Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Богатова Властелина: " Бунтарка На Мою Голову " - читать онлайн

Сохранить .
Бунтарка на мою голову Властелина Богатова
        - Вы чего? - в голосе куртизанки прозвучало убедительное волнение.
        - Я оценил твою игру и достаточно завелся, - втянул запах ее волос. Земляника - неожиданно!
        - Что вы дела-а-аете?! Отпустите немедленно! Вы что, маньяк? Уберите свои руки! Я буду кричать!
        - Кричать можешь. Здесь никого нет. Давай же, приступай к делу, - приказал.
        - К како-о-ому делу? - девица хлопнула ресницами, показывая самую неподдельную растерянность.
        - Тебе ли не знать, - усмехнулся, прижимая к себе гостью теснее.
        Пролог
        Дэйрок
        - Не смотри на меня так, Дэйрок, девочка уже в пути. Самая отборная, горячая, длинноногая роскошная блондинка, а что она вытворяет - ммм… В общем, сам убедишься! Ещё благодарен будешь, что вытащил тебя из уныния. Ты хоть видел себя в зеркало? - в магической сфере отчётливо было видно, что Морин состроил кислую мину.
        Я до скрежета зубов захотел сей же миг послать друга и закрыть сферу. Но в одном он прав - так гадостно я никогда себя не чувствовал.
        - Развлекись, по полной, Дэй. До встречи! - подмигнул Морин из магического шара и исчез.
        Проклятье! Сердито выдохнул, смотря в погасшую сферу. По кабинету разнесся сигнал. Быстро же она прилетела. Я отставил недопитый бокал и, опираясь на подлокотники кресла, поднялся, подхватив уже ненавистную трость, без которой пока не мыслил передвижения.
        Открыл дверь. Сжал ручку трости плотнее, уставившись на гостью.
        На пороге стояла молодая девушка. Друг сильно приукрасил, говоря о длинноногой блондинке. Ее пепельные волосы собраны сзади в пресловутую улитку. Девушка едва доставала мне до подбородка. В сером, почти монашеском, с множеством пуговиц платье. Вместо игривой улыбки, которую я успел нарисовать в своём воображении, как неотъемлемую часть знакомства, шокирующее удивление на грани потери рассудка.
        Чему она так удивилась?
        Губы девушки чуть раскрылись и сомкнулись, когда я остановил на них взгляд. В следующий миг лицо незнакомки окаменело, в голубых глазах вспыхнули холодные острые молнии.
        - Где малыш?! - потребовала вдруг девица, чуть приподняв подбородок.
        И правда горячая, и строптивая, ещё в дом не успела зайти.
        - Здесь, - глянул вниз, констатируя факт взглядом.
        Девица опустила взгляд, осматривая меня со всех сторон. Кровь горячим напором ударила в пах от того, как она буквально щупала меня взглядом.
        - Где здесь? - властно переспросила ночная бабочка, хмуря золотистые брови, возвращая взгляд на лицо.
        Я мрачно глянул на неё - она что, решила позлить меня? Или завести? Что ж, у неё умело получилось и то, и другое - почти вовлекся в эту игру.
        - Что вы смотрите на меня так? Где здесь? Кроме этой палки, я больше никого не вижу.
        - Ну не такой он уже и маленький, чтобы его не заметить, - возразил, понимая, что ей удалось задеть меня.
        - Покажите мне его немедленно! Я хочу его видеть, иначе у вас будут серьёзные проблемы, господин. Слышите? Я вам это обещаю! - незнакомка задышала часто и глубоко.
        Я усмехнулся. Недурно, мне даже нравится такая тактика.
        - Ну, проходи, - чуть отступил, позволив девушке переступить порог.
        Ну в самом деле, не на улице же… Я поперхнулся от одной этой мысли.
        Проследив, как девушка буквально ворвалась в холл вихрем, я успел скользнуть взглядом по изгибу её спины и мягкому месту ниже поясницы - довольно очаровательному, надо сказать. Мне вдруг стало понятно, что это блеклое платье и «бабушкина» причёска - умело подобранный образ, потому что невыносимо захотелось немедленно распустить этот целомудренный узел и пронизать густые блестящие пряди пальцами. Так захотелось, что окаменевшая плоть призывно натянула ткань штанов. А ведь буквально несколько минут назад мне не понравилась затея друга.
        - Ну и где же он? - повернулась ко мне строптивица, с нескрываемым любопытством оглядывая обстановку.
        Оценивала достаток? Насколько ей повезло с заказчиком?
        Девочка ещё не знает, что я буду вести, а она будет подчиняться моим приказам.
        - Вот скажите на милость, глубокоуважаемый милорд, - продолжила распылять меня блондинка, обращаясь должным образом, - у вас совесть есть?
        - Что? - не понял.
        - Понятно, - слепила губы в презрительную линию. - Вы занимаетесь рукоприкладством! Это возмутительно! Бедный малыш из-за вас страдает! Я всё знаю, он весь в синяках, и даже не пытайтесь этого скрыть! У вас ничего не выйдет. Как вы можете так обращаться с ним?! Это вопиюще! Я на вас в суд подам! Живёте сыто, с комфортом, и так издеваетесь над теми, кто слабее вас! Да ещё одеваете в отрепье, - она остановилась лишь потому, что закончился в лёгких воздух, покраснела до неровных пятен на бархатистых щеках.
        Да она и в самом деле озабоченная. Мои вещи из самого дорого ателье, между прочим. На свои бы посмотрела! Что на ней дешёвая тряпка - за мили видно. Тоже мне из элитного дома. С чего она вообще взяла, что я занимается рукоблудством? Мне вполне хватало внимание слабого пола.
        Я хотел сказать ей, что вовсе не нуждался в её услугах, если бы не… Но поймал себя на том, что снова попался на крючок.
        Откуда ей вообще знать, как я спускал свой пыл?! Или это такой способ провокации?
        Ну что ж, сама напросилась.
        Сделал к ней шаг. Девушка настороженно напряглась, я чувствовал, как она дрогнула, когда приблизился, хоть и старалась не показать этого. Волнение скользнуло в расширенных глазах с чёрными точками зрачков. Странная реакция. Странное поведение. Больше не поведусь на её манипуляции.
        Я плотоядно оскалился, оттеснив гостью к трюмо, так что она вжалась в него.
        - Вы чего? - в голосе прозвучало явное, почти убедительное волнение.
        - Хватит, - прервал ее. Она искусно играла. - …Я оценил и достаточно завёлся, - кровь горячо стучала в висках.
        Я схватил девушку, притянул к себе, навис, опираясь на трость, касаясь дыхания её распахнутых от изумления губ. Втянул запах волос. Земляника - неожиданно!
        - Что вы дела-а-аете?! - встревоженно зашевелилась подо мной девица. - Отпустите немедленно! Вы что, маньяк? Уберите свои руки! Я буду кричать!
        - Кричи, здесь никого нет, - сжал пальцами подбородок, заглядывая в расширенные глаза блудницы, почти утопая в них, но не должен ведь. Злость снова толкнулась в груди. - Приступай к делу, - приказал.
        Незнакомка хлопнула ресницами, показывая неподдельную растерянность.
        - К како-о-ому делу?
        - Тебе ли не знать, - усмехнулся в её раскрывшиеся как бутон розы губы.
        1
        Эмиана
        Отдав заказ, я скользнула ладонями по безупречно накрахмаленному переднику и повернулась к кухонному столу, за которым, примостившись на стуле, сидел Шени.
        Малыш уплетал пирог за обе щёки. Я удивлялась тому, что мальчик легко управлялся ножом и вилкой - другой бы бездомный сорванец мял кусок руками, некультурно заталкивал в рот, не заботясь о том, что на него могли смотреть. Но Шени был другим, не похожим на дворовую шпану.
        Я приблизилась, улыбаясь малышу, когда тот глянул на меня зелёными ясными глазками. Даже удивительно, что он мог иметь такого родителя: по словам мальчика, его воспитывал отец - нелюдь, продавший всю человечность за бутылку. И я не удивлюсь, что эти все синяки на скуле, на шее и руках получены вовсе не в уличных драках с другими мальчишками, а это отец бил его. Хоть мальчик ни в чём не признался, мне в голову всё больше закрадывались подобные мысли. И сбегал он от побоев, пропадая на улицах и в дождь, и в холод.
        Шени приходил под двери трактира шестой месяц к ряду - ровно столько, сколько я здесь работаю, - а в последнее время возвращался домой к поздней ночи: наверное, когда отец был в смерть пьяный, малыш мог спокойно лечь спать.
        Когда он появился впервые, копался в мусорке с отходами в поисках еды, светловолосый тоненьки и грязный, моё сердце сжалось до боли.
        - Вкусно? - спросила, выныривая из воспоминаний, присаживаясь на скамью рядом, наблюдая за мальчиком.
        - Очень, - жуя, ответил Шени, и снова разинул рот, чтобы откусить очередной кусок.
        - Шени, - начала я, осматривая ссадины на лице, - скажи правду, это твой отец так тебя бьёт? - Малыш замотал головой. Снова увиливал. Какой же он храбрый, такой маленький, и даже не жалуется. - Шени, пожалуйста, не ври мне, я ведь всё понимаю. Обещаю, я никому не скажу, просто признайся. Это он?
        Укол совести кольнул острой иглой, я прикусила губы - Шени вдруг перестал жевать и как-то поник, я понимала, что он не хочет мне врать, но буквально загнала малыша в угол. Мне нужно узнать, тогда смогу хоть что-то предпринять. Пойти написать заявление в прокуратуру, чтобы представители власти разобрались с этим бесчинством. Невыносимо наблюдать за тем, как взрослый человек издевается над ребёнком. Злость вскипела внутри лавой.
        - Хорошо, - отложил малыш недоеденный кусок пирога. - Только обещайте, что никому не скажете.
        Я скрестила пальцы в знак клятвы, как когда-то делала в детстве, когда обещала что-то своим наставницам.
        - Обещаю.
        Мальчик посмотрел вниз, на стол, а потом поднял взгляд и посмотрел на меня так по-взрослому серьёзно и хмуро, что у меня опять сердце зашлось.
        - Я больше никогда не вернусь домой, госпожа Эмили, - заявил он.
        Я раскрыла губы, задерживая дыхание.
        - Где же тогда ты будешь жить?
        Малыш пожал плечами.
        - Найду, где-нибудь, - ответил он и вновь взялся за торт.
        А я нахмурилась. Нет, нельзя всё так оставлять, нужно что-то предпринять.
        - Индейка под сливочным соусом! - раздался заказ со стороны стойки, когда я раскрыла губы, чтобы предложить ему пожить у меня. Я твёрдо решила, что не могу отпустить его.
        - Кушай малыш, я сейчас выполню заказ, и мы с тобой кое о чём поговорим, хорошо?
        - Угу, - кивнул Шени.
        Я поднялась и отправилась к разделочному столу. Раздав указания, принялась за тушку индейки, доверить которую не могла никому.
        - И нужен тебе этот сорванец, возишься с ним. Всех не приветишь, - пробурчала Тавида, пышнотелая, с ловкими сильными руками женщина, главная моя помощница.
        Конечно, на улице Овингтона много бродяг - Тавида права, но Шени нуждается именно в моей помощи, он ни к кому не приходит, только ко мне, значит, я могу ему помочь! И обязательно этим займусь, пока малыша не забил до смерти его алкаш-папаша.
        Когда я отдала заказ, вытащив из духовки приготовленное блюдо, и вернулась к столу, тут же застыла - на скамье уже никого не было, только пустая тарелка и использованная салфетка. Шени ушёл.
        2
        Развязав ленту на волосах, я взяла полотенце из слегка покосившегося шкафа и пошла в ванную.
        День выдался тяжёлый - обычно так бывает к концу недели, народ уединяется по всяким заведениям, чтобы расслабиться. Моя ванная комнатушка небольшая - помещалось крохотное корыто, печь и умывальник в углу. Эту комнату мне специально выдали, после того как хозяин трактира начал меня ценить, увидев результаты - со всего квартала люди тянутся именно сюда, в «Золотую утку», за теми лакомствами, которые я вытаскиваю из духовки.
        Так уж вышло, что лучше всего мне удаётся готовить, хотя способностей у меня было множество, но в том положении, в котором выросла, выйдя из пансиона для сирот, особо выбирать не пришлось, а получить работу повара было легко. Благо разных трактиров в городе бесчисленное множество.
        Наполнив горячей водой, нагретой на печи - водопровода в этом строении никогда не было, зато был слив, - высокое корыто, влезла в него, упершись коленями в стенку, намочила мочалку и принялась натираться душистым сваренным - тоже мной - мылом.
        Смыв усталость, обернувшись полотном, я вернулась в комнату и принялась вытираться. И вновь мои мысли устремились к малышу.
        Шени так и не вернулся, хоть я его ждала до последнего посетителя. А ведь я ему на ужин оставила запеченное мясо, которое так и осталось в кухне. Я ведь хотела серьёзно с ним поговорить, а он ушёл.
        Внутри вновь стало тревожно и неспокойно. Вдруг что с ним случилось плохое? И сейчас ему нужна помощь?
        Разобрав свою скромную постель, я залезла под одеяло, заставляя себя спать - завтра рано подниматься. Но сон не шёл, в голову лезли мысли о Шени. Где он сейчас? Всё ли с ним в порядке? Почему он не пришёл вечером? Сердце сжималось, когда перед глазами представал малыш, уплетающий пирог, а потом забившийся где-то в углу и плачущий.
        Вконец измучившись, сбив всё одеяло в ноги, не находя себе место на этой узкой кровати, я наблюдала, как язык пламени утопал в расплывавшемся воске свечи.
        Отвернулась и ударила по одеялу. Завтра, если малыш не появится, я пойду к нему домой и заберу его, и пусть его папаша что-то против меня скажет! Хорошо, что Шени рассказал мне, где живёт. Свой дом, по его разговорам, он очень любил, только не хотел туда возвращаться.
        Приняв твёрдое решение разобраться в этом, я смогла наконец-таки уснуть…
        …И проспала. Вскочила с постели, как ошпаренная, металась по комнате, натягивая платье. Ругаясь про себя, наскоро собрала волосы и стрелой вылетела из комнатушки. Не хватало, чтобы за мной поднялся сам управляющий!
        Сбежала по лестнице на нижний ярус. Я жила на самом последнем третьем, на втором - управляющий, там же находились кабинет и кладовые, а на нижнем располагался трактир - самый известный в местном квартале.
        Перегнувшись через перила, окинула взглядом главный зал. За столами уже сидели гости. Отпрянув, я ринулась на кухню.
        Тавида, которая уже достала замороженные тушки морской рыбы, встретила меня тёплым взглядом, давая знак, что управляющий рядом.
        - Что-то ты сегодня какая-то несобранная, - раздался мужской голос позади меня.
        Я вытянулась по струнке и, нацепив улыбку на губы, повернулась.
        - Доброе утро, господин Бернат. Всё потому, что у меня давно не было хорошего отдыха, господин, - намекнула я на то, что мне пора бы взять небольшой отпуск.
        Хотя я никогда не жаловалась и впервые заговорила про отдых. Бернат удивлённо приподнял брови и, закрыв рот, отвернулся, отправляясь по своим делам.
        Я хитро сощурила глаза. Так-то.
        Конечно, Бернат не собирался меня отпускать даже на пару дней, как только такое случалось, посещаемость таверны сразу снижалась. Все это заметили, и никто не мог понять, в чём причина.
        Тавида быстро перечислила мне заказы, пока я повязывала передник и надевала поварской колпак. Я принялась за дело и пропала, даже в обед не удалось посидеть на скамье и сделать глоток чая. Я вертелась по кухне, как юла, то и дело поглядывала на входную дверь.
        Шени не пришёл на обед, хоть в последнее время он его не пропускал. И к вечеру малыш тоже не заглянул. Тревога подкатывала к горлу, и я уже ждала последние часы работы, чтобы сорваться с места и отправиться за малышом.
        И как только отдала последнее блюдо, сорвала передник и колпак, взяла кошель с монетами и вышла из трактира.
        На улице было темно, после жара печи ощутимая прохлада оказалось благостью, но уже через несколько шагов я поёжилась от прохладного уже по-осеннему льдистого воздуха. Но возвращаться за жакетом не стала - трата времени.
        Улица Ревин-Силл находилась не так близко, потому необходимо было найти повозку, хорошо, что на главной улице у трактира их в этот час уйма.
        3
        Сказав адрес первому попавшемуся кучеру, я села в повозку. Всю дорогу прокручивала в мыслях предстоящий разговор. Да какой там может быть разговор?! О чём можно договориться с тем, кто поднимает руку на ребёнка? Я просто заберу малыша и уеду. И пусть попробует только что-нибудь предъявить. У меня есть доказательства!
        Но, конечно, здравый рассудок твердил, что требовать чужого ребёнка я не могу, но хотя бы убедиться в том, что он дома, что с Шени всё хорошо. И припугнуть его папашу - пусть не думает, что мальчик один и никто не видит издевательств над ним.
        За этими беспокойными мыслями мы выехали на загородную широкую аллею. Повеяло запахом сладкого перезревшего винограда и сухой травы. Я уже ни о чем не думала, а озиралась по сторонам, отмечая, что на улице Ревин-Силл всё ухожено: стриженые кустарники, ровные дорожки, всё чаще попадались белокаменные беседки и виноградные поля.
        Даже удивительно, что здесь могла жить столь неблагополучная семья. Я насторожилась еще больше, когда повозка остановилась перед - даже в горле запершило - настоящим замком! Трёхэтажным, с башней.
        Вот это да!
        - Приехали! - затормозил перед воротами кучер.
        - Это точно тот самый адрес?
        - Именно, госпожа, - отозвался мужчина, поворачиваясь ко мне.
        Я быстро раскрыла кошель и вручила плату чуть больше той, что он указал.
        - Можете меня здесь подождать? Я недолго.
        Мужчина с сомнением посмотрел на ладонь, подсчитывая монеты.
        - Знаю я вас, как недолго, - пробурчал он.
        Я непонимающе уставилась на него, но кучер кивнул, соглашаясь ждать. Вышла на улицу, ступая по выложенной плиткой дорожке, всё больше настораживаясь от того, что попала именно сюда. Хотя чему удивляться? Нередко дети из богатой семьи несчастны, порой даже живут хуже, чем в сословиях пониже. Но меня вдруг осенило понимание - вот откуда у малыша такие манеры! Воспитание никуда не деть.
        Я вдохнула глубже воздух и решительно подошла к кованым воротам, толкнула железную дверку, которая свободно поддалась, и скользнула на террасу. В нескольких окнах горел золотистый свет - значит, хозяин дома. Быстрым шагом я прошла к высокой лестнице, поднялась по ступеням и остановилась. Меня, конечно, никто встречать не собирался, и поблизости не было никого. Пошарив взглядом по двери, нашла тускло светившийся сбоку выпуклый диск, нажала на него. И магия есть, а значит, отец Шени достаточно влиятельный человек. Но меня не должно это останавливать.
        Ну всё, сейчас этот папаша у меня попляшет!
        За дверью послышались шаги, а в следующий миг щелкнул замок, и тяжёлая створка отворилась.
        Я вдохнула, чтобы говорить, да тут же подавилась воздухом, когда на пороге предстал молодой мужчина.
        Я ожидала увидеть что угодно: пьяницу с помятым лицом и сбившимся воротником, красные запойные глаза, но только не этого высокого брюнета в белоснежной рубашке и отутюженных брюках. Волосы, холёно зачесанные от висков, открывали гладкий лоб, серые глаза под пушистыми ресницами, красивые брови вразлет, ровный аристократический прямой нос, слегка полные губы с волевыми скулами.
        Я была, мягко сказать, удивлена. Хотя сколько Шени лет? Шесть, семь? А может быть и меньше, ведь бродяги всегда кажутся взрослее, так что неудивительно, что его родитель может быть столь молод. Но, странное дело, он опирался на трость с железным навершием, и у висков - не заметила сразу - тянулись серебряные нити волос.
        Я поймала взгляд хозяина замка на своих губах.
        Сердце вдруг быстро застучало, и я решила немедленно пойти в атаку.
        - Где малыш?!
        4
        Мужчина глянул вниз и спокойно ответил:
        - Здесь, - хотя доля недоумения скользнула в сверкающей стали глаз.
        Я проследила за его взглядом, но Шени нигде не было.
        - Где здесь? - спросила твёрдо. Или он думает, что может легко меня провести? Ничего не выйдет!
        На лице мужчины отразилось недовольство. Ну вот и попался. Теперь я так просто не уйду.
        - Что вы смотрите на меня так? Где здесь? Кроме этой палки, я никого не вижу.
        - Ну не такой он и маленький, чтобы его не заметить, - усмехнулся хозяин замка.
        И почему самым хорошим детям достаются такие родители? Возмущение накрыло меня с головой, а когда такое случалось, я уже не могла отвечать за себя.
        - Покажите мне его немедленно! Я хочу его видеть, иначе у вас будут серьёзные проблемы, господин. Слышите? Я вам это обещаю! - постаралась говорить спокойно, хотя в груди уже не хватало воздуха.
        Этот наглец на мои слова только усмехнулся, вызывающе и откровенно, даже не пытаясь скрыть своего скверного характера.
        - Ну проходи, - он отступил, позволяя войти.
        И я вошла, переступив порог, держа себя от того, чтобы не наступить ему на ногу.
        Я едва ли не охнула от окружившей меня роскоши. Мебель с бархатом из дорогого дерева, всё сверкало чистотой и хорошо пахло какими-то благовонными маслами, которые я брала в торговых лавках для своего мыла. Но я быстро взяла себя в руки и задрала нос - как бы богат ни был этот лорд, а то, что творится в его семье, не скрыть.
        Я резко развернулась, поворачиваясь к мужчине.
        - Ну и где же он? - потребовал, ведь Шени нигде не было видно: ни в коридоре, ни в дверях, что, по-видимому, вела в столовую.
        Наверное, я покраснела до самых кончиков ушей, поймав взгляд этого лорда. Очень странный взгляд, от которого моё тело отозвалось какой-то странной дрожью.
        «Не поддавайся, Эмиана, он просто хочет голову запудрить», щуря свои серые глаза и ухмыляясь так, будто перед ним не порядочная девушка, а… а… Я повар и, между прочим, первоклассный! Но разве этот индюк поймёт?!
        - Вот скажите на милость, глубокоуважаемый милорд, - начала я, отгоняя прочь страх, - у вас совесть есть?
        - Что? - приподнял идеальную бровь, гипнотизируя меня.
        - Понятно, - сжала губы, ощущая, как ком гнева подкатывает к горлу, а ещё волнения, потому что этот лорд явно не ощущал за собой никой вины.
        И тогда я не сдержалась, излила на него всю тираду, что готовила, пока добиралась до него, даже воздух в лёгких закончился.
        Мужчина, кажется, слушал внимательно, при этом скользил по мне странным блуждающим взглядом - его отчего-то потемневший взор проникал куда-то под кожу. Когда я смолкла, он в следующий миг сделал шаг в мою сторону. Внутри у меня всё содрогнулось. Проснувшийся инстинкт заставил немного очнуться. Я ведь в его доме, если он с Шени так поступает, то может навредить и мне. Я совсем не подумала о том, что мужчина может быть опасен для общества, а эта трость в его руках лишь отвлекающий манёвр.
        Как бы там ни было, я оказалась зажата между трюмо и лордом. Когда он неприлично прильнул ко мне своим телом, моё дыхание сбилось от ощущения его близости, сильного тела. От волнения пелена встала перед глазами, я глубоко вдохнула и едва не потеряла последние чувства. Его запах - горький, пьянящий, сильный - наполнил грудь и затуманил голову. Я ощутила себя беспомощной, щёки затлели под пристальным взглядом мужчины.
        Чего он хочет? Нужно немедленно что-то предпринять. Но моё тело отказывалось выполнять команды ума. Я так и пристыла к краю комода, не в силах шелохнуться.
        - Вы чего? - сглотнула сухо.
        - Хватит, - резко прервал он, что я вздрогнула. - Я оценил и достаточно завёлся, - с этими словами он склонился так низко, что я ощутила его тёплое дыхание на своём виске.
        - Что вы дела-а-аете?! Отпустите немедленно! Вы что, маньяк? Уберите свои руки! Я буду кричать! - всполошилась.
        - Кричи, здесь никого нет, - сказал и вжал горячие пальцы в мой подбородок. - Приступай к делу, - проговорил низким баритоном прямо в губы.
        По спине скользнул колючий холодок.
        - К како-о-ому делу?
        - Тебе ли не знать, - проговорил мужчина, дерзко и похотливо усмехнувшись, что у меня внутри всё перевернулось.
        Я оцепенела, но если не сделаю что-то, то окажусь жертвой этого маньяка. Не знаю, какими усилиями мне удалось совладать с собой. Облизала губы и потянулась к нему, тем самым отстранилась от льнущего ко мне лорда и, резко согнув колено, ударила им в пах мужчины.
        Мерзавец, согнувшись в поясе, тяжело выдохнул, а я, пользуясь заминкой, подхватив подол платья, со всех ног ринулась к двери.
        5
        Я выбежала на улицу и понеслась прочь, перескакивая через одну ступень. Но внизу остановилась и обернулась. Облегчённо выдохнула - за мной не погнались. Сердце колотилось бешеными ударами. Впервые я стала жертвой нападения маньяка. Придя в себя, поспешила убраться с террасы, пока этот озабоченный не погнался за мной.
        Приближаясь к воротам, я услышала их скрип и сбавила шаг. Кто-то вошёл, а на дороге разворачивалась ещё одна повозка. Гость направился к замку. По длинному платью я поняла, что это женщина. Девушка, очень молодая, с копной белокурых волос, рассыпанных по плечам, с тонкой талией, затянутой корсетом, с довольно-таки открытым декольте, настолько, что круглые полушария едва не показывались наружу. Кто это?
        Девушка сбавила шаг, моргнула кукольными глазами, смотря на меня с некоторым удивлением и подозрением, как, впрочем, и я на неё.
        - Это Ревин-Силл? - спросила она.
        Она здесь впервые?!
        - Вы не ошиблись адресом, - заявила я, - но не советую вам туда идти. У хозяина дома не всё в порядке с головой, он настоящий зверь, маньяк, я не знаю, как таких на свободе держат! Я едва вырвалась, даже и не ведитесь на эту палку в его руках.
        Глаза девушки заметно округлились, и в них скользнуло неподдельное беспокойство, напудренное лицо как-то странно вытянулось.
        - Палку?
        - Именно, - ответила и, глянув назад, торопливо обошла гостью, которая будто вросла в землю, быстрым шагом прошла к ожидавшей меня повозке.
        - Трогай, назад к «Золотой утке»! - выпалила я, плюхнувшись на сиденье.
        Уже вскоре повозка неслась обратной дорогой.
        Дэйрок
        Перед глазами плыли тёмные пятна. Я стиснул пальцами стойку до белых костяшек и расправил плечи, когда боль утихла. Глянул на себя в зеркало - вид мой был, мягко сказать, жалкий.
        И что это было?
        Зло ударил по деревянному выступу. Проклятая вертихвостка! Повернув голову, глянул на дверь, в которую упорхнула моя ночная гостья. Моя? Выругался, проклиная Морина и его дурацкую затею с развлечением.
        - Я что, должен за ней погнаться, продолжая эту глупую игру? Ну уж нет. Как-то перехотелось, - процедил сквозь зубы.
        Такая строптивица была мне не по настроению, как минимум. Поймал себя на мысли, что жду её возвращения, но девица не спешила возвращаться, чтобы продолжить начатое. Ненормальная. Сердито вздохнув, встряхнул головой, подхватил трость, прошел к двери и запер её. Как там Морин сказал - шикарная куртизанка из элитного борделя? Я рассмеялся.
        Опираясь на холодную металлическую ручку, похромал обратно в кабинет, желая связаться с Морином по сфере, чтобы высказать ему всё, что думаю о его подарке, но передумал. Тяжело опустился в глубокое кресло, стоявшее возле тлеющего в бархатном полумраке камина. Отставил трость и поморщился. Колено нещадно заломило, отдаваясь тупой болью в бедро и выше, так что где-то под рёбрами перехватывало. Лекарь сказал, что это так и останется, и выписал целую груду лекарств и трав.
        После ранения магическим снарядом повреждённые кости не восстановить, часть разрушающей магии остаётся в теле, не позволяя прийти в прежнюю форму. Правда, лекарь всё же обнадежил, сказав, что бывают редкие случаи исцеления. Но я не верил.
        Взял бокал с темным, как янтарь, коньяком, сделал глоток. Густое тепло разлилось по телу, и в голову навязчиво полез образ этой самой хваленой блондинки. Её невозмутимое лицо, пухлые губы, сомкнутые в строгую линию. Играла отменно, хоть подобных девиц я никогда к себе не вызывал. В какой-то момент понял, что дыхание участилось и стало тяжёлым.
        Откинулся на спинку кресла, запрокинув голову. Мне просто и в самом деле нужно отвлечься, прошло всего три дня, как я покинул лазарет и вернулся домой. Ещё нужно найти силы написать заявление об уходе из оборонной канцелярии, где служил в королевской гвардии последние три года. И был, между прочим, на высоком посту.
        Был. А теперь никому не нужен. Такой.
        Я скосил взгляд на трость и напряжённо вцепился пальцами в подлокотник.
        Нужно успокоиться. Но стоило только прикрыть веки, как в мыслях возникала эта ненормальная. Злость смешивалась с закипевшей не на шутку крови - ядовитая смесь. Расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, снова взял бокал, после третьего глотка крепительной жидкости возбуждение утихло, и вскоре потянуло в сон.
        6
        Эмиана
        Я устало распустила волосы и, положив ленту на стол, скинула платье. Забралась под одеяло - нужно спать, завтра подъём ранний и снова за сковороды.
        Но куда там, уснуть я не смогла.
        Пред глазами наглая ухмылка и внимательный будоражащий до мелкой дрожи взгляд серых глаз. Я сердито фыркнула и положила голову на согнутый локоть. Внешность обманчива, этот гад не показал мне малыша. И я так и не узнала о Шени ничего. Где он сейчас? Может, завтра объявится? Я очень на это надеялась.
        Закрыла глаза, заставляя себя уснуть. Но не получалось. Взгляд этого озабоченного будто пытался пробраться под кожу. Как же Шени не повезло с родителем, мало того что заставляет малыша сбегать из дома, так ещё и набрасывается на девушек! И та блондинка, с которой я столкнулась. Расфуфыренная, и пахло от неё так приторно, что во рту липко стало. Кто она такая?
        Я вспыхнула, откинувшись на спину. Да ясно же кто! Прос… Девица с низкой социальной ответственностью. Интересно, как часто ему наносят визит подобные особы?
        Впрочем, какая мне разница? Сомкнула веки. Завтра на свежую голову подумаю обо всем, разберусь, что делать дальше, если Шени вновь не появится. Этот индюк, если у него есть хоть немного ума, должен понять, что малыш не безразличен окружающим и что его заметили.
        С этими утешающими мыслями я смогла уснуть…
        … И снова проспала! Подскочила, как безумная, наскоро натягивая платье, заглядывая в зеркало, попутно подвязывая лентой волосы. Освежила лицо прохладной водой и спустилась в таверну.
        Работа кипела.
        - Что-то ты второй день припаздываешь, Эм, - голос управляющего пробрал до кости, вызывая оскомину на зубах. Ненавижу, когда меня так называют.
        - Доброе утро, господин Бернат, - улыбнулась я, поворачиваясь к мужчине. - Сказываются отсутствие выходных, господин.
        Мужчина разинул рот и плотно сомкнул, передумав возражать, и отвлекся на другое.
        - Он тебе и слово против боится сказать, - хихикнула Грейси - одна из подавальщиц.
        Я улыбнулась, конечно, причина была понятна всем. И мой метод погасить придирку управляющего работал безотказно.
        - Что там у нас? - глянула на список заказов, завязывая сзади тесьму фартука…
        … Шени так и не появился ни на завтрак, ни на обед. Я проглядела все глаза, выглядывая во двор таверны.
        - Я смотрю, привыкла к мальчику, - подсела к столу Тавида, когда после обеда зал немного опустел, и можно было передохнуть.
        - Он совсем один, - ответила, выныривая из мрачных мыслей.
        - Может, пора бы завести своего?
        Я подняла взгляд на женщину, уставившись на неё, не сразу понимая, о чём она.
        - Молодая, красивая, пропадаешь на этой работе, кто тебя тут видит? Нет бы в зал выходила.
        Вот нравоучений мне уж точно не хватало.
        - Меня всё устраивает и так, - ответила, не желая продолжать этот разговор, который повернулся не в ту сторону.
        И вообще, причём тут моя личная жизнь, если ребенок в беде, и неважно чей он.
        - Он уже третий день не появляется. И никому нет дела.
        Тавида как-то тяжело вздохнула.
        - Знаешь, сколько таких сирот…
        - Пока я знаю только одного, Тавида - это Шени. И я волнуюсь за него.
        Женщина, выслушав, махнула рукой.
        - Да объявится, небось, нашёл себе какое-то другое место, а ты сидишь тут переживаешь.
        Хорошо бы, а если нет? Всё-таки у Тавиды чёрствое сердце.
        Стол накрыла тень, вторая из подавальщиц Мари положила лист с заказом на стол. Я подняла на неё взгляд, увидев ослепительно сверкающую улыбку на её лице.
        - Очень важный заказ, сам хозяин приказал сделать его на высшем уровне.
        - У нас все заказы на высшем уровне, - пробурчала я, не понимая, чему так радуется Мари.
        - Этот гость особенный, - глаза девушки как-то странно загорелись.
        И мне всё стало понятно - какой-нибудь богатый лорд решил посетить нашу забе… кхм таверну.
        - И что же это за гость такой? - поинтересовалась Тавида, проявляя уж очень любопытный интерес.
        - Господин Дэйрок рен Энвард, - с каким-то благоговением ответила та, - между прочим, завидный жених.
        Я закатила глаза.
        - Мне это имя ни о чём не говорит, Мари, как и всё остальное.
        Мари посмотрела на меня так, будто я самая последняя деревенская простушка из какой-нибудь захолустной провинции. Я схватила лист, немного помяв его, пробежалась глазами и изогнула бровь. Интересный вкус у лорда.
        - Эти вертихвостки не упустят своего случая, - приблизилась ко мне почти вплотную Тавида, шепнув так, что слышала только я, - может, глянешь, а лучше сама заказ отнеси.
        - Что? - я уставилась на Тавиду. - Ещё чего! - фыркнула. - Нужен мне этот лорд.
        - А вдруг он поможет тебе найти мальчишку? Знакомства никогда не бывают лишними.
        Это был чистой воды шантаж, я сердито сощурила глаза на свою помощницу, потому что ей удалось поймать меня на крючок. Нет, выходить в зал я, конечно, не собиралась, но взглянуть одним глазком…
        7
        Дэйрок
        Морин так просто не отделался, и я на следующий же день утром высказал всё, что думаю о его подарке. Но друг так просто это не оставил и потащил меня в свою таверну. Чтобы узнать все подробности.
        И вот теперь мы сидели за столом в людном зале «Золотой утки».
        - И что, она прямо так с порога и потребовала? - хохотнул Морин рен Вернерд, явно веселясь.
        - Прямо с порога, я её пустил в дом, ну а дальше ты знаешь, - буркнул я, кривясь, вспоминая эту нелепую и жуткую ситуацию.
        - Странно, - качнул головой Морин, в глазах так и полыхало любопытство. - На неё непохоже, - он смолк, когда к столу подошла подавальщица с кувшином вина и бокалами, ловко разлила, наклоняясь откровенно низко, демонстрируя своё глубокое декольте.
        Морин усмехнулся ещё шире, когда подавальщица ушла.
        - Я скоро начну тебя ненавидеть, каждая готова к тебе липнуть, как муха на мёд, и даже Далия повела себя чересчур импульсивно.
        Я бросил на него уничтожающий взгляд - мне действительно не до шуток. Вчерашний вечер был ужасный, самый гадостный в моей жизни, а Морин ещё издевается.
        - Ладно, давай за встречу, - поднял он бокал.
        С Морином мы познакомились давно, когда жили ещё в казармах, правда, друг не пошёл на службу к королю, а взял дело своего отца и теперь крутится в высших кругах знати, но наше общение не прекращалось.
        Я отпил пряного вина, пронаблюдал, как к столу приближается рослый мужчина.
        - Господин, простите, что отвлекаю, тут принесли некоторые бумаги, их нужно подписать, - обратился, видимо, управляющий.
        - Извини, я сейчас, - поднялся Морин.
        Я кивнул и откинулся на спинку стула, окидывая взглядом высокую стойку, возле которой стояли подавальщицы, смотревшие в мою сторону. Отвёл взгляд и случайно, совсем неожиданно, выхватил им белое пятно - поварской колпак, а потом меня словно пронзило током, когда я увидел лицо обладательницы столь массивного головного убора.
        «Да неужели?!» - я даже глазам не поверил. Хорошо запомнил её лицо, и зрительная память у меня отменная. Голубые глаза девушки испуганно блеснули, когда она скользнула взглядом по залу, и наши взгляды неизбежно встретились. Блондинка, как там сказал Морин - Далия? Аж вздрогнула, будто увидев нечисть, как-то побледнела и мгновенно скрылась за балдахином.
        Я сделал вдох и выдох, сжал кулаки. Почти невидящим взглядом пронаблюдал, как подавальщица принесла заказанные блюда.
        - Постойте, - остановил я девицу, когда та неохотно отходила от стола.
        - Да, господин, - улыбнулась ослепительно девица.
        - Кто ваш повар?
        С лица девушки улыбка сползла очень быстро, она нервно сжала поднос.
        - Повар у нас женщина, господин, она довольно известна в этой части города.
        - Скажи имя? - потребовал я, когда девица откровенно начала мяться.
        - Эмиана, Эмиана рен Фаборт, господин.
        Я хмыкнул. Странно. Неужели Морин скрыл то, что она работает в его таверне? Да ещё имя соврал. Или это её другое, рабочее? Какое же настоящее?
        - Можете идти, - отпустил девицу.
        Морин не возвращался, и я терял терпение, чтобы потребовать объяснений. Хотя, к чёрту объяснения, если друг таким образом решил разыграть меня, то я не останусь в долгу.
        Я кровожадно усмехнулся, посмотрев на чашку супа, в голову пришла провокационная идея.
        «Сейчас она получит за всё сполна, эта Эмиана-Далия».
        Посмотрев по сторонам, убедился, что на меня никто не смотрит, дёрнул рукав своего жакета и, обхватив пуговицу на манжете, рывком сорвал её и бросил в блюдо.
        «Сейчас она попляшет!»
        Дождавшись, когда вернулся Морин, мы принялись за обед. Морин что-то рассказывал, я его почти не слушал, внутри всё кипело и бурлило от предвкушения возмездия. В какой-то миг на зубы попалось и пуговица.
        Я достал платок и выплюнул пуговицу.
        - Что такое? - прервал разговор Морин, уставившись на меня, и как-то странно побледнел, лицо его вытянулось. Я вопросительно глянул на него, стараясь никак не выдать себя, надевая маску серьёзности. - Это что ещё такое?! - Морин, кажется, тоже решил играть, даже покраснел правдоподобно от гнева.
        Он развернулся и поднял руку, подзывая подавальщицу.
        - Приведи мне повара в зал, - приказал он сухо.
        Я положил платок на стол и принялся ждать, пряча своё злорадство. Друг был явно взволнован и удивлён.
        Ну-ну, посмотрим кто кого. На что он рассчитывал? Что я не узнаю его подарок?
        8
        Эмиана
        Я влетела на кухню с подносом в руках, едва не сбив Грейся, забежала в подсобку и прижала ладони к пылающим щекам.
        Он меня узнал! Нет, не узнал. Или узнал? Но точно заметил. Может, всё обойдётся? Но тут я заставила себя очнуться, расправить плечи. С чего я так испугалась? Да с того, что этот лорд Дэйрок рен Энвард - папаша Шени! Когда я выглянула в зал и заметила его, меня будто огрели, глазам не поверила, что это тот самый мерзавец! Но это он, я его узнаю из толпы, это взгляд, пробирающий до костей. Он сидел с господином Морином за одним столом. Они что, близкие знакомые?
        В подсобку громко постучали, заставляя меня вздрогнуть.
        - Эмиана, ты тут? - голос Мари как гром на голову. - Выходи, тебя зовёт к себе господин Морин.
        Что?! Мне показалось, стены содрогнулись, колени так и ослабли. Меня зовет хозяин?
        - Зачем? - спросила, не желая выходить ни под каким предлогом.
        - Откуда мне знать! Но, кажется, господин Морин недоволен чем-то, - раздраженно отозвалась Мари и отошла от двери.
        Я сглотнула и глянула в зеркало. Вид мой был, мягко сказать, жалким, я будто напуганный до безумия зайчонок - того и гляди в обморок грохнуть. Но чего я так испугалась?!
        Рассердившись, притопнула ногой. Сдёрнула колпак. Хотя зачем? Я же повар и должна выглядеть соответственно, уж точно не для того чтобы кому-то понравиться. Ещё чего! Надела его обратно, убирая волосы.
        - Неужели этот мерзавец рассказал о том, что я приходила в его замок?
        И что? Я приходила по адресу, который мне сказал Шени, я хотела увидеть малыша и узнать, что с ним всё хорошо, не более. Вот сейчас и будет возможность поставить милорда в неловкое положение, пусть ответит перед всеми, что с Шени!
        С этими мыслями я вздернула нос, придавая своему виду уверенности, вышла из подсобки. Тавида проводила меня беспокойным взглядом. А я, поправив складки своего фартука, вышла в зал.
        Не так-то просто это оказалось. Колени тряслись.
        Господин Морин сидел спиной ко мне, а вот милорд Дэйрок… Весь холеный, ухоженный: безупречно отутюженный жакет, белый воротник рубашки оттенял кожу шеи и кисти рук. Волосы идеально уложены, зачесаны от висков назад, открывали немного резкие черты и вместе с тем их смягчали полные губы и тёмные росчерки бровей, бархатный взгляд. Когда он обратил на меня этот свой взор, я едва не споткнулась на ровном месте, а дыхание перехватило.
        Так, Эмиана, соберись! Не стоит поддаваться этой показной изысканности, уж мне-то известно, что за этим скрывается!
        По мере приближения мне хотелось одного - убежать, так скованно я ещё себя никогда не ощущала.
        - Вы звали, господин, - под пристальным взглядом этого индюка обратилась к хозяину насколько могла уверенным голосом.
        И чего этот лорд снова так ухмыляется? Маньяк-домогатель!
        - Да, Эмиана, звал, - повернулся господин Морин ко мне. - Смотри, что оказалась в тарелке господина Дэйрока рен Энварда. Как ты это объяснишь?
        Непонимающе уставилась на Морина, а потом перевела взгляд на салфетку и обнаружила пуговицу. Наверное, то, как я покраснела до самых кончиков ушей, увидели все посетители, которые стали с откровенным любопытством посматривать в нашу сторону.
        Я раскрыла губы, касаясь самого дна своего позора. Пуговица! Как она могла оказаться в супе, который я приготовила совсем недавно?
        - Я не… не знаю, как-так вышло, господин, - проговорила заплетающимся языком.
        Господин Дэйрок смотрел на меня серьёзно, но глаза! В них будто прыгали черти. Кажется, он был доволен, что меня отчитывают перед всеми, получал великое удовольствие. И почему именно в его тарелка оказался… посторонний предмет? Странно.
        - Как же ты не знаешь, ты же готовила это блюда? - спросил господин Морин, не собираясь так просто отпускать.
        - Я… - щёки, казалось, сейчас сгорят от стыда.
        Вновь посмотрела на пуговицу, лихорадочно ища, что сказать в оправдание, но, наверное, мне придётся извиниться. Глянула на господина Дэйрока, уже раскрыв губы, но взгляд опустился почему-то на воротник его рубашки и верхнюю пуговицу, вернула взгляд на салфетку. У меня внутри всё вспыхнула от ярости. Такая же пуговица! Он это сделал специально?! Сжала кулаки, пытаясь держать себя в руках.
        - Я думаю, - после долгого молчания, заговорил этот холёный лорд - чтоб его, - это недоразумение, правда, Эмиана?
        Явно намекая на тот вечер, когда я едва вырвалась от него.
        - А вообще… - обратился он к Морину, - с каких пор Морин у тебя в трактире работают повара на две ставки?
        Морин приподнял в недоумении брови, явно заинтересовавшись.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Разве ты не знаешь? - с каким-то напряжением спросил рен Энвард. - Эмиана подрабатывает по ночам интимными услугами.
        Мне показалось, что на меня упала плита. Такого я точно не ожидала.
        - Что вы несёте, милорд?! - выпалила я. - Может, сами объясните, что вы делаете с малышом?! Убиваете его и мучаете, я вынуждена подать на вас жалобу, - в следующий миг я схватила бокал вина и резким движением выплеснула в холеную гримасу этого мерзавца, задумавшего меня ещё и унизить при всех: - Это вам за оскорбление! - отчеканила.
        Милорд посмотрел на меня угрожающим взглядом, в котором полыхало настоящее пламя, в то время как ручейки стекали по его чересчур надменному лицу. Поделом!
        Поставив бокал, развернулась и пошла прочь.
        Меня встретили ошеломлённые увиденным представлением Грейси и Мари. Даже отшатнулись, когда я пролетела в кухню.
        - Что случилось?! - бросилась ко мне Тавида.
        - Ничего. Меня увольняют, - с этими словами влетела в подсобку, заперлась, сорвала колпак и, упершись ладонями в стол, замерла. Сердце билось горячо и гулко, я судорожно вдохнула, прикрыв трепыхавшиеся ресницы.
        Скорее, теперь так и будет - меня уволят, оставалось только ждать.
        9
        Дэйрок
        Я взял салфетку и промокнул лицо. Да-а, горячая штучка, собственно, мне ли не знать!
        - Прости, я не понимаю, что с ней, это наш первоклассный повар, я её такой никогда не видел, - на лице друга неподдельная растерянность и в тоже время он не скрывал, что это всё его забавляло. - Хочешь сказать, что ты с ней знаком?
        - Я что-то не понял, а не ты ли мне её прислал, Морин?
        - Я? Её? Я ещё в своём уме, чтобы подсылать к тебе своих поваров.
        Я посмотрел вокруг - любопытствующие прислушивались к нашему разговору и глазели в сторону кухни. Кажется, у блондинки теперь отбоя не будет. Совсем некстати взыграла вина.
        - Тогда я ничего не понимаю, зачем она приходила ко мне?
        - Постой, так ты хочешь сказать, что она была в твоём доме? - кажется, дошло до друга. - А как же Элиза?
        - Какая Элиза? После твоей кухарки ко мне больше никто не приходил.
        Морин застыл, недоумевая ещё больше.
        - Я разберусь во всём.
        - Не стоит, это моя пуговица и твоя повариха не причём, - признался я всё-таки, что перегнул палку, и бедолаге досталось ни за что.
        Но за то, что вылила в меня вино, за это ещё земляничка ответит.
        Морин хохотнул.
        - Так какого чёрта она требовала малыша? - Морин засмеялся.
        - Откуда мне знать?
        - Ну да… - отозвался Морин, успокаиваясь, и тут же напрягся, поднимая взгляд, настороженно откинулся на спинку стул.
        - Дэйрок, тебя уже выписали? - ощерился подошедший Тейсон.
        Уж кого, а своего врага я не ожидал здесь увидеть.
        - Как видишь, - ответил Морин за меня, разбавляя напряжения.
        - Ты даже поваров умудряешься разгневать, как она тебя, а? - не обратил никакого внимания на моего друга Тейсон.
        - Что тебе нужно? - прорычал я, бросая салфетку на стол.
        - Просто решил поздороваться с уважаемыми людьми. Как твоя нога? - он выхватил взглядом трость, которая стояла, прислоненная к столу. - Вижу, совсем плохо дело. Слухи ходят, что ты не вернёшься на пост. - Я стиснул кулак, которым захотелось проехаться по довольной физиономии этого ублюдка. - Ладно, отдыхай, - Тейсон будто понял, что запахло жареным, и, наконец, отошёл от стола.
        Кажется, мне продолжает дико не везти, это какое-то проклятие.
        - Не обращай внимания, Дэйрок. Он злорадствует, потому что ты один для него соперник, которого он никогда не опередит.
        Как бы то ни было, а настроение было вконец испорчено.

* * *
        Домой я вернулся к вечеру.
        В замке в это время уже никого из слуг не было - я любил по вечерам оставаться один, потому прислугу отпускал. Приготовленный ужин, как обычно, ждал меня в столовой. Но есть не хотелось, и я отправился прямиком в ванную комнату, чтобы смыть с себя тяжесть дня - за последний месяц я впервые выбрался из Ривен-Силла на целый день. Морину удалось меня растормошить.
        Полежав в горячей воде, пока тело не расслабилось, а голова стала тяжёлой от пара, вылез из ванны и, обтёршись полотенцем досуха, вернулся в комнату. Даже смог обойтись без трости.
        Завалившись на кровать, прикрыл веки. Стоило это сделать, как в мыслях возникала эта ненормальная. Эмиана рен Фаборт… О каком малыше она всё время говорит? И причём здесь я? Как бы я ни злился, пытаясь весь день выкинуть её из головы, а любопытство брало верх. Нужно будет что-то придумать. Проследить за ней. Конечно, проще поговорить, но ничего хорошего из этого не выйдет, наше знакомство как-то не складывалось, а испытывать судьбу ещё раз не очень-то хотелось, в прошлый раз она меня ударила, в этот - выплеснула вино, что ждать в следующий раз от этой ненормальной?
        Но тут неожиданно пришла одна затея, способ, как эту малышку прижать к стенке.
        Я усмехнулся в полумраке.
        Эмиана
        Утром я собиралась на работу с отвратительным чувством - сейчас мне предстоит разговор с самим хозяином Морином рен Вернердом. И, скорее всего, после вчерашней выходки он меня уволит. Где искать работу, я пока не представляла.
        Не пропаду! Просто жаль уходить с привычного места, да и к Тавиде привыкла и даже к этим вертихвосткам Грейси и Мари, и управляющему, который не может предъявить мне нормально претензий. Я буду скучать. Даже слёзы навернулись. И всё из-за него!
        Спустилась в кухню, и Бернарт сразу позвал меня за собой, проследовать в кабинет. Поймав тревожный взгляд Тавиды, я поплелась за мужчиной.
        Господин Морин сидел за столом и занимался бумагами. Он редко бывал на месте, у него в собственности не одна таверна и есть получше и попрестижнее заведения, чем «Золотая утка».
        - Можешь идти, Бернарт, - сказал он управляющему, бегло глянув на меня. Управляющий ушёл, а я настолько разволновалась, что начала комкать свой колпак в руках. - Проходи, - взял новую папку с бумагами. Я несмело прошла. - Как ты объяснишь вчерашнее, Эмиана? - спросил, даже не глядя на меня.
        Я не могла понять, зол ли он.
        - Господин Дэйрок поставил меня в неловкое положение перед посетителями зала, сказав, что я занимаюсь… - я запнулась, чувствуя, как внутри мгновенно вспыхнула ярость, - …ну вы поняли чем. Это не так. И пуговицу подложил в суп тоже он.
        - Хочешь сказать, что он во всём виноват? - нахмурился Морин.
        - Именно.
        Морин глянул на меня бегло и взял перо.
        - Ты в самом деле была в его замке, Эмиана?
        Я застыла, бледнее и краснее разом, опустила взгляд, борясь с нахлынувшим стыдом.
        - Да, господин, - согласилась, - но вы всё не так поняли! - встрепенулась. Что ж, я всё расскажу все как есть, и пусть милорд Дэйрок сам ответит перед всеми. - К нам под двери таверны давно приходит малыш, Шени, в последнее время он не появлялся, и я заволновалась очень, он сказал мне адрес, и я решила пойти и потребовать объяснений, узнать, всё ли в порядке с малышом.
        - Постой-постой, малыш - это Шени?
        - Именно! И пусть господин не скрывает, что избивает мальчика, по малышу всё видно, он весь в синяках и ссадинах! Это он его калечит, возможно, об этом никто не знает, и господин скрывает, и…
        - Та-а-ак, - перебил Морин и пристально посмотрел на меня, отвлекаясь от документации, - Эмиана, - обратился он твёрдо, - у милорда Дэйрока рен Энварда нет никакого ребёнка. Ты ошиблась.
        Я хлопнула ресницами, язык так и онемел. Как это я ошиблась?
        - Я не могу ошибаться, если Шени…
        - Мальчик, о котором ты говоришь, возможно, тебе наврал, вот и всё.
        - Наврал? - отдалось звоном, растерянно посмотрела перед собой, вспоминая всё. - Он не может врать! Я точно знаю!
        - Эмиана, у меня очень много дел, говорю тебе ещё раз: Дэйрок, милорд рен Энвард, здесь не причём. Ясно? Я хорошо его знаю и не один год, - с какой-то тёплой усмешкой проговорил Морин.
        Я опустила плечи, не зная, что сказать, пребывая в глубоком замешательстве. Шени не мог мне врать - я знаю. Тогда почему так вышло?
        - Вы меня уволите? - спросила прямо.
        Морин, поставив размашистую подпись, взялся за дрогой лист.
        - Уволить? Нет. Дэйрок погорячился, но он тоже не виноват, он принял тебя не за ту… - господин смолк, снова усмехаясь своим мыслям. - Можешь идти работать, Эмиана.
        Я застопорилась. Он принял меня не за ту - как это так? А потом я вдруг вспоминала ту ванильную блондинку. И меня бросило в жар.
        Так, выходит, её он ждал?!
        Морин поднял взгляд, переместив его куда-то на мои скулы, а мне захотелось сквозь землю провалиться от стыда.
        - Спасибо, - пролепетала торопливо и поспешила убраться с глаз.
        10
        На кухне творился настоящий переполох. Мало того что с утра зал битком, так ещё явились с проверкой представители ордена порядка, принялись проверять продукты и не только - даже ложки и кастрюли. Смешно! Явно кто-то вчера пожаловался о проклятой пуговице, и теперь я попала под расправу. И что прискорбно, отвечала за кухню я.
        Едва справлялась с готовкой, ко всему то и дело меня отвлекали, спрашивая о каких-то пустяках. Я знала, что на моей кухню всё безупречно чисто, и к обеду я была злая и вымотанная напрочь. Мне даже некогда было подумать о Шени, а ведь он и сегодня не появлялся.
        - Вы закончили? - потребовала у бородатого господина, который нагло раскрыл шкаф и принялся его исследовать.
        - Ещё нет, - повернулся он, закрывая дверку, - покажите вашу подсобку.
        А вот это перебор, я, наверное, покраснела от злости до самых корней волос и готова была разразиться гневом, хорошо, что Тавида была рядом, и всячески успокаивала. В конце концов, не может же это растянуться в вечность.
        Только к обеду народа становилось всё больше, а эти проверяющие переместились в склады и погреба.
        Как бы ещё чего не умыкнули!
        Дэйрок
        Я решил сам проконтролировать, справляют ли посланные проверяющие. Зашёл со двора, где носились прислужники. Главный доложил, что всё чисто и придраться не к чему, но я велел старательно тянуть время.
        Глянул в окно, в котором виднелась вся кухня, и сразу поймал взглядом белокурую куртизанку у стола - она с усердием что-то резала, миленькое личико было сосредоточено.
        Хм-м, а ей шел этот колпак, сзади которого соблазнительно выбивались пепельные завитки. Но я не собирался её рассматривать. Не за этим пришёл.
        К ней подошёл один из проверяющих.
        - А тут у вас что? Подпол? Откройте его, - потребовал мужчина.
        - ЧТО? - земляничка резко развернулась.
        Проверяющий попятился, а девушка, сжимая в руках тесак, вскинула его, и во мне едва не сработал рефлекс, но вовремя остановился. Девушка указала ножом куда-то на пол.
        - Сами открывайте, если вам надо! Вы мне мешаете.
        О, да земляничка в ярости?! Я злорадно усмехнулся и мысленно потёр руки, видя эти мило раскрасневшиеся щёчки, понимая, что день очень даже задался.
        - Грейс, забирай! - крикнула она куда-то в зал, отложив нож, и подала блюда подбежавшей служанке.
        Земляничка была такая взмыленная, что даже не замечала меня. Постояв немного, уперев свои кулачки в бока своей тонкой талии, она, будто вспомнив о чём-то, развернулась и пошла к двери.
        Я отошёл чуть в сторону, но распахнутая ею дверь врезалась мне прямо в скулу. И пока я шипел и крепко ругнулся, девушка прошла в одну из пристроек.
        Вышла она оттуда почти сразу с небольшим мешком, видимо, какой-то крупы, и едва не выронила его, увидев меня.
        - Вы?! Это всё вы! - выдохнула она, гневно сверкая глазами.
        Ага, кажется, меня раскусили.
        - А вы разве не ждали после того, что оказалось в супе? - не стал отнекиваться.
        - Это была ваша пуговица, не нужно делать из меня глупую!
        Я усмехнулся, мне нравилась такая внимательность. Впрочем, почему мне должно это нравиться?
        - Считайте, что это месть за то, что вы выплеснули мне в лицо вино.
        - Знаете что, - перехватила крепче мешок, - вы отвратительны, и мне нужно было вылить на вас тарелку супа, может, тогда ваша заносчивость перестала бы зашкаливать! Что вы о себе мните?! - выпалила она, и на щеках стал растекаться румянец.
        - Вот как? Я отвратителен?
        - Именно так! Немедленно заберите своих людей, в зале полно гостей, мне трудно со всем справляться.
        - И какую плату вы за это готовы заплатить?
        - Что? - хлопнула длинными загнутыми ресницами. - Что ещё за плату? С какой стати?
        - Ту, на которую вы способны, - склонил голову набок, - но для начала я жду извинений.
        - За что я должна извиняться? Это вы оскорбили меня, - её голос зазвенел льдом негодования.
        - Вы сами пришли ко мне в дом.
        Эмиана застыла, а потом встряхнула головой.
        - Я ошиблась, - будто испытывая неудобства, опустила взгляд.
        - И ударили меня, - напомнил о недавней неприятной для меня вещи, ведь могла всерьёз покалечить.
        - С вас не убудет, в следующий раз будете внимательнее и прежде выяснять, зачем к вам пожаловали, а не кидаться, думая одним местом. - Я вздернул бровь, а земляничка зарделась. - Вы… Вы мешаете мне работать! Отойдите с дороги, или я за себя не ручаюсь, - угрожающе сжала мешок и, шагнув вперёд, ударила кулем по моему локтю, не собираясь уступать.
        А я понял, что теперь она так просто не отделается, я найду способ заставить её признать свою оплошность. Я знаю множество вариантов сделать это.
        11
        Эмиана
        Я села на лавку и вытянула гудящие ноги. Тавида плюхнулась рядом. Последний заказ мы отдали, и время, наконец, близилось к закрытию.
        - Это самый тяжёлый день в моей жизни, - простонала я, устало стягивая с головы колпак.
        Грейси и Мари потихоньку убирали зал, а мы смогли немного передохнуть. Тавида вдруг повернулась ко мне.
        - Так это был Дэйрок рен Энвард, мужчина, с кем ты разговаривала во дворе?
        Я скривилась, вспоминая этого, этого… Даже слов не находилось как его обозвать!
        - Да, это был он, - надо было всё же запустить в него мешок, я пожалела о том, что не сделала этого.
        Тавида в ответ как-то хитро прищурилась, губы вытянулись в странной улыбке.
        - Кажется, ты его зацепила не на шутку.
        Я хотела возразить, но вовремя остановилась - Тавида ведь не знает всего, это нелепый случай. И я рассказала ей, впервые мне хотелось выговориться. И не зря, стало намного легче, даже злость поутихла. Тавида слушала внимательно, а потом вдруг засмеялась, так что даже слёзы проступили, и женщина промокала их подолом фартука.
        - Ничего смешного, - даже обидно стало. Мне столько пришлось пережить!
        - По-моему, это судьба, - наконец, успокоилась женщина, - сколько слышала всяких историй, но это… - и вновь зашлась смехом.
        - А по-моему, это невезение, - поправила я. И невезение продолжало прогрессировать. - И вообще, я волнуюсь за Шени. Он ведь и сегодня не появлялся.
        - Знаешь, что я тебе посоветую, - наклонилась Тавида, оглядываясь на дверь, убеждаясь, что подавальщицы ещё вернулись. - Расскажи о мальчике милорду.
        - Вот ещё что! - фыркнула я, на корню обрубая эту мысль.
        - По твоим рассказам и тому, что я видела, милорд явно тобой заинтересовался. Ты же хочешь помочь Шени?
        - Нет, Тавида, рен Энварду просто скучно, и он решил таким образом позабавиться. Эти аристократы только и ищут способа втоптать кого-нибудь в грязь и за счет слабых выставить себя героями. - Тавида сокрушенно покачала головой. - Как бы господин ни надрывался, у него не выйдет…
        А не выйдет - что? Я задумалась. Неважно, я смертельно устала, сейчас лишь бы до кровати доползти да рухнуть на подушку.
        Когда вернулись из зала Грейси и Мари, хихикая и поглядывая на меня странными взглядами, я поднялась и покинула кухню. Для многих я нынче стала мишенью для насмешек. Ну что ж, ещё посмотрим, кто над кем будет смеяться. И вообще не хочу больше думать и вспоминать Дэйрока рен Энварда, надеюсь, он остался доволен собой и отстанет от меня.
        Завтра на перерыве я попробую поискать в округе квартала малыша…
        …Как бы я ни ворочалась с боку на бок, перед глазами то и дело возникало надменное лицо милорда, эти проницательно-серые глаза будто выворачивали наизнанку, выжигая на коже следы. Единственное, чему я была рада, так это тому, что этот заносчивый индюк получил по носу.
        Думал найти в моей кухне что-то неприемлемое? Вы ошиблись, ваша светлость! Не на ту напали!
        «Извиниться ему, видите ли, нужно», - фыркнула про себя и, натянув одеяло на голову, заставила мысли затихнуть.

* * *
        Следующий день оказался гораздо спокойнее, поэтому к обеду я переложила небольшие заказы на Тавиду, сняла фартук и колпак и отправилась на поиски Шени.
        Улица, на которой находится трактир, длинная и людная, потому всё обойти за раз у меня не получится. Я ловила прямо во дворах построек мальчишек и расспрашивала о Шени, описывая его внешность, но никто из них не видел похожего мальчика. Разве он не появлялся среди другой детворы, не играл ни с кем? Я уже отчаялась, как вдруг один из мальцов, не старше Шени, подбежал ко мне. Взъерошенные волосы и грязненькое личико мальчика вызывали только умиление, но на нём была хорошая одежда и обувь - значит, не бездомный.
        - Госпожа, вы ищите Шени? - спросил вдруг он, и моё сердце дрогнуло.
        - Да, его.
        - Вам не здесь его нужно искать, он живёт в другом квартале.
        - В другом квартале?
        - Улица называется Беронстон, он ходит сюда, потому что оттуда его прогоняют.
        - Спасибо, - поблагодари я.
        Хоть что-то стало известно. Обед уже подходил к концу. Пора было возвращаться, и я заторопилась.
        - Госпожа, - остановил мальчик.
        Я повернулась.
        - Вам лучше туда одной не ходить, там опасно, там живут одни пьяницы и преступники, - успел сказать, как его кто-то позвал, и мальчик, сорвавшись с места, ринулся к толпе своих сверстников.
        Сердце нехорошо сжалось, предчувствуя беду. Бедный Шени, что же с ним сталось?
        Развернувшись, я пошла со двора, решая, что вечером же отправлюсь на эту тёмную улицу. Нет, вечером нельзя, если этот квартал опасен. Лучше днём, если завтра не будет полного зала. Я должна его найти. И почему он не назвал мне правильного адреса, все было бы намного проще, я бы сразу его нашла.
        12
        В обед всё-таки не удалось покинуть таверну. Зал был снова полон людьми, и освободилась я только к вечеру. Убрав кухню, Тавида проводила меня каким-то подозрительным взглядом, но я ей ничего не могла сказать, она явно не одобрит, что я собираюсь отправится к Шени.
        Поднявшись к себе, я накинула на плечи накидку, спустилась в опустевшую кухню и взяла нож, спрятала его в складки платья - мало ли с чем предстоит столкнуться.
        Покинув таверну, я направилась по указанному адресу.
        Вылезла из экипажа и, расплатившись с возничим, оглядела покосившиеся дома с обшарпанными стенами и ветхими крышами. Квартал и в самом деле бедный, даже людей не видно, и фонарей нет, а уже давно глубокий вечер.
        Сердце сжалось - и здесь живёт Шени? Даже не верилось.
        Медлить я не могла - не хватало ещё чтобы ночь меня застала здесь - и уверенно двинулась вдоль домов, мысленно нащупывая в складках платья нож. С ним не так страшно, если что - я могу себя защитить, отбиться от пьяниц и гуляк, а для воришек я не интересна в своём-то сереньком старом платье.
        Тот мальчик сказал, что Шени живёт в этом квартале, а вот в каком именно доме - не сказал. Я шла и смотрела в чёрные глазницы окон, огни горели лишь кое-где, но я не теряла надежду, что хоть кого-нибудь встречу на улице. Надежда почти разрушилась, но, когда в стороне скрипнули ржавые ворота, и оттуда вышла с пустыми деревянными ящиками полнотелая женщина, я возликовала, выдохнув с облегчением.
        - Простите, госпожа, - приблизилась к ней.
        Женщина оглядела меня придирчивым и недовольным взглядом, будто я очень ей мешаю. Она бросила ящики прямо у входа и выпрямилась, расправив покатые плечи.
        - Ну, чего тебе?
        - Я ищу мальчика, его зовут Шени, светловолосый и зелёными глазами.
        Женщина громко фыркнула, сдувая с лица колтуны, выбившиеся из-под съехавшего с головы платка.
        - А мне почему знать кто это, знаешь, сколько тут бегать шпаны? Я что, должна всех в лицо знать? - скривилась она.
        - Извините, - пробубнила я под нос, поникнув, отошла, собираясь идти дальше.
        - Постой!
        Я резко повернулась.
        - Как, говоришь, его зовут?
        - Шени.
        Женщина почесала лоб, а потом продолжила:
        - Вспомнила. Он живёт чуть дальше со своим алкашом-папашей. Дом под номером шестнадцать.
        - Спасибо! - встрепенулась и едва ли не бегом поторопилась скорее добраться до места, не веря своей удаче.
        Дом с нужным номером оказался немыслимо далеко. Небо уже совсем потемнело, и стылый туман холодил лодыжки. Я, казалось, забрела в самую глубь квартала. Если на окраине было мрачно и нелюдимо, то здесь настоящая яма: воняло нечистотами, плесенью и сыростью, везде валялся мусор, нагроможденные друг на друга постройки больше напомнили чудовищ.
        Наконец, я увидела написанные прямо на ржавых железных воротах потёртые с отколупнувшейся красой нужные цифры. Это был многоэтажный дом из кирпича, обмазанный глиной, которая давно отсырела и отпадала от стены, на окнах деревянные прогнившие ставни, крыша просела в некоторых местах, и старая потрескавшаяся черепица едва ли не осыпалась прахом, покосившиеся деревянные балки едва удерживали на верхнем этаже длинный по всему периметру балкон, к которому от нижнего яруса поднималась кособокая лестница.
        Сомнение всколыхнулось во мне - это точно дом, где живёт Шени?
        Но узнать - только проверить самой. Хотя бы просто убедиться, что он цел и невредим. Больше мне пока и не нужно, а уж дальше я подумаю, что могу сделать, чтобы вырвать его из рук этого зверя-папаши.
        Сглотнув сухую слюну, взявшись за холодную ручку ворот, я потянула, открывая створку - она на удивление поддалась, даже не скрипнув, я скользнула внутрь захламленного двора и огляделась. Всё было тихо, такая тишина может быть только над могильными плитами. Жутко и холодно.
        Неудивительно, что малышу здесь не нравилось.
        Не найдя входной двери, я прошла к лестнице и, взявшись за деревянные перилла, шагнула на ступень. Под ногами опасно поскрипывали доски, и стало даже страшно, что они обломятся под моим весом. Поднявшись на самый верх, я остановилась перед дверью и замерла в раздумье, вспомнив прошлый свой неудачный опыт. И передумала - нельзя так сразу ломиться в дом.
        Тихонько отойдя, глянула на прикрытое ставнями окно, в котором из широкой щели сочился свет. Значит, внутри кто-то всё же есть! Пройдя осторожно почти на носках по балкону, я встала возле окна. Повернулась и посмотрела в щель. И тут же отшатнулась, потому что прямо передо мной кто-то встал, загораживая окно то ли спиной, то ли грудью. Сердце всколыхнулось в груди бешеным стуком, в голове зашумело, и сквозь гул я услышала грудной голос мужчины.
        - И что теперь будем делать с ним, а?
        Прижавшись всей спиной к холодной каменной стене, я застыла, чувствуя, как испарина покрыла шею и виски. Послышался скрип половиц внутри дома и снова голос - уже другого мужчины.
        13
        - Он мёртв. С ним уже ничего не нужно делать.
        Я сглотнула, сжимая кулаки. Кто мертв? Неужели Шени?! Я отказывалась об этом думать, застыв от ошеломления.
        Снова послышался скрип половиц - тот, кто стоял у окна, прошёл вглубь комнаты. Я повернула окаменевшую от напряжения шею и вновь глянула в щель. В золотистом свете огней я увидела широкую спину мужчины. Он остановился и глянул вниз. Я едва не вскрикнула, опустив взгляд на распластанного на полу мужчину, рядом с ним валялся стакан. Лицо не разобрать, отросшая щетина скрывала черты, как и длинные спутанные волосы, которые облепляют лоб, по которому стекала ручейками кровь. Я зажала рот ладонью и придвинулась ещё ближе, пытаясь как можно больше рассмотреть всё. Скользнула взглядом по комнате, и сердце пропустило удар, когда я увидела Шени. Его держал за шиворот второй мужчина. Кто эти люди? Почему они убили отца малыша? Что они хотят сделать с Шени?
        - Увезём в лес и сбросим в какой-нибудь овраг. С ним не проблема.
        - Да, не проблема, но знаешь в чём проблема, Тед?
        Я напрягла слух, ловя каждое слово.
        - В том, что ты оставил младенца в живых. Ты понимаешь, что ты рисковал? Очень сильно рисковал не только собой, но и мной. Что ты должен был сделать, Тед? Убить младенца, как только мы его выкрали, а ты что сделал? - оставил его в живых, ты - болван, Тед! Это хорошо, что этот пёс проговорился, и мы нашли его.
        - А кто бы о нём узнал? Так и остался жить в этом захолустье.
        - Ты совсем идиот? Похоже - да. Или ты забыл, к кому клану это отрепье принадлежит? Правда всплывала бы наружу.
        - Да перестань, Гарет, кому он нужен теперь, столько лет прошло?
        Повисла тишина. Во рту у меня пересохло, и всё тело затекло от неподвижности. Этот главарь сделал шаг к своему подельнику, угрожающе накрывая тенью Шени. Не знаю, какими усилиями мне удавалось оставаться на месте.
        Шени держался мужественно, смотрел на убийцу без страха. Моё сердце колотилось и сжималось от страха за малыша. Я должна что-то сделать. Помешать.
        И уже была готова к этому, как Гарет заговорил:
        - Я знаю, что мы сделаем. Мы продадим его. За этого щенка нам дадут много денег. Очень много.
        - Ты хочешь отвезти его на невольничий рынок?
        - Нет, ты точно балбес, Тед. Конечно, нет. Мы продадим его магам.
        Что? Магам? Я не ослышалась? От волнения я переступила с ноги на ногу, и под левой пяткой скрипнула половица. Главарь резко повернул голову, а я мгновенно отпрянула назад.
        Застал… Бежать! Прямо сейчас!
        Я ринулась к лестнице, уже не заботясь о том, что меня услышат - меня уже заметили. И убьют как свидетеля преступления! Я сбежала с шаткой лестницы, перепрыгивая через три ступени разом, рискуя подвернуть ногу и скалиться кубарем. Подол платья за что-то зацепился, я рванула его, гвоздь распорол ткань, испортив платье. Сверху что-то грохнулось.
        - Проклятье! - раздался яростный рык. - Держи мальчишку!
        Я задрала голову - в распахнутом окне мелькнул Тед. Следом раскрылась дверь, Гарет сбежал по лестнице и бросился за мной. Подхватив подол юбок, я со всех ног ринулась к воротам, а выбежав на улицу, огляделась. В какую сторону бежать, чтобы скрыться? Иначе… иначе мне крышка!
        - Стой! - окрик ударил в спину, и я, как ужаленная, кинулась прочь в темноту наугад, решая попробовать затеряться среди узких жутких переулков.
        Я слышала позади топот, бежала, не останавливаясь, пока в лёгких не закололо, будто в них полыхал огонь, а грудь распирало.
        - Стой, курица!
        Уж останавливаться я явно не собиралась!
        Завернув за очередной угол, я молилась всем святым, чтобы это не оказался тупик. И моя смерть! Всё внутри меня опустилось, когда в конце улочки впереди выросла стена. Сердце в отчаянии дрогнуло. Убийца вот-вот настигнет меня. Оглядев наваленные груды каких-то ящиков, бочек и мешков мусора, я кинулась вперёд. Забралась сначала на хлипкие ящики, которые едва не проламывались подо мной, потом на бочки, путаясь в юбках, схватилась за край скользкой от тумана стены, подтянулась, запрокинула ногу на выступ, позабыв о том, что леди так никогда не поступают, и забралась на стену.
        - Дрянь! Не уйдёшь!
        Гарет, ругаясь крепкими словами, уже тоже лез на ящики, но под его весом они ломались. Хруст и треск разносился по закоулку, теряясь в пустых окнах заброшенных построек.
        Я всё же не успела перепрыгнуть за стену, мою лодыжку обхватила мощная пятерня и дёрнула назад. Я вскрикнула и едва не сорвалась вниз, но мне удалось развернуться и со всей силы ударить пяткой. Кажется, я попала мерзавцу в глаз. Раздался вой, пальцы тут же разжались, и слух вновь ободрала крепкая мужицкая брань. Соскользнула со стены и из последних сил пустилась по улочке прочь. Но не тут-то было - позади меня что-то вспыхнуло, озарив чёрные стены домов.
        - Получи! - раздался голос Гарета.
        Я обернулась и едва не споткнулась, увидев голубоватый свет, поднимающийся из-за стены, и небольшой, размером с яблоко, пульсирующий сгусток, которой нёсся прямо в меня! Я не успела отшатнуться, и этот сгусток ударил в левое плечо. Меня припечатало к стене. На миг я потеряла зрение и слух. Моргнула, ничего не понимая. Свечение погасло, погружая меня во тьму улочки. Ощупала себя - тело было цело.
        Что это такое было?
        Гневный рёв Гарета снова нарушил тишину - кажется, мерзавец застрял, и мне следовало поторопиться скрыться. Отлепившись от стены, я броситься прочь, позабыв обо всём.
        14
        Мои ноги зудели, дыхание стало тугим и сиплым, прохладный воздух обжигал лёгкие. Не помню, когда я так бегала последний раз, хотя мне не привыкать - в кухне бывала и хуже беготня. Это меня и спасло, я к такому оказалась подготовлена.
        В свою комнату буквально ввалилась, едва доползла до кровати, но садиться в испачканном нечистотами платье не стала. Опустилась на колени на пол и застыла. В голове мельтешили мысли и обрывки слов тех убийц. Но больше всего меня волновало, что Шени попал в беду.
        Завтра же с утра я пойду в жандармерию. Конечно, лучше прямо сейчас, но те убийцы наверняка уже скрылись, забрав Шени.
        Они собираются его продать - это мысль бросала в холод. Продать магам?
        И что же получается, глубокоуважаемые господа занимаются чёрным делишками?
        Я посмотрела в окно, за которым разливалась кромешная тьма. Бессмысленно сейчас об этом думать, скоро уже вставать на работу. Мне нужен отдых и силы, чтобы разобраться с тем, что я узнала. Одно сходилось точно - Шени не сын тому убитому господину.
        Бедный малыш, что он пережил. Где он сейчас и как с ним обходятся те убийцы? Тревога поглощала в новый водоворот переживаний и терзаний от собственного бессилия. Я нашла в себе силы и поднялась, стянула изодранное платье и швырнула на пол - его теперь выкинуть. Омывшись в тазу, долго рассматривала себя, пытаясь найти какие-то следы, ведь в меня явно чем-то шарахнули. Но так ничего и не нашла, да и не ощущала ничего болезненного в теле, разве что ныли ноги от бега.
        Залезла под одеяло, закрыла глаза и мгновенно уснула.

* * *
        - Что с тобой? - спросила Тавида, вываливая тесто на стол. - Молчишь сегодня целый день. Случилось чего?
        Я вздохнула, глянув на женщину. Нет, ей нельзя рассказывать, будет переживать лишний раз. Утром я всё обдумала и ждала свободного часа, чтобы отправиться в жандармерию.
        - Мне нужно отлучиться, Тавида, побудешь за меня?
        Тавида внимательно оглядела меня, в её взгляде вспыхнула подозрительность и любопытство.
        - Конечно, - ответила без лишних вопросов.
        - Спасибо!
        Отдав последние блюда, я отправилась в подсобку. Скинув фартук и колпак и, поправив волосы, вышла из таверны.
        Пункт местной жандармерии находился в двух кварталах от таверны, потому добралась я быстро. В голове я уже проговорила всё, что нужно сказать, не забыв детали - к счастью, я хорошо разглядела убийц и могла описать их подробно, вплоть до шрама над бровью главаря.
        Высокое с башней строение выросло передо мной уже скоро. Набравшись храбрости, я вошла внутрь. На языке тут даже осела горечь табака. Кругом в строгих мундирах мужчины разных возрастов, их лица были сосредоточены и суровы, но стоило им заметить меня, как на лицах появлялось удивление и заинтересованность. От такого внимания мне сделалось жутко неловко.
        - Извините, мне нужно обратиться к главному следователю, - спросила у мужчины, что сидел на главном посту.
        Жандарм был среднего возраста с аккуратно стриженой бородой и зелёными пытливыми глазами.
        - По какому случаю, госпожа? - спросил дежурно, мельком глянув на меня.
        - Я… - начала говорить, намереваясь выдать всё, но вдруг всё моё тело застыло, а голос застрял где-то в горле.
        Паника мгновенно охватила меня. В чём дело? Я моргнула, пытаясь совладать с собой, но не могла справиться, более того - я не могла пошевелиться! Что за чертовщина!
        Жандарм, услышав моё молчание, повернул голову, глянул на меня, рассматривая пристально.
        - Что «вы»?
        Я выдохнула и, а следом непонятное оцепенение схлынуло, позволив шевелиться. Положив ладонь на грудь, тряхнула головой, тем самым привлекая внимание других жандармов.
        - Что вы хотели, госпожа? Говорите или не отвлекайте от работы, что у вас - выкладывайте! - пробурчал главный на посту, явно раздражаясь.
        - Да-да, простите, - протараторила я, собираясь с мыслями, - я пришла по очень важному… - и снова голос будто пропал, застыл комом в горле, который я никак не могла протолкнуть, а тело будто одеревенело, и это окончательно меня напугало. Я попыталась сжать кулаки, но и это не выходило!
        Со стороны послышались смешки, кажется, для кого-то разворачивалось целое представление - жандармы начали собираться со всех уголков к приёмному кабинету.
        - Вы издеваетесь? - надул гневно щёки тот чернобородый, хмуря брови.
        - Нет-нет, - выпалила, всколыхнувшись, отмерев.
        Сердце тревожно забилось. Мне это совсем не нравилось!
        - Тогда говорите, по какому вопросу пришли.
        - Я… - и снова ступор.
        Да что же это такое?! Ошеломление вместе со страхом сковали в тиски. Один из жандармов подступил и бесцеремонно щелкнул перед моим лицом пальцами, я хотела повернуть голову, чтобы сказать тому пору крепких слов, но шея не слушалась, и вообще всё тело не слушалось, вросло в пол, как столб. Со всех сторон послышался уже откровенные едкие смешки, я хотела крикнуть, что ничего смешного здесь нет, но, к ужасу, поняла, что и этого не могу сделать!
        - Да она, похоже, тронутая.
        Гнев опалил так, что я почти оглохла. Я хотела ответить, но не смогла, сделалось так обидно, едва ли не до слёз!
        - Вальтер, погоди, - осадил бородач того наглеца, что махал перед моим лицом рукой, поднялся со стула и опершись кулаками на стол, уставился на меня.
        - Госпожа, последний раз спрашиваю, что вам нужно? Говорите, иначе вас выставят за порог.
        Я зло выдохнула через нос.
        - Не нужно меня выставлять за порог! - голос прорвался, обретя силу. - Я сама уйду! - вздернула подбородок.
        Обида жгла, как и непонимание. Развернулась и пошла прочь. Жандармы расступились, пропуская меня, выпускали острые шуточки в мою сторону, но мне было не до них. Я как ошпаренная вылетела на улицу.
        Что со мной? Почему я не могла ничего сказать?
        Выбежав на дорогу, едва не врезалась в кого-то вышедшего из экипажа мужчину. Я охнула - удар пришёлся в плечо.
        - Осторожнее, - знакомый голос полоснул слух, я тут же подняла голову.
        - Вы?!
        Рен Энвард цинично изогнул бровь. Уж кого, а его я меньше всего хотела встретить. Вот уж невезение! Воспоминание о том жутком дне и неприятном разговоре подняли во мне настоящую бурю.
        - Что вы тут делаете? - посмел спросить этот высокородный лорд. - Прибежали подавать жалобу на меня?
        - Что?! - я даже раскрыла рот от удивления, негодование и ярость вспыхнули, как костёр, я сжала кулаки, призывая всё свое спокойствие.
        - Вы, наверное, по себе людей судите? Поступать подло - у вас в крови.
        Возничий повернул голову, удивленно округлив глаза, что какая-то простолюдинка посмела так говорить с милордом. Кучер не знал, что господин заслуживал этих слов.
        Дэйрока рен Энвард сомкнул губы в упрямую прямую линию. Что не нравится?! Приятного аппетита, милорд! Впрочем, мне некогда было с ним препираться, меня ждала работа.
        - Отойдите с дороги и уберите свою палку, - выпалила я зло, ударив носком по трости - погорячилась, выбив её из рук милорда.
        Мужчина, потеряв опору, качнулся и зашипел, удерживаясь за дверь кареты. Но я не стала оборачиваться, спеша убраться от ещё одной неприятности.
        15
        Дэйрок
        Бросил злой взгляд на кучера, который только пожал плечами, мол, настырная нынче молодёжь. Это была последняя капля моего снисхождения. Дождавшись, пока колено пройдёт, глядя вслед этой сумасшедшей, которую хотелось догнать и проучить как следует, я выругался про себя, закрывая дверцу кареты и поднимая трость.
        Как быстро она убежала. Как только разберусь со своими делами, займусь ей. Глянул на цитадель. Интересно, зачем она сюда приходила? Решил узнать после того, как встречусь с министром, и направился к главному входу.
        Пройдя парадный зал и поднявшись на второй ярус канцелярии, я свернул в коридор к кабинету министра, как тут навстречу, будто из тёмного угла, вышел Тейсон. Впрочем, почему из угла, мои мысли до сих были заняты несносной поварихой, и я не заметил, как по лестнице кто-то спускался. Тейсон, завидев меня, едко ухмыльнулся. Прав был Морин: всё, что со мной случилось, ему на руку, и сейчас этот выскочка этого не скрывал. Вот уж не задался день, так не задался.
        Я охватил его взглядом, оценивая некоторые изменения в его виде: мундир черного цвета совсем новенький, с блестящими отличительными знаками, которые украшали эполеты на его плечах. Быстро же он поднялся, не успел я сойти с места, оно уже занято. Но даже это изменение нисколько не повлияет на моё решение, если я захочу заехать ему по морде, и пусть даже Тейсон теперь главенствует, это ничего не изменит. Для меня он подставная гнида, попавшая в министерство за счёт влиятельного папаши, только и ждавший того момента, когда я оступлюсь.
        Злость всколыхнулась ядом в груди и опалила, когда мы всё же поравнялись, столкнувшись перед кабинетом министра. Я пробежался взглядом по его лощёному лицу и холёно зализанным волосам.
        - Как только закончишь, освободи своё место, - потребовал он, даже не скрывая своего презрения.
        - Как только я решу вопросы, освобожу СВОЁ место, но не надейся, что насовсем, - солгал и шагнул в сторону, чтобы обойти этого гада, но Тейсон сделал шаг в сторону, преградив тем самым мне путь.
        - Если ты считаешь, что можешь отвечать мне подобным тоном, то какой станет твоя жизнь после того как уйдёшь?
        Я насмешливо сузил глаза и усмехнулся.
        - Ты вздумал мне угрожать? Впрочем, стоило догадаться, что ты последняя скотина. Неужели всерьёз думаешь, что я тебя испугаюсь? Боюсь тебя огорчить - как-то не впечатляешь, так что отойди с дороги.
        - А если не отойду?
        - Ты со мной препираешься, как неопытная леди, - съязвил я, - потренируйся сначала на тех, кто ещё не знает тебя. Но если хочешь знать, что будет, если ты ещё раз встанешь на моём пути, то слушай… - я склонился ближе, - как минимум - я сломаю тебе нос, как максимум - пересчитаю зубы, и если ты не хочешь их лишиться, лучше прислушайся к моему совету, уж на это я не скуплюсь, поверь.
        Тейсон сжал челюсти и напрягся до такой степени, что скулы заострились и даже зашевелились уши.
        Ну вот, совсем другое дело! Я повернулся к нему спиной и направился к апартаментам, пока мой «сослуживец» переваривал сказанное мной.
        Что ни говори, а иногда полезно выпустить пар. Напряжение, которое меня сковывало всю дорогу в министерство, схлынуло, и я с лёгким сердцем вошёл в кабинет главы королевской обороны.
        Министр сидел с бумагами в кресле. Широкоплечий и крепкий, проступающая седина на висках и в густых каштановых волосах только придавала ему благородства и мощи. Мужчина поднял тяжёлый взгляд, когда я вошёл в огромный кабинет.
        - Дэйрок, проходи, - он уже ждал.
        Отдав почтение, я прошёл к столу и опустился в первое кресло, в кабинете, как и всегда, пахло кожей и табаком.
        - Ты хорошо подумал о своём решении? - сразу начал с главного господин Фабо рен Алмос. - Ты же знаешь, необязательно уходить, есть другое решение, а нам нужны такие сильные специалисты, как ты.
        Поставив трость рядом, я положил локти на стол и сцепил пальцы в замок.
        - Просиживать кресло в канцелярии не для меня, Ваше Сиятельство.
        - Да, - согласился министр, - ты никогда на меньшее не соглашался, - с тяжестью в голосе сказал рен Алмос и потянулся за пергаментом, взяв чистый лист, протянул мне.
        - Пиши, раз решил, но если надумаешь, то…
        - Благодарю, Ваше Сиятельство, - ответил, поняв его мысль, и потянулся за пером…

* * *
        Покинув кабинет министра, вспомнил, что хотел спуститься в корпус жандармерии. Встречавшиеся на моём пути жандармы отдавали честь - как прежде. Подошёл к главному отделу.
        - Добрый день, ваша светлость, - подскочил с места смотрящий.
        Я кивнул.
        - Тут с утра девушка заходила светловолосая, с голубыми глазами…
        - Так точно милорд, была такая.
        - Зачем приходила?
        Смотрящий развёл руками.
        - А кто его знает, милорд? Так толком не сказала ничего, всё заикалась и краснела, если честно, я подумал, что она немного того, - красноречиво покрутил у виска мужчина.
        Я хмыкнул, хотя это несколько настораживало.
        - Совсем ничего не сказала? Может быть, жалобу хотела написать?
        - Ничего, милорд.
        - Хорошо, - ответил задумчиво и отошёл в сторону, оставляя смотрящего работать.
        Хмм… странно. Зачем, тогда приходила, ведь явно должны быть веские основания, может, у землянички появились какие-то проблемы, о которых ей неловко говорить?
        Вернувшись к экипажу, глянул на яркое солнце, которое припекало голову, повернулся к кучеру.
        - К «Золотой утке», - велел ему и сел в карету.
        16
        Карета остановилась прямо перед вывеской таверны. Я выглянул в окно, окидывая взглядом высокий порог и окна. Я хотел увидеть её, и это навязчивое желание заглушало голос разума, который всю дорогу твердил, что ещё ни за одной я так не бегал. Это же желание разжигало и ноющее колено.
        Стиснул зубы, сжал трость и вышел наружу.
        Войдя в теплый зал, я направился к столику, находящемуся ближе к стойке. Из кухни тянулись вкусные ароматы. Хоть и был конец обеда, и у меня во рту не было ни крошки, всё же есть из рук строптивой поварихи было рискованно для меня, с учётом того, сколько гнева было в её взгляде при столкновении возле жандармерии. Поэтому для начала я заказал крепкого чая.
        Подавальщицы подходили к моему столу одна за другой, беспокоя по каждой мелочи, то меняя салфетки, то приносили лишние приборы, а я бросал взгляды в сторону кухни, выискивая повариху.
        Но та не показывалась. Кажется, из стен кухни Эмиана вообще не выходила, разве только во двор.
        Рядом раздался жесткий тихий смех. Я глянул в ту сторону и напрягся, увидев знакомое женское лицо. Госпожа Адри рен Даларес сидела в компании двух женщин и смотрела в мою сторону, её кошачий взгляд сверкал даже издали, как и рыжие локоны в лучах, что падали в окна.
        Я едва не поперхнулся глотком чая - только её мне не хватало. В ответ этой мысли госпожа поднялась и направилась к моему столику.
        - Дэйрок, не ожидала тебя здесь увидеть! - Адри широко улыбнулась, терпко-приторный запах её парфюма смешался с ароматом чая, отдаваясь горечью.
        Именно такие отношения были между нами полгода назад - приторно-горькие.
        - Добрый день, Арди, - пересилил себя и ответил приветствием, понимая, что мои планы на сегодня порушились напрочь.
        Не дожидаясь приглашения, девушка села напротив меня, демонстративно расправляя плечи, открывая свои тяжёлые полушария, стянутые изумрудным лифом.
        - А почему ты один?
        - Разве я не могу быть один?
        - Такой как ты - нет. Для тебя непозволительно, - хлопнула пушистыми ресницами, в зелени глаз заискрил жадный блеск, кажется, Адри уже строила планы.
        - Ну, во-первых, я уже не один, - ответил и понял, что зря, Даларес приняла это как намёк.
        - А во-вторых… - поторопила с ответом Даларес, накрыв мои пальцы ладонью.
        - Меня ждут важные дела… - высвободил руку.
        - Перестань, Дэйрок, мы так долго не виделись, - чуть погладила мои пальцы, - я наслышана, у тебя случилась неприятности. Не хочешь поделиться, возможно, я как-то смогу тебе помочь.
        Я хмыкнул. Виделись мы действительно давно. С прошлой осени, тогда госпожа Адри рен Даларес на несколько ночей задержалась в моём доме. Любовницей она была отменной, вот только уж слишком ветреной.
        - Расскажи сначала о себе, господину рен Деларесу так и не удалось выдать тебя замуж? Помнится, он собирался.
        - О нет, Дэйрок, у моего отца совершенно нет вкуса, и за его стариков я не собираюсь выходить. И вообще, я ещё слишком молода, чтобы идти под венец.
        Снова донеслись женские смешки. Подруг юной госпожи забавляла наша беседа.
        - Что-нибудь желаете, госпожа? - подошла одна из подавальщиц, хотя её никто не звал.
        - Нет, спасибо, ничего не нужно, мы с милордом скоро уходим.
        Я глянул на мисс Даларес, а та только широко улыбнулась, распорядившись моим временем, нисколько со мной не посчитавшись.
        Подавальщица сомкнула губы в кривую линию и ушла, Адри перевела на меня взгляд, продолжая хитро улыбаться, вот только уважаемой госпоже придётся разочароваться. С ней я не собираюсь никуда отправляться.
        Эмиана
        Сковорода выскользнула из пальцев, и жаркое вывалилось на пол, растекаясь по стенкам плиты, хорошо, что я успела отскочить, едва не обварившись.
        - Я уберу, - подошла Тавида.
        - Не нужно, Тавида, я сама.
        - Отдохни немного, - не уступила женщина, и я была ей безмерно благодарна.
        Вышла во двор, чтобы немного отвлечься.
        И что со мной такое? Спокойнее, Эмиана. Нужно сосредоточиться на работе, но как, когда в зале сидит тот, кого я меньше всего хотела бы видеть там? Благодаря болтовне Грейси и Мари я знала все в мельчайших подробностях, вплоть до того, во что Дэйрок одет и какой нынче у него взгляд. Впрочем, мне было известно и то, и другое - когда я столкнулась с ним у жандармерии, успела заметить всё, будь он неладен! А вот то, что к нему подсела рыжая кокетка, было неожиданно. Но больше всего меня разозлило, что я начинала вслушиваться в болтовню подавальщиц! Кто это рыжая кокетка? Они знакомы? И как давно? Негодование вспорхнулось ещё сильнее - какая мне разница, с кем этот истукан сидит в зале?!
        Но облегчение, что Дэйрок ушёл с ней, не принесло, потому что Мари лично проследила из окна, как милорд покинул таверну в компании этой рыжеволосой посетительницы. Интересное дело!
        Я вернулась на кухню и принялась с усердием резать капусту, стараясь отвлечься от надоедливых мыслей. Мыслей о милорде…
        …Оставшийся день был как в тумане. С трудом я дождалась его окончание и без ног ввалилась в комнату. Отправилась мыться, пока ещё хватало сил.
        Вернувшись в комнату, вытирая полотенцем волосы, я глянула на стол, где лежали сложенные перья, чернила и бумага - я часто писала письма своим подругам, с которыми училась в пансионе много лет. Правда, за последние месяцы не отправила ни одной весточки. Кухня меня поглотила. И мне действительно нужен отдых.
        Отложив полотенце, я прошла к столу и, придвинув письменные принадлежности, макнула в баночку чернил перо. Замерла, уставившись на чистый лист. Страх прокрался незаметно. Вдруг снова не получится?
        Выдохнув, резко я начала писать.
        «Я, Эмиана рен Фаборт, первоклассный повар таверны “Золотая утка”. Вчера я отправилась искать мал…”
        Я замерла, а точнее - застыла моя рука. Разряд тока прошёлся по позвоночнику. Снова не могла пошевелиться! Пальцы будто пристыли к перу и заледенели. Испуг накрыл с головой.
        Да что же это такое?! Отбросила перо и вскочила со стула, пошевелила пальцами, которые начала чувствовать. Глубоко дыша, я в изумлении уставилась на свою кисть. Бросила косой взгляд на лист бумаги и снова подошла к столу. Взяла перо и, закусив губу, начала писать.
        “Я, Эмиана рен Фаборт, первоклассный повар таверны “Золотая утка”. Вчера я отправилась ис…” - снова ступор.
        Рука отяжелела, превращаясь в камень.
        - Проклятье! Что со мной?! - зашипела, едва шевеля губами, отбрасывая в сторону перо. - Почему я не могу писать!? Не могу говорить?
        Постояв немного в немом ошеломлении, я тряхнула мокрыми волосами и отправилась к постели. Легла и уставилась в потолок.
        - Что делать, если я ничего не могу рассказать о Шени?
        В ответ - тишина. Мысли о малыше сжали сердце, тревога и бессилие изводили и высасывали силы. Как же его вытащить? Что я ещё могу сделать? Перевела взгляд на язычок пламени в лампе, задумчиво наблюдая за его скольжением.
        Тот магический сгусток что-то со мной сделал, в этом не оставалось сомнений. И если это так, то нужно понять что. А чтобы понять что это, нужен тот, кто в этом разбирается. И разбираются в этом… Маги!
        Сердце взволнованно заколотилось в груди. Мысли лихорадочно замельтешили, хотелось немедленно подорваться с постели, но за окном ночь, кто меня примет? Да и сперва нужно получить аудиенцию у короля, и только с его разрешения попасть к магу. Не так-то просто.
        Утром я попрошу Тавиду заменить меня.
        17
        Эмиана
        Я вылезла из кареты, поправляя причёску и своё нарядное платье. Самое лучшее, которое у меня было. Нежно-голубое, с кружевной вышивкой по лифу, его я надевала в пансионе на праздники. Погладила свои кисти, на которых красовались белые шёлковые перчатки. К королю я не могла попасть в своём повседневном виде.
        Подняла голову и окинула взглядом обширную резиденции. Белокаменный дворец огромен, он тонул в зелени разновидных деревьев и кустов роз, в глубине парка белели фонтаны. Я глянула вверх, всё это великолепие не соответствовало погоде - над городом набухли серые тучи, нагоняя пасмурности и хандры, но настроена я была на другое.
        Кучер тронул лошадей, и карета укатила, стуча по каменистой дороге колёсами. Я прошла к огромным кованым воротам с высокими башнями. Навстречу мне сразу вышел суровый жандарм.
        - Что угодно, госпожа? - поинтересовался он твёрдым тоном.
        Я глянула в сторону дворца, потом на мужчину.
        - Добрый день. Мне нужно встретиться с Его Величеством, - ответила прямо.
        - Увы сегодня король не принимает горожан.
        Внутри всё померкло. Как же так? Конечно, мне следовало о том подумать, что король может быть занят.
        - Пожалуйста, мне очень нужно, - не теряла надежды.
        - Знаете, сколько таких кому “очень нужно”? Король не принимает сегодня горожан, и завтра тоже, - отрезал чётко.
        Из-за ворот вышел ещё один привратник, с ухмылкой оглядел меня. Мне стало не по себе. Я быстро перевела взгляд на жандарма.
        - Когда он может принять?
        - Следующая аудиенция отложена на два месяца, Его Величество занят неотложными делами.
        Я плотно сжала губы и опустила взгляд. Что же мне делать? Два месяца - слишком много. Я не могу столько ждать. Как мне попасть к магу?
        - Спасибо, - подняла взгляд и, развернувшись, пошла прочь.
        Мысли отяжелили голову, непосильный груз тянул на дно. Как теперь быть? Где искать Шени? Была бы хоть какая-то зацепка, я знаю лишь имена преступников и то, что собираются с Шени сделать убийцы. Наверняка они его держат где-нибудь в чулане до сделки, если она уже не произошла. Тогда малыша найти будет сложно.
        Я так расстроилась, что не заметила, как закапал дождь. Душу раздирало на части от сожаления, тревог, гнетущего бездействия. Что я до сих пор ещё ничем не помогла малышу.
        Пройдя сумрачный парк, вышла на дорогу и поплелась вдоль неё, почти не видя ничего перед собой. Ко всему дождь полил сильнее тяжёлыми холодными каплями, но мне было всё равно. Горячие слёзы потекли по щекам, впервые хотелось дать волю слезам, потому что я действительно устала - устала работать, как лошадь, устала одна тянуть своё существование. У меня ничего не получалось! Ни купить себе домик, о котором мечтала уже давно, ни найти малыша, который бог весть где.
        Нет, это всё недосыпание и переживание.
        Я всхлипнула, понимая, что слез уже не остановить, и охнула, когда подвернула ногу на скользкой плитке, но хорошо, что я успела задержаться за ограду мостовой, которую переходила.
        Подняла промокший дождём подол и едва не взвыла.
        - Вот же гадство! - выругалась я.
        Каблук на туфле окончательно сломался. Я сорвала с кисти перчатку и попробовала его оторвать совсем, но не выходило. Теперь мне по-настоящему хотелось разрыдаться, так обидно и досадно мне никогда не было. И почему мне не везет?! За что?! Что я такого плохого совершила?!
        Тише, Эмиана, это всего лишь сломанный каблук.
        Сжав перчатку, я облокотилась на каменную ограду мостовой и еще раз попыталась оторвать каблук. Дождь намочил волосы, и теперь они липли к лицу. Жуткий день. Справившись с каблуком, я поёжилась от пробравшего тело холода.
        Мимо проехала карета и остановилась. Дверца открылась. Признаться, мне было не до чего, я даже не удивилась, что из неё показался Дэйрок рен Энвард, как запоздавший последняя неприятность и без того скверного дня.
        - А вы, я смотрю, хватаетесь за любую возможность подработать в свободное время, - донесся сквозь шелест ливня его голос.
        Я не поняла смысла его слов, хотелось сказать, чтобы господин оставил меня в покое и ехал дальше по своим делам, но только плотно сжала губы. Оторвавшись от ограды, я зашагала дальше, чуть прихрамывая на левую ногу.
        - Постойте, - голос Дэйрока, раздавшийся уже вблизи, заставил меня вздрогнуть и задержаться, когда я почти обошла его. - Вы… совсем промокли.
        Я остановилась, понимая, что не хочу никуда идти. Никуда. Повернулась. Господин не боялся намокнуть, его серьёзное лицо под падающими каплями дождя выглядело сосредоточенным, а в серых глазах было беспокойство. Надо же, и о чём он мог переживать? Впрочем, мне было всё равно.
        - Идемте за мной, я подвезу вас. Вам куда нужно, к таверне?
        Я промолчала, едва кивнула, ощущая только холод и дрожь, которая меня начинала пробирать до кости.
        18
        Дэйрок
        Голубое платье среди серости дождя мелькнуло, словно клочок просветлевшего от туч неба. Я тут же крикнул кучеру остановиться, узнав земляничку. Взявшись за трость, открыл дверцу и выглянул.
        Да, это была она, стояла, держась за ограду моста.
        - А вы, я смотрю, хватаетесь за любую возможность подработать в свободное время, - не смог я удержаться от колкости, но земляничка только повернула голову в мою сторону и ни слова не произнесла, и даже будто не узнала меня.
        Это насторожило, поставив трость на мостовую, я вышел из кареты, не веря, что снова с ней столкнулся. Эмиана оторвалась от ограды и зашагала, прихрамывая, но даже не остановилась, когда поравнялась со мной.
        - Постойте, - остановил её, видя, что с рен Фаборт что-то не так. У неё что-то случилось? - Вы совсем промокли, - и готов был оторвать себе язык, что проявляю участливость к этой взбалмошной особе. И почему она вообще не в таверне, не на рабочем месте? Но больше всего меня сбил с толку её отстраненный холодный взгляд и вид, будто она сейчас разрыдается. Внутри меня что-то толкнулось. - Идемте за мной, я довезу вас. Вам куда нужно, к таверне? - против собственного разума предложил я.
        Земляничка нахмурилась и едва заметно кивнула. Я взял её под локоть, такая тонкая крошечная рука, она вся дрожит. Не хотел замечать этого, но, похоже, с ней что-то действительно стряслось.
        Посадил её в карету.
        - К таверне «Золотая утка», - сказал я и следом погрузился в салон экипажа, закрыв дверцу.
        Экипаж тронулся. Дождь гулко стучал по крыше и не переставал, заглушая тягостное молчание. Я бросал взгляды на рен Фаборт, пытаясь понять, что с ней, но она была неподвижна и смотрела в окно. Красивое платье и прическа намокли под дождём, но госпожа явно прихорошилась. По белой коже шеи и груди скатывались прозрачные дождевые капли. Я сухо сглотнул.
        Может быть, у неё есть ухажер, или несколько. Где она была?
        Я сжал зубы, и отвернулся, стараясь не думать о том. С кем бы она ни встречалась среди белого дня, кто-то поступил с ней не совсем обходительно. Навязчивые мысли так и лезли в голову. Но в какой-то момент Эмиана пошевелилась.
        - Куда мы едем? - растерянно спросила она.
        Хотелось ответить, что ко мне домой, и лучше её показать лекарю, потому что мне совсем не нравилось то, в каком состоянии была эта сумасбродная бунтарка. Но вовремя остановил себя. С чего бы мне её привозить к себе домой? Как я полагаю, позаботиться о ней есть кому, у неё есть клиенты, которых она соблазнила на своей же работе, сколько туда ходят богатых лордов.
        - К таверне, куда же ещё, - прошипел я, снова стиснув зубы, злясь на себя.
        Эмиана отвернулась, никак не ответив на мой тон.
        Оставшаяся дорога прошла молча.
        Кучер остановил лошадей, и Эмиана, не дожидаясь моей помощи, принялась открывать дверь, но я и не собирался ей помогать. Открыть дверь у неё не получалось, пальцы дрожали, и в них не было силы.
        - Дайте я, - не знаю, как так вышло, но передо мной оказалось бледное влажное лицо землянички.
        Её голубые глаза блестели влагой в полумраке, губы чуть раскрыты, мой взгляд задержался на них. Эти губы явно предназначены для поцелуев - мягкие, чуть пухлые и сочно-алые, как спелые ягоды. В какой-то момент моё дыхание стало тяжёлым. Интересно на вкус они такие же сладкие, как выглядят? Я сглотнул, будто не пил несколько дней, и в самом деле предвкушал их вкус. Я поднял взгляд и ждал, ища в её взгляде ответ на собственное ожидание.
        И я начал наклоняться… Медленно, сокращая расстояние, не зная, что делаю. Хотя знал - я хотел поцеловать земляничку. Очень соблазнительную сейчас, будоражащую, пусть и сумасбродную, чужую, но я захотел этого прямо сейчас, захотел согреть её холодные губы своими горячими. Какой может быть её поцелуй? На что может быть похожим? Какой у него вкус? Чем я могу быть хуже её клиентов, которым она дарит себя…
        19
        Эмиана смотрела, застыв. Я обхватил её лицо, холодная капля сорвалась с завитка волос и упала мне на кисть, разгоняя по телу разряды тока. Странное ощущение, странное желание - поцеловать её. Но мне это до противоречия необходимо.
        Я склонился ещё ниже и раскрыл губы, чтобы прижаться к её губам, ощущая горячий толчок её дыхания. Волна жара прошлась по всему телу, будоража ещё сильнее, заставляя меня едва ли не застонать от удовольствия и наброситься на неё с жадностью. Ладонь скользнула по мокрым волосам на её затылок, притягивая ещё ближе, её ладони легли на мои плечи, сжали ткань жакета то ли для того чтобы притянуть, то ли, напротив - оттолкнуть.
        Я коснулся её холодных влажных губ, чувствуя вкус дождя. Эмиана задышала часто и, будто очнувшись от какого-то морока, отпрянула, пихнув меня с такой силой, какой я не ожидал, а следом увесистая пощёчина опалила мне щёку. Я даже не повернул головы, сухо сглотнул. Впервые в жизни меня ударила девушка.
        - Вы что себе позволяете?! Кто вам позволил ко мне прикасаться?!
        Я ещё раз сглотнул и посмотрел на неё, прищуривая глаза в ярости.
        - То, что позволяют другие, - проскрежетал я и взялся за ручку дверцы, отпер её, предлагая госпоже удалиться.
        Эмиана вздрогнула, будто мой ответ её ошеломил, нахмурившись, плотно сжала губы, одарив меня таким презрительным взглядом, каким меня никогда не награждала ни одна девица, подобрала влажный подол платья, поспешно вылезла из кареты и с грохотом хлопнула дверцей.
        Прекрасно!
        Скула горела, но больше горели губы, ещё чувствуя сладкую прохладу губ этой сумасбродной девицы.
        Тряхнул головой. Нужно выкинуть её из головы. И забыть. Сумасшедшая.
        Приказав кучеру ехать в Ревин-Силл, откинулся на спинку сиденья и уставился в окно. Дыхание ещё долго не унималось, как и гулявшее по телу возбуждение, которое только сердило ещё больше.
        И чем она может привлечь других? Я не понимал. Совершенно невоспитанная, необузданная дикарка. Какая она может быть в постели? Какое наслаждение может подарить мужчине с таким нравом?
        Не думать о ней не выходило до самого замка, засела в мыслях на весь оставшийся вечер, заставляя меня слоняться и не находить себе места, хотя его было предостаточно, а к ночи стало ещё хуже. Потому что мне до жути захотелось проучить её, преподать урок манер. Но в какой-то момент я понял, в чём была причина. Я не просто хотел её поцеловать, а жаждал этого с жадностью. Будто голоден по её губам. Но есть губы намного искуснее её. Сущая глупость желать именно её!
        Этот вечер оказался самый тоскливый из всех последних вечеров. Невыносимо уныло барабанил по крыше дождь на верхнем спальном этаже. Ещё и Морин уехал из Овингтона на несколько дней.
        Выйдя из ванны, запахнув полотенце на бёдрах, оперся руками о трюмо, уставился в зеркало. Что я там хотел увидеть? Ведь всё же улеглось, и я почти привык коротать дни в замке. Но сейчас оставаться наедине с собой было невыносимо. Что изменилось?
        В груди сделалось тесно, и хотелось глубже вздохнуть. Отставив потуги докопаться до истины, я отвернулся от отражения, взял пачку писем, которые сегодня принёс почтовой, и направился в комнату.
        Безразлично пересмотрев корреспонденцию, взглядом наткнулся на королевский герб. Я отложил в сторону оставшиеся письма и сломал печать серебристого конверта. Пробежался по верхней строчке - это было приглашение. Торжественный ужин в королевской резиденции по случаю завершения учёбы в академии наследника короля.
        Дочитав до конца, поднял взгляд на стену, на которой висела картина с зелёным пейзажем и всадником.
        Почему-то показалось, что это приглашение - насмешка. Позвать калеку на ужин… Мне не до радости. Хотелось смять в кулаке приглашение и выкинуть в камин. Но задумался.
        Может, действительно стоит отвлечься, по крайней мере, это возможность избавиться от дурных мыслей в образе неких поварих. Эта бунтарка явно не сравнится с теми светскими дамами, которые будут на том ужине.
        Усмехнулся своим мыслям, сложил дорогую бумагу и положил на прикроватную тумбочку.
        Эмиана
        - Я должна ещё раз пойти туда, в этот жуткий квартал, - сказала своему отражению в зеркале и яростно провела расчёской по вымытым влажным волосам, продирая пряди, больно дёргая их. - Завтра попрошу управляющего дать мне выходной, - бросила расчёску на стол.
        Прошла к постели, откинула край одеяла, забралась под него и, укрывшись, закрыла глаза.
        А что если уже поздно? И Шени уже никогда не вернуть? Лучше забыть о нём.
        Я застыла от этой пугающей мысли.
        Ну нет, как я могу забыть?! Да мне жизни не будет, если я его оставлю в беде! Нельзя отчаиваться!
        Я повернулась на бок, натянув на себя одеяло. Совсем некстати в памяти всплыло воспоминание о рен Энварде. И хотелось накрыться с головой от стыда. Жар потёк по щекам и губам.
        Это неслыханно! Я едва не поддалась этому странному порыву. Но вовремя опомнилась. Не хочу, чтобы мой первый поцелуй был с этим высокомерным индюком, которому никто не щипал хвост!
        Что он вообще о себе возомнил? Думает, что если подвозит меня, значит, я должна расплачиваться собой? Я его не просила о такой любезности, в которой он быстро нашёл выгоду. И эти едкие слова, когда говорил, что я позволяю другим касаться себя. Мерзавец!
        Злость и негодование вспыхнули в груди костром. И всё же он успел коснуться моих губ своими губами, наглыми, настырными и… и красивыми.
        Я уткнулась лицом в подушку, злясь ещё больше, душа в себе мучительный стон. И почему мне должно быть стыдно? Не я же ему вешалась на шею. Вот о чём стоит забыть, так это о Дэйроке рен Энварде, и больше не вспоминать о нём, никогда!
        Только осуществить это оказалось невозможно. Мимолетное соприкосновение разожгло во мне настоящее пламя, заживо сжигавшее меня. Неуёмные предательские мысли подкидывали картины, от которых щёки пылали, как жаровня, а в животе сжимался тугой комок. Вот же гадство! И зачем я только вспомнила о нём? Хотелось плакать от досады.
        Ругалась и боролось с собой до глубокой ночи, но кое-как уговорила себя спать.

* * *
        - Как? Вы не можете мне не дать выходной?! - я уставилась в господина Бернарта и не собиралась отступать, преграждая ему путь. - Мне нужно, понимаете?! Нуж-но!
        - Понимаю, - ответил он, отводя взгляд. - Но, видишь ли, Эмиана, послезавтра у тебя важный день, я хотел тебя как раз предупредить… - застопорился управляющий, - …это должен был сделать хозяин, но милорд Морин рен Вернерд уехал ненадолго из города. Поэтому сегодня тебе нужно подготовиться самой. Тебя приглашают в королевскую резиденцию в качестве помощника повара.
        Я задохнулась собственным вдохом, недоуменно хлопнула ресницами.
        - Меня? В королевскую резиденцию? В качестве помощника повара?
        - Именно, будет важное событие, где встречаются знатные господа всего Овингтона. У самого короля важное событие, подробности я тебе расскажу на обеде, - оглянулся он, замечая, как навострили уши подавальщицы, - как только освободишься, поднимешься в кабинет.
        Я так и раскрыла рот, не веря своим ушам, не смогла произнести ни слова. Воспользовавшись моим замешательством, управляющий ускользнул, делая вид, что у него ещё много забот.
        - Кажется, тебя заметили, - вытирая руки полотенцем, проговорила Тавида.
        Я повернулась к ней и схватила за плечи. Тавида вздрогнула от неожиданности, но я не хотела её пугать.
        - Неужели мне повезло, Тавида?!
        Она состроила такие глаза и неопределенно кивнула.
        - Думаю, нам всем повезло, - с долей иронии ответила, намекая на то, что несколько дней они будут справляться без меня, не поняв мою радость.
        20
        Весь рабочий день прошёл как в тумане. Бернард объяснил мне все подробности, что я должна буду сделать и с кем встретиться. Уже завтра мне нужно отправиться во дворец и познакомиться с поваром, он расскажет меню на вечер, выдаст форму.
        Я никак не могла поверить, что мне выпала такая удача. Ведь это шанс для меня приблизиться к магам и решить свою проблему.
        Правда, я смутно представляла, как это будет, но это лучшее, что со мной могло случиться за последнюю неделю. От этой возможности я не могла отказаться!
        На следующий день я отправилась во дворец. Повар оказался почтенным мужчиной с чинной осанкой и крепким телосложением. Он объяснил мне все детали, показал и рассказал меню. Мне выдали форму моего размера, которая останется в комнате для прислуги, где я по приходу буду переодеваться. Я слушала внимательно, внимая каждому слову. Это был словно сон, в который меня погрузили.
        Вечером перед важным событием я не спала полночи и поднялась задолго до восхода. Привела себя в порядок, уложив волосы в строгий узел сзади, оделась в выглаженное платье. Спустилась на кухню таверны, где готовила утренний чай Тавида. Вместе мы распили напиток. Тавида, пожелав удачи и плодотворного вечера, проводила до ожидавшего меня экипажа.
        Всю дорогу в окно брезжили утренние лучи вместе со свежей прохладой.
        Приехала я как раз вовремя. Я знала, что нельзя было опаздывать, но и слишком рано приезжать тоже не следовало - правила хорошего тона я помнила отчётливо.
        Меня встретил слуга и сопроводил до комнаты прислуги. Я следовала за ним, восхищаясь убранством дворца, даже в той части замка, где были только придворные слуги, что же говорить о парадных и бальных залах, в которые мне, конечно, не попасть.
        Девушки-служанки, что встречались по пути, в строгих темных платьях, их белые манжеты и передники слепили глаза. Здесь даже запах был какой-то особенный - пахло хвоей и горячим воском.
        Меня оставили одну в комнате для прислуги. Поставив на стул свой саквояж с необходимыми вещами, я прошла к огромному шкафу и сняла с вешалки свою форму. Пока торопиться мне некуда, здесь время текло как-то по-другому - более размеренно и плавно, не так как в таверне, где я сбивалась с ног. Настоящая роскошь для меня.
        Переодевшись перед огромным в пол зеркалом, я покрутилась, разглядывая себя со всех сторон, и осталось довольна. Даже появился лёгкий румянец, и взгляд ясный, открытый.
        Улыбнулась своему отражению и глубоко вдохнула, чувствуя, как волнение разливается по телу лёгким покалыванием. Самое главное, что я могу приблизиться если не к королю, то к высшей знати - кто-то мне должен помочь, я на это очень надеялась.
        Дэйрок
        Вечер был в самом разгаре, но с каждым брошенным в мою сторону взглядом хотелось удалиться. Даже пожалел, что здесь. Яда подлил и Тейсон, который, конечно, не упустил случая пощеголять среди дам и почтенных лордов в своей новой должности. Но хорошо, что он куда-то запропастился.
        - Дэйрок! Ты здесь?! Как я рада тебя видеть!
        Я повернулся от стола и стиснул зубы, пронаблюдав, как госпожа Адри, отступив от компании девиц, направилась ко мне. Вот уж кого меньше всего хотел встретить здесь, на торжественном вечере, так это мисс Даларес, хотя стоило это предвидеть.
        - Прекрасно выглядишь, Дэй! Но ты снова один? - сжала мой локоть, прижавшись ко мне так тесно, что я отчётливо ощутил все её выпуклости.
        Казалось, весь зал сейчас смотрит на нас, а точнее - его женская половина.
        Прошлый раз Адри не смутил мой отказ. Очень кстати с балконной ниши полилась музыка, гости оживились, и леди с лордами потянулись к середине зала, выстраиваясь для танца. Впервые я обрадовался тому, что у меня под рукой трость. Но Адри не растерялась, конечно, я помнил её черту - поворачивать любую неудачу в свою пользу.
        - Ой, что-то мне не хорошо, - изящно помахала на себя кистью, хмуря лоб. - Здесь так душно, пойдём подышим свежим воздухом.
        Прекрасно, теперь все увидят, что я уединяюсь с мисс Даларес, какие потом слухи будут ходить и чем мне это обернётся? Хотя не всё ли равно, что обо мне подумают и как посмотрят в мою сторону? Хуже, чем сейчас, уже не будет, с учётом того, что вечер оказался на редкость паршивым.
        Нет, внимания мне было предостаточно, любая свободная дама в этом зале желала сейчас оказаться на месте Даларес, но что-то было не так.
        Хотя всё было не так!
        Окончательно моё расположение духа испортило одно маленькое осознание - мыслями я был не здесь. Раз за разом они возвращались к Эмиане рен Фаборт. И это страшно злило, ведь пора бы переключиться на более приятные вещи.
        Я улыбнулся Адри. Так почему бы не скоротать вечер в компании этой соблазнительной ветреницы? Выглядела Даларес, надо признать, роскошно: в изумрудном платье с пышными юбками, копной густых огненно-рыжих локонов, струящихся по спине, хищно сверкавшими зелёными глазами и ослепительной улыбкой. Каждый лорд смотрел сейчас на меня с прищуром зависти.
        21
        Эмиана
        Вечер выдался трудный, но я справилась. Кажется, главный повар остался доволен мной и даже похвалил, дав передышку.
        Из кухни мне нельзя было выходить, разве только во внутренний двор, а оттуда я могла прогуляться по саду. Стянув передник и поварской колпак, вышла на воздух. После душной кухни прохлада показалась настоящим блаженством.
        И пора бы подумать над тем, как мне приблизиться к магам. Попросить через повара аудиенции? Наверняка он сможет сказать за меня. Мне даже никакая оплата не нужна, хотя на своё вознаграждение я могла бы себе, наконец, купить желанный домик, а может, и открыть собственную маленькую кофейню.
        Тряхнула головой, понимая, что уплыла в мечтания. Придётся это отложить, сейчас важно найти Шени.
        За размышлением не сразу заметила, что к кухонному крылу приближался мужчина в изысканном камзоле, темноволосый и молодой. Его глаза как-то подозрительно сощурились, когда он увидел меня, а на губах появилась кривая ухмылка, от которой мне стало не по себе, будто он увидел во мне что-то, что сильно позабавило его. Хотелось поправить и так идеально уложенные волосы и строгое платье, но я удержалась. Улыбка исчезла с лица так же быстро, как и появилась.
        - Добрый вечер, миледи, - сказал он неожиданно почтительно. - Я вас знаю, вы повар из таверны «Золотая утка» известного господина Морина рен Вильбера.
        Я уставилась на него в недоумении. Неужели я настолько известна, что меня узнают аристократы? Хотя если сам королевский повар пригласил меня в свою кухню, то и в этом нет ничего удивительного.
        - Чем обязана, милорд…
        - Тейсон рен Гримерт, - представился. - Не ожидал увидеть вас здесь, - и снова этот заинтересованный взгляд. - Я прогуливаюсь по террасе, но в одиночестве не слишком это приятно, вот хотел взять бутылку вина, если не против.
        Я облегченно выдохнула. Я-то что? Почему я должна быть против?
        - Вы можете попросить служанку, она подаст вам напиток, - в прислуги я не нанималась, это была не моя обязанность.
        Господин Тейсон усмехнулся.
        - А знаете, насчёт вина я передумал. Как ваше имя, позволите узнать?
        Я с сомнением взглянула на него, не понимая, к чему лорд клонит. Зачем ему моё имя?
        - Эмиана… Эмиана рен Фаборт.
        - Не составите ли вы мне компанию, Эмиана, прогуляться по террасе?
        - Я не могу…
        - Я не займу у вас много времени, вы, наверное, тоже устали, и вам нужен отдых. Всего лишь небольшая прогулка.
        Я настороженно окинула его взглядом. С одной стороны, было весьма подозрительно, что лорд предпочел компанию простой девушки, но с другой - это возможность получить помощь. Что если господин Тейсон сможет найти для меня выход?
        - Хорошо. Только кое-что сделаю.
        Я вернулась на кухню. Из важного осталось подать десерт, который был приготовлен заранее, и моя работа на этом окончена, но мало ли что может произойти - вдруг я ещё понадоблюсь? Оставив свой накрахмаленный передник в кухне, я вышла к господину.
        Тейсон почтенно склонился, предлагая пройти за ним, и вёл себя весьма почтенно.
        Мы пошли по тротуару, и всё это время меня душило чувство неловкости и стеснения от близости этого мужчины, я отчаянно думала, как начать разговор, пока к нам на дорогу не вышла молодая девушка. Кокетливо поправляя кружева на лифе, она широко улыбалась.
        - Тейсон, ну что ты так долг… - она не договорила, вперив в меня взгляд, и мне захотелось провалиться сквозь землю. - А это кто?
        Я вздёрнула бровь и бросила взгляд на милорда.
        - Это леди Эмиана рен Фаборт, - проговорил четко Тейсон.
        - Но, Тейсон…
        - Извините, миледи, но сейчас я занят, - милорд схватил меня под локоть и настойчиво увёл в сторону.
        Ничего не понимая, я обернулась. Та госпожа смотрела нам вслед и ошеломлённо хлопала ресницами, а потом поджала губы, сердито нахмурив брови, отвернулась и, подхватив подол пышной юбки, пошла прочь.
        Я не стала ничего выяснять, меня совершенно не интересовало, кто это за собой и что она хотела от милорда, мне нужно было разузнать о магах. И как раз собиралась это сделать прямо сейчас, больше нисколько не оттягивая. Да и эта прогулка мне переставала нравиться, потому что мы вышли в сад слишком далеко, и мой внешний вид явно не вписывался в разнопёрый цветник девиц, что бродили в глубине сада парочками и в компании мужчин.
        Я высвободила свой локоть, который до сих пор сжимал Тейсон, и повернулась, раскрыла губы, но мой взгляд скользнул за плечо Тейсона и выхватил знакомую фигуру мужчины… с тростью. Я так и онемела, не в силах произнести ни слова.
        Дэйрок рен Энвард неспешно двигался в нашу сторону, кажется, пока не замечая меня. Он был не один, в компании уже знакомой мне леди с шикарными огненно-рыжими волосами.
        - Что такое? - поинтересовался Тейсон, когда я непроизвольно спряталась за него, но тут же внутри меня вспыхнуло возмущение - с чего бы мне прятаться? Просто это уже попахивало проклятием или личным невезением - милорд преследует меня везде! А когда так случалось, то хорошего лучше не ждать.
        Тейсон обернулся, глянув за плечо, и я уловила на его губах уже знакомую отталкивающую ухмылку. И чему он так радовался?
        Но уже вскоре я всё поняла.
        22
        Дэйрок выглядел напряжённым, и это очень подозрительно в компании такой видной леди! Его взгляд безразлично скользнул по террасе и застыл, заметив нас, глаза мужчины словно превратились в ледяные озёра. А потом его брови начали сходиться на переносице, а шаг замедлился. Он уставился прямо в меня, показалось - заморозит заживо.
        Посмотри-ка, даже не удивился, откуда повару трактира взяться здесь - в дворцовом саду, да ещё в компании этого светлейшего лорда! Я хмыкнула про себя. Не то чтобы меня это задело, завидную непоколебимость у милорда не отнять. Вздернув подбородок, я повернулась к Тейсону и улыбнулась ему со всем очарованием, на которое была способна, приложив к своим словам и действия - мягко коснулась гладкой щеки мужчины и повернула его голову к себе.
        - Так что вы там говорили? - спросила кокетливо.
        Конечно, Тейсон ещё ничего не говорил, глянул на меня с изумлением, но пусть думает, что хочет.
        Дэйрок рен Энвард вдруг снял со своего локтя изящную кисть леди и направился в нашу сторону. Я раскрыла губы, сердце забилось так, что, казалось, лопнет.
        - Я говорил, что вы очень красивая, Эмиана.
        А вот такого поворота я не ожидала, как и того, что Тейсон чересчур напористо обхватит меня за талию и рывком притянет к себе, склоняясь, едва не касаясь губ. От неожиданности я растерялась и не успела ничего сообразить, как руки Тейсона разомкнулись, а его рвануло назад. Тейсон извернулся и оттолкнул Дэйрока.
        - Убери руки, - прошипел лорд рен Энвард так, что по коже хлынул холод.
        - Ты совсем рехнулся? - рыкнул Тейсон, сжимая кулаки.
        Сердце всколыхнулось страхом. По силе мужчины не уступали друг другу, за исключением того, что Дэйрок опирался на трость.
        - Оставь её в покое, - процедил господин Невозмутимость.
        Я не сразу поняла - Дэйрок имел в виду меня?
        - Она сама не прочь быть со мной, - оскалился Тейсон.
        Мои глаза округлились - что значит «не прочь быть с ним»? Я не напрашивалась на эту прогулку! На душе стало так отвратительно, что я даже дар речи потеряла. Дэйрок бросил на меня потемневший до грозовых туч взгляд, в глубине которого закручивались сверкающие смерчи. Он подступил ко мне и твёрдо схватил за запястье. Что он делает? Я дёрнула руку, попытавшись вырваться, но это оказалось невозможно - пальцы лорда оказались крепче оков.
        - Идём за мной, - прошипел он мне.
        - Постой!
        Тейсон схватил Дэйрока за плечо, и лучше бы он этого не делал, лорд явно не любит подобных тесных контактов. Всё произошло стремительно: рен Энвард развернулся, и его кулак впечатался прямо в лицо Тейсона.
        Я вскинула руки, охнув, видя, как Тейсон спикировал на землю, а рыжеволосая леди вскрикнула, отшатнувшись. Дэйрок навис над сжимавшим нос Тейсоном и прошипел:
        - Предупреждаю снова: не попадайся в поле моего зрения, обещаю, что в следующий раз посчитаю тебе зубы.
        С этими словами он выпрямился и развернулся ко мне. А я и шелохнуться не могла от ошеломления. Что это сейчас было? Взгляд Дэйрока был настолько тяжелым, что показалась, на меня каменная плита упала.
        Он схватил меня за локоть и дёрнул за собой.
        - Шевелись, - шикнул, и у меня даже мысли не возникло перечить ему.
        - А ваша трость? - опомнилась, хотя это должно меня волновать в последнюю очередь.
        Дэйрок промолчал, он вполне себе обходился без опоры. Но когда мы отошли достаточно далеко, я уловила на его лице гримасу муки. Наверное, в порыве ярости милорд не чувствовал ничего, а теперь…
        - Куда вы меня тащите? - спохватилась я, когда поняла, что мы вышли за пределы сада под сумрак густых акаций. - Отпустите, мне нужно назад!
        Но мои слова отлетали как от стены.
        - Да отпустите же! - рванулась, но мне только удалось развернуться, потому что стальные пальцы мужчины напрочь вплавились в мои плечи.
        Взгляд Дэйрока полыхал. Да что с ним такое? Что его так вывело из себя?
        - Вам мало вашей таверны, и вы решили нанести визит в королевский дворец? - процедил каждое слово.
        Я хлопнул ресницами.
        - А что, вас так это коробит? Между прочим, я получила приглашение, - с гордостью заявила. Пусть не думает, что ему удастся запятнать мою репутацию ещё раз, подсунув что-то ещё в блюда.
        Скулы Энварда сделались такими каменными, что казалось, он больше не заговорит, но в следующий миг его брови приподнялись, выражая глубокое подозрение и изумление.
        - Думаете, что я не могу никого заинтересовать? - выпалила я.
        - Думаю, что можете. Вы очень способны, - неожиданно согласился он.
        Я хмыкнула, гордо вздернув подбородок, но тут меня будто обухом ударили. Постойте! И тут осознание этого короткого, но содержательного разговора, пронзило словно громом, а следом потянулась волна смятения.
        - Знаете… что?! - задохнулась я.
        - Что?
        - Перестаньте меня лапать, мне неприятны ваши прикосновения, и вы неприятны, вы… вы… - ощущения его прикосновений к моему смущению были в равной степени противоположны сказанному.
        - Что я?
        - …Невыносимы и… - я сцепила зубы.
        - Довольно, - отрезал он, оборвав на полуслове, и потащил к карете.
        - Что вы делаете?
        - Забираю тебя.
        - Что?! Что вы позволяете?! Вы не можете!
        - Могу. Очень даже могу…
        23
        - Меня ждут, я не могу уйти, - сделала отчаянные попытки вырваться.
        - Кто вас ждёт? - стальным тоном спросил лорд, будто это дико раздражало его.
        - Да какая вам разница?! Отпустите меня! - дернулась я, когда мы уже приблизились к карете. - Вы меня не можете насильно увезти, я напишу на вас жалобу, слышите?!
        Но в ответ я услышала лишь пренебрежительное фырканье.
        - Можете писать, сколько хотите, не сомневаюсь, что это ваше любимое занятие.
        - Что?.. Да что вы о себе мните?! Если вы думаете, что можете так обходиться с простой девушкой, то ошибаетесь. И, кажется, вы кое-кого забыли?
        Дэйрок бесцеремонно открыл дверь, пропустив мимо мои слова, сжал локоть и подтолкнул внутрь кареты. Нет, ну, в самом деле, не звать же на помощь и поднимать на уши весь дворец? Но как же работа? Меня ещё никто не отпускал, и ко всему все мои планы приблизиться к магам рухнули! Я бросилась наружу, но дверь захлопнулась и замкнулась. Я быстро пересела к другой двери, в которой тут же появился рен Энвард. Он тяжело плюхнулся на сиденье и закрыл дверцу, щелчок дал понять, что я заключена в клетку.
        Я глянула на лорда самым лютым взглядом, каким порой пользовалась в своей кухне, подгоняя помощников, но впервые он не сработал - на лице Дэйрока ни капли эмоций, лишь непоколебимость.
        - К “Золотой утке”, - приказал он кучеру.
        Я раскрыла губы и сомкнула, скрестив руки на груди, фыркнула, сдерживая оглушительное негодование.
        - Хочу, чтобы вы знали: я вас… ненавижу! - выпалила в сердцах.
        Дэйрок хмыкнул, кажется, этому истукану всё равно, что о нём думают. Да уж, такой самоуверенности можно позавидовать, господин явно высокого мнения о себе, убеждён в своей неотразимости. Как же хотелось до покалываний в языке ужалить его так, чтобы у него несварение случилось!
        Карета тронулась, а мне захотелось плакать. В отличие от властного милорда, я чувствовала себя ужасно слабой и ни на что не способной. Было жаль себя. У меня опять ничего не вышло.
        Насупившись, едва не всхлипнув, я повернулась к окну. Чувствовала на себе колючий взгляд господина.
        - Расстроились, что я помешал вашим планам? - он даже сейчас пытался меня поддеть.
        Я промолчала. Если сейчас начну говорить, то либо разрыдаюсь, либо… Сжала плотно губы. Поняв, что я не собираюсь разговаривать, это чудовище смолкло и перестало буравить меня хининными глазищами.
        Карета немного покачивалась, за окном мелькали дома, утонувшие в ночи - уже был поздний вечер. В какой-то момент я поняла, что стало слишком тихо. Чуть повернув голову, мельком скосила взгляд на сидевшего напротив милорда. Сердце как-то неровно дёрнулось, когда взгляд упал на кисть мужчины на его колене. На костяшках проступали багряные ссадины и подсохшие капельки крови, пальцы чуть сжимали коленную чашечку. Всё-таки непредвиденная драка дала о себе знать.
        Дэйрок повернулся, поймал мой взгляд. Серые глаза сверкнули под упавшей на лоб чёлкой, он снова отвернулся к окну.
        Я сглотнула, чувствуя, как вся злость и негодование куда-то улетучились, будто их и не было. Странное дело, но мне вдруг стало беспокойно. Наверное, милорд испытывал теперь сильные муки, а ведь его трость так и осталась на террасе.
        Внутри что-то кольнуло, будто я виновата в том, что случилось, но ведь никто его не заставлял бросаться на господина Тейсона. Сам виноват.
        Как бы я ни пыталась оставаться равнодушной, снова и снова возвращала взгляд на мужчину. Как бы он ни портил всё, вызывая во мне ярость, я всё же не бессердечная, и уж тем более когда другому явно требуется помощь.
        - Что с вашим коленом? - спросила немного охрипшим голосом и тут же прокашлялась в кулак.
        Рен Энвард вновь пустил в мою сторону морозный взгляд.
        - Какое вам дело до моего колена?
        Резкие слова опалили, словно огнем, но я прекрасно понимала причину такого раздражения.
        - Вам нужен лекарь, - настаивала.
        Рен Энвард на это ничего не ответил. Сжав челюсти, оставался неподвижен. А мне поскорее захотелось оказаться в таверне, в своей маленькой старой комнатке, и запереться. От чего я хочу спрятаться? От гадкого состояния внутри себя. Но почему я должна винить себя в том, что произошло, и уж тем более сгорать от чувства вины перед этим высокомерным аристократом?!
        Мне и в самом деле стало неловко. Не нужно было отправляться на эту необдуманную прогулку с незнакомым господином. А теперь я мало того что стала источником сплетен для тех, кто видел нас в том саду, так ещё подставила королевского повара, покинув пределы кухни.
        Моё настроение упало к самому дну.
        Карета остановилась, я сжалась, желая одного - скорее вырваться из этой слишком тесной близости с рен Энвардом, который тоже заметно помрачнел.
        - Надеюсь, вы остались довольны, Ваша Светлость, - сорвалось всё же с моего языка, хотя на самом деле я просто не знала, что сказать ещё, лишь бы не испытывать этой тяжести на сердце.
        - Более чем.
        Я хмыкнула и резко отвернулась, намереваясь немедленно покинуть карету, взялась за ручку в то время как рен Энвард потянулся к ней. Наши пальцы коснулись друг друга. Это вышло случайно, но почему-то тяжёлая волна жара прокатилась по телу, и меня повело. Вот уж новость! Господин тоже чуть задержался, и я услышала, как дыхание Дэйрок застыло, но он резко повернул ручку и распахнул дверцу, касаясь моей скулы рваным выдохом.
        Подобрав подол платья, я вылетела из кареты, как из духовки, взбудораженная и растерянная.
        - Доброй ночи, - голос милорда как толчок в спину.
        Я развернулась, чтобы ответить подобным тоном, но Дэйрок захлопнул дверцу передо мной. Вздернув нос, я развернулась и поспешила к таверне, прошла к воротам внутреннего двора по тенистой дорожке и, наконец, оказались у вдоха, которым пользовались слуги. Остановившись, прислушиваясь. За грохотом сердцебиения услышала, как колёса кареты громыхнули о каменную плитку.
        24
        Дэйрок
        Войдя в холл, включил магический свет. Нога нещадно болела, будто все кости в ней раздроблены в труху, я почти не мог на неё наступить. Будь проклят этот вечер, на который меня попутал пойти демон. И встретить там её. Хотя нет, хорошо, что я пошёл. Не хватало ещё, чтобы Тейсон прибрал к рукам рен Фаборт. Нет, мне она совершенно не сдалась, но я не хочу, чтобы её касался кто-то, уж тем более этот выродок. Надо было докончить начатое - пересчитать зубы. Теперь он так просто не отстанет от девчонки - знаю этого гниду.
        Сняв жакет, я бросил его на кресло и прихрамывая направился в каминный зал. Слуги уже давно покинули Ривен-Силл, и я мог насладиться спокойствием. Хотя о наслаждении речи быть не могло, ногу я травмировал, кажется, сильно, а внутри всё плавилось от гнева. Не дойдя до кресла, я направился в бар, где стояли вместе с вином и лекарства.
        «Вам нужен лекарь», - всколыхнулись слова этой несносной блондинки.
        Я фыркнул и схватил пузырек. Странно было слышать от неё подобное беспокойство обо мне, я ожидал, скорее, обратного, с учётом того с каким гневом и ненавистью она на меня смотрела, впрочем, о том, что она меня возненавидела, мне было плевать.
        Сжав пузырёк, я подумал и отставил его назад, взял бутылку вина, но оставил и её.
        Прошёл к креслу и опустился в него, стискивая в пальцах подлокотники. В памяти всплыло, как Тейсон прижал к себе земляничку. Именно в тот момент во мне что-то сорвало, и единственное, что я намеревался сделать - это оторвать ему руки и голову. Как она вообще оказалась во дворце?! Да ещё в компании рен Гримерта! Кровь с новой силой вскипела, и в глазах потемнело от ярости.
        Нет, нужно было ему всё же ещё врезать, чтобы уж понял наверняка и держался подальше от девчонки. Я поднял руку со сбитыми костяшками, сжал и разжал кулак.
        Надеюсь, у неё хватит ума больше не пересекаться с Тейсоном. Не знаю, чем она занимается и какие преследовала цели и планы на этот вечер, но я был рад, что помешал. Пусть сидит в своей таверне. Так будет лучше для неё.
        - Дэйрок, и кого ты обманываешь? Что именно тебя так разозлило? - противный голос разума щекотал и так расшатанные нервы.
        Нет, она мне не могла нравиться, эта совершенно необузданная, лишённая подобающих манер грубиянка. Просто не хочу, чтобы Тейсон к ней приближался. Вот и всё.
        Я потёр переносицу. Нужно отправляться спать, мне не нравились мои мысли, как и то, что перед глазами не исчезал образ этой сумасбродной девчонки, распахнутые голубые глаза, полные лютого презрения. Мне плевать на это. Она сейчас в таверне - и это самое главное.
        С этими мыслями я сжал подлокотники и попытался подняться, перетерпливая дробящую боль. Всё же лекарства нужно принять.
        Вернулся к стеллажу, взял склянку, и вдруг сфера связи активировалась, озарив комнату зеленоватым светом.
        Только бы не начальство.
        Стиснув зубы, я налил в стакан воды, стряхнув в неё из флакона пару капель лекарства, прошёл к сфере и приняв связь. Появился Морин. Я даже поперхнулся лекарством, сделав первые глотки.
        - Долго тебя не было, - процедил, морщась от горечи.
        - А я смотрю, тебя нельзя оставлять одного. Дэй, ты что там устроил?..
        Слухи разнеслись быстрее, чем я добрался до дома.
        - …Я жду подробностей от тебя, - непреклонно заявил рен Вернерд. - Мне сейчас поступила жалоба на Эмиану, а потом я узнал про Тейсона и тебя. Дэй, ты зачем моего повара увёз с работы?
        Я уставился на друга, осмысливая сказанное.
        - С работы?
        - Она получила приглашение от королевского шеф-повара.
        Колено нещадно заныло, и я опустился в кресло.
        - Я думал… она… У неё другая работа…
        - Какая другая? - переспросил Морин и тут же засмеялся. - Ты всё ещё думаешь, что она… - снова смех, - нет, Дэй, всё не так, Эмиана ошиблась адресом и пришла в тот момент, когда должна была приехать Элиза. Это просто недоразумение. Случайность. Ты принял её не за ту.
        Я напряг плечи.
        - Зачем тогда она ко мне приезжала? - не понял я.
        - Это долгая история, Эмиана мне рассказала. Она искала мальчика. Бездомный попрошайка прибился под двери таверны и пропал, но успел наплести Эмиане, что живёт в богатом доме. Сказал твой адрес. Видимо, мальчишка, шатаясь по улицам, много чего фантазировал. Рен Фаборт пришла к твоему дому, чтобы узнать о мальчике…
        Я слушал его и не мог поверить. Что за чушь? Какое-то странное совпадение.
        - …Ладно, насчёт Эмианы я завтра всё улажу, - выдохнул Морин. - Как ты там, хотя я вижу, - Морин перевёл взгляд на мой стакан и скептически приподнял бровь. - Послушай, советую тебе завести себе кота.
        - Что? - не понял я.
        - Ну, питомца, кота, будет как твой личной громоотвод.
        - Знаешь, что… - стиснул я зубы, злясь, - …мне не до шуток сейчас.
        Морин засмеялся - друг в любой момент может найти повод, чтобы уколоть, когда совсем этого не ждёшь.
        - А насчёт Эмианы подумай, девочка давно ждала удачи, а ты, мягко говоря, подпортил её репутацию. Думай, чем это компенсируешь, - с какой-то насмешкой произнёс он.
        - Ничем, - рыкнул я, - вместо того чтобы работать на кухне твой повар разгуливал в саду в компании с Тейсоном. И я тут не причём.
        25
        - Но в одном я с тобой согласен - Тейсон давно нарывался. Ладно, - выдохнул Морин, - не буду тебя больше тревожить. Я скоро приеду в Овингтон, потом в подробностях всё расскажешь, только больше не натвори без меня ничего.
        Я смерил его тяжёлым взглядом, но тот уже успел оборвать связь. Сфера потухла. Допив лекарства, я поднялся и отправился в спальню.
        Значит, Эмиана была приглашена в качестве помощника на королевскую кухню. Это новость отчасти погасила во мне гнев. Даже более того - с меня будто гора упала. Но как тогда она оказалась в компании рен Гримера? Вместо того чтобы быть в кухне, она прогуливалась под кронами акаций с лордом. И позволяла себя обнимать. Гнев распалился с новой силой, будто не успевшие потухнуть угли, стоило только подбросить дров.
        Раздевшись, я лёг в постель. Из головы не выходили мысли о том, что рассказал Морин. А ещё не выходило то, как часто бунтарка дышала, и как красноречиво пылали её мягкие щёки, когда она смотрела на меня в сумраке кареты, пытаясь сжечь дотла. Я хмыкнул собственным неугомонным мыслям, всё ещё пытаясь взять под контроль свой пыл.
        Выходит, она попросту попала не по адресу. Теперь понятно, почему Эмиана так бурно отреагировала на то, когда я… понял её неправильно. Но тем не менее, раз она не та, за кого я её принимал, почему она предпочла Тейсона?
        Повернулся на бок и заставил себя забыть об этом. Одно оставалось точным. Морин прав, я подставил её.
        Эмиана
        Утро выдалось тягостным, и я не спешила вылезать из постели, благо сегодня у меня заслуженный выходной. Хотя после того, что случилось вчера, меня точно должны были уволить, но никто не спешил врываться в мою комнатушку. И на том спасибо. Хотелось побыть в одиночестве и собрать себя по частям.
        Но куда там, воспоминания и переживания изъели.
        Что теперь обо мне подумают? Как я буду смотреть в глаза своему хозяину? Но я сама виновата, поддавшись уловке лорда Тейсона и соглашаясь прогуляться по террасе. Если бы не согласилась, не встретила бы рен Энварда. Кажется, мужчины тесно знакомы. И явно не ладили. Но это не моё дело.
        Я подумала о Шени и поняла, что оставаться в постели больше не могу. Поднявшись и собравшись кое-как, вышла из комнаты, намереваясь отправиться на рынок и заняться поисками мальчика. Одно я поняла точно - никто мне в этом не поможет, нужно действовать самой.
        У лестницы я задержалась, прислушиваясь к звукам, но всё было привычным: грохот кастрюль, окрик Тавиды, смех Мари и Грейс.
        Не успела я спуститься в кухню, как навстречу мне вылетела распаленная Мари. Хватая ртом воздух, она впилась в мои плечи пальцами как клещами.
        - Что случилось? - нахмурилась, видя её возбуждённый вид, и сердце как-то неровно дрогнуло.
        - Эмиана, тебя требуют.
        - Кто требует? - не поняла я и подумала о самом худшем.
        Неужели господин Морин прибыл? Ну всё, мне крышка. Даже колени подогнулись.
        - Господин Дэйрок рен Энвард.
        - Что? - не поверила ушам. - С какой стати он меня требует? - тут же хмыкнула, хотя внутри волнение разнеслось будоражащие волной.
        Мари хлопнула глазами, не понимая, о чём это я, но и понятно почему, я ведь должна сейчас если не упасть в обморок от радости, что лорд приехал в трактир и желает видеть меня, то прыгать до потолка от счастья.
        Кстати, зачем он здесь?
        Осторожно отцепила от себя пальцы Мари.
        - Где он?
        - В зале. Он приглашает тебя за столик.
        Мои брови всколыхнулись - вот так новость!
        - Передай лорду, чтобы он меня не ждал. Я не выйду в зал.
        - Рен Энвард сказал, что если ты не выйдешь в зал, он придёт сюда. Но я могу сказать, что ты не выйдешь…
        Я поймала Мари на лету.
        - Стой, - стиснула её, - не нужно ничего передавать, я выйду в зал.
        Ещё не хватало, чтобы этот самодовольный аристократ появился в моей кухне.
        26
        Да и как смотреть на других после того, что было вчера? Наверное, вся кухня уже знает о моём позоре. В зал, конечно, выходить не хотелось. И быть на глазах у всех в компании светлейшего лорда - особенно. Выясню, что ему нужно, и уйду.
        Но моя смелость улетучилась, когда я вышла в зал и увидела за дальним столиком Дэйрока рен Энварда. Он выглядел так, будто пришёл на приём к королю. Впрочем, милорд, нужно заметить, всегда выглядит безукоризненно. Ему очень шёл этот золотистого цвета шёлковый шейный платок и серый жакет, что обтачивал широкие, невыносимо привлекательные плечи, за которыми - я закусила губу - хотелось спрятаться, которые хотелось обнять и тесно прижаться к груди.
        «Что это за мысли?» - окоротила, разгоняя наваждение как пар.
        Но это и не потребовалось, стоило рен Энварду обратить на меня взгляд, как все мысли разом улетучились сами, как и слова, которые я готовила полночи и которые жгли ядом кончик языка.
        Я встала рядом со столиком, стараясь не показывать своё не на шутку разыгравшееся волнения.
        - Добрый день, ваша светлость, - поздоровалась первой лишь потому, что Дэйрок смотрел на меня так, будто собирался залезть в голову и прочесть мысли. - Вы звали?
        - Да, спасибо, что вышли, - прозвучал глубокий голос.
        Уж лучше бы он был в ярости, чем таким невозмутимо-спокойным.
        Я раскрыла губы от растерянности - милорд сегодня в хорошем расположении духа? Как-то не верилось, вспомнив о том, в какой ярости он пребывал вчера.
        Снова повисло молчание. Я чуть повернула голову и увидела Грейси. Вот паршивка, решила подслушать, натирая и без того чистый стол тряпкой.
        Дэйрок это тоже заметил, нахмурился.
        - Так зачем вы меня звали? У меня сейчас много дел, милорд, и…
        - Присядь.
        - Я не могу.
        - Почему?
        - Я здесь работаю.
        Рен Энвард тяжело вздохнул.
        - Но сегодня у вас выходной. Я выяснил.
        Вздёрнула подбородок от удивления. Кажется, не осталось выбора. Я присела на скамью, чувствуя глубокую неловкость, и не потому, что я никогда так не делала, а потому что в обозрении серых глаз и под влиянием бешеной харизмы его светлости очень сложно оставаться самой собой. Мягко говоря, я чувствовала себя не в своей тарелке. А Грейси, кажется, уже протёрла дыру в столешнице. Я обернулась, смерив ее гневным взглядом, и та, возмущённо встрепенувшись, подхватила поднос и нехотя пошла прочь, оглядываясь на нас. Я повернулась, поймав чуть насмешливый взгляд рен Энварда.
        - Вы пользуетесь здесь особым авторитетом, - решил заметить он.
        Ещё бы, это моя кухня. Точнее, моя до тех пор, пока я работаю здесь.
        - Так что вы хотели? - вернула милорда к главному.
        - Вчера я вас не совсем понял… - начал рен Энвард и стиснул зубы. - В общем, я хочу принести свои извинения.
        Мои глаза расширились, и я удивлённо на него уставилась.
        - Из-за вас мне придётся оправдываться, милорд, мне нельзя было покидать кухню, - сказав это, я пронаблюдала, как серые глаза мужчины потемнели, - …но здесь и моя вина, - моргнула я и смолкла. Не стоит продолжать, в чём именно. Ведь я сама покинула пределы кухни. - Я принимаю ваши извинения, - решила быстро закончить с этим, с тем жаром, что тлел на моих щеках. - А теперь мне нужно идти. С вашего позволения…
        Я взялась за край стола, намереваясь удалиться, но теплая рука Дэйрока накрыл мою, останавливая. И меня бросило в настоящий пожар, окатило горячей волной чего-то волнующего и сладкого, сколь приятным оказался этот простой жест.
        Я поспешила отнять руку, и Дэйрок сжал кулак.
        - Я постараюсь лично уладить этот вопрос, и, думаю, вам больше не стоит беспокоиться.
        Уладить? Ну конечно, как ему не быть ближе к королю? С учётом того, что милорд - влиятельный человек. Стоит только вспомнить его замок.
        - Как вам будет угодно, - пролепетала неразборчиво. - Извините… хорошего дня, - бросила напоследок и поспешила уйти из зала, чувствуя спиной пристальный обжигающий до мурашек взгляд рен Энварда.
        И что это на него нашло - появиться здесь, да ещё и извиняться? Честно признаться, даже не верилось. Но мнение, о нём сложившееся вначале, теперь сложно чем-либо изменить. От того я чувствовала внутри какое-то странное волнение, тепло и противоречия.
        Не успела я появиться на кухне, как тут же на меня налетели подавальщицы. Точнее, налетел одна - Мари, а вот Грейси смотрела в мою сторону исподлобья.
        - Что он тебе говорил? Зачем звал? - распирало от любопытства Мари.
        Я глянула на месившее тесто Тавиду, которая, усмехаясь, с иронией смотрела на девушек.
        - Да ясно же зачем, Эмиана опозорила всех, нашу таверну и подорвала доверие.
        Внутри меня мгновенно всё вскипело.
        - Интересно знать, чем я вас опозорила? - наступила на Грейси, что она аж вытянулась и попятилась.
        - На, отнеси заказ, - подступила Тавида, сунув в руки девушки поднос с чашкой бульона.
        Грейси хмыкнула и, развернувшись, с гордо поднятым подбородком пошла в зал.
        - Не обращай на неё внимания, - махнула Тавида.
        Да уж, как не обращать? Хотя она права, с чего я должна переживать за то, в чём я почти не виновата?
        - Господин что-нибудь заказывал? - поинтересовалась у женщины.
        - Пока нет.
        Я снова выглянула в зал через маленькую щель занавесок, но за последним столиком уже никого не было.
        Хмм…
        Всё ещё пребывая в смятении, я вернулась в кухню. Как ни странно, управляющий обо мне даже не упоминал. В кухне шло всё, как и раньше. Никого никто не собирался отчитывать и увольнять. Но это пока.
        Покрутившись ещё, помогая Тавиде уладить некоторые вопросы, я всё-таки собралась и покинуть таверну, отправившись на рынок. Нужно было купить редких специй, которые могла выбрать только я.
        День выдался солнечный, свежий ветерок раскатывался над торговыми рядами, разнося по воздуху гул толпы и пыль. Протискиваясь меж лавок, сжимая сумку, в которую я сложила купленные редкие приправы, я решила ещё раз проверить площадь - вдруг Шени удалось сбежать, или, может, здесь ходят какие-нибудь слухи о нём и его папаше? Ненастоящем папаше.
        Как же так вышло, что малыш попал в чужие руки? Кто его настоящие родители? И где они сейчас?
        Я расспрашивал парнишек, тех, которые едва ли не жили на торговой площади, но никто ничего не слышал о Шени.
        Идти на ту улицу, где случилось убийство, проку не было - наверняка там всё подчистили. В мои мысли словно клином врезался знакомый мужской силуэт. Я едва не споткнулась на полушаге, увидев того, кто снился в моих кошмарах, кто запустил в меня магический шар. Застыла и испуганно заозиралась. Рядом обычные торговцы и покупатели. Не было ни одного жандарма.
        Преступник меня не замечал, но, видимо, заподозрив неладное, повернулся в тот момент, когда я успела отшатнуться и спрятаться за одну из карет. Вжавшись в стенку, стараясь быть незамеченной для кучера, сидящего впереди и курившего трубку, я замерла. Тот убийца, имя которого я отчётливо помнила - Гаред, подошёл к этому самому кучеру:
        - Свободен? - спросил он грубо.
        Я осторожно выглянула из-за своего укрытия.
        - Да, - ответил возничий и выпустил клубы дыма, что смешался с запахами жареного лука и копчёностей, которыми были пропитаны все навесы.
        - Довези до Твеил-Сит.
        Кучер, не вытаскивая трубку изо рта, согласно кивнул. Дверца открылась, карета чуть накренилась под тяжестью громилы. Кучер тронул лошадь. А я так и осталась стоять позади ошеломленная и растерянная.
        Зачем ему понадобилось в Твеил-Сит? Заброшенный квартал на окраине порта Овингтона. Но тут пронзило осознание. Шени! Что если они там держат малыша?
        Я резко развернулась, ища лихорадочно свободную карету, благо на рынке их было достаточно. Сказав адрес, не раздумывая села внутрь.
        Дэйрок
        Земляничка, скрылась в кухне, а я смотрел ей вслед и размышлял. Действительно ли она куда-то торопится или нашла причину сбежать, показать, насколько ей безразличны мои извинения? А ведь я всё утро боролся с самим собой, чтобы приехать сюда. Не понимал, почему мне это доставляло почти физическую м?ку. Морин сказал, что я ошибся, и что Эмиана рен Фаборт не подрабатывает никакими эскортными услугами.
        А что если она спешила на свидание с Тейсеном?
        Эта мысль обожгла вены, словно в них выплеснули яд. Она ведь познакомилась с ним. Тейсон мог назло мне продолжать флиртовать с девушкой. А ей он вполне мог понравиться.
        Я резко поднялся, позабыв о колене. Боль прострелила до самого бедра, я едва не зашипел и, схватив трость, поспешил выйти из таверны.
        Сел в карету, но не спешил возвращаться домой. Я ждал. Ждал эту несносную кухарку. Будь она неладна, и злился на то, что делаю. Сдалась она мне?! Что я хочу узнать? Даже если она с Тейсеном, мне какое дело до этого? Любая девушка может оказаться рядом со мной, если я того захочу. Даже та же Арди, по которой если не все, то большая часть Овингтона таскается по пятам и целует её розовые пятки. А Фаборт, эта невоспитанная бунтарка, не выходила из головы. И более того - доставила мне массу неудобств и проблем.
        Я весь напрягся, ощущая, как моё дыхание набрало обороты, когда из ворот вышла она. Эмиана. Кухарка направилась к дороге, и уже вскоре я понял, что земляничка ищет повозку.
        - И куда же ты собралась? - прошипел я, стиснув трость, наблюдая из сумрака салона, как девчонка, сказав что-то кучеру, села в повозку.
        Та тронулась.
        - За каретой с той чахлой кобылой.
        Кучер сразу понял меня правильно.
        Путь наш пролегал, как я уже понял, к торговой площади. Вряд ли Тейсон стал бы назначать свидание на рынке. В душе шторм заметно утих, хоть облегчения мне это не принесло. Нужно просто признать, что я от безделья тронулся умом, или это последствия полученной травмы - следить за поварихой трактира.
        Но пришлось смириться, я даже вышел из кареты, понаблюдав, как Эмиана уже скрылась в глубине длинного ряда прилавков. Среди этой суеты и однообразной толпы девушка выделялась. Светлые завитки густых волос, собранные сзади, собирали солнечный свет, светлая кожа переливалась, Эмиана нежилась в лучах солнца и тепле, будто распустившаяся лилия, и притягивала взгляд. Прекрасный цветок среди тусклых горожан.
        Тряхнул головой и принялся ждать.
        Что ж, раз уж здесь, нужно убедиться наверняка, что рен Фаборт прибыла исключительно по делам, а не навстречу со своими поклонниками.
        От собственной мысли стало тошно. Но уже вскоре земляничка появилась с набитой сумкой на боку. Для неё в тени высокого дома я был недоступен к обозрению, и девушка попросту меня не видела. А вот я её видел прекрасно, видел и то, как она направилась к воротам. А всё же решил скорее покинуть рынок и забыть про это, сделать вид, что не следил за ней, решив обмануть самого себя.
        Я взялся за ручку, в последний раз глянув на Эмиану, и, замер, когда бунтарка вдруг резко остановилась и отшатнулась в сторону, будто чего-то сильно испугавшись, и спряталась за карету.
        Кого она там увидела?
        И уже вскоре понял - высокий с толстой шеей и крупными кулаками мужчина подошёл к отдыхавшему кучеру. Что-то ему сказал и сел в карету, та направилась к воротам, оставляя Эмиану стоять на месте.
        Сердце бухнуло о рёбра, когда я увидел, как бунтарка побледнела так, что её кожа слилась с цветом волос, глаза распахнулись, а губы приоткрылись. Будто сбросив оцепенение, она бросилась к другой карете и уже покидала рынок.
        - Вон за тем экипажем, - скомандовал возничему, понимая, что могу потерять её из вида.
        Резко открыл дверцу и погрузился в салон.
        27
        Эмиана
        Я выглядывала в окно и следила, куда направлялся тот убийца. Я не могла его упустить!
        Сначала мы ехали по главной дороге, которая полнилась другими повозками, и слежка была не так заметна, но потом стало значительно сложнее. Пусть и знала куда двигаться, знала улицу, куда этот негодяй направляется, но конкретное место - нет. Как бы то ни было, я попросила кучера остановиться, когда мы подъехали к заброшенному разрушенному заводу, принадлежащему некоему господину Паури, но тот покинул страну и всё пришло в запустение. До сих пор это место никто не выкупил.
        Вылезла из кареты и пошла по безлюдной улице, на дороге только пару раз выскакивали бездомные кошки, но и они, испугавшись меня, с шипением убегали.
        Днём, конечно, было не страшно, я шла, ища карету убийцы, и она вскоре появилась на конце улочки, выехав мне навстречу. Тот кучер с трубкой, сощурился, впившись в меня пытливым взглядом. Но не остановился и поехал дальше. Он уже отвез того мерзавца на место. Теперь оставалось его найти.
        Я поспешила. Наконец, дорога привела меня к небольшому полуразрушенному дому с просевшей и гниющей черепичной крышей.
        Пройдя вдоль высокой ограды, я юркнула во двор и бесшумно побежала к одному из окон. Осторожно касаясь рассыпающегося камня, заглянула внутрь и тут же отшатнулась, увидев силуэт.
        - Сколько ещё будем ждать, Гаред, уже осточертело возиться с мальцом, долго нам его держать у себя? - раздражённый голос Теда раздался по пустынной комнате эхом.
        - А золото получать тебе не осточертело? - рыкнул Гаред, так что я вздрогнула. - Нужно ещё подождать. Я веду переговоры, но это не так быстро. Покупатель сейчас занимается важными делами, и он не может так быстро забрать товар. Пока за ним наблюдают, но уже скоро мы получим свою плату, - успокоив гнев, довольно протянул Гаред.
        Я вжалась в холодный камень. В душе разверзся настоящий ураган. Они говорят о Шени как о вещи! Хотя чего ещё ждать от преступников, которые убили свидетеля - приёмного отца малыша?
        - Нужно его перевезти в другое место. Тут стало небезопасно.
        - Мы его уже по всему Овингтону возим.
        - Будем возить столько, сколько нужно, - снова рыкнул Гаред, выходя из себя.
        - Куда его везти? - усмирился Тед.
        А я вся напряглась, чтобы услышать адрес, и тишина, что разлилась в округе этого захолустья, показалась гробовой. Казалось, молчание длилось невыносимо долго.
        - На улицу Олид-Фор, дом три.
        - Куда-куда? - всполошился Тед. - К этой полоумной бабе?
        - Эта баба прикрывает твой зад! - рыкнул Гаред.
        Я понятия не имела, о ком они, но была безумно рада, что узнала адрес. Теперь бы остаться незамеченной… И улизнуть.
        - Ладно, собирайся. И так торчим здесь целый день…
        Я тихонько попятилась, зашла за угол дома и бросилась к ограде, пролезла через прореху и оказавшись на дороге пустилась наутёк, держась построек и оборачиваясь, но убийцы, на моё везение, покидать заброшенный дом не спешили. Я свернула в тесный проулок и поспешила убраться с Твеил-Сит.
        Дэйрок
        Эмиана исчезла в старых покошенных воротах. Я сдерживал себя, чтобы не последовать за ней - тем самым мог разоблачить себя. Эмиана преследовала того проходимца, физиономия которого мне была смутно знакома, но сейчас не до него.
        Внутри накалялся вулкан, я переживал за эту ненормальную, которая попёрлась в опасный квартал, да ещё и одна, и сейчас рисковала попасть в лапы этому грязному проходимцу.
        Что она хотела выяснить, я понятия не имел, но уже вскоре, к моему облегчению, эта сумасбродная кухарка вылезла из разбитого забора с другой стороны захудалого дома. Вылезла, надо сказать, эффектно - показав сначала свою стройную ножку под задравшимся едва ли не до колена подоле, следом протиснулась аппетитная пятая точка, а потом и вся она.
        Опасливо оглядываясь, Эмиана быстрым шагом, едва ли не бегом, бросилась прочь и уже вскоре скрылась за углом дома. Проводив её взглядом, я остался понаблюдать за домом.
        Уже вскоре из ворот вышли двое. Тот первый - с рынка, и второй - более щуплый и длинный. Достаточно было одного моего взгляда, чтобы понять, что эти горожане - преступники. Нужно будет порыться в архивах, возможно, они уже числились в жандармерии.
        Я поморщился, сжимая сильнее трость. Боль начала жечь кости от того, что я проделал слишком много движений за один день, а ведь лекарь настаивал на полном покое.
        Видимо, не судьба… Когда мужчины пропали из вида, я оттолкнулся от стены и отправился к повозке, сильно прихрамывая. Мне нужен был отдых, но не сейчас. Для начала заеду всё же в жандармерию.
        И зачем мне это нужно? Но больше всего мне хотелось выяснить, что взбрело рен Фаборт в голову? Голову можно сломать от этой загадки.
        Меня тянуло последовать за ней. Ум категорически протестовал и не хотел соглашаться с собственными порывами, чтобы это ни было, мне это не нравилось.
        Выясню, кто они, и на этом всё. А если это преступники?..
        Проклятье, зачем Эмиана следила за ними?!
        28
        Эмиана
        Вернуться в таверну мне удалось только к вечеру. На пороге меня встретил управляющий - сказал, чтобы я выходила завтра на работу. И больше ничего: меня не отчитывали за то, что я покинула дворец, и уж тем более увольнять не собирались. Наверное, рен Энвард всё же как-то повлиял на это, и его обещание уладить всё - не пустой звук. Вот и пусть заглаживает вину.
        Поговорив с Тавидой, я отправилась к себе наверх. Войдя в комнату, бездумно оглядела её и прошла к столу, рассматривая лист бумаги и строку, написанную мной.
        Как же мне рассказать, что с Шени?
        Сглотнув, я взяла перо и макнула в чернила, осмелившись, принялась писать.
        “Сегодня я узнала адрес где…” - рука застыла, и её будто проняло судорогой.
        Да что же это такое?! Бросила перо со злостью. Даже этот адрес не могу написать!
        Насупившись, отошла от стола. Что же делать? Как вытащить Шени? Тот мерзавец сказал, что это дом одной госпожи, которая помогает преступникам скрыться. А значит она причастна к грязным делишкам этих убийц.
        Я достала свой кошель, в котором остались крохи от моего недельного заработка. Высыпав медяки на стол, смотрела, как металл переливается в свете масляной лампы. Принялась собирать, и тут меня будто молнией пронзило.
        А что если…
        Я развернулась и прямиком направилась к шкафу. Быстро открыла его и задержала взгляд на ящике. Выдвинув его, вытащила разные принадлежности и, подцепив ногтем тонкое дно ящика, открыла тайник. Изъяла спрятанный мешочек. Вернулась к столу, быстро пересчитала деньги, которые два года копила на собственный домик - уже собрано больше половины!
        Подумав немного, я уверенно сложила монеты обратно и туго завязала мешочек. Здесь хватит на артефакт. Раз уж мне никто не поможет, буду защищаться сама. Осталось только найти, кто продаст мне его - артефакты не продают на каждом углу, это противозаконно, а некоторые имеют такие свойства, что просто запрещены распространению среди простых людей.
        Завтра я найду продавца. Мне нужен артефакт, чтобы защищал меня, заметал следы и позволил скрыться.
        Оставалось надеяться, что денег хватит.

* * *
        Поиски торговца артефактами заняли у меня всё утро. Хорошо, что Тавида меня подменила, иначе я бы не успела. А успеть нужно, ведь скоро маг может выкупить малыша!
        Тот мужчина, что занимался сбытом, оказался местным мастером по ремонту карет и повозок. Он вышел ко мне, вытирая руки замызганной тряпкой, стирая с пальцев мазут и смолу. Ему уже передали, что я жду, и тон смотрел на меня с подозрением, оглядывая сверху донизу. Я поспешила к нему, а он, настораживаясь, опасливо оглянулся на своих помощников, что трудились в стороне.
        - Добрый день, - поздоровалась я, но на это мужчина никак не ответил, лишь взглядом поманил следовать за ним.
        Мы прошли в тесную лачугу, служившую для хранения всяких запчастей. Здесь тоже пахло смолой и чем-то ещё - очень едким, таким, что нос щипало.
        - Я слушаю, - откинул тряпку и упёр кулак в бок.
        Я сглотнула, испытывая сильное волнение. И страх.
        - Мне нужен артефакт, господин, - прямо заявила.
        Мастер хмыкнул:
        - Может, вам ещё луну с неба снять? С чего взяла, что я торгуют артефактами?
        Я понимала, что это была проверка.
        - Вы же меня пригласили сюда, чтобы не было лишних ушей, не так ли? И я не упоминала о том, что вы ими торгуете.
        Мужчина снова хмыкнул, потерев грязной ладонью лоб с глубокими залысинами.
        - Выкладывай, что хочешь?
        Я едва смогла сдержать победную улыбку:
        - Тот, который мне поможет… кое-что вернуть, - избегая подробностей, произнесла, боясь, что магический блок снова зажмёт меня в тиски.
        - Хм-м-м, - протянул мужчина, - а сможешь заплатить? - Я переместила ладонь на свою сумку. Мужчина опустил взгляд и, выпрямившись, бросил: - Жди здесь.
        Он ушёл, а я осталась стоять в полумраке. За это меня бы могли посадить в темницу, но на кону Шени. Я не брошу его.
        Торговец вернулся. В руках у него был сверток из ткани, мужчина глянул на дверь и развернул тряпицу. Артефакт представлял собой металлический шар.
        - Инструкция здесь, - указал мужчина на свернутый лист.
        Расплатилась с торговцем, отдав всё подчистую - даже те монеты, которые берегла на проезд. Свернув ткань и спрятав артефакт в сумку, покинула лачугу.
        Дэйрок
        Я так и знал. Бросив папку с документами на стол, откинулся на спинку кожаного кресла. Эти двое - преступники, и освободились они год назад.
        Я задумался, ломая голову над тем, почему Эмиана ими заинтересовалась. Проще, конечно, устроить ей допрос, но разве она скажет правду? Как бы то ни было, кухарка рискует увязнуть в болоте. Открыть дело по этим двум, Гарету и Теду, у меня не было возможности - я подал в отставку.
        Потерев подбородок, подался вперёд, взял папку и поднялся. Вернул в архив документы и покинул зал.
        Нужно проследить за Эмианой - это единственное, что я мог сделать. Но, с другой стороны, зачем мне тратить на неё время? Зачем мне эта проблема?
        За размышлениями я даже не заметил вышедшего навстречу моего бывшего напарника.
        - Дэйрок! - обрадовался искренне он. - Как хорошо, что ты заглянул!
        - Опять не можешь справиться без моего совета? - привычно поддел я.
        - На самом деле… да, - признался он, нисколько не обидевшись. - Тут к нам в обед поступил сигнал. Был продан один редкий артефакт, и покупательницей оказалась некая Эмиана рен Фаборт.
        Моя физиономия так изменилась, что напарник вдруг застопорился. Я выхватил из его рук сводку и пробежался глазами.
        - Кто-то ещё знает об этом?
        - Пока нет, моя смена. Я думаю, взять ли её сразу или всё же проследить, что госпожа предпримет?
        - Знаешь, что, - я положил ладонь на плечо напарника, приблизив его к себе, заглянул в глаза, - на самом деле мне очень не хватает моей работы.
        - Понимаю, - согласился он, растерянно моргнув.
        - Дай мне это дело, и я сам всё улажу и решу, а потом передам тебе. Зачем тебе лишний раз морочиться с какой-то девчонкой? М?
        Напарник уставился на меня так, будто я ему предлагал сомнительную услугу, но до него дошло, что то, о чем я прошу, ему выгодно.
        - По рукам! - обрадовался он такой удаче, скинув с лёгкостью дело на меня.
        - Только сам не проболтайся, - выпустил его, забирая сводку.
        Мы разошлись, а я, свернув лист, положил его во внутренний карман.
        - Ну вот, сам подписался, Дэйрок, потом не жалуйся, - проворчал себе под нос.
        Эмиана… Эмиана… И зачем тебе понадобился артефакт? Хорошо, чтобы он оказался подделкой. Плохо будет, если он настоящий. Или бунтарка его приобрела, чтобы отомстить мне? Я усмехнулся, хотя было не до шуток - она вполне на такое способна. Я в этом не сомневался.
        Я сразу отправился к трактиру. До ночи просидел в карете, наблюдая за посетителями, но земляничка не выходила, только те две служанки и помощники повара разбрелись по домам, закончив рабочий день. Я глянул на верхние этажи дома - окна, которые были запечатаны накрепко ставнями. Значит, девочка ночует в таверне? Нужно разузнать точно.
        Я вернулся домой глубокой ночью, так и не дождавшись, что предпримет рен Фаборт. Зайдя в холл, скинул жакет и направился в кухню. Съел давно остывший завтрак и, взяв лист со сводкой, который я продолжал изучать, будто хотел увидеть что-то новое, вернулся в зал.
        Уже скоро рассвет, и мне необходимо было хоть немного поспать, чтобы не упустить Эмиану. Но даже в постели мысли не отпускали. Я всё искал ответ на вопрос - зачем ей нужен артефакт, но так их и не находил. Может, лучше не ждать, а сразу потребовать объяснений? Можно будет и пригрозить.
        Между прочим, если бы не я, рен Фаборт уже задержали бы за незаконную покупку. Так что ей сильно повезло.
        Но от этой мысли стало как-то гадко, и я откинул её прочь. Запугивать девчонку - это последнее, что я следует делать. Такие методы не для меня. Разумнее всего поговорить с ней. Я посмеялся над этой мыслью, “разговаривать” у нас не очень выходило. Но нужно попробовать. Что я и сделаю. Утром.
        29
        Утром меня ждал сюрприз. Как же вовремя я подъехал - в тот момент, когда рен Фаборт выходила из трактира. На удивление, Эмиана меня не заметила, когда подошла к свободной повозке. Её лицо было сосредоточенно, она сказала что-то кучеру и села в карету. Я повернулся.
        - Следуй за той девушкой, - сказал возничему и вернулся в салон.
        Что ж, посмотрим, куда она спешит в столь ранний час…
        …Оказалось, что не так и далеко. Мы проехали всего пару кварталов, я приказал возничему проехать чуть дальше, чтобы не вызвать подозрений.
        Вышел и поспешил за рен Фаборт. Правда, так быстро, как хотелось бы, не выходило, но я всё же настиг девушку. Какая же она шустрая! Не угнаться! Эмиана шла, часто оборачиваясь, поэтому я держался на расстоянии. Было ещё достаточно сумрачно, а двигаться бесшумно - моя особенность.
        Мы зашли далеко, прежде чем я понял, что оказались в мрачном квартале, где прозябают одни пьяницы и всякий сброд. Это меня удивило - что ей тут понадобилось?
        Эмиана остановилась возле одного дома и спряталась за угол. Я шагнул в тень деревьев, скрываясь за стволами. Кухарка выглядывала из-за своего укрытия и будто задумывала что-то, а потом полезла в сумку, которую всю дорогу прижимала к боку. Возня затянулась, но уже вскоре я увидел металлический предмет в её руке. И понял, что пора действовать. Впервые я видел такую несусветную глупость - купить подделку, да ещё почти сразу воспользоваться ею.
        Я покинул своё укрытие и стремительно приблизился. Эмиана вздрогнула и едва не вскрикнула от неожиданности. Я успел зажать её рот ладонью.
        - Не знаю, что вы намереваетесь сделать, но проблемы у вас точно будут, если вы воспользуетесь этим, - продолжая зажимать ей рот, забрал из ослабших пальцев артефакт-пустышку. И стиснул зубы, когда Эмиана сомкнула свои на моем пальце - пришлось выпустить дикарку.
        - Отдайте немедленно! - кинулась на меня, но я завёл руку за спину, сжимая предмет в кулаке.
        - Если расскажете, зачем вы это делаете?
        - Зачем вы меня преследовали? Что вам нужно? - шипела она то ли от злости, то ли боялась, что услышат, а меня завораживали молнии в голубых потемневших до синевы глазах, смешанные с искрами ярости - настоящее цунами, а не леди.
        - Отдайте, или я… или я заявлю на вас!
        - И загремите в темницу за незаконное приобретение артефакта.
        Рен Фаборт вмиг успокоилась, громко засопела, сдерживая ярость и сжимая зубы.
        - Вы ничего не понимаете… - заговорила она, глубоко дыша.
        - Может, тогда объясните? - спросил, внимательно её разглядывая.
        - Я… я не знаю как…
        - А вы попробуйте. И если я найду зерно разумности, то обещаю вам помочь…
        Я наблюдал, как цунами утихало так же завораживающе, как и всплеснулось.
        - …Ну же…
        Девушка закусила губы, я наблюдал, как они наливаются соком. Напряжение прокатилось по телу тяжёлой волной. Я сглотнул, подавляя это дикое ощущение.
        - …Ну же… - процедил снова, теряя терпение.
        - Я… Там… - сбившимся голосом начала рен Фаборт и застыла.
        В буквальном смысле - как статуя. Я с подозрением оглядел её.
        - Продолжайте, - потребовал, но кухарка девушка никак не отреагировала. Я поднял руку и щёлкнул пальцами перед её лицом, только одни глаза проследили за этим движением. Эмиана моргнула с обречённым отчаянием. Даже не знал, что так можно моргать! Но, надо признать, этот её ступор настораживал. - Что с вами? - спросил и нахмурился, когда девушка тяжело выдохнула, прижав руку к груди. - Да что с вами, объясните? - обхватил её плечо, но она тут же смахнула руку и шагнула в сторону.
        - Оставьте меня в покое, - бросила и зашагала прочь.
        Ну уж нет. Настигнув Эмиану, я подхватил её под локоть и повёл в свою карету.
        - Что вы делаете?!
        - Кажется, вы не понял. Считайте, что я вас поймал на месте преступления, вы обязаны проследовать за мной.
        - Что?!
        - Я не шучу. И вы это должны понимать.
        Весь путь Эмиана почти не сопротивлялась - осознавала пагубность ситуации. И только когда я посадил её в карету и сел напротив, закрыв дверцу, земляничка всполошилась.
        - Погодите! Я не могу свами поехать, я на работе!
        - Думаю, вас заменят.
        А потом случилось то, чего я никак не ожидал. Рен Фаборт накрыла лицо ладонями и зарыдала. Укол совести кольнуло больно и остро. Наверное, я всё же перегнул палку, хотя если бы её действительно поймали, всё могло оказаться намного хуже.
        Стиснув зубы, я вытащил платок и протянул ей. Эмиана схватила его и уткнулась носом, вздрогнула плечами.
        - Насчёт того, что мы поедем в жандармерию, я соврал, - признался сквозь зубы. - Да перестаньте вы! - рыкнул, заглушая её хныканье.
        Это неожиданно подействовало.
        - Тогда куда в меня везёте? - спросила жалостливо.
        - В мой замок, - ответил уже мягче.
        - В ваш замок… зачем?
        - Хочу выяснить, что с вами.
        Фабиана насторожилась и расправила плечи.
        - Мне нужно попасть к магу, - сказала она твёрдо.
        - Зачем?
        - Я не могу сказать.
        - Придётся.
        - Я не могу.
        Я тяжело выдохнул. Это было выше моего терпения.
        - Вы мне нарочно хотите запудрить голову? Не выйдет. Либо вы мне рассказываете, что собирались сделать, либо этим делом займутся другие. Я расскажу вам, в чём дело. На вас… - достал сводку и протянул ей, - прошёл сигнал о покупке артефакта.
        Эмиана недоверчиво приняла бумагу и развернула, молча пробежалась глазами по строкам, замера и медленно опустила руки, свернув бумагу.
        - Я взял это дело на себя. И только от меня зависит, что будет с вами.
        - Это шантаж? - возмущённо вскинула подбородок.
        - Что вы собираетесь сделать? Этот артефакт используют при кражах. Вы собирались что-то украсть?
        Эмиана округлила глаза и тряхнула головой.
        - Я не воровка! - выпалила она гневно.
        - Хорошо. Значит, вам нужно что-то забрать. Что-то из личных вещей? Или узнать какую-то тайну? Что? - Эмиана быстро-быстро заморгала, а потом сжала губы и кулаки. Я забрал документ, который был безбожно помят. - Значит, не будете говорить?
        - Нет. Отвезите меня в трактир.
        Я пронзил её взглядом - кажется, разговор не принесёт никаких плодов. Эмиана заметно присмирела. И я сделал то, что давно желал сделать - обхватил рен Фаборт за шею и, притянув лицо к себе, впился в её сочные губы поцелуем.
        30
        Я не ошибся - её губы сладкие, как ягоды, ароматные и мягкие, такие что их хотелось съесть. Эмиана не сопротивлялась, и я готов был поклясться, что это первый её поцелуй. Она целовала неумело, поддаваясь моему напору, раскрывая навстречу свои губы, льнула к моим. Земляничка не давала себе отчёта в том, что делала. Наверное, потом она пожалеет, но мне сейчас не хотелось об этом думать. Моё дыхание сбилось и стало слишком тяжёлым, всё тело напряглось. И лучше мне остановится.
        Я нехотя отстранился, ловя сбившееся дыхание рен Фаборт.
        - Зачем вы это сделали? - смотрела на меня из полуопущенных ресниц.
        Не тот вопрос, который я ждал - ждал я очередного рукоприкладства.
        - Я это сделал, чтобы вы успокоились, - выпустил её.
        Эмиана сомкнула губы. Голубые глаза будто потухли. Неужели ей не понравился поцелуй?
        - Отвезите меня в трактир, пожалуйста, - попросила она.
        Я сжал кулаки и приказал кучеру ехать к “Золотой утке”, ощущая, как в груди жжёт, будто от перца.
        Всю дорогу рен Фаборт молчала. Очень странным было её поведение. Она больше не возмущалась, не плакала, не злилась. По мне уж лучше бы ударила, чем показывала полное равнодушие. Когда мы подъехали, она так же молча вышла, и я не стал её задерживать. Хотя у меня на её счёт были совершенно другие планы.
        Я посмотрел на за хлопнувшуюся дверцу и качнулся, чтобы последовать за Эмианой, вернуть её, но остановился. Зачем мне её останавливать?
        Сжав кулак, рассерженно стукнул о стенку, давая знак кучеру ехать в замок.

* * *
        Эмиана
        Что это было?
        Мои щёки и губы пылали, а внутри сладко сворачивался комок удовольствия. Не думала, что это может быть настолько приятным. И хуже всего - мне хотелось продолжения, чтобы Энвард не останавливался. Глупое желание. Я нещадно ругала себя - зачем позволяла себя целовать? Этому господину ничего не стоит запудрить голову, что мне потом с этим делать? Я никогда не смогу приблизиться к Дэйроку рен Энварду - аристократу высшего сословия. Я для него очередная девка для развлечения или насмешки. О чём я вообще думала?!
        Это всего лишь поцелуй, а я уже строю какие-то планы. Глупо, очень глупо, Эмиана, нужно выкинуть его из головы! И лучший способ - это погрузиться в работу.
        Хотя как я могу спокойно работать, когда Шени всё ещё в руках преступников, а меня с позором разоблачили и мне грозит темница? И если я туда попаду, Шени мне никогда не вытащить. Мои попытки объяснить этому индюку, что я хочу сделать, венчались новым приступом онемения. Всё складывалось очень плохо, настолько, что на меня накатила апатия.
        Я вернулась в кухню и всё делала механически, голова была непривычно пустой, в теле какие-то странные неизвестные мне ощущения - будто внутри щекотали пухом. После этого поцелуя во мне что-то безвозвратно изменилось, но что именно - я не в состоянии была понять.
        Рабочий день длился невыносимо долго. И когда он закончился, я поднялась к себе, ощущая усталость вовсе не от работы. Стоило только вспомнить поцелуй, как щёки густо краснели. Энвард даже не остановил, позволил уйти. Хотя почему он должен был меня задерживать? Да хотя бы потому, что меня поймали на месте преступления. Но он этого не сделала. Почему? Придётся принять то, что больше мне не к кому обратиться, кроме него, но как объяснить, если я не могу ничего рассказать?
        Я тяжело вдохнула. Нужно вернуть себе артефакт - это единственное, что мне остаётся. Развернувшись, я посмотрелась в зеркало, поправила волосы и, взявшись за ручку, распахнула дверь.
        Надеюсь, милорд дома. Придётся потревожить ваш покой, Ваша Светлость, кажется, мы с вами не договорили.

* * *
        В Ревин-Силл я приехала, когда на небе уже зажглись звёзды, а на улицах фонари.
        Отпустив возничего, оглядела замок, в окнах которого горел свет. Значит, милорд дома. Это хорошо.
        Расправив плечи, решительно вошла в ворота и направилась к парадному входу, вдыхая ароматы ночных цветов. Наверное, жить здесь - истинное наслаждение. Вот и я должна была купить дом. Конечно, не такой роскошный, но обязательно с небольшим садом, где я выращивала бы цветы для варки мыла и масел. Мечта, которая становилась недосягаемой. И поэтому я должна вернуть артефакт во что бы то ни стало! Я недаром пожертвовала свои деньги на него! Для меня важно вытащить Шени, а всё остальное как-нибудь само всё решится. Наверное. Если меня не посадят в темницу.
        Поднявшись по лестнице, я встала перед дверью и уставилась на светящийся сигнал. Подняла руку и нажала. Как бы ни старалась принять невозмутимый вид, волнение носилось по телу мелкой дрожью. Ожидание давило.
        Ну что же так долго?!
        Наконец, за дверью послышался шум, замок щёлкнул, и дверь распахнулась.
        31
        Дэйрок поднял взгляд и застыл, не ожидая меня увидеть. А я превратилась в безвольную куклу, растеряла сразу все свои мысли и слова. Лишь один мой взгляд был подвижен, и я оглядела милорда. Всегда представительный и изысканный, в этот раз он выглядел… по-домашнему. В рубашке с завёрнутыми до локтей рукавами, открывающими красивые кисти, несколько пуговиц расстёгнуты и открывают сильные ключицы и изгиб шеи, я даже заметила несколько родинок на ней, густо покраснела и моргнула, заставляя себя очнуться.
        - Добрый вечер, милорд, - поздоровалась, вспоминая, зачем пришла.
        - Вы пришли отомстить мне? Знаете, вы оставили меня в глубоком смятении, - ответил рен Энвард.
        Я не сразу поняла, о чём он, и тряхнула головой. Глупая смущённая улыбка наползла на мои губы. Боги, и что со мной такое? Уж точно я пришла сюда не для того, чтобы краснеть, как маленькая девочка, польщённая таким вниманием!
        - Я пришла поговорить, - выдавила из себя нужные слова.
        Дэйрок приподнял брови и посмотрел с некоторым недоверием.
        - Вы пришли поговорить? Точно? Не огреть чем-нибудь?
        - Да. То есть нет.
        Он нахмурился, но всё же раскрыл дверь шире, пропуская меня внутрь. Я прошла в холл, и сразу меня окутало теплом и приятным ароматом каких-то масел. Это не в таверне, где стены пропитаны запахами жареного лука. Здесь спокойно, комфортно и тепло. Мне стало отчего-то неловко, в прошлый раз я ничего подобного не испытывала. Повернулась. Дэйрок запер дверь и прошел следом, по-прежнему опираясь на трость. Он и дома без неё не обходится.
        - Хотите чаю? - вдруг спросил.
        Милорд, оказывается, способен быть гостеприимным, и я бы отнеслась к этому проще, если бы не случившийся поцелуй, который всё же что-то изменил между нами. А может, я себе что-то придумала и накручивала лишнее. Всё скоро пройдёт.
        - Да, спасибо, - согласилась и пожалела - ведь я пришла поговорить, попросить артефакт обратно.
        - Располагайтесь, - пригласил он и отправился в сторону столовой, я удержалась от того, чтобы не вызываться помочь, удивляясь, что в таком большом доме нет слуг, но рен Энвард уже удалился, а мне ничего не оставалось, как пройти в гостиный зал.
        Обстановка и там была изысканной: дорогая мебель, красивые вазы из фарфора и хрусталя, разные диковинные статуэтки, пухлые тома книг на полках, были даже комнатные растения. Я охнула, когда из кухни донесся звон. Ринулась туда. Дэйрок собирал осколки с пола. Я взяла салфетку и промокнула разлитую на столе воду.
        - Вам не стоит беспокоиться, - с раздражением бросил он мне.
        - Я помогу, - настояла.
        На это он сжал челюсти и выбросил осколки в урну, потянулся за новым сервизом.
        - Не утруждайте себя, милорд, - остановила его, - время уже позднее… И мне не хотелось отнимать у вас его много.
        - Так что вы хотели? - повернулся рен Энвард.
        Я сглотнула.
        - Я пришла к вам с просьбой, ваша светлость, - и почему так трудно говорить? Язык совершенно не ворочался. - Пожалуйста, отдайте мне артефакт.
        Брови Дэйрока медленно сошлись на переносице.
        - Для чего он вам?
        Я сжала в пальцах влажную салфетку. Дэйрок проследил за мной взглядом и, оттолкнувшись от кухонного шкафа, прошел ко мне, забрал салфетку из пальцев и вернулся обратно, отправив её следом за осколками - в урну. Я лишь завороженно следила за тем, как он двигается, как напрягаются широкие плечи и мышцы бёдер. Окончательно растерялась. Моргнула и отвела взгляд. Куда я вообще пялюсь? О чём думаю? Так, соберись, Эмиана!
        - Я не могу сказать… но мне очень нужно. Понимаете?
        Дэйрок глянул на меня из-за плеча, серые глаза хищно сверкнули, оставляя меня в неподвижности.
        - Если не можете говорить, тогда… - начал он, потом взял что-то с полки, прошел к столу, вытянул из стакана салфетку. - Тогда пишите, - положил передо мной перо.
        - Написать?
        - Да.
        Я пыталась высмотреть хоть толику насмешки на лице мужчины, но милорд был как никогда серьёзен, а моё внимание всё время уплывало в другом направлении - я рассматривала его вблизи и не могла отвести взгляда. Снова моргнула.
        - Хорошо, - произнесла тихо, будто мой голос лишился силы.
        Я знала, что из этого ничего не получится, но уверенность милорда заставляла делать то, что он требовал.
        «Мне нужен артефакт для того, чтобы…» - мои пальцы застыли, рука затряслась от усилий и напряжения. Я неуклюже чиркнула по мягкой бумажной салфетке, порвав её кончиком пера. А потом вздрогнула всем телом, когда Дэйрок вдруг склонился надо мной, невольно прильнув к моей спине грудью, его дыхание коснулось моего затылка, вызывая горячую волну мурашек.
        - Куриной ножкой из вашего бульона и то можно красивее написать. Вы не умеете писать? - произнёс он.
        Я резко повернулась к нему. И лучше бы этого не делала - моё положение стало ещё неудобнее, когда я оказалась почти вплотную к Дэйроку, врезавшись ягодицами в столешницу. Жар разлился по щекам и губам, когда он опустил на них взгляд.
        - Говорить вы не можете, писать - тоже… Вы меня разыгрываете? - спросил, ничуть не собираясь отступать, напротив - склонился ещё, вынуждая меня едва ли не лечь на стол! - Почему я должен тебе отдать артефакт? - спросил приглушенно, переходя на «ты».
        Мне стало вдруг нечем дышать, голова поплыла, а тело обмякло. Дэйрок уже склонялся так, что ему пришлось опереться ладонью на стол и сильнее налечь на трость. А в следующий миг я почувствовала его… То, что невозможно не понять, очень ощутимую твёрдость, но мой язык всё же спросил.
        - Что это у вас там?
        Рен Энвард застыл, а в следующий миг его губы хищно усмехнулась.
        - А ты как думаешь? - сузил в лукавом прищуре глаза, пуская в них туман.
        Я сделала вдох, потом ещё один, понимая, жар стыда и смущения опалил мою кожу. Дэйрок опустил взгляд, дыхание мужчины скользнуло тёплым потоком по моим губам.
        32
        Наши носы соприкоснулись, я попятилась отстраниться, ненароком заелозив, но это только всё усугубило. Рен Энвард как-то болезненно выдохнул, застонав, и мои колени ослабли. Наверное, это всё магическое воздействие, что всё ещё оставалось в моём теле. Это всё из-за него! И то, как по телу разливается жар от соприкосновений наших тел - тоже!
        - Пожалуйста, отпустите меня, - попросила дрожащим голосом.
        Но, к своему недоумению, не хотела, чтобы он это сделал. Я упёрла ладони в грудь мужчины, но они предательски съехали по гладкой ткани рубашки вверх к его плечам.
        Дэйрок ухмыльнулся и скользнул губами по моей щеке, я почувствовала его руку на талии, а затем на спине. Мне казалось, что я уже вся горю.
        - Скажи, Эмиана, тебе понравился… тот поцелуй? - прошептал чуть хрипло в мои распахнутые губы, так что в теле образовалась невероятная лёгкость.
        В голове шумело, хотелось просто слушать его, отдаться этим будоражащим кровь ощущением, этой лёгкости и туману. Отдаться этим безумно красивым губам и сильным рукам. То, как он касался, говорило о том, что он может быть очень нежным.
        Голова поплыла, как и мысли, которые стали неподвижными.
        Понравилось ли мне? Почему он это спрашивает? Неужели милорд сомневается? Нет, тут явно какой-то подвох.
        - Я… - перевела дыхание, облизав пересохшие губы, и взгляд Дэйрока вернулся на моё лицо, - …я пришла говорить не об этом, - медленно, по мере того как его губы тянулись к моим, отстранялась, ложась на локти на стол.
        Это нужно остановить. Я, упав на скользкую поверхность, буквально съехала с нее, но успела ухватиться за ворот рубашки мужчины. Охнула, наши губы оказались очень близко друг к другу, аромат Дэйрока ударил в голову. Я слышала собственное сердцебиение. Повисла немая пауза, растянулась в вечность. Мгновение, и Дэйрок набросился на мои губы.
        На этот раз поцелуй оказался ошеломительным. Наши губы скользили в диком страстном танце. Дыхание Дэйрока стало тяжёлым и сбивчивым, а я не могла управлять собой, прижималась к нему, отвечая на поцелуй, который стал глубже и ненасытнее. Дэйрок простонал и прорычал одновременно.
        - И откуда ты такая?.. - прошептал хрипло, сводя с ума голосом и взглядом. Я не могла даже ответить, чувствуя, как что-то сладкое и тянуще-томительное под этим натиском зарождается в теле, делая его ватным. - Артефакт в моей спальне… - произнёс он.
        Смысл его слов дошёл до меня не сразу. Я даже пару раз произнесла про себя его ответ, прежде чем осмыслить. И от понимания внутри всё похолодело. Я сжала кулаки, уперла их в твёрдую грудь мужчины, пытаясь выбраться из его объятий, но всё, что у меня вышло - это забиться птицей. И всё же я нашла выход - соскользнула вниз, но нога подвернулась, и я буквально рухнула ему под ноги, ударив его лбом в пах. Дэйрок зарычал так, что меня на мгновение оглушило. Воспользовавшись заминкой, я вскочила и отпрянула в сторону, держась от этого наглеца подальше. Воздуха не хватало, и на миг в глазах потемнело.
        - Для вас это развлечение на одну ночь. А что будет потом, милорд? - выпалила я и пожалела. - Я пришла поговорить, а вы снова распускаете руки.
        - Я не…
        - Вы ещё раз убедили меня в вашем… в вашем… - я задохнулась, потому что на глаза навернулись слёзы обиды.
        - Ты неправильно всё поняла, - рыкнул он, и взгляд его стал звериным и каким-то затравленным. Он схватился за рубашку, раздраженно дёрнул, поправляя ворот.
        - А как я ещё должна понять? Вы только что предложили подняться в вашу комнату!
        Дэйрок сцепил зубы и ничего не ответил. Значит, я была права. Вот же наивная глупышка. Поверила. Сколько таких девиц он охмурял, совершенно точно находя нужный повод подняться наверх?!
        Взгляд мужчины потемнел и теперь источал опасность, и мне бы придержать язык за зубами и настоять на своём, но я не выдержала и, развернувшись, ринулась прочь из кухни.
        - Эмиана! - услышала злой рык, но не остановилась и трусливо бежала. Навернулись слёзы на глаза. Я не хотела, чтобы этот индюк их видел. Мне должно быть безразлично! Должно ведь? - Эмиана, вернись! - слышала из другой части дома.
        Я выбежала в холл и бросилась к двери, отперла её и выскользнула на крыльцо. Пробежала по дорожке и перешла на шаг - нужно успокоиться. Остановиться. Я огляделась и забежала за дерево, прислонилась к нему, рвано дыша ночным воздухом, напоенным сладким ароматом фиалок. И застыла, когда услышала, что входная дверь хлопнула. Я отошла чуть в сторону, прячась за ствол, вжимаясь в грубую кору. Осторожно выглянула - Дэйрок промчался по дорожке, сильно прихрамывая и опираясь на трость.
        - Вот же ненормальная девчонка, - услышала я. - И куда тебя понесло?
        Рен Энвард прошел к воротам и скрылся за кустами. А я глянула в сторону распахнутой двери. Во мне что-то щёлкнуло. Артефакт! Подхватив юбки, ринулась обратно в дом.
        33
        На пороге оглянулась, но Дэйрока не было видно. Вошла в дом. Заберу артефакт и уйду!
        Но не успела я разобраться, куда идти, как входная дверь громко хлопнула. Я буквально впечаталась в стену и медленно отступила в тёмный угол, прячась за штору. Повернув голову, увидела лестницу, ведущую наверх. Я даже вдохом подавилась, когда Дэйрок вихрем прошёл мимо меня.
        - Что за несносное, невыносимое создание! Нет, не создание - чудовище в юбке! - прорычал он из кухни.
        Что? Я - чудовище? Я возмущённо фыркнула. На себя бы поглядел!
        Я вздрогнула, когда услышала, как что-то грохнуло.
        - Пусть делает что хочет, плевать!
        Я глянула на двери и осторожно выглянула, милорд не выходил, продолжал что-то бурчать себе под нос. Я бросилась к двери, чтобы выбежать на улицу. Пробежав бесшумно на носках, взялась за ручку и дёрнула, желая поскорее оказаться снаружи, ругаясь про себя крепкими словами, когда поняла, что мне не удастся забрать артефакт. Дверь не поддалась. Подергала ещё, но это было бессмысленно! Он запер её.
        Снова что-то громыхнуло уже глуше, будто удар кулака по столу, и я стрелой пустилась к лестнице, прячась обратно в своё укрытие. И едва забежала за угол, как мимо, погасив свет, снова тяжёлым шагом прошел рен Энвард.
        - Взбалмошная, невоспитанная дикарка, повариха из захолустья. Пусть за ней её кухарки, а не я, бегают! Кто она вообще такая, что я должен за неё волноваться?! Пусть куда хочет, туда и лезет - это не моё дело.
        Моё возмущение росло с каждым его словом. Что значит - повариха из захолустья?! Я первоклассный повар, меня приглашал во дворец сам королевский повар! Я стиснула в кулаке занавеску, не выдержала и со злостью дёрнула, дыша глубоко и быстро, и неожиданно в носу невыносимо защекотало, резко втянув в себя воздух, я громко чихнула и застыла, вжав голову в плечи.
        Напряжённая тишина длилась целую вечность, но из комнаты послышалось громкое фырканье.
        - Насколько она въелась, что даже чихи её слышатся! Прекращай о ней думать, Дэй, - продолжал мужчина говорить сам с собой. - Есть много тех, с кем можно развлечься. Я прямо сейчас могу пригласить Арди Даларес!
        Внутри меня всё зазвенело от взрыва гнева, что даже испарина на лбу появилась, и в то же время будто разом всё погасло и похолодело, стало как-то тесно в груди и мрачно. Даже сейчас Дэйрок думает об этой изысканной леди и желал ее… И это после того как он нагло меня целовал!
        Я стиснула кулаки, стараясь держать себя в руках, хотя очень хотелось выйти из укрытия и сказать всё, что думаю о милорде. Об этом… этом… кобеле!
        Только Дэйрок сам вышел и снова направился к двери, тут я уже не могла терять возможности, понимая, что если он сейчас зажжёт свет, то увидит меня. Выскочив из своего укрытия, я на носочках бросилась по лестнице, пока милорд стоял спиной.
        На моё везение и некоторое разочарование, он не обернулся и не услышал шагов и шуршание юбок - так милорд был занят мыслью о госпоже Адри?
        Уже наверху я обернулась, но Дэйрока не было видно. Главное - забрать артефакт! Оказавшись в сумрачном коридоре, я пошла по нему. У меня всего пара минут.
        Спальню милорда нашла сразу - как-то бывала в таких богатых домах, и мне было известно, где обычно находятся покои господ. Вбежав в незапертую комнату и закрыв тихонько за собой дверь, я скользнула взглядом по спальне, ища знакомый предмет. И… Нашла!
        Артефакт лежал на полке в шкафу. Я не верила глазам, прошла к нему и взяла в руки, прижала к груди. Так, что дальше?
        Метнула взгляд по комнате, отмечая роскошную мебель, в том числе и кровать, застеленную тёмным шёлковым покрывалом. Недурно. Перед глазами появилось видение, как на этой самой кровати в полумраке раскинулся полуобнаженный Дэйрок. Одеяло прикрывало только его бёдра, но вот он пошевелился, и шёлк скользнул ниже… Я содрогнулась, мурашки пробежались по телу, а внизу живота онемело. Но тут же ум подкинул пакость - я представила, как милорд обнимает огневолосую леди с золотистой кожей. В вены будто яд выплеснулся. Разозлившись, я прошла к окну, откидывая прочь дурные мысли.
        - Какое мне дело до его блуда? Пусть с кем хочет, с тем и проводит время.
        Какая же я была безголовая, когда позволяла себя целовать! Вот за это было глубоко обидно. Но я сама виновата.
        Закусив губу, я отдернула шторку и, взявшись за ручки, дёрнула, открывая тяжёлые оконные рамы. Ночной сладкий воздух тут же ворвался в комнату, блаженной прохладой хлынул на распалённое лицо, охлаждая веки и припухшие губы, которые нещадно пылали, напоминая мне настойчивые ласки твёрдых губ милорда.
        Вдохнув глубоко, я глянула вниз, и едва не присвистнула - высоко! Но хорошо, что сразу от стены расстилался зеленый ковер травы. Теперь осталось придумать, как спуститься. Сунув артефакт в лиф платья, укладывая его между грудей, я повернулась, по-хозяйски оглядывая кровать.
        34
        Дэйрок
        Это был самый отвратительный, гадкий, паршивый вечер, который мог случиться со мной.
        Кухарка распалила до той стадии, когда для меня уже неприемлемо отступить и всё, что я хотел - это прижать её к себе и не выпускать. В паху нещадно ломило, кровь растекалась по венам раскаленной лавой, так что в затуманенной голове шумело.
        Несносная девчонка! Я вовсе не то имел в виду, что она подумала.
        Хотя - сцепил зубы - именно то, но не так.
        Проклятье!
        Голова не соображала, хотелось выпить что-то крепкое и забыться, выкинуть из головы Эмиану. Колено еще разболелось. Нет, нужно принять снотворное и лечь спать. Это мне показалось самым разумным в том состоянии, в котором я находился.
        Я отправился наверх, понимая, что больше никогда и ни за что не приближусь к этой сумасшедшей. Нужно выдернуть из головы все мысли о ней. Сдалась мне эта кухарка! Я точно спятил! Иначе не понять, почему я думаю о ней каждое мгновение. Она вообще не выходит из моей головы! Да и где это видано, чтобы броситься за ней в погоню?! Пусть катится!
        Морин, если узнает об этом, высмеет.
        Сделав пару глубоких вдохов, раздражённо пронизав пятернёй волосы, я скользнул взглядом по залу и направился к лестнице.
        Взялся за ручку, отпер дверь и застыл, когда в полумраке взгляд выловил совсем неожиданную картину - кто-то копошился в моей постели. Привыкнув к темноте, я различил женскую попку, весьма аппетитной формы. Рен Фаборт явно на пользу быть поварихой. Только что она делает в моей комнате? Что она вообще тут делает? И как оказалась, ведь совсем недавно она бежала по дороге к воротам!
        Но вдруг всё встало на места. Хитрая проворная лиса, решала меня обхитрить.
        Я сузил глаза, ощущая, как жар хлынул по телу сокрушающей волной от этого привлекательного вида. Я скользнул взглядом на шкаф - полка, где лежал артефакт, пустовала. А рен Фаборт усердно связывала простынь и одеяло моей постели, чтобы… метнул взгляд на окно.
        - Кхм! - прокашлялся в кулак.
        Эмиана подпрыгнула, мгновенно повернулась на звук, так резко, что, запутавшись в подоле собственной юбки, потеряла равновесие и рухнула на постель, смотря на меня огромными испуганными глазами.
        - Между прочим, это настоящий шёлк, очень дорогой, - глянул я на связанный узел.
        Эмиана судорожно сглотнула, а я включил свет. Девушка часто заморгала.
        - Я… я… - ошеломленно задохнулась.
        - Передумали? - приподнял я брови и сделал шаг к ней. - И решили всё же прийти в мою постель…
        Эмиана сомкнула губы и зло запыхтела. Теперь она точно от меня не уйдёт. Я медленно приближался, всё тело напряглось от предвкушения. Девушка оживилась, но бежать ей было некуда, в окно она прыгать, я надеялся, не решится, а путь к двери отрезан мной. Хотя насчёт окна сомнительно - что ещё ей взбредёт в голову?
        - Я знал, что вы передумаете. Вам удобно? - спросил с притворной заботой.
        - Знаете, как-то жестковато, - огрызнулась земляничка.
        - В самый раз, но я могу вам уступить - вы можете быть сверху, - я уже не мог контролировать свои слова, очень хотелось как можно больнее уколоть бунтарку за те неудобства, которые она мне доставила, за те чувства, которые вызывала во мне, за это желание…
        Эмиана вытянулась, щёки её покрылись пунцовыми пятнами.
        - Вы отвратительны, - пропыхтела она.
        - Я это уже слышал. Но я думаю, вы поменяете своё мнение обо мне после…
        Рен Фаборт вздёрнула подбородок и глянула в сторону, не теряя надежды найти пути отступления. А в следующий миг метнулась в сторону, а я мгновенно оказался возле кровати, схватил девушку за талию и опрокинул обратно на постель.
        - Вы маньяк, я и не сомневалась! Отпустите меня! Отпустите немедленно, слышите?! - пыталась вырваться, елозя подо мной тугой лозой, распаляя ещё больше.
        Перехватив запястья, я прижал ее к постели навис над ней, чуть придавливая своим телом. И понял, что таким образом сам оказался в ловушке. И желание проучить её провалилась в пропасть. Она всё ещё дёргалась и пыхтела, отворачиваясь от моего лица.
        Злость вспыхнула во мне с новой силой, а вся кровь устремилась вниз живота, заставляя испытать почти что боль.
        - Зачем тебе артефакт? - потребовал я.
        - Я вам ничего не скажу.
        - Вы его украли у меня, пробрались тайно в мой дом, это ещё одна причина угодить в темницу.
        - Делайте что хотите.
        - Я обязательно этим воспользуюсь, - усмехнулся, и взгляд против воли скользнул по её раскаленному лицу и шее с налипшими светлыми прядями, опускаясь ниже - в декольте, во впадинку, где и обнаружилась пропажа.
        - Очень неосмотрительно было спрятать его там, - сузил глаза, возвращая на неё взгляд, - …или вы это специально? Признайтесь? Решили меня так подразнить?
        - Вам всё равно не понять, - с презрением бросила, взгляд сверкнул то ли яростью, то ли обидой, - я потратила все свои деньги, чтобы купить артефакт, и сп…
        И тут произошло то, что я никак не ожидал - Эмиана застыла, и держать её уже не было необходимости. Я разжал пальцы и выпустил её, приподнимаясь. Она оставалась лежать на кровати, не двигаясь, и только взгляд беспокойно врезался в меня, и в нём самый я видел неподдельный страх.
        - Вот так мне нравится больше, - не удержался от очередного укола, хищно улыбнулся.
        Эмиана зажмурилась, а снова склонился над ней, упираясь руками по обе стороны от неё, едва не касаясь носом ее лица, дыша в её губы.
        - Сейчас я буду тебя наказывать за всё, - коснулся губами её щеки, - за острые слова… - поцеловал горячий чуть вспотевший висок, чувствуя на языке сладко-солёный вкус, заставивший мою кровь загустеть, - …побои… - скользнул губами по её влажным губам, ловя дрожащий выдох, - …вторжение и кражу… - прошептал, спустившись поцелуями по нежной шее, вдыхая сладкий ягодный аромат, заставляя себя притормозить. - …Вторжение в мою жизнь…
        Глянул на Эмиану, которая дышала быстро и глубоко, уставившись беспомощно в потолок. И меня кольнула совесть. Я отстранился и одним быстрым движение вытащил из лифа артефакт, стараясь не замечать, как упругая грудь землянички напряглась и дрогнула. Рен Фаборт зажмурилась. Я знал, что после гнев Эмианы рен Фаборт не будет иметь границ. Но был готов к этому. Я хотел этого.
        35
        Я сжал в пальцах артефакт и выставил перед лицом землянички.
        - Хотите получить его обратно?
        Эмиана шумно выдохнула, а потом сжала кулаки и принялась колотить меня по плечам и груди.
        - Отдайте, - попыталась отобрать, но я зажал артефакт в кулак, и бунтарка разъярённо засопела. - Отойдите от меня, ненормальный, сумасшедший, пустите немедленно, как вы смеете?! Как вы… вы подлец! Мерзавец! - пыхтела она, а я только ухмылялся тому, какой может быть злой эта особого сорта девушка.
        - Зачем тебе артефакт? - едва я задал этот вопрос, она рухнула безвольно на постель и застыла, будто кто-то отключил ее.
        И тут я понял причину такого странного поведения. Неужели именно так? Как только Эмиана пытается рассказать, она замирает. Ну конечно, она попала под магическую атаку! Вот только где умудрилась, чёрт бы её побрал?! Несмотря на такое забавное положение вещей, это было уже не смешно. Эта блокировка запрещена даже у магов и применяется только в исключительных случаях. Она может быть опасна для жизни. Я смотрел, как крылья носа девушки трепыхаются, а милые ушки полыхают огнём.
        - Не волнуйся, - склонился вновь над ней, не удержался и вновь поцеловал её в висок, потом в щёку, потом в подбородок. Глаза Эмианы так и двигались за мной, выражая самый неподдельный ужас. - Во-первых, всё не так, как ты подумала, - отстранился и посмотрел в её глаза, непомерные глубокие и сверкающие под дымкой светлых ресниц. - …Я не хотел затаскивать тебя в постель, - хотя это было не совсем правдой, лишь отчасти, а хотел я этого точно, с учётом того, как ширинка болезненно врезается в… - …так что я хотел сказать? Ах да, во-вторых, этот артефакт… - я вновь показал его ей, - …это подделка…
        Девушка зажмурилась, потом открыла глаза и посмотрела куда-то в сторону, а глаза быстро заволокло туманом слёз.
        - …В-третьих, я знаю, что с тобой. На тебе магическое заклятие, я знаю, как оно действует. Оно очень серьёзное. Ты можешь пострадать, можешь здесь пролежать всю жизнь. А что?! Это хорошая идея - оставить тебя так на пару дней, будешь согревать меня ночами, м? - я сузил глаза, предвкушая эти моменты, радуясь, что у меня получилась отплатить ей тем же. - Я не знаю, зачем он тебе нужен, но хочу это выяснить. Раз уж ты не можешь ничего сказать, нужно придумать, как обойти блок, - я переместил руку на узкую талию землянички и погладил бедро, балансируя на грани срыва.
        Эмиана вернула взгляд и уставилась на меня во все глаза, в них затрепетала неподдельная паника, граничащая с сомнением.
        - Ты готова на это?
        Глубокий вдох подо мной заставил все мышцы напрячься, хотелось прижать её к кровати и не выпускать.
        - Да, я готова! - с придыханием выпалила она, разгоняя во мне очередную волну возбуждающего жара, хотелось бы мне, чтобы она отвечала так на моё желание. - Слезьте с меня, - первое, что потребовала, опомнившись, почувствовав моё напряжение.
        Я хмыкнул и, отлепив от неё руки неимоверным усилием воли, передвинулся на край, позволяя рен Фаборт подобраться и соскользнуть с кровати.
        - Так зачем вам нужен артефакт? - спросил и совершенно не ожидал, что рен Фаборт снова замрёт. В глазах её метнулся ужас, ведь на этот раз не пришлось даже заикаться, чтобы ответить. - Вы меня слышите? - задал я вопрос.
        Эмиана встрепенулась.
        - Как мне избавиться от этого?! - воскликнула она паническим голосом.
        Я поднялся и поймал её, метавшуюся по комнате. Сжал и повернул к себе.
        - Сначала ответь, зачем тебе артефакт? - спросил, решая кое-что проверить.
        И не ошибся. Эмиана замерла снова. Ага, значит, этот вопрос активирует блок!
        - Для того чтобы куда-то проникнуть?
        Вопрос, конечно же, вывел из ступора земляничку.
        - Прекратите задавать эти дурацкие вопросы! - воскликнула возмущённо, ударив меня по груди маленькими кулачками.
        Внутри меня толкнулась жалость, кажется, для неё всё это было очень важно.
        - Я хочу выяснить, для чего тебя эта штука, - показал я подделку, - иначе я не смогу тебе ничем помочь.
        - Вы и не обязаны, - остановилась земляничка, сверкнув на меня гневным взглядом.
        Резкие слова были подобны удару в грудь.
        - Верно, - согласился, - лично, может быть, и не обязан, но это моя работа, - предъявил весомый аргумент.
        Эмиана остановилась, наконец, на её лице отразилась задумчивость. Что же творится в её голове, хотел бы я знать.
        - Тебе он нужен чтобы кого-то убить?
        - Да, - выпалила вдруг она, и, кажется, мы поменялись ролями, пришёл мой черёд впадать в ступор.
        - Меня?
        - Вас в первую очередь, - не поскупилась на грубость земляничка.
        Так… Так дело не пойдёт. Но тут я кое-о-чём вспомнил. Задумавшись, прищурил взгляд. Ну конечно!
        - Это связано с тем домом, в который ты пыталась проникнуть? Верно?
        Эмиана встрепенулась, в глазах вспыхнула надежда, она осторожно кивнула, боясь снова впасть в онемение. А потом я сложил два плюс два. Там, в постройках, она следила за теми преступниками.
        - Двое преступников, ты следила за ними в тех развалинах, они причастны к этому?
        Эмиана даже дышать перестала.
        - Да!
        - Зачем ты хочешь их убить?
        Эмиана зарычала, хватаясь за голову.
        - Я не могу сказать! Не убивать, а… - выпалила она, снова горячась.
        - Достаточно, - остановил её, - кое-что мы выяснили, - довольно улыбнулся я. - Так, давай сделаем вот что, - я поймал её за руку, притянул к себе и заставил сесть на кровать.
        Эмиана послушно поддалась, слушая меня. Хорошая девочка.
        - Ты побудешь здесь, пока я кое-куда съезжу.
        - Здесь? - растерянно произнесла она, делаясь ещё привлекательнее. - Да вы что?! Нет, я не могу, я поеду домой, мне завтра на работу.
        Я придвинулся к ней ближе, склоняясь над ней так, что девушке пришлось запрокинуть голову.
        - Прости, но я не могу тебя отпустить, - и, приблизив лицо к её лицу, глухо прошептал в губы: - Зачем тебе нужен артефакт?
        Эмиана успела только моргнуть, да так и застыла с распахнутыми губами. Я не удержался и коснулся их своими, бессовестно крадя ещё один поцелуй, и, подхватив девушку под спину и колени, положил бережно на кровать.
        - Отдыхай, тебя никто не потревожит. Я не могу тебя отпустить, пока ты не натворила ещё какой-нибудь глупости. А после, когда я вернусь, мы с тобой продолжим разговор. Договорились, умница, - скользнул рукой по бедру Эми и заставил себя отстраниться. Оттолкнувшись от постели, поднялся.
        36
        Я закрыл дверь и, вернувшись в холл, взял жакет и трость и, выйдя из замка, не забыл запереть его. В венах бурлила разгорячённая кровь, уходить сейчас жутко не хотелось, а хотелось провести этот вечер с земляничкой, наблюдать, как её щёки и ушки краснеют, и целовать эти пухлые щёчки и губки. Это оказалось для меня настоящим испытанием. Но нужно было срочно кое-что узнать.
        Сперва я отправился к тому дому, где поймал земляничку с артефактом. Так просто я не мог зайти в дом, чтобы не спугнуть преступников. Всю ночь в окнах горел свет, и только под утро из дома вышла зрелая женщина в стареньком плаще и корзиной в руке. Она заперла дом и пошла по улице к торговой площади, видимо, хотела что-то купить или продать - это уже было неважным. Понаблюдав ещё немного за домом, я отправился в жандармерию. Мне нужно снова найти в архиве досье на тех преступников.
        По пути встретил своего напарника.
        - Дэй, рад тебя снова видеть. Ну что там с нашей нелегальной покупкой, разрешилось что-то?
        - Всё идёт полным ходом, преступник обезврежен и захвачен, - уверил его, но бывший напарник ничего не понял, посмотрев на меня с сомнением и удивлением. - Всё в порядке, я занимаюсь, скоро передам тебе.
        На этом и разошлись. Взяв в архиве досье, я снова разложил их на столе и принялся изучать тщательнее. Эти двое - Гарет и Тед - видимо, снова взялись за прежнее. Но что Эмиане нужно от них? Главный вопрос, который для меня закрыт. Возможно, стоит поспрашивать её помощников по кухне? Может, они знают, чем в последнее время занимался их повар? Это была хорошая идея.
        Поднял голову и застыл. За окном уже вовсю сияло солнце.
        Земляничка!
        Быстро собрав бумаги, я покинул канцелярию и отправился обратно в Ревир-Силл.
        Никогда я не испытывал такую муку совести, как сейчас. Пришлось признать свою вину, что задержался. Скинув жакет, я отправился на второй этаж. Слуги должны были вот-вот прийти, и даже если бы я задержался, они не нашли бы Эмиану, потому что я запрещал подниматься сюда, кроме редких случаев, когда нужно было прибраться в моей комнате.
        Эмиана оставалась лежать на постели в том положении, в котором я её оставил.
        - Доброе утро, - поприветствовал ее ласково, улыбаясь, понимая, что меня абсолютно устраивало такое… хм… положение дел. Просыпаться и видеть эти чарующие голубые глаза и пунцовый румянец на бархатных щёчках. Я прищурил глаза, понимая, что румянец не совсем естественный, и тут подумал о том, что постель может быть и не совсем сухая. - Прости, я задержался. Как ты? - спросил и на всякий случай приготовился к тому, что бунтарка накинется на меня с кулаками.
        Эмиана и в самом деле вскочила с постели, но только бросилась не на меня, а к двери, да так стремительно, что я не успел её поймать, только подол её платья метнулся в дверях. Поспешил немедленно за ней, хотя с тростью это получалось небыстро.
        - Где? - сдавленно спросила она, округлив глаза, сжимая ворот моей рубашки, когда я поймал девушку в коридоре.
        И только тут я понял, что она просилась в туалет.
        - Тут, - виновато буркнул и указал на нужную дверь.
        Эмиана бросилась к ней, оттолкнувшись от меня. Я проследовал за ней. Девушка возмущенно вспыхнула, когда я закрыл за собой дверь, намереваясь оставаться внутри.
        - А вдруг ты попытаешься сбежать, - бросил взгляд на окна. - Но я отвернусь.
        Демонстративно повернулся.
        - Ну знаете! - пропыхтела Эмиана.
        Копья гнева земляничники так и летели мне в спину, она ругалась себе под нос, шуршала юбками, а потом её голос сменился тихим журчанием.
        - Чудесно, это более приятно, чем слышать плохие слова из ваших уст.
        Эмиана на это промолчала, заставляя меня напрячься. Закончив, снова зашуршала юбками, а потом вымыла руки, повернулась ко мне и с невозмутимостью подняла подбородок.
        - Отойдите, - потребовала она. Я покачал головой, встав в дверях. - Ну знаете! Я так просто этого не оставлю! Вы переходите все границы, вы держали меня в своём замке насильно! Вам так просто не сойдет с ру…
        Я оборвал её тираду поцелуем, впился в её губы, притянув к себе рывком. Я не давал себе отчёта в том, что делаю, но мне до сумасшествия хотелось её целовать, прижимать к себе, ласкать. Земляничка сначала сопротивлялась, а потом сдалась, обмякнув в моей хватке, поддаваясь и отзываясь на мой поцелуй.
        - Вот так намного лучше, рен Фаборт, - прошептал в её влажные губы.
        - Вы мерзавец.
        - Возможно.
        - Я вам отомщу.
        Я хмыкнул:
        - Пробуй земляничка.
        Вдохнул её запах, сладкий, будоражащий, сногсшибательный. Я точно погряз, потому что я… кажется. Нет. Этого не могло никак случиться.
        Я достал из жакета бумаги и показал Эмиане. Она нахмурилась, не совсем понимая, что это.
        - Пойдём, - потянул её за собой.
        - Зачем? - запоздало опомнилась она.
        - Будем разбираться во всём.
        - Но мне нужно на работу! - попыталась сопротивляться.
        Я совсем забыл, что необходимо было предупредить, что её не будет сегодня на работе, и завтра, кстати - тоже.
        - Справятся без тебя.
        - Но…
        - Морин - мой друг, он всё поймёт, когда я ему объясню. Не волнуйся.
        Эмиана сомкнула губы, но оставалась хмурой. Ответственность, конечно, ещё никого не портила, но отпустить её так просто я не мог. И не хотел. Я завел её в свой кабинет:
        - Садись, - попросил её за стол.
        Эмиана не стала бунтовать и послушно уселась на стул, приготовившись слушать. Я положил перед ней листовку с портретом преступника - Тедом. Эмиана, потянувшись, вытягивая шею, глянула на них, потом удивлённо подняла на меня взгляд. Я положил второй портрет.
        - Этот убийца, - указал на Гарета, - а этот - вор, - указал на Теда.
        Эмиана облизнув губы, кивнула, явно волнуясь и опасаясь что-либо говорить. Я отставил трость и, опершись на столешницу руками, навис над земляничкой.
        - Даже не могу представить, зачем ты за ними следила, - проговорил, глядя в голубые, как небесная лазурь, глаза моей невольной пленницы.
        Тихий сигнал оповестил о том, что пришли слуги. Я нажал на кнопку.
        - Доброе утро, господин, - раздался голос служанки.
        - Принесите завтрак и кофе, - велел я, взглянув на Эмиану, на лице которой отражался неподдельный интерес и удивление. - Ты же хочешь есть? - Земляничка сглотнула и скромно кивнула. - Тебе даже нужно поесть, разговор у нас будет серьезный и долгий, - улыбнулся ей…
        37
        …Завтрак принесли быстро. Служанка едва не споткнулась, когда вошла и увидела незнакомую девушку. Скрывая своё любопытство, поставила всё на стол и удалилась, бросая на гостью пристальные взгляды. Ещё бы, в моём замке редко кто бывал, а если и был, то в то время, когда слуг в доме не было.
        Рен Фаборт посмотрела на исходящий паром завтрак, без лишней скромности взялась за приборы и приступила к еде. А я, взяв чашку кофе, наблюдал за ней. Признаюсь, это было истинным наслаждением - смотреть, как она уплетает нежное мясо за обе щёки, нисколько меня не смущаясь. После туалетной комнаты рен Фаборт вряд ли будет теперь смущаться чего-либо, и мне это нравилось. Меня это заводило.
        Я потягивал кофе и раздумывал над тем, что скажу Морину, а ещё над тем, как мне удержать Эмиану её упругую пятую точку возле себя, чтобы её маленькая попка не угодила снова в какую-нибудь передрягу, а то и опасность. Держать её тем способом, который я неожиданно для себя открыл - пожалуй, это варварство, а с другой стороны - мне нравилась эта идея. Я коварно улыбнулся, а земляничка бросала на меня настороженные взгляды, будто догадывалась, что я замыслил.
        Это будет для её же безопасности. Пока я не разберусь со всем, будет в моей комнате. Я уже представлял эти мгновения и смаковал, как этот самый бодрящий кофе.
        И о чём я только думаю?! Может, дело вовсе не в её безопасности, а в чём-то другом? И мне действительно дарило наслаждение то, что земляничка будет рядом со мной, будет так близко, что я в любой момент смогу её коснуться и приникнуть к её соблазнительным губам, чувствовать возмущенное дыхание на своём лице, ощущать жар её тела. Нет. Я не должен об этом думать, всё это лишнее и не должно меня настолько будоражить. Выкинув из головы подобные мысли, я оставил пустую чашку кофе в тот миг, когда Эмиана закончила с завтраком.
        Я снова нажал на кнопку, чтобы забрали посуду. Служанка появилась так быстро, словно ждала под дверью, и снова не отрывала взгляда от Эмианы. Забрав всё со стола, она удалилась.
        Я поддался вперёд и, поставив локти на стол, взглянул на рен Фаборт пристально.
        - Ну что, продолжим… - сказал так, как это делал на работе раньше.
        От подобного рода деятельности я временно отстранен - до того момента, как восстановлюсь… если этот момент вообще настанет.
        Эмиана
        Я не могла вместить всю полноту своего возмущения и гнева! Ела и думала над тем, как отомстить милорду за всё, что он сделал! А точнее - за то, что, воспользовавшись моей уязвимостью, он… Он оставил меня на всю ночь в своей постели и целовал меня так нагло и собственнически, что я была готова покусать его! Но не смогла, все мои чувства превращалась в сироп, слишком сладкий, чтобы думать о чём-то ином.
        А как он сейчас смотрел на меня, бросая хищные взгляды… Так просто он меня не отпустит - это ясно как белый день. И нужно применить всю свою хитрость. Вот только как бы я ни злилась, кажется, милорд один и может мне помочь. Помочь избавиться от магического заклятия.
        Мы бросали друг на друга взгляды, мой визави спокойно себе потягивал кофе - взгляд острый, щекочущий мои и без того натянутые нервы.
        - И о чём же вы мне хотите поведать? - не выдержала.
        - Вообще-то я рассчитываю на то, что вы мне хоть что-то поведаете.
        - Это невозможно.
        - Нужно попробовать.
        - Может… - я сузила глаза, - вы отвезете меня к магу? Будет больше пользы.
        - Разумеется, - просто ответил он.
        Внутри меня всё вспыхнуло от радости - серьёзно?! Вот так просто?! Даже не поверила… Или здесь тоже скрыто коварство милорда?
        - Разумеется - нет, - отрезал, но подумав добавил: - это сделаю чуть позже. И только при одном условии…
        Я закатила глаза, но пришлось взять себя в руки и смиренно слушать - стиснула зубы - господина.
        - …Ты не будешь от меня убегать. И будешь делать всё, что я скажу… Ну, почти всё, - уточнил он, видя мои глаза.
        - Вы ещё и вымогатель, - фыркнула я.
        - Почему же вымогатель? Эта сделка, я и так тебе помогаю за одни твои красивые глазки.
        Я густо покраснела - почему это звучало как комплимент?
        - Тогда пообещайте, что вы не будете пользоваться моей… уязвимостью в своих корыстных целях.
        - Что ты имеешь в виду? - продолжал издеваться. Или хотел позлить меня?
        - Я говорю о поцелуях, - бросила я.
        - Ах, это, - усмехнулся он, - хочешь сказать, что тебе не нравится?
        Я снова покраснела, и на этот раз смущение одолело меня настолько, что я так и не смогла найти подходящих слов. И всё дело в том, что он будто знал, что я испытываю, и давил на это. Конечно же, мне понравилось, и хуже того - мне хотелось, чтобы это повторялось снова и снова. Стоит только вспомнить, как мои губы пылали, желая, чтобы их снова коснулись губы милорда. Нет! Так не должно быть, нужно немедленно выкинуть прочь это из головы!
        - Если хочешь, можем повторить, - вдруг произнёс он и так подленько улыбнулся, - зачем тебе арте…
        Я вскочила как ужаленная, перевалила через стол и зажала ладонью губы милорду, чтобы из его уст не вылетел этот злосчастный вопрос.
        - Молчите, слышите! - мой голос звучал почти истерически, но то, что я увидела, повергло меня в не меньший ступор - глаза милорда смеялись. Да он просто издевался надо мной! - Не смейте. Произносить. Это. Молчите! - угрожающе давила взглядом.
        Дэйрок моргнул, соглашаясь, что не станет ничего произносить. Хотя что я могла сделать против него? Он даже не пытался меня отстранить, будто это всё его забавляло.
        Я оглядела кабинет, ища что-то такое, чтобы завязать ему рот, чтобы связать и убежать как можно дальше от этого изверга и чудовища. Я едва не охнула, когда губы милорда коснулись впадины на моей ладони, отдернула руку и бросилась к двери. Бежать! Немедленно!
        - Зачем тебе артефакт?!
        38
        Я вросла в пол, так и не успев открыть дверь, зато, поскользнувшись, рухнула прямо на пол и ударилась о ту самую дверь лбом. Милорд вскочил с кресла, а мне хотелось плакать. За что мне это всё?!
        - Ты не ушиблась? - услышала я встревоженный голос мужчины, а следом горячие руки помогли мне подняться с пола.
        Милорд развернул меня к себе.
        - Я ненавижу вас.
        - Я знаю. Прости, - одним лёгким движением он подхватил меня на руки.
        Я охнула и вцепилась в его шею.
        - Что вы делаете, ваша нога?
        Дэйрок не услышал меня, неся на руках, он прошел к софе и опустил на неё. Сразу стало совсем некомфортно рядом с ним в таком положении. Что он собирался делать?
        Но ничего непотребного не последовало. Дэйрок просто сел рядом:
        - Давай сделаем вот что, - вдруг предложил он, вытирая с моей щеки слезу. Я что, и в самом деле плакала? Возможно, правда - столько всего сразу я испытывала. Я обескураженно кивнула, принявшись его слушать. - Я буду задавать вопросы, и если ты вдруг впадешь в ступор, то будешь просто моргать. Я заметил, ты можешь это делать. Если ответ “да” ты моргаешь два раз, если “нет”, то один. Договорились?
        Я смотрела на него, не зная, что сказать.
        - Из этого, думаете, будет толк? - спросила осторожно.
        - Мы попробуем. Так просто к магу не попасть, и вряд он избавит тебя сразу от блока. Видишь ли, этот случай редкий, и за один приём магию из тебя не убрать.
        Я понурила голову. Но, по крайней мере, не так всё и плохо, и рен Энвард хочет помочь. Неужели из-за жалости, или у него какие-то свои скрытые мотивы? Но мне ли выбирать? Я хотела вытащить Шени.
        Короткие странные звуки, похожие на писки, заставили меня вздрогнуть. Дэйрок насторожился и напрягся, а потом приподнялся, потянувшись к трости.
        - Это Морин, я сейчас.
        Морин, господин Морин, мой хозяин?! Я вскочила с софы, краснея до самых корней волос. Они же друзья, и если хозяин узнает, что я в доме Энварда, что он обо мне подумает? Дэйрок вдруг обнял меня за плечи и заставил утихнуть.
        - Не волнуйся, я не расскажу о нашем… секрете, - прошептал с жаром и так многозначительно подмигнул. - Жди здесь, - сказал он, выпустил меня и направился к двери.
        39
        Дэйрок
        Я крепко выругался про себя - Морин совсем некстати. Пришлось разжать объятия и выпустить Эмиану. Оставлять её одну было нецелесообразно - кто знает, что она может ещё вытворить? Поэтому, выйдя из кабинета, я запер ее на ключ. Знаю, что варварство, но как ещё мне её удержать?
        Сигнал не унимался, я активировал сферу, ответив Морину. Друг выглядел, мягко сказать, хмуро и растерянно.
        - Дэй, нужна твоя помощь. Мой повар не вышел на работу. Помощники в панике, её не нашли и в своей комнате. Кажется, её похитили. Можешь приехать?
        Выслушав тираду, я выдохнул:
        - Не волнуйся, никто её не похищал, - успокоил его и замер. Ну, почти не похищал…
        Лицо друга вытянулась в недоумении, а потом глаза сощурились в подозрительные щёлки.
        - Скажи мне, Дэй, не у тебя ли она?
        Я напряжённо выдохнул, отбрасывая со лба чёлку:
        - С чего ты так решил? - спросил, чтобы потянуть время и придумать что-нибудь, но, как назло, в голове бардак - земляничка здорово меня распалила.
        Морин усмехнулся, и улыбка была похожа на оскал, при том весьма недобрый оскал.
        - Верни мне моего повара на кухню, немедленно!
        - Видишь ли, Морин, я не могу этого сделать, придётся тебе обойтись сегодня без нее, да и завтра, наверное, тоже.
        По сфере прошлась рябь, искажая фантом.
        - И с какой это стати ты распоряжаешься моим персоналом? - спросил друг напряжённым, почти безгневным голосом. Ссора между нами невозможна, а вот спорили мы иногда знатно. - Это мой первоклассный повар, и моя таверна не может без неё обойтись. Я серьёзно, Дэйрок, - чеканил каждое слово друг, явно желая отвоевать своё.
        Но Эмиана не его.
        - Эм-м… Понимаешь, Морин, я бы мог тебе вернуть, но Эмиана не может выйти на работу.
        - Почему же? - Морин изогнул бровь, будто в насмешке, и заметно насторожился.
        - Она сломала ногу, - потёр сзади шею, озадаченно глянув на Морина исподлобья, делая самый обеспокоенный вид.
        - Что-о-о?! - снова рябь. - Ты серьёзно?! Как так вышло?!
        Совесть пощекотала нервы, но я отодвинул её на задворки. Это всё ради безопасности этой бунтарки.
        - Да тут такое дело… Она вылезала из окна и упала.
        - Что? Дэй, ты это серьёзно?! Или ты меня разыгрываешь? Если это неправда, я очень зол, очень! Слышишь?
        Я глянул на дверь.
        - Всё, Морин, до связи, лекарь пришёл, объясню всё позже, - выпалил я и отключился.
        Сделав шумный вдох, посмотрел на хладнокровно отключённую сферу, направился к кабинету. Ничего, обойдётся денёк-другой и без своего повара.
        У двери я прислушался. Было подозрительно тихо.
        40
        Я отпер дверь и, раскрыв её, замер. На софе Эмианы не было, метнул взгляд на окно. Она заперто. Скользнул по кабинету и снова замер. Эмиана стояла возле шкафа с книгами. Одну из них она держала в руках и читала. Лицо её было спокойным и вместе с тем будто светилось. Что она нашла такого интересного?
        Я вошёл, прикрыв за собой дверь, и приблизился. Бунтарка подняла взгляд и снова опустила, продолжая увлеченно что-то рассматривать, даже не замечая меня. Но когда подошёл ближе, то понял, что за книгу она листала, и улыбка невольно коснулась моих губ.
        - Вы увлекаетесь травами? - спросила она первой.
        - Не я, моя матушка, - ответил, глянув на изображение кипариса.
        - Правда?
        - Они с отцом живут за границей возле гор, матушка готовит ароматную воду.
        Глаза бунтарки вспыхнули, и в них заиграли самые очаровательные искры. Я хмыкнул и отошёл: зачем ей нужно было это знать?
        - А ты увлекаешься травами? А как же поварской талант?
        Эмиана улыбнулась, и эта улыбка была мечтательной. Похоже, у землянички есть тайные мечты? Захотелось узнать их. Девушка закрыла книгу и с какой-то заботой и нежностью поставила её обратно, повернулась ко мне и, будто вспомнив, где она и что произошло, нахмурилась:
        - Что сказали господину?
        Я пожал плечами.
        - Они тебя потеряли, но я придумал тебе алиби. - Взгляд Эмианы потемнел, а лицо побледнело, контрастируя с тем, что я лицезрел ещё недавно. - Я сказал, что вы сломали ногу, когда выпали из окна.
        - Что? - голубые глаза полыхнули, а по моему телу прошлось возбуждение. - Ну, знаете, вы ещё и лгун?
        Я пожал плечами.
        - А вы воровка, - растянул я улыбку, - забрались в мою комнату, забрали артефакт, да ещё заняли мою постель, - лицо Эмианы вытягивалось. Я усмехнулся, - Так что, другого выбора не было. А что ты предложишь? Какую причину, почему ты не вышла на работу, почему тебя нет в твоей комнате всю ночь?
        - По вашей вине.
        Я покачал головой.
        - Я вас не звал, вы сами пришли ко мне. - Выдох-вдох, щёки Эмианы налились волнующим румянцем. Очень трогательно. Я не мог не продолжить: - Я бы, конечно, мог сказать всю правду - чем мы тут с вами занимались… хм, полночи.
        Плечи землянички напряглись, я понял, что перебарщиваю, но как отказаться от наслаждения видеть её такой… возбужденной? Кровь мгновенно взыграла в венах. Это опасная игра, Дэйрок, которая может, если не остановиться, закончиться весьма предсказуемым последствием. И с этим мне придётся справляться как-то самому.
        - Так ты хочешь, чтобы я тебе помог, или мы так и будем весь день препираться?
        - Где гарантия того, что вы не потребуете от меня что-то непристойное? - вздёрнула подбородок.
        А я плотоядно улыбнулся. Сделал шаг к Эмиане, которая, надо отдать должное, не дрогнула и не отшатнулась.
        - Под непотребством что вы имеете в виду? - спросил прямо, заглядывая в распахнутые глаза.
        - Ну… - опустила ресницы Эмиана и взмахнула ими снова, - вы знаете что.
        - Откуда мне знать? - сдержал улыбку.
        - Под непотребством я подразумеваю постель, милорд, - смело заявила она.
        - Не потребую, если, конечно, ты сама не захочешь отблагодарить меня.
        И снова этот распаляющий кровь румянец. Эмиана сверкнула яростным взглядом и всё же отступила на шаг.
        - Ещё чего… - пролепетала весьма неуверенно.
        А я коварно улыбнулся:
        - Раз мы всё выяснили, тогда начнём. Присаживайся, - попросил её, указав на кресло. На всякий случай, если заклятие вновь сработает.
        Эмиана, расправив плечи, послушно прошла вперёд, изящно опустилась в мягкое кресло. Проследив за ней взглядом, я, подобрав листовки с портретами преступников, сел напротив неё в другое.
        - Люблю свою работу, особенно когда имеешь дело с такими очаровательными поварами.
        Эмиана в ответ криво усмехнулась:
        - Не льстите мне.
        - Начнём сначала… - проговорил серьёзным тоном, хмыкнул и взял верхний портрет. - Я сейчас буду тебя спрашивать, а ты, как мы договаривались, при ответе “да” моргаешь один раз, при ответе “нет” - два раза…
        Эмиана вобрала в грудь больше воздуха, а я невольно скользнул взглядом от её лица к соблазнительным округлостям. Быстро вернул взгляд обратно - земляничка, кажется, ничего не заметила.
        - Я был в жандармерии и изучил последние сводки разного рода преступлений за последний месяц…
        Эмиана заметно напрягалась и кивнула, давая понять, чтобы я продолжил дальше.
        - …Так вот. Было совершено убийство в бедном квартале на улице Беронстон шестнадцать. Убили некого Потри Омса. Зрелый мужчина, темноволосый, среднего роста и немного полного телосложения. Его нашли убитым в собственном доме…
        В глазах Эмианы скользнула тревога, губы дрогнули.
        - …Так вот, в убийстве подозревают Гарета, - указал на портрет, - ранее он встречался с господином Потри, есть свидетели. Это убийство связано с тем, зачем ты преследуешь этих преступников?
        Как я и ожидал, земляничка замерла. А потом моргнула, в глазах её разлилась радость.
        - Чудесно, - улыбнулся я, - у нас получилось. - И снова этот неровный румянец. Я втянул в себя воздух, заставляя себя не плыть, а сосредоточиться на главном. - Следующий вопрос. Ты знаешь Потри Омса? Два раза… значит - нет. - Ты следила за ним?
        Моргнула один раз.
        - Ты хочешь его убить?
        Два раза…
        - Тогда зачем ты следила? - вопрос прозвучал неправильно, и Эмиана досадливо глянула в сторону. Какой же выразительный у неё взгляд, оказывается.
        - Он тебя обидел? - напрягаясь, спросил.
        Снова два раза.
        - Ты знала, что он преступник?
        Один раз…
        - А вот это уже интересно. Откуда ты это знаешь?
        Снова взгляд в сторону.
        - Ты купила артефакт, чтобы убить его?
        Раз, два…
        - Зачем? - Взгляд в сторону. Я уставился на неё, понимая, что зашёл в тупик. Отложил листовку. - Так дело не пойдёт, нужно ехать на место преступления. Ты давно знаешь Гарета?
        “Нет”
        - Сколько год?
        “Нет”
        - Месяц
        …
        - Меньше?
        “Да”
        - Две недели?
        “Нет”
        - Ещё меньше?
        ”Да”
        - Неделя?
        Эмиана замерла, а потом подвела глаза к потолку, подсчитывая.
        - Шесть дней?
        Моргнула два раза.
        - Пять?
        Зажмурилась крепко.
        - Отлично, значит, в день убийства. Только не говори, что ты стала свидетельницей убийства? - Моргнула один раз и широко распахнула глаза. - Прекрасно. Ты меня не перестаёшь удивлять. Теперь понятно, откуда у тебя этот блок - это Гарет запустил в тебя пульсаром?..
        Моргнула один раз. Потом ещё и ещё.
        - …Проклятье, Эмиана! И как тебя угораздило?! Тебя ведь могли убить как свидетеля! - более того - её жизнь и сейчас подвергалась опасности, убийц ведь ещё не поймали. - Ну, хорошо, что выяснили, - с шумом вобрал в себя воздух, даже душно стало от напряжения. - И ещё такой вопрос, но я должен знать, Потри случайно, - горло сдавило, я поелозил на кресле, - Потри был твоим любовником?
        Эмиана моргнула, и у меня всё опустилось внутри, но тут девушка округлила глаза и чётко моргнула два раза. Я сделал тяжёлый вдох, разжимая кулаки.
        - Так какого чёрта ты была там? Какого чёрта ты собралась убивать преступника? Зачем? Он твой родственник? Ты мстишь?..
        Два раза. Потом ещё два, и ещё.
        - …Тогда я ничего не понимаю, - потёр лоб, поднёс кисть к губам, задумываясь. Какой задать следующий вопрос, чтобы выяснить, зачем земляничка хочет убить Гарета?
        - Хочешь убить за то, что он пустит в тебя пульсатор?
        “Нет”
        - Мало ли, я знаю насколько импульсивен может быть повар, - усмехнулся и невольно коснулся колена, о котором успел забыть, как и о своей трости, оставшейся стоять в стороне. - Ну что, земляничка, поедем на место преступления? - Моргнула один раз. Да. - Сейчас мы передохнем немного, примем душ, соберёмся и поедем, - сказал я, поднимаясь с кресла.
        Эмиана растерянно заморгала - явно заволновалась. Чуть не забыл, выругался про себя, ведь нужно вывести земляничку из оцепенения.
        - Так что скажешь, хочешь принять со мной душ? М?
        Эмиана подскочила с кресла, как ужаленная, и отбежала в сторону, дыша глубоко и часто, глаза круглые, и в них самый неподдельный ужас.
        - Я пошутил. Но, уверен, тебе бы понравилось.
        41
        Всё-таки нужно было взять земляничку с собой в душ, правда, за последствия я отвечать не мог. Поэтому, сначала обрушив на себя прохладный поток воды, переоделся для улицы и вошел в кухню. Застал Эмиану у плиты и застопорился.
        - Первоклассный повар готовит на моей скромной кухне?!.
        - Это всего лишь чай.
        - Я мог бы попросить слуг, и ты не утруждала бы свои пальчики.
        - Мне нетрудно.
        Я не мог отвести взгляда от землянички. Надо же, она первая, кто прекрасно вписывается в мою кровать и в мою кухню. Так, Дэйрок, стоп. Я прошел к столу, Эмиана поставила на стол чайный сервиз.
        - Надеюсь, там ничего не подмешано?
        Эмиана подняла на меня взгляд и, криво усмехнувшись, опустилась на стул, не оценив мою шутку.
        - Кто знает, может вы там снова отыщете пуговицу. - Налила чай в свою кружку, а потом в мою.
        Мы мерили друг друга взглядами, делая маленькие глотки. В окна падали ослепительные лучи солнца, играя золотистыми бликами в светлых волосах Эмианы, а голубые глаза походили на ясное небо. Приподнятые груди под корсажем платья туманили мне голову, как, впрочем, и полуулыбка будто налившихся ягодным соком губ.
        - Ну что ж, идёмте? - оставил пустую чашку, понимая, что ещё немного, и я передумаю, потому что желание остаться с Эмианой росло с каждым взглядом бунтарки в мою сторону.
        Я поднялся, Эмиана тоже. Прошла мимо, но обернулась, обеспокоенно меня оглядев:
        - А ваша трость?
        Про трость я действительно забыл, заглядевшись на хрупкие лопатки девушки и изгиб спины.

* * *
        Эмиана
        Я пила чай, смотрела на милорда и пыталась понять - он правда хочет мне помочь? Не просто же так? Что он задумал? Я хотела это выяснить и обдумывала всё, что случилось этой сумасшедшей ночью.
        Энвард мог получить меня всю, просто заставив впасть в ступор, но он не пользовался этим. Точнее, он пользовался, но не злоупотреблял. Хотя как сказать…
        Вспомнила его поцелуи и жаркое дыхание - и мурашки понеслись по телу, сладко скрутилось внизу живота. Это была настоящая пытка, хотелось плакать от обиды, потому что тело против моей воли отзывалось на его ласки-пытки. Мысли путались, я сама не понимала, чего хотела больше: оттолкнуть его немедленно или притянуть к себе, просить, чтобы не прекращал.
        Изверг! Хорошо, что он не догадался, что со мной происходило, почему моё тело всё горело и плавилось в его руках, а голова плыла? Когда он смотрел на меня таким обжигающим проникновенным взглядом, и я чувствовала себя будто голой, но не испытывал стеснения, напротив, какое-то волнение. Дэйрок смотрел на меня так как будто я была для него самой желанной.
        От этой мысли меня пробрала дрожь.
        Нет, нет и нет! О чём ты думаешь, Эмиана? Очнись! Срочно выбросить глупости из головы! Нужно думать о главном. Нужно вытащить Шени. Дэйрок понял, что я под магическим воздействием, он приблизился к тому, о чём я не могла сказать. Знал бы он, насколько был близок к правде.
        Мы покинули Ривен-Силл и направились в нужный квартал.
        Уже в карете, глядя в оконце, я размышляла, как дать понять рен Энварду, кого именно я ищу. Мой взгляд вдруг зацепился за молодую женщину, которая шла вдоль улицы, держа за руку мальчика лет семи. Я встрепенулась.
        - Вот! - воскликнула я и застыла, но ничего не произошло, меня не застопорило.
        Дэйрок глянул, куда я указала, и повернулся ко мне:
        - Не понял? Что - вот?
        Я вдохнула, возведя взгляд к потолку, сомкнула губы.
        - Вы хотите ребёнка? - приподнял он тёмную бровь, а губы тронула ухмылка.
        Я вытаращилась на него возмущенно:
        - Забудьте.
        - Нет уж, объясните, что вы имеете в виду? Думаете, что если бы между нами что-то было, то возможны такие последствия?
        Мне хотелось стонать от напавшей на милорда тупости. Нелестные слова вертелись на кончике языке, но я воздержалась произнести их, вместо этого ответила другое:
        - До этого никогда бы не дошло, уверена, как отец вы были бы ужасны.
        Мне захотелось хихикнуть, лицо милорда стало таким, будто он собирался решить какую-то весьма сложную формулу.
        - С чего вы это решили, позвольте узнать?
        Женщина с ребёнком остались далеко позади, карета продолжала размеренно покачиваться.
        - Вы уверенны что хотите слышать?
        - Уверен.
        - Потому что вы слишком самоуверенны и заносчивы, а ещё жуткий собственник, и вы до сих пор один. Ни одна приличная девушка на вас не посмотрит, да вы даже чай не можете заварить без помощи слуг!
        Я не хотела это всё говорить, но поток слов вырвался как-то сам собой. Моя попытка дать подсказку милорду рухнула с грохотом. Дэйрок не на шутку вскипятился, судя по тому, как напряглась его шея и сжались скулы. Надо же, как его зацепило!
        42
        Потом мне стало не до смеха, потому что милорд резко приблизился, что я вжалась лопатками в спинку сиденья.
        - Ну а вы? До сих пор одна, когда ваши соперницы давно обустроили свои гнёздышки, вы пропадаете на работе и приходите без задних ног, и считаете каждые дни до своего жалования.
        Он попал прямо в цель, задев самое уязвимое во мне, будто тронул затянувшуюся рану, и она снова начала кровоточить. Я сомкнула губы, взгляд милорда вдруг оттаял, на миг в нём проскользнула растерянность, но тут же исчезла.
        - Да что вы можете знать?! - оттолкнула его от себя. - Вы жили с родителями, были окружены заботой и вниманием! Вы получили всё, что хотели, и продолжаете получать, что хотите! Такие, как вы, никогда не задумываются о том, что у меня, простой девушки, выросшей в пансионе, могут быть мечты. Да, - я горько хмыкнула, - я бы могла выйти замуж за нелюбимого и родить уже не одного, а двух детей, тянуть их и думать не о своей мечте, а том, как протянуть до следующей дня! - выпалила на одном дыхании, чувствуя, как горло сжимает от слёз, как сбивчиво срывается с губ дыхание.
        Дэйрок тоже не шевелился. Молчание затянулось, и я уже хотела было отвернуться к окну и закончить с этим дурацким разговором.
        - У тебя есть мечта, земляничка? Хочешь стать королевским шеф-поваром? - тихо спросил рен Энвард.
        Я взглянула на него и чуть усмехнулась, улыбка с лица Дэйрока исчезла. Нет, я не должна поддаваться этому голосу, взгляду… Ничего я ему не скажу, этому заносчивому индюку, который, как и другие, хотят только одного - затащить в постель, получить удовольствие и забыть.
        - Вы не угадали, господин следопыт, - съязвила я в свою очередь.
        Но Дэйрок не усмехнулся, не посмеялся, напротив - в глазах сверкнуло любопытство и… желание узнать.
        - Поделитесь? - вдруг попросил он, тон его голоса сделался мягче.
        Эмиана, остановись, не поддавайся! Голос разума разрывался, но невозможно не покориться этому взгляду и голосу. Вот так и попадают глупенькие девицы на очарование таких охотников, как этот аристократ. Но я-то уже взрослая, и всё равно попалась, как птица в силки.
        - Зачем вам? - спросила, всё ещё колеблясь.
        - Возможно, я могу исполнить её.
        Я чуть собственным вдохом не подавилась. Господин случайно не заболел? Может, у него жар?
        - Зачем вам? - повторилась недоумевая.
        Мы смотрели вдруг на друга неотрывно, моё сердце стучало быстро и горячо, взгляд милорда будто проникал в меня, овладевая всё больше. Нужно срочно что-то придумать, что-то ответить, иначе вот-вот… я буду по уши в него влюблена.
        Это открытие взорвалось во мне, осколками зазвенело, закружило в водоворот, волнение разнеслось по телу жаркой дрожью. Я облизала нижнюю губу, понимая, насколько оказались близко губы Дэйрока. Как это произошло? Когда он успел склониться надо мной?
        От него исходил горячий аромат силы, и я как никогда чувствовала себя защищённой. Голова закружилась.
        - Тр-р-р-р! - гаркнул возничий, заставляя меня вздрогнуть, отпрянуть и чуть вдавиться в сиденье, когда лошади остановились.
        Дэйроку пришлось выставить руку и упереться о стенку, его дыхание скользнуло по моей щеке и опалило висок.
        - Приехали, - прошептал он.
        Я судорожно вздохнула, понимая, что хочу, чтобы он… обнял и не выпускал… Да, именно этого я хотела и даже потянулась к Дэйроку, положив ладонь на его грудь, скользнула по бархатному жакету вверх к широкому плечу, задевая мягкие пряди тёмных волос.
        - Эмиана… - прошептал рен Энвард.
        Я не понимала, что он хотел сказать.
        Боги, да что я делаю?! Сама…
        И тут же отдернулась, злость на саму себя обожгла кипятком. Только что я говорила, какой у него скверный характер, и тепреь сама… Я надавила на его плечо, решительно отстраняя от себя.
        - Позвольте выйти, - процедила сквозь зубы.
        Открыв дверцу, выскочила из кареты первая, не дожидаясь, пока меня попросят об этом. Дэйрок остался на месте и некоторое время смотрел на то место, где я только что сидела.
        - Скажите, а это заклятие не заразно? Вы так и будете там сидеть? - съязвила я, поправляя выбившуюся прядь, убирая её за ухо, щурясь на солнце.
        Дэйрок глянул на меня так, что я прикусила язык. Разъяренного мужчину лучше не трогать, особенно - разъяренного Дэйрока рен Энварда.
        43
        Дэйрок вышел из кареты, посмотрел сверху потемневшим взглядом.
        - Следуй за мной, - велел он сердито.
        Подумаешь, какой важный! Неужели милорд обиделся? Хотелось показать ему язык, но я воздержалась.
        Сегодня на улице Беронстон было людно. Может, потому что день, а ночью все прячутся по домам, опасаясь разбойников. Как бы то ни было, сейчас я ощущала себя в безопасности. Милорд хоть и прихрамывал, но своим мрачным внушительным видом распугивал всех, заставляя горожан настороженно коситься в нашу сторону.
        Заметив тучного мужчину, что вынес к воротам ящики с пустыми бутылками, я поспешила за рен Энвардом, стараясь от него не отставать. Всё-таки даже днём на этой улице жутковато, быть может, потому что я знала, что здесь произошло убийство, свидетельницей которого я невольно стала. Хотелось бы мне об этом забыть.
        Дэйрок нашёл нужный дом сразу же, оно и понятно - следопыт.
        Мы вошли в разбитые ворота и оказались на знакомом мне дворе. Я ощутила стеснение в груди, воспоминания той кошмарной ночи нахлынули неожиданно, и стало даже тяжело дышать. Поднялись по скрипучей лестнице, я удивлялась, как ступени выдерживали рен Энварда, хотя тот бугай Гарет не провалился, когда погнался за мной.
        Дэйрок будто почувствовав моё волнение, обернулся. А у меня ком в горле встал, когда мы вошли в горницу. Следы крови на голых досках остались до сих пор, тёмные, уродливые, пахло железом и пылью. Я даже дыхание задержала чтобы не вдыхать. И как Шени тут жил? Вместо постелей - голые лавки, застеленные какими-то потёртыми одеялами, из посуды - две плошки и кастрюлька, которая так и осталась стоять на столе.
        Бедный малыш, где он сейчас, что с ним? Дурнота подступила сильнее. Дэйрок перестал осматривать комнату и поинтересовался:
        - Всё в порядке?
        Я сдержанно кивнула. Пошла вдоль стены, принялась исследовать помещение в надежде найти что-нибудь, что могло указать на присутствие ребёнка. Но, увы, ничего. Здесь если и было что-то ценное, то давно разграбили соседи. Господин следопыт не задавал вопросов, наверное, не хотел, чтобы я впадала в ступор. Я подошла к лавке. И тут мой взгляд зацепился за обшарпанную стену, на которой было что-то нарисовано, будто углём. Сердце забилось чаще. Я наклонилась, чтобы рассмотреть лучше. И поняла, что это рисовал Шени. Тень накрыла меня сзади, я вздрогнула и распрямилась.
        Приблизившийся Дэйрок вопросительно посмотрел на меня.
        - Что-то нашла?
        Я раскрыла губы чтобы сказать и показать, как услышала - кто-то поднимался по лестнице. Энвард повернулся, закрывая меня собой. Дверь распахнулась, и в комнату вошли. Удар сердца, ещё удар…
        Я облегченно выдохнула. На пороге показалась женщина. Когда страх схлынул, я смогла разглядеть её в ярком свете дня. Женщина поморгала, привыкая к сумраку комнаты, и, заметив нас, застыла. Эта была та самая женщина, которую я встретила тем злосчастным вечером, именно она мне указала, где дом под номером шестнадцать! От волнения даже ладони вспотели, я вцепилась в рукав Дэйрока. Он чуть повернул голову, в этот миг женщина заговорила.
        - А, это ты, а я-то думаю, кто тут лазает средь белого дня? Всё ищешь этого оборванца?
        Я едва в обморок не грохнулась, вцепившись в руку рен Энвардка клещами. Ну наконец-то! Хоть кто-то мне помог! Лицо господина следопыта разительно изменилось, кажется, он всё понял. Мне осталось только с надеждой и немой мольбой впиться взглядом в лицо его светлости.
        - А кого эт ты с собой притащила? Я такого не видала у нас, - окинула оценивающим взглядом милорда. - Ты кто такой будешь? - потребовала женщина, явно чувствуя себя тут хозяйкой.
        Дэйрок весь напрягся, превращаясь в камень, я едва не хихикнула - благородный лорд не привык к такому обращению, хотя по должности должен.

* * *
        Дэйрок
        - Нет его здесь. Не ищи. Пропал мальчишка, - заявила дородная женщина, вперив любопытный взгляд в меня и Эмиану.
        Земляничка вцепилась в меня так, что казалось, оторвёт мою руку вместе с рукавом.
        Да, малышка, я уже всё понял и скажу честно, что настоящий болван, раз забыл о том, что говорил мне Морин. Не мог сложить очевидные вещи. Дурак. В памяти всплыли слова друга: “Это долгая история, Эмиана мне рассказала. Она искала мальчика. Бездомный попрошайка прибился под двери таверны и пропал, но успел наплести Эмиане, что живёт в богатом доме. Сказал твой адрес. Видимо, мальчишка, шатаясь по улицам, много чего фантазировал. Рен Фаборт пришла к твоему дому, чтобы узнать о мальчике…”
        - И давно он пропал, госпожа… - вежливо спросил “соседку”.
        Женщина приосанилась и, к удивлению, смущённо зарделась.
        - Да какая я госпожа, скажете тоже, - отмахнулась незнакомка, - я Беннет. А мальчик пропал с тех пор, как здесь произошло убийство.
        Я глянул на притихшую Эмиану, она взирала на меня огромными, затуманенными слезами глазами. Что ж, раз земляничка ничего мне не может сказать, придётся допрашивать соседку. Отцепив её похолодевшие пальчики, я приблизился к женщине.
        - А можете подробнее рассказать об этом?
        - А чего тут рассказывать… Я-то мальчугана редко видела и не запомнила бы, но приёмыш был диковинный, отличался от шпаны этой разбойничьей, будто и не уличный. Ох, как этот забулдыга - его папаша - лупил. Да какой он ему отец? Враньё всё.
        - С чего такие выводы, Беннет?
        Женщина смущенно усмехнулась, когда услышала своё имя.
        - Какие такие «выводы»? Вы говорите проще, господин, а то вас не поймёшь, такими словечками заворачиваете! - смеялась она. - Так вот… о чём я говорила?.. Ах да, приемыш он был у покойного! Как этот прощелыга напьётся, так языком трепал, россказни заливал, что подкидыш мальчишка его, что нашёл его то на какой-то помойке, то у реки, то под дверью своего дома. Конечно, никто ему не верил. А я вот что скажу, - женщина понизила тон и обернулась на дверь, - украл он его, мальчика-то этого, украл.
        - Погодите, - остановил я очевидицу.
        44
        Повернулся к притихшей Эмиане и вернул взгляд на Беннет:
        - У кого украл?
        Женщина всплеснула руками:
        - А почём мне знать? Может, на рынке где. Сделал из него попрошайку, мальчуган и носил ему деньги. А детей у покойного отродясь не было. Это я точно знаю. Так что не нашёл он его, а украл.
        Слова Беннет ничем не подтверждались, украл или нашёл - разницы нет. Вопрос в том, чей это ребёнок и где он сейчас, были важнее всего.
        - Так вы говорите, после убийства, мальчик не появлялся?
        - Нет, - тряхнула головой, - видимо, испугался и убежал.
        - Как он выглядит, можете мне его описать?
        - А чего тут описывать? Говорю, что отличался он от остальных, волосы у него такие светлые, и глаза тоже, голубые как вода, эти-то оборванцы все смуглые, загорелые, а тот белый, как накрахмаленное полотенце. Вы как его увидите, сразу поймете.
        Ну хоть что-то.
        - А рост, примерно лет?
        - Да мальчишка совсем, сколько в нём может быть роста? По пояс вам, может быть, и будет, готов восемь, а может и побольше, и меньше. У вас-то дети есть, господин?
        Я стиснул зубы, набираясь терпения. Кажется, пора заканчивать этот разговор. Беннет перевела заинтересованный взгляд на Эмиану.
        - А вы кто вообще будете, господин? - спросила вдруг «соседка».
        - Я следователь Дэйрок рен Энвард. А это, - повернулся к Эмиане, - свидетельница.
        - Ааа, я подумала, супруга ваша. Господин следователь, может, вы пройдёте ко мне в дом, я вам подробно всё ещё раз перескажу.
        - Спасибо, Беннет, но времени нет, - повернулся к Эмиане, чувствуя кожей её насмешливый взгляд. Так и есть, глаза землянички смеялись. - Нам нужно найти мальчика. И госпожа Эмиана мне поможет в этом. Правда, мисс рен Фаборт?
        - Вот как, - разочарованно произнесла Беннет. - Ну вы, если что, заглядывайте.
        Я сжал губы и через силу кивнул, отступил и, взяв Эмиану за локоть, повлёк за собой.
        - Пошевеливайтесь, свидетельница, - шикнул я земляничке на ухо.
        Спустились во двор, и я повёл Эмиану к карете.
        - Что вас так веселит, позвольте узнать? - спросил её, открывая дверцу.
        Эмиана едва сдерживала улыбку.
        - Не могу понять, почему вы отказались от заманчивого предложения Беннет, уверена, она бы вам о многом поведала, рассказала бы все слухи и выдала каждого бандита.
        Я усмехнулся и подозрительно сощурил глаза.
        - А вы, я смотрю, так сильно переживаете за меня? Садитесь уже в карету, мисс Фаборт. Вы как прямой свидетель убийства будете под моим чутким, пристальным вниманием.
        Земляничка посерьезнела:
        - А куда мы теперь?
        - Для начала пообедать.
        - В таверну “Золотая утка”. Мне нужно узнать, как там справляются без меня.
        - Мы не сможем там спокойно поесть.
        - Тогда я никуда не поеду.
        Я шумно выдохнул:
        - Ну хорошо, садитесь.
        Эмиана, вздернув подбородок, села в карету. Велев кучеру ехать к “Золотой утке”, я сел напротив землянички. Эмиана смотрела пытливо, я знал, что в её голове сейчас десяток вопросов и рой мыслей, но говорить она не могла.
        - Что же мы имеем… - начал рассуждать я. - Вы заявились ко мне домой по ложному адресу. Шени наврал вам, где живёт. Странно, почему он назвал именно Ривен-Силл? Ну, допустим, он бывал в этой части города и ему понравился замок, допустим, он хотел бы там жить и всем говорил, что именно это его дом…
        Эмиана приподняла брови, но слушала предельно внимательно.
        - …После того как вы не нашли его в Ривен-Силл, вы начали его искать… И даже выяснили настоящий адрес и отправились за малышом… в этот квартал поздним вечером после работы…
        Эмиана довольно улыбнулась, немного удивленно дёрнув бровью, давая понять, что в рассуждениях я на верном пути.
        - …Дальше вы подкрались к дому и стали случайным свидетелем убийства. Вас, естественно, заметили, вы пытались убежать, но вас зацепил пульсар, верно? Верно, - оглядел застывшую девушку. - Хорошо, - заключил я, - конечно, ничего хорошего, вас тоже могли убить…
        Эмиана моргнула и растерянно посмотрела перед собой.
        - …А на рынке вы случайно увидели Гарета и решили проследить за ним. Предполагаю, вы что-то услышали от бандитов в той развалине.
        - А это вы откуда знаете?! - ошеломленно вскинула брови. - Вы за мной следили?! Но зачем?!
        Вспомнил тот день, когда приехал извиниться за тот случай с пуговицей, а Эмиана ускользнула от меня средь рабочего дня. Тогда я подумал, что она спешит на свидание с этим кретином Тейсеном.
        - Не следил, - соврал я, - так вышло. Мне нужно было по делам на торговую площадь, и я случайно увидел там, как как вы прыгнули в карету и погнались за опасным преступником. Вот мне и стало интересно, зачем он вам сдался и откуда вы его вообще знаете, а потом - да, уже начал следить - стало любопытно, что может быть общего между кухаркой и убийцей…
        Эмиана вытянулась и втянула в себя воздух.
        - …Потом я узнал, что вы приобрели артефакт. И поймал вас с ним у того самого дома, - я сощурил глаза, выстраивая всю цепочку, которая теперь сложилась сама, - вы ведь что-то услышала, да? Услышала, где засели преступники, и решила сама напасть на них? Верно?..
        Эмиана в волнении заметалась взглядом по сторонам, раскрыла губы.
        - …Молчи. Ответ не нужен, - оборвал её, понимая, что сейчас блок снова сработает.
        Земляничка выдохнула.
        - Спасибо, - вдруг произнесла она.
        - Вряд ли мальчишку держат на прежнем месте, наверняка его уже перевезли в другое, - заключил я.
        - Что же теперь делать? - спросила в отчаянии земляничка, а мне до безумия захотелось её прижать к себе и не выпускать.
        Кучер остановил лошадей - мы прибыли к таверне.
        - Нужно подумать, - ответил ей и отворил дверцы, вышел на дорогу, помогая земляничке покинуть экипаж.
        Подойдя к порогу, я обнял за талию земляничку.
        - Что вы делаете?
        - Помогаю подняться по ступенькам, у вас же сломана нога.
        Эмиана сомкнула губы и покраснела до самых корней волос. Чудесно! Усмехнулся и притиснул её к себе теснее.
        Как я и думал, толком уединиться не удалось. Эмиана едва только переступила порог таверны, забрала мою трость и убежала в кухню, оставляя меня сидеть за столиком в полном одиночестве. Только подавальщицы зачастили к столу по разным мелким поводам. И когда принесли первые блюда, я готов был отправиться в кухню и силой вытащить оттуда несносную кухарку.
        45
        Эмиана
        Как же я соскучилась по своей кухне! От переизбытка чувств едва не расплакалась! Меня в таверне не было всего пару дней, но кажется, что вечность. Впрочем, в таком состоянии я была недолго - Мари и Грейси набросились на меня с расспросами, но по большей части их волновала не я, а тот, с кем я пришла. Грейси смотрела с какой-то немой завистью, Мари - с диким любопытством. Только Тавида была мне искренне рада и Бернарт, который сказал, что меня тут не хватает - на большее по своему сухому нраву он не расщедрился, но и даже эти слова меня удивили и расчувствовали.
        - А чего это ты среди белого дня с ним разгуливаешь, Эмиана? - подала голос Грейси. - Совсем аристократы стыд потеряли, со своими любовницами разгуливать.
        Я вспыхнула, словно спичка:
        - Что ты сказала?
        Не знаю, как не вцепилась в её лохмы, очень уж руки чесались растрепать её крашеные волосы. Ну ничего, вернусь я, кое у кого будет несварение, обещаю.
        - Бог с ней, - уводя меня подальше от этой курицы, которой так и хотелось вытащить перья, махнула рукой Тавида. Подала мне уже заваренный травяной чай и посадила на скамью. - Ну, быстрее рассказывай, где ты пропадаешь? У вас с милордом всё серьёзно?
        Я обожгла губы.
        - Тавида?! - и она туда же! - Ничего между мной и Дэйроком… Энвардом нет.
        - Не верю, он в таверну заглядывает с тех пор, как тебя увидел. У меня-то глаза на месте.
        Как ей объяснить, что нас на самом деле связывает? Я не знала.
        - Всё не так, как ты думаешь, Тавида. Просто, просто я… - я честно не хотела врать, но обстоятельства складываются так, что пришлось поддержать враньё его светлости, - я сломала ногу, а рен Энвард любезно отвез меня к лекарю, просто он подвернулся под руку…
        Тавида скептически на меня посмотрела, а потом молча покачала головой, мол, ври да не завирайся, но настаивать не стала.
        - …Лучше расскажи, как вы тут справляетесь, мне очень стыдно, что так получилось, не хотела вас подставлять.
        - Не переживай, всё хорошо…
        Тавида коротко рассказала мне о событиях за последние сутки, а потом появилась ошалелая Мари.
        - Милорд требует тебя за стол, срочно. Иначе, сказал, придёт за тобой сам. Какой он, однако, нетерпеливой, глазищи так и полыхают!
        Я закатила свои и фыркнула - сколько восторга!
        - Чего они все в нём видят такого восхитительного, не понимаю, - выпалила я, когда створки закрылись.
        Тавида только усмехнулась, но говорить ничего не стала.
        46
        - За готовку я ручаюсь, готовлю как ты, - заверила Тавида, - иди к своему лорду. Когда поправишься и вернешься, вот тогда и расскажешь всё.
        Я вздохнула с грустью и, глянув жалостливо на женщину, поковыляла обратно. Зря я беспокоилась, здесь прекрасно справляются и без меня.
        Мари не обманула, когда сказала, что взгляд Энварда горит огнём. Не то чтобы горит, милорд готов был испепелить все столы им. Опираясь на трость, делая вид, что прихрамываю, я поспешила к столику. Плохая была затея приходить сюда, в этом Дэйрок оказался прав. Грейси и Мари так и не спускали с нас глаз, но милорду, кажется, было всё равно, он их и не замечал. Да и я после того, как нам подали блюда, смогла немного расслабиться. После поездки на место преступления во мне пробудился зверский аппетит - так и располнеть недолго, столько нервов. Я так увлеклась едой, уплетая за обе щёки стряпню Тавиды, что не сразу заметила, что рен Энвард пристально наблюдал за мной.
        - Что? - взялась я за салфетку, облизывая губы, боясь, что к ним пристала крошка.
        - Ничего, - как-то странно улыбнулся его светлость, безмятежно нанизав на вилку кусочек сочного мяса и отправив себе в рот.
        В отличие от меня, господин следователь если и проголодался, то ел не спеша. Я залюбовалась тем, как милорд пережевывал пищу. Внезапная мысль, что я сижу за одним столом в своей же таверне с благородным аристократом, ввела меня в жуткое смущение. Надо же как бывает, даже представить себе не могла, что подобное могло со мной случиться! Невольно огляделась, скользя взглядом по соседним столикам, и густо покраснела - в нашу сторону откровенно пялились. Господин Энвард производил неизгладимое впечатление, сиял, как бриллиант, притягивая взоры окружающих.
        Ну-ну. Со злости я сделала слишком большой глоток из бокала и… поперхнулась. Закрыла рот ладонью и закашлялась. Дэйрок бросил вилку и осторожно похлопал меня по спине, потом протянул бокал с водой.
        Сделав пару глотков, я покраснела ещё больше.
        - Не торопитесь, за нами не гонятся преступники. О чём же вы подумали, позвольте узнать? - поинтересовался его светлость.
        - О том, что вы своим присутствием смущаете моих посетителей.
        Тёмные брови Дэйрока приподнялись.
        - С чего вы так решили?
        - Вон те барышни так и не притронулись к еде с того момента, как мы сели за столик, - зашептала я гневно, указывая движением глаз на соседний, - они не сводят с вас глаз, а подавальщицы плохо справляются с работой, споря, кто из них пойдёт к вам в следующий раз.
        - Снова хотите выставить меня виноватым? Я говорил, что ехать сюда - плохая затея? Погодите, или… - Дэйрок усмехнулся, - …вы что, ревнуете? - самодовольно ухмыльнулся, и мне захотелось зажать ладонью его губы - милорд явно хочет довести глазеющих в нашу сторону расфуфыренных девиц до обморочного состояния.
        - Ревную вас? Вы себе льстите. Я всего лишь забочусь о репутации таверны.
        Энвард хмыкнул и хитро сощурился, сверкнув хищно взглядом.
        - Хотите сказать, что вы не грезите поцеловать меня ещё хоть раз?
        Я громко фыркнула и возвела взгляд к потолку.
        - Да, похоже, у вас это в крови.
        - Вы не сказали “нет”.
        Я сжала губы, понимая, что рен Энвард загнал меня в ловушку. Стоило сказать категорическое «нет», и вопрос был бы закрыт. Дэйрок ожидал, а у меня язык будто к нёбу прирос, и вообще предательски отказывался произносить хоть слово.
        Ну, Эмиана, скажи же “нет” и покончи с этим!
        Дэйрок испытывающим взглядом смотрел на меня, а моё упрямство таяло, как воск от огня.
        - Что будем делать дальше? - спросила, сдаваясь и уходя от ответа.
        Дэйрок застыл, а потом чуть откинулся на спинку стула.
        - Нужно съездить в тот дом, где я вас поймал с артефактом… Нужно проверить, что там.
        Я кивнула.
        - А потом?
        Подошла Мари забирать пустые тарелки, прервав нас на полуслове. Она нагло бросила кокетливый взгляды на милорда и приторно улыбнулась.
        - Ну всё, идёмте, - не выдержала я, поднимаясь с места.
        Мы покинули таверну. Я вздохнула глубоко, испытав самое настоящее облегчение. Мне совсем не нравилось поведение этих вертихвосток Грейси и Мари. Интересно, они со всеми посетителями мужского пола ведут себя так, или только с господином следователем? Впрочем, какая мне разница? Но в следующий раз заходить в таверну в компании рен Энварда я зареклась.
        Подъехав к нужной улице, его светлость настоял на том, чтобы я осталась в карете, и мои возражения пресёк на корню.
        - Если там кто-то остался, не нужно, чтобы вас видели, - объяснил он. - Преступники поймут, что вы преследуете их, и захотят окончательно убрать вас как свидетельницу. Хотя, думаю, они уже знают, что вы ищите мальчика.
        С этими словами он оставил меня одну.
        А у меня было время подумать и прийти в ужас от мысли, что, скорее всего, меня действительно могут убить как свидетельницу. А если Шени попадёт к магу, то… По спине пополз мороз. Я настороженно смотрела туда, где скрылся за обшарпанными домами милорд. Не знаю сколько просидела, но поняла, что ожидание затягивалось - уж не случилось ли что-то худое?! Даже пальцы заледенели от страха и переживания. Хотела уже идти следом, как из-за угла, наконец, показалась стройная фигура рен Энварда. Лицо мужчины было сосредоточенным и мрачным. Надо же как он разительно мог меняться: в таверне он был расслаблен и безмятежен, а тут сама собранность!
        Милорд сел в карету, заставив меня потесниться на сиденье - ну и длинные же у него ноги!
        - Никого, никаких следов, - коротко изложил.
        Я разочарованно выдохнула.
        - Что же теперь делать?
        Дэйрок нахмурился.
        - По-хорошему, я не вправе заниматься поиском пропавшего мальчишки. Я временно отстранен от королевской службы.
        Я посмотрела в окно, солнце уже почти садилось за крыши высоких домов, уже вечер, нужно возвращаться домой и всё обдумать. И понять, что делать дальше.
        - Отвезите меня в таверну, - попросила, понимая, что поиски снова зашли в тупик.
        - Ну уж нет, - покачал головой милорд.
        - Что это значит?
        - Я же говорил, тебе нельзя в таверну, пока преступники не пойманы. Нужно подумать, - шумно выдохнул он.
        А я так и застыла. Куда тогда мне идти? У меня никого нет в городе, все деньги я отдала за артефакт… за подделку. Перевела дыхание, но ком подкатил к горлу, а глаза защипало от слез.
        - Ты поедешь ко мне, - заявил его светлость после недолгого молчания.
        - К вам?!
        - Ко мне. Так и быть, выделю тебе мягкую перину, раз моя тебе показалась жестковата.
        Мои щёки мгновенно вспыхнули, когда я вспоминала о том нелепом случае в замке господина. Рен Энвард, вдоволь налюбовавшись моим смущением, издевательски усмехнулся, а затем повернулся к кучеру и твёрдо произнёс:
        - В Ривен-Силл.
        47
        Карета тронулась, заставляя нас на время погрузиться в собственные мысли. Теперь Грейси и Мари окончательно убедились в том, что я с милордом кручи всякие непристойности. Как там Грейси сказала - любовница? Когда узнают, что я не ночую у себя в комнате, эти подозрения только подтвердятся. Может, это неправильно - ехать в замок господина рен Энварда? Нужно было остаться, занять денег у Тавиды или управляющего и снять комнату в какой-нибудь гостевом доме. Сомнения изъедали, всё больше я порывалась потребовать остановить карету и вернуться в трактир. А если это всё же опасно - оставаться одной? Если со мной что-то случится, кто поможет Шени? Не о себе я должна думать, а о малыше, который сейчас в беде. Возможно, его морят голодом или, ещё хуже, избивают. Жуткие картины лезли в голову, заставляя меня ёжиться. Как бы я ни искала пути выхода, а без помощи Дэйрока рен Энварда мне не обойтись.
        Мерное покачивание немного успокоило, и я почувствовала легкую усталость. Милорд о чём-то думал, но делиться своими мыслями не спешил. Проклятый пульсар, я же ни единого вопроса не могу задать! Приходиться ждать, пока милорд сам заговорит о Шени.
        Я скользнула взглядом по его идеально очерченному профилю в свете ярко оранжевых закатных лучей. Нет, ну нельзя быть настолько восхитительным! Никогда не думала, что могу любоваться мужской красотой, но я раньше и не встречала такого, как рен Энвард. Сколько же он бессовестно украл женских сердец? Я моргнула, сбрасывая наваждение, и скользнула взглядом по его широким плечам, опустила взгляд на грудь, а потом на колено, на котором покоилась его рука.
        - Что же с вами случилось? - не удержалась от вопроса. Видимо, травма беспокоило его сейчас.
        Рен Энвард повернул голову, взглянул на меня как-то отрешенно, но когда понял вопрос, взгляд прояснился. Он посмотрел на свою руку и убрал её с колена.
        - То же что и с вами - в меня попал пульсар, когда я ловил преступников. Пульсар повредил кости.
        - И что же, это нельзя поправить?
        - Действует разрушительная магия… Можно разве только притупить боль снадобьями, - ответил он сухо.
        - Вы серьёзно? - сглотнула, понимая, насколько травма опасна.
        - Серьёзней некуда.
        - Хотите сказать, магия останется навсегда?
        - Возможно. Сила воздействия артефактов разная, мне, можно сказать, не повезло.
        - Но ведь это же опасно! А что если магия пойдет дальше? Это ведь может случиться?
        Его светлость прищурил глаза, вглядываясь в меня.
        - Вы волнуетесь за меня?
        Я сомкнула губы и приподняла подбородок.
        - Я не настолько бессердечная, как вы думаете.
        Энвард пожал плечом.
        - Вспомнить, как вы меня обзывали…
        - Это другое! - выпалила я.
        - Если хотите проявить заботу, тогда я не откажусь от помощи - сделаете мне целебный компресс, который прописал лекарь.
        Я раскрыла губы. Это что, шутка такая? Но на лице его светлости не было ни усмешки, ни издевки.
        - По-моему, это справедливо. Я же вам помогаю, весь день ношусь по городу, хотя мне требуется покой, между прочим. Так что помогите и вы мне.
        Ну уж нет, я на это не пойду - видеть голые мужские колени, ещё чего!
        - Вы специально хотите, чтобы я испытывала чувство вины? Вы ещё и вымогатель. Вы же можете позволить себе для этого позвать в замок лекарку, у которой больше опыта в этом деле, чем у меня.
        - Не люблю, когда по вечерам ко мне кто-то приходит, - вполне себе искренне скривился его светлость.
        - Да что вы! А блудниц разных на дом вы себе свободно вызываете, и, как я понимаю, с бо-о-ольшим желанием, - сказала я и мысленно зажала себе рот. Вот зачем я это сказала?!
        В ответ на это взгляд мужчины потемнел, он снова повернул голову к окну, оставляя меня в тишине. Что? Что я не так сказала? Эта ведь правда, та девица блондинистая спешила именно к нему, и если бы ей не повстречалась я, они бы хорошо провели ночь вместе.
        Я сжала губы, бросая косой взгляд на рен Энварда. Лучше бы сказал что-нибудь колкое. Но нет, он молчал, кажется, я всё же чем-то его задела. Вместо ликования, что мне-таки удалось одержать верх и оставить за собой последнее слово, внутри сделалось отвратительно, паршиво.
        До Ривен-Силл мы доехали в тягостном молчании. Я чувствовала себя выжатой досуха, и причина была вовсе не в том, что мы весь день носились по городу в поисках ответов. Дэйрок продолжал хранить молчание, даже когда мы добрались до входной двери. Он вежливо открыл мне её, пропуская вперёд.
        - Ванная комната вы знаете где, в шкафу можете найти чистое полотенце, - без всякого выражения произнёс и потянул с плеч жакет.
        Очень хотелось помочь ему раздеться, но я воздержалась. Оторвав от него взгляд, растерянно скользнула им по уже знакомому гостевому залу и лестнице. Глубоко вдохнула запах сандалового дерева и пряных трав.
        Так, нужно взять себя в руки, раз милорд не хочет разговаривать, пусть дальше молчит, а от ванны я очень даже не откажусь. От мысли о том, как погружаюсь в горячую воду, даже дыхание сбилось. У себя я пользовалась совсем маленьким корытом и ведром воды, а сейчас после тяжёлого дня ванна была настоящей роскошью для уставшего тела.
        - Идите, потом поужинаем, - поторопил меня хозяин замка.
        Я пошла, заглядывая в комнаты, слуг нигде не было. Вспомнила, что милорд не любит, когда вечером кто-то есть в замке - наверняка их отпускает по домам.
        В ванной комнате я нашла всё: и пену, и шампуни, и всякие масла, от которых голова дурела, и едва не уснула, лёжа в воде, наслаждаясь поистине божественными ароматами. Из комнаты я вышла, чувствую невероятную лёгкость.
        В коридоре стояла подозрительная тишина.
        Чем там рен Энвард занят?
        Отправилась на кухню. Стол был накрыт разнообразными блюдами, вот только самого милорда не оказалось здесь. Может, он в кабинете? Грубое чертыханье послышалась из зала. Я направилась туда и застыла в дверях. Его светлость сидел на диване, а рядом на столике стояли различные пузырьки, разложены лоскуты ткани и бинты. Мужчина потянулся за упавшим пузырьком и едва не столкнул со столика миску с водой. Ну как так можно? Так ювелирно ловить преступников и совсем неуклюже готовить чай и делать себе компресс?!
        Втянув в себя воздух, я вежливо кашлянула в кулак и вошла в зал.
        - Давайте я вам помогу, так и быть, - помощь милорду действительно была нужна.
        Вот только я не сразу оценила, насколько провокационно был одет милорд: в одном халате. Его волосы были немного взъерошенные и влажные. Кажется, он тоже принимал душ. Ну конечно, в таком огромном замке ванных комнат наверняка несколько.
        Я подняла пузырёк и поставила его на столик, взяла бинт.
        - Настой приготовили?
        - Собираюсь, - посмотрел на меня с интересом.
        Быстро вылив в миску нужное соотношение лекарств, которое любезно подсказал милорд, я ловко смочила бинт в пахнувшей травами и настойками жидкости и повернулась к мужчине.
        - Давайте своё колено, - потребовала, надо сказать, смело, явно не рассчитывая на то, какое испытание мне выпало.
        Мужские голые колени я видела впервые и совсем не думала, что реакция могла быть столь непривычной - мои щёки вспыхнули жаром.
        48
        Дэйрок выставил ногу вперёд, стягивая с колена край халата, заставив меня всё же вздрогнуть. Идеальные колени, хоть я других и не видела, но сомнений в том не было, со всеми впадинами и выпуклостями коленной чашечки. А ещё от милорда приятно пахло свежестью и терпкостью душистого мыла. Я сглотнула, приказывая себя не смотреть в глаза Энварду - если это сделаю, то моё самообладание рухнет.
        Взяв удобнее компресс, я положила на колено, стараясь думать только о помощи, вот только мои пальцы предательски подрагивали, и Энвард прекрасно это видел. Взяв жгут, принялась обматывать вокруг, стараясь не касаться пальцами кожи. И всё равно это было слишком, слишком интимно, хоть я пыталась убедить себя в обратном. Кончики ушей пылали, я чувствовала, как кожу жжет там, где скользил взгляд милорда: по моему лицу, декольте, которое он видел в выгодном для себя обзоре. Я всё же не выдержала и подняла взгляд. Дыхание так и вылетело из груди, потому что на лице мужчины не было ни капли насмешки. Рен Энвард стискивал зубы, а по горлу напряжённо перекатывался кадык.
        - Вам больно? Простите, - пролепетала я, даже сделалось стыдно за собственные мысли.
        Дэйрок посмотрел так, что меня бросило в жар. Глаза его потемнели до черноты, на окаменевшем лице отражалась м?ка.
        - Поторопись, земляничка, иначе я за себя не отвечаю, - сжал кулаки и шумно выдохнул, заставил меня очнуться.
        Я быстро закончила, зафиксировав повязку. Хотела выпрямиться и отойти, но Дэйрок успел меня задержать, обхватив талию, не успела и глазом моргнуть, рывком притянул к себе, заставляя опрокинуться всем весом на него. Я успела выставить руки и опереться о спинку дивана по обе стороны от его головы.
        - Что вы делаете? - задыхаясь от жуткого смущения, заелозила.
        Дэйрок прикрыл веки и потянул в себя воздух, а я невольно почувствовала, что в живот мне упирается что-то твёрдое.
        - Обнимаю тебя, - провёл руки от талии вверх, погладил спину, разгоняя по телу толпы мурашек.
        Весь жар хлынул к бёдрам волнующим трепетом. Дэйрок смотрел из-под темных ресниц затуманенным взглядом, заставляя меня волноваться ещё больше.
        - Прекратите свои шутки, милорд, - попыталась отстраниться, чувствуя его горячие ладони на своей спине.
        - Это уже не шутки, земляничка, - проникновенно и вполне серьёзно проговорил он, не сводя с меня взгляда. - Ты мне нравишься, Эмми.
        Слышать своё имя из его уст было подобно глотку сладкого дурманного вина.
        - О чём вы говорите? Я не понимаю… - пыталась упорядочить заметавшиеся мысли, хватаясь за ускользавший куда-то в туман разум.
        - О том, что я не хочу тебя отпускать. Не знаю, как сложится дальше… Знаешь, земляничка, после того, что между нами было, я не могу тебя отпустить. Ты с первой встречи засела в мою голову и не выходишь из нее… Перевернула всё там… вернула к жизни. В общем, смирись, земляничка, ты остаешься со мной. Я даже готов отпускать тебя в твою таверну на работу, но только днём - ночевать будешь у меня.
        - У вас начался жар, милорд, вы бредите, - заставила шевелиться свой язык, всматриваясь в Дэйрока ища, где подвох.
        Он медленно покачал головой, не отрывая от меня глаз. Волна чего-то искрящегося и перехватывающего дыхание охватила с головой.
        Дэйрок потянулся рукой ко мне, коснулся щеки длинными пальцами, ласково очертил скулу, подбородок. Красивые губы милорда изогнулись в улыбке, но она тут же исчезла, чёрные брови чуть сошлись и дрогнули, а рука продолжила путь, обхватила мою шею, пальцы пронизали прическу на затылке. По плечам скользнули прохладой металлические шпильки, и волосы рассыпались каскадом по спине.
        Это отрезвило, но тело напрочь отказывалось подчиняться. Рен Энвард не дал мне раздумать, обхватил за затылок и, притянув к себе, захватил мои губы, вжимаясь в них горячим поцелуем. Прижимал меня к себе, заставляя льнуть к нему всем телом, чувствовать его тугие мышцы и жар - так тесно и постыдно. Поцелуй становился настойчивее и глубже, дыхание участилось, как и грохот сердца в груди. Его руки продолжали сминать плечи, лопатки, а губы ласкать мои. Всё-таки я повела себя слишком неосторожно, войдя в этот зал, и это обернулось против меня. Только как прекратить это всё? Голова не соображала, а тело продолжало отзываться и таять горячим воском в сильных, нежных руках.
        - Дэйрок?! - женский голос упал как камень на голову.
        Я резко отпрянула, пытаясь слезть с… дивана, с почти полуобнаженного мужчины, одёргивая сбившееся к бёдрам платье. В ушах зазвенело, а по телу хлынула причиняющая боль дрожь. Жар стыда залил с головы и засел в груди тяжёлым дыханием.
        Молчание повисло в воздухе. Рыжеволосая леди стояла в дверях, уставившись на нас едким взглядом.
        49
        - Дэйрок, в чём дело? Кто это? - кинула на меня недовольный взгляд. На лице её тут же отразилось презрение и брезгливость. Я невольно коснулась распущенных по плечам волос. - Вот это да, Дэйрок! Не думала, что ты воспользуешься услугами этой нищенки.
        Я оторопело моргнула, бросив взгляд на милорда. Рен Энвард, кажется, тоже не сразу смог прийти в себя, но, отпрянув от спинки дивана, тяжело поднялся во весь свой немалый рост. В комнате стало слишком душно.
        - Как ты вошла? - спросил ледяным тоном.
        - Вообще-то, дверь была открыта, но не в этом дело, Дэйрок! Ты меня разочаровал, - усмехнулась оскорблённая аристократка.
        - Покинь замок, Адри, я тебя не приглашал, - жёсткие слова Дэйрока покорёжили мисс, ее идеально точеное лицо исказила недовольная гримаса.
        - Ты хочешь со мной поругаться из-за этой прохвостки? Не смеши, Дэйрок, этот спектакль ни к чему, скольких таких ты уже использовал?..
        К горлу подкатил ком горечи, я знала, что она врала, чтобы позлить меня - это было очевидно, эти же трюки использовала и Грейси. Так что пусть не думает, что я на это поведусь.
        - …Ну да ладно, - бросила небрежно мисс Адри, - я спешила к тебе не просто так, Дэйрок, с важной информацией для тебя, между прочим. Хочешь… мм… услышать? - демонстративно обольстительно поправила кружево на своём декольте.
        - Мне не интересно это, Адри, - ответил рен Энвард, сверля гостью потемневшим взглядом.
        - А я думаю, это хорошая возможность поставить кое-кого на место, Дэйрок. У него встреча с одним мерзавцем, преступником.
        Подо мной пол так и качнулся. Неужели это связано с кражей малыша? Сердце забилось, как безумное. Дэйрок бросил на меня взгляд, на миг в его глазах скользнула растерянность. Я видела, что он сейчас искал решение: прогнать Адри или попросить меня уйти. О, как бы я хотела, чтобы он сделал первое, но Шени… А эта госпожа знает что-то.
        - Простите, милорд, я пойду, - сказала Энварду, решительно собираясь уйти.
        Дэйрок взглянул на меня, а я поспешил удалиться, оставив его наедине с госпожой.
        Миледи отступила на два шага, пропуская меня, на её лице сияло чувство превосходства и торжество. Она знала, что Энвард никогда не будет моим. И была права. Дэйроку под стать такие, как эта аристократка.
        - Эмиана, - остановил рен Энвард, - подожди меня в кухне.
        Адри громко хмыкнула. Я кивнула и скрылась за дверью, пустилась прочь от собственного смятения. Прошла на кухню, как и было велено, бездумно приблизилась к столу и опустилась на стул. Резко подняла руки и собрала волосы, скрутив их в узел, коря себя за слабость. Мои щёки пылали, а губы горели.
        На моём лице вдруг, вопреки всему, растянулась улыбка, когда я вспомнила слова Дэйрока. Неужели он говорил это искренне? Это признание - тут же подсказал внутренний голос. Признание мне - простой девушке, кухарке из таверны. Как-то не верилось, но вкрадчивый и полный искренности голос милорда раздавался эхом в памяти, заставляя сердце то замирать, то трепетать.
        А эта вертихвостка… Как же не вовремя! В голове возникло, как Адри кокетливо поправляет кружево на своей выгодно скованной корсажем груди, приторно улыбаясь. Внутри всё перевернулось… Чувства лавиной хлынули, распирая грудную клетку: злость, обида, бессилье и… Я застыла. Ревность. Перевела дыхание, глянув в сторону комнаты, порываясь подняться и…
        Что, Эмиана? О чём думаешь? Разорвешь их уединение? А как же Шени? Она, кажется, знает что-то о преступниках, и в этом замешан кто-то из влиятельных лордов. Может, она знает о маге? Эта единственная ниточка, за которую нужно ухватиться.
        Но, вопреки здравому рассудку, перед глазами продолжали всплывать скверные картины, как Адри сейчас обхаживает милорда, а он целует её…
        Со злостью тряхнула головой, вырывая дурные мысли, но они настойчиво возвращались и грызли, терзали, причиняли боль. Я встала и прошлась по кухне, прислушиваясь к звукам, но ничего не было слышно. Одёрнула себя и вернулась обратно. Нужно иметь чувство собственного достоинства и успокоиться, а лучше - вернуться в таверну.
        Но Шени… Я не могу его бросить.
        Сдержалась, чувствуя себя подавленной и растоптанной. Возможно, и не стоило ждать, что милорд столь скоро… хм… освободится. От этой мысли стало ещё невыносимей.
        Громкий хлопок двери заставил едва ли не подпрыгнуть на месте. Послышались шаги, и в кухню вошёл милорд. Один. Вид мужчины был озадаченным, хмурым и задумчивым. Он окинул меня почти невидящим взглядом и спросил:
        - Ты голодна?
        Совсем неуместный вопрос. Точнее, он уместный - ведь уже почти ночь, а мы не ужинали, но…
        - Что она сказала? - прямо спросила, проглатывая ком в горле.
        - Давай сперва поедим, - настоял он.
        Я не стала спорить, в конце концов я не имела права ничего требовать, я была ему чужая, никто - ни невеста, ни жена тем более. Я молча наблюдала, как его светлость сел за стол и раскрыл приготовленные блюда. Кажется, он совсем забыл, о чём говорил мне, продолжая о чём-то думать.
        - Приятного аппетита.
        - И вам того же, милорд, - ответила, совсем растерявшись, но ничего не оставалось, как молча есть.
        Но есть не хотелось, поэтому я для вежливости съела несколько запеченных грибочков и потянулась к стакану с водой, понимая, что мне невыносимо это давящее молчание. Первой было страшно начинать разговор, наверное, я боялась, что Дэйрок откажется от своих слов.
        Откуда такие глупые мысли? Но, возможно, милорд тянул время, чтобы подобрать слова, чтобы проводить меня обратно в таверну? Выкинь это из головы, Эмиана! Ты должна думать над тем, как донести до милорда, что Шени собирается купить маг. Ведь это самое главное. Самая важная зацепка!
        - Утром я покину Ривен-Силл, - неожиданно произнёс Дэйрок, прерывая мои метавшиеся в отчаянии мысли.
        - Покинете? - смяла салфетку пронявшими дрожью пальцами.
        - Да, - короткий ответ, как гром среди тишины. Внутри меня всё опустилось. Милорд решил не помогать дальше искать Шени…
        - Я хотела…
        - …Ты остаёшься здесь, - оборвал он на полуслове.
        Растерянно моргнула, потом моргнула ещё раз.
        - Объясните, - вежливо попросила я.
        50
        - Подождёшь моего возвращения, пока я кое-что разузнаю.
        В груди всё завибрировало от недоумения.
        - Здесь. Ну нет! - сдавила в пальцах стакан.
        - Всё намного сложнее, чем мы думаем, - добавил он, - Адри не сказала всего, но того, что сболтнула, уже достаточно. В это дело замешан влиятельный и очень опасный человек. Тебе нужно сидеть тихо и не показываться, пока я всё не выясню, - Дэйрок бросил взгляд на настенные в резной раме часы. - Да. Я свяжусь с Морином, он приедет.
        - Постойте, постой, - зажмурилась и тряхнула головой. - Господин Морин приедет сюда, но он мой хозяин. А вы собираетесь его просить о том, чтобы он меня охранял? Я правильно понимаю?
        - Правильно. Морин - мой друг, - парировал его светлость. Я сделала небольшой глоток воды, пряча улыбку на губах. Значит, Дэйрок всё же выпроводил Адри. Радость была совсем неуместной. - Тебя что-то смущает? - сузил серые глаза рен Энвард, уплетая рис с овощами.
        Тряхнула головой.
        - А мне никак нельзя с вами?
        - Нет, - категорически ответил. - Это слишком опасно. Я не могу рисковать тобой. Ко всему я не в той форме, если придётся обороняться. Не смогу тебя защитить, поэтому тебе лучше остаться здесь.
        Закусила губу и отвела взгляд. И ту же до меня дошло.
        - Но вы же будете одни. Для вас это тоже может быть опасным.
        Дэйрок, вытерев пальцы салфеткой, отложил её в сторону.
        - Со мной всё будет в порядке.
        - Звучит неубедительно, - взглядом намекнув на его колено.
        - Знаю…
        Снова повисло молчание. Сердце набирало обороты. Тревога захватывала всё больше.
        - …Всё будет хорошо. - Он, склонив голову набок, спросил: - Неужели ты переживаешь за меня, земляничка?
        Я моргнула, испытывая дикое смущение, и всё же нанизала на вилку ещё один вкусно пахнущий грибочек, решив многозначительно промолчать и не поддаваться на эту хитрую провокацию. Конечно, я переживала. Ещё бы! Ведь это же настоящие преступники, они убили мужчину, у которого жил Шени. Они забрали малыша и хотят его продать, как вещь. Они могут навредить и рен Энварду, если он встанет на их пути. Что говорить о том маге, что заказал малыша?! Наверняка он не допустит, чтобы его честь была запятнана, и уберёт всех свидетелей. Чувство вины, что невольно я поставила и жизнь милорда под угрозу, сдавило сердце когтистой лапой. Мне стало дурно. Да, мне было страшно, потому что… потому что мне не безразличен Дэйрок рен Энвард.
        Он доел ужин, а я так и не смогла сжевать ни кусочка больше.
        - Эмиана, - милорд поднялся со своего места, - не думай ни о чём. Мы найдём его.
        Посмотрела на милорда и вяло кивнула, чувствуя, как холодная зыбь сковывает тело. На языке вертелись важные слова, которые так хотелось сказать.
        - Я обещал тебе кровать с мягкой периной, - произнёс он, выпрямляясь, взявшись за спинку стула и задвинув его обратно, - пойдём, покажу, где ты будешь спать.
        - А вы? - мои щёки заалели. - Точнее, что вы будете делать?
        Дэйрок вновь сузил глаза и склонил голову набок.
        - Как что? Тоже спать, с тобой, - его светлость кристально улыбнулся, он даже сейчас находит повод для веселья. Я же с ума сойду в ожидании! - Мне ещё нужно будет подумать и кое с чем разобраться, - его голос посерьёзнел.
        Мы поднялись на второй этаж, Дэйрок открыл комнату рядом со своей. Включил свет.
        - Вон там найдёшь одеяло и постель, - указал на шкаф.
        Я огляделась спальню, по роскоши не уступавшую его.
        - Хорошо, - кивнула, чувствуя робость, прошла внутрь, оглядывая дорогую мебель, вдыхая запах сандалового дерева.
        - Когда же мне ждать вашего возвращения? - повернулась к его светлости, который остался стоять за моей спиной.
        - Постараюсь справиться как можно быстрее. К завтраку придут слуги, ты будешь не одна в замке. Но с Морином я всё равно свяжусь.
        С тоской я отвела взгляд. Понятия не имела чем занять себя в этом огромном доме, чтобы отвлечься.
        - Можешь спуститься в кабинет, я помню, тебе понравились некоторые книги, - предложил Дэйрок, будто прочёл мои мысли.
        Всё это было похоже на уговоры маленького ребёнка дать ему игрушку, занять чем-нибудь, лишь бы не плакал.
        - Позвольте поехать с вами, - шагнула вперёд, - я не буду мешать, обещаю, - сделал последнюю попытку.
        Дэйрок сжал губы, а потом протянул руку и коснулся пальцами моих волос.
        - Давай сделаем так. Как только я вернусь, мы с тобой обязательно продолжим разговор, кажется, мы не договорили, земляничка, что скажешь? М? - прошептал вкрадчиво, окутывая меня притягательным ароматом своего тела. Я смотрела на него. - Договорились, земляничка? - спросил чуть глуше и настойчивее, затягивая в серебристый туман глаз.
        Неуверенно кивнула, понимая, что ещё немного - и утону.
        - Хорошо, - проговорила, задерживая дыхание, когда взгляд мужчины опустился на мои губы.
        Замерла, завороженная им, словно пойманная в сети добыча, но в следующий миг Дэйрок убрал руку и отступил.
        Скрылся за дверью так быстро, что я не успела ничего сообразить. Качнулась, чтобы следовать за его светлостью, но удержала себя, сжав кулаки. Сделав глубокий вдох, сбрасывая волнующее кровь наваждение, развернулась и с тоской оглядела огромную незнакомую и немного холодною комнату, где мне предстояло ночевать. Одной.
        51
        Дэйрок
        Первым делом я отправился в зал и открыл сферу. Морин мне нужен был прямо сейчас. Внутри шара довольно быстро появилась недовольная физиономия друга.
        - Дэй, я всё понимаю - ты по мне соскучился, но ты на часы смотрел? - зевнул широко в кулак друг и посмотрел назад.
        Мне открылась часть постели, кто-то завозился в ней, мелькнула из-под одеяла женская пятка.
        - Прости, но ты мне нужен?
        Морин скептически выгнул бровь и посмотрел снова назад.
        - Дэй, говори яснее, иначе я вскоре начну понимать тебя неправильно и всерьёз волноваться за тебя.
        Мучить друга не стал, рассказал всё от начала и до конца: об Эмиане, о том мальчишке, о преступниках и, конечно же, Тейсоне. Кажется, рыльце этого подонка было в пушку, и мне необходимо это срочно проверить.
        - Ты уверен насчёт Тейсона? - после некоторого молчания спросил Морин.
        - Ещё нет, но я хочу проверить.
        - Думаешь, что стоит верить её словам? - с сомнением в голосе спросил.
        - Не знаю, но я не могу не проверить.
        Друг ещё больше посерьёзнел, и тут на его лице скользнуло озарение.
        - Собираешься действовать один? Ты же в отставке, Дэйрок, это… - Морин смолк снова, посмотрев себе за плечо, повернулся обратно и прошептал: - Это ведь нарушение полномочий.
        - Знаю, но кому я могу это передать? Тейсон занял место в главной палате канцелярии, через его руки проходят все документы, а если он замешан, то замнёт дело о воровстве какого-то бездомного мальчишки очень быстро. Мальчишку спокойно пропадут, а преступники скроются.
        Морин снова задумался.
        - Я не могу пустить тебя одного, а вдруг это опасно? У тебя же травма, как ты будешь выкручиваться, если тебя поймают?
        - Со мной не можешь поехать. Ты мне нужен в моём доме, поэтому я беспокою тебя в столь поздний час. Хотел попросить, чтобы ты приглядел за Эмианой.
        Брови Морина изогнулись в изумление.
        - Она сейчас в твоём доме? - губы расплылись в насмешливо-издевательской улыбке.
        - А где же ей ещё быть?! Я же тебе сказал, что Эмиане опасно появляться в таверне.
        Морин тряхнул головой.
        - Да. Ты прав. Видимо, этот мальчишка какой-то особенный, раз даже Тейсон в этом замешан. Но зачем он им?
        Я задумался. А ведь Морин прав. Здесь явно должен быть серьезный повод, чтобы даже Тейсон влез в это всё. Как говорила та женщина, соседка покойного Беннет - этот пьяница, «отец» мальчишки, нашёл его. Или украл. Чей же тогда это ребёнок? Что если он из влиятельной семьи…
        - Хорошо, я навещу твою драгоценность завтра, - вырвал из задумчивости Морин.
        - Спасибо, друг. Я постараюсь справиться как можно быстрее, - сказав это, я отключился, Морин только успел рот раскрыть.
        К сожалению, на разговоры нет времени. Вызвав карету к воротам, я отправился в свою комнату. Одевшись, спустился.
        В замке было тихо, Эмиана наверняка уже сладко спит. Стоило представить её в постели свернутой в клубочек, по телу хлынула обжигающая волна будоражащего удовольствия. Какими же сладкими и желанными были её губы. Если бы не Адри, вряд ли я смог бы остановиться. Хорошо, что случилось именно так. У Эмианы были всё-таки некоторые сомнения, когда я сказал о том, что понял только недавно. В её глазах было недоверие.
        Ничего, как только вернусь, я докажу ей, что сомневаться не следует.
        - Земляничка, скоро я доберусь до тебя.

* * *
        На окраину города я прибыл, когда небо стало розоветь, разгоняя облака. Мгла стелилась по дороге, скрывала деревья и дальние дома за мутной пеленой сырого тумана, холодный сумрак не спешил таять, особенно густел средь деревьев.
        Место встречи, по словам Адри - северные ворота пригорода с широким каменным мостом и башнями. Этой дорогой редко кто пользуется, она ведёт в пригородное захолустье, теряясь среди холмов, рощ и озёр.
        Я попросил кучера остановить лошадей прямо среди кленовой рощи, дал немалую плату, чтобы подождал моего возвращения. Дальше я пошёл пешком, почти не опираясь на трость. После того компресса, который сделала Эмиана, боль не беспокоила. Возможно, из-за того, что сейчас я был полностью сосредоточен на дороге. А может, пальчики землянички обладали целебным свойством. Как же я возжелал, чтобы она водила ими по моей груди, вырисовывая узоры. Возжелал ещё тогда, когда она заботливо накладывала компресс.
        Пройдя рыхлую, заросшую травой тропу, свернул в заросли, чтобы сократить путь и уйти подальше от главной дороги. Вскоре вышел к стене. Высокая, каменная, местами разрушенная и покрытая диким плющом. Осмотревшись, выбрал направление севернее и довольно быстро вышел к одной из башен у ворот. Остановился, увидев выбоину. Когда-то это была дверь, но сама створка высохла и валялась среди камней, остались только ржавые петли.
        Прислушался, но кругом было спокойно. Внутрь башни всё же не спешил заходить, решил подождать: возможно, ещё слишком рано, а может… Адри всё-таки ошиблась.
        Тишина, только поскрипывали старые стволы клёнов, шуршали кусты под стеной, пение птиц становилось всё громче. Ничего не происходило, что могло бы насторожить. Я решил уже отправится обратно, как послышалась скрежет и глухой топот копыт.
        На небольшую площадку перед входом в башню въехала карета со стороны главной дороги. Чёрная дверца открылась, и оттуда показалась мужская фигура, в которой я сразу узнал Тейсона. Он настороженно огляделся и поднял голову, взглянув на вершину башни. Из двери показался ещё один мужчина. Знакомые черты я узнал сразу, воспроизведя в памяти портрет. Это был Гарет.
        - Покупатель созрел, пора отдавать мальчишку, - Тейсон раздражённо зачесал прилизанные волосы рукой. - Вы плохо сработали. Оставили после себя следы.
        - Я поставил блок, она не сможет ничего рассказать, - прогромыхал кашлем Гарет.
        - Ей стоит только обратиться к магу - блок спадет.
        - Ты знаешь, что она долго не протянет. Умрёт.
        Я стиснул зубы и вздрогнул, услышав это, хотя и знал, что любой вид блока может навредить. Впервые стало по-настоящему страшно за земляничку.
        - Устраняйте следы, найдите её и привезите вместе со щенком. Наш клиент любит необъезженных кобыл, поэтому девочка пойдёт приятным бонусом к общему заказу, так сказать, плата за доставленные неудобства. Действуйте.
        Пора было уходить, быстрее вернуться в замок. Морин хоть и обещал присмотреть, но меня внутри точило беспокойство. Как только они поймут, что её нет в таверне, в дело вмешается сам заказчик, и тогда они быстро её найдут. Нужно вновь ехать в штаб и доложить министру. Тейсону придётся несладко.
        Я удалялся, скрываясь во мраке рощи, следуя тем же путём, что и пришёл. Карета ожидала у обочины, как я и велел. Едва вышел на дорогу, замер на полушаге. Кучера не было видно на своём месте.
        Может, решил справить нужду?
        Повернулся и вздрогнул всем телом от удара чего-то тяжёлого. Боль мгновенно растеклась по затылку жгучей рекой. Тьма затопила голову, заглушая сознание. Покачнувшись, я рухнул на землю и отключился.
        52
        Эмиана
        Постель была настолько удобной и мягкой, что, к своему стыду, я проспала утро. Чужие стены напомнили, что я в доме рен Энварда. И это не сон. Смахнув с лица волосы, решила поспешить подняться. Соскользнула с кровати и принялась одеваться. Слуги, наверное, уже давно пришли, а я ничего не слышала. Не слышала, как ушёл Дэйрок. Досада.
        Спустилась вниз - оставаться в комнате было всё равно, что сидеть в клетке. Но не успела сойти с лестницы, как в дверь раздался звонок. Застыла и вцепилась в перила. Из кухни юркнула девушка в форме - служанка. Не заметив меня, она подошла к выходу и распахнула дверь.
        - Добрый день, - раздался голос моего хозяина Морина рен Вернерда. - О, Эмиана, рад тебя видеть. Как твоя нога?
        Провалиться бы мне сейчас сквозь землю. Такого стыда я ещё не испытывала за всю свою жизнь. Это всё Дэйрок, он придумал это враньё про сломанную ногу!
        Служанка развернулась и, спокойно оглядев меня, даже не удивилась моему присутствию. Видимо, такое случалось не в первый раз, и слуги просто привыкли, что в доме может быть приглашённая хозяином девица.
        - Добрый господин. Уже лучше, могу ходить, - пролепетала, не зная куда деть глаза.
        - Приготовьте нам чая, - вдруг попросил служанку мой шеф и приблизился. - Пройдём со мной. Нам нужно поговорить.
        Поговорить? Спокойнее, Эмиана, если бы случилось что-то серьёзное, Морин не был бы в таком приподнятом расположении духа. Наверное.
        Мы вошли в зал. Господин расположился в кресле. Я неуверенно опустилась напротив в другое.
        - Что-то случилось? - онемевшими от волнения губами спросила.
        В зал вошла служанка с подносом в руках, на котором красовался белый фарфоровый сервиз. Девушка осторожно разлила в чашки ароматный зелёный чай и ушла, оставив нас наедине.
        - На самом деле я ненадолго, - взял чашку.
        - Говорите, - затаила дыхание.
        - Не буду говорить запутанно и долго. Дэйрок мне всё рассказал. Он должен был сегодня выяснить кое-что… В общем, он не выходит на связь…
        Я непроизвольно дёрнулась и тут же вцепилась пальцами в подлокотники кресла.
        - …Арди слышала о похищении ребёнка, и в этом замешан Тейсон. Дэйрок решил проверить, так ли это… И пропал, - господин напряжённо потёр висок. - Так как заявления о пропаже мальчика не было, то нужен свидетель, а единственный свидетель - это ты. Поэтому мне бы нужно отвезти тебя к магу, но важнее найти сначала Дэйрока.
        - Думаете… - облизала пересохшие губы, - с ним что-то случилось?
        - Не знаю, - снова сделал глоток чая Морин, задумавшись. - Оставайся в замке, Эмиана, жди нашего возращения. Дэй доверил мне присматривать за тобой, он опасается, что преступники могут тебя найти, но я не могу оставить его в беде.
        Я торопливо кивнула - конечно, нужно искать милорда немедленно!
        - Хорошо, - Морин отставил чашку и поднялся.
        Я поднялась вслед за ним, смяв складки платья. Он ушёл, оставив меня в зале одну.
        И что же теперь делать?
        Волнение свернулось в груди в тугой узел. Дэйрок мог попасть в беду. Бессилие накатило волной, колени подогнулись, и я вновь села в кресло.

* * *
        День тянулся невыносимо долго, ни Морин, ни Дэйрок не возвращались в Ривен-Силл. Даже слуги уже покинули замок. Я осталась одна. Признать, мне было немного не по себе в таком огромном доме. Я привыкла к своей маленькой комнатушке, а тут настоящий лабиринт из комнат. Стало даже немного страшно. Много раз я порывалась вернуться в таверну, пойти в жандармерию и заявить о пропаже рен Энварда, но Морин сказал ждать. А если и с ним тоже случилось что-то?
        Тревога росла, как снежный ком, по мере того, как темнело за окном. Чтобы хоть как-то усмирить своё волнение, я отправилась в кабинет милорда. Подошла к полкам, но, открыв уже знакомую книгу поняла, что не могу сосредоточиться, перед глазами туман, в голове беспорядок. Поставила ее обратно.
        Мой взгляд случайно зацепился за небольшой овальный портрет, втиснутый между книг. Невольно губ тронула улыбка. В мальчике я узнала Дэйрока. Конечно, сейчас он другой, на портрете у него мягкие черты лица, волосы до плеч и живые, невероятно ясные глаза. Но эта сильная притягательная харизма была неизменна. А ведь ему здесь примерно столько же, сколько и Шени.
        Подумав о малыше, я тяжело вдохнула и поставила портрет обратно.
        Нужно всё-таки что-то предпринять, нельзя сидеть и ждать. Повернулась, решая покинуть кабинет, как тут же широкая мужская ладонь грубо зажала мне рот, перекрыв дыхание, заглушив мой крик. Злой, полный опасности взгляд вонзился в меня кинжалом.
        - В доме есть кто-то ещё? - прохрипел преступник.
        Гаред, я узнала его сразу.
        Я едва кивнула, соврав, смотря расширенными от ужаса глазами, задыхаясь, вдыхая горький запах кожаной перчатки.
        - Пойдём-ка проверим, но если солгала - пеняй на себя, - дёрнул, разворачивая меня, жёстко охватив шею.
        Я ударилась спиной о его каменную грудь и зажмурилась, когда что-то острое кольнуло льдом кожу.
        53

* * *
        Всё смешалось одну кашу: тряска, которая приносила муки, и чьи-то отдалённые чужие голоса. Голова трезвонила сотнями колоколов от жуткой боли. Холодные брызги в лицо привели в чувства.
        - Тебе же сказали не портить товар, - недовольное бурчание вытащило меня из небытия.
        Я приоткрыла глаза и обнаружила себя на сиденье кареты, а возле дверцы над моей головой склонились двое мужчин. Тод и Гарет. В темноте я смогла рассмотреть их лица, хоть всё и плыло перед глазами.
        - Ему нужно только тело, а не то, что у этой курицы в голове, - брезгливый голос Гарета заставил меня вздрогнуть.
        Я пошевелилась и тут же простонала от тошноты, даже в глазах потемнело.
        - Вставай, долго ещё будешь валяться? - рыкнул Гарет и, сплюнув на землю, отошёл. - Тод, веди её в дом.
        Я вновь сделала попытку подняться, пытаясь понять, где я, воспроизводя в памяти, как меня похитили из замка Ривен-Силл.
        Судя по темноте вокруг, была глубокая ночь, а наличие деревьев и каменных стен ни чём мне не говорило - куда меня привезли? Всё вокруг казалось заброшенным и запустелым.
        - Шевелись, - цепкие пальцы Тода впились в плечо, рывок, и я оказалась на улице. - За мной, - снова толчок.
        Голова, казалось, расколется, как глиняный горшок, стоит только ещё раз меня так потрясти. Пришлось идти, хоть ноги и заплетались. Повеяло прохладным свежим воздухом, в котором отчётливо чувствовался запах тины и камыша. Это значило, что где-то недалеко озеро или река.
        Меня повели к какому-то высокому дому на утёсе. Миновав деревянные ворота и широкий двор, мы стали подниматься в дом. Внутри горели пара масляных ламп, и я в тусклом свете мало что могла рассмотреть, кроме деревянного стола. Гаред прошёл вперёд, открыл подпол, Тод подтолкнул, заставляя меня спуститься по крутой лестнице, на последней ступеньке, толкнул меня вперёд, и я, потеряв равновесие, упала на дощатый пол, загоняя в ладони занозы. Не успела обернуться, как крышка подвала захлопнулась, и я осталась во мраке.
        Хотелось броситься наверх и молотить кулаками створку, кричать, звать на помощь, но что толку срывать горло? Всё равно никто не услышит. От паники и пробиравшего в душу леденящего страха меня пробрало дрожью. У дальней стены над потолком тускло горела лампа. Взгляд скользнул ниже, различая деревянные настилы, предназначенные для ящиков и бочек, но они были пусты, зато на них постелены одеяла.
        - Эмиана… это ты? - послышался детский тонкий голос.
        Моё сердце подскочило к горлу и забилось так бойко и горячо, что я была готова потерять сознание.
        Сделала шаг, покачнувшись, заглянула за лестницу и увидела стоящего в полумраке мальчика. Тоненького, неимоверно бледного, светлые волосы в света лампы искрились серебром.
        - Шени! - выдохнула я, бросившись к малышу.
        Обхватила худенькое тельце и прижала к себе крепко. По моим щекам потекли слёзы от радости, счастья и облегчения, и я не могла их остановить. Он жив и невредим, хоть и похудел сильно, а ещё повзрослел - поняла, когда заглянула ему в лицо. И не могла поверить, что вижу его, не могла поверить, но это он.
        - Как же я долго тебя искала! - сдавленным голосом проговорила, погладив бледную холодную щёку мальчика. - Я нашла тебя… Нашла… малыш, как же я счастлива, - говорила, заглядывая в голубые глаза, в которых так глубоко засел страх.
        - Ты меня искала? - не верил он.
        - Искала, искала очень долго малыш. Я так за тебя переживала, если бы ты знал! Но теперь всё хорошо. Я нашла тебя… - гладила его по волосам, плечам, спине, но Шени никак не отзывался. Сколько же он натерпелся, как осунулось его личико, а ясные глаза потухли. - Не бойся, теперь я с тобой. Мы выберемся отсюда.
        - Не выберемся, - тихо прошептал он, обречённо опустив взгляд.
        - Выберемся ещё как, а знаешь почему? - спросила, возвращая его внимание к себе, заставляя его хоть немного ожить.
        - Почему? - живое любопытство вспыхнуло в голубых глазах.
        - Потому что нам поможет один очень хороший и сильный господин. Он следователь, и он обязательно нас найдёт и вытащит. Накажет преступников и защитит нас. Его зовут Дэйрок рен Энвард. Нам только нужно немного подождать. Он придёт, малыш, слышишь. Обязательно, - снова обняла крепко Шени, смахивая со своих щёк влагу.
        Придёт, я в это верю. С Дэйроком всё хорошо, с ним не может ничего случиться. Не может.
        54
        Дэйрок
        - Дэй, очнись, друг, - меня кто-то бесцеремонно похлопал по щекам и попытался вытряхнуть душу.
        Я с трудом разлепил веки. Когда муть немного сошла с глаз, показались очертания ветвей, что сплетались надо до мной пологом, сквозь них виднелось подернутое восходом небо. Послышались шаги рядом, хруст веток под ними и шелест травы. Небо заслонила мужская фигура. Боги надо мной подшутили, явив собирателя умерших в образе Морина, или моя голова настолько повредилась? Он присел рядом с флягой в руках.
        - Ну наконец-то, - выдохнул, и по его лицу скользнула такая обеспокоенность, что он показался мне слишком живым для галлюцинаций. Я забрал у него фляжку и сделал пару глотков. - Заставил же ты меня побегать. Я тебя весь день ищу, Дэй. Какого чёрта ты валяешься с пробитой башкой в лесной лощине, скажи? - в голосе Морина оставалась тревога.
        Оторвавшись от горла фляги, я поморщился и попытался приподняться. Морин поддержал. Встав на ноги, я провел рукой по онемевшему затылку, цепляясь за влажные волосы. Зашипел, коснувшись раны.
        - Говорил же, нечего было одному лезть туда, где опасно, Дэй.
        Я убрал руку и окинул друга пристальным взглядом.
        - Где Эмиана?
        - В замке осталась.
        - В замке? Одна?
        - Ты не выходил на связь, пришлось отправиться на твои поиски. Кто это сделает, кроме меня? Иначе пришлось объявлять о твоей пропаже, и я бы это сделал, потеряв всякую надежду искать тебя в этих дебрях, - Морин смолк, напряжённо потёр шею.
        - Нужно в замок, - сжал плечо друга, подождав немного, когда круговерть утихнет, и, опираясь на своего спасителя, выбрался из оврага, в который, судя по всему, меня скинули, решив, что я мёртв, ну или сдохну от потери крови.
        - Повезло тебе, дураку, - буркнул Морин, когда я кратко рассказал о случившемся, и сел в карету рядом.
        По мере того как мы приближались в Ривен-Силл, дурное предчувствие захватывало меня всё больше. И оно не обмануло. Эмианы в замке не оказалось. И, судя по разбитому сервизу, оторванной шторе и перевернутому креслу, её похитили.
        С силой пнул стул, который тут же улетел к стене и, ударившись, громыхнул и раскололся.
        - Как это вообще возможно - проникнуть сюда?! - не мог поверить Морин.
        - Очень просто, если тут замешан Тейсон, которому известно даже как проникнуть в королевское хранилище, - рыкнул я, взялся за голову и тут же зашипел, одернув руку.
        Эмиана… стоит только представить, что она в руках этих подонков, кровь застывала в венах. Голова от удара не соображала, но в памяти возникли отчетливо слова Тейсона: “Устраняйте следы, найдите её и привезите вместе со щенком. Наш клиент любит необъезженных кобыл, поэтому девочка пойдёт приятным бонусом к общему заказу, так сказать, плата за доставленные неудобства…”
        - Ублюдок! - выругался, и тревога сдавила горло.
        Если с Эмианой что-то случится, не прощу себе…
        - Что будем делать?
        Я глянул на друга.
        - Сперва навестим Тейсона.
        - Давай сначала рану обработай, кровь всё ещё течёт, - недоверчиво посмотрел на мою голову Морин.
        Не хотелось терять ни минуты, но Морин прав: от меня не будет пользы, если я отключусь. Отправился в ванну и понял, насколько выглядел скверно, заглядывая в зеркало, смотря на бледное с темными кругами под глазами и посиневшими губами лицо. Стянув влажный и грязный жакет, промыл рану и наскоро обмотал голову бинтом. Только после мы покинули Ривен-Силл.

* * *
        Тейсона найти не составило труда - он как раз подъехал к штабу. Каково же было его лицо, когда этот слизняк увидел меня в дверях.
        - Ты, видимо, меня уже похоронил? Разочарую, как видишь, тебе это не удалось.
        - Вон из моего кабинета! Я позову охрану.
        Морин встал возле двери, а я пресек в два шага комнату и со всего маха заехал кулаком по его роже. Тейсон откинулся в сторону, слетев с кресла. Закрыл рукой рот. Я схватил его за грудки и посадил обратно в кресло. Жаль, что потерял много сил, чтобы как следует отделать его.
        - Я обещал, что посчитаю тебе зубы, - прорычал, смотря в испуганные глаза подонка, - я это сделаю, если ты мне сейчас же не скажешь, где Эмиана и мальчик!
        Брови Тейсона сошлись на переносице.
        - Ты из ума выжил? Какая Эмиана? Какой мальчик? Совсем тронулся!
        Я замахнулся и снова ударил. Второй удар вышел гораздо слабее - так я думал, пока Тейсон не завыл.
        - Говори, где она?
        - Да не церемонься с ним, Дэй, ему не дороги его зубы.
        Я дёрнулся, вновь замахиваясь.
        - Нет! Довольно! Хватит! - зарычал Тейсон. - Я скажу.
        55
        Эмиана
        Я не выпускала Шени из рук, гладила и целовала его в макушку. Несмотря ни на что, я была безумно рада, что он рядом со мной, жив и невредим, даже то, что мы взаперти, не пугало. Всё больше меня беспокоила пропажа Дэйрока. Что с ним стряслось? Нашёл ли его Морин? Неведение вытягивало остатки сил.
        Не знаю, сколько прошло времени, по темневшему лесу поняла, что близился вечер, а потом пришла ночь. За это время к нам никто не заглядывал. От малыша я узнала, что его кормили редко, и у меня сердце сжималось от осознания, сколько дней он провел здесь в одиночестве, не ожидая помощи. Но малыш храбрился и даже ни разу не заплакал. Я пыталась расспросить о его прошлом, но безуспешно. Мальчик ничего не помнил. Я обняла его крепко и прижала к себе, чувствуя, что он засыпает. Даже на голод не пожаловался. Со вчерашнего дня у него осталась булочка, которая уже засохла, но малыш съел половину, а остальное отдал мне. Я едва смогла сдержать слёзы.
        - Шени, - позвала тихо, - почему ты сказал мне, что твой дом - Ривен-Силл? - спросила, кутая его в одеяло, поглаживая по светлым прядям.
        Малыш пожал плечами.
        - Я хотел бы жить в таком… - ответил просто.
        А я поняла, насколько Дэйрок был прав - малыш мечтал о лучшем. О лучшей жизни, лучшем отношении и родителях.
        - Ты знаешь, - улыбнулась я, продолжая разговор, - хозяин этого замка и есть Дэйрок рен Энвард… - произнесла и улыбнулась в темноте ещё шире, смотря на язычок пламени в лампе.
        Малыш пошевелился и повернул голову.
        - Когда он уже придёт за нами? - спросил тонким голосом.
        Я смотрела, как в его глазах дрожат влажно блики, сомкнула губы, не зная, что ответить. Отчаяние толкнулось в груди, взбаламутило тревогу.
        - Я надеюсь, что скоро, Шени. Скоро… - судорожно выдохнула.

* * *
        Разбудил нас громкий топот и скрип крышки подпола. Я вздрогнула, Шени вскочил испуганно уставившись на лестницу, на которую хлынул солнечный свет.
        Я быстро обхватила личико пальчика и произнесла торопливо:
        - Ты должен бежать, Шени, потом найти господина Морина в нашей таверне и всё рассказать. Как только я подам знак, незамедлительно вырывайся и беги, - прервалась, слыша, что по лестнице начали спускаться, и по стёртым сапогам поняла, что это Тод.
        - А ты? - спросил Шени, сжимаясь от страха.
        - Ты позовёшь на помощь. Господин Морин мне поможет.
        Малыш кивнул.
        - На выход, - Тод вперил в нас злой взгляд и недовольно поморщился.
        Я сжала плечо Шени, и вместе мы направились к лестнице. Когда проходила мимо Тода, от него повеяло кислой брагой - видимо, всю ночь пил. А значит, шанс вырваться был, наверняка мерзавец чувствовал себя паршиво и стал менее бдительным.
        Едва я наступила на порог, как Тод поймал меня за запястье и дёрнул назад. Прижав к себе, нахально опустил ладонь на ягодицу и сжал пальцы. Я вспыхнула и занесла руку для пощечины, но Тод перехватил её и толкнул меня в сторону.
        - Сначала я, цыпа. Поднимайся за мной, - ухмыльнулся он и поднялся, тяжело переступая ногами.
        Я посмотрела на Шени, давая понять, что всё хорошо и чтобы он следовал нашему плану. Мальчик кивнул так, чтобы это видела только я.
        - Ну, живее, - рыкнул сверху. - Сейчас приедет заказчик.
        Я поднялась первой, за мной Шени. В полупустой комнате, кроме Тода, никого не было. Видимо, его напарник оправился встречать дорогого гостя.
        Если они кого-то ждали, то дверь не могла быть заперта. Нужно попытаться в любом случае.
        - Тут стой, и ты тоже, щенок, - недовольно буркнул Тод и потянулся за бутылкой, в которой ещё оставалось вино, - тебе повезло, цыпа, отправишься к богатому господину, он быстро объездит такую строптивую кобылицу, как ты, - мерзко усмехнулся, опрокинул в себя пойло.
        Сейчас. Прямо сейчас - поняла я и бросилась на Тода, выбивая из его руки бутылку. Тот крепко выругался и схватил меня за волосы, толкнул на стол, кружки покатились на пол, бутылка грохнулась где-то рядом, обрызгав меня багровой жидкостью.
        - Шени, беги! - крикнула я.
        - Ах ты, дрянь! - Тод выпустил меня и кинулся за малышом.
        Нащупав бутылку, я крепко схватила ее за горлышко и со всего маха ударила Тода. Громила шикнул, схватившись за голову, но не свалился и даже не пошатнулся. Он резко повернулся и схватил меня за горло, пронизав озверевшим взглядом, заставляя пятиться. Тод буквально спустил меня по лестнице на дно подвала. Я упала на деревянный настил, ударилась плечом и бедром. Грохот закрывающейся крышки заставил вздрогнуть всем телом и взмолиться, чтобы мерзавец не догнал Шени.
        56
        Дэйрок
        - А если он соврал? - Морин продается сквозь ветви, я следовал за ним. Место где держат Эмиану и Шени оказалось неподалёку от старых городских ворот, потому дорогу я знал. - Хотя вряд ли… после потери третьего зуба, - заключил друг.
        Мы вышли к реке поднялись на приговорок. Морин протянул мне руку, обхватив запястье я вскарабкался вслед за ним.
        - Кто бы мог подумать, что ты будешь так прыгать после такой-то травмы, - вспомнил вдруг о моём увечье.
        И в самом деле трость я давно потерял и обходился без неё.
        До моего слуха дрались хруст и шелест.
        - Тише, - шикнул на друга, скользнув взглядом по растущим вокруг кустам. Снова шелест, я плавно двинулся в сторону шума, оставляя Морина стоять в недоумении.
        - Дэй, - позвал он.
        Я перешёл на бег и тут неизвестный испуганно дёрнулся, выныривая из кустов бросился наутёк, им оказался мальчишка. Сорванец передвигался быстро и легко маневрировал между деревья в отличии от меня он был гораздо проворнее, но я был хитрее и опытнее в поимке беглецов. Срезав путь буквально перехватил мальчика поперёк туловища и оторвал о землю, заставил его утихнуть.
        - Не бойся. Ты откуда? - спросил, ставя мальчишку на землю не выпуская держа крепко за плечи. Светлые волосы голубые глаза, худой. По описанию, он подходил на пропавшего ребёнка. Внутри меня что-то щёлкнуло. Эмиана, что с ней?
        - Где Эмиана? - потребовал ответа.
        Услышав это имя мальчишка с интересом посмотрел на меня.
        - Ты Дэйрок? - спросил вдруг он.
        - Да, Дэйрок рен Энвард.
        Он торопливо вытер рукавом нос и кивнул в сторону откуда бежал.
        - Она там в доме, осталась, ей нужна помощь господин.
        - Что тут происходит? - запыхавшись спросил Морин выбираясь из кустов орешника.
        - Тебя ведь зовут Шени? - спросил я, наклоняясь над мальчиком. - Мы сейчас пойдём за Эмианой, а ты спрячься здесь, как только вытащим Эмиану вернёмся за тобой. Сможешь сделать это?
        Мальчишка оказался сообразительным, окинул взглядом кущи и замер.
        - Спрячусь воо-о-он там, - указал он на сухое дупло.
        - Хорошо только обязательно нас дождись, - выпустил, поворачиваясь к Морину. - Пошли.
        Нельзя было медлить ни секунды.
        Эмиана
        Мерзавец вернулся быстро, открыл подпал и стал надвигаться на меня стеной. Злой огромный и опасный.
        - Сейчас ты поплатишься. Щенок убежал из-за тебя. И я очень зол, - он расстегнул петли на своей рубашке и схватился за ремень штанов.
        Я сделала ещё шаг назад и прижалась к холодной каменной стене. Перед глазами всё расплывалось, я сжимала осколок, который успела подобрать, раня пальцы и готовилась к борьбе.
        - Покупатель ничего и не заметит, если я немного попользуюсь его вещью, - окинул меня таким похотливым отвратительны взглядом, что меня затошнило.
        Он неумолимо приближался, справляя свои штаны.
        - Твой покупатель будет доволен, ведь товар он получит не весь, как ты будешь оправдываться? - внутренне я радовалась, что Шени удалось ускользнуть и одновременно понимала, что, когда вернется Гарет вдвоём они легко его найдут, не успеет малыш добраться до таверны.
        Тод хрипло засмеялся.
        - Глупая курица, Гарет найдёт щенка быстро, да он, наверное, уже получил сигнал.
        Внутри меня всё похолодело. Тод встал, нависая надо мной давя взглядом. Я вжималась в холодную стену ища пути отступления, но кажется их у меня не было. Плечи продрал мороз, кода рука Тода легла мне на грудь. Я дернулась и занесла руку с осколком, но Тод быстро отреагировал, выбил оружие из руки ударив о стену мою кисть, и тут же получила хлёсткую пощёчину, мужская рука следом обхватила шею сзади притягивая меня к нему. Я уперлась руками в покатую грудь, силясь ударить в пах мерзавца, но он прижимался меня к стене плотнее, не давая возможности шевелиться. Его руки начали блуждать по моему телу, поднимая во мне волну паники.
        - Убери от неё лапы, ублюдок! - голос Дэйрока как гром сотряс стены.
        Только сейчас я чувствовала, как меня придавливает тело Тода, как тут же почувствовала желанную лёгкость, потому что Тод полетел назад, а следующий миг он развернулся и набросился на Дэйрока.
        Рен Энвард был здесь. Жив и невредим. Радость всплеснула внутри меня фонтаном, и вместе с тем страх пробрал до самых пят за него. Я с ужасом смотрела как завязалась борьба. Дэйрок швырял Тода на полки слышался треск дерева грохот упавших горшков, Тод тоже напал на Дэйрока врезая кулаки в его бока. Я стояла и не знал, что делать желая, чтобы это поскорее прекратилось.
        57
        Я знала, понимала, что если вмешаюсь, сделаю только хуже. Но увидела, как Тод перехватил локтем шею Дэйрока, и едва не закричала от ужаса - одно движение, и свернет ее. Ужас охватил меня.
        - Помогите! - закричала я.
        А дальше было всё как в тумане.
        Морин стремительно сбежал вниз по лестнице и одним ударом заставил Тода выпустить Дэйрока. Рен Энвард, дыша тяжело, схватился за столб, что подпирал потолок. Я бросилась к нему, обхватила лицо руками. Морин бросился к Тоду, но тот едва приподнялся, тряхнул головой и снова рухнул без сознания.
        - Меткий удар, - усмехнулся Дэйрок, глянув на друга.
        - Благодаря твоему приёму, - отмахнулся мужчина.
        Я не понимал, о чём они. Дэйрок повернулся ко мне.
        - Как ты? - спросил, касаясь моей руки, прижимая к своей щеке сильнее, и только тут я поняла, что пачкаю его своей кровью.
        - Ой, - убрала резко руку, рен Энвард перехватил её и, посмотрев на глубокие раны, нахмурился.
        - Нужно перевязать.
        - Потом, сейчас придёт Гарет, нужно уходить.
        - Нет необходимости, - произнёс Морин. - Его жандармы наверняка поймали.
        Я в недоумении глянула на Дэйрока, тот пожал плечом.
        - Тейсон нам помог, - произнёс он.
        - Давайте наверх поднимемся, - предложил Морин.
        Дэйрок меня не выпускал, придерживал за талию, пока мы поднимались по лестнице.
        - Морин, не мог бы ты сходить за мальчишкой?
        - Без проблем, - бросил мой шеф, закрыл подпол и направился к двери.
        Проводив его взглядом, я повернулась к рен Энварду и застыла. Глаза Дэйрока горели. Он долго гипнотизировал меня жарким огнём. А потом, взяв мою руку, выдернул из внутреннего кармана платок и принялся заматывать ее. Я следила за ним, не в силах прервать этот момент, всё слова улетучились, как и мысли. И только тут я заметила повязку на голове его светлости, которую почти скрывали тёмные волосы. Осторожно коснулась её.
        - Что это? - спросила едва дыша.
        - Ерунда, - отмахнулся он, продолжая бинтовать руку. - Всё уже позади.
        Его светлость был как никогда прав. Но что будет дальше? Хотела спросить, но вернулся Морин в компании Шени.
        Малыш уже не выглядел растерянным и напуганным и даже улыбался. Побыть вместе долго нам не дали. За окном послышался топот множества копыт и мужские голоса.
        - Жандармы, - произнёс Дэйрок, обнимая меня теснее.
        Никогда мне ещё не было так тепло и хорошо. Рен Энвард рядом, а это значит, что ничего плохого со мной не произойдёт.
        Но рано я расслабилось. После того как из подвала вытащили Тода, который смотрел на всех исподлобья, будто дикий зверь, пойманный в сети, нас заставили отправиться в жандармерию и пробыть до самого вечера, пока Дэйрока, Морина и меня не допросили. Правда, от меня до сих пор было мало толку. На это главный министр по стража заявил, что для меня в самом скором времени будет вызван маг. Как выяснилось, покупателя не удалось поймать, он скрылся, пользуясь артефактами, а вот Гарет попался прямо в сети. По словам Дэйрока, того, кто купил Шени, найти будет просто, ведь у них есть ещё Тейсон.
        Тейсон… Не думала, что он замешан во всём этом, всё-таки он производил впечатление благородного человека, но всё это оказалось поверхностным.
        Одно хорошо - нам разрешили забрать Шени домой. Точнее, разрешили его светлость рен Энварду забрать в свой замок, пока его прошлое не будет раскрыто, и, по словам Дэйрока, это сделать можно будет легко, достаточно одной капли крови, которой Шени без страха поделился. Он, конечно же, хотел найти своих родителей.
        В Ривел-Силл мы вернулись втроём, измотанные, уставшие и голодные, с кучей ушибов и ран. Но это пустяки. Главное, что все целы, а ещё я впервые подумала, что такое настоящая семя: никто не сможет навредить, когда все месте и друг за друга. Хотя нас связывал только случай.
        После тоже не удалось даже присесть. Сначала я искупала Шени и уложила его спать в настоящей постели, с подушками и одеялом. Малыш уснул мгновенно, едва прикрыв веки. Поцеловав его в макушку, я погасила лампу и спустилась вниз.
        Дэйрока я нашла по-прежнему в зале, на этот раз он пытался сменить повязку на голове.
        - Давай помогу, - вызвалась я и прошла к ему. Забрав у него бинт, я сперва осмотрела рану на его затылке, и сердце занемело - она была страшной. - Пойдём, - велела я, собирая в охапку все пузырьки и лоскуты.
        - Куда, земляничка?
        - В ванную, - глаза Дэйрока хищно сверкнули, - и не обольщайтесь, милорд, ничего романтичного вас не ждёт, - заверила, получив удовольствие от того, как лицо милорда посерьёзнело.
        С раной его светлости провозилась долго. Пришлось выстричь волосы вокруг и тщательно промыть, обеззаразить и наложить повязку. Всё это время рен Энвард посвящал меня во все подробности его исчезновения, заставив нахмуриться. После этого я могла свободно выдохнуть. Веки стали совсем тяжёлыми, ещё не много - и свалюсь прямо на пол.
        - Ох, - выдохнула, когда Дэйрок резко подхватил меня на руки, - что вы делаете?
        - Как что? Теперь моя очередь позаботиться о тебе, - проговорил он чуть приглушённо, и его вкрадчивый голос разогнал по телу горячую дрожь. Даже сейчас, когда я едва держусь, он волнует сердце, заставляя его биться чаще. Что за мужчина?! Дэйрок отнёс меня в комнату. Поставив на пол, принялся бесцеремонно стягивать с меня одежду. - Расслабься земляничка и доверься, - прошептал на ухо.
        Я сдалась бесстыдно. Полетело на кресло платье, волосы легли на спину тяжестью. Голове стало легко - ни одной тягостной мысли, никакого смущения. И это странно, потому что я была почти обнажена перед мужчиной, который, как мне казалось, только доставлял неудобства и сейчас доставляет, но вместо злости по телу разливалось тепло, сладкое, томительное. Рен Энвард резко притянул меня к себе. Тяжёлое дыхание его обдало щёку, скользнуло по губам, а потемневший взгляд Дэйрока затягивал в себя.
        - Я так испугался сегодня за тебя, земляничка.
        Я улыбнулась в темноте, вдыхая, и вдруг поняла, какой аромат ему подошёл бы: пиона - вызывающего страсть цветка.
        - О чём ты думаешь? - спросил, прерывая мысли.
        - О будущем… - ответила, счастливо улыбаясь.
        - Думай, но только немного, остальное я возьму на себя. Договорились, моя бунтарка?
        Я улыбнулась ещё шире и кивнула, посмотрев на губы рен Энварда, чуть блестевшие в тусклом лунном свете. Его ладони переместились с плеч на мою спину и застыли, прожигая жаром тонкую сорочку. Я почувствовала всем телом его напряжение, поднимающее во мне волнение и трепет. От Дэйрока исходила сила и мощь, я вдруг осознала, что не хочу его отпускать, хочу прижаться к его телу теснее, обнять и положить голову на грудь, слышать грохот его сердца. Это желание было сильнее всех страхов и неизвестности. Оно одно было единственно настоящим. Утонуть в жаре его тела и аромата, гладить твёрдые мышцы, пронизывать пальцами мягкие волосы, заглядывать в серые глаза и ловить его губы своими…
        - Тебе нужно отдохнуть, земляничка, - прошептал Дэйрок, безошибочно угадав моё желание.
        Я сощурила глаза, понимая всю глубину коварства господина следователя. И заставила себя отступить, разумом понимая, что Дэйрок этого бы не сделал сам. Я прошла к двери, слыша, как зверь тихо закрылась за моей спиной, опустилась на постель и прикрыла веки, впервые ощущая небывалое умиротворение. И тихую радость.
        58
        Если я думала, что все худшее позади, то я глубоко ошибалась. Всю неделю нас без конца таскали в жандармерию, потом во дворец, где мы встречались с главным министром. И ладно бы меня одну как свидетельницу, но и Шени, Морина и Дэйрока. К счастью, меня показали магу, и через два сеанса он снял блок. Я наконец могла рассказать всё в мельчайших подробностях, начиная с того момента, как Шени начал приходить к таверне. С груди будто гора спала, когда я смогла сообщить всё, что знала. Министр покивал и отпустил меня.
        Вечером ужинали, как всегда, вместе. И всё бы хорошо, но меня гложило то, что настоящие родители Шени до сих пор не нашлись. Малыш, кажется, начал привыкать к замку милорда. Дэйрок показывал мальчику все достоинства Ривен-Силла, включая комнату для отдыха, сферу связи и свой кабинет.
        - Дядя Дэйрок, а можно посмотреть ту штуку снова? - отложил ложку Шени, посмотрев на рен Энварда.
        - Шени… - строго начала было я, откуда только малыш нахватался этого, какой он ему дядя - господин рен Энвард.
        - Конечно, можно, ты можешь сам взять и посмотреть, - ответил просто Дэйрок.
        Шени встрепенулся и, быстро выскочив из-за стола, скрылся в дверях.
        - И что же это за штука такая? - спросила я с любопытством, нанизав на вилку оранжевый кружочек морковки.
        - Артефакт…
        Я так и застыла, потеряв дар речи.
        - …Он не опасный.
        Я опустила взгляд и, положив вилку, взялась за стакан с яблочным компотом. В замке Ривен-Силл мы всего неделю, а кажется, что так давно. А что хуже всего - я начинала привыкать. Привыкать к этим стенам, к ужину втроем. Привыкать к Дэйроку…
        Пора это прекращать. Оборвать раз и навсегда.
        Ведь всё уладилось. Заказчика нашли - им оказался влиятельный маг столицы, имя которого не разглашали, но он обязательно понесет наказание, которое выдвинул сам король. Преступники Гарет и Тод надолго сосланы на северное побережье в теремную крепость.
        Я украдкой глянула на Дэйрока, делая глоток, смачивая горло и собираясь с духом. Рен Энвард был спокоен и безукоризнен, как и всегда. И от этого было ещё труднее решиться. Сердце невольно сбилось с ритма, а язык так и пристыл к нёбу. Проклятье, как же это сложно - рубить концы. И почему он молчит? Почему даже не делает намёков на то, чтобы я вернулась в таверну? Тогда бы было легче. Намного легче.
        - Дэйрок… - разозлившись на свою слабость, позвала я, сжимая подрагивающие пальцы.
        - Пойдём, - вдруг поднялся он.
        - Куда? - удивилась.
        - Сейчас узнаешь, земляничка, - обошёл стол и взялся за спинку стула, заставляя меня подняться.
        Мы вышли из столовой и направились к лестнице.
        - Куда вы меня ведете?
        Дэйрок не ответил, тогда я остановилась и высвободила руку, которую сжимал в своей ладони рен Энвард. Сердце стучало быстро и нехорошо.
        - Я не хочу вас больше стеснять своим присутствием, милорд. Завтра я возвращаюсь в таверну.
        На лицо Дэйрока легла тень. Он посмотрел на меня, будто что-то обдумывая, а внутри меня всё заледенело от отчаяния. Боги, я боялось того, что он сейчас отпустит, согласится с моими словами! Но ведь этого же я хотела! Этого?!
        - Ты боишься, земляничка? Хорошо, это твой выбор, и ты его сделаешь, но только немного позже.
        В следующий миг Дэйрок взял мои пальцы в свои и потянул за собой, я пошла за ним на ватных ногах, ничего не понимая. Милорд повёл себя непривычно, таинственно.
        В коридоре я поняла, что он ведёт меня в свою комнату. Волнение задушило ещё больше, его светлость будто почувствовал моё состояние, сжал мои пальцы сильнее и, не дав ничего возразить, утянул в полумрак. Дэйрок посадил меня на свою кровать, сам опустился на колени передо мной.
        - Пожалей меня, земляничка…
        Я выгнула брови в немом вопросе.
        - …У меня, между прочем, болит колено.
        - Я не понимаю, милорд… - растерянно хлопнула ресницами.
        - Гм… - нахмурился рен Энвард, посмотрев перед собой, и полез в карман, что-то достал. А потом взял мою кисть и осторожно надел на безымянный палец кольцо. Холодный металл непривычно обжег кожу, в середине кольца сверкал розовый камень. Я сглотнула ошеломленно, посмотрев на его светлость.
        - А так понимаешь? - спросил приглушенно. - Хочу… чтобы ты стала моей женой, Эми.
        59
        Я сжала пронявшие дрожью пальцы.
        - Вы даже не спросили моего согласия, вы никогда ничего не спрашиваете и делаете всё за меня…
        Лицо Дэйрока изменилось, он слегка побледнел, а я едва могла сдерживать улыбку и рвущуюся изнутри глупую радость.
        - …Вы будете ужасным мужем, - решила всё же не мучить его светлость, - но я согласна.
        - Сумасбродная девчонка! - прорычал Дэйрок и поднялся, нависая надо мной, и я сама не поняла, как оказалась прижата к постели, в плену невообразимо глубоких серых глаз рен Энварда. Дэйрок неожиданно притянул меня к себе и уткнулся носом в волосы, приминая коленом матрас. - Ты невероятная… Моя бунтарка. Я ведь не договорил прошлый раз.
        - Когда пришла Адри? О чём вы так долго разговаривали? - конечно, не так долго в этом я слукавила, но раз уж всё так повернулась, хотелось бы послушать милорда.
        Дэйрок заглянул мне в лицо, его рука опустилась на завязки платья, он потянул их.
        - Не буду скрывать, она пыталась меня соблазнить…
        Невольная шутка обратилась против меня.
        - А вы?
        - Я… - склонился коснулся губами моего виска, скользнул к уху, - я сказал правду, что мне нужна не она.
        Я прикрыла веки, мурашки разнеслись по плечам от проникновенного голоса Дэйрока.
        - Мне нужна ты… Правда, тебе придётся делать мне компресс. Ты согласна, Эмиана?
        Я усмехнулась и почувствовала, как тугие мышцы под руками напряглись, Дэйрок ждал ответа, смотря мне в глаза, и я едва не утонула в потемневшем взгляде милорда.
        - Да, я согласна, - прошептала тихо.
        - Моя бунтарка… - длинные пальцы скользнули по щеке и подбородку, - такая красивая…
        Тёплые пальцы мужчины скользнули под ткань расшнурованного корсета и обожгли кожу спины. Его светлость рвано выдохнул и жадно припал к моим губам, заставляя весь мир вокруг завертеться. Я замерла под тяжестью его тела и сама прижалась к нему теснее. Его руки осторожно задрали подол платья и скользнули по бёдрам, разгоняя по телу волны трепетной дрожи. По венам потекла горячая лава, заставляя дышать чаще и тяжелее. Чувства переполняла. Неизвестность и нарастающее желание. Умелые ласковые прикосновения и поцелуи заставили забыть обо всём, они сводили с ума.
        Эта ночь была ошеломительной. Я тонула и дрожала, моё дыхание и прерывистые вздохи сплетались с чуть хриплыми стонами Дэйрока. Время будто исчезло. Дыхания становились всё порывистее, а движения Дэйрока несдержанными и быстрыми они заставляли меня впускать его глубже и выгибаться, просить не останавливаться и одновременно мысленно молить о пощаде, сгорая от противоречий в этом полном страсти и нежности пламени, распыляться и покрываться испариной, отдаваться ласковой желанной пытке.
        - Больше никогда не оставлю тебя одну, не отпущу от себя ни на шаг… - шепотом произнёс Дэйрок, обхватывая моё лицо ладонями, касаясь рваным дыханием губ.
        - Это незаконно, ваша светлость, лишать воли слабых.
        Дэйрок замер, осмысливая сказанное, а потом зарычал, сгрёб меня в охапку и принялся покрывать поцелуями, щекоча заставляя меня взвизгивать. За шумом не разу услышала топот.
        - Шени! - шикнула я, встрепенувшись, распахнув глаза.
        - Мы совсем забыли о нём!
        Вцепилась в Дэйрока. Краска стыда при прихлынула мгновенно. Дэйрок остановил меня, когда я хотела вскочить.
        - Лежи, я сам, - нежно коснулся губами моих губ и быстро поднялся.
        Он быстро надел штаны и рубашку и направился к двери как раз в тот момент, когда мальчик приблизился к комнате.
        - Дядя Дэйрок, а покажи пару приёмов, о которых ты говорил… - залепетал Шени, когда рен Энвард повёл его обратно вниз лестнице.
        - Приёмам? Конечно, покажу, идём…
        Они ушли, а я только сейчас поняла, что улыбаюсь. Прижав к груди одеяло, я откинулась на спину, чувствуя себя счастливой.
        60
        Дэйрок
        Сигнал сферы разрывался, вытягивая меня из сна. Нащупав соблазнительно округлое бедро, я плотнее притянул к себе земляничку, никак не желая её выпускать. После того как уложил спать мальчишку, я вернулся к своей бунтарке - я же обещал не оставлять её одну. Никогда у меня не было такой сумасшедший ночи любви ни с одной женщиной. Кажется, у меня снесло крышу. Её запах будоражил, близость с ней дарила нереальный экстаз. Но больше всего мне было просто жизненно необходимо смотреть в эти невыносимо голубые глаза и видеть своё отражение в них, чувствовать, ласкать и оберегать её.
        Тонкая рука обвила мою шею, Эмиана потянулась всем телом ко мне, выгибаясь лозой, заставляя кровь прихлынуть к паху и едва не зарычать от возбуждения.
        - Что это так пищит? - спросила сонно, и тут же её щёки заалели, когда земляничка почувствовало моё напряжение.
        - Наверное, Морин… - догадался я, мысленно возненавидев сферу связи.
        Морин обещал заехать на днях, чтобы обсудить последние новости о заключении Тейсона в темницу. А ещё обязательно устроит промывку мозгов по поводу того, что я присвоил себе его повара и он не может найти ей замну. Ну нет, Эмиану я ему не отдам ни за что! Она - моя. Пусть даже не надеется.
        Эмиана тут же встрепенулась. Как же она была красива, обласканная утренними лучами солнца, игравшими бликами на её светлых волосах, что опутывали грудь и плечи, скользили по порозовевшей ото сна коже.
        - Вдруг что-то срочное, - земляничка буквально вытолкнула меня из постели, заставляя отправится в зал и ответить.
        Оказалось, дело действительно было серьезным.
        - Что там? - появилась в дверях Эмиана, уже одетая в платье.
        - Король приглашает на аудиенцию. Вместе с Шени.

* * *
        Всю дорогу Эмиана молчала. Волновалась. Я не знал, как её успокоить, ведь было понятно, что родители Шени нашлись.
        Так же молча мы поднялись в королевские апартаменты, в которых собралось немало придворных. Сам король сидел на возвышенности в кресле за широким столом. Эмиана заметно нервничала, я поглаживал её холодные пальцы и призывал не волноваться. Внешне она была спокойной, но глаза землянички выдавали столько всего, что у меня в груди теснилось дыхание. Нельзя быть настолько привлекательной. Нельзя. И тот факт, что сейчас на неё пялятся все, кто присутствовал в зале, заставлял меня нервничать и напрягаться.
        Его Величество позвал Шени подойти. Надо отдать должное храбрости малыша, он без оглядки шагал за придворным к трону. Правитель долго всматривался в него, а потом вдруг поднялся с трона и, приблизившись к мальчику, опустился перед ним на колено.
        Эмиана содрогнулась, повернула ко мне лицо, в непонимании глянув на меня, но я и сам не понимал, что происходит.
        Король улыбался и что-то тихо говорил мальчику, а тот кивал. Но даже издалека было видно, как глаза правителя блестели слезами. Его Величество погладил по светлой макушке Шени и, притянув ребёнка к себе, обнял его. В зале поднялся гул, придворные переговаривались. Король, поднявшись, положил руку на плечо ребёнка и снова что-то сказал, мальчик кивнул и улыбнулся. Эмиана дёрнулась, но я её остановил.
        - Ты ещё его увидишь, - успокоил её.
        Его Величество завороженно наблюдал за Шени, а потом повернулся и направился в нашу с Эмианой сторону. Пришлось приобнять её за талию, чтобы быть уверенным, что моя земляничка не выкинет что-нибудь - она способная на многое.
        Правитель внимательно посмотрел на меня, потом на Эмиану. Я сдавил её сильнее, но когда увидел во взгляде короля глубокую благодарность, смог выдохнуть.
        - Эмиана Фаборт, - вежливо и величественно произнёс её имя.
        - Да, Ваше Величество, - изящно сделала реверанс.
        - Меня ввели в курс дела по поимке преступников, я знаю, что вы сыграли в поисках наследника королевской семьи главную роль.
        Эмиана к перестала дышать, растерянно глянула на меня.
        - Да, Ваше Величество, это так, - ответил за неё, понимая, что земляничка сейчас на это не способна. - Если бы не она, никто бы не узнал о мальчике.
        Король, выслушав мой ответ, снова глянул на Эмиану.
        - Я хочу официально наградить вас, Эмиана, и дать высокий титул.
        - Это высокая честь для меня, Ваше Величество, - проговорила земляничка, заставляя восхититься её выдержкой.
        - Вы становитесь завидной невестой королевства, Эмиана, - лукаво усмехнулся король, вгоняя ее в краску, а меня в дикую ревность.
        Скользнул взглядом по придворным, которые навострили уши, смотря на нас со всех концов зала. Притянул Эмиану теснее к себе.
        - Но я вижу… - перевёл взгляд король на меня, - что вы уже в надёжных руках, - улыбнулся тепло.
        Как оказалось, пропавший мальчик оказался одним единственным сыном короля, исчезнувшим, когда ему было три года. Король долго его искал, призывая самых сильных магов, но никто не мог его найти. Пока малыш не пришёл к порогу таверны “Золотой утки”, где работала Эмиана. Скромная кухарка единственная, кто проявил заботу о мальчике. И она одна не осталась равнодушной, когда он пропал. Рисковала своей жизнью, отправившись на его поиски. А мне просто повезло, что однажды на моём пороге появилась голубоглазая блондинка, требующая показать ей малыша. Она словно искра, засевшая глубоко в сердце, исцелила меня.
        После аудиенции Эми попросила заехать в таверну. Хоть затея мне не нравилась, но я не мог отказать ей, предвкушая надвигающийся вечер, когда мы останемся вдвоем. Я не выпущу её из замка целую неделю, а может, и две. Но об этом она узнает позже.
        Эпилог
        Десять месяцев спустя…
        Ласковые летние лучи солнца припекали, но не жгли. Белоснежные бутоны редкого сорта древовидного пиона, из которых получаются самые стойкие и пленительные ароматы, были прекрасны - их привезли по моему заказу ещё прошлым летом. Срезала тонкий стебель, поднесла к носу и втянула сладко-терпкий запах соцветия. Ароматная вода выйдет из него потрясающей! Я скользнула взглядом по цветущему саду, любуясь красотой и буйством красок. Дэйрок исполнил мою мечту - выкупил сад.
        - Любуешься? - От неожиданности я едва не вздрогнула. Дэйрок мог подкрадываться незаметно. - Ты уделяешь внимание своему саду больше, чем мне.
        - А вы ревнуете, милорд? - улыбнулась, лукаво глянув на мужчину.
        Дэйрок притянул меня к себе. Серые глаза утягивали в глубину, взгляд проникновенный и притягательный, и в нём считывались сейчас забота и обожание. Его руки скользнули по моей спине.
        - Я уделяю своему саду столько же внимания, сколько и ты своей работе, - напомнила ему.
        Дэйрок за полгода полностью восстановился и вернулся на свой пост. Было непривычно находиться целыми днями одной в замке, хорошо, что с приходом тепла мне было чем заняться.
        - Когда ты выходила за меня, ты знала об этом, земляничка.
        Я вдохнула, повертела в пальцах тонкий стебель с белым бутоном. Дэйрок не выпускал меня, ладони лежали на талии приятной тяжестью.
        - Повернись, пожалуйста, - попросила, касаясь подбородка мужа.
        Дэйрок подозрительно на меня посмотрел, но послушно повернулся, ожидая с любопытством, что я задумала. Протянула руки с цветком и аккуратно воткнула стебель в волосы, продевая за ухо. Белый цветок в тёмных волосах выглядел потрясающе, как, впрочем, и сам Дэйрок. Невероятно красивый, мужественный, сильный, статный. Он повернул голову и посмотрел на меня. В груди перехватило дыхание - возмутительно восхитительный!
        - Мой муж самый красивый и лучший в королевстве.
        - Ммм, даже не думал, что услышу от тебя подобный комплимент, - Дэйрок склонился и коснулся губами мочки уха. - Хочу это услышать ещё раз сегодняшней ночью в постели.
        Мои щёки вспыхнули жаром, провоцируя возмутиться. Дэйрок осторожно притянул меня к себе ещё плотнее и захватил мои губы своими, целуя страстно, жадно. Аромат цветов кружил голову, как и ласки моего горячего ненасытного мужа.
        - Что ты со мной делаешь, земляничка?.. - шептал, стискивая меня в объятиях.
        Правда, слишком усердствовать не приходилось - животик у меня уже заметно выпирал. Дэйрок опустил ладони на него и ласково погладил. В этот миг я подняла на него взгляд и увидела то, что никогда ещё не видела - в глазах любимого плескались бескрайная благодарность и любовь.
        - Я люблю тебя, Дэйрок.
        - И я тебя, земляни-и-ичка…, - погладил по щеке, заправляя за моё ухо прядку светлых волос. - Кстати, - выдохнул Дэйрок будто вспомнил о чём-то важном, - у нас гости. Приехал Шени с королевской няней.
        - Что?? И ты молчал! - воскликнула, схватив подол юбки и едва сделав шаг чуть не споткнулась. Дэйрок среагировал мгновенно, придержав меня за пояс.
        - Эмиана, будь осторожней, - процедил безгневным тоном он, взял мою кисть, и надёжно зафиксировал на своём локотке.
        - Я его почти год не видела, а ты молчишь.
        - Я тебе говорил вчера.
        - Когда я спала?
        - Я думал ты не спишь.
        Я закатила глаза, но что с него взять, мой муж не знает, как с каждым днём мне всё тяжелее, и едва только прикрыв веки я засыпаю. Сердце невольно зашлось в волнения наполняясь теплом и нежностью. Совсем скоро на свет появится кроха. И наша семья станет больше. Успокоившись я ласково глянула на всё ещё обеспокоенного любимого и улыбнулась ему.
        Мы прошли под тенью кустистой сирени и вышли к замку, где стоял, блестевший в солнечном свете, королевский экипаж.
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к