтерами. Из мобов очень редко валились свитки готовых заклинаний или рецептов и даже если падали, то только из толстых боссов. А вот чистые листы пергамента можно было найти, как и всякую мелочь, вроде мешочков с порошком или фиалов с вытяжками. Впрочем, и с самих мертвецов можно много чего вытянуть, да и многое оружие и доспехи были зачарованы. Все это конечно
трешевый лут, но и я далеко не Снорг с его заоблачными уровнями профессий. Для меня и такой лут сгодится.
        Первым делом я перелопатил все зачарованное и после сотни попыток и вещей, что превратились в бесполезный мусор, открыл навык зачарования. Слабый и, по сути, ничего не дающий, но все в хозяйстве пригодится. Зачаровать шмот на себя или снять привязку можно после десятого ранга до которого нужно долго ползти с потом на лице, но я упорный. Было бы время, а все остальное приложится. Мне не привыкать.
        С личной комнатой у меня с самого начала игры не складывалось потому почти все, что имел, таскал с собой, включая набор алхимика. Когда Эль подарила мне крафтовую сумку со снижением веса, это перестало быть серьёзной проблемой. Ведь я по характеру минималист и не люблю зависеть от вещей. Всегда обходился необходимым минимумом.
        Дрейк приходил и уходил, не отвлекая меня. Только от скуки подкалывал. Потом от той же скуки ходил крушить мертвецов и призраков, увеличивая изрядно просевшую кучу хлама. Орк и дриада бегали с ним и даже иногда я, не столько их страхуя, сколько прокачивая Рыка. Для него враги всегда находились. А вот наши светлейшие друзья-враги это занятие игнорировали. Уж больно высоки их уровни. Они в любом случае получали отрицательный опыт, что не могло не сказаться на их настроении и желании там воевать.
        И вот пришла пора расставить все точки над «и».
        Когда появилась дриада, все были в сборе и никого в реале. Что самое интересное я заметил что и Тол, и Криста, как и я были не выездными из игры. Это настораживало, но делится своими наблюдениями с кем-то ещё, даже Дрейком, я не торопился. Осведомлён, значит, вооружён.
        Мы тут же все подсели к костру, плотно сгрудившись, но оставив расстояние между нами и дриадой.
        — Вижу, вы не поубивали друг друга. Это хорошо.  — Голос этой мелочи не соответствовал ее облику. Слишком силен и давит на психику. Не громкостью или тембрами, а чем-то другим. Чем-то зловещим и первородным.  — Возможно, вы сможете пройти там, где не смогли пройти другие.
        При этом дриада буравила взглядом именно меня, но ответил Дрейк. Так мы договорились заранее. Он был самым опытным и самым бесцеремонным. Возможно, Святозар ему не уступал, хотя я в этом сомневался, но даже со своей выдержкой он не мог сказать следующей фразы, потому как у него был всего один господин — Господь Бог, и менять его в угоду цифровой программе для него не просто грех, а падение всего мира.
        — И что мы должны сделать, госпожа?  — Деловым тоном с толикой пиетета спросил рыцарь смерти.
        Та ещё недолго прессовала меня взглядом, после чего обвела им остальных.
        — Фергус и Мирдраг. Два князя и владыки этого города. Они призвали нас с мужем и дали силу. Дали жизнь. Но их поглотила ненависть ко всем, кто отнял у них их детище. Их город. Но законы Демиурга незыблемы. Серые территории это зона, где души разных рас и фракций проходят первые испытания на прочность. За сотни лет тут много скопилось душ, которым пора уйти в Эдем и Ад. Но гвардейцы князей преградили путь и заблокировали врата и в Инферно, и в Эдем. Вы должны открыть эти пути и продержаться ровно столько, сколько нужно для исхода тех, кто готов к этому.  — Дриада читала условия, монотонно и сурово вглядываясь в сполохи костра.
        — И да! Предвосхищаю ваш вопрос смертные. Вы ведь всегда мните себя самыми умными.  — С некоторым ехидством продолжила она.  — Мы Боги и можем вымести их одни мановением руки. Но за все и всегда приходится платить. Потому мне проще и дешевле нанять команду героев и не совсем героев, чтобы они выполнили эту миссию. И по тому же закону равновесия, я расплачусь с вами сполна, никого не обидев.
        При этих словах, дриада вперила свой взгляд в меня с выражением ожидания.
        На моем интерфейсе высветился табличка с условиями квеста, но я хороший ученик. И пусть ещё мне до сотого уровня далеко, но я усвоил уроки потрошителя. Да и Похвиста тоже.
        — А в чем наш интерес?  — Жёстко и даже грубо произнёс я. С неписями нужно торговаться до упора, но главное из них нужно выжимать все соки, при этом балансируя на грани. Святозар просто молчал. У него свое отношение к игре и наградам.
        Дриада снова упёрла в меня взгляд. После чего взмахнула рукой, окатив меня волной холодного воздуха.
        ВНИМАНИЕ! ВАС ОТМЕТИЛА СВОИМ КАСАНИЕМ БЕЗЫМЯННАЯ БОГИНЯ. ВСЕ БОЛЕВЫЕ ОЩУЩЕНИЯ СНИЖЕНЫ НА 30 %. СРОК ДЕЙСТВИЯ 30 СУТОК.
        Рядом изумлённо выдохнули другие, что говорило о том, что богиня коснулась и их. Только Дрейк снова витиевато выругался.
        — От того, как быстро и качественно вы выполните моё поручение, будет зависеть и награда.  — Усмехнулась дриада.
        Вот тут мне крыть было нечем и я тут же подтвердил приём квеста и второй лидер этой странной группы — Святозар тоже. Он хоть и фанатик, но не дурак.
        В этой игре боль была бичом. Но при этом отсеивала очень многих игроков. Большая часть держала стопроцентную шкалу ощущений только в безопасных зонах в городах, личных комнатах, совместных покоях при сексе, еде и прочих удовольствиях, что мог подарить виртуал. А вот в бою на сотне играли самые отмороженные. Я старался держать на 80 -90 процентах. Но большинство редко превышало планку шестидесяти. Да зрение и слух ухудшались. Да урон и экспа падали. Но зато фаербол не дарил полное ощущение паяльника на спине. Так что такая плюшка как снижение боли на 30 процентов это очень шикарная награда. Существовали спецэликсиры-анестетики, которые могли снизить боль и на 70 процентов, но работали они десятки минут и стоили безумных денег. А тут месяц игры на минус тридцать. Я даже боюсь представить суммы, которые народ готов отвалить за такое счастье.
        — Но больше от меня подарков не ждите.  — Сказала дриада, как только удовлетворённо кивнула, когда мы приняли квест.
        Она окинула взглядом нас, потом толпу мертвецов и ехидно усмехнулась.
        — Свой аванс вам придётся отработать в полной мере.  — После этих слов она снова хлопнула в ладошки и исчезла.
        Тут же потух костерок и в пещере резко потемнело. Свет остался, но тусклый от флуоресцентного мха на стенах и прочей светящейся флоры, что выполняла роль освещения в любых пещерах игрового мира. Все бы ничего, но только мне и всем пришло сообщение, что зона в радиусе семи километров проклята богиней и точки респауна не действуют. Возрождение игрока происходит на месте гибели через минуту и кокон безопасности держится всего час. А это уже не задница. Это полный слив.
        — Бегом!  — Взревел паладин как только барьер, что удерживал мертвецов спал и те утробно похрюкивая, ринулись к свежему мясу.
        Паладин включил свой щит веры и им же снёс голову ближайшему мертвецу. После чего пулемётной очередью стал диктовать команды, одновременно размахивая своим мечом.
        — Хил в центр. Тол, Криста, у него на плечах. Не дайте его задавить. Арт, со своими игрушками тыл. Дрейк назад. Наша магия тебя убьёт. Жрёшь Арта и нубов. Держись в тылу. Арт, не танкуй. Работай клинками крови. Ты хил РС, сам он не вытянет. Идём на прорыв. Потерянных воскрешает хил. Дай полную группу, лидер я.
        Я не стал противиться. С ходу понял, что пал тащит, при этом вполне адекватный командир с армейским прошлым. И за пару мгновений понял, что он понимает, что делает. Сейчас клерик надежда на то, что светлые, включая меня, выживут, или даже при смерти воскреснут. Наше с Дрейком присутствие в группе даёт почти четверть часа на откат заклинания воскрешения, при котором посмертный дебаф не ослабит перса. Орк и дриада самые слабые члены пати и будут страховать клерика. Пока пал тараном торит нам тропу, мы с потрошителем и изгнанниками идём в тылу. Я аптечка Дрейка, с которой он будет тянуть жизнь. Если Еремей может подлечить меня, то его хил на Дрейка сработает как атакующее заклинание. Как и девяносто процентов их заклинаний, что выбьют мертвецов светом. Достанется и серым неписям. Потому мы должны идти второй группой, чуть позади, чтобы минимизировать дружественный урон от радиальных площадок, которые так любят чистокровные светляки. При этом мы будем оберегать тылы и не подпускать к мягкому подбрюшью нашей группы, состоящему из нубов и клерика. Святозар сообразил это все буквально за мгновения, и я
без сожалений отдал ему первую скрипку, но вот на стволе сделал зарубку. Он слишком много знает. И о вампирских клинках, и о потрошителе, и о многих других вещах, которые говорят о серьёзной подготовке ко встрече со мной. Это немного пугало и заставляло задуматься о перспективах.
        Сейчас уже стало не до отрицательного опыта, потому мы ломанулись сквозь плотный строй мертвецов и призраков не жалея сил.
        — Дэус вульт!  — Где-то впереди взревел паладин и даже меня ослепил мощный круг света, что сорвался с его меча. Мы бежали по проторённой просеке, что создавал его кусок железа, по недоразумению названый мечем эпических масштабов, но сейчас моих откинуло ударной волной.
        Дрейк пискнул, хрюкнул и с матом отлетел в кучу потрохов в которые превратились наши преследователи. Ему досталось изрядно. Изгнанники тоже пострадали, но волну слепящего света встретили достойно. И Ручеёк, и Тиус, при громовом раскате голоса паладина упали на одно колено и руками вцепились в почву. Слепящее сияние пронеслось волной, опалив их и оставив тлеющие трещины на коже, но они не потеряли и четверти здоровья. Которое тут же восполнили. Тиус метнулся косой смерти в сторону, фаршируя остатки не сбитых мертвецов. Волчица не сильно отставала работая челюстями и лапами. А вот в меня впились тёмные щупальца рыцаря смерти, высасывая жизнь. В это раз боль была куда глуше, да и я не стоял столбом, а клинками крови уже кромсал подвернувшийся ходячий труп. Клинки крови исправно поставляли мне жизнь, а если не справлялись в ход шли исцеляющие заклятия.
        Весь наш путь превратился в филиал ада. Святозар сбил с ног мини-босса своими абилками, после чего мы всей толпой его доблестно допинали, если не сказать банально затоптали. Под аккомпанемент свиты. После этого ринулись сломя голову в коридоры подгорного города. Через пару сотен метров плотность сопротивления уменьшилась и стало посвободнее но вот резкие и неожиданные стычки возросли. И мобы там были куда серьёзнее и даже не по уровням, а по своей вредности.
        Первыми нам попались баньши, что оглушали своими криками и пока ты был в отключке, откачивали жизнь, восполняя свою. Паладин едва смог выбить их своим «дэус 220 вольт». Клерик при этом совсем слился и только мог, что скулить и тереть виски.
        Ещё метров через сто нам попались под руку ржавые доспехи. Или мы им. Тут уж как посмотреть. Но едва Святозар врезался в эту ржавую армию, сразу же отхватил. Пустые доспехи рыцарей связанные зеленоватым светом тоже были не прочь помахать кулаками и мечами и делали это очень профессионально.
        Когда тыловые части, то есть мы, добежали до места схватки там уже творился ад. Клерик истерично визжал свои молитвы, но всего лишь ослаблял и замедлял десяток ржавых доспехов, что красиво и органично разбирали пала на части. Орк и дирада сидели молча, потому, как в этой битве им нечего ловить. Криста так вообще уже потеряла всех петов. И только я берег Рыка как козырь в рукаве.
        Когда я ворвался в этот поворот и замер на мгновение, оценивая обстановку, к моим ногам подъехал Святозар, загребая за собой кучу мусора и пыли. Судя по состоянию его доспеха и здоровья, оставшаяся пятёрка призрачных рыцарей, хоть и потрёпана, но очень даже опасна. Но хуже всего, что эти относительно невысокого уровня танки поддерживались личем почти девяностого уровня. Тот стоял в глубине коридора и от него регулярно били в рыцарей ярко зелёные тонкие молнии, которые их подлечивали и даже те, кого свалил Святозар, после трёх-четырёх попаданий начинали вяло шевелится и собираться в кучу. Наш клерик пуст по мане и даже элики не исправят дело, так как он уже вылакал все, что мог и минимум минут пять будет на откате.
        Паладин тоже использовал все свои абилки по лечению. И пусть он влёт выбил половину танков, преградивших проход, вторая атака будет самоубийством и мало чем поможет остальным. Со своими тринадцатью процентами жизни он мало что успеет сделать, зато потом посмертный дебаф сделает его инвалидом на целых три часа. А этого времени у нас нет. Лирия и не подумала отзывать мертвецов, чтобы облегчить нам путь. Мы конечно оторвались от них на приличное расстояние, тем не менее они не потеряли агро и толстой гусеницей ползли за нами подвывая и голося на все лады. Были среди этой нечисти охотники, что встали на след. А приказ богини объединил их в одну социальную группу. Новые мобы, что попадались нам на бегу, быстро теряли интерес, едва мы отрывались на сотню метров, а вот остальные упорно тащились следом. По мере продвижения по туннелям города мобов становилось меньше, но они становились толще и вот мы нарвались на тех, мимо кого без боя не прорваться.
        Коридоры стали шире, но десять доспехов наполненных зелёным сиянием перекрывали коридор в одну шеренгу от стены до стены. Паладин выбил первый ряд, но и только.
        Грохнуло железо сапог, отразившись эхом в туннеле. Танки пошли вперёд. Медленные увальни, но нам отступать некуда. Позади три сотни метров коридора без ответвлений и погоня уже на плечах. Пока вернёмся, придётся схлестнуться и не факт, что эти гады не успеют ударить в спину. Нужно прорываться и кроме меня это сделать некому. Я пусть и тряпка-маг, но со своими особенностями.
        — Дрейк, стволы!  — Крикнул я. Потрошитель молча вытащил оба моих пистоля, которые уже едва дышали. Если вливать в них благодать при достаточных навыках ремонта вещей, то можно поднять десяток другой единиц прочки, чем Дрейк регулярно занимался. И я понимал, почему он упорно их не возвращал, а так же что-то химичил с пулями. Он как-никак старый пират и знает толк в пистолях. А для него такой урон в определённой ситуации прыжок на несколько уровней вверх. Что он регулярно проделывал.
        Кроме меня пробить путь было некому. Пал на регене и по откату и мане его лечит клерик, но топот рыцарей не затихает. Я ринулся вперёд. На правой руке щит воздуха, усиленный искрой, в левой — обычный двуствольный пистоль. С разгону прыгаю на центральный доспех, целясь двумя ногами в грудь и, в момент касания, стреляю в прорезь забрала. Танки медлительные, но толстые. Так просто его не убить но даже мертвецы получают криты и оглушения и подчиняются законам физики.
        Доспех повторяет подвиг Святозара и отлетает от меня на несколько метров, зато мне прилетает сразу два меча, чудом не раскроив голову. Появившийся Рык по моей команде вешается на правой руке одного из мертвецов что дает мне пару секунд форы. Второй меч на щит и сразу снова в бег. Не успеваю среагировать на молнию от лича, и в грудь влетает зелёный разряд. Минус треть здоровья и неприятные ощущения как от удара током.
        Лич что-то пророкотал замогильным голосом и видимо начал читать что-то очень убойное, раз столь длинный каст пошёл. Сбиваю его каст фаерболом. Не попал, но лич вынужден отскочить. Он стоит шагах в тридцати. Это четыре секунды. Два вздоха и я уже рядом. Ещё раз молния, но в этот раз уже я кувырком ухожу в сторону. Теперь я рядом. Выстрел в упор из элитного пистоля. Лич отлетает на пару метров. Тьма под капюшоном драного плаща с двумя ярко-зелёными глазами приняла в себя две зачарованные пули. Но тот быстро встаёт.
        Половина жизни. Уже неплохо. Рывком вхожу в клинч с клинками крови. Роги всегда были убийцами магов. И пусть я и не то, и не то, в чистом виде, но для игроков одиночек двойная специализация уже давно стала обыденностью. Узкоспециализированые персы хороши для командной игры, но вот в одиночных боях при прямых руках и грамотной тактике такой недо-маг недо-ассасин все же лучше. Пусть мне лича ковырять в два раза дольше, пусть его урон тащат танки-рыцари. Быстрые удары клинками крови не дают ему применить серьёзные абилки, а быстрый каст не наносит серьёзного урона, при этом в клинче тяжело попасть в подвижную мишень, что танцует вокруг по всем правилам рукопашной схватки с постоянными нырками и выходами за спину. И даже когда круговой удар зелёным радиоактивным светом сносит мне два десятка процентов жизни, я тут же успеваю их вернуть вампиризмом клинков.
        Краем глаза вижу как два рыцаря ринулись на помощь личу, но тем самым только сделали хуже. Святозар уже на сорока процентах и по откату выбивает один из доспехов таранным ударом и парой скилов паладина. Клерик тоже успел восстановить часть маны. А уж что творят Тиус и Ручеёк, которые буквально на моих плечах ворвались в разрушенное построение, не предать словами.
        Ещё минута и уже вся наша группа пинает последнего рыцаря. Ещё десяток секунд и лича разбирают в десять рук. Все что ему осталось, это заунывно взвыть и опасть кучей костей. Времени нет, потому быстро сметаем выпавший лут, ведь уровни у мобов вполне себе ничего для большинства членов команды и снова устремляемся вперёд. Гомон толпы преследователей уже близко. Метров двести если не меньше. И не факт что злобная сучка Лирия не добавит в этот паровоз всех тех, кого мы благополучно проскочили.
        Нет, с этой погоней однозначно придётся разбираться, но не в условиях когда воскрешение происходит на месте гибели. Главное добраться до рабочей зоны отдыха и уже там будем думать что делать.
        — Арт, верни волыны.  — Протянул лапищи рыцарь смерти.
        — Ты охренел?!  — Возмутился я такой постановке вопроса. Мои же стволы. За кровные куплены. Ну, пусть не все, но заработаны честно и с трудом. А тут такая подача. Мол, верни на родину, что взял попользоваться.
        — Да не выделывайся! Сам знаешь, что они мне нужнее, чем тебе.  — Поморщился потрошитель.  — А мы в одной лодке. Чем я сильнее, тем тебе лучше.
        Я молча отдал Дрейку оружие. Тут он прав и крыть нечем, но все равно обидно. Хоть бы спасибо сказал, гад.
        Дальше снова бег по узким тоннелям, перемежающихся с огромными, вырубленными в скалах, жилыми районами. И везде мобы. Десятки а иногда сотни. Дриада, как самый слабый член группы тянула нас на дно. Но теперь мы повязаны и вынуждены ее оберегать как часть команды. Из-за ее слабой выносливости ещё дважды пришлось схлестнутся с мобами. В первый раз это был очень шустрый пак призраков непонятной расы и с классами разбойников и тут едва не слились. Выручили святоши со своими возможностями против нечисти. Второй раз нарвались на десяток орков-мертвецов во главе с шаманом. Тут уже потеть пришлось всем, но до критичных величин урон от них так и не дорос.
        Когда уже до конца зоны проклятия богини осталось меньше километра, нас перехватили.
        Я сразу даже и не понял, что произошло. Бегущий впереди паладин, окутанный светящимися бафами своего соратника, что немало помогало нам в освещении, вдруг отлетел в сторону, излишне резко поменяв вектор движения. Я ещё не успел сообразить, что происходит, как мы оказались сбиты с ног и окружены. Неписей кто-то оглушил и обездвижил заклинаниями. Остальным хватило клинков у горла. И надо сказать недешёвых клинков, напитанных магией с начертанными рунами, что переливались всеми цветами радуги. Да и прочих прелестей вроде дебафов ослабления, оглушения, глухоты. Серьёзно нас упаковали, а главное всего за пару мгновений.
        — Какого хрена!  — Помимо воли вырвалось у меня, когда холодная сталь скрестившихся на горле саев, защекотала кожу.
        — И кто это тут у нас?  — Раздался с боку насмешливый бас.
        Я скосил глаза на воина в странной и до безобразия простой для этой игры кольчуге с зерцалом на груди и в шлеме с шишаком. Ник Варяг, уровень 192-ой. Абзац.
        Невольно скосил глаза на Дрейка, на котором верхом сидел сто восьмидесятый рога, скрутив того в бараний рог. Нервно хмыкнул такому каламбуру.
        Дрейк поймал мой взгляд и вымучены ухмыльнулся.
        — Нам только этой орлиной семейки не хватало для полного счастья.  — Буркнул он и тут же ткнулся лицом в пыль дороги. Рога, что на нем сидел, отвесил ему увесистую затрещину.
        — Гриб, не убей его раньше времени.  — Нахмурился воин.  — Бескун, иди сюда. Твоя голова тут тоже не лишняя. Будем разбираться, что это за детский сад тут изображает кенийскую команду школьников.
        — Ну что, мальчики и девочки, поговорим?  — Спросил воин елейным тоном, не обещавшим ничего хорошего, в случае отказа.
        Ну твою же мать! Я хоть когда-нибудь смогу пройти мимо задницы и не влезть в неё поглубже?!

        Глава 4

        — А это ещё что?!  — Удивлённо прислушался Бескун к нарастающему гулу из коридора. Остальные тоже замерли, вслушиваясь в эхо стенаний и стонов, что неслось впереди толпы мертвецов.
        Варяг нахмурился и парой жестов, а скорее всего и команд в личном чате, выстроил свое войско на встречу новой опасности. Нас тут же откинули в угол пещеры и заблокировали парой разбойников. Учитывая их уровни этого было вполне достаточно. В этой рейд-группе я не видел никого меньше сто восьмидесятого уровня.
        «Кто это?» — Отписался я в чат Дрейку который, похоже, знал с кем нас свела судьба. Пока было время, нужно максимально его использовать и выстроить тактику разговора или боя. Хотя последнее это все равно, что с шашкой наголо бодаться с танком.
        «Семья Орландинос. Топовый клан из первой десятки. Причём все из командного состава.» — При этом Дрейк скривился, показывая свое отношение к ситуации. И я его понимал. Такая встреча нам совсем ни к чему. Слишком много тайну нас на двоих. А они ушлые ребята.
        «Чего им тут надо?»
        «Так топ десять. У них там все сложно. С утра ты на третьем месте, вечером уже десятый. Буквально горло друг другу выгрызают. Вот и сам кланлид в инстансы ходит. А мы попали под раздачу.» — Дрейк кивнул на воина в исконно славянской броне, что преградил проход и над головой которого вместе с ником виднелся золотой значок с орлом, распростёршем крылья в атакующем полете.
        За ним чётко и выверено заняли свое место в боевом порядке ещё четырнадцать игроков топов. Только два разбойника смотрели на нас взглядами очень мне знакомыми. Особисты. А за их спинами маячила стройная фигура эльфийки из хилов. Та же знакомая, но уже по игре жизнерадостность вперемешку с раздолбайством и этикой высоких манер. Тот ещё коктейль Молотова.
        «Чего им на…»
        Вот сука! Няшка, она конечно няшка, и всем своим видом показывает, что она такая, включая платье изумрудного цвета, ничем не уступающее вечерним туалетам из лучших бутиков, если не сказать, что превосходящих их на порядки. Но хмурый взгляд и взмах ладони и у меня отрубило чат. «Полог тишины древнего леса». Сорок минут без чата, доступа к команде и прочие прелести. Нет точно, сучка! За такое и убить можно. Где моё право на звонок адвокату или киллеру? Где свобода слова?
        Бред, конечно, но я специально себя накручивал. Предстоящее противостояние с топами игры не оставляло надежд на победу но и сдавать позиции без боя я не собирался.
        Такие люди в свое время прошли путь силы и будут говорить на языке силы. Если нуб в их присутствии начнёт плясать под их дудку то он и останется просто нубом. И дело даже не в том, что они такие плохие или жестокие. Это обычный естественный отбор, который проходят все не зависимо от организации. Будь это армия или компания по продаже пылесосов. Везде будет естественный отбор. И будет лидер и аутсайдер. А ещё будет отморозок кого трогать себе дороже.
        Во всех дворовых драках, в те славные времена, когда ребята знали цену крови и не мерялись уровнями в какой-либо игре, был дворовой кодекс чести. Не бить по яйцам, не бить девчонок, не бить лежачего, не бить того кто младше, не быть ублюдком, что делает все вышеперечисленное.
        Но всегда были те, кого это не касалось с положительной стороны вопроса. Это те, кого трогать просто нельзя. Не потому, что у него папа депутат или прокурор. Таких не трогали, естественно, но и не уважали. Но вот боялись тех, кто мог пошатнуть авторитет своим желанием идти до конца. Те, кто не остановится после того как его завалили на землю. Те, кто будет вставать и, рыча или даже плача, будет раз за разом идти в атаку на своего обидчика. И успокоить такого можно, только вырубив. Это и неприятности с ментами или как минимум взрослыми и родителями.
        В свое время я и был таким отмороженным волчонком, которого старались не трогать даже старшие. Себе дороже.
        Вот и сейчас я смотрел на Дримку, что отобрала у меня возможность говорить с Дрейком, и накручивал себя. Сама атмосфера инстанса давила на психику и поднимала шкалу ярости без всякого урона, а вместе с Аурой Великого Гнева Хаоса это значительное усиление. И ещё тридцати процентный шанс, что нанесённое мной увечье будет неизлечимым в течение месяца. Так что я дорого продам свою жизнь и уровни. Плохо, что мы ещё на территории проклятой Лирией и это может стать проблемой. Если нас тут зажмут, то я окажусь в шкуре Дрейка.
        Это ещё один хардкорный элемент Магхат-Трогтара. Система пвп-боев тут очень опасна для игрока без хорошей поддержки. Если мобы не могли попасть в зону отдыха, то обычные игроки могли и даже драки между собой там не запрещены. В случае воскрешения на точке, безопасность игрока обеспечивалась защитной сферой. И в отличие от Рощи богов все игроки воскресали в одной плоскости. Если заканчивалось место, игрока кидало на соседнюю точку. В итоге, при желании и наличии ресурсов можно зажать игрока и тот либо будет там сидеть до посинения, либо его смогут выручить сокланы.
        У нас же сейчас купол защиты держится всего час. Силами всего рейда эти ребята сольют нас до десятки за пару дней с перекурами. И это плохо.
        В это время в коридоре показались преследователи. Так как он вёл с уклоном вверх, можно было оценить длину строя. Мертвяки не стали растягиваться и более быстрые мобы уровняли скорость с медлительными танками и мини-боссами. Похоже социальность у этой группы зашкаливала и втягивала в себя всех тех, кого мы проскочили без боя.
        — Хрена себе паровоз!  — Хмыкнул Варяг.  — Бескун, упокой эту нубскую электричку.
        — Вот так всегда!  — Поморщился маг.  — Как только какая-то задница, так сразу Бескун. А как в кланхране что-то получать, так Румпель из меня всю душу вытряхивает за каждый фиал.
        — Да тебя в кланхран вообще пускать нельзя. Ты же хуже татарского набега. После тебя там мыши вешаются.  — Сварливо ответил гном с короткой, под свой рост, двуручной секирой в руках.
        — Отставить трёп.  — Громыхнул кланлид, так что эхо пошло гулять по пещере.  — Бескун, работай!
        Маг недовольно поморщился, но перечить не стал. Я его понимал. Паровоз мы действительно собрали не маленький, и выше сотого уровня там мобов нет. А это значит, что за каждого убитого ему пойдёт отрицательный опыт. Для его уровня это сущие копейки, на час работы. Проблема только в том, что найти мобов нужного уровня достаточно проблематично. По крайней мере, вне серьёзных данжей или призрачных локаций. И даже не удивительно, что весь офицерский состав «орлов» полез в этот инстанс. Только тут они имели шанс найти подходящих врагов не занятых другими кланами. За данжи в большом мире шли нешуточные войны среди топов и даже середнячков.
        С руки мага сорвался солидных размеров фаербол. Едва он пролетел два метра, стал дублироваться. И через секунду в тоннель пулемётной очередью влетели на разных скоростях пять огненных шаров. Первый, едва достиг мертвецов, взорвался сферой плазмы, превращая мобов в разлетающиеся дождём искры пепла и капли металла. Следующий полетел дальше и повторил эффект. Через пять взрывов от паровоза не осталось ничего. Даже лута. Просто усеянный пеплом тоннель.
        Шикарное заклинание. Дайте два! Хотя, похоже, сейчас начнут раздавать и далеко не плюшки и рояли.
        — Ну давайте, мальчики. Рассказывайте, с какого перепугу вы носитесь по коридорам старшей школы и сбиваете с ног порядочных людей?  — Снова спросил варяг едва осела пыль от мобов.  — Советую мне не врать. Не люблю я невежливых людей.
        — Да пошёл ты!  — Зло буркнул Дрейк. Ну да! В свое время потрошитель смог бы потягаться с ним на равных, рыцарь смерти в топовом прикиде та ещё машина для убийств. Мне просто сильно повезло, что я смог вынести Дрейка. Сейчас же выслушивать такое обращение для него унизительно.
        — Не правильный ответ.  — Грустно покачал головой Варяг.  — Сумчег проясни парню, чем хорош этикет в присутствии взрослых.
        Из-за спины Варяга тут же шагнул танк 190-ого уровня в сетовой мифриловой броне с бордовыми вставками. Гора металла больше двух метров роста. Явно узкоспециализированый тяжёлый танк, где все характеристики вкачаны в выносливость и силу. Дрейк хотел было дёрнуться, но рога, что его контролировал, одним плавным, но быстрым движением, толкнул потрошителя на встречу танку. Рыцарь смерти не успел и мяукнуть, как оказался в воздухе. Сумчег держал его за шею на вытянутой руке. Дрейк пытался отбиваться, но тут же получил кулаком в грудь и обмяк от оглушения. А сам Сумчег разглядывал его словно нашкодившего котёнка, раздумывая в какую лужу его мордой ткнуть.
        — Я не люблю дважды повторять вопросы. Есть ещё желающие проверить моё терпение на прочность?  — Воин добавил в голос стали. Черт, да он военный! Такие командные нотки мне знакомы и даже более. Сам в игре часто пользовался этим эффектом.
        — Погоди, Варяг.  — Вдруг вклинился в разговор Бескун.  — Тут нужен другой подход.
        При этом маг ехидно ухмыльнулся и покосился на гнома, от чего тот пошёл пятнами.
        — Давайте так, ребятки. Вы нам рассказываете все, что нам захочется узнать, а мы вас запустим в малый офицерский кланхран и разрешим взять по две вещи каждому. Любых.  — При этом Бескун почему-то обратился ко мне.
        — Что-о-о! Да я тебя на пороге склада похороню!  — Не своим голосом взревел гном, замахиваясь секирой.
        Что такое офицерский малый кланхран я знал ещё по общению с «бронзовыми львами». Там собирался шмот низких уровней, но высокого качества и выдавался он тем игрокам, которые идут в клане на повышение, после чего те его сдавали обратно, когда переросли. В общем, шикарное предложение и непонятно с чего такая щедрость. Даже Дрейк перестал трепыхаться и удивлённо уставился на мага.
        — Поясни.  — Нахмурился Варяг.  — С чего мне пускать нубов в офицерский склад? Мне же потом Румпель мозг чайной ложкой выест, а клан разорится на валидоле для него. Да и тебя он оскопит, едва ты выйдешь в реал вне личной комнаты. Причём одним из тех ножей, которые оставят тебя инвалидом. Даже Дримка потом не отрастит тебе причиндалы.
        — Ты дримтуб давно смотрел?
        — Давно. Ты же знаешь, что я не люблю все эти развлечения для малолеток. Ты координатор вот и лови там свои идеи. Моя задача сделать так, чтобы вы раздолбаи не поубивали друг друга.
        — Ну да. Как всегда крайний Бескун.  — Хихикнул маг, поглядывая на взбешённого гнома.  — Но тут все сложнее.
        — Эти двое,  — маг кивнул на нас,  — довольно популярные личности на данный момент. Они сцепились с церковниками у Серой хляби и за них впряглись топы. Точнее их осы и левые подразделения. В итоге церковники отступили, получив по сусалам. А этот дуэт под шумок свалил в неизвестном направлении. Теперь нам известно в каком. А в сети уже тотализатор открыли со ставками на «Тандем Гнева и Тьмы против Блюстителей веры». И ставки на этих отморозков только растут.
        — Бескун, не томи. Что все это значит?  — Нахмурился Варяг.
        — Понял. Эти двое,  — в этот раз Бескун кивнул на святош,  — из «Блюстителей веры». Боевого крыла церкви. Местная инквизиция. И судя по тому, что бежали они в одном строю и от одних и тех же монстров, рискну предположить что ребята в одной группе. А это толстый намёк на сюжетный квест «друзья-враги». Это то, что нам нужно. Если мы их сольём за хамство только потеряем очки. ЦИ все это снимает, а потом группа операторов из полученного материала монтирует фильм. Ты уверен, что клану нужна такая слава? Агры-пэкашеры? Да нас конкуренты загрызут. А потом поднимут их уровни альянсом и пройдут квест. Все такие белые и пушистые.
        — И что это нам даёт?  — Варяг быстро ухватил суть и знаком ладони приказал заткнутся гному, который вот просто горел желанием выгрызть глотку магу.  — Варианты.
        — Мы договариваемся с ними на взаимовыгодных условиях.  — Маг явно играл на публику. Они с Варягом вполне могли обговорить все это в личном чате, но Бескун предпочёл прояснить все вслух. Мол, смотрите нубы, клановые при вас распинаются. Впечатлитесь от своей важности.  — И все получают то, что хотят. Мы помогаем им пройти квест и сами засветимся в сюжете. Во время рейда лут 120+ наш, все остальное им. И благодарность от клана с занесением в список друзей клана. А может и членов клана.
        — Да нас тут всех в брусчатку вкатают.  — Возмутился Румпель.  — Или ты, дурья башка, забыл, как реагирует система, когда топы тащат нубов? Это же будет Ад и Израиль. При этом выход будет только у этих нубов.
        — Бес, Ру прав. Это не то, что надо. Хоть сюжет и жирная плюшка.  — Почесал русую бороду Варяг.
        — Знаю. Но эти парни довольно пряморукие. А за советы ЦИ не напрягает. Это нормальная тактика обучения новичков. Мы сюда пришли за мобами 200 плюс, а их нужно искать. Если сядем им на хвост, мобы сами нас искать начнут. И главное это сюжет. Завтра же у наших рекрут-контор будет бесноваться толпа новичков.
        — Они и так проходу не дают.  — Сварливо заявил Румпель, потирая древко секиры и плотоядно примеряясь к шее мага.
        — Да, не дают. И ноют. Вот только Старком волком воет, что там один планктон вперемешку с крабами. Выбирать не из кого. Или тебе рассказать про элефантов?  — Огрызнулся маг.
        Да уж ребята завелись и даже про нас забыли. Хотя я понимал их. И про элефантов знал. Нубский клан, что брал всех подряд с расчётом задавить всех числом. Этакая китайская рать на русский манер. Все кто служили в армии и были в игре, тут же их прозвали слонами и духами. Самый эпичный вайп был лет шесть назад, когда топовая группа в шесть человек выкосила рать этих придурков. В назидание. И было это красиво. Шесть человек малой, но слаженной группой, пёрли сквозь море клинков, заклятий и стрел. Даже десятка при прямых руках может нанести урон двухсотому танку, если правильно себя поведёт. Например, воткнёт нож в стык доспехов, с разгону продавив магический щит телом. Но таких среди нубов мало. Там больше рулит пафос и упор на статы, чем на искусство боя и использование сильных сторон класса. Вот потому и ценили тех, кто подходил к игре нестандартно. И потому же их убирали в призрачные локации или забирали в планы богов. Иначе игра превратится в сплошное избиение одних другими, что повлечёт отток пользователей.
        Бескун был координатором группы, что не всегда, а точнее очень редко, являлось и знаком лидера. Просто хороший аналитик с быстрой реакцией на ситуацию. И в большинстве случаев остальной рейд подыгрывал этому дирижёру.
        Сейчас происходило то же самое. Варяг хмурился, Румпель злобно раздувал ноздри, Сумчег все так же держал Дрейка в руке с взглядом голодного каннибала. Но все это был спектакль. Ребята быстро прокачали ситуацию и просекли будущий профит от акции. Ну не будут тупые люди занимать офицерские кресла в клане топ десять. Тут не пляшет родословная и связи. Либо ты тащишь клан вверх, либо ты нуб.
        Я это понимал и тут же расслабился. Все. Войны не будет. Нет, если мы начнём тупить на ровном месте, нас сольют. Просто что бы другим неповадно было хамить топам. Но в остальном это начало аукциона.
        Это понял не только я.
        — Пять!  — Сдавленно прохрипел Дрейк в руке танка.  — И месяц кланового полигона.
        — Что?! Может тебе ещё мою бороду дать примерить?!  — Взъярился гном и не сдержав эмоций ринулся в атаку, размахивая секирой. Но до Дрейка не добежал. По кивку Варяга, Сумчег подхватил и гнома за шкирку и тоже поднял над землёй. Румпель стал яростно размахивать секирой, но только высекал искры из наручей танка. Переигрывают ребята, но выглядит одновременно и впечатляюще, и забавно. Забавно, потому как выглядит комедией ситуаций и в тоже время ребята чётко отыгрывают роли. Будь мне лет двадцать, точно бы опешил и принял условия. Мастерски играют. Но и лига у нас не та. Мне далеко не восемнадцать. Тем более я по быстро бегающим глазам Беса видел, что он координирует все действия и шлёт сообщения в личные чаты остальным. Моцарт, епть. Ага, сейчас!
        На деньги мне плевать, но уж больно Румпель заразителен.
        — Шесть и два месяца полигона!  — С суровым видом брякнул я.  — Или кланвар по нашей просьбе!
        — Ты охренел?!  — Румпель вышел из роли и тупо повис в руке танка.  — За что такие бонусы?! Дешевле вас убить и закопать в моем огороде!
        — Вы сами все понимаете. Квест у нас и Бескун прав. Выдала его лично Лирия, а она умеет убеждать.  — Я кивнул в сторону коридора, где упокоили наш паровоз.  — И характер у нее не подарок. Сливать нас, вам тоже смысла нет. Репутация беспредельщиков не для топовых кланов. А мы вам нужны.
        — Не ну ты наглый. Шесть предметов из малого кла…
        — Среднего!  — Перебил я.
        Хорошо, что Сумчег до сих пор держал гнома за шкирку. Иначе бы он меня точно загрыз бы. Или зарубил. Или задушил бы в нежных объятьях. Минут пять гном матерился как сапожник и на лету придумывал новые пытки для меня и всей нашей бригады. Даже его сокланы заслушались и не перебивали монолог. Я тоже был впечатлён.
        — Ладно. Ру, угомонись. Никто им просто так плюшки давать не станет.  — Сказал Варяг, как только все отсмеялись.
        — Да?! Ну, тогда ладно.  — Гном тут же успокоился, но косился на меня злым взглядом.
        — Хорошо мы поняли, что вы не кланяетесь хаям и привыкли с ними общаться на равных. Мне тут Бес скинул в чат историю твоих похождений. То, что мог вспомнить.  — Это уже Варяг ко мне обратился.  — Пока Румпель матерился, я успел ознакомиться. И должен признать, ты неплохо играешь. Личного босса уже встречал?
        — Дважды.
        — А ты?  — Спросил он Дрейка.
        — Восемь.
        — Хм… Сумчег отпусти ты уже их.
        Танк, не долго думая, разжал ладони и не ожидавшие этого гном и рыцарь смерти повалились на землю.
        — А что б тебя, банка сардин!  — Возмутился Румпель, поднимаясь с земли и потирая ушибленный зад. Но тот не обратил на эскападу гнома никакого внимания.
        — А вы?  — Воин окинул взглядом остальных.
        Но те в ответ только покачали головами. Все кроме Святозара.
        — Три.  — Коротко ответил паладин.
        Некоторое время я, Святозар и Варяг мерялись взглядами, на подкорке ощущая и понимая, что все мы из одного теста. Из армейских кругов. Такие же подозрения у меня были насчёт Тола. Его манера речи, игра интонациями и осанка говорили, что он тоже военный и видимо не из простых частей. Но сам орк предпочитал не отсвечивать. Да и его сорок пятый уровень превращал его в вагон при любых раскладах.
        — Тогда есть шанс и можно связываться с вами. Но «друзья-враги» не всегда бывает жирным. Награду мы вам дадим, но торговаться будем, когда узнаем условия квеста.
        — Найти вход в Чистилище. А там найти врата в Инферно и Эдем. Их заблокировали гварды князей города. Задача очистить проход и продержаться пока души свалят в лучший мир.  — Кратко описал я условия.
        — Зоны врат указаны? Какой радиус?  — Тут же сделал стойку гном.
        — Да. Радиус километр или около того. Но карты у нас нет, так что там просто серое пятно на сером фоне. Знаем только в какую сторону идти и где искать.
        — Ну шесть вещей за такое не та наг…  — Завёл свою волынку Румпель.
        — Ру, заткнись.  — Оборвал его Бескун.  — ЦИ уже пишет. Ты, конечно, прославишься как прожжённый торгаш и хранитель казны, а нубов выставишь лохами. Вот только половину блуждающих данжей находят такие же нубы и продают топ-кланам. Пойдёт инфа, что мы обуваем игроков в лапти, никто к нам не обратится. А врата в ад и рай всегда блуждающие. Это джек-пот. Я уже прикидываю две рейдовые группы в сто клинков каждая. Ты же от эйфории изойдёшь, считая лут и место для него на складах после такого рейда.
        — Бес прав.  — Кивнул Варяг.  — Квест жирный. Очень. А мы не кидалы. Посмотрим, что там за врата и куда ведут и тогда решим с наградой. Но то, что вы запросили, получите в любом случае. Такая инфа стоит гораздо дороже. Но конечные ставки обсудим после рейда.
        Гном задумался на мгновение и нехотя кивнул. В нем алчность боролась с разумом, но в офицерах тупые не ходят, так что разум победил.
        — Вот и ладушки.  — Хлопнул в ладоши Варяг.  — Рейд, в боевое походное с прикрытием центра. Выходим из зоны проклятия и тащим новых друзей. Темп берём под них. Развед-группа, два по двадцать. На зоне отдыха будем строить план. Бегом!
        Меня все время бесило отношение игроков к возрасту, где старшим считался хай, даже если это сопляк лет двадцати пяти. Вот и Варяг с нами обращался как с малолетками. Мальчики, девочки и все такое. Слегка обидно. Но в тоже время едва прозвучали команды, рейд-группа орлов чётко и быстро заняла свои места. Выглядело это очень даже профессионально и красиво.
        Порадовало, что и наша компания не ударила в грязь лицом и так же быстро и чётко сформировала прежнее боевое походное построение. Чем вызвало одобрительное хмыканье бойцов клана. А я вдруг понял, что в таком подходе что-то есть. Вспомнилась пословица, что мудрость приходит с возрастом, но иногда возраст приходит один. И игра отсеивает одних от других своими условиями.
        «Мы новое поколение, что бы вы не думали».  — Прозвучали эхом в голове слова Эль в такт эху ритмичных ударов от подошв бегущего строя. Да, все мы кто пришёл в этот новый мир стали новым поколением, живущим по другим законам и независим от реального возраста. И, пожалуй, это прекрасно.

        Глава 5

        После команды Варяга двое разбойников ушли в отрыв на двадцать и сорок шагов вперёд. Сумчег, как самый медлительный игрок, остался в арьергарде прикрывать тыл. Хотя медлительность игроков под двухсотый уровень понятие относительное. Мы мчались галопом местами переходя на шаг, ориентируясь по дриаде. Ее бодрость очень быстро слетала в ноль, как впрочем и у Еремея. И все это время Орлы держали темп. Даже роги что ушли в стелс не показывались, а ведь в стелсе скорость скрытного передвижения падает вдвое, если не втрое. Но тут у всех скилы прокачаны до таких высот, что по сравнению с ними Эверест обычный холмик.
        Километр оставшийся до выхода из зоны проклятия Лирии мы пролетели мину за пять, походя снеся три пака скелетов сто двадцатого уровня, словно катком.
        — Они ваши!  — На бегу крикнул Варяг и кивком показал на избитых скелетов в гнилой броне. Разбойники в авангарде сагрили их на себя, выбили две трети жизни и умчались вперёд. Теперь скелеты медленно ковыляли в надежде нагнать обидчиков с упрямством осла и его же крейсерской скоростью. Нам осталось только ударить в спину и быстро добить не успевших даже развернутся в нашу сторону мертвецов.
        Их даже не спасло то, что они выше меня уровнями почти на полтинник. А уж клерик и паладин прошли сквозь них не замечая.
        — И мне! Мне оставьте!  — Взвыл Дрейк, видя как осыпаться кости от ударов Блюстителей. А у него как раз урон по мертвецам был достаточно мизерным, но ему же как никому другому требовался опыт.
        — Всем хватит.  — Хохотнул Румпель, после чего на бегу подпрыгнул и ударил скелета плечом в плечо, да так, что того закрутило вокруг своей оси и бросило на пол. Дрейк тут же хищно усмехнулся и применил мой излюбленный приём — прыжок всем весом на голову лежащего врага. В этой игре лежачих бьют и делают это с удовольствием. В этом случае система считает не статы на силу и урон от оружия, а вес игрока и ускорение. И по лежачему любой удар это стопроцентный крит.
        А скелеты не сильно хорошо держат удары физовиков. Но сто двадцатый уровень это все же сто двадцатый. Любая броня на таком уровне имеет магические свойства защиты, что-то вроде силового поля, что смягчает или отводит в сторону удар. В итоге ноги потрошителя достигли черепушки последнего скелета, раздробив ему переносицу и сняв процента три жизни, но тут же срикошетили вперёд и Дрейк с криком о плотской любви ко всем его родственникам рухнул задницей мертвецу на грудь. Была бы кираса на скелете или панцирь, тот бы отделался лёгким испугом, но кольчужная броня не смогла выдержать удар задницы и защитить хрупкую грудную клетку. Потому скелет скоропостижно скончался, осыпав Дрейка осколками костей.
        — А месье знает толк в извращениях!  — Улыбнулась Дримка и одним рывком за шиворот подняла слегка оглушённого падением рыцаря смерти на ноги. Ее платье не слишком помогало бегать, потому она бежала в хвосте рядом с танком. Заодно и прикрывала нас от возможных неприятностей. Хилер на темной и серой стороне неплохой боевой юнит.
        — Шикарный ход!  — Заржал Бескун.  — Если это попадёт в сюжет, а я уверен что такое не упустят показать, то ты станешь знаменит. Достижение «Задоубивец» не дали? А то я слышал и не про такие хохмы от ЦИ.
        — У меня 18-ый ранг убийцы магов и 14-ый потрошителя. Хочешь проверить?  — Нехорошо так сощурился Дрейк, окутываясь лентами тьмы
        — Ты гонишь?!  — Опешил Бескун и с его лица сразу слетела вся весёлость.
        — Могу доказать! На тебе!  — Набычился Дрейк.
        — Да нет, я пас.  — Открестился маг.
        — Чего встали?!  — Рявкнул Варяг из следующего коридора.  — Бегом, черти, бегом!
        — Помчались.  — Кивнул головой Бескун в сторону воина.  — Я подозреваю, что у Варяга тоже ранг потрошителя далеко не нулевой. Выговор с занесением в грудную клетку и него любимое занятие. И я не помню тех, кто хотел бы получить второй выговор с занесением.
        — А у тебя сколько?  — Спросил я мага уже на бегу. Старая хохма, но прям ностальгией повеяло по шебушной молодости.
        — Да пока Бог миловал. Но были прецеденты. Мне хватило сторонних примеров.
        «Что за ранг потрошителя?» — кинул я сообщение в личку рыцарю смерти.
        «Тебе лучше не знать.» — Пришло в ответ.
        «Давай колись, старый хрыч. Не слезу ведь, сам знаешь.»
        «Знаю. Дотошный ты тип. Это усиление боли на один процент от ранга.»
        «И все? У меня клинок боли сразу двадцать даёт.»
        «Такое оружие редкое, дорогое, всегда крафтовое и низкоуровневое. Приходится выбирать либо боль, либо урон. У потрошителей это распространяется на все. Заклятия, оружие и даже удары кулаками. Неписям все равно, а вот игроки таких как я боятся.»
        «И как его получить?»
        «Тебе не понравится. Не твой стиль.»
        «И все же. Для общей информации.»
        «Есть храм боли у Мары. Она двуликая, так что и светлым доступно. Но испытание на ранг само по себе болезненно. Ты же уличный боец? Помнишь инициацию? Так вот там куда хуже. А ещё нужно много убивать на сотне ощущений. Жестоко и кроваво. Можно неписей мочить, но там три к одному по количеству очков, а неприятностей от системы больше. Так что я ещё всего потрошители или идущие этим путём.»
        «Да уж ты прав, это не мой метод, но от тебя ничего другого и не ожидал.»
        «Зря издеваешься. Стоять на алтаре боли тот ещё опыт.»
        «Тогда зачем тебе это надо? Ты же вполне адекватный мужик.»
        «Адекватность тоже относительна. Видел бы ты меня год назад. Я был монстром. Да и сейчас не лучше. Жизнь такая сука, что не передать словами.»
        Я задумался на бегу. В чем-то Дрейк прав. За те годы что я прожил не раз ощущал тёмную пропасть за спиной. Гнев, отчаяние, безысходность. Все это могло поглотить меня без остатка и высосать до донышка. Возможно, мне просто повезло избежать этой участи. И далеко не по своей воле или силе характера. Просто повезло. А ему нет. Так тоже бывает.
        Ещё с километр вне зоны проклятия, но до места отдыха, мы прошлись утюгом, раскатав шесть паков различных мобов. Чем хороши клановые бойцы? Тем что не тянут одеяло на себя. Тут нубские манеры не приветствуются. Потому роги всегда оставляли нам беззащитные спины тех, кого они сагрили и уполовинили в здоровье. Нам оставалось их лишь добить.
        Но в саму точку отдыха влетели все в пене. ЦИ отреагировал на такое хамство молниеносно и уже буквально на финише на нас повисли гончие смерти двухсотого уровня. Как выжила моя группа, не знаю. Трое из Орлов слились защищая нас от этих бестий, чья скорость превосходила все мыслимые рамки.
        На моих глазах эта собачка размером с пони, вырвала глотку разбойнику что прикрыл собой меня. Нет, я мужик стойкий и с опытом. Но в такие моменты, даже в игре туалетная бумага не лишняя. Раскрытая пасть, пена у рта, алые глаза и все это на туловище под два-три центнера весом. Когда клыки этой бестии встретились с прозрачным телом роги и оба покатились по земле, я просто замер в отупении. Из которого меня выбил Дрейк, отвесив подзатыльник.
        Только в зоне отдыха и респауна я ощутил себя в своей тарелке. Ещё с детства у меня были приступы непонятных ощущений, когда даже поход в детский сад это нечто депрессивное. Никакого страха, а лишь дикое чувство безысходности. В этот раз было так же. Одиночество. Я один против всего мира. И это пугает.
        Но рефлексировать мне не дали. Клановые бойцы тем и ценны, что привыкли работать сообща разделяя и лут, и боль, и обязанности.
        — Бес, варианты?  — Ровным голосом спросил Варяг, стоя у самого барьера. Упрямые гончие раз за разом кидались на него и бессильно царапали магический купол.
        — Не хватает инфы. Нужно опросить наших подопечных на наличие скилов и вещей. Тогда смогу работать нормально.
        — Ясно.  — Варяг осмотрел нас всех пристальным и оценивающим взглядом.
        — Блюстителям не предлагаю. Сам понимаю что вы верующие и держитесь за свою церковь. Остальных могу временно принять в клан. Это значительно вас усилит. У нас семьдесят три клановых артефакта. Так что думайте, но быстро. Дважды я такие предложения не озвучиваю.
        — Я пас.  — Сразу же ответил я.  — У меня договор с «Бронзовыми львами». А свое слово я держу.
        А ещё у меня Божественный квест, который я не хочу показывать, особенно клану из топ десять. Мне эти ребята понравились, но не настолько. Я уже решил что до упора буду стараться пройти его самостоятельно. Но не озвучивать же это.
        — Скорее перед их жрицей.  — Ухмыльнулся Бескун, по-своему истолковав мой отказ.
        — И это тоже.  — Согласился я с его гипотезой. Ещё один камушек на весы отказа.
        Варяг же вопросительно поднял бровь.
        — Клан из топ тридцать. В десятку не влезал ещё ни разу, но очень старается. У них интересная жрица порядка. Нам бы такая не помешала, но она племянница кланлида. Так что бесперспективно вербовать, но я пытался. В целом, идут ровно на повышение. Если ценз не помешает, года через два-три могут составить нам конкуренцию. Раньше, вряд ли. Ресурсная база слабая. Но у них в контре Стас Нилав. У него нюх на уников, тем и берут. Посвящены Ладе.  — Лаконично отрапортовал маг правильно оценив взгляд лидера.
        — Я тоже пас. Мы с Арториусом повязаны личными делами. Куда он туда и я. Да и набегался я в кланах. Не моё.  — Тут же заявил Дрейк.
        — Рерольщик? Из топов?  — Тут же спросил Варяг.
        — Да, но остальное… сам понимаешь.
        — Понимаю. Это даже хорошо. Закончишь свои личные дела, загляни к нам. Мне нужны такие люди.
        — Я бы так не торопился.  — Хмыкнул Бескун.  — Он падший. Со сто пятидесятого. Да в кос-листах доброй половины кланов. За его голову дают деревню в тысячу жителей.
        — Это чего он такого натворил?  — Опешила Дримка, которой Дрейк явно понравился. Секс в игре давно стал чем-то вроде свидания за чашкой кофе и, как мне казалось, эльфийка уже примерялась к рыцарю смерти.
        — У него 14-ый ранг Поторошителя. Если не врёт.  — Выдал Бескун.
        — Тогда он мне точно нужен.  — Очень серьёзно возразил магу Варяг.  — На турнирной арене его будут бояться как огня.
        — А меня спросить забыли?  — Удивился Дрейк.
        — Когда озвучим условия, ты сам забудешь как тебя зовут. Не знаю, кем ты был и знать не хочу. Я кодекс соблюдаю. Но условия в нашем клане для таких как ты самые лучшие из возможных.  — Уверенно ответил воин.  — Турнир наша зона. И мы ее уже два года не уступаем.
        — Я подумаю.  — Кивнул Дрейк. И ведь всерьёз задумывался. Остановило его лишь то что Раздолбай не простит. А с ним связываться себе дороже. Он гений и как все гении не от мира сего. А значит, просто непредсказуем. За свою жизнь я видел многое и Дрейк наверное не меньше. Потому знает, чем рискует.
        — Вы?  — Варяг упёр взгляд в орка и дриаду.  — Вы вроде вместе, но все же порознь. Наёмники? На заказе?
        — Да.  — Лаконично отрезала дриада.
        Варяг пару минут бодался вжзглядами с дриадой, но потом одобрительно хпмыкнул. А я задумался. Для наёмника заказ двело святое, если он дорожит репутацией. Но и пюродажность их известна. В наёмники идут ради заработка, а не чести. Альтаир, конечно, фигура одиозная в своём плане, но в сравнении с топовым кланом он мелкий лоточник на фоне транснациональной корпорации. И если наёмник отказывается перейти на сторону топ-клана то у него должны быть очень веские аргументы. И странно то, что они не выходят из игры. Эта парочка мне нравилась все меньше, но выхода не было. Общий квест повязал нас всех. Но зарубку в памяти я поставил. За ними нужен глаз да глаз. Уж больно серые лошадки в нашем табуне.
        — Странные вы ребята. И это хорошо. Значит, не зря вам столь жирный сюжет отдали. ЦИ любит странных людей и их компании. Тогда прошу всех,  — Варяг выделил последнее слово голосом,  — удалится в красный угол. В синем углу мы начнём пытать соратников. Надеюсь, все понимают?
        Последний вопрос был лишь для нас. Клановые игроки резко сместились в сторону от костра и завели свои беседы. Им не привыкать развлекать друг друга байками во время регена и откатов мощных заклинаний, когда часами приходится сидеть на заднице и просто ждать.
        Но остальное было сказано лишь для нас. Кодекс чести игрока гласил, что анонимность в игре защищена корпорацией. Нарушить этот кодекс мог лишь псих, который априори не мог возглавить топовый клан. Но Варягу как кланлиду и Бескуну как координатору рейда нужна информация о возможностях игроков. Двухсотые гончие смерти ярко подчёркивали это, беснуясь у барьера. И без нас их не одолеть. Слишком быстрые бестии.
        Варианты есть. Например, убивать их толпой по одной, едва выйдя за барьер зоны отдыха. Но их десяток. Пока зачистим половину отспавнятся остальные. ЦИ всегда даёт шанс даже таким рейдам где топы тащат нубов, но выход всегда в руках у младших. Что-то из наших скилов должно сыграть в плюс группе. Именно это хотели знать Варяг и Бескун. Потому отозвали каждого в сторону, на собеседование не желая открывать способности других остальным. Это было сродни посещению хирурга или гинеколога. Интимом тут и не пахло, но давать информацию о себе сторонним лицам сродни этому. Потому Варяг как мудрый лидер делал этот процесс индивидуальным для каждого. Он и Бес просто обязаны знать тонкости личной игры каждого.
        — Уровень класс основные статы.  — Хмуро спросил Варяг, когда очередь дошла до меня.
        — Маг воздуха, с уклоном в рогу.
        — Двойник.  — Поморщился воин.  — Плохо.
        — Не согласен.  — Перебил кланлида Бескун.  — Тут все от нюансов зависит.
        Варяг, недолго думая, отвесил магу подзатыльник, да такой, что того сбило с ног.
        — Сам знаю.  — Выдал воин.  — Не перебивай старших.
        Вот сученок! А ведь красиво играют. Сумчег своей тушей прикрыл Дримку, а та выскочила в реал. Я это сразу понял потому, как сам прятал свое положение в игре. Она вернулась буквально через четверть часа, но сам Варяг тут же просветлел лицом. А такие люди без инфы не балдеют. Значит получил полное досье на меня и всех нас. Теперь обыгрывает данные.
        — Я слушаю.  — Закончил эскападу с магом варяг.
        — Семьдесят седьмой, как и сам видишь. Стандартный набор боевых заклинаний плюс не прокачанное ускорение первого ранга и такая же серая тень.
        Бескун сидящий на заднице с обиженным видом удивлённо присвистнул. Варяг тоже недоверчиво хмыкнул.
        — А что это за интересный плащик у тебя за спиной. Точнее его точные параметры. Что такое аура Гнева я знаю.
        — Точных параметров как таковых у ауры нет. Все от моего личного душевного состояния зависит.
        — А что это за фиолетовые искры? Это же магия хаоса. Она светлым не даётся.  — Не поднимаясь с пола, спросил Бескун.
        — Подарок за победу на Арене Хаоса.  — Пожал плечами я.  — Временное усиление.
        Делать тайну из этого я даже не думал. Через месяц все равно исчезнет.
        — И что даёт?
        — Тридцатипроцентный шанс, что травма нанесённая мной станет неизлечимой в течении месяца.
        — Грибной за такой скил убить готов и почку свою продать. Правую.  — Хихикнул маг поглядывая на того рогу, что прикрыл меня от гончей. Сейчас он под посмертным дебафом сидел в стороне и что-то обсуждал с Румпелем. Может и правда торговался за почку? С гнома станется.  — Он у нас специалист по выносу самых опасных магов врага. Ему бы такой скил. Мы бы всех опасных оппонентов ещё до арены выбивали бы.
        — Бес, иди-ка сюда.  — Поманил пальцем мага кланлид.
        Голос его стал ласковым даже елейным, но Бескун изменился в лице и, кувыркнувшись через голову, отпрыгнул назад.
        — Варяг, ты чего?!  — Насторожено проговорил маг, косясь по сторонам в поисках путей отступления. Похоже, гончие смерти его пугали меньше, чем ласковый Варяг.
        — Я тебе сейчас выпишу рецепт на таблетки от жадности. Получишь их у Румпеля. У него они точно есть. Заодно и от болтливости излечу.  — Все тем же тоном ответил воин.
        — У Румпеля в космосе вакуум не выпросишь. Пусть лучше сам свои таблетки жрёт. Мне и так хорошо.  — Скривился маг, но подходить ближе не собирался.
        — Если тема с выбиванием соперников до арены проскочит в сюжете, ты у меня с этой арены вылезать не будешь. И я лично прослежу, чтобы на бой с Немым ты попадал регулярно.  — Жёстко отрезал Варяг, в мгновение ока изменившись. Вместо ласкового папочки появился железный лидер со сталью в голосе.
        Маг тяжело вздохнул и понурился. Ещё раз печально взглянул на беснующихся рядом гончих и поплёлся к нам. Похоже, теперь они его совсем не пугали.
        — Заряжай!  — Распорядился Варяг.  — Твой косяк, тебе и отвечать.
        Мне стоило больших усилий не заржать в голос, когда маг, мелькнув ногами в воздухе, отлетел метров на пять от удара в ладони, приставленные ко лбу.
        — Чего лыбишься?  — Рыкнул на меня Варяг.  — Это мой друг и соратник. Если ты меня подведёшь, сам догадайся, что я с тобой сделаю!
        — Не подведу, вше благородие!  — Рявкнул я, вытянувшись во фрунт.
        — Ты этого ждёшь?  — Сразу же расслабился я.  — Я тебе не мальчик для битья и давно не рядовой дух.
        Минуты две мы бодались взглядами с Варягом, но тут он расслабился и улыбнулся.
        — Бес, хватит изображать убитого. Нехрен валяться на полу. Пора работать.  — Крикнул кланлид Орлов магу.
        — У меня контузия на полчаса. Так быстрее проходит. Так что или пусть Дримка меня лечит и любит, или я сегодня на больничном.  — Маг поднял голову и ответил каким-то пьяным голосом.
        — Тебе ещё таблеток выписать? Или пилюль?  — Хмыкнул Варяг.
        — Варяг, ты вроде хороший человек, но иногда хочется тебе под машину взрывчатку засунуть и посмотреть как ты летишь в разные стороны.  — Буркнул маг, пытаясь подняться. Видимо у него действительно прошёл дебаф, потому как делал он это очень неуклюже.
        — Так в чем проблема? Почему я ещё жив?
        — У мен взрывчатки нет. Подозреваю, что у Румпеля есть. И есть желание тебя убить. Но жадность не даёт израсходовать боезапас. Потому ты ещё коптишь небо.  — Развёл руками маг.
        — Арториус есть ещё что-то, что мы должны знать? Сам понимаешь, в таком деле тайны только мешают.  — Варяг кивнул на двухсотую гончую, которая в очередной раз бросилась на барьер и, взорвавшись дымкой, появилась в другом месте, чтобы снова набрать разгон для атаки.
        У меня конечно же были ещё божественные заклинания, которые я получал в награду за части квеста Наследника, но светить я их не хотел. Да на серой территории вне влияния игровых богов они отключились, так что роли не играли.
        — Вроде все…  — И тут я завис, наткнувшись взглядом на «сосуд сущностей».
        — Что?  — Спросил меня маг, но я его проигнорировал.
        Когда Похвист мне дал это заклинание и элементалей, я не сильно вникал в его возможности, рассудив, что это блажь божка. Слишком хорошее заклинание, чтобы быть правдой. Теперь же обнаружил, что оно не божественное, а вполне себе стихийное. Все описания в игре имели три уровня и, прочитав первый, я про него забыл, а теперь полез глубже.
        В итоге узнал, что могу поглощать эфирные и бестелесные сущности, которые потом могут стать временными питомцами, живущие от моей маны. В основном это касалось элементалей и желательно моей родной стихии, но мог поглощать и других. Их даже не нужно убивать. Просто активируешь умение и… а вот дальше все куда хуже.
        Корпорация снова применила свой любимый ход с болью. Для захвата сущности другой стихии и высокого уровня требовалось выдержать боль пока идёт само поглощение. Чем выше уровень существа, тем больше нужно времени и тем тяжелее ощущения и если хоть на процент сбросить боль с сотни начав процесс — мгновенно погибаешь. Если подарок Похвиста из элементалей меня усиливал, то другие стихии и школы магии наоборот штрафуют почти все навыки. К тому же каждая чужеродная сущность будет пожирать мою жизнь, ману и бодрость. Ну и на десерт эти же сущности будут словно больной зуб, так что долго с ними не побегаешь. В итоге чит превращался в мечту мазохиста. Оттого в игре так мало имбовых персонажей, но они все же есть.
        Я присмотрелся к чёртовой дюжине призрачных собачек с невероятным упорством атакующих барьер. Проблема была в том, что все местные призраки и мертвецы были заперты в этой локации и постоянно спавнились, причём очень быстро. По легенде здесь смерти как таковой не существовало. А гончие на то и гончие, чтобы встать на след и не сходить с него до последнего. Нужно убить сразу всю стаю, чтобы они потеряли след. А сделать это очень не просто, даже таким топовым игрокам как Орлы. Они очень быстрые могут телепортироваться и мгновенно критовать со спины. Первая схватка с ними прошла со счётом три один в пользу гончих, которых уже снова тринадцать. Посмертный дебаф у игроков три часа, а возвращение гончей в стаю заняло чуть больше часа. Так что мы в любом случае проигрываем.
        Но вот если я смогу поглотить хотя бы половину, а после этого натравить их на товарок, может что-то и выйдет. Правда смогу ли? Если я правильно все понял, то все, что мне нужно это выйти за барьер, активировать умение и снова вернуться. Дальше все зависит только от моей стойкости и мазохизма. Откат умения, без божественного вмешательства, один час. Итого шесть раз стерпеть некий отрезок времени скорее всего адскую боль, а потом пять часов страдать от все возрастающей боли. Думаю под конец я озверею настолько что только на одной ауре смогу убивать рейд-боссов.
        — Алле, есть кто дома?  — Постучал мне по лбу пальцем Бескун.  — Ты чего завис?
        — Все нормально. Я сам уберу половину гончих, а потом натравлю их на своих же.  — Ответил я, сфокусировав взгляд на происходящем вокруг.
        — Это что там у тебя такое есть?  — Прокашлялся маг.
        — Сосуд сущностей.
        Маг взглянул на меня, потом на гончих и почему-то на Дрейка.
        — А Дримка права. Вы два клоуна знаете толк в извращениях. Ты хоть представляешь, что тебе предстоит?
        — А есть другой выход? Ты сам видишь, что у нас кроме этого других заклятий нет.
        — Выхода всегда два, даже если тебя съели.  — Хмыкнул Варяг.  — Но, думаю, попробовать стоит. Если не вытянешь, будем думать дальше.
        — Откат и время на каст?  — Тут же принял деловой вид Бескун.
        — Откат час, каст 12 секунд.
        — Много. Придётся отвлекать и прикрывать телами. Но как рабочая версия годится.  — Бескун завис на мгновение, прорабатывая варианты.  — Тогда работаем. Зови всех, Варяг. Буду инструктировать до слез, как ты любишь выражаться.
        — Рейд, подъем!  — Раздался громовой раскат на площадкой. Похоже, даже моё травмированное ухо его услышало, забив на дебаф. Что ж пришла пора собирать камни.

        Глава 6

        Бескун был кем угодно в свободное от работы время. Но едва Варяг раздал команды, маг изменился. Как и отношение к нему. Смешкам тут уже не место. Бес стал жёстким координатором, чьи команды выполнял даже кланлид.
        Этими командами Бескун выстроил всех присутствующих в зоне отдыха у границы барьера. По его отмашке тот или иной участник этого флэш-моба делал шаг вперёд и совершал указанные действия. Сумчег отвлекал гончих, агря их на себя. Но едва его здоровье падало на треть, он делал шаг назад за барьер, но вперёд выходила Дримка. Ее скилы в серой зоне были подобны ядерным ударам. Девушка сливала ману в ноль, но никто не мог к ней прикоснуться. Световые круги, яркие ленты света и снова радиальные удары светом. И тут же шаг за барьер. И в это время три разбойника танцуют.
        И ведь эти парни реально танцуют, то, что называют «танцем клинков». По-другому их движения не описать. Скорость гончих смерти колоссальна, но эти парни успевали, пусть не совсем уходить с траектории атак, но уклонялись часто, вспарывая проносящееся мимо призрачное тело короткими клинками. И танцевали они в одном ритме. Это было не передать словами. Уклон, уворот, блок.
        Нет! Все это не то! Как описать движения трёх парней, что страхуют друг друга?! Когда один бросается в пасть, тут же второй скользит по полу, вскрывая призрачную брюшину, а третий делает невероятное сальто и со стороны кажется, что едва касается кончиком клинка темени гончей. И все это занимает мгновение. Уже через секунду он и влетают в зону отдыха на полной скорости, где, едва вошедшая в неё с другой стороны Дримка, лёгким касанием руки восстанавливает им здоровье. Для новой атаки на новом фронте.
        Разбойники прямо на бегу посылают эльфийке воздушный поцелуй и уносятся в противоположную сторону. Чтобы снова схватится с новой гончей и повторить манёвр с отступлением. Чем-то это похоже на челночный бег. Но куда быстрее и веселее. И естественно немного кровавее и болезненнее. Рога без руки тот ещё пейзаж для «весёлых стартов». А ведь гончие критовали и травмировали игроков едва ли не через раз. Дримка сбилась с ног всех ставить на ноги в этом конвейере. Хорошо хоть Блюстители были с нами. Их магия выручала в случае очень неприятных травм, вроде ослепления или отсутствия ноги.
        Рядом со мной встали Сумчег, что скилом танка взял меня в опеку, Варяг и Бескун. Сейчас я был центром этого роя, что пролетал мимо меня. Роги меня впечатлили. Как и остальные игроки клана. Теперь я понимал, почему они топы. Это целая симфония, где дирижёром был Бескун и он был в своей стихии.
        Кто-то выходил на секунду и тут же нырял обратно, едва гончие бросались к нему, кто-то стоял под их ударами до упора, вроде Сумчега. А после с криком: «Сдохни, тварь!», наносил удар. Остальные не стояли тупо таращась. У каждого была своя роль.
        Маги били площадками и тут же уходили под полог. Три лучника, один хант и два рейнджера, тоже творили чудеса. Молниеносные броски и маятники гончих сильно мешали, но эта троица ловили их на уходе от ударов магов. При этом они стреляли не в саму цель, а в стороны. На моих глазах эта тройка за пару ударов сердца выпустила десяток стрел в совершенно нелепые стороны. Это тоже был своеобразный танец. Он стреляли, казалось бы, в пустоту, но именно в этом месте очень часто выныривали гончие, уходящие порталами от масштабных заклинаний. Как и с рогами, большая часть ударов уходила в пустоту. Гончие даже в прыжке изворачивались и уходили от атаки игрока. Они разминались на миллиметры, но не давались под удар. Однако топовые игроки не нубы. Они знали, на что идут. И упорно продолжали… танец? Симфонию? Марш?
        Я человек военный и привычный к манипулированию как другими людьми мной лично, так и лично мной массами других людей. Все эти митинги и марши призваны лишь для одного. Для синдрома толпы. Когда человек теряется в массе и идёт туда, куда тащит толпа. При этом они верят в то, что внушает масса. На этом и построена армия и государственность любой страны. Но в конечном итоге, офицеры и дирижёры этого движения просто находят свои интересы в подогреве толпы или уходят в свои ниши. Вроде мафии или других антигосударственных структурах.
        И все это красиво подано и обыграно, голубые береты и тельняшки. Камуфляж и «Честь имею». У контры это всякие Единые Арестантские Кодексы и Уклады и Братство Всяких Фанатиков Во Имя Аллаха или кого угодно, лишь бы было знамя и те, кто пойдут за ним. И многое другое, что хватает за душу, когда видишь монолитный строй из тысяч ребят, что сотрясают землю ударом сапога. Это берет за душу. Этот коллективизм. Эта общность и социальность.
        На самом деле это все наносное. Рядовые ненавидят сержантов, которые готовы убить и рядовых за их тупость и непонятливость, и своих начальников за…. да просто за то, что они начальники, которые творят что угодно, лишь бы не спал солдат. А те в свою очередь ненавидят свое начальство, которому нечем заняться, кроме того, как полюбить их в особо извращённой манере за тупость подчинённых, которая приравнена к тупости самих офицеров. И это бесконечный круг ненависти, в котором даже бывшие солдаты все ещё верят, что где-то там, вдалеке, есть или был Бессмертный взвод героев, которые отдали и тело, и душу во славу чего-то большего, чем они сами по себе были. И они были. Вот только там тоже были такие же парни, со своими проблемами и страхами. И рождались они и умирали на поле боя. В горниле войны. И те, кто случайно выжил на этой наковальне, уже никогда не будут нормальными с точки зрения тех, кто живёт спокойной гражданской жизнью.
        Как тот же бывший офицер я все это понимал и боролся по мере сил. Ещё там, в прошлой жизни. Сейчас же я видел… нет, это не описать словами. Это экстаз. Когда твои бойцы, реальные профессионалы, когда они действуют не из-под палки, когда они сами рвутся в бой и прикрывают друг друга.
        Это нечто. Это то, что должен прочувствовать командир любого звена, любого звания, любой армии. Это и есть армия. Это и есть воины. И пусть в этом мире нет смерти, но полные ощущения боли очень многих загоняют в безопасные зоны городов и только воины в душе могут отточить свой профессионализм до таких высот.
        Но долго восхищаться своей работой орлы мне не дали. Команда раз за разом выскакивала наружу, отвлекая мобов и раздёргивая плотную стаю на отдельных особей, но пришла и моя очередь.
        Бес проинструктировал меня заранее. Он знал о «сосуде сущностей» больше, чем я, хоть и не имел этого заклинания. Оно хоть не божественное, но очень редкое. Я прям видел желание Бескуна узнать как я его добыл. И суровый взгляд Варяга. Не сейчас. Но все это проблемы будущего. Сейчас мне предстоит вытащить и группу и рейд из этой задницы. Судя по всему Бес так и не нашел запасных вариантов даже опросив всю нашу команду.
        Я должен выбрать самую избитую гончую и тогда эффект боли и время поглощения будут меньше. Да ещё и выжить должен. Сумчег конечно взял меня под опеку, но передача урона зависела от характеристики «дух» у мага и «мудрость» у танка и обычно они у этих классов очень невелики. Так что вся эта катавасия была затеяна лишь для того, чтобы я смог продержатся двенадцать секунд каста и не слиться. Зона отдыха за спиной сильно выручала и уже три гончих отлетели в свой ад, но и трое наших уже седели у костра под посмертными дебафами. У магов закончилась мана и пошли откаты мощных заклятий и эликсиров. Несмотря на то, что размен один к одному и нас вдвое больше, урон по мобам значительно просел. Хант и двое разбойников печально сидели у костра, но именно они были самыми опасными для гончих и больше всего их агрили уроном, за что и поплатились. У остальных просто не хватало скорости и ловкости, чтобы попасть по этим тварям.
        — Арт, давай!  — Заорал Бескун и, шагнув за барьер вместе со мной, закрутил вокруг нас огненный смерч. Плюс пять секунд к моему касту, пока пламя не спадёт к нам никто не доберётся. Главное угадать момент, когда каст будет закончен и гончая окажется в радиусе десяти шагов.
        Угадали. Израненная гончая ринулась на нас, едва опала огненная завеса, но вперёд вышел Сумчег, прикрывающий меня и Дримку. Мне осталось только дождаться, пока цель сократит расстояние и отпустить заклинание.
        А вот дальше начался ад. Боль жуткая, словно от пули, рикошетящей от бронежилета и гуляющей по телу, однако все никак не теряющей энергию, но замедляющуюся, что делало ощущения ещё неприятнее. Перед глазами, в которых потемнело, мигала зелёная огромная кнопка «отказ» и только заклинания Дримки давали короткие передышки. Все это время все орлы и вся наша команда держала оборону вокруг меня, закрыв своими телами мою тушку, которую на руках заносили за барьер. Из-за заклинания Бескуна пришлось отойти на шесть метров от силовой плёнки защиты, иначе бы отдача от его смерча размазала бы нас самих. Обратные шесть шагов дались нам неслабой кровью. Большая часть орлов были растерзаны за секунды взбешёнными гончими. Их тоже осталось всего пять, изрядно раненых особей, но под дебафами сражаться с этими тварями нереально.
        Как ни странно, меньше всех пострадала наша команда. Топы с уровнями под две сотни умели играть и умирали редко, потому воскрешать в рейде могли только двое. Не рассчитывал Варяг на такие приключения в простеньком для таких зубров инстансе, а получить подкрепление некогда было. Все слишком лихо закрутилось. И найти в этом вечно меняющемся лабиринте своих можно, но сложно и долго.
        Сейчас уже сюда летят ещё два рейда, но вряд ли прибудут раньше, чем через двое суток. Так что решили обходиться своими силами и действовать сейчас. Наличие ещё двух сотен клинков может сильно усложнить жизнь, потому как ЦИ не дремлет. Бес и без того переживал, что система ещё что-то придумает, как будто нам этих гончих мало.
        И вот словно накаркал. Едва я выдохнул из себя накопившееся возмущение, в основном с матерными выражениями крупного калибра по разработчикам и их предкам, как хлопнул портал со звуком серебряных колокольчиков. Этот нежный звук уже стал меня нервировать и выработал рефлекс агрессии. Всего за пару дней.
        Лирия пожаловала. Атаковать существо вне уровней не рискнут даже топы, потому все замерли в ожидании. Бесить неправильную дриаду не решался никто, хотя прецеденты были и даже ее убивали. И даже не один раз. Но потом сильно жалели о содеяном. Самые сильные скилы для ассасинов среди серых рас. И если обиженная богиня выдаст классовый квест со своей наградой, для наказания обидчика, со столь жирными плюшками, что не сможет отказаться даже самый святой бессребреник, то кос-лист топового клана покажется детской вознёй.
        А клановые бойцы в этом плане рисковали ещё больше. За некоторые плюшки от богов, пусть и не имеющих силы в реале, можно нарваться на полноценную войну против девяти других из первой десятки. Сейчас у них статус-кво, но при желании богини и шикарных наградах они могут объединить усилия. И не столько ради плюшек, сколько ради того, чтобы скинуть более сильного соперника не рискуя нарушить клановый кодекс чести, где войны всегда один на один, да и те редки. Все понимают, что в междоусобице слабеют оба клана, давая растерзать себя более слабым. Потому все рвались вперёд, не задевая соседа, а усиливая себя. Войны топов были редкими, потому как эти ребята тут зашибали не малую деньгу, и как раз в войне эта деньга сгорала, как трава при степном пожаре. А дураки, в топы не вылезут.
        Потому все орлы замерли, боясь даже выдохнуть в сторону Лирии. Та же смотрела на меня сморщив носик и как-то по-птичьи склонив голову набок.
        — А ты хитрый!  — Наконец-то улыбнулась она.  — Но все не будет так просто.
        После этих слов девушка размазалась в воздухе и в мгновение ока оказалась возле меня. Я ещё не успел отойти от боли и слегка тупил, стоя на коленях и ловя ртом воздух. Боль затухала медленно и рывками. И вдруг ощутил влажные губы на своих губах и юркий язычок у себя во рту, при этом ее мягкие и прохладные руки словно стальные оковы обвили мою шею. Все ощущения были до обалдения настоящими и реалистичными. И я даже не мог отстраниться, потому как сначала опешил, а потом просто не смог вырваться из этих объятий.
        Длилось это недолго, секунд двадцать, но мне хватило, чтобы отойти от шока и боли.
        — Ты чего творишь, дура?!  — Выдохнул я, едва дриада отстранилась.  — Тебе теперь #$/@/$!
        Я конечно с Эль вроде как в ссоре и вроде бы имею право целовать кого угодно, и не только целовать. Но я уже не юноша и знаю женщин. Особенно тех, кто считает себя несправедливо отвергнутыми или преданными. А ещё, пусть и поверхностно, но знаю темперамент Эль. Похоже, мне тоже грозит жестокая расправа от Бронзовых львов. Если вдруг Эль увидит в этом поцелуе покушение на ее мужчину, то она пойдёт в разнос и закопает эту дуру глубоко под землю, невзирая на ее божественный статус. А после этого меня закопает Стас, на пару с Эйриком. Если же Эль решит, что я променял ее на кучку пикселей, то зароет она нас в одной могиле и как можно глубже. Потом снова же, Стас с Эйриком раскопают, дадут по морде лично мне и снова закопают, но уже поглубже. Ведь наезд на богиню это угроза всему клану, а Эль на все это будет резко наплевать. Женщины они такие… женщины.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОЛУЧИЛИ БОЖЕСТВЕННЫЙ БАФ «ПОЦЕЛУЙ ЛИРИИ». ОТКАТ ВСЕХ ЗАКЛИНАНИЙ УСКОРЕН В 10 РАЗ. РЕГЕНЕРАЦИЯ ЗДОРОВЬЯ МАНЫ И БОДРОСТИ УСИЛЕНА В 10 РАЗ. ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ 24 ЧАСА.
        — Хам!  — Лукаво засмеялась Лирия и снова хлопнула в ладоши, от чего у меня снова все в душе оборвалось.
        За такими хлопками обычно открывались врата Ада. И я не ошибся в этот раз. Очередное проклятие Лирии опустилось на нас, и сейчас его радиус был в пять километров.
        Оставшиеся гончие резво устремились к нам, пересекая линию исчезнувшего барьера.
        — Рейд, строй!  — Громыхнул Варяг.  — Бес, варианты!
        — Уходим плотным строем. Бегом!  — Тут же отрапортовал Бескун, не особо раздумывая. Других вариантов кроме «ноги в руки» не было даже для гениальных стратегов.
        — Бегом, черти, бегом!  — Скомандовал Варяг, который и сам уже все понял, но Беса спрашивал по привычке.
        Среди орлов только Бескун, Варяг, Сумчег и Дримка не были под посмертными дебафами, после последнего рывка у барьера. Теперь же все остальные были не выше меня по уровням, потому как все их статы урезало вдвое. Конечно, были и бонусные характеристики и статы с экипа, но привыкший к своему телу игрок в таком состоянии ощущал себя, словно гриппующий спортсмен, потому КПД упало на порядок.
        — Сумчег, держи Дримку и крой тыл, иначе вайп. Варяг слейся, но убей хотя бы двух. Арт, выпускай гончую. Дайте фору инвалидам. Я последний рубеж.  — Сиреной взвыл Бескун.
        Надо признать никто не растерялся. Все плотным строем устремились в очередной коридор пещерного города. Святозар со своим щитом веры отгонял гончих и рисковал меньше всех, потому как откат воскрешения у Еремея был почти втрое уменьшен из-за нас с Дрейком. Пала страховал Варяг, потому он сливался редко, но вот ощущения от укусов гончих никто не отменял.
        В итоге коридор мы перекрыли и приняли бой. Дримка лечила танка, а тот держал ее. В это время Варяг старался попасть по шустрым бестиям своим мечом и не сдохнуть раньше времени. Получалось у него это достаточно плохо. Слишком быстрые твари. А воин не мог применить свой «рывок» потому как этими рывками гончие передвигались куда чаще его. Да и оставить нас без основного ДД не лучший вариант.
        Спасло положение то, что я выпустил свою гончую, которая вцепилась в горло своей товарке. Остальные кинулись ее грызть и в этой свалке Варяг доблестно погиб забрав с собой двоих противников. Следом последним мощным площадным заклинанием Бескун остудил остальных, выбив ещё одну.
        Гончие помимо скорости были ещё и умными. Две оставшиеся особи взвыли, подняв головы к потолку и по коридору разнеслось эхо. Вдали ответили. Пока ещё вдали и пока ещё очень далеко. Но это ненадолго. Двигаются эти бестии очень быстро.
        Но атаковать оставшиеся мобы не спешили. Просто крутились рядом, нервируя нас, но не нарываясь. Сами были излишне слабы. Один-два удара и вся стая потеряет след. Да и травмы сильно сбили их скорость. Если бы ринулись в атаку, мы могли бы и победить. ЦИ это понимал и такую радость нам давать не желал.
        — Сумчег, Дримка, прикройте.  — Крикнул я, кастуя откатившееся заклинание «сосуд сущностей». Хоть какой-то прок от поцелуя дриады. О том, что он принесёт в будущем, думать не хотелось. А то, что этот сочный момент для домохозяек попадёт, в сюжет я не сомневался. Жаль Магхат-Трогтар по своему красив, но Эльмиэль его разнесёт к чертям. Интуиция у меня раскачана под завязку и седалищный нерв это остро чувствует.
        — Куда, придурок?!  — Закричал Бескун мне в спину, но я уже летел вперёд. После каста заклинания у меня было пять секунд на выбор цели, иначе все впустую, при этом можно было двигаться, а не стоять столбом, как во время каста.
        Дальше снова боль. Очнулся я уже на руках Дримки и Беса, которые тащили меня. Прикрывал спины Сумчег, тяжело топая в тылу и злобно матеря последнюю гончую благим матом.
        — Стойте! Дайте, я выпущу сущность.  — Попросил я и меня тут же скинули с плеч с видимым облегчением. Маг и хилер далеко не силовые бойцы, и тащить меня им было достаточно неудобно.
        Гончие, уже будучи во мне, не восстанавливали свое здоровье мгновенно, а регенерировали в обычном режиме. Это было плохо, но выбирать не из чего. И я спустил собачку на последнюю тварь.
        — Бегом!  — Взрыкнул Варяг и побежал вперёд. Смысла смотреть кто победит действительно нет. Главное выйти за радиус нюха гончих и сбить их со следа. Ну и желательно покинуть зону проклятия Лирии, будь она неладна. Потому мы просто бежали волчьей рысью, такт которой задал Варяг. Тридцать шагов бегом, тридцать обычным шагом. Через пару километров догнали остальных. Еремей и Криста по-прежнему замедляли группу, но все равно их никто не бросал. А сзади нёсся протяжный собачий вой. Стая хоть и потеряла последнего пса, все равно все ещё держала след. Правда делала это куда медленнее. Если догонят нас в зоне проклятия, мало не покажется. Даже клановым. Уж больно неудобные условия респа и защиты на проклятой богиней земле.
        Это понимали все и упрямо перебирали ногами. Упорно и равномерно. Как каток. Как армейский взвод. И я вдруг вспомнил, что я «старый бард», а Дрейк «подпевала». А ещё то, что бафы подклассов, да и просто баферов, работают на всех кто не красный и не враг.
        — Дрейк, подпевай!  — Крикнул я с бесшабашным весельем висельника в голосе.
        — Третьи сутки в пути, ветер, камни, дожди.  — Затянул я, стараясь попасть в ритм шагов и дыхания, что при беге в игре позволяло экономить бодрость, совсем как в реале.
        — Все вперёд и вперёд, рота прёт, наша прёт!  — Уже на два голоса пели мы, печатая шаги и видя, что вся команда взбодрилась. Тоска поражения отступала, и бегство уже не было отступлением, а являлась тактическим манёвром. Хотя кого я обманываю? Топы не могут отступать. Не тот характер у них.
        — Третьи сутки в пути, слышь, браток, не грусти!  — Вплёлся в песню голос Варяга, что снова подкинуло баф от песни на каплю. Он не бард и не подпевала, но сам баф зависит от эмоций аудитории.
        — Ведь приказ есть приказ, знает каждый из нас.  — В эту строфу уже влился Тол Убивец. Я так и знал, что он из наших.
        — Напишите письмецо, нет его дороже, для бойцов.
        — Напишите пару строк, вы, девчата, для своих пацанов.
        Эти строки как раз совпали с шагом и восполнением бодрости, но теперь орали пять глоток включая Святозара, который проигнорировал косые взгляды Еремея и присоединился к нам. И мы набирали децибелы и кураж. Сейчас это уже был не просто баф. Это то, что чувствует единый монолитный строй или толпа фанатов футбола, скандирующая слоганы. И наши статы возрастали прямо на глазах.
        — И на рассвете вперёд уходит рота солдат!
        — Уходит, чтоб победить и чтобы не умирать!
        — Ты дай им там прикурить, товарищ старший сержант!
        — Я верю в душу твою солдат! Солдат! Солдат!
        Теперь мы уже не пели, а ревели басами, распугивая мобов, которые не решались связываться с нами. Даже пара паков из сотых скелетов уступили дорогу. Оказывается, в игре так тоже бывает.
        На втором повторе припева даже гончие потерялись, возможно, решив, что ввязываться в бой с такими психами себе дороже. Уже на второй строке припева гремел и рейд, и моя группа, схватившие слова на лету и понявшие что это припев-дубль. А тридцать глоток это мощь. И снова по коридорам эхо понесло пугающий мобов звук бегущих в одном строю людей.
        И на рассвете вперёд уходит рота солдат
        Уходит, чтоб победить и чтобы не умирать
        Ты дай им там прикурить, товарищ старший сержант
        Я верю в душу твою солдат! Солдат! Солдат!

        Глава 7

        Бежали мы бодро и с песней. Как и в прошлый раз загремела музыка, и чем больше нас вплеталось в мелодию, тем больше был эффект бафа и тем громче становилось сопровождение. Когда же на последнем припеве его затянули все присутствующие от нас отшатываться стали даже мобы. Вот такой весёлой толпой инвалидов мы и ввалились в новое место отдыха вне зоны проклятия Лирии. Вопрос надолго ли? Когда ты влюблён в девушку, то вполне понимаешь литературные аллегории, сравнивающие девичий смех со звоном серебряных колокольчиков. У меня же теперь до конца жизни это будет ассоциироваться с той же командой «вспышка справа». И эта дриада та ещё вспышка.
        Народ тяжело дышал, но улыбался. В игре собственно дышать не нужно, но рефлексы никуда не делись. Потому разработчики ввели в игру немного реализма, и когда человек в игре интенсивно двигался и терял бодрость, то при падении шкалы за границу пятидесяти процентов начиналась вполне реальная отдышка, а на нуле ещё и в глазах темнело и в боку коло. А вот гипервентиляция лёгких помогала восстановить бодрость, как медитация ману. В итоге все улыбались и дышали как выкинутые на берег рыбы. Все, кроме Румпеля, который похоже при смерти потерял уровень и теперь был жутко зол.
        — А я говорил, что все это плохо кончится. Ты представляешь, что будет у врат? Да нас там порвут как Тузик грелку. Это уже второе проклятие за день. И все из-за нас.  — Вещал гном магу, потрясая секирой.
        — Ру, остынь. Как только откроется Бездна, пойдёшь в рейд вне очереди и восстановишь свой уровень. Мы все оценили твой героический поступок. И он обязательно попадёт в сюжет.  — Положил руку на плечо гному Варяг.
        — Да?  — Мгновенно успокоился Румпель.  — Тогда ладно. С такой наградой за свою героическую смерть я согласен.
        Назвать смерть гнома героической можно было лишь с натяжкой. Нет, он отважно ринулся на двух гончих, и задержал их на мгновение, что позволило рейнджеру убить одну из них и не дать дотянутся до меня. Но все орлы работали на пределе и почти так же. Гончих хоть и было почти втрое меньше, они успевали быть в трёх местах одновременно. Но видимо Варяг решил купировать ситуацию сразу же, пока вспыльчивый гном не пошёл в разнос.
        Основной же урон гончим наносили роги. Только у них хватало ловкости дотянуться до противника. Маги били площадками, но тоже не совсем успешно. Чем мощнее заклинание, тем дольше каст и тем сложнее изменить прицел, а ситуация менялась буквально в мгновение ока. Только что псы грызли Сумчега, прикрывающего меня, и вот они уже совсем в другой стороне кидаются на Бескуна. Так что маги просто перекрывали сектора, для того, чтобы разбойники и стрелки могли достать псину. Остальные служили лишь мясом, давая секунды остальным. Даже Варяг бесполезно махал мечом, не в силах поразить слишком быструю мишень.
        — А ты полон сюрпризов.  — Подошёл ко мне Варяг.
        — Да это не сюрприз. «Вальс Гнева и Тьмы» на дримтубе в хитах. Благодаря им уже три дрим-группы дерутся за авторские права на «Крылья» Наутилуса. Чувствую, и за эту песню рвать начнут. Хотя думаю это тоже седая древность. Я такой и не слышал.  — Хохотнул Бескун из-за спины воина.
        — Тебе лет сколько… майор.  — Варяг запнулся на мгновение, оценивая меня. И ведь, гад, угадал. Опасный тип.
        — Все что есть — моё.  — Хмуро буркнул я. Нет, это не тайна и как бы там дальше не получилось с Эльмиэль, гадить ее клану я не буду. Стас желал набрать побольше таких как я старичков. И думаю Варяг не глупее его. И сразу возникнет куча вопросов как это старичок за шестьдесят сидит в дриме. А тут и Бескун рядом. Он хоть и раздолбай местами, но головой работать умеет.
        Варяг прищурился и кивнул. Не понятно то ли мне, то ли своим мыслям.
        — Рейд, по домам. Отдыхаем!  — Крикнул он всем.  — Всем отбой.
        — Сколько вас?  — Это он уже мне.
        — Кого нас.  — Не понял я.
        — Безвылазных из игры.  — Хитро усмехнулся воин.  — Или ты думал, кланлид топового клана из десятки не знает про программу?
        — Не знаю.  — Попытался я не терять лицо.  — Это же «друзья-враги»! Не забыл? Мы ту не сильно любим обмениваться личной инфой.
        — Я понял. Ладно. Бес нашептал про тебя. Да и Ауру Гнева не дают кому попало. Потому мы уходим в реал, оставляя одного Беса на страже. Не обижай парня. Лады?  — И Варяг подставил ладонь. Я не долго думая, хлопнул по ней.
        — Лады. Но сам понимаешь, за всех я не ручаюсь.
        — И не надо. За нас порука наши имена, наш клан и две рейдовые группы, идущие сюда. Зона проклятия позади, так что при «ахтунге» мы можем эту гору сровнять с землёй. Не думаю, что тут собрались идиоты.  — Улыбнулся Варяг улыбкой уверенного в себе человека.
        После этого он просто лёг на землю, укутавшись в хороший такой плащик, и почти пропал из моего поля зрения. Только призрачный силуэт. Не наступить бы.
        Остальные поступали так же. И вскоре тут остались только я и Бес. Ну и ещё Криста и Тол, за которыми я наблюдал исподтишка. Правда Криста быстро окуталась полем усиленной маскировки. Что слегка меня выбило из себя, но потом я понял, что девушка просто действительно уснула. Ведь ее напарник пусть незаметно, но шевелился, изображая ушедшего в реал. Видимо от скуки или рефлекторно. Что выдавало нем присутствующего игрока. Видимо он не сообразил, что нужно или действительно уснуть или применить какое либо заклинания для маскировки. Ведь спящий в игре персонаж приравнивался к вышедшему в реал.
        — Итого трое.  — Хмыкнул Бескун, подсев ко мне.  — Странная вы команда. И я думал Дрейк и Святозар одни из ваших.
        — Ты тоже в курсе?
        — Я координатор и аналитик клана, так что я просто обязан все знать. Здесь я отдыхаю,  — маг обвёл рукой пещеру,  — а в реале пашу как сивый мерин, обрабатывая тонны информации в поиске новых данных. Топовые кланы одними из первых узнали о программе полного погружения. У нас много тех, кто уже рядом с цензом.
        — Я думал это пока не афишируется.
        — Не афишируется в том плане, что пока идут испытания и обкатка об этом не кричат на каждом углу. Если все сделать резко, то будут скандалы. Пока не хватает специалистов и оборудования для массового погружения без выхода в реал.
        — С этой стороны я не смотрел. Сам не понимал почему о такой возможности не говорят вслух. Теперь понял. В реале тысячи людей с деньгами которые рвут бороды из-за того что не могут вернутся в игру. Такой толпой и при связях они запинают и богов.
        — Ты и про богов знаешь?  — Прищурился Бескун.
        — Знаю.
        — И это тоже странно. Инфа не закрытая, но и не всем доступная. Тут принцип НЛО работает. С кем ты сотрудничаешь и кому посвящён? Учти нам это просто необходимо знать для совместной работы.
        — Принцип НЛО?  — Опешил я не поняв причём тут пришельцы, но вот мысли понеслись вскачь.
        — Да забей. Это я так.  — Ухмыльнулся Бескун, но я тут же всем существом почувствовал наигранность.  — Ну это я к тому что многие верят в НЛО и даже кто-то их видел, но никто не знает что это и что собственно видел. Но сам факт существования НЛО скрывает налёт всяких дебилов что напридумывают себе похищений с обязательно сексуальными опытами. А что там действительно в космосе творится, никто и не знает. Так и в игре. Большинство просто не верит, что боги это не просто сильные неписи…
        Бескун вещал, а я вдруг прозрел. Или не прозрел, а мне Похвист подсказал. Напомнил то, что я и так знал, но забыл.
        Богдан увлекался космосом и в нашем доме по этому поводу велись жарке баталии. При этом многие сходились в одном. Мы пришельцам не нужны ни как рабы, ни как сексуальные рабы, да и наши ресурсы им до лампочки. Даже если они такие же глупые как люди, их банально остановит закон сохранения энергии. Все эти червоточины или гипер-трассы не решают как обойти закон. Время, возможно, но не энергию. И тогда в любом случае доставка грузов отсюда станет нерентабельной.
        У нас икра заморская баклажанная в свое время могла попасть только на царский стол. Времена изменились и время доставки, но не изменился лишь один закон. Энергии нужно столько же. Энергии ветра, солнца, пара или горения бензина. И икра перестала быть дорогой только когда баклажаны стали выращивать в старом свете. Потому нет нужды в том, чтобы плестись за тридевять земель за тем, что есть в любой солнечной системе.
        Нет, конечно можно представить как на землю спускается флот захватчиков…. и требуют что? Телефоны? Золото, которого и в космосе хватает? Рабов? Секс-рабынь? Так для тех, кто может преодолеть сотни парсеков мы не больше, чем мартышки? Скорее забавные животные, чем подходящие рабы. Да и само рабство основано не на нужде себя прокормить, а на желании возвысится над равным, как и любая другая власть. Издеваться над кошкой будет только слабый и забитый изгой, теша иллюзиями себя самого.
        И даже пусть так. Прилетели Конкистадоры космоса? Зачем владыкам прятаться по углам? Боятся, что их арестует участковый Вася, у которого глава колхоза кум? Смешно.
        Тогда кто летает над землёй? Зелёные человечки? Вряд ли. И почему все страны так секретят эти данные? Боятся паники? Мы не одни во вселенной и нас тут же прилетят завоёвывать? Тоже странно. Половина людей только за то, что бы в их жизнь пришли джедаи и звездолёты. Да и ежу понятно, что человечество не может быть одиноким во вселенной из миллиардов галактик с миллиардами звёздных систем.
        Нет. Все это наши технологии. Ведь даже сейчас армейские разработки на порядки опережают гражданские. А насколько разработки ордена властителей опережают армейские? И где же сами властители? И если начало этому ордену положили такие же гении как Раздолбай, то я не удивлюсь тому, что они уже давно в космосе, уложенные в капсулы полного погружения и оттуда заправляют всем. Это объясняет, почему игра столь популярна, а условия взаимодействия с реалом столь суровы. Для богов этот мир более реален, чем настоящий.
        — Все сказал?  — Спросил я мага, когда вышел из ступора. Он давно понял, что я его уже не слышу и не слушаю, потому замолчал и просто смотрел на меня.
        — Вроде бы.  — Скривился тот.
        — Надеюсь, ты сам все понял.  — Хмыкнул я.
        — Так кто твой покровитель?
        Я скептично приподнял бровь, на что Бескун весело заржал.
        — Ну, стоило же попытаться. Бывает прокатывает даже с бывалыми.  — Хохотнул маг.
        — Даже с тобой.  — Вполне серьёзно кивнул я.  — Принцип НЛО и все такое.
        Бес побледнел и зло сощурился.
        — Успокойся.  — Охладил я пыл парня.  — Я молчу. Сделаем вид, что я не знаю, чьи корабли тут летают.
        На самом деле это была ещё одна проверка, но по расслабленному лицу мага, понял, что я прав на все сто.
        — И все же странно, что ты так много знаешь и вне клана. Таких не отпускают.  — Сказал Бескун спустя пару минут задумчивости.  — Ты точно не рерольщик. Я видел твоё интервью в песочнице. Нуб как есть. Да и тут присмотрелся к тебе. Много не знаешь из мелочей, которые приходят с опытом и долгой игрой. Так что вывод один. Ты на кого-то умного работаешь.
        Эх, ребят. В век высоких технологий вы забываете, что значит быть оперативником. И всегда есть опасность переиграть самого себя в игре «а что, если он знает, что я знаю, что он знает, что я…» и сейчас Бескун искал варианты именно в этой сфере.
        — Не все так очевидно.  — Назидательно хмыкнул я.
        — Бронзовые львы?  — Фыркнул маг.  — Не смешно даже.
        — Германия? Весь мир? Не смешно даже!  — Хмыкнул я в ответ.
        А Бескун завис, обрабатывая инфу. И посмотрел на меня уже жёстко.
        — Нет. Но Эль со мной. А ее я в обиду не дам. Мне наплевать на клан, с этим пусть возится кто угодно. Но решу, что их проблемы из-за тебя и я тебя… удивлю… сильно! Надеюсь, мы поняли друг друга как мужик мужика. Она моя слабость и моя сила.  — Я печатал слова, словно гвозди забивал.
        С одной стороны это может выглядеть смешно. Нуб прессует топа. Но это ужа давно не игра, а жизнь. Кто сказал, что третью мировую не сможет начать большой человек, обидевший маленького, но у которого есть мать, что чем-то дорога ещё более серьёзному киту. Настолько дорога, что в горнило мести могут уйти целые народы, а то и вся цивилизация? У Бога было чувство юмора, когда он создавал людей!
        Бес поморщился, но на рожон не полез. Умный парень, не отнять. Дальнейший разговор был без угроз и намёков. Обычные байки игроков с едва заметными попытками вытянуть косвенную информацию по обмолвкам и ответам. Этим занимались и Бескун, и я, и оба это понимали, но с улыбками продолжали играть в эту игру.
        Вскоре мага сменила Дримка, а я решил поспать, чтобы дать мозгу отдохнуть и, завернувшись в плащ хранителя ветров, лёг на каменный пол. Хорошо, что в игре нет такого дискомфорта как в реале.
        Проснулся я, когда весь рейд был в сборе. Как оказалось, в некоторых рейдах игрокам позволяется играть некоторое время без отсыпных и с четырьмя часами бодрствования, но это не более недели и всего раза месяц. Корпорация шла на уступки игрокам во многом, но и врачи не уступали позиций.
        Варяг подозвал нас со Святозаром к себе. Тут же рядом нарисовался и маг.
        — Где ближайшие врата? И какие?
        — Там.  — Я пальцем указал направление.  — Километров пять, навскидку. Карты у меня нет, так что сравниваю по пройдённому уже пути. Дальше начинается километровая зона поиска.
        — Ясно. Карта тут не сильно и поможет. Хоть коридоры и городские кварталы пещеры всегда одинаковы, постоянно возникают завалы от обрушенного свода. И там где раньше был проход, уже его нет, а где вчера был тупик, путь свободен. С мобами также. Там где босс был, теперь пасутся сотые мобы или наоборот.  — Пожал плечами Бескун.  — Так что будем просто идти в направлении. А куда врата?
        — В Чистилище. Остальные врата там.
        — Ну, естественно. Сам бы мог догадаться, что легко не будет.  — Поморщился маг.  — Ну что, поехали?
        — Рейд, походный строй!  — Громыхнул Варяг.
        Дальнейший путь мало отличался от первого рывка. Авангард из разбойников подрезал встреченные паки мобов и уходил вперёд, остальные орлы обтекали их оставляя недобитков нам. Мы с горем пополам разделывали мобов и если вдруг не справлялись, нас подстраховывали орландиносы, так что прошло все без эксцессов. Тем не менее, это был тот случай, когда слишком хорошо это очень плохо. Румпель матерился как сапожник и уже ни Варяг, ни Бескун, с ним не спорили. Впереди какой-то… да не какой-то, а полный абзац. По-другому быть не может. Орлы откровенно нас паровозили, причём в наглую. Я умудрился добрать уровни до восмидесятки, Дрейк до семидесятого уже дополз. Тол и Криста до полтинника. Блюстители остались при своих, в боях больше работая баферами и хилерами. По молчаливому согласию всех, решили качать самых младших. Потому и уровни летели. Валили мы ведь сотых мобов, а то и выше. Сто пятидесятых уже ковыряли при помощи орлов. И только то, что выше уже выбивали сами топы. А ЦИ никак не реагировал.
        Так продолжалось долго. Искать вход в Чистилище в этом лабиринте из коридоров и пещер пришлось долго. И по-прежнему ничего не происходило. Нервное напряжение росло и начинало угнетать уже всех. Смешки, которые вначале сыпались на нас при попытке расковырять сильного моба, исчезли. И народ уже больше хмурился, перекидываясь лишь короткими и лаконичными фразами нужными в бою. Только Румпель матерился в бороду, но тоже едва ли не шёпотом. Сам понимал, что в таком состоянии за излишние слова даже друзья могут сагриться.
        — Твою мать!  — Выдохнул Бескун.  — Приплыли!
        — А я же гово…  — Попытался выдать свою версию событий гном, но был прерван ударом кулака в грудину от Варяга и с дебафом «солнышко» пошёл глотать воздух. Рука у кланлида тяжёлая.
        Прямой и очень широкий коридор оканчивался кругом из завихрений грозовых туч с проблесками молний, которые с характерным звуком хлестали по стенам. Запахло озоном.
        И во всей этой феерии спокойно стояла девушка с очень простым двуручным мечом и в почти ополченских доспехах. Никаких украшений. Все бедно, топорно и по-простецки. Даже немного нелепо. Шлем скособочен, нагрудник великоват и в отметинах от мечей. А взгляд блуждает где-то вдали, не видя нас. Аника-воин, иначе не скажешь. Лишь одно «но»… имя ей Ирия.
        Мы замерли не смея даже выдохнуть.
        — Бес, варианты?!  — Прошептал Варяг, боясь шелохнуться. Прежде чем ввязаться в бой с богиней следует хорошенько подумать.
        — Без вариантов!  — Так же тихо и слегка истерично хихикнул маг.  — Ты сам знаешь кто это. Я об этой ипостаси только слышал.
        — Выход есть всегда!  — Гаркнул Святозар так, что все вздрогнули, включая топов.
        Он раздвинул остальных и вышел вперёд. На ходу у него исчезала одежда, которую он прятал в рюкзак, оголяясь до торса. В итоге остался босиком в одних нубских штанах.
        — Со мною Бог, за моей спиной ангелы, в сердце вера, а истина в клинке!  — Святозар достал меч и включил щит веры, который завибрировал едва слышным звоном колоколов.
        — Я принимаю твой вызов, верующий!  — Очень серьёзно кивнула девушка.  — Но я Богиня, а ты пусть и бессмертный, но обычный. Это не равный бой.
        С девушки слетела вся задумчивость и едва она вышла из состояния статуи и стала двигаться как мы ощутили всю ее опасность. Это воин и рукопашник с гигантским опытом.
        — Со мною Бог! И моя вера!  — Упрямо ответил Святозар. И вдруг окутался светлой аурой.
        После чего оглянулся на нас с улыбкой. Искренней, радостной, можно сказать блаженной.
        — Твою мать!  — Выдохнул Дрейк. Остальные высказались не хуже. Я мало, что понимал, но реакция более опытных союзников меня напрягла. А вот пал начал светится все ярче. Карающий перст в его руке вообще превратился в кусок раскалённой добела стали. И он смело шёл на встречу аватару богини сумерек и боли.
        Но не это странно, а странно то, что девушка начала пятиться назад.
        «Дрейк что происходит?» — Скинул я в личку потрошителю.
        «Он псих. Ещё больший, чем мы.»
        «Не понял.»
        «Это Аура истиной веры. Это полный…»
        «Подробнее»
        «Аура, такая как у нас. Но запитанная от веры и самопожертвования. Усиление бешеное, но зависит лишь от веры в правое дело. Вся фишка в том, что через месяц с него снимут половину всех очков опыта. И будут снимать каждый месяц, пока он не откажется от этой ауры. Он теперь должен ВЕРИТЬ в свое дело и право, и набирать экспу в боях, иначе начнёт проседать в уровнях. Но при этом его силы… даже не знаю, как сказать. Если сейчас на него кинется весь рейд „Семьи Орландинос“, то ставки будут 50/50. Он реально МОЖЕТ завалить богиню».
        — Поединок чести!  — Рявкнул Святозар в лицо девушки, которая уже упёрлась спиной в портал.
        Та кивнула с некой толикой безысходности и скинула доспехи оставшись в одной набедренной повязке и с мечом в руках. Даже грудь была не прикрыта и топорщилась острыми темными сосками. Однако двуручный меч в руках этой Лолиты порхал как будто был из пластмассы.
        Дальше была феерия. Не знаю, кем был Святозар в реальной жизни и сколько он провёл в игре. Но он был мастером меча. Богиня не пользовалась щитом, но вот со своим мечом она была единым целым. Она не была дриадой, а лишь обычной хрупкой на вид девчушкой, тем не менее меч ее летал. Инерционное фехтование. Очень старое и позабытое искусство. Настоящий танец стали. Принять на меч на локоть или плечо, потом резко уйти, раскрутив длинное лезвие и в такт и инерцию меча и снова уйти в противовес, чтобы в конце траектории опять поймать его сгибом локтя или уложить на плечо или колено.
        Святозар действовал иначе. Принять на щит удар вывернутся и уколоть. Не в грудь или голову. Нет. Он метил по пальцам руки и стопам. Пытался подрезать сухожилья на ногах и руках. Обманки в лицо и мгновенное изменение траектории в бедро, колено, локоть. Уход за спину удар краем щита и размашистая подсечка.
        Мы все застыли, снимая этот танец смерти. Даже орлы молчали и просто смотрели. Там не было скилов, там не было заклятий. Там танцевал человек против машины. Четверть часа и счёт ноль-ноль.
        В какой-то момент богиня невероятным прыжком отлетела в сторону и, встав на одно колено, склонила голову, одной рукой опираясь на меч, воткнутый в землю. После чего от неё ринулась серая дымчатая волна, которая сбила нас всех с ног и только Святозар устоял, подобно богине став на одно колено и воткнув меч в брусчатку.
        — Достойны!  — Даже как-то обыденно промолвила Ирия и развеялась туманом.
        — Хрена себе концерт!  — Встал Бескун и отряхнулся от прилетевшей пыли.
        — Как говорил мой дядя из Одессы, таки да, умеют когда хотят!  — Хохотнул гном.
        — Откуда у латыша родственники в Одессе?  — Хмыкнул Бескун.
        — Тебе не понять! Это семейные узы.
        — Отставить звездочетство в строю. Рейд походный порядок и идём в Чистилище. Бес на тебе маяки отстающим рейдам.  — Гаркнул Варяг, впрочем, с некой усмешкой.
        И мы в боевом порядке нырнули в широкий туманный портал. И не известно, что нас там ждёт… Хотя нет. Знаем. Очередные неприятности от системы, которая не любит такие паровозы.

        Глава 8

        Влетели мы в Чистилище ещё немного под впечатлением. Я так уж точно. Клановым бойцам было полегче, потому как на бесчисленных турнирах, они привыкли к таким эпичным боям, но и они с уважением поглядывали на мерцающего светлой аурой паладина с толикой уважения. Но общее чувство в команде это облегчение. Мы проскочили. Богиню. Такое не каждый день происходит и не с каждым рейдом. Не зря же инстанс один из самых хардкорных и непредсказуемых.
        Я даже не сразу обратил внимание на изменившуюся местность, находясь в некотором ступоре, но уже через пару секунд меня подхватила деловая суета орлов, вырвавшая из рефлексий и я смог оглядеться.
        Да уж. Я считал, что в инстансе атмосфера давящая на мозг. Я сильно ошибался.
        Передо мной распростёрлась огромная равнина до самого горизонта, который оказался не таким уж и далёким, потому как видимость тут была так себе. Воздух казалось пропитан лёгким смогом с запахами тлена. По идее сейчас в игре белый день, но здесь царила ночь. Ночное небо без луны, заволокли тяжёлые грозовые, почти непрерывно сверкающие молниями. Потому освещение тут было постоянным и даже не требовались светляки. Вот только такое освещение куда опаснее сплошной тьмы. Да я бы тьму и предпочёл, чем это.
        У каждого игрока рано или поздно открывался пассивный навык ночного зрения и он сам собой прокачивался, так что уже через два-три месяца игры в темных данжах позволяют сносно видеть в свете флуоресцентных грибов и мхов в любой пещере. А уж в обычном ночном лесу только контрастные тени и помеха. Есть риск принять за моба ветку и наоборот, ветку за моба.
        А вот это постоянное мельтешение грозовых стробоскопов увеличивало такую опасность в десятки раз. И, похоже, другой погоды и освещения тут не бывает.
        Что я вообще знаю про Чистилище? У меня ещё в начале игры оказался толковый талмуд с основными законами и описаниями мира и время от времени я его почитывал, когда жёсткий цейтнот сменялся скучным затишьем и ожиданием очередной задницы.
        Этот план создан богами для Безымянных, которые нарушили правила хорошего тона в их сфере. Почему их просто не убили не совсем понятно, но вот решили просто закрыть эту парочку в ничем не примечательном плане, как в тюрьме. Хотя такое решение не лишено логики. Если вспомнить мифы любых народов, то там бессмертные боги очень сильно чудили от скуки. Ну да! Бессмертие только кажется таким уж благом, а за тысячи лет надоедает все, от простейших развлечений и еды до самых изощрённых извращений. Все уже было, все уже пробовал, все осточертело до колик в желудке.
        Вот и решили наказать строптивую парочку, закрыв их обоих в малой комнатушке без удобств на веки вечные. Порой смерть более мягкое наказание, чем долгая жизнь полная сожалений и мук.
        А дальше война, Исход и дробление одного нормального плана на несколько непонятных и уродливых. Во всей этой неразберихе забыли про заключённых и стенки их камеры заметно ослабели. Безымянные не могли покинуть ее, но сумели расширить и родить детей — Вампира и Ликана. Которые, потом сумели создать своих детей пусть и не совсем стандартными способами.
        Однако пробиться из клетки столь могучие сущности не могли. Щели не позволяли выйти даже Ликану и Вампиру.
        Если сравнивать аллегориями, то посреди комнаты, в которой за столами сидят Боги, стоит клетка. Боги развлекаются, управляя роботами на радиоуправлении и устраивают бои между собой, попутно давя или играясь с тараканами мышками, паучками и прочей живностью на полу. Время от времени, они могу и в гости сходить к друг к другу, или просто к кофейному аппарату, не особо смотря под ноги. Просто сбить ногой чужого робота или помеченную мышку считается моветоном и потерей очков в глазах других богов. А в клетке сидят узники, которые на игру влиять могут только просунув руки в щели. Ну, или схватив какую-то мышку, метко запустить ее в кого-то из игроков или их фигур. На крайний случай просто плюнуть или…
        Так вот Чистилище это и есть пол этой клетки, Магхат-Трогтар и ещё пара инстансов это радиус ареала, где узники могут достать мышку или таракана руками, а серые земли это зона уверенного поражения плевками или бросками заключённых в клетку.
        Так как клетку убрать из комнаты либо сложно, либо просто лениво, ее включили в игру. И теперь особо провинившихся закидывают сюда. Арестантам скучно вот они и дрессируют всех попавших сюда. Кто им интересен, стали их ручными зверушками, кто не интересен небольшим развлечением. Щели у клетки не особо широкие, потому и самые большие зверушки остались заперты со своими новыми хозяевами.
        Нижнюю часть клетки хозяева забаррикадировали, оставив пару отнорков и чтобы в них пролезть, нужно либо научиться пролезать в сток для нечистот, либо научится летать. Третий вариант тоже есть. Найти брешь в баррикаде и просочится в комнату, минуя зону где тебя могут поймать рукой или пришибить плевком или другим несчастным.
        Аллегория так себе, но очень показательна. Всю информацию я собирал по крохам из разных источников. Дрейк, Ручеёк, вампиры Дома фор Даг. Каждый внёс свою лепту.
        Вот и получалось, что порталы в Чистилище это брешь в баррикаде, врата в Инферно это сток нечистот, а Врата в Эдем — вентиляционная отдушина. И сейчас мы просочились именно через портал. И Ирия пропустила нас в клетку не потому, что не могла раздавить Святозара одним хлопком. А просто потому, что ей стало интересно, что мы будем делать.
        Пока все эти мысли роились у меня в голове, орлы заняли полукруговую оборону у скалы с очень коротким коридором, где и находился портал.
        — Бес, варианты.  — Почему-то весело спросил Варяг. Хотя чему тут веселиться, я не понимал. И хорошее настроение охватило не только его, а весь рейд. И только Румпель снова был не доволен и скривился, словно лимон проглотил.
        — Я в штаб. По клану полный сбор и оранжевая тревога. Один рейд со спецами по светлым тварям 120 плюс в сто штыков. Остальные уточнения после марш броска.  — Отрапортовал Бес с улыбкой.
        — Святозар, какие врата ближайшие к нам?  — Спросил Бескун паладина, который оказался ближе всех к нему.
        — Эдем. Километров десять на два часа. Километр радиус поиска.  — По-военному лаконично ответил Блюститель.
        — Ясно. На выходе оставляем рейд-группу для Инферно и набираем группу охраны для врат. Ещё шестнадцать разно-вариантных групп стягиваем к входу. По получении данных формируем подходящие рейды и заводим их сюда. Тёмный рейд уходит веером на выход, по пути расставляя маяки. Парни там битые. Кто-то да нарвётся на наших.  — Добавил Бескун, потерев кончик носа.
        — У тебя полчаса! Работай. Я одобряю.  — Кивнул Варяг.
        — Ру, что происходит?  — Озадачился я.
        Гном зло зыркнул на меня, но ничего не ответил, а пошёл дальше к своим.
        — Дрейк, я чего-то не понял?  — Спросил я, довольно ухмыляющегося потрошителя.
        — А ты на верх взгляни!  — Хохотнул тот.
        Я поднял голову и едва не выругался под хохот этого тёмного клоуна. Первым же рефлексом было рвануться в сторону на полном ходу, ещё и с ускорением. Остановило только то, что остальные вели себя спокойно, а Дрейк откровенно забавлялся.
        Над головой у нас прямо в воздухе висели огромные валуны и медленно вращались. И чем выше, тем эти глыбы становились больше, образуя каменный смерч размерами с хороший такой небоскрёб. Да нет. Расстояние определялось плохо, но вот верхние камни даже в скрадывающем размеры свете молний, выглядели массивней, чем те, что были рядом. При этом верхние словно величественные корабли, рассекали облачный покров, закручивая его в причудливые спирали. Тут небоскрёбы нервно курят в сторонке. Высота этой конусовидной конструкции поражала, при этом центром ее была совсем небольшая скала, в которой и располагался портал в подгорный город.
        Мимо меня протиснулся Бес и тут же улёгся посреди коридора. Ещё мгновений и остальной рейд начал ужиматься вокруг пещеры, не теряя боевого порядка.
        — Рейд, привал!  — Скомандовал Варяг.  — Но не расслабляемся. Это территория враждебна в любом случае, а у нас ещё и нубы с сюжетным квестом на плечах.
        Народ и не собирался расслабляться, хоть все и попадали на пятые точки. Кое-кто даже достал раскладные походные стулья. Подготовленные ребята.
        — Иди-ка сюда друг сердечный!  — Затащил я Дрейка в пещеру. Колись, давай, что происходит и давай без своих дешёвых шуточек.
        — Я тебе что гид?  — Хохотнул потрошитель.
        — А в зубы?!  — Я зло прищурился и Дрейк поднял руки в примирительно-защитном жесте.
        — Ладно-ладно. Не кипятись. Чистилище это огромная пустынная или полупустынная местность с неприятностями. И размером оно чуть меньше самого Руола. А эти штуки, что ты видел — это дольмены душ. Местные данжи. Точнее самые вкусные данжи и самые опасные. Оттого и очень богатые.
        — Это потому все так заулыбались? А причём тут военное положение у Орландиносов?
        — А ты вдаль не смотрел? Там ещё пять таких, а может и больше. Мы попали в очень старое место, где давно не ступала нога игрока, если вообще ступала. Помнишь пещеру казалось бы типичных кобольдов на Брызгах Земли. Эти дольмены такие же старые и ни разу не вскрытые. Это очень жирно. Если кто из конкурентов «Семьи Орландинос» узнает про такое, могут сильно огорчиться. Да и за такую плюшку могут начать нехилую войнушку. Данжи не одноразовые, но долго растущие и чем выше дольмен, тем круче там все. И мобы, и лут, и опыт. Да что там. В этих тушах по любому будут клановые артефакты. А это очень мощное усиление. Потому и военное положение и спешка. Каждый захочет оторвать себе кусок или поймать рейд на выходе и плюшки отобрать.
        — Так, вы!  — Варяг навис над нашей группой, которая незаметно скучковалась вокруг Дрейка, слушая объяснения. Видимо, только этот старый рерольщик из нас и бывал в Чистилище.
        — У вас ещё вагон времени, так что если кто-то дёрнется в реал, того без вопросов заношу во враги клана и тут же сливаю. Это не обсуждается. Потом ставите запрос на боевую операцию в рейде, и ЦИ выдаст вам дополнительное время. А он выдаст, потому как нам предстоит боевой марш-бросок с препятствиями едва только Бес вернётся в игру. Все всё поняли?!  — Голосом воина можно было резать камни. Умеет, гад, убеждать. Даже меня проняло, хотя я не один год служил.
        Все синхронно кивнули, лишь бы избавиться от взгляда Варяга.
        — Хорошо.  — Удовлетворённо кивнул тот и отошёл к выходу из пещеры.
        — Что это было?  — Опешил я.
        — Обеспечение форы.  — Хмыкнул Дрейк.  — В кланах полно кротов, да и наблюдатели не пропустят ни оранжевый статус тревоги по клану, ни десяток мобильных групп галопом уходящих в инстанс. Потому надо сейчас действовать молниеносно. Иначе зубры других кланов быстро найдут и вход, и дольмены. И тут начнётся дикое месиво. Если не отобрать клановые артефакты, так хоть не дать их утянуть, а разрушить. И все это будут делать кланы из топ-десять. Они выжгут тут все на километры вокруг и никто им не помешает, включая Безымянных богов.
        — А чего тогда Румпель такой недовольный? Он же должен сейчас лежать на земле и сучить ножками в экстазе.
        Вот тут Дрейк ухмыльнулся во все тридцать два зуба, а если учесть, что он сейчас был без иллюзии и зубы у него были заточены, то вышел тот ещё оскал в свете стробоскопов молний с неба и от портала позади нас. Жуть! Дал же бог напарничка!
        — Кланвары это всегда расходы. И не маленькие. А он тут и отступать уже поздно. Значит на складах его зам. Думаешь, он заму сильно верит? Вот и я думаю, что у него душа кровью обливается. А самое приятное, что нам положено десять процентов от каждого дольмена. И так как тут сюжет, Варяг и Бескун с него не слезут, пока он не рассчитается с нами. Честность расплаты с нубами, которые нашли или помогли найти такие вещи, должна быть кристальной и оглушающе огромной. Это ведь репутация. И даже если рейд облажается, нам положена солидная компенсация. Мы нашли, они облажались. Так что его хомяк сейчас рыдает и жрёт валидол пачками.  — Хохотнул Дрейк.
        Едва Бескун вышел из реала, как сразу начал раздавать команды. При этом в весьма истеричной манере.
        Первое что мы услышали это короткую фразу обозначающую фразу окончания жизни и слишком похожую на меховой комочек. Варяг видимо с полуслова понимал своего координатора, потому не медля ни секунды рявкнул стандартную фразу.
        — Рейд, бегом!
        И рейд в одно мгновение рванулся за лидером. В стороны полетели стулья и места удобства. В этом рейде дисциплина не силой навязана, потому нашему ускорению мог позавидовать любой взвод спецназа. Уже в движении выстраивали боевой порядок. И чёткость действий игроков просто поражала.
        Мы рванулись на полной выкладке своих стат и уровней, даже не понимая от чего бежим.
        — Круг!  — Дрейк взревел так, как не ревел при мне никогда. Странно и страшно.
        Орлы сориентировались мгновенно. Настолько мгновенно никто не реагировал на моей памяти.
        Когда вокруг нас взметнулись столбы земли и показались нелепые, но опасные монстры все уже были готовы к встрече. Готовы, но противопоставить им не чего. Странные тела словно вышедшие из лаборатории сумасшедшего доктора Франкенштейна. Сшитые из десятков частей тел с явными следами соединения и грубыми швами на стыках из ниток и скоб.
        — Назад, дятлы!  — Взревел Дрейк.  — И ринулся вперёд.
        — Да вот сейчас!  — Хмыкнул я, окутываясь плащом гнева. Ускорение, ярость, живая злость.
        Святозар молча достал свой раскалённый лом и пошёл косить нечисть.
        Мертвяки, что вырывались из земли нам навстречу, даже не успевали просто захрипеть, пугая. Их сносили походя. Я даже не понял, почему бьют тревогу. Морда мертвеца, удар кулаком и его голову сносит в каплях слизи и ошметках. Что тут сложного?
        Удар сбоку, больно, но тут же боль проходит, смытая тёплым касанием. Сбоку ощущаю опасность двойную опасность. Страха нет. Это не то. Моя цель другая. Толпа мертвецов или зомби. Лезвие воздуха, фаербол. Мало. Сбивают с ног. Да плевать. Два клинка крови и я мельница смерти. Спустя секунду замечаю, что уже даже бить некого. Мимо проносится Святозар со своим светящимся мечом.
        — Впереди!  — Ору я и волной воздуха от ауры сбиваю новую волну мертвецов, что взметнулась из земли. Подняли их буквально перед нашим носом и были они сто пятьдесят плюс. Куда толще первой волны. Тем не менее, я сбил плечом одного из них. Ничего сложного. Для меня. А для остальных?
        Не знаю, что на меня нашло, но когда я рвался в бой, я просто знал, что рядом со мной дерутся мои товарищи. И даже больше. Мне просто не приходило в ум, что будет иначе. Справа бешеным комбайном с лазерным лучом шёл Святозар, в кильватере с Еремеем. И эта парочка резала противников, словно нож масло. Дикая толпа зомби, что ринулась на нас, разбилась, как волна о рифы.
        Несмотря на свой дикий уровень мертвецы были откровенно слабыми пусть и очень живучими. Все было бы легко, если бы не одно «но». Все остальные бойцы либо замерли совсем, либо замедлились так, что стали похожи на подводников в допотопном акваланге. И я вдруг осознал, что мы отбились от группы и косим мертвецов втроём. Я, Дрейк и Святозар. Хотя нет. Уже впятером. Дрейк умудрился поднять двух погибших мобов и поставить их в наши ряды. Толку от этого было не так и много, но все же был. Зомби рыцаря смерти просели в уровнях и валились от одного удара, но давали нам лишние секунды. Сейчас мы были в роли гончих. Тупые и медлительные, но дико сильные мертвецы, просто не в силах попасть по наши тушкам.
        Чтобы обезопасить основную группу, ускорились и пошли зачищать тех, кто был в опасной близости. Всех спасти не успели, но и топы не были совсем уж беззащитными. Бескун ударил огненным валом, а затем придавил огромную площадь покрывалом огня. Ну и конечно пятикратный фаербол.
        Почему остались именно мы я недолго гадал. Всех троих объединяли ауры. Именно они дали нам иммунитет против заклинания что остановило или замедлило остальных даже топов.
        — Ищите умертвие!  — Голос мага больше всего походил на сломанный магнитофон который тянет плёнку. Забавно.
        — Дрейк?  — Спросил я рыцаря смерти, желая уточнить, где и что искать. Думаю он опытный в этом деле.
        — Гадость редкая. Сильная, живучая. А главное очень неудобная. Но Бес прав. Не завалим его, мертвецы ещё полезут. У нас минут пять. Надо найти.
        — Где?  — Я решительно не понимал, как можно спрятаться на пустой равнине, усеянной камнями не больше крупного арбуза. Пусть свет молний резал глаза, но не настолько же. Значит…
        — Ага.  — Подтвердил Дрейк мою догадку.  — И скил стелса у умертвия прокачан до потолка. Без ханта из топов можем только случайно найти. Хорошо, что оно топов держит под ментальным прессом. Иначе бы нас уже вырезали как котят.
        — Что хоршего? Мы же лишились основной поддержки.
        — Пока оно держит пресс и маскировку не сможет пойти в атаку. А зомби меленные и тупые хоть и толстые.
        — Как искать будем?
        — Просто!  — Сказал Святозар и тут же рявкнул.  — Вспышка справа!
        И я, и Дрейк тут же шлёпнулись на землю. Учитывая, что и Варяг любил такие команды и приколы, то не удивительно, что и орлы попадали на землю, из тех, кто ещё мог кое-как ходить. Остальные давно валялись обездвиженными тряпками.
        — Деус вулт!  — Раздалось над головой и тут же пронеслась волна света так, что даже трёхминутный дебаф повесился на ухудшение зрения а в глазах пошли разноцветные пятна и всполохи.
        Пока я приходил в себя Святозар уже рубил пылающим мечом трёхметрового мертвеца, парящего над землёй на чёрной дымке. Отсутствующие ноги он компенсировал четырьмя руками с очень длинными пальцами и когтями. Довершало это все голова мумии в ржавом шлеме, светящимися зелёным светом глазами и такое же, сшитое из частей тело, как у остальных мертвецов. А ещё оно дико воняло. Едва спал полог маскировки, меня накрыло трупным смрадом. И ведь я находился в метрах тридцати.
        Тут же пришлось применить всю свою ловкость, чтобы выжить. Нет, умертвию было не до меня. Святозар со своим эпичным ломом усердно разбирал его на части, не обращая внимания на двухсот пятидесятый уровень моба. Он с этой аурой действительно вполне может завалить богиню, да и меч у него очень не прост. В это время он просто сбивал касты и потому взбешённые орлы ринулись пинать чудовище, не особо смотря под ноги. А бегущий на тебя танк это зрелище не для слабонервных.
        Когда я смог добраться до места действия, от умертвия остался только лут, который Румпель быстренько подмахнул. Варяг почему-то решил остаться тут на отдых и дождаться остальных, кто умудрился слечь. Видимо из расчёта, что два монстра в одном месте не будут сидеть. Логики мало, но опытным игрокам виднее. Место привязки как раз и было возле портала в чистилище, так что ждать нам трёх инвалидов под дебафами ещё минут пять-десять. Мы отмахали километра два, если не больше.
        Я же только сейчас и со стороны смог оценить размах дольмена. Настоящая гора, перевёрнутая вершиной вниз.
        — Дрейк, как проходить такой данж?  — Я кивнул на этот каменный смерч.
        — Тяжело. Помнишь мои крылья тьмы? Так вот туда идут летуны или те, кто имеет такие заклинания. Чем выше поднимаешься, тем больше острова и жирнее мобы. Там и склепы и пещеры и много чего. И любимая тактика мобов, столкнуть игрока вниз. Если упал и коснулся земли, ты вылетел из данжа и уже не войдёшь. И точек респа там нет. В общем, там нубам делать нечего. Нужны спецы, заточенные именно под такие условия.
        — А как на них запрыгивать? Там же целые пропасти между ними.
        — Что решил туда сходить?  — Хихикнул Дрейк.  — Забудь. Не потянешь. Уж поверь.
        — Да нет. Просто для самообразования спрашиваю. У нас, бродяг, такая жизнь, что не знаешь куда завтра попадёшь. Сейчас выскочит Лирия, хлопнет в ладошки и ты уже в дольмене.
        — Тьфу на тебя. Не каркай, а то накличешь.  — Сплюнул Дрейк через плечо, подозрительно оглядываясь. Видимо и его начал пугать звон колокольчиков.
        — Там гравитация уменьшена.  — Решил все же просветить меня он.  — Если хорошо разогнаться, то можно перепрыгнуть пропасть метров в тридцать и вверх на метров десять подпрыгнуть. Но есть и всякие крафтовые вещи, вроде перекидных мостов, канатов как у человека-паука. В целом это не проблема. Но дохнут там часто, а в Чистилище это вредно.
        — В смысле? Больше опыта теряешь?
        — Нет. Тут просто количество смертей ограничено. Это ведь не игровой план как и Эдем, и Инферно. Тут нельзя жить и строить форпосты. Пару раз сдох и вылетел в обычное пространство, где ЦИ пожелает.
        — Всего два раза?  — Опешил я.
        — Нет. Это я так. Количество смертей у всех разное. Чем выше уровень, тем дольше держишься. Ну и нам не особо страшно. Если в гости ходит личный босс, то тут тоже держишься дольше и квест «друзья-враги» не даст нам улететь. А вот орлы скоро начнут по-настоящему летать. Видишь, как Варяг озабочен?
        Варяг и Бес действительно выглядели озабоченными и о чем-то совещались, показывая на дольмены. Мы забежали как раз в центр между ними и уже могли оценить и размеры и количество. Один из магов постоянно кастовал каких-то фантомов, и запускал их по направлению к одному из смерчей, после докладывал Варягу, что снова вызывал спор с Бесом. Румпель тоже часто вмешивался в разговор и постоянно получал втык от кланлида.
        — Что за фантомы?
        — Типа твоей и моей тени. Проверяют, кто в данже. Какая раса и каков уровень. Подбирают спецов для лучшего противодействия.  — Пожал плечами Дрейк.  — На их уровнях игра уже не просто игра, а целая тактическая головоломка. А там ошибаться нельзя. Вайп на раз-два можно получить. Эпический.
        И все же Варяг принял какое-то решение, с которым согласился Бескун после чего тот выпал из игры. Пошёл раздавать команды своим сокланам в реале. Отставшие от нас давно уже были здесь.
        — Рейд, бегом!  — Я улыбнулся, снова услышав рёв Варяга, когда все были на месте.
        Есть в этом что-то от армейского прошлого. Ностальгия. Но думал я уже на бегу.

        Глава 9

        Варяг вёл группу уверено к определённой цели. И спустя пару километров она показалась. Все та же точка отдыха с костром по центру и десятком удобных для сидения валунов. Вот только рейд орлов уже на подходе сильно сбавил темп, а после совсем остановился.
        Наша группа бежала в центре, прикрытая бойцами Варяга и теперь же эта толпа закрывала спинами то, что заставило всех замереть. Выбравшись вперёд из любопытства, я застал картину маслом. Варяг и Бес стоят и смотрят на миниатюрную девчушку, сидящую у костра. Мелкая, симпатичная, не дриада — точно. Возраст определить достаточно трудно. Может четырнадцать, а может все семнадцать. Одета неброско, но и не дёшево. Охотничьи сапожки кожаные брюки и обычная блуза тёмно-зелёного цвета. На голове кокетливая шляпка, которые так любят эльфы. Оружия не видно, но в мире магии это ни о чем не говорит.
        Девочка в Чистилище, которая сидит посреди пустыни и вяло ковыряется палкой в костре — жуткое зрелище. Самые опасные монстры в таком антураже как раз и выглядят вот так простенько и незамысловато. Это пугает одним только непониманием и абсурдностью ситуации. И почему-то я увере, н что это очередной ход взбалмошной богини, что пришла по наши души. И судя по ступору Варяга и Бескуна, они думают также.
        — Бес, варианты!  — Хмыкнул я. Позади послышались смешки.
        Кланлид с координатором явно общались в чате, не желая даже голосом дразнить богиню. Мало ли сагрится на звук. У эпичных боссов эпичные абилки так что осторожничать нужно во всем. И если мы тут и должны находиться по квесту. То рейд орлов тут на птичьих правах, как бы двусмысленно это не звучало.
        Бес сфокусировал взгляд на мне и ухмыльнулся.
        — Варианты? Как вариант иди и проверь, что за зверь там сидит. Она даже с моим уровнем и сутью вещей не читается. А это ой как нехорошо.
        — Пойду и проверю.  — Хмыкнул я в ответ.
        — Мы все пойдём.  — Вылез вперёд потрошитель.  — Этот сюжет наш, значит и решение у кого-то из нас. Бес, ты действительно скажи, что думаешь о ней. К чему готовиться?
        — Даже не знаю.  — Бескун потёр кончик носа.  — Каждое ее проявление это часть ее характера. Лирия — это задор и взбалмошность. Ирия — воинственность и храбрость. Сила и ярость ей не свойственна. Все-таки она женщина.
        Это либо хитрость и мудрость, либо мстительность и жестокость. Думаю, все же первый вариант более приемлем. На жестокость она не похожа. Хотя давать стопроцентные гарантии не возьмусь. Ее вид меня даже отсюда пугает.
        Да уж. Она больше похожа на обычную школьницу, что заблудилась в пустыне. Спокойную такую школьницу и настолько уверенную в своих силах, что даже монстры пугают меньше.
        — Кстати меня чего-то сильно беспокоит, что ее муженёк остаётся все время в стороне. В таких ситуациях это пахнет грандиозной подставой.  — Нахмурился Варяг.
        — Это да.  — Кивнул Бескун.  — Этот момент меня тоже напрягает.
        — Ладно. Идите. Ни пуха.  — Дал добро Варяг.
        — К Лирии.  — Хохотнул Дрейк, явно бравируя своей смелостью перед Дримкой. Запал на неё старый хрыч? Да это странно с его то судьбой и моралью. А может он просто оттаивает. Никто не может хранить ненависть и злобу вечно. Или она проходит, оставляя пустоту, или сносит голову и сжирает человека изнутри.
        Мы всей группой двинулись вперёд. Пока девчушка не выглядела опасной никто не доставал оружия. Незачем агрить ту, кто властвует на этих землях.
        Когда до границы барьера безопасной зоны остался лишь шаг, девушка оторвала взгляд от костра.
        — Зачем вы здесь, странники?  — Голос ее был звонким и даже детским, но вот взгляд примораживал к земле. Я загривком ощутил опасность. Не злобу, а силу. Инта. Четыреста пятидесятый уровень. Твою же мать! Да это дракон в обличии девчушки. С таким уровнем она камни пальцами в пыль превращать может.
        — Да вот заблудились немного.  — Нервно хихикнул Дрейк. Он тоже оценил уровень девчушки и свои терять очень не хотел.
        — Здесь невозможно заблудиться.  — На полном серьёзе ответила девушка.  — Сюда приходят только герои. Вы герои?
        — Думаю да.  — Кивнул Святозар.
        Инта некоторое время смотрела на паладина, а потом вдруг перевела взгляд на меня.
        — А чего молчишь, Старший?
        Я едва не поперхнулся. Вот это подстава. И без того проблем хватает, а теперь ещё и ошарашенные взгляды всей команды уперлись в меня. И это хорошо, что Орландиносы не слышали этого. Тут каждый сам себе на уме и вряд ли станет делиться такой информацией с клановыми, но уже плохо, что они узнали, что некоторые неписи меня считают неким Старшим. Эпично меня так вкинули.
        — Молчание — золото.  — Нашёлся я.  — Задача Старшего не уметь все самому, а найти того, кто сумеет выполнить поставленную задачу лучше его.
        Я постарался сгладить эффект и посеять сомнения в команде. Вдруг они решат что богиня определила во мне лидера. Святозар откликнулся как лидер одной стороны, а я промолчал. Вот богиня и спросила мнение второго старшего, а не некого Старшего. Да на это буду и напирать. Хотя что решит Святозар мне не известно. Он далеко не дурак.
        — Хороший ответ!  — Кивнула богиня.  — Тогда вот тебе задача. Один из таких героев как ты, забрёл в мои владения. И мои дети взяли его в плен. Но до этого он убил многих моих внуков и прочих жителей серых земель. Но чтобы о нас не говорили, мы чтим справедливость Астрей. И всегда даём шанс любому герою. В двух шкатулках ему принесли приговор. В одной была записка со словом «Жизнь», в другой — со словом «Смерть». Но мои внуки слабы и не имеют той мудрости, что доступна мне и моим детям. Потому они в обе шкатулки вложили слово «Смерть», желая покарать того, кто убивал их сотнями. Не самая лучшая глава в нашей истории. А один из самых мстительных моих потомков ехидно сообщил об этом герою, чтобы тот проникся безысходностью своего положения.
        Но герой смог доказать, что его сила не только в мече, но и в разуме. Как же он смог выжить? Ответь! Или найди того, кто ответит за тебя, Старший. Если не сможешь, я отниму у тебя право считаться старшим.
        Девчушка замерла, буравя меня взглядом. А что я мог сказать? Задача явно с подвохом. И как тут вывернуться? Убить всех. Так если бы мог, то в плен бы и не взяли. Вся эта хитрость вывернутой логики не мой конёк. Я беспомощно оглянулся на остальных, читая в их глазах недоумение и жуткую работу мысли. И у всех в глазах читался вопрос «Как?». У всех кроме Кристы.
        — Криста! Ты ведь знаешь ответ?  — Эта дриада меня пугал не меньше Лирии. И пусть уровень ее был мал, а уровень петов и того меньше, но в ее взгляде было что-то от змеи. Хищное равнодушие маньяка. Нет, она не станет убивать просто так. Но при нужде воткнёт нож в спину без колебаний. Я на своём веку повидал таких субъектов и научился различать малейшие нюансы по косвенным признакам.
        — Знаю.  — Дриада шагнула вперёд.  — Но задача была поставлена тебе и одно из условий это найти и выбрать того, кто сможет ее решить. Если бы я вызвалась сама тебя бы убили. Это называются скрытые ловушки.
        Криста говорила монотонно и равнодушно. Ей было скучно. Задачку она щёлкнула в секунды и просто ждала моего решения. Все, что она могла, сделала. А сделала она уверенный вид, который я должен был заметить, если уж совсем не полный идиот.
        — Так каков ответ?  — Спросила Инта.
        — Герой сказал, я выбираю эту и уничтожил шкатулку, не показав, что в ней находится. Когда открыли другую и нашли там записку «Смерть», крыть было нечем. В другой шкатулке априори была «Жизнь». Твои внуки переиграли сами себя. Так у них был шанс наказать обидчика с вариативностью пятьдесят на пятьдесят. А после свой диверсии они дали ему в руки стопроцентный шанс спасения.
        — Так и было.  — Вздохнула Инта.  — Потомки слишком наивны в своём суждении. Они всегда считают себя умнее и мудрее родителей.
        — Мы можем пройти?  — Я приподнял бровь, готовясь к атаке со стороны этой маленькой пигалицы. Мало ли. Богини они такие богини.
        — Можете. И достойны награды. Он в тебе не ошибся, Старший!  — Инта щёлкнула пальцами и взорвалась серой дымкой, окатив нас волной пепла.
        ВНИМАНИЕ! БЛАГОСЛОВЕНИЕ ИНТЫ ДОСТУПНО +10 УРОВНЕЙ.
        Неслабый бонус. Причём всем досталось. И Тол, и Криста, и Дрейк сразу же выросли на десятку. Да и остальные. Я не совсем успел разобраться как вперёд выскочили Ручеёк и Тиус.
        — Прости нас Великая Мать!  — В один голос взвыли они.
        Инта на их зов не появилась. Ну в своей ипостаси. Просто рядом с ними материализовались две дымчатые фигуры. Одна утончённого юноши, другая свирепого питекантропа с длинными руками и волчьей мордой. Пару секунд они смотрели друг на друга и вдруг дымчатые проекции пробили насквозь неписей. Не знаю, что они получили, но при этом летели знатно. Неслабый такой дымок, что выбивает отдачей метров на десять.
        Вернулись в круг они слегка ошарашенными и отрешёнными. Особых изменений я в них не заметил, но на интуиции почувствовал, что что-то изменилось. Что-то неуловимое с первого взгляда, но очень важное. На все вопросы, неписи не отвечали, снова провалившись в апатичное состояние. Я чувствовал, что то, что произошло, очень важно. И в тоже время я ничего не узнаю и не пойму. Не время.
        Орлы увидев, что аватар богини исчез, оперативно подтянулись и развили бурную деятельность. Бес летал между реалом и игрой каждые пятнадцать минут, а вокруг нашей команды, словно невзначай, скооперировался весь остальной рейд. Едва кто-то начнёт мерцать плёнкой повышенной маскировки, нас вынесут всех, не считаясь со штрафами. Орлы идут в ва-банк.
        Варяг раздавал команды и принимал отчёты. Бес в одно лицо не справлялся, потому координировать потоки информации выпало всем. Каждую минуту кто-то уходил в реал, отдать приказ по циркулярной связи, вернувшись выдать отчёт-ответ. Орлы шли в атаку. Клан откликнулся на призыв лидера и в Магхат-Трогтар ушло уже более сорока рейдов. Тревога по клану в режиме «красный-алый».
        Такая активность напрягла весь топ и алый код прошёл по всем кланам из топ-десятки.
        «Серые саблезубы» объявили войну «Семье Орландинос» и сгруппировав два мощных кулака атаковали главные цитадели… «Мудрых воронов». При поддержке своих якобы врагов. «Стальные кулаки» кинулись на цитадели орлов и нарвались на «Бронзовых львов» и орков из Вольнограда. При этом цитадели Росомах захлестнула волна паладинов и клериков при поддержке дриад и вольных поселений. Пиратское братство атаковало Лукоморье. Корсары высадились на берег и методично вырезали стражу города, обходя зоны владения Черномора и его братвы. Все это выкрикивали рейдеры орлов, сменяясь каждые три минуты и тут же уходя в реал. Чтобы снова вернутся и выдать новое сообщение об изменении тактической карты Руола.
        Все что происходило дальше, было для меня за гранью понимания.
        — Двадцать-сорок. Шестьдесят. Восточный фронтир.  — Орёт Дримка, едва вернувшись из реала.
        — Хель. Вторая рота и взвод Князя. Удар по Быстрому ручью. Идти до капа.  — Бескун на секунду выходит из ступора и тут же переключается на другого.
        — Росомахи в Тихой заводи.  — Отчитывается Сумчег.
        — Твари!  — Рычит Бескун.  — Удар Ротой Разини по Кочкам.
        — Но…  — Сумчег округляет глаза.
        — Выполнять!  — Бескун ревёт не хуже Варяга. Сумчег кивает и уходит в реал.
        — Двенадцать малых групп Воронов на Белом озере.
        — «Бронзовые львы» отступают. Пираты отходят.
        Бескун сучонок, похоже прикрылся моим именем и подтянул союзников из нижней планки топа. Но лезть под руку я не торопился. Если мои знакомые впряглись за орлов, то не просто так и сами высчитали риски. А без риска вверх не прыгнуть. Думаю, Эйрик все рассчитал и союз с орлами ему совершенно не помешает. Пираты вообще неуловимы и работают на пауков, которые сами по себе те ещё хитрецы. Да и Вольноград пусть и не клан, но очень сильная структура со своими интересами и нюансами. Снорг не дурак и в гиблое дело не полезет. Что они пообещали церкви, я даже ума не приложу, но явно что-то весомое, раз святоши вышли на их стороне.
        А то что на Руоле разразилась локальная война по переделу сфер влияния вполне логичное и ожидаемое действие происходившее не раз. Сейчас, судя по докладам, там мгновенно заключаются союзы и договоры и тут же совершаются предательства двойные игры и удары в спину. Ни Бескуна, ни Варяга лучше не трогать в таком состоянии. У них война на выживание с очень жирным куском на кону.
        Шесть клановых артефактов это минимум плюс тридцать единиц к характеристикам каждого кланового бойца. Если орлы возьмут дольмены штурмом, то усилятся на два года вперёд. Я уже знал, что такие артефакты можно добыть только в древних и сложных данжах или на турнирах раз в полгода. В итоге если клан хорошо постарается и им очень повезёт, то максимум за год могут получить те же шесть артефактов. Вот только больше трёх никто не получал ни разу. Жёсткая конкуренция, новые тактики боя и неожиданные заклинания могут поломать всю картину боя за данж или сорвать турнир.
        Мне быстро надоел этот суматошный ажиотаж штабной работы. Спустя полчаса я уже потерял нить того что происходит в большом мире и даже не пытался вникнуть. Большая часть команд сводилась к аббревиатурам и непонятным для стороннего зрителя цифрам и географическим названиям.
        Потому чтобы не путаться под ногами я ушёл в сторону, следом потянулись и остальные «друзья-враги». На том празднике жизни мы явно были лишними.
        — Дрейк, ты зачем все уровни вкинул себе?  — Нахмурился я. Мои ещё висели в интерфейсе, ожидая подтверждения. Логично же дотянуть до больших высот и только потом их проглотить. Тем более ни срока годности Благословения Инты ни количество максимального опыта я не видел. Десять уровней и точка. Неужели Дрейк настолько туп?
        — Ага, думаешь, настолько я туп?  — Хихикнул он.  — Ты в третий слой не заглядывал?
        — Нет. А что там?
        — Эти уровни несгораемые. Да их лучше вкидывать как можно позднее. Но не в моем случае и не в Чистилище.
        — В смысле, не сгораемые?  — Не понял я потрошителя.
        — В том смысле, что нижний кап по сбросу уровней теперь не десять, а двадцать. А если добавить все мои достижения и бонусные статы, то я голым и слитым буду равен полтиннику, а то и выше. Это если не считать клановых бойцов. Там артефакты, за которые они сейчас друг другу кровь пускают, дают драконовы бонусы. А вот если умрёшь, не применив на себя благословение, оно уйдёт в пустоту. Дропнется с тебя как непривязанный шмот.
        А вот это плохо. Я тут же подтвердил благословение и стал девяносто вторым. Расту не по дням, а по часам. Дрейк прав, в Чистилище слиться проще пареной репы. А такой силой рисковать нельзя.
        Кстати о птичках. Похоже, у орлов войнушки затягиваются, а вот нам делать совсем нечего. Даже спать. Не дай бог Варяг решит, что я вышел в реал, если засну. Ведь реально может осерчать и вписать в личные враги клана. Нафиг-нафиг мне такие приколы. Своих проблем хватает.
        Все это продолжалось около шести часов. Мимо нас за это время промчались пять рейдов из орлов клинков по сто каждый. Часть из них уже на месте менялась бойцами и они уходили к очередному дольмену. по докладам понятно что у портала уже скопилось сотни две бойцов сдерживающих прорыв других кланов и войска все прибывают. Бескун и другие не жалели алмазов разбрасывая маячки словно хлебные крошки по которым прибывающие находили путь. Сейчас в Магхат-Трогтаре творился ад. Все десять кланов сгрузили туда свои войска да и другие кланы и вольные игроки не остались в стороне. Всегда есть шанс подобрать топовый шмот с убитого игрока или лут с попавшего под случайную раздачу моба. И то, что мусор для одних, сокровища для нубов. В итоге Магхат-Трогтар по количеству населения и пробок из сражающихся игроков мог смело соперничать с Манхеттеном в час пик.
        Рейд группа Варяга тоже перетерпела изменения, и сейчас только одних орлов было почти три сотни.
        — Ну что.  — Всем отдыхать устало улыбнулся Варяг.  — У вас на все про все восемь часов. Через это время, чтобы все были в игре как штык. Пойдём освобождать врата в Эдем.
        Мне уходить в реал не как и не зачем, а тупое сидение уже осточертело. Диалоги в нашей группе не клеились, потому я завернулся в плащ, завёл будильник в интерфейсе и просто заснул.
        Выступили спустя оговорённое время. В этот раз не бежали, а шли тремя колонами, с авангардом из разбойников и арьергардом из пар танк-саппорт. Шагали не быстро но уверенно. Такая сила перемалывала встречающихся мобов почти без потерь. Но именно почти. Местные монстры умели удивлять. И пусть противопоставить трём сотням топов они ничего не могли, все же их укусы были частыми и болезненными. Всего час пути и восемнадцать человек улетели на респ мгновенно проглоченные земляным червём залитые кислотой странных жуков ловко замаскировавшихся под камни этой пустоши или нарезанные на ленты десятком вампиров. Варяг хмурился, Бескун кусал губу и чесал кончик носа. Все это не то! Для такой оравы ЦИ должен был выделить больше проблем. Если же не выделил, значит, в конце ждёт то, что он бережно хранит, не распыляя силы.
        Инаши ожидания сбылись.
        — Твою мать!  — Выругался Варяг.
        Бескун просто злобно выдохнул через нос.
        Впереди, на небольшой, но длинной скале с удобным подъёмом, стояла красивая готическая арка, украшенная лозами плюща и небольшими статуэтками ангелов наверху. Пространство между колоннами арки мягко сияло золотистым свечением. И путь к ней преграждали две линии хирда из дворфов мертвецов сто пятидесятого — сто восьмидесятого уровней. За их спинами стоял могучий дворф уровня двести пятьдесят. Рама в плечах больше себя ростом с секирой в мой рост, в ладонях больше моей головы. Забавный такой шкаф. Рядом с ним толи сыновья толи офицеры чуть попроще но могучее тех кто стоял в хирде.
        Казалось бы что сложного? Две сотни мобов против трёх сотен топовых игроков. Однако все не так просто. Уровень в этой понятие слишком размытое. Мой уровень чистыми статами 92-ой. Но если приплюсовать сюда бонусы достижения и очень хороший шмот хорошего класса то я буду уровня сто двадцатого, а уж в бешенстве когда аура умножает статы на проценты от силы моей ярости и того выше. А уж топовые игроки из клана у которых на башнях в цитаделях стоят десятки артефактов уровень по статам определить сложно. Явно под трёхсотый.
        Вот только хирд дворфов работал на усиление каждого бойца в строю. И чем больше хирд, тем выше их сила, но и это не все «радости». Дворфы были отличными мастерами и артефакты и потому, пусть и мёртвая, гвардия Князя была одета в такие шмотки, что Румпель готов был бороду проглотить, лишь бы получить их в свой мешок. И все они были усилены высшими рунами, да и многие имели боевые артефакты, компенсируя расовые слабости в магических ударах и лечении. В общем перед толпой крутых дембелей стояла рота элитного спецназа.
        — Бес? Без вариантов?  — Я даже не стал спрашивать обратное. Сам все видел и понимал.
        — Да уж. Тут вариант один. Завалить их ордой человек в семьсот не меньше. Но начинка выделки не стоит.
        — Как это?  — Удивился я.  — Глянь какой у них шмот. Это же лут класса «божественный».
        — Ага. Вот только дворфы мастера хаоса и все оружие у них зачаровано по высшему разряду. А это очень неудобные дебафы долгого действия и без возможности излечения. А у нас идёт война и каждый топовый боец на счёту. Ещё недели две резня будет за базы и земли.
        Ну и Румпель меня лично загрызёт. Лезть на них без легендарок и эпиков просто бессмысленно. А их хаос снижает прочку так быстро, что к концу боя ты будешь в одних лохмотьях даже если выживешь. Ру такого не перенесёт. У него слабое сердце.
        — Но ведь непроходимых квестов нет.  — Задумчиво пробормотал я, рассматривая замерший строй мертвецов всего в сотне шагов от нас. Те не шевелились, только казалось, насмешливо наблюдали за нами своими, светящимися ядовито-зелёным мертвенным светом, глазами. Орлы выстроили свой строй напротив, но в атаку не шли.
        — Ты прав. Но любой вариант, который я озвучу, ЦИ тут же обрубит. Это ваш квест и противодействие должно исходить от вас.  — Хмыкну Бескун.  — Потому собирай свою кучку нубов и открой нам врата в Эдем. Там плюшек тоже не мало, так что половина этого рейда заточена его посещение, а не под бой с мертвяками.
        Лично мне в голову ничего не приходило.
        — Криста, варианты!  — Подражая Варягу рыкнул я.
        Позади снова послышались смешки и сальные шуточки. Все знали, что дриады по сути озабоченные шлюшки с большим сердцем и пустой головкой. Были и исключения из игроков но даже они должны были отыгрывать эту роль. Так что назначение мной координатором группы выглядело забавным.
        Девушка вздрогнула но тут же нахмурилась.
        — Вариант только один. ЦИ нужен сюжет. Красивый, в меру героический и интересный. Все происходящее просчитано вариантами наших способностей и на интуитивном уровне искин подсказывает выходы. Инта говорила про то, что серый народ ценит честь. При этом задание нам выдала Лирия. То есть, она сама.
        Думаю, лучшим вариантом будет поединок чести. Во главе армии трое и у нас в команде три владельца сильнейших аур. Вывод напрашивается сам собой. Иначе бы хирд не ждал нас, а раскатал бы в блин. Мобы их уровня не имеют агро-зоны, а атакуют как живые игроки. Другие варианты менее рациональны.  — Девушка говорила монотонно и уверенно, не обращая на шутки орлов.
        Я переглянулся с Дрейком, а потом посмотрел на шкаф и два комода, преграждающие нам путь.
        — Дрейк, потянешь?  — Спросил я.
        — Если три на три, то запросто. Мертвецы мой профиль, так что есть тузы в рукаве. А вы будете моими аптечками.
        — Святозар?
        — Мой тот, что в центре.  — Паладин не сомневался ни в себе, ни в своей вере, ни в своей победе. Мне бы такую уверенность. Но пал развернулся и пошёл к Еремею. И после того как что-то у него забрал, снова направился к нам.
        — Чего стоим, кого ждём?  — Усмехнулся паладин и первым вышел из строя.
        Если это все изначально прописано ЦИ, то он отличный сценарист. Три фигуры окутавшиеся аурами тьмы, молний и света идут к строю мертвецов в гробовой тишине, как со стороны врагов, так и со стороны союзников. Все это в свете молний с неба и неяркого сияния арки в Эдем.
        Хороший будет фильм. Сам потом с удовольствием посмотрю. Если не сдохну.

        Глава 10

        Мы не доставали оружие, а просто шли на встречу врагу. Возможно на убой. Если хирд дёрнется вперёд, нам не поможет никакое оружие. Он потому и опасен, что работает по принципу римских легионов, а вот игроки больше похожи на варваров. Каждый играет по своей тактике и в индивидуальной манере. Слаженные команды в десяток игроков уже редкость и то все они в кланах. Но даже там не работают строем. Незачем. Заклятия и абилки ломают такое боевое построение. До тех пор пока не нарвёшься на вот такой вот хирд.
        Чем ближе подходили, тем больше открывалось деталей. Бескун оптимист. Семьсот человек?! Да этот хирд и пару тысяч раскатает. Все оружие и броня у этих мертвецов отменного качества, а в руках большинства вместо секир боевые артефакты.
        — Арт, говорить тебе.  — Тихо сказал Дрейк.  — У тебя самая прокачанная репутация с серыми.
        Вот бы ещё знать, что говорить. Так как мы уже в зоне поражения боевыми заклинаниями, а строй все так же застыл истуканами, то оказалась Криста права на все сто. От нас чего-то ждут. Надо к этой девочке присмотреться. Пусть она и потенциальный враг, ни рыцарь смерти не всегда мне был другом. А жизнь она такая жизнь.
        — Приветствую тебя, князь Мирдраг. Нас прислала Лирия.  — Заезжено до колик в желудке, но большего я придумать не смог.
        — Я знаю кто вы и зачем пришли. Но вы живы только потому, что идёте нашим путём. Но и вас могут предать те, кому вы дали свободу или кому обещали служить.  — Голос этого слона соответствовал его габаритам и только что не вешал дебафы на оглушение.
        А вообще логично. Два князя смогли перебороть древнюю расовую вражду и неприязнь, и теперь искали поддержки своей правоты в таких как мы. А я квест «друзья-враги» взял задолго до этого инстанса, ещё на Дрейке. И уверен что высокоуровневые НПС могут читать логи игроков и видеть все что с ними происходило и кто кому враг, а кто друг.
        Но было в этом и что-то детское и наивное. Я потому не любил церковников и фанатиков. Сам я верил в Бога, но не нуждался ни в церкви, ни в ее последователях. Остальных же считал слабаками, которые сами не верят по-настоящему и ищут подтверждения своей правоты в церкви и сторонниках.
        Если мне мусульманин заявит что Аллах единственный Бог, а мы все лохи, которые верят в пустоту, я только пожму плечами. Мне все равно, что он думает и как считает. На том и стоит настоящая вера. Ее не нужно доказывать другим. Их вера — их проблемы.
        Но вот фанатик с пеной у рта и кулаками кинется доказывать, что его вера самая правильная, а у оппонента — нет. И защищает он не своего Бога, а себя. Потому как положил на алтарь веры всю свою душу и жизнь, и теперь дико боится оказаться неправым. То есть, подсознательно считает что может ошибаться, а значит не верит, а только допускает. Допускает, что живёт по высшим правилам высшего существа. Но не верит окончательно и бесповоротно.
        Вот и сейчас я понял, что имею дело с фанатиком. Мы живы только потому, что он видит в нас единоверцев. Тех, кто идёт их путём. Убивать таких, это все равно, что убивать своих последователей. Ещё одно сторона нас самих как кривое зеркало, отражающее людей.
        — Пришло время отпустить раскаявшиеся души, Князь. Безымянные это понимают, потому прислали нас. Дай душам проход.  — Я особо не надеялся на то, что князь согласится, но и не попробовать не мог.
        — Нет! Этого не будет! Они здесь навечно! Такой был уговор!
        — Поединок справедливости все решит! Или, ты, Князь, уже и это забыл?!
        В ответ князь расхохотался.
        — Ты не достоин такой чести, светлый. Князь не выходит на поединки с крестьянами!
        Я уже хотел начать выводить все свои регалии и достижения в среде серых рас, пытаясь доказать свое право на бой. Может непись их и так видит, но для достоверности эти магические метки нужно показать. Других вариантов не видел вовсе.
        — Честь Старшего подтверждена словом Ликана и голосом Отца.  — За правым плечом раздалось рычание Ручейка и краем глаза я заметил серое марево позади неё, в форме полуволка-получеловека высотой в два ее роста. Едва она замолкла, марево распалось серой дымкой.
        — Честь Старшего подтверждена словом Вампира и голосом Матери!  — С левой стороны оказался Тиус фор Даг и за его плечами маячила серая тень худощавого парня, не меньших габаритов, чем его брат. И снова эта тень рассыпалась, едва Тиус произнёс последний звук.
        После чего мои соратники так же тихо и быстро удалились, как и появились. Вот только со своим Старшим они снова и снова меня подставляют. А клановые не те люди, которых я бы хотел заинтересовать своими статусами.
        — Хорошо!  — Князь с хрустом суставов и скрежетом пластин брони повёл плечами.  — Я убью вас, хоть вы и бессмертные. Но ещё я подарю вам свое проклятие, и больше никогда двери моего города не откроются для вас и для всех тех, кто с вами пришёл. Это моё Слово!
        Сзади послышался слитный вздох трёх сотен глоток. Князь серьёзно поднял ставки, а сейчас Варяг, скорее всего, пинает ногами Румпеля. Бескун давно предлагал приодеть нас в клановый шмот, но Румпель уперся рогом. Мол, пока сделка не выполнена, никаких легендарок нубам он не доверит. А сейчас судьба трёхсот бойцов зависит от тройки этих самых нубов. И да, шмот тут не особо поможет, но кто знает, какая из соломинок ломает спину ослу? Так что не удивлюсь, если Румпеля на органы сейчас свои же и разбирают. Ведь Магхат-Трогтар один из немногих инстансов, где паслись все топовые кланы, не особо отдавливая друг другу мозоли. И если лишить этой возможности их лучшие рейд-группы, то клан очень быстро просядет в рейтинге.
        Но у нас другая проблема. Два мощных дворфа и в центре туша Князя. Что ж, первую победу мы уже одержали. Осталось не сдохнуть.
        Гномы и дворфы изначально задумывались расами крафтеров и торговцев. А вот в плане боя они поголовно танки. И самым страшным был хирд. Классовое умение «защита» позволяло разделить урон между соратниками. То есть, чем толще хирд, тем толще гном. Все остальное они добирали артефакторикой и не дюжей силищей. В тоже время, одиночного, бедного гнома на лоскуты мог нарезать самый примитивный рога или маг. Гном просто не успеет догнать юркого врага.
        А вот хорошо приодетый гном это настоящий танк. Боевые артефакты стоят дорого, но совершенно игнорируют принадлежность к фракции, стихии и мощи. Разве что уровень для активации требуют, но и только. Маленький такой коротыш мог спокойно завалить пати своего уровня, просто пару раз щёлкнув пальцами по блестящей висюльке у себя на шее. Да это жутко дорого и затратно. Но репутацией гномы и дворфы дорожили даже больше, чем деньгами и больше, чем эльфы.
        И сейчас на нас перли три элитных танка в полной и качественной броне. Одно хорошо. Хирд их больше не держит. Лишь они трое держат друг друга. Потому первая победа на нашей стороне. И пусть разница в уровнях дикая, но мы бойцы с аурами, а их эффект непредсказуем. Да и других фокусов у нас много. Как бы корпорация не крутилась, а работает она на игроков и их эго. Потому завалить моба на пару десятков уровней выше себя достаточно просто, если ты не полный нуб с кривыми руками.
        — Поехали! Князь — мой! Держите остальных!  — Рыкнул Святозар и, оголив свой раскалённый лом, ринулся в атаку.
        — Арт, ты аптечка. Клинки крови.  — Дрейк ринулся следом за паладином.
        А мне оставили самое сладкое. Я тоже взревел боевой клич индейцев, подсказанный Дрейком. «Е тву ма!» не самый плохой лозунг для данной ситуации.
        А вот что произошло дальше, я не совсем понял. Против трёх танков, пусть и высоких, и толстых, и увешанных артефактами, наша тройка могла танцевать долго. Танки толстые, но медлительные. А маг-ассасин, паладин и рыцарь смерти, ещё и накачанные аурами по самые брови, очень неудобный противник.
        Я, матерясь сквозь зубы от плетей Дрейка, что качали в него жизнь, шинковал клинками крови своего противника, время от времени помогая Дрейку. Ну не пропускать же открытую спину его врага. Он тоже поступал так же. Клинкам крови все равно, что бьёшь мертвеца. Это только Дрейк тянул силу из живых, а я с ними мог тянуть из всего, что шевелится. Хотя, думаю, тут все завязано на то, что я светлый и живой, в то время как Дрейк по официальной теории труп ходячий, хоть и тёплый.
        Дрейк в свою очередь применял свой богатый арсенал. Его противник часто тормозил, а порой даже атаковал собрата. Потрошитель явно контролил мертвецов своими абилками патологоанатома и некроманта. Хватало его на секунды, но и удар секирой по голове соратнику не требует много времени. Тем более, мы с Дрейком, по привычной схеме, танцевали в одном ритме. Уклон, прыжок, перекат, короткая серия из ударов клинками. Стараюсь бить только в спину и незащищённые доспехом места. Подмышки, шея, сочленения доспехов на локтях и коленях.
        Подставляюсь под щупальце Дрейка, который подставился под абилку танка с прыжком. Вибрация земли от приземления этой туши сбивает с ног и хорошо, что у неё очень малый радиус. Мой враг хватает боевой артефакт и мне едва не сносит голову фаерболом и стрелой льда, идущих почти впритирку. Есть и плюс. То, что не досталось мне, попало в спину второму мертвецу. В этом мне помогло ускорение, позволив выйти из-под атаки ещё и успеть подставить под дружественный огонь противника Дрейка. И все это время мы уводили эту парочку от основного центра событий. От паладина.
        А вот Святозар исполнил нечто. Всего два-три переката и он уже висит на шее Князя. А потом их окутал столб света. При этом мой противник вдруг начал дико проседать в здоровье. Да и противник Дрейка тоже.
        Я не успел выйти из ярости боя, как мой оппонент рухнул к ногам кучей костей и металла. Оглянулся. Твою мать! Мы победили! Но как?!
        Перевёл взгляд на потрошителя, который лежал на спине у кучи лута своего противника и, держась за живот, дико ржал. Даже меня заразило и пробило на смех, хоть я ни черта не понимал. А чуть в стороне сидел голый паладин. Ну, не совсем голый, а в форме серый лебедь. Зато с мечом, что по-прежнему полыхал ярким пламенем, пусть и не столь ярко как раньше.
        Однако! Уровень Святозара… тридцатый! Как так?!
        Я подошёл и пнул Дрейка.
        — Рассказывай.
        — Не могу-у-у!  — Рыцарь смерти продолжал всхлипывать и дёргаться, словно контуженый тапком таракан.
        — Дрейк! Не зли меня!  — Зарычал я.
        — Все-все! Дай успокоиться! Иди облутай своего моба.  — Рыцарь смерти явно был в неадекватном состоянии, и дальше пинать его не имело смысла.
        Я недолго думая метнулся к останкам моба и едва не просел от навалившегося веса. Ого у них бронька весит! Так и хребет поломать можно. Быстро скинул из сумки ненужный хлам, что берег для крафта в спокойных зонах. Покой нам только снится. И чем дальше, тем реже.
        — Колись, давай!  — Сказал я Дрейку, что почти догнал меня по уровням. Я стал девяносто шестым, он восемьдесят седьмым.
        — Святозар ударил по Князю тем, что готовили для тебя и меня!  — Всхлипнул потрошитель.
        — А конкретнее?
        — Есть в игре инструменты мести. Настоящей. Ты сжигаешь опыт, один к одному, своего врага. Сам проседаешь, но и его тащишь за собой ненавистного игрока. Вот эту фичу и притащили церковники для нас. Но использовали на мобе.  — И Дрейк снова заржал.
        — Все рано не понял.  — Нахмурился я.
        — Сила гномов и дворфов в шмоте. Когда валят игрока с привязанным шмотом, он улетает в сумку. И дебаф тут не пляшет. Ты все равно сотый, если был сотым, хоть по силе уже пятидесятый. Бывает, конечно, шмот, что и вес требует или другие параметры, но это имбовый и очень высокий по классу. То есть, дико редкий. А Святозар стал выжигать уровни у Князя и в итоге тот просто лишился всех своих плюшек. Сам Святозар просел, но ауру не потерял. Вот жук! С него бы в любом случае сняли опыт и порезали в уровнях. А теперь он даже тридцаткой может резать топов и ничего не теряет. Да и просто за такой ход ему там достижений такой вагон навешали, что страшно представить, кто он теперь.
        И Дрейк снова залился смехом.
        Вот теперь все стало на свои места. Так или иначе Святозар станет нубом или откажется от своей ауры. Для верующего отказ это нечто хуже смерти. А так он пустил все на правое дело и ничем не рискует теперь.
        Да он стал тридцаткой. Но с аурой веры и прочими неснимаемыми бонусами он вполне способен валить сотых игроков. И не ломает игру и в тоже время служит стимулом для других. Здравое решение если рассудить. И в то же время это очень сильный ход. Уровень игрока это его статус. Вот так, походя, отказаться от него — это надо уметь.
        Я не любил церковников. Даже больше — презирал за слабость духа. Вот только такие люди, как Святозар, ещё и держали церковь на плаву. Иначе их бы захлестнула волна тупых фанатиков, верующих в песни, пляски, обнимашки и покемонов, которые так любят дарить секты всех мастей.
        Нам предстоит схлестнуться с ним в конце этого пути. Я его задание. Я его цель. И он не отступит. А мне все меньше хочется отбиваться от него. Еремей — да. Этого придурка, я готов закопать своими руками без совочка и ведёрка. Но не этого паладина.
        Но ещё ничего не закончилось. Строй дворфов дрогнул и очень чётко и быстро перестроился. Если раньше это были две шеренги, преграждающие путь к вратам в Эдем, то сейчас это был коридор вдоль дороги к ним. Едва погас последний звук от строевого шага закованных в тяжёлую броню мертвецов, долина осветилась сотнями светлых душ. Прямо из земли медленно и величественно поднимались светлые призраки эльфов, орков, людей и дриад. Души тех, кто когда-то пришли за кровью местных дворфов и гномов. И все они устремились к вратам. Но каждый проходящий мимо нас приветливо улыбался и взмахом руки окатывал волной света и одаривал опытом. А мы втроём так и стояли у края коридора, словно генералы принимающие парад. И когда все призраки прошли, мне совсем копейки остались до сотого уровня.
        Каждый уходящий с хрустальным звоном взрывался облачком искр у самой пелены перехода, которое и втягивалось в портал. Потому над долиной стояла печальная и тягучая мелодия, навевающая светлую грусть. Грусть о том, что не успел сделать в этой жизни.
        В конце концов, поднялся достаточно сильный ветер и, все так же неподвижная армия дворфов, стала таять, развеиваясь пылью. Ещё пара минут и возле врат остались только мы и монолитный строй орлов в сотне метров от нас.
        Некоторое время стояла тишина от впечатлений и только утихающий ветер хлопал полами плащей сотен игроков. Но топы есть топы. Строй орлов синхронно вздрогнул и выплеснул из себя ровные колонны бойцов, которые устремились к вратам в Эдем. Ещё минута и рейд уполовинился. Те, кто шёл в Чистилище, ради рейда в Эдем, ушли по делам клана. Война идёт и орлы делают все для своей победы. Ещё один парад, который мы втроём приняли. Каждый, пробегающий мимо, салютовал нам с усмешкой.
        К нам подошёл Варяг и молча похлопал каждого по плечу, выводя из транса. Да уж вышло эпичненько. И «Семья Орландинос» не сплоховала даже в этом. Они красиво вписались в наш сюжетный квест.
        — Ну что могу сказать. Красавцы. Точно не хотите в клан?  — Воин вопросительно приподнял бровь.
        — Прости, Варяг, но нет. Уже обсуждали.  — Я покачал головой.
        — На нет и суда нет. Львов мы взяли в альянс. Под твоё имя. Ответили мгновенно. Но и их условие не переманивать тебя. Кстати, одобряю твой выбор. Их жрица порядка это нечто. Злющая, как сто чертей и говорят, как раз на тебя.
        — Ага. Ходят слухи, что условие не переманивать тебя выдвинула она и не потому, что львы хотят подмять тебя под себя. Она просто не хочет нарушать мирный договор с нами, а с тебя собирается спустить шкуру. Если ты будешь под нашим знаменем, это будет плохим ходом со стороны львов.  — Влез в разговор Бескун.  — Кстати, что ты такого сделал, что так ее разозлил?
        — Ничего.  — Буркнул я.
        — Он ей отказал в круге Лады.  — Хихикнул из-за моей спины Дрейк.
        Вот старый предатель. Убью гада когда-нибудь.
        Бескун поперхнулся и округлил глаза.
        — Нет, ты реально псих. Теперь понятно, почему вам квест этот дали. Вы же напрочь отмороженные. Все.  — Выдохнул Бес, когда пришёл в себя.  — Она же одна из сильнейших жриц Руола.
        — И что?
        — Ты не знаешь?
        — Он полный нуб.  — Снова хохотнул Дрейк и тут же хрюкнул. У моего терпения есть пределы и я просто на звук ударил ногой назад.
        — Не знаю чего?  — Я посмотрел в глаза магу, игнорируя смешки рыцаря смерти, раздающиеся в стороне.
        Тот все понял.
        — У женщин высокий болевой порог. Такая уж природа у них. Но вот терпеть ее они не любят. Потому разрабы дали им куда больше сил в плане магии. И те, кто идёт вперёд, развиваются быстрее и в направлении усиления. Таких мало, но они самые отбитые на голову. Если такая обещает содрать с тебя шкуру, поверь мне, она на это способна.
        — Я тебя услышал!  — Ухмыльнулся я.
        — Нет, ну как есть отморозок!  — Восхитился Бескун.
        Да. Я отморозок. Так бывает. Не скажу, что я поступил в тот момент правильно и идеально. Но я знал одно. Женщина зачастую несчастна, потому что она женщина. Эмоциональная, странная, и такая женщина. И только покорившись, она обретёт и стену, и покой. В ином случае рядом с ней мужчина постепенно и незаметно превратится в тряпку.
        И в тот момент, когда Эль придёт меня убивать, я буду готов. Готов не бить в ответ. А умирать стоя. Даже волк не кусает свою волчицу в ответ. Эту подлость и слабость придумали люди.
        — Рейд! Бегом!  — Думаю, Варяг все правильно понял и не стал развивать тему. В конечном итоге проблемы с Эль, лишь мои проблемы с Эль.
        А на меня вдруг навалилась усталость и апатия. Надо взять передышку иначе можно просто сломаться. Этот бесконечный бег выматывал нервы.
        — Варяг нужен отдых.  — Стараясь не сбиться с темпа и дыхания сказал кланлиду. Первый состав рейда все это время держался к нам как можно ближе. То ли страховали, то ли просто старались засветиться в сюжете как можно чаще.
        — Туда и идём.  — Согласно кивнул тот.  — Если конечно возле костра снова не сидит аватар богини.
        Да это тоже меня пугало. Вся эта суматошная беготня не столько наше решение и желание, сколько условия системы. И если она не захочет нас пощадить, то и в этот раз у костерка появится очередная щуплая девчушка с очередным ворохом неприятностей.
        До места отдыха было километра два, так что минут через десять неспешного бега мы увидели очередной костерок. Было забавно слышать почти слитный вздох облегчения сотен глоток. Площадка пуста. Нет ни богинь, ни других игроков.
        Едва она могла вместить всех нас для комфортного отдыха, но в случае опасности все поместятся пусть и стоя плотным строем как кильки в банке. Часть игроков просто закрепилась на точке и тут же стали разворачивать походный лагерь. Зажглись костры и потянуло запахами еды. И далеко не моими запасами вяленного мяса. Тут у многих кулинария под потолок загнана, так что уже одни запахи сводили с ума. Появились палатки, складные стулья и столы, зазвучала музыка и смех. О безопасности никто не забыл и потому вокруг лагеря расставили едва ли не сотню фантомов, теней и прочих интересных заклинаний, сквозь которые просто так не пробраться. И даже живых игроков отправили в дозор.
        А на площадке остались только друзья враги и штаб. Варяг и Бескун снова принимали доклады от двух десятков курьеров, метавшихся между игрой и реалом. И судя по докладам у орлов все складывалось если не замечательно то достаточно ровно. В дольменах рейды двигались уверенно и все выше. В грандиозной разборке на большой земле тоже все отлично. В горнило этой войны вмешивалось все больше кланов, старающихся вырвать кусок пожирнее у своих соседей. Даже боюсь представить, какая резня там сейчас идёт.
        — Ничем не хочешь поделится, Старший?  — Пока я грел уши, ко мне подсел Варяг. И последнее слово он выделил голосом. Глаза смотрели жёстко, но без угрозы. Пока без угрозы.
        — Гробницу одну прошёл как глава группы и основная боевая единица. Еще на островах. Бес должен знать. Вальс Гнева и Тьмы оттуда. Вот и дали парочку подклассов. Один из них Старший. Неписи и так к игрокам относятся как к дворянам, если те повыше уровнем. Но у меня их уважение не завязано на уровень и они постоянно мне помогают.  — Начал я на ходу сочинять легенду.
        Варяг нахмурился. Ну легенда так себе. Я просто видел как у него чесались руки выбить из меня логи и все мои системные данные. Но в клан я не иду, а теперь ещё и член альянса орлов за меня просил. Нарушать договор — терять союзника в очень активной войне. И вокруг идёт сюжет. Начнут прессовать, ЦИ такое не пропустит. А терять авторитет — ещё хуже, чем терять союзников. Потом, где-нибудь в тёмном лесу, на темной тропинке ко мне наверняка придёт парочка ос и очень «вежливо» попросят поделится инфой. Но это будет потом. И наверняка будет потому как Варяг кланлид и просто обязан знать все козыри, которые на руках у его врагов и особенно союзников. Так уж устроена власть. Хочешь ее получить готовься к коварной игре.
        Мы ещё немного пободались взглядами, а затем Варяг улыбнулся и кивнул. Мол, пока как рабочая версия годится. Черт! Уж отделение ос. И просить они будут вежливо и с пристрастием.
        Я завернулся в плащ и постарался уснуть. Черт! Одни проблемы. Еще и запахи этой полевой кухни бередят вкусовые рецепторы. Но не ходить же побираться как нубу полному? Все спать! Утро вечера мудреней!

        Глава 11

        Выспался я качественно. Даже странно говорить про это, находясь в игре, которая и есть сон. Но напряжение последних дней меня отпустило. Я по привычке потянулся, разминая тело и так и замер.
        — Какого хрена тут творится?!  — Помимо воли выдохнул я.
        — Ага, я тоже впечатлился, когда вернулся из реала.  — Печально хмыкнул Дрейк.
        Да уж впечатляло. В круге безопасности стояла тишина. Все орлы свалили в реал, что было видно по их позам и едва видным контурам тел. Но это только те, кто в круге. Был ещё один круг из орлов, что выдвинулся вперёд. Весь рейд для Инферно был снаружи и сидел в позе Будды. Точнее я смог рассмотреть лишь пару десятков игроков, но вот один исчез, а на его место пришёл другой, но уже в стороне. Если я правильно понял, это была смена вахты. А вот за ними стоял жидкий строй гномов под двухсотый уровень. Точнее полупрозрачных призраков гномов в боевом облачении и с теми же артефактами. Но и это не самое страшное, а то, что возвышалось за строем гномов. Три странных и огромных призрачных червя, словно кобры, подняли свои головы позади строя с разных сторон, образую равнобедренный треугольник клещей. Два глаза сияли алым пламенем и такое же пламя бегало по коротким шипам конусовидной морды, что раза в два превосходила ширину тела. И на загривках у этих червей стояли Князь гномов Мирдгард и два его сына. Но они же должны охранять врата в Инферно. А до них ещё километров пятнадцать пилить. Даже больше.
        — Ага, я тоже подумал что что-то не так.  — Дрейк кивнул, заметив моё полное недоумение.
        — Что произошло?
        — Пока ты спал, прилетела Лирия. Посмотрела на тебя, покачала головкой и взорвалась сотнями своих серых копий. Каждая из них одарила всех присутствующим «Проклятым поцелуем богини боли». Включая нас.  — Вместо Дрейка ответила Криста.  — Защитный барьер рухнул и впитался в игроков. А затем из земли полезли призрачные гномы и траллы, которые мгновенно уполовинили рейд. Варяг приказал стать в круг и быстренько сдохнуть плотным строем. Что в общем-то было не сложно сделать. Гномы хоть и призраки, а силёнок не растеряли. Сносят хая с десяти ударов. Да и хирд у них работает.
        — А что за черви?  — Спросил я, пытаясь осмыслить сразу несколько вещей.
        Во-первых, Криста проговорилась, что только подтвердило мои опасения на ее счёт. Она сказала: «пока ты спал». Слышать наш разговор с Варягом она не могла. И хоть она явно умная девочка, просчитать меня тоже не сумела бы. У меня при других, ещё со времён «Ветра перемен», включался защитный рефлекс паранойи и я старался вести себя так как все. То есть спать в то время, как другие выходят в реал или очень качественно имитировать сон, используя тени хаоса подаренные Теодором. Это значит, она чётко представляла кто я в игре. А вот кто она и на чьей стороне играет, та ещё загадка. И Тол как и Криста, такой же безвыездной из игры. Все страньше и страньше.
        Во-вторых я пытался разобраться в одной системке, что пришла пока я спал. Проклятый поцелуй Лирии разрушал барьер, но в этот раз не вешал проклятие на зону как таковую. Это было личное проклятое благословение. Барьер впитывался в каждого поцелованного и являлся чем-то вроде бабла паладина, так популярного в прошлых играх. Нерушимый барьер кокон как у артефакта Дрейка. Использовать его можно было только две недели или сто раз.
        То есть включать и отключать по желанию. Однако атаковать через него нельзя как и пересекать. При этом если игрок с ним умирал, то барьер автоматически и без вычитания счётчика выставлял барьер вокруг игрока. Эта часть относилась к благословению богини. А вот то, что игрок больше не мог нигде привязаться и воскресал там же где погиб — было уже проклятием.
        И я тут же понял стратегию Варяга. Каждый такой бабл на счету и его можно использовать в битве. И в войне, которую орлы развязали. И применение им было бесчисленным. Например сейчас Варяг просто заблокировал подход к нам нерушимым барьером игроков, тем самым не давая гномам ворваться в круг.
        Я помню свою дурость. Я ведь тоже пытался ударить личного босса сквозь барьер и сам едва не отлетел на респ от отдачи. Так что лупить по барьеру может только даун-камикадзе. И гномы явно не из них. В отличии от живых у них вечность во времени, так что они просто ждут. Хотя не ясно, почему они не перелезут через заграждение.
        — Криста, варианты?  — Черт, а Варяг зараза заразен.
        — Мало данных.  — Пожала плечами девушка.  — Гипотезы, не более.
        — Почему они не пройдут над барьерами игроков?
        — Они плотно сидят. Судя по всему, там барьер работает по принципу создания своего независимого пространства. Они пересекаются и даже накладываются на самих игроков, но те его не замечают. Это если ты не внутри этого пузыря. То есть не был в нем во время создания. В итоге получается сфера со смещением во времени или физике пространства. Потому она абсолютно неразрушима.
        Во даёт! Да это же игра. Тут все просто нарисовано. Хотя, можно и понять. Пусть разработчики и ввели магию, но физику не отменяли. Просто трактовали в вольном варианте и то, что не могли понять или озвучить называли магией. Но и там старались как можно больше реалистичной физики привнести. И у них это получалось.
        — А перепрыгнуть им ума не хватает?  — Удивился я, рассматривая туманные фигурки бородатых карликов. Хотя на их уровнях называют их карликами по привычке. Там рамы под два метра. Но вот на фоне того же Сумчега они как есть карлики.
        — Гномы не играют в баскетбол.  — Заржал Дрейк.
        — В смысле?
        — Стихия гномов земля. И они от неё силу питают. Если гном прыгает или бьёт в прыжке, то его сила падает, пока он ее не коснётся. Зато таранить гнома себе дороже. Его с места не сдвинуть, если он на земле стоит. Потому этих карликов нет на кораблях в море. Там они куда слабее.  — Похихикивая надо мной, потешался рыцарь смерти.  — А призраки ещё больше от земли зависят. Думаю, в этом и есть выход из этой задницы. Вот только как оторвать их от земли ума не приложу.
        А что я? Я же не гном, чтобы знать все их расовые плюшки и бонусы. Минусы кстати тоже. Но с другой стороны полезно знать все слабые места противника.
        — Так я смотрю, князья на башке у червяков стоят и не развеиваются.  — Усомнился я в словах потрошителя.
        — Так траллы часть гнома или дворфа. Расовый питомец.  — Пожал плечами Дрейк.
        — А что за червячки кстати? Выглядят внушительно.
        — Да уж. Впервые вижу Императорских и Королевских траллов. А так, в целом, обычный пет. Доступен только гномам и дворфам. Приручается довольно просто. Нужно только найти личинку. Разрабы не любят рисовать города и шахты. Все отдано на откуп игрокам. А те в свою очередь не любят вкалывать. Ты ж в игру не киркой махать стремишься. Это в нарисованных играх было прикольно. А тут же, как в реале ощущения. А построить шахту даже с магией дело непростое. Тут нужно горнопроходческое оборудование. Вот и ввели траллов. У них башка что бур с плазменными резаками. Запускаешь такого червя, и за несколько часов он метров сто тоннелей проест. Останется только киркой пройтись по открывшимся жилам.
        Правда размерами они куда меньше этих и как бойцы так себе. Медлительны и тупые. Их в основном на стройке и осаде крепостей используют.
        — Черт. Как-то много плюшек для одной расы.  — Я почесал затылок.  — Странно, что тут не каждый второй гном.
        — Ты знаешь, что у них женщин нет? А в противовес им созданы дриады.  — Дрейк кивнул на Кристу.
        — Да. И что?
        — А то, что больше половины игроков это нонкомбатанты. Они приходят в игру не фармить мобов и не резать друг другу глотки. Это больно. И нас они считают отморозками.
        Сами же они приходят сюда за удовольствиями. За вседозволенностью. И большую часть этих удовольствий составляет секс и все, что с ним связано. А разрабы помешаны на отыгрывании ролей и аутентичности мира. Потому гном это всегда гном. Бородатый карлик, кривые ноги, нос картошкой. Красавец, в общем. И на фоне эльфа он совсем не смотрится.
        Нет, есть бабы фетишистски, нимфоманки и коллекционеры любовников различных рас. Но их на всех гномов не хватает. А после года игры секс с неписями приедается. Это все равно, что онанизм. Как бы они хорошо не отыгрывали роли, через время начинаешь чувствовать фальшь. Это если не такой непись как Эльза Теодора. Вот потому и плюшек столько гномам дали. В противовес уродству.
        — Ладно. Значит, нам нужно оторвать их от земли? Но как? Есть идеи?
        — Никаких.  — Покачал головой Дрейк.  — Все ещё хуже, чем кажется. Они странные призраки. Когда по ним бьёшь, они получают урон как обычные мобы, вот только меч или стрела проходит сквозняком, не замечая сопротивления. Однако и их топоры и секиры не видят мечи и щиты игроков. А тупо проходят сквозь все. Так что фехтовать с ними нельзя а уклоняться. И от заклинаний ловко уходят гады. Просто ныряют в землю.
        — Так. Я не понял. Почему они тогда не пройдут под игроками с барьерами?
        — Возможно барьер не полностью снят а только верхняя полусфера.  — Высказала свое мнение Криста.  — А возможно это все ещё священное место отдыха и они не идут сюда из страха перед богиней.
        — Что-то мы упускаем.  — Нахмурился я.
        Ну давай же, Похвист, гений обдолбаный, помогай. Что за ерунда тут творится? Выход есть всегда.
        Я вышел из круга безопасности и прошёлся по второму кругу из игроков. Гномы никак не реагировали, а так и стаяли дымчатыми статуями. Но их глаза следили за мной зеленоватыми огоньками. У гончих были алые. У мертвецов дворфов тоже зелёные. Но они ведь не призраки. Их подняли с помощью некромантии. Некромантии. Некромантии. Яркий радиоактивный цвет всегда был признаком магии некросов, как и серый дымок магии смерти.
        Я подошёл ещё ближе. Упёрся в купол игрока и во все глаза смотрел на призрачного гнома. Что с ними не так? Почему они не у врат? Что пошло не так?
        Снова пошёл по кругу, приглядываясь к каждому гному. Дрейк, видя, что гномы никак не реагируют, присоединился ко мне. Криста тоже. Остальные были в реале. Тол спал.
        — Что ищешь, Арт?  — Спросил рыцарь смерти на втором круге.
        — Сам ещё не знаю.  — Насупился я.
        Нет. Не работает. А что если…
        Я сел на пол, повторив позу ближайшего игрока с барьером, и выпустил серую тень. Сквозь барьер она не прошла, но этого и не нужно. Зрение тени отличалось от обычного. Уже сейчас и отсюда я смог рассмотреть серые дымчатые ленты в белёсых телах гномов. Они словно симбионт раскинули свои щупальца вдоль позвоночника и упирались в мозг. И им явно там не место.
        — Дрейк, ты видишь серых многоножек в телах призраков?
        — Нет. Моего уровня не хватает. Черт, да они под контролем личей.  — Ударил себя по бедру Дрейк.  — Теперь все понятно.
        — Что понятно?
        — Их поведение. Личи их захомутали. Теперь ими правят, словно петами.
        — Это ж какого уровня личи и сколько их?  — Я ошалело, оглядел почти три сотни призраков под двухсотый уровень.
        — Тут не все так плохо.  — Дрейк озадачено осмотрел котёл из призраков.  — У мертвецов, особенно неписей, сильно снижен ментальный барьер. А вот у личей в круге силы, контроль мертвецов и душ возрастает. Думаю, полного круга хватит, если личи за сотку.
        — Полного круга?
        — Тринадцать рыл. Правда высших. У этих уродов нет ничего святого. Даже игроки их избегают.  — Поморщился Дрейк.
        Все мы вроде поняли и нашли суть но не нашли решения. Оно точно есть и у одного из нас, но мы далеко не в полном составе.
        Спустя пару часов все изменилось. Суета поднялась неимоверная. Варяг и Бескун вошли в игру как и Святозар, и прочие. Я понял, что дела у орлов идут не очень. Первичный их рывок вверх нивелировали несколько альянсов более слабых кланов. Те, невзирая на потери ринулись штурмовать крепости «Семьи Орландинос», в то время как более сильные игроки работали и более тонко и изящно, отжимая территории во фронтире и сферы влияния в городах. У орлов просто не хватало союзников и ресурсов. Радовало то, что Бронзовые львы держали слово и не на йоту не отступали от данных обетов. Как и Снорг, что принял сторону орлов.
        Это радовало но и одновременно пугало. Эти ушлые ребята поставили на меня. Это факт. И поставили очень много. Учитывая упорство, с которым они держатся за слово, они знают больше, чем говорят. Как минимум о чем-то догадываются. Одной блажью Эльмиэль такого упорства не объяснить. Не те люди сидят в главах кланов.
        Я оглядел свое воинство. Друзей-врагов. Самое смешное, что тут врагов больше, чем друзей. Дрейк друг? Возможно, но сомнительно. Он просто попал не в то место, не в то время, не под ту горячую руку. Криста, Тол, Святозар, Еремей. А ещё неписи, что смотрят на меня с укором. Варяг и Бескун, что ждут от меня решения. Решения, которое они обратят в свою пользу. Ничего личного — просто бизнес, просто игра.
        Я битый волк. Я жизнь прожил. Но сейчас накатило. Накатило то, что порой заставляет вскрывать людей вены. Одиночество. Одиночество в толпе.
        Когда ты все понимаешь. Ты не нужен никому. Каждый человек это центр вселенной и все остальные для него лишь мобы. Наверное, потому мы ищем свою половинку и так радуемся детям. Чтобы разделить эту чёрную пустоту в душе. Но я так больше не хочу!
        Огонь! Много огня! Жар обжигает спину, а я тащу за волосы двух девчонок. И пинаю вперёд ещё десяток детей. И кстати они более понятливы, чем две тупые клуши, что бегут рядом. Все что от них слышно это визги и причитания. А вот дети быстро реагируют на команды. Кабинет, стол, орк. Спина трещит от напряжения но статуя орка валится на стол. Выход. Не для всех.
        Кем пожертвовать? Ярость! Никем. Собой! Стол в окно. Ну же, тупые овцы, помогите!
        Первый ушёл. Всплеск. Докинул. Работает. Давай ещё! Второй и третий вместе. Последние. Легкие уже не держат дыхание, а мальчишки лет десяти честно пропускают девочек вперёд и помогают толкать, хотя сами уже похожи на зомби.
        Герои всегда умирают. Подхватываю двух мальчишек под мышками, прижимаю к груди… вряд ли долетим до фонтана… вдруг выживут. С Богом!
        Очнулся от видения, стоя на коленях. И рядом обнаружил улыбающегося Святозара и не сильно довольного Еремея.
        Они обнимали меня за плечи. Причём Святозар двадцатого уровня держал за шею Еремея почти на сто уровней его выше и тот походил на нашкодившего котёнка. Но ауру Святозара я не спутаю ни с чем.
        — Давай, Брат! Молись!  — С понимающей улыбкой сказал Святозар, а в его глазах я видел свое отражение. Отражение человека познавшего смерть.
        Я не знал молитв и редко посещал церковь и то, больше по обстоятельствам, чем по желанию. Я просто отпустил то, что было в душе. Отпустил и пропустил сквозь соратников.
        Наверное, странное зрелище. Один паладин, почти голый, но сверкающий аурой света, держит за шею клерика сто плюс и мага воздуха за плечо, тоже почти сотого. Клерик цепляется за меня, как за круг цепляется утопающий. А между нами в центре этого инвалидного треугольника зарождается солнце. Оно набирает силу. И я чувствую, как с его силой из меня уходит ненависть, боль, страх, одиночество. Спустя минуту над нами вспыхивает рукотворное светило. Дальше взрыв сверхновой что опаливает тех, кто не был под куполом воскрешения.
        Оглядываюсь, пытаясь понять, что мы натворили. Разбираться в системных сообщениях нет времени. Дрейк сидит под куполом с недовольным лицом. Сообразительный. Ему как тёмному рыцарю смерти такой фейерверк противопоказан для здоровья. А вот орлы не растерялись и едва прошла волна света, ринулись в атаку всем рейдом. Наше солнце оглушило гномов, а точнее их симбионтов, а так же выбило из невидимости личей, что стояли в магическом круге позади князя и его тралла. Бойцы Варяга разумно не связывались с гномами, а сразу кинулись устранять причину.
        Личи не сдались без боя. Из земли тут же полезли мертвецы, а во все стороны полетели трассёры ядовито-зелёных огней. Но исход боя был предрешён. Хаи буквально порвали на тряпки всего тринадцать мертвецов в черных балахонах.
        После чего стали методично ковырять землю, стараясь разрушить люминесцентную пентаграмму. Благодаря ей, личи раз за разом спавнились с пугающей скоростью и уже крайние гномы стали выходить из транса и кидаться на помощь хозяевам.
        Если из оглушения выйдет сам князь и его сыновья, то тут ляжет весь рейд. Однако нам повезло. Пентаграмма с загробным вздохом последний раз сверкнула и стремительно погасла, после чего сила личей резко пошла на убыль и в итоге спустя всего минуту мы победили.
        Все тревожно замерли. Никто не знал чего ожидать от гномов. То, что мы проиграем в схватке с ними, понимали все. Точнее понимали то, что со своими новыми баблами и точкой привязки прямо к месту смерти, мы тут плотно застрянем. Это почти что зарубить перса. И топы в этом плане сильно рисковали. Пусть решение проблемы с гномами нашли нубы, с некросами разобрались сами топы. И как отреагирует на это система?
        Никто не рисковал шевелится чтобы не сагрить призраков. Но вот зелёные мерцающие огни стали таять в глазах гномов и на их место приходил разум. Разум воинов. Они как-то даже ожили что ли. Перестали быть статуями. Теперь кто-то потирал древко секиры, кто-то хмурил брови или теребил на поясе боевой артефакт в виде каменной раковины. Но и нападать они не спешили, хотя общее их настроение назвать дружелюбным я не мог.
        И все же они были светлыми. Да их предали свои же да они ненавидели живых. Но все же в их душах остался свет. Все ждали когда из транса выйдет князь. Судя по всему, личи очень долгое время обрабатывали гномов, заражая их своей магией и князю, как самому сильному из всех, досталось больше всего. Потому он и отходил дольше всех. Но вот и из его глаз ушли последние искры зелени. Князь встряхнулся и осмотрелся. Тралл медленно опустил свою башку на землю и Князь оказался словно на трибуне перед смешанным строем из живых бойцов и призрачных гномов.
        — Где друзья, что были врагами?!  — Голос призрака зазвенел над пустошью Чистилища. Да такому басу даже Варяг позавидует.
        Не желая гневить монарха, мы очень резво, но без лишних движений выдвинулись вперёд и предстали пред его светлы очи.
        — По уговору со своим братом по крови, я должен был охранять врата в Инферно и обязан вас убить. Но тёмные прознали, что Безымянные решили отпустить час воинов, когда-то пришедших сюда с огнём и мечом. Не всех, но тех, кто искупил свою вину. Но тёмные есть тёмные. А демоны даже среди темных считаются хитрецами и подлецами. Своим коварством они подговорили своих бывших соратников из некромантов напасть на меня и мою гвардию. И как видите, у них это получилось. В оставленные без охраны врата ушли и те, кто должен, и те, кому положено остаться здесь.
        Я светлый и привязан к своему городу и Чистилищу и не могу последовать за отступниками. Вы же доказали что достойны и в поединке с моим братом по крови и в бою с коварными некромантами. Потому я не стану вас убивать. Пока.
        Я пропущу вас в Инферно в замен вы выполните моё задание. Восемь демонов прошли в Ад и вас восемь. Каждый из вас получит печать «тридцати смертей», которая через тридцать дней убьёт вас тридцать раз подряд. Но в случае если же вы убьёте демона, она спадёт. Эта же печать поможет вам их найти. На каждом из них остался след Чистилища, который и почувствует печать. А после смерти они вернутся сюда и тогда за все ответят передо мной.
        Вы согласны друзья-враги?
        Князь распростёр руки и к нам устремились восемь дымных шариков, что зависли напротив нас на уровне груди. В этом шарике, если сильно присмотреться, можно увидеть очертания тела демона куда-то бегущего. Изображение мутное но вполне понятное. Это и есть моя цель.
        ВНИМАНИЕ! ВАМ ПРЕДЛОЖЕНО ЗАДАНИЕ «ЧЕСТЬ КНЯЗЯ МИРТДРАГА». НАЙДИТЕ В ИНФЕРНО ДЕМОНА ИРТАХА И УБЕЙТЕ ЕГО. СРОК:30 СУТОК. ШТРАФ ЗА ПРОВАЛ ЗАДАНИЯ: 30 СМЕРТЕЙ ПОДРЯД ОТ ПЕЧАТИ КНЯЗЯ. НАГРАДА: УВАЖЕНИЕ ПОДГОРНОГО НАРОДА. 30 % СКИДКИ НА ЛЮБЫЕ ТОВАРЫ И УСЛУГИ ГНОМОВ НПС.
        Я очумело уставился на Дрейка, тот так же таращился на меня. Награда того стоила. Гномы лучшие крафтеры и такие скряги. Выбить из них хоть пять процентов скидки уже подвиг. А ещё там должна быть заоблачная репутация. Если я все правильно понял то каждому из нас вручили именного демона. И каждый сам решал соглашаться или нет и в то же время, сам квест «друзья-враги» ещё не засчитан. Значит, все ещё продолжается и пусть у каждого демон свой, убивать их придётся вместе.
        И тут уже самое забавное. Если убьют моего демона, держаться в команде с врагом не будет смысла. Инферно уже вне зоны влияния Безымянных. Снова нас искушают на предательство и удар в спину. Интересно все ли это испытание пройдут с честью? Посмотрим. Я нажимаю «Да» и хватаю шарик рукой. Он не втягивается в тело, а лишь оборачивается вокруг руки словно браслет. Я хмыкнул. Ну, гномы есть гномы. Этот браслет прибавил сразу по двадцать единиц к силе выносливости и духу. Умеют карлики создавать шикарные вещи.
        И теперь я точно знаю в какой стороне моя цель. Словно во мне появился компас.
        Князь же только кивнул и его воинство, с тихим шорохом, просто провалилось в землю.
        Я повернулся к Варягу.
        — Рейд, бегом, да?  — С ироничной улыбкой спросил я.

        Глава 12

        Варяг хмыкнул, остальные, кто был рядом, заржали. Напряжение всех отпустило. Мы прошлись по острому лезвию, но не срезались. И можно понять их облегчение. Каждый из присутствующих персов, это сотни тысяч золотых монет, если не миллионы, и годы потраченного на прокачку времени. Так что оказаться запертым в Чистилище, та ещё перспектива.
        Нет, остальные орлы бы их не бросили. Десять тысяч клинков могут раскатать кого угодно, включая гвардию князя Магхат-Трогтара и даже самих Безымянных. Однако и портал в Чистилище не вечен, и перекинуть сюда такие силы не так-то и просто. А в большом мире идёт большая война, где каждый клинок на счету. И кто знает, какая соломинка сломает хребет ослу?
        — Рейд, бегом!  — Рыкнул Варяг с улыбкой.
        И рейд мгновенно собрался боевой походный строй. Черт! Даже завидно смотреть на такую дисциплину и слаженность действий. В армии на такое способен только офицерский спецназ из давно сработавшихся бойцов. Но если рассуждать здраво, то топовые бойцы из топ-клана и есть это спецназ. Ведь вся эта игра, это сплошная война за место под солнцем.
        Пятнадцать километров марш-броска слились в одно сплошное «иди-беги». Нет, были и нападения мобов и подлянки системы. Но все это было как-то блекло и проходилось походя, без каких либо напрягов и эмоций. Топы, из одного из первых кланов Руола, вгрызались в моба словно бешеные термиты. Каменный великан? Все просто. Половина рейда идёт в лобовую атаку, а вторая половина бьёт в спину. И гигант с полумиллионом очков здоровья и размером с двухэтажный дом опадает грудой камней.
        Спустя несколько часов бега с препятствиями из мобов и прочих проблем, мы добрались до врат в Инферно. Как и обещал Князь, их никто не охранял. И если врата в Эдем выглядели красиво и эстетично, то эти были откровенно убогими. Арка из оплывшего от температуры камня неопрятного цвета. А между колонн маслянистая бурлящая чернота, словно кипящий котёл со смолой. А я ожидал всполохи пламени и чертей с вилами.
        Однако врата впечатляли даже топов. Рейд замер у них, ожидая команды кланлида.
        — Рейд, в бой!  — Варяг был неумолим.
        Спустя пару мгновений, я оказался на той стороне. От Ада я ожидал чего-то большего. Жара, котлов и стенаний грешников, а оказался на скале. Нет, пейзаж вполне соответствовал локации.
        Пирамидальные скалы протянулись до самого горизонта. И все пространство в долинах между ними перечёркнуто алыми трещинами, из которых вверх бьют потоки искр. Поднявшись на определённую высоту эти искры затухают и превращаются в серый пепел, опадающий на наши плечи депрессивным снегом. И тишина. Абсолютная тишина. Мертвенная.
        На маленькой площадке у врат весь рейд не поместился. Многим пришлось спрыгивать вниз. Там были тоже удобные площадки для передвижения и даже боя. И бои эти были. Как и потери. Однако проклятый поцелуй Лирии действовал даже здесь.
        В итоге непонятных тварей скидывали вниз, а те бойцы, что были уверены в себе, прыгали вниз и добивали мобов. Причём, действовали группами и очень слаженно. На моих глазах, пара разбойников при поддержке магов и саппортов разобрала на запчасти, нечто похожее на змею, состоящую из камней и связанной огнём. И сделали это очень быстро и профессионально.
        Роги вбивали клинки в стыки сегментов змеи и едва уходили в сторону, работали маги. Каменный кулак сбивал моба на более низкую площадку и следом прилетал гранитный валун или метеорит, припечатывающий моба к земле. Ещё не развеялась пыль, к мобу подступали роги, что со скоростью вертолётного винта вставляли клинки в щели между сегментами. Пара мгновений и они уступают место лучникам, что вгоняют стрелы в свежие раны. Дальше в эти симфонии работали маги, накрывая площадками подраненных и замедленных мобов.
        Конвейер смерти — не иначе. По-другому назвать эту скотобойню нельзя. Прошло не больше четверти часа, а орлы уже добрались до основы миниатюрного пика, если так можно назвать полукилометровую гору.
        Офицерский состав стоял наверху и наблюдал за работой бойцов. Возможно, в рейдовом чате координировали действия, но нам это было не ведомо. Мы же, как и положено вагонам, просто стояли у обрыва и наблюдали. Красиво. Это точно войдёт в сюжет квеста. И принесёт орлам дивиденды. Уж больно картинно работали остальные, а сам Варяг и его штаб взирали вниз. Но это работает. Всегда.
        Даже прошедшие горнило армии и осознавшие всю ее подноготную парни все равно верят в боевое братство, честь мундира и прочее, хотя ещё вчера ненавидели дембелей или призирали духов. Так уж устроен человек. Мы склонны верить идеалам. Уже на гражданке сами раздуваем ноздри при отрицательных отзывах обычных обывателей и сами верим, что где-то там есть настоящее братство десантников, разведчиков и спецназа.
        Сейчас Варяг работал на имидж. И завтра уже нубы будут штурмовать кадровые пункты клана. Чтобы стать такими же бойцами, как и те, что сейчас выносили мобов с лёгкостью и грацией танцоров.
        Спустя ещё четверть часа на площадке остались только мы и сам Варяг. Путь вниз чист и рейд уже стоит в боевом походном порядке в долинке между двух горных пиков. Кланлид же оттащил меня в сторону для разговора.
        — Пришла пора прощаться, Арториус.  — Протянул лапищу Варяг.
        — И все? Так просто?  — Я не поверил своим ушам. В голове уже давно крутились шестерёнки плана, как бы сбросить орлов с хвоста. Плана пока не получалось. Несопоставимые у нас уровни и ресурсы. И я просто выжидал подходящего момента. Но что бы вот так!
        — А чего ты ждал?  — Варягу это диалог приносил удовольствие.  — Думал, я тебя зажму где-нибудь и стану пытать?
        — Ну, что-то вроде.  — Хмыкнул я.
        — Уже понял, что ты не простой игрок. Ты с кем-то завязан из людей моего уровня, а может и повыше. И я говорю не про игровые уровни. И в другой ситуации, я бы возможно рискнул бы тебя подмять различными способами, даже если это может привести к столкновению с твоими покровителями. Так у нас все работает. Без риска и агрессивных действий не станешь первым.
        — И что тебе мешает? Я сам знаю, как работают кланы, и не поверю.  — Грустно усмехнулся я. Варяг мне нравился, как и бойцы его клана, но и он в этой пищевой цепи не вершина.  — Так что если это ход для ослабления моей бдительности то ты ее тольуо усилил.
        — Хороший ответ. Будь ты дураком, ответил бы иначе. И я бы разочаровался. Но не все, так как ты видишь. Я привязал к себе всех, к кому привязан ты. Львы, Вольноград, Чёрная сотня. Даже глупышку Ири, которая сюда рвётся с такой силой, что ее едва не на цепь пришлось сажать. Даже она уже в нашем клане.
        Потому когда случится что-то грандиозное, а я уверен оно случится рано или поздно, я буду в первых рядах. Я и моя Семья.  — Варяг говорил вполне серьёзно и таким тоном, что бежали мурашки по коже.  — Но и не в этом дело. Я просмотрел информацию о тебе. О твоей игре и о реальной жизни. Разрабы не скрывают ее, потому как ты один из транспарантов новой программы и кто захочет, быстро все поймёт. А мы хоть и топ-клан, но честь для нас не пустой звук, майор.
        Возразить мне было нечего. А Варяг протянул мне медальон на золотой цепочке.
        — Что это?  — Подозрительно уставился я на чёрный алмаз в оправе. С Варяга станется ещё на меня маячок повесить. Любят эти ребята все, включая друзей и врагов.
        — Не то, что ты подумал.  — Прочитал мои мысли Варяг.  — Это амулет иллюзий для светлых. Перекрашивает ауру в чёрный цвет. С ним для многих неписей ты будешь темным. И в Инферно и на темной стороне незаменимая штука. Лифтёра у вас нет, потому он тебе к месту. Квест-то не бесконечен.
        Остальным светлым тоже такой подарок вручили. Пригодится. Считай это авансом за наше сотрудничество. Как доберёшься до почты, получишь письмо со всеми предметами и свитками на твой класс и стиль. То есть, на мага ассасина. И второй список под названием «инфаркт для Румпеля». Там будет список самых дорогих предметов из клан-храна, на тот случай, если ты решишь взять вещи на продажу. Но мы готовы рассмотреть вариант денежной компенсации этих предметов. Отошлёшь список выбранного. И тебе закинут вещи или деньги на почту. По дольменам получите свою часть, но уже рандомно. Судить будет Оракул. Так что и тут все честно.
        Я покивал с умным видом, хотя и половины сказанного не понял. Но это не беда. У меня есть ходячая Дрейкопедия, которая сейчас начнёт выдавать информацию. Без тактической сводки я с этой скалы не слезу. Местный пейзаж очень даже способствовал насторожённости и паранойе.
        — Варяг, почему сейчас? Сюжет же ещё не закончен.  — Спросил я воина.
        — Мы взяли все что хотели.  — Пожал плечами тот.  — Дальнейшее сотрудничество не выгодно. Вы нас будете тормозить не только своими уровнями и статами, а и противодействием системы. А я не хочу терять людей и время. У нас наверху полномасштабная война и бойцы с проклятым поцелуем Лирии там на вес золота. Здесь же, если застрянем, то проиграем во всех направлениях. Потому мы просто пробежимся по Инферно и возьмём все, что успеем, после чего уйдём лифтом наверх. Основные дела у нас там. Просто глупо терять возможность, если рейд заточен под Инферно и уже в Аду.
        — А сюжет?
        — Сюжет уже в сети и мы там доминируем. Кстати многие из наших вас тоже снимали для этой бешеной дриады Ири. Она блог ведёт, что нам на пользу, ну и как пособие по работе нубов в паровозе. Нам часто приходится своих кадетов тащить, а те тупят и вечно ждут подсказок от хаев, не понимая, что система варианты режет на лету. А вы, хоть и «друзья-враги», но сработались как часы. Очень показательно. Этот поход уже включён в программу подготовки новобранцев. За это отдельное спасибо, майор.  — Хмыкнул Варяг.
        У меня ещё было тысяча вопросов, и воин это понял, но отвечать не захотел.
        — Время не ждёт, майор.  — Покачал он головой.  — Каждый день — победа, один из нас.
        Варяг козырнул нам всем и ловкими прыжками понёсся вниз. Любой бы паркурщик удавился бы от зависти, видя его выкрутасы. И тут играет на публику. Но он кланлид. Он любую возможность будет использовать для усиления клана. Так уж устроена жизнь.
        Но вот последние слова меня совсем выбили из колеи. Девиз Стражей? Но он для стража явно староват. Значит он один из Наставников. Их задача передать свой опыт молодым волчатам. Это я знал точно, потому как мой сын сам был одним из Наставников. И даже не странно, что сами Наставники под влиянием дел своих подопечных создали свой негласный орден. Из тех, кто болел за дело своих ребят. А «один из нас» это признание этого ордена своим и последующее обращение друг к другу.
        Правда? Или очередное убаюкивание моей бдительности? Хотелось бы верить, что первое.
        — Рейд, бегом!  — Донеслось снизу спустя пять минут. И, тёмная, и опасная как сто чертей змея из игроков ринулась вперёд, перепрыгивая через алые трещины с лавой. Даже повеяло некой светлой грустью от расставания. Умеют ребята расположить к себе.
        Я просто сел на краю скалы и свесил ноги. Пейзаж внизу был одновременно угнетающим и умиротворяющим. Искры огня летели вверх, а сверху осыпался серый пепел. И все это в оглушающей тишине.
        Позади послышались шаги. Рядом, так же свесив ноги вниз, сел Дрейк. Мы немного помолчали. И спустя пару минут, словно на насесте, сидела вся группа на краю скалы и смотрела на то, во что нам снова предстоит ворваться. Даже неписи прониклись настроением этого плана.
        — Что делать будем?  — Нарушил молчание потрошитель, обращаясь ко мне. Да, в нашей группе два лидера. Я и Святозар. Но с потерей уровня паладин утратил часть авторитета. Такова уж психология игроков. Но и до этого я был основным лидером, потому как шестеро из восьми игроков пати, в той или иной мере, были частью моей команды.
        — Ты здесь уже бывал?  — Я кивнул на пространство внизу.
        — Пару раз.  — Утвердительно кивнул Дрейк.
        — А остальные?  — Я повысил голос, разрушая тишину. Пора скидывать оковы тоски и одиночества.
        Никто не отозвался. Ясно.
        — Тогда давай рассказывай, что нас ждёт впереди. Я не хочу соваться в пасть к черту, не зная, что нас ждёт.  — Попросил я Дрейка.
        Тот почесал затылок.
        — Да я даже не знаю с чего начать. Это же целый план со своей культурой, селениями и рангами разумных. Тут целый том можно написать и не один.
        — Селениями?  — Удивился я.  — Ты же говорил, что этот план нежилой.
        — Ну как бы не совсем нежилой. Тут скорее просто реализованы правила жизни, при которых жить тут сложно, можно, но очень не долго.
        — Дрейк, ты поясняй, а не запутывай!  — Вызверился я и сам не заметил как по плащу из воздуха заискрились разряды молний.
        Потрошитель отшатнулся и выставил руки.
        — Арт, ты чего?! Я все понял. Просто объём информации действительно огромен. Даже по верхам пройтись много времени нужно.
        — Начинай с верхов. Дальше углубимся по мере нужды.
        — Хорошо. И Ад, и Рай отдельные планы для игроков из светлых и темных последователей. Но они жилые лишь относительно. Тут есть деревни, и даже городки и замки архидемонов. Но задержатся тут проблематично, как и найти путь сюда.
        Демоны-игроки считаются высшими в расе. Но с ними все сложно. Саму расу демонов дают тем, кто сюда приходит отдохнуть от морали. В реале они могут ходить в церковь и все друзья и знакомые их считают святыми и честными, и они даже такими могут быть, но внутри них живёт нечто тёмное.
        И эту тьму они несут в игру. Здесь они отпускают на волю своих демонов, чтобы утром стать примерным отцом и семьянином или любящей матерью. Тут же они само зло. Коварные, развратные, бесчестные. И неписи из демонов такие же. Потому и тяжело удержатся в этом плане. Смерти ограничены, а встрять в неприятности с местными неписями пара пустяков. Тебя поймают на любом слове, потом разовьют тему, а дальше просто прирежут.
        В Эдеме же обратная ситуация. Там нельзя нарушать правила, а их там больше, чем какой-либо юрист запомнит. Нарушил — штраф. Ещё раз, выкинули за порог. Ещё и какое-нибудь благословение навесят, которое хуже дебафа проклятия. Там святые настолько святые, что самый продажный прокурор тебе будет как отец родной.
        После сотого уровня и выполнив нужные квесты и условия, демоны-игроки получают разовый билет сюда для получения боевой трансформации. Получить ее тот ещё геморрой, но некоторые умудряются. Превращаются в аристократию Ада. После этого они становятся очень сильными воинами, не без минусов конечно. Тем не менее, демон в боевой трансформе это нечто невообразимое. Хотя я понимаю, что такая трансформа сродни нашим аурам. Кому попало, ее не дадут.
        Потому и нужны поселения. Нужны связки для квестов.
        — А где котлы и грешники?  — Озадачился Святозар.
        — Разрабы в коварстве дадут фору самому Сатане.  — Ухмыльнулся Дрейк.  — Души грешников тут обычные неписи, что у демонов находятся на положении рабов. Никаких котлов. Обычное рабство у очень талантливого садиста. Со всем видами насилия. При этом все эти неписи раньше жили на Большой Земле. Там тучи квестов на спасение согрешивших девственниц и прочего. Игроки, и особенно нубы из малолеток, часто влюбляются в какую-нибудь крестьянку или дочь священника. Дальше идёт секс, любовь, осуждение общества и порой либо требование выкупа, либо казнь грешницы. И зачастую такую фигню организуют наши друзья из церкви. А игрок получает квест на спасение любимицы из Инферно.
        Это выгодно корпорации. Игрок уже точно на крючке. Многие конечно бросают это и идут развлекаться дальше, но есть и тысячи тех, кто рогом землю роют ради своей первой неписи. Порой даже не из любви, а чтобы попасть в негласный зал славы из героев спасителей на белом скакуне.
        Еремей при этих словах хмурился и скрежетал зубами, но Святозар одним взглядом своих, пылающих светом глаз, ставил его на место. Забавная у нас троица выходит. Очень колоритная.
        — И где нам искать наших демонов?  — Криста, при рассказе Дрейка, даже не поморщилась.  — У неё железные нервы или нервная система совсем отсутствует.
        — Там где укажет компас каждого из нас. У каждого своя цель, но завалить ее сможем лишь вместе. По-другому никак. Этот квест часть квеста «друзья-враги».
        — Дрейк, что ещё нам нужно знать? Любые мелочи, что станут песчинкой на весах.
        — Всем вам лучше стать немыми. Кроме Тиуса и Ручейка. Ну и меня соответственно. Амулеты иллюзий хорошее подспорье, но они не все и не всегда скрывают. Даже запах светляка может сагрить всю деревню демонов. А нам их не выбить. Там всегда много низших.
        — Разве низшие опаснее высших?  — Удивился молчавший до этого Тол.  — Я думал низшие для того и низшие чтобы служить тем, кто выше их.
        — Так и есть.  — Потрошитель поморщился.  — У демонов своя иерархия. Высшие похожи на людей, только с рогами красной кожей и хвостом со стреловидным наконечником. Они тут заправляют всем. Дворяне. А низшие это тупые амбалы с копытами и страшными рожами настоящих демонов. Они тут вроде домашней скотины и мобов. Делают все, что прикажет хозяин. Это хуже всего, потому как у каждого высшего минимум парочка таких мордоворотов. Плюс адские псы, адские лошади и даже адские коровы. Для которых души неписей вроде как возделывают огороды и поля со всякой инфернальной травой и овощами. Кстати очень редкий на большой земле алхимический ресурс.
        Вы главное никому ни в чем не доверяйте. Демон если не солжёт, то скажет полуправду с тремя намёками и двумя подводными камнями.
        — Кстати о доверии. Что-там Варяг говорил про лифтёров и тёмную сторону. Я его совсем не понял.
        — Лифтёр это обычный жрец-порталист с раскачкой в метро. Просто портал открывают между планами потому и называют лифтом. Так можно проскочить Чистилище.
        — Разве так можно?
        — Сюда попасть трудно, а отсюда куда проще. Здесь тьма порталов, ведущая сразу на сам Руол, но они только на тёмную сторону выкидывать. Как и после перебора со смертями. Потому Варяг подсуетился с амулетами для светлых. Он ещё в Чистилище решил нас бросить в Инферно. Точнее, наверняка, даже не думал нас сюда тащить, но был уверен, что мы сами полезем. Потому их нам и принесли с подкреплениями.
        Но никто не думал, что нам подставу с охотой на демонов организуют.
        — Да уж эта подстава. Где их тут искать?
        — Как думаешь, куда пойдёт коварный и развратный грешник, после двух-трёх веков отсидки в местах не столь отдалённых?  — Хихикнул Дрейк.
        — В бордель? А тут и такие есть?  — Опешил я.
        — Есть и самые лучшие на Руоле. Если бы не война и поцелуй Лирии, Варяга бы свои же на пики подняли, если бы на неделю не заперлись там всем рейдом, включая девушек. Секс с инфернальными инкубами или суккубами это нечто невообразимое. Те, что наверху, отыгрывают изгоев и рядом с местными не валялись. Игроки же так хвостом играть не умеют.  — Дрейк мечтательно закатил глаза. Вот старый хрыч. Седина в бороду — бес в ребро.
        — Причём тут хвосты? Я думал у игроков они вообще для антуража. Как можно управлять тем, чего нет в реальности и даже не предусмотрено природой?
        — Хвосты там очень много значат. Но тут не пояснить словами. Испытаешь как-нибудь. Вот поймаем демонов и запрёмся в местном борделе на недельку. Отпразднуем победу.
        Бедный Еремей, он похоже решил замаскироваться под демона. Пока Дрейк расписывал все прелести суккуб, он краснел от ярости и гнева. Вот только рука Святозара на шее не давала ему вспылить. Сам же паладин слушал спокойно. Не думаю, что его интересовали прелести грехов и грешниц. Он просто изучал врага. Потому и сдерживал напарника. Не удивлюсь, если он сейчас все пишет на видео, для отчёта по походу в логово исконного врага.
        — А с хвостами все просто.  — Перешёл к новой теме Дрейк едва закончил описывать всю красоту местных шлюх.  — Вот ты как управляешь своими скилами и заклятиями?
        — Ну жму…  — И тут я замер с открытым ртом.
        Да, я жал на иконку, после чего появлялся некий маркер прицеливания, чаще всего привязанный к руке. Водя рукой, я этот маркер сдвигал, ловя противника в прицел. Но сейчас на интерфейсе иконок было куда меньше, чем заклинаний в моем арсенале.
        — Вот-вот.  — Заметив как я замер с открытым ртом, продолжил Потрошитель.  — Иконки нужны по началу. Когда в твоей голове образуется нейротрафик, связанный с этим заклинанием, а это примерно полсотни использований, в иконке отпадает смысл. Ты уже на автомате все проделываешь. Так и у демонов-игроков с хвостом. Они получают каталог движений. Например, почесать кончиком хвоста себя за ухом или нервно бить им по голени. Можно так же ударить в цель с прицеливанием как у заклинания или подхватить предмет. И уже через полгода игры хвост становится продолжением игрока. Но все равно это несколько коряво выходит. А вот неписи хвостом владеют виртуозно.
        — Ладно, старый развратник. О девочках потом будем думать. Сейчас, если я правильно понял, нужно найти ближайший бордель. Не все демоны побежали туда. Возможно, у кого-то есть другие дела, поважнее секса и выпивки. Например, месть. Или бордель подальше, но с девками послаще. Но думаю, в массе они ринутся в самый ближайший. Значит, у большинства из нас внутренний компас покажет одно и тоже направление. Сверим компасы господа. А потом пойдем убивать или умирать.
        Я встал на краю обрыва и прислушался к своим ощущениям. Компас указывал на запад по местной карте. И еще четыре из восьми указали туда. Вот и первая цель.
        — Рейд, бегом, да?!  — Хихикнул Дрейк из-за плеча.
        Похоже все-таки Варяг заразен.

        Глава 13

        Спускались мы осторожно. Инферно не та локация, в которой стоит расслабляться. Здесь минимальный уровень мобов сто плюс. И если орлы пропустили хоть одного, есть риск отлететь на респ. И мобы тут пусть тупы как пробки, но компенсируют это потрясающей живучестью.
        Я ещё раз окинул взглядом пейзаж. Все эти горы были похожи на природные зиккураты в виде ступенчатых пирамид, на подобии пирамид майя. Некоторые стояли просто темными глыбами, а вот с других стекали струи лавы, порой переплетаясь в заковыристые руны. Это если смотреть издали. А так обычные потоки лавы на обычной скале, пусть и излишне правильной формы.
        Расстояние между каждым уровнем варьировалось от пяти до пятнадцати метров. Для меня и Дрейка это не представляло никакой сложности. Я использовал крылья воздуха, а рыцарь смерти крылья тьмы. У остальных такого не было. Однако я оказался тем ещё Плюшкиным и даже с некоторой ностальгией достал из сумки верёвку. Стоит ее в рамку повесить в личной комнате. Купил ее ещё в песочнице и уже сколько раз она меня выручала. Топы с собой такой хлам не таскают и, похоже, очень зря. Как обычно, привыкшие к высоким технологиям люди постоянно забывают о простых, но действенных вещах.
        Мы с Дрейком спускали остальных на уровень ниже, после чего спрыгивали сами. Ждали откат заклинаний и все повторялось по новой. Пятьсот метров высоты и полчаса по времени. И вот мы ступили на серую и бугристую поверхность Инферно. Лавовые наплывы сделали поверхность дико ноголомной, а трескающийся обсидиан превратил поверхность в минное поле. Вдобавок ко всему все это перечёркивали хаотично раскиданные трещины, из которых время от времени вверх взметались огненные гейзеры различной высоты и опасности. Размером с ладонь взрывались буквально ежесекундно. Чуть реже появлялись гейзеры в пару метров высотой. И совсем редко размерами с десятиэтажный дом. Попасть под такой, это гарантированная смерть. Даже страшно представить, насколько прокачаны игроки из клана орлов, что по этой местности могут бегать, ещё и плотным строем.
        Потому мы очень аккуратно двигались вперёд. Хуже всего то, что запах серы забивал другие и Ручеёк не могла чувствовать врага на большом расстоянии. Да и задымлённость местности сужала обзор и резала глаза, а постоянно взлетающие искры отвлекали взгляд от настоящей опасности. Не самый лучший для боя ландшафт, но выбирать не приходилось.
        Основная масса мобов скопилась на зиккуратах, которые были тут чем-то вроде открытых данжей. Чем выше поднимаешься, тем мобы сильнее, а наверху что-то запредельное и с большой наградой. Но нам это не вытянуть. Потому шли по долинам и все равно, раз за разом, натыкались на низших демонов.
        Как ни странно, но основной нашей боевой силой оказался низкоуровневый паладин, что тащил бой благодаря ауре и карме, которая никуда не делась даже при потере уровня. И Еремей, чьи бафы в этом плане мало чем отличались от мощных боевых заклинаний. Остальные работали на подхвате.
        Через километров пять, которые из-за рельефа нам показались двадцатью, вышли к свободному от скал пространству. Ровная как стол долина не совсем правильной пятиугольной формы, в центре которой стояла деревня. Больше всего правда она походила на живописные руины старого форта, а возможно так и было. Изначально никакого Инферно не было и появился этот план только во времена Войны Исхода, отделившись от нормальной реальности. Потому не удивительно обнаружить здесь такие вот строения. Все это когда-то было обычным пространством. А вот зиккураты навевали ощущение неких накопителей или пусковых установок, использовавшихся в войне богов. Сейчас они казались сломанными, заброшенными и не используемыми по назначению. Парк старой военной техники. Вот самое подходящее слово. Возможно, потому этот план и отделился от основного. Кто-то пытался спастись таким способом.
        Вокруг селения раскинулись поля алого кустарника. Однако назвать это растениями не поворачивался язык. Черные корявые стволы из камня или обсидиана покрывались кроваво алыми наростами, словно ягодами. Перед деревней нам уже встретились пара таких кустиков росших прямо в лавовом ручье. Дрейк тут же их подмёл в рюкзак. Следующий куст уже забрал я. Просто ради интереса, но жадный взгляд Потрошителя навёл на нехорошие мысли. Нужно его прессануть в уголочке и порасспросить. Чем ему, эти похожие на резиновые шарики ягоды, так понравились.
        И вот в долине таких кустов, но высотой по пояс, было целое море. Увидев это, Дрейк аж хрюкнул. Нет, с ним точно что-то не так.
        Между кустами, словно башни, двигались низшие демоны метров трёх росту. Очень даже классические демоны. Звероподобная красная морда, здоровенные рога и козлиные ноги с копытами. У каждого на плече двулезвийная секира внушительных размеров и плеть семихвостка.
        И между этими демонами, подобно муравьям, суетятся обычные люди. Хм… не совсем обычные. Вместо одежды на них какая-то рвань, не прикрывающая ничего. Все тело в следах от плетей, а руки в ожогах по самые плечи. Часть этих людей обрабатывали землю… кирками. Часть с вёдрами бегала от ближайшего лавового ручья к кустам и заливала лаву в лунку под кустом, часть собирала урожай в корзины, а ветки относили небольшому стаду из огромных животных похожих на носорога переростка. Демоны же явно выполняли функцию охранников на плантации.
        — Дрейк, что происходит и почему у тебя глаза как у кота свалившегося в ящик с колбасой?  — Навис я над потрошителем.  — Что это за плантация с неграми и тростником?
        — Да хватит давить авторитетом.  — Набычился Дрейк.  — Я тебе не мальчик для битья.
        — Тогда не веди себя как мальчишка. Ты лучше всех понимаешь, что тут происходит и, тем не менее, все время из тебя информацию нужно вытягивать клещами. Рассказывай. Что это за хрень, на которую ты так плотоядно смотришь.  — Я кивнул в сторону полей с рабами и надсмотрщиками.
        — Ягода Эйфы.  — Нехотя буркнул Дрейк.
        — И?
        — Ну, это усилитель ощущений. Очень мощный. Его можно принимать так, а можно добавлять в рецептуру наркотиков или всяких любовных масел.
        — И что? Чего таился?  — Удивился я.
        — Потому что вы снобы. Что ты, что святоши. А ягода запрещена игровыми законами. Это ещё не «розовый снег», но что-то похожее. После секса под ягодами, да ещё и если с суккубой, у которой и без того есть аура страсти, тебе ничего больше и не будет хотеться. Психологическая зависимость такая, что некоторые игроки двигались умом без ягод. Становились как нарики под ломкой, начинали буянить, насиловать неписей и вести себя неадекватно. Короче выпилить из игры ягоду снова не дали, а просто запретили. А потом и место произрастания определили в Инферно. Ну, ты сам знаешь как делают бизнес на запретных плодах. Вот это ещё один из них.
        — И ты боялся, что я не дам тебе набрать ягод под самую завязку? Чтобы обогатится на недалёких нубах, что едва попав в игру, ищут приключений и понятия не имеют об опасностях?!  — Аура гнева разворачивалась сама собой, преображая мой голос. Последнее время это происходит уж очень часто и очень просто.
        — Да твою ж мать! Ну, сколько можно?!  — Дрейк тут же нырнул за Ручейка и уже из-за ее спины добавил.  — Я не для торговли хочу их набрать. Ещё чего не хватало.
        И тут у меня в мозгу что-то щёлкнуло и пазл собрался воедино. Я вспомнил цитадель потрошителей. Пленников, которых только и делали что насиловали. Кучку демонов и других игроков больше похожих на торчков. Распятую Эльзу и целый набор из секс-игрушек. И главу этой богадельни, Дрейка Потрошителя, грозу морей, работающего на неких людей, которые связаны с очень темными и мутными делами. И вот он ответ. Цветёт пышным цветом, как раз в том месте, где ему и положено цвести. В Аду.
        Все эти уроды из потрошителей как раз и были торчками, которые без дозы ярких впечатлений от секса, вина и обычной наркоты под ягодой Эйфы, пытались добрать эти ощущения извращаясь над беззащитными неписями. Ведь игрока насиловать не даст система.
        И сам Дрейк, с тьмой и пустотой в душе, пытающийся заглушить душевную боль и душившую его ненависть в забытьи игры. С пропастью за спиной и пропастью впереди. Без будущего. Без перспектив. Это объясняет и многие глупые решения, которые и привели его к тому положению, в котором он сейчас. Человек под наркотой или ломкой не в состоянии трезво мыслить и просчитывать ходы.
        Сама ломка больше психологический фактор, особенно, если это цифровые наркотики. И потом Дрейку их заменила ненависть ко мне и желание поквитаться, и дальше уже наши приключения в режиме нон-стоп, когда и отдохнуть некогда, вытеснили и затёрли эти ощущения. На время.
        И вот сейчас наркоман попал на поле коки и выпал в осадок.
        Я ещё раз присмотрелся к происходящему в стороне. Это действительно напоминало наркокартель, где торчки-рабы пашут за дозу, а охрана ходит и наблюдает, чтобы те не жевали ценный товар. Надеть демонам солнцезащитные очки и всунуть вместо секир «калаши» и не отличишь.
        По тому, как я подвис на пару минут, осмысливая пришедшую в голову догадку, рыцарь смерти понял, что я тоже все понял и вышел из-за спины девушки-волчицы.
        — Все понятно. Дрейк ты уверен, что снова хочешь сесть на эту диету? У нас есть не розданные долги, а ты безмозглым никому не нужен.  — Успокоился я и стал уже размышлять, как удержать взрослого и не глупого мужика от фатального шага.
        — Да понял я все.  — Дрейк демонстративно, но с плохо скрытым сожалением выбросил две ранее подобранные ветки в ближайший лавовый поток.  — Все равно дичка. Не чета тому, что эти уродцы выращивают.
        — Мы должны выжечь это гнездо скверны. Дотла.  — Завёл свою шарманку Еремей.
        Черт! Лучше бы он продолжал молчать. Так уж в нашей команде получилось, что Ручеёк и Тиус вечно сидели в нирване, Тол и Криста старались не отсвечивать и без нужды голос не подавали. Святозар был умным человеком и уступил пальму первенства нам с Дрейком. Просто потому, что опыт рыцаря смерти помогал нам всем. И только Еремей дулся на всех и вставлял свои комментарии только когда требовался пафос. Вот как сейчас.
        — Ну так чего ты ждёшь?!  — Очень натурально удивился Дрейк.  — Вызывай авиаудар из звена истребителей. Ах, у «Блюстителей» нет в этом плане авианосца?! Какая жалость. Есть ещё гениальные предложения? Нет? Тогда иди на хрен и не беси меня.
        Я едва не заржал в голос. Остальные тоже давились смешками. Святозар взирал на это с невозмутимостью сфинкса. Еремей же набычился и едва не скастовал что-то убойное. Но его остановила рука паладина, опустившаяся клерику на плечо.
        — Что ты предлагаешь?  — Спросил Святозар.
        Как ни странно, рыцарь смерти тоже проникся уважением к паладину, потому ответил вполне серьёзно и без эпатажа.
        — Амулеты нам орлы подарили. Причём очень качественные. Потому изобразим группу сопровождения благородного господина. Этим господином будет Арториус.
        — Почему это он?  — Насупился Еремей.
        — Потому. Его Аура Великого Гнева Хаоса несёт печать Хаоса. Такое светлым достаётся редко. Это лишний аргумент того, что он тёмный, сильный, а значит достаточно крут для того, чтобы быть господином и чтобы демоны побоялись лишний раз его трогать. Едва они почуют слабость, тут же воткнут тебе кинжал в спину. Они должны бояться связываться с нами. Пусть у него всего девяносто девятый уровень, но вампирский шмот, печать Лирии и такая аура делает его грозным соперником. Особенно шанс неизлечимой травмы. Поверь, демоны знают, что такое хаос.
        Я буду проводником, правой рукой, телохранителем и секретарём благородного господина.
        — А почему не наоборот?  — Удивился я.  — Ты же куда опытнее меня.
        — Не получится. Хотя я был бы рад хоть раз тобой покомандовать и заставить бегать на побегушках. Неписи из темных видят, что я падший. По сути, неудачник просравший свое положение. А тёмные это не светлые. У них другое понятие чести и взаимоотношений в социуме. Если ты мне будешь служить, тебя сочтут ещё большим неудачником, чем я. А так все логично. Я пал и теперь служу более удачливому игроку, в надежде вернуть свое положение и в конце поквитаться с тобой за свое унижение. Так даже лучше. Если придётся интриговать, а я чувствую придётся, то мне больше поверят, если я начну плести заговор за твоей спиной.
        — Хорошо. А остальные?
        — Ручеёк и Тиус, тут все понятно. Твои слуги-игрушки. Демоны сочтут забавным, что ты себе создал этакий рабский гарем из вампира и ликана. Это добавит тебе изящества и развратности в глазах местных извращенцев.
        — Ты охренел?!  — Взъярился я.  — Какой я тебе нахрен извращенец?! Ты кем меня назвал, смертник?!
        Дрейк снова нырнул за спину безучастно слушающей все это девушки-ликана. Тиус тоже не особо реагировал на слова рыцаря смерти. Хотя оскорбление касалось и их напрямую. Странные они стали. Надо с этим что-то решать. Но сначала надо дать в морду Дрейку.
        — Да угомонись ты. Это то, что они сами себе надумают. Каждый судит по себе и своими критериями. Ты, если даже будешь с транспарантом «Я натурал, зуб даю!» идти в такой команде, все всё равно подумают то, что захотят увидеть.  — Выкрикнул Дрейк.  — Так что потуши глазки и включи мозг. Мы в тылу врага, с задачей убить демонов в их же логове. Это военная хитрость. Иначе садись рядом с Еремеем и начинай молить Бога подарить тебе звено истребителей.
        — Ладно уже, хитрец. Но я тебе это припомню.  — Я грозно прищурился, делая вид что придумываю пытку для Дрейка. И надо сказать он поёжился под моим взглядом. Уважает и побаивается. А это греет душу.  — Дальше что?
        — Криста будет твоей любовницей. Есть очень редкий класс — проклятая дриада. Думаю, амулет иллюзий ее такой и сделает. На вид по крайней мере. Это та же дриада но перешедшая на сторону тьмы. Не самые слабые некроманты. И очень злющие и стервозные бабы. Такую держать в любовницах очень почётно. Что-то вроде ручного тигра.
        — Слушай, а не много у меня любовников и любовниц? Неужели я настолько хорошо выгляжу?  — Хмыкнул я.
        — Много не мало. Тут такое ценят. Тол будет евнухом и хранителем тво…
        Закончить Дрейк не успел. Тол хоть и был почти в два раза ниже Дрейка по уровням, но орк есть орк. Рукопашка у них в крови. Да и сам Тол явно не простой парень. Двигался он очень знакомо. Быстро, коротко, эффективно. Явная армейская школа. Нет этих картинных поз, излишних замахов и боевых попискиваний. Дрейк не успел и вякнуть, как получил прямой в нос, коленом в пах, и локтём в затылок. После чего орк, со скоростью профессионального футболиста и с его же техничностью, приложился ногой к голове потрошителя, прокатив его по не самому приятному рельефу.
        Тут я Тола понимал, потому как у самого частенько возникало желание отделать потрошителя. Все произошло слишком резко, потому я даже отреагировать не успел. Но Дрейк тёртый калач. Атакующего орка откинуло развернувшимся куполом защиты и уже Дрейк ринулся в атаку. Он явно взбесился, потому как аура тьмы хлестала Тола словно кнутами, а сам рыцарь смерти превратился в осьминога на рейв-пати. Такую скорость ударов он не показывал даже в пещере кобольдов. Тола откинуло в сторону с половиной здоровья, в то время как Дрейк лечился за его счёт. Вырвавшиеся из земли, костяные руки схватили Тола и прижали к острым камням, попутно вгрызаясь в кожу острыми когтями и насаживая на осколки обсидиана и не давая шевельнуться. А Дрейк уже в полете. Ещё пара мгновений и он всем весом рухнет на грудь орка. Тот, не будь дураком, тут же использовал свой бабл и уже Дрейк отлетает в сторону, а орк несётся на него с пеной у рта от ярости. Убьют ведь друг друга, придурки.
        Воздушной плетью подсекаю ноги орку и тот снова валится на землю. Черт! Не убить бы союзничка. Мне только агром стать не хватало. Хотя о чем я? Наверно как раз это и нужно. Мы же в Инферно.
        — Стоять!  — В полголоса рычу я.  — Иначе я вас сам нахрен порешу. А Святозар мне потом все грехи отпустит.
        Хорошо, что эти дебилы не устроили светопреставление с фейерверками. Деревня совсем рядом и лишнее внимание нам ни к чему.
        — Я его порву!  — Зло шипит Тол. Вот только его здоровье уже в красной зоне и бодрость не слишком быстро восстанавливается, потому на рывки он уже не способен.
        — Хватит!  — Рыкнул я, все ещё не повышая голос.  — Криста, угомони напарника или я отправлю вас к вашим хозяевам с припиской «некомпетентные шпионы». Излишне тупы и эмоциональны. Выгнать к чертям.
        Проняло. Оба невольно вздрогнули и замерли. В десятку. Ну что ж, ребята, поиграем в игру «кто на кого работает».
        — Вставай уже. Режиссёр недоделанный.  — Дрейк зло зыркнул на меня, потом на орка, но промолчал.
        — Это не рационально.  — Криста быстро взяла себя в руки и не подавала виду, что услышала фразу про хозяев и шпионов.  — Тол идейный. Он не позволит оскорблять свою честь и достоинство. Отыгрывать любовницу я согласна. Это логично. Слабая женщина должна быть под защитой мужчины. К сильному мужчине меньше вопросов. К его женщине ещё меньше.
        А Тол может быть моим телохранителем. Если верить Дрейку, то оргии здесь явление обыденное. Если вы будете отыгрывать господина из таких же, то устроить оргию, даже разделив свою любовницу с телохранителем, это вполне нормально и приемлемо. Ревность и чувство собственности тут затмевается изощрённостью сексуальных игр. Любовь вам чужда. Вы ищите лишь новых ощущений и эмоций. Вы должны делать скучающий вид и передавать слово Дрейку. Господину не до мелочей, все решает его холоп.
        Я хмыкнул, когда ноздри Дрейка яростно раздулись.
        — Что, не сладок твой собственный пряник?  — Я вопросительно приподнял бровь.
        — Ладно. Уели. Пусть будет телохранителем любовницы.
        — А наши пресветлые друзья?
        Святозар тут же сцепил пальцы и, вывернув руки, хрустнул костяшками. Очень красноречиво.
        — Он тоже павший.  — Поёжился Дрейк, ведь не смотря на малый уровень, аура Святозара была на порядок круче ауры Дрейка и даже моей. На что он способен, когда истинно верует в свое право, не знал никто.  — Но его ауру тяжело спрятать. То, что она светлая можно скрыть, пока он ее не продемонстрирует. Потому он должен держать себя в руках, как и Еремей. Его амулет преобразит в антагониста. В жнеца смерти. Те ещё мудаки, но это даже хорошо. Они редко снисходят до разговоров. Потому Святозара представим твоим братом, который пал в бою со светлыми. А Еремей будет его защитником и наставником по возрождению. Святозар лидер второй группировке в квесте и потому порой должен будет принимать решения. Если он станет твоим братом, его участие в принятии решений или подтверждении квеста, будет выглядеть логичным. Вопрос в том, выдержат ли они. Амулеты не скроют рабочие заклинания. Разве что нейтральные, вроде стихийных или бытовых.
        — Выдержу.  — Святозар смотрел прямо и уверено. Этот точно выдержит. А вот Еремей вызывал сомнения.
        — Он тоже выдержит.  — Понял мои мысли Святозар.  — Я ручаюсь.
        — Хорошо. С этим разобрались. Но это не решает вопрос, как нам убить демонов на глазах у всех и не сагрить все селение.  — Задал я мучивший меня вопрос.
        — С этим все просто. Драки в среде демонов дело обычное. Не столь частое как у орков, но и не столь спортивное. Удары в спину и ниже пояса тут самое то. Печати нам подскажут, где наши цели. Дальше просто нужно достаточно сильно их оскорбить. Но делать это нужно не столь явно. Как у орков это не проходит. Демоны сами любят морально поиздеваться над оппонентом, а уже потом ударить в спину. Так что тут главное оружие — презрение, пренебрежение и брезгливость. Если показать, что ты даже марать руки о такое отребье не желаешь, может и сработать.
        — Значит просто заходим, сидим и ждём пока появится цель? Топорно как-то.  — Поморщился я.
        — Нет. Мы придём развлекаться и отдыхать перед вендеттой.  — Покачал головой Дрейк.  — В общем изображаем группу что зализывает раны и собирается с силами. Собираемся мстить за твоего брата злобным ублюдкам светлякам. Хвастаемся победами. Тратим золото и никого не боимся и не уважаем. Ведём себя вызывающе. Заодно и вроде как наёмников ищем. Демоны тоже любят золото. А там уже по обстановке посмотрим. Но главная наша ударная сила это ты, Арт, я и Ручеек с Тиусом. Тол может влезть, если Кристе что-то угрожает. Еремей вообще на всех смотрит, как на куриный помет. Святозар не лезет в драку вообще. Это важно. Хоть одно светлое заклинание и мы из охотников станем добычей. Это если ни у кого нет в рукаве рации по которой можно вызвыть святое звено истрибителей нечисти имени Еремея.
        Клерик вскинулся но Дрейк взгляд не отвёл.
        — Ты теперь жнец смерти. Ты должен вести себя как подобает. Молчи. Смотри на всех как обычно. Как на дерьмо. Читай свой псалтырь и не дёргайся. Понял? Ты самое слабое звено.
        Еремей переглянулся с паладином и поник.
        — Ну что же, это похоже на план. Тогда включаем амулеты и вперёд.  — Скомандовал я.
        — Не забудьте изменить ники.  — Сказал Дрейк церковникам.  — А то ваши, как мишень на спине.
        Понеслась душа по кочкам. Я много где бывал, но в Аду впервые. Вешайтесь черти! Я иду!

        Глава 14

        Вышли из-за зиккурата мы наглым прогулочным шагом, словно не в одном из опаснейших планов, а на прогулке в парке Первограда. Перед выходом часа два репетировали свои роли под чутким руководством рыцаря смерти. Это было важно. Амулеты очень хороши, в плане качества, но вот повадки светлых заметно отличны от повадок темных.
        Дрейк прочёл целую лекцию по психологии темных рас, а так же игроков, что их выбирали. Темных было намного меньше, чем светлых, правда насколько, никто сказать не мог. Но даже на глазок определялось, что раза в два точно. Это компенсировалось более сильными неписями, что могли поддержать игроков.
        Основным стимулом выбора темной фракции была анархия и право сильного. Здесь ты был абсолютно свободен в своих поступках и суждениях, если мог доказать их силой. Потому сюда стремились все неформалы, которых не воспринимало общество или они сами это общество отвергали. Вроде всяких эмо и готов. Хотя сейчас таких движений было куда больше и не только среди молодёжи.
        Но даже среди темных демоны стояли в стороне. Извращенцы, развратники, коварные ублюдки, с полным отсутствием моральных норм. В реале они скрывали своих внутренних демонов, а вот в игре разворачивались вовсю. И единственное, что могло их притормозить, это страх. А аура уверенности в себе, сама по себе давит на других, внушая уважение и страх. Именно это заставляет отдавать кошелёк и коммуникатор взрослого, неслабого мужика двум тощим гопникам. Их уверенность в своём праве заставляет думать, что у них за пазухой нож и кастет и порождает ощущение, что они не упустят случая ими воспользоваться. И это же заставляет эту парочку гопников дать деру от молчаливой уверенной улыбки армейского спеца. Шакалы тут же понимают, что поймали волкодава за хвост и что если они ещё парочку лишних слов произнесут, и нож, и кастет будет вытаскивать из них проктолог.
        Потому я шагал уверенно, со скучающим видом оглядывая демонов охранников. Те в свою очередь зло зыркали на нас, но атаковать без команды высших не спешили. Рядом со мной под ручку шла преобразившаяся дриада. Её волосы и глаза из изумрудного цвета стали темными как бутылочное стекло, а по побледневшей коже побежали черные узоры вен. Надо сказать, такой макияж нисколько не испортил ее красоту. Просто преобразил из милой девчушки в нечто агрессивное и тёмное. Впрочем, красивая девушка останется красивой и в образе лесной нимфы и в образе готической роковой красавицы.
        Тол мало изменился. Впрочем орки и без того бесцветная раса, потому тёмный орк внешне мало отличался от светлого. Разве что глаза и кожа темнее, да ногти на руках черные. Ручеёк и Тиус не пользовались амулетами и потому не изменились ни внешне, ни своим поведением, но Дрейка такой расклад вполне устроил.
        Но больше всего нас беспокоили Блюстители. Еремей стал жнецом смерти. Его ряса покрылась рваными дырами и пятнами застывшей крови, а из-под капюшона смотрело бледное лицо с сероватыми пятнами и алыми глазами. Впрочем, уродливым внешне он не стал, скорее приобрёл некую болезненную томность. А вот его презрение и брезгливость портила лицо, но играла на руку. Потому как актёр он был на голову выше всех нас и не сразу поймёшь, что его эмоции направлены на всех, включая нас и себя. Проблема была в том, что в таком состоянии он может выкинуть какой-нибудь фортель, что будет стоить нам всей операции.
        Святозар Яростный стал рыцарем смерти Тиамом Бешеным. Однако проблема была в его всего сорок втором уровне. Хороший маг применив «истинный взор» легко вскроет сущность паладина, несмотря на высококачественный амулет. Сейчас было важно отвлечь от него внимание всей нашей группе. Он должен просто затеряться в массовке статистов. Дрейк обещал скрафтить для него свиток изучения какого-то заклятия иллюзий, что он применял ещё на Брызгах земли, но сейчас у него не хватало ингредиентов. Их придётся докупать в селении. До тех пор паладин должен прятаться в тени и не отсвечивать.
        Форт окружал широкий ров с вяло кипящей лавой. Ворот не было, а через ров был перекинут кустарного вида мост из чёрного дерева.
        Внутренний двор форта поселения не впечатлял. Вокруг царило разрушение и грязь. Серые гранитные стены в четыре этажа высотой во многих местах оплавились и так и застыли уродливыми потёками. По всему внутреннему двору раскиданы булыжники, что ранее были частью жилых помещений. Их кое-как оттащили в стороны, освободив несколько троп ведущих к входам в уцелевшие покои. Посреди внутреннего двора возвышался частично разрушенный донжон, который превышал стены всего раза в полтора. Ранее он явно был выше, но то ли время, то ли война, то ли все разом, его укоротили. По стенам и на кучах камней вдоль троп пророс адский плющ, чёрное растение без листьев, но с очень острыми шипами и черными плодами от которых курился тёмный дымок. И все это добротно присыпано слоем пепла, падающего с небес лёгким серым снежком.
        По двору носились рабы с мётлами и вёдрами, собирая пепел с троп и площадок перед входом, и так же бегом уносили его куда-то в сторону рва. Все это происходило под хмурым взглядом двух низших демонов-охранников, что лениво восседали на камнях.
        Завидев нашу процессию, рабы, что стояли у нас на пути, резко сменили вектор движения и слетели с тропы. Они моментально упали на колени и опустили головы, даже не обращая внимания на острые колючки, что впились в их тела. Теперь понятно, почему на их одежде больше прорех, чем ткани и почему тела покрыты порезами и нагнивающими ранами.
        Вход в донжон находился на уровне второго этажа и представлял собой массивную двустворчатую дверь. К небольшой площадке у двери вела добротная деревянная лестница, а две массивные цепи, что уходили от нижнего края вверх, говорили о том, что в любой момент лестница может стать ещё одним слоем брони, что прикроет вход. Точнее только одна цепь. Вторая была порвана и одна ее часть со зловещим металлическим лязгом колотилась о стену, хоть на улице стоял полный штиль, вторая часть валял на земле, погребённая слоем пепла.
        Едва мы поднялись по ступеням до средины, заметили двух полностью обнажённых рабов, что были прикованы к дверям цепью. Парень и девушка. Молодые, худые, но ухоженные, в отличие от тех, кто сновал по двору. Портила вид только кровь, что стекала из-под ошейника с цепью.
        Рабы тут же вскочили и стали тянуть створки на себя, когда же дверь с загробным скрипом распахнулась, за ней обнаружилась ещё парочка таких же бедолаг, что толкали дверь с той стороны. Дрейк не обратил на этих швейцаров никакого внимания, а вот Святозар скрипнул зубами. Что творилось в голове у Еремея, я даже не представлял.
        С одной стороны понятно, что это всего лишь картинки. Они не чувствуют боли и унижения, а просто имитируют их. С другой стороны все это нарисовано одними людьми для других. Для тех, кто считает счастьем видеть страдания и унижения других. И можно ли их после этого назвать людьми?
        Все эти мысли не прибавили мне хорошего настроения, потому уже в зал я вошёл с ощутимой аурой гнева. Огляделся. Хм. Невзирая на некую запущенность, атмосферу можно было назвать зловеще уютной.
        Огромный главный зал донжона превратили в помесь борделя и кафе. Зал освещался десятками факелов, разбрасывающих отсветы и тени на десятки столов и стульев. В общей цветовой гамме присутствовали только два цвета — чёрный и алый. Черные блестящие столы и такие же резные стулья с алой мягкой обивкой на спинках и сидениях. Алые драпировки на черных стенах с барельефами.
        И узоры на стульях и на стенах показывают сцены извращённых соитий всех со всеми. Зачастую можно было узнать в картине и светляков в явно подчинённых позах. На одном, эльфийку в цепях и лозах адского плюща насилуют двое демонов и дроу, на следующем барельефе тоже самое два орка делают с третьим. Что самое забавное, Тол увидев эту композицию лишь ухмыльнулся, хотя ещё час назад за такое упоминание о себе, чуть не прибил Дрейка. Над этим нужно подумать на досуге. Мне эта парочка нравиться все меньше.
        А вот посетители этого бара изображали эти барельефы вживую. Три компании от двух до пяти демонов использовали и столы, и стулья явно не по назначению. Рядом на полу валялись кубки и посуда, а на столе происходила оргия, и судя по всему уже не первый час. Видимо даёт такой эффект ягода Эйфы.
        За длинной барной стойкой никого не оказалось. Бармен обнаружился чуть позже. Он прихлёбывал из кубка, сидя на стуле в дальнем углу, а передним на коленях стояла девушка рабыня с исполосованной его когтями спиной и ублажала своего мучителя. Рядом в полубессознательном состоянии лежала ещё одна. Демон держал девушку за волосы и когда у неё заканчивался воздух она начинала истерично дёргаться, что бармену казалось забавным и он пьяно похихикивал. А главное он был обычным человеком. То есть, по сути в этом плане он был таким же рабом, даже если и был темным. Благородными из темных тут могли быть только игроки.
        Я хлопнул по столу ладонью. Бармен вскинулся, но заметив нас расслабился. Не демоны.
        — Чего надо то?  — Не сказал, а почти сплюнул он.
        — Три смежных комнаты, горячий обед и двух рабов. Парня и девушку.  — Повторил я то, что мне написал в чат Дрейк.
        — Подождёшь. Не видишь, я занят.  — Отмахнулся бармен в очередной раз удерживая вяло трепыхавшуюся девушку. Та уже достигла полуобморочного состояния своей товарки и едва сопротивлялась.
        «Примени силу, но не убивай его. Если убьёшь, могут возникнуть вопросы.»  — Пришло в чат от потрошителя.
        Вот это я с радостью! Воздушная плеть с единичкой благодати цепляет бармена за шею и тот с выпученными глазами и, сверкая голым задом, уносится в сторону входа. По пути он телом таранит одну ножку стола, на котором три демона изображают осьминога. В итоге стол подламывается и с криком о плотской любви ко всей вселенной эта тройка падает на пол.
        «Демон из упавших на пол моя цель. Акхаш.»  — Замигал чат сообщением от паладина.
        Вот как? Ну, посмотрим, что из этого выйдет. Я присмотрелся к врагу. Ничего особенного. Сто двенадцатый уровень. В чистилище он был то ли призраком, то ли мертвецом, но вернувшись в Инферно обрёл плоть. Однако в силу не вошёл. Две суккубы, с которыми он растянулся на полу, выглядели куда внушительнее. 156-ой и 161-ый уровни и не столь тощее тело, как у демона даже с учётом того, что они девушки и в физике всегда слабее и более миниатюрны и изящны от природы.
        Суккубы тут же вскинулись и выхватили парные клинки из набедренных ножен, но заметив нас слегка привяли.
        Хороши чертовки. Красноватая кожа разных оттенков делала их очень привлекательными и объёмными, словно талантливый визажист поработал над всем телом. Каждый штрих и оттенок на своём месте и только подчёркивает прелести. Черные кокетливые рожки пробиваются через пышную гриву волос. У одной рыжие с черными перьями, у другой черные с алыми. Из одежды на них только алые сапожки выше колена на длинной шпильке и ножны на бёдрах. Ну и золотые массивные браслеты на руках. А вот чёрный хвост с стреловидным наконечником уже куда опаснее ножей на вид, по тому, как хлещет по полу и извивается змеёй видно, насколько быстро он может вонзиться в глаз или горло. Впрочем, их уровень не особо пугал. Суккубы не боевой класс. Они скорее шлюхи, чем бойцы. Нет, и они могли быть страшными соперниками, но редко такими бывали. Их поле боя постель. Или стол как в этом случае. Потому девушки просто замерли не выпуская ножей, но их взгляды из яростных, быстро стали маслянисто-томными и оценивающими каждого по отдельности и всех скопом.
        Это меня порадовало, как и то, что остальные демоны в этом борделе не обратили никакого внимания на сутолоку и с упоением продолжали свои игрища. Взаимопомощь тут не в чести.
        А вот Акхаш взъярился. Правда быстро сориентировался и наехал не на нас, а на бедолагу бармена. Схватил того за горло и прорычал в лицо ругательства. Причём кары которыми он грозился бармену, мало чем отличались от того, что было изображено на барельефах или того чем занимались остальные демоны в зале. Похоже, сейчас бармен сменит этих двух суккуб.
        Ещё одна воздушная плеть. И Акхаш с подсечёнными ногами снова грохнулся на пол. Был очень большой соблазн прямо сейчас его и убить, но я сдержался.
        Несмотря на беспредел вокруг, некое подобие закона тут все же было, иначе бы демоны перебили бы друг друга. Правда этот закон касался лишь высших, однако Акхаш как раз таким и был. И держался закон не на справедливости, а как раз на подлости. Я не буду отвечать за смерть раба или даже бармена. Тем не менее, хозяин у всего этого есть и он не упустит удобного случая воспользоваться ситуацией в свою пользу. Как минимум выпишет штраф через корпорацию, причём впишет туда вину даже за прошлогодний неурожай ягоды по моей вине.
        Конечно судов и адвокатов тут нет, но есть «круг богов», которым рулит ЦИ. Там можно решить различные разногласия между неписями и игроками. Это ещё один из механизмов защиты поселений от их уничтожения безумной школотой. Доступно это только высшим иерархам или игрокам с деньгами. И касается больше всяких финансовых и репутационных вопросов. В круге за немалую копейку можно снять ненависть с поселением или же обвинить непися в преступлении не попортив репутацию определённой фракцией. Непись в свою очередь мог обвинить игрока и потребовать компенсации убытков. Иначе репа жутко проваливается.
        Это все правда касалось только фракций одной стороны. Темные могли творить со светлыми что угодно и наоборот. А так же это не работало, если на территории шла война с другим княжеством или орденом. В общем не суть важно знать все тонкости этого круга. Просто сам факт того что можно с меня поиметь копейку может привлечь внимание архидемона этого домена. Потому мне нужно обставить все так, как будто Акхаш поскользнулся и у пал на меч шесть раз или сам спровоцировал драку. Если овчинка выделки не будет стоить, труп этого демона выкинут в ров с лавой и забудут. И даже со своим коварством архидемон не сможет обмануть круг богов. Меня сможет ЦИ — нет. Да и вспугнуть ещё троих демонов, что поселились в этих руинах, не хотелось.
        — Не тронь его, слизняк! Я с ним ещё не закончил.  — Рыкнул я на весь зал, да так что эхо пошло гулять по коридорам.
        Я схватил бармена за шкирку и швырнул в объятия Дрейку.
        — Разберись с комнатами. И обедом.
        После чего я снова развернулся к демону. Тот уже встал и злобно бурил меня взглядом, но в драку не лез. Черт. Осторожный гад. Разница в уровнях в его пользу, но аура и шмот делают меня намного сильнее, чем голый демон. И он это понимает.
        Я насмешливо осмотрел его с ног до головы, остановив взгляд на мужском достоинстве и хмыкнул.
        — Девочки, зачем вам это?  — Обратился я к суккубам.  — Пошли со мной. Я со своей женщиной люблю красивых демонесс. И смогу показать вам, что значит настоящий мужчина. А этому чучелу оставим тех, кто снаружи пыль гребёт. Он большего и не достоин.
        Я силой подхватил обнажённых суккуб за талии и повернулся к стойке, оставив демона позади. Я специально подставил спину потому как видел, что демон уже на грани и даже остальные, кто был в зале, замерли и наблюдали за новым развлечением.
        Криста умничка. Все схватила на лету. Она казалось рассматривала своих новых пассий для забав, но я видел, что она краем глаза смотрит за мою спину. И когда она едва заметно кивнула я резко развернулся, выставляя щит воздуха. Меч демона завяз в нем, а я тут же ударил его ногой в грудь и едва успел уклонится от кончика хвоста ударившего в глаз. Рассекло щеку, но урон прошёл смехотворный.
        — Ты посмел напасть на меня, червь?!  — Я взревел так, что позавидовал бы наверное и Варяг.  — Убью, тварь!
        Недолго думая, я пригвоздил его к земле копьём Карачуна, благо едва я покинул Чистилище, все заклятия вернулись на места, и в ускорении ринулся нарезать на ломти обездвиженного демона. Тут же ко мне подключились Ручеек и Тиус. И в три руки мы слили демона буквально за секунды. Судя по довольным лицам зрителей, трое на одного несчастного это вполне честный бой.
        Святозар тут же апнулся на шесть уровней и стал сорок восьмым, а я наконец-то стал сотым. Насколько это хорошо, покажет время, а вот то, что Святозар стал более незаметным безусловно нам на пользу.
        Когда я подошёл к стойке бармен суетился словно электровеник. Нас тут же провели наверх и пообещали сию же минуту прислать горячий обед из десяти блюд и парочку рабов.
        Как оказалось, в Инферно нет доступа к личным комнатам. Здесь снимали обычную комнату с обычными сундуками, которые при средненьком навыке взлома вскрывались обычной отмычкой. Почта была, но работала только в пределах плана. Никакой связи с внешним миром. Как и говорил Дрейк, жить тут можно, но не очень удобно. Потому тут и мало игроков из демонов. Это нам тоже на руку. С игроками все куда сложнее. Неписи работают по своим скриптам, а вот люди непредсказуемы и потому многократно опаснее.
        Ещё один минус в том, что в реале уже показывают наш сюжет, хорошо хоть с задержкой. Но уже через несколько дней есть шанс на то, что в этот форт набегут игроки-демоны, которые точно знают, кто мы такие и зачем пришли сюда. Потому с «печатью тридцати смертей» нужно что-то решать и быстро. Судя по психопрофилю демонов этим ребятам просто за счастье подставить нас.
        Комнат нам выделили целых четыре. В одной тут же заперлись Еремей и Святозар. В другую я отправил Тола и Кристу. Мне эти доморощенные разведчики уже поднадоели. Точнее надоело ломать голову над тем, кто они такие и на кого работают и, собственно, зачем их приставили ко мне. А пока я этого не понимаю приходится контролировать каждое слово в их присутствии.
        Третью тут же занял Дрейк, быстро завернув туда суккуб. Я против такого поворота не возражал и демонессы, по-видимому, тоже. Ну и черт с ним, с этим старым развратником.
        В гордом одиночестве я съел принесённый обед если можно назвать одиночеством, комнату с четырьмя неписями. Тиус и Ручеек тоже остались со мной потому как потрошителю требовалось уединение. А так же двое рабов что приволокли еду остались у нас. Зачем их затребовал Дрейк, я не понимал. Но доверился рыцарю смерти.
        Я же просто улёгся на кровать и открыл свои характеристики. Последнее время я не сильно разумно раскидывал очки стат, потому и осталось немного, что следует вбить уже более осмысленно.
        АРТОРИУС АСТРЕЙ, 100 УРОВЕНЬ. ОПЫТ — 7054/800000.
        СИЛА — 76
        ВЫНОСЛИВОСТЬ — 95
        ЛОВКОСТЬ — 132
        ИНТЕЛЛЕКТ -122
        МУДРОСТЬ — 121
        ИНТУИЦИЯ — 137
        ДУХ — 71
        УДАЧА — 43
        ХАРИЗМА — 53
        ЗДОРОВЬЕ — 7500/7500, МАНА — 32560/36300, БОДРОСТЬ — 479/496.
        Жаль, что 60 единиц даёт печать Князя. Думается, она спадёт, едва мы завалим последнего демона. Пока она оставалась на руке Святозара. Но, по его словам, убивать уже не собиралась. Произошла дезактивация.
        Дрейк вышел из своей комнаты спустя три часа.
        — Скучаешь?  — Хохотнул он.  — Вот ты жук. Оказаться в борделе и не попробовать самое вкусное. Да тебя засмеют все игроки.
        — Мне от этого ни холодно, ни жарко. Ты мне лучше расскажи, для чего тебе рабы понадобились?  — Я кивнул в сторону коленопреклонённых парня и девушки, что, похоже, даже дышать боялись.
        — Тебе лучше не знать.  — Поморщился Дрейк.
        — Что?  — Не понял я.
        Вместо ответа Дрейк окутался лентами тьмы и схватил обоих рабов за шеи. Те захрипели, засучили ногами и буквально на глазах стали превращаться в мумии.
        — Да чтоб тебя!  — Дрейк помотал головой, приходя в себя после удара головой в стену. Я отшвырнул его плетью, едва понял, что он творит.  — Дурак ты, майор, и не лечишься.
        — А ты кто?  — Зло сузил я глаза.
        — Арт, да потуши ты свои глазки. Задолбал уже. Если бы не Раздолбай, я бы тебя уже давно послал бы по матушке и свалил бы в закат. Вечно ты руки протягиваешь по поводу и без?  — Набычился Дрейк.
        — Это, по-твоему, не повод?  — Я кивнул на два трупа посреди комнаты.
        — Я же говорю, что ты дурак и ничему не учишься.  — Вздохнул Дрейк.  — Я рыцарь смерти. Как паладины карму качают молитвами и благими делами, так и я силу качаю жертвами мирных и беззащитных НПС. Таковы условия игры.
        — Раньше ты этого не делал.
        — Раньше я был на светлой стороне. Считай в тылу врага. Там это не нужно. Мои силы росли от убийства каждого светляка, и уже просто нахождение на светлой стороне идёт в плюс к силе. Паладинам на темной стороне тоже не нужно молиться. Бог простит. В походах не нужно соблюдать посты. Так было ещё во времена крестоносцев.
        А это всего лишь картинки. Понимаешь? Более того, они бессмертны в своих муках и по легенде заслужили их. Завтра они воскреснут чтобы переживать страх, боль и унижения. Может она детоубийца, а он отца отравил ради того, чтобы побыстрее получить наследство.
        — Это неправильно.  — Нахмурился я.
        — Неправильно друзей швырять о стены. А оказавшись в тылу врага, веди себя так, как он ведёт. Или ты думаешь никто из наших шпионов в Великую Отечественную не расстреливал своих же, ради того чтобы подняться выше по карьерной лестнице в СС и спасти ещё больше жизней?
        Так что лучше давай думать, как убить следующую цель.
        — Не хочу я думать.  — Сказал я спокойным ровным голосом, смотря на иссушенные тела двух рабов.
        — Арт, ты чего?! Ты чего это удумал?!  — Забеспокоился Дрейк.
        — Я просто впервые согласен с Еремеем. Нужно выжечь это змеиное гнездо дотла.
        Хватит компромиссов.

        Глава 15

        И снова это шикарное ощущение парящего меня над самим собой. Часть меня не знает границ и не желает их видеть. В ней клокочет ярость, злость и сила, а над ней парит холодный разум.
        Дверь комнаты, тому, кто остался внизу, очень мешала. Она вызывала злость просто своим существованием. И эту злость не передать словами. Она просто не должна существовать. Вот совсем.
        Дверь выносит облаком щепы. Воздушное лезвие с благодатью серьёзный аргумент. При этом оно пробивает каменную стену соседнего номера, оставляя дыру в каменной стене.
        Но мне этого мало. Очень! Вырвавшись в коридор, я выпускаю рвущий душу крик. Или рык. И воздушная волна уходит вдоль коридоров, срывая двери и вталкивая их в номера. Часть из них пустует. Часть занята ублюдками с красной кожей.
        Из соседнего выпрыгивает тёмный нуб с мечом наперевес. И по коридору несётся громовой рокот. Мой смех. Это я осознаю чуть позже.
        Я презираю их. За их слабость и дурость. Их. Но не его. Он заслужил право и уважение. Он враг по сути! Он брат по духу!
        — Хватит ждать, брат!  — Рычу я, и очередная волна воздуха вносит балахон его соратника обратно в номер. Но этот тёмный не сдвинулся с места. Он встал на одно колено и воткнул свой меч в пол. Снова. Не тёмный. Светлый. Брат!
        Тёмная сущность лохмотьями сползает с его плеч, словно застарелая грязь и из-под неё пробивается свет. Этот свет окутывает его тело и разливается плащом за его спиной. Но самое яростное сияние достаётся мечу. Убогому, нелепому куску железа.
        Он поднимает голову к небесам. С улыбкой. Я смотрю туда же. Да! Мы видим разных богов, но они улыбаются одной улыбкой.
        Пришло время дать бой скверне. Брат! Мы ничего не говорим. Мы все понимаем без слов. Пришло время.
        Рядом появляется волчица и серая тень с двумя ножами. Дети. Мои дети. Даже не понимая, что я делаю, просто касаюсь их. Их душ. Оба вздрагивают. Брат тоже касается их. Дарит свое благословение. И в их глазах смешались молнии и свет.
        Первая дверь. Я даже не успеваю среагировать. Туда влетают наши дети. А оттуда вылетают ошалевшие демоны. Смешное зрелище. Удар воздушного лезвия уносит их останки вперёд.
        А сзади все яростно вспыхивает. Брат идёт и выжигает своим светом скверну. С его рук срываются светлые пятна, что яростно выжигают все в комнатушках в этом донжоне.
        По лестнице рыча бегут низшие. Много. На то они и низшие. Совместный удар молнии и света выжигает их и уже на первом этаже нас ждёт кучка тлеющего пепла. Остальные бегут.
        А мы просто стоим и смотрим. Свет и Молнии. Они хлещут по стенам, вырывая куски пошлых барельефов и снося или выжигая мебель. Шаг. Ещё шаг. Все, кто не успел убежать, погибают на зубах волчицы с глазами ярче солнца и на клинках серой бесплотной тени с глазами молниями. Они не знают пощады. Он не ведают страха.
        Из коридоров ведущих в покои вылетает пара высших демонов. Ручеёк хищно вздыбила загривок. Они. Те за кем мы пришли. Демоны, влетев в зал, притормаживают на бегу. Быстро просчитав обстановку, пытаются уйти обратно, но у них это не получается. Благодать из меня течёт рекой, но это позволяет мять имеющиеся у меня заклинания как пластилин. Всего один взмах руками и их подкидывает к потолку. И снова я не успеваю. Ещё в воздухе их перехватывает вампир и молодая волчица. За спиной все нарастает гул. Оглядываюсь.
        В центре главного зала стоит коленопреклонённая фигура. Смотреть на неё больно от яркости свечения. Гул исходит от него. От его слов, что уже не разобрать, потому как они кажутся огромными валунами валятся с небес придавливая своим весом, донжон вибрирует в такт молитве и жалобно стонет своей кладкой. С потолка сыплется пыль и щебень.
        Я подхожу к этому яркому пламени. В этот раз молитва не успокаивает. Она звенит как натянутая струна, источая тревожный гул. Гул, пробирающий до костей. Я не могу присоединиться. Это бы внесло дисгармонию в его песнь. Но помочь я могу. Благодатью. У меня ее много и сейчас мне плевать, что скажет Похвист. Кладу руку на плечо и щедро вливаю благодать и ману. Струна уже не гудит, а ревёт, как и глас с небес. С тяжёлым вздохом донжон оседает. Он все ещё держится, скрипит и стонет, но жить ему осталось не долго.
        А мы выходим во двор. Спокойной походкой. Рядом оказываются все наши. Друзья? Враги? Уже не важно. Мы сейчас в одной лодке.
        Я осматриваю каждого. Тол довольно скалится, потирая ятаганы в предвкушении драки. Криста почему-то хмурится и, в отличие от остальных, не скинула с себя образ проклятой дриады. Дрейк как всегда иронично ухмыляется, но на меня поглядывает с опаской. А вот Еремей проявляет несвойственную ему задумчивость. Это бы меня испугало если бы не моё состояние контролируемого бешенства. Сейчас меня не сможет напугать даже старуха с косой.
        А двор наполняется демонами. Высшие, низшие и прочие адские твари. Гончие, мантикоры, саламандры встают рядом с ними в одном строю. Но нападать не решаются. Правильный бой не их стихия. Подлость, коварство, предательство это все что они умеют. И это бесит меня ещё больше. Трусы!
        Над двором проносится мой смех, а в стороны по земле разбегаются электрические змеи.
        Это служит толчком. Четыре человека срываются с места. Точнее, три и одна волчица. Мы врезаемся в это отпрянувшее стадо.
        У каждого из нас своя тактика. Святозар в своём сиянии танцует с раскалённым ломом, словно французский бретёр. Волчица рвёт зубами гончих, в два раза больше ее по размеру, как щенков. Только чёрная кровь и хитин летят в стороны, а от ее когтей остаются сияющие белым светом следы. Тиус размазался в воздухе, а его клинки злобно гудят молниями и при каждом ударе вспыхивают как электросварка. Мои впрочем тоже. Но я все же маг, потому воздушной плетью выдёргиваю из строя демонов и кидаю их назад, на мечи Дрейка, Тола и в зубы питомцам Кристы. Дриада тоже не отстаёт. В ее арсенале хватает всяких ядов и контролирующих заклинаний.
        Над двором вспухает яркое рукотворное солнце «Ярости Хорса». Дрейк злобно шипит, а его поднятые мертвецы осыпаются грудой пепла, но потрошитель не отступает. Хотя его кожа покрывается видимыми ожогами. Падает Тол под ударами вынырнувших из-под земли саламандр. Но тут же те подыхают опутанные лентами тьмы и под спаренным выстрелом двух пистолей. Дрейк отпаивает обожжённую дриаду эликсирами. Та едва держится на краю красной зоны, но улыбается. Улыбается! Впервые, на моей памяти.
        Я улыбаюсь тоже. Но эта улыбка почему-то пугает даже демонов. Похоже, у демонов впервые появились свои демоны.
        Когда враги почти закончились, а те, кто остались, прыснули во все стороны, земля вздрогнула. Выжигая ягоды Эйфы и застывших в изумлении рабов по полю пошло гулять несколько пламенных точек. Они двигались очень быстро и рисовали на земле замысловатую пентаграмму. В центре они столкнулись и вспыхнули алым жутковатым огнём.
        И появился он. Самадриил. Архидемон. 286-ой уровень. Четырёх метровая туша в шипастом черно-алом доспехе. Узкие прорези в шлеме пульсируют раскалёнными углями, а длинный в половину тела хвост выбивает каменную крошку из земли. За спиной развеваются алые кожистые крылья. Чёрная кожа напоминает местный ландшафт. Сеть трещинок по коже всего тела пульсирует огнём в такт глазам. В руках меч. Широкий фламберг, который даже в руках этой туши кажется двуручником.
        Пришёл хозяин этой богадельни. Пришёл наказать наглых светляков за разгром его собственности.
        Архидемон поднимает руку над головой и делает жест, словно что-то сминает в руке. Тут же гаснет ярость Хорса, а отдача бросает Еремея на камни.
        А я вдруг ощущаю нечто новое. Новое чувство. Словно впервые сто раз пытался ехать на велосипеде и в сто первый поймал это чувство равновесия. Но в этот раз это было нечто иное. Я просто видел этого демона и все его микродвижения. И по этим движениям я знал, что будет дальше. Вот удар копытом в землю. Предсказуемо. Из пяти лучей звезды пентаграммы выныривают пять низших демонов. Самадриил становится в позу сумоиста и рычит, потрясая головой. За его крыльями взрываются пять порталов, из которых вываливаются крылатые импы. Адские огненные купидоны. Тоже предсказуемо.
        Крутнув в руках клинки крови, я иду вперёд. Мне не нужно смотреть по сторонам. Я и так все знаю. Справа, пылая светом идёт Святозар. Слева с ироничной улыбкой Дрейк. Ликан и вампир заходят с флангов, прицеливаясь к свите. Мне теперь не нужны приказы и панические команды в чате. Я просто знаю, что делать. И они просто знают, что я знаю и делают то, что должно.
        Остальные прикрылись куполами. Они тоже знают. Это не их бой. В этот бой снова идут Вера, Гнев и Тьма.
        Но чего-то не хватает. Едва я подумал об этом, зазвучала музыка. Естественно. Что это за эпический бой без саундтрека? Разделать рейд-босса в пять рыл, это вам не пробежка по парку.
        Взмах меча демона проносится возле тела. Не знаю, откуда я знаю, но мне даже пришлось ждать и скучать все время пока лезвие летело в надежде меня рассечь с одного удара. Наивный глупый демон-танк. Я щёлкнул пальцем по лезвию фламберга. Этот звон чётко вплёлся в мелодию. В знакомую мелодию.
        — Крылья над нами как небо черны!  — Запел я голосом, от которого вздрогнул даже демон.
        — Платье черно и фата у невесты.  — Вихрь божественного заклятия раскидывает свиту, ринувшуюся ко мне.
        — Люди, какие вам видятся сны?  — Кувырок под ноги архидемону, два удара ножами в сочленения хитинового доспеха.
        — Нам в этих снах не находится места.  — Отвлекаю демона на себя, но уже с другой стороны врезается Святозар.
        — Войны ночи, солдаты весны — Радостно ревёт Дрейк.
        — В бою быстрее, чем крылья дракона.  — Черт! Есть ли хоть что-то, чего он не знает?
        — Вечная жизнь в ожидании войны.
        — Нет в наших дворах иного закона.  — Уже ревём мы на два голоса.
        — Гранью клянусь, нет света без тьмы!  — От голоса Святозара пробрало даже меня.
        — Здесь из глубин поднимаемся мы.  — Паладин висит на загривке у демона, не обращая внимания на раны от шипов.
        — Стали дворы нашим миром-заслоном.  — Уже три голоса вплетаются в композицию и гремят с небес. Вампир и ликан застыли в стороне в ожидании врагов. Но мы не даём Самадриилу дёрнуться и призвать свиту. Он слишком занят наглыми осами.
        — Перед мечом, сверкающий страх.
        — Падают ниц всемогущие боги.
        Демон извивается и машет своим рельсом, но при его габаритах попасть по юрким противникам, что действуют слаженнее любой команды игроков, это нереальная задача. Проскользнуть между ног, пригвоздить к земле копьём Карачуна. Лезвие воздуха под стык шлема и воротника. А Святозар уже рубит сухожилия ноги.
        Мне даже не нужно кричать. Почти мгновенно окутываемся куполами защиты от Лирии. А над нами разверзся вулкан. Но безрезультатно.
        — Пламя и верность в наших руках.
        — Снова идём мы по чёрной дороге.
        И снова танец со смертью. Уклонится от удара фламберга, пропустив его в миллиметрах от лица и снова щелчок по лезвию. Демон в бешенстве.
        — Крылья над нами как небо черны.
        — Платье черно и фата у невесты.
        Все это время демон крутится волчком, пытаясь достать нас. Его площадки, что способны уничтожить целый рейд топ клана, разбиваются о купола божественной защиты и моё или наше знание, когда эти площадки ударят.
        — Люди, какие вам видятся сны?
        — Нам в этих снах не находится места.
        Очередной удар по демону. Воздушная плеть сбивает его с ритма захватив руку. Меня тащит за плетью, но уже Святозар сменяет Дрейка и нога демона подламывается. Три волны его свиты лежат обездвиженными тушками. Даже остальные подошли ближе и поучаствовали в зачистке свиты.
        Если тебя вдруг окружит покой,
        И ничего тебе будет не надо,
        Станет опять за твоею спиной,
        Черное воинство ангелов ада.
        Допевали мы уже над телом поверженного демона, выжигая поля ягоды Эйфы. Точнее то, что от неё осталось. То, что не могли сделать мы, сделал сам Самадриил. Его площадные заклинания имели огромную силу. И если бы не купола защиты и новое чувство, что опустилось на меня, мы его никогда не одолели бы. Тут нужен полноценный рейд как у Варяга. А так все было просто. Несмотря на дикую разницу в уровнях система всегда пропускает урон. Потому никто не может безнаказанно стоять под стрелами нубов и улыбаться. Да резистило все и сильно. Вместо нескольких тысяч урона от заклинания с благодатью проходили жалкие крохи. Но они проходили. А три владельца аур при этом далеко не простых это опасные соперники. Даже для архидемона.
        Я смотрел на поле боя и меня по чуть-чуть отпускало. Злость вытекала, оставляя пустоту и головную боль.
        Все вокруг превратилось в выжженное спёкшееся поле, если так можно описать отличие одного пейзажа от другого в Аду. Выжило лишь два десятка рабов, что благоразумно убрались подальше и сейчас мялись вдалеке.
        Еремей же метался по полю боя и с остервенением выжигал остатки ягоды своими светлыми заклинаниями. Поборник веры и добра явно комплексовал, что ему не нашлось места в бою и пришлось отсиживаться под куполом ещё и подарком чужой богини-НПС.
        Форт раньше был руинами, теперь же превратился просто в кучу камней. Донжон рухнул, похоронив в братской могиле тех, кто решил, что лучше спрятаться. Уйти порталами не получилось бы, потому как в таких зданиях стоял антипортальный полог.
        — Пора убираться!  — Сказал Дрейк. Не ровен час, ещё кто-то наведается. Тут уже нечего брать но души грешников остались. За ними могут прийти другие.
        — А с этими что делать?  — Я кивнул на оставшихся рабов, что боязливо смотрели на нас издали.
        — Оставим тут.  — Пожал плечами рыцарь смерти. Провести через Инферно их будет сложно. Все равно помрут в дороге. Первый же моб их убьёт.
        — И не спорь, Арт.  — Дрейк заметил мой неодобрительный взгляд.  — На их спасение дают квесты и они считаются очень сложными. Десяток игроков может вытащить одного-двух рабов и не более. Очень велики шансы того, что они в дороге сдохнут. За двумя десятками мы точно не углядим. Пусть сами разбегаются. Может кому-то ЦИ и улыбнётся удачей.
        — Что это вообще было.  — К нам подошёл Святозар, который облутал Самандриила. Мы все подняли по десять уровней. Это был максимум доступный при убийстве гиганта игроком. А так бы опыта хватило всему рейду орлов.
        — Не знаю. Это не моя абилка.  — Дрейк вопросительно уставился на меня.
        Я же полез в логи. Ничего особого там не дали. Десять уровней пара достижений, что усиливают урон по демонам и больше ничего. А нет. Прямо перед боем с архидемоном проявилось «Благословение Похвиста». Следит Раздолбай, присматривает. Я к нему вроде бы не обращался.
        В итоге я получил на полчаса «шестое чувство» и «единение». Божественные абилки. Одна позволяла понимать как, когда и чем ударит противник, правда работало только против НПС. Вторая работала как интуиция. Создавала образы команд командира в головах подчинённых. Все абилки были завязаны на интуицию которую я неплохо прокачал потому и эффективность была высокой. Однако после боя все пропало и вызвать такую имбовую абилку уже не получится. А жаль.
        Все это в слегка упрощённом варианте я и пояснил соратникам. Но тут же нас перебили Ручеёк и Тиус.
        После боя они сильно изменились. Во-первых, вышли из своего кататонического состояния и теперь выглядели живыми, если не сказать больше. Во-вторых, у них снова поменялся статус. Сейчас они стали избранными. Правда кто, куда и когда их избрал, было непонятно. Возможно, мы под аурами со Святозаром что-то сотворили с этими неписями. Что и изменило их статус в игре.
        Оба непися вдруг встали в свои позы покорности и признания силы.
        — Спасибо за честь Старшие.  — Хором и в унисон сказали они.  — Но мы просим свободы. Нам нужно нести весть.
        Мы с Дрейком переглянулись. Однако! Сначала Старшим был только я. А вот сейчас оказывается мы уже все трое Старшие. Вот только это ничего не проясняет. Скорее только порождает новые вопросы. Хотя с Раздолбаем к такому состоянию дел я уже привык. А вот у Святозара отвисла челюсть. Он давно присматривался и к неписям, что следовали за мной и за мной тоже. После того как меня подставила Инта, вопрос про Старшего давно витал в воздухе, хоть и не напрямую. Теперь же эта участь постигла и самого паладина. И думаю, он сам не понимает ничего. Квеста нет, достижений тоже, но неписи и его считают Старшим.
        — Какую весть?  — Удивился я.
        — Старший встал на путь!  — Снова хором сказали неписи. Чудненько!
        — И что это значит?  — Уточнил я.
        — Так гласит пророчество.
        — Какое пророчество?
        — Так гласит «Книга живых и мёртвых»!
        — Ясно, что дело тёмное.  — Возможно, я смог бы выпытать у неписей больше, но делать при Святозаре этого не хотелось. Пусть лично он вызывал у меня глубокое уважение и искреннюю симпатию, но он часть могучей машины под названием Церковь. А там, в верхах, ребята ушлые и своего не упустят.
        — А как же ваши демоны?  — Я указал на печать.
        — Они мертвы. Печать больше не страшна.
        — Идите с вестью.  — Кивнул я.
        — Что это все значит?  — Нахмурился Святозар, буравя спины удаляющимся неписям.
        — А ты как думаешь?
        — Не юли, Арториус.
        — Да я знаю не больше твоего. Загляни в свои логи и сам мне скажи где ты умудрился стать Старшим? Давай! Объясни мне?!  — Разозлился я.
        Паладин минут пять молчал, вглядываясь в интерфейс.
        — Ничего не пойму. Ничего действительно нет.  — Удивлённо сказал он.  — Но ведь Старшим тебя назвали раньше нас.
        — И что? Думаешь, я сам хоть что-то понимаю?
        — Ребят, у меня есть предложение. Точнее гипотеза.  — Встрял между нами Дрейк.
        — И?  — Мы оба уставились на рыцаря смерти.
        — Я думаю это предквест для определённого класса игроков. В нашем случае, это как-то завязано на ауры. Сейчас по Руолу бегает две сотни таких же, ничего не понимающих, Старших. Получить это звание и знание можно только в определённых условиях, заслужив уважение особого НПС. Того, кто важен в своей фракции.
        — И что это даёт?  — Спросил Святозар.
        — Пока ничего. Логов нет, достижений и званий тоже. Это все на словах. Но до владельцев аур начинает доходить, что они особенные и нужно разузнать, что это такое и с чем его едят. И все это связано с НПС. Моё предположение, что разрабы решили слегка взбодрить игру. Сейчас все поделено, все изведано, все кому-то принадлежит. Слишком спокойно в игре. А вот если начать разборки всех против всех, станет и жарче, и веселее. И думаю владельцы аур катализатор этого мегаквеста. Признание их Старшими со стороны неписей может позволить кидать в бой целые фракции и княжества. И каждый владелец ауры, получив признание определённой группировки, становится генералом. Кланам это не понравится. И начнётся большая игра. Как вам мой вариант?
        Мы со Святозаром переглянулись. Дрейк часто меня поражал своими знаниями игры и ее тонкостей. И сейчас в его словах была логика. Только он предусмотрительно умолчал, что задумал эту бойню Раздолбай, а не корпоративные разрабы. Для тех, это не очень разумное решение. Большая часть игроков нонкомбатанты. Они тут развлекаются и подрабатывают крафтом, не желая терпеть боль. Устрой тут такую войну и финансовые потери будут огромными.
        Зачем это ему не совсем понятно. Да и понять Раздолбая дано не каждому. Видимо потому ему и нужен «Последний храм» и его «Наследник». Чтобы запустить весь этот механизм. Не зря же боги местного пантеона так за него дерутся. Может раздолбай хочет свалить корпорацию вогнав ее в долги? Но это тоже не вариант. Корпорация самый влиятельный инструмент на геополитику и экономику. Свалить ее невозможно, потому как в ее верхах те, кто правит обоими мирами. И реалом, и миром грёз.
        А Раздолбай не похож на тупого и кровожадного психа. Где-то мы чего-то не поняли.
        — В твоих словах есть смысл.  — Согласно кивнул паладин, подозрительно буравя нас взглядом. Он не поверил нам до конца, но и предъявить ничего не мог. Он теперь сам Старший.
        — Ещё раз повторюсь.  — Щёлкнул пальцами Дрейк, привлекая наше внимание.  — Пора уносить ноги. Да и в реал пора уходить. Скоро система начнёт возмущаться. А нам ещё нужно найти место для лагеря, которых в Аду не так и много.
        И снова Потрошитель прав. Быстро обобрав лут с тех трупов, что мы смогли найти собрались в дорогу. Направление выбрали в сторону, куда сбежали оставшиеся квестовые демоны. Мы завалили пятерых из восьми. Ещё трое узким веером ушли на запад, по местным ориентирам. Остались мой, Еремея и Тола. Сравнив ощущения, прикинули, что демон Тола ближе всех. Всего пять-шесть километров. Мой уходил чуть в сторону и отбежал уже километров на двадцать. Еремея цель ушла в другую сторону и убежала дальше всех. Что сильно не понравилось клерику. По всему выходит, что быть ему последним в списке освобождения от печати, а доверять нам он не хотел и не мог. Такая у него сущность. Противоречивая.
        — Ну что, чёрное воинство ангелов ада?! Бегом?!  — Хмыкнул я, когда все собрались вместе.
        Крылья над нами как небо черны,
        Платье черно и фата у невесты,
        Люди, какие вам видятся сны?
        Нам в этих снах не находится места.
        Если тебя вдруг окружит покой,
        И нечего тебе будет не надо,
        Станет опять за твоею спиной,
        Чёрное воинство ангелов ада.
        (слова песни «Ден Назгул — Ангелы ада».)

        Глава 16

        Несмотря на то, что Дрейк всегда оказывается прав, пересилить себя я не мог и не особо желал потому на выходе из долины тормознул группу и поманил ладонью столпившихся в стороне неписей. Те переглянулись между собой, но все же вперёд вышел мужик самого внушительного вида среди этой толпы зашуганных десяток.
        К неписям, которые имели по каким-то игровым условиям право на респ, применялся тот же подход, что и к игрокам. И не важно кем они были раньше. Теперь их и соплей перешибёшь. А мобы в Аду такие, что для прохода нам потребуются все силы. Радиус защиты куполов Лирии не столь велик и вместить в себя двадцать три неписи смогут человека четыре. В итоге в бою останутся только двое. Против двухсотого моба. И пусть мы недавно завалили рейд-босса, но без помощи моего покровителя повторить этот фокус не реально. А двухсотая мантикора не сильно уступает Самандриилу. Да и просто запас куполов ограничен и ещё нам пригодится.
        — Хотите жить — идёте за нами.  — Сурово глянул я на подошедшего мужика.  — Мы по возможности прикроем вас, но ваше выживание это ваше личное дело. Все ясно?!
        — Да, Старший!  — Поклонился в пояс мужик и тут же махнул рукой остальным.
        Ну вот. Если каждая встречная непись начнёт величать меня Старшим, мне грозят большие проблемы. Да и не только мне, а половине нашей команды. Весёленькие перспективы. Но решать проблемы нужно по мере их поступления, потому мы бодрым шагом двинулись вперёд.
        Указывал путь Дрейк. Он знал, куда следует идти и какими путями. Нарываться на мощных мобов не хотелось, потому мы шли тонкой цепочкой, след в след, по центру долин среди зиккуратов. Но все равно неосторожное движение или вскрик попавшего ногой в лаву непися агрили мобов с нижних уровней. Были они чуть выше сотого уровня, но этого хватало. Спустя всего три километра пути мы потеряли четверых ведомых. И снова прав потрошитель. Для полной уверенности, на каждого непися нужно человек пять сопровождения из топовых игроков. Мы выезжали за счёт аур, но все же больше прикрывали своих компаньонов-игроков, а уж неписи как получится. Получалось из вон рук плохо. Ещё километр и ещё минус двое. Итого восемнадцать.
        — Все! Приехали!  — Дал отмашку Дрейк и мы замерли у круглой и относительно ровной поляны из застывшей лавы. Вокруг парили несколько гейзеров.  — Это наше место отдыха. Если так можно его назвать. В центре плато стоит «камень боли». Местное место привязки. Мы привязаться не можем, но все же этот камушек отпугивает местных мобов. Но сразу предупреждаю, он только отпугивает, а не защищает. Кто возьмёт на себя хорошее агро, тому не поздоровится даже здесь. Чем ближе к камню, тем качественнее ощущения, но тем меньше шанс попасть на глаза мобам. А они тут злые и агро хватают даже на глазок. Или на понюшку светлой крови. Так что не расслабляйтесь. Это Ад девочки. Тут все очень и очень неприятно, и имеет последствия. Тоже кстати не самые приятные, если кто ещё не понял.
        С этими словами Дрейк пошёл ближе к полупрозрачной алой глыбе в центре. И вправду ощущения пришли ещё те. Пока это лёгкий неприятный зуд во всем теле, но чем ближе подходили, тем он становился явственнее. Назвать это болью все ещё не поворачивался язык, но зная фанатизм разрабов, через парочку часов я пойду в пасть любому дракону и соглашусь на стоматолога без анестезии, лишь бы не оставаться в этом месте отдыха для игроков.
        Но в первую очередь меня привлёк сам камень боли. Уж очень этот не огранённый рубин с меня размером напоминал тот, что лежал в моей сумке.
        — Дошло?  — Хмыкнул Дрейк нарисовавшийся рядом.
        — Твой сделали из такого?  — Удивился я.  — Довольно простое решение.
        — Ага!  — Саркстично хмыкнул потрошитель.  — Всего то нужно провести сюда шахтера с горным делом в полтинник при шансе выпадения камня в десять процентов, а то и меньше. И при разрушении камня боли сюда несутся все местные мобы, которые раньше очень не любили это место. Потом найти огранщика похожего уровня и артефактора не хуже. Совсем плёвое дело!
        — Это же сколько твой рубин боли стоит?  — Опешил я, прикинув объём затрат на такой артефакт.
        — Ты должен помнить анекдот про теоритических три миллиона долларов и фактических двух проституток и одного старого кх-м… гея. Тут ситуация такая же. Он личный и привязан только ко мне. Себестоимость его велика, но сейчас он не стоит ничего. Если только покупатель не я. Тот, кто теоретически готов превратить в фактически.  — Хмыкнул рыцарь смерти.  — Но я платить не буду. Сам знаешь почему!
        — Жучара!
        — С кем поведёшься…
        — Я не такой!  — Ухмыльнулся я.
        — Ты да. Типичный баклан. Я Похвиста имел в виду.  — Вернул колкость Дрейк.  — Ладно! Пошли обустраивать лагерь. Многим пора в реал.
        Но выйти в реал нам не дали. Забот навалилось много. В Аду как и положено было жарковато и с водой проблемы. Однако разрабы тоже люди и понимали, что таскать тонну воды для армии никто не захочет. Потому у мест привязки били гейзеры. Воду можно было набрать и так, но у большинства были заклинания подобные моему роднику. Стоило стать в пяти шагах от гейзера и из воздуха рождалась струйка прохладной воды. Потому и напиться, и помыться хватило всем. Падающий пепел с небес быстро превращал нас в замарашек бомжеватого вида а заклинания «чистые руки» на всех не хватало.
        Неписей кое-как отмыли, да и сами ополоснулись. Дальше начали скидываться трофеями. Однако не сильно удачно. Была мысль скинуть весь хлам неписям, но у каждого оказался собственный хомяк, в итоге в инвентаре оказалось только топовое оружие, броня и нгредиены. Что совсем не помогало неписям-десяткам. Поднять меч на шестидесятый уровень не мог никто из них. И это самое лёгкое, что нашлось у нас.
        Неписям все это не подойдёт. Но пока мы решали, что с ними делать, неписи кучковались в стороне и решали, что собственно делать с нами. Но вот они пришли к соглашению и разбились на три неравных колонны. Их процессия напрягла нас. Это Инферно и тут от каждого можно ждать подлости и удара в спину.
        Владельцы аур уже по инерции прикрыли троих оставшихся членов команды.
        Неписи остановились в десяти шагах от нас. И вперёд вышла почти голая девчушка лет шестнадцати. Как я заметил, тут все были людьми. Возможно, у других рас была своя Валгалла, а возможно все мы по сути люди и размер ушей, клыков или бороды в посмертии не важен.
        Мы все напряглись и переглянулись. Даже Дрейк пожал плечами недоумевая. Девчушка не выглядела опасной, но это Ад и тут опасно все.
        Девушка шла к нам с лицом смертницы и мы не понимали, чего они все задумали. Спустя пару шагов она свернула в сторону Святозара и упала на колени.
        — Прости и благослови, Старший!  — Всхлипнула она.  — Была грешна и заслужила. Милости прошу и отпущения грехов. Старший! Или окончательной смерти!
        Слезы текли по девичьему лицу, а вся ее поза была лишена любой агрессии. Только покорность судьбе.
        — Я могу освятить сие чадо Господне!  — Вылез вперёд Еремей, но девушка тут же от него отшатнулась. С таким ужасом в глазах, что даже Святозар проникся и остановил рукой своего соратника. Тот едва смог сдержать гримасу гнева, но отступил.
        — В чем каешься дитя моё?!  — Спросил Святозар слегка фальшивым голосом.
        Ему такое приходилось делать впервые. Он боевик, как ни крути. И пусть знает все ритуалы, и молится Богу, его стезя это бой и вера его на острие меча, а не языка.
        — Любила вне брака. А когда родился плод этой любви, я его утопила. Сына своего. Ради него! А он ушёл! Просто ушёл! Тогда я пошла и на том же месте утопилась. Когда меня на мосту встретила Мара, я сама решила не стать русалкой, а жить здесь.
        — Ты искупила свой грех, дитя моё!  — Дотронулся до макушки девушки паладин.  — Но веруешь ли ты в Бога, что един и только он может тебя простить?!
        Девушка подвисла, не зная, что сказать.
        «Святозар не загоняй!»  — Отписался я паладину в чат.  — «Она всего лишь непись. Ее скрипты ограничены. Не уподобляйся Еремею. А за веру даже среди людей умирали миллионы. Будь проще. Просто прости ей грехи. Ты меч своего Бога!»
        Святозар зыркнул на меня с некой злостью, но тут же ее унял. Понял, о чем я. Все его псалмы не перепрограммируют непись, если так не решит ЦИ.
        — Я прощаю тебе вой грех, но без Бога в душе ты пуста. Чем заполнишь эту пустоту?  — Сымпровизировал Святозар.
        — Твоим светом, Старший!  — Поклонилась девушка.  — А через него и твоему Богу. Мои отреклись от меня.
        — Благословляю!  — Что сделал Святозар он и сам не совсем понял. Так же было и со Звенящим Ручейком. И со мной и Тиусом. Это возможно просто было нашим желанием, которое система считала и претворила в программный код. Однако глаза девушки сверкнули светом и сама она преобразилась. Из избитой и зашуганной нищенки встала уверенная в себе девушка со светом в глазах. Если раньше ее наряд подчёркивал ее убогость и серость, то теперь он смотрелся на ней как на корове седло. Этот наряд откровенно резал взгляд.
        Ещё три человека обратились к Святозару за благословением. И ещё три непися встали в его строй. Еремей ликовал! Его бог побеждал и унижал все наши условности. Пока не выступил пятый. Точнее пятый и шестая.
        — Благослови, Старший!  — Упали они на колени перед Дрейком.
        Еремей едва не уронил челюсть на пол. Впрочем, не он один.
        — Чо?  — Опешил потрошитель, который сам меньше всего ожидал такого поворота.
        — Я… мы убили всю свою деревню. Яра, моя сестра близнец. Наша близость была грехом для всех, кроме нас. Но все вокруг решили, что близнецы от нашей любви не имеют права на жизнь. Нас изгнали, едва умертвив наших детей! Я прошу у тебя благословения ненавистью. Она живёт во мне… в нас. Я готов остаться в Аду ещё на сотни лет, лишь бы иметь возможность отомстить всем потомкам тех, кто сжигал моих детей!
        — Благословляю ненавистью вас, дети мои!
        Глаза Дрейка сейчас были как у котёнка с запором, но он выполнил свою часть сделки. И за его спиной встали два ангела смерти. На наших глазах от их почерневших глаз побежали капли тьмы по венам превращая их в нечто новое. Неизведанное и страшное. Но при этом со стоящими позади Святозара людьми не возникало конфликта. Они не пытались аннигилировать друг друга. Они смотрели… с пониманием. Еремей едва не плакал.
        Когда седьмой щуплый парень подошёл к Дрейку я не удивился. Вадгрид-сирота. Вот только его глаза пылали. Нет! В них не было тьмы как у него. И даже не было безумия как у фанатиков. Он пылал решимостью доведённого до края солдата.
        Это я уже видел. Однажды. Когда деды в армии решили, что парень по фамилии Сук самая удобная точка прикола. Тогда этот парень отдал мне и штык-нож и пистолет. Спокойно так отдал. Ровно. Он не дёргался.
        Уже позже я узнал, что эти дебилы вскрыли письмо от его девушки. С которой он был с пятого класса. Она бросила его и выходила замуж. Совесть ей не позволила молчать. Ведь они были вместе так долго, что даже родители не сомневались в их браке. И когда дембель и дежурный по роте решил пошутить и вскрыл письмо, а после чего с издёвкой сказал: «Твоя Сука тебя бросила и будет рожать сучат другому», парня понесло.
        Он не орал, не бился в истерике. Он просто взял в руки штык-нож дневального. И двенадцать дембелей поехали домой в гробах. В мирное время, в мирной армии. Двенадцать дембелей и помощник дежурного по части, что решил достать ствол и угомонить бойца с глазами цвета тьмы. И того тринадцать.
        Этот взгляд я запомнил надолго и не забуду никогда. И сейчас я видел эти взгляды в этих близнецах что встали за плечами Дрейка. Они не отступят. И даже Ад их не сломил. Они лишь неписи, но и они части чьих то судеб.
        Когда ко мне подошёл сам вожак и за его плечами оказались парень и девушка я выдохнул с облегчением. Я не бракованный, но что мне делать с ними?
        — Благослови, Старший, на бой!  — Высказал свое мнение старший из неписей. И все! Нет слезливых историй и прочего. Да и если сам лидер был похож на воина, то остальные не сильно впечатляли. Хрупкая девушка, коих в народе зовут тростинками и такой же парень, пусть и легка массивнее. Но именно слегка.
        Я хмурил брови и водил желваками. Я ждал. И не знал, что делать. Они первые кто не преклонил колени перед Старшим. И уж точно я в них не видел покорности. Только ярость и гнев. Они не делились слезливыми историями и не ждали сочувствия. Они просто ждали. Даже пока я тупил, как конкретный нуб, они просто ждали.
        Это чего-то стоит. Они воины. Пусть даже щуплые и на вид убогие. А все что я понял в этой игре это то, что она любит нестандартные решения. Возложить лапку на голову этим неписям и провозгласить их бойцами… чего? Света? Справедливости? Тьмы? Бога? Богов?
        Что скажет интуиция? А там все просто. Разрабы боги этого мира, но и рабы своих же правил.
        Я улыбнулся. А что в преграду игрокам в первую очередь ставят эти дебилы? Правильно! Боль! Я достал клинок боли и рассёк им свою ладонь, после чего припечатал ее о камень боли в центре. Камень всхлипнул всасывая в себя кровь.
        Марлок, лидер оставшихся неписей, все сразу понял. Нет ничего лучше для воина, чем братание на крови. Очень древний воинский ритуал и когда я протянул ему клинок, взял его в руки с благодарностью и трепетом. Да, клинок был выше его по уровню и намного, но он не собирался им драться, а только вспорол руку от самого плеча до ладони, обильно оросив землю ада своей кровью. Впрочем, все присутствующие непеси делали это не раз и даже не сто. Его ладонь покрыла мой отпечаток. Камень снова отреагировал, но уже стоном. Не жалобным, а скорее рассерженным.
        Вперёд вышла Эйлин, девочка-тростинка и смело потянула руку к ножу. Что ж смелости ей не занимать. Когда и девичья ладошка накрыла потемневшее пятно на камне, тот уже откровенно зарычал низкочастотными вибрациями. Добил его Игар, став четвертым. В этот раз камень просто захлебнулся своим рыком и замолчал. А от кровавого пятна побежали молнии разрядов, и сам камень стал менять цвет. Из рубинового начал сначала светлеть, а затем, снова сменив спектр, стал наливаться цветом неба. Молнии, бежавшие по земле, заставляли отпрыгивать других, но мои последователи стояли и не пытались куда-то бежать. Каждая молния впитывалась в них.
        А главное пропала боль и камень сменил свое название с «камня боли» на «камень небесного гнева». Опять штучки Похвиста? А может и не его. Сюжетный квест тем и шикарен, что ЦИ помогает игрокам и делает все для того, чтобы со стороны этот выглядело шикарно и впечатляюще. Я создал предпосылку на хорошую сцену и ЦИ тут же развил ее.
        Однако, видимо, этого ему показалось мало. Со стороны ближайших зиккуратов послышался рёв, словно металл тёрли о металл.
        — Черт, Арт, ты можешь хоть раз не вытворить что-нибудь этакое с последствиями?  — Криво усмехнулся Дрейк.
        Со стороны зиккуратов рёв стал все звонче и сильнее и вслед за ним с разных сторон вышли в поле три десятка мобов. Несколько диких демонов, раза в два больше и массивнее обычных низших. Три мантикоры и стая адских псов. Вдобавок ко всему три каменных голема с лавой в сочленениях частей тела и кое-что по мелочи, вроде кошмарного вида носорога. Сначала они принюхивались, не понимая что происходит, но потом то один то второй моб делали шаг вперёд, потом ещё шаг. Затем они заметили нас. Несколько мгновений они пялились на нас, а мы все стояли столбами не зная, что делать.
        Но вот один из диких демонов взвыл на инфразвуке и, размахивая дубинкой размером с взрослого человека, ринулся вперёд. Бежал он довольно медленно, но три сотни метров до центра пробежит секунд за сорок-пятьдесят. Следом за ним ринулись и остальные. Все они вышли с разных сторон, потому и отступать нам просто некуда. А дать бой двухсотым мобам это смерти подобно. В общем, пришла пора погибать. В надежде, что после десяти смертей нас выкинет на Руол.
        — Это задница!  — Вымучено хмыкнул Дрейк.
        — Не первая на нашем пути!  — Зло рыкнул я, окутываясь плащом гнева и чуть не уронил челюсть на пол. Мои последователи тут же совершили тоже самое, с опешившим видом оглядывая друг друга и искрящиеся на своём теле молнии. Глаза их засветились голубоватым светом а за спинами развернулись прозрачные воздушные плащи. Со стороны выглядит эффектно хотя и забавно смотрится на десятках в рванье.
        — Оп-па!  — Выдохнул Дрейк.  — А вот это уже интересно.
        Он тут же окутался своими лентами тьмы и его подопечные в этот же миг получили такие же.
        — Вот теперь повоюем — Засмеялся замогильным смехом Дрейк и упругой, хищной походкой направился на встречу бегущим мобам.
        Я выбрал другой вектор атаки и тоже пошёл вперёд, краем глаза заметив, как один из людей Дрейка кинулся за нами, а другой пошёл к группе Святозара. Разумно. Я тут же отправил Марлока к Дрейку и Игара к паладину.
        Святозар все понял на лету и тоже окутавшись аурой, распределил людей по трём другим группам.
        Мобы, достигнув границы в пятьдесят метров, прямо на бегу огребли сетью молний бьющих с неба и покатились подвывая. Четверть, а то и половину здоровья им снесло с одного удара. Камень небесного гнева стал прозрачным, постепенно снова набирая цвет. Ясно, перезарядка будет долгой. И нам работы останется с лихвой.
        А дальше все завертелось в бешеном вихре событий. Люди Святозара ринулись вперёд с остервенением камикадзе. При этом они рвали адских тварей голыми руками. Десятки двухсотых! Правда и руки у них были не простые, а светились ярким светом.
        Мимо меня пробежал Тол. Я не успел ничего сказать как орк стал на пути разогнавшегося тарна-носорога и включил купол Лирии. Носорог с разбегу и со всей своей инерцией врезался в непреодолимую защиту и от удара сел на задницу, а Тол тут же стал его кромсать ятаганами, стараясь бить по глазам. А уж как на эту зверушку накинулись ребята паладина. Любо дорого смотреть, как их пальцы разрезают хитин твари, оставляя сочащиеся чёрной слизью следы.
        В ход пошли слабенькие боевые заклятия и абилки которые имелись у нас и которые получили неписи. Молнии и воздушные лезвия моих соратников, вампиризм и контроль Дрейка, щиты и радиальные удары светом паладина. Еремей снова запустил «ярость Хорса», чем сильно огорчил Дрейка. Но остальным от этого было только лучше.
        Однако все затмевали прощённые грешники Святозара. Они с фанатичностью шахидов бросались в бой, а на последнем дыхании просто взрывались ярким шаром света. После чего вверх взлетала тонкая струйка светящегося дымка, которая растворялась в черноте неба.
        Спустя полчаса последнюю точку поставил «камень небесного гнева» третьим своим ударом добив остатки тварей. Этот раунд за нами. Вот только без потерь мы не обошлись. У Святозара осталось всего две девушки, которые в силу своей нерасторопности просто не смогли пожертвовать собой ради других и уйти в лучший мир. Но без этих жертв нам бы точно пришёл конец. Я потерял Игара. Дрейк остался при своих. А вот Криста и Еремей сидели под куполами в посмертном дебафе. Неписи с аурами были куда сильнее дриады и клерика.
        Похоже, если Дрейк прав, то сейчас мы приобрели не только последователей, но и боевых генералов наших будущих армий. А самое плохое, что все зависит от того, как ЦИ повернёт сюжет в фильме. Кланы такого не упустят. Неписи десятого уровня с аурам своих Старших валят топовых мобов Инферно пачками. Это начнётся паника, а затем и охота, и травля на всех владельцев аур. Или перекупить, или спустить в десятку. Такое усиление одних кланов другим не понравится и начнётся бойня. А я ещё и не выполнил и половины нужного для активации Последнего храма.
        Нужно срочно валить этих квестовых демонов и теряться в толпе. Я и так уже интересен многим и даже не знаю всех. Львы, Орлы, Снорг, Альтаир. С последним тоже не все понятно. Он явно наёмник и работает на… кого? Черт! Много вопросов, а ответов ноль.
        Дрейк устало сел на землю возле меня.
        — Арт, завязывай уже со своими спецэффектами. Нам в реал пора. Система волком воет.
        — Так иди. Кто тебя держит? Я останусь на страже.
        — Этого я и боюсь. Стоит тебя оставить без присмотра и ты тут же влезешь во что-нибудь эпичное. Как тебя ещё не слили в ноль, ума не приложу.
        В итоге договорились, что я останусь на страже. Скрывать, что я не выездной из игры уже не получалось. Все знали кто я. Криста и Тол тоже остаются. И мы попробуем из лута скрафтить что-либо для наших неписей. Благо крафтеры из нас как из слона балерина, потому даже из высокоуровневого материала будет выходить трэш. А оставшиеся в бою взяли по пять-десять уровней. Так что шансы хотя бы приодеть их есть. А с аурами есть и шансы вытащить из Инферно.
        Ну, попробуем вспомнить песочницу и мои нелепые попытки что-то сшить своими руками! Эх! Хорошее было время! Спокойное.
        ИНТЕРЛЮДИЯ
        Интерлюдия.
        **** Еремей****
        Еремей с кряхтением вылез из капсулы. За окном только-только зарождался рассвет. Прочитав молитву у образа, он решил направиться в храм. Сейчас его душу раздирали противоречия, и нужно было хоть с кем-то поговорить. Отец Алексей должен понять и возможно что-то посоветует. Он уже как пять лет духовный наставник Еремея и всегда благодушно относился ко всем своим прихожанам.
        Сейчас как раз тот случай. Еремей не знал что делать. Он видел, как лучший воин их ордена все лучше относится к врагу Церкви и Веры. Дошло до того что стал называть его братом. И это тот, кого Еремей безмерно уважал. Воин, прошедший ад на земле и обративший себя Богу.
        Настолько сильно верующий, что смог получить ауру веры. А такого ещё не было ни разу в их ордене. Эти злобные еретики из корпорации всегда ставили им палки в колеса. И не упускали ни единой возможности поддеть или насолить Церкви. Но перед верой Святозара они оказались бессильны. Так почему он на стороне этого грешника? Тот не верует в Бога и не упускает случая это показать.
        Хотя скрепя сердце Еремей должен был признать, что этот грешник все же суров и справедлив. Но он враг. Опасный враг, что только ухудшает положение Церкви. А теперь ещё и эти ауры. Его, и этого исчадья ада Дрейка Потрошителя, чьи деяния заставляют шевелиться волосы на голове.
        Еремей все время молился Богу ниспослать ему ауру, чтобы он мог стать карающей дланью и каждый раз рвался в бой, свято веря что вот сейчас и его отметят небеса. Но небеса молчали. А возможно и, даже скорее всего, здесь опять проявлялись происки корпоративных прихвостней. Заметив, что Святозар получил столь сильную ауру, они испугались настоящей веры и настоящих служителей Господних и всеми силами сейчас борются с этим багом, не давая остальным верующим получить такую мощь. Мощь, которая сможет перевернуть весь дриммир и превратить его в райский сад для избранных и истинно верующих. Но властьимущим такое не нужно. Им нужно это стадо грешников, чтобы управлять и кидать их в бойню ради своих низменных желаний и денег.
        Еремей зло сжал кулаки. Кругом одни еретики и грешники. И все воспринимают это как должное, не понимая истинного предназначения человека. Служить и верить. Творить добро и очищать свою бессмертную душу молитвами. Построить рай на земле, дабы воцарилось добро и процветание. Отстроить тот сад, из которого они и были изгнаны за грехи свои.
        Но люди с упоением продолжают грешить творить зло и верить во что угодно, что приносит им хоть толику удовольствия. Грязного грешного удовольствия. И только такие люди как он, с божественным светом в душе продолжают нести пламя творца и держат этот мир на краю пропасти в Ад.
        Но почему Святозар их предаёт?! Предаёт их светлые идеалы?! Разве он не видит всю ту грязь и ересь, что окружает их врагов. Неужели лукавый прокрался в душу их лучшего воина?!
        С этими мыслями Еремей покирул свою скромно обставленную комнатушку и вышел в предрассветные сумерки. Возможно он еще успеет на утреннюю службу.
        **** Святозар****
        Святозар бодро выпрыгнул из капсулы и потянулся всем телом. Последнее время он излишне много проводит в виртуале, но так требуют его долг и честь. И сейчас Святозар не знал, что делать.
        С одной стороны есть приказ Иерархов. Арториус поставил Церковь в очень щекотливое положение и сейчас и без того не слишком популярные служители Бога скатываются все ниже в рейтингах. Паства уходит. И по своему Иерарх правы. Люди в большинстве своём недальновидны и выбирают самые простые пути. А куда ведут эти пути Святозар знал.
        Все зло в мире от того что добрые люди молчат позволяя ему процветать вместо того, чтобы встать единым фронтом на защиту чести и справедливости. И когда люди молчат, зло творит свои дела, запуская социальные механизмы сеющие ненависть и злобу. И все это превращается в братоубийственные войны на благо демонов, что смеются и потирают руки в предвкушении кровавого пира.
        Святозар знал, с кем они борются. С теми, кого в игре называют богами, а в реальности даже не знают, как они выглядят и как их зовут. Их не встретишь на страницах журналов и светских раутах. Они уже давно выше этого. И даже вся церковная разведка не смогла до сих пор получить хоть одно имя из списка богов. Все кто смог откопать хоть что-то полезное умирали.
        А с другой стороны ему нравился этот мужик. Он не святой, как впрочем, и сам Святозар. Но и не чёрная злобная душа. Жаль, что он не верит в бога иначе бы он сал одним из лучших союзников Церкви.
        Святозар не хотел его спускать. Если остальных через боль и страх он воспитывал, то этого человека уже не перевоспитаешь. Более того, как личность он все больше ему импонировал. Суров, но справедлив, и умеет к себе расположить. Даже Потрошитель и тот усмирил свою ненависть, и ведёт себя вполне по-человечески.
        А в свете последних событий и если потрошитель окажется прав, такой враг Церкви нужен меньше всего. Ауры уже показали свое пренебрежение игровыми условностями. У Нового Вселенского Собора объединившего все конфессии христианства всего три человека с аурами веры, да и сами ауры пусть и сильны, но ограничены условностями. И возможной надвигающейся великой войне им не повредят союзники в битве с богами и их клановыми прихвостнями.
        А Святозар верил, что выбить их можно даже играя на их поле. Церковные аналитики, раз за разом, выдавали прогнозы, что игра уже вышла из под полного контроля богов. И с каждым днём и каждым новым игроком все больше выходит из их власти. Она уже даже перестала быть просто игрой, став частью мира и его экономики. Теперь миром владеют те, кто за кем идут люди в игре. В мире, который для многих стал более реальным и желанным, чем реальность. Уже даже сами боги не могут отключить ее или изменить законы игры в свою пользу, не сломав экономику и геополитику реальности и не получив массовые бунты и мятежи игроков.
        Потому сейчас самое время выбить их с их же поля. И если Церковь займёт лидирующие позиции, потянув за собой массы, склоняться даже лживые боги. А дальше лишь дело времени и правильного воспитания морали игроков. Но сделать это силами трёх человек Церковь не сможет. Им как воздух нужны союзники. И Арториус подходит.
        Святозар специально отошёл на второй план, чем взбесил Еремея. Тот постоянно стучался в личный чат со своими требованиями, обвинениями и причитаниями. Но Святозар знал, что делал. Он изучал лидерские качества противника, а так же его тактические и стратегические способности. И сейчас Святозар понимал, что вызвать гнев этого человека самое глупое решение со стороны Церкви, а вот обратить его в союзника будет самым разумным. Осталось убедить в этом Иерархов Собора.
        Но для начало нужно созвонится с отцом Каримом и пропустить всю имеющуюся информацию через аналитический отдел. Да и просто созвать малый совет, чтобы сделать доклад по новым возможным сценариям развития игры.
        Дрейк не раз оказывался прав, в чем успел убедиться Святозар. И пусть он злобный психопат, ума ему не занимать. А значит стоит прислушаться. Да и вопросов по его осведомлённости и некоторых возможностях Арториуса слишком много. Как и о его связях с последователями игрового пантеона. Слишком много сильных личностей приходят ему на помощь. Ради чего? Или ради кого?
        В трубке коммуникатора раздались гудки.
        — Да, сын мой.  — Ответил хрипловатый баритон на том конце провода.
        — Нужен Малый совет Собора и мощности третьего аналитического отдела. Есть новые данные.
        — Приезжай.  — Коротко ответил отец Карим и положил трубку.
        ****Тол****
        Тол улыбался. Нет, эти парни ему однозначно нравились. Такими и должны быть русские витязи и истинные арии. Безудержными в своём гневе, безжалостные к врагам и ценящие боевое братство. Все они солдаты своего народа.
        И пусть идиоты считают, что это просто игра, Тол прекрасно понимает, что дай этим ребятам цель и автоматы, они зубами выгрызут все преграды и от их поступи будут дрожать все недочеловеки.
        Жаль, что в верхах сидят продажные твари, лижущие руки всем евреям, неграм и чуркам за малую копейку. Они создали систему защищающую всякое отребье, вроде сексуальных и этнических меньшинств, что вовсю пользуются этим, попирая своими грязными ногами настоящий русский народ. Но однажды эти ребята восстанут. И как их деды, пройдут сапогами по всему миру, вытаптывая и выжигая эту скверну. Огнём и мечом!
        И тогда сам Тол станет в их ряды. И будет карать и резать, как и положено истинному Арию. Как и положено хищнику. Сейчас этих крыс больше и они на коне, но это долго не продлиться. Им не выжечь семя Ариев из русских душ. В глубине души, потомки жителей Седьмого Неба помнят свою суть. И эта суть в их духе и силе.
        Сейчас же ему нужно стать одним из них. Получить ауру и возглавить свою армию, что сметёт всех трусливых ублюдков и заставит их трепетать перед русским духом. Он не сомневался, что получит свою ауру. Ауру доблести. И уж тогда он всем покажет.
        Тол с ненавистью скрипнул зубами, понимая, что где-то там, в реале, он лежит в стеклянном гробу и с приставленным пистолетом к виску. Но ничего. Он ещё поквитается с этими уродами. Он хитрее, он умнее. Он достанет всех их и заставит сожрать свои же зубы. А для этого надо стать сильнее. И богаче. А деньги решают многое. И он их получит и применит, чтобы выйти из этого гиблого положения. Есть люди в этой игре, что думают как он. Его люди. Главное их найти и уж они смогут его вытащить.
        Но для этого нужна аура. И он ее получит. Любой ценой. А пока нужно завоёвывать доверие тех, кто однажды просто обязан будет поддержать его в войне против всех захватчиков их народа.
        — Не против, если и я попробую?  — Подошёл Тол к Арториусу, который ругаясь сквозь зубы, пытался сшить жилет из шкуры мантикоры. Выходило у него достаточно топорно, но недостаточно низкоуровнево. Раз за разом шмот требовал минимум восьмидесятый уровень.
        — Пробуй!  — Усмехнулся тот, правда без брезгливости или презрения.  — Хотя вряд ли что-то выйдет. Материал слишком крут.
        — Главное не сдаваться.  — Очень серьёзно сказал Тол.  — А победа лишь дело упорства.
        — Говоришь как Страж.  — Ответил Арториус и внимательно посмотрел на Тола.
        А тому едва удалось сдержать себя в руках. Именно эти черти брали его группу. Молодые волчата не знали страха и эмоций. Отличные бойцы. Жаль только служат не той стороне. Но и это можно изменить. Однажды и они поймут, где правильный выбор.
        — Да уж. Отличные ребята эти Стражи.  — Криво усмехнулся орк.  — Жаль отмороженные на всю голову и с промытыми мозгами. Но дело свое знают. Уважаю.
        Арториус долгим внимательным взглядом посмотрел на орка, но ничего не ответил, а лишь снова уткнулся в грубые выкройки из кожи.
        «Ничего»  — подумал Тол.  — «Однажды и ты поймёшь, что вокруг одни враги и только мы можем освободить Русь от грязи.»
        Однажды. А сейчас нужно дать ему понять, что он не тупой нигер в чьё тело засунули его ублюдки из корпорации, а настоящий русский воин, что не боится ни боя, ни пахоты.
        ****Криста****
        Криста была в смятении. Всю свою жизнь она знала, чего хочет и как этого достичь. Уже в школе она стала замечать простые методы манипулирования людьми. Старшие всеми возможными способами превращали младших в послушное стадо, что тянулось к навязанным ценностям. Оценкам, уважению сверстников, учителей и других людей. Незнакомых, но влияющих на ее жизнь.
        Сначала это Кристину озадачило. Почему этот дядечка или тётенька должны диктовать ей условия? Ну не любит она этот суп или манную кашу. Почему она должна давиться ею? Через силу. Так принято? Кем? Зачем? Почему?
        За эти вопросы Кристина постоянно получала болезненные ответы. Так надо! Чем ты лучше других, что едят то же самое? Ты лучше? Чем? Не можешь доказать? Не хватает силёнок? Возможно, мало манной каши ела. Ешь больше и станешь сильной!
        Криста возненавидела давление из вне ещё с детских лет. Она привыкла выстраивать логичные схемы и конструкции, но все они разбивались о равнодушие взрослых. Я старше! Я лучше знаю! Что знаешь? Что лучше?
        Уже тогда Криста поняла убогость всех окружающих ее… людей? Нет. Существ. Примитивных, убогих, грязных.
        Уже в третьем классе она могла устроить школьный бунт и наказывали за это не ее. Стоит просто сказать пару слов одному и ещё пару другому. И через пару дней эти парни схватятся в дикой и смертельной битве. Они просто будут ненавидеть друг друга. И верить, что это их мысли. Их чувства.
        Со взрослыми было тяжелее. Они держали себя лучше. Но недооценивали ее. В этот миг она поняла, насколько примитивны окружающие. Насколько они убоги. Она стала играть ими как куклами. Там слово, там слеза, там жест. И выстроенная композиция кончается скандалом с удалением неугодного ей ученика. Или учителя. Правда с последними было сложнее и до неё почти докопались. Но лишь почти.
        Однако она осознала, что не хочет быть такой. Убогой. Простой. Добычей.
        Потому спустя несколько лет вышла из школы с красным дипломом. И несколькими связями. Не очень важными сейчас, но все же. Кое-кто в этой школе ей остался должен и дрожал от того, чем владела Криста.
        Она не желала им зла и не хотела обнародовать то, что имела. Но тут ее люди снова удивили. Учительница рисования вскрыла себе вены. Без записки и признания. Признания того, что была лесбиянкой и, как ей казалось, соблазнила Кристину. Это заставило ее задуматься. Люди слишком непрочные создания. Да, Криста использовала Олечку, как она называла свою любовницу и учительницу. Но не ожидала, что та так легко сломается. И даже хорошо, что она не указала на Кристу. Но впредь нужно быть осторожней. И Кристина была.
        Она быстро освоилась в университете и завела сразу несколько романов. С парнями, с девушками, с аспирантами. Но тут же поняла свою ошибку. Эмоции не только их слабость. Это и ее ахиллесова пята. Они не контролируемы в своих порывах. Быстро и жёстко разорвав эти отношения, Кристина ушла в учёбу и в то, что даёт поток информации. Не власть. Свободу.
        Именно свобода ей давала ощущение счастья. Свобода от всех.
        Она быстро осознала, что все вокруг это лишь стадо, бегущее с той скоростью и в ту сторону, куда их гонит погонщик. Быть одной из них ей претило. Она выше этого. Хотя и быть погонщиком ей не хотелось. Они такие же рабы этой системы, как и те, кого они гонят.
        Она хотела быть собой. Жить так, чтобы никто не мог ею управлять. И она отдалась этому. Этой цели. И жила. Долго. Почти три года.
        Нет, она не шиковала, теша свое эго и не устраивала войны в странах Малой Азии. Она просто делала что хотела. Оргия ради удовлетворения ее физиологических потребностей? Запросто. Сначала за деньги найм статистов. Потом лёгкий флирт. И уже обезумевшие от похоти самцы и самки дерутся за неё. За право припасть к ее… всему.
        Но она допускала ошибки. И они догнали ее. Пришлось их исправлять. Но работа над ошибками тянула новые и новые ошибки. Вскоре одно убийство потянуло за собой другое, а потом и третье. Кристина не убивала своими руками. Все делалось намного тоньше. Конечно убийство не самое разумное решение но порой судьба не дает ни времени ни возможности поступить иначе.
        Все это нарастало как снежный ком. И в конечном итоге Кристе пришлось устранить игрока. И тут Криста недооценила уже корпорацию и ее зубров. Не то что бы они были умнее или хитрее её, но они обладали ресурсами и возможностями, с которыми не сможет тягаться ни одна такая Криста.
        А безопасность игроков корпорация изначально поставила во главу угла. Теперь купивший капсулу человек получал доступ в закрытый клуб игроков. Даже если это восемнадцатилетний щенок ещё десять лет вынужденный выплачивать кредит. И это только популяризировало игру.
        Потому уйти от следствия не удалось. Конечно, она смогла уйти со своими активами и покинуть страну. Но спустя год ее догнали. А есть ли экстрадиция или нет, корпорацию не интересовало. Она всегда получала все что хотела.
        Она уже думала, что в застенках ей сидеть вечно, но ее подход заинтересовал китов. И вот она здесь. Следит за непонятными игроками.
        Игрой Криста не интересовалась. Она ценила свободу, а такое прямое вмешательство в ее мозг это словно ошейник раба. То, что корпорация и государства не используют эту сеть для контроля за населением, мог думать только наивный школьник. Все что нужно для удовольствия и удовлетворения человек вполне может получить в реальности. Особенно умный человек без проблем с внешностью и здоровьем.
        Однако условия заставили ее изучать игру и теперь она немного терялась. Изначально все казалось простым и логичным. Баланс, уровни, характеристики, классы. Вполне стройная логичная и легко просчитываемая модель. В этой среде она должна была стать если не богиней, то на голову превзойти всех оппонентов.
        Но вот спиной к ней сидит игрок, который ломал всю ее схему. Они не строили модели и цепочки. Они все время совершали поступки на интуиции и под давлением эмоций. Ненависти гнева религиозной фанатичности. Они шли наперекор тому, что бы сделала сама Криста. Но вместо фиаско их в конце ждал ошеломительный успех. Как? Почему? Что она не учла?
        Значит нужно что-то решать. Что-то менять. И она знает что. Темных в игре меньше, но они во многом сильнее. Главное Она станет проклятой дриадой. Если амулет меняет ее внешность и класс на такой, значит, он есть в игре. Это логично. Осталось только узнать, как это сделать.
        ****Дрейк****
        Едва Дрейк покинул капсулу на коммуникатор пришло сообщение с неизвестного и не отслеживаемого номера. «За дверью». Это уже было второе такое сообщение. Первое пришло пару дней назад. «Пора уходить в тень». Второе сообщение, как и первое, тут же удалилось, едва он его прочёл. Удалилось бесследно. Но и искать следы Дрейк не спешил. Он понимал что ввязался в нечто странное и опасное.
        Конечно сообщение могли прислать и враги. Но Дрейк понимал, что в этой игре он всего лишь пешка. Его задача не сражаться за идеалы Раздолбая или его оппонентов, а просто выжить и по возможности удержаться на доске. А в идеале ещё и получить свой профит. Северцев ему нравился но не на столько чтобы рисковать своей шкурой. Он и так уже все потерял. Кроме себя. Да и это под вопросом. Тот, кто он есть сейчас, очень отличен от того, кем он был. Но как говорили классики русского кино: «Жить — хорошо. А хорошо жить, ещё лучше».
        И если его не убили значит включили в свою игру. И кто бы это ни был, он им нужен. Потому Дрейк смело открыл дверь своей двушки и подобрал коробку. Внутри оказался компактный пневмоинъектор. Дрейк поморщился, но выпустил в плечо всю дозу. Двери закрывать не стал. Этим людям не помешают ни двери, ни охранные системы, ни даже взвод телохранителей. Не тот уровень.
        В глазах поплыло и потянуло в сон. Он упал на диван и весь мир поглотила тьма. В этот раз без красочных снов мира грёз.
        ******
        — Объект «бета» готов к транспортировке.
        — Объект «альфа».
        — Состояние стабильное. Мозговая активность в норме. Игровой ситуация подходящая.
        — Активировать протокол «эвакуация». Время пошло. Обратный отсчёт запущен.
        ******
        — Отмучился горемычный.  — Покачала головой баба Зина, наблюдая как в машину коронеры загружают тело в пластиковом мешке.
        — Хороший был человек.  — С сожалением покачала головой ее подруга Александра Никитична.  — Хирург от Бога. Сколько жизней спасал и вот так умер. Один-одинешенек. Ни родственников, ни друзей. Ещё и похоронят от государства. Как бомжа подзаборного. А Ленка его тварь. Я всегда говорила, что он достоин большего, чем эта шалава.
        Старушки ещё долго обсуждали старую историю, которую наблюдал весь двор. Все сходились к тому, что спился мужик, не выдержав удара судьбы. Всегда тихий такой. Вежливый. Глаза в пол и быстро пробегает мимо. Ни с кем почти не общался, из дому почти не выходил. Даже продукты ему доставляла служба доставки из соседнего супермаркета.
        Старушки всегда жалели его и долго перемывали кости и его бывшей жене, и ее непутёвому нагулянному ублюдку.
        А в это время группа людей в робах технического персонала вывозила капсулу с седым худощавым старичком из НИИ «Новомедтех». По всем документам, перевозка пациента Северцева в новый институт для исследований, была инициирована на самом верху и даже служба безопасности, чья паранойя была больше диагнозом, чем служебным рвением, не смогла ничего им противопоставить. Звонки наверх заканчивались одним и тем же. Одобрено.
        Церберы корпорации пожимали плечами и пропускали огромную телегу автопогрузчика с капсулой. Одобрено ведь. А начальству все лучше сверху видно.
        Правда, никто не заметил, что все видео с камер наблюдений было аккуратно подчищено, а телефонные звонки были перехвачены. А уж смодулировать голос и интонации начальства и даже показать головидео в наши времена не проблема. С этим справится даже примитивный искин обычной капсулы.
        Началась настоящая игра. Но как всегда, заметить это смогут не все.

        Глава 17

        Когда я проснулся, не сразу понял что происходит. Я даже не помнил, как вырубился и как включил купол защиты. Скинув его осмотрелся. Остальные так же укрылись куполами, прикрыв неписей. А вокруг нас явно прибавилось трупов мобов. Камень небесного гнева каждые пятнадцать минут разряжался, вынося изредка забегающих сюда мобов.
        Следом за мной из-под своего купола вышли Криста и Тол.
        — Долго же вас не было.  — Подошла ко мне дриада.
        — В смысле?  — Слегка удивился я.
        — В прямом. Больше суток прошло.  — Ответила девушка.  — Мы уже испугались что с вами что-то произошло.
        Ну да. Прям испугались. Но это странно. И тут уже мне стало немного не по себе. Моему здоровью не позавидуешь. Возможно, техническое обслуживание провели. Хотя могли бы и какое-нибудь сообщение отправить.
        Еремей и Святозар вернулись в игру спустя три часа. А вот Дрейка все не было. Его тушка так и лежала прикрытая куполом Лирии. Тоже странно. Обычно Дрейк в игре был по максимуму, а сейчас им даже отсыпной отключили ради сюжетного квеста.
        Пока ждали Дрейка, собрали лут с залётных мобов и кое-как приодели наших неписей. Все же крафтеры мы так себе, а эти ребята смогли подняться до двадцатых-тридцатых уровней. С этим уже можно было работать.
        Дрейк вошёл в игру спустя ещё четыре часа. В этот раз он был странно задумчивым. Не пытался, как обычно, подкалывать всех и за все. Все это немного напрягало. Но были и насущные дела. Сравнив показания наших браслетов, пришли к выводу, что все три наши цели оказались в одном месте. Километрах в шестнадцати. А это три четыре часа ходу. Карты местности у нас нет, а прыжки на глазок в этой локации могут печально закончиться, так что будем идти по старинке. Ножками.
        Снова вытянувшись в цепочку и стараясь не агрить монстров, сидящих на нижних уровнях зиккуратов, потопали к цели. Однако монстры этой локации оказались очень чуткими гадами и одно неосторожное движение срывало их в атаку. А когда мы принимали бой агрили других. Ауры здорово выручали, но все равно мы умудрились потерять троих неписей. Последователи Святозара были самой мощной ударной группой, но они излишне фанатично желали пожертвовать собой ради других. Это самопожертвование отпускало их души из Инферно и телепортировало в Эдем. Еремей совсем скис, когда со Святозаром они остались одни. Снова. А у нас с Дрейком все ещё было по два последователя, которые только подросли в уровнях. Это не только их усилило, но и позволило слегка качественнее вооружить.
        Чем ближе мы подходили к цели, тем сильнее удивлялись. Демоны собрались в одном месте? Несмотря на то, что до этого двигались в разных направлениях. Да и ландшафт стал меняться. Нет вокруг все те же зиккураты, но они казались слегка испорченными. Часть из них ещё кое-как освещалась лавовыми потоками, но их становилось все меньше, пока мы не вышли на совершенно мёртвый зиккурат.
        Этот отличался от остальных. Во-первых, если остальные имели форму ступенчатых пирамид, но все это выглядело природным явлением, то этот явно искусственно улучшен. Хотя бы тем, что к самой вершине вела длинная лестница. Во-вторых, вместо лавы по нему стекали черные струи тьмы, медленно расползающиеся во все стороны, а на вершине находилось рукотворное здание от которого в небо тянулся, лёгкий светящийся радиоактивной зеленью, дымок.
        Дрейк выматерился в голос.
        — Что все так плохо?  — Спросил я рыцаря смерти.
        В принципе я сам понимал, что эта локация не совсем обычная, что для Инферно может обозначать только неприятности повышенной сложности. Мы, конечно, уже много чего совершили, но однажды можем нарваться на то, что нам не по силам.
        — Не то, что бы плохо. Просто странно.  — Задумчиво продолжил Дрейк.  — Концентрация уникальных квестов начинает напрягать. Такое ощущение, что нас специально прокачивают до уровня монстров. Если предположить, что я прав про ауры, то из нас ЦИ лепит рейд-боссов. А чем это закончится, я даже не могу представить. Он же специально это впихивает в сюжет. А аналитики кланов не дураки и все быстро поймут.
        — А можно без загадок?  — Нахмурился я.  — Вечно ты заходишь издалека.
        — Можно.  — Пожал плечами потрошитель.  — Это цитадель Безумного артефактора.
        — Нам его нужно убить?  — Уточнил Святозар, оглядывая цитадель. Выглядела она действительно страшно и антуражно. Лезть на неё с боем не хотелось.
        — Нет.  — Покачал головой Дрейк.  — Он что вроде вендора и квестстартера. Уникальный. Драться с ним можно, но можно и отгрести. Он по уши увешан артефактами. Там Самандриил и рядом не валялся.
        — Весёленькие перспективы. И что предлагаешь? По существу.
        — Нужно идти и проверять.
        — А наши амулеты его обманут? У Святозара низкий уровень, потому есть риск спалиться. Да и Тол с Кристой, по сути, светлые, а судя по Цитадели он темнее любого тёмного.
        — Да ему все равно. У него типаж сумасшедшего ученного, которому плевать на все, кроме своих артефактов. Конечно, многое зависит от его настроения в данный момент, но если ЦИ вывел сюжет на него, то шансы на положительный результат очень высоки. Можно идти, не скрываясь под масками.
        Поднимались мы осторожно. Сам зиккурат настораживал своей темной энергетикой, которая даже на фоне Ада выглядела зловещей и отдавала чем-то болезненным и жутким. Для начала мы решили зайти к Артефактору втроём. Все Старшие. А дальше будем решать — бежать или говорить.
        Верхняя часть зиккурата заканчивалась большой ровной площадкой с относительно небольшим зданием, похожим на огромный склеп или маленький храм, украшенный горгульями. Очень качественно выполненными. Настолько тонко, что они казались живыми и, почему-то, создавалось ощущение, что они могут в любой момент сорваться с крыши и пойти в атаку. Сейчас их уровни не отображались и выглядели они обычными статуями, но размеры и хищная анатомия тел сразу же отбивали охоту проверять. Дрейк прав. Пытаться завалить хозяина таких гвардов не простое дело.
        Своих демонов мы тоже нашли. Они были прикованы серебряными цепями к черным монолитам. Зелёная дымка вытекала из светящихся рун, окутывала их тела и затем снова впитывалась в алтари. Выглядели демоны жалкими и истощёнными, но все ещё живыми.
        Дрейк отрицательно покачал головой заметив вопросительный знак паладина. Это было вполне разумно. Конечно, можно рискнуть и быстро забить полудохлых демонов. Однако злить хозяина прямо с порога не лучшая стратегия.
        — Ну, здравствуйте!  — К нам вышел сухонький старичок в чёрной мантии.  — Явились, охотнички.
        Со слов Дрейка я этого чудика представлял совсем иначе. Всклокоченную гриву седины, жутковатый смех и безумный взгляд. Грязный халат и неуёмную энергию, бьющую через край.
        В этом старике всего этого не было. Он был спокоен, даже ироничен. Седина была, но причёска и бородка-эспаньолка аккуратно пострижены. Мантия больше похожа на сутану с широкими рукавами, в которые он прятал свои руки. Типичный среднестатистический монах-католик. Если бы не взгляд. Трудно описать одновременно ласковый и фанатичный взгляд убийцы. Он одинаково смотрел и на нас, и на страдающих демонов. Ну и все это дополнялось трёхсот тридцатым уровнем.
        — И почему среди вас всего один охотник?  — Голос остался все тем же приторно ласковым, но от этого бархатистого баритона по загривку побежал озноб.
        — Мы оставили остальных внизу.  — Взял слово Дрейк.  — Не знали, как вы отнесётесь к светлым.
        — Светлые. Темные. Я уже давно выше этого.  — Ответил старик.  — Меня интересует только то, что может принести новые открытия в магии. И вы у меня отобрали целых пять интересных душ.
        Старик вещал вроде бы как обычно, но вот его взгляд заледенел. Дрейк сглотнул, но не отступил. Такой страх я в рыцаре смерти наблюдал впервые. Возможно, он не все нам рассказал. Что ещё больше настораживало.
        — Мы можем чем-то возместить потери? Беглые демоны из Чистилища, здесь, конечно, редки, но это всего лишь демоны. Разница между местными и беглыми не так велика.
        Старик задумался, оглядывая нас по очереди. Включая остальных, что поднялись к нам.
        — Что ж.  — Кивнул он спустя пару минут.  — Есть то, что нужно мне больше душ этих демонов. Я понимаю, что вы не сами стали охотниками и не по своей воле. Реже демонов-ренегатов тут только души бессмертных. Я, конечно, могу забрать их у вас, тем более души Старших ещё более уникальны, однако вижу, что на вас печать Безымянной. А ее защиту даже мне не пробить.
        «Дрейк, а он точно Безумный?»  — Отписался я чат.  — «Выглядит адекватным.»
        «По-твоему, Менгеле можно назвать нормальным человеком? Даже если он выглядел нормальным на первый взгляд.»  — Пришёл ответ.
        Тут не мог не согласиться. Этот старик выглядел достаточно впечатляюще, пусть и не соответствовал шаблонному образу.
        — И что мы можем сделать для вас?  — Выдал Потрошитель стандартную фразу получения квеста.
        — Охотники, выйдете вперёд.  — Тон старика был по истине монаршим.
        Мы переглянулись и шагнули вперёд. Я, Тол и Еремей. Именно наши цели висели на цепях. Старик осмотрел нас и взмахнув рукой метнул в нас три камня зелёного цвета. Те зависли напротив каждого из оставшихся охотников.
        КАМЕНЬ ДУШ. АРТЕФАКТ. 0/20000.
        Двадцать тысяч душ?! Это что шутка?! Теперь понимаю, что он безумен.
        — Вы должны заполнить эти камни душами бессмертных.  — Подтвердил мои опасения этот псих.
        «Дрейк тут двадцать тысяч душ нужно. Может проще начать войну с ним?»
        «Соглашайся.»  — Ответил Потрошитель.  — «Там есть подвох. Справишься.»
        ВНИМАНИЕ! ВАМ ПРЕДЛОЖЕНО ЗАДАНИЕ «ОБМЕН ДУШ». БЕЗУМНЫЙ АРТЕФАКТОР ФАРИС ОТДАСТ ВАМ ДЕМОНОВ, ЕСЛИ ВЫ ВЕРНЁТЕ ПОЛНЫЙ КАМЕНЬ ДУШ. ТРЕБОВАНИЯ: СОБРАТЬ 20000 СМЕРТЕЙ/ УРОВНЕЙ С ИГРОКОВ ЛЮБОЙ ФРАКЦИИ. ВРЕМЯ ВЫПОЛНЕНИЯ: 14 СУТОК. ПРИНЯТЬ «ДА/НЕТ.»
        Я ещё раз взглянул на старика и горгулий на крыше. Все конечно упростилось. Теперь осталось завалить лишь пару сотен игроков сто плюс. Совсем чепуха. И всего за две недели. Да и печать тридцати смертей не даст прохлаждаться.
        — Есть одна проблема. Бессмертных в этом плане почти нет. Мы обитаем совсем в другом месте. И если мы ещё сможем выйти туда, то вернутся куда сложнее. Особенно, именно на конкретно сюда.  — Высказался я, не торопясь принимать квест.
        — Справедливо.  — Кивнул маг.
        Ещё один взмах руки и передо мной висят два фиала наполненные бурлящей тьмой.
        — Это эликсиры порталов. Их хватит для того, чтобы вывести всех вас наверх и после вернуть обратно.  — Пояснил Артефактор.  — А теперь вам пора. У меня много проектов и мало времени. А терпение не моя добродетель.
        В голосе мага послышались новые нотки лёгкой угрозы. А в глазах сверкнула тьма.
        Я по-быстрому принял квест. И по тому, как Еремей и Тол ухватили свои камни, понял, что пора валить. Разбив фиал, нырнул в облако тьмы, не решаясь злить этого толерантного фашиста.
        Выкинуло нас на тёмную сторону Руола. Дрейк здесь чувствовал себя вполне комфортно и имел очень обширную карту материка с этой стороны. Включая регион, куда нас выбросило. Все тут же включили амулеты иллюзий. Даже Дрейк. Крафтовые амулеты позволяли изменить даже имя. А учитывая нашу популярность в сети это совсем не лишний скил.
        Окружение не очень сильно отличалось от светлой стороны Руола. Те же леса, поля, болота и реки. Но леса значительно дремучей и с более корявыми деревьями, поля и луга с пожухлой травой, ручьи бурные, холодные и без растительности по каменистым берегам. И все равно была в этой природе своя мрачноватая красота, как в осенней тайге. Все это мы успели рассмотреть пока шли к ближайшему поселению.
        Поселение тоже носило отпечаток мрачности. Если светлая сторона была фантастическим средневековьем, вычурным, прилизанным и по киношному ярким, то на темной правил реализм. Подгнивший частокол, покосившиеся срубы и зашуганные жители, опускающие глаза при виде игроков и низко кланяющиеся при приближении. Это в том случае, если не могли юркнуть в сторону, едва завидев благородных господ.
        Конечно, для игроков условия были куда лучше. Таверна хоть и была грубо построена, но выглядела добротной и даже чистой. Как и несколько мастерских и лавок.
        И везде лебезящая прислуга. В принципе, им можно и в глаз дать, выражая свое неудовольствие и девчонок из подавальщиц облапить. И матом укрыть торговца или мастера по крафту и ремонту. Все это мог делать благородный игрок с бесправными крестьянами.
        Но платить все равно приходилось полную цену и виру за убийство непися. Потому как каждое поселение крышевала или лесная разбойничья шайка или местный мелкий барон, граф и ещё черт знает кто. Едва нарушаешь закон корпорации, как из-под земли появляется хитрый староста и начинает требовать возмещения убытков именем своего хозяина. Естественно, можно не платить, но есть серьёзный риск нарваться на стычку с хозяевами. Так что, как говорил батька Махно: «Анархия мать порядка».
        В таверне было шумно. С десяток игроков различных уровней но не выше сотни в остальном это как раз те гварды из НПС. Толи разбойники то ли феодалы что в средние века было почти одним и тем же. Шум гам смех шлюхи на коленях и десяток темных личностей по углам. Больше всего это походило на таверны Тортухи и пиратское братство.
        Задерживаться в общем зале мы не стали. Получили доступ к личным комнатам и подкинули деньжат нашим подопечным неписям. Что делать с ними дальше, пока не решили. Позже разберёмся. Сейчас у всех дел полон рот. Почта, мастерские, личные комнаты и у каждого там свои задачи. Слишком долго мы были в отрыве от цивилизованных мест. Потому все очень быстро разбежались, каждый в свою сторону.
        Я быстро забежал в свою личную комнату, сбросил все, что накопилось в сумке. Оставил только самое необходимое в походе и немного денег. Задерживаться там побоялся. Пусть приход личного босса в личную комнату больше неподтверждённая небылица, с учётом скорости моего развития в Чистилище и Инферно, ЦИ может сделать ее былью ради меня. Подтверждённой былью, так как сейчас съёмка сюжета все ещё продолжается.
        Вторым делом забежал на почту и обалдел от тысячи писем. Разбирать эту стопку придётся долго. Скинул все в буфер памяти персонажа. Тут нужно вдумчиво обработать каждое сообщение.
        Большая часть писем от неизвестных мне игроков и скорее всего с откровенной ахинеей в тексте, но наше положение такое, что даже из бреда нуба можно извлечь крохи полезной информации. Жаль, в этом поселении нет отделения «дримбанка» и аукциона. Но захолустье оно и есть захолустье.
        Пробежавшись по лавкам и мастерам понял, что тут для меня ничего нет и быть не может. Нубская деревушка, в которой нет ничего интересного, кроме почты и таверны. Вот туда мне похоже и предстоит вернуться.
        В таверне ничего не изменилось. Все тоже разгульное веселье, где половина игроков агры с красными никами, но это никого не волнует. Анархия. Наверное, это и привлекает игроков на тёмную сторону игры. Свобода от всего и возможность самоутвердиться за счёт слабых и забитых неписей.
        Я сел за барную стойку и заказал себе чашу тёмного бархатного пива. Не особый любитель этого сорта, но у местных оно было в ходу. А выделяться не хотелось. Едва начал разбирать почту в поисках знакомых имён, как почувствовал, что под седалищем пропала опора.
        — А ну-ка, клоун, свалил с моего места!  — Услышал я незнакомый голос параллельно с этим событием.
        Уже в полете активировал ускорение и потому смог заблокировать удар ногой в лицо и тут же на рефлексах подсек вторую ногу нападавшего. Кувырок назад через голову, клинки крови в руки. Боевая стойка.
        А дальше мы оба смотрим в ступоре друг на друга. А опешить было с чего. Меня атаковал… нуб. Тринадцатый уровень. Он что псих? И почему у него глаза как пятаки? Он что раньше не видел мой уровень? Обдолбанный?
        Я встал в полный рост и вопросительно приподнял бровь, одновременно скрежетнув клинками друг о друга. Этот звук вывел нуба из транса.
        — Оп-па! Черти, да у нас тут светляк затесался!  — Хохотнул он.
        Так вот почему он так смотрел. Маги стихий изначально нейтральны и сами определяют, при выборе персонажа, за какую сторону играть. Потому моя внешность не слишком то изменилась. Просто на висках и шее появились татуировки в виде черных ветвистых молний. И этот нуб думал, что атакует тёмного воздушника, но система не покрасила его в красный цвет. А тут вывод один — я светлый под маскировкой.
        Таверна тут же притихла и пьяный гул сменился шелестом доставаемого оружия. Я заметил Тола и Кристу на лестнице и вскочивших из-за стола последователей. На них не обращали внимания, так как последователи Дрейка однозначно тёмные, а мои пусть и обычные, но с печатью Инферно. Да и обычные неписи на темной стороне не столько тёмные, сколько никакие. Обычные рабы.
        — Всем назад! Он мой!  — Раздался крик с задних рядов и вперёд выдвинулся игрок… десятого уровня.
        Они что издеваются?! Кто накормил этих детишек беленой?!
        Однако этот нуб не издевался. Как и первый он отыгрывал разбойника и тут же выхватил пару ядовитых клинков. Их кромка сочилась серым дымком, как от тлеющей сигареты. Да и одет он, пусть и в нубский шмот, но тот выглядел достаточно дорого и агрессивно. Донат? И что? Бред какой-то.
        Однако этот бред вышел в центр таверны, ехидно ухмыльнулся и тут же пропал из виду. Совсем. Как?! У меня же сто двадцать третий уровень и интуиция задрана под потолок. Из ошеломления меня выбила профессиональная серия ударов со спины. Бар здоровья резко пополз вниз, а сумасшедшая боль сбросила ощущения до двадцати процентов. Я оглох, ослеп и откровенно растерялся. Да и боль продолжала терзать мне спину, пусть и стала терпимой. Семьдесят процентов. Пятьдесят. Да что это за нуб такой?!
        Кувырок вперёд. Поднять шкалу на сотню. Ярость. Аура гнева. Смерч с благодатью. Весь зал буквально смело по углам, смешав людей с мебелью. И пусть заклятие всего первого ранга, однако, оно божественное и усиленное благодатью и аурой. Жаль пострадали и чужие, и свои. А дальше начался кромешный ад. Все ринулись на нас, а наши вступили в бой, кромсая врагов без разбору.
        Я не дурак отпускать в стелс столь опасного нуба, потому нашёл его, пока тот не выпал из оглушения и, подхватив его воздушной плетью, приложился им о стену, следом добив фаерболом и воздушным лезвием. Все это усиленное, но нуб отказывался подыхать хоть и не выходил из стана. Ледяное копье Карачуна. Все ещё жив. Тогда пойдём другим путём. Клинки крови и вперёд. По-старинке. Да это танк какой-то?!
        Два десятка ударов, а он вышел из стана и стал отмахиваться, ещё и успевая отлечиваться эликами. Правда, в стелс уйти я ему уже не дал. Не отходил от него ни на шаг, держа расстояние в пару метров и постоянно атакуя. Едва у его абилки проходил откат и он пропадал, я бил по пустоте в одну сторону ногой, а в другую фаерболом или лезвием. Это постоянно выкидывало его в видимый спектр и мы продолжали рубиться на клинках. Он оказался очень толковым мастером ножевого боя, с десятком игровых скилов в ускорении. Спасал меня только щит воздуха. Мы так танцевали минут пять, попутно снеся десяток неписей из гвардов. И все же я его достал.
        Едва он окочурился, с каким-то садистским удовольствием облутал его тушку и приложил камень душ. 10/20000. Черт! Если тут все такие, пора уносить ноги на светлую сторону и обваливать перевалы. Как они ещё не завоевали весь Руол?
        Огляделся. Нет остальные не противники. В живых уже не осталось никого. Остальные были явно попроще. Куда проще.
        Последние очаги сопротивления добивали Дрейк и Святозар. Тол под шумок лутал игроков и сливал их души в камень. Вот жук. Мне жуткий противник с силой титана и убогой десяткой в уровне, а ему целых пять инвалидов под сотый уровень, которых, кажется, я же и снёс, походя накрыв облаком тлена. Чем сильно удивил темных противников. Далеко не светлая школа, а сила божественного заклятия такова, что все кто оказались в облаке, быстренько отлетели на респ.
        — Дрейк, какого…
        — Никакого!  — Оборвал меня рыцарь смерти.  — Валим отсюда. Быстро!
        — Что происходит?  — Спросил припозднившийся Еремей.  — Что вы тут…
        — Заткнулись все и взяли ноги в руки. Времени нет.  — Зло отрезал Дрейк и первым кинулся к выходу из таверны.
        Рыцарь смерти переоделся в личной комнате и теперь действительно походил на РС. Шипастая антрацитовая броня из хитина со вставками рун цвета венозной крови. Все это очень гармонично и ужасающе антуражно. И все идеально подогнано, как друг к другу, так и по фигуре Дрейка. Похоже не самый дешёвый сет. За спиной меч-бастард, с кровавым рубином яблоком. Возможно, потому Дрейк и изменился в поведении, и сейчас рубил с плеча. Он снова дома в родной среде. И снова стал тем Дрейком, которому оторвало голову ядром в морской битве и закинуло ко мне на «Ветер перемен». Ладно, мы ещё поговорим. А пока действительно лучше сбежать с места преступления. Иначе пожалуют странные нубы.

        Глава 18

        Деревушка опустела. Визг и грохот боевых заклинаний в таверне заставил разбежаться местных жителей, залечь по углам и прикинутся ветошью. Потому нам никто не мешал. Даже на воротах из деревни никого не оказалось. Не понять. Или местное раздолбайство, или сбежали за помощью, или мы всех боевиков в таверне положили.
        Дрейк припустил в сторону ближайшего леса, не особо обращая внимания на то, следуем ли мы за ним. Да что это с ним? Его как подменили.
        — Дрейк, да притормози ты.  — Крикнул я потрошителю в спину.
        В этот раз Дрейк все же оглянулся и остановился.
        — Что это было? Куда ты так рванул?  — Спросил я, поравнявшись с ним. Остальные бежали, растянувшись длинной цепочкой. Даже странно, что в той сутолоке мы никого не потеряли. Даже неписей.
        — Нужно по максимуму использовать фору. Иначе наша жизнь сильно усложнится.
        — Скинь нам карту и давай свалим порталами.  — Предложил я.
        — Не вариант. Придётся бросить неписей, а сейчас каждая боевая единица на счету. У нас всех одиночные порталы. К тому же у половины из вас порталы порядка, а для местных следопытов это словно маяк. На темной стороне порталы хаоса быстрее остывают и видятся не так чётко. Так что бежим ногами.
        — Да ты можешь пояснить, от чего бежим и что это за странные нубы, которым сто плюс не враг.
        — Позже. Сейчас нужно уходить.  — Снова резко отрезал рыцарь смерти.
        — Народ. В колонну по два. Бежим строем, в ногу. Я с Дрейком в голове. Святозар, ты во второй шеренге, тоже слушаешь. Остальные позади и не ломайте строй. Дрейк, рассказываешь на ходу. Бегом!  — Скомандовал я.
        — Дрейк, как десятка может быть такой сильной? И кто они такие.
        — Нам не повезло. Нарвались на БТРов.
        — То, что это бронетранспортёры я согласен. Я его минут десять валил всем арсеналом.
        — Нет.  — Хохотнул Дрейк, не сбавляя темпа.  — Это «БерсТопРоги».
        — Клан?
        — Нет. Скорее негласная организация. Вроде тех же потрошителей Джека или моих. Звёздные войны Лукаса помнишь? Так вот это местные ситхи. Они далеко не нубы и все рерольщики. Работают по принципу ситхов. Мастер находит достойного ученика, что уже неплохо обжился в игре и предлагает уйти на рерол для переобучения. Всегда берут только класс разбойников. А дальше идёт дикая прокачка, но не уровней, а стат, навыков, скилов и всего, что вне уровней.
        — Не пойму смысла в этом. Быть десяткой.  — Удивился я.
        — О! Там хватает тонкостей. Вот если тебя слить до десятки… до двадцатки, с твоим новым достижением, ты каким по сути будешь? Без шмота.
        Я задумался. Ну да. С бонусными характеристиками от реальных достижений, заработанных в песочнице и полученных от прохождения данжа кобольдов, я буду по факту полтинником. А если все это умножить на процент от бешенства и ауры гнева, то и до шестидесяти доберусь.
        — Вижу, понял.  — Кивнул Дрейк.  — Вот они и качают кучу достижений, получая за это разные плюшки. Проходят десятками данжи для шестидесяток. И снова получают плюшки. И так по кругу. Это чистой воды мазохизм, но те кто выдерживает, становится вот такими жуткими монстрами в теле десятки.
        — Я на светлой стороне ни разу не слышал про таких. Неужели не пытались создать? Это же имба-нуб.  — Раздался сзади голос Святозара.
        Он уже видимо прикидывал какие дивиденды для Блюстителей принесёт новый способ прокачки.
        — Пытались.  — Дрейк, прямо на бегу, пожал плечами.  — Но не вышло. Атмосфера не та.
        — В каком смысле?  — Не понял я.
        — Наши святые друзья решили использовать техники корпорации в своих догмах, хоть и постоянно противопоставляют себя им.  — Ехидно ответил потрошитель.  — Они теперь воспитывают плохих мальчиков через убийства и боль. И обещают хорошим мальчикам защиту от плохих и прочее.
        — И что в этом такого?  — Насупился Святозар.  — Не познавший боли и унижения, не сможет в полной мере оценить последствия своих глупых деяний. Не сможет понять чужую боль. Не научится сочувствию и жалости. Не будучи беспомощным, не осознает ценность поданной руки.
        — И я об этом. Корпорация тоже так думает. На тёмную сторону идут люди с определёнными моральными ценностями. Это и всякие неформалы, которые думают что мир устроен не так, а все вокруг быдло. И быдло идёт, у которого один девиз. Я возьму свое, чьё бы оно ни было. И прочие психи, что наслаждаются страданиями других. Если на светлой стороне с неписями нужно вежливо обращаться, иначе рискуешь просесть в репутации и стать изгоем, то здесь любую непись можно изнасиловать, убить, запытать до смерти, покалечить. Лишь бы были деньги на виру. Стража городов остановит насилие над девушкой посреди площади, но если ты им сыпанёшь пару тысяч монет, то ещё и сами ее подержат, а ещё за пару тысяч позаботятся о трупе, если ты решишь ее убить в конце. Да и сами потом этот труп оттащат ближайшему некросу и продадут за деньги. Чего добру пропадать?
        — Охренеть!  — Выдохнул я, едва не сбившись с шага.
        — Вот-вот. Потому все, что касается смерти и тьмы, связано с серьёзной болью. Сам видел, как я корчился от некоторых заклинаний. А уж, чтобы получить некоторые достижения и навыки, нужно быть откровенным мазохистом. По идее корпоративных психологов это должно создать рефлекс у игроков. Творя зло, готовься сам ощутить страдания в полной мере, или как минимум заплатить за него. Много.
        — Сомнительно как-то.  — Поморщился я.
        — Не знаю. Видимо это работает, потому как вся эта лавочка с болью только расширяется. Потому и БТРом стать не просто. У них очень жёсткие программы прокачки. Там целые гайды о том куда идти и что делать, а чего не делать ни в коем случае. Если я правильно помню, они дерутся всегда на сотне ощущений и полученные уровни так же на сотне сливают. Это одно из их самых важных достижений. Ведь если ты на двадцатке ощущений будешь раз за разом сливать свои уровни, можешь запороть перса. Годовая инвалидность и все. Либо год не играй, либо иди на рерол. Без ноги или слепым особо не поиграешь. Система в плане самоубийств, даже об монстров, очень сурова. Это тоже для лечения всяких суицидников. Человек должен бояться боли. Иначе инстинкт самосохранения притупится. А это уже проблема в реале.
        — Думаю это можно провернуть и на светлой стороне.  — Задумчиво протянул Святозар.
        — Вряд ли.  — Хмыкнул Дрейк.  — Когда игра только появилась, сколько воплей было из-за боли. Вой стоял до небес. Но разрабы были непреклонны. Не нравится? Вот вам города. Сидите в них. Развлекайтесь в вирте как хотите. Вас в поле никто не тянет.
        И сейчас большинство так и делает. Алкоголь и наркота не вызывающие ломки и без вреда для здоровья, оргии с красивыми девочками, мальчиками, да кем угодно. В любой извращённой форме. Без беременностей, венерических букетов и шантажа со стороны партнёров. Все что угодно. Только давай денег и включай фантазию. Потому на светлой стороне пятьдесят процентов игроков просто гражданские. Ещё двадцать крафтеры и только остальные такие же психи как мы. А вот на темной, как раз наоборот. Тут семьдесят процентов боевиков. И каждый выгрызает кусок у другого. Если может.
        В общем, контингент у светляков не тот, да и квестов подходящих нет, как и заказчиков нуж…  — Дрейк резко замолчал и даже с шага сбился, после чего, вообще стал столбом.
        Мы его едва не сбили с ног и тут же все рассыпались в стороны, занимая круговую оборону. С каждым днем слаженность наших действий повышалась и сейчас пройдя Честилище и Ад мы уже интуитивно чувствовали свое место в боевом порядке.
        Мы уже долго бежали по тёмному лесу, но расстояние между вековыми деревьями было достаточное, чтобы не мешать нашему марш-броску. Все насторожено озирались, но опасности не было. Только глухое и мрачное шуршание крон над головой, да потрескивание ветвей.
        — Дрейк, ты чего?  — Шёпотом спросил я.
        — А?  — Очнулся потрошитель.  — Не. Спокойно. У меня возникла идея, как нам решить все проблемы. Ждите здесь.
        И Дрейк шагнул в свой портал.
        — Что это было?  — Удивился паладин.
        — Без понятия.  — Развёл я руками. Он последнее время сам не свой.
        Без проводника на вражеской территории мы чувствовали себя очень неуютно. Локация была всего двадцатого уровня, но это не утешало. Потекли минуты ожидания в напряжении и готовности. Вот Дрейк мудак!
        Вернулся Дрейк спустя три часа. Но не сам. И не своим порталом. Следом за ним вывалился жрец хаоса. Похоже, потрошитель нанял для нас маршрутку.
        — Поехали!  — Он кивнул на открывшийся портал.  — Я оплатил проезд.
        Мы с паладином переглянулись. В целом здравая идея. Так погоня след потеряет или как минимум ей придётся искать порталиста с такой же дистанцией прыжка. А там уже и наш след простынет.
        Спустя три прыжка с часовыми откатами и перекурами портал вынес нас к быстрому ручью посреди более густого леса, но и с более мелкими деревьями. По обе стороны ручья возвышались крутые склоны невысоких гор. Сам ручей уже спустя километр впадал в озеро, зажатое между гор лесистыми берегами. На дальнем конце этого водоёма возвышался каменный город с островерхими сторожевыми башенками стен и массивными высокими внутренними строениями. Отсюда он казался черным и зловещим.
        — Где это мы?  — Спросил я рыцаря смерти, когда порталист беззвучно свалил в свой портал. Видимо у него хватало в избытке различных видов порталов. Таких коротких откатов не бывает.
        — Озеро слез. А там Вдович. Мелкий городок на пятьдесят тысяч душ.
        — И что мы здесь забыли?
        — Когда я вам рассказывал про контингент, мне в голову пришла замечательная идея.  — Зловеще усмехнулся Дрейк.  — И эта клоака как раз оказалась рядом.
        — Давай в подробностях.  — Выражение лица потрошителя мне не понравилось. Он явно затеял что-то нелицеприятное. А некоторые интонации говорили, что это нечто личное.
        — Я уже говорил про различный контингент обоих сторон. И на самом деле кланы играют в свои игры, а остальные люди в свои. И клановых, по сути, меньшинство. Остальные для них просто ресурсы. Но среди этих ресурсов балом правят донаты. Это люди, которые вполне неплохо зарабатывают в реале, а в игре тратят заработанное. Они в основном сидят в городах, покупают, что хотят. Шмот, удовольствия, охрану для сафари-походов в данжи.
        — Дрейк, давай к сути. Мы это и сами знаем.  — Похоже, Святозара тоже стала напрягать дотошность Дрейка.
        — Я просто напоминаю. Для того, чтобы вы поняли, чем отличны донаты светлой и темной стороны. На светлой, в основном, это бизнесмены и большие начальники. Нормальные люди, отдыхающие от работ и забот и жизненной рутины. Им власти и успешности хватает и в реале. Умные и серьёзные люди уважающие себя, но имеющие неудовлетворённые мечты и желания. А теперь нарисуй мне психопрофиль доната, который пойдёт тешить свое самолюбие в игру, где можно безнаказанно унижать окружающих, если у тебя много денег?
        — Золотая молодёжь, содержанки и альфонсы.  — Осенило меня.  — Молодняк, который не может утвердиться делами в реальности.
        — Именно.  — Поднял вверх указательный палец рыцарь смерти.  — Потому большая часть идёт сюда. Здесь все решают бабки. И потому здесь же и больше боевиков. Донаты готовы хорошо платить за понты.
        — Я думал, кланы подгребают под себя донатов.  — Нахмурился я.
        — Да. Но не все так просто. Клан без божественного покровителя это просто кучка нубов. Золотые туда не пойдут. Это все равно, что хвастать китайским позолоченным «Ролексом». Свои же засмеют. А с топами все сложнее. У них хватает своих ресурсов, потому ни одного криворукого и безмозглого оленя, даже с толстым кошелём, они не поставят выше рядового. А золотым мальчикам быть шестёрками? Они это не переживут. Им нужна власть и преклонение, пусть даже иллюзорные.
        На светлой стороне с этим проще. Большинство донатов деловые люди в возрасте за тридцать и с пониманием жизни и правил. Они и сами по иерархической лестнице поднимаются в мирном крыле клана. Торговцы, хозяйственники, администраторы, управленцы. Их с радостью ставят на ответственные посты, если те захотят. Но те чаще всего просто хотят отдыхать и пользоваться услугами клана за членство и взносы.
        А вот местные донаты организовали свой кружок. Вольные золотые доны. Поза глаза их зовут золотарями. А в лицо естественно уважительно кланяются. Самые богатые собрали вокруг себя прихлебателей пожиже и теперь играют в крутых мафиози. Топам до этой детской возни нет дела, а золотые делают вид, что они самостоятельная сила и даже топы их побаиваются. Перед обычными игроками естественно. Ну и показывают, кто в городе хозяин, постоянно терроризируя мелких игроков и их нубские кланы.
        — Ясно, а причём тут БТРы? И другие проблемы?
        — Как думаешь, кто пойдёт в БТРы? И с какой целью?  — Хитро усмехнулся Дрейк.
        Я задумался. А действительно кто? Я успел схватиться с одним из них. Очень и очень серьёзный парень. Достаточно уверенный в себе, но без пафоса. Это уверенность хищника, знающего свое место в пищевой цепи этих джунглей. Даже больше. Их было двое и толпа народу. Толпа темных против одинокого светлого. Но напал он один. Вызвал на поединок. Это поступок человека с определённой честью. Уличной честью. Зачем тебе снежок ходить в наше гетто? Зашёл? Плати. Хотя без этого афроамериканского пафоса и кривляний. Честная драка.
        — Те, кто познал дно и хочет подняться любой ценой. Даже через боль, кровь и пот. Даже если это чужая кровь и боль.  — Вынес вердикт я.
        — Правильно. Это все знают. И на этой почве у золотарей с БТРами очень напряжённые отношения. Золотарям эти нубы как укор. У них не было ни старта, ни поддержки, но они идут вперёд, в то время как последние зачастую разочаровали своих богатых и успешных родителей.
        А БТРы скрипя зубами смотрят на эту пафосную толпу быдла, у которых было все то, чего не было у них и они это все доблестно просрали. Однако они нужны друг другу.
        БТРы и доны заключили пакт о сотрудничестве. Ни один БТР не нападает на дона, даже по заказу другого и не работает ни на одного из них на постоянной основе, зато всегда выполняют поручения донов против их врагов не из их ячейки рог и выполняют разовые заказы по сопровождению.
        — А зачем им десятки в сопровождении? Ну да. Они очень сильны, но не настолько же. Ведь нужны и танки, и ханты, и маги.
        — Доны любят бахвалиться и унижать других, но очень не любят страдать сами или ронять свой имидж. Потому они чаще всего как класс берут себе магов, лучников и рыцарей смерти. Но и не это самое важное. БТРы зарабатывают большие деньги как наёмники. Как ассасины, воры, гончие и шпионы. И понятия Слово и Конфиденциальность у них гарантированы. А честные наёмники на темной стороне проблема. Контингент не тот. Есть пара организаций, но они до уровня донов не опускаются. Их наниматели топ-кланы. Потому в данжи идёт группа донов и БТРов. Последние таскают и режут мобов, а доны их добивают. При этом система воспринимает это как попытку хаями качать нубов и усложняет данж по уже знакомому вам принципу. БТРы быстро решают проблему и все в выигрыше. Донам слава и уровни. Рогам лут и деньги за молчание о косяках ведомых. А те косячат часто, потому как не умея ничего, мнят себя великими воителями. Вытащить их из задницы, в которую они постоянно лезут, могут только истинные профессионалы.
        — Хорошо, с этим разобрались. Но я не совсем понял, как это относится к нам и нашим проблемам?
        — Когда я летал за порталистом, заскочил в таверну. Там стандартно сидит двойка БТРов. В Пыльнике их не должно было быть. Видимо просто отдыхали там после задания. А вот в Чёрной Опушке обязательно сидят представители. Вот я с ними и поговорил. Попросил отстать от нас и пообещал выплатить долг так, что они сами ещё должны останутся. И дал Слово Гнева и Тьмы.  — Потупился Дрейк.
        — Та-а-ак!  — Прищурился я.  — И где это мы им задолжали? Лично я им ничего не должен.
        — Да нет. Ты как раз должен.  — Вскинулся потрошитель.  — Роги, по сути своей, убийцы магов. А БТРы одни из лучших на Руоле. И ты завалил не самого последнего из них. В ближнем бою. Светлый маг-воздушник. Это считай плевок в лицо всей их организации. Когда я сказал, что ты Гнев, они слегка остыли. Типа достойный соперник. Слыхали. Но конфликт все рано не утихнет.
        Они бы нас достали, а потом все желающие попробовать свои силы, вызывали бы тебя на дуэль. И я гарантирую, что сотню таких, ты бы точно встретил. Они бы гонялись за тобой по всему Руолу, желая самим себе доказать, что ты им не ровня. И выравнивая свой авторитет. Одной смертью и дуэлью ты бы не отделался, а стал бы экзаменационным манекеном. Тебе это надо?
        — Дрейк, не юли!  — Добавил я холода в голос.  — Думаю, дело не только в этом.
        — Ну, есть немного.  — Скуксился рыцарь смерти и отвел глаза в сторону.
        — И?  — Надавил я.
        — Я начинал свою карьеру ещё на материке. В Потрошителях Джека. Быстро взлетел по карьерной лестнице. С моим опытом игры это не сложно. Стал атаманом над тремя сотнями таких же отморозков.
        А потом как-то закусился с одним из золотарей. Тот об меня ноги начал вытирать. Думал я обычный нуб, что будет кланяться и бормотать извинения. А я в то время на всю голову простуженный был. И уже имел восьмой ранг потрошителя и уровень под сотню. Для меня тогда этот мазохизм был как самобичевание.
        В итоге этот дон штопаный у меня пищал как свинья, пока не сбежал в реал. Для него 28 процентов боли от провёрнутого в печени ножа излишне много. Я же его бездушную тушку засунул в городской сортир. А видео этого выложил в дримтубе. А потом понеслось. Доны поняли вой, а мы их начали резать как телят, вместе с их убогими наёмниками-телохранителями. Поначалу было даже весело.
        А потом доны наняли БТРов. Но мы не остановились и уже сцепились с этими чертями. В итоге проиграли. Мои клоуны не выдержали прессинга БТРов и разбежались. Я держался дольше всех. Для меня это стало смыслом жизни.
        Я метался по всему Руолу и вгрызался в глотку каждого дона и БТРа. В конечном итоге, меня изгнали уже свои. Потрошители. А я понял, что так не выиграю. Мне нужны были люди. Отомстить и донам, и БТРам, и предавшему меня Джеку.
        Потому я свалил на светлую сторону, а затем на море и там сколотил свою банду. По принципу Потрошителей. Но со временем я там обжился и уже не стремился сюда. Меня заметили даже небожители. Я стал послушником жреца Мары и работал на серьёзных людей, не чураясь никаких скользких дел. Стал копить бабло на достойную старость и мечтать отомстить бывшей жене-шлюхе, катаясь под ее новым домом на шикарной тачке с молодой любовницей. И совсем не собирался возвращаться, пока не нарвался на тебя. Дальше ты сам все знаешь.
        Вся команда слушала исповедь потрошителя затаив дыхание. Да, Дрейк явно изменился и довольно резко. Не думаю, что на это повлиял его новый старый прикид. А вот то, что он мог найти в почте могло. Но в лоб его спрашивать бесполезно. Нужно ловить вот такие моменты его личного желания выговориться. Как я заметил, на него порой находит желание придаться рефлексиям.
        — Если я правильно понял субкультуру БТРов, то у них нет срока давности вражды и терпения им не занимать. Они некий аналог нашим старым ворам в законе на новый лад. Отморозки с дикой моралью и нормами чести, но порой бывают лучше ментов, что должны защищать народ, а не терроризировать и грабить его. Такие просто так не отступят. Так что ты им предложил взамен?  — Этот договор с такой организацией меня напрягал.
        — Трёх зайцев.  — Дрейк встряхнулся и лукаво ухмыльнулся.
        — Конкретизируйте, профессор.  — Доверять планам Дрейка в личной мести я не торопился.
        — Во-первых, мы снимем с хвоста БТРов, а может ещё и получим если не друзей в их лице, то союзников. Эти ребята всегда платят по счетам. Такой уж у них кодекс, несмотря на тёмную сущность. Напрямую они не лгут, а вот выкрутиться могут, извратив или исказив правду. Но делают это редко и тут явно не тот случай.
        Во-вторых, заполним камни душ и выполним квест Безумного Артефактора. Почти за один день или даже меньше. И будет это довольно просто. А возможно, ещё и богатого лута нагребём столько, что унести не сможем.
        А в-третьих, нагнём этих штопаных донов так, что весь Руол будет биться в истерике. И станут сочинять анекдоты про этих обезьян в побрякушках.
        — А для этого нужно…?  — Вот тут я и ждал подвоха. Слишком хорошо все выглядело на бумаге. Не забыть бы про овраги.
        — Сущая безделица. Мы просто зайдём в город и поставим раком «лох-арену».  — Уже откровенно ухмыльнулся потрошитель.
        Я провёл рукой по лицу, выражая свое мнение по этому поводу.
        — Да не переживай ты так. У меня есть план.  — Заторопился высказаться Дрейк.
        — По-моему, он потому и переживает, что у тебя уже есть план.  — Хмыкнул Святозар.  — Честно говоря, я тоже. Давай рассказывай, что придумал стратег доморощенный, а мы уже проработаем детали. Тол, иди сюда. Ты ведь тоже из наших. Из офицеров.
        Орк довольно оскалился и кивнул.
        — Криста, ты тоже будешь нужна.  — Подозвал я девушку. Она уже не раз показывала, что голова у неё не для красоты. А по кивку паладина понял, что и он так считает.
        Один Еремей снова обиделся, что его не приняли в песочницу и, выражая вселенскую скорбь, пошёл вниз по ручью.
        — Ну слушайте.  — Дрейк довольно потер руками.

        Глава 19

        Все-таки Дрейк был опытным игроком и давно варился в этой кухне. Его план был не лишён изящества и учитывал многие факторы. Однако дьявол кроется в мелочах, потому одна голова хорошо, а пять лучше.
        Сама суть игры требовала командной работы, заставляя игроков объединяться в пати, рейды, кланы, альянсы, анклавы и прочие организации, в зависимости от стиля игры и конечных целей. Это сулило и больший вес в обществе, и материальную выгоду. Доны не являлись исключением.
        Но даже в обществе равных всегда есть тот, кто «равнее» остальных. И как ни странно, в дриме процентов сорок игроков были донатами. Правда, разного уровня. Кто-то мог позволить себе вливать в игру миллионы золотых на карманные расходы, а кто-то делил свою зарплату надвое и, не особо напрягаясь, получал удовольствие от мира грёз.
        Такая же ситуация наблюдалась в среде донов. Костяк состоял из золотой молодёжи с большими деньгами, которые зарабатывали их родители. Вокруг них образовывался круг группы поддержки, у которых финансов на порядок меньше и третий круг состоял уже из прилипал, старающиеся влиться в этот кружок и потому из кожи вон лезущих, доказывая, что они таки же.
        И костяк задавал атмосферу отношений внутри этого социума и модели поведения всех ее членов. Все эти мальчики люто презирали своих предков. И завидовали им. То ли в силу характера, то ли в силу избалованности эти ребята не могли пойти стопами родителей и во всем винили других. Они чудили, бунтовали, нарывались на неприятности. Но в глубине души понимали. Вся их сила в волшебных фразах: «Да ты знаешь, кто мой отец?» или «Я сейчас позвоню и тебе хана!».
        Это понимание угнетало их и требовало восстановить свое достоинство единственным доступным способом — унизить другого. Но в душе они осознавали свою ничтожность и словно мартышки пытались подражать своим предкам. Побывав на светском рауте и посмотрев, как развлекаются бизнесмены и политическая элита, и откровенно туда не вписавшись, они начинают злиться и считать предков занудами и снобами. Они не могут понять, что для этих людей такие рауты это игра едва ли не лучше секса. Это обмен намёками, связями, новыми знакомствами и вариантами развития своей деятельности. Выбор союзников и оценка противников. Все это ведёт к очередному витку игры на политической или экономической арене, где каждая победа для них ярче оргазма.
        Не понимая этого, золотые устраивают оргии и громкие вечеринки, привлекая на них таких же пустых лизоблюдов и крохоборов. Но пустотой не заполнить вакуум. И снова все по кругу. Чтобы поднять свое самомнение нужно кого-то втоптать в грязь.
        И добравшись до игры, они начинают подражать сильным этого мира. Строить себе особняки, нанимать телохранителей в красивой броне и пускать друг другу пыль в глаза, хвастаясь своей мнимой силой.
        Но этот мир куда как справедливее. Да, деньги решают многое, но далеко не все. И папе тут не позвонишь. И топ-клану не пожалуешься. У этих в первую очередь внушают защиту чести и достоинства клана, и они не собачки бегать по просьбе криворукого дона за каждым неправильно скосившим взгляд нубом.
        Потому доны стали, подражая кланам, создавать свою организацию. Строить замки, нанимать игроков в слуги и гвардию. Правда, к этим придуркам нормальные игроки идти не хотели. Были варианты и получше. В итоге все это выглядело вроде как и мощно, но на самом деле это были картонные декорации и мишура.
        И вот, подражая остальным игрокам, эти доны построили свои Кровавые Колизеи. Которые в народе тут же прозвали лох-аренами. Выйти на настоящий турнир против настоящих бойцов, значит ощутить всю тяжесть страданий и унижений. Гладиаторы, заточенные под турниры, не знают жалости.
        Потому доны, сделав вид, что они выше всей этой черни, создали свои. Особенность этих арен была в том, что на них устанавливался артефакт, убирающий две трети болевых ощущений, не штрафуя органы чувств. Весил этот артефакт тонны полторы, стоил как пара фрегатов и питался золотом и дорогими ингредиентами, так что в реальном бою его не используешь. К тому же он сильно резал опыт, оставляя едва десятую часть.
        Время от времени, а точнее почти каждую неделю, проходили празднества донов, на которых сражались специально обученные гладиаторы. У каждого старшего дона был свой ланиста и свой пул гладиаторов. Но были и вольные бойцы и битвы с мобами или питомцами. Правда, все это больше походило на шоу вроде американской версии «реслинг мании». Там больше красивых жестов и спецэффектов, чем силы в ударах и боевых заклинаниях. Иногда и сами доны выходят похвастать на арену. И тогда гладиаторам стоит большого труда не прибить этих выскочек, а красиво проиграть.
        Дрейк предлагал завалиться толпой на лох-арену во время вечеринки и кинуть вызов сразу всем донам, вместе с их охраной и шлюхами. А после чего вырезать их всех под корень. Это сразу же даст нам кучу уровней для камней душ и прославит в веках. Ну и БТРов порадует. Они примут заказ на всех нас, но выполнять его вряд ли будут. Больше для виду.
        Сначала мы решили, что потрошитель спятил, но тот упорно стоял на своём. И всё-таки сумел нас убедить ввязаться в эту авантюру. Доны любили пафос и высокие уровни, но редко превышали сотню, как и их гвардейцы. Но дело даже не в этом. В игре уровни служили чем-то вроде рубежей, как возраст в реале. От сотни требуют больше, чем от десятки, как мы больше требуем от тридцатилетнего мужика, чем от пятилетнего малыша. Но мудрость и сила человека определяется не количеством лет в паспорте, а тем жизненным опытом, умениями и образованием, которое он получил за это время.
        И в отличие от БТРов, доны качали только уровни, чтобы надеть на себя ещё более крутой шмот. Однако сила настоящего бойца больше зависит от вторичных характеристик, навыков и достижений, которые развлекаясь не получить. И не купить. Скилы и заклинания тоже нужно развивать в бою. Раскачка заклинаний идёт только тогда, когда оно приносит опыт и пользу. Нельзя просто так бить молнией в землю, в надежде, что она достигнет десятого ранга после десяти тысяч ударов. Потому все, кто будет на лох-арене это просто красиво упакованное мясо.
        Заставить их сорваться тоже не проблема. Дрейк сказал, что наш сюжет сейчас рвёт все кассовые сборы. И доны это знают, как узнают нас и то, что попадут в сюжет. И если мы публично их унизим, им ничего не останется, как попытаться нас убить прямо на арене. На месте вызова.
        Однако план Дрейка пришлось существенно дорабатывать. Проблема в том, что Колизей находится в центре города и город этот не так уж и мал, а, следовательно, хорошо защищён. Проникнуть туда светлякам не так уж и просто даже с хорошими амулетами. Уровни Тола, Кристы и Святозара слишком малы, да и мой вызывал сомнения. Если со стражей из неписей ещё можно договориться, при том, что они зачастую не обладают нужными навыками обнаружения, то с некросом или жнецом, что всегда стоят на вратах, куда сложнее. Характер у них не тот, как и расценки. И даже заплатив по двести тысяч золотом за каждого, нет никакой гарантии, что они, получив деньги, не сдадут гвардам города. Темные ведь. Нож в спину тут как «спасибо» на светлой стороне. Часть этикета и хорошего тона.
        Перелезть через стену можно, но только с боем. По всему периметру стоят зомби-гвардейцы, а каменные горгульи не хуже собак. Отличить тёмного от светлого не могут, но им это и не нужно. Рвут в клочья всех, кто не имеет права находиться на стене. Потому проще было прорываться через ворота. Дрейк предлагал выбрать нужный момент и стремительным броском через весь город пройтись до арены, вырезая все, что шевелится. Покрутив ситуацию и так, и эдак, мы со Святозаром вынуждены были признать, что другого пути нет.
        Однако тут вмешались Тол и Криста. Мы со Святозаром были офицерами, но больше полевыми тактиками. Кем был Тол не понять, но он тут же начал сыпать варианты, которые на лету обрабатывала Криста, выпытывая у Дрейка дополнительные данные, и тут же выдавала эффективность тактики в процентах успеха. Вот в таком плотном мозговом штурме всех участников брифинга выработали план.
        Первым делом отправили рыцаря смерти на разведку в город и заодно на закупку необходимого. Деньги у Дрейка были, как и у меня потому, со снаряжением проблем не возникло.
        Дрейк, по сути, ничем не рисковал. Сам он настоящий рыцарь смерти, ещё и под действием амулета и заклинания иллюзий, которые меняют его настоящую личность на другую. Он занесён в кос-лист БТРов и донов, но стражу в городе тащат неписи от Наместника. А им до разборок игроков дела нет, пока те не начнут свалку в городе. Тогда да. Собрать виру для этих гвардейцев святое дело.
        Дрейк вернулся спустя пару часов, порталом запрыгнув на гору, и уже оттуда спустился в лагерь, который мы разбили.
        — Через три дня у них турнир в честь дня рождения некого Яго Сапфирового. Будет концертная программа, бои гладиаторов из Триглава, фаершоу и порно-танцевальная программа с участием трёхсот столичных статистов, которых потом разыграют в лотерею на неделю использования в любых формах утех. Как вам программка?  — Хохотнул Дрейк, протягивая руки к костру. На темной стороне после заката стало прохладно, и ощущения оказались очень реальными.
        Еремея аж передёрнуло, но в голос он ничего не сказал.
        — Хорошо, есть время на подготовку.  — Оскалился Тол, который был явно не прочь посмотреть на это порношествие.  — Завтра сместимся к дороге и начнём действовать. Принёс свитки и одежду?
        Дрейк молча стал выгружать из сумки пергамент и скатки с крестьянской робой для наших последователей и для них же боевую амуницию под уровень. У них в плане была своя немаловажная роль. Свитки иллюзий. Они позволяют накидывать полог без всяких амулетов и слегка усиливают действие последних. А в нашей ситуации любая мелочь увеличивает шансы на победу. А так же фиалы с боевыми и восстановительными зельями. Много фиалов.
        Утром мы пересекли ручей и через пару километров заняли в чаще новую позицию, в паре сотен метров от тракта в город. А Дрейк со своими людьми пошёл на тихую охоту.
        Экономика игры строилась по принципу реальной, потому и ресурсы в город свозили с различных ферм и лесхозов в округе. В основном этим занимались неписи, но были и любители экономических стратегий, что строили свои маленькие картофельные или дровяные империи.
        Потому уже через пару часов рядом с нами, недовольно похрапывая и злобно косясь зелёным глазом, стояли две зомби-лошади запряжённые в телеги. На одной находились тюки с различным провиантом и ингредиентами, на другой — дрова, древесный уголь и железные криницы. Все это Дрейк выкупил у ошалевших от такого счастья крестьян. Правда, пообещал высосать досуха весь их хутор, если те хозяевам скажут правду. Велел всем говорить, что благородные господа подрались и случайно магией сожгли все дотла, а, потом, не желая ввязываться в спор со стражей, сами откупились от потерпевших. Учитывая, что Дрейк переплатил вдвое, те будут молчать. Хотя бы некоторое время. Даже крестьяне на темной стороне не чисты на руку.
        Дальше потянулись томительные часы ожидания. В окрестностях города локации всегда нубские и хватает народу на каче. Так что засели в кустах, расставили сигнальные заклятия, у кого какие были и не отсвечивали. Скука смертная. Я думал разобраться в письмах, что свалились на мою больную голову, но не решился. Не зря мы солдатам перед караулами письма не давали. Новая информация не может нам помочь в операции, а вот выбить меня из колеи — запросто. Отписались почти все знакомые.
        Но вот пришёл час «икс». Дрейк заранее свалил в город, прихватив своих подопечных. Мои бойцы сели на козлы телег и мы покатили в город. Точнее неписи катились впереди, а мы, изображая уставшее после кача пати, шли чуть поодаль.
        Уже въезжая в ворота задняя лошадь вдруг взбрыкнула и, выскочив вперёд, сильно ударила переднюю телегу. Заранее расшатанное колесо слетело и с перекошенного воза полетел уголь и распоротые мешки с мукой. Выходящий в это время Дрейк взвыл белугой, а его ребята с кулаками кинулись на моих. Дрейк врубил пару боевых пассивок, что привлекло жнеца смерти. Дальше началась перепалка, где Потрошитель укрывал матом в три этажа сиволапых крестьян и стражу города, что не может выполнять простейшее поручение — обеспечить нормальный проход благородным людям. Показывал свой плащ в муке и угольной пыли, и обещал разнести все к чертям. Пока длился этот концерт, мы бочком, под прикрытием сбежавшихся на шоу нубов, которые у каждых ворот искали пати для кача, просочились в город, не попав на глаза смотрителю врат. А уже в городе затеряться не проблема. Стражи с амулетами «ясного взора» стоят только на стратегических точках.
        Дрейк, немного почудив и даже затеяв пару словесных стычек с нубами, успокоился. Потребовал, чтобы ему отдали обидчиков на расправу, и сразу же заплатил за них виру, щедрой рукой накинув сверху, за пару верёвок и упаковку товара гвардейцами.
        И громко ругаясь, что его вечер испорчен, снова вернулся в город, ведя на поводу моих понурившихся бойцов. Первый этап плана удался.
        Акт второй был проще. Город напоминал старые европейские города, где центр для знати был красив и ухожен, а вот остальная часть представляла собой мечту Сусанина. Кривые узкие улочки со сточными канавами и рытвинами. Петляя по ним, мы добрались до лох-арены. Колизей был куда меньше и ниже своего земного прототипа. Чуть больше стадиона Дворца Спорта средней руки. Пара тысяч человек потолок вместимости. Хотя украшен ярко, богато и аляповато. Дорогая безвкусица из виньеток, барельефов, статуй и колонн. Все в бордово-чёрном стиле, обильно сдобренное золотом. У дизайнера явно был вкус, и он очень старался, однако заказчики со вкусом не дружили. Это было понятно по красоте и гармоничности отдельных деталей и элементов, и откровенно колхозном виде в целом. Все портила излишняя вычурность композиции.
        Мы заняли место на балконе ближайшей таверны. Наши неписи уже приоделись в боевое облачение под свой уровень и класс. Сейчас они выглядели наёмными охранниками, потому мы не выделялись на фоне остальных посетителей.
        Доны звукоизоляцию на Колизей не ставили. Все должны слышать, как гуляет элита этого города и если кому-то не нравится, то это его проблемы. Пусть сам себе шумоизоляцию и ставит. Но нам это было только на руку. По программе порно-танцы будут сразу после фейерверков. В это время снимут защитный купол, который оберегает зрителей от шального урона во время боев.
        Под пиво полюбовались фаершоу. Не самое подходящее зрелище для темных, да ещё и на фоне реалистичного средневекового антуража. Тут тоже доны не мелочились, и видеть взрывы заклинаний должны были все.
        Расплатились с трактирщиком и пошли к арене. Теперь наш выход. В отличие от своего прототипа и настоящей турнирной арены, у этого чуда архитектуры был один парадный вход и один чёрный, для обслуги. Через центральный входили сами доны и те, кого они облагодетельствовали. Остальным же приходилось забираться на трибуны по техническим тоннелям и деревянным лестницам.
        С парадного входа заходить глупо, потому обошли Колизей проулком и вышли к служебному входу, что вёл в помещение гладиаторов. У дверей стояла пара зомби-охранников. По идее тут должны стоять и нормальные гварды из игроков и неписей, но какой мужик устоит перед порношоу? Попытки зомби нас остановить окончились их отрубленными головами. Наши неписи быстро их разобрали на запчасти. А мы, не сбавляя шага, ринулись внутрь. Где-то там у некроса, что их поднял, сработала тревога, но разбираться что к чему у него уже нет времени. Мы вошли.
        В огромной раздевалке было людно, но все бойцы шумели у смотровых бойниц, ведущих на арену. Иногда эти бойницы использовали в соревнованиях. Если кого-то прижимали к стене, через них атаковали копьями, выгоняя бойцов на центр. Все гладиаторы игроки, потому можно было понять их интерес. В игре они зарабатывали деньги и тратить их на дорогущие билеты на элитные развлечения не могли себе позволить. А тут сладкое слово — халява. Да и на бойцов они походили слабо. Разодеты слишком картинно, что ли. Много узоров и гравировок на доспехах и мечах. Все стилизовано и гипертрофировано. Да уж, эти точно нам не соперники. В наглую, растолкав толпу у решетчатой двери на арену, вышли на песок.
        На арене действо действительно завораживало. Под страстную, тягучую и одновременно ритмичную музыку наполовину танцуя, наполовину занимаясь любовью, шевелился ковёр из тел различных рас в различных эротических костюмах. Парни с девушками, девушки с девушками, парни с парнями. По двое, по трое, сразу группами. Все это в такт музыке со световыми эффектами, взлётами над песком арены и прочими примочками. Если бы не моё старческое гомофобство и излишняя откровенность, я бы наверное восхитился. А так порнуха как есть. А я уже далеко не мальчик пубертатного периода. Потому, даже не сбившись с шага, пошёл ледоколом сквозь эти тела.
        Парапет арены не превышал полутора метров. За ним в пять ярусов поднимались подковообразные широкие диванчики с низкими спинками. Каждый диванчик отделялся от соседнего широким проходом, в котором стояли гвардейцы донов и пускали слюни на зрелище внизу. На диванчиках со скучающим видом восседали сами хозяева и их холуи. Перед ними на низких столиках стояли напитки и закуски, которые подавали им обнажённые парни и девушки. Есть и такая работа в дриммире. Быть рабом. Все в золоте, серебре и мифриле, кричащих о роскоши и богатстве владельцев.
        Да уж, если не сдохнем, лут будет шикарным. Несмотря на то, что тут большая часть народу при деньгах, все же их кошели не бездонны, а все любят хвастать своими приобретениями. Есть у них такая женская черта характера, которая не позволяет два раза подряд надевать одно и то же платье. Да и просто шопоголия штука заразная. И зачаровать на себя все-все никаких денег не хватит. Потому и привязывали самое ценное или только то, в чем ходили на кач. Остальное носили так, если находились в безопасной зоне. Наивные чукотские дети. Нет тут безопасных зон вне личной комнаты. Да и там под вопросом.
        Однако оценив масштаб стадиона, я слегка привял. Тысячи полторы игроков на трибунах. И пусть там едва ли треть боевиков, остальное альфонсы и шлюхи донов, против десятерых бойцов это излишне дохрена. Конечно мы с Дрейком не плохо прикормили остальных благодатью из запасов Похвиста, даже неписей, но это мало что решало. Как бы не поперхнуться таким куском.
        Заметив нас, некоторые доны оживились, а мы тем временем шли к центру поля, раздавая смачные пинки порноактерам. В основном мужикам. Точнее пробивали дорогу я, Святозар и Тол, чтобы не покрасило в агров. Мы ведь светляки. Еремей же сам покраснел как помидор и, как мне кажется, у него начался нервный тик на глазу. Думаю, если его посадить на денёк посреди этого концерта, у него будет самая крутая аура на Руоле.
        — Говорить буду я.  — Хищно улыбнулся Дрейк, доставая из сумки артефакт-мегафон.  — Как договаривались. Я вас представляю, а вы мочите этих балерин. И не жалеть.
        — Привет, ублюдки!  — Заорал Дрейк в тишине. Музыка захлебнулась и вошедшие в раж актёры начали оглядываться в недоумении.  — Я к вам обращаюсь, штопаные контрацептивы. Я, Дрейк Потрошитель, по прозвищу Тьма. Я тот, кто год назад гонял вас как последних шлюх по всей Темени, а вы рыдали и утирались соплями. Сегодня я привёл своих друзей, которые тоже хотят показать вам, как выглядит настоящий мужик. Встречайте! Арториус Астрей, по прозвищу Гнев!
        Я тут же сбросил иллюзию и, окутавшись плащом гнева, метнул перед собой воздушное лезвие напитанное благодатью. Танцоры взвизгнули разлетаясь. Боли тут почти нет, но эти постельные гимнасты всего под полтинник и дух с выносливостью вряд ли качали. Обычные секс-игрушки. Потому в проделанной просеке осталось лежать два десятка серебристых коконов. Пустых, или с какими-нибудь эротическими прибамбасами.
        — Паладин ордена Блюстителей веры, Святозар Яростный, по прозвищу Святой!  — Продолжил орать в тишине Дрейк.
        Доны ошалели от такой наглости и неуверенно переглядывались друг с другом, не понимая, что происходит и в чем подвох. А Святозар с кличем «Деус вулт!» снёс ещё полсотни темных танцоров. Те, поняв, что запахло жареным, ринулись к выходу с арены. Еремей не удержался и все же шваркнул по ним столбом света с благодатью. Да так что ещё сотню прибил. И не удивительно. Персонажи у них не просто картонные, а откровенно бумажные. Это все равно, что гранатой в муравейник попасть.
        Остальных Дрейк представлять не стал, потому как доны начали выходить из ступора. Вскочили со своих мест и возмущённо загалдели.
        — Молчать!  — Рыкнул Дрейк. У Варяга гад научился.  — Вы говноносы! Вы грязь на моих сапогах! Мы вдесятером вызываем вас на честный бой. Вы все против нас. Ну что готовы, сучки?! А так как вы тупые дебилы, то я напомню, что у нас сюжетный квест и все, что происходит сейчас, увидит весь дрим! Так что бегите, твари! Иначе все увидят, какое вы дерьмо.
        Считаю до трёх! После этого приду за вами сам! Раз!
        До донов наконец-то дошло, что происходит. Взревев они ринулись вниз, сметая рабынь, но все же, стараясь не опережать своих гвардейцев. Первая волна получила наш полный дальнобойный арсенал, но сейчас это уже были не танцоры, а хорошо упакованные гварды, большая часть которых воины и танки. Дистанционников брали себе доны. Однако и тут без потерь не обошлось. Человек пять свалили, взяв в жёсткий фокус.
        — Купола!  — Рявкнул я, когда в нас полетели первые стрелы и фаерболы, а все заклинания ушли на откат.
        На них и был расчёт. В трудную минуту, они дадут время отлечиться, восстановить ману и откаты. А дальше на этом пяточке разверзся… нет, не Ад. Я только что из Инферно, и точно могу сказать, что там прохладнее, тише и уютней. Взбешённые доны били по нам всем, чем только можно, включая фиалы с боевыми зельями. Казалось, они хотят проверить есть ли у этого материка дно.
        «Идиоты!!!»  — Пришло в боевой чат сообщение от Дрейка.
        Я не мог с ним не согласиться. Пока визуальные эффекты от боевых заклинаний не свели видимость в ноль, я успел заметить, как два первых ряда, придавленные задними, попали под дружественный огонь. Если учесть, что творилось снаружи и плотность строя гвардов, которые рвались к нашим глоткам, там сейчас жарится сотня бойцов ближнего боя от своих же заклятий. Тем более купола неслабо отражали любые удары. По себе помню, как едва не слился, ударив по нему в упор.
        Минут десять мы наблюдали эту феерию изнутри куполов и посмеивались в чате. Но вот все прекратилось. Однако видимость ещё не восстановилась. Долгоиграющие заклинания все ещё висели разноцветной дымкой и полыхал, догорая, огонь «дыхания преисподней». Видимо доны вошли в раж и демонстрировали свою мощь друг другу. Такой массовый залп выдержит не каждый легендарный рейд-босс.
        — Поехали!  — Рявкнул Дрейк, когда туман заклинаний поредел.
        — Ура-а-а-а!  — Раздался наш рёв из смертельного тумана и по трём векторам из дымки вылетела смерть.
        Доны уже слегка разошлись и, болтая и посмеиваясь, тянулись к трибунам, смешиваясь с рабами, которые бежали с напитками к своим хозяевам. Поздравлять победителей и восхвалять их отвагу и мужество. Ну и в задницу чмокнуть. Чего уж там?! Все оплачено. Ол инклюзив!
        Вся эта толпа синхронно вздрогнула, а мы метнули фиалы. Первая волна, вторая, третья. Заклятия. Клинч.
        Моя группа и группа Дрейка были самыми малочисленными. Только мы и наши последователи. Тола и Кристу отправили к Святозару и Еремею. Они самые хлипкие из нас, а Блюстители, наоборот, главная ударная сила. И пал, и клерик имели заклинания воскрешения, так что шансы выжить у них есть.
        Я достал клинок боли и посох хранителя ветров. Масштабируемая вещь приобрела шикарные статы и выглядела по царски. Потому щит в руке, напитанный благодатью, искрил как сувенирный плазменный шар, обжигая врагов. А дальше закружилась карусель. Уклон, удар клинком боли в глаз, под мышку, в печень. Кувырок. Уклон. Воздушное лезвие, фаербол. Аптечка Эйлин. Молния. Облако тлена. Смерч. Фаербол. Удар, удар. Ногой в колено, коленом в пах, ребром щита в переносицу. Подлечить себя. Я работал по целям постоянно меняя противников. Марлок и Эйлин шли следом и добивали ошарашенных болью донов. Сейчас только рабынь я щадил, убивая с одного удара магией. Они все же девушки на работе, а тридцать процентов ощущений далеко не пятьдесят. Да и просто они не успевали почувствовать боль. Улетали мгновенно.
        Однако доны взбесились и навалились с новой силой. Я не давал им разорвать дистанцию, но оценив мои заклинания, они уже и сами этого боялись. Божественные плюшки это вам не стрелы из лука. Десятками укладывает. Я с трудом прорвался к парапету, чтобы хоть как-то прикрыть спину и своих последователей, но понял, что мы тонем. Их слишком много. Все заклятия на откате. А такую толпу в рукопашную не победить. Массой задавят.
        Давясь фиалами жизни, я с трудом продирался вправо вдоль стены, старясь сохранить жизнь своим бойцам. Не вышло. Марлок пал. Черт! Мы в заднице. Очередной удар и стрела в брюхе. Щит проседает. Слишком много ударов. Хорошо, хоть эти идиоты больше друг друга лупят в такой давке, чем нас.
        Позади вспухла «ярость Хорса». Святозар добрался до ворот в служебные помещения. Только там Еремей мог применить это заклинание, не ослабляя Дрейка. А я сквозь мельтешение толпы видел, как уже почти рядом, дерётся рыцарь смерти и мелькают его плети тьмы.
        Все, это конец. Нас сейчас тупо затопчут. Я взревел, бросаясь вперёд. Погибать, так с музыкой. В ответ раздался рык Дрейка, не хуже моего. Он тоже понял, что дело швах. И тут доны побежали. Я опешил, глядя в ступоре как они разбегаются, словно тараканы при виде тапка.
        — Не тупи!  — Подбежал ко мне Дрейк.  — Догоняй и бей в спину. Криты гарантированы. Система снижает дух, когда человеку страшно и он бежит с поля боя.
        И Дрейк ринулся за донами, а за его спиной как два ангела смерти летели его бойцы. Яра и Ольх. Красивая пара близнецов в ауре тьмы. У страха глаза велики. Наверное потому все так и вышло.
        Я попытался бежать, но понял, что не смогу. Чёртова аура гнева хаоса дала о себе знать. У меня теперь правый глаз видит в два раза хуже левого и повреждено колено. На неделю оба дебафа без возможности излечения. Чудненько. Хромой Гнев. Имечко прям для пирата. Остро кольнула ностальгия по ребятам с «Ветра перемен». Вот бы их сюда. Мы бы на четвереньки весь город поставили бы.
        Отсюда было видно, что у парадного входа возникла давка и там уже наши во всю веселятся. Сам проход с лестницей был широк, но вёл на высокую площадку без перил, откуда глашатай объявлял номера и оглашал вердикт гладиатору. А вот боковые входы там были узковаты для такой оравы. А их осталось ещё человек четыреста, если не больше. Дьявол! Да мы какие-то машины смерти. Но расслабляться нет времени.
        «Еремей, бегом ко мне. У меня Марлок лёг. Воскреси.»
        «Я видел. Уже поздно.»
        «У нас с Дрейком „Честь павшим“. Это утраивает время. Бегом поднимай. Не успеешь, рядом ляжешь. Твоим Богом клянусь!»
        «Бегу.»
        Еремей и вправду бежал, задрав подол рясы.
        — Где?  — На ходу спросил он. Я ткнул пальцем в кучу коконов, где пал мой союзник.
        Еремей секунд десять читал молитву, после чего луч света ударил в это место, и из этого света соткалась фигура Марлока.
        — Э?!  — Не понял воин, что произошло, и как он вернулся из чертогов Мары.
        — Позже!  — Отмахнулся я.  — Лутаем трупы. Еремей камень в руку. Собираем души. Из шмота берём самое крутое и лёгкое. Или эпичное. Поехали!
        Да уж, облутать целое поле трупов, не легче, чем создать эти самые трупы, особенно когда там куча всего вкусного, а сумка не резиновая. Дрейк снова оказался прав и тысячи вещей оказались не привязанными к владельцам. Я впервые понял, что такое жаба. Но сумка и так уже шла с перегрузом. Серьёзным перегрузом и не у меня одного. Все нагрузились как ишаки. Даже святые не брезговали. С темных брать это не грех и карму не портит. К тому же бой был честный. Более чем. Сто пятьдесят к одному это сильно.
        — Мужики, а вы кто?  — Когда мы лутоуборочным комбайном подошли к техническим воротам оттуда вылез гладиатор в костюме танка. Доспехом эту разукрашенную муть назвать трудно. Игрок жадно и боязливо посматривал на оставшиеся после нас коконы.
        — Святая Инквизиция!  — Святозар картинно взмахнул своим вспыхнувшим ломом.  — Караем грешников и отступников. Творим добро. Грешен ли ты, сын мой?!
        Вот джедай недоделанный. И тут сеет семена света, с удобрениями из страха и продуктов жизнедеятельности слушателей.
        — Не-не!  — Отпрянул тот.  — Мужики, мы просто актёры. На светлой стороне конкуренция большая, а тут заработать проще. А так мы нормальные. Без загонов.
        — Не лжёшь?!  — Прищурился паладин.
        — Да как можно-то? Клянусь! Вот!  — И гладиатор перекрестился.
        А я едва не заржал в голос. Когда креститься мужик с черными маслянистыми глазами без белков, чёрной татуировкой вен на лице и в доспехе из черепов — это зрелище не для слабонервных.
        — Тогда зови свою труппу и собирай то, что остаётся после нас. И запомни! То, что с бою взято, то свято. Если кто будет выдвигать обвинения, к тому придёт Великий Инквизитор Тэеблан Рейнбуй и проведёт обряд очищения. Да так что аккаунту наступит полный катарсис и перса сами удалят! Запомнил?
        Мужик яростно закивал.
        — Тогда вперёд.  — Мотнул головой Святозар в сторону оставшегося поля с лутом.
        А кто такой это твой Тэеблан?  — Едва сдерживая смех, поинтересовался я у пала.
        — Гугл тебе в помощь, сын мой. Он все тебе расскажет!  — Хохотнул Святозар и наклонился к очередному кокону. Вот черт! Похоже Дрейк заразен.
        Ещё минут десять мы метались по полю собирая души в камни.
        — Я готов!  — Первым откликнулся Тол.
        — Тоже!  — Крикнул Еремей.
        — Я сейчас!  — Чёртова хромота меня доконала. Нога не болела, но при каждом шаге норовила подломиться, так что я уже дважды упал. Приходилось осторожно ковылять.
        — Арт, время! Сейчас доны сюда БТРов пригонят. Удивлён, что их ещё нет. Скорее всего, оценили мой… наш подарок. Дают время свалить.
        — А куда?  — Не понял Еремей.
        — В Ад, святой отец. Там вас, кстати, заждались!  — Заржал Дрейк.
        — Все!  — Выдохнул я, когда камень заполнился до отказа.  — Можем сваливать.
        — Так чего стоим? Кого ждём?
        Я разбил второй фиал Артефактора и мы по очереди прыгнули в него. Похоже, сейчас в Аду нам действительно будет уютней. Доны такой плюхи нам до конца жизни не простят!

        Глава 20

        Портал артефактора вынес нас к подножию зиккурата. С тихим шипением клубящееся облако тьмы рассосалось, едва последний из нас ступил на поверхность Инферно. Этот звук словно вытянул стержень из всех нас. Лично меня окутало состояние пустоты и апатии, которое часто случается после серьёзного нервного напряжения. Да, это всего лишь игра. Но чертовски реалистичная и инстинкт самосохранения никуда не уходит. Все чувства кричат ему держись, борись, не сдохни. Нервы звенят, как струны, а адреналин зашкаливает. И пусть моё тело отсоединено от мозга, цифровой аналог ничем не хуже.
        — Ну что, пошли?  — Святозар кивнул на вершину зиккурата.
        — Погодите!  — Остановил нас Дрейк.  — Сначала нужно обсудить награду, которую каждый попросит у Артефактора. Тут важно…
        Дрейка перебил мой смех. Дикий и неудержимый. На грани истерики. Награда? У меня полный мешок дорогущего хлама на сотый уровень. Сколько там? Миллион золотом? Меньше? Больше? И что с этим нарисованным барахлом нам всем делать?
        Я и Дрейк старики. И, кажется, я понял, почему поведение Потрошителя изменилось. Он тоже лёг в капсулу без выхода в реал. Как бы он не притворялся, что вышел, я уже научился замечать разницу между спящим и ушедшим в реал.
        Святозар и Еремей религиозные люди, чьё богатство в душе. И пусть они верят по-разному, но ценят совсем не деньги. Тол и Криста, судя по всему, в игре безвылазно и скорее всего не по своей воле. Они явно чьи-то агенты. Цепные псы системы. Все, что у них есть, это приказы поводыря.
        Неписи? Они вообще картинки, такие же как и те богатства. И что нам нужно от артефактора? Ещё мешок золота? Построим себе замки и будем править пикселями? А кто нам даст? Титул Старшего, это грандиозная подстава от разработчиков или Похвиста. Теперь этот мешок больше груз, мешающий бежать, чем ценность.
        Обеспечить сына? Как? Вывод денег ограничен. Да и не сторонник я такого воспитания. Эти цацки мы как раз и отжали у тех детишек, которым родители вместо воспитания давали деньги. Надо ли мне это? Все, что я мог, я уже дал Богдану. Я вырастил его мужиком. А дальше он будет получать то, что заслуживает. И мне за него не стыдно. Тогда зачем мне ещё эти награды? Для усиления? Это человеку, который в отряде из десяти бойцов час назад выкосил тысячу игроков? Куда уже сильнее?
        Все эти мысли заставляли давиться смехом с привкусом горечи. Смех был нужен, чтобы не впасть в апатию от бессмысленности происходящего. Наверное, я просто устал. Устал бежать галопом по чужой доске к неведомой цели и неведомо зачем. Чёртов Раздолбай!
        Спустя минуту уже смеялись все. Нервное напряжение последних дней нас покидало оставляя после себя лёгкую усталость. И только неписи с удивлением посматривали на нас. Искин-имитаторы не сильно дружили с юмором.
        — Ладно!  — Махнул рукой Дрейк.  — Но все равно награды нужно обговорить.
        — Я думал, уже все обговорено.  — Удивился паладин.  — Мы ему камни душ, он нам демонов. Мы их убиваем и сваливаем по домам. Конец. В условиях квеста ничего нет про другие награды.
        — Не совсем так.  — Мотнул головой Дрейк.  — Это все часть квеста «друзья-враги». Все, что в него входит, это вроде как цепочка заданий. И каждый игрок получает свою награду. Иначе бы он выдал задачи каждому по-отдельности и отправил каждого в свою сторону. А так квест снова получила вся команда.
        — Не вся. Тиус и Ручеёк ушли раньше.  — Напомнил я.
        — И что? Неписи неписям квесты давать будут? Не смешно. Тут все крутится вокруг игроков. Они и ушли, только потому, что свою роль отыграли.
        — Хорошо. И что там с наградами? Чего ты так возбудился?
        — Артефактор не даёт ничего материального. Но используя свои артефакты, может наградить чем-то необычным. И кстати, не всегда хорошим. Тут главное не перегнуть палку и заказать то, что он может выполнить и посчитает, что ты это заслужил. Запросишь больше и получишь какую-нибудь пакость. Запросишь слишком мало, он решит, что ты его не уважаешь и недооцениваешь. Потому награда не прописывается в квесте. Ты можешь получить и штраф вместо награды.
        — Ясно. Кто чего желает?
        — Мы светлые ещё и служители Церкви.  — Ответил Святозар.  — Мы не возьмём дар из рук тёмного. Тем более на глазах всего дриммира.
        Еремей утвердительно кивнул, презрительно сморщившись. Нет, этот человек никогда не изменится.
        — Я хочу стать темной дриадой.  — Вдруг вклинилась Криста.
        Дрейк посмотрел на неё долгим взглядом, а затем кивнул.
        — Думаю, он сможет это сделать, но не пойму почему ты этого хочешь.
        — Мне нравится тёмная сторона. Она практичней и ближе к природе человека. Моей природе.  — Пожала плечами девушка.  — И в этом сила темных.
        — Твоё дело. Но сразу предупреждаю, переход на другую сторону дело болезненное, потому проклятых дриад так мало. Но да. Они страшные соперники.
        — А я хочу стать сильнее. Неважно как. Думаю у этих говновозов мы взяли достаточно бабла.  — Задумчиво протянул Тол.  — Теперь мне нужна мощь.
        — Хорошее желание.  — Хмыкнул Дрейк.  — А главное без особых требований. Как хочешь, так и понимай. Шансы не пролететь есть. Ну а ты, Арт?
        — Не знаю ещё. На месте определимся. Мне, похоже, ничего не нужно.
        — Ничего не нужно только покойникам.  — Философски заметил Дрейк.  — Ну да ладно. Я тебя знаю. Ты ничего не желая, снова отхватишь какую-нибудь вундервафлю. Похоже, система очень ценит твоё истинное бескорыстие.
        — Не издевайся.  — Хмыкнул я.  — Тоже мне нашёл бессребреника с полной сумкой элитных вещей.
        — А я не шучу.  — Вполне серьёзно отозвался рыцарь смерти.  — Система любит воспитывать в людях высокие моральные ценности.
        — С чего бы это вдруг?
        — Арт, не считай местных богов идиотами.  — Нахмурился Дрейк.  — Хорошими мальчиками легче управлять и от них нет проблем. Сначала они слушаются маму с папой, потом учителей, профессоров, сержантов и начальников. И, в конце концов, подчиняются закону, написанному властями, становясь идеальной шестерёнкой системы. Вся эта игра — это целый учебно-исправительный комплекс и социологический барометр.
        — Ладно, пошли уже.  — Отмахнулся я.  — Потом поиграем в кухонную стратегию «Я точно знаю, как править миром». А сейчас у меня другая проблема. Как бы не упасть со своей хромотой.
        На вершине ничего не изменилось. Все та же атмосфера тьмы, смерти с толикой болезненности. Как в заброшенной психушке, которые так любят американские режиссёры. На монолитах все так же висели демоны, хотя их вид стал ещё более плачевным. В сравнении с ними, мумии и те выглядят пышущими здоровьем существами.
        Артефактор не заставил себя ждать.
        — Вернулись, охотнички!  — Снова ухмыльнулся Фарис.  — Быстро вы обернулись. Надеюсь, не поджав хвосты.
        Я, Тол и Еремей синхронно шагнули вперёд, протягивая заполненные до конца камни душ. Артефактор склонил голову, словно принюхиваясь, а потом довольно улыбнулся. Конечно, я могу себе наворачивать, зная, что он прозван Безумным не зря, но было в его улыбке что-то жутковатое. Настолько, что захотелось побыстрее убраться отсюда и куда подальше.
        — Хорошо!  — Артефактор щёлкнул пальцами и, звякнув цепями, на пол свалились три тушки.  — Они ваши! Добейте их!
        Вот тут у этого маньяка прорезались нотки радости. Я пожал плечами и двинулся к своей жертве. Жалкой пародии на демона. Это уже не бой и не убийство. Скорее эвтаназия. Два клинка крови в сердце и демон со вздохом облегчения превращается в горсть лута. Даже тушки не осталось. Все рассыпалось в пыль. Еремей своего испепелил светом, окутавшим его ладонь. А Тол просто раздавил голову ногой. При этом его улыбка очень напоминала улыбку Артефактора.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ВЫПОЛНИЛИ ЗАДАНИЕ «ЧЕСТЬ КНЯЗЯ МИРТДРАГА». НАГРАДА 300000 ОПЫТА. БРАСЛЕТ ПРИЗРАЧНОЙ ГОНЧЕЙ.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОЛУЧИЛИ УРОВЕНЬ!
        А вот это к месту. В бою с донами я просадил два уровня по отрицательному опыту, да часть заклинаний откатилась в развитии. Хорошо, что я их чередовал, потому не потерял развитые ранги.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ВЫПОЛНИЛИ ЗАДАНИЕ «ДРУЗЬЯ-ВРАГИ»! НАГРАДА 800000 ОПЫТА 12000 ЗОЛОТЫХ. ЗАКЛИНАНИЕ «ДЛАНЬ БЕЗЫМЯННЫХ». +200 К РЕПУТАЦИИ С СЕРЫМИ РАСАМИ. +50 К РЕПУТАЦИИ С БЕЗЫМЯННЫМИ БОГАМИ.
        ВЫ ПОЛУЧИЛИ УРОВЕНЬ!
        Вот и восстановили статус-кво. И что нам подарили на этот раз? Печать тридцати смертей изменилась окутав запястье новой формой браслета. Гномы, те ещё умельцы.
        БРАСЛЕТ ПРИЗРАЧНОЙ ГОНЧЕЙ. ЛЕГЕНДАРНЫЙ. СВОЙСТВА: +40 ИНТУИЦИЯ. НЕ ТРЕБУЕТ СЛОТА, НЕ СПАДАЕТ ПРИ СМЕРТИ, НЕ ВИДЕН ГЛАЗОМ ИЛИ ЗАКЛИНАНИЯМИ. ПОЗВОЛЯЕТ ПУСТИТЬ ПО СЛЕДУ ЖЕРТВЫ ПРИЗРАЧНУЮ ГОНЧУЮ. ОТКАТ: 24 ЧАСА. ЦЕНА: 1 ЕД. МАНЫ/ СЕК. СКОРОСТЬ ГОНЧЕЙ 60 КМ./Ч.
        ДЛАНЬ БЕЗЫМЯННЫХ. БОЖЕСТВЕННОЕ. ПОЗВОЛЯЕТ НА ДВА ЧАСА ВОЗДВИГНУТЬ НЕПРОБИВАЕМЫЙ КУПОЛ ДИАМЕТРОМ ПЯТЬ МЕТРОВ. ОТКАТ:24 ЧАСА. ЦЕНА: 3000 МАНЫ.
        А вот это хорошо. Но плохо, что лишь на два часа, да ещё и раз в сутки. Но все же уже не мелочь.
        — А теперь давайте поговорим о награде таким славным героям.  — Усмехнулся артефактор.  — Есть пожелания?
        — Я хочу стать сильнее!  — Выступил вперёд Тол.  — Мне это очень нужно.
        — А ты мне нравишься.  — Хихикнул Фарис. Действительно, в голосе Тола послышалась едва скрытая угроза.  — Вот. Держи.
        Старик протянул орку золотистый шарик из проволоки, по которому бегали зеленоватые молнии. Орк жадно ухватил артефакт и тут же, во вспышке зелёного взрыва, улетел в сторону лестницы. Его тело забавно крутило в полете, а потом ещё и волочило по земле. Последним аккордом он слетел с уступа, промахнувшись буквально на метр мимо лестницы.
        «Дрейк, а это точно награда?»
        «А чего ты хотел от безумца? Чаепитие с Шалтаем-Болтаем и Чеширским котом?»
        Старик щёлкнул пальцами, и тут же с крыши сорвалась одна из горгулий. Я так и знал, что они живые. Высекая когтями искры и каменную крошку, эта махина смерти ринулась за орком. Молниеносная, сильная, опасная. Двести плюс.
        Эта химера нырнула вслед за Толом и, спустя ещё мгновение, тот взлетел над краем обрыва, чтобы плюхнуться пузом на землю.
        — Я жив!  — Прохрипел он, находясь в красном секторе здоровья.  — Мужики, прикиньте. У меня получение экспы возрастает втрое, если здоровье ниже двадцати процентов и если ощущения на сотне.
        — Ты получил, что хотел.  — Сказал старик и снова взмахнул рукой. Позади орка раскрылся хищный портал тьмы, в который и затащило матерящегося орка.
        — Ты!  — Скрюченный палец указал на дриаду.  — Чую тоже желаешь чего-то.
        — Хочу стать проклятой дриадой.  — Выпалила Криста, боязливо поглядывая на то место, где с голодным чмоканьем, только что захлопнулся портал за ее напарником.
        — Это просто.  — В сторону дриады поплыла маслянистая капля.  — Бери.
        Криста мгновение поколебалась и стремительным рывком ухватила этот шарик нефти. Тот тут же впитался ей в руку и потёк по венам, растекаясь по всему телу. Девушку бросило на пол и она забилась в конвульсиях.
        — Держи боль на сотне, иначе отхватишь мощный дебаф.  — Дрейк подскочил к дриаде и кричал ей на ухо.  — Держись, слышишь?
        И снова тёмный зев портала слизал девушку с пола. Та не обратила на это никакого внимания, поглощённая фугой страдания и боли.
        — Ну а ты, светлый? Чего хочешь ты?  — Спросил Фарис паладина.
        — Все что мне нужно, у меня в душе?  — Пожал плечами Святозар.
        — Это говорит человек с полной сумой побрякушек?  — Хитро прищурился старик.
        — Все это мирское и пойдёт на нужды Церкви, а не для моей личной выгоды.
        — Что ж! Вижу, правду говоришь. Нет в тебе корысти и счастья от полного мешка добычи, ещё и взятого с исконного врага. Ну, а ты, что скажешь?  — В этот раз Артефактор обратился к Еремею.
        — Мне от тебя ничего не нужно.  — Едва сдерживая ярость прошипел клерик.
        — Как для светлого, в тебе слишком много ненависти.  — Ухмыльнулся старик.  — В этом основная ваша проблема. Вы часто не в состоянии отличить одно от другого и потому видите то, что желаете видеть. Дело ваше.
        Фарис поднял руку но его остановил Святозар.
        — Перед тем, как вы выкинете нас из своих владений, разрешите попрощаться с друзьями.
        Старик засмеялся кашляющим смехом.
        — Хорошо друзья-враги. Прощайтесь!
        Святозар посмотрел на меня и мотнул головой в сторону. Мне стало даже интересно, что мне хочет сказать паладин.
        — Арториус, я парламентёр малого совета Нового Вселенского Собора и должен передать послание. Блюстители веры, как и прочие церковные ордены, снимают все свои претензии и просят прощения за возникшее недоразумение. Более того, в любом приходе или ордене Христа тебе всегда рады и окажут посильную помощь.  — Паладин протянул ладонь для рукопожатия.
        — И почему вы так резко изменили свое решение?  — Я не торопился заключать непонятное перемирие.
        — Ты поставил нас в щекотливое положение, унизив на глазах миллионов зрителей дримтуба наших воинов. Мы вынуждены были принять меры для восстановления авторитета Церкви. Но сейчас, после всего, через что мы прошли, наши Иерархи поняли, что ты нам не враг. И пусть ты не веруешь в Бога, ты идёшь по пути света. Теперь враждовать с тобой, это ронять свой авторитет. Чтобы ты там ни думал о нас, мы на одной стороне. Я с тобой на одной стороне!
        — Допустим. Тебе я верю, но не таким как он.  — Я взглядом указал на клерика, что мялся в стороне, но не подходил, потому как Святозар запретил ему это. Как и Дрейку.
        — Божий храм открыт для любого, кто желает открыть ему душу. Мы не проводим кастинги и экзамены профпригодности.  — Покачал головой паладин.  — Каждый служит Богу как может. И большинство из нас совсем не такие. Мы готовы принять каждого, кто идёт к свету, пусть и через тернии. Еремей не плохой человек. Просто ему не хватает терпения. Он жаждет создать божье царство здесь и сейчас, даже не задумываясь о том, что у Бога на это ушло целых семь дней.
        — Охотно верю.  — Я пожал протянутую руку.  — Но, увы, я останусь при своём мнении.
        — Другого я и не ожидал.  — Святозар слегка поклонился и, обойдя меня стороной, подошёл к старику.
        — Мы готовы.
        Я ещё некоторое время смотрел на то место, где схлопнулся тёмный портал. Уходя, паладин смотрел на меня с лёгкой ироничной улыбкой, как будто знал то, чего я не знаю. Как взрослый смотрит на несмышлёного ребёнка.
        — Ну, а ты чего желаешь?  — Отвлёк меня от размышлений старик.
        Я задумался. А что потребовать? Я огляделся и вдруг до меня дошло. Артефактор! В Аду! И почему именно в этом месте?!
        «Дрейк, срочно думай. Это может быть место силы? И какое?»
        «Запросто. Тьма или Смерть. Скорее Тьма.»
        — Я хочу посетить место силы!  — Выпалил я.
        Я понял, что погорячился, когда глаза старика налились тьмой, лицо перекосила гримаса злобы и все тринадцать горгулий спрыгнули с крыши.
        Абзац. Ставить купол? А смысл? Проклятый поцелуй Лирии ещё действует и нам отсюда недели две ходу не будет. Плохо.
        — Плохое желание ты загадал!  — Зло прошипел Безумный артефактор.
        — Фарис, ты решил поднять руку на моих жрецов?  — Раздался насмешливый голос со стороны.
        А вот и кавалерия. Раздолбай собственной персоной. Старик тут же съёжился и в подобострастной позе отступил к своему склепу. Горгульи тоже приобрели вид кошек нагадивших в лапти хозяину. Я даже не думал, что эти чудовища, способные напугать до поноса, могут выглядеть так жалко.
        — Что вы, мой господин. И в мыслях не было.  — Тон старика стал приторно-лебезящим.
        — Смотри мне. Ты же знаешь, что я обидчив и злопамятен, как мой дед.
        — Да, господин.  — Артефактор, пятясь назад пытался вжаться поглубже в тень, под строгим взглядом бога.
        — Ну привет, служители!  — Иронично поздоровался Похвист.
        — Привет!  — В унисон ответили мы.
        — Чем обязаны?  — Спросил я.
        — Ты мне не рад?  — Картинно приподнял бровь Раздолбай.
        — А чему радоваться?  — Но отступил я.  — Твои явления народу ничего не дают. Ответов нет только болше вопросов. И неприятностей. Да и помощи от тебя никакой. Точнее в три задницы засунешь, а только из одной поможешь выкарабкаться.
        — Чего-то ты злой сегодня, Арториус. Плохо спал?  — Все так же ухмылялся Раздолбай не обижаясь на мою эскападу.
        — Последнее время я всегда такой.  — Я демонстративно окутался плащом гнева.  — Благодаря тебе. Или ты скажешь, что все это не твоих рук дело?
        — Конечно все это моих рук дело. Основу дрима создал я и все что тут происходит, в корне обязано мне.
        — Ты понял о чем я.
        — Арториус, твоя проблема в том, что ты ждёшь ответов, не научившись задавать вопросов.
        — Старшие! Твоих рук дело? Ты нас наградил этим счастьем?
        — Вот об этом я и говорю. Научись задавать правильные вопросы, чтобы получить ответы.
        — Да какие нахрен правильные ответы?!  — Вспылил я.  — Я задал вопрос! Чётко и лаконично! Чего тебе ещё надо?!
        Раздолбай покачал головой, выражая свое сожаление.
        — Арт, в школе детям не дают задачи с готовыми ответами. Их нужно решить самим, зная алгоритм. Ты должен понять суть, а не оболочку.
        Я сделал пару вдохов, успокаивая нервы. Зря я так. Действительно, не самое разумное поведение.
        — Вот скажи, как меня называют?  — Раздолбай выставил руку заметив, что я уже открыл рот.  — Одним словом и не именем.
        — Гений?
        — Отнюдь. Мой коэффициент интеллекта много выше среднего, но далёк от звания гения.
        — Универсал!  — Встрял в нашу перепалку Дрейк.
        — Правильно!  — Кивнул Похвист.  — Но ведь ты не думаешь, что я такой один?
        — Ты хочешь сказать…  — Опешил я, даже не сумев закончить предложение.
        — Именно. Проект «Ауры» был разработан три года назад для более плотного внедрения игроков в этот мир. Те, кто всей душой к нему прикипели, кто здесь испытывает сильные эмоции, тот получает ауру и значительное усиление своего персонажа. При этом есть и зависимость силы эмоций и силы аур. Тот, кто имитирует их, ничего не получает. Падение характеристик «дух» и «харизма» во время паники тоже из этой оперы. Разработчики таким образом хотели выгнать городских в поле. Со временем игроки бы разобрались, откуда ноги растут и все сильнее бы привязывались к игре. Но я смог сделать небольшую правку и теперь только универсалы могут ее получить. При этом ауры заметно усилились.
        — Но зачем?
        — Универсалы появились давно. Возможно тысячи лет назад. Это новая ветка в эволюции человека. Мы не мутанты из кино. Не можем извергать огонь из задницы и летать на реактивной тяге. Все что нам доступно, это управлять процессами своего мозга. Точнее регулировать силу и активность его зон. Но как это сделать? В нем нет интерфейса и кнопок. И тут важны эмоции и ярко выраженное желание что-то сделать.
        Универсальность своего рода талант. И как любой талант его можно развить или закопать. А что есть талант? Это совокупность всех качеств человека. Его тела, разума, эмоций, устремлений, имеющейся информации и жизненного опыта. Если человек с талантом пианиста растёт в глубинке или в средние века, где пианино и не видели в глаза? Как ему его развить? Да никак. Так и универсалы. Не зная о своём таланте, просто не могут его развивать. И я вам помог в этом. Программа аур нашла вас, а дальше желание развивать персонажа вас раз за разом заставляет использовать свой талант. Если в начале для проявления аур нужны были эмоции, то сейчас ваш мозг подстроился и теперь ауры возникают только по одному желанию и с каждым днём только усиливаются. Вы все сильнее можете подминать под себя игру и более гибко использовать заклинания.
        — Постой, это что, я в итоге стану берсеркером без мозгов, а Дрейк и того хуже — маньяком?  — Остановил я Похвиста.
        — Нет, конечно. Наш мозг логичен, рационален и стремится к простейшим решениям и покою. Без гормональных всплесков тела, мы бы были подобны неписям. Потому так тяжело запустить процессы изменения в мозгу. Зачем ломать то, что работает? Это самое простое и логичное решение. Зато когда происходит всплеск эмоций, мозгу приходится просыпаться и решать проблему. То есть эмоция лишь служит детонатором, а дальше мозг начинает сам задействовать нужные зоны и для безопасности носителя делает это на максимуме. В итоге расширяются самые активные в данный момент.
        Заметь, насколько ты поднялся в рукопашном и ножевом бою. Мозг начал выуживать из подсознания даже те приёмы, что ты мельком видел, применять те правила, которые ты уже забыл.
        А Дрейк. Он получил ауру давно. Раньше тебя. Но тогда у него была одна ненависть и не имелось цели. Вот он и превращался в маньяка-социопата. Но слившись, он поставил себе цель подняться и отомстить, но уже в процессе проникся уважением к тебе. И его эмоциональный фон выровнялся. Он стал вполне адекватным человеком.
        Хотя да. Ауры оставляют свой отпечаток. Ты стал жёстче, вспыльчивее, скорее на расправу. Но ты всегда был таким. Занозой в заднице у всех. Из-за того тебя и попёрли из армии. Подчинённым было плохо, потому как ты не давал филонить и заставлял работать, а начальству плохо, что при тебе сложно воровать или использовать солдат не по назначению, а например для постройки генеральских дач. В итоге карьера шла медленно, а потом вообще на тебя свалили все что смогли и уволили. В МЧС получилось то же самое. Так что аура праведного гнева это твоя суть. Ты таким был всегда.
        — Это что, я, по-твоему, всю жизнь был латентным маньяком?  — Удивился Дрейк.
        — Нет, Дрейк.  — Улыбнулся Похвист.  — И не играй со мной. Я о тебе знаю больше, чем ты сам.
        — Тогда в чем прикол?  — Не понял я.
        — Дрейк был врачом-хирургом, спасал людей, отдавал все свои силы этому. Маньяки на такое не способны. Но как гласит народная мудрость «от любви до ненависти — один шаг». И нет чище ненависти, чем плод растоптанной и преданной любви.
        — Хорошо, но зачем Старшие и сюжетный квест? Теперь же на нас откроют охоту, едва поймут, что неписи пойдут за нами.
        — Вы мне нужны. Универсалы. Я хоть и местный бог, но все же не всемогущий. Я не могу бегать по всему Руолу и искать их. Зато сейчас, каждый, кто получит ауру, будет искать вас. И найдёт. А вам теперь есть что им сказать.
        — Проблема в том, что не только они будут искать, но и все кланы и не только. И их тоже будут искать. А связываться с топами себе дороже.  — Поморщился рыцарь смерти.  — И не думаю, что рассказывать им о связи с тобой, здравая идея.
        — Дрейк, хватит ныть. Или ты думал, я вас тащил по всем этим квестам, чтобы вы стали грозой крыс и диких собак? Ты уже не просто игрок с роялем, а целый человек
        — оркестр. Вы пару часов назад устроили бойню, которой ещё не знал Руол. Потому охотиться будут, но станут и уважать и бояться. Идиот ауру не получит. Все универсалы достаточно умные люди. И разделив тайну с вами, они запрыгнут в вашу лодку. В конечном итоге вам придётся собраться вместе, чтобы противостоять тем, кто хочет сделать вас марионетками.
        — Что значит, ты протащил?  — Озадачился я.  — Тебя вроде с нами не было.
        — Я всегда с вами. Вы же мои жрецы.
        — Как это?
        — Боги всего лишь люди. И у нас в сутках тоже двадцать четыре часа. Потому на ваших аккаунтах стоит специальная программа-помощник. Которая пишет все ваши разговоры и, время от времени, помогает или направляет вас в нужную сторону. Заодно и мы можем присматривать за вами, получая сообщения о важных происшествиях.
        — Внушение? Опять!
        — Арт, мы уже это проходили. Все совсем не так. Так как Дрейк опытный игрок и хорошо знает правила и взаимосвязи, я прикрутил к нему специальный модуль. Когда ты задаёшь вопрос этот модуль, на уровне двадцать пятого кадра, выдаёт десяток картинок, которые поднимают из подсознания его знания. Плюс звуки и запахи, что будят нужные ассоциации. Вот и все вмешательство. Никаких мифических гипнотехник. Тем более универсалы не поддаются гипнозу. Совсем. Структура мозга слишком пластичная и быстро удаляет инородные программы.
        — Черт!  — Расстроился потрошитель.  — А я-то думал, что это я такой умный.
        — Так и есть.  — Утешил его Похвист.  — Мы сами часто пользуемся этими программами. Это нечто вроде «гугла» для мозга. Ты забыл автора и название книги, которую прочёл десять лет назад, но знаешь, что если ее увидишь, то вспомнишь. Тогда набираешь в поисковике теги и по ассоциациям ищешь нужную. Вот на таком уровне это и работает.
        — А Старшие. Что с ними?
        — Тут пока я не отвечу. Ещё рано.
        — Почему-то я не удивлён.  — Хмыкнул я.
        — Не злись. Я же говорил, что не хочу влиять на тебя. Прояснить кое-что могу, но пока не все. Ты должен сам идти, своими ногами.
        — А что с неписями?  — Спросил Дрейк.  — Они все нам подчиняются?
        — Нет. Не все так просто. Вам доступны для взаимодействия НПС-модули второго, если они разбужены, третьего и четвёртого, если синхронизированы. В первом ранге нет смысла, а пятый и шестой защищены ЦИ.
        — Чего!  — Через несколько секунд выдал Дрейк. Я просто молча развёл ладонями. Если Дрейк не понял, то я и подавно.
        — Ясно. Всего существует шесть рангов неписей, в зависимости от мощностей затраченных на них.
        Первый ранг самые простейшие мобы и горожане с замкнутым циклом. Например, девчонка-подавальщица из таверны. Она где-то живёт, ходит на работу, у неё есть простая легенда и характер. Если вдруг ее пытается соблазнить игрок, она выходит из спящего режима. Если игрок разово затащил ее в постель и бросил, все возвращается на круги своя. Если же дальше крутить ее, часть мощностей его капсулы перехватывает управление — это синхронизация с определённым игроком.
        Если что-то случается с ней и группой игроков, она переходит на второй уровень. Уровень трактирщиков и прочих мелких квестстартеров. Простые квесты, прокачка репутации, просто подходящее под профиль непися поведение, могут синхронизировать игрока и с ним.
        Третий ранг это уже важные неписи различных социальных уровней и фракций. Части сложных квестов и средние квестстартеры. Четвёртый ранг это старейшины вожди племён и люди из свиты князей и других правителей доменов.
        Пятый и шестой ранги самые высокие. Это рычаги управления и сохранения баланса в игре. Если вдруг игроки устроят массовый геноцид неписей или друг друга, эти князья вмешаются со всей своей армией и не дадут разнести игру. Потому не сильно рассчитывайте на огромные армии под вашими знамёнами. ЦИ на такое может жёстко отреагировать. И чем вы больше будете подгребать их под себя, тем больше будет сопротивление. Тут я вам советую играть аккуратнее.
        — И что нам теперь делать?  — Спросил я.
        — Продолжать! Идти к цели.  — Похвист махнул рукой в сторону склепа.  — Вот тебе ещё один шаг вперёд.
        — А что в конце?  — Не удержался Дрейк.
        — Начало!  — Таинственно улыбнулся Похвист.
        — Дрейк даже не пытайся!  — я сделал шаг в сторону склепа.  — Он ничего не скажет. Я уже пробовал. Дважды.
        Похвист исчез не попрощавшись, едва мы только отвели взгляды. Позёр! Но я привык уже. Он уже сказал, что хотел и большего из него не выбить. Артефактор тоже решил не испытывать судьбу и быстро умотал куда-то, даже забыв наградить потрошителя, но тот не сильно сожалел. Некоторые награды лучше не получать.
        Внутри склепа все освещалось зеленоватым маревом над круглым отверстием в крыше. Эта дымка зарождалась в полусотне монолитов различной формы и размера, усеянных рунами. И в центре всего этого кислотного буйства бурлила нефтяная клякса тьмы. Место силы. Осталось только впитать ее в медальон.
        ПОЗДРАВЛЯЕМ! ВАМИ ВЫПОЛНЕНО ПЯТОЕ ЗАДАНИЕ В ЦЕПОЧКЕ ЗАДАНИЙ «ПОСЛЕДНИЙ ХРАМ»! НАГРАДА: 200000 ОПЫТА. +5 % К СИЛЕ ЗАКЛИНАНИЙ ШКОЛЫ ТЬМЫ.  — 5 % К УРОНУ ОТ ЗАКЛИНАНИЙ ШКОЛЫ ТЬМЫ. ВАМИ ИЗУЧЕНО ЗАКЛИНАНИЕ «ВОИНСТВО ТЬМЫ».
        «ВОИНСТВО ТЬМЫ». ЛЕГЕНДАРНОЕ. СВОЙСТВА: ПРИЗЫВАЕТ НА ПОМОЩЬ ТЁМНЫЕ СУЩНОСТИ УРОВНЯ ПРИЗЫВАТЕЛЯ. КОЛИЧЕСТВО СУЩНОСТЕЙ ЗАВИСИТ ОТ РАНГА ЗАКЛИНАНИЯ. ЦЕНА: 1 ЕД. МАНЫ./СЕК. ОТКАТ: 2 ЧАСА.
        Пожалуй, самый простой этап моего пути. Но сам квест Наследника несложен и рассчитан на одиночное прохождение. Вся его сложность не в том, как обойти гвардов места силы, а как добраться от одного к другому. С каждым разом радиус поиска сужается, а Наследник все чаще мелькает среди игроков. В итоге скоро начнётся травля и гон. И война всех против всех вокруг нас.
        И хуже всего что место силы в Аду где игроков не так много. И кое-кто уже прямо сейчас может догадаться. Например, Орлы. А иметь таких врагов очень и очень вредно для здоровья.
        — Ну что, Арт?  — Поинтересовался Дрейк.  — Куда дальше?
        — Как всегда, только вперёд!  — Хмыкнул я, прогоняя тяжёлые мысли.
        Раздолбай прав. Мы уже больше, чем просто игроки и смогли это доказать. Прорвёмся.

        Конец четвертой книги.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к