Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Белянин Андрей: " Ученица Царя Обезьян " - читать онлайн

Сохранить .
Ученица царя обезьян Андрей Олегович Белянин
        - Как это не Китай?
        - А так, это Россия.
        - Снежная страна, населённая варварами и…
        - Медведями с балалайками!
        - За что?!
        Прекрасный царь обезьян, Великий Мудрец, Равный Небу, освободившись от векового плена, обнаруживает себя в современном мире компьютеров, Интернета, такси, электрических лампочек, где наверняка сидят демоны. Он должен вернуться домой, на гору Плодов и Цветов! Но силы тьмы не хотят его возвращения. Может, поэтому рядом с ним оказалась его ученица. Блондинка, конечно… Хотя какого гаоляна, кто против?!
        Андрей Белянин, Дарья Менделеева
        Ученица царя обезьян
        -
        Где я?!
        Почему вдруг стало так темно? Итесно? Яупираюсь плечами, головы не поднять, ноги скрючены, колени давят на подбородок…
        Хи-хи, нет, не могу поверить, что этот пустоголовый бык смог поймать меня!
        Но я слышу, как он ревёт и бьёт копытами от восторга. Подожди, подожди, рогоносец… Неужели ты действительно думаешь, что так легко смог обвести вокруг пальца Великого Мудреца, Равного Небу? Сейчас я тебе покажу! Мне бы только выпрямиться, мне бы… я бы…
        Проклятье! Плечи упираются в стенки темницы. Ничего не получается! Аэто животное только ещё больше хохочет…
        Я размажу тебя по Великой Китайской стене, безмозглый яогуай!..
        Как же здесь душно и пыльно… Может, удастся чихнуть погромче и превратить прочные стенки своей тюрьмы в тонкую бумагу? Было бы здорово.
        Нет, чихнуть не получается.
        Ничего не получается!
        Почему?!
        БЕСКОНЕЧНОСТЬ СПУСТЯ
        Что это за звуки? Какие странные голоса…
        Сколько времени я здесь провёл? Наверное, тысячи лет, ия уже стал совсем сморщенным, как головастик, выброшенный из дурно пахнущего пруда под палящее солнце, или сушёный банан. Даже бык больше не приходит позлорадствовать.
        Он спрятал меня где-то? Наверняка этот рогатый яогуай со своими погаными демонами сейчас устроил праздник в Пещере, скребущей облака, идумает, что может заставить мир навсегда забыть моё имя. Но я не позволю себя забыть!
        Я - Великий Мудрец, Равный Небу! Я - каменная обезьяна, родившаяся на жерле вулкана из небесного камня! Я… ой!
        Что происходит? Опять по голове…
        За что-о?!
        …В маленькую комнату панельной высотки ворвалось солнце, иОльга на мгновение зажмурилась. Пожалуй, даже хорошо, что её окно выходит на детский сад. Дети, конечно, ужасно шумные, но зато не проспишь, сними никакой будильник не нужен. Девушка зевнула, потянулась и поправила отдёрнутую занавеску.
        Что ж, раз в университет сегодня не надо, значит, самое время заняться уборкой. Нужно в очередной раз доказать родителям, что она способна жить самостоятельно. Ольга осмотрелась: счего бы начать? Потом сгребла мелочь со стола и привычно побросала монетку за монеткой в дешёвую керамическую копилку-обезьянку, поправила домашний халатик, собрала светлые волосы в хвост, надела жёлтые перчатки с ладошками в пупырышках. За работу!
        С пылесосом по квартире, тёмные вещи в стиралку, весь мусор в два пакета, теперь на очереди полки и шкаф. Ольга осторожно встала на табурет, прошлась по корешкам книг, ловко вкрутила радужный веник в самые труднодоступные места на антресолях, протёрла фланелевой тряпочкой стеклянные дверцы. Вроде всё чисто, не прицарапаешься.
        Взгляд упал на шкатулку с украшениями. Девушка аккуратно смахнула пыль с резной шкатулки и уже вернула её на место, итут вдруг табуретка покачнулась, Ольга пискнула, неаккуратно махнула рукой и зацепила рукавом халата копилку. Глухой «бздынь» свысоты в полтора метра - и вот на полу вместо уродливой обезьянки только черепки и два-три десятка монеток…
        - Давно надо было выкинуть этот хлам, - проворчала блондинка, выбрала из осколков монеты, собрала черепки и выбросила в мусорное ведро. - Ну а теперь завтрак, - решила она, направляясь на кухню, но замерла на пороге.
        На втором табурете, привалившись плечом к холодильнику, сидел молодой мужчина. Увидев, что она заметила его, незваный гость бросил в девушку монетку. Иещё одну. Иещё.
        - Ай! - Ольга пыталась уворачиваться, но монеток у него было много, икидался подозрительный гость очень метко.
        - Ай, больно же!
        - Хи-хи-хи! - осклабив белые зубы, хохотнул он в ответ.
        - Вы… - Девушка прервалась, уворачиваясь от очередной монетки. - Ты кто такой?
        - Хи-хи-хи! Ты мне скажи! - снова рассмеялся мужчина.
        Ольга прикрыла кухонную дверь, прячась за ней от обстрела.
        - Вот только разбей стекло в двери - убью кроваво! - шёпотом пообещала она, но незнакомец почему-то услышал.
        - Понял.
        Удивительно, но он действительно сразу перестал бросаться деньгами в хозяйку дома и вообще постарался принять самый благообразный вид, насколько это было возможно в его ситуации. На вид лет двадцать семь - двадцать восемь, грязный, тёмные волосы взъерошены, странная мешковатая одежда грязно-серого цвета. Кожа смуглая, глаза узкие, но лицо вроде приятное…
        «Китаец? Кореец? Вьетнамец? Японец? Казах какой-нибудь?!» - лихорадочно перечисляла Ольга, наблюдая за ним в приоткрытую щель.
        - Что смотришь? - не выдержав, спросил гость.
        - Любуюсь тобой, - саркастично ответила девушка, уже смелее распахивая дверь.
        - О да, мне известно, что я красавец, - самодовольно улыбнувшись и слегка откинув голову, ответил мужчина. - Мне часто приходилось слышать об этом. Но я должен, раскрыв свою душу, как ладонь, честно сказать тебе, желтоволосая белокожая женщина, что моё каменное сердце холодно, словно лёд с вершины горы Золотого Дракона, ия никогда не смогу…
        - Ты кто такой? - перебив его обещающую быть долгой речь, спросила Ольга, на всякий случай прикидывая, как далеко от неё находятся разделочные ножи и сколько времени ей понадобится, чтобы допрыгнуть до тумбочки, чтобы хоть чем-то вооружиться.
        - Что? - сбившись, растерялся незваный гость.
        - Кто ты такой? - сготовностью повторила блондинка, как бы невзначай делая пару шагов по направлению к стойке с ножами.
        - Я? - искренне удивился мужчина. - Ты не знаешь, кто я?!
        «Ага, под дурака косит… - догадалась девушка. - Надо и дальше тянуть время, пусть думает, что он контролирует ситуацию, пока я… быстренько… ап!»
        - Ты кто такой? - уже гораздо уверенней повторила она, добравшись до ножей и встав рядом у плиты. - Икак ты вообще тут оказался?
        - О, наивная желтоволосая женщина… - равнодушно сомкнув веки, протянул узкоглазый. - Если ты думаешь, что сможешь нанести урон моему телу этим скромным орудием, которым только и можно, что пилить тушку цесарки (ведь оно ужасно тупое, иразрезать им давно ничего нельзя), то я развею твои иллюзии, хоть это и огорчит тебя. Мало того что я, обладающий семидесятью двумя магическими умениями, способен на очень многое, но сейчас мне даже не понадобится магия. Прежде чем твои белые пальчики дотянутся до рукояти этого несуразного, лишённого должного баланса клинка, яне только успею вырвать из твоей груди трепещущее сердце, но даже и съем его, наслаждаясь вкусом этого горячего сосуда жизни. Твоё бездыханное тело…
        - Ты не ответил, - вновь прервала его речь бесцеремонная девушка.
        - Ах да, - вспомнил её собеседник, легко перескакивая с одного на другое. - Твои вопросы законны, но бессмысленны. Разве не очевидно, что ты сама освободила меня, разбив моё узилище?
        - Какое ещё узилище?
        - Раскрой свой разум, глупая женщина! Откуда я могу знать?! Мне неизвестна форма или название моей страшной тюрьмы, потому что изнутри она напоминала каменный мешок с узкой прорехой в потолке. Ив эту прореху ты, неразумная, иногда скидывала вот эти медяки, которые падали вниз, больно ударяя меня по голове! - Прорычав последние слова, он не выдержал и запустил ещё одной монеткой в Ольгу.
        - Ай! Вкопилку, что ли?! - не поверила она. - Хочешь сказать, что ты сидел в этой уродской копилке-обезьяне?!
        - Ну конечно! Обезьяна! Какая жестокая ирония… Уродливая обезьяна из обожжённой глины. Этот проклятый УМован не мог не поиздеваться надо мной напоследок. Безмозглый бык и шутки у него дурацкие…
        - Так, - решительно встав перед странным гостем, сказала Ольга. - Ты думаешь, яповерю, что ты сидел в этой маленькой копилке? Извини, мне не пять лет. Всказки не верю. Более правдоподобные версии будут?
        - У меня нет версий, аесть лишь истина, которую ты уже услышала, но твой разум слишком приземлён, чтобы поверить в неё.
        - Вот не надо оскорблений и лапши на уши, - не унималась девушка. - Говори, как ты сюда попал и кто ты такой, иначе я сейчас полицию вызову!
        - Полиция? - приподняв мохнатую бровь, поинтересовался узкоглазый. - Это кто? Стражники?
        - Типа того, - подумав, решила Ольга.
        - Тогда зови их, мы все повеселимся… - равнодушно пожав плечами, ответил гость. - Что же касается твоего второго вопроса, то я не могу понять, как ты могла задать его? Вероятно, ты необразованна, словно мышь, крадущая рис с полей провинции Ухань.
        - Чё?
        - Знай же, белокожая женщина, что перед тобой сидит на этом неудобном табурете, словно на каменном троне, сам Великий Мудрец, Равный Небу, прекрасный царь обезьян Сунь Укун!
        - Сунь что? Какой царь? Каких таких обезьян? Ты прикалываешься, что ли?
        У её собеседника нервно приподнялась верхняя губа, обнажив внушительные клыки, но он сделал пару глубоких вздохов, чтобы успокоиться, итерпеливо объяснил:
        - Просто прими как данность, что сам Сунь Укун, прекрасный царь обезьян, рождённый на вулкане из небесного камня, сидит в твоей тесной хижине и проявляет смирение, достойное самого Золотого Будды, чтобы объяснить тебе истину, которая и так лежит перед тобой словно жемчужина на серебряном блюде, но которую ты не желаешь понять. Весь Китай знает моё имя! Спроси любого крестьянина, любого вельможу, самого мелкого чиновника, монаха в самых изношенных одеждах, благородного генерала, увенчанного шрамами и славой, или даже Нефритового императора, чьи подвески на шляпе звенят, ударяясь друг о друга тяжёлыми бусинами под влиянием своенравного ветра, - все они сразу скажут тебе, кто такой…
        - Я счастлива за императора, крестьян, бусины и весь Китай, - холодно ответила Ольга. - Но мы не в Китае, так что я не обязана знать какого-то там китайца. Вас вообще почти полтора миллиарда!
        - Как это мы не в Китае?.. - Её гость удивлённо вскинул брови и, оглянувшись, впервые посмотрел в окно. - Но разве это не монастырский сад на вершине заснеженной горы, скоторой мы спустимся в живописную долину, усыпанную цветами и плодородными полями крестьян, выращивающих рис с круглыми и овальными зёрнами, атакже бурый рис, приготовление которого долго и…
        Кажется, он сам понял, что увлёкся, явно заплыв не в ту сторону, поэтому предпочёл оборвать свой монолог на полуслове и вопросительно уставился на девушку.
        - Не Китай?
        - Ну, мягко говоря, нет, - пожав плечиками, сообщила она.
        - Так что же это за земля, желтоволосая женщина? Не томи ожиданием прекрасного царя обезьян, не испытывай моё терпение, расскажи всё, что мне надлежит знать. Иотойди наконец от этих смешных железных орудий, имеющих форму ножей, но недостойных называться ножами, они всё равно тебе не помогут.
        Ольга тяжело вздохнула. Всловах непонятного китайца была такая уверенность, что одна мысль хотя бы протянуть руку к ножу, казалась уже не самой лучшей.
        - Ой, всё, ладно, - согласилась она, отступив на два шага и прислонившись спиной к стене. - Ты не в Китае, ав России. Мы не на горе, ав спальном районе. Сейчас зима, конец декабря. Снег в это время года совершенно нормальное явление. На улице, впринципе, тепло, но в такой одежке ты там околеешь.
        - Хи-хи-хи… - очень медленно хихикнул гость, после чего резко изменился в лице и даже немножко позеленел.
        - Я могу сварить тебе рисовую кашу в качестве утешения… - неуверенно добавила она. - Но потом ты сразу свалишь!
        - Н-не в Китае? З-зима? В-всё это неправильно. Так, мне пора, женщина. Ты дала мне приют, ив благодарность за это не убью тебя. Прощай.
        Он встал, подпрыгнул, потёр ладони одну о другую и…
        - Так… как там…
        Ольга молча смотрела на него, приподняв бровь и скрестив руки на груди.
        - Почему не получается? - озадаченно пробормотал он.
        - Что конкретно?
        - Переместиться в пространстве. Или хотя бы во времени.
        - А-а, подумаешь… Уменя это тоже не получается, - фыркнула блондинка.
        - Не смешно, женщина… - сурово ответил так называемый царь. - Из какого неведомого материала изготовлена твоя хижина? Может быть, он препятствует мне воспользоваться своими магическими умениями? Открой окно! Яоседлаю ветер и унесусь отсюда в свою прекрасную страну!
        - Ага, щас! Бегу и спотыкаюсь окна распахивать! Ты вменяемый вообще? Зима на улице. Выметайся через дверь. Ну или могу балкон открыть, так уж и быть.
        Через пару минут препирательств на тему «кто пойдёт впереди, акто сзади, не ударит ли узкоглазый по голове доверчивую девушку, не даст ли по шее белокожая варварка прекрасному царю обезьян и так далее», девушка провела своего гостя в комнату, где, распахнув балконную дверь, выпустила его на балкон.
        - Холодно! - едва не переходя на визг, закричал китаец, подпрыгнув почти до потолка. - Какой ледяной пол!!! Ты хочешь убить меня, женщина?!
        - Нет, яхочу, чтобы ты поскорее исчез отсюда.
        Ольга открыла окно и, схрустом втащив на балкон примороженную москитную сетку, сделала широкий приглашающий жест рукой в сторону заснеженного парка.
        - Вэлкам!
        Китаец решительно сдвинул брови, высунул нос за окно, поёжился, помялся и сунулся обратно.
        - Ветер ждёт, - язвительно напомнила хозяйка, так же ёжась.
        Узкоглазый гость одарил её уничтожающим взглядом, но тем не менее, взяв два шага для разбега, щучкой выпрыгнул с балкона и… по маковку ушёл в большущий мягкий сугроб, рухнув с высоты второго этажа.
        Ольга от души рассмеялась. Что ж, этот китаец хоть и ненормальный, но смешной. Вряд ли он представляет опасность. Вообще-то родители всегда учили её, что опасно доверять чужим людям. Да и Булгаков предупреждал, что нельзя разговаривать с незнакомцами. Всё правильно, но если бы загадочный царь обезьян хотел ограбить её, убить или ещё чего похуже - он бы уже давно это сделал.
        А раз нет, так почему бы и не помочь человеку? Пока он не превратился в ледышку…
        - Эй, ты, ничего себе не сломал? - спросила она у выкарабкивающегося из снега китайца. Мужчина сурово молчал, лишь пыхтел и одновременно стучал зубами, сбивая с себя снег и притаптывая замёрзшими ногами.
        - Обойди дом, алучше обеги, - предложила Ольга. - Найди четвёртый подъезд и заходи. Домофоном пользоваться умеешь?
        - Что это ещё за неведомый артефакт?
        - Ясно.
        Она поставила оконную сетку обратно, закрыла балкон, накинула на плечи тёплую дутую куртку с капюшоном, сунула ноги в меховые тапки-лапки с невесомой подошвой и спустилась вниз. Вподъезде было прохладно, но батареи хоть как-то грели.
        Высунув нос из подъезда, Ольга увидела, что китаец бежит вдоль дома, высоко поднимая ноги и озираясь по сторонам. Она открыла дверь пошире, чтобы он увидел её.
        - Давай шустрей, ато холодно!
        - Холодно, холодно, холодно, - стуча зубами, как эхо повторил он, запрыгивая в подъезд и бегом поднимаясь на второй этаж. - Зачем ты живёшь в такой ужасной стране?!
        - Ну я бы попросила… - проворчала блондинка, запуская гостя в квартиру. - Я, конечно, не патриотка, но совесть-то надо иметь? Унас тут красота вообще-то, настоящая зимняя сказка.
        - У вас тут холод! Снег! Смерть! - возопил капризный китаец. - Ядолжен срочно покинуть это проклятое место и никогда сюда не возвращаться! Ты должна поднять меня выше, на крышу этого огромного, как гора, здания. Спрыгнув с крыши, яточно смогу оседлать ветер и улечу в прекрасную Поднебесную!
        - Ага, нашёл дурочку. Так и скажи, что хочешь суициднуться, вот и вешаешь мне лапшу на уши, - искренне разозлилась Ольга, пропуская гостя в дом. - Вот только я тебе помогать не буду. Мне, знаешь ли, не хочется сидеть в тюрьме из-за того, что тебе жить надоело. Ни на какую крышу ты не выйдешь. Иникуда не спрыгнешь, хватит, напрыгался уже. Хочешь - выметайся и своди счёты со своей жизнью где-нибудь подальше. Аменя в соучастницы преступления не втягивай. Мне ещё диссер писать.
        - Я не хочу умирать, глупая ты женщина! Япросто хочу оседлать ветер и улететь в Китай!!! - закричал отогревающийся мужчина. - Почему мои магические способности не работают в этом мире?!
        - Слушай, мне надоело… Как там тебя? Сунь Укун вроде? Так вот, Сунь, яещё не завтракала даже. Атебе не мешало бы отмыться. Так что вот, держи.
        Она открыла шкаф, торжественно вручила гостю мамин махровый халат, полотенце и стоптанные тапочки и указала на дверь ванной.
        - Иди, мойся! Врозовом дозаторе шампунь, вбелом - жидкое мыло. Бальзам для волос в оранжевой баночке на бортике ванной. Зубная паста в стакане торчит, запасная щётка в шкафчике, можешь воспользоваться. Со смесителем сам разберёшься. Аккуратней, он с горячей воды на холодную резко переключается, не ошпарься и не отморозь себе ничего.
        - …?!
        - Ох, да ладно…
        Увидев одновременно удивлённый, возмущённый и растерянный взгляд того, кто упорно продолжал называть себя царём обезьян, Ольга сдалась.
        - Пойдём, сейчас я всё тебе объясню и покажу.
        - К чему лишние слова, - возразил её новый знакомый. - Лучше просто сама вымой меня, не тратя времени на бессмысленные речи. Мой меня, женщина! Мой меня всего!
        - Что-о?! - вытаращилась покрасневшая блондинка. - Ты совсем, что ли?! Скакой радости мне тебя мыть?!
        - Ну я же царь, - пытался объяснить очевидное нахальный китаец, когда гневная девушка, не церемонясь, толкнула его кулаком в грудь. - Подданные могут с благоговением мыть моё голое тело, мой статус это позволяет.
        - Слышь?! Всмысле ты, короче, не наглей тут! - Ольга вовремя опомнилась, поймав себя на том, что от возмущения чуть было не перешла на нелитературный язык гопников. - Никакая я тебе не подданная! Припёрся ко мне в квартиру непонятно как, из моего окна выпрыгнул, снега вон на ногах в дом натащил, атеперь мне тебя ещё и мыть надо?! Аможет быть, лучше просто спустить тебя с лестницы назад, на улицу, вмороз?
        - Не пугай меня, женщина, - храбро отмахнулся китаец, но тему закрыл.
        В течение пятнадцати минут девушке пришлось проводить подробный инструктаж в ванной, демонстрируя все тонкости современной гигиены. Её собеседник изумлённо приподнимал брови, подпрыгивал от неожиданности, одобрительно пофыркивал и согласно угукал, удивлённо покачивая головой и аккуратно касаясь кончиками пальцев до начищенного до блеска смесителя и лейке душа. Ему всё тут нравилось.
        Но, когда хозяйка квартиры оставила его одного в ванной, через несколько секунд она услышала возмущённый вопль с переходом на визг, плеск воды, прыжки и глухие звуки ударов. Судя по всему, узкоглазый гость явно не собирался сдаваться.
        В общем, примерно через полчасика распаренный и закутанный в тёплый халат Сунь Укун, смешно шаркая спадающими тапочками и сияя мокрыми волосами, вышел на кухню.
        Только теперь девушка вдруг отметила, что, пожалуй, он даже своеобразно красив, унего хорошая фигура, правильные черты лица и…
        - Ты что, не закрыл кран?!
        Стонущая Ольга срочно бросилась выключать воду, апотом ещё и наскоро вытирать пол, чтобы окончательно не затопить соседей. Казалось, вванной мылся самый грязный из всех китайских буйволов, драные одежды царя обезьян валялись на стиральной машине, клеёнчатая занавеска с цветочками висела на двух колечках, асинтетическую мочалку в форме сердечка можно было смело выбросить на помойку.
        - Ну… зеркало не разбил, раковину не сорвал, душ не выломал, ина том спасибо…
        - Волшебный высокий сундук, от которого веет холодом, начал ворчать на меня, едва ты ушла, - предупредил её китаец, отсев от холодильника к раковине прямо на пол. - Что это за странная шумная магия?
        - Это холодильник. Ты так и будешь продолжать издеваться, утверждая, что ты какой-то там Укун?
        - Сунь Укун, - строго поправил её мужчина. - Прекрасный царь обезьян.
        - Ага, Великий Мудрец, равный чему-то там. Яэтот бред уже слышала, - утомлённо парировала Ольга, вытирая натруженные руки кухонным полотенцем, - Атакже про то, что ты из копилки вылез, как джинн из лампы. Теперь давай серьёзно. Кто ты? Откуда? Паспорт или справку об освобождении в твоих вещах я не нашла, так ты бомж? Ипрекрати сидеть на полу в мамином халате, яего только позавчера постирала. Пересядь к холодильнику, он не кусается. Сегодня уж точно.
        Знакомец (незнакомец) послушно поднялся и осторожно присел на указанную табуретку. Холодильник, рыкнув на него последний раз, выключил мотор и затих, икитаец с облегчением прислонился к нему спиной. Так было гораздо теплее.
        - Кто такой бомж? - поинтересовался он, не теряя нить разговора.
        - Лицо без определённого места жительства, - пояснила блондинка, включив электрический чайник. Чайник зашумел, гость слегка напрягся, но совладал с собой и не вздрогнул от неожиданности.
        - Нет, яне бомж. Уменя есть место жительства. Мой дом - гора Цветов и Плодов. Ия обязательно вернусь туда, чтобы встретить рассвет и закат, насладиться тонкими ароматами лотосов и вкусом бананов, свисающих так низко, что, даже лёжа в сочной траве, до них легко дотянуться рукой.
        - Я счастлива за тебя, за лотосы и бананы, - ничуть не вдохновившись рекламой его исторической родины, ответила девушка. - Хоть какие-то документы у тебя есть?
        - А что такое «документы»?
        Прорычав, Ольга сходила за своей сумочкой и, достав оттуда паспорт, сунула его гостю под нос. Сунь Укун раскрыл документ, удостоверяющий личность, аккуратно пролистал, понюхал и даже чуть-чуть лизнул уголок.
        - Дорогая бумага. Много явных надписей и тайных знаков, которые видны лишь на свету. Женщина на этом рисунке похожа на тебя. - Он ткнул пальцем в фотографию.
        - Это и есть я.
        - Поразительно, - покачал головой китаец. - Нет, такого документа у меня нет. Но это же всего лишь бумага. Бумагу всегда можно выправить. Нам нужно лишь обратиться к чиновнику, ион выпишет мне хоть сотню таких бумаг!
        - Э-э… нет, это так не работает…
        В последующий час, завтракая чёрным чаем и отварным рисом, несколько разочарованный царь обезьян узнал, что для того, чтобы «выправить такую бумагу», нужно показать чиновнику другую бумагу и даже не одну. Что в холодильнике нельзя спать в жару, аможно лишь хранить продукты. Что электричество - не магия, спички стоят дёшево, на дворе двадцать первый век и, что самое неприятное, зима тут ещё надолго.
        - Теперь меня надлежит называть «несчастный царь обезьян». - Он надул губы, недовольно косясь на белые шапки деревьев за окном.
        - Ага. Посуду помой, - ответила Ольга, вставая из-за стола.
        - Не понял?
        - А что непонятного? Ятебе готовила, на стол накрыла. Апосуду мыть сегодня твоя почётная обязанность.
        Сунь Укун с сомнением и отвращением покосился на грязные тарелки.
        - Давай-давай, не тушуйся, - подбодрила его жестокая блондинка. - Процесс со времён Древнего Китая не сильно изменился. Вон губка, вон моющее средство, воду ты уже умеешь включать. Вперёд!
        - Я царь… - на всякий случай грустно напомнил мужчина, но послушно поплёлся к раковине и аккуратно приподнял рычаг смесителя, чтобы открыть воду.
        - Только хорошо тарелки мой, чтоб скрипели. Икастрюлю не забудь. Ая пока электронную почту проверю.
        Она раскрыла планшет и первым делом проверила сводки новостей, надеясь увидеть в разделе яндекс-новостей информацию типа: «Сегодня из психиатрического стационара сбежал псих азиатской наружности, считающий себя царём обезьян. Психиатры его ищут. Санитары по нему плачут. Таблетки и уколы скучают. Сунь Укун, вернись, мы всё простим!» Но, увы, нет. Ничего подобного ни в одном паблике не было.
        - Мой-мой, тщательнее три посуду, - подбадривала девушка обиженно косящегося на неё китайца. Мысль о том, что с утра она вообще могла его испугаться, сейчас выглядела абсолютно нелепой. Милейший мужчина, исимпатичный, ипослушный, ив хозяйстве полезный. Может, пока оставить его себе?
        Задумавшись, Ольга автоматически открыла свой Инстаграм, чтобы добавить новую запись. Конечно, она слышала, что ведение электронного дневника - занятие небезопасное, так как выставлять напоказ свою жизнь неразумно и прочее, прочее, прочее. Она и сама не понимала, зачем ведёт эту инсту, которую и читают-то человек десять - двенадцать её знакомых, не больше, ведь ничего такого уж скандально-интересного в её жизни не происходит. Ивсё-таки…
        - Эй, царь обезьян, посмотри на меня! - не очень вежливо попросила блондинка.
        Сунь Укун нервно обернулся, капая на пол пеной с намываемой им кастрюли.
        Щёлк! - сработала камера планшета.
        - Отлично, ты крут. Продолжай мыть.
        Мужчина, ничего не поняв, пожал плечами и отвернулся к раковине. Свежая фотография после наскоро проведённой коррекции тут же отправилась в девичий Инстаграм.
        «У меня дома случайно завёлся царь обезьян. Вроде китаец. Как его вывести? Мелок от тараканов поможет или лучше сразу дихлофосом?
        Вот, заставила его посуду мыть, хоть какая-то польза. Адальше что с ним делать?»
        Выложив пост, девушка ввела в поисковой строке слова «Сунь Укун» инажала кнопку поиска. Затем вышла по первой же попавшейся ссылке на статью из Википедии и быстренько пробежала глазами.
        - Та-ак… тут написано, что ты вообще литературный персонаж, - уведомила она насухо вытирающего руки китайца.
        Он заинтересованно изогнул правую бровь.
        - Про меня написали трактат?
        - Ага, юмористический. Иродился ты не на вулкане. Тебя это, как бы поделикатнее сказать… Будда высидел… или Гу-ань-инь, - по слогам прочитала девушка.
        - Что?! - сжав полотенце руками, вскрикнул мужчина, - Как это?!
        - Ну типа кто-то из них сел на камень, нагрел его теплом своей… мм… в общем, своим теплом, апотом вылупился ты. Похоже, это был не камень, аяйцо. Так ты не обезьяна, что ли? Обезьяны живородящие, ане яйцекладущие. Ты утконос! Или, может, ехидна? - прищурившись, чтобы получше рассмотреть его, вслух рассуждала Ольга, - Хотя ни на ехидну, ни на утконоса не похож… Аможет, ты рептилоид? - озарило девушку. - Аннунак с планеты Нибиру?! Ты прилетел на Землю, чтобы поделиться с людьми знаниями и помочь человечеству совершить скачок эволюционного, социального и технического прогресса!
        - Хи-хи-хи, - ссамым злобным выражением лица холодно ответил ей гость. - ЯСунь Укун, прекрасный царь обезьян с горы Цветов и Плодов, рождённый на жерле вулкана из небесного камня-а! - срываясь на крик, напомнил он.
        Блондинка умиротворяюще подняла руки.
        - Ок, без вопросов, из камня так из камня, яне собираюсь менять систему твоего бреда, оно мне непринципиально. Давай лучше вот о чём подумаем. - Отвлекая китайца, она дипломатично перевела тему. - Надо тебя одеть по-человечески. Денег у тебя, конечно, нет?
        Китаец промолчал, усаживаясь на свободную табуретку.
        - Ясно, ятак и думала. Уменя тоже, знаешь ли, бюджет органичен, яскромная аспирантка, ане дочь олигарха. На какие-нибудь штаны и куртку в секонд-хенде я наскребу, но на большее не рассчитывай. Собирайся.
        Девушка встала и вышла с кухни.
        - Куда? - крикнул ей вслед Сунь Укун.
        - В магазин, сказала же!
        - Холодно! Женщина, ты смерти моей хочешь?! Купи мне одежду сама, ая подожду тебя здесь и с благодарностью её приму.
        Он доковылял до комнаты, путаясь в полах широкого халата, ис любопытством уставился на хозяйку, решительно открывшую одёжный шкаф.
        - Ага, конечно! Чтоб я тебя тут одного оставила? Ивернулась в пустую квартиру, из которой ты вынесешь всё, что не приколочено? Нет уж, пойдём вместе.
        - Я не обворую тебя, женщина. Яже царь обезьян! - Мужчина присел на диван и гордо задрал подбородок вверх. - Яумею быть благодарным тем, кто мне помогает.
        - Вопрос закрыт, идём вместе, - обрезала Ольга, вытаскивая из шкафа тоненькую дублёнку. - Ине мог бы ты не называть меня женщиной? Ядевушка вообще-то…
        - Девушка?
        - Ну да. Это, наверное, разумный эквивалент французской «мадемуазель» или английской «мисс».
        - Как много лишних слов для обращения к женщине… Зачем? - недоуменно пожал плечами китаец. - Есть женщина, есть мужчина. Всё просто.
        - Ок, тогда называй меня по имени, - примирительно предложила блондинка.
        - А какое у тебя имя?
        - Ольга.
        - Аоэрцзя? - переспросил китаец.
        - Чё?! Нет! Оль-га! - по слогам повторила девушка.
        - Ао-эр-цзя, - так же по слогам повторил её гость.
        - Охренеть, - невольно восхитилась блондинка, - Но я на эту непроизносимую комбинацию букв отзываться не буду. Давай попробуем ещё раз. Оль-га. Оля.
        - Аолия! - радостно предложил узкоглазый, захлопав в ладоши, - Такой вариант кажется тебе более благозвучным, овзыскательнейшая из женщин?
        - Ну… да, это ещё куда ни шло. Акак мне тебя называть?
        - Я - Сунь Укун!
        - Помню, вкурсе. - Девушка побежала в прихожую и, опустившись на корточки, принялась рыться в обувном ящике. - Акакой-нибудь более короткий эквивалент этого имени есть?
        - Ты можешь звать меня «господин Сунь».
        - Сдурел? - Ольга даже на минуту прервала свои поиски, чтобы посмотреть на него и выразительно покрутить пальцем у виска, - Это что ещё за БДСМ? Нет, так не пойдёт.
        - Тогда ты можешь звать меня по-корейски - Сон ОГон, - дипломатично предложил её собеседник.
        - Самогон?! - удивлённо переспросила девушка.
        - Сон ОГон… - по слогам повторил царь обезьян.
        - Всё равно на «самогон» похоже. Кнам все алкаши сбегутся! Не-э, так не пойдёт… Буду звать тебя Укун. Вроде в Википедии написано, что это значит, что ты что-то там познал.
        - Пустоту, - напомнил он.
        - Точно. - Девушка извлекла из ящика старые растоптанные кроссовки, вытягивая их за шнурки, ибросила на пол. - Держи! Отец оставил, ая всё выбросить забываю. Ну вот и пригодились, не зря лежали. До магазина как-нибудь дойдёшь, атам новую обувь найдём.
        - Поможешь мне одеться? - уточнил узкоглазый гость.
        - Ага, конечно. Всю жизнь мечтала, - неудачно съязвила Ольга, потому что китаец тут же счастливо протянул ей одну кроссовку и выставил вперёд босую ступню.
        - Вообще-то это был сарказм. Сам оденешься.
        - Я же царь… - деликатно напомнил он.
        - А у нас тут давно демократия. Монархия пала, ваше величество, - не очень вежливо буркнула девушка. - О, смотри, вот эти носки на тебя налезут? Штанов у меня нет, забирай свои старые из ванной.
        - Они грязные, ая вымылся…
        - Можешь пойти без штанов!
        - Какой несовершенный мир, какие жестокие нравы… - вздохнув, признал царь обезьян и начал переодеваться.
        Хозяйка квартиры, вновь вернувшись на кухню, уткнулась в планшет, просто проверить, как и до которого часа в выходные работает секонд-хенд.
        Через пять минут китаец вышел к ней одетый как лондонский денди! Дырявые штанины тоненьких брюк, вкоторых он и появился у неё дома, заправлены в шерстяные носки. На ногах убитые кроссовки, на плечах искусственная дублёнка, которую откуда-то привезла ей мама. Она целый год провисела в шкафу и висела бы ещё, поскольку оказалась изрядно великовата для стройной девушки, но подтянутому китайцу такой размер оказался как раз впору. Ну или почти впору, пуговицы на животе всё-таки не застёгивались…
        - Класс! - Ольга подняла вверх оттопыренный большой палец. - Сиди тут, ябыстро!
        Она наскоро переоделась в комнате, влезла в сапоги и белый пуховик, натянула на голову вязаную шапку, аСунь Укуну торжественно вручила белую ушанку в цветочек (подарок тёти из Москвы), помогла правильно надеть на голову и замотать горло изящным белым шарфом кружевной вязки.
        - Ну извини! - ответила она на немой укор в его взгляде. - Ятебя не ждала, не успела мужскими вещами запастись. Предупредил бы заранее, что придёшь, ябы…
        - Выбросила мою керамическую тюрьму на ближайшую свалку?
        - Да! - честно призналась Ольга.
        На улицу они спускались в напряжённом молчании. Каждый из наших героев был по-своему не доволен ситуацией. Ведь вряд ли в Древнем Китае мужчины носили кружевные шарфики и шапки в цветочек. Да и женщины не вели себя с ними так бойко, отвечая на равных и даже диктуя свои условия. Но, сдругой стороны, ив современном мире как-то не принято, чтобы из любого разбитого горшка или копилки выпрыгивал неизвестный мужчина, объявляя себя царём, скоторым теперь непонятно, что делать и как быть…
        - Кстати, да, что мне теперь с тобой делать? - спросила сама себя Ольга, когда они вышли из подъезда и бледно-лимонное зимнее солнце, отблескивая от сугробов, ослепило их, заставив на мгновение зажмуриться.
        - Поклоняться, - тут же, не задумываясь, откликнулся царь обезьян.
        - Облезешь, всмысле обойдёшься, - без улыбки ответила девушка, хрустя по снегу сапожками. - Но не это имела в виду.
        - А что тогда?
        - Ну вот, смотри… Допустим (только допустим!!!), что ты на самом деле царь обезьян из Древнего Китая, ане псих с Алтын-горы. Кстати, ты точно не оттуда? Там у нас хороший психодиспансер, врачи профессиональные, медсёстры добрые, санитары улыбчивые, лекарств успокоительных много… Тебе там помогут!
        - Нет, яродился на горе Цветов и Плодов, - видимо до конца не поняв, кчему мягко клонит эта милая блондинка, слегка постукивая зубами от холода, ответил Сунь Укун. - Иникакой горы Алтын не знаю, мне не приходилось там бывать.
        - Ну, может, ещё будешь… - предположила его спутница и продолжила: - Як чему клоню. Положим, ты и правда царь обезьян. Попавший не в свою страну, не в своё время, не в свою среду и не сумевший перенестись назад на облаке, на ветре или на мимо пролетающей вороне. Вот что теперь делать? Документов у тебя нет, абез документов ты здесь, вэтом мире, никто. Денег у тебя тоже нет. Иу меня, кстати, их нет! Ятебя содержать за свой счёт не собираюсь, имей в виду. - Девушка на всякий случай меркантильно расставила все точки над «i». - Билет на самолёт в современный Китай ты без паспорта и денег не купишь. Идти тебе некуда. Ичто, ты собрался у меня жить?
        - Да, - спокойно ответил китаец.
        - В смысле - «да»?! - Ольга аж остановилась от неожиданности.
        - Пока да. Царь обезьян не столь чопорен, чтобы не позволить тебе предоставить ему кров и стол. Апотом, как только я смогу перенестись в свою прекрасную страну, яс наслаждением покину и навсегда позабуду этот заснеженный город. Кстати, что это за город такой, оженщина?
        - Саратов.
        - Долго ли нам ещё идти? Язамёрз в этих бескрайних снегах.
        - Нет, минут пять. Перелезай через вот этот сугроб, так короче будет.
        Сунь Укун попытался поудобнее поставить ногу, вытянувшись почти в шпагат и провалился в сугроб почти до пояса, апотом, не удержав равновесия, ещё и вспахал снег носом. Ольга, не выдержав, расхохоталась почти до слёз!
        Она смеялась, когда тащила его за шиворот из сугроба. Смеялась, когда он, молча прожевав снег, попавший ему в рот, глухо зарычал, протирая запорошенные глаза. Смеялась, когда он, усевшись в соседний сугроб, пытался пальцами выковырять из кроссовок забившийся туда снег. Она просто стояла и хохотала над царём обезьян, громко, весело, до хрипа, на всю улицу, привлекая внимание прохожих к его несмываемому позору…
        Должно быть, это самые северные земли бескрайнего мира. Ведь сугробы вдоль здешних странных жилищ поднимаются выше человеческого роста. ВПоднебесной такие снега можно встретить лишь высоко в горах. О-о, коварный УМован, рогатый демон, быкоголовый уродец, ты поплатишься за то, что отправил меня сюда, ты горько пожалеешь, что посмел так шутить с Великим Мудрецом!
        А эта бесстыжая и необразованная… Аолия. Её волосы светлы, ав глазах отражается небо. Как бесстыдно и злорадно эта северная женщина потешалась надо мной, когда я, измождённый холодом, упал в этот проклятый сугроб…
        Я мог бы прямо сейчас одним движением руки раздавить её тонкую шею, как раздавливают головы мелким рыбёшкам желтолицые китайские рыбаки, весь день простоявшие по колено в воде полноводной Хуанхэ, апосле заката солнца решившие развести костёр и подкрепить свои силы частью улова перед долгой дорогой до своих бедных лачуг. Но пока эта женщина помогает мне. Иесли я отомщу ей сейчас, мне не у кого будет просить помощи, чтобы вернуться домой. Ая должен вернуться, должен…
        - Не спи, замёрзнешь. - Тронув его за плечо, Ольга вернула китайца в реальность. - Очём задумался?
        - О своей прекрасной стране, - не очень-то и соврал Сунь Укун.
        - Хватит мечтать, мы почти пришли. Вэлкам!
        Она приоткрыла дверь магазина, на которой висела табличка с надписью «Все по 100», ипрошла первая. Дверь чуть не закрылась перед носом царя Ообезьян, но он успел поймать её и ловко просочился внутрь, поднимаясь по ступенькам вслед за девушкой.
        В магазине было полно людей - восновном женщин, некоторые притащили с собой детишек. Мужчины попадались тоже, но заметно реже. Играла громкая и динамичная музыка, которая по идее должна была настроить покупателя не выбирать долго, ахватать побыстрее. Замёрзший царь обезьян, более походивший на фашиста под Москвой, как раз таки никуда спешить не хотел в надежде как можно дольше выбирать одежду, чтоб не покидать это уютное и тёплое место. Дурак он, что ли?
        Однако его спутница, наоборот, судя по всему, не собиралась тратить на царский гардероб много времени. Ольга быстро-быстро перебирала пальчиками всяческие одежды в поисках подходящих вариантов. Периодически она что-то снимала с вешалок и оборачивалась к китайцу, прищуриваясь, чтобы на глазок прикинуть размер.
        Буквально через десять минут царь обезьян, струдом удерживая на руках кучу джинсов, свитеров, рубашек, футболок, зимних курток и шарфов, был отправлен в примерочную, чтобы… встать там в длинную очередь.
        - Извините, авы нас не пропустите? - Постучав Сунь Укуну по спине, обратилась к нему молодая женщина. Царь обезьян обернулся. - Ато видите, яс ребёнком, она устала и капризничает.
        Рядом с женщиной действительно стояла маленькая девочка трёх-четырёх лет. Девочка хныкала, капризно размахивала по сторонам пластмассовой вешалкой и уже готова была разреветься.
        - Видите? - ещё раз, снажимом сказала женщина.
        Китаец кивнул и прижался к стене, чтобы пропустить их перед собой.
        - И меня, именя пропустите, мужчина, мне тоже надо, ятороплюсь, на работу опаздываю. - Тут же, пока Сунь Укун не успел опомниться, за женщиной с ребёнком вперёд него протиснулся долговязый мужчина в очках.
        Вежливый и тактичный царь обезьян заметно приуныл. Но, когда вслед за мужчиной, оттеснив Сунь Укуна к стене бедром, уже без лишних слов полезла вперёд невысокая женщина с фигурой, стремящейся к форме шара, стонкими губами и мелкими кудряшками, он всё же решил возмутиться:
        - Куда же вы, почтенная? Тут стою я, авам по правилам этой вещевой лавки надлежит встать позади меня.
        - Да, конечно, - не оборачиваясь, бросила толстуха. - Ничё, постоишь!
        - Ну, что ты тут так долго? - спросила внезапно появившаяся Ольга. - Э-э! Женщина! Вы куда?! Тут мы стоим, идите в очередь! - Она ухватила кудрявую даму за рукав и потащила назад.
        - Да он и так всех пропускает, чем я хуже?! - упиралась та. - А-а, он ещё и нерусский, что ли?! У-у, вьетнамцы, понаехали тут, Саратов вам не резиновый!
        - Я китаец… - тихо возразил утомившийся и вспотевший царь обезьян.
        - Да какая разница, все на одно лицо, косоглазые! - упёрлась женщина, всё ещё пытаясь прорваться в освободившуюся примерочную.
        - Только после нас! - грозно рявкнула Ольга и, отодвинув наглую тётку, кулаком в спину подтолкнула своего спутника в примерочную, занавесив за ним шторку поплотнее.
        Примерно через полчаса, кое-как сумев подобрать нужную одежду и даже вполне приличные зимние ботинки, шумная парочка вышла из магазина.
        - Ты зачем их всех пропускал? - спросила Ольга, на ходу надевая перчатки.
        - Но у них у всех были важные дела и непреодолимые обстоятельства… - неуверенно объяснил китаец.
        - Да неужели?! Чтоб ты знал, увсех людей всегда самые важные дела и жутко непреодолимые обстоятельства! Иу нас с тобой тоже!
        - Нет, - безмятежно сощурившись на солнышке, возразил Сунь Укун, пригревшийся в новой одежде. - Мы никуда не спешим.
        - А вот и спешим. Унас дома есть нечего, готовить надо, доубираться надо. Явот приодела тебя, аты за это мне с уборкой поможешь. Вот так!
        - Я царь… - напомнил он.
        - Я тебя убью, - прорычала Ольга.
        - Ты не сможешь, женщина…
        - Тогда макну в сугроб!
        - Я буду рад помочь тебе с уборкой!
        По дороге домой они забежали в два продуктовых магазинчика. Конечно, хватило бы и одного, но Ольга решила, что она не зверь, ирешила не морозить чувствительного к низким температурам китайца. Тем более что в выборе продуктов он оказался весьма привередлив.
        Укун настоял на покупке сразу трёх пакетов фунчозы и китайского соуса. Девушка понятия не имела, что делать с этим невнятным подобием спагетти, но, поскольку цена этого удовольствия по скидке была вполне допустимой, она не стала долго сопротивляться. Тем более что моральное давление было достаточно сильным.
        Царь обезьян ходил за ней хвостом и нудно ныл, что рис она варить не умеет, что их ждёт голод, есть нечего, аон, Сунь Укун, замёрз, ему нужна горячая острая еда и зелёный чай внеограниченном количестве. Он сам всё приготовит и даже своими руками накроет на стол, только купи-купи-купи-и-и…
        Во дворе дома девушка, оставив его на улице с сумками, быстренько забежала в частный павильончик, купила там подвяленные баклажаны по акции, абхазские мандарины, зелень и пошла спасать прыгающего на морозе несчастного царя обезьян.
        - Ты так надолго оставила меня одного в этой заснеженной пустыне, женщина! Яопять замёрз! Мой нос онемел и, наверное, отвалится, как и пальцы на руках. Ногам тепло, ты купила мне подходящую обувь. Но вот эти ничтожные тряпицы на руках, - он помахал перед Ольгой пятернёй в вязаной перчатке, - являют собой лишь насмешку над погибающим от холода царём обезьян! Ведь я рождён на огнедышащем вулкане…
        - Да ладно, хватит ныть. - Ольга оборвала его речь, которую уже успела выучить наизусть. - Посмотри, сколько снега вокруг! Когда идёт снег - тепло.
        - Тепло?!!
        - Конечно. Видишь, ядаже без перчаток иду, иничего. Пока бегала с тобой, вся спина взмокла.
        - Ты снежная богиня? Богиня зимы и смерти? - опасливо косясь на неё, спросил китаец.
        Ольга выразительно покрутила пальцем у виска и запустила теплолюбивого гостя в подъезд. На второй этаж к знакомой двери он влетел, практически не касаясь ступеней, снереальной для человека скоростью и стал на коврике, пристукивая ногами…
        Отправив замёрзшего царя обезьян на кухню - греться и готовить, девушка быстро разобрала пакет с вещами, которые выделяла китайцу для похода в магазин (старые штаны они выбросили в мусорный ящик по дороге), не спеша переоделась, закончила уборку, начатую ещё утром, ивновь раскрыла планшет.
        - Чего-о?! - удивилась она, увидев количество лайков и комментариев под своим утренним постом в Инстаграме. Двадцать пять лайков? Восемьдесят один комментарий? Да когда такое было? Никогда!
        «Ой, красавчик какой!»
        «Фу, чё за бомж?»
        «А то ты не знаешь, что с парнями делать надо».
        «Он тебя не обчистил?»
        «На азиатскую экзотику потянуло?»
        «Срочная виза в Китай! Быстро и недорого!»
        «А он веган? Я - веган и прекрасно себя чувствую!»
        «Он с тобой иероглифами разговаривает?»
        «Недельные курсы китайского языка! Самая низкая цена в Москве!»
        «Лучшие места для российских туристов в Китае! Наша турфирма поможет вам подобрать идеальный маршрут для путешествия!»
        «Он коммунист?»
        «Если тебе не нужен, ясебе заберу, дай телефончик!»
        На каком-то этапе Ольга решила, что читать до конца весь этот бред не стоит. Она быстренько, насколько это возможно, попринимала в друзья шестьдесят с чем-то новых постучавшихся пользователей и, почувствовав, что популярность, оказывается, не так уж недостижима, решила слегка подогреть интерес публики.
        «Приодела его в секонд-хенде. Вот теперь он торчит у меня на кухне, что-то там готовит, финансовые вложения отрабатывает. Ато не понравилось ему, видите ли, как я рис варю… Ох, что же с ним делать? Амне ведь завтра в универ. Идома его не оставишь…»
        Она проверила почту, убедилась что ничего важного нет, прочитала ещё пару противоречивых статей про царя обезьян и, вздохнув, решила со скуки написать вдогонку третий пост в Инстаграм:
        «Он странный. Ну, насколько может быть странным мужчина, внезапно появившийся из ниоткуда у вас на кухне. Нет, сам-то он утверждает, что выбрался из копилки-обезьянки, которую я разбила случайно сегодня утром. Но это же бред? Бред.
        И ещё он выбросился с моего балкона прямо в сугроб. Объяснил, что хотел улететь на облаке в Китай. Конечно, ясразу проверила в Сети, не сбежал ли какой псих из сумасшедшего дома, но вроде такой информации нигде не встречается. Ау него нет ни паспорта, ни денег. Так что формально он бомж, хоть и называет себя царём.
        Ох, мама бы убила меня, если бы узнала, что я незнакомого мужика к себе в дом впустила…
        Сегодня в магазине, стоя в очереди, пропускал всех вперёд, святая простота. Хорошо, что я вмешалась, ато мы бы до вечера там проторчали. Потом заставил меня купить тонкую китайскую лапшу и что-то там колдует на кухне. Пахнет вкусно.
        Красивый он или нет, ятак и не поняла - не разбираюсь в китайцах. Но не урод точно.
        Подумала я и решила, что на работу он завтра со мной поедет. Будет помогать мне с бумажной текучкой, ход испытаний в тетрадку записывать и всякие реактивы в журнал учёта журналов вносить. Вот только как его через пост охраны провести, если у него даже паспорта нет? Посмотрим.
        Так, пришлёпал в комнату, есть зовёт. Иду дегустировать китайскую еду!»
        …На кухне уже был накрыт стол. На двух плоских тарелках лежали аккуратные комки тонкой коричневой паутинки вперемешку с овощами. На третьей тарелке было аккуратно разрезано яблоко, на четвёртой выложены пирамидкой кружочки обжаренного баклажана, икаждый украшен сверху шапкой из густого белого соуса. Вкр?жках парил зелёный чай. Ана полу выстроились аккуратно составленные к стенке пакеты с оставшимися продуктами.
        - Это что? - приподняв бровь, спросила хозяйка квартиры. - Вхолодильник сложно убрать?
        - О, женщина, как ты не понимаешь… - устало вздохнул китаец. - Там холодно, ая рождён на вулкане из… Кроме того, - натолкнувшись на тяжёлый взгляд девушки, решил признаться Сунь Укун, - этот магический сундук, вкотором целую вечность царит зима, зарычал на меня, как только я осмелился к нему подойти. Ямало знаю об этом новом мире. Но одно я понял точно за свою долгую жизнь, полную славных подвигов: если волшебная вещь угрожает тебе, лучше не использовать её и поскорее избавиться от такого опасного соседства. Мы должны сегодня же выбросить этот страшный сундук из окна в тот самый сугроб, вкоторый я так неудачно упал.
        - Холодильник выбросить?! Ты с ума сошёл! Он же почти новый!
        - Поверь мне, женщина, он опасен…
        - Нет уж, фигу!
        За обедом Ольга долго, обстоятельно и так доступно, как только могла, объясняла царю обезьян про холодильники, телефоны, автомобили, электричество, двигатели внутреннего сгорания, горячую воду и газ в каждом доме.
        - Про самодвижущиеся экипажи я понял. Про голубой огонь тоже. Про молнию, бегущую по тонким проводам, спрятанным над нашими головами, также уяснил. Это всё очень страшно, Аолия. Зачем ты живёшь в таком жутком мире, где всяческие волшебные предметы, таящие в себе смертельную опасность, соседствуют с тобой ежечасно? Почему ты не хочешь уйти на лоно природы, затеряться в чреслах необъятных просторов нашей прекрасной Земли и жить безмятежно и естественно, как живут все звери, птицы, цветы и сам царь обезьян?
        - Не, экопоселения не для меня, - замотала головой девушка. - Там грязно, холодно, нет прививок, лекарств, Интернета. Те, кто на этом бизнес делают, просто разводят народ на деньги, но сами на деле живут, как все нормальные люди, вцивилизованных квартирах. Адураки, которые на их дешёвые разводы ведутся, как только сталкиваются с реальной жизнью на необработанной земле, сразу убегают обратно в город, поджав хвосты.
        - Какой суровый мир…
        - Типа твой Древний Китай лучше? - недоверчиво хмыкнула Ольга.
        - Лучше! Благословенный край! Гора Цветов и Плодов! Тепло, светло, много фруктов, овощей и цветов, имой народ, почитающий меня как царя и боготворящий, как Будду!
        - Круто, - без энтузиазма отозвалась блондинка, вытирая губы салфеткой. - Спасибо, было очень вкусно. Посуду мыть тоже тебе.
        - Почему?! - сразу надулся Укун.
        - Потому что кое-кто сегодня приоделся за мой счёт и ещё энное количество времени будет на моей шее сидеть. Но я тебя содержать не нанималась, даже несмотря на то что ты царь. Хочешь тут жить, помогай по дому! Ая пока Интернет проверю.
        Она села на кухне с планшетом и начала по второму разу проверять всё: почту, социальные сети, новости. Ответила на пару сообщений друзьям по переписке, проверила расписание универа: не занята ли на завтра лаборатория? Посмотрела погоду. Что ж, завтра аж минус семь ниже нуля, узкоглазый китаец опять будет ныть, что был рождён на теплотрассе и такие лютые холода не для него. Ничего, пусть привыкает.
        Потом Ольга снова открыла свой внезапно ставший всем интересным Инстаграм:
        «Кажется, скоро я и сама начну верить, что он царь обезьян из Древнего Китая. По крайней мере, врёт он очень убедительно. Или не врёт? Шарахается от холодильника, потому что тот на него «рычит», орёт как ненормальный при виде проезжающих машин, потом бежит за ними следом и тычет пальцем. Это он ещё самолётов не видел, но ничего, пробелы в знаниях мы скоро восполним, унас тут самолёты - обычное дело, лётный городок в нескольких километрах.
        Ещё он витиевато говорит, использует сложные конструкции и строит речь не так, как мы, русские. Инеплохо готовит, кстати. Иглавное, быстро! Аещё посуду моет. Вообще, очень полезный тип в хозяйстве, рекомендую приобрести».
        - Аолия, ачто ты делаешь с этой волшебной доской?
        Сунь Укун подошёл к столу, слюбопытством смотря на дисплей планшета.
        - Садись, - вздохнув, сказала блондинка и, дождавшись, пока он послушно сел на табуретку, придвинулась поближе. - Смотри сюда, это называется айпад.
        Карие глаза царя обезьян то округлялись, то становились узенькими, как щёлки. Он укал, угукал, ахал и охал от удивления, изумления и восторга. Акогда вдруг впечатлительный китаец, свеликодушного разрешения хозяйки проведя двумя пальцами по экрану, сам открыл картинку, «превратив» её из маленькой в большую, то завизжал и счастливо запрыгал по кухне почти до самого потолка.
        - Э-э! Аккуратнее, люстру мне не разбей!
        - Волшебная доска работает от прикосновения Мудреца, Равного Небу! - послушно прыгая пониже, кричал он. - Женщина! Спроси у своей волшебной доски, как мне вернуться домой, вмою благословенную страну! Пусть волшебная доска укажет мне путь!
        - Ну, вообще-то такой функции у айпада нет, - развела руками Ольга. - Конечно, «Эппл» - продвинутая техника, испециалисты в их конторе самые крутые в мире. Но машину времени даже они пока не изобрели. Так что извини, но «волшебная доска» не поможет тебе вернуться в Древний Китай.
        - А что тогда она может?
        - В общем-то всё остальное. Кстати, тут вот, вВикипедии, написано, что у царя обезьян должен быть золотой посох. Где твой посох?
        - Посох? - сбился узкоглазый красавчик, зависнув в раздумьях на пару секунд. - Посох! Точно! Уменя же есть посох! Сейчас!
        Он со всей силы ударил себя ладонью по левому уху. Ничего не произошло.
        - Так, вот только членовредительством не надо тут у меня заниматься, - поморщилась девушка. - Хорошая попытка, но нет, яна это не поведусь. Посох предъяви, пожалуйста.
        - Сейчас-сейчас…
        Он ещё раз настроился, апотом, для верности наклонив голову и прыгая на одной ноге, начал часто и звонко бить себя по уху короткими ударами.
        - Похоже, на Алтын-горе точно день открытых дверей… - задумчиво пробормотала Ольга. - Загуглю-ка я, пожалуй, их телефончик. Они же там тебя, наверное, давно с собаками ищут…
        Она уже ткнула пальцем в поисковую строку, но тут её упёртый гость, невероятным образом затолкав в ушную раковину сразу два пальца, снапряжением вытянул из уха коротенькую палочку наподобие зубочистки, которая тут же увеличилась в размерах и, звонко ударив одним своим концом по кафельному полу, вторым упёрлась в потолок.
        - Ух ты… - искренне восхитилась девушка. - Это что?
        - Цзиньгубан! - гордо ответил отдышавшийся китаец. - Золотой посох, которым бессмертный Юй усмирял воды! Посох, дарованный мне самим морским драконом, потому что я - Сунь Укун! Прекрасный царь обезьян!
        Он приосанился, гордо стукнув себя кулаком в грудь, да так и застыл в этой эффектной позе с посохом в руках. Ольга тоже с нескрываемым любопытством рассматривала волшебную диковинку, появившуюся из ниоткуда. Ну не из уха же в самом-то деле? Ихотя она всё видела своими глазами, всё равно сомнения оставались…
        Посох выглядел вполне себе настоящим. И, судя по всему, стопроцентно золотым, потому что блестел на ярком солнце. Правда, только в тех местах, которые не были покрыты слоем какой-то мутно-коричневой грязи.
        - А в чём это он?
        - В ушной сере конечно же! Он ведь хранился у меня в ухе много веков, пока я сидел в заточении!
        - Фу-у-у!!! - Девушка недовольно наморщила носик, - Немедленно иди в ванную и отмой его! Ине смей больше совать в уши!
        - Каждому оружию своё место, Аолия! Это оружие всегда хранилось в моём ухе! - надувшись, возразил Сунь Укун.
        - А теперь будет стоять в уголке за занавеской! - не желала уступать Ольга. - Пока ты тут живёшь, будешь жить по моим правилам! Марш в ванную и мой эту палку до блеска!
        «Он достал из уха посох! ПОСОХ!!! Длиннющий! Как он ему мозг не проткнул?! Иэта железная палка вся в сере из его ушей! Вся!!! Меня аж замутило! Как можно так безответственно относиться к своим вещам и своему здоровью? Как можно хранить в ушах посторонние предметы? Прикиньте, да?! Он точно древний китаец, раз делает такие ужасные вещи!»
        Вечером прекрасному царю обезьян постелили на полу, несмотря на его праведное возмущение. Бессердечная женщина почему-то не захотела уступать ему свою постель, атакже категорически отказалась спать с ним рядом в одной постели. Конечно, древнему китайскому демону не привыкать спать на жёстком, но должна же быть у этих северных людей хоть капля уважения?!
        Он проснулся ещё затемно. Хотя, судя по тому, что за стенами шумели и топали, было уже утро. Но Ольга ещё спала сном младенца и просыпаться не собиралась. Сунь Укун уселся на своей жёстком матрасе в позе лотоса и закрыл глаза, стараясь отрешиться от мира.
        Через несколько мгновений он почувствовал, как его физическое тело постепенно немеет, начиная с самых кончиков пальцев рук и ног наливается тёплой свинцовой тяжестью, на смену которой приходит удивительная лёгкость и восхитительная пустота.
        Перед его внутренним взором мелькали звёзды и планеты, несущиеся куда-то так быстро, что за ними сложно было уследить. Голову слегка кружило и покалывало в висках, но вот Великий Мудрец уже начал медленно раскачиваться из стороны в сторону, повинуясь движениям какого-то незримого внутреннего маятника.
        Учитель, белый монах Сюаньцзан, ты слышишь меня? Ты нужен мне… Брат Уцзин, слышишь ли ты меня, синекожий гигант? Яв беде… Брат Бацзе, Свинья, познавшая науки, ты слышишь мой зов?.. Будда, прости меня…
        Но Сунь Укуна никто не слышал, иникто не отвечал на безмолвный крик его души. Каких бы богов и демонов он ни звал, сколько бы страниц книги, на которой была написана судьба Вселенной, ни перелистывал могучим усилием своей воли, все они оставались пусты и безмолвны. Ни строки, ни буквы, ни звука…
        Тогда царь обезьян мысленно вернулся туда, где уже был однажды, - под тёмные своды горы Пяти Стихий, под укрытие пяти пальцев ладони Золотого Будды. Его дух стал единственной маленькой светящейся точкой в темноте огромной пещеры. Он парил в воздухе, не касаясь ни пола, ни потолка, но не покидая глухой тюрьмы, созданной его же разумом. Возможно, именно в этом месте можно и нужно было думать о себе в вечном поиске ответов на все вопросы…
        Я ничего не могу. Яне смог оседлать облако и улететь. Мой посох почти совсем не работает. Яв другом времени и в другой стране. Ачто, если Поднебесная в этом времени стала такой же непредсказуемой, как эта чужая заснеженная страна?
        Что, если демонов больше нет? Ибессмертных богов нет? Исамого Будды нет? Мой внутренний взор не видит их, яне могу до них достучаться. Что, если мир неотвратимо изменился и мне никогда не вернуться домой?
        Аолия. Северная женщина с голубыми глазами и несносным нравом. Чем она способна мне помочь? Ядумал, что она освободила меня из тюрьмы, но она лишь сменила одно моё заключение на другуе - огромную тюрьму времени и пространства, из которой мне не выбраться так легко. Если из неё вообще можно выбраться…
        Демонов в этом мире заменяет техника.
        Но есть ли в этом мире замена богам и Будде? Это мне ещё только предстоит узнать. Я - Сунь Укун! Ядолжен научиться жить в этом жутком аду, чтобы вернуться в свой мир, всвоё время, на гору Цветов и Плодов.
        Я должен укротить холодильник. Ядолжен подчинить себе душ и горячую воду. Ядолжен научиться читать волшебную доску, которую Аолия называет чудным словом «айпад». Волшебная доска знает ответы на многие вопросы. Яуверен, что неразумная женщина просто слепа в поисках истины.
        Но я - Сунь Укун! Янайду!
        Я обязан…
        - Э-э, тебя чего мотает из стороны в сторону?! - Ольга осторожно толкнула гостя кулаком в плечо, икитаец упал. Его сознание с огромной скоростью вырывалось из космоса, возвращаясь в обычное состояние. Яркие образы, вспыхивая, словно неоновые огни, итут же погасая и сменяясь другими, чуть не ослепили его. Он вскрикнул и широко раскрыл глаза.
        - Ты с ума сошла, Аолия?!
        - Это ты с ума сошёл! - проворчала блондинка, - Просыпаюсь, аты сидишь тут в темноте, качаешься и тихо мычишь. Напугал же меня!
        Горел включённый ночник. Ольга сидела на кровати, кутаясь в одеяло, опустив ноги в тапках-лапках и неуверенно поглядывая на китайца.
        - Ты в порядке? Ты случайно не наркоман?!
        - Я медитировал! Яискал ответы на все вопросы! Но ты помешала мне!
        - А-а… - спониманием протянула девушка. - Ну извини. Изнаешь, это… не медитируй по ночам больше. Ато я пугаюсь.
        - Хорошо… - сжав зубы и возведя глаза к потолку, согласился Сунь Укун.
        - И вообще, собирайся, нам пора завтракать и в универ.
        Ольга потянулась, зевнула и, как была в пижаме и тапках, поплелась в ванную.
        - Куда? Когда? Зачем?! - Округлив глаза, китаец кинулся за ней вслед, заваливая девушку вопросами.
        - В универ, сейчас, по делам, - односложно отвечала блондинка.
        - Но ещё ночь! Даже не рассвело! - Царь обезьян, ничего не понимая, тыкал пальцем в окно, нервно подпрыгивая. - Ещё рано куда-то идти! Алый пожар зари ещё не разлился в светлеющем небе, знаменуя восхождение золотого диска солнца, освещающего весь мир, дарующего жизнь и изгоняющего мрак холода и смерти! Нужно спать, женщина!
        - Полностью с тобой согласна, - охотно кивнула зевающая девушка. - Но в университет мне к восьми утра. Даже к семи тридцати, потому что в восемь ноль-ноль я уже веду пару у первокурсников. Апотом у меня будут дела в лаборатории. Надо успеть вырастить плесень, понимаешь ли.
        - Э-э, ты сказала «печень»?
        - Плесень!
        - …?!
        - Ну диссер я пишу.
        - Какой ещё диссер?! - уже в полный голос вопил несчастный китаец, которого явно не радовала перспектива отправляться куда-то по темноте, вместо того чтобы спать в тепле.
        - Диссертацию. «Исследование физиологии основных видов плесени в связи с совершенствованием приёмов фитосанитарного мониторинга и защиты лекарственных растений», - монотонно продекламировала Ольга и, закрыв дверь в ванную перед носом своего охреневшего гостя, включила душ.
        - Что такое физо… физи…диссо… фито… тьфу! Что это за непроизносимые слова, женщина?! - доносилось из-за двери. - Какое магическое заклинание ты произнесла? Ты колдунья? Ведьма? Богиня? Зачем тебе выращивать плесе-э-энь?! Ты хочешь уничтожить весь мир?
        Девушка раздражённо зарычала и открыла воду посильнее.
        - Нет, яне против! Уничтожай! Пусть этот снежный ад исчезнет навсегда! Но сначала, пожалуйста, верни меня в мой Кита-а-ай!!!
        Сунь Укун нервно долбил лбом по стенке, итолько хорошее воспитание и приверженность культурным традициям не позволяли царю обезьян вынести эту дешёвую дверь вместе с косяком. Ведь там, за дверью, - обнажённая женщина, на честь которой никак нельзя бросить тень из-за своей недостойной нетерпимости.
        - Что мы будем есть? - спросил царь обезьян, когда Ольга вышла из ванной.
        - Есть? Не знаю… - Она зевнула. - Яещё не думала об этом. Сейчас кофе сварю. Попьём - и вперёд. Наша преподавательница говорила, что есть вредно.
        - Это голодать вредно, аесть - полезно, - логично возразил китаец, - Втвоём демоническом холодильнике есть еда?
        Хозяйка лениво открыла дверцу холодильника и заглянула внутрь.
        - Йогурт сойдёт?
        - Что это? - Мужчина любопытно приподнял бровь.
        - Ну… как бы объяснить… - Девушка на мгновение задумалась, - Подслащённое скисшее молоко в общем-то.
        - Не пойдёт. Я - Сунь Укун! Ядолжен есть горячую пищу! Ведь я рождён…
        - На вулкане, на вулкане, на очень, блин, горячем вулкане! Из небесного камня. Япомню, - быстро закивала нечёсаной головой блондинка. - Достало уже, честное слово…
        Пока она переодевалась и варила кофе, китаец возился с найденными в овощном ящике кабачком, луковицей, яйцами и парой сморщенных от времени шампиньонов, завалявшихся у задней стенки холодильника и промёрзших до ледышек.
        Через полчаса на сковороде уже шипела яичница с луком, грибами и кружочками жареных кабачков. Кэтому времени ночь за окном из чёрной стала синей, азатем голубой. Снег падал крупными хлопьями, изаскучавший китаец совсем скис.
        - Чего? Ешь, это вкусно, - признала Ольга, уплетая яичницу.
        - Мясо, женщина. Мне нужно мясо. Я - царь обезьян! Демон. Хищник.
        - Угу. Чем же ты питался на своей малой родине, если у тебя там одни цветы и плоды? Откуда ты там брал мясо?
        - Лучше тебе не знать, - проворчал Сунь Укун.
        - Неужели ты ел своих подданных обезьян?! - наигранно ужаснулась девушка.
        Узкоглазый повар взорвался:
        - Никогда! Никогда прекрасный царь обезьян не причинил никакого зла своему обезьяньему народу с горы Цветов и Плодов! Они мои подданные, моя семья, моя паства!
        - Стадо, значит? - хихикнула Ольга. - Ладно-ладно, признаю, перебор! - Она подняла руки в знак примирения, когда глаза её собеседника засверкали красным. - Спасибо за завтрак. Мой посуду и пошли. Ато опоздаем!
        …На автобусной остановке, как всегда по утрам, было полно людей. Какой-то высокий мужчина нервно закурил. Троица подростков смотрела видеоролик в смартфоне. Сонная женщина с окончательно уснувшим ребёнком и санками явно торопилась в детский сад. Небольшая компания студентов шумела, смеялась, обсуждала экзамены и штудировала тетрадки с лекциями. Двое молодых военных смотрели на них с лёгкой завистью. Откуда-то доносилась бодренькая песня Шнура:
        Депутаты ох…ренели,
        И в правительстве бардак!
        А я пьяный две недели,
        Потому что сам муд… артист!
        Все были в приподнятом настроении из-за морозной зимы и предстоящего Нового года. Сунь Укун недоверчиво смотрел на всех этих весёлых, беззаботных людей, натянув смешную бежевую шапочку по самые брови. Как они могут быть такими счастливыми, если вокруг так много снега?!
        Подошедший автобус конечно же был набит битком. Ольга быстренько пропихнула вперёд китайца, утрамбовалась следом, наступая ему на пятки, итут же расплатилась за два билета у так удачно оказавшегося рядом кондуктора.
        - Ну, держись теперь, ато упадёшь, - шепнула она своему спутнику.
        - За что здесь держаться, женщина?!
        - Зубами за воздух, - посоветовала девушка.
        - Я так упаду!
        - Куда?
        - Некуда, - не имея возможности даже повернуть голову, признал китайский гость. - Тут народу как маринованных стеблей бамбука в бочке! Иникто не уступит место царю?
        - Ты уверена, что это он, Тяньгоу?
        - Нет, господин, яже не могу учуять его запах через эту железяку. - Одетая в строгий деловой костюм рыжеволосая девушка со стильным каре виновато опустила глаза.
        - Ну и зачем вы все мне нужны, если вы не в состоянии точно определить, он это или нет? Может быть, мне отправить всю вашу компанию скитаться по смрадным лабиринтам Диюя, полным неожиданных ловушек, жестоких казней, раскалённых кипящих озёр и пронизывающего ледяного ветра, который слоями будет сдирать плоть с ваших ничтожных костей, пока не превратит ваши физические тела в жалкие лохмотья? - Широкоплечий мужчина в дорогом атласном халате задумчиво приподнял брови, поправил рукой высокую причёску и, зажав между пальцами сигару, замер в ожидании.
        Стройная Тяньгоу тут же кинулась к нему, обрезала кончик сигары маленькими золотыми ножницами, щёлкнула чёрной гематитовой зажигалкой и склонилась в почтительном поклоне. Мужчина молча закурил, прикрыв глаза с длинными коровьими ресницами, выдыхая клубы дыма через широкие ноздри…
        За огромным панорамным окном открывался вид на роскошный сад с карликовыми деревьями, фонтанами и водопадами, цветочными клумбами и высокими кустами михутао - дикого обезьяньего персика. Непосвящённый наблюдатель ни за что не догадался бы, что этот сад разбит не на земле, ана четвёртой крыше самого высокого здания Поднебесной.
        Но зато те, кто собрался сегодня в этом кабинете, прекрасно отдавали себе отчёт в том, чего каждому из них стоило подняться на эту вершину и как легко можно упасть с неё, как долго придётся лететь с высоты в двадцать пять иней, атакже - что ждёт их в самом низу. Точнее, что внизу их не ждёт ничего хорошего.
        - Блондинка пишет в своём блоге, что он называет себя Сунь Укуном, царём обезьян. И что у него даже есть посох, - прорычал громила, походящий на медведя. Он помялся в затянувшейся паузе и неуверенно почесал себе шею длинными чёрными когтями. На смуглой коже остались глубокие полосы царапин. Мгновением позже они наполнились густой чёрной кровью, но медведь и бровью не повёл.
        - Ты глуп, Хуньдунь, - холодно отозвался мужчина в халате, продолжая наслаждаться сигарой. - Эта девица может писать что хочет. Обвести её вокруг пальца - много ума не надо. Но, прежде чем предпринимать что-то, яхочу убедиться, что это действительно обезьяна, ане какой-то местный сумасшедший, начитавшийся бездарной книжонки этого пустоголового У Чэнъэня!
        - Но у него посох, господин… - полушёпотом прошелестел отделившийся от стены бледный хрупкий юноша с белыми губами и почти прозрачной кожей.
        Тот, кого называли господином, встал и подошёл к окну.
        - Скажи мне, Лю Гуй, упризраков есть мозги?
        - Что? - Бледный юноша удивлённо распахнул глаза.
        - Ах, извини, должно быть, мой вопрос некорректен. УЛю Ганьсы, чьим призраком ты стал, были мозги?
        - Я не понимаю, господин… - стушевался растерянный Лю Гуй и неуверенно добавил: - Наверное, были…
        - Хотя откуда у него могли взяться мозги, - не оборачиваясь и как будто не слыша ответа собеседника, продолжил широкоплечий мужчина с сигарой, - если он решил свести счёты с жизнью из-за несчастной любви? Нет, вы слышали? - повысив голос, обратился он ко всем присутствующим. - Не из-за голода, нищеты, нестерпимых болей, которые нередко терзают бренное тело, аиз-за любви… Да-а…
        Он снова поправил кончиками пальцев причёску - длинная чёлка никак не хотела держаться на месте, постоянно норовя упасть на лоб.
        - Так вот. - Мужчина снова вернулся в своё кресло и залпом выпил воду из высокого стакана. - Дорогой наш Лю Гуй, поскольку у ничтожного Лю Ганьсы не было мозгов, то у тебя, призрак, их нет и подавно. Скем приходится работать… - Он покачал головой и пару раз задумчиво цокнул языком. - Посох, Лю Гуй, можно купить на «АлиЭкспресс», наши трудолюбивые соотечественники изготовят и любезно доставят его в любой уголок мира. Вот только он будет всего лишь красивой бесполезной палкой.
        - Но господин…
        - Ты идиот. Исчезни.
        Бледный Лю Гуй порозовел от стыда и снова слился со стеной.
        Господин в халате в задумчивости барабанил пальцами по столу. На картине, висевшей на стене над его креслом, огромный чёрный бык торжествующе поднимал на окровавленных рогах безжизненное тело матадора. Красный плащ испанца был порван и втоптан в песок могучими раздвоенными копытами. На корриде бывает всякое.
        - Выйдите все вон, - после продолжительного молчания сказал мужчина с сигарой. Все присутствующие послушно склонили головы и направились к двери. - Тяньгоу, - добавил он и прикрыл глаза.
        Рыжая кивнула и осталась в кабинете, закрыв дверь. Темноволосый господин задумчиво посмотрел на неё.
        - Сколько ты служишь мне, Тяньгоу?
        - Наверное, вечность, УМован… - поклонившись, ответила женщина.
        - Тебе это нравится?
        - О да, господин! - закивала рыжая.
        - Может быть, тебя что-то не устраивает?
        - Меня устраивает всё, что устраивает вас, УМован!
        - Может быть, ты чего-то хочешь? - не унимался мужчина.
        - Служить вам - вот моё единственное желание, господин!
        - Хорошо… - Он коротко улыбнулся. - Теперь ты будешь служить мне дистанционно.
        - Дис-тан-ци-он-но?.. - немножечко удивилась женщина.
        - Ну да. Удалённо, - пояснил УМован, крутя в руках высокий стакан, вкотором раньше была вода.
        - Но почему?! Разве я в чём-то виновата? Простите меня, господин!
        - Нет, ты всё делаешь правильно. Именно поэтому ты и должна выяснить, кто называет себя царём обезьян.
        - Я?! - Узкие глаза Тяньгоу округлились от удивления.
        - Ты. Считай это заграничной командировкой. Отправляешься… - он посмотрел на часы на своём запястье, - сейчас же. Вынюхай там всё.
        - Да, господин! - Рыжая снова поклонилась. - Спасибо за оказанное доверие, господин! А как я буду выглядеть? Можно мне быть…
        - Я уже всё решил, - холодно перебил её мужчина, откусывая крупный кусок от стеклянного стакана. - Всё, иди.
        Он щёлкнул пальцами, иТяньгоу исчезла. УМован ещё несколько секунд посидел в молчании, рассеянно глядя в окно и дожёвывая стакан, азатем встал и вышел из кабинета. Его шаги отдавались тяжёлым грохотом копыт…
        - Что это за величественное здание? Аза ним ещё одно? Иещё?! - округлив глаза, поинтересовался Сунь Укун. - Наверное, это дворец вашего императора?
        - Нет, это всего лишь СГУ, - на ходу отвечала Ольга, успешно ловя китайца за шиворот на светофоре. - Сказано же тебе: на красный - стоять, на зелёный - идти! Что непонятно?
        - Непонятно, что делать на жёлтый, - честно признался мужчина.
        - Можешь попрыгать.
        - А что такое СГУ? - снова спросил он, послушно прыгая на месте, когда на светофоре включился жёлтый сигнал.
        Девушка покосилась на него, всотый раз подумав, что надо бы всё-таки позвонить в психиатрический стационар и уточнить, точно ли у них не сбегал пациент. Ну или хотя бы попробовать вызвать психотерапевта на дом.
        - Саратовский государственный университет. Альма-матер. Место моего обучения и работы.
        - Так мы идём туда?
        - Ага.
        Ольга быстро перебежала дорогу на зелёный, оглянулась, убедилась, что китаец не отстал от неё, ивошла во двор университета.
        - Это храм науки? - не унимался её узкоглазый спутник.
        - Ну, можно и так сказать.
        - Значит, ты жрица науки? - уточнил Сунь Укун.
        - Вообще, ябы предпочла быть жрицей острой пиццы с куриной грудкой и болгарским перцем. Ну или жрицей горячей жарёхи с мясом и грибами в «Хэ». Но увы! Поэтому вот прямо сейчас, да, приходится быть жрицей науки.
        - Я ничего не понял, - озадаченно пробурчал китаец.
        - Тебе и не надо. Ладно. Мы заходим. Молчи так, словно ты немой, то есть совсем рта не раскрывай. Япостараюсь уладить вопрос с постом охраны.
        Они поднялись по ступеням, открыли тяжёлую дверь и вошли в просторный холл главного корпуса университета. То есть первоначально задумывалось, что холл должен быть просторным. Но сейчас практически на входе стояла кабинка охранника и вертушка стального турникета. Суровый возрастной мужчина в форме неприветливым кивком ответил на вежливое «здравствуйте» и, мельком взглянув на пропуск Ольги, сподозрением уставился на её спутника.
        - Да это же наш ремонтник-узбек, - невинно захлопала ресницами девушка. - Они вроде в конференц-зале что-то там ремонтируют. Красят, штукатурят, потолки натягивают…
        Охранник недоверчиво оглядел Сунь Укуна с ног до головы, но всё же пропустил, но тяжёлым взглядом долго смотрел вслед, пока странная парочка молча поднималась по лестнице и не скрылась на втором этаже. Всё равно больше делать ему было нечего.
        - Прокатило, - соблегчением шепнула девушка. - Видишь, как выгодно иногда быть блондинкой? Ладно, завтра мне сюда не надо, апотом праздники уже. На один раз и такой легенды хватит.
        - Какие праздники? - так же шёпотом спросил китаец.
        - Новый год.
        - Новый год?! Зимой?! - удивлённо вскрикнул он. - Без цветов и фруктов?!
        - Да тихо ты, - шикнула Ольга. - Ивообще, побольше молчи. Мне сейчас семинар вести у первокурсников. Быстренько проведу, отпущу молодняк пораньше, апотом в лаборатории закроемся, тогда и поговорим.
        Она открыла аудиторию, сняла куртку и шапку, размотала шарф, достала из сумки ежедневник и планшет и села за стол, отправив Сунь-Укуна в самый дальний и тёмный угол кабинета, чтобы не отсвечивал. Китаец послушно молчал, положив на стол шапку и расстегнув пуховик ровно на одну пуговицу. Вдруг будет холодно…
        «Провела его в универ, - меж тем записала Ольга в блоге, благо несколько минут свободного времени ещё было. - Если кто-то узнает - огребу я по полной…
        А перед этим мы ехали в автобусе. То ещё приключение. Его величество категорически не желал держаться за поручни. Правда на первой же яме (или кочке?) перелетел кубарем через весь салон, раскидав своей тушкой остальных пассажиров, как кегли, ирезко поумнел, вцепился в поручень, как в родную маму.
        Мату было-о! Думала, пассажиры его вместе с поручнем из автобуса вынесут.
        А потом он прыгал на светофоре, пока жёлтый свет был. Ясказала «попрыгай», он и запрыгал. Все так косились… Позорище…
        Ещё и охранник в корпусе так подозрительно смотрел на нас… Ох и получу я за него… Но сейчас вроде сидит тихо, вокошко смотрит, щурится, типа рассвет встречает.
        Как студентам-то его представить? А-а, не важно…»
        Постепенно аудитория стала заполняться мрачными и весёлыми, хихикающими и зевающими студентами, однако после звонка Ольга с неприятным удивлением обнаружила, что их совсем немного. Конечно, зачем идти на семинар, если его ведёт какая-то там аспирантка?
        - А отпусти-и-ите на-ас… - не дожидаясь приветствия, заныла девочка на первой парте.
        Ну началось…
        - Да! Давайте пойдём домой, - предложил ушастый парень.
        - Мы так рано встали, из такого далека ехали… Отпусти-и-ите…
        Ольга вздохнула.
        - Но если я вас опущу, получится, что вы зря рано вставали и ехали в университет к восьми утра?
        - Ну почему зря? Мы в «Кофе и шоколад» сходим, - возразил ушастый.
        - В восемь утра? Кафе в девять открывается, - улыбнулась блондинка, легко поймав парня в логическую ловушку. Сама такой была ещё недавно.
        Студенты напряжённо замолчали.
        - «Улей» тоже с девяти, если что, - добила их молодая преподавательница. - Так что, если я вас отпущу, никуда вы не сходите, апросто будете мёрзнуть на морозе. Вы даже в библиотеку не зайдёте посидеть, потому что библиотека работает с которого часа?
        - С девяти, - унылым хором ответили первокурсники.
        - Вот именно. Так что давайте лучше посидим здесь и пообщаемся? - компромиссно предложила Ольга. - Унас семинар, плохих оценок не будет, только хорошие, но тем, кто поддержит тему разговора. Атема у нас для начала будет совсем простая: «Теория Дарвина». Яуверена, что его имя вам всем знакомо. Если не по университету, то уж по школе точно. Ате, кто и в школе хлопал ушами, - она невольно бросила взгляд на ушастого студента, - всё равно где-то что-то об эволюционной теории слышали. Ведь вступительные экзамены вы все каким-то чудом сдали.
        - А я думал, мы сегодня про расы говорить будем, - внезапно вклинился в разговор полненький рыжий парень с последней парты. - Вон у нас и живой образец расового разнообразия в аудитории сидит, представитель монголоидной расы. Ха!
        Он нагло фыркнул, кивнув в сторону напрягшегося царя обезьян.
        - Это не образец, это наш китайский коллега, учёный-философ, приехал по обмену опытом. - Ольга быстро ляпнула первое, что пришло ей в голову. - И, кстати сказать, поскольку господин Укун - китаец, то в нём помимо монголоидной есть также примесь австралоидной расы, - наставительно подняв палец вверх, уточнила она. - Но вы, наверное, этого ещё не проходили. Или забыли? Ай-ай-ай…
        Говорливый шутник быстро заткнулся, чтобы не сболтнуть ещё какую-нибудь глупость.
        - Господин Укун поприсутствует на нашем семинаре, так как по обычаю своего народа пришёл в университет рано, ана филсфаке ещё никого нет. Кроме того, ему как настоящему учёному крайне интересна философская составляющая теории эволюции. Ведь именно Чарльзу Дарвину удалось по-научному грамотно ответить на вопрос, почему органический мир таков, каким мы его знаем, тем самым перенеся этот вопрос в сферу биологии из области философии, религии и метафизики.
        - А как на этот вопрос отвечают китайские философы? - осторожно поинтересовалась девочка с первой парты, которая ещё несколько минут назад просилась домой.
        Все с интересом обернулись к Сунь Укуну. Китаец озадаченно посмотрел на Ольгу, но она напряжённо молчала.
        - Да, господин Укун! - поддержал свою одногруппницу ушастый. - Что китайская философия думает по этому поводу? Почему животный и растительный мир нашей планеты так богат и разнообразен? Вы хоть русский-то понимаете?
        Сунь Укун не выдержал и встал. Никто не смел бы упрекнуть его в трусости или недостатке классического образования.
        - Мне известны все языки этого мира, олюбознательный юноша. Ответ на твой вопрос прост. Сначала первопредок Паньгу своим каменным топором разбил яйцо Вселенной, из которого вырвался великий Хаос, разделившийся на лёгкие и тяжёлые элементы. Лёгкие элементы поднялись вверх и создали светлое, белок, ян, небо и солнце, которое ты увидишь, если раскроешь глаза и поднимешь голову вверх. А тяжёлые элементы образовали мутное, желток, инь, земную твердь, которую всю свою жизнь ты попираешь ногами.
        - Как вы видите, - значительно повышая голос, чтобы перекричать царя обезьян, вставила ремарку побледневшая преподавательница, - древние знания Китая очень похожи на современные представления о зарождении нашей планетарной системы и жизни на Земле.
        Все примолкли в ожидании объяснений.
        - Ок, наша Солнечная система образовалась из хаотичного вращения газов и тяжёлых элементов. Тяжёлые элементы образовали ближайшие к Солнцу планеты, втом числе и нашу Землю, алёгкие элементы, скопившись подальше от Солнца, сформировались в газовых гигантов. Так понятнее?
        - А как же первопредок? - поднял руку ушастый студент.
        - А история о первопредке перекликается с современным научным мифом о том, как из хаоса химических элементов на Земле случайно получилась молекула ДНК. Спасибо, господин Укун, садитесь.
        - Нет, подождите! - возразила настырная девочка с первой парты. - Господин Укун ещё не успел рассказать нам, как китайская философия объясняет многообразие животного и растительного мира! Расскажите-расскажите, пожалуйста, господин Укун!
        Она игриво стрельнула в китайца глазками. Великий Мудрец невольно покраснел.
        - Великий первопредок Паньгу, госпожа, - охотно ответил он девушке, - упёрся ногами в землю, аголовой в небо и рос восемнадцать тысяч лет, после чего распался на мелкие части, как распадается всё, что больше не может оставаться целым. Дыхание его стало ветром и облаками, тело его стало горами и четырьмя сторонами света, горячая кровь - многоводными реками, плоть - плодородной почвой, кожа - травой и деревьями, что радуют наш глаз и дают нам укрытие от палящего солнца и проливного дождя. Вреках были рыбы, в лесах и горах дикие звери, на деревьях пели птицы. Все они - плоть от плоти великого Паньгу.
        - А человек? - не унималась студенты. Теперь уже увлеклись все.
        - В древнем трактате написано, что человека создала чистая сердцем Нюйва, благоустроительница всего мира. Она лепила из глины ловкими пальцами разные фигурки, которые оживали и становились людьми. Акогда богиня устала лепить людей, она протянула через жидкую глину верёвку и встряхнула её, разбрызгав глину по земле. Из этих глиняных брызг появились люди бедные, ничтожные и недостойные высших благ. Алюди, которых богиня слепила собственными руками, стали знатными, богатыми и воистину самыми достойными на земле.
        - Расизм какой-то… Простите, но как же эта история соотносится с теорией Дарвина? - привстал ушастый. Его поддержал нестройный хор голосов.
        - Какой теорией? Какой Дарвин? Кто этот почтенный муж? - обернувшись к Ольге, поинтересовался Сунь Укун.
        Студенты озадаченно переглянулись.
        - Вы что, не слышали про теорию сэра Чарльза Дарвина? Но мы думали, что Китай - современное цивилизованное государство. Разве не так?
        Все вопросительно уставились на молодую преподавательницу.
        - Э-э… понимаете ли, господин Укун получал степень доктора философии в далёком горном монастыре, вКитае так принято. Возможно, монастырские учителя уделяли недостаточно внимания теории эволюции…
        Сунь Укун остановил её одним жестом. Он никогда не нуждался во лжи ради спасения собственной репутации.
        - Мой первый учитель, бессмертный патриарх Сюйпути, не говорил ни про какую эволюцию. Он учил меня покорять стихию, летать на облаке, останавливать и вызывать дождь, понимать язык животных, изменять свой облик и распадаться на неисчислимое количество множеств самого себя…
        - Наш китайский коллега хочет сказать, - громко перебила его Ольга, пытаясь хоть как-то спасти семинар и веру первокурсников в науку, - что учитель учил его познанию себя и принятию реального мира.
        - Я хотел сказать лишь то, что сказал, госпожа Аолия, - холодно возразил китаец. - Несмотря на многовековое заточение в каменном узилище, мой рот ещё послушен мне и способен сказать то, что я желаю, чтобы было сказано.
        - Дети! - как воспитательница в детском саду, обратилась раскинувшая руки преподавательница к распахнувшим рты и явно подзависшим студентам. - Давайте расскажем господину Укуну про Чарльза Дарвина и теорию эволюции!
        - Давайте, давайте, - согласно закивали все, поднимая руки. Каждый желал быть первым в деле научного просвещения мутного китайского философа.
        Почти целый час обалдевший Сунь Укун слушал длинный, сбивчивый и многоголосый рассказ про великого британского учёного, его кругосветное путешествие на корабле «Бигль» иего теорию происхождения видов, перевернувшую весь мир и ставшую фундаментом для мировой биологической науки. Мудрец, Равный Небу, распахнул рот…
        Он кивал, возмущался, пожимал плечами, округлял глаза, вскрикивал, хихикал и раздражённо рычал, но всё равно слушал. Астуденты говорили, вопили, орали, выкрикивая каждый по очереди или даже все вместе хором, перебивая и дополняя друг друга.
        Только Ольга напряжённо молчала, иблизко не представляя, чем всё это закончится. Для неё в частности, ибо урок она завалила точно…
        - И вы хотите сказать, что один человек, отправившийся в путешествие по морю, смог убедить всех в мире, что не боги создали мир и людей? - спросил царь обезьян, когда первокурсники наконец выдохлись и замолчали. - Как такое может быть?! Почему все ему поверили?! Из-за рисунков, которые могут и не быть правдивыми? Из-за его записей, сделанных гусиным пером и не проверенных ни одним критиком? Чиновники от поэзии и литературы постоянно делают записи, которые им диктует их вдохновение и фантазия! Но как смел этот учёный чиновник выдать свою фантазию за реальное устройство мира?! Как могли правители, мудрецы и учёные люди поверить ему? Ведь никто из них не видел то, очём он говорит! Он и сам не видел почти ничего, алишь выдумал всё это и записал на рисовой бумаге своей рукой! Нет, это невозможно! Мир не может быть так безумен!
        Сунь Укун всё больше распалялся, он уже почти кричал, яростно вспарывая воздух кулаками. Ольга даже подумала, что, если бы сейчас сюда явился сам Чарльз Дарвин, ненормальный китаец, обвинив великого англичанина во лжи, придушил бы его собственными руками. Не задумываясь!
        - Но эта теория объясняет… - попытался возразить ушастый первокурсник.
        - Ничего она не объясняет!!! - заорал царь обезьян, топая на него ногами. - Мир не может быть так безумно сложен! Всё просто: великий первопредок создал всё вокруг и всё, что мы видим или не видим! Атебя, неразумный отрок с ослиными ушами и кожей веснушчатой, словно капли грязи просеяли сквозь сито, случайно произвела на свет благоустроительница Нюйва, разбрызгав глину ниткой! Потому что достойные люди, которых богиня лепила из глины собственными руками, ни за что не поверили бы в эту безумную сказку про эволюцию!
        - Вообще-то переход на личности - это уже за гранью…
        - Заткнись, необразованный яогуай!!!
        Даже после того, как прозвенел звонок, яростный спор в аудитории продолжался, грозя перейти в рукоприкладство. Ольга вынуждена была взашей гнать студентов на перемену, торжественно пообещав поставить пятёрки всем. Затем она кое-как побросала в сумку свои вещи и, цапнув за рукав царя обезьян, потащила его в лабораторию.
        - Как может занимать умы юных учеников настолько неразумная теория?! - продолжал возмущаться Сунь Укун, следуя за девушкой по длинному коридору. - Неужели никто, кроме меня, не усомнился в этой невиданной небылице?!
        - Хватит! Замолчи! - Блондинка закрыла дверь лаборатории и прислонилась к ней спиной. - Мне нет никакого дела до того, что ты думаешь о теории эволюции. Если ты играешь в средневекового философа, то ты слишком заигрался. Аесли не играешь… тогда ты… ты вообще меня бесишь! Потому что твоя история фантастичнее любой научной теории! Ты сорвал мне весь семинар! Вся группа галдела как на базаре, втебя влюбилась девочка с первой парты и ещё две потом, явидела! Аты даже толком не дал мне провести нормальный опрос и записать им задание на следующий семинар!
        - Кто-то влюбился в царя обезьян? - вычленив главное, переспросил китаец.
        - Не важно! Вобщем, ты всё испортил, - резюмировала сердитая преподавательница. - Ия больше не желаю слышать ни слова о теории Дарвина. Ни слова!
        Сунь Укун сдался и замолчал. Ольга подошла к белому шкафу, открыла его и выставила на стол маленькие закрытые круглые баночки, вкоторых виднелось разноцветное нечто. Она села, раскрыла тетрадь, взяла линейку и принялась внимательно рассматривать каждую баночку.
        - Что это, женщина?
        - Это? Плесень.
        - Что?!! Зачем ты хранишь эту мерзость и смотришь на неё?! - удивился китаец.
        - Не ори, - отмахнулась Ольга. - Лучше садись, смотри. Вот эта выросла на боровой матке. - Она ткнула пальцем в пушистое розовое облако под крышкой плоской баночки. - Смотри, скраёв она бледно-розовая, ав центре почти оранжевая. Так… измерим…
        Девушка приложила к крышке банки линейку и аккуратно записала значение в тетрадь.
        - Представлена родом трихоцетий. Этот род включает в себя более семидесяти видов грибков, но нам пока достаточно и этой информации. - Почти мурлыкая себе под нос, она вновь сделал запись в тетрадке. - Та-ак, а вот здесь у нас что? Видишь это маленькое пятнышко на бортике чашки? Явот что-то не пойму: оно зелёное или голубое? Ты сам-то как думаешь?
        Она подняла взгляд на Сунь Укуна. Сражённый в самое сердце китаец смотрел на неё округлившимися глазами и, кажется, почти не дышал. Ольга даже заволновалась, не стало ли ему плохо, но тут он заговорил сиплым шёпотом:
        - О, желтоволосая женщина, зачем тебе это? Почему ты занимаешься страшными колдовскими учениями?! Для чего нужно плодить и взращивать такое?!
        - Это научная работа, расслабься, - равнодушно отмахнулась аспирантка. - Так что насчёт вон того пятнышка? Синее, зелёное? Может, серое? Под крышкой не особо видно…
        Всегда готовый помочь, царь обезьян схватился пальцами за крышку и…
        - НЕТ!!! - успела крикнуть Ольга, положив ладонь сверху и плотно прижав крышку к банке. - Не вздумай открывать! Некоторые виды плесени смертельно опасны для человека!
        - Зачем тебе это нужно, Аолия?! Давай вернёмся домой, чтобы есть полезную фунчозу, апотом искать путь моего возвращения в Китай! - взмолился мужчина.
        - Ага, обязательно. Через часок домой поедем, - охотно согласилась девушка, отставляя баночку в сторону и пододвигая к себе другую.
        - О, а вот тут зелёная, смотри какая пушистая! Аиз-под неё жёлтая проглядывает. То есть сначала выросла жёлтая, ауже на ней - зелёная. Видишь, какой красивый рисунок?
        Китаец выпрямился, поджал губы и демонстративно отошёл от стола. Он уставился в окно лаборатории и очень тихо сказал:
        - Когда ты закончишь свои колдовские опыты, неразумная женщина, явсё ещё буду стоять здесь и созерцать белые облака, плывущие по голубому небу, подобно тому как по морским пучинам плывут величественные корабли-джонки под белыми парусами, всё ближе и ближе подбираясь к своей цели и концу изнурительного путешествия. Позови меня.
        Аспирантка согласно угукнула и вновь взялась за линейку.
        Он и правда стоял у окна и всё так же смотрел вдаль, когда она наконец всё закончила. Ольга молча встала из-за стола, убрала все чашки Петри со штаммами грибов в специальный шкаф, подальше от солнечного света, аккуратно протёрла стол, выбросила в урну одноразовые перчатки, схарактерным чавкающе-чмокающим звуком стянув их с рук, после чего вымыла руки с мылом.
        - Мог бы и помочь, - проворчала девушка. - Ты же видел, что я убираюсь.
        - Я никому не помогаю вершить ведьмовство, - холодно отозвался китаец, разглядывая проезжающий по улице Московской самодвижущийся экипаж ярко-синего цвета.
        - И как ты ещё не ослеп? Солнце прямо в глаза лупит.
        - Я - царь обезьян. У меня волшебное зрение.
        Сунь Укун развернулся и посмотрел на блондинку светящимися красными глазами.
        - Ого! Может, тебе капли купить от покраснения глаз? «Чистая слеза» называются.
        - Мне не нужно лекарство, женщина. Своим магическим взглядом я могу видеть за тысячу миль. Имне не страшны слепящие лучи светила. Потому что я…
        - Царь обезьян. Яв курсе, не забыла, помню, - раздражённо перебила его девушка. - Пошли отсюда. Яуже голодная, ав «Кофе и шоколад» сейчас ещё завтраки.
        Она сняла белый халат, повесила его в одёжный шкафчик, заперев на ключ, и, накинув на плечи пуховик, намотала шарф вокруг шеи. Послушный китаец тоже надел свою скромную секонд-хендовскую куртку.
        - И как ты можешь хотеть есть после своих колдовских опытов над разноцветными комками смерти, уничтожающими всё, до чего могут дотянуться их незримые щупальца?
        - Э-э… ну вообще я на практике, когда лягушек по утрам препарировала, кофе с пирожками под это дело отлично уминала. Атут какая-то скучная плесень. Не парься. Ты просто слишком впечатлительный. Подержи-ка!
        Мрачный Сунь Укун молча стоял с дамской сумочкой в руках, пока девушка запирала лабораторию. Потом они прошлись вдоль ряда кабинетов и дружно спустились по лестнице на второй этаж. Вкоридорах пахло пылью, известью и свежей краской.
        - Выходим по одному, ато охранник и так подозрительно на нас смотрел. Спускайся, выходи, жди меня на крыльце. Язайду в библиотеку и выйду через несколько минут.
        - Там зима, женщина… - на всякий случай напомнил Укун.
        - Я в курсе. Ичто ты предлагаешь?
        - Ты выходи на леденящий душу холод, а я пойду в библиотеку.
        - Так не выйдет. Утебя же нет формуляра.
        - Тогда пойдём вместе, - упёрся китаец.
        Блондинка вздохнула, но на этот раз решила уступить. Вконце концов, вопрос пяти минут, а значит, не такой уж принципиальный. Идём вместе.
        Библиотека оказалась украшена вырезанными снежинками, мишурой и блестящим дождиком, все готовились к Новому году. Никого из студентов не было. Сонная женщина с шиньоном на затылке, листающая журнал, вопросительно уставилась на блондинку с китайцем.
        - Что вам?
        Ольга протянула ей список необходимых книг.
        - «Микробиология», «Биотехнология», «Биология простейших»… Это всё? - сурово спросила библиотекарь, глядя на странную парочку поверх очков.
        - Нет, огоспожа, властительница мудрых книг и древних рукописей, - внезапно сказал Сунь Укун, - нам необходимы трактаты по истории Поднебесной! Не найдётся ли в ваших владениях несколько книг, рассказывающих историю великого Китая?
        Строгая женщина, приподняв очки, вопросительно посмотрела на Ольгу.
        - Командированный из Казахстана, наш коллега-эпидемиолог, приехал по приглашению на факультет философии, - чуточку покраснев и запутавшись, пояснила девушка. - Пожалуйста, найдите ему что-нибудь про Китай и запишите в мой формуляр, явсё верну…
        - Почему я один должен нести эту тяжкую ношу с умными книгами? - немного нервно спросил царь обезьян, когда они спустились с крыльца в университетский дворик.
        - Ну ведь это тебе нужны были книжки про Китай, значит, тебе и таскать, - логично заявила Ольга.
        - Но женщина! Фолиантов про Поднебесную тут всего два, авсё остальное - твои магические трактаты!
        - Неси пакет и не беси меня, - авторитарно заявила девушка, но китаец разумно решил, что с ней сейчас лучше не спорить.
        - Ты меня не любишь… - обиженно проворчал он, закусывая нижнюю губу.
        - Конечно, не люблю! - охотно подтвердила блондинка. - Пошли быстрей, яуже голодная как волк. Могу укусить!
        В тёплом просторном кафе было неожиданно безлюдно. Куча свободных мест, скучающие официанты, полки с книгами, которые всегда можно взять и полистать в ожидании заказа, бесплатный вай-фай, лёгкая ненавязчивая тупая песенка. Всё для бюджетного отдыха и перекуса.
        Вот я она, роковая ошибка тебя!
        Вот я она, роковая ошибка тебя!
        Вот я она, роковая ошибка тебя!
        Ты слушаешь всякую фигню.
        И нет заборов у разговоров.
        Пока ты не сдох, я тебе пою
        И буду петь откаты на повторах…
        Ольга отключила слух, потому что российская попса способна убить всё лучшее в человеке, ина всякий случай выбрала столик в углу зала, чтобы не слишком бросаться в глаза. Зато царь обезьян, присвистнув от восторга, пританцовывая под бодренький ритм, сразу же пошёл к стеллажам с книгами и крутился вокруг них минут десять - пятнадцать.
        Девушка уже успела заказать улыбчивому сонному официанту два комплексных завтрака из яиц пашот, спаржи и брокколи плюс стандартный кофе.
        Китаец вернулся за столик опечаленным и разочарованным:
        - Ни одной книги про Поднебесную… Почему ваши книготорговцы так не любят нашу великую страну?
        - Наоборот, - успокаивающе хмыкнула девушка. - Сюда приносят книги, которые не жалко отдать. Акниги про ваш Китай слишком дорогие, чтобы оставлять их здесь, они стоят сумасшедших денег в магазинах.
        - Но почему?! Знания о моей прекрасной родине должны быть доступны всем людям! Их должен брать даром любой, кто только пожелает!
        - Угу… - скептически покосилась на него Ольга. - Объясни это владельцам книжных магазинов. Они почему-то не согласны на такую благотворительность.
        - Возмутительно…
        - И не говори!
        Долговязый официант принёс тарелки с завтраком и два кофе.
        - Что это за белая пена в чашке? - поинтересовался Сунь Укун.
        - Это капучино, - пояснил вежливый официант.
        - Кофе, - добавила Ольга.
        - Кофе? Но почему? Неужели у вас нет обыкновенного зелёного чая, который собирается на рассвете на склонах гор, скручивается тонкими пальцами юных дев и высушивается на палящем полуденном солнце, наполняя своим дивным запахом все уголки чайных плантаций?
        - Но ваша девушка заказала два кофе… - неуверенно отозвался долговязый.
        - Почему ты заказала мне эту белую пену, женщина?
        - Потому что это вкусно. К тому же бодрит по утрам. Попробуй.
        - Я - Сунь Укун, - ворчливо отозвался китаец. - Ядолжен пить чай.
        Однако, решив, что спорить бессмысленно, он всё-таки сдался и приступил к завтраку, гоняя вилкой по тарелке побеги спаржи.
        - Кто тот умелый повар, что приготовил эту стряпню? Она так вкусна и красива, что её можно подносить к императорскому столу! Ты приняла верное решение, когда осмелилась заказать мне этот напиток с белой пеной, женщина, он вкусен и не похож ни на одно питьё, которое доводилось пробовать царю обезьян.
        - Это капучино! - ещё раз напомнила блондинка, ошарашенно наблюдая, как китаец забирает себе её чашку с кофе.
        - Почему он так странно назван?
        Ольга как раз собиралась рассказать ему длинную историю о монахах-капуцинах, придумавших вариант приготовления кофе с молоком и высокой шапкой из молочной пены, но не успела. Вкафе под звон дверного колокольчика ввалились трое мужчин. Они быстро оглядели зал и уселись вблизи наших героев. Один из них забросил на ближайший стол ноги и, обернувшись, нагловато подмигнул Ольге.
        - Ну блин, итут от этих уродов спасения нет, - поморщилась блондинка. - Я думала, они по таким приличным заведениям не ходят.
        - А что это за странные путники? - спросил царь обезьян. - Они одеты в дорогие одежды из кожи, на их головах высокие шапки. Они большие чиновники, раз им позволено забрасывать ноги на стол в этой харчевне?
        - Да конечно, чиновники они, ага… Гопники обычные, - пробурчала девушка. - Эх, жаль, что заказ уже принесли, ато бы я просто ушла. Сейчас тут начнётся…
        - Успокойся, женщина, - покровительственно кивнул китаец. - Никто тебя не обидит, потому что с тобой Сунь Укун.
        Тем временем к троице подошёл официант с блокнотом и, видимо, попросил их убрать ноги со стола, потому что двое мужчин встали и, цыкнув на официанта, взашей прогнали его прочь и уже вслед крикнули, чтобы он принёс им пива. Тот, который забросил ноги на стол, перевернул локтем стул, и он с грохотом упал на пол. Все трое засмеялись.
        Китайский гость покачал головой и встал. Ольга пыталась удержать его за рукав, шикала на него и даже ухватила за штанину, но он лишь отмахнулся и спокойно подошёл к шумной троице.
        - О невежественные крестьяне, утратившие последние капли достоинства и разума, зачем вы шумите, ломаете мебель, пугаете слуг и мешаете добрым горожанам укрываться от ужасающего снегопада в тепле и покое этой харчевни, повар для которой явно выписан из дворца если не самого императора, то уж точно от его первого советника?
        - Чё? - затупил один из гопников.
        - Хы, гляди, японец что ль? Джеки Чан?
        - Мне неизвестно, кто этот почтенный господин, но я - не он. Меня зовут Сунь Укун…
        - Да вы чё с ним базарите?! Он нас тупыми крестьянами обозвал! - опомнился третий, убрав ноги со стола и медленно поднимаясь.
        - Чё?! Слышь, ты! Кто тут тупые?!
        - Вы невежественные крестьяне, - терпеливо повторил царь обезьян. - Ваша речь скудна и однообразна, алица мрачны и безрадостны. Вы никогда не держали в руках учёных трактатов, не говорили с мудрыми людьми о делах государства, онауке и искусстве. Может быть, некоторые из вас даже не умеют держать в руке перо…
        - А ну пойдём выйдем! - предложили трое и, развернувшись, повели китайца к выходу.
        - Э! Вы куда его тащите?! Он никуда не пойдёт! - вмешалась было девушка.
        - Не волнуйся, Аолия, - беззаботно отозвался Сунь Укун. - Япросто поговорю с этими молодыми людьми о смирении и созерцании мира, которым учил Будда, апотом сразу вернусь. Никому не отдавай мой кофе!
        Все четверо вышли из заведения, ичерез минуту Ольга увидела, как они встали прямо за окном, напротив автобусной остановки. Она вытащила планшет, быстренько открыв свой Инстаграм:
        «Этот ненормальный китаец подцепил гопников в кафе и пошёл разговаривать с ними за жизнь. Без куртки и шапки, прошу заметить. Хорошо хоть шарф успел на шею намотать. Мой шарф. Их трое, он один. Они же убьют его… Или нарвутся на полицейских, тут ведь как раз отделение рядом.
        А может, это и к лучшему? Ну, посидит пятнадцать суток, апотом затеряется где-нибудь в городе, мне же проблем меньше, явсё равно не знаю, куда его девать…
        Ой! Они его пнули! Аон ведь даже посох свой телескопический дома оставил! Из-за меня, между прочим, это же я не разрешила запихивать его обратно в ухо.
        Может быть, пойти и заступиться за дурака? Он же не виноват. Хотя тогда нас двоих побьют… Даже и не знаю, что делать…:(»
        - Может, полицию вызвать? - наклонившись, тихо спросил подошедший к её столику официант. - А то как бы вашего парня не поломали…
        - Он не мой парень, - нервно ответила блондинка. - Не надо пока, спасибо.
        - Как хотите… Но, если через пять минут они не успокоятся, я, пожалуй, всё-таки вызову полицию, ато ещё витрины разобьют… головой не вашего парня… Не желаете ли десерт?
        - Нет, спасибо. Авот чай… - подумав, решила Ольга. - Есть у вас китайский чай?
        Сценарий действий за окном вдруг резко изменился. Трое гопников начали драку. Втом смысле, что они-то как раз и пытались драться, авот царь обезьян, казалось, брезговал касаться их руками или ногами. Он плавно уходил от ударов, путал противника, обманывал, кувыркался, садился в полный шпагат, сталкивал нападающих лбами, размахивал длинным концом шарфа, крутился вокруг собственной оси и странно хихикал.
        - Что это такое вообще? Кунг-фу какое-нибудь? - заинтересовался бармен. - Стиль неуловимого мастера капучино?
        Странная драка продолжалась ещё минут пять, не больше. Врезультате все трое гопников в конце концов просто запутались в собственных конечностях и поочерёдно рухнули носом в снег, борясь с головокружением. Китаец спокойно присел рядом, скрестив ноги и положив на колени раскрытые ладони, начал неторопливую беседу.
        Ольга, бармен и уже два официанта ошарашенно застыли, раскрыв рты. Акриминально настроенная троица за окном дружно доставала из карманов деньги, отжатые у прохожих телефоны, золотые цепочки и прочий ценный хлам, складируя всё это у ног безмятежно улыбающегося царя обезьян.
        - Ваш парень что, гипнотизёр? - пробормотал долговязый официант.
        - Он не мой… в смысле я уже не уверена, может, и мой… - рассеянно отозвалась девушка. - Почему бы и нет, кстати? Точно, беру…
        Тяньгоу открыла глаза и увидела, что находится в пустом кабинете. Низкий стол, ротанговое кресло, свитки с иероглифами на стенах. За окном шумит цветущий сад. Своим тонким обонянием она даже почувствовала завораживающий запах цветов персика через стекло. Почему она вернулась сюда? Ведь УМован должен был отправить её в далёкую Россию.
        Неужели у него не получилось? Как такое возможно?
        Но спросить было не у кого, кабинет был пуст.
        - Господин УМован будет недоволен, - озадаченно сказала молодая женщина и, подумав ещё минуту, решила сама найти своего работодателя. - Он будет очень недоволен, - вздохнув, повторила она и вышла за дверь.
        В длинном коридоре также никого не оказалось. Тяньгоу быстрыми шагами направилась к лестнице, стуча по полу острыми шпильками. Она прошла мимо прозрачных дверей лифта, который отдалённо гудел, забирая пассажиров откуда-то снизу, мимо небольшого холла с плоским телевизором на стене, мягким кожаным диваном и стопкой журналов на стеклянном столике и вышла на лестницу.
        Вообще-то можно было воспользоваться лифтом, но Тяньгоу всегда угнетали замкнутые пространства. Да и пробежка вверх по лестнице, пожалуй, взбодрит её и поможет держать организм в тонусе. Всё-таки подниматься сложнее, чем спускаться.
        Рыжеволосая красавица сняла туфли, закатала юбку повыше и счастливо побежала вверх по ступенькам, сверкая голыми пятками и размахивая туфлями в одной руке и маленькой сумочкой в другой. Через пятнадцать этажей она выбежала с лестницы в коридор, хрипя от удовольствия, сверкая глазами и свесив розовый язык набок. Сязыка капала слюна прямо на запылённый красный ковёр, которым был застелен пол.
        Тяньгоу подошла к окну и быстро обтёрла лицо о занавеску. Судя по всему, занавески также давным-давно не стирали, от характерного запаха старой ткани секретарь фыркнула и чихнула. Потом она вновь надела туфли, подкрасила губы, разглядывая себя в карманное зеркальце, ипошла вперёд, ища нужную дверь.
        По плотному ковру её шпильки уже не стучали так громко, но она всё равно старалась идти потише. Женщина не успела дойти по коридору до лифта, как двери его открылись, ина этаж, хохоча, вывалились две ярко разодетые девахи с аккуратными чёрными рожками, торчащими из пышных, всклокоченных волос.
        «Это такие ободки», - подумала Тяньгоу, так как рожки выглядели уж очень дёшево и одинаково. Девушки посмеивались, переговаривались низкими голосами, топая тяжёлыми квадратными каблуками, поднимая небольшие облачка пыли, крутили широкими бёдрами. Тяньгоу знала, куда они идут, ипоэтому неуверенно пристроилась следом. Одна из девушек, блондинка, обернулась, смерила секретаршу взглядом и усмехнулась.
        - Смотри-ка, нас тут пасут, - сказала она подруге.
        Они остановились у небольшой скромной двери и постучали. Дверь распахнулась. На пороге стояла высокая голая девушка с пятнистым лицом.
        «Кажется, это называется витилиго?» - попыталась припомнить Тяньгоу, пока парочка из лифта церемонно целовалась с пятнистой в щёки.
        Половина лица голой девушки была смуглой, аполовина белой, как фарфор. На левой скуле и брови - россыпь из мелких белых пятнышек. Среди чёрных кудрей, из которых призывно торчали точно такие же (только настоящие!) рожки, слева выбивался белый локон, спускаясь на плечи. Плечи, кстати, тоже были белыми, авот грудь совершенно чёрной.
        Белая полоса от поясницы спускалась по бедру вниз, визуально вытягивая фигуру, огибала бедро с внутренней стороны и мелкими белыми брызгами спускалась по ноге, разливаясь сплошным белым пятном на правой ступне.
        Из-за её спины выглядывала её сестра-близнец. Такая же высокая, такая же красивая и голая, сточно такими же пятнами. Пятнистые запустили пришедших девушек внутрь и с нескрываемым интересом уставились на Тяньгоу в деловом костюме, юбке-карандаш ниже колен и строгой блузке, застёгнутой под горло.
        - Тебе чего? Ты тоже к Мовану? - спросила первая.
        - Я… не тоже. Я его секретарь. У меня дело.
        - Что, сегодня с секретаршей будем? - игриво усмехнулась вторая.
        - Ну заходи, - пожав плечами, сказала первая. - Дверь закрой, - бросила она через плечо, повернувшись к Тяньгоу пятнистой спиной и скрываясь в квартире.
        Секретарь зашла и аккуратно, как просили, прикрыла за собой двери. Внутренний интерьер был выдержан в старомодном стиле. Длинные комнаты, отгороженные цветными занавесками, бумажные фонарики под потолком, потрёпанные книги на полках, скрипучая мебель, приглушённый свет, древние ковры и циновки. Мован чтил традиции.
        Женщина встала в замешательстве и уже хотела было уйти, но тут услышала плеск воды и тихий смех. Направляясь на звук, Тяньгоу нашла ванную комнату. Из-за двери пахло пеной, водой и благовониями. Она неуверенно постучалась. Голоса стихли, но ответа не последовало. Секретарь коротко выдохнула, постучалась ещё раз и приоткрыла дверь.
        - Тебе что здесь надо? - спросил УМован, по плечи погружённый в пенную воду. - Ты как вообще здесь оказалась?!
        Пятнистые сестрёнки развлекались, плескаясь и кидаясь белой пеной друг в друга.
        - Господин! Простите меня! - Тяньгоу низко поклонилась, пытаясь не смотреть на обнажённых девиц из лифта, сфужерами шампанского опускающихся в соседнюю большую ванну. - Вы отправили меня в Россию. Но я внезапно оказалась в вашем кабинете. Язнала, что вы расстроитесь, господин, но не могла не сообщить вам. Что мне делать, УМован?
        - Залезай к нам! - предложила пятнистая.
        - Нет-нет! - Секретарь испуганно попятилась назад.
        - И правда, Мованчик, пусть раздевается и прыгает к нам, вшестером веселее, - хохотнула брюнетка из лифта, брызнув в неё водой.
        - Господин…
        - Ты зачем сюда пришла, глупая собака?! - прорычал Мован, ивены на его шее резко вздулись. - Какое мне дело до того, что у тебя что-то не получается? Ты должна пойти и выяснить всё про этого человека или нечеловека. Акак именно - это не моя проблема, ясно? Исчезни, не мешай нам отдыхать!
        - Да, господин, поняла, господин, простите, господин… - в поклонах сказала Тяньгоу, вылетая за дверь и выскакивая из квартиры в коридор. Вслед ей летел девичий смех!
        Она не чувствовала себя униженной или оскорблённой, нет, она была счастлива, что сумела вырваться отсюда. Итак, значит, ей надо попасть в Россию. Поезд или самолёт?
        - Теперь у меня достаточно денег, чтобы расплатиться за наш завтрак, женщина? - Царь обезьян вальяжным шагом подошёл к столику и стал горстями выбрасывать из карманов на стол стодолларовые, тысячные и пятитысячные рублёвые купюры.
        - Откуда столько?! - спросила шокированная Ольга. - Ты что, ограбил гопников?
        Официант, принесший на подносе чайник с чаем и две чашки, зачарованно уставился на деньги.
        - Может, желаете десерт? - сглотнув, спросил он. - Унас чудесные бельгийские вафли с ягодами и шариком мороженого. Аещё есть яблочный штрудель. Итыквенный пирог. Ивообще много-много десертов. Не хотите ли тирамису?
        - Нет, спасибо, мы на диете, - обрезала Ольга, иприунывший парень ушёл по своим делам.
        - Я - Сунь Укун! - напомнил китаец, усаживаясь за столик. - Яцарь обезьян, ане грабитель. Нельзя же считать ограблением то, что я похитил персики бессмертия в саду Нефритового императора? Или можно? Не знаю, но я их похитил и съел. Кроме того, они никому не нужны. Приближённые императора уже давно объелись этими персиками. Сидят, выбирают ещё. То кислый, то грязный, то форма его далека от идеальной формы шара - всё им не так. Ацарь обезьян не так взыскателен. Ясъел их все! Какая беда в том, что персик грязный, если его можно обтереть о рукав? Какая разница, какова его форма, если уже через мгновение острые зубы вгрызутся в его плоть и разрушат любое подобие идеалу, коего…
        - Так. Стоп, - оборвала его Ольга. - Что ты сделал с гопниками?
        - О, Аолия, как же ты придирчива к несущественным деталям, недостойным упоминания и запоминания. Япросто рассказал этим несведущим крестьянам о пути Будды, о инь и ян, отихой и безмятежной улыбке просветления, которая навсегда украсит их уста в конце пути, ибо…
        - И?!!
        - И они отдали мне все ценности, чтобы сделать свой первый шаг на великом пути к просветлению, помогая прекрасному царю обезьян, Великому Мудрецу, Равному Небу, Сунь Укуну, вернуться в Поднебесную. Ты сказала, что, пока я являюсь гостем твоего мира, мне нужны деньги? Вот они. Чем ты опять недовольна, женщина?
        - Я же видела, что ты дрался с ними! - упрямо возразила блондинка.
        - О Будда… - Китаец прикрыл глаза и поочерёдно коснулся большим пальцем руки всех остальных пальцев. - Яне дрался с ними, женщина. Ялишь показал им, насколько ничтожны и медлительны их движения и как отточена и быстра моя реакция, ведь я долго учился и шёл по пути просветления. Яобъяснил им, что если они желают стать истинными мастерами боевых искусств, то прежде всего должны усмирить свою душу и бренную плоть, после чего последовать по пути, который укажет им золотая длань Будды. Пей чай.
        Он своими руками налил ароматный светло-зелёный напиток сначала в её чашку, а затем в свою, блаженно улыбнулся, сделал глоток и…
        - Что это?!! Что за зелье нам подал этот безнравственный слуга?!
        - Не ори, - удивлённо шикнула Ольга. - Во-первых, это не слуга, аофициант. Аво-вторых, это обычный молочный улун, китайский чай, чем он-то тебя не устроил?
        - Улун?!! О, поверь, никогда, никогда нельзя отнимать у улуна истинный вкус, перебивая его вкусом молока! Тот бесчестный злодей, что готовил этот чай, вероломно убил его! Он совершил преступление! Его нужно посадить на бамбуковый кол сию же минуту!
        - Да иди ты в пень! - психанула блондинка, отнимая у него чайник, который эмоциональный китаец уже был практически готов разбить об пол. - Это реально крутой чай, явсегда его пью. Аесли ты ничего не понимаешь, так вот и не лезь.
        Оскорблённый царь обезьян неуверенно заткнулся. Правда, потом он ещё долго ворчал вполголоса, что он-то как раз настоящий китаец, поэтому как никто знает толк в китайском чае, авот именно она, белая женщина с жёлтыми волосами и голубыми глазами, совершенно не разбирается в том, каким должен быть истинный зелёный чай! Икак следствие просто пьёт яд…
        Девушка важно кивала головой, допила улун и, расплатившись по счёту, сказала:
        - Нам нужен обменник. Потому что доллары надо поменять на российские рубли.
        - А вот это где поменять? - Китаец достал из кармана старинные серебряные карманные часы на цепочке, горсть каких-то золотых печаток, серёжек и цепей. Атакже два телефона. Не слишком новые, но довольно-таки дорогие самсунги последней модели.
        Ольга быстро накрыла весь ассортимент честно награбленного (отнятого? подаренного?) шарфом и прямо вместе с шарфом сгребла всё в пакет с книгами.
        - Вообще-то вот это вот всё я должна отнести в полицию, - шепнула она.
        - В полицию? Это кому? Городским стражникам?
        - Ну да.
        - Добровольно отнести деньги законникам?! Когда мы так в них нуждаемся?! Ты что, нанюхалась своей цветной плесени и вконец обезумела?! - Узкоглазый собеседник выразительно постучал себе пальцем по лбу. - Нам просто нужно найти менялу-процентщика, обычного гнилого человечишку, который с радостью согласится забрать у нас всё это богатство, заплатив за него цену втрое меньшую, чем эти вещи стоят на самом деле!
        Ольга шумно выдохнула через нос, демонстративно перекрестилась и, качая головой, вышла на улицу, там осторожно достала из пакета шарф и поплотнее замотала шею. Сунь Укун, недовольно оскалившись на крупные редкие снежинки, посильнее натянул вязаную шапку на уши.
        - Ага, конечно. Деловой ты! - усмехнулась девушка, шагая по направлению к автобусной остановке. - Вломбарде потребуют паспорт. Атак как у тебя паспорта нет, ябуду вынуждена предъявить свой. Ачто потом? Что, если эти вещи краденые? «Что? Если?» - передразнила она саму себя. - Да они стопроцентно краденые! Иесли их ищут, то полиция найдёт меня, оставившую свои паспортные данные в ломбарде, ипосадит в тюрьму за соучастие! Нет уж, спасибо!
        - Так что же нам делать со всеми этими вещами? - озадаченно спросил китаец.
        - Не знаю… Попробуем толкнуть через Интернет. Можно, конечно, цыганам на рынке попытаться сдать, но на то они и цыгане, от них денег фиг дождёшься, так мало того, ещё и карманы обчистят.
        - Кто такие цыгане? Разбойники?
        - В принципе, можно и так сказать, - согласилась Ольга, вновь ловя своего спутника за воротник на светофоре. Проезжавшая мимо машина выразительно просигналила. Водитель в салоне покачал головой и показал в окошко средний палец, давая странной парочке понять, что он думает о таких вот бегунах на красный.
        Автобус подошёл не сразу, зато оказался полупустым. Ольга прошла на задний ряд, Великий Мудрец послушно последовал за ней. Суровая кондукторша, обилетив пассажиров, ушла поболтать с водителем.
        - Я же мужчина, - внезапно заявил Сунь Укун. - Ясам могу сходить к вашим разбойникам, если ты боишься, ипродать им золото и эти странные плоские штуки «телефоны».
        - Человек из прошлого, который называет смартфоны «плоскими штуками», решил что-то продавать цыганам? - усмехнулась Ольга. - Да они тебя до трусов разденут!
        - Не разденут, я - Сунь Укун!
        Автобус тряхнуло на остановке, ив него влетели шумные школьники.
        - Да хоть китайский император! - пожав плечами, ответила блондинка. - Нашим цыганам такие вещи как-то без разницы.
        - Да неужели эти бесчестные злодеи могли бы раздеть до трусов самого Нефритового императора Поднебесной?! - снотками удивления и одновременно глубокого уважения в голосе тихо спросил китаец.
        - Ну… не знаю… - на минуточку задумалась его спутница. - Смотря какие у него трусы. Если нефритовые в жемчугах или там золотые какие-нибудь с весёлыми брюликами, то запросто раздели бы догола.
        Мужчина сурово поджал губы и отвернулся, глядя в окно. Блондинка уселась на свободное место, проверила почту на сотовом, надела наушники и, прикрыв глаза, ушла в себя и даже, кажется, немного задремала. Музыка отупляла и завораживала…
        Она прятала шрамы, ипальцы грела,
        И просила его: «Не теряй моё тело».
        Не вскрывая вен, не включая газ,
        Она просила его: «Не своди с меня глаз».
        Ведь она жива. Пока она жива.
        У неё есть боль и на боль права.
        Но она жива, хороша и умна.
        Безнадёжно больна и не знает сна.
        Не её вина, что такая она,
        И не видно дна…
        Она поймала себя на погружении в сон и, испугавшись, что проедет остановку, резко распахнула глаза и даже почти подскочила с пассажирского кресла. Аеё добродушный китаец был уже в центре салона, вежливо общаясь с какими-то школьниками. Девушка недовольно зарычала, убрала наушники в сумку и пошла спасать невинные детские души от глубин китайской философии.
        - Учиться и не думать - это глупо, однако же думать и не учиться - это просто погибель, - разглагольствовал Сунь Укун, покачиваясь на поручне, словно настоящая обезьяна. - Знания бесконечны, апотому вино надлежит пить из маленькой посудины, а знания из большой! - Он наставительно поднял вверх указательный палец.
        Школьники раскрывали рты от удивления, случайная бабушка приложила ладошку к уху, чтобы лучше слышать, аблизорукая женщина в первом ряду сидений старательно протирала очки, чтобы лучше разглядеть великого философа.
        - Всем спасибо, до свидания! - широко улыбнувшись, объявила блондинка, стягивая вниз за подол куртки общительного китайца. - Мы выходим, наша остановка!
        Они выпрыгнули из автобуса, иСунь Укун, кричащий в закрывающиеся двери очередную напутственную, всем очевидную китайскую мудрость, снова упал в сугроб, плашмя, разбросав сумки и раскинув ноги в стороны. Ольга вздохнула, собрала пакеты и пошла откапывать азиатского гостя. Он активно ей помогал, поднявшись на четвереньки и отплёвываясь непрожёванным снегом, апотом уныло поплёлся за ней в магазин.
        - Аолия, признайся, почему мы никогда не покупаем сладкие яства к чаю? - внезапно спросил он, глядя в полупустую корзинку, на дне которой лежали два йогурта, кусок сыра и молочные сосиски по акции.
        - Ну… потому что сладкое - вредно, ивообще я на диете.
        - Так это же ты на диете, женщина, апрекрасному царю обезьян не нужна диета! Наша жизнь и так горька и полна разочарований, разве может её испортить небольшой кусочек сладкого пирога?
        - Ок, - сдалась Ольга. - Вон холодильник с тортиками. Какой ты хочешь?
        - Все! - уверенно закивал китаец.
        - Ну уж нет, давай без фанатизма. Выбирай что-нибудь одно.
        И, не предоставив ему возможности выбора, нелогичная блондинка схватила небольшую коробку с «Наполеоном». Мягко говоря, неполезный, очень сладкий и жирный торт, но ведь и вкусный же, зараза…
        Дальше шли молча, девушка несла сумочку и тортик, а вечно недовольному Сунь Укуну достались пакеты с книгами и остальными покупками. Уже потом, ближе к дому, он что-то нудил о несправедливости, отом, что он всё-таки царь, а потому не должен носить тяжести, ослишком высоких сугробах и чрезмерно сильных холодах.
        В подтверждение (или в наказание?) прямо у самого подъезда его обсыпало снегом с ветки дерева, качнувшейся под весом севшей на неё вороны. Поэтому в подъезд китаец вошёл, безмолвно крича, всиянии снежных блёсток на шапке, бровях и плечах.
        Отправив китайского гостя отогреваться в душ и приготовив ему теплые носки и халат, Ольга поставила на стол коробку с «Наполеоном», сварила кофе и включила планшет.
        Бегло просмотрев рабочие моменты, она открыла свой набирающий популярность Инстаграм и пролистала комментарии к последней записи:
        «Ну чё, навалял он гопоте?»
        «Расквасили китайца?»
        «Охранное агентство «Самурай» предлагает свои услуги в Саратове. Контактный телефон…»
        «Так и на международный конфликт нарваться можно!»
        «Да-да, унас же «Год Китая» или что-то в этом роде?»
        «Вдруг он шпион и провокатор? Сдай его в полицию!»
        «Охрана вашей недвижимости специалистами агентства «Китайская стена». «Китайская стена» - враг не пройдёт! До31декабря установка системы видеонаблюдения и годовое обслуживание совершенно бесплатно».
        «Новый год в ресторане «Мандарин»! Бронирование столиков…»
        «Как с твоим китайцем познакомиться?»
        «А он может карате научить? Или чё он там умеет?»
        «Он няшка!»
        «Ресторан «Шанхай» на Московской. Новогодняя ночь в китайском стиле. Кальяны с мандаринами и сосновыми шишками, каждый третий кальян в подарок!»
        Ольга поморщилась. Надо бы как-то настроить антиспам, интересно, есть ли он вообще на этой платформе? Но это потом, асейчас… Она на мгновение задумалась, апотом, сфотографировав стоящие у стены пакеты с книгами и продуктами, быстро пробежалась пальчиками по клавиатуре…
        «Он искренне считает меня ведьмой или богиней, потому что не знает, что такое современная наука. Это забавно. Может, его напугать? Ну там… типа заколдую, бу-у-у… Хотя ну его, поверит ещё.
        Гопников он, конечно, сначала раскидал по снегу, как кегли, апотом ещё побеседовал с ними за жизнь (не знаю о чём, через окно не слышала), после чего они тихо утекли в неизвестном направлении. Причём бесследно и без претензий!
        Ну что могу сказать. Деньги он доставать умеет. По крайней мере, сегодня у него получилось. Проблемы, естественно, этот тип создаёт ещё лучше, вэтом он настоящий мастер, это да.
        Когда ехали домой, Укун доставал школьников в автобусе, впаривая им какую-то псевдокитайскую научную концепцию, общий смысл которой можно выразить двумя словами: «Учение - свет». Вот им это надо? Смех, да и только. Дети ржали.
        На остановке опять упал в сугроб. Потом жаловался, что у нас много снега. Авсего-то нужно смотреть под ноги. Это так сложно, да? Ну не знаю, не знаю…
        Я уже рассказывала, что он запорол мне семинар?!»
        Сунь Укун вышел из ванной в халате, носках и розовых тапках и протопал на кухню.
        - Что за волшебный запах привёл меня сюда? - спросил он, принюхиваясь.
        - Просто хороший кофе. Мелкий помол. Садись, сейчас порежу «Наполеон».
        Китаец послушно присел на табуретку.
        - Что означает это название? - спросил он, наблюдая, как хозяйка квартиры разрезает торт ножом.
        - Ну, вообще это имя великого французского полководца. Он воевал с нашей страной лет двести назад. Мы ему тогда крепко наваляли.
        Глаза Великого Мудреца округлились.
        - Наполеон воевал с вашей страной, авы называете его именем торт?!! Зачем?!
        - Слушай, не я это придумала. Лучше ешь.
        Царь обезьян настороженно посмотрел на кусок торта в тарелке.
        - А на Поднебесную он не нападал? - подозрительно прищурившись, спросил он. - Ты же понимаешь, женщина, что я не могу вкушать сладость, названную именем врага моей родины?
        - Насколько я помню, с Китаем Наполеон не воевал, так что расслабься и ешь.
        - А что, вкусно… Положи мне ещё, женщина!
        Тяньгоу вышла с лестницы на нужный этаж, утробно рыча. Да пусть эти поганые бюрократы вечно гниют в смрадных ямах Диюя! Нет им прощения! Секретарь с аппетитом расправилась с сырой куриной ножкой, достав её прямо из сумочки, громко похрустела трубчатой костью и вытерла с губ куриную кровь той же старой занавеской.
        Рыжая женщина чихнула, фыркнула, побрызгала в рот освежителем и почти беззвучно пошла по мягкому ковру. На этот раз из лифта никто не вышел, на этаже вообще никого не было. Унужной двери она остановилась, еле слышно поскуливая. Что делать?
        Мован будет в ярости! Может, уйти? Глубоко вздохнув, она подняла руку и осторожно постучала. Никто не отозвался.
        «Ну вот, господина нет, значит, можно смело уходить, отложив этот неприятный разговор на неопределённое время», - соблегчением подумала она, но для верности решила постучать ещё раз, посильнее.
        И в момент её прикосновения дверь вдруг отворилась сама. Секретарь принюхалась. Аромат благовоний и какие-то смешанные, но тревожные запахи. Женщина осторожно заглянула внутрь. Темно, однако где-то далеко внутри горел свет.
        - Господин? - попробовала позвать она. - УМован?
        Тишина. Только тихая национальная китайская музыка доносится из глубины квартиры. Тяньгоу набралась храбрости и шагнула внутрь.
        Мован что-то готовил, обмотав могучие бёдра чёрным махровым полотенцем. На электрической плите нового поколения стояла древняя, как сам Китай, медная кастрюля, вкоторой тушилось мясо. Посреди кухни, на серебристом столе, привязанная за руки и ноги к его ножкам, лежала миниатюрная обнажённая блондинка. Длинные светлые волосы мелкими завитками спускались вниз. Чуть лопоухие уши, далековато посаженные глаза. На левой ключице татуировка в виде длинных козлиных рогов. На животе - крупные кристаллы соли.
        - Не замёрзла? - спросил он, мельком взглянув на девушку.
        - Н-не-э-эт, М-мо-ва-а-ан, всё-о-о хорошо-о-о…
        Мужчина откупорил бутылку текилы и наполнил высокую рюмку. Затем, надрезав небольшой лайм, одной рукой выжал из него весь сок на шею и голую грудь девушки.
        - А-а-а-а… - томно отозвалась кудрявая блондинка.
        Мован улыбнулся и, наклонившись, слизал соль с её живота.
        - О-о-о-о…
        - Рано блеешь, козочка, - одним махом выпив текилу, шепнул он ей на ухо и…
        - Господин, извините, но… - раздалось за его спиной.
        Подпрыгнув от неожиданности, Мован быстро обернулся. На пороге, неуверенно переминаясь с ноги на ногу, стояла Тяньгоу.
        - Простите меня, господин, - поклонилась она с округлившимися от увиденного глазами. - Яне хотела мешать… но у вас было открыто и…
        - Что тебе здесь надо?!! - взревел полуголый мужчина, ловя норовящее соскользнуть на пол полотенце.
        - Господин, - смущённая секретарь поклонилась ещё и ещё раз, - я не могу исполнить ваш приказ и вылететь в Россию.
        Хозяин квартиры молча застыл, набрав в грудь воздуха для крика, но в последний момент вдруг решил выслушать подчинённую и кивнул.
        - У меня нет визы, господин. Яотнесла документы в консульство, но виза готовится двадцать дней, господин. Ни в одной фирме не согласились сделать визу раньше. Что мне делать, господин?
        Могучий УМован судорожно хватал ртом воздух. Выдохнул, снова вдохнул, закрыл глаза, апотом кинулся вперёд, водном прыжке подлетая к девушке и хватая её за идеально уложенные рыжие волосы.
        - Почему это должно быть моей проблемой, Тяньгоу?! - заорал он ей прямо в лицо. - Почему вообще от тебя стало так много проблем? Почему тебя самой так много?!
        Он приложил рыжеволосую затылком о стену, так что на стене образовалась вмятина.
        - Это твоё задание, - тихо и медленно процедил рычащий мужчина. - Выполняй его, как хочешь, меня не волнуют твои методы. Но если сегодня ночью ты ещё будешь в Китае (ая проверю!) - ты не доживёшь до утра и вонючий, как тухлое змеиное яйцо, Диюй распахнёт для тебя свои бездонные объятия.
        - Слушаюсь, омой госпо…
        - А сейчас убирайся вон!!! - проорал он ей в ухо, брызгая слюной.
        Несчастная Тяньгоу торопливо поклонилась и выбежала из страшной квартиры. Вкулаке Мована остался зажатым выдранный клок рыжих волос. Он выбросил волосы на пол, сорвал с бёдер полотенце, вытер с губ пузырящуюся слюну и, небрежно бросив полотенце на высокий стул, повернулся к связанной девушке…
        - А теперь принеси мне книги, женщина. - Царь обезьян, смиренно помыв посуду, вернулся за стол.
        Снег за окном прекратился, снова выглянуло солнце, на подоконнике попрошайничал голодный воробей.
        - Ага, разбежалась, - привычно огрызнулась блондинка, не отрываясь от планшета. - Может, тебе ещё вслух почитать? Сам встань и возьми. Кстати, ты вообще-то умеешь читать по-русски?
        - Ты крайне невнимательна, Аолия, - ответил он ей, извлекая из шуршащего пакета книги. - Если бы ты раскрыла свой слух, если бы твои мысли были обращены к собеседнику, ане к любованию собой в зеркале, ты бы смогла услышать, как я рассказывал про семьдесят две магические способности, которым меня обучил мой наставник, почтенный патриарх Сюйпути.
        - Ну да?..
        - Вот именно. - Китаец достал нужные ему книги и, сложив одну на другую, принюхался к пыльным обложкам. - А может быть, магических способностей, коими я овладел в совершенстве, гораздо больше, яведь не могу вспомнить точно. Однако число их не важно, ведь число - лишь начертание цифр, не отражающих ничего, если смотрящий и видящий эти цифры не в состоянии постичь суть.
        - Да ну?..
        - Тебе, северная голубоглазая дева, важно знать лишь одно - прекрасный царь обезьян способен понимать любой язык, который когда-либо существовал, существует ныне или будет существовать через века и тысячелетия. Язык птиц и крохотных бабочек, трепещущих крыльями на ветру, немой язык рыб, опускающихся на самые тёмные глубины полноводных рек и бескрайних морей, язык диких зверей и тех животных, что самонадеянный человек дерзнул приручить, пытаясь обмануть природу, но на самом деле обманывая лишь себя самого, языки стёртых с лица земли городов и стран, языки древних людей, не знающих одежды, огня и стоящих так далеко на пути просветления, откуда не постичь ни единой мысли Будды, иодновременно с этим так близко к изначальной сути мироздания, что сам Золотой Будда склоняет перед ними голову… Почему ты так смотришь на меня, женщина?
        - Напомни, почему я ещё не спустила тебя с лестницы? - субийственным взглядом спросила блондинка. - Почему я терплю оскорбления, покупаю тебе одежду за свой счёт, позволяю тебе срывать мой семинар, узнаю твоё сверхценное (нет, абсолютно фиговое!) мнение о моей научной работе, вожу тебя в кафе и выслушиваю вот эти длинные, скучные и бессмысленные речи вообще ни о чём?
        - Потому что я красавчик?
        - Нет!!! - заорала девушка, ударяя кулачком прямо по чехлу планшета, лежащего на столе. Она побледнела и даже немножко позеленела, потом овладела собой, медленно подняла пылающие глаза на китайца и тихо сказала: - Вот поверь, Сунь Укун, называющий себя прекрасным царём обезьян, если по твоей вине, не дай бог, ярасхреначила экран своего айпада, клянусь, я убью тебя…
        Аккуратно открыв планшет, Ольга увидела, что стекло уцелело. На всякий случай она исследовала всю поверхность, погладила ладонью, поскребла ногтем и повертела устройство в руках, проверяя целостность экрана на свет.
        - Ф-фух, пронесло, - облегчённо выдохнула девушка.
        А беспечный китайский гость, никак не понимающий ценности дорогой американской техники, не слушая хозяйку, уже увлечённо листал книги по истории Китая.
        - О великие боги Поднебесной, сколько же изменений произошло в мире, пока я сидел в этом каменном мешке?! - сгоречью признал он, раздражённо закрывая последнюю книгу.
        - Хочешь сказать, ты уже всё прочитал? - усмехнулась Ольга.
        - Конечно.
        - Но ты же просто листал страницы!
        - Я - Сунь Укун. Яспособен прочитывать фолианты так быстро, что молния, проявив свой ломаный огненный рисунок на тёмном небе, ещё не успеет погаснуть, когда я уже завершу чтение любой из написанных книг.
        - Врёшь ведь, - скептически заметила блондинка.
        - Ты сомневаешься в Великом Мудреце, Равном Небу? - вздохнув, напомнил китаец. - Вероломная, подлая, бессмысленная и бесполезная ложь чужда самой моей природе. Но приукрашивание, добавляющее яркости и сочности скучным будням тяжкого пути, на котором все мы так или иначе пытаемся достичь просветления, изящный и тонкий обман, который услаждает уши и сердца утомлённых путников, подобно сладкому сиропу из крупных янтарных вишен, чья кожица так тонка и прозрачна, что вся их медовая мякоть сияет на солнце, - вот эти добродетели переполняют сердце царя обезьян.
        - Ой, всё! - Раздражённая девушка подняла руки вверх. - Яв душ. Не разбей тут ничего. Ипомой посуду.
        Сунь Укун хотел возразить, что посуду он уже помыл, она сушится в мойке, но хозяйка дома уже закрылась в ванной. Царь обезьян вылил в свою кружку остатки холодного кофе из турки и снова засел за книги.
        В них был не только текст, но ещё и картинки.
        Какие-то люди, странные военные в непонятной форме, незнакомые ему сооружения, учёные в белых халатах в лабораториях, очень похожих на ту, вкоторую приводила его Ольга, чтобы посмотреть на плесень. Сколько же неизмеримо нового произошло в его древнем мире, пока он вынужденно был изолирован в той керамической копилке?
        Из этих книг ясно, что его прекрасная страна изменилась до полной неузнаваемости. Примет ли теперь его новый Китай, если он не сможет вернуться в своё время? Так ли уж нужен он сам этому новому Китаю, если на родине появились колдуны-учёные, лаборатории с плесенью, миллионы военных, чиновники в строгих костюмах, певцы в нелепых одеяниях и многое, многое другое?
        Укун вдруг почувствовал себя слишком древним, старым да и просто лишним для всего этого невероятного мира. Пустым, раздавленным и опозоренным. Получается, что проклятый У Мован всё-таки победил. Бык оказался сильнее обезьяны…
        Он сумел оторвать его от реальности на целые тысячелетия и тем самым уничтожил, даже не лишая жизни. Отныне для своей страны он будет смешной устаревшей куклой, ане Великим Мудрецом, Равным Небу, прекрасным царём обезьян. Да и какой он теперь царь?
        Его подданные с горы Цветов и Плодов давно умерли. Их многочисленные потомки рассеялись по свету, забыв о ростках цивилизации, которые он милостиво взращивал в своём народе. Они давно утратили стремление идти по пути просветления и стали просто зверьми, такими, какими и были раньше, до того момента, когда на жерле вулкана из небесного камня появился на этот свет будущий царь обезьян. Всё это, увы, в прошлом.
        Он остался совершенно один, забытый и ненужный. Во всех этих книгах нет ни строчки о бессмертном Сунь Укуне и его героических похождениях. Вечное забвение… разве не это есть истинное и безусловное поражение?
        Ранее благородные японские самураи, столкнувшись с позором и бесчестием, предпочитали смерть, вспарывая себе животы острыми как бритва мечами. Возможно, иему стоит с честью повторить их традиции, раз его путь привёл его не к просветлению, ак бессмысленности никчёмного бытия? Сунь Укун посмотрел на стойку с ножами…
        В этот момент в дверь постучали. Потом зазвучала приятная мелодия звонка. Китаец встал, прошёл в прихожую и посмотрел в небольшое отверстие дверного глазка, показывающего площадку перед входом. На лестничной клетке стоял незнакомый парень.
        Моложе его, высокий, одет по зимней погоде, но без шапки. Волосы светлые, цвета глаз не видно. Сунь Укун обернулся в сторону ванной, но там всё ещё шумела вода. Тревожить хозяйку дома по таким мелочам казалось неудобным. Он щёлкнул несложным замком и вежливо распахнул дверь.
        - Здравствуй, путник, - сказал он пришедшему.
        - Э-э… здрасте… Ачё, Оля дома? - озадаченно спросил светловолосый. Он явно не ожидал увидеть незнакомого мужчину на пороге квартиры.
        - Аолия дома, но сейчас слишком занята, чтобы встретить тебя. Но кто же ты? Почему ты ищешь встречи с ней?
        - Чё?! - нелогично затупил гость. - Оль, ты дома? Выходи! Эт чё за перец у тебя тут? - крикнул он в открытую дверь.
        - Кто ты, невежливый путник? - переспросил царь обезьян, любопытно наклонив голову, но уже начиная немножечко напрягаться.
        - Я парень её, ясно? Авот ты кто такой? Ты чё, сней спишь?!
        - Зачем же? Этот дом достаточно просторен, чтобы не жаться друг к другу в тесноте. Госпожа Аолия спит на мягкой постели, как и положено нежной белокожей девушке, ая коротаю ночь на жёстком полу, бросив под голову какое-нибудь тряпьё…
        - Бэдээсэмщик, что ли?
        - Так! Тебе что тут нужно? - Из-за спины китайца выглянула Ольга, завязывающая пояс на махровом халате. Из открытой ванной пахло горячей водой и мылом, апылкая девушка с чалмой из полотенца на голове сурово свела брови. - Ты зачем пришёл?
        - А чё, мимо проходил, решил зайти узнать, как дела.
        - Ну вот и иди мимо. Я тебя уже послала один раз. Одного раза мало, повторить?
        - Да ладно тебе… - поморщился парень. - Лучше скажи, кто этот косоглазый?
        - Не твоё дело. Уходи.
        Она потянула дверь на себя, чтобы закрыть её и прекратить неприятный разговор, но светловолосый гость поставил ногу в дверной проход.
        - Да подожди! Он чё, твой парень новый? Быстро же ты меня забыла. Не стыдно?
        - Не-а, - холодно ответила девушка.
        Отошедший было в сторону царь обезьян вновь счёл своим долгом встать рядом с хозяйкой квартиры.
        - Госпожа Аолия уже много раз просила тебя уйти, путник. Она не желает видеть тебя и пускать в свой дом. Прошу тебя, уходи.
        - Отвянь, китаёза! - нервно огрызнулся парень. - Ну и чё ты тогда из себя строила, скажи? На первом свидании не целуется, никакого секса, отношения серьёзные ей подавай. Ас этим узкоглазым, наверное, попроще себя ведёшь, да? Ану отдавай тогда мне копилку, которую я тебе подарил!
        - Какую копилку?
        - Обезьяну, которую я тебе купил! Почему она должна у тебя оставаться, если ты себе какого-то козла завела, аменя послала? Короче, где моя копилка? Давай неси её сюда!
        - У меня её нет, яеё выбросила.
        - В смысле «выбросила»? - всё больше распалялся парень. - Ты чё, мой подарок выбросила? Тогда деньги отдавай!
        - Совсем сдурел? Никаких денег я тебе не отдам.
        - Гони деньги, сто двадцать рублей, между прочим! Ну, где копилка?
        - Я - копилка, - тихо признал оттеснивший девушку в сторону Сунь Укун, покачивая в руке свой посох. - Аты, грубый путник, недостойный называться гостем, мужчиной и даже порядочным человеком, поступил очень неразумно, когда не пожелал уйти сам, как об этом просила тебя женщина. Теперь я, Великий Мудрец, Равный Небу, Сунь Укун, прекрасный царь обезьян, спущу тебя вниз по этим каменным ступеням, заставив пересчитать их все до единой твоим хрупким человеческим телом.
        - Оля, чё тут происхо… - хотел спросить светловолосый, но не успел, потому что китаец, одной рукой схватив его за воротник серой куртки, поднял высоко вверх и встряхнул. Крепкая ткань опасно затрещала. Растерянный парень болтал ногами в воздухе, испуганно матерился и размахивал руками, пытаясь дотянуться до сурового противника, но из этого ничего не получалось.
        Сунь Укун спокойно, как будто и не держал на вытянутой руке примерно семьдесят барахтающихся килограммов, начал спускаться со второго этажа, шаркая тапками по ступеням. Вопреки недавнему обещанию он не стал спускать парня по ступенькам, но зато вытер его спиной потолок. Впролёте между первым и вторым этажом он, нарочито неловко повернувшись, проволок незваного гостя рожей об металлические почтовые ящики.
        А потом Ольга услышала, как он нажал на кнопку, открывающую дверь в подъезд. Судя по грохоту железной двери, кнопку он нажал со всей силы, саданув по ней башкой своего недалекого врага. Или головой, это в лайт-версии. Девушка зажмурилась от короткого мужского вопля и решила: какой смысл ей стоять на пороге? Пора бы пойти поставить чайник.
        - Укун! - крикнула она, перед тем как закрыть дверь. - Когда будешь возвращаться, набери на домофоне номер квартиры и букву «вэ»!
        - Понял, Аолия! - беспечно отозвался китаец.
        Подъездная дверь захлопнулась.
        Ольга включила электрический чайник, порезала грейпфрут, высыпала в тарелку арахис и открыла Инстаграм. Благо тема была яркой, интригующей и всем интересной:
        «Китаец навалял моему бывшему! Нет, вы представляете?!
        Этот урод припёрся без приглашения и начал требовать обратно подарок, который мне подарил! Ну не свинина, а?! Да и ладно бы это было какое-нибудь бриллиантовое колье за сто пятьсот миллионов, ябы ещё поняла.
        Но требовать вернуть дешёвую китайскую копилочку, купленную на распродаже в палатке «Всё за двадцать пять»… Это уже, знаете ли, край.
        Так мало того, он ещё и деньги за неё требовал, когда узнал, что эта фигня разбилась. Причём, видимо, спроцентами, прямо так и сказал: «Гони сто двадцать рублей». АСунь Укун сегодня вообще немножечко нервный. Трудный насыщенный день, много впечатлений, ещё и книжек начитался.
        Ну, вобщем, он его вынес на улицу на вытянутой руке. Вдругой руке свой посох держал. Кстати, надеюсь, что посох он в дело не пустит, ато этот козлина ещё и в полицию нажалуется…»
        Царь обезьян вернулся через несколько минут, успокоившийся и вполне довольный собой. Он честно признался, что не с первого раза сумел справиться с домофоном и подпрыгнул от неожиданности, когда это волшебное устройство, внутри которого, разумеется, сидит какой-то коварный демон, вдруг запиликало. Но не так-то просто запугать великого Сунь Укуна, хи-хи-хи!
        Ещё он убедил девушку, что не пускал в ход посох. Типа взял с собой просто так, по привычке, больше повыделываться. Ольге пришлось закрыть на это глаза, поверив ему на слово, похвалить, поблагодарить и налить защитнику большую кружку чая.
        - А с чего ты вдруг решил за меня заступиться? - спросила она, усаживаясь напротив.
        За окном вновь пошёл снег. Сунь Укун, укутанный в халат, прихлёбывал горячий чай и всё ещё слегка дрожал, ведь он выходил на улицу в лёгкой домашней одежде и тапках, что само по себе уже было для него неслабым подвигом.
        - Ну, не хочешь, не говори…
        - Аолия, - честно вздохнул царь обезьян, - я живу в твоём доме, ем с твоего стола и пью твой (ужасный!) чай. Да, сегодня я раздобыл какие-то вещи, однако даже не знаю, насколько они ценны, иденежные бумажки, которыми могу хоть как-то отплатить тебе за доброту. Но всё это слишком ничтожно, чтобы быть достойным упоминания. Я - Сунь Укун! В моей стране мужчина должен заботиться о своей женщине и защищать её. Это так же естественно, как дышать и смотреть вдаль, на голубые силуэты далёких Гималайских гор…
        - Я не…
        - Ты не моя женщина, - сготовностью кивнул он. - Однако, пока ты поневоле являешься спутницей на моём запутанном пути, ты всегда будешь под моей защитой. Атеперь расскажи мне, кто этот бесчестный человек?
        - Да так. - Блондинка пренебрежительно махнула рукой.
        Она встала, сходила в комнату и, вернувшись оттуда с маникюрным набором, принялась подпиливать ногти стеклянной пилочкой. Ацарь обезьян молчал и терпеливо ждал, он умел ждать.
        - Ну ок, ладно, только не сверли меня взглядом, - наконец сдалась она. - Это мой бывший. Тот человек, который в общем-то и подарил мне тебя. То есть ту самую глиняную копилку, вкоторой ты сидел.
        - Это я уже понял, женщина.
        - Ну а каких ещё подробностей ты хочешь? Яего бросила, потому что он меня достал. Он дарил мне подарки, которые я сама покупала на свои деньги. Ив кафе ни разу за два года кофе не угостил. Типа… мм… - Ольга задумалась, как бы сформулировать мысль, чтобы китайский гость, не знающий современного российского сленга, хоть как-то въехал в тему. - Короче, вроде как только самые распутные женщины позволяют мужчинам угощать себя пироженками и дарить подарки! Эта обезьянка, пожалуй, единственное исключение, её он купил за свои кровные.
        Великий Мудрец слегка наклонил голову в знак того, что всё понимает.
        - А, нет! - помолчав несколько секунд, вспомнила она. - Ещё же книжка была! Яхотела одну книжку. Попросила подарить на день рождения. Он подарил. Акогда я сказала, что мы расстаёмся, он эту книжку назад потребовал. Ну я сразу в него этой книжкой и швырнула, пусть подавится. Даже дочитать не успела… Теперь вот опять припёрся…
        - Я был как никогда прав, когда макнул его головой в сугроб, который намело в ваш мусорный ящик, иоставил торчать там ногами вверх, словно жалкий корень сорняка, выброшенный в навозную яму трудолюбивым китайским садовником, заботящимся о красоте императорского сада.
        - Ты мой герой!
        Сунь Укун самодовольно улыбнулся и отхлебнул чай.
        - Той горстки денег, которые мне сегодня отдали ваши щедрые, но необразованные юноши, хватит на то, чтобы купить тебе ту самую книжку, женщина?
        - Не забивай голову, - успокоила его Ольга. - Мне есть что читать.
        - А мне нечего. Теперь мне нужно прочесть ещё много-много книг про Поднебесную. Где здесь читальные дома и торговые книжные лавки? Нам нужно сей же час пойти туда и изучить все книги о Китае!
        Ольга задумалась. Теоретически библиотека не очень далеко. Но вот работает ли она сегодня и до какого часа или вообще уже закрылась на праздники? Книжный магазин ещё ближе, через дорогу, но он такой маленький, что вряд ли там найдётся что-либо интересное по истории Китая от древних мифов до современности.
        - Знаешь, мы никуда не пойдём сегодня, - наконец решила она. - Мне надо диссертацию писать, не забывай. Я свою научную работу ради тебя бросать не собираюсь. Да и лечь спать надо пораньше, завтра опять вставать в семь утра.
        - Зачем? Ты ведь говорила, что твой день свободен от работы.
        - Потому что в девять у меня шугаринг.
        - Кто это, ямогу его убить?!
        - Ой, всё…
        В результате целый час они вели ожесточённый спор, крича друг на друга на кухне.
        Сначала непонятливому китайцу пришлось долго объяснять, что такое шугаринг, зачем одинокой девушке необходим шугаринг зоны бикини (ичто это за зона такая!) и зачем вообще нужно удалять волосы с тела. Объяснения давались с трудом, нервами и потом…
        - Ты хочешь удалить волосы зимой? Вваши лютые холода? Но с ними же теплее! Для этого они и растут, оглупая северная женщина!
        - Я тебя сейчас чайником стукну, честное слово…
        Пусть охреневший от ужаса царь обезьян хоть как-то, просто на веру, понял и принял аргументы безжалостной блондинки, но он всё равно категорически отказывался вставать ради этой женской блажи раньше восхода солнца! Это же против всякой логики…
        Китаец что-то бубнил про буддизм, про великого первопредка, про устройство мира и простой и понятный замысел, по которому вставать надо вместе с солнышком, ане до него. Он был согласен остаться дома один, лишь бы не просыпаться в жуткую рань, но девушка не хотела рисковать сохранностью своей однокомнатной квартиры.
        Ведь этот китаец, до сих боящийся холодильника, разговаривающий со смесителями и считающий голубой огонь над газовой конфоркой происками духов, обязательно что-нибудь сломает, разобьёт или вообще взорвёт к какой-нибудь ихней Хуанхэ!
        - Всё, остынь, янашла нам отель. Недорогой, но вполне приличный, - успокоила она эмоционально взвинченного китайца, уткнувшись в планшет. - Если верить карте, это центр, от салона красоты недалеко. Номер я уже забронировала, так что собирайся.
        - Куда?! - не понял мужчина.
        - Ну как куда? Вотель. Чтобы твоё величество не испытывало потрясения, вставая до восхода солнца, мы сейчас поедем в отель, переночуем там, азавтра проснёмся не в семь, ав половине девятого и спокойно пойдём на шугаринг. Ачто? Деньги у нас теперь есть, можем себе позволить.
        И на этот раз подошедший автобус оказался почти пустым. Никто не цеплялся к китайцу, да и он сам уже не горел желанием нести в непросвещённые массы светлые идеи буддизма. Ольга вполголоса рассказывала ему о достопримечательностях, которые они видели из окна, окафешках, вкоторых она с кем-то когда-то пила чай, оторговых центрах, где почти никогда никого не бывает, потому что «цены московские», остаром, давно закрытом кинотеатре, вкотором хотят сделать то ли магазин, то ли новый культурный центр.
        Небо было пасмурно-серым, город без солнечной позолоты тоже приобретал сероватый оттенок. Вдоль кое-как расчищенных дорог возвышались целые пирамиды из снега, загораживая первые, акое-где даже вторые этажи домов. Сунь Укун успел придремать, но девушка ткнула его локтем в бок и сообщила, что им пора выходить.
        - Ух, жара какая, надо было более лёгкую кофточку под дублёнку надевать, - сказала блондинка, проходя как раз мимо того самого заведения, вкотором они завтракали утром, исворачивая на перекрёстке вправо.
        - Жара?! Опомнись, женщина, тут же опять идёт этот ваш снег! - снова завёл свою пластинку нудный китаец. - Ты уговорила меня надеть эту тонкую шапку, которая ещё и вся в дырочках, поскольку мастер, вязавший её длинными спицами, видимо, никогда не слышал о существовании ветра, снега или дождя и уверен, что такой воздушный головной убор надлежит носить только в безветренную и сухую погоду. Амне в ней холодно!
        - Ну хочешь, надень поверх ещё и мою, розовую с бантиком? - Щедрая блондинка сняла с головы шапку и протянула ему.
        - Нет уж, спасибо, - надулся он, держа в руке небольшую дорожную сумку, вкоторую девушка наскоро побросала какие-то вещи, которые могут пригодиться в гостинице. - Япотерплю лишения и испытания холодом. Трудности закаляют дух.
        - Ну как хочешь, - равнодушно пожала плечами Ольга, поправляя на плечах коричневый рюкзак в сиреневых розочках. - Так, значит, нам нужно идти прямо по этой улице, никуда не сворачивая.
        - Далеко?
        - Да нет, не особенно…
        И они пошли, хрустя свежим снегом. Примерно минут через десять городские многоэтажки сменились унылым частным сектором, в котором сложно было бы ожидать увидеть приличный отель. А ещё минут через пятнадцать низенькие домики, стоящие вдоль дороги, стали принимать всё более запущенный вид. Заборы повалились, крыши едва держались под белыми снежными шапками, адорогу всё чаще перекрывали сугробы. Ольга пару раз останавливалась, сверяясь с картой в телефоне, но потом всё так же упорно продолжала идти дальше. Сунь Укун плёлся следом.
        - Далеко ли ещё до этого постоялого двора? - напряжённо поинтересовался он, замерзая на ходу.
        - Должно быть недалеко, - ответила девушка, не оглядываясь назад. Сейчас они шли по узкой тропинке по одному, друг за другом. - Видимо, ещё через два перекрёстка на третьем.
        - Женщина! Ты же сказала, что нашла нам постоялый двор в центре вашего города?! - возмутился китаец. Впереди разворачивался прекрасный вид на заснеженную гору.
        - Ну, если смотреть формально, так это типа центр и есть. Иэто никакой не постоялый двор, в«Букинге» написано, что это отель. Кстати, зацени вид. Красиво, да?
        - Я оценил, женщина! Ихотя ваша гора несравнимо меньше гор моей страны, однако вершины её уже не видно, потому что мы подошли слишком близко к её подножию! Твой постоялый двор находится далеко в горах?
        - Нет, должен быть где-то здесь. Смотри, стрелка указывает на вот этот переулок. - Ольга ткнула китайцу под нос смартфон с топографической картой на экране, на которую он даже не успел толком взглянуть, исвернула налево.
        Переулок оказался занесён снегом почти по пояс. Среди покосившихся домиков, наполовину ставших сугробами, высился новенький двухэтажный коттедж, облицованный дешёвенькими светленькими панельками ПВХ.
        - Нам сюда? - снадеждой в голосе спросил Сунь Укун.
        - Да не, непохоже. Видишь, тут таблички нет, что это отель. Игде вход - непонятно. Иметка на карте вроде чуть-чуть подальше стоит. Наверное, нам надо выйти отсюда и свернуть на следующем повороте.
        - Женщина! Раскрой свои голубые глаза, на следующем повороте нас ждут лишь унылые лачуги бедняков! Этот дом в два этажа - единственное, что может быть похоже на постоялый двор в этом пр?клятом богами месте!
        Но блондинка, отмахнувшись, уже вышла назад на тропинку и отправилась дальше. Царь обезьян, бессильно рыча, поплёлся вслед за ней.
        На следующем повороте снега оказалось ещё больше, акроме низеньких домиков были лишь облетевшие кусты смородины выше человеческого роста. Но упрямая девушка всё равно пошла напролом, вполной уверенности, что именно в гуще кустарника и скрывается искомый отель. Её железобетонному духу можно было только позавидовать…
        Чуть ли не плачущий от подобной несправедливости Сунь Укун окончательно опустил руки, оставшись стоять возле полусгнившего сарайчика, где из-за ближайших заборов его самозабвенно облаивали несколько собак.
        - Тут ничего нет! - гордо объявила Ольга, вылезая из кустов. - Знаешь, наверное, всё-таки вон то двухэтажное здание и есть наш отель! Ябыла права. Пошли назад!
        Глаза царя обезьян засверкали опасным красным огнём. Взревев, словно дикий зверь, он прыгнул на девушку и, повалив с ног в глубокий снег, стянул никому не нужный шерстяной шарф и вгрызся в горло! Через мгновение сквозь её истошный крик сладостной музыкой прозвучал хруст шейных позвонков.
        Он вырвал зубами трахею и брезгливо выплюнул в сторону, наблюдая, как хрипит его жертва, как почернели от ужаса её некогда голубые глаза, как кровь толчками вырывается из её разорванного горла, брызгая на этот белый снег, окрашивая в алый всё вокруг, придавая хоть какой-то цвет и хоть какой-то смысл всему этому бесполезному миру.
        Лёгким движением он разорвал тоненькую дублёнку на её груди, икоричневые пуговицы градом посыпались в сугроб. Одним ударом кулака выломав рёбра, разодрав когтями кожу и плоть, он вырвал всё ещё пульсирующее сердце, чтобы насытиться и отомстить, апотом, вытирая с губ липкую кровь, тихо засмеялся, подняв окровавленное лицо к низкому белому небу…
        Рыжеволосая Тяньгоу, мягко постукивая каблучками, вошла в новое здание современного аэропорта. Регистрация рейса на Москву должна была вот-вот начаться, аона даже не знала, сработает ли её план, ведь нужного пассажира на этот самолёт могло и не оказаться вообще. Молодая женщина поднялась в зал ожидания и, присев на свободное место, начала осторожно осматриваться по сторонам. Жертва нашлась не сразу.
        - Не бойся, моя маленькая, мы же не первый раз летаем. - Возрастная модная дама со следами пластических операций на слишком гладком лице катила небольшой чемоданчик и несла в руках клетку-переноску с нервно тявкающей чихуахуа.
        Не-эт, только не это…
        Она же просто ненавидит мелких шавок! Вот бы здесь оказался какой-нибудь дог или далматинец. Ну или, на худой конец, малинуа. Доберман, конечно, тоже был бы хорош, доберманы красавчики. Но, пожалуй, слишком нервные.
        Как-то был у неё один доберман. Так, ничего серьёзного, короткие отношения, просто долго она его не выдержала. Они слишком быстро привязываются, потом ходят за тобой, как хвостик, смотрят в рот и могут даже по ночам сидеть и преданно смотреть на тебя, пока ты спишь, пуская длинную одинокую слюну из уголка небольших брылек.
        Конечно, такая безграничная преданность и слепая фанатичная любовь льстят. Дня три или даже четыре. Но потом это начинает постепенно раздражать. Когда невозможно ни на минуту остаться в одиночестве даже в туалете, то, знаете ли…
        Хотя, сдругой стороны, может быть, только её возлюбленный доберман был таким неврастеником? А-а, не важно. Хорошо, что она быстро его выкинула и забыла. Впрочем, оказывается, не навсегда… Но добермана здесь всё равно нет, зато есть эта мелкая чихуа. Безмозглое, противное, злобное вякающее существо. Тварь…
        Тяньгоу вдруг ужасно захотелось курить. Кажется, человечество всё-таки её испортило… Она поискала глазами зону для курящих, но потом решила перетерпеть - опасно было упускать чихуахуашку из виду, надо всё сделать быстро, чтобы не испортить весь план. Секретарь встала и с самым равнодушным выражением лица постаралась перейти немного ближе к собаке.
        Чихуахуа, разумеется, была с хозяйкой. Первое впечатление оказалось верным, женщина лет пятидесяти - пятидесяти пяти, со старомодной причёской, но одета демонстративно ярко и дорого. Чемодан с ручкой на колёсах, также весьма не дешёвый.
        На чихуахуа фирменный кожаный ошейник со стразами. Розовый. Тяньгоу передёрнуло. На ошейнике болтается, блестя и позвякивая, позолоченный брелок в виде косточки. Обоги, какая чудовищная безвкусица… Вот что бывает, когда деньги есть, амозгов нет!
        Женщина посмотрела на табло, зевнула, села в кресло и достала журнал на английском. Британка? Или американка? Ладно, сейчас это не так важно. Главное, что она летит в ту самую Россию и у неё есть билет на перевозку собаки.
        Тяньгоу достала из кармана небольшую бутылочку с вишнёвым соком и практически в открытую вылила всё её содержимое на белую юбку женщины.
        - О нет! Что вы наделали?! - истерически закричала англичанка (безупречный английский!). - Вы испортили мой костюм!
        - Простите! Извините меня! Яне хотела, - привычно раскланялась Тяньгоу, предлагая пострадавшей влажную салфетку.
        Но возмущённая женщина лишь раздражённо отмахнулась, встала, схватила испуганную чихуахуашку в клетке и, попросив сидящую рядом женщину с ребёнком посторожить остальные вещи, убежала в туалет. Отлично. Подождав минуту, секретарь УМована неторопливо пошла за ней.
        В туалете почти никого не было. Только женщина с собачкой, открыв одну из кабинок, поставила туда клетку с питомцем, чтобы не мешалась в проходе, асама подошла к зеркалу и запричитала, разглядывая огромное растёкшееся пятно на юбке. Пока она, открыв воду, старательно пыталась хоть как-то замыть следы вишнёвого сока, Тяньгоу удалось быстро и незаметно пробраться в соседнюю кабинку.
        Собачка в клетке, почувствовав рядом чьё-то присутствие, занервничала и зарычала. Секретарь сняла туфли и встала ногами на унитаз, чтобы видеть женщину у зеркала. Когда та в очередной раз наклонилась, разглядывая пятно, Тяньгоу перелезла через стену кабинки и бесшумно спрыгнула вниз, опустившись на носочки рядом с клеткой. Чихуахуа залилась тонким лаем, грозно скаля зубы.
        - Сейчас, сейчас, милая, яуже почти закончила, - отозвалась хозяйка.
        Собака залаяла ещё громче, пытаясь сообщить ей, что сюда проникла незнакомка. Тяньгоу оскалила жёлтые клыки, облизнула их раздвоенным языком и беззвучно зарычала, выпуская шипение и зловонный воздух из пасти. Такое зрелище могло бы напугать любого отбитого на башку пса.
        Чихуахуа тут же заскулила, прижала ушки и сама как-то вся прижалась к полу клетки. Рыжая секретарь быка аккуратно открыла клетку и достала рукой дрожащий комочек страха.
        «Тихо, - мысленно приказала она. - Чтобы ни звука. Иначе ты пожалеешь, что тебя не задавила во сне собственная мать тёплым рыжим боком».
        Она сняла с притихшей собачки ошейник.
        «Плавать умеешь?»
        Чихуахуа неуверенно кивнула. Молодая женщина как можно тише сняла крышку со сливного бачка, надеясь, что за журчанием воды в раковине никто не услышит этих странных звуков, и, бережно опустив собаку в воду, поставила крышку на место.
        - Ну вот и всё, моя хорошая, - донёсся из-за двери голос англичанки. - Иди к мамочке!
        Тяньгоу быстро опустилась на четвереньки и начала экстренно утрамбовываться в маленькую клетку, сжимая в руке розовый ошейник с косточкой. Бёдра никак не пролезали. Она так и застыла, выпятив из клетки зад, когда дверь в кабинку распахнулась.
        - Зизи! Как ты открыла клетку?! - удивилась англичанка. - Куда ты собралась?!
        «Зизи?! Серьёзно?!» - подумала рыжая чихуахуа, оглядываясь на хозяйку.
        - И ошейник сняла! Вот хулиганка! - Женщина наклонилась, взяла Тяньгоу на руки, нацепила ей на шею ошейник и, посадив в клетку, защёлкнула замок.
        Кажется, всё получилось…
        В предыдущем переулке всё было по-прежнему. Тишина, ни души, сугробы по колено и глубокие следы от двух пар ног, которые они оставили здесь пять минут назад. Повалил снег. Порыв ветра щедро влепил в лицо Сунь Укуну особо крупную порцию снега, напрочь выбивая из его головы недавние фантазии с убийством и кровью…
        - Ладно-ладно, сейчас всё будет ок, - успокоила товарища Ольга и поднялась по ступенькам, открывая стеклянную дверь.
        Рецепция оказалась прямо на входе.
        Пухлая, зевающая девица за столом явно обрадовалась хоть каким-то посетителям. Блондинка назвала номер брони, предъявила паспорт для регистрации и оплатила стоимость номера картой. Насупившийся китаец, отогревающий руки на горячей батарее, хмуро и настороженно наблюдал за всем этим процессом, держа в руках сумку и рюкзак, который Ольга вручила ему, как только они вошли в помещение.
        Девушка-регистратор протянула ключ и, объяснив, что их номер находится на втором этаже, указала кивком на неширокую тёмную лестницу. Подниматься пришлось недолго, зато потом…
        - Аолия, ты купила нам императорский номер? - спросил изумлённый китаец, осматривая огромное помещение с бордовыми обоями в крупных золотых вензелях в английском стиле, двенадцатирожковую хрустальную люстру, толстый ковёр на полу, полутораметровую плазму на стене, большую двуспальную кровать с двумя светильниками с бусинками над ней. Как говорится, стиль а-ля Дагестан типа вах!
        - Добро пожаловать в современный мир, - усмехнулась девушка. - Это тебе не Древний Китай, теперь и обычным людям доступен комфорт. Но ты не раздевайся, - предупредила она мужчину, выкладывая из сумки на стол прозрачную косметичку с зубной щёткой и цветными флакончиками. - Мы сейчас назад пойдём. Нужно же нам где-то поужинать.
        - Я не пойду, яне голоден! Не-не-не!
        - Ну а я голодна, - возразила упрямая блондинка. - Покажу тебе местный общепит, вполне себе приличный, кстати. Давай-давай, ходить полезно.
        Ходить полезно оказалось по сугробам, по тому же самому маршруту, но в обратном направлении. Всетевое кафе «Улей» на Московской царь обезьян, утративший всякую веру в полезность подобных прогулок, ворвался мрачный, как снежная туча.
        Неожиданно впавшая в сострадание Ольга усадила его за свободный столик, асама, метнувшись за подносом, пошла набирать всяких вкусностей, буквально минут через пять выставив на стол оливье, винегрет, рыбу, запечённую в фольге, картофельное пюре, тефтели с гречкой и два чая. Потом подумала, сходила на кассу и, вернувшись, поставила перед китайцем ещё и небольшую тарелочку с куском высокого красивого торта в шоколадном креме и ореховой посыпке.
        - Глюкозка тебе сейчас самое то, что нужно. Но только после рыбы и салатов. Давай налетай. Аесли тебя не напрягает рыбу с мясом смешивать, то я с тобой ещё тефтелькой поделюсь.
        Его не напрягало. Он съел всё и даже немного повеселел, разглядывая забавных пчёлок на люстрах и нарисованный летний пейзаж на стене. Однако, когда блондинка предложила пойти немножечко погулять, наотрез отказался. Ивозвращаться в отель пешком тоже не захотел. Сунь Укун отвернулся к стене, упрямо скрестив руки на груди, изаявил, что лучше навсегда останется тут, вэтом гостеприимном месте, где светло, тепло и сытно. Всё! Он не хочет, пусть идёт в свой отель одна!
        Девушка вздохнула и вызвала такси.
        Узкоглазый таксист первым приветствовал Сунь Укуна:
        - Салам алейкум, джан ым! Узбэкистан, Кыргызстан, Тюркмэнистан?
        - Я китаец, - почему-то на русском ответил Великий Мудрец, знающий все языки.
        - А-а, Чина! - сразу обрадовался водитель. - Ай, чина-чина, оба! Оба, чина-най!
        После чего, заверив пассажиров, что он знает город как свои пять пальцев, сначала увёз их в прямо противоположную сторону. Итолько после долгих объяснений и уговоров согласился поехать в нужном направлении, всю дорогу уточняя у Ольги: как именно двигаться, где сворачивать, какие тут знаки, сколько ещё, когда же уже и зачем вообще они забрались в такую далёкую глушь?!
        Царь обезьян в целом был с ним согласен, но разумно помалкивал на заднем сиденье, пока решительная блондинка, вынужденно взяв на себя роль штурмана, показывала пальцем то вперёд, то по сторонам. Врезультате они проехали немного дальше, и пришлось возвращаться пешком по сугробам почти вслепую, потому что именно этот район был лишён уличного освещения за ненадобностью. Логично же!
        - Ты совсем не любишь меня, женщина, - ныл Сунь Укун, когда они поднимались по тёмной лестнице, на ощупь проходя через тёмный коридор. Свет автоматически включился, только когда Ольга нащупала замок и вставила ключ в замочную скважину двери их номера.
        - Конечно, не люблю, - сурово подтвердила она, открывая дверь и запуская китайца внутрь. - Давай переодевайся.
        Девушка кинула ему пакет с вещами.
        - Не любишь, не любишь. Тут только синие штаны с полосками и эта странная кофта с короткими рукавами, которой вы дали название в честь какой-то спортивной игры. Ячитал. Но забыл. Аноски? Ты не взяла тёплые носки! Мои лапы замёрзнут.
        - У нас есть одеяло, - парировала блондинка, скрываясь в ванной.
        Царь обезьян сел на большую кровать. Книг не было. Волшебный айпад женщина тоже не взяла. Из угла, ровно в изголовье кровати, изрядно сквозило холодом. Мысли начинали замерзать, покрываясь инеем прямо в голове.
        Где же ты, где, моя прекрасная родина? Величественная Гора Цветов и Плодов, существуешь ли ты вообще в реальности этого мира? Или всё это происки демона-быка и прошлое никогда больше не напомнит о себе, потому что отныне всё это…
        - Эй! Ты чего?
        Он опомнился, когда вернувшаяся из душа Ольга внезапно потрясла его за плечо.
        - Ничего. Просто задумался.
        - Ты пугаешь меня, когда думаешь. Ты становишься как будто каменный. Даже почти не дышишь. Икожа сереет, словно ты и вправду каменеешь. Не думай так! - Она широкими шагами пересекла комнату, взяла со стола чёрный прямоугольный пульт с кнопочками и направила на большой экран на стене. Замигал красный огонёк, потом зелёный, но больше ничего не происходило. - Вот я, например, когда думаю, мотаю ногой, кусаю губы, верчу что-нибудь в руках.
        - Потому что ты не достигла просветления и беспокоишься о суетных вещах.
        - Ага! Иди в ванную. Ая пока попробую всё-таки разобраться с теликом.
        Когда Сунь Укун вышел из душа, телевизор работал. Ольга поставила чайник и бросила в чашки по пакетику чая.
        - Говорящая голова? - настороженно спросил китаец, мельком глянув на какого-то политика на экране. - Демон? Его нужно убить?
        - Да. Ида. Но нет, - ответила девушка сразу на все три вопроса, на мгновение задумалась и предложила: - Давай-ка бери поднос и тащи на кровать. Сейчас заберёмся под одеяло и будем чай пить.
        - А если мы прольём чай на постель?
        - Я тебе пролью!
        Под одеялом было тепло. Тёплый поднос с чаем дополнительно согревал колени. Но от стены в изголовье всё-таки ужасно дуло. Даже терпеливая к холоду девушка недовольно поёжилась и подняла подушку повыше. По телевизору шли скучные городские новости. Работающим оказался только один местный канал, остальные жутко глючило, так что даже переключиться было некуда.
        - Скажи мне, Аолия, почему ты выбрала именно этот постоялый двор? Внём роскошно, как во дворце богатого чиновника, но всё равно холодно, как в самой скромной лачуге бедняка.
        - Ну я же не знала, - попыталась оправдаться девушка. - Теперь буду умнее. Да расслабься, нам всего-то одну ночку перетерпеть, азавтра утром мы уйдём и больше сюда не вернёмся.
        - Я очень надеюсь на это, женщина.
        - Ты злишься на меня, что ли? - неожиданно догадалась блондинка.
        - О нет! - слишком уж поспешно ответил Сунь Укун и, помолчав, признался: - Знаешь, сегодня я чуть было не убил тебя. Пока ты лазила по кустам, как безмозглая гусеница, япредставлял, как разрываю твою плоть, ломаю твою шею и вгрызаюсь в трепещущее сердце. Имне это очень, очень, очень нравилось! Честное слово!
        - Так почему же не убил? - поджав губы, пробурчала надутая девушка, которую больше обидело сравнение с гусеницей, чем факт несостоявшегося собственного убийства.
        - Потому что ты мне нужна, - ответил китаец после непродолжительного молчания, вращая в ладонях чашку с чаем.
        Ольга покраснела и опустила глаза.
        - Ты не о том думаешь, женщина, - терпеливо пояснил царь обезьян. - Пока ты мне полезна. Итолько поэтому ты ещё жива.
        - Ну ты и гад…
        - Угу…
        Самолёт плавно шёл на взлётную полосу. Тяньгоу не боялась летать, но у неё всегда закладывало ушки при взлёте и посадке. Это было неприятно и даже больно. Поэтому рыжая чихуахуа нервно дёргала большими ушами и раскрывала пасть пошире, стараясь медленно вдыхать и резко выдыхать. Жвачку бы, но собаки жвачек не жуют, им нельзя.
        Когда самолёт набрал высоту, англичанка поставила переноску в ноги. Сидевший рядом тощий пожилой китаец снял ботинки и с наслаждением вытянул ноги в чёрных носках. Его вспотевшие пятки оказались прямо перед чувствительным носиком собачки.
        Тяньгоу сделала вдох и чуть не упала в обморок. Конечно, она знала, что мужчины, ккакому бы биологическому виду они ни принадлежали, далеко не всегда следят за чистотой своих ног и свежестью носков. Но её мужчины (икобели!) такого себе никогда не позволяли.
        Секретарь УМована была не той женщиной, которая согласилась бы ради любой любви терпеть подобное бескультурье. Чихуахуа забилась вглубь переноски, но ужасный запах достал её и там. Она гавкнула и сама сморщилась от собственного голоса. «Гав» получился визглявым и до того противным, что повторять не хотелось.
        Но пришлось…
        - Гав! Гав! Тяф!
        - Сиди тихо, детка, - наклонившись, обратилась к ней англичанка.
        Поняв, что на неё обратили внимание, Тяньгоу залаяла громче.
        Недовольные пассажиры, сидящие впереди, оглянулись назад, чтобы разглядеть между кресел, кто там так противно пищит? На высоте нескольких тысяч метров над землёй люди всегда нервничают…
        - Я кому сказала, тихо! - шикнула англичанка.
        «Возьми уже клетку себе на колени, дура-а!» - закричала Тяньгоу, но у неё получился лишь визгливый заливистый лай.
        - Как ты себя ведёшь?! - делано возмутилась хозяйка чихуахуа, свиноватой улыбкой оглядываясь по сторонам. - Ты же большая девочка! Ты столько раз летала со мной и всегда вела себя тихо, как мышка! Правда же?
        «Неправда! Ятебе не мышка-а!» - оскорбившись, орала рыжеволосая секретарь, но маленькая злобная чихуахуа, которой она являлась в данный момент, только пискляво тявкнула. Три раза. Иещё три.
        - Какая у вас шумная собачка… - покачал головой сидящий рядом мужчина.
        «А у тебя вонючие носки! - огрызнулась в ответ Тяньгоу и закричала прямо в лицо наклонившемуся любопытному китайцу: - Убери от меня свои жуткие ноги!!!»
        - Как заливается, - почти с восхищением сказал он, добродушно улыбнувшись. - Даже слюнями меня обрызгала. Увас есть салфетка? - обратился он к англичанке.
        - Извините! Сама не понимаю, что с ней такое, - сдавленно оправдывалась несчастная женщина, доставая из сумочки пачку влажных салфеток.
        Они её не понимают. Да и не должны, ведь она - демон! Почему её заставляют терпеть такое отношение?! Даже мерзкий Диюй, набитый смердящими трупами, воняет меньше, чем эти пр?клятые всеми богами носки-и!
        Может быть, стоило прямо сейчас принять свой истинный облик, вырваться на свободу, сломав дурацкую клетку, и ко всем бесам Поднебесной разорвать в клочья этого вонючего китайца и эту английскую дуру? Это было бы справедливо.
        Впрочем, господин УМован вряд ли похвалит её за это… Интересно, с кем он сейчас? Совцой, коровой, козой или с кобылицей? Но конечно же это не её собачье дело!
        Рыжая чихуахуа села на тощий зад и жалобно завыла. Наиболее впечатлительные пассажиры рейса Пекин - Москва схватились за сердце, ибо они услышали «знак»…
        Вечер был длинным. Легкомысленная блондинка, не восприняв всерьёз его угрозы, долго рассказывала царю обезьян про своё детство, учёбу, мальчиков, подружек, делилась впечатлениями от прочитанных когда-то книг и просмотренных фильмов. Сунь Укун больше молчал и слушал. Ну а, собственно, очём таком он мог бы ей рассказать?
        О своём пятисотлетнем заточении под горой Пяти Стихий? Или о том, что совершенно потерял счёт времени, тысячелетия сидя в той дешёвой глянцевой копилке, куда его запрятал тупоголовый демон-бык? Вряд ли она это поймёт. Аесли поймёт, то будет плохо спать.
        Или рассказать ей о своих магических способностях, о приключениях во дворце Нефритового императора, об астролябии судьбы, могучих стражах Северных и Восточных врат, освоём обучении у бессмертного мудреца Сюйпути, о своём последующем позорном изгнании, которое на самом деле было великой честью и наивысшей оценкой его усилий?
        Так она опять же не поверит. Посчитает это очередными бредовыми сказками странного узкоглазого китайца. Он ведь до сих пор так и не понял: верит ли она в то, что он прекрасный царь обезьян, или попросту смеётся над ним? Кто знает…
        - Давай ложиться, - зевнув, решила девушка. - Завтра рано вставать. Ине смотри, что у нас двуспальная кровать, не вздумай облизываться на меня! Яне такая!
        - О чём ты говоришь, странная женщина? - приподняв бровь, уточнил китаец.
        - Вот только не изображай удивление! Ничего не будет, имей в виду. Спим на разных краях кровати. Не бойся, волчок не придёт, за бочок не укусит.
        - Какой волчок?!
        - Серенький! - Она улеглась, повернувшись к нему спиной и завернувшись в одеяло, как в кокон. - Не вздумай прижиматься ко мне!
        Он и не думал. Китаец сполз с подушки, накрыв ею голову, ис носом зарылся в одеяло. Со стороны стены люто дуло. Где-то в глубинах вентиляции курлыкали голуби, спрятавшись от холода и ветра. Сунь Укун честно пытался заснуть, но не мог.
        Он старался думать об отвлечённом, но замёрзшие мысли путались. Хорошо хоть ногам было тепло. Всвоё время учитель говорил ему, что важнее всего сохранить тёплыми ноги, аголова может и потерпеть холод. Лысый дурень, много он понимает…
        Ольга пришла сама. Просто прикатилась по кровати прямо в своём одеяле, молча прижавшись к нему.
        - Ты не хотела, чтобы наши тела были так близко, - на всякий случай осторожно напомнил царь обезьян. Ну мало ли…
        - Пофиг, - глухо ответила девушка в одеяло, пряча нос на груди китайского товарища. - Тут слишком холодно. Давай греть друг друга.
        Она забралась к нему под одеяло, положив своё одеяло сверху, иобняла его.
        - Только без глупостей! - грозно предупредила бдительная девушка и тут же заснула.
        Сунь Укун усмехнулся и, обняв её за талию, проверил, не сползло ли одеяло с её спины? Вдвоём им стало значительно теплее. Через некоторое время царь обезьян с удивлением отметил для себя, что ему нравится лежать с ней вот так в обнимку, слушать её сонное дыхание и вдыхать запах её светлых волос. Это было неожиданно и странно, но всё равно приятно. Кажется, эта снежная страна не столь уж и плоха, покуда в ней есть такие девушки…
        Утро началось с будильника. Царь обезьян недовольно оскалился сквозь сон и предпочёл бы спать дальше прямо под эту надоедливую мелодию, но Ольга завозилась, упрямо пытаясь выбраться из одеял.
        - Не щекоти мне нос… - потребовал китаец.
        - Чв… чво?! - не поняла она, замерев на месте.
        - Ты щекочешь мой нос! Прямо сейчас, вместо того чтобы уйти и избавить меня от мучений, ты застыла, как каменное изваяние, ищекочешь своими жёлтыми волосами мой чувствительный нос! Ая хочу спать!
        - Некогда спать, - откровенно зевнула голубоглазая блондинка. - Пора вставать. Через час я должна быть на шугаринге, анадо ещё позавтракать.
        Она встала, потянулась и, выключив будильник, скрылась в ванной. Царь обезьян блаженно улыбнулся и закрыл глаза. Спать, спать, спать…
        - Даже не думай! - Сердитая девушка, уперев руки в бока, нависла над ним. Когда только она успела вернуться?! - Ты что, издеваешься?! Мы же опоздаем! Подъём!
        Ольга подошла к окну и широким жестом распахнула занавески в обе стороны.
        - Ух ты-ы… - сневольным восхищением протянула она. - Красота-то какая-а…
        Любопытный китаец, встав с кровати прямо в одеяле, выглянул в окошко.
        Весь город по маковку был занесён снегом. Если вчера Сунь Укуну казалось, что снега очень много, то сегодня его было ещё больше! Ктому же он ещё и продолжал падать с низкого светло-серого неба, которое всё целиком представляло собой бескрайнюю снеговую тучу. Падающие снежинки были огромными и красивыми. Настолько крупными, что острый глаз царя обезьян мог без труда различить их ажурный, строго очерченный узор.
        - Я никуда не пойду, - твёрдо решил он и сел на кровать.
        - Не смешно, - мрачно возразила Ольга. - Яже записана на время. Опаздывать нельзя. Япошла тебе навстречу и специально поселилась здесь, чтобы ты поспал лишний час. Если бы мы ехали из дома, нам пришлось бы вставать намного раньше.
        - Но ведь солнышка нет! - капризно заныл китаец.
        - А его и не будет! Оно за тучками! Ядавно не ведусь на такие разводы, даже не пытайся. Уже рассвело, значит, где-то там, внебе, есть солнце. Так что быстрей беги в душ, одевайся и пойдём завтракать. Унас завтрак включен в стоимость номера, поэтому пропускать не вариант. Ну, шевелись уже!
        …Через несколько минут они бегом спустились по тёмной лестнице на первый этаж. От входной двери повеяло холодом. Заспанная девушка на рецепции указала, как пройти на завтрак, и парочка пошла по длинному, слабо освещённому коридору. Они прошли мимо бассейна и дверей в сауну, откуда доносился характерный банный запах.
        В следующем помещении находился большой стол, за который их и усадили друг напротив друга. Улыбчивая пожилая сотрудница отеля принесла две порции глазуньи из двух яиц, два треугольничка сыра «Хохланд», две обжаренные сосиски, белый хлеб и чайник. На отдельном подносе стояли две маленькие чашечки и лежали четыре пакетика чая - два чёрных и два зелёных.
        - Бон аппети[1 - Приятного аппетита (фр.).], - широко улыбнувшись, сказала Ольга, тут же цепляя вилкой яичницу.
        Сунь Укун, бросив пакетик с зелёным чаем в чашку, уныло наблюдал, как вода в ней окрашивается в бледный коричнево-зеленоватый цвет.
        - Ешь давай, мы торопимся, - напомнила ему блондинка.
        - Мой живот ещё не проснулся.
        - Мой тоже, но делать нечего.
        - Лучше скудный завтрак, чем голодный путь, - вздохнув, признал китаец и вынужденно принялся за еду. И хоть с его точки зрения вкус мог бы быть в сто пятьсот раз лучше, добавь безвестный повар хоть щепотку китайских специй, он тем не менее спешил разделаться со своей порцией, пока она горячая.
        Потом они вновь поднялись в номер, забрали свои вещи, оделись и, коблегчению царя обезьян, навеки покинули это гостеприимное место. Однако всё малоприятное ещё только начиналось, уж поверьте…
        Во-первых, спустившись с лестницы, Сунь Укун сразу же утонул в ближайшем сугробе, сначала нырнув в него по пояс, а затем, не удержав равновесия и завалившись на левый бок, изо всех сил пытаясь выбраться вплавь. Естественно, безрезультатно.
        Во-вторых, всвязи с этим над ним посмеялась блондинка. Более того, она продолжала хохотать, откапывая его из сугроба, ипотом, когда они вместе искали в глубоком снегу дорожную сумку, которая до падения была в руках китайца, и, даже выловив наконец свой многострадальный багаж, Ольга всё равно не могла удержаться от хохота…
        - Осторожней, что ж ты так!
        - Что же я так?! Потому что я Сунь Укун! Ярождён на горячем вулкане…
        - Из небе-э-эсного камня… - стуча себя кулаком в грудь, протянула девушка, давая понять, что уже давно наизусть выучила эту сказку.
        - Да! Яне приспособлен к снегу! Мне холодно!
        - Ну, ты это… как-нибудь… эволюционируй! - вновь согнулась пополам весёлая блондинка. Она ещё хотела добавить, что тогда, быть может, ему удастся превратиться из обезьяны в человека, но, подумав, сама же посчитала собственную шутку слишком уж жестоким троллингом и пошла вперёд молча, кусая губы, чтоб не хихикать, протаптывая им обоим путь на заваленной снегом тропинке…
        Проснувшиеся люди, вбольшинстве мрачные саратовские мужчины, расчищали дворы своих домов от снега, выбрасывая его на ту самую тропинку. Ольга с визгом и хохотом уворачивалась от летящих с огромных лопат снежных комьев, поскольку всё это было для неё привычной с детства весёлой игрой.
        Мрачный китаец уворачивался медленно и не всегда удачно, поэтому дважды был обсыпан с ног до головы и трижды (если не четырежды!) обложен крепким русским матом, потому что «смотреть… бл… надо, куда… бл… прёшь?!».
        - Скажи мне, осеверная женщина, зачем нам этот странный подвиг? Почему мы должны проходить этот тяжкий путь в снегу и в мороз, унижаемые злобными крестьянами с огромными лопатами? Ради чего мы должны были мёрзнуть в обледеневшем отеле под холодной горой на краю этого заснеженного мира? Неужели всё это только для того, чтобы ты избавилась от волос на… на… между… ТАМ?!! - не найдя нужного слова, проорал он.
        - Да ладно, чего ты завёлся? Это же приключения!
        - О-о-о-оу-уй!!!
        Они наконец-то кое-как, спустя долгие мучительные шаги, вышли «к цивилизации» - то есть в ту часть города, где начались высокие дома и магазины, ион вновь страстно мечтал убить бодро шагающую впереди блондинку. Это совсем несложно, правда!
        Ведь всего-то и нужно - броситься на неё сзади, одним ударом ребра ладони переломив шею, оторвать пустую голову и, высоко подбрасывая её, как резиновый мяч, счастливо смеяться, безумно прыгая взад-вперёд по этим бесконечным сугробам.
        А потом напиться крови из остывающего тела и навсегда забыть всё, что было связано с этой безумной женщиной. Её снежную страну, маленькую квартиру, демона-холодильник, эту ночь, которую они провели в объятиях, грея друг друга теплом своих тел…
        - Так, переходим дорогу. Пожалуйста, клювом не щёлкай на светофоре! - вернула его с небес на землю Ольга.
        Царь обезьян заставил себя вернуться в безрадостную реальность.
        По оживлённой улице взад-вперёд сновали самодвижущиеся экипажи, сигналя, мигая, обгоняя друг друга и буксуя в мокром снегу. Специальный демон, который, вероятно, за какие-то страшные злодеяния проклят и приговорён богами держать контроль над этой дорогой, всё-таки закрыл красный глаз, поморгал жёлтым и наконец открыл зелёный.
        Девушка популярно объясняла, что это всего лишь техника, обычные цветные стёкла, за которыми переключаются лампочки. Но вот откуда эти лампочки знают, когда им надо переключаться? Нет, определённо это творит демон или какой-нибудь мелкий гуй.
        - Мне сюда, - вновь выдернула его за руку из размышлений деятельная Ольга, останавливаясь перед полупрозрачными дверями, которые под воздействием какой-то электрической магии открывались и закрывались сами.
        - А мне что делать?
        - А ты иди во-о-он туда. - Она указала на красное здание через дорогу. - Видишь кафешку «Помидор»? Жди меня там. Вот немного денег, тебе хватит. Только через дорогу переходи внимательнее.
        Она засунула ему в карман пятисотенную купюру и, помахав ручкой, прошла в волшебные двери. Царь обезьян кротко вздохнул. Что ж, теперь он остался совсем один-одинёшенек в этом чужом заснеженном мире. Но он со всем справится, ведь он - Сунь Укун!
        На перекрёстке уже столпились люди, ожидающие зелёного сигнала светофора. Китаец осторожно встал рядом с ними. Вместе с ними он и пошёл, дождавшись нужного цвета демонического глаза, ибо это хоть какая-то гарантия безопасности, иуже через пару минут вошёл в «Помидор». Как всё просто, оказывается!
        В сетевом кафе с утра почти никого не было. Великий Мудрец подошёл к витрине и невольно залюбовался горячими сосисками, различными котлетами и рыбой в фольге, на сковороде, вгоршочке, жареным, тушёным, запечённым мясом, авдобавок ещё десятком разных салатов, жёлтым рисом с овощами, отварным картофелем, десертным холодильником с прозрачной стенкой и целой горой пирожков со всем подряд!
        - Вы выбрали что-нибудь? - спросила женщина в фирменной красной шапочке.
        - Чай. Зелёный, - сказал он, протягивая ей красную бумажку.
        Стакан с чаем поставили на большой красный поднос. Кчаю подали пакетик сахара. Зачем?! Кто пьёт чай с сахаром?! Царь обезьян сел за свободный столик и осознал, что по его лицу течёт вода. Он сорвал с головы шапку в дырочку. Все его волосы были в снегу, который теперь конечно же таял. Струдом просунув два пальца за голенище зимних сапог, он вытащил оттуда кусок слежавшегося снега и тихо простонал.
        Может быть, когда вернется блондинка, ему стоит, заранее заперев эту восхитительную харчевню и выкинув за шиворот продавщицу в красной шапочке, наброситься на неё и съесть её живьём, отрывая сочащиеся кровью куски живой плоти? Тем более что она так удачно избавит себя от волос в самых нежных местах…
        Сунь Укун уныло вздохнул и, разорвав цветной бумажный конвертик, достал оттуда пакетик с чаем и бросил в горячую воду. По плоскому экрану телевизора на стене шла передача, где пела бледная рыжая девушка в теле. На ней была пышная синяя юбка, аплечи и грудь оставались практически полностью обнаженными.
        В песне она спрашивала на чистом русском языке, очевидно, усвоего возлюбленного о том, известно ли ему, как ночью она шла вдоль дороги босиком, из-за чего стёрла ноги до кровавых мозолей. Она напомнила своему избраннику, что подарила ему своё сердце, ипросила отнестись к нему бережно. Почему-то китайца сбили с мысли слова в припеве «не сломай его». Ибо как можно сломать пульс?
        Конечно, царь обезьян по сути своей был демоном и никогда не скрывал этого, однако он не был лишён сердца. Ему стало жаль юную артистку, ион уже почти готов был пустить скупую слезу, как дверь в «Помидор» отворилась, ив помещение вошла Ольга.
        - Чего это тут такое старьё крутят? - буркнула она, покосившись на телевизор, сняла куртку и, сев за столик, сказала китайцу: - Ты меня, наверное, убьёшь.
        - Ты необычайно проницательна, Аолия… - честно ответил он, насторожившись.
        - Ну да. Ятак и подумала. Потому что после всего, что было… - Она нервно пожевала нижнюю губу. - Не хочу тебя расстраивать, но…
        - И не расстраивай, женщина! Лучше порадуй меня чем-нибудь, что тебе стоит?
        - Я, конечно, не уверена, что это тебя порадует, но завтра нам опять идти на шугаринг. Потому что сегодня ничего не получилось. Мастер немножечко-о ошибся…
        Китаец открыл рот. Изакрыл. Икруглые глаза тоже закрыл. Изамер в таком анабиозном состоянии, категорически отказываясь подавать признаки жизни.
        - Во-о-от… - деликатно пытаясь разрядить обстановку и вернуть его в реальность, сказала Ольга, но он никак не отреагировал. - Снега навалило-о…
        Она помолчала немного. Китаец не отзывался. Нет, ну в конце концов, это же не её косяк! Кто мог знать-то?!
        - А тут тепло… Приятное местечко, да? - Девушка предприняла ещё одну попытку наладить контакт, но Сунь Укун молчал. - Ну ладно, ты пока посиди тут, ая пойду что-нибудь вкусненькое куплю.
        Она вернулась с салатиком и кофе. Царь обезьян почувствовал запах волос, который вдыхал ночью, тонкий аромат кожи, смешавшийся с ярким и навязчивым запахом кофейных зёрен, ичто-то неведомое доселе дрогнуло в его душе…
        - Я не виновата, - сразу предупредила Ольга. - Просто понимаешь, смикроволновкой пошло что-то не так, паста пережглась и не сработала. Это конкретная проблема мастера. Поэтому она записала меня на завтра. Инам с тобой даже не придётся рано вставать, явыбрала самое удобное время.
        Царь обезьян вдруг открыл глаза.
        - Аолия, - необычайно спокойно сказал он, - сегодня я трижды хотел убить тебя. Вчера - единожды. Всего за неполные сутки я хотел (имог!) убить тебя четыре раза.
        - И? Это проблема? - деловито уточнила блондинка, ковыряясь вилкой в салате.
        - О да! Ты меня бесишь. Рано или поздно я обязательно сделаю то, очём мечтает вся чёрная сторона моей сущности. Теперь у меня есть только один выход, который поможет мне и тебе избежать этого.
        - Уйти из моей квартиры в закат и забыть о том, что мы знакомы? - снадеждой подняла взгляд девушка.
        - Нет. Ведь это не помешает мне лишить тебя жизни, а лишь подтолкнёт к незамедлительному убийству. Аолия, северная женщина с кудрями цвета золотистой пшеницы и глазами, подобными ясному небу после шумного ливня, приютившая прекрасного царя обезьян и избавляющаяся от волос… ТАМ… Ох, чтобы спасти твою жизнь и свою карму, ядолжен взять свою судьбу в свои руки и сделать тебя своей же ученицей. Отныне я твой учитель! Повтори.
        - Пока смерть не разлучит нас? - скептически спросила девушка.
        - Нет. Сойти с этого пути ты сможешь, только если превзойдёшь царя обезьян (что невозможно) или если я сам прогоню тебя. Авот это, кстати, запросто! Но! Если же ты вдруг умрёшь, то в другом своём воплощении ты не найдёшь покоя, пока не отыщешь меня и не завершишь обучение. Повтори!
        - Отныне ты мой учитель! Типа так?
        - Да, ученица…
        Англичанка подняла клетку-переноску, чтобы показать сонную чихуахуа суровому российскому пограничнику, сверяющему морду собачки с фотографией в паспорте животного.
        Молодой кареглазый парень с распространенным русским именем и фамилией Каха Капанадзе, не снимая самое серьезное выражение с лица, поставил в паспорт штамп и, вернув его англичанке, кивком головы разрешил пройти. Ивот именно тут что-то пошло не так.
        Должно быть, у Тяньгоу просто сдали нервы (ау кого бы они не сдали?! Десять часов нюхать вонючие носки!), потому что она тут же приняла свой привычный облик, прямо в переноске, проломив ногами заднюю стенку и смешно высовывая из клетки голову и одну руку.
        - Ой… - только и успела сказать рыжеволосая девушка.
        Да-да, именно девушка. Вот в Китае она была просто обычной молодой женщиной, но в странной заснеженной России всех женщин вплоть до пятидесяти лет включительно называли только «девушками». А тех, что после пятидесяти, вообще «девчонками»! Что делать, у каждой страны свои труднообъяснимые традиции…
        Бдительный русский пограничник Капанадзе мгновенно нажал тревожную кнопку. Турникет застыл, кобалдевшей англичанке, уже не удерживающей в руках резко потяжелевшую покорёженную и переломанную переноску, подбежали несколько людей в форме.
        Клетку открыли, хотя этого в общем-то и не требовалось, поскольку она вся уже практически развалилась по прутикам. Освободившейся Тяньгоу даже любезно подали руку (русские всегда отличаются вежливостью!), помогая выбраться и встать, после чего без тени улыбки, пресекая любые попытки диалога, её куда-то повели. Не забыв отправить следом за ней и явно пребывающую в шоке англичанку.
        Любопытные пассажиры, ожидающие, когда наконец возобновится проверка паспортов, синтересом наблюдали за происходящим. Секретарь УМована быстро обернулась. Из толпы на неё смотрел китаец в вонючих носках и удивлённо моргал. Видимо, ему до сих пор было что-то не совсем понятно. Дебил, что с него взять…
        Что же теперь делать? Уже в который раз она подводит господина Мована. Он будет очень недоволен. Конечно, Тяньгоу могла бы оказать сопротивление. Но здесь, ваэропорту, слишком много полиции. Она не сможет, просто не успеет убить их всех.
        И самое главное, зачем? Ну, допустим, убьёт. Это не так сложно, ведь она демон, но тем не менее это никак не исправит ситуации. Тем более что эти русские не так просты, как законопослушные китайцы, изапросто могут взяться за оружие, они же безбашенные…
        Тут рыжая девушка увидела, что справа, со стороны эскалатора, кним быстро приближаются ещё двое мужчин в форме пограничников, но с рвущими поводок овчарками.
        Ну конечно! Собаченьки-и-и…
        Первая же суровая бдительная овчарка была довольно пожилой. Её нос уже начал седеть. На боках и на шее тоже появились пятна проседи. Она настороженно обнюхала Тяньгоу. Внимательно посмотрела ей в глаза и, на всякий случай обнюхав еще раз, вдруг начала грозно рычать. Двое мужчин в форме что-то кому-то сообщили по рации, после чего крайне вежливо взяли девушку под руки и повели дальше.
        - Это ошибка, ошибка, - повторяла англичанка, оставшаяся за спиной Тяньгоу.
        Пограничники привели рыжеволосую к какой-то двери, нацепив ей на руки стальные наручники. Один из них скрылся за дверью, но слишком быстро вышел обратно, так что девушка даже не успела подумать, как можно воспользоваться ситуацией.
        А потом её просто затащили в маленький кабинет, усадили на стул и ушли. Тяньгоу быстро огляделась по сторонам. Помещение светлое, здесь недавно делали ремонт. Из всего интерьера стул, на котором сидит она, истол напротив. За столом - лысый суровый мужчина в погонах майора. Вежливый, как и все русские пограничники.
        - Итак, ваше имя, фамилия, национальность, страна проживания, документы, номер рейса, скакой целью прилетели в Россию?
        - Это допрос? - игриво улыбнувшись и стрельнув глазками, спросила Тяньгоу, надеясь протянуть время.
        - Да, - абсолютно честно ответил он.
        Кажется, её проникновение в Россию будет сопряжено с определёнными сложностями. Как жаль, но тем не менее…
        - И первое, чему я должен научить тебя, женщина, - это пить хороший чай, - важно сказал царь обезьян, доставая пакетик чая из кружки, отжимая его и разрывая над бумажной салфеткой. Он внимательно рассмотрел содержимое пакетика, потёр мокрую заварку между пальцев, понюхал и поморщился. - Почему вы называете это чаем? Это же высевка! Высевка! - Китаец брезгливо бросил мокрые комья заварки на салфетку.
        - Ты говоришь прямо как мой преподаватель по ботанике! - усмехнулась Ольга.
        - Видимо, твой учитель по ботанике - очень мудрый человек. Жаль, что ты ничему у него не научилась.
        - А по зубам? - обиделась девушка.
        - Ты не можешь дать мне по зубам, Аолия.
        - Почему же?!
        - Во-первых, потому что я Сунь Укун. Яразорву твою плоть на тысячу мелких кусочков, прежде чем ты успеешь сжать кулак для удара. А во-вторых, ты моя ученица и не имеешь права бить меня. Ты обязана меня уважать. Яже твой учитель…
        - О! У меня уже появились обязанности. Круто. Акакие-нибудь права у меня есть?
        - Есть. Например, утебя есть право подойти к этой трактирщице, - он кивнул в сторону женщины в красной шапочке, стоящей за кассой, - и купить мне, своему учителю, лучшую еду, которую только может предложить эта харчевня.
        Блондинка посмотрела на него тяжёлым взглядом, но тем не менее встала и пошла. Да ладно. Что ей, трудно, что ли? А то он сейчас запудрит кассирше голову, абедной женщине ещё полную смену работать.
        - Ну и чему ещё ты будешь меня учить? - спросила она, вернувшись с полным подносом.
        Сунь Укун придирчиво оглядел содержимое тарелок. Рыбные котлеты с гороховым пюре, оливье, десерт. Иопять этот дурацкий чай в кружке!
        - Не знаю, я ещё не решил, - вздохнув, сказал он и подвинул поднос поближе, старательно принюхиваясь. - Вообще-то я превосходный учитель. Ямогу научить тебя управлению стихиями, владению всеми видами оружия, основам философии и сочинительству стихов, магической власти над умами и душами, умению торжествовать над своим телом и познанию языков всех народов мира…
        - Не-не, давай обойдёмся без иностранщины, - торопливо перебила его Ольга. - У меня с детства на эти вещи аллергия.
        Китаец вопросительно уставился на неё. Блондинка устало кивнула:
        - Во втором классе у нас был факультативный английский. Ходить на него было не обязательно, но мама хотела вырастить из меня гения, поэтому мне некуда было деваться. Учитель был настолько плох, ая настолько мала, что не понимала абсолютно ничего.
        Великий Мудрец искренне не понимал, очём она вообще…
        - А поскольку мама не хотела ударить в грязь лицом перед своими друзьями и родителями моих одноклассников, она сама делала за меня уроки по инглишу с помощью тёти Тани. Иподписывала мне по-русски карандашиком все слова во всех текстах на несколько страниц вперёд, чтобы я читала вслух на уроке и получала пятёрки. Это было ужасно. Даже вспоминать стыдно. - Девушка поморщилась, раздражённо тряся головой.
        Китаец равнодушно кивнул, разламывая вилкой котлету.
        - Философию и ораторское искусство давай, пожалуй, тоже опустим, - немножечко рассеянно продолжила блондинка, её губы прыгали. - Унас в университете был курс философии. Она мне очень нравится, ты не думай. Но просто в реальной жизни всё это малоприменимо, по крайней мере в современном мире. Поэтому вряд ли нам стоит углубляться. - Она помолчала, закусывая нижнюю губу. - Авот вся остальная программа меня вполне устраивает! Но только ты не нагружай меня чрезмерно, не забывай, мне ещё диссер писать.
        - Женщина! Яучитель! Я, итолько я должен решать, чему учить тебя! Почему вдруг хочешь что-то решать ты?!
        - Ну, наверное, потому, что ты живёшь в моём доме и отвлекаешь меня от работы и учёбы своими проблемами личностного роста? - осторожно приподняв бровь, вопросом на вопрос ответила его ученица.
        Её собеседник резко надулся и замолчал, яростно орудуя вилкой и ножом, раскатывая по тарелке горошинки и разрезая котлету с такой скоростью, что из-под ножа вылетели несколько искорок.
        - Ладно, не сердись, - после затянувшегося молчания сказала Ольга. - Не всё так уж плохо. С тобой даже весело.
        - Я совсем не сержусь, осеверная женщина, - скрипя зубами, пробурчал он, ловко нанизывая на вилку «паровозик» из ярких кубиков морковки.
        - Ага. Только весь надулся и не разговариваешь со мной уже минут пять. Рекордное для тебя время, между прочим. Не замечал?
        - Чтобы еда не была безвкусной и оказалась, как минимум, безвредной, будь так добра, позабудь слова и закрой уши, когда вкушаешь её.
        - Ага. Когда я ем, яглух и нем, знаю-знаю. Тоже мне глубокая китайская философия, - хмыкнула девушка. - Унас такому ещё в детском саду учат.
        - Человеку никогда не бывает слишком мало или слишком много лет для познания высот истинной мудрости, - высокомерно улыбнулся узкоглазый мужчина, отодвигая поднос с пустыми тарелками и кружкой.
        Кафе «Помидор» потихоньку наполнялся людьми.
        Две случайно заскочившие сюда студентки, взявшие себе по чашечке чая и пирожку с рисом, сглубоким интересом косились на странного китайца и даже строили ему глазки. Царь обезьян принимал внимание с истинно царственным равнодушием, делая вид, что не замечает их пылких взглядов. Авот Ольга отнюдь не была такой хладнокровной.
        - Так, хватит рассиживаться, пошли отсюда. - Она встала и начала одеваться. - Ты же в книжный магазин хотел? Ну вот, зайдём по дороге, ая тебе по пути ещё и город покажу.
        Она торжественно вручила китайцу его же пуховик и, не оборачиваясь, направилась к выходу.
        Бессистемно падающий снег закончился. Город казался абсолютно белым и сказочным, огромные сугробы, возникая на каждом шагу, полностью меняли привычную картину улиц. На дороге то и дело сигналили машины, застряв в огромной пробке из-за сильного снегопада. Прохожие пыхтели, ругались, толкались, струдом пробираясь по узким, кем-то протоптанным тропинкам.
        - Магазин ещё далеко? - спросил царь обезьян, выйдя из кафе, и недовольно поморщился, оценивая высоту сугробов.
        - Ну, честно говоря, относительно, - приложив руку к груди, откровенно призналась девушка. - Зато я тебя по пути в ещё одно классное место заведу. Тебе понравится.
        - Не уверен…
        - Да ладно…
        Они перешли через дорогу и сразу же, едва увернувшись от летящих сосулек, которые сбивали с крыши главпочтамта мрачные рабочие, вырулили на соседнюю улицу. Там же вся пешеходная зона была оцеплена яркой жёлтой ленточкой, так что им пришлось выходить на проезжую часть и уворачиваться уже от сигналящих машин.
        - Почему эти люди кидаются в нас снегом и льдом?! Почему самодвижущиеся повозки вдруг едут на нас?! Почему они все хотят нас убить?! - искренне возмущался китаец.
        - Да не хотят они нас убить, - не оборачиваясь, через плечо крикнула девушка, пытаясь перекричать шум машин. - Им вообще на нас плевать. Расслабься и привыкай к тому, что мир не всегда вращается вокруг тебя.
        Они наконец-то вышли на тротуар, и царь обезьян тут же утонул в ближайшем сугробе почти по грудь. Аведь в прошлый раз было примерно по пояс…
        - Как это - не вращается? Яже Сунь Укун! Весь мир должен вращаться вокруг меня! Аесли мир не желает этого делать, то я заставлю его!
        Ольга вытащила царя обезьян из сугроба, идальше они шли молча. Пыхтели - да, это было. Потом ещё уворачивались от крупных падающих сосулек. Дружно обходили особо высокие сугробы и по-пластунски перелезали через те, которые было абсолютно невозможно обойти. Прекрасный Сунь Укун откровенно злился.
        Кстати, уже даже не на Аолию, ана весь этот бессмысленный мир. На всю эту зиму. На сонм этих сугробов, сосулек, повозок. На рекламных демонов, которые внезапно начинали выпрыгивать, беситься и кричать из всех специальных устройств на улице так громко, что сам он подпрыгивал от неожиданности, да ещё и переключали картинки на огромных телевизорах, подвешенных на высокие столбы. Злился на старушку, стоящую с протянутой рукой прямо на тропинке. Она же специально встала так, чтоб её невозможно было обойти?! Впрочем, почтенную старую женщину нужно и должно уважать. Сунь Укун достал из кармана пару завалявшихся денежных бумажек - сдачу с той, что выдала ему утром блондинка, иположил в протянутую руку. Обалдевшая от такой щедрости старушка даже протёрла зенки от удивления (сколько денег!) и быстро-быстро, почти вприпрыжку покинула свой пост.
        - Стой! - сказала резко остановившаяся Ольга, но он уже влетел ей в спину.
        - Что такое, женщина, мы пришли?
        - Нет, просто посмотри. Вот это - наш проспект Кирова. Вон там - цирк. Там - крытый рынок. Видишь, какое это красивое здание?
        - Очень красивое, Аолия! Только скажи: куда мы идём и зачем?
        - Ну вот прямо сейчас мы идём через дорогу вперёд! - Она схватила его за руку, чтобы не потерять в толпе людей, которые ринулись через проезжую часть на зелёный свет, иповела к цирку. - Яхочу показать тебе фонтан.
        - Фонтан?! - истерически заорал невоодушевившийся китаец. - Женщина! Ты серьёзно думаешь, яникогда не видел фонтанов?!
        Но его никто не слушал. Впрочем, как и всегда.
        - Он сейчас выключен. Обычно из вот этой огромной штуки наверху, похожей на колючку репейника, во все стороны льется вода. Но это не важно. Вот тут фигуры, видишь? Слон, тюлень… - Она тащила его за руку, показывая ладонью на фигурки животных, украшающих фонтан, и перекрикивая шумы детских развлекательных паровозиков, поющих песенки и катающих малышей вокруг.
        Сунь Укун зарычал и всё-таки вырвался, сделав пару шагов назад.
        - Я не хочу смотреть на фонтаны… ой!
        Кто-то закричал. Засмеялся какой-то ребёнок.
        - Мама, а почему этот дядя так катается? - громко спросила маленькая девочка, гуляющая вокруг фонтана с мамой. Та не сразу поняла, очём речь, но малышка быстро указала ей варежкой в сторону паровозика. Ольга испуганно обернулась. Вот оно!
        Детский паровозик со страшным нарисованным лицом, которое бывает только у плохих игрушек в американских фильмах ужасов, ездил по кругу. Его машинист лаялся трёхэтажным матом, апод передним колесом, дрыгая руками и скрипя зубами, тащился царь обезьян. Простой цирковой паровозик возил его за собой, как тряпичную куклу.
        - Ты в порядке?! - крикнула девушка, бросаясь к китайцу.
        - Нет!!! Ты что, не видишь?! Стальной демон схватил меня! Куда ты тащишь моё тело, паршивый яогуай?! Немедленно остановись! Отпусти меня и поклонись мне! - вголос вопил он, волочась по плохо расчищенной площади за паровозиком и отплёвываясь от снега. - Я… тьфу… Сунь Укун! Прекрасный… тьфу, царь обезь… тьфу… ян! Ты ещё, тьфу, пожалеешь, что, тьфу… сука… посмел связаться со мной!!!
        - Да остановите же вы вашу игрушку! - заорала Ольга, подбегая к вагончику машиниста.
        - Дак от, если я остановлю, энта колымага даст задний ход и вашего киргиза, поди, совсем раздавит! - нелогично возразил мужчина, сурово сведя брови, иприбавил газу.
        Собравшиеся на площади перед цирком дети счастливо смеялись. Родители достали свои смартфоны в надежде на эффектное видео и лайки. Беспомощная блондинка тупо стояла в центре круга, растерянно наблюдая, как вокруг неё ездит паровозик, таская за собой несчастного царя обезьян, который вдруг стал больше походить на какой-то сугроб, чем на обезьяну, человека или кровавого демона.
        Он даже перестал кричать. Только глухо рычал, сжав зубы и скрестив руки на груди, в ожидании, когда же мстительный стальной демон наконец остановится. Ведь когда-нибудь он по-любому остановится, верно же, да?
        - Не смейте его давить! - грозно вопила Ольга во всю широту лёгких. - Остановитесь сейчас же! Вы что, до Нового года собираетесь его катать?
        - Ага, остановил, как же! Зачем мне такая ответственность? Яв тюрьме сидеть из-за вас, дебилов, не собираюсь! Расходились тут! Выбрал от спокойную работу, сдетишками! - Машинист злобно сплюнул в окно. - Думал, чё тут может случиться? Дети - счастье, цветы жизни! Атут этот японец! Говорила мне мама - «учись на бухгалтера»! Иникаких узбеков!
        - Да остановите вы уже эту штуку! Пресвятой углерод! - заорала девушка, топая ногами. Она уже готова была звать полицию, но паровозик вдруг наконец-то прекратил круговое движение. - Аккуратней, блин, водить не пробовали?! - возмутилась она, обращаясь к машинисту с кулаками.
        Рассерженный и перепуганный мужчина сорвался и объяснил ей отборным матом, что этому узкоглазому самому надо было смотреть, куда он прёт. Ивообще, понаехали тут…
        Ольга, окончательно впав в ярость, тут же вызвала полицию, после чего водитель паровозика вдруг резко испарился. Тем временем царь обезьян, слегка успокоившись, с каменным лицом просто приподнял паровозик, чтобы вытащить из-под колеса ногу, встал и поставил транспортное средство на место… Перевернув его крышей вниз, колёсами вверх!
        - Проклятый слуга демонов, не думай, что смог так легко одолеть царя обезьян, - сказал он паровозику, злобно оскалив клыки, ипошёл в сторону светофора, весь в снегу, словно ходячий сугроб или живой снеговик.
        - Ты… ты в порядке, что ли?! Можешь ходить?! - не сразу поверила своим глазам голубоглазая блондинка, бегущая за ним следом. Загорелся зелёный, и они пошли через дорогу вместе с толпой. - Разве ты не сломал ногу?!
        - Женщина! - Китаец остановился прямо посреди дороги, иона налетела на него. Он взял её за плечи, слегка встряхнул и поставил на место. - Я - Сунь Укун, прекрасный царь обезьян, Великий Мудрец, Равный Небу. Явероломно украл и съел персики бессмертия в саду Нефритового императора. Яустроил переполох в небесных чертогах. Я - владеющий Цзиньгубаном, я - смотрящий сквозь, я - рождённый на вулкане из небесного камня! Мои кости не так легко сломать! Усекла?
        Все машины дружно сигналили, на светофоре давно горел красный. Царь обезьян сделал глубокий вдох, медленный выдох, развернулся и продолжил свой путь. Ничего не понимающая и ни во что не верящая Ольга тем не менее спешила следом.
        - Где ваши документы? - продолжал спрашивать лысый мужчина в погонах.
        - И зачем тебе мои документы? - нагло улыбнувшись, свызовом спросила Тяньгоу, поправляя причёску. - Наверняка даже такой идиот, как ты, уже догадался, что визы у меня в паспорте нет. Апаспорт в кармане. Иди и возьми, если не боишься, что покусаю…
        - Я тебе сейчас зубы выбью, - зачем-то перешёл на угрозы лысый.
        - А силёнок-то хватит?
        Офицер ФСБ замолчал. Что-то здесь не так. Эта китаянка слишком развязно себя ведёт. Ктому же идеально владеет русским. Даже акцента нет. Шпионка? Но для шпионки она слишком легко попалась - прямо на контроле. Контрабандистка? Но у неё ничего нет…
        - Где наркотики?
        - У тебя в сейфе, - подмигнув, подсказала девушка.
        - Не смешно.
        - Ну откуда я знаю, где у тебя наркотики. Хочешь, спроси у той тётки, которая меня в клетку засунула.
        На самом деле всё это время Тяньгоу лихорадочно думала, как выбираться. Просто так злить стражей не входило в её интересы. Можно ли разорвать наручники и убить следователя? Да легко. Но за дверью наверняка будет ждать охрана. Идалеко уйти ей не дадут, даже если она примет свой демонический облик. Русские таких не боятся.
        - Собака показала на тебя.
        - Дяденька, ты тупенький, что ли? Та баба с клеткой стояла рядом со мной, кней и все претензии. Облажалась слегка твоя собачка, ивсё…
        - Хорошо, мы всё перепроверим. - Он спокойно нажал на кнопку старого телефона, стоявшего на столе, дождался ответа и сказал: - Сержанта Останина ко мне. СНосом!
        Через несколько минут в кабинет вошли двое, мужчина и собака. Немецкая овчарка, породистая, настоящая, образованная. Села рядом с хозяином и даже не посмотрела в сторону Тяньгоу. Лишь настороженно втягивала ноздрями воздух. Ну-ну…
        - Вот, сержант, понимаешь ли, эта девушка говорит, что, дескать, облажались ваши собачки и зря её облаяли. Проверить бы надо.
        - Нос, ищи, - приказал сержант.
        Овчарка тут же подбежала к девушке и, жадно нюхнув воздух, на мгновение замерла, апотом решила ещё раз перенюхать на всякий случай. Ичто же? Это не человек. Совсем не человек, который зачем-то притворяется человеком. Иот него пахнет опасностью. Ай-ай-ай…
        Овчарка уже приготовилась раскрыть пасть и пролаять хозяину, что на стуле - плохой, но Тяньгоу опередила её.
        «Только пикни, ия разорву тебя и твоего человека», - мысленно сказала она овчарке.
        Собака замерла и захлопнула пасть.
        «Знаешь, кто я?» - спросила девушка, исквозь человеческое лицо на долю секунды проступил её истинный облик.
        «Догадываюсь», - так же мысленно ответила овчарка и, слегка склонив голову, молча посмотрела на хозяина. Веё глазах была тоска…
        - В смысле? - не понял мужчина в погонах за столом. - Выходит, девчонка права?
        Сержант пожал плечами и подозвал овчарку к себе.
        «Тебя как зовут-то?» - спросила Тяньгоу.
        «Нос», - ответила собака.
        «А полное имя?»
        «Нос».
        «Но ты же сука! Почему Нос?»
        «Хозяин назвал меня Нос, значит, я - Нос», - снеумолимой логикой ответила овчарка.
        «Твой хозяин дебил?» - вздохнула девушка.
        «Нет, он хороший».
        Тяньгоу сдалась. Интересного разговора тут не выйдет. Фээсбэшник за столом тоже сдался. Ещё раз кому-то позвонил, ив кабинет тут же вошли двое в штатском.
        - Паспорт её мне отдайте, - распорядился офицер.
        - А какой? - спросил один из вошедших, вытащив из кармана документы. - Унеё их два: её собственный человеческий и собачий, который та дамочка на контроле предъявила, гы-гы. - Он почему-то счастливо улыбнулся и подмигнул девушке, а потом сдал оба паспорта начальнику на стол.
        Китаянку подняли со стула, поставили на ноги и повели из здания аэропорта. Овчарка с хозяином шли следом.
        «Ты поможешь мне бежать?» - обратилась Тяньгоу к собаке.
        «Нет».
        «Да. Тогда твой Останин не умрёт».
        «Если ты убьёшь его, яубью тебя».
        «Возможно, - подумав, признала секретарь. - Но он всё равно будет мёртвым. Бесполезным мёртвым куском мяса».
        «Я убью тебя сейчас», - решила овчарка.
        «Тогда тебя пристрелят, как взбесившуюся суку, Нос…»
        На площади ездили и стояли машины. Тяньгоу вели всё дальше и дальше влево, кдлинному крытому тоннелю, из которого сейчас выходила толпа людей с чемоданами. Нос молчала. Девушка тоже не приставала к ней с разговорами. Она прекрасно отдавала себе отчёт в том, что образцовой служебной овчарке, привыкшей к послушанию, крайне сложно решиться принять самостоятельное решение. Ради её же хозяина.
        Но все-таки ей придётся это сделать или не сделать. Может быть, именно с этой овчарки эволюция псовых вдруг сделает первый шаг в сторону тотального развития мозга? Они встанут наконец на две лапы, забудут о покорности людям и…
        У тоннеля стоял полицейский автомобиль. Тяньгоу явно вели к нему. Дверь открылась, вышел ещё один мужчина в форме. Что ж, раз Нос тупит, ей придётся сдержать своё обещание. Конечно, унеё хватит времени и сил, чтобы порвать щуплому Останину горло. Только проблем потом будет чуточку больше и сбежать будет сложнее. Авсё из-за этой тупоголовой собаки!
        Внезапно дернувшаяся овчарка с яростным лаем рванулась вправо, туда, где за металлическими ограждениями на площадь выходили из тоннеля первые пассажиры, прибывшие очередным международным рейсом. Её хозяин по инерции дёрнулся за ней, отбежав на пять-шесть шагов и матеря эту мохнатую истеричку.
        Остальные полицейские тоже отвлеклись буквально на секунду, но этой секунды китаянке как раз хватило, чтобы вырваться из их рук, одним движением порвать наручники и, встав на четвереньки, вдлинном прыжке взлететь на крышу тоннеля. Послышался удивлённый крик, визг разочарованной овчарки, но выстрелов вслед не последовало.
        - Она сейчас спрыгнет с той стороны! Все туда! - крикнул кто-то.
        «Конечно. Удачи вам, вшивые яогуаи, постарайтесь найти меня…» - подумала Тяньгоу, опускаясь в снег на четыре собачьи лапы и быстро уносясь в ближайшие кусты.
        Она пролежала в грязном снегу ещё минут двадцать. Видимо, вспешке что-то пошло не так и ей не удалось стать полностью белой. Голова оставалась чёрной, ана морде, от левого глаза к носу, почему-то расползлось большое коричневое пятно. Врезультате морду пришлось зарывать в сугроб или прятать за ветками.
        Её искали. Бегали во все стороны, переговаривались по рации, пожимали плечами и разводили руками, ведь рыжеволосой китаянки нигде не было видно. Потом появился сержант Останин. Он вёл Носа на таком коротком поводке, что её передние лапы периодически не доставали до земли, инесчастная овчарка кое-как ковыляла на двух задних.
        Конечно же Нос сразу её нашла, но старательно отвернулась в другую сторону, лишь укоризненно стрельнув бровями в сторону спрятавшейся Тяньгоу.
        «Досталось тебе?» - одновременно с сочувствием и усмешкой спросила Тяньгоу.
        «Да», - честно ответила прямолинейная овчарка.
        «Таскает тебя теперь, как тупого щенка. Не обидно?»
        «Нет. Так мне и надо, яплохая девочка».
        «Ну, вообще-то он говорил в твой адрес совсем иные слова, Нос. Плохая девочка - это слишком уж мягко, верно?» - усмехнулась белая собака в снегу.
        Но поисковая группа уже развернулась и направилась в другую сторону. Овчарка, оказавшись повёрнута к её укрытию задом, высоко подняла хвост, недвусмысленно показывая китаянке то, что под ним. Это было откровенно.
        «Хм, оскорбление засчитано… - мысленно подтвердила секретарь УМована. - Но я ведь не обещала, что у тебя не будет проблем. Ялишь сказала, что твой долговязый человек будет жить. Ия держу своё слово».
        «Сейчас сюда придут другие собаки. Много. Уходи».
        Наверное, Тяньгоу следовало бы поблагодарить овчарку. Но, сдругой стороны, она ведь помогла ей не от чистого сердца, аиз чувства страха за жизнь своего никчёмного хозяина. Иесли бы обстоятельства сложились хоть чуточку по-другому, эта самая Нос сдала бы её с потрохами. Хотя кто может знать наверняка? Усобак своё братство…
        На маленькой железнодорожной станции, куда ей удалось добраться из аэропорта, было мало людей. Конечно, она могла бы добежать до Москвы пешком, но, честно говоря, лапы дико замёрзли. Да и грудь, ибёдра, ихвост, идаже нос!
        Несмотря на то что она выбрала обличье весьма крупной тайваньской собаки, её мощное мускулистое тело всё равно по самый живот проваливалось в снег. Она аккуратно прошла вдоль железнодорожных путей и забралась под какой-то там третий или четвёртый вагон с конца. Опасно, конечно. Придётся ехать в скрюченном состоянии, без всякого комфорта. Но, сдругой стороны, акакие у неё ещё варианты?
        Через час электричка встала. Заносы были такими, что ехать дальше не было никакой возможности. Белая собака последние полчаса и так дышала через раз, то и дело погружаясь с головой в снег и благодаря судьбу за то, что её демоническая сущность может долго обходиться без кислорода, который так остро необходим несчастным жалким живым тварям.
        Она вылезла из-под вагона, прорыв тоннель в снегу, высунула из снега чёрно-коричневую голову и быстро огляделась по сторонам. Так. Это явно какая-то дыра. Много-много путей. Некоторые из них заняты товарняками. Иодин как раз сейчас движется на неё!
        Тяньгоу выпрыгнула на перрон, отряхнулась и прошла прямиком к указателю. Что у нас тут написано? Москва-Товарная-Павелецкая. Так, значит, отсюда отправляются грузовые поезда? Интересно, есть ли здесь поезд, который пойдёт в незнакомый Саратов?
        Секретарь растерянно повертела головой, она ведь даже не знает, вкакую сторону ей ехать. Собака села на перрон, подогнув хвост, аминутой позже с того же места встала уже рыжеволосая девушка с аккуратным каре, вкоротенькой курточке и юбке, сшарфом на шее, но… с босыми ногами. Её туфли, как помнится, остались в туалете пекинского аэропорта.
        - Э-э… чё ж ты тут босиком-то?! - неожиданно спросил проходивший мимо рабочий в оранжевом жилете. - Иодета-то так легко…
        На вид лет шестидесяти, прокуренный, смуглый, грязный. Тяньгоу решила, что он не представляет опасности, но пока не знала, какую выгоду извлечь от этой случайной встречи.
        - Чё молчишь-то? - Мужчина уселся прямо на рельс и, достав пачку сигарет, закурил. - Ты как сюда попала-то, а?
        - Поездом из аэропорта.
        - Отстала, что ль? Авещички-то твои что, тю-тю, вМоскву укатили?
        Рыжая девушка кивнула, переминаясь с ноги на ногу.
        - Ба-а-абы!!! - вдруг заорал мужик в неизвестное никуда. - Унас тут подкидыш! Обувку-то поищите какую, босиком на снегу стоит-то, все кишки застудит! Тебе куда надо-то, вМоскву, за вещами?
        - Не совсем. Мне бы в Саратов.
        - Ну так то всё по-любому из Москвы-то. Там штук пять поездов в твой Саратов каждый день ходят-то.
        - А отсюда? - по-собачьи глядя ему в глаза, спросила Тяньгоу.
        Рабочий присвистнул, затянулся, зажмурился, наслаждаясь дымом в носу.
        - Приключений захотелось? На товарняке, поди, покататься-то решила? Ну так прямиком-то до Саратова ты товарняком-то не доберёшься отсюда. Пересаживаться-то придётся раза четыре. Ты бурятка, что ль?
        - Да, - не стала спорить рыжеволосая секретарь.
        - Да, я-то так сразу и понял, слышал я, что бурятки-то красивые…
        - Мне бы в Саратов, - упрямо напомнила о себе девушка.
        - Да не возьмёт тебя никто на товарняк-то. Сейчас проверок-то столько, страх божий! Не, никто не захочет работой-то рисковать. Дураков-то нет сейчас, времена-то непростые. Ты послушай, тебе-то проще до Москвы добраться, аоттуда уж на пассажирском-то как белый человек.
        - Ну да, спасибо… Аотсюда какой поезд в сторону Саратова идёт?
        - Вот упёртая-то. Губья-то уже синие, аей всё Саратов подавай. Ну вон тот состав идёт. И вон тот ещё. И вон к тому сейчас вагоны-то зацепят, через пару часов-то и он отправится. Да только не возьмёт-то тебя никто. Аможет, ещё и пошлют матерно. - Седой мужик выбросил бычок в снег и достал вторую сигарету. - Авот если ты-то вон там пройдёшь да на шоссе-то машину какую-нить поймаешь, так тебя до Москвы-то и подкинут, оттуда-то уж и уедешь в свой Саратов-то.
        Он огляделся по сторонам, подумал и убрал сигарету обратно в пачку.
        - Чё бабы-то, заснули там, что ли? Ладно. Пойду сам тебе обувку-то поищу да куртку какую потеплей. Будешь как бомжиха, зато тепло. Стой тут пока, меня-то дождись.
        Железнодорожный рабочий развернулся и пошёл вперёд, хрустя снегом под ногами. Тяньгоу снова приняла облик белой тайваньской собаки с чёрной головой, добежала до ближайшего из трёх поездов, на которые он указывал, иаккуратно пошла вдоль состава, выбирая подходящий вагон. Апотом поезд внезапно тронулся и начал набирать скорость.
        Собака зло сплюнула и запрыгнула в первый попавшийся открытый вагон, понадеявшись, что там не уголь. Ага, конечно. Демоническое везение известно всем, иона с головой ушла в серо-чёрную угольную массу. Зато едем. Пусть так.
        - Долго нам ещё идти? - спросил Сунь Укун.
        - Да нет, через один перекрёсток свернём. - Ольга старательно стряхивала снег со спины китайца, отведя его в сторонку к «Детскому миру». - Вообще-то я думала сразу в книжный магазин пройти, но у тебя, наверное, стресс. Потому что у меня точно стресс. Не каждый день моего парня… в смысле моего иностранного друга сбивает детский паровозик. Тем более что тебя возили по снегу и ты наверняка замёрз. Так что пойдём сначала греться, апотом уже махнём в книжный!
        Они прошли мимо громкоголосого продавца шапок и варежек, мимо притоптывающей на морозе бабушки, торгующей матрёшками и лаковыми шкатулками. Девушка вновь едва успела поймать царя обезьян за шиворот на светофоре, когда он пошёл ругаться с демоном, не включающим зелёный, возмущённо шикнула на него и повела дальше за ручку как маленького.
        - Неужели так трудно запомнить цвета перехода?
        - Он первый начал! Он смеялся над царём обезьян, показывая мне свою бесстыжую красную задницу! Пусти меня, женщина, яему…
        - Ой, всё! Идём уже! Вообще-то тут на углу тоже есть книжный, но он дорогой. Мы с тобой в другой пойдём.
        - Почему мы идём так далеко? - снова заныл китаец. - Почему мы не взяли самодвижущуюся повозку?
        - Тут нельзя ездить машинам, пешеходная зона. Слушай, язнаю, что в Китае тоже бывает холодно и снежно! Иты, если ты действительно древний китаец, должен быть приучен ходить на большие расстояния! Так чего ты тогда ноешь?! - психанула Ольга.
        - Да! Вмоей прекрасной стране тоже есть холодные и снежные зимы! Но они на севере! А я рождён на вулкане из небесного камня, моя вотчина - юг! Ия никогда не ходил на север зимой! Когда мне нужно было идти на север, яотправлялся в путь весной или летом! Ина большие расстояния я ходил! Ода, женщина!
        Великий Мудрец остановился прямо посреди улицы, подняв руки к небу и хохоча, как безумец. Проходящая мимо бабка обозвала его наркоманом, но он лишь возвысил голос:
        - О изнеженная и капризная Аолия, тебе и не снились такие дороги, такие долгие изнуряющие походы, полные лишений и испытаний, из которых все мы, ученики лысого монаха, вышли просветленными!
        - Ага, оно и видно…
        - Тебе ничего не видно, потому что я сидел в узилище бестолковой дешёвой игрушки сотни лет! Я просто отвык много ходить, понимаешь ты это?! Явообще удивлён, как мне удалось не утратить разум и подвижность членов своих! Хотя что в этом удивительного? Я же Сунь Укун, прекрасный царь обезьян!
        - Ваше величество, - стяжёлым взглядом процедила сквозь зубы блондинка, - соизвольте не орать и пройти ещё несколько шагов до дороги, по которой ездят машины. А там мы свернём, искоро вас ждёт долгожданный, заслуженный и приятный отдых. Шевелись давай! - Она пихнула его кулаком в спину.
        Чтобы не перелезать через сугробы вдоль домов и не уворачиваться от метровых сосулек, идти снова пришлось по проезжей части. Китаец внимательно смотрел, как мелькают ноги его спутницы впереди, и старался идти за ней след в след. Она повернула налево, он повернул за ней, поднял голову и увидел три красных столба, на которых держалась красно-зелёная крыша-пагода, идвух золотых львов-стражей, сидящих по разные стороны чёрной лестницы, ведущей вниз. Царь обезьян ахнул, глотнув холодного воздуха, ипустил слезу.
        - Это Китай, женщина?! Это дом из моей страны!
        - Ну почти. Это китайский ресторан. «Мандарин» называется. Заходи.
        Внутри было тепло, пахло незнакомыми специями и играла тихая китайская музыка. Широко улыбающаяся гардеробщица на входе обменяла их куртки на номерки, а такой же улыбчивый официант чисто славянской наружности проводил по длинному коридору и предложил сесть за любой свободный столик. Благо народу оказалось немного.
        Стены были украшены рисованными пейзажами в китайском стиле, стеклянными витражами в маленьких декоративных окнах, разнообразными фарфоровыми фигурками богов, военачальников, монахов и мудрецов Китая и большими веерами, на которых были изображены цветы, бабочки и изящные женщины в длинных платьях, свысокими причёсками и завлекающими раскосыми глазами.
        Кто виноват, что за окном такие холода,
        Кто виноват, что мы расстались навсегда.
        Дождь снегом стал, и между нами тьмы стена,
        А виновата в этом лишь она одна, одна она…
        Зима, зима, зима!
        Весь мир сошёл с ума.
        Мы снова видим сны в предчувствии весны…
        Зима, зима, зима!
        Для всех поёт сама,
        Прозрачна и светла, не помнит зла…
        - Это очень старая народная песня о неразделённой любви, - умилился царь обезьян, вытирая слезу. - Но я впервые слышу такой перевод. Унас её исполняют без рифмы.
        - Смотри, меню тут крутое, - на глаз оценила Ольга, не слушая его и листая страницы. - Надеюсь, на самом деле эти блюда выглядят так же, как на фотографиях.
        - Ваш повар прибыл сюда из Китая? - придирчиво спросил Сунь Укун официантку, подошедшую, чтобы принять заказ.
        - Да, - стакой же сияющей улыбкой ответила девушка. - Наш шеф-повар действительно китаец. Икак раз сегодня он сам готовит. Желаете блюдо от шефа?
        - Желаю, любезная служанка.
        - А я буду «Цезарь»… - начала было озвучивать свой заказ Ольга, но Укун её перебил:
        - Эта женщина желает гунбао. Увас в харчевне её почему-то приготовляют с кешью, хотя настоящую гунбао готовят только с арахисом. Что ж, возможно, ваш повар уникален в своих рецептах. Да, ярешил, она будет гунбао. И, наверное, ещё сладкую свинину. Однако сделайте её максимально острой, моя женщина замёрзла, ая хочу увидеть, как её побледневшие губы вновь окрасятся в алый от прилива крови к их трепетной коже. Рис и чай… нужно ли говорить, насколько они необходимы? Ведь ваш повар знает это и без наших научений…
        - Ты… ты сделал заказ за меня! - зарычала блондинка, когда официантка ушла. - Какого чёрта?! Ясама в состоянии выбрать себе еду!
        - Ты выбирала какой-то салат, который не готовят в Поднебесной. Ая выбрал для тебя лучшую пищу, которая есть в этой книжице!
        - Я на диете!
        - Ты в Китае, женщина, - нелогично возразил Сунь Укун. - Иты моя ученица. Пища - тоже учение. Ия, твой учитель, буду учить тебя, какую пищу нужно есть, акакую надлежит избегать.
        - Да ты… ты… знаешь ты кто?!
        - Кто же я? - холодно спросил китаец. - Плохая обезьяна, да?
        - Я этого не говорила… - опустив глаза, сказала Ольга.
        - Но подумала. Все вы, люди, одинаковые! Когда вам нужна моя помощь, моё могущество и покровительство, вы называете меня прекрасным царём обезьян, Великим Мудрецом, Равным Небу. Акогда в вашей жизни что-то идёт не так, как вам угодно, вы обзываетесь обезьяной и поёте оскорбительные песенки! «Обезьянка, обезьянка, почему же ты так плоха-а?!» - кривляясь, пропел он. - Так пел мой учитель, лысый белый монах Сюаньцзан!
        - Да что на тебя нашло?!
        - Я удручён! Янахожусь в чужом мире, вэтой варварской северной стране, где снега больше, чем благочестия, от моей родины меня отделяют не только миллионы и миллионы шагов на моём пути, но также сотни лет, которые я провёл в унизительном заточении! Ты вынудила меня провести ночь в ледяном доме на краю этого снежного мира, в котором меня обдували ветра с вечера до рассвета, илишь тепло твоего нежного тела согревало меня. Ито только с одной стороны! Аспина-то у меня всё равно замёрзла! - капризно заметил он. - Апотом мы шли и шли, позорно обсыпаемые снегом с лопат невежественных крестьян. Иради чего был проделан весь этот путь, скажи мне, женщина?
        - О-о, начинается… Яведь уже извинилась…
        - Неужели только ради того, чтобы ты побрила волосы ТАМ?! О, если бы! Злая усмешка судьбы, капризной, словно прекрасная наложница императора в сложные для женщин дни обновления крови, не позволила тебе побрить волосы ТАМ! Аэто значит, что все страдания царя обезьян на этом пути, который изначально был лишён всякого смысла, ивовсе оказались напрасными!
        - Да-да, - кивнула заскучавшая блондинка. - А потом тебя ещё сбил паровозик.
        - Да! Потом меня ещё сбил злобный демон, овладевший детским самодвижущимся экипажем! Он подкрался сзади, ухватил меня за ногу и, повалив носом в снег, начал таскать за собой, пытаясь размозжить мои кости, чтобы окрасить белый снег алой кровью Сунь Укуна на потеху детишкам! Но я не сдался ему! Ивот мы сидим в харчевне, где всё так напоминает мою страну, мой мир, вкоторый я, быть может, никогда не вернусь. Аты говоришь мне, что на меня что-то нашло?!
        - Ага.
        - Да не знаю я, что на меня нашло, - вдруг совершенно спокойно решил китаец, вискреннем недоумении пожимая плечами.
        - В смысле?! - заорала блондинка. Официантка, поставившая на стол чайник и две чашки, ойкнула, предупредив, что заказ будет готов через десять минут, ипоспешила уйти. - То есть ты всё это сейчас высказывал просто так?! Или ты высказался, тебя отпустило, идумаешь, что я буду терпеть?! Да знаешь что?!
        - Что? - оскалив зубы, спросил царь обезьян.
        - Теперь я понимаю, почему твой учитель пел такую песню! Потому что ты невыносим! Или, по-твоему, он должен был после всех твоих выходок петь: «Сунь Укун, Сунь Укун, как же ты хорош»? - пропела она на мотив песенки, которую пару минут назад исполнил ей китаец.
        - Мне нравится. - Он самодовольно улыбнулся и щёлкнул пальцами. - Знай же, женщина, теперь всякий раз, когда ты захочешь ругать царя обезьян или просто подумаешь обо мне плохо, ты будешь петь эту чудесную, весёлую и правдивую песенку, восхваляющую Великого Мудреца, Равного Небу.
        - Да щас! - хохотнула Ольга. - Облезешь! Да я тебе вообще… э-э… кхм… Сунь Укун, Сунь Укун, как же ты хорош! - внезапно заголосила она на весь ресторан. - Великий Мудрец, Равный Небу, прекрасный царь обезьян! Ничто не сломит твой дух! Никому не удастся тебя победить! Учи меня своей мудрости, мой досточтимый учитель!..
        - Простите, вы не могли бы не петь и говорить потише? - прошептал ей на ухо подошедший официант. - Вы здесь не одни, другие гости пугаются.
        - Извините… - сдавленно пискнула блондинка. - Это что сейчас было? - тихо спросила она у китайца.
        - Женщина, чтобы слышать, раскрой уши. Яже сказал тебе: всякий раз, когда ты захочешь ругать царя обезьян или просто подумаешь обо мне плохо, ты будешь петь эту чудесную, весёлую…
        - Я слышала! - оборвала его Ольга. - Ты издеваешься?! Ты что, наколдовал там что-то?!
        - Пей чай, женщина, - улыбнулся Сунь Укун. - Чай здесь… сносный.
        Надувшаяся девушка достала телефон, красиво поставила чашечку к чайнику, сфотографировала в трёх ракурсах и открыла Инстаграм:
        «Ну класс! Этот псих что-то там наколдовал, итеперь, когда он меня бесит, янепроизвольно начинаю петь дебильную песенку: «Сунь Укун, Сунь Укун, как же ты хорош!» Какие у меня должны быть нервы? Как можно так издеваться надо мной?!
        Нет, ну вообще-то я тоже задала жару. Отель, который я забронировала, оказался в такой дыре, что мы еле дошли туда. Явообще не подозревала, что у нас в городе есть такое захолустье. Мы дошли до горы! До горы!
        И отельчик этот не сразу нашли. Там был тако-о-ой морозильник! Думала, заледенеем. Пришлось спать в обнимку с моим китайским товарищем (кстати, ничё так ощущения, оказалось приятно даже. Хотя поначалу его запах был резковат, но я быстро принюхалась). Главное - тепло!
        А утром мы пошли на шугаринг. Его ещё снегом обкидали по дороге. Апотом оказалось, что моя мастер накосячила и сожгла пасту, так что мне завтра снова на шугаринг идти. Он когда узнал - даже не орал. Явообще думала, не инсульт ли с ним какой-нибудь - сидит себе спокойненько, не дышит даже. Но потом отошёл. Пошли к цирку, яему хотела фонтан показать, так его там детский паровозик сбил!
        Детский! Как такое могло быть?!
        В общем, сидим в «Мандарине». Это типа компенсация ему за страдания. Еду китайскую заказали, ждём вот. Пьём чай».
        Девушка нажала кнопку «Поделиться», перечитала текст и просмотрела прикреплённые фотографии: гора, Сунь Укун, лежащий в снегу под колесом паровозика, чай. Потом открыла предыдущее фото и просмотрела комментарии под текстом:
        «Ну прям герой!»
        «Мой бывший тоже козлина был!»
        «А я бы книжку не отдала. Пошёл он!»
        «Так ты с китайцем спишь или нет? Из текста непонятно».
        «Психологическое консультирование. Вы переживаете тяжёлое расставание с любимым человеком? Мы поможем вам!»
        «Закрытая распродажа! Книжный магазин «Лабиринт»! Скидки до 40%».
        «Я б тоже твоему бывшему навалял, ачё?!»
        «Красотка».
        «Виза в Китай. Быстро, недорого. Гарантия 100%. Предновогодние скидки на туры до 50%».
        «Телефончик китайца дашь?»
        «Девочки, записывайтесь на маникюр к Новому году! Появилось несколько свободных мест!»
        «Го на НГ ко мне на вписку!»
        - Точно! Маникюр! - внезапно определилась блондинка и быстро застучала пальчиками по экрану.
        - Аолия, нам принесли нашу еду, - оповестил её китаец. - Иэту еду надлежит есть горячей.
        - Сейчас, сейчас.
        - Убери свою волшебную коробочку и обрати свой взор, а также свой нюх на гунбао и свинину в остро-сладком соусе, женщина! Хм… и всё же почему этот повар из Поднебесной предпочёл добавить в гунбао кешью вместо арахиса?.. - Сунь Укун задумчиво покосился на тарелку.
        - А вот и ваше блюдо от шефа! - сказала улыбчивая официантка, выставляя перед китайцем тарелку с двумя половинками запечённого болгарского перца, внутри которых, как в чашечках, было красиво уложено по спирали тонко нарезанное мясо. Сунь Укун ткнул в блюдо палочкой и подозрительно принюхался.
        - О, поделись перчиком! Обожаю фаршированный перец! - счастливо заявила блондинка, нацелившись вилкой.
        - Нет! - Китаец резко подвинул тарелку к себе.
        - В смысле?! Тебе жалко, что ли? - обиделась Ольга. - Яс тобой тоже курицей с орешками поделюсь. Давай сюда! - Она снова потянулась вилкой к ароматному перцу.
        - Ты не будешь это есть, женщина, - настойчиво сказал царь обезьян, отодвигая тарелку в другую сторону. - Эта еда приготовлена гуем.
        Некогда бывшая белой, атеперь рыже-серо-бурая тайваньская собака с чёрной головой выпрыгнула из вагона с углём и, растопырив лапы, долго отряхивалась, фырча и мотая ушами, рассчитывая, что сможет избавиться от всей этой грязи.
        Она влезла под вагон и ползком направилась вперёд, ёжась от холодящего брюхо снега. Впереди разговаривали сразу три женщины в оранжевых жилетах. Тяньгоу легла напротив и, поглядывая на них, начала слушать в надежде на нужную информацию о движении поездов до Саратова. Но местные работницы РЖД говорили о чём угодно, только не о поездах.
        Одна жаловалась на пьющего мужа, вторая на «конские» цены в магазинах и низкую зарплату, третья на самодура-начальника станции. Собака лежала на холодном снегу уже минут десять и даже зевнула. Так можно уснуть и замёрзнуть.
        «Да почему я это терплю?! Демон я или тварь дрожащая?!» - мысленно возмутилась Тяньгоу.
        - Женщины! Какой поезд идёт до Саратова? - спросила она громким женским голосом, высунув собачью морду из-под вагона. Работницы обернулись, тупо поглядели на неё, подумали несколько секунд. Одна на автомате указала пальцем в сторону одиноко стоящего на дальнем пути товарняка. Апотом…
        - Ах ты скотина-а! Ану пошла! - ВТяньгоу внезапно ткнули метлой.
        Она с визгом вывернулась из-под вагона, но с другой стороны её огрели по спине пустым железным ведром:
        - Расплодились!
        - Да ты глянь, унеё глазищи светятся да пар изо рта! Она ж бешеная! Ану гони её!
        Собака припустила вдоль рельсов, но бойкие дорожные работницы всё-таки умудрились ещё пару раз приложить её метлой по спине.
        Добежав до указанного товарняка она быстро запрыгнула в ближайший полуоткрытый вагон, по уши провалившись в серый строительный щебень. Из взметнувшейся ввысь белой пыли сама по себе сложилась изящная стальная бабочка, подлетев к мордочке собаки и зависнув над ней. Маленькие крылья бабочки сверкнули синим и зелёным, разворачивая яркий голографический экран. Сэкрана на собаку смотрел сам УМован.
        Вид высшего демона был грозным. Брови сведены, челюсти сжаты, вчёрных как ночь глазах мечутся красные искры. Он явно собирался в очередной раз самыми страшными проклятиями отчитать своего незадачливого секретаря. Но при виде грязной собачьей морды с круглыми глазами по пять рублей среди белой крошки щебня грозный демон-бык не выдержал и басовито расхохотался…
        - Чт-т-то-о-о там так-к-ко-ое-э, м-мой б-бу-уйв-во-ол? - проблеял кто-то за кадром, ичерез мгновение, весело тряся голой грудью, из-за спины Мована выбежала невысокая девушка с лицом, лишённым любого проблеска интеллекта.
        Бледная, слегка сутулая, белый пушок над верхней губой. Белые волнистые волосы уложены в сложную замысловатую причёску из двух витых рогулек, поднятых над ушами и свёрнутых в спиральки, образуя собой подобие рожек.
        «Что за бред овечий… Такие причёски уже давно никто не носит. Никакого вкуса нет у этих травоядных…» - подумала Тяньгоу, но ничего не сказала.
        Белобрысая тупо уставилась на экран.
        - О-о-ой! С-со-о-об-ба-ачка! - наконец угадала она и засмеялась блеющим хохотом, влюблённо косясь на смеющегося Мована.
        - Ты насмешила меня, Тяньгоу, - отсмеявшись и отдышавшись, сказал мужчина. - Отлично выглядишь! Тебе очень идёт!
        Он вновь захохотал, а голая девица, проведя ладонью по его животу, опустила руку вниз, за угол обзора камеры.
        - Как я понял, ты ещё не нашла Сунь Укуна, - простонал Мован, всхрапнув.
        - Нет, господин. Из Москвы до Саратова сложная и долгая дорога, господин. Эта страна огромна, господин. Иу меня проблемы с документами, господин.
        - И в чём же заключены твои проблемы с документами? - уточнил мужчина, сурово приподняв бровь, но внезапно запрокинул голову назад и коротко промычал.
        - В том, что у меня их нет, господин…
        - Разбирайся сама, Тяньгоу, меня не интересуют бумажки, мне нужна обезьяна.
        - Да, господин…
        Но УМован уже не слушал её.
        - Детка, ты не дала мне поговорить с моим секретарём… - сказал он, наклонившись к девушке.
        - С к-ка-а-ак-ки-и-им с-се-экретар-рё-ом? Там же б-бы-ыла т-то-ольк-ко соб-ба-а-ачка-а… - удивлённо проблеяла голая девица, медленно опускаясь всё ниже и ниже.
        Бабочка схлопнулась и осела в вагонный щебень пригоршней белой пыли.
        - Тупая овца… - рыкнула Тяньгоу и, устроившись так удобно, как это только возможно было на куче щебня, свернулась калачиком и закрыла глаза.
        - Почему вы хотите видеть повара? - любезно поинтересовался официант. - Вам не понравился вкус блюд?
        - Нет, юноша, ввашей харчевне отменный вкус пищи, - сухо ответил китаец. - Меня лишь немного огорчило то обстоятельство, что эта еда отравлена.
        - Что? - переспросил парень, тупо заморгав. - Н-не может быть! Унас есть все сертификаты. Наш повар - дипломированный специалист. Все продукты проходят тщательную обработку, мы закупаем их только у проверенных поставщиков, санитарные книжки тоже в порядке и…
        - Спасибо, - вежливо перебила его Ольга. - Извините нас. Произошло нелепое недоразумение, яуверена, что мой друг ошибся.
        - Нет, яне ошибся, женщина! Яникогда не ошибаюсь, ведь я - Сунь Укун! Где ваш повар, служка?! - вновь обратился он к официанту. - Довольно! Яустал ждать, янайду его сам, по запаху. Иуж поверь, ему от меня не скрыться!
        Он встал и быстрыми шагами направился к кухне.
        Покрасневшая блондинка, ещё раз извинившись перед опешившим официантом, спряталась от реальности в Инстаграм. В «Директе» уже краснела точка нового сообщения от Alice Manic:
        «Привет! Да, можно записаться на послезавтра. Тебе только маникюр?»
        «Здорово! - застучала пальцами по экрану Ольга. - Так забегалась, что совсем забыла про ногти!:) Вообще, мне бы и ножки в порядок привести!»
        С грохотом распахнув ногой дверь в зал, китаец практически за шиворот выволок из кухни упирающегося желтолицего мужчину лет сорока - сорока пяти с биркой «шеф-повар» на халате и потащил к своему столу. Официанты притихли и напряглись, кто-то из администраторов уже резко набирал номер полиции. Трое посетителей из соседнего зала с любопытством выглядывали из-за своего столика типа «а чё вы тут делаете?».
        - Ты хочешь сказать, что эта пища не воняет твоими мерзкими испарениями, смрадный гуй?! - орал Сунь Укун, едва ли не носом тыча несчастного повара в тарелку с фаршированным перцем. - Кто послал тебя сюда?! Говори, если не хочешь до конца миров вылизывать своим языком бесконечные лабиринты грязного Диюя, воняющие мертвечиной и нечистотами так, что глаза даже такого поганого и недостойного существа, как ты, вылезут из глазниц и лопнут, забрызгав серые стены кровью, которая, всвою очередь…
        - Фу!!! Прекрати! - возмутилась Ольга, ина мгновение ей показалось, что нарисованные на веерах китайские девушки брезгливо сморщились. - Ты что, реально больной?! Извращенец-маньяк-садюга какой-то, честное слово… Постоянно у тебя то кровища, то вонь, то вонючая кровища, как будто больше поговорить не о чем!
        - Ты не понимаешь…
        - И сейчас же отпусти дяденьку, - кивнув головой в сторону шеф-повара, потребовала она. - Кому говорят?!
        - Сначала этот гуй ответит мне за всё! - Великий Мудрец неслабо встряхнул повара за шиворот, так что тот едва не откусил язык лязгнувшими зубами. - Отвечай, собачий сын!
        - Насяльника! Моя твоя не понимай, насяльника! Таджкистан, русская язык не сапсем родной! - лепетал несчастный, нелепо дрыгая ногами и пуская насквозь фальшивые слезы.
        - Ты лжёшь мне, смрадный гуй! - не унимался грозный китаец. - Явижу тебя насквозь! Ячувствую твой запах! Ячую отраву в твоей еде, которую ты готовил для меня! Ты хотел отравить меня, мерзкий яогуай?!
        - Насяльника… Таджкистан… не понимай… э-э?!
        - Отлично, тогда мне придётся объяснить тебе, с кем ты имеешь дело, гуй. - Китаец бросил повара на пол и сел на него сверху. В его глазах полыхало алое пламя…
        - Прекрати! Сейчас кто-нибудь полицию вызовет! - упрашивала его Ольга, пытаясь оттащить за плечи, но он не обращал на неё никакого внимания. Сего губ слетали хлопья пены, а волосы на голове встали дыбом.
        - Перед тобой Великий Мудрец, Равный Небу, Сунь Укун, прекрасный царь обезьян! Тот, кто устроил переполох в небесных чертогах Нефритового императора. Тот, кто съел персики бессмертия. Тот, кто освободил летающих коней из небесных конюшен. Тот, кто разрушил небесную астролябию судьбы. Тот, кто родился на вулкане горы Цветов и Плодов из небесного камня. Тот, кто, бесстрашно хохоча, обмочил перст Золотого Будды, за что и был заперт под горой Пяти Стихий на пять сотен лет! Тот, кто согласился принять тиски золотого обруча Гуаньинь, чтобы вновь вернуться в этот мир просветлённым! Тот, кто терпел унижения от лысого белого монаха, уничтожая мелких бесов, подобных тебе, одним щелчком пальца. И я вновь спрашиваю тебя, опрезренный яогуай, так кто же послал тебя отравить меня?!
        - Прости, Великий Мудрец, что не сразу узнал тебя, - вто же мгновение на чистом русском, без малейшего акцента ответил желтолицый повар, кланяясь как заведённый. - Но поверь, яникак не ожидал встретить тебя здесь. Да и в этой скромной одежде ты никак не похож на того самого царя обезьян, легендами о котором переполнена вся наша великая страна от сопок Маньчжурии до хижин Гонконга.
        Сунь Укун слегка ослабил хватку.
        - Никто не посылал меня сюда. Ия совершенно не собирался травить кого-либо. Позволь мне приготовить для вас другую еду, лучшую пищу, которую только делали когда-либо с начала времён, только перестань так страшно сверкать глазами, люди нервничают. Ислезь с меня, пожалуйста, ты очень тяжёлый.
        - Если я захочу, яещё и попрыгаю на твоих рёбрах, хи-хи-хи! Потому что я - Сунь Укун! - без улыбки предупредил китаец, но тем не менее поднялся и сел за стол к молча хлопающей глазами Ольге.
        В мягком освещении стыдливые девушки на веерах словно округлили глаза от удивления и любопытства. Официанты также заткнулись в надежде, что вся эта нехорошая ситуация как-то сама собой разрулится без скандала.
        - Пусть это блюдо переделает за тебя любой из твоих специально обученных рабов. Аты, гуй, меж тем будешь прислуживать мне и отвечать на мои вопросы.
        Повар согласно поклонился, подозвал администратора зала, что-то прошептал ему и отправил на кухню, асам присел рядом, но за соседний стол.
        - Прекрасная синеокая госпожа не сочтёт моё соседство за оскорбление? - спросил он у девушки и, не дожидаясь ответа, обратился к Сунь Укуну: - Это твоя невеста, оВеликий Мудрец?
        - Блин, яне его невеста! - вспыхнула блондинка.
        - Она не моя невеста, - важно кивнул китаец, отхлёбывая чай. - Но имей в виду, она моя ученица. Это куда почётнее…
        - Ну вообще-то не только. Ещё ты у меня живёшь, не забыл? Ия тебе вроде как полезна.
        - Верно, - снова согласился царь обезьян. - Поэтому её нельзя есть, гуй. Иубивать никаким способом тоже. Ивысасывать душу. Исморкаться в её чай. Понятно?
        - В смысле?!! - Девушка на всякий случай отставила свою чашку подальше.
        - Аолия, это гуй. - Сунь Укун конкретно указал рукой на повара. - Мелкий паразит, низшее звено в сложной иерархии демонов Поднебесной. Угуев мало талантов, чаще они никчёмны и бестолковы. Демоны их презирают, боги и богини не замечают вообще. Нефритовый император… - Тут он на мгновение задумался. - Возможно, он вообще не знает о существовании таких мелких клопов. А потому любимое занятие их - просто пакостить людям на каждом шагу. Высморкаться в хороший чай, чтобы он стал плохим, отравить еду, чтобы человек мучился болезнями живота, испортить воздух в тесной комнатке, чтобы….
        Ольга вытаращилась на смущённого повара и брезгливо положила обратно ещё один орешек кешью из гунбао, который только что планировала съесть.
        - Однако этот гуй, возможно, самый талантливый из всего своего жалкого племени. Он сумел обучиться возвышенному ремеслу приготовления пищи. Он травит еду с таким чудесным изяществом, чтобы люди привыкали к ней и не могли уже насытиться ни в каком другом месте! Алишь всегда возвращались к нему, принося ему много звонких монет и денежных бумажек. Как ты сама можешь убедиться, если твои глаза и уши открыты…
        - Ну… tempora mutantur et nos mutantur in illis…[2 - времена меняются, имы меняемся вместе с ними… (лат.)] - пожав плечами, сказала блондинка.
        Сунь Укун лишь раздражённо отмахнулся.
        - Я не понимаю твоих странных колдовских заклинаний на чуждом мне и любому разумному существу языке, оженщина, выращивающая плесень так, как прекрасные китайские девушки растят дивные розовые хризантемы в своих маленьких садах.
        - Как это? Ты же говорил, что знаешь все языки на свете? - ехидно напомнила блондинка, но китаец спокойно проигнорировал её вопрос.
        - Мне известно, что время течёт, как река, именяется, подобно нескончаемым речным водам. Авсе мы - лишь маленькие, безымянные рыбки, влекомые потоком и всегда меняющиеся вместе с его направлением…
        - Э-э… ну типа примерно это она и говорила, оВеликий Мудрец, - прошептал повар. - Но другими словами, нет?
        - Я знаю, поганый гуй. Не поучай меня!
        Официант, поставив в центр стола тарелку сразу с тремя фаршированными перцами, разрезанными пополам и уложенными в форме шестилепесткового цветка, что-то шепнул повару. Повар отрицательно помотал головой.
        - Что сказал тебе твой раб? - подозрительно спросил Сунь Укун, когда официант удалился.
        - У меня нет рабов, господин Сунь, - споклоном ответил гуй, иОльга хихикнула, насадив половинку перца на вилку. - Это всего лишь официант, работник зала.
        - То есть это раб какого-то другого господина?
        - Не совсем. Он свободный человек. Иволен уйти в любую минуту.
        - Мир так изменился… - пробормотал царь обезьян, сокрушённо покачав головой.
        Тяньгоу сидела на бревне и яростно чесала ухо задней лапой. Поезд тряхнуло, она, удивлённо рявкнув, не удержала равновесие и скатилась с бревна, едва не вылетев из вагона. Три часа назад она сменила четвёртый поезд. Собака уже сама плохо помнила, как нашла его, кто ей подсказал, кто отходил мокрой тряпкой, кто пытался накинуть удавку ей на шею.
        Ей запомнился только мальчик лет пяти, поделившийся с ней мороженым. Мороженое было холодное, но жирное, поэтому Тяньгоу просто заглотила его в надежде хоть как-то наполнить пустой желудок. Апотом мама мальчика прогнала её, ударив ботинком под рёбра. Не так уж больно, скорее обидно.
        Вообще-то Тяньгоу могла разорвать женщину на куски и съесть живьём, слушая последние испуганные хрипы, вылетающие из её горла, но ей почему-то было жалко пугать мальчика. Вконце концов, этот ребёнок был добр к голодной собачке…
        В поезде оказался открытым только вагон с лесом. На липких сосновых брёвнах не очень удобно лежать, но куда ей деваться? Влюбом случае скоро всё закончится. Надпись кириллицей «Саратов» настолько воодушевила девушку, что она подпрыгнула и начала суетливо скакать по вагону взад-вперёд, нетерпеливо поскуливая. Состав резко остановился, и, влетев боком в бревно, одновременно чудом увернувшись от не до конца обрубленного сучка, рыжеволосая секретарь УМована растянулась пластом и поймала на язык снежинку. Вкусно и бодрит, хочу ещё…
        Провинциальный русский Саратов на поверку оказался довольно большим городом, раскинувшимся на берегу огромной реки, куда более могучей, чем желтоволосая Хуанхэ. Впрочем, сейчас река была скована льдом, так что оценить её красоту и мощь вряд ли представлялось возможным.
        Уже довольно долго Тяньгоу, задрав хвост, бежала вдоль дороги лёгкой размеренной рысью, то и дело вертя головой в разные стороны, ивсё больше и больше убеждалась в том, что таким образом ей ни за что не отыскать обезьяну.
        Сев у подтаявшего сугроба в каком-то непонятном сквере, она стала ждать неизвестно чего. Дико хотелось есть. Может быть, стоило прямо сейчас сожрать случайного прохожего, лучше женщину, потом забрать себе все её вещи, деньги, телефон и напрямую связаться с Мованом? Кстати, неплохая идея, почему бы и нет…
        Тяньгоу приняла свой привычный человеческий облик и с наслаждением потянулась. Однако одиноких женщин поблизости не было. Зато по весьма условно протоптанной тропинке мимо Доски почёта пробиралась троица парней в кожаных куртках и вязаных шапках, нелепо надетых на затылки.
        «Пожалуй, надо подождать ещё немного. Плохая примета начинать операцию с проблем с местным населением…» - подумала девушка и попыталась отойти подальше, но её босые ноги провалились в снег почти по колено.
        - Проклятье! - прорычала Тяньгоу и тем самым привлекла к себе ненужное внимание.
        - О, чикуля, - весело оповестил товарищей один из гопников. - Гляньте, посоны, какая узкоглазенькая!
        - Ага, прям типа щёлки, - согласился второй.
        - Гы, щёлки… - повторил третий, и вся троица гнусно засмеялась.
        Тяньгоу вытащила одну ногу из сугроба, сделала шаг и тут же снова провалилась по колено.
        - Э, малая! Иди сюда-а…
        - Ага, прям коротышечка!
        - Сладенькая, наверно…
        - Иди к нам, мы тебя согреем…
        Девушка поёжилась. Зелёная кожаная курточка, короткая и лёгкая, плюс мини-юбка, тонкие чёрные колготки и ботики действительно оказались явно не по погоде. Троица подтянулась ближе. Уже неплохо, решила она.
        Самый смелый полез в сугроб, собираясь дотянуться до рыжей красавицы.
        - А ты чёткая. Да не боись, иди сюда, чё ты…
        Он ухватил Тяньгоу за руку. Девушка развернулась и другой рукой перехватила его руку, удерживая за предплечье.
        - Мне нужна твоя одежда, твои сапоги и…
        - Мотоцикл, что ли? - усмехнулся парень.
        - Мобильник, - поправила его девушка. - Иденьги.
        - О-о! Так сразу про деньги надо было! Мы те заплатим, кисуль!
        - Я не кошка… - прорычала секретарь, оскалив жёлтые клыки, иеё глаза загорелись нехорошим красным пламенем.
        - Слышь, она чё, укуренная ещё? - на всякий случай спросил самый вменяемый из троих.
        - Ага, типа, походу, вхлам… - грязно улыбнулся длинный, пытаясь подтянуть её поближе к себе. - Цыпа, цыпа, цыпа!
        Тяньгоу глухо зарычала и указательным пальцем слегка толкнула парня в грудь. Отлетев на несколько метров, он ударился спиной о стенд Доски почёта и, взвыв, сполз в сугроб ногами вверх.
        - Слышь, ты чё, овца-а?! - хором возмутились его товарищи, отступая на шаг.
        - О-о, зря вы так, я не овца… - прорычала рыжая, облизнув клыки.
        - Отвянь, дура!
        Но она не отвяла. Даже когда они попытались развернуться убежать, странная девушка не оставила их в покое, а, поймав за капюшоны курток, рванула на себя, повалив с ног.
        - Сука, да ты дерёшься, как этот… как его… Сунь Укун! - простонал из сугроба приходящий в себя длинный.
        - Кто?! - Резко обернувшись, Тяньгоу тут же забыла про его товарищей, бросив их отплёвываться кровью в снегу. - Откуда тебе известно это имя, уличный разбойник?
        - Да встречались на днях. Он нас это… типа… буддизму какому-то учил. Типа цели нет, есть путь, во! - припомнил основную суть парень, ощупывая свою хрустящую поясницу.
        Секретарь УМована подошла и наклонилась к нему так низко, что он почувствовал запах её дыхания.
        - Где ты видел Сунь Укуна? Где мне его найти? Говори, и будешь жить.
        Она сдавила рукой его горло. Острые ногти впились в шею.
        - Да не знаем мы, где его искать! - сдавленно пискнул он. - Позавчера в «КиШе» на Московской тёрся. Скакой-то белобрысой тёлкой.
        - Что такое «КиШ»? - Тяньгоу встряхнула его, приложив затылком о металлическую решётку Доски почёта. Парень резко обмяк и отключился, завалившись набок. По стенду героев труда стекала расплывшаяся струйка крови.
        Рыжая раздражённо сплюнула и вернулась к тем двоим, которых оставила в снегу. Они как раз пытались кое-как подняться, ползая на коленях.
        - Что такое «КиШ»? - ещё раз спросила она.
        - Забегаловка такая, кафеха. «Кофе и шоколад», - рыдая, пояснил один. - На Московской Рахова. На самом углу почти. Ничё не знаем больше. Ты чё, тётка, Вована загасила? Он чё, отъехал, да?
        - Мне плевать, - пожав плечами, решила Тяньгоу.
        Вообще-то парень был жив, она видела, как он слабо дышит. Но девушку это действительно нисколько не заботило, поэтому она вновь обратилась к говорливому гопнику:
        - Мне нужна твоя одежда, твои сапоги…
        - Мотоцикла нет у меня! - на всякий случай предупредил он.
        - Мобильный телефон и деньги.
        - А-а… типа это не вопрос… ща!
        У Мован сидел в своём кабинете и маленькими глотками пил воду со льдом. Ему казалось, что Тяньгоу слишком долго добирается до места. Где Китай, агде Россия, вконце концов? Пожалуй, он зря поручил ей эту операцию. Всё, всё нужно делать самому…
        Персидская антилопа уже ушла, вильнув на прощанье коротким чёрным хвостиком. Над столом на потолке красовались две глубокие симметричные царапины от её длинных рогов. Пожалуй, вследующий раз надо бы учитывать анатомические особенности каждой новой особи. Ну или по необходимости подрезать им рога, это куда проще, чем вот так ограничивать себя.
        Он встал, подошёл к большому окну и коротким жестом запахнул халат. Конечно, заточить обезьяну в керамической фигурке было большой ошибкой… Сад за окном благоухал. На ветки вишни опустилось маленькое облачко, напомнив Мовану, что он находится на вершине мира. Если собака найдёт его, то что же с ним делать?..
        В дверь постучали.
        - Да, - коротко ответил Мован.
        - Привет, сексуальный, хрю, красавчик!
        В кабинет заглянула невысокая полненькая девица. Нелепые мелкие кудряшки собраны в короткий хвостик. Курносый носик, пожалуй, изящнее, чем он предполагал. Однако глазки маленькие даже для китаянки. Но девица была не дура и умела пользоваться косметикой, превращая недостатки в достоинства. Весёлая гостья, пританцовывая, прямо с порога начала раздеваться, скидывая одежду на пол.
        А тем временем на столе зазвонил телефон.
        - Подожди, - сказал хозяин кабинета, взглянув на экран и прочитав имя звонившего.
        - Зачем ждать? Хрю? Может, бросим все дела и… хрю-хрю?!..
        - Подожди. За дверью, - разделяя слова, повторил демон-бык тоном, не терпящим возражений.
        Девица удивлённо захлопала наклеенными ресничками.
        - Но Мован, на мне же, хрю, одни чулки! Хрю, дай хоть одеться…
        - Я сказал, выйди! - прикрикнул мужчина, иего гостья, успев подхватить юбочку, исчезла из кабинета.
        - Приветствую вас, господин! - раздался голос Тяньгоу. Но с экрана смартфона на УМована смотрел какой-то рыжий китайский мальчишка бандитского вида в огромной кожаной куртке и чёрной шапке по самые брови.
        - Тяньгоу?! Где ты? Ипочему в таком виде?
        - Тут очень холодно, господин. В России зима. Пришлось добывать одежду у первых же, кто попался мне на пути.
        - Ужасно выглядишь. Тебе недостаёт только ножа в кармане.
        - У меня есть нож, господин, - самодовольно улыбнулась секретарь.
        - Хм… тогда неплохо. Надеюсь, ты убила тех людей и сняла одежду с их безжизненных тел? - приподняв густую бровь, поинтересовался бык.
        - Н-нет, господин… Аэто было необходимо?
        - Нет, - кисло признал Мован, пожимая широкими плечами. - Нужды в подобной жестокости нет, есть лишь удовольствие, но разве этого мало? Не забывай, что ты демон…
        - Да, господин. Как скажете, господин. Яобязательно кого-нибудь убью.
        - Кроваво, - щепетильно уточнил мужчина. - И я был бы рад, если бы этим кем-то оказалась обезьяна или тот жалкий глупец, который имеет наглость выдавать себя за неё. Ты ведь уже отыскала Сунь Укуна?
        Девушка стыдливо опустила глаза.
        - Нет, господин. Простите, господин. Но те люди, укоторых я забрала одежду, рассказали мне, где видели его вчера. Это очень большой город, господин, мне придётся искать не один день, но я…
        Мован взял в руку стеклянный стакан и сжал его в комок, словно бумажный фонарик. Прозрачные брызги стекла полетели во все стороны.
        - Меня не интересуют твои проблемы, Тяньгоу. Ты слишком долго ищешь царя обезьян. Плохо! Плохая! - сказал он и отключил связь.
        Минутой позже бык снова встал у окна и задумался. Собака явно не справлялась с заданием. Побарабанив пальцами по толстому оконному стеклу, он взял телефон, набрал номер и терпеливо дождался соединения. Это было в его интересах.
        - Здравствуй, Да Цзи.
        «А может, вдва этапа? Приходи сегодня вечером на педикюрчик. Ятебе лапки распарю, кайфанёшь, познакомимся поближе, поболтаем. Аманикюром уже послезавтра займёмся основательно?»
        Ольга улыбнулась и быстренько написала утвердительный ответ. Сунь Укун болтал с поваром о чём-то своём на неизвестном диалекте китайского. Она давно перестала их слушать: инепонятно, инезачем. Да и вообще, унеё уже раскалывалась голова от всей этой мифологии и превышения предельно допустимой концентрации маловразумительной фантастики в реальной жизни. Ну, что есть, то есть, увы и ах… Вконце концов скоро Новый год, нужно приводить себя в порядок. Ивот тут ванночка для ног, чистка мозолей, смягчение пяточек с последующим аккуратным педикюром будет очень кстати! Тем более если мастер Алиса такая милая…
        Через пару часов она с китайцем, сытая и довольная, уже заходила в недавно открывшийся маленький салончик на северной окраине своего района. Там с приветливой улыбкой их встретила черноволосая девушка в белом халатике-мини и одноразовых голубых тапочках.
        - Здравствуйте, Алиса, яОльга, мы с вами списывались.
        - Привет! Ая тут как раз тебя жду! Аэто твой парень? - Она внимательно посмотрела на задумчивого китайца.
        - Нет, просто знакомый. Можно он тут с нами посидит?
        - Конечно-конечно! Даже нужно!
        Сунь Укун поморщился, прикрывая нос. Столько запахов всяких кремов, лосьонов, бальзамов, присыпок, духов, пудр… У него голова пошла кругом.
        - Что это за запахи, женщина? Болото… лес… так пахнут овраги. А вот так пахнет сырая трава. Так пахнут древние трухлявые пни, изъеденные временем, вкоторых живут древесные черви и грызут…
        - Это ламинария! - ненавязчиво перебила его черноволосая Алиса. - Она входит в состав уходовых средств, которые я заказываю в Китае. Кожа от неё становится нежной как шёлк!
        - Всё равно это плохой запах… - не унимался мужчина.
        - А вот хотите прищепку на нос? Или тампончики в ноздри?
        Он недоверчиво кивнул, потом взял с подноса на столе два маленьких белых валика, затолкал их в нос и уселся на стул в уголке, обложившись пёстрыми журналами.
        Про Китай там ничего не было, поэтому он быстро заскучал и от нечего делать стал наблюдать, как Алиса распаривает Ольге ноги в специальной ванночке, потом обрабатывает их машинкой с вращающимся валиком, вкоторой наверняка заточён какой-нибудь злобный мелкий гуй, обрезает ей ногти красивыми блестящими инструментами, более походящими на пыточные орудия, потом красит оставшиеся ноготки цветной краской, смазывает ноги розовым пахучим кремом…
        - Женщина! - не выдержав, закричал возмущённый Великий Мудрец, вскочив со стула. - Неужели ты не могла сама вымыть ноги дома? Втвоём тесном доме тоже есть ванна, явидел! Там есть вода, которую нагревают демоны, чтобы она сразу вытекала горячей из блестящей трубы! Утебя даже есть мыло! Есть столько ароматных растирок, от которых кожа становится мягкой и бархатной, словно щёки богини Гуаньинь, что ты сама можешь открыть такую же комнату и своими руками мыть ноги другим глупым женщинам, готовым за это платить! Ядумал, что буду учить тебя философии буддизма и направлять твои стопы на путь просветления! Но неужели мне как наставнику придётся учить тебя мыть ноги, Аолия?!
        Ольга поджала губы. Этот узкоглазый китаец постоянно её позорит! Только-только она нашла хорошего мастера педикюра, да к тому же близко к дому, аон тут, понимаешь ли…
        - Сунь Укун, Сунь Укун, как же ты хорош! - внезапно заголосила она. - Прекрасный царь обезьян! Великий Мудрец, Равный Небу! Да славится имя твоё в веках! Благословен твой путь! Велики твои подвиги, амудрость твоя безгранична-а!
        - Хи-хи-хи! - счастливо захохотал он, хлопая в ладоши.
        Алиса тоже весело рассмеялась, почувствовав неловкость клиентки, и блондинка с облегчением засмеялась вслед за ней. Ситуацию удалось разрядить, переведя всё в шутку.
        - Короче, ты невыносим! - убеждённо сказала Ольга, когда они вышли из салона и направились к дому. Ей было сложно идти, так как обмазанные кремом ноги скользили внутри колготок и сапог. Она отчаянно цеплялась за руку китайца, буквально повиснув у него на плече, аон так же упёрто тащил её в сторону дома, снова и снова увязая в сугробах.
        - Я был прав!
        - Нет, ты был невыносим! Такая милая девушка, так хорошо делает педикюр! Аты меня позоришь! Ипесня эта ещё…
        - Ты так ленива, Аолия. Ислишком много значения придаёшь своему физическому телу. Наша плоть - это прах! Она не значит почти ничего, но дух…
        В этот момент они подошли к подъезду, пропустив вперёд незнакомого мужчину с тяжёлыми сумками, иследом за ним скрылись за дверью.
        …Минутой позже короткошёрстная рыжая дворняга, наблюдавшая за людьми из незарешеченного окошка в подвале, вылезла наружу, подошла к двери, на всякий случай пометила её и побежала было за угол дома, но отвлеклась на кошку, нагло мяукающую прямо перед её носом. Нахалка сидела поперёк дороги и даже не собиралась бояться или убегать.
        Собака рыкнула для порядка, осмотрелась и кинулась в атаку. Кошка со счастливым визгом понеслась к ближайшему дереву, взлетела вверх по стволу, уселась на ветке и показала преследовательнице шершавый язык. Типа вот так, все формальности соблюдены!
        Дворняжка некоторое время пристально смотрела на неё, упираясь в ствол дерева передними лапами, фыркнула от снежинки, упавшей на нос, иуже собиралась было бежать дальше по своим собачьим делам. Дело сделано, кошка на ветке!
        Но тут снежинки собрались в белоснежную стальную бабочку, зависшую прямо над её рыжей мордой. Развернулся голографический экран, исобака вновь увидела УМована. Ине сказать, чтобы зрелище хоть как-то обрадовало.
        Он лежал в ванне. Один. Даже не прикрытый лопающейся высокой пеной. То есть хлопья пены, конечно, встречались, но какие-то рассеянные и жалкие.
        Дворняга отчётливо слышала плеск воды и почти чувствовала аромат дорогого мыла и солёный запах мокрой мужской кожи. Рядом, посреди редких холмиков пены, плавала одинокая жёлтая резиновая уточка. На голове Мована была надета смешная полупрозрачная с красными цветочками шапочка для душа. Высокий фужер, наполовину наполненный красным вином, стоял на бортике ванны…
        - Сколько времени тебе ещё нужно, Тяньгоу? - ровно спросил он.
        - Я всё-таки нашла его, господин! Вычислила по геолокации в Инстаграме той русской девушки из Саратова.
        - Наконец-то, - самодовольно усмехнулся мужчина. - Не зря мы вложили столько сил и средств в продвижение соцсетей. Они всё чаще и чаще работают на нас.
        - Да, господин.
        - Когда ты сможешь дать мне отчёт?
        - Завтра же вечером, господин.
        - Поторопись.
        …Белая бабочка мгновенно распалась на клочья мыльной пены, иони мягко осели на остывающую воду. УМован слегка сжал резиновую уточку, она громко крякнула, невольно распахнув клювик. Он поморщился и выбросил её из ванны на кафельный пол, после чего поднял хрустальный фужер, сделал большой глоток, покатал вино во рту и закрыл глаза.
        Смартфон проиграл стандартную мелодию, сигнализируя о входящем сообщении. Демон вытер руку о полотенце, дотянулся до телефона и прочёл эсэмэс: «Это не он».
        - Просыпайся. - Под трель будильника зевающая блондинка большим пальцем левой ноги слегка потыкала в бок спящего китайца, лежащего на полу под одеялом. - Ато мы опоздаем.
        Сунь Укун подскочил, оскалившись, протёр глаза и встал. В ванной уже вовсю журчала вода, Ольга старательно чистила зубы, мимоходом рассматривая своё ненакрашенное отражение в зеркале.
        - В тебе нет сердца, Аолия, - простонал её вынужденный гость, привалившись к дверному косяку и потягиваясь до хруста костей.
        - Не нуди, - сплюнув зубную пасту в раковину, ответила хозяйка дома. - Яподняла тебя на час позже, чем вчера. Солнышко уже встало, как ты и любишь. Лучше придумай, что мы будем есть на завтрак?
        - В тебе нет сердца… - стой же болью в голосе повторил Укун и ушёл на кухню.
        Эта северная женщина позволяет себе командовать Великим Мудрецом, Равным Небу. Она совсем не боится и не чтит меня, даже после того, как стала моей ученицей! Она так занята низменными нуждами своей физической оболочки, что даже не желает думать, как вернуть царя обезьян в благословенную Поднебесную.
        «Монах Сюаньцзань, слышишь ли ты меня своим внутренним слухом? - Сунь Укун закрыл глаза, повернувшись к окну и подставив лицо солнцу, но, так и не дождавшись ответа, продолжил: - О, теперь я понимаю тебя, учитель… Самую малость. Но ты всё равно лысый дурень! Хи-хи-хи!»
        Когда Ольга вышла из ванной, она застала царя обезьян пьющим чай и меланхолично наблюдающим за неспешным снегопадом за оконным стеклом.
        - В смысле? - не поняла девушка. - Ты что, не приготовил нам завтрак?
        - Ты наблюдательна, как буддистские монахи, которые обучаются созерцанию долгие годы своей земной жизни.
        - Издеваешься?
        - Да, - честно признался китаец. - Ты - моя ученица. Поэтому отныне ты должна готовить пищу и кормить меня - своего учителя.
        - Но ты же ничему не учишь меня! - искренне возмутилась блондинка, разжигая конфорку плиты. Уж с яичницей-то она по-любому справится. Не захочет есть, пусть себе ходит голодным. Учитель, блин…
        - Ошибаешься, Аолия. Ты даже не замечаешь, как учишься.
        - Ок, ичему же я, интересно, научилась?
        - Петь хвалебную песнь обо мне, - довольно сказал Сунь Укун и улыбнулся.
        - Сунь Укун, Сунь Укун, как же ты хорош! - через мгновение заголосила несчастная блондинка. - Великий Мудрец, Равный Небу! Прекрасный царь обезьян! Омой премудрый учитель! Бесценны твои уроки! Учи меня своей мудрости! Веди меня за руку по пути просветления!
        - Хи-хи-хи! Какая хорошая песня! - Китаец удовлетворённо захлопал в ладоши.
        - Хоть бы уж рифма там была, что ли… - уныло сказала Ольга, поливая сковородку маслом и разбивая два яйца.
        - Ты ничего не понимаешь, женщина! Это же фу!
        - О да! Это - фу! - тут же охотно согласилась блондинка. - Аещё тьфу, фигня и бредятина! Иещё много разных некрасивых слов, но я воспитанная девушка и матом не выражаюсь.
        - Фу - это такая вэнь. Ритмическая. Поэма. Хвалебная ода.
        - Фу - это вэнь. Ну типа так бы сразу и сказал! Всё понятно! Атвоя вэнь - это что?
        - На вашем северном варварском языке это означает «поэзия». Рифма в этих стихах случайна, неочевидна и необязательна. Все фу держатся лишь на ритмической организации, на определённом количестве слогов в строке, музыкальной линии, параллелизме и отсутствии цезуры! Ивообще… - помолчав, добавил он. - Чего ты от меня хочешь, женщина? При переводе текста с чудесного языка Поднебесной на ваше грубое северное наречие рифма теряется, сохраняя лишь самую суть вэнь.
        Ольга поставила на стол две тарелки с яичницей, порубила одну розовую краснодарскую помидорку в качестве гарнира и по-быстрому заварила себе кофе.
        - Ну хорошо, - сказала она, присев за стол. - Яуже готова согласиться, что всё это очень глубокомысленно, красиво и здорово. Просто не для средних умов, да? Но, может быть, мне всё-таки можно больше не петь эти ваши фу?
        - Нельзя. Как тогда ты сможешь наслаждаться высокой поэзией Поднебесной?
        - Мама-а…
        - При чём тут твоя благочестивая мать?
        - Ой, всё…
        Когда они вышли на улицу, старая пластинка заиграла ту же мелодию. Царь обезьян возмущённо пыхтел и отплёвывался от крупного и частого снега, который сыпал с самого утра. Они пробирались по диагонали через двор по занесённой снегом тропинке, которую Ольга пыталась хоть как-то протоптать сапогами в надежде, что китаец будет идти след в след и хоть сегодня умудрится не упасть.
        Но он, конечно, всё равно падал. Это карма. Без вариантов.
        Она не оборачивалась, асмысл? Просто останавливалась, услышав очередное его ругательство, итерпеливо ждала, возведя очи к небу. Когда они вышли к остановке, несчастный Сунь Укун был снова похож на тощего снеговика или на ходячий сугроб.
        - Да как ты так ходишь?! - всплеснула руками блондинка.
        - Да как вы так живёте, северная женщина?! - возмущённо простонал китаец.
        - Ты оглядись вокруг! Красиво же! Романтично! - начала было убеждать Ольга, но, наткнувшись на холодный взгляд мужчины, поняла, что такой заснеженной романтики ему не понять. По-любому.
        - В таком виде тебя в автобус никто не пустит, - ещё раз скептически окинув взглядом запуганного Мудреца, решила девушка и принялась оббивать с него снег сначала перчатками, апотом, когда они промокли, просто голыми руками.
        Китаец молча стоял, едва сдерживая слёзы, глядя тяжёлым взглядом исподлобья на окружающий мир.
        - Ну и чего ты молчишь?
        - Смиренно жду, когда меня перестанут избивать.
        - Уже перестала, не бухти. Вон, смотри, автобус едет.
        Царь обезьян сразу повеселел и влетел в салон даже раньше двух бабушек-пенсионерок, перегородивших вход, он просто перепрыгнул через их головы с воплем «хи-хи-хи!» и, повиснув, закачался на горизонтальном поручне, как груша.
        - Молодой человек! Обнаглели мигранты вконец, а?! Сейчас живо вылетишь отсюда! - мгновенно наехала на него худая неулыбчивая кондукторша такой же азиатской внешности.
        - Извините его, - крайне вежливо сказала Ольга, снажимом стягивая китайского друга вниз за ногу. - Веди себя прилично! - шикнула она ему и быстренько расплатилась за проезд.
        Свободных мест не было, да, кстати, Сунь Укун и не собирался садиться. Он бегал от окна к окну, прыгал, таращился и хохотал.
        - Держись за поручни, упадёшь ведь!
        - Женщина! Я - Сунь Укун, прекрасный царь обезьян! Яне упаду в вашей демонической повозке! Равновесие - моё второе и… мя! - договорил он, шмякнувшись на пол на особо крутом повороте.
        - Ну осторожнее, молодой человек! - вновь возмутилась кондукторша, но с места не встала, предоставив возможность глупому азиату самому решать свои проблемы. - Понаехали тут, акробаты… - пробурчала она, отвернувшись к окну.
        Ольга победно улыбнулась и сделала локтем международный знак «йес!».
        - Ну что, доволен? - спросила она, когда мрачный китаец, наглаживая ушибленную поясницу, встал рядом с ней.
        - Нет, Аолия, янедоволен. Мне не в чем проявить себя! - горько вздохнул он. - Сумасшедшие демоны, управляющие вашими повозками, не преклоняются передо мной. Грубая женщина с фигурой нищего крестьянина, отрывающая цветные бумажки от рулона на собственном животе, грубит мне. Ты мне не помогаешь и не поёшь каждую минуту хвалебную песнь. Меня никто не любит. Яникому не нужен. Печаль…
        Рыжая дворняга, почти по шею утопая в сугробах, проводила парочку до остановки, апотом ещё минут десять наблюдала, как блондинка счищает с китайца снег.
        Конечно, мужчина был чем-то похож на Сунь Укуна. Хотя в этой странной одежде как-то и не очень… Или всё-таки похож? Вот если бы посмотреть на него в сияющих доспехах или хотя бы в традиционных китайских одеждах, атак…
        За столько сотен лет она уже и запамятовала, как выглядела обезьяна. Да и проведя все эти годы в заточении, Великий Мудрец мог здорово измениться как внутренне, так и внешне. Все они изменились. Даже УМован в прежние годы был лишь грубым, вульгарным бычарой с задранным хвостом, немытыми копытами и с полным отсутствием интеллекта….
        Она видела, как мужчина подпрыгнул и влетел в подошедший автобус с диким хохотом, перепрыгивая через головы пожилых женщин. Это как раз было очень по-обезьяньи. Но вот беда, Тяньгоу ужасно простудилась, она чихала, унеё был заложен нос, и, как она ни старалась, не смогла унюхать далёкий запах загадочного китайца.
        А полагаться только на субъективное впечатление секретарь УМована уже не могла. Слишком высок риск непреднамеренной ошибки, аона уже и так достаточно ошибалась. Господину это очень не понравится, очень-очень…
        Придётся ждать. Это она умеет…
        Ольга стояла на ступенях эскалатора. Ступени медленно ползли вверх, а она вновь строчила очередной пост в Инстаграм, прикрепив к нему свои недавние фото из салона красоты, которые успела сделать, пока ожидала своей очереди на шугаринг:
        «Когда я успела поверить этому китайцу? Когда я поверила, что он действительно Сунь Укун, мифический царь обезьян из древних легенд? Как я смогла пропустить этот момент? Ведь когда-то же это конкретно произошло? По факту ничто не доказывает его правоты.
        Ну, пожалуй, кроме посоха, который он достал из собственного уха (фу-у!) и увеличил до внушительных размеров. Но я видела на «Алике» посохи, которые одним нажатием кнопки увеличиваются в длину во много раз. Да-да!
        Правда, посох Сунь Укуна увеличивается ещё и в диаметре, как тебе такое, Илон Маск? Хотя наверняка у китайцев есть уже и не такие технологии…
        Что, если на самом деле я укрываю опасного преступника, убившего десятки человек? Серийного маньяка? Наркоторговца? Международного террориста?
        Нет, теперь я уже не сомневаюсь, что он - древний китайский демон. Блин, это даже звучит глупо! Но я действительно не сомнева…»
        Она успешно соскочила с края эскалатора, быстро дописала слово, поставила пару хештегов, нажала кнопку «Поделиться» иогляделась по сторонам. Книжный, вкотором она оставила китайца некоторое время назад, был за углом. Девушка вошла внутрь и приготовилась долго искать царя обезьян между рядами, но нет, прижав к груди какую-то большую книжку, он стоял практически в центре зала и беседовал с долговязым консультантом в смешных очках.
        Консультант как раз рассказывал ему, что знает лично всех российских писателей и что все они ужасные зазнайки, снобы и вообще крайне неприятные типы. Великий Мудрец буквально смотрел ему в рот, заворожённый списком имён….
        - Ты идёшь? - подёргав его за рукав куртки, спросила Ольга.
        - Куда, женщина?! Тут столько книг! Яне посмотрел и пятой части! Хи-хи-хи! - нервно крикнул китаец и вприпрыжку побежал вдоль ряда с исторической литературой.
        Блондинка вздохнула, вежливо улыбнулась консультанту и повернулась к полке с блокнотами. Делать всё равно было нечего.
        - Вообще-то раньше я работал экономистом в поликлинике, - внезапно обратился к ней заскучавший без публики долговязый консультант, когда она лениво пересмотрела с десяток блокнотиков и ежедневников. Блондинка обернулась, недоумевая, зачем он ей это говорит.
        - Да, да, - видимо истолковав её взгляд как заинтересованность, продолжил парень. - Апотом сюда ушёл, сбольшой должности, между прочим. Атак… у-у-у! На мне вся поликлиника была! Даже главврач со мной советовался, как управлять! Все на меня молились, да-а… - протянул он мечтательно. - Да только я оттуда ушёл.
        Девушка рассеянно посмотрела по сторонам, пытаясь отыскать взглядом китайца и спасти свои уши от продолжения этой исповеди.
        - И зарплата у меня там была-а… о-гром-ная-а… Я ж экономист, каким-то там врачам не чета, управленческий аппарат, да… Меня в правительство области звали…
        - Укун, спаси меня… - тихо позвала Ольга.
        - Каждый год в Англию ездил! Ив Лондон ещё!
        - Но Лондон - столица Англии, - не сдержавшись, уточнила Ольга.
        - Нет, - уверенно сказал парень. - Лондон - это страна. Вы географию учили?
        - Я - да! - уверенно сказала блондинка и позвала громче: - Укун! Пойдём!
        Обычно ей нравилось бывать в книжных, но этот навязчивый консультант, рекламирующий не товар, асамого себя… Её начало мутить даже от любимого запаха книг.
        - А почему ушёл? - сам себя спросил долговязый, максимально приближая к ней своё лицо, практически нос к носу. - Да потому что до-ста-ли! Иходят и ходят, иноют и ноют! Отчитываться за трату денег требуют! Почему это я отчитываться должен? Ишь… Я им экономист, а отчитывается пусть бухгалтерия! Или денег из фондов выделить просят на оборудование всякое. ЮЗИ-аппарат у них, видишь ли, допотопный.
        - Может, всё-таки УЗИ?
        - Простите, наивная девочка, но «узи» - это короткоствольный автомат, из него в кино стреляют, - снисходительно покачал головой долговязый. - Ав медицине это ЮЗИ, яточно помню. Все везде работают на допотопных, аони не хотят… новый им подавай! Да если я им новый аппарат куплю, из каких средств я тогда себе премию выпишу?!
        - УКУН!!! - вполный голос заорала Ольга на весь магазин.
        - Мне до сих пор из поликлиники звонят, обратно на работу зовут, плачут! Говорят, я - лучший экономист всех времён и народов, да! Ииз правительства тоже! Из самой Думы!
        - Пашка! - послышалось сзади, исуровая женщина в форменной одежде погрозила болтливому консультанту кулаком. - Ты опять к покупателям пристаёшь? Опять сказки им рассказываешь? Какой ты экономист?! У тебя образование - неполные девять классов! Стоит тут, треплется! Что, работы тебе мало? А ну марш в подсобку, ценники сами себя не нарежут!
        - Что тут за шум, женщина? - поинтересовался Сунь Укун, выходя из-за ближайшего ряда книжных стеллажей. Вего руках по-прежнему была только тоненькая белая книжка большого формата. - Ты уже удалила себе волосы ТАМ?
        - Пойдём отсюда, - покраснев, сказала блондинка.
        - Мне нужно вот это, - он протянул ей книжку.
        - «Удивительный Китай. Раскраска», - недоуменно прочитала девушка. - Слушай, ну раскраска-то тебе зачем? Это же детское развлечение!
        - Она мне нужна. Купи.
        - Нет. Ты уже не ребёнок, положи на место.
        - Купи, - заупрямился китаец.
        - Зачем? - не уступала Ольга.
        - Она про Кита-а-ай!!! Про мою страну-у-у!!! Купи-и-и!!! - заорал царь обезьян, нервно подпрыгивая.
        - Да тише ты! Тут, конечно, не библиотека, но шуметь в магазинах тоже неприлично. Куплю я тебе эту раскраску, куплю, отстань только!
        - Хи-хи-хи-и-и!!!
        Выйдя из торгового центра, Сунь Укун тут же поскользнулся, упал, вобнимку с раскраской выкатился на дорогу и вернулся обратно на тротуар ползком под негодующие сигналы машин. Ольга наблюдала за ним молча, демонстративно сложив руки на груди.
        - Так и будешь с этой книжкой весь день таскаться? - сказала она, когда мужчина поднялся на ноги. - А нам ещё в театр сегодня.
        - В театр? Яочень люблю театр! - искренне обрадовался китаец, осторожно поднимаясь на ноги. - Втеатре яркие костюмы, ожившие боги и герои вершат волшебство и чудеса, асам воздух напитан праздником и магией перевоплощений!
        - Отлично, хоть в чём-то я тебе угодила. Но спектакль вечером, апока мы сходим в ещё одно крутое местечко.
        Она развернулась и зашагала вперёд, ксветофору. Китаец шёл за ней, попеременно то поскальзываясь, то утопая в сугробах, и ныл, ныл, ныл… что бесчеловечно отправлять его в путешествие в такую погоду, что руки мёрзнут и ноги тоже, аведь он рождён на вулкане, что злой снег почему-то летит в лицо, залепляя глаза, и, наконец, что ему надоело нести эту дурацкую раскраску. Зачем они, вообще, её купили?!
        - Аолия, утебя же за спиной рюкзак, почему бы не положить туда книжку?
        - То есть я буду за тебя твои книжки таскать? - хмыкнула блондинка.
        - Она же лёгкая.
        - Облезешь, тут вопрос принципа.
        Они повернули на улицу Горького, чуть-чуть не дойдя до площади, заваленной снегом.
        - А куда лежит наш долгий путь, женщина?
        - Мы уже почти пришли.
        - Я устал!
        - Потерпи ещё пару минут. Утебя вообще должно было уже открыться второе дыхание, - холодно заметила девушка.
        - Какое второе дыхание? Что это за неведомая магия? Яобычный китайский демон, уменя только одно дыхание!
        Но тут Ольга резко свернула влево и дёрнула на себя дверь с табличкой «Open».
        Внутри китаец увидел ряды чёрных круглых столов со стульями, диванчики вдоль стен и длинный узкий стол впереди, за которым стоял мужчина с лохматой бородой.
        - Вэлкам ту зе «Хэ»! - сказала блондинка, сделав широкий приглашающий жест рукой, апотом помахала ручкой бородатому бармену за стойкой: - Привет!
        Мужчина также приветливо махнул ей в ответ. Ольга прошла к круглому столику, поставила на стул рюкзак и расстегнула пуховик.
        - Мы останемся в этой харчевне? - спросил Сунь Укун, наслаждаясь теплом.
        - Да. Только это никакая не харчевня, а ирландский паб.
        - А откуда ты знаешь этого страшного трактирщика? Он так лохмат. Борода его растрёпана, как у нищих необразованных безумцев, не знающих гребня и чистой воды.
        - Не выдумывай! Он просто хипстер, сейчас так модно, - раздражённо шикнула Ольга. - Иниоткуда я его не знаю, просто тут принято так запросто здороваться.
        - Давай пойдём в «Мандарин»? Явижу его пагоду через дорогу…
        - Ну уж нет! - категорично заявила блондинка. - Там мы были вчера. Асегодня мы будем тут! По крайней мере, здесь нас точно никто не отравит.
        Она стянула резинку с волос и распустила причёску «конский хвост», помотав головой в разные стороны. Китаец невольно залюбовался, как золотистые локоны мягкими волнами ложатся ей на плечи, но как-то быстренько опомнился и продолжил подозрительно озираться по сторонам.
        - Изучи пока меню, ая пойду в бар, возьму нам пива.
        Ольга вручила китайцу четыре страницы текста с картинками и, отойдя к барной стойке, через пару минут вернулась с двумя причудливыми бокалами пива, более похожими на крутейшие кубки Средневековья, из которых пили эльфы.
        - Ну как, выбрал что-нибудь? - спросила она, поудобнее устраиваясь на высоком стуле.
        - Не выбрал. Мне нужен тот китайский гуй, женщина. Он должен сделать для меня кое-что, яприказал ему вчера, пока ты игралась со своей волшебной коробочкой, которая знает всё.
        - Так это не проблема. Сейчас загуглим телефон «Мандарина» ивызовем твоего гуя прямо сюда. Ну вот, нашла, - сказала она через минуту. - Как его зовут?
        - Мне это неизвестно. Зачем мне, царю, знать имя презренного гуя? - приподняв бровь, спросил Сунь Укун.
        - Хотя бы из вежливости… - прикинула блондинка, набирая номер.
        - Из вежливости? - задумался китаец, без спешки открывая меню. - Из вежливости я запомнил твоё имя. Этого достаточно царю обезьян.
        - Алло, здравствуйте, - не обращая на него внимания, поздоровалась в трубку Ольга. - Извините, аможно попросить вашего гу… вашего шеф-повара к телефону?.. Да-да… По личному… Извините, но это срочно, сним необходимо поговорить его… - Она неуверенно посмотрела на царя обезьян и продолжила: - Его родственнику! Да… Сунь Укун… именно так. Спасибо…
        - Я не родственник презренному гую, женщина! - яростно сверкнув глазами, возмутился китаец. - Кто дал тебе право так на меня клеветать?! Как посмела ты даже в мыслях связать нас родственными связями, ауж тем более вложить эту возмутительную ложь в доверчивые человеческие уши?!
        Но девушка только небрежно отмахнулась от нелепых претензий и указала пальцем на меню. Царь обезьян раздражённо углубился в текст.
        - Алло! - снова сказала она в трубку. - Здравствуйте!.. Это Ольга, ученица Сунь Укуна! Мы были у вас вчера… Да-да, вы тоже услаждаете мой слух! Сунь Укун сказал мне, что вы собирались встретиться с ним сегодня?.. Прекрасно! Мы сидим в «Хэратсе» через дорогу, не могли бы вы найти нас там, как только у вас появится свободное время?.. Нет-нет, мы не торопимся, мы располагаем парой часов!.. Большое спасибо!
        - Почему ты так подозрительно вежлива с презренным гуем, оженщина?! - снова накинулся на неё китаец, стоило ей только закончить разговор и положить смартфон на лежащую на столе раскраску.
        - Ну, мне казалось, что этот гуй тебе нужен? Ты же сам хотел с ним встретиться. Так что прекрати нудить, вспомни наконец, что ты царь, ивыбери уже хоть что-нибудь из меню.
        Великий Мудрец насупился, но в третий раз открыл меню и пролистал все страницы несколько раз, периодически спрашивая у Ольги, что значит ирландский пастуший пирог или картофель фри. Девушка тем временем разглядывала раскраску.
        - Слушай, да, это всё, конечно, очень красиво, - честно сказала она, помогая ему определиться с заказом. - Но слишком уж много мелких деталей. Утебя точно хватит терпения это раскрашивать? - Не дожидаясь ответа, она встала, подошла к стойке, сделала заказ на горячее и, вернувшись, продолжила: - Да и чем ты собрался раскрашивать? Уменя нет ни фломастеров, ни карандашей.
        - Купи мне всё, что нужно для раскрашивания этих картин, - важно сказал Сунь Укун.
        - Ты меня разоришь!
        - Нет. Яуже добыл тебе много денежных бумажек, женщина. Разве ты забыла?
        - Ну ок. Куплю я тебе фломастеры, развлекайся, - сдалась она и уткнулась в телефон.
        А царь обезьян наконец решился попробовать пиво. Сначала он его нюхал и рассматривал на свет. Потом сделал небольшой глоток. Иещё один, и ещё…
        - Что это за божественный напиток, женщина?! - заорал он на весь зал так, что даже бородач за барной стойкой подпрыгнул от неожиданности.
        - «Гримберген»? Обычное бельгийское пиво, - качая головой, усмехнулась блондинка. - Ну ладно, ладно, не обычное. Оно классное, это факт.
        - Эй, трактирщик, мы покупаем бочку этого зелья! - крикнул он бармену.
        Бородач вопросительно посмотрел на Ольгу. Девушка улыбнулась и отрицательно замотала головой. Не стоит все пьяные выкрики воспринимать всерьёз…
        Китайский шеф-повар вошёл в паб примерно через час. Сунь Укун как раз успел расправиться с пастушьим пирогом и выпил третью пинту «Гримбергена». Блондинка ковырялась вилкой в «Цезаре» скурицей, но, увидев повара, приветливо помахала ручкой.
        - Здравствуй, благородная синеокая госпожа, - низко поклонился повар. - Здравствуй и ты, царь обезьян.
        - Здравствуйте, уважаемый… Акак вас зовут? - спросила девушка, но Сунь Укун перебил её:
        - Мой титул звучит: «прекрасный царь обезьян», гуй! Потрудись произносить его правильно.
        Китайский повар смиренно склонил голову.
        - Моё имя Ли Гоушен, госпожа, - представился он Ольге. - Что на языке моего народа означает…
        - «Тухлая собачья похлёбка», - охотно подсказал Сунь Укун.
        Блондинка сердито насупилась, но повар честно пояснил, присаживаясь на свободный стул:
        - Господин Сунь прав. «Пропавшая собачья еда» - так назвала меня моя старая матушка, ещё когда я не был гуем.
        - Какой ужас! - с трудом выдохнула шокированная девушка. - Почему же вы не сменили имя, когда выросли?
        Гуй огляделся по сторонам, изумлённо вытаращив глаза, апотом искренне рассмеялся.
        И даже царь обезьян весело хихикнул вместе с ним, после чего объяснил тупенькой блондинке, что это очень хорошее имя, ведь оно призвано защищать его носителя от злых демонов. Вот, допустим, услышат демоны, что ребёнка зовут «Пропавшая собачья еда», и сразу скажут: «Фу-у! Не будем его есть!» После чего убегут, скрививши страшные морды. Это же логично, да?
        Ольга скептически приподняла бровь:
        - Неужели на этот дешёвый развод кто-то ведётся?
        - А как же, женщина? - не понял Сунь Укун. - Неужели я, демон, соглашусь пожирать девочку, которую зовут «Вонючая подмышка коровы», или мальчика с именем «Уродливый навозный жук»?! Как можно пихать в своё пузо такую гадость?!
        Вежливый повар-гуй согласно закивал головой.
        - Ну вы… - начало было Ольга. - Да ну вас… - решила она, отпила пиво и вновь уткнулась в телефон.
        Китайцы зацепились языками в яростном споре. Они шипели, ругались, лаялись, посылая друг другу страшные или даже ужасающие проклятия. Сунь Укун то и дело вскакивал со стула и подпрыгивал, потрясая кулаками и топая ногами.
        Повар-гуй в ужасе хватался за голову или просто хохотал.
        Бородатый бармен за стойкой периодически посматривал в их сторону, но не вмешивался. Редкие посетители, став свидетелями такого сверхэмоционального спора, старались отсесть подальше или вообще перейти в ирландский паб через дорогу. Примерно через полчаса оба китайца встали, пожали друг другу руки и, сердечно обнявшись, дружно удалились в мужской туалет.
        Оставшись одна, Ольга подошла к барной стойке и заказала себе ещё пинту «Гримбергена». Сменивший напарника к этому времени бармен-азиат поставил перед ней пиво, отпустив шутливый комментарий на тему того, какие эмоциональные у неё мужчины, ипреспокойно уселся на стульчик читать книжку Ремарка. Мрачно решив переждать у стойки, девушка сделала глоток тёмного пива и…
        - Привет, красавица! Чё так? Сидишь, скучаешь? Познакомимся? - Слева к ней подсел какой-то не очень трезвый посетитель, подмигивая и облизывая губы языком. Тьфу-у…
        - Я не свободна, - отозвалась Ольга и отсела подальше.
        - Да ладно… Чё ты там не свободна… Ты чё, сэтими китаёзами реально мутишь, что ли? Они ж узкоглазые!
        Ольга помолчала, демонстративно прикрыв ресницы.
        - Чё, прям с обоими сразу типа, ок, я не понял?
        - Да, - сдавшись, решилась сказать блондинка, чтобы навеки закрыть эту тему.
        - А ты хоть знаешь, что у всех азиатов маленькие? - обиженно заявил он.
        - Маленькие что? - на всякий случай уточнила Ольга.
        - Ну… как будто сама не знаешь что. Вштанах у них всё маленькое!
        Сзади очень вовремя возникли заинтересованные беседой царь обезьян и повар-гуй. Не менее заинтригованный бармен-азиат привстал со стульчика и громко захлопнул книжку. Сунь Укун, грозно сверкая красными глазами, стихим рыком вежливо поинтересовался, что таки в целом имеет в виду этот презренный белобрысый яогуай.
        «Вот только драки мне тут не хватало… - подумала девушка. - Пора брать ситуацию в свои руки. Иначе тут такое начнётся, мама не горюй…»
        - На сегодняшний день современная мировая наука не располагает проверенными данными, подтверждающими это заблуждение, - громко объявила она, вупор глядя на незнакомца. - Да, действительно, авторы некоторых лабораторных работ утверждают, что пенис европейцев значительно меньше, чем у темнокожих, но гораздо больше, чем у азиатов. Однако, по мнению квалифицированного медицинского научного сообщества, авторы данных утверждений используют некорректные методы исследования, пренебрегая большой частью необходимых данных. Верить им на слово не стоит.
        Она перевела дыхание, посмотрела на слегка подзависших мужчин и продолжила:
        - Чтобы сколько-нибудь квалифицированно оценить реальное положение вещей и сделать некие, хотя бы приблизительно научно обоснованные выводы, необходимо произвести глубокую выборку из как минимум трёх-четырёх сотен мужчин одинаковой комплекции и возраста, но разных рас.
        Великий Мудрец встретился взглядом с барменом и покрутил пальцем у виска.
        - Однако в поле деятельности прикладной сексологии в настоящий момент времени существует целый ряд куда более важных задач, чем поиск столь филигранной выборки только для того, чтобы выяснить, у кого что больше. Поэтому пока все случайные различия необходимо относить лишь к индивидуальным особенностям каждого отдельно взятого представителя человеческой популяции. Типа так понятнее?
        Бармен в немом восхищении поставил перед Ольгой уже третью пинту «Гримбергена» за счёт заведения, акитайцы вдвоём помогли обнаглевшему мужчине быстренько покинуть паб. Царь обезьян, весело хихикая, дал ему изрядного пинка для ускорения, убедившись, что нежеланный гость приземлился носом на углу соседней улицы, вернулся и заказал два пива - для себя и Гоушена! Всё по-честному, иначе он и не мог и не желал!
        Царевна припудрила лицо рисовой мукой, смолотой в белоснежную пыль, инакинула на голое тело красный халат, подвязав его широким зелёным поясом, стягивающим тонкую талию так, что её легко можно было обхватить двумя ладонями. Красиво и сексуально.
        Она ещё раз присела перед зеркалом, придирчиво рассматривая в зеркальном отражении мраморно-белую кожу, тонко подведённые чёрной кистью раскосые глаза, кроваво-красные пухлые губы, две интригующие родинки на щеке.
        Удовлетворившись увиденным, женщина встала, разгладила складки на халате, элегантно поправила волосы, красиво распущенные по плечам, свободно накинула поверх халата красный меховой воротник и маленькими шагами вышла из комнаты в длинный коридор, ступая бесшумно в крохотных башмачках из лепестков белых роз.
        Её суровый муж, как всегда, сидел в кабинете, облачившись в чёрные одежды и рассеянно отвечая на каждое второе, если не третье из скопившихся писем.
        Строительство нового небоскрёба. Расширение торгового центра. Бензиновые каналы из России. Совместные проекты с киностудиями Испании. Лоббирование переговоров по проекту освоения участков таёжных лесов. Отчёты по выращиванию поголовья селекционных пород молочных коров нового поколения с ещё большим размером вымени, тонкой талией, длинными ресницами и облегчённым костяком.
        Демон-бык утробно заурчал от удовольствия, оценив эффектные фото экспериментальных тёлок. Вдверь еле слышно постучались. Затем она открылась без разрешения, и благородная царевна проскользнула внутрь.
        - Гохомаосан, муж мой, - сказала красавица, прошелестев цветочной обувью по ковру, ивстала прямо перед ним, склонилась в лёгком формальном поклоне.
        У Мован неторопливо поднял голову, взглянув на жену поверх изящных узких очков в серебряной оправе, коротко кивнул и вновь вернулся к делам. Царевна, выдержав несколько секунд паузы, не спрашивая разрешения, присела к нему на колено и с любопытством взглянула на экран, где мелькали цветные фотографии и подробные характеристики очередной молочной коровы.
        - Хорошая тёлочка, - одобрительно сказала царевна, поцеловав мужа в висок.
        Он сдержанно улыбнулся, приобнял её за тонкую талию и открыл следующую вкладку. На голубом экране поэтапно появились разноцветные графики и многочисленные фотографии типовых диалоговых окон с различным дизайном.
        - Новая соцсеть? Или какая-то онлайн-игра? Яв этом мало разбираюсь, супруг мой…
        - Два в одном, - сухо ответил мужчина. - Таким образом мы охватываем сразу две целевые аудитории.
        - Гениально, Гохомаосан…
        Пылкая красавица положила ножки в цветочных башмачках на стеклянный столик, слегка сдвинув ноутбук в сторону. Вголове Мована прозвучал разъярённый вой, но он никак не показал своего раздражения. Дура-баба…
        - Ты прекрасна, как всегда, Яшмовое Личико, - сказал он, взяв её руку и целуя холодные тонкие пальцы.
        - Мне это известно, облагородный супруг мой, - нежно пропела царевна. - Иесли сегодня ты уже утолил свою чисто животную страсть, то не настало ли законное время исполнить священный долг мужа?
        Молодая женщина скинула цветочные башмачки и призывно пошевелила пальцами ног с красным педикюром. Мован, едва заметно вздохнув, осторожно пересадил её на стол, поставив на свою большую ладонь одну изящную маленькую ножку и поцеловав её между пальцев. Царевна закатила глаза, невнятно простонав, иразвязала зелёный шёлковый пояс, бросая его на ноутбук. Её халат интригующе распахнулся…
        Именно в этот НЕПОДХОДЯЩИЙ момент в дверь постучали.
        - ДА!!! - чуть более громко и радостно, чем это было бы нужно, выкрикнул Мован.
        Двери слегка приоткрылись, ив кабинет просочился стройный полупрозрачный юноша с белыми губами.
        - Ты не вовремя, Лю Гуй, - скривив губы, прошипела царевна, даже не подумав запахнуть халат. Прозрачный юноша слегка порозовел и опустил глаза.
        - Прости, ожена моя, - галантно поклонился УМован, важно поднимаясь с дивана. - Но высокие мировые дела прежде всего. Явнимательно слушаю тебя, Лю Гуй.
        - Мы формируем полевую экспедицию в далёкую Россию, господин, - поклонившись, тихо сказал Лю Гуй, стыдливо косясь на зелёный атласный пояс, висящий на раскрытом ноутбуке. - Мы взяли на себя определённую смелость принять такое решение, не посоветовавшись с вами, на случай, если информация об обезьяне подтвердится. Ваша рыжая собака пока медлит, но мы не можем рисковать…
        - Продолжай, призрак.
        - По нашим данным та самая блондинка работает в университете. Если на кафедру биологии приедет делегация китайских биологов, никто не удивится.
        - Должен признать, что для безмозглого призрака это звучит разумно, - задумчиво протянул Мован.
        - Вы позволите донести вам более подробный план экспедиции?
        - Не теперь, призрак, - попыталась вмешаться сидящая на столе полуголая царевна.
        - Прости, жена, - снаигранным сожалением сказал демон-бык, покачивая головой. - Но это крайне срочное дело. Яжду всех предполагаемых участников в большом конференц-зале ровно через пять минут. Асейчас - исчезни, Лю Гуй!
        Дверь бесшумно закрылась. УМован скинул чёрный шёлковый халат, совершенно обнажённым дошёл до встроенного в стену узкого шкафа и достал из него тёмно-синий костюм-тройку. Разочарованная Яшмовое Личико сердито надула губки.
        - Я не понимаю, супруг мой, за что ты так ненавидишь обезьяну, что готов даже отказаться от своего долга передо мной ради нелепой мести? - спросила она, натягивая на ноги лепестковые башмачки.
        Мован резко повернулся к ней, одним движением застёгивая ширинку, и гневно фыркнул, выпуская оранжевый пар из расширившихся ноздрей. Туманное облачко пара поднялось над его головой, исквозь него явственно проступил силуэт могучих бычьих рогов.
        - Эта мерзкая обезьяна, этот никчёмный, паршивый урод с окраины мира с подпалённым пламенем вулкана задом не единожды переходил мне дорогу, омоя прекрасная госпожа. Это он отнял у меня сына! Икак?! Да лучше бы он убил его! - Бык со всей силы ударил кулаком в стену, иона промялась, словно была сделана из цветного детского пластилина. - Но нет, он опозорил меня и посмеялся надо мной! Он сделал так, чтобы бессмертное Красное дитя, моя плоть и кровь, отрёкся от меня и избрал путь света, став послушником богини, этой высокомерной стервы Гуаньинь! Итеперь… теперь я сам уничтожу презренного выродка, если увижу. Ясам! Убью собственного сына, царевна!
        Побледневшая Яшмовое Личико быстренько запахнула халат, наспех завязывая его широким зелёным поясом.
        - Но и это ещё не все преступления этого недочеловека, недодемона, грязной обезьяны, которая смеётся над всеми традициями и давно должна была бы жрать бананы или висеть на хвосте, пока не сдохнет самой низкой смертью, но вместо этого пошла учиться у выжившего из ума святого монаха Сюйпути, - сквозь квадратные зубы рычал УМован, натягивая на плечи жилет. - Он пробрался в мой дом, приняв мой облик, имоя бывшая нежная, доверчивая жена Лочи возлегла с ним на мою постель, подарив ему своё белое тело!
        Демон-бык с яростью рванул жилет, порвав его на две половины, и, бросив на пол, плюнул на него сверху.
        - Именно поэтому я здесь, стобой, моя дорогая царевна. Апрезренная шлюха Лочи никогда не дождётся меня назад! Моя прекрасная жена, возлюбленная, ради которой я презрел обычаи и бросил вызов самому Небесному императору, теперь она навсегда останется грязной, опороченной, падшей предательницей, недостойной даже того, чтобы я произносил её имя своими губами, погрязшей в позоре, как в бочке с птичьим навозом, вкоторую сажают воров, лжецов и клятвопреступников! Иво всём этом виновата обезьяна!
        У Мован спокойно надел модный пиджак, поправил воротник рубашки и решительно вышел вон, хлопнув дверью так, что та, не удержавшись на петлях, упала в проход. Царевна раздражённо кусала губки…
        - Вообще-то его надлежит называть Гоушен Гуй. Он звался Ли Гоушеном, пока был жив, - рассуждал не совсем трезвый царь обезьян, разглядывая последние капли «Гримбергена», перекатывающиеся на дне бокала. - Но весьма осмотрительно с его стороны, незаконно находясь в мире живых, не называть себя призраком и демоном. Поэтому мы с тобой, Аолия, будем называть его истинным именем, данным ему при рождении: Ли Гоушен. По крайней мере, до тех пор, пока этот гуй полезен нам…
        Он ещё раз придирчиво просмотрел свой паспорт и убрал его во внутренний карман.
        - Укун, ты же понимаешь, что этот паспорт - подделка? - поморщилась блондинка.
        - Нет, не понимаю, - капризно поведя плечами, отозвался он. - Пока стражники не усомнились в этой бумаге - она настоящая! Гуй обещал сделать паспорт так, чтобы ни один стражник не мог сомневаться в его истинности. Аесли бес обманул нас, тогда я убью его так кроваво и изобретательно, как могу только я, великий Сунь Укун!
        - Началось…
        - И клочки его недостойного тела будут ещё много и много тысяч лет летать по серым лабиринтам Диюя, подхватываемые смрадным ветром и влекомые в никуда его разрушительной силой. Налей мне ещё этого зелья, желтолицый торговец, пришедший в этот северный город из азиатских земель, прекрасных, как нежный лотос, безмятежно качающийся на водной глади в безветренный день!
        Бармен чуть не поперхнулся. Покрасневшая Ольга вскочила, подбежала к барной стойке и заказала ещё две пинты пива, извиняясь за своего нетолерантного собеседника:
        - Он и сам азиат, ты же видишь.
        Парень за стойкой согласно кивал головой, но, возможно, всё-таки дулся.
        - Да брось. Он просто приехал к нам из какой-то китайской деревни, глушь глушью, цивилизация мимо них прошла. Можно считать, из тринадцатого - четырнадцатого века сюда попал. Для него такие слова - комплимент, ане оскорбления.
        Великий Мудрец задрал нос, даже не глядя в их сторону.
        - Зато оцени, как по-русски хорошо разговаривает! Даже без акцента. Аобучение всегда приложится. Яж сама учитель почти, лекции и семинары в универе веду по биологии. Вот прямо сегодня вечером приедем домой и начну его образовывать!
        Она вернулась с пивом, выразительно стукнув полным бокалом по столу перед Сунь Укуном. Бдительный китаец тут же сказал, что он всё слышал, ипоинтересовался, что конкретно она собралась делать с ним вечером. Иесли это «образование» включает в себя какие-то колдовские опыты, то он против!
        - Позоришь меня! Бесишь! - шикнула девушка, апотом вдруг встала в центре зала и заголосила: - Сунь Укун, Сунь Укун! Как же ты хорош! Великий Мудрец, Равный Небу! Прекрасный царь обезьян! Переполошивший небесные чертоги! Отведавший персиков бессмертия! Да будет имя твоё славиться в веках! Да падут ниц враги твои, вылизывая змеиными языками грязные подошвы твоих сапог! Да склонятся перед тобой боги! Да восхитится Будда твоей мудростью! Омой почтенный учитель, научи меня всему, что знаешь сам, иведи меня по пути просветления, как ведёт слепого неразумного щенка мудрый отец и наставник!
        Китаец аплодировал, хихикая и подпрыгивая. Ольга изо всех сил пыталась не петь, так что даже слёзы в глазах стояли, но песня лилась из неё против её воли. Когда она закончила петь, оба бармена тоже захлопали в ладоши. Девушка сдавленно поклонилась на все четыре стороны и кинулась к вешалке с верхней одеждой, на ходу бросив довольному собой царю обезьян:
        - Собирайся, мы уходим!
        - Куда, женщина?! Зачем? Яещё не допил это напиток бельгийских богов!
        - Ни слова больше…
        Ольга, молча натянув на его голову шапку, вручила ему пуховик и, не оборачиваясь, вышла из паба. Оба парня за стойкой помахали ей вслед.
        Когда ничего не понимающий Сунь Укун вышел следом за ней, она сначала накинулась на него с кулаками, но вовремя опомнилась, опустила руки, закрыла глаза, сделала несколько глубоких вдохов и спокойно сказала ему, что он при всех опозорил её, что из-за его дурацкой песенки она больше никогда не придёт в свой любимый паб, ксвоим любимым барменам, скоторыми они вообще были уже почти друзья.
        - Почему же? Этим гостеприимным трактирщикам понравилась твоя хвалебная песнь. Они даже начали хлопать в ладоши, чтобы отогнать от тебя демонов. Ты должна была оценить, что эти мужчины пожелали позаботиться о тебе.
        - Угу. Не развивай тему, пожалуйста, ато я опять сорвусь. Нам пора на балет, - сквозь зубы прорычала девушка и, развернувшись, быстрым шагом пошла в сторону театра. Теперь уже Сунь Укуну пришлось ловить её за воротник на красном сигнале светофора.
        - Опомнись, Аолия, ты же сама учила меня не переходить улицу, когда трёхглазый демон открывает красный глаз!
        Но блондинка закусила удила, не ответив ни слова. Она молча дождалась зелёного и перешла дорогу. Идаже не обернулась, когда китаец снова увяз в очередном сугробе.
        В театре было тепло, светло и по-провинциальному уютно. Царь обезьян восхищённо смотрел на высокие потолки, многоярусную стеклянную люстру, мраморные ступени, покрытые красной ковровой дорожкой. Он низко поклонился гардеробщице, которая с каменным лицом приняла его одежду и без улыбки выдала номерок.
        Он ходил по длинному полукруглому коридору, слюбопытством рассматривая фотографии ведущих актёров театра, инервно подпрыгнул, услышав первый звонок. В зал уже заходили люди, которым помогали бдительные билетёрши на входе, но Ольга не спешила, заверив китайца, что звонков будет целых три и только после третьего имеет смысл садиться на места. Вобщем, без них никак не начнут. Сунь Укун кивал и верил.
        Учитывая, что поход в театр теперь рассматривается как культурное мероприятие, Ольга была одета в белый свитер с зайчиками и синие джинсовые брюки, заправленные в высокие сапоги. Вболее теплое время года она, несомненно, надела бы платье, но зима есть зима.
        Сам Великий Мудрец до этого момента ни разу не парился по поводу своей скромной одежды. Да и многие зрители тоже были одеты по-простому, исключая некоторых дам, убеждённых театралок, вдлинных красивых платьях с блёстками и их мужчин в строгих костюмах-тройках с бабочками, при галстуках или с шёлковыми шейными платками. Но сейчас он почему-то даже занервничал по поводу своего вида.
        - Отчего мы не наряжены достойным образом, Аолия?
        - Вообще-то традиционно в театр ходят в праздничной одежде, - проходя к своим местам, шепнула девушка. - Так принято. Но сейчас правила стали более демократичными, так что нас никто не выгонит. Не загоняйся.
        - Женщина, ты должна купить мне одежду для театра!
        - Разбежалась…
        - И себе! - настаивал он, ароматно дыша парами «Гринбергена».
        - Хорошо, хорошо, обязательно, - не стала спорить блондинка, боясь, что и здесь её заставят петь. - Только в следующий раз, ок?
        Тяньгоу с высунутом языком бегала за голубями. Она пряталась в сугроб, апотом резко выпрыгивала из него на теплотрассу, где они кучковались, чтобы согреться. Сизые голуби все как один взлетали в воздух с тёплых насиженных мест, осуждающе и гневно курлыкая. Тем не менее, сделав небольшой круг, тупоголовые птицы с завидным упорством садились на прежние места.
        Собака хохотала заливистым лаем, хватала ртом крупные снежинки и размышляла, не шугануть ли попутно вон ту наглую рыжую кошку, дремлющую на водопроводной трубе. Кошка сонная и толстая, так что вряд ли она сможет быстро убежать…
        «Я теряю свою природу! Язабываю, что я - демон!» - внезапно с беспокойством подумала Тяньгоу, но тут же автоматически подняла лапу и с наслаждением почесала себе за ухом. Быть собакой - здорово!
        Погасла большая люстра в полном зале, под классическую музыку и поощряющие аплодисменты разъехался занавес. Специальные прожекторы разноцветными огнями осветили сцену. Почему-то знаменитый балет по бессмертной пьесе Шекспира был подан в славяно-готической произвольно авангардной манере. Скифские бабы, египетские пирамиды, солярные знаки и животные боги. Вобщем, что курили декораторы - загадка почище бинома Ньютона…
        - Смотри, дело происходит в Вероне, это Италия. Вон то семейство - Монтекки, аэто - Капулетти. Они друг друга не любят, - на ухо шептала блондинка китайцу. - Авон тот, всерых колготках, свысокомерным лицом, - за Монтекки. Не помню, как его зовут. Но не важно, его всё равно скоро убьют.
        Сунь Укун осторожно указал на подпрыгивающего танцора, изящно отставившего ножку:
        - Этого?
        - Да. Аэтот, снеприличной попкой (блин, какие мышцы!), - сам Ромео, он любит Джульетту. Нет, не ту красивую, ату, которая худая, слева в белом. Не тычь пальцем в артистов, это неприлично.
        - Штаны этих танцующих мужчин тоже неприличны, - резонно заметил китаец. - Они же обтягивают все изгибы их тела, сжимая органы! Видишь, как они выпирают?! Это же опасно, кровь застоится, станет мёртвой, и у несчастного сначала посинеет, а потом и отвалится самое мужское естество!
        Он кивком головы указал на вертящегося на одной ножке Ромео.
        - Не переживай, ничего ему там не пережимает, они все туда вату подкладывают, - махнув рукой, шёпотом успокоила блондинка. - Смотри лучше. Сейчас они познакомятся.
        - Они молчат?
        - Да, они знакомятся молча, вбалете всё молча, тут вообще принято молчать, на нас уже косятся. Ине показывай пальцем, говорила же! Ну да, уДжульетты полупрозрачное платье, ичто с того?
        - Мне за неё холодно.
        - А ей там жарко! Вон смотри, Ромео с другом пришёл на праздник к Капулетти в их родовой дом.
        - А почему на стенах этого дома висит золото египтян?
        - Потому что художник так нарисовал декорации, не придирайся к мелочам!
        - Но он нарисовал неправильно!
        - Он художник, он так видит, ну или пьяный был, отстань, следи за действием. Все пляшут, всем весело. Но им пора линять. Тот, который племянник, вкоричневых колготках, явно что-то подозревает. Видишь, какое у него высокомерное лицо и презрительные прыжки?
        Недовольная женщина с театральным биноклем, сидящая рядом с Ольгой, возмущённо цокнула, напомнив, что в театре нужно соблюдать тишину. Девушка извинилась, апотом снова повернулась к китайцу:
        - Сейчас, смотри, он в неё влюбляется.
        - Женщина, ты посмотри, как он бьётся в конвульсиях, как выгибается всё его тело! Какая любовь? Этот несчастный просто обезумел!
        - Нет, ятебе говорю, он так влюбляется и пытается это показать своим танцем.
        Великий Мудрец недоверчиво фыркнул.
        - А я тебе говорю, что это танец. Прекрати всё критиковать. Бесишь меня. Всех бесишь. Вон они уже вышли на улицу. Сейчас там будут пляски и дуэль.
        …На сцене дружно танцевали девушки в итальянских нарядах, призывая к себе танцовщиков-мужчин. Но мужчины, видимо, решили, что просто танцы - это скучно, авот выяснять отношения в танце - намного веселее и интересней.
        Один сказал другому что-то обидное, обличительно указав на него пальцем. Второй кинулся было в драку, но его удержали друзья в смешных коротеньких плащиках. Первый тоже отошёл к своей компании, иони все картинно замерли под музыку. Пауза несколько затягивалась….
        - Вспомнила! Тибальд! Сейчас Тибальд убьёт его друга, аРомео в свою очередь замочит Тибальда! Ну и всё! Стоп… Аэто ещё кто?!
        Откуда-то из-под потолка на сцену вылетела черноволосая узкоглазая девушка в розовом китайском халате и, размахивая длинными рукавами, как крыльями, упала прямо в объятия Ромео. Танцовщик еле удержал её, удивлённо хлопая глазами и попятившись к кулисам от такого неожиданного утяжеления. По сюжету такого не было…
        Мгновением позже из-за кулис, из оркестровой ямы и опять же с потолка на сцену слетелось ещё пятеро девушек, так что теперь у каждого танцовщика на руках была своя китайская красавица в национальном. «Итальянские» девушки слегка поднапряглись. Кое-кто из балерин на всякий случай уже начал засучивать рукава с явным намерением в кулачной драке отстоять своих партнёров.
        Зрители взволнованно зашептались.
        - Новое прочтение, новое прочтение… - доносился шёпот откуда-то с задних рядов.
        - Гениально!
        - Какая пошлятина!
        - Руки прочь от Шекспира! Он свят!
        - Режиссёр, браво!
        - Сра-мо-та-а!
        Некоторые из убеждённых завсегдатаев возмущённо покидали зал. На сцену выбежала удивлённая Джульетта, которой вообще не должно было быть в этой сцене. Её грозный отец, разодетый в богатое платье, вскифском шлеме а-ля всадник Гондора, сгусто подведёнными глазами, вышел из-за кулис вслед за сценической дочерью и с чрезмерно перекошенным от «праведного гнева» лицом попытался стянуть за ногу узкоглазую красотку с рук Ромео.
        Тогда китаянки громко рассмеялись противными тонкими голосами и дружно взмыли вверх, отклячив зад. Из-под халатов торчали настоящие хвосты - лисьи, волчьи и один даже львиный с изящной кисточкой.
        - Это что такое? Ты что натворил?! - почему-то накинулась на Сунь Укуна блондинка.
        - Я просто сидел и смотрел на комедию этих лицедеев, Аолия, ты же видела сама! Яне призывал сюда этих лисиц!
        - Это лисицы? Ита, что с львиным хвостом, тоже лисица?
        - Да! - уверенно кивнул китаец и принялся изо всех сил бить себя ладонью по уху.
        - Но почему она лисица, если у неё хвост льва? - Почему-то такая незначительная мелочь очень заинтересовала Ольгу.
        - Это Китай, женщина, прими всё как данность! - ответил царь обезьян, вытягивая из уха волшебный посох. Цзиньгубан сразу же увеличился в размерах.
        Сидевшая рядом женщина с биноклем возмущённо скривилась и убежала из зала. Да и пусть…
        - Я же просила, чтобы ты не носил в ухе эту палку! - крикнула блондинка, потому что соблюдать тишину уже не имело никакого смысла, весь зал шумел, как одесский Привоз. - Фу! Она опять вся грязная! Аты её ещё и руками хватаешь!
        Тем временем на сцене шла своя баталия, русские балерины дрались с хвостатыми китаянками. Почему-то молодые мужчины-танцовщики растерянно стояли, манерно разводя руками. Быть может, просто боялись испортить маникюр или косметику.
        Ну разве что на помощь к возмущённому отцу Джульетты присоединился не менее рассерженный отец Ромео. Они были уже весьма взрослыми мужиками и вдвоём пытались призвать всех к порядку, забыв о многолетней вражде семейств.
        Одна китайская красавица случайно упала в оркестровую яму, идирижёр под вой и визг самозабвенно лупил её палочкой. То есть и музыка, естественно, пошла под откос…
        - Женщина, немедленно уходи отсюда, - приказал Сунь Укун, поудобнее перехватив посох.
        - А ты?
        - А я буду делать то, что должен - уничтожать демонов!
        - Ну уж нет! - Ольга повисла у него на плечах. - Никого уничтожать ты не будешь! Мне проблемы с полицией не нужны!
        Она потянула его на выход, но он уже размахнулся посохом, так что девушке пришлось рухнуть на свободный стул, чтобы увернуться. Агероический китаец, час назад залитый пивом, встал и прямо по спинкам кресел пошёл к сцене, едва ли не наступая на головы уворачивающимся зрителям с передних рядов. Кое-кто всё ещё щебетал об «оригинальной постановке», но что тут скажешь, театралы - люди особенные, при желании они могут оправдать всё…
        - Хи-хи-хи!!! - крикнул Сунь Укун, отталкиваясь посохом от бортика оркестровой ямы, перепрыгивая через неё и эффектно вылетая на сцену.
        - Ну уж теперь я точно никуда не уйду, - пробормотала блондинка, усаживаясь поудобнее. - Надо было попкорн взять, что ли…
        Все прекрасные китаянки, увидев царя обезьян, дружно накинулись на него, инесколько мгновений по сцене каталась неуправляемая куча тел. Большинство танцовщиков и танцовщиц успевали отскакивать в сторону. Аменее расторопных просто сшибало, как кегли, иони уползали со сцены. Но кое-кто из самых безбашенных, наоборот, прыгал в самую середину с кличем «зашибу-у!», усиливая общее веселье.
        Потом из клубка ярких халатов, ног в колготках, плащей, рапир и разнообразных хвостов вылез Сунь Укун, отряхнул штаны от пыли, обернулся к залу, смущённо поклонился и стал наблюдать со стороны, как клубок из китайских лисиц и саратовских балерин, бьющих друг друга, продолжает яростно кататься по главной площади Вероны.
        Периодически клубок пинали дорогие сапоги глав семейств Монтекки и Капулетти, направляя то в ту, то в другую сторону. Через несколько минут к этому специфическому футболу подключились их возрастные жёны. Арасхрабрившийся Ромео, вдруг выбежав из правой кулисы, дал такого пинка, что шар из узкоглазых красавиц подскочил в воздух и, упав на сцену, окутался облаком пыли. Ольга невольно зааплодировала ему стоя, зал поддержал…
        - Обезьяны здесь нет! - пискнул кто-то из китаянок.
        - Обезьяны нет!
        - Тут нет обезьяны! - внезапно осознали лисицы и ещё несколько мгновений расползались в стороны, апотом взмыли в воздух и угрожающе зависли под потолком. Побитые, перекошенные, врваных одеждах и с помятыми причёсками, но упёртые как никто.
        - Тогда где обезьяна? Где?! - кричала одна, сподбитым глазом.
        - Он где-то здесь, ячую его запах, сестра! - ответила вторая, сльвиным хвостом. Она сощурилась и внимательно осматривала зал с высоты на уровне люстры.
        Сунь Укун, беззвучно хихикая, спокойно стоял в дальнем углу сцены, позади них, но девицам даже не пришло в голову оглянуться. Кто-то в зале искренне засмеялся. Кто-то сокрушённо качал головой. Свет не включали, видимо, и работники сцены не знали, как себя вести, хренея на месте.
        - Товарищи! Власти скрывают! - внезапно закричал один из оставшихся зрителей, поднимаясь с места. - В этот театр пустили газ! У нас галлюцинации! Правительство прямо сейчас ставит над нами опыты и сводит нас с ума, чтобы продать на органы!
        - Да кому нужны твои пропитые органы?! Тьфу! - Бабушка в праздничном белом беретике сплюнула на пол. - Ты вообще как в театр-то попал, алкашина?! А ну иди в буфет, тебе там нальют, если деньги есть. Алюдям Шекспира досматривать не мешай, люди деньги платили!
        - Где обезьяна?! - по-прежнему не могли понять лисицы.
        - Я не знаю! Яне вижу его! - отозвалась та, что с волчьим хвостом. - Но вон там сидит желтоволосая женщина, скоторой он пришёл! Давайте убьём её и утолим свою жажду горячей плоти! И тогда обезьяна придёт, чтобы отомстить нам!
        - ДА!!! - дружно завизжали все лисицы разом.
        Наполовину пустой зал сдержанно зааплодировал. Сюжет не провисал, всем было интересно. Лысый пожилой мужчина в очках встал и пояснил окружающим, что волноваться нет причин, поскольку всё это пример новомодного иммерсивного театра, когда действие происходит не только на сцене, но и в зрительном зале, аиногда и вовсе нет никакой сцены, так что зритель может воспринимать себя полноценным участником постановки.
        В Москве такое можно, там такое давно ставят, а мы что, хуже, что ли? Зрители одобрительно загудели и предложили китаянкам побыстрее расправиться с блондинкой.
        - В смысле?! - напряглась Ольга.
        - Хи-хи-хи! - крикнул Сунь Укун из угла сцены, приходя ей на помощь и переключая внимание на себя. - Лисички!
        Все китаянки под хруст собственных шейных позвонков дружно повернули головы на сто восемьдесят градусов. Бабушка в праздничном беретике ахнула, схватилась за сердце, перекрестилась и, не стесняясь, протёрла юбкой очки, чтобы получше видеть сцену.
        - Обезьяна!
        - Обезьяна тут!
        - Вон обезьяна! - запищали красавицы и бросились вперёд. Но так как головы их смотрели назад, атело по привычке рванулось вперёд, лисицы не могли увидеть, куда направляются, идружно, всем коллективом рухнули в оркестровую яму.
        - Моя скрипка-а! Ах ты, овца узкоглазая!
        - Чё блондинку, не загасят, что ли? Фигня, ане спектакль…
        - Ты мне все ноты губнушкой измазала-а! Гейша!
        - Шекспира в похабень превратили! Вгазету на вас напишу!
        - Сам ты похабень пьяная! Аспектакль хороший, сроду такого не смотрела! Не ори, видишь - людям интересно, убьют они обезьяну или нет?!
        - Мне трубу погнули!!! Да ты знаешь, сколько эта труба стоит, корова китайская?!
        - Тарелки не трожь! Нет, это не шляпки, дура!!!
        Великому Мудрецу осталось только протягивать ладонь, и несколько мужских рук выбрасывали к нему на сцену лисиц по одной.
        - Вот ты и попа…
        - Уничто…
        - Мерзкая обезья… - только и успевали вякать лисицы.
        И хоть движения китайца были неуверенными, а на лице читались мучительные попытки вспомнить что-то забытое, но волшебный посох Цзиньгубан жил в его руках своей жизнью. Он испускал световые лучи, синее и красное пламя, цветные волны и один раз даже мыльные пузыри, тем не менее легко обращая лисиц в пепел одним ударом.
        - Апчхи, - сказал Сунь Укун, когда последнее облачко пепла рассеялось по сцене. - Пчхи!
        Все, кто ещё был на сцене, поблагодарили его таким же дружным чиханием. Танцовщики, балерины, музыканты, даже дирижёр выполз из своей ямы, чтобы пожать руку герою. Очень тощая Джульетта вообще пыталась запрыгнуть на него с поцелуями, но рабочие сцены быстро опустили занавес и объявили антракт.
        Через пару минут, когда шумный зал опустел, апублика рванулась обмениваться впечатлениями в буфет, из-под пыльных кулис вылез царь обезьян. Ольга сидела в четвёртом ряду, скрестив руки на груди.
        - Пчхи! - ещё раз сказал он, перепрыгивая через опустевшую оркестровую яму. - Уходим, Аолия! Апчхи!
        - Ты простудился?
        - Нет! Пчхи! Уменя аллергия на жжёный лисий мех! Апчхи, пчхи, чхи!!!
        Они вышли из зала и направились к лестнице, чтобы спуститься вниз, но их остановила пожилая дама в облегающем зелёном платье, красной шляпке на седых кудряшках и с театральной программкой в руках.
        - Позвольте выразить вам моё восхищение! - заверещала она, схватив китайца за локоть. - Вы так натурально сыграли варвара! Дикое животное, лишённое всего человеческого! Уверена, что вы - новая восходящая звезда! Как ваше имя?
        - Моё имя Сунь Укун, прекрасный царь обезьян! - гордо и немного агрессивно отозвался он.
        - Ах, вы ещё в образе! - понимающе шепнула женщина, подмигнув Ольге. - Ну ничего, яспрошу ваше имя у директора театра. А вам, милочка, - снова обратилась она к блондинке, - следовало бы быть порасторопнее. Даже если вы всего лишь массовка, нельзя же сидеть сиднем и ничего собой не выражать! Это всё-таки балет! Искусство! Кэтому нельзя относиться спустя рукава…
        Девушка покраснела от обиды.
        - Ничего-ничего, милочка, - успокоила её театралка, покровительственно похлопав по спине и уходя, бросив через плечо: - Явсё понимаю, вы начинающая, это, знаете ли, сразу видно. Наберётесь опыта, агодков через шесть-семь, может, даже Джульетту станцуете. Похудеть бы вам только…
        - Убью… - сквозь зубы пообещала блондинка.
        - Я буду участвовать… - пообещал ей царь обезьян.
        После чего наша пара всё-таки сумела покинуть чудесный Саратовский театр оперы и балета. Денёк выдался весьма насыщенный.
        Ольга сидела на кухне, обиженная на весь мир, ипила зелёный чай без всего. Царь обезьян приготовил курицу по-сычуаньски с арахисом и болгарским перцем, быстренько сделал салат из холодной фунчозы, того же перца, моркови и тонко порезанных огурцов и даже ухитрился (спомощью хозяйки дома, разумеется) побороть беспощадного огненного демона духовки и запечь пару яблок с творогом, присыпав их корицей и коричневым сахаром из узкого пакетика. Одно время их модно было забирать с собой из кафе коллекции ради.
        Но блондинка, зайдя на кухню и увидев накрытый стол, горько объявила, что есть она не будет. Даже салат. Даже яблоко. Потому что та страшная тётка в красной шляпке сказала, что она толстая, изначит, ей надо срочно худеть! Иначе ей никогда не позволят станцевать Джульетту. То есть теперь она вообще не намерена ничего есть!
        - Женщина, ты ведь всё равно не собираешься лицедействовать вместе с теми странными людьми в вашем странном театре, который изнутри более походит на роскошный дворец императора, аснаружи на боевую крепость?
        - Конечно, не собираюсь, - уныло согласилась она. - На балерину надо долго и трудно учиться с самого детства. Так что если бы я и захотела, то уже давно в пролёте. Но я и не хочу.
        - Тогда зачем ты изнуряешь себя голодом?
        - Потому что я толстая! Аты бесишь меня! Наготовил тут всего… Мог бы тоже не есть за компанию, между прочим!
        - Когда-то давно, - задумчиво ответил её учитель, разгрызая орешек, - я был так безумен и неуправляем, что богине Гуаньинь пришлось сковать мою голову волшебным золотым обручем, причиняющим мне нестерпимые муки. Таков был мой путь. Но никогда, никогда царь обезьян не был безумен настолько, чтобы лишать себя пропитания!
        Ольга надулась, встала и ушла с кухни, через минуту вернувшись с планшетом.
        «Приветики! Ну что, завтра всё в силе?»
        «Привет!:) Да, яжду тебя завтра в двенадцать. Атвой мимимишный узбек опять с тобой придёт?»
        «Он китаец. Да, мне его оставить не с кем:(».
        «Без проблем!»
        Девушка закрыла «Директ» и, даже не проверив комментарии, быстро щёлкнула китайца на камеру и принялась писать новый пост:
        «Он опять приготовил кучу всего вкусного. Ая, между прочим, на диете! Сидит теперь, ест и не краснеет. Все мужики одинаковы…
        А ещё сегодня этот уникум устроил драку на балете. Протащил туда свою палку волшебную, загасил там каких-то китайских девиц, которые непонятно откуда вылезли на сцену в «Ромео и Джульетте». Позорище!
        Из хорошего: ему понравился «Гримберген» в «Хэ».
        Ещё тот повар из «Мандарина» подогнал ему паспорт (ядаже не знаю, хорошо это или плохо. Вроде бы хорошо, так как он теперь с документами. Но паспорт же фальшивый? Значит, всё-таки плохо!:(.
        А вообще этот повар норм парень, хоть Укун и относится к нему как к скотине. Впрочем, сегодня он его даже пивом угостил. Может, подружатся…
        В общем, сложно всё с этими китайцами… Особенно если они отбитые на всю голову и считают себя демонами, богами, царями, сказочными героями или кем там ещё, я так и не разобралась окончательно в его фантазиях.
        Скоро Новый год, ау меня ещё ничего не готово. Да ладно Новый год! Яуже забыла, когда в последний раз диссер писала! Вот это проблема!
        Эх… может, всё-таки съесть печёное яблочко?..
        И салатик…»
        У Мован широким, уверенным шагом вошёл в конференц-зал. Все присутствующие за длинным столом мгновенно встали и поклонились. Здесь знали, кто есть кто.
        Бык не спешил. Медленно подошёл к пластиковому аскетичному стулу, спинка которого была выгнута полумесяцем, выдвинул его, сел, устроился поудобнее во главе стола, отпил воды из высокого стакана, открыл планшет и только после этого коротко кивнул, позволяя сесть подчинённым. Снаслаждением разогнув спины, все уселись на места.
        - Докладывай, Хуньдунь, - вполголоса сказал Мован, пальцем листая сводки новостей в планшете.
        - Господин, - прорычал медведеподобный громила, поднимаясь с места. - Мы совещались вчера всю ночь…
        - Кто «мы»? - приподняв бровь, уточнил Мован.
        - Мы все…
        Демон-бык поднял голову и, не мигая, оглядел всех присутствующих.
        - Вы все? Яведь запретил вам собираться на совещания без меня. Впрошлый раз вы устроили тут драку, иваза муранского стекла периода становления Венецианской республики, стоявшая вон в том углу, не вынесла удар о твою тупую башку, Хундунь!
        - Но, господин, во всём виноват уборщик…
        - Да, его труп вы тоже забыли вернуть на место?
        - Господин, уверяю вас мы не-э…
        - Сколько браслетов на твоих рогах, Линьян? - Оборвав медведя на полуслове, Мован вдруг обернулся к высокой, очень стройной красотке в облегающем полуспортивном костюме с парчовым шитьём.
        - Э-э, яне считала, но…
        - Знаете ли вы, во сколько мне обходится каждый такой вот тоненький браслетик из титана? - обратился он к присутствующим и вновь выразительно посмотрел на покрасневшую, словно кормовая свекла, девушку. - Ты ведь собрала всю коллекцию?
        Она нервно кивнула, не понимая, к чему клонит господин.
        - А знаешь ли ты, что поцарапала потолок над столом в моём кабинете? Твои рога слишком дорого обходятся мне, Линьян.
        Мужчины и женщины уставились в пол, делая вид, что заняты своими делами. Линьян начала грызть длинные ногти, разноцветные браслеты на её рогах стыдливо звенели.
        - Почему же вы прячете глаза? Ведь всем вам безумно интересно, кого сегодня Мован пригласил к себе, так ведь?
        - Нет, господин…
        - Это ваше дело, господин…
        - Как мы смеем, господин…
        - Вернёмся к теме собрания, - решил Мован, откидываясь на стуле. - Обезьяна. Что сделано, что не сделано, почему не сделано, кто виноват и кому из вас уготована вечность в смрадном Диюе?
        За окном светило яркое солнце, наконец-то выглянувшее из-за практически постоянных снежных туч.
        - Женщина, теперь я должен научить тебя боевым искусствам, - сказал китаец, когда Ольга дожёвывала горячее свежезапечённое яблоко с изюмом и корицей. Они снова сидели на кухне, идевушка даже согласилась на лёгкий завтрак. Она допивала большую кружку чёрного кофе. Привередливый китаец конечно же предпочёл чай.
        - Зачем?
        - Ты же видела, что произошло в театре?
        - Ну и что? - пожала плечами блондинка. - Демоны охотились на тебя, я-то тут при чём?!
        - Аолия, открой свой разум и вспомни, как они хотели убить тебя! Иесли бы не я, непременно убили бы, открутив твою голову и искупавшись в крови, фонтаном бьющей из тонкой белой шеи…
        - Фу-у… ну я же ем!
        - А должна слушать! - заявил Укун, встал из-за стола, вышел из кухни и через минуту вернулся со старой пластиковой гимнастической палкой голубого цвета с белыми навершиями.
        - Ты чего это? - напряглась Ольга. - Ты зачем палку из-за шкафа вытащил? Смотри, она же вся в паутине, уменя туда пылесос не пролезает. Иты весь в паутине! Фу!
        - Да, фу, женщина! - согласился он. - Очередной урок: уборка дома так же необходима, как чистота души и мыслей. И если твой демон, питающийся пылью, не пролезает в узкую щель, найди способ добраться до грязи в самом узком и самом тёмном углу без помощи своего раба-пылесоса! - Он поставил палку в раковину и, открыв воду, продолжил ворчать, намывая её с мылом. - Это же угол! Угол дома, Аолия! Теперь мои глаза открылись, теперь я понимаю, почему в ваших домах нет духов дома! Разве почтенный дух угла дома согласился бы жить в таком запустении?! Там же пауки! Не волнуйся, яуже съел их, но ведь они там были!
        - Ты съел пауков?!
        - Да. Ачто такого?
        - Никто не ест пауков!
        - Я ем. Потому что я - Сунь Укун, прекрасный царь обезьян, демон.
        Китаец вымыл гимнастическую палку посудной губкой, насухо вытер её кухонным полотенцем, взвесил в руках и выпрямил, потому что решил, что она не идеально прямая. Всё это время он нудел, поучая Ольгу, о том, что пауки - это оборотни, которые вырастают до человеческих размеров и убивают людей.
        - Ты хоть убил их перед тем, как съесть?
        - Почему ты так необразованна, женщина? - горько вздохнул царь обезьян. - Вдревнем трактате написано: «Убил паука - жди беды». Поэтому я заглотил этих маленьких паучков живьём, чувствуя, как они напуганно щекочут мне горло лапками. Ясохранил им жизнь, яне убил их и не навлёк беду на твой дом. Ато, что они умерли в моём нутре, - не дело моих рук.
        - Фейспалм… - пробурчала блондинка, ударив себя ладонью по лбу.
        Но суровый китаец торжественно вручил ей гимнастическую палку и приказал перейти в комнату, чтобы заниматься прямо здесь, перед ним, клятвенно пообещав, что никуда они не пойдут, пока она не разомнёт своё тело и не согреет голубой посох теплом своих рук, пробудив его давно заснувшую душу.
        Он потребовал дать ему планшет, уверяя, что ничего не сломает, ичерез пять минут уже вовсю водил пальцами по экрану, периодически косясь на занимающуюся зарядкой Ольгу и сокрушённо качая головой.
        - Ты играешь в Walk Master?! - удивилась девушка, когда закончила заниматься, убрала остатки паутины в злосчастном углу и, тяжело дыша, поставила палку на место.
        - Нет, - недоумевающе ответил царь обезьян, раздражённо пожимая плечами. - Разве ты не видишь, неразумная северная женщина, что этому демону нужна моя помощь?
        - Какому демону?!
        - Демону-лосю! Видишь, как труден его путь, который он по велению своенравной богини и Золотого Будды должен пройти на высоких ходулях? Видишь, сколько тяжких испытаний и козней злобных демонов ему приходится преодолевать? Конечно, демоны злы на него, ведь он отказался от Тьмы, став послушником богини. Оженщина! Ты отвлекаешь меня, ипоэтому его ужалила демон-пчела! Не мешай мне!
        Ольга примиряюще подняла ладони вверх и ушла в ванную принять душ. Через полчаса она вернулась, переодетая и накрашенная, акитаец всё ещё продолжал играть в планшете и даже закусил нижнюю губу от напряжения.
        - Пойдём.
        - Нет, демон-лось ещё не прошёл свой путь!
        - Да он его никогда не пройдёт! - возмутилась девушка. - Японятия не имею, сколько там уровней, но очень-очень-очень много! Укун!
        Великий Мудрец уже не слушал её. На экране демон-лось сражался со злобным снежным демоном, слепленным из двух снежных шаров разного размера, сяркой морковкой вместо носа, который закидывал лося снежками и глупо хохотал.
        Но вот сохатый наконец-то победил снежного демона, ипрактически сразу же в его ходулю вцепился мерзкий демон-енот. Лось не смог сделать правильный шаг и упал в пропасть, возмущённо и протяжно мыча, словно деревенская корова.
        - Поганый яогуай! - прорычал Сунь Укун.
        - Да, этот енот - нереально бесячий! - честно согласилась блондинка. - Пойдём, потом доиграешь.
        - Я не пойду.
        - Нет, пойдёшь!
        Ещё несколько минут девушке пришлось убеждать царя обезьян, что без него с демоном-лосем ничего не случится, икогда вечером он вернётся в игру, она начнётся с того же момента, на котором он остановился. Не то чтобы китаец поверил ей на слово, но пока решил послушаться. В конце концов, золотоволосая северянка лучше знает эту демоническую волшебную книгу.
        …На улице шёл лёгкий снежок. Чирикали птички, две кошки умывалась на трубах теплотрассы. Девушка, как всегда, бойко двинулась вперёд, аеё спутник, натянув ушанку в цветочек по самые брови, ссуровым видом отплёвываясь от снежинок, плёлся следом. Рыжая дворняга, выглянув из-за мусорной урны, мягко спрыгнула на обледеневший тротуар и поползла за ними на небольшом расстоянии.
        - Тут демоны! - вдруг сказал китаец и резко развернулся.
        Собака нырнула в ближайший сугроб с головой.
        - Да нет тут никакого! Пойдём!
        - Есть! Я чую запах демонов!
        Он повертелся, поозирался по сторонам и замер, уставившись прямо на тот самый сугроб, вкотором пряталась дворняга. Секретарь задержала дыхание.
        - Слушай, ну какие тут могут быть демоны? - тронув его за плечо, простонала подошедшая блондинка. - Нет тут никого. Смотри, снег, тишина, красотища-а! Азапах… ну, не знаю, может, вподвале псина сдохла?
        Китаец неуверенно покосился на неё. Запах демона определённо напоминал собачий.
        - Поехали, яже на маникюр опаздываю.
        Когда они скрылись за поворотом, Тяньгоу, выпрыгнув из спасительного сугроба и отряхнувшись, побежала за угол дома.
        Через пару минут из-за угла вышла полукриминального вида девушка с азиатским разрезом глаз. Красотка осмотрелась и направилась в небольшой павильончик, где расположился магазин японской кухни с уничижительным названием «Япошка».
        Прозвенел дверной колокольчик. Секретарь УМована скинула великоватую ей куртку, кивнула официантке, раскрыла узенький листик меню, быстренько изучив его, заказала самые дешёвые роллы и чай, попросила зарядку для телефона и села за единственный столик, рядом с которым нашлась розетка.
        С наслаждением вытянув под столом ноги, девушка рассеянно посмотрела в окно на падающий снег, апотом открыла мессенджер и отправила сообщение.
        - Привет! - Алиса широко улыбнулась посетителям и поправила халатик. - Ты немного опоздала, дорогая.
        Она жестом пригласила Ольгу за стол. Сунь Укун присел на уже знакомый стульчик в углу.
        - Я вам там журнальчик принесла про Китай, как вы хотели, - любезно обратилась к нему улыбчивая брюнетка. - Полистайте. Там написано про строительство Великой Китайской стены, очень интересно!
        - Да понимаешь, сугробы, по улице не пройдёшь, - оправдывалась за опоздание Ольга. - Все дороги завалило, так ещё и сосульки на крышах такие огромные висят… Нам пришлось в обход идти. Вон Укун не даст соврать, такая плохая дорога! Да, Укун?
        Она выразительно посмотрела на мужчину, но он холодно покосился на неё и промолчал. Ольга отметила это, но не придала должного значения.
        Внезапно в окно прилетел снежок, снеприятным звуком ударившись о стекло и сползая вниз. Со стороны улицы раздался приглушенный детский смех.
        - Вот мелкие уроды! - всплеснула руками Алиса. Прекрасные китайские девушки, нарисованные на веерах, с укором косились в окно. - Сейчас я жалюзи опущу. Они не вандалят, когда не видят, что тут кто-то есть. Уних же каникулы начались, вот и не знают, куда себя деть…
        Она встала, опустила жалюзи на окне, потом подошла к двери и, опустив жалюзи и на ней тоже, раздвинула две пластинки и посмотрела на улицу. Апотом для полной гарантии закрыла дверь на ключ, опустив его в свой карман.
        - Это чтобы никто не мешал…
        - Запертая дверь не остановит меня, демон, - тихо ответил китаец.
        Черноволосая мастер Алиса искренне рассмеялась:
        - Он у вас шутник.
        - Ага, мне с ним тоже весь день смешно, - устало отозвалась блондинка. - Укун, утебя паранойя? Может, хватит видеть везде демонов?
        - Ты такая глупая, как он только тебя терпит?
        - Э-э… типа что?!
        - Помолчи, пустоголовая, - презрительно фыркнула Алиса, схватив веерообразную маникюрную палетку с ногтями. Она раскрыла пластиковый веер, иногти на нём вдруг из беленьких и аккуратненьких превратились в окровавленные и почерневшие.
        - Мать твою, хрень какая?! - ахнула блондинка, вскакивая с места. Но черноволосая поставила ей подножку, иОльга упала под стол.
        - Отдашь мне пару своих ноготков для коллекции, а?
        Лицо мастера маникюра вытянулось снизу наподобие звериного, веё улыбке сверкнули длинные клыки. Она ударила ногой прямо в лицо взвизгнувшей девушке, но острый каблук натолкнулся на золотой посох…
        - Ты ведь не рассчитывала второй раз провести царя обезьян, Да Цзи? - ровно спросил Сунь Укун.
        - Однако мне это удалось. Язаманила тебя в ловушку, Великий Мудрец…
        - Или я заманил в ловушку тебя? Хи-хи-хи!
        - Кто ты такая, овца?! - крикнула Ольга, разумно не вылезая из-под стола. - Укун, что происходит?!
        - Заткнись, пока я не отрезала тебе язык кутикульными ножницами! - огрызнулась Да Цзи. - Явсё равно убью её, иникакая обезьяна меня не остановит! - Она попыталась поймать Ольгу за локоть, но волшебный посох всё время мешался под рукой. Так называемая Алиса попыталась схватить его, но тут же отдёрнула пальцы. - Жжётся-а!
        - Твои манеры всё так же грубы, лисица, - холодно сказал китаец, играя посохом, то увеличивая, то уменьшая его. - Ведь это твои прохвостки вчера испортили игру комедиантов в театре? Как можно было так испохабить все лицедейство…
        Коварная Да Цзи злобно улыбнулась. Она сорвала надоедливый белый халат, оставшись лишь в тонком шёлковом пеньюаре сиреневого цвета. Освободившийся чёрно-бурый хвост нетерпеливо постукивал по полу. После чего демон села на стол, вульгарно закинув ногу на ногу, и, лениво обмахиваясь веером из ногтей, расхохоталась…
        Блондинка под столом бессильно рычала, но пока ей хватало ума не высовываться.
        - Кому ты служишь теперь? - спросил Сунь Укун, перекидывая Цзиньгубан из руки в руку.
        - Никому, - игриво повращав плечиком, заявила лисица. Она схватила кусачки и шутливо бросила их в китайца, но посох знал своё дело, отбив опасный предмет.
        - Думаешь, я поверю тебе? Ты всегда кому-то служишь. Твоя проклятая душа слишком черна, чтобы ты могла усмирить кипящую в тебе ненависть. Именно поэтому тобой всегда кто-то руководит. Но кто? Мован?
        Он уклонился от летящего в него пинцета, иДа Цзи раздражённо фыркнула.
        - Чего ты ждёшь, дай ей уже по башке! - выкрикнула Ольга. Но царь обезьян грустно покачал головой.
        - Правильно, не смей приближаться к девчонке, - предупредила лисица. - Ты ведь знаешь, обезьяна, что я могу испепелить её в любую секунду?
        - Знаю. Но также мне известно, что ты любишь долгие и мучительные казни красавиц.
        - Красавиц - да! Но эта желтоволосая мышь к ним не относится.
        - Сама дура, ятакой отзыв про твой маникюр напишу…
        - Чего ты от нас хочешь? - Китаец поспешил вмешаться, пока обмен оскорблениями между девушками не перешёл в прямое рукоприкладство.
        - А что, если я хочу тебя, Великий Мудрец?
        - Хи-хи-хи! - рассмеялся Сунь Укун, отбивая посохом флакончик лака, летящий ему прямо в лоб. - Грязные лисы никогда не были в моём вкусе!
        - Мне известно, что ты слаб, обезьяна, - спокойно, даже с некоторой долей снисхождения, протянула Да Цзи, покачивая ножкой и обмахиваясь веером. - Ты забыл всё, что знал и умел. Рано или поздно рабы УМована найдут тебя и убьют. Ивот эту белую моль они убьют тоже. - Она указала кончиком хвоста на ворчащую блондинку под столом. - Не потому, что она опасна, апросто потому, что они МОГУТ это сделать. Не лучше ли нам прямо сейчас самим насытить свой голод её кровью? Ведь ты же тоже демон, Укун…
        - А потом? - спросил китаец, бросив быстрый взгляд на Ольгу. Она ответила ему яростным взглядом, ещё и покрутив пальцем у виска.
        - А потом… Ты лучше меня знаешь, что именно я смогу вернуть тебя в Китай, который ты любишь и помнишь. Не эта блондинистая дурочка, ая, только я! Ивместе мы победим всех врагов!
        - Моих или твоих?
        Чернобурка в пеньюаре, спрыгнув со стола, хищно улыбнулась и, грациозно виляя бёдрами, двинулась к нему, на мгновение потеряв нить разговора.
        - Что ты спросил?
        - Моих или своих врагов ты собралась победить с моей помощью, Да Цзи? - Китаец шагнул вперёд, обнял её за талию и, притянув к себе, шепнул на ухо: - Яне стану твоим орудием, лисица. Яне какой-нибудь там земной император, обезумевший от твоих чар, я - Великий Мудрец, Равный Небу, Сунь Укун!
        Он развернулся неуловимо танцевальным пируэтом, прикрывая спиной стол, под которым, не высовывая носа, сидела надутая на весь мир Ольга, и, зафиксировав руки лисы у неё же над головой, вдруг совершенно нелогично лизнул её в нос. Демон опешила и зависла на несколько секунд. Китаец быстро подмигнул блондинке, указывая взглядом на острую пилочку для ногтей…
        - Ты дурак, царь обезьян, - выдохнула чернобурая лиса, опомнившись. - ЯДа Цзи, ия никому не прощаю отказа.
        - Мне нет дела до твоего прощения, лисица. Ты проиграла, даже если ещё не поняла этого.
        - Что ж, тогда она умрёт, - пообещала та, бросив пренебрежительный взгляд вниз.
        - Не дождёшься… - прошептала Ольга и со всей силы воткнула в её ножку острую пилку, стараясь попасть между большим и указательным пальцем стопы. - Вот тебе, лживая стерва-а!
        Вой лисы едва не вышиб стёкла!
        Они уходили под истерический визг и проклятия фальшивой маникюрщицы, катающейся полу и держащейся за свою ногу, из которой торчала перламутровая ручка стальной пилки. Кровь хлестала ручьём! Да Цзи клялась отомстить им обоим самой страшной местью, шипела, плевалась и умоляла вызвать ей «скорую».
        Ольга, хохоча как безумная, пыталась вернуться и разгромить весь салон, но Сунь Укун выбил одним ударом волшебного посоха дверь и, накинув куртку на плечи блондинки, силой вывел её на улицу. Девушки на настенных китайских веерах озадаченно хлопали глазами, такого развития сюжета они никак не предполагали…
        Абсолютно голый Мован лежал на красных шёлковых простынях и смотрел на обнажённую женщину, сидящую за туалетным столиком. Зажжённые палочки индийских благовоний наполняли комнату душным ароматом иланг-иланга.
        Царевна Яшмовое Личико, сбросившая одежду, сидела на мягком бархатном табурете, изящно согнув ноги так, чтобы мужчина видел классический изгиб её коленей, ирасчёсывала длинные волосы, исподволь разглядывая себя в зеркало.
        Она самодовольно улыбнулась, убедившись, что красота её тела идеальна, встала с табурета и, подойдя к высокой кровати, поставила на неё ножку. Демон-бык выдохнул сквозь зубы, он не планировал возиться с супружеским долгом, только не сегодня и не завтра, ивообще, убессмертных всегда в запасе вечность, так что… как бы… ни…
        - Я красива, муж мой?
        Уф… Он не успел ответить, как именно в этот момент раздался короткий звуковой сигнал, оповещающий об эсэмэс-сообщении. Мован рванулся к телефону, прочёл сообщение и сразу же вскочил с кровати.
        - Куда ты?
        - Прости, царевна. Дела, дела… - пробормотал он, наклонился, поцеловал её белое колено и счастливо упрыгал из комнаты, на ходу завязывая чёрный халат.
        Дождавшись, когда его шаги стихнут, царевна грязно выругалась на сычуаньском диалекте, пнула кровать ногой и, не одеваясь, вышла вон. Её тело горело желанием…
        Войдя в свой рабочий кабинет, демон-бык облегчённо выдохнул и тут же открыл вайбер для видеозвонка. Тяньгоу ответила сразу.
        - Ты уверена? - вместо приветствия спросил он.
        - Да, господин! Это он, господин!
        - Ранее мне поступили другие сведения.
        - Но господин… - на секунду замешкалась собака, - это точно он. Он выглядит, как обезьяна, ходит, как обезьяна, пахнет, как обезьяна…
        - Ты и сама, должно быть, пахнешь, как обезьяна… - холодно заметил Мован. - Как давно ты мылась, Тяньгоу?
        Девушка стыдливо опустила глаза.
        - Что-нибудь ещё, кроме его запаха и внешности, говорит о том, что он не самозванец?
        - Он учуял меня, господин.
        - Это уже интереснее. Сэтого и нужно было начинать доклад.
        - Простите, господин…
        - Он видел тебя?
        - Нет, господин! Яспряталась в огромном сугробе, которыми завалена эта северная страна.
        - Хорошо.
        - Что мне делать дальше, господин?
        - Ждать. Ты ведь собака, - сказал он и завершил вызов.
        Тяньгоу вздохнула. Перед ней поставили порцию суши и маленький чайник слабенького китайского чая. Только сейчас она поняла, насколько была голодна.
        Куда можно было направиться для успокоения нервов двум героям, которых только что пытались убить, переманить и соблазнить, но они всё равно победили? В Саратове есть одно проверенное место для подобных случаев, и они оба пошли туда, не сговариваясь. Благо топать до «Хэ» пришлось относительно недалеко, пару кварталов.
        - Что это вообще было? - спросила Ольга, когда они уже сидели за столиком в «Хэратсе» сдвумя бокалами тёмного «Гримбергена». Почти всю дорогу до паба она молчала, но теперь настало законное время вопросов на грани истерики.
        - Ей не удалось ударить тебя? Утебя ничего не болит, женщина? - спросил китаец.
        - Не болит. Итак, что это было? Кто эта дура? Почему ты знаешь её, аона тебя?
        - Это был ещё один урок, Аолия. Если незнакомец сам ищет с тобой встречи, обещая великие блага за небесную красоту твоих голубых глаз, он твой враг, ане друг.
        - Укун… - тяжело взглянув на него исподлобья, сквозь зубы процедила девушка.
        Царь обезьян устало вздохнул.
        - Это кровавая история моей страны, Аолия. И, прежде чем я расскажу её, яспрошу тебя, что знаешь ты о нашем последнем императоре династии Шан?
        - Издеваешься? - беззлобно огрызнулась Ольга.
        - Как же ты необразованна, северная женщина мира варваров… - вновь вздохнул Великий Мудрец, приложился к пиву и продолжил: - Демон-лиса, вловушку которой ты попала так легко и безрассудно, вслед за собой потянув туда и меня, носит имя Да Цзи. Она бывшая ученица и прислужница великой матери Нюйва. Там мы и познакомились…
        - С этого момента поподробнее. Явидела, как ты её лизнул!
        - Но великая богиня, сотворительница людей, избавительница от потопа, смогла разглядеть тьму в душе своей прислужницы и прогнала её прочь, - попустив момент облизывания, продолжил Укун. - Итогда сама суть Да Цзи стала ещё темнее, анекогда золотая шерсть сменилась чёрно-бурой. Ничего, кроме ненависти, не осталось в её сердце. Долгие века скиталась Да Цзи по Поднебесной, вероломно обманывая людей, высасывая их жизненные силы и истязая их тела. Но однажды она смогла вселиться в любимую наложницу последнего императора династии Шан. Очень скоро от несчастной девушки ничего не осталось, Да Цзи стала ею, аона стала Да Цзи!
        Он сделал долгий глоток пива и, посмотрев в окно на сугробы, словно меловые скалы закрывающие весь вид на город, вздохнул:
        - Да Цзи полностью подчинила императора своей воле и своим капризам. Ибез того деспотичный император превратился в тирана. Но в Поднебесной даже ребёнок, ещё вчера покинувший тёплую утробу матери, уже знал, что не император, аего прекрасная наложница правит страной.
        - Что-то такое я слышала или видела. Там в кино генерала Джеки Чан играет, да?
        - Каждый день император и его возлюбленная умерщвляли десятки людей. Кровь реками лилась по улицам, вода в жёлтой Хуанхэ стала розовой, а затем и алой. Они заставляли придворных чиновников обнимать добела раскалённые железные столбы и весело смеялись, слушая их крики и вдыхая запах их жареной плоти. Они ввели налоги на носы, уши и волосы. И если нищий крестьянин не мог заплатить налог за два уха, ему отрезали одно. Многие лишились ушей и носов. Многие девушки лишились длинных кос, гладких, словно чёрный шёлк, иникогда не вышли замуж. Ведь кому нужна жена, обритая налысо, словно раб или преступный каторжанин? Авеер, который ты видела…
        - Фу, не напоминай…
        - По всей Поднебесной искали самых красивых девушек и приводили к Да Цзи. Иона вырывала по два ногтя с безымянных пальцев их рук, апотом отрезала и сами пальцы.
        - Зачем?! - недопоняла блондинка.
        - Потому что безымянный палец связан с сердцем и энергией любви. Аона не хотела, чтобы эти девушки были любимы. Из ногтей она делала веера. Когда император умер, люди нашли в её покоях десятки таких вееров.
        - И эту сумасшедшую тварь не казнили?!
        - Она сбежала. Бездыханную наложницу императора нашли на крыльце дворца. Её мёртвое тело сожгли, оплевав, обмочив испражнениями и закидав камнями, уподобившись диким зверям. Но Да Цзи уже не было в этом теле…
        - Но почему ты… - Блондинка на эмоциях пролила на себя пиво.
        - Спокойнее, Аолия…
        - Почему не прибил её своим посохом, как вчера этих хвостатых дур в театре?!
        - Женщина, ты не умеешь смотреть вперёд, - устало покачал головой китаец, протягивая ей синие салфетки. - Она думает, что я всё забыл и ни на что не способен. Пусть пока продолжает так думать. Ипусть пока думает так тот, кому она служит. Атеперь мне нужно посмотреть в глаза повара-гуя. Вызови его сюда.
        Ольга беззвучно выматерилась сквозь зубы, нашла в памяти смартфона номер «Мандарина» ипозвонила. Так же вежливо, как и вчера, она пообщалась с подошедшим к телефону официантом и попросила позвать шеф-повара. Вкратце объяснив причину звонка, она повернула голову к Сунь Укуну и сказала:
        - Он не придёт.
        - Как не придёт? - переспросил удивлённый китаец.
        - Извините, да, конечно, японимаю, банкет есть банкет, мы лучше как-нибудь сами зайдём, да, вдругой раз. Говорю же, он занят.
        - Дай мне немедленно своё волшебное устройство! - потребовал царь обезьян и вырвал смартфон из её рук.
        - Эй! Отдай! - возмутилась Ольга.
        - Это ты, гуй? - взревел её учитель, держа экран прямо перед собой, после чего приложил телефон к уху. Услышав ответ, он снова поднёс телефон к лицу. - Ты немедленно придёшь в эту питейную! Потому что так сказал я, Сунь Укун! Прекрасный царь обезьян!.. Иесли ты не появишься сию же секунду, грязный яогуай, ясам приду на твою кухню, разделаю тебя твоим же ножом и сделаю для себя гунбао из твоей плоти…
        Он вернул блондинке телефон, из которого доносились короткие гудки.
        - Слушай, ну так нельзя. Зачем так запугивать и хамить? Теперь он точно не придёт.
        - Не сомневайся, женщина, он придёт, - самоуверенно сказал Сунь Укун и, встав, прошёл к барной стойке, аОльга открыла Инстаграм.
        «Ты сдохнешь, тварь! Ты заплатишь мне за то, что проткнула мою ногу! Укун тебе не поможет, вам обоим конец, ясотру вас в порошок!»
        - Сама сука! - Поморщившись, Ольга просто заблокировала Алису - Да Цзи и вернулась к комментариям к своим последним постам.
        «Не на балет с таким надо идти, а в кино на последний ряд!»
        «Курсовые и дипломы на заказ. Научные работы любой сложности. Дёшево».
        «Отказывают в регистрации? Мы поможем! regislohservice.com»
        «Зови на ужин, раз он круто готовит! Яб приехала».
        «Враг народа Японии!»
        «Я тоже нормас готовлю. Го мутить?»
        «Ваш посох вырастет вдвое за одну ночь! Надо всего лишь натирать его копеечным советским…»
        «Китайцы лохи».
        «Сфоткай его голого!»
        «Бабы, чё вас всех на жёлтых или чёрных тянет?»
        «Я в шоке! Посох моего мужа стал волшебным! Его секрет прост: утром надо взять обычный…»
        - Чем надо натереть посох, чтобы он стал ещё больше? - слюбопытством вытянув голову, спросил китаец, вернувшийся к столику с двумя бокалами пива. - Зачем ты закрыла свою волшебную книгу, женщина?! Яхочу знать, как мне улучшить свой посох! Эти люди знают сакральные тайны и готовы ими поделиться!
        - Эти сакральные тайны тебе лучше не знать, - покраснев, хохотнула блондинка, всё-таки бельгийское пиво действовало на неё расслабляюще и спасало от перенапряжения мозг. - Давай сюда мой «Гримберген».
        - Я приказал приготовить для нас некую «жарёху». Этот виночерпий сказал, что она хороша, как амброзия. Атеперь твоя очередь рассказывать, женщина.
        - О чём? - удивилась Ольга.
        - О том, почему ты выбрала для себя путь ведьмовства.
        - В смысле?! - не сразу поняла девушка. - А-а… то есть почему я занимаюсь микробиологией, что ли?
        Китаец строго кивнул. Видимо, для него это было на самом деле важно.
        - Ну… что тут рассказать… - неуверенно начала блондинка, слегка запинаясь в длинных формулировках. - Понимаешь ли… жизнь на Земле штука кратко-о-осрочная и очень хрупкая, но в то же время удивительно стойкая. Периодически происходят катастрофические события пла-не-тарных масштабов, которые ж-живые организмы просто не могут контролировать. Они приводят к массовой гибели целых видов, - зачастила Ольга, наслаждаясь возможностью поговорить о науке. - Летопись ископаемых останков за последние пятьсот… пятьсот пятьдесят миллионов лет показывает, как минимум, пять крупных эпизодов вымирания животных. Один эпизод случился шестьдесят пять миллионов лет назад, когда на полуостров… этот… Юкатан упал метеорит. Этот день стал последним для динозавров и многих других видов животных и растений. Остальные… сколько там ещё… четыре волны вымирания вообще мало объя… объяснимы с точки зрения научной л-логики. Однако микр-роорганизмы спокойно пережили все эти тр-рагедии! Пщему? Нет, скажи, пщему, а?!
        - Я не знаю, женщина, я вообще ничего не понял, - честно признался немного напуганный таким напором Сунь Укун. - Не приставай ко мне с глупыми вопросами!
        - Так вот! Вот и хочу понять, как такое возможно снова и снова! Или вот! Ведь как всё начиналось? Ну-у… с чего начиналась микробиология? Тут просто: ж-живая клетка! - всё больше и больше распалялась блондинка, незаметно прихлёбывая (или уже заметно прибухивая). - Ведь Робер-рт Гук открыл её совершенно случайно, изучая под микроскопом срез винной прбки!
        - Э-э?
        - Прбки! Простой прбки от вина! Адальше больше: потом учёные открыли скрытые внутри ж-живой клетки механизмы, позволяющие ей получать энергию, расти и разм-н-жаться. - Она перевела дыхание, постучала себя кулаком в грудь и продолжила уже немного спокойнее: - Наш современник, американский биолог-океанограф Пол Фальковски называет эти механизмы… ща… - Она предельно собралась, чтобы правильно произнести длинное слово. - Называет он их наномеханизмами жизни, во! Как поэтично, правда? Как группа «На-на», да? Ну и… механизмы эти… нано… это агрегаты, состоящие главным образом из белков и нуклеиновых кислот. Япотратила немалую часть своей научной жизни, чтобы п-нять: как они ваще работают?! Ипотарчу… потрачу ещё больше!
        - Аолия, какие на… на… механизмы? - почти шёпотом спросил китаец, когда она выдохлась и замолчала. - Это всего лишь демоны. Как ты можешь этого не знать? Всё, что тебе непонятно, всё, что кажется волшебным или является таковым, - всё это дело рук демонов! Это ведь так просто!
        - Нет! Что за глупости, Уку-у-ун! Современная наука…
        - Ага! Он пришёл! - чуть более радостно, чем требовалось, крикнул Великий Мудрец, увидев китайского шеф-повара в дверях паба.
        - Приветствую вас, благородный господин Сунь, и вас, прекрасная госпожа, - низко поклонился повар, подходя к столику.
        Но царь обезьян, резко спрыгнув с высокого стула, вдруг схватил его за шиворот, приложил лбом о круглую столешницу, навалился сверху и заорал прямо в ухо:
        - Разве я позволял тебе называть меня по имени, презренный клоп, отравляющий воздух своей вонью?!
        - Ты больной?! - праведно возмутилась блондинка. - Не-эмедленно отпусти его! Чё он тебе сделал?!
        - Выполз на этот свет из чёрной смрадной норы Диюя! - прорычал китаец над ухом повара.
        - Проблемы? - Позади них вырос внушительного роста бармен.
        - О нет, бородатый лесоруб, торгующий пивом в этой чудной харчевне, унас нет проблем. Это мой друг, которого я очень рад видеть. Мы так немного пошутили. Ему совсем не больно, правда же, мерзкий гуй? Хи-хи-хи!
        - Да, да, всё в порядке, не волнуйтесь, мы друзья, - поспешно заверил повар, потирая едва ли не вывернутую из плеча руку и подсаживаясь поближе к Ольге и подальше от царя обезьян.
        Но Сунь Укун пересел поближе к нему, ухватив его за шнурок на капюшоне пуховика и резко потянув на себя так, что повар чуть не упал со стула.
        - Почему ты не хотел приходить, гуй?
        - Господин, ох… прости, прекрасный царь обезьян, унас в ресторане сегодня большой корпоратив. Нам нужно очень много готовить, кнам придут многочисленные гости. Поэтому я и хотел перенести нашу встречу с тобой на другой день.
        - Ты скользкий, как кишечный червь… - одновременно улыбнувшись и оскалившись, сказал китаец. - Но я не задержу тебя надолго. Твои гости не останутся голодными без твоей отравленной еды. Уменя лишь один вопрос, гуй. И, должно быть, ты уже знаешь какой?
        Повар отрицательно замотал головой.
        - Слуший, эт, может, ты уже перестанешь оскорблять челвека и называть этим почти нецензурным словом, а?! - снова вмешалась блондинка. - Унего, между прочим, имя есть!
        - О да, япомню его имя. От этого имени воняет так же, как и от него самого. Итак, Ли Гоушен, что делают в твоей харчевне демонические веера Да Цзи?
        Их диалог был коротким и ярким. Повар не понимал, очём речь, аучитель терпеливо объяснял и переспрашивал. Повар не верил, аСунь Укун заставлял его открыть глаза угрозами и проклятиями. Повар всё отрицал, а царь обезьян откровенно хихикал ему в лицо. Повар был напуган, аВеликий Мудрец пугал его ещё больше. Ольга углубилась в пиво и просто молча смотрела то на одного, то на другого китайца, даже не пытаясь уследить за всеми перипетиями диалога.
        - Клянусь следами Будды, яне знал об этом!
        - Ты не смог распознать магическую вещь, висящую на стене твоего же ресторана, гуй? Ты идиот или держишь за идиота меня, Великого Мудреца, Равного Небу?
        - Я живу тихой скромной жизнью, прекрасный Сунь Укун! - жалобно простонал повар, которого наставник, кажется, всё-таки решил придушить. - Явообще стараюсь забыть о том, что я гуй, ине знать ничего о других демонах, забыть их запахи, их силу, их…
        - Заткнись, гуй! Явсё понял, кажется, ты и правда идиот. Ты был презренным рабом в Поднебесной и остался презренным рабом здесь, рабом своего страха и своего ничтожества. Убирайся. Иди готовь свою курицу.
        Повар счастливо приподнялся…
        - Ну а эти демоны пусть и дальше следят за твоими гостями с волшебных вееров. Апотом отлавливают их, пьяных и беззащитных, иубивают, чтобы насытить свой голод.
        - Ты думаешь, что страдают мои гости?! - уже по-настоящему ужаснулся гуй.
        - Как много у тебя постоянных клиентов, Ли Гоушен? - усмехнулся Сунь Укун. - Уверен, что немного, несмотря на твою отравленную еду, которая должна привлекать их возвращаться к тебе снова.
        - Мало…
        - И как только кто-то становится завсегдатаем, он исчезает навсегда, верно?
        - Да… Ты прав. Что же мне теперь делать? - потерянно спросил повар-гуй, схватившись за голову. Вего узких китайских глазах было неподдельное отчаяние.
        - Сначала уничтожить веера! Прямо сейчас.
        - Будет исполнено…
        - А потом искупить свою вину передо мной.
        - Но в чём я виноват перед прекрасным царём обезьян?!
        - В глупости, гуй! Уходи. Япозову тебя, если ты мне понадобишься.
        Ольга уже практически прихрапывала, опустив голову на столик, её бокал был наполовину полон. Великий Мудрец проводил взглядом убегающего Ли Гоушена, подумал и перелил пиво себе. Не пропадать же такому божественному напитку, достойному стола самого Небесного императора…
        За панорамным окном было темно. Даже облака висели намного ниже, почти полностью закрывая огни ночного города. УМован смотрел в густую темноту и молчал. По щелчку его пальцев включился свет. Он отвернулся от окна, бросил равнодушный взгляд на присутствующих и опустился в кресло. Никто не смел сесть без его разрешения.
        - Вы нашли её?
        - Нет, господин, - не поднимая головы, прогудел медведь.
        - Мне хотелось бы узнать: почему? Как вы могли потерять её за несколько часов?
        Медведь нервно передёрнул плечами.
        - Она исчезла, господин, никаких следов. Стерва, умеет прятаться!
        - А вы не умеете работать, - равнодушно ответил демон-бык, забрасывая ногу на ногу. - Ты стареешь, Хуньдунь. Теряешь форму. Прими к сведению, что ещё один промах - и я отправлю тебя в расход. Ветер Диюя тоже нужно кормить.
        - Мы все старались, но… - начали было оправдываться остальные, но Мован хлопнул ладонью по столу. По толстому витринному стеклу побежали тонкие трещинки.
        - Всё идёт хуже, чем рыбалка глупого крестьянина, не цепляющего на крючок червяка. - Он встал и вновь подошёл к окну. - Слова Да Цзи не совпадают с информацией от собаки. Тяньгоу считает, что обезьяна настоящая. Иэто очень-очень плохо. Но ещё хуже, что лисица солгала мне. Потому что это значит, что рыжая тварь ведёт двойную игру. Против меня!
        - Господин, ачто, если лжёт Тяньгоу? - прошелестел полупрозрачный призрак.
        - Мой секретарь? - сусмешкой оглянулся Мован. - Яуже говорил тебе, Лю Гуй, что ты лишён мозгов? Тяньгоу умрёт за меня. Иубьёт за меня любого. Даже свою мать или своё жалкое потомство, если бы таковое у неё было.
        - Значит, всё-таки Да Цзи мутит воду, - поднял взгляд медведь.
        - А это было ясно с самого начала, Хуньдунь, - спокойно сказал бык, возвращаясь в кресло. - Мне непонятно другое: почему вы все ничего не делаете? Почему до сих пор не найдена лисица? Почему никто не знает, кому она служит? Почему я должен сидеть здесь ночью в деловом костюме за несколько тысяч евро и разговаривать с такими идиотами, как вы, вместо того чтобы пробовать новых селекционных тёлок?! Вы должны немедленно отправиться в Россию, найти Саратов, прийти в университет к этой желтоволосой девице и выяснить всё на месте! Надеюсь, хотя бы к этому вы подготовлены?
        - Да, господин!
        - Спрячьте когти, зубы, рога. Изавтра же решите все проблемы. Меня не волнует, как вы доберётесь до этого города. Но, если завтра вас не будет там - значит, на следующий день все вы будете в Диюе, все. Яустал ждать. Во-он!
        Демоны поспешно удалились из кабинета. УМован снял с себя одежду и осмотрел своё тело в отражении тёмного окна, как в зеркале. Три тёлки из разных селекционных групп уже были подготовлены и ожидали его в отдельной комнате, лениво пощипывая греческий салат… Хоть их и разделял целый этаж, но даже отсюда чувствовался их призывный запах.
        В приоткрывшуюся дверь нерешительно просунулась юная девичья головка.
        - Из-з-в-вин-ни-и-те, господ-д-дин, - проблеяла молоденькая овечка, неуверенно поправляя очки.
        Совершенно обнажённый Мован повернулся к ней.
        - Разве я звал тебя?
        - Н-нет, н-н-но… ва-аж-жная инфор-р-рм-м-ма-ация…
        - Тогда прекрати блеять и говори.
        - Да, господин, - тут же поправилась девушка. - Мы просматривали все контакты телефона Да Цзи, по которому вы связывались с ней. Много мы просмотреть не успели, потому что данные телефона пропали, как будто испарились, но журнал звонков мы успели изучить. Вам не стали докладывать, посчитали, что это несущественно, но я подумала…
        - Короче.
        - В день вашего звонка, иза два дня до него, ив день исчезновения демон-лисица созванивалась только с одним контактом. Он не был никак назван, но повторяется в списке слишком часто. - Овечка снова поправила очки. - Япробила по основной базе и ещё по одной. Этот контакт нерабочий. Сэтого номера почти никуда не звонят, его лишь используют для регистрации в соцсетях и ролевых играх. Это телефон одного очень важного человека… То есть демона… то есть… Вобщем…
        - Чей это телефон? - Обнажённый бык начал замерзать и поэтому терял терпение.
        - Этот номер принадлежит царевне Яшмовое Личико.
        Мован молчал.
        - Вот, взгляните на распечатку. - Девушка сделала два шага вперёд и протянула ему запечатанный конверт.
        Взяв со стола нож с резной костяной рукоятью, он вскрыл конверт, внимательно изучил документ, обхватил девушку за талию и притянул к себе.
        - Кто ещё знает об этом?
        - Я сразу пошла к вам, господин!
        - Это разумно. Как твоё имя?
        - Ша Сяоян, господин.
        - Ты хорошо поработала, Ша Сяоян, - сказал Мован и одним быстрым движением перерезал ей горло.
        Девушка попыталась закричать, но изо рта вырвался лишь хрип и бульканье.
        - Неужели ты думала, Ша Сяоян, что выйдешь отсюда живой после того, как посмела оговорить мою возлюбленную жену? Ты была так глупа… Так глупа, что я даже брезгую пить твою кровь и пожирать твоё затихающее сердце…
        Он бросил обмякшую девушку на пол, съел документ из конверта и, окровавленный, ушёл, не забыв погасить свет. Очки в серебряной оправе хрустнули под его тяжёлой стопой.
        Стеклянные глаза овечки Ша Сяоян неподвижно смотрели в окно на ночное небо…
        Выйдя из паба и сразу же угодив в сугроб, царь обезьян грязно выругался на китайском. Не полностью протрезвевшая блондинка, вздохнув, помогла ему отряхнуться от снега и, указав направление взмахом руки, пошла вперёд.
        - Куда мы идём, женщина? Уже темно. Солнце село. Ты пьяна. Пора домой.
        - Не бухти. Сейчас сделаем небольшой крюк на Кирова, яхочу купить тебе н-нормальный чай, - икнув, успокоила Ольга своего наставника.
        - Китайский?
        - Ес-стес-ственно!
        Они прошли с половину квартала, потом свернув налево, выходя на проспект, празднично украшенный новогодними гирляндами. Водних местах разнообразные шары, лампочки, снежинки или ёлочные шишки были подключены к деревьям, освещая их, в других гирлянды просто висели, как бельевые верёвки, натянутые между фонарными столбами, втретьих украшали окна и входы в магазины схематическими снеговиками и цифрами «2020». Синий, голубой, жёлтый, красный и белый свет сиял отовсюду…
        - Сколько демонов-рабов вы держите, чтобы они освещали ваши улицы! - пробурчал вечно чем-то недовольный Сунь Укун.
        Ольга хотела было в очередной раз объяснить ему про электричество, Эдисона и переменный ток, но потом решила, что китаец всё равно её не поймёт. Она просто свернула за угол и вошла в магазин «Чаинка». Всамом помещении было несколько человек, покупавших подарки к Новому году: чай и чайники, кофе и кофемолки плюс разный сопутствующий товар, как то: сладости, ситечки, ложечки с именами и всё такое…
        Великий Мудрец с любопытством осматривался по сторонам.
        - Тут пахнет чаем.
        - Конечно. Это же специализированный чайный магазин, - пожала плечами девушка. - Пока тут очередь, давай посмотрим, какой чай нам взять. Ты в этом лучше разбираешься. Вот, например, «Жёлтые иглы» - это что? - Она подошла к прилавку, изучая написанные от руки ценники с громкими названиями. - Или вот, смотри, «Белый лотос». Белый чай с ароматом лотоса и шоколада. Может, его возьмём?
        - Нет, женщина! Мы возьмём вот этот чай!
        - Какой?
        - Этот! - Сунь Укун гордо указал пальцем на прозрачную банку с большими и длинными зелёными листьями внутри. - Потому что это Тай Пин Хоу Куй!
        - Чего? Выражается ещё тут…
        - «Царь обезьян»! - счастливо перевёл китаец. - Этот чай назван в мою честь!
        - Ого, ты лучше посмотри на цену! - поднапряглась Ольга.
        - На какую ещё цену?
        - Ну вот на эту, - она ткнула ноготком в ценник. - Яне буду покупать сто граммов чая за тысячу триста рублей! Это в десять раз дороже, чем другие сорта! Давай купим «Белый лотос». Или «Жёлтые иглы». Вот ещё «Красный дракон» есть.
        - Аолия, мы возьмём Тай Пин Хоу Куй!
        - Он дорогой!
        - Вздор! - раздражённо отмахнулся её учитель, не знающий цену деньгам.
        - Прекрасный выбор! - Подошедшая к прилавку продавщица просияла от перспективы наконец-то продать самый дорогой чай в магазине. - Сколько вам взвесить?
        - А сколько есть? - поинтересовался Сунь Укун.
        - Наверное, два килограмма.
        - Я возьму весь этот чай, торговка!
        Блондинка раздражённо фыркнула, а продавщица радостно застучала по клавишам калькулятора.
        - Это будет стоить двадцать шесть тысяч рублей. Платить будете наличными или картой?
        - Я не буду платить, женщина, - удивлённо заявил китаец.
        Продавец так же удивлённо заморгала, заметно погрустнев.
        - Ты отдашь мне этот чай просто так. Потому что я - Сунь Укун, прекрасный царь обезьян, иэто чай, названный в мою честь! Отдавай мне мой чай, торговка!
        - Я не дам вам чай без оплаты.
        - Женщина! Я - Сунь Укун! Прекрасный царь обезьян! Отдай мне мой чай!
        Но неумолимая продавщица чая попросила его покинуть магазин. Подошедшая блондинка извинилась и за рукав потянула его на выход. Аоблегчённо вздохнувшая продавщица переключилась на обслуживание семейной пары, желающей купить ароматизированный кофе «по-ирландски».
        - Я Сунь Укун! Прекрасный царь обезьян! - расстроенно жаловался Ольге китаец, пока она надевала перчатки перед выходом на улицу. - Великий Мудрец, Равный Небу! Я - тот, кто переполошил небесные чертоги! Тот, кто разрушил небесную астролябию судьбы и похитил персики бессмертия! Я - Сунь Укун! Со мной так нельзя! Хи-хи-хи!!!
        С воплем он кинулся к прилавку и, схватив с него прозрачную банку со злосчастным чаем, опрометью выбежал из магазина.
        - Стой, куда?! - кричала Ольга в открытую дверь, но царь обезьян уже восторженно прыгал по снегу, щедрой рукой разбрасывая чай из банки направо и налево.
        - Берите, люди! Я даю вам свой чай! Нечестные торговцы требуют за этот прекрасный чай большие деньги, но это несправедливо! Этот чай назван в мою честь, ия хочу, чтобы все люди этой северной страны получили его бесплатно! Возьмите чай!
        Прохожие только шарахались в сторону от полоумного азиата, подбрасывающего в воздух длинные листья, даже близко не напоминающие привычный всем чай.
        - Укун! Немедленно вернись! - Блондинка сделала шаг за дверь, намереваясь притащить своего психического учителя обратно, но на неё, как коршун, налетела продавщица, обхватив руками сзади.
        - А платить кто будет, девушка?! Явидела, вы с ним вместе пришли! Вот, ипокупатели тоже видели! - Семейная пара согласно закивала. - Ану платите за чай, или я сейчас полицию вызову!
        - Да, да, извините, конечно, язаплачу, - скрипнув зубами, сдалась Ольга и достала из сумки кошелёк. - Сколько там было этого чая?
        - Триста граммов!
        - Триста?! Да там всего два десятка листочков лежало!
        - Это Тай Пин Хоу Куй! Унего очень тяжёлые листья! Платите!
        Блондинка вздохнула и приложила карту к терминалу.
        - И ещё сверх тысячу рублей за банку! - заявила предприимчивая продавщица.
        - А банку он сейчас вернёт, - попыталась переубедить её Ольга.
        - Не знаю, что он там вернёт! Может, он разбил её давно? Платите за банку!
        Но тут в распахнутую дверь вошёл утомлённый китаец и поставил на прилавок пустую банку. Целую, без единого скола или трещинки.
        - Забери свой сосуд, торговка! - важно сказал он и обратился к Ольге: - Женщина, почему ты стоишь тут так долго? Нам здесь больше нечего делать. Яустал ждать тебя на улице и замёрз. Не забывай, яведь рождён на вулкане из…
        - Я убью тебя! - зарычала блондинка, бросаясь на него с кулаками. - Клянусь, ятебя убью!.. Сунь Укун, Сунь Укун, как же ты хорош! Щедрый, мудрый, благородный! Прекрасный царь обезьян! Да будут благословенны твои дни и ночи! Да озарит твой путь свет солнца и улыбка Золотого Будды! О, Великий Мудрец, Равный Небу! Мой почтенный учитель! Мой наставник и проводник!
        Китаец счастливо танцевал. Семейная парочка и три студентки, забежавшие в магазин на шум, неуверенно захихикали. Ольга уже открыто плакала от обиды и злости, но не остановилась, пока не допела до конца очередную хвалебную песню.
        Напряжённая продавщица, составившая под прилавок остальные дорогие сорта чая, потребовала странную блондинку и её спутника удалиться из магазина, угрожая полицией. Но они и сами не собиралась больше здесь задерживаться и, взявшись за руки, покинули негостеприимное заведение. Под ногами валялись поломанные и втоптанные в снег листья дорогущего чая Тай Пин Хоу Куй.
        - Я замёрз и устал, Аолия! Почему мы не вызвали личный самодвижущийся экипаж, аснова ехали в этом огромном железном ящике, которым, должно быть, управляют сразу десять демонов? - ныл китаец, утопая в сугробах во дворе дома.
        - А потому что у нас больше нет денег! - снежной улыбкой, больше похожей на оскал тигрицы, слишком громко ответила его ученица. - А денег у нас нет, потому что кое-кто (угадай - кто?!) упёр из магазина самый дорогой чай, за который мне по-любому пришлось расплатиться! Так мало того, ты же ещё и выбросил его! Просто раскидал по всей улице!
        Она широко распахнула дверь в подъезд и быстро вбежала по лестнице на второй этаж. Укун недоумевая плёлся следом, почёсывая затылок.
        - Но я же не виноват в том, что ваши люди настолько необразованны, что предпочли просто пройти мимо, втоптав драгоценные чайные листья в снег!
        - А нечего было разбрасывать чай, приставая к прохожим! Они, наверное, подумали, что ты наркоман какой-нибудь!
        - А наркоман - это кто?
        - Ой, всё…
        Тяньгоу почесала задней лапой за ухом, встала, отряхнулась от снега и, оглядевшись по сторонам, сменила облик прямо во дворе. До утра обезьяна вряд ли покинет квартиру. Можно и прогуляться. Девушка опустила руки в карманы тёплой кожаной куртки и пошла через двор к остановке. Там она села на скамейку и стала наблюдать, как люди приезжают и уезжают, идут домой, говорят по телефону, нервничают, ожидая транспорт.
        По-хорошему, конечно, гостиница и душ - вот что ей сейчас нужно. Но в этой холодной стране невозможно поселиться в гостиницу без документов, аоба её паспорта забрали в аэропорту. Впрочем, если пойти другим путём…
        Сердобольная крепенькая старушка на углу дома подкармливала троицу разношёрстных кошек. Пенсионерка не выглядела бездомной или такой уж бедной, значит, стоило хотя бы попытаться.
        Девушка встала и не спеша направилась к ней, но на полпути бесследно исчезла. Ачерез пару минут к любительнице животных со звонким лаем неслась маленькая беленькая бишон фризе, вРоссии именуемая попросту французской болонкой. Собачка подлетела к удивленной бабушке, сделала поклон, отклячив зад, иумилительно завиляла маленьким хвостиком.
        - Ох ты ж, прелесть какая, - удивилась старушка, осматриваясь по сторонам. - Люди, никто собачку не терял, ась?!
        Никто не откликнулся, никто не ответил, поэтому секретарь вскочила и грозно залаяла на кошек тоненьким голоском. Те выгнули спины, но связываться почему-то не рискнули.
        - Да откуда ж ты такая масенькая, такая хорошенькая? - со скрипом опустившись на корточки, спросила бабушка, потрепав болонку за ушами. Собачка трогательно заскулила, буквально извиваясь всем телом, сделала круглые глаза и подала лапку.
        Старушка мигом растаяла, забыв про уличных кошек, иуже в красках представляла себе, как принесёт бедную собачку домой и будет учить её разным трюкам, чтобы потом хвастаться перед соседками и приманивать внуков. Теперь для успешного закрепления результата требовался лишь один «контрольный выстрел».
        Тяньгоу, приблизительно вспомнив мелодию «Собачьего вальса», встала на задние лапы и начала смешно танцевать, виляя задом, размахивая передними лапками, вывалив розовый язык, забавно наклоняя голову в разные стороны и хлопая длинными ресницами.
        Уже через полчаса собака была доставлена в небольшую уютную квартирку, небогатую, но опрятную и чистенькую. Ей налили молочка, как кошке. Тяньгоу всегда ненавидела молоко, но сейчас деваться некуда, надо соответствовать образу несчастной бездомной собачки, которые, как известно, вечно голодны.
        Она принялась громко лакать молоко в тесной кухне под вздохи умиления счастливой старушки. Кое-как справившись с молоком, она запрыгнула на табуретку, стабуретки на стол, асо стола в раковину. Идаже сама открыла лапкой кран, требовательно гавкая, после чего была перенесена в ванную и вымыта шампунем, ополоскана бальзамом, высушена дорогим махровым полотенцем, дополнительно накормлена свежими мясными котлетами и уложена в мягком кресле рядом с постелью пожилой хозяйки квартиры.
        Кажется, жизнь удалась…
        - Начинай разминать своё тело, Аолия! - принялся командовать Сунь Укун, как только они зашли домой. - Иначе я не смогу научить тебя сражаться с демонами! Амне покажи демона-лося на своем демоническом устройстве. Он должен пройти свой путь до конца!
        - Слушай, мне надо работать. Я уже несколько дней не писала диссертацию.
        - Тебе надо готовить тело и дух, постигая искусства единоборств, женщина! Как иначе ты собираешься противостоять демонам, которые уже начали охоту на тебя?
        - И как же мне помогут гимнастические упражнения с палкой? - через несколько минут спросила она у играющего в Walk Master Сунь Укуна. Ответа не последовало.
        Китаец так увлёкся, что даже высунул язык от усердия. Но проклятый демон-енот всё равно мешал демону-лосю перепрыгнуть через две вылетающие друг за другом пилы. Несчастный лось трагически погибал снова и снова. Великий Мудрец при этом грязно ругался по-китайски, потрясая кулаком.
        - Ладно, женщина, ты уговорила царя обезьян, - вздохнув, решил он, чтобы взять небольшую паузу в игре. - Раз ты считаешь своё тело настолько совершенным, что не видишь нужды в его подготовке, ябуду учить тебя боевым ударам.
        Он хлопнул себя ладонью по уху и вытащил посох.
        - Э-эй! Яне буду тренироваться, если ты будешь размахивать тут этой грязной штуковиной! Иди в ванную и отмывай её! Иванну потом отмой! Тоже мне… Фу!
        Хозяйка дома скривилась, отложив спортивный инвентарь, исела за стол, раскрыв планшет. Она сфотографировала гимнастическую палку, которую поставила у стены, выложила фото в Инстаграм и быстро начала писать. Типа диссертацию…
        «Адский денёчек. Во-первых, моя маникюрша, которая, кстати, сама нашла меня тут, хотела меня убить. Клеилась к Укуну. Оказалась демоном-лисой. (Алиса, если ты это читаешь, знай, что ты овца!) Люди, не ходите к ней!
        Мне пришлось воткнуть ей пилку для ногтей в ногу, и она верещала как припадочная, апотом ещё и писала мне угрозы в «Директ»! (Алиса, имей в виду, япожаловалась на твой профиль, тебя блокирнут теперь, иклиентов ты не дождёшься.)
        Зато потом мы пошли в «Хэ», потому что мне надо было запить вот это вот всё. Там меня слегка отпустило, Укун даже приятно удивил, проявив интерес к моей научной деятельности. Потом он вызвонил Ли Гоушена. Повар из «Мандарина», помните?
        И тут моего китайца накрыло, он начал его носом по столу возить. В«Хэ». Вкультурном заведении. Вцентре Саратова. Позо-о-орище… Ябоялась, что нас оттуда выкинут. Блин. Надеюсь, меня продолжат туда пускать…
        А потом вообще треш. Мы пошли в «Чаинку». Хотела побаловать этого психопата, чаёк ему прикупить китайский какой-нибудь крутой, чтоб родину вспомнил. Ага. Он и вспомнил. Ещё как!
        Просто схватил какой-то дорогущий чай с почти матерным названием, удрал с ним на улицу и начал разбрасывать этот же чай, цепляясь к людям! Амне пришлось за него платить. Три тысячи девятьсот рэ! Три тысячи девятьсот за триста граммов этой травы! Нормально, вообще?!
        Продавщица хотела ещё за банку с меня тысячу стрясти, но фигу, банку Укун вернул. Я злая как чёрт. Аон такой: «Чё эт мы на такси не поехали?!» Ана какие деньги?! Итеперь ещё прицепился - боевым искусствам меня учить собрался.
        Вот оно мне надо?! Явообще не спортивная. Имне диссер писать нужно, ане с гимнастической палкой скакать по комнате, как обезьяна…
        Пошёл свой посох намывать, потому что плевать хотел на мои требования и продолжает хранить его в ухе по принципиальным соображениям.
        Конечно, зачем же слушать Олю? Кто я такая вообще?
        Подумаешь…
        Бесит».
        Когда Сунь Укун с отмытым блестящим Цзиньгубаном вышел из ванной, напряжённая Ольга «обрадовала» его, заявив, что завтра им придётся ехать в университет.
        - Пришло письмо от ректора, тут внезапно прилетает китайская делегация микробиологов, поэтому в универе всеобщий сбор. Мне надо быть за пару часов до занятий. Показать им всё, поводить везде, сам знаешь, короче…
        - Учёные чиновники из моей страны вдруг прилетают в твой университет? - недоверчиво напрягся китаец.
        - Ну как «вдруг»… - неуверенно пожала плечами девушка. - Просто у нас ректор… это… ну… немного забывчив. - Она зачем-то щёлкнула себя указательным пальцем по шее. - Типа это давно обсуждалось, но он забыл, аони-то нет, ивот теперь они прилетают, аон никого успел не предупредить. Вот он и… Ну, ты понял.
        - Кто не успел предупредить? Кого? Кто «они»? Ты так запутанно говоришь на вашем сложном языке, северная женщина…
        - Забудь. Вобщем, завтра нам в универ. Встречать китайскую делегацию. Но это современные китайцы, так что вряд ли они знают тебя. То есть гарантированно не знают.
        - Я не был бы так в этом уверен, легкомысленная Аолия… - задумчиво пробормотал Сунь Укун. - Атеперь вставай, мы будем изучать искусство войны! Завтра, когда холодное жёлтое солнце встанет, ты должна уметь хоть что-то.
        - Зачем?!
        - Потому что враг не будет дремать, сомкнув веки, беспечная женщина! Бери в руки свой несуразный посох, больше похожий на игрушку неразумного ребёнка, идерись!
        Он поднял гимнастическую палку и зашвырнул в Ольгу. Девушка завопила и, кое-как поймав палку, не удержав равновесия, плюхнулась на пол, прикрытый старым ковролином.
        - Ай! Больно! Ты совсем, что ли?! - возмутилась блондинка, но бешеный китаец, не отвечая, обрушил на неё сверху удары золотого Цзиньгубана.
        Ольга визжала и уворачивалась, словно червяк, крутясь прямо на полу. Узкоглазый китаец ругался с самым грозным лицом и требовал, чтобы она отбивала его удары. Пискнув, блондинка распахнула дверку нижнего ящика кухонного стола и бросила прямо в голову всклокоченного противника пакет с пакетами.
        Разумеется, волшебный Цзиньгубан отбил пакет. Он лопнул, икитайца осыпало самыми разными пакетами - большими и маленькими, сложенными и скрученными, скомканными и завязанными в узлы.
        Такого стиля кунг-фу учитель ещё не встречал!
        Ибо мгновением позже в него полетел огромный пакет зернового кофе, разбился о его лоб и засыпал коричневыми зёрнами всю комнату. Женская бомбардировка буквально всем подряд продолжалась не менее пяти минут кряду с переменным успехом.
        Через какое-то время, когда китаец отплевался от кофе и снял с ушей пакеты из «Магнита» и «Пятёрочки», он увидел, как девушка, скрюченная в три погибели спрятавшись в шкафу, закрывает дверцу, одновременно запуская голубую гимнастическую палку ему в лоб. Бац, попала-а…
        - Может, нам стоит куда-нибудь прогуляться и развеяться? - пискнула Ольга. - Сегодня предновогодняя «Ночь музеев», вход бесплатный.
        - Хи-хи-хи, - нервно ответил он, тряся головой. - Почему нет?
        - Куда мы идём, Аолия? Почему мы опять куда-то идём по снегу, рискуя быть пронзёнными насквозь этими устрашающими огромными сосульками? Зачем мы вылезли из тёплой повозки, возница которой рассказывал такие смешные истории о кокосах…
        - Об америкосах, - сквозь зубы поправила блондинка, перешагивая через сугроб. - Не ной. Тепло, ветра нет. Мы идём в краеведческий музей, надо же тебя окультуривать!
        - Меня не надо окультуривать! Поднебесная - страна с тысячелетней культурой! Ясам могу окультурить тебя до невозможности!
        Они шли по освещённой фонарями Московской и кричали в голос, чтобы расслышать друг друга за шумом машин. Дворник, расчищающий снег на перекрёстке, осуждающе покачал головой, решив, что они ссорятся.
        - Да? Ав твоём Китае есть мамонты? - ехидно спросила Ольга, развернувшись и уперев руки в бока.
        - Что это за демоны? Ятаких не знаю, - насторожился Укун.
        - Эх ты! Хуанхэ необразованное! Мамонты - это доисторические животные! Они давно вымерли, асейчас мы увидим их в музее.
        - В вашем музее хранятся мёртвые животные? Они же наверняка протухли и смрадно воняют! Давай не пойдём туда, женщина! Япередумал!
        - Блин… - вздохнула его спутница, когда представила, сколько всего нужно объяснить китайцу, чтобы он понял, что мамонты не протухли. - Вобщем, никто там не воняет. Пошли быстрей, сейчас сам всё увидишь.
        Они свернули на Музейную площадь, ицарь обезьян, отмахиваясь от летящего в глаза снега, спросил:
        - Ну уж это точно дворец вашего императора?
        - Нет. - Ольга, ухватив его за руку, перешла дорогу и оказалась прямо напротив красивого жёлтого здания с белыми колоннами, расположившегося на углу улицы. - Вообще-то изначально это был дом купца Устинова.
        - Кто это такой, женщина? Я не слишком разбираюсь в иерархии вельмож вашей северной страны.
        - Это такой торговец, - ответила блондинка, направляясь вперёд по тротуару.
        - Жалкий торговец смог позволить себе построить такой дворец?!
        - Да не ори ты! Люди оборачиваются! - раздражённо шикнула девушка. - Он вообще-то жутко богатый был, но не важно! Важно, что теперь в этом доме располагается краеведческий музей. И этот музей, между прочим, старейший в Поволжье. Да, - остановившись перед высокой дверью, над которой висела синяя табличка с надписью «Саратовский областной музей краеведения», Ольга резко развернулась и погрозила китайцу пальцем, - это здание, чтоб ты знал, - один из лучших архитектурных памятников русского классицизма начала девятнадцатого века! Авнутри собрано более четырёхсот тысяч экспонатов!
        - Я ничего не понял, - честно признался царь обезьян, приложив руку к груди. - Но замёрз. Давай скорее спасёмся от холода в этом дворце.
        - В общем, это национальное достояние моей страны, - коротко пояснила девушка. - Поэтому не вздумай ничего сломать, разбить, испачкать, и вообще, лучше ничего не трогай руками. Не то я тебя сама в полицию сдам, сразу предупреждаю. Так понятно?
        Китаец, не задумываясь, кивнул, иони наконец вошли внутрь. Войдя в роскошную купеческую прихожую, они поднялись по старинным мраморным ступеням в фойе. Касса налево, но она сегодня не нужна, так как в «Ночь музеев» вход в музей бесплатный. А гардероб направо. Сначала, естественно, следовало сдать верхнюю одежду.
        - Ну, пойдём. - Ольга внимательно проследила, чтобы царь обезьян надел бахилы в гардеробе, ипошла к лестнице.
        Поднявшись по ступеням на один пролёт, они увидели рыцарские доспехи, установленные за стеклом.
        - Кто этот воин? - насторожился Великий Мудрец. - Он видит нас? Это человек? Или демон?
        - Укун, это доспехи. Они пустые внутри. Так раньше одевались европейские рыцари.
        - Фу-у, разве это доспехи?! Вот когда я был в подводном мире и завладел доспехами морского…
        - Вот прям сейчас мне это неинтересно, идём дальше.
        Они свернула в ближайший зал и осмотрелись.
        - Так, ну эта выставка вряд ли будет тебе понятна, - пробормотала девушка. - Вот смотри. - Она быстро подвела его к мраморному бюсту. - Это Юрий Гагарин. Он был первым человеком, который полетел в космос.
        - Почему ты говоришь такие глупости, женщина? - раздражённо вспыхнул Сунь Укун. - Очень многие люди из Поднебесной умеют перемещаться в космос, и им за это не ставят памятников! Переместиться в космос легко - это достигается несложной медитацией. Конечно, сразу выйти за границы тела и легко воссоединиться со Вселенной не получится, но если потренироваться, то в этом нет ничего сложного, ясам так делал сотни и сотни раз!
        - Ой, всё. Яже говорила, что ты не поймёшь, - буркнула девушка, отметив едва сдерживаемое возмущение на лице смотрительницы зала. - Пойдём дальше!
        Она схватила китайца за руку и повела его через залы «Космоса». Мимо самолёта, на котором Гагарин учился летать, мимо фотографий Королёва и Циолковского, мимо скафандров, тюбиков космического питания и прочих «смешных глупостей», по мнению её спутника.
        - Вот! Нам сюда! - радостно воскликнула она на пороге очередного музейного зала. - Это экспозиция отдела природы, тут интересно! Смотри, здесь собраны палеонтологические находки - окаменевшие останки морских обитателей, которые свидетельствуют о том, что на протяжении миллионов лет наш край являлся дном древнего моря. Это было…
        Она осеклась, заметив, как китаец, беззвучно раскрывая и закрывая рот, во все глаза смотрит на закрытую витрину со скелетом мамонта.
        - Ну, кстати, вот это тот самый мамонт, про которого я тебе говорила.
        - Зачем… почему вы… почему вы держите здесь жёлтые кости?! Хи-хи-хи…
        - Ну, полным скелетом это можно с натяжкой назвать. Видишь, многих частей не хватает, поэтому они просто дорисованы? Хотя в целом, конечно, смотрится эффектно, - смутилась девушка.
        - Так вы ещё и дорисовали скелет, чтобы оживить его и придать ему силы?!
        - Всмысле? Какие силы, ты о чём вообще? Это же просто скелет!
        - Кости покойника должны лежать в земле! - едва ли не подпрыгивая на месте, закричал Сунь Укун. - Аесли их достать и надругаться над ними вот так - они становятся демоном! Аолия, мы немедленно должны уйти отсюда! Беги-и!
        Блондинка раздражённо закатила глаза.
        - Да никакой это не демон. Это просто останки древних животных, успокойся уже!
        - Демоны-рыбы!!! - заорал царь обезьян, указывая пальцем на витрину, за которой были выставлены чучела рыб. - Зубастая птица!!! Это уж точно демон, даже не пытающийся скрыться! Почему ты не предупредила меня, что мы идём сражаться с демонами? Где мой посох?!
        - Извините, - слишком широко улыбнулась девушка заглянувшей в зал недовольной смотрительнице. - Укун, ты не мог бы потише? Мы так весь музей на уши поставим.
        - Демоны-звери!!! - продолжал надрываться впечатлительный царь обезьян. - А-а! Вот ты где прячешься, паршивая лисица! Не притворяйся мёртвой, язнаю, что ты демон! - Потрясая кулаками, он запрыгал возле витрины с чучелом обычной лисы. - Да Цзи прислала тебя сюда, да?! Яуничтожу тебя и всех остальных демонов!!! - Он изо всей силы ударил себя по уху и достал волшебный посох.
        - Успокойся-а! - Ольга вцепилась в его локоть. - Яже предупреждала тебя! Нельзя здесь ничего уничтожать!
        - Там… но там… демоны-скелеты! - Сунь Укун кинулся к ящику с землёй, вкотором были красиво уложены два комплекта костей первобытных людей. - Глупые люди! Вы все сошли с ума-а!!! Беспечные глупцы! Вы держите тут демонов! Их нужно уничтожить!!!
        - Это ктой-то тут собрался чёй-то уничтожать? - послышалось откуда-то сбоку, когда несчастная блондинка, уже едва не плача, пыталась вытянуть китайца из зала.
        Царь обезьян и светловолосая девушка нервно обернулись.
        Из-за стенда с засушенными бабочками вышел маленький худенький старичок с крючковатым носом, оттопыренными ушами и очень сердитым лицом. Одет он был в обычную клетчатую рубашку, слегка великоватые брючки с отглаженными стрелками и немодные ботинки на шнурках. Ана седой голове красовалась остроконечная шапка с загнутыми краями, очень старая и, вероятно, являющаяся одним из экспонатов музея.
        - Женщина, а вот этот тип точно демон, - уверенно опознал китаец.
        - Эт ты-то демон! Паршивый китайский божок! - ссутулив спину и бойко наступая на парочку, возразил старичок. - Как посмел-то ты прийти в ентот храм истории и краеведения?!
        - Но мудрая Аолия сказала мне, что храм остался позади, унего много куполов, украшенных крестами. Когда мы проходили мимо, там звонил колокол, восхваляя единого Бога. Аэто здание - всего лишь музей, бывший дом какого-то мелкого торговца.
        - Какого-то?!! - гневно затопав ногами, закричал старичок. - Да что ты знаешь об купце Устинове, жалкая китаёза?!
        - Я не жалкий! Япрекрасный царь обезьян! - рыкнул в ответ Сунь Укун и обнажил клыки.
        - Простите, акто вы, собственно, дедушка? - перебивая их обоих, храбро влезла блондинка. - Смотрительницы, охрана, ау! Тут вообще-то псих какой-то…
        - Я не дедушка-а! - взвыл старичок. - Я - музейный!
        - В смысле? Вы музейный сотрудник?
        - Был! Был пятьдесят лет назад музейным сотрудником. Старшим научным сотрудником, между прочим! Атеперь я - музейный! Хранитель музея! Половцев!
        - Каких половцев? Ой, или это вы Половец?! - искренне удивилась Ольга, едва не приседая от умиления. - Ядумала, это миф, городская легенда. Ну, вас же не существует, да?
        - Женщина, это демон! Зачем ты с ним разговариваешь? Его надо убить по-тихому, ивсё, - оттеснив её в сторону, сказал Сунь Укун, поудобнее перехватывая волшебный золотой посох.
        - Убить?! Ты вот так запросто возьмёшь и убьёшь этого полоумного дедушку? Тебе самому не стыдно? - толкнув его в плечо, вступилась за старичка блондинка.
        - Я-то, поди, умнее всех вас! Яж всю жизнь отдал этому музею!
        Дедок вдруг схватил большой камень, лежащий на постаменте, ис размаху запустил им прямо в голову Сунь Укуна. Китаец легко увернулся. Но витрина с чучелами рыб не выдержала удара, разбившись и осыпавшись на пол волной мелких осколков.
        - Эй, вы чего?! - неслабо обалдела Ольга. - Тут нельзя ничего бить!
        - Мне-то можно! Яж музейный! Только мне и можно тут всё бить! Авы, молодые профурсетки, приходите и портите здесь всё! Продаёте магнитики на кассе! Календарики! Значки! Превратили храм краеведения в уличный базар! Компьютеризировали тут всё! Отобрали у храма краеведения саму душу! Явот покажу-то вам!
        Он с ноги разбил витрину с животными, схватил чучело куропатки и бросил им в Ольгу.
        - Вот тебе, курица ты пергидрольная! Чтобы и духу вашего в МОЁМ музее не было!
        Девушка взвизгнула, закрывая лицо ладонями. Но бдительный царь обезьян отбил куропатку Цзиньгубаном, как воланчик бадминтона, итушка прилетела прямо в лоб старичку-музейному, сбив с его головы шапку.
        - Никто не тронет мою ученицу!
        - Да я вас!!! Я-то вам!!! Эта ж шапка - музейный экспонат! Авы повредили музейный экспонат, негодные! Ай-ай-ай! Эта ж куропатка - тоже музейный экспонат! Музейными экспонатами кидаться?!
        - Так ты же первым начал?! - округлил глаза удивлённый Сунь Укун.
        Но музейный вдруг повернулся к ним спиной и дёрнул по замершему коридору куда-то вдаль.
        Ольга заглянула в соседний зал. Бабушка-смотрительница застыла в стремительной позе, вероятно услышав разгром и торопясь прийти на помощь. Но фигу…
        - Укун, тут все замерли, кроме нас. Почему я не застыла вместе со всеми?
        - Раскрой для Вселенной свой разум, женщина! Ты - ученица царя обезьян, Великого Мудреца, Равного Небу. Никто не смеет причинить тебе вред! Асейчас нам нужно уходить, пока сумасшедший старец, владыка музейных ценностей, не вернулся.
        Он схватил её за руку и потащил на выход.
        - В смысле?! Ячто, типа тоже волшебством теперь каким-нибудь обладаю? - сазартом завелась его спутница. - Ачто я умею, что? Что я могу? Расскажи-расскажи-расскажи-и!
        Она встала в проходе и начала прыгать, хлопая в ладоши как маленькая. Из-под её бахил вылетала столетняя музейная пыль.
        - Ты можешь хотя бы сейчас не задавать несвоевременных вопросов, Аолия? Нам надо просто идти к хранительнице одежд, чтобы покинуть этот дворец навеки, - пробурчал Сунь Укун, обходя её сзади и подталкивая в спину в направлении соседнего зала.
        Но оттуда, снося огромными зелёными крыльями все таблички, бюсты и стенды с фотографиями, прямо на них двигался истребитель «Як-18», управляемый Половцем. Старичок в кабине поправил рукой изрядно помятую шапку на голове и сверкнул безумными глазами.
        - В смысле?!! - от души обалдела Ольга. - Но как самолёт двигается, он же не заправлен…
        Царь обезьян вовремя повалил её на пол, упав рядом, чтобы не оказаться задетым крылом. Апотом приподнял за шиворот и приказал:
        - Бежим, женщина!
        - От меня-то не убежите! Я вам покажу, как разрушать-то музей!
        Проносясь ко входу в соседний зал, китаец бегло прочитал на боку самолёта надпись «ДОСААФ», аближе к хвосту: «На этом самолёте в 1955году учился летать Ю.А. Гагарин».
        - Укун, он же сам разрушает свой музей! - на бегу возмущённо крикнула Ольга.
        - Не-э-эт! - под рёв мотора вопил музейный. - Вы, люди, посетители, уже давно разрушили музей! Попрали его суть и предназначение-э!
        Старенький «Як-18» поехал в дверной проём прямо за ними, небрежно выламывая косяк. Ольга испуганно взвизгнула. Не на это она рассчитывала, выбирая поход на «Ночь музеев»…
        - Пойдём скорее, женщина! - ссилой подтолкнул её царь обезьян. - Сейчас он разломает все стены этой волшебной повозкой, и тогда весь дворец торговца Устинова упадёт нам на головы!
        Но стены купеческого дома оказались прочнее, чем можно было ожидать. Самолёт встал в дверном проёме, угрожающе тарахтя, но не двигаясь с места. Ачерез несколько мгновений мотор вообще заглох. Бензин кончился или что у него там было?
        Блондинка и китаец бегом скатились в гардероб, схватили с вешалок свою одежду прямо перед носом застывшей во времени гардеробщицы, бросили на стойку номерки и со всех ног покинули здание, одеваясь на ходу.
        - Какого северного бриофита?!! - во всё горло смогла наконец-то заорать Ольга, размахивая перчатками, когда они перебежали дорогу и встали на углу напротив высокого здания гостиницы. - Что за шизофиллум тут происходит?!
        - Я не понимаю твой ведьмовской язык, женщина, - уныло отмахнулся царь обезьян. - Но вижу вон там харчевню, носящую знакомое нам название «Кофе и шоколад». Пойдём туда греться и есть, язамёрз и голоден.
        - Когда ты успел?!
        Великий Мудрец не ответил. На этот раз он шёл впереди, по возможности старательно обходя все сугробы, араскрасневшаяся от ярости блондинка, возмущённо сопя, плелась сзади. Они поднялись по ступенькам, китаец открыл дверь и, даже не подумав пропустить девушку вперед, скользнул внутрь кофейни под звук колокольчика. Добренькая музыка по-прежнему не оставляла никаких надежд:
        Кто виноват, что дэнсят козлы?
        Козлы всех дэнсят и без девчат.
        Я уши отбила о все углы,
        Но в этом никто не виноват!
        На-на-на, хр, тьфу, нара-на!
        На-на-на, хр, тьфу, нара-на!
        На-на-на, хр, тьфу, нара-на!
        Я типа умница и где-то красавица,
        Ну почему им другие нравятся?
        А козлы всех дэнсят на танцполе.
        В чём прикол, если я не в приколе? О!
        Его спутница, натянув шапку на уши, быстро прошла к круглому столику в углу и сбросила свою зимнюю куртку прямо на диванчик, демонстративно пренебрегая вешалкой.
        - Здравствуйте, здравствуйте и вам добрый вечер! - влоб приняла она подошедшего официанта. - Ябуду креп с картошкой, печенью и маринованными огурцами, большой карамельный латте и глинтвейн! Аему - на выбор, - кивком головы указала она на тихого скромного китайца, расположившегося рядом.
        - Понял вас, - ответил официант, протягивая меню царю обезьян. - Ваш заказ: креп с печенью, большой карамельный латте и безалкогольный глинтвейн…
        - Алкогольный!!! - срываясь, заорала Ольга. - Разве я произносила слово «безалкогольный»?! Мне нужен нормальный алкогольный глинтвейн! Из вина! Крепкого! Вот паспорт! - Она раскрыла паспорт перед обомлевшей мордой официанта и холодно улыбнулась.
        - Трактирщик, лучше не спорь с этой женщиной, - шепнул официанту Сунь Укун. - Всего несколько минут назад её чуть не задавил музейный демон на демонической же летающей повозке. Аперед этим он кидался в неё мёртвой куропаткой. Неудивительно, что после таких потрясений неподготовленная человеческая женщина не может раскрыть свой разум и усмирить неразумный гнев посредством медитаций и обращения к Будде…
        - Да пошёл ты! Пошли вы все! Где мой глинтвейн?! - вскочив на ноги, огрызнулась блондинка и быстро спустилась куда-то вниз по ступенькам.
        Когда она, чуть-чуть подуспокоившаяся, вернулась за столик, на нём уже стояла кружка латте. Девушка отправила китайца вниз, по тому же маршруту, мыть руки, асама сфотографировала кофе и открыла Инстаграм:
        «Дурдом! Полный дурдом! Я, конечно, слышала старую городскую сказочку про Половца в краеведческом, но и подумать не могла, что этот тип реален! И уж тем более не могла предположить, что этот стукнутый всей башкой об музейную стенку старик начнёт громить весь музей и даже пытаться задавить меня самолётом самого Юрия Гагарина! Мы с Укуном так быстро удирали оттуда, что я даже не успела нащёлкать фоточек! Печалька-а…
        Нет, ну не может же это быть реальный дух, демон или кто он там? Ничего подобного, он был очень даже себе во плоти. Надо бы написать претензию на имя директора музея. Идо кучи в полицию заявление. Пусть там с почётом провожают на пенсию этого крутого маразматика, пока он им весь музей не разнёс или не угробил кого-нибудь.
        Ух я злая-а!!!»
        - Ты опять играешься со своей волшебной коробочкой, Аолия? - Вернувшийся царь обезьян сел рядом.
        Официант поставил перед ним чайник с чаем и пустую кружку.
        - Это смартфон, - буркнула девушка, дописывая пост.
        - А ведь нам нужно думать о том, как вернуть меня в мою страну, женщина!
        - Нам?! - искренне удивилась Ольга. - Вот мне вообще сиренево - вернешься ты в свою страну или просто съедешь из моей квартиры куда подальше.
        - Ты злая.
        - Да! Потому что от тебя одни проблемы! Даже в музей с тобой сходить нормально нельзя! Может быть, ты мне наконец объяснишь, что там было?!
        - Это был демон, неужели ты не поняла, странная, глупая, необразованная женщина? Ваш демон, местный! Ко мне и к моей стране он не имеет ровно никакого отношения. Видимо, обезумевший старик был так сильно привязан к этому месту, что даже после смерти не может его покинуть. Абыть может, он уже при жизни стал демоном…
        - Как такое возможно? - поинтересовалась слегка подуспокоившаяся девушка, пригубив латте.
        - Я не знаю, Аолия. Но какая-то очень тёмная сила шла у него изнутри. Возможно, его безумие и фанатичность, его озлобленность на быстротечность времени и на столь поспешно меняющийся мир лишили его человеческой сущности и наделили хоть и мелкой, но демонической силой.
        …В кафе сменилась музыка. Зазвенел колокольчик, внутрь вошла пара с ребёнком. Мальчик сразу прилип к витрине со сладостями, но взрослые взяли его за руки и увели в другой зал.
        - Да, но куда только смотрят остальные сотрудники?! Он же разнёс им на фиг весь музей!
        - Ты так ничего и не поняла, женщина? Его никто не видел, кроме нас.
        - В смысле?! Это что, если там в камеры внутреннего слежения посмотрят, то нас с тобой в разрушении музея обвинят?!
        - Увы, этого я не знаю. Но ты можешь честно объяснить стражникам, что ни в чём не виновата, а артефакты и стены разрушил маленький злобный пожилой демон.
        - Ага. Так они все мне и поверили: иполиция, имузейщики, исуд! Мы-то с тобой почему видели этого маразматика?
        - Потому что я - Сунь Укун, прекрасный царь обезьян, Великий Мудрец, Равный Небу! - гордо задрав нос, ответил китаец. - А ты - моя скромная ученица.
        - Ну круть! Ичто же я ещё умею? Ну, кроме способности видеть проблемы, которых не видят нормальные люди?
        Вновь подошедший официант поставил перед Ольгой креп и глинтвейн.
        - Я просил приготовить гречневую лапшу с омлетом, трактирщик, - как бы между прочим напомнил китаец.
        - Вы что, забыли принести моему парню его заказ?! - холодно уточнила нервная блондинка.
        Официант поспешно заверил её, что ни о чём не забыл, иуже через минуту перед китайцем стояла тарелка коричневой лапши вперемешку с крупно порезанными овощам и жёлтыми кусочками слабо прожаренного омлета на молоке.
        После хорошей порции глинтвейна блондинка заметно подобрела. Её щёчки порозовели, глазки заблестели, она тихо подпевала звучащим песням и открыто любовалась ночным снегом за окном. Сунь Укун неторопливо пил чай. Девушка пару раз сфотографировала его, апотом резко обняла за плечи, прижавшись поближе, выставила вперёд руку с телефоном и нажала на белую кнопочку на экране.
        - Что это было такое, женщина? - немножко удивился китаец.
        - Ничего особенного, просто сделала нашу общую «себяшку», чтобы выложить в инсту. Ато мы с тобой столько времени вместе проводим, аобщих фоток нет.
        - Что такое «себяшка»?
        - Ой, ну не приставай, Укун! Давай ещё глинтвейн закажем!
        - Нет, тебе нельзя пить это красное варево, - сурово решил китаец. - Там, наверное, сидит коварный демон, который в минуту дурманит твой разум. Ты начинаешь хватать меня руками и нажимать пальцем на свою волшебную коробочку, ябоюсь тебя, женщина. Идём домой?
        - Ой, всё!..
        - У-у-у Мова-а-ан!!! - хором поприветствовали демона вскочившие девицы, когда он вошёл в комнату.
        Ожидание себя оправдывало. Все тёлки как на подбор! Крупные. Отличная полная грудь, все молочные. Глаза большие и глупые, то, что нужно. Окрас ровный, бронзовый. Никаких плебейских пятен, голубая кровь, элита. Рожки такие аккуратные и такие маленькие… у одной рожек вообще не видно.
        Они что, подсунули ему яловую девочку? Вгруди УМована заклокотал нарастающий гнев. Она же совсем ещё ребёнок, она ещё у матери вымя сосёт! Он - великий предводитель демонов, ане озабоченный уличный педофил!
        - Пошли вон, - сказал он, быстро прошёл мимо озадаченных девушек и скрылся за дверью.
        Ванна была уже полна. Он лёг в остывшую воду и на всю открыл горячий вентиль. Через четверть часа от воды шёл пар. Раскрасневшийся мужчина тяжело дышал, глаза его налились кровью. Надо выдержать ещё тридцать минут…
        Спустя полчаса он поднялся из воды и, прополоскав своё раскалённое естество в чашке с рисовой водкой, покинул белую ванную. Все подождут.
        …Коридоры Sky City были темны и безлюдны. Энергосберегающие лампы последовательно зажигались, вторя гулкому топоту шагов, и через несколько мгновений по освещённому участку шёл огромный красный бык, от которого исходил пар. Лампы лопались от температуры его тела, а плафоны плавились. Почерневшая пластмасса вязкими каплями стекала на пол в коридорах, вновь погружённых в темноту.
        …Царевна в тёмно-синем кружевном кимоно сидела за столом, разглядывая себя в зеркало. Раздражённо скривившись, она взяла тонкую кисть и поправила стрелку от внешнего уголка правого глаза, сделав её ещё тоньше и острее, затем вбила круглой пуховкой белоснежную рисовую пудру в свои и без того бледные щёки и самодовольно улыбнулась, любуясь, как через тёмные кружева кимоно просвечивает её белая грудь и розовые ареолы сосков, подобные свежим лепесткам распустившейся вишни.
        Подавшись чуть вперёд, красавица зачерпнула было резной костяной ложечкой несколько зёрнышек граната из нефритовой чаши, но тут же замерла, обратив внимание на движение занавески в зеркале за спиной. Яшмовое Личико не испугалась (мало что на этом свете могло бы напугать её), но как минимум удивилась…
        Через мгновение в проходе возник огромный, совершенно голый красный бык. Тело его было окутано дымкой пара, поднимающегося от раскалённой кожи. Лёгкая газовая занавеска с едва слышным треском почернела и предательски съёжилась.
        Царевна изумлённо приподняла брови, но не обернулась. Гранатовые зёрна из ложечки, дрогнувшей в тонких белых пальцах, просыпались на пол.
        - Гохомаосан, муж мой? - спросила Яшмовое Личико, скрывая напряжение в голосе. - Зачем ты здесь?
        - Я пришёл, чтобы исполнить свой супружеский долг, - грозно прорычал бык, хватая царевну за волосы и мощным рывком стягивая с мягкого пуфика на пол.
        Несчастная почти взвыла от боли, рука демона была нереально сильна.
        - Чего ты боишься, царевна? - странно улыбнувшись, спросил красный бык.
        - Мован! Я… я не хочу так! - ещё пытаясь сохранить достоинство в голосе, простонала валяющаяся у его копыт красавица. - Яне хочу… прямо сейчас… у меня… у меня голова болит!
        - Поверь, омоя прекрасная жена, голова у тебя ещё не болит. Как и всё остальное…
        Он за волосы приподнял её с пола и могучим броском швырнул на кровать, коленом толкнув под задравшееся кимоно, апотом просто упал сверху, придавив своим телом и прижав её лицо к шёлковой красной подушке. Через несколько мгновений красавица попыталась приподнять голову, чтобы сделать хотя бы судорожный вздох.
        - О-о, ты хочешь дышать, жена моя? - почти нежно спросил бык, обжигая её ухо огненным дыханием.
        Яшмовое Личико всхлипнула и закивала головой.
        - Может, я и разрешу тебе, посмотрим, - фыркнул Мован, снова погружая её носом в подушку и кусая за ягодицы мощными бычьими зубами.
        Приглушённый вопль дикой боли ушёл в подушки…
        - Как смеешь ты строить козни за моей спиной? - спросил он, вторгаясь в неё так резко, что царевна захрипела от неожиданности. Животная страсть пугала её…
        - Я не расслышал твой ответ, возлюбленная супруга, - ласково уточнил бык, за волосы поднимая её голову над постелью, так что хрустнули шейные позвонки.
        - Я… я не понимаю, очём ты, - безучастно выдохнула она между стонами так, что демону-быку сразу стало ясно - она всё поняла. Ида, он был прав!
        - Почему лисица Да Цзи, эта рыжая вертихвостка, слишком часто созванивается с тобой?
        - Кто такая Да Цзи? - обречённо пискнула царевна, пытаясь изогнуться так, чтобы обезумевший бык окончательно не выдернул её заломленную руку из сустава.
        - Ты отлично знаешь, кто это, жена моя…
        - Ах, та самая Да Цзи! - взвыла Яшмовое Личико. - Это… это моя подруга, просто… подруга… супруг мой возлюбленный!
        - Подруга? Ха-ха-ха! - УМован локтем сдавил ей шею и несколько секунд с наслаждением наблюдал, как она синеет, пытаясь хватать ртом воздух, а потом, ссожалением убрав руку, заорал прямо в ухо, брызгая на нежную белую кожу раскалённой ядовитой слюной: - Разве пристало тебе дружить с таким яогуайским отребьем, моя драгоценная царевна?!
        Он рывком развернул её на спину и, хищно осклабившись, захохотал. Царевна кое-как восстановила дыхание, облизнула губы и сделала два быстрых, глубоких вдоха. Пока позволено…
        - Гохомаосан, возлюбленный муж мой! - быстро зачастила она. - Ты ведь не забыл, что моя почтенная матушка была десятитысячелетней царицей лисиц? Лисица Да Цзи, обиженная добродетелью Нюйвы, возлюбившей людей больше своей верной хвостатой прислужницы, приползла на брюхе к трону моей матери и обещала верно служить нам. Так мы и познакомились, иподружились, когда обе были ещё очень молоды и невинны…
        - Ты когда-то была невинна? - делано удивился бык, едва сдерживая хохот. - Не заговаривай мне зубы, госпожа моя. Ты! Путаешься! Сэтой тварью! За моей спиной?!
        Он запрокинул её руки за голову, больно сжав тонкие запястья.
        - А разве я должна отчитываться за каждый свой звонок, Мован? - всё ещё пыталась огрызнуться царевна. Упрямства ей было не занимать…
        - Ты должна отчитываться передо мной за всё, за что я посчитаю нужным, озвезда моя, иначе я сломаю твою тонкую шейку.
        - Мы просто… болтали…
        - О да, ведь вы, женщины, такие болтливые… - покачал рогатой головой бык, апотом до крови укусил царевну за ухо. - Может быть, ввашей болтовне кроется причина её лжи?
        - Какой лжи?! - взвыла Яшмовое Личико, чувствуя, как по шее стекает кровь из прокушенного уха.
        - Ты знаешь. Да, да, ты ведь всё знаешь? - Он вновь сжал её горло так сильно, что женщина, казалось, почувствовала, как её сердце просто отказывается качать кровь от животного страха, иглаза её наполнились ужасом. - Ты знаешь! - теперь уже твёрдо решил красный бык, за шею приподнял её и бросил на подушки.
        - Я… ничего… не знаю… - кое-как прохрипела прекрасная царевна.
        - Лучше тебе самой рассказать мне, зачем ты это сделала и чего добиваешься, о моя дорогая жена, иначе мне лично придётся выяснить это, иповерь, мои методы совсем тебе не понравятся, клянусь всей чистотой небес и всем смрадом Диюя!
        Раскалённый мужчина встал и пошёл прочь из комнаты, даже не взглянув на царевну.
        - О, Мован… не уходи… - неожиданно взмолилась она. - Прошу, продолжи эту сладостную пытку…
        - Нет, - не оборачиваясь, бросил он.
        Царь обезьян сидел на кухне, вприхлёбку пил холодную воду из-под крана и смотрел в окно. Падающий снег как будто делал ночь светлее, весело кружась в ритме вальса вокруг фонарей. Сунь Укун толком не медитировал уже несколько дней и ночей…
        Почему я всё ещё здесь? Почему я до сих пор не нашел возможность вернуться домой? Ипочему иногда я забываю, что я - Сунь Укун, предаваясь простым человеческим радостям с этой женщиной?
        Еда, питьё, харчевни, каких в известной мне Поднебесной не было даже в столице. Дворцы, достойные императора Поднебесной, но отданные во владения людям. Снег…
        Надо снова попробовать связаться с просветлённым монахом или хотя бы свиньёй. Конечно, будет дерзко сразу звать богиню или самого Будду, разумнее начать с мелких сошек. Возможно, они быстрее откликнутся на зов Великого Мудреца, Равного Небу…
        - Я ненавижу тебя-а, Уку-ун… - простонала утомлённая блондинка, развалившаяся на полу в позе распластанной морской звезды.
        …Весь вечер и половину ночи он гонял её, заставляя сражаться и совершенствовать свои первые навыки боя. Сглубоким сожалением царь обезьян вынужден был признать, что эта голубоглазая женщина совершенно не готова защитить свою жизнь. Она неповоротлива, как бревно. Она не знает, как взяться за оружие. Нелепыми, глупыми и, по сути, бессмысленными кухонными ножами и теми не умеет пользоваться!
        Подумать только - столько времени эти клинки хранятся у неё на кухне, аона не может ни резать ими противника, ни колоть, ни бить, ни метать их в злодея. Не знает баланса, движений, философии и даже души своего подручного оружия. Как такое возможно?
        Про волшебный посох лучше вообще не вспоминать. Против него был бы бессилен любой демон, не то что она. Впрочем, по лбу вон той глупой голубой палкой он всё-таки получил, но виной тому роковая случайность, ауж никак не боевые таланты этой безрассудной, не сказать бы «безмозглой», блондинки.
        - Никогда тебе этого не прощу-у… - продолжала исподтишка ныть Ольга.
        Укун злорадно улыбнулся. Он заставил собирать её все рассыпанные зёрна кофе по одному зёрнышку, не сгибая колен. Иот души бил несчастную по спине её же гимнастической палкой, когда она всё же сгибала колени. А когда все зёрна кофе были собраны, он рассыпал их вновь, иона снова их собирала. Иснова… и снова…
        - У меня всё тело в синяка-ах… - захныкала девушка.
        - Зато оно стало более гибким, - добродушно пожал плечами китаец.
        - Я убью тебя-а…
        - Хи-хи-хи, - без улыбки сказал он. - Кого ты сейчас можешь убить, женщина? Ты даже не в силах сама подняться с пола!
        Подумав, чисто из сострадания он принёс ей на пол подушку, одеяло и тонкий плед. Девушка со стоном переползла на постеленное одеяло, укрылась небрежно брошенным сверху пледом и мгновенно заснула. Надо признать, никогда она не спала так сладко…
        Тяньгоу проснулась немного раньше, чем планировала, - за окном ещё было темно. Впрочем, старушка, как и многие люди в почтенном возрасте, вставала рано. Такое бывает. Собственно, её размеренное шарканье тапками по полу и разбудило утомлённую собаку.
        А теперь бабушка, собрав волосы в пучок и надев на лоб повязку, стояла посреди комнаты в смешной майке и длинных шортах с рюшами, делая зарядку. Тяньгоу сначала решила понаблюдать за её упражнениями, но потом отвернулась и, скучающе зевнув, посмотрела в окно. Шёл сильный снег.
        В этом городе вообще слишком много снега. Соседи сверху включили воду в ванной, поэтому в коридоре противно шумели трубы. Болонка встала, отряхнулась, снова зевнула и, спрыгнув на пол, побежала на кухню - проверить миску, вкоторой вчера ей подавали еду. Но посуда оказалась пустой. Что-то не так, да?
        Тяньгоу требовательно тявкнула и, услышав суетливое шарканье хозяйских ног по полу, судовлетворением потянулась. Старушка, на удивление быстро добравшись до кухни, тут же плеснула в миску молоко. Да сколько можно-то?! Она же не кошка…
        Царь обезьян впервые спал на диване женщины. Он не посчитал нужным стелить постельное бельё и подушку. Зачем? Диван и так достаточно мягкий.
        Ему снился Древний Китай и надоедливый лысый монах, который опять орал на него, гневно потрясая плетью из стебля волшебного лотоса, которым был запечатан выход из горы Пяти Пальцев, когда мятежный Сунь Укун был заточён в ней на пятьсот лет.
        Внезапно красный телёнок выбежал из зарослей бамбука и замычал, раздражённо размахивая хвостом с чёрной кисточкой на конце. Царь обезьян поднял голову, отмечая яркую комету, пролетающую по ночному небу, которая вдруг оказалась тем самым саратовским поваром-гуем, приветливо помахавшим ему рукой с планетарной высоты.
        Услышав шорох за спиной, Сунь Укун резко подскочил и увидел в темноте силуэт сонной Ольги. Закутанная в одеяло, она с закрытыми глазами добрела до дивана и, даже не просыпаясь, просто улеглась рядом с ним.
        Обняв девушку за талию, несколько минут китаец пытался спастись от её волос, щекотавших нос, и, наконец-то найдя удобное положение, с облегчением заснул, но очень скоро был разбужен звонком будильника.
        - Ну-у… - заныла сонная блондинка, однако упёршийся китаец был неумолим.
        - Вставай, Аолия! Сегодня нас ждут великие дела в твоём храме науки! Аведь ты ещё даже не разогрела своё тело и не потренировалась с посохом!
        - Отстань! Ты достал меня! Весь вечер гонял, всю ночь гонял, потом ещё и отправил спать на жёстком! - возмущалась всклокоченная Ольга, топая ногами посреди комнаты.
        - На жёстком?! Женщина, ты спала на одеяле из верблюжьего пуха! Голова твоя лежала на бамбуковой подушке! Ты укрывалась лёгким и тёплым пледом, не стесняющим движений и дыхания! Я просто не в силах понять, чем тебя вдруг не устроил такой сон и почему ты пришла ко мне, стеснив на диване самого Царя Обезьян?!
        - Да потому что всё равно мне было холодно и жёстко на полу! Ивообще, счего бы мне спать на полу в собственном доме?!
        Она выпила стакан воды, мысленно собираясь отметить это в специальном приложении, ипотянулась. Где планшет? Надо бы отписаться, да?
        - Так ты же сама заснула вчера на полу. Ялишь скрасил твой отдых, подстелив мягкое, чтобы твоё нежное тело не болело с утра.
        - А оно болит! Ты должен был взять меня на ручки и отнести на кровать!
        - Нет, ты тяжёлая.
        - Я ТОЛСТАЯ?! - Собравшаяся было идти в ванную девушка резко развернулась, ссамым гневным видом бросаясь на обидчика.
        - Раскрой свои уши, женщина! Яне сказал «толстая», я сказал «тяжёлая», - настороженно поправил её отпрыгнувший китаец.
        - Не юли! Это одно и то же! Значит, ятолстая, да?! Тогда завтрака сегодня не будет! - грозно решила она и пошла в ванную.
        - Но Аолия, сегодня нам понадобятся все силы для борьбы с демонами, - опомнился подорвавшийся за ней Сунь Укун, но - поздно.
        - Нет. Я толстая. Ивообще есть вредно. Так что не будет никакой борьбы. Идемонов не существует, так что с ними тоже не боремся.
        Она захлопнула перед носом царя обезьян дверь в ванную, и тогда он молча несколько секунд побился о неё лбом. Хоть дверь и не открылась, но на душе всё-таки немножко полегчало.
        Китаец прошёл в комнату и, сев в позе лотоса, не спеша прикрыл глаза. Вряд ли ему удастся нормально помедитировать, но он должен хотя бы попытаться.
        Желтоволосая женщина слишком молода, наивна и слепа, как и почти все люди, такова их природа, дарованная Великой Матерью.
        Но я - Сунь Укун. Язнаю, что столь внезапный приезд каких-то там учёных чиновников из Поднебесной, да ещё именно сейчас, не может быть нелепой случайностью. Слишком много этих подозрительных случайностей: чёрно-бурая лисица Да Цзи, её следящие веера в театре и ресторане у повара-гуя…
        Нет, презренный гуй не стал бы вести игру против царя обезьян - он слишком глуп. Иволшебные веера развесил, поддавшись глупости и желанию украсить свою харчевню, ане из-за злобного коварства.
        Увы, за столько лет, проведённых в мире простых людей, отрекшись от своей истинной сути, он стал так же беспечен, как и они. Пожалуй, если сейчас гуй вернётся в мир демонов, он не проживёт там и дня…
        А ещё я, легкомысленный и утомлённый изнурительным снегом и тяжкими испытаниями, совсем забыл об одном важном вопросе, ответ на который надлежало найти уже давно: как именно вонючий бык смог запереть меня в этой тонкостенной фигурке, ставшей моей тюрьмой на долгие-долгие годы? Как?!
        Ведь никто не может победить царя обезьян! Никто не может перехитрить Великого Мудреца! Никто не может…
        - УКУН!!!
        Сунь Укун подскочил и бросился к ванной. Судя по громкому и раздражённому голосу, блондинка звала его уже не в первый раз, аон не услышал, сголовой погрузившись в запредельную глубину своих мыслей.
        - УКУН!!! - раздалось из-за чуть-чуть приоткрытой двери.
        - Что произошло, Аолия?! На тебя напал демон?
        - Ты совсем, что ли?! Кому я нужна голая в ванной?! - проворчали из-за двери. - Яполотенце забыла. Открой шкаф в комнате, возьми с верхней полки большое розовое полотенце с далматинцами и принеси мне!
        - Я тебе не банщик и не слуга, женщина… - попытался было возмутиться китаец.
        - Принеси полотенце! - не сдавалась упрямая блондинка, переходя к неприкрытому шантажу. - Или ты хочешь, чтобы я вышла из ванной голая и мокрая? Ты, может, извращенец, а? Да, нет?!
        - Нет! - торопливо заверил её царь обезьян.
        Он кинулся к шкафу, достал полотенце и повесил его на мокрую женскую руку, требовательно высунувшуюся в приоткрытую дверь.
        - Вот сразу бы так, - глухо проворчала Ольга. - Итак времени нет, аты ещё со своими китайскими комплексами… Спасибо!
        Из ванной пахнуло паром и каким-то душистым мыльным средством, которое всё же не перебивало тонкий аромат влажной женской кожи. Китаец, мечтательно прикрыв глаза, сделал два глубоких вдоха и, покачиваясь, отправился на кухню.
        За окном ещё было темно, но ночь уже мягко синела, становясь чуточку светлее. Снег, казавшийся вечным, продолжал падать, его хлопья были такими большими, как будто кто-то в небе разбрасывал над городом пушистую вату.
        - А ты чего в окно уставился? - удивлённо спросила Ольга, входя на кухню. - Чего там интересного? Ночь же ещё, ничего не видно! Нам нужно выйти пораньше. Я-то думала, ты уже кофе сварил, аты встал тут и завис. Опять всё самой придётся делать…
        Она сняла с головы полотенце и повесила его на дверь, слегка взлохматила руками светлые кудри, потуже завязала пояс халата и прошла к плите. Внос китайцу ударил запах её мокрых волос и тут же пропал. Ему даже захотелось подойти к ней сзади и понюхать затылок, чтобы вновь насладиться этим запахом. Но Великий Мудрец вовремя вспомнил, что он не извращенец, ипоэтому просто сел за стол.
        - Женщина, одного кофе недостаточно, яхочу приготовить нам завтрак.
        - Нет! Ятолстая! - Ольга засыпала в турку четыре ложки кофе, залила водой и поставила на огонь.
        - Я этого не говорил.
        - Нет, ты сказал!
        - Не говорил.
        - Значит, подумал!
        - Но ведь я не толстый! - праведно возмутился мужчина. - Яжелаю накормиться пищей, которая насытит меня перед тяжёлым днём.
        - Нет! Если я не ем, ты тоже не ешь!
        - Но почему? Так нечестно, я голоден! - не унимался он.
        Ольга фыркнула, открыла холодильник, оторвала один стебель сельдерея от черешка, помыла его и торжественно вручила китайцу:
        - Вот твой завтрак!
        Сунь Укун мрачно захрустел сельдереем, вего мозгу вновь закипали несбыточные планы кровавой мести…
        Болонка звонко лаяла, поскуливала и даже подвывала, приплясывая на месте, всем видом показывая, что ей прямо сейчас срочно нужно в туалет, на улицу. Пожилая женщина снова засуетилась, ушла куда-то в ванную, потом зачем-то на кухню. Тяньгоу ещё громче залаяла у входной двери. Асердобольная бабушка уже несла с кухни огромную оббитую эмалированную миску, вкоторой были в несколько слоёв выложены рваные газеты.
        «Что-о-о?! - гордо возмутилась собака, но старушка услышала лишь очередной звонкий лай. - Явам не кошка!!! - яростно орала Тяньгоу внутри маленького собачьего тельца. - Я собака!!! Яне собираюсь ходить в туалет на газетку!!!»
        Но и бабушка-пенсионерка, со своей стороны, тоже не собиралась выходить на улицу в такую рань. Она ещё раз указала громкоголосой собачке на чашку с газетой, даже пересадила её туда собственноручно и, повернувшись, ушла на кухню готовить завтрак.
        Выпрыгнувшая на пол секретарь УМована была полна решимости не сдаваться и героически терпеть хоть до вечера. Ведь должна же эта упёртая старуха хоть когда-нибудь выйти из квартиры? Или на минуточку приоткрыть дверь, или не знаю что…
        Но двойная порция молока и котлеты давали о себе знать. Пометавшись в прихожей ещё несколько минут, совершенно раздавленная и униженная собачка, проклиная всё на свете, всё-таки влезла в миску с газетами…
        - Вот и молодец, милая, - похвалила её старушка, вернувшаяся с кухни. - Ая пойду-ка почтовый ящик проверю.
        Она открыла дверь и шагнула за порог. Собака, тут же выскочив из проклятой эмалированной миски, пролетела между её ног, сбежала с третьего этажа под укоризненные крики бабушки и выскочила из подъезда, дверь которого так вовремя открыл какой-то спешащий по делам мужчина. Ей ловко удалось прошмыгнуть у него между его зимними сапогами и скрыться во дворе. Благо с белой шерстью затеряться в белом снегу не сложно, верно?
        На улице уже было почти светло. Ночь стала сиренево-серой, снег падал крупными хлопьями, ветра не было, идаже казалось теплее, чем вчера. Французская болонка тут же приняла более удобный облик разношёрстной дворняги и, перепрыгнув через детскую скамейку, спряталась в заснеженных кустах среди валяющихся там каких-то вонючих тряпок, старого шкафа с разбитым зеркалом и поломанных детских игрушек.
        Рыжая дворняга уныло покачала головой. Почему эти люди выбрасывают свой мусор из окон, если цивилизация подарила им мусоропровод прямо в доме?
        - Тяньгоу!
        Удивлённая собака подпрыгнула, упав в сугроб, иосмотрелась по сторонам. Из осколка разбитого зеркала на неё смотрел УМован.
        - Господин! - счастливо заорала она. - Как вы, господин? Ятут такого натерпелась, уменя тут такое было…
        - Сегодня в университет желтоволосой женщины обезьяны прибывают наши… наши специалисты, - не сразу подобрав нужное слово, перебил её бык. - Ты тоже должна быть там.
        - Но как, господин… - попыталась спросить собака, но связь уже прервалась, ив зеркале отражалось лишь серое небо, с которого, не прекращаясь, падал снег.
        Вздохнув, Тяньгоу подбежала к дому блондинки и, сев у подъезда, стала ждать.
        Уже через несколько минут дверь распахнулась, иво двор вышел царь обезьян. Обычно жизнерадостная и лёгкая на подъём девушка сегодня уныло плелась за ним, движения её были скованными, она не радовалась снегу и хныкала.
        - Укун, подожди! Ты идёшь слишком быстро-о! Уменя всё боли-ы-ыт…
        - А я голоден! - зло отозвался неумолимый китаец. - Потому что ты пожалела для меня еды. Сегодня наш путь - путь страданий.
        - Ты не можешь быть голоден! Ядала тебе поесть!
        - Хи-хи-хи! - перешагивая через сугроб, звонко и тонко захохотал Великий Мудрец. - Сельдерей - не еда, чтоб ты знала, оженщина! Это трава, пробуждающая в мужчине плотские желания. Ты с хрустом отломила этот толстый, длинный, сочный стебель и протянула его мне. Что ты хотела этим сказать, на что намекала, прекрасная госпожа моя?!
        - Чего?! Какая я тебе госпожа? - неслабо обалдела Ольга. - Ни на что я тебе не намекала! Иди давай, автобус сейчас уже подойдёт!
        - Твои волосы желты, словно бледные желтки яиц городских кур, которых кормили скудной пищей. Твои глаза голубы, как высокое небо в моей стране, ведь ваши небеса почти всегда затянуты серыми тучами, из которых днём и ночью падает холодный снег, белый, как твоя тонкая кожа.
        - В смысле я бледная, что ли?! - остановилась блондинка. - Сначала ты сказал, что я толстая, а теперь ещё и бледная? Белая, как поганка, ижирная, как сметана?! Жирная, бледная дура, да?!
        Она ударила китайца сумкой по спине, итот, поскользнувшись, рухнул носом в сугроб.
        Рыжая дворняга, закатив глаза и раздражённо рыкнув шёпотом, пробралась мимо них, скрываясь за высокими сугробами. Это явно не обезьяна! Тогда кто?
        - Нет, прекрасная Аолия, - выбравшись из сугроба, продолжил Сунь Укун, даже не утруждая себя традиционными китайскими ругательствами. - Ты не жирная и не бледная! Твоя кожа белее самого дорогого фарфора моей прекрасной страны! Взгляни на свои тонкие нежные пальцы… Именно этими пальчиками ты протянула мне сочный стебель сельдерея, твёрдый, словно нефрит, и прямой, как…
        - Как твои извилины!!! - покраснев, заорала Ольга. - Ты что, сельдерейный маньяк, что ли?! Ну так предупредил бы заранее! Бесишь меня! Побежали, вон люди бегут, значит, наш автобус уже подъезжает!
        …Собака осторожно выглянула из-за остановки. Обезьяна, или тот, кто выдаёт себя за него, вместе с блондинкой вбежали в подкативший автобус, который тут же закрыл двери и отправился дальше по установленному маршруту. Тяньгоу припустила следом, утопая в сугробах по пузо, аиногда даже по уши, периодически отплёвываясь и фыркая. Она прекрасно отдавала себе отчёт, что не успеет, но всё равно…
        - Ты будешь там, Да Цзи.
        - Я постараюсь.
        - Это не вопрос и не просьба, - презрительно скривила губы царевна и, выйдя на крытую лоджию, скоторой открывался вид на снежную вершину горы, поплотнее прикрыла дверь. - Ты должна быть там. Следи, но никуда не вмешивайся, ибо ты уже достаточно натворила. Докладывай мне обо всём. Остерегайся собаки.
        - Да, моя госпожа.
        - Тупоголовая секретарь Тяньгоу совсем без ума от моего мужа. Если что-то пойдёт не так, если она хоть что-то заметит, то сразу сообщит ему. Так вот, яне хочу, чтобы он узнал о твоём участии. Яи так заплатила слишком высокую цену за твой прошлый прокол.
        Яшмовое Личико, завершив звонок, ногой толкнула дверь и прошла внутрь комнаты.
        - Чем сейчас занят УМован? - спросила она тихую девушку, перестилающую постель.
        - Он… у него встреча, госпожа… - слегка смущаясь, мурлыкнула она.
        - Ясно, - нежно усмехнулась царевна. - Ну тогда, если ты закончила, иди ко мне, япочешу тебя за ухом. Ине только…
        Тяньгоу лежала пузом в сугробе под высокой елью и наблюдала, как царь обезьян и его голубоглазая блондинка поднимаются по ступеням в учебный корпус. Как лично она добиралась до университета - отдельная и слишком долгая история. Смысл рассказывать?
        Поэтому она встала, выпрямилась, отряхнулась, поправила сползающую на глаза вязаную шапку, сунула руки в карманы и, вновь привыкая к своему почти человеческому телу, неторопливо пошла за ними. Спешки не было - куда они денутся?
        Зевающий, расплывшийся охранник недоверчиво посмотрел на молодую китаянку, одетую как представители неформальной прослойки населения с низким статусом социальной ответственности.
        - Пропуск? Студенческий? Паспорт? - спросил он, тупо заблокировав турникет.
        Тяньгоу отрицательно помотала головой.
        - Куда идёшь, а?
        Она наугад показала взглядом на лестницу.
        - А чего тебе там надо в такую рань? - спросил охранник и, помолчав, добавил: - Ты что, тоже из делегации?
        - Да, господин, - сготовностью закивала собака.
        - Какой я те господин… - краснея до корней волос, усмехнулся смутившийся охранник. - Ладно, ладно, иди давай. Понаехали тут. Ичего вам в своём Китае не сидится, а? Вот ты мне скажи, а? Ведь Новый год на носу, все отдыхать хотят, а у вас-то чего всё не как у людей, а?
        Китаянка рассеянно пожала плечами. Мужчина махнул рукой и пропустил её.
        Тяньгоу поклонилась ещё раз, поднялась по лестнице и вышла в пустой коридор. Откуда-то доносились приглушённые голоса. Где-то хлопали двери, где-то шумели люди, университет начинал жить своей жизнью. Она помедлила, потом присела на старый ободранный подоконник, наскоро покрашенный белой краской, открыла смартфон и быстро включила видеовызов.
        Мован ответил почти сразу. Она увидела его с обнажённым торсом, раскрасневшегося, стоящего на верхней ступеньке лестницы-стремянки, приставленной к чему-то вроде высоких книжных полок в библиотеке.
        - Господин, яв университете.
        - И? Ты позвонила, чтобы сообщить мне об этом? Или ты поймала обезьяну?
        - Нет, господин, не поймала, - честно сказала секретарь, отвлекаясь на чьё-то крупное пятнистое бедро, попавшее в кадр. Демон-бык устало вздохнул, спустившись с лестницы, иотошёл подальше в сторонку, значительно понизив голос:
        - Тяньгоу, яне хочу знать о каждом твоём шаге. Более того, я не должен об этом знать. Меня интересует лишь конечный результат.
        Так, значит, лестница была приставлена не к книжным полкам! Она стояла впритык к бедрам невероятно высокой и совершенно обнажённой девушки с такой длинной шеей, что её голова почти упиралась в высокий потолок библиотечного помещения. Её золотистое тело было разрисовано тёмными пятнами, создавая эффект крупного жирафьего окраса. Лопоухая голова под потолком тупо смотрела в никуда, жуя жвачку и периодически выдувая и лопая розовые пузыри. Собака недовольно поморщилась.
        - Куда ты смотришь, Тяньгоу? - несколько нервно спросил бык. - Смотри на меня! Всё остальное тебя не касается.
        Так, значит, УМован тоже абсолютно голый? Иони сейчас собираются…
        - О чём ты думаешь, Тяньгоу?! Ты слышишь меня?
        - Да, господин. Явсё сделаю, господин, - сказала собака и, не дожидаясь худшего, сама отключила связь.
        Внезапно ей захотелось открыть окно и выбросить телефон в сугроб.
        Девушка слегка потянула створку окна на себя, но старое окно, за всё время своего существования покрашенное несколькими десятками слоёв краски, не поддавалось.
        Конечно, собака могла бы просто его выломать, ведь она демон. Но треск и грохот будет такой, что все точно сюда сбегутся, аей пока не нужно привлекать к себе лишнее внимание. Секретарь посидела на подоконнике ещё пару минут, апотом пошла вперёд.
        Куда? Теперь она и сама не очень понимала…
        Сунь Укун, скромно и незаметно сев в углу соседней тёмной комнатки, сплошь уставленной бутылочками, колбами и скляночками, расстегнул пуховик и изучал своих соотечественников через слегка приоткрытую дверь. Что можно было сказать о делегации китайских учёных на первый взгляд? Почти ничего.
        «Трое мужчин, одна женщина плюс переводчик и сам ректор университета», - считал он. Выглядят как самые обычные, современные люди. Но что значат для демонов тела? Ровным счётом ничего. Они могут овладеть любым.
        Прекрасно говорят на русском, вуслугах переводчика не нуждаются. Разумеется, Великий Мудрец знал, что демоны понимают все языки, но всё равно ничего подозрительного заметно не было.
        Неужели в этом большом городе нет никого, знающего язык нашей общей родины, язык моей страны? Это очень странно. Тем более для храма наук!
        Ненавязчиво косятся в мою сторону. Они видят меня? Смотрят на меня? Или просто осматриваются по сторонам? Но как мне проверить их, включив волшебное зрение? Яне знаю. То есть знал, но забыл. Язабыл почти всё, пока сидел в этой проклятой глиняной копилке, куда меня каким-то образом смог упрятать поганый рогоносец Мован.
        Толстый мужчина с синим носом, которого Аолия почтительно называет по имени и отчеству, должно быть, её начальник. Он пьёт слишком много байцзю или даже чего покрепче. Впрочем, если поставить перед ним девяностопятиградусную «Схватку тигра с драконом» - он, наверное, вылакает всю бутылку и умрёт на месте. Стоя! От счастья!..
        - А потом мы с вами поедем в местный рыбный ресторан, - говорил толстый начальник. - Это культовое место. Мы уже забронировали вам отдельный кабинет. Там даже зимой подают таких больших и вкусных раков…
        - Только не раков! - высоким голоском почти выкрикнула тощая китаянка с выступающими передними зубами и пучком на затылке. - Есть раков - ниже нашего достоинства! Раки - падальщики!
        - Вот креветки - другое дело. Или крабы. Готовят ли в вашем ресторане крабов с гречневой лапшой в перечном соусе? - поинтересовался её спутник, широкоплечий китаец, более похожий на медведя, чем на человека.
        - Э-э… простите, ау вас точно биологическое образование? - неожиданно напряглась Ольга.
        Сунь Укун в тёмной комнате заинтересованно подался вперёд. Ну-ну?..
        - Ну, понимаете ли… - продолжала блондинка, сразу отвечая на немой вопрос всех: иректора, ипереводчика, и китайских «учёных». - Вот вы говорите, - она кивнула огромному китайцу, - что креветки и крабы не падальщики в отличие от раков. Но ведь это ошибочное утверждение, это любой первокурсник знает. Все ракообразные, не только раки, но также и морские и пресноводные крабы, креветки, лобстеры… Ну, вобщем, все они - детритофаги в той или иной мере.
        Ректор вытер резко выступивший пот платочком и даже погрозил настырной лаборантке пальчиком. Но девушка не отступала:
        - Потому что они питаются разлагающимися органическими останками только в случае крайней необходимости. Например, врационе так нелюбимых вами раков доля органических останков составляет лишь пять процентов. Видеальных условиях они предпочитают питаться растениями, опавшей листвой или живой добычей, которая состоит в основном из мелких придонных живых организмов. Кстати, практически все виды донной и придонной пресноводной и морской рыбы тоже питаются разлагающимися останками в условиях дефицита иной пищи.
        Китайцы начали краснеть и бледнеть, похоже, что их легенда рассыпалась, как карточный домик. Великий Мудрец мысленно зааплодировал…
        - Такой рацион продиктован условиями среды их обитания. Да и вообще, любая рыба в условиях крайней необходимости может переходить на употребление разлагающейся органики, являясь, таким образом, частичным детритофагом. - Ольга помолчала, переведя дыхание, и, убедившись, что владеет аудиторией, продолжила: - Хотя что-то мне подсказывает, что вам ни о чём не говорит этот термин, вам привычнее архаичное слово «падальщики». Атеперь у меня к вам вопрос. Как же вы, уважаемые коллеги, можете всего этого не знать?
        Она обернулась на ректора. Её прямой начальник сурово нахмурился и открыл было рот, видимо желая осадить чрезмерно зарвавшуюся аспирантку, портящую ему международные контакты, но не успел ничего сказать.
        - У Мован говорил, что она тупая… - усмехнулся низенький пожилой китаец, оскалив внезапно выпрыгнувшие клыки.
        Все члены делегации вдруг резко сменили восточную вежливость на явную грубость.
        - А она и есть тупая, - возмущённо пискнула тощая китаянка. - Эй, ты, женщина! Где обезьяна?
        - Какая ещё обезьяна? - вспыхнула всё ещё ничего не понимающая Ольга. - Вам тут не зоопарк и не краеведческий музей, нет у нас никаких обезьян.
        - Ты ещё отпираться будешь, желтоволосая стерва? - грозно зарычал широкоплечий мужчина. - Яже тебе все кости переломаю двумя пальцами. Будешь хрустеть, как жареный кузнечик.
        - Дорогие гости, вы не слишком… - подал было голос ректор университета, но зубастый вырубил его одним ударом в висок и, быстро шагнув к дверям, закрыл спиной выход.
        Меж тем широкоплечий, двигающийся с нереальной для своего роста и веса скоростью, вдруг схватил девушку за горло, встряхнул и подчёркнуто медленно спросил:
        - Где? Сунь? Укун?
        - Я здесь, Хуньдунь, - ногой открывая дверь, крикнул Великий Мудрец. Он наугад зачерпнул несколько склянок со стола и, рассовав их по карманам, спокойно вышел на свет.
        - Обезья-ана… - дружно оскалились фальшивые «учёные».
        - Хой Лаошу, грязная, серая тварь, Мовану по-прежнему нравится, как ты пищишь? - широко улыбнувшись, спросил он тощую китаянку.
        Учёная, гневно запищав, внезапно отрастила крысиные уши, её морда вытянулась и покрылась серой шерстью, аиз-под пошло задравшейся юбки-карандаша высунулся похабный розовый крысиный хвост в проплешинах и коротких редких волосках.
        - Грязная, вонючая обезьяна!!! - пискляво заорала она, кидаясь вперёд.
        - Неправда, ячистый и ароматный, ясегодня принимал душ и мыл подмышки кокосовым гелем! - Уворачиваясь, он левой рукой подхватил крысу за воротник и с размаху швырнул её прямо в старую кафедру. Древесно-стружечные плиты разлетелись в пыль, обсыпав всех опилками.
        - Это чё?! - округлив глаза, спросила едва продышавшаяся блондинка, которую Хуньдунь просто бросил на пол, готовя могучие кулаки для разборок с царём обезьян.
        - Аолия, раскрой свой разум! Ты ведь и так уже всё поняла! - крикнул ей китаец, бросая небольшую тонкостенную бутылочку с прозрачной бесцветной жидкостью прямо в лоб прыгающему в его сторону пожилому зубастому «учёному».
        Странный старик заверещал и упал, акогда поднялся, Ольга увидела кроличьи уши на его лысой голове, налитые кровью глаза и здоровенные, как у моржа, опускающиеся почти до пояса кривые резцы. Сего седой морды сползали капли чего-то очень ароматного вроде… медицинского спирта? Кролик начал ловить языком капли и отвлёкся…
        - Кудзыячи, старый дурак, зачем ты-то сюда полез? - вголос хохотнул Сунь Укун, закидывая голову. - Неужели у Мована больше нет достойных воинов?
        Как раз в этот момент на него с рёвом бросился огромный медведь с кабаньим пятачком. Его одежда потрескалась, обнажая могучие, обросшие бурой шерстью мышцы.
        - Тебе конец! - заорал он, брызгая слюной, и повалил царя обезьян на пол.
        - Что ты там хрюкаешь? - добродушнейше спросил китаец.
        - Я убью тебя!!! - всё больше распалялся Хуньдунь. Ивдруг на мгновение замер, потому что сзади раздался гулкий удар. Над ним стояла Ольга.
        - Не смей трогать моего учителя! - крикнула она, держа в обеих руках металлический штатив, погнутый о спину медведя.
        - Я убью и тебя тоже!!! - подумав, переключился он уже на неё, но в эту минуту вскочивший на ноги царь обезьян быстро выплеснул ему в глаза какую-то светло-жёлтую жидкость из второй полупрозрачной склянки.
        От нечеловеческого воя медведя с потолка посыпалась штукатурка, астарый паркет на полу поднялся горбом.
        - Тупая гора мышц, неужели ты думал, что сможешь победить Великого Мудреца, Равного Небу? - наблюдая за мечущимся по аудитории демоном, спросил китаец.
        Медведь орал, держась за глаза, сшибал все стулья, столы, углы и наконец просто выбросился в окно, вынеся его месте с рамой. Бледный переводчик тут же оставил свой пост, исчезая за дверью. Возможно, он был просто подкуплен…
        - Аолия, что такое H2SO4? - слюбопытством спросил Сунь Укун, прочитав надпись на такой полезной, но опустевшей склянке.
        - Потом объясню! - ответила она, лупя штативом промеж ушей нетрезвого кролика, который почему-то лез к ней с поцелуями.
        - Не так надо! Он же демон, сним всё проще. - Оттолкнув ученицу, царь обезьян одним ударом ноги выбил оба резца одуревшего от спирта кролика, иКудзыячи улетел вслед за медведем. Китаец подобрал с пола укатившуюся скляночку и запасливо положил в карман.
        - Ах ты тварь!!! - кричала в это время окончательно взбесившаяся блондинка, за хвост оттаскивая визжащую крысу от стоявшего у дальней стены шкафа, вдвери которого она успела прогрызть дыру. - Ты что, сюда жрать пришла?!
        Она дважды пнула крысу под брюхо и, упав на колени, принялась долбить её головой об пол, держа за длинные уши.
        - Что случилось, женщина?! - округлил глаза китаец, шокированный её яростью.
        - Да эта сволочь под шумок сожрала у нас образцы пшеницы, которые привёз из экспедиции сам Вавилов!!! Ина основе которых, между прочим, была выведена Саратовская29!!! - орала девушка, продолжая бить крысу. - Она уничтожила часть продовольственного запаса мира!!! Сдохни, мразь!!!
        Блондинка схватила старый металлический совок, видимо оставленный уборщицей за шкафом вместе с веником, исо всей силы несколько раз ударила тонкой кромкой по крысиной шее, напрочь отрубив ей голову.
        - Ты убила Хой Лаошу?.. - обалдев, спросил Сунь Укун, протирая глаза. - Воистину учитель лишь открывает двери, адальше ученик идёт сам…
        - Я не поняла, ты типа недоволен? - сипло спросила Ольга, поднимаясь на ноги и со звоном бросая на пол случайное орудие убийства. - Может, поплачешь ещё?!
        - Успокойся, Аолия! Гнев, словно чёрная туча, закрыл свет твоего разума. Открой его и вспомни, что демонов было четверо.
        - Четверо? - нервно постукивая каблуком, призадумалась девушка. - Старый кролик, тот свиномишка, или медведесвин, потом эта прожорливая тварь и… да, был ещё четвёртый! Только я его совсем не помню, как-то вылетело из головы. Вроде бледный такой, болезненный. Анемия, наверное.
        - Конечно, ты его не помнишь, - обходя бессознательно лежащего толстого ректора, согласился китаец. - Потому что это призрак.
        - Кто призрак?
        - Четвёртый. Он призрак. Его зовут Лю Гуй.
        - И где же он?
        - Да где угодно! - Царь обезьян демонстративно раскинул руки в стороны. - Этот демон, возможно, самый опасный из всех. Хоть и не самый умный.
        - А нам обязательно его искать?
        - Зачем меня искать? - раздалось сзади, ишею девушки обхватила почти прозрачная рука, сжав так сильно, что она даже не смогла захрипеть. - Яникуда не прятался. Поиграем, Укун? Как ты хочешь, чтобы я убил эту женщину?
        Великий Мудрец замер.
        - Хочешь, я перережу ей горло? - Призрак слегка провёл по шее блондинки острым, как лезвие, чёрным ногтем, и на шее осталась тонкая кровавая полоса. - Или, может быть, мне выколоть ей глаза? Или проткнуть сердце? Аможет, мне пробить ей лёгкие, имы посмотрим, как смешно она дрыгается, пытаясь сделать вдох, икак кровь пенными толчками выплёскивается из дырок в спине? Это весело!
        - Лучше отпусти её, призрак.
        - Нет.
        - Отпусти…
        - Ну не-эт…
        Царь обезьян ударил себя по уху и достал свой золотой посох.
        - Чего ты хочешь, Лю Гуй?
        - Уничтожить тебя и всё, что тебе дорого. Это же очевидно.
        - Ты ошибаешься, если думаешь, что эта женщина дорога мне. Отпусти её, она уже синеет.
        Призрак убрал руку с горла девушки, но приставил длинный ноготь к шее.
        - Не надейся, обезьяна, что сможешь провести меня так же, как озабоченную Да Цзи. Яотлично вижу, что эта золотоволосая дорога тебе. Хотя мне и не понять твоего вкуса… - презрительно скривил он синие губы.
        - Откуда такая ненависть ко мне, Лю Гуй? Мы ведь не виделись несколько веков, - задумчиво спросил царь обезьян, переминаясь с ноги на ногу и демонстративно покачивая посох в руках. - Неужели ты всё ещё не забыл ту невинную, но гениальную шутку Великого Мудреца, когда я…
        - Заткнись, грязная обезьяна! - Лю Гуй сильнее нажал ногтем на шею блондинки, и по шее вновь потекла струйка крови. - Неужели ты действительно думаешь, что все демоны Поднебесной только и делают, что веками вспоминают твои туповатые шуточки? Да я бы даже не плюнул в твою сторону, если бы…
        - Если бы?.. - нехорошо улыбнувшись, уточнил Сунь Укун.
        - Если бы она не захотела тебя!
        - Кто? Да Цзи?
        - Какая Да Цзи?! Кому нужна эта чёрно-бурая маньячка?!
        В сердцах он схватил Ольгу за волосы и отбросил в сторону. Блондинка покатилась по паркету, хрипя и пытаясь откашляться…
        - Думаешь, мне легко строить из себя идиота все эти бесконечные сотни лет? Терпеть оскорбления! Быть невидимым в самом прямом смысле слова! Чтобы только изредка видеть её!
        - Кого её? - терпеливо переспросил китаец. - Раскрой свой разум, Лю Гуй, если ты ещё не сросся воедино с позорной ролью глупца, искажи наконец так, чтобы я понял тебя!
        - Мою госпожу… - снежным придыханием прошептал прозрачный Лю Гуй. - Аона хочет тебя, поганая обезьяна! Она хочет понести от тебя! Где ты и где Яшмовое Личико?! Как это возможно?! Почему?! Почему она не видит меня?!
        - Ну… может быть… кхм… потому что ты - бледная анемичная истеричка? - всё ещё пытаясь выровнять дыхание, не сдержалась Ольга.
        - Хи-хи-хи!!! - оскалившись, засмеялся царь обезьян. - Она угадала, верно?!
        Призрак покраснел от ярости, его глаза налились чёрным. Он взмахнул рукой, иблондинка заметила намотанную на запястье призрака старую, пожелтевшую от времени, полуистлевшую верёвку.
        - Вы можете смеяться, пока живы. Но последним будет мой смех. Яумер, ивы умрёте. Япомогу вам. Янаучу вас…
        Девушка поднялась на ноги, стараясь подобраться поближе к учителю.
        - Кстати, акак ты умер? - спросил царь обезьян, делая небольшой шаг к двери.
        - Я повесился, глупая обезьяна. Но тебе это никак не поможет, - оскалив белоснежные клыки, ответил Лю Гуй. - Призрака нельзя убить второй раз, авот я могу лишить вас жизни…
        - Это и так ясно, пустоголовый мертвец! Стал бы ты таскать с собой эту гнилую верёвку, если бы умертвил свою плоть, объевшись белладонны, словно жалкий чиновник, алчущий самого краткого пути к просветлению, анаходящий смерть и вечное блуждание по лабиринтам Диюя, утопившись в смрадном болотце где-нибудь на окраине леса или вспоров своё тощее безволосое брюхо грязным тупым ножом для разделки рыбы, лезвие которого давно не очищали от тухлых щучьих потрохов?
        - Блин! Укун! Ты опять?! - возмутилась Ольга, прикрывая рот. - Постоянно ты про какие-то вонючие гадости говоришь! Слушать противно!
        - Хорошо, давай послушаем Лю Гуя. Уверен, история его самоубийства куда более интересна и поучительна…
        - Вы действительно хотите это знать? - неуверенно спросил призрак. - Хорошо, вы сами так сказали. Ярасскажу вам! Но это вас всё равно не спасёт!
        - Да мы поняли, поняли, мы все умрём. Давай уже жги, - подбодрила его Ольга, озираясь по сторонам в поисках чего-нибудь потяжелее.
        За спиной царя обезьян она чувствовала себя гораздо увереннее, разве что глубокие царапины на шее неприятно пощипывало. Но кровь перестала идти, вот что главное. А тем временем глаза призрака посветлели, на лбу появились бороздки страдальческих морщин. Иначал он издалека…
        - Прекрасная Дунь Янь была дочерью мельника. Её кожа была белее муки, так что, когда она выходила на крыльцо ночью, луна скрывалась за тучами, не смея соперничать с её совершенной белизной. Волосы её были так черны, что даже самая чёрная ночь бледнела, не смея слиться в экстазе восторга с этой совершенной чернотой…
        - Похоже, это он надолго, - держась за горло, хрипло шепнула Ольга китайцу. - Азачем нам вообще нужна эта информация?
        - О, она нам совершенно не нужна, женщина, - так же тихо прошептал в ответ Сунь Укун. - Но мы ведь никак не можем его убить. Исейчас у нас есть лишь два варианта: или он болтает, или он душит нас по очереди своей паршивой верёвкой. Но, быть может, ты бы желала второй вариант?
        - Нет уж, спасибо. Давай лучше слушать про Дунь Янь…
        - …Но злобный мельник и в этот раз разгадал наш тайный сговор с драгоценной Дунь Янь. Он запер её на мельнице до утра. Аутром её уже поджидало красное шёлковое платье и свадебные колокольчики, которые звенели и звенели, заглушая её хрустальный плач, иследующей ночью она возлегла в постель старого чиновника, похожего на толстую морщинистую жабу! Напрасно я передавал ей записки, умоляя бежать со мной.
        - Я бы с ним нипочём не бежала.
        - Так и она тоже…
        - …Благочестивая Дунь Янь не стала противиться воле отца и своему тяжкому пути, предпочтя навсегда остаться в шикарном дворце, вобъятиях своего законного мужа, осыпаемая шелками, жемчугами, изысканными кушаньями, навсегда позабыв нужду и отчаяние. О-о, моя несчастная возлюбленная…
        - Несчастная?.. - шёпотом уточнила блондинка у наставника.
        - Да чтоб я так жил!
        Меж тем призрак начал заламывать руки от волнения, ипо его бледным щекам потекли такие же призрачные ручьи слёз.
        - А что же оставалось делать мне, несчастному влюблённому с разбитым сердцем?! Водну из ночей, ведомый тоской, япришёл к той самой мельнице, где ещё совсем недавно обнимал мою прекрасную Дунь Янь. Ипонял, что не могу стоять под этим небом, не вдыхая запах её чёрных волос. Адругого неба нет на свете!
        - Зато девушек полным полно. Увас в Китае вообще перенаселение.
        - Аолия, не так громко. Пусть дорасскажет…
        - И тогда я поднялся на мельницу, желая сброситься вниз, чтобы разбить свою боль о камни, но увидел прохудившийся мешок, арядом вот эту самую верёвку, которой он, должно быть, когда-то был связан. Что ж, если это - мой путь, то и я не откажусь от него, как не отказалась от своего пути несчастная Дунь Янь. Яперекинул верёвку через балку, продел голову в петлю и… - Призрак задержал дыхание, вытирая слёзы рукавами. - О, как я умолял Будду, чтобы в это же время моя любимая Дунь Янь умертвила себя в доме своего мерзкого мужа и мы вновь воссоединились, став духами! Но нет, она не сделала этого…
        Лю Гуй зарыдал, упав на колени, ичерез несколько секунд начал биться головой об пол. Сунь Укун сунул посох в ухо, взял блондинку за руку и тихо потянул за собой. Ей не нужно было ничего объяснять, она схватила с вешалки свою одежду и сумку, вслед за китайцем выбежала из аудитории, иони рванули по длинному коридору. Призраку уже было не до них, он страдал…
        Внезапно на лестнице из-за угла на них вышла незнакомая рыжая азиатка в мешковатой мужской куртке и шапочке «петушок». Царь обезьян затормозил так резко, что едва не свалил с ног Ольгу, бегущую за ним и влетевшую в его спину.
        - Тяньгоу?..
        - Что? Это кто? Ты знаешь эту овцу? - быстро спросила блондинка.
        - Я не овца… - зарычала девушка.
        - Это не овца, Аолия, - поддержал её Великий Мудрец. - Это собака.
        - Какая ещё собака? Укун, нам надо бежать!
        - Собака УМована, демона-быка, его верная слуга и рабыня. Так ведь, Тяньгоу?
        - Теперь я секретарь, обезьяна, - холодно ответила китаянка. - Исейчас ты пойдёшь со мной.
        - Ты что, тоже хочешь с ним переспать?
        У Тяньгоу начал дёргаться глаз. Царь обезьян тоже не понял вопроса своей ученицы.
        - А чего? Я так спросила, чтоб разрядить обстановку… Ну… маникюрщица хвостатая хочет, какая-то там царевна хочет. Может, Укун у вас национальный секс-символ, мне-то откуда знать?
        - Ты пойдёшь со мной, Сунь Укун, - после непродолжительной паузы повторила собака, выровняв дыхание.
        - Не спеши, дворняжка…
        Ольга повернулась на голос и увидела прихрамывающую «маникюрщицу» Алису, отделившуюся от тени в дальнем углу коридора. Она даже не скрывала лисьи уши и роскошный чёрный хвост, медленно раскачивающийся, как маятник. Господи, хорошо, что у студентов уже в основном каникулы, ато тут демоны шляются буквально на каждом шагу…
        - Укун мой. Стобой он никуда не пойдёт.
        - Нет, пойдёт. Уменя приказ. - Губа собаки приподнялась, она нервно зарычала, брызнув слюной.
        - У меня тоже приказ, - рыкнула в ответ маникюрщица-лисица.
        Они, уперев руки в бока, уставились друг на друга, гневно сверкая глазами.
        - Слушай, может, ты тут с ними сам поболтаешь, пока я в лабораторию забегу на пару минуток? Мне бы сушильный шкаф включить да культуру туда поставить… - предупредила Ольга на ухо царя обезьян и, не дожидаясь его ответа, повернулась и дёрнула назад, через несколько секунд скрывшись за одной из дверей.
        …В лаборатории было тихо и светло. Девушка с наслаждением улыбнулась, ей ужасно захотелось забыть про всё, просто сесть и поработать в тишине, не думать обо всём этом сказочном дурдоме, который остался в коридоре. Кстати, не забыть бы запереть дверь, когда она будет уходить…
        - Упс. - Блондинка вдруг замерла, осознав, что она не достала из сумочки ключ от лаборатории, азначит, дверь была открыта. Тогда кто её открыл?
        - Мован был прав, когда говорил, что ты глупая. - Призрак сливался со стеной и словно бы выступил из неё, распахивая руки и улыбаясь ей. - Ты и впрямь такая глупая!
        Ольга попятилась назад. Выход один, сейчас она как следует закричит, Укун услышит её и сразу же прибежит на помощь. Нужно только крикнуть погромче, чтобы…
        - И некрасивая… уродливая…
        У бедняжки дыхание перехватило от возмущения. Она начала хватать ртом воздух и почувствовала, как от обиды к глазам подступили слёзы. Ну вот, ещё только расплакаться осталось…
        - Стоишь и раскрываешь рот как рыба. Ты ни на что не способна, - ласково приговаривал Лю Гуй. - Бездарная и никчёмная. Ты подвела своего ректора, ты очень плохо обошлась с иностранной делегацией. Теперь тебя выбросят на улицу, иты будешь грести снег огромной лопатой, апотом долбить лёд, чтобы уважаемым людям было удобнее ходить по дороге.
        Вообще-то да, конечно, ректора они бросили одного с дохлой крысой. Перед начальством определённо придётся объясняться. Наверное. Ачто ему сказать? Он ведь ни за что не поверит в китайских демонов! Зато, если очухается сам и увидит труп крысы, узнает, что она сожрала коллекционное зерно, изаметит, как дует из разбитого окна, ох…
        - Твоя работа никому не нужна. Твою диссертацию напишет любой другой аспирант. Ты такая жалкая!
        Призрак подплывал всё ближе и ближе, пока не встал прямо перед ней, так что всхлипывающая девушка почувствовала его гнилое дыхание у своей щеки.
        - Сколько тебе лет? Восемнадцать? Двадцать? Что, неужели больше?! Ну кто же возьмёт замуж такую старуху?! Никто! Твой парень бросил тебя. Обезьяне ты не нужна. Нет-нет, совсем не нужна, - сладко улыбнувшись, повторял он, заметив огонёк сомнения в её голубых глазах. - Если бы ты хоть раз видела прекрасную госпожу царевну Яшмовое Личико, великолепную жену УМована! Как только Сунь Укун окажется рядом с ней, он и не вспомнит о тебе! Никто никогда тебя не полюбит. Отебе все забудут! Ты умрёшь от одиночества, итебя найдут, лишь когда твоя гниющая плоть начнёт невозможно вонять, асмрадная жидкость из твоего тела, просочившись через стыки бетонных плит пола, польётся на голову твоим раздражённым соседям. Не лучше ли, не разумнее ли закончить всё прямо сейчас? Япомогу тебе…
        Он услужливо протянул девушке верёвку с заранее подготовленной петлёй.
        Практически рыдающая Ольга залезла на стол, перекинула старую верёвку через трубу отопления, проходящую под потолком, инадела скользящую петлю на голову.
        - Да-да, так всё и было, именно так… - кивая, приговаривал довольный Лю Гуй.
        Девушка толкнула ногой стол, но он оказался тяжеловат.
        - Ох, какая же ты никчёмная… ты даже не способна сама прервать свою жалкую, бесполезную жизнь… - ссочувствием вздохнул призрак, пожимая узкими плечами. - Давай ещё раз, утебя получится! Избавь от себя этот прекрасный мир!
        Блондинка горько всхлипнула. Да, она постарается. Сейчас как сдвинет этот проклятый стол - и всё наконец закончится. Вот минуточку, и…
        Ольга краем глаза заметила, как по воздуху пролетела золотая линия и тяжёлый посох ударил её прямо в лоб.
        - Ай! Больно же! Ты меня убить мог! - вголос заорала блондинка.
        - Хи-хи-хи! Раскрой свои глаза, женщина! Ты стоишь с петлёй на шее! - сказал Сунь Укун, любуясь, как сверкает волшебный Цзиньгубан в лучах утреннего солнца.
        Девушка быстро сняла с шеи петлю и спрыгнула со стола. Мысленно она сделала пометку ещё раз врезать своему наставнику гимнастической палкой по башке. Как только вернётся домой, конечно…
        - Глупцы, вам всё равно от меня не спастись… - белыми губами улыбнулся призрак. - Язаставлю вас умереть!
        В его руках вновь появилась знакомая верёвка. Ольга с удивлением задрала голову и увидела, как, перекинутый через трубу под потолком кусок старой верёвки с петлёй, которая ещё недавно была накинута ей на шею, бледнеет и исчезает.
        - Укун, это что, призрачная верёвка?
        - Конечно, он же призрак, - насмешливо кивнул царь обезьян.
        - И как нам с ним справиться?
        - Никак! Вы никак не сможете победить меня! Вы оба умрёте. Япомогу вам умереть! - нервно хохоча, тараторил бледный Лю Гуй, медленно прохаживаясь по лаборатории.
        - Укун! Ты же Великий Мудрец! Придумай, как нам его уничтожить! - толкнув китайца плечом, шепнула девушка.
        - О кровожадная Аолия, мы не можем убить призрака. Чтобы уничтожить его, нам нужно выкопать из могилы его поганые кости и сжечь их. Моя мудрость велика, но даже она не сможет нам помочь. Поэтому, скорее всего, сейчас мы умрём. Не хочется, ачто делать? Вконце концов, может быть, это - наш путь? - философски пожав плечами, решил он. - Но, если царю обезьян суждено умереть, я, по крайней мере, сделаю это весело! Хи-хи-хи!
        Он достал из кармана очередную склянку и кинул в призрака.
        - Меня этим не остановишь, обезья… ой! - не успел договорить призрак, как через него пролетел второй «снаряд». - Ты издеваешься надо мной, вероломный Сунь Укун?!
        - Конечно! Хи-хи-хи! Лови!
        Китаец запустил в призрака сразу горсть шариков из какого-то металла, которые набрал в карман. Естественно, и они пролетели насквозь, но зато бодро застучали по полу.
        - Ай! Проклятый царь вонючих обезьян!!! - посинев от гнева, заорал призрак. - Прекрати кидаться!
        Меж тем в него продолжали лететь склянки, пакетики, бутылочки, порошки и всё, что успел наворовать Великий Мудрец, деятельный, как муравей. Разумеется, никакого вреда привидению это принести не могло, но сбивало, мешало и реально портило настроение, потому что каждому обидно, когда тебя не уважают!
        - Я всё равно доберусь до тебя! Идо твоей уродливой, никчёмной, бездарной девчонки!
        - Да свали уже ты! - рявкнула Ольга, бросаясь к лабораторному столу и хватая спички.
        - Моё призрачное тело нельзя сжечь, янеподвластен огню…
        - Гори, тварь! - Вголосе девушки звучала такая непоколебимая вера, что призрак невольно засомневался: авдруг она владеет какой-то могучей магией?
        Мгновением позже она отважно запустила в него лабораторную спиртовку с зажжённым фитилём. Обсыпанный серой, красным фосфором и всякими другими опасными веществами, стоящий в луже кислоты бледный Лю Гуй вдруг вспыхнул, как факел, ичерез считаные секунды исчез без следа, оставив в лаборатории запах серы и горелой бумаги.
        Спиртовка, удачно упав на пол, стояла и поддерживала ровное горение фитиля. Блондинка подошла, наклонилась и привычным движением накрыла пламя крышкой. Пожар в лаборатории никак не входил в её интересы.
        - Хи-хи-хи… - протянул обалдевший Сунь Укун.
        - Ну а чего он?!
        - Пойдём отсюда, женщина. Призрак скоро вернётся, ведь мы не сожгли его останки. И вернётся очень злым! Кэтому времени нам лучше быть подальше отсюда.
        Они вышли в коридор, где лохматая рыжая дворняга и чёрная лиса с роскошным хвостом, сцепившись, катались по полу, лая, рыча и кусаясь. Ольга даже предложила сделать ставки - кто кого, но царь обезьян почему-то решил, что надо очень быстро уходить, ине дал досмотреть весёлую драку двух демонов.
        Наши герои, пройдя друг за другом вдоль стеночки, чтобы никому не мешать, вышли на лестницу и бегом спустились вниз, на ходу надевая куртки и шапки…
        - И как я могла на такое повестись?! - удивлённо бормотала Ольга примерно через час, гоняя кешью по тарелке с гунбао.
        В «Мандарине» было, как всегда, уютно, нешумно и немноголюдно. Знакомых вееров на стенах уже не оказалось, на их месте висели узкие металлические таблички с изображением символов буддизма, животных восточного гороскопа и героев китайских легенд. Царь обезьян удовлетворённо подцепил палочками длинный узенький кусочек свинины, больше похожий на червяка, иподвинул к девушке миску с рисом.
        - Не забывай про рис, Аолия. Рис - всему голова.
        - Это хлеб всему голова.
        - Рис.
        - Ой, всё! - махнула рукой блондинка, возвращаясь к более интересной теме. - Какой же глупый детсадовский развод, ну как я могла купиться? Яведь чуть не повесилась, Укун!
        - Твоя беда в том, что ты необразованна, женщина. Яне раз говорил тебе об этом. Призрак есть призрак. Он заставляет людей принять ту смерть, которую принял он сам. Ни одному его слову нельзя верить. Атвоё счастье в том, что рядом оказался Великий Мудрец, Равный Небу, прекрасный царь обезьян Сунь Укун.
        - Кстати, ачто он там говорил про какую-то Яшмовое Личико, жену этого твоего Мована? Увас с ней что-то было? - чисто по-женски поинтересовалась Ольга, не задумываясь перепрыгнув с одной темы на другую.
        Китаец отрицательно помотал головой, делая большой глоток чая.
        - Я её вовсе никогда не видел. Но, конечно, был достаточно наслышан об этой опасной красавице. Ядаже не предполагал, что теперь она жена демона-быка. Откуда тебе это известно? Призрак сказал?
        - Да, когда я стояла с петлёй на шее. Он сказал, что я тебе не нужна, иты забудешь обо мне, как только окажешься рядом с ней, ичто она жена УМована.
        - Я не знал, - пожал плечами наставник. - Я столько веков пропустил. Они, наверное, все там друг с другом переженились за это время? Авот с первой женой Мована мы… было дело… хи-хи-хи…
        Подошедший официант поставил в центр стола огромное блюдо нежного куриного филе в обрамлении гренков с морепродуктами и хрустящих виноградных листьев.
        - В смысле «хи-хи-хи»? Вы там с ней мутили, что ли?!
        - Ты всё прекрасно поняла, чрезмерно любопытная женщина. Яне стану рассказывать подробности того таинства, ибо подобные разговоры не украшают мужчин. Давай-ка лучше ты объяснишь мне, кровожадная Аолия, почему ты столь жестоко расправилась с несчастной Хой Лаошу из-за жалкой горстки зёрен? Ведь зерно и существует для того, чтобы его есть.
        - Ты не понимаешь!
        - Не понимаю. Ипоэтому уже немножко боюсь тебя, жестокая ученица…
        - Ну если ты не будешь уничтожать семена, входящие в фонд Всемирного семенохранилища, то тебе ничто не угрожает, - на всякий случай заверила его девушка.
        Хотя, честно говоря, она и сама не ожидала от себя подобного поступка. Убийство крысы было обусловлено скорее страхом за собственную жизнь, чем наказанием за несколько горстей элитного зерна. Да и сейчас она понимала, что фигуральные «брызги крови» со своих рук ей придётся отмывать очень и очень долго….
        Молчание затянулось, но через несколько минут к ним за столик подсел повар.
        - Гуй? Разве мы тебя звали? - даже не поворачивая к нему головы, спросил царь обезьян.
        - Укун! Бесишь меня! - шепнула Ольга и мило улыбнулась повару. - Здравствуйте, Ли Гоушен. Вижу, увас изменения в интерьере?
        Повар-гуй кивнул.
        - Да, прекрасная госпожа. Ясжёг все демонические веера. Они кричали как живые. - Он сочувственно покачал головой. - Но я - честный повар! Я не допущу, чтобы моих гостей подслушивали лисьи прихвостни и строили против них козни!
        У Мован, надев очки в золотой оправе, просматривал отчёт. Убыка было отличное зрение, но подобные аксессуары всегда придают мужчине некую солидность и важность. Он дважды пролистал все страницы, но, если бы его прямо сейчас спросили, не вспомнил бы ничего из того, что там было написано. Зато твёрдо уяснил главное…
        Скоро всё закончится. Обезьяну приволокут сюда - беспомощного, потерявшего память, лишённого сил и гордости. Ивот тогда он спросит с него за всё: за Лочи, за Яшмовое Личико и в особенности за своего украденного сына - Красное дитя!
        Впрочем, почему ему вдруг стал так важен именно этот пустоголовый телёнок? Он родит ещё сотню сыновей, один лучше другого! Но вот нежная красавица Лочи, его первая и единственно любимая жена…
        Ведь он верил ей. Она также отказалась от всего, что было ей дорого, лишь бы остаться с Мованом, иони были счастливы вдвоём, пока он не нашёл её спящей на волосатой груди Сунь Укуна. Проклятая обезьяна, как он мог… как он смел?!
        Сегодня он окончательно расправится с Великим Мудрецом, Равным Небу. Даже во дворце самого Нефритового императора найдутся многие, кто ещё пожелает поблагодарить его за это…
        - Кто там ещё? - нервно огрызнулся он, обернувшись на внезапный, но едва слышимый стук.
        Дверь приоткрылась, и в кабинет просочился призрак. У Мован чуть было не выронил папку с документами, увидев, вкаком тот состоянии. Половина бледного лица сожжена, вся одежда обуглена, безжизненная белая кожа на руках вздулась и почернела.
        - Что случилось, Лю Гуй? Кто сотворил это с тобой?
        - Вонючая обезьяна, господин! - распухшими обожженными губами кое-как промямлил призрак. - Иего сумасшедшая ученица-а…
        - Но как?! Ты же призрак, тебе нельзя причинить вред!
        - Да… но они убедили меня, ия поверил… поверил, что меня возможно сжечь…
        - О-о, мерзавцы! Не сомневайся, они немедленно ответят за это! Тащи их сюда!
        - Господин, но… я не…
        - Что такое? - удивлённо вскинул брови демон-бык.
        - Я… мы… мы не смогли…
        - Где? Сунь? Укун? - Мован грозно встал, выпрямившись во весь свой немалый рост, исжал кулаки.
        - В… в Саратове. Оказывается, это страшный город, господин…
        Демон-бык молча прошёлся по кабинету, вбивая своим весом широкие копыта в пышный ворс ковра, потом подошёл к окну, посмотрел на открывающийся за окном пейзаж искусственного карликового садика и вновь повернулся к призраку.
        - Ты понимаешь, что ты говоришь, Лю Гуй? Вы вчетвером не смогли… не смогли что? Взять одного беспомощного получеловека-полуовощ, который тысячи лет просидел в заточении и наверняка тронулся умом?!
        - Всё оказалось не так просто…
        - Где Хуньдунь? Он был назначен главным, он провалил задание, значит, ему и предстоит отправиться в Диюй первым!
        - Медведь ослеп, мой господин. Царь обезьян плеснул ему в глаза какое-то зелье. Он обезумел от боли и потери ориентации, выбросившись в окно. Его удалось найти, так что сейчас он мечется по своей комнатке, разнося всё, до чего может дотянуться, постоянно рычит и воет. Лучше бы вам не видеть его сейчас и не попадаться ему под руку.
        - То есть это мне не попадаться ему под руку? Мне? Ему?! Что ты хочешь этим сказать, бледный идиот? Ты забыл, кто я?!
        - Нет, господин, яне забыл, - опустив глаза, тихо ответил изуродованный призрак. - Авот Хуньдунь сейчас вряд ли помнит об этом. Он пьёт водку и горланит русские песни…
        - Что?!!
        Сказал солдат: прости, Праско-овья,
        Что я пришёл к тебе живой.
        Хотел я выпить за здоро-овье,
        А должен пить за упокой…
        - Что ты несёшь, безмозглый идиот?
        Молчал солдат, слеза кати-илась,
        Слеза утраченных надежд.
        А на груди его свети-илась
        Медаль за го-ород Будапешт! -
        выразительно допел Лю Гуй, вытирая невольно выступившие слёзы.
        Демон-бык с трудом выровнял дыхание, исподволь отдавая себе отчёт, что второй раз призрака всё равно нельзя убить, агде закопаны его кости, не знает никто, даже он сам.
        - Где старик Кудзыячи?
        - Его напоили медицинским спиртом, потом выбили резцы и выкинули в то же окно. Теперь он постоянно плачет, ужасно шепелявит и плюётся своей ядовитой слюной всякий раз, когда пытается что-то сказать. Он очень напуган, господин…
        - Что с крысой?
        - Убита.
        - Как?.. - Ошарашенный Мован всей тушей рухнул на заскрипевший стул.
        - Насмерть…
        - Значит, Сунь Укун хладнокровно убил Хой Лаошу?! - тихо спросил он.
        Лю Гуй отрицательно замотал изуродованной головой:
        - Её убила та желтоволосая женщина, господин. Ученица обезьяны. Она бросилась на неё с диким криком и отрубила голову обычным совком для уборки мусора.
        Бык на минуточку охренел от ужаса. Он встал, подошёл к аквариуму, только сегодня установленному в углу кабинета, ипринялся наблюдать за плавными движениями рыбок.
        Говорят, это успокаивает. Потом он открыл крышку аквариума, запустил туда руку, выловил самую большую рыбу в золотистой чешуе и съел её живьём.
        - Что ж, он неплохо обучил её… - задумчиво пробормотал Мован.
        - Что теперь нам делать, господин?
        - Ничего. Уходи. Дальше я сам.
        Он вновь встал у окна и смотрел, как шевелятся на ветру зелёные листья карликовых деревьев. Вода с мокрого рукава капала на пол, мелкие золотые чешуйки застряли между квадратных зубов…
        - Ой, я выйду, мне мама звонит! - предупредила Ольга, метнулась в гардероб, взяла пуховик и выбежала из ресторана, наспех набрасывая его на плечи.
        Царь обезьян и повар-гуй минуту сидели молча, отводя взгляды. Потом шеф-повар заговорил первым:
        - Ты же понимаешь, что теперь он сам приедет сюда?
        - Да, - коротко ответил Сунь Укун.
        - И что ты будешь делать?
        - Убью его.
        - Возможно. Но сначала он убьёт твою женщину.
        - Она не моя женщина.
        - Хи-хи-хи, - без улыбки сказал повар, азатем встал и скрылся на кухне.
        Ольга вернулась почти сразу. От неё пахло снегом, морозом и выхлопными газами от проезжавших мимо самодвижущихся повозок. Она села за стол и большими глотками допила остывший чай.
        - А чего ты такой грустный? - спросила она, отметив отсутствующий взгляд китайца.
        - Я не грустный.
        - А где Ли Гоушен?
        - Ушёл делать свою работу.
        - В общем, япоговорила с мамой. После Нового года поедем к ней, явас познакомлю. Ты смешной и странный, но ты ей понравишься, она таких любит. Ана Новый год… я подумала, может, мы в «Хэ» пойдём? Забронируем столик, весело проведём время. Там после двенадцати ночи такой классный мужик с гитарой приходит и крутые песни поёт. «Ба-та-ре-е-ейка-а-а…» - вдруг пропела блондинка.
        - Господин Гоушен сказал, что вас можно рассчитать? - вежливо спросил подошедший к столику официант.
        - Да, - сухо ответил китаец. - Мы уходим.
        У Мован стоял перед зеркалом, поправляя белоснежный воротничок рубашки. Раскрытый чемодан валялся на диване рядом с полулежащей царевной, уныло подпирающей рукой голову.
        - Мне так нахваливали куропаток… - разочарованно пробормотал Мован. - Аони… Квохчут, трепыхают крыльями, щекочут своими перьями. Ни объёма, ни фигуры, ни удовольствия. Просто большие груши в перьях.
        - Зачем ты рассказываешь это мне, муж мой? - спросила царевна.
        - Чтобы ты не повторяла моих ошибок, моя госпожа, - сиздевательской улыбкой ответил он и слегка склонил голову.
        - Когда ты вернёшься?
        - Скоро, моя царевна. Япритащу сюда царя обезьян, аесли повезёт, ещё и твою подругу, чёрно-бурую лисицу Да Цзи. Имы оба наконец узнаем все их секреты.
        Он бросил быстрый взгляд в зеркало и удовлетворённо улыбнулся, увидев, что Яшмовое Личико явно занервничала.
        - Может быть, ты ненадолго останешься? - Царевна опустилась на пол и поползла к нему на четвереньках, подметая роскошными чёрными волосами пол. - Япомогу тебе забыть квохчущих куропаток…
        Однако УМован быстро подошёл к чемодану, закрыл его и направился к двери.
        - Не сомневайся, омоя прекрасная жена, когда я вернусь к тебе, то уже не буду помнить ни о каких куропатках. Меня будешь интересовать лишь ты.
        Яшмовое Личико нервно сглотнула…
        За окном опять шёл снег, кружась волшебным вальсом под светом уличных фонарей и исчезая в темноте. Царь обезьян молча бился упрямым лбом о стену в маленькой кухне. Спокойная блондинка так же молча заваривала свежий чай.
        - Женщина! Утебя прекрасные брови! Зачем тебе нужно их чем-то напылять?!
        - Мне так надо! - упрямо ответила Ольга. - Как ты не понимаешь?! Послезавтра Новый год. Мне надо выглядеть… ну прямо супер! Ау меня брови бледные.
        - Твои брови не бледные!
        - Нет, бледные! Ая хочу быть яркой!
        - Ты яркая, как звезда Тяньлансин в безоблачном небе!
        - Ой, всё! - Ольга поставила на стол две кружки с чаем. - Завтра после обеда мы едем на напыление! И не бухти мне тут…
        Китаец молча сел на своё любимое место, привалившись спиной к холодильнику, иуставился в тёмное окно, аблондинка открыла свой всё более и более развивающийся Инстаграм. Теперь новые желающие добавлялись десятками каждый день…
        «Он меня не понимает. Говорит, что у меня нормальные брови, поэтому пудровое напыление мне без надобности. Его послушать - так мне вообще не надо ходить в салоны красоты, яи так красотка! Ну не абсурд?! Уменя вообще-то зеркало есть…
        Сегодня я убила крысу, но она была такая огромная, что я пока не хочу об этом вспоминать. Укун вообще считает, что это был демон. Ну, сдругой стороны, унего и холодильник - демон, так что в подобных вопросах ему веры нет.
        А потом я пошла в лабораторию, вроде по делу, асама чуть не повесилась там, потому что один бледный тип промывал мне мозги и почти убедил, что я ничтожество… Может, мне к психотерапевту сходить? Это будет интересный опыт.
        А Укун на меня дуется. Сидит и молчит. Да и вообще он какой-то мрачный сегодня. Пожалуй, нам обоим надо просто выспаться. Всмысле мне выспаться и ему выспаться по отдельности, не подумайте, унас с ним ничего нет!
        Совсем ничего!
        Бли-и-ин…»
        …Ольге снился призрак Лю Гуй, который внезапно оказывался то поваром-гуем, то лисицей Да Цзи, то вообще её мамой. Он смеялся над ней, уверяя, что она некрасивая и глупая. ИСунь Укун тоже смеялся, удлинив призрачную верёвку и радостно прыгая через неё, как девочки прыгают через скакалку.
        Она проснулась от грохота и звона разбитого стекла. Китайца на полу не было.
        - Укун?! - крикнула она, вскочив с кровати.
        - Я здесь, Аолия.
        Ольга кинулась на кухню босиком, попутно включая свет в комнате, в прихожей и зачем-то в ванной и туалете. Царь обезьян задумчиво стоял у холодильника. На полу валялись осколки стекла и металлический каркас люстры, а из чёрной дырки в потолке одиноко свисал обрывок белого провода.
        - Это что?! Это как?! Ты чего тут устроил?! - спросонья сыпала вопросами девушка. - Укун, на тебя опять напали демоны?!
        - Да! - честно ответил китаец, вскидывая упрямый подбородок. - Демон вечного светильника первым напал на меня! Но царь обезьян так велик и могуществен, что демон сам отскочил в сторону, яничего не успел сделать! Светильник упал на пол, разлетевшись на тысячи осколков белого стекла, подобных снегу за окном!
        - Я не поняла! Как ты умудрился свалить люстру?!
        - Я не собирался разбивать твой вечный светильник! Я просто зашёл испить воды. Иу меня зачесалось…
        - Что зачесалось? - не отставала блондинка.
        - Зачесалось… под хвостом. Язанёс руку, чтобы почесать… И тут вероломный демон решил напасть на меня! Но не совладал с моей силой, амагический предмет, вкотором он был заточён, чтобы рабски служить людской воле, упал и разбился!
        - В какой замысловатой позе ты чешешь у себя под хвостом, если при этом сшибаешь люстры?!
        - Показать?
        - Нет!!!
        В общем, осколки они убрали вместе, апотом Ольга ещё несколько раз подмела пол веником, избавляясь от мелких частичек стекла, изаявила китайцу, что завтра же они едут за новой люстрой. Потому что без света на кухне по-любому голяк!
        Она подняла его рано утром. Китаец сопротивлялся и упорно делал вид, что крепко спит и не слышит ни её голоса, ни звенящего прямо над ухом будильники, но пара тычков под рёбра привела его в чувство.
        - Ты не любишь меня, - укоризненно сказал Сунь Укун, пинками направляемый умываться. - Ты заставляешь меня рано вставать, мне не хватает сна, мои члены не отдыхают! И вода всегда холодная-а!
        - Всё у тебя прекрасно отдыхает. И, кстати, солнышко уже встало, так что не бухти, - возразила Ольга, ставя на стол тарелку с овсяной кашей на молоке.
        - Что это за клейкое варево? - Брезгливо поморщившись, китаец набрал в ложку каши и выбросил её обратно в тарелку.
        - Вообще-то это полезный завтрак.
        Сунь Укун попытался объяснить ученице, что единственно полезный завтрак - это мясо, прожаренное на костре. Или сырое сердце врага, свежее, парное, при поедании которого по губам стекает ещё тёплая кровь. Но, наткнувшись на ледяной взгляд Ольги, смирился с несправедливостью и, уткнувшись носом в тарелку, молча съел кашу. Кофе без сахара он также выпил без вопросов.
        - Почему ты хочешь купить новый вечный светильник, Аолия? - наблюдая за тем, как она красится, осторожно спросил царь обезьян. - Ты же сама убедилась, что демоны в волшебных лампах ненадёжны и готовы напасть на тебя в любой момент! Это же очень опасно, женщина…
        - Укун, ты вечно бесишь меня! - взорвавшись, крикнула блондинка и тут же заголосила: - Сунь Укун, Сунь Укун, как же ты хорош! Мой мудрейший учитель, наставляющий на путь просветления! Великий Мудрец, Равный Небу, прекрасный царь обезьян! Лёгкий и быстрый, подобный ветру с горных вершин! Ловкий и смелый, словно умелый охотник на тигров! Хитрый и многомудрый, как первый чиновник при дворе Небесного императора!
        Китаец одобрительно поаплодировал, ему явно нравилось, как она поёт. Девушка сделала несколько глубоких вдохов и, прикрыв глаза, шёпотом сказала в сторону, что он её всё равно бесит. И уже громче добавила:
        - Мы едем покупать новую люстру. Сейчас.
        В этот раз они сели в тесную маршрутку, громыхающую, как старое пустое ведро. Салон был полон, но Ольга, ухватив китайца за руку, быстро продвинулась в конец салона и, плюхнувшись на свободное место, усадила царя обезьян на соседнее сиденье.
        - Кто здесь не омыл своё тело после пробуждения? - возмущённо спросил Сунь Укун, поведя носом. - Это вон тот старый господин с лицом, похожим на сморщенную репку!
        - Да тихо ты! - шикнула Ольга под неодобрительный ропот пассажиров. - Невежливо так говорить.
        - Почему?! - искренне удивился непонимающий китаец. - Если этот пожилой крестьянин забыл помыться, мы все должны напомнить ему об этом! Иначе запахи его тела отравят и его и наш путь к просветлению!
        - Он не забыл! - сквозь зубы прорычала блондинка над самым его ухом. - Некоторые люди не моются по куче разных причин. Такое бывает.
        Их подбросило на какой-то кочке или выбоине, идевушка, ойкнув, чуть не упала на колени к сидящей напротив суровой женщине.
        - По каким же непонятным причинам можно презреть воду?! - не унимался невоспитанный китаец. - Ведь вода - наша мать, абез матери не проживёшь! Все мы вышли из воды и на три четверти состоим из её благодати, ачистая вода - помощник лекаря! Чистое тело - здоровое тело, анечистое тело - больной разум!
        - Слушай, тебе именно сейчас надо нести свою мудрость в массы? - взвыла блондинка, ткнув его локтем в бок. - Мы скоро выходим, дай доехать спокойно. Не хватало ещё, чтобы нас из маршрутки выпихнули!
        Доехав до рынка, она извинилась перед обсуждаемым мужчиной, который, должно быть, сутра успел так постичь дзен, что даже не слышал этого разговора, ивыскочила на свежий воздух. Великий Мудрец пулей вылетел следом и огляделся по сторонам.
        Практически сразу к нему подбежала долговязая цыганка с предложением погадать, так что Ольге пришлось резко тащить его в другую сторону. Доверчивый китаец расстроился, что ему не дали поговорить с мудрой женщиной, знающей тайны мироздания, но цыганка поплелась было за ними, иученице пришлось отстаивать неприкосновенность своего учителя едва ли не матом! Только после этого потомственная гадалка Ляля Жемчужная отвалила, переключившись на очередную жертву, проходящую мимо её «точки».
        А Сунь Укун в свою очередь прилип к киоску с шаурмой, вкотором приветливый кавказец, улыбающийся щербатым ртом, ловко срезал непонятно чьё мясо с вертикального вертела, набрасывая его вместе с луком и зеленью в свежий лаваш.
        - Я голоден, женщина! Мне нужно мясо! - попытался было требовать царь обезьян, указывая пальцем на сочную шаурму, но блондинка и тут безжалостно уволокла его прочь, ухватив за воротник.
        - Ты видел, как он работает?! - отчитала она Сунь Укуна. - Без перчаток, без маски, без шапочки! Руки грязные, ногти не подстрижены, фу! Готова поспорить, что и санитарной книжки у него точно нет! Нельзя покупать еду в таких местах, это не еда, аотрава!
        - Ва-ах, зачэм так нехарашо гаварышь, красавица?!
        - Воистину мне стыдно за тебя, Аолия! - поддержал продавца шаурмы царь обезьян. - Его руки чисты, ибо каждую минуту он омывает их мясным соком. Ему не нужна глупая шапочка, он совсем лысый. Изачем ему маска, он же не на китайском карнавале? Главное, что душа его широка, сердце полно любви, априготовленная еда наверняка достойна стола любого министра…
        - Вай мэ, как красива сказал, да, - едва не прослезился продавец, распахивая объятия. - Дарагой, тебе два шаурмы за одну цену! Па-братски! Кушай, пажалуйста-а!
        Ольга, тяжело дыша через нос, бессильно опустила руки, она отдавала себе отчёт, что ещё минута, ией придётся петь хвалебную песнь на весь рынок. Вобщем, она достала кошелёк, купив довольному китайцу две шаурмы по цене одной. Он поклонился ей в пояс, дважды обнял продавца и, приплясывая, пошёл за блондинкой, по ходу откусывая то от одной, то от другой порции. Его день явно задался…
        Честно дождавшись, пока наставник всё съест, Ольга нырнула в какой-то павильончик и, пробежавшись по коридору, привела прекрасного царя обезьян в отдел осветительных приборов и переходников, розеток, проводов и ламп.
        - А-а-а-а!!! Сколько тут демонов!!! Немедленно уходим отсюда, женщина-а!!! - вытаращив глаза, заорал китаец.
        Сонная продавщица покосилась на него и, зевнув, сделала глоток дешёвого кофе из пластикового стаканчика. Она тут и не таких типов видела.
        - Вот по-быстрому купим люстру и сразу уйдём, - клятвенно пообещала Ольга, ухватив нервного наставника за воротник, чтобы тот не сбежал. - Давай помоги мне выбрать.
        Вдоль стен были прикручены к специальным панелям различные бра - парные, одиночные, сцветными и белыми плафонами, представляя все возможные стили - от модерна до хай-тека. Анад головой висели самые разнообразные люстры от двух до двадцати четырёх плафонов. Голубые глаза блондинки восхищённо заблестели.
        - Так, ну нам на кухню двухрожковую надо. Три лампочки будет много для такого маленького помещения. Смотри, Укун, вот эта вроде ничего, да?
        Насупившийся китаец демонстративно отвернулся.
        - Ой, вот всё! - сполуоборота завелась девушка. - Значит, как старую люстру разбивать - так тут ты первый, акак помочь новую выбрать - так типа без тебя, да?!
        - Да! Аолия, япротив того, чтобы в твоём доме жили демоны! Ты ещё слишком слаба, чтобы самостоятельно справиться с ними!
        - Девушка, он тут у вас, случайно, не буйный? - равнодушно поинтересовалась продавщица. - Ато у меня тут вообще-то стекло. Покупайте скорее и идите отсюда. Или не покупайте, просто идите… подальше. Ещё разобьёте мне тут всё, а платить кому? Мне? Мне оно и раком не упёрлось, так что не надо мне тут…
        Униженная и оскорблённая блондинка по-быстрому купила первую попавшуюся люстру на две лампы, приняла на руки коробку и практически пинками погнала Великого Мудреца с вещевого рынка.
        - Укун! Ну сколько можно? - выйдя из маршрутки, резко начала высказывать Ольга, пробираясь через сугробы по узкой тропинке с люстрой в коробке на вытянутой руке. - Идаже если мне придётся всю жизнь петь ту дурацкую песенку, всё равно ты позоришь меня. Утебя, вообще, совесть есть?!
        - А что это? - искренне удивился Великий Мудрец.
        Простонав в безмолвные небеса, она свернула во двор и чуть не налетела на крупную симпатичную блондинку в длинном чёрном пальто, вокруг которой вертелись двое малышей.
        - Ой, Юля! Привет!
        - Привет-привет! - Крупная Юля кинулась обниматься и целоваться. - Акак дела? Ятак давно тебя не видела! Аты извини, что пропала, видишь, уменя же дети, ироды были тяжёлые, ипотом…
        Ольга понимающе кивала. Дети орали и дёргали маму. Китаец на всякий случай тихо встал в сторонке, по колено провалившись в сугроб.
        - А это тот самый Укун, про которого ты в инсте пишешь? - бросив оценивающий взгляд на царя обезьян, подмигнула Юля. - Ну, типа-а ничё такой… симпотный… Адавай на лавочке поболтаем? Ато так давно не болтала с тобой! Твой друг посмотрит за детками? Видишь, они у меня ми-ми-ми!
        Китаец протестующе замотал головой, но деткам быстро объяснили, что сейчас они будут играть вот с этим смешным дядей, адве подружки, проваливаясь в сугробах, прошли по тропинке к ближайшей лавочке.
        - Ты кто? - слюбопытством спросил маленький мальчик, задрав голову вверх и встретившись с Сунь Укуном взглядом.
        - Я царь обезьян.
        - Ты обезянка?
        - Я не обезьянка! Япрекрасный царь обезьян, Великий Мудрец, Равный Небу!
        - Пошли играть, обезянка! - предложила девочка и, резко потянув китайца за рукав, свалила его с ног, окунув в сугроб.
        А потом дети весело засмеялись, когда отплёвывающийся от снега Великий Мудрец вынырнул из сугроба и пытался встать. Они прыгали на него, снова и снова топили его в снегу, засыпали его снегом, превращая в большой сугроб, ираскапывали, чтобы увидеть раздражённое лицо смешного дяди и опять смеяться от души.
        - Укун, аккуратней, смотри, чтобы дети не простыли, снег холодный! - оглянувшись на него, сказала Ольга.
        - Снег холодный?! - перекрикивая радостный детский смех, простонал наставник. - Ты говоришь это мне, женщина?! Скажи это им! Или пусть твоя подруга им это скажет - она же мать! Мать этих крохотных исчадий Диюя!
        Но его уже не слушали.
        - А чё, вы прям спите вместе?
        - Нет, яна диване, аон на полу.
        - На полу?! Асекс у вас тоже на полу, да? Ну, он такой типа спит, аты на него сверху с дивана прыг?!
        - Нет, Юль, нет у нас никакого секса.
        - В смысле? Мужик в доме, асекса нет? Ладно врать. Асколько раз он за ночь может?
        - Да не знаю я!
        - Да ладно! Авот мы с моим…
        - Обезяна Чи-чи-чи… - попытался рассказать стишок мальчик, но не смог вспомнить, как там дальше, ина секунду просто завис с открытым ртом.
        - Продавала кирпичи! - пришла ему на помощь сообразительная сестрёнка.
        - А полиция узнала… - вспомнил счастливый малыш, но замёрзшему Сунь Укуну стишок почему-то не понравился.
        Он наконец смог подняться на ноги и, схватив детей за шиворот, встряхнул их, держа на вытянутых руках.
        - А в машине вообще классно, но только стёкла должны быть затонированные, - старательно просвещала подругу Юля. - Авы на стиралке пробовали? Пока эти мелкие спят, мы в ванную - шмыг! Ата-а-ам…
        - Я прекрасный Сунь Укун! Великий Мудрец, Равный Небу! Я демон! Ямогу съесть вас, маленькие, глупые, нежные и ароматные человеческие детёныши-и!
        Он показал длинные клыки и грозно зарычал. Дети счастливо засмеялись, болтая ножками в воздухе.
        - Укун! Прекрати их трясти! - громко крикнула Ольга. - Они же маленькие! Маленьких детей трясти нельзя, уних так сотрясение будет!
        - Покатай нас, обезянка-а!!! - счастливо закричал мальчик, когда они с сестрой снова повалили китайца и забрались ему на спину.
        - Помогите мне, оженщины!!!
        - Не, Оль, яне понимаю, ну как можно мужика в доме держать и не использовать по назначению? - не унималась крупная Юля, впадая в комплекс «яжемать». - Атебе-то уже не восемнадцать. Часики-то тикают, пора и деток рожать, дети - счастье!
        - Ой, всё, - категорично заявила блондинка, резко вспомнив, что у неё на сегодня куча дел, иподрываясь с лавочки. - Укун, ну долго ты там развлекаться будешь? Нам ещё на брови ехать, забыл?! Вот чего ты пристал к чужим детям, маньячина?!
        - Я к ним пристал?! - истерически взвыл китаец.
        - Так, а ну-ка отойдите от дяди! - крикнула детям мама Юля, видимо серьёзно восприняв шутку подруги в том, что её «сожитель» может оказаться маньяком.
        Царь обезьян наконец-то смог встать на подгибающиеся ноги, не опасаясь, что его снова «уронят» носом в сугроб. Он отряхнулся, вынул из штанов пригоршню снега и поспешил за блондинкой, которая уже ждала его у подъезда, нервно притоптывая ножкой.
        - Почему ты отдала меня на растерзание бесчеловечным человеческим детёнышам?! - обличительно указав на неё пальцем, путаясь в словах, ныл Великий Мудрец.
        - Ой, подумаешь! Какие-то пять минуток с детками поиграл - и всё, сломался?
        Ольга вошла в подъезд, на всякий случай проверила пустой почтовый ящик и поднялась на второй этаж.
        - Сломался?! Я - Сунь Укун! Яне играю с детьми! Моя природа велит мне обманывать детей, есть детей, вкрайнем случае делать детей! Но не играть с ними, словно я кастрированная маленькая собачка со спиленными клыками, которую можно тягать за хвост и выкручивать ей уши…
        - Кстати, агде та девушка, которую ты обозвал собакой? Она ещё с маникюрщицей сцепилась в коридоре!
        Сунь Укун на минуточку задумался. Да, собака и лисица остались в университете, выясняя, кто сильнее и чьё начальство главнее. Но вот что с ними стало потом и куда они делись - он не знал. По крайней мере, в«Мандарине» они не появлялись и во дворе их тоже не было видно.
        - Не знаю. Какая разница? Яголоден!
        - А кто шаурму стрескал? Две штуки, между прочим.
        - Я всё равно хочу есть! Эти страшные дети забрали всю мою энергию «ци»!
        - Сначала люстру вешать?
        - Нет, сначала есть! - категорично заявил китаец.
        Уже дома Ольга вздохнула, переоделась, убрала люстру на самый высокий шкаф с книжками и потащилась на кухню. Между тем Сунь Укун уже тушил что-то в маленькой сковородке, одновременно, почти не глядя, мелко нарезая шампиньоны, лук, морковь и найденную в холодильнике куриную грудку. Коробки со специями стояли рядом.
        - Вообще-то я планировала просто выпить кофе, съесть кусочек нежирного сыра и бежать на остановку, - напряглась девушка. - Яже на диете.
        - Ешь, что хочешь, неразумная женщина, - не оборачиваясь, отозвался китаец. - Ая буду есть горячую, вкусную, полезную для души и тела пищу с мясом.
        «Нет, ятак никогда не похудею, - написала Ольга в Инстаграм, загрузив фото Укуна со спины, стоящего у плиты. - Он опять готовит что-то вкусное. Иглавное - ведь жрёт и не толстеет! Может, он и правда демон? Нет бы по-быстрому перекусить дешёвым российским сырком и бежать по ветерку налегке…
        И как он вообще ходил где-то там на Западе со своим учителем-монахом, странствовал, терпел лишения на своём пути, если ему всегда горячую еду подавай, да ещё и с мясом? Все запасы курицы у меня извёл. Мне обычно такого на месяц-полтора хватало, аон за считаные дни морозилку опустошил.
        Вот хотела кофейком с сыром перебиться, атеперь по-любому не получится, уж очень вкусно у него там всё пахнет и заманчиво шкварчит в сковородке.
        А ночью он сшиб люстру с потолка. Типа задница зачесалась. Без комментариев.
        Я, конечно, злилась. Но зато теперь у меня будет новая люстра, сама выбирала. Сегодня вечером заставлю Укуна её повесить и сфоткаю.
        Всем приветики!»
        …После сытного, как ни ворчала блондинка, обеда они отдохнули примерно с полчаса, пока хозяйка опять что-то писала, акитаец, медитируя, сидел на полу, скрючив ноги. Ближе к вечеру Ольга вспомнила, что они уже два, если не три дня не выносили мусор. Она надела пуховик и заставила собираться царя обезьян. Он брыкался, но куда деваться-то…
        - Почему мы пошли в другую сторону, женщина? - недоверчиво хмурил брови китаец, протаптывая дорожку в свежем снегу.
        - Потому что нам нужно вынести мусор, амусорные контейнеры находятся вон там, на углу. Яже тебе говорила! - Блондинка тащила два мусорных пакета, накинув рюкзак на плечо, истаралась не увязнуть в снегу каблуками, щурясь от заходящего солнца.
        - Ну, значит, яне слушал, - рассеянно пожал плечами Великий Мудрец.
        - В смысле ты не слушал?! - резко остановившись, вдруг решила выяснить отношения девушка. - Икак часто ты меня не слушаешь?!
        - Только тогда, когда ты говоришь о том, что не является важным для моего пути.
        - И как часто это происходит?! А?! Говори!
        - Редко. - Царь обезьян понял, что влип, изапоздало попытался исправить ситуацию.
        - Насколько редко? - щепетильно уточнила Ольга, недобро сощурившись. - Вот я тебе рассказывала, когда я в первый раз целовалась, ты слушал?
        - Слушал.
        - Ага? И сколько мне было лет?
        - Не помню.
        - И как звали моего парня?
        - Не знаю.
        - Ты не слушал! - спобедой в голосе заключила блондинка. - Акак я в универе в библиотеку учебники сдавала, ты слушал?
        - Конечно!
        - Да? Ичто же там произошло?
        - Ничего особенного, женщина, - крайне осторожно ответил китаец. - Ведь библиотека - это храм книг. Там должна быть благоговейная тишина, ажрецы храма всегда проявляют почтение к мудрым фолиантам, которые выдают на руки почтительным клиентам и…
        - Ты не слушал!!! Ты никогда меня не слушаешь!!! - выкрикнула раздражённая Ольга, бросив пакет с мусором в контейнер и, развернувшись, быстро направилась в сторону остановки.
        - Подожди, женщина! Мы что, не идём домой?!
        Сунь Укун опять провалился в сугроб и безуспешно пытался встать, но она даже не обернулась. Китаец догнал её только на остановке, когда она уже почти запрыгивала в автобус, иедва успел зайти следом.
        - Почему ты не подождала меня?! Яже упал!
        - А я тебя не слушаю, - холодно ответила девушка и демонстративно отвернулась.
        …После долгого обоюдного молчания они вышли из автобуса на улице Чапаева и, не сговариваясь, направились к уже знакомому торговому центру «Мир». Оранжевое солнце медленно опускалось на закат, тени стали длинными и тёмными. Китаец помрачнел.
        - Ладно, - смилостивившись, решила блондинка. - Погуляй пока тут. Хочешь - в«Помидор» сходи, хочешь - там вон, на перекрёстке, скверик есть неплохой, можешь там прогуляться по свежему воздуху. - Она махнула рукой в нужном направлении. - Но вообще я долго буду у косметолога, где-то час.
        - Я понял, Аолия… - как-то рассеянно отозвался Укун, проследил взглядом, как она прошла внутрь торгового центра, и пошёл вперёд по плохо протоптанному тротуару.
        Обозначенный Ольгой сквер тянулся куда-то вдаль по обе стороны от Московской улицы. Великий Мудрец перешёл дорогу, когда позволил хитрый трёхглазый демон, наконец-то открывший зелёный глаз, исвернул налево, оказавшись прямо напротив памятника какому-то высокому чиновнику, заложившему левую руку в карман. Надпись на постаменте гласила, что чиновника зовут Киров. Странное имя, но в Китае встречались и не такие.
        Царь обезьян попытался припомнить хоть что-то смутно знакомое об этом господине, что успел прочитать в энциклопедии, но быстро забросил эти бесполезные попытки. Вконце концов, кому это нужно? Уж не ему и тем более не этому Кирову.
        Он прошёл мимо доски с цветными изображениями людей, которые, вероятно, сделали для города или страны так много хорошего, что их лица повесили тут и каждый житель города мог теперь ими гордиться. Навстречу ему прошли две красивые девушки, шурша пакетами и посмеиваясь неизвестно над чем.
        В самом сквере было безлюдно. Скамейки пустовали, царь обезьян смотрел пустым взглядом, как на них медленно опускаются редкие, но крупные снежинки. Стены домов казались оранжевыми и лимонными от закатного солнца, иогромные сугробы вдоль дороги сверкали, как самые высокие звёзды.
        Время тянулось медленно, словно густой рисовый кисель. Так всегда бывает, когда приходится ждать. Мужчина и женщина, выходящие из магазина через дорогу, на минуточку замерли на пороге. На дальнем перекрёстке машина, собравшаяся было завернуть за угол, тоже остановилась. Вероятно, трёхглазый демон не пропускал её. Снежинка, медленно-медленно опускающаяся вниз, вдруг зависла прямо перед носом царя обезьян.
        Течение времени остановилось. Иэто могло значить только одно…
        - Великий Мудрец, - вто же мгновение услышал он и медленно обернулся.
        На скамейке, которая пустовала ещё какую-то минуту назад, сидел широкоплечий мужчина в дорогом чёрном пальто и фетровом котелке, слегка сдвинутым набок по европейской моде.
        - У Мован.
        Сунь Укун не спеша подошёл и встал напротив, свысока осматривая мужчину.
        - Выглядишь как жалкий оборванец, - сказал демон с полупрезрительной усмешкой, опираясь на чёрную трость с наконечником в виде стилизованной бычьей головы.
        - А ты так широк в плечах, что напоминаешь творение странного художника, нарисовавшего чёрный квадрат и выдавшего свою мазню за искусство. Ячитал про это в волшебной книге Аолии.
        - В какой ещё волшебной книге? - озадаченно нахмурился его собеседник. - Это современное искусство. Что ты в нём понимаешь…
        - Ничего.
        - Верно, - опомнившись, кивнул УМован. - Ты ведь глуп, как и всегда. Ты не по праву называешь себя Великим Мудрецом.
        - А больше всего я не понимаю, - не отвлекаясь на его пустые колкости, продолжил царь обезьян, - как ты, мерзкий яогуай, смог заточить меня в ту паршивую копилку, ставшую моим пристанищем и моей тюрьмой на столько веков. Может быть, ты расскажешь мне об этом?
        Демон-бык старательно рассмеялся.
        - Охотно. - Он поднялся со скамейки и весело улыбнулся. - Ты говоришь, это я заточил тебя в тот сосуд? О-о, но кто я такой, чтобы перехитрить Великого Мудреца?! - Мужчина с притворным удивлением вскинул брови вверх и поцокал языком. - Ты сделал это сам.
        - Ты лжёшь, ничтожный бык, - после секундного молчания решил Сунь Укун.
        - Нет, - вновь хохотнул Мован. - Ты сам перехитрил себя. Имне воистину неведомо, как ты это сделал!
        Демон кивком головы указал на очищенную от снега тропинку, предлагая пройтись, иони не спеша пошли по замершему скверу.
        - Ты был пьян. Пьян так, как никогда не бывает пьян даже твой паршивый свинский брат Чжу Бацзе. Ты украл у него бочонок и вылакал весь. Аведь твой учитель, хоть он и лысый идиот, не зря запрещал тебе пить.
        Укун, заложив руки за спину, смотрел на золотые облака.
        - Мы гнали тебя всё дальше и дальше, на самый край мира. Но ты, пьяно икая, постоянно ухитрялся ворваться по пути в какое-нибудь мелкое селение, очевидно думая своим нетрезвым умишком, что там мы не будем тебя убивать. Но демонов не остановить, - продолжал его собеседник, постепенно сам увлекаясь собственным рассказом. - Невежественные крестьяне, в ужасе понимая, что мы убьём и их, если они дадут тебе кров, гнали тебя палками, иты бежал дальше, увёртываясь от заклинаний и клыков. Должно быть, вкакой-то брошенной крестьянской хижине ты и украл эту безделушку неизвестно зачем.
        На мгновение в голове царя обезьян поселись сомнения, но он вовремя вспомнил, скем говорит. Бык всегда был настолько туп, что просто не мог придумать интригующую историю. Значит, всё это было правдой. Что ж…
        - А потом, когда мы наконец загнали тебя на край мира, как загоняют благородного оленя или тупоголового кабана, ты вдруг стал хохотать своим мерзким смехом, хихикать, вертеться колесом, прыгать на голове. Ипоклялся, что я никогда не доберусь до тебя!
        - Напомни, называл ли я тебя при этом тупоголовым быком и вонючим яогуаем?
        - Да, - раздражённо признал УМован. - Это так важно?
        - Конечно! Тогда всё в порядке, это точно был я. Продолжай.
        - Продолжать? Апродолжать нечего. Вследующий миг ты исчез, ина камнях осталась стоять копилка в виде поганой обезьяны. Я взял её и встряхнул. О-о! Ты кричал изнутри, осыпая меня проклятиями, всравнении с которыми вечные мучительные скитания по лабиринтам Диюя покажутся приятной прогулкой, - ухмыльнулся Мован. - Сначала я хотел разбить её, но, как оказалось, проще было расколоть небесный престол! Тогда мы подумали, что, возможно, так будет даже лучше. Ясвоими руками подбросил эту дурацкую копилку в повозку проезжавшего мимо торговца.
        - Это всё?
        - Всё. Вследующий раз мы узнали о тебе, лишь когда ты освободился из своей позорной глиняной тюрьмы. Хотя я надеялся, что этого никогда не произойдёт…
        - Зачем же ты прибыл сюда? - спросил Сунь Укун.
        - Чтобы уничтожить тебя.
        Они остановились и отошли друг от друга, встав по краям дороги.
        - Хи-хи-хи! Ты же отлично знаешь, что у тебя ничего не получится.
        - Получится. Теперь получится. Теперь ты не только глуп, но ещё и слаб. Ялегко уничтожу тебя и твою желтоволосую шлюху. Кстати, где она?
        - Она не шлюха.
        - Что-о?! Неужели между вами всё так серьёзно? - удивился демон, откручивая наконечник с бычьей головой от трости.
        - Нет. Просто она не шлюха. Она учёная чиновница, жрица науки.
        У Мован хмыкнул, неторопливо убирая наконечник трости в карман.
        - Даже хорошо, что её сейчас здесь нет, - подумав, сказал он. - Мне пришлось бы убить её первой, а я хотел сначала немного развлечься с ней. Яубью тебя, апотом найду её и возьму твою женщину как заслуженный трофей.
        Царь обезьян, ударив себя по уху, достал волшебный посох и, привыкая к его увеличившимся размерам, покачал его в руках. Баланс и вес были идеальны, как всегда…
        - А как ты себе думал? - сбрезгливой улыбкой продолжал Мован. - Моя жена желает сплести ноги с моим заклятым врагом. Значит, явозьму себе женщину врага!
        - Она не моя женщина, - тихо напомнил Сунь Укун.
        - Ты так глуп, обезьяна…
        У Мован напал первым, выхватив из трости тонкий стальной клинок, украшенный иероглифами, ипырнув царя обезьян в живот. Удачно провалившись в сугроб, Сунь Укун ушёл от удара, ав следующее мгновение Цзиньгубан, засияв, как солнце, блокировал очередной удар чёрной стали…
        - Ты не посмеешь тронуть мою ученицу.
        - Твоя женщина убила крысу, Укун! Она всё равно умрёт.
        Демон-бык сделал очередной выпад, но Цзиньгубан ответным ударом просто стёр половину клинка в металлический порошок.
        - Мне же сказали, что ты всё забыл и ничего не умеешь, - озадаченно пробормотал Мован. - Лисица и собака не могли обмануть…
        - Хи-хи-хи! - весело крикнул Сунь Укун. - Ятоже не смог бы! Не люблю обманывать!
        Он мгновенно перепрыгнул за спину могучего соперника и от души дал ему коленом весомого пинка под зад.
        - Как?! - еле удержавшись на ногах, спросил ошарашенный бык.
        - Никак. Яже все забыл, хи-хи-хи! Помнишь?
        - Я убью тебя-а!!! - заорал окончательно взбесившийся демон, ииз его раздувшихся ноздрей повалил пар. - Ты обесчестил мою возлюбленную Лочи!!!
        - Не стоит так уж драматизировать: когда она возлегла со мной по доброй воле, то уже была обесчещена тобой, вонючий бык, хи-хи-хи!
        Мован заревел, потрясая кулаками и отбросив бесполезную трость.
        - А знаешь, - как бы между прочим заметил царь обезьян, - у Аолии за домом проложены железные полосы, по которым катается металлическая самодвижущаяся повозка, управляемая каким-то мелким демоном. Люди называют это «поезд». Так вот, демон в этом поезде вопит так же позорно, как ты.
        - Я убью тебя!!!
        - Ты уже говорил, я не забыл. Однако слова без дел - лишь ветер. И только поступки имеют вес на чаше золотых весов Будды.
        - Ты… ты отнял у меня сына, моё возлюбленное Красное дитя! Мерзкая, грязная обезьяна!
        - Я?! Хи-хи-хи!!! - удивлённо расхохотался Сунь Укун. - Да этот половозрелый телёнок просто польстился на белые прелести богини! Его большущее красное естество дымилось, как просыпающийся вулкан, когда он видел её или слышал её голос!
        - Я убью тебя! Итвою блондинку я тоже убью!
        - Да ты шутник? Хи-хи-хи!
        Царь обезьян подпрыгнул высоко вверх, повиснув на ветке дерева и стряхивая водопад снега прямо на голову Мована, гневно размахивающего кулаками внизу. Бык не вовремя посмотрел вверх, мгновенно оказавшись ослеплённым, оглушённым и с пастью, полностью набитой снегом! Это ни капли не улучшило его настроения…
        Меж тем Сунь Укун перевернулся, качнулся чуть вперёд и ловко спрыгнул прямо на шею демона.
        - Катай меня, моя новая лошадка! И-го-го!
        Поваленный с ног, неуклюже перебирающий всеми четырьмя конечностями Мован выл, кряхтел и грязно ругался по-китайски одновременно, но никак не мог скинуть со спины ловкого царя обезьян, счастливо размахивающего волшебным посохом.
        - Я спасу вас, мой господин! - Тяньгоу, выпрыгнув из-за покосившегося дерева, пронеслась по тропинке меж сугробов с бешеным рыком, разбрызгивая слюни, ивцепилась в полу куртки китайца. Ткань затрещала…
        - А-ай! Что ты делаешь?! - мгновенно подскочив, завопил Сунь Укун. - Да Аолия просто убьёт меня за то, что я порвал куртку!
        - Твоя женщина ничего тебе не сделает, потому что сама умрёт, - поднимаясь на ноги и отряхивая брюки, сказал демон-бык. - Она убила Хой Лаошу и поэтому должна умереть. Ни одному человеку, уничтожившему демона, непозволительно оставаться в живых.
        Рыжая дворняга возбуждённо прыгала, мотая головой. В пасти у неё был зажат вырванный кусок ткани из куртки царя обезьян. Великий Мудрец встретился с ней взглядом и качнул золотой посох в руке. Одного удара хватит, чтоб настырная собачонка…
        - Куть, куть, куть! - Внезапно ещё один персонаж шагнул на сцену театра боевых действий.
        Повар-гуй с пластиковой тарелкой, полной свиных рёбрышек, осторожно поставил её в снег. Чуткий нос Тяньгоу затрепетал.
        - Еда. Настоящая китайская еда. Мясо. Кости. Всё, очём только можно было мечтать…
        - Что ты делаешь, сука?! - рявкнул бык, не веря своим глазам.
        - Я скоро, господин, держитесь! - Идворняга, выплюнув невкусный кусок куртки, прыжками бросилась к манящим ароматам. Отказаться было бы выше её сил.
        Ли Гоушен едва заметно поклонился Сунь Укуну и, не рискуя больше вмешиваться в дуэль высших демонов, растворился так же тихо и незаметно, как пришёл.
        - Всё равно ты умрёшь. Прямо сейчас. Поверь, ясправлюсь и без собаки… - холодно улыбнулся Мован и, квадратными зубами стянув с руки чёрную кожаную перчатку, раскрыл ладонь, на которой, переливаясь оранжевыми и красными искрами, лежал крупный огненный шар.
        Он полюбовался этим нестандартным оружием и одним небрежным движением запустил его в вечного противника. Великий Мудрец легко увернулся, шар взорвался вспышкой пламени у него за спиной, асам он, не удержавшись на ногах, упал в снег прямо на облопавшуюся Тяньгоу. Рычащую рыжую дворнягу с головой утопило в сугробе!
        Бык дунул на ладонь, и от его дыхания появился второй огненный шар…
        - Хи-хи-хи! Какая весёлая игра, здесь так играют дети! - Весело засмеявшись и легко увернувшись от очередного взрыва, Великий Мудрец начал быстро лепить снежки, с пулемётной скоростью забрасывая ими демона-быка.
        - Что?! Как ты это делаешь, противная обезьяна?! - взревел демон-бык, которому было уже не до огненных шаров, он только и успевал уворачиваться, зажмуриваться и прикрываться руками от бесконечного артобстрела снежками. Это не больно, но обидно-о!!!
        В конце концов он просто отвернулся, подставив под удары широкую мощную спину.
        А когда открыл глаза, царь обезьян уже стоял перед ним.
        - Потому что я - Сунь Укун, - без улыбки сказал он, обвивая шею Мована своим волшебным посохом, словно плетью. - Ия ничего не забыл!
        Цзиньгубан засиял, как солнце, амогучий демон заорал от боли. Он пытался развести концы петли руками, но при прикосновении к золотому посоху его ладони мгновенно обуглились едва ли не до костей, оставляя в воздухе запах горелого мяса.
        - Вот и всё, бык, - протянул царь обезьян, но внезапно тело Мована охватило красное свечение - и он исчез из петли, как будто его там никогда и не было.
        Цзиньгубан тут же перестал светиться, распрямившись и грея руки хозяина ровным теплом. Значит, Великий Мудрец опять одержал победу…
        Собака тоже пропала. Тяньгоу была слишком преданна своему господину, чтобы остаться.
        На сквер спустилась зима, вернулись звуки человеческих голосов и новогодней музыки. Онедавней битве не напоминало ровно ничего: не было ни отдалённого злобного хохота, ни торжествующего визга демонов, ни какого-то зловещего знака.
        Но это и было знаком…
        Ольга торопливо вышла из торгового центра и едва ли не бегом направилась вперёд, кмигающему зелёным светофору, но потом вдруг остановилась и неуверенно оглянулась. Из кофейни на углу пахн?ло свежей выпечкой. День уже заканчивался, аночь только готовилась начаться, игород тонул в серо-голубых зимних сумерках. Из окон «Мира» бил яркий свет, справа шумела многолюдная Московская, на ней горели огоньки новогодних гирлянд, украшавших широкую ярмарку, издалека разносился запах русских блинов и глинтвейна.
        Царь обезьян шёл ей навстречу, плотно сжав губы и сурово сведя брови. Из носа и изо рта его вылетали густые облачка пара. Почему-то ей показалось, что он смешно пыхтит, Ольга улыбнулась своим мыслям и, привстав на цыпочки, помахала ему рукой.
        Её наставник пробирался по нечищеной стороне заснеженной улицы. Шапку он где-то потерял, на чёрных волосах и таких же чёрных ресницах блестел снег. Подойдя к ней почти вплотную, Сунь Укун коротко улыбнулся, но потом опять стал серьёзным.
        - Ты больше не можешь быть моей ученицей, женщина, - внезапно сказал он.
        - Почему?!
        - Потому что я люблю тебя.
        Он круто развернулся и пошёл в обратном направлении, сияя дыркой на порванной на спине куртке и на ходу поправляя шарф. А она так и осталась стоять столбом, молча смотря ему вслед, пока он не затерялся между спинами прохожих и не растворился в густеющей темноте. Снег продолжал падать, заметая все следы, и крупные снежинки таяли на её щеках.
        Девушка ещё успела подумать, что это даже хорошо, так не видно слёз…
        Солнце ещё не встало, но Ольга уже проснулась и открыла глаза. Она молча поднялась с постели, умылась и долго рассматривала себя в зеркало. На двадцать два часа у них с подружками забронирован новогодний столик в «Хэ». Как раз тот столик, за которым ещё недавно она сидела с тем странным китайцем, который называл себя царём обезьян.
        Блондинка раздражённо отвернулась от зеркала и прошла на кухню. Из дыры в потолке торчал обрывок белого провода. Надо будет вызвать электрика и повесить никому не нужную люстру. Она включила «нижний» свет на вытяжке над плитой, достала турку и по привычке бросила в неё четыре ложки кофе, на две порции.
        - Да что же это такое?! - Всердцах она просто вытряхнула кофе из турки в раковину и смыла большой струёй воды. Апотом, вскипятив чайник, бросила в чашку пакетик зелёного чая «Ахмад». Сунь Укун любил зелёный чай и, кажется, приучил её.
        Закусив нижнюю губу, чтоб не разреветься, Ольга села за стол и, сфотографировав зияющую дыру в потолке, открыла Инстаграм:
        «Никакой он не царь обезьян из Поднебесной! Как я вообще могла на это повестись?! Простой побродяжка, которому негде было пару ночей перекантоваться, вот он кто! Нашёл себе дуру безмозглую и присел на шею. Ая ещё одежду ему купила…
        Люстру мне так и не повесил, между прочим.
        Просто свалил в закат. Втуман. Вснег!
        Сразу надо было спустить его с лестницы, вместо того чтобы слушать все эти китайские сказочки. Ая чуть кофе не заварила на двоих, яс мамой его хотела познакомить…
        Ой, всё!
        Больше никаких мужиков!
        Больше вообще ничего…»
        У стены аккуратно стояла голубая гимнастическая палка.
        Сейчас она примерит платье, которое планирует надеть вечером. Иещё пару платьев на всякий случай, вдруг они лучше? Потом пустит горячую воду и примет ванну с пеной, морской солью и расслабляющими маслами. Наденет носочки с маской для ног.
        Посмотрит какую-нибудь пустую новогоднюю комедию типа стопятисотых «Ёлок». Накрасится, оденется, сделает лёгкую укладку и поедет в центр. Пройдётся по шумной, праздничной театральной площади, сфотографируется со всеми Дедами Морозами, всякими снеговиками и пушистыми лошадками, катающими всех желающих по Московской, сходит в кино на вечерний сеанс, а к двадцати двум ноль-ноль войдёт в «Хэратс» ивстретит Новый год с девчонками. Без всяких там ненормальных китайцев.
        Она сделала глоток чая. Вновь открыла планшет. Комментариев было немного:
        «А тебе говорили, не связывайся с китайцами!»
        «Я вообще не понимаю, как можно ложиться с узкоглазыми, неграми и дагами».
        «Пекинский университет объявляет следующий год Годом дружбы с МГУ…»
        «Проверь квартиру, он по-любому что-то украл».
        «Печальки-и…»
        Она практически закрыла «окно», но последнее сообщение было в стихах:
        Холод, холод, зима, зима…
        Засыпает мой путь вьюжно.
        Вшубы кутаются дома
        Дружно.
        Как мороз пробирает грудь,
        Ветер тучи кидает вольно,
        Иу сердца короткий путь,
        Больно.
        Хлопья крупные, как творог,
        Засыпают весь день вчерашний.
        Арешишь шагнуть за порог -
        Страшно.
        Так бы вдруг разорвать стихи,
        Поцелуя ждать под омелой.
        Ночь укроет мои грехи
        Белым.
        Верить в то, что напишет бог.
        Под луною разбойным свистом
        Целовать ледяной цветок
        Чистым.
        Замерзающий человек,
        Явернусь сквозь века и грезы
        Исниму с твоих мягких век
        Слёзы…
        - И вовсе не в тему, - вздохнула она, чувствуя, как тяжелеет комок в горле.
        За окном опять шёл снег. То, что солнце встало, было ясно по изменившемуся цвету серого неба, полностью обложенного снежными тучами. Ольга поставила кружку с недопитым чаем на стол, влезла в джинсы и свитер, накинула шапку и пуховик, подхватила рюкзак и в коротких зимних сапогах вышла из дома.
        На остановке все были шумными и радостными. Девушка тяжело смотрела на них исподлобья и молчала. Только в автобусе она вспомнила, что не взяла наушники, и, коротко вздохнув, отвернулась к окну.
        На Театральной площади уже катали в колясках всех, кто готов был заплатить. Дети неслись со снежных горок, голубые ели были украшены гирляндами, которые вечером будут светиться и сверкать. Ольга прошла мимо площади, не останавливаясь.
        Дошла до улицы Чапаева, апотом до Рахова, где повернула с Московской вправо. Кажется, поднялся ветер. Она долго шла, ни о чём не думая, аледяные снежинки летели ей в лицо, комками налипая на нарощенных ресницах. Ну и пусть. Пусть.
        Девушка пришла в себя, только когда цивилизованная часть города осталась позади и начался глубокий частный сектор, упирающийся в подножие горы. Ольга остановилась, спрятав руки в карманы. Где же это? Изачем она вообще пришла сюда?
        …Пару минут она оглядывалась по сторонам, щурясь от крупного частого снега, пока не разглядела знакомые белые стены, возвышающиеся над почти ушедшими в землю старыми домишками, как крепость. Там всё было, как и тогда.
        Безлюдный двор, занесённый снегом почти по пояс. Лай собак из соседнего перекрёстка. Закрытые ворота непонятно как работающего отеля. Но что-то выбивалось из общей картины. Быть может, фигура мужчины, сидящего у забора?
        Китаец был почти полностью заметён снегом. Возможно, она бы и не узнала его, если бы не яркий розово-голубой шарф, её шарф, мелькнувший среди всей этой зимней белизны, как светофор. Её учитель сидел, привалившись к столбику ворот и обхватив руками колени, испал. Или уже нет?!
        - Укун, - осторожно позвала девушка, опускаясь на колени рядом с ним и стряхивая снег с его головы, лица и плеч. - Укун! - повторила она громче и сильно толкнула его в плечо, но он не отреагировал.
        «Скорую»? Аон без полиса. Исколько ему лет? Он утверждает, что больше тысячи! Сколько же он тут сидит? Какова степень обморожения? Что сказать диспетчеру? Есть ли пульс? Ау него вообще был пульс? Он же демон…
        - Укун!!! - изо всех сил заорала блондинка ему в лицо.
        Его белые от снега ресницы дрогнули, ичерез несколько долгих мгновений китаец открыл глаза.
        - Укун! Ты жив! - Ольга счастливо затрясла его за плечи, не зная, реветь или смеяться.
        - Мата? - созадаченным взглядом спросил он. - Кто ты, благочестивая сундари, разбудившая меня от белого сна вечности?
        - Чё?.. - на секунду зависла девушка. - Всмысле - кто я?! Это же я, Ольга!
        - Мата Ольга, зачем ты трясёшь меня за плечи?
        - Да потому что я рада тебя видеть и рада, что с тобой всё в порядке, Укун!
        - Кто такой Укун, скоторым ты говоришь, благочестивая? Разве в этой белоснежной пустоши есть ещё кто-то, кроме нас двоих?
        - В смысле? - уже неслабо напряглась блондинка. - Это же ты Укун! Сунь Укун, прекрасный царь обезьян, Великий Мудрец, Равный Небу… Рождённый из небесного камня на вулкане… Иещё ты какие-то там персики украл… - сбивчиво объясняла она.
        - Нет, мата, - всхлипнув и пустив слезу, ответил китаец. - Яне тот отважный сахиб, которого ты ищешь и который так дорог тебе…
        - Ты сдвинулся, что ли? Бесишь меня!
        Он выдержал долгую театральную паузу, заняв её рыданием и утиранием носа заснеженным рукавом куртки, ивыдал:
        - Прости меня, благочестивая сундари, явсего лишь жалкий, ничтожный раб, недостойный твоего прикосновения, иимя мне - Хануман!
        - Ой, всё…
        P.S.
        Царевна стояла за окном в саду абсолютно обнажённая. Её белые стопы утопали в мягкой зелёной траве. Она наклонилась, сорвала цветок с карликового персикового дерева, ощутила его тонкий аромат и прошла вперёд.
        Где-то очень далеко внизу шумел город, но царевна отсюда не слышала его звуков. Мимо проплыло маленькое облачко. Яшмовое Личико наклонилась, чтобы посмотреть вниз.
        Её голова начала кружиться, иона, испугавшись, отступила на два шага назад, но, быстро совладав с собой, вновь вернулась на самый край площадки и тонко улыбнулась, на мгновение обнажив идеальные белые зубы.
        - Я даже не сомневалась, что это сработает. Древняя магия десятитысячелетней царицы лисиц не могла утратить своей силы. Сунь Укун будет моим…
        P.P.S.
        Войдя в свой кабинет, демон-бык увидел за окном обнажённую царевну и, хмыкнув, уселся в кожаное кресло, любуясь видами. Всё сложилось даже лучше, чем он рассчитывал. Конечно, за исключением того, что ему так и не удалось убить обезьяну.
        Должно быть, эта голая дурочка считает, что все её планы удались. Что ж, пожалуй, стоит немного подыграть ей, акогда она отвлечётся, вту же секунду одним движением руки свернуть её фарфоровую шейку.
        У Мован встал и задумался, эта идея нравилась ему всё больше и больше.
        Однако, быть может, это стоит сделать немного погодя?
        Он умеет ждать…
        notes
        Сноски
        1
        Приятного аппетита (фр.).
        2
        времена меняются, имы меняемся вместе с ними… (лат.)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к