Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Белых Любовь: " Девушка С Тенью Пантеры " - читать онлайн

Сохранить .
Девушка с тенью пантеры Любовь Белых
        В тексте есть: оборотни, фиктивный брак, истинные пары
        Ограничение: 18+
        Мой привычный мир рушится не впервые. Едва я выкарабкалась после первого удара судьбы, отнявшего моих родителей, как она нанесла следующий - сокрушительный. Отныне я чужая среди людей, чужая среди оборотней и сопротивления. А тот, кто меня единожды спас, назначил за моё спасение слишком высокую цену.
        Девушка с тенью пантеры
        Любовь Белых
        Глава 1
        Я лежу на полу и боюсь пошевелиться. В метре от меня валяется мой мобильный. Слышится тихий гудок, ещё один, после которого сонный голос Кира произносит:
        - Лилька, я тебя убью! Как двадцать один год отметила? Где ты была?! - он повышает голос, отчего тень огромной кошки поворачивает голову в сторону телефона. Лапы сильнее сдавливают мои плечи.
        Я хочу закричать. Позвать на помощь. Но я не могу. Мне настолько страшно, что я боюсь дышать, не то, что открыть рот.
        Кошка отталкивается. Боль обжигает ключицы, вслед за движением длинных когтей. Я чувствую секундное облегчение. Груз огромного туловища больше не давит на меня, я могу дышать.
        Мысли путаются. Это должен быть сон. Просто ночной кошмар с запредельной реалистичностью.
        - Лиля? - вновь доносится из динамика. - Что ты молчишь?! Извиниться не хочешь? Обычно девушки приглашают своих парней на дни рождения!
        Ох, Кирюша…
        Сотканная словно из тумана, всех оттенков чёрного и серого, чудовищная кошка резким ударом передней лапы бьёт по телефону. Я вздрагиваю.
        - Что у тебя там происходит? - он кричит. Наверное, он испуган.
        Для тени это послужило сигналом к действию. Забавляясь, она лупит мощными лапами мой смартфон. Я вижу, как он рассыпается.
        В голове проносится отчётливая мысль:
        " Как только она покончит с телефоном, вновь возьмётся за меня. "
        Кошу глазами в сторону открытой двери. Два метра. Узенький и маленький коридор, за которым входная дверь и лестничная клетка. Там спасение. Я обязана добраться туда. Не знаю, позвать на помощь соседей, да кого угодно. Запереть это животное в своей квартире и попробовать сохранить не только свою жизнь, но и жизнь остальных. Когда этот монстр прикончит меня, вряд ли он станет безвылазно сидеть в квартире.
        К моему счастью, оставшееся от телефона скользит по паркету, замирая под диваном. Кошке это не нравится. Она следует за своей добычей, поддевая лапой пустое пространство. Я не могу больше ждать, я должна что-то сделать прямо сейчас. Другой возможности у меня может не быть.
        Медленно перекатываюсь на живот, чувствуя, как дрожат непослушные конечности. Усилием воли поджимаю ноги и встаю. Тут же бросаюсь вперёд. Шерстяные носки скользят, я едва не падаю у дверного косяка, чудом успев схватиться за дверную ручку и удержаться в вертикальном положении. Рывком хлопаю дверью. В прыжок преодолеваю коридор.
        Не оборачиваюсь. Страшно. Слишком страшно.
        Сзади слышится чудовищный треск. Я могу лишь догадываться, что это моя межкомнатная дверь терпит поражение в неравном бою.
        Хватаю сумку с комода. Выбегаю на лестничную площадку. Шумно дыша, захлопываю дверь, прижимаясь к ней спиной. Пытаюсь открыть сумку дрожащими пальцами. Проклятый бегунок постоянно выскальзывает из рук.
        Дверь под спиной содрогается и приоткрывается. Не знаю, откуда во мне взялись силы, но, резко дёрнув руками в сторону, я разрываю молнию по шву, выронив что-то на пол.
        Ключи! Здесь должны быть ключи!!!
        На глазах выступают слёзы, совершенно не помогая поискам. Всё плывёт и расплывается. Наконец-то я слышу их звон. Сжимаю связку в руке и вновь наваливаюсь на двери.
        Уж не знаю, чем этот монстр по ней бьёт, но интервал между ударами, слава богу, имеется.
        Ключ входит в замочную скважину. Один поворот ключа, ещё один.
        Всё!
        Я могу закричать. Кричу во всё горло. Ничего содержательного. Не прошу о спасении, не зову на помощь. Это просто не приходит в мою голову. Просто растягиваю гласные. Бросаюсь к соседней двери, с силой бьют по ней руками. Вспоминаю о звонке, жму, что есть силы, маленькую чёрную кнопку. Позади раздаётся треск и оглушающее рычание.
        Я не могу здесь оставаться, если хочу жить.
        Бросаюсь вниз по ступенькам. Второй этаж даже не замечаю. Ноги словно сами несут меня на улицу.
        Я хочу жить! Чёрт, как же я хочу жить!
        Выбегаю на улицу, лихорадочно оглядываясь. Ни души. Небо едва светлое. Не понимаю, раннее утро сейчас или вечер. Скорее всего, утро, иначе во дворе были бы люди и детская площадка, совсем недавно построенная, не пустовала.
        Телефона нет. Позвонить в полицию я не могу. В соседнем дворе должна быть дежурная часть. Если срезать через дома и переулки, я вполне могу туда добраться очень быстро.
        Они помогут. Обязаны помочь. С тех пор как узаконили супов, такие происшествия не могут быть редкостью. Кто, как не полиция обязана защитить людей?
        Ноябрь не радует тёплой погодой. Собственно, как и морозом. Бегу по грязи, даже не стараясь выбирать чистые участки. Носки превращаются в грязные и мокрые комья. Не чувствую холода. Чувствую, что в них тяжело бежать. Останавливаюсь на мгновение, стаскивая носок один за другим. Бросаю их тут же и бегу уже босиком, не оглядываясь.
        Впереди замечаю мужчину. Мне кажется, что просить позвонить или помощи сейчас лишняя трата времени. Это чудовище может выбраться с минуты на минуту, обретя простор и свободу.
        Пробегаю мимо него, даже не взглянув. На узкой тропинке между двумя девятиэтажками притормаживаю. Осознаю, что из разорванной сумки высыпается содержимое. Перехватываю её, зажимая пальцами края у разорванной молнии.
        Лёгкие горят огнём. Из ноздрей и рта вырывается едва различимые облачка пара. Я вижу заветную цель - синий козырёк на углу девятиэтажки. Именно туда мне и нужно.
        Преодолеваю оставшееся расстояние с невероятной скоростью. Не успеваю затормозить, влетаю в массивную железную дверь. Звук такой, словно кто-то постучал по спелому арбузу. Перед глазами потемнело, а лоб онемел от удара. Меня ведёт в сторону.
        Вижу звонок на стене рядом. Пытаюсь в него попасть. Он постоянно ускользает, словно убегая от меня по кирпичной кладке. Понимаю, что это невозможно. Шарю рукой по стене, на ощупь нахожу звонок и жму.
        Противный треньк слышится из-за двери. Терплю, не убирая пальцев со звонка. Мне нельзя терять сознание. Я должна рассказать, предупредить…
        - Какого хрена?! - за дверью кто-то злой чем-то гремит.
        Щелчок. Дверь резко открывается, быстро приближаясь к моей многострадальной голове. Только и успеваю, что убрать руку со звонка и выставить её вперёд.
        - Ненормальная?! Зачем так звонить! Что случилось?! - мужчина успевает придержать дверь, выглянув из-за неё, и спасает меня, возможно, от перелома.
        Мне неважно, что он злой, что кричит, что, наверное, сонный. Я делаю шаг в его сторону, чувствуя, как слабеют ноги.
        - Ох ты ж… - выдыхает дежурный, подхватывая меня за подмышки. - Говорить можешь?
        Могу ли?
        - Вы дол…должны помочь. - произношу надрывно. - В моей квартире монстр. Он…она…оно четвероногое и очень сильное. Кошка. Огромная и очень сильная. Я её заперла. Но она очень сильная. Боюсь…мои двери её не спасут… она очень сильная…
        Мужчина поднимает меня на руки и заносит внутрь дежурной части. Что-то щёлкает, скрипит и громыхает. Не вижу ни его лица, ни самого помещения. Тёмные круги перед глазами гораздо крупнее обзора. Я должна назвать свой адрес. Полиция его не знает. Я снимаю эту квартиру без договора аренды и посредников.
        - Улица Крупская двенадцать. Сто пятнадцатая квартира… - шепчу едва слышно. Силы покидают меня с каждой секундой. - Вы обязаны помочь… Оно очень сильное…
        - Лежи здесь и не шевелись. - меня на что-то кладут.
        Жёстко и неудобно. Хочется поджать колени к груди, свернуться комочком и уснуть.
        - Скорую на восемнадцатый участок к дежурной части. - доносится до меня приглушённый голос.
        - Вы должны помочь… Вы не понимаете? У меня дома кошка! - собрав остатки сил, произношу я. - Идите туда! Вызовите подкрепление…
        - Категория «Суп».- явно не мне говорит полицейский.
        Я хочу встать и врезать ему хорошенько! Очень хочу! Почему он меня не слушает? Не помогает?
        - Скорая скоро приедет. - звук его голоса громче. - Вдохни.
        Не понимаю, о чём он. Что-то мокрое и вонючее до невозможного упирается в мой нос. Кажется, от этого запаха у меня судороги мозга!
        - Молодец. Теперь рассказывай… - вздохнув, произносит мужчина.
        Я злюсь, бессильно сжимая и разжимая кулаки. Кому всё это рассказывала?! Стенке?!
        - Начни с номера своей регистрации. - произносит он.
        Нет, ну всё, это фиаско. Он тупица! Непроходимый тупица!
        - Номер регистрации присваивается только супам! - кричу я. Надо же, а вонючка-то какая-то бодрящая оказалась. Сил прибыло. - Кто на тебя вообще погоны надел, что ты не знаешь законов своей страны?!
        - Не зарегистрированная, значит? - как ни в чём не бывало, спрашивает он.
        Не понимаю, он вообще со мной разговаривает? Может, здесь ещё кто-то есть?
        Что силы напрягаю зрение, пытаясь рассмотреть помещение.
        - Кто? - осознав, что тень стула, может вполне себе быть человеком, и наоборот, я всё-таки уточняю.
        - Я!
        - А-а-а-а…
        - Да ты, мать твою!
        - Тебе повылазило? С каких делов это ты меня за супа принял?! - медленно поднимаюсь. Похоже, это была плохая идея. Если мне и поможет полиция, то только папины, царство ему небесное, друзья. От этого идиота помощи не дождёшься. Эта тварь там сожрёт всех моих соседей, пока я здесь трачу время на разговоры с имбецилом.
        - Понятно. Только приняла капсулу? Красную или синюю? - на фоне его идиотских вопросов слышится стук клавиатуры.
        Не поняла, он там на меня дело заводит, что ли?!
        - Я ничего не принимала! Я, что, идиотка, по-твоему? Зачем мне это нужно?
        - Подмешали?
        - Кого? Капсулу? Ты знаешь, сколько она стоит? У меня таких друзей нет. Да и я ничего не пила… - опомнилась, вспонимая, что я как раз таки вчера пила. Очень много пила. И по дороге на кладбище к родителям, на могилку, и обратно, и, кажется, дома. Но одна же! Никто мне ничего не наливал. Да и я не наливала. Так, с горла и пила… - В моей сумочке был паспорт, если я его не потеряла по дороге сюда. Там мои данные. Я дочь генерала Конова. Я человек.
        - Да? - стук клавиш прекратился.
        Ну наконец-то, он обратил на меня внимание!
        - … а где же твоя тень, человек?
        Глава 2
        Не верю, что это происходит со мной. Вокруг суетится врач скорой помощи. Я отвечаю на его вопросы, не прекращая настаивать на вмешательстве опергруппы и в десятый раз прошу дежурного позвонить.
        - Закончится осмотр, поедем регистрироваться. - сухо произносит он. - После позвонишь, хоть президенту.
        - Да не нужно мне регистрироваться! Я человек! - кричу, заставляя пожилого мужчину вздрогнуть. - Простите. - шепчу врачу, измеряющему мой пульс.
        - Я это уже слышал. Но закон есть закон, Лилия Романовна.
        Ага! Значит, всё-таки пробил мои данные!
        - Это недоразумение… - шепчу, сама понимая, насколько это абсурдно звучит.
        Зрение стабилизировалось. Да и головокружение больше не было столь невыносимым. Я сидела на кушетке в убогом кабинете дежурной части и смотрела себе под ноги. Меня совершенно не смущали грязные ступни, на которых комьями налипла и засохла грязь. Меня смущало, что под ними не было тени. Вообще.
        - Может, это что-то другое? - предприняла ещё одну попытку я. - Что-то паранормальное? Слышишь, сержант? Может, та кошка меня прикончила и я умерла? Типа, я призрак…
        Пустите мне уже пулю в лоб, чтоб я не несла всякий бред…
        - Министерство разберётся. - уверенно произносит полицейский, поглядывая на врача. - Долго ещё?
        - Я почти закончил. Сейчас заполню бумаги и можете ехать. - задумчиво проговорил мужчина, освобождая мою руку от тонометра.
        - Сержант! - кричу я, теряя самообладание. - Ну посмотри, какой из меня суп? Ни рогов, ни сверхспособностей, ну ничего же! А цвет кожи? Глаза? Тело? Я человек!
        - Если бы не отсутствие тени, я бы тоже так решил… - ободряюще произносит доктор, поправляя на переносице очки. - Все показатели в пределах нормы. Никаких нарушений или отклонений. Сотрясение, конечно, присутствует, но с этим я не могу ничего поделать. У министерства свои доктора. Нам нельзя вмешиваться.
        - Вот! Слышишь? - пытаюсь вновь достучаться до молодого сержанта. - Даже врач говорит, что я человек.
        - Я не совсем так сказал… - слабо протестует мужчина, оторвав взгляд от вороха бланков на столе.
        - А кошка, сержант?
        - Какая кошка?
        - А я откуда знаю?! Гепард, пантера, львица. Да любая! Я в них не разбираюсь! - вскочив, стаскиваю с себя свитер.
        Дежурный в шоке, пучит глазищи. Врач приспустил очки, заинтересованно наблюдая за моими попытками высвободить голову из узковатого воротника.
        - Твою налево… - ворчу, растягивая ткань. Наконец-то мне удаётся высунуть нос из горловины, и с треском высвободиться из вязаного моей бабушкой капкана. - Вот! - произношу триумфально, ткнув себя в грудь. - Следы когтей! Я не вру!
        Лицо горит. Хотя кого я обманываю? Рожа горит! Пылает от праведного гнева, возмущения и довольно грубой пряжи.
        - Очень интересно. Почему сразу не сказали? - возмущается врач, вновь надевая медицинские перчатки.
        - Я говорила! Ему! - бесцеремонно тычу пальцем в ошарашенного сержантишку.
        - Похоже, отклонения всё же есть. Низкая чувствительность… - хмуро глядя на рваные раны, произносит мужчина, возвращая очки на нос.
        - Никакая у меня не низкая чувствительность! У меня шок! - авторитетно протестую я. - Я проснулась пописать! А на меня как набросится это чудовище! Вы бы, на моём месте, нормально себя чувствовали? Я прошу тебя, сержант, будь ты человеком, а, отправь наряд ко мне домой. Она же всех сожрёт!
        - Это определённо следы когтей. - неожиданно я обретаю поддержку в лице врача. - Вы бы проверили. Не похоже, чтобы девушка в таком виде по лесу прогуливалась. Да и лес, ближайший, в тысяче километрах.
        Полицейский сомневается. Он смотрит на меня как на преступницу, медленно запуская руку в карман тёмно-синих штанов.
        - Да звони уже! - не выдерживаю я. Борюсь со жгучим желанием запустить свитер в этого идиота.
        - Милочка, не дёргайтесь. Нужно обработать раны. - доктор и не подозревает, что спасает сержанта от моего шерстяного гнева своими словами.
        Послушно замираю. Жду, пока тампоны сменяют друг друга. Холодный, мокрый, сухой, зелёный. Мужчина с пинцетом, в котором зажат ватный тампон, пропитанный зелёнкой, о чём-то думает.
        Сержант наконец-то до кого-то дозвонился. Говорит тихо, уйдя в другой конец комнаты. Угадываю свой адрес по услышанным слогам.
        - Зашивать придётся. - грустно вздохнув, говорит доктор. - Скорее всего, шрамы останутся.
        - Послушайте, - шепчу я, бросая косые взгляды в сторону стража порядка, - Помогите мне сбежать, а? Мне нельзя в министерство…
        - Вы просите меня нарушить закон? - прищурившись, мужчина уверенно наклеивает мне три послеоперационных пластыря. Один на правую сторону шеи, захватывая плечо. Второй - на левую. И третий - поперёк ключиц. Чувствую себя так, словно на меня надели ошейник. Кожу стягивает.
        - Достаточно. - громко произносит сержант, убирая телефон в карман. - Закругляйтесь. Нам пора ехать. У меня чёткие инструкции. - отстегнув с пояса наручники, он подходит ко мне, хмуро сдвинув брови.
        - Эй, ты чего?! - быстро встаю, отбегаю в другую часть комнаты, огибая стол. - Вот этого не надо!
        - Не надо говоришь, а сама убегаешь? - его рука тянется к электрошокеру.
        Как в замедленной съёмке, я подаюсь вперёд, выпятив грудь, прикрытую некогда белым лифчиком в мелкие ромашки, и шепчу:
        - Я просто прошу без этого. Не надо наручники. Дай хоть одеться. - киваю в сторону жёсткой кушетки, где оставила свитер.
        Голова опять кружится. В ушах шумит.
        - Ну, давай. - легко произносит он, убирая руки за спину
        Врач прощается, оставив на столе несколько заполненных банков с мокрой печатью. Полицейский не обращает на него никакого внимания, даже когда тот выходит за дверь. Его взгляд прикован ко мне. Следит за каждым моим движением, словно я какой-то серийный маньяк и вот-вот застрелю его красным, канцелярским степлером с его стола!
        Меня это выводит из себя. Я хотела помочь! Нет, конечно, в первую очередь я хотела спасти свою задницу! Но ведь и помочь тоже! Припёрлась же сюда, идиотка…
        Просовываю руки в рукава свитера и замираю. Опять с горловиной мучаться. Чёрт меня дёрнул вырядиться вчера в этот свитер!
        А-а-а-а… Нет. Не чёрт. Дождь. Я вчера попала под ливень на кладбище и вымокла до нитки, пока выходила к сторожке, чтобы сесть в такси. Увы, к двадцать пятой оградке и девятой могилке машину заказать невозможно. Вот и нарядилась, добравшись домой, во всё тёплое и шерстяное.
        С тех пор как не стало моей мамы, болеть я не любила. Не кому было напоить вкусным чаем, посмотреть со мной молодёжную комедию, поболтать о всякой женской чепухе, и о не чепухе тоже…
        - Что замерла?
        - Да воротник… - бурчу я, не решаясь засовывать в него голову. Опять застряну, и всё.
        - Откуда ты такая взялась… - вопрос, конечно, риторический, но я отвечаю.
        - От маменьки и папеньки. Нож есть?
        - Зачем тебе нож?
        - Резать тебя буду. - рассерженно вырывается у меня. - Ну не тупи, а! Это ручная вязка, здесь немного ниточку поддеть и вытащить. Горловина и разойдётся.
        Шагнув к столу, сержант выдвигает верхний ящик, а я срываюсь с места. Открываю дверь, вылетаю в коридорчик. Толкаю решётку, заменяющую межкомнатную дверь и замираю у входной.
        Взгляд лихорадочно мечется. Ручки нет! Ни ручки, ни засова, ничего! Хочется кричать. Бью по ней руками, ощупывая холодную поверхность.
        Должна же она как-то открываться?!
        - Попалась, сучка! - за грохотом неподдающейся двери, я не услышала его шагов, зато отчётливо услышала эту фразу.
        Не успеваю обернуться, как меня пронзает разряд электричества, зарождающийся где-то в области поясницы. Мир тускнеет и гаснет. Я погружаюсь в темноту, ощущая покалывание и холод в каждой клеточке своего тела.
        Глава 3
        Тошнит. Сквозь пелену сна я ощущаю, как горло подпирает рвота. Поднимаюсь рывком, собираюсь бежать в ванную, и что силы бьюсь коленом в стену.
        Стену… Стену?!
        Глаза расширяются, с каждой увиденной деталью. Две странные лавки, какие-то штыри в полу, перегородка в крупную сетку…
        Твою налево! Точно!
        Тошноту снимает как рукой. Даже звёздочки перед глазами меркнут от суровой реальности.
        Взгляд натыкается на мою сумку. Она лежит с краю лавки от двери полицейского УАЗика. Крадусь к ней, надеясь не пойми на что. Оружия у меня, конечно же, нет. А жаль! Папа предлагал. Нужно было его чаще слушаться и слушать. Зато у меня должен быть газовый баллончик. Тоже спасибо папе, он мне их постоянно подкладывал в сумки и карманы. Да не простые, а со службы. Тарен-4, кажется.
        Хоть бы, хоть бы…
        Нет, это был не мой день! Определённо не мой день!
        Подкравшись к решётке, я заглядываю в кабину. Присматриваюсь к одинокому водителю, с трудом узнавая в нём сержанта. Сейчас он одет в спортивные красные штаны и такую же мастерку.
        Разве это по уставу?
        Нехорошее предчувствие царапает нутро. Осматриваю пассажирское сидение рядом с ним. Замечаю в прозрачном пакете свой паспорт и газовый баллончик. Рядом, в пакете поменьше, окровавленный тампон.
        - Куда ты меня везёшь? - спрашиваю громко и уверенно.
        К чему эти шпионские игры? Я не ниндзя и не какой-то там суперагент. Что я могу противопоставить взрослому мужчине? Была надежда на струю газового баллончика, но увы…
        - Я сказал уже, куда я тебя везу. - ничуть не удивившись моей бодрости, бесцветно отвечает он.
        - Врёшь! - утверждаю я.
        - Считай как хочешь.
        - Свитер мой где, извращенец? - тише спрашиваю я, обхватив себя руками. - Мне холодно. - спасибо хоть наручниками не пристегнул.
        - Врёшь! - в тон мне утверждает полицейский.
        Я открываю рот, чтобы заверить его в обратном, но неожиданно передумываю. А ведь вру! На мне тёплые шерстяные лосины и лифчик. Я стою босиком на холодном полу в полицейском УАЗике, в ноябре месяце, и мне абсолютно не холодно.
        - Вот видишь. - весело отзывается мужчина, повернувшись ко мне вполоборота.
        Изображаю смущение и растерянность, а сама разглядываю местность. Насколько позволял обзор, я увидела впереди оживлённую дорогу. Распознать, в какой части города я нахожусь, мне не удалось. Но меня радовало уже то, что я всё ещё в нём. На выездах из города дороги уже и не столь регулируемые. А здесь и светофоры, и пешеходные переходы.
        - Ты бы на дорогу смотрел, а не на меня пялился. - тихо произношу, встречаясь с его взглядом.
        - Красный… - выдыхает он, имея в виду цвет светофора. - Красивая ты девка, Лиза. А вот с генами не повезло, конечно.
        На долю секунды мне слышится сожаление в его голосе. Но меня оно не радует, наоборот, пугает. А в следующую секунду в нас влетает чёрная машина.
        Время словно прекращает свой бег. Я выхватываю на мгновение движущуюся на огромной скорости машину справа, отпрыгиваю от решётки. Вижу, как бампер таранит водительское сидение. Машину заносит. Я падаю, умудряясь несколько раз перевернуться по полу, прежде чем ухватиться за торчащий металлический штырь в полу. Меня швыряет из стороны в сторону под ужасные звуки крушения, сигнала машин и битого стекла.
        Скрежет металла стихает. Поднимаю голову, понимая, что перед машины отсутствует. Обломки сидений и торчащие огрызки металла, словно надкусанные динозавром, не иначе, открывают обзор на дорогу и столпившихся людей.
        Чувствую себя, как в тупом американском боевике. Все смотрят на меня, застывшую посреди покорёженного УАЗика, с ужасом и непониманием. Шумно сглатываю, делая шаг вперёд. Выглядываю на улицу.
        Глупо, наверное, но мне интересно, куда делась вторая половина машины.
        Её нет. Дорога далеко слева. Там тоже авария. Три машины врезались друг в друга, перекрыв движение по всем направлениям. Неподалёку от меня трамвайная остановка, на которую стремительно прибывают люди. Справа… Справа огромный чёрный внедорожник.
        Взгляд спотыкается, о чёрные борозды на полусухом асфальте, тянущиеся к колёсам авто. Кажется, это именно тот безумец, что в нас врезался.
        - …ужас просто. Что за машин понаделали? Я всё видела! Он даже не пытался уйти от столкновения или сбросить скорость! Ай-яй-яй… - донеслись до меня женские причитания.
        И что делать? Бежать? А куда? В таком виде? Ждать ГАИ и скорую?
        Взглянув себе под ноги, рвано выдыхаю. Ну да, ждать, чтоб ко мне приставили кого-то другого? Как долго люди смогут не замечать отсутствие моей тени? Держу пари, недолго.
        Даже эти, свидетели аварии, тычут уже в меня пальцами. Нужно что-то предпринимать быстрее…
        Неожиданно чёрная машина сдала назад, медленно приближаясь к оставшейся части УАЗика. Первым желанием было забиться под лавку, ей-богу! Я почему-то была уверена, что её водитель мёртв. Но отъехав, она открыла обзор на груду металлолома.
        Подавив рвотный спазм, я, шатаясь, спрыгиваю на асфальт. Это безумие, но, кажется, неподалёку валяются мои документы.
        Уворачиваюсь от приближающегося багажника. Отхожу вправо и на дрожащих ногах иду в сторону кровавых ошмётков и металла. Руки дрожат, как и ноги. Должно быть, со стороны я выгляжу более чем странно. Но вряд ли я осознаю в полной мере, что делаю.
        Подхватываю с земли один пакет с паспортом и баллончиком. Рядом замечаю ещё один, с ватным тампоном. Забираю их все и прижимаю к груди.
        Во всяком случае теперь у меня есть документы и какое-никакое оружие.
        Между сплющенного металла торчит нога в красных, зауженных спортивках. Она шевелится.
        Не понимаю, радует это меня или огорчает? С одной стороны, сержант жив. Это, наверное, хорошо. А с другой…
        Глава 4
        Ко мне направляются какие-то мужчины. Не дожидаясь их, срываюсь с места и бегу, не разбирая дороги.
        Понятия не имею, где нахожусь. Бегу, расталкивая людей, прижав к груди свои единственные вещи, словно они самое ценное, что у меня есть. А впрочем, сейчас такими они и являются.
        Впереди маячит многоэтажка. Решаю скрыться во дворах. Выбегаю за дом и резко останавливаюсь.
        Нет никакого двора! Узкий тротуар и другая оживлённая дорога. Навстречу идёт девушка с коляской. Её взгляд останавливается на мне, глаза округляются.
        Хорошие коляски сейчас делают. Вон как резко развернулась на сто восемьдесят.
        И что мне делать?
        Визг тормозов, заставляет вздрогнуть. Выхватываю боковым зрением чёрную машину и столбенею.
        Это же не может быть та самая машина? Как она вообще ездит до сих пор, после такого столкновения.
        - Садись в машину! - стекло едва-едва опущено, но я слышу его громкий голос, словно он звучит в моей голове. Мужской, басистый и вибрирующий. Он мне не нравится.
        Оглядываюсь по сторонам. Замечаю мужчину с собаками. Кажется, это хаски на поводках. Не помню, бойцовская это порода собак или нет.
        - Я похороню его под колёсами, если сделаешь хоть шаг в ту сторону! - уверенно произносит голос.
        Присматриваюсь. Стекло опустилось ниже. Мне виден мужской затылок на водительском сидении, повёрнутый в сторону собачника.
        Своя жизнь ведь дороже, разве не так?
        Не так… Как только колёса машины повернулись, я бросилась к двери.
        Мужчина остановился с мамочкой, что, заметив меня, поспешно изменила направление движения, если вообще не все планы на день. Та собака, что покрупнее, принялась обнюхивать детскую коляску. Вряд ли эти меховые комочки смогли бы мне помочь с этим невменяемым, что нацелился живые мишени.
        Открываю дверь и заглядываю в машину. Темно, как в танке. Как он вообще так ездит? Почему нет света в салоне?
        - Садись! - рявкает он.
        Из открытой двери слишком мало света, чтобы быть уверенной в том, что на заднем сидении нет его товарищей. Один не адекват - это плохо. А много не адекватов - это полная задница.
        Сажусь. Руки не слушаются. Словно одеревеневшие, они застыли на груди, прижимая к себе свои богатства и не шевелятся.
        Мужчина зло выдыхает. Он наклоняется ко мне, переваливается через моё сидение и закрывает дверь. Выпрямляясь, он застывает на половине пути и поворачивает в мою сторону голову.
        - Ты… - не договаривает. Сверлит меня взглядом, в котором пробегают голубые разряды.
        Твою налево! Суп! Ну конечно! Вот это я попала!
        Мысли в голове путаются. Он продолжает нависать надо мной и молчать. Нащупываю пальцами газовый баллончик в пакете. Пытаюсь поддеть его ногтями, разорвать, но он не поддаётся. Суп не шевелится. Если не считать оглушающее дыхание, колыхающее мои волосы, и борьбы с пакетом, то вообще никакого движения нет.
        Забив на вопящий инстинкт самосохранения, разрываю пакет двумя руками, уверенно перехватывая баллончик, и шиплю:
        - Отодвинься от меня!
        Ноль реакции. Никакого ответа.
        Ну и ладно.
        Толкаю мужчину на водительское сидение, хватаю ручку на двери и что силы вжимаю клапан на баллончике до упора, выпуская струю газа в его лицо.
        Зато отмер!
        Крик оглушает. Выбегаю из машины, вдыхая свежий воздух. Горло горит, лёгкие горят, в нос словно сухого перца чили насыпали, из глаз ручьём текут слёзы, но мне всё равно. Я бросаюсь в обратную сторону, едва различая дорогу.
        Слышу отдалённый хлопок двери, отборные маты и окрик:
        - Стой, ненормальная!
        Ага! Вы видели хоть одного уматывающего от опасности человека, которому кричат, стой, и он слушается, останавливается? Я, нет!
        Топот за спиной как-то тоже не мотивирует останавливаться.
        Я не успеваю повернуть за угол, как меня с силой дёргают за волосы. Словно тысячи раскалённых игл впиваются в кожу головы. Боль адская.
        - А-а-а-а!
        - Заткнись, дура! - схватив моё плечо, выплёвывает он. - В машину! Бегом!
        Грубо оттолкнув меня от себя, он жмурит налитые кровью глаза на краснеющем лице. Я едва умудряюсь не упасть от сильного толчка в спину. Кусаю губы и упрямо иду в указанном направлении, тихо глотая солёные слёзы.
        Жахнуть ему ещё разок струю газа в лицо, что ли…
        Что-то она мне не особо помогла в прошлый раз. Отца нет уже как два года, может, баллончик испортился? Вышел срок годности, не знаю. Вещества там какие-то выдохлись. Чего этот тогда только раскраснелся от него, а? Или это он от бешенства? Или это вообще его естественный цвет лица? В машине-то темно было, как-то не рассматривала.
        - Сюда давай! - требует он, нацелившись на мои богатства. Распахивает дверь и выжидательно замирает. - Я жду!
        Прикрываю на мгновение глаза и отдаю газовый баллончик не глядя. Остальное прижимаю к себе, уверенно встречая его взгляд.
        Не отдам! Вот не отдам паспорт! Ни за что!
        - Садись в машину. - чуть мягче произносит он, хмуря брови. Разглядывает моё средство самозащиты, словно впервые видит. - Я жду…
        Мысленно посылаю его гораздо дальше, чем к чёрту. Сажусь в машину и тут же спешу выбраться обратно.
        Господи! Как же там воняет! Там же дышать невозможно.
        - Садись, я открою окна и верх машины. - раздражённо настаивает незнакомец.
        Я не хочу садиться! Приободряет то, что он ждёт, пока я сяду. Стоит рядом, широко раздувая красные ноздри, и ждёт. Боится, сбегу?
        А я сбегу! Вот только вряд ли я успею далеко убежать, пока он дойдёт до двери.
        Скрежетнув зубами, набираю побольше воздуха в лёгкие и сажусь в машину. Не дышу. Упрямо жду хлопка двери, не дыша и не двигаясь. Лицо тут же зачесалось и защипало.
        К моему удивлению, красный тип обошёл машину совсем не спереди, а двинулся в сторону багажника. Несколько громких щелчков и в машину хлынул прохладный, свежий воздух. Отважилась выдохнуть и немного подышать. Голова закружилась.
        - Надень. - распахнув водительскую дверь, бросил мне на колени какую-то чёрную тряпку. Взяла её машинально, с удивлением обнаружив брендовый лого на чёрной футболке.
        Хочу съязвить. Сказать что-то такое. Этакое. Чтоб его аж…аж… морально контузило!
        - Надевай, я жду.
        Да что ж он ждёт-то постоянно чего-то?! Бесит! Ждун, блин!
        Натягиваю на себя чужую вещь, стараясь не задевать пластырь. Если честно, то я только сейчас о нём вспомнила. Моя осторожность вызвала громкий смешок у мужчины, что тем временем возился с крышей автомобиля.
        Вы видели когда-нибудь подобие мини-КАМАЗа с откидным верхом? Если увидите, не садитесь внутрь.!Конечно, если вам не нравится всеобщее внимание, смех, тыканье пальцев в вашу сторону, издёвки и пронизывающий до костей ледяной ветер.
        Глава 5
        Чем дольше мы едем, тем больше убеждаюсь, что убивать меня не собираются. И тем отчётливее ощущаю исходящий от футболки запах пота…
        - Не кривляйся. Если бы знал, что ты полураздетая будешь, прихватил бы что другое. - небрежно бросает он. - Можешь снять, если настолько не нравится.
        - Нравится? Вонючий, противный, мужской пот может кому-то нравится? - зачем-то спрашиваю я.
        - Ты не представляешь насколько. - смеётся он, поглядывая искоса на меня. - Сиси выросли, а дитя дитём.
        - Я? Ты называешь женскую грудь сисями! И кто из нас дитё? - возвращаю ему издёвку, машинально скрестив руки на груди.
        А нечего на неё пялиться! Всё, кончилось представление.
        - Мы куда?! - неожиданно я замечаю знакомую развилку. Смотрю во все глаза на виденные тысячу раз места и испытываю глубочайшее чувство потрясения.
        Этот… хмырь, что? Спас меня и привёз домой? Но это же бред какой-то. Нет?
        - Ты кое-что забыла… - сворачивает с дороги к въезду в соседний двор. Смотрит на дорогу, словно едет по ней впервые. Что невозможно! Об этом въезде знают только местные! Даже такси нет-нет, а приезжает на другую сторону дома!
        - Что я забыла? - уточняю, а сама прислушиваюсь и присматриваюсь к окружающей обстановке.
        На детской площадке играют дети. Пухленькая девчушка лет четырёх лупит синей лопаточкой мальчика постарше. Около песочницы на лавочке сидят, очевидно, их мамы, оживлённо беседуя. Неподалёку за столиком пожилые мужчины играют, кажется, в домино. Хотя рядом на лавочке лежит ещё шахматная доска.
        Мне не нравится увиденное. Тихо, спокойно… Но так не должно быть, когда поблизости монстр! Неважно пойманный или не пойманный, но ведь ажиотаж должен быть хоть какой-то. Понятное дело, супы, им уже никто не удивляется. Они всюду: политике, органах, армии и шоу-бизнесе. Но ведь кошка! Огромная кошка никакой не суп! Дикое животное, способное взмахом лапы убить!
        Совсем! Насмерть!
        Неужели люди настолько очерствели, привыкли к человеческим метаморфозам и мутациям, что их даже звери уже не пугают?
        - Ещё скажи, что не заметила отсутствие собственной тени? - весело спрашивает мужчина, паркуясь у соседнего дома.
        - Я сейчас не очень понимаю… А что происходит? Я могу идти домой? - сказать, что я в шоке, ничего не сказать.
        Кошка эта, не пойми как пробравшаяся в мою квартиру. Сержант. Авария. Этот деспотичный хмырь.
        Зачем он меня привёз домой? И где полиция, служба отлова, я не знаю? Дежурный, кажется, звонил кому-то… Мне казалось, что он вызывал опергруппу или наряд на мой адрес. Обманул, получается?
        - Можешь, конечно. Более того, тебе нужно домой. А я тебя пока здесь подожду… - скептично выгнув бровь, мужчина кивает в сторону двери. - Давай же, беги.
        - А зачем меня ждать? - лихорадочно осматриваюсь по сторонам. Возможно, во дворе так спокойно, потому что от монстра из моей квартиры уже избавились. - Ты про футболку, что ли?
        - Иди уже отсюда. - мужчина повышает голос, вновь заставляя меня вздрогнуть. Голубые молнии в его глазах отчётливо видны даже при дневном свете. Словно неоновые, они прожигают мою душу, заставляя внять инстинкту самосохранения.
        Выпрыгиваю из машины и бегу в сторону двери не оглядываясь. С супами шутки плохи. Это только кажется, что бывшим наркоманам наша власть и полиция закон. На самом деле их боятся все. Даже власти. Одно только недавнее заявление, что супы приняты в армию, от нашего президента только подтверждает, что людям им нечего противопоставить.
        Моя бабушка говорила, что люди сами в этом виноваты. Различные модификации тела, огромные татуировки. Мол мы сами уродовали себя, словно знали, что появятся они - супы. Готовились к этому дню, чтобы не ужасаться при виде видоизменившихся друзей, знакомых и прочих.
        Ох, бабуля, если бы дело было только в каком-либо уродстве, не знало бы человечество бед и горя.
        Су - синтетический наркотик, появившийся на нашем континенте лет пятнадцать назад. Говорят, что он пришёл из Китая на улицы наших городов, через прикормленных дилеров и прочее отребье. Не знаю. Никто не знает. Стоил не очень дорого, по нынешним меркам, а потому быстро приобрёл популярность.
        Вскоре выяснилось, что психотропные капсулы несколько отличаются от своих конкурентов. Синяя - действует шесть часов. Красная - двадцать четыре. Уже это должно было насторожить искателей кайфа, не говоря уже о жидком пламени, скрытом прозрачной оболочкой капсулы, ничуть не уступающей в размерах тому же Линексу.
        Наркоманы обрели новый кайф - сверхспособности. Силу, скорость, невидимость, регенерацию, неуязвимость и тысячу других. Не сразу, но когда это стало очевидным, дозировки увеличивались, а вместе с этим пришли и модификации: рога, копыта, шипы и наросты, цвет кожи, чешуя, одеревенение, жабры…
        Чего сегодня только не встретишь. Говорят, что никто не знает, какая побочка кроется в той или иной капсуле. Словно это лотерея. Я в это не верю. Производитель явно в курсе эффекта, пусть не каждой капсулы, но партии этой дряни наверняка.
        И если действие сверхспособностей иссякает спустя указанное изготовителем время - шесть часов или двадцать четыре, то мутировавшие тело нет. Соскочить не получится без последствий. Люди продолжают принимать эту дрянь дальше, даже несмотря на то, что за последние годы су вырос в цене до шестизначных цифр.
        Людей становится всё меньше. Нормальных людей, не обезображенных этой дрянью. Не знаю, кто там привык к человеку великану или девушке с клювом, живущей в соседнем доме через дорогу, для меня это уродство самое настоящее. Я не могу смотреть на них без содрогания. Причём я далеко не эстет. Нормально отношусь к инвалидам, колясочникам, деткам с генетическими заболеваниями и отклонениями…
        Моя мама работала в хосписе для инвалидов. Я частенько ей помогала и насмотрелись всякого. Противно или мерзко не было, честное слово. Жалко. До невозможного жалко, да.
        Но эти же уродцы, нарики чёртовы… Их мне не жалко. Я всё жду, когда они начнут дохнуть уже. Не может же быть такого, чтоб человеческий организм выдерживал долгое время все эти способности и трансформации. Логический финал обязан быть.
        Юркнула в приоткрытую дверь и оказалась в подъезде. Прислушалась к условной тишине. Принюхалась… кажется, кто-то жарит картошечку. Желудок тут же сжался, напоминая, что его было бы неплохо покормить.
        Поднимаюсь к себе медленно. Нервничаю. Не зря, как оказалось. Моя дверь испещрена глубокими бороздами, я уверена, от когтей. Приоткрыта, демонстрируя узкую тёмную щель квартиры.
        Сглотнув, берусь за дверную ручку и заглядываю в коридор. Тихо, темно, страшно.
        Только сейчас понимаю, что я вообще чудом попала домой. Не уверена, остались ли ключи в сумке, оставленной в уцелевшей половине УАЗика, или утеряны по дороге в дежурную часть. У соседки, конечно, были запасные, но её почти никогда не бывает дома. Только по вечерам. Бойкая старушка занимается танцами, волонтёрит в приюте для животных и просто украшает собой мир днями напролёт.
        Решившись, переступаю порог. Тут же включаю свет в коридоре и осматриваюсь. Комод перевёрнут. Его содержимое разбросано по полу и тянется к кухне. Осторожно ступая на свободные участки ламината, иду в кухню, включая свет и там.
        Никто не рычит на меня из угла. Никто не набрасывается.
        Воодушевлённая, иду в гостиную. На ощупь нахожу выключатель и рассматриваю в первую очередь углы. Не знаю, почему так, но я жду именно из какого-нибудь укрытия утробного рычания, что ли.
        Спальня встречает меня тем же бардаком, что и вся квартира. Но кошки нет и здесь! А уборка такая малость, Господи, чего уж из-за этого нос вешать?
        - Интересно, только когда ко мне нагрянет полиция и были ли они у меня вообще? - бурчу себе под нос, мысленно планируя распорядок уходящего дня.
        Убрать квартиру. Найти новое жильё. Как вариант, заявиться к Ирке. Отсидеться там. Может, обо мне вообще ещё никто не знает. А там уже можно думать о юристах и адвокатах.
        С полным совершеннолетием, по завещанию моих родителей, я наконец-то получу доступ к семейным счетам и смогу распоряжаться недвижимостью, вступив в права наследования.
        Выхожу из спальни, вспоминая, где у меня мусорные пакеты, и застыла на полушаге. Воздух рядом словно дрожит, темнеет. Я стою и смотрю, как темнеет пространство, проступая рваными линиями по силуэту кошки. Два ярких голубых пятна сверкают на тёмной субстанции, словно два глаза… Или это и есть два глаза?
        Да ну нафиг!!!
        Выбегаю из квартиры. Преодолеваю пролёт, ступеньки, толкаю железную дверь, словно она ничего не весит, и пулей мчусь к машине хмыря.
        - О-оннна там! - громко кричу, захлопнув за собой дверь. С ужасом смотрю на отсутствующий верх машины и кричу ещё громче:- Крышу верни! Верни крышу!!! Она нас сожрёт! Нет! Уезжай!!! Скорее! Да скорее же!!!
        - Ты невменяемая? - спокойно спрашивает мужчина, глядя меня с жалостью. - Кто сожрёт? Куда уезжать?
        - Твою налево!!! Кошка!!! Кошка сожрёт!!!
        - Эта? - улыбка растягивает его губы, придавая волевому лицу ребяческое выражение.
        Вздрагиваю, лихорадочно оглядываясь по сторонам. Какая эта?! О чём он?!
        - Не туда смотришь…
        Кошу взгляд в боковое зеркало и замираю. Кошка. Пантера, лениво растянувшись на щебне, лежит около машины, умостив огромную голову с бирюзовыми глазами на передних лапах.
        - Это ещё что такое? - шепчу онемевшими губами, не в силах оторвать взгляд от дикого животного.
        Глава 6
        Я схожу с ума. Нет, не так. Я сошла с ума!
        Еду не пойми куда, в компании незнакомого хмыря, протаранившего полицейский УАЗик, не брезгующего деспотичными замашками. На заднем сиденье растянулась чёрная кошка, что запрыгнула в авто сразу же, как машина сдвинулась с места. И это безумие!
        Похоже, этим двоим комфортно друг с другом, что ли. Мужчину совершенно не смущает присутствие хищника в его машине. Как собственно и моё. Крутит себе руль время от времени и даже не отвлекается на кошку, в зеркало заднего вида, на меня.
        Вопросов настолько много, что я не знаю, с чего начать! Они роем жужжат в моей голове и не дают сосредоточиться на одной конкретной. Не помогает и огромная кошачья тушка.
        - Где полиция? - решаюсь спросить шёпотом, безбожно кося глазами в сторону зверя. Кажется, она спит.
        Спит! Куда я попала и где мои тапки?!
        - О чём ты? - нехотя, отзывается мужчина.
        Я запинаюсь на полуслове. От одного озвученного вопроса, в моей голове опять выстроилось множество ответвлений - подвопросов.
        - Гаи, ГИБДД, полиция! - сбивчиво пытаюсь объяснить, собрать воедино все вопросы разом. - Ты убил полицейского! Въехал в УАЗик на своём…танке! А у меня дома? Они вообще там были? Или не были? Ты в розыске? А я? Почему тебя не преследуют? Меня ищут?
        Мужчина рассмеялся, даже недослушав:
        - Я думал, ты начнёшь с моего имени. - сквозь хохот проговорил он.
        - Зачем мне твоё имя? - удивлённо уточняю я. - Мне не нужна о тебе никакая информация. Чем меньше я буду знать, тем меньше смогу сказать на допросе.
        - Ха-ха-ха, - вновь заржал хмырь. - Ты неподражаема, Лиля. Не переживай, допросов и проблем с полицией у тебя не будет. Доедем, я всё улажу.
        - Убийство полицейского…уладишь? - пропускаю мимо ушей, что он, оказывается, знает, как меня зовут.
        - Нашла о ком переживать. - так же весело продолжает мужчина. - Он вполне себе жив.
        …я уже спрашивала про тапки?
        - Ладно. Забыли про допрос. - сквозь сжатые зубы, шиплю я. - Кто ты, твою налево, такой?!
        - Рома Зверев. - пожав плечами, небрежно выдаёт мужчина. - Я серьёзно. - дополняет, уловив мой скептический взгляд.
        - Как солист группы «Звери»? - ни капли не верю в то, что имя с фамилией хмыря настоящие. - Что-то не похож… - прищурившись, припоминаю ещё одно имя:- Или этот… Роман Зверь. Боец какой-то. Боксёр, кажется. У меня папа фанател по нему. Тоже не очень похож… Наверное…
        - Возраст берёт своё. - театрально вздохнув, мужчина съехал с дороги и запетлял по улицам частного сектора.
        - Ты, типа, он? Боксёр? Чемпион чего-то там?
        Шумно сглатываю, впервые за всё время придирчиво рассматривая мужчину. Аккуратная стрижка тёмных волос, с зигзагообразным выбритым пробором сбоку. Тёмные густые брови. Карие глаза. Квадратные скулы. Губы не слишком полные, сейчас приподнятые в ухмылке. Волевой подбородок. Широкий разворот плечи. Внушительная мускулатура, обтянутая чёрной кофтой с длинным рукавом. Сильные руки с бугристыми венами и длинными пальцами, небрежно покоятся на руле. Опускаю взгляд ниже. Тёмные штаны. Тёмно-синие носочки выглядывают из-под штанин. Волосатые ноги, судя по открытому участку между штаниной и резинкой носка. Чёрные Climacool.
        - Не похож. - легко подвожу итог, встречая его вопросительный взгляд. - Ты куда-то не туда едешь… Блин! - опомнилась, наконец-то. - Я же тебе адрес не назвала, слушай! Сейчас скажу точный…
        - Какой адрес, забавная моя? Ты во мне таксиста увидела?
        - Когда ты говорил, доедем, ты что, имел в виду, что мы доедем в одно место? Вместе? Все? - ошарашенно уточняю я.
        - Ну вот примерно с этого и нужно было начинать. - кивает он. - А то заладила: полиция, допросы, кто ты такой. Мы едем ко мне домой. На ближайший год он станет и твоим домом. Вашим. - прищурившись, он внимательно всмотрелся в зеркало заднего вида, отрегулировав его одной рукой на обзор заднего сидения.
        Вот дура! Дура! Ну понятно же было сразу, что никакой этот хмырь не герой, не спаситель и вообще, неадекват полный!
        Год? Ага! Получается, зарится на моё наследство. Пока вступлю в права, пока всё оформлю, где-то так, наверное, и получится.
        Мерзкий ублюдок, а не хмырь!
        Вереница еврозаборов и сетчатых, сменялась новыми, более высокими и архитектурными. Мы ехали медленно и часто сворачивали то вправо, то влево.
        Не придумав ничего умнее, я решительно распахнула дверь на одном из поворотов и выпрыгнула из машины.
        В фильмах это казалось просто. А на деле меня по инерции повело назад, и я таки шлёпнулась на задницу так, что воздух из лёгких выбило.
        Быстро вскочив, я бросилась наутёк в противоположную сторону. Зад болел, как и счёсанные руки, которыми я тоже встретила асфальт, чтоб удержаться на весу и не вписаться ещё и головой. Опять.
        …но это такие мелочи, по сравнению с преследующей меня пантерой!
        Мерзкий ублюдок натравил на меня монстра! Замечательно!
        Спустя нескольких долгих минут ужаса и учащённого сердцебиения, меня всё ещё не сожрали. Пантера бежала рядом со мной, придерживаясь правой стороны и, казалось, вообще не обращала на меня внимания.
        В голове мелькнула шальная мысль:
        " Может, ей тоже куда-то туда надо? По делам? "
        Резко остановилась, взглянув на чёрную гибкую кошку, замершую в шаге от меня.
        - П-почему не бежишь? - хрипло спросила я. Кажется, вариант с тем, что нам по пути, рассматривать всё же не стоило.
        Не то чтобы я ждала ответа - я ждала реакции, что ли. Ну сожрёт, так сожрёт. Что я могу сделать против дикого зверя? Там одна лапа с когтями как моя голова!
        …но пантера стояла как вкопанная, а меня всё дальше несло в сумасшествие:
        - Не голодная, что ли? Сожрала уже кого?
        - Лиля! - внезапно раздаётся мужской оклик. - Это становится плохой привычкой! Если ещё раз ты попробуешь сбежать, это станет вредной привычкой. Я тебе это гарантирую, и не посмотрю, что ты девушка!
        Догнал, падла…
        - В машину, быстро! Я жду! - поравнявшись со мной, мужчина указал рукой куда-то мне за спину, плотно сжав губы.
        - Если ты Роман Зверь, зачем тебе моё наследство? Тебе денег мало, что ли, за твои бои платят? - решаюсь спросить я, задрав голову. Всё-таки в вертикальном положении он был очень даже похож на боксёра, в моём представлении, да ещё и на голову меня выше, зараза.
        - Меня не интересует твоё наследство! - рвано выдохнув, он сжимает руки в кулаки, приподняв их к груди. На его лице застыла маска безудержного гнева, отчего заиграли под кожей желваки.
        Струхнула, честно.
        - Наследство - нет! А вот наследие, Лилия… - тихо произносит он, часто дыша. - Иди, пожалуйста, в машину.
        - А она меня…не сожрёт? - отчего-то самообладание мужчины меня успокаивает. Очередная бредовая мысль эхом разлетелась в сознании: " Ты нужна ему. Он не причинит тебе вреда". Она укореняется. Ведь возможностей, да и поводов было хоть отбавляй.
        - Скажи мне честно, ты головой нигде сильно не билась? Или ты тупая от рождения? - рявкает он, нависая надо мной. - Ты реально не понимаешь, что это твоя тень?! В машину, блядь, быстро!!!
        Глава 7
        Плохо понимаю, что он имеет в виду. Вздрогнула, отгоняю от себя обнадёживающие мысли. Кажется, я поспешила с выводами. Такой и врезать может, и убить, и всё что угодно.
        Поджилки трясутся. Страх мешает думать. Двигаюсь на рефлексах. Поворачиваюсь, иду к виднеющемуся за поворотом капоту машины на подрагивающих ногах. Кошка следует за мной попятам. А вот мужчина, нет.
        Сажусь в машину, громко захлопнув дверь. Пантера запрыгивает на заднее сидение и лениво вытягивает передние лапы. Грациозно выгибает спину, поджимая задние, и ложится поперёк всего сидения.
        Его всё ещё нет. Может, это какая-то проверка? Он ждёт, затаившись за поворотом, побегу я или нет.
        А я не побегу! Отбегалась…
        Глаза щиплет от выступивших слёз. Не хочу плакать. Не сейчас. Сдерживаю рыдания из последних сил, уверяя себя, что обязательно сбегу. Только вот выжду момент, когда его не будет поблизости…или обеспечу себе путь отхода хотя бы транспортом, что ли. Иначе догонит. Догонит и… побьёт, просто раз врежет, наорёт…
        Да мне страшно! Я в ужасе от его крика и перекошенного злобой лица. Не добавляет спокойствия и его рост с телосложением. Сколько там мне надо на мои едва пятьдесят килограмм веса?
        На меня вообще никогда не орали! Не настолько! Кто-то из знакомых, если и позволял подобный тон при общении со мной, сразу исчезал из моей жизни. Я не неженка, меня так воспитывали. Ни мама, ни папа никогда на меня не кричали. Не потому, что не было за что, а потому что я как-то понимала обычную речь. Нормальную. Человеческую. Родители не повышали голос и друг на друга. Даже если они ссорились, я ни разу этого не слышала и не видела.
        Наказывали, конечно. Куда без этого? Мультиков лишали. Карманных денег, если я испортила что-то, пока не накопится необходимая сумма. Постарше, появился домашний арест и отработка косяков: в загородном доме, в хосписе, где мама работала, в благотворительных организациях и акциях. В зависимости от стенки косяка… Но не кричали и не били! Никогда!
        А какой-то Рома Зверь на меня орёт, и вот-вот треснет по чему-нибудь!
        Какое он вообще имеет право?! Меня папа по жопе не бил, не орал! А он мне вообще кто? Да никто!
        Хотя… Нет, однажды папа на меня накричал…
        Я перебрала на вечеринке и позвонила родителям, честно признавшись в своём состоянии. Они приехали за город забирать меня вместе с мамой. Это был мой восемнадцатый день рождения. Кажется, отец тогда разогнал нашу тусовку. Не помню. Мне было плохо и меня тошнило. Все силы уходили на то, чтобы дойти с мамой до машины.
        А потом… Не знаю, кажется, меня тошнило на заднем сидении. Но в какой-то момент мы остановились на просёлочной дороге и отец потребовал, чтобы я вышла из машины. Я и вышла.
        Мне было настолько стыдно, насколько пьяно. Я считала, что он просит меня проблеваться на улице, а не в салоне, потому и удивилась, когда машина с родителями резко сорвалась с места.
        Шли минуты, за ними часы, а родители не вернулись. Я замёрзла и продрогла, даже протрезвела, а их всё не было.
        Я бы с большой радостью отправилась хотя бы в сторону уехавшей машины, но не помнила, в какой это стороне. Мобильного в карманах не оказалось. То ли потеряла на тусовке, то ли он остался на заднем сиденье. Так и простояла долгие часы на небольшом участке дороги, шатаясь и вглядываясь во все стороны.
        А позже… приехала чёрная Ауди, за рулём которой был папин друг. Он укрыл меня клетчатым пледом, усадил в машину, бормотал что-то про бедную и несчастную. Тогда я не сразу поняла, что он говорит о какой-то аварии. Что он просит быть сильной меня…
        - Лиля, давай договоримся… - реальный голос вторгается в мои воспоминания неожиданно. Я вздрагиваю, не сразу ощутив сорвавшиеся слёзы с глаз. - Я пообещаю не причинять тебе вред, а ты пообещаешь не сбегать. Иначе…может произойти непоправимое. Ты… Ты плачешь?
        - И не орать… - безбожно размазав грязными руками слёзы по лицу, вношу поправки. - Не надо на меня орать.
        - Я буду стараться. - мне кажется, он произносит это искренне. - Всего так сразу и не объяснишь. Я и сам ещё не до конца во всём разобрался, а здесь ещё ты со своим баллончиком. - он рвано выдыхает, отчего крылья его носа раздуваются до размеров черешни, и совсем тихо добавляет:- Давай отложим этот разговор до ужина, ладно? Кто знает, возможно, я единственный, кто способен тебя защитить, Лиля.
        Я молча наблюдаю, как он садится за руль, как трогается с места и напряжённо смотрит на дорогу. Я хочу спросить о столь многом, но мне почему-то становится стыдно. Такое непонятное и глупое чувство внутри, будто я его обидела. Мне неловко и неприятно от этого.
        - Если это тебя успокоит, то наши отцы дружили. Когда приедем, я покажу тебе отцовский кабинет. Там есть много фотографий. Со многих из них обхохочешься… - его голос звучит тихо и наигранно весело. Мне кажется, что ему сейчас совсем не хочется улыбаться, но он почему-то это делает.
        - А твой отец? Он сам не может со мной поговорить? - сомневаясь в правдивости его слов, я задаю наводящие вопросы, прежде чем спросить в лоб: " Как зовут твоего отца и зачем ты мне врёшь?! "
        Если уж он его отец, то и фамилия у него, соответственно, должна быть Зверев. Папа ни разу не упоминал этого имени! Ни разу! Да и Роман Зверь, чьи бои посещал и смотрел папа, ни разу не упоминался им, как сын сослуживца или знакомого, не говоря уже о друге.
        - Он погиб. Два года и один день назад. - напрягшись, отвечает он, немного подумав.
        Я хмурюсь. К чему этот отсчёт в днях?
        - Погоди-ка… - внезапно меня посетила догадка, - Он погиб в тот же день что и мои родители? На мой день рождения…
        - Он не смог дозвониться Кононову, чтобы передать какие-то данные от информаторов. Сорвался к нему. Больше он не вернулся. - жёстко произносит он, отчего у меня на руках волоски зашевелились. Мне слышится в его словах упрёк.
        - Мне жаль… - шумно сглатываю, стараясь подбирать слова. - Но мой папа не имеет к этому никакого отношения. Дружили ли наши отцы, или нет, но мои родители разбились на машине в ту ночь.
        - И ты веришь в то, что это авария? - резко повернув голову в мою сторону, мужчина смотрит на меня колючим взглядом. - Почему же тебя с ними не было в машине, Лиля? Они ведь за тобой в ту глушь поехали…
        - О-откуда ты знаешь?
        Глава 8
        Роман Зверев
        Аут! Девчонка с хорошим таким прибабахом.
        Я тоже хорош, конечно. Сорвался к ней, как идиот! Грёбаное напоминание, выскочившее на ноутбуке отца: «Лилечка Кононова, 21 год. Повторное обследование и шоколадные кексы с кокосовой стружкой.», выбило из колеи. Ноут был личным, даже не рабочим. Да и сама формулировка более чем странная.
        Потребовалось несколько минут, прежде чем я вспомнил о дочери Конона. Должно быть, это ей уже двадцать один исполнилось. Я ненавидел этого человека, а улыбка сама собой заиграла на губах, стоило вспомнить пьяные речи двух захмелевший от виски мужчин.
        - Ну смотри, Конон. Дети у нас есть. Мы даже, вон, именами для них обменялись. Осталось их поженить! - хохотал мой отец в нашей гостиной, начиная заезженную пластинку.
        - Под прицелом автомата женить будем?
        Имена нам правда родители дали с историей. Лилю назвали в честь моей погибшей мамы, а меня в честь Конона. Родись у Конона сын, его бы звали, как и моего отца - Леонид.
        …но родилась она. Обычная девочка, зачатая под синтетическим наркотиком. К её совершеннолетию, мой папа проводил ряд опытов и анализов, заметив значительные отклонения от прошлогодних данных. Он предполагал, что ген крепнет с возрастом и рано или поздно его влияние прогнёт человеческие.
        Смотрю на пантеру, предположительно ягуара, с едва заметными тёмно-серыми пятнами на чёрной шерсти, и понимаю, что отец был прав. Только вот девочка так и не стала иной - оборотнем. Её внутренний зверь почему-то разгуливает отдельно от неё и вполне себе материален.
        У Ками тень волчицы. Она так же не была рождена с ней. По мере взросления, её тень всё меньше походила на собственную. А перемахнув за двадцать лет, Камила обзавелась самой что ни на есть натуральной волчьей тенью, обретя и внутреннего зверя.
        Насколько мне известно, больше похожих прецедентов не было. И у этой…невменяемой вроде как тень, только ставшая зверем. С шерстью, ушами и бирюзовыми глазами. Понятия не имею, чем это обернётся для девчонки и для меня, но происходящее интригует.
        Чтобы найти нынешний адрес Кононовой, не пришлось даже прибегать к связям. Достаточно было отправить поисковый запрос в строку браузера. Нет, Гугл и Яндекс не знали, где живёт девушка. Они знали её соцсети. А вот там уже геолокация под фотографиями не составила особого труда выяснить, где сейчас обитает генеральская дочка.
        Не составило труда вычислить квартиру. Запах хищника вёл меня от самого двора. Вот только то, что увидел в квартире не было похоже на хищника.
        Тень! Зыбкая, одинокая тень расстроенной кошки.
        Куда бы ни отправилась её хозяйка, она явно не завершила инициацию и не приняла зверя, раз её тень немыслимым способом существует отдельно от её тела. Пришлось вынюхивать, буквально, чтобы наставить неадекватную на путь истинный.
        Жесть. Она умудрилась ещё и попасть к радикалам. Радикальное сопротивление, некогда возглавляемое её отцом, последний год совсем слетели с катушек под новым руководством.
        Химией меня какой-то отравила! Это как? Это что? Благодарность такая за спасение?
        Я после той струи ни думать не могу связно, ни чувствовать! Нюх отбило напрочь! Вообще! Я не ощущаю ни собственного запаха, ни выхлопных газов, ни девчонки! Это раздражает, сбивает с толку и злит!
        Баллончик, конечно, припрятал. Пусть Эйн взглянет, что это за хреновина такая. Подобного мне раньше проходить не доводилось, но что-то мне подсказывает, что в баллончике совсем не газ.
        И если обоняние ко мне не вернётся…
        …убью!
        Или женюсь!
        В нынешней ситуации, дочь Конона с геном иных может способствовать нашим планам. Пусть сопротивление до сих пор считают многих из нас супами, приравнивая к врагам всего человечества, плевать. Интересно, что они скажут, когда я заявлюсь на очередной приём или встречу в компании дочери их погибшего предводителя, где она ошарашит всех своей ожившей тенью…
        Продолжат верить в навязанные идеалы? Или всё же стоит расширить их границы сознания, и рассказать Максу Звягинцеву - нынешнему руководителю, что на людях и супах мир не держится? Мне кажется, он и так догадывается, что его предшественник не зря не ввязывался в дела тех или иных супов.
        Для Конона мы не были врагами. Возможно, исключительно благодаря их дружбе с моим отцом. Возможно, тому, что генерал знал правду о синтетическом наркотике, столкнувшись с ним лично. Возможно, он понимал, что ген оборотня не передаётся естественным путём людям, и мы для них не несём угрозы, предпочитая оставаться в тени.
        Звягинцев посягает на моих людей, принимая их за супов, и не даёт спокойной жизни. Теракты, нападения и правовые подставы - он ничем не брезгует.
        Так, может, нет смысла ввязываться в войну, имея такой козырь на руках?
        - Ты мне что-то ответишь, нет? - злобно спрашивает девчонка, глядя на меня заплаканными глазами.
        - А я должен? - произношу сухо. - Моего отца убили, когда он ехал к твоему. Неужели ты думаешь, что я не интересовался деталями той ночи?
        - Ты винишь его, да? Моего отца? - запальчиво восклицает она. - Считаешь виноватым его? А меня схватил, чтобы мстить?!
        - Ой, дура… - выдыхаю, крепче перехватывая руль. Она даже не представляет, какая угроза над ней нависла. - Виню, Лиля. Конечно, виню. Но ты здесь ни при чём. У нас уговор. Забыла? Я не причиню тебе вреда.
        - Мой отец в этом не виноват! Ты сам сказал, что они якобы дружили. Хотя я многих друзей отца знаю… Не суть. Что бы ни произошло с твоим, мой здесь ни при чём! - остервенело защищая родного человека, девушка ёрзает по сидению и часто моргает.
        - В этом и была вся проблема, Лиля. В дружбе. Мы не должны дружить с людьми. Это противоестественно. И как оказалось, опасно.
        
        Глава 9
        Ну понятно. Ему на его боях совсем голову отбили. А что, по его мнению, делают люди и супы рядом? Идеальный, конечно, вариант сбагрить этих нариков от нормальных людей подальше, но это вообще за гранью фантастики. Да и верится слабо в его утверждения о якобы дружбе наших отцов.
        Как можно дружить с человеком и, не знаю, не говорить о нём? Не знакомить с семьёй. Не ездить в гости и прочее. Ведь у нас частенько бывали гости, как и мы ездили к папиным и маминым друзьям, на праздники и приёмы. Не было среди них никакого Зверева!
        Мы ехали где-то ещё полчаса. Домов становилось всё меньше. Собственно, как и дороги. Гладкий асфальт сменился рытвинами и выбоинами, а вскоре вообще кончился, перейдя в колею едва подсохшей грязи между буйными зарослями по бокам.
        Проезжая мимо маленького водоёма, где я заприметила нескольких рыбаков на берегу напротив, мне стало совсем не по себе.
        - Прости, а ты живёшь на чьей-то даче? - решаюсь спросить.
        - Мы почти приехали. - недовольно произносит он, словно я его отвлекла от мегаважного занятия.
        Желание спросить что-то ещё пропадает. Еду молча, поглядывая на спящую пантеру и обдумываю слова мужчины.
        Моя тень? Вот это? Если в первую нашу встречу она и была похожа на тень, то сейчас это самая реальная кошка! Из плоти и крови, что ли. Вон, даже ветер её ушки трепет, они подрагивают. Я вижу это в зеркало заднего вида.
        Какая же это тень?
        Правда, мысль о том, что она изменила ко мне своё отношение, меня радует. Она не набрасывалась больше на меня, не впивалась когтями в моё тело, придавливая своим нешуточным весом к полу. Кажется, она даже не рычала на меня.
        Если Зверь её везёт с собой, значит, он знает, что с ней делать. Потому что я не представляю. В голову не приходит ничего, кроме как, сдать её в какой-то питомник или зоопарк.
        Между деревьями показалась какая-то громадина. Какое-то высокое, бежевое здание с красной крышей. Как оказалось, мы туда и следовали.
        Бежевая коробка с множеством окон, возвышалась этажа на три. Ограждённая мрачным забором из чёрных металлических прутьев, она напоминала мне нечто вроде склада или какой-то маленькой фабрики по производству чего-то незначительного. Но никак не жилой дом или даже не чью-то дачу.
        Огромные ворота были распахнуты внутрь. Я не успеваю рассмотреть механизм, мы стремительно несёмся по враз ставшей ровной дороге к зданию. Вокруг мелькают неухоженные деревья и какие-то кустарники. Пожухлая листва всюду. Здесь явно никто не убирает территорию.
        Резко затормозив, Зверь тут же выбираеся из машины, выжидательно уставившись на меня.
        Как-то не хочется… Сто раз уже пожалела об отсутствии телефона. Могла быть хоть геолокацию подсмотреть на карте. Куда он меня вообще привёз? Говорил, домой, а на деле…
        - Я жду, Лиля.
        - Это твой дом, хочешь сказать? - хмурюсь, вжавшись в сиденье. Плевать! Пусть хоть с ним меня выносит! Не пойу сама, по доброй воле.
        - Вообще-то, да. - усмехается он, уверенно направившись к тёмно-бордовой входной двери в здание.
        Не поняла? Он что, уходит?
        Смотрю во все глаза, как он тянет круглую ручку на себя. Не могу рассмотреть с такого расстояния, что там за дверью. Лишь темнота, в которую, не колеблясь, шагает мужчина.
        Тихий хлопок закрывшейся двери ломает мой мозг!
        Сижу, жду, не сводя взгляда с двери. В окне неподалёку вспыхнул свет. Я вижу очертания какого-то шкафа или стеллажа, не могу сказать точно. В ещё одном окне загоревшийся свет отчётливо позволил рассмотреть кухонную вытяжку.
        Почему я вообще сомневалась или удивлялась? Если у человека отбитая голова, то он имеет полное право на соответствующий дом.
        Чего я ожидала? Высокие ступеньки к роскошному особняку и красную дорожку? Нет, конечно. Но как-то это…
        Что-то скрипнуло. Окно справа приоткрылось.
        - Ты есть будешь? - как ни в чём не бывало, выглянув из окна, спрашивает Зверь. И смотрит так ехидно-ехидно.
        Молчу. Думаю. Усиленно думаю.
        Он смеётся, я слышу звуки возни позади себя и цепенею. Пантера встала на лапы и спрыгнула на землю из машины, грациозно и лениво направляясь к двери. Замерла около неё, повернув голову в мою сторону. Бирюзовые глаза сверкали, как нереальные. Впрочем, наверняка они такими и были.
        - Кажется, у тебя не было выбора? Твоя тень голодна. - смеясь, произносит Роман, скрывшись из открытого окна.
        - Твою налево! - ругаюсь, открывая бардачки. Да-да, по чужим вещам лазить нехорошо.
        Солнцезащитные очки, чеки с заправок, дорожные штрафы - моему удивлению, на имя Зверева Романа Владимировича, обёртки от шоколадных конфет, непонятные железяки и уйма ключей…
        Это вообще законно, такой бардак держать в машине? Ни оружия, ничего, что могло бы мне как-то поспособствовать.
        - И ты ещё будешь утверждать, что это моя тень? - ворчу себе под нос, выбираясь из машины. Пантера не шелохнулась при моём приближении, продолжая смотреть на меня своими нереальными глазами, в ожидании, очевидно, кого-то с ручками, кто мог бы открыть для неё дверь. - Самостоятельная тень какая-то.
        Мои двери так сносила! Снимала с петель! Портила! Ломала! А на эту, понимаешь ли, и не дёргается!
        В этом мире вообще есть справедливость?!
        Глава 10
        Дверь с трудом поддалась. Не думала, что она окажется настолько тяжёлой. Не успела я шагу ступить в глубину плохо освещённого коридора, как мимо меня проскользнула кошка, задев бедро головой.
        Вздрогнула, с опаской наблюдая, как пантера самостоятельно скрылась за поворотом.
        На запах прёт, что ли? Хотя вроде ничем не пахнет…
        Решила идти за ней и не прогадала.
        Войдя в просторную кухню, застыла в бесполезных попытках удержать брови и челюсть на месте. Вдоль двух боковых стен стояли столы, на которых находилось множество микроволновок.
        Две, четыре, шесть… Шесть!!!
        - Зачем тебе такое количество микроволновок? - опешив, спрашиваю, осматриваясь по сторонам.
        - Я предпочитаю есть, а не овощи в салате с места на место перекладывать. - не отрываясь от кофемашины, язвительно произносит Зверь.
        - Есть…из микроволновок, что ли? Тарелками не пробовал пользоваться?
        И тут прозвучал мега-дзынь! Все микроволновые печи отключились почти одновременно, отчего у меня в ушах зазвенело.
        Мужчина рассмеялся, и лениво шествуя к каждой из них, вынимал большие пищевые контейнеры. Смотрю и не верю, что какой-то индивид додумался сделать их такого размера.
        - Есть будем в столовой. - кивает на соседнюю микроволновку и ухмыляется:- Помочь не хочешь?
        - А я могу? - выдыхаю рвано. - Мне кажется, я его не подниму…
        - Не стоит недооценивать себя, Лилечка. - фыркнув, мужчина направляется к открытым дверям, унося с собой три контейнера, стоящие друг на друге. Кошка, не колеблясь, плетётся за ним, как на привязи.
        Я же пробую поднять один из контейнеров, благодаря которому в микроволновку просто не подлезть, настолько мало там свободного расстояния. Горячо, конечно, но терпимо. Пожалуй, один я всё же донесу.
        Кофе машина зажужжала, выпустила облачко пара и активно зажурчала бодрящим напитком.
        - И кофе захвати! - прокричали откуда-то неподалёку.
        Я что, паук? У меня две ручки!
        - Ладно, я сам.
        Пока я обдумывала колкость, Роман вошёл в кухню с пустыми руками и замер около кофейника, в который бежала коричневая жидкость, источая божественный аромат кофе.
        Вздохнув, осторожно берусь руками за края контейнера, выдвигая его из микроволновой печи, и тут же морщусь.
        - Генеральская дочка не ест куриную грудку под сливочным соусом? - язвительно интересуется мужчина. - Извини, значит, ходи голодная.
        Ему весело. Почему непонятно. Нет, ну идиот же! Не знаю, когда там этот соус был сливочным, голубоватый контейнер затемнён, но то, что это уже есть нельзя - это факт! Воняет тухлым яйцом и прокисшей молочкой одновременно.
        - Очень смешно! Оборжаться! Уха-ха просто. - завожусь я. - Ты вообще нюх потерял? Это нельзя есть - оно давным-давно испортилось.
        Никогда бы не могла подумать, что, задев чьи-то кулинарные таланты, можно нарваться на подобный взгляд.
        - Ч-чего? - опешила и на всякий случай выставила перед собой контейнер, вытянув руки.
        - Что ты сказала? - хрустнув шеей, он осматривается по сторонам взглядом маньяка.
        Э-э-э-э… Ищет, чем меня прибить?
        - Ты знала! - молниеносно он оказывается напротив меня. Не знаю, чем мне должен был помочь контейнер, на что я именно рассчитывала. Всё, на что меня хватило, это выпустить его из рук ему на…штаны, в общем.
        Судя по расползающимся жирным пятнам, что-то в контейнере маслянистое, жирное и мясное, всё же содержалось. Запах в разы усилился. Тошнотворный. Не знаю, смогла бы я сдерживать рвотные позывы, если бы не пустой желудок.
        - Ты мне всё расскажешь! И про папашу своего, и про баллончик свой. Корчишь из себя не пойми кого. - яростно шепчет он, бесцеремонно стаскивая передо мной штаны. - Что было в баллоне?!
        - О-очевидно газ… - я отступаю, глядя себе под ноги. Во-первых, так мне спокойнее, а во-вторых, менее травмоопасно.
        Куски неизвестного происхождения, предположительно мяса, разлетелись по участку, где мы стояли. Не очень хочется, поскользнутся на одном таком и…
        - Дуру из себя не корчь! - перед моим взглядом мелькнула чёрная ткань, брошенная на пол. - Сама сказала, что у меня нюх отбило!
        Не решаюсь смотреть на него. Смотрю на его штаны, укрывшие вонючие мины, и думаю о том, что я, наверное, тоже так себя вела, когда была богата и не знала цену деньгам.
        Подумаешь, штаны какие-то. Снял и выкинул. Стирка? Химчистка? Не, не слышали…
        Хотя нет. Я такой не была… наверное. Я уже и не помню.
        - Я не так сказала. - сбросив оцепенение, проговариваю я. - Я сказала, что ты потерял нюх.
        - Наконец-то! В тебе присутствует инстинкт самосохранения? Похвально. Дальше…
        - Что дальше? - не понимаю. Смотрю на волосатые мужские ноги, не выше колена, и не понимаю, чего от меня хотят. - Это выражение такое… Ты меня задел… Я и ляпнула.
        - Что ты несёшь?! Какое выражение?! - он подходит ко мне ближе. Я не решаюсь сдвинуться с места, лишь отвожу взгляд в сторону.
        - Обычное. Потерять нюх - это вроде как забыться, наглеть, борзеть, зарываться… Так даже школьники говорят, что ты ко мне пристал?
        - Лилечка… - выдохнув, он прикасается к моему подбородку, вынуждая посмотреть в его лицо. - Если ты лжёшь, я узнаю. Стоит говорить, что ты пожалеешь об этом? Действие этой дряни не может быть вечным, восстановлюсь и тогда… - он не договаривает. Ему и не нужно этого делать. От прищуренных глаз, в глубине которых сверкают голубые разряды, я готова выдать ему все свои тайны, код от папиного сейфа, код безопасности охранной системы нашего дома, свой менструальный цикл…
        Да вообще всё, что он захочет! Ужас сковывает тело. Наверное, моё лицо красноречивее моего затаившегося дыхания, потому что он улыбается. Он доволен произведённым эффектом.
        Отпустив мой подбородок, Зверь перешагивает через еду на полу и молча удаляется.
        Зачем я только посмотрела ему вслед?! Стыдобища! Голый!!! Не знаю, может, там в штанах, на полу, и трусишки имеются, я явно это проверять не стану. Но этот вот его деспотичный приступ прошёл без них! Вообще! Он даже не удосужился чем-то зад свой прикрыть, выходя из кухни!
        Глава 11
        Хотя почему это не стану?!
        До наличия нижнего белья мне, конечно, нет никакого дела, а вот карманы…
        Приседаю, опасливо озираясь, и ощупываю карманы. Кажется, что-то есть. Осмеливаюсь запустить руку в один из них и вытаскиваю свой же газовый баллончик. Вовсе не то, на что я рассчитывала.
        Моя наивность полагала, что в карманах окажутся ключи от машины. Ну или телефон… Правда, я понятия не имею, чем бы мне помог телефон. С памятью на цифры у меня так себе, да и тех, кому я могла позвонить в подобной ситуации, не осталось…
        Разве что, кому-то из папиных друзей. Только вызывать в памяти то, чего я определённо не помню, я не умела. А раз уж кошка разобралась с моим телефоном, то и вовсе, выходит, звонить некому.
        - Избавляешься от улик? - доносится из-за моей спины.
        Я вздрогнула, замерев с газовым баллончиком в руке. Сколько он там стоит уже? А одетый?
        - Вижу, у нас по-хорошему не получается. - приблизившись, он нагибается и вырывает из моих рук баллончик. - Может, ты угомонишься?
        - Может, ты мне уже начнёшь, что-то объяснять? - тихо парирую я. - Появился из ниоткуда, чуть ли не похитил, привёз к чёрту на куличики. Ты, правда, считаешь, что кто-то более благоразумный не пробовал бы избавиться от твоей компании? - решаюсь выпрямиться и повернуться.
        Роман стоит напротив меня, совсем близко. В тёмных джинсах, слава богу. Смотрит странно, словно вот-вот на моём лице появится какая-то подсказка или ответ. Мне неловко от такого пристального взгляда, веду плечами.
        - Ладно, поехали. - хмуро бросает он.
        - Куда? А кофе? - не знаю, зачем я это говорю. Просто в его этот разборной танк мне совсем не хочется больше садиться. Я и так понятия не имею где я сейчас, но это по крайней мере дом! Здесь может быть интернет, компьютер и так далее. А он опять меня собрался куда-то перевозить!
        - Давай попьём кофе. - он лениво идёт к кофейнику, открывает верхний ящик кухонной стенки и замирает с протянутой рукой. Словно придирчиво выбирает что-то в супермаркете.
        Наконец на стол ставятся две чашки, довольно большого объёма. Белые, с какими-то надписями и изображениями, они привлекают моё внимание.
        Подхожу к столу медленно, беспрестанно косясь на мужчину, что зачем-то полез в большой, двухкамерный холодильник.
        - Сливки, наверное, тоже испортились.
        Рома возвращается ни с чем. Быстро наполняет чашки доверху и берёт одну из них в руки. Выхватываю надпись на чашке: "Мой дикий зверь". И прежде чем успеваю закатить глаза или фыркнуть, мужчина делает глоток, демонстрируя рыжего толстого хомячка, притаившегося сбоку от надписи.
        - Я всё. Поехали. - он ставит на стол пустую чашку и выжидательно смотрит на меня.
        Да в смысле? Я ещё глотка кофе не сделала! Кто вообще кофе пьёт залпом?
        - А я нет. Сахар имеется? - упираю руки в стол, давая понять, что не сдвинусь с места. Плохо, что в кухне не было ни стула, ни кресла или диванчика. Я бы ещё села и закинула ногу на ногу.
        - Да, пожалуйста. - глядя на меня в упор, он протягивает руку к прозрачной сахарнице, и не глядя ставит её передо мной. Даже не моргнув.
        Я улыбаюсь. Отчего-то мне кажется забавным, что Роман Зверь настолько хорошо ориентируется на кухне, пусть и на своей собственной. Если бы меня, например, Олька попросила подать сахар… Ну я бы точно не глядя его не нашла.
        - Ложечку, пожалуйста, должна же я чем-то размешать сахар. - прищурившись, прошу я.
        Он отворачивается и выдвигает один из ящиков. Поворачивается уже с чайной ложкой в руках, которую тут же опускает в мою чашку.
        - А сладенького не найдётся? - не знаю, кто меня тянет за язык. Более нелепого и странного кофепития у меня в жизни не было!
        - Конечно. - он озорно улыбается, отчего у меня дух перехватывает. Настолько эта открытая улыбка преображает его лицо, что оно кажется таким добрым, таким мальчишеским…
        Сахарница движется по столу к моей правой руке, вторя движению пальцев мужчины.
        - Пожалуйста.
        Ну да ладно. Не будем заострять на этом внимание. Я вообще-то о печенюшке какой-то спрашивала или конфетке.
        Наклоняю сахарницу, невозмутимо помешивая ложкой кофе. Я вообще люблю всё сладкое. Не только мучное и различные сладости, но и напитки. Пробую на вкус и замираю.
        - Он же холодный… - проглотив остывший кофе, морщусь и возвращаю мужчине ложку.
        - Ага! Поехали? - уверенным броском он отправляет ложку в раковину и вновь выжидательно смотрит на меня.
        Да сейчас!
        Фыркнув, иду с чашкой к одной из микроволновок. Мы люди не гордые. Мы и подогреть можем.
        Ставлю чашку в микроволновку. Прежде чем закрыть дверцу, замечаю смуглого накаченного мужчину на ней в набедренной повязке.
        Где-то я уже его видела… Шварц, что ли?
        Поворачиваю чашку другой стороной и цепенею. Почерком моего отца на ней выгравировано: «Другу, на долгую память. Конон. 12. 03. 2010.»
        Конон, Конан… Почему я раньше об этом не подумала? Кажется, мы с мамой несколько раз смотрели этот старый фильм.
        - Это…почерк моего отца… - пальцы сами собой касаются незначительных углублений. Веду подушечками, вторя буквам и символам. На душе становится теплее.
        - Я знал, что ты оценишь… - горячий шёпот обжигает макушку. Опять он подкрадывается… - Выбирал.
        Мне не нравятся ни выступившие на коже мурашки, ни тембр его голоса, ни то, что я чувствую тепло его тела.
        - Поехали, куда там ты собирался ехать. - резко отхожу в сторону, поворачиваясь к нему лицом. Он выглядит недовольным.
        - Есть, конечно. - он пожимает плечами, кивая в сторону выхода из кухни.
        - Мы, типа, в ресторан едем? - интересуюсь я.
        - Типа.
        Это прекрасно. Ресторан - это цивилизация, люди, интернет, возможно, и запасной выход, через который я могу слинять.
        - Не радуйся, я заказал еду навынос. Мы просто съездим и заберём заказ. - словно читая мои мысли, приземляет меня мужчина.
        Не успеваем подойти к входной двери, как нас нагоняет пантера. Активно перебирая лапами и облизываясь.
        Я уступаю ей дорогу, опасливо сдвинувшись к стенке, отчего Зверь смеётся.
        - Это твоя тень, Лиля. Почему ты её боишься? Вполне возможно, что когда-нибудь она станет твоей второй сущностью. Тем более, сейчас она сыта.
        Ага! Значит, кошку он накормил чем-то, да?! А я… а мне эту тухлятину подсовывал! Или он её ей и накормил?
        - Ага! Моя тень, конечно. Верю. - скептично пробурчала я. - Ты что-то её не боишься, умник.
        - Она чувствует, что я сильнее. Мне бояться нечего. Ягуары очень умны. К тому же от меня почти не исходит угрозы… Во всяком случае, я очень стараюсь себя контролировать. Иные нападают либо во время охоты, либо защищая своё…
        - Кто?!
        Глава 12
        Мы ехали, слава богу, уже с закрытым верхом. Я слушаю Зверя, раскрыв рот и не двигаясь.
        - Из меня так себе рассказчик, Лиля. - весело начинает он. - Я планировал, чтобы кто-то из девушек тебя взял под крыло и ввёл в курс дела. Но на данный момент у нас нет возможности с ними встретиться. А за несколько дней, прежде чем встреча станет возможной, ты в свою очаровательную головку такого вобьёшь… В общем, Лиля, твой отец был руководителем сопротивления. Командующим. Главарём. Выбирай, что больше нравится. Они подружились с моим отцом ещё тогда, когда он не был генералом, а ты… Была эмбрионом, я так понимаю. - он задумывается, подсчитывая что-то в уме, и, немного погодя, продолжает:- Собственно ты и стала тем звеном, что соединила человека и иного. Иные - это оборотни, Лиля. - Роман поворачивается ко мне, выжидательно глядя в моё лицо.
        Не понимаю, чего он от меня хочет? Мне пока сказать нечего. Ничего существенного я не услышала, кроме странных фантазий, что ли. Не знаю, как это назвать.
        Теоретически можно предположить, что он супов называет иными, оборотнями. Просто это какой-то термин, который используется в его кругах. Но связать моего отца и кучку вооружённых людей, чьей целью стало уничтожение супов, это вообще ни в какие ворота. Мой отец генерал! Был…генералом… Он защищал людей, да! Но он не мог состоять в преступной группировке и занимать свою должность! Да и когда бы?
        - Лилечка, ты удивишься, сколько всего хорошего для людей делал твой отец. - переключившись на дорогу, Зверь продолжил тихим голосом:- Это правда. Совсем скоро ты сможешь в этом убедиться. Его знают многие под кличкой Конон. Думаю, это для тебя станет приятным открытием.
        - Мой отец не преступник! Не террорист! Как ты смеешь говорить об умершем человеке подобное, зная, что он не сможет начистить твою лживую рожу?! - эмоции захлёстывают мгновенно. Ярость кипит в крови и вырывается наружу громкими криками и оскорблениями:- Мудак! У тебя совсем нет совести?! Ты всё лжёшь!!!
        - Во-первых, прекрати орать, Лиля. Я потерял нюх, а не оглох! Во-вторых, ты рассуждаешь о том, чего не знаешь. Да, сопротивление считают террористами, но так ли это? Со стороны людей, конечно. Разве многие не считают их героями? Супы появлялись и будут появляться. Сопротивление продолжит их отлавливать и убивать. Не спрашивай по какой схеме. Я не в теме их критериев выбора. Единственное в чём отличие Конона и Звягинцева - это методы! Твой отец поставил целью уничтожить производителя синтетического наркотика, вычислять и срывать поставки. Он действовал по собственным соображениям. А вот нынешний руководитель сопротивления не желает заморачиваться. Он просто мочит супов, не думая о будущем. А вместе с ними посягает на иных. Количество наших врагов увеличивается. Нам этого не нужно. Мы живём мирно.
        - Скажи мне, пожалуйста, сколько нокаутов на твоём счету, м? Я просто хочу знать, со скольких ударов наблюдается подобный сдвиг по фазе. - выдыхаю, а сама теряюсь.
        Звучит, конечно, фантастически. Сейчас он вроде как даже моего отца похвалил. Но…блин, оборотни?
        - Ни одного. - улыбаясь, заявляет он.
        - А, ну да. Ты же суп, что тебе будет, да? Какая-то капсула на силу или регенерацию? Бессмертие?
        - Лиль, мне не нужна капсула. Я таким рождён. Как и ты. Разве ты принимала су? - наконец-то выехав на нормальную дорогу, он вновь повернулся ко мне и, улыбаясь, уточнил:- Когда-нибудь. Пусть даже не в этом месяце или году.
        - Но я, вообще-то, нормальная! - тоже мне аргумент нашёл. Ещё и лыбится чего-то! - У меня глаза не светятся, рогов, копыт, чешуи, клюва… - рвано выдохнула. - Короче, ничего у меня нет! Я человек! Просто…без тени. Может, я вообще призрак?!
        - Детка. - он забавно морщится. Щёлкает какими-то кнопками и убирает руки с руля, полностью поворачиваясь ко мне. - Тебе всё ещё не нравится мой запах на футболке? - горячие пальцы касаются рукава, медленно приподнимая край ткани.
        - Ты зачем меня трогаешь? - нахмурившись, я отодвинулась к двери. Он ещё ближе приблизился, чуть ли не полулёжа разместившись на мне.
        Чему-то хмыкнув, он сцапал свободно болтающуюся ткань на груди, потянув на себя. От такой наглости я оцепенела и натурально застыла, боясь пошевелиться. В его глазах опять сверкали разряды, пугая меня до безумия.
        Большим пальцем, он огладил кожу груди, у самого края моего лифчика и улыбнулся.
        Странно, но от этой улыбки, я смогла совладать с собой и своими страхами мгновенно.
        - Отодвинься, животное! - рычу я, упирая в необъятные плечи свои ладони. - Мы разобьёмся!
        - Не кричи. Я же сказал, я не глухой.
        - А-а-ай! - выкрикнула я, скорее от неожиданности, чем от боли. Этот невменяемый сорвал с меня послеоперационный пластырь и помахал им перед моим носом. - Ты… Ты! Козёл!!!
        - Животное… Козёл… Ну пока что это хотя бы не лишено логики, Лилечка. - подмигнув мне, он отстранился, выпрямившись на водительском сидении. Поднёс пластырь к своему носу, отчего у меня глаза на лоб полезли, и шумно втянул носом воздух.
        Изврат! Твою налево, а! Ну разве может быть в одном человеке столько отклонений, пороков и безумия?!
        - Не чувствую… - хмуро пробубнил он, злобно зыркнув на меня. - Ну ты и… молодец. - скрежетнув зубами, он вновь щёлкает кнопками на торпеде и берётся за руль, скомкав в руке мой пластырь.
        Вот это я встряла. Поправляю футболку, рассматривая свои повреждения и неверяще таращусь на Зверя. Опять на свою грудь. Опять на Зверя.
        - А где? Где всё? - остервенело, срываю два оставшихся пластыря. Бросаю их под ноги. Ощупываю грудную клетку и плечи, водя ладонями по гладкой и перепачканной коже. Подсохшие бардовые кляксы единственное, что осталось на моём теле.
        - Кстати, у супов нет такой регенерации. Это так, к общему сведению.
        Регенерации? Сведению?
        Становится нечем дышать. Хватаю ртом воздух, пытаясь унять бешеный стук сердца. Перед глазами стремительно темнеет. Кожа словно льдом покрывается, немеет и покалывает.
        Этого не может быть. Я же видела. Я чувствовала. И врач! Был же ещё врач со скорой…
        - Кажется, мне плохо… - заплетающимся языком, выдыхаю прежде, чем меня полностью накрывает темнота. Лишь отдалённо я слышу то ли рык, то ли вой какого-то животного поблизости.
        Глава 13
        Сознание возвращается неожиданно. Вместе с тяжестью и неприятным запахом. Открываю глаза медленно, пытаясь сфокусировать взгляд на светлом помещении. Отчётливым чёрным пятном на мне что-то лежит… Кто-то.
        Сглотнув, смотрю на огромную голову, покоящуюся на моей груди, и не решаюсь пошевелиться. Воняет какими-то лекарствами или химикатами, не знаю. Запах слишком въедливый и резкий.
        Кошка спит. Ей нет никакого дела до того, что её "лежанка" очнулась и ей нужно чем-то дышать.
        Я в больнице. Кажется. Решаюсь заговорить:
        - Эй… - голос хриплый и сухой. Горло тут же першит. Убью за стакан воды! - Эй…
        Уши дрогнули. Пантера лениво открыла один глаз, наклонив голову вправо, и громко фыркнула. Я вздрогнула от этого звука.
        Перебирая задними лапами, кошка лениво сползает с меня на пол и садится, сонно приоткрывая и второй глаз.
        Ну хотя бы так.
        Вздохнув, пытаюсь приподняться, упираюсь локтями в жёсткий матрас. Но не тут-то было. Мои руки привязаны коричневыми ремнями к металлическому каркасу кровати. Катетеры в венах. Капельницы с обеих сторон, по которым стекает прозрачная жидкость.
        Охренеть!!!
        - Ну ты и прожорливая! - весело доносится из ниоткуда. - Да здесь я, здесь. - ширма справа приходит в движение, и я вижу довольного Зверя, уплетающего за обе щеки что-то мучное. - Думал, поесть успею…
        Молчу. Не очень понимаю, о чём он говорит. Не очень понимаю, что я здесь делаю. Просто не очень понимаю.
        Смотрю на мужчину во все глаза, подмечая удобную кушетку позади него. Какой-то бумажный пакет, стоящий с краю и ворох одноразовых пищевых контейнеров.
        - Это я прожорливая? - хрипло спрашиваю я, решившись завязать диалог. Очень похоже на то, что сам, он не собирается мне ничего объяснять. - А эти контейнеры чьи?
        - Эти? - с набитым ртом, спрашивает Роман, кивая на оставленные улики. - Эти мои. Ну я о тебе. Все запасы глюкозы всосала. Эйн в восторге.
        Глюкозы? Всосала? Эйн?
        - Пить хочешь? - я киваю. - А нету. Подожди. - затолкав остаток пончика в рот, весело пробормотал Роман.
        Уверенными движениями, со знанием дела и жуя, он перекрыл колёсики на капельницах и улыбнулся, отвязав мои руки.
        - Добро пожаловать в новую реальность, Лилечка. Теперь тебе нельзя голодать, сидеть на диетах и перебиваться салатиками, как вы, девушки, любите. Есть будешь за троих. В лучшем случае. Иначе подобные голодные обмороки с последствиями будут вечными спутниками твоей жизни. - он говорил это, усмехаясь, словно чего-то недоговаривал. - В общем, я сам должен был сообразить, что тебе требуется ударная доза калорий. Но вот не сообразил. Наивно решил, что раз твоя вторая ипостась отделена от тебя, то тебе и подпитка не требуется. Её-то я накормил. Странная ты, в общем, Лиля.
        Я? Я странная?!
        - Хорошо. Учту. - отвечаю я, решив не тратить ни время, ни силы на споры и ненужные вопросы с препирательствами. - Можно мне воды?
        - И ещё кое-что… - он кивнул, направившись к ширме с кушеткой. Подхватил бумажный пакет. Как оказалось, с изображением странных белых роз, при ближнем рассмотрении. Весело потряс им в воздухе. - Это тоже тебе. - поставил его на край кровати, и осторожно принялся избавлять мои руки от катетеров, тщательно обрабатывая оставшиеся ранки рядом лежащими ватными дисками и какой-то прозрачной жидкостью.
        Принюхиваюсь. Спирт.
        Хмуро слежу за каждым его движением. Пакетик, конечно, выглядит подарочным и всё такое, но… Но какой на хрен подарок?! Да и с чего бы он мне стал дарить подарки?
        - Всё. Жить будешь. Можешь подняться. Я принесу тебе воды и одежду, а ты пока разомни мышцы. - подмигнув, Роман спешно удаляется из, я так понимаю, палаты, прихватив с собой использованные ватные диски и какой-то пузырёк.
        Первым делом я, поднявшись, тщательно осматриваю подвешенные пакеты с прозрачной жидкостью. Надписи действительно соответствовали словам Зверя - глюкоза. Но ведь можно и другой раствор перебить или перелить, изменив штамповку.
        Прислушиваясь к своим ощущениям, я не ощущаю ничего, кроме жажды. Она не давала сосредоточиться ни на мыслях, ни на теле и восприятии. Зверски хотелось пить.
        Пантера сидела, как статуя. Лишь бирюзовые глаза вторили моим передвижениям по палате. Пожалуй, она не такая и страшная, как я считала. Особенно когда не шевелится.
        Вздохнув, поправляю больничную распашонку, хмуро глядя на босые ступни. Может сейчас самое время свинтить отсюда?
        Любопытство берёт верх. Небольшой пакет так и притягивает к себе взгляд, соблазняя ознакомиться с его содержимым. Ругаю себя очень нехорошими словами, но таки заглядываю внутрь, слегка отодвинув края. Внутри лежит какая-то коробка. Непонятно, что в ней? Виден штрихкод и до безобразия мелкий шрифт. Судя по всему, коробка лежит ребром.
        Скрежетнув зубами, запускаю в пакет ручки, извлекая коробку, и поворачиваю её другой стороной. Замираю, округляя глаза и не дыша. Чувствую, как кровь приливает к лицу.
        Дверь тихо хлопает. Весёлый мужской голос обращается ко мне как ни в чём не бывало:
        - Лилька, а у тебя нога тридцать восьмого или тридцать девятого размера? Не пойму, твою обувь взял или нет…
        Отмираю. Резко поворачиваюсь и бросаю коробку в Рому, метя в голову:
        - Ты вообще, что ли?! Это что такое?! Ви-ви-вибратор?! - наконец-то мне удаётся произнести это слово внятно.
        Ловко уйдя с траектории полёта коробки, Рома улыбается во все тридцать два. Ну или сколько их там у него. Коробка не выдерживает встречи с дверью и разлетается в разные стороны со своим содержимым.
        - Лялька, угомонись! - смеясь, выкрикивает Зверь. - Это нормально. Ты должна не только хорошо питаться, но и регулярно сбрасывать напряжение. Семейство пантер, знаешь ли, любят это дело. Это естественно. Это нормально. Это необходимо. - немного успокоившись и перестав хихикать, он серьёзно заявляет:- А что тебе остаётся? Мужа нет, любовника тоже. В этом нет ничего постыдного.
        - Ну ты вообще… - всё, на что меня хватило.
        - Ну не хочешь как хочешь. Будешь справляться по старинке. Пальчиками. - пожав плечами, Рома трясёт парой серых кроссовок, вопрошающе уставившись на меня:- Так это твои или нет?
        - Нет! - рявкаю я. - У меня вообще обуви не было!
        - Ладно. Сейчас вернусь. Переодевайся пока. - свалив ворох одежды на больничную кровать, мужчина вновь скрывается за дверью.
        Внезапно я осознаю, что и одежда не моя! Но повертев в руках футболку и джинсы, я обнаружила бирки из магазина одной и той же сети, немного успокоившись.
        - Добрый вечер, можно? - голова пожилого мужчины показывается в приоткрытых дверях неожиданно. Ни стука, ни характерного щелчка я не слышала.
        - Можно. - заметив белый халат и край синего бейджа, я киваю.
        Мужчина входит с прозрачной папкой в руках и улыбается вполне дружелюбно. Внезапно он останавливается, глядя немигающим взглядом на маленького розового дружка - подарок самого Романа Зверя, чтоб его черти драли, - и понятливо кивает. Доверие к нему у меня тут же пропадает.
        - Вижу, Роман начал вас вводить в курс дела. Ну что ж, по моей части, я всё проверил, проанализировал, и могу смело утверждать, что вы абсолютно здоровы. Незначительные откровения в нервной системе присутствуют, но это вполне нормально. - бросив странный взгляд в сторону "подарочка", он опять улыбается.
        Я смотрю на его бейдж и понимаю, что там ничего нет! Название медицинского центра и печатные жирные буквы, сложенные в слово Эйн. Ни должности, ни фамилии, ничего!
        - А вы, простите, кто? - настораживает ещё тот факт, что дядя-доктор абсолютно равнодушен к присутствию огромной кошки в больничной палате.
        - Я Эйн. Для вас, просто Эйн. - улыбается он, протягивая мне морщинистую руку. Пожимаю её автоматически. - А где, собственно, сам Роман?
        - Пошел за обувью… Но…мне бы воды… - уже второго мужика прошу о такой простой вещи.
        - А в чём проблема? - доктор поправляет седые волосы рукой, и отодвигает ширму дальше, демонстрируя мне кулер. - Я подам, если вам тяжело.
        Густо краснею. Вот же идиотина этот Роман! Какое животное может отказать больному в воде?! Скотина!
        - Простите. - шепчу я. - Я сама. Спасибо.
        Глава 14
        Рядом с кулером целая упаковка бумажных стаканов. Я беру один из них и наполняю водой. Выпиваю один, второй, третий, четвёртый. Пока не ощущаю сильный толчок в колени.
        Пантера выжидательно тычется в меня головой, сверкая бирюзовыми глазами.
        - Ч-чего? - струхнув, спрашиваю я, опасливо сдвигаясь.
        - Подозреваю, она тоже хочет пить. Напоите её.
        Из горла вырывается нервный смешок. Эйн прав. Она следит глазами за моим стаканом в руке. Но поить её?
        - Может, лучше вы?
        - Вы что! Ни в коем случае! Только вы! И кормить, и купать, и поить. Зверь должен знать лишь одного хозяина. Тогда связь быстрее сформируется. - мужчина выглядит возмущённым. - Внутри вас или снаружи, но вы связаны со своим зверем. Она должна признавать только вас. А если ухаживать за ней станет кто-то другой, то вы рискуете её потерять!
        - Вообще-то, Роман её уже кормил. Может, пусть и забирает?
        Седовласый мужчина схватился за сердце и присел на кровать, нелепо моргнув:
        - Как это забирает? Вы что же… Да как же… Это же…
        - Что ты там бормочешь? - с обувной коробкой в руках появляется Зверь, громко хлопает дверью. - Лялька, так что там с размером?
        Доктор густо краснеет, почему-то глядя на розового дружка под пустой вешалкой, а я прихожу в бешенство:
        - Вынеси отсюда эту дрянь! Шутник недоделанный!!!
        - Да сейчас же. Твой подарок, ты и решай, что с ним делать. - вызывающе отвечает мужчина, остановившись рядом с доктором. - Эйн, выдыхай, мы о кроссовках.
        - Я…я так и понял. - доктор смущённо пожимает плечами.
        - Пить хочешь, красавица? - я опешила. Комплимент прозвучал неожиданно. Даже немного успокоилась почему-то, не сразу осознав, что это он к кошке так обращается. - Сейчас.
        Нагло отодвинув меня в сторону, приподняв двумя руками за талию и переставив на метр дальше от кулера, он наполнил стакан водой. Присел на корточки, вылив в сложенную лодочкой ладонь немного воды и поднёс пантере.
        - Я только об этом говорил… Ну вот зачем, Рома? - простонал доктор, поднявшись с кровати. - Потом не жалуетесь!
        - Мне её жаждой и голодом морить, если у неё хозяйка с прибабахом? - невозмутимо отзывается Зверь.
        Пантера смотрит на меня какое-то время, словно спрашивая разрешения, а после припадает к мужской руке. Огромный язык мелькает розовым пятном, пока она лакает воду, а усы подрагивают.
        - Я не с прибабахом. - тихо произношу я. Почему-то внутри меня какое-то странное, ревностное чувство протестует против подобной картины. - Я просто боюсь. Разве бояться - это какое-то отклонение?
        - Иди сюда, трусиха. - вздохнув, Рома кивает на свою правую руку. Я делаю шаг вперёд, замирая рядом. - Присядь. - присаживаясь, опасливо косясь на пантеру. - Давай руку. - продолжает командовать он.
        Я слушаюсь. Он берёт мою ладонь в свою ручищу, сжимая ладонью вверх и наливает в неё немного воды, наблюдая за моим лицом цепким взглядом.
        - Да не бойся ты! Трясёшься… - фыркает он.
        А я боюсь! У неё язык как моя ладонь! Я пискнуть не успею, как она может успеть мне полруки оттяпать.
        Страх быстро улетучивается. Ему на смену приходит ошеломляющее волнение и жар, прошедший по всему телу. Я смотрю на мужские пальцы, придерживающие мою руку, и понимаю, что жар идёт от неё, расползаясь по всему телу.
        Кошка, не стесняясь, пьёт из моей руки, словно ничего вообще не изменилось. Может, доктор ошибается? Ей всё равно, кто её там поит. Главное, чтоб поили.
        Становится неуютно. Минуту назад я смотрела на этот процесс, трясясь от ужаса, а сейчас я хочу, чтобы он поскорее закончился. Чтобы горячая ладонь исчезла с моей руки, как можно скорее.
        - Видишь, совсем не страшно… - наклонив голову в мою сторону, шепчет мужчина, обольстительно улыбаясь. Или это мне так кажется? От его шёпота что-то двигается, ворочается внизу моего живота.
        Не выдерживаю. Резко поднимаюсь, отпрянув в сторону:
        - Может, есть какая-то миска? - лихорадочно шепчу я, не решаясь смотреть на Зверя. Смотрю на Эйна моляще. Он кивает, а я, не сдержавшись, облегчённо и поспешно выдыхаю. - Спасибо.
        - Нормально же всё было, ты чего? - вот не мог он просто дальше сидеть и молчать?!
        Эйн выходит из палаты, бросая на нас обеспокоенные взгляды. Я же спешу обратно к кровати. Прочь от кулера. От кошки. От Зверева!
        - Ты купил эти вещи? - как бы мне этого ни хотелось, а любопытство распирало, спросить пришлось. Я перебираю лёгкие футболки и джинсы с парой водолазок, хмуря брови и напряжённо дожидаясь ответа.
        - Ну да. Проблемы какие-то? Должно подойти…
        Навскидку и я так считаю. Только вот…нижнее бельё где? Моё или новое, даже не суть. Я всё, конечно, понимаю, там под пляжные шортики может быть, под штанишки пошире. Всякое бывает. Но, блин, в джинсах без трусов?! Это как вообще?
        - Я понял. - весело отзывается он, выпрямляясь. - Трусишки потеряла?
        Медленно поворачиваюсь к нему полностью и понимаю, врёт. Ничего я не теряла. Спёр! Фетишист хренов!
        - Из головы вылетело, правда. Пришлось, вот, - нарочито медленно, не отрывая прищуренного взгляда от моего лица, он лезет в карман на тёмно-серых спортивках и достаёт…
        Да чего уж там! Мои труселя достаёт!
        - Не переживай. Напротив душ со всеми удобствами и сушкой. Так что трусишки чистенькие и сухенькие… - ядовитая ухмылка намертво приклеивается к его лицу, пока он машет моими белыми, в мелкие ромашки, труселями.
        Хочу провалиться сквозь землю! Знаю, уместнее хотеть машину времени, и всё такое. Но мне кажется, провалиться куда-нибудь в шахту, подвал и прочее, более реалистично.
        - Миска. Препараты. - голос Эйна выводит меня из ступора. Шуршат какие-то пакеты. Что-то позвякивает.
        Я срываюсь с места. Подбегаю к Зверю и остервенело вырываю из его рук своё бельё, всем сердцем желая, чтобы мой взгляд мог хоть малюсенькую дырочку просверлить на его самодовольной роже!
        Глава 15
        Выхожу из больницы в обновках. Не спешу спускаться по ступенькам, оборачиваюсь, чтобы удостовериться в том, что название медицинского центра соответствует надписи на бейдже странного доктора, с не менее странным именем Эйн.
        Соответствует.
        - Пойдём, милая. И улыбайся…
        Соображаю очень медленно. Точнее, я совсем не соображаю, а смотрю на Зверева, как на сумасшедшего.
        - Я идиотка, что ли, улыбаться без причины?
        - Ну или не улыбайся. - он странно на меня смотрит.
        Не пойму никак, что же меня напрягает в этом взгляде. Слишком он…навязчивый.
        - Ты со мной сейчас заигрываешь?
        - Я? Нисколько. - в сам лыбится так…так подозрительно. Ещё и руку мою схватил и смеётся во всё горло.
        - Что происходит?
        Удивительно, но мне не страшно. Мне хочется крутить пальцем у виска и ржать вместе с эти ненормальным.
        Пантера лениво передвигается по ступенькам, словно плывёт по ним, вертя любопытной мордой из стороны в сторону. Горячая, крепкая рука сжимает мою ладонь. Привлекательный мужчина идёт рядом, держа в свободной руке целый ворох пакетов, и заливается смехом.
        Не, ну я всё. Я сдурела окончательно.
        - Я сегодня на другой машине. Надеюсь, ты не против? - озорно подмигнув мне, Рома тянется к двери белого внедорожника, открывая её для меня.
        На короткое мгновение наши взгляды встречаются. Его - прожигает насквозь, мой - блуждает по открытому лицу. В жар бросает мгновенно.
        Визг тормозов. Громкие хлопки. Тяжёлые удары по корпусу машины. Я не успеваю даже испугаться, как оказываюсь на земле, прижатая крепким мужским телом. Что-то бьётся. Нет, не стёкла. Пузырёк с салатовой жидкостью разбился в пакете, брошенном на землю. Жидкость медленно растекается по асфальту.
        Всё повторяется. Вновь визг тормозов, ужасные звуки. На этот раз мне страшно. По-настоящему страшно.
        В нас…стреляют?
        - Конон мразь и предатель! Убирайся, грязная сука! - я слышу крик. Мужской бас. Он звучит словно отовсюду, становясь тише и тише.
        - Лялька, ты как? - шепчет Рома, теснее прижавшись ко мне. - Нормально? Дышишь? - его ладонь хаотично оглаживает моё лицо, убирая вроде как волосы с него. На самом деле, он сделал только хуже, растрепав всё окончательно.
        Часто моргаю. Смотрю на него во все глаза и не понимаю, искренне ли он сейчас беспокоится обо мне? Мы же едва знакомы.
        - Что это было? - вместо ответа, спрашиваю я, мотнув головой. Не могу больше выдерживать эту экзекуцию.
        - Ответная реакция радикалов, на моё заявление о нашей помолвке. - вздохнув, Зверь медленно поднялся и протянул мне руку.
        - Ты женишься? - округлив глаза, я осмотрелась по сторонам, прежде чем подать ему руку и подняться.
        Какой идиот паркуется на проезжей части?!
        - Женюсь, Лялька, женюсь. - весело отзывается он.
        - Это что? Краска?! - смотрю на огромные цветные пятна на машине, понимая, что минуту назад их определённо не было. - Я думала, в нас стреляли!
        - А в нас и стреляли.
        - Ой, идиот! По-настоящему! Огнестрельным. - закатываю глаза. - А где кошка? - паника поднимается внутри мгновенно, заставляя сердце пуститься вскачь.
        - В машине.
        Заглядываю в салон, откуда яркими пятнами светятся бирюзовые глаза даже при свете фонарей. Она, что ещё и трусиха? Прям как я…
        Сидит себе спокойненько задницей на водительском сидении, а корпусом и передними лапами на пассажирском и смотрит на меня надменно, словно я её отвлекаю от чего-то очень важного.
        - Морда, ты трусишка, да? - выдохнув, я осмелилась потрепать её по голове. Влево, вправо от уха к уху.
        - Дамы, поедем уже. Устраивайтесь.
        - А-а-а-а… Мы так и поедем? Все стёкла в краске…
        - До ближайшей мойки несколько километров. Садись уже, невестушка, доедем.
        - Кто? - я даже осмотрелась по сторонам в десятый раз, шумно втянув носом воздух.
        - А вот об этом мы поговорим по дороге. Садись, Лиля.
        Села. Даже пристегнулась, проигнорировав недовольную морду между передними сидениями. Судя по всему, пантера не особо помещалась там. Ну или ей просто было так же интересно, как и мне…
        - Я сделал кое-какое заявление. Со вчерашнего дня мы с тобой помолвлены. Как видишь, реакция нынешнего сопротивления не заставила себя долго ждать. - заведя мотор, Зверь высматривал чистые участки лобового стекла, тронувшись с места. Его голос звучал спокойно и непринуждённо.
        - Это шутка такая? - я нелепо моргнула.
        - Нет, Лялька. - цокнул языком Рома. - Я серьёзно. Не переживай, свадьбы не будет. Мы введём тебя в круг сопротивления, как дочь Конона. Даже намекнём им об иных, если это потребуется. Поможем кучке безумцев расставить правильные приоритеты. Уничтожим производителя синтетического наркотика. Прекратим поставки и распространение. Всё. Насчёт Звягинцева не переживай, будет вставлять пальцы в колёса… Не будет Звягинцева.
        - Тебе весело? - спрашиваю, а сама не верю и слову. Ну где я и всё вот то, что он только что рассказывал. - Если это правда, то я отказываюсь. Что за бред? Кто вообще такой Звягинцев? Ты меня с кем-то перепутал?
        - Всё, не заводись. - он резко обрывает мой поток вопросов жёстким голосом. - Я помогу тебе быстро получить наследство, Лиля. Предоставлю свою защиту и дом. Научу жить в гармонии со своей второй сущностью.
        - Мне этого всего не нужно! - протестую я, хватая ртом воздух. - Я и без тебя наследство получу. Какая разница, месяцем раньше, месяцем позже?
        - Вообще-то, нет. - издевательская ухмылка, искажает его лицо. - Недвижимость и счета твоей семьи арестованы. Звягинцев слил личность генерала Кононова Романа Леонидовича. Для государства он преступник. Террорист. Су узаконен, не забыла?
        - Это ты! Сука, это ты! - внутри всё заледенело. Сама не понимаю, почему я ему вообще верю, но я ВЕРЮ! - Это из-за тебя!!!
        - Да! - равнодушно заявляет Зверь, въезжая в открытые ворота, с большой вывеской на здании "Автомойка Штрих". - Но мне настолько по хер, что ты себе даже представить не можешь. Да, Звягинцев бы не сливал компромат на твоего отца, не упомяни я чья дочь моя будущая жена. Да! И мне по хер, Лиля. Я это решу. Это не проблема. Мне нужна твоя помощь, чтобы избежать лишнего кровопролития, а тебе…очевидно, тебе нужны деньги. Дом. Попечительство. Помощь…
        - Это мне по хер на твои проблемы! - рявкаю я, нервно расстёгивая ремень безопасности. - Сам разбирайся! Выпутаюсь. Справлюсь…
        - Села! - мороз по коже от его приказа. Я не хочу сидеть! Я хочу убраться отсюда как можно дальше.
        …но я замираю, не найдя сил и смелости даже пошевелиться.
        - Умирают мои люди. Твои люди тоже! Хочешь ты того или нет, но ты иная. Ты оборотень. Одна из нас. Выйдешь из машины, окажешься у радикалов, которые тебя прикончат. Или пойдёшь расходным материалом на очередную партию наркотика. Ты думаешь, я зло? Деньги - пыль. - шёпот завораживает. Он говорит страшные вещи. Настолько страшные, что мои глаза наполняются слезами, которые я даже не могу вытереть. Всё, что я могу это слушать. Не могу пошевелиться. Не могу даже зажмуриться. Страшно. - Сегодня есть, а завтра нет. Сколько ты хочешь? Миллион? Два? Пять? Просто назови сумму и покончим с этой комедией.
        Глава 16
        Почему во всех рассказах человек видит именно свет в конце коридора? Какого цвета вообще этот якобы посмертный коридор? Он светлый? Какие у него стены? Если светлый, то как кто-то может различить свет в его конце? А если тёмный, почему это обязательно коридор? Почему не пещера или улица? Почему коридор?
        Я вздрагиваю. Осознаю, что голос почти исчез. Пугающий и парализующий голос мужчины едва слышен. Я нахожусь не в машине. Или мне так кажется? Словно десятки прожекторов освещают меня и расстояние вытянутой руки, за которым тьма. Густая, словно живая, подвижная и непроглядная тьма. Два бирюзовых огонька совсем рядом. Впереди меня. Стоит лишь протянуть руку…
        Пальцы разрезают темноту. Я слышу тихое рычание. Странное. Будто и не рык, а громкую вибрацию, вторящую шуму в моих ушах. Чувствую короткую, гладкую шерсть под пальцами. Такую тёплую и мягкую…
        - Ты слышишь меня?!
        Откуда этот голос взялся? Не было же его.
        - Лиля!
        Бесит! Как же этот Зверев меня бесит!
        - Что?! - зрение проясняется. Какое-то мгновение салон авто находится в красном свете, постепенно меркнущем, слава богу. - Что тебе от меня нужно?
        - Ты…в порядке? - он выглядит насторожённо.
        - Нет. - отвечаю, встречая его взгляд. - Но тебя же это не волнует, Зверь. Ты хочешь, чтобы я назвала тебе цену? Хорошо. - сглотнув, отчётливо произношу:- Пятьдесят! Пятьдесят миллионов евро.
        - Что? - весело переспрашивает он, искривив губы в усмешке. - Не слишком ли высоко ты себя ценишь?
        - Не себя. - усмехаюсь. - Во столько я оцениваю общество с тобой. Без секса. Без задушевных разговоров. Без рукоприкладства и крика. Пятьдесят миллионов евро.
        - Ты безумна. Дешевле снять шлюху. - Рома наигранно смеётся. Я чувствую, что он согласится. Я знаю это. - И заметь, это будет гораздо спокойнее и проще.
        - Может быть, я безумна, Рома. Но я не дура. Я тебе нужна, да? Ты мне - нет. Ты испортил мою жизнь. Осквернил память о моём отце. Публично. Не просто нелестно о нём отозвался в моём присутствии. Ты перечеркнул моё будущее. И да, я хочу именно пятьдесят миллионов евро. И ты мне их дашь. Это же пыль! Забыл?
        - То есть, по-твоему, я дурак, да? Отстегну пятьдесят лямов за просто так. Пыль пылью, Лиля, но такого рода благотворительностью я не занимаюсь.
        - Ой ли? - выгнув бровь, я разворачиваюсь к нему. - Знаешь, может, я мало что поняла, но услышала достаточно. Некто Звягинцев. Твои люди в опасности. Всё это как-то связано с производителем синтетического наркотика. Это риск, Зверь. Твоя война. Не моя. Зачем мне ждать шальной пули за несчастные пусть даже десять миллионов? И опять же, я уверена, ты мне кое в чём солгал… - прищурившись, я нахмурилась и заговорила уже тише:- Ты не просто так объявил о нашей помолвке. Мне очень сильно кажется, что ты выманиваешь кого-то. Провоцируешь. Так ведь, Зверь? - Рома молчал, замерев с полуулыбкой на губах, и внимательно меня слушал, не желая прерывать мои рассуждения:- Хорошо. Будем считать, молчание - знак согласия. Почему моей скромной персоной? Видишь, ставки уже повышаются, как и моя значимость. Что там ещё было? Звягинцев… Звягинцев… О-о-о-о… Тоже как-то странно не находишь? Ты размышлял о том, что сопротивление идёт не той дорогой. Методы у них не те… Пусть будет, критиковал. - кивнув, я решаю, что это слово наиболее подходящее. - Мне говоришь, что уберёшь его… Не. Не верю. Убрал бы уже… если бы мог. -
в моём голосе звучал неприкрытый вызов. Хищный оскал и прищуренный взгляд дают понять, что я таки попала в цель. - Не можешь…
        - Сколько бреда в такой очаровательной головке. - вздыхает он, распахивая дверь автомобиля. - Выходи, Лялька. Пойдём, поедим, пока машину попробуют привести в порядок.
        - Зверь! - я повышаю голос, заметив, что он делает шаг в сторону столпившихся парней в синих комбинезонах. - Я серьёзно. Пятьдесят, Зверь! Пятьдесят! Или иди и ешь сам!
        - Идём. - бросает он на ходу. - Будут тебе твои пятьдесят миллионов.
        В ушах зашумело. Может, мне послышалось? Он, что…согласился? По… по-настоящему, что ли?!
        - Ты слышала? - растерянно буркнула я, скосив взгляд на заднее сидение. Пантера ткнулась головой в моё сидение, не внося существенной конкретики.
        Ну уж нет. Лучше переспросить. Интересно, а контракты заключают на подобные сделки? Заключают, скорее всего. На что только их не заключают.
        …только вот вряд ли они будут иметь юридическую силу.
        Это, конечно, удручающе, но уточнить стоит.
        - Пойдём требовать аванс. - решительно киваю я, распахивая дверь, и выхожу из машины. - Может, у него вообще денег нет? Живёт в каком-то захолустье. В СМИ не мелькает давненько. Я бы знала… - ворчу себе под нос тихонечко, дожидаясь, пока кошка лениво выберется из машины, и никого не трогаю. Ворчу и ворчу. Нервное.
        - Знающая моя, пойдём есть. - раздаётся поблизости голос Ромы. - Ты меня сегодня очень сильно напрягаешь.
        - Я? Тебя? - переспрашиваю, улыбаясь во всю ширину рта. Забавный. - Чем докажешь, что я получу эти деньги?
        - Приедем домой, отдам наличными. Так устраивает? - захлопнув за пантерой дверь, он кивает за угол здания, меняя тему:- Там кафе. У нас два часа. Вперёд.
        - Устраивает. - подстраиваюсь под его шаг. Стараюсь выглядеть спокойной и уравновешенной. - Одежда, СПА, косметика, полное содержание меня и Морды в эту сумму не входят. Это понятно?
        Кажется, дорога была ровной. Чего это он споткнулся?
        - Слушай, Лялька, - повернувшись ко мне, он проходится по моему телу оценивающим взглядом, - А напомни мне свою профессию?
        - Губу закатай! - фыркаю я, махнув на него рукой.
        - Я подумаю… - многозначительно протягивает Рома, ускоряя шаг.
        - А не надо думать! - не твоё это. От слова совсем. - Никакого интима. Никакого рукоприкладства и криков. Ты слышишь?
        - Ох, Лялька, не зарекалась бы… - он смеётся, беззаботно подмигивая мне. - Хорошо. Пока сама не попросишь, не будет.
        - Я похожа на идиотку? Ты думаешь, я попрошу меня ударить или наорать?
        - То есть, с первым вариантом сомнения всё-таки имеют место быть, да?
        У-у-у-у-у-у! Бесит! Беси-и-ит!!!
        Глава 17
        До кафе дошли молча. Я пыталась унять разбушевавшуюся злость и сверлила его спину злобным взглядом, пока он вразвалочку двигался вперёд.
        Собственно кафе оказалось сразу за огороженной бетонным забором территорией автомойки, и добираться нам долго не пришлось. Имелась даже уютная летняя площадка на четыре деревянных столика. Туда Зверь и направился.
        Из дверей выпорхнул молодой парень в бордовом фартуке и тут же забежал обратно в заведение с тусклой вывеской: «Оазис».
        Пантера недовольно фыркает. Я глажу её по голове, наблюдая за ленивой позой мужчины. Рассеялся вальяжно на деревянной лавке, закинув ногу на ногу, и скучающе смотрит вокруг себя.
        - Кажется, здесь нашей компании не рады. - сквозь сжатые зубы произношу я, кося в сторону закрытых дверей и столпившегося у ближайшего окна персонала.
        - Дай им время… - лениво отзывается он, постукивая пальцами по широкому деревянному столу.
        - Им время, а мне что? - нерешительно подхожу к лавке напротив Зверя, раздумывая, стоит ли вообще здесь задерживаться. Очевидно же, что огромная чёрная кошка не способствует культурному походу в кафе.
        …даже такого скромного формата.
        - Садись. Не стоит недооценивать людей, Лиля. - Рома лениво поправляет рукав рубашки, глядя на наручные часы задумчивым взглядом. - К супам привыкли, Лялька. Разгуливающей по городу пантерой людей уже не удивишь.
        - Да? - фыркнув, решаю всё же сесть за стол. - Что-то я не видела ни одной до недавнего времени. Изуродованных людей, видела. А вот животных нет. Даже в зоопарках и цирках их уже раз, два и обчёлся.
        - В людей нужно верить, Лялька. - ехидно усмехаясь, он смотрит поверх моей головы, растянув губы в притворную улыбку. - Смелее, она не кусается.
        Вздрогнув, я оборачиваюсь. В приоткрытых дверях мнётся паренёк. Не могу утверждать однозначно, тот самый это юноша, что струхнул перед этим, или кто-то более смелый, но одет он так же. Белая рубашечка, бордовая жилетка и такого же цвета короткий фартук.
        - Простите, а летняя площадка закрыта. Холодно. - странным образом парень пускается в объяснения.
        - Мне тебе отсюда заказ диктовать? - холодно интересуется Зверь, не прекращая улыбаться. - Давай тогда записывай…
        - Она…точно не…бешеная?
        Я аж задохнулась в возмущении. Нормальный вообще?!
        - Нет! Это его бабушка. - громко восклицаю я, стараясь не смотреть на вытянувшееся лицо Романа.
        С прискорбием пришлось признать, что Зверь был прав. Моя неосмотрительная шутка придала официанту такой смелости, что он быстрым шагом приблизился и учтиво кивнул Роме, удостоив кивком и меня:
        - Меню нужно?
        - Не стоит. Что вы можете нам предложить из мясного?
        Пока официант расхваливал кухню кафе, а Рома вносил те или иные поправки в заказ, я сидела раскрыв рот. Он же вот только что боялся из кафе выйти! Он реально поверил, что пантера - бабушка Ромы? Или как это вообще понимать?
        - Я очень прошу прощения, - нерешительно пробормотал парень, - А вам приборов…сколько?
        - Три. - не остался в долгу Рома и обольстительно мне улыбнулся. - Как же мы не покормим мою бабушку.
        - Прости. - бурчу я. Дар речи ко мне возвращался постепенно. - Вырвалось. Само.
        - Не страшно, Лялька. Я же говорил, нужно верить в людей. - равнодушно говорит он. - Ты бы бабушку мою хоть за стол посадила. Что обо мне скажут люди? Что бабушка Романа Зверева ужинает под столом?
        Улыбку сдержать едва удаётся. К тому же пантера, словно специально, стала тереться о мои ноги. Мол намекая, подвинься.
        - Ууу, морда. - ошалело воскликнула я, когда огромная туша полезла на лавку, активно толкая собой стол и усаживаясь.
        Сидим. Я, сжавшись в уголке, под стеночкой здания кафе. Пантера, сидя, словно воробышек на жёрдочке. И Зверь, конечно, раскинув ноги почти на ширину продольного шпагата.
        Падла…
        - Почему Лялька? - не выдержав затянувшегося молчания, спрашиваю я.
        - Смущает?
        - Да!
        - Почему тогда игнорируешь? - неожиданно на его лице вспыхивает интерес. Он даже подаётся вперёд, сцепив пальцы в замок.
        - Мама так учила. - пожимаю плечами. - Если игнорировать всякие клички и обзывательства, обидчик, не найдя желаемой реакции, потеряет к ним интерес. Но тебе, похоже, моя реакция не нужна.
        - А кто сказал, что ты её не даёшь? - он улыбается одним уголком губ, глядя на меня с вызовом.
        - Я. Я не даю никакой реакции.
        - Это ты так думаешь. - заявляет он.
        - Что значит, думаю? Я знаю. Это же я.
        - Ты безумно скучный собеседник. - протягивает он, так словно моё общество его тяготит. Меня вообще напрягает его поведение. Кажется, что его настроение меняется десять раз за час. Не уследишь. Не поймёшь, что там в его голове творится.
        - Нормальный я собеседник, когда оппонент вменяемый. - шепчу под нос, отворачиваясь от этого хама.
        Кошка зашевелилась, балансируя на узкой для её туловища лавке. Вскинула голову и, изловчившись, повернулась назад. Медленно переступила соседнюю лавку и гордо взобралась на стол, стоящий позади меня.
        Ошарашенно моргая, я заметила двух официантов с заставленными подносами в руках. Они нерешительно застыли у дверей, наблюдая, как кошка, лениво перебирая лапами по столам, движется в их направлении.
        - Ром…
        - Бабуль! - выкрикнул Зверь. - Давай назад! Минуту потерпеть не можешь?
        Кошка застывает, медленно повернув голову в нашем направлении. Словно раздумывает, куда ей двигаться дальше.
        - Да, - подключилась я, - Возвращайся…Возвращайтесь…
        Она послушалась! Послушалась!
        Под скрип деревянных столов пантера заняла прежнее место и, как ни в чём не бывало, воззрилась на пустующий перед собой стол.
        Видимо, парней это впечатлило. Они быстро расставили на столах напитки и еду, суетливо переглядываясь. Один из них нелепо кашлянул в кулак, огласив очень интересный вопрос:
        - А можно с вами сфотографироваться?
        Зверь, долго не думая, поднимается с места, улыбаясь так, словно только что выиграл в лотерею целое состояние.
        - Конечно. Только если с нами на фото будет моя невеста. Иди сюда, милая.
        Милая… У милой лицо перекосило.
        - Конечно, Пусечка. - решаю подыграть.
        - Поздравляю! Я буду за вас болеть. У нас заведение все этапы боёв без правил транслирует. Почти в спорт-бар превращается. Даже ставки делаем. - я причин для гордости, звучащей в его голосе, не видела. - А если мы вас с бабушкой сфотографируем и на стену повесим? Правда, у нас и стены такой нет. К нам медийные личности не заглядывают.
        - Ты будешь фотографировать? - грубо перебиваю я рассуждения юноши.
        Поднявшись, я встала рядом с парнем, держащим в руках смартфон, и нетерпеливо постучала пяткой по фигурной тротуарной плитке.
        - А вы так и будете стоять? - задал глупый вопрос официант, глядя на экран телефона.
        - Иди ко мне, Писечка. - весело отзывается Зверь, рывком заключая меня в объятия.
        Официант немного приседает, чтобы уместить нас в ракурсе и непрерывно щёлкает боковыми клавишами, делая множество снимков.
        - Выберу потом лучшее. - счастливо выдыхает он.
        Я стою, смотрю на Зверева взглядом серийного маньяка, и чувствую, как его руки нагло лезут к моей заднице. Не понимаю, почему я молчу?
        - Спасибо огромное. А теперь за столом? - выпрямившись, парень улыбается, оглядываясь на наш столик. - Ой…
        Вот тебе и ой… Морда умяла две тарелки непонятно чего, и теперь довольно облизывалась. Ещё два блюда, стоящие ближе к стороне Зверева, она почему-то не тронула. Или, может, просто не успела.
        - Ну бабуль… Ну… Нам повторить. - весело комментирует Зверь, похлопав парня по спине.
        Глава 18
        Рома недовольно принюхивается к содержимому тарелок на столе, бросая на меня осуждающие взгляды. Я отвечаю уничтожающим:
        - Писечка?!
        - Лялька же не понравилась. - равнодушно отзывается он. - Должен же я тебя как-то называть.
        - Как на счёт, Лиля? М?
        - Скучно и неинтересно. - мужчина разводит руками, резко меняя тему:- Здесь вообще что-то пахнет?!
        Я вздрогнула от резкого тона. Нахмурилась и заинтересованно подалась вперёд:
        - Ты совсем не чувствуешь запах?
        - Благодаря тебе!
        - Не, я здесь ни при чём. Будь ты любезнее и менее страшен, я бы и не подумала пускать в ход газовый баллончик. - развожу руками, подвигая в свою сторону тарелку с жареными рёбрышками и красным соусом. - Запах, кстати, умопомрачительный. - улыбаюсь, не скрывая ехидства.
        - Весело тебе, да? - щурится он.
        - А что? Грустно должно быть? Мы же были в медицинском центре. Настоящем. Почему ты не обратился за помощью? Знаешь, сколько у меня таких баллончиков по сумкам и ящикам валяется? Папа снабжал и подкладывал их мне всюду. Как видишь, не зря!
        - Конечно, не зря, Писечка! - неожиданно он кивает. - Непонятно только зачем это ему было нужно. Баллончик-то непростой. И восстанавливаться мне ещё очень и очень долго, что не может не нервировать. Откуда Конон вообще мог знать, что ты станешь иной, или с тобой захотят пообщаться иные? Ты же чувствуешь запах, а я нет. Да и Эйн говорит, что многие составляющие не удаётся отделить от общего состава. У генерала было… пусть будет оружие против оборотней. Интересно, для чего же оно ему потребовалось, если он водил тесную дружбу с моим отцом и не выступал против нас, а?
        - У тебя жар? Ты бредишь. Я половины не поняла. - вгрызаюсь в жареное мясо и интенсивно жую. - Ешь лучше. И не называй меня Писечкой. Никогда!
        - Хорошо, Лялька. Уговорила.
        Мы ели в тишине. Удивительно, но абсолютно всё мне пришлось по вкусу. Возможно, раньше я бы возмутилась или не стала, к примеру, есть стейк средней прожарки, то сейчас, я пробовала абсолютно всё. И всё мне нравилось и елось с удовольствием. Преимущественно мясо. Ни салатов, ни десерта, ничего. Изобилие мясных блюд и нарезок.
        Морда тоже не голодала. Мы оба подкидывали ей в тарелку то одно, то другое, что тут же скрывалось в пасти.
        Взглянув на часы, Рома окунает пальцы в рукомойницу с долькой лимона, стоящей на столе, и вытирает руки салфеткой, следуя моему примеру.
        Кажется, я переела. Навалилась такая лень, что идти куда-нибудь совершенно не хотелось.
        - Почему официант говорил о боях? - я решаю завязать разговор, раз уж меня не спешат куда-то уводить в очередной раз. - Ты же ушёл из бокса.
        - Я и ушёл. Надоело калечить людей. - только и отвечает он, высматривая в окне официантов.
        - Это что, всё? - разочарованно произношу я. - С тебя каждое слово клещами нужно вытягивать. Ушёл из бокса в бои без правил? А там нелюди, что ли? Ну и так далее…
        - Ну а ты как думаешь? - Рома переводит на меня взгляд, вновь замолчав.
        - Какая разница, как я думаю? - его манера вести диалог откровенно злит. - Я задала вполне нормальный вопрос. Ладно, вопросы. Тяжело ответить как есть?
        - А может мне интересен ход твоих мыслей?
        - Бесишь! - искренне шиплю я.
        - Ну и ладно. - он усмехается, подняв руку вверх, подзывая официанта через стекло. - Кофе будешь?
        - Буду!
        Дозаказав кофе, несколько десертов и воды Морде, Рома неожиданно задаёт странный вопрос:
        - Ты уже придумала, где мы познакомились?
        - Что? А-а-а-а… Почему я? Ты же меня в свои невесты записал. Я думала, ты мне уже выдашь заготовленную информацию.
        - С фантазией у меня не очень, Лялька. Решил посоветоваться с тобой.
        Надо же. Посоветоваться он решил. Я радоваться, типа, должна? Раньше он не мог посоветоваться?
        - Я не знаю. Мы из разных миров. Какую ты хочешь услышать легенду? Мы вообще не должны были встретиться. Меня не интересует ни бокс, ни эти бои, ни спорт вообще. А тебя… А у меня вообще мало интересов. Ты бываешь в приютах для животных или хосписах и реабилитационных центрах для людей с ограниченными возможностями?
        Рома хмурится:
        - Нет. Не бываю. Но никто ведь об этом не знает? Мы можем сказать, что я меценат одного из таких приютов или хосписов.
        - Да сейчас же! - воскликнула я. - Это враньё!
        - Наша помолвка тоже враньё, ты же помнишь, Лялька? - он смотрит на меня как-то странно. Как будто я его по-настоящему вот-вот в ЗАГС потащу.
        - Конечно, помню! Дался мне такой женишок с багажом проблем. - фыркаю, решая дополнить:- Это нечестно по отношению к животным и людям! Не надо врать! Где ты, а где благотворительность? Помогай тогда реально!
        - Ты начинаешь мне очень дорого обходиться… - сквозь зубы цедит он.
        Официант составляет с подноса наш дозаказ, а Рома вручает ему банковскую карту, выудив её из чёрного бумажника, не пойми откуда взявшегося.
        Я дожидаюсь, когда паренёк отойдёт от нашего стола и заговорщицки подмигиваю:
        - А кто тебе виноват? Придумай другую легенду.
        - Я и придумал. - не тушуется Зверь. - Ты моя фанатка. Посещала каждое выступление и бой, вот и допосещалась.
        - Ты сейчас шутишь, да?
        - Нет.
        - Ополоумел? Я и бои? Да я про бокс знаю всего три слова: ринг, нокаут и аут.
        - Уже немало. - приторно-сладко протягивает он. - Изучишь. Выучишь. За такие деньги, я думаю, ты должна не только личиком сверкать, но и мозгами поработать. Как минимум.
        Нет, он, конечно, прав. В какой-то степени. Но формулировка злила.
        - Ты покупаешь не меня, а мою ложь, Зверь. - строго произношу я. - Так что, я выучу. Хорошо. Не вопрос. Мне нужен телефон, компьютер или ноут и стабильное интернет-соединение.
        - Зачем?
        - Ты думаешь, я в библиотеку пойду, что ли? Ты мне ничего рассказывать и объяснять не хочешь. Вот и займусь изучением этого вопроса в сети.
        Он кивнул, вновь втянув носом запах, на этот раз кофе.
        - Ты достал! Что ты всё нюхаешь, я не пойму? Тебе назначили лечение? Капли там какие-то, или что? Это стрёмно выглядит.
        Опешив, мужчина громко ставит чашку на стол и округляет глаза:
        - Лялька, ты почему такая вредная? Ворчливая, как бабка.
        - Я? Я бабка? Смешно! Просто бесит. Нюхаешь и нюхаешь всё. Ещё и так громко. Ну приболел, пропало у тебя обоняние, чего всё вот это - вот каждый раз делать? Выполняй рекомендации врача и…и не беси людей!
        - А становится всё интереснее и интереснее. - весело протягивает он, щуря глаза. - Подарочек ты зря не взяла. Ох, зря, Лялька…
        - Извращенец!
        - Ну, я думаю, завтра ты будешь не столь щепетильна в этом вопросе.
        Пока я пыталась раскрыть смысл сказанного Ромой, вернулся официант с картой, и Зверь, попрощавшись, подал мне руку, на которую я долгое время смотрела. Морда нетерпеливо ткнула меня носом в плечо, словно поторапливая, и не спеша сползла с лавки.
        - Смелее, Лялька. Я жду.
        Ждёт он…
        - А мы сейчас куда? - боязнь, вновь оказаться в том странном здании, не способствовала моей решительности. Дикое место. Странное.
        Словно угадав мои мысли, мужчина усмехнулся:
        - Придётся потерпеть. Послезавтра переберёмся в город. Пока лучше не отсвечивать. Подготовишься как раз. Подтянешь знания о будущем муже.
        - О женихе. - зачем-то поправляю его я, нахмурившись:- Ты мысли читать умеешь, что ли? Я только подумала о том бетонном коробе…
        - У тебя на лице всё написано.
        Я вздыхаю и с хлопком опускаю руку на его ладонь:
        - Ладно. Уговорил.
        Рывком, Зверь ставит меня на ноги. У меня аж дух захватывает. Его рука, сжимающая мою, описывает полукруг за моей спиной и ложится мне на плечо, сплетая наши пальцы.
        - Погнали? - подмигнув, он делает шаг, вынуждая меня тащиться за ним.
        Должно быть, со стороны мы забавно выглядим. Будто я так на себе раненого бойца с поля боя выношу. Ну или алкаша…
        - Ты чего улыбаешься? - заинтересовано шепчет он, склонившись к моему уху.
        - Да так. Мысли всякие…
        - Секреты от жениха?
        - Конечно. Именно они. Кстати… - я поворачиваю к нему голову, морщусь, вспоминая очень даже значимый аспект своей жизни:- Ты вообще в курсе, что у меня парень есть? Я посчитала, что мой жених должен об этом знать. - не скрывая улыбки, докладываю, вновь вернувшись к изучению дороги под ногами.
        - Роковуха. - смеётся он. - С двумя крутишь одновременно, да? Я конкурентов не потерплю. Что за парень?
        - Обычный парень. Ветеринаром работает. Приезжал к нам в приют несколько раз. И вот…
        - Надеюсь, он проблем не доставит, Лялька. Разберись с этим. Если он начнёт орать на каждом шагу… в общем, разберись с этим.
        - Простой какой. Разберись. - язвительно передразниваю я. - Вот доступ в интернет получу и напишу ему, чтоб не волновался. Объясню всё. Сейчас мне что, телепатически с ним поговорить?
        - Ты опять тупишь, Лялька. Ему не нужно ничего объяснять. С ним нужно просто порвать, сославшись на то, что паренёк не вывез конкуренции. Так понятнее?
        Я резко остановилась, но проклятая рука Зверя, покоившаяся на моём плече, всё равно протащила меня следом несколько шагов.
        - Ты вообще, что ли? Я с ним ещё и порвать должна? С чего бы? Я объясню ему всё о нашей договорённости, и всё. Зачем рвать? Где я потом парня найду, если, конечно, живая останусь? Кстати, а можно мы расторгнем помолвку по моей инициативе? Типа, ты не оправдал моих надежд?
        - Никаких парней, я сказал. - шипит он, сгибая руку в локте. Я морщусь. Давление на шею слишком усилилось.
        - Я поняла! Прекрати! - кричу, забывшись.
        - Что прекратить?
        - Ты тупой, или где? - больших усилий мне стоит, сбросить его лапу со своего плеча. - Шею сгибом локтя сдавил, случайно, да?!
        - Прости. Я задумался. - неожиданно, он отпускает мою ладонь и проходится костяшками пальцев по воротнику кофты, глядя на меня взволнованно. - Этого больше не повторится. Я, правда, не хотел.
        Мазохизм! Ну а как иначе?! Почему я ему верю? Почему его минимальный набор слов звучит искреннее всего, что я когда-либо слышала?
        - Не надо, значит, в моём обществе задумываться… - бормочу я. Делаю шаг назад. Его рука зависает в воздухе, на высоте моей шеи. - Не думаю, что это нормально.
        Он кивает. Сгибает руку, предлагая мне на этот раз локоть, и обезоруживающе улыбается:
        - Идём, узнаем, что там с машиной.
        Глава 19
        Машина была готова к нашему приходу. Мы ехали молча какое-то время, слушая довольно громкое посапывание пантеры на заднем сидении. Разговаривать не хотелось. Ничего не хотелось. Навалилась какая-то безнадёга.
        Дорога была неблизкой. Вторую часть пути я бессовестно проспала, прислонившись виском к стеклу, пока меня не начало потряхивать.
        - Почти приехали.
        Осматриваюсь по сторонам, не сразу осознаю, что ничегошеньки не вижу. Концентрируюсь на свете фар, и только тогда замечаю смутно знакомую убитую дорогу. Если заезженную колею вообще можно назвать дорогой.
        Морда всё ещё дрыхнет. Зверь напряжённо смотрит перед собой, изредка выравнивая руль. А мне так хочется пить! До одури.
        - У тебя нет воды? - сонным голосом спрашиваю я.
        - Потерпишь? Вода в багажнике.
        Перед тем как кивнуть, ловлю себя на мысли, что мне совсем не улыбается останавливаться ночью в этих местах. Мне что-то всё совсем не улыбается…
        Никто мне никаких денег не даст. Это же очевидно. Он ведь не идиот? Даст несколько раз по башке бестолковой, я и сделаю, что попросит. Прикажет.
        За родителей обидно. В такую грязь втянул имя моего отца…
        Даже если это всё правда. Что плохого в том, что мой папа защищал людей? Да, преступник для государства. Допустим. Но он ведь ничего плохого не делал. Даже Зверь вроде как так же считает.
        А, может, он врёт? Рома врёт? Будет очень странно. Хоть я и не любитель лжи, но даже я знаю, что нельзя лгать о том, что проверяется одним звонком или поисковым запросом.
        Я не могу остаться без средств к существованию. Продавать больше нечего. Из украшений ничего не осталось. Я и так растянула вырученные деньги на год еле-еле. Остался мамин гарнитур. Любимый. У меня рука не поднялась его продать. Лежит, припрятанный в обувных коробках на съёмной квартире.
        Надеюсь, что и не поднимется.
        Здание встретило светом в окнах. Опешив, я отстегнула ремень безопасности, опасливо прошептав:
        - Там кто-то есть? Ты не один живёшь?
        - Я вообще здесь не живу. Это другое.
        Два бирюзовых огонька появились между нашими сидениями, громко чихнув. Пантера активно затрясла головой, переминаясь с лапы на лапу.
        - Выходи, Лиля. Ты в безопасности.
        Мысленно я истерически хохотала, а на деле же распахнула дверь и выбралась на улицу с непроницаемым лицом.
        Ветер тут же взметнул вверх волосы, хозяйничая в моей шевелюре. Холодно не было, скорее свежо.
        Рома обходит машину. Открывает багажник и что-то достаёт. То ли ящики, то ли контейнеры. Непонятно ни что это, ни когда это там появилось.
        - Воды всё-таки можно? - тихо напомнила я.
        - Да. Иди сюда. Поможешь.
        Помогать пришлось с ящиками. Моя мама в похожих бельё собирала в стирку. Только эти были чуть меньше и с герметичными крышками.
        - Воды! - опять напоминаю я.
        - Держи. - из багажника появляется пятилитровая бутылка с прозрачной жидкостью.
        - И как мне попить?
        - Как хочешь.
        - Ладно. Потерплю.
        Ящик взяла один. Нечего перенапрягаться. Пусть сам таскает непонятную ерундовину. Не то чтобы тяжело, просто они большие. С совсем маленькими ручками. Такие неудобно ни держать, ни носить.
        Открыв входную дверь, я заглядываю в коридор, морщась от яркого света.
        - Иди на кухню. Помнишь, где это?
        Обречённо киваю, решительно ступив на светлую плитку. Пантера трётся рядом, не спеша сорваться вперёд или задержаться. Мы идём практически шаг в шаг, что меня раздражает. Коридор становится словно уже.
        - Э-э-э-э… Зверь, а здесь есть персонал? Уборщица? - смотрю на чистый пол в кухне и не спешу входить в обитель микроволновок.
        - Да не стой ты на подходе! - ворчание раздаётся позади меня. Приходится пройти вперёд, чтобы особо нервные не возмущались мне в спину.
        Рома ставит три ящика, стоящих друг на друге, на стол и поворачивается ко мне:
        - Открой холодильник.
        Он задолбал уже командовать! Лиля то, Лиля это! Как он вообще без меня жил все эти годы?
        - Ладно! - даю мысленный зарок, что это последний раз. Вот не буду больше его приказы и просьбы выполнять, и точка! Во всяком случае сегодня.
        В холодильнике нет полок. От слова совсем. Две узкие на дверце, и всё. Прям холодильный шкаф.
        Перегрелся такой, и пошёл остыть в холодильник. Зверь, конечно, здесь вряд ли поместится. Ширина не та. А я вполне могу в него шагнуть…
        Ящики ставятся вниз ровной стопкой. Наверх отправляется мой. Перед носом захлопывается дверца, а Рома, сложив руки на груди, заявляет:
        - С кофеваркой разберёшься? Я воду у машины забыл.
        - Нет. - спокойно произношу я.
        - Что значит, нет?
        - Нет, значит, нет, Зверь. Что ты меня дёргаешь постоянно?
        - Добрый вечер. - дружелюбно улыбаясь, в дверях кухни появляется…Эйн. - Вы долго. Возникли проблемы? - вопрос адресуется Роме, но отвечаю я.
        - Да, в нас стреляли. Краской. А вы, простите, здесь, что делаете?
        - Я здесь живу. Рома не сказал? - мужчина без своей униформы выглядит непривычно. Свитер крупной вязки делает его каким-то домашним, что ли. А тёплые тапочки клетчатой расцветки у меня вовсе не вызывают сомнений.
        Да. Он здесь живёт.
        - Сказал, конечно. Как он мог это не сказать. Да, Рома? Своей-то невесте… - улыбаясь, возмущаюсь я.
        - Лялька, не начинай, а то Писечкой станешь. - отмахивается от меня, как от назойливой мухи, переключаясь на доктора:- Эйн, поставь кофейку, пожалуйста.
        Молча наблюдаю, как мужчина хозяйничает на кухне, хлопая дверцами кухонных ящиков. Как вернувшийся с водой Рома что-то тихо говорит ему, склонившись едва ли не над ухом.
        Дурацкая кухня. Даже стульчика никакого нет. Стою…Стоим, как две идиотки у дверей и ждём непонятно чего, вместе с Мордой.
        - Я сейчас. - не знаю, зачем Зверь это говорит мне. Он уходит, а я остаюсь так же подпирать собой очередной стол с микроволновкой.
        - Простите, а вы не знаете, зачем здесь столько микроволновых печей? - решаю завязать непринуждённый разговор. Во всяком случае, мне он кажется именно таким.
        - Чтобы одновременно греть большое количество еды. - улыбаясь, охотно отвечает Эйн.
        - На роту солдат? - вырывается у меня. - Простите. Ладно. Я поняла.
        - Ещё вопросы будут?
        - Эйн? Это что за имя? Производное от…?
        - Просто Эйн. - мужчина пожимает плечами, меняя тему разговора:- А вы кофе будете?
        - Да, спасибо. - тушуюсь я. - Я могу и сама. Просто…немного психанула из-за…
        - Лялька, - Рома осуждающе смотрит на меня сверху вниз и качает головой, - Тебе лишь бы потрепаться, да?
        - Ну-ну, Рома. Мы просто общаемся. Стараемся найти точки соприкосновения, чтобы завязать диалог. - приходит мне на выручку Эйн. - Что с нервами?
        - Никаких нервов. - не сводя с меня хмурого взгляда, отзывается Зверь. - Держи.
        Ошарашенно смотрю на пачку банкнот в его руке, не решаясь пошевелиться:
        - Что это?
        - Деньги.
        - Я вижу, что деньги. Сколько здесь? - шумно сглатываю.
        - Полмиллиона. Тысяча купюр по пятьсот евро. Будешь получать столько же каждый день. Бери. Я жду.
        Почему у меня такое ощущение, будто я сейчас продаюсь с потрохами? Будто это больше, чем фальшивая помолвка… Будто я продаю…себя.
        - А моё наследство? Имущество моих родителей?
        - Завтра начну подключать людей. Если ты не заметила, день выдался насыщенным, а сейчас ночь. Я очень стараюсь держать своё слово. Бери деньги.
        Затаив дыхание, беру из его рук пачку денег. Нелепо кручу её в руках. Тяжёлая. Очень.
        Бросаю мимолётный взгляд на Зверя. Он морщится, словно ему противно. Наверное, так оно и есть.
        Мне и самой противно. Поразительно, но до того, как деньги оказались в моих руках, я толком не отдавала отчёта происходящему. Они мне нужны, конечно. Нужно наследство. И вообще…
        …но что же так гадко-то от этого всего? Почему ощущение такое, будто я родную маму продаю сейчас? Это же просто деньги. Деньги из рук мужчины, для которого они просто пыль.
        Глава 20
        Странное состояние. Потерянное. Я смотрю в экран планшета уже двадцать минут немигающим взглядом. Последняя открытая вкладка - биография Романа Зверя. Такая же странная, как и моё состояние, в принципе. Даже не так… обычная. Оттого и странная.
        Про папу он не наврал. Разве что бьюти-блогеры не прогоняли эту тему раз за разом. Кононов Роман предатель и враг народа. Поразительно, сколько, оказывается, у нас лицемерных людей. Я уверена, что облить грязью моего отца в своих блогах и интервью, лишь жалкая попытка хайпа. Вот они люди: с двумя руками, ногами, головой, с ровной кожей и человеческим телом. В жизни не поверю, что им спокойно жить бок о бок с супами. Не верю, что они нормально себя чувствуют, когда поблизости появляется изуродованный наркотиком человек. Кто знает, возможно, он способен одним ударом убить, прочесть мысли или сжечь дотла взглядом.
        Мерзкие людишки…
        Морда внимательно смотрит на межкомнатную дверь. Я слышала, что кошки вроде как обладают хорошим слухом. Может, там Зверь под дверью шпионит или просто кто-то ходит по коридору.
        Комната, в которую нас поселил Рома, не отличалась ничем от гостиничного номера. Средней паршивости. Тёплые тона, большая кровать, стол с креслом и большой шкаф-купе. Единственное окно было с жалюзи и совсем крохотного размера. Не знаю, мне грех жаловаться. Не с собой поселил, и ладно.
        Серебристый беспроводной роутер и белый планшет перекочевал ко мне тоже с подачи Зверя. Наверное, я должна всё же открыть несколько страниц с информацией о боксе. Обещала ведь. Но как-то не хотелось…
        - Морда, хватит туда таращиться! - бурчу я, тряхнув волосами. - Что там такое?
        Пантера странно посмотрела на меня. На мгновение я почувствовала себя идиоткой. Жалобно фыркнула и полезла ко мне на кровать.
        Опешив от такой наглости, я теряю драгоценные секунды, и кошка успевает растянуться поперёк кровати, уныло опустив голову с неё, уже с другой стороны.
        - Эй! - опомнилась. - Давай чеши отсюда. Тоже мне удумала! Брысь!
        Планшет пришлось отложить. Встаю с кровати и обхожу её с другой стороны, чтобы стоять напротив кошки, гневно уперев руки в бока:
        - Брысь!
        - Фргрррфрр.
        - Ничего не понятно, но очень интересно. Расскажи мне об этом, сидя на полу!
        Морда вновь грустно взглянула на дверь и опустила голову вниз, не внемля моим словам.
        - Ну…ну ты чего? - теряюсь я. - Дверь открыть?
        Решив, что плохо от этого никому не станет, иду к двери и открываю её настежь. Дверь открывается от себя, поэтому я задерживаюсь, выглядывая в коридор, чтоб не пришибить кого-то. Оборачиваюсь, и едва не спотыкаясь о чёрную тушу, стоящую рядом со мной.
        - Ты странная. - струхнув, подвожу итог её поведению и собираюсь вернуться на кровать. - Эй! - голова пантеры подбивает моё бедро, не позволяя повернуться. - Сдурела?!
        С громким: " уррррг " Морда проходит мимо меня, замирая на пороге комнаты и поворачивается. Ждёт.
        Меня, что ли?!
        - Ты меня зовёшь куда-то? - вконец схожу с ума я, пускаясь в диалог с животным. Конечно же, мне никто не отвечает.
        Ладно. Выхожу из комнаты в узкий коридор, наблюдая за реакцией пантеры. Она движется следом, словно вторя моим же шагам. Я хмыкаю, но тут же получаю полное опровержение своей догадки. Морда идёт на обгон и даже не оборачивается. Иду следом, заинтригованная самостоятельностью кисы.
        У входной двери она останавливается и садится на задние лапы, ожидая моего приближения.
        - Твою налево, - выдыхаю я, - Ты писать хочешь, что ли?
        Ну да. Как я раньше об этом не подумала? Боже упаси убирать лоток после этой кошечки. Конечно же, ей хочется в туалет!
        - Ну, пойдём.
        Темнота казалась пугающей. Чёрные стволы деревьев отбрасывали не менее чёрные тени. В лунном свете всё выглядело ещё более устрашающе, чем при дневном.
        Морду это нисколько не волновало. Наверное, она и видела всё иначе. Для неё не существовало затаённых страхов и боязни. Мне же было некомфортно.
        Направляюсь к машине. Чем чёрт не шутит, а вдруг не заблокирована? Уж лучше посидеть в автомобиле, пока пантера петляет между деревьями, выискивая, должно быть, самое подходящее место для своих потребностей.
        Дверца легко поддалась. Вздыхаю и сажусь на пассажирское сидение, придирчиво осматривая салон. Ключей, разумеется, не имеется. Но может имеется что-то ещё?
        Щёлкаю бардачками, высматривая что-то полезнее квитанций, фантиков и чеков. Нахожу.
        Хм…Лазерная указка? Или что это?
        Рассматриваю маленький конус, опасливо зажимая кнопку. Красная точка отражается в лобовом стекле.
        Некстати вспоминаются видюшечки о кошках и лазерах. Решаю повторить эксперимент на Морде, предварительно включив фары.
        Выбираюсь из машины уже веселее, предвкушая предстоящую забаву. Фары хорошо освещают хаотично посаженные деревья и участок подъездной дороги. Уже без опаски всматриваюсь в темноту, отыскиваю пантеру.
        Жму кнопку на лазере и медленно веду красную точку к животному. Мгновение и тяжёлая туша прыгает на то место, где остановился красный кругляш. Смеюсь, вовремя одёрнув руку. Вновь направляю пантеру к себе, отдаляя точку. Морда довольно урчит и в прыжок преодолевает расстояние до намеченной цели. Вновь увожу кругляш в сторону, заливисто хохоча. Пантера вертит головой, явно не понимая, куда исчезла её добыча. Такая огромная, пугающая и одновременно такая потерянная.
        - Что ты там делаешь?
        Не сразу понимаю, откуда раздаётся голос. То что это голос Зверя, у меня сомнений нет. А вот самого мужчины нигде не видно.
        - Я наверху.
        Запрокидываю голову вверх, осматривая окна. Точно. В одном из них, наполовину высунувшись, замер Зверь. Обнажённый. Во всяком случае, по пояс точно.
        - А ты что там делаешь? - задаю встречный вопрос, теряя внимание к происходящему.
        Проклятый кругляш от указки попадает на носок моего кроссовка случайно, когда я отвлеклась на полуголого мужика в окне. Я отдёргиваю руку. Но поздно.
        Чёрная туша несётся на меня и не намерена останавливаться. Я бы закричала, будь у меня хоть секунда форы.
        Чудовищный удар. Ни с чем не сравнимый. Кажется, я падала какое-то время. Тяжело ориентироваться.
        …только.
        Почему-то я вижу землю. Хотя должна на ней вроде как лежать. А я сижу. Или стою?
        В голове что-то беспрерывно свистит, жужжит и звенит. Я поднимаю голову вверх, чтобы обрушить тысячу проклятий на гадского Ромочку, а его там уже нет!
        Смылся, падла!
        Дверь с грохотом отлетает к стене. Зверь в одних шортах вылетает на улицу, лихорадочно осматриваясь по сторонам. Оббегает вокруг машины, игнорируя моё присутствие и матерится так… в общем, по-чёрному. Яростно ударяет по капоту и убегает куда-то за дом.
        Я застываю, боясь пошевелиться. Что это, чёрт возьми, значит? Куда он убежал, как в попу ужаленный?
        - Рома! - решаюсь закричать я.
        Сознание тут же отбивает проклятые четыре буквы раскатистым эхом. Этот звук сводит с ума. Только сейчас понимаю, что я не в порядке. Совсем не в порядке.
        Паника поднимается где-то между рёбер, разрастаясь и подкатывая к горлу. Немеют руки и губы.
        Я хочу кричать! Я боюсь кричать!
        Более ужасной ситуации невозможно себе представить. Я словно в том кошмаре, где ты невольный свидетель и не имеешь власти что-либо изменить или вымолвить хоть слово.
        Ясность приходит неожиданно. Не моя. Калейдоскоп цветных картинок, преимущественно пейзажей вторгаются в реальность, обрывая с ней малейшую связь. Золотые пески, красные блики солнца на жёлтой листве, огромные водопады и необъятные секвойи. Щебетание птиц… Тихое, монотонное, успокаивающее и убаюкивающее.
        Лишь два бирюзовых огонька мелькают время от времени в густой зелени или песчаных насыпях. Мне так хорошо… Так хорошо, что даже немного страшно. Меня переполняют незнакомые ощущения пьянящей свободы и… эйфории.
        Я бегу… Нет, не я - пантера. Она несётся вперёд, а я…я, словно невольный зритель в её голове. Мелькают деревья и кустарники. Не рядом, а впереди. Она несётся сквозь них, сквозь всё.
        Не понимаю, как такое возможно, но я в восторге! Да я визжать готова от переизбытка эмоций, только у меня не получается. Но если что, я готова.
        Ощущение времени стирается. Это продолжается час или сутки, не знаю. Знаю, что передо мной неожиданно возникает дом. Не мой, но знакомый. Я была в этом дворе. Не один раз. На этих ступеньках мы с Киром впервые поцеловались.
        Мы гуляли в парке и нашли котёнка. Маленького и продрогшего. Я на чемоданах, металась между человеческим состраданием и прагматизмом. Сама жила у подружек. А он…он, не раздумывая, забрал его себе!
        Меня настолько это впечатлило, что я сама его же и поцеловала, когда мы подъехали к его дому. Так романтично. Шёл дождь. Мы забежали под козырёк подъезда. Кирилл держал за пазухой чёрно-белое чудо, а я, быстро встав на носочки, просто уткнулась в его губы…
        Но сейчас, кажется, мной двигали совсем другие желания. Томные, острые и горячие.
        Ровно до тех пор, пока мы не почуяли запах мокрой шерсти.
        - Фу!!! - крик разорвал тишину ночного города.
        Часто дыша, я упираюсь ладонями в мокрый асфальт. Я чувствую его. Чувствую мелкую крошку, впивающуюся под кожу, холод, расползающийся от моих пальцев к плечам.
        
        Глава 21
        Чёрно-белое чудо, слишком похожее на нашего найдёныша, дыбит шёрстку и смотрит на меня сверкающими глазами-блюдцами. Рядом пластиковый контейнер с остатками какой-то каши. Обрезанная пластиковая бутылка с водой…
        - Морда… - оглядываюсь, встречаясь взглядом с двумя бирюзовыми огоньками. - Что…Что это было?!
        Медленно крадусь к заметно подросшему котёнку, потеряв интерес к пантере. Его, кажется, парализовало бедолагу. Стоит и не двигается: хвост трубой, спина дугой.
        - Кис-кис-кис… - осмелев, хватаю на руки, прижав к себе. Мурчит! Он мурчит!
        …и воняет.
        Неужели сбежал от Кира? Да ну. Бред какой-то. Он худой такой, воняет рыбой и сыростью. Кирилл его, что, совсем не ищет?
        Понимаю, что совершаю очередную глупость, но ничего не могу с собой поделать. Жму на домофоне цифру тридцать шесть, затаив дыхание.
        - Наконец-то! Входите! И на чаевые можете не рассчитывать! - резкий голос не даёт мне даже произнести ни звука. Женский голос!
        Ну входите, так входите. Захожу в подъезд, сдвинувшись влево. Морда тут же юркнула следом, заняв собой половину лестничного пролёта.
        Надёжно зафиксировав лапки кота, я добираюсь до нужной квартиры, немного помявшись.
        Не успеваю постучать. Почему-то нажать на кнопку дверного звонка мне просто не приходит в голову. Дверь распахивается…
        Меня не покидает ощущение, что я в какой-то мелодраме.
        Мой парень стоит в боксерах! В чёрных боксерах и смотрит на меня как на привидение. А не, не на меня. Морду увидел.
        - Медвежонок, ты скоро? - доносится из глубины квартиры. - Не вздумай оставить ему на чай! Больше часа их прождали.
        - Ну-у-у-у, я пойду. - это всё, на что меня хватает.
        Никогда недосматривала мелодрамы от начала до конца. Что там дальше делают? Вырывают волосы друг другу? Бьют посуду? Кричат? Уходят с гордым видом?
        Не думаю, что вид у меня гордый. Скорее, офонаревший.
        На первом этаже встречаюсь с юношей в красной униформе и большой термосумкой. Автоматически вырывается:
        - На чаевые там не рассчитывайте.
        Курьер опешил и дёрнулся в сторону. Это Морда показалась из-за моей спины.
        - Не бойтесь. Она такое не ест.
        Оказавшись на улице, меня накрывает. Дверь в подъезд закрывается, а я стою, как идиотка, с одним котом под мышкой и вторым в ногах.
        Я как уеду-то?! Хоть куда-то?! Пешком, что ли?! Что делать? Мне до дома топать часа три!
        - Морда, а на бис нельзя, нет? - вздохнув, шепчу, оглядываясь по сторонам. - Или как-нибудь уменьшиться, чтоб в такси влезть, а?
        Очевидно, нельзя. Пришлось идти домой пешочком.
        Кот уткнулся мне в подмышку, спрятав мордочку, и не шевелился. Лишь лёгкая вибрация давала знать, что он дышит. Морда шагала рядом, странно на меня глядя. Словно с осуждением.
        - Что я должна была сделать, м? - не выдерживаю этих взглядов. - Подняться ещё раз, извиниться и попросить мне вызвать такси? Грузовое. - язвительность так и сочится в моём голосе. О варианте дождаться курьера, я как-то не подумала сразу. Решила не терять время и выходить со дворов.
        Мы шли по тротуару рядом с дорогой, встречая редких прохожих. Наша компания заставляла людей ломиться во дворы и по газонам, лишь бы не пересекаться с большой кисой.
        Проезжающие машины раздражали. Едут они, понимаешь ли, по своим домам, а мне топай и топай. Неужели нет хоть одного безумца, кто мог бы остановиться и хотя бы спросить, не нужна ли мне помощь?!
        Бесят!
        Хотя, кажется, один безумец всё-таки нашёлся. Чёрный внедорожник сбавилял скорость, пока совсем не остановился у обочины. Иду в прежнем темпе, присматриваясь к автомобилю. Опасение вызывает резко открывшаяся дверца с водительской стороны:
        - Твою налево… - выдыхаю, удивлённо глядя на хмурого Зверя. - У тебя машин сколько вообще?
        Казалось, я пробормотала это себе под нос, но мужчина услышал несмотря на то, что между нами небольшой газон и десяток метров:
        - В машину! Живо! - обещал ведь не орать, а орёт! Как же мужское слово?
        - Не ори! Я не глухая! - остервенело, рявкаю, спрятав худенькое тельце второй рукой.
        - Я тебе сейчас покажу, не ори… - звучит устрашающе, но я не боюсь. Наоборот, во мне самый настоящий азарт проснулся.
        Вот идёт он такой злой и хмурый. Перемахивает через небольшой заборчик, отрезающий проезжую часть от газона. Подходит и хватает меня за плечо, встречая сопротивление. Упираюсь пятками в асфальт как могу, с вызовом глядя в его лицо:
        - Убери руки!
        - Я предупреждал, что будет, если ты опять сбежишь! - оправдание так себе. Мне не заходит.
        Силы явно неравны. Я таки налетаю на него, потеряв точку опоры. Жмурюсь и закрываю котёнка руками, чтобы обезопасить его от нашего столкновения.
        - Хватит меня дёргать! Хватит меня хватать! Хватит орать! Хватит этих собственнических замашек и демонстрации физической силы! - цежу не своим голосом. Слова мои, а вот голос…
        Шарахаюсь назад, не встретив сопротивления. Смотрю на побледневшего мужчину и чувствую, что вот-вот хлопнусь в обморок.
        Я, что, говорила его голосом? Его ртом?
        С каждой секундой сердце бьётся быстрее и быстрее. Вместо сердцебиения, в ушах уже звенит самый настоящий набат.
        «Он меня убьёт!» - почему-то это единственная мысль в моей голове.
        Молчание затягивается. Окружающее пространство плывёт перед глазами. Даже Зверь уже не столь устрашающий, а так, разноцветный и размытый сгусток.
        - Иди в машину, Лиля.
        Я обречённо киваю, пытаясь сфокусировать взгляд на автомобиле неподалёку. Рома больше не прикасается ко мне. Не трогает меня. Такова ирония, когда мне действительно не помешала бы помощь, он не оказывает её. Пусть даже в своей садистской манере.
        Кое-как у меня получилось занять пассажирское сидение. Следуя за сгустком, открывшим для меня дверь, я, не глядя, падаю на сидение, подтягивая к себе ноги. Потихоньку чёткость возвращается. Во всяком случае в лобовом стекле отражаются два бирюзовых огонька. Значит, Морда влезла в машину тоже.
        Мы едем молча. Я не знаю, что сказать. Он, очевидно, тоже. Вот и молчим.
        Чуть позже, я вообще закрываю глаза и проваливаюсь в темноту. Последние два года я не могла нормально уснуть. Либо под утро, либо под ударной дозой снотворного. А последние дни я, кажется, только и делаю, что сплю.
        Просыпаюсь от покалывания. Не сразу вспоминаю о своём новом друге, закогтившемся в мою кофту.
        - Мы приехали. - озвучивает Рома.
        В самом деле, приехали. Унылое здание с моей стороны вызывает раздражение. Рядом припаркованы три машины. Все большого размера и явно небюджетные.
        - Кота не отдам и не выкину. - шепчу я, поправляя царапающие лапки.
        Не дождавшись ответа, выхожу из машины и иду к двери. Словно там, за ней, кто-то только этого и ждал, она распахивается, ослепляя ярким светом из коридора:
        - Доченька!
        Доченька?! Незнакомая тётка налетает на меня и сгребает в объятия. Целует поочерёдно в щёки и оглаживает плечи.
        Кажется, теперь я боюсь не Зверя, а эту тётю! Это ещё кто такая?!
        Глава 22
        Роман Зверев
        - Мама… - выдыхаю рвано.
        Только этого мне сейчас не хватало! Мало того что девчонка сбежала, пропала с радаров и попёрлась к своему ненаглядному, что-то сделала с моим телом…
        Нет, начинаю терять мысли, вновь и вновь возвращаясь к сумасшедшей, которую обнимает моя мать. Вообще-то, мачеха, но никому не нравится это слово.
        - Мама? - округлив глаза, Лиля бросает на меня молящий взгляд. Я улыбаюсь, кивая.
        - Ты почему не сказал, засранец? Ой, а это кто? - она замечает пантеру, тут же расплываясь в новой улыбке. - Какая красивая!
        Дурдом.
        - Мама, пойдём в дом уже. Что за допросы на пороге? - возмущаюсь для вида. У моей матери, женщины моего отца слабое сердце. Возраст даёт о себе знать. Не хочу её расстраивать. Не хочу спорить и волновать.
        - Конечно. - мама тянется ко мне, целуя в щеку. - Я сварю какао, а вы мне всё расскажите.
        Не спорю. Потому что бесполезно. Потому что осточертело стоять на пороге.
        У нас странные отношения. На самом деле, странные. Я был подростком, когда отец обратил внимание на Янину Александровну - нашу домработницу. Несмотря на разницу в возрасте - мама старше отца на десять лет, они удивительно друг другу подходили. Наверное, так бывает. Что называется, закрутилось, завертелось.
        Отец начал улыбаться. Нет, он улыбался, конечно. Но редко и всегда обоснованно. После шутки, моего выигранного боя. А с мамой он начал улыбаться просто так… Наверное, нельзя не воспринимать, не полюбить женщину, делающую счастливым собственного отца.
        Она много хорошего сделала не только для него, но и для меня. Даже для иных, занявшись вплотную заповедниками и реестром редких животных. Пока здоровье не начало подводить.
        Признаться, я даже рад её выходу на пенсию. После смерти моего отца, я больше всего на свете боялся, что она не справится с потерей. Но мама оказалась очень сильной женщиной, основательно взявшись за заповедники, она предпочла спрятаться за работой и взваленными на себя обязательствами. Еле уговорили старушку заняться чем-то другим. Более спокойным и безопасным.
        Опасность грозит не только иным. Оборотни во всяком случае могут постоять за себя. А вот животные далеко не всегда. До какого бы совершенства ни хотели довести наркотик производители, но в расход шли все. Чёткой системы не было.
        Я не борец за справедливость, пока дело не касается моих людей. Но и методы этих учёных мне не нравились. После изъятия нужных животных, они умело всё маскировали под теракт или утечку газа. Попросту уничтожая как гектары леса, так и сами заповедники. Гибли не только животные. Люди. Ничего не подозревающий персонал.
        Я не хотел ждать, пока они явятся в один из заповедников моей матери. Пусть лучше кто-то другой подставится под удар. Поэтому настоял на том, чтобы она отошла от дел. Да и постоянные обследования не располагали к прежней бурной деятельности, отнимая огромное количество времени, проведённое в больницах и медицинских центрах.
        Мама приехала не одна. Это было видно по объёмным пакетам с продуктами и припаркованной машине Димы.
        - Вот ты опять холодильник превратил не пойми во что! - принялась отчитывать она меня. - Вытаскивай свою отраву, я нормальной еды приготовлю.
        - Мам, там нормальная еда. Из хорошего ресторана. А тебе вообще отдых нужен. - укорил её я.
        - Какой отдых? - её брови поползли вверх. - А свадьба? А внуки?
        - Ка-какие внуки? - Лиля шумно сглотнула, спрятав зверёныша правой рукой.
        - С которыми я надеюсь нянчиться. - безапелляционно отвечает мама, хозяйничая в кухонных шкафах.
        - Рома!
        - Тссс, Лялька. - шепчу я. - Маму нельзя волновать. Она болеет.
        - Что вы там шепчетесь, голубки? - сложив миленько руки на груди, мама смотрит на нас слезящимися глазами. - Вы такая красивая пара, Ром. И правильно, что не сказал! Такую красавицу оберегать надо, ещё уведёт кто.
        - Она у меня не гулящая. - улыбаюсь я, приобняв Ляльку.
        - Ой, всё! Что-то я расчувствовалась. - мама быстро берёт себя в руки, искоса поглядывая на нас. - Иди ко мне, Лилечка, научу тебя варить какао, как Ромочка любит. Ну и деткам оно вообще очень нравится…
        - Я?! - Лялька тушуется.
        - А кто в вашем доме хозяйкой будет? - с вызовом спрашивает мама у моей невестушка.
        - Э-э-э-э…Ладно. - выдыхает девчонка, неловко озираясь по сторонам. - Только у меня кот! И руки. Немытые, в смысле.
        Мне не нужно ни зрение, ни обоняние, чтобы понять, как стыдно и неловко Кононовой. Это слышится в каждом слове, в вибрации её голоса.
        - Мам, мы только приехали! - решаю вмешаться я. - Мы с удовольствием выпьем кофе. А какао я могу тебе сам сварить. Не маленький и не безрукий.
        - Я сюда тоже не один час ехала! Так что уж какао сварю как-нибудь сама. - обиженно произносит она, демонстративно отвернувшись.
        С возрастом её характер потерпел значительные изменения. Стал властный, капризный и требовательный. Я ни в коем случае не осуждаю. Кто знает, что со мной будет в старости? Доживу я вообще до этой старости?
        - Я проведу Лилю и вернусь. Ей нужно принять ванну и обустроить…кота.
        Увлекаю за собой Ляльку, придерживая за плечо. Она часто дышит и быстро моргает. Чувствую, сейчас начнётся.
        - Ты в своём уме?! - едва за нами закрывается дверь гостевой комнаты, как мои догадки подтверждаются. - Почему ты не сказал ей, что это фикция?! Ты вообще сдурел?!
        - Не хочу её волновать. У неё больное сердце, Лялька. В конце концов, какая разница кому лгать?
        Не хотелось признавать, что о матери я вообще не подумал. Стоило раньше озаботиться тем, что до неё дойдут известия о моей помолвке и последуют ответные действия и обиды.
        - Врать пожилому человеку… - протягивает девчонка, упав на кровать и разжав руки. Кот на её руках тут же поднял голову, осматриваясь по сторонам. - Это нормально, по-твоему? Одно дело твои…враги. Но врать матери…
        - Как я ей объясню, что фальшивая помолвка мне нужна в благих целях? Она умная женщина. Тут же сложит два плюс два. Начнутся нотации и волнения. Изведётся. Опять схлопочет инфаркт, который может стать последним. Лялька, давай уже раз договорились, играй до конца. Я, в конце концов, тебе хорошо плачу за это!
        - Ну да! - усмехается она, почёсывая кота за ухом. - Большой, сильный мальчик, чемпион чего-то там, а мамочку боится. Не хочет её расстраивать.
        - Ты совсем дура? - вопрос, конечно, риторический, но она пожимает плечами. - Я просто не хочу, чтобы она обо мне волновалась. Это нормальное желание. Если твоей совести станет от этого легче, то она мне неродная мать. Мачеха. Что вовсе не значит, будто мне на неё наплевать. Так что улыбку на лицо натянула и никаких фокусов. Всё поняла?
        - Ага. - равнодушно отзывается девчонка. - Лоток для котика организуешь?
        - Ты слышала, что я тебе сказал? - приходится повышать голос.
        - Ты ещё громче говори, вообще все услышат. Слышала! Вали давай отсюда!
        - Не зарывайся… Я ещё не придумал тебе наказание за твой побег, Лялька. Поверь, я бываю очень изобретателен. Я бы на твоём месте помалкивал.
        - Ты бы не оказался на моём месте. - шепчет она, нахмурившись. - Иди уже. Я поняла.
        Очень сомневаюсь, что она что-либо поняла, но терять зря время не намерен. Выхожу из комнаты, прикрыв дверь, и иду в кухню.
        - Ромочка, я почти всё. - хохочет мама, словно и не она совсем недавно обижалась. - Как там Лиля? Не обижается на моё вторжение?
        - Всё хорошо, мам. Ты только…сбавь обороты, ладно? Не пугай мне невесту. - мягко прошу я.
        - Знаешь, а я ведь подумала, что ты это специально провернул. Чтоб на сопротивление выйти. Думала, её вообще не существует. - смеётся она, разливая какао по чашкам. - Теперь моё материнское сердце спокойно. Она не только существует - ты влюблён. Защищаешь её. Пусть и от меня. Это хорошо, Ром. Чем больше в сердце любви, тем меньше ты себя подвергаешь опасности. Теперь ты в ответе ещё и за неё. Может, пора остановить поиски производителей су? У тебя скоро будет семья… ни одной женщине не понравится вероятность, что её мужчина может однажды не вернуться домой.
        - Мам…
        - Молчу, молчу.
        Глава 23
        До невозможного противная тётка! Как Зверь этого не понимает? Настолько переигрывает и притворяется, что оскомой зубы сводит.
        Задолбала, честное слово. Возможно, нельзя так говорить. Всё-таки женщина в возрасте. Напрямую я, конечно, не спрашивала. Но лет пятьдесят однозначно перешагнула.
        На первый взгляд и не поймёшь ведь. Высокая, худощавая и элегантная дама. Светлые волосы, убранные в пучок, явно подкрашены. Морщины… Ну по морщинам тоже мало, что скажешь. Я не разбираюсь во всяких подтяжках и прочем. А вот утверждение Зверева о том, что она больна - чистейшей воды манипуляция! Как она по кухне порхает…да я бы упахалась туда-сюда так носиться!
        Зато при Роме, всё - бедная и несчастная.
        Приставучая до ужаса! Я не могу спокойно информацию мониторить, как заявляется она, как фашист - без приглашения и предупреждения, где бы я ни находилась в этот момент и начинается…
        Апогеем стало свадебное платье…
        Целых пять часов её не было! Я так радовалась, так радовалась. А потом, она заявилась ко мне в комнату с огромной коробкой, не забывая прикрикивать:
        - Рома! Ромочка!!!
        При чём здесь Зверь я ещё не поняла, а вот когда он появился, женщину опять накрыл приступ актёрского мастерства:
        - Я приготовила подарок. Лилечке!
        Лилечка даже "здрасьте" сказать не успела!
        В общем, в коробке было платье. Свадебное. Которое она презентовала, как шедевр великих кутюрье. Кутюрье, должно быть, уже давным-давно на том свете отдыхают.
        Не платье - безобразие! Огромные безобразные банты! Везде! По подолу пышной юбки поменьше, на корсете побольше, ну и на спине, у самой попы БАНТИЩЕ! Ах да, на кружевных рукавах тоже банты оказались…
        Не надоедай она мне день и ночь, я бы решила, что Янина Александровна сшила его своими ручками, чтобы добить меня окончательно!
        - Отказа не приму! Я могу себе это позволить, девочка моя. Деньги не считают, когда единственный сын женится. - насмехается надо мной недо-свекровь.
        Смотрю на скучающего Зверя, облокотившегося о дверной косяк, и понимаю, что готова убивать. Готова, но, разумеется, не стану… Хотя…
        Рома перехватывает мой взгляд, надеюсь, устрашающий, и тепло произносит:
        - Мам, а ты не торопишься? Мы ещё заявление не подавали. С датой не определились.
        - Ну вы - это вы. - ехидно усмехается женщина. - Теперь нас с Лилечкой двое. Мы быстро всё подготовим и организуем. Думаю, к моему юбилею, можно будет отпраздновать и свадебку.
        Какой юбилей?! Когда он?!
        Зверев выглядит растерянным, озвучив ответ на мои мысленные вопросы:
        - Две недели до юбилея… - выдыхает он. - Свадьба ещё раньше? Не думаю, что все эти ваши штучки и выдумки так быстро и просто будет воплотить в жизнь.
        Ваши? ВАШИ?!
        То есть, свадьба моя, пусть и фальшивая, но МОЯ! А пройдёт она так, как Янина Александровна хочет?!
        - Ром, ты обанкротился, что ли? Я могу помочь финансово. Не переживай. Всё успеем! Я в больницу ложусь перед твоим боем, а хочется на свадьбе нормально погулять. - женщина мгновенно меняется в лице, прикрыв верхнюю часть лица ладонью. - Кто знает, выйду я из неё или нет… - доносятся тихие всхлипывания.
        Мои глаза… Я уверена, бильярдные шары меньшего размера!
        - Мам, ну ты чего… - такая нежность и забота сквозит в голосе Зверева, что я с трудом подавляю стон отчаяния.
        Как?! Как можно верить этой самодеятельности?
        - Да ничего…Так, больницы эти…
        А-а-а-а-а-а-а!!!!
        - Всё хорошо будет, мамочка. - обняв женщину, шепчет Зверь. - И на свадьбе погуляешь, и на бой мой успеешь. Ты у меня боец…
        Я сейчас взорвусь! Он тупой! Ну тупой! Тупее некуда!
        - Я скоро вернусь. - мягко произношу и бросаюсь в открытые двери. Морда присоединяется к моему побегу, труся рядом и виляя хвостом.
        Выхожу на улицу. Мне нужен свежий воздух. Нужно остыть и взять себя в руки. Кто я, в конце концов, такая, чтобы ругаться, отчитывать или стыдить взрослую женщину? Будущая невестка? Вот уж вряд ли. Да и какой смысл, если желаемое достигается - Зверь ведётся!
        " Успеешь и на свадьбу, и на бой…" - мысленно передразнила его реплику.
        Ага! Меня вообще кто-нибудь спросит?! Мы вообще уезжать куда-то собирались! Теперь, я так понимаю, мы в этой глуши застряли из-за его мамочки.
        - Ты почему ушла?
        Откуда он постоянно берётся? Что, всё, концерт закончился, сорвав овации единственного зрителя?
        - Потому что я зла. - отвечаю честно. - Потому что могла нагрубить. Потому что мне не понравились твои слова. Потому что хотелось остыть и побыть, наконец-то, в одиночестве! Морда не считается!
        - И что же тебе не понравилось? - Зверь прислоняется к облюбованному мной дереву, за которым я, наивно полагала, что спряталась.
        - Платье. Разговоры о свадьбе. Постоянное общество твоей мамы. Всё.
        - Платье? - он усмехается так, что я задаюсь вопросом, а слышал ли он что-то, кроме этого пункта.
        - И оно тоже. - скрежетнув зубами, я киваю, ёрзая коленом по бокам пантеры, ластившейся ко мне.
        - Какая разница? Фальшивая свадьба даже лучше. Ни у кого не останется сомнений.
        - Ты… - вовремя прикусываю язык. - Мы не об этом договаривались. Чувствуешь разницу: помолвка и свадьба? Не?
        - Какая разница?
        У-у-у-у! Я всё-таки права, он тупой, как сапожок!
        - Разница в том, что с настроем твоей мамы, я опомниться не успею, как у меня появится другая фамилия и штамп в паспорте! Помолвка - это помолвка. В этом статусе и год пробыть можно!
        - Лялька, я не пойму, почему ты завелась? Ну, поженимся. Считай, это репетицией к своей настоящей свадьбе. Церемония для галочки. Никакого правового вмешательства. Я договорюсь. Твой паспорт останется девственно чист и прежним. - равнодушно пускается в объяснения мужчина. - А вот приняла бы подарочек, не была бы такой взвинченной. По старинке не получается разрядиться?
        - Ч-чего?!
        - Того самого. Будто я не понимаю, зачем ты к своему бойфренду помчалась.
        - Извращенец! У меня с ним ничего не было! И вообще, твоё какое дело? Вы с мамочкой уже всё решили, мне остаётся помалкивать. Только сейчас мне кажется, я сильно продешевила. Если она внуков потребует, ты меня рожать заставишь? - возмущённо выговариваю я. - Хорошо устроились…
        - Ну для этого мне понадобится как минимум девять месяцев. - хохоча, отзывается он, протягивая ко мне руку. - У меня нет столько денег. С твоими расценками…
        - Клешни свои убери! - шарахаюсь в сторону. - Ты вообще обещал, что мы уедем! О выполнении капризов твоей матери у нас уговора не было! Как и о свадьбе! Захотел так решил, захотел по-другому, а я, что? Помалкивай? Может, ты просто запал на меня и таким образом в ЗАГС затащить решил? Что вылупился?! Кольцо где? М? Хороша парочка, якобы фиктивная, даже кольца помолвочного нет! Или ты, как нищеброд, на словах меня замуж позвал? Мутная какая-то история получается…
        - Вот! - не дослушав, Зверь протягивает ладонь, на которой алеет бархатная коробочка в форме розы. - Я предусмотрел.
        Предусмотрел он! Бесит!
        - И когда ты его купил? - не двигаюсь с места, напряжённо всматриваясь в его лицо.
        - Вчера.
        - То есть, пока твоя мама атакует меня, не даёт вздохнуть и побыть одной, ты уезжал, да? Где-то катался. На машине. В тишине. В одиночестве. Спокойно себе зашёл в ювелирный… - злюсь. Очень злюсь. - А я здесь выгребай все бонусы?!
        - Лялька, я если что, могу ещё за одним подарочком съездить. Не нравится мне твоё состояние. Ты так скоро на людей бросаться станешь или трахнешь первого встречного…
        - Да главное, чтоб не тебя! - фыркаю. - Не меняй тему. Единственное, что тебя спасёт, так это заверение того, что ты уезжал решать вопрос с моим наследством и имуществом моего отца. Остальное, предательство, Зверь! Подстава чистой воды. Твоя мать, ты с ней и сидеть должен!
        - Да что ты к моей матери пристала? Трудно подыграть? Бабки в тумбочку мы складываем, а от обязанностей отлыниваем. Кольцо бери и прекращай истерику! Сегодня вечером уедем. Бедняжка, за два дня прям устала и переработалась. Не зли меня!
        Не дав мне опомниться, Зверь быстро перехватывает мою руку, раскрывает сжатые пальцы и оставляет в ней коробочку с кольцом. Я замираю на мгновение, уверенная, что он мне сейчас ещё и подзатыльник отпустит. Но он молча уходит, оставляя нас с Мордой одних.
        А может, зря я это всё? Вон, мужика довела до нервного тика. Где я ещё возьму такие деньжищи, если моё наследство накроется медным тазом? Да нигде! А здесь от меня многого не требуется…
        …только вот раздражает это всё. До невозможного раздражает. Как с этим справляться? Где взять терпение и выдержку на выкрутасы его матери? Я уверена, что выходка с платьем и свадьбой не последняя.
        Если мы уедем, это хорошо. По дороге можно заехать в аптеку. Не знаю. Взять каких-то успокоительных. Таких, чтоб рожа кирпичом и вообще всё фиолетово. У меня уже миллион евро! Миллион! Евро!
        Чего это я так распсиховалась? Нормально всё. Я справлюсь.
        Глава 24
        Колечко оказалось очень…милым. Ажурная вязь на золотом ободе с небольшим бриллиантиком, охваченным золотыми каплями. Нежно и красиво.
        Удивительно, но оно ещё и моего размера. Идеально сидело на безымянном пальце. Даже не стала его снимать.
        Не знаю, возможно, у Зверя были какие-то пафосные планы на его демонстрацию, для той же маман, я решила снизить риски. Пусть сам выкручивается, а я головой, так и быть, покиваю.
        Мы вновь едем по ухабистой дороге, но впервые на моих губах играет довольная улыбка всю поездку. Я прямо ощущаю, как моё приподнятое настроение раздражает Зверева. Но мне настолько всё равно. Я смогла вырваться от постоянного общества его матери! Да я счастлива, и не стыжусь этого.
        - Если хочешь куда-то заехать, говори сразу. У нас приглашения на сегодняшний вечер.
        Очень интересная информация.
        - Какие приглашения? - равнодушно спрашиваю я.
        - Приём у одного моего знакомого.
        - И как давно ты об этом знаешь? - ехидно интересуюсь, приготовившись к нападению.
        - Два дня. - он знает, что меня это выведет из себя и улыбается.
        Никакого инстинкта самосохранения.
        - Давай договоримся на будущее, Зверь, что ты будешь меня предупреждать сразу же о подобных вещах. Окей? - стараюсь держать себя в руках. Подавлять вспыхнувшее раздражение. - Не через день. Не через два дня. Сразу.
        - Я забыл. - ухмыляясь, отвечает он.
        - Забыл? Забыл… - киваю, выдыхая чистейшую злость. - Ну значит, на приём идёшь один. - улыбаюсь как можно шире. - Я не собираюсь в таком виде появляться на людях. Мне нужна одежда, прикинь. Кое-что из косметики и нижнее бельё, в конце концов. И вообще, у меня могут быть свои дела?
        - Всё будет, Лялька, угомонись.
        - И сумка! - трясу пакетом с логотипом ресторана, в котором находятся две пачки денег и многострадальный паспорт. - И банк! И жизнь!
        - Ладно! Ладно, истеричка! - восклицает он, сжав крепче руль. - Ты подумай, что тебе реально необходимо. Озвучь чётко и аргументировано. Я решу, когда мы с этим разберёмся.
        - Хочу не выглядеть чучелом. Хочу минимизировать общение с твоей мамой. Хочу трусы! Хочу банковский счёт! Хочу заехать в хоспис. Хочу домой, в съёмную квартиру. Хочу телефон. Хочу… - энтузиазм угасает с каждым словом. Я осознаю, что мне столько всего, оказывается, нужно сделать. Осознаю, что у меня ничего нет, кроме паспорта и миллиона евро в целлофановом пакетике. Звучит, конечно, странно. Миллион евро и ничего нет, в одном предложении, даже мысленно звучит смешно. Но какой от этого толк, если я не могу их потратить? У меня нет…свободы.
        - Я тебя услышал.
        Услышал он!
        Нет, он точно не человек. Не похож. Супы, иные-оборотни… Не, он киборг. Грёбаный бесчувственный киборг!
        - Ты стараешься в моём виске дыру просверлить взглядом?
        - Ага.
        - Пока не получается.
        Да ну его. Вообще буду молчать. Посмотрим, как быстро он сам со мной заговорит. Будто мне это одной нужно.
        …похоже, мне одной.
        До огромного здания Голд-плаза - лучшей гостиницы города, мы доехали молча. Он это специально. Бойкот мне объявил. В молчанку играет. Ну и ладно.
        - Морда, мы приехали. - повернувшись, я потрепала огромную голову сонной пантеры, пока Рома въезжал на подземную парковку. - Что ты дрыхнешь постоянно?
        - Её активность приходится на ночное время суток.
        - Я не с тобой разговаривала. - бурчу я, внутренне злорадствуя. - И вообще, почему мы в гостиницу приехали? Ты же сказал, домой.
        - Это и есть мой дом. - обронил он, открыв дверь. Вышел, обойдя машину спереди, и открыл дверь с моей стороны. - Это проблема?
        Внимательно смотрю на него, не понимая, шутит он или нет.
        - Ты живёшь в гостинице или владеешь гостиницей? - спрашиваю, принимая предложенную руку.
        - Живу.
        - Номер в гостинице не может быть домом. Дом - это…дом. - выбираюсь на полутёмную парковку. Жду, пока Зверь, откинув пассажирское сиденье, выпустит Морду. Мне кажется, она становится больше с каждым днём.
        - Очень даже может, если в одном номере жить годами, Лялька. Ты же съёмную квартиру домом считаешь?
        Обдумываю его слова. В принципе, он, наверное, он прав. Но квартира - это квартира. А гостиничный номер совсем другое. Готовка, стирка и прочее, например. Как это делать в отеле?
        - Идём. У нас мало времени. - мужчина приобнимает меня за талию, захлопнув дверцу автомобиля. Я замираю, подавляя желание отстраниться, сбросить его ручищу. - Какие-то проблемы?
        Ты. Ты - моя проблема.
        Качаю головой, прижав пакет с паспортом и деньгами к груди. Зверь хмыкает, проследив за моими манипуляциями.
        - Ничего нет смешного. Веди уже. - неловко перебираю пальцами шерсть пантеры, потягивающейся у моих ног. Пытаюсь игнорировать исходящий жар от мужской ладони.
        Наконец-то мы идём между рядами машин к стальному коробу лифта. Это не приносит долгожданного облегчения. От не совсем синхронных шагов его пальцы двигаются на моей талии, словно издеваясь. Наблюдаю исподтишка за лицом Ромы, пытаясь понять, не специально ли он меня наглаживает.
        - Не дрожи, Лялька. - шепчет он. А я и не дрожала. Кажется.
        Ключ-карта словно по волшебству появляется в его руке. Сенсорная панель справа от створок лифта издаёт тихий блямк. На сенсорном экране появляется непонятное меню. Пытаюсь рассмотреть и запомнить, что именно выбирает Зверь, но не успеваю. Так же быстро, как меню появилось, оно и исчезло, а лифт приветливо распахнул створки.
        - Прошу. - Рома пропускает меня в сверкающую золотом кабину вперёд себя.
        Зверь нажал на самую верхнюю кнопку - это я успела заметить, и лифт беззвучно закрылся. Я едва не шарахнулась в сторону, испугавшись нашего отражения. Створки с этой стороны оказались зеркальными, и не то чтобы мне увиденное понравилось.
        Рядом с Ромой, я выглядела перепуганным котёнком. Маленьким котёнком. Как Зверёныш, оставленный на попечительство Эйна на неопределённое количество времени, выглядит на фоне Морды.
        - Слон и Моська, блин. - неосознанно вырывается у меня.
        - Что?
        - Ничего. Мысли вслух.
        Подъём мне показался бесконечным. Увы, никакого циферблата не было, чтобы понять, на какой этаж мы едем. И есть ли вообще здесь эти этажи? В Голд-плазе мне бывать раньше не приходилось.
        - Твой гардероб доставили вчера. Через полчаса придёт визажист. За эти полчаса тебе нужно успеть принять ванну и определиться с платьем и аксессуарами. Моё одобрение обязательно. - официальный тон сменяется шёпотом:- Ничего вульгарного, Лялька, но и мешковатого. Тебе есть что показать.
        - Ты охренел? - сквозь зубы выдыхаю я.
        - Я серьёзно. Моя невеста не может одеваться как шлюха. Не может она и ходить в парандже. Соответствуй.
        Подавив дикое желание залепить ему пощёчину, я некоторое время смотрю в его бесстыжие глазёнки, прежде чем спросить:
        - А может, я в спортивном костюме пойду? М? Вполне себе соответствующе.
        - В другой раз, Лялька. Не в этот. - весело подмигнув мне, он вновь притягивает меня к себе за талию и шепчет в висок:- И перестань вздрагивать каждый раз, когда я тебя касаюсь. Привыкай уже.
        - Ты вторгаешься в моё личное пространство. Это не так просто сделать. - отвечаю честно, не особо надеясь на понимание.
        - Ты моя невеста. - напоминает он. - Мы поработаем над твоей реакцией.
        Понятия не имею, что это значит. Лифт замирает. Створки отъезжают в сторону, открывая вид на…гостиную.
        У огромного окна стоит белоснежный рояль. Два кожаных дивана, столик, пушистый кремовый ковёр с длинным ворсом, целая барная стойка с полками, заставленными алкоголем…
        - Кого ждём? Входи.
        - А коридор? Где?
        - Можешь не разуваться. - усмехается он, подтолкнув меня к выходу. - Твоя комната слева. Решил отдать тебе комнату, что ближе к ванной.
        Неловко переминаясь с ноги на ногу, я смотрю по сторонам. Справа за прозрачной перегородкой кухня! Настоящая кухня со сверкающими поверхностями и современной техникой.
        Кажется, я очень ошиблась в своих представлениях о гостиничных номерах. Одна та площадь, что видна отсюда, поражает простором и размерами. Это что-то нереальное.
        - Время, Лиля. Время. Позже осмотришься, у тебя будет масса времени для этого.
        Глава 25
        Конечно же, я не послушалась Зверева. Девушка-визажист явилась, едва я забралась в ванную. Об этом мне заявил сам Рома, войдя без стука.
        - Я не специально! Я выбирала платье! И туфли! И благодарила богов за шесть комплектов нижнего белья, вознося молитвы в коленопреклонённой позе! - утрирую, конечно, ну, а что мне остаётся? Ввалился в ванную и стоит таращится не пойми куда. Я, честное слово, только содержимое шкафов проверила. Даже ничегошеньки не примеряла! Так, к телу приложила несколько платьев.
        - Поторопись. Я жду.
        Ни извинений, ничего. Хамло!
        Выдохнув, выпрямляюсь. Убираю руки со стратегически важных мест и, опасливо косясь на дверь, где только что скрылся Зверев, тянусь за гелем для душа. Пусть только сейчас заявится, я ему всю банку в рожу выдавлю!
        Тщательно вымываю волосы, ополаскиваюсь под струями горячей воды, с сожалением вздыхая об упущенной возможности поваляться в ванной.
        Не без наслаждения, надеваю новое нижнее бельё, выбрав наиболее скромный комплект из имеющихся. Уже одной проблемой меньше. Кто бы мне сказал неделю назад, что буду радоваться скромным бесшовным трусикам, я бы непременно покрутила пальцем у виска. А вот верх мне чуточку мал… Однотонный чёрный лиф с подкладками пуш-ап превратил мою грудь в два арбуза, лишив даже самой узенькой ложбинки.
        Такое впечатление, что у меня не третий размер, а пятый! Безобразие.
        Завернувшись в местный халат, я, немного промокнув волосы полотенцем, поспешила выйти к Зверю.
        Только Зверева в гостиной не оказалось.
        - Добрый вечер. Меня зовут Анна. Я займусь вашим макияжем. - миниатюрная девушка, резко встаёт с кресла, растерянно глядя на меня. - Когда мы можем начинать?
        Я смотрю на два чемодана около неё и пытаюсь не засмеяться. С одной стороны, я не понимаю, как она свой багаж донесла, а с другой, я, что, настолько плохо выгляжу? Странный у неё взгляд. Обречённый какой-то.
        - Может, сейчас. Пойдёмте. Там нам будет удобнее. - кивнув, я приглашаю девушку в выделенную для меня комнату.
        - Да я в курсе. - вздохнув, Анна тащит по полу один из чемоданов под мой ошалевший взгляд.
        - А откуда? - открываю перед ней дверь, подмечая, насколько она уверенно себя здесь чувствует.
        Едва переступив порог, девушка берёт вправо. Останавливается у туалетного столика.
        - Часто приходилось здесь бывать.
        Ну да. Понятно. Ясно же, что не Зверев прихорашивался. Мне только интересно с этой Анной развлекался или для всех своих баб её вызывал? Или и то и другое?
        - Начнём?
        - Да без проблем!
        Зря я такая самоуверенная. Сейчас она мне как "нарисует лицо", что дай бог отмыть! Хорошо ещё, если нарисует. Можно ведь и масочку передержать…
        - Зверь! - не выдерживаю я. - Рома!
        - Что-то не так? - миниатюрная блондинка отскакивает в сторону, испугавшись моего крика.
        - Да. Я сама с макияжем справлюсь… - снимаю с лица маску, скомкав и бросив на стол. - Рома!!! - вновь горланю я.
        Одеяло на кровати приходит в движение. Из-под него появляется чёрная лапа. Задняя, как выяснилось позже. За ней вторая лапа и задница Морды, медленно выскальзывающая и стекающая с кровати. Пока чёрная кошка не умостилась около меня, сонно моргая и зевая.
        - А-а-а-а-а!!! - блондинку накрыло. Зевок дикой кошки выглядел устрашающе, в самом деле.
        - Что здесь происходит?! - взъерошенный мужчина влетел в мою комнату ураганом, быстро перемещаясь по всем углам.
        Что ищет, непонятно. Домового?
        - Да не ори ты! - проорала я. - Она не кусается!
        - Лиля!!!
        - И ты не ори! Я сама соберусь, ладно? Пусть она мне только свой саквояж оставит, окей?
        - Р-р-роман… - задыхаясь, бормочет девушка.
        - Ань, успокойся. Лиля права. Пантера не опасна. Пойдём со мной…
        Ты смотри какой он вежливый! Какой голосок вкрадчивый, обволакивающий. Заботливый.
        Бесит!
        Слежу недовольным взглядом за тем, как Зверь, обняв всхлипывающую блондинку, выводит её из комнаты и чувствую, что краснею. От злости, разумеется.
        Значит, с кем-то там он может быть человеком, вести себя адекватно, а со мной… У-у-у-у-у-у.
        - Морда, ну ты видела, какие все нежные, а? - восклицаю я, яростно атакуя баночки и палитры, разложенные на столе. Палетка дымчатых теней привлекает моё внимание. - Испугалась она, бедненькая! Воображала! А этот хмырь? Прибежал не тогда, когда я звала, когда эта заголосила. И что сделал? Обнял, увёл, успокаивает её там наверняка… Человека из себя строит. Хорошего. Правильного. А со мной можно и утырком быть… Конечно…Скотина такая! - выдыхаю. - О, хорошая база! - отыскав всё необходимое, я увлечённо принялась наносить макияж.
        Воспользовалась базой, лёгким тональным кремом, нанесла дымчатые тени, растушевав их у внутренних уголков глаз, подкрасила ресницы и слегка поправила линию бровей. Всё-таки я сама себе нравилась. Что-то кардинально менять или скрывать тонной косметики, я не собиралась.
        Получилось немного вызывающе. Особенно когда я добралась до маленьких губных помад, распечатав ядовито-красную. Она оказалась ещё и матовой.
        Из зеркала на меня смотрит дерзкая брюнетка, с кошачьими глазами и торчащими во все стороны волосами. Ухмыльнувшись собственному отражению, я пошла атаковать второй чемодан визажиста, оставленный в гостиной.
        Не верю, что она только макияж наносит. А причёска? Мне со своими непослушными волосами без геля или пенки вообще никак. Ну или нужно было расчесать и просушить волосы сразу же, а не ждать, когда они высохнут лохмами.
        В гостиной никого не было, что несколько взбесило. Остервенело, я щёлкаю многочисленными отделами чемодана, подавляя сумасшедшее желание, отыскать Зверя и…
        Не знаю, что и, но явно ничего хорошего.
        - Ага! - я не ошиблась. Пенка для волос была в трёх экземплярах. Я выбрала ультрафиксацию и поспешила обратно, доводить начатое до конца.
        Через десять минут я столкнулась с Ромой, выходя из своей комнаты во всеоружии.
        - А я к тебе… - неловко произносит он, сканируя каждый сантиметр моего тела задумчивым взглядом.
        - Я не стану переодеваться. Не стану ничего менять. - немного растерявшись под его взглядом, я говорю тише, чем планировала.
        - Мне всё нравится. - он кивает, протягивая мне синюю бархатную коробку. - Надень.
        Я смотрю несколько минут на мужчину, не решаясь даже покачать головой. Зачем это ещё? Наряжает как куклу какую-то. Я вроде бы и понимаю, что он это делает для себя, хочет, наверное, чтобы я не опозорила его своей простотой и отсутствием драгоценностей, но…
        - Это не подарок, Лиля. Вернёшь, как закончим. - припечатывает он.
        - Ладно. - вздохнув, открываю коробку, не забирая её из мужских рук. На синей подушечке пара серёжек-висюлек с синими камнями и тоненькая цепочка с синей каплей. - Белое золото… Хороший выбор.
        Не колеблясь, аккуратно беру цепочку в руки и рассматриваю застёжку. Вполне себе справляюсь сама. Откидываю волосы на одну сторону, пропуская под ними золотую нить, и застёгиваю. Упрямо смотрю в пол, поправляя кулон, утонувший в вырезе на груди.
        - Теперь всё? - с вызовом спрашиваю я.
        - А серьги?
        - Нет, спасибо. - язвительно улыбаюсь я. - У меня ушки не проколоты.
        - Да? Прости. - захлопнув бархатную коробку, мужчина оставляет её на столе. - Ты хорошо выглядишь. Это именно то, что я хотел видеть. Видишь, мы можем, оказывается, понимать друг друга.
        - Не можем. - глотаю обиду.
        Нельзя мне просто сделать комплимент? Обязательно всё изгадить?
        - Как я тебе в костюме? - щурится Зверев, словно сканирует меня на искренность.
        - Как и без него. Никак. - отвечаю уверенно.
        Лгу, конечно. Красив как бог.
        …чтоб его черти драли!
        - Врёшь… - лукаво протягивает Зверь, приобнимая меня за талию.
        Глава 26
        Всеми силами стараюсь не дёргаться и не двигаться. Не выказывать свою реакцию на его прикосновения. Не уверена точно приятно мне или нет. Но без его ручищ мне спокойней, это однозначно.
        - Почти получается. - хмыкает Рома.
        - Спасибо. Я стараюсь. И где же Аня? - тихо спрашиваю, сжавшись в ожидании ответа.
        - Ого… - выдыхает он, растягивая губы в широкую улыбку и морщась одновременно. - Ревнуешь?
        - Желаю прояснить ещё один момент. - вскидываю бровь, запрокинув голову. - Если я согласилась на твои условия, беру твои деньги и прочее… - мысли путаются. - Мне вот эти твои бабы не нужны, понятно? Бывшие, нынешние, настоящие. Не надо их ко мне подсылать.
        - Аня не моя бывшая, Лялька. Она мастер…
        - Рома! - настаиваю я. - Ты меня, наверное, не понял. Я вполне могу найти себе мастера сама. Мне не очень приятна эта ситуация.
        - Это странно. Но допустим. Идём?
        Киваю, обходя его, и направляюсь к лифту. Рука соскользнула с моей талии, вызвав мысленный вздох облегчения. Спиной ощущаю его цепкий взгляд. Кажется, с выбором платья я всё же не ошиблась.
        - Морда! - громко позвала, не оборачиваясь. - Давай уже просыпайся…
        Поднять подняли, разбудить забыли. Несмотря на игру мышц на мускулистом туловище при каждом движении, кошка часто трясла головой и зевала. Даже ор Анечки, пробудивший пантеру, не взбодрил её должным образом.
        - Ну ты чего, а? - потрепала по голове, почесав за ушками, пока ждала прибытия лифта. - Ром, мне кажется, или она… растёт?
        - Я бы так не сказал…
        - Площадь для поглаживаний и почухиваний больше становится. - задумчиво протянула я. - Да и в машину она уже еле-еле помещается… Это опасно?
        - Давай завтра вернёмся к этому вопросу. Можно зафиксировать рост, вес и прочее, сверив со следующими показателями. Ей нужна свобода, Лялька. Пространство, природа, охота. Тебе это покажется странным, но тебе это тоже нужно. Такими темпами, она превратится в откормленного домашнего кота.
        - Что плохого в домашних котах? - обиделась я, шагнув в кабину лифта первой. - Закормленных, понятно. А в домашнем и откормленном?
        - Это хищник, Лиля. Дикое животное.
        - И что? Может, ей больше нравится быть домашним котом? - не сдаюсь, настаивая на своей точке зрения. - Тебе откуда знать?
        - Защищаешь? - лукаво усмехается он. - Это хорошо. Пусть будет так.
        Створки лифта закрываются. На этот раз я уже была готова встретиться с нашим отражением, поэтому не дрогнула и не дёрнулась. Два бирюзовых огонька в ногах, смотрели вперёд, время от времени склоняя голову то в левую, то в правую сторону. Морда рассматривала собственное отражение с изрядным любопытством. Я, красным пятном, возвышалась слева от неё. Платье отлично облегало фигуру. Красное с коротким рукавом, оно едва доходило до колен, расширяясь сзади лёгкими волнами. Квадратный вырез демонстрировал приподнятую, хотя на самом деле сжатую тесным лифчиком, грудь, оставляя большую часть надёжно прикрытой. Но простора для фантазии было явно маловато. Волосы небрежными локонами, на самом деле просто уложенные пенкой как попало, создавали эффект мокрых. Вызывающий макияж отлично подходил ко всему образу, как и симпатичные туфли-лодочки на высокой шпильке. К слову, даже они не помогли мне поравняться со Зверевым. Он чёрной скалой возвышался справа от пантеры. Высокий, сильный, впечатляющий. Мрак полнейший. Хоть бы пятно какое-то было цветное, что ли. Зверь словно на похороны собрался. Даже рубашка из
чёрной ткани.
        - Я кое о чём не подумал. - он перехватывает мой взгляд в нашем отражении. Я лишь выгибаю бровь. - Холодно, Лялька. Тебе нельзя так появляться на улице…
        - Осторожнее, Зверь. - шепчу. - Я могу решить, что ты обо мне заботишься.
        - Заедем кое-куда. - кивает он, словно не расслышав моих слов.
        - Я предлагала тебе заехать ко мне домой. У меня достаточно вещей. Прикинь, моего размера.
        - Это не столь важно. Вернёмся к твоей реакции…
        - Что?
        Слишком быстро его рука оказывается моей пояснице, а взгляд впивается в моё лицо. Расправляю плечи, стараясь улыбаться соблазнительно. Не протестую, стреляя глазками.
        - Это уже прогресс. - одобряющие кивает он, прищурив один глаз.
        - Опустишь руку ниже, откушу. - шёпотом произношу я, не переставая улыбаться.
        Лифт распахнулся под оглушительный мужской хохот.
        Зря смеётся. Я вообще не шучу.
        Подземная парковка встречает нас тишиной. Не спеша, мы идём к машине. Я держу под руку Рому и зябко ёжусь от прохлады.
        - Терпимо?
        Я пожимаю плечами. Жаловаться и признавать свою оплошность совсем не хочется.
        Морда устремляется вперёд. Безошибочно находит машину Зверева, нетерпеливо постукивая по ней хвостом, в ожидании нашего приближения.
        - Почему у тебя нет водителя? - решаюсь спросить я, пока Зверь демонстрирует неплохое воспитание, помогая мне устроиться на пассажирском сидении.
        - Я никому не доверяю.
        Обдумываю его слова не дольше минуты. Он открывает дверь для пантеры, едва не проталкивая её задницу силой на заднее сидение.
        А я говорила! Морда растёт!
        - А как же твои иные? Ну эти, оборотни? - решаюсь задать наводящий вопрос.
        - Никому, Лялька, это значит, никому. - Зверь плавно трогается с места, больше не обращая на меня никакого внимания.
        - А оборотни… - не отчаиваюсь я, - Они могут превращаться в…животных? Или это миф?
        - С одной стороны меня очень радует, что ты решила озаботиться подобными вопросами. Но с другой… - морщится. - Это не вовремя, Лялька.
        - Тебе ответить сложно?
        - Да. Иные могут обращаться в чудовища. Так понятнее? Ни когда вздумается, выдыхай.
        - Что это значит? Они уродцы, как супы? Ты прости, конечно, но ты непохож… на такого.
        - Чудовища, это я, конечно, утрирую. - усмехается он. - Когда-нибудь ты увидишь и поймёшь всё сама.
        - А они разные?
        - Кто?
        - Ну животные. Чудовища. Волки там…
        - Конечно, разные. - весело отзывается он, стрельнув в меня озорным взглядом. - У каждого вида свои особенности. Волки единственные, кто привязан к лунному циклу. Остальные справляются самостоятельно с внутренним зверем. Большинство не знает, о существовании второй ипостаси, пока не окажется в опасности. Зверь подвержен инстинктам и интуиции. Медведям, например, плевать на всё и всех, пока их потомству ничего не угрожает. Сами по себе они обращаться не могут. Инстинкт самосохранения активирует скрытую ипостась. Природа заботится о балансе…
        - Кто же ты? - решаю, что позже обдумаю его слова. Сейчас меня больше всего интересует, кто передо мной на самом деле.
        - Рома. Ромка Зверь. - подмигнув, он сворачивает с дороги, паркуясь у огромного ТРЦ. - Жди меня, и я вернусь. - не выключая двигатель, Рома тянется к ручке на двери.
        - Куда?! - восклицаю я.
        - Я быстро. Будь умницей.
        Ушёл. Сижу, хлопаю глазами, как дура. Нет, так не пойдёт. Фикция фикцией, а стоит обговорить ещё и вот эти ЧС. То приём какой-то неожиданно вырисовывается, то сейчас свалил в неизвестном направлении.
        Мне что делать?
        - Морда, ты не спишь? - искренне удивляюсь я, поймав её заинтересованный взгляд. - Куда его понесло? Мне как на это реагировать? Ладно здесь мы вдвоём. А если он на людях такое отмочит? У меня же, наверное, что-то спросят.
        - Уфрргффррр.
        - Ну теперь мне всё понятно, конечно… - бурчу, всматриваясь в огни ночного города. - Спасибо, дорогая, за совет…
        Странно, да? А мне полегчало. Всегда приятно пообщаться с умным человеком. И совсем неважно, что это ты сам.
        Глава 27
        Появление Зверя я умудрилась пропустить. Звук открываемой дверцы автомобиля заставил вздрогнуть.
        - Принимай… - непонятный ком оказался на его сидении, активно проталкиваемый ко мне. - Лялька, ну не зависай! Шубу принимай!
        - Шубу?! - автоматически тяну на себя мягкий и шерстяной ком белого цвета, злобно раздувая ноздри.
        - Что опять с мордашкой? - Рома закатывает глаза, свалив мне на колени сие великолепие.
        - Натуральный мех - это дичь!
        - Как с тобой сложно… - вздохнув, Зверев тронулся с места. - По этическим соображениям, да?
        - По всем. - я пожимаю плечами, трогательно наглаживая шубу.
        Зверь, заметив мои манипуляции, громко ржёт. Именно ржёт, как пришпоренная лишадь. Только затяжнее.
        - Уверяю, твои принципы не пострадают. А вот задница очень даже может. В театре снимешь.
        - В театре?!
        - Ну да. Для благотворительного приёма арендовали здание драмтеатра.
        - Арендовали театр… - мой мозг сломался. Самую малость. - Жесть какая-то. - слов нет. Одни эмоции. И те матом.
        - Одевайся. Мы приехали.
        - Твою налево… - выдыхаю, глядя на подсвеченную красную дорожку и скопившихся журналистов, слепящими вспышками камер людей, выходящих из машин. Наша по счёту четвёртая. - Я передумала! - запальчиво вырывается. - Там тьма народу! Суда, что, Анджелина Джоли с Питтом приехала? Почему здесь столько людей?!
        - Отставить истерику! - рявкает Рома.
        …это имеет эффект. Скорее шутя, чем устрашающе, как Зверь, так говорил мой папа, когда у меня что-то не получалось с первого раза.
        Киваю, спешно швырнув в сторону заднего сидения какие-то тремпеля и зажимы.
        - О Господи! Прости, милая! - опомнилась я, вспомнив о Морде.
        - Лиля не тормози.
        А-а-а-а-а-а-а!!!!
        Не хочу выходить из машины. Не хочу выходить из машины!
        Парковщик уже приблизился к водительской двери, а наш предшественник плавно тронулся с места, оставив какого-то жутко бородатого мужчину на красной дорожке глупо махать рукой и улыбаться журналистам.
        - Там, у медицинского центра были журналисты?
        - Ты хочешь сейчас это обсудить?
        - Просто ответь! - настаиваю, запахнув на груди мерзкую шубу.
        - Были. - выдыхает он, распахивая дверь со своей стороны.
        - Спасибо за честность. - шепчу себе под нос, переглянувшись с пантерой в зеркало заднего вида.
        Зверь не слышит моих слов. Он обходит машину спереди, спеша открыть мою дверцу.
        Мир замирает. Порыв холодного ветра врывается в салон, словно последний гвоздь в крышку моего гроба. Уже всё. Назад нельзя. Только вперёд. К самоуверенному мужчине, протягивающиму ко мне свою ручищу.
        Колеблюсь несколько секунд, встречая ободряющий взгляд тёплых глаз.
        - Смелее. - едва слышно произносит он. - Мне ещё эту жирную задницу выгружать…
        Улыбка появляется сама собой. Решительно кладу свою ладонь в его руку. Словно в замедленной съёмке, выставляю одну ножку из машины, затем вторую, прежде чем выбраться из машины и выпрямиться во весь рост. Мужские руки тут же бережно подталкивают меня вперёд, не давая опомниться. Одна из них ложится мне на талию. Почему-то моё подсознание играет со мной злые игры. Я чувствую жар его ладони через платье. ЧЕРЕЗ ШУБУ!
        Не выпуская меня из полуобьятий, он открывает заднюю дверь, выжидающе замерев. Стоим под прицелами камер и всеобщим вниманием, ожидая самого волнительного момента - сможет ли Морда выбраться самостоятельно.
        Слышу рой шепотков, прошедший по скоплению людей справа и слева от пафосной красной дорожки. Стараюсь туда не смотреть совсем. Пусть меня сочтут высокомерной, чем я начну бледнеть, краснеть и теряться от пристального внимания.
        Мгновение. Чёрная тень скользнула вперёд нас, мощным прыжком покинув автомобиль. На задворках сознания мелькнула мысль, что, отталкиваясь, она непременно испортила обивку сидений, исполосовав когтями.
        Всеобщий ах и ох повеселили. Я даже смогла улыбнуться, встретив насмешливый взгляд Ромы.
        - Всё хорошо. - шепчет он, склонившись к моему уху. Должно быть, для окружающих это выглядело чертовски мило. Двояко. - Смотри на неё. Ей вообще нет ни до кого дела, кроме себя. Ну и немножечко тебя…
        Он был прав. Морда наслаждалась всеобщим вниманием. Щурилась и прохаживались по красной дорожке, от одной ограничительной линии к другой. Я бы даже сказала, позировала, если бы это всё-таки не было животное.
        Кто-то кричал, выкрикивая вопрос за вопросом. Несколько раз я даже услышала свою фамилию, но, прислушавшись к словам Ромы, игнорировала всё и всех, глядя на выкрутасы чёрной холеной кошки.
        Наконец-то мы оказались у спасительной двери. Два швейцара распахнули её перед нами, а громкий голос, разлетевшийся эхом от стен, сообщил о нашем приезде.
        Пошутить о балах и глашатаях не терпелось. Держусь из последних сил, чтоб не ляпнуть нечто "сверхумное"
        На стенах висели мотивационные плакаты. Лозунги которых призывали не оставаться в стороне онкобольных.
        Так нельзя говорить, это мерзко, но хорошо, что это не какая-то благотворительная акция в поддержку защиты животных. Так я меньше рискую, что шубу и меня, в частности, закидают чем-то ещё на входе.
        Рома, как истинный джентльмен, помогает мне избавиться от ненавистной меховой одежды. Опрятный гардеробщик приятно улыбается, возвращая взамен шубы золотистый небольшой номерок. Я вздыхаю с облегчением. Во-первых, она тяжёлая. Во-вторых, очень неприятно от осознания того, сколько зверушек полегли ради этого безобразия.
        - Рома? - не знаю, как у меня это получилось, но я по одному голосу поняла, что приближается нечто неприятное. Ужасные визгливые нотки.
        Да и мужская ладонь, крепче обхватившая мою талию, намекала на очередной сюрприз.
        - Камила. - Зверь замер как болван с вежливой полуулыбкой на лице. - Не знал, что ты вернулась.
        - Ну ещё бы, такие новости…
        Вальяжно спускаясь по ступенькам, девушка не сводит цепкого взгляда с…
        Сначала я подумала, что она смотрит на пантеру. Но сейчас, когда она преодолела последнюю ступеньку, я в этом уже сомневаюсь. Взгляд зелёных глаз устремлён вовсе не на Морду. Даже не на меня. Ну почти. Она смотрит на руку Зверя, сжимающую мою талию.
        Она мне не нравится! Меня в ней напрягает всё!
        Это не женское! Да, она вполне красива. Но и я не уродина. Ничего выдающегося. Курносый нос, пухлые розовые губки, строгое синее платье с юбкой карандаш. Вполне себе стройные ноги. Ладненькая фигурка. Но, в целом, вот честное слово, ничего выдающегося.
        Так что если Зверев решит пошутить о женской конкуренции, я его укушу!
        - Ррррр…
        " Моя ж ты девочка! "- мысленно злорадствую я, заслышав рык пантеры.
        - Странно, обычно она не проявляет эмоций к посторонним людям. - хмуро комментирует Зверь, вскинув вперёд руку. - Лучше не подходи ближе.
        Она замирает в нескольких метрах от нас, переступая с ноги на ногу, отчего её набойки каблуков на гладком кафеле издают весьма неприятный звук.
        И тут я перевожу взгляд вниз… Твою ж налево!!!
        Настала моя очередь обнимать и сжимать, казалось, несжимаемую кожу на туловище Ромы. Тень этой Камиллы не её! Псина какая-то дыбит шерсть в нашем направлении, загребая передними лапами.
        Тень! Тень дыбит шерсть! Тень перебирает лапами! Тень!!!
        Что-то мне нехорошо.
        - Ты не представишь мне свою спутницу? - как ни в чём не бывало, интересуется она у Ромы.
        - Невесту, Ками. Лиля моя невеста. - отчётливо и угрожающе цедит Зверь, глядя на девушку ледяным взглядом. - Тебе лучше уйти.
        Словно в подтверждении его слов, Морда шагает вперёд, грациозно припадая к полу. Тень девушки мечется на месте, поджав хвост. Нарезает круги вокруг ног хозяйки, пока я заторможено наблюдаю за происходящим, не в силах произнести ни слова.
        Глава 28
        Роман Зверев
        В программе на вечер заявлен короткометражный документальный фильм. Честно сказать, я надеялся, что мы его благополучно пропустим опоздав. Но обстоятельства сложились иначе.
        Девушка распорядитель проводила нас к первому ряду. Наши места у прохода. Я сам настоял вчера, чтобы нас пересадили. Пантера хотя бы уместится в проходе.
        Кононова садится, злобно сверкая глазами по сторонам. Для неё не прошла бесследно встреча с Ками, хоть та и благоразумно удалилась.
        Могло быть хуже. Этим себя и успокаиваю.
        К нам норовят подойти мои знакомые. Едва успеваю качать головой то одному, то другому смельчаку. Не боюсь, что Морда Кононовой на кого-то набросится. Боюсь, что на кого-то набросится сама Кононова.
        Сажусь рядом с ней. Пантера непонимающе смотрит на маленькие сидения. В её голове явно не укладывается данная несправедливость.
        - Посади её в проходе. Нас не станут беспокоить. - тихо прошу я.
        - Больше?
        - Что больше?
        - Нас не станут больше беспокоить? - вызывающе ухмыляется девчонка, пытаясь сохранять самообладание. Подведённые глаза мечут молнии.
        - И меньше тоже.
        Она кивает. Переключается на пантеру, наглаживая и почёсывая её.
        Кажется, я переоценил свои возможности. Это только начало. Сейчас нам покажут жалостливый фильм. Мы опустошим свои кошельки и карты. Что, в общем-то, тоже вполне терпимо. А вот фуршет и "светские" беседы придётся выдержать хотя бы полчаса. Повезёт, если кто-то не выдержит раньше нас.
        Я не думал, что кошка среагирует на иных. Особенно подобным образом. Ещё шаг и взмахом лапы, она бы перебила колени Камиле, метя в тень. Защищает территорию? Хозяйку? Чует угрозу?
        Справа от сцены шелохнулись занавески. Безошибочно отыскав меня взглядом, Ками машет мне рукой, зазывая меня за кулисы.
        Объясниться, конечно, стоило бы. Желательно до сегодняшней встречи. Качаю головой, кося взглядом на девчонку. Кононова занята пантерой.
        Ками хмурится и делает шаг вперёд. Её лицо сосредоточено.
        Ополоумела?! Зачем она идёт сюда?!
        Киваю, скрипнув зубами. Что-то слишком много взбалмошных женщин последнее время рядом со мной.
        Камила расплывается в улыбке и тут же скрывается за кулисами.
        Вот, сука!
        - Лялька, я отойду на десять минут.
        - К ней?
        На мгновение замер. Что это? Наблюдательность или интуиция?
        - Нужно переговорить с другом до официальной части приёма.
        Она кивает, а я встаю и иду за кулисы словно в тумане.
        Зачем я соврал? Похоже, я в эти "отношения" втягиваюсь быстрее, чем девчонка.
        С этой стороны кулис почти нет людей. Кое-кто суетится и носится с планшетами от двери к двери. На меня не обращают внимания. В конце прохода замечаю знакомую фигурку в синем платье, свернувшую направо. Иду следом.
        - Попался! - хищно улыбается, Ками, поджидая меня за поворотом.
        - Я не убегал. - держусь как стойкий оловянный солдатик. Я здесь не для фееричной встречи. - Что ты хочешь?
        - Что за тон? Я вернулась, а ты помолвлен. Это кто и кому здесь грубить должен? - она прижимается ко мне, шумно втягивая носом воздух. - Злой. Опасный. Мой хищник. От тебя за версту разит зверем…
        - Ками, - сжимаю её плечи, отстраняя от себя девушку на расстояние вытянутых рук, - Я спросил у тебя, что ты устроила? Зачем провоцировала зверя?
        - Ты…ты охренел? Ты стоял её там лапал, а я должна была спокойно за этим наблюдать? - растерянно выдыхает она. - Нет. Так дело не пойдёт.
        Вырвавшись, она стучит в первую же дверь, прислушиваясь к доносящийся из-за неё звукам.
        - Пусто. Прошу. - распахнув её настежь, Камила скрывается в помещении, оказавшемся чьей-то примеркой. - Возможно, наедине ты будешь более ласков…
        - Ками! - начинаю выходить из себя. Хлопаю дверью. - Не приближайся к Кононовой и её зверю. Понятно? Ты хочешь конфликта?
        - С кем? С ней? - наигранно смеётся она, подтолкнув меня к маленькому диванчику.
        Ладно, я присяду. Мне не тяжело.
        - Со мной, Ками.
        - Ой да брось. Все наши знают, что это фикция. Хотя некоторые и с опаской доносили эту новость мне.
        Синяя ткань ползёт вверх, вторя движениям рук. Она поднимает подол платья, ловко взбираясь мне на колени.
        - Что? Зверев, я соскучилась. Давай по-быстрому.
        Чувствую себя идиотом. До этой минуты я проклинал всё семейство Кононовых. Уникальный состав газа в баллончике. Вообще, появление этой ненормальной в моей жизни.
        У нас с Ками довольно страстные отношения. Свободного плана. Или свободными они являлись лишь до того момента, как я не изменил правила игры? Не суть. Суть в том, что без запаха самки, который я сейчас не чувствую, я её не хочу.
        У неё довольно сексуальная фигура. Упругая небольшая грудь. Длинные стройные ноги. Округлые бёдра. Бархатная кожа. Да и секс она просто любит во всех проявлениях.
        Меня всегда привлекал её запах. Запах её страсти и возбуждения.
        - Что происходит? - отчаявшись ёрзать на моём, на удивление, спокойном естестве, безбожно смяв ткань брюк, девушка откинулась назад, прогнувшись в спине.
        - Как-то не хочется.
        - В смысле?
        - Ты сама не видишь? - весело спрашиваю, наблюдая за расползающимися красными пятнами по её лицу. - Можешь потрогать. Я не из стеснительных.
        - Кончай с этой девкой, понял! - рычит волчица. - Иначе можешь забыть обо мне!
        - Детка, прежде чем угрожать мне, ты бы хоть соизволила встать с моих колен. - заламываю её руки, слегка вывожу из суставов кость. Вынуждаю её встать. - То есть, я должен понять твою одержимость истинной парой, да? Твои регулярные полёты во все концы света. Якобы дружеские встречи волчьих стай. А ты не в состоянии обуздать свои инстинкты? Возможно, ты больше животное, чем человек, Ками… Осторожнее, взявший верх зверь вынет из тебя душу.
        - Я искала. - резко уходит влево, с силой вырываясь из захвата. Поджимает губы, глядя на меня с презрением. - Да, я искала истинную пару. Я разве тебе лгала? Разве ты об этом не знал? А ты за моей спиной какую-то девку обхаживаешь! Ты мне сказал об этом хоть слово? Помолвка, Зверь? Что бы ты ни задумал…
        - Я действовал по обстоятельствам. Подвернулась возможность, я ей воспользовался. Мы разве что-то обещали друг другу? Или ты рассчитывала, что я вновь стану тебя утешать после очередного промаха в новой стае? Прости, не в этот раз.
        - Не будет больше никаких стай. - зажмурившись, выдыхает волчица. - Я не хотела верить, но… - шумный вздох, - Ты был прав. Нет у нас истинных пар. Мы полукровки. Мы не заслуживаем эту связь. Давай…поговорим позже. Нам в самом деле, нужно остыть. Мы сейчас столько наговорили…
        - Кам… - я на мгновение теряюсь. Не один год я знаю Камилу. Да, иногда я откровенно высмеивал её одержимость поиском истинного. В особенности когда она приезжала ко мне затрахивать горе от неудавшейся поездки на другой континент. Но ненависти я никогда к ней не испытывал. Собственно, как и ревности к вымышленному истинному. - Я же тоже не могу всё знать, детка. - обнимаю её по-отечески, поцеловав в макушку. - Может, у тебя и найдётся истинная пара. Ты этого достойна.
        - Я только сейчас поняла, что это навсегда отнимет у меня тебя. Может…ты моя пара? - шепчет она, оставляя мокрые пятна от слёз на моём пиджаке.
        - Это вряд ли. Наши виды несовместимы.
        - А вдруг? Нам уже по сколько лет, а истинных нет и нет. Может, это значит, то что полукровки совместимы между собой? Ну или то, что мы их недостойны. Чистокровные то чуть ли не с детства как-то притягиваются друг к другу. А мы…а мы вместе столько лет…
        - Ками, - ход её мыслей мне не нравится. Одно дело фиктивные отношения, фальшивая свадьба. Но никак не настоящий союз с Ками. - Не хочу показаться уродом, но мне пора. Кононова там одна. Не хочу, чтобы сболтнула кому-то что-то лишнее.
        - Ладно. Иди первый. - она отворачивается. Я разжимаю объятия и быстро выхожу за дверь.
        После этого разговора я готов поверить не только в энергетических вампиров, но и в то, что Камила одна из них. Какое-то внутреннее опустошение и упадок сил. Настроение на нуле.
        Каково же было моё удивление, когда я вышел в зал во время кино показа, а Кононовой и Морды там не было.
        Глава 29
        Не сразу заметила, что место Зверева занял странный тип. Морда всё никак не хотела смириться с действительностью и обиженно сопела, нарезая круги в проходе.
        Обернулась в поиске поддержки от Зверева, ведь боковым зрением движение всё же уловила, на мгновение замерла.
        Ни разу не Зверь. Мужчина значительно старше. Возможно, даже ровесник моего отца. Сорок плюс. Холёный. Тёмные волосы уложены гелем. Костюм с непонятным отливом. Сверкающий чёрный ботинок, нервно болтающийся на одной ноге, закинутой на другую.
        - Здесь занято. - с нажимом произношу, закончив беглый осмотр.
        Острый нос поворачивается в моём направлении. Почему-то я смотрю только на него. Не повезло мужчине со шнобелем.
        - Правда? Я вижу иное. - голос тихий. С хрипотцой.
        Пожалуй, я помолчу. Не выталкивать же его силой? Пусть Зверев разбирается.
        Но у моего соседа оказались совершенно другие планы на моё молчание:
        - Не понимаю, что он в ней нашёл. Будь у меня такая невеста, я бы не взглянул на эту псину. Не то, что прятаться в тёмных коридорах с ней. Как вы это терпите?
        Провокация чистейшей воды. И голос с ленцой, и напускное равнодушие. Довольно жалкая игра.
        - Мужчина, вы бы не могли разговаривать со своими воображаемыми знакомыми потише?
        Пантера, улучив момент, угрюмо опустила голову мне на колени, прожигая меня жалобным взглядом. Стоит заметить, что весьма тяжёлую голову.
        - Красивая и смекалистая. - усмехается этот тип, глядя перед собой. Может, он через наушник говорит с кем-то? Или по блютусу? - Неплохое сочетание. Были бы умны, непременно бы на вас женился. Но поскольку вы связались со Зверевым… Интеллектом вы не блещите.
        Не, не наушник и блютус.
        - И чем вам не угодил мой жених? - улыбаюсь заинтересовано, повернув голову к своему неожиданному собеседнику. - Побил?
        - Очень грустно, что дочь Конона наплевала на наследие своего отца. Как вы думаете, папа бы одобрил вашу связь со скверной, на борьбу с которой он тратил все свои жизненные ресурсы? Которая отправила его в могилу со своей женой…
        - Кто ты такой? - голос дрогнул. Меньше всего я ожидала вот таких вот вопросов! Бабы Зверя - пожалуйста. Я была морально готова к тому, что мне придётся с ними столкнуться. Вопросы о прошлом или нашем с ним знакомстве… Не знаю. Но к тому, что какой-то хмырь своим шнобелем начнёт ковыряться в моей семье…
        - Я не представился? Звягинцев Олег Михайлович, Лилия. - наконец, он поворачивается в мою сторону. Не потому, что я завладела его вниманием. Мне кажется, он вообще считает, что нет чего-то, что могло бы быть этого достойно. Он повернулся, чтобы оценить эффект от сказанного. - И я пришёл за тобой. Твоё место в сопротивлении.
        Я стена. Скала. Неприступная крепость. Не дышу, не двигаюсь, не моргаю. Это не страх. Боюсь я Зверя. Зверь боится Звягинцева, как бы ни пыжился и не отрицал это. И вот он - Звягинцев, сидит рядом со мной и говорит, что пришёл за мной! Это настоящий ужас!
        - Я отзову структуры. Ты получишь причитающееся тебе по праву. Наследство. Наследие. - лениво рассуждает вслух он. - Идём.
        Не двигаюсь по-прежнему. Лишь Морда недовольно вертит головой на моих коленях, протестуя перерыву в поглаживаниях.
        - Я не пойду. - сухо произношу я.
        - Твоё место не с супами, опомнись, девочка. - грозно припечатывает он, вытянув длинные ноги.
        - Я… - голос подводит. - Кхм…Я и есть суп. Вам…Тебе лучше уйти…
        - Мы никому об этом не скажем. - шёпотом произносит этот стервятник, склонив голову к моему плечу.
        Усилием воли заставляю себя оставаться на месте. Хочется сбежать отсюда. Бежать и бежать без оглядки!
        Не знаю, почему, но я уверена в бессмысленности побега. Догонит. Не он так его прихвостни. Здесь тьма народу. Сколько из них его людей?
        - Нарисуешь мне тень? - с вызовом спрашиваю я.
        Опрометчиво? Конечно! Просто я не вижу иного выхода, как тянуть время и ждать Зверева! Где его вообще носит?!
        - Есть способы. Например, убить материальное проявление твоей мутации. Не думала об этом?
        Ч-чего?! Убить чего? Кого? Морду, что ли?!
        - У меня есть другое предложение. Я останусь там, где нахожусь. Рома разберётся с моим наследством и наследием. А ты спокойно продолжишь заниматься тем, чем занимаешься. Смысл дёргаться? - да где же Зверь?!
        - И когда он начнёт? Когда доберутся до офшоров сопротивления? Я думал, он будет более активным в благосостоянии своей невесты…
        Вот сука! Кто из них мне врёт?!
        Уверена, моё лицо сейчас сливается с цветом платья. Во мне клокочет ярость. Бессильная и глухая настолько, что от этого немеют все внутренние органы.
        Свет резко гаснет. Прожектор выхватывает боковую кулису, откуда появляется довольно известный ведущий, спешащий в центр, к установленной стойке с микрофоном. Голоса в зале постепенно стихают. В отличие от моего громкого стука сердца.
        Я чувствую себя идиоткой, потому что всё, о чём я могу думать, это прыжок Морды! Пусть она опять на меня прыгнет, как тогда, когда лазер упал на мою ногу! Пусть я окажусь как можно дальше отсюда!!!
        …а что если… Да ну. Бред.
        В общем, бред, который вполне себе станет моим позором. Ну и позором Зверева тоже.
        Задерживаю дыхание, абстрагируясь от громкого голоса ведущего. Крепче обхватываю голову пантеры, зажмурившись. Подаюсь резко вперёд, поджав ноги к стулу, и падаю.
        Вау!
        Я больше не одна. Я вообще больше не я.
        Звягинцев резко вскакивает со стула. Оглядывается по сторонам, заламывая руки. Он делает несколько шагов вправо. Затем влево. Проходит сквозь меня, не вызвав никаких эмоций.
        Охренеть! Мы невидимые!
        Я хочу проследить за ним. Хочу узнать, куда он пойдёт, с кем и куда поедет. Чтобы сдать этого мерзавца с потрохами Звереву. Я настроена именно на это.
        Но разум не управляет телом. Я не владею им. А вот Морда тянется совсем в другом направлении. Ей нет дела до этого человека, ей нужен другой…
        Занавески растворяются, словно их и нет. Мы бежим сквозь столпившихся людей, очевидно, ожидающих своего выхода на сцену. Нет барьеров, границ. Нет ничего.
        Поворот. Дверь. Полутёмная комната. Столик для макияжа, с россыпью круглых светильников. У меня был такой же. Дома. В родительском доме.
        Мы не одни. Здесь Зверь и эта сука! Меня злит, что он её обнимает! Морду злит, что шавка, в ногах у девки припала на передние лапы, водя мордой из стороны в сторону.
        Мне кажется, что случится что-то страшное. Непоправимое. То, чего я не хочу.
        Я должна уйти. Мы должны уйти. Ничего хорошего не случится…
        Он уходит. Зверев уходит. Уверенно выходит за дверь, оставляя свою девушку в одиночестве.
        Он, что, выбрал меня? Типа, вернулся ко мне?
        Сознание рассеивается. Даже не раздваивается. Что-то странное. Словно в моей голове десятки разных личностей. Самых разных. Я уверена, что я, они больше не злятся. Я уверена, что причина нашей злости покинула эту комнату. А особь, что здесь осталась, не вызывает ничего, кроме жалости. Даже её тень-шавка, мечущаяся по кругу, вызывает…сочувствие.
        Нам нечего здесь больше делать. Мы движемся вперёд, минуя двери, стены и ограждения. Несёмся по ночной автостраде. Порывы ветра оглушают. Он настолько громкий, что мне становится больно. По-настоящему больно от оглушающего шума, свиста и завывания.
        Кажется, я отключаюсь. Звуки стихают. Огни меркнут. Больше ничего не тревожит моё сознание. Я словно плыву на лодке по убаюкивающим волнам. Мне тепло и спокойно. Тепло не от воображаемого солнца, над моей лодкой в голубом небосводе, а от комочка в груди, согревающего всё моё естество. Пушистого, мягкого, родного…
        Глава 30
        Чувствую, как что-то мокрое и вонючее скользит по моему лицу. Открываю глаза с готовностью убивать, резко перехватывая руку. Довольно крупную. Мужскую.
        - Привет, соня. - предатель-Зверев машет салфеткой перед моим лицом, отчего источаемый запах усиливается. - Выспалась?
        Выспалась!
        - Как самочувствие?
        Как надо!
        - В молчанку играем?
        Было бы неплохо.
        Отворачиваюсь от улыбающегося мужчины, отпустив его руку, и осматриваюсь. Кто бы сомневался, что мы в машине. Только я почему-то совсем раздета! Голые ноги едва прикрыты мужской футболкой, а грудь удивительно свободно себя чувствует. Неудобный лиф я всё ещё помню.
        Вопрос почти срывается с губ, но я упрямо поджимаю губы.
        - Лиля, ты можешь поговорить со мной… - даже не приказ, а предложение. Прям удивительно.
        Не дождётся!
        Ищу взглядом Морду, которая привычно растянулась на заднем сидении, тихо посапывая, отчего её усы забавно подрагивали. Снится, что ли, что-то? Надеюсь, что-то приятное.
        - Ладно. Я сейчас. - мужчина подхватывает большой синий пакет, очень похожий на мусорный, и выходит из машины, тихо прикрыв дверь.
        Смотрю ему вслед, мысленно посылая десятки проклятий на его коротко стриженный затылок.
        Неподалёку заправка и мини-маркет. Рома идёт в ту сторону, весело размахивая пакетом. Как ребёнок, ей-богу.
        Вокруг ничего. Странная местность. Дорога и пятачок, на котором приютилась цивилизация. Кажется, мы за городом. Покуда хватало глаз не было ни одного строения, кроме заправки и магазинчика. Да и движение на дороге было, мягко говоря, никаким. Лишь один проехавший мимо грузовичок.
        Зверь выбрасывает свою ношу в мусорную корзину, стоящую у ступенек к магазину, и так же не спеша возвращается.
        Что-то я на нём тоже не вижу вчерашнего костюма. Серый спортивный костюм. Закатанные по локоть рукава и блуждающий по округе взгляд.
        - Соскучилась? - усмехаясь, интересуется он, заняв водительское сиденье.
        Ага. Прям изнемогала всё это долгое время разлуки.
        - Ладно. - кивает. - Для начала накормлю тебя и напою, а там, глядишь, ты добрее станешь.
        Машина плавно трогается с места. Медленно мы подъезжаем к самим ступенькам магазина. Зверь глушит мотор, а я теряю терпение:
        - Ты вообще охреневший тип! Кто так паркуется? Знаешь кто?! Самовлюблённые дебилы! Ты же вход в магазин закрыл людям! Нормальным людям!
        - О, смотри, не онемела! - усмехается так, будто соревнования какие-то выиграл. - Ты здесь видишь кого-то? Я, нет.
        Эгоист! И болван!
        Скрылся в дверях магазина, вновь оставив меня в смешанных чувствах. Кошусь на спящую Морду, задумчиво жуя губу.
        Хоть ты тресни, ничего не помню. Звягинцева помню. Мымру эту с псовой тенью тоже. Зверева, конспиратора недоделанного. Бег помню. Огоньки яркие. Свист, оглушающий и дезориентирующий. Кажется, ещё тепло было. Всё.
        Здесь я, что делаю? Полуголая, в Роминой машине, где-то у чёрта на рогах?
        Я же не могла забыть что-то существенное, правда? Например, если бы мы… Нет! Если бы он не…не надругался над ничего не соображающей девушкой? Да ну нет. Бред какой-то.
        - Скучала?
        Почему он постоянно лыбится?! Он вообще нормальный?!
        - Нет!
        - Ну и ладно. Успеется.
        Что там должно успеться, я не поняла. Зверь садится на сидение, втащив в машину два объёмных пакета. Запах чего-то съедобного приятно ласкает обоняние. Желудок сжимается.
        - Не уверен, что это очень съедобно. На тебе и проверим. - лыбится он. - Выбора пока что у нас особого нет. Так что налетай.
        Мужчина вынимает один бумажный пакет за другим, классифицируя их непонятным образом. Какие-то бросает на торпеду, какие-то к себе на колени. Дошла очередь до целлофановых пакетов с домашней пиццей на толстом тесте.
        Кажется, кто-то скупил весь фастфуд.
        - В общем, выбирай, что больше нравится. Мусор сюда. - опустошив один пакет, он расправляет его между нашими сидениями и тянется к другому.
        В другом пакете оказались напитки, минеральная вода, сухие и влажные салфетки, упаковка чипсов.
        - Кофе здесь не делают? - отмерев, тянусь за пиццей.
        - Видишь ручки? Их две. - перебирая воздух пальцами, констатирует он. - Поедим, будет тебе кофе.
        Жую молча. А смысл что-то говорить, если у человека одни хаханьки на уме? Он же не воспринимает всерьёз не меня, не мои вопросы. Ручки у него две, блин…
        Вкус у пиццы довольно сносный. Суховато, правда, немного. Но не беда. Жадно запиваю первый кусок спрайтом, довольно зажмурившись. Кисленько.
        Зверев реально возомнил меня подопытным кроликом. Пока я недоела пиццу этот гад и не подумал к еде притрагиваться.
        Нормальный?!
        - Тебе привет от Звягинцева. - желая стереть его довольную ухмылку с лица, резко произношу я. - Ты, кажется, так его жаждал найти…
        - Я догадался, Лялька. - прожевав, отзывается он. - О чём говорили?
        - О многом. - глубокомысленно протягиваю я, разрывая пищевую плёнку на втором куске пиццы. - Обо мне. О папе. О тебе. Даже о Морде. Знаешь, у нас оказалось так много времени на задушевные беседы… - не выдерживаю. Злость просачивается в голос:- Где ты был? Где ты был всё это время, Зверь?!
        - Что за тон, Лялька? - равнодушно затолкав в рот большой кусок пиццы, он долго жуёт, прежде чем ответить. - Я же сказал, с другом нужно было поговорить. Разговор затянулся. Расскажешь, о чём конкретно он говорил?
        Вот собака! Врёт и не краснеет. Да бог с ней, с той краснотой, он даже бровью не повёл, в лице не изменился.
        - Расскажу… - задумчиво произношу я, копируя его действия. Заталкиваю в рот пиццу и тщательно жую, нарочито тяну время.
        - У тебя… - осекается он. - Сейчас.
        Молчу. Жую дальше, кося в его сторону злорадным взглядом.
        - Кетчуп с пиццы. - Зверь тянется к моему лицу рукой, с зажатой салфеткой. - Ешь, как…
        - Как ты… - набитым ртом воспроизвожу я, отчего этот кретин ещё шире лыбится.
        - Ну, допустим.
        Лёгкое касание к левому уголку моих губ. Бережное и удивительно приятное.
        - Или ты перестаёшь мне врать… или я выхожу из игры. - шёпотом озвучиваю свои требования, отклоняясь вправо, к двери.
        - Ого. И в чём я вру? - мужчина замирает. Хмурится, сжимая салфетку пальцами, а сам смотрит на мой рот. Очень странно смотрит.
        - Та девушка. С тенью собаки…
        - Волчицы. - поправляет он. - Ками волчица.
        - Хоть чёрт лысый. - закатываю глаза я. - Это она тот друг, Зверь?
        - Да. Это проблема?
        - Никаких проблем. И много у тебя…таких друзей?
        - Я понял. Тебя что-то не устраивает. Давай ты это просто озвучишь и мы попробуем это обсудить или решить. Хорошо?
        - Плохо. Если ты этого не понимаешь, как я тебе это объясню?
        - Что это, Лиля?
        - Да не хочу я быть невестой бабника! Выглядеть идиоткой. Привёз невесту на какой-то идиотский приём, а сам со своей… - уф, как же я зла, что приходится объяснять очевидные вещи. - Со своим другом по гримёрным обжимаешься! Не собираюсь я быть посмешищем, пусть даже за такие деньжищи!
        - Ты же помнишь, что у нас не настоящие отношения? - строго спрашивает он.
        - Ты идиот, или где, Рома?! - не выдерживаю я. - Если бы я с бывшим по тёмным углам пряталась, ты бы хорошо себя чувствовал?
        - Не ты мне платишь деньги…
        - Ах вот оно что… - делаю большой глоток сильно газированного напитка, морщась от приятных пузырьков, щекочущих горло. - Я считала, что ты платишь мне за имя и фамилию. За ложь. А оказывается, это деньги за мои унижения? Если вас видели… Что будет с моей репутацией, Рома? Особенно сейчас, когда имя моего отца и фамилию полоскает каждый ленивый урод, а?!
        - Я…
        - Ты палец о палец не ударил, чтобы выполнить свои обещания. Скажи мне, как обстоят дела с моим наследством, м? - щурюсь, резко вытирая руки салфетками.
        Всё, аппетита нет.
        - Я работаю над этим. - спокойно произносит он, тоже утратив интерес к еде. - Это дело не одной недели, увы.
        - Значит как будут результаты, так и поговорим. - строго произношу я. - До этого момента, чтоб никуда меня больше не втягивал, иначе… - красноречиво зыркнула на него, резко меняя тему:- Я больше не голодна. Что там с кофе?
        Зверев усмехается, молча кивая. Едва он скрылся за дверьми магазина, я осмотрела пол машины. Была слабая надежда, что туфли мне хотя бы оставили.
        С другой стороны, здесь до мусорника один шаг. Зверь так и не отъехал в сторону, а его машина по-прежнему стояла вплотную к ступенькам.
        Подхватив пакет, в который мы складывали обёртки и салфетки, я распахнула дверь, прислушиваясь к своим ощущениям. Не холодно. Совсем.
        Кажется, я меняюсь больше, чем мне этого бы хотелось.
        Супила босой ступнёй на асфальт, тоже не ощутив холода.
        Ну и хорошо.
        Шажок. Тёмно-синяя мусорная корзина, забитая доверху, в десяти сантиметрах. Конечно, забитая она потому, что один идиот, пакет положил поверх неё, а не внутрь.
        В мусорниках мне ещё копаться не доводилось, но…
        Приподняв синий мусорный пакет, я отправляю на абсолютно пустое дно пакет из машины, а уже сверху…
        Пальцы натыкаются на что-то продолговатое и узкое. Очертания туфель проступают сквозь натянутый целлофан.
        Я идиотка, да?
        Кладу пакет на сородича, поддев ногтями края синего, и тут же шарахаюсь в сторону. Множество окровавленных салфеток, моё платье, разорванное в клочья, и отломанный каблук туфель с каким-то кровавым ошмётком, вызывают рвотный спазм.
        Не хорошо. Съеденное поднимается по пищеводу. Обхватываю руками горло, будто это может помочь отправить содержимое желудка обратно.
        Откуда столько крови? На моей одежде…
        Глава 31
        - Ты реально чокнутая. В машину быстро! - рычит Зверь, сжимая два пластиковых стаканчика с кофе.
        Слушаюсь беспрекословно. Мысль в голове засела на репите одна: " Я кого-то убила. " Хочу оказаться как можно дальше отсюда.
        Сажусь в машину, тихо прикрываю дверь и поворачиваюсь к заднему сиденью. Смотрю на спящую кошку пристальным взглядом. Пасть, лапы, голова… Шерсть чёрная и лоснящаяся. Никакой крови.
        Сглотнув, смотрю на свои руки. Они чистые, я их сама вытирала влажными салфетками после еды. А вот под ногтями, как по традициям лучших боевиков что-то бурое. Конечно, не исключено, что я свинья, и это всего-навсего условно безобидная грязь.
        …но воображение упрямо наталкивало на классификацию запёкшейся крови.
        - Держи. - в открытой двери показываются два стакана с коричневой жидкостью. Не думаю, что кому-то из нас этот напиток придётся по вкусу. - Оглохла или опять в молчанку играешь? - Рома заглядывает в салон, хмуря брови.
        Беру горячий кофе, неотрывно глядя на свои пальцы. На торцах ногтя отошёл лак. А вот под ними…
        - Ты зачем в мусорник полезла? - умостившись, мужчина устало выдыхает.
        - Не знаю. - передаю ему один стакан, пожав плечами. - Открыла дверь. Стало интересно, почему я не чувствую холода. Про мусор в машине вспомнила… А там… ну…
        - Ты всегда поздней осенью в футболке и босая мусор выносишь? - щурится Зверь.
        - Нет. - честно отвечаю я.
        - Тогда почему ты ведёшь себя…неадекватно?
        - Не надо на меня наезжать! - рычу остервенело. - Что с моей одеждой? Там кровь!
        - Твоя одежда пришла в негодность. - усмехнувшись, Зверев залпом выпивает кофе. Сминает тонкий прозрачный пластик и выбрасывает его в окно. Та ещё свинья!
        - Твоя одежда тоже была в крови? - боюсь озвучить единственный мучивший меня вопрос. Конечно же, их было множество на самом деле, но лишь один вызывал чистейший ужас.
        - Нет. Я предусмотрительно разделся.
        Он плавно трогается с места, не обращая на меня больше внимания. Я сижу словно в тумане. Не понимаю, что я вообще здесь делаю? Словно в ответ на этот вопрос мелькает дорожный указатель. До дома слишком далеко, я даже города такого не знаю. Или это и не город вовсе?
        - Как я оказалась в твоей машине? - усмирив обиду, спрашиваю тихим голосом.
        - Я принёс.
        - И? Всё? Откуда принёс?
        Вот как можно с ним нормально разговаривать?! Честное слово, я превращаюсь с ним в какую-то истеричку.
        - Почти из лесу. - коротко отвечает Зверь, стремительно набирая скорость.
        Это что, такой способ меня заткнуть?
        - А одежда моя в крови, потому что я испачкалась в ней, да? - сквозь зубы выдыхаю я.
        - Вот видишь, ты сама всё знаешь. - ухмыляется мужчина, не удостоив меня и взглядом.
        - Останови машину!
        - Спешу выполнить твой приказ. - язвительно отзывается он, и не думая сбавить скорость.
        - Мне от тебя больше ничего не надо, слышишь?! Останови машину!!!
        Не лучшая идея голосовать в таком виде у дороги, но с ним невозможно! Невыносимо! Я всё чаще ловлю себя на мысли, что способна пойти на убийство. Убийство конкретного идиота!
        - Послушай, Лялька, - весело произносит Рома, - Если ты ничего не помнишь, значит, тебе это не нужно. Пантера подавила тебя на время своей вылазки. Она позаботилась о тебе и твоей психике. Что ты хочешь услышать от меня?
        - Что значит, подавила? - шумно сглотнув, интересуюсь я, всё ещё рвано дыша.
        - Одержала над тобой верх. Смяла сознание и сопротивление. Вывела тебя на время из игры.
        - З-зачем? - стало страшно. То есть, можно вот так запросто, во время этих фокусов меня…выкинуть из…тела? Нейтрализовать?
        - В твоём случае, чтобы ты не мешала зверю охотиться и расправляться со своей добычей. - невозмутимо продолжает он, отчего у меня зубы сводит.
        - Этого нельзя было сказать сразу? - с трудом сдерживая ругательства и рвущуюся наружу злость, уточняю я. Следую примеру Зверя, выпивая отвратительный кофе залпом. Надоело его в руках держать, если честно.
        - Зачем? Ты такая забавная когда злишься. - улыбается он, озорно мне подмигивая.
        Животинку себе завёл? Забавная я, да?!
        - Ты извращенец! - констатирую я, улучив момент для удара.
        Звук пощёчины эхом звучит в моих ушах, разливаясь приятной негой по нутру. На мужской щеке расползается красное пятно, а мою ладонь покалывает словно маленькими иголочками. Но я довольна! Боюсь, что даже счастлива в эту минуту, как никогда!
        - Ешё раз так сделаешь, я тебя накажу. - цедит он. - Обещал не бить, не стану. Но отшлёпаю так, что ты сгоришь со стыда или обкончаешься! Сидеть неделю не сможешь! Поняла?
        Э-э-э-э… Это…Это как? Что он такое несёт? Ладно, про стыд мне понятно, но вот про… Да, блин!
        - Прекрати надо мной издеваться! - вместо заинтриговавшего меня вопроса, я говорю иное. - Ты тоже понёс наказание за свою выходку. Если не изгаляться надо мной, то и никаких пощёчин не будет. Следовательно и твоего…э-э-э-э…наказания. У меня тоже есть гордость, чувство собственного достоинства и далеко не железные нервы.
        - Я предупредил. Нюансы меня не интересуют.
        У-у-у-у. Ненавижу! Конченный! Просто конченный!
        Сиденье качнулось. Я опасливо покосилась назад, встретившись с одним приоткрытым глазом Морды. На какое-то мгновение мне показалось, что она смотрит на меня сочувствующие и одобряющие.
        Бред, да?
        - Проголодалась? - решая отвлечься, я тянусь к остаткам фастфуда, на миг замерев:- А…а ей можно такое есть вообще? - не знаю почему, но мне не хочется к нему обращаться после произошедшего. Вот ни Рома, ни Зверь, никак. Разве что оно! Но за оно я однозначно отгребу по полной.
        - Отдавай. Что захочет, то съест. Она неглупая девочка. - неохотно, отвечает он, не отрывая взгляда от дороги.
        Кормёжка несколько отвлекла от негативных мыслей. Даже успокоила. Морда в самом деле ела выборочно. От пиццы, например, отказалась, но умяла упаковку сосисок и колбасную нарезку. Чего греха таить, я и сама помогла ей со всем расправиться.
        Хотела предложить Зверю, но поймала себя на мысли, что испытываю страшно сильное желание засунуть ему эту сосиску в глотку. Будем считать, что в большой семье лицом не щёлкают. Не оголодает.
        Уже в вечерних сумерках мы подъехали к большому загородному дому, остановившись перед высокими воротами.
        - Куда мы приехали? - с интересом разглядывая разбитые клумбы и деревца под забором, интересуюсь я.
        - Тебе нужна одежда. А мне еда и отдых. - ответ мне уже не понравился. Опять никакой конкретики.
        - Чей это дом?
        - Моей матери. - злорадно улыбаясь, заявляет он.
        Ворота пришли в движение, медленно разъезжаясь в разные стороны. Зверь направляет машину по гладкой дороге, к невысоким ступенькам.
        - Ты меня наказываешь… - шепчу я.
        - Я не хочу ехать в ночь, Лиля. Я тоже имею не железные нервы и могу устать.
        Не верю ни единому слову. Я знаю, что он специально привёз меня к своей матери. Чувствую.
        - Завтра ты отвезёшь меня домой. Наши пути разойдутся. Сделка аннулируется. Деньги можешь оставить себе. Я не желаю иметь с тобой ничего общего.
        - Вернёмся к этой теме завтра. - равнодушно бросает Зверев, глуша мотор. - Сегодня ты всё ещё моя невеста.
        Глава 32
        Роман Зверев
        Без сожалений отдаю девчонку на растерзание матери. Мне нужно успокоиться. Я и так чудом удержался от того, чтобы не надавать ей по голой заднице. А это прогресс! Ни одну женщину мне не хотелось ударить! Никогда!
        …разве что, по их личной просьбе и в соответствующей атмосфере.
        Но эта Кононова!
        Почему я, идиот, считал, что дочь военного будет гораздо умнее, предусмотрительнее и спокойней?! Она сущий дьявол. Бывают, конечно, проблески адекватности на тёмном полотне её безумства, но их ничтожно мало.
        Ну не бить же её и правда, в конце концов? А как справляться? Как?
        Отступать поздно. Звягинцев клюнул, сделал второй шаг. Ещё бы Кононова пользовалась ртом по назначению, и рассказала, о чём они говорили, а не чушь несла.
        Мутная история на самом деле. Непонятно, что мне с ней делать? Оставить матери на перевоспитание? Так от девки станется оформить матушке очередной сердечный приступ. Слишком рискованно. Вообразить себя её работодателем и оштрафовать? Может сработать. Правда, я до сих пор не понимаю, для чего ей такие деньги. Наследство там шикарное. Девица двинутая, но совершенно не зациклена на внешности и статусных вещицах. Чтобы прижать её этим, не помешало бы выяснить, зачем она так вцепилась в бабки. Ещё и в такую сумму. Половину общака отдам этой конченной за эту аферу.
        Плевать. Не деньги главное. Главное, чтобы это не было напрасным. Добраться до радикалов и производителей наконец-то. Закончить эту негласную войну. Убить всех. До единого. Отыскать их отпрысков, родителей и всевозможных родственников…Уничтожить! Чтоб даже памяти о них ни у кого не оставалось!
        - Кого я вижу… - раскинув руки в стороны, Дима поджидает меня у дверей, ведущих в кухню.
        - Без этого! - резко обрываю друга, отстранив его в сторону.
        Вхожу в кухню, шаря взглядом по столам и поверхностям. Не найдя ничего привлекательного, иду к холодильнику.
        На стол летят контейнеры, тарелки с овощами и салатами, колбасы и сыры. Дима смотрит на меня насторожённо, но с вопросами не лезет. Ждёт. И правильно делает.
        Остервенело, отгрызаю кусок колбасы от палки, задумчиво пережёвываю и выдаю:
        - Конова грохнула одного из ребят Звягинцева.
        Секунду наблюдаю, как моложавое лицо хмурится. Он щурит правый глаз, не глядя подвигая стул для себя, и садится, рвано выдохнув:
        - Я так понимаю, это не шутка?
        Качаю головой, снимая пищевую плёнку с сыра.
        - Премиальные ей выписал?
        - Пиздюлей я ей чуть не выписал! - лезу в ящик стола за ножом, бросая мужчине:- Сделай кофе, я расскажу. У меня башка ни хера не варит. Может ты сообразишь, как такое произошло.
        Быстро нарезаю колбасу, сыр и овощи. Сваливаю всё на одно большое блюдо, отыскав его в самых нижних ящиках, и торжественно ставлю на стол.
        Дима занят кофемашиной, но это не мешает ему бросать на меня настороженные взгляды.
        Избавлюсь от мастерки, бросив её на соседний стул, и сажусь есть, игнорируя некое напряжение, повисшее в комнате.
        - Ну и? - нетерпеливо постукивая пальцами по столу, Дима нарушает молчание.
        От чашек с кофе идёт восхитительный дымок. Я уверен, он пахнет так же - восхитительно. Вот только я этого не чувствую!
        Умяв несколько сочных помидоров, я начинаю рассказ:
        - Приём не удался. Объявилась Ками. - Миша округляет глаза, но я спешу его успокоить:- Я решил этот вопрос. Да и Кононова не промах. Настоящая кошка. Но отвлечься пришлось… - поджимаю губы, придвинув к себе белую чашку с кофе. - И вот здесь самое интересное… Пока я отвлекался, к Кононовой подкатил яйца некто, представившийся Звягинцевым. Она, как всегда, натворила дел…
        - Записи с камер брал? - глаза мужчины загорелись злобным блеском.
        - Конечно! - даже как-то обидно слышать такие вопросы. - Не в этом дело, ты слышишь? Ничего общего у мужика с тем, что Ал поймал у администрации, когда Конона слили.
        - Я уж было подумал… - Дима разочарованно поджимает губы, задумавшись на несколько минут. Я трачу это время на кофе и остатки сыра. - Слить Конона мог и один из его людей. А мы просто приняли помощника за лидера. Как тебе вариант?
        - Тогда получается, что к Кононовой заявился настоящий Звягинцев. - отвергаю это предположение.
        - А почему ты думаешь, что это не он? - раздражённо уточняет Дима, я уверен, борясь с желанием мне врезать.
        - Потому что она его убила. - пожимаю плечами, как ни в чём не бывало, и запиваю сыр кофе. Со вкусовыми рецепторами без обоняния тоже какая-то лажа. Какое-то всё непривычное на вкус. Разве что, кроме кофе.
        - Ты уверен?
        - Я топил запчасти от него два часа в реке. Как ты думаешь, я уверен? Разумеется, голова сохранилась, чтобы я был уверен в личности… Погибшего, уместно говорить в такой ситуации?
        - Ну значит, Звягинцев первый! Тот, что слил Конона. - с сомнением произносит друг, приподняв брови.
        - Тоже нет. Он в психушке. Я проверил.
        - Ты…
        - Ага. Окончательно и бесповоротно. - соглашаюсь с невысказанным, активно кивая. - Короче, у нас опять на него ничего нет. Я, блядь, уже начинаю верить в полтергейст. Переселение душ…
        - Ну а Кононова, как вообще это комментирует? Почему она напала? Да и, о неприятном, ты позаботился о свидетелях?
        - Во-первых, она не помнит. Или очень мастерски играет. Во-вторых, а нет свидетелей. Я не могу понять, как ей это удаётся, но она не имеет звериного обличья. - допиваю кофе, зачем-то слизав последнюю каплю, норовящую соскользнуть по бокам чашки. - Она становится…тенью. У неё не тень пантеры, как, например, у Ками тень волчицы. Кононова сама тень. У них какая-то мощная связь с пантерой. Настолько, что они словно растворяются друг в друге. Я смотрел запись с зала десятки раз, пока гнал машину прочь. Кстати, об этом. Отвлёкся. Она загнала мужика. Я отметил кое-что на карте. Позже сброшу. Преследовала его, гналась, пока у чувака не кончился бенз. В таких ебенях… Машина целая. Получается, он зачем-то вышел из неё. Я отогнал её подальше. Но всё равно. Тысяча километров, Дима…
        Вместо того чтобы пускаться и дальше в сумбурные объяснения, я сразу же сбросил ему видео с камер, зафиксировавшие некого Звягинцева номер два, и геолокацию, где нашёл Кононову.
        Денёк выдался тяжёлым, как и половина прошлой ночи. Планы у меня грандиозные! Помыться нормально, а не в реке, отмывая пантеру, и завалиться спать. Желательно, проскользнув мимо матери.
        - Ты думаешь, она на него охотилась? - заметив, что я подхватил мастерку и навострил педали на выход, подал голос Дима.
        - А есть другие предположения?
        - Для охоты на человека должны быть весомые основания, Зверь. Тебе ли не знать. Иначе…она очень опасна.
        - Может, он ей угрожал? Может, что-то сделал, что не понравилось пантере. Не знаю. Но я узнаю. Это вопрос времени. Нам с Кононовой лучше взять паузу. Хотя бы на эту ночь. - продолжать мусолить одно и то же не хотелось.
        Желаю ему спокойной ночи и иду к дверям.
        - А сам не боишься? - тихое в спину.
        - Чего я должен бояться? - замерев в приоткрытых дверях, спрашиваю я.
        - Кононову. Судя по всему, у вас те ещё "дружеские" отношения.
        - Не неси ерунды. И это, - оглянувшись, встречаюсь с насмешливым взглядом, - Не трепись пока никому. Парней предупреди, чтоб помалкивали. Женщинам ни слова.
        Глава 33
        Ненавижу! Ненавижу его!
        Привезти меня в дом своей матери…в своей футболке, босую, полуголую! Ещё и свалить непонятно куда, даже ни разу не заглянув и не поинтересовавшись, жива ли я вообще!
        Стыдно, это не то слово. Сквозь землю провалиться хочется.
        Понятия не имею, что Зверев наплёл матери, но она, слава богу, ко мне с вопросами не лезла. С вопросами о моём внешнем виде и произошедшем. Собственно её тактичность и зародила внутри меня надежду, что Янина Александровна умерила свой пыл, касаемо моей скромной персоны.
        …но нет.
        За одежду и ванну я была благодарна. Помывшись и одевшись в чистый спортивный костюм персикового цвета, я почувствовала себя значительно лучше. Человеком. Даже тот факт, что на мне нет нижнего белья больше не парил. Мне бы ещё расчёску, и всё - жизнь удалась.
        - Лилечка, - бесцеремонно открыв дверь в ванную, когда я едва-едва успела одеться, недо-свекровь заботливо воркует, - Я тебя жду в столовой за столом. Поторопись.
        Смотрю на быстро закрывшуюся дверь и не знаю, что делать. Какая столовая? Где она вообще? Может, я где-то здесь найду диванчик и того, в царство Морфея?
        Ну не могу же я в ванной просидеть вечность?!
        Чертыхнувшись, выхожу за дверь, опасливо оглядываясь по сторонам. Дом, безусловно, шикарный. Хороший ремонт, современная мебель и техника. На многих поверхностях живые цветы в вазах и горшках. Подоконники ими буквально заставлены.
        И ни одного личного предмета. Не знаю, фотографий, портретов, одежды, небрежно брошенной на постель, кресло или стул.
        Нет, абсолютно неуютная комната. Если бы не цветочные горшки и вазы с цветами, я решила, что это гостиничный номер.
        - Дорогуша, ну я же жду! - вновь из ниоткуда и без стука появляется мать-Зверь. - У меня возраст уже, знаешь ли, не тот! Идём!
        Женщина замирает в открытых дверях и выжидательно на меня смотрит.
        Да не хочу я с ней никуда идти!
        - Ну?!
        Господи, у него даже мачеха такая же, как он - требовательная и двинутая, прости Господи.
        Иду лишь потому, что нужно проверить Морду. Сергей настоял, чтоб она осталась спать в машине, пообещав, что я смогу её забрать в дом, как только та проснётся. Всё-таки с ней мне гораздо спокойнее. Всё не одна.
        - Я не голодна. Но мне нужно во двор. Удостовериться, что пантера не проснулась. - тихо говорю я, надеясь хоть на толику понимания.
        Буй там плавал, а не понимание!
        - Машина открыта. Она разберётся без тебя.
        - Может быть. - скрежетнув зубами, отвечаю. - Но мне спокойнее, когда она со мной. Ей, я думаю, тоже. Иначе, она бы вела себя иначе.
        - С тобой? Ты же не думаешь, что я пущу её в свой дом?
        Я уверена, что никаких порогов мы не проходили. Ламинат был абсолютно гладким, без зазоров. Но я споткнулась, едва услышав её слова. Чужой тапок спал с моей ноги, заскользив по полу.
        - Сергей обещал, что я смогу забрать её в дом. - стараюсь контролировать голос, который вовсе не хочется сдерживать. Хочется прокричать ей в ухо как минимум то, что это нечестно.
        - Мой дом - мои правила. - недо-свекровь кивает на ближайшие двери, издевательски улыбаясь:- А вот и столовая.
        Медленно иду за тапком, возвращая его на полагающееся место. Хотя если честно хотелось совершить безумный поступок - дать этим тапком женщине по заднице! Ещё и приговаривать при этом: " Нельзя так к людям относиться. Нельзя так к людям относиться."
        - И куда ты собралась, дорогуша? - заметив, что я прошла мимо тех дверей, на которые она указала, женщина рявкнула мне в спину:- Я что-то непонятное сказала?
        - Это вас не касается! - бурчу не оглядываясь.
        Услышала, ты смотри.
        - Ты в моём доме! В моей одежде! И будешь делать, что я скажу!
        - Как хорошо, что это исправимо! - по-прежнему не оглядываясь, сбрасываю тапки с ног, попутно расстёгивая мастерку. Скидываю на пол и её, вслед за тапками. Расшнуровываю шнурок на поясе штанов, остановившись на мгновение, чтобы перешагнуть и штаны, и упрямо иду к выходу.
        Во всяком случае я очень надеюсь, что к выходу. Спесь спадёт, а вот шляться голой по всему дому, ещё и чужому, дольше необходимого не хочется совсем.
        Мне повезло. Всё-таки я выбрала верный путь. За поворотом показались заветные три ступеньки, ведущие к входной двери. Как назло, на маленьком диване сидел какой-то мужчина. У самих дверей. И моё появление не осталось незамеченным.
        Оторвав взгляд от телефона, он поворачивает голову в мою сторону и шумно сглатывает. Я слышу это. Я вижу, как в расстёгнутом вороте его рубашки дёрнулся кадык.
        - Доброго вечера и до свиданья. - стараясь говорить спокойно и невозмутимо, я киваю, поравнявшись с ним, и, пока меня не остановили, быстро толкаю дверь от себя, буквально вывалившись на улицу.
        Ищу глазами машину Зверева, не понимая, куда он мог её деть. Внедорожника нигде нет. Собственно, как и других машин.
        Бегу за угол дома, осматриваясь по сторонам. С трудом сдерживаю вздох облегчения, увидев машину с открытой дверью.
        Не соврал. Ну хотя бы в этом.
        Спит! Морда наглая!
        - Эй… - предпринимаю слабую попытку разбудить пантеру, начёсывая её бока. Ноль реакции. - Морда, нам пора! - толкаю её в тот же бок, наполовину забравшись на заднее сидение и согнувшись в три погибели. - Совесть имей, кошка драная! Я здесь твою честь отстаиваю, а ты дрыхнешь!
        Грохот неподалёку прибавляет решительности. Двери это или что-то другое, мне неинтересно. Мне не хочется ни минуты здесь оставаться.
        - Сама напросилась. - шепчу я, прикрыв глаза.
        Так. Это просто. Ни о чём не думаю. Ни о чём. Однажды у меня это уже получилось. Сейчас я…
        - Лилия, мы можем поговорить? - голос позади меня сбивает с толку. Втягиваю в салон ноги, забравшись верхом на пантеру, что, не шелохнувшись, дрыхнет и сопит, водя ушами. - Возьмите.
        Мне протягивают какую-то одежду в открытую заднюю дверь авто. Хорошо, конечно, что это не тот спортивный костюм персикового цвета, но тем не менее касаться её не спешу. У меня вообще были другие планы!
        - Я вас не знаю! А Зверь и его… мама…
        - Рома спит, а Янина Александровна пошла отдыхать, Лиля. Составите мне компанию за чашкой кофе? Или вы предпочитаете чай? Меня Дмитрий зовут.
        Шустрый какой. Быстро ориентируется, ты смотри! А я вот возьму и останусь! Назло Звереву, гаду! Должен же быть в их "гнёздышке" хоть один нормальный человек! Вдруг это Дмитрий?
        Глава 34
        Облачившись в мужской пиджак, я решаю вернуться в дом с мужчиной, представившимся Дмитрием. Он распахнул передо мной дверь, из которой я совсем недавно выбежала, и замер, ожидая моего дальнейшего шага.
        - А Янина Александровна точно отдыхает? - замявшись, спрашиваю я, поправив длинные рукава чужого пиджака.
        - Точно. Вы можете не беспокоиться. Мы попьём кофе. Поговорим, если вы захотите, а после я провожу вас в гостевую комнату. Не ту, что выделила вам Янина Александровна. - приятным голосом убеждает меня мужчина.
        - Ладно. - решительно кивнув, я переступаю порог дома и следую за нагнавшим меня мужчиной, попутно его разглядывая.
        Ниже и уже Зверева. Не такой крупный и раскаченный, но черты лица у него приятнее, что ли. Мягкие, почти мальчишеские. Карие глаза, в обрамлении густых ресниц. Прямой нос. Чуть пухлые губы. Мягкая линия подбородка. Кожа смуглая. Возможно, восточная кровь. Да и стиль его мне импонировал больше, чем вечные футболки и спортивки Зверева.
        Хотя почему это я вообще его со Зверем сравниваю?! Тоже мне идеал, блин.
        Он привёл меня в кухню, где предложил присесть, пока сам занялся приготовлением кофе. Я не отказываюсь. Присаживаюсь на стул за небольшим чёрным столом, на котором лежат в большой пиале фрукты и конфеты. Аппетита по-прежнему нет, но руки чем-то занять хочется. Беру банан. Дмитрий то ли плохой собеседник, излишне молчаливый; то ли хороший, не донимающий разговорами.
        Не выдерживаю сама:
        - А вы, простите, кто?
        Почему-то я его сразу же причислила к рядам охраны. Возможно, я именно так их себе представляю, а, возможно, это из-за того, что он сидел у входной двери, рядом с гардеробной. Охранял, наверное.
        - Друг семьи. Помощник Янины Александровны.
        - Сочувствую. - искренне произношу я, покончив с очисткой банановой шкурки.
        - Не стоит. У нас прекрасные отношения. Хотя, признаться, человек она тяжёлый. - пожав плечами, мужчина ставит на стол две чашки с кофе, занимая место напротив меня, и подворачивает рукава рубашки, демонстрируя довольно дорогие наручные часы. - Я же за её сына замуж не собираюсь.
        - Я тоже. - хмыкаю. - Свадьба - её затея. Помолвка - это же совсем другое. Собираться замуж можно долго. - осознав, что говорю лишнее, спешу исправиться:- Как следует всё взвесить. Подготовиться. Организовать… всё.
        - Можете не объяснять. Во-первых, Янина Александровна уже всё организовала. Во-вторых, я в курсе вашей договорённости со Зверевым. - он улыбается, а я теряюсь.
        Хорош Зверь! Всем растрепал, получается, а мамочке не сказал! Вот же ж гад!
        - Вижу, я вас не порадовал?
        Минуту подумав, делаю маленький глоток кофе, подув перед этим в чашку:
        - Может перейдём на ты? Не обижу?
        - Конечно. - Дмитрий откидывается на спинку стула, позёрски подняв брови:- Я не настолько старше вас. Это просто дань родительскому воспитанию. Давайте на ты.
        - Давай. - легко соглашаюсь я. - Зачем ты меня остановил? - тут же беру быка за рога, откусив почти половину банана и прожевав. - Только честно.
        - Честно… Ты нужна не Звереву, а нам. У него непростая судьба, непростой характер. Не хочу, чтобы его поведение повлияло на операцию.
        - Операцию?
        - Нам нужны производители Су, Лиля. Есть существенные доказательства того, что радикалы получают от них поставки напрямую. Нужные и выгодные им. - излишне серьёзно, на мой взгляд, отвечает мой новый знакомый. - А вот Звягинцева нам удалось выманить только с твоей помощью…
        - Я наживка и все считают, что это нормально. - глаза закатываются сами собой. Да, безусловно, не за просто так и не по доброте душевной - за хорошие бабки. Но само отношение к этому Зверя и этого Димы напрягает.
        - Наживка с прекрасными внешними данными. - тихо проговаривает мужчина. - С огромным состоянием. С наследием своего отца. Иная. Иная со способностями супа… Мне кажется, ты себя недооцениваешь.
        Вот он, кажется, ничего такого не сказал, а мне так неловко стало. Чувствую, как кровь прилила к щекам.
        - К тому же, - как ни в чём не бывало, продолжает он, - Зверев не даст тебя в обиду.
        Промолчать не смогла:
        - Это ты его переоцениваешь. Этот Звягинцев, которого вы все боитесь, сидел в миллиметрах от меня! Я чувствовала его дыхание! Да он даже касался меня! Он мог меня убить! А где в этот момент был хвалёный Зверь?! Сказать? Он по углам девку тискал! Не даст в обиду - это вот это вот? - незаметно для себя повысила голос, почти перешла на крик, вовремя прикусив язык и сбавив тон:- Он меня этим Звягинцевым запугал. Я там чуть не описалась со страху! Хорош защитничек…
        Мужчина как-то странно на меня смотрел. Выжидающе, словно ждал продолжения. А какое продолжение? Одни маты в адрес Зверева, разве что.
        - Что? - не выдерживаю я.
        - Ничего. - отзывается он, переключив всё внимание на чашку, стоящую около него. - Вполне справедливо. Но кое-что меня интересует… Ты неглупа, хороша собой, тебе причитается хорошее наследство. В общем, зачем тебе эта затея? Деньги? Ты же это на всю жизнь запомнишь, первые не забываются, а Зверев рано или поздно возьмёт…
        - Эй! - рявкаю я. - Ты о чём вообще? Это что за разговор? Ты меня за шлюху принимаешь?!
        - Шлюха, у которой до этих лет мужчины не было? Оригинально. - хмыкает он, не отрывая взгляда от чашки.
        - Почему это не было? - нахмурившись, переспрашиваю я, внутренне напрягшись. Ну не маг же он какой-то! Не ясновидящий и не экстрасенс. Хотя я уже ничему не удивлюсь. - Какая разница? Между нами со Зверевым никогда и ничего не будет. Что он там возьмёт?
        - Я не хотел тебя обидеть. Я тебя не знаю, рассуждаю исходя из натуры Ромы, а не тебя. Он не упустит такой лакомый кусочек… Вот только нюх к нему вернётся…и всё. Он умеет ставить цели и добиваться желаемого. - переведя на меня взгляд, Дима лениво подпёр голову рукой, рассматривая моё лицо. - Ты же сама хотела честности.
        - Ты…п-прости, - не получилось сформулировать вопрос правильно, - Как узнал, что я…невинна? - Господи, и слово же такое подобрала.
        - Запах подсказал. - лукаво улыбается мужчина, остановив немигающий взгляд на моих губах. - Он очень многое может рассказать. К примеру, то, что за дверью стоит Рома.
        Я вздрагиваю, не ожидая услышать подобной реплики.
        - Я смотрю, к кому-то возвращается нюх, да, Рома? - задал громкий вопрос мой собеседник, посмотрев в сторону двери.
        Дверь приоткрывается, едва слышно скрипнув. Рома медленно входит в кухню, окидывая меня недовольным взглядом. Поджимает губы и отворачивается к Диме:
        - Иди, отдыхай, Дима. Тебе завтра с моей мамой и Лилей весь день по магазинам мотаться. Успеешь мне кости перемыть.
        - Денёк обещает быть прекрасным. - подмигнув мне, мужчина встаёт из-за стола. - Спокойной ночи, Лиля.
        Киваю как болванчик, не издав ни звука.
        Кутаясь в пиджак, опасливо наблюдаю, как мужчины пожимают друг другу руки, после чего один из них выходит и прикрывает за собой дверь. Вздохнув, перевожу взгляд на Зверева. Он словно только этого и ждал, решительно шагает ко мне, уперев по бокам от меня руки в стол. Не отстраниться, не вырваться.
        - Я смотрю, наши отношения переходят стремительно на новый уровень. Бессонные ночи прямо как у настоящей пары, Лялька! Я, конечно, готов из-за тебя не высыпаться, но по более приятным причинам…
        Глава 35
        Роман Зверев
        Как же она пахнет! Бедный мой нос. Зачем только уткнулся им в её волосы?
        Я осознаю, что это не совсем нормально. Обоняние сейчас сбоит. Не стабилизировалось в полной мере. Это значительно лучше, чем ничего, но всё же запахи настолько разные, их так много, что это вводит меня в лёгкое замешательство.
        - Что ты делаешь? - тихо спрашивает она. Не шевелится, замирает и вздрагивает, когда я веду носом к плечу.
        - Мерзость. - выдыхаю. - Медвежатиной несёт до одури. Тебе лучше принять ванну. - отстраняюсь рывком, оттолкнувшись от стола.
        - Чем от меня несёт? - скосив взгляд, она не торопится поворачиваться и смотреть на меня. - Медвежатиной? Это как вообще?
        - Митяем несёт. Димой. - неохотно объясняю я, оттянув ворот пиджака и подув на разгорячённую кожу. - Помойся. Я решу вопрос с одеждой.
        - И как ты его решись в это время суток? - повернувшись, спрашивает она. Руки сжимают края пиджака на груди, словно я какой-то маньяк. Словно это могло бы помочь, реши я…
        - Я сказал, решу вопрос, значит, решу.
        - Ты говорил так о моём наследстве, Зверь. - прищурившись, бросает мне обвинение. - Говорил о Морде. Видимо, забыл спросить разрешения у своей мамочки перед тем, как обещать мне, что пантера может остаться со мной. В доме.
        - Осторожнее, Лялька… - шепчу, качая головой. - Я разберусь со всем.
        - У тебя нет больше на это времени! - зло цедит она. - Ты помнишь, что я выхожу из ваших дурацких игр? Мне всего этого больше не нужно. Я хочу домой. Сама как-нибудь справлюсь.
        - Не справишься. Пока Звягинцев в тебе заинтересован, ты в опасности. Только я могу тебя защитить.
        - Ты же всё слышал, Зверь. К чему это притворство? В драмтеатре ты сильно меня защитил? Прости, но защитник из тебя так себе. А вот преследователь ты хороший. Стоит только от тебя отдалиться, сбежать - ты тут как тут. Чудеса, да и только. Как? М? Не по запаху же ты меня вычисляешь постоянно.
        - Государственная тайна. - улыбаюсь, а сам сжимаю руки в кулаки. Разговор не из приятных. Да и услышанное под дверью настойчиво засело в голове, что думать могу только об этом. - Ну, - решаю сказать девчонке правду, - Отвезу я тебя домой. Хорошо. Дальше, что? Пусть ты протянешь неделю, в лучшем случае, пока до тебя не доберутся радикалы. Хорошо, если просто прикончат. По-быстрому. А если пустят на новую партию Су? Эйн уверен, что с мёртвых биоматериал не столь чувствителен к мутациям и скрещиванию. Значит, будут вечность выкачивать кровь, костный мозг, возможно, не обойдут и внутренние органы. Это лучше, чем наши конфликты?
        - Конфликты? Ты постоянно меня унижаешь! Это не конфликт. Ты мне врёшь. Постоянно врёшь. Где твои хвалёные иные? М? Оборотни? Ты говорил, что скоро кто-то там приедет, и я смогу пообщаться с кем-то из них обо всём этом. Обещал научить чему-то там. А на деле я выгребаю одна! Одна! Что с Мордой, что с врагами, которых у меня до тебя не было! Ты мне бросил в лицо, что мой папа наркоман, употреблявший Су и умудрившийся под ним забацать меня - пузожителя маме! Прекрасно! Вся моя жизнь разрушена из-за тебя! Из-за тебя! Мне что делать? Что думать? Родители вообще меня любили? Или я для них была экспериментом? Каким-то орудием…
        Как сложно устроена женская голова! Малолетняя идиотка!
        - Не неси херню! - жёстко обрываю её словесный поток. - Любили тебя родители. Так просто получилось, и всё. Большинство населения земли появилось в подпитии, или чем-то похуже. Никто в этом не виноват. Твой отец не знал, что наркотик внесёт свой генетический код. Тебя выносила мать. Под сердцем носила девять месяцев, уже зная, что ты можешь унаследовать отклонения и мутации. С роддома тебя забрали в дом. В семью. Она тебя сиськой кормила. Они с отцом ночи не спали, дочь растили. А ты несёшь херню какую-то, не любили тебя. Самой не стыдно?
        - Что ты вообще можешь знать о любви? - шёпотом спрашивает она. - Возможно, у них просто не было выбора… Ты не можешь знать наверняка, как оно всё было. Даже я жила с ними двадцать лет и не знала ничего, как выяснилось, о своём отце.
        - Лиля, ты тупая? Выбор есть всегда. Мои родители меня бросили. Они знали, что я буду другим. Тогда уже были случаи врождённых пороков у новорождённых. Меня никто не спешил домой забирать. Меня в роддоме и оставили. Так что, выбор есть всегда. Твои родители поступили так, только по одной причине - они любили тебя. Не засирай свою головку подобными мыслями.
        - А потом забрали? - едва я замолчал, как она выпалила следующий вопрос.
        - Что забрали?
        - Ну, тебя. Потом одумались и забрали?
        - Нет. Лиля и Леонид меня усыновили, когда мне было три года. Я узнал об этом только после смерти мамы. Я повзрослел. Обзавёлся внутренним зверем. Один ген животного вытеснил другие, я стал иным. Впрочем, я всегда себя им ощущал, потому что с ними жил и рос. Потому что меня любили. - запинаюсь, громко чихнув:- Слушай, иди уже помойся, я тебя прошу. Это какой-то ядрёный запах. Кошка и медведь, оказывается, ужасное сочетание. Пойдём.
        Протягиваю ей руку, помогая встать. Веду в гостевую, стараясь не делать глубоких вдохов. Запах на самом деле ужасный. Идём молча. Хорошо, что здесь недалеко, иначе, я бы точно не выдержал и ретировался как можно дальше.
        - Располагайся, мойся, обустраивайся. - отрапортовал я, щёлкнув выключателем. - Дверь не закрывай. Я схожу проверить пантеру и, если что, оставлю входные тоже открытыми. Про одежду помню. Спокойной ночи.
        Ухожу как можно скорее. У меня действительно оказалось ещё много дел, которые стоило бы завершить до утра. Да и с мамой нужно поговорить. Что это за заявки такие?
        Пантеры в машине не было. Ветер донёс её запах за многие километры от дома. Девочка ушла на ночную охоту. С одной стороны, конечно, молодец. А с другой… Если войдёт в азарт, вернётся по уши грязная и в кровищи. Ни маме, ни Ляльке такие зрелища не нужны.
        Решаю ждать её возвращения.
        Тихая вибрация телефона удивила. Не припомню, чтобы кто-то в последние годы названивал мне по ночам.
        - Слушаю. - приняв вызов с неизвестного номера, произнёс я.
        - Доброй ночи, Роман. Говорят, вы меня ищите. Это Звягинцев вас беспокоит. - скрипучим голосом, раздаётся из динамика. - Как насчёт личной встречи с вами и вашей невестой? Готов выделить вам час завтра в вечернее время.
        - Диктуйте адрес. - холодно отвечаю я, решив не вдаваться в подробности.
        - Мой помощник с вами свяжется завтра в первой половине дня и вы согласуете место встречи. Доброй ночи.
        Ай да Конова, ай да молодец. Всё-таки не прогадал, сделав ставку на её фамилию. Зашевелилось шакальё…
        Глава 36
        После того, что я услышала вчера, что-то изменилось между мной и Зверем.
        Днём он ввалился в маленькую уютную комнатку, где вчера меня оставил ночью, разбудил, бесцеремонным и наигранным кашлем. И всё ради чего? Чтобы продемонстрировать тёплый спортивный костюм серого цвета на себе, довольно улыбаясь.
        - Нравится? - он поворачивается спиной под мой сонный взгляд, чтобы показать абстракцию какого-то зверя на спине. - У тебя такой же. Так что быстро в душ и одеваться!
        - Можно не надо? - хриплым со сна голосом спрашиваю я, натянув одеяло на нос. Тяжёлое одеяло. Кошу прищуренный глаз в изножье кровати, шевелю пальчиками на ножках, легонько толкая развалившуюся поперёк пантеру. - Морда, будь человеком, дай хоть ты поспать.
        - Вставай, Лялька! Мы идём по магазинам.
        Я его оптимизм не разделяла. Какие могут быть магазины, когда я хочу спать? У меня еле-еле глаза открылись. Словно песком посыпали.
        - Зачем? - бормочу, свернувшись калачиком.
        - За всем. Вечером у нас очень важный ужин. Ты должна блистать. - легонько потянув одеяло на себя, шепчет Зверь. - Вставай…
        - Кому должна, я всем прощаю! - крепче перехватив одеяло, буркнула я. Как представлю, что придётся контактировать с его мамой, сразу сил прибавляется. - Не отдам! - держу одеяло мёртвой хваткой, недовольно морщась. - Сам иди! Маму возьми с собой, если что! Так же тебе привычнее, да?
        - Лялька, подъём! Мама занята. Она занимается подготовкой к свадьбе. Мы едем вдвоём, и точка. - высказавшись, Рома всё-таки отпускает одеяло и вздыхает. - Ну слушай, значит, поступим так, я иду готовить кофе и завтрак. Сажусь есть! Если к этому времени ты не присоединишься ко мне, я спокойно поем и заберу тебя так, как есть. Спящую и…голенькую.
        Чтоб тебя черти драли, Зверь!
        - Я хочу домой. Я не хочу по магазинам. Не хочу завтрак и какой-то ужин. Я хочу закончить с этой комедией. Не помнишь, о чём мы вчера говорили?
        Он всё-таки добился своего. Сон сняло как рукой, а вот желание ему треснуть - нет.
        - Да брось! У нас скоро свадьба. Волноваться перед бракосочетанием нормально.
        Смешно ему! Ржёт. Надо мной ведь ржёт, скотина такая.
        - Я не шучу. Мне надоело, Зверь! - повышаю голос, приподнявшись на локтях. - Мало того что это опасно, так ещё и ты… Бесишь!
        - Ладно. - слишком легко соглашается он. - Дай мне два дня, хорошо? Сегодня и завтра. Обещаю, вечером завтрашнего дня ты будешь дома.
        - Так просто?
        - Да. - подмигнув, мужчина медленно направляется к двери, бросив через плечо:- Я тебя жду, Лялька.
        Зверь. Хорошее настроение. Компромисс. Нет, что-то здесь нечисто. Сколько же я проспала, что он так изменился? Десятилетие?
        Рыча и чертыхаясь, я выбираюсь из постели, осматривая пакеты и их содержимое, стоящие около кровати. Не соврал Зверев. Действительно, спортивный костюм точь-в-точь как у него, правда, моего размера. Несколько комплектов нижнего белья. Довольно скромного, что меня удивляет. В отеле бельишко было совсем другого фасона. Три пары носков. Серые кроссовки на пенной подошве. Две пары маек и три футболки. Всё в одном стиле. В одной цветовой гамме: серое и белое.
        Может, не так уж и всё плохо?
        Принимаю душ, прихватив с собой обновки. На этот раз всё садится идеально. Смущает только костюм. Зачем он выбрал парные? Мы же будем как Биба и Боба…
        Пришлось немного поплутать по дому. Вчера я что-то не очень запомнила направление коридора. Но нашла. Как бы это странно ни звучало, нашла по запаху кофе.
        - Ты обворожительна, Лялька. - отсалютовав мне чашкой, Зверь кивает на стул около себя.
        - Мне бы расчёску… - напрягшись, произношу я, решив не добавлять к сказанному зубную щётку и ещё кое-какие мелочи.
        - Сейчас организую. Присаживайся, я не кусаюсь. - он медленно встаёт из-за стола, лениво приближаясь ко мне. - Если только сама не попросишь… - шепчет, легонько задев меня плечом.
        Да что с этим мужчиной не так?! Это что было? Флирт? Нет? Многоходовочка, чтоб в очередной раз меня унизить или посмеяться надо мной?
        - Болван. - бурчу себе под нос, усаживаясь за стол.
        Не отказывать же себе в еде, пока он там организовывает мне расчёску. Горячие бутерброды, омлет с беконом, шоколадные маффины, злаковые печеньки - всё в огромном количестве. Всё выглядит аппетитно и более чем съедобно.
        Не удержавшись, пробую бутерброд, откусив маленький кусочек. Задумчиво жую, не понимая, где же этот подвох? Он непременно должен быть.
        Мысль почти ускользает, когда Зверев возвращается с двумя расчёсками, что оставляет на пустующем стуле между нами:
        - Эти подойдут?
        Я киваю, дожёвывая бутерброд.
        - Приятного аппетита.
        - Спасибо. - опять киваю, наблюдая за тем, как один за другим бутерброды исчезают с круглого блюда. - Что за ужин, Рома? - улучив момент, пока мужчина взял паузу в поглощении пищи, тихо спрашиваю, скрыв ухмылку за полупустой чашкой с кофе.
        - Важный. - не особо довольно отвечает он.
        - Важный и опасный? - вношу коррективы.
        - Всё будет хорошо, Лялька. Я обещаю.
        - И я, конечно же, должна тебе поверить, да? Просто так, на слово… - язвительность скрыть не удаётся, она пробирается в голос стальными нотками.
        - Чего ты хочешь? Услышать извинения? Извини. Довольна? - цедит так, словно я в чём-то виновата.
        - Я от тебя уже ничего не хочу! Это ты ко мне пристал как банный лист к… Пошёл ты!
        Бесит! Что это за извини?! Таким тоном, будто не извиняется, а обвиняет, предъявляет мне претензии. Я не извинений ждала вообще-то! Просто нормального диалога, что ли. Возможно, обещания, что подобного больше не повторится. Какого-то человеческого фактора, что позволил бы мне подумать, что Зверю не совсем на меня плевать.
        - Всё, не пыли. Ешь. - успокоившись, тихо произносит он. - Я серьёзно. Сегодняшний день очень многое решит, Лиля. Давай мы не будем прощаться на такой ноте, ладно?
        Нет, ну он меня точно за идиотку держит!
        - Прощаться? - с трудом удаётся не прокричать ему это в лицо. - А мама твоя свадьбу организовывает для галочки, правильно? Мы прощаемся, а она просто так суетится, да?
        - Господи, женщина! Уймись! Если сегодня всё пройдёт так, как нужно, завтра можешь выступить перед журналистами, облив меня дерьмом. Можешь сказать, что ты меня бросила, что достойна лучшего, большего! Да что угодно!
        Ага! Уймись! Конечно! Он хоть одну девушку видел, которой сказали уймись, успокойся, и она такая, раз - само спокойствие и доброжелательность.
        - А твоя часть уговора? Деньги и наследство? Ты последним вообще занимался? Потому что Звягинцев твой утверждает обратное!
        - Я так понимаю, поздний завтрак окончен. - раздражённо отодвинув от себя тарелку и чашку, Зверев резко встаёт из-за стола. - Жду в машине.
        - Ответь, Зверь!
        - А смысл? - остановившись на полушаге, он подаётся ко мне, хищно прищурившись. - Ты же мне не веришь. Не доверяешь. Что изменит мой ответ?
        - Многое. - растеряв боевой запал под его пристальным взглядом, тихо отвечаю я.
        - Что, например?
        - Я смогу тебе предъявить за очередной обман, например… - выдыхаю, отворачиваясь от него. - Но рассчитываю я на честность…
        - Теперь я тебе не верю, Лялька. - шепчет он, склонившись над моим ухом. - Запах выдаёт… Просто дай мне два дня. Мы повязаны крепче, чем ты думаешь.
        Глава 37
        Поход по магазинам выдался не таким уж и мучительным, как я думала. Зверев много шутил, подбадривал меня и смеялся. Речь шла об ужине, а он набрал мне столько вещей, что мне за месяц всего не переносить.
        Эпиком стало его вторжение в примерочную. Нарисовался, фиг сотрёшь. Якобы принёс мне ещё несколько платьев на примерку. Ага, охотно верю.
        - Ничего, что я раздета, нет? - попыталась достучаться до него я.
        - Чего я там не видел? - хитро ушёл от ответа мужчина.
        Конечно, я хотела съязвить, напомнить, что ему есть кого разглядывать, а моё тело… Только потом вспомнила сколько раз оказывалась в одежде с его плеча, что смысл язвительности мгновенно потерялся. Всё он там видел, не один раз и наверняка в деталях.
        - Нам пора. - огорошил меня Зверев.
        - В смысле? - я стою в спущенном суть ниже груди платье и не понимаю, о чём он сейчас говорит. Куда пора?
        - Ужин состоится чуть раньше. Путь неблизкий. В этом поедешь. - кивнув, он спешит покинуть примерочную, чтобы расплатиться и поторопить консультантов с упаковкой вещей.
        - Ты прикалываешься?
        Платье пришлось натянуть обратно, критично осмотрев себя в зеркало, прежде чем броситься вдогонку за Зверем. Будь моя воля, я бы себе такое не купила. Какое-то несуразное смешение стилей, что ли. Строгий верх, с широкой горловиной и рукавами три четверти, а вот низ едва попу прикрывает. К нему бы юбочку подлиннее. Юбка-карандаш, например, смотрелась бы органичнее, чем ядрёное мини в обтяжку.
        - Нет, Лялька, не прикалываюсь.
        - Что за ужин такой? По звонку? По требованию? - не успокаиваюсь я.
        - Вроде того. Мы же всё равно закончили. Поехали.
        Я, в общем-то, и не против. Только странно как-то. Бродили по магазинчикам и бутикам, смеялись с людей, встречающих ошарашенную и всё ещё немного сонную Морду, а тут здрасьте, поехали. Как-то подозрительно всё спонтанно.
        - Вообще-то, нет! - топнув ногой в кроссовке, я повертела носком в разные стороны. - Обувь! Мне нужна ещё обувь! И пуховик… - дополнила тише.
        - Не проблема.
        Подозвав консультанта, Зверев что-то ему зашептал, спрятав в его кармане зелёную купюру и дружески похлопал паренька по плечу.
        - Вот и всё. - следя за исчезнувшим в недрах магазина парнем, бормочет он. - Сейчас всё будет.
        - Морда, ну ты слышала, а? - подвинув бедром развалившуюся на диванчике пантеру, я устраиваю свою попу на него, недовольно засопев:- Не нравится мне этот ужин! А я на нём, между прочим, ещё не была…
        Пантера одобряющие фыркнула, переложив переднюю лапу мне на колени и уставилась на Зверева.
        - Видишь, она тоже не в восторге. - привожу убийственный аргумент, почесав гладкий и жирненький бочок ленивой кошки.
        - Слишком многое зависит от этого ужина. Я не отменю его. Второго приглашения может не быть. - строго произносит Зверев, недовольно поджав губы. - Чем меньше ты мне будешь капать на мозги этим, тем лучше всё пройдёт.
        Бя-бя-бя. Какие мы грозные.
        - Мы едем к ним, да? - внезапно осеняет меня. - К радикалам?
        - Плюс сто за догадливость. - ухмыляется мужчина, переключившись на подошедшего консультанта.
        Моего мнения вообще не спросили! Надели на меня вульгарные чёрные ботфорты, накинули чёрный пуховик, слава богу, прикрывающий попу, и, подхватив десятки пакетов, потащили на выход из ТРЦ.
        - Укуси его, Морда, укуси… - причитаю, едва успевая переставлять ноги. - Я сейчас грохнусь, Зверь! Давай помедленнее!
        Морда, не внемля моим молитвам, вышагивала с присущей ей грациозностью и не спешила пустить в ход зубки. А зря!
        - Хорошо. - кивает он, немного сбавив шаг.
        - Спасибо!
        - Должна будешь.
        Да сейчас же!
        - Вообще-то, мы ещё кое-что забыли. - язвительно усмехаюсь я. - Колготы! Мне, конечно, не холодно, но щеголять ляжками по такой погоде, верх безумия!
        - Не заболеешь. - равнодушно произносит он, опять ускоряя шаг.
        Да чтоб тебя черти драли, Зверь! Я его сейчас сама укушу, ей-богу!
        - Потерпи, Лялька.
        Чудом, но мне удалось сдержаться. Лишь оказавшись в салоне автомобиля, я позволила себе высказаться:
        - Зверь, ты вообще проходил какое-то освидетельствование у психиатра? Может быть, хотя бы невропатолога?
        - Давно, а что? - резко сорвавшись с парковки, спрашивает он.
        - Да твою ж мать, ты меня убить решил? - быстро щёлкаю ремнём безопасности, покосившись на развалившуюся Морду на заднем сидении. - Нас убить решил. - исправляюсь я.
        - Послушай, держись меня. Чтобы не происходило, будь рядом. Это понятно?
        - Нет, непонятно. Что должно происходить? - раздражённо уточняю.
        - Всё что угодно, Лялька. Ни шагу от меня. Точка.
        Ты смотри какие мы грозные!
        - Не лучше ли мне всё рассказать, а? - предпринимаю очередную попытку достучаться до его благоразумия. - Чтоб я была готова. Не растерялась в нужный момент.
        - Нет. - холодно отвечает Зверев, перестроившись в соседний ряд машин.
        - Почему?
        - Потому что в критических ситуациях ты делаешь глупости.
        - Когда это я делала глупости? - его ответы откровенно раздражают. - Или ты это о нашей сделке говоришь?
        - И о ней тоже. - ухмыляется он. - Всё будет хорошо.
        Почему-то мне кажется, что он это говорит не мне. Не меня пытается убедить в этом, а себя. Наверное, потому что он слишком часто сегодня это повторяет. Хорошо, в порядке - смысл не меняется. Грядёт что-то нехорошее.
        - Если я сегодня умру, - тихо шепчу я, - Ты пожалеешь. Я буду приходить к тебе призраком или во снах и мучить тебя всю твою оставшуюся жизнь.
        - Ты не умрёшь. Никто не умрёт. Не сегодня. - решительно заявляет он. Тянется за телефоном, что-то набирая на экране.
        - Но ведёшь ты себя так, словно специально хочешь, чтоб я думала обратное. Пугаешь. - ответной реплики не последовало.
        Меня же затопило беспокойство и переживание настолько, что продолжать разговаривать с их источником мне больше не хотелось. Что толку? Он опять что-то ляпнет, что я вообще в ужасе выпрыгну из машины.
        А может оно и к лучшему? Может, самое время делать ноги?
        - Приехали…
        Глава 38
        Осматриваю полупустую парковку перед двухэтажным зданием. Ресторан, спасибо господи. На самом деле ресторан. Не пустырь какой-то и не заброшенное здание.
        - Мы даже успели приехать первыми. Это хорошо. - глушит мотор, глядя перед собой. - Не бойся. Мы просто поедим. Разузнаем обстановку. Когда они придут, ты должна быть максимально спокойна.
        - Они? - шумно сглотнув, я отмахиваюсь от ответа. - Плевать. Предупреждаю, если мне не понравится что-то, я прыгну в Морду и сбегу! Понятно?
        - Прыгну? - улыбается он, повернувшись в мою сторону. - Так это работает, в твоём случае?
        - А вот ты мне на мои вопросы не отвечаешь, и я не стану.
        - Справедливо. - пожав плечами, Зверь быстро выходит из машины, обходя её и открывая для меня дверь:- Прошу…
        - Ты бы лучше сначала Морде дверь открыл. Она может и сквозь неё прыгнуть. Без машинки останешься на какое-то время. Ну или с хорошо вентилируемой. И кондиционера не нужно будет.
        - Это правильно. Шути, язви, но не позволяй страху овладеть разумом. - прошептал он, рывком поставив меня на ноги. Прижал к себе, обвив двумя руками мои плечи, отчего я, кажется, поцарапала нос о молнию на его мастерке.
        Не знаю, чего он добивается этими жестами. Честное слово, до этого было неспокойно, страшно, да. Но после таких объятий, я пришла в ужас!
        - Я тебе верю. Сдержи своё слово, Рома. - шепчу, трогая пальцами кончик носа. - И о сегодняшнем дне, и о завтрашнем. Пусть оно вообще будет…это завтра.
        - Будет. Счастливое и беззаботное, по предварительным данным. - открыв дверь скучающей пантере, Зверь обнадеживающе улыбается, дожидаясь её появления.
        Морда не заставляет себя ждать, мощным прыжком перемахивая половину стоянки. Иногда мне кажется, что она попросту уже не может выйти сама. Только под давлением или оттолкнувшись от сиденья. Как пробка от шампанского.
        Входим в ресторан, держась за руки, лишь на мгновение их разжав, когда Рома открывал перед нами дверь.
        Подоспевшего администратора, Рома осадил сразу, потребовав стол в дальнем конце уютного зала.
        - Мы закрыты на спецобслуживание на сутки. Вы можете сесть где угодно. Это ваше право.
        Что это значит? Откуда он знает, что мы и есть те гости? Рома же сказал, что ужин был назначен? Опять обманул? Знал где, когда и во сколько, получается.
        Зверь снимает с моих плеч пуховик. Не знаю, как ему это удаётся. Мне казалось, я вцепилась в него мёртвой хваткой, сжав на груди. Повёл к дальнему столику, отдав мою верхнюю одежду тому же молодому человеку.
        Просторный зал пуст. В левом углу расположена большая барная стойка. Около неё пять пустующих барных стульев. Скучающий бармен усиленно натирает бокалы, рассматривая блики на свет. Уступ с музыкальными инструментами тоже пустует. Наверняка в этом ресторане в нормальное время чудесная живая музыка по вечерам. По нормальным вечерам. Не таким, как сегодня.
        У лестницы ведущей на второй этаж, три парня в белоснежных рубашках и чёрных бабочках. Они стоят по струнке смирно. Словно на построении. Персонал вышколен, это чувствуется. Наверное, дорогое заведение.
        Усевшись за матово-чёрный стол, я подтянула к себе ноги, откинувшись на спинку удобного дивана. Рома же что-то быстро заговорил нашему провожающему, прежде чем сесть рядом со мной.
        Честно, не очень удобно сидеть. Соотношение высоты стола и дивана нелепая. Мне стол по грудь. Слишком высоко.
        - Начнём сами, милая. - ближе придвинувшись ко мне, произнёс мужчина. - Если встреча не состоится, хотя бы голодными не уйдём.
        - Хоть бы, а не если… - шепчу, закусив губу. - Мы можем поменяться местами? - перехватив обиженный взгляд Морды, что замерла с нашей стороны стола, осознав, что к нам она попросту не поместится, хрипло прошу.
        - Возможно, позже.
        - Почему позже? - настороженность молниеносно сменилась удивлением.
        Горячая ладонь легла на моё колено. Пальцы гладили кожу, скользнув вверх по бедру.
        - Не дёргайся. Мы просто ждём свой заказ… - едва слышно шепчет он.
        - Ты больной? - протестую, вцепившись двумя руками в его руку.
        - Не дёргайся. - вновь приказывает он, полыхнув пугающими разрядами в глубине глаз. - Можешь даже не дышать. - что-то в его голосе и застывшем лице останавливает меня от пощёчины. - Никто не увидит… Если ты не поднимешь шум. Молчи…
        Чего не увидит?! Какого хрена? Что он делает? Зачем?!
        - Я не нарушу границы. - выдыхает он, приобняв одной рукой так, что волей-неволей, пришлось наклониться вбок, под давлением. Чуть повернулся ко мне, сдавив шею сгибом локтя. Вынуждая спрятать лицо на его плече. - Не двигайся!
        Я не знаю, чего он хотел добиться. Но добился слишком многого. Страх, ужас, оцепенение, боязнь сделать лишний или слишком громкий вздох. Боль в шее и в ноге, под его пальцами, на внутренней стороне бедра, чуть выше коленки. Его путь от края высоких сапог жёг огнём. Я уверена, что у меня останутся синяки.
        - Тихо, тихо… - шёпот прозвучал над самым ухом. Я вздрогнула, когда его рука поползла ещё выше. Дёрнулась, тут же ощутив как локоть сомкнулся ещё крепче. - Помнишь, я обещал, что всё будет хорошо? - вибрирующим голосом шепчет он. - Ты должна мне помочь…
        Сердце пропустило удар. Горячие пальцы пробираются к трусикам. Сжимаю ноги. Зажмуриваюсь, сгорая от стыда и ненависти одновременно.
        Как же я его ненавижу!!!
        Слышу его громкое дыхание. Такое оглушающее и прерывистое. Чувствую грудью, как вздымается его грудь. Ощущаю его учащённое сердцебиение. Запах… Странный запах. Неуместный. Будоражащий. Взывающий к чему-то тёмному внутри меня. Порочному.
        - Видишь, как тебе мало нужно, Лялька… - шепчет, вертя головой.
        Вновь пытаюсь отстраниться, упёршись двумя руками в его ноги. Не выходит. Беру выше, натыкаясь на что-то твёрдое, выпирающие под тканью штанов. В ужасе отдёргиваю руки к себе.
        - Я рад, что ты не эгоистка, и решила подумать обо мне тоже. Но не сейчас, детка, ладно? - голос какой-то магический. Гипнотический, что ли. От него в груди что-то вибрирует и дрожит. От него бегут мурашки по всему телу и немеют ноги. - Умничка. - хрипло выдыхает он, вновь прислонившись своей головой к моей.
        Пальцы забираются под тонкую ткань трусиков, нагло сдвинув их в сторону. Оглаживают промежность, словно так и должно быть. Словно происходит нечто обыденное. Такое же будничное, как рукопожатие или поцелуй в щеку с другом.
        Дышать нечем. Нет кислорода, есть только Зверь и его запах, которым дышать невозможно. Мне не хватает кислорода. Почему же ещё я так жадно дышу и задыхаюсь.
        Жар обжигает. Сводит с ума и лишает здравого смысла. Сознание мечется, раненой птицей в запертой клетке.
        - Блядь, я думал, это проще. - укусив меня за ухо, шепчет он, усиливая напор.
        Обжигающие пальцы скользят между влажных складочек, вырвав судорожный вздох, застрявший в глотке. Я задыхаюсь. Теряюсь, не ощущая себя собой. Да и вообще, не ощущая себя.
        Огонь давит. Массирует. Сжимает. Выжигает меня дотла. Зверь что-то шепчет. Не понимаю что. Не разбираю ни слова. Он больше не держит. Не сдавливает мне шею, сменив дислокацию. Пальцы зарываются в мои волосы на затылке, по-прежнему прижимая меня к его груди, но больше не доставляя боли.
        - А-ах… - тело замирает. Застывает, в предвкушении разрядки, посылая почти мучительные волны тепла к эпицентру моего наслаждения.
        …не целует - закрывает мой рот, грубо ткнувшись в него своим. Мой стон рассеивается на его губах, почти беззвучный, протяжный.
        Бог мой, во что же я встряла?
        Глава 39
        Троица мужчин в чёрных, идентичных костюмах расположилась напротив нас, заняв место за столом. Я смотрю на них без особого интереса. Всё моё внимание приковано к Зверю. Он ведёт себя так, словно ничего не было. Словно не он две минуты назад…
        Шумно сглатываю. Странно, но он тоже мало заинтересован примкнувшей к нам троице. Он смотрит в другую сторону. На бар и на лестницу, ведущую на второй этаж.
        Он улыбается, словно сорвал какой-то джекпот.
        …и почему я его не тресну? Хорошенько так по гладковыбритой морде.
        Ах да. Это потому что я в тихом шоке. Потому что мысли текут вяло и непринуждённо, заторможено.
        - Мы можем начинать? - мужчина посередине подался вперёд, сцепив пальцы в замок и устроив их на столе. - Долгое время мы мешали деятельности друг друга. Пришло время положить этому конец.
        Рома и я уставились на него одновременно. От нашего внимания у мужчины средних лет растянулась широкая улыбка, обнажив ровный ряд белоснежных зубов.
        - Я обещаю оставить твоих людей в покое. Скажем, на пять лет. - продолжает он, так же улыбаясь. - Даю слово. Иные не пострадают. Цена незначительна. Она. - стрельнув в меня прищуренным взглядом, мужчина отстранился, откинувшись на спинку дивана.
        Я?! Вот те раз. Неплохая заявочка.
        Смотрю на ухмыляющегося Зверя, ожидая, что он с минуты на минуту вручит меня в руки этих инкубаторских мужиков. Но он молчит.
        Наконец-то, он медленно произносит:
        - Роман Зверев. Моя спутница. Невеста. Лилия Кононова.
        - Я прекрасно осведомлён, кто передо мной сидит. - раздражённо отзывается всё тот же мужчина.
        Меня посещает мысль, что двое по бокам немые. Даже если это охрана, то какая-то странная.
        - Я не осведомлён, кто сидит передо мной. Цивилизованные люди начинают разговор с приветствия. Представления, если они не были знакомы ранее.
        - Кто ты такой? - не выдерживаю я.
        - Не узнала? А что так? - щурится мужчина. - Олег Звягинцев. Я думал, это очевидно.
        - Ложь. - абсолютно спокойно заявляю я. - Ты…похож на педофила, а никак не на Звягинцева.
        Почему я выбрала именно такое сравнение? Не знаю. Те новостные сводки и фотороботы, они словно все вместе составляли того, что сейчас сидит передо мной. Слишком лощёный, слишком добродушное лицо, слишком располагающая улыбка. Тяжело назвать один весомый критерий. Их десятки.
        - Милая, полегче. - беззаботно смеётся Зверь, сжав моё колено под столом. Я даже не дёрнулась. Сейчас мне этот жест кажется не таким, как до этого. Он…ободряющий, что ли. Подбадривающий. - Моя невеста не хотела вас обидеть или задеть. Мы, пожалуй, пойдём. - удивляет меня Рома.
        Поцеловав меня в висок, абсолютно сбив с толку, Рома встаёт из-за стола, протягивая мне ладонь.
        Я, конечно, удивлена, но не настолько, чтобы не воспользоваться возможностью сделать отсюда ноги, а сидеть хлопать глазёнками. Принимаю руку Ромы, робко улыбнувшись. Он сумасшедший. Определённо сумасшедший. Не думаю, что урожай нам опасность, он бы вёл себя настолько дерзко и равнодушно.
        - Мне казалось, вы заинтересованы в мирном урегулировании вопроса… - растягивая гласные, протягивает наш несостоявшийся собеседник.
        - Конечно. - приобняв меня за талию, Рома уверенно ведёт нас с Мордой к гардеробной, парируя на ходу:- Именно поэтому я буду разговаривать со Звягинцевым. Не твоими марионетками, радикал. Придётся показаться лично.
        Марионетками? Что это значит, чёрт возьми?
        К моему удивлению, Рома не берёт мой пуховик у администратора, а, усмехнувшись, резко поворачивается в сторону двери. Я честно хочу возразить. Это единственная часть купленного гардероба, которая пришлась мне по вкусу и была кстати. Но Зверь тихо шикнул, что я как открыла рот, так и закрыла, не став возражать.
        Когда за нами закрылась дверь ресторана, я вздыхаю с облегчением. Уход странный. Если не сказать безумный.
        Морда лениво шествует к машине Зверя, идя впереди нас.
        - Назад! Киса, назад! - рычит Зверев. - Отзови её. Сейчас же.
        - Морда! - выкрикиваю громко. - Иди ко мне, пирожочек. - голос дрогнул. Волнение усилилось. Не могу понять из-за чего. Каждая клеточка моего тела, словно звенела в напряжении. Она необходима мне здесь! Рядом со мной. - Иди сюда!
        Пантера недовольно фыркает, замерев на месте. Повернувшись вполоборота, она ждёт нас, не сдвигаясь с места. Ну точно ленивая жопа! Ждёт, а не идёт. Зверь точно уверен, что это она моя вторая ипостась, а не я её?
        - Стой. - резко остановившись, Рома выпускает мою талию. Садится на корточки, оттягивая язычок на своих кроссовках.
        Я послушно стою, наблюдая за бесполезными действиями. Морда, видимо, заинтересовавшись, всё-таки направляется к нам, недовольно щуря бирюзовые глаза.
        - А теперь беги, Лялька. Беги. - тихо произносит Рома, глядя куда-то поверх крыш домов. - Я сказал, беги!!!
        Куда бежать? Зачем?
        Паника придаёт хорошего пинка. Только бессмысленного. Бесцельного. Срываюсь с места и несусь к машине.
        Мне в спину доносится громкий крик:
        - Да не туда!!!
        Да а куда?!
        Сворачиваю резко, Бегу через парковку, мимо машины Зверева. Пантера несётся рядом, забавляясь, словно игривый котёнок.
        Что-то свистит. Рядом. Непозволительно рядом. Кожа головы тут же зачесалась от вставших дыбом волос. Звон битого стекла лишь наподдал мне скорости.
        Что-то громыхнуло. Раз, второй раз. Обожгло жаром. Сбило с ног ударной волной, отбросив далеко вперёд.
        - Ну как ты, Лялька, жива? - тихий, едва различимый голос, пробирается в зудящее сознание. Какой-то писк, вой, что-то общее между этими звуками неотрывно гудит в ушах. Силуэт Зверева дрожит. - Ты же не думала, что я отдам тебя этим старикашкам?
        Глава 40
        Я цела. Даже шум в ушах исчез спустя пять минут, что Зверь нёс меня куда-то на руках. Морде досталось, кажется, больше чем мне. Пантера шла рядом, постоянно тряся головой и почёсывая уши. Позади нас настоящее кострище. Ресторан горит. Около него догорает два автомобильных каркаса. Откуда-то слышится звук сирены. Нарастающий и противный донельзя.
        Я словно в плохом боевике.
        - Куда мы идём? - решаюсь спросить я, завозившись в крепких руках. - Ты слышишь?
        - Нас ждут. Не переживай. Уже близко.
        Не соврал. Очень скоро перед нами предстал пустой пикап, с открытыми настежь дверьми. Рома ставит меня на ноги, скользнув ладонями с моих плеч до самых бёдер.
        - Садись. Пантера поедет сзади. Ты была права, она растёт. - подтолкнув меня к пассажирскому сидению, говорит он, хмуро сведя на переносице брови.
        - Она там не замёрзнет? - спрашиваю осторожно, медленно забираясь в машину.
        - Не замёрзнет. Нам недалеко.
        Опять недалеко. Что-то я сегодня часто это слышу.
        Со мной такое редко случается, но я молчу. Всю дорогу, что Рома назвал недолгой, молчу и стараюсь думать о чём-то другом - светлом и приятном. Только не о том, что целое двухэтажное здание, с персоналом взлетело на воздух.
        - Мы почти приехали. - тихо бросает Зверев. - Ты сегодня очень молчалива…
        Пожимаю плечами, натягивая платье на самые колени, безбожно растягиваю ткань.
        - А я как раз склонен к задушевным беседам…
        - Ты сегодня очень болтлив. - едва слышно произношу я, не собираясь поощрять его рвения.
        - Ты обиделась на меня?
        - Нет.
        - Почему тогда ты так разговариваешь? То тебя не заткнёшь, то ты замыкаешься. Вот он я. Спрашивай, я отвечу.
        - Знаешь, что, - рычу я, - Не мне этот разговор нужен, а тебе. Ты на взводе, да? Эмоционально потрясён? Что из этого? Что-то похожее? Теперь тебе неплохо было бы отвлечься за разговором, да? Только твоя игрушка никак не хочет тебе в этом помогать. Потому что ты ведёшь себя как урод, или потому, что ты срать хотел на мои вопросы и мои разговоры.
        - Я тебя спас, Лялька, полегче!
        - Ты меня спас, собственноручно и втянув в ту опасность, из которой меня нужно было спасать! Как твой мозг работает, генерируя подобные мысли, м?
        - Видишь, мы уже разговариваем. - самодовольно произносит он, кося на меня взглядом.
        - Это не разговор. Просто поправки к твоим высказываниям.
        Здание отеля порадовало. Нет, правда, я бы не пережила, привези он меня опять к своей маме.
        Въехав на подземную парковку, Зверь тянется к бардачкам, бегло проверяя их содержимое. Достаёт коричневое портмоне и занимает парковочное место почти у самого лифта.
        - Приехали.
        Выхожу из машины, спеша проверить прицеп. Морда, явно недовольная поездкой, обиженно вертит головой во все стороны, даже не встречаясь со мной взглядом.
        - Эй, пирожочек, не дуйся. Выбирайся оттуда. - потрепав её по голове, я заставляю посмотреть на меня, сложив губы уточкой. - Ну же, Морда, давай.
        - Обиделась? - вздрагиваю от громкого голоса позади себя. Нервы ни к чёрту. Зверя веселит моя реакция.
        - Обиделась.
        - Идём, у меня есть для тебя свежее мясо и другие вкусняшки. - соблазнительно протягивает Зверь пантере.
        Она слушается. Выбирается из кузова и с гордым видом шествует к лифту.
        - Вредная, как её хозяйка. - ворчит Зверев, следуя за пантерой.
        Не сдерживаюсь. Показываю язык его спине гримасничая.
        - Тебе следовало принять моё предложение, гадёныш! - голос, агрессивный и чужой, раздаётся откуда-то сзади. С самого въезда.
        Я резко поворачиваюсь, встречаясь взглядом с тёмным мужским силуэтом. У него что-то в руках.
        - Зверь… - произношу одними губами.
        События развиваются с чудовищной скоростью. Вот он оказывается впереди меня. Сбивает с ног и падает сверху. Я вижу его глаза, в них уже такие привычные всполохи, что мне почти не страшно. Но грохот, оглушающий, вторящий звукам битого стекла и вою сигнализаций, делает своё дело. Кровь шумит в ушах, биение сердца ощущается где-то в горле, а тело сотрясает дрожь.
        Краем глаза замечаю, как чёрная тень срывается с места. Она несётся к стреляющему навстречу. Навстречу опасности. Смерти.
        - Встань!!! - кричу во всё горло. - Я ей нужна. Встань!!!
        - Заткнись, дура! - рычит Зверь мне в лоб, крепко обхватив мою голову руками.
        - Он убьёт её!!!
        - Патроны не бесконечные, просто заткнись. - к чему-то прислушиваясь, он приподнимается, отодвинувшись от меня в сторону.
        Лучшего момента быть не может. Бью наотмашь коленом, метя в пах. Вскакиваю, не рассчитав сил, падаю на соседнюю машину, подвернув ногу из-за неудобных каблуков.
        Выстрелы реже. Но я не вижу её!
        - Морда!!!
        - Назад!!!
        Да сейчас же!
        Бегу вперёд, как умею. Как получается на каблуках и дрожащих ногах. Нет ни пантеры, ни того мужчины, стоящего у въезда. Но выстрелы звучат где-то рядом. Они должны быть где-то здесь.
        - Морда, ко мне! - спрятавшись за машиной, пытаюсь рассмотреть хоть кого-то, что-то между машин. - Морда!!!
        Наконец-то. В противоположной части появляется моя пантера, показавшись из-за капота крайнего автомобиля. Увидев меня, она срывается с места. Не могу стоять на месте. Не получается. Ноги сами несут меня к ней навстречу.
        Грохот автоматной очереди. Она не добегает ко мне жалкие пять метров. Стены сотрясает дикий рык. Развернувшись, она прыжком меняет направление, возвращаясь обратно, отдаляясь от меня. Бегу, не понимая, что происходит, пока не замечаю на земле кровь.
        - Нет! Нет! Нет!!!
        Выстрелы стихают. Слишком резко. Что-то поблизости хрустит, чавкает и булькает. Дальше бежать некуда. Несколько метров, между стеной и крайним автомобилем.
        Не успеваю зайти за него. Меня сбивает с ног Рома, выпрыгнув из-за соседнего ряда машин. Встать не получается. Ползу оставшиеся полметра, не обращая внимания на внезапно исчезнувшего в том же направлении Зверева. Но обещаю себе ему это припомнить.
        Слишком много крови. Она прибывает и прибывает, медленно стекая лужицей ко мне. Выглядываю из-за колеса машины и шумно сглатываю. Кровавое месиво всюду. Зверь, как ни в чём не бывало, ходит по нему в обуви, время от времени что-то отбрасывая со своего пути носком кроссовка.
        - Где она? - выдыхаю, вцепившись в бампер машины. Опираясь, медленно поднимаюсь на ноги. - Зверь, где она?!
        Всё кружится. Стены, кровь, Рома, машины, стёкла. Вой, визг, сигнализации, стук сердца. Запах крови, бензина, смерти. Мне не нравится всё это. Меня тошнит. Мне плохо. Мне страшно. Я теряюсь. Растворяюсь в этом безумном водовороте, сделав громкий вдох, ставшим последним звуком, перед тем, как всё исчезло.
        Глава 41
        Роман Зверев
        Дикая кошка. Необузданная. Яростная. Сильная. Завораживающая своей мощью.
        Боюсь признаться, но на тот момент мне было нечего ей противопоставить. Если бы я её не вырубил, не взял на удушающий, не сидел бы сейчас в приёмной медцентра, выжидая Эйна с новостями.
        …и он не заставил себя долго ждать.
        - Зачем ты привёз её сюда, Рома? - шипит на меня Эйн, бросив на столик неподалёку свой планшет. - Зачем?!
        - Куда я должен был её везти, твою мать? Домой? Как?
        - У неё постоянные неконтролируемые обращения! Здесь нет условий! В конце концов, держать её на транквилизаторах постоянно, в таких пропорциях, Рома, может плачевно сказаться на её разуме! Ей нужна…клетка, не знаю. Но никак не госпиталь! Не медицинский центр! Что случится, если мы не успеем в следующий раз ввести дозу? Здесь люди!
        Я разделял его негодование. Но в отеле тоже ЛЮДИ!!! Я и так её еле довёз сюда! Какая на хер клетка?! Какая клетка выдержит её натиск?!
        - Так сделай что-нибудь! - рычу, сцепив зубы. - Помоги ей перестать это делать! Пусть останется либо пантерой, либо человеком! Что с этими пулями? Почему я не чувствовал своего зверя всё это время? Эйн, я сейчас не в том состоянии, чтобы выслушивать твои недовольства.
        - Послушай - вздохнув, приятель моего отца занимает место рядом со мной на диване и поправляет очки на переносице. Я знаю этот жест. Сейчас он скажет что-то "весёлое". - Она нестабильна. Связь так и не образовалась. Или образовалась, но нестабильная. Она угроза. Всему. Гуманнее было бы избавить её от этого. Не думаю, что для человеческого разума то, что проходит с ней сейчас легко.
        - Ты что-то принял?
        - Я недоговорил, Рома. - шипит на меня Эйн. - Если этот вариант тебя не устраивает, увези её отсюда. Попробуй найти эмоциональную связь с ней. С человеком или зверем, не важно. Дай ей психологический якорь, который позволит ей остановиться в одной ипостаси. Пули…мальчик мой, ты под психотропами. Все составляющие всё ещё не определены. Твой организм успешно выводит эту дрянь. Нет причин для беспокойства.
        - Конечно, нет причин для беспокойства. Меня чуть не застрелили. Тень… Морду убили. Или насильно втолкнули в слабую девчонку. Я не смог разорвать этого урода, не смог спасти их обеих. А сейчас, конечно, всё в порядке. Ну кроме того, что ты предлагаешь избавить Ляльку от мучений.
        - Кого? - хитро щурясь, переспрашивает Эйн.
        - Лялька, Лялька. Забей. Это война, Эйн. Война. У них слишком много козырей в рукавах, в то время как у нас ничего, кроме инстинктов. Боюсь, будет… громко.
        - Это не моё дело. - не внял моим откровениям доктор.
        - Станет твоим. - хмыкнув, я быстро встаю на ноги, растирая онемевшие пальцы. - В течение трёх дней мне нужен полный список ингредиентов и компонентов газового баллончика и пуль. Особое внимание уделить редким и запрещённым. То, что является уникальным, обязано иметь ограниченные места производства, хранения и точки распространения. Я займусь путём следования. А сейчас, отведи меня к ней. У меня есть идея.
        Долго идти не пришлось. Спустя несколько ответвлений коридора Эйн останавливается перед отделением реанимации.
        - Я сам.
        Вхожу, не встретив препятствий. На сдвинутых операционных столах лежит Кононова. Довольно непривлекательное зрелище. Правая нога согнута под неестественным углом, к стопе уплотняясь и переходя в массивную лапу. Правая половина лица словно стекает вниз, застыв полукошачьей мордой.
        - Слышишь меня, Лялька? - склонившись над её ухом, шепчу я. - Тебе кажется, что жить незачем. Что все вокруг умирают. Что ты никому не нужна. Что твоя…Морда, блядь, ненавидел эту кличку. Она ты. Часть тебя. Ненавидишь меня? Так давай, вот я. Над тобой стою. Не для кого жить? Незачем? Смысла нет? Так найди его в мести! Я всё ещё здесь, Лялька. Я никуда не уйду. Я стану приходить к тебе и стоять над тобой столько, сколько будет позволять время. Напоминать тебе, что у тебя нет ничего и никого. Даже возможности мне отомстить. Ты смогла бы… Не будь ты настолько слаба…
        - Что ты делаешь?
        - Эйн, я же просил, подождать снаружи! - рычу, выпрямляясь в полный рост.
        - А я просил, увезти её отсюда, а не нашёптывать околёсицу на ухо! - сурово отвечает мужчина, заложив руки за спину. - Она тебя сейчас не слышит, ты понимаешь?
        - Я так не считаю… - протягиваю, погладив костяшками пальцев правую, розовую щёчку Ляльки. - Ты смотри, как она меня ненавидит. А ты говоришь, околёсицу. Ненависть и жажду мести не стоит недооценивать, Эйн. Но ты лучше собери мне в дорогу транквилизаторы какие-то и всё, что сочтёшь нужным. Остальное решим по телефону и почте. Я ушёл за машиной.
        Глава 42
        Неделю спустя…
        Ненавижу! Всех ненавижу! Зверь и Звягинцев сражаются за первенство этого списка, с переменным успехом.
        - Что ты делаешь?
        - Я пью кофе! - невозмутимо пожимаю плечами, оккупировав гостиную.
        - Здесь всё… - глядя на множество разбросанных листов, карандашей, маркеров и горы пустых тарелок с чашками, мнётся Зверев, - Изменилось.
        Изменилось!
        Нет, Зверев молодец. Я не боюсь это признать, даже несмотря на то, что я его ненавижу. Он очень изменился. Не повышает голос, не подначивает, держится особняком, но всё же старается уделить мне внимание и ответить на мои вопросы. Изменения, конечно, настораживают. Но больше всего меня настораживает его взгляд. Он щенячий!
        Я вообще не подозревала о наличии такого взгляда, у таких, как он. А он смотрит на меня время от времени как оленёнок или щенок, брошенный под дождём. С каких делов, непонятно. Это раздражает.
        - Я уберу позже. Я занята.
        - Я вижу. Ты все чашки унесла. - заглядывает мне через плечо, тут же схлопотав карандашом по лбу. - Эй!
        - Эй! Нос свой не суй, куда не надо. - огрызаюсь я. - Это моё!
        - Я хотя бы чашку возьму? - опалив моё щеку мятным дыханием, Зверь тянется к одной из пустых чашек, задевая меня плечом.
        - И что? Даже сам помоешь? - невзначай, уточняю я.
        - Ага! Что не сделаешь, когда кофе хочется.
        Наконец-то свалил!
        Меня трясёт каждый раз, как он ко мне приближается. У меня от злости и ненависти зубы сводит и во рту пересыхает.
        Да, проблемы у меня появились до Зверева. Но ведь совсем незадолго! А он тут же нарисовался и делал всё хуже и хуже с каждым разом. Натравил шайку Звягинцева на дела моего отца. Едва не отнял моё наследство. Он подставил меня под удар. Не единожды. Втянул в это. Во время его идиотских и самоуверенных планов погибла Морда. Он меня не выпускает из отеля днём уже неделю, настаивая на свадьбе. Опять…Опять!!! С одной лишь целью, выманить неуловимого Звягинцева.
        Я осознаю, что не появись он тогда, я могла бы оказаться в менее выгодных условиях. Могла бы вообще просто не быть. Куда меня вёз сержант? В лучшую жизнь? Вот уж не думаю.
        Осознаю, что тогда, на парковке он закрыл меня собой, получив не одно ранение. Скорее всего, спас. Я вполне могла бы сдохнуть, всади в меня столько пуль. Я всё это понимаю. Возможно, даже капельку благодарна. Но…
        Но я не тупая! Если бы он не задержал меня! Если бы отпустил! Я смогла бы добежать к Морде! Смогла бы вновь с ней слиться. Я знаю это! Я уверена в этом! Я нужна была ей больше, чем она мне. Мы бы выбрались все вместе. Выжили. Он бы не смог ранить тень. Не смог. Но она была реальной. Без меня. Моей помощи. Без огромного куска себя она была уязвима…
        А он…
        Ненавижу его!
        Теперь я чувствую её лишь ночью. Иногда мы видимся во снах. Я вижу непроходимые джунгли, водопады, руины, словно от древних цивилизаций. Я снова с ней. И она, казалось бы, жива, но… её нет рядом.
        …никого, кого я люблю и любила нет рядом. Все умирают. А я выживаю. Живу дальше. Зачем?
        Я сама теперь Морда. В смысле, пантера. Но это мне противно. Зверев постоянно повторяет, что я делаю успехи, что я отлично справляюсь, что у других уходит больше времени на оборот и прочее, а я ему не верю! Мне тяжело… Мне очень тяжело. Мне безумно тяжело справляться со второй ипостасью.
        Только ночью, только зажмурившись, избегая отражающих поверхностей, я, сжав зубы, заставляю себя это делать снова и снова.
        Нет того кайфа и эйфории, что была, когда мы с Мордой сливались воедино. Лишь омерзение и желание, чтобы всё это закончилось как можно скорее. Внутри пусто. Ничего, кроме скорби и ненависти.
        Зверь задавал мне интересный вопрос не раз, для чего я в это ввязалась. Вопрос, не лишённый логики. С моим наследством полный порядок. Дело сдвинулось с мёртвой точки, и вот-вот мы вновь встречаемся с юристами. Для чего я здесь? Из-за денег. Деньги - зло. Казалось бы, это нерушимая аксиома, но на это зло можно сделать столько добра.
        Танзания, Сомали, Гамбия, Уганда, Африка…и десятки подобных стран. Господи, я эти два года, после смерти родителей, только и выживала мыслями, что посещу эти страны. Помогу детям! Помогу хоть кому-то в своей никчёмной жизни. Оставлю после себя что-то хорошее. Сделаю чью-то жизнь хоть капельку лучше.
        …и помогу. Только уже вряд ли лично.
        С того момента, как Морды не стало, я только и делаю, что утешаю себя мыслями о мести. Так уж совпало, что во всех моих потерях виновен лишь один человек - Звягинцев! Да, его причастность к автокатастрофе косвенная. Не доказана. Но почему-то я верю этому предположению Зверя. Мотив определённо имелся - именно эта сука заняла место моего отца, превратив дело всей его жизни в сборище конченых отморозков и террористов! Не будь его, наша встреча со Зверевым и все последующие проблемы не нарастали бы снежным комом.
        Возможно, мои родители были бы живы. Жива Морда.
        Да, похоже, я наконец-то определилась.
        Звягинцев возглавляет список тех, кого я ненавижу. Он обязан сдохнуть первым!
        Глава 43
        Сегодня я наконец-то уезжаю из этого отеля. Не на ночную вылазку с Ромой, во время которой я большую часть времени, слоняюсь чёрной пантерой между деревьями на выезде из города. А по-настоящему!
        …на собственную свадьбу.
        Меня даже не пугает и не раздражает мысль, что мы отправимся в дом его матери, где и будет проходить церемония. Я не могу нарадоваться тому, что выберусь из дневного заточения и увижу других людей! Не Зверя и Диму, а нормальных людей.
        К тому же все взбудоражены. Ждут появления Звягинцева. Я и сама его жду.
        - Ты готова, Лиля? - Дима критически смотрит на стопки исписанных листов, присвистнув:- Надеюсь, это ты с собой не берёшь?
        - Нет. Просто навела порядок в гостиной и сложила всё в одно место. Я уже закончила. - я не лгала. Я на самом деле убила половину дня на то, чтобы убраться в гостиной. Когда я чем-то увлечена, я свинья редкостная, честное слово. Могу не видеть и не замечать бардак, который разрастается вокруг меня. А ещё мне удивительно в нём комфортно.
        Раньше мама мне не давала покрыться плесенью, когда я готовилась к экзаменам, сдавала сессию, делала свой первый макет.
        - Что это вообще такое? - нахмурившись, Митяй подносит к глазам верхний листок, пытаясь вчитаться:- Р- 5 см-20. ЛК ММ 5минут. А вот выше то же самое - ЛК ММ 3 минуты. Что это?
        - Верни на место, пожалуйста. Или сразу сожги. Сказала же, мне это уже ни к чему. Но твой нос здесь быть не должен! - выхватываю лист из мужских рук и показательно разрываю его на четыре части. - Я переоденусь сейчас и можно ехать.
        Оставляю клочки бумаги в гостиной на столе, рядом с ровными стопками своих сородичей. Иду в свою комнату, раздумывая, стоит ли вообще собираться, тратить время на чемоданы. Янина Александровна выбрала мне платье. Организовала мою свадьбу в своём доме. Заказала стилиста, визажиста, фотографов и весь прочий персонал. От меня требуется только присутствие и в нужный момент сказать да.
        Я почему-то уверена, что Звягинцев дождётся окончания самой церемонии. Чтобы ударить жёстче, больнее. Театральнее - убить не девку Зверя, а уже жену.
        Ну или это просто моя фантазия. Может, он сразу убьёт Зверева? Было бы неплохо. Даст мне фору.
        Переодеваюсь быстро. В тёплое свитер-платье и утеплённые колготки. Мой шкаф ломится от брендовых шмоток, а брожу по дому в широких шортах и не очень свежей футболке, с пятном от кофе. Когда я успела так измениться?
        - Ого. Неожиданно. Ты так быстро… - задумчиво произносит Митяй, резко отпрянув от стола.
        - Мне развести костёр посреди гостиной, Дима? - рычу, бессильно сжимая кулаки. - Я не готовлю атомную бомбу. Не строю заговор. Нечего рыться в моих записях!
        - Я всё равно там ничего не понял! - восклицает он.
        - Тем более! Если не понял, зачем опять полез? Ну как ребёнок, честное слово.
        Пришлось прихватить макулатуру с собой, под недовольные взгляды моего провожатого.
        Сегодня я выхожу через главный вход. Впервые. Зверь предпочитал подземную парковку, а я…а я почему-то не спорила раньше с этим. Мне она неприятна. Неприятна мысль, что в тот день там погибло столько людей и моя Морда, а она по-прежнему работает, стоит себе, существует… На смену убитым охранникам пришли новые мордовороты. Словно ничего и не было.
        Улыбчивые швейцары, приятные парковщики. Люди. Живые. Настоящие люди.
        …я в блаженстве.
        - Ты улыбаешься?
        - Я скалюсь. - фыркаю я, улыбаясь ещё шире.
        Дождавшись нашей машины, Дима оставляет на чай молодому человеку, вернувшему ему ключи, и неожиданно заявляет:
        - Садись. У меня есть для тебя сюрприз.
        Я не люблю сюрпризы. Но в машину сажусь с лёгкой ноткой недоумения. Свадьба от недо-свекрови, что может переплюнуть это? А Митяй улыбается так, будто это что-то приятное. Но что?
        - Ожила?
        Киваю, расстегнув молнию на воротнике пуховика.
        - Я правда скучала… за…людьми. Останови у ближайшей урны, хорошо? - поправляю стопку листов на коленях, хитро улыбаясь. - Мне их стоит поджечь в урне? Вдруг ты вернёшься, я не знаю… Достанешь их…
        - Да. Социум тебе явно на пользу. - тепло улыбается Митяй, паркуясь у светлого здания.
        - Что это? - выглянув в окно, я ахаю:- Это свадебный салон?! Зачем мы здесь?
        - Я неожиданно обнаружил, что у меня нет подходящего костюма для завтрашнего мероприятия. - подмигивает Дима, глуша мотор.
        - Ну ладно. А где здесь урна…
        - Лиля, я шучу! Мы здесь за платьем. Твоим платьем. Ты и правда одичала в отеле. - закатив глаза, мужчина беззаботно смеётся. - Ну что, идём?
        - Пожалуйста, скажи, что это не шутка. - качая головой, прошу я. - Если ты сейчас так прикалываешься, я тебя так стукну!!!
        - Идём уже, шутка. У нас не так много времени, а миссия, я так понимаю, особо важная.
        Глава 44
        Да! Да! Да-да!!! Я в раю! Не уверена, правда, есть ли в настоящем раю шампанское, но здесь оно есть.
        Я нашла его! Своё платье!
        Митяй дар речи потерял, когда я вышла к диванчику, на котором он устроился со своим планшетом, пока мной занимались самые смешливые девчонки салона.
        - Ты уверена? - хриплым голосом спрашивает он, отложив планшет в сторону.
        - У тебя кадык дёргается и глаза горят. - лукаво улыбаюсь я. - Это значит, да. Я уверена.
        - Не слишком ли откровенно?
        Я не видела ничего откровенного. Да, оно весьма специфично. Совсем не пышное. Тончайшее кружево. Идеальное. Мягкое. Лёгкое. Длинный шлейф. Едва ли квадратное декольте можно назвать откровенным. Длинные рукава, длинный подол. Оно закрытое. Но да, чёрт возьми, оно невероятно сексуальное. Облегает исключительно в тех местах, в которых нужно. Всё, что можно счесть вызывающим в этом невесомом шедевре - вырез на спине. Он полностью открывает лопатки и поясницу.
        - Я два года, считай, не жила, Дима. Кому ещё выходить замуж в подобном платье, если не двадцатилетней девушке? Оно же красивое. Очень красивое. А то, что Янину Александровну хватит удар, делает его ещё привлекательнее….
        - Плохая шутка, Лиля. У неё на самом деле больное сердце. - с лёгким укором произносит Митяй, медленно поднимаясь с дивана.
        - Ну и ладно. Больше не буду.
        - Я куплю тебе это платье. - обойдя меня со спины, неожиданно произносит он. - Ты права, оно твоё.
        - С ума сошёл? Ты знаешь, сколько оно стоит?
        - Ты очень изменилась, Лиля. Но я никак не могу понять чем именно. Что-то в тебе изменилось… - неожиданная смена темы.
        - Ты не знаешь меня, чтобы судить о моих изменениях. - грустно усмехнувшись, я поворачиваюсь к нему лицом. - Раз уж ты так щедр, расплатись, а я переоденусь.
        Настроение вернулось к прежней отметке - не мертва, и ладно. Апатия и безразличие вновь поселились внутри, мешая сосредоточиться.
        Митяй ведь прав. Я и сама это чувствую иногда. Словно вижу ужасный сон и резко просыпаюсь, я на мгновение ловлю себя на мысли, что что-то не так. Не так, как должно быть. И дело вовсе не в Роме, не в Морде, не в моих мутациях. В голове. В мозгах, что ли. В мыслях. В психике. На мгновение. А потом, так же неожиданно, меня покидает это озарение, и я опять утешаюсь мыслями о мести, чтобы почувствовать хоть что-то.
        Лишь вернувшись в салон авто, Дима решил заговорить вновь:
        - Ты же понимаешь, что я просто оплатил платье, правда? Инициатива и идея шла от Ромы.
        - Мне безразлично. - пожав плечами, я упрямо смотрю в окно.
        Тоже мне, герой. Если некуда девать время и деньги, мне всё равно. Это касается и одного, и второго.
        - Ему казалось это хорошей идеей. Дать тебе возможность хотя бы выбрать платье. - тихо произносит Дима, медленно трогаясь с места.
        - Что происходит? - ему всё-таки удаётся завладеть моим вниманием. - Зачем ты мне это рассказываешь? Мне нет дела до его идей. Он чётко дал понять, что я никто и зовут меня никак! Он ни слова не сказал о подготовке к свадьбе. Ни слова, Дима. И я сейчас не о цветочках и ленточках говорю. Вы же что-то запланировали, а я так… Пустое место или пушечное мясо?
        - Я не допущу, чтобы ты пострадала, Лиля. Мне ты можешь верить. Но и ничего рассказать не могу. Извини.
        - Я никому не могу верить. - шепчу, отвернувшись обратно к окну. - Именно поэтому у меня свой план. Ты тоже извини, Митяй. Я не могу пообещать того же, что и ты. Без жертв не обойдётся.
        - Просто знай, что завтра мы убьём Звягинцева, Лиля. - тихо произносит он. - Лучше, чтобы ты не путалась под ногами со своими планами. Позволь всё решить иным. Это наша война.
        - Вы или я, - протягиваю я, усмехаясь, - Это время покажет. Вы уже достаточно нарешали. Спасибо. Она такая же ваша, как и моя.
        Глава 45
        Дом Янины Александровны встретил нас забитым до отказа двором. Несмотря на огромную площадь, прилегающую к дому, парковаться Диме пришлось за его территорией.
        Иду как на убой к величественному особняку и поражаюсь количеству грузовых машин и мужчин в униформе. Кто-то взялся за церемонию с остервенением.
        В доме было хуже. Туда-сюда носились комбинезоны всех цветов и расцветок. Кто со стульями, кто с тканями и цветами. Лидера сего безумия я пока ещё не вижу, но уже чувствую, что она там, куда все они стекаются.
        - Я отнесу платье в твою комнату, Лиля. Не будем сейчас нервировать Янину Александровну. - шепнул Дима, удобнее перехватив, казалось, необъёмную коробку.
        - А говорил сюрприз мне. - ухмыляюсь я. - Он, оказывается, для Янины Александровны. Ладно, я всё равно пойду с тобой. Не хочу участвовать в этом…
        - Даже не взглянешь? - ошарашенно моргнув, Дима выгибает бровь и тут же хмурится:- Нет, с тобой точно что-то не так.
        - Агась. Получается, что с самого рождения. Пойдём уже, пока нас не заметили! - тяну мужчину за рукав, направляясь к увитой белоснежными цветами лестнице. На втором этаже я ещё никого не вижу. Значит, там спокойней и безопасней.
        Мы быстро поднимаемся, а дальше уже направление задаёт Митя. Останавливаемся у третьей двери справа. Дима замирает.
        - Что? Забыл, где меня поселили?
        - Там Рома. - невозмутимо пожав плечами, мужчина толкает дверь и входит в светлую гостевую. - Какими судьбами?
        - Я должен отчитываться о своём местонахождении в собственном доме?
        Я на мгновение теряюсь. Рома выглядел уставшим. Я его не видела всего сутки, а ощущение такое, будто неделю.
        - Привет, Лялька. - кивнув мне, он быстро задвигает шторы, вновь повернувшись к нам лицом. - Лучше видами из окон не любоваться. Во всяком случае до послезавтра.
        - Я завтра рассчитываю обрести свободу, Зверь. - улыбка выходит агрессивной. Я чувствую это по напряжению лицевых мышц. - Я достаточно у тебя заработала, чтобы жить безбедно долгие годы. Ты мне послезавтра будешь не нужен. Как и этот дом.
        - Что это с ней? - излишне подавленно спрашивает Рома у Димы.
        - Я здесь! - заявляю я, распахнув настежь дверь. - Проваливайте. Оба! Поговорите за дверью.
        - Лиля, я не враг тебе! - рычит Зверев, шагнув ко мне. - Прекрати так разговаривать. Прекрати себя так вести. Прекрати делать вид, что ничего не чувствуешь.
        - Слишком много всяких прекрати, так что я вернусь к своей прошлой просьбе - проваливайте. Мне повторить громче?
        - Так, ладно, - кивнув, Митя идёт к кровати, - Я оставляю это здесь и ухожу. Ты со мной, Зверь? - оставив коробку с платьем на кровати, мужчина сверлит меня осуждающим взглядом. Будто не у Ромы, а у меня спрашивает.
        - Да. Пусть успокоится. Ночью поговорим. - Зверев обращается к Диме так, словно меня здесь нет. Опять!
        - Я не стану разговаривать с тобой ночью. - сделав глубокий вдох и набравшись храбрости, решительно произношу я. - С меня достаточно.
        - Ты должна обращаться, Лялька.
        - Лиля, он прав. Ты никогда не научишься… - мужская солидарность в действии.
        …не на ту напали.
        - Кому? Я не понимаю, кому я это должна?
        - Себе в первую очередь! - безапелляционно заявляет Зверь сложа руки на груди.
        - Себе? Всё, что я себе должна, это не просрать свою жизнь напрасно. Бессмысленно. А все эти обращения лишь отвлекают от реальной жизни.
        - Не неси ерунду! - вовсю рычит Рома. - Ты реальна! Твоя вторая ипостась реальна. Ты иная!
        - А для тебя ерунда, всё, что идёт вразрез с мнением себя любимого, м? Сам-то давно обращался? Нравится? Поздравляю. Только мне это не нужно навязывать. - оставив дверь открытой, я иду к кровати. Присаживаюсь на край, подперев голову рукой, и вздыхаю. - Идите уже. Я уверена, у вас много дел.
        - Она права, Зверь. - весело произносит Митяй, улыбаясь во всю ширину рта. - У тебя сегодня мальчишник. О каких ночных вылазках идёт речь? За одну ночь ничего страшного не произойдёт. После свадьбы наверстаете.
        М-мальчишник? Настоящий мальчишник? А я?! А мне девичник?
        Впрочем, о чём это я. Моего мнения спросили только вот, при выборе платья. И то - не Зверев, а Митя. Эта ситуация ещё, кстати, тоже… вилами по воде писано. Усну, а мама-Зверь мне его на лоскуты порежет. Смысл якобы предоставленного выбора тут же потеряется.
        - Отдохни, Лялька. Завтра будет непростой день. - протянув ко мне руку, Рома тут же её отдёрнул. Словно устыдился чего-то. Поспешно отвёл взгляд и направился к распахнутой двери. Митя последовал за ним, выдавив напоследок улыбку.
        …интересно, а дверь можно забаррикадировать?
        Почему же так гаденько на душе? Ну мальчишник. Что, меня впервые ограничили в чём-то? Вот уж нет. Свадьба-то ненастоящая. Он мне ничего не должен, наверное. Настоящие жених с невестой наверняка тоже бы озадачились, отмечай только один из них последнюю холостую ночь. Так ведь? Но мы ведь не настоящие жених с невестой. Обидно, да. Просто обидно! Кому-то пьянка и отдых, а мне четыре стены.
        Почему я вообще злюсь? Ну, организуй он для меня девичник, кто бы на него пришёл? Точнее, не так, с кем бы я могла отдохнуть в этот вечер или даже ночь? Подруг у меня нет. Во всяком случае тех, с кем в огонь и воду. Я думала, что они есть. Что я счастливый человек, у меня тьма-тьмущая друзей. Но это оказалось совсем не так. После смерти родителей, когда я выпала из тусовки, они исчезли все. Нет, меня не предали и не бросили. Всё произошло постепенно. С кем-то иссякли темы для разговоров. Кто-то предпочитал более весёлое времяпрепровождение, более жизнерадостного собеседника, а не унылую меня. В общем, оно как-то само.
        Так в чём дело? Разве в отсутствии девичника?
        Глава 46
        Да не буду я здесь торчать одна! Если Митяй и Зверь уедут это же всё, абзац полный. Не хочу я здесь с Яниной Александровной находиться!
        Решение принято, я еду на мальчишник!
        - Я с вами! - отслонившись от стены, я шагаю навстречу мужчинам.
        - Что?
        - Я говорю, я поеду с вами. - повторяю.
        Я их, в конце концов, ждала у двери полчаса, пока они у Зверева в комнате прихорашивались. Пусть только не возьмут с собой! Ждала, кстати, не зря. Много интересного услышала.
        - Ты? На мальчишник? - Дима щурится, готовый вот-вот рассмеяться.
        - А что не так? Можете меня высадить где-то в центре, прошвырнусь по магазинам, схожу в кино. Не знаю. Позже созвонимся, или я вызову такси.
        - Это небезопасно.
        - А ты что молчишь? - отмахнувшись от Димы, я спрашиваю у молчавшего всё время Ромы. - Ты тоже считаешь, что поход в ТРЦ и кино небезопасен?
        - Да. Это очевидно. - кивает Зверь.
        - Видишь? - что-то Митяй меня сегодня очень сильно раздражает.
        - Если Зверев скажет, что я могу поехать с вами, ты сегодня заткнёшься? - серьёзно спрашиваю я, вызывающе ухмыльнувшись.
        - Я не скажу так! - протестует Рома.
        - Видишь?
        - В если скажет? - настаиваю я.
        - Ладно. С удовольствием посмотрю на твоё мастерство обольщения, детка. - Митяй принимает вызов, весело подмигнув мне.
        - Что вы несёте?
        - Тс-с, Рома! Это уже дело чести. - подхожу вплотную к мужчине и кладу ладони на его грудь. Чувствую мягкую ткань кашемирового джемпера. Стук сердца отдаётся вибрацией мне в пальцы. - Я могу поехать с вами на мальчишник… - тихо произношу, глядя в его глаза.
        Зверь хмурится. Я прикрываю глаза, подаюсь вперёд и растворяюсь в его сознании. Калейдоскоп прожитого дня мелькает перед моими глазами. Но мне нужно не это. Мне нужна я. Вижу себя, столь вызывающе приоткрывшую губы, словно для поцелуя, и льнущую к себе же. Короткая вспышка, и я выдыхаю.
        - Митяй, она может поехать с нами на мальчишник. - произношу его губами, удерживая концентрацию. - И ещё кое-что, я дебил. - довольную улыбку сдержать не удаётся. Это сбивает с толку.
        - Какого хрена?!
        Ну вот опять. Вырвался, зараза, из-под моего контроля.
        - Ты только что сказал, что… Что ты только что сказал? - Дима шумно выдыхает, подступив к нам.
        - Упс…
        - Упс?! - Зверь щурится и перехватывает мои ладони. Сжимает пальцы. - Значит, это была неслучайность…
        - О чём ты? - Дима заглядывает в моё лицо, поджав губы. - О чём он говорит?
        - Если ты не отпустишь мои руки, я заставляю тебя удариться головой о стену! - угрожающе шепчу я, глядя на наши сцепленные руки.
        - Ты не можешь.
        - Вообще-то, могу. - киваю, глядя в его глаза со всей стойкостью. - Если захочу, конечно.
        - Мне, блядь, кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?!
        - Да пожалуйста, Дима. - я киваю, избавившись от мужской хватки на своих руках. - Я не иная. Не совсем иная. Не хвалёный оборотень. Возможно, суп. Но если уж совсем проще и понятнее… - запинаюсь, встретившись с непонимающим взглядом, - Я Звягинцев. Вот.
        - Это, по-твоему, проще и понятнее?
        - Что значит, ты Звягинцев?
        - А ты не понял? - удивление искреннее. Я думала, что Зверь давным-давно понял, как радикалу удаётся быть везде, всегда и разным. - Он контролирует сознания мужчин. Он является ими. Управляет ими. Как кукловод. И вот. Я как он.
        - Это несколько другое… - мнётся Зверев.
        - Нет. Это одно и то же. Просто мне не хватает практики. Пока ещё. - улыбаюсь, переводя взгляд с одного мужчины на другого. Наслаждаюсь произведённым эффектом.
        - И…на ком ты практиковалась? - шумно сглотнув, Дима задаёт правильный вопрос.
        - Ты уверен, что хочешь знать? - он кивает, а я выдыхаю:- На тебе и персонале отеля. В частности, горничных. С ними получалось лучше, чем с тобой.
        - На мне? На мне?! Когда?!
        - Я аккуратно. Я всё контролировала! Ничего серьезного. И вообще, нам не пора на мальчишник? - отступив на шаг от мужчин, пискнула я. - Едем?
        - Я не помню…
        - Я же сказала, что ничего серьёзного. Подсмотрела кое-что, и так по мелочи. - отведя взгляд, я выдаю себя, мгновенно покраснев.
        - Твою же мать…
        - И что же ты там подсмотрела? - глядя на Митю, спрашивает Зверь, недовольно поджав губы.
        - Я не понимаю, мы едем или остаёмся? - пытаюсь сменить тему разговора. - Потому что если не едем, то давайте что-нибудь поедим. Я проголодалась.
        - Никуда мы не едем! - рычит Зверь, всё ещё буравя Диму взглядом. - Идём на кухню. Но учтите, там разговор продолжится!
        Глава 47
        - Мы с Димой займёмся едой, а ты, Зверь, прихвати свой планшет. Раз уж мы будем общаться, набивая животы, то пусть это будет хотя бы продуктивный разговор. - вздохнув, я медленно разворачиваюсь и иду к лестнице, ведущей на первый этаж.
        Если я не ошибаюсь, в потоке хлынувших воспоминаний Зверева, было кое-что очень интересное. Я буду последней идиоткой, если не взгляну самолично.
        - Подожди, Лиля. - не знаю, зачем Дима просит меня об этом. Он с лёгкостью нагнал меня в несколько широких шагов. - Что именно ты видела? И как это вообще возможно?
        - Ты правда хочешь, чтобы я это сказала? - спускаюсь по ступенькам, упрямо глядя под ноги. - Просто знай, что мне этого всего не нужно. Не с тобой. Вообще, не нужно. Ни с кем.
        - Ты не смела копаться в моей голове! - шипит он, обгоняя меня на две ступеньки.
        - Да, ты прав. И я искренне прошу прощения за это. Только знаешь, что, - останавливаюсь, привалившись к перилам, - Вы со Зверем в один голос твердите, что я должна обращаться. Практиковаться, так скажем. Здесь так же. Мне нужна была практика. Заметь, если бы я не сказала, ты бы и не узнал. От этого никому не стало плохо, хуже…
        - Я не могу сказать, что сейчас мне хорошо!
        - Митя, прекращай. - продолжаю спуск, на мгновение закатив глаза. - Давай уже дойдём до кухни. Есть хочется.
        В кухню идём молча. Нам встречаются лишь двое мужчин, явно из штата охраны. Дима с ними здоровается кивком головы, а я не обращаю внимания. Хватит, на одного уже обратила, что теперь неловкость просто зашкаливает. Пусть лучше я буду сама по себе.
        …кто знает, переживут ли они завтрашний день.
        - Янина Александровна, - выдыхаю, едва не столкнувшись с женщиной, выходящей из дверей кухни, - Добрый вечер. - улыбаюсь как можно шире. Просто чувствую, как её это злит.
        - Добрый, Лилечка. - поджав губы, кивает женщина.
        За спиной слышатся быстрые шаги. Запах этого парфюма раздражает обоняние. Впрочем, как и обычно.
        - Мама, нам бы поесть и пообщаться. - отстранив меня, Рома обнимает мать и трогательно гладит её плечо. - Наедине.
        - Там полно еды, сынок. Кушайте, что приглянётся. Я пойду к себе. - женщина расцветает на глазах, искренне улыбаясь сыну.
        - Проводить тебя?
        - Нет, не стоит.
        Может, зря я к ней так? Во всяком случае, как мама она неплохая, раз уж взрослый оболтус к ней так относится.
        Разместившись за длинным кухонным столом, я первым делом прошу у Зверева планшет.
        - Сначала еда. - отмахивается он, убрав планшет на верх холодильника.
        На мне кофе, на мужчинах еда и нарезка хлеба со всеми мясными и колбасными вкусностями. Янина Александровна постаралась на славу. Хоть я и видела объёмные пакеты с логотипами ресторанов, всё это организовать тоже немалых усилий стоило. Даже жалко её как-то. Столько старается ради фальшивой свадьбы, которая может обернуться трагедией или очередным терактом.
        - Что ты хотела от моего планшета? - сцепив перед собой руки, Зверь сверлит меня пристальным взглядом.
        Я придвигаюсь ближе к столу, выпрямившись на стуле, и протягиваю руку:
        - Ты сегодня смотрел файлы с моим отцом. Покажи их мне.
        - Объяснишь, зачем? - медлит он, положив ладонь на заблокированный планшет.
        - Вполне возможно, я укажу тебе на Звягинцева.
        Дима зашёлся в надрывном кашле, подавившись бутербродом и кофе. Несколько капель упали на рубашку, расползаясь тёмными пятнами на белоснежной ткани.
        - Не надо смотреть на меня, как на сумасшедшую. - высмотрев бутерброд, на котором больше сыра, я лениво беру его в руку. - Я могу объяснить. Просто покажите мне те фотографии.
        Жую с наслаждением. Заранее поглядываю на жюльен и мясные рулетики.
        - Ладно. - вздохнув, Рома активно порхает пальцами по сенсору планшета, наконец-то, поворачивая его ко мне.
        Сердце на мгновение заныло. На меня смотрел папа. Молодой, горячий и такой беззаботный. Совсем молодой. Несколько ребят рядом. Позади виднеются туристические палатки и костёр. Студенты.
        Вынырнув из оцепенения, провела пальцем вниз, пропустив текстовое наполнение документа. Всматриваюсь в следующее фото. На нём папа старше. На нём форма курсанта. С ним двое парней. На заднем фоне вывеска районной прокуратуры.
        Листаю дальше. Пролистываю несколько групповых снимков. Останавливаюсь на более поздних фотографиях.
        - Вот они. Эти двое. - указываю на двух брюнетов, приближая ракурс фотографии на лицах мужчин. - Они есть на большинстве фотографий. Один из них Звягинцев. Я почти уверена.
        - С чего ты взяла? - серьёзностью в голосе Зверя и не пахнет.
        - Ранние поставки Су шли одной партией, правильно? Не было выбора мутагена, способностей и прочего. Позже появилась цветовое отличие, характеризующее время действия наркотика. Если я родилась с отклонениями от партии Су, приобрела столь занимательную способность становиться кем-то, видеть чьими-то глазами, значит, Звягинцев, обладающий теми же способностями, был рождён так же, как и я, что маловероятно, или употреблял эту дрянь с моим отцом. Это также объясняет то, что убийство папы распланировали от и до. Заняли его место. Свергли, если хочешь. Вполне возможно, что отец доверял этому человеку. Или, наоборот, стал враждовать, когда замаячила перспектива уродца-дочери. Кто-то из этих двух мужчин есть на последующих фото? - смахивая фотографии одну за другой, я пытаюсь отыскать этих двоих. - Странно, их нет больше на снимках. Есть ещё фотографии в свободном доступе?
        - Лялька, я уж было подумал, что замаячил просвет. - вздохнул Зверев.
        - Лиля, - жуя, произносит Дима, - Эти двое одногруппники и сослуживцы твоего отца. Их нет уже в живых многие годы. Поэтому больше их и нет на фотографиях. Там есть описания, можешь загуглить по фамилиям и званиям.
        - Допустим. - не сдалась я. - А вы лично это проверяли? Подлинность свидетельств о смерти, прочих документов, вскрытий, могил, я не знаю. Вы серьёзно верите в такое совпадение?
        - Лялька, мне кажется, ты себя несколько переоцениваешь. Тебе до способностей Звягинцева далеко. Честно. Схожесть есть, да. Но это вовсе не значит, что партия была одна, понимаешь? Он контролирует всецело людей. А ты…подсматриваешь что-то. Ну фразу можешь заставить сказать кого-то… Это, скорее, случайность, чем способность. Побочный эффект.
        - Случайность? - ухмыляюсь я. - Хорошо, Ромочка. Одной больше, другой меньше. Пусть.
        - Что это значит? - хмурится он, пока я тянусь за жюльеном.
        - Ну ты же случайно решил, что я твоя истинная. А я решила, что я великий Звягинцев. Мы ошиблись оба. Забей.
        Мужчины переглядываются, а я с аппетитом отправляю в рот еду и жую, довольно жмурясь.
        Он серьёзно думал, что я не узнаю?
        Глава 48
        Роман Зверев
        Стою перед импровизированной стойкой регистрации, как ряженый идиот - в тесном смокинге и ужасном красном галстуке. Жду Ляльку. Я не стану её осуждать и преследовать, если она всё-таки решит сбежать. Сам с трудом выношу этот дурдом.
        Мама превратила половину дома в оранжерею. Лестница в цветах белых, холл и гостиная, отданные под церемонию, в красных розах и лепестках. Шары, ленты, торт, шоколадный фонтан, мини-столики с кричаще-красными скатертями. В глазах рябит, даже без вспышек фотографов, расположившихся у самых дверей, чей натиск сдерживает охрана.
        Идёт. Чувствую её запах до того, как Лялька появляется в распахнутых дверях и ступает на красную дорожку, ведущую ко мне.
        Теперь я понимаю, почему у большинства женихов в фильмах такие идиотские лица. Моё, должно быть, сейчас не лучше.
        Она прекрасна. Восхитительна. Грациозная. Хрупкая. Чистая. Сексуальная.
        …моя.
        Беру её за руку, радуясь, что проход не слишком длинный. Стоять на месте невыносимо. Я даже поймал себя на мысли, что вот-вот пойду ей навстречу.
        По-кошачьи подверженные глаза встречаются с моими. Я теряюсь. Стервочка моя. Знает, какой эффект произвела на меня и наслаждается этим.
        Смешки возвращают в реальность. Лялька улыбается ещё шире.
        - Да. - хрипло произношу, не отрывая от неё взгляда.
        - Да. - некоторое время погодя, произносит она.
        Нам суют какой-то журнал, где мы по очереди ставим свои подписи. Напряжение нарастает
        Ну наконец-то!
        Притягиваю её к себе, с удивлением обнаружив горячую кожу под своими пальцами. Зад у платья вообще есть?
        Она сама тянется ко мне, призывно заглядывая в глаза. Бросая очередной вызов.
        Стервочка моя!
        Целую, не стесняясь собравшихся. Приятный бонус. Очень приятный бонус…
        Гул голосов нарастает. Позже я обязательно поговорю с Митяем. Он поднял эту волну и обломал мне весь кайф. Лялька осторожно отстранилась, упёршись своими ладонями в мою грудь.
        Кажется, нам положено пройти по проходу.
        Беру её за руку и веду к собравшимся гостям. Мама рассыпается в поздравлениях. Обнимает нас двоих, шмыгая носом. Для меня удивительно, что Лялька обнимает её в ответ.
        …ещё удивительнее то, что она обнимает всех! Всех, блядь, кто к нам подходит и поздравляет, она обнимает!
        Мне не нравится. Мне очень не нравится!
        - Ну всё! - удерживаю свою новоиспечённую жену, когда она вновь тянется к гостю, чьего имени я даже не знаю, с распростёртыми объятиями.
        - Не мешай. - шипит она, закатив глаза.
        - Чему не мешай?
        Не успел. Она всё-таки полезла к напыщенному мужику обниматься!
        Всё. Больше я это терпеть не намерен.
        Увожу её из холла под вспышки камер и падающий на нас рис, или что это ещё такое! У лестницы подхватываю на руки и вбегаю по ступенькам наверх. Останавливаюсь на втором этаже, зайдя в первую попавшуюся комнату.
        - Попалась! - выдыхаю в её, если честно, ужасно пахнущие волосы. Горло жжёт от этого ядрёного запаха.
        Ставлю её на ноги, изучая бледное лицо.
        - В чём дело?
        - Второй и последний. Уродская бабочка в горошек и запонки с голубыми камнями. Обоим под сорок. Ты мне мешаешь. Мы должны вернуться. - упрямо вскинув подбородок, она сверлит меня прищуренным взглядом. - Не путайся у меня под ногами. - пошатнувшись, она падает мне в руки, шумно дыша. - Сейчас только отдохну немного. Звягинцева здесь нет. Но я знаю, где он был…
        - Ты меня пугаешь. - вновь поднимаю её на руки, осматриваясь. Несу к заправленной постели, присаживаясь вместе с ней на руках. - Ты их сканировала, да?
        - Ага. - выдыхает. - И если бы не ты…
        - Ты упала бы там в обморок. Как ты это сделала? Ты же не закрывала глаза, не…контактировала.
        - Всё ещё считаешь меня слабачкой? Мне это не нужно! - рычит моя кошечка. - Я же объясняла! С людьми проще! Это к вам, нелюдям, нужно подход искать!
        Быстро приближающиеся шаги привлекают внимание. Я напрягся, а Лялька вздрогнула в моих руках.
        - Всё в порядке? - после короткого стука в дверь, громко спрашивает Митяй. - Я войду?
        Скрежет моих зубов должны были слышать все собравшиеся внизу гости. Он начинает меня раздражать. Я уже пожалел сотни раз, что когда-то выбрал его для своей женщины!
        …стоит поставить его на место.
        Глава 49
        - Если тронешь его, я тебя убью! - рычу, безвольно сжимая кулаки.
        Митя стоит в распахнутых дверях и смотрит на нас отрешённым взглядом, в то время как Зверев готов сорваться с цепи в любую секунду.
        - Передай ему, что я тебе рассказала! Пусть твои люди их проверят! - настаиваю, грубо повернув мужскую голову к себе. Смотрю в его глаза решительно, стараясь передать весь свой настрой одним только взглядом. - Не время расслабляться!
        - Ты права. - ухмыляется Зверев, скосив взгляд на Диму:- Идём. Что бы там ни было, не стоит забывать о наводке с путешествием. Если в течение двух часов будет тихо, придётся ехать в аэропорт.
        - Он нападёт сегодня. - киваю я, медленно выбираясь из мужских объятий. Встаю, поправляю платье и выдыхаю:- Идём. Мне уже легче.
        - Ты не пойдёшь. Не в этом!
        Началось. Зверев без претензий и требований - не Зверев.
        - Предпочитаешь спортивный костюм моему свадебному платью? - с вызовом интересуюсь я.
        - Предпочитаю, чтоб на тебя не пялились.
        - Я, конечно, мало что понял, но там Янина Александровна шум поднимает. Танец молодых, и всё такое. - раздражённо выдыхает Дима, привалившись к дверному косяку.
        - Отлично! - хлопаю в ладоши. - Значит, победило платье. Идём. Это свадьба, или что?
        Зверь сдаётся. Первым выходит из комнаты, переговариваясь с Димой. Не отстаю от мужчин ни на шаг, время от времени внося поправки в их диалог.
        - Если я что-то узнаю ещё, я вам сообщу.
        - Ты не отойдёшь от меня ни на шаг. - ухмыляется Рома притормаживая. - Митяй всё проверит, а мы с тобой идём к гостям.
        - Легче. - позволяю мужским рукам обвить свою талию. - Хватит уже этих приказов и команд. Вот-вот всё это закончится, а ты ведёшь себя так, словно только вошёл в кураж.
        - Ты моя истинная. Сама же уже знаешь. Это уже не закончится никогда. - неожиданно выдыхает он, прищурив правый глаз. - Смирись уже, Лялька.
        - Смириться? - отвожу взгляд. Смотрю на ступеньки и улыбаюсь. Нет, мне правда смешно. - Я твоя истинная. Ты так решил, подумал, почувствовал - это неважно. Важно то, что ты мне платишь деньги. Суточные. Такой был уговор. Такие правила. Больше я в них не нуждаюсь. И кроме всего прочего, чтобы ты там не говорил, но ты не мой истинный. Смирись уже, Зверев.
        - Брось. Не говори, что не чувствуешь ничего ко мне. - он морщится. Презрительно морщится, словно я лгу ему. - Я чувствую тебя.
        - Хреново ты как-то чувствуешь.
        - Ты чувствуешь ко мне то же самое. Я знаю, что это взаимно. Это всегда взаимно.
        - Не заставляй смеяться тебе в лицо, Рома. - тихо произношу я, переступив с ноги на ногу. - Я тебя ненавижу. Я никогда не смогу тебя полюбить. Не смогу с тобой быть. Никогда.
        - Не зарекайся…
        - А ещё я хочу тебя убить. - хмыкнула я. - И что? Достаточно откровений? Мы идём?
        Гости реагировали на наше появление по-разному. Большинство ухмылялись и многозначительно хихикали. Представляю, что они думают о нашем отсутствии. Подумаешь, устроили молодожёны брачный вечер, а не ночь. Пусть думают, что у Зверя "нетерплячка", кровь к одному месту прилила.
        Янина Александровна спешит покинуть стайку щебечущих женщин, приблизительно её возраста, и направляется к нам.
        - Рома, что происходит? Митя с ребятами вывели троих мужчин. Среди них мой хороший друг - Никита Андреевич. Его жена беспокоится…
        - Я указала на двоих. Почему троих? - шепчу на ухо своему недо-муженьку.
        - Мама, всё в порядке. Тебе не о чем волноваться.
        - Ты обещал, что я узнаю первой, если… начнётся. Началось? - женщина упрямо поджимает губы, бегая глазами по нашим лицам.
        - Нет. Мы в очередной раз просчитались. Не волнуйся. Гостям и этому дому ничего не грозит.
        Я согласна с ним полностью. Поэтому помалкиваю себе и скучающе рассматриваю гостей. Лишним не будет. В отличие от ребят Зверева, у меня есть преимущество - я знаю, как выглядит Звягинцев. И я знаю, что его человек выйдет на связь с теми двумя мужчинами, в чьих рядах затесался знакомый моей недо-свекрови.
        - Вам пора! - слишком громко сообщает Митяй, оказавшись за моей спиной. - Лучше выехать сейчас, чтобы не попасть в пробки. Вы же не хотите задерживать экипаж вашего самолёта?
        Что? Что он задумал?
        - Конечно. - улыбается Рома, быстро подхватив меня на руки.
        Ну слушайте, мне же так и понравится может. Весь вечер меня на руках носит.
        …что-то в этом определённо есть.
        Под гул голосов и возгласов он быстро выносит меня из холла, а затем и из дома, кивнув мужчине в чёрном костюме, распахнувшем перед нами входную дверь.
        У белого лимузина ещё двое мужчин, один из которых открывает дверцу и кивает. Очевидно, не мне - Роме.
        - Отпусти меня уже. Я сама сяду в машину. - ворчу я, чувствуя себя неловко. Свадьба, конечно, бредовей некуда.
        - Пожалуйста. - вплотную подойдя к лимузину, Зверь наконец-то ставит меня на ноги, медленно проведя рукой вдоль моего позвоночника.
        У-у-у-у. Гад!
        - Что с теми двумя? - дождавшись, когда я окажусь в салоне, Рома завязывает диалог, чем злит меня. Вообще-то, это я их нашла! А он ведёт себя так, будто это его заслуга.
        - Ничего существенного они не сказали. - отвечает мужчина, что открывал для нас дверь. - Но есть кое-что интересное. Они маниакально зациклены на телефонах. Мы проверяли звонки, сообщения, аккаунты, почту. Их ломало, похлеще наркоманов. Стоит ли продолжать? Надолго их не хватит, если Митяй войдёт во вкус.
        - Отдайте им телефоны и наблюдайте. - вмешиваюсь я, с трудом сдержавшись, чтобы не повысить голос. - Они просто информаторы на крючке. Они не опасны. Звягинцев должен узнать, что мы выехали в аэропорт. Это не все. Есть ещё. Позвольте им с ним связаться.
        - Я извиняюсь, а ты не…
        - Молчать! - рычит Зверь, уперев руку в крышу лимузина. - Выполняй, что она сказала. Ещё раз услышу подобный тон, окажешься в канаве. Пошёл отсюда!
        - Какой ты грозный. - ухмыляюсь я, глядя вслед удаляющемуся мужчине.
        - А ты мне сейчас всё расскажешь, дорогуша. - цедит Зверев, усаживаясь рядом со мной. - Какую игру ты затеяла? Если знала о координировании и звонках, почему сразу не сказала?
        - Моя игра - мои правила!
        Глава 50
        Меня бьёт озноб. Волнение и страх сковывают тело и разум. Несмотря на сопровождение, предчувствие наипоганейшее.
        Смотрю в окно, пытаясь понять, что же не так. Дорога как дорога. Лимузин как лимузин. Ничего ведь особенного. А мне страшно настолько, словно к затылку дуло пистолета приставлено.
        - Это всё ожидание, Лялька. - тихо отзывается Рома, сжав мои сомкнутые в замок руки. - Я тоже ненавижу ждать.
        - Но ты не боишься. - выдыхаю я.
        - Я мужчина.
        - У страха нет гендера. Боятся все. Это нормально.
        - Допустим. - улыбается он. - Только я же ещё и самоуверенный, забыла? Большой, сильный и страшный.
        Вот зачем он это делает? Ведёт себя как нормальный, поддержать пытается.
        - Не забыла. Всё так и есть. Мне от этого только хуже.
        - Нам нужно будет выйти до аэропорта. Пересядем в другую машину. Пока что хвоста нет, но лучше принять меры предосторожности.
        - Когда ты успел обо всём этом договориться? - заинтересованно смотрю на него, не понимая подобного манёвра. Зачем пересаживаться?
        - Такие были инструкции. Они оговорены заранее, Лялька. Мы готовились. - улыбка не сходит с его лица.
        - Почему ты улыбаешься? Ты похож на безумца, Зверь. Вот-вот небеса рухнут на наши головы, а ты довольный, как…как не знаю кто, довольный. Это настораживает.
        - Ты очень красивая, Лялька. Мышцы лица сами играют. - ухмыляется Зверев.
        Машина сбавляет скорость. Шумно сглотнув, я выглядываю в окно. Рядом с нами притормаживает легковой автомобиль серебристого цвета.
        - Не бойся. Свои. Только шустрее, ладно?
        Почему же так бьётся сердце. Это же просто! Ничего сложного. Выйти из машины, кивнуть двум парням. С удивлением встретится взглядом с Митей. Пройти мимо, лишь оглянувшись ему вслед.
        - Лялька, садись! Не тормози. - рычит Зверев
        Колонна машин вместе с лимузином трогаются с места, увозя замену молодожёнов. Сбрасываю оцепенение. Сажусь на заднее сидение, громко хлопнув дверью. Зверев смеётся, но тем не менее вдавливает педаль газа в пол.
        - Что? Ты не уточнял, куда именно садится!
        - Там под сидением сумка с вещами. Переоденься. Мне и с этого места будет открываться шикарный вид.
        Хочу ответить что-то колкое. Едкое. Но меня больше волнует скорость.
        - Куда мы спешим? - уткнувшись в окно, я провожаю взглядом наш лимузин. - Почему мы вырвались вперёд? Отвечай!
        - Проверим дорогу. Не повышай на меня голос, Лялька! Отшлёпаю!
        - Для этого обязательно мчаться по встречке?! - нет, ну он точно безумен.
        - Я сказал, переодевайся и не кричи на меня! Пустая дорога!
        - Да пошёл ты! - поморщившись, я всё-таки опускаю руку вниз. Шарю под сиденьями, пока не натыкаюсь на спортивную сумку. - Сегодня же я избавлюсь и от Звягинцева, и от тебя. - быстро расстёгиваю молнию, вывалив на сиденье гору шмоток. Нахожу очередной спортивный костюм. Остервенело отрываю бирки и задираю подол платья. - Зеркало опусти, извращенец! И на дорогу смотри!
        Стаскиваю рукава платья, высвободив руки, и осторожно тяну вверх. Всё-таки платье отчего-то жалко. Понятия не имею, на хрена оно мне нужно и на какой чёрт мне его сохранять. Не представляю, куда я могла бы его надеть. Я теперь на свадьбы ни ногой!
        - Футболки, костюмы спортивные… - ворчу, надевая белую футболку. - Ты принципиально, из своих личных соображений, меня нижнего белья лишаешь постоянно? Или это фишка твоих иных?
        - Что на ноге?
        - В зад пошёл, Зверь! Я сказала, зеркало опусти и смотри на дорогу! Только попробуй меня угробить! - подвязку быстро пропускаю через ногу, демонстративно швырнув её на переднее сиденье. - На дорогу смотри!
        Штаны надеваю тоже быстро. Шнурок на поясе оставляю болтаться не завязанным. Беру в руку мастерку и зависаю.
        У обочины мужчина в инвалидной коляске. Он проносится мимо размытым пятном, но…
        - Останови… - вот так всегда, когда самое время кричать, голос подводит. - Тормози, Зверь!!!
        - Что? Зачем? - не сбавляя скорости, Зверев смотрит на меня в зеркало заднего вида.
        - Останови машину. Сейчас же! Там Звягинцев!!! Тормози! Тормози! Тормози! - дёргаю ручку. Не поддаётся. - Выпусти меня сейчас же!!!
        Внутри всё обрывается. Я не имею права на ошибку. Я не могу ошибиться. Это он. Он! Каждая клеточка моего тела толкает меня к нему.
        Визг тормозов звучит бальзамом на расшатанные нервы. Бьюсь плечом о водительское сиденье. Боль раздражает. Ей не время и не место в моём теле.
        - Дверь открой!
        - Я должен подождать остальных.
        - Дверь!!! - горло дерёт от надрывного крика.
        Я не я. Я себя не ощущаю. Перегибаюсь к нему, махая кулаками направо и налево. Не уверена, что ему больно так же, как и мне. Опять боль, на этот раз в руках. Ненужная. Лишняя.
        Наконец-то дотягиваюсь до кнопки блокировки дверей. Отбиваюсь от Зверева и вываливаюсь из машины, чудом устояв на ногах. Мимо проносится наш кортеж. Бегу в обратную сторону. К уроду и падали, которой не место среди людей. Да даже среди супов, как бы сильно я их ни ненавидела, не место.
        - Стой! - игнорирую крик Зверева.
        Плевать. Он всё равно мне не верит. Ему не остановить меня. Никому меня не остановить.
        Вижу его. Кажется, он тоже видит меня. Просто чудо какое-то, ты смотри. Ноги ходят, оказывается, сука!
        Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Давай, тёпленький комочек. Помоги мне. Помоги мне, Морда.
        Рычу, внутренне замирая и отгораживаюсь. Разочек не страшно. Можно и обратиться. Ради благой же цели.
        Нутро выворачивает наизнанку. Хруст сопровождается тупой болью в каждом суставе.
        Прыжок и мой рёв сотрясают асфальт. Вибрация распространяется далеко вперёд. Становится светлее и жарче. Так не должно быть, но мне плевать - моя добыча убегает!
        Глава 51
        Лежу на спине, задрав лапы вверх и упиваюсь пустотой внутри. Наверное, сейчас приедет служба отлова… Э-э-э-э, хотя какая служба отлова. Охотники, спецназ, не знаю.
        Звягинцев мёртв, большая часть его людей тоже. И я очень сомневаюсь, что моё появление не осталось незамеченным ни на камерах видеонаблюдения, ни водителям, вставшим в образовавшуюся пробку на пути следования к аэропорту. Но я не хочу бежать. Мы не хотим бежать.
        Ненавижу всех этих предводителей, командиров и главарей. Ненавижу. Они посылают своих людей на смерть, рискуют ими, используют, зачастую сугубо в своих личных целях. Сегодня одним таким уродом стало меньше. Но есть ещё один… Зверев.
        Он так же отправляет своих парней в самую настоящую задницу. Ему плевать, останутся ли они живы и целы. Какое право он имеет на это? Никакого.
        Наш кортеж не доехал до аэропорта. То, что я приняла за спецэффекты оборота, являлось не чем иным, как взрывом. Пожалуй, излюбленный трюк Зверева и Звягинцева - подрывать всё, что считаешь нужным. Всё, что плохо стоит, лежит и даже едет.
        Первой машине досталось больше всех. Остальные, кажется, успели остановиться и выбраться. Там кипела схватка, слышались звуки выстрелов и криков. Подрыв первой машины был лишь отвлекающим манёвром, с целью выманить молодожёнов и иных из автомобилей. Засада. Но мне как-то всё равно. Я просила остановиться сразу! Просила! Мы так же могли наехать на то взрывное устройство, или что там было, не заметь я Звягинцева. Зверев мог не только мне поверить и выпустить сразу - он мог остановить кортеж! Он мог спасти своих людей.
        Ну уж нет. В сегодняшних смертях нет моей вины.
        …ну во всяком случае, не в смертях людей Зверя.
        Стало тихо, если не считать звуков сирен и криков случайных свидетелей. Ну да, точно. Пальбы больше нет. Кажется, Зверев всё же разобрался с засадой. Или это разобрались с ним?
        Вокруг меня валяются десятки трупов. Моя добыча просчиталась, бросившись к своим охранникам, через пролесок. Скрывшиеся в кустах и на деревьях мужчины стали лёгкой добычей, как и их предводитель. Удивительно, но они его защищали. Защищали Звягинцева ценой собственных жизней. Я никогда не пойму, как это работает. Что должно быть в головах, чтобы встать на защиту подобной мерзости?
        «Морда, что же мне теперь делать?»- мысленно спрашиваю я, желая услышать ответ. Потому что я не знаю ни как дальше жить, ни куда податься. Не знаю вообще, кто я.
        Ответа не было. Тёплый комочек в груди стал лишь ещё горячее, словно подбадривая и утешая.
        «Спасибо. Я бы без тебя не справилась.»- это чистейшая правда. Пусть её не существовало физически, она на самом деле со мной. Внутри меня, часть меня, она и есть я. Другая я: грациозная, хищная, сильная, стойкая, умная, хитрая, своенравная и жестокая.
        Перед мысленным взором появляется большой папоротник, среди широких листьев которого сверкают два бирюзовых глаза. Слышится высокомерное фырканье, после которого пантера, отступает вглубь густых джунглей. Я ловлю себя на мысли, что хочу пойти за ней следом. Только не иду. Парю на месте, словно невесомое облачко, и улыбаюсь, как бы дико это ни звучало. Она вернётся. Она обязательно вернётся. Она даже не уходит, просто уступает мне.
        Реальность слишком неоднозначна. Не хочу подниматься. Не хочу разговаривать с Ромой. Я ничего не хочу. Хотя нет, есть кое-что - я хочу домой, чтобы меня оставили в покое.
        Чувствую на себе чужой взгляд. Он изучает и наблюдает откуда-то неподалёку. Чужой. Хищник.
        Приходится повернуться набок, чтобы рассмотреть своего названного гостя. Белая тушка скрылась за деревом, стоило только отыскать местонахождение наблюдателя.
        - Лялька… - из-за дерева доносится голос Зверева. - Обращайся.
        Так вот ты какой, Роман Зверев. Кошак белый-белый, как первый выпавший снег. И почему я не удивлена?
        - Всё кончилось! - кричит он. - Обращайся!
        Ага! Сейчас же! Чтобы Зверь и дальше мной манипулировал и помыкал?
        - Я не трону тебя! Ты будешь свободна! Даю слово…
        Да почему же ему так хочется поверить?! Не понимаю! Не понимаю! Тупая, Лиля. Тупая!!!
        - Нужно уходить, пожалуйста. Дай тебя увезти отсюда.
        - Я вырву…твою…глотку, если…ты не сдержишь слово! - превозмогая боль и отвращение, я отталкиваюсь руками от земли. Поднимаюсь на подрагивающих ногах. Дрожь сотрясает тело.
        - Я дал слово. Идём. - выглянув из-за дерева, Зверев медленно выходит из укрытия.
        Я с трудом отвожу взгляд от обнажённого тела. Меня не смущают ни грязь, ни раны, ни синие борозды на его коже. Да он же голый! Голый как я!!!
        Кое-как прикрыв стратегически важные места руками, я решительно отбрасываю наперёд волосы, прикрывая ими грудь, и сжимаю руками бедра, обхватив их в замок.
        - Идём. Нас ждут. - выдыхает он, копируя мой жест и закрывая руками пах.
        Идём молча. Для меня это тяжелее, чем кажется. Зверь вывозил меня на пустырь. Там были бетонные плиты, за которыми я переодевалась после обращения, как и раздевалась перед ним. Там не было веток, мелких камней, комьев земли и желудей под ногами. Под босыми ногами.
        Должно быть, мы выглядим как два безумца. Кто ещё станет бродить нагишом по лесу? Почему я вообще эту территорию лесом называю? Вон там, из-за деревьев виден небольшой сквер и деревянная лавочка.
        - Живая, надо же. - смеётся притаившийся под высоким деревом мужчина. - Вещи. - кивнув на спортивную сумку, он удаляется напрямик через кусты, а я непонимающе таращусь на белый лоскут ткани, лежащий на самом верху.
        - Это что? Моё платье? Зачем?
        - Нас должны увидеть "случайные" свидетели в той же одежде, что и журналисты со свадьбы. Не удивлюсь, если они уже добрались сюда.
        - Хорошо. - взяв грязными руками своё платье, я поспешно натягиваю его на грязное тело, прикидывая, как я выгляжу. Наверное, так и нужно. Мы же выжили при нападении радикалов. Едва не погибли. - Ты дал слово, Зверь. Можешь отвезти меня домой, можешь просто увезти подальше и вызвать такси. Неважно. Но наши пути на этом расходятся. Карты передашь позже. Я пришлю кого-нибудь к тебе за своими деньгами.
        - Если ты действительно этого хочешь, я так и поступлю.
        - Хочу! Я убила ради этого! Я заслужила свободу.
        - Ты отомстила.
        - Звягинцеву! Не тем людям, что встали на его защиту. Они непричастны ни к гибели моих родителей, ни ко мне. Они жертвы этого возмездия. Не думаю, что они это заслужили…
        - Они выбрали сторону. - холодно произносит Зверь, пропуская руки в рукава рубашки. - Не думай, что у них не было выбора. Они его сделали.
        Я лишь качаю головой. В этом весь Зверев - всех под одну гребёнку. Людям свойственно ошибаться. Совершать ошибки. Исправлять ошибки. Учиться на ошибках. Своих и чужих. Чужих, предпочтительнее, конечно. Но всё же…
        Плевать. Хочу забыть всё это как страшный сон. Отмыться, отоспаться, напиться и побыть одной.
        Глава 52
        Роман Зверев
        Отпустил. Дал ей выбор. Если б я знал, что он будет не в мою пользу, так бы не рисковал. Невероятно! Она ушла! Не вернулась через день, два, неделю, месяц…
        Я терпеливо жду, когда она одумается. Жду, когда её озарит просветление, что я её истинный и её место подле меня!
        …но всё же чаще ловлю себя на мысли, что никакое озарение её не посетит.
        Слишком много прошло времени. А сколько ещё пройдёт? Я готов лезть на стену. Как малолетка - не жрать, не спать, не думать и реагировать нормально.
        Да и Лялька надёжно укрылась в стенах родительского особняка, окружив себя далеко не худшими охранниками. Нет, они не помеха для меня. Это скорее констатация её серьёзных намерений. После произошедшего она нуждалась в охране и защите.
        …только это всё должно было ей дать не охранное агентство «Сокол», а я!
        Так не бывает… не бывает, чтобы связь истинных была односторонней. Это должно быть взаимно! Обязано быть!
        - Зверь, - дверь в кабинет медленно приоткрывается, - К тебе гости.
        Митяй загадочно улыбается, отчего у меня сжимаются челюсти. Это она? Лялька? Язык прилип к нёбу. Не хочу спрашивать прямо.
        - Одна девушка…
        - Пусть войдёт. - хрипло произношу, поправляя на шее галстук.
        - Входи, Ками. - повернувшись в сторону, Митя шире открывает дверь, приглашая войти Камилу.
        Блядь! Не та девушка. Ну не та же! Идиот! Что за причины так лыбиться? Не мог сразу сказать, что это Ками?
        - Привет. - девушка уверенно входит в мой кабинет. - Я соскучилась. - томно произносит она. - Видела твой последний бой… Впечатляет.
        Митяй громко смеётся. И если честно, я с ним солидарен.
        - Давай без приколов, Кам. - смеясь, Дима входит следом за девушкой. - Его отметелил суп так, что это божественное чудо, то что наш Зверь не только выиграл, но и жив остался.
        - Ты был великолепен. Не слушай его. - призывно улыбаясь мне, Ками косит недовольным взглядом на Митяя. Ей явно неприятно, что медведь не оставил нас наедине.
        - Камила… - равнодушно произношу я, прищурив глаза. - Где была?
        - Я? - вздрогнув, девушка замирает около моего стола, изящно облокотившись на его угол и выгнув при этом спинку.
        Хороша чертовка! Даже немного жаль, что ни инстинкт, ни нутро не откликнулось именно на неё.
        - Отдыхала.
        - Перестань врать, - беззлобно требую я. - Ты всё правильно делаешь, Ками.
        - А что я делаю? - растерянно спрашивает она, выгнув бровь.
        - Мить, оставь нас. - встаю и направляюсь к бару. Камила фанатка ликёра Малибу, конечно, но за неимением - Chivas.
        - Наконец-то. - выдыхает она, вплотную подойдя к моей спине, пока я отвлёкся на выбор стаканов. - Я соскучилась…
        - Камила, не заставляй меня повышать на тебя голос. Присядь. Выпьем.
        Быстро разливаю алкоголь по стаканам и возвращаюсь за стол.
        - Садись, не мозоль глаза. - морщусь, от состроенной обиженной гримасы на миловидном личике.
        - Что не так? - рычит она, раздражённо сев в кресло напротив меня. - Эта твоя ушла! Ты снова свободен! Я тоже! В чём проблема?
        - Я просил тебя не выводить меня из себя, Ками! Не повышай на меня голос, иначе мне придётся разговаривать с тобой иначе! - толкаю в её сторону стакан, пригубив янтарную жидкость.
        - Я не пью такое! - визг режет по ушам.
        - Кам, - качаю головой, подавшись в её сторону, - Ты такая истеричная, потому что очередные поиски истинного не увенчались успехом или всё-таки из-за моего равнодушия? Только честно.
        - Рома, - вздохнув, Камила театрально опускает глаза в пол, - Я летала на отдых, не более. Мне нужно было остаться и поздравить молодожёнов? Выжидала время. Когда твоя…жена уберётся. А она только прославилась среди наших. Но всё-таки убралась же. Дура. Таких мужчин не бросают…
        - Как же я ошибся. - хмыкнув, залпом опустошаю стакан. - Попробуй быть собой, Камила. Хотя бы день. Один херов день! Перестань притворяться сукой, стервой, глупее, чем ты есть на самом деле. Прекрати врать! Не мне, вообще. Зачем? В тебе масса достоинств, которые кто-то да оценит, несмотря на твои недостатки. Не я. Единственное, что я могу для тебя сделать, это дать надежду. Для нас истинные предусмотрены так же, как и для чистокровных иных. Я её встретил. Значит, и ты не должна опускать руки. Всё. Проваливай. Мерзко от твоего притворства…
        - Рома, я…
        - Не сейчас! - обрываю её, повысив голос. - Мы обязательно с тобой пообщаемся на дружеской ноте. Но явно не сегодня.
        - Я люблю тебя! Она не вернётся!!!
        - Пошла вон!!!
        Не вернётся… Вернётся. Поостынет чуть-чуть и вернётся. Я вообще удивляюсь, почему она до сих пор не заявилась. Неужели не видела документы?
        Глава 53
        Я его убью! Убью! Сволочь! Хмырь!
        - Лилия Романовна, куда сейчас? - Илья даже не подозревает, как я зла.
        Смотрю на своего водителя поверх солнцезащитных очков и, шумно выдохнув, произношу:
        - К мужу!
        Это какое-то безумие. Я же уехала! Объездила уйму банкоматов, снимая наличку. Вернулась домой! Нашла себе охрану! Лучшую охрану! Занялась кое-какими делами. Закончила ремонт в съёмной квартире. Переехала! Обзавелась тенью пантеры! Потратила целое состояние!
        Увы, деньги имеют свойство заканчиваться, даже такие деньги. Но! Какого чёрта я замужем?!
        Первой мыслью было дать подзатыльник оператору в банке, честное слово. Я же думала, он меня поздравляет с замужеством из-за того, что узнал. Зря только очки черепахи Тортиллы нацепила. А я замужем! По-настоящему! У меня штамп стоит в паспорте!!!
        - Ну, Зверь, убью! - бормочу себе под нос, зарывшись в содержимом сумки. Наконец-то нахожу телефон. Бегло пролистываю список контактов.
        Ага! Нашла!
        Слушаю скучные гудки. Муженёк не торопится принимать вызов. Муженёк вообще не берёт трубку. Ни в первый раз, ни во второй.
        Ничего. Сейчас он мне за всё ответит.
        Лёгкая вибрация предшествует короткому сообщению:
        «Lion через полчаса. Соскучилась, Лялька?»
        Козёл! Специально игнорировал ведь, чтоб вот так поступить - своё слово оставить решающим. Он мне встречу назначил, а не я ему. Он условия выдвинул.
        «Ты даже не представляешь насколько, Зверёныш.»- быстро отбиваю я.
        - У нас изменился адрес, Илья. Ты знаешь, что за заведение «Lion»?
        Мой телохранитель на полторы ставки водителя, заходится в кашле, скрывая смешок:
        - Стриптиз клуб.
        - Блестяще. - улыбаюсь я. - Наивно полагать, с моей стороны, что мужской?
        - Наивно. - кивает шатен, перестраиваясь в соседний ряд. - Мы недалеко, кстати. Пять минут и на месте.
        Жду, не дождусь. Дышим, Лиля, дышим.
        Ужасное заведение! Один сине-красный фасад с силуэтами женщин в вызывающих позах отталкивал. Кричал, убираться отсюда.
        …но я же с безуминкой. Ебобо ещё то, если уж быть совсем честной.
        Ни швейцаров, ни охранников. Вхожу следом за Ильёй в заведение, не удивляясь царившему в помещении полумраку. Даже здесь моя свободолюбивая тень мельтешит где угодно, только не под моими ногами.
        Кто бы мог подумать, что я однажды проснусь с тенью пантеры у своей кровати? Я уникум, и это уже клиническое, скорее всего. То самая обычная тень, то нет тени, то живая тень - Морда, теперь же тень чёрной толстой кисы следует за мной попятам. Хоть и вырывается вперёд время от времени. Жуть ещё та. Наверное, люди меньше шарахались настоящей Морды, чем сейчас шарахаются её-моей бегающей тени.
        А вот и Зверёныш. Сидит за круглым столиком у самого окна со скучающим видом и грызёт зубочистку.
        Не увидев ни шестов, ни сцены, я воспрянула духом и уверенной походкой приблизилась к его столику.
        - Лялька… - следя за каждым моим движением, Рома замечает меня на подходе. Его взгляд меняется, когда он видит рядом со мной Илью. - Не одна…
        - Зверев, ты охренел? - стараюсь придать голосу стали. На самом деле меня вновь накрывает волна дрожи и ярости. - Я замужем! Ты в курсе? Мы женаты! Какого хрена, м?
        - Узнала, значит. Долго ты. Это кто? - хмуро спрашивает у меня.
        - Моя охрана, Зверь! Что это всё значит?
        - Ты при своей охране обсуждаешь свою личную жизнь? - очевидно, не сочтя мужчину достойным его долгого внимания, Рома кивает на стул рядом с собой:- Присаживайся.
        - Я присяду. - гордо расправив плечи, сажусь рядом с ним. Снимаю очки и кладу их на край стола. - Выкладывай.
        - Сейчас принесут обед. Составишь компанию? - улыбаясь, спрашивает он.
        - Это такой долгий рассказ? Или ты уже пригласил юриста, который займётся нашим разводом?
        - Дикая… - протягивает Зверь. - Голодная. Повторим?
        Его набор слов сбивает с толку:
        - Что? - щурясь, не сразу успеваю среагировать на загребущие ручищи, которыми он притягивает меня к себе. Близко. Слишком близко. - Да ты охренел! - осознав, о чём он всё-таки говорит, густо краснею. - Никогда. Ни за что. Убери руки!
        - Лилия Романовна, помощь нужна? - ухмыляется Илья, не предпринимая попыток к моему освобождению.
        - Нет, спасибо, Илюш. - качаю головой, вцепившись в предплечье Зверя. Сжимаю крепко, выпуская когти. - Роман Зверев у нас не то чтобы глупый… Кстати, а, в случае чего, рука отрастёт?
        - Лялька, - восхищённо выдыхает Рома, - Вот о каком разводе после этого может идти речь? Нет, нет и ещё раз нет.
        - Например, о моём разводе. Разводе меня. Фикция, говорил ты. Фиктивные недо-отношения. Фальшивая свадьба. Так, инсценировка. Всё это говорил ТЫ. Развод самый настоящий! Развёл меня, как дурочку!
        - Ладно, я в бар. - сверкнув белоснежной улыбкой, Илья отходит в другой конец зала, лениво осматривая помещение.
        - Отвратительная у тебя охрана. - осуждающе качает головой Зверев.
        - Охрана у меня самая лучшая. Уж с кем, а с тобой я справлюсь. Он суп, Рома. И прикинь, он бессмертный. Он стоит в десятки раз больше, чем я плачу ему и остальным ребятам. У тебя нет шансов против него. А против меня и подавно.
        - Не знал. Что же ты такая самоуверенная, а? Благоверная моя…
        - Я не теряю время, Рома. Больше нет.
        - Ладно. Предлагаю убрать когти и наконец-то поесть. - лениво протягивает он.
        Так и хочется стукнуть. Предлагает он! Развод мне предложи! Заявление на подпись!
        - Зачем тебе это понадобилось? - рычу, впившись когтями в рукав его пиджака. Ткань не выдерживает. Зверь перехватывает мою руку, но я не поддаюсь. Усиливаю давление до ласкающего слух хруста. - Что за игры в брак?
        - Дурочка моя, это не моя затея. - ухмыляясь, бросает он, резко вырвав руку из моей хватки. Ткань на рукаве висит лоскутами. - Я сам был приятно удивлён.
        - А чья? - не отступаю, возвращая лапе человеческий вид.
        - Ты будешь смеяться, Лялька…
        - Чья?! - повышаю голос, привстав. Если разговор продолжится в подобном ключе, лучше мне убраться.
        - Мама постаралась.
        Глава 54
        Мама… Какое прекрасное слово.
        …и какие у меня отвратительные ассоциации, когда это слово произносит Зверев.
        - Есть хочу!
        - Мы вышли хоть и из стрипклуба, но кухня там отменная. Почему не поели? - флегматично спрашивает Илья, открыв для меня дверь чёрной Ауди.
        - Ты, я смотрю, частый гость в таких местах. - сажусь в машину, стащив треклятые очки с головы. - Не хочу с ним за одним столом есть. И сидеть. - ворчу шёпотом, пока Илья закрывает дверь и обходит машину.
        В голову лезут какие-то глупости! Банальности. Он же кормил меня. Я так ни разу ничего и не готовила. Он, Митя и, конечно же, доставка. Бутерброды какие-то делал. Стейки жарил. Правда, на завтрак. Но было…
        Нет! К чёрту Зверева! К чёрту его готовку.
        - Я свяжусь с Мишей. Он привезёт что-нибудь уже на место встречи. - трогаясь с места, бросает Илья, отдав всё внимание выезду с парковки.
        - Миша? Сегодня его очередь? - хмуро переспрашиваю я. - Постой, а нам разве нужно выезжать уже?
        - Вам необязательно. - кивнув, объясняет Илья. - Лучше приехать раньше. Проверить местность. Я решил, вы предпочтёте подождать в машине, чем опоздать вовсе.
        - То есть ты такого мнения обо мне, да? Я не всегда опаздываю! И вообще, это ты за рулём.
        - Какие эмоции… - улыбаясь, протягивает мужчина. - Между вами ещё там искрило. Но я, Лиля Романовна, имел в виду то, что пробки и ДТП предсказать невозможно. В таких делах пунктуальность не просто важна. Она может сыграть решающую роль.
        Бла-бла-бла… Нет, спасибо ему, конечно. Только я предпочитаю относиться к этому проще. Подумаешь, едем за оптовой поставкой синтетического наркотика. Тю! Мелочи жизни. Два раза прошло успешно, и ничего. Уверена, и в этот раз проблем не будет.
        Только Илья был со мной не согласен. Собственно, как и другие супы. Место передачи груза изменилось. Их это настораживало. А меня нет. В конце концов, мы и отгружаем сегодня больше! Это логично, что через весь город колонна с этой мерзостью не поедет.
        …или это я излишне беспечна?
        - Разбуди, когда еда будет. - недовольно соплю, достав автомобильную подушку и умостившись на заднем сидении. Полусапожки даже не расстёгиваю. Так, стаскиваю с ног, без помощи рук.
        - Всё ещё плохо спите?
        Показательно отворачиваюсь пятой точкой к водительскому сидению, бросив:
        - Не угробь меня. Чтоб никаких аварий.
        Плохо… я не плохо сплю. Я практически не сплю. Не получается. Мозг всегда работает. Всегда генерирует миллиарды идей, миллионы мыслей и тысячи воображаемых проекций собственного будущего. Вырубает раз в два-три дня и сплю, конечно. Организм берёт своё, несмотря на долбанутую натуру.
        Безусловно, была мысль выйти на связь с Эйном. Его таблеточки меня часто выручали ещё во времена моего сожительства со Зверевым. Но вот как раз таки последний, не позволял этой мысли воплотиться в жизнь.
        …или это был иррациональный страх с примесью острой гордости?
        Лежу с закрытыми глазами, а вижу хмыря Зверева. Что ж он, собака, так засел мне в подкорку, что ни выбросить, ни стереть, ни вычеркнуть?
        У меня две навязчивые идеи, не дающие мне спокойно жить. Быть рядом с Романом Зверевым - первая. И убить его - вторая.
        …или навязчивая идея, такова, что мне нужно быть рядом со Зверевым, чтоб убить его?
        Бред. Чистейшей воды бред. Не хочу я его убивать. Вот не хочу. Вообще, никого больше я убивать не хочу! У меня, оказывается, совесть с очень занудным и противным голосом! Гундит и гундит, гундит и гундит. Не переставая.
        Нет, я не жалею, что расквиталась со Звягинцевым.
        …мне жалко его людей.
        Возможно, среди них были люди моего отца. Да просто нормальные люди, работающие на зарплату. Не знаю. Эти мысли одолевают меня не меньше мыслей о Зверёныше.
        Гадство какое.
        - Илья, - услышав телефонный разговор мужчины, я спешу вмешаться, - Скажи Мише, чтоб брал всего и побольше. И кофе. Тоже побольше.
        Сон не шёл. Вообще. Мысли атаковали мозг нещадно. Поглощали в пучину фантазии.
        - Я думаю, у нас есть лишних двадцать минут. - сбросив звонок, Илья вздыхает. - Что-то быстро перехватить можно успеть.
        - Да, я не против. - надев полусапожки, я выпрямляюсь и откидываюсь на спинку сиденья. - Сегодняшняя поставка важна тебе чуть больше, чем нам всем. Я угадала?
        Илья медлит, прежде чем ответить:
        - Несмотря на то, что в су сейчас нет психотропных веществ и тех, что могли бы вызвать привыкание, это был и есть наркотик. Если раньше привыкали к нему за счёт галлюциногенов и психотропов, то сейчас… - кривая ухмылка. - Обычным быть нелегко.
        - Алкоголики, наверное, тоже так считают. Трезвым быть нелегко, после каждодневного угара. - утрирую. Понимаю, что, возможно, я перегибаю палку, но любая зависимость опасна. Неважно, вредные это вещества, токсичные отношения или суперспособности.
        - Я бы посмотрел, как вы запели, лиши вас зверя, запертого внутри вас.
        - Нашёл что сравнивать. - возмущённо выдыхаю и подаюсь вперёд. - Я об этом не просила. Смекаешь? Это был не мой выбор. Я такой получилась. Уродилась, если хочешь. А ты… Ну ты понимаешь. Принимать капсулу или нет - это и есть выбор. Супы его сделали, уж прости мне мою откровенность.
        - С такой философией… - хмуро протягивает мужчина. - Лучше никому об этом не говорите.
        - Без проблем. Но это же правда. - щурюсь, разглядывая мужской профиль.
        - Иногда, чтобы победить зло, нужно уравнять шансы. Иногда - быть ещё большим злом. Мир не делится только на плохих и хороших, Лилия Александровна.
        Глава 55
        Люди, страдающие бессонницей, меня поймут. Так бывает, что, когда есть возможность полноценно отдохнуть и выспаться - ни в какую. Зато, когда такой возможности нет - глаза слипаются только так.
        Вот и сейчас я сижу в машине, усиленно удерживая глаза открытыми. Миша переговаривается с Ильёй. Я время от времени вставляю свою лепту в беседу, стараясь не клевать носом.
        Ждём. Три легковые машины сопровождения и две грузовые припаркованы чуть дальше моей Ауди. Развилка на окраине города не отличается оживлённым движением. Собственно, она вообще ничем не отличается. Серые ленты дорог, окружённые полями. Межгород. В считаных километрах аэропорт. Да, тот самый. Там тоже мои люди. Я надеюсь, что именно оттуда прибудет груз. Нам удастся взять самолёт с экипажем штурмом и наконец-то выйти на верхушку производителей.
        - Что там? Мне уже надоело… - выдыхаю я. - От Стаса слышно что-то?
        - В аэропорту глухо. Только отписался. - отвечает Миша, развернувшись ко мне. - Кофе? - тряся термосом, предлагает он.
        - Нет, спасибо.
        - Засекли. - Илья отрывает взгляд от планшета, и, щурясь, всматривается в даль на пустующую трассу. - С аэропортом осечка. Они на въезде в город.
        - Сука! - не сдерживаюсь я. - Но ведь логично же было, что крупную партию доставят самолётом! Разве нет?
        - Нет, если у них есть соответствующее оборудование и склады здесь. - парирует Миша.
        - Ты же сам сказал, что вы все возможные помещения проверили! - рычу я. - Площадь какая должна быть? Какая транспортная развязка? Почему тогда камеры дорожного видеонаблюдения не фиксируют их передвижения? Они не могут быть здесь! Не у нас под носом… Что-то мы упускаем… Нужно проверить и действующие складские помещения. Устроить массовые проверки. Займись этим, Илья. Завтра же!
        - Я всё ещё предлагаю захватить конвой. - ухмыляется Илья, убирая планшет в бардачок. - Кто-нибудь да расколется.
        - Или не расколется. А мы открыто выступим против. Потеряем преимущество.
        - Или вы, Лилия Романовна, излишне добры.
        - Причём здесь доброта? Ты своих всех обеспечил препаратом, а? Предлагаешь, мне потом разгребать то дерьмо, которое последует после подобного? Я дала вам слово, что обеспечу вас запасами су до конца жизней. Сколько твоих останутся без дозы? Что ты мне там втирал про наркотик и ломку? Ты этого хочешь для своих людей, Илья? Выставишь меня потом виноватой. Я же не сдержу слово…
        - Всё! - рявкает Илья. - На выход. Первая машина на горизонте.
        Препирательства кончились как по щелчку пальцев. Наверное, они волновались не меньше моего, и я существенно перегибаю палку, но… Я правда чувствую ответственность за данные обещания. Да и большая часть этих парней мне нравятся. Они отличные ребята, если не брать во внимание то, что они грёбаные наркоманы.
        Вечерний ветер веял прохладой. Я надеваю очки и облокачиваюсь о капот машины, сложив руки на груди. Знаю, выглядит вызывающе и пафосно, но мне только это и нужно. По бокам замерли Миша и Илья,
        В десятке метров останавливаются два Ниссана. Хлопают двери. К нам направляются трое. Двое меня мало интересуют, а вот третий - с рогом вместо носа, очень даже интересный экземпляр.
        Зря я его окрестила носорогом. Рог у него из переносицы торчит. Как и две выглядывающие острые костяшки из-под рукавов.
        Что ты такое, страхолюдина?
        - Деньги. - не удосужившись даже поздороваться, булькающим голосом требует…ай, пусть будет всё-таки единорог.
        - Мишенька-а, - томным голосом тяну я, - Покажи дяде деньги.
        Миша щёлкает пальцами, сделав шаг по направлению к нашим гостям. Вовремя. Наконец-то показывается первый микроавтобус. Ну хоть что-то не меняется. Прошлые два раза тоже микроавтобусы были, переоборудованные под грузовой отсек, вместо рядов пассажирских сидений.
        Наши двое парней выносят два чемодана из соседней машины, передав один из них Мише. Он сегодня в роли покупателя и переговорщика. Он открывает его, позволяя проверить подлинность купюр единорогу.
        Не нравится мне его рожа.
        Мише, судя по всему, тоже:
        - Товар.
        - Будет тебе товар. - отзывается он, наблюдая за приближением первого автобуса.
        Дождавшись его остановки, единорог кивает в его сторону. Уверенно распахивает заднюю дверь, позволяя оценить ровные полки с прозрачными контейнерами, в которых краснеют и синеют треклятые капсулы.
        - Грузите. - командует единорог, отойдя от дверей и протянув руки к чемодану с деньгами.
        Второй микроавтобус останавливается впритык к первому, так, что между автомобилями больше одного человека не поместится. Мне это не нравится.
        - Ты моими людьми не распоряжайся! - рычу я, сжав кулаки. - Когда и что грузить, я здесь решаю. Усёк? - не дожидаясь ответа, машу рукой водителю микроавтобуса, подъехавшему вторым. - Выходи, выходи, голубчик.
        Тесню Мишу, заглядывая в салон. Ступаю на пол, тянусь к третьему ряду контейнеров и беру его в руки. Синенькие.
        - Скажи водителю, что если он не примет капсулу, сделка не состоится. - холодно произношу я, всучив контейнер единорогу. - Я плачу за индивидуальный подход, а не за товар по акции.
        Вижу по его лицу, что желание мне врезать помаленьку теснит желание наживы. Мнётся.
        - Не отнимай моё время… - настаиваю я.
        - Лёня! - наконец-то сдаётся суп. - Выходи. Опробуй товар.
        Некто Лёня, выбравшись из машины, смотрит на нас насторожённо, но капсулу из рук единорога берёт без тени страха или сомнения.
        Я вижу языки синего пламени капсулы в отсвете заходящего солнца, за мгновение до того, как водитель автобуса отправляет её в рот.
        Смотрю на наручные часы, время от времени поглядывая на мужчину. Дождавшись синих всполохов в его глазах, я киваю:
        - Отлично. Илья, выстрели в него.
        - Мы так не договаривались. - протестует водитель, пятясь от нас. А некуда! Сам, идиот, так припарковался.
        Выстрел. Рухнувший на землю водитель. Секунды ожидания. Чудесное пробуждение с маленькой дырочкой во лбу и тихим стуком, упавшей на асфальт пули.
        - Прекрасно. - цокаю языком. - Остальное проверять не будем. Надеюсь, на вашу честность. Грузите. - киваю единорогу и возвращаюсь к своей машине.
        Грузовики подъезжают ближе, чтобы было удобнее таскать контейнеры. Я сбилась со счёта. Кажется, отъехали уже три микроавтобуса. Даже не половина.
        - Лиля! - Миша напряжённо всматривается куда-то в сторону. Не на дорогу. Туда, где вдалеке виднеются крыши дач и желтеют поля. - Там зверьё. Разное. Их ведёт барс…
        - И? - дрогнувшим голосом, уточняю я.
        - Действуем по инструкциям, или будут особые указания? - заглянув мне в глаза, интересуется он.
        - Нет. Не будут. Сообщи единорогу и стреляйте на поражение.
        Глава 56
        Роман Зверев
        Стерва! Во что она ввязалась?
        Тип, её якобы телохранитель, тоже здесь. Сука! Это она! Она покупатель!
        Пусть лучше сидит в машине, я за своих не отвечаю.
        Больше всех разит от машин. Этот запах сбивает. Я могу лишь догадываться, что суп с наростами на руках и лбу, имеет схожее потоотделение, дополняющее химический смрад.
        Слишком уверенно он себя чувствует. Не боится. Не прячется за своими людьми. Смотрит с вызовом. Знает, гнида, о нас. Знает, кто идёт по его душу.
        Не стану разбивать чужие ожидания.
        С моим прыжком вперёд идут в атаку остальные. Митяй чуть отстаёт, нелепо перебирая короткими задними лапами. Но рычит он впечатляюще. Даже для меня.
        Белый волк обходит машину, нападая на скрывшихся за ней стрелкой. Начинается пальба и крики. Луплю без разбора. Суп, не суп уже даже не чувствуется запахов. Они неотличимы. Все слились в один. Ненавистный. Трупный. Запах сотен умерших в пытках иных.
        Мне хочется верить, что мы найдём хоть кого-то живого после себя. Иначе всё это бессмысленно. Я знал изначально, что открыто выступить - риск. Не опасно, а именно рискованно. Большинству сорвёт планку от близости отмщения…за себя, за родных, за друзей, знакомых, соклановцев, любовников…
        …а костяной бежит. Ты смотри на него.
        В прыжке вгрызаюсь в лицо заступающему мне путь. Отвлёкся на хруст черепа сбоку. Всего мгновение. А перед костяным уже чернеет гибкое тело пантеры.
        Лялька! Стерва!
        Рычит, ненаглядная моя. Щурит бирюзовые глаза и припадает на передние лапы. Заигрывает? Или готовится к прыжку?
        Приближаюсь медленно. Её образ туманит рассудок. Краем глаза вижу, что костяного садят в легковой автомобиль, что тут же даёт по глазам. Она ждёт. Насмехается. Считает себя победительницей. Выпрямляется и, вильнув хвостом, бросается в стороны дач.
        Ну что ж, девочка моя, вызов принят.
        Помешательство удаётся сбросить с трудом. Прихожу в себя, завидев первый ряд еврозаборов.
        Ох и стерва же мне досталась!
        Рычу, резко меняя направление. Провела, Лялька. Ай, как нехорошо.
        Бегу, не жалея лап. В боку колет. Кажется, один из охраны всё-таки попал в меня из ствола.
        Конечно, мне это не играет на руку, но на оборот и восстановление времени нет. Я не должен сдохнуть. Не сегодня.
        Парковки, дороги, парки и магазины проносятся мимо. Заборы, жилые дома и детские площадки.
        Наконец-то впереди показывается особняк Конона. Двор пуст. Они ещё не доехали. Машина всего одна. Значит, охраны минимум. Ляльке же хуже.
        На территорию удаётся попасть с третьей попытки. Перепрыгнуть через забор и пролезть под воротами не вышло. Зато вышло перемахнуть соседский, а от него уже перебраться по низкому забору во двор Кононовой.
        Так и есть. В доме трое. Один на втором этаже. Двое на первом. Окно открыто справа. Приглашение? Подозрительно, но выбирать не приходится.
        Прыжок, Сила притяжения. Секунда и я скольжу лапами и задом по гладкой поверхности кухонной стойки. Звон, грохот, дребезжание кухонной утвари. Не успеваю спрыгнуть на пол, как двое врываются в кухню.
        Не медлю. Расправляюсь с обоими, казалось, вечность. Что-то не так. Слишком плотная кожа, слишком жёсткое мясо, слишком горькая кровь, без привычного металлического привкуса.
        Позже разберусь. Третий на подходе.
        Выбегаю из кухни. Оказываюсь в светлом коридоре. Охраны не видно. Морда, с которой всё ещё стекает кровь, трясётся. Лапы дрожат. Не чувствую никаких запахов, кроме этого отвратительного - горького и кислого одновременно. Крови тех, что остались на полу кухни.
        Где, блядь, третий?!
        Звуки. Радует, что слух не подводит. Машина за машиной появляются во дворе. Кажется, я слишком долго добирался, раз они тоже успели доехать… Или это я слишком долго расправлялся с двумя?
        Старею.
        Иду к повороту. Слышатся шаги. Выглядываю из-за угла, всматриваясь в ещё один коридор, переходящий в просторный холл с белым роялем.
        А вот и костяной. С Лялькиным телохранителем. Не похоже, чтоб его били или пытали. Идёт свободно. Дом осматривает совсем не как пленник. Скорее как гость. И мужчины рядом с ним не выказывают ни омерзения, ни злости к своему пленному.
        А пленному ли?
        Лялька, стерва такая!!! Во что ты вляпалась?! На чьей ты стороне?
        - Ну что, блохастый, добегался? - позади меня раздаётся стальной голос.
        Поворачиваю морду медленно, избегая соблазна слизать мерзкую кровь на пасти. Соблазн не в моих вкусовых предпочтениях. Вовсе нет. Хочется вымыть пасть с хозяйственным мылом. До того мерзкий смрад и вкус.
        - И снова здравствуй. - улыбается мужчина, которого я убил две минуты назад. Наводит на меня пистолет, смахнув свободной рукой кровавые потёки с горла.
        Откуда у него вообще горло взялось? Не было его. Я позаботился.
        - Прощай.
        Звуки выпущенной обоймы последнее, что мне удалось услышать. Звук исчез. Немного погодя исчезает зрение. Меркнет, словно лампа накаливания в обратном порядке. Теряется связь с телом. Оно больше не ощущается моим. Кажется, оно движется. Не исключено, что летит в стену. Но я уже этого не чувствую. Сознание меркнет.
        Я в нокауте?
        Глава 57
        В доме творился ажиотаж. Пока я шествовала в свою комнату, чтобы обернуться и одеться, дабы не щеголять голяка, многозначительные взгляды собравшихся были прикованы ко мне.
        Одеваюсь быстро. В тёплую тунику, а на ноги пушистые домашние сапожки на мягкой подошве. Сбегаю по ступенькам вниз. К эпицентру витающего в воздухе напряжения.
        Носорог сидит на диванчике и активно поглощает мои запасы фастфуда. Кто только его кормить решил, непонятно.
        - Лилия Романовна… - Илья мрачной тенью, загораживает супа.
        - Отойди. - спокойно прошу я, огибая защитничка.
        - Вы должны кое-что знать… - его рука ложится на моё плечо, отчего я прихожу в ярость. Кто дал ему право меня трогать?
        - Я сказала, в сторону! - голос пышет злостью и раздражением. - Сейчас меня интересует только он…
        - Как и ты меня. - ухмыляется единорог, отправляя в рот очередной кусок бургера.
        - Тогда к делу. - кивнув, занимаю место напротив него, вальяжно развалившись на диванчике, стоящем по другую сторону круглого стола. - Мы тебя спасли. Я тебя спасла. Какова будет благодарность?
        - Даже не спросишь, почему я не удивлён твоей сущностью? - хмыкает мужчина.
        - Зачем? - вопрос риторический. - Ты прекрасно знаешь, кто на нас напал. Подозреваю, что также ты знал, кто такая я. Меня интересует твоя благодарность…
        - Твой муж! - с вызовом восклицает единорог, подняв новый бургер. - Благодарность за что? За разыгранное представление от четы Зверевых?
        - Ах, ну если представление… - улыбаюсь, не сводя с него взгляда. - Тогда ты, пожалуй, переходишь в новый статус. В статус пленника.
        - Постой-постой. Не пыли. Говорят, ты была приманкой у Зверя.
        - Кто говорит?
        - Слухи.
        - Ты им веришь?
        - И да, и нет. - он пожимает плечами, закончив приём пищи, и сверлит меня строгим взглядом. - Муж и жена - одна сатана. А вы в браке. Ты активно стала скупать су, набирая обороты в оптовых поставках. И вот… Неожиданность, да, что твой благоверный явился на отгрузку товара?
        - Я разве брала что-то в долг? - смеясь, интересуюсь я. - Разве я не платила за товар, а? В чём ты меня обвиняешь? В браке? Так это просто. Ваш…препарат обходится мне недёшево, дорогой ты мой. А у Зверева много денег. Смекаешь к чему я клоню? Брак с ним…инвестиция в будущее. Пока я буду сливать товар на улицы, я буду при бабле. А вот через год, другой можно и разводиться. В то время как я строю бизнес без малейшей юридической проволочки, Зверев активно вкладывается в недвижимость, инвестиции и легальный бизнес. При разводе половина его имущества станет моим. Это я тебе уже на пальцах объясняю. Ты, смотрю, умом не блещешь. Суть не в этом. Благодарность за твоё спасение будет или нет? Я могу и отмотать время назад. Сделаем вид, что ты не спасся.
        - О какой благодарности идёт речь? - скрипнув зубами, зло спрашивает он.
        - Во-первых, спасибо. - невозмутимо пожимаю плечами. - Во-вторых, мне нужна ваша клиентская база.
        - Что? - единорог затрясся от смеха. - ты больная?
        - Хотя бы тех, кто берёт крупными партиями. - иду на уступки я.
        - Это невозможно. Можешь убивать меня. - уверенно заявляет он, откинувшись на спинку дивана.
        - Ты мне обивку своими когтями, или что там у тебя из-под рукавов торчит, не попорть. Накажу. - отвлекаюсь, рассматривая похожий на коготь, изогнутый рог. - Ладно. А если я возьму тебя в долю?
        - Какую долю?
        - А ты ещё не понял? - хмыкаю и подаюсь вперёд. - Я забираю качественный, приоритетный и нужный товар. Для перепродажи. Если мои конкуренты исчезнут…цена возрастёт, как и спрос. Это деньги. Не быстрые, конечно, но лёгкие и живые. Компенсировать их заказы я смогу. Производитель не потеряет ничего в деньгах. Прибыль будет прежней. Просто вместо десяти покупателей…буду вот такая я. Одна. Много не обещаю, но процентов десять могу отдать, если ты поможешь мне их убрать быстрее. Я всё равно от них избавлюсь. Ты просто сэкономишь мне время. И за это время я готова заплатить.
        Единорог сомневается. Невооружённым глазом видно, что он заинтересован, но что-то не даёт ему принять окончательное решение.
        - Ты знаешь, кто основной заказчик последние два года. - наконец-то заговаривает он. - Поговаривают, он мёртв.
        - Звягинцев, что ли? - морщусь. - Ну да, мёртв. Я его убила. Даю слово, что он не воскреснет.
        - У него остался приемник. Он пытается договориться о возобновлении поставок.
        - И? Почему пытается?
        - Мы ему не доверяем. Присматриваемся.
        - Ко мне, значит, тоже присматривались. - улыбаюсь, осознав, что жизнь порознь с фиктивным мужем обеспечила мне увесистый плюсик. - Так что? Ты в деле или нет?
        - Я могу подумать?
        - Конечно. Думай до завтра. Сегодня ты мой гость. А завтра… завтра всё будет зависеть от твоего решения. Комнаты на втором этаже, можешь выбрать любую.
        Когда с гостеприимством было покончено, я поманила за собой Илью.
        Кухня потерпела значительные изменения. Глядя на царивший на полу хаос, я приоткрыла рот, не зная, как правильно сформулировать вопрос.
        - Зверь заходил в гости. - откинув блендер ногой с прохода, Илья закрывает дверь и буравит меня недовольным взглядом. - Вы были убедительны. Некоторые мои ребята засомневались в вашей верности…
        - Зря. Но… - дар речи понемногу возвращался, - Я же никого не держу. Они вольны уйти хоть сейчас.
        Вздохнув, Илья возвращается к теме бардака, испорченной кухонной утвари и техники:
        - Он ещё жив. В подвале. Если вам это интересно.
        - Жертвы с нашей стороны? - хмуро спрашиваю, едва удерживая себя на месте.
        - Нет.
        - Я к нему.
        Глава 58
        Зверя бросили в подвале. Среди коробок и прочего хлама, его окровавленное, нагое тело едва выделяется.
        - Отнести в мою комнату. - излишне громко, приказываю я.
        Илья слушается. Хоть и выражение его лица такое, будто я его попросила в мусорнике покопаться. Ещё один парень, к сожалению, не помню его имени, помогает Илье поднять Зверя.
        - Вы уверены, что он жив? - испуганно выдыхаю, прежде чем заметить множественные раны на теле, из которых сочится кровь.
        Это ведь хороший знак, да? Мёртвая плоть не кровоточит?
        - Жив ещё.
        Выбора особого у меня нет. Жив сейчас, конкретно сейчас, вовсе не означает, что будет жив и завтра.
        Пришлось звонить Эйну и просить о помощи. Тысячу раз предупредить его о том, чтобы не смел никому звонить и писать. Угрожать, если ему вздумается наведаться по продиктованному адресу с иными или ещё какими сюрпризами.
        Не уверена, что он меня понял. Но приехать обещал как можно скорее.
        Зверева не просто устроили на моей кровати. Ему ещё и подложили клеёночку, не пойми откуда взявшуюся в моём доме, поверх одеяла.
        Я смотрю на него со смешанными чувствами. Он один из источников моих проблем. Некоторых и вовсе организатор. Наверное, я его не просто ненавижу. Ненавижу в каком-то извращённой смысле. Мне необходимо, чтобы он был жив, чтобы… Чтобы было кого ненавидеть, кому мстить, кому строить козни, кого видеть, как живое напоминание того, что этот мир хороших не терпит.
        …чтобы знать, что он жив. В идеале, что ему плохо и у него неприятности. Злорадствовать? Не знаю. Всё слишком запутанно.
        Выдвигаю ящик с постельным бельём. Не глядя, беру первый попавший под руку пододеяльник, и набрасываю его поверх мужчины.
        Большой. Сильный. Хоть и без сознания, но впечатляющий, застыл на моей постели под тканью в крупный чёрный горошек, что тут же пропитывается кровью в области живота.
        Смотрю и не понимаю, не осознаю до конца, чего я хочу больше - чтобы он умер или выжил.
        Нехотя приходится признать, что его смерть оставит на мне тот же мрачный отпечаток, что и смерть родителей, Морды… Да, имели место и обиды и своего рода насилие, но он уже успел стать не просто знакомым. Тем, кого я чуть ближе подпустила к себе. Если он тоже умрёт, вслед за всеми, кто мне был дорог и близок, я не стану радоваться долго. Его смерть тоже изменит меня.
        Значит, решено. Я должна его спасти?
        Волнение какое-то эфемерное. Дышит и дышит. Что я могу, кроме того, что ждать? Ничего. А вот тень моя с ума сходит. Носится по всей комнате, включая и бессознательного мужчину на моей постели. Бедняжка. Кажется, в ней больше человечности и сострадания, чем во мне.
        - Лиля, там Эйн приехал. - Миша стучит о дверной косяк, привлекая моё внимание. Дверь не закрывала. Не видела в этом необходимости.
        - Один?
        - Один.
        - Пусть поднимается, я его встречу…у дверей.
        Таким Эйна я не видела. Волосы торчком, глаза хищно прищурены, рубашка мятая, бежевое пальто застёгнуто неправильно. Где он вообще пальто с пуговицами взял? Я считала, что сейчас всё на молниях. Щёки и нос красные. Чемоданчик стального цвета в руках ходит туда-сюда. Разве так обращаются со своими инструментами?
        - Очень недобрый вечер! Ночь. - пьяно выдыхает доктор, ухватившись за перила. Запах крепкого спиртного тут же пробирается мне в ноздри. В мозг.
        - Эйн, вы в порядке? У вас всё хорошо? - морщась, спрашиваю, оглядывая мужчину с головы до ног.
        Не то чтобы мы успели стать друзьями или хотя бы приятелями, но видела я его частенько. Всегда собранным, опрятным, серьёзным и строгим. Возможно, даже капельку грустным.
        - Где Роман? - не удосужившись ответить на мои вопросы, Эйн со второй попытки поправляет сползшие набок очки.
        - Я… - теряюсь. - Не знаю.
        Может Зверёнышу сразу пулю в голову пустить? Чтоб наверняка. В таком виде разве можно оказывать пациенту помощь? Да хотя бы первую?
        - А я зачем ехал? - нахмурившись, мужчина задирает голову вверх, отчего его очки опять съезжают набок.
        - Очевидно, затем чтобы проспаться и протрезветь. - подвожу итог сложившимся обстоятельствам. - Идти можете? Я поищу вам комнату.
        - Где Роман? Я не успел? - вновь спрашивает мужчина, ухватившись и второй рукой за перила. Подозреваю, для устойчивости.
        - Вы ему в таком состоянии не поможете. - повышаю голос, начиная терять терпение. - Вам нужно поспать!
        - А позже может быть поздно. - самодовольно выговаривает он. - Веди. Я хоть посмотрю на него…
        Посмотреть ведь можно, да? От этого никому плохо не будет?
        - Хорошо. - сдаюсь.
        Толкаю дверь своей комнаты, следя за пьяными телодвижениями Эйна. Хмыкаю.
        - Вот он. Смотрите.
        Мужчина, хоть и пошатываясь, доходит до постели. Хмурится, отодвинув край пододеяльника, которым я укрыла Зверёныша.
        - Это пулевые? - икнув, спрашивает он, вскинув голову в мою сторону.
        - О,да-а. - протягиваю, заломив руки за спиной. Отчего-то неуютно и стыдно. Будто это я в него стреляла. - Но это не я. - спешу заверить.
        - Идём мыть руки. - пьяный приказ звучит на удивление строго и властно. - Где?
        Подозреваю, он о ванной:
        - Там. - машу на дверь справа. Идти недалеко, он и без меня справится. Главное, обойти кровать, и вуаля. Не зря в эту комнату перебралась. Личная ванная того стоит.
        - За мной! - вновь звучит твёрдый приказ.
        Уронив свой чемоданчик на Зверева, Эйн быстро исправляется - сдвигает его в ноги, виновато икнув.
        А что я? Зверев и не шелохнулся. Мне зачем дёргаться?
        Глава 59
        Под неодобрительное ворчание Эйна, я, натянув медицинские перчатки и вооружившись пинцетом со скальпелем, ковыряюсь в Зверёныше. Это ещё то занятие. Пока я пытаюсь добраться к одной пуле, другая норовит зарасти мясом. Ещё и засели так глубоко, зараза…
        - Ещё одно слово, Эйн, и я вас отправлю спать! - рычу.
        - Я сразу сказал, что мне нужна операционная. - бурчит пьяный доктор.
        - Ага. Длительный сон и отдых вам нужен. А на утро минералочка. Выживет. Такие, как он, не умирают…вот так. Не в моей постели!
        - Мы не знаем в каком состоянии внутренние органы. Повреждения, и-ик, ткани могут регенерировать неправильно. Вы не всесильны. Даже перелом может срастись неправильно, и всё. Придётся ломать и фиксировать, чтоб зажило и срослось правильно. С органами то же самое. Вы замечательно регенерируете, да. Но не всегда правильно, понимаешь?
        Я плохо понимаю речь взрослого пьяного человека. Особенно когда занята делом, требующим всего моего внимания и концентрации.
        - Спасибо за разъяснения, но… Не могли бы вы заткнуться? - рыкнув, я наконец-то цепляю треклятую пулю, внутренне ликуя.
        Ну-с, начало положено. Надеюсь, дальше будет лучше и проще.
        - Кто молодец? Я молодец.
        Ответом мне стало размеренное дыхание. А через минуту прозвучал храп. Эйн уснул в кресле, уронив голову на подлокотник.
        Неудобная поза. Не уверена, что он так сможет долго проспать.
        Эх, Зверёныш, должен мне будешь до конца жизни. Уповаю на то, что она будет долгой и тебе придётся отрабатывать и отрабатывать.
        Я, наверное, странная. Мне абсолютно не мерзко. Кровь и кровь. Подумаешь, дырки в теле. Ну такое.
        - Не мельтеши. - шикаю на тень.
        Конечно же, она меня не слушается. Я вообще неуверена, что она понимает мои слова, но всё же… Носится по спальне, отвлекая меня и мешая свету.
        - Угомонись! - рычу, теряя терпение. У меня и так глаза уже болят, а она ещё туда-сюда, туда-сюда.
        - Ты звала?
        Илья появляется неожиданно. Я мажу. Рука дёргается, вспоров кожу рядом с соском.
        - Да твою же мать!
        - Не звала, значит.
        - Останься! - требую, вскинув в его сторону скальпель. - Помоги мне. Я…я никогда этого не делала… у меня рук…не хватает. Пожалуйста.
        - Лилия Романовна, вы такая многогранная личность. - наигранно восхищённо протягивает Илья, закрывая за собой дверь. - Вчера нарко-баронесса, сегодня хирург…
        - Закончил издеваться? - вскидываю бровь.
        - Ладно-ладно.
        - Не ладно, а бери перчатки, эти ватные штуки и помогай!
        Спустя полчаса мы закончили. Я, конечно, ещё ощупывала и рассматривала тело Зверева на предмет открытых ран, но уже в упор ничего не видела.
        Ладно, будем считать, что больше в нём пуль нет. Чего не вижу, того не существует.
        - Я вообще зачем пришёл… - брезгливо морщась, Илья демонстрирует чудеса пофигизма:- Там этот… хотел с тобой поговорить. А здесь ты кричишь. Я и пришёл.
        - Я поговорю с ним. - киваю.
        С уборкой не заморачиваюсь. Сваливаю использованные ватные тампоны, перчатки, диски, бинты и прочее поверх пододеяльника. Его сворачиваю узлом. Всё равно его вряд ли спасёт порошок или химчистка. Не до мелочей.
        Иду в ванную за полотенцем и водой, чтобы хоть немного обтереть Зверёныша после своих экзекуций. Какой смысл тогда в чистом пододеяльнике, если он его замарает через минуту?
        Возвращаюсь. Быстро вытираю кровавые потёки сугубо до паховой области. Туда предпочитаю не смотреть вообще. Илья уже ушёл, поэтому мне приходится вытаскивать клеёнку из-под Зверева одной. Ну не считать же похрапывание Эйна стоящей компанией? Аккомпанемент, блин.
        Всё. Всё! Я сделала всё, что могла. Моя совесть чиста. Точка. Да и Зверёныш, гад, начал посапывать.
        Вымыв руки, я иду в коридор, пытаясь на слух или запах определить, где разместился наш гость. Ну раз хочет человек поговорить на ночь глядя, почему бы и не да? Не верится, что он воспылал столь быстрым желанием помогать мне, как и не верится, что хочет увидеть, дыбы обсудить погоду, литературу и качество еды в этом доме.
        Ага. Нашёлся. Рядышком совсем, ты смотри. Всего через две комнаты, не считая родительскую спальню. Туда я никого не пускаю. Моё. Личное. Неприкосновенное.
        - Хотел меня видеть? - вхожу без стука. Это мой дом. И только я диктую правила в нём. Буду я ещё стучать.
        Единорог стоит возле подоконника, ко мне спиной. Смотрит в окно, или делает вид, что смотрит туда. Кто же этих супов до конца знает. Широкий разворот плеч, теперь отчётливо просматривается под тонкой водолазкой. Его куртка лежит в изножье кровати.
        Присматриваюсь. Костяные наросты более жуткие, чем мне казалось. Их основание почти у самого предплечья, чуть выше локтя, а книзу они лишь становятся тоньше. У запястья торчат концы похожие на шипы. С каждой руки по одному. Даже думать не хочу, что за зверь такой отдал свою ДНК на это уродство. Или точнее, звери и сколько здесь смешения генетических материалов.
        - Здесь есть связь. - протягивает он, не поворачивая головы в мою сторону. Смотрит на моё отражение в тёмном окне. и говорит скорее с ним. - Мой телефон при мне. Я могу вызвать своих. Скинуть геолокацию. Окна очень широкие. Витражные. Тоже открытые. Не блокируются. Я могу сбежать в любое мгновение.
        - Я же сказала, что ты не пленник. - с самым честным взглядом произношу я. Вру. Конечно, вру. Как иначе.
        Сбежать он не сбежит. Люди Ильи охраняют не только дом, но и въезд в посёлок. Ну, вызовет он своих, и что? Чем он докажет, что я что-то планировала? Ничем. Он абсолютно цел и невредим. К тому же никто не отменяет блефа. С большой вероятностью его люди мертвы. Он сорвал поставку. Мы вывезли чуть больше половины причитающегося. Правда, ещё мы умыкнули обратно деньги, но никто же об этом не знает. Я вообще держу его в своём доме исключительно для того, чтобы он восполнил недостающее.
        Миша набросал мне десяток версий, что не только объяснят его местонахождение в моём доме, но и выступят обвинениям этим тварям, если те сунутся ко мне.
        - На тумбочке список. Надеюсь, почерк поймёшь. - немного помолчав, произносит он.
        Вижу сложенный листок. Вижу лежащий поверх бумаги карандаш. Двигаюсь медленно, чтобы не выказать истинных эмоций.
        Двадцать имён и фамилий. Рядом с пятью адреса. Рядом ещё с тремя занимаемые должности. Высокопоставленные должности.
        - Что это значит? - прячу список, заведя руки за спину.
        - Это значит, что я в деле. Умные и расчётливые женщины моя слабость. Люблю стерв.
        - Даже не надейся. - ехидно усмехнувшись, я бросаю вполне искренне:- Спасибо. - и выхожу из его комнаты
        Тик-так. Игра началась.
        Глава 60
        Роман Зверев
        Горло дерёт. Глаза словно песком посыпаны, режут и слезятся. Выдыхаю рвано, резко сев в чужой постели.
        Занимательно. Дом не мой. Комната незнакома. А вот старичок Эйн очень даже знаком. Это радует.
        - Эйн? - зову, морщась от собственного голоса. Воды бы. - Эйн! - ноль реакции. Как храпел, так и храпит. Почему в кресле? Почему так разит перегаром? Не понимаю.
        Ладно. Движение - это жизнь. Нужно двигаться.
        Ни моей обуви, ни одежды, ничего, что сгодилось бы прикрыться или обуться. Зато под кроватью обнаружилась картонная коробка токсичного розового цвета. Открытая. Сверху лежал красный блокнот в единорогах.
        Анкета. Кононовой Лилии. Пятый класс. Так-так.
        Ну точно. Я же к Кононовой явился. Анкету припрячу. Интересно, чего там Лялька о себе писала.
        Получается, я у жены дома.
        Эйна не бужу. Иду к первой закрытой двери, осторожно приоткрываю её и осматриваюсь. Это я удачно попал. Ванная. Раковина манит сверкающим краном. Я бы сейчас и из лужи напился.
        Открываю кран, жадно глотая ледяную воду. Тихую музыку и плеск воды услышал далеко не сразу. Лишь напившись до отвала, я присматриваюсь к кремовой занавеске, за которой отчётливо проступает силуэт ванны.
        Мне тоже помыться не помешает. Вон какой мужик чумазый в зеркале.
        Крадусь к краю, заглядывая в щелку между занавеской и белоснежной чашей.
        Лежит, колбаса деловая. Наушники нацепила. Глаза закрыла. Лежит сиськами кверху, наполовину скрытая пеной. А рука-то, рука там бесстыдно хозяйничает между широко разведённых ножек.
        Ай да Лялька. Губки приоткрыла. Головку ещё дальше запрокинута. Так и манит поцеловать безобразницу.
        Морщится. Не нравится ей, да? Или…?
        - Охренеть! - резко распахнув глаза, она смотрит на меня затуманенным взглядом и щурится. - Изыди, Зверёныш!
        Снимает беспроводные наушники, швырнув их на заставленную баночками и тюбиками полку. Садится, поджав колени к груди, отчего вода приходит в движение.
        Будем считать, что это было приглашение.
        Не теряюсь. Забираюсь в ванную, благо места двоим здесь предостаточно, не забыв задёрнуть плотнее занавеску. А то шастают тут всякие.
        - Ну кто бы сомневался. - фыркнув, Лялька быстро поднимается во весь рост и выбирается из воды.
        - Что не так?
        - Кто тебя сюда звал? - задёрнув за собой занавеску, она позволяет любоваться лишь её силуэтом. Надо признать, манящим, с женственными формами.
        - А спящий Эйн и я тебя не беспокоили? - смешок выходит сам собой. - Могла бы потерпеть, пока я проснусь. Придумали бы что-то интереснее. Гораздо интереснее.
        - Прости, что не подумала о том, что ты, воскреснув, попрёшься не только в ванную, но и сунешься за занавеску. Это неслыханная наглость, Рома! Унитаз - вот. Биде - вот. Раковина. Халат. Нет же, тебе нужно было свой нос сунуть… - а краснеет как. Лепота.
        - Будто я тебя голой не видел.
        - Видел. Дальше что? Это не даёт тебе права видеть меня голую и дальше. Сохраняй границы.
        - Лялька, не ворчи. Возвращайся ко мне. Ты так и не закончила.
        Слышится глухое рычание. Злится, стервочка моя.
        - Я рада, что тебе лучше. - с рычащими нотками протягивает она. - Поговорим о делах?
        - Дела? Ну, давай. Начинай объясняться, я послушаю. - хмыкнув, делаю воду погорячее.
        - Ты серьёзно? - усмехается она, одёрнув занавеску в сторону. Конечно, халат нацепила до самых щиколоток. Преступление прятать такие очаровательные ножки. Стоит и улыбается, непонятно с чего или чему. - Объясняться будешь ты, Зверь, а не я.
        - Я?
        - Ты. Со слухом проблемы?
        - Мне нечего объяснять. Это не первая поставка, которую мы сорвали. Вообще-то, тебя там быть не должно было. Помнится, тебя не интересовали дела иных. - усмехаясь, рассматриваю нахмуренную мордашку.
        - А меня они по-прежнему не интересуют. - уверенно заявляет она. - Меня интересует су. И ты встал на моём пути.
        - В смысле? - что за херню она несёт?
        - В коромысле. Мне нужны поставки су. Что непонятного? А ты лезешь. И будешь лезть. Ты мешаешь.
        - Ты под чем-то?
        - Это ты, похоже, под чем-то. Гоняешься за призраками, мешая… собственной жене. - а улыбка-то какая ехидная. Когда научилась только? Курсы стерв где-то открыли? Я не удивлюсь.
        - Я не отступлю. Ты знаешь, что нам нужны производители, лаборатории, учёные и данные. Ты знаешь, из чего, и каким способом эта мерзость производится. Под чем-то ты! Тебе промыли мозги, Кононова!
        - Рот закрой. - рычит она, злобно клацнув зубами. - Ты у меня на пути не встанешь! Сейчас так не кажется, Зверев, но у нас пожие цели. Ты всё портишь! А я не позволю…
        - И как ты мне помешаешь, а? - она в бешенстве, конечно, но я её не боюсь. Она явно не в себе. Неужели у Звягинцева был не уникальный талант? Кто-то дёргает за нитки марионетку-Кононову, а она, глупая, даже не понимает этого.
        - Так же как и ты, Зверев. - вздохнув, она отходит к двери, плавно покачивая бёдрами. - Деньги у меня скоро закончатся, а у тебя имеются. Чтоб ты не мешался под ногами, тебя было бы проще убить, но не для того я тебя, идиота, спасала. Лечила, можно сказать. Правила игры изменились, Рома. Теперь ты мне нужен рядом. И ты будешь рядом. Улавливаешь? Теперь ты будешь жить здесь. Один. Без связи. Друзей. Денег. А я буду контролировать каждый твой шаг. И да, Зверь, только попробуй сбежать!
        Сколько пафоса. Даже в громком хлопке двери. Ох и Лялька, ох и вообразила из себя не пойми кого.
        Мытьё отложу. Кое-как сполоснув тело, я спешу нагнать эту безумную, на ходу прихватив полотенце и обернув его поверх бёдер.
        Лялька сидит на кровати с большой банкой, пахнущей чем-то ванильным. Мороженое, что ли?
        - А где Эйн? - пустующее кресло бросается в глаза.
        - Переместился в горизонтальную плоскость. - хмыкает она, зачерпнув белое нечто. Не, не мороженое. Крем. Плавными движениями, её пальцы массируют колени, размазывая крем по всей длине закинутых на кровать ног.
        - Я бы смог тебя понять лучше, если бы ты мне поведала свои планы. - иду на блеф.
        - Тебе? Нет. - она улыбается, приспустив рукав халата и обнажив плечо. - Ты высмеешь, ты прочитаешь нотации. Ты не поверишь. Ты запретишь, конечно же. Ты всё испортишь. Сделаешь по-своему. Ты опять облажаешься.
        Сажусь рядом, задумавшись. Неужели я действительно произвожу такое впечатление? С чего сразу такие выводы?
        - Я всё равно продолжу.
        - Знаю. - хмыкнув, она касается подушечкой пальца, на которой крем, моего носа. Улыбается, как нашкодивший ребёнок. - И именно поэтому… - подаётся ко мне, призывно приоткрыв губы. - Спокойной ночи, Рома.
        Укол не ощущается. Ощущается онемение в бедре, из которого торчит адреналиновый шприц. А адреналиновый, ли?
        Стерва! Обманула!
        - Я же сказала… Ни связи, ни друзей, ни денег, ни свободы, Зверев. Не хочешь слушаться, значит, будешь спать. Пока у меня не кончились транквилизаторы. А там…мои ребята не против организовать тебе…
        Недослушал. Выключился, судорожно дёрнувшись, перед тем завалиться вперёд.
        Глава 61
        Как же мне всё надоело. Соблазн выбить из единорога имена, адреса, - да хоть что-нибудь об этой верхушке, - настолько велик, что я уже сама готова отправить себя спать! А что? Вдруг оно само всё разрешится? Нет же, пришлось отпустить.
        - Вы не покинете мой дом. - в десятый раз повторяю я, усиленно жуя свою пиццу.
        - У меня работа! - восклицает Эйн, показательно отодвинув тарелку с омлетом и пиццей в сторону.
        - А у меня коварные планы. И в них не входят никакие контакты с иными и слив информации.
        - Это абсурд. Ты же разумная девушка, Лиля…
        - Я не разумная, а целеустремлённая. Да и разум мой подводит постоянно. Так что я бы не делала поспешных выводов.
        - Я могу хотя бы позвонить на работу?
        - Нет. - честно произношу я, заняв рот едой.
        Он, в отличие от меня, умный. С него станется и послание какое-то передать и намекнуть кому-то как-то. Нет уж. Потерпит. К вечеру станет известно, сколько конкретно он и я будем терпеть друг друга. По округе и так оборотни шастают. Слава богу, что пока не сунулись.
        Ситуация и без того напряжённая, а тут ещё взрослый мужчина капризничает, как маленький ребёнок.
        - Мне показалось, я видел супа класса А в твоём доме? - вздохнув, Эйн возвращает тарелку к себе и усиленно делает вид, что его интересует мной подгоревший омлет.
        - Не показалось. Был здесь такой. Уехал. - прожевав, честно отвечаю я. - Класс А - это, типа, одни из первых?
        - Да. Те, на ком мутаген доминировал.
        - Что?
        - Первые поставки су имели ряд…противопоказаний. Радиацию, в том числе. Умышленно в составе, или приобретён при транспортировке, но он подавлял иммунитет и вызывал ряд отклонений. Включая мутацию как внутренних органов, так и кожного покрова. Вплоть до строения скелета.
        - Всё. Хватит. - сдаюсь я. - Меня больше интересует, как выходит так, что в капсулу попадает определённый состав? Определённая суперспособность. Разве это вообще реально? Организмы разные. Дозировки там, привыкание и так далее. Почему, чёрт возьми, это работает на всех?
        - Не на всех - философски протягивает мужчина.
        - И что это значит?
        - Иные отторгают мутаген. Хотя, стоит признать, психотропные составляющие классов от А до С, влияют на них немногим меньше, чем на людей. Просто…эффект другой. И побочные действия.
        Мрак какой.
        Если бы я была учёным, генетиком и тому подобное, я бы не такую дрянь разрабатывала. Только за мои осознанные года эта мерзость менялась множество раз, сменяя эффект, эйфорию и прочие действия от употребления. Столько времени тратить на такую…дрянь. Нужно быть поистине безумным человеком.
        Ведь, если хорошенько подумать, да, эксперименты на животных и людях плохо. Но! Взглянем правде в глаза. Большинство имеющихся прививок, да и чего уж скрывать, косметических средств, тестировались на ком-то. Вакцины, опять же, из воздуха не появлялись.
        Возможно, я тупею или черствею, но я бы всерьёз задумалась о способностях иных, будь я, конечно, учёным. Регенерация. Органы. Сколько бы это решило проблем? Сколько людей нуждаются в пересадке и ждут чьей-то смерти, чтобы продлить свою жизнь? А сколько это стоит? Если оборотни способны восстанавливать повреждённые внутренние органы, то, может быть, их можно как-то размножить, что ли. Клонировать. Пересадить какую-то часть.
        В общем, я бы, наверное, мыслила тоже кровожадно, но в более благих целях.
        А вообще, всё это глупое и бесполезное. Не моё. Жалко иных, конечно, но больше жалко людей и животных, которые страдают не меньше.
        - И что мне здесь делать?
        Вздрагиваю, вынырнув из глубоких и ненужных мыслей.
        - Отдыхать. - искренне улыбаюсь. - Дом в вашем распоряжении. Внизу есть бассейн и даже сауна. Небольшая, правда, но вам хватит. Тренажёрный зал…там мама занималась. Вряд ли вам будет интересен гимнастический мяч и беговая дорожка. Внизу домашний кинотеатр. Есть предпочтения в еде, говорите. Доставят. Займитесь…ничегонеделанием.
        - А ты? - прищурившись, спрашивает Эйн.
        - А я…а у меня много дел. В частности, таких, как сидеть, ждать, проверять звонки и сообщения. Тоже отдыхать буду. По-своему.
        - Ты хорошо спишь? - нахмурившись, мужчина всматривается в моё лицо, словно сканируя.
        Неужели тоналка уже не спасает? Вот как так устроен мой организм, не понимаю. Раны, значит, заживают, а синяки под глазами - фигушки. Где справедливость?
        - Я сплю. - только и отвечаю я, прежде чем встать из-за стола.
        Тёмный экран мобильного раздражает. Вот почему Илья всё ещё не написал, не позвонил? Я же чётко обозначила цели! Двигаемся с низов, чтоб не спугнуть верхушку. Работаем по списку единорога, двигаясь к высокопоставленным снобам. Какие могли возникнуть проблемы при похищении администратора тренажёрного зала и зав отделения обычной районной поликлиники?
        Лучше бы с ними уехала, честное слово. Ненавижу ждать!
        Зверёныш, падла виноват во всём. Из-за него моя скромная персона теперь вообще скромной не считается.
        Кстати, проверить его, что ли? Что-то Сева притих. Как бы ни очухался и не смылся мой муженёк.
        Глава 62
        Приходится иметь дело с идиотами. Я понимаю, что крупногабаритный лысый качок - Сева, вряд ли задумывался о том, что спящий в моей постели Зверёныш может очухаться в любую минуту. Но заснуть в кресле, когда у тебя была единственная задача - наблюдать за Зверевым, это уже слишком.
        - Сева, ты идиот? - тихо рычу я, прикрыв за собой дверь. - Сева!
        Волшебное кресло, ей-богу. За сутки второй мужик уже в нём засыпает.
        Дёрнувшись, мужчина резко вскакивает, отчего его ведёт в сторону.
        - И зачем я спрашивала? Ты идиот, Сева! Иди в… кухню. Нашему гостю не помешает твоя компания. Заодно кофе выпей.
        Дождавшись, когда, нервно усмехнувшись, суп покинет мою комнату, я вздыхаю и сажусь на кровать. Кошусь на Зверева. Спит. Грудь мерно вздымается. Лицо расслабленное и такое…притягательное, что ли. Пожалуй, спящим он очень даже ого-го. Пока рот не откроет и гримасничать не начнёт.
        Нужно было попросить Севу надеть на Зверя что-то. В наказание за сон на посту. Затащить его на кровать, я затащила, а вот одевать не стала. Так, одеялом укрыла, чтоб не смущать никого. Да и себя заодно.
        Осторожно тяну край одеяла на себя. Веду свободной рукой по упругим мышцам груди, едва касаясь подушечками пальцев. На тех местах, где кожа розовая-розовая задерживаюсь. Интересно, а шрамы хоть какие-то останутся? На память, так сказать.
        Странно всё это. Умирал мужик и на те - ничегошеньки. Только пятнышки разных форм и размеров напоминают о том, что кровью он истекал по-настоящему. Как вообще такое возможно? Мясо само наросло, что ли? Затянулось? А если бы пули были внутри, как бы реагировал организм? Так же? Живут же ветераны с осколками и пулями в телах.
        Вздохнув, укрываю его. Достаточно уже его щупать. Вдруг он не совсем спит, а, скажем, чувствует, как я его лапаю. Исключительно из любопытства к его регенерации! Не более.
        …эх, не было печали.
        Проверяю телефон на наличие не только звонков и сообщений, но и сети, доступа к интернету. Уже не знаю, чем себя занять. Почему же тишина такая, не понимаю.
        «Илюш, мне кажется, ты задерживаешься! А я соскучилась!» - поддавшись минутному порыву, пишу сообщение, на миг замешкавшись перед отправкой.
        Не подозрительно же? Не подозрительно. Отправить.
        - Когда уже это всё кончится? - бурчу себе под нос, стаскивая домашние сапожки с ног.
        Ложусь на кровать, стараясь не беспокоить Зверёныша, поверх одеяла. Гипнотизирую телефон до последнего, пока экран не блокируется.
        Илья не мог меня предать. Но это не значит, что его не предали самого. Помнится, он говорил, что кто-то из его ребят поверил легенде о наркобаронессе. Посмели бы они напасть на него? Или…убить?
        Нет, глупости. Илью нельзя убить. Он плотно сидит на капсулах. Но почему же тишина такая?
        Решение далось тяжело. Жду ещё полчаса и иду по их следу. Адреса имеются. Выследить не проблема. Найду и…та-ак врежу! Чтоб знал, как меня динамить.
        Да-да. Так и будет.
        Тепло. Слишком тепло. Боюсь этого слова, уютно. Поворачиваюсь набок, прислушиваясь к дыханию Ромы. Кажется, ничего не изменилось. Всматриваюсь в лицо. Тоже ничего. Ресницы-хлопалки не трепещут, ноздри не раздуваются, губы неподвижны.
        У меня паранойя?
        Придвигаюсь ближе, не отрывая взгляда от его лица. Закидываю на него ногу, наблюдая за закрытыми глазами. Сгибаю в колене и медленно скольжу по одеялу к его паху. Тоже ничего.
        Всё-таки паранойя.
        А ничего так. Удобненько. Уютненько. Миленько даже…
        Зевок, ещё один. Глаза медленно закрываются. Я не боюсь уснуть. Я знаю, что мой сон не будет спокойным и безмятежным. Не будет долгим.
        …не должен был быть.
        Горячее дыхание опаляет шею. Мурашки бегут к предплечью, заставляя меня морщиться и ворочаться. Кто-то гладит меня по щеке. Мне не нравится. Мне нравится спать. Пытаюсь повернуться, но натыкаюсь на препятствие. Поворачиваюсь в другую сторону, опять препятствие.
        Ой! А стен у меня нет рядом с кроватью!
        Глаза открываю тяжело. Не с первого раза. Веки слиплись. Или ресницы? Фокусировка никакая. Всё плывёт.
        - Стервочка моя, - вибрирует знакомый голос, - И что мне с тобой делать, а?
        - З-зверёныш… кыш! - слабо протестую, вдавив кулачки в его грудь. - Не нависай надо мной… Бесишь.
        - Нет. Ты должна быть наказана. - шепчет он, сокращая расстояние между нашими лицами.
        - Накажи меня сном. - отворачиваюсь в сторону, во избежание всяких там… непонятностей.
        - Нет. - протягивает он, рухнув на меня сверху. Воздух тут же выбило из лёгких. Да он весит тонну! - Может, так? - шёпот обжигает ухо. Пробирается в голову. Множится. Чувствую, как его колени ёрзают, пытаясь развести мои ноги в стороны.
        - Ты совсем уже?! Я закричу!
        - Да пожалуйста. - выдыхает, коснувшись губами моей скулы. Прокладывает обжигающий след из поцелуев к шее, ключице.
        - Перестань! - дёргаюсь и ёрзаю, пытаясь избавиться от лишнего груза. Что-то да получается, только Зверь уж как-то слишком подозрительно задышал. - Ты там чего? - испуганно уточнила, разглядывая его висок.
        - Мне кажется, ты сейчас доёрзаешь до потери девственности. С-случайно. - проникновенно шепчет, приподняв голову. Его бёдра резко ушли вперёд, вжавшись в низ моего живота. - Чувствуешь?
        Чувствую. Ещё как чувствую. Нечто твёрдое и недвусмысленное упирается в меня, посылая волны непонятного тепла и лёгкой дрожи по всему телу. Хочу отстраниться. Откланяюсь влево, но ощущения не уходят. Наоборот, будто обостряются.
        - Прекрати! - хватаю его за рукав футболки, вынуждая посмотреть в мои глаза. - Не надо! Я не хочу…
        - Врёшь…
        Вру. Но ведь не надо же!
        - Не надо! Я не готова! - я вот-вот сорвусь на визг. - Стоп… - кажется, мой мозг проснулся только сейчас. - Откуда у тебя одежда? Ты же голый был. В полотенце…
        - Стервочка моя, ну наконец-то. С добрым утром. - озорно улыбается он, наигранно вздохнув и отстранившись. - Видишь ли, я проснулся раньше тебя. - многозначительно протягивает Зверь, взглянув на запястье. - На целые сутки.
        - В смысле на сутки? - хватаю его руку, поднося к глазам наручные часы - десять. Свет в окне намекает, что совсем не десять ночи. Значит, я проспала весь вечер и ночь. Или Зверёныш не врёт, а там и гораздо больше. - Твою мать…
        - Ничего, ты вовремя. Мы как раз все уезжаем. Берём производителей, Лялька.
        Глава 63
        Смотрю на собравшихся в своей гостиной, сомневаясь. Сомневаясь в том, проснулась я или нет. Супы, иные и Эйн. Да, доктор для меня особый вид.
        - И-илья… - выдыхаю, вперившись взглядом в мужчину, замершего у самой лестницы. - Иди сюда, прелесть моя.
        Смотрю на Митяя, рассевшегося на весь диван, уничтожающим взглядом:
        - Здравствуй, Дима. И брысь отсюда.
        - Лилия Романовна, что не так? - лениво приблизившись, Илья прячет руки в карманах брюк и слегка наклоняет голову.
        - Всё. - обвожу собравшихся растерянным взглядом. - Что происходит?
        - Я упростил план. - чётко докладывает мужчина. - Не сам. Мне пришлось. Доверие к вашей персоне несколько пошатнулось, среди людей, зависимых от ваших решений. Вместо работы по списку, мы проработали следственные работы по маршруту нашего недавнего гостя. Жучок он, конечно, обнаружил, но далеко не сразу. Нам хватило времени и оборудования, не только засечь половину его маршрута, но прослушать несколько важных разговоров. У нас есть данные местной лаборатории…
        - Стоять. - Митяй наконец-то освобождает диван, на который я спешу сесть, пока ещё ноги держат. - Местную?
        - Лялька, отстань от человека. - конечно, Зверь не только тут как тут, но и "спешит-падает" продемонстрировать, кто здесь хозяин положения.
        - Ты не попутал, Зверёныш? Это мой человек.
        - Я справлюсь сам. Спасибо. - Илья демонстрирует излишнюю вежливость. Как по мне. - Лилия Александровна, у нас запланирована зачистка. Поверьте, вам больше не о чем волноваться.
        Не знаю, что меня поражает больше. То, что Зверев заткнулся, прислушавшись к Илье. Или сами выводы Ильи. Что значит, не о чем волноваться? Да они чокнутые.
        - Ладно. - только и выдыхаю я. - Сейчас я переоденусь и вы мне всё расскажете по дороге. - угрюмо кивнув, я поднимаюсь во весь рост. - Я быстро.
        Ступенька за ступенькой даются легко, несмотря на сверлящие спину взгляды. Поворот. Моя комната. Шкаф. Рука замирает у чёрной водолазки, когда неторопливые шаги замирают у моей двери.
        - Даже не думай!
        Рома входит без стука и приглашения. Привалившись к шкафу, замирает, сложив руки на груди, и насмешливо улыбается.
        - Не думать, что?
        - Это моя операция! Моя миссия! Я еду с вами! Точка! Я этот план разработала. И пусть Илья отошёл от него, это не играет существенной роли, я здесь главная! Я всех собрала, организовала и сплотила. Вон, даже ты прибился…
        - Я и не спорю. ты большая молодец. Умница. - на мгновение он становится серьёзным. Как подобает мужчине его лет, а не все эти мальчишеские гримасы и ухмылки. Говорит спокойно и уверенно. - Ты умная. Ты дальновидная. Ты отлично поработала…
        - Но? - обрываю его речь, схватив наконец-то водолазку и прижав её к груди. - Сейчас последует но, да? Оно должно последовать. А все эти якобы комплименты - это всего-навсего предпосылка для одного огромного НО. Валяй, удиви меня.
        - Ты не едешь.
        - Ответ тот же - даже не думай! - рычу, буравя его уничтожающим взглядом. - Будешь смотреть, как я переодеваюсь или выйдешь?
        Не вышел. Ну и плевать. Со всеми этими обращениями, иными и прочим, у меня несколько изменилось отношение к своему обнажённому телу. Не то чтобы мне захотелось его всем подряд демонстрировать, но и отголосков стыда уже не наблюдалось.
        Беру из шкафа тёмные джинсы и носки. Не снимая свитер-платье, натягиваю их под низ, застёгиваю. Зверь выглядит разочарованным. Надменно ухмыляется и пялится, пялится, пялится.
        Повернувшись к нему спиной, очередь доходит до платья. Из-за широкого воротника с отворотом платье снимается легко и быстро. Только вот рывок Зверя в мою сторону слышу с запозданием. Ухожу влево, попросту рухнув на кровать. Не медлю, перекатываюсь в сторону за миг до того, как до боли знакомый шприц проносится перед глазами.
        - Мне говорили, конечно, что я могу быть использована только в качестве дурного примера, но чтоб настолько! Предатель! - рычу, выпустив когти и злобно сверкнув глазами.
        - Прости, Лялька. Другого выхода нет. - хмыкнув Зверь падает на меня, придавив своей тушей.
        Бью когтями наотмашь, стараясь наподдать ему ещё и коленом.
        - Отпусти! - когти рвут одежду, кожу, оставляют глубокие рытвины, принося с собой дурманящий запах крови. Не сдаюсь. Вернусь ужом, чтобы дать себе шанс.
        - Ну всё, Лялька! - рык мне в ухо. - Надоела! - подавшись вперёд, Зверь немыслимым образом оказывается на мене уже сидя. Колени жёстко прижимают мои плечи к кровати, а глаза пышут злостью и ненавистью. - Сладких снов!
        Мгновение, и неприятное онемение расходится от моего плеча к шее и груди, разрастаясь с каждой секундой.
        - Сама меня этому научила. Вот теперь спи. Эйн за тобой присмотрит. Ты будешь в безопасности, дура!
        - Ненавижу…
        - Это поправимо. Главное, чтоб у нас было время это исправить. Дождись меня.
        …вот же падла.
        Глава 64
        Ждать…. Ждать весело! Сарказм. Ждать невесело - ждать мучительно и унизительно. Особенно под монотонный бубнёж Эйна.
        СМИ, новостные ленты, телеканалы разрывались от удушающей информации. Кто бы ни слил данные в сеть, но то пекло, куда отправился Зверь, прихватив моих супов, было везде! Онлайн-трансляция, короткие сводки, миллионы фотографий…
        - Ой-ой, это же очень плохо. - вновь причитает Эйн, увидев очередной прогремевший взрыв на экране плазмы. - Выброс в атмосферу! Это же…
        - Эйн, уймись! - не сдерживаюсь. Я полчаса как бодрствую, а он меня уже накрутил до такой степени, что я его прибить готова.
        - Девочка, знаешь ли ты что-нибудь о Чернобыле? Знаешь ли ты, хотя просто о том, сколько в почве разлагается пластик? Мы этим дышим, мы едим овощи…
        - Замолчите уже! - зашвырнув пульт в стену, я, шумно дыша, выбегаю из гостиной.
        Нет, ничего я не знаю, я тупая!
        Зато я знаю, что там сотни людей! Иные. Супы. Те, что организовали на ферме лабораторию и наладили производство под самым носом не только местных дачников, но и властей. Плевать я хотела на всякие выбросы в атмосферу и прочее! Мне есть дело до Зверева и до своих! Даже до Митяя! Атмосфера и прочая химия не мой удел.
        В холодильнике связка бананов. Всё сожрали. Ничего не оставили.
        Усаживаюсь за стол, разблокировав экран телефона. В гостиной Эйн мне не даст ничего досмотреть. Только над ухом будет жужжать о своих химикатах.
        "… подпольная нарколаборатория сейчас оцеплена. Вы можете видеть завесу огня. К сожалению, ближе…"
        - Не вздумай туда соваться.
        Да чтоб тебя, Эйн!
        - Вы зачем со спины подкрадываетесь? Вы что вообще здесь делаете? - трясу бананом, угрожающе шипя:- Прекратите лезть всюду и ходить за мной!
        - Я хочу как лучше. - мужчина разводит руками и присаживается за стол напротив меня. - Ты им ничем не поможешь.
        - Я похожа на идиотку? На ту, что полезет в самое пекло, где уже спецназ и куча ряженых мальчиков? Мне повезёт, если меня не снимут на подходе к этой ферме. Не-ет, я лучше… банан съем!
        - Я знаю, почему ты так рассуждаешь. Почему легко сдалась. - тихо произносит Эйн, поправив очки на носу и выдохнув.
        - Я? Я сдалась? Взгляни на это? - подвигаю телефон в его сторону. - Это победа!
        - Это выигранное сражение. Масштабы не те для производства. Одна из…
        - Допустим. - соглашаюсь я. - Но это больше, чем было у Зверева за все эти годы. Начало положено.
        - Я, вообще-то, не об этом. - хмурится Эйн, подавшись вперёд. - Ты сидишь здесь, потому что так сказал Рома.
        - Ч-чего? - банан застрял в горле, встав поперёк. Пришлось бежать к крану, кашляя и задыхаясь.
        - Видишь ли, феномен истинных пар не изучен. Априори изучен не может быть, потому что у каждого вида свои особенности. Но вы с Ромой… - он говорит так, словно рядом с ним никого нет. А есть! Задыхающаяся и кашляющая, я. - Я не первый раз вижу, как ваши разговоры меняют ваш быт. Да, именно ваши. Взаимосвязь очевидна. В реанимации он заставил тебя очнуться, просто поговорив с тобой. Осмелюсь сказать, приказал очнуться. Если не ошибаюсь, найти смысл жизни в мести. В том числе и ему самому. Что ты и сделала, делаешь и, я уверен, продолжишь делать. Ты, в свою очередь приказала ему тебя отпустить, чего он крайне не хотел и не собирался делать. Связь очевидна.
        - Спасибо за первую помощь… - язвительно выдыхаю я, наконец-таки откашлявшись.
        - А?
        - Б! Вы же учёный. Доктор. Как вы можете пропагандировать подобную чушь?
        - С точки зрения науки это тоже можно объяснить. Наверняка существует некий якорь, на котором базируются множество собирательных аспектов. Просто для подобного рода оценки, нужно изучение и наблюдение. Сбор анамнеза….
        - Остановитесь. - примирительно вскинув руки, я вновь переключаю внимание на телефон, закрыв открытые вкладки браузера. - Пицца или суши? Есть охота, а не вот это, всё…
        - Ты просто подумай об этом. Ты молоденькая девчонка. С состоянием. Весь мир лежит у твоих ног. Не знаю, насколько это подчинение буквально, но вряд ли это твоё осознанное желание жить вот так.
        - Значит, суши, говорите? - усмехаюсь, игнорируя слова Эйна. Или только делаю вид?
        - Побольше Филадельфии, пожалуйста - как ни в чём не бывало продолжает Эйн. - Это легко проверить. Теоретически, это своеобразное внушение не должно работать на расстоянии. Вдали. Ничего не бывает постоянного и вечного. Эффект выветрится.
        - Так, суши я заказала. - выдохнула я, - А по поводу вашего мнения, я… я обещаю подумать. Только если вы перестанете мне капать на мозги. И честно ответите, зачем вы постоянно хотите от меня избавиться?
        Эйн приподнимает очки, глядя на меня поверх них, и хмурится.
        - Да, я кое-что помню… - киваю легко, беззаботно встречая его взгляд. - Ну и я не слишком глупая, чтобы не сделать соответствующие выводы. Вы хотели меня усыпить, сейчас отсылаете… С чего?
        - Я всегда говорю правду. И тогда, и сейчас я предлагаю наиболее безопасный и перспективный вариант. - заметно нервничая, произносит Эйн.
        - Ложь. Ну или не вся правда. - хмыкнув, я возвращаюсь за стол. - Суши ждать нужно. Можете рассказать эту долгую историю. Я никуда не спешу.
        - Нет никакой истории. Я такой человек.
        - Какой такой?
        - Плохой. - кивает мужчина, глядя на меня пристально-пристально. - Опасные объекты подлежат устранению.
        Поразительная ясность посещает мою голову.
        - Твою мать…Это вы…Это ты!
        - Я.- поджав губы, кивает Эйн.
        - Какого хрена?! Я не понимаю! Ты же со Зверем! Вы же искали….а ты…ты эту дрянь создал?!
        - Не я! Мы. Я был в составе первой группы учёных и…я не с ними. Давно уже не с ними. Мне удалось спастись, и только. Я изменил сторону и помог Роме во всём! - запальчиво тараторит мужчина, рвано дыша и теребя очки.
        - Да? А Зверёныш знает, что ты один из них?
        - Я был! Это было давно! Очень давно!
        - Он знает?! - требую ответа, нависнув над сдавшимся мужчиной.
        - Нет.
        - Дай угадаю, он бы тебя убил? Да? А мне ты это сказал потому, что…
        - Потому что уже всё. Мои данные наверняка остались в их базах. Моя причастность - вопрос времени. Он узнает…и я… Ты могла бы мне помочь…
        - Соломки подстелить? Смягчить удар? - улыбаюсь, отодвинувшись от него.
        - Вроде того.
        Да твою же мать!!! Хоть что-то станет просто в моей жизни?!
        ЭПИЛОГ
        Эйн был прав. Стоило мне отдалиться от Зверева, я обрела покой. Мне не было дела ни до супов, ни до су, ни до остальных оборотней. Ну почти.
        Полгода мы летали по миру. Как я полгода выдержала его нотации и причитания, я не знаю. Но он помог. Помог тысячам, если не миллионам своими знаниями и профессионализмом. Мы привозили гуманитарные грузы, разбивали палаточные городки, где людям оказывалась не только медицинская помощь, но и материальная. Привлекали к строительству и прочих процессов местных, нанимали их разнорабочими на различных этапах нашего пребывания в той или иной точке земного шара. Учили.
        Эйн отрабатывал свои грехи. Ха. Не прошло и месяца, как он втянулся. Умеешь косячить - умей исправлять свои косяки. Раз уж потерпевших не осталось… есть другие, которым нужна помощь высококлассного специалиста.
        Посвятив себя помощи другим, мы провели в бешеном темпе полгода. Даже мне они не дались просто как физически, так и морально. Что уж говорить об Эйне.
        Прилетев на Сейшелы, я поселила свою команду и волонтёров в отеле, в то время как сама отправилась к океану, искать более уединённое жильё.
        Соскучилась. По себе. По пантере. По Морде. По свободе и… охоте. К тому же это место я слишком часто видела не только во снах, но и в сознании Морды. Я должна была здесь побывать. Обязана.
        Пожилая пара островитян любезно сдала мне в аренду довольно сносное бунгало. Скромно и уютно. За прошедшие полгода я привыкла к подобным условиям. Заселившись, я отправилась на поиски.
        Ощущения были странными. Я просто знала, что что-то ищу, но понятия не имела ни где это что-то, ни как это что-то выглядит. Иногда казалось, что бунгало мне абсолютно не нужно. Необходимо обследовать весь остров. Каждый его укромный уголок.
        Когда я их нашла, замерла, заворожённо глядя на ожившее сновидение. Даже в троекратном размере. Семейство пантер отдыхали у подножия водопада, не обращая на меня никакого внимания. А я, поражённая до глубины души, подсматривал за ними из-за дерева, ощущая себя… странно - дома.
        " Вот то, что я искала? Это твои потомки? "- мысленно обратилась к тёплому комочку в груди.
        Я не ждала ответа, просто не понимала. Они ведь животные. Не иные. Иные тоже животные, но не настоящие ведь. Зачем они ей? Зачем они мне?
        Выйдя из своего укрытия, я завладела вниманием двух огромных чёрных туш и маленького котёнка. Было огромное желание помахать им рукой, что я и сделала. Попытка выйти на контакт не увенчалась успехом. На меня даже не рыкнули. Лениво встали со своих мест и скрылись в зарослях, вильнув на прощание хвостами.
        Пришлось возвращаться. Не гнаться же мне за ними? Может, в другой раз наше общение будет более долгим.
        На тропе к бунгало замерла. Запах. Чужой. Въедливый. Раздражающий.
        - Ну ты и спряталась, Лялька. - фыркнул Зверёныш, сверкая белизной пляжных шорт.
        - Что ты делал в моём бунгало? - вместо приветствий, спросила я. - Что ты вообще здесь делаешь?
        - Я просил тебя ждать. - цокнув языком, выговаривает Зверь, явно вознамерившись отчитать меня.
        - Мы встречаемся? - восклицаю я. - Ты в армию ушёл? Или, может быть, я собачка твоя, чтобы сидеть и ждать хозяина? Прости, корм кончился. За два месяца песёль сдох!
        - Нельзя было останавливаться. Сама понимаешь. - Рома идёт мне навстречу, уверенной походкой. По-хозяйски приобняв меня за плечи.
        Каюсь, растерялась от такой наглости. Где вымаливание прощения? Где мольбы в моих ногах? Ах, ему время нужно было, а я его не дождалась. Как я, такая нехорошая посмела.
        Неспешно идём к бунгало. Я всё ещё жду нормальной реакции или объяснений. По опыту знаю, отделаться от Зверева та ещё задачка.
        - Ладно, Лялька. Вот он я. Вот она ты. Загар тебе, кстати, очень идёт. Ещё сексуальные стала, моя стервочка. Давай обсуждать.
        - Что обсуждать? - бросаю рюкзак на койку, равнодушно глядя на мужчину, столь нелепо выглядящего в этих условиях.
        - Медовый месяц. С тобой я, конечно, на край света, но давай всё же обсудим… другие варианты. - осмотрев критическим взглядом моё бунгало, Зверь брезгливо поморщился.
        - О-ой дура-аак. Какой медовый месяц? У тебя жар? Ты бредишь?
        - Руку и сердце предлагать бессмысленно. Мы уже женаты. - улыбается мужчина. - Поэтому, - задумавшись, Зверев вновь обводит взглядом моё жилище, остановившись вот совсем не на том, - Вот. Предлагаю, всё, как в «Пятьдесят оттенков серого». Начать сначала. Давай попробуем?
        Хмыкнув, я спрятала книжку под подушку, вызывающе вскинув бровь:
        - Что, МакБук мне подаришь, как в «Пятьдесят оттенков серого»?
        - Надо? Подарю. Хоть сотню.
        …и как я на это повелась? Понятия не имею. Но привело это только к самому лучшему.
        Зверёнышу пришлось уступить мне не единожды. Впервые - это было ради красивых глазок, моих, разумеется, страстной первой ночи, тогда ещё не любви, а просто…чего-то более глубокого, инстинктов, притяжения и тоски по друг другу, вылившейся в настоящее безумие. Ему пришлось простить Эйна.
        А как иначе?
        Теперь Лилия-младшенькая, Зверева, между прочим, его называет дедушкой. Так уж сложились обстоятельства, что у нашей дочери не было в живых настоящих дедушек и бабушек на момент её рождения. Зато был Эйн. Чудоковатый старичок с реденькими, торчащими в разные стороны, волосами и забавными очками развлекал её с младенчества. Мы не возражали и не настаивали, она сама. Мы просто не опровергали.
        С иными и супами мы разбираться будем ещё долго. Правительство до сих пор не нашло безопасного варианта, как избавиться от многочисленного оборудования, компонентов и самого наркотика. Всей этой мерзости выделили клочок леса, оцепив территорию. Оборотни не контролируют её. Мы просто следим, чтобы другим не пришло в голову пройти протоптанной дорогой ещё раз.
        Всё стихло. Людей тихо сняли с должностей. Многих убили, чего уж скрывать. Нервная система у людей пошатнулась, когда вспыхнула первая лаборатория. А волна последующих… Прошло, и слава богу.
        Семейство пантер из моих снов с нами. Они оказались носителями мощного древнего гена, что считался давным-давно исчезнувшим. Сейчас их двадцать пять. Им отведена огромная территория для свободного и комфортного проживания. Прошло уже десять лет, а живы все до сих пор. Эйн разводит руками. Хоть и скрепя сердце, но его, и только его, пришлось подпустить к ним. Одна транспортировка и перевозка чего стоили. Пришлось уговаривать, ибо транквилизаторы главу семейства не взяли.
        Янина Александровна умерла пять лет назад. Тихо и спокойно. Во сне. В своей постели. Характер у неё на самом деле был тяжёлым. Я так и не стала для неё любимой невесткой или просто человеком, которому можно было бы искренне улыбнуться. А её сногсшибательное объяснение своего поступка с регистрацией брака и нашими паспортами было вообще за гранью моего понимания:
        - Поженила и поженила. Что непонятного? Не ждать же было, пока его Камила по чужим мужикам напрыгается. Ты хотя бы честь сохранила. - ворчливо поведала она.
        Странная женщина. Тяжёлая. Но не мне её судить. Я её жизни не знала. А вот мою благодарность и снисхождение к её выкидонам она себе обеспечила.
        О сопротивлении ничего не слышно долгие годы. Очень надеюсь, что так и будет продолжаться. Супы, такие, как я, что нет-нет да появляются на свет, заслуживают покоя. Главное, что никто из них больше не будет мучаться в боксах и палатах лабораторий.
        Илья с Митяем расширились, удивительно быстро найдя общий язык. Сыск, охрана и чем они только не занимаются, сколотив огромную даже не кампанию, а корпорацию, если этот термин уместен к их многочисленным филиалам.
        Рома… С Ромой весело. Надёжно и удивительно легко. Ссоры? Разумеется. Мне кажется, никакая связь истинных не может просто взять и дать идеальные отношения. Это совокупность работы над отношениями, компромиссов и желания быть вместе. Правда, с рождением дочери спесь со Зверя спала. Он переключился на Лилю, опекая и контролируя не только её, но и всё её окружение. Приходилось, конечно, вмешиваться, потому что иногда это переходило все грани разумного. Золотая середина была найдена далеко не сразу, но всё же. Наверное, так и должно быть. Мы все разные и принимать нас такими, какие мы есть, никто не должен.
        А ещё с появлением нашей малышки Рома ушёл из бокса. Совсем. Бои без правил с супами сошли на нет ещё по возвращению с Сейшел. Нет, никакого медового месяца у нас не было, как и свадебного путешествия в тот год. Было много…много всего: секса, поцелуев, прогулок, домашних посиделок и разговоров по душам. Выпали из жизни и реальности ни на один месяц…
        Роман Зверев владелец недвижимости, чья стоимость только растёт с каждым годом. В скором времени у него появились свои залы. Он даже ушёл в преподавание - тренерство на несколько лет. По моему настоянию. Многих проблемных мальчишек это здорово мотивировало и организовывало. Такая вот благотворительность от Зверя…
        Я? А я раз в год мотаюсь по свету. Числюсь владельцем турагентства и маленького контактного зоопарка.
        Многое остаётся в тени. Там ему самое место.
        Нормальная у меня жизнь. Счастливая, хоть и с придурью. Я и сама с хорошим прибабахом. Ни вторая сущность, ни материнство, ни счастливый брак её не изменили. Люблю, любима, здорова я и мои близкие, все в безопасности.
        Что ещё нужно?
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к