Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Белов Андрей: " Поп На Карнавале " - читать онлайн

Сохранить .
Поп на карнавале Андрей Евгеньевич Белов
        Патриотическая пьеса, вошедшая во вторую часть книги про Злого и коварного демона Буратино, повествующая о нелегких трудовых буднях строителей Байкало-Амурской железнодорожной магистрали. И хотя немецко-фашистские захватчики представлены здесь в виде разложившихся трупов, поднятых из могил посредством магии Вуду, это лишь еще сильнее подстегнуло, казалось бы, разношерстный народ встать на защиту своей необъятной Родины.
        Андрей Белов
        Поп на карнавале
        Пьеса в восьми действиях
        Действующие лица
        Церковные служащие:
        1. Поп - ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ, пятидесяти шести лет от роду.
        2. Попадья (жена попа) - КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА, пятидесяти двух лет от роду.
        3. Помощник попа - ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ, двадцати семи лет от роду (для друзей и близких - просто Оська).
        Члены Политбюро ЦК КПСС:
        1. Выездной представитель Политбюро - ТОВАРИЩ КРУПОВ.
        2. Член Политбюро - ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ.
        Участники всесоюзной бригады передовиков-строителей:
        1. Русский бригадир - СЕМЕН МАХОВ, тридцати двух лет от роду (уже год как коммунист, чем чрезмерно гордится).
        2. Украинка - МАРЬЯНА ПИДКУЙМУХА, личный секретарь Семена Махова и по совместительству бухгалтер, двадцати двух лет от роду (для всех - Маричка), комсомолка до мозга костей, хотя и очень тощая.
        3. Китаец с правой рукой - ПРАВ ЧАН, двадцати одного года от роду, комсомолец.
        4. Китаец с левой рукой (его брат близнец) - ЛЕВ ЧАН, соответственно тоже двадцати одного года от роду, комсомолец.
        5. Казах - ЖАНБЫРБАЙ ТАРГЫНБЕКОВ по прозвищу Желоба, двадцати пяти лет от роду, комсомолец.
        6. Украинец - ДЕМЬЯН ЙОПТ, двадцати восьми лет от роду, комсомолец.
        7. Русская баба (повариха) - ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА, тридцати пяти лет от роду (для очень хороших друзей - Варя, для всех остальных - товарищ Варвара), не коммунистка и не комсомолка, а просто так - находится на заработках.
        8. Тракторист-бульдозерист с непонятной ориентацией, фамилией и национальностью - ИВАН СКАЛА, тридцати лет от роду (кто-то его так и называет - Скала, кто-то зовет Бульдозер, а иногда проскакивает прозвище Бульдог), тоже не коммунист и не комсомолец.
        10. Русский путевой обходчик - ОНИСИМ КОЧЕРЫГИН, сорока трех лет от роду (несмотря на возраст, имеет прозвище - Павка, в честь Павки Корчагина, так как фамилии у обоих очень схожие), вроде как коммунист, но никто никогда не видел его партийного билета.
        Милиционеры:
        1. Капитан милиции - ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ, тридцати четырех лет от роду (для всех - товарищ капитан).
        2. Сержант милиции - СТЕПАН НЕРЯХИН, двадцати пяти лет от роду (для товарища капитана - Степка, для всех остальных - товарищ сержант).
        Таежные жители или, если сказать проще, поселковые:
        1. Глава поселка - МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА, пятидесяти семи лет от роду (для всех, кроме капитана милиции, сержанта милиции, попа, попадьи и лесника - просто Мирон Елисеевич, для капитана милиции - товарищ Мирон Елисеевич, для сержанта милиции - дядя Мирон (потому что он ему дядя), для попа и попадьи - дорогой Мирон Елисеевич, для лесника - уважаемый Мирон Елисеевич), коммунист до мозга костей, как и комсомолка до мозга костей - Марьяна Пидкуймуха.
        2. Лесник - АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ, сорока девяти лет от роду (для всех - Афоня).
        3. Охотник - НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ, восьмидесяти четырех лет от роду (для всех - Николай Васильевич, и точка; хотя раньше его называли господин офицер, только об этом т-с-с-с, не палите контору), по понятным причинам не коммунист, никогда не был коммунистом и никогда им не будет.
        4. Массовка в количестве пяти с половиной человек, блуждающая между действиями по улицам поселка и не имеющая к нашей пьесе никакого отношения.
        Отряд Зомби-команды гитлеровцев, пригнанных после Великой Отечественной войны в Россию на восстановление советских построек различной сложности (таких как: сторожки или пакгаузы, плотины или запруды, мосты или переправы):
        1. Штурмбаннфюрер СС - РУМПЕЛЬ ФОН ШТИЛЬЦХЕН.
        2. Ефрейтор - ЙОЗЕФ ШУЛЬТЦ.
        3. Рядовой - ХОФФМАН ГЮНТЕР.
        Альтернативная (нечистая) сила:
        1. ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО, точный возраст не установлен, зато установлена точная длина его носа - семнадцать с половиной сантиметров, что соответствует почетному званию "Султан", а если бы длина его носа составляла менее шестнадцати сантиметров, тогда бы он звался "Балун".
        2. Невидимый суфлер, именуемый не иначе как ГОЛОС СВЫШЕ, неизвестно какого возраста, неизвестно какого пола, а также совершенно без роду и племени.
        Место и время действия
        ГОЛОС СВЫШЕ.(Так как пьеса уже началась.) История, о которой сейчас пойдет речь, произошла на стройке Байкало-Амурской железнодорожной магистрали, в маленьком рабочем поселке под неброским названием Нижнепупыровск, затерявшемся где-то средь бескрайних просторов Восточной Сибири. В те далекие времена (а на дворе стоял 1976 год) у большей части населения нашей необъятной Родины напрочь отсутствовало чувство собственничества (ну, или почти напрочь, что не имеет большого значения). Тогда (а месяц был июль) на первое место ставилось не благополучие одного конкретно взятого индивидуума, а благополучие и индустриальное развитие всей страны в целом. СССР - в этом слове смысла было гораздо больше, нежели сейчас. То был не простой набор звуков, а результат труда многих миллионов сознательных и образованных граждан, лишенных всякого рода религиозных убеждений. "Религия - опиум для народа!" - говорил великий Ленин, цитируя не менее великого Маркса. "Да-да-да!" - вторили им люди, свято веря в идеалы коммунистической партии Советского Союза. Эх, где те старые добрые дни? Что происходит теперь с идеей
поголовного осчастливливания населения? Сейчас все пошло коту под хвост. Но не будем о грустном. Ведь мы не для этого затеяли наше представление. И хотя религиозный вопрос здесь будет занимать не последнее место, главным тезисом все же лучше считать "Миру-мир" или, на худой конец - "От каждого по способностям, каждому по потребностям".
        Действие первое: "Планерка"
        Небольшое помещение поселкового клуба окутано клубами сигаретного дыма. Кроме секретарши Марички, все остальные курят напропалую, включая председательствующую верхушку, в состав которой входят: бригадир Семен Махов, выездной представитель Политбюро товарищ Крупов, глава поселка Мирон Елисеевич Слобода и, собственно, сама Маричка, печатающая на машинке протокол. Расположились они за длинным столом, стоящим посреди сцены, чтобы их было хорошо видно, а позади, для придания важности происходящему, виднеется красный транспарант с надписью: "Слава КПСС!". Стол завален всевозможными бланками, резолюциями и кипой топографических карт, сплошь исчерченных линиями будущих железнодорожных путей. Одна карта, наверное, самая важная, прикреплена канцелярскими кнопками к деревянному стенду, стоящему чуть поодаль от председательствующих. На ней четко обозначен план поселка Нижнезапупыровск с прилегающей к нему рощей и еще несколькими небольшими домишками, помеченными крестиком. Также там присутствуют две пунктирные линии. Первая - идет напрямик через рощу, вторая - огибает ее справа. Не сложно догадаться, что
огибающая линия имеет гораздо большую протяженность, и что именно из-за нее здесь все собрались - обсудить порядок дальнейших действий.
        Пока участники всесоюзной бригады передовиков-строителей галдят, наперебой делясь идеями касательно одного предстоящего культурного мероприятия, глава поселка Мирон Елисеевич Слобода протирает носовым платком запотевшие линзы своих старомодных очков в толстой роговой оправе, затем смахивает (тем же платком) капельки пота с лысины и, наконец, стучит шариковой ручкой по стеклянному графинчику, наполненному мутной жидкостью, дабы усмирить перевозбужденную публику.
        ГЛАВА ПОСЕЛКА МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА. Товарищи, тише! Прошу минутку внимания!
        Участники всесоюзной бригады продолжают галдеть.
        ГЛАВА ПОСЕЛКА МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА. Не забывайте, что сегодня на нашей планерке присутствует представитель Политбюро товарищ Крупов.
        Товарищ Крупов обводит зал строгим взглядом, после чего наступает гробовая тишина. Даже болтливый украинец Демьян Йопт спешит заткнуться. Оно и понятно. С представителями Политбюро шутки плохи. Можно запросто лишиться комсомольского значка.
        ГЛАВА ПОСЕЛКА МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА. Спасибо, товарищи. А теперь слово передается нашему передовику производства бригадиру Семену Махову.
        Из зала раздаются редкие аплодисменты.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Ну-ка цыц!
        Аплодисменты стихают, и опять наступает гробовая тишина.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. На повестке дня важный технический вопрос, решение которого не терпит отлагательств. Всем известно, что правительство поручило нам проложить железнодорожный перегон из населенного пункта под названием Левый сапог Котова в населенный пункт под названием Правый сапог Котова через Нижнезапупыровск. Это не основная часть будущей магистрали, тем не менее благодаря ей тысячи рабочих будут постоянно обеспечены строительными материалами и продовольствием. Почти две трети рельс уже покоятся на земле, за что вам отдельное спасибо. Молодцы! Потрудились на славу! Однако неделю назад у нас на пути неожиданно вырос перелесок, ранее не обозначенный ни на одной карте. (Машет рукой в сторону стенда.) Если начать обходить его стороной, существует большая вероятность опоздать к назначенному сроку сдачи перегона.
        ТРАКТОРИСТ-БУЛЬДОЗЕРИСТ ИВАН СКАЛА. А если идти напролом?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. За сколько ты управишься с расчисткой?
        ТРАКТОРИСТ-БУЛЬДОЗЕРИСТ ИВАН СКАЛА. Да за пару дней. Разнесу все в клочья. Главное, чтобы ковш выдержал.
        ГОЛОСА ИЗ ЗАЛА. Он может! Ему любая преграда нипочем!
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Отлично! Но есть еще проблема. (Смотрит на представителя Политбюро.) За перелеском расположено церковное подворье, которого тоже нет на картах. Как быть с ним?
        ГОЛОСА ИЗ ЗАЛА. Снести к чертовой матери! Все равно местные жители туда не ходят!
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. В том-то вся и загвоздка. (Опять смотрит на представителя Политбюро.) Отец Онуфрий, самый старший у них, готов костьми лечь за идеалы своей веры.
        ГОЛОСА ИЗ ЗАЛА. Пусть ложится, никто ему этого не запрещает! Только где-нибудь в другом месте.
        В разговор вмешивается встревоженный глава поселка.
        ГЛАВА ПОСЕЛКА МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА. Я с ним уже пробовал говорить по-хорошему. Но он наотрез отказался освобождать вверенные ему помещения, угрожая гневом Божьим.
        ГОЛОСА ИЗ ЗАЛА. Нечего с ним цацкаться! Гнать взашей надо! Контра недобитая! Враг народа!
        ГЛАВА ПОСЕЛКА МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА. Спокойно, товарищи. Отец Онуфрий - фронтовик. У него орденов и медалей выше крыши.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Предлагаю переложить данную проблему на плечи нашей доблестной милиции. Ведь на то она и милиция!
        Глава поселка кивает в ответ.
        ГЛАВА ПОСЕЛКА МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА. Хорошо, я отправлю к отцу Онуфрию участкового. Надеюсь, ему удастся вразумить смутьяна.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Тоже на это надеюсь. Обязательно держите меня в курсе, как продвигаются переговоры, потому что строительство перегона - дело особой важности. Через три недели сюда приедет с проверкой мой непосредственный руководитель - член Политбюро Овсянников. Если к тому времени перегон не заработает, нам всем крупно не поздоровится. А теперь расскажите мне, что за мероприятие у вас намечается?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ.(Обращаясь к товарищу Крупову) Непременно! (Обращаясь в зал) Демьян, твой выход.
        Демьян Йопт поднимается с откидного кресла и отправляется на сцену.
        УКРАИНЕЦ ДЕМЬЯН ЙОПТ. По случаю стодевяностолетия со дня рождения Симона Боливара, ну или почти стодевяностолетия, плюс-минус пара лет, мы с товарищами решили устроить праздничный карнавал. Так сказать, отметить столь знаменательную дату костюмированным шествием по главной улице поселка.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Ты о национальном герое Венесуэлы, который пытался освободить народ Латинской Америки от гнета эксплуататоров?
        УКРАИНЕЦ ДЕМЬЯН ЙОПТ. Совершенно верно. О нем самом. Советский народ должен помнить и чтить таких великих людей.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Похвально. Симон Боливар - это хорошо. Симон Боливар - это по-нашему. (Обращаясь к бригадиру Семену Махову) С костюмами уже определились?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Нет еще. Завтра наметили предварительный просмотр.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Хочу поприсутствовать. Пригласите?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Обязательно. Для нас очень важно услышать мнение представителя Политбюро.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Еще бы! (Обводит зал строгим взглядом.) А то знаю я вас! Придумаете какую-нибудь антисоветчину, и потом выслушивай от руководства нотации за то, что вовремя ее не пресек. Себе дороже выйдет.
        Действие второе: "Обед у попа"
        ГОЛОС СВЫШЕ. В тот же день участковый милиционер - капитан Иван Иванович Ястребов вместе со своим помощником - сержантом Степаном Неряхиным напрашиваются по поручению главы поселка Мирона Елисеевича к отцу Онуфрию Тихоновичу на обед. А обед у отца Онуфрия Тихоновича - вещь особенная. У него вообще любой прием пищи особенный. Даже в годы Второй мировой войны он умудрялся прямо на передовой закатывать знатные пирушки, потчуя однополчан изысканными яствами. (Пауза.) Вот и сейчас, переступив порог трапезного зала, оба милиционера начинают исходить слюной от вида бесчисленных угощений, коими заставлен весь стол. Точно по центру стоит большущая эмалированная кастрюля с густым борщом, далее в их поле зрения попадает поднос со свежей выпечкой (плюшками, кренделями и булочками), потом идет вместительное блюдо, где вольготно развалился только что запеченный поросенок, окруженный круглыми дольками отварного картофеля. Плюс, к этому следует добавить несколько салатов, разложенных по хрустальным вазочкам, тарелку с солеными огурчиками, тарелку с маринованными помидорчиками, яблочный пирог, ароматную буханку
черного хлеба, два батона белого хлеба и напоследок двухлитровую бутыль самогона. Хочется отметить, что отец Онуфрий - единственный, кому позволено в здешних местах гнать самогон, поскольку тот приходится по душе областному прокурору.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Обращаясь к милиционерам) Добро пожаловать, гости дорогие! (Обращаясь к жене - попадье Клавдии Петровне, раскладывающей столовые приборы) Ну, чего возишься? Готово?
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Готово, батюшка. Можно рассаживаться.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Выдвигая из-за стола два стула) Вам сюда.
        МИЛИЦИОНЕРЫ.(В один голос) Спасибо!
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(В недоумении оглядываясь по сторонам) Оська, бес ты окаянный, где тебя носит? Стынет ведь!
        В трапезную входит звонарь Осип Ферапонтович с пятью стопками.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Вот! Самое главное забыли!
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Пробежав взглядом по столу) Точно, забыли. Молодец!
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Нам нельзя. Мы при исполнении.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Полно тебе, Иван Иванович. При каком таком исполнении? Обед же…
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Мы к вам не только отобедать пришли, а еще по одному важному делу.
        Капитан Ястребов расстегивает полевую сумку и пытается вытащить из нее листок бумаги, но отец Онуфрий его останавливает.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Громко) Постойте-постойте! Предлагаю с делами повременить. Сначала мы выпьем, потом перекусим, и уже в конце я вас внимательно выслушаю.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Все равно не буду. Мне еще с главой поселка Мироном Елисеевичем встречаться. Что он обо мне подумает?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Говорю, полно. От одной стопки лиха не будет.
        Немного помявшись, капитан Ястребов взмахивает рукой, тем самым показывая свое согласие.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. А, ладно! Пожалуй, вы правы, отец Онуфрий. Одна стопка еще никому не повредила.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Обращаясь к капитану Ястребову) Вот и славно! (Обращаясь к звонарю Осипу Ферапонтовичу) Оська, наливай!
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Сию секунду.
        За первой стопкой следует вторая. Чуть погодя - третья. С борщом расправляются в один присест, не проронив ни звука. Когда же очередь доходит до поросенка, попадья Клавдия Петровна не удерживается от комментария.
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Сегодня утром закололи. Специально для вас.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Не стоило утруждаться. Борща со всем остальным вполне бы хватило.
        СЕРЖАНТ СТЕПАН НЕРЯХИН. Мясо полезно для мозга.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Это еще почему?
        СЕРЖАНТ СТЕПАН НЕРЯХИН. В нем содержатся витамины, отвечающие за память. Вы знали, что первобытные люди разделялись на несколько типов?
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Нет.
        СЕРЖАНТ СТЕПАН НЕРЯХИН. Одни питались исключительно растительной пищей, другие - добавляли в рацион мясо. Угадайте, кто выжил, когда на Земле изменился климат?
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. И кто?
        СЕРЖАНТ СТЕПАН НЕРЯХИН. Мясоеды. Их более развитый мозг помог им приспособиться к новым условиям.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Чушь какая. Откуда тебе об этом известно?
        СЕРЖАНТ СТЕПАН НЕРЯХИН. Дарвина читать надо.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Не хочу спорить, но, по-моему, первые люди начинали с яблок. (Осекается.) Ой, извините, отец Онуфрий. Что-то нас с сержантом не в ту степь понесло.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Улыбается.) Ничего страшного, Иван Иванович. Каждый человек имеет право на собственное мнение. Главное, чтобы оно не довело его до греха.
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА.(Тоже улыбается.) А поросенка грех не откушать. Зря, что ли, закалывали?
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Верно говоришь, матушка. Отрежь-ка мне кусочек. Да побольше.
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Погоди, Оська. Сначала гостям.
        И снова наступает тишина. Все пробуют поросенка, одновременно закатывая от удовольствия глаза. Особенно звонарь Осип Ферапонтович, ведущий себя так, словно сидел на посту месяца два. Что не мудрено. Звонарь относится к тому типу людей, которые испытывают чувство голода постоянно, сколько бы их ни кормили, о чем свидетельствует его необъятное пузо. Непонятно, как он вообще умудряется звонить в колокола с таким тяжким грузом, выпяченным далеко вперед? Не иначе как ему помогают высшие силы. В противном случае бедняга вряд ли бы взобрался на колокольню.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Опрокидывая очередную стопку) Так, что там у тебя, Иван Иванович, ко мне за дело?
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ.(Тоже опрокидывая очередную стопку и нехотя залезая в полевую сумку за злосчастным листком.) Боюсь, оно вам не понравится. Глава поселка Мирон Елисеевич Слобода просил передать постановление о выселении. Через вашу церковь будет проходить железная дорога, поэтому она подлежит сносу.
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА.(Охая и ахая) Как же так, сынок? Куда прикажешь нам податься?
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ.(Икая) Да, действительно. Куда?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Обращаясь к звонарю Осипу Ферапонтовичу) О, я смотрю, ты уже совсем наклюкался, дружок.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Есть немного. Но только самую капельку. Простите, мне надо выйти.
        Звонарь Осип Ферапонтович вылезает из-за стола и качающейся походкой идет в сторону выхода. Капитан Ястребов передает постановление отцу Онуфрию и замирает в ожидании ответа. Отец Онуфрий внимательно изучает текст, после чего начинает нервно теребить бороду.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Честно признаться, я ошарашен. Не ожидал, что Мирон Елисеевич способен снизойти до подобной подлости. Мы с ним уже беседовали на данную тему, и мне казалось, что вопрос закрыт. Неужели нельзя проложить путь в обход?
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Сроки поджимают. Строители боятся не успеть до приезда столичной комиссии.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. И когда нам надо съехать?
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Пяти дней на сборы хватит?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Так скоро? Мирон Елисеевич говорил о месяце.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Это не мое решение. В воскресенье состоится карнавал, а в понедельник сюда пригонят бульдозер.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. То есть на карнавал у них время есть?
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ.(Вжимается от страха в стул. Уж больно боязно ему переходить к угрозам. А вдруг его за это постигнет кара небесная.) Давайте не будем усложнять другу другу жизнь. Мы с сержантом люди подневольные, и в случае вашего отказа нам придется выселить вас силой. Приказ руководства.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Даже так?
        Видя, что страсти накаляются, сержант Неряхин спешит на выручку.
        СЕРЖАНТ СТЕПАН НЕРЯХИН. В качестве компенсации Мирон Елисеевич готов выделить вам двухэтажный дом. (Пауза.) Такой желтый. Вы его должны помнить. Стоит прямо за продуктовой базой.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Ту развалину, что строили после войны пленные немцы? У него же полы все сгнили и крыша прохудилась.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ.(Немного осмелев) С ремонтом он тоже готов помочь. Прямо завтра туда отправят десять рабочих.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Хорошо, дом восстановят. Только как быть со службой? Проводить прямо в гостиной?
        СЕРЖАНТ СТЕПАН НЕРЯХИН. На нее приходят от силы человека три.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Это пока. Но я верю, что настанет время и люди, обратив взор к Всевышнему, потянутся в храм нескончаемым потоком.
        СЕРЖАНТ СТЕПАН НЕРЯХИН. Вилами по воде писано.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Соглашайтесь, потому что других вариантов нет.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Не на шутку рассердившись) По-моему, вам пора уходить.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ.(Нахмурив брови) Что передать Мирону Елисеевичу?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Передайте ему мои наилучшие пожелания.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Зря вы так. Мы же вернемся.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. А я вас буду ждать! (Пауза.) Во всеоружии! (Заносит над головой наперсный крест.)
        Действие третье: "У афиши"
        Днем позже отец Онуфрий Тихонович со звонарем Осипом Ферапонтовичем решают прогуляться по поселку, чтобы напомнить о себе местному населению. Дойдя неспешной походкой до центральной площади, кивая то и дело редким прохожим, они останавливаются возле афиши, приклеенной к покосившемуся фонарному столбу. В верхней части афиши изображена группа рабочих, двое из которых сжимают в руках флаги Советского Союза и Бразилии, а ниже напечатан следующий текст:
        "Дорогие жители поселка Нижнепупыровск, рады сообщить вам, что в воскресенье в одиннадцать часов утра состоится праздничное шествие-карнавал по случаю стодевяностолетия со дня рождения Симона Боливара. По окончании будет проведена дружественная спартакиада. Перетягивание каната, бег с эстафетной палочкой, прыжки в мешках, стрельба из лука и много чего еще. Победители получат памятные призы.
        С уважением, участники всесоюзной бригады передовиков-строителей."
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Удручающе) Вот, полюбуйся, чем эти ироды занимаются, вместо того чтобы строить объездную дорогу.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ.Безбожники. Да за такое их всех вместе с Мироном Елисеевичем геенна огненная ждет.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Грозит пальцем.) Не проклинай людей почем зря, а то и на свою голову беду накличешь.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Что же нам теперь делать, Онуфрий Тихонович?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Смириться!
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Как же так? Неужели мы сдадимся без боя?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Ты неправильно понимаешь значение слова смириться, ибо сказано, что смиренный будет возвышен, а возвышенный будет унижен.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Опять говорите загадками? Что-то вы меня совсем запутали.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Глупый ты человек, Оська. Путь к спасению заключается в нашей вере. Я точно знаю, что Всевышний за нас заступится. Надо только молиться и покорно ждать небесного знамения.
        В этот момент за спинами священнослужителей появляется мальчик-подросток. Одет он в короткие красные шортики, желтую курточку и деревянные башмачки с заостренными мысками. На голове красуется полосатый колпачок с кисточкой. Но больше всего в глаза бросается его неестественно длинный нос, как будто это элемент маскарадного наряда. Хотя у основания носа не видно ни одной маломальской щелочки, что идет вразрез со здравым смыслом. У людей не бывает таких длинных носов.
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. Добрый день, дяденьки!
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ.(Смерив незнакомца пристальным взглядом) Кому добрый, а кому не очень.
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. Не пойму, откуда в вас столько уныния, когда впереди нас ждет такой грандиозный праздник. (Тычет носом в афишу.) Я бы поучаствовал в эстафете. Ой, нет. Лучше пострелял бы из лука.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Издеваешься?
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК.(Улыбаясь во весь рот) С чего вы взяли?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Будто ты не знаешь, что в понедельник собираются снести нашу церковь.
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. В первый раз слышу об этом. Какой кошмар! Какой ужас! Да это самый настоящий беспредел! И куда только глава поселка смотрит? Нужно срочно ему пожаловаться, причем в письменной форме, чтобы он потом не смог отвертеться. Сами понимаете, против официального заявления не попрешь, особенно если его подкрепить кучей подписей. Хотите, накатаю за вас петицию?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Спасибо, конечно, но петицией положение не исправить.
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. Почему?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Потому что глава поселка и есть виновник всех бед. (Пауза.) Я, кстати, местный протоиерей. Зовут меня Онуфрий Тихонович. А это (указывает рукой на звонаря) церковный звонарь Оська. Для тебя Осип Ферапонтович.
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. Рад знакомству!
        Вытащив из нагрудного кармашка огромный карандаш, мальчик-подросток подрисовывает рабочим с афиши черные очки и, удовлетворенный своей хулиганской выходкой, издает громкий смешок.
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. Поглядите! Вот умора! Попрошайки вышли на парад! Ха-ха-ха! Надо им еще усики кошачьи подрисовать. (Рисует усики.) Так-то лучше! Будут знать, как церкви разрушать, негодники!
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(В недоумении) Может, ты тоже представишься?
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. Ах, да! Точно! Простите меня, пожалуйста! Просто не мог удержаться. Я Буратино!
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(В еще большем недоумении) Буратино?
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. Ага, Буратино!
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. И чем ты занимаешься? Поди, уже школу закончил?
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. Не-а! Честно признаться, я даже в нее не ходил. Скукотища!
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Вот те раз! Онуфрий Тихонович, так перед нами неуч!
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. А чему там учиться? Я и без школы все обо всем знаю. (Чешет затылок.) В буквальном смысле слова. К примеру, как вы, Осип Ферапонтович, позавчера втихую на колокольне распивали спиртные напитки. Или, как вы, Онуфрий Тихонович, сегодня утром доставали из подпола наградной револьвер. Только он церковь защитить не поможет, товарищ старший лейтенант. Клянусь своим колпачком. Стоит вам открыть пальбу, пусть даже в воздух, вас тотчас повяжут и сошлют куда подальше.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ.(Выпучив от удивления глаза) Это правда?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Отмахиваясь обеими руками) Да, кого ты слушаешь, Оська? У меня такого и в мыслях не было. Стану я идти наперекор властям.
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. Дальше продолжать? Могу еще несколькими секретами поделиться. К примеру…
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Обрывает мальчика-подростка на полуслове, в сердцах топнув ногой.) Довольно! Признавайся немедленно, кто ты такой?
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. Я же говорил! Буратино! (Отвешивает поклон.)
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Не паясничай! Представься полностью!
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. Хорошо! Сами напросились! Я отвечу вам, кто я такой, только вы со страха не умрите.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Не волнуйся, не умрем.
        МАЛЬЧИК-ПОДРОСТОК. Я Злой и коварный демон Буратино. И со мной шутки плохи.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ.(Осыпая себя крестными знамениями и чуть не плача) Я так и знал, что тут дело нечисто. Ну прямо чертовщина какая-то получается. Надо бросать пить.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Обращаясь к звонарю Осипу Ферапонтовичу) Погоди панику поднимать раньше времени. (Обращаясь к Буратино) И зачем ты к нам явился? Поиздеваться?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Не угадали. Я пришел вам помочь.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Где это видано, чтобы демоны священнослужителям помогали?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Обращаясь к звонарю Осипу Ферапонтовичу) Говорю, погоди! (Обращаясь к Буратино) Интересно, как тебе в голову взбрело подойти к нам с таким мерзким предложением?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. На самом деле, ничего удивительного здесь нет. Для всех приверженцев потусторонних сил настали нелегкие времена. Атеистов расплодилось хоть пруд пруди. Того и гляди на шею сядут. Вот я и решил, что нам пора объединиться для борьбы с этой неверующей братией.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Да будет тебе известно, демон, что мы с отцом Онуфрием Тихоновичем не какие-то там приверженцы потусторонних сил, мы приверженцы нашего Всевышнего, кого нельзя отнести к отдельно взятой силе, потому что он есть суть мироздания, он есть абсолютная истина.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Извините. Наверное, я не так выразился. Не могу сказать ничего плохого в адрес вашего Всевышнего, но и в адрес потусторонних сил, к коим себя отношу, тоже не могу сказать ничего плохого. Для меня это одно и то же.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Обращаясь ко всем) Предлагаю прекратить философские прения. (Обращаясь к Буратино) Лучше скажи, в чем будет заключаться твоя помощь?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Для начала в дельном совете. А там поглядим, как будут развиваться события. Может, и еще на что сгожусь.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Что за совет ты собираешься дать?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Завтра в церковь заглянет глава поселка. Дескать, придет извиняться за выписанное постановление. Так вот, вам следует его принять со всей своей учтивостью и простить, а также позволить попадье Клавдии Петровне помочь поварихе Варе с готовкой выпечки, которой будут угощать на карнавале.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Только и всего?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. А разве этого мало?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Я и без тебя рассчитывал помириться с Мироном Елисеевичем. Уверен, он тоже человек подневольный и решение снести церковь исходило не от него.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Отлично! Значит, наши мысли сходятся. Ну, что, по рукам?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Нет. Не по рукам. А что касается моей супруги, то насчет нее я подумаю.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Подумайте-подумайте. Появление вашего агента в стане врага спутает им все карты. Кстати, о картах. (Вынимает из того же нагрудного кармашка, откуда доставал недавно карандаш, клочок бумаги с планом поселка.) Не подскажете, где у вас тут находится немецкое кладбище?
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Оно-то тебе зачем понадобилось?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Хочу отдать дань памяти жертвам политических репрессий.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Там нет никого, кто бы подходил под твое описание. Одни сплошные немецко-фашистские захватчики.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. И все же. (Пауза.) Может, покажете?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Обращаясь к звонарю Осипу Ферапонтовичу) Покажи ему.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ.(Всматриваясь в закорючки, с трудом напоминающие план) Здесь кладбище не обозначено. Надо идти отсюда на север примерно два километра.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Премного благодарен! Спасибо за наводку! Я пошел!
        Отец Онуфрий Тихонович и звонарь Осип Ферапонтович не успевают опомниться, как Буратино испаряется буквально в никуда. Вот он стоит перед ними, а уже через секунду его и след простыл! (Обеспечивается путем кратковременного отключения света.)
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ.(Озадаченно) Что это было, Онуфрий Тихонович? Неужели нам все привиделось?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Протирая глаза) Точно не знаю, Оська. Знаю лишь одно: таких длинноносых Буратин в природе не существует. Да и на небесное знамение это вовсе не похоже. Пойдем поскорее, пока нам снова кто-то не померещился.
        ГОЛОС СВЫШЕ. (Выдержав долгую паузу) Тем не менее, когда на следующий день к отцу Онуфрию пожаловал в гости глава поселка Мирон Елисеевич Слобода, он выполнил все в точности, как ему велел Злой и коварный демон Буратино. Как говорится, на всякий случай. Или от греха подальше.
        Действие четвертое: "Подготовка к карнавалу"
        Для придания праздничной атмосферы помещение поселкового клуба переполняют звуки громкой музыки, рвущейся из двух черных громкоговорителей, установленных по бокам. Звучит песня "Наш паровоз вперед летит!" (автор точно не установлен, 1922 год), повествующая о нелегкой жизни коммунистов-первопроходцев.
        Мы дети тех, кто наступал
        На белые отряды,
        Кто паровозы оставлял
        И шел на баррикады.
        Среди участников прошлой планерки произошла рокировка. Теперь президиум переместился в зал, заняв первый ряд, а пестро разодетые передовики-строители выстроились за кулисами в очередь, чтобы продемонстрировать карнавальные костюмы: своему бригадиру Семену Махову, главе поселка Мирону Елисеевичу Слободе и выездному представителю Политбюро товарищу Крупову.
        Наш паровоз, вперед лети!
        В Коммуне остановка,
        Иного нет у нас пути,
        В руках у нас винтовка.
        Пойдем на бой мы, сыновья,
        В рядах с отцами вместе,
        Мы бьем врага - одна семья,
        Горя единой местью.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ.(Торжественно.) Итак, первый костюм нам покажут братья-китайцы Прав Чан и Лев Чан.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Очень интересно. Братья-китайцы, говорите. Ну-ну. (Пауза.) Начинайте!
        Мы в недрах наших мастерских
        Куем, строгаем, рубим.
        Не покладая рук своих,
        Мы труд фабричный любим.
        Наш паровоз мы пустим в ход,
        Такой, какой нам нужно.
        Когда прикажет нам народ,
        Пойдем врага бить дружно.
        На сцену выползает этакое Чудо-Юдо в широченной шубе, с гребнем вдоль спины и длинной веревкой вместо хвоста - сильно смахивающее на Змея Горыныча из русских народных сказок, только о двух головах.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Это еще что такое?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Китайский дракон Дзинь Ди Линь, по легенде свергнувший с трона самого императора Моджа Узурпонжа и олицетворяющий собой борьбу китайского народа с главенствующей верхушкой, обобравшей его до нитки.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Строгим голосом.) Не городите огород! По-моему, ваш дракон олицетворяет царского двуглавого орла. Вы что, сдурели намекать на подобные вещи?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ.(Несколько сконфуженно) Если не нравится, одного брата можно убрать.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Удивленно) Убрать? Они разве не сиамские близнецы?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Нет, они обычные близнецы. Только у Прав Чана отсутствует левая рука, а у Лев Чана - правая. Или наоборот.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Удивительно! Как же им удается класть рельсы?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ.(С гордостью) В паре. Это наши лучшие работники. При помощи четырех ног братья передвигаются по путям словно сороконожка.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Хорошо, уберите одного из братьев, и тогда я разрешу оставить дракона. Кто следующий?
        Следующим на сцену выходит не менее экстравагантное существо неопределенного пола (вроде как женщина, но с ярко выраженными мужскими половыми признаками): в розовых панталонах, оттопыренных между ног; такого же цвете лифчике, из-под которого выглядывают куски ваты; с разноцветными перьями на голове, прикрепленными при помощи бумажной ленты; и тонной косметики на угрюмом щетинистом лице. А завершает композицию серый сетчатый шлейф, растянувшийся по полу аж на два метра.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Это у вас кто?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Бразильская танцовщица. Карнавал ведь.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Что танцовщица, и так ясно. Непонятно другое, почему в ее роли выступает мужчина? Дайте угадаю. Тракторист-бульдозерист Иван Скала. Я прав?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Совершенно верно.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Неужели нельзя было нарядить кого-то из женщин? Вон их тут сколько. Взять, к примеру, Варю. Или, на худой конец, секретаршу Марьяну. Правда, последняя тощая, как селедка, но тоже подошла бы.
        Услышав о себе такое, Марьяна Пидкуймуха тотчас надувает губки, однако выездной представитель Политбюро ее быстро осаживает.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Не обижайся. Я человек прямолинейный и привык говорить правду в глаза. То ли дело ваша знойная повариха. У нее есть за что ухватиться.
        На этот раз вспыхивает украинец Демьян Йопт, являющийся тайным воздыхателем Вари. Хотя его выход еще не объявили, он спешит высунуть из-за занавеса свою голову, облаченную в гусарскую шапку.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ.(Как ни в чем не бывало) Марьяна будет стоять вместе с нами на трибуне и вести фоторепортаж, а товарищу Варе поручено наготовить на праздник угощений.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Ладно, хоть это и попахивает каким-то мужеложством, черт с вами, даю Скале зеленый свет.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Теперь гвоздь нашей программы. Демьян, чего замер? Выходи.
        Занавес распахивается, и озлобленный Демьян Йопт, наконец, вылезает весь целиком. Помимо гусарской шапки на нем красуется расписной кушак с золотыми эполетами, а также белоснежные галифе, заправленные в кирзовые сапоги.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Вздергивает от удивления брови.) Позвольте узнать, каким боком сюда затесался гусар? Или вы имели в виду декабриста?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Не спорю, костюм действительно гусарский, но в данном контексте это не кто иной, как сам Симон Боливар.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Боливар носил треуголку.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Что?
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Поменяйте гусарскую шапку на треуголку.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Хорошо, поменяем.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. И пускай он появится на карнавале, сидя на черном коне с шашкой наголо.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Мы так и хотели, только черного коня у нас нет, поэтому он будет сидеть на белой кобыле.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. А шашка? Шашка у вас есть?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Да, шашку найдем. Ее обещал одолжить один из местных жителей.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Кто именно?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Охотник Николай Васильевич Рогов.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Интересно, откуда у него шашка?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ.Точно не знаю. Вроде с гражданской войны осталась.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Бывший красноармеец?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ.(Запинаясь) Кажется, да.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Уточните. Если это так, хочу видеть его в рядах участников карнавала. Разумеется, в красноармейской форме и тоже на коне. Или кобыле.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ.(Опять запинаясь) Сделаем.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. У вас все?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Нет. Осталось еще два человека.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Показывайте.
        Демьян Йопт отправляется за кулисы, а его место занимает казах Жанбырбай Таргынбеков, одетый в папаху с красной ленточкой, овечью безрукавку и узкие шорты.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Чапаев?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Не совсем. Перед вами стоит кубинский аналог Чапаева - Эрнесто Че Гевара.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. И как, по-вашему, я должен догадаться, что это товарищ Эрнесто?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. На нем же шорты. Кубинцы все в шортах ходят, поскольку там жарко.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. А почему у него восточные черты лица?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. В данном контексте, у него латинские черты, о чем свидетельствует испанская накладная бородка. Приглядитесь повнимательней. Желоба очень старался.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Лучше бы вы своего Желобу поменяли со Скалой местами.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Пробовали, и не раз, но Желоба наотрез отказывается принимать женское обличие.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Как так?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Говорит, что в таком случае его в родном ауле соседи на смех поднимут.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Откуда они об этом узнают?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Мы же фоторепортаж собираемся вести. Вдруг фотографии в газеты попадут.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Ах, да, точно. Совсем забыл. Тогда отставить с заменой. Приглашайте последнего.
        Последним на сцену выходит путевой обходчик Онисим Кочерыгин, одетый в костюм шахтера и с отбойным молотком из папье-маше наперевес.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Рабочий класс, так сказать.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.Похвально! С этого и надо было начинать.
        ГЛАВА ПОСЕЛКА МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА.(Желая подвести итоги) Дальше пойдет группа из пяти местных жителей с вилами и косами, символизирующая сельских тружеников, а замыкать шествие будут дети, прячущиеся внутри картонных танков и бронемашин. Может, еще пару самолетов удастся смастерить.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Превосходно! Считайте, что вы мое одобрение получили, товарищи. Надо только Эрнесто на тачанку посадить, как никак Чапаев, и позади него поставить танцовщицу.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ.(Ударив себя по лбу) Точно, Анка пулеметчица! Спасибо за подсказку! Чтобы мы без вас делали?
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Не стоит благодарности. На то я и представитель Политбюро.
        Постучав по плечу бригадира Семена Махова, товарищ Крупов поднимается с кресла и уходит.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ.(Смахивая со лба капельки пота) Уфф, кажется, пронесло.
        ГЛАВА ПОСЕЛКА МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА. С двуглавым драконом вы явно погорячились. Я вам сразу говорил, что его зарубят.
        Действие пятое: "На кладбище"
        Вечереет. Слышатся порывистые завывания ветра. Затемненная сцена разделена на две части. Слева возвышается несколько потрескавшихся от времени надгробий, частично поросшие бурьяном. Справа горит импровизированный костер, над которым установлен вертел с тушей олененка. (Вообще, лучше использовать тушу взрослого оленя, но она слишком громоздкая для театра.)
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ.(Медленно покручивая вертел) Давай колись, Николай Васильевич, в каком ты звании закончил службу?
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ.(Вороша в костре угли) Не скажу. Это военная тайна, друг мой Афоня.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Да ладно тебе ломаться. Обещаю держать язык за зубами.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Все равно не скажу. Вдруг нас кто-то подслушивает?
        Из-за надгробий доносится таинственный шорох. Оба оборачиваются на звук, но довольно быстро возвращаются в исходное положение, так никого и не увидев в сгущающемся сумраке.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Я тебя умоляю. Кому нас здесь подслушивать? Мы же в глухом лесу. (Пауза.) Разве что белкам. Только от них толку мало, белки говорить не умеют, поэтому они унесут военную тайну в могилу.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Ладно, твоя взяла, так уж и быть, скажу.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Весь во внимании.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Ротмистр.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Звучит неплохо. Это как на нынешний лад будет? Лейтенант?
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Нет. (С гордостью) Бери выше! Капитан!
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Здорово! Ты прямо как наш участковый Иван Иванович, только наоборот.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Почему наоборот?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Ну, против Красной Армии сражался. За белогвардейцев, значит.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ.(Обиженно) Я никогда не был белогвардейцем. Я защищал границы Российской Империи от посягательств кайзеровской Германии. Рубил немцам шашкой головы направо и налево. Еще у нас пулеметы "Льюиса" имелись. Из них вообще косить врага было сплошное удовольствие. Жмешь на спусковой крючок, и эти сволочи за раз десятками на землю валятся. Главное, ствол охлаждать не забывай.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Интересно-интересно. Поди, припас один с тех времен.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Может, и припас.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ.(Хитро) Покажешь?
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ.(Задумчиво) Может, и покажу.
        Из-за надгробий снова доносится таинственный шорох. Потом на секунду появляется полосатый колпачок с кисточкой.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Да, кто там все лазает? Будь он неладен!
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Сейчас узнаем.
        Недолго думая, охотник Рогов вскидывает на плечо винтовку, щелкает затвором и палит наугад в пустоту, взяв чуть повыше каменных изваяний. В тот же миг ввысь устремляется стая ворон, оглашая округу громким карканьем. Пролетев совсем немного, одна из ворон падает вниз.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Вот и ответ.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Чертово воронье. Весь лес заполонило. Никому житья не дает.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Не пора ли нам поужинать?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. С превеликим удовольствием. Кстати, отец Онуфрий передал булькающий презент.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Большое ему спасибо!
        Друзья разливают самогон по граненым стаканам и начинают отрезать от туши маленькие кусочки; а тем временем средь могил, наконец, появляется виновник шорохов. Сегодня Злой и коварный демон Буратино вооружен саперной лопаткой, при помощи которой собирается откопать пленных немцев. Довольно скоро ему удается это сделать. Причем незаметно от лесника и охотника. Одним словом, колдовство, да и только.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Отменный олень получился.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Надо думать. Совсем молоденький.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. И самогон у отца Онуфрия отменный.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Надо думать. От всей души гнал. Только церквушку его жалко.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Да, жалко. Хорошая была церквушка. Я туда иногда захаживал.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Так выпьем же за нее. Пусть земля ей будет пухом.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Типун тебе на язык.
        Вскрыв поочередно крышки гробов, Буратино начинает посыпать мертвые тела порошком из специально приготовленной стеклянной бутылочки, одновременно нашептывая магические заклинания:
        Тетра метра грамматон
        Прогони всех духов вон
        И оставь здесь одного
        Ради друга моего.
        Пусть войдет он в это тело,
        Оживив гнилую плоть.
        Пусть заставит биться сердце,
        Чтоб воскрес фашист наш вновь.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Николай Васильевич, ты слышишь?
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Что я должен был слышать, Афоня?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Мне кажется (указывает рукой в сторону надгробий), там кто-то молится.
        Рогов опять вскидывает на плечо винтовку. Опасаясь, как бы не вышло чего худого, лесник просит его остановиться.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Погоди со стрельбой. Пойдем посмотрим, вдруг это люди.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ.(Продолжая держать винтовку наготове) Ты же сам говорил, что здесь шастают лишь белки.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Мало ли что я говорил. Голос вроде человеческий.
        Покончив со своими темными делишками, Буратино испаряется, и когда лесник с охотником доходят до надгробий, там никого и в помине нет.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Зря панику поднимал. Надо было пальнуть. Глядишь, еще бы одну ворону подстрелили.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Смотри, могилы разрыты.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. И вправду. (Опускается на колени.) Земля свежая. Только что копали.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Кому же понадобилось тревожить богом забытых мертвецов? А главное, зачем?
        В этот момент из ближайшей могилы показывается костлявая рука штурмбаннфюрера СС Румпеля фон Штильцхена, покрытая густой зеленой слизью. Затем показывается вторая рука (тоже покрытая слизью). Не догадываясь, что происходит нечто потустороннее, охотник Рогов щелкает затвором и произносит следующее:
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Вылезай, тварь! Не то курок спущу.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Да-да, вылезай, вандал чертов. Сейчас ответ перед нами держать будешь.
        Штурмбаннфюрер СС Румпель фон Штильцхен, облаченный в летнюю полевую форму, выпрямляется во весь рост, словно понимая, о чем ему говорят. Только это совсем не так. В его прогнивших насквозь мозгах не осталось и толики разума. Теперь им движет лишь одно слепое желание - наполнить брюхо свежей человеческой плотью, но поскольку брюхо дырявое, данному желанию никогда не суждено сбыться, сколько бы он ни старался. Такова печальная участь каждого зомби, вырвавшегося из тесного гроба на свободу - странствовать вечно по свету в поисках пищи и не иметь возможности полностью ей насытиться. Обидно до слез. Если, конечно, у зомби сохранились слезные каналы, чего нельзя сказать о штурмбаннфюрере СС. У него не то, что каналы, у него вообще все глаза высохли, оставив после себя пустые черные глазницы.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Святые угодники! Да это же самая настоящая ходячая нежить! Надо срочно бежать к отцу Онуфрию Тихоновичу. Он единственный, кому под силу справиться с восставшими мертвецами.
        ШТУРМБАННФЮРЕР СС РУМПЕЛЬ ФОН ШТИЛЬЦХЕН. О-о-о! Блут! О-о-о! Фрышблут! (Blut! Frischblut! Перевод с немецкого: Кровь! Свежая кровь!)
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Николай Васильевич, очнись! Уходим!
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ.(Спокойным тоном) Ты иди, Афоня. А мне нужно переброситься с нашим другом парой слов.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Какой парой слов? Не видишь, насколько остры у нежити зубы? Того и гляди вопьются в кого-нибудь из нас.
        В подтверждение слов лесника, штурмбаннфюрер СС Румпель фон Штильцхен изображает на лице оскал, обнажая длиннющие клыки, способные с легкостью разорвать плоть любого живого существа.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Иди, говорю. За меня не беспокойся. Я с немцами умею найти общий язык.
        Лесник спешно ретируется, оставив охотника Рогова один на один с жутким врагом, к которому вскоре присоединяются еще двое: ефрейтор Йозеф Шультц и рядовой Хоффман Гюнтер. В отличие от своего командира, чью голову прикрывает форменная фуражка, они красуются в ржавых касках, идеально сочетающихся с их плачевным видом - лица изуродованы до неузнаваемости, кисти рук обнажены до костей, а в разодранных грудных клетках копошатся черви.
        ЕФРЕЙТОР ЙОЗЕФ ШУЛЬТЦ. А-а-а! Флайш! (Fleisch! Перевод с немецкого: Мясо!)
        РЯДОВОЙ ХОФФМАН ГЮНТЕР. О-о-о! Русиш сойлдат, гиб ауф! (Russisch soldat, gib auf! Перевод с немецкого: Русский солдат, сдавайся!)
        ШТУРМБАННФЮРЕР СС РУМПЕЛЬ ФОН ШТИЛЬЦХЕН. Хенде хох, Ванка! (Hande hoch, Wanka! Перевод с немецкого: Руки вверх, Ванька!)
        При виде надвигающейся угрозы (ведь немцы, готовясь ринуться в атаку, уже успели выстроиться в одну шеренгу) охотнику Рогову ничего не остается, как положить палец на спусковой крючок винтовки.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Вы зачем сюда явились, чертовы отродья?
        ШТУРМБАННФЮРЕР СС РУМПЕЛЬ ФОН ШТИЛЬЦХЕН.(Делая шаг вперед и вытягивая перед собой руки) А-а-а!
        ЕФРЕЙТОР ЙОЗЕФ ШУЛЬТЦ.(Копируя движения командира) У-у-у!
        РЯДОВОЙ ХОФФМАН ГЮНТЕР.(Спотыкаясь о кочку) О-о-о!
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Отвечайте, когда с вами говорит офицер русской армии ротмистр Рогов!
        ЗОМБИ ВСЕ ВМЕСТЕ. Флайш, флайш, флайш!
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Ах, так? Ну, тогда держитесь, гады! Сами напросились.
        Раздается хлопок - и штурмбаннфюрер СС Румпель фон Штильцхен получает пулю точно в сердце. Однако, вопреки ожиданиям, она не причиняет ему никакого вреда. Немец продолжает двигаться с той же скоростью, даже не заметив, что его подстрелили.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ.(Удивленно) Не может быть. Ты должен был умереть. Видать, Афоня прав и простым нахрапом вас не одолеть. (Обращаясь в сторону мертвецов) Извините, господа, я вынужден вас покинуть, но обещаю, мы еще встретимся. Дайте мне только до пулемета добраться.
        Охотник Рогов вешает винтовку на плечо и быстро уходит, а раздосадованные немцы обращают свои взоры на догорающий костер. Жареное мясо, конечно, не идет ни в какое сравнение с сырым, однако на безрыбье и рак рыба. В итоге туша олененка становится их первой добычей.
        Антракт…
        Действие шестое: "На кухне"
        За полчаса до начала карнавала.
        Посередине сцены возвышается перегородка с дверью. Слева видны декорации кухни: разделочный стол, шкафчики, табуретки, духовка и тому подобное. Справа виден длинный коридор, заканчивающийся еще одной дверью. Под звуки песни "Смело, товарищи, в ногу!" (автор: Л. П. Радин, 1897 год) попадья Клавдия Петровна вместе с поварихой Варварой готовят пирожки для участников карнавала. Первая - раскатывает тесто скалкой, а вторая - замешивает начинку.
        Смело, товарищи, в ногу!
        Духом окрепнем в борьбе,
        В царство свободы дорогу
        Грудью проложим себе.
        Вышли мы все из народа,
        Дети семьи трудовой.
        "Братский союз и свобода" -
        Вот наш девиз боевой!
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Варя, гуще меси! Гуще! Не то у нас все пирожки в печке развалятся и нечего будет подавать гостям.
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА. Куда уж гуще? Смотрите, ложка стоит.
        Взяв с края стола чайную ложку, Варя втыкает ее со всего размаху в начинку. Ложка остается торчать, словно это ножик, воткнутый в деревяшку.
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Делай, что тебе старшие велят. Я всю жизнь на кухне провела.
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА. Так и я всю жизнь.
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Видимо, недостаточно.
        Долго в цепях нас держали,
        Долго нас голод томил;
        Черные дни миновали,
        Час искупленья пробил.
        Время за дело приняться.
        В бой поспешим поскорей,
        Нашей ли рати бояться
        Призрачной силы царей?
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА.(Вытаскивает ложку и откладывает ее в сторону.) У меня к вам, Клавдия Петровна, вот какой вопрос. Если повенчаться, это на всю жизнь?
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Разумеется, милая.
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА. И что, обратного пути уже не будет? (Пауза.) Я о разводе и повторном венчании.
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Почему? Развенчаться можно, но только в крайних случаях.
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА. Например?
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Например, когда один из супругов отойдет в мир иной, второй супруг может снова с кем-нибудь повенчаться.
        Всё, чем держатся их троны, -
        Дело рабочей руки…
        Сами набьем мы патроны,
        К ружьям привинтим штыки.
        С верой святой в наше дело,
        Дружно сомкнувши ряды,
        В битву мы выступим смело
        С игом проклятой нужды.
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА. А еще?
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА.(Усмехнувшись) Какая же ты неугомонная. Еще, когда один из супругов докажет Священному синоду факт сожительствования второго супруга с любовником или любовницей при условии, что у них нет совместных детей.
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА. Интересно, отец Онуфрий Тихонович сможет провести обряд без штампа в паспорте?
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Лучше поставить. (Пауза.) Для порядка. (Пауза.) Иначе милиция узнает, и хлопот потом не оберешься.
        Свергнем могучей рукою
        Гнет роковой навсегда.
        И водрузим над землею
        Красное знамя труда.
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА. И целомудрие блюсти надо?
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Обязательно! Иначе…
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА.(Перебивая) Всевышний узнает и хлопот потом не оберешься.
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Точно! Разгневается хуже некуда, ведь брак - дело серьезное.
        В начале коридора появляется разнаряженный украинец Демьян Йопт. (Выходит на сцену из-за кулис.) Он с опаской озирается по сторонам, несколько раз прислушивается и, удостоверившись, что вокруг никого нет, осторожно приоткрывает дверь на кухню.
        УКРАИНЕЦ ДЕМЬЯН ЙОПТ. Всем привет!
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА. Привет, Демьянчик!
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну, здравствуй, коль не шутишь. Ты у нас кто? Пират? (Видимо, женщину смутила треуголка, в которой обычно бороздили моря и океаны морские разбойники, а может виной тому стала шашка, тоже являющаяся неотъемлемым атрибутом морских разбойников.)
        УКРАИНЕЦ ДЕМЬЯН ЙОПТ.(Обиженно) Нет, не пират. (С важностью) Перед вами герой войны за независимость испанских колоний в Южной Америке Симон Боливар.
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА.(С издевкой) А, тогда ладно, можете заходить, ваше величество. Или высочество?
        УКРАИНЕЦ ДЕМЬЯН ЙОПТ. Ни то, ни другое. Я на минутку. (Обращается к поварихе.) Варь, выйди, пожалуйста. Дело есть.
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА.(Обращается к попадье.) Можно?
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Иди. И не забудь о нашей беседе. Учти, Всевышний все видит, так что бойся кары небесной.
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА. Хорошо, учту.
        Варвара с Демьяном выходят в коридор. Там они набрасываются друг на друга и начинают увлеченно целоваться, издавая характерные чмокающие звуки. Когда же страсти немного утихают, между ними завязывается следующий разговор:
        УКРАИНЕЦ ДЕМЬЯН ЙОПТ. Варя, миленькая, предлагаю сегодня после карнавала уединиться на чердаке клуба. Все будут участвовать в спартакиаде, и наше отсутствие никто не заметит.
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА.(Заигрывающим тоном) Ну, не знаю. Я, право, теряюсь.
        УКРАИНЕЦ ДЕМЬЯН ЙОПТ. Соглашайся, прошу тебя, потому что такого удачного случая в ближайшее время больше не предвидится. Завтра возобновятся строительные работы, и о выходных можно будет забыть.
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА.(Приблизив свои влажные губы вплотную к мужскому уху) А чем мы будем там заниматься?
        УКРАИНЕЦ ДЕМЬЯН ЙОПТ. Как чем? (Слегка отстраняясь) Будто ты не догадываешься?
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА. Хочу, чтобы ты произнес это вслух.
        УКРАИНЕЦ ДЕМЬЯН ЙОПТ. Проказница! (Пауза.) Тем же, чем и в прошлое воскресенье. И в позапрошлое. И в позапозапрошлое.
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА. Мне надо подумать. (Обвивая обеими руками шею возлюбленного) А сейчас давай еще целоваться. Одного раза было недостаточно.
        УКРАИНЕЦ ДЕМЬЯН ЙОПТ. Согласен, давай!
        Варвара с Демьяном вновь сливают свои губы в единое целое и совсем не замечают немцев, вышедших из-за кулис. На правах командира штурмбаннфюрер СС Румпель фон Штильцхен притрагивается к поданному угощению первым. Схватив Варю за тугую косу, он что есть силы ударяет ее головой о стену. Череп несчастной поварихи с хрустом раскалывается, открывая доступ к аппетитным мозгам, в которые тотчас впиваются заостренные зубы. Оставшиеся двое солдат-зомби отдают предпочтение мужской мускулистой шее. Демьян Йопт даже шашкой не успевает взмахнуть, как его горло разрывается на части, исторгая наружу потоки густой красной крови (кетчупа). А все потому, что шашка является грозным оружием лишь в руках опытного фехтовальщика, чего нельзя сказать о человеке, умеющем орудовать исключительно штыковой лопатой. Заостренный клинок, сверкающий в лучах софитов, вываливается из ослабевших рук Демьяна и со звоном ударяется об пол.
        ШТУРМБАННФЮРЕР СС РУМПЕЛЬ ФОН ШТИЛЬЦХЕН.(На секунду прервав пиршество) О-о-о! Блут! Фрышблут!
        ЕФРЕЙТОР ЙОЗЕФ ШУЛЬТЦ.(Тоже прервав пиршество) А-а-а! Флайш!
        РЯДОВОЙ ХОФФМАН ГЮНТЕР. А-а-а! Фрышес флайш!
        Услышав незнакомую речь, доносящуюся из коридора, попадья Клавдия Петровна, вооруженная скалкой, подходит к двери и выглядывает наружу. Немцы рефлекторно поворачивают головы в ее сторону. (Видать, в их гнилых мозгах все-таки остались искорки угасшего разума.)
        ШТУРМБАННФЮРЕР СС РУМПЕЛЬ ФОН ШТИЛЬЦХЕН. Матка, штин бляйбен! (Mutter, stehen bleiben! Перевод с немецкого: Мамаша, ни с места!)
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ой, мамочки, страх-то какой! Фрицы вернулись! (В панике закрывает за собой дверь.)
        Штурмбаннфюрер СС Румпель фон Штильцхен отталкивает от себя обмякшее тело Вари и жутко скалится. Голод не утолен, а значит нужно во что бы то ни стало попробовать попадью на вкус. Вдруг плоть новой жертвы принесет ему долгожданное успокоение. Неожиданно раздается скрип дальней двери. Кто бы это мог быть? Естественно, участники всесоюзной бригады передовиков-строителей! Тракторист-бульдозерист Иван Скала в наряде бразильской танцовщицы, путевой обходчик Онисим Кочерыгин в костюме чумазого шахтера, казах Жанбырбай Таргынбеков в костюме Эрнесто Че Гевары, китаец Прав Чан в костюме дракона и китаец Лев Чан (по понятным причинам) без костюма - вываливаются дружной гурьбой наружу, да так и столбенеют от ужаса при виде растерзанных товарищей. Их замешательство длится считаные мгновения, однако немцам этого вполне хватает, чтобы перегруппироваться и ринуться в атаку.
        ШТУРМБАННФЮРЕР СС РУМПЕЛЬ ФОН ШТИЛЬЦХЕН. О-о-о! Блут! Фрышблут!
        ЕФРЕЙТОР ЙОЗЕФ ШУЛЬТЦ. А-а-а! Флайш!
        РЯДОВОЙ ХОФФМАН ГЮНТЕР. А-а-а! Фрышес флайш!
        Первым под руку попадается Иван Скала, лишающийся в ходе непродолжительной борьбы половины лица. Второй жертвой становится Онисим Кочерыгин, лишающийся большей части затылка. И, наконец, третьей жертвой становится казах Желоба, умудряющийся растерять все свои кишки. Хотя, нет, если приглядеться, небольшой трепыхающийся огрызок немцы-зомби ему все же оставляют. Не иначе как для устрашения братьев китайцев - дескать, поглядите, во что вы превратитесь в скором будущем.
        КИТАЕЦ ПРАВ ЧАН.(Пятясь к двери) Спасайся кто может!
        КИТАЕЦ ЛЕВ ЧАН. А как же наши товарищи?
        КИТАЕЦ ПРАВ ЧАН. Желобе со Скалой уже ничем не помочь. Они сдохли, не видишь? К тому же у нас на двоих всего лишь одна пара рук, а у врагов их целых шесть. Что мы можем сделать, когда численный перевес не на нашей стороне?
        КИТАЕЦ ЛЕВ ЧАН. Ты прав! Бежим, брат, в зал! Попробуем укрыться за креслами.
        Оба юркают в дверной проем со скоростью профессиональных спринтеров, но, к сожалению, жить братьям остается недолго, потому что отряд немцев-зомби увязывается за ними в погоню, и вскоре истошные вопли несчастных бедолаг разносятся по всей сцене, знаменуя ужаснейшую кончину.
        Чуть погодя из-за кулис выходит отец Онуфрий Тихонович в сопровождении звонаря Осипа Ферапонтовича и лесника Афиногена Гавриловича. Все трое спотыкаются о труп Вари, отчего тот перекатывается на спину.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Ничего себе. Глазам не верю. Кто же тебя так изуродовал, дочь моя?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Что я говорил? (Возводит руки к небу.) Апокалипсис начался! Мертвые восстали из могил.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Обводит взглядом весь коридор.) Тише ты, Афоня. Зачем панику наводишь раньше времени? Пока я вижу лишь мертвых передовиков-строителей. (Пауза.) Причем не в полном составе. И их никак нельзя назвать восставшими.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ.(Тоже обводит взглядом коридор.) Поглядите, Онуфрий Тихонович, небеса снизошли до наших молитв. Теперь церковь сносить некому.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Укоризненно качает головой.) Опять за старое взялся? На чужом горе счастья не построишь. (Спохватывается и стучит в дверь кухни.) Клавдия Петровна, дорогая, ты здесь? Впусти нас, пожалуйста.
        Попадья, прячущаяся все это время за духовкой, кладет скалку на стол и пулей бежит к выходу, но прежде чем повернуть замок в замочной скважине, уточняет (как бы на всякий случай):
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. А фрицы уже ушли?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Тут нет никаких фрицев. Есть только я, наш звонарь и лесник Афиноген Гаврилович.
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Афоня что ли?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.Да.
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Тогда заходите.
        Все трое заходят, и попадья тут же запирает за ними дверь.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Вы, слышали, отец Онуфрий? Вы, слышали? Ваша жена тоже видела фрицев. Говорю вам, апокалипсис начался! Мертвые восстали из могил! Точно говорю!
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Вытаскивает из-под рясы тот самый наградной револьвер, который прятал в подполе.) Спокойно! У нас есть чем ответить врагу! (Машет им над головой.) Только для начала нужно во всем по порядку разобраться. Начнем с тебя, Афоня. Повтори еще раз для всех, что с тобой и охотником Роговым приключилось на кладбище?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ.(Не сводя глаз с револьвера) Хорошо, могу и повторить. Решили мы вчера с Николаем Васильевичем полакомиться свежей олениной.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Извини, перебью. На кладбище?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Да, на кладбище.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. А другого места найти не могли?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Это старое немецкое кладбище. Оно давно заброшено. И оленя мы совсем рядом подстрелили. Не тащить же его ко мне в сторожку. До нее два часа ходу. Как говорится, где словили, там и сварили.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Ладно, продолжай.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Так вот, насадили мы тушу на вертел, сидим ждем, когда она приготовится, и вдруг со стороны кладбища шорохи странные начали доноситься. Один раз. Второй. Потом чей-то шепот послышался.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Уточни, что именно шептали? Молитвы? Или, быть может, заклинания? Упаси меня господь.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Точно не знаю. Не разобрал. Шепот тихим был. (Прикладывает для демонстрации к уху ладонь.) Пошли мы, значит, посмотреть, кто это на нас жуть наводит, подходим к надгробиям, а там вся земля разрыта.
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА.(Крестится.) Страсти какие. Все ужасней и ужасней.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Помолчи, дай Афоне договорить.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Через минуту из одной могилы рука показалась. (Тоже крестится.) Я пригляделся, и вижу, что рука та мертвому немецкому офицеру принадлежит, который пытается из могилы выбраться. Весь такой грязный, разложившийся и с пустыми глазницами. Одним словом, дьявольское отродье.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. И вы испугались и побежали ко мне за помощью?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Побежали, отец Онуфрий, побежали. Николай Васильевич правда поотстал малость, но довольно скоро меня нагнал, сказав, что попал из винтовки немецкому офицеру в сердце, а офицер не умер. Да и куда ему умирать? Он ведь мертвый. Может, у него и сердца давно нет.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Сразу побежали?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Сразу-сразу! Нервы-то у нас не железные.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Тогда, где вас всю ночь носило?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Каюсь, отец Онуфрий, не совсем сразу. Сперва мы в сторожку отправились, чтобы принять по сто грамм для храбрости.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Уверен, сто граммами у вас дело не обошлось. От тебя до сих пор за версту самогонкой разит.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Каюсь, отец Онуфрий, не обошлось. Две литружки точно опустошили - и потом сразу к вам. Клянусь!
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. А где сейчас сам Рогов? Почему ты один пришел?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Николай Васильевич за пулеметом побежал, говорит, с ним сподручней будет фрицев косить.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. За пулеметом? (Чешет стволом револьвера затылок.) Откуда же у него пулемет взялся?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ.(Запинаясь) С войны, кажется, остался.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Задумчиво) Насколько я помню, Рогова не взяли на фронт из-за плохого здоровья.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. С Первой мировой.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. И он до сих пор у него хранится?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Хранится, раз побежал.
        Пока отец Онуфрий вытягивает клещами из лесника информацию, события в коридоре принимают неожиданный оборот. Там появляется Злой и коварный демон Буратино с не менее злой и коварной улыбкой. Еще у Буратино зажата в руке стеклянная бутылочка, из которой он начинает посыпать мертвые тела передовиков-строителей порошком, при этом бормоча очередные магические заклинания:
        Альпы, Анды, Кордильеры!
        Возвращайтесь, духи, с неба
        И вселяйтесь в коммунистов,
        Чтобы было им нечисто!
        Чтоб сердца их вновь забились,
        Губы вновь зашевелились
        И покинувшая жизнь
        Возвратилась в этот мир!
        Тем временем отец Онуфрий Тихонович переходит к следующему свидетелю - своей жене Клавдии Петровне.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Теперь ты, дорогая! Расскажи нам поподробнее, что здесь произошло?
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Как вы сами могли убедиться, у меня все вышло гораздо трагичней. С самого утра мы с поварихой Варей занимались выпечкой. Пятнадцать минут назад к ней заглянул Демьян, и они вышли ненадолго в коридор. Потом раздались душераздирающие крики. Я выглянула наружу посмотреть, в чем причина шума, да так и оторопела. Оба лежали на полу бездыханные в лужах собственной крови, а над ними копошились, словно голодная стая волков, разложившиеся фрицы. От увиденной картины меня обуял страх, заставивший тут же захлопнуть дверь обратно.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Почему разложившиеся?
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. На них почти не было кожи. Одно сплошное гнилое мясо, в некоторых местах отслоенное от костей.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Откуда же взялись остальные передовики-строители?
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Наверное, тоже выбежали на шум, но дверь прикрыть за собой уже не успели. Вот и пали смертью храбрых.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. А фрицы сейчас где?
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Не иначе как в зал за оставшимися побежали.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Хочешь сказать, что они до сих пор находятся в клубе?
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Скорее всего. Вы ведь с ними не встретились.
        Отец Онуфрий прислушивается к происходящему снаружи. В тот самый момент Буратино добирается до тракториста-бульдозериста Ивана Скалы и не удерживается от колкого замечания в его адрес:
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Тоже мне строитель! Да ты не строитель, товарищ, а самый настоящий клоун. Впрочем, как и все остальные.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Совсем тихим голосом) Итак, что мы имеем? Кто-то, каким-то немыслимым образом оживил пленных немцев на кладбище. Затем привел их сюда, чтобы они начали сеять смерть.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ.(Озаренный внезапной догадкой) Помните, с кем мы столкнулись на главной площади поселка пару дней назад, списав это на игру воображения? Там был такой носатый демон по имени Буратино, предложивший помощь в защите нашей церкви.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Конечно, помню. (Вновь прислушивается.) Мало того, я почти уверен, что Буратино стоит сейчас прямо за этой дверью.
        С этими словами отец Онуфрий подходит быстрым шагом к двери и резко ее распахивает. Далее следует немая сцена, заканчивающаяся громким возгласом коварного демона:
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Отец Онуфрий? Осип Ферапонтович? Какая неожиданная встреча!
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Действительно, неожиданная. Что же ты, ирод, наделал? Мы с тобой так не договаривались!
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Зачем колдовские чары на мертвых напустил?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО.(Тряся полупустой бутылочкой) Дяденьки, извините меня, пожалуйста! Это не я. Клянусь своим колпачком. Это во всем кукурузные зерна и мякоть кокоса, истертые в порошок при полной луне, виноваты, в связи с чем советую обратиться с вашими претензиями к папе Калямбе Малямбе - местному жрецу культа Вуду, который меня данным снадобьем и снабдил. Он более сведущ в вопросах воскрешения зомби. Вот его точный адрес: остров Гаити, река Артибонит, хижина папы Калямбы Малябы. Ее там все местные жители знают. Достаточно только у кого-нибудь спросить.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Хватит нам зубы заговаривать, демон!
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО.(Пропустив реплику звонаря мимо ушей) Многие зададутся вопросом, зачем вообще нужно поднимать из могил зомби? Что ж, отвечу без утайки. Зомби идеально подходят для работы на плантациях. Догадываетесь, к чему я клоню?
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ.(В ярости) Не догадываемся и не хотим догадываться. (Обращаясь к отцу Онуфрию) Онуфрий Тихонович, прострелите-ка нашему другу башку. Пусть знает, как озорничать на кладбище.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. С превеликим удовольствием, Оська, ведь убийство демона грехом не считается.
        Револьвер отца Онуфрия нацеливается в голову Буратино, но тут вроде как мертвая повариха Варвара встает на четвереньки и издает заупокойный вой.
        ПОВАРИХА ВАРВАРА ИЛЬИНИЧНА. У-у-у! Кровь! Свежая кровь!
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Она ожила! Вы это видите, она ожила! Проклятое колдовство!
        Отведя ствол револьвера от головы Буратино, отец Онуфрий берет на мушку голову поварихи, однако спустить курок не торопится. Одно дело пальнуть по демону, и совсем другое - по человеку. Разница колоссальная.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Уверяю, здесь и в помине нет никакого колдовства. Одна сплошная химия. По крайней мере, так утверждает папа Калямба Малямба, а ему можно верить. Он же очень мудрый.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Не слушайте его, отец Онуфрий Тихонович. Стреляйте! Иначе Варвара набросится на нас, как набросились на нее фрицы. И потом убейте обязательно демона. Его не должно быть в нашем мире.
        Возможно, отец Онуфрий и вправду бы выстрелил, только вот незадача - вслед за поварихой голос подают остальные члены всесоюзной бригады передовиков-строителей.
        УКРАИНЕЦ ДЕМЬЯН ЙОПТ.(Тоже встав на четвереньки) У-у-у! Мясо!
        ТРАКТОРИСТ-БУЛЬДОЗЕРИСТ ИВАН СКАЛА.(Успев выпрямиться во весь рост) А-а-а! Свежее мясо!
        ПУТЕВОЙ ОБХОДЧИК ОНИСИМ КОЧЕРЫГИН.(Тоже выпрямившись во весь рост) О-о-о!
        КАЗАХ ЖАНБЫРБАЙ ТАРГЫНБЕКОВ.(Ухватившись обеими руками за оставшийся огрызок своих кишок, будто за пожарный шланг) Ы-ы-ы! Мясо!
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Что же вы медлите?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Их слишком много. Быстро все на кухню!
        Дверь на кухню закрывается, и Буратино остается один на один с восставшими из мертвых передовиками-строителями, что нисколько его не смущает. Даже наоборот, значительно улучшает настроение.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Ну, чего уставились? Во мне нет ни капли крови и ни грамма мяса, потому что я деревянный. Зато у меня есть вот что.
        В руках демона появляется маленькая костяная дудочка с залихватским завитком на конце (видимо так же подаренная все тем же папой Калямбой Малябой впридачу к порошку), в которую он тут же начинает дудеть. Пронзительный писк заставляет новообращенных зомби навострить уши и чуть ли не завилять хвостами (если бы те у них были).
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Слушай мою команду, товарищи. Выходим по одному из клуба и строимся на его задворках. А я пока загляну в зал. Надо еще ваших братьев-китайцев оживить, ведь они - гвозди программы.
        Убедившись, что его приказ выполнен, Буратино отправляется в зал. Спустя несколько минут вместе с ним из дальней двери коридора выползают сросшиеся Прав Чан и Лев Чан. Видимо, немцы окончательно отгрызли им культи, и поскольку те плотно прислонились друг к другу, произошла спонтанная адгезия двух поврежденных поверхностей тел, в результате чего на свет появилось нечто невообразимое.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Отлично, товарищи! Вы лучшие из лучших, поскольку напоминаете мне древнегреческую Гидру, которую пытался одолеть Геракл. Интересно, если у вас отрубить головы, на их месте вырастут новые?
        КИТАЕЦ ПРАВ ЧАН. У-у-у! Мясо!
        КИТАЕЦ ЛЕВ ЧАН. А-а-а! Свежее мясо!
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Потерпите, всему свое время. (Дудит в дудочку.) Что-то мы с вами тут задержались. Хватит впустую топтаться на месте. Бежим на улицу к остальным. Скоро начнется самое интересное. Карнавал!!!
        Все трое в спешном порядке уходят за кулисы, где едва не сталкиваются с вооруженным до зубов охотником Роговым. Еще каких-то пара лишних мгновений - и встречи было бы не миновать, а чем она могла закончиться для кровожадных зомби, не сложно догадаться, потому что теперь вместо винтовки у Рогова на плечах висят пулемет "Льюиса" и брезентовая сумка, до отказа набитая запасными барабанами. Вдобавок ко всему, его правая рука уверенно сжимает здоровенный маузер, направленный стволом вперед по ходу движения. Довольно серьезная вещица, отличающаяся высокой точностью боя.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ.(Глядя на лужи крови) Не успел!
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ.(Приложив глаз к замочной скважине) Это, кажется, Николай Васильевич.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Рогов, ты?
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Да, я. Погодите минутку, хочу проверить зал.
        ПОПАДЬЯ КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Осторожней, там фрицы.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Не беспокойтесь, сегодня мне сам черт не страшен.
        Охотник Рогов исчезает за дальней дверью, и нависшую тишину клуба нарушают десять одиночных выстрелов. Именно столько патронов вмещает себя магазин маузера.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ.(Вознеся руки к небу) Жатва началась, друзья. Хвала Всевышнему!
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Точно подмечено. Сейчас еще пулемет застрочит - и нежити наступит конец.
        Однако пулемет строчить не начинает. Вместо этого слышатся приближающиеся шаги охотника Рогова. Лесник Афиноген Гаврилович открывает перед ним дверь нараспашку и впускает его внутрь, после чего вновь щелкает замком.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Крепкие ребята попались. Всю обойму в них разрядил, а они все шевелятся.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Почему из пулемета не стрелял?
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Тесно здесь. С такой бандурой не развернуться, да и дымом все заволочет. Вот выйдем из клуба во двор, тогда эту нечисть разом в винегрет покрошим.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Спасибо за помощь.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ.(В недоумении уставившись на револьвер) Смотрю, вы в ней особо не нуждаетесь.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Не подумай ничего плохого, сын мой, просто сложившаяся ситуация вынуждает идти на крайние меры.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Дорогой Николай Васильевич! Спаситель наш! Ты случайно не видел в зале носатого мальчика-подростка в полосатом колпачке?
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Нет, не видел. Откуда здесь взяться мальчику-подростку? Тем более носатому.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. У нас есть точная информация, что он является виновником всех неприятностей. Если с ним столкнешься, сразу стреляй. Не мешкай.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ.(Удивленно вздернув брови) В мальчика?
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Да, в мальчика.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Стрелять?
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Да, стрелять. И лучше прямо в голову. Чтоб наверняка.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Вынужден согласиться со своим помощником. Как ни странно это прозвучит, но мальчик-подросток, о котором идет речь, настоящее исчадие ада и его необходимо ликвидировать в первую очередь.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Присоединяюсь к вышесказанному и хочу от себя добавить - носатый мальчик еще состоит в членах тайного общества под названием Вуду, что уже совсем ни в какие ворота не лезет. Надо срочно с ним кончать. Причем прямо сейчас.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ.(Не до конца веря в услышанное) Прошу прощения, прямо сейчас нам необходимо отсюда убраться. Скоро немцы очухаются и снова ринутся в атаку, что будет пострашнее всяких тайных обществ. Афоня, ты пойдешь со мной, а вы, отец Онуфрий Тихонович, вместе с остальными схоронитесь в церкви. Готов поспорить, что там самое безопасное место.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Обращаясь к охотнику Рогову) Я тоже пойду с вами. У меня с фашистскими захватчиками свои счеты. (Обращаясь к звонарю Осипу Ферапонтовичу) Оська, немедленно отведи Клавдию Петровну на колокольню и хорошенько забаррикадируйся.
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Понял, отец Онуфрий.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Сидите там, пока мы со всем не разберемся. Только не вздумайте звонить в колокола. Нам толпы людей на улицах поселка не нужны. Зачем немцев просто так кормить?
        ЗВОНАРЬ ОСИП ФЕРАПОНТОВИЧ. Договорились, отец Онуфрий. Сделаю все, как вы сказали.
        Звонарь Осип Ферапонтович и попадья Клавдия Петровна уходят первыми, а охотник Рогов, лесник Афоня и отец Онуфрий ненадолго задерживаются в коридоре.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Что-то фрицы там застряли. Пойду растормошу.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Иди, конечно. Мы пока здесь покараулим. Вдруг зомби-строители вернутся.
        Лесник Афоня присаживается возле лужи крови, пролитой Демьяном Йоптом, и извлекает из нее шашку.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Какая неслыханная удача, теперь и я при оружии. Будет чем от нежити обороняться.
        Действие седьмое: "Карнавал"
        За десять минут до появления охотника Рогова в клубе.
        ГОЛОС СВЫШЕ. Маленькая справка: телепортацией называется мгновенное перемещение того или иного материального объекта в любую точку пространства. При этом его траектория не может выразиться непрерывной функцией времени, то есть идет вразрез с текущими научными изысканиями. Однако в среде ученых термин "телепортация" все-таки присутствует, но относится он исключительно к квантовой теории, где квантовый объект не переносится на расстояние как таковой, а передаются лишь его физические свойства. Опуская вышеизложенное, можно выделить три способа мгновенного перемещения. Первый - заключается в создании некоего портала, способного запульнуть, находящийся в нем предмет в конкретно заданную точку, высчитанную математическим путем. Второй - заключается в паранормальном воздействии на испытуемый предмет, когда существо, обладающее сверхъестественными способностями, перемещает его посредством чтения магических заклинаний или при помощи силы мысли. И, наконец, третий (самый интересный) - связан с телекоммуникационным лучом, который проводит сканирование предмета на атомном уровне, а затем, дематериализовав
оригинал, отсылает полученные данные в виде светящегося информационного потока в аппарат по сборке материи, расположенный за тридевять земель (возможно, даже на другой планете, к примеру - на Юпитере). Правда, в таком случае до пункта назначения добирается лишь копия, что с точки зрения морали неприменимо к человеку. Кому захочется уступать свое место под солнцем двойнику, не имеющему к тебе никакого отношения? Разве что сумасшедшему ученому-экспериментатору, мечтающему о славе. Но и тогда слава лично ему не достанется. Почивать на лаврах будет все тот же пресловутый двойник. (Пауза, и с другой интонацией.) Доподлинно не известно, каким именно способом пользуется Злой и коварный демон Буратино, оказываясь всегда в нужном месте и в нужный час. Да это и неважно. Важно другое. Отдав приказ зомби-строителям двигаться в сторону главной площади, он преспокойно переместился прямо туда, чтобы посмотреть, как обстоят дела с подготовкой к карнавалу.
        А подготовка к карнавалу кипит здесь полным ходом. Один работник забивает последние гвозди в деревянный помост, которому суждено стать в скором времени трибуной. Другой водружает на фонарный столб красный флаг с соответствующей символикой. И еще двое настраивают радиоаппаратуру. Куда же без нее? Ведь вступительную речь выездного представителя Политбюро товарища Крупова должен услышать весь поселок, поскольку подобные мероприятия касаются каждого сознательного гражданина и от них никому нельзя отвертеться. Как минимум, изворотливого негодника сочтут за тунеядца, а как максимум - за провокатора, пытающегося скомпрометировать советскую власть, что попахивает десятью годами исправительных работ в колонии строгого режима.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Уже заняв место на трибуне возле стойки с микрофоном) Раз, раз, раз. Как меня слышно? Прием.
        ГЛАВА ПОСЕЛКА МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА.(Отойдя от трибуны на два шага назад) Нормально. Громче не надо. Фонить будет.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Тогда включите музыку, чтобы всем веселее работалось.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Давайте нашу. Патриотическую.
        Из громкоговорителей раздается потрескивание грампластинки, и заунывный хор голосов затягивает "Похоронный марш" (автор: А. А. Амосов, 1878 год), отличающийся от обычного похоронного марша неординарным подходом к обряду погребения.
        Вы жертвою пали в борьбе роковой
        Любви беззаветной к народу.
        Вы отдали все, что могли за него,
        За жизнь его, честь, и свободу.
        Далее, к хору голосов присоединяется оркестр, вынуждающий руководящую верхушку (вплоть до милиционеров) вытянуться по стойке смирно. Даже секретарша Марьяна Пидкуймуха спешит отлипнуть от фотоаппарата, боясь попасть в немилость к товарищу Крупову. Вдруг тот воспримет освоение выделенной ей техники за акт равнодушия к боевому прошлому собственного народа, сражавшегося и гибнущего во имя торжества справедливости.
        Порой изнывали вы в тюрьмах сырых,
        Свой суд беспощадный над вами
        Враги-палачи уж давно изрекли,
        И шли вы, гремя кандалами.
        Умиленный столь типичной для советского пространства сценой, Буратино скрещивает на груди руки и с важным видом начинает обход площади.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Так-так, что тут у нас? Ага, ясно. (Подходит к помосту.) Больше колоти, товарищ! Больше! Нечего гвозди жалеть, их у тебя навалом. (Подходит к фонарному столбу.) Выше вешай, товарищ! Выше! Иначе твой флаг будет плохо развеваться на ветру. (Подходит к радиоаппаратуре.) Резче ручки крутите, товарищи! Резче! И не забывайте про штепселя. Вон тот вытащите, а этот вставьте.
        А деспот пирует в роскошном дворце,
        Тревогу вином заливая,
        Но грозные буквы давно на стене
        Чертит уж рука роковая.
        Поддавшись уговорам назойливого демона, один из работников действительно хватается за штепсель, но тут же отпрыгивает в сторону, потому что гнездо, откуда он торчит, начинает искрить.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Осторожней! Кто ж провода голыми руками трогает? Для этого существуют специальные резиновые перчатки. Всему вас учить надо, олухи!
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(В микрофон) Тише! Разве можно под такую песню галдеть?
        Буратино кивает в ответ головой, проводит двумя пальцами вдоль губ, имитируя закрывающуюся молнию, а потом быстро юркает за белую ширму с красным крестом, выехавшую из глубины сцены и остановившуюся слева от трибуны.
        Падет произвол и восстанет народ,
        Великий, могучий, свободный.
        Прощайте же братья, вы честно прошли
        Свой доблестный путь благородный.
        На последнем припеве взгляд товарища Крупова перемещается в сторону ширмы. Его брови тотчас сходятся домиком, словно он увидел привидение, вынырнувшее из ниоткуда. И как раньше она не попадалась ему на глаза?
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Позвольте узнать, зачем вам понадобилось разворачивать здесь медицинский центр? Мы что, собираемся вместо маскарада провести военные учения?
        Отвечать на вопрос выездного представителя Политбюро вызывается участковый Иван Иванович Ястребов, правда и он тоже пребывает в легком замешательстве по поводу внезапно возникшей ширмы. Ну, не было ее здесь минуту назад. Хоть убейте, не было.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ.(Как бы оправдываясь) После маскарада нас всех ждет дружественная спартакиада, в ходе которой кто-то может случайно получить травму: ушиб колена, вывих лодыжки, или, не дай бог, перелом руки.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Ничего не скажешь, предусмотрительно. А на доктора взглянуть можно?
        Не дожидаясь, когда его позовут во второй раз, Буратино выскакивает из-за ширмы, облаченный в белый халат с завязками на спине, цилиндрическую шапочку, сдвинутую на лоб, и марлевую повязку, прикрывающую нижнюю часть лица, как будто он только что проводил наисложнейшую операцию.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Конечно, можно. Разрешите представиться, доктор Петлюра.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Строгим голосом) Кто-кто? Петлюра?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Ой, извините меня, пожалуйста. Ошибочка вышла. Ну, конечно, доктор Пилюля. (Пауза.) И товарищ капитан совершенно прав. По сравнению с другими видами спорта, дружественная спартакиада отличается повышенной травмоопасностью.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Это еще почему?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Потому что в ней участвуют непрофессиональные спортсмены, имеющие склонность беспричинно себя калечить.
        Внезапно со стороны клуба раздается серия одиночных выстрелов. Несложно догадаться, что произвел их охотник Рогов из своего маузера, только об этом никто из присутствующих на площади, кроме Буратино, пока не знает.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Опять строгим голосом) Не понял. Кто додумался начинать салют раньше времени? Сейчас утро, и его совсем не видно.
        На этот раз отвечать приходится бригадиру Семену Махову, поскольку он является непосредственным организатором карнавала и знает о нем больше, чем все остальные.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ.(Сконфуженно) Мы не планировали проведение салюта.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Тогда, что это были за звуки?
        В разговор вмешиваются милиционеры, способные с легкостью отличить звуки салюта от звуков, издаваемых огнестрельным оружием.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. По-моему, это самая настоящая стрельба.
        СЕРЖАНТ СТЕПАН НЕРЯХИН. Из пистолета, если быть точнее.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(С опаской посмотрев в сторону клуба) Интересно-интересно. (Пауза.) Значит, стрельба, говорите? (Пауза.) Хорошо, пусть будет стрельба. Но кому именно могла прийти в голову идея портить людям праздник? Потрудитесь объяснить. Или нет, лучше перечислите нам всех потенциальных виновников, а мы путем исключения сами вычислим того негодяя. (Пауза.) Ну, я жду!
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ.(Вжав голову в плечи) Их не так много.
        СЕРЖАНТ СТЕПАН НЕРЯХИН.(Спеша начальнику на выручку) У охотника Рогова есть винтовка.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Рогов? Это не тот ли красноармеец, у кого ты, Семен, собирался одолжить шашку?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Он самый.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. А стреляли из пистолета?
        СЕРЖАНТ СТЕПАН НЕРЯХИН. Да.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.То есть Рогов отпадает?
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Отпадает.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Ладно, кто еще?
        СЕРЖАНТ СТЕПАН НЕРЯХИН. У отца Онуфрия Тихоновича, вроде, был наградной револьвер.
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Точно был. Я разрешение на хранение видел, когда перебирал старые документы.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Что-о-о? У вашего попа имеется в наличии револьвер, и вы только сейчас мне об этом говорите?
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ. Не понимаю, что тут такого? Он же его легально дома держит.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.Не понимаешь? (В ярости) Хорошо, я тебе скажу, что тут такого, тупоголовый ты осел! Мы собираемся снести церковь. Вот что! И поп пойдет на все, чтобы ее защитить. Думаю, он прямо сейчас вершит собственное правосудие, поэтому немедленно отправляйся в клуб вместе со своим таким же тупоголовым помощником и наведи там порядок, а остальные срочно разойдитесь по домам, не то и до вас очередь дойдет.
        ГЛАВА ПОСЕЛКА МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА. Отец Онуфрий не способен причинить вред человеку. Я готов за него поручиться.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Не верю! (Обращаясь к милиционерам) Чего стоите? Бегом в клуб! И учтите, если кто-то пострадает, не сносить вам головы. Лично погон лишу.
        Милиционеры срываются с места, но тут же останавливаются, услышав громкий женский возглас:
        УКРАИНКА МАРЬЯНА ПИДКУЙМУХА. Идут! Идут!
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Как идут? (Всматривается вдаль.) Действительно идут.
        ГЛАВА ПОСЕЛКА МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА. Причем все живы и здоровы.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Смотрит на наручные часы.) Но почему так рано? Сейчас ведь пол-одиннадцатого.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Не знаю.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. И почему у них такой помятый вид?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Без понятия.
        МИЛИЦИОНЕРЫ.(В один голос) Нам что делать?
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Стойте пока здесь.
        Первыми на сцене появляются сросшиеся братья-китайцы. От нехватки свежего мяса в желудках они буквально волочат за собой ноги и ничего, кроме жалости, не вызывают.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Ну, и кого наказывать? Я же просил их разъединить.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Ничего не понимаю. Мы с ними обо всем договорились. Они должны были идти порознь.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Какой же ты после этого бригадир, раз не можешь справиться с подчиненными.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. Прошу прощения, сейчас все исправим.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Хватит, наисправлялись. Дай на остальных взглянуть.
        Следом за братьями-китайцами из-за кулис выходят: Украинец Демьян Йопт, повариха Варвара, тракторист-бульдозерист Иван Скала, казах Жанбырбай Таргынбеков и путевой обходчик Онисим Кочерыгин. Они тоже еле волочат ноги. И все по той же причине. С утра ни у кого во рту ни единой капельки крови не побывало. Не говоря уж о свежем мясе, являющемся для них непозволительной роскошью. А все потому, что Злой и коварный демон Буратино наложил на мясо строжайший запрет при помощи своей мерзкой костяной дудочки с залихватским завитком на конце.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. А где конь? Варя точно на его роль не подходит. А где шашка Симона Боливара? Где тачанка? Где отбойный молоток? И почему у Эрнесто Че Гевары из живота торчит шланг? Он же никогда не был садовником. Он революционер, черт побери! Что собственно происходит? Кто-нибудь может сказать?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО.(Протискиваясь сквозь толпу) Я могу!
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Говори! Мы все тебя внимательно слушаем.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Только для начала мне надо осмотреть пациентов.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Пациентов?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Да-да, пациентов. Вы разве не видите, какие у них тяжкие увечья? Взять хотя бы вон того пирата в треуголке. Да у него из шеи одни лишь позвонки остались. Удивляюсь, как еще голова на плечах держится. По всем законам физики она уже давно должна была отвалиться.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Это не пират. Это Симон Боливар.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Какая разница? Предлагаю выделить мне кого-нибудь для опытов.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Забирай любого. Главное, поточнее поставь диагноз.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Спасибо за доверие. Обязательно поставлю.
        Пройдя медленным шагом вдоль строя зомби-строителей, Буратино в итоге возвращается в самое его начало и встает аккурат напротив братьев-китайцев.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Пусть будет это четырехногое недоразумение о двух головах. Уж больно оно мне нравится.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Хорошо, пусть будет оно.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Пошли со мной за ширму, товарищ. (Чешет затылок.) Или товарищи? Я, право, теряюсь в догадках по поводу количества людей, составляющих данную акробатическую композицию. Ну да ладно, на хирургическом столе разберемся, сколько вас здесь собралось.
        Буратино с братьями-китайцами исчезают за ширмой. В зале плавно приглушается свет, зато по другую сторону ширмы вспыхивает яркая лампа, знаменующая начало тетра теней. Сперва появляется размытый силуэт каталки, затем на нее взбираются несчастные бедолаги, и под конец на переднем плане проявляется голова с длинным-предлинным носом.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Спустившись с трибуны, чтобы было удобней наблюдать за происходящим, и встав возле бригадира Махова) А доктор точно подметил, тебе не кажется?
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ.(Развернувшись к выездному представителю Политбюро вполоборота) Я же говорю, мы договаривались, что они будут идти порознь. Не знаю, как так получилось.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Потом напишешь мне объяснительную.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Минутку внимания. Кое-что прояснилось.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Что там у тебя?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО.Их тут двое.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Это и так ясно. Давай дальше.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Секунду.
        Из-за ширмы доносится жуткий металлический визг, напоминающий звук бормашины стоматолога, и вместо головы с длинным-предлинным носом возникают очертания какого-то непонятного устройства с фрезой на конце.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(С опаской) Ты чем там занимаешься?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Пытаюсь вскрыть одному из пациентов черепную коробку.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. На кой черт?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Хочу добраться до мозга и проверить, насколько сильно он поврежден.
        Визг усиливается. Устройство вплотную приближается к голове пациента, отчего тот начинает конвульсивно вздрагивать, а дальше наружу выстреливает фонтан алой крови, забрызгивая все на своем пути.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Можно поаккуратней? Ты нас всех перепачкал.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Извините, больше не буду. Коробка вскрыта. Приступаю к изучению извилин серого вещества.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Спустя минуту) Как успехи?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Ой-ой-ой! Плохи наши дела! Совсем плохи!
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Что случилось?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Пациента кто-то зомбировал.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. В смысле зомбировал?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Лишил сознания. (Пауза.) Жить будет, но только на рефлекторном уровне.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. На каком еще рефлекторном уровне? Выражайся яснее.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Не могу яснее. Лучше я вам продемонстрирую.
        Ширма отъезжает в сторону, и перед взором присутствующих предстает страшная картина. У одного из братьев-китайцев действительно вскрыта черепная коробка, однако вместо мозга наружу высунуты провода, противоположные концы которых подключены к электрическому прибору с красным тумблером и стрелочным индикатором уровня напряжения. При виде всего этого у секретарши Марьяны Пидкуймухи подкашиваются ноги, поэтому бригадиру Махову и главе поселка Мирону Елисеевичу Слободе приходится взять ее под руки, чтобы она не упала.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. А ну-ка, дружок, подними левую руку. (Раздается щелчок тумблера, и ток из прибора поступает по проводам в недра китайца, но китаец продолжает лежать без движений.) Ах да, у тебя нет левой руки. Тогда подними правую. (Раздается новый щелчок тумблера, и китаец поднимает правую руку.) Теперь подними левую ногу. (Китаец поднимает левую ногу.) Теперь подними правую ногу. (Китаец поднимает правую ногу.) Молодец, получи конфетку. (Раздается еще один щелчок тумблера, и китаец трясет всеми тремя конечностями одновременно.)
        Хотя Буратино уже намекал некоторым нашим героям, какую пользу могут принести зомби при строительстве железной дороги, выездной представитель Политбюро становится первым, кто вникает в суть дела.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. А если отключить прибор? Он будет выполнять команды?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Будет. (Пауза.) По свистку.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Это как?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Как собака Павлова. Смотрите. (Достает из кармана дудочку и дудит в нее.) А ну-ка, дружок, поднимайся с каталки. (Китаец мигом соскальзывает на пол, утягивая за собой брата.) Молодец, получи конфетку. (Раздается щелчок тумблера, и китаец пускается в пляс, насколько позволяют ему провода.)
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Здорово!
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Хотите, можете сами попробовать.
        Отсоединив провода от прибора (но оставив их торчать из головы подопытного), Буратино подходит к выездному представителю Политбюро, чтобы всучить ему свою дудочку. Выездной представитель берет дудочку в руки, подносит ее к губам, однако выпустить из легких воздух не торопится, потому что в его голову приходит довольно интересная идея.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Указывая в сторону отряда зомби-строителей) И с теми тоже пройдет подобный фокус?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. К чему задавать вопросы, когда можно проверить? Дудите!
        Стоит выездному представителю Политбюро дунуть, как зомби-строители оживляются и чуть ли не начинают вилять хвостом, приводя окружающих в трепет. Особенно это касается бригадира Махова, так глупо опростоволосившегося перед грозным начальником.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(С довольной ухмылкой) Учись, Семен, как надо управлять вверенным тебе коллективом тружеников. А ну-ка, марш на трибуну!
        Продолжая приводить окружающих в трепет, зомби-строители отправляются на трибуну, в том числе и братья-китайцы, причем их совместный танец не прекращается ни на секунду. Уж больно вкусной оказалась конфетка. Жаль, к ней в придачу не полагается мясо, ведь с набитым животом плясать гораздо веселее. А если запить мясо кровью, то вообще будет красота! Тогда плясать можно хоть до самой глубокой ночи.
        Об этих дополнительных условиях Буратино вскоре и сообщает выездному представителю Политбюро, дабы окончательно передать ему бразды правления. Собственно, на то и был весь расчет.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Выходит, они могут делать все, что им прикажут? Даже работать на стройке?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Ну конечно! Навыки-то остались. Как говорится, мастерство не пропьешь.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. И сколько по времени? Двенадцатичасовую смену выстоят?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО.(Отрицательно мотает головой.) Я вас умоляю! Какая двенадцатичасовая смена? Ваши обновленные работники способны вкалывать целые сутки напролет. Им вообще не надо отдыхать. Это же зомби.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Вот и замечательно! Побольше бы нам таких работников. Глядишь, и время на прокладку всей железнодорожной магистрали сократилось бы вдвое.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Потерпите, скоро бригада передовиков-строителей пополнится, как минимум, еще тремя членами, которые ошиваются где-то поблизости.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. А чем их кормить? Зомби ведь должны что-то употреблять в пищу?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Здесь есть маленькая загвоздка. Зомби не едят обычную еду. Зомби питаются исключительно свежей человеческой плотью.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Где же нам ее раздобыть?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Думаю, вместо плоти человека можно использовать плоть каких-нибудь лесных жителей. К примеру, оленей. Или кабанов. Или медведей. Короче, всех, кого удастся подстрелить в глухой чаще леса. А чтобы они ничего не заподозрили, туши следует обильно полить донорской кровью.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. На счет этого не беспокойся. Кровь (обводит всех хитрым взглядом) мы накачаем. Что касается животных, то на такой непредвиденный случай у нас имеется в наличии опытный охотник.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Тогда проблем возникнуть не должно.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Обращаясь к милиционерам) Немедленно разыскать и привести сюда Рогова. Для него будет ответственное задание. Пусть начнет пополнять наши запасы прямо с сегодняшнего дня. Да лесника не забудьте захватить. Разрешение на массовый отстрел дичи следует зафиксировать документально.
        Милиционеры срываются с места, но тут же останавливаются, уставившись куда-то вдаль. Бригадир Семен Махов и глава поселка Мирон Елисеевич Слобода устремляют взгляды в том же направлении, при этом вытаращив от удивления глаза.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Чего встали? Бегом!
        КАПИТАН ИВАН ИВАНОВИЧ ЯСТРЕБОВ.(Вытянув руку вперед) Рогов уже тут.
        СЕРЖАНТ СТЕПАН НЕРЯХИН. Сам к нам пришел.
        БРИГАДИР СЕМЕН МАХОВ. И лесник с ним.
        ГЛАВА ПОСЕЛКА МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА. И отец Онуфрий тоже.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Где?
        Из-за кулис (с правой стороны сцены) раздается самая настоящая канонада, состоящая из пулеметных очередей и частых пистолетных выстрелов. Чтобы не схлопотать шальную пулю, всем приходится перебраться на левую сторону сцены (поближе к медицинскому центру). Кто знает, может, доктор понадобится не только для проведения чудовищных экспериментов над зомби-строителями, а еще и для латания огнестрельных ран у простых людей.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Что я вам говорил. Ваш поп истинный головорез, и по нему давно плачет тюрьма.
        Высказаться дальше выездному представителю Политбюро не дает пелена едкой гари, неожиданно заполнившая половину сцены, отчего многие начинают громко кашлять. Видимо, пулемет "Льюиса" пролежал у охотника Рогова слишком долго без дела, поэтому из него во время стрельбы теперь валит черная копоть.
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ.(Пятясь спиной назад) Вы видели, как я с одного маха фрицу руку оттяпал?
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Это что. Помнится, однажды мне удалось рассечь неприятеля надвое. Правда, случилось это во время моего стремительного падения во вражеский окоп.
        Издав характерный свист, шашка лесника устремляется ввысь и замирает в перпендикулярном положении над его головой. Спустя секунду из-за кулис показывается отец Онуфрий, выставив перед собой маузер с револьвером. А еще через секунду появляется сам Рогов. Оба пятятся назад, как и лесник, не имея ни малейшего представления о том, что твориться у них за спиной.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Смотрите, фашисты скоро опять в атаку поднимутся. Сколько можно по ним вести огонь? У меня патроны заканчиваются.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Терпение, отец Онуфрий, терпение. Еще один барабан в них разрядим, и они упадут на землю под тяжестью собственного веса. Мы же уже килограммов пятнадцать свинца израсходовали.
        Встав на правое колено, Рогов отстегивает опустошенный барабан и меняет на новый. Лесник продолжает стоять в боевой стойке. А отец Онуфрий, взведя поочередно курки, медленно вытягивает руки вперед.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Готовы?
        ОТЕЦ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ И ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ.(Вместе.) Да!
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. По моей команде. (Нацеливает пулемет на врага.) За царя! За отчество!
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. За Родину! За Сталина!
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ.(Удивленно) Вы чего, сговорились?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Случайно совпало.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Пли!!!
        В этот момент немцы-зомби выходят на сцену и тут же валятся с ног под градом пуль, вырывающихся одновременно из трех стволов.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Придя в себя) Отставить портить государственное имущество!
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Какое еще имущество? (Оборачивается назад.) А вы откуда здесь взялись?
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Хотели карнавал провести, но кто-то зомбировал всех его участников и теперь мы пытаемся их приручить.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ.(Опуская ствол пулемета вниз) Зачем?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Перемещая маузер с револьвером в сторону трибуны) Да, действительно, зачем? Их уничтожать надо, а не приручать!
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Что я слышу, отец Онуфрий? Разве к этому призывает ваше учение? А как же заповедь: возлюби ближнего твоего?
        ЛЕСНИК АФИНОГЕН ГАВРИЛОВИЧ САМОСТРЕЛОВ. Они же нежить поганая! Если с ними сейчас не разобраться, завтра конец света наступит.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Не надо преувеличивать. До конца света еще далеко. Солнце израсходовало лишь половину своего ресурса. К тому же мы уже во всем разобрались и нашли нашим зомби достойное применение. Осталось только решить, что делать вон с теми? (Указывает на изрешеченных пулями немцев.) Скажите, доктор, вы об этой троице нам рассказывали?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Да, о ней.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. И ими тоже можно управлять при помощи дудочки?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Да, можно, но команды придется отдавать на немецком, потому что по-русски они ни бум-бум.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Не страшно. (Обводит всех внимательным взглядом.) Кто-то из вас говорит по-немецки?
        ГЛАВА ПОСЕЛКА МИРОН ЕЛИСЕЕВИЧ СЛОБОДА. Отец Онуфрий во время войны в разведке служил. Наверняка их язык хорошо изучил.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Да неужели! Какая неслыханная удача. Отец Онуфрий, может, блеснете знаниями? А то не хотелось бы рабочую силу в расход пускать.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Игнорируя слова выездного представителя Политбюро) Кого-то мне ваш доктор напоминает.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Причем здесь доктор? Лучше скажите что-нибудь немцам, пока они кусаться не начали. (Дудит в дудочку.) Поторопитесь. Не видите, один ожил.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Не сводя глаз с доктора) Хенде хох, дойча айндринглинг! Шнеля! (Hande hoch, deutscher eindringling! Schneller! Перевод с немецкого: Руки вверх, немецкий захватчик! Быстро!)
        ШТУРМБАННФЮРЕР СС РУМПЕЛЬ ФОН ШТИЛЬЦХЕН.(Встав на четвереньки, что сделать ему было весьма затруднительно по причине отсутствия левой руки) О-о-о! Нихт шизен! (Nicht schie?en! Перевод с немецкого: Не стреляйте!)
        ЕФРЕЙТОР ЙОЗЕФ ШУЛЬТЦ.(Поднимая руки вверх) Ауфгибе! (Aufgebe! Перевод с немецкого: Сдаюсь!)
        РЯДОВОЙ ХОФФМАН ГЮНТЕР. Капитуляцион! (Kapitulation! Перевод с немецкого: Капитуляция!)
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Что они сказал?
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. Сказали, что сдаются.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.Вот и славно. Потом набросаете на листочке ключевые фразы для бригадира Махова. Пусть изучает. (Обращаясь к охотнику Рогову) Теперь займемся тобой, "ваше благородие". Во-первых, сдай свой пулемет участковому Иван Ивановичу. (Обращаясь к отцу Онуфрию Тихоновичу и леснику Афиногену Гавриловичу) Это всех касается. Вы тоже сдайте свое оружие. (Опять обращаясь к охотнику Рогову) А во-вторых, что ты там про царя говорил? Объясни нам, пожалуйста.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ.(Сильно смутившись и запинаясь на каждом слове) Виноват. (Пауза.) Ляпнул невпопад в пылу сражения. (Пауза.) Не подумав.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Не подумав? Или машинально? Так сказать, по привычке.
        ОХОТНИК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ РОГОВ. Простите. Больше такое не повторится.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Очень на это надеюсь, так как нам предстоит долгое сотрудничество. (Обращаясь к милиционерам) Завтра на моем рабочем столе должно лежать личное дело Рогова. Хочу просмотреть, чем он занимался в молодости и какое отношение имеет к Красной армии.
        Пока глава поселка Мирон Елисеевич Слобода вместе с бригадиром Семеном Маховым, оставив взволнованную секретаршу Марьяну разбираться со своими страхами в одиночестве, помогают милиционерам составить опись изъятого оружия, а выездной представитель Политбюро вместе с лесником Афиногеном Гавриловичем и охотником Роговым осматривают повреждения, полученные пленными немцами в ходе перестрелки, отец Онуфрий, воспользовавшись всеобщей неразберихой, взбирается на трибуну для озвучивания небольшой речи, которую приготовил еще неделю назад.
        Члены всесоюзной бригады передовиков-строителей стоят позади не шелохнувшись, словно в их пустое от мыслей сознание вновь возвратился разум и они превратились в нормальных людей, что на самом деле, конечно же, не так. Откуда взяться разуму, когда серое вещество уже несколько часов подряд не получало кислорода - ключевого элемента, необходимого для бурной мозговой активности? (Не считая дарвиновского мяса.)
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(Стучит по микрофону, чтобы привлечь к себе внимание.) Уважаемые товарищи, коль мы тут все сегодня собрались, прошу меня внимательно выслушать. Я понимаю, что соединение двух противоположных концов нашей необъятной родины при помощи железнодорожной магистрали является наиважнейшей задачей, не требующей отлагательств. (Пауза.) И я также понимаю, что чем быстрее завершится ее строительство, тем быстрее улучшится экономическая ситуация в стране. (Пауза.) Однако возрождение культурных ценностей тоже является важным делом. Народу необходима духовная поддержка, чтобы сплотить его еще крепче. А посему, снос церкви можно смело приписать к акту вандализма, способному внести в ряды трудящихся масс раскол. Предлагаю пойти на компромисс и совместно разработать альтернативный план действий.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Пытаясь приладить к штурмбаннфюреру СС Румпелю фон Штильцхену его оторванную руку) При всем уважении к вашим боевым заслугам во время Великой Отечественной войны, в очередной раз вынужден отклонить вашу просьбу. На строительство перегона выделены мизерные сроки, следовательно, бригаде передовиков-строителей (осекается), точнее бригаде зомби-строителей, остается лишь идти напролом, то есть через вашу церковь. Извините, но нам придется ее снести, несмотря на столь убедительные доводы.
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ. (Уставившись на Буратино) Кого же ты мне все-таки напоминаешь?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО.(Обращается в зал, решив поделиться собственными мыслями со зрителями.) Конечно же, мной всегда движут исключительно злые помыслы, направленные против людей. Тем не менее в этот раз я хочу изменить своим принципам и сделать для отца Онуфрия доброе дело. Уж больно он правильный и честный человек, чтобы над ним измываться. (Обращается к выездному представителю Политбюро, поманив того указательным пальцем.) Можно вас на два слова?
        Выездной представитель передает руку штурмбаннфюрера СС леснику и подходит к Буратино. Тот срывает с лица марлевую повязку и что-то шепчет ему на ухо. Отец Онуфрий сжимает кулаки, наконец узнав ненавистную физиономию демона, однако от совершения необдуманного поступка, заключающегося в отвешивании увесистого тумака, его ограждает неожиданный возглас.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Удивленно) Не может быть! Ты серьезно?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Серьезней некуда.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Точно успеют?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Уверяю! Что касается работы, то зомби еще никогда никого не подводили. Мало того, им бы мог позавидовать самый сильный и выносливый раб, стоящий на черном рынке бешеных денег. Клянусь своим колпачком!
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Повернувшись лицом к зрителям) Мы тут с моим другом посоветовались и решили пойти на уступки. Учитывая неординарные способности зомби, а также тот факт, что ряды строительной бригады пополнились тремя иностранными новобранцами, сроки прокладки перегона должны сократиться более чем в два раза. Да восторжествует советская власть, как самая всемогущая и справедливая во всем мире! Ура товарищи!
        ПРОТОИЕРЕЙ ОНУФРИЙ ТИХОНОВИЧ.(На выдохе и разжав кулаки) Спасибо!!!
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Спасибо надо говорить не мне. (Указывает на Буратино.) Спасибо надо говорить сотруднику комитета государственной безопасности, майору Сергею Баранкину.
        Все начинают громко аплодировать. В том числе и те, кому в скором времени предстоит круглосуточно трудиться в поте лица. А все из-за дудочки с залихватским завитком на конце, издающей пронзительный писк под закрывающийся занавес.
        Действие восьмое: "Приезд комиссии"
        ГОЛОС СВЫШЕ. Что такое клятва? Клятва - это торжественное заверение, данное в присутствии множества свидетелей, или молчаливое обещание самому себе, данное в присутствии множества гипотетических свидетелей, выдуманных посредством игры воображения. В любом случае нарушение клятвы сродни пустословию, что за Буратино ни разу не замечалось, в связи с чем бригада зомби-строителей успела завершить прокладку железнодорожных путей в обход церкви аж за двое суток до приезда из столицы специальной комиссии, возглавляемой членом Политбюро товарищем Овсянниковым. (Пауза.) Помимо зомби, в прокладке путей также принимали участие почти все жители поселка, включая отца Онуфрия Тихоновича, кому было доверено руководить пленными немцами, поскольку бригадир Семен Махов так и не смог освоить их язык. Поначалу отец Онуфрий чувствовал себя неуютно, но постепенно вошел во вкус, добившись от своих подопытных (ой, извините - подопечных) наивысших результатов. Оно и понятно, руководить - значит не работать. Особенно когда ты отдаешь команды лютым врагам, на ком можно вдоволь отыграться за все те ужасные поступки, которые
были ими совершены в недалеком прошлом. К примеру: "Вот вам, сволочи, за Сталинград! Выройте-ка мне траншею длиною в сто метров и глубиною с два человеческих роста. Да поживее". Или: "Вот вам, сволочи, за Курскую дугу! Разгрузите-ка мне быстро пять вагонов шпал. Причем вручную, без использования какой-либо вспомогательной техники". Разве это не справедливо? Конечно, справедливо. И этим грех не воспользоваться.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Равняйся! (Дудит в дудочку.) Смирно! Равнение на середину!
        Декорации сцены с последнего действия особых изменений не претерпели. Все осталось на прежних местах, за исключением медицинского центра, в котором отпала всякая необходимость. (Проведение дружественной спартакиады ведь больше не предвидится, поскольку несостоявшиеся спортсмены вместе с мозгами полностью растеряли спортивные навыки, превратившись в кучку кретинов, беспрекословно исполняющих приказы своих командиров.)
        Прямо в центре возвышается трибуна, куда взобрались: товарищ Крупов, Злой и коварный демон Буратино (в военном кителе и неестественно большой фуражке), бригадир Семен Махов, а также секретарша Марьяна Пидкуймуха (по-прежнему вооруженная фотоаппаратом, чтобы запечатлеть приезд комиссии на пленку). Справа стоит фонарный столб с развевающимся на ветру красным флагом. Его отлично дополняет шеренга зомби-строителей, выглядящих так, как будто по ним проехал асфальтоукладочный каток, что совсем недалеко от истины. Слева виднеется все та же радиоаппаратура, исторгающая из своих недр "Рабочую Марсельезу" (автор: П. Л. Лавров, 1875 год) и бьющая током тех нерадивых электриков, кто игнорирует правила техники безопасности.
        Отречемся от старого мира,
        Отряхнем его прах с наших ног!
        Нам враждебны златые кумиры,
        Ненавистен нам царский чертог.
        Мы пойдем к нашим страждущим братьям,
        Мы к голодному люду пойдем,
        С ним пошлем мы злодеям проклятья -
        На борьбу мы его поведем.
        Вставай, поднимайся, рабочий народ!
        Вставай на врага, люд голодный!
        Раздайся, клич мести народной!
        Вперед, вперед, вперед, вперед, вперед!
        Богачи-кулаки жадной сворой
        Расхищают тяжелый твой труд.
        Твоим потом жиреют обжоры,
        Твой последний кусок они рвут.
        Голодай, чтоб они пировали,
        Голодай, чтоб в игре биржевой
        Они совесть и честь продавали,
        Чтоб глумились они над тобой.
        Член Политбюро товарищ Овсянников выходит из-за кулис в сопровождении главы поселка Мирона Елисеевича Слободы и, пройдя вдоль строя зомби с выпученными от удивления глазами, присоединяется к руководящему составу передовиков-строителей.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Молодцы, нечего сказать. Уложились точно в срок. (Пауза.) Партия вас не забудет, и каждый особо отличившийся будет награжден почетной грамотой.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Рады стараться!
        Тебе отдых - одна лишь могила.
        Весь свой век недоимку готовь.
        Царь-вампир из тебя тянет жилы,
        Царь-вампир пьет народную кровь.
        Ему нужны для войска солдаты -
        Подавай ты ему сыновей.
        Ему нужны пиры и палаты -
        Подавай ему крови своей.
        Не довольно ли вечного горя?
        Встанем, братья, повсюду зараз -
        От Днепра и до Белого моря,
        И Поволжье, и Дальний Кавказ.
        На врагов, на собак - на богатых,
        И на злого вампира - царя
        Бей, губи их, злодеев проклятых,
        Засветись, новой жизни заря.
        И взойдет за кровавой зарею
        Солнце правды и братской любви,
        Хоть купили мы страшной ценою -
        Кровью нашею - счастье земли.
        И настанет година свободы:
        Сгинет ложь, сгинет зло навсегда,
        И сольются в одно все народы
        В вольном царстве святого труда.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. А почему наши герои имеют такой ужасный вид? Неужели вам не хватает спецовок? Вроде со снабжением перебоев не наблюдается.
        ТОВАРИЩ КРУПОВ.(Ни капли не смущаясь) Прошу прощения, но многие прибыли сюда прямо с передовой.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Похвально! Так сказать, с корабля на бал?
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Да, с корабля на бал. Но это не главное. Некоторое время назад они претерпели модификацию, и теперь одежда им вообще ни к чему. Могут работать голыми. (Пауза.) Даже в лютый мороз.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Интересно, а можно с этого места поподробнее? Что еще за модификация такая?
        ТОВАРИЩ КРУПОВ. Пусть вам лучше о всяких модификациях расскажет военный врач майор Сергей Баранкин, являющийся по совместительству сотрудником комитета государственной безопасности. Он владеет большей информацией, чем я.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Даже так? Не знал, что строительство железнодорожной магистрали курирует столь серьезное ведомство.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Вы и не должны знать, товарищ. До последнего момента все было засекречено.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. С чего бы это вам понадобилось засекречивать свою деятельность?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Не так давно к нам в руки попала экспериментальная вакцина, разработанная капиталистическим блоком стран НАТО для увеличения производительности труда почти во всех областях тяжелой и легкой промышленности. Она способна воскрешать мертвых и делать из них покорных рабов, именуемых в простонародье "зомби". Кодовое название вакцины - "Зет медикацион зеро зеро уан", что в переводе с английского означает - "Зет препарат ноль ноль один".
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Первый раз о таком слышу.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Я же говорю, операция проходила под грифом "секретно", но теперь, после испытаний препарата в полевых условиях, мы можем, наконец, приоткрыть завесу тайны.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ.(Бросив взгляд в сторону передовиков-строителей) Значит, вы провели испытания на живых людях? А как же параграф пятнадцать пункт двадцать три инструкции по проведению тайных клинических исследований, гласящий, что подобные действия нужно обязательно согласовывать с представителями Политбюро?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Не совсем на живых. Изначально планировалось воскресить отряд пленных немцев, похороненных на окраине этого поселка, однако ситуация вышла из-под контроля, и немцы напали всей своей оравой на строительную бригаду, готовящуюся к карнавалу, вследствие чего мне пришлось импровизировать на ходу, не обращаясь к вам за разрешением.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. То есть вы заодно воскресили и наших передовиков-строителей.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Совершенно верно, воскресили. И, как видите, результат превзошел все ожидания.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Удивительно! (Спускается с трибуны, чтобы еще раз пройти вдоль строя зомби.) Прошу всех покинуть площадь. У меня к майору Сергею Баранкину есть несколько вопросов, которые я не хочу озвучивать в присутствии посторонних лиц.
        Через минуту сцена пустеет, и товарищ Овсянников остается один на один со Злым и коварным демоном Буратино, нахмурившим для важности брови.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ.(Вкрадчивым голосом) Скажи, сколько еще мертвецов вы можете воскресить?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Не больше тысячи.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Почему так мало?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Количество препарата ограничено. (Пауза.) К сожалению, нам не удалось расшифровать формулу для его воссоздания.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. А кто-нибудь еще о нем знает?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Мы разослали запросы директорам крупных производств с целью выяснить их потребности.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. И у вас есть уже предварительный список?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Да, есть.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Можно взглянуть?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Разумеется, можно. Вот, полюбуйтесь.
        Порывшись во внутреннем кармане кителя, Буратино извлекает наружу длиннющий листок бумаги, сложенный гармошкой. Товарищ Овсянников разворачивает его целиком и принимается за изучение, постепенно приходя в негодование от прочитанного.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Смотрю, себя вы не обделили. (Пауза.) Заказали целых пятьдесят штук.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Нам нужны беспринципные агенты, способные в экстренных случаях принимать решения не опираясь на личные ощущения.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ.(Тычет пальцем в следующий пункт.) Зато политагитаторов всего двенадцать.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Один зомби-политагитатор стоит десяти обычных политагитаторов, поскольку он программируется на произношение конкретных фраз и никогда не сболтнет лишнего.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Хорошо, а для чего мясной промышленности понадобилась сотня зомби? Чем они будут там заниматься в таком количестве?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Как чем? Зомби - единственные существа, которые досконально разбираются в мясных продуктах. Почуяв тухлятину, они немедленно сообщат производителю о дефекте путем громогласного мычания, следовательно, население никогда не получит пищевое отравление. Вы должны понимать это как никто другой. Ведь это ваши слова, произнесенные недавно с трибуны президиума верховного совета: "Здоровье нации - важнейшая задача государства".
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Мои, спорить не буду. (Вновь тычет пальцем в листок.) Триста зомби в духовые оркестры! Куда столько?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Триста - еще мало. Зомби-трубачи могут трубить до бесконечности. Впрочем, и зомби-тромбонисты тоже. И зомби-саксофонисты. И зомби-флейтисты. И зомби-валторнисты. И даже зомби-барабанщики будут барабанить, пока их не остановишь. А что, как не хорошая духовая музыка, призвана поднимать настроение трудящихся масс?
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Логично. Идем дальше. (Начинает перечислять следующие области применения зомби.) Двести семь штук отходят в пользу ассенизаторов. Не знаю, насколько это целесообразно, ну да черт с ними. Сто сорок три штуки отходят в пользу газовщиков. Вот тут уже теплее. Без газа нам не обойтись, и каждый газовщик в отопительный сезон на вес золота. Семнадцать штук - водолазам. Тоже не буду спорить. Водолаз - профессия почетная. Пятьдесят пять - ткачам. С этим все ясно. Восемьдесят четыре - строителям дорожных работ. С этим тоже понятно. Тридцать - сталеварам. Сто двадцать - судьям. Восемьдесят три - геологам. Семьдесят - парашютистам. Пятьдесят два - сварщикам. Постойте! (Доходит до конца списка.) Почему здесь нет ни одного военного? Неужели зомби не в состоянии встать на защиту нашей Родины?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Агентов комитета государственной безопасности раскрыть практически невозможно, зато солдат можно вытаскивать из окопов прямо тепленькими. Представляете, какой скандал разразится, если мировая общественность узнает, что в советской армии служат мертвецы?
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Да уж, шумиха поднимется страшная. (Пауза.) А куда девать еще пятьдесят зомби?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Мы оставили их про запас.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Предусмотрительно. (Сворачивает листок обратно в гармошку.) И последнее: я могу представить данный список на очередном пленарном заседании Политбюро?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО.(Широко улыбается.) Я бы сказал, что вы просто обязаны это сделать.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Договорились. Завтра же отправлюсь в столицу. С такими серьезными делами затягивать нельзя.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Все правильно, нельзя! И поскольку на сегодня у вас больше дел не запланировано, предлагаю отобедать у местного попа - отца Онуфрия Тихоновича.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Попа? Звучит заманчиво. Я согласен.
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Тогда идемте.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ.(Вдогонку удаляющемся со сцены Буратино) Интересно, как отец Онуфрий Тихонович относится к появлению у него в поселке зомби?
        ЗЛОЙ И КОВАРНЫЙ ДЕМОН БУРАТИНО. Крайне положительно.
        ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩ ОВСЯННИКОВ. Странно.
        Занавес!
        ГОЛОС СВЫШЕ. Наверняка каждому будет интересно узнать о дальнейшей судьбе охотника Рогова, выставившего себя не в лучшем свете перед выездным членом Политбюро товарищем Круповым. На первый взгляд, ситуация явно складывалась не в его пользу. Особенно когда через два дня к нему в дом нагрянула с обыском милиция. В течение пяти часов участковый Иван Иванович Ястребов со своим помощником Степаном Неряхиным производили тщательный осмотр всех жилых помещений (включая подпол с чердаком), в ходе которого им удалось обнаружить следующие запрещенные предметы: три допотопных нагана, еще один маузер, еще один пулемет "Льюиса", пять винтовок, две охотничьи двустволки, несколько шашек, набор всевозможных ножей, включая кортик (подаренный адмиралом Балтийского флота за успешное выполнение совместной операции), десять ручных гранат с истекшим сроком годности, свыше семидесяти килограмм боеприпасов и четыре двадцатилитровые бочки с хлором (для справки: в первую мировую войну хлор распыляли с аэропланов над вражескими окопами, чтобы противник понес максимальные потери в живой силе). За все это Рогов получил год
условно, но учитывая то обстоятельство, что единственному поселковому охотнику было поручено ответственное задание по добыче пропитания для зомби-строителей, суд постановил вернуть одну из двустволок владельцу и снабдить ее картонными пыжами, начиненными мелкой дробью. На оба наказания Рогов отреагировал с усмешкой, поскольку загодя организовал в лесу дополнительный тайник, включающий в себя не менее внушительный арсенал, чем первый, за исключением бочек с хлором. Там их было всего лишь две. Зато имелся в наличии станковый пулемет "Гочкиса", обладающий скорострельностью пятьсот выстрелов в минуту. Настоящее сокровище для людей, разбирающихся в стрелковом оружии. Что касается личного дела, появившегося на рабочем столе грозного начальника спустя день после карнавала, то здесь товарищ Крупов потерпел полное фиаско. В нем вообще не указывалось, чем Рогов занимался в молодости, а все потому, что будучи от природы весьма неординарной и проницательной личностью, ротмистр Николай Васильевич Рогов, возглавлявшей в прошлом сотню бесстрашных пехотинцев, давным-давно (еще как только приехал в поселок) выкрал из
своего дела несколько важных страничек, подкупив тогдашнего участкового тремя литрами самогона.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к