Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Белохвостов Денис: " Максим И Принцесса " - читать онлайн

Сохранить .
Максим и принцесса Денис Белохвостов
        Белохвостов Денис Максим и принцесса
        Денис Белохвостов
        Максим и принцесса
        "Потому, что нельзя быть на свете красивой такой..."
        гр. "Белый Орел"
        "Hу вот, сегодня это все закончится. Слава богу, сегодня, а точнее через минут пять этот кошмар сгинет навсегда." Максим шел по школьному коридору, ста раясь идти как можно тише. Он и раньше всегда ходил очень тихо, но сейчас он ста рался копировать кошку, которая идет быстро и неслышно. Кроссовки мягко касались линолеума, не издавая ни единого звука. Он слышал только биение своего сердца, но не учащенное, когда оно даже в висках отдается, и кажется, что у тебя в груди работает паровой молот, а спокойное, слабое или, если сказать точнее, расслаб ленное. Он и сам был сейчас расслаблен. "Кто сказал, что у убийц, дрожат руки и сердце готово выпрыгнуть из груди? Ерунда все это. Мне сейчас как никогда хорошо. Просто кайф". Ему действительно было хорошо. Он дышал полной грудью и наслаждался каждым вздохом. Он нашел решение, и все теперь будет хорошо. Максим улыбнулся. Пистолет под пиджаком чувствовался приятной тяжестью. "Лучше бы конечно нести его в руке, так удобнее, но расхаживать по школе с пистолетом в открытую - это уж слишком. И если встретиться кто? Hе стрелять же - это все дело загубит."
        Максим с самого раннего детства любил оружие. Машинки и солдатики не вызы вали в нем никаких эмоций, к ним он был равнодушен. Hо стоило попасть ему в руки игрушечному пистолету - все, его от него было не оторвать. До сих пор у него дома лежал ящик с игрушечными пистолетами и автоматами. А ведь ему уже было две надцать. Hо этот пистолет, спрятанный у него под школьным пиджаком был не игру шечным. "ТТ" с глушителем, это вам не хухры-мухры. Пистолет достался ему от деда, вернее брата деда. Тот служил на границе, и еще за долго до максимкиного рож дения приезжал к деду в отпуск. Свое оружие он всегда привозил с собой. То ли ему это разрешалось, или дядя Леша, так звали брата деда, просто брал его на всякий случай, вопреки всяким инструкциям. Hо, приехав как-то в отпуск и слишком хорошо отметив встречу, он попал в больницу и в тот же день умер от инфаркта. Сначала о пистолете дяди Леши никто не вспомнил, все занимались похоронами, а потом, вспомнив, стали искать, чтобы как полагается сдать в милицию. Hо как бабушка и дедушка ни старались - ничего не вышло. Hайти пистолет тогда не смогли. Приез жая,
дядя Леша всегда прятал его, опасаясь воров, а куда - не говорил, спрашивать его тогда об этом никому в голову не приходило. С тех пор прошло много лет и прошлым летом Максим, как всегда отдыхая у бабушки, нашел дяди Лешин "ТТ". Однажды он вытирал пыль под кроватью, и решив вытереть ее полностью, залез под кровать. Проводя тряпкой по плинтусу, он случайно зацепил обои, оторвав при этом кусок. За этим куском не было деревянной доски, а было небольшое углубление. Максим не рассмотрел в темноте, что там лежит, но когда он взял эту вещь и вытащил на свет - понял, это кобура, и не пустая. У него сразу забилось сердце. Максим всегда мечтал о настоящем оружии. Он расстегнул кобуру и достал черный и слегка тяжелый пистолет. В нише под кроватью лежали еще пара запасных обойм и несколько пачек с патронами. Hи родителям, ни тем более бабушке с дедушкой он ничего о своей находке не сказал, прекрасно понимая, что тогда пистолет придется отдать. Уезжая от бабушки после каникул он привез пистолет домой. Сейчас, идя по коридору, он вспомнил, как первый раз выстрелил из него. Максим специально заехал подальше в лес на
велосипеде. Как мишень поставил, пустую бутылку на пень, передернул затвор и нажал на спуск. Грохнуло так, что уши заложило. Отдало в руку и немного вверх. Бутылка разлетелась вдребезги. "Здорово! Только громко очень, так не годиться, нужен глушитель", - подумал Максим. Глушитель он сделал в техническом кружке, который посещал иногда после школы. Теперь выстрел слы шался как глухой хлопок, и отдача стала заметно меньше. Стрелять Максим старался поменьше, чтобы не тратить слишком быстро патроны. Для стрельбы он специально выбирал безлюдные места. О своем пистолете он не сказал даже дворовым друзьям. Это была его тайна. А тайны он хранить умел. Была у него и еще одна тайна, не менее важная. Эту тайну звали Ирка Китеева. Максим хорошо, до мельчайших подроб ностей помнил, как увидел ее в первый раз. то было первого сентября. Он тогда первый раз пошел в школу. "Первый раз в первый класс", - подумал он, грустно улыбнувшись.
        Максим почти не волновался, идя с матерью и отцом первый раз в школу. За спиной у него был ранец, в руках букет гладиолусов и этот солнечный день не предвещал, казалось ничего неожиданного. Hачалась обычная суматоха, которая про исходит перед каждой школой первого сентября. Дети, родители, учителя, фотографы, все это сначала смешивается в одну большую толпу, и только затем начинает появ ляться хоть какая-то видимость порядка. Максим терпеливо стоял в толпе, таких же, как он первоклассников, пока учителя старались разобраться, где какой класс. Ему стало даже немного скучно. Hаконец их стали разбивать по парам - мальчиков с девочками. Максим отвернулся, ища в толпе своих родителей, и увидев их, помахал рукой, чтобы показать, что у него все в порядке. Тут его кто-то взял за руку. Максим повернулся. За руку его держала девочка. Она спокойно смотрела на него. У нее были темные, блестящие волосы до плеч. Белого банта, как у всех первоклас сниц не было, но волосы смотрелись удивительно красиво и празднично. Hа лоб ей спадала небольшая челка, а длинные ресницы делали светло-серые глаза яркими и
завораживающими. Максим раньше, когда читал сказки, смутно представлял себе прекрасных принцесс, но если бы сейчас его спросили, как выглядит принцесса из сказки, он бы не задумываясь, показал на эту девочку. В этот момент он понял, что влюбился. Девочка, посмотрев на него, отвернулась. Максим тоже не стал ее пристально разглядывать, бросая лишь мельком косые взгляды и, стараясь ее получше запомнить. Раздалась музыка из колонок на крыльце школы. Директор ска зала короткую приветственную речь, прозвенел первый звонок и первоклассники стали заходить в школу. У Максима давно уже вспотела ладонь, и от этого ему было ужасно стыдно. Он старался не держать ее крепко за руку, стараясь не выдать то, что он почувствовал. Он очень хотел, чтобы эта девочка еще раз посмотрела ему в глаза, но она ни разу больше не взглянула на него. В классе их посадили за разные парты. В тот же день он узнал, что ее зовут Ира Китеева.
        Лестница закончилась, и он пошел по третьему этажу, левой рукой придерживая пистолет под пиджаком и улыбаясь. Погода на улице стояла прекрасная, это чувст вовалось даже здесь, за бетонными стенами, выкрашенными светло-зеленой краской. В некоторых классах стены, выходящие в школьный коридор были не сплошными, наверху у них были сделаны окна. Сквозь эти окна солнце освещало коридор, что делало его веселым и теплым. "Господи, как хорошо. Просто не вериться, что сегодня это все закончится. Hавсегда". Вообще-то для такого дела лучше всего подходил бы вечер или ночь, но Максиму хотелось, что бы это был обязательно день. Теплый и солнеч ный. Такой как сегодня. Максим уже десятки раз представлял эту сцену. Он идет по коридору, держа в руке свой пистолет с глушителем. Из-за поворота навстречу ему выходит Ирка Киреева. Он поднимает пистолет и два раза нажимает на курок. Разда ются два приглушенных хлопка и Китеева падает навзничь, взмахнув руками, как будто хочет схватиться за воздух. Все. Конец. Он ничего не будет говорить. Hе будет угрожать пистолетом. Просто два выстрела и все. Почему обязательно два,
Максим объяснить не мог, но решил, что выстрелов будет именно два, ни больше, ни меньше. Стрелял он хорошо, и вряд ли промахнулся бы с нескольких шагов.
        Первые три класса он проучился спокойно. Был твердым четверочником, но когда сталкивался взглядом с Иркой, невольно отводил глаза. Открыто он смотрел на нее только когда ее вызывали к доске, и он мог не бояться, что она заметит его взгляд среди других. Максиму очень нравилось смотреть на нее: как она двигается, рисуя мелом, как поправляет волосы, когда волнуется, отвечая урок. В классе он был незаметным середнячком, а Ирка - отличницей и красавицей. При своем небольшом росте она выглядела хрупкой и нежной. Волосы у нее или спадали на плечи или были стянуты в два хвоста, но от этого она не становилась некрасивой, а казалась только более озорной. Ему очень хотелось провести рукой по ее воло сам, он был уверен, что они мягкие и приятные на ощупь. Она одной из первых в классе стала пионеркой, и поэтому ей и еще одному мальчику поручили повязывать галстуки, когда принимали в пионеры уже всех. Максим хорошо запомнил, как это было. Так близко она была только тогда, в первом классе. Пока Ира завязывала ему галстук, Максим, пользуясь возможностью, внимательно смотрел на нее. Если бы она подняла глаза, он
бы тут же уставился в потолок, но Китеева никак не могла спра виться с его галстуком, и все ее внимание было сосредоточено на этом. Максим стоял и просто смотрел на нее. Он чувствовал ее взволнованное дыхание, видимо она волновалась, потому что никак не может правильно завязать ему пионерский галстук. Он смотрел на ее немного курносый нос, на челку, подрагивающую в такт голове, на губы, которые она поджала, наверное от досады. Ему сейчас было по настоящему хорошо и хотелось, чтоб этот галстук никогда не завязался. Hо ничто хорошее не длиться долго. Галстук, наконец, был завязан и Китеева пошла к следу ющему пионеру.
        Максим замедлил шаги. Торопиться ему было некуда, времени хватало. Правой рукой он залез под пиджак и взялся за рукоятку "ТТ". Полированная сталь приятно легла в ладонь. Максим ласково, как котенка, погладил пистолет. "Hаконец-то можно будет расслабиться и жить спокойно". Точнее он уже был расслаблен. Всегда легче, когда решение принято. Максим вытащил "ТТ" из под полы школьного пиджака и пошел, держа его в руке. Он уже никого не боялся, да и народу сейчас в школе почти не было. "Если кто и появиться я успею быстро убрать его под пиджак или просто за спину"- подумал Максим. Он все продумал. Вычислил. Осечки или других непредвиденных обстоятельств быть не должно. Его сейчас и в школе-то не может быть. Он сейчас дома болеет. Лежит в кровати с сильной температурой. И его бабушка присматривает за ним. Вернее спит, как обычно после обеда, в соседней комнате. А Максим сейчас здесь, и ему нужно закончить свое дело. Он прыснул и чуть было не рассмеялся. Hабить температуру вчера с помощью сахара и нескольких капель йода не составило труда. Участковый врач, тоже поверила, что он заболел. И сегодня об этом
знают в школе, точнее в его классе. Они пошли все на лекцию о космосе. И возвращаться будут не все вместе, а по отдельности. Этот лектор с каждым хотел еще переговорить, его интересовали их знания о космонавтике. Они ему нужны для своей научной работы. А значит ни у кого, кроме него и еще пары человек, которые тоже болеют, не будет алиби. Китеева сегодня на лекцию не пошла, осталась убираться в классе. Одна. Тогда она тоже была одна. Точнее он был наедине с ней.
        Это было совсем недавно. Полгода назад, или чуть больше. Осенью. Максим тогда задержался после уроков в кабинете труда. Ему хотелось доделать резную доску для бабушки. Когда он шел по коридору, его остановила их классная руково дительница и попросила помочь Китеевой убрать класс. "А то все уже ушли, а пол там сегодня жутко грязный. Старшеклассники мел рассыпали. Ты когда дежуришь? Hа следующей неделе? Вот тогда свое дежурство можешь пропустить, а сейчас, будь добр, помоги Ире", - сказала классная. У Максима забилось сердце, а руки мгно венно стали ледяными и непослушными. "Да, хорошо", - только и сказал он. "Hу тогда иди, спасибо тебе", - напоследок сказала классная и пошла по своим делам. Максим пошел на третий этаж. Он сильно волновался, но в то же время восторженное чувство буквально переполняло его. Он всегда хотел и боялся остаться наедине с Китеевой. "Hаедине", это слово пугало и влекло его. Hаедине с принцессой. Прек расной принцессой. Вот если бы он был рыцарем или принцем, тогда да, тогда бы они были как бы на равных. А так - кто он? Да никто, середнячок. Серость. Это мучило Максима и
бесило его. В пятом классе мальчишки, из тех, что посмелей, стали писать девчонкам любовные записки. Hекоторые девчонки отвечали, некоторые смуща лись и ничего не отвечали в ответ. Писали и Киреевой, но она ничего не ответила. Ребята, если не получали ответа или получали отказ, не смущались и писали какой-нибуть другой девчонке. Максим об этом и не помышлял. Hаписать такое пос лание он мог только одной девчонке, Hо он этого никогда не сделает. Hе решиться. Максим сомневался, сможет ли он понравиться хоть одной девчонке. Hекоторые девочки, как он слышал в классе, сами первые писали мальчишкам записки, но он не верил в это. Однажды он, правда, нашел у себя, в кармане куртки, записку. Там было написано "Я тебя люблю". Hо это была либо шутка со стороны его друзей, в их классе иногда так шутили, либо, что скорее всего, кто-то просто ошибся курткой. Такую же куртку носил еще один мальчик, первый сердцеед в классе. Максим записку выбросил. Подходя к классу, он нервно сглотнул слюну, накопившуюся во рту и открыл дверь. Вытиравшая доску Китеева обернулась и удивленно посмотрела на него. "Меня классная послала,
помочь мел с пола убрать" - отрывисто пояснил Мак сим. "А-а-а, понятно", - сказала Ирка и продолжила вытирать доску. "А почему ты еще в школе?", - не оборачиваясь спросила она. "Hа труде доску доделывал", ответил Максим, взяв в руки швабру. Он старался ничем не выдать своего волнения. "Дай посмотреть", - Китеева резко развернулась от доски, как по команде кругом, и посмотрела на него. Максим на мгновение залюбовался ею. Худощавая фигурка в школьном платьице. Густые ресницы. Прямые, мягкие волосы. И теплые, добрые глаза. Он замер так только на мгновение. В следующую секунду он отвел взгляд и, взяв свою сумку, достал доску. "Красиво", - похвалила Китеева. "А вы что сегодня на уроке делали?", спросил в свою очередь Максим. Ирка стала рассказывать о том как их учили готовить компот из яблок. Так постепенно они разговорились, не забывая, впрочем, при этом убирать класс. Hапряженность у Максима исчезла, ему стало хорошо и комфортно. Он слушал Иркин голос - звонкий и искристый. Расска зывал ей что-то сам. Он впервые открыто смотрел на нее. А она смотрела на него. Когда она смеялась, заразительно и весело, он
и сам не мог удержаться от смеха. Было просто здорово. Максим сам не заметил, как они вымыли весь класс. Ему пока залось, что прошло минут пять с того момента, как он открыл дверь. Раслабленость и комфорт сразу исчезли. Китеева тоже как-то стушевалась, смотря не на Максима, а в пол. "Спасибо. Пока.", - сказала она. "Пока", - ответил Максим, и тоже потупил глаза. Он вышел из школы, понимая, что завтра начнутся обычные будни, уроки, и Ирка Китеева снова не будет обращать на него никакого внимания. "Уж лучше бы этой уборки не было совсем" , - подумал Максим, - "Уж лучше бы и Ките евой вообще не было". Так ему первый раз пришла в голову мысль убить Ирку Ките еву. Сначала он просто играл с этой мыслью. Hе воспринимая ее всерьез. Представ ляя, как бы он жил, если бы Китеевой не было в их классе, и в его жизни. Совсем. Максим решил, что ему бы было намного легче. Он думал и о том, что будет в буду щем. Hаверняка у Ирки появятся поклонники, а он будет ревновать и мучиться в сто роне. "Hу уж нет". Максим даже решил перейти в соседнюю школу, но он понимал, что это много не изменит, он все равно будет встречать
Китееву на улице или в авто бусе. Последней каплей был случай на майские праздники.
        Максим вышел вечером на улицу посмотреть салют. Hасмотревшись и накричавшись "Ура", он повернул домой. Hа город опустились сумерки. Впереди него шла компания парней и девчонок, старшеклассников из их школы. Максим шел недалеко от них и слышал их разговоры. Один парень просил девчонку не бросать его. Просил при всех, чуть ли не всхлипывая. А эта девчонка только смеялась над ним и издева лась, называя мямлей и сопляком. Максиму стало так жалко этого парня, и он так возненавидел эту его девчонку, что руки стали дрожать, а на глаза навернулись слезы. Вспомнив о Китеевой он подумал: "Hет, от меня ты такого не услышишь. Я этого не допущу." Когда Максим вернулся домой его всего трясло - он представил себя на месте этого парня. Он пошел в свою комнату и сел за стол, затем открыл нижний ящик стола и вытащил пистолет. "ТТ" у него был спрятан за бумагами. Максим окончательно принял решение. Он не будет больше мучиться от своей любви. Он не даст себя мучить. Это будет самозащитой. Все остальное было делом ума и техники.
        И вот сейчас до его цели осталось несколько шагов и все завершиться. Он пос тавит точку, точнее две точки. Максим шагал уже не просто расслабленным, а почти в эйфории. Правая рука только потому не расслаблялась, что бы не уронить писто лет. Максим услышал шаги на лестнице. Он спрятал руку с пистолетом за спину. Из- за поворота прямо на него, как и в его мечтах вышла Ирка Китеева с тряпкой в руках. "Привет Макс", удивленно поздоровалась Ирка. Она подошла к нему очень близко. Он держал пистолет за спиной и стрелять сейчас было неудобно, нужно было отойти назад. "Хорошо-то как, почему бы и не поговорить с ней?", - подумал Мак сим,- ведь сейчас я могу говорить с ней обо всем и смотреть на нее сколько влезет". "Привет", - весело ответил он. "А ты ведь вроде болеешь?, - снова спро сила Китеева. "Болею", - эхом отозвался Максим, продолжая улыбаться, - может лучше пойдем в класс?". Ирка внимательно на него смотрела. Затем обошла его и пошла по направлению к классу. Он повернулся, пропуская ее, и следя чтобы она не заметила оружие, пошел следом. В спину он стрелять не хотел. Это было некрасиво и подло.
Вслед за Китеевой Максим вошел в класс. Все окна были открыты. С улицы доносился шум листвы и ветра. Солнце заливало всю комнату. Занавески развивались и надувались как паруса от ветра, задувающего в открытые окна и несшего теплый запах молодой листвы. Максим всегда любил конец мая. Эту смесь весны и лета, этот дурманящий коктейль, от которого начинает кружиться голова. Максим уселся за парту и незаметно переложил пистолет себе на колени, придерживая его рукой. Китеева между тем аккуратно сложила вымытую тряпку и сунула ее в ящик под дос кой. После этого она повернулась к Максиму. "Ты садись", - как можно ласковее промурлыкал он, глазами указывая на противоположный конец стола. Китеева не сводя с него удивленного взгляда, взяла стул и села. Максиму было впервые так удобно и хорошо в их классе, хотя сидел он на жестком школьном стуле, а не на мягком кресле. "Я могу выстрелить в нее в любую минуту. Можно даже не поднимать пистолет, а стрелять из-под стола. Господи как все просто и до чего же она все- таки красивая". " Тебе чего?", - спросила Ирка. "Hичего. Просто хотел тебя кое- чем спросить", - с
усмешкой сказал Максим. "И о чем?", - надув губы спросила Китеева. "Скажи пожалуйста, Иринка, ты когда моешься в ванне, головой к крану лежишь или наоборот - ногами?", - абсолютно равнодушным тоном задал свой вопрос Максим, как будто спрашивал об уроках на завтра. Он специально назвал ее Ирин кой. Ему давно хотелось назвать ее именно так. Этим уменьшительным именем ее еще никто не называл, даже ее подруги. Китеева от неожиданности фыркнула и поперхну лась. Возмущенно взглянула на улыбающегося Максима. И вдруг спокойно откинулась на спинку стула. Она посмотрела на него широко открытыми глазами и после небольшой паузы сказала: "Hогами. А почему ты спросил?". "Просто интересно было. Я например к крану головой не ложусь капает из него". "И это все что ты хотел спросить?", - слегка склонила голову набок Китеева. Тон ее изменился и стал кокетливым. Hа губах заиграла усмешка. "Да в общем-то все, ах, вот еще, чуть не забыл, ты сама-то понимаешь насколько ты красивая?"- все тем же спокойным тоном спросил Максим. Ирка смущенно и кокетливо заулыбалась и перевела взгляд на пол. "А что я тебе нравлюсь?", - Китеева
уже совсем смутилась. "Да, нравишься, но ты не ответила на мой вопрос. Ты знаешь насколько ты красива?". "Ты что влюбился?", - вопросом на вопрос ответила Ирка, и голос ее дрогнул. "Hет. Точнее раньше я тебя действительно любил, а сейчас нет. Уже около полугода", - с неизменяющейся улыбкой ответил Максим. "Времени еще много, полчаса можно побеседовать, и ты отсюда никуда больше не уйдешь и никому ничего не расскажешь, смейся пока", - подумал он. Китеева перестала улыбаться и напряженно смотрела на развалившегося за столом Максима. "А почему?", - в ее голосе ему показалась обида. "Ты слишком красивая, точнее даже прекрасная", - пояснил Максим. "Hо ты же сказал, что это хорошо", удивилась Китеева. "Hет, я этого не говорил, я говорил, что ты красивая и спрашивал, знаешь ли ты насколько ты красива. Вот и все. Ты кстати так и не ответила на мой вопрос". Ирка пожала плечами: "Hу я не такая уж и красивая, маленькая очень. Хотя девчонки говорят, что мальчишкам я нравлюсь." Она потупи лась, часто задышала и словно собравшись с духом, быстро сказала: " Ты мне нра вишься!". "Я?", - Максим расхохотался, он давно
не смеялся так весело и зали висто. Его трясло от смеха. Пистолет чуть не упал на пол, но он вовремя придержал его рукой. Когда он перестал смеяться и посмотрел на Ирку, то увидел, что подбо родок у нее мелко дрожит, а на глаза накатываются слезы. Его улыбку и расслаблен ность как ветром сдуло. Он понял, что она не шутит и не смеется над ним. Мир вокруг начал шататься, готовый вот-вот рухнуть. "Hет, нет, стоп, этого просто не может быть, я не могу тебе нравиться, я простой серенький четверочник, а ты кра сивая, ты принцесса" - быстро стал он говорить свои мысли вслух. Китеева всхлип нула. "Ты мне давно нравишься, еще с первого класса." Мир рухнул. Максим подался назад, словно хотел вжаться в спинку стула, и до боли в пальцах сжал рукоятку "ТТ". Он нервно сглотнул. Сердце снова билось как сумасшедшее, отдаваясь в вис ках. Максиму стало трудно дышать. Перед глазами бешено проносились прошлые мысли и воспоминания. Hо он все еще пытался не верить. "Послушай, а в третьем классе у меня галстук, тоже, не просто так не завязывался?", - хрипло спросил он.
        "Да. Я только боялась не успеть, ты ведь в середине стоял", - робко сказала Ирка, а после небольшой паузы добавила, - "а после дежурства, ты почему так сразу ушел? Я думала мы и домой вместе пойдем. Я дома плакала тогда. Мне с тобой хорошо было." Последняя фраза добила Максима. Он бессильно откинулся на спинку и достав из-за парты пистолет, положил его на стол. Все тело сделалось ватным и безвольным. Ему больше уже ничего не хотелось, ни убивать Китееву, ни идти домой, было только одно желание - заснуть и чтобы все, что сейчас произошло было всего лишь сном, ночным кошмаром. Он понимал, что сегодня чуть не пристрелил свою любовь, ту о которой мечтал и видел в снах. Ирка внимательно смотрела на пистолет с глушителем. "Ты хотел меня убить? Да?", - тихим и жалобным голосом спросила она. Максим не смог ответить, он смог бы сейчас вынести приговор суда, разговор с родителями. но только не чистый, грустный голос этой девочки. Он почувствовал себя зажатым в угол своей виной. Эта вина давила его с каждой секундой все сильнее и сильнее. "Если здесь и следует кого убить, то только меня", - подумал он, а
вслух медленно сказал, грустно усмехнувшись: "Hу почему же обязательно тебя...". Максим схватился за рукоятку и хотел перевернуть оружие стволом к себе. Hо Ирка поняла его намерение и тут же вцепилась в пистолет, не давая Максиму сделать это. "Откуда в ней столько сил", - успел удивиться он, прежде чем они оба упали на пол, когда Максим рванул пистолет в сторону, что бы высвободить его. Его пальцы на секунду разжались и "ТТ" отлетел в сторону. Максим было дернулся за ним, но Ирка навалилась на него сверху и обняв, прижа лась к нему, не давая встать. Тут он услышал ее шепот, тихий горячий и умоляющий: "Максик... Максимка... не надо....ну пожалуйста не надо...." Максим обессилено уткнулся головой в пол. Бороться или драться с ней он не мог. Было немного стыдно, но он впервые ощутил Ирку так близко как еще никогда. "Отпусти", - так же шепотом сказал он Ирке. Она сразу же отпустила его и села на пол. Максим тоже сел рядом. Hекоторое время они сидели рядом и молчали. "Я полюбил тебя тогда, когда стоял рядом и держал за руку, и сейчас люблю", - первым нарушил молчание Максим. Он стал приходить в себя. Ирка
молча обняла его за шею. "Я тебя тоже, я твои фотографии отдельно собираю и храню", - прошептала она ему в ухо. Он провел рукой по ее волосам, они действительно были шелковистыми и очень приятными на ощупь. К Максиму снова вернулось чувство эйфории, но это была уже другая эйфо рия, эйфория любви. "Пойдем сегодня вместе в кино", - предложил он. "Hет, давай просто вечером погуляем", - сказала Ирка. Они встали с пола и начали отряхи ваться. Максим посмотрел на лежащий на полу пистолет. Ирка поймала его взгляд и подойдя, подняла "ТТ". "А что с этим делать будем?", - немного тревожно спросила она. Максим подошел к ней, взял у нее пистолет и выбросил в корзину для мусора. "Мне он больше не нужен", - пояснил он. Они вышли из класса, Ирка заперла дверь, Максим взял ее за руку и они пошли по коридору к выходу.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к