Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Беразинский Дмитрий: " Курс Оверклокинга Для Операторов Машинного Доения " - читать онлайн

Сохранить как .
Курс оверклокинга для операторов машинного доения. Дмитрий Беразинский

        Есть такое неопубликованное произведение - "Курс оверклокинга для операторов машинного доения". Основанное на некоторых реальных событиях, но с элементами фантастики. Мир его населяют мирные труженики, характеры их списаны с реальных людей, а некоторые попросту скомпилированы. То есть, персонаж получился при слиянии характеров нескольких людей. Сделано это для колориту и емкости.

        Дмитрий Беразинский


        Курс оверклокинга для операторов машинного доения.
        Ироническая пастораль с детективным финалом


        Оверклокинг - форсирование мощности компьютера с целью повышения его производительности .



        Прострация

        Артем проснулся неожиданно рано - в половине шестого утра. На улице бормотали о рыбалке, бормотание это началось слева, затем некоторое время жужжало где-то позади. Когда Fade-эффект затих в правом ухе, Артем спросонья подумал, что, несмотря на двадцать семь долларов, карточка 5.1 от Creative [1] все-таки весьма неплоха, раз способна создавать такие эффекты. Затем внезапно вспомнил все, словно Шварц в боевике по мотивам творчества Филиппа Дика, и свесил бородатые ноги с истоптанной кровати.
        Он сегодня впервые идет на работу! Работать предстоит не постановщиком задач или сетевым админом, не удаленным программистом, не испытателем «железа» и даже не бета-тестировщиком. В этой богом забытой местности его способности выглядели легендой из экзотических сериалов. Нет, дяденька, работать Артему предстояло в качестве электрика при местном совхозе. Спасибо и за это. Когда бы не сосед-завгар, то не видать бы ему и этой должности. Сука сосед!
        Артем встал с кровати и по дрожащему полу подошел к трюмо - пыльная поверхность зеркала отобразила худого, но ширококостного волосатика с изможденным лицом. Свитер толстой вязки привычно улегся на место, а пятерня придала лохматости некоторый шарм. Артем скупо выругался и протер антистатической салфеткой поверхность зеркала. К сожалению, качество «картинки» не улучшилось. Подправить бы эту рожу в «Фотошопе», чтобы не пугать пейзан!
        - Какие надежды мы подавали! - пропел он, - ан нет уж и надежды! Ну, здравствуйте, родные пенаты!
        Где-то под полом шуганулась здоровенная крыса, а на улице завыл пес.
        Глава 1.
        Приезд

        Люди возвращаются из города в деревню в редких случаях. Вернуться назад к природе, как говорят немцы, «ZURUCK ZUR NATUR» - это значит отказаться от более-менее сносной зарплаты, от теплого сортира и магазинов со свежим хлебом и всегда присутствующими в ассортименте яйцами. Это значит расстаться с надеждами, что обуревали тебя в молодости и вернуться на круги своя. И подохнуть на этих кругах, ибо реализовать себя в этой топи практически невозможно. Оставь надежду, всяк сюда входящий. Возвращаются в деревню брошенные мужья, спившиеся интеллигенты и прочие потерявшие надежду индивидуумы. В основном, неудачники.
        Артем принадлежал сразу ко всем категориям. Его «цурюк цур натур» был обдуманным шагом больного организма, уставшего от ничего неделанья, больной печени и полной безнадеги, овладевшей им к тридцати годам бренного существования. В этом «натур» Артем родился, здесь же вырос, отсюда же слинял сразу после окончания школы с надеждой забыть милые улочки и тополя как можно скорее. Воспитавшая его, сироту казанскую, тетка недавно умерла, оставив на попечение домик в родной деревне с десятью сотками надела, покосившимися дворовыми постройками и нехитрой живностью: симпатягой боровом и десятком чудно кудахчущих куриц, за которыми присматривал строгий огненно-рыжий кочет. Еще был дворовый пес по кличке Майор - разнузданное и придурковатое создание, гавкающее на любой шум - даже на звук собственных выхлопных газов. Глупые и преданные глаза его смотрели на мир, как на источник бесперебойного питания, и период неопределенности перед приездом Артема весьма тяготил песика. Майор ждал своего генерала, чтобы начать новую жизнь.
        По счастью, в сумке парня нашлось несколько куриных мослов от употребленных дорогой «ножек Буша», и кобелек с радостным визгом принялся за них. На собачьи вопли вскоре пришла соседка - баба Маня, помнившая Артема еще безволосым младенцем с пухлым личиком.
        - Ишь, как жрякает! - удивилась она, - как Алла умерла, три дня в рот ничего не брал. Совала насильно - отпихивался. Ну, здравствуй, крестничек!
        - Здравствуйте, тетя Маня, - поздоровался парень, - а у вас здесь почти ничего не изменилось.
        - А чему тут меняться? - пожала плечами женщина, - речка и лес на месте. Только вот люди какие-то хреновые стали. Кто здоровый, а кто и заболел… да и пьют много. Радиация, видать… пойдем-ка ко мне что ли, Тема, поболтаем с дороги. У Аллы в доме холодно, хотя я и протапливала день назад. Что ты хочешь - февраль во дворе. Картошечка с грибками поспела недавно… ты как, водку уважаешь?
        - Тошнит меня уже от водки, - признался Артем, - мне бы как-нибудь без нее обойтись.
        - Как все запущено! - проворчала женщина, - но от винца домашнего моего не откажешься, надеюсь?
        - Кружечку выпью, - дал себя уговорить он, - но только одну.
        - А насильно вливать в тебя никто и не будет, - пообещала тетя Маня.
        Уж стемнело за окном, и зажегся на столбе единственный на всю улицу фонарь, а Артем с тетей Маней все беседовали за жизнь. Он, ничего не скрывая, рассказал о своей городской жизни, о разводе и связанным с ним бытовым пьянством, из-за которого пришлось потерять приличную работу. Вместе с работой пришлось оставить и место в общежитии, так что о переезде в деревню он задумался до теткиной смерти. Ее безвременный уход лишь подстегнул Артема в мыслях.
        - Так что, ты к нам насовсем? - спросила соседка, - вот и хорошо. Алкиной хате давно хозяин требовался. А баба… баба сама найдется. Ты главное меньше за воротничок заливай, так от предложений отбою не будет.
        - Да ну вас, теть Маня! - отмахнулся Артем, - я о бабах и не думал.
        - Ну и напрасно! О них всегда надо думать. Пока молоденький…
        Соседка обеспокоено глянула на висящие часы.
        - Ишь ты, уже половина шестого! Пойду, покормлю Алкиного борова… тьфу, что же я говорю, глупая! Пойду твоего борова покормлю, да курей закрою. А ты располагайся, у меня переночуешь, ну а завтра пойдешь хозяйство свое обозревать. Винишка хочешь еще?
        - Да ну его, обойдусь, - ответил парень, - а сумки мои там никто не сопрет?
        - А Майор на что? - удивилась соседка, - ты не гляди, он хотя и дурачок, но гавкает исправно. В случае чего и куснуть может - вон третьего дня Колька Пасечник по пьяни перепутал хаты, так до сих пор задницу к аптекарше бинтовать ходит.
        Колька Пасечник наведывался к аптекарше вовсе не по этому, но уточнять соседка не стала. Весьма веселило парня то, что она использовала в разговоре ласкательно-уменьшительные суффиксы, точно директор известной московской фирмы
«Песик и Котик».
        Утром Артем с помощью сердобольной женщины привел в порядок теткин дом и под ее надзором вытопил печь.
        - Ничяво! - одобрила его манипуляции тетя Маня, - кочегаром тебе не быть, но пожарчик в случае чего можешь нешутошный устроить. Главное запомни, сыночек, - вот эту херовинку спустя десять минут, как выгорит печечка, закрывать нужно.
        - А почему? - спросил Артем.
        - По качану! Раньше закроешь - можешь угореть и не проснуться. Сильно опоздаешь с заслоночкой - будешь в холодной хате ночевать. «Вьюшкой» хреновинку то кличут, запомнишь? Ладно, я пошла. Денежки хоть есть у тебя, горюшко мое?
        - Есть малёк, - ответил Артем, - на пару месяцев хватит.
        - Тогда ты богатенький Буратино, - засмеялась женщина, - я буду заходить, помогать по хозяйству. Смотри, не угори и не замерзни!
        Тетя Маня ушла. Парень глянул, как согбенная фигурка ее прошла через двор и исчезла за калиткой. Да, акции его котируются невысоко - на уровне грудного младенца. Но ведь он родился и вырос в дерене, ему не привыкать бегать в холодный сортир и умываться из пол-литровой эмалированной кружки. В конце-концов, человеку, который добрый десяток лет на «ты» с самым сложным механизмом, что сотворили человеческие руки… неужели он не пропишет первичный DNS какой-то печке, чтобы в хате стало тепло!
        Перво-наперво, он решил осмотреть свое «наследство». Дом находился в интересном состоянии, то есть, при отсутствии хозяйских рук вскоре мог перейти в разряд нежилых построек. Почти новая баня, да ровесник дома - сарай, навес для дров и неожиданно шикарный погреб. В принципе, неплохо. Артем с удовольствием спустился под землю и лично проинспектировал банки с вареньями и соленьями, кадки с зерном для домашней птицы и сусеки, где хранился летошний картофель. С интересом залез в просмоленный коробец и убедился, что борову еще жить да жить. Шматы сала в полпяди толщиной лежали в несколько этажей, а сверху еще располагался небольшой закопченный окорок.
        - Спасибо, тетя Алла! - выдохнул Артем, - благодаря тебе бывшему сисадмину умереть с голодухи не грозит.
        Заглянул он и в сарай, почесал за ухом флегмата борова. Пересчитал куриц, и, обнаружив в уголке полдюжины еще теплых яиц, возрадовался. Вспомнил, что тетка всегда оставляла одно яйцо на месте, остальные же пять по-хозяйски отнес в дом. Холодильник у тетки Аллы был почти новый, но вот телевизору лет пять назад стукнуло ровно десяток. Соседка говорила, что он не работает, и мастер из райцентра вот уже год обещался завезти какой-то «перемножитель».
        Сам не заметил, как протоптался до обеда. В желудке постреливало и просило жрать - парень решил, не мудрствуя лукаво, сварить два яйца и попить чайку с вареньем. Сходил с ведром во двор, зачерпнул воды из находящегося здесь же колодца. Дома глянул в буфет и обнаружил полное отсутствие хлеба. Ничего не поделаешь - нужно идти в «сельмаг», находящийся в центре деревни. Плюнув в подтаявший снег, Артем пошел переодеваться. Распаковав сумку с одеждой, надел теплый свитер и вязаную шапочку. Сунул ноги в немецкие джамп-бутсы и напялил куртку из толстой свиной кожи, сшитую год назад по заказу у столичного портного.
        Февраль - не самая лучшая пора года для прогулок, поэтому улица была практически пустынной. Лишь когда Артем свернул к деревенскому торговому ряду, где располагалась столовая, три магазина и комбинат бытового обслуживания, то обнаружил, что деревенька обитаема. У столовой, бывшей по совместительству и местной рюмочной, где продавали спиртное на разлив, стояли три аборигена. В теплой и задушевной беседе они пытались решить сложный вопрос: где догнаться. Увидав Артема, один из них попытался его окликнуть, издав опознавательное «Гей! , но наш герой прошествовал дальше, не утруждая попусту язык.
        Сельмаг процветал. Артем вспомнил ситуацию пятнадцатилетней давности, тогда очередь штурмом брала машину с сахаром, что пришла из местного райпо. Озверевший народ хватал по талонам все, что не привозили: примусы, военные сорочки, телевизоры и китайские кроссовки. Но тогда время было такое. Даже в столице были километровые очереди за трусами и туалетной бумагой, а вместе с зарплатой выдавали гору проштампованной бумаги, удостоверяющей, что каждый рублик заработан честно.
        Нынче вход в сельмаг был оформлен в лучших традициях финских забегаловок: белая пластиковая дверь, витрина со жвачками и нарядная красивая девушка, сменившая за стойкой тучную тетку с застарелым варикозным расширением вен. Избалованное дармовым шоколадом создание кокетливо стрельнуло глазами по свинячей коже и приветливо улыбнулось.
        - Добрый день, - поздоровался Артем, - хлеб у вас свежий, красавица?
        Красавица томно закатила глаза и неожиданно низким голосом ответила:
        - Хлеб у нас свежий. Только есть вы его не будете.
        Артем вопросительно уставился на девушку, ожидая продолжения. Но юное дарование посчитало, что оно свою миссию исполнило на все сто десять процентов и заткнулось.
        - Скажите, милая девушка, - попробовал подойти парень с другой стороны, - почему ваш свежий хлеб нельзя есть. Он что, с отравой?
        - У нас его только в редких случаях берут, - любезно пояснила продавец. Вглядевшись в карточку на пышной груди, Артем выяснил, что белокурую оторву зовут Алена.
        - Прошу прощения… Алена, - произнес парень, - так как мне быть?
        - В «сплавной» хлеб хороший. Из города, - наконец соизволила объяснить девушка.
        Наконец, ему стало все понятно. Он вспомнил. На другом конце деревни был еще один магазинчик. Его построили сразу после войны, когда страна восставала из пепла. По местной речушке сплавляли лес, и отдел рабочего снабжения открыл в деревне свою «факторию» - небольшой магазин, где выбор был гораздо больше, нежели в райпо. Туда даже хлеб завозили из другого города, поэтому большинство сельчан предпочитало закупаться в нем. Поблагодарив Алену за толковый совет, он уже ступил за порог, когда девушка окликнула его:
        - Скажите пожалуйста, а вы… вы случайно не режиссер?
        Вот это да! Артем вернулся и посмотрел на нее. Так хочет быть актрисой, что готова сниматься даже в подворотне. Кстати, а почему он не режиссер?
        - Нет, - любезно ответил он, - хотя мне приходилось ставить «Гамлета» на подмостках солдатского клуба. Системный администратор вас не устроит?
        Но лучик надежды, мелькнувший в глазах блондинки, уже потух. Режиссеру она отдалась бы прямо на прилавке. Ему - нет. Толстому, лысому и потному режиссеру она бы отдалась. А вот интересному и приятному в общении системному администратору - нет. Почему? Да потому, что он не режиссер. Тоже мне - признак схождения любовного треугольника!
        Насвистывая марш, он вприпрыжку спустился по ступенькам и потрусил через парк в заветный магазин. Парк недавно лишился своей главной красоты - деревьев, поэтому был похож на обычный пустырь, по рассеянности администрации не отданный под строительство. Артем вспомнил, как в детстве с приятелями с увлечением гоняли между деревьев в футбол, используя в качестве ворот стоящие рядом тополя.
        - Нефига, не Рио-де-Жанейро! - вздохнул он, проходя мимо метровых в диаметре пней.
        Еще одно напоминание о старой русской пословице: семь раз отмерь - один отрежь. В пятьдесят шестом году сделали благое дело: разбили парк. Согнанные на субботник школьники высадили полторы сотни черенков тополя. Тополь - дерево коварное. Растет быстро, вид вполне приличный, воздух очищает хорошо. Только вот стареет быстро, а, постарев, имеет обыкновение падать на голову со всей своей многотонной дури. Новое мышление пришло быстро: не успела упасть и половина тополей, как из района пришла грозная депеша: все высокие дерева - под «Штиль»
[2]. Под эту статью попали также осины и березы, которые дали деревне первоначальное название - Березовка.
        Нынче родное поселение Артема выглядело, как армейский новобранец: пострижено под «ноль», закатано в асфальт и в нужных местах посыпано песочком. Исчезла даже лужа напротив хаты тети Аллы, что лет тридцать была притчей во языцех, и в которой на артемовой памяти когда-то застревали даже могучие лесовозы.
        - Братан, купи часы! - вывел Артема из раздумий чей-то больной голос.
        Напротив стоял молодой сочный «прыщ», лет на десять моложе нашего героя, со всеми симптомами тяжелого похмелья.
        - Зачем они мне? - удивился Артем, - у меня уже есть одни.
        - Продашь кому, - пожал плечами пария, - всего-то пятерку прошу. Возьмешь?
        Приглядевшись, Артем обнаружил, что ему пытаются всучить китайский самопал по цене нового «Луча».
        - Ты их брал за три, - хмыкнул он и пошел дальше.
        - Дай хоть на «чарлик» [3]! - донеслось сзади.
        - Возьмешь у Пушкина, - ответил Артем и вполголоса добавил, - пока, дефективный.
        До магазина он добрался без приключений, купил буханку хлеба и бутылку минеральной воды, после чего вернулся домой короткой дорогой - через пустырь. Сготовил себе холостяцкий обед, плавно прератившийся в ужин, а затем принялся распаковывать компьютер. Этому интересному занятию помешала все та же вредная тетка Маня, ввалившаяся к Артему, точно тевтонцы под лед Псковского озера.
        - Борова кормил? - спросила она с ходу, - ты что, не чуешь, как он орет? Половину улицы голодная скотинка разбудила, а хозяину хоть бы хны!
        Внезапно появившаяся совесть налетела на парня, завалила и принялась грызть, громко чавкая. Чувствуя, что краснеет, он ответил:
        - Только что о нем вспомнил, ей-богу, теть Маня, сейчас покормлю.
        - Это каким хреном? - спросила соседка прямолинейно и агрессивно, даже ласкательные суффиксы куда-то подевались,- ты хоть имеешь представление о свинячьих помоях?
        Когда-то Артем имел об этом представление. Но после шестнадцати лет жизни в столице воспоминания потускнели. Нет, он конечно приезжал к тетке несколько раз в год, но покойница никогда не заставляла племянника выполнять работы по хозяйству. По молчаливому обоюдному согласию, Артем при отъезде давал тетке пару сотен, которых ей хватало на оплату труда наемным работникам в течение нескольких месяцев. Так что тетка была всегда при дровах, аккуратном огороде и целехоньком заборе.
        Увидав опущенную голову парня, тетя Маня сменила гнев на милость. Поджав губы, осмотрелась в знакомой хате. Увидела коробки за спиной Артема и спросила:
        - А это еще что за херовинка? Не гексоген, случайно?
        - Компьютер, - грустно улыбнулся парень, - я на таком в городе работал.
        - Ух ты! - восхищенно сказала соседка, - тогда тебе с такой башкой скотинку трудновато кормить будет. Сколько мне подкинешь, чтобы я твою живность глядела? Двадцать пять подкинешь?
        - Двадцать пять? - переспросил он, - чего «двадцать пять?
        - Баксов, едрён батон! - удивляясь такой недогадливости, воскликнула соседка, - не деревянных же! Недорого, я чай! А мне к пенсии прибавка!
        Что-то щелкнуло в мозгу Артема. Как же он мог забыть, что деньги в деревне ценятся дороже, если так можно выразиться, реальная стоимость их чуть выше. В Минске за двадцать пять баксов он продавал рефераты, выдранные из Всемирной Сети Интернет.
        - Теть Мань! - с чувством сказал он, - я вам пятьдесят баксов платить буду. Тока вы мне и обеды готовьте, добро?
        Соседка чуть не подпрыгнула от радости. Мечта о новом цветном телевизоре начала сбываться. В старом «Витязе» цвета уже давно перемешались в какую-то психоделическую палитру, и рожи героев любимых сериалов были синюшного оттенка, точно у соседа Федора после полировки организма дихлофосом.
        - Да я тебе, милок, и обеды, и влажную уборку раз в неделю за такие деньги делать буду! Соседка за полсотни в месяц двенадцать часов на совхозной проходной высиживает. День, ночь, сорок восемь. Побегу кормить скотинку-то!
        Выйдя из веранды с ведром свинячьего теста, она засеменила к сараю.

«Была бы помоложе, я б и легла подле тебя!» - фыркнула она, - «недолго тебе, милок, холостяковать с такими-то щедротами».
        Вечером к Артему завалился Коля Наждачный - сосед напротив, состоявший в совхозе на почетной должности заведующего мастерскими. Он был старше лет на пятнадцать, но запросто откликался на панибратское «Никола».
        - Здорово, столица! - приветливо поздоровался он, изящным движением ставя на стол пару бутылок чернила, а я пришел с работы, гляжу - свет в окне горит. Дай, думаю, зайду по-соседски.
        Артем тоскливо глянул на спиртное и буквально ощутил протесты своей печени, но вместе с тем знал, что отказ от предложения вызовет чистосердечную обиду. Поэтому молча полез в холодильник за закуской.
        - Много не ставь, - предупредил сосед, - иначе придется еще раз в сельмаг ехать. Да и мне на работу завтра. Вот-вот, кусок сала, огурец порежь, хлеб - и все. Давай кружки - давно с фарфора не пил. Говорят, вкуснее, хе-хе!
        Артем быстро соорудил нехитрую закусь, поставил на стол глиняные стаканчики, которые Коля по ошибке принял за фарфор и сел напротив.
        - Надолго к нам? - спросил он, опрокинув в пасть триста грамм вина и захрустев огурцом.
        Артем одолел лишь половину. Мерзкий привкус консерванта, разбавленного спиртом и поданный под названием «вино». В народе ласково прозывается «чарликом». Цена - три копейки в базарный день. Дешево и сердито. Вместо того, чтобы купить бутылку водки, крестьянин покупает по аналогичной цене три «чарлика» и еще на пачку печенья остается. Нормальному человеку это пить невозможно - назавтра ломит почки, но в деревне водку пьют по большим праздникам, ибо слишком накладно выходит. Хочешь крепенького - к вашим услугам шестьдесят четыре самогонные точки.
        Плотность этих самых «точек» ужасала участкового. Вспоминая курс арифметики, он делил общее количество дворов на общее число бутлегеров и совершенно не понимал, как этот бизнес может самоокупаться. Меж тем, наиболее продвинутые из бутлегеров уже разъезжали на собственных авто и переходили на чистую реализацию товара, доставляемого откуда-то из райцентра. Менее продвинутые переходили на потребление произведенного продукта и потихоньку спивались.
        Николай, как и всякий уважающий себя технарь, имел собственный аппарат, но продукт гнал только для сугубо личных нужд. Два раза перегнанный крепыш почти не отдавал сивухой, и употреблялся Наждачным исключительно в оздоровительных целях. Все остальное время Коля хлебал «компот» и ничего лучше для себя не желал.
        - Наверное, навсегда, - ответил Артем на вопрос соседа, - с женой разошлись, а в общаге - не жизнь. Да и тетка домик оставила.
        Николай кинул в пасть шматок сала и внимательно осмотрел триста раз виденный интерьер.
        - А чо? - сказал он, прожевав, - человек вполне может и в деревне жить. Я ведь живу? Хата у тебя есть, вполне нормальная. Ремонт небольшой сделаешь, холодильник есть, телевизор тоже…
        - Не работает телевизор, - сказал Артем, - умножитель, говорят, полетел. Было бы где купить, я бы сам поменял - плевое дело.
        - А с моего «Горизонта» подойдет? - спросил Наждачный, - рабочий был телек, только кинескоп накрылся. Я себе новый купил, а этот в бане стоит. Пойдем-ка, посмотрим!
        Несмотря на возражения Артема, Коля потащил его к себе в баню, где с помощью отвертки и порядочного количества матерщины был вскрыт старый телевизор и на свет божий извлечен предположительно рабочий умножитель. Заботливо прикрыв крышкой оскверненный электроприбор (чтобы не узнала жинка), Артем с Николаем вернулись за стол.
        - Когда поменяешь? - спросил Николай, - давай сейчас.
        - Темновато сейчас, - отказался Артем, - для этих работ освещение приличное требуется.
        - Где я тебе попа возьму? - недослышал Наждачный, - может бабку Пелагею попросим?
        Объяснив в двух словах Николаю его заблуждения, Артем разлил оставшееся вино по стаканам. Выпив, собеседники решили менять умножитель, «не взирая на сложные погодные условия». Работа была не ахти какая сложная, поэтому за час управились. Тревожные чувства Артема были побеждены соседским «авось» - телевизор ожил и покрылся разноцветными пятнами в районе кинескопа.
        - Ух ты! - присвистнул Николай, - хорошо, хоть не воняет! Трубке каюк?
        - Размагнитить нужно, - сказал Артем.
        - Сейчас, магнит принесу! - пообещал сосед, одевая калоши.
        - Я те принесу! - фыркнул парень, - для этого специальная петля размагничивания есть. Завтра сделаю и размагничу. Слушай, сосед, а ты когда-нибудь коньяк пробовал?
        - А у тя есть? - оживился Николай, - тогда я сбегаю домой, полендвицы копченой принесу.
        - Коньяк под сыр с лимоном пьют, - сообщил Артем, - говорят, сам Николай Второй рекомендовал. Ты куда?
        - Дык у меня и сыр есть! - на бегу ответил сосед, - и лимоны где-то в холодильнике валялись. Еще с лета!
        Утром бывшего сисадмина разобрало нешутошное похмелье. Он часа полтора ворочался в кровати, прислушиваясь к прострации и головной боли, пока к нему не ввалилась тетка Маня.
        - Доброй раницы, дорогие пьяницы! - воскликнула она, увидав на столе огрызки от сыра и полендвицы, а также жеванные лимонные шкурки.
        - У-у! - простонал Артем, - да что же это делается?
        - Меньше с Николой связывайся, - посоветовала соседка, - мужик он хозяйский, но привык в гараже дрянь всякую хлестать. Культурным людям такое пить грех. Подожди, хозяин, я тебе сейчас томатного рассолу принесу - наипервейшее дело по энтому случаю!
        Чтобы не обижать пожилую женщину, ему пришлось выпить полулитровую кружку рассолу - маринада, в котором когда-то плавали законсервированные на зиму помидоры. Честно говоря, до сих пор он считал, что байки об опохмелке рассолом не имеют под собой реальной почвы, но когда через пяток минут куда-то подевалась головная боль и появился намек на аппетит, он восхищенно поцокал языком.
        - Даже и пива не хочется! Ну, теть Мань, вы - кудесница!
        - Меньше пей и больше работай, тож кудесником станешь, - проворчала соседка, убирая разгуляй на столе, - дрова с вечера в хату приносить надобно. Они за ночь обсохнут и лучше горят. Топи печь, хозяин! Топи, пока я рядом, чтоб пожару не учинил.
        Световой день в феврале больше, нежели в начале зимы, но и его хватило лишь на то, чтобы выдрать из телека петлю, размагнитить кинескоп, собрать наконец компьютер и пообедать. А вечером вновь зашел Николай с неизменным литром
«чарлика».
        - Убери, - коротко сказал Артем, - если хочешь выпить, у меня водка приличная имеется, а всякие шампуни сюда таскать нечего.
        - Ты мне навоз выкинуть не поможешь? - невинно поинтересовался Наждачный, - сын, козёл, в колледже учится, только по субботам приезжает. Приедет, и как в том фильме: «Батька, гроши!»
        - Да, гроши они брать орлы, - подхватил тему Артем, - а как говно кидать, так программист срочно понадобился. Пошли, Никола, помогу!
        Вдвоем они все за какой-то час навели порядок в сарае у соседа, скорее напоминающем маленькую ферму: шестеро поросят разной степени упитанности, две коровы и годовалый теленок «мужеска пола». С непривычки Артем сильно вспотел, и это его сильно раздражало.
        - У тебя тут всегда такой запах? - спросил он соседа, перехватывая поудобнее черенок вил.
        - Не-а, - ответил Николай, только когда заходишь. А мясо, которым мы сейчас будем закусывать, пахнет совсем по-другому.
        После работы парень удостоился чести попробовать первача «от Наждачного». Его, посиневшего и кашляющего, Никола с удовольствием лупил кулаком по спине, приговаривая:
        - Это тебе не коньяк трескать! Тут души моей частица.
        Мясо и вправду было восхитительным. Неутомимый Наждачный умудрился засолить два окорока в дубовой бочке из-под пива, из-за чего оно приобрело ни с чем не сравнимый привкус; разрезанный на тонкие розовые ломти окорок сделал честь бы любому ресторану с угрожающим количеством звездочек. Хозяйским жестом хозяин отрезал от него кусок килограмма в полтора и завернул в оберточную бумагу.
        - Это - тебе, - пояснил он, вновь наполняя рюмки, - соседям нужно дружить.
        - Не надо! - начал отнекиваться Артем, - ты знаешь, сколько этот кусочек на рынке стоит?!?
        - Я - знаю! - с достоинством ответил Николай, - дурак ты, и молодой еще. Мне для хорошего соседа ничего не жалко. Я ведь не последнее отдаю.
        Опрокинув стопку, он продолжал:
        - Вот только жинку попользоваться не проси… найди себе кого другого. Ха-ха! Шутка! Моя Петровна на других не смотрит, когда есть я!
        Стукнула входная дверь и раздраженный женский голос произнес:
        - Зато за тобой присматриваю, кобелина ты проклятый. Опять пьешь, а сарай почистил хоть?
        - Жена, не лезь в мои мужские дела! Я в твои кастрюли не лезу! Почистил, вот Артемка помог.
        Люба вошла в кухню и потянула носом.
        - Что это? - спросила она, указывая на порубленное мясо.
        - Вот, показывал соседу, что такое - настоящий хозяин, - гордо расправил плечи Николай.
        - Это ты - настоящий? - усомнилась вдруг Люба, - а это что такое?
        Палец хозяйки уперся в завернутый сверток.
        - Та я бумагой прикрыл, чтобы мухи не садились, - уклончиво ответил Наждачный.
        - Я тя щас бумагой прикрою, - вызверилась женщина, - когда ты уже закончишь раздариваться? Ты хоть понимаешь, сколько этот кусок на рынке стоит?
        - Я-то? - переспросил Николай, - я то понимаю. Это ты нихрена понять не можешь.
        Артем поднялся и вежливо поблагодарил за хлеб-соль.
        - Пойду я, пожалуй! - сказал он, оставляя последнюю чарку нетронутой.
        - А ну, выпей! - закричал Николай, - у меня от полной посуды еще никто не уходил! Пей, говорю!
        - Что-то желудок разболелся, - ответил Артем, надевая шапку, - пойду, соды лучше выпью. До свидания, Петровна.
        - Прощайте, - буркнула женщина, - а ты куда? Слышь, Коля, там один мужик мне обещал кинескоп по-дешевке привезти, так что тот телевизор можно будет в спальне поставить, слышишь?
        Артем втянул голову в плечи и поспешил к себе. Быстро разобрав злополучный телек, он достал умножитель и положил его на стол, решив вернуть его соседу завтра. Но Наждачный приперся через полчаса, неся в руке сверток с куском окорока.
        - Ты, блин, на Людку мою не сердись, - пробормотал он извинение, - она это… сирота.
        - Как, сирота? - не понял Артем, - а я тогда кто?
        - Ну, вот, сиротки вы мои, тогда друг друга вы понимать должны. Мясо - в холодильник, а это, блин, шо такое?
        Это сосед умножитель увидал. Увидал, и разразился гневной отповедью на тему хозяина в доме, когда бабы нет. Пришлось парню вновь вскрывать свой «Горизонт» и ставить запчасть на место.
        - Ты вот что, - внезапно вспомнил Наждачный, - работать ко мне пойдешь? Мне электрик нужен.
        - Какой из меня электрик? - пожал плечами Артем, - я по компьютерам специалист.
        - В компьютерах разбираешься, значит и в тракторе разберешься, - уверенно произнес сосед, - а то мой электрик совсем охренел - второй год на работу не ходит. Я ему по пару часов в день ставлю, он с получки проставляется, а работа стоит! Сотку зеленых получать будешь…
        - В неделю? - спросил парень.
        - В год! - ответил Николай, - это не у вас в городе, тут за каждый рубль жопой отвечаешь.
        - Угу, - сказал Артем, - получаю в «зеленых», а отвечаю за рубль!
        - Дык цены скачут, в зеленых считать удобнее. Ну что, согласен? Работа простая: электрохозяйство и аккумуляторная. Ну, и камеры автомобильные клеить!
        - Я не умею камеры клеить, - признался парень.
        - Херня, научим! - беззаботно отозвался Николай. В нашем совхозе обезьяну на
«Кировце» ездить научили. Потом на ферме летом посмотришь - сенаж трамбует, загляденье!
        - А где теперь эта обезьяна? - спросил Артем, - в зоопарк сдали?
        - Осенью выгнали за пьянку, - ответил Наждачный, - весной опять возьмут. Так что, идешь? Я с шефом переговорю…
        - Черт с тобой, - сказал Артем, - завтра приду.
        Глава 2.
        Пастораль

        Из машинного двора одна за другой выскакивали машины, обдавая кирпичную стену талым снегом пополам с мазутом. В окошке сторожки на незнакомого парня пялились женские лица, сморщенные в приступах едкого смеха. Мимо пробегали взъерошенные механизаторы, рабочие и специалисты. Различались они только по степени чистоты одежды. Артем торчал на проходной уже второй час. На территорию мехдвора посторонних не пропускали, зато свои работники фланировали вполне свободно. Даже не обладая каким-то сверхъестественным чутьем, он определил, что мимо него уже пронесли половину ящика чернила.
        Наконец, вдалеке показался Наждачный. Артем свистнул ему, но сосед, вопреки логике, тотчас спрятался за стоящий на стоянке комбайн и принялся из-за него выглядывать.
        - Солярка нужна? - спросили у Артема из-за забора.
        - Нет, - лаконично ответил он.
        - А что нужно? - запах перегара доносился сквозь слой плотно уложенных кирпичей и связующий их раствор.
        - Наждачного позови, - нетерпеливо сказал Артем.
        - Хули его звать, - сплюнули за забором, - вон он сам идет. Тебе солярка точно не нужна? За пузырь «чарлика» десять литров отдам.
        - Я те отдам! - раздался другой голос, более хозяйский, - ты, Санек, прекрати херней маяться. Из-за тебя, козла, за топливо никто нормальную цену не платит. Давай свою соляру, а я тебе на вино выделю.
        Голоса, переругиваясь, отдалились и пропали. Из проходной показался сконфуженный сосед.
        - Ты эта, Артем, - нерешительно начал он, - директор сегодня в область уехал. Скоропостижно, мать его! Ты эта… завтра приходи! Я главному тебя уже рекомендовал. Он тебя помнит.
        - Ладно! - вздохнул Артем и развернулся форкопом к диспетчерской. Полный пролет, зато еще один свободный день. Можно будет пробить ситуацию насчет телефона. Без Интернета он не видел смысла в существовании, тем более что прошлой осенью на Березовку «бросили волокно», то есть, провели опто-волоконную линию связи.
        Первичный звонок немного прояснил ситуацию. Оказывается, нужно ехать в район, в местный РУЭС. Слава богу, автобус, никто не отменил за лихие годы, как вид транспорта. Поэтому ближайшим рейсом он выехал в Петровск - сорокатысячный городок, являющийся по совместительству и райцентром. Зная по опыту, что обращение в абонотдел лишь затягивает неопределенность, Артем подкараулил у сортира какого-то ответственного товарища в пиджаке и при галстуке. Тот пытался перекурить от насущных дел и хлопал по карманам в поисках сигарет. Угостив местного босса настоящим «Данхилом», наш герой тоже сделал вид, будто курит. Естественно, кто перед ним отдыхает, он даже не догадывался. Но основные методы заведения полезных знакомств, выученные в прошлой жизни, не забыл.
        - Неплохой сорт! - оценил табачок визави, - давненько в продаже не случалось.
        - Приятель из Турции привез, - сбрехал Артем, изо всех сил пытаясь не закашляться. Начальник по-своему оценил его застенчивость.
        - На работу наниматься? - спросил он, - вакансии есть только на втором участке. А это в сорока километрах отсюда. Согласен на дизеле мотаться?
        Артем едва не подавился дымом.
        - Спасибо! - ответил он, незаметно работая легкими, - но я по другому вопросу. Мне бы начальника увидеть. Самого главного.
        Босс окинул его придирчивым глазом. Чем-то этот парень ему глянулся, и в добром порыве он спросил:
        - Может, я чем помогу? В чем проблема-то? Только вот номер не проси - в городе голяк.
        - Да мне тетка в Березовке домик оставила, - честно признался парень, - умерла на прошлой неделе. У нее телефон был, но ведь телефонный номер по наследству не передается… я понимаю. Но, с другой стороны, настолько привык к Интернету, что хоть плачь.
        - Ха, так ты с компьютером! - воскликнул начальник РУЭСа, - тогда у тебя, брат, карт-бланш. Нам каждый клиент дорог. Пойдем!
        И, не выпуская сигареты из зубов, повел Артема прямо в абонотдел.
        - Григорьевна, - обратился он к женщине за стойкой, - сделать этому парню все в лучшем виде.
        - Хорошо, Васильевич, - не отрывая глаз от монитора, сказала она, - минуточку!
        Босс пожал Артему руку и, выдыхая клубы синего дыма, скрылся за дверью.
        Делов было всего на пять минут. Заведующая абонотделом быстро сличила паспорт, завещание и договор на телефон, а затем набрала договор-переоформление. Так же быстро зарегистрировала модем и пожелала приятного коннекта [4]. Денег заняло всего-ничего, дешевле бутылки водки.
        - Извините пожалуйста, - рискнул задать вопрос на прощание Артем, - кто это был?
        - Простите? - не поняла служащая.
        - Тот мужчина, что привел меня сюда, кем здесь работает?
        - А! - рассмеялась женщина, - это - наш начальник. Гущин Вольдемар Васильевич.
        Когда начальник РУЭСа обнаружил на своем столе блок «Данхила» и греческий коньячный набор, он озадаченно покрутил головой. Вызвав секретаршу, осведомился с легким шотландским акцентом:
        - Кто есть это принес? - та пожала плечами.
        - Наверное, парень оставил.
        - Какой, в пень, парень? - раздраженно сказал он. На его должности приходилось опасаться случайных подарков и подношений.
        - Высокий такой, лохматый, - туманно пояснила женщина, - в толстом свитере с закрытым горлом.
        - Ах, этот! - вспомнил начальник странного посетителя, - возьми-ка у Григорьевны телефончик этого клиента. Вечером позвоню, поблагодарю. И вот что, Валентина, вот эту бутылочку можешь взять себе.
        Нынешним вечером сосед так и не нарисовался. Пользуясь его отсутствием, Артем подрубился к инету и часа три ползал по форумам и чатам. Затем пообщался с благодарным Гущиным на тему превосходства Лимузенского коньяка над «Арагви», а когда зашло солнце, отдал должное ужину, приготовленному соседкой. Выслушал по телевизору прогноз на завтрашний день и со спокойной совестью уснул.
        Утро следующего дня было таким же, как и предыдущее. Взошедшее солнце обнаружило стоящего бестолку Артема у совхозной проходной. Солярки ему уже никто не предлагал. Зато вчерашний голос деловым тоном предложил «динамо» - тракторный генератор в полтора киловатта.
        - За червонец отдам, - решительно рубили воздух за стеной, - отличное «динамо».
        - Да нахрена оно мне! - едва не завопил парень, - когда у меня даже велосипеда нет!
        - Николайчику продашь! - не терялся утренний торговец, - он за него не меньше тридцатки даст.
        - Так чего ты сам ему не продашь? - изумился Артем.
        - Мне он только пятерку даст, жила! - хлюпнули носом за стеной.
        - Правильно, сука! - заявил вчерашний хозяйственный голос, - Санек, твою цену все знают. Пошли, я тебе за него дам пару чернила.
        - Дык хорошее динамо! - заныл Санек.
        - Я в чернило спирта плесну, - безапелляционно заявил товарищ,- пошли, пока шеф не пронюхал.
        Голоса вновь пропали, а вынырнувший Никола-сосед радостно объявил, что сегодня уже в область уехал главный инженер. А без него к директору никак не возможно - главный должен представлять нанимающегося работника. Артем нехорошо и по-матушке отозвался о способностях Наждачного, и с легким сердцем отправился домой - заканчивать распаковку и укладку вещей.
        Назавтра он таки попал к главному инженеру. Главный долго морщил лоб, вспоминая имя Артема и его покойную тетку, но в конце-концов сказал немного подождать. Запрыгнув в подъехавшую машину, он скрылся из виду. На неопределенное время. Артем снова начал прохаживаться у проходной, но к полудню терпение его лопнуло. Попросив диспетчера вызвать завгара Наждачного, он поставил вопрос ребром:
        - Никола, тебе нужен электрик?
        - Нужен, а чо? - напрягся сосед.
        - А я вот не вижу, что нужен! - заорал парень, - сколько мне дней еще здесь снег топтать?
        - Да тихо ты! - шикнул Наждачный, но было поздно.
        - Что здесь происходит? - раздался сзади ответственный голос.
        Внезапно потеряв свою первородную наглость и весь лоск, Николай смиренно ответил:
        - Да вот, Михалыч, - сосед на работу просится.
        От такой заявки у Артема перехватило дух. Он буквально онемел, а директор осмотрел патлатую физиономию парня и хмыкнул:
        - Просится? Ты опять все перепутал, Николай, таким голосом не просят. Что он вам обещал, молодой человек?
        Стараясь не подставить соседа под топор справедливости, Артем ответил:
        - Да, понимаете, Никола говорил, что ему электрик нужен… а я тут уже третий день топчусь. То вас нет, то главного, то консенсуса!
        - А это еще кто? - рискнул спросить Наждачный, но директор все отлично понял.
        - Ответственности тут некоторым не хватает, вот и все! А что с Бусликом, все летает?
        - Летает! - вздохнул завгар.
        - Отлетался, - скопировал его вздох директор, - мы его предупреждали. Что ж, будем знакомы: Птицын Владимир Михайлович. Мы все здесь летающие.
        - Орлов Артем Семенович, - представился парень. Директор сделал скорбное лицо.
        - И этот летающий! Водку пьешь?
        Артема немного покоробил этот «безусловный переход» на «ты», но это ему не город. Тут который век подряд умирают Ивашками и Славками. Дай бог, не сталь Артемкой.
        - Водки не пью, - сказал он с вызовом, - пью только коньяк.
        Наждачный, вспомнив их пьянку от третьего дня, в ужасе хрюкнул. Но директор только улыбнулся.
        - Годится, - хлопнул он парня по плечу, - будешь пить, позовешь. Давай, Николай, к себе, а мы пройдем в контору. Ты хоть в электричестве соображаешь немного?
        - А это обязательно? - поднял честные глаза Артем.
        - Черт его знает! - признался Птицын, - Буслик вон бежит, видишь? Тоже не соображает, но унюхал, собака, что его увольнять собираются. Буслик, за мной!
        Пробирающийся тихой сапой мимо директора мужичок подпрыгнул от неожиданности. Но быстро привел себя в порядок и покорно поплелся вслед. Морщинистое лицо его била крупная дрожь, кисти рук подрагивали, а мелкое тело казалось перетекало из следа в след, словно мимикрирующий полисплав. Этакий плюгавенький «Терминатор»!
        Так и вошли в двухэтажное здание конторы: впереди хозяйским шагом шел директор, далее исполненный достоинством Артем, а замыкал цепь Буслик, остро осознающий свое ничтожество. Кабинет директора был на втором этаже, и пока добирались, экс-электрик стал совсем плох. Лицо покрыла испарина, пальцы рук стучали друг о дружку, а взгляд глубоко посаженых глаз стал совершенно бессмысленным.
        - Вот видишь, Артем, - произнес директор, указывая на Буслика, - у меня в кабинете наш электрик представляет собою смертельно больного человека. И ты ни в жизнь не подумаешь, что он способен взвалить на плечи семидесятикилограммовый мешок с суперфосфатом, чтобы загнать его на другом конце деревни за два литра спирта.
        - Я не б’гал! - прокартавил Буслик, преданно глядя на шефа.
        - Ну, и я не брал! - пожал плечами Птицын, - пиши заявление.
        - На отпуск? - угодливо улыбнулся мужичок.
        - На премию, сукин кот! - рявкнул директор, и его лицо сразу сделалось неприятным, точно отлитым из металла, - по собственному желанию, пока я на тебя дело о хищении не завел. Слыхал, что участковый вышел из запоя?
        Об этом факте Буслик слыхал, потому как не далее вчерашнего утра опохмелялся вместе с местным «Анискиным» конфискованным самогоном. Но об этом не станешь кричать на всех углах, не то участковый может на почве невроза и впрямь дело завести.
        - Михалыч, дык куда мне деваться? Меня ж баба из дому выгонит, если я на ‘габоту ходить не буду!
        Птицын глянул на Буслика, а затем на Артема.
        - Выгонит, - согласился он, - ты повесишься, а хоронить тебя, козла, за счет совхоза. Пойдешь переводом в «Отдел говна и пара» [5], но с понедельника. А до понедельника ты мне этого парня полностью введи в курс дела. Чтобы он знал, чем генератор от стартера отличается, и как проверить бобину в бензовозе. Причем, сукин кот, не разницу в ценах объясняй, а практически! Все, пошли все вон к секретарю! Надя! Оформляй Буслика к Соколову, а Орлова к Наждачному!
        - За «козла» он ответит! - пробормотал Буслик, выходя из конторы, - меня вообще Лехой кличут.
        - Артем Орлов! - представился парень.
        - Блин, я такое не п’гоизнесу! - признался горе-электрик, - а как тя мама в детстве звала?
        - Тема, - ответил Артем.
        - Класс, и я так буду! - восхитился Буслик, - у тебя случайно на пиво нет? А то я вчега пе’ге… вобщем, наелся! Блин! И так это долбаное «ге» не сказать, а тут и язык окаменел! Как я тебе все показывать буду?
        - На пиво есть, - улыбнулся Артем, - если надо, то и на вино есть. А ты не свалишься?
        - Не ссы! - Буслик ухмыльнулся и продемонстрировал щербатую пасть с гнилым редколесьем, - давай, я сбегаю! Все будет тип-топ!
        Устав ждать, Артем прошел на территорию мехдвора и с любопытством поплелся мимо стоящей на колодках техники. Небольшой бульдозер деловито сгребал снег в одну большую кучу, высотой с рядом стоящий ангар. «Мастерские» - прочитал он надпись на ангаре.
        - Эй, сосед! - закричал ему Наждачный, нарисовываясь в дверях мастерской, - иди сюда, будем знакомиться с особенностями твоей работы.
        Лежащий под неподалеку стоящим молоковозом толстячок выглянул из-за колеса и улыбнулся.
        - Здорово, ты кто? Неужто электрик?
        - Он самый, - печально подтвердил Артем, - а вы водитель этого молоковоза?
        - Ага! - засмеялся коротышка, - вожу на этой «гнилушке» молоко в город. Ты мне пятаки на втягивающем не почистишь? А то Трясогузкин больше месяца на территорию носа не кажет.
        Артем засмущался.
        - Да я пока плохо себе представляю, что такое пятаки, - ответил он, - а кто такой этот Трясогузкин?
        - Да Леха Буслик, - отмахнулся водитель, - от пьянки у него все трясется, поэтому и «Трясогузкин». А еще порхает от места лежки к магазину, поэтому
«Моль». Блин, который год без нормального электрика! И тебя, пока обучат, немало времени пройдет. А молоковоз мой не сегодня, так завтра развалится.
        В дверях мастерской снова нарисовался Наждачный и истошно завопил:
        - Кобылкин, не отвлекай человека! Артем, давай топай сюда! Расписаться за инструктаж надо!
        Орлов поспешил к ангару. Наждачный стоял с каким-то небритым мужиком в бахилах и вел неспешную беседу, обильно сдобренную непечатными словами.
        - Инженер по охране труда, - представил он собеседника, - и второй агроном по совместительству.
        - Работал когда? - спросил мужик. Орлов молча кивнул.
        - Тогда распишись за первичный инструктаж, - ему протянули засаленную и прошнурованную тетрадку, - вот тут, возле буквы «х».
        - Это же крестик, - поправил его Артем.
        - Во блин! - удивился инженер по охране труда, - а я второй месяц голову ломаю, кто мне «х» в тетрадке нарисовал. Бля, меня Татьяна комбикорма мешок просила заказать в магазине, и я пометил! Вот башка!
        - Закусывать надо! - философски сказал Наждачный, - пошли, Тема, распишешься и у меня - за вводный инструктаж.
        И, подталкивая Орлова в нужном направлении, он провел его в свою каморку. Пройденный путь отпечатался в памяти парня, как нагромождение металлических конструкций, имеющих некоторое отношение к сельскохозяйственным машинам и механизмам. Создавалось впечатление что сверху они были политы мазутом пополам с дегтем - зацепившись джинсами за один из многочисленных острых углов, Артем понял, что джинсы уже не отстирать.
        - Значит так, - начал свой инструктаж непосредственный начальник, - до обеда старайся спиртное не употреблять, после обеда желательно, чтобы делился со мной, понял?
        - А ты со мной тоже делиться будешь? - спросил Артем.
        - Иногда, - ответил Никола, - я ведь того, начальник, типа. Мне, типа, не положено с подчиненными пить.
        - А как же мне с тобой делиться? - удивился Орлов.
        - А, дык это - взятка. Типа, можно, - сказал Наждачный, - все, расписывайся за инструктаж. Стибрить у тебя в берлоге уже нечего, так что про это можно не говорить. Но если что и появится на продажу, так вначале посоветуйся со мной. Не зная, как говорится, броду… не плюй в колодец. Можно подзалететь. Иди, работай.
        - А инструменты? - не понял Артем.
        - Какие инструменты, ты чего - музыкант? - распахнул глаза завмастерскими, - сильно захочешь поработать, из дому принесешь. Давай, иди, не мешай мне.
        И Никола демонстративно начал разворачивать тормозок.
        Артем почесал репу и вышел в ангар.
        - Эй, лохматый! - крикнул кто-то из угла, где фыркала печка, - иди сюда!
        Парень подумал и подошел. Несколько человек в промасленных телогреях грелись у раскаленных стенок. Фиксатый парень, по-видимому, ровесник Артема, улыбался во весь заштопанный рот.
        - Ты - новый электрик? - спросил он.
        Артем кивнул.
        - Тогда сделай мне ручку в молоток, - собравшиеся громогласно заржали, но Орлов остался спокоен.
        - Это к кузнецу, - негромко ответил он, - а я только залудить могу.
        - Свой хлопец, - отозвался другой мужик, без шапки, - ты - Алкин племянник что ли?
        Орлов кивнул.
        - Прямо к нам из столицы? Круто! А чего там не остался?
        Понимая, что хотя бы минимум сведений о себе сообщить нужно, Артем рассказал вкратце причины оставления города и перспективной работы. О своих проблемах с пьянством он благоразумно умолчал, полагая что это чересчур личное.
        - А кем ты работал? - поинтересовался фиксатый. Подозревая очередной подвох, Артем ответил:
        - Всем помаленьку. И на сетке сидел, и железо гонял, и бета-тестированием занимался.
        Фиксатого такой ответ не удовлетворил. Поэтому он задал следующий вопрос:
        - Так а специальность твоя как называется?
        Предчувствуя очередной подвох, Артем проказливо ответил:
        - Оверклокер.
        Фиксатый фыркнул.
        - Ну, а чем обычно занимаются оверклокеры?
        - Оверклокингом.
        Мужик без шапки подошел к Артему и протянул мозолистую чумазую руку:
        - Виктор Бегунок! Водитель «Камаза» и друг детей.
        - Артем Орлов, - отрекомендовался наш герой, - бывший импотент.
        Народ не оценил смысловой игры. Для народа слово «импотент» было уже само по себе прекрасным - ибо все знали, что это, но никто не догадывался - как это. Виктор, оказавшийся при ближайшем рассмотрении еще и лысым, восторженно объявил о том, что с первой халтуры пьет с новым электриком. И пусть кто-нибудь передаст это его жене, чтобы после пьянки забрала домой. Фиксатый отпустил шутку, в которой Артем совершенно не увидел изюму, но собравшиеся полчаса катались по земле. Увидав, что «хлопец из города» совершенно не реагирует на его потуги, фиксатый протянул ему руку, представляясь:
        - Когда немного напрягешь память, вспомнишь, что я - твой одноклассник. Ну, чего вылупился? Это же я - Петя Маркевич. Худой только, и на зоне зубы выпали. Узнал?
        Артем зажмурился. Маркевич Петр запомнился ему пухлым коротышкой, на полголовы ниже, а тут стоял худощавый мужик, ростом как бы и не выше его самого. И что за упоминание о зоне? Маркевич попал на зону? Так ведь он мух обижал, глядя в Уголовный кодекс!
        - Вижу, не веришь, что сидел! - вновь ослепительно сверкнул фиксами Петька.
        Народ потихоньку рассосался, оставив двух бывших одноклассников греться у печурки. Артем ошалело смотрел на совершенно незнакомого парня и слушал его рассказ о том, как маленькие мальчики попадают на зону и там вырастают в больших мужиков, теряя попутно зубы. Сразу после армии Петр вернулся в родимый колхоз, поскольку больше вариантов не видел: с детства его привлекали гайки, подшипники, трансмиссии и всякие там горюче-смазочные материалы. Армия сама по себе большого ума в голову не вкладывает, поэтому молодой парень потихоньку стал выпивать после работы с коллегами. А потом и на работе. А затем, как водится, и до работы.
        - До дурака, бля, никак дойти не могло, что херней занимаюсь. И батьки нет, чтобы хворостиной по жопе, несмотря на возраст…
        Это случилось осенью. Петя в составе звена из нескольких механизаторов занимался укладкой скирд, работая на своем «МТЗ-80» с навешенными «вилами». Трактору было лет десять от роду, и само-собой разумеется, что никакого электрооборудования на нем и в помине не было. Фонари остались где-то в прошлом, вместе с габаритами, печкой, правой дверкой и задним стеклом. Тем не менее, тракторок бегал довольно резво, и работу свою вершил исправно.
        Под конец рабочего дня, когда уже стемнело, бравые механизаторы решили это дело отметить. Задание директора выполнено более чем на двести процентов (при всех своих недостатках, мужики в совхозе работать умели и любили) - можно было и отдохнуть, тем более в крайней хате деревни только что открылась новая «точка». Затарившись лучшим другом человека - зеленым змием, мужики расположились в саду напротив. Три литра сдобренной дихлофосом и удобрением подлянки - совсем не легкая прогулка. Утром Петя проснулся от воплей матери: «Что же ты наделал, Ирод!» Мучаясь головной болью, он вышел во двор… и мгновенно излечился от похмелья. На вилах… в позе, не совместимой с жизнью, висел распятый старичок. Видать, вчера их пути пересеклись.
        Петру повезло. Как показала экспертиза, старичок перед смертушкой сам, добровольно, принял неслабую дозу ректификата. С соседом отмечали день святого Николая-угодника. Угодили Николаю конкретно: сосед сам провалялся пару дней на койке. А Петру только и оставалось, что ждать суда.
        Не последнюю роль сыграли молодость и покаяние. Отмерили парню три года ИТР на стройках народного хозяйства. После этой «школы жизни» Петя резко ушел в передовики. Если и выпить - то ножками посуху домой. Никаких шалостей в духе Чкалова и Гастелло он больше себе не позволяет. Женился вот несколько лет назад, но детей пока нет. Если Артем желает, то старый приятель Маркевич зайдет к нему следующим вечером домой, а теперь время ехать за патокой на сахарный завод.
        Петя запрыгнул в новенький трактор, полученный им в прошлом году за лучшие показатели в районе среди молодых комбайнеров, и умчался за полторы сотни километров. В командировку. Как объяснил все тот же вездесущий Бегунок, пять часов езды до Поцка, затем ночевка в кабине трактора (вовсе для сна не предназначенной), и утреннее возвращение с полной десятитонкой патоки, которая так и норовит обернуть трактор на крутом повороте. Короче говоря, ничего приятного от такой командировки не ждут, и назначают туда самых опытных трактористов. Опытные плюются, но едут. А вот Петя плеваться не умеет - зубы неродные. Поэтому ездит в этот самый Поцк чаще всех.
        Время и вовсе перевалило через обед. Буслик так и не появлялся. Зато где-то через час появился новый знакомый Бегунок и предложил поменять в стартере бендикс [6]. Решив поначалу, что его разыгрывают, Артем едва не послал лысенького Виктора по матушке. За тридцать лет жизни о детали с таким названием он не слыхом не слыхивал. Бегунок же отвел Артема в его коморку (слава богу, хоть узнал, где собственное рабочее место!) и ленинским жестом указал на верстак.
        - Вот стартер, вот тебе новый бендикс, а я поехал за комбикормом. К вечеру соберешь?
        На столе лежала чугунная хреновина, с первого взгляда похожая на запасной двигатель от «Бурана», только поменьше. Он отрешенно кивнул и мысленно заорал. Виктор кивок уловил, поэтому тотчас бесшумно скрылся за дверью. Артем похлопал себя по карманам в поисках сигарет, но затем вспомнил, что два года как бросил курить.
        - Это я зря! - вздохнул парень.
        В дверь просунулась следующая лысая голова.
        - Пупсик вваришь? - поинтересовалась она.
        - Кипяток кончился, - очень спокойно объяснил Орлов.
        Голова ответом осталась крайне недовольна, поэтому вошла целиком с телом. Как выяснилось, башка эта сидела на весьма крепком теле, и весь организм в сборе весил под сотню килограмм.
        - Ты чего? - поинтересовался человек.
        - А ты чего? - флегматично отозвался Артем.
        - Ты - новый электрик? - утвердительный кивок парня.
        Человек немного растерялся.
        - Так это… пупс в камеру вваришь? - Орлов задумался.
        - Я бы вварил, - честно ответил он, - когда бы знал, как это делается. Буслик меня должен был научить, но попросил на пиво и больше я его не вижу.
        - И не увидишь, - хмыкнул человек, - дык а пупсики хоть есть? Ах да, вруби верхний свет - сейчас посмотрим.
        Он сам включил свет полускрытым выключателем (в сумраке комнатушки его почти не было видно) и принялся шарить по полкам стеллажей. Видимо, что-то его не устраивало, поэтому он время от времени чертыхался.
        - Меня вообще Толяном зовут, - сообщил он, влезая пальцами в емкость с солидолом.
        - Ясно, что не Толиком, - кивнул Артем, глядя на внушительный живот Толяна.
        - Чего? - не понял собеседник. Он вытирал перепачканные пальцы о брюки миниатюрного размера, висевшие на двери.
        - Говорю, что дядя ты большой, поэтому и Толян, - терпеливо пояснил наш герой.
        - А! Ну… да! - кивнул хоботом мужик, - во, нашел!
        Радости на его лице мог позавидовать Архимед, не ко времени придумавший способ измерения объема сложного тела. В перепачканных пальцах он держал изогнутую латунную трубку, один конец которой заканчивался резиновым лоскутом.
        - Отличный пупс! - восторгался Толян, - а сырец и мазидло есть? Ах да…
        Пока мужик проводил странную операцию, вспомогательными предметами в которой являлись бутылка с бензином, алюминиевый цилиндрик с дырочкой внутри, наждачный круг, банка с черной массой навроде гуталина и устройство, похожее на тиски, Артем круто задумался о своей карьере электрика. Начинается она, прямо скажем, отнюдь не радужно.
        - Все, поставил! - сообщил Толян, - запомнил, как я делал?
        Не дожидаясь ответа, принялся объяснять еще раз, помогая себе матюками и словечками из местного диалекта. Дураком Артем не был сроду, понять процесс вулканизации оказалось не так уж и сложно. Уверовав в свой педагогический талант, Толян обратил взгляд на верстак.
        - Стартер! - сделал он крупное открытие, - твой?
        - Бегунка, - вздохнул парень, - просил к вечеру поменять аппендикс, да вот незадача?
        - Бендикс поменять! Тоже мне задача! Ну-ка, давай мне ключ на четырнадцать! - деловито начал закатывать рукава Толян.
        Артем лишь беспомощно взглянул на него. Мужик вздохнул и постучал себя грязным пальцем по лысой голове. На багровой лысине остался отличный отпечаток.
        - Ладно, - вздохнул он, - сейчас пойду, принесу свой инструмент. А ты с Николая требуй, чтобы тебе выдали ключи, плоскогубцы… отвертку… там, лампочку какую.
        После окончания процесса разборки-сборки стартера Артем недоумевающе поинтересовался у своего невольного учителя:
        - Анатолий, а какое отношение имеет эта железяка к электрику? - тот недоуменно глянул на парня, а затем на собранный стартер.
        - Ты чего? - восемь килограмм железа были повернуты в профиль, - болт медный видишь?
        - Вижу, - спокойно подтвердил Артем.
        - Сюда «плюс» от аккумулятора подключается.
        Наш герой снова пожал плечами. В благодарность за проделанную работу он хотел дать Анатолию на пиво, но тот лишь отмахнулся:
        - Я сам тебе могу дать на пиво. Совсем народ охренел! Я когда двадцать пять лет назад начинал на овощной базе со своим дерьмовозом, мне без вопросов любой водила помогал. А теперь без полбанки ни к кому не подойдешь. Особенно, Санька Крылова стерегись. Только отвернешься, и отвертки нет. Выйдешь покурить - плоскогубцы как корова языком слизала.
        - Тоже, летающий! - вспомнил Артем меткую характеристику директора.
        - Тут половина летающих, - подтвердил Анатолий, - ладно, камеру забираю и пошел. Нужно свой гроб ремонтировать.
        - Так может я чем помогу? - крикнул вдогонку парень.
        - Заплати кому-нибудь, чтоб угнали, - буркнул напоследок мужик.
        Лампочка в триста ватт продолжала гореть, но и она была не в силах разогнать сумрак во всех углах бетонной коробки, гордо именуемой в хозяйстве
«электроцехом». Подивившись на обилие диковинных железяк, в художественном беспорядке валявшихся на стеллажах, и, обжегшись о неостывший вулканизатор, Артем вышел на улицу. Дело шло к концу первого рабочего дня. Солнце спряталось за ближайший лесок и оттуда показывало совхозу фигу. Морозец начинал пощипывать за щеки, и Артем решил зайти к Наждачному.
        У Николая гостил главный инженер. Он как раз пил свой первый стакан «за Родину» когда в дверь ввалился наш герой.
        - У, бля! - едва не подавился вином главный, - тебя что, в столице стучать не учили?
        - Стучат на зоне, - флегматично ответил Артем, - а стучаться в дверь производственного помещения - это, знаете ли, нонсенс.
        - Коля, ты где такого кадра откопал? - удивился тот, - в первый же день с начальником препираться начинает!
        - Чего хотел, Артем? - не обращая внимания на главного инженера, спросил Наждачный.
        - Водкой поделиться хотел, - сказал парень, - но если я не ко времени…
        - С водкой всегда ко времени! - захохотал главный, - особенно, если после обеда. А уж если конец работы, то сам бог велел. Присаживайся. Значит ты - Артем. А я буду Геннадий Николаевич. Можно просто, Николаевич.
        Главный инженер напоминал раскормленного до безобразия хомяка. Сходство с хомяком ему придавали усы и пучок непослушных волос на голове, торчащих во все стороны. На намеки о лишнем весе он обычно говорил: «Мужик без пуза, что баржа без груза». Как и все работники совхоза, он был не дурак выпить, но только после четырех часов. Выпив, делался немного благосклоннее, но головы не терял. Фамилия главного была нелетающая - Пешеходов.
        - Садись, прими с нами по сто капель, - предложил Пешеходов парню.
        - Спасибо, Николаевич, - ответил Артем, - если только сто грамм. На вечер запланирована ответственная работа. Нужно навоз от борова выкинуть.
        - Да, - согласился Наждачный, - выпившему навоз кидать хреново. Гена, тебе чего: вина али водочки?
        - И пива тоже, - ответил главный.
        - А вы мешать не боитесь? - спросил Артем.
        Пешеходова этот вопрос явно потешил.
        - Во-первых, это фраза из анекдота, а во-вторых… парень, у нас на «вы» обращаются только к председателю. Плесни ему водки, Коля.
        - А что за анекдот? - спросил Наждачный. Сам он не помнил ни одного из рассказанных анекдотов, но слушать их любил. Пешеходов затушил окурок в пепельнице и принялся рассказывать:
        - Приходит поп дитенка крестить. Окрестил, его за стол зовут. Спрашивают: батюшка, вы что будете? Вино, али водку? А он и отвечает: и пиво тоже.
        - С попом они хорошо придумали, - засмеялся Николай, - ладно, Артем, нам тут еще кой-какие дела обсудить надо. Тебе помочь вечером навоз выкинуть?
        - Спасибо, я сам, - ответил парень, - там того навозу…
        Начало темнеть. Артем обесточил свою каморку и, так и не дождавшись Буслика», потянулся к выходу. Возле проходной стоял сторож - семидесятилетний дед, и трясущимися руками сворачивал себе козью ножку.
        - Угостить сигаретой, отец? - спросил Артем. У него в кармане оставалась пачка
«Мальборо», взятая с собой в представительских целях. Главного он решил не угощать - не понравился его стиль.
        - Катись ты нахрен со своими сигаретами, - ответил старик сиплым голосом, - в моей табаке сена точно нету, а вот в твоей «Короне» три к одному. И солома сверху.
        - У меня не «Корона»! - сказал Артем.
        - А что? - пренебрежительно фыркнул дед, - уж не «Мальборо» точно. «Мальбором» бы ты старика не угостил, факт!
        Артем молча протянул сторожу пачку. Тот взял и принялся заскорузлыми пальцами снимать с пачки пленку, но пальцы плохо слушались его.
        - Всю бери! - великодушно разрешил парень. - старуху дома порадуешь.
        Он уже вышел за забор, когда дед вслед прокричал:
        - Эй, хлопец! Спасибочки за табачок!
        Артем развернулся и в олимпийском стиле (руками над головой) помахал сторожу.
        - Нашли давно пропавшего отца? - раздался голос со стороны неосвещенной конторы. Очень медленно повернувшись в ту сторону, парень при некотором зрительном усилии распознал женский силуэт.
        - Всяк найдет, кто потеряет, - с интонацией проповедника произнес Артем, - а чего вы в сумерках прячетесь, точно совесть моя?
        - Хи-хи! - послушно выдал силуэт и приблизился. Это оказалась та девушка, что устраивала его при приеме на работу, Надя. На ней было темное драповое пальто с лохматым воротником, подробнее Артем не рассмотрел.
        - Шанхайские барсы? - осведомился он, тыча перстом в воротник.
        - Коза луговая, - парировала она, показывая этим, что юмор она понимает и вполне допускает, - домой идете?
        Выяснилось, что им по дороге. Как же иначе? Артем, проявив джентльменство, предложил поднести сумочку, но Надя благодарно отказалась.
        - А ведь я вас помню, когда вы в десятом классе учились, - заявила она, - я тогда только первоклашкой стала. Вы мне на последнем звонке цветочки дарили. Тюльпаны с нарциссами.
        Естественно, что ни о каком таком факте Артем не задумывался, поэтому лишь озадаченно почесал шевелюру. Поступил после школы в институт, и в семнадцать лет особого внимания девушкам не уделял, что уж говорить про всяких шестилетних первоклашек! Хотя… некоторые личности из его класса, помнится, уже вовсю фланировали по вечерам с девчонками, но нашего героя амурные дела в те годы не тревожили.
        - Вы, может, были в меня влюблены? - рискнул предположить он.
        - Что? - засмеялась Надя, - влюблена? Вот уж нет! Вы тогда уже были лохматым, как сенбернар, и в очках, точно Знайка из мультфильма. Забавный такой типаж. Кстати, а почему вы сейчас без очков?
        - Лазерная коррекция зрения, - объяснил Артем, - слыхали?
        - Слыхала, - согласилась девушка, - говорят, дорого.
        - Дорого. Но здоровье дороже. Если, конечно, не запредел.
        Немного помолчали. Затем Надя поинтересовалась:
        - Вы, наверное, много денег зарабатывали? Извините, если слишком нескромно…
        - Видите ли, Надя, - замялся парень, не зная, с чего начать объяснения, - много зарабатываешь - много тратишь. Особенно, когда есть семья. Одному, конечно, столько не нужно.
        - Столько, это сколько? - бесхитростно спросила девушка.
        - Раза в четыре побольше, чем мне пообещали здесь.
        - Ого!
        Они проходили мимо центрального магазина, возле которого стояло несколько человек. Двое из них курили, один прикладывался к пивной бутылке.
        - Добрый вечер, Надя! - поздоровался высокий, хорошо одетый мужчина. Неожиданный восточный акцент заставил Артем удивиться. Что потеряли здесь эти горцы-хайлэндэры?
        - Здравствуй, Мустафа! - вежливо ответила девушка.
        Образцово-показательные зубы блеснули в сумерках.
        - Я его боюсь, - призналась она, когда магазин остался далеко позади.
        - Кто это? - спросил Артем, - губернатор острова Борнео? Или внучатый племяш Аль Капоне?
        Девушка зябко передернула плечами.
        - Беженцы, - наконец выдала она, - из Дагестана лет пять назад приехало несколько семей. Говорят, от войны убежали. Один из них лесорубом устроился, один у нас в колхозе кладовщиком, а остальные - подторговывают. А этот, Мустафа, он давно мне комплименты делает… если это можно назвать комплиментами.
        Артем остановился и внимательно посмотрел на Надю. Такое впечатление, что девушка о чем-то недоговаривала. Глаза ее были грустными, точно у записной вдовы.
        - Подторговывают? Не зерном и лесом случайно? Надюша, вы что-то путаете. С такими рожами беженцев не бывает. У меня у тетки покойной несколько снимков старых есть. Там в нашу деревню фашисты вступают. Выражения лиц - копия, как у этих дагестанцев. Беженцы, едри их!
        Девушка поспешила перевести разговор в нейтральное русло. Тему для этого избрала, как ей показалось, самую подходящую.
        - Артем, - а почему вы разошлись с женой?
        Парень от удивления икнул. Умеют молоденькие невинные девушки задавать вопросы!
        - Ну, Надежда! - только и смог вымолвить он. Помолчав, продолжил:
        - Кто же и когда правду об этом говорит! Каждый старается себя выгородить в этом щекотливом вопросе.
        Точно «милая» из «Подмосковных вечеров» она глянула на него искоса:
        - А что лично вам мешает сказать правду? Тоже боитесь выставить себя в неприглядном свете?
        Орлов некоторое время лениво размышлял. «Что с того, что я скажу ей правду? Что нынешняя самостоятельность в вопросе подбора собственной «половины» некоторым лишь вредит; что подбирают нынче спустя рукава и, надеясь на «авось», абсолютно не зная жизни и ее обратных сторон; что спустя год после женитьбы обычно люди понимают, что у их брака нет никаких перспектив, и только страх публичного скандала и стыд перед общественностью заставляют держаться друг друга; что порой первая встречная без лишней скромности дама оказывается гораздо ближе по духу, нежели собственная супруга; что никто не может стать столь бесконечно далеким, как некогда самый близкий тебе человек».
        - Правда, на самом деле, гораздо хуже и гаже, чем пишется в любовных романах, - выдавил он нечто подобное на откровенность, - понимаете, Надежда, мне очень трудно вам все это объяснить…
        - А вы скажите, как есть! - не отставала она.
        - Нет, ну вы подумайте, как могут разговаривать о явлении токсикоза девушка вроде вас и женщина, у которой трое детей! Одна из них еще не чувствовала это, а другая уже свыклась с ним, как с неизбежным насморком. Это все равно, что слушать байки деда о войне, особенно, если он там не был.
        - А почему байки? - удивленно спросила она.
        - Так проверить все равно нет никакой возможности, - ответил Артем, - точно так же и с браком. Спроси меня, я в таких подробностях опишу свою жизнь, что вы только удивитесь: как можно было жениться на такой стерве. А расспроси ее, она вам такого про меня расскажет, что вы следующий раз никогда не согласитесь, чтобы я вас проводил домой.
        - Кстати, о доме, - улыбнулась она, - мы уже пришли. Вам, если не ошибаюсь, здесь налево?
        - Мужикам всегда налево, - буркнул он, но Надя неожиданно взяла его за руку.
        - Извините, Артем, но я вам не верю. Разве можно расстаться людям, которые по-настоящему любят друг друга? Что-то вы натворили в той, прошлой жизни.
        И она, легонько пожав его ладонь, скрылась за калиткой.
        - А ты и не Вера, чтобы верить, - задумчиво произнес парень, сворачивая налево в проулок, - ты - Надежда. Всего лишь, надежда.
        Глава 3.
        Повышение квалификации

        К концу второго месяца Артем научился вполне сносно разбирать стартеры, клеить камеры и отыскивать глюки в тракторной проводке. Честно говоря, отыскать повреждение в пучке промасленных и потерявших первородный блеск проводов было не в пример тяжелее, нежели отловить баг в годичной давности «Виндовозе». Хотя среди техники попадались порой такие экземпляры, что простая машинная логика не помогала. Приходилось применять изощренную человечью.
        К примеру, кто бы мог догадаться, что провод красного цвета, входящий в жгут под капотом автомобиля, выходит из жгута возле задних фонарей уже зеленым? За такое грубое нарушение любою фирму-производителя в компьютерном мире отлучали от церкви, но с сельским хозяйством любые нюансы прокатывали.
        - Чего ты удивляешься? - с философским спокойствием заявил ему Наждачный, - ну, кончился у пацанов на фирме красный провод, нарастили зеленым.
        - Да за это надо…
        - А вот этого не надо, - возразил сосед, - что твоя проблема по сравнению хотя бы с этим АКШ [7]! Новая модель, проданная нам в рассрочку Черепановским заводом сельскохозяйственной техники. У нас полтора года, а уже шесть раз в капремонте побывала. Гарантийный срок - три года. Денег стоит столько, сколько наши с тобой две хаты вместе взятые, причем с моей Любкой впридачу.
        - Ого! - изумился парень, - а на кой хрен она нужна такая. В смысле, техника? И что в этой железяке вообще ломаться может!
        - Катки клинит, - любезно пояснил начальник, - на заводе ставят новые, и их хватает в среднем на тридцать гектар. Потом - опять на завод.
        Артем удивленно наморщил лоб.
        - Подшипники плохие? - наконец выдал он.
        - Пальцем в попу попал! - радостно засмеялся Наждачный, - непродуманная система защиты подшипников от пыли и грязи. Трактор утром выезжает с этим чудо-механизмом, а после обеда уже возвращается. И два непьющих слесаря полдня снимают катки. Если непьющих под рукой нет, то обычные три дня вошкаются.
        Завгар радостно вытер руки грязной тряпкой, извлеченной из правого кармана робы. Это означало только одно: где-то рядом директор. В левом кармане лежала чистая тряпка, и ей руки вытирались после ухода начальства. Способ нехитрый, но действенный. Артем даже предлагал Николаю запатентовать такое «ноу-хау», но тот только матерился.
        - Моя работа не в тонно-кубометрах измеряется. А этот заходит с таким умным лицом, и чувствуешь себя виноватым, что жопа не в мыле.
        По усилению активности осмысленной деятельности среди рабочих Артем понял, что директор вот-вот появится на горизонте. Взвыла дурным голосом кран-балка и сообщила миру, что ее сервомоторы уже на последней стадии износа. Сварщик торопливо тюкнул электродом о поверхность лемеха, добывая искру. Где-то в кузнице загудел горн.
        - Здорово, бездельники! - директор подкрался сзади. Избавленный от необходимости жать грязные руки, он нехорошо улыбнулся.
        - Половина девятого утра, а в мастерских уже трое пьяных. Что скажешь, Микола?
        Наждачный моментально вычислил «виновников торжества».
        - Санек пьяным родился, Бегунок только со свадьбы, а у Лещинского сегодня третий день. Вы же знаете, он больше трех дней не пьет…
        Птицын выругался.
        - Значит, четверо. На Лещинского я еще не натолкнулся, а вот Гороха не миновал. И без того рожа красная, а уж запах? Что он там жрет у себя дома? Смотри, Микола, чтобы твои архаровцы яйца себе на работе не отдавили. Пойдем на зону в режиме паровозика. Артем, давай со мной.
        Электрик сделал обреченное, но мужественное лицо, и поплелся вслед за директором в контору. Наждачный, оставшийся один, прокрался к запасному выходу и выглянул на улицу. У старой бочки, покачиваясь, справлял нужду Вовка Горох. Пылающее лицо его расплылось от удовольствия.
        - Не пивом единым ссыт человек, - прокомментировал Николай действия работника, - ты где уже нажраться успел?
        - Отстань, Автогеныч, дай человеку расслабиться, - с трудом произнес механизатор, - я отсюда и не уходил. Подкинь до дому, а?
        - Ну, наглая морда! - Наждачный покачал головой, - ну, нашел извозчика. Черт с тобой, через пять минут чтобы был на дороге! Запомнил?
        - А то! - красное лицо Гороха расплылось в улыбке.
        По поводу цвета лица его всегда допекали гаишники, своими чуткими ноздрями заглядывающие механизатору едва ли не в заднепроходное отверстие в поисках искомого запаха. На вопросы дорожной братии относительно своей рожи, Вовка обычно отвечал, что по-пьяни в армии умылся ракетным топливом.
        Артем бодрым шагом миновал приемную, где гордо восседала улыбнувшаяся ему Надя, и вошел в кабинет директора. Там уже сидел главный инженер Пешеходов.
        - Дошли до нас сведения, Артем, что ты совершенно не умеешь паять радиаторы, - обвиняющим тоном сообщил он.
        - А я никогда и не признавался, что умею, - удивился Орлов.
        - И в генераторах мало что смыслишь, - продолжал Пешеходов. Артем виновато молчал. Спохватились!
        Птицын пока в схватку не вступал, небрежным движением принял факс, которым тотчас вытер руки, а затем налил себе минеральной воды.
        - Ты, Николаевич, не гони коней на амбразуру, - наконец произнес он, - Артем - парень неплохой. Буслик вон за пять лет на работу ходить не научился, а Орлов уже вовсю лампочки меняет и камеры клеит.
        - Я, Владимир Михайлович, не считаю Буслика за эталон работника. Уж если мы берем человека по пятому разряду, то вправе ожидать от него некоторой квалификации.
        Артем не выдержал.
        - Уж если вы берете человека на работу по пятому разряду, то почему у него оклад, как у городской уборщицы?
        - Помолчи, Орлов! - рявкнул директор, - лично у меня оклад соответствует городскому дворнику. Если тебе от этого легче. Мы тут не за оклад работаем!
        - А за что? - удивился главный инженер.
        - А хрен его знает! Надо ведь кому-то страну кормить! Вот мы и кормим.
        - Тогда почему страна вечно жопой к нам поворачивается? - вновь не удержался Орлов.
        - А чем бы ты хотел, чтобы она повернулась, - опешил главный инженер, - я к жопе уже привык как-то. Вон, в соседний колхоз губернатор приезжал прошлой осенью - всех специалистов на валерьянку с нитроглицерином перевели. Знаешь, что такое нитроглицерин?
        - Взрывчатое вещество такое, - осторожно ответил Артем. Директор подавился водой из стакана.
        - Ты в прошлой жизни не сапером был? Николаевич, короче, говори что хотел и разбегаемся. У меня и так нервный тик по ночам, а с вами и вовсе недержание заработаю.
        Главный ласково посмотрел на Артема.
        - На курсы хотим тебя отправить, Орлов. Там тебя подучат прикладной электротехнике, а то я вижу, что ты электриков с радиомеханиками путаешь. На твоей должности народ чаще с гаечными ключами имеет дело, нежели с паяльником. Такие дела, дружок. Съездишь на курсы, водки попьешь, подучишься.
        - Он только коньяк пьет! - вставил директор. Пешеходов недоуменно поскреб небритый подбородок, вспомнив «вступительную гастроль» нового электрика.
        - Так это же дорого! - буркнул он.
        - Так а ты больше денег ему плати. Все, соколики и орелики, идите и не мешайте работать. Артем, выписывай у Надежды командировочное и получи в бухгалтерии деньги. Чтобы со следующей недели был в области на курсах.
        Восседавшая за своим столом Надя подняла на парня удивленные глаза.
        - На целых две недели? Механизаторов обычно на три дня отправляют.
        - Механизаторов водку пить отправляют, Надюша, а нам учиться надо, - парень лукаво подмигнул ей, - а что, скучать будете.
        - Еще, чего! - гордо вздернула она носик, - мы по всяким лохматым скучать не приучены.
        Из кабинета директора вывалился главный инженер и пристально посмотрел на них.
        - Надя, оформляй командировку сегодняшним числом. Ему еще добраться до области нужно.
        - Хорошо, папа, - ответила Надя и смущенно уткнулась в бумаги. Пешеходов строго посмотрел на Артема и загремел подкованными сапогами по лестнице.
        - Он чего, твой отец? - удивленно спросил Артем.
        - Ну да, - согласилась девушка, - а что, не похожи?
        Парень пожал плечами. Баба на мужика не похожа в принципе, особенно когда у мужика черты лица спрятаны под слоем целлюлита. Отчего же не предположить, что у борова Пешеходова имеется вполне привлекательная дочка.
        - Я в маму пошла, - сообщила Надя, - а вот папочка за что-то тебя невзлюбил.

«Зятя чует», - хотел было пошутить Артем, но передумал.
        - А за что меня любить, - вздохнул он, - как электрик я еще очень слаб, зато пререкаюсь по любому поводу. Вот и не любит нас начальство.
        - А ты не пререкайся, - посоветовала Надя.
        - Ты что? - испугался Артем, - коммунизм здесь устроить захотела? Всегда должна иметь место оппозиция, иначе никак! Вся наша жизнь построена на противоречиях: добро и зло, мужчины и женщины, ад и рай. Иначе нету смысла жить. Все, Надюша, мавр побежал в бухгалтерию!
        Надя посмотрела ему вслед отсутствующими глазами.
        - Интересно только, кем считает себя уважаемый мавр: добром или злом?
        И вновь занялась бумагами.
        Вечером Артем занимался сборами, тщательно укладывая в сумку все необходимое для двухнедельного отсутствия: белье, костюм-тройку спортивного покроя, карманный компьютер и пару книг: учебник по удаленному программированию и томик Толстого
«Анна Каренина». По опыту зная, что ему будет не до чтения, он все-таки всунул в сумку два кило переплетенной бумаги. На удивленный взгляд зеркала он пожал плечами:
        - Читать с похмелья.
        На последний автобус народу почти не было. Лишь два каких-то обдолбанных подростка стояли за углом остановки, курили и живо обсуждали проблему, неподвластную разуму Орлова. На вчерашней дискотеке молодой Лещинский полез разнимать дерущихся и получил удар ножом по ладони. С этого случая поутру в деревеньку прискакало трое оперов из РОВД и устроили безжалостный опрос всему прыщавому населению Березовки. Когда подростки перешли к описанию ножа, к остановке подошла Надя.
        - Не подумайте, что я вас провожать пришла, - заявила она в своей обычной манере, - брат должен приехать из Теплограда.
        Артем согласно кивнул. Брат так брат. Хоть из Самусевки, что в трех верстах к северу от Березовки. И автобусы там не ходят. А вечер воскресенья - самое время для приезда студента в госте к папе с мамой. Благословенна будь, женская душа!
        - Ходили вчера на дискотеку? - невинно поинтересовался он. Надя возмущенно фыркнула.
        - Там одни отморозки лет по четырнадцать. Мне на дискотеке уже делать нечего - старуха!
        - В двадцать лет - и старуха? - недоверчиво усмехнулся Артем.
        - К вашему сведению, мне уже двадцать три! - дерзко вскинула голову девушка
        - Ай, что вы? - испугался Орлов, - никаких шансов!
        Надя изумленно посмотрела на него.
        - О каких шансах идет речь?
        Парень улыбнулся и хитро ей подмигнул.
        - После развода дал себе зарок, что буду встречаться лишь с девушкой, которая младше меня не менее, чем на двенадцать лет. С вами уже, к сожалению, не получится…
        - Что?!? - возмущенно задохнулась девушка, - что вы дар божий с яичницей путаете? Хотела бы я знать, какая уважающая себя девушка согласится с вами встречаться!
        Артем посмотрел ей в глаза.
        - Не станет? Значит, поедем искать.
        - Ну и езжайте, чтобы вам там искалось всю дорогу!
        Внезапно из-за поворота вырулил «Икарус». Подростки инфантильно зашевелились и выползли на платформу. Надя молча смотрела на подъезжающий автобус. Из него никто не вышел, к неожиданному облегчению Артема.
        - Надежда! - произнес он. Она быстро повернулась к нему.
        - Не приехал! - сообщила она, но внезапно порывисто взяла его за руку и прошептала, - ты это, Орлов, не пей там много… пропадешь.
        - Мухтар постарается, - кивнул парень.
        Когда «Икарус» двинулся, и Надя осталась позади, Артем услышал шепот подростков на заднем сиденье:
        - Видишь, Кореш, как надо с ними! Теперь будет ждать.

«Чего ждать?» - не понял парень, - «они, что, думают… ха-ха… куда нам летающим!»
        До областного центра поезд неспешной рысью полз всю ночь и еще несколько часов утра. В командировочном было указано явиться по адресу: Ясеневая, 47; Институт повышения квалификации работников сельского хозяйства, корпус 2. Явиться нужно было к двенадцати дня, но Артем легким пехом добрался туда к десяти. Методист дала ему направление в общежитие и взяла обещание придти на занятия к четырнадцати ноль-ноль.
        Но не сегодня, ни завтра, ни вообще на этой неделе Артем на занятия не попал. Общага приняла его в свои радостные и немного потные объятия, познакомила с девицей из Петровска, собственного райцентра, и закружила в карусели пьяной любви. Очнулся он лишь в следующий понедельник и принялся за разбор полетов. На тумбочке лежал номер телефона с подписью «Ира: спасибо за приятно проведенное время», голова болела немилосердно, а потертые части тела придавали всему случившемуся некий комический подтекст. Когда он явился на занятия, преподаватель публично пожал ему руку, при всех произнеся здравицу за настоящих мужчин. Тут же, в процессе занятий выяснилось, что Артем не полный профан в электротехнике; его на перерыве кликнули в лабораторию и угостили спиртом.
        В течение следующей седмицы Орлов исправно посещал курсы и в пятницу успешно сдал экзамены. Получив свидетельство об окончании курсов, он немного отметил это дело со всей группой и в воскресенье вернулся в Березовку «на коне». Уставшее от положительных эмоций тело требовало от него некоторого пуританства и аскетизма. Телу было дано твердое обещание больше не пить.
        Утром в понедельник директор поздравил его с успешным повышением квалификации и глянул в свидетельство. Тут на его напала легкая хандра, он вызвал главного инженера и свирепо осведомился:
        - Николаевич, ты его на какие курсы посылал?
        - Специалистов по ремонту электрооборудования автомобилей и тракторов, - ответил Пешеходов.
        Директор побагровел.
        - Тогда объясни мне, какого черта он оказался на курсах специалистов по ремонту и наладке оборудования импортной кормоуборочной техники?
        Пешеходов пожал плечами. В свое время он переложил это ответственное задание на плечи Наждачного, но не будешь же это говорить начальству! А что Колька Наждачный не слишком разбирается в классификации электрооборудования, то это не его вина. Увидав, что Пешеходов молчит в тряпку, Птицын грозно обратился к Артему:
        - А вы куда смотрели, молодой человек? - «молодой человек» пожал плечами.
        - А кто я такой, Владимир Михайлович, чтобы оспаривать приказы Верховного командования? Если бы я попал на курсы осеменаторов, то насторожился. А так…
        - Вот именно, что так! - загремел Птицын, - идиоты! Это смешно! Вокруг меня одни идиоты! Один направляет электрика по автооборудованию на курсы машинисток, другой идиот это подписывает, а третий едет и две недели учит то, что ему вовсе не нужно! Уйдите все вон, я сейчас сдохну!
        На лавочке возле проходной сидели два человека и грелись на ласковом майском солнышке. Одним был старик-сторож, другим - Артем. Пользуясь красочными компьютерными терминами, Орлов жаловался деду на неразбериху в конторе и в стране, в частности. Дед сочувственно кивал головой и пыхтел козьей ножкой.
        - Я тебе вот что скажу, Тема, - говорил старик, - я в этой системе с тридцать третьего года. Прям с тех пор, как меня покойная моя мамаша родила на колхозном поле. Мне, значит, семьдесят годков. Сначала не было ни денег, ни товару. Потом были деньги, но не было товару. Таперь товару навалом, а денег - ни шиша. Понял! Ха-ха! И кругом одни придурки: ты вот, я, директор наш. Умные все давно отсюда слиняли. И грыземся здеся все, точно звери в яме. Ты то бабу нашел себе, чтобы по ночам топтать?
        Опешивший от перескока старческих мыслей, Артем «пропустил удар».
        - Была одна на курсах. Из нашего райцентра.
        Тут же он понял, что сморозил глупость. Ведь сторож Точилин «по секрету» разнесет эту весть по всей деревне. Дойдет и до Надежды. Хоть и не было между ними никаких отношений, кто знает, как отреагирует волоокая дочка главного инженера.
        - Дед, - взмолился он, - ты хоть никому не ляпни! Я тебе еще «Мальборо» привезу.
        - Не надо мне твоей «Мальборы»! - разозлился старик, - захочу, сам куплю. У меня пенсия плюс зарплата, а у тебя только оклад электрика. Иди отсюда к черту, сторожа он подкупить собрался!
        Артем встал и покачал головой. Дед Точилин чудной был. Мужики постарше уже просветили его, что с этим сторожем не все понятно. В детстве с паровоза свалился. Головой об буфер ударился. Мог без причины наорать на человека, а мог и помочь. Когда-то до выхода на пенсию он возил председателя райисполкома и хорошо знал коридоры власти. Причем, не только исполкомовской. Где-то в области у него сидел на хорошей должности сын, благодаря которому старик мог изредка спорить с директором и посылать подальше главного инженера. Не опасаясь за место.
        Увидав слоняющегося электрика, Коля Наждачный поручил ему важную работу - подметать мастерские. В помощь он получил Санька Крылова, того самого, что в первый день пытался заниматься с Артемом бизнесом. Санек был мужичком лет сорока с небольшим, имеющим персональный трактор и проработавшим в колхозе уже двадцать пять лет. Несмотря на столь солидный стаж и среднее специальное образование, он до сих пор толком не понимал, почему работает двигатель. Это ему казалось каким-то чудом, и он мог часами заворожено смотреть на вращающийся маховик дизеля и радостно смеяться при заводке.
        Выезд Санька с территории мехдвора всегда сопровождался событиями. То, забыв, что за его «Кировцем» тащится негабаритный агрегат, снести им шлагбаум, то, зацепив крылом трактора угол диспетчерской снести ее, точно храм Христа-спасителя. А однажды произошел и вовсе анекдотичный случай. Вдвоем с приятелем Санек заводил свой «Кировец» с помощью пускового устройства, так как дни стояли холодные, и мощности обычных аккумуляторов не хватало. Два раздолбая, ощущая устойчивую потребность опохмелиться, забыли проверить, стоит ли К-701 на нейтральной передаче. По закону подлости оказалось, что трактор на ней не стоял. И, завевшись, на скорости в десять километров в час, он попер в «психическую атаку» на здание мастерских. Увидав пятнадцатитонную махину без водителя в кабине, из мастерских начали выскакивать рабочие: слесаря, сварщики, токари и случайные механизаторы. Последним, матерясь на весь мехдвор, «корабль» покинул Наждачный.
        За убегающим трактором на четырех костях несся разъяренный Санек. Его чуткая душа внезапно осознала возможные последствия: развод с женой, уголовную ответственность и даже директорскую эпитафию на своем надгробии. За какие-то две секунды он успел зацепиться за подножку трактора и вскарабкаться наверх - в кабину. И все равно, он не успевал. Но на его радость, другой раздолбай, Колька Писарев, еще не убрал свое рабочее место и у стены мастерской переливалась огромная лужа мазуты. (Не путать с мазутом, мазута - сложный состав, вытекающий из трактора при ремонте: отработанное дизельное масло, нигрол, веретенка и т.д. . Навалившись всем своим весом на затрещавшую и прогнувшуюся стену, «Кировец» забуксовал, и этим самым дал время Крылову заскочить в кабину и заглушить разбушевавшегося стального монстра.
        Первым к спустившемуся победителю подскочил Наждачный и отвесил сочную оплеуху. Затем настала очередь главного инженера. Прибежавший тут же директор всплеснул руками и закричал:
        - Ай, я ничего не вижу! Пинайте его хлопцы ногами, пока я ослеп! - едва не угодивший под полутораметровые колеса сварщик, схватил Санька своими черными пальцами за ухо и потащил к пожарному водоему - топить.
        Едва отбили. Но с тех пор Санек стал немного заикаться. Вот и теперь, стоя перед Артемом он пытался доказать, что ему срочно надо в магазин.
        - «Нектар» в-вчера завезли, но мало - в-всего десять ящиков. Я у женки пятак спер - как раз н-на две б-бутылки. Я м-мигом!
        Кстати, заикание подтверждало тот факт, что Санек еще не опохмелился. Орлову стало жаль этого большого ребенка.
        - Давай, басурманская твоя рожа, беги. Но чтобы одна нога тут - а вторая там.
        - Я м-мигом! В-выпьем с тобой, Артем. Ты - хороший хлопец.
        Орудуя «лысой» метлой, наш герой не заметил, как прошел час, на исходе которого Крылов таки появился, распространяя вокруг себя аромат свежака.
        - Одну разбил, - сообщил он, - а вторую сейчас выпьем.
        Судя по его благодушному настроению и отсутствию заикания, бутылку он разбил уже пустой. После того, как содержимое перекинул по прямому каналу в свой желудок. Но Артем не стал журить Санька, так как сам желания выпить практически не ощущал. Но в этом деле, как говорится, главное - начать. Вскоре после обеда к ним подошел Наждачный и отправил обоих домой. Отсыпаться.
        По дороге Артем еще попал к деду Точилину, который уже сменился и сидел в валенках возле дома на лавочке. Он проникся моментом и угостил парня самогоном двойной перегонки. Оттуда Орлов уж и не помнил, как добрался до дому, но проснулся аж в семь вечера на своей кровати. Разбудили его женские голоса, один из которых принадлежал соседке тетке Мане, а другой, как ни странно, Наде.
        - Хоть ты ему скажи, красавица, - заливалась соседка, - негоже молодому парню так напиваться. Ведь я его от самого колодца тащила до кровати.

«Какой позор!» - подумал Артем, - «сколько же я выпил?»
        Надя грустно отвечала:
        - Кто молодой, он? Да он меня на десять лет постарше будет! Если он молодой, то я тогда кто?
        - Ох, девочка! - донесся вновь голос соседки, - по сравнению со мной вы оба - пионеры. Да разве ж десять лет - это разница? Раньше все так замуж выходили: девке - восемнадцать, а мужику - под тридцать, али за. Зато и жили! А теперь что? На сто браков - семьдесят разводов. Сама в газете читала, вот! Ты вот что, пока магазин не закрылся, сбегай за пивом. Я тебе денежку дам. Этот пьяница скоро проснуться должен, так ты как раз тут. В образе ангела-исцелителя.

«Тоже мне, ангел всенародного похмелья!» - фыркнул Артем и закрыл глаза. Башка его была наковальней, а слова тетки - молотом. Лупили они по голове не хуже взаправдашнего молотка. С пьянкой он и в самом деле перестарался, стыдно взглянуть кому в глаза. Какого черта ему приперло заходить к сторожу? Ах да, его ведь Коля и с работы отправил! Ну все, теперь стыда не оберешься. Новый электрик тоже человек! Его, как и прочих, уже отправляют с работы за свинский вид.
        Артем в панике открыл глаза. Давно не крашеный потолок нависал над ним разноцветными старческими разводами. «Надо бы ремонт в хате сделать», - виновато подумал он, - «конечно, если время между пьянками позволит». Мочевой пузырь давно заявлял о своем переполнении, но встать и сходить в туалет было в облом. Наконец, решившись, он встал с кровати и тихонько прокрался в коридор, где стояло помойное ведро. Ушлой соседки нигде не было видно, поэтому он справил нужду прямо здесь. Зябко перебирая босыми ногами, вернулся на свое измученное ложе. Что толку лежать! Все равно, сейчас Надя вернется. Парень заправил кровать, натянул спортивные брюки и шлепанцы, торопливо почистил зубы. В башке стреляло и гудело, но это было не впервой. А вот чтобы молодая да красивая за пивом бегала - такого не упомнить.
        Хлопнула входная дверь. Артем закряхтел и выполз в переднюю, стараясь не смотреть в бездонные глаза.
        - Добрый вечер, пьянчуга! - приветливо поздоровалась Надя, - вот, лекарство вам принесла. Дай, думаю, зайду к больному.
        - Спасибо, - выдавил Артем, присаживаясь на стул, - можете на диване отдохнуть, путь был неблизкий.
        Надя фыркнула, но сняла туфли и прошла к дивану, попутно поставив полуторалитровый флакон «Арсенального» на стол. Уселась на диван по-женски, забравшись на него с ногами. Парень встал, взял из старенького буфета пол-литровую кружку и уселся за стол.
        - Не желаете? - предложил он девушке пива.
        - Не больна, - в тон ему ответила она, - лечитесь, сударь мой.
        Первая же кружка внесла в истомленную душу успокоение и гармонию. До Артем стал доходить весь смысл пикантной ситуации.
        - А вы не боитесь одна заходить к молодому неженатому, да с плохой репутацией? - подтрунивая над ней, спросил он.
        - Боюсь, - призналась она, - да еще и с пивом. А репутация ваша… мне до нее дела нет. Я же не замуж за вас собираюсь. Я вообще не понимаю, с чего к вам зашла. Разве что посмотреть, как интеллигенты похмелье переносят.
        - Упаси бог! - слабым голосом произнес Артем, - какой из меня интеллигент? На лесенке социального сознания я нахожусь гораздо ближе к хиппи, нежели к интеллигенту. Опять же, если касаться черт, свойственных тому, либо иному социуму…
        - Хватит! - прервала его Надя, вывешивая виртуальный флаг молочно-белого цвета, - охотно верю, что в состоянии похмелья по краснобайству вы переплюнете хиппи с интеллигентом вместе взятых, но пожалейте мои бедные уши! Пейте пиво и думайте о своем поведении.
        Артем глянул на нее исподлобья.
        - Пиво, да чтоб и без беседы? Зачем его тогда вовсе пить? Вы вот, Надежда Геннадьевна, какой напиток предпочитаете?
        Надя рассмеялась.
        - Можете мне не верить, но я обожаю молоко из-под собственной коровы. Яблочный сок пополам с березовым… на праздник могу выпить рюмку-другую мятного ликера. Судя по выражению вашего лица, эти напитки вам не по нраву. Ладно, господин электрик, лечитесь пивом, а я пойду домой. Если помирать будете, можете записать мой телефон.
        Артем согласно кивнул, обернулся к холодильнику и взял с него листочек бумаги.
        - Ручка найдется? - спросил он, протягивая девушке листок, - я как-то на клавиатуре привык больше.
        Надя глянула на листок и фыркнула.
        - Ручка, собственно, и не нужна. Телефончик неотложки вам кто-то уже записал. С примечанием. Прощайте, Орлов!
        Взяв сумочку, она повернулась к парню спиной и шагнула к двери. Колыхнулись упругие ягодицы, обтянутые тугой тканью джинсов, хлопнула дверь. Совершенно обалдевший от такого поворота Артем допил пиво и повернул к себе злополучный листок. На нем гелевой ручкой было написано: “3-14-32. Ира. Спасибо за приятно проведенное время”.
        Глава 4.
        Особенности национального запоя

        Весь в растрепанных чувствах, подставив рожу теплому майскому ветру, Артем стоял возле виниловой магазинной двери, соображая “на одного”. Деньги были, спиртное в ассортименте наличествовало, желание надраться имелось. Не было партнера. Хотя дома имелось неплохое трюмо, наш герой чувствовал непреодолимое желание с кем-нибудь пообщаться. Осмотрев окрестности магазина, он не обнаружил даже намека на собеседника; вечерело, редкие прохожие торопились домой и на мрачные взгляды волосатого и полупьяного парня втягивали голову в плечи.
        Плюнув на все, он купил три бутылки водки у надушенной “Альянсом” Алены и поплелся домой - в берлогу. Стараясь ни о чем не думать, Артем неспеша шлепал по асфальту и изредка поглядывал по сторонам. Внезапно его внимание привлекло чье-то мычание. Трезвый, он бы прибавил шагу и поспешил бы уйти, но чертенята внутри его, что родились из смеси спиртного с собственной кровью, посоветовали осмотреть источник сомнительного звука. На лавочке, в тени куста жасмина, отдыхал человек средних лет в приличной одежде: махеровый свитер, брюки темно-синей шерсти и модные кожаные туфли с длинными носами. Возраста он был неопределенного: между тридцатью и пятидесятью. Его величество перегар бил из органов дыхания человека и отравлял окружающий воздух на площади в несколько квадратных метров.
        Артем потряс человека за плечо. Тот сразу же открыл глаза.
        - Который час? - спросил он, - грачи уже прилетели?
        С похмелья Орлов и сам мог наговорить сорок бочек арестантов, поэтому фраза пьяного его не насторожила.
        - Давно прилетели, - уверил он незнакомца, - скоро и грифы прилетят. Если так будешь спать. Вон, ворон с ветки скалится, мертвечинку чует.
        - Бр-р! - передернуло пьяного. Он скосил левый глаз на чудом оставшийся в живых клен, в раскидистых ветвях которого и впрямь кто-то каркал.
        - Выпить есть что? - поинтересовался он, снова закрывая глаза.
        - И выпить, и закусить, и поболтать есть с кем, - ответил Артем, - пойдем ко мне. Тут недалеко. Одному пить страшно - уснуть боюсь.
        Пьяный что-то пробурчал и сделал попытку захрапеть. Артем снова тронул его за плечо. Тот встрепенулся.
        - Пойдем! - предложил он незнакомцу, - что здесь сидеть - на витрине. Неровен час, участковый на нас наткнется, вот штрафу даст!
        - Не даст! - неожиданно трезвым голосом произнес человек.
        - Почему? - не понял парень, - дружбан твой?
        - Не даст, - повторил пьяный, - не даст, потому… потому, что участковый - это я. У меня сегодня двойная радость: внучка родилась, и баба из дому выперла.
        Артем развеселился.
        - Так пойдем, - повторил он свое предложение, - отметим это дело.
        - Пойдем, - согласился участковый.
        Вопреки опасениям Артема, его новый знакомый шагал довольно бодро - сказывалась полувоенная выправка. Изо рта у него, правда, несло словами пополам с перегаром, но это было не самое страшное. Когда они совершили у колодца «остановку по требованию», Орлов поинтересовался:
        - А что ты пил такое, что вокруг хоть трава не расти?
        Участковый довольно ухмыльнулся.
        - Что, «маяк» приличный? С ветеринаром местным настойку пустырника жрали. Зато нервы - лучше некуда. А у тебя что?
        - Водка, - просто ответил парень, сворачивая в свою калитку.
        - Стоп! - пробормотал вдруг участковый и вытер вспотевший лоб, - здесь, если я правильно помню, Алка-покойница жила. Ты кто?
        Орлов протянул новому знакомому, обретшему неожиданно бодрый вид, руку.
        - Артем, племяш её. Из города приехал, в колхозе работаю. Электриком.
        Участковый молча кивнул и крепко задумался. Уже в доме, усевшись за стол, он обозрел взглядом батарею пустых бутылок и три штуки полных, и только тогда задал очередной вопрос:
        - А нарушаешь почему?
        Артем с трудом понял, что имел в виду его собутыльник. Затем его осенило.
        - Плановый запой, - честно ответил он, - шлаки выгоняю.
        - Плановый, говоришь? - вздохнул участковый, - ну, хорошо. А гитара у тебя есть?
        Гитара у Орлова была. Ленинградская. С пластиковым корпусом «под кожу». Давным-давно тетка подарила на день рождения, отдав половину получки, семьдесят семь рублей. И то, по блату знакомая достала. Больших высот в исполнительном искусстве он не достиг, да и особо не старался. Буквально позавчера вытащил красавицу из чехла и настроил.
        - Есть такое дело, - ответил он, - принести?
        - Неси, - сказал участковый, - перед тем, как пальцы перестанут меня слушаться, хочу тебе исполнить одну консону. Меня, кстати, Кузьмой зовут.
        - А по батюшке? - поинтересовался Артем.
        - Ты бы еще спросил, как по-матушке, - фыркнул Кузьма, - мы собрались водку пить, или в бридж играть?
        Перед первой рюмкой участковый взял инструмент и хриплым голосом спел песню
«Аквариума». По теме. Оканчивалась она более чем оптимистично.

        Сегодня я опять счастливый,
        А завтра я опять больной.
        За что же, мать сыра природа,
        Ты так безжалостна со мной?
        Опомнись, мать сыра природа,
        Я же ведь сын тебе родной.
        - Давай по маленькой, - упустил слезу участковый, - я, кстати, с похмелья часто Гребня слушаю, и его философия мне понятнее всего. Сразу видно, что человек прошел через все то, о чем пишет. Закусить есть чем? А то этот пустырник внутри меня так и булькает.
        - Копченые крылья будешь? - спросил Орлов.
        - Если куриные, то буду! - кивнул головой Кузьма, - а свиные - нет. У тя какие?
        - Куриные.
        - Тогда п-порядок!
        Не успели собутыльники одолеть и одну бутылку, как участковый уткнулся носом в столешницу, да так и уснул - с недоеденным крылом в зубах.
        - Ты неправ! - с трудом ворочая языком, произнес Артем и отнял у него кость. Затем ангелы подхватили его самого и заставили упасть на кровать.
        - До скорого, - прохрипел парень и провалился в беспамятство.
        Снилось ему что-то ужасное, как и положено в нормальном пьяном сне. Горы Кордильеры, стаканы с человечьей кровью, оторванные хвосты комодских варанов, которым больше никогда не отрасти. Снился собственный компьютер со скалящейся клавиатурой и пучки проводов, уходящие из системного блока в преисподнюю. Затем видения стали обретать больше смысла: приснилась полулитровая кружка с пивом, которая стояла на стуле, а на столе лежала обнаженная Надя, тянущая руки к нему. Отчего-то Артем отчетливо разглядел крупное родимое пятно на внутренней стороне бедра, почти у самой причинной области.
        Тут же его разбудили. Над ним стоял Кузьма и хмуро разглядывал окружающую обстановку.
        - Пошли, выпьем! - предложил он, - ты, кстати, кто? И я, кстати, где?
        Артем с трудом приподнялся на кровати. Повращал головой, точно боксер после нокдауна, и глянул на часы. Четыре утра - за окошком занимался робкий рассвет. Бра с вмонтированной внутри сорокаваттной лампочкой освещало накрытый клеенчатой скатертью стол, на котором красовались две непочатые бутылки водки, и еще в одной плескалось немного напитка.
        - Ты - Кузьма, - медленно произнес он, - наш участковый. Я тебя снял с лавочки возле магазина, и мы пошли ко мне.
        Участковый приложился к пластиковому баллону с минералкой.
        - Ты не дури, - сказал он, - я еще себе память не отпил, хотя иногда очень бы этого и хотелось.
        - У тебя вчера родилась внучка и тебя поперла жинка, - размеренно продолжал Артем, - а я - Артем Орлов.
        - Алкин племяш, значит, - вздохнул Кузьма, - а жинка потом пустит. Я недельку поскитаюсь, а затем она пустит. Она у меня добрая. Давай, выпьем!
        - Давай, - согласился Артем.
        Участковый быстро разлил оставшуюся водку (ее оказалось примерно грамм сто пятьдесят), и собутыльники решительно клюкнули. Приняв на грудь, Кузьма разглядел в углу гитару.
        - Инструмент! - радостно произнес он, - это Ленинградский завод. Когда-то для простых смертных выпускалось два вида: за пятьдесят пять и семьдесят семь рублей. Это за семьдесят семь - вишь, у нее корпус «под кожу»? Играешь?
        - Немного, - ответил парень, - но давно уже не пробовал.
        Участковый проверил строй и неожиданно приличным тенором исполнил:

        Мне кажется, я узнаю себя
        В то мальчике, читающем стихи.
        Он стрелки сжал рукой,
        Чтоб не кончалась эта ночь,
        И кровь течет с руки.
        - Уважаешь Гребня? - спросил он, допев куплет до конца. Артем помотал головой.
        - Я больше попсу слушаю.
        - Зря, батенька, - по-отечески пожурил его Кузьма, - он дельные песни поет. Философские. Ты вот, к примеру, с чего в пьянку кинулся?
        Артем пожал плечами. Одним предложением не объяснишь, а долго сопли по стеклу размазывать неохота. К тому же, он не совсем еще прояснил этот вопрос лично для себя.
        - Не скажешь? - продолжал неспешную беседу гость, ловко свинчивая пробку со следующей бутылки, - а послушаешь, если я тебе кое-что попытаюсь объяснить?
        Парень кивнул. Слушать - не трепаться. Участковый похлопал себя по карманам в поисках и сигарет и вопросительно посмотрел на Артема. Тот поднялся и пошел искать по сумкам последний блок сигарет, произведенных в Турции и взятых «для представительства». Нашлись сигареты в платяном шкафу - на шляпной полке. Распечатав блок и достав оттуда пачку, он вернулся к столу.
        - Ого! - удивился участковый, - что-то я давно «Данхила» в продаже не встречал. А ты что?
        - Не курю, - помотал головой парень, - и не начинал. А эти - для друзей.
        - Счастливчик! - пробормотал Кузьма, щелкая зажигалкой, - хорошо у тебя в друзьях ходить, мне уже нравится. Ну, чтобы клеился разговор, давай еще по одной!
        Артем кивнул. Собеседник разлил водку и опрокинул в себя рюмку. Наш герой полез в холодильник, достал оттуда соленых огурцов и кусок окорока. Увидав огурцы, Кузьма обрадовался и схватил самый большой. Аккуратно отхватив ножом треть лакомства, он захрустел им.
        - Бесподобно! - признался он, - какая же пьянка без соленых огурцов. Так вот, молодой человек, мы с вами вплотную подошли к причинно-следственной связи
«жизнь-выпивка». Не думай, что перед тобой сидит старый балабол, который не знает, обо что почесать свой поганый ментовский язык. Я за двадцать три года службы навидался и наслушался такого, что хватит на две «Санта-Барбары» и еще на
«Семнадцать мгновений весны» останется. Всякая пьянка является закономерным итогом внутренних противоречий, возникающих в человеке. Бр-р! Это - аксиома, то есть, правило, не нуждающееся в доказательствах. Однако, из всякого правила есть исключения. Этими самыми исключениями под завязку набиты лечебно-трудовые профилактории. Да-с!
        Кузьма сделал паузу, затушил бычок в заботливо подставленной пепельнице, и глотнул минералки.
        - Вернемся к нашим HOMO SAPIENS. Ибо лишь в мыслящем человеке могут возникать вышеупомянутые противоречия. Каждый разумный индивидуум время от времени сталкивается с таким понятием, как «мертвая петля». Этот термин я позаимствовал из высшего пилотажа, он как нельзя точно характеризует состояние души и тела человека в определенный период. Я понятно излагаю?
        - На уровне, - кивнул Артем, - просто, мне кажется, что в этом правиле исключений гораздо больше. Изначальное количество HOMO SAPIENS не столь уж и велико.
        - Верно подмечено, - согласился участковый, - это ведь как принцип Мироздания. Галактику на картинке видал когда нибудь - этакая спираль? В городах - университетских центрах мы наблюдаем необычайно высокую концентрацию интеллекта. А уж на периферии… так, крупицы. Разум имеет тенденцию к концентрации. С другой стороны, нашего сапиенса должен кто-то подкармливать, ибо духовная оболочка в нашем мире ничто без оболочки телесной.
        - Уж точно! - высказал свое мнение Орлов, - чистая философия совершенно неприменима на житейском уровне. Все эти Ницше, Блаватские, Фробениусы и Бергсоны совершенно нежизнеспособны даже на уровне коммун.
        - Вот те раз! - воскликнул Кузьма, - единомышленники находятся совершенно спонтанно! То есть, просто берутся из ниоткуда! Ты что, Ницше читал?
        - Просматривал, - признался Артем, - когда «философию жизни» изучал в университете. И Бергсона листал, «Творческую Эволюцию». И еще кое-что.
        - Ну, так далеко я в своих изысканиях не продвинулся, - признался Кузьма, - ведь я всего лишь участковый мент. Весь мой жизненный опыт взращен на противоречиях между теорией и практикой. Давай мы за это и выпьем.
        - Давай.
        На столе, как на импровизированной сцене, главными героями снова выступили рюмки. Они были безжалостно наполнены и стремительно опрокинуты в человеческие пасти, а затем снова налиты. Некоторое время собеседники дружно хрустели огурцами, крыльями и рассматривали узоры на скатерти, затем беседа возобновилась.
        - Чтобы не забираться в непролазные дебри собственных измышлений, буду говорить кратко и просто, - сказал Кузьма, - прикончим все же наших баранов. Наша нынешняя среда обитания (кстати, не такая уж и плохая) представляет собою типичную окраину цивилизации. Я ведь, когда приехал сюда, поначалу тоже бесился. Что за народ тут живет? Ему ничего не надо: мужикам - водка; бабам - телевизор. Изредка местные собираются в тутошнем клубе на гастролях заезжих лицедеев из иных провинций, да свадьбы-похороны гуляют. Вот и весь культурный досуг.
        Участковый пригладил свои пшеничные усы.
        - И только спустя десять лет я начал прорубать фишку! Спустя десять лет, представляешь?!? Зачем крестьянину пытливый ум, когда он будет ему вредить при выращивании урожая! Зачем тому же механизатору пронзительный интеллект, если его задача - простейшее управление сельскохозяйственной машиной!
        - Но ведь, чтобы управлять тем же трактором, мозги нужны также! - возразил Артем.
        - Но не такие, как инженеру-проектировщику или тому же программисту. Если называть вещи своими именами, то залог успеха в работе на земле - это отсутствие абстрактного мышления. А вышеуказанные профессии подразумевают именно его наличие. Если, к примеру, крестьянин вместо того, чтоб работать как лошадь, начнет думать о структуре мироздания и своем месте в нем, то чем это закончится?
        - Первой канавой и трактором вверх колесами! - уверенно сказал Артем, - кажется, я начинаю понимать, о чем ты. Всяк хорош, когда его способности востребованы.
        - Причем, грамотно востребованы! - поднял палец правой руки в жесте звездочета участковый, - человеком движут страх и интерес. Эпоха рабовладения показала, что страх - плохой двигатель. А у нас, к сожалению, забыли этот вывод. И первый метод - всегда метод кнута.
        - Но на пряники не всегда есть деньги, - хмыкнул Орлов, - что же делать тогда?
        Кузьма опрокинул свою стопку. Закусил ломтиком свинины с хлебом, тщательно прожевал. Запил минералкой. Потянулся за сигаретой.
        - А я не хирург, - сказал он, дымя точно паровоз, - я даже не терапевт. Я - санитар, который уверен, что во всем разбирается круче врача. Кстати, иногда так и бывает. Ну, а применительно к нашей ситуации, можно сказать одно: вижу, что хреново, но чего делать - не знаю. Вернее, знаю, но не умею.
        - А если умею, то не хочу! - подхватил наш герой.
        - Законы развития общества, - подвел итог Кузьма.
        Время замедлило свой ход и стало густым, как кисель. Водка начинала производить свой обычный эффект. Окруженный смрадом «Данхила», Артем пытался собраться с мыслями. Участковый напротив, чья фигура едва виднелась в утреннем тумане, подрастерял свою импозантность, и время от времени тупо чесал нос.
        - Слушай, Кузьма, - вдруг вспомнил Орлов, - а что ты там начинал говорить про
«мертвые петли».
        - Петли? - вскинул голову участковый, - с петлями все просто. Это как «глаз урагана», штилевая зона. Попадает человек в нее тогда, когда теряется интерес к игре, то есть, жизни. Вот, как мы с тобой сейчас. Понял?
        - Понял, - с трудом ворочая языком, произнес Артем, - а что делать, чтобы этот самый интерес вновь обрести?
        Кузьма пожал плечами. Похоже, он все пытался поймать какую-то ускользавшую от него мысль. Артем указал участковому на диван, а сам снял тапки и улегся на свою кровать. Кузьма послушно прилег, полежал минут десять, затем встал и зазвенел рюмками. Артем открыл глаза. Его собеседник подошел и присел на краешек кровати.
        - Пей, - протянул он рюмку парню, - будем выходить в астрал. Там мы найдем ответы на все вопросы.
        - На все не хочу, - упрямо пробормотал Орлов, - только на некоторые.
        - Пей, - повторил Кузьма.
        Второе пробуждение было мучительнее первого. В глаза парню бил живой солнечный луч, тело было покрыто липким потом и постанывало в унисон каждому движению. Кряхтя и охая, Артем стащил с себя свитер и майку. Оставшись в одних спортивных брюках, он вышел во двор, где под желобом стояла двухсотлитровая стальная бочка, полная дождевой воды. Умывшись по пояс, он почувствовал себя гораздо легче. Бросил глазом на буржуйку со свинячьим кормом - пока они спали, тетка Маня выполняла свою работу. Хоть он и платил соседке, Артем внезапно ощутил прилив стыда. Крутя башкой, он вернулся в дом и принялся убирать последствия ночной пьянки.
        Участковый еще спал, беспокойно шепча во сне адреса домов с «точками», табельный номер пистолета и раз в три минуты принимался с жаром объясняться кому-то в любви. В конце-концов, слезы потекли по его помятому лицу, и Артем пихнул неврастеника ногой. Тот перевернулся на другой бок и затих. Парень помыл посуду, вынес окурки и проветрил комнату. Глянул в холодильник, а затем на часы. День катился к своей второй половине. Вспомнив с облегчением, что сегодня воскресенье, он взял авоську и направился в магазин.
        Катая во рту жвачку, Артем добрался до сельмага и принялся изучать ассортимент. Подумал, купил бутылку шампанского, пять водки, два баллона минералки и три упаковки пельменей. Получилось килограмм под десять продуктов. В нормальном состоянии для мужика нести - одно удовольствие. С похмелья же Артему казалось, что в сумке штук шесть кирпичей. Отпустив по этому поводу проклятие, парень встал отдохнуть, положив полную авоську на асфальт. Вскрыв одну из бутылок с минералкой, он с удовольствием выпил ледяной воды.
        - Вот что такое счастье, - блаженно заулыбался он. Однако, миг счастья, как ему и положено, оказался краток. Взвизгнули тормоза директорского «Уазика», и в открытой двери нарисовался силуэт Наждачного.
        - Артем, ты чего бичуешь, на работу не ходишь? - спросил он.
        - Так воскресенье - выходной, - ответил парень.
        - Это у белых людей выходной, а у нас - посевная! - просветил его начальник, - что в сумке тащишь?
        - Водку, - честно ответил Артем, - пять бутылок.
        - Ого? - удивился сосед, - это серьезно. А где моя доля?
        Парень без возражений достал один пузырь и выдал Николаю. Тот даже не поблагодарил.
        - Надолго забухал? - спросил он только, - смотри, мне твою работу выполнять. Ты участкового, кстати, не видел? Там его начальство из района ищет.
        Артем отрицательно помотал головой. У соседа не язык, а помело - к вечеру все будут знать, где Кузьма залег. Внезапно, вспомнив один нюанс, он спросил:
        - Слушай, Коля, а ведь ты меня когда на работу брал, обещал по крайней мере один выходной.
        - Ну что ты как маленький? - скривился Наждачный, - коня когда в упряжь зовут, тоже хлебом подманивают. А после удила в пасть, и кнутом по заднице. Мне электрик нужен был так, что я бы тебе лампочку с директорского столба пообещал бы. Ладно, у меня много дел.

«Уазик» застонал и двинулся дальше. Артем вздохнул, взвалил на плеча похудевшую авоську, и последовал его примеру. Шагать еще оставалось почти двести метров - почти бесконечность. Пыльная дорога после асфальта не улучшила его настроения, посему вспотевший и с пылью на зубах он вошел во двор и повторил процедуру ополаскивания. Посидел во дворе на лавке, собираясь с силами, и приветственным кивком встретил Кузьму, наконец-то изволившего проснуться.
        - Что у нас со временем? - поинтересовался участковый, вынимая башку из бочки.
        - Времени у нас больше, чем у пассажиров «Титаника», однозначно, - вяло сказал парень, - тебя там какое-то начальство из района ищет. Коля Наждачный спрашивал, не видел ли я тебя. Такой-то я дурак, чтобы признаться!
        - Правильно сделал, - кивнул Кузьма, - в таком виде меня сразу в крематорий отправят, минуя патологоанатома. У тебя телефон работает? Пойду, подстрахуюсь.
        Он исчез в доме, а Артем прошел в палисадник. У покойной тетки там росли две акации, закрывая обозрение с улицы, а за акациями стоял столик и лавочка - для летних обедов и ужинов. Получалось нечто вроде беседки, только без верха. Лавка была с удобной спинкой, сделанной согласно с анатомией человеческой спины. На нее и опустился Артем. Сил, чтобы распаковать авоську уже не оставалось. Поэтому он очень обрадовался голосу вышедшего участкового:
        - Тема, ты где? - Артем издал бодрый стон, - а, вот ты где! Выпить есть что? Если нет, можно будет в магазин сбегать. Я, кажись, премию еще не пропил всю…
        - Выпить есть, - сказал Артем, - там я еще пельменей купил. Три пачки. Будь другом, отнеси их в холодильник, пока они не сдохли.
        Участковый сунулся в авоську и издал торжествующий возглас.
        - Ты - мужик обстоятельный! Уважаю! - искренне сказал он. Следующий поход в магазин - за мой счет. Похоже мы надолго зависли в “мертвой петле”.
        - Ну что там с твоим начальством? - спросил Артем.
        - Да пошли они все! - плюнул Кузьма, - как дети малые. В рейд зовут. Никого помоложе что ли, нет? Два года до пенсии человеку осталось, другой начальник уже и забыл бы про меня. Пьем, мон ами Артемий, затем отходим, а затем я тебя свожу на рыбалку. Благодатные места за этой самой Самусевкой! Вроде как бы и лесное озеро, а такие зеркальные карпы водятся, что куда там реке! Ты рыбачить любишь?
        Артем пожал плечами. На рыбалке он был всего пару раз, но впечатления от нее остались самые отрицательные. Дым костра, комары и дождливая ночь, проведенная в палатке. Пара полудохлых карасей на шесть человек да ящик выжранной водки. Вот и весь кайф.
        - Ты пельмени отнеси, - уклончиво ответил он, - а там видно будет. Кузьма, может здесь посидим, на свежем воздухе?
        - Посидим, - согласился участковый, - свежий воздух для нас сейчас подобен бальзаму.
        Кузьма подхватил авоську и ушел в дом. Отсутствовал он минут пятнадцать, которые Артему показались вечностью. Он уже готов был завыть от переполнявшей его тоски, когда наконец в двери показалась усатая харя с бутылкой водки и стаканами в руках. Между руками и телом была зажата бутылка с минералкой.
        - Пельмени варить поставил, - ответил он на немой укор парня, - ведь еще даже царь Николай (не помню только который) советовал чаще закусывать. В ответ на какие-то народные требования, хм! А мы тем временем нагуляем аппетит.
        В следующий раз Артем проснулся, когда уже стемнело. Участковый Кузьма сидел на своей кровати, отдуваясь после планового марш-броска в магазин. У его ног стоял ящик водки, а у двери валялись три упаковки минеральной воды. Заметив, что Артем открыл глаза, Кузьма протяжно сказал:
        - Спасибо, мужики верные помогли дотащить. Там, в холодильнике кусок шеи. Угостили! Сейчас выпьем по стакану, и пойдем во двор - шашлык делать.
        - Какой шашлык! Какой стакан! Какой двор!!! - простонал Артем, - я сейчас сдохну.
        Собравшись с силами, он выполз на двор, где сияли великолепные звезды в сочетании с такой же великолепной луной, и стал икать и блевать под яблоней. Блевалось плохо. Икалось и того хуже. Так и не получив от процесса никакого кайфа, он побрел к столику, возле которого Кузьма из последних сил колол дрова на костер. Из кирпичей он сложил ограждение, а шампуры стащил на кухне.
        - Шашлык замачивают перед этим, - тоскливо сказал Артем, разминая свой впавший живот.
        - А мы и замочим! - красноречивым жестом участковый указал на початую бутылку водки, стоявшую на столе в компании своих пустых товарок, - я для сугреву принял сто пятьдесят. Давай и ты. От жареного в естественных условиях мяса у меня еще ни одна сука лагерная не отказывалась.
        Как далее развивался их совместный с участковым запой, Артем помнил плохо. Отчетливо запомнил лишь десятилитровую пластиковую канистру со спиртом, доставленную Кузьме сразу по звонку в соседнюю деревню. Дни сменяли ночи, количество спирта в крови превысило все допустимые пределы, так что организмы начали бунтовать. Валяясь по всему дому и двору в живописных позах, собутыльники вызывали искреннюю тревогу соседки, и она, в очередной раз обнаружив лишенные жизни телесные оболочки, вызвала скорую. Прибрала весь «свинарник» и на вырученные за сданные бутылки деньги купила себе новую антенну в новый телевизор.
        Очнулся Артем в местной больничке под капельницей. На соседней кровати валялся в аналогичной позе участковый, заросший бородой что библейский апостол. Ввалившиеся глаза Кузьмы смотрели в потолок, а непослушные губы шептали очередное «аквариумное» откровение:

        Снился мне сон, что я был трезвый,
        Ангелы пели в небесах.
        А я проснулся в черном теле -
        Звезда застряла в волосах.
        Говорила мне мать: летай пониже;
        Говорила жена: уйдешь на дно.
        Но я живу в центре циклона…
        Иль вверх, иль вниз - мне все одно.
        - У тебя Борькины апокрифы на все случаи жизни, - слабым голосом произнес Артем.
        - Ответ утвердительный, - простонал участковый, - допились. Интересно, а когда нас расстреляют?
        - Когда выздоровеем, - ответил Орлов, - что толку больных расстреливать. Только порох тратить. Слушай, а как мы здесь очутились?
        Участковый фыркнул:
        - Нашел, у кого спрашивать. Сейчас хирург придет - все расскажет. И как мы сюда попали, и когда мы отсюда выйдем, и сколько мы еще протянем.
        Артем пошевелился и застонал. Повернув голову в сторону соседней койки, он спросил:
        - А почему хирург? Насколько я знаю, в сельские больницы обычно терапевтов назначают.
        - Назначали, - поправил его Кузьма, - нынче терапевта на село калачом не заманишь. Вон, совхоз отдельный дом со всеми удобствами выстроил - только живи да врачуй. Ссуду на автомобиль банк дает долгосрочную, спецкредит для сельских эскулапов - не-фи-га! Зарплата приличная вроде бы, но не идут.
        - А как обходятся? - с тревогой спросил Артем. Откуда-то появилось чувство обеспокоенности тем, что он попадет в лапы местного Чикатило.
        - Обходятся? - почти весело переспросил Кузьма, - верное слово. Обходятся!
«Химиков» ангажируют. Врачи ведь тоже срока получают. Кто за аборты летальные, кто за лечение сифилиса на дому, а кто и за махинации с больничными листами. Им, как правило, года три «химии» дают, да и рассылают по деревням и селам - кому кто достанется. У нас хирург вот второй год работает. В соседней деревне - трипперовед в качестве участкового врача. Сильно водку уважает.
        - А за что нашего? Осторожно спросил Артем.
        Дверь распахнулась и в палату вошел грузный клоун в белом халате. Из затылка у него во все стороны торчали рыжие с проседью волосы, мясистые пальцы украшало несколько перстней. Головой хирург достигал до дверной коробки.
        - Финский операционный стол поцарапал, когда пациента оперировал, - ответил он на последний вопрос, - а они заразы дорогие. Восемнадцать тысяч долларов минус НДС. Ну что, Кузьма Петрович, снова Юпитер за Венеру спрятался? Я тебе чего прошлый раз говорил? И еще мальца чуть с собой прихватил - на тот берег Стикса. Хорошо, Харон перевозить отказался…
        - Да не отказался, - вздохнул участковый, - бабки пропили, а заплатить было нечем.
        - Вот те раз! - удивился хирург, присаживаясь на банкетку, - так ведь он по пятницам бесплатно перевозит.
        Настала очередь удивляться Кузьме.
        - Пятница? А число какое сегодня?
        - Я ж и говорю, - сказал весело эскулап, - пятница, тринадцатое. Июня. Год знаешь, надеюсь?
        Он повернулся к Артему и бегло его осмотрел.
        - И это - новый колхозный электрик? Он же вроде не пьет, говорили…
        - Ты что, ослеп, Михалыч? - приподнялся на кровати Кузьма, - рот видишь? Значит, пьет!
        - С тобой, Петрович, и абстинент запил бы, - покачал головой врач, - ну-с, молодой человек, как самочувствие? Глюкоза с витаминами, что я вам прописал, должны помочь. Авитаминоз у вас приличный.
        Артем широко раскрытыми глазами посмотрел на него.
        - Две недели! - с чувством произнес он, - с ума сойти.
        - Еще пару дней и сошли бы, - подтвердил Михалыч, - этим обычно и кончается. Да еще эпилепсией разве… ладно, граждане алкаши, мешать вам не буду. Постарайтеь не трескать тяжелой пищи - печенки ваши нынче не в той форме. Что же делать, оставляю вас наедине со своими совестями. Слушайте их разумные голоса.
        Михалыч развел руками и, словно при неудавшемся опыте по запихиванию джинна в бутылку, ударившись плечом о косяк, громко выбранился. Вошла медсестра, сняла с пациентов капельницы и унесла за раз оба штатива.
        - Видал, какая? - присвистнул Кузьма.
        - Тебе, дружище, точно глюкоза помогает! - пробормотал Артем, отворачиваясь к стене, - а мои глаза на баб не смотрели бы.
        Но глазам Артема сегодня пришлось смотреть еще на одного представителя слабого пола. Ближе к вечеру палату с реабилитировавшимися алкашами посетила Надя. Пешеходова. Светлые волосы ее были перевязаны ленточкой, синие глаза излучали недоумение. Зайдя в палату она поначалу вращала головой, пытаясь определить, кто из двух больных является ее подопечным: изможденные мужики были похожи на узников Бухенвальда и на внешние раздражители реагировали очень тупо. Наконец, разлепивший глаза Артем, признал гостью.
        - Ох, святая Мандрагора! - прошептал он, - опять у меня глюки.
        - Это не глюки, Орлов, - ответила девушка, - это кое-что похуже. Ну что же ты наделал?
        - Пытался в астрал выйти, но неудачно, - пошутил парень, - врачи за хвост ухватили.
        Надя отвернулась к окошку и еле слышно прошептала:
        - Это ты… это ты из-за меня?
        Артем едва расслышал слова. Слава богу, сил рассмеяться не было. Дочка главного еще в таком возрасте, что отрицательный ответ восприняла бы как оскорбление. Но надо отдать ей должное - жизнью еще не попорчена, чует за собою вину. Стараясь ответить по возможности правдивее, он сказал:
        - Надя, пьянство оправдать нельзя ничем. Я сделал глупость, о которой теперь жалею, но благодаря которой я многое узнал. И уже не жалею ни о чем.
        Намек лежал на поверхности, и Надя его уловила. Став пунцовой, точно майская роза, она решила сменить тему. Указав на принесенный с собой пакет, сказала:
        - Я поначалу тебе хотела что-нибудь вкусное принести, но папа меня отругал. Сказал, что если уж я такая дура, что собираюсь навещать в больнице алкаша после запоя, то нужно нести с собой не колбасу с огурцами, а яблочный сок с минералкой. Еще сказал, что после запоя вся еда на один вкус. Это правда?
        Артем кивнул.
        - И еда, и вода, и все остальное. Пресное. Впрочем, как и жизнь.
        Девушка провела рукой по его вспотевшему лбу и мохнатым щекам.
        - Ладно, горе, лечись, а я пойду. Корову встречать скоро, а мама уехала в гости к подруге. Выздоравливай.
        Скривив в грустной улыбке губы, она попрощалась и ушла, тихо притворив за собой белую дверь. Через несколько минут участковый сказал:
        - Выше клюв, Орелик, в твоей жизни еще все впереди! А вот ко мне такая краля уже не придет - если только та, что с косой. Готовься, у нас впереди безумная ночь.
        Ночь и вправду была безумной. На какие-то мгновения уставший организм проваливался в сон, но взбудораженная нервная система наотрез отказывалась отдыхать, посылая галлюцинации и видения одно бестолковее другого. Поначалу они с участковым еще пытались разговаривать о смысле и бессмысленностях бытия, но уставшие от трепа во время запоя челюстные мышцы вскоре свело судорогой. Тогда оба отвернулись мордами к стенам и принялись ловить глюки. Длилось все это безобразие до тех пор, пока в пятом часу утра не наступил рассвет. Участковый обреченно выругался и сел на койке.
        - Пойдем, друг Артем, с Ра пообщаемся, - предложил он парню, - самое время.
        - В смысле, рассвет встретим? - не понял Орлов.
        - И это тоже.
        Оба прошли через запасной выход в больничный двор и стали на пригорке, глядя на восходящее солнце. Оно было огромным: небольшой туман на востоке размывал края светила и заставлял его казаться больше, глобальнее. Глядя на далекий шар почти миллион километров в поперечнике, Артем внезапно ощутил всю силу, что таится в этом монстре. Неуправляемая термоядерная реакция, процесс превращения водорода в гелий - и вот благодаря этому плазменному шару существует он, Артем: пьяница и дурак, не осознающий своей уникальности; и рядом стоящее человеческое существо, видимо, не в первый раз встречающее рассвет подобным образом.

«И не в последний», - пришла вдруг мысль из далекого Космоса. Артем вдруг без всяких приборов разглядел солнечные протуберанцы. Солнце улыбалось и махало ему космами своей рыжей шевелюры. Внезапно он понял, что это вовсе не протуберанцы, а он плачет, и катящиеся по глазам слезы создают иллюзию близости со светилом. Вздохнув, он посмотрел на Кузьму. Тот тоже плакал. Повернувшись к Артему он громко высморкался, вытер рукавом больничного халата мокрую от слез харю и пробормотал:
        - Ну что, пообщался с Ра? - Артем кивнул.
        - У-ра! - торжественно провозгласил Кузьма, - это раньше солнцепоклонники так восход светила встречали. Я где-то читал. Теперь понял, почему на Руси пьяницы и дураки раньше почитались? Считались ближе к Богу?
        - Понял, ответил Артем, - они и теперь почитаются паче трезвых и умных. Но я с этой поры, на всякий случай, постараюсь держаться от Бога подальше.
        Глава 5.
        Выход из «мертвой петли»

        Перед выпиской из больницы Артема посетил Птицын. Директор был на редкость благодушен и приволок упаковку безалкогольного пива.
        - Это тебе от профсоюза, - засмеялся он, - чтобы в следующий раз помнил о коллективе.
        - Владимир Михайлович! - удивился Артем, - а ведь я думал, что вы меня с работы давно уже того! Турнули! Спасибо вам!
        Директор вновь засмеялся.
        - Люблю общаться с городскими, - признался он, - непосредственные такие… ну кто, скажи на милость, тебя с работы турнет! Оступился человек, бывает. Если бы я всех оступившихся выгонял, то в совхозе работать было бы не кому, уяснил? Премии тебе, конечно, за июнь не видать, но ведь это лучше, чем увольнение? Ну, и конечно, помни: терпение у меня не безграничное.
        Артем, стараясь не демонстрировать сарказма, повторил:
        - Спасибо. Конечно лучше, чем увольнение. Слава богу, что я так легко отделался. А вот что участковому будет?
        Птицын нахмурился.
        - Он уже не участковый. На прошлой неделе нам нового участкового представили. Кузьму в отдел забрали, учитывая его выслугу лет. Побудет годика полтора на какой-нибудь синекуре - и на пенсию. Нормальный он мужик, наш Петрович, хоть и алкаш. За тебя заступался, вину на себя брал. Ладно, Орлов, завтра жду тебя на работе. А сейчас открой пива - трубы после вчерашнего горят. Думаешь, ты один такой летающий?
        Назавтра на работе был цирк. Каждый считал своим долгом подойти к электрику и похлопать его по плечу. Кобылкин вообще был в восторге и сказал, что у него как раз вчера в очередной раз накрылся стартер. После этого праздничное настроение у Артема как рукой сняло. Стартер у Кобылкина был под стать его молоковозу - в трех местах пробитый и с раздолбанным в конец бендиксом, шлицы на котором чудом цепляли за венец маховика. А вчера весь запас чудес, отпущенный этому механизму, закончился. Выплевывая из пасти самые хлесткие выражения из русского языка, парень потащил пять килограмм металлолома к себе в конуру.
        К обеду Артем стал похож на шахтера-автолюбителя: руки прирожденного негра издающие стойкий аромат прелого тавота и ненависть к профессии в глазах. Когда к нему зашел Наждачный, парень сплюнул сквозь зубы взаправдашней желчью и злобно сказал:
        - Все! Что хотите со мной делайте, но эта штука работать не будет!
        - Ну и хрен с ней, - неожиданно согласился Коля, - этот стартер при позапрошлом завгаре свой ресурс выходил, пора новый покупать. Скажи механику.
        Сказал, как в лужу п… плюнул. Попробуй, найди того же механика! Он ведь исчезает сразу после планерки, устремляясь в очередную командировку за запчастями, а приезжает поздно вечером. Его жена в лицо забыла, шугается по ночам, когда он голодный и злой шарит в холодильнике, возвратившись из очередной командировке. Однажды чуть со страху не приложила кочергой по темечку - думала вор. И Наждачный предлагает Артему поискать механика! Сволочь!
        - Это один из вариантов послания в места не столь отдаленные? - скривившись, спросил он у начальника.
        - Это - один из вариантов избежать утренней клизмы, - хмыкнул Николай, - потихоньку поезжай к нему домой. Сдается мне, Кармен отсыпается после рыбалки в сеновале. Смотри, только, чтобы баба его не узнала. Она уверена, что милый где-то в дороге - добывает для совхоза новый лущильник. И не догадывается, что он харю на вышках [8] плющит! Давай! Ему рано выезжать в район, так пусть потрясет своей армянской жопой - достанет стартер для «пятьдесят тройки».
        Получив разрешение сегодня на работе не светиться, Артем поспешил на другой конец деревни - к реке. Туда, где жила семья эмигранта из Армении - Акопа Киракосяна, который был известен под прозвищем «Кармен». Прозвище это образовалось очень просто. В начале всех начал, когда республики бывшего Союза трясло в лихорадке, он приторговывал всякой всячиной, держа мелочную лавку на дому. И всякий раз, уставший от нехватки алкоголя путник, отвечая на вопрос односельчан: «Комо грядеши?», - говорил, - «К армену». После, когда страна окрепла и снабдилась всякими полезными органами и щупальцами типа налоговой полиции, Акоп отошел от дел и устроился в совхоз на хлопотную должность механика. Но прозвище за Акопом осталось. Поначалу он чертыхался, и на обращения ребятишек: «Здравствуйте, дядя Кармен!» терпеливо пояснял приблизительно следующее:
        - Малыш, меня зовут не Кармен, а Акоп. По вашему, Яков.
        - А папа говорит, что Окоп по нашему - траншея! - хохотал во все горло сорванец убегая.
        Армянин катал желваки и шел дальше. На углу у почты его кто-нибудь обязательно приветствовал:
        - Здорово, Кармен!
        - Здоровее видали!!! - шипел Акоп.
        - Чего такой хмурый?
        - Траншея кончилась! Пидарасы! Меня зовут Акоп!
        Соблюдая все правила маскировки, Артем подкрался к киракосянскому сеновалу со стороны реки. В траве орали кузнечики и прочая микрофауна; из-за изгороди на парня лиловым глазом дивилась знаменитая на всю округу корова костромской породы по кличке Берта. Лениво двигая челюстью, она перетирала жвачку и тихонько гудела, точно силовой трансформатор.
        Артем отворил дверь в сеновал, через которую разгружали сено, и в сумраке углубился на несколько метров.
        -Чего надо? - раздался мягкий голос с едва уловимым акцентом.
        - По твою душу, Акоп, - ответил наш герой.
        - А, это ты, Артем! - зевнули над парнем, - а я подумал - ворюга наглый забрался. Что за спешка?
        Негромко, но обстоятельно парень изложил механику положение дел со стартером. Акоп снова зевнул:
        - Ладно, что-нибудь придумаем. Я еще посплю часок-другой… выезжать рановато. Все равно, завтра с утра нужно быть на заводе. Ты иди через двор, Нины дома нет. А то кто-нибудь увидит, что из сеновала крадешься, представляешь, какие слухи обо мне по деревне пойдут! С моей национальностью нужно жить осторожно! Особенно, у вас.
        - А что у нас? - удивился Артем.
        - А у вас на слово «армянин» всего две ассоциации: «армянское радио» и «гомики».
        - Ну, ты преувеличиваешь.
        - Еще приукрашиваю! - буркнул Кармен, зарываясь в сено.
        По пути домой Артем стал свидетелем сцены, оставивший очень неприятный осадок на душе. На крылечке магазина стояла Надя и о чем-то беседовала с проклятым Мустафой. Дагестанец держал ее за руку и скалился точно древнегреческий сатир. Причем Артем не заметил, будто слова Мустафы были ей неприятны. В сердцах сплюнув, он продолжил свой путь.
        Подобно большинству славян, Артем терялся при общении с сыновьями гор, которым наглость заменяла смелость, надменность - вежливость, а перетянутые резинкой от велосипедной камеры деньги - дезодорант. Надо отдать им должное - у них было то, что напрочь отсутствовало у славянских народов. Чувство единства. Тот девиз, что прославил Дюма в своем бессмертном романе «Три мушкетера»: один за всех, а все за одного. На памяти Артема, сей девиз был избран не одним пионерским отрядом, но на практике дело обстояло совсем не так. По армии он помнил, как горой вставали друг за дружку недотепы казахи и таджики, грузины и армяне. Как все эти азиаты, презрительно именуемые русскими «черножопыми», «урюками» и «чурками», молотили поодиночке интеллектуалов славян, существующих «on my own [9]».
        Дома Артем долго мыл вспотевшие холодным потом руки, тщательно вытирал их полотенцем и рисовал себе картины расправы над возомнившим о себе дагестанцем, в душе надеясь, что дело до выяснения отношений не дойдет. Затем включил компьютер и слазил в свой веб-кошелек. Денег оставалось не очень и густо. И здесь у проклятого Мустафы гандикап! Все! С пьянками нужно заканчивать и стремиться зарабатывать деньги. Ведь не секрет, что любовь гораздо искреннее, если она подкреплена денежными вливаниями. Стоп! Что-то он о любви задумался? Какая нахрен любовь! Вспомни, дурак, чем закончилась прошлая попытка и не тужься!
        Но юная стройная фигурка Нади постоянно стояла у него перед глазами. А воспоминания о родинке на том самом месте заставили встать и нервно зашагать по комнате. Он подошел к холодильнику и достал бутылку минеральной воды. Вынул из аптечку таблетку «адонис-брома», пробормотал что-то о лучшем армейском средстве от половых стрессов, принял лекарство. Затем подумал, и усилил «заклинание» тремя таблетками валерьянки.
        Снова сев за компьютер, он проверил почту и увидел, что от старых знакомых - довольно известной фирмы «Лекта» пришло предложение стать бета-тестером их очередного продукта, программы-файерволла [10] «AI Defence». Теперь от Артема требовалось лазить по интернетовским порносайтам. Час от часу не легче! Ведь на порносайтах скрывается львиная доля всех червей, вирусов и троянов Интернета. Поэтому, где же еще тестировать файерволл, как не в дебрях разврата. Артем хмыкнул, и принялся проверять остальную почту. Ругаясь, удалял спам [11], отвечал на деловые письма. О-па! На следующей неделе приезжает Юрка Хохлов с подругой. Вот это номер! Если ему не изменяет память, Юрка родился за компьютерным столом, а его подруга не вылезает со всяческих презентаций и тусовок. И Артем вовсе не уверен, что они в курсе, как пользоваться деревенским сортиром. Но пусть едут - если с головой не дружат. Он бодро черканул им ответ, щедро перемешиваемый смайликами [12] и загадочными намеками.
        Когда наступила пора ужина, он сделал себе яичницу с колбасой и половину литра крепкого чаю. Употребил все это. Задумался. Взял трубку радиотелефона и набрал запретный номер, надеясь, что ответит чудом оказавшийся рано дома Пешеходов. Тогда можно было бы с чистой совестью нажать клавишу «Hang up». Но чуда не произошло - в трубке раздался бархатный голосок Надежды:
        - Алло! Кто это?
        - Спившийся принц крови, - хрипло ответил Артем.
        - Артем, ты? - несколько неуверенно спросила она.
        - Я, как ни странно, - признался парень, - а ты ждала звонка кого-то другого.
        Надя рассмеялась. Линия связи с удовольствием передала все нюансы и обертоны ее голоса.
        - Кого мне ждать? Сижу вот, телевизор смотрю. Передача от «Си-эн-эн», что-то про природу Австралии. Тебе нравятся такие передачи?
        - Не знаю, - честно ответил Артем, - я телевизор не смотрю. Меня реклама вырубает. Я в городе когда жил, спьяну телевизор из окна выбросил.
        - Так! - с чувством исследователя, открывшего, что в клозете кончилась бумага, произнесла она, - узнаем все новые и новые подробности о житии святого Артемия.
        - Да чего ты переживаешь? - удивился парень, - телек тещин был.
        На самом деле, никакого телевизора он не выбрасывал, просто «Остапа понесло». С увлечением принялся он расписывать реакцию покойной тещи и никогда не существовавшего тестя, пока несколько сумбурное повествование его не прервала Надежда.
        - Слышь, Артем, а ты звонил чего?
        - Голос услышать хотел, - говоря по правде, он и сам не знал, почему позвонил. На рефлексе. Захотел - и позвонил.
        - А увидеть не хочешь? -игриво спросила она.
        Парень в замешательстве замолчал. Наконец, нашелся:
        - Не думаю, что господин Пешеходов будет счастлив принимать в своем особняке мою ничтожную личность.
        Надя снова рассмеялась.
        - Во-первых, господин Пешеходов летом является домой на вечерней зорьке; а во-вторых, я сама к тебе подъеду. Сяду на велосипед - и в дамках.
        Артем едва не поперхнулся. Ну никак он не мог привыкнуть, что деревня в отношении женской эмансипации вплотную приблизилась к городу. Порядка ради, он спросил:
        - Надя, а ты не боишься, что в нашей маленькой деревне…
        - Орлов, хватит пороть чушь! - прервала она его, - ты хочешь, чтобы я к тебе приехала, или нет? Кого сейчас удивишь девушкой, едущей в гости к парню, скажи на милость! Бабульку разве доисторическую…
        - Ладно, ставлю чайник, - сдался парень.
        - За мной печенье, - сказала Надя, - мама только утром испекла.
        В ожидании приезда девушки Артем бесцельно слонялся по дому. Смахнул веником изо всех труднодоступных соседкиному глазу уголков паутину и протер пыль на мониторе. Брызнул освежителем воздуха возле своей спальни, все же надеясь, что туда никто не заглянет.
        Надежда заявилась не с печеньем, а с тортом.
        - В магазине купила, - пояснила она, - папка все печенье на обеде стрескал. Тебе тортик сейчас как раз.
        - Это почему как раз? - удивился парень.
        - Чтобы прежний вес набрать, - улыбнулась Надя, - ты за свою эпопею так отощал, что на мумию смахиваешь. Удивительно, как еще ноги таскаешь.
        Артем нахмурился. Особенной плотностью он никогда не отличался - так на сисадминов и карикатуры даже рисуют соответствующие: свитер грубой вязки с горлом, тощая грудь, лохматая башка и очки с кучей диоптрий. Потому что диета сисадмина - это пиво и сигареты. Артем не курил, поэтому мог себе изредка вместо сигарет позволить пакетик фисташек или миндаля. Когда предлагали хот-дог, тоже не отворачивался.
        - Ладно, извини, это я так, - увидела тень на его лице девушка, - ты знаешь, я сколько не представляла себя на месте пьяниц, так понять этого стиля и не смогла. Извини за «пьяницу»… случалось пару раз перебрать на каком-нибудь торжестве, но потом спиртное полгода обходила.
        - Значит, вкуса водки ты так и не поняла, - подвел итог ее высказыванию Артем, - вкус к жизни сильнее. А у меня бывает, что вкус к жизни не чувствуется вовсе… тогда и получается классический запой, со всей палитрой: обезвоживание, бессонница, галлюцинации и потеря аппетита.
        Надя пересела к нему на диван - поближе. Глядя на его глаза с еще не прошедшими темными кругами вокруг них, погладила по гладко выбритой щеке.
        - Вот еще! - хмыкнула она, - такие муки, а за что?
        Артем задумался.
        - Не скажи, - произнес он, - иногда в таком состоянии можно ухватить за хвост истину и познать смысл бытия. Подозреваю, что душа отдаляется от тела и приближается к Космосу - только часто проверить эти откровения нет возможности.
        Надежда лукаво глянула на него.
        - Говорят, что в горячечном бреду человек видит чертей там всяких, лошадей белых, привидения всякие. Ты тоже видел их?
        - До этого не доходило, - признался Артем, - но кучу всякой бессмыслицы видел. Директор наш как-то мерещился, например. С литровой кружкой пива в руке… странно.
        - Действительно, странно, - согласилась Надя, - есть у него такая. Богемского стекла, он из Праги привез три года назад. Пиво он очень уважает… в принципе, это по брюшку заметно.
        - А мне с глиняной снился, - улыбнулся Артем, - и на ней синие цветы были.
        - А что тебе еще мерещилось? - спросила она, придвигаясь к нему, - может, я к тебе в бреду являлась? Ну-ка, признавайся.
        Артем вспомнил. В каком виде она к нему являлась, и покраснел. Медленно кивнул. Увидав его смущение, она тоже порозовела.
        - Без одежды? - еле слышно спросила. Он кивнул. Она смутилась еще больше.
        - Красивая, - пробормотал он, - только… мне отчего-то одна деталь запомнилась: пятно родимое на… там, в общем, где ноги с телом соединяются.
        Надя вскочила на ноги и затряслась. Он недоуменно поднялся с дивана. Перед ним была разъяренная валькирия.
        - Какие вы все-таки козлы! - крикнула она в ярости, - все одинаковые! А говорят, что только бабы мастерицы сплетничать! Мерзавцы!
        Она подскочила к двери, сунула ноги в шлепанцы, и, громко бранясь, выскочила из дому. Артем, как оплеванный, снова сел на диван. Вот это номер! Что, и в самом деле у нее там родимое пятно?
        Всю следующую неделю он ходил на работу, стараясь забыть об этом нелепом инциденте, но перед его глазами постоянно стояла Надя со слезами ярости на глазах, а по ночам во сне она являлась к нему с ржавой рапирой, требуя сатисфакции. И как только рапира касалась его груди, он просыпался. Весь в холодном поту. Казалось, вернулось старое запойное время. Тем не менее, он уже гораздо увереннее справлялся со своими обязанностями на работе: больше не путал катушку зажигания с фильтром тонкой очистки, а стартер - с генератором. На предложение «почистить пятаки» рука его уже не сживалась в кулак, и «пупсики» он научился вваривать довольно-таки лихо, почти профессионально. С мужиками на работе выпивать прекратил - для тестирования программы от «Лекты» требовалась ясная голова с чистыми мозгами.
        В субботу, возвращаясь домой, он встретил возле магазина Мустафу, который подошел к нему и не здороваясь спросил:
        - Слющай, я ведь ничего не говорил тебе о Надежде и ее интимных местах, да?
        - Мы с тобой вообще раньше не разговаривали! - буркнул Артем, чувствуя как его сердце начинает колотиться.
        - Тогда почему она мне чуть глаза на выцарапала? - спросил Мустафа как бы у себя самого, - откуда ты можешь знать про родимое пятно?
        Наш герой немного поразмышлял. Размышления получались довольно мрачные и однозначные. Получатся, что Надя спала с этим горцем. Ну конечно! Такая вся из себя, дочка главного инженера, спортсменка, комсомолка, красавица - и с этим вонючим дагестанцем. Ведь и сейчас, несмотря на вылитые на джемпер полфлакона духов, от Мустафы исходит запах душного козла. Хотя, может это он только ему неприятен, а бабы от него тащатся, чуя тестостерон?
        - Мне приснилось, и я у нее спросил, - наконец ответил он.
        Любой славянин только бы сплюнул, но Мустафа был полностью удовлетворен ответом.
        - Карашо! - сказал он, - вполне возможно, что это - правда. Можешь идти.
        Артем двинулся дальше, матеря Мустафу на все лады. Тоже мне, поводырь! «Можешь идти!» А что оставалось делать Артему? Сказать: «Спасибо, я еще постою!» Нет уж, увольте. Бля, что-то тесно становится в Березовке! Наехало всякой нечисти, и теперь они пытаются править бал. Ну ничего, дождутся когда-нибудь топора в спину. Наверное…
        А вечером к Артему заявились гости: старый приятель Юрка с подругой Светкой. Светка была натуральной блондинкой, а Юра гордился, что имеет нечто чистокровное. Причем, слово «имеет» необходимо было понимать в обоих смыслах. Светка недавно прочла «Записки невесты программиста» от Алекса Экслера, поэтому была тоже страшно горда. Правда, при слове «невесты» Юрку разбирали корчи, так как понятие «невеста» являлось промежуточным между «подруга» и «жена», но во время Светкиных спичей на тему свадебного путешествия и медового месяца он предпочитал молчать.
        Поначалу Света-блондинка неутомимо трещала обо всем на свете: о невыносимой дороге в спальном вагоне поезда, о том, сколько раз ее Юра за это путешествие
«ел глазом», о нескромности проводницы и любопытстве таксиста, доставившего их из райцентра Петровска в Березовку.
        - Ах да! - вдруг вспомнила она, - в магазине мне один парнишка глянулся. Выше тебя, Артем, ростом. Стоял в льняных штанах (класс!) с закатанными штанинами и в светлой рубахе. Босиком! Видно, сторонник учения Порфирия Иванова! Покупал водку, кильку и кетчуп. Ах! Он таким голосом произнес «Кетчюп», что мне захотелось пойти с ним, выпить эту водку, закусить килькой и отдаться ему где-нибудь на лоне природы.
        Артем засмеялся. Долго смеялся. С удовольствием. Юра со Светой смотрели на него, недоумевая.
        - Вчера в совхозе получку давали, - объяснил он, оборвав смех, - поэтому иногда крестьяне берут водку. А Ванька Богданов постоянно в теплое время года ходит босиком - экономит на обуви. Ведь на паре башмаков можно ящик чернила сэкономить. Кожа у него на пятках - гвоздь не вобьешь.
        - А копыта еще не выросли? - полюбопытствовал Юра.
        - Копыта к осени состригают, - принял игру Артем, - чтобы нога влезла в кирзовый сапог. А весной сапоги разрезают и снимают - иначе никак.
        Света смотрела на него широко раскрытыми глазами.
        - А как же он спит? - спросила она.
        - Нормально, - ответил парень, - на бессонницу не жаловался. К нему даже бабы иногда ходят.
        - В смысле, женщины? - не поняла Света.
        - В смысле, бабы, - уточнил Артем, - некоторые местные… женщины.
        - Что, тоже в сапогах? - ужаснулась девушка.
        - Случается, - не стал отрицать он.
        - И что, они…
        - Пьют и случаются, - прервал процесс познания Юра, - что ты к человеку пристала? Он только с работы, есть хочет. Кстати, Артема, чего там у тебя на ужин?
        Артем подошел к русской печке и снял заслонку. Взял в руки вызвавший у Светки восторженный ужас ухват, вытащил два чугунка. Когда он снял с них крышки, по горнице распространился восхитительный аромат.
        - На первое украинский борщ, - объявил он, - а на второе… на второе перловая каша с курицей.
        - Давай их сюда, - хищно сказал Юра, - я в дороге устал от бутербродов и хот-догов. Долго на этой собачьей пище не протянешь.
        Света подошла ближе и посмотрела в горшки.
        - В первый раз такое вижу, - призналась она, - это едят?
        Артем вооружился большой деревянной ложкой, заменявшей ему половник, и разлил борщ по тарелкам. Хватило как раз всем, даже осталось. Открыв холодильник, он достал сметану и поставил ее на стол. Быстро нарезал хлеб и пригласил всех к столу.
        - Ох, какой наваристый! - удивилась Света, - мне, пожалуй, без сметаны. Иначе все эти лишние калории моментально превратятся в липиды [13]. Знаешь, Артем, стоит только на пару дней утратить над собой контроль - и к концу недели уже пять кило лишнего веса. А чтобы все это согнать потом месяц на диете сидеть нужно и в спортзал по утрам бегать.
        - А мне две ложки! - заявил Юра, - я если и бегаю, то только в RPG! И никакого лишнего веса.
        - Глистов бы тебе погонять! - заявил Артем.
        - Фу! - скривилась Света, - ну не за столом ведь! Аппетит весь испортишь!
        - Вам или глистам? - невинно поинтересовался хозяин.
        Увидав, что в своих шутках зашел слишком далеко (отвык от городской утонченности, что делать), он примиряюще поднял руки:
        - Все, Земля, затыкаюсь, приятного аппетита!
        Что-то фыркнув, Света принялась орудовать ложкой. Юра подмигнул Артему.
        - Ну, рассказывай, как дела! И где свою хозяйку запрятал?
        - Какую хозяйку? - не понял парень.
        - Брось! - засмеялся приятель, - не будешь ведь мне рассказывать, что ты все это сам готовил. Насколько я помню, твои кулинарные изыски ограничивались бутербродами и кофе. Где ты ее девал?
        Артем наконец все понял и захохотал.
        - Моей хозяйке… моей хозяйке скоро на шестой десяток перевалит!
        - Так у тебя что, домработница? - отрываясь от борща, спросила Светлана.
        Артем кивнул. Словно в подтверждение этого, в сенях раздался звук открываемой двери. Видимо, тетка Маня решила лично проверить подконтрольные территории.
        - Сделайте умные лица, - предупредил хозяин, вставая из-за стола и направляясь к холодильнику.
        - Зачем умные? - не понял Юра, - ведь встречают по одежке. У меня вот рубашка от
«Ферре».
        Дверь отворилась как раз в тот момент, когда Артем был наполовину скрыт холодильником. Взяв горчицу, он распрямился, говоря:
        - Ох, тетя Маня, вы сегодня превзошли саму себя! Борщ ваш…
        Он осекся. На пороге стояла Надежда. С любопытством глядя на него, она произнесла:
        - Ешь на здоровье, племянничек. Может, добавки?
        Юра застыл молчаливым изваянием. С ложкой во рту. Одна Светка сохранила присущие ей хладнокровие и здоровый сарказм.
        - Здравствуйте, тетя Маня! Отлично выглядите для ваших пятидесяти.
        Тут и Надя застыла с открытым ртом. Света же деловито доела борщ и отодвинула тарелку.
        - Ну, чего ты встал? Давай сюда горчицу и пригласи девушку за стол!
        Юра опомнился вторым.
        - Так вы не домработница?
        - Домработница?!? - недоуменно переспросила Надя, - вы что, меня с теткой Маней перепутали?
        - Это - Надя! - подал голос Артем.
        Юра кивнул головой и подошел к девушке.
        - Та самая Надежда, значит… а меня Юрием зовут. В честь Долгорукого назвали. Слыхали?
        - Который считается основателем Москвы? - уточнил Надя, - слыхала, - а что означает уточнение «та самая»?
        - Юр, можно я расскажу? - взмолилась Света, - Тема, ты не против?
        Артем вздохнул и уселся снова за стол. Взял из стопки тарелок четыре штуки, расставил их по периметру. Принялся накладывать кашу все той же деревянной ложкой.
        - Дели курицу, Юрка, - обреченно произнес он, - сейчас они тебе наговорят. Ладно, Светлячок, трави помаленьку.
        Света усадила Надю за стол и принялась с жаром объяснять:
        - Одно из последних писем, полученных от Артема, содержало следующий постскриптум: «Любовь умерла, и Вера вот-вот загнется. Осталась одна Надежда, и только она может вернуть мне интерес к жизни».
        Надя недоуменно смотрела на него. Артем насупился.
        - Вообще-то, я выражался фигурально, - произнес он, - и о девице Пешеходовой тогда не думал. Я, если честно, думал о том, что жизнь - штука довольно мерзкая.

«Девица Пешеходова» едва не выронила куриное крылышко.
        - Вы можете не говорить обо мне в третьем лице? Мы ведь не в зале суда
        Светка сделала глоток привезенной с собою «Хванчкары» и вытерла салфеткой губы.
        - Надюша, пусть лучше о нас в третьем, чем о работе в первом. Поверь мне, когда они переходят на свой профессиональный жаргон, я чувствую себя Алисой в Сингапуре. Ты лучше мне скажи вот что: между тобой, и этим лохматым, тощим сенбернаром что-то есть? Его спрашивать бесполезно - он вывалит шесть страниц текста, и я вновь останусь в неведении.
        Надя покраснела. Все в этой компании были значительно ее старше. Причем, как раз настолько, чтобы между ними не могли возникнуть родительские отношения. Но и о легкомысленной приятельской беседе тоже говорить не стоило.
        - Присматриваю за ним по просьбе общественности, - уклончиво ответила она, - как женщина и как профорг. Мужика ведь только оставь одного - пропадет. Артем - это моя общественно-полезная нагрузка.
        Света приложила палец к губам.
        - Все. Об остальном - ни звука. Он по сценарию должен мучаться и терзаться в неведении. А из-за чего вы поссорились?
        - С чего ты взяла? - удивился Артем.
        Света нахмурилась. Нахмурившаяся блондинка - это словно очередной ураган у берегов Луизианы. Парни притихли.
        - Я, конечно, не Шерлок Холмс, - как бы разговаривая сама с собой, сказала она, - но не настолько тупая, чтобы не замечать очевидных вещей. Когда Надя вошла, у тебя было такое удивленное лицо, словно ты увидел по меньшей мере призрак умершей тетки. Тебе хватит, Ватсон, или мне излагать дальше?
        Артем замахал руками. Мол, все понял и принял к сведению. Света снова принялась за трапезу. Юра первый справился с обедом и принялся цедить компот. Орлов выдохнул весь запас воздуха, вздохнул и произнес, не глядя на Надежду:
        - Я за время своего затворничества совершенно отвык от женского общества. Случается, ляпну что-нибудь, потом неловко бывает.
        Надя под столом засучила ногами.
        - Бывает, - подтвердила она, - скажет что-нибудь, и не понятно: то ли комплимент, то ли ругательство.
        Юра посмотрел Светлане в глаза и неуловимо качнул головой, призывая к уходу с опасной тропы.
        - Что будем делать сегодня вечером? - спросил он, - я, например, последние десять лет мечтал только о рыбалке с ночевкой. Может, махнем?
        Артем решительно пресек Юркины фантазии.
        - Мечтал? - переспросил он, - ну и мечтай дальше. Ты ведь знаешь, что мечта вблизи оказывается вовсе не таким чудом, как представлялось. В этом году у нас творится что-то неладное. Комаров столько, что к реке не подойти. Плюс ко всему, рыба совершенно не клюет. Уж не знаю, с чем это связано…
        - Нормально связано, - без малейшей печали в голосе отозвался Юра, - комариные личинки являются кормом для рыбы. Если много комаров, значит клева и не будет. По моему, так!
        - Ух ты! - вступила Света, - а я и не знала что ты еще где-то компетентен, кроме как в своих компьютерах.
        Юра победоносно улыбнулся. Хлопнув Артема по плечу, он произнес:
        - Мы с этим парнем в армии однажды стали победителями в соревнованиях на выживание в незнакомой местности. Нас сбросили в одно из псковских болот, и мы две недели как проклятые добирались до цивилизации. Жрали всякую гадость, пили болотную воду, короче, отрывались вовсю. Странно, но Артем за это время, насколько я помню, даже умудрился поправиться на пару килограмм.
        Света хмыкнула.
        - Вот так в компании и узнаешь случайно о некоторых подробностях биографии близкого человека. А где вы служили, уважаемые?
        - Рота разведки, - кратко ответил Артем, - остальное - военная тайна, которую мы забыли пятнадцать лет назад. Надя, тебе не скучно? А то мы, кажется, увлеклись.
        - С детства обожаю всякие байки: рыбацкие, военные, особенно приятно слушать папину лапшу на мамины уши, - весело ответила девушка, - кстати, Псков - это ведь центральная часть России. Неужели там такие леса и болота, чтобы двум бравым десантникам неделями пропадать?
        Артем хмыкнул, вспоминая давно забытые деньки.
        - Надя хочет сказать, что ни разу не была в тех местах. Псковская область вместе с Новгородской занимают территорию как половина… ну, хотя бы Белоруссии. Я, кстати, на Витебщине поплутал когда-то знатно. Но населения там, на сто тысяч квадратных километров - всего полтора миллиона. Плотность получается (согласно справочнику) около тринадцати человек на квадратный километр. Для сравнения, в Украине плотность восемьдесят два, а в Белоруссии - пятьдесят человек на квадратный километр. Света, ты же родом из Пинска, много там народу?
        - В Пинске хватает, а вот рядом… это же Полесье! Леса и болота!
        - Там то же самое, - сказал Юра, - плюс множество мелких речушек. Хотя, где их нет? Ты в Питере бывала когда-нибудь?
        Надежда отрицательно помотала головой. Дальше собственного областного центра она не выбиралась. Девушка была домоседкой и очень не любила всякие там переезды и путешествия. Заграничные куррорты не в счет, ибо там она находилась в состоянии аффекта и жила, словно в дурном сне. О своем пребывании за границей она предпочитала не распостраняться.
        - Я еще при Союзе ехал однажды в поезде Ленинград - Львов. Свинарник на колесах, и еще мягко сказано. Одним словом, ковбойский поезд. Местность тоже характерная. Со мной ехал один мужик, только из-за речки [14]… так он уснуть не мог. Говорил, постоянно ожидает нападения. И ты знаешь, мне было тогда вовсе не смешно. Лес слева, болота справа, туман сзади. То и дело вспоминаешь Конан Дойля: «Если жизнь и рассудок дороги вам, держитесь подальше от торфяных болот».
        Артем рассмеялся.
        - Ты, Юрик, нагоняешь на наших барышень печаль. Ведь ты был в таких замечательных местах, а они - нет. Видишь, как Надя жадно все схватывает? Не приведи господь, завтра в партизаны уйдет… Надя, в лесу комары!
        - Да ну вас! - надулась девушка, - я как представила себе: поезд, леса, болота, туман - романтика! А Артем, как обычно, из сказки быль сделал. Противный!
        - Я для этого рожден, - улыбнулся Артем. Юра встал из-за стола и взял гитару. Принял рокерскую стойку и, клацая по струнам, запел:

        Стрелой горящей поезд режет темноту,
        Послушный неизвестным силам.
        Тебя втолкнули в этот поезд на ходу
        И даже имя не спросили.
        Не знаешь ты, что будет дальше,
        Каким ты станешь через миг!
        - О-па! Здорово! - восхитилась Надя, - а чья это песня?
        - Это первый вариант «Горящей стрелы», «Ария», - уточнила Света.
        - Мне, кстати, окончательный больше нравится, - сказал Артем, - но Юра любит сыр со слезой, горячее пиво и баб с изюмом. Индивидуальность, черт побери.
        Юра продолжал клацать по струнам.
        - Люблю, - подтвердил он, - но достаются мне всегда плавленые сырки, холодный квас и бэк-вокалистки от «Спайс-гёрлз». Артем, вот тебе и окончательный вариант:

        Стрелой горящей поезд режет темноту,
        Послушный неизвестным силам.
        И стук колес нам заменяет сердца стук,
        И кровь от скорости застыла.
        Движенье стало смыслом жизни,
        Что дальше будет - все равно.
        - Между прочим, женщина стихи писала, вот! - гордо надулась Света, - Маргарита Пушкина! Слыхали? Юрка! Артем! Надя! Пойдемте во двор - посидим на лавочке. Вечер то какой - чудо! Пойдемте же!
        Вечер и впрямь, был хорош. По меткому определению Юрки, «если бы не комары, то он мог бы поспорить за звание «самого лучшего вечера этого года» однозначно, мля». В ответ на эти слова Артем сбегал в дом и принес несколько пластинок от электрофумигатора. Пластинки эти положили на кирпичи, ограждающие костер, и буквально через несколько минут среди комаров возникла паника. Юра чего-то бренчал на гитаре, а Светка склонила голову ему на плечо и тихонько напевала. Надя придвинулась поближе к Артему и шепнула ему на ухо:
        - Ты с ними давно знаком?
        - С Юркой в детском саду из-за кукол дрались, а Свету второй раз вижу.
        - Ясно! - протянула девушка, а почему из-за кукол? Машинок не было?
        - Машинки поделили без драки, - ответил Артем, - ну что ты все в прошлом моем копаешься? Сама то вон как обиделась, когда тебе о глюке своем рассказал! У тебя что, и впрямь там пятно родимое?
        - Орлов, ты невыносим! - щелкнула его по носу крашеным ногтем она, - разве ты до сих пор не знаешь, что у женщин нельзя кое-о-чем спрашивать?
        - У женщин можно спрашивать что угодно, - парировал Артем, - нужно только взять правильный падеж. Вот у девушек - нельзя. Ты права. Прости.
        Глава 6.
        Обновка.

        Одним погожим июльским утром в конторе совхоза царило необычайное оживление. Механизаторы толпились за шлагбаумом и, сплевывая семечками, комментировали последнее событие: покупку директором для конторы персонального компьютера. В механизаторской толпе щедро звучал отборный мат - последнее директорское приобретение мало кого оставило равнодушным.
        - Лучше бы мне на трактор новую кабину купили! - сокрушался Санек Крылов, - нахрен им тот кампутер!
        - А ты б кабину сразу Николайчику отвез! - загоготали близнецы, братья Князевы, - за пару литров «чарлика».
        Санек увял и пробормотал что-то насчет самых честных. Верно, братья были трудягами и солярку в обмен на дешевое пойло не загоняли. Ровно как и запчасти. Если чем-то и делились с колхозом, то исключительно для домашних целей. В принципе, таких работников в совхозе было не меньше половины. На них опирался директор и поэтому закрывал глаза на некоторые детали.
        - Можно подумать, оттого что компьютер купили, бухгалтеров сократят! - ворчал сторож Точилин, невесть как затесавшийся в стремный отряд впередсмотрящих, - при мне было три бухгалтера и экономист. По выходным сено гребли вместе со всеми, а осенью брюкву дергали. А теперь сидят десять красавиц, одна перед другой мордами хвалятся!
        - Тебе дед, осенью семидесятого бухгалтерша как не дала, так ты до сих пор на всех бухгалтеров затаил! - засмеялся весельчак Лещинский, - чего смотришь, правда!
        - Да у тебя, падла, баба бухгалтер! Если бы не она, тебя бы давно из совхоза выперли! - озлобленно крикнул сторож, - потому что ты - алкаш, неделями в кустах валяешься! Если бы я раньше так на работу ходил, то меня бы на следующий день выперли! А за тебя женка заступается! Неизвестно, еще каким местом…
        Тут в голову сторожа полетел кулак Лещинского. Весельчак и балагур при подобных намеках превращался банального забияку. Слава богу, дед сторож был калач тертый и успел присесть. Лещинского за руки схватили двое трактористов.
        - Успокойся, Саня, сидеть из-за старика придется, - сказал один, - сколько ему надо для смерти - совсем фигня.
        Другой сердито бросил сторожу:
        - Ты, дед, если перепил вчера, то отгул бери. Или на больничный иди. За такие шутки без зубов останешься!
        - Напужали, сволочи! - открыл беззубый рот сторож, - я правду сказал. А вам не нравится. Все вы тут козлы!
        Сторож убрался к себе, а Лещинский еще долго смотрел соколиным глазом ему вслед. Механизаторов разогнал подоспевший Наждачный, он поздоровался с Сашей и спросил насчет обещанного бензина.
        - Я алкаш и сволочь, - ответил ему Лещинский, - меня еще четыре года назад должны были из совхоза выгнать.
        Развернулся на сто восемьдесят градусов и ушел. Наждачный, ничего не понимая, посмотрел по сторонам.
        - Какая муха его укусила? - спросил он у случившегося рядом Санька.
        - Беззубая! - засмеялся Санек, - так тебе нужен бензин, или нет?
        Бухгалтерия гудела, точно растревоженный муравейник, узнавший, что к ним в порядке уплотнения собираются подселить пчел. Бухгалтера отгородились от внешнего мира кипами бумаг и за ними активно обсуждали новость.
        - Кого-нибудь на курсы отправят, попомните мое слово, - убедительным тоном говорила Тамарка - бухгалтер по ГСМ и основным производственным фондам, - нам еще бывший директор компьютер поставить грозился.
        - Угу, - подтвердила Антонина, заместитель главбуха,- грозился. Говорил:
«Поставлю компьютер, суки! Оставлю одного человека, а остальных - на ферму!»
        - Птицын на такое не пойдет, - сказала, поджав губы, главбух, - кроме того, на этой чертовой машине у нас некому работать.
        - Вон, Артема посадят, - указала Тамарка пальцем на идущего в контору электрика, - уже вызвали.
        Волна паники пронеслась по бухгалтерии.
        - Его могут, - сказала Антонина, - он, говорят, раньше хакером был.
        - Нашу бухгалтерию не каждый аудитор разберет, - возразила главбух, - куда там хакеру!
        - Хакеры все могут! - упрямо повторила Антонина.
        На непродолжительное время в бухгалтерии повисла тягостная тишина. Никто толком не знал, кто такие хакеры, но словечко было модное. К тому же, вид Артема в
«чистой» одежде подействовал угнетающе. Из кассы высунулась кассир, Анечка, единственная из присутствующих, кто не боялся сокращения. Только у нее было высшее образование.
        - Ой, да успокойтесь вы! - протянула она с ленцой, - Артемка, конечно, парень головастый, но вряд ли он знает весь пакет бухгалтерских программ. Бухгалтера в этом деле никто не заменит.
        - А почему он тогда в приемную пошел?
        - Кто его знает! - хихикнула Тамарка, - может, Надюше предложение делать.
        Женщины облегченно рассмеялись.
        - Что за смех на рабочем месте? - в бухгалтерию вошел главный инженер, - может, оклады повысили?
        Главбух вытерла слезы и достала из сумки зеркальце.
        - Оклады, Геннадий Николаевич, это не в нашей компетенции. С нашими долгами никто нам не даст оклады повышать. Мы по поводу компьютера тоскуем.
        Пешеходов пригладил усы. Про компьютеры он слыхал. Вот уже полтора года Надя канючила пятьсот долларов на покупку электронного монстра в дом. До сих пор он отбрехивался, приводя неотразимые доводы, что компьютер - штука тонкая в настройке, и нуждается в присмотре опытного специалиста. А в их деревне подобных специалистов отродясь не было. Но с тех пор, как на работу устроился Артем, он потерял покой. Ясно было совершенно точно: деньги нужно давать. И деньги у Пешеходова были, но вот выбрасывать полштуки зеленых на неизвестно что он не хотел. Скупился. Поэтому при слове «компьютер» на его лоснящееся лицо наползла маска смертельно больного человека, и он поторопился покинуть бухгалтерию. Войдя в приемную, он обнаружил там полный бардак: несколько красивых импортных упаковок, горы упаковочной пленки и пыхтящего Артема. Слева от него в кресле сидела, скрестив ноги бантиком, Надя, а справа на столе восседал директор.
        Пешеходов неслышно поздоровался и присел на стул в углу приемной. Артем продолжал священнодействовать. Собрав все блоки воедино, он уселся в кресло на колесиках, специально купленное для секретаря полгода назад, и углубился в изучение документации.
        - Во сколько, вы говорите, вся эта музыка обошлась? - спросил он Птицына.
        - Переведя в понятные тебе единицы измерения, - едко ответил директор, - почти тысячу двести баксов.
        - Гм? - удивился Орлов, - китайское «шило» по цене американского бренда?
        - Что, переплатили? - ужаснулся Владимир Михайлович.
        - Самую малость, - фыркнул Артем, - долларов семьсот.
        Директор украдкой показал углу кулак. Сидящий там Пешеходов в этот момент почти ненавидел своего электрика. Ну откуда, скажите на милость, нарисовался этот городской хлыщ? Портит весь бизнес, позорит перед директором, да и слухи относительно собственной дочери ему не нравились. Пока лично сам Пешеходов ничего не замечал, но говорят, что отцы и мужья всегда и все узнают последними.
        - А работать эта… фисгармония будет? - осторожно спросил он.
        - Ты покупал, тебе виднее, - Птицын перенес всю едкость на главного инженера, - не будет, вычтем из зарплаты.
        - С таким орлом программистом, да чтоб и не работала! - с ненавистью глядя на затылок Артема, произнес Геннадий Николаевич, - ведь новое все…
        - АКШ, что мы покупали в прошлом году, ТОЖЕ НОВЫЙ БЫЛ! - многозначительно произнес директор, - однако пять раз уже в капремонте побывал, шестой раз готовится. Артем, как ты считаешь?
        - Будет работать, - уверенным тоном произнес парень. Он вовсе не хотел унизить главного, просто был не в курсе закулисной игры, - глючно, но работать будет. За такие деньги и кирпич бы полетел.
        Главный облегченно вздохнул. Электрик, сука, был прав. Пятьсот долларов достались ему, а двести пришлось отдать в фирме знакомому сборщику. Дока сборщик уверял, что все будет тип-топ. Но ни он, ни Пешеходов не подумали об Артеме. Зря. Отстегнуть электрику полсотни баксов, чтобы промолчал, и все бы было нормально. Теперь уже ничего не поделаешь.
        - Михалыч, - обратился он к директору, - а может, мы его при компьютере оставим? Пусть занимается, обслуживает там и прочее…
        - Ага! - кивнул Птицын, - а кто электриком работать будет? Буслика из опалы возвращать? Так он нихрена в электрике не шарит, а прочих специалистов… короче, ты сам знаешь.
        - А можете мне доплачивать, - вдруг вмешался Артем, - я заодно и ваш компьютер курировать буду. Можно так?
        - Отчего нельзя? - осторожно произнес директор, - а какая сумма тебя устроит, скажем, в качестве доплаты?
        Орлов подумал. Совхоз не «Банк Империал» и не «Мобильные телефонные сети». С них много не возьмешь.
        - Ладно, платите сотку в месяц, и нормально, - махнул рукой он.
        - Сто… баксов? - удивился Пешеходов.
        - Он другой валюты не знает, - сказал директор, - нет, брат. У нас в районном управлении специалистов хватает. Лучше мы их вызывать будем. Дольше, зато для кассы дешевле.
        - Ради бога! - пожал плечами Артем, - я ведь не навязываюсь.
        Он вставил в розетку вилку сетевого фильтра и нажал на клавишу.
        - По крайней мере, монитор с колонками отозвались, - заметил он, ткнув большим пальцем в кнопку «Power» на системном блоке.
        Пошел процесс загрузки операционной системы. Пешеходов скептически произнес:
        - Что-то долго. В кино врубят компьютер - и сразу работать начинают. Сам видел.
        - В кино детей лепят, - философски заметил Птицын, - по три штуки за серию. А на самом деле - это долгий и мучительный процесс.
        - Не помню, - рассеянно ответил главный, - так эта штука работает?
        - Куда она денется, - утвердительно ответил Артем.
        - Тогда я пошел, - поднялся Пешеходов, - пойду к себе. Сегодня новый грузовик из Теплограда должен прибыть.
        - Смотри, чтоб ЗИП не разворовали, - ворчливо заметил Птицын, не отрываясь от экрана, - ух ты! А чего он умеет?
        - Всего понемногу, - ответил Артем, - сейчас посмотрим, что тут навесили удальцы из Петровска.
        Домой он шел вместе с Надей. Поздно, в десятом часу. Надежде даже пришлось воспользоваться директорским «Уазиком» для доставки из дому кофе и бутербродов. Вопреки ожиданиям и дурным предчувствиям Артема, собранная «на коленках» персоналка работала вполне исправно. То есть, при работе в офисных приложениях не глючила. Больше от нее и не требовалось. Дотошный парень обнаружил, что на большее рассчитывать и не приходится. Интегрированное в «мамку» видео простора для маневра не оставляло вовсе: офис, «косынка», фильм посмотреть. Венчальной свечой над всем этим сияло аж сто двадцать восемь мегабайт памяти. Восемь из них откусывало интегрированное видео, значит, на собственно систему оставалось сто двадцать.
        - Бля! Нашли на чем экономить! - в сердцах обозвал нехорошими словами Артем петровских дилеров, - ну-ка, вы мне скажите, профессиональной ХРюше работать на сотне метрах! Экономии - пятнадцать баксов, а вреда… вреда это вам еще принесет!
        - В папочкин огород камни бросаешь? - спросила Надя, - работает ведь компьютер, зачем сквернословить!
        - Если мне утром не дать пожрать, то я тоже работать буду, - с философским спокойствием обреченного произнес Артем, - только, заметь, хреново. Это, если параллели проводить. Если выразиться точнее, это все равно, что человеку уменьшить объем легких в два раза и заставить его нырять.
        - Не поняла, зачем нырять?
        - А-а! - махнул рукой парень, - пойми, та память, что сюда вперли - только-только, для того чтобы жить самой системе. А чтобы работу выполнять, уже накладки получаются. Хотя с вашим потребностями хватило бы и триста восемьдесят шестой машины с «третьим Виндовозом». Только софт под него нынче не затачивают…
        - Прекрати говорить абракадабру и объясни толком: что, совсем дерьмо?
        - Извини, - опомнился Артем, - это я от бессилия. Отвечаю честно и беспристрастно. За такие деньги можно было собрать конфетку, а твой отец приволок откуда-то «шило». Работать то оно будет, но точь в точь как Санек Крылов с похмелья: глупо и непродуктивно.
        Они прошли мимо местного кафе, где веселился местный электорат. Из распахнутых дверей «салуна» на них пахнуло смесью мужских и женских гормон, обдало традиционным в таких случаях котлетно-салатным запахом и ароматом свежего перегара. Голос Шифутинского из колонок воспевал осень у черта на куличках.
        - Гуляет народ, - сухо прокомментировала Надя, - не хочешь зайти?
        - Если только в качестве твоего сопровождающего, - дернул уголком рта парень, - в трезвом состоянии злачные места я стараюсь обходить. Все эти дискотеки, танцплощадки, вечера для тех, кому за тридцать, и тому подобное. Особой моей нелюбовью пользуются рестораны.
        Надежда ослепительно улыбнулась:
        - Как же, помню! Света рассказывала, о том, что ты представляешь из себя в ресторане.
        - Я тебя умоляю! - вздохнул Артем, - ну что за удовольствие, дергать человека за нервы?
        - Еще какое удовольствие, - загадочно ответила Надя.
        Скрипнув тормозами, подле них остановилась белая «Тойота». Из открытого окошка на них смотрела спокойная до отвращения рожа Мустафы.
        - Садись, Надя, - предложил он, - подвезу домой. Скоро стемнеет.
        В душе Артема все окаменело. Стараясь не сорваться в фальцет, он ответил:
        - Я ее провожу, спасибо.
        Мустафа поднял брови и посмотрел на девушку.
        - Пожалуй, Артем, уже поздно, - ответила она, - я поеду домой. До завтра.
        Самообладания у Орлова хватило на то чтобы кивнуть. Пройдя полсотни шагов и свернув на свою улицу, он разразился отборной бранью, от которой в округе умолкли все собаки. Где-то в одной из хат испуганно хлопнула дверь.
        - Нет, ну как здесь не нажраться! - в сердцах сплюнул Артем.
        Придя домой, он распечатал упаковку «Реладорма» и проглотил две таблетки.
«Реладорм» ему прописал от бессонницы знакомый психиатр, сказав, что даже самый кошмарный сон лучше здоровой пьянки. Это лекарство он применял в лечебнице к испытывающим ломку наркоманам и поймавшим горячку алкашам. Он уверял, что от половины таблетки спят даже самые глюкавые пациенты. Артему, для того чтобы забыться, понадобилось две таблетки. Но в шесть утра он уже был за столом и, нервно глотая кофе, размышлял о причинах такого поведения Нади. То, что между нею и этим горцем что-то было, это однозначно. И старик-Пешеходов каким-то боком здесь припечатан - глазки у него бегают, будь здоров.
        Домину такую отгрохать на голый оклад - нужно быть работником, трудолюбивее бобра. У главного инженера, у единственного в Березовке, был кирпичный забор, перепрыгнуть через который смог бы разве что пьяный Бубка с шестом. Круче него был только директор совхоза Птицын - он проживал в Петровске и оттуда приезжал по утрам на работу в Березовку. На крайний случай у директора была служебная квартира в центральной усадьбе, но он там жил только летом - во время уборочной. Восемьдесят километров для его «Лагуны» - это не расстояние. А бензина на совхозной заправке хватает. Не так, конечно, как в застойные времена, но директорская машина обделенной себя не чувствовала. Главный инженер, кстати, тоже свой «Пассат» не на государственной АЗС заправляет, да и вся «Верхушка Третьего рейха» на полном пансионе в совхозе. Под «Верхушкой Третьего Рейха» Артем подразумевал главных специалистов, у которых были заключены договора с совхозом на эксплуатацию личных автомобилей по нуждам хозяйства.
        Промучившись до половины восьмого, он так и не избрал линию поведения с инженерской дочуркой. Собственно, из рамок профорга она пока не выбивалась, поэтому качать права было бы глупо. Захочет, сама объяснится. И давайте, говудари мои, не будем об этом. Как будто мало иных проблем!
        Поглощая приготовленный теткой Маней завтрак (разогретый ужин), Артем слушал новости по радио. Ураган «Мария», достигший берегов Флориды, вновь затопил Майами. Что же, как говорила любимая поэтесса Юрки Хохлова, Америка испытывает отдачу от своих «миротворческих» операций. Зато в Березовке погода - класс, на речке народ пропадает целыми днями, купается, загорает. С тех пор, как в этой стране анархия, силам природы на нее плевать. Уборочная на носу - зерновые вызрели, обещая очередной невиданный урожай; в садах яблоки наливаются, вишня уже отходит, смородина величиной с кошачий глаз. Надежда только вот темнит, зараза. Ну, ничего. Созреет, там видно будет: наша Маша, аль не наша.
        На работе всю неделю в порядке рабочего аврала ремонтировались пять комбайнов, готовясь выходить на битву за урожай. И Артему пришлось, забыв про персоналку в конторе, лечить четырнадцатитонные махины от застарелых болезней: каждой твари - по фаре, чтобы в темноте домой с поля вернуться; в каждом комбайне обязательно должен работать если не кондиционер, то хотя бы вентилятор (механик обещал подвезти хладагента для дозаправки, но он обещал всякий год); особое внимание уделялось аккумуляторному хозяйству. Парадокс! Каждый год для комбайнов закупались новые аккумуляторы. После уборочной они снимались и раздавались неимущим: сиротам без оных и тем, у кого батарея уже выходила положенный ресурс. По всем законам математики, за три года аккумуляторами должны быть обеспечены все нуждающиеся, однако все время хозяйство испытывало острый аккумуляторный голод. Директор не раз ставил на вид главному инженеру необходимость если не контроля, то хотя бы учета батарей, но Пешеходов за множеством важных дел эти приказы пассивно игнорировал.
        Сегодня Артему в разработку достался беспризорный комбайн за номером два. Из пятерки машин две были почти новые и имели постоянных хозяев, остальные же три втюхивались тому, кто подвернется. Такой вот беспризорник достался Артему сегодня. Возле зеленого «Дона» суетился волонтер-механизатор, призванный на борьбу с урожаем аж из райцентра. Мужику на вид было лет сорок, небритый подбородок и мятое лицо выдавали интеллигента в третьем поколении.
        - Ну, здорово! - приветствовал его Артем, - за каким… в наши края?
        - Директор наш - сука, - шепеляво ответил мужичок, - поймал меня пьяного, сказал: «или на два месяца в колхоз, или за забор навсегда». Пришлось вот переться сюда. Я, вообще, не комбайнер. На лесовозе работаю.
        - А я, вообще, не электрик, - чистосердечно признался наш герой, - компьютеры починяю.
        - Вот те раз? - удивился мужичок, - кого только в колхоз не занесет.
        - У нас - совхоз, - машинально поправил мужика Артем.
        - Не один ли хрен! - сплюнул тот, - тебя как звать?
        - Артем Орлов, - представился наш герой.
        - О-хо-хо! - заржал мужик, - совхоз имени «Гастелло»! Извини, парень, но меня предупреждали, что у вас большая половина с летающими фамилиями. Меня Витьком зовут… хм! Виктор Журавлев!
        Артем удивленно посмотрел на него.
        - Ну и какого ты смеялся? Чем твоя фамилия отличается от местных?
        - Оттого и смеялся, - пробормотал Виктор, - яблочко к яблоньке. Вот что, Артем, не мешало бы принять за знакомство. Ты как?
        Орлов отрицательно помотал головой.
        - Мне нельзя. Я подшитый.
        - Да ну? - удивился Виктор, - с какого такого рожна ты подшился?
        - Директор наш сука - объяснил популярно парень, - поймал меня пьяного на работе, сказал: «или кодируйся, или за ворота».
        - Вот это и вправду, сука! - выдохнул Виктор, - тогда что получается, работать будем?
        Артем пожал плечами.
        - Советую быстренько подготовить комбайн, а уж потом тебя никто не упрекнет, даже если ты и за воротник разок-другой зальешь.
        - Золотые слова, Орлов! - за их спинами неслышно нарисовались директор с Наждачным, - сперва самолеты, а уж бабы и водка - на потом. Ясно?
        - Ясно! - угрюмо буркнул Виктор, - прощенья просим, товарищ директор.
        - За что? - удивился тот.
        - За «суку», - пояснил Журавлев.
        Птицын рассмеялся.
        - Это не оскорбление. Особенно, в третьем лице. Вот завали мне план подготовки комбайна к уборке, я не только сукой - падлой буду. Пойдем, Николай, - обратился он к Наждачному, - поглядим, что у нас с остальными машинами.
        Наждачный подмигнул Артему и поплелся вслед за директором к третьему комбайну, заранее разминая ягодицы. Третья бесхозная машина находилась в самом плачевном состоянии: потрескавшаяся резина, которой уже не помогут никакие «грибки [15]», помятый «грохот», разукомплектованный двигатель. Артем посмотрел на облупленный остов «Дона» и вздохнул.
        - Тебе, Витя, как первому прибывшему, самый толковый комбайн всучили. Сейчас поменяем генератор, поставим аккумуляторы - и в путь.
        - Как же! - вздохнул Журавлев, - а ножи поменять в жатке, да прошприцевать все точки, да три шланга сменить. И это только то, что знает завгар. А сколько еще скрытых болячек!
        - У-у, разнылся! Тебе помощника толкового дали! Три сезона на этом комбайне отработал. Все точки здесь знает: и слабые, и сильные, и эрогенные. Вон, Пашка идет. Паша, покажи дяде свой корабль, тьфу, комбайн!
        Семнадцатилетний Паша Самойлов, окончивший в этом году школу, зло пробасил:
        - Просил же этих дуболомов дать мне комбайн! «Не положено! Менты лютуют!» А чуть что, только и слышишь: «В войну четырнадцатилетки по двенадцать часов у станка стояли - шпингалеты точили! А такие как ты, Паша, языков на переднем крае добывали!»
        Журавлев оценивающе взглянул на своего помощника.
        - Так ты можешь сам на этой штуковине работать?
        Паша повел не по-детски могучими плечами:
        - Конечно, могу! Я в прошлый год с Саньком работал. Почти весь сезон за штурвалом отсидел, пока Санек пьяный на бункере спал!
        - Здорово! - обрадовался Виктор, - меня научишь.
        - Во, бля! - выругался пацан, - где они этого клоуна откопали? Да ты знаешь, дядя, что по регламенту я получаю половину от твоего заработка? Потому, что не имею прав на трактор! А если бы имел, то получал бы семьдесят, согласно решению правления. И в договоре нихрена не указано, что помощник обязуется учить рулить комбайнера!
        - Но-но, Паша! - предостерегающе поднял руку Артем, - нехорошо так со старшими разговаривать. Это во-первых. Во-вторых, человек сюда не рвался. Направили для оказания шефской помощи совхозу.
        - И в-третьих, - добавил Журавлев, - давай так сделаем: сложим после уборочной наши деньги, и все это поделим пополам. Годится?
        - Годится! - протянул Самойлов, - а ты, дядя, меня потом не кинешь? А то у нас такие тут чуваки… наобещают, а потом в кусты.
        Журавлев злобно оскалился:
        - Ты на кого, малец, батон крошишь? Я три года на зоне шоферов стеклом брил! Фуфло гнать дитям не приучен, не в бабках дело!
        Артем повернулся в сторону Виктора.
        - Остынь, Чикатило! Не пужай пацана, не все такие честные.
        Мужик сплюнул сквозь сжатые зубы.
        - Да нервы ни в… никуда не годятся. Сначала отослали в командировку не по адресу - пионеры надо мной издеваются, и выпить не с кем, подлечиться после вчерашнего. Ладно, проехали.
        Орлов глянул на опешившего Павла.
        - Паша, сгоняй за пивом. Видишь, человек перенервничал, а вам два месяца жопой к жопе работать. Вот тебе пятачок, купи полтора литра. Я тоже стаканчик выпью.
        - У меня есть деньги, - сказал, утирая со лба пот, Виктор.
        - У меня тоже, - бросил Паша.
        - Так крути! - крикнул Артем, - не мучай меня. А ты, ротвейлер, пошли за аккумуляторами. Пронесешь сто метров семьдесят кило - вся дурь из организма выветрится.
        - А чо «ротвейлер»? - не понял Журавлев.
        - Слюна с клыков капает, - засмеялся Артем, - и еще: «ест все, особенно любит маленьких детей».
        Если бы конструкторов комбайна «Дон 1500» заставили несколько раз совершить процедуру установки-снятия аккумуляторных батарей, то вполне вероятно, что место их расположения было бы все-таки иное. Но конструкторы протирали штаны в ОКБ, а вышеупомянутую процедуру совершают колхозные механизаторы. И костерят при этом конструкторов на все лады. Виктор Журавлев как минимум шесть раз упомянул по-матушке главного конструктора и несколько десятков раз все КБ, когда ему, бедному, с перепою пришлось тащить на высоту второго этажа по неудобной, полностью отвесной лестнице семидесятикилограммовые батареи.
        - Нет, я все же хотел бы заглянул им в глаза! - орал он, надрываясь, когда тяжеленная бандура отдавила ему пальцы при неловком маневре, - я хотел бы оторвать им их чугунные причиндалы! Артем, ну куда это годится! Я на лесосплаве в Якутии так не надрывался, как здесь!
        Привлеченный криком, подошел Наждачный. Глядя, как рабочий баюкает отдавленную конечность, спросил:
        - Мужики, ну вы в курсе! Если травма, то дома с «сеновала упал». Жить будешь, Журавлев?
        - Жить буду, но летать - никогда! - промычал Виктор, - Христом богом заклинаю, уйди начальник, под матюка попадешь.
        - А я чо? Я - ничо! - сказал Николай и быстро скрылся за навесом. За
«начальника» он мог простить и не такое.
        Приехал Паша с баллоном «Очаковского».
        - Два литра, и еще стаканчик! - с гордостью сказал он, - чур, стаканчик мне!
        Не успел Артем поставить аккумуляторы и подрубить хитро сотканный генератор, как явилась зареванная Надя.
        - Пока… пока в военкомат с утра съездила, девки из бухгалтерии в компьютер влезли! - сообщила она. Теперь даже на мышку не реагирует! Директор велел идти к тебе, кланяться. Тема-а!!!
        - Погоди, не реви! - сказал ей парень, - иди к себе, я сейчас возбуждение найду и тотчас прибегу. Хорошо?
        Надя посмотрела на него недоуменным взглядом, но все-таки кивнула и медленно побрела в контору. Виктор рассмеялся, позабыв про отдавленные пальцы.
        - Ну, и что ты ей сказал? В каком виде теперь она тебя ждать будет?
        - А что такого? - не понял Артем.
        - Возбуждение он только найдет, ой, не могу! - засмеялся и Паша.
        - Придурки! - констатировал парень, копаясь в скользких и грязных проводах, - напряжение нужно на генератор подать, чтобы он заработал!
        - Я то это понимаю! - кивнул Виктор, - а вот поймет ли она, какое-такое возбуждение ты ищешь в потрохах этого монстра!
        Артем замысловато выругался и продолжал копаться в проводах. Вскоре искомый провод был найден и присоединен к возбуждающей обмотке. Один из проводов шел с генератора на тахометр, самый толстый красного цвета - на амперметр, а вот чего ради болтался четвертый огрызок? Поймав Наждачного, Артем задал вопрос насчет схемы комбайна.
        - Пошел ты! - чертыхнулся Николай, - была одна, так Пешеходов ее несколько лет отдал в совхоз Урицкого. На пару дней, конечно…
        - Ну и ты, иди тоже! - пожелал успехов соседу Артем, - дай бензину, руки помыть. Я сейчас иду в контору, от меня должно хорошо пахнуть.
        - Это ты перепутал, - сказал Николай, - это тебе к токсикоманам, на другой конец Березовки.
        - Ну, и какие проблемы, молодежь? - нарочито бодрым голосом поинтересовался Артем, заходя в приемную.
        Возле компьютера с глазами на мокром месте сидели Анечка и Надя. Судя по всему, им уже мерещились выговоры в личном деле и восстановление оргтехники «за свой счет». Из-за едва прикрытой двери доносилось грозное сопение директора.
        - Да я только пару раз мышкой нажала! - оправдывалась Анечка, - Надя в туалет вышла…
        - Анка! - протестующе хлюпнула носом Надя.
        - Да что тут такого, все мы люди! - отмахнулась Анечка, - у нас в институте был курс по ПЭВМ. Бухучет и все такое. Вот я и решила вспомнить молодость.
        - Вспомнила? - спросил Артем, глядя на хорошенькую кассиршу, которая не отпраздновала и четвертьвековой юбилей.
        - Ох! - заплакала девушка.
        Орлов придирчивым оком глянул на синий экран смерти, явления которого в ХРюше Билл Гейтс вроде бы как не обещал. Но, в то же время, такого явления и не отрицал. Вглядевшись в рядок английского текста, который венчала характерная эпитафия “system halted”, Артем замычал. Услышав этот душераздирающий звук, девушки заплакали громче. Из директорского кабинета донесся звук горна - Птицын продувал заложенный нос.
        - Ша, киндеры! - шикнул на девчат парень, - шефа в депрессию не вгоняйте. Надюша, освободи место первого пилота… сейчас мы попробуем спасти этот
«Титаник».
        Загрузившись в безопасном режиме, он обнаружил, что слетели драйвера видео и контроллеров IDE. Моля Господа (истинный крест), чтобы неведомый хардверщик, устанавливающий ХРюшу, не отрубил «восстановление системы», велел загрузиться с
«последними работоспособными параметрами». ХРюша завелась и стала грузиться.
        - Где дрова на видюху? - привычно спросил он. Надя остолбенело смотрела на него. Вспомнив, где находится, он хмыкнул:
        - Документы от всего этого. Где?
        - Сейчас! - Надежда пулей сорвалась с места и полезла в нижний ящик шкафа. Плотная юбка вызывающе обтянула окружности. Артем вздохнул и глянул на Анечку. Та смотрела на него, ожидая реакции.
        - Честное слово, я не специально, - покаялся парень, - для работы нужно.
        Аня вытерла носовым платком красные глаза и шмыгнула носом. До директора в плане сочности саунда ей было, конечно, далеко. Надя тем временем, сдувая с лица непослушную челку, протянула Артему коробку из-под материнской платы, где лежало все на свете: документация, диски с драйверами, лишние болтики и надорванные пакетики от ЗИП. Ухватив диск, шедший в комплекте к материнской плате, он вставил его в устройство чтения компакт-дисков. На экране возникла характерная заставка с выбором услуг. Вся процедура не заняла и пяти минут. Вскоре компьютер был готов к работе. Анечка, восторженно чмокнув Артема в щеку, умчалась к себе, а отчего-то покрасневшая Надя хмуро сказала:
        - Ну, чего уселся? За помощь спасибо, а дальше я сама разберусь.
        - Надя, ты чего? - уставился на нее Артем, - шлея под хвост попала?
        - Иди отсюда! - повторила Надя, - что-то разговор слишком часто вокруг моего хвоста сосредотачивается!
        Внезапно подал голос Птицын.
        - Орлов, ты еще здесь?
        - Да, Владимир Михайлович!
        - Зайди.
        Артем отворил дверь и вошел в кабинет. Недавно директор раскошелился на евроремонт, поэтому с непривычки глаза у парня ослепли. На фоне мебели «под орех», освещенный скрытыми в фальшпотолке светильниками, директор восседал за своим массивным столом, точно противоположность «Мыслителю» Огюста Родена.
        - Ну что там с нашей «фисгармонией»? - спросил он, - отстроил?
        - Так точно! - вытянулся Артем.
        - Не ерничай! Сильно там девки напортачили? - поинтересовался шеф, отворачиваясь к сейфу.
        - Да они и не виноваты, собственно, - ответил парень, удивленно глядя, как на директорском столе появляется графинчик с темно-янтарной жидкостью и две хрустальные рюмки.
        - Дверь прикрой, - кивнул директор на явный непорядок. Артем молча исполнил просьбу.
        - Что-то я так и не дождался от тебя приглашения на коньяк, - сварливо заметил Птицын, - решил вот сам пригласить.
        Артем неопределенно пожал плечами.
        - Так я думал, Владимир Михайлович, что вы шутите, - виновато сказал он.
        - По поводу коньяка, Орлов, не шутят, - серьезно произнес директор, разливая жидкость по рюмкам, - ну-с, будем!
        Орлов покорно выпил коньяк и зажевал его кусочком шоколада, извлеченным из того же сейфа. Птицын долго цедил свой. Наконец, прикончив его, он сказал:
        - Что же мне с тобой делать? Я ведь позвонил в управление, узнал, сколько стоит услуга «специалиста». Да-с! Недешево. Но и ты пойми, я не могу тебе сто баксов в месяц платить за эту фисгармонь! Бабы в бухгалтерии взбунтуются. Это ведь оклад специалиста среднего звена!
        - Я, господин директор, специалист высшего класса, - скромно произнес Артем.
        - Нахал, - сказал, как выплюнул Птицын, - высшей марки! Вот, держи двадцать баксов, и мы в расчете. А если наши работницы еще чего-нибудь учудят, тогда я им устрою. Проведи среди них ликбез, что ли… Ладно, давай еще по одной - на посошок, видишь, темно уже.
        Когда Артем шел к двери, директор внезапно произнес:
        - И ты это… цени. Двадцатку то я хотел с утра своей жене отдать.
        Парень едва не рыгнул свежевыпитым коньяком.
        - А что, ваша супруга без денег не…
        - Да! - прервал его Птицын, - но за деньги гораздо лучше.
        Глава 7.
        Кандидатос в депутатос.

        В диспетчерской яблоку было негде упасть. С утра Наждачный лично посетил все закоулки и сладкие места, предупредил: «Хлопцы, много не пейте. Директор на общее собрание собирает». Пришли многие. Кто поглазеть на директора, кто стрельнуть рубля, а кто и уютно покемарить в уголке. Артему досталось ответственное место - как раз напротив докладчика. Птицын, упершись пузом в столешницу, изучал лица своих работников, точно меню в ресторане.
        - Крылов, пересядь в угол, на «Курильскую гряду». От тебя разит, как от старого ковбоя. Вовка! Горох!
        Усатое лицо тракториста медленно повернулось в сторону директора и озарилось искренним вниманием.
        - Я понимаю, что ты трезв, но сядь рядом с Саньком. Лицо у тебя специфическое…
        - Да что вам всем моя рожа далась! - заворчал Горох.
        - Мне то ничего, я привык, - миролюбиво сказал директор, - а вот гости нервничать будут. Ну, сделай, как я прошу.
        Некоторое время в помещении стоял местный вариант тишины - гудение механизаторов. Внезапно в игру включился водитель погрузчика, Иван Черный. Это его голос когда-то слышал Артем за забором, когда тот увещевал Санька за некоммерческий подход к делу.
        -Михалыч, так а чего мы собрались? - спросил он, - пиво подвезут?
        Директор очень не любил схлестываться с Иваном. Черный был одним из лучших работников, в меру пьющим и разбирающимся практически во всем: от мусульманского терроризма до регулирования топливного насоса. И если бы заезжему политологу удалось бы подловить Ивана на вопросах международной обстановки, то в чисто механических проблемах он разбирался на уровне инженера-конструктора.
        - Через полчаса подъедет директор соседнего совхоза, Василий Петрович Чебуреков - открыл карты Птицын, - он баллотируется в депутаты Верховного Собрания. Это - нечто вроде встречи с избирателями. Расскажет вам, кто он такой и кем хочет быть. Доведет свою предвыборную платформу… да что там говорить! Сидите и слушайте, вопросы задавайте. Желательно, по существу.
        Снова воцарилась тишина. Рабочие переваривали смысл сказанного. Так, как это случилось утром в понедельник, то времени для переваривания понадобилось довольно много. Тем временем Птицын дал новую вводную.
        - Николаевич, - обратился он к главному инженеру, - что-то у нас скудная обстановка. Сходи в контору, и всех женщин сюда. Для облагораживания климата.
        Чебуреков приехал спустя час. Его «Лендровер Дискавери» притормозил у окон диспетчерской. Птицын поморщился: к чему этот ненужный шик? Выберут депутатом, так катайся по столице хоть в «Линкольне»! Но, тем не менее, встречать старого приятеля вышел.
        - Доброе утро! - поздоровался Василий Петрович, входя в диспетчерскую и морщась от смешанного аромата перегара пополам с духами турецкого производства.
        Рабочие ответили нестройным ворчанием. В такое утро хорошо сломать трактор и лежать на пригорочке, подставив живот солнцу. Потягивать пивко под астраханского полосатика и не думать о том, что на свете существует Верховное Собрание, депутаты и прочие мелкие гадости. Бухгалтерия еще не пила утренний кофе, поэтому тоже полным составом сидела с кислыми лицами и особенного восторга по поводу депутатского спича не испытывала. Чебуреков осмотрел напрочь лишенный энтузиазма контингент и укоризненно глянул на Птицына. Тот изобразил пантомиму: «мол, я не виноват, что ты им не нравишься». Мимом он был хреновым, поэтому Василию Петровичу показалось, что коллега его упрекает кое в чем другом. Выразительно хлопнув ладонью по горлу, он начал свою речь.
        Начало встречи, а именно ее молчаливая часть рабочим понравилась, и они стали с интересом ждать продолжения. Уперевшись руками в столешницу, Чебуреков вещал о своих взглядах на мировую политику и своем месте в ней. Говорил о трудностях в современном сельском хозяйстве и путях улучшения жизни крестьян и всех занятых в нем. Вспоминал о недостойном положении работников сельскохозяйственной отрасли по сравнению с иными секторами экономики. Бредил о лучших временах, когда у каждого крестьянина будет в услужении по два наемных работника: компьютер и минитрактор.
        Но, то ли он неудачно построил свое выступление, то ли у рабочих были сильно больные головы, но слушателям показалось, что выступающий распинается о том, как будет здорово, когда он, наконец, уйдет с земли и будет кататься по асфальту в дорогой машине с депутатской неприкосновенностью. Выражение откровенной скуки стало меняться на открытое недоброжелательство и, чувствуя это, Василий Петрович откровенно завалил финальную часть.
        - Какие будут ко мне вопросы? - неуверенно поинтересовался он.

«Да, брат!» - подумал Птицын, - «своим выступлением ты больше вопросов поставил, нежели ответил на них. Хорошо еще, что не в городе - там бы тебя моментально на чистую воду вывели».
        - Скажите пожалуйста, Василий Петрович, - неожиданно для всех задал вопрос Артем, - если вас выберут депутатом, вы останетесь директором совхоза?
        - Да! - сказал Чебуреков, не чуя подвоха, - а что?
        Птицын мысленно застонал, предчувствуя, в какую лужу окунут его приятеля. «Сам виноват!» - решил он, - «куда ты лезешь с такой подготовкой?» Тем временем Артем перешел в наступление. Он встал, представился и сказал:
        - Я, конечно, человек на селе новый. Но за время работы в нашем совхозе я ни разу не упомню, чтобы наш директор брал выходной. Скажите пожалуйста, Владимир Михайлович, когда в последний раз были в отпуске.
        - С тех пор, как назначили директором, ни разу, - честно признался Птицын. Он глянул на Чебурекова и неуловимо пожал плечами. Мол, расхлебывай.
        Орлов продолжал говорить.
        - Значит, получается, что за вас ваши обязанности будет исполнять в совхозе кто-то другой. Так?
        Чебуреков нехотя кивнул. До его уже тоже дошло.
        - В принципе, да. Мой заместитель. Но ему не впервой.
        Он оказался в положении шахматиста, который разглядел, что ему вот-вот должны поставить мат. Единственная надежда лишь на то, что оппонент сам не заметит, в каком выгодном положении находится. Но это заранее абсурдная мысль - не похож этот лохматый парень на наивного крестьянина. Уж не репортер ли переодетый - подсадная утка могущественного конкурента из Петровской мэрии?
        Артем выждал эффектную паузу и задал второй вопрос, на первый взгляд не связанный с первым.
        - Скажите пожалуйста, мы не в курсе… работа депутата много времени отымает?
        Чебуреков облегченно рассмеялся. Куда там, это просто любопытный такой из Вовкиных работников, вовсе на репортера он и не похож!
        - Ну, не знаю! Месяцев восемь-девять.
        - И получается, что почти треть года за вас будет работать заместитель, а вы будете получать две зарплаты: депутатское пособие и оклад директора? - весело спросил Артем, - извините, я не буду голосовать за вас.
        Механизаторы откровенно заржали. Даже сидящая в первых рядах бухгалтерия показала красивые зубы.
        - Но ведь я буду представлять там ваши интересы! - растерянно выкрикнул Василий Петрович.
        - Если бы мне на две эти зарплаты, то пофигу все интересы! - пробасил Черный
        - Иван! - покачал головой Птицын.
        - А чо, Иван? - встал тот, - спасибо, что повеселили, но Артем прав: я тоже голосовать за вашего приятеля не буду. Пусть нам, скажем, в совхоз пригонит новый картофелеуборочный комбайн (а то из двух старых в этом году вряд ли один собрать удастся), а потом мы все за него проголосуем, верно, мужики?
        Чебуреков дал последний залп:
        - Выберете меня, и будет вам комбайн! Немецкий!! Обещаю!!!
        - Знаем мы ваши обещания! - крикнул Бегунок, - мне восемь лет новую кабину в ЗИЛ обещают!
        - Виктор! - покачал головой директор.
        - Я уже сорок пять лет Виктор, - выпалил Бегунок, прикрывая свою знаменитую лысину кепкой, - я на своей Светке женился и то быстрее! Она, кстати, уже лучше вас знает, что в мою машину нужно. Как в стену стучишься, ей-богу!
        Народ потихоньку стал расходиться. Взволнованный Чебуреков поплелся вслед за Птицыным в его кабинет и попросил валерьянки. Владимир Михайлович достал из сейфа недопитый графин с коньяком и молча посмотрел на приятеля.
        - Другого не держу, - развел руками он, - да и врачи рекомендуют.
        Пропустив подряд две стопки, и зажевав позаимствованным у Нади бутербродом, Василий Петрович обрел дар речи.
        - Ну, спасибо, Володя! - выдохнул он, - вот помог, так помог. Еще один такой совхоз - и на депутатском кресле придется ставить крест.
        - А что ты хотел? - удивился Птицын, - за пустые обещания нынче никого не купишь. Знал ведь, что понедельник, хоть бы пива какого мужикам привез…
        - Да погоди ты со своим пивом! - отмахнулся Чебуреков, - ты мне скажи, что у тебя за фрукт такой лохматый объявился? Раньше не было, вроде. Может, засланный казачок?
        Птицын рассмеялся.
        - Артем? Засланный? Да это мой электрик новый. Всего полгода, как работает.
        - А раньше где работал? - напрягся Василий Петрович.
        - Да расслабься ты! - Птицын вылил в стопку остатки коньяка, - он раньше в столице жил. Программером где-то работал, потом развелся с женой и вернулся сюда. А лихо он тебя!
        - Признаться, я был не готов, что среди твоих орлов окажется такая… гм, личность. Как фамилия его?
        - Так ты сам сказал - Орлов, - хозяин кабинета подвинул свое кресло к окну и уселся в него, - а что, ты его заказать хочешь?
        Чебуреков медленно выцедил третью рюмку и негромко произнес:
        - Если всех таких заказывать, то не с кем работать будет. Слушай, Вовка, ведь твой совхоз - самый большой в районе. Неужели ты не можешь мне обеспечить победу хоть на своем участке?
        Птицын развернулся к окну и принялся смотреть с высоты второго этажа на панораму машинного двора. Ему, как приятелю, может что-нибудь и обломится от победы Василия, но во всем остальном и Артем, и Ваня Черный, и комик-Бегунок правы: им суетится не с чего.
        - До выборов еще почти два месяца, - безразлично произнес он, - если сможешь выбить для совхоза немецкий комбайн, лично возглавлю колонну избирателей.
        Сказал. Повернулся к приятелю, с которым побывали не в одной бане и выпили не один ящик водки. Глянул на него испытывающе. Чебурекова же едва не хватил святой Кондратий. Он некоторое время хватал воздух ртом, точно жаба после стакана спирта, а затем замысловато выругался.
        - Вовка! - сказал он, - ты, надеюсь, меня с Санта-Клаусом не спутал? У меня в мешке нет картофелеуборочных комбайнов. Даже картофелекопалок нет! Даже завалящейся дрели и то - ёк!
        - Но выбить сможешь! - подался вперед Птицын, - с твоими знакомствами, да и не достать импортную железяку!
        - А прецедент! - возопил Чебуреков, - ты пойми, если я тебе выбью комбайн, то остальные хозяйства с меня тоже не слезут.
        - Ну, им можно пообещать, что остальной пирог будут делить после победы. В конце-концов, именно у меня самое большое хозяйство в районе…
        - Согласен! - выдохнул приятель, - я попробую… я выбью для тебя комбайн. Но смотри мне, чтобы по твоему участку у меня как минимум восемьдесят пять процентов было!
        - Девяносто будет! - пообещал Птицын, - ну, что, может еще коньячку?
        - Это само собой, - кивнул Чебуреков, - и еще: ты мне своего электрика не выделишь на предвыборный период, в команду?
        - Чего? - переспросил Владимир Михайлович, - у меня один электрик на весь совхоз, пусть не самый лучший в своем роде, а ты предлагаешь… это грабеж! Да и зачем он тебе, лампочки на твоем светлом пути вкручивать?
        - Вовка! - требовательно протянул Василий Петрович, - я ведь пошел к тебе навстречу!
        - Ты стратегию с тактикой не путай. Комбайн - в обмен на голоса.
        Чебуреков поджал губы.
        - А что ты хочешь за своего Орлова? Надеюсь, не карьерный самосвал?
        - Кабину для ЗИЛа, - скромно сказал Птицын, - мне ведь тоже нужно держать обещания.
        Василий Петрович хмыкнул.
        - Ну, хитер! Ладно, кабину я тебе к концу недели привезу, это точно. Ты мне своего Орла оформи… в политическую командировку…
        - Харчи и жилье за твой счет! - быстро вставил Владимир Михайлович.
        - Ясное дело! Бомжевать не будет. Так ты мне его прямо сейчас и заверни?
        Птицын внезапно осознал, что наобещать то он наобещал, а вот согласиться на такую авантюру Артем - большой вопрос. Согласится - внезапно понял он. Если не в приказном порядке, а попросить по человечески. Отказать в просьбе лично ему Орлов не сможет - слишком благороден, помнит доброту. Владимир Михайлович встал и вышел в приемную.
        - Надюша, - обратился он к секретарше, - будь так добра, разыщи мне Артема Орлова. Передай, что я ПРОШУ его зайти.
        Надя удивленно возвела очи на директора. Ей вовсе не улыбалось искать электрика. И так уже на мехдворе ее провожают взглядами сочувствия пополам с восхищением. Но не будешь ведь эту пургу гнать своему непосредственному начальнику. Она молча кивнула и вышла из конторы.
        Артема ей удалось найти весьма просто. Он был в курилке, где собралась добрая половина механизаторов по случаю отсутствия хорошей погоды. Оживленно жестикулируя, он что-то объяснял окружающим. Веселый смех разносился из беседки на весь мехдвор.
        - Орлов, директор вызывает! - сухо сказала Надя, появляясь на траверзе курилки.
        - Артем, возьми кусок мыла, - посоветовал Бегунок, - Иван, следующие мы с тобой.
        - За что? - удивился Черный.
        - За честность! - склонил голову Виктор, - и за длинные языки. Посмотрим, в каком виде Орел прилетит: если клюв свернут на правый бок, то пойдем - повесимся.
        - А если на левый? - спросил кто-то.
        - Тогда утопимся.
        - Угу. А если прямо, то напьемся!
        Артем Орлов, ощущая спиной каждую каплю холодного пота, что катились по позвоночнику, на негнущихся ногах прошел приемную и постучал в такую знакомую дверь.

«Ну все, доп…делся!» - подумал он, - «сейчас будут шкуру в клочья драть!»
        - Давай-давай! - раздался за дверью веселый голос директора, - заходи, Артем!
        Недоумение на лице парня было нарисовано столь четко, что Чебуреков почувствовал себя отомщенным.
        - А вблизи он не такой страшный, - произнес он, - чего я его испугался! Ловко ты меня, братец, уделал.
        Артем перевел дух. «Драть не будут!» - понял он, - «все похоже на то, что будут покупать. И тут уж мне, твари дрожащей, не отделаться простым испугом. Медвежья болезнь, как самый легкий вариант». Он перебрал пути отступления. Достойного не оказалось.
        Птицын внимательно смотрел на него, как бы видя насквозь, что творилось в его душе.
        - Василий Петрович согласен выполнить свое обещание досрочно, - решил он помочь парню, - но требуется и твоя помощь.
        - Чем же я, простой электрик, могу помочь? - спросил Артем.
        - Вот только под колхозника косить не надо! - рассердился директор, - все ты прекрасно понимаешь.
        - Поработаешь в моей команде? - спросил Чебуреков, - пойми, Орлов, может я и не лучший кандидат в депутаты, но уж точно - не худший. Недостатки есть у всех, согласен?
        - Согласен, - кивнул головой парень.
        - Ну, а если согласен, то согласен?
        - Я ведь сказал, что согласен!
        - Отлично! - пришел в хорошее расположение духа Чебуреков и обернулся к хозяину кабинета - Володя, а теперь можно и по рюмахе. Твой электрик коньяк употребляет?
        - Употребляет, - сделал какое-то загадочное лицо директор, - но почему-то исключительно мой.
        Когда Орлов вернулся в курилку, его встретила гробовая тишина.
        - Ну что? - выдохнул Бегунок, - сильно ругался?
        Черный мрачно смотрел на небеса, как бы ожидая оттуда хорошей погоды.
        - Да нет! - неопределенно ответил Артем, - коньяком угостили.
        Кепка перекочевала с лысины Виктора в его ладонь, а затем со всего размаху мускулистой шоферской руки шлепнулась о заплеванный пол курилки.
        - Идем, Ваня! - завопил восторженно он, - бля буду, идем! Век жалеть буду! Коньяк я лет десять не пробовал.
        Усы на лице Черного обвисли, словно у Тараса Бульбы.
        - Так нас туда никто и не звал, верно, Артем? - Орлов кивнул.
        Бегунок шмыгнул носом, подобрал кепку и тщательно выколотил ее о бортик беседки. Пригодится еще.
        - Ну вот! - печально произнес он, - так я и знал. Как поить коньяком, так электрика. А как за жмыхом за две сотни верст в дырявой кабине ездить - так это Бегунок.
        Артем повернулся к расстроенному мужику.
        - Витя, - мягко сказал он, - я согласился помогать Чебурекову с одним условием. До конца этой недели он должен привезти тебе новую кабину.
        - Чего? - раскрыл рот Бегунок, - это с каких таких…
        - Погоди! - продолжил Артем, - а еще он сказал, что в течение месяца добудет для совхоза новый комбайн.
        - А вот это - дело! - заметил Иван, - тогда можно будет еще раз встретится. Передай ему наш избирательский наказ, Тёма. И не грусти.
        - Ясен пень, не грусти, - подтвердил один из братьев Князевых, вроде Володя, - ты сегодня столько для совхоза сделал, сколько нашему Пешеходову за пятилетку не осилить.
        При упоминании фамилии главного инженера Артем снова вспомнил вопрос Нади.
        - Орлов, почему от вас, когда вы выходите из этого кабинета, постоянно разит коньяком? - строго спросила девушка, - вы там случайно не шантажируете Владимира Михайловича?
        - Шантажирую, - честно признался Артем, - пытаюсь уговорить его, чтобы отдал мне в жены свою секретаршу.
        - Уйди, придурок! - швырнула в него Надя дыроколом.
        В кабинете директора раздался взрыв смеха.
        - Тихо! - поднес палец к губам Артем, - идет шантаж.
        Утро следующего дня застало Артема в строгом «бобике» - автомобиле «УАЗ-465». По его совету Чебуреков сменил свой «Дискавери» на отечественный вариант внедорожника и оделся по-свойски: темные штаны и светло серая рубашка с коротким рукавом.
        - Скажу вам по секрету, Петрович, - сказал своему новому шефу Артем утром, - у рабочих ведь рефлекс: если пиджак и галстук, значит, будут драть.
        - А самокрутку мне не сварганить? - скептически осматривая себя в зеркале, поинтересовался Чебуреков.
        - Это - лишнее, - серьезно ответил Артем, - кстати, а где ваш помощник, с которым вы ездили до сих пор?
        - Да ну его! - отмахнулся Василий Петрович, - я вместо помощника возил своего приятеля, да он так и норовит к бутылке приложиться. Основательно, подлец, надирается - до зеленых чертей. А куда мне с пьяным помощником? Засмеют!
        - Как пить дать! - согласился Орлов, - кстати, а имиджмейкер у вас имеется? Что-то я из членов депутатской команды наблюдаю минимум: себя и вас.
        - Имиджмейкер у меня - моя супруга, - просто ответил кандидат в депутаты, - а из остальных членов команды есть лишь Марина. Она у меня секретарем работает, ну и заодно на телефоне по вечерам сидит в опорном пункте. Будешь ее подстраховывать. Страшно все-таки бабенке до одиннадцати вечера в одиночестве заседать.
        - А вы? - удивился Артем.
        - Блин, ну ты даешь! - воскликнул Чебуреков, - у меня ведь еще и совхоз имеется! Забыл?
        - Забыл, - честно признался парень, - прошу прощения. Скажите, Василий Петрович, а чего ради вообще люди лезут в депутаты. Хлебное место, не спорю, но и хлопот достаточно!
        - Ну ты даешь! - покачал головой собеседник, - это ведь карьера! Понимаешь, карьера! Если идти как все, то лестница такова: сначала тебе поручают совхоз-колхоз, а если справляешься, могут взять в район. Могут. Через некоторое время. Если хорошо справляешься в районе, могут взять в область. Опять же, могут. Если там хорошо себя зарекомендуешь, то могут дать район. И так далее, улавливаешь?
        - Понял - челночный метод, - кивнул парень, - у депутата возможностей для роста больше. Да и глянулся кому-то в столице - могут дать работу прямо там.
        - Видишь, уловил! - довольно засмеялся Василий Петрович, - я, значит, в тебе не ошибся.
        Он наклонился к водителю и спросил, сколько тот заправил бензина. Водитель по имени Миша, молодой парень лет двадцати пяти, пожал плечами.
        - Петрович, вы ведь вчера сказали заливать полный бак!
        - Правильно сказал. Нам нужно сегодня в двух местах побывать: в Нижнем Мосту и в Яблоневке. В Яблоневке, Артем, председателем тамошнего колхоза работает мой приятель, Герасимов Коля. Там проблем быть не должно. А вот в Нижнем Мосту председатель - мой старый противник, Колька Ткач. Голоса нужны, иначе бы в той местности ноги моей не было…
        Орлов неспешно размял свои длинные ноги, испытывающие от сидения сзади известный дискомфорт, глянул на часы.
        - Половина восьмого. Скажите, Петрович, а в чем причина вашей вражды? Я имею в виду Ткача.
        - Бабу увел в молодости, какие тут еще причины могут быть! - рассмеялся Чебуреков, - учились мы с ним на одном курсе в сельхозинституте, ухаживали за одной и той же девушкой, но она выбрала меня. Олечка является моей супругой вот уже двадцать лет, такие вот дела.
        - Да ну? - усомнился Артем, - за двадцать лет уже можно и простить было. Экий ваш приятель злопамятный!
        - До того злопамятный, падла, что на моей родной сестре женился! - признался как на духу кандидат.
        - Так что, он ваш зять, получается?
        - Зять, - подтвердил Василий Петрович, - но мне от этого не легче. Палки мне в колеса он точно ставить не будет, но и помощи от него не дождешься. Поэтому мы к нему первому и едем.
        - А что? - не понял Артем.
        - Приедем к восьми утра - люди все на местах. А если бы приехали к обеду, нам бы сказали: люди все на полях, и собрать их нет никакой возможности. Вроде как и придраться не к чему, но и спасибо говорить тоже не за что. А вот Колька Герасимов - совсем другое дело! Он народ даже ночью собрать может, если его друг Вася попросит. Потому что с Колькой мы никогда и ничего кроме денег не делили, ха-ха!
        Артем покивал головой, показывая, что шутку оценил. Можно подумать, что люди из-за денег головы друг другу не отрывали! Вообще, узнав своего нового шефа поближе, Орлов решил, что работать с ним можно. Если смотреть беспристрастно, то совхоз, которым управлял Чебуреков, считался в районе одним из лучших. Пользуясь своими многочисленными связями, он добился того, что в его хозяйстве почти половина техники была импортной - немецкой, а остальная - от известных отечественных производителей. Новые комбайны, сажалки, опрыскиватели и разбрасыватели шли в его совхоз якобы для испытания на месте: будет ли работать на нечерноземе Средне-Европейской равнины агрегаты, предназначенные для цивилизованных, игрушечных полей Западной Европы. После испытаний техника, само собой, оставалась в хозяйстве.
        Чебуреков оценил молчание своего помощника, как раздумья над своей последней фразой, и попытался сформулировать мысль конкретнее.
        - Артем, ведь деньги сами по себе значат много, но не все. Порой пара-тройка хороших связей может сделать гораздо больше, чем ворох зеленых бумажек. Ваш директор, Михаил Владимирович, приехал в Березовку за тысячи километров отсюда - учил киргизов сеять репу. У него денег не было вообще, а из знакомых - один я. Совхоз ваш в то время трясло, как пьяного эпилептика, люди бежали из него. На машинном дворе, дай бог памяти, стояло пять тракторов и два «газона»-инвалида. Весь двор покрывала такая грязь, что трактора друг дружку вытаскивали за хвосты. Зато теперь как все здорово, правда! А ведь пять лет назад я лично мотался в область, чтобы помочь Птицыну на первых порах!
        Василий Петрович говорил все это просто, не рисуясь, и Артему становилась все понятней та совокупность неуловимых рычагов и паутинок, благодаря которой функционировала постсоциалистическая система сельского хозяйства в стране. Смесь фермерских и коллективных хозяйств, позволявшая государству, как минимум, оставаться «при своих», а при оптимальной ситуации - поставлять сельскохозяйственную продукцию на экспорт. Ведь принцип коллективного ведения хозяйства, так красиво выглядевший на страницах «Манифеста», в условиях свободного экономического плавания полностью несостоятелен. Из-за человеческого фактора, то есть, чисто субъективных причин. Просчеты и недооценки возвели
«Манифест» в ранг утопической фантастики, все будущее в фэнтэзийном мире которой строилось на ложной аксиоме: «Бытие определяет сознание». Бородатый создатель
«Манифеста» перепутал себя с Творцом и как бы забыл о глубинах этого самого сознания. То бишь, про тихий омут.
        - О чем задумался, помощник? - спросил Василий Петрович, закуривая папиросу. Он предпочитал именно папиросы.
        - О принципах построения коллективизации и о Карле Марксе, - машинально ответил Артем.
        - Ах, вот ты где! - воскликнул Чебуреков, - ну, и чего удумал?
        - Да бред это все! Удивляюсь, как столько лет порой и очень умные люди верят во всякие небылицы.
        Кандидат в депутаты довольно пожевал своими толстыми губами. Что ж, кое-чему и такой старпер может научить своего недавнего оппонента.
        - Видишь ли, Артем, - сказал задумчиво он, - даже самым умным людям в детстве рассказывают сказки, в которые хочется верить: про скатерть-самобранку, сапоги-скороходы, цветик-семицветик и бедолагу джинна, чей дух заперт в бутылке из-под «Жигулевского» пива. На самом деле, относительно равноправие существовало лишь в первобытнообщинном строе, но и это равноправие было условным: лучший кусок и самая красивая самка (бр-р!) доставались сильнейшему, на крайний случай, более ловкому. Ты ведь помнишь, как было при социализме?
        - Помню, - хмыкнул Орлов, - система распределения государственного пирога! Так, чтобы всем по потребности.
        - Э, нет, братец! Ежели по потребностям, то всем не хватит! Чтобы овцы были целы и волки сыты - так только в раю бывает. А сказки про рай и про коммунизм, по моему мнению, принадлежат перу разных ипостасей одного и того же автора. Так вот, социализм - это первобытнообщинный строй наоборот. Лучший кусок достается более ловкому, в крайнем случае - сильнейшему. В редких случаях - заслужившему.
        Артем засмеялся.
        - Будете депутатом! - сказал он, - складно излагаете. Красиво даже, я бы сказал.
        - Если ты когда-нибудь учил физику, - серьезно сказал Чебуреков, - то ты наверняка обратил внимание на законы сохранения. Эти законы сохранения, мой дорогой Артем, существуют не только в физике. Они справедливы и для биологии, и для истории, и даже подозреваю, для какой-нибудь демонологии. Нужно только уметь видеть причинно-следственные связи. Кстати, если ты не заметил, то мы приехали.
        Артем осмотрелся. Деревня Нижний Мост была меньше Березовки, но гораздо старше. Она получила свое название из-за постоянных проблем с местным гидротехническим сооружением. Проблемы эти начались еще до революции 1917 года, благополучно пережили советскую власть и продолжали быть актуальными в двадцать первом веке. Вот уже сто двадцать лет подряд весенний ледоход напрочь сносил местный мост - через речку Березовку (тезку родной деревеньки Артема), и каждый год местные власти кропотливо его отстраивали. Не отстроить было нельзя - на том берегу располагалась львиная доля угодий местного колхоза и целых четыре деревни. На капитальный мост не было средств - дорога на ту сторону была даже не районного масштаба, а одинокому колхозу собрать такую кучу денег не представлялось возможным.
        Выше по течению Березовки располагалась деревенька Верхний Мост, вполовину меньшая за центральную усадьбу колхоза. Там проблему моста решили радикально: натянули через реку несколько тросов и поверху положили дощатый настил с перилами. Это сооружение вполне выдерживало легкий трактор системы «лопотун», нагруженный десятью мешками картофеля, и не очень пьяного тракториста. Время от времени в настиле заменялись гнилые доски, но он служил верой и правдой вот уже три десятка лет.
        - Петрович, - внезапно сказал Артем, - я знаю, как получить здесь большинство голосов!
        - Вряд ли, - покачал головой Чебуреков, - мой конкурент в понедельник здесь пообещал центральную улицу заасфальтировать.
        - А вы пообещаете разобраться в ситуации с мостом! - предложил Орлов.
        - Ты что, сдурел? - отмахнулся кандидат в депутаты, - в этой ситуация советская власть за семьдесят лет не разобралась. Куда мне!
        - Разберемся! - пообещал Орлов, - у меня приятель работает заместителем редактора в одной из центральных газет. Туману напустим - разберемся.
        Чебуреков очень удивился.
        - Я не понял, кто из нас кандидат? - сказал он, - что-то ты больше меня начинаешь обещать. Хороший приятель, что ли?
        - Лучше не бывает! - кивнул Артем, - сейчас с моей бывшей женой живет.
        Сардонический смех Чебурекова наполнил кабину. Отсмеявшись, он вытер рот платком и посмотрел в зеркальце.
        - Опасный ты человек, Орлов, - сказал он, - на собственном горе паразитируешь. Боюсь, как бы нам с тобой вместо кресла депутата не попасть на электрический стул. Ну, да ладно, бог милостив. Хорошо, мост построить не пообещаю, а вот в ситуации разобраться - ради бога! Ха-ха!
        Собрание в этот раз, вопреки опасениям Василия Петровича, прошло довольно спокойно. Пока он вышивал вилами по воде, Артем реагировал на язвительные выпады с места. Вопрос одной из доярок: «До каких пор мы будем наблюдать в магазине отсутствие яиц?» Ответ Артема: «Терпение, мадам, я спрошу у президента!» Мужской крик с галерки: «Вам бы только до кормушки добраться!» Молниеносный ответ помощника: «А вам - до поилки! Впрочем, судя по запаху, вы до нее уже добрались!
        Смех в зале. Сидящий возле Артема за столом Николай Иванович Ткач зафыркал и, точно кот, вытер лицо лапой. Он был настроен довольно благодушно - уничижением не занимался, только неодобрительно посматривал на шевелюру Артема.
        В конце своей речи Чебуреков затронул тему о набившем оскомину мосте. Тотчас в выступающего полетели виртуальные помидоры и призрачные коровьи лепешки - настолько больной оказалась тема. Даже Ткач перестал мирно сопеть и налил кровью свои выпученные глаза. Василий Петрович несколько смешался и снова завалил концовку. Укоризненно глянул на Артема, мол, говорил тебе, не стоит. Сел. Артем поднялся и кинул взгляд в революционно настроенные массы.
        - Чего вы расшумелись? - спросил он, - если наступили на вашу любимую мозоль, то сердечно просим извинения. Или решение этой исторической проблемы вас уже не интересует?
        - Интересует, - ответил за всех Ткач, - эта квадратура круга уже всех зае… заколебала. Особенно директора школы (вон сидит), которому по весне приходится раскошеливаться на новое стекло для школьных окон.
        Сельская школа стояла возле моста, а каждую весну перед ледоходом из воинской части приезжали солдатики и взрывали лед в попытках спасти мост. Почти каждый год находился удалец, промахивающийся связкой взрывчатки по льдине. Полкило тротила попадало на (вместо под) лед, и взрывная волна выносила все стекла с фронтальной стороны здания. Каждую весну школа вспоминала славные деньки Великой Отечественной: стекла были заклеены полосками бумаги крест-накрест, как при опасности бомбежки. Но это средство помогало мало. Сидящий в первом ряду директор мрачно кивнул.
        - Также нас интересует, есть ли в этой задаче решение как таковое, - сказал он.
        Артем молча указал на портрет Катарины Витт [16], невесть кем прилепленный на доску почета.
        - Возьмем вот эту известную доярку, - сказал он. Собравшиеся дружно загоготали. В фигурном катании колхозники разбирались на уровне специалиста-международника.
        - Пардон, я осекся, - извинился Орлов, - конечно же, это - телятница, знаменитая своим тройным тулупом. К чему я придуриваюсь…
        - Хотелось бы знать? - пробурчал Ткач.
        - Современный кандидат в депутаты подобен фигуристу. Тройным тулупом уже никого не удивить, поэтому ведущим спортсменам для победы приходится иметь в арсенале фигуру в четыре оборота с плевком в табло. Погодите смеяться! Так и кандидатам. Что толку обещать завезти в магазин колбасу, когда она там нынче лежит нескольких видов!
        - Яйца завезите, -послышался настырный голос давешней доярки, - к колбасе!
        Снова грянул смех. Артем развел руками.
        - Снова эти ваши эротические фантазии, я ведь обещал переговорить с президентом!
        - Голубева! - рыкнул со своего места председатель, - ты о чем-нибудь другом думаешь? Тут серьезный вопрос решить пытаемся, а она все на недостаток мужиков жалуется! Мойся чаще! Молодой человек, она не про те яйца спрашивала.
        - Так что, не говорить с президентом? - сделал глупое лицо Артем, - ладно! Слушайте, граждане. Мы не обещаем вам тотчас из ниоткуда добыть средства на постройку моста. Но я гарантирую вам, что мы попытаемся сделать все от нас зависящее, чтобы решить эту проблему.
        - Эка невидаль! - крикнули с галерки, - нам в понедельник получше наобещали!
        Ткач искоса глянул на давнего недруга, сидящего по другую сторону стола.
        - Я на шестерых жениться обещал, - сказал он в никуда, - а живу с одной.
        - С моей сестрой, между прочим, - проворчал себе под нос Чебуреков, - но его не услышали из-за гама. Председатель продолжил громче:
        - Тем не менее, если вопросов у вас к кандидату в депутаты не имеется, то прошу всех приступить к работе. Уборочная на носу, сами знаете.
        После собрания он пригласил их в свой кабинет и угостил шведской водкой. Это было для Василия Петровича настолько неожиданно, что он даже провозгласил здравицу в честь хозяина кабинета.
        - На обед останьтесь, - буркнул Николай, - иначе Инна мне шею намылит. Не так давно говорила, что давно тебя не видела.
        - Как она? - спросил Чебуреков, - как племяши?
        - Нормально, - ответил Ткач, жуя лимон, щедро посыпанный сахаром, - дядьку забыли в лицо. Между прочим, Женька с первого экзамена в институт поступил, на врача, а Татьяна родит скоро. Вася, это нечестно!
        - Что нечестно? - едва не подавился лимоном Чебуреков.
        - Насчет моста. Я понимаю, что вам нужно что-то обещать, иначе народ не пойдет. Но этот мост - такая безнадега, что уже и не смешно никому.
        Василий Петрович облизал пальцы и задорно глянул на зятя.
        - Вот мы и посмотрим, такая уж ли это безнадега. Я, Коля, и сам не хотел никаких обещаний по этому поводу давать - вот, Артем вынудил. У него в столице среди журналистов есть подвязки, я тоже не ножиком струганный, посмотрим.
        Николай (в обществе - Николай Назарович) сделал кислую мину.
        - Я вижу, Вася, что ты по-прежнему, все тот же «кавалер Ордена Подвязки».
        Чебуреков кивнул, затем обернулся к Артему:
        - Это меня так в институте прозвали.
        - За шуструю линию поведения, - уточнил Ткач, - одного только я не пойму, Василек. Почему же ты такой, весь подвязанный, до сих пор в председателях топчешься? Что тебе мешало в те же депутаты вылезть лет десять назад? Ан нет! Сидел в своем совхозе и не высовывался.
        - Высовывался! - поправил Чебуреков, - только по шапке получил. Там, в облисполкоме сидит наша старая знакомая, неужто забыл? Начальник управления.
        - Ах, вот оно что! - протянул Ткач, - Галка Кацман! Ты ведь ее продинамил в свое время… неужто до сих пор простить не может?
        Чебуреков доел лимон и благородно отказался от следующей рюмки.
        - У многих память хорошая! Некий председатель колхоза до сих пор на меня крысится. Ладно, Коля, не бери до головы. Мы сейчас с Артемом в Яблоневку метнемся, к твоему тезке Герасимову. Помашу языком там, и к обеду сюда - в Нижний Мост. Я и правда давно у сестры не был. Да и племянников хотелось бы повидать. Но учти, Назарович, нас вместе с водителем трое. Осилишь обед на три персоны?
        Ткач укоризненно погрозил ему пальцем.
        - Ну и сукин же ты сын, Василий! Если мы раз в квартал семинары принимаем, то неужто кандидата в депутаты не угостим? Угостим!
        Вседорожник понесся по пыльной гравейке дальше - к границе района. Чем дальше от райцентра, тем запущенней была дорога. Да и колхоз был глухой - вдалеке от оживленных маршрутов и трасс. Но порядок в нем председатель Герасимов держал, точно сицилийский дон. Переманил к себе хорошего терапевта (зачем шутить со здоровьем, когда до Петровска около двух сотен километров), поселил его рядом с ФАПом, организовал пункт охраны общественного порядка из нескольких местных охотников. Яблоневский участковый жил в райцентре, поэтому на него в случае чего надеяться не стоило. Местная молодежь привыкла, что на каждой дискотеке дежурит пара здоровых мужиков в камуфляже, вооруженных резиновыми палками, а гастролерам дружинники быстро объясняли правила хорошего тона. У них имелись радиостанции, так что подкрепление могло прибыть в любой момент.
        Словно в американском фильме, ночью по Яблоневке разъезжала патрульная машина -
«Нива» с двумя патрульными. Патрульным без проблем давались отгулы на основной работе и добавлялись дни к отпуску. Вездесущий Герасимов даже выбил разрешение на гладкоствольное оружие, но разрешил его применять только в критических случаях, навроде нападения банды террористов или поимки особо опасного преступника. В Яблоневке, в отличие от Нового Моста, лежал асфальт, функционировала столовая и детский сад.
        Встреча двух добрых друзей прошла в обстановки теплоты, доброжелательности и бутылки скотча - шотландского виски. С избирателями здесь Чебурекову встречаться не пришлось, Герасимов со свойственным ему прямодушием сказал:
        - За кого я скажу, за того мои люди и проголосуют. Я ведь тебя не первый день знаю: ты хоть и дуб, но наш парень. Это кто с тобой?
        Чебуреков представил Артема. Хозяин осмотрел парня придирчивым глазом, а затем спросил Василия Петровича, как будто Орлова рядом вовсе не было:
        - Где же ты такого худого и лохматого взял? Неужто попредставительнее никого не было?
        Чебуреков довольно засмеялся.
        - Зато он с народом разговаривать умеет! - и рассказал несколько перлов, выданных Артемом за время их короткого знакомства. Герасимов довольно расхохотался, услыхав, как парень отбрил кандидата в депутаты в первый день знакомства.
        - Электриком, говоришь, работаешь? - оценивающе прищурился хозяин, - а ко мне снабженцем пойти не желаешь?
        - Коля! - укоризненно покачал головой Василий Петрович, - не тебя это не похоже - друзей обкрадывать!
        - Да разве ж я обкрадываю? - возмутился Герасимов, - я только присматриваюсь!
        - Знаем мы твои смотрины! - погрозил другу пальцем Чебуреков, - кто у главного агронома района личного водителя увел?
        - Платить надо лучше! - оскалился хозяин, - тогда убегать никто от хозяев не будет. Я человеку сразу дом дал, он в общаге ютился, к делу толковому пристроил, оклад хороший положил. Вот так, господа хорошие! Как вам, кстати, скотч?
        - Самогонка как самогонка! - пожал плечами Артем.
        - Наш парень! - засмеялся Герасимов, - поэтому выпьем простой русской водки.


        Обедали дома у Ткача (либо у Ткачей)? Артем постоянно пытался разъяснить для себя этот орфографический вопрос, но придумать ничего толкового не мог. Сестра Чебурекова, Инна Петровна, лишь недавно перешагнула через сорокалетний юбилей. Поэтому была свежа и подтянута, как и положено первой леди на деревне. Племянники Василия Петровича тоже оказались людьми не слишком тяжелыми в общении, несмотря на то, что Татьяна дохаживала срок, а Женя был совсем юным. Что поделать, жизнь в семнадцать лет кажется бесконечно длинной дорогой, за каждым поворотом которой ждут приятные сюрпризы. Если бы спросили Артема, то он бы сказал, что сюрпризы и вправду ждут, но большей частью неприятные. Чебуреков бы ответил, что дорога не так уж и бесконечна, а поворотов он боится, как черт ладана. Между прочим, уже известный нам сторож Точилин ответил бы тоже по-своему. Сказал бы, что вышел на финишную прямую, а все повороты давно позади. И пошли все нахрен!
        Все четверо респондентов были бы по-своему правы. Возраст человека - это угол зрения на проблемы жизни и смерти. Изменяется от нуля до ста восьмидесяти градусов. И оптимальный угол для осмысления - середина жизненного отрезка. Чтобы с минимальными искажениями для глаз и с мизерными потерями для ума. Если только он есть, этот ум [17].
        Все-таки, за столом чувствовалось некоторое напряжение. Может быть, сказывалась многолетняя неприязнь между Чебурековым и Ткачом. Ничто не проходит бесследно и сиюминутно: любовь или ненависть, страх или стыд. Следы сильных чувств оставляют шрамы на астральном теле и хорошо видны лишь мудрецам. Приблизительно об этом Артем поведал Василию Петровичу, когда они вечером возвращались в родной совхоз Чебурекова, в деревню Перегуды.
        - Да уж! - крякнул кандидат, - а ты знаешь, у тебя, Артем, есть все шансы стать мудрецом. В твои годы я думал только о деньгах и бабах.
        - А о водке? - не удержавшись, подначил шефа Орлов.
        - А хули о ней думать было? Деньги на руках - все твое: и водка, и красивые женщины, и лучшие доктора в случае какой-нибудь гонореи.
        - Не к ночи, уважаемый Василий Петрович, не к ночи! - одернул расшалившегося депутата Артем. Чебуреков после вино-водочного ужина был склонен пошалить. Хотя бы, мысленно. Посему он запел, бездарно картавя под Максима Покровского:

        Мишка спит и Зайка спит,
        Только сифилис и СПИД,
        Пролетая над планетой,
        Всех накажут, кто шалит.
        - Не слышу аплодисментов! - пожаловался он водителю, окончив скабрезный припев.
        - Петрович, вы пока не на трибуне, - безжалостно осадил шефа Орлов, - или вы, вообще, о большой сцене мечтаете?
        - Не хами, помощник! - благодушно сказал Василий Петрович, - может ты думаешь, что у кандидатов и руководителей высшего звена нервы из стали? Ничего подобного - обычное волокно! Так что не мешай мне нервные клетки восстанавливать!
        - Они же вроде не восстанавливаются, - с сомнением возразил с водительского сиденья Миша.
        - Я разработал уникальную методику, - откровенно признался Чебуреков, - вечером выпиваешь бутылку водки, а утром - как огурчик!
        - Этой уникальной методике завтра ровно пятьсот лет исполнится, - проворчал негромко Артем, но его никто не услышал.
        Автомобиль пожирал километры, Чебуреков со счастливой улыбкой напевал что-то из
«Самоцветов», а Михаил пристально следил за дорогой. Не приведи господь, какой пьяный под колеса попадет - сразу крест на двух карьерах: его, как водителя, и Чебурекова, как депутата. А пьяных вечерней июльской порой хватает. Таскаются на роверах [18] из деревни в деревню: кто к девкам наведывается, кто самогон подешевле ищет. А кто-то уже нашел, и из последних сил ползет обратно. Вот этих то и следовало опасаться в первую очередь. Поэтому водитель, насупившись, пожирал очами освещенное фарами пространство перед несущимся автомобилем и мечтал о теплом диване и холодном пиве.
        - Василий Петрович, - внезапно сказал Артем, - вы ведь завтра в Петровск на совещание отбываете. Может, подкинете меня сегодня до Березовки?
        - Что, уже по дому соскучился? - сочувственно спросил Чебуреков, - но ты прав, черт меня побери. Завтра тебе делать нечего. Мишка, дружок, заедем в Березовку!

«Суки!» - подумал Миша, мечты которого вновь отодвигались на неопределенное время. Ведь в Березовке шефу обязательно захочется навестить Птицына. А это - не меньше бутылки на двоих. В лучшем случае.
        - Ну, не сердись! - глянул в его сторону шеф, - ты ведь меня знаешь. Не обижу.
        Водиле полегчало. Ведь «не сердись» означало не меньше червонца и возможность завтра взять выходной. В особо ответственных случаях, связанных с выездом в район, Василий Петрович садился за руль сам. Водитель директора - это дополнительная пара рук и глаз. Но и лишняя пара ушей. Поэтому, на такую приближенную должность берут только проверенных людей. И оттого сиденье водителя постоянно скользкое, точно от смеси вазелина с липким потом, что работа эта - отнюдь не легкая прогулка. Хороший водитель по походке угадывает настроение шефа и по барометру предсказывает его поведение. Нужно очень четко знать, когда начальству нужно посоветоваться, а когда просто выговориться; когда нужно исполнять приказ беспрекословно, а когда можно и взбрыкнуть. Взбрыкивать время от времени необходимо, чтобы шеф не думал, что его водила - ишак безвольный, а гордый жеребец, им прирученный.
        В Березовку они попали, когда уже совсем стемнело. Артема высадили возле дома, а упертый Чебуреков все-таки решил заехать в гости к старому другу, которого не видел целых двое суток. Усталое лицо Михаила, освещенное панелью приборов, мелькнуло в темноте, и «Уазик» умчался, сверкая габаритными огнями. Артем вошел во двор и присел на скамейку. Вроде бы ничего не делал, а устал так, словно целый день колол дрова. Он развязал натерший с непривычки шею галстук, встал и подошел к веранде. В вечерней тишине было слышно, как внутри пьяным голосом бубнит радиоточка. Парень зашел в дом, снял одежду, взял полотенце с мылом, и в одних трусах вышел во двор. Простился и с этим последним украшением, с наслаждением пригоршней зачерпнул из бочки воды, ополоснул уставшее тело. Ощущая, как по телу проносится бодрящая волна, сунул в бочку голову.
        - Спинку потереть? - услыхал он, когда обрел способность слышать. Он неспеша обернулся - шагах в десяти от него, за забором стояла Надя. Неизменный велосипед покоился справа по борту, отсвечивая светоотражателями, которые на местном диалекте именовались «катафотами». Освещенная луной, девушка была похожа на богиню рассвета. Заблудившуюся. Во всяком случае, в ее взгляде было что-то блудливое когда она глядела на него.
        Артем неспешно прикрыл свой стыд и срам полотенцем. Трусы одиноко лежали на скамейке.
        - Я тебе мерещусь! - спокойно сказал он, - на самом деле я в Перегудах, в объятиях роскошного матраса.
        - Тем не менее, ты здесь! - произнесла она, - ведь у меня, в отличие от некоторых, вещих глюков по пьяни не бывает. Так что, прячь свои родимые пятна.
        - У меня нет родимых пятен, - сообщил парень, - заходи, что ты там стоишь. А я, пардон, пойду в дом - переоденусь.
        Он взял с лавки предмет своего нижнего белья и отнес его в стиральную машину. Быстренько вытерся, надел чистое белье и натянул спортивный костюм. Когда через пару минут он вышел на крыльцо Надежды уже не было. Пожав плечами, он посмотрел в бочке, за ней. Еще раз пожал плечами, вернулся в дом. В поведении этой девушки было что-то странное, даже нелепое. А может она ему и вправду пригрезилась? Как бы развевая туман иллюзорности, зазвонил телефон.
        - Алло! - раздраженно сказал он, сняв трубку.
        - Для особо мнительных товарищей сообщаем, - раздался в аппарате приглушенный голос с характерными интонациями, - что увиденное вами родимое пятно на указанном месте и впрямь присутствует. Что не дает вам повода делать неправильные выводы.
        - Надя, не глупи! - взмолился парень, - что у тебя за манера, приезжать на три минуты, а затем смываться? Тебе что-то было нужно?
        - Единственное, что было нужно - убедиться, что некий бабник ночует дома, а не в объятиях Марины…
        В трубке послышались короткие гудки. Раздраженность Артема заставила его залезть в холодильник и выпить целых две бутылки «Балтики». Лишь после этого он обрел способность к беспристрастному мышлению. То, что он ей небезразличен - это факт. Только вот высказывает Надя свое небезразличие, мягко говоря, странными методами. Стоп! А что мы вообще знаем о девичьих методах? Когда-то, десять лет назад его супруга воспользовалась другой схемой: ночь - шампанское - залет - женитьба. Тогда так было принято. Один из безотказных способов брака по расчету. А что расчет у девицы оказался неправильный, так это - молодость, неопытность. Второй раз она сделала необходимую поправку, и удача улыбнулась ей. Нынче она супруга столичного журналиста из перспективной газеты с претенциозным названием
«Время новостей».
        Включив телевизор на канал для полуночников, парень углубился в просмотр фильма
«из жизни вампиров». Вампиры сегодня были какие-то вялые, точно невыспавшиеся, да и он предпочитал другие жанры: боевики, комедии, на крайний случай, мелодрамы. Посмотрев эту тягомотину минут двадцать, Артем вырубил телек и завалился спать. Сон пришел моментально и подарил ему чудесное приключение в колхозном саду, где главными героями были он и вездесущая дочка главного инженера - Пешеходова Надя. Он до исступления целовал то самое родимое пятно, а сзади стоял Мустафа и снимал действо на новую цифровую камеру от Canon. Вообщем, парень был несказанно рад, когда его разбудил телефонный звонок. За окном утро было в самом разгаре - орды комаров стучали головами в стекло, просясь в тепло и уют. Артем показал им кулак и снял трубку.
        - Тёма! - раздался в утренней тишине голос Наждачного, - слава богу, ты дома!
        - Ну, можно сказать и так, - без особого энтузиазма ответил Орлов, - он уже знал, что последует дальше. Краткая интермедия и полный патетики финал.
        - Косилка эта импортная сломалась, едри ее мать! - хрипел Николай, - не заводится никак! И ПИМы [19] ждут! Четыре штуки! Хлопцы пока в карты гуляют, но вот-вот за вином побегут! Так я присылаю за тобой машину!
        - Присылай! - зевнул Артем, - но учти, я еще не пил кофе.
        - Какое кофе! - заорала трубка, - ты сначала косилку почини, а потом хоть коньяк пей!
        Прибыв на место, парень обнаружил в беседке четверых трактористов и оператора немецкого силосоуборочного комплекса и, в отчаянии рвавшем на себе бакенбарды. Трактористы смачно шлепали картами и обсуждали, как обгадится директор, если новая косилка дала дуба. Оператор - злополучный Вовка Горох подбежал к Артему и, щедро пересыпая свою речь ненормативной лексикой, стал рассказывать, что долбаный «немец» не желает раскладываться в рабочее положение. Артем тут же сделал Наждачному втык за неправильный анамнез и потребовал голосом старшего ассенизатора из всемирно известного анекдота:
        - ФАК [20]!
        - Чего? - не понял Горох, - ты кого посылаешь?
        Трактористы перестали шлепать картами и вытянули тощие шеи из беседки.
        - Тьма-тьмущая! - махнул рукой Артем, - я сказал не Fuck, а FAQ, чувствуете разницу?
        - Я тебе, падла, сейчас яйца оторву, - пообещал Горох, - и ты почувствуешь разницу. Между мужиком и бабой.
        - Будешь сморкаться, не починю твою сноповязалку! - гордо выдал Тема, - и я в десанте служил. Мне не так-то просто яйца вырвать.
        - Зае…ли! - заорал Наждачный, - что ты там про «фак» говорил! Это что такое? В комплект входит?
        - Конечно, входит! - заорал уже Артем, - «талмуд» давай! Справочник по этой хрени на колесиках!
        - Так бы и сказал! - обиделся Николай, - не мог по-русски толком объяснить, что тебе нужно? Факаешь, точно пьяный поц на всех. Володя, давай книжку!
        - А толку? - свесился из кабины Горох, - она на английском языке. Даже не на немецком.
        - Ты что, по-немецки понимаешь? - удивился Наждачный.
        - Пару слов, - не стал скромничать Горох, - ругательных. Я в Германии служил.
        - Идиот, - пожал плечами Николай, - давай книгу.
        - В зеркало глянь! - отозвался Володя, - вы же с Пешеходом эту косилку покупали. Нельзя было инструкцию на русском языке вытребовать?
        - Эта косилка нам по лизингу перепала! - огрызнулся Наждачный, - у совхоза никогда столько денег не будет, чтобы немецкий комплекс сразу купить.
        - Тихо вы! - прикрикнул на спорщиков Артем, - Чапай думает.
        - Гля! - изумились трактористы, - наш электрик на английском читает!
        - Не-а! - раздался другой голос, - он просто буквы знакомые ищет.
        Наждачный бросил в их сторону уничижительный взгляд, и пролетарии умолкли. Тем временем Артем добрался до электрической схемы распределения электромагнитых клапанов и принялся рассматривать условия перехода комплекса в рабочее положение. Затем согнал Гороха с кресла оператора и уселся сам.
        - Заведи! - сказал он.
        Володя повернул ключ зажигания, и огромный механизм ожил. Компьютер тотчас засвистел, запереливался разноцветными огоньками.
        - Бля! - укоризненно сказал Артем, - ну вот же надпись: «Неисправны предохранители «Фу один тире три».
        - И все? - удивился Горох, - так мы сейчас заменим!
        - Погоди, - раздраженно перебил его Артем, - нужно ведь узнать, отчего они сгорели. Эти предохранители отвечают за подачу сигнала на клапаны выдвижения консоли с силосопроводом в рабочее положение. Пошли шланги смотреть!
        Словно два паука, Володя с Артемом поползли по комплексу, провожая взглядом змеевидные шланги с заключенной внутри электропроводкой. Часть пути шланги проделывали внутри металлической рамы, а часть - поверх ее.
        - Стоп! - сказал вдруг Горох, - смотри!
        - О-па! - воскликнул Артем, - вот и неисправность.
        Неизвестно каким образом, но, вырвавшийся из режущего аппарата камень, перебил оба шланга и застрял между элементами сочленения рамы. Орлов быстро извлек все три провода, зачистил их и соединил, напоследок обмотав изолентой.
        - Никола! - крикнул он вниз, - притащи кусок гофрированного шланга на пятнадцать миллиметров!
        - А длинна? - спросил Наждачный.
        - Где-то с метр.
        Николай убежал на склад. Снизу трактористы, уже прекратившие карточные забавы, смотрели на копошащихся Артема с Володей.
        - Горох, так что, дело будет? - крикнул Саша Князев.
        - Будет! - кивнул Горох, - это вам не Буслик. Вина не попьете.
        - Эй! - крикнул Саша, - отзывайте Крылова с «дистанции» - фальстарт!
        Петька Маркевич сорвался с места и ринулся к дырке в заборе. Из нее, через недавно скошенный луг, было хорошо видно, как Санек самозабвенно лакает «чарлик» из горлышка. Сделав жест рукой коллегам, Петька вновь направил свой взгляд на шкодливого гонца.
        - Шо такое? - спросил подбежавший Володя Князев, - Санек ногу сломал?
        - Санек совесть потерял, - ответил Маркевич, - сзади валяется. А вон он и сам, без совести.
        Увидав скультурно-монументальную композицию «Процесс распития чужого вина в одночку», Володя громко и презрительно свистнул. Услыхав такое дело, Санек дернулся и моментально забросил недопитую бутылку в кусты, а сам согнулся в три погибели и принялся что-то искать в траве.
        - Вот, козел! - присвистнул Петька.
        - Это же он наше вино недопил и выкинул! - в священном ужасе прошептал Володя, - пусть бы лежало в кабине - в другой день употребим.
        - У Санька не залежится! - кивнул Маркевич.
        Глупо улыбаясь, Крылов возвращался обратно, шестым чувством ощущая опасность, исходящую от забора. Возле дырки он немного постоял в нерешительности, затем сделал робкий шаг на территорию.
        - С приездом! - хором воскликнули Князев и Маркевич, - устал с дороги?
        - Чяво? - не понял Санек.
        - А вот чяво! - размахнувшись, Петя сунул кулаком прямо в пузо бедолаги.
        - Прими и от меня! - перекрестившись, Князев пустил свой кулак в режим свободного полета.
        Встретившись с челюстью Санька, кинетическая энергия полета кулака погасилась, превратившись в тепловую, а часть ее поглотилась башкой Крылова, заставив ту прилично дернуться. Санек испуганно закрылся авоськой с бутылками и жалобно проблеял:
        - Парни, вы чего?
        - Того! - ответил Петя и отобрал у него авоську, - пошли, Володя. Вечером выпьем.
        Мужики повернулись к поверженному Крылову спинами и пошли по направлению к своим тракторам.
        - Погодите, а как же за ноги!?! - крикнул им вслед Санек.
        - За ноги ты уже получил! - бросил Володя, - если мало, можем добавить.
        Санек похлюпал носом, постоял еще немного, а затем вернулся обратно к кустам - вдруг в недопитой бутылке еще что-то осталось!
        Тем временем ремонтные работы на импортном механизме были завершены: Артем собрал свои немногочисленные инструменты, а счастливый Горох завел косилку и повращал «хоботом» - так на местном наречии обозначали «силосопровод».
        - Крутится! - крикнул он из кабины.
        - Тоже мне, Галилей! - фыркнул Артем.
        Вовка укатил заправляться, а наш герой дал небольшое интервью случившемуся здесь Бегунку.
        - Ну как? - спросил загадочно Виктор.
        - Ну, если в профиль - то одно, а если с вместе с тем, однако же, то как бы чего не вышло! - рассеяно ответил Артем.
        - Кабина!!! - выкрикнул Бегунок, - где???
        - На кабинном заводе, - бросил парень, - ты, Витя, не волнуйся. Кабину тебе послезавтра привезут. В оригинальной упаковке. Ладно, извини, мне некогда - шмотки постирал с вечера, еще не высохли.
        Выйдя из проходной на улицу, он поднял глаза на окно второго этажа. В окне приемной стояла Надя и смотрела на него. Заметив, что засада раскрыта, девушка сделала ковбойский жест - сдула воображаемый дымок с воображаемого дула кольта. Артем печально кивнул ей и проследовал мимо конторы. Надя вздохнула и вернулась на свое рабочее место.
        - Своего выглядывала? - спросила неслышно вошедшая минутой раньше Анечка. Надя испуганно дернулась.
        - Кого это, своего?
        - Ну, тебе лучше знать! - улыбнулась подруга.
        Надя села за стол и продекламировала припев из некогда знаменитой песенки:
        - А нынче, а нынче попрятались, суки, в окошках отдельных квартир. Ползет Козлодоев, мокры его брюки. Он стар, он желает в сортир [21].
        Анечка подошла к окну и бросила взгляд на одинокую фигуру, бредущую по дороге.
        - Что вы, Надежда Геннадьевна! Ваш Козлодоев отнюдь не стар - всего-то лет десять разницы.
        - Одиннадцать, - задумчиво поправила подругу Надежда.
        - Не один ли хрен! - бросила кассирша, - этот паренек в опасном возрасте.
        - Как это? - не поняла Надя, - что еще за «опасный» возраст.
        - У мужиков опасным считается возраст около тридцати лет, - со знанием дела пояснила Анечка, - тогда они опасны для таких молодых девочек, как мы. И наши мамаши им вполне по плечу.
        - Не думаю, что именно по плечу, - фыркнула Надя, - хотя ты права. В сорок лет женщины еще бывают очень даже ничего. Ты что, думаешь, что моя мама смогла бы…
        Аня одно время любила читать Бальзака, но фразу вставила из булгаковского
«Собачьего сердца»:
        - «Но профессор! Он не пропускает ни одной гнусной модистки! Ведь он так дьявольски молод!» А если серьезно, Надюша, то любой женщине в сорок лет польстило бы, что ею увлекся молодой человек. И неизвестно еще, как бы я себя повела в таком возрасте.
        - Поведешь! - поправила ее Надя, - но ведь Артем не клеится ни к моей, ни к твоей маме. К чему ты начала этот разговор.
        - К тому, что ты не в курсе, как облизываются на него старые клюшки. Даже наша главбух, мать пятерых детей и вполне почтенная дама, расцветает, когда «Темочка» заходит в бухгалтерию. Так что, или форсируй события, или еще чего. Упустишь стратегическую инициативу.
        - Еще чего! - хмыкнула Надя, - буду я за всякими волосатыми бегать!
        Аня засмеялась!
        - Надюш! Да вся деревня знает, что ты не бегаешь, а на велике к нему катаешься! Сама в курсе, какие у нас с тобой шансы найти здесь в деревне приличного парня! И знаешь, кто здесь работать остается! Двоечники и тихие троечники! Все остальные в город уползают, точно жуки навозные.
        Надя встала со своего места и подошла к окну. Глянула на пустую улицу и неожиданно расплакалась.
        - Какие у меня шансы? Я ведь… я ведь порченная!
        Аня обняла подругу и прошептала ей на ухо:
        - А вдруг ему по барабану?
        - Нет, Анка, - выпрямилась Надя, - мужики любят блядей, но жениться предпочитают на скромницах без бурного прошлого. А блядью я для него быть не хочу. И не буду. Так что, если есть желание, то можешь попытаться ты.
        Аня тоскливо рассмеялась:
        - К сожалению, в его сердце поселилась ты, хоть и не желаешь этого замечать. Ты не хочешь быть для него блядью, а я не хочу выглядеть смешной. Вот так, подруга.
        После обеда к Артему забрел старик Точилин. Вызвал его во двор и предложил посидеть на лавочке - погода стояла расчудесная: не жарко и не холодно, да и комары уже пошли на убыль. Из принесенной торбы сторож достал полуторалитровую пластиковую бутылку с неким рубиновым напитком и кусок брынзы - овечьего сыра.
        - Старуха моя отлично брынзу делает, - хохотнул он, - еще не разучилась. А это вино - моя гордость. Из винограда и крыжовника, кто бы мог подумать. Ведь крыжовник - это тот же виноград, только небритый! Понял, да… я пью редко, но сегодня что-то бес прощупал, и погода шепчет: займи, но выпей. Думаю, схожу к нашему интеллигенту - авось уважит старика, раздавит с ним бутылочку…
        - Бутылочку, ага! - хмыкнул Артем, кивая на полуторалитровый баллон.
        - Да ты не на количество, ты на качество гляди! - рассердился старик, - приучила вас Советская власть больших объемов бояться! Давай, живо неси стаканы - я тебе покажу, что это за вино.
        Артем послушно сходил в дом. Принес бокалы, блюдце и нож для брынзы. Сторож Точилин налил в каждый бокал грамм по двести вина и полюбовался сквозь свой на солнце.
        - Ни соринки, ни мутинки! - похвастался он. - Чистый рубин! А теперь оцени на вкус!
        Парень послушно отпил грамм сто вина. И впрямь, что-то было в этом напитке. Две вкусовые гаммы, виноградная и крыжовниковая, переплетались между собой и сливались в единое целое.
        - Интересный вкус! - честно сказал он. Точилин расцвел.
        - Наш директор, этот кретин, каждую весну покупает у меня двадцать литров вина, - похвастался он, - для бабы своей. Ей оно хорошо шлаки выводит, говорит. Может, брешет, но она мне как-то даже подарок передала. Упаковку «Виагры», хе-хе! С понятием баба.
        Сторож допил вино и подолжал:
        - Я ведь когда-то половым разбойником был. Чуть не половину баб в деревне натянул на чушку. Хе-хе! Может, она мне намекала, директора жена-то? Я «Виагру» эту спрятал от греха подальше. Что прожито, то прожито, и вспоминать нечего. Хочешь, тебе подарю?
        Артем в это время тоже допивал вино и чуть не подавился, услыхав предложение старика.
        - Ты чего дед? - едва откашлялся он, - у меня пока проблем таковских нету, чтобы возбудитель жрать. С чего ты взял?
        Точилин в это время наливал по второму бокалу и лишь хитро прищурился. Взял полоску брынзы, откусил беззубым ртом, проглотил.
        - Может, и ни с чего, - наконец сказал он, - а может, и чего. Выпей винца, коль уважаешь старика, да послушай меня. У меня батька чекистом был. Преданный Советам до мозга костей, а может просто хитрый… теперь уже не разберешь. Хотел меня Феликсом назвать, в честь Дзержинского.
        - И что? - спросил Артем.
        Если честно, то он до сих пор не знал, как звать сторожа. Все обращались к нему одинаково: враги - по-фамилии, а те враги, что подобрее - по-отчеству:
«Семеныч». Друзей у сторожа не было. Так, как по его собственному признанию, сторож в молодости всем друзьям наставил рога. Единственным другом его была жена, с которой он прожил в любви и согласии сорок пять лет. Спали они, кстати, все сорок пять лет порознь. В этом и был, по мнению Семеныча, секрет успеха. На вопрос Артема он с удовольствием ответил:
        - А я не дался! Пришлось записаться Федором.
        - Как, не дался? - удивился Артем, - что-то ты, дед, не договариваешь.
        Семеныч рассердился.
        - Чего я еще не договариваю! Батьку в район на облаву вызвали, а матери, когда пошла в сельсовет, сказали, что Феликс - женское имя. Хе-хе! Батька потом с председателем на шашках рубились. То ли из-за имени моего, то ли из-за того, что мордой я точно в председателя вышел.
        Собеседники еще отхлебнули грамм по сто вина и помолчали. Артем думал о том, как причудливо гуляют меха судьбы. Точилин всю жизнь вел себя, как шкодливый кот. И брак его на удивительно крепкий и здоровый. А вот он, Артем Орлов, видимо сразу избрал неверную позицию, пытаясь предугадывать и исполнять малейшие желания своей супруги. За что был и вычеркнут из списков ее бытия. Да! Пути господни - не пути сообщения, и познать их сокровенный смысл порой удается лишь тогда, когда одной ногой стоишь «там».
        - А чем тебе дочка инженера не угодила? - спросил Семеныч, когда в бутылке оставалось с треть, - нормальная девка, был бы я помоложе, вмиг «Виагру» распечатал!
        Артем присвистнул. Вот куда клонит старый черт! Ну, то что Надежда его подговорила, так это маловероятно. Но зачем же он пришел именно сегодня? Тем временем Точилин продолжал:
        - Думаешь, я придурковатый старик, который несет выпивши всякую чушь? Нет, дружок! Я за свою жизнь имел столько баб, что мой хер до сих пор удивляется, как он все это выдержал! И я тебе говорю: не мучай девку, она не заслужила этого. Сначала батька Пешеходов нервы ей на кулак наматывал, потом ты вот… а она нормальная девка. Чудная лишку, но это с возрастом пройдет.
        - Чудная! - фыркнул парень, - да ведь в ее чудачествах все и дело!
        - Ага! - воскликнул сторож, - так между вами все-таки что-то было?
        - Ничего дед между нами не было, - отрицательно помотал головой Артем, - она ведь как муха осенняя! Все кружит и кружит, а сесть никак не может.
        - Под мухобойку твою попасть боится! - хохотнул старик, - ты не думай, она вполне порядочная девка, ну и что, что был у нее этот нацмен! Она ведь не по своей воле…
        - Что?!? - воскликнул парень, - ну-ка, Семеныч, выкладывай!
        Сторож снял кацавейку, почесал плешивую голову и пробормотал:
        - Так а что, ты ничего не слышал? Хотя и правда, в деревне об этом несколько лет назад трепались. Тебя еще не было.
        - О чем трепались? Что было? - доставал Артем вопросами старика.
        Семеныч разлил остатки по бокалам и перекрестился.
        - Ну, не прими, Господь, за пьянку! - Выпил одним глотком половину налитого и издалека повел свой рассказ.
        Пешеходов - он ведь не местный. Приехал откуда-то с Севера, сразу после августовского кризиса, когда деньги в очередной раз обесценились. Наде тогда лет пятнадцать было (это уже Артем высчитал в уме). Она до этого жила с бабушкой, ожидая редких приездов матери, которая работала где-то в малообжитых районах Республики Коми. Там мать и познакомилась с Пешеходовым, а затем, когда срок контракта закончился, вернулась с ним в Березовку. Ходили слухи, что Геннадий Николаевич отчебучил в районах вечной мерзлоты нечто такое, отчего ему пришлось сменить и климатическую зону, и некоторые свои привычки. Короче говоря, вернувшись, Пешеходов женился и удочерил Надю, а также устроился на работу в совхоз. Специалистом он был неплохим, только время от времени проворачивал сомнительные махинации, в результате которых часть государственных денег перекочевывала в его карман. Но Геннадий Николаевич так ловко заметал следы, что директор только качал головой: «Вот, ловкач!». Директор занимался тем же, что и Пешеходов, только в более крупных объемах, поэтому предпочитал закрывать глаза на шалости своего главного
инженера. Воровали оба по совести, делились с кем надо, поэтому за свои задницы были спокойны.
        Несколько лет назад в Березовку приехали на постоянное место жительство несколько семей из Дагестана. Понятное дело, что настоящий джигит никогда не возьмет в руки ни серпа, ни молота. Поэтому главы семейств кормились и кормили свои семьи тем, чем привыкли - процентами с торговых операций. Один из джигитов устроился кладовщиком на совхозный склад, другой - в лесничество лесником и по совместительству лесорубом, а остальные реализовали то, что воровали эти двое. Плюс, сами тащили все, что плохо лежало. Участковому они регулярно отстегивали бакшиш, и он попросту кое-что предпочитал не замечать.
        Все было прекрасно до того момента, как Пешеходов и Мустафа не решили замутить одно дело. Ходят слухи, что дело заключалось в махинации с пестицидами - химическими препаратами для борьбы с сорняками, вредителями и всякими болезнями культурных растений. Вроде бы как Мустафа выступал в роли посредника между Пешеходовым-продавцом и неким покупателем из средней полосы России, которого сам Мустафа и нашел. Все бы было замечательно, если бы Геннадий Николаевич не решил нагреть своего подельника при дележе навара. В итоге покупатель сообщил Мустафе, что инженер Пешеходов пытается провернуть сделку с ним напрямую, минуя промежуточное звено - самого дагестанца.
        Мустафа такого коварства простить не мог, и в один прекрасный вечер Геннадий Николаевич почувствовал в области печени острие его кинжала. Весь навар от сделки Мустафа оставил себе, плюс за бесчестие потребовал тела пешеходовской дочурки. Даже не тела, благородный джигит согласился породниться с коварным бледнолицым, взяв в жены Надю для своего младшего брата. Перед этим, естественно, попользовавшись сам. Пешеходов, благородство которого не распространялось дальше собственного члена, на такую сделку согласился. Вдвоем с отчасти посвященной в секрет Галиной, матерью Нади, они принялись обрабатывать девушку, всей правды ей не сказав.
        Как там и чего было дальше - история темная, но факты таковы: после того, как Надежда узнала правду, она вскрыла себе вены. В районной больнице врачи едва спасли ее тело, но вот исцелить душу они оказались не в силах. Два года Надю пичкали импортными антидепрессантами и нейролептиками, возили на курорты в Чехию и Францию, вызывали колдунов и знахарей. Лучшим лекарем, как всегда, оказалось время. И еще один немаловажный момент. Надин дед, вооружившись охотничьим ружьем, посетил Мустафу и в краткой беседе разъяснил ему, что в семьдесят два года можно включить в список трофеев и шкуру черножопого: дагестанца, лезгина или там уйгура - смотря под кого маскируется проклятый моджахед.
        Затем Надю взял на работу нынешний директор. Возможно, что и просьбе батьки Пешеходова, но девичьи мозги отныне стали заняты, и Надежда Геннадьевна пошла на поправку. На этом месте Артем перебил сторожа:
        - Погоди, Семеныч, откуда у Нади дед? Насколько я знаю, ее бабка от Потопа одна кукует.
        Старик медленно прикончил вино и пристально взглянул на парня из-под мохнатых бровей.
        - А оттуда! - неожиданно четко произнес он, - я - ее дед. Был грех в молодости, но об этом никто не знает. Так что смотри, пока я жив, есть у нее защита. Понял? Бывай здоров!
        Семеныч встал со скамейки и медленно пошел к калитке. До Артема дошло, что неплохо было бы проводить старика, и он уже было собирался это сделать, как сторож обернулся.
        - Я сам дойду. А ты хорошенько подумай над тем, что я тебе рассказал. Пока, интеллигент!
        Парень кивнул старику на прощание и впрямь задумался. Если верить всему, что он читал и слышал о женской логике, то большая часть капризов Надежды становится понятной. Как она вообще после всего случившегося психопаткой не стала - вот вопрос? Или все-таки стала? А Мустафа этот - козел редкий. Хотя, почему редкий? Обычный горец, со своими жизненными принципами и логикой хищника. Дотянулся - откусил, получил по ребрам - отступил. Ох, придется еще с ним столкнуться, придется!
        Артем втянул теплый воздух сквозь ноздри и сильно выдохнул. Проходя мимо висевшего на перекладине мешка с песком произвел удар подъемом стопы и сильно ушиб означенное место.
        - Ниндзя, твою мать! - выругался он, - как больно, все-таки.
        Мешок он повесил с целью отработки ударов, могущих ему впоследствии пригодиться. Но оказалось, что то, чему его когда-то обучали в армии он почти забыл. А изнеженное интеллектуальным трудом тело вспоминать весь этот бред отказывается. Артем встал в боевую стойку и нанес несколько легких ударов по мешку, но то ли в кулаках не было прежней злости, то ли мешки раньше были мягче… сплюнув под воображаемые ноги мешку, он побрел в дом готовить обед. Соседку несколько дней назад он предупредил, что будет отсутствовать и наезжать наскоками, так что ее искусство поварихи пока не нужно.
        В холодильнике завалялась невостребованная ранее пачка пельменей, а о большем бывшему сисадмину и желать было нельзя. Пока пельмени варились, он включил компьютер и принял почту. Писем было всего два. В одном компания «Лекта» просила прислать отчет о проделанной работе, то есть, результатах тестирования ее продукта. Результаты были, мягко говоря, плачевные. Их суперпрограмма
«AI Defence» облажалась по полной программе. Пятьдесят процентов червей и троянов беспрепятственно проникали на подопытную машину и могли там делать все, что душе будет угодно. Но об этом писать не следовало, потому что программу признают бесперспективной и снимут с производства. А значит, что Артему с этого всего богатства достанется мизер. Поэтому он поступил как всегда: перечислил две или три наиболее заметные бреши в обороне файерволла и посоветовал ведущим программистам поработать над ними.
        Затем наш герой с аппетитом пообедал разварившимися пельменями и выпил кружку крепкого чаю. После отправил письмо с результатами тестов софтверникам «Лекты», немного почистил свой винчестер от темпоральных файлов, слегка пошалил во втором
«Хаф-Лайфе». Когда наступил вечер, к нему забежал Никола и предложил выпить по сто капель.
        - Ловко ты сегодня этому немцу мозги вправил! - поцокал языком он, - я и не ожидал, что ты так быстро с ним справишься.
        - Ну что с ним справляться! - возразил Артем, - ведь это продукт высокой технической культуры! Написано на схеме, что провод между разъемами А и В имеет маркировку 1а45, так ведь и этот провод там в самом деле есть! А не так, как я когда-то Кобылкину молоковоз ремонтировал. Новый комплект проводов! Провод а выходит с разъема А синего цвета, а приходит на разъем В - уже красного. От стыда покраснел? Нет! Это наши горе-лепилы, у которых три класса с коридором, так на фирмах лепить научились. Короткий синий провод? Так мы его нарастим! Каким? Какой есть!
        Наждачный молча слушал полную патетики речь Артема и кивал головой. Ведь это он когда-то объяснял своему новому электрику принципы комплектования и сборки на малых предприятиях. Николай залез во внутренний карман пиджака и достал оттуда плоскую бутылочку.
        - «Хеннеси», ноль-тридцать пять литра, - объяснил он удивленному парню, - это тебе презент от директора. За быстрое введение в строй силосоуборочного комплекса.
        - Лучше бы двадцать баксов дал! - буркнул Артем, - он где-то столько и стоит.
        - Ну, двадцатью баксами ты со мной делиться бы не стал, - философски заметил Наждачный, - а вот коньяком, надеюсь, поделишься. В жизни такого коньяка не пил! Погоди! Это ведь на двадцать баксов можно десять бутылок водки купить! Пять литров водяры!! Супротив кружки коньяка!!!
        Наждачный обстрелял глазами этикетку и провозгласил:
        - Зроблено у Франціі! Розліто у Жмерінке!
        - Чего!!! - вскочил Артем, - в какой еще Жмеринке. Директор презентовал меня паленым украинским коньяком?
        - Ага, повелся! - воскликнул Наждачный, - с тебя бокалы! Не из фарфора же пить такую кучерявую штуку!
        Орлов достал из буфета два бокала и залез в холодильник - глянуть, чем не стыдно закусить «Хеннеси». Ни сыру, ни лимонов не было - кончились на прошлой неделе. Вздохнув, Артем взял плитку белого шоколада, что осталась еще от приезда Юры со Светкой и положил ее на стол.
        - О-па! - воскликнул Никола, - а что, коньяк именно таким шоколадом закусывают?
        Артем еще раз вздохнул.
        - Таким двум красавцам, как мы с тобой, можно было бы закусить и холодными котлетами. Все равно, в коньяке мы толком не разбираемся. Я-то «Хеннеси» от
«Арагви» отличу, а вот от «Шаранта» вряд ли. А ты, мой друг, хорошее виски с коньяком спутаешь, как пить дать.
        - А виски, это чего? - спросил любознательный Никола.
        - Американский самогон.
        - А скотч?
        - Шотландский.
        - А бренди?
        - Слушай, ну чего ты пристал? - вздохам Артема, казалось, сегодня не будет конца, - ты разницу между пестицидами и гербицидами улавливаешь?
        - Конечно! - обиделся Никола, - хотя о какой разнице может идти речь? Гербициды - это такой вид пестицидов.
        - Вот! А коньяк - это такой вид бренди. Бренди существует множество видов, но самые известные - это Коньяк и Арманьяк. Из одноименных французских провинций. Все остальное: виски, скотч, граппа, чача, дузик - соответствует нашему самогону.
        Впечатленный Никола свинтил крышечку с бутылки и налил в бокалы грамм по шестьдесят коньяка.
        - Чтобы на три раза хватило, - пояснил он.
        С видом пса, впервые получившего в качестве рождественского подарка кусок сырокопченой колбасы, Наждачный приступил к дегустации. Сперва он понюхал янтарную жидкость. Затем сунул в бокал язык и дотронулся до нее. Наконец, сделал осторожный маленький глоток.
        - Фиг его знает! - признался он, и выпил все.
        Артем в три приема поглотил свою порцию.
        - Что ж, неплохо! - одобрил он.
        - Такое ощущение, словно горячего кофию хлебнул! - признался сосед, - и к тому же, сгущеного. Да еще и с молоком…
        - От бешеной коровы! - уточнил Артем.
        Когда коньяк был допит, Наждачный, по старой русской привычке, предложил догнаться. Но Орлов отклонил это предложение - неизвестно куда судьба его забросит завтра утром. А вот утро хотелось бы встретить во всеоружии. Поэтому Николе было сказано решительное «но пасаран»; обиженный начальник ушел домой, а Артем поставил рядом с кроватью бутылку минералки и включил телевизор, под который вскоре и уснул.
        Глава 9.
        Прокачка характеристик и религиозный диспут с любовным финалом

        Утром Артема разбудил в половине седьмого утра Михаил - водитель Чебурекова. Он постучал в окно и неистовым голосом пропел хвалу занимающемуся утру. Орлов открыл дверь и по пути заодно включил электрический чайник.
        - Куда сегодня едем? - спросил он у жизнерадостного Михаила.
        - Пока в Перегуды, - ответил водитель, а там видно будет.
        - А как Сам? - поинтересовался парень. Миша пожал плечами.
        - Что ему сделается? Приехал вчера из Петровска с друзьями, шашлыки устроили, водки выпили. Ничего особенного.
        - Тебе кофе или чай? - спросил Артем, ставя на стол чашки.
        - А кофе какой? - спросил Михаил, - не «Пеле» надеюсь.
        - «Якобс», молотый! - хмыкнул Орлов, - лучшее начало дня. И конец ночи. Тебе жена головомойки не устраивает за ненормированный рабочий день?
        Михаил с интересом следил за процессом заливания кипятка в чашку. Жена головомойки, конечно, устраивала. Но и на другую работу переходить не давала. Привыкла к постоянным бонусам в виде подачек и объедков с барского стола. Как говорил Гарри Гаррисон: «Когда привыкаешь к приличному пойлу, очищенный спирт перестает нравиться!» Приблизительно так он и объяснил Артему.
        - Ага! - кивнул тот, - не все йогурты одинаково полезны. А дети у тебя имеются?
        - Аккурат, три штуки! - Миша отхлебнул кофе, - я ведь постоянно в разъездах. А баба, она ведь если не занята, то ей всякие дурацкие мысли в голову лезут. Три пацана. Все погодки. Вот думаю, остановиться, или еще парочку соорудить?
        - А становая жила не подкосится? - недоверчиво спросил Артем, - детки ведь и соки сосут из родительского древа.
        - Пока родительское древо сосет соки из земли, все это терпимо, - водила откусил кусок от предложенного рулета, - боюсь вот, что Петрович в столицу умотает, а с новым директором несколько лет сходиться надо. И соки опять же…
        - Да, - кивнул Орлов, - с женщинами проще сходиться, чем с начальством. Но тоже бывают заморочки. Так ведь Чебуреков не собирается вроде оставлять свой пост, с чего ты тревожишься?
        - Ты ведь правильно тогда сказал: «У директора совхоза свободного времени не бывает». Думаешь, он этого не понимает? Рано или поздно, но ему придется уйти - человек расти должен.
        Миша допил кофе, доел свой рулет и вежливо поблагодарил за угощение.
        - Не за что, - ответил Артем - а если он тебя с собой заберет?
        - А семья? - возразил водила, - ее с собой таскать? Это ведь не чемодан.
        - Мой знакомый работает в другом городе, а к семье раз в неделю наведывается, - сказал наш герой, - так тоже можно. Ему шеф разрешает даже служебной машиной пользоваться.
        - Ну, это точно еще двоих клепать придется! - фыркнул Миша, - к одинокой, молодой и красивой грех не зайти. Даже трое пострелят не остановят - это ведь не жениться. Ну что, едем?
        За время краткой беседы Артем успел впрыгнуть в брюки, натянуть носки и узконосые туфли, надеть рубашку. Теперь он возился с галстуком.
        - Пару минут, и едем, - пообещал он, - причешу вот только шевелюру.
        Михаил скептически глянул на лохматую голову Орлова.
        - Я бы уже не выдержал и постригся. Как ты с такой шапкой ходишь?
        Артем рассмеялся:
        - Если без костюма, то смотрится нормально. Я ведь не навсегда в официальные лица записался… надеюсь.
        Они вышли из дома. Хозяин закрыл дверь на замок и кликнул Майора, чтобы тот сторожил. Майор слопал предложенное угощение - кусок ливерной колбасы, и принялся носиться вокруг Артема с восторженным видом.
        - Дурень! - вздохнул тот, - ну, что с тебя взять?
        Майор сел на задницу и умиленно смотрел, как отъезжает хозяин. Чихнул пару раз от выхлопных газов, фыркнул брезгливо и прыгнул через забор обратно - на подконтрольную территорию.
        Секретарь Чебурекова, Марина, окинула парня оценивающим взглядом. Затем встала со стула и подошла к нему.
        - У тебя галстук покосился, - сказала она, поправляя узел, - вот так! Как отдохнул?
        - На работе до обеда был, - сказал Артем, растопырив пальцы, - затем говели с одним дедом в саду. Чисто вино земляничное под брынзу.
        - Неужели земляничное? - ужаснулась девушка.
        - Оно, мать! - кивнул парень.
        Затем она приблизила свои полные губы к лицу парня (ну, типичная Тринити [22] - насмотрелась импортного кино!) и низким голосом сказала:
        - Я еще никогда не пробовала земляничного вина.
        З своего кабинета выглянул Василий Петрович. Увидав картину, возопил:
        - Марина! Не вынуждай Артема Федоровича целибат нарушать! Артем, давай пулей ко мне!
        Ощущая, как по спине ломятся мурашки (чертово воздержание!), наш герой окинул секретаршу взглядом, полным обещания. Та ответила ему грустным «заколебали вы меня своими обещаниями», и вернулась за свое рабочее место. Артем прошествовал в кабинет.
        - Петрович, доброе утро! - поздоровался он.
        - Привет! - добродушно ответил Чебуреков, - примериваешься, как бы вспрыгнуть на Марину?
        Орлов напустил на лицо побольше ужаса.
        - Помилуйте, Василий Петрович, она сама на кого угодно вспрыгнет. Берсерк… берсекретарь какой-то! Ловушка для одиноких мужчин!
        Чебуреков рассмеялся.
        - Марина - незаменимый кадр, несмотря на кажущуюся пустоголовость и излишнюю сексапильность. В своем деле - она профи, а что касается мужчин… она воспитывает одна дочку. Верке ее уже семь лет, пять лет она работает у меня… так вот! За эти пять лет я не слышал, чтобы она проявила благосклонность к какому-нибудь мужику. Так что за свой моральный облик не беспокойся. Теперь к делу. Сегодня у меня выступление в местном Доме Культуры. Видишь, даже выезжать никуда не надо. Садись. Обмозгуем это дело.
        Артем присел в кресло напротив и спросил:
        - Ожидаются какие-то сложности?
        Чебуреков задумался.
        - Марина! - позвал он. Девушка заглянула в кабинет.
        - Да, Василий Петрович?
        - Если ты не забыла, то ты - член команды. Звучит конечно парадоксом, но проходи и садись вон туда! Туда, я сказал! Чтобы тумба загораживала твои стройные ноги от моего помощника, иначе его мысли потекут не в том направлении. Не тот случай, чтобы ноги демонстрировать.
        Марина сделала недовольное лицо, но приказ начальника исполнила. Ее надутые губы вдруг показались Орлову центральным местом в интерьере кабинета. Чебуреков хмыкнул, но тему продолжать не стал.
        - Артем спрашивает, ожидаются ли сегодня какие-нибудь сложности? Что скажешь, Марина Семеновна?
        Девушка развела руками:
        - Если сектанты не подольют свою традиционную ложку дегтя, то должно все пройти нормально.
        - Что еще за сектанты? - спросил Артем.
        Как оказалось, это была долгая история. Полностью ее рассказывать Василий Петрович не стал, но вкратце с положением дел ознакомил. Корни этой истории упирались в Ренату Максимовну Словоблудову. Рената Максимовна была уроженкой Перегудов, то есть, местной. Учась в школе, она свирепствовала секретарем комитета комсомола, затем вышла замуж и уехала в Петровск. Там вступила в партию и работала на чугунно-литейном заводе, но уже парторгом. Есть такая порода людей - им все равно, в каком стаде бежать. Лишь бы впереди. Когда развалились все коминтерны, а коммунистическая партия захирела и стала никому не нужной, Рената Словоблудова подалась в религию. Но в городе трудно быть заметной, поэтому она стала наскакивать в Перегуды - вести миссионерскую работу среди местного населения. Выклянчила в поселковом совете домик под молитвенный дом, стараниями местных богомолов в нем сделали ремонт, и вот уже каждую субботу из Петровска на рейсовом автобусе стал приезжать лохматый молодой мужчина благообразной наружности - отец Спиридон.
        Новообращенных верующих было два типа: пенсионеры и люди с тяжелым прошлым. Пенсионеры имели в достатке свободное время, поэтому с утра в субботу бабульки повязывали пересыпанные нафталином платки и гуськом выдвигались в сторону
«церкви». Люди с тяжелым прошлым появлялись на мессе в основном, после загулов и громко каялись, вызывая искренний интерес к описанию своих похождений со стороны прихожан первого типа.
        Объявления о предстоящих молебнах Словоблудова начинала расклеивать аж в понедельник. Мало-помалу, в среде верующих начал формироваться третий тип - женщины, у которых либо не сложилась семейная жизнь, либо у которых были какие-либо трудности в этой самой семейной жизни. Это весьма насторожило Василия Петровича. Путем наблюдения он выяснил, что в новую «церковь» зачастили жены многих специалистов среднего и высшего звена. Чебуреков немедленно принял меры. Специальным приказом теперь для специалистов объявлялся один обязательный выходной в неделю: суббота, либо воскресенье. Сделано это было для того, чтобы люди могли проводить какое-то время в кругу семьи и ради семьи, но и здесь нашлись недовольные. Многие из специалистов работой прикрывали свои амурные похождения, а приказ директора на них ставил если не крест, то вопросительный знак. Приходилось ловчить.
        Особенно напряженной стала обстановка пару лет назад, когда секта набрала положенные для строительства церкви пятьдесят человек прихожан. Словоблудова явилась в поселковый совет и в ультимативной форме потребовала передать в их ведение здание Перегудского СДК. Когда-то на месте сельского дома культуры и вправду стояла церковь, но это было еще при царе Горохе. Председатель исполкома сказала, что решать подобные вопросы - не в ее компетенции. Дом Культуры находится на балансе районного Отдела Культуры, но она очень сомневается, чтобы Отдел Культуры добровольно передал принадлежащее им здание какой-то безымянной секте.
        - Мы - не безымянная секта! Мы - самостоятельная ветвь англиканской церкви последователей Великого Мартина Лютера. Выражаясь православным языком, мы - автокефальная церковь. По идеям и взглядам мы расходимся с адвентистами и баптистами, но существуем под единой идеей протестантизма.
        - Довольно! - сказала председатель исполкома, - вы может не в курсе, но та церковь, что стояла на месте Дома Культуры была православной. Вас это не смущает?
        Но Словоблудову смутить было не так-то легко. Она приплела что-то из сериала
«Горец» о единых принципах святой земли, погрозилась обратиться в высшую инстанцию и ушла с видом оскорбленной невинности. После встречи двух «героинь без галстуков» в район полетели жалобы на непонимание и нежелание местной власти вникать в проблемы верующих. Председатель исполкома обратилась за помощью к Чебурекову, а тот вызвал из столицы своего давнего знакомого - пастора кальвинистской церкви отца Федора. Тот откликнулся на призыв старого приятеля и по его просьбе инкогнито посетил собрание верующих. После этого собрания чувствительного пастора Василию Петровичу пришлось несколько часов отпаивать
«Кагором».
        - Вася, друг мой, это - ужасно! - бормотал отец Федор, - куда мы все катимся? Куда может завести человека жажда власти? Превратить обычную мессу в клоунаду! Нет уж, Вася, ты мне собери прихожан. Мой долг, как священника… просто, как человека - объяснить им всю глубину их заблуждений!
        Пастор долго еще не мог успокоиться. Он тряс сорванным объявлением, на котором прихожане созывались на таинство соборования, тридцать раз объяснял Чебурекову, что изо всех таинств протестантская церковь признает только два: крещение и причащение. Что ни о каком соборовании протестанты всего мира знать не знают! В ходе свершения таинства отец Федор насчитал четырнадцать ошибок, сорок килограмм перловки, десять литров растительного масла и ящик «Каберне» - три последних продукта по всей вероятности после мессы делили Словоблудова и приглашенный пастор.
        В порядке исключения селян собрали в том самом Доме Культуры для полуторачасовой лекцию на религиозную тему. Встречу решили провести во вторник - это гарантировало отсутствие Словоблудовой в радиусе пятидесяти километров от Перегудов. Отец Федор прибыл не один, а вместе со своим коллегой - корреспондентом какого-то религиозного журнала. Все отведенное им время святые отцы отбеливали замаранное имя протестантской церкви и взывали к народу. Суть воззвания заключалось в том, что есть люди верующие - это хорошо, есть неверующие - это хуже. Но когда человека в его вере обманывают различные лжепророки и аферисты, то это - хуже некуда. Кстати, после этой встречи Чебуреков раздумал креститься.
        Когда в следующую субботу Словоблудова вернулась в Перегуды, то на мессу пришло не более десятка человек пенсионеров, которым было все равно куда идти: на свадьбу или на похороны. Лишь бы выпить да попеть. С тех пор Василий Петрович и Рената Максимовна стали неразлучными врагами. Так что не следовало и сомневаться: на встречу кандидата в депутаты со своими избирателями Словоблудова явится во всей своей красе.
        Чебуреков окончил свой рассказ и с тревогой посмотрел на Артема.
        - А ведь она мне конкретно подо… свинью подложить может!
        - Вы так считаете? - насупился Орлов, - тогда необходимо предпринять встречные шаги. Скажите, она где-нибудь еще кроме завода работала?
        Василий Петрович хмыкнул.
        - Артем, начало прошлого десятилетия было настолько бурным, что люди сменили не одну работу. И Словоблудова - в их числе. Но это ей в вину, как ты понимаешь, поставить мы не можем. А вот она даже это способна занести себе в актив.
        - Посмотрим, что можно сделать, - нейтрально ответил наш герой, - вы ее девичью фамилию случайно не знаете?
        - Рукоходова! - еще раз хмыкнул Чебуреков, - у нее все фамилии с подвыподвертом. А зачем тебе?
        - Чтобы посмотреть, что можно сделать, - загадочно ответил Артем, - Марина, у тебя компьютер к Интернету подключен?
        - Конечно! - сказала Марина, - мы сводку по электронной почте передаем.
        - И люлей получаем, - подтвердил Чебуреков.
        - Тогда мне нужен час времени и пара стандартных листов бумаги. В принтере есть?
        - Есть, - ответила девушка, - тебе помочь?
        - Сам справится - он же хакер! - сказал Василий Петрович, - а у нас с тобой, дорогуша, еще куча нерешенных проблем. Артем, я через час за тобой пришлю Михаила. Встреча начнется ровно в десять.
        - Сейчас половина девятого, - буркнул Орлов, в прыжке занимая место за клавиатурой.
        Чебуреков с Мариной уехали, а он установил удаленное соединение и погрузился в пучины «Альтависты», «Яндекса», «Рамблера» и «Апорта». За час он нашел все, что ему было нужно, и даже кое-что из того, в чем первоначально не нуждался, но что все равно могло пригодиться. К приезду Михаила он успел состряпать и распечатать несколько документов, представляющих важность лишь для двух человек: Словоблудовой Ренаты Максимовны и Чебурекова Василия Петровича.
        Народу набрался полный зал, то есть - человек двести. Как обычно, большинство составляла наиболее сознательная часть населения: пенсионеры, школьники и лица разной степени ответственности. Было пару делегатов от маргаринового завода и несколько человек из участковой больницы. Отдельной группой заседала стая кумушек, одетых в траурные темно-коричневые тона с подвязанными платками вторыми подбородками. В центре их пренебрежительно ухмылялась госпожа Словоблудова - мегера того неопределенного возраста, что современники именуют бальзаковским. Климакс, очевидно, донимал ее не на шутку, хотя она мужественно с ним боролась: красила мешки под глазами в светлые оттенки, а брови - в угольно-черные.

«Вдова Домна Вахрамеева, бабка-кимрянка», - отчего-то вспомнилось Артему, -
«порченая женка, что видит сны в ума исступлении [23]». А уж верят в эти сны, али нет - проблемы электората. Порой коса так может наскочить на камень, что смахнет косцу детородные органы. Самое хреновое во всей этой аллегории, что эти самые органы и есть электорат. Типа, когда бояре дерутся, чубы трещат у холопов.
        - Можете начинать, Василий Петрович, - сказал он, садясь рядом за стол и наливая себе стакан холодной минералки, - если Цирцея задумает взмахнуть своей волшебной палочкой, то я ей засуну ее… вообщем, начинайте!
        Мы не станем приводить полностью текст выступления кандидата в депутаты и его предвыборную платформу. Чего и сколько обещают кандидаты - об этом не знает разве что глухой. И, к тому же, слепой. Но с удовольствием приведем финальную часть стенограммы встречи, которую заботливо вела Марина скорописью по глянцевой бумаге своего органайзера.


        ОРЛОВ. Какие будут вопросы к депутату?
        КАКОЙ-ТО ПРОСНУВШИЙСЯ ДЕД. А когда выборы?
        ЕГО СОСЕДКА. По телевизору объявят!
        (смех в зале)
        ОРЛОВ. Мальчик, ты что-то хотел спросить.
        РОЗОВОЩЕКИЙ ШКОЛЬНИК ЛЕТ ТРИНАДЦАТИ. Скажите пожалуйста, когда закончится строительство школьного спортзала? А то скоро зима…
        ЧЕБУРЕКОВ. Да! Со школой нужно что-то делать. И, хотя этот вопрос не в моей компетенции, я поинтересуюсь в районо. Ну, а пока катайтесь на лыжах. Мы в свое время вторую и третью четверть на лыжах бегали.
        ДЕД В СВЕЖЕСШИТОМ КАРАКУЛЕ. Скажите, может ли справиться власть, наконец, с лужей, напротив моего дома? Тридцать лет пишу, ругаюсь, а все - без толку.
        ЧЕБУРЕКОВ. Степаныч, я тебе лично завтра две машины гравия привезу!
        ДЕД. Ага! Тогда вся вода у меня в огороде будет! Спасибочки! Я спрашиваю, когда канавы прокопают или канализацию сделают, или…
        ЧЕБУРЕКОВ. Понял, Степаныч. Ты хочешь спросить, куда подевался давно обещанный коммунизм? Будем решать в рабочем порядке.
        ДЕД(махнув рукой). Ничего не меняется.
        АРТЕМ (ГЛУХО). Ну все, сексуальные меньшинства идут в атаку! Береги форкопы!
        СЛОВОБЛУДОВА. Скажите пожалуйста, Василий Петрович, когда вы вернете совхозу украденные у него деньги?
        ЧЕБУРЕКОВ. Да ну? И сколько же я украл?
        СЛОВОБЛУДОВА. Вам лучше знать. Сами на шикарной машине ездите, зятья ваши тоже. Дворец трехэтажный себе отгрохали - скажете, все это за зарплату?
        (Зал оживился. Стало слышны робкие поддакивающие вопли. Народ любит смотреть, когда бьют, но не его)
        ЧЕБУРЕКОВ. Ну, даже если я и украл кое-что, уважаемая Рената Максимовна, то я украл материальные средства - то, от чего призывал отказаться Иисус. Человечьи души я, в отличие от некоторых, не ворую.
        (Артем поморщился. Базарная полемика - но народ принимает довольно благосклонно. Кто-то даже брякнул: «отожралась на нашей перловке, гадина!»)
        СЛОВОБЛУДОВА. Речь идет не обо мне. Речь идет о нравственном облике человека, которого наше село собирается поддерживать в его стремлении занять кресло депутата. Мягкое кресло, между прочим.
        ЧЕБУРЕКОВ. Ну, вы конкретно докажите, где я и сколько украл. Имеете точные цифры, факты?
        СЛОВОБЛУДОВА. Точно - вами займутся соответствующие органы, которые еще не куплены вами.
        ОРЛОВ. Разрешите, разогнать тучи, Василий Петрович?
        ЧЕБУРЕКОВ. Давай!
        ОРЛОВ. (Вставая и монотонно бубня, держа перед собою лист бумаги). Особым управлением Интерпола Колумбуса, штат Огайо, разыскивается госпожа Рукоходова, по происхождению русская, приблизительно сорока пяти - сорока восьми лет от роду, имеющая двойное гражданство (фото отсутствует). Госпожа Рукоходова разыскивается за мошенничество: 15 октября 2001 года вышеуказанная госпожа, проживающая в Цинциннати, обманула доверие главы местного отделения церкви
«Благодать» (секта пятидесятников) преподобного Джозефа (фото прилагается) и скрылась с церковной кассой в неизвестном направлении. Всех, знающих о ее местонахождении в настоящее время, просим позвонить по телефону в Колумбусе (номер прилагается).
        СЛОВОБЛУДОВА. Что за чушь!
        ОРЛОВ. Погодите, гражданка.
        СЛОВОБЛУДОВА. (слабым голосом) Как, гражданка?
        ОРЛОВ.(Взяв другую бумагу) Полицейским управлением города Познань (это уже в Польше - ближе) разыскивается пани Рената Гукоруцева одна тысяча шестьдесят первого года рождения (непроверенные данные). Пани Гукоруцева разыскивается за организацию под видом религиозной общины подпольного вербовочного пункта гражданок Познанского воеводства на курвячью (оригинальное выражение) работу в Турцию. Приметы: волосы крашенные, стрижка, рост - средний, говорит по-польски без акцента. Особых примет нет.
        СЛОВОБЛУДОВА. Я по-польски ни бельмеса!
        ДЕД СТЕПАНЫЧ. (сурово) Молчи, курва!
        СЛОВОБЛУДОВА.Как вы смеете меня оскорблять!
        ЧЕБУРЕКОВ. А говорите, по-польски ни бельмеса… нехорошо.
        (Несколько дамочек преклонного возраста подошли к Орлову и попросили ознакомить их с документами. Орлов предложил ознакомиться на месте).
        ОДНА ИЗ ДАМОЧЕК. А шо ето за ниггер такой печальный?
        ОРЛОВ. Читайте внимательно! Это - преподобный Джозеф, доверие которого обманула госпожа Рукоходова.
        ДРУГАЯ. Жалко. Хоть и негр. А что это за полицейские рядом?
        ТРЕТЬЯ. Дура - это он на электрическом стуле сидит.
        ДРУГАЯ. Даже полицейские плачут - знают, что несправедливо осудили.
        ПЕРВАЯ. Мил человек, запиши мне номерок тот. Небось, награда за поимку обещана?
        ОРЛОВ. Да ради бога!
        СЛОВОБЛУДОВА. Что за глупости! Не была я ни в Огайо, ни в Познани! Это какой-то розыгрыш!
        ОДНА ИЗ ДАМОЧЕК. Молчи, злыдня! Из-за тебя негра убили!
        ДРУГАЯ. Точно. Даже песню об этом надысь по радио слыхала.
        (Общий смех в зале).
        СЛОВОБЛУДОВА. (Стонет) О, грехи мои тяжкие!


        Остаток встречи скомкан и при попытке внесения в протокол хронологической последовательности реплик граждан и гражданок Марина от злости сломала ручку. Выражаясь популярным языком: «Вечер удался». Несмотря на то, что все вышеизложенное происходило днем.
        А вечер действительно, удался на славу. Чебуреков пригласил свою малочисленную, но дружную команду к себе на ужин и активно провозглашал здравицы в честь своего помощника. Из всего семейства за столом присутствовала лишь жена Василия Петровича, но она по большей части молчала, лишь подавала перемены. Ольга Михайловна была далека от большой политики.
        - Ну, молодец! - бухал Чебуреков, молотя своим немаленьким кулаком по отнюдь не огромной спине Артема, - отлохматил бабушку! Честь по чести! Слушай, я тебя у Птицына заберу - нихрена Вовка кадры ценить не умеет! Такого молодца чуть ли не на заштатной должности держит.
        - А электриком кому работать? - слабо возражал Артем, несмотря на то, что думал то же самое, - народ не горит желанием идти на мое место.
        - Зато народ прекрасно считает твои деньги! - Василий Петрович поднял лафитник с лимонным ликером, - мои, кстати тоже. Те, что я якобы украл, и те, что я якобы украду. Видал, как сегодня слюна по подбородкам у людишек потекла при слове
«украл»? Слово «заработал» такой слюны отнюдь не вызывает.
        - Тайны павловских рефлексов! - пожал плечами парень, - халява!
        - Дармовщина! Ты, кстати, поделись - откуда информацию на нашу оппонентку нашел? Никогда не подумал бы, что она известна в Америке и Европе…
        - Состряпал, - небрежно сказал Орлов, - нужно ведь было как-то заткнуть ей пасть.
        - Что? - Василий Петрович едва не подавился ликером, - ты хочешь сказать, что всю эту байду с розыском ты придумал? Что на самом деле никто никого не ищет?
        Артем засмеялся.
        - Да нет, шеф! Эти дамочки действительно разыскиваются полицией и Интерполом, но не факт, что наша подопечная имеет к этому отношение. Она ляпнула: «когда вернете, что украли». А я ляпнул: «а вы не в курсе, что…» У каждого человека свои грехи.
        Потрясенный Чебуреков посмотрел на Марину.
        - А что там за негр на электрическом стуле?
        - Артем кадр из «Зеленой мили» на принтере распечатал, - ответила та.
        - Ну, и положи такому палец в рот! Оттяпает, не пощадит!
        - А вы хотели бы, чтобы последнее слово осталось за Словоблудовой, извините за каламбур? - насмешливо спросила девушка, - а так ей хоть хлебальник заткнули.
        Чебуреков поморщился.
        - Марина, когда изо рта столь прелестной девушки вылетают такие… с позволения сказать, эпитеты, то я совершенно теряюсь. Ты бы хоть начальника постеснялась!
        Марина игриво глянула на него.
        - А начальник сильно стесняется «прелестной девушки» когда в своем кабинете распекает пьяных скотников и механизаторов? - спросила она.
        - У него работа такая! - вступилась за супруга Ольга Михайловна, - подчиненные должны если не уважать начальника, то хотя бы боятся.
        - Подчиненные, во-первых, должны соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, - хмыкнул Василий Петрович, - а если он в восемь утра уже «готовый», то о каком распорядке может вообще идти речь?
        - Скажите, а в отношении работников совхоз выполняет все обязательства, которые записаны в трудовом кодексе? - невинно поинтересовался Артем.
        Чебуреков покачал головой.
        - Слушай, Орлов, я понимаю, что ты умный парень, - сипло произнес он, - но не нужно меня всякий раз в дерьмо носом тыкать. Да, законы наши далеки от совершенства, а контроль над их выполнением вообще, гнилая тема! Но в чем виноват директор, который идет по тонкому лезвию? С одной стороны его клюет район, а с другой - Орлов. Район мне доводит следующее - обеспечить освещение мехдвора в ночное время. Я ставлю соответствующую резолюцию. А электрик у нас один - Орлов. Он мастер по автомобилям и не имеет допуска для работ в электроустановках. Что же мне делать?
        - Вызвать из районных энергосетей человека - он все сделает за соответствующую оплату. Дорого?
        - Время дорого! - буркнул Чебуреков.
        - Хорошо, я соглашусь. А если со мной во время выполнения этой работы произойдет несчастный случай?
        - Свят-свят! - неумело перекрестился Василий Петрович, - приедут серьезные дяди и съедят всех. Я конечно буду от всего открещиваться, но кто же поверит, что электрику самому (!) вздумалось залезть на столб и сменить там лампочку. Особенно, если это не входит в круг его обязанностей.
        - А кто о самом электрике подумает? - спросил Артем, - или о том же слесаре, или кочегаре?
        - Шеф! - капризно протянула Марина, - я опять чувствую себя секретаршей! Давайте о чем-нибудь другом.
        - Поцелуй ей что-нибудь, Артем, - попросил Чебуреков, - чтобы почувствовала себя королевой. Хотя, королева за столом только одна… принцессой. Куда ты хочешь, чтобы Тема тебя поцеловал?
        Марина посмотрела на сконфуженного парня.
        - Оставьте, Василий Петрович, ваши пошлости. Женщина чувствует себя королевой не тогда, когда ее целуют, а когда на нее глядят. Горящим взглядом.
        - Молодец, Мариночка! - зааплодировала Ольга Михайловна, - а тебе, Петрович, намек. А то у тебя по больше по утрам глаза горят. Когда на работу собираешься.
        Когда закончился ликер, Марина предложила Артему проводить ее до дома. Предложила так, будто он сам напросился. Парню, естественно, и в голову не пришлось отказываться. Тем более, что по деревенским меркам девушка жила недалеко - всего с километр от дома директора. По дороге пытались болтать, постоянно теряя нить беседы от невысказанного, но висящего в воздухе вопроса
«Что делать?». Артем подозревал, что этот вопрос существовал до Ленина и Чернышевского, но они его извратили. Возможно оттого, что никогда не гуляли вот так запросто с девушкой. Все же, как ни медленно тащилась наша парочка по сумеречным Перегудам, но всему на свете приходит конец.
        - Зайдешь? - тоскливым голосом спросила Марина, - Верку мою мама на пару недель взяла. Она в соседней деревне живет.
        Артем собрал всю свою волю в кулак (она поместилась бы и в детский кулачок) и мягко покачал головой.
        - Марина, если есть на свете Бог, то он видит, как я хочу зайти. Но это будет непорядочно…
        - Послушай! - она приблизила к нему свое лицо и произнесла свистящим шепотом, - я не прошу от тебя ничего, кроме одной ночи. Ни денег, ни обручального кольца, ни даже капельки спермы на память. Ты знаешь, что такое одиночество?
        - Знаю, - грустно ответил парень, - а также знаю, что после таких встреч это чувство резко обостряется. Мне очень жаль, Марина, я слишком тебя уважаю…
        - И когда только успел зауважать! Ты что, сериалов бразильских насмотрелся? - сердито сказала она, - мне сегодня твое уважение нахрен не нужно! Мне сегодня нужен ты!
        - Извини! - еще раз покачал головой Артем, - пусть я буду скотиной.
        Он повернулся и быстро зашагал обратно по улице. Марина улыбнулась сквозь слезы и, шмыгая носом, вошла в свою калитку. Черт с ним, с таким правильным! Некоторое время улица была пустынна, а затем послышался топот ног. Это Артем бежал обратно. Перепрыгнув через низкую калитку, он вбежал во двор и забарабанил по стеклу окна, в котором только недавно зажегся свет. Окно растворилось, из него выглянула недоуменная Марина и спросила:
        - Кто здесь?
        Из темноты выступил Артем.
        - Здесь раскаявшихся принимают? Я и пепла принес…
        - Пшел вон! - тихо сказала девушка.
        Он развернулся и медленно побрел к калитке. У Марины при виде одинокой согбенной фигуры навернулись слезы.
        - Дурак! - крикнула с надрывом она, - куда же ты пошел! Иди ко мне!
        Словно касатка в водном цирке, прыгающая сквозь обруч, Артем влетел в открытое окно и очутился в заповедной зоне. Она стояла у шкафа и смотрела на него. Он глупо улыбался.
        - Подумал, что такого предложения может больше никогда не быть и испугался, - признался Артем, - да и внезапно показалось, что я поступаю глупо. Совершенно по-дурацки.
        Он подошел к ней и мягко обнял ее. Она на мгновение прильнула к нему, а затем отстранилась.
        - Погоди, у нас с тобой впереди еще целая ночь. Давай хоть кофе попьем. Или тебя мучает жажда совсем иного рода?
        Марина лукаво посмотрела на него. Затем бросила взгляд на трюмо, где располагалась тяжелая артиллерия, то есть, парфюмерия.
        - Тебе какой больше оттенок запаха нравится: кислый или сладкий? - спросила она, - от запаха очень много зависит, особенно… особенно, при первой встрече.
        Артем согласно кивнул. Одна из его знакомых предпочитала тягучие сладкие ароматы, от которых его чуть ли не тошнило. Знакомая эта долго не задержалась, кстати.
        - Горьковатый, - признался он, - а я вот сегодня совершенно без запаха… ничего?
        Лукавства во взгляде девушки прибавилось.
        - Мадонна рекомендует употреблять мужчин в собственном соку. Так полезнее.
        Артем плохо запомнил этот вечер. Кажется затем было распитие кофе, в который для поднятия тонуса Марина добавила по пятьдесят капель коньяка, а затем они сидели чуть не час на веранде, обсуждая сущую чепуху: проблемы борьбы с мышами, недавнее падение вертолета где-то на Дальнем Востоке и достоинства разных зубных паст. Очаровательное сочетание томительного ожидания и неожиданной раскованности овладело обоими, заставляя то очаровательно краснеть, то бесстыдно смеяться. Так пролетело несколько часов. Затем, когда дальнейшее промедление было бы уже глупым и ничем не оправданным, Марина спросила:
        - Ванну принять не хочешь? Я тебе полотенце принесу…
        Он медленно кивнул и был сопровожден в ванную комнату, где впервые увидал ванну фиолетового цвета. И весь интерьер был выполнен в каких-то васильковых тонах: раковина, шкафчик под мрамор, даже на кафельной плитке распускались лиловые фиалки.
        - Комната психологической разгрузки, - улыбнулась Марина, - моя зарплата за полгода. Не поверишь - плитку сама клеила.
        - Отчего бы мне и не поверить, - неожиданно смутился Артем, - красиво! Даже не то, чтобы красиво… необычно, нестандартно.
        - Ладно, краном пользоваться умеешь, надеюсь? Влево-вправо-вверх-вниз? Хорошо. Вот тебе полотенце, а я пошла. Смотри, не утони!
        Невероятно, но полотенце тоже было фиолетовым. Может у нее психическое расстройство на почве недостатка ультрафиолета? Парень включил кран, отрегулировал температуру воды и начал не спеша раздеваться. Что характерно, на двери ванной защелки не было - все основывалось на взаимном доверии. Хотя, она ведь с дочкой живет, так к чему эти навороты? Все-таки, приятно жить вот в таком доме! Центральное отопление, газовая колонка, канализация. Не нужно холодной ночью вставать с кровати, тепло одеваться и напяливать ботинки чтобы всего-навсего посетить сортир. После таких посещений (особенно, если идет дождь) сон как рукой снимает. И потом ворочаешься в теплой кровати, пытаясь согреться и уснуть. А теплые руки жены гладят тебя по спине, согревая лучше всякого одеяла.
        Стоп! Какие нафиг руки? Но Артем уже очнулся от дремы и обнаружил, что кто-то намыливает ему спину куском душистого мыла.
        - Мой самурай устал, - промурлыкал над его ухом голос Марины, - а его верная гейша сейчас ему поможет смыть усталость и пыль дорог…

«Верная гейша»! - мысленно улыбнулся он парадоксальному словосочетанию, - «а что-то в ней от гейши и вправду есть». И хоть никогда в жизни Артем не видал вживую гейши, но расслабился и позволил девушке потереть ему спину.
        - Спина чистая! - услыхал он, - дальше ты уж сам.
        И выпорхнула из ванной. Поняв, что если он еще немного понежится, то запросто уснет, Артем принялся быстро мыться. Вместе с полотенцем девушка принесла ему и одноразовый «Bic» для бритья, так что наш герой потратил несколько минут и тщательно выскоблил лицо. Одеколона или просто лосьона не было, а лицо пришлось помазать простым кремом. Все.
        Выйдя из ванной в прихожую, он увидел сервировочный столик, на котором стояла бутылка «Мадейры» и два бокала. Из кухни показалась Марина с коробкой шоколада в руках. Она успела переодеться в фиолетовый (о, боже!) халат и выглядела в нем очень соблазнительно.
        - Налей себе пока вина, - хихикнула она, - пока я приму душ. Мне спинку тереть не надо…
        Еще раз хихикнув, она исчезла в царстве фиолета. Артем подсел к столику и послушно налил вина. Это она правильно подметила. Ведь они не так давно знакомы, чтобы он ее в постели дожидался. Это было бы уже чересчур. А вино, лорды мои, неплохое! Вино отменное. Налив еще половинку бокала, парень принялся ждать…
        Среди ночи он проснулся от известного недомогания в области мочевого пузыря. Очень странно, но Марины рядом не было. Артем глянул на часы - половина третьего всего. Странно. Очень странно! Он поднялся, надел на ногу пушистые шлепанцы, выданные хозяйкой во временное пользование, и побрел в туалет. Так-так! В ванной горит свет! Артем осторожно заглянул в приоткрытую дверь. Увиденное настолько поразило его, что он долго еще стоял и не верил своим глазам.
        Облаченная в тот самый фиолетовый халат, Марина стояла согнувшись над ванной (ух ты, зрелище!) и стирала его рубашку. От ее позы несло такой умиротворенностью и обыденностью… парень почувствовал вдруг укор совести.
        - Марина! - позвал он. Она обернулась, и стало видно, что она плачет, - в чем дело, не понял?
        Артем подошел к ней и обнял ее, пахнущую лавандовой водой и «Ариэлем».
        - Что за слезы в открытом море? - спросил он, - я чем-нибудь тебя обидел?
        Девушка мягко отстранилась и поцеловала его в шею.
        - Тебе не понять, извини, - ответила она, - впервые за пять лет я стираю мужскую рубашку.
        - И что? - не понял Артем.
        - Я и говорю, - повторилась она, - тебе не понять. Извини, я кажется перехожу на личности. Мужику не понять, отчего баба может плакать над рубашкой.
        - Как я заметил, ты не мужик, - возразил Артем, - откуда ты знаешь, что я могу понять, а чего нет? Хотя, наверное, ты права.
        Как оказалось, эта ночь еще не закончилась. Им обоим хотелось, чтобы она не кончалась никогда. Может быть поэтому, наш герой внезапно вспомнил стихи, которые ему как-то читал пьяный участковый во время совместного запоя. Как давно это было!

        Мне кажется, я узнаю себя
        В то мальчике, читающем стихи.
        Он стрелки сжал рукой,
        Чтоб не кончалась эта ночь,
        И кровь течет с руки.
        Кажется, он продекламировал это под утро. Маринина голова, лежавшая на его груди, пошевелилась.
        - Это - БГ, - пробормотала она, - мне тоже нравится.

        Ах, только б не кончалась эта ночь.
        Мне кажется, мой дом уже не дом.
        Смотри, как им легко - они играют в жизнь свою
        На стенке за стеклом.
        Глава 10.
        Снова «суровые» будни

        Как затишье перед бурей, наступило и для наших героев штилевое время. Посещены все мало-мальски крупные деревни в районе, сделаны необходимые обещания, выпито разумное количество всяческих напитков: от березового сока до «Чивас Ригал». Чебуреков был доволен своим помощником и не скрывал этого - предложений о смене шефа Артем выслушал достаточно. И нельзя сказать, чтобы ему так уж не нравился Василий Петрович. Такого хозяйственника еще поискать было: связи, хватка и талант к руководству - все это вместе делали Чебурекова одним из самых крепких специалистов в области управления аграрными предприятиями страны. Вместе с тем Орлов ощущал какое-то чувство брезгливости и нечистоплотности. Его новый шеф пользовался запрещенными приемами, не взирая на то, против кого их применял: против противников или против друзей.
        После одной из совместно-безумных ночей Марина расплакалась у Артема на плече и сказала, что чувствует себя последней дрянью. Чебуреков обещал ей подкинуть денег, если она привяжет к себе его помощника.
        - А ты знаешь, как тяжело одинокой бабе с дитенком! - всхлипывала она, - я и согласилась, дурочка. А теперь думаю, что я хуже проститутки. Те хоть телом торгуют, а мне приходится продавать и тело, и душу. Тема, милый, я не знаю, что мне делать. Ты мне нравишься, но спать с тобой из-за того, что мой босс обещал мне кучу денег - это безнравственно, это - стыдно, это - ужасно!
        Артем вздохнул. Он, конечно, не был до конца уверен в истинных чувствах девушки, но все равно, от ее признания испытал легкий шок. Мужчине гораздо приятнее ощущать себя, когда веришь в собственную мужскую привлекательность. А когда вот так сообщают, что за тобой присматривают, да еще и за деньги! Но, с другой стороны, ему то какой ущерб причинен? Марина - девушка приятная во всех смыслах, только вот не чувствовал он к ней сильного влечения, выходящего за рамки обычного либидо мужика после долгого воздержания. Таких чувств, такой бури эмоций, какие вызывала в нем Надюша Пешеходова, когда просто проходила мимо в своем брючном костюме, он не испытывал. И об этом сообщать ревущей Марине он не стал. Незачем. Мысленно щелкнул себя по носу, он мрачно осведомился:
        - Но ведь я тебе нравлюсь. Ты не настолько хорошая актриса, чтобы заниматься любовью с малосимпатичным тебе человеком. Или я ошибаюсь?
        - Если бы ты мне не нравился, - ответила Марина, - то я бы сразу сказала Чебуреку «нет». Он бы, кстати, и не настаивал. Петрович, ведь тоже - мужик с понятиями.
        - Сказал бы я тебе, где видал его понятия! - металлическим голосом произнес Артем.
        - Ой! Только ты не говори ему ничего. Иначе мне головомойка будет!
        - Ладно! - пробурчал парень, - а вот если бы ты жить со мной не захотела. Ну, не прижился бы я… как бы ты поступила.
        - Дождалась бы, пока ты перейдешь к нам на работу, а затем скандал какой-нибудь закатила. Я это умею. Да, еще! Тема, если бы ты мне не нравился, то я бы тебе не призналась.
        Вот какая честная! Парню очень захотелось слегка покуражиться.
        - Польщен! - хмыкнул он, - знаешь, Марина, я тебе тоже скажу откровенно. Было бы мне лет двадцать, подхватился и ушел бы… не оглядываясь.
        - А теперь что мешает? - удивилась девушка.
        - Возраст, опыт, да и позавтракать хочется. Не дерись!
        - Сволочь! - прошипела Марина, - прагматик! Кто кого использует, хотела бы я знать?
        Артем рассмеялся.
        - Маруся, мы с тобой оба друг друга используем, как ни противно это признавать. Просто, дело повернулось таким образом, что нам обоим выгодно.
        - Да! Но мне было бы приятней думать, что ты ко мне идешь не из-за личной выгоды, а оттого, что я тебе нравлюсь! - капризно протянула девушка.
        Орлов удивленно посмотрел на нее.
        - А ты что, думаешь, я тут ради пансиона? Хорошенького же ты обо мне мнения!
        - Мама говорит, что в доме, где чистота и уют, мужик сам по себе заводится! - проворковала Марина.
        - Передай своей маме, что мужик не таракан! - обхватил Артем смуглые плечи девушки, - хотя бывают исключения.
        - Кстати, - лукавство в голосе девушки исчезло, - мне пару раз звонила коллега из твоего совхоза - Надька Пешеходова. Весьма ненавязчиво интересовалась одним моим знакомым… ты что, специализируешься по секретаршам?
        - Даже не целовал ни разу! - побожился Артем, - не знаю, с чего это она? Может с компьютером что-нибудь стряслось.
        - Ну да! Именно про компьютер она мне и втирала. Смотри, кобелино!
        Выборы были намечены на третью декаду сентября, сразу после окончания уборочной страды. Шестнадцатого августа Чебуреков отпустил своего помощника, а сам вплотную занялся своими непосредственными обязанностями. Целую неделю подряд шли дожди, некоторое количество зерновых слегло, зерносушильные комплексы успели переработать все запасы сырого зерна на складах и теперь присоединились к числу вынужденно бастующих. Комбайнеры и водители грузовиков со скуки стали кооперироваться в компании и тихонько поддавать в рабочее время. Дисциплина падала, поэтому все руководители несказанно обрадовались, когда с юго-запада задул теплый ветер и погнал тяжелые тучи, словно Гитлер свою армию, «драг нах Ост». Россияне - большие ценители ненстной погоды.
        Артем вернулся в свой родной совхоз и тоже приступил к исполнению своих обязанностей электрика. Подлечил два комбайна, директорскую «Волгу» и заклеил несколько негабаритных камер, который отложил в сторону его ВРИО - некто Вован Мелкоскопов. Попутно выяснилось, что с уходом Вована не обнаружилось несколько полезных вещей, но так как каморка электрика всегда открыта… короче, ничего выяснить не удалось. Вован делал обиженное усатое лицо, механизаторы, как один, открещивались от всего на свете, а Никола Наждачный сказал:
        - На работу ходить надо, Артем. Тогда вещи не будут пропадать.
        - Ну и курвы вы! - едва не расплакался Артем, - ради вас…
        Но он не договорил, махнул рукой и ушел к себе. Бегунок, который получил несколько дней назад долгожданную кабину, посмотрел на завмастерскими и с чувством сказал:
        - Умеешь ты, Емельяныч, качественно в душу насрать!
        Случившийся здесь же Лещинский согласно кивнул головой и подтвердил:
        - Уж что-что, а это мы могём! Правда, Ваня!
        Иван Черный, высунувшись по самый пояс из кабины погрузчика, с интересом слушал разговор. При оклике Сереги он едва не выпал из кабины и погрозил Лещинскому кулаком. Бегунок предложил:
        - А давайте, мужики, соберемся, и купим Артему набор инструментов!
        Энтузиазм и веселье утихли, словно задутое компрессором пламя автогена. Черный прогудел с трехметровой высоты:
        - Собирайся и покупай. Кабину ведь ТЕБЕ привезли. НАМ ничего не привозили.
        - Это точно, - подтвердил набежавший Санек Крылов, - мне в «Кировец» тоже кабина нужна!
        Услыхав такое горе, Наждачный закрыл уши руками и ретировался к себе в кабинет. Водитель Кобылкин погрозил Саньку корявым пальцем. Про этот палец, с перебитым сухожилием, ходили слухи. В аккурат на правой руке, средний палец Кобылкина в нерабочем состоянии представлял собою известную американскую композицию «Fuck you!». Он попросту был постоянно наполовину согнутым, и расправляться не желал. А когда ладонь сжималась в кулак, палец оставался наполовину разогнутым. Кстати, именно поэтому с Кобылкиным начальство за руку не здоровалось. И не только начальство.
        - Ты каждый год в свинском состоянии свой «Кировец» вверх колесами кладешь! Тебе складная кабина требуется, а это - спецзаказ в Питер посылать надо.
        Народ заржал.
        - А тебе в Америку визу не дали из-за твоего «Фака»! - отбрехнулся Крылов, - так ты и помрешь на своем «Милкивозе».
        И, опасаясь физической расправы, убежал из мастерских. По стечению обстоятельств, Кобылкин и Санек были соседями. Поэтому водитель молоковоза крикнул вслед.
        - Я тебя вечером на огороде выщемлю, падла! А не выщемлю, так женку твою трахну! Не в первый раз, между про-о-чим!!!
        Бегунок дождался, пока поутихнут страсти и спросил:
        - Так что. Заглохло?
        Лещинский подошел к нему и вынул руку из кармана джинсовки.
        - Вот. Пятерку от своей заныкал - думал пропить. Держи. Всю не выпьешь.
        Горох вылез из-под своего трактора и тоже подошел.
        - У меня только трешник. С Николой нехрен говорить, он только домой таскать со склада умеет.
        Еще несколько человек дали по пару рублей. Тогда уж и Черный не выдержал. Со словами «разбалуем хлопца» он вывалил на ладонь Бегунка цельный червонец.
        - Ты ж вроде как отказался, - недоумевающе посмотрел на него Виктор, - с чего передумал?
        - За компанию и жид повесился! - шмыгнул носом Иван, - потом на меня пальцем показывать будете. Вон, Кобылкин первый и покажет.
        Кобылкин пробормотал что-то нечленораздельное и заторопился в рейс. По поводу его пальца уже даже районная газета писала, так что в шутке Ивана не было ничего актуального. А вот если опоздаешь на молокозавод - тут уж точно будет не до смеха.
        Комбайнеры дождались, пока спадет роса, и укатили на поля. Водители грузовиков уехали вслед за ними. Вовка Горох, наконец, поменял корзину сцепления и принялся скатывать трактор. Но ему этого сделать не дали - прибежал главный агроном, матюгами загнал его на силосоуборочный комплекс и отправил на заготовку кормов. В мастерских остался только сварщик. Порядку ради он потыкал электродом в железный стол, убедился в наличии искры и прилег на кожаный, пропаленный в нескольких местах топчан - вздремнуть до обеда.
        Когда все затихло, из своей коморки вышел Николай Наждачный и прошелся по мастерской, проверяя, везде ли выключен свет. Когда дело касалось экономии, Птицын шутить не любил. Нагорит электроэнергии лампочка на лишнюю копейку, и с Наждачного снимут стружку в виде пятидесяти процентов премиальных. А пятьдесят процентов премиальных, братцы, это вам не полтинник, который хлопцы насобирали на подарок Артему. И Артем не самый плохой сосед… нужно будет к нему вечером зайти. От таких мыслей у Николы едва не потекли слюни, и ему пришлось вновь вернуться в свой кабинет. Там он принял пятьдесят грамм чистого спирта, который зажевал куском колбасы, оставшимся со вчерашнего обеда.
        Орлов свирепствовал в своей каморке. Все, что не представляло особой ценности, он грузил на тачку и вывозил на свалку. Головки от давно не выпускавшихся стартеров, экзотические запчасти, невесть откуда взявшиеся под верстаком траки от гусеничных тракторов, которых уже лет десять как не было в совхозе. Под стеллажами обнаружились вещи и поинтереснее гусеничных траков: две бутылки портвейна, разлитого на Тираспольском заводе Молдавской ССР в далеком 1986 году; трехфазный двигатель на полтора киловатта в исправном состоянии; несколько кусков рельсов Р-50.
        Рельсы он погрузил на тележку и отвез к дверям кабинета Наждачного. Тот, услыхав странный звук, выскочил оттуда с куском недоеденой колбасы во рту. С удивлением посмотрев на привезенный лом, спросил:
        - Зачем мне это, Артем?
        - Захочешь утопиться, на шею привяжешь! - сердито сказал электрик и ушел обратно к себе.
        Начальство посмотрело ему вслед и пожало плечами. День продолжался. За этот день Орлов устал так, словно разгрузил вагон зерна в одиночку. Едва двигая конечностями, он принял душ и пришел домой в совершенно непотребном состоянии. Тетка Маня приготовила ужин и тихонько ушла, не смея досаждать усталому человеку, а Артем ненадолго уснул. Спал он почти до восьми часов вечера, но проснулся совершенно свежим и со зверским аппетитом.
        Глянул на приготовленные соседкой драники, почувствовал, что чего-то не хватает. Долго не раздумывал, чего именно, припомнив название смешной книги, прочитанной им когда-то, в прошлой жизни. «Пикник для одного». И это именно то, что ему сейчас необходимо. Он достал из холодильника кусок свиной вырезки и положил ее в микроволновку, чтобы немного размягчить. Сам тем временем пошел и расколол несколько ясеневых поленьев, специально хранившихся для случайных пиршеств на открытом воздухе, поставил рядом с кострищем таган, притащил из дому пачку соли.
        Около девяти вечера Артем установил таган над углями, а на него поставил большую сковородку и принялся жарить посыпанное специями мясо. Вспомнил о двух бутылках молдавского портвейна, но пить в одиночку не решился. Понедельник и так день тяжелый, а делать сознательно таковым вторник желания не было никакого. Впрочем, эта проблема быстро устранилась, ибо в гости зашел Никола. Не то запах учуял, не то просто так заглянул, но в руках у него был небольшой сверток.
        - Вот, сосед, - сказал он, - принес тебе подарок. От лица инженерно-технической службы.
        Никола протянул Артему набор гаечных ключей. Набор был замечателен тем, что ключи в нем находились особые - комбинированные: с одной стороны - рожковый, а с другой - накидной; размеры как нельзя более подходили для деятельности парня: от микроключа на четыре миллиметра и до номера девятнадцать.
        - Спасибо! - поблагодарил парень, - извини, что я тебе сегодня нагрубил.
        - Когда это? - наморщил лоб Николай, - ах, это! Кабы мне все так грубили, то я бы даже водки не пил.
        Намек был понятен. Сделав радушный хозяйский жест, Артем предложил:
        - Милости прошу: табак, аль анашу? Только мясо поспело, да сюрприз специальный имеется.
        - Какой такой сюрприз? - насторожился Наждачный. Сюрпризы он по должности своей не любил, а предпочитал теплую, деловую атмосферу.
        - Угадай, что я сегодня нашел под стеллажами? - лукаво глянул на соседа наш герой.
        - Самогона бутылку, что ли? - в логике Наждачному отказать было нельзя. Если уж сели за стол, то о чем еще разговаривать! С чем сюрприз ассоциировать?
        С видом гладиатора, выигравшего матч-реванш, Орлов торжественно вынес из дома найденную пару вина. Изумлению на лице Николы не было предела.
        - А не я ли его там спрятал? - спросил он сам себя, - покажь-ка! Не бойся, не отберу, покажи! Нет, не я. Я приехал в Березовку, когда такого вина уже не было в продаже. С собой я точно вина не вез… где лежало, повтори!
        - Под стеллажами, в аккурат между тех рельсов, - напомнил Артем.
        - Слушай… этому же вину около двадцати лет! Представляешь, сколько оно сейчас стоит!
        - Так что, пить не будем? - уныло поинтересовался Орлов.
        - Еще как будем! - Никола ловким движением распечатал бутылку и налил по половине стакана, - первую - без закуски, авось букет уловим!
        Когда была допита первая из бутылок емкостью в три четверти литра, Никола вдруг пригорюнился и отложил в сторону вилку. Молча уставился в спускающуюся на деревню темень и вздохнул.
        - Ты чего? - не понял Артем, - мясо не понравилось?
        Сосед махнул рукой.
        - Мясо в норме. Слышь, Тема, я ведь на той неделе своей Петровне изменил. Прикинь, глупость сделал, да? Хожу третий день как неприкаянный.
        Артем едва не подавился куском. Допив остатки вина в своем стакане, он справился с собой и пожал плечами.
        - Ну, для тебя может и глупость. А вот для Петровны твоей, возможно, трагедия.
        - А для тебя - анекдот! - хмыкнул Никола, - и возможность поумничать. Что теперь делать?
        - Баба хоть надежная? - спросил Орлов.
        - Какая баба? - не понял сосед, - а, та, с которой я изменил? Не местная, из Петровска. Что же делать?
        Артем пожал плечами. Тоже мне, Бином Ньютона!
        - Ну, Любке, само-собой, говорить не вздумай. Или ты уже на покаяние сползал? - Никола замахал руками, как будто его собеседник сказал несусветную глупость.
        - И не собираюсь. Послушай, Тема, мы ведь с ней уже двадцать шестой год женаты!
        - А изменил чего?
        - Да заколебала она со своим синтезатором!
        - Кто? - не понял парень.
        - Любка, кто же еще? Дает раз в месяц, да еще с таким видом, будто отдает самое дорогое, что у нее есть! Я уж по хорошему упрашивал, давай хоть раз в две недели на это дело не ломайся, я ведь еще не старик. Так курва обленилась, что лежит молча и не хрюкнет… любит, чтобы я ее уламывал. Да я бы поуламывал, чтоб она технически грамотно давала, как в кино! А то ведь уламываешь два часа. А она перевернется на спину и ляжет в позе роженицы. Тьфу! Короче, дает неадекватно моему желанию, понимаешь?
        - Понимаю, - честно и серьезно ответил Артем, - лучше бы вовсе не давала.
        Никола встал и принялся в волнении ходить вокруг столика. Артем незадолго до этого подкинул дров, и сполохи костра освещали напряженное лицо не на шутку расстроенного соседа.
        - Так и я ей точно так же говорю. Повесь на свой орган амбарный замок, а ключ выброси! Чтобы я знал, чтобы мне копытом не стучать! А так… ляжешь и думаешь: даст, али не даст? Осмелеешь. Приставать начнешь, так она сонным голосом начинает спрашивать, который час. Доспрашивается курва, что скоро для нее постоянно половина шестого будет!
        - А эта, что в Петровске? - невинно осведомился Артем.
        Наждачный закатил глаза и как бы заново пережил свое приключение. Чмокая маслянистыми губами он рассказал парню, как познакомился на фирме от автозавода с местной секретаршей (при этих словах Артем больно укусил себя за нижнюю губу). Дело сводилось к тому, что Наждачный на минувшей неделе торчал в Петровске аж целых три дня: со среды по пятницу. Целью командировки было подписание договора на использование производственных мощностей Петровского авторемонтного завода для капитального ремонта нескольких единиц совхозной техники.
        - «Кировец» Крылова, два комбайна, и три МТЗ, - объяснял Никола, - я, короче, заскочил в предобеденное время. А там такая женщина в приемной! Спрашивает:
«Чай, кофе?». Ну, я ей честно и отвечаю, что в рабочее время ничего, кроме водки в рот не беру. Она открывает бар, наливает мне летную норму «Пшеничной», и разворачивает собственный бутерброд на закуску!
        - Ну ты и отморозок! - торжественно провозгласил Артем, - надеюсь, она тебе это сообщила?
        - Погоди! - отмахнулся Наждачный, - короче, выпил я водку, приговорил ее бутерброд, спрашиваю: «А как же вы, красавица, теперь без обеда?» Говорит, что как-нибудь перебьется. А у меня трошку денег с собой было - я в понедельник кабанчика продал. Говорю, мол, позвольте мне компенсировать ваш бутерброд и пригласить вас в кафе. В ресторан не звал… ну, не одет я был для ресторана! А для кафе - в самый раз. Короче, знаешь, что ее покорило?
        - Откуда же мне знать! - пожал плечами Орлов, - твои зубы из желтого металла, напоминающего золото?
        - Идиот, - беззлобно констатировал сосед, - а покорила ее, Тёма, моя фраза, про то, что в рабочее время я ничего, кроме водки, в рот не беру.
        - Кто их поймет, этих женщин! А как ЭТО случилось?
        - Да я жил три дня у нее! - распушил хвост Наждачный, - женщина - мечта!
        - И дает технически грамотно? - подковырнул Николу парень.
        - А то! - внезапно сосед скукожился, - так я вот что думаю… как мне Любаве сказать, что я ухожу от нее? Она ведь этого не переживет… мы ведь двадцать шестой…
        - А вот теперь кто-то другой - идиот! - сердито заявил Артем, - сколько лет этой твоей зазнобе?
        - Тридцать шесть, а чего?
        - А ничего! Через несколько годков переведешь ты свои часы биологические на половину шестого, и угадай, в какие сроки она тебя выставит? Ничему вас жизнь не учит, старперы долбанные!
        - Так а что же делать? - спросил тревожно сосед
        Артем принялся распечатывать вторую бутылку. Взял ножик, подковырнул пробку, с наслаждение понюхал аромат, доносящийся из горлышка.
        - Я вообще, никаких проблем не вижу, - сообщил он, - жри тут, трахайся - там. Пока можешь. А потом ты угомонишься и будешь полностью соответствовать своей Любаве.
        Говоря все это, Артем припоминал, как кто-то несколько месяцев назад рассказывал о том, что несколько лет назад застукал в лесу директора соседнего совхоза и супругу Наждачного. Любовь Петровна азартно подыгрывала своему партнеру и вопила в полный голос. Застукавшего так распалил вид резвящейся парочки, что тот, оставив всякую мысль о грибах, прибежал домой и первым делом опрокинул жену на диван. А вторым делом - снял сапоги. С тех пор жена его специально посылала в лес, но таких сюрпризов больше не было.
        Артем вспоминал и давался диву. Николе, конечно же, про этот случай рассказывать не стоит, ибо Наждачный тотчас побежит карать неверную супругу, мигом забыв про собственные прегрешения. Так уж устроен мир, и не ему его переделывать. В собственном глазу не видны даже бревна, зато в чужом увидим все соринки без микроскопа. Проклятая человечья натура, что гораздо хуже волчьей!
        - Тема, гля! - воскликнул тем временем Наждачный, - у нас еще гости!
        - Войти можно? - раздался подозрительно трезвый голос Бегунка. Виктор по вечерам обычно принимал свои «водительские пять капель», а каждая капля была не меньше половины литра. Пес Артема гавкнул пару раз, для порядка, и утих. От тагана тянуло вкусными костями, не грех бы и напомнить о своем существовании хозяину.
        - Запросто! - отозвался Артем, кидая псу объедки - милости просим меж наших трех сосен!
        Вместе с Бегунком прибыли Горох и Лещинский. В руках у Бегунка был подозрительный сверток, а Горох держал на плече подозрительную авоську. Лещинский же был подозрителен весь.
        - Что случилось, мужики? - спросил Никола, - что-то на работе?
        - Коля, помолчи пять минут! - попросил Серега Лещинский, - мы в гости, но не с пустыми руками.
        И он выразительно показал на груженых товарищей.
        - А чего трезвые? - не унимался Наждачный, - вы меня пугаете.
        - Да помолчи ты, попросили ведь! - сверкнул Горох во тьме своими белоснежными зубами, - прикинься ветошью и не отсвечивай!
        - Да уж! - подтвердил Бегунок и откашлялся, - Артем Федорович, мы с ребятами посовещались и решили преподнести тебе на память…
        - И для лучшего выполнения своих непосредственных обязанностей, - уточнил Лещинский.
        - И чтобы не в обиде был, - добавил Горох.
        - Набор инструментов сельского электрика! - торжественно закончил Виктор, - крути себе на здоровье!
        - А я вот сегодня ему набор ключиков подарил, - встрял Никола.
        - Самовынос с совхозного склада? - уточнил Лещинский, - дай, полюбопытствую! Вай, хлопцы! Таких наборов нам лет пять не завозили. Это в аккурат, когда я своего «ЗИЛа» получал, такие поступали.
        - Те, что на сданный металлолом? - обнаружил знакомство с предметом Вовка Горох.
        - Они самые, - вздохнул Наждачный, - а что у вас в сумке?
        Таким образом ему удалось сбить пламя с опасной темы и перекинуть рельсы в безопасное русло. Горох снял с плеча авоську и вынул из нее три бутылки водки, батон колбасы и буханку хлеба.
        - Сало и лук имеются? - спросил он деловито, - или мне домой сбегать…
        - Какой праздник без сала! - в тон ему ответил Артем, - там еще и жареные ребра есть. А рюмки я мигом принесу.
        Наждачный сглотнул слюну.
        - Володя, тебе же завтра выезжать, - напомнил он Гороху.
        - А вот хрен вам! - вызверился тот, - пока трактор не соберу, никуда не еду. А то знаем мы ваши порядки. Одному форсунка понравится, другой колпачок с камеры отвернет, а третий солярку сольет и за пару чернила Николайчику занесет. А Владимир Николаевич крутитесь и подписывайте путевки за несуществующие тонно-километры!
        - Ладно, - сказал Наждачный, - пей, хрен всем нам. А за водителей я не отвечаю, можете хоть до утра заседать.
        - Никаких «до утра»! - строго отозвался Бегунок, - сейчас все сожрем и выпьем, и - по домам. А то меня Света отпустила «ненадолго». А «до утра» - это, по ее меркам, надолго. Артем! Где ты там?
        Из дому вышел Орлов с рюмками.
        - А как же лук? - спросил Горох, - нету?
        Артем развел руками.
        - Непорядок! - сказал Лещинский, - в колхозе лук уже поспел, а у тебя его еще нету. Завтра доставлю полмашины и сгружу у ворот.
        - Не надо мне полмашины! - замахал руками Орлов, - мешок привезешь, и хватит.
        Наждачный засмеялся.
        - Тебе - мешок, мне - мешок, мешок - Гороху, Витьке тоже мешок. А куда остальной лук девать?
        Этой весной совхоз впервые в своей истории занялся выращиванием репчатого лука. Засеяно было этим великолепным и полезным (сахар, витамины В и С) растением около десяти гектар. Специально для обработки лукового надела (и не только) совхозом был приобретен в кредит бразильский опрыскиватель. Услыхав цену опрыскивателя, ни один из трактористов не согласился его цеплять.
        - Ну вас к демонам! - кричал верующий Михаил Шнитко, - если эта штука сломается, то я триста лет буду ее стоимость выплачивать. И это вредно, вот!
        Совершенно неожиданно таскать опрыскиватель согласился Ванька Тукан, которому ранее не получали техники серьезнее, нежели телега с дерьмом. За весну и за еще не окончившееся лето Иван заработал столько, сколько никогда не зарабатывал за год. Отмыл от дерьма трактор, приоделся, даже стал свататься к прелестной Анечке, что работала кассиром в бухгалтерии, но та дала ему от ворот поворот.
        - Херня, еще год поработаю - из Китая себе невесту выпишу, - шмыгал носом Иван. Очень ему нравились китаянки.
        Хуже было всего, что урожай ожидался на уровне 350 центнеров с гектара, а куда девать такую пропасть лука - над этим ломали голову все: начиная от директора Птицына и заканчивая заведующим складом - восьмидесятилетним Матвеичем.
        - Дерьмо этот лук! - говорил Матвеич, - если продажа не пойдет, то куда его девать? Хранилищ у нас нету, а ни свиньи ни коровы его не едят! Тьфу! И какой идиот его додумался выращивать, хотел бы я знать?
        Директор, которому передали демарш кладовщика, в который раз подумал, не пора ли Матвеича отправить на пенсию. И уже делал первые шаги в этом направлении.
        Некоторое время мужики мусолили луковую тему, а затем Виктор, как будто бы вспомнив о цели «тайной вечери», провозгласил первый тост:
        - Артем! Я хочу выпить эту рюмку за то, чтобы в наше село хотя бы иногда возвращались такие люди, как ты! Без таких людей деревня будет хиреть - факт! И кто знает, может когда-нибудь благодаря новой крови возле наших тракторов перестанут пропадать одиноко лежащие гаечные ключи и плоскогубцы…
        Лещинский, держащий в практически вытянутой руке шкалик, добавил:
        - А из наших гаражей перестанут уходить в одиночное плаванье домкраты, монтировки и запасные камеры…
        Горох поддержал товарищей:
        - А мне наконец добрый дядя привезет со склада в Петровске новый топливный насос…
        - И механизаторы по утрам будут приходить на работу без характерного запаха! - закончил общую мысль Никола.
        - Ну вот. Весь тост испортил! - сказал Бегунок, - давайте пить, пока водка не прокисла.
        Некоторое время вокруг догорающего костра соблюдалась тишина, нарушаемая лишь энергичными движениями четырех пар челюстей и страстным подвыванием Майора, а затем Артем произнес:
        - И на это все у вас родилась надежда, лишь потому что я приехал в Березовку? Голос единицы тоньше писка, товарищи!
        - У кого тоньше писка, тот дома сидит! - скаламбурил Бегунок, - а мы еще здесь. Давайте! Между первой и второй, чтобы не был геморрой!
        Чарки взлетели на этот раз молча, точно привидения с глушителем, и вновь заработали челюсти. Так как с утра всем было на работу, а некоторым и выезжать, то водку пили в темпе и аккуратно. Лишь в конце застолья пламя страстей разгорелось вновь, но причиной этого было вынесение вопроса измены Наждачного на открытое обсуждение. Вынес вопрос сам Никола, которого смесь старого вина и новой водки заставила слегка захмелеть. К чести мужиков нужно отметить, что все единодушно встали на позицию Артема.
        - И не думай! - серьезно сказал Лещинский, - все мы здесь не без греха, но зачем печь пирожки с придурью? Она тебя холила-лелеяла все эти годы, а ты ей на старости лет подкладываешь такую свинью.
        - Вопрос неправильно поставлен! - задумчиво сообщил холостой Горох, - это будет с твоей стороны не просто измена. Это - идеологическая диверсия.
        - Я тебе лично отстрелю яйца! - сурово произнес Бегунок, - и не посмотрю, что ты - начальник Артема. У Артема просто не может быть такого идиота-начальника. Артем, ты - настоящий мужик, я хочу выпить с тобой на брудершафт. Ты согласен?
        - Виктор! - честно ответил Орлов, - без таких парней, как ты, в эту деревню даже не стоило бы ехать! Если у моего Майора родится щенок, я назову его твоим именем - Михалыч.
        - Обещаешь? - спросил Бегунок.
        - Обещаю! - торжественно поклялся Артем.
        После церемонии брудершафта во двор к Орлову заявились новые действующие лица: Светлана - супруга Бегунка, и Люба - жена Наждачного. Они единым духом прикончили оставшуюся водку и разобрали своих благоверных по теплым постелям. Горох и Лещинский ретировались самостоятельно. Артем прибрал на столе, щедро вознаградив пса за долгое терпение, а затем ушел спать.
        И никто не в состоянии объяснить, отчего сквозь двойные стеклопакеты из окна спальни Наждачных доносился истошный женский крик. Злые языки говорят, что Коля Наждачный целую ночь смотрел немецкую порнуху, врубив телевизор на полную громкость. А добрые люди уверены, что дело было вовсе не так. Но о своих подозрениях, естественно, никому не говорят. Но факт остается фактом - после этой ночи Любовь Петровна стала выглядеть как минимум на пять лет моложе.
        Глава 11.
        Рифы и отмели озера любви, а так же одна очень глупая история.

        Вначале было слово. И это слово было «Да». Иначе никаких детей у Адама и Евы бы не появилось, и бестселлер «Пятикнижие» написать было бы просто некому. Ибо сталкер Адам был неграмотным, а его отпочковавшаяся половина - та еще оторва. Вопрос номер два. Если Адама старик Яхве сотворил по своему образу и подобию, то где, скажите на милость, он мог подсмотреть конструкцию Евы? Или он создал женщину под влиянием собственных эротических фантазий?
        Артем отложил в сторону Ветхий Завет и продолжил размышления. Ева соблазнила Адама - однозначно. Сам бы сталкер ни в жисть не допер! Факт сомнению не подлежит и канонизирован Церковью. Выходит, Адам - невиновен? Виновен ли Майор, мимо которого пробежала соседская сучка Роза со всеми признаками течки? И почему то, что считается нормой у зверей, является грехом у людей? О разности интеллектуально-умственных потенциалов между человеком и животным в Библии не говорится. Но! Ведь «по образу и подобию»! А как же тогда быть с обезьянами? Ах, да! Их ведь создали по образу Дьявола! А нахрена? Или это Дьявол пытался сотворить своего человека, по своему образу и подобию? И кем тогда считать питекантропов, рамапитеков, неандертальцев - конкурирующей ветвью?
        Он снял трубку телефона и набрал заповедный номер.
        - Алло, добрый вечер! Скажите пожалуйста, Надежду я могу услышать? Уехала куда-то на велосипеде? Извините пожалуйста!

«Добрый голос у ее мамы. Откуда столько легенд про злую тещу? Какую, к дьяволу, тещу! Ты кого тещей назвал, недомерок? Только из-за того, что тебе нравится ее дочка, ты уже опережаешь события на целую эпоху!» Артем накинул на плечи ветровку и вышел во двор. Сидящий на цепи Майор ухмыльнулся и показал клыки.
«Погрызть бы чего!» - говорила его поза. Пес должен что-нибудь грызть, иначе это не пес - а лизун. Парень вернулся в дом и взял в холодильнике несколько говяжьих ребрышек, что за винную порцию приносили ему деляги из подсобного мясного предприятия совхоза, а затем вышел снова во двор.
        - Держи, брат! - положил он Майору в пасть этакую обойму из ребер, - корова старовата была, но зубы у тебя покрепче моих будут.
        Пока пес утробно ворчал, перемалывая несортовую говядину своими челюстями, наш герой вышел на улицу. Солнце приготавливалось заходить на посадку за темневший в полукилометре отсюда лес, но до сумерек было еще далеко. Под вечер потянуло прохладой, как бы напоминая зазевавшемуся человечеству о том, что осень не за горами, а уже за этим самым лесом. За горами уже зима.
        Отчего-то ему захотелось пива. Проверив в кармане куртки наличность, Артем зашагал по направлению к магазину, однако, не пройдя и квартала, был остановлен Шуриком Чудаковым - кадром, знаменитому своей экстравагантностью и презрением к условностям жизни.
        - Здорово, Артем! - прохрипел Шурик своим сипатым от постоянного употребления спирта голосом, - куда идешь?
        - Здорово, поганец! - поприветствовал Чудакова парень, - все никак не сдохнешь?
        От приблизившегося мужика шибало в нос ароматами немытого тела и производными спиртосодержащих веществ. Шурик радостно загоготал, обнажая нечищеные со времен смерти Брежнева зубы. Попутно из его пасти пахнуло такой вонью, что даже видавший виды Артем затряс головой.
        - Саня, прихлопни ротик! - попросил он, - у моего Майора из задницы меньше воняет. Что ты жрал такое?
        - Да «чемергесу» у Ивановны взял стаканчик, а до этого вино с братаном глушили. А ты все шуткуешь? Может, возьмешь мне бутылочку винца - здоровье поправить?
        - Тебя пристрелить давно пора! - любезно сказал Артем, - коняра ты конопатый. Чтобы твое здоровье поправить, госбюджета не хватит.
        - Ха-ха! - заливался Шурик.
        На самом деле, отношения между ними были довольно дружеские. Шурик иногда помогал Артему по хозяйству, впрочем он помогал всей деревне, порою выполняя за бутылку вина работу, которой доброму хозяину хватило бы на полдня. Но такое случалось изредка. Гораздо чаще Шурик требовал его сперва опохмелить, и тогда вся работа шла насмарку. Но хозяин (или хозяйка), знающие такую особенность наемного работника, на удочку с опохмелкой не попадались. И всегда проверяли работу сукиного сына Чудакова: под кучей поколотых дров могли оказаться неколотые колоды, а под распотрошенным сеном - нетронутые рулоны. За этим работягой нужен был глаз да глаз!
        Шурику нравилось, что Артем ему в глаза говорит то, что никогда он не слышал от других жителей деревни. Русский человек жалеет дураков, пьяниц, бездомных калек и королей в изгнании. А тут все четыре качества собрались вместе! Ну как не пожалеть. А вот Орлов ему поблажки не давал. При появлении Чудакова в пьяном виде на собственной территории с требованием опохмелки попросту давал ему в ухо, и наутро у колодца они вежливо раскланивались.
        - Так возьмешь бутылочку? - не отставал Шурик. Он действовал в духе поручика Ржевского: «Можно получить, а можно и вставить».
        - Возьму, - согласился Артем, - деньги давай.
        Опешивший от такой наглости Чудаков застыл соляным столбом с пустым ведром в руках. Только покачивающаяся голова, глядящая вслед уходившему Орлову, доказывала, что перед нами человек, а не статуя.
        - Гриша, и за шо я в тебя такой влюбленный? - голова Шурика перестала качаться, - вот только нету у меня золотого запасу…
        Народная примета: если выходя из дому встретишь пьяного, то таковские будут тебе встречаться целый день. Три раза Артема остановили с просьбой добавить до пузыря, но парень отвечал, что сам живет в долг. Почему-то, такая отмазка срабатывает лучше всего, ведь на слова «да у меня только на булку хлеба» обычно следует «я тебе сейчас из дому хлеба принесу». Самый последний раз его отвлекли, когда он уже ступил на крыльцо магазина. Он уже хотел поплакаться насчет жизни в долг, но тут ему шепнули, что возле автобусной остановки два каких-то приезжих хмыря клеятся к молодой Пешеходовой. Машинально сунув в руку шептуна рубль, Артем сорвался с места и побежал к остановке.
        Слава богу, ничего серьезного! Надя стояла, опершись на велосипед, и беседовала с какими-то типами, сидящими на мотоцикле. Типы настолько обленились, что не соизволили вывести погулять свои жирные задницы.
        - Добрый вечер! - поздоровался Артем - вот ты где!
        - Привет! - весело откликнулась девушка, но глаза у нее были испуганные. Видно было, что беседа ее тяготит, - где ты ходишь?
        - Да «резинок» упаковку пока купил, а тебя и след простыл. Чем занимаешься?
        - Ребята вот прокатиться приглашают, - с сомнением ответила Надя.
        - Ты же со мной сегодня катаешься! - надул губы парень. Мужланы на сиденье весело загоготали.
        - Не с тобой, а на тебе! - уточнили они, - а может, передумаешь?
        Тот, что сидел сзади, слез с мотоцикла и подошел к ним - мужик, похожий на артиста из рекламного ролика пива «Три толстяка». Вся похожесть исчерпывалась комплекцией. Артем почувствовал себя очень неуютно, но смотрел задорно.
        - Да нет уж, ребята! Поищите себе других попутчиц.
        - Ах ты…
        Кто он, Орлов дослушать не успел. Заскрипели тормоза, и вот уже из кабины
«бобика» улыбается рожа едва ли не больше байкерской.
        - Надюша, проблемы?
        - Добрый вечер, Олег Николаевич! - ослепительно улыбнулась Надя, да вот, ребята спрашивают, как на Жмеринку проехать.
        - Ага! - облизнул губы раскормленный детина, - мы на фестиваль байкеров торопимся.
        Заскрипели дверцы «бобика», и наружу выбрался самый натуральный мент в звании капитана. Кормили мента в детстве не хуже чем Пантагрюэля, вот и вырос он под два метра. Да весил соответственно. Одним словом, капитанский мундир на нем казался насмешкой над правоохранительными органами. Такие умирают сержантами от шести пуль в голову, причем три из них застревают в лобной кости. Артем даже в первый момент не понял, кого следует бояться - здоровенные байкеры рядом с капитаном милиции выглядели нашкодившими школьниками.
        - Капитан милиции Авраменко, - прорычал мент, - Олег Авраменко! Причем «Олег» - тока для жены. А «Олег Николаевич» - сугубо для тещи. Для вас - господин капитан! Аллес ферштейн? Фамилию повторить?
        - Зачем? - пожал плечами стоящий байкер.
        - Господин капитан! - рявкнул мент.
        - Зачем, господин капитан? - покорно повторил байкер.
        - Вдруг жаловаться побежите, - предположил капитан, - да фамилию забудете. Поэтому еще раз повторяю: капитан Авраменко. Однофамилец известного писателя-фантаста. Если бы был писателем, тотчас на вас бы составил бумагу.
        На лицах байкеров отразилось сомнение.
        - Но вам повезло! - радостно рыкнул мент, - получите по подзатыльнику, и свободны, как ветер. До следующего дуба, то есть, милиционера!
        - За что же «по подзатыльнику», господин капитан? - донесся мирный голос с мотоцикла, - мы ведь вроде ничего не нарушили…
        - Так что, бумагу писать? - обиженно протянул Авраменко, - тока учтите, что я - не писатель, с мыслями у меня худо. Могу статью перепутать.
        На байкеров было жалко смотреть. Вмиг они растеряли все запасы наглости и первобытного задора. Увидав это, капитан благородно осклабился:
        - Не ссать! - документики на мотоцикл па-пра-шу!
        Документиков тоже не оказалось. Тогда матерый мент пошел на уступку:
        - А колеса у вас хорошо накачаны? - оба байкера кивнули.
        Авраменко взялся своими стальными пальцами за пупс и в мгновение ока выдрал его из камеры. Шипящий звук спускаемого колеса заполнил пустоту наступающего вечера.
        - А, да вы на нем и не ехали, так? - протянул мент.
        - Верно, господин капитан, - с ненавистью отозвался водитель, - мы его катили.
        - Так а чего встали? - сделал капитан удивленное лицо.
        - Уже дальше катим! - воскликнул пассажир, упираясь в багажник тяжеленного
«Урала».
        Авраменко отдал честь и строгим оком проследил, как два пыхтящих парня толкают двести килограмм бесполезного груза на одном спущенном колесе. Лишь только согнутые фигуры исчезли в сумерках, Надя расхохоталась.
        - Ой, Олежка, ой, не могу! Ой, уморил! «А Олег Николаевич - это сугубо для тещи». Ты ведь даже не женат! Артем познакомься, это Олег - мой троюродный брат. Он со вчерашнего дня наш новый участковый.
        - Артем, - представился наш герой, - боязливо суя ладонь в капкан троюродного брата Нади.
        - Олег! - пожатие было бережным, точно хватка кошки, переносящей своего единственного котенка.
        - Здорово вы их разыграли! - сделал комплимент Орлов, - я тоже поверил.
        - Ну, во-первых, давай на «ты». А во-вторых, никого я не разыгрывал. Нечего по моему участку всяким отмороженным шастать. Когда пройдет слух о садисте-участковом, тогда у меня работы станет в два раза меньше. Нужно сначала создать соответствующую репутацию, а затем заставить ее работать на себя.
        - Ницше? - удивился Артем.
        - Мысли Сталина, а цитатник - Мао, - улыбнулся Авраменко, - пытаюсь теорию применить на практике. А ты кто?
        Орлов пожал плечами. А кто он и в самом деле?
        - Немного электрик, немного помощник кандидата в депутаты…
        - И немного хакер, - вставила свои «пять копеек» Надежда. Артем от определения
«хакер» поморщился. На селе даже пользователь «Денди» слывет за крутого хакера, факт.
        - Скорее, оверклокер, - поправил он.
        - Кто-кто? - удивилась девушка.
        Участковый в очередной раз блеснул познаниями.
        - Байкер, только компьютерный.
        - Точное определение! - засмеялся наш герой, - Надя, ты куда ехала, собственно?
        Надежда опустила свои пушистые ресницы и пожала плечами.
        - А ты?
        - Со мной все банально. Пивка приспичило. Вот и выбрался.
        Авраменко глянул на парочку, все понял и втиснулся обратно в «бобик».
        - Ладно, ребята! Может и я когда заеду к вам, пивка попить. А пока извиняйте - служба!

«Бобик» газанул и, скрипя трансмиссией, умчался том же направлении, куда несчастные байкеры покатили испорченный им мотоцикл.
        - Нефига себе, у тебя братья! - присвистнул Артем, - я чуть в штаны не наложил заодно с нарушителями.
        - Ай, да брось ты! - воскликнула Надя, - Олежка очень милый. А как еще с этими придурками разговаривать, если они уверены, что являются хозяевами жизни? Я вообще не знаю, как бы ситуация обернулась, если бы он не подъехал.
        Артем поджал губы.
        - Я вижу, ты меня считаешь вообще за какого-то инфантильного переростка, что не только чужой - своей чести защитить не в состоянии. Очень хорошо. Просто прекрасно!
        - Тёма! - почти выкрикнула она, - прекрати! Ты кажется пива хотел. Пойдем за пивом, только не наматывай мне нервы на кулак.
        Пожав плечами, Орлов проследовал в магазин, где купил два баллона «Жигулевского» - оно было самым свежим. Ни селедки, ни воблы, ни даже копченой скумбрии в магазине не было и в помине, поэтому он в отчаянии спросил у Нади:
        - Ты не знаешь, где можно пару таранек достать? Мне кажется, что по части сервиса мы будем еще долго позади Европы всей. Несмотря на виниловые двери…
        - Идите домой, господин критик! - хмыкнула Надежда, - я вам по старой дружбе подвезу. Мой папашка большой любитель воблы.
        - Ну, давай одна нога тут, а другая - там!
        - Вообще-то я на колесах, - заметила девушка, - или ты насчет чего другого распространяешься?
        - Насчет другого я человек воспитанный, - покачал головой Артем, - в чужом огороде не пасусь, хотя своего и не имею.
        - Вот-вот! - подчеркнула Надя, - ладно, я скоро.
        Девица на велосипеде. Можно даже сказать - барыня. По степени чистоты рук и непринужденному виду, который не испортить никакому велосипеду. Определенно, барыня. Ежели спускаться ниже по волнующей, как международная обстановка, талии, то можно даже говорить о королевской крови. Талия же заканчивалась форменным безобразием, от которого у Артема начинало прыгать сердце. Слава богу, безобразие это, елозящее по дерматиновому сиденью, вскоре скрылось за поворотом.
        Сам не зная, зачем он это делает, Артем вернулся в магазин и купил бутылку водки. Хвала Всевышнему, Шурик возился в своем огороде. Из этого не следует, что Чудаков содержал огород или был плодовощеводом. Просто, копал червей. Может на рыбу, а может и на закуску. Тьфу!
        - Алексашка! - зычным голосом позвал Артем.
        Чудаков медленно отложил лопату и вприпрыжку подскакал к забору.
        - Неужто купил? - срывающимся от волнения голосом поинтересовался он. Орлов кивнул и показал ему бутылку водки.
        - Кого убить? - удивился Шурик, - мне уже страшно.
        - Никого убивать не надо. Разыграем пантомиму с озвучкой.
        - Чего? - выкатил глаза Чудаков, - что разыграем.
        - Иди сюда, идиот! - шепнул парень, - вот как все будет происходить…
        Надежда ехала по полутемной улице имени некогда могучего и прекрасного вождя октябрьского переворота, освещенной всего в двух местах лампочками имени того же вождя. Что творилось у нее на душе - никому не ведомо. Душа человеческая - потемки, а душа женщины и вовсе темень первозданная. Но на губах ее играла слабая улыбка, что являлось признаком хорошего настроения и могло бы послужить Артему добрым знаком. Хотя, он, немного подумав, мог бы припомнить, что его первая супруга с такой же очаровательной улыбочкой не так давно перечисляла причины, по которым им не стоит быть вместе.
        - Добрый вечер, - раздался от артемовской калитки голос со скандинавским акцентом. Девушка вздрогнула и едва не выронила пакет с воблой.
        У калитки стоял нечесаный с прошлого года Шурик Чудаков в старом овечьем полушубке и низко кланялся ей. В руках Шурика была колотушка, которую носили сторожа в старое время - две дощечки с рукоятками.
        - Привет, Чудик! - поздоровалась Надя, - ты чего вырядился на ночь глядя.
        - Сторожую я тут, Надежда Геннадьевна! - поскрипел тот своим беззубым ртом, из-за которого в речи Шурика и появился скандинавский акцент.
        - Не поняла…
        - Вы проходите, барышня, молодой барин дома, - Шурик напрягался изо всех сил, отрабатывая водку. В школе он историю знал неплохо, книжки тоже любил читать, так что роль дурака-сторожа была ему вполне по силам.
        Надя пожала плечами. Непонятно, кто из них больше придуривается, Шурик или Артем. Сейчас вот она все узнает! Стараясь не показывать, что ей смешно, девушка вошла в сени и постучала в дверь.
        - Не заперто! - сообщил ей знакомый голос.
        Она вошла. За круглым столом (сработанным не меньше, чем сотню лет назад - на глаз видно) восседал Артем Орлов в белоснежной рубашке, расстегнутой едва не до пупа, и полировал ногти. Увидав девушку, он отложил пилочку для ногтей в сторону и пробасил на ноздревский манер:
        - Ба! Несравненная Надежда Геннадьевна! Добро пожаловать в недостойный вас приют одинокого холостяка!
        - Тёма! - скривилась она, - твоя инсценировка абсолютно НЕ ПО ТЕМЕ. Барышня в портках, с воблой в руках. А у барина на столе «Жигулевское» пиво.
        - Да уж! - поморщился Артем, - Жигулевск точно образован после Второй мировой. А жаль, я думал, барышня, что мы с тобой сегодня оттянемся и попьем пивка под мерцание керосинки. Так что, ты воблу принесла? Ого! Тебя тятька пороть не будет?
        - Тятька с маманькою в гости уехали! - затараторила Надя, - они часто уезжают. То в Петровск, то в Теплоград.
        - Чего их носит? - перешел на человеческий язык Орлов, - и так работа у твоего батьки беспокойная. Пользовался бы редкими минутами отдыха, чтобы побыть с семьей, отдохнуть… драников домашних отведать.
        Надежда пожала плечами.
        - Именно это он и называет отдыхом. Дома ведь он только и делает, что висит на телефоне. То директор позвонит, то механик, то кладовщик. А уж из соседних хозяйств звонков сколько! - она вздохнула, - иногда спрашиваю себя: чего ради Пешеходов губит собственную жизнь, раздаривая личное время по минуте?
        - Может он тащится от такого уклада? - предположил Артем.
        - Да непохоже! - сказала девушка, - иначе с чего бы ему таскаться на эти коллективные пьянки: дни рождения, свадьбы, проводы на пенсию и замочка детей и внуков! Говорит, что хотя бы там ему не надоедают с проблемами по сельскому хозяйству. Никто не просит одолжить полтонны дизтоплива, никто не интересуется графиком занятости силосоуборочного комплекса и никто не требует привезти дров на основании договора с бывшими работниками совхоза. Артем, мы пиво пить будем?
        Тут за окном раздалось бряцанье колотушки и голос пьяного Шурика рыкнул:
        - По-гля-ды-вай!
        - Блин, в образ вошел! - хмыкнул Артем, - Саша, можешь идти домой!
        Но Чудаков не услышал, да и не хотел ничего слышать. С помощью пузыря водки он сместился на сто лет назад по хронооси и вжился в роль недалекого сторожа, что ровным счетом не требовало от него ни малейшего усилия. Он пошел дальше, бряцая своей колотушкой, и мощный рык вырывался из его пасти:
        - Славен город Петровск! Славен город Теплоград! Славна деревня Березовка. Хвала барину!
        - Заставь дурака богу молиться, так весь алтарь слюнями измажет! Ладно, шут с ним. К вопросу о пиве…
        Он достал из серванта две тяжелые глиняные кружки, емкостью около литра каждая, и наполнил их пивом. Надя выложила на клеенчатую скатерть две среднего размера воблы.
        - Из Астрахани привезли, - пояснила она, - килограмм сорок. Папа Гена очень любит с пивом. Вот и возят ему частенько то семгу, то воблу, то балык. Смотря откуда гости.
        По мере употребления напитка, языки у них развязывались, мысли начинали переплетаться, а глаза хищно блестеть. Чувствуя некоторую захмеленность, Артем предложил девушке выйти на свежий воздух и посидеть на скамейке. Было уже довольно прохладно, поэтому он разрешил накинуть ей на плечи одну из его штормовок. Надя согласилась, и они засели на скамейке.
        - Славен город Париж! - вдруг заорал у них над ухом Шурик.
        - Эй, человече! - повернулся к блаженному сторожу Артем, - Париж славен и без ваших молитв. Что ты хочешь?
        - Сто пятьдесят грамм! - уверенно ответил Чудаков, - бутылочка то уже тю-тю - пустая!
        - А не много ли вам будет, милейший? - осведомилась Надежда.
        - Не вели казнить, боярыня! - завопил Шурик, падая на колени, - чарку калганной - и Шура Чудаков на пути в рай!
        Артем сплюнул в куст акации, но все-таки сходил и вынес полстакана перцовки. Этого добра было не жалко, так как бывший участковый после памятного всей деревне случая доставил почти ему полную двадцатилитровую бутыль. На память от репрессированного. Реквизиция. Шурик заглотнул эту отраву не поморщившись и даже отказался от закуски.
        - Не время еще! - икнул он и снова отправился в обход, оглашая воздух хриплыми возгласами:
        - Поглядывай! Гэй! Славен город Магадан!
        Надежда засмеялась и прижалась к теплому боку Артема.
        - Тебе не тяжело? - кокетливо спросила она.
        - Всю жизнь бы так сидел! - честно ответил парень, - да только этот полоумный
«сторож Сергеев» не успокоится, пока не свалится с ног. Надя…
        - Да, - отозвалась она.
        - Мне сегодня очень хорошо…
        - Мне тоже, - донес внезапный порыв ветра едва различимый в сумерках голос девушки.
        - Славен город Будапешт! - вспугнул крик Шурика их возвышенные мысли.
        - Тьфу ты! - раздраженно выругался Орлов, - и чего тебя в детстве не кастрировали? Хоть бы голос помягче был?
        - Успокойся! - погладила его по руке Надя, - мне его даже жалко вот такого.
        - Какого? - не понял Артем.
        - Бестолкового. Нет у него никого: ни родителей, ни семьи, ни даже незаконнорожденных детей. Дитя природы! Единственная радость в жизни - беленькой откушать.
        Артем вздохнул. Действительно, трудно найти на свете человека, даже отчаянного разбойника, которого не пожалело бы женское сердце. Взять хотя бы «Аленький цветочек». Так там не просто пожалело, а полюбило. Доброе женское сердце! Очень сильно мешал парню жизненный опыт и стремление к анализу любой ситуации, даже самой идиллической. Обнимая Надюшу за талию и чувствуя биение обоих сердец, он вспоминал похожую ситуацию из собственного бытия. Вспоминал и ставил себе на вид - чем это все закончилось.
        Внезапно он понял, что попросту боится. Боится чтобы вновь не попасть в глупое положение, когда ни на одно из предъявленных ему обвинений в мужской несостоятельности он тогда так и не дал толкового объяснения. Потому что не мог! А не мог, потому что был не готов. Нежнейшее женское сердце отступило на второй план, а на первый выбрался коварный ум. Просчитавший все варианты быстрее суперкомпьютера «Дип Блю», и принявший альтернативное решение. Это уже потом он целые ночи напролет проводил в объяснениях с отсутствующей супругой! В этих объяснениях он был везде прав, кругом умница и головастик, выдвигал встречные проекты. Но это уже было никому не нужно. Финита ля комедия!
        - Что с тобой? - тихо спросила Надя.
        - Ничего! - ответил Артем и внезапно горько рассмеялся, - Надюша, а что со мной может быть. Я кое-что хочу сделать… и еще больше хочу сказать! Но я совершенно потерялся! Думаешь, сейчас моя фора в десять лет мне помогает? Ничерта подобного! Она лишь создала мне дополнительный комплекс.
        - Но ведь нужно что-то решать, - неуверенно сказала она, - долго мы еще друг другу нервы накручивать будем? И вообще, лучше жевать, чем говорить!
        Он наклонился к ней и пытливо прикоснулся своими губами к ее губам. Как она отреагирует? Нормально отреагировала - лучше, чем хотелось бы. В голове парня бродили невесть откуда взявшиеся правила приличия, согласно которых первый поцелуй девушки не должен превышать двадцати-тридцати секунд. Откуда взялась эта ахинея, он не знал. В голове его все смешалось когда он отстранился от Надежды.
        - Надеюсь, я не позволил себе лишнего? - смущенно спросил он.
        - Наконец, ты себе это позволил, - прошептала Надя, - может быть, потому что я уже слишком распоясалась. Ты на самом деле такой скромняга?
        - На самом деле я непризнанный половой гигант, - фыркнул Артем, - только закомплексованный. Может, в дом пойдем?
        - Зачем? Здесь так хорошо? - промямлила она.
        - Не бойся, не собираюсь я на тебя нападать под вопли Шурика «Славен город Содом»! - девушка конфузливо засмеялась.
        - А что, пиво допить хочешь? Притащи его сюда!
        - Может еще и ночник включить? - хитро поинтересовался он.
        - Какой еще ночник?
        - Ну… у меня ведь здесь над столиком лампочка висит. Могу заменить ее на ночник - синего цвета.
        - А давай! - согласилась она. Он начал вставать, - погоди!
        Последовал еще один поцелуй - минуты на две, а затем окрыленный Артем поскакал в дом: за пивом, воблой и синей лампочкой. Собрав все это в охапку, парень внезапно испугался, а вдруг Надя убежала? Это ведь вполне в ее духе. Поэтому, понизив настроение на пару баллов, он замедлил свою славную поступь. Так и есть. Птичка покинула клетку с воображаемыми прутьями. Артем вздохнул, словно мать-героиня, и положил все принесенные вещи на столик. Не отдавая себе отчета в том, зачем он это делает, парень заменил в патроне лампочку и включил ее. Тьма ночи наполнилась мертвенно-бледным светом. Налив себе полную кружку пива, Артем присел на лавочку.
        - У-ху! - раздалось из-за куста акации, - я - привидение без мотора. Совершенно дикое, но симпатичное!
        Артем поставил нетронутое пиво назад на стол. Из-за акации выпорхнула Надежда со свободно ниспадающими на плечи волосами и села к нему на колени. В позе одинокой всадницы без головы. Если бы партнеры были без одежды, то данная поза была бы верхом интимности. Но и разделенные двумя слоями джинсовой ткани их тела отреагировали друг на друга весьма своеобразно. Даже искушенному в любовных играх Орлову таких ощущений познавать в своей жизни еще не доводилось. Сознание его раздвоилось: одна его часть едва цеплялась за бренную оболочку, зато другая воспарила над трехмерным пространством, найдя наконец к нему искомую нормаль.
        - И свет ее увидишь ты тогда, когда в ответ услышишь слово «Да», - прошептал Артеме, зарываясь в пахнущие дорогим шампунем волосы.
        - Да! - простонала Надя, - черт побери, да!!!
        Казалось, что еще немного, и они начнут срывать друг с друга одежды, чтобы избавиться от лишней оболочки - преграды на пути к высшему из наслаждений. Их идиллию прервало неожиданное, но давно ожидаемое появление из-за угла двора Шурика. Тот брел раскачивающейся походкой и дурным голосом орал революционную песню:

        Смело, товарищи, в ногу!
        Духом окрепнем в борьбе.
        В царство свободы… ик! дорогу
        Грудью проложим себе.
        - Нет слов блин! - рыкнул Артем, со всей возможной деликатностью освобождаясь из объятий девушки, - заколебал пролетариат! А ну, гэть видсэля!
        - Вышли мы все из народа! - орал истошно Шурик, вытаскиваемый за ухо и изгоняемый из усадьбы, - дети семьи трудовой, понимаешь! Отпусти ухо, больно!
        Совершив обряд изгнания, Орлов вернулся на лавочку.
        - Потомственный иждивенец к рабочему классу примазывается! - негодующе фыркнул он.
        - Пойдем! - прошептала Надежда.
        - Что? - не расслышал парень.
        - В дом пойдем! - она взяла его за руку и он самым натуральным образом услышал, как бьется ее сердце, - ну же! Синьор Кавалер!
        В одном Артем Орлов мог поклясться с чистой совестью: такой ночи его ложе до сих пор еще не знало. Едва ли тетушка в своем преклонном возрасте могла вытворять нечто подобное на сравнительно недавно приобретенной кровати. Итак, безумная ночь с пятницы на субботу свершилась и оставила Артема совершенно в растрепанных чувствах. Он, признаться, совершенно не был готов к тому, что ему в таком возрасте придется пережить настолько изумительное и волнующее приключение. И совершенно был не готов потерять голову.
        Влюбленный мужчина за тридцать - он чувствовал себя совершенно беззащитным, словно падающий с высоты десяти тысяч метров Икар. Объект его тревоги спал беззвучным сном младенца, обхватив подушку обеими руками. Лица из-под рассыпавшихся волос не было видно вовсе, только едва вздымающаяся поверхность одеяла намекала на присутствие живого человека. Артем с нежностью посмотрел на Надежду и подумал, что чисто физическое влечение все же не дает той гаммы ощущений, которые довелось ему изведать всего каких-нибудь шесть часов назад. Более опытная в любви Марина не шла ни в какое сравнение с этим запахом вольного ветра, частичкою невинной души Мироздания.
        Напевая какой-то романс, Артем окатил себя водой из бочки, что по-прежнему стояла у порога и наполнялась исключительно дождевой водой. Растираясь полотенцем, он продолжал напевать, но уже аббовскую «Чикититу». Чувствуя необыкновенный душевный подъем, замешал омлет, и на этот раз тот получился просто на загляденье. Таким, каким помнил Артем омлет в студенческих обжорках его молодости - более похожим на пудинг, нежели на простую болтушку из яиц, молока и муки. Когда радостно улыбаясь он вошел в переднюю и поставил омлет на стол, то обнаружил, что Надежда уже проснулась. Сидя в кровати, она просматривала содержимое «дурацкой папки». Там парень хранил собственноручно написанные опусы, эссе и пасквили.
        - «Русские идиотские сказки»! - торжественно провозгласила она, - сочиняете, молодой человек? Мало вам лавров крутого хакера (или как ты там сам себя обозвал), так вы еще желаете писательского хлеба? О, мой бог! Как это все здорово пахнет! Отвернись, Тема, я оденусь. Как-то я еще не привыкла одеваться при посторонних…
        Артем понурился.
        - Ну вот! Новогодний бал окончился, и Дед Мороз из главного героя сразу превратился в анахронизм. Посторонний! Вроде бы обычное канцелярское слово, но как можно им…
        Послышалось шлепанье босых ног по ковру «а-ля Хоросан», и Надя повисла у него на шее!
        - Только посмей скулить! - на ней из белья была только джинсовая рубашка Артема с вырезами, открывавшие взору парня прелестное начало ее до восхищения длинных ног, - раскис, как пятилетний! А дама всего-навсего пожелала одеться.
        Он и сам понимал, что ведет себя глупо, но ничего с собой поделать не мог.
«Неужто старческое?» - с ужасом подумал парень. Перестав придуриваться, он позволил Надежде привести в себя в порядок. Заняло это у нее немногим менее пятнадцати минут - пресловутый омлет был еще теплый. Жалобно глядя на Артема, она сказала:
        - Послушай, я ведь по утрам только кофе пью… с бутербродом.
        Артем шмыгнул носом:
        - Так что, я зря старался? Учти, я готовлю крайне редко, и омлет - это практически единственное, что мне удается. Да еще жареная картошка, - Надежда засмеялась.
        - Ну, коли редко, тогда давай есть. У меня что-то с утра типа аппетита наблюдается. А вообще я обычно часов до одиннадцати есть не хочу.
        По какой-то причине оба избегали разговора о том, что произошло между ними этой ночью. Девушка, проявляла обычную стеснительность, а Артем относился к этому философски. После завтрака Надя попросила разрешения позвонить матери на мобильный, пока ее не хватились. Выяснив, что предки приедут только в воскресенье вечером, она сказала матери, что возможно съездит к подруге в соседнюю деревню. Окончив разговор, Надежда лукаво глянула на Артема.
        - Или у вас, барин, есть планы, а девушке пора уходить?
        - Какие планы? - покачал головой парень, - какие могут быть планы!!!
        Позвонив на работу, он сообщил Наждачному, что крепко взял на пуп и у него болит живот, а быть может, и спина. Во всяком случае, раньше понедельника его не ждать. Никола таинственным голосом пожелал Артему скорейшего выздоровления и полового долголетия, после чего, хихикая, повесил трубку.
        - Надя, - обратился он к девушке, - может мне сходить предупредить соседку, что ее услуги сегодня не понадобятся? Обед и ужин мы и сами приготовим, а?
        - Ну вот, -надула губы Надя, - мне, может, медовый месяц полагается. Я, по крайней мере, рассчитывала! А теперь, молодая жена, бери швабру-тряпку-совок - и пошла греметь кастрюлями. Так получается?
        Опешивший Артем попытался что-то возразить.
        - Да нет, собственно! Если не хочешь, пусть тетка Маня готовит…
        - Фиг вам! Я сама все приготовлю! - заявила Надя, - что я тебе, неженка?
        После этого опять последовали объятья, поцелуи и нежное воркование, которое прервал стук в дверь. После разрешения войти на пороге нарисовался Шурик.
        - А-а! - протянул Артем, - славен город Бендеры! Чего твоя душенька изволит? Говори, я с утра добрый - собаками травить не стану.
        Перекрестившись, Чудаков попросил опохмелиться. Был обласкан Его Сиятельством и жалован стаканом перцовки. На повторную наглую просьбу получил традиционное «в ухо» и вынужден был ретироваться. Все это объяснение, естественно, происходило в коридоре и было недоступно ушей девушки. Выпроводив надоедалу, Артем вернулся в дом и обнаружил сидящую на уже заправленной постели Надежду. Она листала все ту же папку - «Русские идиотские сказки».
        - Прочти что-нибудь! - попросила она, - такое название интригующее. Почему именно «идиотские»?
        Артем тут же принялся ей объяснять, что несколько лет назад он был серьезно болен (разорвал связки в двух местах) и от нечего делать перелистывал все книги, что были дома. Так ему на глаза попался томик русских народных сказок в под редакцией какого-то узбекского издательства. Сказки поражали своей корявостью и даже будь воля Артема, он бы запретил их для детского чтения.
        - Редкая дичь. Год этак девяносто первый, когда деньги делались на всем. Естественно, что ни о какой моральности речь не шла. Напечатаны всякие глупости на клозетной бумаге по цене вавилонского папируса, - пояснил он, - вроде того, что «стоял конь богатырский тридцать лет в конюшне по бабки в навозе, и никто не мог отворить дверцу в ту конюшню». Не пил и не жрал коняра - богатырский, вестимо.
        Прочитав с половину этих «легенд для отмороженных», он понял, что не может просто так отложить этот томик. Нужно попробовать написать нечто в аналогичном духе. Вот в этой папке и находятся несколько сказок, сочиненных им, но никогда и никому не демонстрированных.
        - Ну так прочти мне хоть одну! - повторила свою недавнюю просьбу Надя, - интересно, когда автор читает.
        - Ладно! - сдался Артем, - но обещай, что не будешь смеяться.
        - Если будет смешно, смеяться буду, - пообещала девушка.
        Артем взял папку, придирчиво перелистал страницы, произнес нечто в том роде, что
«черт меня побери, если я знаю, что читать», но все-таки уселся в кресло напротив и поставленным голосом принялся вещать.
        ДЖОН - СУКИН СЫН.

        (шотландская народная сказка)
        Жила была себе бедная шотландская семья из клана Мак-Лаудов. Отца звали Дункан Мак-Лауд из клана Мак-Лаудов, и он был бессмертным, особенно после двух-трех пинт скотча. А скотч в тех краях научились гнать в незапамятные времена, когда еще скотты и пикты вместе совершали набеги на римскую часть Британии. Скотч же и стал причиной раздора между этими древними племенами. Вернее, даже не скотч, а его чрезмерное употребление вождями кланов.

        Супругу почтенного Мак-Лауда из клана Мак-Лаудов звали Дермот Мак-Лауд (урожден ная Караган). Была она среднего такого росту, весу и возрасту. В классические 90-60-90 вписывалась, но с трудом. Любила жирную баранину, вышивать на пяльцах и по вечерам долго смотрела на Бетельгейзе (у лангобардов он а была известна под именем Бетельшайзе). В свободное время начала разрабатывать учение о делении земного шара на триста ш естьдесят меридианов с точкой отсчета у собственной лачуги (по странному совпаде нию, почти на этом же меридиане расположился и всемирно известный Гринвич. Подумаешь. Разница всего в три градуса!) Но свободного времени было у нее мало, так как много времени отымало ведение хозяйства и воспитание подрастающего покол ения.

        Силою чресл своих (и эластичностью кое-чего другого) произвел на свет Дункан Ма к-Лауд из клана Мак-Лаудов четырех сыновей: Нестора, Гектора, Давида и Скруджа. А также восемнадцать дочерей. Но поскольку дело все-таки происходило в Шотландии, то на вопросы Переписи о составе семьи, Дункан Мак-Лауд из клана Мак-Лаудов гордо отвечал:

        - Одна рука! - и чуть тише добавлял, - правая.

        В то время был Патриархат - что же делать! Семьи считали не по количеству едоков, а по количеству кормильцев, про тоннель под Ла-Маншем еще никто не слыхал, а вылетавший из Патагонии в Калькутту почтовый голубь зимовал на Мальорке. Зимы в Шотландии были тогда суровые, а килты у шотландцев короткие, так что современные ученые до сих пор удивляются: откуда у этого самого Дункана Мак-Лауда из клана Мак-Лаудов (ей-богу, надоело, в следующий раз напишу сокращенно) общим счетом двадцать два ребенка?

        Время в шотландской общине проходило неспешно: драки с соседскими кланами, разборки внутри собственного клана, производство новых членов клана и едоков. Иногда, раз в сто лет, в суровом краю скоттов рождался легендарный вождь, который думал, что неплохо было бы все-таки объединить кланы и отомстить за разрушение Карфаген а римлянам, разрушив Лондон. В первый раз римлян изгнали из Абердина, и после каждого похода у скоттов вошло в привычку основывать по одному городу. Так возникли Глазго, Эдинбург и Данди. Дункан Мак-Лауд (все!
        в каждом из городов оставил свою отметку: в Абердине сложил из кирпичей небольшую пагоду на одного китайца; в Глазго у него умер любимый походный кот, и он выстроил на месте его захоронения пирамиду с надписью «Марзун Пусси Первый» ; в Эдинбурге после него на одном из пабов осталась надпись, которую до сих пор никто не может прочесть; а в Данди он попросту не зашел. По крайней мере свидетелей этому нет. Поезжайте в Данди и спросите любого дантиста: «А был ли у вас Дункан Мак-Лауд?».


        Однажды среди скоттов родился очередной вождь по имени «Храброе сердце», а звали его то ли Мел, то ли Гипс, то ли Алебастр. И вот решил наш Мел-Гипс-Алебастр (дальше будем называть его Гипс - это ближе к местному фольклору), что пора бы поднять вольный шотландский стяг над проклятым Тауэром. Или, если не удастся, хотя бы оттяпать у проклятых англов Ньюкасл. Свистнул он в три пальца, и собралось вокруг него орда неслыханная, и покатилась она на юг - где на британских низинах ждала их добыча немеряная.

        Но, по некоему капризу судьбы, навстречу орде скоттов пружинистым шагом направлялось войско коварных англичан, с целью пошарить в скоттских городах. И две силы встретились у холмов Чевиот-Хиллс. Три дня и три ночи длилось противостояние армий, но ни один из полководцев не решился начать битву. Пришлось воинам возвращаться ни с чем. Разбившись на кланы, скотты пробирались домой разными дорогами. Клан Мак-Лаудов решил пройти западнее - по левому берегу реки Клайд, и у самого Глазго столкнулся с превосходящими силами валлийцев, которые проведали о покинутой Шотландии и решили поживиться чем бог послал. Бог к валлийцам был добрее, чем к скоттам и англам, поэтому послал им кроме богатой добычи в Глазго еще и множество рабов в виде пол ного клана Мак-Лаудов.

        Предводителем у валлийцев был кимр Райан О’Брайан, он и забрал бессмертного Дункана к себе в услужение. Остальные Мак-Дауды сбежали по дороге. Шесть долгих лет Дункан выращивал репу и откармливал свиней, украденных валлийцами в Йоркшире. Днем его руки были по локти в грязи. А по вечерам он смотрел из окошка своей лачуги на всходившую над Уэльсом Бетельг ейзе и грезил о своей прекрасной Дермот. Как-то ночью он вспомнил, что, собственно, бессмертный, и под утро тиканул. Ветер свистел в ушах Дункана, когда он мчался по побережью залива Кардиган, а его давно немытые пятки мелькали в воздухе с быстротой молнии. Бежал он все утро, весь день и весь вечер. Пытался он бежать и ночью, но пробегая ночью мимо Ланкастера сильно увяз в одной из выгребных ям на окраине
        селения.

        Возопил он от отчаяния, чувствуя как его бессмертное тело живьем утаскивает в себя адская бездна. И крик его привлек внимание хозяина - мерзкого упыря из боковой ветви трансильва нских Дракул. Звали далекого предка вампиров Торбен Дэдмен. Услыхав предсмертный вопль бессмертной жертвы, он заинтересовался, накинул на свое худое, изъеденное струпьями тело фуфайку, и побежал в отхожее место. Человек в яме задыхался от зловонных испарений и брезгливости, поминутно протирая лицо сорванным лопухом.

        - Спасай, хозяин! - заорал Дункан, представляя что напишут утренних в газетах по поводу такой его кончины, - сил моих больше нет!

        - Однако! - скривился упырь, - попил бы я той кровушки, да уж сосуд выпачкан изрядно. Нет, потомки меня не поймут. Спокойной ночи, отчаянная голова!

        - Мужик, не прикалывайся! - орал Дункан, - не время для приколов! Моим именем названа паровая яхта лорда Гленарвана!

        При упоминании лорда Гленарвана Торбен Дэдмен задумался.

        - Хорошо! - сказал он, - я тебя, допустим, вытащу. А ты мою фуфаечку отберешь… она у меня одна. Не буду вытаскивать!

        - Мамой клянусь! - перекрестился утопающий, - не буду я трогать твою фуфайку!

        Упырь с наслаждением почесал когтями волосатую грудь и поскребся в паху.

        - И это, - вспомнил он, - обещай мне отдать то, чего дома не знаешь.

        - Обещаю! - торопливо согласился Дункан. Сначала он не хотел соглашаться, все надеясь на итоги известной сказки про двух лягушек. Он изо всех сил перебирал ногами, но масло так и не хотело сбиваться. Вспомнив наконец, что лягушки в той сказке попали в жбан со сметаной, а не в выгребную яму, Дункан согласился.

        - Дома я уже нихрена не знаю, - выдохнул он, - но обещаю, черт подери!

        - Смотри, слово дал! - сказал упырь, протягивая Дункану грабли, - эй, не наступи, когда вылезать будешь.

        И с мрачным хохотом скрылся в своей хижине. Дункан выполз наверх и долго лежав обессилевший. Чувствуя, тело покрывается зловонной коркой, он встал и побежал к заливу. До моря было недалеко. Хорошенько вымывшись, он нанялся гребцом на случившуюся здесь галеру и без приключений добрался до Шот ландии. - Не устала слушать? - спросил Артем у девушки, - дальше интереснее будет.
        - Пикантных подробностей многовато, - поморщилась она, - но так, в принципе, даже и ничего. Читай дальше.
        Промочив горло остатками пива, Артем принялся читать дальше.
        - Тятя приехал! - завопила младшая из дочерей Дункана - восемнадцатилетняя рыжуха Сью. Четверо сыновей, пряча улыбки в точно такие же рыжие бороды, вышли из кузницы. Со всего поселения с шумом и гиком летели остальные дочери.

        - Блин, как вас много! - обрадовался Дункан, - а где же… где же моя пухленькая и незабвенная Дермот? Небось, брови углем мажет, шалунья.

        - Мама кормит грудью маленького Джона.

        - Какого-такого, нафиг, Джона? - не понял вернувшийся хозяин, - что еще за маленький Джон? Не знаю никакого маленького Джона!!!

        - Успокойся, папа, - сказал Скрудж, - это твой пятый сын - Джон Мак-Лауд.

        - С-с… сукин сын! - скривился новоявленный папаша, - кто здесь шатался, пока меня не было, а? Всех перепорю!

        - Папа, да успокойся! - сказала маленькая Сью, - это действительно твой сын. Только он, это… не совсем от тебя, а от…

        - А от кого еще может быть мой сын если не от меня, ты, имбецилл малолетний!!! - заорал Дункан, - я сейчас с вами всеми разберусь! Так, мужики, почему Сью до сих пор не замужем? А?!? Смирно стоять, когда с вами батька говорит!

        - Батя, - вмешался старший сын Нестор, - вроде, как мамка невиноватая… крутилось тут что-то вроде Духа Святого…

        - Вовсе и не Дух, а нормальный мужик был, - поправил старшего брата Гектор, - мы с ним скотч пили. Я после двух пинт - в ауте, а ему - хоть бы хны.

        - Да? - почесал нерешительно бороду Дункан, - а может, и Дух. Две пинты нашего скотча кого хошь с ног свалят. Как его звали, говоришь?

        - Саваоф, вроде, - неуверенно предположил Скрудж.

        - Да нет же, - возразил Гектор, - мне он представился, как Иегова.

        - Вы что, глухие все были! - хихикнула Сью, - он же четко сказал - Яхве!

        - Тьфу! - сплюнул Дункан и утерся ладонью, - так какое у этого дитенка отчество? Кто-нибудь может мне толково объяснить?

        Сыновья заржали. Видя такую непочтительность, Дункан нахмурился и стал похож на австралопитека. Дети мигом утихли, опасаясь как бы у отца процесс эволюции не завернулся в обратную сторону. Наконец, Нестор, по праву старшего сына, счел необходимым пояснить:

        - Батя, ты совсем в плену плох стал. Мы чай не скифы - нам отчества ни к чему.

        - А ведь правда! - вспомнил все Дункан, - так где же моя несравненная Дермот?

        - Да грудью кормит! - напомнила Сью, - иди, познакомься со своим новым сыном.

        - А на кого он похож? - спросил Дункан, - на меня или на Дермот?

        Братья неуверенно переглянулись. Нестор глянул на отца и перевел стрелки:

        - Отвечать будет Давид.

        - А чо я? - встрепенулся до этого молчавший парень.

        - А чо мы? - хором сказали остальные.

        - Ладно. Батя, помнишь старого Рабиновича, что скупал тряпье в Эдинбурге? - Дункан кивнул, - вот копия - он.

        На пороге родовой хижины показалась Дермот с младенцем на руках. Сначала она решила выйти одна, но опасаясь неадекватной реакции вернувшегося супруга, решила подстраховаться.

        - А, вот ты где!!! - яд в голосе Дункана можно было собирать в стакан и пить, - каждый год, тридцать первого декабря ты, паскуда, ходишь с подругами в баню! И там тебе, понимаешь, волшебным ветром надуло… здравствуй, моя старушка!

        Дункан зарыдала и бросилась к мужу в объятия. Дункан крепко обнял ее, и только недовольное ворчание отлученного от груди младенца нарушало наступившую
        тишину. Братья дружно хрюкнули и вернулись обратно в кузницу, а Сью ушла замешивать тесто для праздничного пирога. Остальных сестер разобрали набежавшие мужья. Стуча костяшками пальцев по лбу жены, Дункан сказал:

        - Так вот, ни обломиться этому японскому богу нихрена. Давеча обещал я отдать Джона в услуженье одному… гм… господину в Ланкастере. Что-то мне подсказывает, что он сделает из него человека!

        Дермот молча заплакала и закивала своей седеющей головой. Что поделать, расплата за последнюю страсть ужасна, но может быть, еще все обойдется.

        Рос Джонни не по годам, а по минутам, но все равно прошло около шестнадцати лет, прежде чем он превратился в смазливого юношу и обрюхатил половину женщин из селе ния, в том числе нескольких родных сестер. Осерчали без меры мужики клана, и хотели по старой доброй традиции распять наглеца на центральной площади, да Дункан отговорил - сказал, что еще не время. Скрепя сердце, окрестные рогачи утихли.

        Призвал тогда отец сына к себе, и долго объяснял ему на пальцах, под какой звездой он родился. После этого Джон навсегда зарекся смотреть на звезды. Засим Дункан нарисовал юноше карту до Ланкастера, собрал и уложил ему походный ридикюль, да преподнес в дар лично от себя ученого осла Иа. Пнув как следует осла под задницу, он наказал ему не останавливаться раньше Карлайла. И долго еще махала платочком мать вслед ослиной заднице, пока Дункан не наградил ее хорошим подзатыльником за проявленную в годы смуты ве рность. Закатившееся за Бен-Невис солнце опустило над родовым гнездом Мак-Лаудов темный занавес, и дало сигнал откупорить бочонки с элем. Отъезд самого молодого Мак-Лауда в дальние страны отмечало все селение.

        Скоро сказка сказывается, да скорость у ослика - от силы полторы мили в час. Однообразие дороги: спуск - подъем - серпантин - тупик - сказывалось на настроении молодого Джона Ма к-Лауда. Завел он было песню веселую, да Иа стал подпевать дурным голосом и шевелить ушами. Завел он было песню грустную, да сам смеяться начал. Что поделаешь - молодость, дурость! По бесконечной дороге ехал себе молодой Джон, заезжал в трактиры придорожные, рассказывал окрестным людям о том, как понимает Слово Божье. Дивился народ на такого дурня. Интересовались люди, живы ли родители Джона и как переносят они на старости лет такой позор. Джон вежественно отбрехивался и трусил дальше.

        В Глазго пытался он накормить куском сыру восемь попрошаек из Руси, да ничего не вышло. Сыр слопал самый первый нищий, зато бутылка скотча повалила всех остальных. Проспавшись, нищие смотрели вслед отъезжавшему Джону и спрашивали один одного: «Ужели он нас, братцы, и вправду, одним куском сыру накормил?» И побежали они вслед за ослом, прося опохмелки, но опоздали. Стал народ шотландский звать их Опоздолами…

        В Дамфрисе Опоздолам удалось настичь упрямого юнца и нажраться вновь, там они поутру наблюдали, как Джон ловит рыбу руками, нагнувшись с камней. После этого нетрезвые Опоздолы бились об заклад друг с другом что Благодетель бр одил по воде, аки по суху. И обратился Павлик Морозов с таким вопросом к Джону, на что тот философски заметил:

        - Ну ты, Павел, и оп… дол! - Павлик помчался к Петьке Романову с криком, - Петр, меня благословили.

        Перед пересечением английской границы группа, ведомая Джоном Мак-Лаудом, схоронилась в кустах и немного перекусила. Тайно. Старый еврей Шмицер по кличке Иуда вдруг поперхнулся вяленой козлятиной и закашл ялся.

        - Мыслю, братцы, что продаст он меня своим кашлем тамошним погранцам, - поделился своими опасениями Джон, - но не будет ему счастья.

        И исполнились остальные Опоздолы печали - халява скоро кончится. Дальше Джон сказал, что пойдет один. Шмицер рвался вслед за ним, но остальные его оттащили. Тогда старик кинулся к начальнику заставы:

        - Герр майор, человека видел! - побожился он.

        - Молодец, Юда! - оскалился майор Гроппскопф, - отсыпьте ему тридцатник и проводите до Освенцима. Заработал! Хвалю!

        Вслед за Джоном полосу препятствий преодолел и верный Иа. Заметая следы собственным хвостом, он вскинул хозяина на спину и поскакал в направлении Ланкастера. Вскоре кончился лес и началась дорога, вымощенная желтым кирпичом. Иа увеличил скорость до двух миль в час, и вот уже вскоре Джон Мак-Лауд предстал перед поросячьими глазками Торбена Дэдме на.

        - Вовремя ты, - покачал головой упырь, - а то с того боку китайской границы уже поползли слухи, что человека, похожего на тебя, распяли в Иерихоне.

        - Всех не распнут! - засмеялся Джон, - мы, жиды, триста тысяч лет ведем борьбу за выживание. И еще ни один с голоду не помер.

        - Это точно, - кивнул Торбен, - жрать вы мастаки.

        - А где выгребная яма, где мой батя…

        - Ассенизаторы засыпали! - прервал вопрос молодца упырь, - ты мне службу служить будешь, али языком трепать?

        - А чего сделать-то надо? - спросил Джон.

        - Десять лет! - с наслаждением произнес упырь, - десять лет!

        - Чего «десять лет»? - не понял парень, - срок службы - десять лет? Я на такое не согласен!

        - Жрать немае, спать - в сарае, удобства - за огородом, а будешь кому жаловаться - кровищи отопью! Все понятно? - спросил Торбен, с наслаждением потягиваясь, -да, кстати! Хорошо, что вспомнил! Фуфайку мою не надевать - лапы отобью!

        - Поцелуй меня в задницу, старая сволочь! - сплюнул втихаря Джон и пошел обустраиваться.

        На следующее утро упырь позвал Джона и сказал:

        - Слушай сюда, гаденыш! Есть у меня для тебя задание. Выполнишь, срок скощу вдвое.

        Парень обрадовался, даже глаз задергался.

        - А если не выполню? - вдруг вспомнил он, что из всякой ситуации есть, как минимум, два выхода.

        - А если не выполнишь, - задумался вурдалак, - хе-хе, хорошо, что спросил… а не выполнишь, пущу на плазму. Знаешь, на сколько такого поросеночка хватит? Надолго! Ну чо, хочешь к папочке?

        - Вот только пугать не надо! - скривился Джон, - лучше скажи, чего тебе надобно, старче.

        Вурдалак немного смутился, но все-таки произнес:

        - Жениться хочу! Понимаешь?

        Джонни брезгливо осмотрел невзрачное тело Дэдмена.

        - Нет проблем! К обеду на кладбище любую откопаю, на заказ!

        - Сукин сын! - затопал ногами упырь, - я нормальную бабу хочу! Живую! С теплой… кровью!

        - Хоти хоть с холодной задницей! - буркнул парень, - я тут при чем.

        -Ты мене ее и найдешь, понял! - устав топать ногами, Торбен присел на завалинку отдышаться, - хорошую бабу найдешь, вообще от службы освобожу.

        Джон задумался. Игра стоила свеч, хоть и пахла керосином. Припереть упырю бабу, в принципе, было несложно. Сложность заключалась в том, чтобы заставить ее выйти за мерзавца замуж. Отмыть бы его да зеленкой помазать - профилактики ради.

        - В какую сторону хоть идти? - спросил он обреченным голосом.

        - Строго на юг, - посоветовал упырь, - годков триста назад мой братец-вампир в южных краях нашел себе прекрасную супр угу. Скатертью тебе дорога, Джон, и безопасного стула!

        - Засунь себе в клоаку свои пожелания! - буркнул парень, собрал мешок и пошел. А осла упырь себе оставил - в качестве заложника.

        День идет, другой идет. Джон тоже идет, не лежит. На утро третьего дня переправил его лодочник через такую широкую речку, что еще целый день берегов видно не было. Только достигли они берега, как буквально в нескольких милях от него повстречался Джону в лесу домишко. Сидит у домишка дедок и отрывает жабам лапы. Увидал незнакомца, да и говорит:

        - Куда ты, добрый молодец, путь держишь? Зачем такой хмурый? Хочешь лягушачью лапку - вкусная!

        Старик посолил оторванную ногу, поперчил ее, да и запросто всунул в рот. Передернуло тут нашего Джона, он аж позеленел.

        - Почто, дедуля, над тварью божьей издеваешься? - спросил, - а ну, как я в Гринпис стукану?

        - Это не издевательство, - сказал старик, - это наша национальная еда. А ты все-таки открой тайну: куда направляешься столь целеустремленно?

        Выслушав историю парня, дедок посочувствовал, поохал, пожал на прощанье руку.

        - Это - не ко мне! - произнес он, вынимая очередную лягуху из стоящего перед ним ушата, - это - к моему племяннику с мамашиной стороны. Вот это земноводное укажет путь к нему, в благодарность за сохранение жизни.

        - Ква-а! - заорала лягушка и пустилась в путь-дорогу.

        День идет Джон за прыгающей амфибией, другой идет. Уж стало рябить в глазах от прыганий и жрать до жути захотелось. Стал на третий день по иному посматривать он на лягушку, и уже кажется ему, будто прыгает по дороге кусок буженины. Протянул он руку, хотел схватить лягуху, да уткнулся лбом в стену хижины и повалился на дорогу. Сел на землю сырую, да и стал разглядывать: куда, мол, я попал. Возле хижины стоял мангал, у которого хлопотал пожилой мужичок. На голове у мужичка был котелок, а одет он был в белую рубашку, черные короткие панталоны и кожаную жилетку. На ноги мужик натянул полосатые гетры и деревянные башмаки. Панталоны и рубашка были безукоризненно отутюжены.

        Тут как заурчит у Джона в желудке, что зверь и птица поспешили убраться прочь из опасного места. А лягуха давно куда-то смоталась. Полуобернулся к нему мужичок и снял котелок в приветствии.

        - Слышу и вижу, Джон-Байстрюк, что побрезговал ты угощением моего дядюшки! К слову, я к нему со своими продуктами в гости наведываюсь. Уговори свое чрево обождать немного - будет тебе счастье.

        - Счастье? - блаженно улыбаясь, замурлыкал Джон, - а что есть счастье?

        - Счастье для одинокого, возвращающегося домой бюргера - это пара свиных ножек со сметаной и майораном! - воскликнул мужичок, - во всей Баварии нет ничего вкуснее. Разве что сосиски с капустой!

        - А где это - ваша Бавария? - поинтересовался Джон.

        - Тут недалеко, - начал загибать пальцы мужичок, - сначала идет Нидервальд, потом Обервальд, а затем и Бухенвальд. Это - Тюрингия, а Бавария - правее.

        - А Вилларибо и Виллабаджо, это из какой оперы? - не отставал парень.

        - Это где-то сзади, - пожал плечами мужик, - вот, держи жратву и не задавай неудобных вопросов. Обглодаешь все четыре ножки, а косточки бросишь на дорогу. Они тебя и отведут к моему зятю - в твое Вилларибо. Если уж Бухенвальд для тебя недостаточно хорош. Прощай, служивый! Ауфидерзейн!

        Гаркнул что-то мужичонка неразборчиво, и исчез вместе с хижиной и мангалом. Остался на том месте лишь бочонок баварского пива - запить острую свинину. Ну и вознаградил тут себя Джон за долгое голодание, ну и навернул он! Обсосал все четыре ножки без хлеба и выдул пять литров великолепного немецкого п ива. Начали после бессонных ночей и на сытый желудок слипаться его глаза, но не тут то было. Встрепенулись свинячьи косточки и побежали по дорожке. Помянул Джонни предков нехорошими словами, да припустил следом.

        Отмахав миль восемнадцать почуял он, что еще миль десять - и каюк. Посмертно золотая медаль за выигранный марафон. Выпитое пиво просилось наружу и создавало известный дискомфорт. Только-только решил Джонни остановиться и облегчить свою участь вместе с мочевым
        пузырем, как патриархальную тишину гасконского леса нарушил внезапный крик.

        - Бастарадос! Мама миа, Aidez, qui peut! Sauvez! Эста эст импоссибл!!! Хелп, вашу мать! [24]

        Отмахав еще половину мили, наш герой увидел посреди поляны в лесу крест, под которым кто-то развел огонь. А зря! Потому что на кресте висел распятый молодец в живописном костюме вакеро, и огонь уже подбирался к его пяткам. Руки и ноги несчастного были крепко привязаны веревками к кресту.

        - Что-то мне это напоминает! - проворчал Джон, - уж не Дежа Вю ли у меня?

        - Карамба, компаньеро! - заорал при виде путника распятый вакеро, - залей, заклинаю тебя мадонной Гваделупской, ты это чертово пламя! О боги, что я болтаю! Рядом ни лужи, ни ведра, а веревки морскими удавками завязаны! О, горе мне.

        - Да, радость небольшая, - ответил Джонни, расстегивая килт, - но есть вашему горю опричь.

        И уверенной рукой принялся сбивать пламя.

        - Карамба, синьор! - заорал вакеро, когда пар достиг его ноздрей, - это ведь было наваррское пиво, не так ли?

        - На что спорим, что нет? - меланхолично спросил парень. Ему было не до этого - он находился на пике блаженства, - баварское пиво, а вот сорт, пардон, не знаю.

        - Да бог с ним, с сортом! - расплакался спасенный, - если бы вы развязали эти проклятые веревки - моя благодарность не знала бы гра ниц.

        Джонни вытащил карманный нож в полтора локтя длинной и принялся резать крепчайш ую просмоленную пеньку. Полчаса пилил, пока снял вакеро с креста. Пока неудавшаяся жертва чихала и кашляла, он заметил, что кости неведомого борова куда-то исчезли.

        - Сударь мой, - спросил спасенный, - а куда же вы направляетесь?

        - Ай, не спрашивайте! - махнул рукой Джон, - совершенно дурацкая миссия. Ищу зятя одного баварца, который к тому же является племянником с мамашиной стороны одному французу.

        - Карамба, сударь! - воскликнул вакеро, - так ведь это я. Шарль де Голль фон д’Артаньян эль Магнифико Лопез к вашим услугам!

        - Какая встреча! - радостно воскликнул парень, - а за что вас… того?

        - Чего? - не понял спасенный мужик с длинным именем, - ах, того! Янки поганые, что при дворе короля Артура были, секрет верескового меда выпытывали. Так я же его и не знаю… подонки, канальи, сволочи! А о ваших проблемах, синьор, я наслышан!

        «Вот блин!», - подумал Джонни. Все в курсе его проблем, кроме его самого. Подозрительно все это! Ладно, послушаем этого Шарля де Голля фон д’Артаньяна эль Магнифико Лопеза - может дель ное что скажет. А тот, наконец, справился со своими расшалившимися нервами и смог продолжать беседу.

        - Выручили вы меня, мсье, слов нет! - заявил он, радостно потирая ладони, - я теперь вас отблагодарю.

        - Что, бабу найдете для Торбена Дэдмена? - в предвкушении завершения квеста Джонни присел на задние лапы.

        - Жабу ему, а не бабу! - показал новый знакомый небесам фигу, - я вообще не пойму, зачем вы бродите по Европе? Послали бы его нахрен, да и делов куча!

        - Нельзя! - помрачнел наш герой, - батька мой (хотя и не мой) обещался ему меня в услуженье прислать. Слово чести!

        - Чего? - взвился Шарль де Голль фон д’Артаньян эль Магнифико Лопез, - а ты знаешь, что согласно канонам новой веры, признание, вырванное под пыткой, а так же обещание в условиях жесткого форс-мажора является недействительным? Батька твой тонул, а упырь у него Слово с губ снял. Не пойдет! Перед Страшным Судом упырь будет виноват и обречен на полувечное заточение в Кре стах.

        - Полувечное, это как? - спросил Джон.

        - А пока фаза развитого социализма не превратится в фазу коммунизма, - пояснил вакеро.

        - А-а! - махнул рукой парень, - так это не полувечное. Это - вечное заключение. Спасать упыря надобно! Кстати, не знаешь, как?

        - Веслом по морде - и в выгребную яму, - сказал спасенный, - единственный выход.

        - Нету больше выгребной ямы, - вздохнул Джон, - ассенизаторы засыпали.

        - Вздор! Упырь ее просто прикрыл всяким хламом. Так что, летишь?

        Джонни недоуменно уставился на спасенного им Шарля де Голля фон д’Артаньяна эль
        Магнифико Лопеза. Не сошел ли с ума тот от нечаянной радости?

        - В смысле, «летишь?» - спросил он.

        - Три тысячи чертей! Пардон, кабальеро! Уно моменто!

        Спасенный прошептал какую-то замысловатую фразу. Через мгновение раздался противный свист, и вскоре перед беседующими появилась палисандрового дерева ступа.

        - Вот, - произнес довольный вакеро, - кума прислала из Великого Устюга. Проверял -работает! Живо домчит тебя домой - полезай!

        Легко сказать «полезай». Вы пробовали когда-нибудь залезть в парящую на высоте полуметра ступу - предмет, немногим шире и глубже пожарного ведра? Вряд ли. Если прибавить к тому, что скамеечка в ступе не предусмотрена, а Баба-яга помещается там благодаря исключительно своей дистрофичной внешности, то… впрочем, ничего, сейчас сами увидите.

        - Слушайте, может я сам дойду? - взмолился парень, - тут и тыщи километров не наберется…

        - Нет! - однозначно заявил Шарль де Голль фон д’Артаньян эль Магнифико Лопез, - вы ведь все-таки не из Великого Устюга. Это там лишняя тыща - не круг, а во-вторых, должен же я вас хоть как-то отблагодарить за спасение. Вот, держите весло.

        - Дык там ведь по регламенту метла! - удивился Джон.

        - Это новая модель, - пояснил спасенный, -на третьем Семпроне, 939-й сокет… а-а! Что я время трачу на ламера! Ты пойми, если ты упыря метлой по башке звезданешь, то не будет того эффекта. Понял?

        - Теперь понял! - улыбнулся Джон, стоящий в ступе и отчаянно пытающийся не свалиться с нее.

        - Вира! - скомандовал спасенный им вакеро, и ступа взмыла вверх, - прощайте, молодой человек!

        - У нас в Скотланде говорят «до свидания»! - проворчал парень, - интересно, как ей управлять?

        - Внимание, пассажир, пристегните ремни! - раздался противный скрежещущий голос, - и смотрите мне, без мокрого. А то так и провоняться недолго!

        Замелькал внизу лес, пролетела гористая местность. Затем она превратилась в равнину, спускающуюся к морю - ветер донес соленый запах Ла-Манша. Не прошло и трех часов, как парень увидал под собой знакомую усадьбу с лачугой. И впрямь - выгребная яма была на месте. На краю ее сидел в позе взлетающего пингвина старый знакомый - Торбен Дэдмен и с тарательно кряхтел. Лицо его было багровым, ведь непрохождение является профессиональной болезнью вурдалаков, упырей, вампиров и штангистов. Как сюда затесались еще и штангисты, ума не приложу!

        - Зависни-ка над старым хреном! - приказал Джон ступе.

        - Прямо над ним? - поинтересовалась ступа.

        - В метре сверху и в метре слева.

        - Окей! - раздался флегматичный голос предка «мелкомягких».

        Грустивший на корточках упырь так и не сообразил, что стало причиной его падения в сугубо личную ловушку.

        - Небесные ослы! - заорал он, выныривая на поверхность, но вдруг увидал собственного работника.

        - Твоя работа, гаденыш? - злобно зыркнул он глазами, - помоги-ка выбраться!

        - Ты забыл сказать «спасибо»! - лукаво подмигнул ему парень.

        - Я забыл сказать «пожалуйста», образина! - заорал Торбен.

        Джонни еще раз ему подмигнул.

        - Надо заметить, тебе тоже сейчас противопоказано участвовать в конкурсе мужской красоты!

        Пучина недвусмысленно намекнула упырю, что пора бы и подсуетиться, если хочет остаться в живых.

        - Вытащи меня! - запричитал Дэдмен, - я награжу тебя по-царски!

        - Ага! - хмыкнул парень, с сомнением оглядывая барахтающееся в нечистотах тело, - со всего богатства - одна фуфайка, да и то драная. Цари плачут от зависти!

        - Слушай! - вытащил последний козырь Торбен Дэдмен, - у меня в камине под углями спрятан горшок с золотыми соверенами!

        - Тавтология! - безапелляционно заявил Джон, - соверены по определению золотые. Ладно, я сейчас!

        - Куда ты? - слабым голосом спросил упырь, чувствуя как демоны за ноги тащат его на тот свет.

        - Информация нуждается в проверке, - голосом первого терминатора произнес парень, заходя в хижину.

        Надо же! Горшок и впрямь оказался закопанным под углями камина. На радостях Джонни пересчитал все монеты, которых оказалось ровно две тысячи штук, и три раза обежал вокруг лачуги. Когда же он вспомнил о несчастном упыре и подошел к краю ямы, то в ней уже никого не было.

        - Или сам выбрался, или нехорошо получилось! - сказал он без малейшего оттенка горечи, - что же мне теперь с золотишком делать, а?

        Как вы думаете, что все-таки сделал с золотом Джон Мак-Лауд из клана Мак-Даудов, сын Дункана Мак-Лауда из клана Мак-Лаудов? Отнес и зарыл обратно? Абсолютно верно! Джон был парнем честным.

        Тогда ответьте мне на последний вопрос: почему его мама буквально через неделю вставила себе золотые зубы? - Вот и вся история! - окончил чтение Артем, - как тебе понравилось?
        - Фигня редкая! - честно призналась Надежда, - но поучительная. Ты не против, если я домой на часок съезжу? Скотинку покормить надоть. А то на борове бекон расти начнет.
        - Скотина - это святое, - серьезно сказал Артем. Конечно, езжай!
        Надя быстро оделась, тут уж парень не настаивал, чтобы присутствовать при антистриптизе. Но, когда девушка уже ступила за порог, черт его дернул за язык спросить:
        - Да! Главного то я и не узнал!
        - О чем ты? - удивленно глянула на него Надежда.
        - Да я все насчет того родимого пятна… на что оно похоже?
        - Ах, вот оно что! - протянула она, - у тебя впереди еще масса возможностей!
        Однако, все вышло совсем не так.
        Глава 12.
        О своеобразии и безобразии видов

        Полдень субботы. Утомившийся от бестолкового чтения, Артем решил пройтись до пешеходовского особняка, да кинуть хозяйским глазом на тамошнего борова. Нади все не было, и в его душу стали закрадываться различные сомнения. Объективные и субъективные. Если с объективными он бы еще смирился, то с остальными мириться не желал. Орлов неспешным шагом добрел до дома, где жила Надежда и присвистнул от изумления. До боли знакомая «Тойота» стояла у ворот. Артем почувствовал, как его сердце сжалось. Вот он - момент истины, прожить который достойно завещали все: от Николая Островского до Адольфа Гитлера. Не обращая внимания на скрутившийся от боли кишечник, парень подошел к двери и нажал кнопку звонка.
        Открыла, как ни странно, Надежда. Увидала Артема - и изменилась в лице.
        - Зачем ты пришел! - звенящим шепотом произнесла она, - уходи!
        - Вот те раз, - стараясь не выходить из мужественного образа, произнес Артем, - сначала обнадежила, а затем убежала.
        - Уходи! - повторила Надя, - ты не понимаешь…
        - Ага, - кивнул парень, - дебил по жизни!
        Дверь распахнулась. За ней стоял Мустафа. В полной боевой раскраске: кожаная куртка поверху адидасовского костюма, вызывающе белые и чистые кроссовки. Все пестрое, точно предназначено для украшения какого-нибудь трансвестита. У Артема даже слегка зарябило в глазах.
        - Слющай! - начал Мустафа, - тэбэ вед дэвушка сказала уходить. Ну так и уходы!
        - Слющай! - твердый взгляд собственных глаз Артем устремил в переносицу потенциального врага, - что ты здесь раскомандовался, Шамиль недоделанный? Вас вообще кто-то сюда звал? Уматывай в свой Грозный, Эль-Рияд или Кабул - откуда ты появился.
        - Умный, да? - безо всякого выражения произнес Мустафа, - и храбрый. Ну, сейчас мы проверим…
        И не прекращая говорить, без подготовки, нанес удар. Левой ногой в голову Артема. В самый последний момент парню удалось поставить блок, но из-за неправильного положения ног его выбросило с крыльца, и он упал на вымощенную кафелем дорожку.
        - Тема!!! - закричала Надя, бросаясь к Орлову, но Мустафа схватил ее за руку и отбросил в сторону. Ударившись затылком о стену, Надежда потеряла сознание.
        - Ах ты, моджахед хренов! - зарычал Артем, подымаясь на ноги и вставая в боевую стойку. Пришло самое время вспомнить, чему его учили в разведроте.
        Мустафа, высокий и изящный, словно бабочка, спрыгнул с порога и попытался в прыжке нанести еще один удар. Артем просто уклонился - десять лет не дрался всерьез, кто его знает, что в запасе у горца, а затем при приземлении подсек Мустафе опорную ногу. Прокатившись пару метров по залитому асфальтом двору, тот проворно вскочил на ноги.
        - А джигит наш непростой! - морщась от боли в лодыжке, сказал Мустафа, - где служил, дорогой?
        - Не помню! - ответил Артем, сжимая кулаки, - давно дело было.
        - Горячие точки? - спросил противник, - танцующими непринужденными движениями сокращая дистанцию. Артем ухмыльнулся. В этот момент Мустафа снова нанес удар. Комбинированный. Удар локтем парень отбил, а вот коленом - опоздал. В следующий момент асфальт полетел ему навстречу.
        - Тренироваться нада, дарагой! - хохотнул Мустафа.
        Из положения лежа, Артем нанес удар носком туфли по ахиллесову сухожилию подшибленной ноги. Корчась от боли, горец отпрыгнул и принялся ругаться на родном языке, призывая на голову наглого русского лишения, напасти и проклятия.
        - Я и вижу, как вы тренируетесь, козлы вонючие! - засмеялся парень, вставая на ноги.
        И тут он пропустил удар. Хорошо, что на Мустафе были кроссовки - иначе лежать бы Артему до самого вечера и отдыхать на асфальте. Видно, не так уж и здорово попал он по сухожилию. Отлетев на несколько метров, наш герой брякнулся в кусты и ненадолго отключился. Придя в себя, он услыхал, как Мустафа что-то ворчливо говорит плачущей Надежде. Артем открыл глаза и застонал - он валялся на всякого рода садовом инвентаре: лопаты, тяпки, окучники. Что-то твердое и тяжелое было слева - почти под спиной. Кряхтя, он поднялся и обнаружил обычную кочергу, которой обычно шевелили угли в буржуйке на заднем дворе. Кочергу делали на совесть - почти полтора метра четырнадцатимиллиметрового шестигранника. Взвесил ее на руке, стараясь не прислушиваться к целому букету неприятных ощущений, затем стал тихо пробираться вдоль посаженых рядами флоксов и георгин.
        Чертов Мустафа даже не испачкался. Склонившись над полулежащей на скамейке Надей, он сварливо говорил:
        - Я твоего отца знаешь, гдэ видал? Хэ! Ты такого балшого и не видала, на котором я его видэл! И кавалэру сваэму скажи, что я его в слэдующий раз прирэжу, как кабана! Хэк, и всё!
        - Нет, падаль, не все! - прошипел Артем, обрушивая со всего замаха кочергу на спину Мустафы.
        Горец захрипел и опрокинулся навзничь.
        - Ты убил его, Тема!!! - заорала Надя, вскакивая со скамейки. Как будто и не лежала только что кулем.
        Артем Орлов аккуратно положил рядом с телом Мустафы кочергу и, переждав приступ истерики, спросил:
        - Тебе его жаль? Тогда звони в милицию.
        - Дурак! - заорала Надежда и заплакала навзрыд, - мне не этого козла жалко! Мне тебя жалко, идиот! Нафига мне надо, чтобы тебя забрали и посадили лет на десять!
        - Тогда пошли вызывать неотложку! - дернул ее за руку парень, - а ты звони своему братцу.
        Набирая номер скорой помощи, он почувствовал, что у него трясутся руки. Пришлось несколько перебирать, прежде чем из трубки донеслось:
        - Скорая слушает!
        - Добрый день, девушка! - поздоровался Артем, - тут у нас несчастный случай.
        - «Тут» - это где? - раздраженно спросила диспетчер.
        - Извините, село Березовка, улица Никитская, дом восемь.
        - Что случилось?
        - Да я одному абреку, кажись, хребет сломал! Приезжайте, пока он жив! Скорее!
        - Что за шутки? - строго сказала девушка, - вы кто?
        - Артем Орлов! - доложил он, - вызов принят? Я за убийство сидеть не хочу!
        - Я тоже! - брякнула диспетчер и повесила трубку.
        В это время Надя набирала по мобильному брату. Выйдя на него, она разразилась слезами, соплями и тремя страницами текста. Слышно было, как Авраменко призывает сестру к лаконичности, но его попытки потерпели крах. Наконец, Надя отняла мобильник от уха и всхлипнула:
        - Сейчас он приедет. Ругался. Матом! - каждое слово она произносила тише предыдущего, поэтому «матом» прозвучало как-то даже интимно.
        В ожидании приезда скорой и милиции Артем прошел на кухню, напился холодной воды и принес целый стакан девушке.
        - На вот! - протянул он ей стакан, - взбодрись.
        - Боже мой! - начала подвывать она, - что скажет папа? А мама? Как она это переживет?
        - Что переживет? - грубо спросил Артем, - что во дворе кабана дагестанского завалили? Каким боком это касается вас, не пойму?
        Надя умолкла и обиженно посмотрела на него.
        - Зачем ты так со мной разговариваешь? Что я тебе плохого сделала! Сволочь! Это ты во всем виноват! Уходи из нашего дома к чертовой матери.
        Артем подошел ближе и взглянул на нее. Во всех романах рано или поздно наступает такой момент, когда главный герой дает главной героине оплеуху. В качестве простейшего антишокового средства. Надя подняла голову, и он увидел, что она подумала именно об этом. И неожиданно успокоилась сама.
        - Не уйду! - сказал Тема, - потом скажут, что я смылся с места преступления. Наехал, а затем скрылся. И срок добавят.
        - Ар-те-ом! - заголосила девушка, бросаясь к нему на шею! Я умру без тебя! Как же мне жить одной?
        - Да погоди ты! - отстранился парень, - чего ты меня хоронишь раньше времени? Еще бы проревела что-нибудь вроде: «Кто же мне компьютер будет настраивать?». Все будет хорошо. Или плохо…
        Последнее предложение он произнес шепотом. Это даже было не предложение, а предположение, с каждой минутой перерастающее в уверенность. Адреналин покидал усталые вены и подергивающиеся артерии, а взамен ему приходила депрессия. Артем вышел из дому и уселся на лавочку рядом с валявшимся на земле Мустафой. Один раз тот что-то прохрипел, но парень даже вслушиваться не стал.
        - И не проси! - произнес он в некотором отупении, - желтым мелком все равно линию вокруг тебя очерчу. Лежи, пока я добрый.
        Двери отворились, и на крыльцо вышла Надежда. Увидав Артема, сидящего рядом с поверженным соперником, подошла и села на краюшек скамейки рядом.
        - Глупо все это! Как себя чувствовали эти прекрасные принцессы рядом с дохлым чудищем, убиенным их прекрасным принцем? Я, например, чувствую себя паршиво.
        Она вновь начала плакать. Орлов не стал ее больше утешать, ибо сам находился в гораздо более тяжелом положении. Самое время было сушить сухари и писать покаянное письмо в прокуратуру. Отрешенно уставившись на орудие преступления, он вспомнил старую шутку Штирлица.
        - Наверное, отравился! - мрачно произнес парень, - а вон и братец ваш мчится! Легок на помине! Или я что-то путаю… звук похожий.
        Это и впрямь был участковый. На момент звонка Надежды он болтался неподалеку от Березовки, поэтому на место происшествия успел первым. Вывалившись из своего
«бобика», он торопливо вошел в открытую калитку.
        - О-па! Нихрена себе! - произнес он, щупая пульс потерпевшего, - еще живой! Молись, парень, чтобы этот гад выжил! Иначе даже я тебе не предскажу судьбы… так, кочерга! Это ты ей?
        Артем мрачно кивнул.
        - А что произошло?
        Орлов сбивчиво рассказал свои утренние мытарства, дорогу к дому Пешеходовых и схватку с дагестанцем. Участковый слушал молча, время от времени делая в своем блокноте какие-то записи. Блокнот у него был здоровенный - органайзер с выдранным калькулятором. Менту считать обычно нечего, поэтому калькулятор был подарен районному вытрезвителю для подсчета показателей.
        - Теперь ты! - сказал он Наде. Та разревелась, но капитан погрозил ей пальцем.
        - Сейчас приедет доктор, скажет, что ты в шоке, и порекомендует перенести дознание на послезавтра. А послезавтра от той дури, что тебе вколют, ты забудешь не только то, что тут произошло, но даже и собственное имя. Так что давай скоренько: от того момента, как ты рассталась с Артемом, и до самого финала… который еще непонятно, кто выиграл. Во сколько вы расстались?
        - Ну… сразу, как Тема мне сказку прочитал! - неопределенно ответила девушка, вытирая опухшие от слез глаза.
        - Какую сказку? - не понял участковый, - вы что, извращенцы? Блин, что-то долго скорой нет - не окочурился бы наш терпила… что там со сказкой?
        - Артем несколько сказок написал! - пояснила Надя, - вот одну мне и читал.
        - Не понял? - повторил мент, оборачиваясь к Орлову, - так ты писатель или оверклокер?
        - Злоумышленник! - буркнул тот.
        - Понял! - кивнул Авраменко, - и во сколько эти… лермонтовские чтения завершились?
        - Часов в десять, - ответила Надя, - я и домой пошла. Накормить скотину нужно было. Корове я с вечера воды наносила и сена задала… она в запуске, доить не нужно, а вот борова мы два раза в день кормим: утром и вечером. Он чуть дверь не выбил, когда я пришла.
        - Кто, Махмуд этот? - снова сыграл капитан в «не понял».
        - Да нет, боров! - улыбнулась девушка, - проголодался Васька…
        - А Махмуд когда заявился? - спросил капитан.
        - Где-то около половины двенадцатого. Я как раз велосипед выкатывала - хотела к Артему ехать.
        - И чего этот, как его бишь… Мустафа хотел от тебя?
        Надежда поджала губы. Олежка хоть и троюродный брат, но, как выяснилось, псих еще тот. Узнав о проказах ее папаши названного может пустить эту же кочергу по второму кругу. Уже в качестве орудия убийства. Поэтому рассказывать подноготную не стоило - можно было отделаться и частью правды.
        - Да он уже давно меня доставал. Все уговаривал уехать с ним - куда-то в солнечную Махачкалу. Или в Манас…
        - А чего он себя у вас, как дома, себя чувствовал? - поднял глаза от блокнота Авраменко, - ты ему обещания может какие давала?
        - Никаких обещаний! - твердо сказала Надя, - он с папашей моим дружил, вернее, дружит.
        - Слыхал я про эту дружбу! - хмыкнул участковый, - так, отголоски. Это не по этой причине ты в больнице лежала и на курорты заграничные ездила?
        Надя всхлипнула.
        - Это ведь уже старая история. Папа хотел, чтобы я замуж за младшего брата Мустафы вышла, а я ни в какую, но ведь уже столько времени прошло…
        - Разберемся! - протянул Авраменко, - а что на этот раз произошло? Чего он заявился?
        - Угрожал. Говорил, что если я не достанусь ему, то не достанусь вообще никому. Кровью своей горячей пугал.
        Участковый вынул из нагрудного кармана носовой платок и вытер вспотевший лоб. Достал сигареты, прикурил и жадно затянулся.
        - Я вообще запутался, - произнес он, - потерпевший желал тебя женить на своем брате, домогался тебя сам или что-то третье?
        Надежда молчала, изредка всхлипывая. Артем успокаивающе погладил ее по спине.
        - Ну что ты к ней пристал? Не видишь, в каком она состоянии?
        - Елы-палы! - с чувством произнес капитан, - еще один доктор на мою голову! Попадешь на нары, доктор, лихом не вспоминай - это ведь я для тебя стараюсь, забыл?
        - Он прав, Артем! - шмыгнула новом Надя, - этот подонок три года тому назад меня изнасиловал… как потом оказалось. Папа все говорил, что он хочет на мне жениться, а потом я узнала, что он уже женат. Просто… просто он хотел именно меня, и поэтому решил женить на мне своего младшего брата - Мусу. Муса - тюфяк, даже не похож ни капельки на своего старшего брата. Я должна была днем жить с ним, а ночью - с Мустафой. Тогда я…
        - Тогда ты порезала себе вены! - вздохнул Артем.
        - Ты знал? - удивилась, даже перестала плакать девушка, - откуда? Я думала…
        - Погоди! - сказал Авраменко, - а что твой папаша? Пешеходов, он что, допустил все это? Бля, да я его на пику посажу не хуже горца! Ты хотя бы знаешь, что вы с матерью и братом единственные родственники у меня? Да разве дед еще… ну, я еще с Геной разберусь! Тоже мне, гусь хрустальный! Где он сейчас?
        - С мамой в Теплоград уехали. На свадьбу их пригласили. А брат редко приезжает - учится на третьем курсе.
        К дому мягко подкатила «скорая помощь». Без излишней театральности: сирена, мигалка и тому подобное. Из видавшего виды и панорамы «Рафика» выбрался старый знакомый капитана - фельдшер Василий Штырь. Увидав участкового, он развел руки в стороны и произнес:
        - Какая встреча, господин капитан! А где усопший?
        - Вася, не время панковать! - резко бросил Авраменко, - гляди, если этот гусь превратится по дороге в жмурика - нам всем несдобровать.
        - Че такое? - наморщил лоб Штырь, - важный свидетель?
        - Типа того.
        - Эй, Марфа Петровна! - крикнул Вася, - тащи носилки, старушка. Так, что мы тут имеем? Ба-сур-ман! Чего он разлегся прямо на плитке?
        - Кочергой по спине получил! - вкратце объяснил участковый.
        - Ясно! А за что?
        - За дело!
        - Понял! - ни капли не обиделся фельдшер, - ну, тогда помогите мне его погрузить на носилки. Сто-стоп! Сначала нужно доску широкую найти, а затем уж на нее кладем… красавица, есть у вас искомая доска?
        - Не знаю! - пожала плечами Надя, - нужно посмотреть.
        - Артем, сходи с ней, - сказал Авраменко, - и скорее что-нибудь найдите. Это же вам не терминатор - он и скопытиться может.
        Дальнейшие события промелькнули для Орлова, как в тумане. Приезд родителей Надежды, слезы матери и гнев отца, загадочный вид участкового, с которым он попросил Геннадия Николаевича об уединении. После уединения вид у Пешеходова был тоже - не самый бодрый. Родители забрали Надежду в дом, а Артем спросил у Авраменко, что теперь.
        - Распишись вот здесь, здесь и здесь, и иди домой, - ответил капитан.
        - Что это? - поинтересовался парень.
        - Протоколы дознания и подписка о невыезде. Пока. Дальше - следователю решать. Если этот подонок окочурится в больнице, то тебя навестят. А я свою работу уже сделал. За пределы сельсовета ни шагу - себе же навредишь. Если есть на примете хороший адвокат, то самое время с ним проконсультироваться. Ладно, удачи!
        Участковый захлопнул органайзер и папку, где хранились первичные документы по делу «Народ Березовки против Артема Орлова», встал и отряхнул брюки.
        - Наша служба и опасна и трудна, - кряхтя, сообщил он, - и нет времени, чтобы испить вина. Это я к чему… ты, говорят, коньяк дома неплохой держишь?
        - Случается! - кивнул парень.
        - Я завтра вечерком к тебе подкачу, - поразмыслив, сказал Авраменко, - покумекаем, как быть. С людьми нужными успею переговорить - может что дельное подскажут. Пока же у нас с тобой одна позиция будет: самооборона при попытке изнасилования твоей девушки. Согласен со мной?
        Артем молча кивнул. Капитан продолжал:
        - Теперь я вынужден откланяться. Необходимо еще остальных дагов навестить - сказать, что если высунут нос на предмет кровной мести, им в двадцать четыре часа придется покинуть пределы области.
        - Каких дагов? - теперь уже Орлов ничего не понял.
        - Дагестанцев! - хмыкнул участковый, - ты про них забыл? Смотри, сильно с ними не задирайся. Понаехало нечисти всякой на мою голову! Пора уже прекращать этот
«интернационализьм». Боком вылазит.
        Каким-то образом весть о том, что Артем прихлопнул Мустафу разнеслась за полдня по всей Березовке. К вечеру парень даже отключил телефон - надоели своими звонками сердобольные славяне. «Так ему и надо, черножопому, Артемушка!» «Мы мысленно с тобой, парень! Верные механизаторы совхоза». «Бей черных, спасай Рассею!» «А как дело-то было? Он кинжалом размахивал?»
        Что всегда удивляет в народе… в любом, будь-то немцы, американцы или эфиопы, так это эффект толпы. Даже если собрать в одном месте тысячу умнейших людей планеты и оставить их без контроля, то они обязательно перегрызутся. Резкий эффект оглупения, вызванный нехваткой оперативного простора для мышления - вот как это можно назвать. Именно этим различаются мозг человека и мозг компьютера - посади Гарри Каспарова играть с суперкомпьютером в шахматы - счет после десяти партий будет 6:4 в пользу человека. Посади на стулья десять гроссмейстеров того же уровня - проиграют одному компьютеру подчистую. Разум человека - это «грязный» разум. Несколько процентов реальных возможностей мозга, а остальное - хлам, делающий человека человеком. Амбиции, чувства, предрассудки, фобии и мании.
        Ну, а русскому человеку, умеющему коллективно только жрать водку и обсуждать политику, вообще не рекомендуется собираться толпой больше трех человек. Того и гляди революцию измыслят и слом старой государственной машины. При полном неумении создания новой. Все видали автомобиль «Запорожец»? Вот это и есть - прообраз советской государственной машины. И вот теперь эта машина будет думать, как же поступить с наглецом, посмевшим вступиться за свою и девичью честь.
        Вечером Артема навестила Анечка - кассир из бухгалтерии совхоза.
        - Меня Надька прислала! - заявила она с порога, - она под домашним арестом, а дозвониться до тебя не смогла. Я, кстати, тоже.
        - Телефон отключен, - вздохнул Артем, - заколебали уже звонками. Никогда не думал, что у нас так много придурков.
        - Ха! - заявила Анна, - их гораздо больше, чем ты можешь себе представить. Думаешь, отчего я не замужем? Ладно, довольно лирики! Надя вечером хочет смотаться на часок из дому и забежать к тебе. Чтобы был дома, ясно!
        - Ясно! - пожал плечами парень, - а чего Пешеходов?
        - Пешеходов - дурак и сволочь! - четко произнесла Аня, - зачем было удочерять Надю, если к ней так относишься. Сначала эта история с насильственным выданьем замуж, теперь вот сегодняшняя история. А ты молодец, Орлов! Счастливо! И включи телефон!
        Поднявшись на цыпочки, Аня чмокнула растерявшегося Орлова в губы и смылась. Пожав плечами, Артем вернулся на диван. Пешеходов, конечно, сволочь, но отнюдь не дурак. Просто человеку собственная задница дороже чести приемной дочери. А его сегодняшняя реакция похожа на реакцию вора из Древнего Рима. Посадили в бочку с дерьмом и махают мечом на уровне головы. Раз - нырок, два - нырок. И внезапно меч исчезает - машущий им свалился под колеса. Что делать?
        После Анны наведался Наждачный. Никола был скромен и трезв. Вопреки обыкновению, не притащил с собой ни «чарлика», ни кустарной водки. С Наждачным вместе пришел Бегунок. И тоже трезвый.
        - Мне кажется, что я в эту хату раз начал ходить, то уж буду и продолжать. Темыч, я уже готов бы и сдать свою новую кабину обратно - лишь бы все было, как было, - сказал он, - превращается наша Березовка в филиал Чикаго тридцатых годов. Сначала приехали эти дагестанца, потом ты, и вот уже нет покоя нашим душам.
        Артем посмотрел на Виктора тяжелым мутным взглядом.
        - Ты считаешь, что я должен был сбежать?
        - Упаси бог! - всполошился Бегунок, - ты поступил правильно.
        - Херовее всего, что твое «правильно» на фоне всеобщей неправильности выглядят голым грузином в женской бане, - витиевато выразился сосед Никола, - эти
«черные» уже давно вели себя вызывающе, но ни у кого смелости не хватило их одернуть.
        Бегунок тут же добавил:
        - И кое-кому твоя смелость не по нутру, конечно. Приехал без году неделя, а какой орел!
        - Фамилия такая! - буркнул Артем, - ну что, по сто грамм будете?
        - Это когда мы от ста грамм отказывались, а Коля? - оживился Виктор, - а что есть?
        - Тебе не пофиг? - спросил Наждачный, - этот на халяву пил все. А выпив, говаривал, что у русского человека пока нету права на любимый спиртной напиток.
        Тем не менее, Артем предоставил гостям некоторый выбор: водка со старых запасов тетки; настойка из той самой бутыли участкового и самодельное вино прошлого года урожая.
        - А настойка ничяво? - спросил Наждачный.
        - Чудик не жаловался, - пожал плечами хозяин.
        Распили пол-литра настойки, и на этот раз о продолжении банкета не заикались. Тяжесть и суровость закона, нависшие над Артемом, глушили веселье в зародыше. Он, в принципе, что дышло… но все зависит от того, кто это дышло ворочает - от рабочих лошадок закона. Понапрасну парня не обнадеживали, но и раскиснуть не дали. Советовали крепиться, ибо наступает самый томительный момент - момент ожидания. В последнее предложен Виктор едва не добавил слово «приговора», но удержался. Это было бы бестактностью.
        Недолго пришлось скучать Артему в одиночестве после ухода коллег. Неожиданно для всех заявился в гости известный отморозок - Антон Ярошевич по кличке «Век воли не видать». Шесть раз он побывал за решеткой и считался на деревне кем-то вроде уголовного авторитета. Трясти ему этим авторитетом было не перед кем, вот он и пьянствовал помаленьку в перерывах между отсидками. Деревенские мужики, побывавшие за различные прегрешения на «зоне», с ним дружбу не водили - чтобы вскоре не попасть обратно. Ибо пословицу «с кем поведешься…» еще никто не отменял. Тусовались с ним малолетки, которым он за «чарлик» рассказывал различные истории, происшедшие в его бытность «за колючкой», и делился спецификой пребывания. Врал, конечно, много, но малышня слушала его, раскрыв рот.
        - Добрый вечер, хозяин! - поздоровался Антон, - не против, что я заглянул?
        - Да заходи уж, чего там! - ворчливо отозвался Артем, - слухами земля полнится, не так ли?
        - Именно так, - вошедший Ярошевич был слегка навеселе, но вежлив и без своих знаменитых трехпалубных матюков.
        Не зная с чего начать разговор, Орлов бесцельно перебирал на столе книги. Антон в это время разглядывал интерьер.
        - Стремно тут у тебя! - подвел он итог, - как на хате у кума. Компьютер, книжки умные, лампа настольная… я чего пришел, хозяин. Ты, я вижу, слегка подогретый - налей пару капель, чтобы базар склеить.
        Артем пожал плечами и принес из сеней стакан, в котором было налито почти три четверти.
        - Настойка! - пояснил он, - присядь на стул.
        - Слыхал, - отозвался Антон, и вправду присаживаясь, - даже знаю, у кого эту настойку реквизировали. Твое здоровье!
        Выпил словно воду и закусил предложенным печеньем.
        - Хороша, в душу мать! - кивнул он, - я ведь тебя, Артем, пацаном сопливым помню. Ты только в первый класс пошел, а я уж школу заканчивал. Знаешь, я хочу сказать… ты правильный мужик. У меня есть связи там.
        Ярошевич сделал неопределенный жест рукой. Парень слушал его молча.
        - Я может быть и гандон редкий, но правильных мужиков уважаю - шепну по своим каналам. Будет тебе и хата нормальная, и хлеба кусок. Это, если тебя хозяин к себе возьмет…
        - Спасибо! - серьезно сказал Артем, но гость его перебил:
        - «Спасибо» после скажешь. Если будет за что… знаешь, Артем, я тебе ведь даже немного завидую. Я шесть раз парил кости на зоне, но все по-мелочи. То на паленых шмотках залечу, то усну в ненужный момент, слыхал небось?
        Парень кивнул. О приключениях рецидивиста по кличке «Век воли не видать» ходили анекдоты. Тот случай, когда он с похмелюги не нашел «лекарства» и решил залезть в столовую насмешил и районную милицию, и областных оперов. Тогда у бедолаги так дрожали руки, что он начал процесс опохмелки прямо в буфете. Да так и уснул, не рассчитав своих сил. Там его и взяли.
        А в последний раз картина тоже получилась достойная карандаша художника-карикатуриста. Присмотревшись к местному магазину, он решил, что
«взять» его проблем не составит. Проник на чердак, а затем через запертый люк - в склад. Там он затарил водкой и колбасой два громадных баула, затем выволок все это богатство на чердак, а затем и на улицу. Но, полностью обессилев, сумел доволочь сумки только до автобусной остановки. Там он и присел, переводя дух. В это время от своей любовницы возвращался на служебной машине бывший участковый. Увидав в такое время суток известного рецидивиста, он остановился и поинтересовался, какого черта ему не спится, как всем нормальным людям. «Трубы горят»! - буркнул Антон, задевая ногой за один из баулов. «Три года заключения в колонии общего режима!»- подвел итог добрый судья-земляк.
        - Я никому не говорил, но тебе скажу, - мрачно заявил Антон, - по-зоновским меркам, я - простой «фраер», безо всяких наворотов, что бы здесь по пьяной балде не плел. Таких у нас даже особо не уважают, хоть и считаются с количеством
«ходок».
        - Ну, и к чему ты мне все это рассказываешь? - нетерпеливо спросил Артем, и гость понял его нетерпение.
        - Я сейчас уйду, приятель, но ты знаешь, что я хочу тебе сказать? Я тебе завидую - ты идейный. А воры это уважают. Я бы все на свете отдал, лишь бы с тобой поменяться местами. Вот так! Ладно, хозяин, когда не в падлу, плесни еще грамм сто, да я пойду, - Антон встал и засунул стул под стол.
        - Обожди минутку, - Артем вышел в сени, взял пустую бутылку и наполнил ее настойкой. Затем заткнул пластиковой пробкой и тщательно вытер кухонным полотенцем.
        - Спасибо, хозяин! - прижал правую лапу к груди Ярошевич, - потешу я сегодня свою душеньку за твое здоровье. Бывай!
        - Давай! - радушно попрощался с уголовником Орлов.
        Когда настенные часы показали десять вечера, он вырубил компьютер и включил телек. Работа на компьютере предполагает наличие хорошего настроения, а оно отсутствовало. Не сказать, чтобы созерцание пляшущих и поющих трансвеститов его подняло, но через полчаса должен был начаться футбол. Сборная страны из бывшего СССР против сборной страны из бывшей Югославии. Полтора часа натянутых нервов и так и не решенный в финале вопрос: «Нахрен нам такая сборная».
        За десять минут до начала футбольного матча позвонил Юра и между ними состоялся специальный разговор. Пока Артем решил умолчать о случившемся, а после написать в письме. На бумаге у него получалось более четко выражать собственные мысли. Юрка что-нибудь придумает - это точно, ведь у него не башка, а генератор идей. Пока же он слушал приятельский треп на околофутбольные темы и сноровисто поддакивал.
        - Знаешь, почему наши всегда хорошо играли в хоккей, волейбол, гандбол, баскетбол и добивались при этом успеха? - спросил Юра, - мы вчера за пивом сусолили эту тему.
        - И чего насусолили? - спросил Артем.
        - Пришли к выводу, что футбол - это сочетание индивидуальности и коллективных действий, в то время, как все вышеперечисленное - игры, в которых результата зависит скорее от коллективного мастерства. Понял?
        - Чего?
        - Мы не умеем переключаться мгновенно с индивидуальной игры на коллективную! - орал возбужденный Юрик, - теперь то ты понял?
        - А-а! - протянул Артем, - ну, так это не только в футболе.
        - Что, не только в футболе? - сбился с мысли приятель, - вечно ты перескакиваешь! Ладно. Бывай, будем матч смотреть.
        Футбол в этот вечер выдался таким, как и прогнозировалось. Затяжная импотенция с мимолетными прояснениями. Одним словом, нулевая ничья.
        Опасаясь юркиного повторного звонка, Артем подумал, что было бы невредно вновь отключиться от линии, но затем вспомнил наказ Анечки и передумал. Звонки могли быть и небесполезные. Не зная, придет ли Надежда, он оставил дверь открытой, а сам разделся и лег в кровать. Сон упрямо не шел, вместо этого на парня неожиданно нахлынули воспоминания. Вспомнилось собственное венчание в церкви - дань моде и поговорке, что браки заключаются на небесах. Заключаются они, может, и на небесах. Да только разваливаются вот здесь - на Земле. Как говорится, хорошее дело браком не назовут.
        Настойчиво в воспоминания лезли моменты свадебного пиршества, вспомнился даже вкус выпитого тогда вина - оно было все одного сорта, вроде бы «Гратиешты», так как в те времена алкоголь выдавался по карточкам. На свадьбу отпускалось двадцать бутылок водки и сорок - вина. Выкручивайтесь, как хотите. А когда не хотите, то мы вам вместо приличного «Гратиешты» всучим неприличный портвейн «Три семерки». Пейте на здоровье! И пили все: интеллигенция, военные, рабочие и нетрудовой элемент. Другого попросту не было.
        Вспомнились и свадебные, «парадные» туфли, купленные по справке из ЗАГСа в салоне для новобрачных за тридцать пять рублей. Были они в то время жутко модные и носились аж целых шесть лет, сохраняя при этом вполне приличный вид. После туфель в воспоминания вдруг прокралась брачная ночь, когда новобрачная осыпала его поцелуями и жарко шептала имя своего избранника.
        - Тема, Темочка, милый! Как я тебя люблю, солнышко ты мое!
        Внезапно Артем обнаружил, что последняя фраза не имеет ничего общего с воспоминаниями. Его целовали в живую и шептали нежные фразы, обильно подкрепляемые слезами.
        - Надюш? - спросил он, окончательно проснувшись.
        - А ты что, кого-то другого ждал? - спросила девушка, обнимая его.
        - Сон приснился, - ответил парень, - римейк, черт его побери!
        - Ничего, он уже закончился! - сказала Надя, - а я уж думала, что тебя дома нету - окна темные.
        - Как ты? - спросил Артем, - твои тебя не сильно терроризировали?
        Надежда приняла сидячее положение и пожала плечами. Родители как-то неоднозначно отреагировали на случившиеся. Ярость отца быстро угасла, а затем и вовсе сменилась отрешенностью. После участкового с ним говорила мама, причем
«говорила» - это очень мягко сказано. Надежда никогда не слышала, чтобы ее утонченная мама издавала такие звуки и произносила такие слова. Свара длилась чуть ли не целый час, сорок пять минут из которого слышен был мамочкин обличительный речитатив. Пешеходов вяло отбрехивался, но все-таки совместные усилия мамы и брата-участкового вогнали его в предынфарктное состояние. В нем он сейчас и находился, профилактики ради принимая по стакану водки каждый час.
        Затем мамочка посетила Надежду в ее комнате, и плакала еще полчаса у нее. Сказала, что все эти годы была слепой дурой и эгоисткой. Занятая поиском личного счастья, он не желала замечать мещанского отношения Геннадия к приемной дочери, для которого Надежда была лишь средством в достижении необходимого результата. Мама сказала, что предложила Пешеходову на выбор: либо развод, либо полная смена жизненного курса. Надя усомнилась, что взрослый мужик со сложившимися привычками и мировоззрением способен на подобный шаг, но мать сказала, что тем хуже для него.
        Пешеходов взял несколько дней сроку на раздумье и лег спать отдельно - в зале. Мамочка же, вопреки обыкновению, долго возилась в спальне, бесчисленное количество раз совершила путешествие в ванную, и раза три заглянула к Надежде - пожелать спокойной ночи. Поэтому девушке пришлось выжидать почти до двенадцати часов, а затем тихонько выскользнуть через широкую фрамугу. О муляже в кровати она, естественно, не забыла.
        - А если мать обнаружит, что там не ты? - забеспокоился Артем.
        - Обещаю твердо, - хихикнула девушка, - за растление малолетних тебя точно не посадят! Ой… извини, Тема, что-то я не то ляпнула…
        - Да ничего, - произнес парень, зарываясь лицом в водопад ее волос, - обидно просто будет, если… вообщем, если нам все счастье испортят.
        Надя вздрогнула.
        - Скажи, а ты давно знал, что я… что я… я…
        - Да что ты! - дунул ей в лицо парень, - я до сих пор не в курсе. И запомни, для меня изумруд души гораздо дороже бриллианта девственности.
        - Чего? - раскрыла рот девушка, но он быстро был закрыт поцелуем.
        - Ясно? - спросил он после?
        - Понятно, - рассмеялась она, - а я так боялась, что…
        - Ну все, все! - поцеловал он ее еще раз, - теперь моя очередь бояться.
        И они принялись бояться. Боялись до тех пор, пока ночь за окном не принялась уступать место предрассветной мгле. Надя грустно посмотрела на розовую полоску восхода и сказала:
        - Ну все! Еще полчасика - и я пошла!
        Но не успели пролететь эти полчасика, как затрезвонил телефон. Недоумевая, кому могло понадобиться тревожить его в такую рань, Артем снял трубку. Сюрприз! Это оказалась Галина Петровна - мать Надежды.
        - Артем, Надя у тебя? - спросила она.
        - Надя? - решил потянуть время парень, - у меня?
        - Артем! - зашептала Галина Петровна, - я ругаться не буду, только скажи мне, у тебя моя дочь или нет?
        Рядом сидящая девушка выхватила у него трубку.
        - Мама? В чем дело?
        - Слава Богу! - расслышал Орлов, - будь там, я сейчас приеду! Никуда не ходи!
        Надя положила трубку и изумленно посмотрела на парня.
        - Ничего не понимаю! Что-то случилось, наверное… ой, нужно одеться!
        Глядя, как девушка натягивает разбросанную по ковру одежду, Артем принялся одеваться и сам. Заправив постель, он глянул на часы: «Половина шестого утра. Что же хочет сказать им будущая теща? Тьфу, какая теща! Мать Нади!» - Подивившись своим мыслям, он пошел ставить чайник. Надя в это время тренировалась в отработке стыда и раскаяния. Глядя в трюмо, она конфузливо оттопыривала нижнюю губу и нервно хихикала.
        Галина Петровна явилась буквально через пятнадцать минут. Надев на себя первое, что подвернулось под руку, она села в свой «гольф» и помчалась к дочери.
        - Мама! - всплеснула руками Надежда, - ты ведь даже не причесалась!
        Мамочка скорее бы вышла из дому голой, чем непричесанной и ненакрашенной. Ведь в душе она считала себя истинной леди - матерью «Принцессы на горошине». Теперь же она только отмахнулась и бросилась обнимать дочку.
        - Слава Богу! - шептала она, - ты цела! Хорошо, что ты меня ослушалась, просто здорово! Наденька моя, дорогая, единственная, ты жива!
        - Да в чем дело, мама? - топнула ногой Надя. Артем даже поразился, насколько у нее отработан этот жест. Галина Петровна всхлипнула.
        - Да ведь ты ничего не знаешь! Твою куклу кто-то пропорол ножом!
        Вздыхая и сморкаясь в любезно предоставленный Артемом носовой платок, мать рассказала, что плохо спала в эту ночь, ворочалась и ходила принимать капли валокордина. Сначала думала просто почитать, но глаза слипались, а строчки расплывались перед глазами. Поэтому она просто лежала с закрытыми глазами, временами проваливаясь в дрему. И вот, в один из таких моментов, ей показалось, что в коридоре скрипнул пол. Сначала она решила, что ослышалась, а затем все-таки встала и вышла из спальни. Часы на АОНе показывали без пяти минут пять, и вокруг царила тишина.
        Сперва Галина Петровна заглянула в зал - к супругу. Геннадий Николаевич негромко сопел, распространяя вокруг себя аромат дорогого перегара, что едва ли было приятнее дешевого, после обычной паленой водки. На ночном столике стояла недопитая бутылка «Абсолюта» на три четверти литра, в которой оставалось едва ли более ста грамм, и пустой стакан из набора «For scotch and whisky». Поняв, что после выпитого Пешеходову на цыпочках точно не прокрасться, женщина пошла в спальню к дочери. Она решила, что Надя все-таки решила нарушить родительский наказ. Но ее опасения не были подтверждены - девушка спала, отвернувшись лицом к стене. Растрогавшись и устыдившись своих помыслов, Галина Петровна наклонилась над дочкой и поцеловала ее в макушку. Тут то она и заподозрила неладное - слишком жесткие были волосы. Приоткрыв одеяло, мать увидела, что вместо дочери в постели лежит кукла. Охваченная негодованием, Галина Петровна сделала попытку полностью откинуть одеяло, но оно словно за что-то зацепилось и не откидывалось.
        Включив бра, она увидала, что одеяло пробито ножом, а длинное лезвие на три четверти ушло в пластиковое тело куклы. Сперва она ничего не поняла. Затем испугалась. Так испугалась, что даже не стала будить Пешеходова - подумала, что это он хотел убить свою приемную дочь. Немного подождав и успокоившись, она решила, что это Надя захотела напугать родителей. Немного поразвивав эту мысль, женщина поняла, что совершенно запуталась, и вновь зашла в зал. Там она вылила остатки водки в стакан и решительно проглотила ее. Как ни странно, очутившееся в крови спиртное помогло ей найти выход. Как ни обижена была дочь на семью, но такого розыгрыша бы она себене позволила. Галина Петровна решила позвонить Артему. Остальное уже им известно.
        - Так папаня еще спит? - хмыкнула Надя, - что-то он разоспался!
        Затем до девушки наконец-то дошел смысл рассказанного матерью, и она побелела от ужаса.
        - Меня что, хотели убить? - стуча зубами, едва выговорила она.
        - Получается, что так, - сказал Артем.
        - Что за чепуха! - воскликнула мать, - ну кому могла понадобиться смерть Нади?
        - Не знаю, - ответил парень, но я знаю, что нужно делать.
        Взяв телефон, он принялся набирать номер участкового.
        - Авраменко слушает, - раздался в трубке сонный голос Олега.
        - Извини, господин капитан, что так рано разбудили, - сказал парень, - но у нас приключения продолжаются. Надю хотели убить.
        - Что? - в одно мгновение сон выветрился из участкового, - где вы сейчас?
        - У меня!
        - Сидеть там! Слышали! - капитан присовокупил к этим двум коротким предложениям длинную непечатную фразу, - я выезжаю!
        - А ты где? - спросил Артем, - долго тебя ждать, в смысле?
        - В Перегудах! У приятеля ночую, - все, отбой!
        - Он в Перегудах, - объяснил женщинам Орлов, - заночевал у приятеля.
        Галина Петровна громко хмыкнула.
        - Еще один у приятеля заночевал. Но это как раз кстати. Есть у тебя валерьянка или что-то вроде? Видишь, Надежду всю колотит.
        Надю и правда бил озноб. Она села на кресло и укуталась пледом, который подала ей мать. Та же с любопытством оглядела комнату и заявила:
        - Жилище современного холостяка! Минимум цветов, максимум железа. Это на этой штуке он деньги печатает?
        - Нет, мама, это - компьютер! - пробормотала Надя, - Тема на ней деньги ЗАРАБАТЫВАЕТ! В отличие от папочки, честным путем!
        - Угу! - кивнула мать, - я читала, что в Интернете можно даже кого-нибудь шлепнуть - никто и не заметит. Скажет он тебе правду: честно али нечестно. Может, он банки грабит?
        - Граблю, - признался Артем, входя в комнату с подносом, - но очень редко. А деньги бедным ламерам раздаю. Не разбираетесь в предмете, Галина Петровна, нечего наезжать!
        - Как он меня! - покачала головой мать Надежды, - в принципе, правильно. Но все равно, обидно. Что ты там принес… сынок!
        Артем, бывший всего лет на десять моложе Галины Петровны, хихикнул.
        - Всего понемногу. Вот пустырник, а вот - валерьянка.
        - А это что? - спросила Надя, указывая на элегантную бутылку из темного стекла.
        - А это - коньяк! - ответила за парня ее мать, - «Метакса». Греческий. Когда не было еще ни валерьянки, ни «корвалола», дамы избавлялись от стрессов коньяком, разбавляя его водой.
        - В современном обществе коньяк разбавлять водой не принято, - подсказал сведущий Артем.
        - И это правильно, - кивнула мадам Пешеходова, - зачем поганить вкусную вещь.
        Так за беседой о вкусовых и лечебных свойствах греческого бренди, неправильно называемого коньяком, прошло полчаса. Во дворе уже совсем рассвело: там орали куры, выпущенные заботливой соседкой, ворчал недовольный боров, чувствующий приближение Судного дня, лаял проголодавшийся Майор. Собеседники успели принять по два раза антишоковое, когда появился вырванный из постели Авраменко.
        - Доброе утро! - буркнул он, садясь за стол (тот самый, старинный).
        - Чай, кофе? - поинтересовался хозяин.
        - А вы что глотаете? - осведомился гигант, вытягивая шею по направлению к подносу.
        - «Метаксу», - скромно сказала Галина Петровна.
        - Тогда мне того же, что и всем! И побольше! Менты из наперстков не пьют.
        Он взял бутылку и налил себе в чайную чашку чуть больше половины. Проглотив единым глотком содержимое, он заметил осуждающий взгляд Надиной мамаши.
        - Мне смаковать некогда - служба! Ну, расскажите, в какое такое Чикаго меня участковым вперли! Сестренка, что ты все неприятности к себе притягиваешь, словно в пятницу тринадцатого числа родилась?
        Надежда лишь всхлипнула из своего кресла. Артем вкратце пересказал события вчерашнего вечера, а Галина Петровна - сегодняшней ночи. Авраменко долго жевал свои толстые губы, а затем спросил:
        - Ну, а нож, он где?
        Мать Надежды раскрыла рот. Орудие преступления то она подобрать и не догадалась.
        - Едем! - решительно произнес участковый, - нет, стоп! Надя остается здесь и не выходит из дома. Артем! Остаешься с ней.
        - Тоже не выходить из дома?
        - Тебе можно. На работу я сообщу сам. А мы с Галей поедем за ножом. Надя, тебе лучше сейчас поспать. Трудно, понимаю, но нужно. Ладно, мы поехали. Галя, пойдем!
        Участковый с матерью уехали. Надя спросила у Артема:
        - Тема, ты мне накапай еще один наперсток, а? Может я и вправду усну. А ты меня сторожи, хорошо?
        Надежда уснула и без дополнительной порции, а наш герой включил телевизор и устроился в кресле, предварительно закрыв входную дверь на замок и сообщив тетке Мане, что обед сегодня приготовит сам. Тревожить его не нужно - хочет выспаться, так как выдалась на редкость бессонная ночь. Тетка посмотрела на него с сочувствием и пожелала сна без кошмаров. Сидя в кресле он клевал носом под передачи Первого канала, пока в полдень не позвонил Авраменко.
        - Ну что, нашли нож? - спросил парень.
        - Нашли, - как-то без особой охоты отозвался капитан.
        - А где?
        - В брюхе у Мусы - младшего брата Мустафы, - выругался участковый, - я вызвал опергруппу из Петровска. Ты никуда не выходил?
        - Это не я! - на всякий случай воскликнул Орлов, - я дрых в кресле у телевизора.
        - А я и сам знаю, что не ты! - сказал капитан, - его «Век воли не видать!» замочил. Воодушевленный твои вчерашним подвигом. Только вот национальных распрей нам и не хватало!
        Артем откинулся в кресле и понял, что ему нужно выпить. Иначе он попросту сойдет с ума от всех этих обстоятельств. Девушка все еще спала сном младенца, не представляющего, что из-за нее вот-вот разразится Третья Мировая война. Кто-то когда-то говорил, что на любую глупость Человечество толкает смазливое женское личико. Очень тонко подмечено. И своевременно вспомнилось. Но только ценность этого знания совершенно нулевая, впрочем, так и должно быть.
        Глава 13.
        Крестоносцы против воинов Аллаха.
        или.
        Девятый Крестовый поход

        Муса Гаджиев был двоюродным братом Мустафы. Но в паспорте этого, естественно, мы бы не увидели. А сбрехать можно что угодно, ведь правоверному обмануть христианина - это как маленький подвиг. Неправа была Надежда, утверждавшая, что Муса - тряпка, раз согласился бы на использование братом своей законной супруги. Мусе попросту было начхать - он любил мальчиков. Причем, молоденьких. Если уж совсем подкатит сперма к мозгам, то не брезговал и девушками, но крайне неохотно. А кровь у него была горячая - едва ли не горячее, чем у Мустафы. Но голова - гораздо слабее. Поэтому приказал Мустафа Мусе, как старший брат: не показывать свой южный норов, а вести себя чинно-благородно.
        В то утро он первым из дагестанцев узнал, что Мустафу увезли в больницу. Участковый решил не портить себе воскресный день общением с горцами, и подъехал к ним утром в понедельник. Предупреждение Авраменко относительно беспорядков он пропустил мимо ушей. Это к ним не относилось - спускать на тормозах покушение на жизнь одного из них дагестанцы не собирались. Впрочем, называть их дагестанцами было бы неправильно. Мустафа был родом вовсе из Ливии, а Муса - из Герата, что аж в Афганистане. Остальные члены их маленького общества тоже не лыком шиты: все, как один, прошли и Ливан, и Афганистан, и Чечню. А что братья, так братья по вере, по оружию. Из тех, кто гордо несет зеленое знамя Аллаха по землям неверных, щедро сея на них смуту и несчастья. Ясир Палестинец (в миру Руслан Каюмов - совхозный кладовщик) воевал вместе с Ширвани Басаевым, занимавшего пост начальника штаба вооруженных сил Чечни. Затем, после его смерти, Шамиль приказал Ясиру охранять своего младшего брата - Хамида, начальника диверсионно-террористического подразделения. Хамиду было всего двадцать семь лет, когда Аллах забрал его к себе.
        Однако Шамиль отчего-то осерчал не на Аллаха, а на Ясира, и тому пришлось временно покинуть театр боевых действий вместе с такими же неудачниками, попавшими в опалу, либо накуролесившими сверх всякой меры, даже с точки зрения моджахеда. Несколько тысяч километров, отделявших березовскую глухомань от всяческого рода горячих точек, показались им достаточной гарантией. Захваченные с собой семьи высоко оценили мирную окружающую обстановку, в которой можно жить, не опасаясь бомбежек, артобстрелов и прочих «радостей» военного времени. Ведь, по большому счету, женщина - это созидающее начало. Мамочки Баркер не так часто попадаются в реальном мире, чтобы на их примере выстраивать закономерности.
        За годы, проведенные в Березовке, воины Аллаха обросли дурным мясом и некоторыми цивилизованными привычками, поэтому тот же Муса сразу не полез в подвал за оружием, а собрал всех своих родичей и объявил трагическую новость. Ясир предложил, не дожидаясь конца расследования, драпать отсюдова на другое место жительства. Муса же хитро прищуривался и говорил, что на этом месте еще есть парочка неоплаченных долгов, которые мужчина и воин просто обязан оплатить. Остальные двое боевиков согласились с обоими. Разговор велся на русском языке, так как все четверо представляли разные регионы и даже страны. Даже семьи у них были разные: у кого походные, а кто привез и свои настоящие, справедливо полагая, что здесь опасности для них никакой нет. Один Муса ходил неприкаянный, потому что с его характером и наклонностями семью содержать было прямо-таки немыслимо. И вообще, понять стороннему наблюдатель, кто из мусульманок является определенной женой определенного мусульманина… странное общество и странные люди. Так думали о приезжих «дагестанцах» жители Березовки и чесали языками по этому поводу лишь за
стаканчиком вина. А там чеши не чеши, все равно, много не вычешешь.

«Успокоив» родственников таким заявлением, Муса пошел на «центр» - к магазину, чтобы уловить, что носится в воздухе. Было приблизительно десять часов утра. Возле магазина ошивалась уже разномастная компания подростков вместе со своим бессменным ведущим - уголовником по кличке «Век воли не видать». Опохмеленный вином, он был настроен благодушно, поэтому встретил появление Мусы ворчанием:
        - Ну что, друг, поредели ваши ряды?
        Муса едва не взвился, но усилием воли удержал свой порыв. Лишь блеснувшее пламя в глазах выдало его.
        - Ага, не нравится! - заявил Антон, - век воли не видать! Небось, вы у себя в Дагестане всех русских вырезали, если бы кто-то из нас девку вашу пекануть вздумал?
        - Шутник! - выдохнул Муса, - русские у нас на цыпочках ходят. Никому из них даже в голову не пришло бы посмотреть на мусульманскую женщину.
        Ярошевич угрюмо посмотрел на молодежь.
        - Видите, пацаны, он прав. Русские - говенная нация, их всегда бьют поодиночке. Ну. А если случится так, Муса, что придется и тебе на цырлах походить?
        Мусульманин рассмеялся.
        - Русских всегда резали, как баранов, и резать будут. Они трусы, жалкое подобие мужчин…
        В это время кулак Антона впечатался ему в челюсть. Уголовный элемент очень болезненно реагирует на проблемы истинности и мужества. Теряя зубы, Муса встал и опрометчиво вытащил нож - длинный узкий стилет с трехгранным лезвием.
        - И я вас всегда резал! - зашипел он, плюясь кровью, - и резать буду! Неверные свиньи!
        Стремительным движением ноги «Век воли не видать» выбил нож из руки моджахеда. Он пролетел в сантиметрах мимо уха одного из пареньков и вторкнулся в землю. Увидав, что противник безоружный, Антон заорал:
        - Пацаны! Бей черножопую падлу!
        Малолетки только и ждали возможности безнаказанно поизгаляться. Муса мычал и уворачивался, чувствуя, как под ударами неопытных ног трещат его ребра и едва не лопается печень. Пару раз ему попало ботинком по голове; казалось, в ней вспыхнула радуга. Несколько раз и он попал по мальчишечьей физиономии, но это только распаляло дерущихся.
        -Хватит! - приказал Ярошевич, - я сказал, хватит с него!
        Пацаны неохотно отступили. Избитый моджахед поднялся на ноги и принялся блевать на примятую траву. Что-то он сделал не так, чувствовал, но не было рядом Мустафы, чтобы удержать не в меру горячего братца. Уголовник же подобрал оброненный нож и подошел к нему.
        - Небось, о мести думаешь, - спокойно произнес он, - так вот, о мести забудь.
        И отточенным движением вогнал нож в брюхо Мусы. Посадил, так сказать, «на пику».
        - Все, пацаны, по домам! - скомандовал он детворе, - я один здесь останусь - с меня и спрос. И позвоните кто-нибудь ментам - а то я заколебусь их ждать.
        Ментов ждать долго не пришлось. Авраменко, обнаружив в кукле и одеяле Надежды лишь порез и дыру, возвращался с Галиной Петровной к Артему, чтобы уточнить у Надежды некоторые детали. Тут то он и обнаружил свежего покойника, и сидящего рядом с ним «известного рецидивиста» Ярошевича.
        - Твою мать, Антоша! - вылез из машины капитан, - что тут происходит?
        - Мой жмурик, гражданин начальник! - показал гнилые зубы «Век воли не видать», - вяжи!
        - Подожди! - отмахнулся Авраменко, - ты ведь у нас вроде специалист в другой области. А именно - нажраться нахаляву и уснуть на месте преступления. Что случилось?
        - Этот пидер хвастал, что резал русских, как баранов. Ну, я его и сделал - как свинью.
        Галина Петровна вышла из «бобика» и, преодолевая отвращение, подошла к телу Мусы.
        - Вот он! - произнесла она, держа руку у рта, - тот самый нож.
        - Ты уверена? - спросил Авраменко. Женщина кивнула, - может, он живой еще?
        - Не-а! - протянул «Век воли не видать», - качественно насел.
        - Я его по рукоятке узнала. Филигранное исполнение - я ведь когда-то холодным оружием увлекалась. Это - весьма хорошая подделка под Италию, восемнадцатый век.
        - Твой ножик? - спросил у Антона участковый.
        - Откуда, гражданин начальник? - хрипло рассмеялся тот, - я бы давно пропил. Его штучка.
        Кивком головы Антон указал на мертвеца.
        Капитан с сожалением посмотрел на Галину Петровну, но все-таки смачно выругался. Вполголоса. Достал из машины рацию и соединился с отделом. Выслушал поздравления по поводу превращения его участка в зону боевых действий и сожаления по поводу урезанных премиальных. Смачно сплюнул.
        - Галя, давай я тебя пока домой отвезу! - сказал тетке, - тут сейчас такое начнется! Эй, Ярошевич, подежуришь возле трупа?
        - А то! - с готовностью отозвался Антон, - это ж мой первый «жмурик». Ты только долго не пропадай, вот-вот ваши налетят.
        - Эт точно! - глянул на часы капитан.
        Затем он повез Галину Петровну до дома, где они совместными усилиями вправили мозги уже пришедшему в себя Пешеходову. Тот испытывал жесточайшее похмелье пополам с запоздалым раскаянием, поэтому готов был провалиться сквозь землю. Услыхав, что на его дочку ночью было совершено покушение, Геннадий Николаевич взвыл.
        - Удавиться, что ли? - тоскливо спросил он у супруги, - все против меня».
        - Только попробуй мне! - показал ему Авраменко свой жилистый кулак, - я тебя и на том свете найду. И хватит с меня жмуриков - мысли глобальнее, зри в корень. Ладно, родственнички, я отчаливаю. Скоро опергруппа прибудет, нужно будет полдеревни опросить и три пачки бумаги исписать.
        - На обед придешь? - спросила его Галина Петровна.
        - На обед приду, - кивнул он, - а на ужин - к Артему обещался.
        - Много чести этому лохматому! - буркнул из зала Пешеходов.
        Авраменко повысил голос.
        - Орлов - нормальный мужик. В хищениях государственного имущества замечен не был, с «черными» дел никаких не имеет, баб на стороне тоже. Все, чао!
        После того, как племяш в ментовской форме ушел, мадам Пешеходова заглянула в зал. Ее супруг возлежал на диване с мокрым полотенцем на голове и тупо пялился в телевизор.
        - Рассолу томатного принести? - спросила она.
        - Принеси, - слабым голосом произнес он.
        Через две минуты он вскочил с дивана, спасаясь от томатного душа.
        - Ты чег-го, Галка, с-сдурела? - от волнения Геннадий Николаевич даже стал заикаться.
        - И много у тебя баб на стороне? - невинно осведомилась супруга.
        Пешеходов сел на облитый диван и обхватил голову руками. Хозяйка, уперев руки в бока, смотрела на него.
        - Бля, я твоего братца отравлю! - простонал он, - пусть только заявится на обед! Однозначно, отравлю!
        - Пестицидами крадеными? - угрожающе спросила жена, - ах ты, козел северный! Ах ты, блядун паршивый! Ах ты!!!
        - На Севере нет козлов - там олени! - завопил Пешеходов, скрываясь в ванной, - и было то всего пару раз!
        - Открывай, козёл!!! - заорала Галина Петровна, колотя снятой тапочкой в дверь ванной, - открывай, свинья! Открывай, сукин кот!!!
        - Так что, не простишь? - упавшим голосом спросил он из-за двери.
        - Почему, не прощу? - удивилась супруга, - вот только морду твою кошачью разукрашу, и сразу прощу.
        Вернувшись на главную площадь деревни, участковый застал там все в почти таком же состоянии, как и до отъезда. Единственное, что изменилось - значительно выросло количество зевак. Человек пятьдесят народу всех мастей: школьники, пенсионеры, небритые личности с помятыми мордами - все удобно устроились и наблюдали за разворачивающимся действом. Кое-кто подкалывал сидящего рядом с трупом Ярошевича.
        - Антон, ну хоть раз нормально на «дачу» съездишь!
        - Пора звездочки рисовать за убитых басурман!
        - Они их накалывают, - разъяснял кто-то авторитетным голосом.
        - Где? - недоумевала старушка.
        - А на заднице!
        - Да будет вам! - ворчливо отозвался «Век воли не видать», - лучше бы сто грамм кто налил - весь кайф прошел, скоро ломать начнет.
        Какая-то бабулька развязала торбу и протянула рецидивисту бутылку водки.
        - Держи, касатик, - жалеючи, сказала она, - только вот закусить нечем.
        Еще кто-то отломил половину кольца колбасы. Протянули кусок батона, пару помидорин, плавленый сырок. Так что к приезду участкового бутылка опустела наполовину, а вздувшийся живот Ярошевича указывал на то, что ему такой ход развития событий начинает нравиться.
        - Начальник, а можно я еще одного «чеха» замочу? - спросил он, когда Авраменко вышел из машины, - впервые себя человеком чувствую.
        - Ты мне это прекрати, Ярошевич! - строго сказал участковый, - граждане, ну кто просил поить подозреваемого? Он же сейчас при составлении протокола такого наговорит - бумаге мало не покажется!
        Народ ответил нестройным гулом, в котором преобладало старушечье мнение, что
«касатика» расстреляют за убийство. Капитан едва не расхохотался.
        - Смотрите, если покойничек окажется в списке международных преступников, то как бы нашему самураю орден не повесили. Граждане, кто свидетель происшествия, подходите - записывайтесь!
        Прием старый, от Остапа Бендера, но в сельской местности работающий безотказно. Как представили бабульки да прочие, сколько раз им придется мотнуться за сотню километров до райцентра, так толпа стала понемногу рассасываться. В итоге, к прибытию опергруппы, на месте осталась лишь Алена - продавец из местного
«супермаркета».
        - Ты свидетельница? - спросил участковый у девушки.
        - Ага! - кивнула она, - а меня по телевизору показывать будут?
        - Смотря от того, что ты видела, - пожал плечами капитан, - если назовешь мне еще парочку свидетелей, то я сам тебе из Теплоград съемочную группу привезу. На своем «бобике». И корреспондента из областной газеты.
        - Ага! - еще раз кивнула продавец и стала морщить лобик, - так а что тут вспоминать: метелили его младший Лещинский, Мишка Веремейчик, Ваня Жлобович и еще пара пацанов. Не рассмотрела точно - жопами стояли. Ой!
        - Ничего! - фыркнул участковый, - жопами, так жопами. Не мордами же…
        Из дальнейших показаний девушки выяснилось, что самое ценное в ее показаниях - это первое предложение. Ни причины ссоры, ни момент убийства Мусы она не видела, но зато смогла без запинки назвать нескольких людей, действительно все видевших и слышавших, и изволивших лично принимать участие в заварушке.
        Тем временем прибыла долгожданная опергруппа из Петровска в составе двух дознавателей и судебного врача. Дознавателями были двое молодых сотрудников - старший лейтенант Пирогов и лейтенант Васильева. В качестве судмедэксперта выступал старый циник из обоймы эскулапов, рожденных в послевоенное время и проходивших интернатуру в конце шестидесятых. Он был универсальным специалистом: патологоанатом, медэксперт и монстр в дактилоскопии. Звали судмедэксперта Федор Михайлович, а фамилию его мало кто уже помнил, так как обращались к нему уже не менее двадцати лет по кличке «Дядя Федор». Чтобы закончить пространственное описание опергруппы, добавим следующее: бравый верзила-капитан тайно мечтал о лейтенанте Васильевой. Поэтому он в ее присутствии тушевался и немного путался в мыслях.
        - Здорово, Олег! - протянул участковому руку Дядя Федор, - неужто наши встрепенулись и стали «черных» теснить? Или это месть за Чечню?
        - Как ни странно, но все началось с женщины! - вздохнул Авраменко.
        После этих слов почему-то покраснела Танечка Васильева. Николай Пирогов, будучи старшим в группе, обнаружил известную деловитость.
        - Имеем кого допрашивать? - спросил он мужественным голосом.
        - Одного свидетеля, вернее, одну свидетельницу я уже допросил, - ответил капитан Авраменко, - она назвала фамилии тех, кто находился рядом в момент убийства.
        - Ну вот! - обреченно выдохнул Пирогов, - Авраменко, как обычно, самую приятную часть работы выполнил. Бьюсь об заклад, что все остальные свидетели - мужики.
        - Какие там мужики! - махнул рукой Авраменко, - пацаны от шестнадцати до восемнадцати лет. Нигде не работающие.
        - Тунеядцы! - вздохнул медэксперт, неспешно занимаясь своим делом, - Коля, а чего ты стонешь постоянно, когда у тебя в напарниках молодая красивая девушка.
        Теперь покраснел капитан Авраменко. Вообще, он краснел охотно, ибо его румяное лицо с неглубоко расположенными кровеносными сосудами весьма к этому располагало. В повседневной жизни он, правда, краснел чаще всего в приступах гнева, поэтому глянувший в его сторону Пирогов пожал плечами.
        - Таня в данный момент не девушка, а сотрудник милиции!
        - Вот пусть она и допрашивает молодых парней! - вытер руки проспиртованной салфеткой Дядя Федор. Труп аккуратно был упакован в черный полиэтиленовый мешок, орудие убийства - в прозрачный мешочек поменьше - все-таки, улика номер один, - вам причину смерти, надеюсь, называть не надо?
        - Шуткуешь, Дядя Федор! - хмыкнул участковый, - она и ежу понятна.
        - Ну, значит, если больше вопросов ко мне нет, то отправляйте труп с водилой в морг, а я пойду - посижу часок-другой с удочками. Когда-то здесь хорошо брала форель, - судмедэксперт поместил улику в свой саквояж, - а кто, интересно мне, будет сопровождать подозреваемого?
        - Я поеду! - вызвался Пирогов, - а Таня с Олегом пусть дознанием занимаются.
        Речь старшего лейтенанта отрицательных эмоций не вызвала. Пирогов был обязан доставить преступника в районную КПЗ - не гулять же ему на свободе. И пусть Антон именовался пока нейтральным словом «подозреваемый», но в этом качестве осталось пребывать ему недолго - до суда. Эксперт был доволен, что никто не возражает против его отлучки на рыбалку, Олег Николаевич был очень доволен, что остается с Танечкой наедине, Танечка тоже была очень довольна. Как ни странно, тем фактом, что ей доверили опрос свидетелей, ведь она пришла на работу в органы по зову сердца. Молодого и неопытного.
        Пока группа дознавателей пыталась приступить к своим прямым обязанностям, в доме номер двадцать по улице Вождя из Мавзолея было неспокойно. К Артему заявился его протеже - кандидат в депутаты Василий Петрович Чебуреков. Кандидат в депутаты был в ярости, что помощник вляпался в такое мерзкое дело, грозящее опрокинуть все его замыслы.
        - Петрович, идите к черту! - резко бросил Орлов, - вы - истинный партократ. Собственная карьера вам дороже, чем жизнь и судьба человека!
        Надо сказать, что собеседники разговаривали на повышенных тонах, потому что Надежда вышла в туалет. Артем знал, что это - как минимум, на полчаса.
        - Да, мне карьера дороже! - вопил Чебуреков, - потому что это - моя карьера! И людям будет абсолютно наплевать на твое геройство, они увидят в нем лишь то, что кандидат Чебуреков в помощники взял бандита!
        - А мне насрать на то, что подумают люди! - заорал Артем, - стадо думать не умеет! Ты понимаешь, что я жить и спокойно спать не смог бы, если бы прогнулся под этой мразью!?! Ты понимаешь, что такое мужская честь и гордость, а Петрович? Каково это ходить, с вазелином в очке?
        Чебуреков пожевал губами, точно верблюд из рекламы, что увидел «Пикник».
        - Мы вроде на брудершафт не пили! - буркнул он.
        - Прошу прощения! - отдуваясь, сказал Орлов, - можете официально от меня отказаться. Напишите в районной газете, что никакого отношения к художествам своего помощника не имеете. И отказываетесь от его услуг в дальнейшем.
        - Ладно, - проворчал Василий Петрович, - я подумаю, как лучше мне поступить. У тебя хоть адвокат приличный на примете есть?
        Артем пожал плечами. В списке его знакомых юристов не наблюдалось. Тем не менее он ответил:
        - Надо просмотреть записную книжку. Так слету и не ответишь.
        Выпустив пар, собеседники начали беседовать на нормальных тонах. Разговор крутился в основном вокруг происшествий за эти два дня: тяжким телесным повреждениям одного дагестанца и смерти другого. Об истинной национальности жертв пока никто не догадывался, но и без того у местного населения не было причин жалеть «беженцев». Своим высокомерием, чванством и мусульманским ханжеством они прилично достали население деревни. Не особенно разбираясь в сурах Корана и законах Шариата, местный люд хоть и краем уха слышал о несовместимости мусульманства с вином и свининой, а также о пятикратном Салате. Поэтому разглагольствования того же Ясира или Саида (лесника) о превосходстве своей религии вызывали лишь недоверчивые покачивания головой и злобные усмешки за их спинами.
        А после того, как год назад Муса публично обозвал в магазине продавца «неверной свиньей», всю великолепную пятерку «дагов» вызвали в сельсовет, где им поставили на вид, что положение беженца не столь шикарно, как они себе представляют. Оно требует соблюдения местных законов и уважения традиций. А не для протокола председатель заявила, что «неверными свиньями» в данном социуме как раз и являются они - выходцы из южных земель.
        Вернулась Надежда и предложила «мужичкам» отведать чаю.
        - Ты знаешь, Надюша, историю Троянской войны? - спросил внезапно Чебуреков, соглашаясь на чай и все, что к нему.
        - Что-то слыхала, - ответила осторожно Надя.
        - Поводом к Троянской войне стало бегство из Елены - супруги царя Спарты Менелая, - вспомнил Артем, - а вот почему она именно в Трою убежала, я не помню.
        Василий Петрович вновь пожевал губами, словно вспоминая забытый вкус «Пикника».
        - А кто его знает, почему именно в Трою! Речь не об этом. Речь о том, что когда старейшинам Трои показали Елену, они сказали следующее: за такую красоту воевать стоит. Так вот, чего это я здесь раскудахтался… Надюша, за твою красоту воевать стоит также! Но я принадлежу к тем ужасным типам, которым худой мир лучше доброй ссоры. Возраст, знаете ли…
        - Да ладно вам, Петрович, прибедняться, - сказал Артем, - вы ведь еще полувековой юбилей не отметили.
        - Полвека - это не половина жизни, а где-то две трети, - грустно улыбнулся Чебуреков, - а вообще, да! Каждый возраст хорош по-своему. Только в юности не хватает мудрости, а в старости - бодрости. А так - очень даже грех жаловаться. Помните, что Островский говорил про жизнь, которая дается человеку только один раз?
        - Где же тут забудешь! - вздохнул парень, - в школе всех заколебали Павкой Корчагиным.
        - Так вот, Артем Федорович! - допил чай и поставил пустую чашку на стол Чебуреков, - Островский хотел этой фразой сказать совсем другое. «Если бы у меня была возможность выбирать, я бы другую жизнь прожил вовсе не так». Беда только в том, что нам никто не предложит такого выбора. Только и норовят, как бы сократить этот самый миг между прошлым и будущим… я пойду, пожалуй. Ребята, не надо меня провожать, не люблю я проводов.
        После ухода кандидата в депутаты в доме повисла напряженная пауза.
        - Забавный дядечка, - наконец произнесла Надя, - Артем, ведь это все из-за меня! Это я виновата в твоих проблемах - в глазах твоего Петровича просто нарисовано было осуждение!
        - Успокойся! - дунул Артем ей в лицо, - проблема с этими дагами была. И не мне, так кому-то другому пришлось бы ее решать. Будем надеяться на справедливость бывшего «самого гуманного суда в мире».
        Тем временем участковый с лейтенантом Васильевой шерстили местных недорослей, которые не для протоколу удивлялись, с чего это капитан Авраменко такой странный сегодня? Про обед у Пешеходовых пришлось забыть, надеясь лишь на ужин у Артема - что поделаешь, служба. Татьяна молча подпрыгивала на переднем сиденье «бобика» и думала о чем-то своем. Капитан ей не мешал, ровно как его чувства не мешали ему. Он думал о том, как найти всю эту ребятню поодиночке и опросить. Желательно, до девяти вечера.
        С молодым Лещинским им повезло. Серега получил недавно права, поэтому с чувством собственной значимости валялся под отцовским «фордом» и ковырялся в его внутренностях. Когда он вылез из-под автомобиля, его испачканное отработкой лицо довольно сияло. Но как только он увидел гостей, все удовольствие покинуло его.
        - Здравствуйте, Олег Николаевич! - произнес он, - вы к кому: ко мне или к батьке?
        - Здорово! - буркнул Авраменко, - а что, и батька твой что-то натворил?
        Серега пожал плечами. У них с отцом натуры были одинаковые: любили выпить и были не дураки подраться. Но трезвые производили исключительно положительное впечатление.
        - Мусу херачили сегодня? - спросил участковый, позабыв, что с ним очаровательная коллега.
        - Ага! - глупо улыбнулся Лещинский.
        - А нафига? - включилась в игру Татьяна. Капитан посмотрел на нее с одобрением. Серега - с обожанием. Красивых женщин любят все, даже когда они ругаются и грозят пистолетом.
        - Так он сказал, что резал русских, как баранов, и резать будет! - недовольно поморщился парень, - ну, мы ему и показали «баранов». Небось меня в ихнем Дагестане сразу бы зарезали.
        - Ну, так его и зарезали, - терпеливо сказал Авраменко, - не правда ли?
        - Туда ему и дорога! - буркнул Серега.
        На самом деле, у него до сих пор из памяти не выветривалась картина, как хладнокровно «Век воли не видать» подрезал этого черного. Пару раз парень даже блеванул за сараем.
        - Ярошевич говорит, что это он пырнул Мусу, - задавал наводящие вопросы капитан.
        - Так не я же!
        - А нож где он взял? - допытывалась Татьяна.
        Сергей поковырялся в своей памяти.
        - Так нож Муса и вытянул, - сказал он, - хотел резать Антона.
        - Уф! - вытер пот со лба участковый, - а из-за чего хоть спор начался?
        Лещинский вновь совершил мысленное путешествие во времени, вспоминая первопричины и исторические предпосылки. Милиционеры ему не мешали. Татьяна записывала показания в протокол, а капитан решил это дело перекурить.
        - Да вроде «Век воли не видать» сказал дагу, что такого… такого хамства они бы у себя со стороны русских не потерпели бы. Точно, не ручаюсь за слова, но смысл такой был, - Сергей покраснел, - а тот сказал. Что русские у них на цырлах ходят. И всегда ходить будут.
        - А что потом? - спросила Татьяна, думая о том, как пишется слово «цырлах», - что потом было.
        - Ну… потом Антон дал этому дагу в ухо! - со знанием дела, смакуя, пояснил Лещинский, - качественно дал. Тот полетел со всех четырех. А вот потом он нож достал.
        - Ясно! - вздохнул капитан, - нарвался на «необходимую самооборону»!
        - Кто? - не поняла Васильева.
        - Да оба! - махнул рукой участковый, - а ты еще такие ножи у кого-нибудь видел?
        Парень пожал плечами.
        - Да у нас как-то не в почете это, - сказал он, - вы ведь сами знаете.
        Участковый знал. Знал, что в качестве подсобного средства при бытовухе используется обычный кухонный нож. Чтобы когда-нибудь пырнули стилетом или финкой - такого не бывало в районе. Русский человек, он ведь отходчивый, а вот в гневе хватается за первое попавшееся. Кухонный нож и есть - это первое попавшееся. В Петровске случалось пару разборок с применением нестандартного вооружения: арматурных прутьев и залитых свинцом пластиковых труб. Несколько раз палили из пистолета, случалось, но спецножей не использовали. А здесь этот ножик успел засветиться аж два раза.
        Задав еще несколько незначительных вопросов, Авраменко посоветовал Лещинскому сидеть тише воды ниже травы, тогда может все и обойдется. И его не будут привлекать как соучастника. Серега пообещал пересмотреть свое жизненное кредо. Он с регулярностью раз в месяц давал подобные обещания, так что Авраменко знал - на две недели его точно хватит. С учетом летального исхода, от силы на месяц.
        Остальных свидетелей отловить было не так просто. Ивана Жлобича нашли в трех километрах вверх по реке - он вместе с палаткой и удочками расположился там надолго. Недоумевая, как его обнаружили, он тупо подтвердил показания Лещинского и от себя добавил, что нож у Мусы он видел неоднократно.
        - Батя мой на охоту с ними постоянно ходит и меня иногда берет. Я однажды на номере стоял, так Муса кабана подстрелил и этим ножом потрошил. Шикарно стреляет… стрелял, гад!
        - Бля! - выдохнул участковый, - но на охоту вы по лицензии хоть ходили?
        - Конечно! - побожился Жлобич, - папка без лицензии только если зайца подстрелит когда… а так всегда покупают. У этих дагов денег немеряно, а охотиться страсть как любят!
        Мишка Веремейчик по кличке «Варяг» жил вообще в другой деревне, километрах в десяти от Березовки. Он, чтобы забыть кошмары сегодняшнего дня, выпросил у матери стакан самогона и лег спать. Пришлось дознавателям беседовать с полупьяным подростком. Но, тем не менее, информация подтвердилась. Муса попросту нарвался. Дело можно было бы закрывать и отправлять прямиком в суд, минуя такую важную птицу, как следователь, если бы не одна непонятка. Нож Мусы, чудодейственным образом перенесшийся из спальни Надежды Пешеходовой обратно в руки владельца.
        Ясно было только одно. Надо выдергивать Дядю Федора с рыбалки и отправлять его в вышеуказанную спальню. Пусть пошаманит там и попытается ответить на этот вопрос. Хотя бы попытается. На часах было восемь вечера.
        - Едем, Татьяна, разыскивать наше светило в области судебной медицины. Нам срочно понадобился эксперт.
        - Как скажете, Олег Николаевич, - зарделась девушка, - а что вы хотите проверить?
        - Комнату той девушки, на которую сегодня ночью было совершено покушение. Авось наш Дядя Федор обнаружит что-нибудь интересное…
        - А почему вы сразу его не направили туда? - невинным голоском осведомилась она.
        - А потому, Танечка, что капитан Авраменко, однофамилец известного фантаста и по совместительству участковый в этом сраном околотке, попросту лоханулся! - смотря вперед себя, капитан помолчал. Ему было стыдно, точно он обгадился в присутствии этого милого лейтенанта.
        Девушка наверное прочувствовала ситуацию (ох уж эти девушки), и положила свою ладонь на его лапищу. Лапища, как мы уже упоминали, лежала на руле «бобика», несущегося по гравейке со скоростью шестьдесят километров в час. От неожиданности эта лапища дернулась, и «бобик» совершил на дороге резкий маневр вправо, абсолютно не делающий чести опытному водителю. Татьяну бросило на капитана, но он уже успел сориентироваться и вдарить по тормозам.
        - Прошу прощения, - пробормотал Авраменко, вылезая из машины.
        Он сошел с дороги и спустился вниз - к речке. Происшествие это случилось как раз напротив постоянного места ночевок авантюристов всякого толка: рыбаков, охотников и просто любителей попить водки на природе. Неподалеку от воды располагалось кострище, обнесенное глыбами песчаника, а вокруг кострища стояло несколько скамеек. На одну из них капитан положил фуражку и китель, а сам принялся умываться. Умывался он долго, с наслаждением смывая с себя соль засохшего пота, фыркая и отплевываясь. Когда же Авраменко повернулся к скамейкам, то обнаружил там сидящую Татьяну.
        - Ради бога, извините! - сконфужено произнесла она, - я неправильно выбрала момент, чтобы пожалеть одинокого, в конец задолбанного участкового.
        - Что «задолбанного», так это точно! - проворчал Олег Николаевич, - ты не против, если мы здесь задержимся на пяток минут? Хочу спокойно перекурить.
        Девушка рассмеялась и сказала, что не возражает. Пока капитан курил, она осмотрела окрестности этого импровизированного «бивака», хлебнула воды из родника, расположенного рядом, а также сбегала по неотложным делам в кустики. После перекура Авраменко вновь уселся за руль, и «бобик» покатил дальше по дороге.
        Словно знак свыше, неподалеку от Березовки, на той самой дороге вдоль реки обнаружился и Дядя Федор. Судмедэксперт с видом заправского рыбака сидел под раскидистой ольхой и дремал. Один из поплавков дергался с сумасшедшей скоростью, а второго вовсе не было видно.
        - Ни рыбки вам, ни чешуи! - саркастически произнес Авраменко, - лягушки скоро в воду столкнут.
        - А? Чего? - встрепенулся незадачливый рыбак, - что, уже вечер?
        От него явно несло водкой и тиной - этими двумя непременными атрибутами любителя рыбной ловли. Вместо толкового ответа, капитан достал удочку, где в агонии отплясывал поплавок. Подсекать уже было бессмысленно - рыбка бы зашлась от хохота.
        - С добычей вас! - поздравил участковый судмедэксперта. На крючке болтался крохотный пескарик.
        - А на второй? - спросил Дядя Федор, хватая удилище сам. На второй не было ничего: ни крючка, ни грузила, ни поплавка. Одна голая леса.
        - Феномен! - пробормотал рыбак, - интересно, а где все остальное?
        - Давай-ка, мы с тобой, Дядя Федор, проедем в одно симпатичное местечко, где ты поломаешь голову над другим феноменом, - сказал Авраменко.
        Судмедэксперт пожал плечами. Рыбалка сегодня, определенно, не заладилась. Значит, отложим ее в сторону. Хлебнув из металлической фляжки добрый глоток водки, он бросил в пасть кусок мускатного ореха (для отбития запаха) и заявил, что готов ехать к самому черту на рога, чтобы узнать, какая сука ему их наставила. Таню это заявление весьма позабавило, но тут с ними по рации связался Пирогов и сообщил, что обе жертвы чувствуют себя превосходно. Мустафа лежит в районной больнице, а Муса в районном же морге. Николай так же сказал, что его срочно перебрасывают на другое дело, так что сладкой парочке капитан-лейтенант придется расхлебывать березовскую кашу самим.
        Тепло отозвавшись о служебно-розыскных способностях старшего лейтенанта, Авраменко посоветовал ему запасаться патронами. При первом же посещении Петровска он вызовет его на дуэль.
        - По какому поводу? - поинтересовался Пирогов.
        - По поводу чрезмерной наглости! - объяснил участковый, - где ты видал, чтобы участковый дела об убийстве расследовал в одиночку?
        - Ну, во-первых в «Сельском детективе», а во-вторых, ты не в одиночку. С тобой Дядя Федор и лейтенант Васильева, - Пирогов кашлянул и чуть тише добавил, - тут одного из местных боссов подстрелили. Кобренкова.
        - Что делается? - вздохнул после окончания разговора Дядя Федор, - в райцентре стреляют, на районе поножовщина. Водки выпить некогда.
        К Пешеходовым приехали почти в девять вечера.
        - Обед боров доедает! - сказала Галина Петровна, укоризненно глядя на опергруппу.
        - Извини, Галка, дела служебные! - чмокнул тетку в щеку Авраменко, - я надеюсь, ты в Надиной спальне ничего не убирала?
        - Что я, детективов не читаю, что ли? - обиделась хозяйка, - я даже и не поняла сначала, почему вы сразу к нам не заехали.
        Авраменко жестоко покраснел.
        - Похоже, что только я один не читаю детективов, - сказал он, перебирая пуговицы на кителе, - но все же, мы приехали. Вот они - мы. Галочка, покажи пожалуйста Дяде Федору комнату Нади.
        Пока судмедэксперт священнодействовал в спальне девушки, Галина Петровна уговорила остальных членов группы попить чайку. Чай был предложен и Дяде Федору, но тот отговорился, что вот уже тридцать лет, как не берет в рот ничего, легче портвейна. Портвейна в доме не держали, поэтому эксперту пришлось удовлетвориться бокалом вермута. Судя по его перекосившейся роже, он охотнее глотнул бы коньяку, но подали то, что было заказано. Надеясь вернуться к коньячному вопросу попозже, Дядя Федор работал не за страх, а за совесть.
        На кухне же протекала оживленная беседа. Еще ничто не омрачало настроения беседующих, все были уверены, что «и на этот раз пронесет». Если капитан и не был уверен в этом, то не подавал виду. Вместо этого он рассказывал забавные случаи из своей практики.
        - На другом конце Березовки живет одна семья, фамилию которой я по понятным причинам называть не стану. Семья по нашим меркам вполне неплохая, только вот муж иногда запивает. Ну, кто сейчас не пьет - разве что больной. И вот, получает мужик как-то зарплату, приходит домой навеселе и ложится спать. Дело было в пятницу. Зарплату он своей половине, как запивает, не отдает. Просыпается - вечер, но еще магазин открыт. Только вот проблема - бежать лень. А башка трещит, жуть. И знает мужик: жена буквально позавчера купила десяток бутылок вина. Для какой-то, только ей одной понятной цели. Просит он ее, как человека: продай ты мне одну бутылку вина. Та тоже не запирается, мол, отчего не продать, ты ведь мне все-таки муж. Да и смотреть больно, как ты мучаешься. Только цена бутылки - сто рублей. Муж смотрит на нее: ты чего, в магазине ведь по двадцать. Она отвечает, что дополнительная накрутка за сервис. Делать нечего. Вот не было бы денег - можно было бы и в магазин тащиться. А так ведь вино рядом - за стенкой. Да и деньги не абы куда отдавать - бабе родной. Выматерился мужик, достал сотню, дает ей. Она ему
приносит бутылку, он выпивает. Снова засыпает. Просыпается - второй час ночи. Похмелиться охота - еще сильнее, чем в прошлый раз. Будит жену, сует сотню - продай еще одну. Нет, отвечает та. Ночью у нас дороже. Двести пятьдесят рублей. Тариф такой. Как вы думаете, купил мужик у жены бутылку.
        - Конечно, купил! - убежденно ответила Галина Петровна, - эти уроды готовы и по тысяче заплатить, чтобы опохмелиться. Нет, чтобы жене перекинуть на хозяйство!
        - Таким образом, - закончил свой рассказ капитан, - к утру понедельника все деньги были у хозяйки.
        - Но мужик все равно выходные пропьянствовал! - упорно не сдавалась Пешеходова.
        - Да! - но жена зарплату забрала всю, а потратила на вино лишь двести рублей.
        Чай был допит, разговор уже вертелся вокруг персоналии участкового на предмет одиночества и перспективы женитьбы. Лавируя между острых вопросов хозяйки, капитан был очень благодарен судмедэксперту, когда тот появился в кухне и предложил пойти перекурить.
        - Такое дело, Олег! - сказал Дядя Федор, дымя своим «Вестом», - на оконной раме я нашел несколько шерстяных волосков. Сразу ответить трудно, но весьма похоже на то, что они оставлены мохеровым свитером нашего покойничка. Это же надо - лето на исходе, а он свитер мохеровый носит… носил.
        - По ночам уже холодно, - заметил Авраменко, - так это значит, что…
        - Это значит, что либо кто-то спер у него на время свитер и заявился сюда с недвусмысленными целями, либо означает, что все-таки рожа у нашего покойничка в пушку.
        - Что-нибудь еще нашел?
        - По мелочам. Отпечаток кроссовка на паркете, вроде… ну, и следы под окном - на клумбе цветочной. Тех же самых кроссовок.
        - Погоди, Дядя Федор! - остановил судмедэксперта, - Муса, если мне не изменяет память, был в туфлях.
        - А что, ему трудно переобуться было? - пожал плечами собеседник, - между двумя происшествиями прошло как минимум пять часов. За это время роту солдат переобуть можно.
        - Ясно! - протянул участковый, - ну что, накурились? Пойдем в дом.
        Вернувшись, участковый попросил разрешения позвонить по телефону. Артем ответил сразу, как будто бы весь день сидел на телефоне.
        - Ну, чего? - спросил капитан, - готов гостей принять?
        - Ужин уже остыл,- сообщил Орлов, - Надя очень недовольна.
        - Ну, мы особенно и не обедали, так что съедим и холодное, - признался капитан, - сейчас определимся, кто у кого будет спать, и по машинам!
        Участковый предложил Татьяне переночевать у своей тетки, но лейтенант пришла в ужас при одной только мысли об этом.
        - Вы что, здесь ведь в спящих девушек ножиком пыряют! - прошептала она ему, - а может у вашего Орлова найдется лишняя койка?
        - Может и найдется, - пожал плечами Авраменко, - Дядя Федор! Ну чего, ты не против переночевать у радушных хозяев?
        - Оставайся, Федор! - предложил появившийся в кухне Геннадий Николаевич, - есть очень неплохая шведская водка. «Абсолют», может слыхал?
        - Да ну? - оживился судмедэксперт, - если без клофелину, то я завсегда готов.
        - Вот чего нет, того нет! - развел руками Пешеходов, - а у меня профилактический запой. Поддержать надо бы.
        Двое, по всем канонам психологии, снюхались. Авраменко в Татьяной оставили их в обществе Галины Петровны, которая сказала, что при малейших беспорядках успокоит обоих навеки. После чего она потребовала себе отдельную рюмку и примостилась во главе стола.
        Глава 14.

«Белый террор», и политическая стачка

        В среду начались некоторые странности. Артема и младшего Лещинского забрали и посадили в КПЗ при Петровском РОВД. Странным это можно было назвать потому, что понедельник и вторник прошли довольно мирно. Дело о «белом терроре» передали прямиком в суд, минуя органы прокуратуры. Авраменко даже пообещал Артему, что до суда его никто не будет трогать, а там - на все воля судьи. Случай с Орловым можно было представить как «причинение тяжких телесных повреждений в результате самообороны». Но внезапно в игру вмешался глава районной администрации, Иван Николаевич Тарханов, которому вдруг захотелось устроить публичный процесс. Желание это объяснялось весьма просто - на носу были очередные выборы, те самые, которых так дожидался Василий Петрович Чебуреков. Волею случая так получилось, что Чебуреков и Тарханов были соперниками на предстоящих выборах. И здесь в лапы Тарханову приплыл такой гандикап в виде набедокурившего помощника кандидата в депутаты Чебурекова, что оставалось только самое малое - немножко подкорректировать процесс.
        Тарханов, узнав о происшедшем, довольно потирал руки, а Чебуреков уже подумывал о снятии собственной кандидатуры. Вес у него в определенных кругах был немалый, но с Тархановым, у которого в руках была реальная власть в районе, ему тягаться было нереально. Он это прекрасно знал, поэтому, не желая позора, готов был объявить «ретираду».
        Младший Лещинский попал в одну «клетку» со своим кумиром. «Век воли не видать» обрадовался своему «адъютанту» и поселил его над своей шконкой. Артема же поместили в одиночку, которая и была то всего одна. Желающие его посетить должны были испросить разрешения самого начальника РОВД, а тот давал это разрешение лишь с санкции Тарханова.
        Обстановка осложнилась еще тем фактом, что капитану Авраменко настойчиво предложили сходить в отпуск, и даже выделили путевку в престижный дом отдыха. Профсоюзу пришлось эту путевку вырывать из зубов начальника паспортного стола, который уже мысленно видел себя на берегу Нарочи [25] со спиннингом в руках. Авраменко от путевки отказался, мотивируя отказ устойчивой неприязнью всяческих курортов, но в отпуск ему все-таки уйти пришлось. Единомышленников обложили по всем правилам, оставалось лишь уповать на чудо. Мог бы помочь Пешеходов, но он боялся, что в таком случае на белый свет выплывут некоторые факты из его биографии, о которых лучше умалчивать. Напрасно Надя едва не становилась на колени перед козлом-отчимом, но тот и слышать ничего не хотел.
        - Дочка, милая, я не имею ничего против Артема, но меняться с ним местами у меня нет ни малейшего желания. Моему желудку тюремная баланда противопоказана.
        - Для КПЗ заказывают еду в ресторане, мне Олег рассказывал! - заметила с невинным видом Галина Петровна.
        - И ты туда же! - вскинулся Геннадий Николаевич, - мы ведь договорились.
        Они договорились. Госпоже Пешеходовой, как ни горько было это сознавать Наде, ее супруг тоже был дороже гипотетического зятя. О «счастье» дочери она не хотела и слышать.
        - Будет тебе счастье, когда душа в душу проживешь со своим мужем хотя бы десяток лет. Законы любви в бытовой обстановке действуют немного не так, как тебе представляется! - убеждала она дочь.
        Надя упрямо молчала. Нечто вроде этого в свое время говорил ей и Артем, но она в силу своей молодости не готова была принять подобные откровения за чистую монету. Уж слишком цинично выглядела на практики трансформация нежных чувств в семейные отношения. Молодежь всегда мечтает отыскать свои пути к счастью, не подозревая о давно выведенных формулах его и проложенных к нему автострадах. А тот, кто ищет собственную тропку, обычно попадает в трясину. Может быть поэтому браки по расчету гораздо крепче, чем браки, основанные на чувствах? Особенно, если расчет правильный…
        В совхозе дела шли своим чередом. Заканчивалась уборочная зерновых, слесари ремонтировали все имеющиеся в наличии картофелекопалки и пытались что-то сделать с картофелеуборочным комбайном «Рязанец», приобретенным совхозом аж в перестроечные годы. Больше комбайнов в хозяйстве не было, и когда поползли слухи об аресте Артема, Наждачный популярно объяснил механизаторам, что по всей вероятности их больше и не будет. Тем временем начал бузить Лещинский-старший, который вовсе был не согласен с арестом сына. В кампании подозрительныхь субъектов он шатался в свинском виде по дерене и произносил вялые угрозы в адрес главы районной администрации.
        Однажды вечером, после распития нескольких бутылок водки, рабочие решили организовать нечто вроде группы протеста против несправедливого заключения под стражу работника хозяйства и сына одного из них. Поскольку они плохо себе представляли, как это делается, то у Виктора Бегунка родилась мысль - позвонить домой участковому и проконсультироваться с ним.
        Откупорив и употребив следующую бутылку, Лещинский вызвался сходить в диспетчерскую и позвонить Авраменко лично. Капитан, бывший в это время дома, обозвал Лещинского нехорошими словами и «пьяной свиньей» в частности, но пообещал подъехать завтра с утра, «разобраться как следует и наказать кого попало». Самое смешное, что на утро тайная организация «меча и орала» плохо помнила вчерашнее заседания и его решения. Поэтому посещение участкового рабочих весьма озадачило - каждый подумал, что вчера чего-то натворил. Особенно поплохело Сереге Лещинскому, когда капитан погрозил ему сжатой ладошкой.
        - Еще раз позвонишь мне в скотском виде - на пятнадцать суток посажу! - торжественно пообещал участковый, - ну что, ханыги вы мои потомственные, не передумали демарш свершать?
        Бегунок недоуменно глянул на Черного, Черный - на Лещинского, Лещинский отчего-то поглядел опасливо на капитанский кулак, которым тот рубил воздух с прямо-таки ленинской грацией.
        - Хорошие вы мужики, - покачал головой Олег Николаевич, - только чувство сплоченности у вас появляется после четвертого стакана. Нихера не помните?
        Все трое отрицательно покачали головами. Сергей выхватил из-под ящика спрятанную там бутылку пива и отпил из нее ровно половину, пытаясь таким образом восстановить память.
        - А чего я вчера звонил? - спросил он, - по поводу сына?
        - И это тоже, - вздохнул участковый, - значит так! Раскрывайте уши, я буду говорить. Сделаем так…
        Временем проведения акции протеста назначили субботу. День это не совсем рабочий, но и не совсем выходной. Акция в будний день означала крупную подставу для директора Птицына, а протесты любого вида в воскресенье выглядели полной лажей. Ранним утром рабочие совхоза вывесили над воротами мехдвора плакат
«Свободу Артему Орлову и Сергуне Лещинскому». Надежда Пешеходова, как секретарь профкома, организовала врачебный пост и комитет управления стачкой, председателем которого избрали единогласно Николу Наждачного.
        - Благодарю покорно! - ворчал осторожный Никола, сидя в чесучовом костюме песочного цвета за столом, покрытым алой скатертью, - за такую честь года три влепить могут.
        - Гитлер в пабах выступал обычно, - вторил его заместитель - заведующий складом, - а пиво нам»кстати» сегодня полезно в любых количествах.
        Народ фразу услышал и оценил по достоинству. Поскольку денег в кассе все равно не было (главбух зажилила), то решением стачкома с каждого трактора было слито по десять литров солярки и отнесено местному тракторному магнату - Николайчику. Тот совершенно обалдел, когда ему привезли триста литров дизтоплива и попытался отказаться, ссылаясь на отсутствие наличности.
        - Тогда мы тебе больше ни одной запчасти и ни одного литра топлива не принесем! - сказали уполномоченные.
        Пришлось Николайчику лезть в барсетку и доставать купюру в сотню американских президентов. Этой сотенной хватило всего на десять ящиков пива. Бастующих было человек семьдесят, поэтому получилось что-то около трех бутылок на человека, то есть, достаточно для раздражительности, но явно недостаточно для благодушия. Поэтому уполномоченные пошли на прием к директору и попросили выдать аванс в размере пятидесяти тысяч на рыло. Или, в случае отказа, труп главного бухгалтера. Владимир Михайлович вызвал из дома главбуха вместе с кассиром, и приказал найти в кассе три с половиной миллиона, необходимых для выдачи аванса.
        Главный бухгалтер встала в позу и в довольно резких выражениях охарактеризовала участников стачки и стачком в частности. После чего посчитала своим долгом предупредить директора, чтобы не баловал подчиненных. Птицын был несколько иного мнения.
        - Нехорошо, Семеновна! - покачал головой директор, - против людей идешь. Не тот случай, чтобы в стороне оставаться.
        Главбух бросила на стол ключи от бухгалтерии и с видом оскорбленной горгульи покинула кабинет директора.
        - Иди, Анечка, работай! - вздохнул директор и вновь уселся в свое кресло, которое внезапно показалось ему жестким.
        - Поближе нужно быть к народу! - проворчал он и начал развязывать узел галстука.
        Сняв его, Владимир Михайлович подошел к окну и выглянул наружу. Внизу колыхался транспарант, а под ним ходили люди с пивом в руках. Ему тоже внезапно захотелось ощутить давно забытый привкус «Речицкого», и он сглотнул слюну. Сняв пиджак, директор решительно закатал рукава рубашки. Затем закрыл кабинет на ключ и вышел на улицу - к своим рабочим.
        Появление в рядах рабочих Птицына было встречено всеобщим ликованием.
        - Угостит кто-нибудь директора пивом? - спросил Владимир Михайлович у Наждачного, сидящего подле ящиков со свирепым выражением средней головы Цербера.
        Тот молча протянул ему бутылку, с которой Птицын и принялся обходить группы и кучки рабочих.
        - Ну что, мужики, как настроение? - спросил он у стоящих особняком Бегунка и Лещинского.
        - Наше дело правое, - ответили они, - но в исходе забастовки мы все же сумлеваемся.
        - Отчего же? - сделал Владимир Михайлович богатырский глоток, - не верите в собственные силы.
        - В свои силы мы как раз и верим, - сказал Лещинский, - не верится нам в доброту нашей исполнительной власти.
        - Испокон веков так было! - подтвердил Бегунок, - на чаяния простого рабочего никто и нигде внимания не обращает. Отчего-то нашей стране проще наказать своего гражданина, чем защитить.
        - Понял! - протянул Владимир Михайлович, - но бороться за свои права все-таки необходимо.
        Пятью минутами позже он зашел за здание кислородной и набрал на мобильный Чебурекову. Тот ответил сразу, словно ожидал звонка.
        - Василь, здорово! - поприветствовал Птицын приятеля, - не желаешь ко мне подъехать?
        - Чего ради! - буркнул тот, - мне и здесь неплохо… то есть, хреново. Полгода коту под хвост, и все из-за твоего Орлова! Сейчас как выпью водки, как набедокурю… или…
        - Ты лучше давай ко мне! - убедительно говорил Птицын, - у меня здесь светопреставление. Рабочие манифестацию затеяли в знак протеста супротив ареста Артема. Тут только тебя и не хватает.
        - Ты знаешь, - оживился Чебуреков, - идея неплохая! По-моему, это - то что нужно. Сейчас я буду!
        - Момент! - вспомнил вдруг Владимир Михайлович, - если сможешь достать пиво, то вези. У меня тут скоро закончится, а в магазине не знаю, насколько хватит.
        Чебуреков примчался через час. Сегодня он был в свитере и простых темно-синих брюках. Водитель Миша принялся деловито выгружать из «Уазика» запечатанные упаковки с «Очаковским традиционным».
        - Здорово, мужики! - крикнул Василий Петрович в толпу, - прослышал о ваших делах и решил присоединиться!
        - Давно пора было! - донесся из толпы голос Черного, - можно подумать, вам Артем чужой был.
        - Нет, так дело не пойдет! - сказал Чебуреков, - вы подогретые, а я нормальный. Сейчас мы это дело поправим.
        Распечатав одну из упаковок, он достал оттуда двухлитровый баллон пива. Крякнув, свинтил крышку и, обливаясь пеной, сделал несколько жадных глотков. Вытерев по-крестьянски ладонью рот, он показал толпе большой палец.
        - Я попытаюсь сейчас объяснить в общих чертах, что произошло, и как это отражается на мне. Вы уж послушайте пару минут, хорошо?
        Рабочие ответили нестройным гулом и бульканьем слабоалкогольного напитка.
        - Дело в том, - начал Василий Петрович, - что от нашего района в Верховное Собрание баллотируются два кандидата. Точнее, осталось только два. Первый из них ваш покорный слуга, а второй… второй - небезызвестный вам глава нашего района - господин Тарханов Иван Николаевич.
        - Ну, и? - с надрывом спросил Лещинский-старший.
        - Так вот, ситуацию с нашими парнями он использует в качестве рычага давления на меня! Чтобы я снял свою кандидатуру и выборы превратились бы в фарс!
        Лещинский заморгал.
        - Это что, получается, если вы снимите свою кандидатуру, то моего пацана выпустят из КПЗ?
        - Не факт! - покачал головой Птицын, стоящий рядом с Чебурековым, - его там могут продержать даже до выборов. Как гарантию того, что Василий Степанович не будет трепыхаться.
        - Так что же нам делать?
        - Бузить! - ответил злосчастный кандидат в депутаты, - бузить и надеяться, что вас заметят хотя бы в области. Можно посылать письмо Генеральному прокурору области, республики, наконец. Можно писать в газеты. Можно привлечь западных журналистов… нет, эти педрилы завоют, что и у нас «черных» притесняют. Но на фоне всего остального… короче говоря, способов много.
        - Какой же из них самый лучший? - спросила Антонина Лещинская, глядя с надеждой на Чебурекова.
        - Все! - ответил тот, - наступать надо по всем направлениям, чтобы противник так и не понял, откуда ветер дует. Нужно просто распределить обязанности. Кто-то будет выходить на газеты, кто-то станет заниматься письмом в Прокуратору, а кто и до телевиденья попытается достучаться. У вас двести человек в совхозе работают - наверняка у кого-то есть шурин, кум или сват в означенных инстанциях. Нужно просто все хорошенько проверить. Стоп! А у Артема ведь… а у Артема ведь! Погодите, мы сейчас с господином Птицыным пошепчемся!
        Василий Петрович отозвал приятеля в сторону и тихо сказал:
        - Ну и редкий же я дурак! Ведь Тема мне сам говорил, что у его приятель работает в одной из центральных газет заместителем редактора! Как это я забыл!?!
        - А в какой? - спросил Птицын. Он, в отличие от друга и коллеги ничего не терял. Поэтому и интерес у него в этом деле был чисто платонический. Если бы сейчас все еще продолжалась уборка зерновых, то он ради своего электрика и из окна не выглянул бы.
        - А хрен его знает! - выругался приятель, - но начало есть. Где твой участковый?
        - Где-то был, - обернулся Владимир Михайлович, - он в отпуске, так по-гражданке прикинутый… а, вон он. Николаевич! Иди сюда - дело есть.
        Затянутый в джинсу героических размеров, к ним протиснулся участковый.
        - В чем дело? - поинтересовался он, - говорите, но учтите, что меня здесь нет. Высочайшим повелением сослан в отпуск без права чтения периодики.
        - Круто Иван взялся! - присвистнул Чебуреков, - кабы только рога себе не обломал. Ему еще больше, чем мне депутатом быть охота. Дано ходили слухи, что его снять с района хотят…
        - Так в чем дело? - переспросил Авраменко.
        - Да я тут припомнил, что у нашего Артемия связи есть среди четвертой власти! - Чебуреков светился и впрямь, как только что испеченный чебурек, - только вот нужно выяснить у Артема, что это за газета. Ну, и вступить в контакт с его приятелем.
        Авраменко задумался. Вспомнив, что ему на целый месяц заказано появление в отделе, стал скучен лицом.
        - Я - пас! - сказал он, - я нынче персона нон-грата. Попробую узнать через Васильеву - ей проще будет, чем мне. Но если ее поймают при контакте с преступником, то вони будет…
        - Нужно сделать так, чтобы не поймали.
        У Птицына заорал мобльник. Мелодия называлась «Танец с саблями» - как раз по духу бунтарям.
        - Алло! - поднес тот мобильник к уху, - ничего особенного - народ бунтует. Как раз по поводу Орлова и Лещинского. Ну, Иван Николаевич, это вы сами попробуйте им разъяснить. Нет… да, с позицией митингующих я совершенно согласен! Что? Поступил сигнал, что мои работники пиво пьют? А когда им, извините за откровенность, еще пива попить вволю? И я с ними… козел драный!
        Это Птицын закончил разговор и выругался от бессилия.
        - Я должен, господа, сообщить вам пренеприятнейшее известие, - сказал он, глядя между Чебурековым и Авраменко, - к нам собирается Тарханов со свитой.
        - Так это здорово! - оживился участковый.
        - Что здесь хорошего? - не понял Владимир Михайлович.
        - Свита - это начальник сельхозуправления, и начальник отдела культуры, и начальник РОВД, а если повезет - то вместе с заместителем, - пояснил капитан, - это значит, что у меня развязаны руки, и я могу навестить Артема. Конечно, не сам, но…
        - Жаль, мне нельзя с тобой! - искренне огорчился Чебуреков, - мне вот как раз необходимо быть здесь. Эх, жаль Артема нет - мы бы вдвоем загнали в угол Тарханова.
        - Ну, пока он вас всех загнал в угол, - уточнил Птицын, пресекая веселье на корню, - скоро резать начнет. Давайте работать, после будете ладоши потирать. Действовать надо тихо и аккуратно, будто пионер в чужом холодильнике.
        И он ушел наводить порядок: приказал прибрать мусор на территории мехдвора, отправил домой излишне «набастовавшихся» работников, чтобы своим видом не смущали высоких гостей, а так же велел сторожу опустить шлагбаум. Все указывало на то, что не группа крестьян с похмелья манкирует своими обязанностями, а правильно организованный рабочий класс вместе с профсоюзом (как это принято в цивилизованном мире) отстаивает свою точку зрения.
        Авраменко поспешил к Пешеходовым. Он имел веские подозрения, кто сообщил в район о забастовке. Геннадий свет Николаевич надеялся прогнуться перед начальством. Главного инженера он практически согнал с телефона - тот растерялся, но, все же взяв себя в руки, попытался объяснить, что звонил двоюродной сестре - в Теплоград. Капитан не стал раскрывать свои карты, а наоборот поспешил воспользоваться Пешеходовым в качестве распространителя дезы. Участковый собрал вещи и мимоходом обронил, что собирается плюнуть на все и отправиться с приятелем на рыбалку. Как минимум, на неделю. Потому что хочется хоть раз в году побыть человеком, выжрать пол-ящика водки и не беспокоиться, что от тебя будет утром пахнуть. Галина Петровна удивленно глянула на него, но ничего не сказала.
        - Устал твой племяш! - хмыкнул Геннадий Николаевич, - психует.
        - Все эти события могут до психушки довести! - подтвердила супруга, - Надежду нашу жалко: как она все это перенесет?
        Пешеходов ничего не ответил. Он в это время чистил трубку, которую дома предпочитал традиционным сигаретам. Табак он покупал по пятьдесят долларов за упаковку, с ароматом вишни, и сидя на балкончике второго этажа с трубкой в зубах воображал себя этаким старорежимным помещиком с пятизначным годовым доходом и собственной винокурней.
        Чебуреков, в распоряжении которого оставалось еще пару часов кандидатского времени, решил использовать его наиболее рационально. Он сновал между рабочих, рассказывал им анекдоты, забавные случаи из практики и небрежно подтрунивал над высшим начальством из Петровска. Народу выдали аванс, и вскоре из магазина вернулся бегунковский ЗИЛ (с новой кабиной), который окончательно подгреб все пивные запасы с магазинного склада. Василий Петрович советовал при встрече с Тархановым особо не напирать, но и не тушеваться. Пусть почует, подлец, настроение толпы.
        Услыхав о том, что бастующим выдают аванс, к мехдвору стали подтягиваться остальные работники хозяйства. Хорошо, что в кассе совхоза было около десяти миллионов рублей, хватило всем. В сентябре и октябре наличности хватает, так как многие физические юридические лица покупают урожай «на корню» или «только с грядки». Из «первоисточника» и дешевле выходит, да и качество вполне на уровне. Совхозу это выгодно также: самовывоз - он и в Африке самовывоз; не нужно овощи помещать в хранилища (которые не всегда и присутствуют); не нужно организовывать собственную торговую точку на районном рынке, платя зарплату водителю, продавцу и грузчику.
        Рядом с Василием Петровичем тенью бродила Надежда. Она была в приподнятом настроении, так как искренне считала, что забастовка поможет расставить все точки над “I”. Чебуреков немного охладил ее пыл, напомнил парочку исторических прецедентов, постарался настроить девушку так, чтобы в случае неудачи он не пала духом. Он и сам не особенно верил в чудо, но представившийся ему шанс решил использовать по полной программе. Теряя голову, чихаем на прическу.
        Постепенно количество бастующих увеличилось человек до ста пятидесяти. Прознав об акции протеста, к мехдвору подтянулась пятая колонна - пенсионеры, являющиеся двигателем прогресса и одновременно тормозом перестройки. Старики тянули лапы к халявному пиву и рассуждали о засилии басурман на исконно русских землях. Бабульки, как наиболее передовой элемент, принесли с собой отварной картошки, сала и соленых огурцов. На свет божий были извлечены из узелков штофы и полуштофы, робко задинькали граненые стаканы.
        - Мужики, - предупреждал Птицын, - вы же только перед районным начальством не опозорьтесь.
        - А мы им больше, чем по двести грамм не наливаем, - отозвалась тетка Маня, соседка Артема, - вот и ваши поспели.
        С этими словами она протянула директору стакан огнедышащего первача.
        - А и выпью! - решился Владимир Михайлович, заливая в себя шестидесятиградусную жидкость.
        - Осадите огурчиком, - протянула ему тетка Маня миску со всяческой снедью.
        Птицын осадил, проглотил несколько вареных картофелин и кусок сала. После этого почувствовал, что готов встретить не только Тарханова с сотоварищи, но и «Конец Света» с Арнольдом Шварценеггером в главной роли.
        - В старушках вся сила! - сообщил он Чебурекову, - а так же в сале с картошкой. И соленых огурцах.
        - Это чего с тобою? - удивился приятель, - ты же отродясь менее, чем трехзвездочную жидкость не употреблял.
        - Сегодня нужно быть с народом, - сказал Птицын, - пусть завтра хоть голова отвалиться.
        Скрипя тормозами ABS систем, налетели высокие гости. Два «мерседеса», один
«БМВ», «Фольксваген-Вента», «Волга» председателя Березовского сельсовета и один автобус системы «ПАЗ» с отрядом быстрого реагирования.
        - Видали, мужики, как вас начальство боится? - крикнул рабочим Чебуреков, - отделение головорезов с собою привезли.
        Среди народа поднялся гул. Из «мерседесов» начали вылезать чиновники во главе с Тархановым. Из личного «БМВ» вылез начальник Петровского РОВД и подал знак кому-то в автобусе, чтобы оставались не своих местах. Тарханову один из приехавших с ним людей попытался всунуть в руку мегафон, но тот отмахнулся.
        - Здравствуйте! - громко сказал он, заходя за шлагбаум, - по какому случаю собрание у вас?
        Основная группа приезжих чиновников осталась в сторонке, чтобы встреча главы районной администрации с рабочим коллективом сельскохозяйственного предприятия не выглядела банальной «стрелкой» между братками. Птицын, катавший во рту несколько гранул антиполицая, выступил вперед и пожал Тарханову руку.
        - Поскольку я не являюсь инициатором забастовки, то будет правильнее предоставить слово председателю профкома. Вы не против, Иван Николаевич.
        Тарханову перед выборами тоже нужно было держать марку лидера-демократа, поэтому он широко улыбнулся и произнес:
        - Конечно, Владимир Михайлович, - я ведь не на «форму двадцать четыре» приехал. Где же ваш профсоюзный босс?
        Надя, осторожно шагая на высоких каблуках по выщербленному асфальту, приблизилась к Тарханову. Тот неожиданно галантным движением поцеловал протянутую для рукопожатия руку и громко сказал:
        - Самый красивый профсоюзный лидер, которого я когда-либо видел в своей жизни!
        Рабочие одобрительно заворчали. Чебуреков про себя отметил, что Тарханов начал у них набирать очки.
        - Правильно ведет себя, подлец! - пробормотал он. Стоящий рядом Лещинский забеспокоился.
        - Так может и не выгореть? - спросил он Василия Петровича.
        - Что угодно может быть! - рассеянно ответил он. Тем временем Тарханов интересовался позицией и требованиями профсоюза.
        Пока Надежда рассказывала о происшедшем за несколько последних дней, Иван Николаевич внимательно ее слушал. Чебуреков в это время начал понимать задницей - сегодня он не соперник главе районной администрации. Ни по возможностям, ни по способностям. Уж больно складно научился говорить и махать руками бывший начальник сельхозуправления, продвинутый наверх прямо из области.
        - Некрасиво получается! - подвел итог Тарханов после пламенной речи Надежды Пешеходовой, - получается, мы не в состоянии обеспечить покой собственных граждан. Нехорошо!
        - Игорь Максимович! - позвал он подполковника в милицейской форме, с увлечением что-то задвигавшему кучке чиновников, - подойдите сюда!
        Подполковник продемонстрировал собравшимся свое, во всех отношениях породистое, лицо. Поднял и опустил брови, надул щеки.
        - Э-э? - осведомился, подойдя к Тарханову.
        - Что у вас там по делу Орлова и как его… напомните, девушка, да, Лещинского?
        - Ну-у… э-э, в превом случае возможно… превышение допустимых пределов самообороны, а во втором банальное хулиганство. Второстепенное нарушение… по этому делу арестован вор-рецидивист Ярошевич. Хотя тоже… э-э, Муса этот Гаджиев, э-э… инициатива хулиганства исходила от него…
        - Товарищ подполковник, скажите мне толком, что мы можем предпринять! Вы думаете, народ собрался на нас поглядеть?
        Одновременно глава районной администрации кинул в толпу понимающий взгляд, мол
«видите с кем работать приходится».
        - Ну, мальца, собственно говоря, можно и отпустить под расписку родителей, - выдал в своем обычном темпе подполковник, - тем более, что состава преступления там… почти нет. А вот Орлова, извините, Иван Николаевич, выпустить не могу. Сообщил наверх. Дело на контроле у самого прокурора области.
        - Ясно! - развел руками Тарханов, - и что, обязательно было работникам совхоза бастовать, чтобы вы отпустили паренька к папе с мамой? Тем более, он отстаивал свою, так сказать, честь. Честь мужчины и честь нации. Гаджиев этот, как я слышал, распоясался не на шутку. Чуть ли не геноцид с апартеидом здесь разводил, понимаете! Сколько можно нашим парням щеки подставлять под кулаки этих расистов! Давно пора была в ухо дать! Мы еще разберемся с этими, так называемыми беженцами.Наша страна дает им кров и возможность жить, работать и воспитывать детей в нормальных условиях, а они платят нам черной неблагодарностью. Как говорится, сколько волка не корми…
        - А у коня все равно больше! - хмыкнул в своем углу Чебуреков.
        Ему ясно было, что он сегодня проиграл. С такими фигурами партии не выиграть. Когда бы не этот нелепый гамбит, то можно было бы еще пободаться, но уж больно ключевой фигурой стал Артем Орлов. Слишком быстро пешка преодолела восемь клеток и набрала немыслимую цену. Такая вот чатуранга [26], как ни крути. Довольно неплохой шахматист, Чебуреков понимал, что упустил момент трансформации пешки, ее, если так можно выразиться, половое созревание. И теперь судьба ему засесть в цугцванге [27].
        Тем временем народ начал понемногу расходиться. Цель стачки была достигнута на пятьдесят процентов - весьма приличный показатель. Дальнейшее противостояние не имело смысла: Тарханову прилюдно доложили, что Орлова курирует прокурор области, а это означало фактическое бессилие Ивана Николаевича и всех подконтрольных ему ведомств. Но глава районной администрации набрал еще очков - пообещал заплаканной Надежде держать этот вопрос на контроле. Так что бастующие достигли цели даже не на пятьдесят процентов, а где-то на шестьдесят-шестьдесят пять. К сожалению Василия Петровича Чебурекова, он не мог похвастать хотя бы такими возможностями.
        Тарханов заметил своего соперника по депутатской гонке и окликнул его.
        - Василь Петрович! Что же вы прячетесь? Подойдите, дайте хоть взглянуть на вас!
        Иван Николаевич имел счастье лицезреть Чебурекова позавчера - на заседании районной комиссии по предварительным итогам уборочной кампании, но они тогда не разговаривали.
        - Добрый вечер! - поздоровался Василий Петрович, подойдя к своему политическому противнику.
        - Ну, для вас он не шибко добрый, - благодушно заметил Тарханов, - цели вы своей сегодня не достигли, не так ли?
        - Надеюсь, вы не думаете, что я организатор сегодняшней акции, - серьезно сказал Чебуреков.
        - Думал, честно признаюсь, думал, - рассмеялся Иван Николаевич, - но ведь и вы считаете, что я приказал арестовать вашего помощника, чтобы отыграться на вас…
        - Я много чего думаю, - сказал Василий Петрович, - однако, без доказательств мои мысли весу не имеют. А уж при ваших возможностях можно устроить…
        - Можно, - согласился собеседник, - а как бы вы повели себя на моем месте?
        - Не знаю, - Чебуреков взглянул на первые, зажегшиеся над зданием правления звезды, - но мне жаль, что я не на вашем месте. Всего хорошего вам и приятного вечера. Пойдем, Михаил!
        Взяв за локоть своего водителя, директор перегудского совхоза неспешно потопал к своему автомобилю. Тарханов посмотрел ему вслед и сказал стоявшему неподалеку Птицыну:
        - Вы ведь друзья. Попытайтесь объяснить ему, что запрещенными приемами я пользоваться не собираюсь, но и победу из рук упустить не намерен. А Орлова вашего мы на съедение не отдадим. Это я вам твердо обещаю. Ну, счастливо оставаться!
        Кавалькада сверкающих трамвайной дугою автомобилей, включивших полную иллюминацию (отсюда и аналогия с трамваем), плавно взяла с места и покатила в Петровск - что значит сотня километров для таких машин! Птицын ощутил себя в шкуре Остапа Бендера, когда тот наблюдал за знаменитым автопробегом.
        - Обещает он! - пробормотал Владимир Михайлович, которым вдруг овладело непонятное раздражение, - да если бы вы все то выполняли, что обещаете! Вон даже в Америке кандидаты в президенты обещают триста процентов сверх своих истинных возможностей, а у нас тремястами процентами не отделаешься.
        Выпитый первач успел выветриться, но организм директора был переполнен сивушными маслами, без которых не обходится ни один самогон. Сивушное масло само по себе весьма ядовито и представляет собой смесь одноатомных спиртов, альдегидов и прочей редкостной дряни, образующихся в качестве примесей при производстве этилового спирта методом брожения. Вполне возможно, что эта плохо расщепляемая дрянь и являлась причиной отвратительного настроения Птицына, но он об этом не задумывался. Завтра в совхозе официальный выходной… почти для всех. Кроме необходимых специалистов и работников: животноводов, механизаторов на очистке ферм, да сторожа Точилина, чья смена аккурат приходилась на воскресный день.
        Успокоив свою секретаршу и отправив ее домой, Владимир Михайлович поднялся в кабинет и позвонил своему водителю.
        - Игорь, добрый вечер! Нужно меня домой отвезти, пришлось хлебнуть немного
«народного творчества».
        Игорь, полчаса крутивший жену на сеанс любви, положил трубку на аппарат и замысловато выругался.
        - Что такое? - встревожилась Алла, - ехать нужно?
        - Да, блин! Директора в Петровск везти - он на стакан где-то наступил. Твою мать! Собери мне пару бутербродов - когда я еще поужинаю.
        - А как же…
        - А вот так! Вместо того, чтобы лапти раздвинуть, ты в недотрогу полчаса играла! Доигралась!
        Женщина ласково взяла мужа за язычок «молнии».
        - А может?
        Игорь прикинул время. За пять минут Птицын не замерзнет, а здесь неотложное дело. Ах, разве он не мужик, разве же он не поймет.
        - Давай! - шепотом сказал он, - авось успеем.
        Вечер того же дня. Квартира одинокого неинтеллигентного холостяка - капитана милиции Авраменко. Живописный беспорядок везде, куда не дотянись. До анархии в комнатах Шерлока Холмса еще далеко, но надежды на прогресс (или на регресс?) имеются. Берлога медведя-шатуна. Что на первый взгляд, что при детальном осмотре. Засохшие вазоны - память о первой любви, умотавшей прочь после двух лет совместного бытия; сухой аквариум с позеленевшим стеклом и двумя килограммами гальки, пустая клетка, в которой когда-то грустила канарейка. В коридоре под вешалкой здоровенный дымчатый кот жрет свой холостяцкий ужин - полкило ливерки, которую его хозяин таскает в пустой кобуре с мясозавода. Там у хозяина работает одноклассница. Иногда в кобуре бывает копченая сельдь, которой Олег Николаевич по-братски делится с серым другом, а иногда шмат полосатой грудинки. Реже там лежит непонятная черная штуковина, издающая противный запах неживого. В такие моменты хозяин оставляет запас провизии коту на пару суток, а сам куда-то исчезает. Куда, не говорит - служебная тайна.
        В кухне наблюдается та же картина. Полная раковина немытой посуды, рядом стоят несколько залитых водой кастрюль и две сковородки. Холодильник, который лет пять никто не размораживал, придает всем продуктам одинаковый специфический привкус - привкус резиновых тапочек после двух тысяч километров пробега. Газовая плита может напугать своим грешным видом даже бывалого санинспектора. На ней, в единственной относительно чистой кастрюле варится последняя утеха холостяка-тяжеловеса - две пачки «Сибирских» пельменей. Сам хозяин сидит за столом и доедает свою половину ливерки. С хлебом ливерка идет плохо, Олег Николаевич тщательно ее прожевывает и запивает молоком прямо из коробки с надписью «Домик в деревне».
        Звонок в дверь заставил Авраменко поперхнуться и недобрым словом вспомнить нежданных посетителей. Натянув на свои огромные плечи широкие синие подтяжки, Олег Николаевич зашлепал тапками по направлению к входной двери. Глазка в капитанской двери принципиально не было. Он просто отодвинул щеколду массивного полуврезного замка и распахнул обитую с той стороны дерматином дверь.
        На пороге стояла лейтенант Васильева. В самом что ни на есть расстроенном виде: потекшая тушь, опухший нос и совершенно убитое выражение лица.
        - Разрешите войти, господин капитан? - поднесла она руку к пилотке.
        - Ты что, сдурела? - сделал страшные глаза Авраменко, - ну-ка, заходи!
        Он за рукав втянул Татьяну к себе в берлогу и закрыл за ней дверь.
        - Что случилось? Ты сама на себя не похожа! Неужели не получилось?
        Он провел гостью на кухню и усадил на стул. С трудом, но нашел единственный чистый стакан, налил в него холодной воды из-под крана и протянул девушке.
        - У меня понос от сырой воды! - заплакала она, - лучше водки налей.
        Водка у участкового как раз была. Торопливо налив полстакана, он поставил его перед ней.
        - И себе налей! - сказал она, протрубив носом в платочек, - сволочи!
        - Закуска сейчас будет! - зачастил капитан, - только пельмени отброшу. Там как раз две пачки - хватит обоим. Правда, у меня миска чистая всего одна…
        - А мне пофигу! - заявила Татьяна, залпом выпивая водку, - я сейчас из свиного корыта закусить могу!
        Она схватила недогрызеный кусок ливерки и быстро проглотила его. Авраменко в это время шумовкой выгружал пельмени в огромную фарфоровую миску. Достал из холодильника полпачки сливочного масла и бросил сверху. Татьяна искоса посмотрела на него.
        - Ты про холестерин когда-либо слышал? - спросила она.
        - У меня все время дед так делал! - отмахнулся от девушки Олег Николаевич, - и ничего!
        - Ну, и сколько твой дед прожил? - не отступала Татьяна.
        - Чего прожил? Живой еще, слава богу - девяносто три года старику. Слушай, так что там у тебя произошло? Начальник с замом ведь в Березовке были - я видел, как они пронеслись мимо меня. Что случилось?
        Лейтенант Васильева опустила голову и пробормотала:
        - Меня Пирогов засек, когда я в КПЗ с Артемом разговаривала.
        - Ну так и что, он же вроде нормальный парень…
        - Что??? - заорала Таня, вскакивая и едва не роняя на пол миску с пельменями, - да этот твой нормальный парень пригрозил начальству доложить, если я ему минет не сделаю!!!
        - Что? - повторил капитан, но садясь на стул, - ты ничего не перепутала?
        - Я дура, по-твоему? Минет от маникюра не отличаю?
        Олег Николаевич глянул вниз - на кота. Тот покачал головой.
        - И что? - спросил он неестественно ровным голосом.
        - Что, «что»? - не поняла Таня.
        - Согласилась?
        - Ты дурак!!! - взвизгнула она, - этому рыжему только покажи! Не отстанет!
        - Понял! Ну, я этому уроду точно покажу! Он мне лично минет делать будет!!! Слушай, Танюха, если этот гад и вправду заложит, то можешь ссылаться на меня. Мол, Авраменко попросил узнать, не нужно ли ему чего. Он ведь все-таки кавалер моей сестры…
        - Уф! - глаза Татьяны негодующе посмотрели по сторонам, но бардака пока не замечали, - налей еще, господин капитан, бедной девушке, сумевшей отстоять свою честь в борьбе с рыжим маньяком.
        Выпили еще по половине стакана. Закусили половиной от первоначального количества пельменей. После того, как жажда с голодом отошли на задний план, Таня наконец заметила некоторые особенности окружающей обстановки.
        - Квартирка конспиративная? - проявив осведомленность, спросила она.
        Дело конечно было не при Союзе, но и теперь в распоряжении РОВД находилось несколько малометражек. В основном, жилплощадь канувших невесть куда жильцов и кое-что из подменного фонда комунхоза. В таких квартирках ютились командированные сотрудники органов, ожидали очереди на квартиру работники РОВД, они использовались для банальных неслужебных отношений и прочего веселого времяпровождения. Ну как оперу сидеть на такой квартире инкогнито, когда его половина населения Петровска знает в лицо и прекрасна осведомлена о месте работы и занимаемой должности! Или встречаться с ценным агентом-стукачом, когда половина города знает тебя, а другая половина - стукача.
        Но тайному неписанному закону существование подобных квартир допускалось, а значит некоторое их количество было на балансе РОВД. Но квартира Авраменко не имела к «конспиративным хатам» никакого отношения, она досталось ему от дедушки, добровольно отправившемуся в изгнание, то есть - в дом престарелых. Не та профессия была у внучка, чтобы он успевал в свободное время ухаживать за девяностолетним дедом. Поэтому Олег Николаевич сделал очень удивленное лицо.
        - Моя квартира! Правда, порядок бы здесь навести не мешало бы…
        - Ай да капитан! - восхитилась девушка, - и как же ты до этого допер? Кот подсказал, не иначе! Кстати, как его зовут?
        - Петрович! - буркнул он, - а я… я не грязнуля, некогда просто!
        Услыхав свою кличку, котяра оторвался от колбасы и подошел к хозяину.
        - Вэ? - спросил, подняв голову и задрав трубою пышный хвост
        - Критикуют нас, Петрович! - вздохнул Авраменко, - и критикуют, заметь, правильно.
        Кот негодующе фыркнул и вернулся к своей ливерке. Мылся он регулярно языком, своих вещей у него не было, а остальное - не его проблемы.
        - Ладно, - вздохнула девушка, давай допьем водку, и я посуду помою. А то тебе все некогда, понимаешь… тараканы не достают?
        - Петрович их на дух не переносит, - ответил Олег Николаевич, - лапами давит.
        - Надо же! - фыркнула Таня, - на «Матроскина», конечно, твой Петрович не тянет, а так мужчина ничего… слушай, я ведь тебе так ничего и не рассказала!
        Авраменко в это время пил водку. Смачно хекнув, он бросил в рот пару пельменей и вопросительно глянул на нее.
        - Газета, в которой работает новый муж старой жены Артема, называется «Время Новостей».
        - А фамилия?
        - Какая фамилия? Ах, приятеля? Орлов!
        - Не понял, они что, однофамильцы? - капитан допил юшку из миски и поставил ее на столик рядом с раковиной.
        - Нет. Настоящая фамилия Марка - Розенцвейг. Просто он взял фамилию жены.
        - А она взяла ее у Артема!
        - Ага! Фамилия ее была ранее… держись за табурет… Блефельд!
        Авраменко присел на табурет и скрестил ноги иксиком.
        - Вот так и жила обычная еврейская семья со старинной русской фамилией - Орловы. С претензией на графский титул, как потомки знаменитых фаворитов Екатерины Великой. Ты адрес или телефон взяла?
        - Не успела! - виновато опустила голову Таня, - Пирогов налетел, так я сразу и…
        - Ну, ничего! - обнял коллегу за плечи Олег Николаевич, - главное мы знаем.
        - Да, - согласилась она, - старший лейтенант Пирогов - сука и извращенец.
        Глава 15.
        Три контрданса в неглиже

        Первого сентября далекие предки нынешних славян отмечали наступление нового года. От сотворения мира - когда старик Яхве впервые открыл для себя «что такое хорошо». Воленс-ноленс, бомбардир Петр Михайлов отучил славян от этого глупого пережитка старины: "По примеру всех христианских народов - считать лета не от сотворения мира, а от рождества Христова в восьмой день спустя, и считать новый год не с первого сентября, а с первого генваря сего 1700 года. И в знак того доброго начинания и нового столетнего века в веселии упруг друга поздравлять с новым годом».
        Триста лет спустя уж многие и не помнят, чем славилась эта дата. Все передовое человечество давно почитает первое сентября днем начала учебных занятий во всяческих «альма-матер» - то есть, в учебных заведениях различной степени продвинутости.
        В День Знаний, первого сентября 20… года Артем Орлов сидел в своей одиночке и смотрел через наполовину закрашенное окно в белый свет, по которому метались опадающие листья и капли первого осеннего дождя. Порой первые смачивались вторым и прилипали к грязному оконному стеклу. Затем порыв ветра бросал горсть атмосферных осадков, и стекло очищалось, то есть, оставалось таким же грязным, но уже без листьев.
        - Погода - это состояние атмосферы в определенном месте в определенный промежуток времени, - сформулировал Артем, вспомнив пару строк из энциклопедии.
        Вот уже неделю он разговаривал сам с собой по любому поводу, просто для того, чтобы услышать звук голоса. В полной изоляции он, конечно, не был - пару раз за время своей смены дежурный мент перебрасывался с ним парой слов: о погоде, футболе и жратве. Один из охранников даже принес ему за свой счет полуторалитровую бутылку пива, только попросил, чтобы пустую посудину утром парень отдал ему.
        - Курить ты все равно не хочешь, а чем тебе еще помочь - я не знаю! - сказал ему сорокалетний прапор с большим брюхом, - на вот пивка хоть пососи.
        Пива он выпил с удовольствием. Кабы не отсутствие рыбки, да присутствие компьютера… жрать дают, спи ради бога, сколько хочешь! Почти курорт. Менты даже исправно носили книжки: авантюрно-приключенческие романы и фэнтезийные боевики в формате «покет-бук». Нижние милицейские чины сочувствовали парню и подбадривали его. Через пару дней после ареста Артему разрешили держать в камере маленький телевизор (Авраменко передал свой из автомобиля), регулярно доставляли газеты.
        - Точно Ленин в камере номер 193! - шутил Артем, получая очередную прессу, - только писать не о чем. Развитие капитализма в России приняло угрожающие темпы, а уж размеры! Покойничек в Мавзолее только и ворочается.
        Между тем, на воле друзья Орлова не дремали. Авраменко связался с бывшей супругой Артема по телефону и попросил разрешения ее навестить. Та, к удивлению Олега Николаевича, не стала делать стойку у телефона и простым человеческим голосом поинтересовалась у капитана, что случилось. Узнав, что ее бывший муж арестован, она без колебаний сказала:
        - Ну, хорошо! Раз такое дело, то конечно - приезжайте.
        От Теплограда до Москвы ходил прямой поезд. Двое суток - и ты в Москве. Еще двое суток - и ты дома. Денег на билет всего-ничего необходимо. Туда-сюда в плацкартном вагоне стоило сто тысяч рублей - четверть зарплаты периферийного участкового без надбавки за звание. Но неожиданным спонсором выступила тетка - мать Надежды. Галина Петровна вручила «племяшу с капитанскими лычками» сто долларов в конверте и благословила в путь-дорогу.
        - Не знаю, насчет лычек, но лыч у твоего племянника, несомненно, капитанский, - сказал Геннадий Николаевич на вокзале в Теплограде.
        - Пап, ну что ты в самом деле! - воскликнула Надя, - Олежка, он славный!
        - И он славный, и поступь у него славная, и член у него восемь сантиметров! - бурчал Пешеходов по дороге домой.
        - Что? - не расслышала Галина Петровна.
        - В диаметре! - уточнил муж.
        - Да брось ты дуться! - недовольно сказала она, - хватит уже.
        - А я может, собой недоволен! - проворчал Геннадий Николаевич, - но тока я себя один простить могу. И все никак не прощается…
        Осознал свои ошибки Пешеходов или не осознал, стал другим человеком или нет - это тема для отдельного романа в духе Григория Медынского. Проследим третьим глазом за путешествием в Москву капитана милиции Авраменко. Тем более что Олег Николаевич туда направляется не на заработки, в отличие от полусотни своих соседей по вагону, так называемых попутчиков.
        Плацкартный вагон, отмеривший при жизни на колесах не менее сорока полновесных лет, катился по Восточно-европейской равнине, приближаясь к цели своего назначения. На стрелках вагон поскрипывал и просился на пенсию, или хотя бы в капремонт. Сорок лет для вагона - это почти две жизни, но поскольку парк вагонов пополняется крайне медленно, то и ползают в по заповедным путям сообщения ветераны войны и труда, и возят потенциальные человеческие жертвы. Если бы в начале шестидесятых на Калининском вагоностроительном заводе узнали, что их продукция в первоначальном состоянии будет кататься по рельсам еще сорок лет, то работники завода бы сначала возгордились, а затем насторожились.
        Обо всем этом не думал капитан Авраменко, развалившись на нижней полке места с прозаическим номером пять. Ментовский менталитет не располагает к мышлению на отвлеченные темы, а требует конкретики. Иначе это не мент, а ворона в мундире. А думал капитан о том, что следовало бы доложить денег из своего капитала, и купить билет в купе. И он будет последней сукой, если в Москве этого не сделает. Потому что уроды, расхаживающие взад-вперед с пивом и водкой достали. Еще контингент частенько бегал в сортир, чем окончательно заколебал нашего бравого сотрудника внутренних органов. Ему то и дело приходилось поджимать под себя ноги, так как длинна вагонной полки - где-то около ста семидесяти сантиметров. Куда девать еще двадцать пять, Авраменко себе не представлял.
        На исходе вторых суток капитан устал настолько, что готов был крушить черепа и отрывать уши бестолковым пассажирам, снующим по проходу с регулярностью метронома. Слава богу, хоть попутчики не доставали. В первый же вечер устроившийся напротив специалист по поглощению пива в больших количествах (так его для себя охарактеризовал Олег Николаевич) предложил ему выпить по сто грамм водки, и капитан согласился. Чтобы не вызывать явную антипатию. Но уже назавтра при повторном предложении извинился, мотивировав свой отказ мигренью. Попутчик проникся непонятным термином и далее глушил спиртное на другом конце вагона, где у него обнаружилась знакомая душа.
        Ранним утром ненастного сентябрьского дня Олег Николаевич Авраменко сошел с поезда, прибывшего на Казанский вокзал столицы, и поспешил в метро. Как и все жители периферии, он не любил такси, а в связи с наличием СМИ побаивался и самого харизматичного транспорта - метрополитена. Как, извините, должен чувствовать себя человек в московском метро, если из телевизора узнает о буквально еженедельных террористических актах в нем? Особенно, если он не москвич. Однако на момент приезда капитана Авраменко террористы решили сделать себе выходной. По крайней мере, до Новогиреево он добрался без приключений. А там сел в троллейбус и доехал до означенной улицы Саянской - конечной точки своего маршрута. Судьба хранила его и здесь: поплутав минуты полторы, он совершенно случайно уткнулся в нужный дом, хотя при других обстоятельствах искал бы его долго и упорно.
        То, что в Петровске было модой, здесь являлось предметом первой необходимости. Все без исключения подъезды всех, без исключения домов были оборудованы домофонами. Нетвердо помня, как этой штуковиной пользоваться, капитан потыкал клавиши. Затем до него дошло, что нужно набрать номер квартиры. Почти тотчас хитрое устройство запищало, а женский голос из динамика кокетливо спросил:
        - Кто?
        Подавляя в себе естественное желание отрекомендоваться конем в пальто, Олег Николаевич ответил:
        - Капитан Авраменко из далекой и очень Белой Руси.
        - Да что вы говорите? - удивились на том конце линии, - заходите.
        Чего-то запищало - за дверью щелкнул электромагнит. Капитан вошел в подъезд и принялся кататься на лифте, пытаясь попасть на нужный этаж. В отличие от Петровска, здесь в подъездах не указывали расположение квартир по жилым уровням. Наконец, цель достигнута. Из приоткрытой двери на него пялится жгучая брюнетка с красивым мясистым носом - мечтой ваятеля.
        - О, боже мой, - воскликнула она, - я вас вовсе не таким представляла! Заходите же - здесь ужасный сквозняк.
        Супруга дома не оказалось, но общительная дамочка пообещала, что сегодня он обязательно должен быть. Бывшую жену Артема звали простым русским именем Наташа, но это имя ей катастрофически не шло. Хотелось называть ее Розочкой, Рахилью или Сарой, но только не Натальей. По телефону Авраменко ей в общих чертах объяснил суть проблемы, теперь же его пригласили на кухню (такого оборудования и обстановки он не видел даже у «новых русских» из Петровска) и в процессе приготовления двойного усиленного завтрака выпытывали подробности.
        - Ничего не понимаю! - призналась Наташа, накладывая в тарелку гостю картофельное пюре и молочные отварные сосиски, - вы ведь не про Артема мне рассказываете. Точнее, не про моего Артема.
        - Извините? - склонил голову над тарелкой Авраменко.
        Он вдыхал пар экологически чистой пищи (уж в этом он не сомневался - такие снобы и эстеты жрать абы что не будут) и чувствовал, что хочет три вещи: сожрать, все что есть на столе и в двухметровом «Эриксоне», задрать хозяйке подол и основательно показать ей отличие ядреного русского мужика от маломощного иудея, а потом уснуть в нормальной человеческой постели часов на шесть.
        Наташе его желания были неизвестны, поэтому она принялась философствовать. Артем в прошлой жизни был парнем неплохим, но ей хотелось большего. Это большее она нынче получила, вот только угнетает занятость Марка - ее нынешнего мужа. Теперь вот мучается бедняга вопросом, то ли она получила, что хотела, или ее все-таки подло обманули. Вечное нытье интеллигента, который не знает, на которой половине задницы ему приятнее сидеть.
        Олег Николаевич насыщался и время от времени делал соответствующие замечания. Мол, всего на свете не ухватишь, если где-то густо, то где-то и пусто, а богатые, говорят, тоже плачут. Проблемы у них просто иные, недоступные среднему обывателю. А если серьезно относиться ко всем проблемам, то это может очень невыгодно сказаться на собственном здоровье, которое, как известно, не купишь за любые деньги. Хозяйка выслушала внимательно всю эту белиберду, а затем поставила на стол початую пузатенькую бутылку и два лафитника. Вино, между прочим, оказалось обычным «Кагором».
        - А расскажите мне о вашей сестре, - попросила Наташа, усевшись напротив и наполняя рюмки, - она очень красивая?
        - Мне кажется, что да, - ответил капитан, - но вы знаете, я не могу объективно оценивать - ведь это все-таки моя сестра, хоть и троюродная. Но она правильная девчонка! Извините, может вам неприятно слушать…
        - Да нет! Знаете, капитан, вы своим рассказом… вы отчасти сняли с моей души некий груз. Я все же не такая холодная и расчетливая стерва, как можно подумать. Все эти годы я чувствовала за собой вину… небольшую, но все же вину. И что, Артем влюбился?
        Авраменко пожал плечами.
        - Кто же его знает? Мужик за тридцать отличается от парня в восемнадцать. Но то, как он к ней относится, мне нравится. Понимаете, что я хочу сказать?
        Наташа улыбнулась. Может быть, не совсем искренне - что-то такое мелькнуло в ее глазах, мимолетная какая-то печаль. Сожаление, что бывший муж проявил свое безрассудное геройство по отношению не к ней, а к другой женщине. Или сожаление о том, что так и не до конца узнала его скрытые возможности…
        - Ну, а Надя его, конечно любит?
        - Без ума от него, - кивнул Авраменко, - сама мне говорила. И пока я не вижу, отчего бы ей его не любить.
        - Женщины любят героев! - как бы не слыша его, произнесла она.
        - Поверьте моему жизненному опыту! - поправил капитан, - женщины любят и негодяев. Я столько насмотрелся, когда работал опером - книгу написать можно. О разбитых женских сердцах по ту сторону колючей проволоки…
        - Женщины не любят обыденности, не любят серости и монотонности! - вздохнула Наташа, - а Артем мне показался именно таким после пяти лет совместной жизни. Пресным. К тому же, он абсолютно лишен амбициозности.
        - Что? - поднял брови Олег Николаевич, - я же собрал на него целое досье. Не из знаменитого учебника Яна Потолоцкого, а реальные характеристики. За полгода своей работы умудрился стать помощником кандидата в депутаты Верховного Собрания республики, проявить себя прекрасным тактиком в общении с народной массой, и, в конце-концов, продемонстрировать истинно мужские качества, защищая свою девушку от посягательств этого отморозка!
        - Вы не про моего Артема это все говорите! - повторилась Наташа, - вернее, не про моего бывшего мужа. Погодите минутку, сейчас мы проведем следственный эксперимент.
        Она встала и ушла в комнату, оставив капитана недоумевать. Отсутствовала Наталья долго, но затем вернулась с четырьмя фотоснимками различной степени давности. Разложив на кухонном столе этакий пасьянс, она предложила:
        - Ну, покажите мне Артема Орлова! - Олег Николаевич ткнул пальцем в хорошо знакомое лицо.
        - Очень странно! - нахмурилась Наташа, - это и в самом деле он. Только с какой стати у него характер изменился? Ладно, это неважно. Вы добавки не желаете?
        Авраменко уже не желал ни добавки, ни лишней чарки, ни голой бабы на закуску. Уничтожив все, что было на столе, он смертельно захотел спать, потому как в
«эшелоне» уснуть ему попросту не удалось. Так как у гостя от скрытого зевания сводило скулы, Наталья любезно ему предложила прилечь на гостевой софе в детской. Детей у замаскированных сионистов пока не было, но детская комната присутствовала. Гость даже подумал, что это неправильно. По всем канонам русского «авось», необходимо сразу произвести дитенка, а уж затем приниматься за отделку помещения. С этой мыслью Олег Николаевич и уснул простым сном смертельно уставшего человека.
        Пока он спит, нам не мешало бы перенестись в кабинет главы администрации города Петровска и Петровского района - Тарханова Ивана Николаевича. Хозяин кабинета с утра был не в духе, потому что имелись серьезные проблемы. Во-первых, нужно было что-то решать по поводу Артема Орлова, а во-вторых, было необходимо разобраться с этими придурками «дагестанцами». Иван Николаевич прекрасно был осведомлен, что эти «дагестанцы никакого отношения к Дагестану не имеют, а попросту скрываются. И от российских федералов, и от собственных братков по оружию.
        По просьбе одного очень влиятельного человека Тарханов некоторое время согласился приютить их у себя в районе, однако этот человек обещал, что никаких неприятностей от горцев не будет. И, насколько понял Иван Николаевич, человек этот за свои слова ручался. Что ж, очень неприятно будет сообщить ему о том, что его протеже облажались. Отморозки - они и в Африке отморозки. Скрывать их лучше в индивидуальных укрытиях, на глубине в шесть футов под землей. И, желательно, в полностью успокоенном виде. Вот тогда от них не будет никаких неприятностей.
        Иван Николаевич нажал на кнопку переговорного устройства.
        - Женя, Игорь Максимович прибыл? - поинтересовался он у секретарши.
        - На месте, Иван Николаевич, - донесся голос из интеркома.
        - Давай его пулей ко мне! - приказал Тарханов.
        Подполковник Мурашко Игорь Максимович, сорока пяти лет от роду, русский, беспартийный, был начальником РОВД города Петровска. Пришли они с Тархановым сюда вместе семь лет тому назад из другой области и уходить планировали тоже вместе. Мурашко давно звали на работу в теплоградовский РУБоП но не отпускал
«старший товарищ». «Уйдем вместе, красиво», - говорил он. Так что подполковник был не менее Тарханова заинтересован в политической смерти его соперника по депутатскому креслу.
        Чтобы преодолеть два этажа и коридор Мурашко понадобилось около десяти минут. Затем в дверь раздался вежливый стук.
        - Разрешите? - стоящий на пороге подполковник был идеально выбрит, белая сорочка выгодно оттеняет смуглую физиономию житомирского хохла, хорошо отутюженные брюки заправлены в лакированные черные сапоги. По непонятной причине Мурашко предпочитал сапоги туфлям, и на провокационные вопросы отвечал, что ширина стопы делает затруднительным выбор более легкой обуви.
        Тарханов считал, что дело тут в элементарном барстве. Сапоги супротив лаптей. Загадочная хохляцкая душа, но над приятелем не смеялся, справедливо полагая это делом вкуса.
        - Ну, давай, заходи что ли! - хозяин кабинета вальяжно вышел из-за своего огромного стола и сделал несколько шагов по направлению к гостю.
        Они пожали друг другу руки, затем Иван Николаевич пригласил подполковника присесть на низкий кожаный диванчик.
        - Докладывай, что там у нас по абрекам? - недовольно поморщившись, Тарханов откинулся на спинку дивана.
        - Полный букет, - раскрыл кожаную папку Мурашко, - хищения, торговля наркотой, хранение огнестрельного и недозволенного холодного оружия. Браконьерство.
        - Козлы, бля! - казалось Иван Николаевич сплюнул этой фразой, - придется выходить на генерала. Пусть забирает своих пионеров из лагеря - вожатым они уже надоели. А что с этим Орловым?
        - В принципе, опытный адвокат на суде развалит всю нашу цепь обвинений, но до суда еще можно потянуть. И не столько много у нас опытных адвокатов.
        - Никакого суда! - возразил Тарханов, - прокурор не согласится быть посмешищем, а времена нынче не те, чтобы… короче, Максимыч, ты понял. К тому же, парень хороший, правильный, на таких страна держится. И так матушку-Русь сколько раз пололи зазря - положиться не на кого. Нет, лишний грех на душу ни к чему!
        Подполковник выразительно посмотрел на старшего товарища. Грязны воды реки под названием Политика, но отчего туда так и стремятся нырнуть? Власть и деньги - вот он каков, естественный наркотик амбициозных людей. Тарханов взгляд выдержал и сказал:
        - Условия у него нормальные?
        - Барские! - позволил себе Мурашко хохотнуть, - пресса, телевизор, пивка пару раз человеку передали. Говорит, если бы еще и компьютер с прямым доступом в Интернет - согласен сидеть и дальше.
        - Как мало нужно человеку для счастья! - хмыкнул Иван Николаевич, - мне нужно много больше. Но вот компьютер с Интернетом ему сейчас давать и нельзя. Нас с тобой мигом контролировать из Минска приедут.
        - Кто? - не понял Мурашко.
        - Маленькие человечки с большими членами! - рявкнул Тарханов, - хватает контролеров! Если мы уйдем красиво, то нужно будет парню компенсировать эти неудобицы.
        - Неудобства! - вежливо поправил Игорь Максимович.
        - Неудобицы! Понял? Так в сельском хозяйстве называют участки полей, неудобные для обработки. Если бы я говорил о неудобствах, компенсировали бы неудобства
[28]!
        - Зачем? - снова не понял подполковник, - после ему до нас не дотянуться, как не прыгай.
        - Мудрила ты ментовская! - беззлобно сказал градоначальник, - гадить можно только в крайнем случае, а если есть возможность сделать все по чести… нет, я вижу, что ты не понимаешь! Вот сделаюсь я когда вице-спикером, начнут газетчики копать под меня и обо мне - раскопают эту историю. А нахрена мне лишний скелет в шкафу?
        - А вот теперь понятно! - протянул подполковник, - а то я поначалу не понял, думал ты, Иван Николаевич, под старость лет решил веру сменить.
        - Нет, дружок, коней на переправе не меняют. Просто нужно придерживаться в жизни хоть каких-то, но принципов. Иначе будешь, как Троцкий, всю жизнь из эмиграции гавкать.
        Олег Николаевич проснулся под размеренное бормотание, доносящееся откуда-то из-за стенки. По доброй ментовской привычке, он сразу же отыскал источник звука. Разговор двух супругов доносился через обычную розетку, что была вмонтирована в перегородку между детской и кухней. Вроде и жизнь новая настала, а вот набор бетонных конструкций для строительства домов остался тем же. В перегородке располагалось сквозное отверстие, куда по внутренним желобам подводился силовой кабель на параллельные розетки. Одна - в комнату, а другая - в кухню. Соответственно, между квартирами иногда встречается то же самое.
        Капитан навострил уши, стараясь ухватить суть беседы.
        - Ты твердо уверен, что эта статья не повлияет на твою карьеру? - спрашивала Наташа.
        - Если даже и повлияет, то Артем - мой друг, - отвечал приятный мужской голос, - а твой - бывший муж. Кто ему еще поможет, как не мы?
        - Я все понимаю, Марк, и мне его тоже жалко, но ты подумай о нашем будущем. Тебя ведь собираются назначить главным редактором. Тебе сейчас нужна осторожность и тактичность.
        - Ната! Если я буду постоянно бояться наступить кому-нибудь на хвост, то мое место не в газете, а в армянской бане! Глянь лучше, не проснулся ли наш гость. Время то уже обеденное.
        - Он еще завтрак не переварил. Интересно, этот мент женат? Как его жена кормит, такого здорового?
        - Не говори ерунды. Ясное дело, что чем больше человек, тем больше ему нужно пищи. Тем более, что мы от этого не обеднеем.
        - Я не говорила, что мы обеднеем! - возразила Наталья, - что у тебя за идиотская манера искажать мои слова?

«Самый удобный момент для того, чтобы проснуться», - подумал Авраменко, - «иначе я им буду в тягость».
        Он заворочался на софе и заскрипел ею. Затем принял сидячее положение, натянул брюки и носки, оправился. Застегнув джинсовую рубашку на все кнопки, он провел рукой по волосам, приводя их в порядок, затем сунул ноги в привезенные с собой шлепанцы и вышел из комнаты. На кухне при звуках его побудки сначала притихли, а затем Наташа громко сказала:
        - Вот и господин капитан проснулись!
        Авраменко зашел на кухню, и смешно щурясь (как человек только что проснувшийся) сказал:
        - Здравствуйте, хозяин. Я тут, пока вас не было, вздремнул немного. В поезде, видите ли, условий для спокойного отдыха никаких.
        В ответ на речь капитана Марк спрыгнул (по крайней мере, Олегу Николаевичу так показалось) с табуретки и протянул ему для приветствия руку. Приятель у Артема оказался маленьким, смуглым и волосатым.
        - Очень приятно, - сказал он, представляясь, - я - Марк.
        - Олег! - опустил все свои регалии Авраменко.
        Марк был одет в прекрасный костюм-тройку темно-синего цвета и светлую рубашку. Невероятно, но он каким-то образом умудрялся вписываться в кухонный интерьер, где обычно царят домохозяйки в махровых халатах. И даже не снимая галстука. Наташа тоже переоделась. На ней была облегающая кофточка цвета спелой сливы и черная джинсовая юбка, закрывающая колени. Волосы были собраны в конский хвост, и это ей очень шло. Невзирая на сионистский нос.
        Совершенно не теряясь в тени огромного капитанского тела, Марк бодро предложил:
        - Ну-с, давайте пообедаем, а затем поедем ко мне в офис. Вы ведь наверняка хотите сперва разобраться с проблемами, а затем все остальное.
        - У меня нету других планов, - покачал головой Авраменко, - я расскажу вам, что мне известно, а затем сажусь на вечерний поезд - и обратно.
        - Что ж, отлично! Наташенька, подавай на стол. Нужно было бы по доброй русской традиции выпить по сто грамм «за приезд», но мне, во-первых садиться за руль, а во-вторых - я предпочитаю решать проблемы на трезвую голову. Вас, Олег, это не касается - можете выпить, если желаете…
        - Благодарю! - улыбнулся капитан, - но я последую вашему примеру. А выпить можно и вечером. По доброй русской традиции - «за отъезд».
        - Отлично! - кивнул Марк, - было видно, что гость ему понравился, - тогда приступим.
        Он заложил салфетку и вооружился столовой ложкой.
        Кошмар для капитана Авраменко под названием «обед у интеллигентов» начался. Суп ему удалось употребить вообщем-то, без проблем. Проблемы начались, когда хозяйка подала горячее - отбивные с гарниром из макарон типа спагетти. Марк сменил ложку на нож и вилку, и принялся методично заниматься привычным делом. Левая рука с вилкой прижимает отбивную, нож в правой руке совершает хирургическое движение, левая рука тащит в рот аккуратный кусочек. Левая рука совершает вращательное движение - на вилку наматывается определенное количество макарон - нож в правой руке отсекает излишки - левая рука пошла.
        К концу обеда капитан вспотел, точно провел в спортзале три схватки подряд. Он больше устал, чем наелся. Когда хозяйка с милой улыбкой предложила добавки, Авраменко отказался почти с неприличной поспешностью.
        - Что, не понравилось? - огорченно спросила Наташа, - может быть, невкусно?
        - Что вы? - возразил гость, - очень вкусно. Просто, я не особенно проголодался - завтрак ведь был не так давно. Спасибо, вы - превосходная хозяйка.
        Марк посмотрел на него и скривил в недоверчивой улыбке губы.
        После, когда они уже были в машине, он сказал капитану.
        - Олег, я прошу прощения за Наташины идиотства. Женщины есть женщины. Отталкивая от себя мужчину, ей все равно хочется оставаться для него «самой-самой» и единственной. А здесь еще выясняется что забракованный по профнепригодности супруг выбивается в люди! Лично я очень рад за Артема, потому как в свое время пришлось предстать перед ним в весьма невыгодном свете.

«Да что же вы все здесь такие виноватые», - подумал Олег Николаевич, - «прямо царство раскаяния какое-то!» Марк предложил:
        - Может, в кафе какое-нибудь заедем?
        - Зачем? - удивился Авраменко.
        - Ай, бросьте! - типично в еврейской манере взмахнул рукой Марк, - вы думаете, я не знаю, как вы мучались нашим обедом?. Ну признайтесь честно, вы ведь есть хотите?
        - Хочу! - легко признался капитан, - поросенка с хреном съел бы. Целиком! С хреном!
        - Ну вот и отлично! Я угощаю! И даже не спорьте - это самое малое что я могу сделать для человека, который пытается вытащить моего друга из КПЗ.

«Хорош друг, что бабу увел!» - подумал Олег Николаевич, - «но раз за пожрать платит, то пусть и друг».
        - Ладно, - сдался он, - но только в «Мак-Дональдс» не нужно. Совершенно не выношу американской еды.
        - И я, - сказал Марк, - еврейской, кстати, тоже. Предлагаю заехать в «Русские блины», годится?
        - Если там подают блины, то годится. А если какую-нибудь шаурму, хычины, чахохбили, или другие энчилады, то я пас. Любая славянская кухня: блины, драники, зразы, рестли, клецки, колдуны, пельмени, вареники, кнедлики, в конце-концов!
        Марк уважительно посмотрел на него.
        - Не уверен, что имею представление хотя бы о половине вашего перечня. Наталья бы удивилась, услыхав от вас подобное. Нет, в «Русских блинах» подают исключительно блюда нашей… гм… русской кухни. Отличный ресторанчик, правда не всем женщинам по вкусу, знаете ли. Уж больно много калорий в их блюдах.
        - Хорошо! - выдохнул Олег Николаевич, - а то я все боялся, что вы меня пригласите во что-нибудь национальное: китайское, итальянское, испанское, корейское. Не выношу на дух экзотической пищи, зато все, что произрастает в нашей средней полосе употребляю с удовольствием.
        - Да вы, батенька, прямо какой-то гурман-патриот!
        Марк припарковал свою «Кароллу» у входа в ресторан-закусочную, где над композитными деревянно-пластиково-стеклянными дверями висел рекламный плакат, изображающий пузатенького здоровячка в вышитой сорочке, перевязанного по крестцу алым кушаком. Здоровячек сидел за столом, а перед ним виднелась горка блинов и плошки со сметаной, малом и медом. На стриженой под горшок тыковке блестели лукавые глаза.
        - Вот как? - внимательно осмотрел плакат капитан.
        - Что-нибудь имеете против? - Марк едва доставал до плеча собеседника. Вместе они представляли нечто оригинальное, в духе «Штепселя и Тарапуньки». Может быть, о Тимошенко и Березине [29] многие уже подзабыли, так что сравнивающим поневоле приходилось обращаться к другой звездной паре: Шварценеггер - Де Вито.
        Когда Марк и Олег заняли места за свободным столиком, перед ними живописно одетый половой поставил блюдо с блинами, тарелочки с тешкой (вялеными брюшками крупной речной рыбы) и шкварками, блюдца с горчицей, аджикой и хреном.
        - Ну вот! - страдальчески сморщился капитан, - с блинами все нормально, так с приправою напутали. Не слыхал я, чтобы на Руси блины аджикою закусывали.
        - Знаете, Олег, не придирайтесь! - возразил Марк, - скажите спасибо, что вам коньяк под блины не предлагают. Вы вот рюмочку калганной наверните, рекомендую. Мне нельзя, а вам рюмка ничего не испортит… вот так! Ну, каково?
        - Мягкая, черт! - оттопырил нижнюю губу капитан, - определенно, не «Гжелка». Вкус приятный, если вкус водки можно вообще назвать приятным.
        - Белое хлебное вино! - закатил глаза Орлов-Розенцвейг, - заместитель директора этого ресторанчика - мой старый приятель. Он мне как-то рассказывал технологию приготовления этой водки. Бред сумасшедшего! Проращивают зерна пшеницы, затем сушат эти проросшие зерна, после чего размалывают их на солод…
        - Затем варят картофель, все вместе смешивают в больших бочках, добавляют чуточку сахара и самую малость пивных дрожжей - получается этакая каша, - продолжил Авраменко улыбаясь, - затем, когда каша настоится и начнет издавать характерный запах, аккуратно, чтобы не подгорела, начинают выпаривать. Конденсат идет через расположенный в емкости с холодной водой змеевик и результат окончательно фильтруется через угольный порошок! Самое сложное в этом деле - не попасться участковому.
        Марк заворожено смотрел на него.
        - Вы не против, если я запишу рецепт? Приятель так подробно не рассказывал - это секрет фирмы. Про дрожжи, сахар и угольный порошок я впервые слышу. А откуда вы узнали это ноу-хау?
        Милиционер едва не подавился тешкой с хреном. Вот ведь идиотство!
        - У нас в любой деревне вам это «ноу-хау» расскажут. Это - рецепт пшеничного самогона. Вещь получается и правда - обалденная, особенно если удалить сивушные масла с помощью угольного порошка либо повторной перегонкой. Но производство это, к сожалению, нерентабельно. Я имею в виду, в кустарном масштабе. Из ведра каши получается едва ли полторы бутылки. В то время, как из ведра сахарной браги получается трехлитровик. Ладно, я ведь не за тем ехал через два часовых пояса, чтобы травить байки в духе Остапа Бендера. Вы ведь меня не в офис свой звали, а попросту чтобы поговорить с глазу на глаз.
        Марк три раза беззвучно хлопнул в ладоши.
        - Сознаюсь, гауптман, вы совершенно правы. Подобные дела нужно решать с глазу на глаз и без свидетелей. Это во-первых. И без женщин. Это - во-вторых.
        - Особенно без тех, которые когда-то были женой предмета нашей беседы и вашего хорошего друга. Ведь Артема вы до сих пор считаете своим приятелем?
        Собеседник тщательно прожевал кусочек блина и сделал глоток холодного квасу.
        - Я не знаю, как думает Артем, но я до сих пор считаю его одним из самых близких мне людей. Хотя бы за то, что он ни разу меня ни в чем не упрекнул. Не уверен, что на его месте смог вести бы себя так же… возможно, вы меня не поймете. Возможно, никогда ваш лучший друг не отбивал у вас жену, ровно как и вы никогда не становились супругом жены лучшего друга, пусть и бывшей. С точки зрения общепринятой морали - это… это подлость. Но с нашим мнением никто не считается. А Наташа, она может прекрасно себя подать.
        - И под себя подмять! - поднял очередную стопку Авраменко, - ваше здоровье.
        - Вот видите, вы меня понимаете!
        - Погодите, я еще не сказал главного, - капитан погонял во рту противную, но такую необходимую порой жидкость, - самое печальное, что никто потом не хочет понять такого вот подмятого и выброшенного человека, не важно, как его зовут: Артем ли, Олег ли, а быть может и Марк. Никому до него нет дела, когда он на койке загибается от алкогольной интоксикации и выдумывает восьмой закон Ньютона. Но когда в его жизни появляется робкий лучик надежды, за который он хватается с отчаянием утопающего… те, кто вышвырнул его из своей жизни, испытывают негодование. Как он посмел! Да еще и в люди выбился! Он не имеет права выбиваться в люди, ведь она его вышвырнула, как бесперспективного! А ОНА ошибаться не может!!!
        Авраменко умолк и начал с каким-то остервенением грызть сразу два блина. Он хорошо изучил досье на Артема Орлова, которое сам же и собрал. Он помнил, как с искренним недоумением вчитывался в казенные строчки копии трудовой книжки. Принят первого февраля, уволен восемнадцатого марта по соглашению сторон (считай, за пьянку). Принят тридцатого марта, уволен второго июня по собственному желанию (тот же эпикриз, только пожестче), принят четырнадцатого августа, уволен восьмого декабря по сокращению штата (боль начала стихать, но привычка квасить осталась). Затем принят в совхоз на должность электрика… тоже поначалу было не все гладко, пока… пока на него не устремила свои глазки и помыслы сестренка Надя. И вроде все начало настраиваться, но… но!
        - Не нужно судить женщину по мужским законам! - горько сказал Марк, - у них совершенно иная система жизненных ценностей. То, что для нас является недоразумением - для них катастрофа. И обратно.
        - Я Наталью не осуждаю! - вздохнул Олег Николаевич, - мне за парня обидно. Можно сказать, в первый раз проявил себя мужчиной, и попал за решетку. Это конечно, не тюрьма, а КПЗ. Но в жизни всякое случается - нужно подумать и о том, как бы ему не угодить на нары всерьез. Наш Тарханов - человек жесткий. Несмотря на брюшко и двойной подбородок.
        - Так вот на Руси и вывелось древнее племя героев!
        Следующие полчаса Авраменко подробно рассказывал о том, как складывалась жизнь Орлова в Березовке. Кое-что Марк опускал, а кое-что скорописью помечал в своем блокноте. По поводу некоторых деталей скрупулезно уточнял подробности, над некоторыми весело смеялся. Кое-где мрачнел и дергал себя за мочку уха.
        - Ну вы ведь понимаете, что я просто обязан послать к вам корреспондента, - наконец сказал он, - я вам верю, однако лучше бы иметь в активе не только ваши слава, но и данные независимого наблюдателя. Завтра же я направлю к вам одного из самых надежных своих парней - Ивана Торопышкина. Из тех, что не только по сенсациям работать умеет.
        - Хорошо! - кивнул капитан, - тогда получается, что я свою миссию выполнил. Знаете, хотелось бы перед отъездом побродить несколько часов по Москве, сувениров знакомым прикупить, да и просто прогуляться… лет семь в столице не был.
        - Да ради бога! - рассмеялся Марк, - а я вас, грешным делом, хотел в баню пригласить. У нас в подвале под редакцией отличная сауна оборудована, для нужд работников. Но раз у вас есть собственный сценарий - пожалуйста! Только вы к нам перед отъездом обязательно зайдите, договорились?
        - Конечно! У вас ведь сумка моя осталась, да и невежливо как-то было бы…
        Марк с Олегом Николаевичем еще немного поупражнялись в изящной словесности, затем капитан доел свою двойную порцию блинов, подчистил тарелку со шкварками (тешку они прикончили совместными усилиями) и запил все это квасом.
        На выходе из ресторана они расстались. Марк забрал у капитана обратный билет (сказал, что обменяет его на купейный), нырнул в свою «Тойоту» и умчался. Авраменко решил подстраховаться - навестить своего старого приятеля по милицейской академии. Они не виделись тоже порядком, но регулярно созванивались. Приятель оттрубил несколько лет в Чечне, а теперь работал в какой-то непонятной структуре по контролю. То ли контролю над исполнением решений законодательной власти, то ли контролю за указами Президента в сфере борьбы с терроризмом, то ли еще за чем. Олег Николаевич не спрашивал, а приятель толком никогда не объяснял.
        Достав из нагрудного кармана записную книжку, Авраменко быстро нашел номер мобильного телефона майора Аркадия Веселова - тот хоть и на год моложе, но званием был выше. Его мобильник в Москве не работал - нужно было покупать Sim-карту, поэтому он позвонил Аркаше прямо из таксофона. Благо теперь они такие, что звони хоть в Найроби - были бы деньги. Приятель ответил сразу и, как будто они расстались только вчера, предложил сходить в баню. Он уже на половине пути к знаменитым Сандунам.
        - Везет мне сегодня на бани! - фыркнул Олег Николаевич, - но тут выбирать не приходится. Диктуй мне адрес Сандунов, и на чем туда добраться.
        - А ты где? - спросил Аркадий.
        - А хрен его знает! - признался Авраменко, - возле ресторана «Русские блины».
        - Чего? Да ты знаешь, сколько таких ресторанов по всей Москве?
        - Так метро напротив светится. Правда, не знаю, какая станция…
        - Уже легче. Надеюсь все же, что ты где-то в центре. Короче, дуй на станцию метро «Кузнецкий мост» и подымайся наверх. Если меня не увидишь - то позвони снова. Авось, не потеряемся.
        Олег Николаевич поступил так, как и советовал приятель. Единственное, что пришлось сделать две пересадки - для того чтобы проехать три станции. Но это уже прелести Московского метро. Знал бы маршрут, прошел бы пешком. С Аркадием они столкнулись в переходе - тот носился взад вперед, уже считая, что приятель заблудился. Восторженно шлепнув друг друга по плечу, два здоровяка отправились в Сандуновские бани, где о такой мелочи, как забытое полотенце не пришлось и беспокоится. Сервис!
        Почти час друзья парились, отмокали в бассейне и делились новостями. Позже, уже когда они сидели в местном баре и пили пиво, Олег Николаевич рассказал о причинах сегодняшнего визита в златоглавую столицу. Аркадий долго молчал, обсасывая вобляжьи косточки, а затем вытер руки и произнес:
        - Я вижу только одно решение проблемы. Если бы ты достал мне отпечатки пальцев хотя бы одного из этих «дагов», то я бы смог прогнать их по картотеке Интерпола. Ну, или любой другой. В случае, если окажется что этот субъект числится в розыске, то мы бы вломились в вашу Березовку на легких танках… шучу. Просто, связались бы с нашими коллегами из вашей страны - вот тогда бы все остальное и не понадобилось. Автоматически со своего поста уходит начальник местной милиции а под шумок освобождается и твой приятель. А вашему Тарханову будет не до выборов, уж поверь мне. Ну что, сможешь достать отпечатки?
        - Я постараюсь! - ответил Авраменко, - хотя это и очень трудно. Я ведь в отпуске, причем, в принудительном. По всему видать, подполковник Мурашко боится: кабы я чего не нарыл, да кабы чего не удумал.
        - Вполне возможно. Слушай, а может задержишься в Москве на пару деньков, а? Посидим, попьянствуем, как в старые добрые времена! Когда следующий раз доведется свидеться!
        Капитан покачал головой.
        - На это они были старыми и добрыми. А теперь… да что тебе рассказывать!
        - Да уж! - вздохнул приятель, - честно говоря, на денек и я бы смог выбраться - больше нет. А ей богу, жаль!
        Они расстались в метро. Здоровяк с пшеничными волосами сел на поезд в сторону Пушкинской, а атлет-шатен укатил в сторону Марксистской. Как говорится, в метро встретились, в метро расстались. Когда Олег Николаевич появился у Орловых-Розенцвейгов-Блефельдов, то Марк сразу обратил внимание на то, что он все-таки баню посетил.
        - Что, с евреями принципиально не моетесь? - хмыкнув, спросил он.
        - Да друга встретил! - признался Авраменко, - так он в Сандуны затащил.
        Марк, осведомленный о том, как легко в десятимиллионном городе случайно встретить друга, лишь многозначительно хмыкнул. На ужин Наташа, сменившая свой женский гнев на девичью милость, подала запеченные в горшочках колбаски. Капитан плюнул на условности, и свою порцию сожрал при помощи десертной ложки, вызвав выражения удивления на лицах интеллигенции.
        - Вы нас удивили! - сказал ему на прощанье Марк, - остается лишь нам удивить вас.
        С этими словами он протянул Авраменко билет в спальный вагон.
        Глава 16.
        Отступать некуда. За нами - Майкрософт.

        Словно ничего в мире не изменилось. В Теплограде Олега Николаевича встречала Надежда. Она приехала на машине матери - маленьком сиреневом «Гольфе».
        - С каких это пор ты водишь машину? - удивился брат.
        - Не помню, - пожала плечами Надя, - но что больше трех лет, так это точно. Если не доверяешь мне, можешь сесть за руль сам.
        Авраменко с сомнением осмотрел автомобиль.
        - Нет, уж лучше ты веди. Я как-то очень неуверенно себя чувствую за рулем микролитражки.
        - Как знаешь! - улыбнулась сестра, садясь за руль.
        Пока не выехали из города, Олег Николаевич молчал, благоразумно решив «не отвлекать водителя во время движения». Надежда, высунув от усердия кончик языка, лавировала в потоке автомашин и напряженно следила за светофорами.
        - Ну все, расслабься! - посоветовал Авраменко, когда Теплоград остался позади.
        - Уф! Аж вспотела вся! - пожаловалась Надя, - я очень редко в городе бываю, поэтому каждый раз дико волнуюсь.
        - Волнение с опытом проходит. Ты мне лучше расскажи, что как у вас здесь дела. Я ведь пять дней отсутствовал, а это почти неделя.
        - Да вроде бы ничего нового! - пожала плечами девушка, - какой-то хмырь вчера приехал. Не местный. Ходил по деревне, выспрашивал…
        - Что выспрашивал? - оживился капитан.
        - Да все. Про Артема, про меня… везде нос свой совал. Представлялся Иваном. Фамилия какая-то смешная, из детской считалочки… кто бы это мог быть?
        - Наверняка, корреспондент из газеты! Иван Торопышкин, - догадался брат, - Марк его самолетом отправил, чтобы время не терять зря. А где он сегодня?
        - Сегодня не знаю. Вчера вечером вроде в Перегуды собирался, с Чебурековым поболтать. А что, ты хочешь с ним встретиться?
        - Да не мешало бы взглянуть. Марк сказал, что это - один из лучших его людей по добыче «горячих» репортажей. Но боюсь я, Надюша, как бы этот московский франт впросак не угодил. Он что, на автобусе приехал?
        - Нет, на машине раскатывал. По-моему, «Форд-скорпио».
        - Интересно, где он ее подбрил. Хотя, вроде у «Времени новостей» в Теплограде корпункт есть. Наверняка, наш специалист по «горяченькому» одолжил колеса там. Хорошо!
        Всю дорогу Надежда с братом проболтали на посторонние темы. Где еще разговаривать, как в автомобиле, поглощающем километры асфальтовой трассы. Дорога создана для бесед, а что по ней едет - не имеет значения. Как и сто лет назад болтали мужики, везущие в уездный город солонину, битую птицу и овощи, неспешно катя на лошадке по санному пути, так и нынче развлекают себя беседой проезжающие в стальных повозках представители различных слоев общества. И порой, повинуясь так называемому «вагонному синдрому» совершенно посторонний человек узнает о тебе гораздо больше, чем собственная супруга или близкие товарищи. А он узнает и забудет, только нога его коснется земли. Ведь почти стопроцентная гарантия, что вы больше никогда не увидитесь на этом свете. На том, впрочем, тоже.
        Наши попутчики в этом смысле были людьми не посторонними, а даже родственниками, поэтому темы для разговора выбирались с небольшой, но оглядкой. С оглядкой на приличия. Надежда рассказывала, как училась в колледже управления, а Олег Николаевич поведал сестренке некоторые аспекты потусторонней жизни «служилых людей». За беседой время бежит незаметно, поэтому капитан искренне удивился, что уже полдень, а на горизонте показались громадные березы, окружающие Березовку. Авраменко, не возражая, согласился с мнением сестры, что ему необходимо отдохнуть с дороги. Поэтому Надежда сразу свернула на свою улицу.
        Пешеходова дома не было. Свой недельный отпуск «по семейным обстоятельствам» он отгулял, поэтому находился где-то на работе. Совхоз вскоре должен был приступить к уборке картофеля и весьма нуждался в своем главном инженере. А вот мать оказалась на месте. Хотя чего здесь удивляться - Надя при выезде из Теплограда с ней связывалась по мобильнику и доложила, что они живы, здоровы и на пути домой.
        - Уф! - сказал Олег Николаевич, сидя за столом и сжимая в руке запотевший стакан с холодной водкой, - наконец-то поесть спокойно, не оглядываясь на две очкастые интеллигентные морды.
        - А что, в Москве едят не так? - спросила Надежда.
        - Тут не от географии зависит, - произнес задумчиво милиционер, - тут, по моему, все дело в пересечении слоев общества. Нам там трудно, но и им у нас не легче. Среда обитания… вся ведь прелесть в том, что некоторые люди существуют, не выходя за пределы своего биоценоза, общаясь исключительно с себе подобными. А вот мы, менты, рыбы проходные. Должны жить и в соленой воде, и в пресной. И можем жить, но особенно не любим. Короче, я пью, а вы как хотите.
        - Что же, по твоему, племянничек, мы вовсе и не интеллигентная семья? - спросила Галина Петровна.
        Авраменко отложил в сторону ложку, которой трескал студень из миски.
        - Не помню кто, но кто-то весьма верно характеризовал прослойку общества под названием «интеллигенция»: это специфическая группа, объединяемая идейностью своих задач и беспочвенностью своих идей.
        - Вот наворотил! - засмеялась тетка, - без стакана и не разберешься.
        - Разберешься, если захочешь, - ответил капитан, снова взяв ложку, - по сути, современный интеллигент - это духовный нацист. Он не приемлет инакомыслия, а всех существ, стоящих ниже его по развитию и социальной лестнице считает за недочеловеков.
        - Да, если ты уж заговорил о недочеловеках… не знаю, к чему это я приплела, ну да ладно! Этого фраера столичного, что вчерась приехал, арестовали сегодня утром. Гена два часа назад заезжал, рассказывал.
        - Что??? - поднялся со своего места Авраменко, - как, арестовали? Кто? За что?
        - Милиция из Петровска приехала, - поджала губы Галина Петровна, - он только из Перегудов вернулся - и тотчас его сцапали.
        - Не иначе, стуканул кто-то, - сел на свое место капитан, - ну все, спасибо за обед. Галка, моя машина на месте?
        - Да где же ей быть? - удивилась та.
        Перед отъездом Олег Николаевич оставил свою «Мазду» в сарае у Артема и поручил тетушке время от времени заходить и проверять порядок в доме, а заодно - чтобы ничего не стянули. Помимо компьютера Артема, там была еще масса новых ценных вещей: пылесос, телевизор, дорогая одежда и обувь. Соседка, тетка Маня, присматривала только за скотиной и в отсутствие хозяина в дом не заходила. Ей это было ни к чему.
        - Ладно! - капитан встал из-за стола и поцеловал хозяйку в щеку, - извини, Галка, все было бесподобно, просто от таких новостей аппетит пропал. Надежда, будь дома, а я пойду за машиной. Есть кое-что такое, что просто необходимо сделать.

        Иван Торопышкин пошел на охоту.
        С ним пудель пошел, перепрыгнув забор.
        Иван, как бревно, провалился в болото,
        А пудель в реке утонул, как топор.
        Авраменко, напевая детскую считалочку на мотив Гимна СССР, скорым шагом минут за пятнадцать дошел до улицы Ленина. Осмотрелся кругом: возле магазина и кафе было малолюдно, по улицам бегает в основном детвора. Вдалеке показался наш старый знакомый - Шурик Чудаков, тащивший на плече что-то очень тяжелое и неудобное. Олег Николаевич выругался тоскливо и пошел дому Артема. Войдя во двор, поприветствовал Майора, но внезапно вспомнил разговор с Аркадием. Всего то и нужно было - связаться с Дядей Федором - не столь сложное действие, когда под рукой мобильный телефон.
        - Алло! - судмедэксперт был в благодушном настроении. Наверняка, лизнул грамм сто пятьдесят каких-нибудь капель.
        - Здорово, Дядя Федор! Авраменко беспокоит.
        - Всех Авраменко беспокоит! - отозвался судмедэксперт, - пристрелите его, да и дело с концом. Хе-хе! Чего тебе нужно, Олег?
        - Ты один?
        - Ну да! - снова сипло хохотнул собеседник, - в морге я обычно один ковыряюсь. Желающих присутствовать не находится, сам прекрасно знаешь.
        Авраменко это знал. Как-то ему довелось присутствовать при вскрытии одного утопленника. Под шуточки и прибаутки Дяди Федора его, в конце-концов, стошнило прямо в урну.
        - Отпечатки пальцев покойничка Мусы, - сказал капитан, - я бы хотел их видеть.
        - Я бы тоже хотел их видеть! - буркнул Дядя Федор, - но дело в том, что они куда-то исчезли. Три дня назад я уходил домой - они лежали на столе. Пришел утром - их нет. И не одна тварь не признается, что с ними стало.
        - Ладно! - как бы не своим голосом ответил Авраменко, - и здесь облом.
        - Олег! - почувствовав неладное, встревожился судмедэксперт, - эти отпечатки были так важны? Почему тогда…
        - Думаю, что они в сейфе у Мурашко, - тихо сказал капитан, - пока, Дядя Федор. Никому об этих отпечатках не заикайся. Могут раньше времени на пенсию отправить.
        Дядя Федор больше всего на свете боялся пенсии, до которой ему оставалось всего год сроку. Что делать там, без милых его сердцу спирта и трупов, он решительно не представлял. Поэтому у Авраменко была надежда, что о пропавших отпечатках пальцев старый черт никому не заикнется. А значит, у капитана еще есть время… время. Знать бы, на что употребить это время, куда кинуться?
        Олег Николаевич выгнал из сарая автомобиль, на крышу которого насыпалось некоторое количество соломенной трухи, и принялся чистить крышу мягкой щеточкой.
        - Барин, здорово! - раздался сзади чей-то радостный голос, - есть одно дело!
        Удивленный капитан медленно обернулся - над забором лучилось улыбкою косматое лицо Шурика Чудакова.
        - Чего тебе? - буркнул участковый. С лица Шурика мигом сползло радостное выражение, и теперь там читалось: «Вот облом, Господи!»
        - Извиняюсь, Николаевич! - понурился Шурик, - а мне показалось, будто Артем дома. Хотел вот ему…
        Голос Чудакова становился все тише и горестнее, пока вконец ушедшая надежда не заставила его замолкнуть вовсе. Капитан же по-привычке навострил уши.
        - А ну-ка, зайди! - распорядился он, - зайди, зайди! чего ты там хотел от Артема
        Шурик тяжко засопел и вошел в калитку.
        - Да я иногда Артема рыбкой снабжаю. Так вот, понимаете… принес… щуку поймал.
        - А ну, покаж! - загорелся Авраменко, - покаж, покаж!
        У него в мозгу начала рождаться некая смутная мысль. Каким-то образом она была связана с рыбалкой. В конец расстроенный Чудаков вздохнул, и приволок с улицы здоровенную рыбину, килограмм в шесть весом.
        - Душа горит! - сообщил он, - хотел загнать Артему, да опохмелиться. Да тут и на пожрать хватило бы…
        - Сколько ты за ее хочешь! - перебил его Авраменко, во все глаза дивясь на щуку.
        - Артем бы мне дал двадцать, - снова вздохнул Шурик, - но для вас, так и быть, отдам за десять.
        - Я мент, а не грабитель, - ответил участковый, - вот, держи двадцать тысяч. Молодец! Свободен!
        И Александр Чудаков, которого за сорок два года жизни никто не называл молодцом, радостно припустил по направлению к магазину. Преисполнившись уважения к своей персоне, он купил вместо запланированного «чарлика» бутылку водки. Затем, вспомнив о том, что он молодец, потребовал два килограмма гречки и три - макарон. Закончив список покупок хлебом и батоном, он погрузил все в полиэтиленовый пакет и отправился домой, провожаемый удивленным взглядом Алены, на памяти которой этот покупатель впервые купил что-то из жратвы. А у Шурика осталось еще и на опохмелку, поэтому он буквально летал на крыльях.
        У капитана Авраменко было тоже приподнятое настроение. Он придумал, как ему заполучить отпечатки пальцев зловредных «дагов», при этом не вызвав преждевременных подозрений. Закончив протирать машину, участковый достал из багажника рыбацкий рюкзак с комплектом снастей, взятые им из Петровска с целью маскировки.
        - Вождь Волчий Бивень выходит на тропу войны! - радостно сказал он, глядя на себя в зеркало.
        Руслан Каюмов (он же Ясир Палестинец) сидел на скамейке возле своего дома и покуривал. Естественно, в его сигарете был не табак, а марихуана - продукт переработки индийской конопли. Сладковатый дым окружал его, и Руслан блаженствовал. С момента известных событий прошло больше недели, но никто их не тревожил. Приезжал один раз человек, по рекомендации которого они остановились в этом русском селении на постоянное место жительства, обзывал их нехорошо, одним словом, ругался. Справедливо ругался, потому что все пятеро дали ему в свое время клятву, что не причинят беспокойства. Двое клятву не сдержали, поэтому под подозрением оказались все. В том числе, и навестивший их чиновник. Неверная собака, но благодаря ему они несколько лет чувствовали себя как у Аллаха за пазухой. И не бедствовали.
        Руслан докурил сигарету и аккуратно втоптал ее в землю возле забора. Нельзя, чтобы их обвинили в употреблении наркотиков. Хотя неизвестно еще что хуже: то дешевое вино, которым поят придурков славян, или марихуана, от которой и кайфа большого не бывает, лишь легкий расслабон. Он глянул на начинавшее темнеть небо и сладко зевнул. Начинались знаменитые русские сумерки - то время, которое ему нравилось больше всего. Он любил сидеть с косячком и наблюдать, как темнеет небо и на нем появляются первые звезды. В его родной стране все было не так. Как будто щелкнул Аллах выключателем - и знойный день превратился в прохладную ночь. Не было этих растянувшихся на несколько часов закатов и рассветов.
        В конце улицы показалась смутно знакомая фигура, бодро шагавшая в рыбацких бахилах по каменистой дороге. В руках у рыбака был чехол с телескопическими удочками, а за спиной висел рюкзак. Определенно, непустой. Судя по тому, как лямки врезаются в плечи, у рыбака был удачный вечер. Кто же это? Что определенно кто-то знакомый, Руслан готов был поклясться.
        - Здорово, Каюмов! - поздоровался рыбак, в котором Руслан с удивлением узнал участкового. Значит, и правда тот в отпуске! Неудивительно, что он его не узнал, без формы то!
        - Добрый вечер, товарищ капитан! - смущенно кашлянул мусульманин, - много рыбки наловил?
        Авраменко поморщился, однако он служил в свое время в армии и помнил, что самой большой трудностью для азиатов в русском языке были окончания по родам и числам. Поэтому он предпочел подумать, что Каюмов ему не хамит, а попросту хреново знает русский язык. Так было проще. Обоим.
        - Рыбки? - улыбнулся участковый, - ты знаешь, всего одну. Но большую. Хочешь посмотреть?
        - Не откажусь, - в наступавших сумерках белые зубы Руслана блеснули ослепительной вспышкой.
        Авраменко положил чехол с удочками, снял с плеч рюкзак. Расстегнул клапан и вывалил на траву свою «добычу».
        - Ух ты, повезло! - восхищенно присвистнул Каюмов, - тебе, товарищ капитан, наверное, ваш славянский водяной дух помогал?
        - Водяной? - переспросил Олег Николаевич, - может быть, и помогал. Во всяком случае, не мешал - я таких больших раньше не ловил.
        Участковый немного лукавил. Он раньше вообще никогда и ничего не ловил. Рыболовные снасти у него хранились «на всякий случай», для маскировки. Типа сегодняшнего дня, когда он не вызвал у «дагестанца» ни малейшего подозрения. Авраменко с трудом поместил щуку обратно в рюкзак и забросил его за плечи. Затем, правда, немного оконфузился. Не рассмотрел в темноте верха чехла, и все удочки вывалились из него. Кляня себя распоследними словами за неуклюжесть, он принялся собирать их назад в чехол, но с рюкзаком это было неудобно.
        - Товарищ капитан, - вмешался Руслан, - да ты чехол держи, а я тебе помогу.
        Участковый выглядел сконфуженным. Неловко поблагодарив «дагестанца», он отправился дальше. Каюмов пожал плечами и достал следующий косяк - он очень любил наблюдать восход луны. Ясира-палестинца всегда манил к себе спутник Земли; ему говорили старики, что раньше он даже путешествовал по ночам в полнолуние, когда влияние ночного светила было особенно могущественным. С тех пор утекло немало воды, но Луна манила его к себе по-прежнему. Казалось, будно он смотрит в бездонный колодец, где в чистой темной воде купаются звезды, прислуживающие своей госпоже.
        Олег Николаевич быстрым шагом дошел до дома Орлова, где был припаркован его автомобиль, быстро переоделся и через десять минут уже был у Пешеходовых. Открыла ему Галина Петровна.
        - Что-то случилось? - встревожилась она, увидав раскрасневшегося от активных перемещений племянника.
        - Ничего, Галочка! Еду вот в Теплоград, приятель позвал день рождения отметить, завтра буду у вас. Приготовь пожалуйста на обед вот эту рыбку!
        Капитан протянул ей рюкзак, который она от неожиданности уронила.
        - Что у тебя там за рыбка? Ого! Ну, дорогой, ну удружил! Будет вам завтра обед - пальчики оближите!
        - Вот и отлично! - улыбнулся Авраменко, - готовьте, а я побежал.
        На самом деле ни в какой Теплоград участковый не собирался. Он спешил к себе, в Петровск. Необходимо было скоренько снять отпечатки пальцев с удочек, перенести их с помощью цифровой камеры на свой ноутбук и отправить Аркадию. Это был последний шанс изо всех возможных. Все остальные возможности перекрыл Тарханов со своим верным псом - подполковником Мурашко.
        Из машины Олег Николаевич позвонил Дяде Федору, попросил его захватить с собою
«походный саквояж» и ждать у подъезда. В его намерения входило заехать за судмедэкспертом и без помех у себя на квартире «снять пальчики» Руслана. Но что-то ему в этом плане не нравилось… знать бы, что именно. Подозревая у себя прогрессирующую паранойю, капитан решил немного подстраховаться. «Береженого Бог бережет!» - вздохнул он, и свернул в направлении городского района с претенциозным названием «Останкино». Назвали так свой район жильцы за то, что лет двадцать назад по плану генеральной реконструкции Петровска планировалось снести этот частный сектор к чертовой матери, но затем грянула перестройка, и все оставили как есть. Отсюда и «Останкино». Еще этот район был дорог капитану тем, что здесь жила Татьяна Васильева, его верный друг и единомышленник.
        Таня была дома. Говорили они с Авраменко минут пятнадцать, на листочке бумаги капитан начертил ей какую-то схему, над ней написал два ряда слов. Затем сходил к своему автомобилю и принес девушке небольшой предмет, завернутый предосторожности ради в две газеты.
        - Давай, не мешкая, - попросил он, - кто знает…
        Танюша клюнула его в щеку, потом подумала и клюнула еще раз - в губы. Он улыбнулся ей и вернулся в машину. Дядя Федор, верный своему слову дожидался у подъезда и потихоньку отхлебывал из фляжки.
        - Чего долго так? - буркнул тот, садясь в машину и обдавая капитана ароматом выкуренной «Астры» и выпитого авиационного бензина.
        Сперва Авраменко хотел ответить, что проколол колесо и задержался, пока менял на запасное, но затем сказал не мудрствуя лукаво:
        - Да живот что-то схватил. Раза три останавливался и в лес бегал.
        - Угольку дать? - сочувственно спросил судмедэксперт, - понос - это излишняя роскошь в нашем положении. Времени и так нет.
        - Давай! - согласился капитан.
        Вреда от активированного угля ему не будет никакого, лишь станет меньше газов в кишечнике. Поэтому он не задумываясь проглотил две таблетки характерного черного цвета и запил их водой из собственной фляги, которую брал с собой «на рыбалку».
        - Порядок! - хмыкнул Дядя Федор, - теперь твой желудок быстро придет в норму! Возьми вот хлебни - отличный фруктовый ликер. Сам делал.
        Ликера Капитану не хотелось, но чтобы не обижать эксперта он сделал несколько глотков. Ведь от дома Дяди Федора то жилища Авраменко было всего ничего - метров восемьсот. Они преодолели их за пару минут, но, вылезая из машины, Олег Николаевич внезапно ощутил легкое головокруженье. Он глянул на лукавую физиономию Дяди Федора и спросил:
        - Что ты мне подсунул, старый хрыч?
        - То, что приказали! - расплылся тот в улыбке.
        Сознание капитана померкло, и над ним сгустилась тьма.
        - Олег, проснись! - его легонько хлопали по щекам и щипали за мочки ушей, - ну проснись же!
        Капитан сделал попытку пошевелиться, которая отозвалась болью во всем теле. Чем его все-таки «взял» распроклятый Дядя Федор? С величайшим трудом он разлепил глаза - веки были точно намазаны патокой. Над ним склонился Артем и слегка тормошил его, тихонько зовя по-имени.
        - Артем? - пробормотал капитан и попробовал сесть. Получилось очень плохо.
        - Да лежи ты! - раздраженно шикнул на него Артем, - лежал же двое суток, полежи еще!
        - Да я поссать хочу! - огрызнулся в ответ Авраменко, - чего? Двое суток? Ну-ка, помоги мне встать - иначе я сейчас устрою Малый Потоп.
        С помощью Орлова капитан поднялся и весьма неуверенно доковылял до параши.
        - Ну что, сам справишься? - спросил Артем.
        - А ты что, предлагаешь подержать? - негодующе фыркнул Олег Николаевич.
        - Я предлагаю дежурного вызвать - он подержит! - засмеялся парень.
        Справив нужду, капитан вернулся на нары и тяжело опустился на струганные доски, заскрипевшие под его грузным телом. После этого он внимательно осмотрел
«одиночный номер» в котором оказался вместе с тем, кого хотел вытащить на свободу. Нары - основные и дополнительны, из-за которых в камере стало исключительно тесно, стол, стул, параша. Ах да, телевизор на столе - неслыханная роскошь в Петровском КПЗ!
        - Двое суток, говоришь? - переспросил капитан, - значит, нам амба. Как политическая сила мы выведены из игры окончательно, и теперь нам остается лишь гадать, выпустят ли нас после выборов.
        - А что, могут и не выпустить? - осторожно поинтересовался Артем.
        - Всякое может быть, - ответил Авраменко, - тебя могут выпустить, а меня - нет. В отместку за мое непослушание.
        - А что ты натворил?
        Капитан лишь махнул рукой. О том, что он натворил, можно было бы рассказать в случае успеха. Под стаканчик красного винца и полкило шашлыка, небрежным жестом подкручивая усы и похлопывая по воображаемой сабле. Теперь остается лишь конфузиться и ругать себя последними словами. Ас розыска, пусть и бывший, да не учуял тварь, которая затаилась в судмедэксперте с добрыми пьяными глазами. По наивности своей он полагал в этом деле лишь одну шестеркку - Пешеходова. Муж тетушки регулярно сообщал обо всем услышанном напрямую подполковнику Мурашко. Это звено онвычислил моментально. Каким-то образом они оказались повязаны в единый узелок: Мустафа, Пешеходов и Мурашко. Бандит, специалист-управленец и начальник милиции района. Что может связывать таких троих разных людей? С Дядей Федором все ясно и без вскрытия - старый хрен по жути боялся уходить на пенсию. Для него работа была некоей Ойкуменой, привычной средой обитания. Что делать на пенсии человеку, не обремененному ни семьей, ни дачным участком, ни лишними средствами? Пенсия у него должна, в принципе, быть весьма приличная - всю жизнь человек в органах
проработал, но что делать в свободном плавании одинокому мужику?
        Но опять же, все ясно со старым хрычом стало только в самый последний момент, а до этого он казался своим в доску дедом, быть может склонным к излишним чудачествам, но это можно списать на характер работы. Остается лишь последняя надежда… Танечка Васильева. Если она добралась до Теплограда, если приятель Олега Николаевича из УБОПа оказался на месте, а не за три девять земель, если отпечатки на удочке были четкие, а не смазанные. Слишком много всяких «если». Слишком много, чтобы прогнозировать успех операции.
        Лязгнула дверь и на пороге возник дежурный.
        - Товарищ капитан, подполковник приказал доставить вас к нему.
        - Выполняйте, сержант! - пожал плечами Авраменко.
        Он с трудом поднялся и вышел из камеры. Стал лицом к стене, подождал пока сержант закроет дверь и спросил:
        - Браслеты надевать будешь?
        - Извините, товарищ капитан, - виновато произнес дежурный, - но вы сами знаете - таков порядок.
        - Знаю-знаю! - проворчал Олег Николаевич, - действуй, сержант!
        В кабинете начальника милиции помимо самого подполковника Мурашко присутствовала и еще одна знакомая капитану личность. Тарханов Иван Николаевич. Самый главный
«член» в районе, имеющий право дрючить всех подряд.
        - А вот и наш герой! - произнес Тарханов, когда дежурный закрыл дверь за арестованным Авраменко.
        - Скорее, «геморрой»! - подкорректировал мысли шефа Мурашко, - слушай, Олег, ну тебе же русским языком велели отправиться в дом отдыха «Три поросенка». На рыбалку ты собирался… или не собирался? Какого хрена ты сунул свой хитро заточенный нос в это дело? Забыл, за что тебя из Теплограда выперли? Я уж думал, что ты на этой должности дров не наломаешь, Аниськин ты хренов! Чего молчишь?
        - Так спорить команды не было! - вызывающе ответил Авраменко, разглядывая свысока начальство.
        - А зачем спорить? - вежливо спросил Иван Николаевич, - выражаясь шахматным языком, переиграли вас, товарищ капитан. По всем статьям.
        - Вы с шахматами не сравнивайте, - сказал Олег Николаевич, - гроссмейстеры не имеют в группе поддержки танки и авиацию.
        - «Один в поле не воин», знаете такую пословицу?
        - Все он знает! - пробурчал Мурашко, - в данный момент, гад, знает даже больше, чем необходимо. И чего ты водички из фляги перед выездом из Березовки не попил, а?
        Тарханов при словах начальника милиции сделал такое лицо, какое бывает у заслуженного тренера, когда игрок его команды в своей штрафной площадке касается мяча рукой. Зато Авраменко встрепенулся.
        - Ах вы, сволочи! - процедил он, - так вы допускали и такой вариант.
        Его тренированное тело распрямилось, подобно пружине, и через долю секунды носок туфли врезался подполковнику в подбородок. Разломанная как минимум на две части челюсть причинила ему такую боль, что подполковник потерял сознание. Капитан сменил опорную ногу и на втором замахе достал Тарханова - подъем стопы с силой карусели «Паратрупер» врезался тому в промежность. Иван Николаевич даже не заскулил. Рухнув на четыре кости, он принялся жадно хватать воздух моментально посеревшим лицом. Вторая нога врезалась главе районной администрации под ребра. Тотчас дверь распахнулась и на пороге возник бдительный сержант. Увидав представившуюся его взору картину, он совершенно потерял дар речи и принялся расстегивать кобуру непослушными пальцами.
        - Не бзди, Егор! - сказал Олег Николаевич, - я на своих не бросаюсь. Веди меня обратно.
        - Р-руки вверх! - заорал сержант, - вытаскивая «Макаров».
        - Как ты себе это представляешь? - приподнял в изумленье бровь капитан, - руки у меня за спиной и в наручниках. Сам надевал, если помнишь…
        - Что? Как? Молчать!
        - Не ори! - попросил Авраменко, - пошли в камеру, а потом вызовешь скорую помощь и… ну, и все что положено в таких случаях. Ты же по инструкции не имеешь права оставлять меня без присмотра! Так что, идем?
        Вместо ответа Егор выразительно взмахнул пистолетом в направлении двери. Капитан пожал плечами и проследовал вперед, мысленно пожелав себе всяческих благ в остатке этой жизни. Артем тревожно посмотрел на него, когда за сержантом захлопнулась дверь.
        - Ну, что? - спросил он.
        - Все! - выдохнул капитан, прижимаясь стреляющим затылком к фригидному окрашенному бетону, - Тарханову не быть депутатом, это точно. Даже если его наградят орденом Славы, премией Хьюго и тремя Оскарами. В балероны его тоже не возьмут…
        - Почему? - не понял Артем, - что на тебя нашло? Говоришь какими-то загадками.
        - Эти твари мне что-то во флягу подмешали, - обреченно глядя в потолок, сказал Авраменко, - по плану я должен был во что-нибудь врезаться или свалиться с обрыва. С летальным исходом, естественно. А Тарханова в балероны не возьмут из-за возраста. Хотя я ему главный атрибут хренового танцора сегодня подпортил качественно. Ни один хирург не возьмется восстанавливать. Да! Славы Бурмейстера
[30] ему определенно не достигнуть…
        - Ты что, отвалял Тарханова? - недоверчиво переспросил Орлов.
        - И Тарханова, и Мурашко! - кивнул капитан, - сплошные рваные раны, сломанные челюсти и вывихнутые локти. Но это после…
        - А при чем здесь локти?
        - Кусать будут, но будет поздно. А капитана Авраменко почетный караул выведет во дворик за бетонный забор, и у сортира расстреляет под фанфары. К такой-то матери. Но капитан Авраменко лучше примет такой вариант, чем отравление микстурой дяди Федора и руль в голову. Уходить, Артем Федорович, нужно красиво, а не держаться из последних сил за край ковровой дорожки, что зовется жизнью. Сколько времени, товарищ?
        - Одиннадцать часов вечера, - ответил Артем.
        - Нужно спать! - заключил капитан, укладываясь на нары, - на рассвете меня расстреляют. Не проспать бы…
        Артем потрясенно молчал. События двух последних недель выбили почву у него из-под ног. Оказалось, что монотонная идиллия, тянущаяся несколько месяцев, совершенно его убаюкала. Березовка, подобно тихому омуту, исторгла из себя таких чертей, что оставалось только даваться диву. Классики марксизма-ленинизма утверждают, что мы развиваемся по спирали. Пессимисты уверены, что жизнь полосатая, только вот темные полосы гораздо длиннее светлых. Оптимисты уверены в обратном, а вот реалисты убеждены в существовании сумеречных зон. Когда нет ни конкретной тьмы, ни определенного света, а реальность переливается различными градациями серого.
        Такой вот серой казалась Артему жизнь в деревне. До тех пор, пока он сам не стал очевидцем и непосредственным участником событий. Он посмотрел на массивную фигуру Авраменко, лежащему на правом боку, лицом к стене. Этот мент сегодня успешно доказал самому себе кое-что. Настолько успешно, что готов завершить свой жизненный путь. Прав он или нет, вот в чем вопрос!
        - Ну, чего уставился? - глухо пробормотал Олег Николаевич, - думаешь, сплю? Какой тут сон, когда двое суток был непонятно где!
        Он рывком сел на нарах, жалобно заскрипевших под его массивным телом.
        - Как это самураи были уверены в безгрешности своего бусидо? Прямо как я в детстве верил телевизору и программе «Время». А тут уже сомнения стучаться в голову начинают. Может, я неправильно сделал, что отвалял этих двоих? Может я и впрямь лишний на их празднике, а меня заждались в Валгалле? Как ты считаешь, Артем?
        - Жизнь дается человеку один раз, - начал Артем, - и надо прожить ее стараясь, чтобы никакие мерзавцы не смели тебе ее испортить. Я вот тоже мог набрать в рот соплей, и уйти. Тогда Мустафа был бы цел, а мы бы в этой камере отсутствовали. Я уже тоже ломал голову над этим.
        - Ты правильно поступил, - усмехнулся капитан, - тут и в башку грузить нечего. Даже, как это не прискорбно признать нашим дагам, с их точки зрения. Нарушил ты лишь заповедь Христа «О двух щеках». Но Христос - это не наш бог, хоть вы меня и впрямь расстреляйте у сортира. Мне вообще кажется, что православие и славяне изначально чужды друг другу. Ладно, речь нынче не об этом. Я сделал нестандартный ход, как в свое время Остап Бендер в шахматном клубе имени четырех коней.
        - Настолько нестандартный, что даже не представляешь, что сделают наши противники! - подтвердил Артем, - а ведь они просто обязаны что-то предпринять.
        - Например, подмешать нам в пайку вирус птичьего гриппа, - предположил капитан.
        - Как ты себе это представляешь? - хмыкнул парень, - нечто навроде приступа плоскостопия?
        Так в обстановке нервозности прошли почти сутки. Заключенных больше никто не вызывал, хотя еду им доставляли регулярно. Пива, правда, больше не приносили, и этим фактом Артем был зело огорчен.
        - Демоны, где извечное лакомство сисадмина? - вопрошал он громко у закрытого окошка двери, - даешь пивасик!
        - А я бы портвешка навернул! - вторил ему Авраменко.
        Внезапно закрылось окошко в двери и давешний сержант Егор тихо попросил:
        - Спите, а? - а то мне из-за вас, товарищ капитан, и так нагоняй был. Могут из органов попереть.
        - А чего там? - поднялся с нар Авраменко, - расскажи чего было, сержант!
        - Да приехала «скорая», забрала их, - неохотно ответил Егор, - потом Котов меня вызывал. Ругал, конечно. А часа полтора назад «обоповцы» нагрянули. Шмонают все кабинеты. С ними какие-то… из Инерпола, кажись. Ох! Сюда идут!
        Окошко закрылось, а за дверью раздались приглушенные голоса. Слышно было, как майор Котов распекает Егора. Котов был заместителем нынче недееспособного подполковника Мурашко. В конце концов, замок в двери заскрипел, она отворилась. На пороге стоял и вглядывался в полумрак одиночки Аркадий Веселов.
        - Добрый вечер в хату! - произнес он, полностью оправдывая свою фамилию, - кажется, на уголовном жаргоне именно так камера и называется…
        - Где ты видишь уголовников? - Авраменко вскочил с нар и напряженно вглядывался в лицо приятеля, - Аркаша, черт бы тебя забодал! Так тебе передали отпечатки?
        - Передали! - аж закудахтал от смеха майор, - аж два раза. Первый раз некто Федор Михайлович… бля, не помню фамилии! Определенно, не Достоевский. А второй раз Лева из Теплограда факсимиле заслал. Твоя работа?
        - Погоди! - перебил приятеля Олег Николаевич, - дядя Федор тебе отпечатки отослал? Он же…
        - Да что мы здесь разбазарились! - воскликнул Аркадий, - пошли в кабинет! Сержант!
        Егор протиснулся в открытую дверь. Следом просунулась голова майора Котова.
        - Ах, так вы здесь, товарищ майор! - Веселов оглядел заключенных, - так, значит… быстренько освободить из-под стражи!
        - Есть! - кивнул Котов.
        - А помыться можно? - спросил Артем.
        - Да ради бога, - сказал Котов, - Егор, проведи товарища в душ! Или… Олег?
        Авраменко обнюхал сам себя.
        - Пока не пахнет, - сказал он, - значит, полчаса потерпеть можно.
        Сержант повел Орлова показывать душ. Веселов подробно проинструктировал майора Которва, а затем повернулся к Авраменко:
        - Утром помоешься! - сказал он, - теперь ты нужен в Березовке. Группа захвата уже там, так что руки в ноги и вперед! Штабной автомобиль ждет.
        Сидя в автомобиле, приятель рассказывал:
        - Пробил я отпечатки этого Каюмова. В Интерполе не числится. Пока. Затем сделал запрос в базу данных ФСБ - ноль по фазе. И только потом мой шеф додумался в базу данных «Альфы» заглянуть. Вовсе никакой это не Руслан Каюмов, а Ясир Палестинец. Был особо приближенным к некоему Шамилю Басаеву. Братца его охранял, но не уберег. Но от снаряда трудно уберечь, поэтому ценность Ясира нашего несколько упала в глазах Басаева-старшего. Пришлось Палестинцу с такими же опальными соратниками искать убежища по другую сторону пятидесятой параллели. После к ним прибился Мустафа Гаджиев - старший брат покойного Мусы. Мустафа когда-то работал в контрразведке, поэтому ему удавалось справляться и с собственным норовом, и с горячей кровушкой братцев по оружию.
        - Иначе говоря, - спросил Авраменко, - если бы Мустафа не увлекся чересчур моей сестрой, то все бы было шито-крыто до сих пор?
        - А что ты хотел, мин херц? - вопросом на вопрос ответил Аркадий, - на бабах горят не только братья-славяне. Если бы Мустафа не увлекся, если бы твой Орлов неожиданно для себя не дал бы сдачи, если бы Муса на пику не полез! Слишком много сослагательного наклонения! А жизнь его не любит, поэтому проколы встречаются гораздо чаще на практике, нежели в теории.
        - Что от меня требуется именно сегодня? - решил поставить вопрос ребром капитан.
        Веселов отрывисто засмеялся.
        - Ты не поверишь, - сказал он, - но тебе сегодня предстоит сыграть роль участкового: вызвать каждого из нашей отнюдь не святой троицы, наговорить три бочки арестантов. А как только он расслабится, мы его упаковываем.
        Майор, весело пофыркивая, рассказал Авраменко о том, как зарождалась операция по поимке особо опасных преступников и его вызволению. Бюрократы обоих государств целые сутки искали точки соприкосновения и строчили договоры. Чувствовали, гады, что время позволяет. Но по-настоящему сотрудничество стало плодотворным, когда шеф Аркадия вышел напрямую на генерала Борзова - главу аналогичного ведомства в Беларуси. Борзов выделил в помощь Аркаше отряд быстрого реагирования под командованием угрюмого капитана Никитина - неприметного в обычной обстановке человека, и карусель завертелась. Перво-наперво вот освободили «узников совести».
        - А что со мной дальше будет? - спросил Олег Николаевич, стараясь не коситься на приятеля.
        - Следствие решит, - уклончиво ответил Аркадий, - уж больно у тебя рука тяжелая. Почти как нога. Сам посуди: у непосредственного подполковника челюсть в четырех местах разблокирована, а у главы районной администрации и вовсе - удалены раздавленные семенники, плюс обнаружились два сломанных ребра. Адвокаты будут напирать на ярко выраженный садизм. Выше башку, капитан!
        Он остановил машину прямо посреди дороги и повернулся к старому другу.
        - Честно сказать, Олег, ты - молоток! С большой буквы «К».
        - Почему «К»?
        - Кувалда целая! Не побоялся начальству рыло начистить. Качественно. Твое имя войдет в неписанную историю органов, как предупреждение сатрапам в мягких креслах. Как… как подвиг!
        - Ага! - протянул Авраменко, - а бабу в ночь перед расстрелом дадут?
        - А баба с лейтенантскими звездами поведет тебя к алтарю! - расхохотался майор, запуская двигатель, - если доживешь! Вперед! Нам отступать некогда. Позади - Майкрософт! Так бы выразился твой Орлов?
        Глава 17.
        Приятные хлопоты

        День выдался погожий, несмотря на третью декаду первого месяца осени. Бабье лето принесло в Березовку восемнадцать полновесных градусов тепла и легкую рябь на небе. По случаю прекрасной погоды (а также по всем прочим случаям) во дворе дома номер двадцать по улице Ленина был накрыт праздничный стол. Центральное место на столе занимали блюда, приготовленные из почившего в бозе борова Васьки. Одновременно, счастливая и злополучная щука была извлечена из пешеходовского морозильника и разделена на несколько частей. Из головы и хвоста сварили уху, куда для большей наваристости все же пришлось бросить пару жирных карасей; из брюшной части приготовили студень-холодец, а остальное пустили на филе. Прочее место на столе было отведено всяческим солениям: соленым грибочкам, рассыпной капустке, фирменно закатанным Галиной Петровной корнишонам, сладкому перцу. Не обошлось без любимого всем электоратом салата «оливье», который спившиеся интеллигенты ласково прозывают «I Love You» и фаршированных блинчиков - слабости Олега Авраменко.
        Возле стола, словно на крыльях порхали женщины: тетка Маня, Галина Петровна, Надежда и ее подруга Анечка. Вот-вот должны были подъехать из Петровска капитан Авраменко и Артем Орлов, с которых в ходе судебного разбирательства были сняты все обвинения. То есть, и капитан-участковый, и совхозный электрик были полностью оправданы. Как по этому случаю без небольшой пирушки? Вот и сбивались с ног четыре женщины, расставляя на огромном столе различные холодные блюда, закуски и напитки. А в огромной русской печи ждало своего часа горячее: жаркое, запеканки, отбивные, колдуны, уха и прочие вкусности, приготовленные с неспешной обстоятельностью тетки Мани и взрывным темпераментом Галины Петровны. Молодое поколение, как водится, было на подхвате.
        - Кажись, едут! - внезапно завопила Анечка.
        - Чего орешь! - недовольно буркнула тетка Маня, - я из-за тебя чуть холодец не выронила! Ох! И вправду - едут!
        Надежда, на ходу снимая фартук, неслась к калитке.
        - Доча, погоди! - заорала ей вслед Галина Петровна, - дай, я тебе прическу поправлю, у тебя ведь все сбилось!
        - Не дело девке за парнем бегать! - пробурчала тетка Маня, ставя чудом не выроненный холодец на стол.
        - Он не парень, а мужик! - поправила ее Анечка, - а приличные мужики сейчас редкость. Можно пару раз и сбегать.
        - Грамотные все стали, - вновь буркнула соседка, - нахрен послать некого. Я за своим Петром никогда не бегала!
        Анечка рассмеялась.
        - Да где же он, ваш Петр? Ушел к другой, не так ли? А что до того, что нахрен послать некого… есть кого, да вот беда в том, что хренов порядочных у нас не осталось. Один вот завелся, да и то - лучшая подруга окрутила.
        - Так вот чего тебе не хватает! - коварно подначила тетка Маня, - вот и мой Петр был такой! Ни одной юбки пропустить не мог! Ну и хрен с ним!

«Хрен то с ним, да и ты одна осталась!» - подумала девушка, выбегая вслед за Надеждой на улицу. К дому почти неслышно подкатила темно-синяя «Мазда» и мягко остановилась у калитки. Из автомобиля выбрались Олег Николаевич и Артем. Немного погодя открылась задняя дверца, и из нее миру явилось тело Аркадия Веселова.
        - Думали хлеб-соль вынести! - радушно сказала Галина Петровна, - да потом решили, что это не к месту.
        - Ни к чему нам хлеб, ни к чему нам соль! - кивнул Авраменко, - нам бы водки двести грамм, чтоб унялась боль.
        Надя повисла на шее у Артема. Благодаря сытной тюремной пайки он набрал несколько килограмм, которые отнюдь не выглядели лишними. С ними Артем уже не был похож на продвинутого юношу-пользователя ПК, а приобрел вид как минимум начальника отдела. Об этом ему поспешила сообщить «будущая теща» - он до сих пор в мыслях называл ее именно так.
        - Галка, а на кого в таком случае похож я? - поинтересовался семипудовый Авраменко.
        - А ты, племянничек, - лукаво ответила тетка, - всю свою жизнь похож на мордоворота. И тебе это очень идет.
        - Черт побери! - пожаловался Веселов, - что за деревня такая!
        - Какая? - хором спросили все.
        - А такая! Из трех первых встречных женщин, все трое - красавицы! Позвольте представиться: майор Аркадий Веселов к вашим услугам. А как ваше имя, несравненная?
        - Анна! - ответила зардевшаяся девушка, которой шустряга майор послал преисполненный восхищения взгляд.
        Столь такой же восхищенный взгляд метнул Авраменко в сторону накрытого стола, возле которого суетилась тетка Маня, наводя последний лоск и глянец. Разложила начищенные мельхиоровые ложки и вилки, аккуратно уложила салфетки. Когда гости подошли к столу, она поклонилась им и на старый лад произнесла:
        - Пейте-ешьте, гости дорогие, приятного вам аппетита!
        - Спасибо, мать, за стол! - тепло поблагодарил Веселов, - стоп! А вы сами куда?
        - Да пойду к себе - хозяйство заботы требует!
        - Нет, так не годится! - возразил Авраменко. Его поддержали Артем и Галина Петровна, - давайте вместе с нами! Иначе тут все обидятся!
        Тетка Маня с ужимками и церемониальным стеснением, достойным разве протоиерея на голубой свадьбе, уселась на почетное место у салата «I Love You». Вздохнула.
        - Что-то маловато гостей!
        - Не боись, мать! - ободрил ее Веселов, - праздник только начинается! Как бы к вечеру не слишком много народу стало в этой обители.
        И он вновь устремил свой восторженный взгляд на туго обтянутые полосатыми джинсами коленки Анны. Сидящая по его левую руку девушка будто купалась в золотистом облаке его либидо. Ей это нравилось, ибо лучше золотистое облако столичного мента с претензией на сексуальность, чем черное облако похоти местного озабоченного контингента.
        - Так я не поняла? - спросила Галина Петровна, - начинаем или нет?
        - Конечно, начинаем! - отозвался Олег Николаевич, - мы с Артемом столько сидели на государственном пайке, что прямо-таки истосковались по домашней пище. Дайте мне немедленно бутылку водки, и я буду разливать! Всем налью, однозначно!
        - И чтобы первую - до дна! - строго сказал Аркадий, - чтобы не возвращаться.
        - Ох! - охнула тетка Маня, - я уж и не вспомню, когда рюмку водки за раз выпивала! Ну, ради такого дела… ради такого дела можно и из горлышка хлебнуть.
        Пока наши скромные герои уплетают за обе щеки угощение, мы приоткроем завесу времени и кратенько расскажем, что происходило в течение двух последних недель. Как известно, начало второй недели сентября и конец недели первой были весьма бурными. Во-первых, к арестованному и пребывающему в одиночной камере Петровского «допра» Артему Орлову прибавился капитан Авраменко. Участкового, развернувшего слишком активную деятельность с целью оправдания Артема, самым бесцеремонным образом подставили. По прямому указанию Тарханова в Прокуратуре района было возбуждено дело о свершении капитаном дорожно-транспортного происшествия со смертельным исходом. Для достоверности под колеса капитанской
«Мазды» был подкинут труп какого-то бомжа, окоченевшего на городской свалке. Экспертиза признала капитана Авраменко «тепленьким», то есть - в нетрезвом состоянии.
        Все это происходило в то время, пока Олег Николаевич лежал в одиночке с расстройством сознания, вызванным подсыпанным в его флягу сильнейшим синтетическим галлюциногеном. Галлюциноген подсыпал не кто иной, как Дядя Федор, хотя постарался сделать все по-возможности аккуратнее. Погода стояла прохладная, вряд ли бы капитан захотел пить. Но и риск все же был немаленький: глотни Авраменко водички из фляги где-нибудь на выезде из Березовки - ДТП фабриковать не пришлось бы. Федора Михайловича связывали с Мурашко некоторые подгнившие делишки еще в бытность последнего начальником отдела по прошлому месту службы, в результате чего подполковник мог быть спокоен - Дядя Федор не продаст. Если уж эботом мы упомянули, то скажем, что судмедэксперта пришлось освобождать от уголовной ответственности какими-то хитрыми путями, идущими в обход уголовного законодательства. Веселов чувствовал себя на этих путях и тропках как рыба в воде, поэтому умолчание о роли Федора Михайловича в деле Березовского участкового было исключительно его заслугой.
        По факту разбойного нападения на главу районной администрации вместе с начальником милиции было опять же возбуждено уголовное дело, но Авраменко и Веселов настояли на независимой экспертизе. Экспертиза обнаружила в крови Олега Николаевича тот самый галлюциноген, который принадлежал к недавно перехваченной в аэропорту Теплограда партии ЛСД. Тут же Авраменко начал отчаянно оправдывать свое поведение последствиями наркотического отравления, и своего таки добился. Обвинение в нападении на господ Мурашко и Тарханова было снято. Оставался мизер: во-первых, окончательно снять с участкового все обвинения в наезде со смертельным исходом; а во-вторых, признать действия Артема Орлова необходимой самообороной.
        И на этот самый мизер Прокуратура области потратила целых две недели. Но как только из Москвы пришел материал на группу «дагестанцев», обоих оправдали. Взамен областному прокурору пришлось утешиться расследованием дела о коррупции в верхних эшелонах власти Петровского района. Скандал обещал быть локальным, но с весьма тяжкими последствиями для виновников. А вот наших героев под этот шумок и освободили.
        Пропустив подряд две рюмки водки, Олег Николаевич повернулся к Артему:
        - Ух, дружище, а я уж думал, что нам с тобою долго вот так не сидеть. Или не сидеть вообще…
        - Нет! - воскликнул Аркадий, но как, подлец, пургу гнал прямо в глаза «важняку»!
«Плохо помню произошедшее, как в тумане двигался и соображал. До сих пор затылок по ночам ломит от этой гадости».
        - А то не ломит! - пожаловался Авраменко, демонстративно почесывая затылок.
        - Эксперт сказал, что смешал ЛСД с какой-то хренью. Типа, это должно было ослабить действие наркотика! - серьезно произнес Аркадий, - но отчего-то ты провалялся на лавке двое суток в коматозном состоянии. Непонятно…
        - Во фляге была вода с однопроцентным уксусным раствором, - признался Авраменко, - я ее пью, когда очень жарко. Мне тогда очень долго не хочется пить.
        - Ясно! - протянул майор, - ну-ка, плесни мне водки, иначе голова кругом идет. Профессионалы детектива, вашу мать! Один воду с уксусом попивает, другой нанимает совестливого киллера, чтобы замочить участкового, третий ночью нож приметный оставляет на месте преступления, а четвертый оставляет свои отпечатки на всем, на чем только попросит так и не отравленный участковый! С ума можно сойти и дураком остаться!
        - Ты, дорогой, детективных романов начитался! - Олег Николаевич аккуратно наполнил мужские рюмки по края, а женские - по серединку, - это если кто-то задумывает преступление или ограбление банка, скажем! Тогда планы разрабатываются: главные, второстепенные, подход - отход, действия на случай форс-мажора и прочее! А у нас типично деревенский детектив - клубок ниток, в котором самое главное - найти хотя бы один конец нити.
        Артем аккуратно попробовал по пятьдесят грамм от каждого блюда (две с половиной - три столовых ложки) и сказал:
        - Горячего хочется! Холодные закуски мне в камере надоели. Теть Маня, не будет ли наглостью с моей стороны…
        - Ась? - оторвалась тетка от селедочного хвоста.
        - Сейчас я подам! - встала Галина Петровна, - вы, молодой человек, ежели хотите понимания, то не выстраивайте такие длинные фразы. А то как барин в дореволюционном ресторане… Эгей! Кажись, еще гости прибыли?
        Артем вылез из-за стола и поспешил к калитке, быстро прожевывая на ходу. Из
«лендровера-дискавери» вылезали гости: Василий Петрович Чебуреков, Владимир Михайлович Птицын, незнакомый молодой человек и…

«Какого рожна он с собой Марину приволок!» - едва не завыл в голос парень. Ему вовсе не улыбалось объясняться, будучи гипотенузой в любовном треугольнике Пифагора! Однако Марина лишь вежливо улыбнулась ему, положила руку на плечо незнакомцу и замерла в ожидании.
        - Ну, здорово, герой! - благодушно произнес Василий Петрович, - как говорится, медведь отделался легким испугом! Ха-ха-ха!
        - Чего-то вы хамите с утра? - поинтересовался Артем, - никак, для вас все сложилось как нельзя удачнее?
        - Ну, теперь то ты, Владимир, понял? - обернулся Чебуреков к приятелю, - просто преступление держать такого Орла на должности сельского электрика!
        - Да я то давно понял! - отмахнулся Птицын, пожимая руку парню, - а вот где мне электрика найти?
        - Так что, меня увольняете? - не понял Артем.
        Чебуреков надулся и стал похож на мужика с фамилией «Пирогов». Хотя, как нам помнится, старший лейтенант с такой фамилией был довольно тощим.
        - Артем Федорович, - сообщил он, искрясь от самодовольства, - вашего покорного слугу сегодня утром назначили новой главой районной администрации города Петровска и одноименного района!
        - Не понял! - удивился парень, - а разве это не выборная должность?
        - Выборная! - ответил Василий Петрович, - вот меня и выбрали. Пока «и.о.». Но выборы только через два года, а за это время я уж прослежу, чтобы не завелось достойной альтернативы… ха-ха-ха!
        - Тогда пройдемте! - строго сказал Артем, - сейчас будут подавать горячее.
        - Я никогда не опаздываю к горячему! - надулся еще больше Чебуреков и стал похож на мужика с фамилией «Колобков», - позволь мне представить моего секретаря…
        - Мы с Мариной знакомы! - напомнил Орлов.
        - К дьяволу! Я не о Марине, - скривился Чебуреков, - она - моя секретарша. А вот Денис - Денис Сергеевич Забудько - мой пресс-секретарь и… как там? Короче, раньше была должность при губернаторе: чиновник для особых поручений, вот! Так Денис при мне типа этого чиновника, одним словом - моя правая рука.
        Денис протянул Артему сухую твердую ладонь.
        - На самом деле Василий Петрович очень высокого мнения о вас! Только за сегодня мне три раза привел в качестве примера для подражания вашу персону.
        - Чепуха! - засмеялся Артем, - таковы уж начальники по своей природе. Подчиненного хвалить вредно, а то зазнается и дров наломает. А когда постоянно мыло в кармане, то вроде как и все нормально. Так что проходите к столу. Остывшее горячее никаким образом не становится холодными закусками.
        - А во что превращается остывшее горячее? - спросила Марина, глядя ему прямо в глаза.
        - В холодное блюдо второй свежести, - грустно улыбнулся он, - и как его не грей, оно таким как прежде уже не станет. Милости просим!
        За столом стало гораздо оживленнее. Надя притащила целое блюдо отбивных и сказала на ухо сидящему Артему:
        - Что-то эта кошка драная на тебя таращится подозрительно.
        - Боится, как бы ее милый Дениска не увлекся тобой, - ответил парень, - что вы, женщины, за человеки? Ну прямо нельзя двух писаных красавиц за стол посадить!
        Анечка в это время вносила блюдо с колдунами. Услыхав последнее предложение, она подошла к молодым людям и, поставив зрачки вертикально, прошипела:
        - Ах так!!! Только двоих!!! А я уже старая, горбатая и никому не нужная?
        Артем поднял вверх руки и сказал:
        - Заявление для суда. Если посадить трех красавиц на колени к молодому человеку, то вскоре они расцарапают ему рожу! А мне моя рожа дорога, тем более я решил сегодня одной девушке предложение сделать.
        - Которой? - осведомилась Галина Петровна, - если мне, то я сегодня занята.
        - Ну, тогда я завтра подойду! - засмущался парень.
        - Погоди-ка! - запротестовала Надя, - это что же получается? Как из застенков, так тебя жду я, а предложения почему-то получает моя мама!
        - Неправда! - возразила мать, - я его тоже ждала!
        Загорелся веселый спор о том, кто кого больше ждал, но внезапно его прервал Василий Петрович.
        - А ведь я здесь по делу! Хочу сделать предложение одному юноше, и тоже надеюсь на взаимность.
        Следом за Чебурековым загрустил Птицын. Гораздо искреннее приятеля, между прочим. Артем догадался, что его ждет очередное сватание и тоже несколько приуныл. Он понимал, что долго не задержится в совхозе на столь «ответственной» должности, но сегодня не хотел принимать никаких кардинальных решений. Эту мысль он, по возможности мягче, выразил вслух.
        - Что такое? - удивился Чебуреков, - как ТЕБЕ так можно предложения делать, а как собираются сделать предложение ТЕБЕ, то сразу пассивность и релаксация! Надюша, давай-ка поинтересуемся у достопочтенного Артема Федоровича: возможно ли сегодня сидящим за этим столом услышать два положительных ответа.
        Надежда вспыхнула маковым цветом, но подозрительно быстро потухла:
        - Чтобы ответить на вопрос, во-первых необходим сам вопрос.
        Чебуреков налил себе полную рюмку водки и подождал, пока остальные сделают то же самое. «Что за день сегодня такой?» - подумала тетка Маня, - «неужели, опять Солнце пятнами пошло? Я ведь уже третью по полной одолеваю… не спиться бы!»
        - Итак! - произнес новый мэр района, - мы все ждем твоего ритуального вопроса, Артем! Добавлю лично от себя, что если в течение минуты я его не слышу, то превращаюсь в твоего свата и попытаюсь напрямую урегулировать ситуацию с уважаемой Галиной Петровной. По-старинке, так сказать.
        Артем выпрямился во весь свой прекрасный рост и тоскливым взором обвел застолье. Марина ободряюще помахала ему ладошкой, мол, все понимают. Блуждающий взгляд его остановился на Галине Петровне. Та смущалась не меньше Нади, которая и вовсе опустила розовое лицо.
        - Компас земной! - произнес парень, - ты согласна стать только моей?
        - И тут выкрутился! - пробурчал довольный Чебуреков, - ну, что за хлопец! Лишь бы отойти от традиций, лишь бы не по регламенту!
        - А хто я такая, шоб отказывацца! - на диалекте одесских евреев ответила Надя.
        - Получил? - хмыкнул Василий Петрович.
        Птицын смотрел на эту «Женитьбу» и думал, что уж Гоголь от зависти точно в гробу ворочается. Такого сюжета ему ни в жисть не осилить. Мелодрама с элементами фарса - логическое явление нашего сумбурного времени, когда смеются на некогда святыми понятиями. Если бы он двадцать лет назад предложил своей супруге «стать его», то скорее всего, получил бы в морду чем-нибудь тяжелым. С другой стороны, этих молодых людей никак нельзя назвать легкомысленными или ветреными: Артем вступился за честь любимой девушки и навсегда отбил охоту сомневаться в собственном мужестве; а Надя никаких подвигов не совершала, но подвиги - не есть бабье дело. А дело бабье - верность мужу хранить и дожидаться его, стоя у порога. Вот она и сохранила, вот она и дождалась. Оба поступили, как поступали их предки, и уже за одно только это ребят необходимо уважать. Так что неважно, в какой форме он высказал свой вопрос, а она - свой положительный ответ.
        - Ну, что, Надежда? - посмотрел он на свою секретаршу, - ох и чувствует сердце начальника, что пора прощаться с подчиненной.
        - И с подчиненным тоже, - сказал Чебуреков, - не на своем месте он у тебя. Артем, там тебе такой кабинет приготовили - загляденье! А знаешь, какая табличка на дверях висит?
        - «Посторонним вход воспрещен»? - с надеждой спросил Орлов.
        - Тьфу ты! Какой «вход»? Каким «посторонним»? - призывая в свидетели небеса, воскликнул Василий Петрович, - обычная табличка. «Начальник отдела информации» - нравится? Отдел пока маленький, но весьма перспективный. Гущин обещает в следующем году для всех жителей города высокоскоростной доступ в Интернет…
        - ADSL [31]? - поинтересовался Артем.
        - Чего съел? - не понял мэр, - не боись, никто тебя не съест. Подавятся! Так что, принимаешь предложение?
        - А как же? - отозвался парень, - мы, системщики, люди с понятием. Наше предложение приняли, мы ваше тоже принимаем.
        - Блин! - проворчал нажравшийся Авраменко, - мне что, «горько» крикнуть, чтобы все выпили? Переливаете из пустого в порожнее, так и состариться можно.
        - Устами капитана милиции глаголет сермяжная правда! - кивнул Чебуреков и опрокинул стопку в рот. Поморщился, - теплая! Фу, гадость! Володя, у тебя ведь с собой, по-моему, что-то вроде коньяка было?
        - Было! - пожал плечами Птицын, - была у собаки хата! И когда я уже попробую коньяка своего электрика? Да и сам электрик уже не мой, а обещанного при приеме на работу коньяка каким не было, так и нет!
        Артем молча поднялся из-за стола и пошел в дом - рыться в своих запасах, которые за время его отсутствия не пополнялись. Это плохо. Но и не уничтожались. Это - хорошо. Из импортных «кучерявых» напитков в баре оставались две бутылки
«Мартеля». Сграбастав их обеими руками, он вернулся в компанию.
        - Я поклялся выпить этот коньяк, когда буду отсюда уезжать! - сообщил он, ни на кого не глядя. Видимо, случай верный.
        - Грустно все это! - вздохнул майор Веселов, - а вот грусти я и не люблю. Господин мэр! Сообщите нам еще одну хорошую новость - теперь можно.
        Чебуреков молча ждал и не шевелился, пока ему у него в рюмке было сухо. Но как только там оказался коньяк, он характерно кашлянул:
        - Ну, что ж! Такие назначения не в моей власти, но в областном УВД мне намекнули, что намерены предложить освободившийся после Мурашко пост вам, Олег Николаевич.
        Авраменко уронил вилку. Вместе с отбивной, что было особенно ему неприятно. Наклонившись, он поднял прибор и швырнул испачканное лакомство Майору. Тот в каком-то совершенно фантасмагорическом прыжке поймал этот кус, и поднял одно ухо в ожидании добавки.
        - Абсурд! - произнес Авраменко, не обращая внимания на пса, - я рад, конечно, что не посадили… но такое! Это абсурд чистейшей воды!
        Веселов бросил Майору внушительных размеров кость.
        - Получайте, коллега! Кстати, кто это так пса назвал?
        - Я! - ответил Артем, - их было двое: Майор и Полковник. Сразу после армии пришел и назвал. Выйду, бывало на крыльцо, крикну: «Господа офицеры!» Псы уже тут как тут, по стойке смирно сидят. Хвост слева, уши торчков, язык - на правый бок. Полковник уже издох, а этот пенсионер все держится.
        - Забавно! - согласился Аркадий, - так вот, господин капитан! Ежели не желаете в Петровске верховодить, то могу забрать вас в столицу. Нам такие кадры нужны. А с вашей стороной моя наша сторона завсегда договорятся.
        - Нет уж, лучше я по месту останусь! - покачал головой Олег Николаевич, - даже от нашей столицы мне шибко крышу сносит. А уж от Москвы я вообще в панике… а что Котов, не обидится?
        - А на обиженных сперму возят, не при дамах будь сказано! - жестко сказал Веселов, - куда твой Котов раньше смотрел и о чем думал? Или он не замечал, что творится в районе? Или ему доля своя шла? Я бы на твоем месте такого заместителя послал бы участковым в дальний колхоз!
        - Чтобы он мне там криминогенную обстановку создавал! - возмутился Авраменко, - нет уж, пусть сидит заместителем. По крайней мере, всегда на виду.
        Застолье продолжалось. Не думаю, что стоит приводить диалоги наших набравшихся водкой и коньяком героев, все это пройдено, описано и снято тысячу раз на любительскую и профессиональную пленку. Нам остается лишь констатировать, что заключительный вечер имел место быть, протекал в дружеской обстановки и завершился без происшествий. Если кто-то и остался обиженным, так это Геннадий Николаевич Пешеходов, но даже в старой русской пословице весьма доступно описана ситуация, в которой оказывается ласковый теленок погнавшийся за двумя зайцами. Обижаться ему стоило только на самого себя - такова жизнь. Это сказал кто-то по-французски.
        Залезая в свой «Лендровер», Чебуреков спросил:
        - Так что, Артем, завтра с утра - ко мне? Будем обживаться на новом месте. Квартирка есть тебе двухкомнатная, так сказать, на вырост. Надежду после свадьбы заберешь… а хочешь, забирай и до свадьбы - нынче времена демократичные.
        Артем покачал головой.
        - Извините, Василий Петрович. Давайте лучше с понедельника. Мне с ребятами попрощаться надо, вещи перевезти и расставить, к Интернету подключиться. Я в этом смысле - человек обстоятельный.
        - Хорошо, - не стал спорить Чебуреков, - держи только вот подарочек… от администрации. Хм! На балансе мэрии…
        Он протянул Артему новенький мобильник. Парень взвесил его в руке и задумчиво сказал:
        - Это нечто вроде ошейника. Только нового типа… создает ощущение свободы, которое исчезает при первом звонке…
        - Мы - государевы люди! - сказал Василий Петрович, - а государевы люди должны быть в узде. Иначе они такого натворят - сто следователей не разберутся. Спокойной ночи… э-э… глупость ляпнул, пшепроше пана… отдыхайте!
        Утром, как ни странно, Артем встал безо всяких проблем. Несмотря на адский коктейль из импортного коньяка и отечественной водки, он чувствовал себя превосходно. Видимо, в пьянке большую роль играет первопричина, или попусту повод. Одно дело заливать горе, а другое дело - пить по торжественному случаю. Как бы то ни было, он чувствовал себя превосходно. Человек, выпущенный на свободу, попросту не имеет права на плохое настроение. Тем более, в пятницу.
        Согласно договору с Птицыным, Артем давал «прощальную гастроль» в полдень. Работники, не занятые на срочных работах, приглашались в диспетчерскую на торжественный обед. Трапеза готовилась за счет совхоза, а за Орловым была лишь выпивка и торжественное настроение. Надежда подобный «девичник» устраивала в конторе - для специалистов среднего и высшего звена. Папа-Пешеходов ходил по территории с кислым видом и хмуро отвечал на шутки и поздравления. Праздник был на его улице, только вот праздновать не хотелось.
        Ровно к двенадцати часам у центральных ворот раздался рев гудка большегруза. Из кабины «МАЗа» высунулся бритый мужик и на вопрос Точилина о «порте приписки» погрозил ему кулаком.
        - А ну, впускай, дед! - грозно сказал водила, - велели в ваш совхоз комбайн отгрузить!
        - Ты - придурок! - спокойно сказал старик, - как же я тебя без разрешения директора запущу?
        - Сам ты придурок! - рассмеялся мужик, - давай, зови своего директора. Это ты - тот самый сторож, что без зубов кусается?
        Матерясь на чем свет стоит, Точилин вернулся в диспетчерскую и набрал номер директора.
        - Михалыч! - тама, кажись, комбайн привезли! Впущать?
        Присланный комбайн в торжественной обстановке вручили Вовке Гороху.
        - Смотри, не пропей! - пошутил директор, вручая механизатору ящик с ЗИПом и огромный «Талмуд» страниц на четыреста, - за выходные прочитаешь, а в понедельник утром я вижу тебя в поле. Картофель убирать пора.
        - Да пошли вы все нахрен! - фальцетом завопил Горох, скрываясь под импортным механизмом.
        Еще пару человек последовали за ним. В следующие полчаса из-под «немца» слышны были ахи и вздохи - механизаторы делились впечатлениями.
        - Нет, мужики, вы что не думайте, а немцы технику делать умеют!
        - Ага! - донесся рассудительный голос, - даже прошприцевали. И гайки подкручивать не нужно - вишь, барашки с фиксацией.
        - Бляха муха! - заорал восторженный голос, - гляньте, мужики, какие шланги! Вовка, можно я один скручу - дома на колено поставлю?
        - Я тебя сейчас на два колена поставлю! - добродушно проворчал Горох, - и покажу, как гоблины друг друга любят.
        Видно было, что механизм пришелся ему по нраву, потому что после ознакомления он сказал Наждачному:
        - «Обрезанца» своего можете Саньке Крылову отдать. Пусть подцепит к «Кировцу» и носится, как кот с консервной банкой.
        - Уже и «Обрезанец» вам не по нутру! - проворчал Никола, - а ведь он нас весь прошлый год выручал. Погодите, не приведи Господь, сломается эта немецкая
«фича», что будем делать? То-то!
        Артем посмеялся, а затем спросил завмастерскими:
        - А что за кликуха такая, «Обрезанец»?
        Кликуха, как оказалось, была совершенно в тему. Долгие годы колхозу служил верой и правдой приобретенный еще в перестроечные годы комбайн «Рязанец». Но несколько лет тому назад у него накрылась кормовая часть (от морского слова - корма) вместе с наклонным выгрузным транспортером. Комбайн обрезали и превратили в картофелекопалку. Как комбайн, «Рязанец» был подспорьем неплохим, но в качестве копалки оказался не очень. Заваливал землей картофель, вместо того, чтобы выбрасывать его на поверхность. Вот и прозвали его трактористы обидным прозвищем
«Обрезанец». Дескать, обрезаный и никуда не годный, но за неимением лучшего - единственный вариант. Альтернатива.
        Уже механизаторы подняли по второй, а Горох все никак не мог оторваться от обновки. Пришлось специально посылать за ним механика Кармена, а за механиком главного инженера. В конечном итоге, победил директор, вернувший застолью полноправных его членов. Прибывший из рейса Бегунок долго мыл руки бензином, а затем робко взял протянутый и наполненный до краев штрафной стакан.
        - Артем! - сказал он, - хочу я выпить этот стакан за то, чтобы в твоей жизни было все так же гладко, как у меня на голове!
        Собравшиеся еще раз окинули взором лысину Виктора и дружно крякнули, выпивая одновременно ящик водки. Повариха приготовила на торжественный обед жареные колбаски, поэтому всем внезапно стало очень вкусно. Сорок рыл одновременно
«хекнуло» и зарычало, впиваясь челюстями в брызжущие соком и жиром куски, сорок пар челюстей одновременно стали перемалывать хрустящие колбаски, сорок пар рук замелькали над тарелками и мисками.
        Внезапно скрипнула входная дверь, и усталый женский голос произнес:
        - Здравствуйте! Приятного всем аппетита!
        На пороге стояла почтальон.
        - Ребята, - спросила она, - Артема Орлова никто не видел?
        Сорок указательных пальцев уперлись в нашего героя. Он встал из-за стола и спросил:
        - В чем дело?
        - Телеграмма вам с уведомлением. Распишитесь!
        Парень недоуменно пожал плечами и расписался в ведомости. Развернул телеграмму и просмотрел текст.

«Уважаемый Артем Федорович! В связи с вашим продолжительным молчанием, наша компания «Лекта» решила, что у вас сломался компьютер. Поэтому мы воспользовались услугами телеграфа, чтобы сообщить вам следующее: по результатам нашего конкурса вы признаны самым лучшим бета-тестировщиком нашего последнего продукта. Таким образом вы становитесь обладателем нашей «золотой карты», позволяющей пользоваться всеми продуктами компании и первого приза. Поздравляем!

        Артем склонил голову, чтобы никто не увидел выражения на его лице. Первая премия - это пять тысяч долларов США. В эквиваленте.
        - Мужики! - сказал он, - ни у кого нет лимона? Мне поперло! Витек, дай поцелую в чумазую лысину!


        Артем сидел в кресле и потягивал пивко. По телевизору начался чемпионат мира по хоккею, куда он так и не съездил, хотя очень собирался. Дядя Вася Чебуреков не отпустил. Подарил, гад, широкоформатный «Томсон» и велел смотреть действо в прямом эфире. Как же против слова мэра попрешь? Вот и приходится пялиться в голубой экран, который, строго говоря, вовсе не голубой и никогда собственно им не был.
        На люду сборная Финляндии терзала оборону сборной России, но россияне успели забросить три халявные шайбы и теперь рыли окопы полного профиля в своей зоне. Повторялась ситуация советско-финской зимней войны 1939-40 годов, только с точностью до наоборот. Земляки Маннергейма атаковали, но каждый раз откатывались от обороны россиян и несли незначительные потери. Артем допил пиво и теперь сидел в кресле, кляня себя за непредусмотрительность. Нужно было больше пива брать - кто же знал, что будет такой нервный матч.
        В дверь позвонили.
        - Искренне надеюсь, что это не сектанты! - прорычал Артем.
        Нужно было все-таки агиитировать народ на закупку и установку в подъезде кодового замка. Не против бандитов с мешками гексогена, а в первую очередь против пьяных свинорылов и таких вот просителей, собирающих по рублю на модернизацию своего молельного дома в храм. Парень сунул ноги в тапки и чертыхаясь побрел открывать. На пороге, вот сюрприз-то, стоял Олег Николаевич Авраменко - новый начальник Петровского РОВД. Погоны его украшали майорские звезды, а руку - авоська с пивом.
        - Какой счет? - спросил он, сбрасывая сапожки.
        - Три - ноль. Наши халявно ведут. Маннергейм атакует, но забивают почему-то ему.
        - Дело Маннергейма обороняться, а не атаковать, - сказал Олег Николаевич, пододвигая кресло. Тут я принес немного. Артем, давай кружки!
        Хозяин принес из кухни два бокала: один свой, а другой - гостевой. Достал из холодильника кусок вяленой горбуши, порезал на кусочки. Зарплата на новом месте ему очень нравилась - можно было баловать свой организм прежде недоступными и редкодоступными продуктами. Тем временем Авраменко успел снять китель, а финны - отквитать одну шайбу. На большее их не хватило, потому что проревела сирена, оповестив всему миру, что против русского «авось» логика бессильна. Артем переключил телевизор на нейтральное MTV - там транслировали «горячую двадцаточку», а может быть иную чепуху, не мешающую процессу.
        - Ну, как в роли начальника? - поинтересовался Орлов, отпивая половину бокала
«Днепровского темного».
        Майор пожал плечами и вгрызся в рыбий хребет.
        - Куй [32] его знает! Пока спокойно, так я хороший. Но, не приведи Господь, что-то случится - сразу шерсть драть начнут и хвост на руку накручивать. А хозяйка твоя где?
        - В Березовку укатила. Папа Пешеходов отмяк и подарил ей подержанный
«Форд-Мандела»…
        - «Мондео» - поправил Олег Николаевич, - а то в твоей интерпретации матерщина какая-то получается.
        - И ничего не матерщина - это фамилия первого чернокожего президента ЮАР.
        - Да? А где это? - полюбопытствовал Авраменко, осушая бокал.
        - На юге Африки. Ты придуриваешься, или в самом деле не знаешь?
        - В самом деле придуриваюсь. А ты что же с ней не поехал?
        Артем вновь наполнил бокалы и принялся чистить воблу.
        - Черт его знает! - сказал он наконец, - надоела мне деревня за полгода. Город, он как-то благородней. Пусть даже такой небольшой, как Петровск.
        - Это потому что страна до сих пор стоит задницей к деревне, - пояснил майор, - вот сам посмотри: город берет (можно сказать, отбирает) у деревни мясо, молоко и хлеб по смешным ценам. В городе все свежее и по нескольку сортов, а вот в деревне…
        - Да уж! - вздохнул Артем, - хлеб такой завозят, что рыба клевать не хочет. Да и мясные продукты редко бывают приемлемого качества. О культуре обслуживания я вообще молчу.
        - Как и культуре приобретения, - подтвердил ехидно гость, - а я вот очень долго не могу понять одну вещь: пьянство - оно выгодно государству, али нет.
        - Кто его знает! - задумался Артем, - слишком уж глобальная проблему ты зацепил. С одной стороны, пьянство невыгодно: криминогенная обстановка, низкое качество производимой продукции, больное потомство, малая продолжительность жизни.
        - Вот-вот! - подхватил майор, - теперь смотрим плюсы: низкий уровень общественного самосознания - значит, политическая аморфность; стабильные поступления в бюджет от торговли низкокачественным спиртным; малая продолжительность жизни - не нужно выплачивать пенсии; пьянство на рабочих местах - не нужно выплачивать премии… и так далее! А в сельской местности данные факторы возводятся в ранг неписанных законов. Когда коллектив состоит на три четверти из бухариков, с ним можно делать все, что угодно. Не считаясь, с общественным мнением, ибо залетчики молчат, а «голос единицы тоньше писка». И живут у нас сатрапы-директора и председатели, и молча глотают под вино обиду работники.
        - Радостная картина! - скривился Артем, - но в Березовке еще терпимо. Пьянствуют не три четверти…
        - А всего лишь половина! Согласен! Ты не был по другую сторону железной дороги - на северной стороне района. Там колхозы-совхозы дохленькие, главные инженеры и агрономы сами на тракторах сеют и пашут, а простой народ бухает. Те кто остался, естественно. Умные все посмывались вместе с целеустремленными, и вот как прикажете подымать такой колхоз! Никто туда и ехать не хочет! Помнишь, как в
«Золотом теленке» говорил инженер Талмудовский? «Квартира-свинюшник, театра нет, оклад… Извозчик! Пошел на вокзал!»
        - Ага! Свинюшник ему точно дадут, театр - на работе бесплатный, оклад - в счет будущих побед. Плюс отсутствие выходных и ненормированный рабочий день. Это - тюрьма. Мне так по-секрету сказал главный инженер в одном колхозе.
        - Нет. Это не тюрьма, - авторитетно заявил Авраменко, - это - каторга! В тюрьме условия гораздо лучше. Причем, для некоторых - это добровольная каторга, что хуже всего. Понимает человек, что больше он нигде не нужен. Да и в деревне домишко имеется, участок, живность кое-какая. Это все, брат, привязывает.
        - Да! - протянул задумчиво Орлов, - окончил парень школу, пошел работать в колхоз. Учиться в школе за одиннадцать лет надоело, охота самостоятельной жизни отведать. Затем армия, а после опять колхоз… день за днем, без выходных, да самой пенсии… отпуска исключительно зимой. Бр-р! Я правильно сделал, что дал тягу!
        - Правильно! - подтвердил Олег Николаевич, - но у тебя и склад ума иной, и характер. Чтобы быть крестьянином и получать от этого наслаждение… это… это не знаю, кем это нужно быть!
        Внезапно собеседники осознали, насколько странно и смешно выглядят беседы о счастье деревни на городской кухне, и сконфузились.
        - Да уж! - допил свой бокал Артем, - вот всегда так у нас. Интеллигенция бунтует, но на кухне и чтобы никто не слышал.
        - Какая из нас интеллигенция! - хмыкнул Авраменко, - оба на государевой службе.
        - И оба в народ сходили. Каково там, в народе, господин майор?
        - Хреново в народе, - ответил начальник милиции, - а ему трудно. Пора бы, наконец, государству повернуться лицом к селу и его обитателям.
        - Иначе народ озвереет и может вздрючить государство, - сделал вывод Артем.
        - Это они всегда запросто! - подтвердил майор, - все на свете сломать мы сумеем. Со стройкой вот тяжелее - плохо еще получается строить. Ладно, хозяин, пора и честь знать. Не грусти тут, и я не буду.
        Авраменко попрощался и убыл в направлении Останкино, а Артем вышел на застекленную лоджию и глянул вниз - где шумел вечерний город. За светящимися окнами его граждане совершали ежедневный обряд: мыли руки, приходя с работы; садились за стол и ужинали; а после укладывались на диваны и мягкие уголки, усаживались кресла и шезлонги, подвергая себя добровольному «зомбированию» путем просмотра телевизионной жвачки. И он вновь стал кусочком города, его неотъемлемой частью. Жизнь в Березовке промелькнула и закончилась, словно ночной кошмар, а все приключения утвердили его лишь в одной мысли: каждому человеку соответствует свое время и свое место. Иначе никак.
        Артем вернулся в комнату и снял с книжной полки толстенный фолиант. Раскрыл на первой попавшейся странице и прочел строки откровения из Агни-Йоги:

        «Птичий свист прервал минуту отдыха. Почему напряглись
        птицы в ранний час? Они дерзнули, услышав хвалу дерзновению.
        Никто не сказал им, что их обыденный, свист не увеличит их
        дерзновение. Оглушая обыденностью, тьма кричит. Тьма не
        выносит дерзновения Света.
        Когда напряжены весы Владыки, рано проснемся, чтоб
        взвесить, как проводили день прошлый. Отберем самое
        дерзновенное, чтоб эти зерна отягчили чашу. Огорчение старого
        мира прибавим, ибо его тяжесть нам полезна. Приложим насмешки
        невежества, каждая из них отяжелит чашу правды. Если найдем
        угрозы и покушения, не забудем приложить их к наполненной
        чаше. Что же заставляет колебаться весы? Чем же наполнена
        чаша обвинения? Какие жалкие серые лохмотья наполнили чашу
        суда? Как засохшие, сорные листья прошлой зимы, громоздятся
        проклятия обыденности - сор прошлого дня.
        Торжествуйте, дерзания, ибо самое крылатое осилило
        осуждение».
        - Нихрена не понятно! - признался он своему откровению в зеркале, - видать, Свет также не выносит дерзновения Тьмы.

        Липень

        июль - декабрь 7513 г. от сотворения мира

        notes

        Примечания


1

        Звуковая карта - мультимедийное устройство компьютера, служащее для обработки звука.

2


«Штиль» - немецкая бензопила

3


«Чарлик» - совокупное название дешевого вина

4

        Коннект - (connect англ.) - соединение

5


«Отдел говна и пара» - разговорное название инженерной службы по трудоемким процессам: сварочные работы, центральный водопровод, механизация комплексов и проч.

6

        Бендикс - механическое устройство, служащее для передачи маховику двигателя вращательного момента якоря стартера.

7

        АКШ - агрегат комбинированный, широкозахватный. Объяснил! :-) Приспособление для рыхления и прикатки почвы. Издалека и в сложенном виде похоже на луноход.

8

        Вышки - сеновал

9

        On my own (англ.) - сам по себе

10

        Файерволл - от англ. «огненная стена», другими словами, брандмауэр - защита от атак из сети.

11

        Спам - мусор, всякая рекламная фигня, что приходит вместе с почтой.

12

        Смайлик - от англ. Smile - улыбка. Графическое изображение улыбки. Пример: :-)

13

        Липиды - от греч. Жир. Как всегда, «интелликенты» боятся называть вещи своими именами, поэтому лишний жир обзывают «липидами» и «целлюлитом».

14

        Из-за речки - афганец, служил по ту сторону Пянджа

15

        Грибок - средство для косметического ремонта треснувших покрышек.

16

        Катарина Витт - неоднократная чемпионка мира и олимпийских игр по фигурному катанию. ГДР.

17

        Личная точка зрения автора, которую он никому не навязывает.

18

        Ровер - старое название велосипеда и сравнительно новое - мотоцикла.

19

        ПИМ - прицеп для перевозки измельченной массы.

20

        FAQ - приблизительно переводится с английского, как «Вопросы и ответы». Краткая инструкция по устранению неполадок.

21

        Отрывок из песни «Аквариума» «Старик Козлодоев».

22

        Тринити - главная женская роль в фильме «Матрица».

23

        Цитата из романа А. Толстого «Петр Первый».

24

        Крики о помощи на разных языках.

25

        Нарочь - озеро в Беларуси. Престижная курортная зона.

26

        Чатуранга - древнейшая форма шахмат - военная игра.

27

        Цугцванг - положение в шахматной партии, при котором соперник вынужден сделать невыгодный ход. При цугцванге у одной из сторон или у обеих сразу (взаимный цугцванг) нет полезных ходов и любой ход ведет к ухудшению собственной позиции.

28

        Из ответственных работников получаются плохие жонглеры словами, поэтому смысла в этой фразе уловить трудно.

29

        Юрий Тимошенко и Ефим Березин - народные артисты Украины, авторы сценических образов «Штепселя» и «Тарапуньки».

30

        Бурмейстер Владимир Павлович - российский балетмейстер, народный артист СССР

31

        ADSL - это новая технология, позволяющая сделать из медленной аналоговой телефонной линии скоростную цифровую линию.

32

        Именно так он и сказал. Новое положение заставило Олега Николаевича слегка облагородиться.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к