Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Батлук Анна: " В Самое Сердце " - читать онлайн

Сохранить .
В самое сердце Анна Батлук
        Бесприданница выходит замуж за князя Заритовского - такое только в сказках бывает, а сказки я никогда не любила. Меня и князя вынудили связать жизни между собой, но как нам научиться с этим жить? Те, кто так поступил, думают, что я покорная овечка, которая молча пойдет навстречу смерти, но они ошибаются. Меня загнали в угол, и я сделаю все, чтобы оттуда выбраться.
        В самое сердце
        ГЛАВА 1
        Ненавижу, когда кто-то читает вслух. А когда читает по слогам - тем более. Одна из воспитанниц, с трудом продираясь через незнакомые письмена, зачитывала заритовскую версию войны на юге, а остальные следили за рассказом по книге. Большинство девушек уже потеряли нить повествования и откровенно скучали, а я все же водила пальцем по бумаге и даже демонстрировала заинтересованный вид, но на самом деле мыслями витала далеко от пансиона, его обитателей и тем более истории княжества Зарит. Эту книгу я прочитала еще год назад и забыть не успела, зато письмо от управляющего моим родным поместьем мучило уже сейчас. Прямо перед занятием мне отдала его наставница, но выразила надежду, что послание будет прочитано в свободное время. Я никогда не нарушала правила, не собиралась делать этого и теперь, но душа была не на месте.
        - Девушки, спешу сообщить вам радостную новость, - наставница Ихель смерила нас равнодушным взглядом рыбьих глаз. Воспитанницы настороженно подняли глаза вверх, а Хельга, которую вообще-то прервали, так и вовсе книгу захлопнула. - Младший брат императора Радона II решил жениться, и императорский двор устраивает смотрины.
        Воспитанницы молча смотрели на наставницу, не понимая, при чем тут они, и Ихель, выдержав серьезную паузу, сочла нужным сообщить:
        - И воспитанницы старшего класса нашего пансиона участвуют в смотринах.
        Кто-то радостно взвизгнул, кто-то расхохотался и сразу же умолк, испугавшись наказания, а кто-то принялся что-то шептать подругам. Я сделала вид, что озвученное меня не касается: смотрины и тем более замужество в мои планы не входило в предыдущие пять минут и, скорее всего, не войдет еще в ближайшие пять лет.
        Наставница Ихель всегда была умным человеком и понимала, что приподнятые плечи девушек, загоревшиеся глаза и растянутые в улыбках губы являются тем самым знаком, который демонстрирует неспособность учиться. Она собрала в одну стопку классный журнал и учебники и направилась к двери:
        - Надеюсь на ваше благоразумие, девушки. До обеда у вас есть время обсудить известие между собой. В обед же всем будет разъяснен порядок проведения смотрин. Таким образом, вечером я не желаю ничего слышать о ваших надеждах, чаяниях и планах на великого герцога. Уверяю, император и его семья более всего ценят в девушках об - ра - зо - ван - ность!
        Ихель многозначительно задрала палец, указывая им вверх, где, по ее мнению, находилась муза обучения. Я сидела, сложив руки на столе, и старалась не шевелиться: наставница-то более всего ценит в воспитанницах благоразумие. На свадьбу с герцогом мне надеяться не приходится, так что после смотрин я вернусь сюда, и все отклонения от идеала мне-то уж точно припомнят.
        - А образованными, думая о мужчинах, вам не стать!
        С такими словами наставница покинула класс, и он тут же взорвался восторженными воплями. Девушки выдавали слишком много эмоций, пытаясь докричаться до других: сразу же принялись обсуждать наряды, которые они наденут на презентацию великому герцогу, и каждая, естественно, считала, что достойна примкнуть к семье императора. По опыту я знала, что подруги такие речи долго терпеть не будут и вполне возможна драка, а потому поднялась со своего места и покинула класс.
        Коридор был пуст. Я подошла к окну и замерла на несколько минут, рассматривая двор. Затянувшаяся зима превратила газон и широкие клумбы в помесь грязи и снега, а высокие изогнутые деревья, на которых уже должны были выглянуть почки, казались мертвыми. Зрелище довольно удручающее, но меня оно радовало. Серый камень и всегда одинаковый вид из окна, дополняющийся только изменением времени года, являлся гарантией моего покоя, нарушать который я не стремилась.
        К высокому крыльцу подъехала темная карета: посетители в пансионе были редкостью, и я вытянула шею, высматривая, кто же это может быть. Но окно располагалось прямо напротив крыльца, так что таинственного гостя удалось рассмотреть только со спины и то в тот краткий миг, когда он входил в дверь.
        Но это все неважно. Я тяжело вздохнула и достала из кармана платья письмо, которое мне отдала наставница. Несколько долгих секунд рассматривала его, перечитывала адрес отправления, но все же резким движением надорвала конверт. Бессмысленно откладывать неизбежное - управляющий просто так никогда бумагу не марал, и не может такого быть, что его письмо не продиктовано жесткой необходимостью со мной связаться. А если таковая существует, то проигнорировать послание не удастся - за ним последуют и следующие.
        Мисс Оливия Росс,
        Уведомляю вас, что имение Салстан, которое принадлежит сейчас вашему брату, не позднее 30 числа текущего месяца будет выставлено с молотка за долги. Мисс Катарину Росс возьмет на воспитание достопочтенный брат вашей матери и его семья. Почти вся прислуга уже распущена. Если хотите взять на память какие-то личные вещи, то сообщите мне ответным письмом или посетите имение лично.
        Хедсрик.
        Салстан, 15 марта
        Я прочитала письмо и бессильно опустила руки, разглядывая такой знакомый пейзаж, но уже за пеленой горьких слез, которые наполнили мои глаза. Раз письмо писал Хедсрик, и на нем нет даже подписи лорда Росса, то брат в плачевном состоянии. Хотя на что я надеялась, ведь проблемы начались у него уже давно. Нет, вру даже самой себе: я надеялась, что он, даже находясь в тумане опьянения, позаботится о Катарине и не бросит нашу младшую сестру. Ведь пока я не закончу обучение и не найду работу, помочь ей не смогу.
        Я рассчитывала, что мне будет, куда вернуться, будет, куда приехать, будет, к кому бежать по зеленому полю, расстилающемуся перед воротами поместья. Сестра бросится мне навстречу, а брат останется ждать на крыльце. Мы выпьем вместе чай, заваренный горничной Матильдой, и со смехом обсудим все года, которые пришлось провести в разлуке.
        Сглотнув слезы и постаравшись взять себя в руки, я еще раз перечитала письмо: раз сестра отдана на воспитание, значит, брат не посчитал нужным оплатить ее обучение в пансионе, пока была такая возможность. Наш дядя - неплохой человек, но он и его жена вряд ли смогут принять чужого ребенка. Да, они предоставят кров, но в лучшем случае не будут этим самым кровом попрекать. В худшем же…
        Я почувствовала, что слезы рискуют сорваться с ресниц, и запрокинула голову вверх. Видеть мою слабость в пансионе, не должен никто. Выживать здесь на протяжении пяти лет и так было мукой, так что я не могу позволить себе разрушить все, что так долго строилось. Осталось полгода, всего полгода обучения, и тогда при идеальной репутации, высших оценках по всем предметам и рекомендациях наставницы, я смогу претендовать на работу в пансионе. Не предел мечтаний, но девушка без дома, где ее ждут, может рассчитывать только на это, если не готова сразу же с крыльца рухнуть в чьи-то объятия. К тому же преподавательнице в пансионе гораздо легче уговорить дирекцию на рассрочку платежей за обучение несовершеннолетней сестры.
        Я несколько раз глубоко вздохнула, успокаиваясь, и спрятала письмо в карман платья. Казалось, оно жжет бедро, хотя между кожей и бумагой было несколько слоев ткани. Но выбрасывать его я не собиралась: стану перечитывать в те моменты, когда захочется простить брата и необходимо будет прийти в себя.
        В класс я вернулась абсолютно спокойная с идеально ровной спиной и заученной улыбкой. Некоторые девушки уже притихли, но большая часть класса еще участвовала во всеобщем ажиотаже. Я прошла, села на свое место и открыла книгу: после обеда планировалась контрольная - следовало воспользоваться свободным временем и подготовиться получше. Но не удалось: ко мне подлетела одна из девушек, Роза, и затормошила:
        - Лив, ну что ты как неживая, неужели ты не в восторге? Неужели не рада?
        Я, еще надеясь, что удастся повторить урок, отрицательно качнула головой.
        - Считаю, радоваться нечему.
        - Как это нечему? - Роза присела рядом со мной за парту, и я огорченно вздохнула, понимая, что отвертеться от разговора не удастся. - Ведь любая из нас сможет стать герцогиней.
        Я скептически взглянула на девушку.
        - Так уж и любая?
        - Конечно! - с жаром воскликнула Роза, и я хмыкнула, не желая ее разубеждать. - Я - так точно! Ведь брат императора еще молод, я красива, он может влюбиться, и тогда что?
        - Что?
        - Я буду жить во дворце! Постоянные балы, приемы, всеобщее поклонение и уважение, и при этом никаких наставников и ни - ка - ких учебников, не жизнь, а сказка. И не смей со мной спорить - во всех любовных романах об этом написано, и не доверять им повода нет.
        - Позволь-ка, - я поморщилась. - Не в тех ли любовных романах, которые леди Ихель Фирсголь нам запрещает читать? И не в том ли любовном романе, который ты читала позавчера под одеялом со свечой, не выспалась и потому не сдала логику?
        - Фу, ты вредная, - вздохнула Роза. Пробегающая мимо девушка толкнула ее плечом и Роза показала вслед кулак. - Как можно быть такой правильной? Тебе совсем-совсем не хочется перемен?
        - В переменах больше суеты, чем пользы, - я демонстративно уткнулась в книгу. - Изменения, эмоции, беготня и, несомненно, следующая за этим боль - все это не для меня. Но я готова помочь тебе выбрать платье для смотрин.
        Моя помощь Розе не понадобилась - в обед нам сообщили, что платья на смотринах у всех учениц будут одинаковые, и я облегченно выдохнула. Кроме форменного одеяния у меня было только одно домашнее платье, из которого я уже давно и безнадежно выросла, так что организаторы смотрин просто-напросто спасли меня от позора. Также нам объявили, что встреча с представителями императорской семьи состоится в ближайший выходной день в помещениях малого императорского дворца. На лицах моих одноклассниц был написан чистый незамутненный восторг, а я с досадой подумала о том, что до императорского дворца шесть часов пути, а значит, выезжать придется ночью.
        После того как Начальница произнесла длинную речь на тему того, что мы не должны опозорить стены пансиона святой Антуанетты, вперед вышла наставница. Она всегда была более приземленной, так что говорила в первую очередь о том, что всем герцогинями стать не удастся. А если начистоту - никому из нас не светит выйти замуж за брата императора. Смотрины - это только дань традиции, когда в кандидатуры супруг членов императорской семьи должны рассмотреть всех представительниц благородных родов. Благородных родов в Империи много, отпрысков женского пола подходящего возраста тоже немало, так что надеяться на чудо не стоит.
        На настроение воспитанниц речь наставницы Ихель нисколько не повлияла, те из нас, что надеялись выйти замуж, уже мысленно примеряли на себя новый статус, и только я с грустью размышляла о том, что из-за ночной дороги в карете буду чувствовать себя разбитой.
        Вечером, перед отправлением на смотрины, меня вызвала к себе Начальница. Я с опаской поднялась на третий этаж, подошла к тяжелой высокой двери, которая для меня всегда ассоциировалась с входом в другой мир. Правда не в лучший, а в потусторонний. Этому мнению способствовало и то, что, когда Начальница открывала дверь, из кабинета всегда выползали клубы белого странно пахнущего дыма. Воспитанницы, которым приходилось посещать обиталище главной женщины нашего пансиона, говорили, что всему виной какие-то странные ароматические свечи. Но проверить, так ли это, не представлялось возможным, когда в кабинет заходили воспитанницы, ни одна из свеч не была зажжена.
        Сама я до сегодняшнего дня у Начальницы в кабинете была лишь раз - при поступлении в пансион. Тогда мы приезжали с братом, он оформлял необходимые бумаги и оплатил несколько лет моего обучения. Три года… Через три года деньги закончились, но брат не заплатил. Мне повезло, что как раз тогда освободилось место девушки, обучение которой оплачивал попечительский совет. Благотворительность, так сказать.
        Я коротко постучала и, услышав ответ «Войдите», изо всех сил дернула дверь на себя. Как оказалось, сил у меня немного - дверь едва приоткрылась как раз на то расстояние, которое было необходимо, чтобы с трудом протиснуться в кабинет.
        - Ваше Сиятельство, - едва слышно пробормотала я и сделала реверанс. Хотела выглядеть взрослой и хладнокровной, но Начальница внушала мне почти что ужас. Высокая, стройная, если не сказать, худая, с точеными выразительными чертами лица, аристократической бледностью и пушистыми густыми черными волосами, которые собирались у лица локонами, она казалась мне идеалом красоты, которого я никак не могла достигнуть.
        - Приветствую, - Начальница едва кивнула мне и указала на стул, стоящий прямо перед ее столом. На деревянных ногах я прошла вперед и села на предложенное место. Любопытство мучило, хотелось как следует оглядеться, но я не могла себе этого позволить: спина ровная, взгляд твердый, смотрю только вперед.
        - Угощайтесь, - Начальница придвинула вазочку с чем-то темным, похожим на сгнившие орешки. Я глаза вниз опустила, рассмотрела, что в вазочке шоколадные конфеты, но то ли от страха, то ли от буйного воображения меня замутило.
        - Нет, спасибо.
        - Оливия, вы, наверное, гадаете, зачем я вас вызвала? - Начальница улыбнулась, но я едва сдержала нервную дрожь. - Даже не отвечайте, отлично понимаю, что вы нервничаете и пытаетесь предугадать, что же я сейчас скажу.
        Я попыталась скопировать улыбку Начальницы, но получалось плохо. Заискивающе как-то получалось, и мне это не нравилось. Хотя куда деваться - я и так здесь из милости нахожусь. Начальница решила, что вступление окончено, и улыбку свою спрятала. В комнате сразу стало на порядок прохладнее.
        - Оливия, я думаю, вы догадываетесь, что ваш брат уже давно не оплачивает ваше пребывание в нашем пансионе. Если быть точной, то почти два года вы провели здесь только из милости попечительского совета. Вы понимаете, какая честь вам была оказана?
        - Конечно, - я облизнула вмиг пересохшие губы. - И я очень благодарна и вам, и… членам попечительского совета.
        - Благодарность, - криво усмехнулась Начальница. - Благодарность - это, конечно, хорошо, но за ее счет нельзя оплатить вашу еду, постель и обучение.
        Все тяжелее было держать спину прямой - я понимала, о чем сейчас будет идти речь, и с трудом сдерживала слезы. Если меня сейчас выгонят из пансиона, куда я пойду?
        - Я понимаю, - я постаралась глубоко вдохнуть. - До конца обучения осталось совсем немного, может быть, вы позволите мне сдать экзамены? Я отработаю все затраты, которые вам пришлось из-за меня понести.
        - Отработаете? - Начальница презрительно приподняла брови. - Каким образом? Будете мыть полы, готовить еду? Интересно на это посмотреть.
        - Я думала… - не сдержалась, посмотрела вниз на собственные сложенные на коленях руки. - Я думала, что смогу остаться в пансионе преподавателем. Если вы позволите.
        - Думали? Оливия, но почему вы так думали? У нас полный комплект преподавателей, так что недоучка в вашем лице нам не нужна.
        Начальница склонила голову набок, рассматривая меня, а я с трудом сдерживала слезы и боялась заговорить, чтобы не опозориться, расплакавшись.
        - Мне очень жаль, что имело место быть ваше собственное заблуждение насчет себя же, но я и попечительский совет и так уже слишком вам помогли. Даже свыше той помощи, которая изначально планировалась. Вы связывались с братом? У него есть возможность оплатить окончание вашего обучения?
        Я помолчала, успокаиваясь. Чувствовала, что безвозвратно скатываюсь в пучину безнадежности. Начальница терпеливо ждала моего ответа, не торопила, но я как наяву слышала утекающие капли ее терпения.
        - Не связывалась, - наконец произнесла я. Набрала воздух в грудь, чтобы продолжить говорить, но так и сдулась.
        - Так, может быть, следует ему написать?
        - Нет необходимости. Я и так знаю, что наша семья оплатить даже несколько месяцев учебы не в состоянии. Тем более отблагодарить вас за годы, которые я провела здесь из милости.
        Я как раз осмелилась поднять глаза на Начальницу, и, может быть, мне показалось, но она выглядела крайне довольной. Странно, ведь потеря денег и лучшей ученицы не должна вызывать радость. Но, возможно, мне просто показалось.
        - Что ж. - Начальница сложила руки на столе и нахмурилась, демонстрируя печаль. - Оливия, чем вы планируете заниматься, когда покинете пансион?
        По моему позвоночнику волной прошел холод, и я с трудом подавила желание обернуться и посмотреть, кто же открыл дверь. Но, разумеется, дело было не в сквозняке, а в том, что я отлично понимала: идти мне некуда, и дела мне подходящего не найдется. Без диплома не получить место преподавателя или гувернантки - об этом не стоит и мечтать, а значит, придется идти на поклон к дорогому дядюшке. Сомневаюсь, что он обрадуется, ему и Катарины за глаза, а тут еще одна бесприданница-племянница. Мне всегда говорили, что мое достоинство - быстрый холодный ум, но даже он сейчас был не в состоянии придумать выход из положения.
        - Я не знаю, - едва слышно прошептала я. И отвечала-то только из-за того, что молчать было невежливо. Смотрела на сочувствующее лицо Начальницы и пыталась подобрать слова, хотя уже знала, что тщетно. - Быть может, вы разрешите остаться мне если не ученицей, то хотя бы помощницей преподавателя, нянечкой для младших девочек.
        Начальница легко поднялась со стула и прошлась по кабинету. Задержавшись у одного из шкафов, она взяла длинный мундштук с сигаретой и с наслаждением затянулась. Удивительно, но от небольшой на вид и совсем уж тонкой сигаретки пошел дым, как от чадящего бревна. Запах при этом был очень приятный - вишневый. Я вдохнула дым раз, другой и почувствовала, что голова стала немного кружиться.
        - Оливия, наш пансион основан в честь святой, которая прославилась своими добрыми делами, помощью нуждающимся.
        - Да, я знаю, Святая Антуаннета помогала бедным. - Я тряхнула головой и потерла лицо рукой, отгоняя дремоту.
        - И потому мне причиняет боль, что я вынуждена буду выгнать на улицу нашу лучшую ученицу.
        Я подняла глаза на Начальницу, теша себя надеждой, что весь этот разговор был для того, чтобы указать мне мое место, но в итоге оставить в пансионе до конца учебного года.
        - Но попечительский совет не будет больше заниматься благотворительностью… Мы решили, что сможем поддержать только девушек, которые начали свое обучение, ведь именно их души наиболее подвержены греху невежества и рисковать ими мы не имеем права. Но знаете, мой хороший знакомый совсем недавно спрашивал, не смогу ли я рекомендовать какую-нибудь неглупую девушку для совсем простой работы.
        Я широко раскрыла глаза: даже не представляю, чем может заниматься девушка моего положения и статуса, кроме преподавания.
        - Прошу прощения, Ваше сиятельство, - я заикалась от возмущения. - Но я поверить не могу, что вы решили, будто мне могут быть интересны предложения от молодых… или не очень молодых мужчин.
        - О, что вы, Оливия. - Начальница опять села за свой стол и с усмешкой взглянула на меня. - Я бы даже не посмела предложить вам что-либо непристойное. Нет, все в высшей степени прилично, и я уверена, что вам предложат место секретаря у какой-нибудь стареющей дамы.
        - То есть точно вы не знаете? - я почувствовала, как ледяная змея отпускает мой позвоночник. Наконец-то я смогла хоть немного расслабиться.
        - Нет, но могу предположить. Человек, с которым мы разговаривали, пользуется моим полным доверием и обманывать вас не станет. На этот счет можете даже не волноваться.
        Я молчала, раздумывая над ответом. С одной стороны, отказываться от предложения я права не имела - сразу меня на работу никто не возьмет, сначала поговорят, а там уже можно будет узнать подробности вакансии, а с другой стороны, в душе саднило, и мучило какое-то странное предчувствие. Хотя с чему бы ему вообще появляться?
        - Только потому, что вы рекомендуете этого человека, я согласна с ним поговорить, - наконец решилась я.
        - Рада слышать. - По лицу Начальницы было заметно, что другого ответа она от меня и не ждала, а я даже не знала, хороший ли это знак. Предчувствие сильнее сжало сердце, которое и так слишком быстро стучало о грудную клетку. В окружающей нас тишине мне казалось, что этот стук слышен даже Начальнице. - Вы сможете встретиться с моим знакомым в малом императорском дворце… Когда отправитесь на смотрины.
        Ну и какое же нужно еще подтверждение тому, что мой ответ предугадали заранее?
        - Вы представите нас?
        - Разумеется. Я же отлично понимаю, насколько важна в вашей ситуации репутация.
        У меня чесался язык сказать, что репутация важна в любой ситуации, а не только в моей - ситуации недоучки из обнищавшего аристократического рода, но следовало свой характер сдерживать, как я делала это уже долгие годы.
        - Благодарю вас. - В конце концов, чего ерничать? Деваться мне действительно некуда, а Начальница пообещала, что непристойных вещей не предложат. К тому же в малом императорском дворце множество людей, так что бояться нечего.
        - Вы свободны, Оливия. Можете идти.
        Я встала со своего места, коротко поклонилась и с ровной спиной вышла из кабинета. Только там я смогла вдохнуть полной грудью воздух без единой примеси запаха вишни и немного успокоиться. В конце концов теперь я смогу рассказать подругам откуда берется в кабинете дым.
        ГЛАВА 2
        - Оливия, ты посмотри, как здесь красиво! - Роза висела на моем плече и постоянно вертелась, желая все рассмотреть. Все бы ничего, но своими неловкими движениями она постоянно дергала меня, и все на, что я была способна, так это беспомощно шипеть от боли.
        Как я и думала, выехали мы ночью, а потому выспаться совершенно не удалось. Есть у меня проблема, которая ранее не доставляла серьезных неудобств, но сегодня показалась во всей красе - я совершенно не умею спать в карете. Не приспособлена видеть сны, когда от каждого движения колеса на жестком сиденье подлетает тело. Все шесть ночных часов, которые Роза, сидящая напротив меня в карете, спала, я бодрствовала, и теперь результат - оглушительная головная боль, от которой не было никакого спасения. Если прибавить к этому еще и непрекращающееся волнение из-за предстоящей встречи со знакомым Начальницы, так становится понятно, что мое настроение ухудшалось в геометрической прогрессии.
        - Оливия, ну что же ты не смотришь? - безостановочно дергала меня за руку Роза, а я напоминала себе о том, что за убийство подруги придется всю жизнь провести в темнице. А если учесть, что убийство в императорском дворце приравнивается к покушению на императора, моя жизнь обещает быть очень короткой. Зато голова не будет болеть.
        - Я смотрю, - прошипела я сквозь зубы. - Прекрати вести себя как ребенок.
        Нас выстроили парами, и мы вошли под высокие своды величественного и прекрасного императорского дворца, как и подобает истинным леди - с высоко поднятыми головами, с прямыми спинами и плавными выверенными движениями, но вот вывели нас в галерею и все, куда делись вышколенные воспитанницы? Большая часть из нас, даже самые достойные, безостановочно вертелись и едва удерживались от того, чтобы тыкать пальцем в живописные полотна или идеальные скульптуры. Стыдно сказать, но одна из девушек даже показывала на одного из стражников.
        - Фу, Лив, какая ты скучная. Думаешь, что великий герцог не насмотрелся на таких замороженных девиц, как ты? Мне кажется, ему бы хотелось, чтобы рядом был кто-то, кто сможет внести в его жизнь больше живости. Ты как считаешь?
        - Мне кажется, что великий герцог выберет уже финальную кандидатку на его сердце. А до того момента будут решать совсем другие люди, и уж точно они не изберут в кандидатуры девушку с недостойным поведением.
        - Правда? - ошарашенный вид Розы стоил моих мучений. К тому же после того, как ее постигло осознание жестокой действительности, подруга стала вести себя не в пример спокойнее.
        - Не могу утверждать, что знаю это достоверно, но считаю, так и будет, - немного подумав, я добавила, - на месте членов императорского двора я бы именно так и поступила.
        - Какова вероятность того, что организаторы смотрин не похожи на тебя?
        - Очень маленькая.
        - В этом и все дело, - Роза совсем расстроилась, но, на мой взгляд, огорчение пошло ей на пользу: подруга выровняла спину да и выступать стала как подобает настоящей леди. На фоне других, еще не пришедших в себя девушек, выглядела она гораздо выигрышнее. Надеюсь, организаторы оценят. Но в первую очередь оценила я - Роза уже не дергала меня, и я могла хотя бы постараться не трясти головой.
        Нас провели в небольшой зал, в котором уже выстроились девушки в таких же платьях, как у нас, только других цветов. Полагаю, что это были представительницы иных пансионов, потому что нас точно так же выстроили у стены, и вдоль ровного строя прошлась Ихель, проверяя, все ли на месте. Не знаю, кто бы мог потеряться в день, когда выпал шанс изменить всю свою жизнь. Хотя нет, знаю - я.
        Только Ихель прошла, пересчитав всех воспитанниц, и встала во главе ряда девушек рядом со мной, как меня кто-то тронул за плечо. Я осторожно оглянулась и увидела Начальницу.
        - Пройдемте со мной, Оливия.
        Стоящие рядом девушки это услышали и принялись переглядываться, недовольные тем, что забирают именно меня. По-видимому, решили, что я уже чуть ли не к императору отправляюсь и прямо там выйду замуж. Раздражение передавалось по всему ряду: кто-то оглядывался, кто-то наклонялся и смотрел, что же там на краю происходит, но мигом все изменилось, когда двустворчатые двери в центре зала распахнулись. Медленно, величаво выступая, в зал вошла целая процессия, во главе которой была пышная женщина, одетая в многослойное платье с глубоким декольте. Юбки - юбки - юбки, которые только добавляли женщине форм, на мой взгляд, уместнее смотрелись бы на балу, но столичная мода в последнее время жила по своим законам, и не мне, воспитаннице пансиона, их критиковать.
        Все девушки мигом выровнялись, забыв о недовольстве, я же развернулась и осторожно вышла вслед за Начальницей в одну из маленьких боковых дверей. Представительницы нашего пансиона стояли в углу, и моего исчезновения, уверена, организаторы даже не заметили, и не сказать, что я была расстроена тем, что в смотринах не поучаствую - весь этот фарс вообще выглядит глупым, да и нет надежды на то, что дочь мелкого барона станет вдруг светлейшей герцогиней.
        Потому я следовала за Начальницей, которая неплохо ориентировалась в переплетении коридоров и лестниц. Сначала я даже старалась запомнить дорогу - по коридору до конца, затем налево, по лестнице вниз, направо, по лестнице вверх… Но затем сбилась и просто шла, стараясь глубоко дышать и сохранять хотя бы подобие спокойствия. Все-таки мне предстоит встреча с человеком, который может дать работу, какое-то подобие стабильности, надежды… Ради этого стоит пропустить глупые смотрины и довериться Начальнице.
        Могу ошибаться, но в итоге мы оказались на первом этаже. По ощущениям обошли весь дворец кругом и затем спустились вниз. Понимания, зачем это было нужно, нет, но думаю, что видеть меня должно было как можно меньше людей: за все время мы встретили лишь нескольких горничных, которые даже глаз от пола не подняли, поравнявшись со мной, а тем паче с Начальницей.
        Наконец мы пришли. Начальница остановилась, пристально осмотрела меня и кивнула то ли мне, то ли своим мыслям, удовлетворившись увиденным.
        - Я дам тебе совет. - Начальница растянула губы в улыбке, но глаза оставались холодными и бесчувственными. - Все время, что ты будешь находиться в этой комнате, помни: деваться тебе некуда.
        Я даже рот от изумления приоткрыла - ничего себе совет. То есть мне прямо говорят о том, что предложат что-то не совсем хорошее, и я не могу отказаться? А Начальница продолжала, подтверждая мои мысли:
        - Завтра ты будешь исключена из пансиона, и только от тебя зависит, куда придется идти. Быть может, в место, которое даст надежду на лучшую жизнь, или, если ты пожелаешь, в место, где тебя давно не ждут? Тебе решать. Тебе делать выбор.
        - Я вас поняла, - слова я цедила сухо, безжизненно и ответа не ждала. Начальница кивнула мне на двери.
        - Можешь зайти, тебя ждут.
        Я почти почувствовала боль - так сильно сжала зубы. Постаралась улыбнуться, но не вышло - я не могу заходить в кабинет к незнакомому мужчине. Воспитанницы пансиона святой Антуанетты могли быть излишне эмоциональными, излишне экспрессивными, но ни одна из нас не пожелала бы остаться наедине с мужчиной, если этот мужчина не ее близкий родственник. Эту норму нам вдалбливали чуть ли не молотком, объясняя, что в случае, если на наши имена падет грязь, то грязь будет и на пансионе святой Антуанетты, а это недопустимо. И вот хранительница знаний пансиона сама подталкивает меня зайти в кабинет. Не смирившись с происходящим до конца, я неверяще спросила:
        - Вы со мной не зайдете?
        - Нет, - Начальница отступила на шаг. - Помни, где ты находишься, Оливия, я не хочу знать, о чем с тобой будут разговаривать.
        Мне не оставили выбора. Я долго, мучительно долго смотрела на Начальницу, не зная, что делать, но рядом была тяжелая дверь, а самостоятельно выйти из всех этих коридоров малого императорского дворца было просто невозможно. Потому я задержала дыхание, на мгновение зажмурилась и, толкнув дверь, зашла в кабинет.
        Это был угловой зал с тремя окнами, которые выходили в сад - мне были видны лысые деревья, высаженные ровными кустами, но которые по причине не прекращающихся холодов никак не обрастали листвой. Вдоль стены располагалась длинная оттоманка, напротив - шкафы с непрозрачными дверями, и у окон, в дальнем углу, словно притаившийся зверь, стоял широкий рабочий стол. Само помещение было большим, но из-за обилия крупной темной мебели казалось сжатым и словно бы давящим.
        Обстановку я отметила краешком сознания - все мое внимание привлекал мужчина, сидящий за столом. Он был абсолютно лысым, с острым живым носом и цепким взглядом темных маленьких глазок.
        - Добрый день, мисс Росс.
        Я вздрогнула, понимая, что слишком уж увлеклась созерцанием и склонилась в реверансе. Совершенно не знала, как обращаться к человеку, который вынудил меня явиться к нему в кабинет, но отлично понимала, что это как минимум граф, иным в малом императорском дворце помещений не выделяют.
        - Рада видеть вас, лорд…
        Мужчина гулко захохотал, легко поднялся со своего места и вышел из-за стола. Он оказался совсем невысок, едва ли даже выше меня ростом и довольно тщедушен, но все равно чувствовалась в нем какая-то сила, из-за которой мне хотелось сжаться, а еще лучше оказаться по другую сторону двери.
        - Не обманывайте, мисс Росс, совсем не рады. Более того, пытаетесь сейчас угадать, кто я такой, и не стоит ли сбежать до начала нашего с вами разговора.
        Я с трудом удержалась от того, чтобы шагнуть назад и прижаться спиной к двери. Этому желанию очень способствовало то, что мужчина решил подойти ко мне ближе.
        - Вы умны, мисс Росс, и отлично понимаете, что абы кто во дворце сидеть не будет и у абы кого связей с Начальницей пансиона не окажется. Прав ли я?
        Я пожала плечами, что в равной степени могло означать как согласие, так и отрицание, но мужчина смотрел на меня, ожидая ответ.
        - Насчет дворца действительно согласна, но вот насчет связей Начальницы пансиона не уверена.
        Мужчина удивленно вздернул брови, но пояснять я не пожелала, в одном предложении выразив все свое отношение к женщине, которая заманила меня сюда.
        - Что ж, так как представить меня некому, - мужчина растянул губы в улыбке, - сделаю это самостоятельно и прошу простить мне столь злостное нарушение этикета. Я лорд Премстор, Третий комиссар императора. Вы можете не представляться, как понимаете, о вас я знаю если не все, то многое.
        Я мысленно повторила имя человека, стоящего передо мной, и даже пошатнулась, когда поняла, с кем разговариваю. Комиссары - советники императора, и государственное устройство империи нас в пансионе заставляли учить назубок, Ихель не раз наказывала тех, кто путал зоны ответственности комиссаров и подчиненные им структуры. И вот я отлично помню, что Третий комиссар императора занимается вопросами обеспечения целостности империи, а зачем он позвал меня к себе - понять не могу. Премстор ненадолго застыл, совсем неприлично разглядывая меня с головы до ног. Я сердито приподняла брови, но молчала, ожидая продолжения.
        - Мисс Росс, думаю вам нужно присесть - разговор предстоит долгий, - улыбнулся мужчина и указал мне на оттоманку. Я сделала вид, что не поняла, и села на кресло, которое стояло напротив стола. Премстор хмыкнул, обошел меня и сел на свое место.
        - Итак, мисс Росс, - я чувствовала, как громко стучит мое сердце, но старалась выглядеть как можно более спокойной, - что вы знаете о княжестве Зарит?
        Я решила, что ослышалась, представить, что Третий комиссар императора вызвал меня ради того, чтобы проверить знания, которые дают в пансионе, было тяжело.
        - Что простите?
        - Княжество Зарит, - по слогам повторил Премстор. - Что вы о нем знаете?
        Я постаралась собраться с мыслями.
        - Ничего более программы пансиона. Занимает весь Заритовский полуостров, пользуется широкой внутренней и внешней автономией. Столица княжества - город Гельсинорс, который находится на берегу Агатового моря, - я заметила, как усмехнулся Премстор, и с досадой продолжила: - Заритяне называют его Море смертных.
        - Негусто, не правда ли? - Премстор откинулся на спинку кресла. - А что вы скажете о правителе княжества?
        - Князь - из рода первых правителей Зарита, - нагло заявила я. - Перед воспитанницами пансиона не ставили задачу выучить персоналии княжеского рода. К тому же насколько мне известно, Светлейший князь почти не посещает столицу, так что к встрече с ним нас не готовили.
        - Но заритовский язык вы изучали.
        - Как и все языки, на которых говорят жители Империи.
        - Но насколько мне известно, среди воспитанниц лишь вы знаете заритовский язык настолько хорошо, что свободно на нем изъясняетесь.
        - Я рада, что мои способности так хорошо оценили, - сухо ответила я. - Причина в том, что в княжестве очень интересные легенды, и их изучению я посвящала все свободное время.
        - Согласен, причина объективная, - кивнул Премстор, растягивая губы в улыбке. Несмотря на то, что Третий комиссар был более чем доброжелателен и учтив, находясь рядом с ним, я все острее ощущала безотчетный страх. - Но неужели вам никогда не хотелось побывать в волшебном месте, о котором вы прочитали красивые легенды?
        Я молчала, чувствуя нарастающую панику. Единственное, чего я сейчас хотела - оказаться как можно дальше от малого императорского дворца. Премстор словно бы понял мое состояние и ответа не ждал.
        - Вы верно сказали, что Зарит обладает автономией, но точно не понимаете всей ее сути. Легко сказать: князь свободен в принятии решений во внутренней и внешней политике, но мало кто знает, что действительно это означает. Вы умная девушка, мисс Росс, так скажите мне, способствует ли поддержанию целостности Империи тот факт, что одна из ее частей в любой момент может использовать это самое право на автономию и пойти наперекор слову императора?
        Я действительно себя глупой не считала и потому отлично понимала, что от меня хочет услышать Третий комиссар. Расправила юбку, чтобы справиться с волнением и сказала:
        - Не знаю точно, как это работает, но полагаю, что нет.
        Премстор остался доволен.
        - Действительно, на полуострове все чаще возникает смута. Среди простых жителей бытует глупое рассуждение, что их светлейший князь, который происходит из древнейшего рода, не должен подчиняться самозванцу, который занял трон путем переворота и войн, - Премстор улыбался, но я заметила, как он судорожно сжал ладонь, будто желал прямо сейчас сломать шею одному из тех, кто распространяет такие речи. - И что самое страшное, князь не прекращает это. Полагаю, ему доставляет удовольствие слушать похвальбу черни. И, - Премстор скривился, - мы не можем на это повлиять.
        Вот здесь я по-настоящему испугалась - после такой информации из малого императорского дворца выйти живой не удастся. Но зачем Третий комиссар говорит мне это? Ему что, доставляет удовольствие вызывать к себе незнакомых девушек, рассказывать им государственные тайны, а затем убивать, чтобы сказанное не вышло за пределы дворца?
        Премстор проницательно вгляделся в мое лицо, помолчал, раздумывая, но продолжил:
        - Надо еще сказать, что князь Заритовский - один из тех немногих, кто обладает способностями к магии, и это еще один минус в его сторону, добавляющий градус недовольства мятежников.
        - Не может быть, - ахнула, не сдержавшись я. Магия уже давно покинула наш континент, и ею обладали лишь некоторые представители дворянских родов. Это считалось такой редкостью, что, например, я ни разу не видела проявления чуда.
        - Может, мисс Росс. Молодой князь для своего народа считается чуть ли не святым, а все мы знаем, как это неправильно в глазах Истинного Создателя.
        Я привычно осенила себя знаком Создателя, как всегда делала, поминая его.
        - Итак, мисс Росс, вступительная часть закончена, и теперь, думаю, я могу сообщить, для чего сегодня вас пригласил. Вы должны выйти замуж за князя Заритовского.
        Я тщетно подождала пару минут, ожидая громкого смеха со стороны Премстора.
        - Это что, шутка? - не поверила я. - О чем вы говорите?
        - Я говорю о том, что вы можете спасти свою страну, - пафосно воскликнул Третий комиссар. - Вы отправитесь в Гельсинорс выйти замуж за князя.
        - И как вы себе это представляете?
        - А почему нет? Молодой князь хорош собой, образован, умен, богат. Для вас это лучшая партия. Я бы даже сказал, что вы и надеяться на нее не могли, с вашим-то отсутствием приданого.
        - Как низко, - не выдержала я, но Премстор нисколько не разозлился.
        - Разумеется, я преследую интересы государства, и потому о хорошей партии для вас не думал вовсе.
        - Но в чем смысл? - не понимала я.
        - О, хорошие шпионы над смыслом не задумываются - они выполняют задачу, которую им поставила Империя. Вам нужно всего лишь выйти замуж, родить от князя ребенка и вернуться в столицу. Все.
        - Ну знаете ли, - прошипела я, вставая со стула и теряя всякое самообладание. Сейчас мне было все равно, что на выходе из кабинета меня может уже ожидать стража. - Вы говорите такие гнусности, что выслушивать их более я не собираюсь.
        - Сидеть! - рявкнул вдруг Премстор так грозно, что я сразу же села. Облик доброго дядюшки слетал прямо на глазах. - Неужели ты думаешь, что я все это тебе рассказал, чтобы просто спросить мнение и в случае отказа отпустить восвояси? Посмотри на это, - Третий комиссар принялся выкладывать на стол бумаги.
        - Закладная на дом, сведения о долгах лорда Росса и постановление об аресте. А вот это - брачный договор, заключенный между лордом Россом и лордом Лосли, по которому ваша сестра должна выйти замуж за шестидесятилетнего старика, помешанного на всяких извращениях. Стоит ли мне вспомнить о том, что уже завтра кое-кого выгонят из пансиона и прямая дорога вам в дом терпимости? Место секретаря или горничной в хорошем доме вам не видать, так и знайте.
        Побледневшими руками я взяла брачный договор и недоверчиво вчиталась в его строки. Действительно, Катарине предстояло выйти замуж за некоего лорда Лосли, причем эта бумага была подписана год назад, когда моей сестре не было и тринадцати лет. О, Алекс, что же ты натворил. Мое сердце глухо стучало о ребра. Я внимательно прочитала каждый документ и удостоверилась в том, что составлены они на имя членов моей семьи и каждый заверен подписью моего старшего брата. Александр Росс…
        - Я же вижу, что вы прочли.
        Третий комиссар молчал, пока я просматривала документы, но сразу же вмешался, стоило мне задержаться на последнем - прикрываясь чтением, я судорожно пыталась решить, как же поступить.
        - Давайте поговорим прямо, - я взглянула в лицо своему мучителю. - Я далеко не красавица, статус мой сравнительно невысок, приданого нет вовсе - молодой князь не захочет на мне жениться.
        - Это его проблемы. Император обладает властью выбрать князю жену. Именно поэтому князь не посещает столицу - боится, что выбор Его Величества самого правителя Зарита не обрадует. Но когда вы приедете в Гельсинорс по распоряжению императора, деваться щенку будет некуда.
        Я поморщилась.
        - Хорошо, допустим, свадьба состоится, я забеременею, планирование чего в таком ключе само по себе уже кажется мне дикостью. Я отлично понимаю, почему мне надлежит вернуться в столицу: с помощью ребенка вы хотите влиять на князя. Так с чего вы взяли, что он меня отпустит?
        Премстор хитро улыбнулся, но ничего не ответил.
        - Или вы полагаете, что я захочу для своего ребенка участи заложника?
        - О нет, Оливия… вы же не обиделись, что я перешел на ты? Участь заложника вашему ребенку не грозит - он будет князем, но до его вокняжения в Зарите регентом станет император Радон II.
        - Регентом? Вы хотите убить князя?
        - Да как можно, - ужаснулся Премстор. - Это никому не нужно, если народ решит, что его любимого правителя убили, восстания не избежать. Князь Зарита смертельно болен, так что вам нужно просто успеть зачать от него ребенка и дожидаться чудесного момента, когда станете вдовой. После этого вы вернетесь в столицу и будете жить здесь долго и счастливо.
        - А мои родные? - не выдержала я. - Что будет с ними?
        - В случае, если вы согласитесь помочь Империи, долги Александра Росса будут полностью выплачены, а его самого отправят на принудительное лечение. Катарине Росс дадут лучшее образование, а поиском подходящей для нее кандидатуры озаботится сама императрица. В конце концов у императора есть племянник, подходящий Катарине по возрасту.
        Я зажмурилась, стараясь отстраниться от льющихся в уши сладких речей. Ситуация была отвратительная, и как поступать, я не знала.
        - А что если я все-таки не забеременею?
        - Откуда такие мысли? - делано удивился Премстор. - У вас очень хорошая наследственность - леди Росс родила троих детей, вы совершенно здоровы.
        - Даже о здоровье моем справились, - горько усмехнулась я.
        - Разумеется. Мы не могли пустить дело государственной важности на самотек.
        - Но все же?
        Премстор прищурился, и в глазах его мелькнул металлический блеск.
        - В ваших интересах, чтобы вы забеременели до смерти князя. Иначе все наши договоренности аннулируются.
        - Вот как? Заберете деньги у кредиторов Алекса? Или разведете Катарину?
        - Убьем ваших родных, - спокойно сказал Третий комиссар. Оплот законности Империи. Я побледнела. - Уверяю, мои ресурсы позволяют это провернуть.
        Я чуть не задохнулась, настолько всю меня поглотил страх. Смотрела в темные глаза мужчины, сидящего прямо передо мной, и отлично понимала, что он даже не угрожает. Он сообщает информацию. Так же точно, таким же ровным голосом он отдаст приказ об убийстве меня, моих родных…
        - Принимайте решение, мисс Росс.
        Ответ мой был беспомощен.
        - Вы же не оставили мне выбора.

* * *
        Мисс Росс уже покинула кабинет, когда приоткрылась потайная дверь, хитро спрятанная среди книжных шкафов, и в нее скользнула, шурша множеством юбок, Начальница пансиона леди Риз.
        - Ты доволен? - белые руки с кольцами на пальцах, коснулись мужских плеч и погладили их на манер массажа. Лорд Премстор откинул голову назад и тяжело вздохнул. Женщина заволновалась: привыкшая угадывать желания Третьего комиссара императора, она кожей чувствовала его недовольство, но не понимала причину.
        - Она идеально подходит: молодая, умная, сообразительная, имеются шикарные эмоциональные крючки, которые избавят тебя от ненужной самодеятельности, отсутствуют любящие родственники. Лучшей кандидатуры не найти, уверяю.
        - Крючки, да… - лорд закрыл глаза. - Какая-то она неживая.
        - Так это же хорошо: излишняя эмоциональность всегда вредила делу.
        - Ниазида, я же не прошу ее разведданные собирать, - Третий комиссар одним движением сбросил с себя женские руки. - Ей просто надо в постель к князю залезть и удержать его в ней до беременности. А заритяне любят эмоции, огонь и страсть.
        - А за снегом поднимаются на вершины гор, - хмыкнула Начальница.
        - Снег в постели не согреет, - отрезал лорд Премстор. Леди Риз облизнула губы.
        - Подобрать другую девчонку? Научим ее заритовскому языку, обеспечим эмоциональные крючки…
        - У меня нет на это времени, Ниазида. Ты права, девчонка идеально подходит для того, чтобы пустить пыль в глаза князю, а это самое главное в нашей ситуации. Придется ей разморозиться, если хочет долгой и счастливой жизни для своих родных.
        ГЛАВА 3
        В пансион возвращаться не пришлось. Это и к лучшему, потому что я совершенно не представляла, что буду говорить подругам. Сразу же после достижения определенных договоренностей с Премстором меня отправили в одну из пустующих загородных резиденций императора и спустя пару часов привезли мои вещи. По скорости, с которой курьеры добрались до пансиона и вернулись обратно, я поняла, что мой чемодан был собран чуть ли не сразу после нашего отъезда в малый императорский дворец и тут же отправлен следом. В решении, которое мне нужно было принять, по-видимому, никто не сомневался. А скорее всего, в случае отрицательного ответа я вообще не должна была выйти из дворца живой.
        Компаньонкой ко мне была приставлена леди Ростби, женщина в высшей степени глубоко нравственная, внушающая доверие и блюдущая порядок во всем, начиная от внешнего вида и заканчивая душевными устремлениями. Потому эта женщина сразу же провела ревизию моего чемодана и осталась недовольна. В резиденции мгновенно появились швеи, которым было поручено создать мне целый гардероб и вдобавок обеспечить свадебным платьем. Меня удивляло отсутствие у всех сомнений в том, что свадебная церемония состоится, никто не думал, что князь отвергнет незнакомую бесприданницу, а значит, у императора действительно есть право выбирать невесту для правителя Зарита.
        Я находилась в резиденции месяц, и каждый день со мной проводили беседы, больше похожие на обучение или даже внушение. Леди Ростби, искренне считающая, что мне безумно повезло, пыталась в ускоренные сроки познакомить меня с традициями и углубленной историей княжества. Регулярно резиденцию посещал Третий комиссар императора, и в его рассказах прослеживалась совершенно другая идея: донести, что мое замужество за князем и рождение наследника - первейшая государственная задача. И вроде бы они оба были правы: безумно повезло обнищавшей дворянке без образования, приданого и участливых родственников выйти замуж за повелителя княжества; я выполню государственную задачу да наследника князя рожу в конце концов, но сердце все равно сжималось, когда я понимала, что на кону стоит вся моя семья, а позднее будет стоять и жизнь моего ребенка. Мне было страшно, я глубоко ощущала уровень своей собственной подлости, а еще испытывала жалость к этому самому правителю, который очень болен, доживает свои последние дни, а его судьбой так жестоко распоряжаются.
        Иногда выходило уговорить себя отказаться от этой глупой затеи, но я отчаянно трусила сделать последний шаг, так как понимала, что это будет последним решением в моей жизни, а самое главное - причиной смерти родных.
        Одинаковые дни лениво текли один за другим, я все глубже погружалась в сожаления и самобичевание, но ничего изменить не могла. А потому внимательно слушала леди Ростби, кивала в ответ на речи Премстора и ждала, что все разрешится само собой. Не знаю, каким образом, но решение положиться на волю святых представлялось для меня единственным выходом из сложившейся ситуации.
        Наступил день моего отъезда. Утром приехал Третий комиссар императора, придирчиво осмотрел выстроенные на крыльце чемоданы, даже открыл некоторые из них и проверил, но в итоге удовлетворенно кивнул, разрешая погружать все в карету. Я стояла в холле и смотрела поверх головы Премстора на подъездную дорогу, которая вилась до ворот не менее километра, и лениво размышляла о том, что до моря еще сутки пути. Что мне было переживать из-за того, что в вещах ковыряется посторонний человек? Ни одна из тряпочек, лежащих в чемоданах, моей не была, если честно, я даже не смотрела в зеркало, когда швеи демонстрировали готовые наряды. Привезенные из пансиона вещи остались наверху - везти старые платья не по размеру за много-много километров я не собиралась.
        Премстор переговорил о чем-то с леди Ростби и направился ко мне. Я сделала книксен и вымучено улыбнулась.
        - Волнуетесь? - безо всякого вступления прямо спросил Премстор. Я пожала плечами.
        - Наверное.
        - Леди Ростби говорит, что вы плохо едите, похудели, и несколько платьев пришлось экстренно перешивать.
        Третий комиссар императора внимательно смотрел на меня, и ситуация требовала какого-то ответа.
        - Волнение перед предстоящим замужеством естественно для девушки.
        - Волнение-то может быть и естественно, но не забывайте, мисс Росс, что женщины Зарита очень отличаются от женщин континента, а соответственно, и мужские вкусы так же.
        Я нахмурилась - эта тема была мне крайне неприятна.
        - И потому не мечтайте, что сможете соблазнить князя, если высохнете, словно вобла.
        - Лорд Премстор! - с негодованием сказала я и, не выдержав, оглянулась, проверяя, слышит ли нас кто-то. Слуги предусмотрительно, как только Премстор подошел ко мне, отступили на несколько шагов и делали вид, что на них внезапно напала глухота, а леди Ростби казалась такой довольной, что было понятно, насколько она одобряет слова Третьего комиссара Императора.
        - Мисс Росс, нечего сверкать на меня глазами. Мы оба отлично понимаем, зачем вы едете в Зарит, но очень плохо, что вы, кажется, не осознаете важности предстоящего мероприятия.
        Не сдержавшись, я сдернула шейный платок, который невозможно душил меня. Вполне может быть, что причиной внезапного удушья были и возмутительные речи лорда, но досталось зеленой тряпочке, надетой на меня заботливой рукой леди Ростби.
        - Я еще раз напомню цель - в течение года вы должны забеременеть от князя, понятно? Если через год в этот день вы будете пусты, то на годовщину свадьбы я подарю вам голову вашей сестры.
        Я побледнела и принялась хватать воздух ртом, как рыба, которую достали на удочке из воды.
        - Я понимаю, что вашу маленькую головку посещают всякие дурные мысли, как то рассказать все князю, скрыться от меня на Зарит. Уверяю, мисс Росс, руки у меня длинные, а уши чуткие, и каждое произнесенное вами слово я услышу отчетливо и пойму любой вложенный в него смысл. Будьте благоразумны, и после рождения наследника вы станете счастливой вдовствующей княгиней, мисс Росс. Так что думайте о цели.
        Я закусила губу, меня трясло от гнева и неправильности происходящего. Так много хотелось сказать лорду Премстору, да что там, отхлестать наглеца тем самым шейным платком, который судорожно сжимала в руке, но я не имела права. Просто не имела, мне нужно было сдерживать свои чувства - делать то, что я виртуозно умела.
        - О, лорд Премстор, вы ошибаетесь. Все-таки это мероприятие в первую очередь касается меня, так что всю его важность я отлично осознаю!
        - Рад это слышать, - в глазах лорда промелькнуло разочарование, и я растерялась, не понимая, с чем оно связано. Премстор отвернулся и кивнул леди Ростби.
        - Прошу вас хорошо питаться, мисс Росс. Ваше здоровье очень важно для меня, и для государства, и плохо, что вы этого не понимаете.
        Уже в карете я поняла, с чем было связано разочарование Третьего комиссара императора. Судя по всему, своими речами лорд пытался вывести меня на эмоции, но не получилось. Я откинулась на подушку и довольно улыбнулась - хорошо, что хоть чем-то можно не угодить безнаказанно.

* * *
        Море я видела впервые. Оно поразило меня своим бесконечным спокойствием, отраженным в синей, словно светящейся поверхности. Восхитило размытой линией горизонта, рождающей ощущение неиссякающего пространства, которое просто хотелось собирать руками и пить взахлеб. Впервые в жизни я почувствовала желание, нет, даже необходимость писать стихи. Несколько строк сразу родились в моем сознании, но записать было не на чем, а просить записную книжку у леди Ростби я не стала. Леди нервничала перед дорогой по морю, от волнения безостановочно говорила и за время совместного проезда в карете просто забила мне голову ужасными рассказами о своих племянницах. Судя по рассказам, племянницы были глупы, распутны и постоянно влипали в различные ситуации. Если честно, из-за излишних подробностей под конец пути мне начало казаться, что леди Ростби рассказывает истории своей молодости, прикрывая их чужими именами.
        - Мерзкая посудина, - безапелляционно заявила леди, когда мы вышли на пристань и увидели корабль, на котором нам предстояло плыть в Гельсинорс. Я пожала плечами - лично мне, до сего дня ни разу этих самых посудин не видевшей, все казалось прекрасным, спорить с раздраженной компаньонкой не собиралась, но леди Ростби не унималась.
        - Не понимаю, почему для нас нельзя было выделить хотя бы герцогскую яхту? Почему мы должны ехать на этом… этом… полене! Вот!
        - Думаю, из-за того, что на Заритовский полуостров очень опасно отправляться на яхте, хотя бы даже императорской. А в связи с напряженной ситуацией в главный порт Зарита разрешено заходить только военным кораблям.
        Мы как по команде вздрогнули и обернулись, а стоящий позади нас офицер широко улыбнулся. Леди Ростби скривилась, выражая свое отношение и к Зариту, и царящей на нем ситуации, а в первую очередь к наглому офицеру, который посмел влезть в наш разговор. Если быть честной - в монолог.
        - Можно было сделать исключение, все же на корабле будет невеста князя.
        - Да, думаю можно бы было сообщить пушкам, под ядрами которых яхта будет разбита в щепки всего за несколько минут, что из-за них погибла сама княжеская невеста, но сомневаюсь, что у вас такая цель путешествия.
        Леди Ростби побледнела, несколько раз открыла и закрыла рот, не зная, что ответить, я же, стараясь не выказывать интереса, рассматривала офицера. Он был высокий, плечистый, но, наверное, это отличительная черта всех военных, с тонкими усиками по последней моде и заразительной улыбкой. Форма повседневная: китель без галунов и вышивки, белый жилет и бриджи. Без эполетов я затруднялась назвать чин, хотя и с ними бы вряд ли назвала правильно. Но мужчина пришел мне на помощь:
        - Лорд Эогард Висский. Капитан этого самого полена, на котором вам придется отправиться на Заритовский полуостров.
        Я не удержалась и хмыкнула, в последний момент замаскировав этим звуком смех, леди Ростби вытаращила глаза и выглядела настолько нелепо, что даже капитан отвел глаза, скрывая улыбку.
        - Рада с вами познакомиться, - наконец-то отмерла моя компаньонка, - я леди Ростби, позвольте представить мисс Росс…
        - Та самая невеста князя? - я поморщилась, недовольная вопросом, но капитан не обратил на это никакого внимания. - Даже не знаю, справлюсь ли я с такой сложной миссией - доставить ваше сокровище в Гельсинорс в целости и сохранности, потому если не спешите, можете подождать следующий корабль, который удовлетворит ваши скромные ожидания от путешествия.
        Леди Ростби насупилась, а я поняла, что если не вмешаюсь, то могу задержаться на этом берегу еще надолго. Не то чтобы я так хотела замуж, но желания Премстор озвучил более чем определенно, угрозы его были вполне реальны, а потому терять время не стоило. К тому же повторения всего комплекса лекций и наставлений я могу и не пережить.
        - Лорд Висский, ваш корабль нас более чем устраивает, - я шагнула вперед и улыбнулась, стараясь своим лицом излучать добро и смирение, а не желание сбежать. - Приносим извинения за невольное оскорбление, просто… просто леди Ростби боится плавать.
        - В таком случае ей следует оставаться на берегу, - отрезал капитан, моя компаньонка принялась надуваться, и стало понятно, что скандал неизбежен.
        - Пожалуйста, - я сложила руки перед грудью, - давайте начнем наше знакомство заново. Меня зовут Оливия. Оливия Росс. Вы не знаете, чей это великолепный корабль?
        Мужчина хмыкнул и перевел пристальный взгляд на мрачную леди Ростби.
        - Вам следует понимать, что очень мало кораблей отправляется в Гельсинорс и следующий вам придется ждать не менее месяца. Так что старайтесь быть осторожнее в высказываниях, а то в море всякое случается.
        - Вы мне угрожаете? - прошипела леди Ростби.
        - Нет-нет, - перебила я. - Ведь действительно в море и штормы бывают, и пираты, вы ведь это хотели сказать, лорд Висский?
        - Да, - гулко хохотнул капитан. - Речь действительно шла о штормах.
        Капитан ушел, а леди Ростби недовольно посмотрела на меня.
        - Мисс Росс, вам не кажется, что вы слишком уж фривольно общались с этим выскочкой? Подумаешь, корабль у него… да все знают, что титул этот мерзавец получил только за военные заслуги! Не знает даже элементарных основ этикета!..
        Только за военные заслуги?! А за что же еще, по мнению леди Ростби, должны раздавать титулы? За виртуозное разнесение сплетен или хороший выбор платья?
        Не в силах терпеть это лицемерие я демонстративно застонала и взошла на трап, сопровождаемая яростными речами компаньонки. Уже жду не дождусь, когда выйду, наконец, замуж, и леди Ростби окажется за тысячи километров от меня. Если смотреть на грядущее с этой стороны, то князь даже может стать моим спасением.
        Выяснилось, что на корабле кают мало, а больших кают тем более, так что для нас освободил свое обычное место обитания старпом. Леди Ростби чуть удар не хватил, когда она поняла, что нам придется спать в одной кровати, и не постеснялась обратиться к капитану с просьбой предоставить ей капитанскую каюту.
        Лорд Висский спокойно выслушал леди и так же спокойно сказал ей, что она может засунуть свою просьбу в тот самый корсет, который так плохо сдерживает ее старческое тело. Такое оскорбление леди Ростби вынести не могла, на секунду мне показалось, что мы действительно сойдем на берег дожидаться следующего корабля, но все обошлось - лорд Висский получил жестокую отповедь, правда, не думаю, что она его впечатлила. Отповедь, потому что леди Ростби, отчитывающая капитана, который на две головы выше нее ростом, впечатлила весь корабль.
        Тем не менее я и леди Ростби поселились в одной каюте, и мне предстояло две недели нескончаемых лекций, которые включали в себя историю Зарита, упражнения в языке да еще и пособие по осознанию своего истинного предназначения. От одной мысли об этом хотелось плакать, но оказалось, что есть в жизни счастье. Мое счастье заключалось в морской болезни. Не моей, конечно, а в морской болезни леди Ростби. Компаньонке было настолько плохо, что она не только разговаривать, да даже глаза открыть не могла, а потому я была предоставлена сама себе.
        Первые несколько дней я боялась выходить на палубу, вздрагивала от каждого скрипа, доносящегося из-за стен, но однажды выглянула за дверь и с удивлением обнаружила, что до меня никому нет дела. Людям, пребывающим на корабле, не был важен этикет - мне могли крикнуть «Уйди с дороги», если я путалась под ногами, или, наоборот, указать на дельфина за бортом, если я по глупости смотрела в другую сторону. Мне нравилась свобода, царившая на палубе, и я бы все отдала за возможность жить на корабле, ведь только здесь удалось хоть ненадолго забыть об ответственности, нависшей надо мной, только здесь можно было успокоиться и сделать вид, что ничего плохого в конце путешествия не ждет.
        Я не познакомилась ни с кем на корабле, но это не мешало мне спрашивать матросов обо всем, что было интересно или хотя бы на миг завладевало моим вниманием. Леди Ростби была всецело поглощена собственными страданиями, а единственный лорд на корабле оказывался рядом слишком редко, чтобы из-за этого стоило переживать. Жизнь начинала даже казаться приятной.
        Тем не менее в последний день плавания из каюты выходить не хотелось. Счастливый период, отпущенный мне судьбой, подходил к концу, и осознание этого приводило в настоящий ужас. Словно я наконец-то по-настоящему начала понимать, что от меня требуется и что грозит и в случае удачи, и в случае провала. Леди Ростби же при приближении к берегу, наоборот, оживала на глазах и раздавала мне команды каждую секунду. Потому я, преодолевая странное сонливое состояние, все-таки сбежала на палубу.
        День был солнечный, теплый, и, как назло, ветер нам благоволил. Корабль мягко скользил по волнам вдоль крутого скалистого берега, и я наклонилась над правым бортом, рассматривая морскую пену, выступающие из воды камни и подпрыгивающих рыбок. Зрелище заворожило меня, и я вздрогнула и едва не упала, когда совсем рядом раздался голос.
        - Топиться нужно было раньше, здесь вас легко спасут.
        Капитан со мной разговаривал редко, а после инцидента на берегу я постоянно чувствовала неловкость в его присутствии. Так и сейчас, немного подумала над ответом, но все же решилась уточнить:
        - Вы считаете, мне следует задуматься о самоубийстве?
        Капитан насмешливо растянул губы в улыбке, но глаза при этом были холодные и неприветливые.
        - Мисс Росс, давайте начистоту - я знаком с князем и отлично понимаю, что вашему приезду он не обрадуется. Не знаю, на что надеетесь лично вы, но дам совет: не ожидайте слишком уж многого. Вполне возможно, что вы будете вынуждены уехать домой.
        Лорд Висский подошел недопустимо близко, и в такой ситуации я должна окрикнуть мужчину, позвать за своей компаньонкой. Да что уж там, недопустимо было выходить на палубу без сопровождения леди Ростби, чтобы таких ситуаций не возникало, но до настоящего момента меня полностью устраивало повальное незнание этикета обитателями корабля да и не хотелось, чтобы кто-то услышал о том, что я навязана своему жениху. Поэтому я прижалась спиной к борту и опустила глаза, рассматривая сапоги капитана и старательно выглядывая на них хотя бы пятнышко.
        - Лорд Висский, вы же не думаете, что я приду к князю и скажу: вот она я, женитесь на мне. Замуж меня выдает императорская семья.
        - А где она? - хмыкнул капитан. - Где хотя бы один представитель императора, кроме этой вашей компаньонки? Спросите у нее, кстати, оповещен ли князь о том, что скоро ему придется прервать холостяцкую жизнь, уверен, узнаете много интересного.
        Я бросила косой взгляд на лорда Висского и опять уставилась на его сапоги. Капитан тщетно ждал моего ответа - отвечать на такое исключительное хамство желания не было никакого.
        - Я не знаю, как вам удалось уговорить лорда Премстора организовать эту возмутительную кампанию, но одумайтесь. Чем вы собираетесь привлечь князя? Наследством? Приданое следующим кораблем привезут? Грузовым? Так правитель Зарита вполне может любое ваше приданое выбросить за борт судна, на котором его доставят.
        С того самого момента, как я, уже будучи сиротой, переступила порог пансиона, накрепко поняла одну истину: молчание - золото. Если за тобой нет влиятельного родителя, способного купить любовь окружающих, то от конфликтов лучше уходить. И я старательно это делала, в смысле старалась уходить от конфликтов, но так открыто меня еще никто не оскорблял. В пансионе в основном все было кулуарно, исподтишка, и не так обидно, а лорду Премстору как раз и можно было противопоставить только спокойствие. Так что если я все-таки желала когда-нибудь выпустить внутреннего зверя, то момент настал.
        - Лорд Висский, вы по себе не судите, пожалуйста, - я встала на цыпочки и прошипела это прямо в лицо капитану. Он насмешливо вздернул брови. - Если вам нечем привлечь женщину, кроме как деньгами, то не проецируйте эту проблему на других. В столице о вас давно легенды ходят - знать делает ставки, кому не повезет выйти за вас замуж.
        Улыбка с лица мужчины пропала. Лорд Висский втянул носом воздух, отчего его усы смешно затрепыхались, но вставить слово я не позволила.
        - Уверена, вы знакомы с князем, но сомневаюсь, что о каждом своем шаге он вам докладывает. И не должна, но все-таки сообщу: это не я провернула, как вы сказали? Кампанию? Члены императорской семьи долго уговаривали меня стать невестой князя, несмотря на то, что мое приданое находится всего лишь в тех самых сундуках, которые грузили ваши матросы. Так что не переживайте, если придется вернуться в столицу, я не расстроюсь.
        И напоследок смерила капитана самым высокомерным взглядом, на который была способна. Лорд Висский отступил на шаг и похлопал в ладоши.
        - Браво, мисс Росс, браво. Признаюсь, я считал, что вы совершенно безжизненны, а оказывается, если задеть за живое, можно и мертвеца оживить.
        - Не всякий мертвец может ожить, - я обошла лорда по кругу и направилась в каюту. Говорить приходилось громче, но уверена, что капитан ловил каждое мое слово. - Иные подлецы способны только громыхать костями.
        ГЛАВА 4
        - Мисс Росс, где вы пропадаете? - полувозмущенно-полустрадальчески воскликнула леди Ростби, когда я ворвалась в каюту. - Там уже виден этот проклятый берег?
        На вопросы компаньонки я не обратила никакого внимания - встала перед кроватью и уперла руки в бока.
        - Леди Ростби, скажите, пожалуйста, а князю сообщили о том, что прибывает его невеста?
        Леди недовольно завозилась и прикрыла нос шарфом, показывая, как ей плохо, но вестись на это я не собиралась.
        - Леди Ростби, я задала вопрос.
        - Ах, голова кружится, я близка к обмороку!
        Я почувствовала слабость в ногах и ощутила настоятельную потребность сесть.
        - То есть обо мне никто не знает?
        - Конечно, - леди Ростби отшвырнула шарф в сторону. - Князь думает, что на корабле обычный чиновник, которого не жалко. Тебя хранили в секрете до самого отправления.
        - Но почему? - растерялась я. - Лорд Премстор утверждал, что все официально.
        - Потому что иначе мы могли и не добраться до полуострова, - безжалостно процедила леди. Мне вконец стало дурно.
        - Мой жених настолько жесток, что может убить ни в чем неповинную девушку?
        - Не девушку, а невесту, навязанную ему императором. К тому же почему сразу убить? Корабль может затонуть, или неосторожная глупышка вывалится за борт…
        Леди Ростби прервалась, чтобы сделать глоток воды.
        - Так что хорошую новость мы сообщим князю лично. Когда ты войдешь под своды его дворца, лорд Рафт обязан будет тебя защитить. Даже от самого себя.
        Я чуть было не спросила, кто такой лорд Рафт, но вовремя опомнилась и дала себе мысленную оплеуху. Ишь, привыкла называть своего жениха князем, а у него вообще-то и имя есть, надо только с этим самым именем сродниться.
        - Вы не боитесь, что капитан сообщил обо мне князю? - устало спросила я. - Он сделал недвусмысленный намек, что с лордом Рафтом знаком и довольно близко.
        - Вряд ли, - леди Ростби довольно улыбнулась. - С чего бы ему это делать? Подумаешь, какая-то дурочка возомнила себя невестой князя. Он же не знает о том самом главном, что я прячу под сердцем.
        И компаньонка похлопала себя по внушительному бюсту. Я уставилась на него, не понимая, о чем идет речь.
        - Я взяла с собой письмо от императора, написанное зачарованными чернилами. Сама понимаешь, как только князь его прочтет, отмахнуться тем, что не знал, не получится. Даже если капитан - доносчик, пусть думают, что ты каприз лорда Премстора и легко отправишься домой.
        Я открыла было рот, чтобы сказать все, что думаю и о лорде Премсторе, и о самой леди Ростби, но мысленно приказала себе замолчать и мягко улыбнуться.
        - А теперь скажи мне, берег уже видно?

* * *
        Порт Гельсинорса был шумный, людный, но безумно притягательный. Рослые загорелые люди сновали туда-сюда с мешками на голых плечах. На них с высокомерием посматривали те, у кого хватило денег закупить магические артефакты, но таких были единицы. Тут же, почти у самой воды, толклись и торговцы, вооруженные переносными прилавками. Когда я спускалась по трапу, один из торговцев не удержался на отмерянной маленькой территории и с громким визгом рухнул в воду. Неудачливому коллеге никто помогать не кинулся, ряды тут же сомкнулись, как будто никого и не было. Мне вообще пришло в голову, что где-то за углом постоянно дежурят торговцы, которым не хватило на набережной места, и просто ждут своего часа.
        Немного дальше, там, где заканчивалась разгрузка кораблей, стояла белоснежная статуя женщины с длинными волосами, которые словно бы развевались в воздухе, несмотря на то, что создавались из камня. Мастер, изготовивший статую, был настоящий гений: я видела женщину, которая замерла на миг, но вот-вот должна сорваться с места и побежать. Складки мокрого платья, облегавшего кожу, грудь, приподнятая на вдохе, и взгляд в море с надеждой.
        Не успела я насладиться зрелищем, как леди Ростби решила меня проинспектировать.
        - Итак, мисс Росс, кому посвящена эта скульптура? Очень неприличная, надо сказать, но что имеем, то имеем.
        Ответить я не успела, потому что в наш разговор вклинился какой-то юркий мужичонка, зубы которого поддерживала золотая проволока, привлекающая внимание больше, чем даже статуя посреди портовой площади.
        - Экскурсии по Гельсинорсу, недорого.
        - Нас не интересует, любезный, благодарим, - брезгливо отмахнулась леди Ростби, но только повернулась ко мне, как над ее плечом опять возникло лицо с проволокой во рту. Он заговорил, и моя компаньонка вздрогнула и отшатнулась.
        - Если вы за полюбовниками приехали, так у нас на любой вкус есть, не пожалее…
        Договорить мужчина не успел - его вдруг подняло в воздух, прокрутило, а напоследок приложило о трап. Из широких карманов посыпались колечки, цепочки, бусы дешевые и не очень. Леди Ростби взвизгнула и схватилась за шею, а я удивленно обнаружила ее колье среди добычи местного воришки.
        С трапа спустился капитан, безразлично посмотрел на валяющегося под ногами мужчину, переступил его и подошел к нам.
        - Это магия? - шепотом спросила я, не веря своим глазам.
        - Разумеется, - хмыкнул капитан. - Хотя есть вариант, что воришка - переодетая птичка. Не справился с потоком воздуха, не вошел в поворот, зато удачно вписался в борт моего корабля.
        - Но кто его так?
        Ответить капитан не успел - леди Ростби вдруг возвестила:
        - Лорд Висский, поднимите-ка мои украшения.
        И таким командирским голосом, что мне да и капитану даже завидно стало.
        - А что мешает вам их поднять? - удивился лорд, а леди Ростби посмотрела на него как на умалишенного.
        - Мой высокий статус и дворянские корни. Кланяться перед воришкой я не собираюсь.
        - Как это у вас получается, - развеселился лорд Висский. - Вроде бы говорили немного, а оскорбили меня каждым словом. Пусть ваши цацки валяются, они мне нисколько не мешают.
        - Не спорьте, - раздался рядом с нами еще чей-то голос. Я обернулась и успела заметить, как прямо в воздухе проявляется человек. С трудом сдержала восторг, лишь ущипнула себя за руку, удостоверяясь, что не сплю. Ожерелье взлетело и упало в руки недовольной леди Ростби. - Меня зовут Алазель.
        - Придворный маг светлейшего князя, - с неохотой добавил капитан. Очень мало дворянских родов обладали магией, так что сейчас легче было встретить мага-простолюдина, хоть и довольно зажиточного, чем лорда-придворного мага.
        Маг кивнул и, охладев к нам, обратился к лорду Висскому. Чувствовалось, что они давно знакомы.
        - На твоем корабле чиновник какой-то должен приехать. Меня встретить отправили.
        Капитан поперхнулся и язвительно посмотрел сначала на меня, затем на невозмутимую леди Ростби.
        - Да ты знаешь, я тебе сразу двоих привез. На выбор.
        - Отлично, где они? - поторопил Алазель. - У князя сегодня прием, он хочет с гостями из столицы встретиться пораньше.
        - Прием? - задумался капитан. - Я ошибаюсь, или у лорда Рафта сегодня день рождения?
        - Не ошибаешься. Где эти дрыщи столичные?
        - Да вот же они, - и капитан отошел в сторону, чтобы маг мог нас получше рассмотреть. - Чемоданы на корабле, надеюсь, артефакты ты не забыл - понадобится много.
        На лице мага отчетливо читался вопрос, наподобие: «Как баб пустили в политику?», но задать его он не решился.
        - Думаю, Алазель, - сладко добавил капитан, - что это подарок светлейшему князю от императора. Когда приеду в следующий раз, расскажешь впечатления.
        Быстро попасть в усадьбу князя не вышло. Алазель рассчитывал, что встретит чиновника с дежурным чемоданчиком, который приехавший самостоятельно и понесет, а когда на пирс вынесли все мои чемоданы с новым гардеробом, у мага заметно задергался глаз. Я поймала его задумчивый взгляд на мне, заметила, как он посмотрел на леди Ростби, которая уже торговалась с торговцем с целью увеличить объем багажа, и твердо предупредила:
        - Я не понесу, сразу вам говорю.
        - Да тут до кареты недалеко…
        - Хоть далеко, хоть близко - не понесу. Леди Ростби попросите вам помочь.
        Леди Ростби, словно почувствовав, что речь идет о ней, обернулась, и лицо у нее, занятой торгами, было настолько зловещее, что Алазель поежился.
        - Она не так страшна, как кажется, - с ехидством добавила я. - Ну же, смелее.
        - Нет уж, воздержусь, - маг оказался довольно проницательным. - Мне выделили деньги на вашу встречу, так что найму грузчиков.
        Я чуть не задохнулась от возмущения, но, пока раздумывала, как же уколоть мага, момент безнадежно упустила.
        Когда мы погрузились в карету, я решилась спросить у Алазеля.
        - Разве вы не можете заставить чемоданы лететь за каретой? Мне казалось, маги всемогущие.
        - Могущие, да не все, - хохотнул Алазель, но наткнулся на недовольный взгляд леди Ростби и нахмурился, придавая себе серьезности. - Слишком много сил тратится на направленный полет предмета. Мы с собой артефакты обычно носим, но на такое количество чемоданов я не рассчитывал. Здесь не один артефакт, а целый мешок брать надо было.
        - Мы налегке, - заявила леди Ростби. - Иначе бы вы даже мешком не обошлись.
        - Ну да, всего лишь две кареты, - пробурчал Алазель.
        - Мисс Росс, так чья фигура была на набережной? Вы мне так и не ответили и не думайте, что я забыла.
        - Как можно, - сухо ответила я. - Это скульптура посвящается всем женщинам, которые ждут возвращения мужей из плавания.
        - Верно, - леди Ростби довольно кивнула. - Я уже говорила: скульптура довольно похабная, разве можно выставлять такое на всеобщее обозрение? Вы развращаете подрастающее поколение.
        Взгляд моей компаньонки был направлен на Алазеля, и жар, с каким леди Ростби вещала, будто бы намекал на то, что исключительно придворный маг развратом и занимается. Алазель смутился, крякнул и сделал вид, что не понимает о чем речь, мы с ним словно бы по команде отвернулись к окну и промолчали.
        А за окном проносился Гельсинорс. Я мало видела городов в своей жизни, но этот мне, безусловно, нравился. Широкие мостовые, вымощенные белым камнем и украшенные неизвестными мне растениями. Высокие деревья с разлапистыми кронами, которые зеленели и цвели несмотря на то, что на континенте весна еще не вступила в свои права.
        Нравились мне и люди, которые прогуливались по улицам города. Они все были высокие, загорелые, красивые и одевались в яркие одежды. Ни одна из женщин не носила зонтиков, что при таком палящем солнце в столице было бы недопустимо. Даже в карете я слышала, как громко заритяне разговаривают, какая быстрая и смелая у них речь.
        Не выдержав, я откинулась на спинку диванчика и закрыла глаза. Князя еще не видела, но уже отлично понимала, что не подхожу ему по всем статьям. Не могу сказать, что я надеялась выйти замуж по любви, все же дурочкой никогда не была и понимала, зачем меня отправили в Гельсинорс, но цвела внутри надежда, что муж мой хотя бы симпатию ко мне сможет испытывать. Глядя на заритовских женщин, я понимала, что в сравнении с ними буду выглядеть бледной тихой молью.
        Настроение стремительно портилось.
        Я упустила момент, когда мы приехали во дворец, так как была расстроена. Просто карета остановилась и открылась дверь, приглашая нас на выход. Алазель вышел первым, а леди Ростби вдруг схватила меня за руку.
        - Мисс Росс, - прошипела она, - помните, что вы законная невеста князя. Не наделайте глупостей.
        Я слабо улыбнулась - паника накатывала волнами и создавала ощущение тошноты. Леди Ростби словно бы почувствовала мое состояние и смягчилась.
        - Не переживайте, князю некуда деваться.
        - Слабое утешение, - едва пробормотала я.
        Я боялась, что нас сразу же, как выйдем из кареты, подхватят под руки и препроводят к князю, но нет. У князя был день рождения, людей прибывало много - следом за нашей тут же остановилась еще одна карета, и нас то ли не распознали, как столичных гостей, то ли не так уж лорд Рафт и спешил встретиться с чиновником.
        Нас отвели в выделенные комнаты, они были смежными, и все бы хорошо, но леди Ростби потребовала, чтобы прислали горничных. Я краснела, бледнела, пока она верещала в коридоре, но наконец не выдержала и скрылась в предоставленной мне комнате.
        В ней царила благословенная тишина, я просто выдохнула и пару минут постояла, наслаждаясь покоем. Комната была стандартная: гостевая - прихожая-кабинет, спальня и небольшая ванная. Мои чемоданы еще не принесли, и у меня было время освежиться после дороги.
        В пансионе слуг не было, я привыкла обслуживать себя самостоятельно, так что, не дожидаясь горничной, которую, уверена, леди Ростби для нас выскандалит, разделась и прошла в ванную. Пока вода набиралась, я понюхала все баночки и скляночки, расставленные на полках и отставила в сторону понравившиеся. Где-то в чемоданах ждали своего часа духи, масла и мыло, которые подобрала для меня леди Ростби, но мешкать я не собиралась.
        Когда я вышла из душа, мои чемоданы уже стояли горкой посреди спальни, хотя никаких посторонних звуков слышно не было. Следовало задуматься - как я могла не услышать грузчиков. Одно из двух - то ли в ванную не попадают звуки, то ли чемоданы перенеслись с помощью магии.
        В дверь постучали, и в комнату протиснулась девушка. Красивая, фигуристая, с длинными черными волосами, заплетенными в две толстые косы. Мне даже стыдно стало за свою расстрепанную прическу.
        - Добрый день, - девушка сделала неловкий книксен. - Прошу прощения, что пришлось ждать, просто на вас никто не рассчитывал… ну, что из столицы тоже девица приедет да еще и две… хотя вторая не девица вовсе, а рашнарах во плоти… ой.
        - Довольно, - я поглубже завернулась в полотенце. - Я в состоянии принять ванную самостоятельно, помогите мне только привести в порядок одежду.
        - Это конечно, - девица бросилась разбирать чемоданы. - Только спешить нужно, князь вас к себе уже требует.
        - Как к себе? - испугалась я. - Но мы ведь только прибыли. Мне требуется хоть немного оправиться.
        - А так к себе. Как вскричал: где этот столичный дрыщ? Сколько еще ждать его нужно. Так Орфин… это камергер наш и побежал. Мы ему говорили, что предупредить надобно, что вы девица - вам же времени поболее-то нужно, чтоб собраться, но Орфин только злился, плевался и говорил, что хоть девица, хоть мужик, а к князю чтобы привели.
        - Стоп! - выделенная для меня горничная оказалась ужасной тараторкой, но при этом споро распаковывала чемоданы, и среди вещей, которые она вывешивала в шкаф, я заметила подходящее платье. - Эээ, как вас зовут?
        - Инга.
        - Инга, голубое платье отлично подойдет для представления лорду Рафту.
        - Это? - девушка удивленно повертела в руках мое платье. - Леди, ну вы же не спать собираетесь. Светлейший князь не в спальне, а в кабинете гостей принимает… Ну что вы, в самом деле.
        Я даже онемела от неожиданности. Хотела было прикрикнуть, но Инга была настолько простодушной в своей наглости, так искренне недоумевала, как я могу надеть на себя такой наряд, что глупышку стало как-то жалко.
        - Инга, именно это платье я надену. Вы понимаете, в столице не принято носить яркие цвета, это считается дурным тоном.
        - Да? - Инга посмотрела на свое форменное платье грязно-зеленого цвета и призадумалась.
        - Да, приведите его в порядок, пожалуйста. Князь ждет, не стоит его разочаровывать ожиданием. И скажите, почему все называют чиновника, которого ожидал князь, дрыщ столичный?
        Девушка смутилась.
        - Мы всех гостей из столицы так называем. Простите, леди, это не со зла. Просто князь один раз сильно уж злой был, ляпнул сгоряча, так и повелось. Я больше не буду…
        Инга свое дело знала, и через двадцать минут я уже была одета, так еще и новую прическу получила. Самостоятельно я тоже могла соорудить простую конструкцию из собственных волос, но потратила бы на это гораздо больше времени и нервов. Я покрутилась перед зеркалом, но увиденным осталась недовольна - отдохнуть не успела, потому имела бледный вид, а на фоне светлого платья и вовсе выглядела как поганка. Покосилась на Ингу - горничная тоже взирала на меня с сомнением, но переодеваться времени не было.
        - Ну что ж, - я вздохнула, отвернулась от зеркала и упрямо вздернула подбородок. - Я готова.
        Инга открыла рот, чтобы выразить свое недоумение, но все-таки промолчала. Надеюсь, вспомнила о том, что я леди, и решила вести себя соответственно моему статусу.
        - А где леди Ростби? - вспомнила я, когда мы уже шли по коридору. Инга остановилась.
        - Вам обязательно нужно предстать перед князем вместе?
        - Конечно, она же моя компаньонка.
        - Такая шумная леди… Я сейчас узнаю, как скоро она будет готова, и вернусь.
        Инга вернулась к нашим с леди Ростби комнатам, а я воспользовалась секундной заминкой, чтобы рассмотреть коридор. Ранее мне удалось побывать лишь в малом императорском дворце, и то его роскошь меня поразила, но княжеский дворец в Гельсинорсе был намного красивее. Даже в коридоре, где располагались отнюдь не парадные комнаты, царила идеальная чистота, белоснежные стены радовали глаз позолоченой лепниной, а в натертом паркете я отражалась как в зеркале. Я уже молчу о скульптурах и картинах в нишах.
        В ожидании Инги и леди Ростби я шла вперед по пустому коридору, как вдруг откуда ни возьмись передо мной выскочил маленький пухлый мужичонка с мелкими ручками, пальчики на которых безостановочно шевелились.
        - Леди из столицы? - визгливо спросил он. Я ошарашенно кивнула.
        - Отлично! Быстрее, вас уже ждут.
        Он схватил меня за руку и с неожиданной силой потащил вперед, а затем по ступеням лестницы вниз.
        - Я так рад, что вас встретил! Его Светлость злится, сказал, что, если вы не придете сию минуту, он расп… эээ, плохо будет и вам, и мне.
        Я, занятая тем, чтобы не свернуть шею на крутых ступенях, даже слово не успевала вставить в быстрые речи мужчины, а он ни на секунду не унимался.
        - И сказал же этим негодяйкам привести вас поскорее, и где их рашнарах носит? Ни одеть, ни обуть леди не могут. У князя день рождения, а он злой как сотня сергов. Они точно меня под меч подвести хотят, точно не доживу до старости. Так и сказал: Орфин, если сейчас этого дрыща не увижу, пришибу.
        Из всего потока несвязанных слов я вынесла главное: князь зол, в гневе может и разрубить неудачника, попавшего под горячую руку, мечом, а я к нему спешу не совсем с радостными вещами. Да еще и леди Ростби, у которой есть доказательство моего законного притязания на статус княжеской жены, что-то следом не спешит. Точно, злая баба узнала, что есть риск после аудиенции у князя не выжить, и засела в своей комнате.
        После таких размышлений идти к князю что-то совсем перехотелось, но спастись мне не дали. Камергер резко остановился перед двустворчатыми высокими дверями и спокойно, будто и не было этого марафона, от которого я запыхалась, вопросил:
        - Как вас представить?
        - Мисс Оливия Росс…
        Не дав мне даже отдышаться, камергер натянул на лицо широкую улыбку и распахнул двери.
        - Светлейший князь Заритовский, позвольте представить вам…
        - Орфин, позволяю, давай быстрее, - донесся из кабинета усталый и вместе с тем раздраженный голос. Я почувствовала, как от волнения вспотели ладони, и с трудом удержалась от того, чтобы вытереть их об юбку.
        - Мисс Оливия Росс, прибыла из столицы. Хочет выразить вам свое почтение.
        Я шагнула вперед вслед за камергером, замершим недалеко от порога, и присела в реверансе. Голову не поднимала, но даже макушкой ощущала на себе удивленные взгляды, а тишина в кабинете казалась такой густой, что ее можно было на тарелки накладывать.
        - Орфин, я же сказал чиновника привести.
        Я осторожно подняла глаза, рассматривая, где же оказалась. Камергер привел меня в небольшой зал, вдоль стен которого выстроились столы с работающими за ними секретарями. Всего их оказалось четыре человека - они с удивлением взирали на меня и даже рты приоткрыли. Я подняла голову и обнаружила того, кого так опасался камергер. Князь оказался высоким и широкоплечим, как все южане, да еще и с презрительным взглядом черных глаз, которым он едва мазнул по моему лицу, и тут же все свое внимание подарил дрожащему Орфину.
        - Это чиновник, ваша светлость, - звонко сказал камергер.
        - Женщина?!
        - Именно она прибыла на корабле из столицы, и ее привез Алазель.
        О том, что я была не одна, Орфин не мог не знать, так что, скорее всего, просто промолчал, чтобы не навлечь на себя гнев князя. Я же рассматривала своего будущего мужа и не могу сказать, что не была разочарована.
        Внешность была яркая, как все в этом Гельсинорсе: черные волосы, темные глаза, хищные черты лица, и как раз это мне не понравилось. Не сказать, что я была ценителем мужской красоты, но мне всегда хотелось мужа, похожего внешностью на Александра. В детстве мой старший брат был настоящим ангелом со светлыми кудрями и ямочками на щеках, да и когда вырос, пленял всех своей мягкой приятной внешностью, внушающей доверие. Жаль, что именно из-за ямочек на щеках ему и давали все эти деньги в долг, семья наша потеряла имение, а я оказалась здесь.
        Но факт оставался фактом: заритовский князь точно не походил на человека, которого я представляла в мечтах об идеальной свадьбе. Такие мечты бывали редко, но их несоответствие действительности достаточно сильно расстроило.
        - Это правда? - Его Светлость перевел на меня взгляд. - В столице настолько изменились нравы, что женщину допустили к государственной службе?
        - Нет, не изменились, - растерялась я. Мужчина кивнул своим мыслям и вернулся к Орфину.
        - Ну? Что скажешь?
        - Но я действительно прибыла из столицы, - поспешила я добавить. - Камергер не обманул.
        Князь раздраженно потер виски.
        - Зачем вы здесь? Мисс Росс, кажется?
        - Именно так, - кивнула я. - Я здесь по распоряжению Его Величества Радона II.
        - Да вы ответите на мой вопрос или нет? Вы зачем прибыли в Гельсинорс? - неожиданно громко рявкнул князь.
        Орфин тут же выпрямился по стойке смирно, а секретари попытались спрятаться за стопками бумаг на своих столах. Я уже была настолько испугана, что дальше просто некуда, а потому набрала в грудь побольше воздуха и выпалила:
        - А вы всегда кричите на своих гостей?
        - Чтооо?
        - Я несколько часов, как сошла с корабля, не успела отдохнуть и толком привести себя в порядок, как меня тут же приволокли к вам, а вы еще и кричите. Считаете это достойно? Да я по всем правилам в обморок должна упасть от такого отношения, а не на вопросы отвечать.
        Интересно было наблюдать за изменением выражения княжеского лица. Раздражение и недоумение, которые читались на нем с момента, как я заявилась в кабинет, сменились сначала на ярость, а затем на ничем не прикрытое ехидство. Князь будто ждал момента, когда я закончу, чтобы сказать что-то очень неприятное. Мой голос стихал и стихал, а в конце сменился на еле слышный шепот.
        - Можете падать, мисс Росс, только учтите, что вы не в столице, и ловить вас никто не будет. Ведь именно этого ждут столичные дамы, падая под ноги хоть сколько-нибудь знатным мужчинам.
        «Молчание - золото» - мысленно проговорила я, но мантра почему-то в этот раз не удалась. Я как могла оттягивала момент, когда мне действительно придется признаться, в чем цель моего визита в Гельсинорс, а потому, несмотря на дрожащие пальцы, продолжала язвить.
        - Вы давно не были в столице, Ваша Светлость. Женщины давно уже не нуждаются в таких убогих способах привлечения внимания.
        Обманываю. Нуждаются да еще как. Моя подруга Роза, например, регулярно тренировалась в том, как падать в обморок и не наносить себе при этом ни малейшего ущерба.
        - Не был, - согласился князь. - И очень этому рад. Вы, мисс Росс, судя по всему, вчера из пансиона выпустились и потому еще полны оптимизма по отношению к дамам высшего света.
        - Я… откуда вы знаете про пансион? - поразилась я.
        Ответить князь не успел, потому что без всякого представления камергера, дверь вдруг распахнулась, и в кабинет ворвалась леди Ростби. Взгляд у нее был по-настоящему дикий, и я бы даже сказала бешеный. Выходило, что я просто-напросто оказалась между двух огней. С одной стороны - недовольный князь, а с другой - вцепившаяся в дверь тучная леди Ростби с выпученными глазами. Смотрелось довольно жутко.
        - А это еще кто? - князь развеселился. - Орфин, только в мой день рождения такие чудеса во дворце творятся, или это регулярное явление? Почему по дворцу разгуливают леди, которые не могут объяснить цели своего визита?
        Леди Ростби мигом оценила обстановку, поняла, что я еще не успела ничего сообщить, выровнялась и нацепила на лицо самую обаятельную из всех своих улыбок.
        - Прошу прощения за беспокойство, Ваша Светлость. Я леди Ростби, компаньонка этой прекрасной леди.
        - Компаньонка, - протянул князь. - То есть мне из столицы мало того, что чиновника-женщину прислали, так за ней еще и компаньонка следом ходить будет. Интереееесно.
        - Я не чиновник, - пискнула я и испуганно взглянула на леди Ростби, мысленно выпрашивая помощи. Леди Ростби не подвела.
        - Ваша Светлость, у меня письмо от императора, в котором он объясняет цель визита мисс Росс.
        - Отлично, - облегченно выдохнул князь. - Давайте его сюда.
        Леди Ростби покраснела, побледнела и стала оседать на пол. Орфин бросился было на помощь, но остался на месте после недовольного вздоха князя. Все присутствующие в кабинете, в том числе и я, наблюдали за тем, как леди Ростби плавно сползла на пол, полежала минуту, но когда поняла, что никто не спешит ее поднимать, открыла глаза.
        - Давайте письмо, - прошипела я. От стыда хотелось провалиться сквозь землю - ох, не так я себе представляла знакомство с будущим женихом.
        - Не могу, - прошептала леди Ростби. - Я спрятала его в декольте.
        - Зачем?!
        - По привычке.
        - Я все слышу, - заявил князь.
        - Могли бы сделать вид, что нет, - возмутилась я. Князь закатил глаза.
        - Всем отвернуться, - приказал лорд Рафт. Леди Ростби тут же достала из объемного декольте серый конверт с печатью императора. Выглядел он достаточно помятым. Конверт, разумеется, не император.
        Леди Ростби бодро поднялась с пола и протянула князю послание.
        - Прошу, Ваша Светлость, откройте.
        ГЛАВА 5
        Мгновения, которые князь разрывал конверт и доставал из него плотную бумагу, показались мне вечностью. Я так сильно сжала кулаки, что почувствовала боль, с какой аккуратно подстриженные ногти врезались в кожу. Князь будто бы понял мое состояние - поднял глаза, насмешливо хмыкнул и развернул бумагу.
        Я никогда не видела действия магических чернил. Мне казалось, что письмо, написанное ими, ничем не отличается от обычного, кроме какого-то чудесного действия на мозг того, кто прочитал послание. И уж точно я не предполагала, что бумага вдруг вырвется из рук князя и взлетит над ним. В абсолютной тишине, нарушаемой лишь испуганным сопением Орфина, раздался низкий бархатный голос, слышать который прежде мне точно не приходилось.
        «Я, Радон II, император Примтории, которая включает в себя, помимо прочих, Заритовскую, Савгаатскую, Дарнскую, Зикустскую, Фляндльскую земли, обращаюсь к Светлейшему князю Заритовскому, Марку Николасу Рафту. По договору, подписанному твоим отцом, Великим князем Заритовским Оскаром Рафтом, и мной, князья и наследники князей Зарита обязаны сочетаться первым браком лишь с той, на кого укажет перст императора. Пришло время, Марк, и девушка, которая стоит сейчас перед тобой, Оливия Сабина Росс, признана мной достойной тебя. Именно ее ты должен назвать своей женой. Жду сообщения о дате твоей свадьбы. В самое ближайшее время меня занимают государственные дела, но в случае, если в течение месяца свадьба не состоится, я смогу присутствовать на праздновании».
        Как только император перестал говорить, посредине письма вспыхнула красная точка, которая принялась увеличиваться, и совсем скоро письмо сгорело. Я молча наблюдала за тем, как пепел опадает на пол и боялась взглянуть на князя. А взглянуть, наверное, стоило.
        - Что?! - раздался совсем близко яростный голос лорда Рафта. Под потолком стали раскачиваться канделябры и стало так жарко, что я пожалела об отсутствии веера. - Моя невеста?! Ты?!
        - Да, я, - героини в любовных романах, которые я иногда читала под давлением Розы, в такие моменты гордо вскидывали голову. Но я лишь сжалась и разговаривала очень тихо. Да и чем мне гордиться? Семьей, может быть? Или прекрасной внешностью? Или, быть может, достижениями? Нечем мне гордиться, кроме того, что не вовремя попала под внимание Третьего комиссара императора.
        - Ваша Светлость, - шепот Орфина доносился уже от дверей. Ушлый камергер, по-видимому, привычный к вспышкам гнева своего господина, знал, как с ними бороться. Знал, а потому пытался сбежать.
        Секретари тоже за столами не задержались, и путь к двери начали еще до того, как князь закончил говорить.
        Подул горячий ветер, понемногу перерастающий в шквальный. Наверное, именно таков он в пустыне. Да я боялась взлететь, настолько силен был пламенный ураган, разгулявшийся в комнате. Юбка моего платья билась о ноги, пряди волос выбились из прически, и даже брошь, которую я не слишком хорошо прикрепила к платью, вырвала клок ткани и отлетела в сторону. Надеюсь, в полете она никого не зацепила.
        - Ваша Светлость! - а это уже визгливый голос леди Ростби, которая совершенно не чувствовала, когда следует остановиться. - Я бы попросила вас вести себя повежливее!
        - Я бы тоже попросил, - прошипел князь. - Вы обманом заявились в мой дом! Всучили мне это письмо, а теперь просите вежливости?!
        - Мы вас не обманывали! - опять леди Ростби. - У нас никто не спрашивал цели визита!
        - Я! Я спрашивал!
        В комнате заметно потемнело, и я испуганно подняла глаза на князя. Лучше бы я этого не делала: он был по-настоящему страшен. Глаза горят, ноздри расширены, черты лица заострились, желваки по щекам ходят - да ему с такой внешностью в столичной комнате ужасов гостей надо встречать. Даже экспонатов никаких больше не надо будет - одного князя хватит. И последующие мои слова я могу объяснить только безграничным испугом.
        - Какой вы страшный, - пробормотала я, глядя прямо в темные глаза лорда Рафта, в которых тлел какой-то красный огонь.
        Хлопнула дверь, и слышно стало, как кто-то бежит по коридору и визжит. Либо у Орфина, либо у секретарей нервы не выдержали. Как они на работу с князем-то с такой слабой психикой согласились.
        - Что? - не поверил своим ушам князь. Шквальный ветер внезапно стих. А я решила, что терять уже нечего, и если лорд Рафт меня прямо сейчас убьет, то и Премстор предъявить ничего не сможет, а потому пояснила:
        - Как вас в клетку-то еще не упрятали? Вы же дикий совершенно, взглянуть страшно.
        - Взглянуть страшно? - князь усмехнулся. Краснота в его глазах начала притухать. - А вас не предупреждали об этом, когда отправляли в Гельсинорс?
        - Вот уж нет, - я вздохнула. - Знаете, кричите вы совершенно зря, лично я до последнего момента была уверена, что вы в курсе моего приезда в качестве… невесты.
        Лорд Рафт помолчал, рассматривая меня, затем круто развернулся, прошел за свой стол и сел. Я оглянулась на леди Ростби и обнаружила, что шквальный ветер порядком ее потрепал. Ужас, надеюсь сама я подобным образом не выгляжу.
        - Итак, мисс Росс, я правильно понимаю, что титула у вас нет?
        - Нет, - я поежилась. - Мой брат барон…
        - А вы никто, - жестко закончил лорд Рафт. - Тогда почему же именно вас император выбрал в качестве моей будущей жены?
        Не зная, что отвечать, я опять беспомощно посмотрела на леди Ростби - не зря же ее отправили со мной. Компаньонка сделала вид, что намека не поняла. Князь ехидно улыбнулся, видя, что помощь мне получить неоткуда, и продолжил оскорбления.
        - Я понял, ваш плюс - огромное приданое. Где же оно? Прибудет следующим кораблем?
        - А вы нуждаетесь в этом? - я мягко улыбнулась. - Не думала, что дела в Зарите так плохи. Предлагаю вместе дождаться императора и задать ему ваши вопросы. Думаю, он будет гораздо компетентнее в ответах, чем я.
        Улыбка с лица лорда Рафта тут же пропала. О да, и князь, и я отлично понимали, что в письме императора содержалась неприкрытая угроза: не женитесь в течение месяца, явлюсь сам. А где император, там и весь его двор, который нужно содержать, холить, лелеять да еще и в рот заглядывать. Я уж молчу о том, что у князя с императором явно недружеские отношения.
        - Уже перестали меня бояться? - жестким голосом спросил Рафт. - Очень зря. Или, может быть, думаете, что жизнь со мной будет сладкой? Как же, жена князя Заритовского. О такой партии вы, верно, и не мечтали.
        Я отвела взгляд, остро ощущая стыд и чувствуя, как предательская краска заливает мои щеки. Князь не дождался ответа и с какой-то даже ненавистью сказал:
        - Идите. Вместе с вашей… компаньонкой.
        Я собралась было уйти, но леди Ростби неожиданно подала голос:
        - Когда вы объявите о своей невесте?
        Князь перевел недовольный взгляд на нее, и я с содроганием увидела, как в темных глазах опять загорается красный огонек. Моя компаньонка словно бы твердо вознамерилась не уйти отсюда живой.
        - Когда сочту нужным. Есть возражения?
        - Никаких, - заверила я, подхватила леди Ростби под руку и бросилась к дверям.

* * *
        Марк Николас Рафт
        Я в бешенстве расстегнул рубашку. Задыхался от злости, от ненависти, буквально чувствовал, как ярость заполняет тело. Хотелось крушить все вокруг, но я и так слишком дал волю чувствам и теперь жалел об этом. Чего я ожидал? Шпионы при дворе предупреждали, что разговоры насчет Заритовского полуострова затихли, и это подозрительно. Но надо же, жена! Это последняя пакость, которую я ждал от императора. И как они смогли провернуть это так, что никто даже не почесался? Откуда взялась эта девица?
        - Орфин, - я окликнул камергера, который замер у двери и боялся пошевелиться. - Позови Джоэля.
        - Да, Ваша Светлость.
        Премьер-министр Зарита и по совместительству мой лучший друг в кабинет зашел, с недоумением приподняв брови. Уже по одному выражению его лица, а также по скорости, с коротой Джоэль явился, я понял, что Орфин важность просьбы обозначил, но, что случилось, не сказал.
        - Марк, Орфин в такой панике, что я надеялся увидеть тебя как минимум при смерти, как максимум - в гробу. Что случилось?
        - Страшное, - признался я. - Получил послание от императора.
        - Ты и раньше их пачками получал. Какое-то особенное? Неужели он требует налогов в три раза больше, чем обычно?
        - Особенное. Я должен жениться.
        Джоэль нахмурился.
        - Так зачем же дело стало? На праздник съехался весь цвет Зарита, выбери себе невесту. Сегодня же можешь и распробовать, вдруг недостойна.
        Я поморщился. Обычно на глупые шутки Джоэля внимания обращать не хотелось, но ярость свое ярмо с шеи пока не сняла, и я готов был убивать даже за такую малость.
        - Джо, письмо написано магическими чернилами, и император не преминул напомнить о том, что это его право - выбрать мне невесту. А само письмо принесла девица, которая для того, чтобы замуж за меня выйти, из самой столицы примчалась. Чтобы ты понимал, на военном корабле. Я и подумать не мог, что мне невесту прямо под нос подсунут. Без сопровождения, без приданого, с одной только компаньонкой.
        Джоэль смачно выругался. Я безразлично слушал его и вертел в руках монету.
        - Ну что ж. Невеста - это еще терпимо, переживешь. Вот повышение налога не пережили бы. Я тебе в подарок танцовищ привез из Зилистании, домой отправлять? Ты теперь мужчина несвободный…
        - Все сказал? Объясни, как так вышло, что ни один наш шпион об этом не прознал?
        - Разберусь, - друг сел в кресло. - А хотя чтобы мы сделали, даже если бы и узнали? Потопили корабль?
        Я раздраженно потер переносицу.
        - Морально подготовились бы. Рашнарах, да я чуть не убил их, когда узнал.
        Джоэль понятливо кивнул, но ничего не сказал. Мои вспышки ярости для него секретом не были. Как и для всех обитателей дворца в Гельсинорсе. Меня уже настолько боялись, что даже найти секретаря стало проблемой.
        - Что за девица хоть, красивая? - подал голос Джоэль.
        Я честно постарался воспроизвести в памяти образ девушки, которая осмелилась заявить, что я страшный, но ничего не вспомнил. В такой ярости был, что пелена глаза заслонила.
        - Никакая, - честно признался я. - Нечего даже вспомнить. Сестра мелкопоместного барона без приданого. Мисс Оливия Росс.
        Это имя я почти уже возненавидел. Джоэль присвистнул.
        - Но император почему-то выбрал ее. Что-то должно быть.
        - Вот это тебе и предстоит узнать, - я встал из-за стола. Пора уже было идти на праздник, гости ждут. - Я хочу знать о ней все. Даже то, чего она сама не знает. И в кратчайшие сроки.
        - Не учи ученого, - Джоэль легко вскочил с кресла.
        - Больно ты недоученный, раз доклад до сих пор не на столе, - рыкнул я.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        - Как это нет возражений? - возмущенно верещала леди Ростби, пока мы возвращались в комнаты. Краткий осмотр показал, что выгляжу я немногим лучше нее, и это действительно расстроило. Потому сил отвечать компаньонке не было, и я просто шла, мечтая о том моменте, когда закрою дверь в свою комнату, останусь одна и смогу обдумать произошедшее. Леди Ростби продолжала:
        - Я считаю, мы должны быть на празднике, который устраивает этот мерзавец! А ты во всеуслышание объявишь, что являешься его невестой!
        Я споткнулась и недовольно уставилась на леди Ростби, желая приложить ее головой о пол.
        - Я должна?!
        - Конечно! Не я же невеста князя.
        - И очень жаль, - в сердцах воскликнула я и захлопнула дверь своей комнаты прямо перед носом компаньонки. Сил уже не было ее терпеть.
        Кое-как я дошла до кровати и рухнула на нее лицом вниз. Да уж, день сумасшедший. Я, конечно, понимала, что восторга мое появление у князя не вызовет, но все же надеялась, что он, как дворянин, постарается это скрыть. И уж точно не ожидала такой бурной реакции. Все эти оскорбления, магия… это даже неприлично! Вот! И то, что он князь, права не дает себя так вести.
        Дверь открылась, но сил поднять голову и посмотреть, кто там, не было.
        - Ох, неужто убил? - раздался испуганный голос Инги. - Леди, леди, вы живая.
        - Закрой дверь, - пробормотала я в подушку.
        - Бормочет что-то, эй, кто-нибудь, помогите!
        Я подумала, что на помощь может прибежать леди Ростби, и подлетела над кроватью так, будто и не было этого упадка сил. Инга стояла в дверях, глядя на меня испуганными глазами.
        - Зайди быстро.
        - Фух, - посмотрела куда-то вправо и прошипела: - Все нормально, что смотришь? Живая леди, живая.
        Горничная вошла в комнату и наконец закрыла за собой дверь. Я с облегчением выдохнула.
        - Ой, леди, а что с вами случилось? Злился князь?
        Я пожала плечами.
        - Помогите мне переодеться.
        Пока Инга суетилась и причитала по поводу того, что мое платье испорчено, я задумчиво ее рассматривала. В пансионе у воспитанниц горничных не было, и мы привыкли со своими туалетами справляться самостоятельно, но вот по родному имению я отлично помнила, что слуги являются кладезем ценных знаний о своих хозяевах. Так что удобный случай упускать не собиралась.
        - Ой, Инга, такое у вас все необычное в Гельсинорсе, - издалека начала я. - Столица очень отличается.
        Горничная выглядела довольной.
        - Я в столице не была, но уверена, что ничто в Империи с Заритом не сравнится.
        Я покивала.
        - А как все устроено у вас хорошо, сразу понятно, что городом занимаются.
        - А то! - Инга расплылась в улыбке. - Князь такой молодец, все прошения рассматривает сам, в город часто выходит… выходил.
        - А сейчас почему не выходит?
        Горничная помрачнела и ничего не ответила, а я как бы промежду прочим заметила:
        - Лорд Рафт кажется очень грозным.
        - Да такой и есть, - Инга помогла снять истрепанное платье, а я с сожалением подумала о том, что не так уж и легко выуживать ценные сведения из слуг. То ли к этому должен быть особый талант, то ли я даже общаться с прислугой не приспособлена.
        Совершенно расстроившись, я решила ничего из себя не строить и, пока Инга заново делала мне прическу, спросила:
        - Подскажите, есть здесь библиотека?
        - Конечно, у лорда Рафта очень много книг.
        - Отлично, - я с облегчением выдохнула. - Сможете меня проводить туда?
        - Когда? - вдруг испугалась Инга. - Сейчас уже начинается бал в честь князя.
        - Ну и что? Не в библиотеке же, надеюсь?
        - Но вы должны быть на балу!
        - Серьезно? - я вспомнила идею леди Ростби насчет моего представления широкой общественности и ужаснулась. - А кто сказал?
        - Но ведь все приехали на бал, это главное событие сезона, как вы можете не пойти?
        - То есть правила никакого насчет этого нет, просто ты считаешь, что я должна там быть? - на всякий случай уточнила я и, когда получила утвердительный ответ, довольно улыбнулась: - Тогда воздержусь.
        Балы и шумные сборища я никогда не любила, а раз уж пока не названа ни невестой, ни тем более женой князя, могу себе позволить их пропускать. А еще мне было очень страшно, что князь опять взбесится, если увидит меня среди гостей, и тогда просто измятым и кое-где порванным платьем я не обойдусь.
        Библиотека оказалась поразительной. Когда я вошла под высоченные стеклянные своды, у меня даже дух захватило. На улице наступил вечер, и сквозь прозрачный потолок я видела звезды на темном небе. Несколько этажей, уставленных книжными шкафами, лесенки и небольшая читальная зона внизу. Да я чуть не расплакалась от избытка чувств - за возможность здесь обитать можно даже простить князю его скверный характер, да и вообще, немного смириться с тем, что замуж меня заставляют выйти под страхом смерти. Как посмотрю, от моего замужества иногда плюсов больше, чем минусов.
        Восхищенно осматривая место, куда пришлось попасть, я не сразу заметила, что в библиотеке нахожусь не одна. Опомнилась, только когда кто-то рядом осторожно покашлял.
        - Ой, - подскочила я. - Добрый вечер.
        Сухонький старичок в пижонском костюме, больше подходящем для молодого мужчины, с пониманием во взгляде меня рассматривал.
        - Приветствую вас, леди…
        - Мисс Росс, - я опять перевела взгляд на стеллажи. - Вы тоже не хотите идти на бал?
        - О нет. Я библиотекарь, можете называть меня Николо. В таком массиве знаний очень трудно ориентироваться людям, которые здесь в первый раз, потому без моей помощи пришлось бы туго.
        - Еще бы.
        - Вы желаете что-то конкретное? Эту библиотеку собирали заритовские правители на протяжении нескольких веков. Почти все языки Империи, все существующие в мире жанры, единичные экземпляры и даже, - библиотекарь понизил голос, - некогда запрещенная литература. Вы знаете, что княжескую библиотеку называют главным сокровищем Зарита?
        - Теперь знаю.
        Я подошла к ближайшему стеллажу и провела пальцем по корешку книги. Николо подскочил и бросился ко мне так, будто я не пальцем притронулась к книге, а ножом.
        - Не стоит так делать.
        Я испуганно отдернула руку.
        - Простите.
        - Ничего, ничего, - библиотекарь погладил книгу, будто бы жалея. - Так что вы хотите прочитать.
        - Я очень люблю легенды. Есть у вас что-то?
        - Легенды Зарита?
        - Даже не знаю, мы изучали их в пансионе.
        - О, уверен, таких легенд вы точно не читали.
        Николо всплеснул руками, и вдруг со свистящим звуком на нас спикировал внушительный фолиант в кожаном переплете. Библиотекарь спокойно поймал его, а я не выдержала:
        - Это магия?
        - Ну что вы, мисс, - Николо подмигнул. - Обычная ловкость рук. Держите.
        Я с трепетом приняла книгу в руки, и библиотекарь проследил за мной с заметным сожалением. Ему будто бы нужно было казаться вежливым и учтивым, но доверять своих подопечных новым людям отчаянно не хотелось.
        Я направилась было к выходу, как Николо встрепенулся.
        - Фолианты лучше не выносить за территорию библиотеки. У нас отличная читальная зона, можете остаться здесь.
        - Боитесь не верну? - не выдержала я.
        Николо посмотрел с сомнением и туманно ответил:
        - Нет, боюсь не этого.
        Я недоуменно пожала плечами и села в кресло, предложенное библиотекарем. Откуда мне знать, может у князя бзик, и он за свои книги трясется больше, чем за слуг. Вдруг у него и вспышки ярости на фоне печали из-за похищенных книг.
        Я представила высокомерного князя, который крадется по коридору, отслеживая тех, кто выносит из его библиотеки имущество. В моих мыслях лорд Рафт облачился в черный плащ и надвинул на брови капюшон в надежде, что его никто не узнает. Так он выглядел зловеще и крайне… глупо. Не выдержав, я хихикнула и тут же, закрыв рот ладошкой, посмотрела по сторонам: Николо не расслышал, чем-то занятый у стойки. Хотя кому еще можно здесь помешать.
        Я провела ладонью по кожаной обложке, и теперь меня никто не остановил. Книги всегда вызывали у меня нежные чувства, часть нашей домашней библиотеки в Салстане создавалась именно моими стараниями. Когда был жив отец, деньги у нашей семьи водились, и я позволяла себе даже заказывать редкие экземпляры из столицы. Библиотека стала первым, что начал продавать Алекс.
        Я открыла книгу и от неожиданности взвизгнула, Николо тут же оказался рядом.
        - Что случилось? Укусила?
        - Нннет, - я подняла на библиотекаря восторженный взгляд. - Она живая!
        На первой странице, складываясь из витых букв, возникла надпись:
        - Добро пожаловать.
        Все бы ничего, но ведь изначально лист был полностью пустой, и буквы появились из ниоткуда. Я перевернула страницу, и по ней пробежал маленький человечек в набедренной повязке. Рассмотреть его не удалось, потому что он спрятался за одной из букв, уверенный, что стал совершенно не заметен.
        - Не живая, а волшебная, - снисходительно произнес Николо.
        - Одно и то же, - буркнула я и погрузилась в чтение, более не обращая внимания на библиотекаря.
        Я читала, и, по мере того как двигались мои глаза по строчкам, внизу страницы появлялись герои легенд. Читала про хранительницу Зарита - вот же она, смотрит на меня, и волосы ее развеваются по листу, читала про медведя, выпившего море, - вот же он, пытается сгрести лишние буквы. Но больше всех мне понравилась легенда о возникновении Зарита.
        На заре времен, когда небо так близко приближалось к земле, что в иных местах и не различить, где можно идти, а где лучше лететь, человек был слаб. Ничего не умел он ничтожный, но зато хитер был и изворотлив. Кожа его не годилась для холода, тогда стал он убивать животных и пользоваться их шкурами; зубы его не умели рвать плоть, и тогда придумал он нож; увидел он, что птицы вьют гнезда, а звери зарываются в норы, и построил себе дом. Занял человек свое место, и никто его с места не сдвигал, но мало ему было этого.
        Знал человек, что в небе и земле, в огне и воде есть те, кто превосходит его многократно и по силе, и по уму. Но вот с хитростью они никогда не сталкивались.
        И вышел человек на место, где соединялись земля и небо, да вплотную подступала вода, и срывался в пучину огонь. Вышел и сказал негромко, но так, чтобы все, кто пожелал, услышали.
        «Думаю я, что стоит в услужение пойти. Да вот не знаю к кому. Хотел было выбрать самого сильного, да только как сделать это?»
        Высунулся из огня дэв и протрещал, как трещит костер: «Что тут думать, я самый сильный. Под огнем гибнет все живое».
        Тут появился из земли дэв и прошелестел, как песок: «А вот перед камнем огонь бессилен. И земля не горит в огне. А значит, самый сильный - я».
        Вышел из воды дэв и прожурчал, как вода журчит: «Вода и камень точит и огонь тушит. А значит, самый сильный - я».
        Не стерпел небесный дэв, выглянул из облака и пророкотал, как гром небесный гремит: «А что обо мне скажете? Мои ветра разносят и воду, и огонь, и камни, а если я сброшу небеса, то никто из вас не выживет. Я самый сильный».
        Взбесились дэвы, принялись ругаться, но замолчали сразу же, как услышали голос человека: «Для меня каждый из вас, дэвов, силен сверх меры. Так что не сможем мы расспросами да скандалами выбрать сильного».
        «Так что же делать?» - заревели дэвы.
        «У меня есть четыре дочери. Женитесь на них, родятся от вас дети с силой, которые мы, люди, сможем измерить. И вот чье дитя окажется сильнее, тому человеческие потомки и будут поклоняться».
        И послушались дэвы. Вышли они из своих убежищ, приняли человеческий облик и поженились на человеческих дочерях. Но когда родились дети дэвов, оказалось, что равны они по силе, и опять нельзя было определить, кому должен поклоняться человек. Принялись ссориться дэвы, драка была великая, пришли они к человеку и обвинили его. Тогда хитрый человек сказал: «Много людей на свете, обратитесь вы к кому угодно, и все подтвердят, что не виноват я в вашей ссоре. Не можем мы выбрать сильнейшего, если все вы равные. Пусть дети ваши разойдутся по миру и спросят у каждого: кто сильнее. А потом соберутся и дадут вам ответ».
        Задумались дэвы. Чувствовали подвох, но слишком уж они разругались и не могли посоветоваться друг с другом. Тогда разделили они небо и землю, чтобы дети их могли пройти, и принялись ждать, когда дети дэвов соберутся вместе и дадут ответ: кто же сильнее. И тогда поработит один из дэвов мир, и будут все люди поклоняться ему.
        В месте, где когда-то жили дэвы, где разговаривали они и сражались, человек воздвиг город. Много сил чудесных осталось в том месте и хранят они город, чтобы детям дэвов было куда вернуться.
        Фигурки дэвов ненадолго замерли внизу страницы в демонстративной позе ожидания, а затем разбежались кто куда. Я хихикнула и только собиралась было приступить к чтению следующей легенды, как прямо надо мной раздался незнакомый мужской голос.
        ГЛАВА 6
        - Легенды Зарита. Странный выбор книги для молодой девушки.
        Я так испугалась, что дернулась, едва ли не на метр подскочила и, дрожа всем телом, обернулась. За креслом, спрятав руки за спину и рассматривая меня с вежливым удивлением, стоял молодой мужчина. Я мигом закрыла книгу, определила ее на стол и встала. Теперь между мной и незнакомцем было кресло, и я могла оценить обстановку.
        Библиотекарь исчез. В какой момент - не знаю, все-таки занятая чтением, я не обращала на Николо никакого внимания. Но понимание того, что я неизвестно какой период времени была в помещении с молодым мужчиной и это способно скомпрометировать обе стороны, обдало меня холодом.
        - Вы кто? - дрожащим голосом спросила я. - Что вы здесь делаете?
        Да, не совсем вежливо получилось. В другой ситуации я бы почувствовала запах хамства, вот только была настолько напугана, что даже думать об этом не могла.
        Мужчина развел руками.
        - Бал очень изматывает. Решил спрятаться ото всех, скоротать время с хорошей книгой. Хотя что я вам объясняю, думаю, вы здесь застряли не от большой любви к танцам.
        - Я не застряла, - я нахмурилась. Мужчина был выше меня, но все же не такой огромный, как князь. Ладный, стройный, темноглазый, но волосы в пику местной моде - длинные, собранные в хвост. Он не выказывал агрессии, но все же внушал мне опасения. - Просто устала с дороги и решила, что стоит отдохнуть, а не портить людям настроение унылым видом.
        - Вот как? - незнакомец приподнял брови. - Уже по одной этой фразе я могу сделать вывод, что вы не заритянка.
        Я мысленно повторила собственный ответ и так и не поняла, что именно натолкнуло мужчину на эту мысль. Очень хотелось спросить у незнакомца, с чего он это взял, ведь Заритовский полуостров большой, смешанные браки с жителями континента не редкость, но время пребывания с незнакомым мужчиной в одном помещении следовало сократить до минимального. Как всегда это со мной происходило, мозг взял верх над чувствами, так что я твердо вознамерилась уйти.
        - Прошу прощения. Мне пора, - проронила я, взяла книгу в руки и направилась к этажерке библиотекаря. Найти место, где должна стоять книга, не смогла бы даже при огромном желании. А сейчас такого желания и вовсе не было.
        - Вам же интересно, - насмешливо сказал мужчина.
        - Что?
        - Как я понял, что вы не заритянка.
        - Совершенно неинтересно, - я положила книгу на этажерку. - Для этого ума большого не надо.
        - Это вы так завуалированно меня оскорбили или действительно настолько хорошо знаете историю Зарита?
        Я на секунду замерла, задумавшись, и все-таки не выдержала.
        - Не понимаю, о какой истории вы говорите. У меня русые волосы и серые глаза, на фоне черноволосых и кареглазых заритянок я действительно смотрюсь чужестранкой. Плюс, я сама сказала, что только сегодня прибыла в Гельсинорс, устала с дороги. Высоких интеллектуальных данных для того, чтобы провести параллели, не нужно.
        Мужчина покивал, соглашаясь с моими словами, а когда я, закончив речь, направилась к двери, внезапно сказал:
        - А еще образование для женщин Зарита стало обязательным всего семь лет назад, когда нынешний князь занял престол. Некоторые жители до сих пор считают, что излишняя образованность женщин ведет к бесплодию. Поэтому ни одна незамужняя девушка не признается, что для нее книга, как средство развеивания скуки, предпочтительнее бала.
        Я резко обернулась, незнакомец насмешливо проследил за тем, как изменяется мое лицо, и добавил, каждым словом забивая гвозди в гроб девичей самооценки.
        - А еще я премьер-министр Зарита, лорд Михрский. И мне было интересно взглянуть на девушку, которая надеется стать княгиней.
        - В таком случае вам следовало остаться на балу, - я мило улыбнулась. - Там гораздо больше девушек, мечтающих о браке с лордом Рафтом.
        - Но только вам удалось отыскать возможность осуществить мечты.
        Я сделала книксен и вышла из библиотеки. Настроение было отвратительным, хотя вроде бы обижаться на лорда Михрского повода не было. Может быть, только за то, что последнее слово осталось за ним.

* * *
        Марк Николас Рафт
        Не думал, что двадцать восьмой день рождения буду встречать рука об руку с отвратительнейшим настроением. Поздравления от правящих домов Зарита я еле выслушал и думаю, мои гримасы больше походили на оскал, чем на благодарную улыбку. Хорошо, что по протоколу я обязан выслушать только тех, чьи предки посадили мою семью на трон, иначе все приехавшие из отдаленных уголков полуострова воочию смогли бы полюбоваться приступом бешенства своего князя.
        Я скользнул взглядом по девушкам, выстроившимся в ряд у стены. Все мало-мальски известные фамилии Зарита явились засвидетельствовать мне почтение, но вот тянуть для этого в Гельсинорс дочерей от двенадцати и до бесконечности лет нужды не было. И ведь большинство из них знает о существовании договора с императором, но то ли счастливо о нем забыли, то ли надеются хотя бы на время подложить под меня своих дочерей. Как обычно бывало при общении с аристократами, меня затошнило. Хотя, быть может, произошло это еще и из-за того, что свою так называемую невесту я среди выстроившихся у стены девушек не заметил.
        Словно бы в ответ на мои мысли рядом оказался Джоэль.
        - Ну, и где она?
        - Не знаю, - рыкнул я. - Ее компаньонка здесь, а саму невестушку где-то рашнарах носит.
        - А компаньонку покажи, - Джоэль оживился, но, когда я кивнул ему на вредную старуху в темном платье, которая даже на мой день рождения не удосужилась надеть яркие цвета, поник. - От нее так и веет скукой.
        - Наглостью от нее веет, - я постарался выбросить из головы мысли о неизбежной женитьбе. - Как думаешь, кого мне пригласить на первый танец?
        - Ууу, стервятницы уже на посту.
        - Именно поэтому я и советуюсь с тобой.
        Выбор девушек для танцев всегда был для меня нелюбимой задачей. Слишком многое от этого зависит, отчего-то любой мой знак внимания каждая девушка воспринимает как обещание жениться, а ее родители - как возможность возвысить род. Потому совет премьер-министра совсем даже и не лишний - пусть напомнит, какой из родов в настоящий момент имеет слишком шаткое положение, чтобы его глава не взлетел в своих мечтах выше неба.
        - Бери леди Лазар. Ее отец сейчас под следствием, пусть надеется.
        - Есть на что?
        - Мне кажется, что нет. Дело уже у тебя на столе.
        - Отлично, значит, решено. Надеюсь, леди Лазар неплохо танцует.
        Я кивнул Орфину, чтобы он объявил танцы, и уже было шагнул к напрягшимся девицам, как вдруг вспомнил.
        - Джоэль, - я даже поморщился, настолько мне не хотелось этого говорить. - Найди все-таки мою невесту. Если она сбежала, это одно, а если с ней что-то случилось…
        Я танцевал с леди Лазар, с леди Милистской и даже с графиней Витебеской. Да я даже обсудил рабочие вопросы с несколькими лордами, а Джоэль все не возвращался. Неужели мисс Росс действительно сбежала? Это решило бы многие проблемы, но боюсь, счастье полным не бывает.
        Джоэль вернулся в тот самый миг, когда я пригласил на танец очередную экзальтированную дамочку и просто-напросто изнывал от невозможности избавиться от нее как можно скорее. Мой премьер-министр по достоинству оценил формы леди Азаратской, на талии которой в настоящий момент лежала моя ладонь, и одобрительно кивнул. Джоэль всегда был тем еще дамским угодником.
        - Ваша Светлость, - леди Азаратская не собиралась отпускать меня, даже когда музыканты закончили играть. - Я очень хочу поздравить вас с днем рождения.
        Я смотрел поверх головы леди на Джоэля, который с крайне загадочным видом попивал шампанское.
        - Поздравляйте.
        - Прямо здесь?
        Я взглянул на леди Азаратскую, обратил внимание на ее декольте и с трудом отогнал от себя мысли о скрытом смысле слов. Не может же дочь графа Данвортского так откровенно намекать на интим.
        - Леди Жизель, мне нечего скрывать от своих подданных. Не думаю, что вы можете сказать мне что-то, что я еще не слышал.
        В глупых глазках графской дочки зажглось торжество.
        - Сказать нет, а вот показать…
        Джоэль за ее спиной продемонстрировал мне часы.
        - Боюсь, что и показать вам тоже нечего. Все это я видел уже не раз. А сейчас прошу меня извинить.
        - Так что насчет танцовщиц? - спросил Джоэль, когда я, избавившись от цепких ручек леди, подошел к нему. - Отменять?
        - Где мисс Росс?
        - Ты хотел сказать, твоя невеста?
        Я почувствовал, что глаза медленно заволакивает туман. Последние пять лет делал все, чтобы сбросить с себя ненавистное ярмо власти императора, а мне прямо в день рождения продемонстрировали, в чьей власти я нахожусь. Показали длину поводка, и зря Джоэль напоминает об этом - раздражение и так сопровождало меня весь вечер, а в последнее время это плохой знак. Даже при хорошем настроении нет никакой гарантии, что я не сорвусь. Джоэль понял, что перегнул палку и быстро добавил:
        - Нашел ее в библиотеке.
        - Не сбежала значит…
        - Не сказал бы, что она настолько напугана, чтобы сбежать от такого выгодного жениха. Или ты плохо старался, или ее достаточно замотивировали. Кстати, я ожидал худшего - девица довольно мила.
        - Забирай, дарю не рассмотрев, - недовольно буркнул я. - Тебе давно следует остепениться.
        - Нет уж, я младше тебя! - возмутился Джоэль. - К тому же только тебя настолько любит император, что даже невесту решил подобрать. Отчет насчет нее будет уже утром.
        Я кивнул, стиснув зубы. Появившись, туман и не думал исчезать, а потому мне следовало срочно покинуть зал, полный людей.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        В библиотеку меня привела Инга, вот только не договаривались мы с ней о том, как я должна вернуться в комнату, которую пока предстояло называть своей. Я с независимым видом блуждала по коридорам, надеясь, что не придется мне встретить князя или этого наглого лорда Михрского. Не удивлюсь, если эти двое родственники.
        Пока пришлось искать комнату, меня волной захлестывал стыд от того, как неосмотрительно я себя веду. Гуляю по дворцу без компаньонки, тем самым ставя под угрозу свое честное имя. Леди Ростби, скорее всего, ищет меня, а когда найдет… Внеплановая лекция - это лучшее, что меня ждет. А что будет в случае провала, даже думать не хочу.
        Мои размышления прервал едва слышный стон. В первую секунду я подумала, что мне послышалось, но стон повторился. Я остановилась, воровато огляделась и сняла туфли. А что? В пансионе, чтобы остаться не замеченными воспитателями, мы часто передвигались по скрипящим половицам именно таким образом. И хоть в княжеском дворце половицы не скрипели, стонущих людей здесь тоже не должно быть, так что предосторожности не лишние.
        Прижимаясь к стене, я двигалась вперед по коридору, и стоны звучали все громче, все различимее. Абсолютно пустой коридор способствовал моему любопытству - я надеялась посмотреть, кому же стало плохо, и сбежать прежде, чем меня заметят. Вариантов куда идти было маловато: ни одной двери на пути, потому шагала я вперед. Справа неожиданно появилась ниша, настолько хорошо стилизованная, что если бы я не по стеночке продвигалась, то решила бы, что прохожу мимо огромной картины. А так моя рука провалилась в пустоту, и стало понятно, что вот место, откуда доносятся стоны.
        В кресле, запрокинув голову, сидел мужчина. Мои глаза не сразу привыкли к темноте ниши, но я смогла разглядеть и судорожно вжимающиеся в подлокотник пальцы, и желваки на щеках, и зажмуренные глаза. Но самое главное, я поняла, что прячется здесь не кто иной, как хозяин дворца - князь Зарита. Снова встречаться со своим женихом желания у меня не было, но только я попятилась, чтобы уйти, как лорд Рафт опять застонал. А мне вдруг вспомнились слова лорда Премстора о болезни князя и его скорой смерти. Значит, Третий комиссар императора не солгал, и лорд Рафт действительно смертельно болен. Меня волной затопила жалость. Может быть, князь оттого и не сдержан - знает, что осталось ему немного, а тут еще и невесту напоследок прислали.
        Но что же делать? Позвать лекаря? Сомневаюсь, что на балу не было ни одного человека или мага, способного помочь правителю Зарита. Больше похоже на то, что князь спрятался от чужих глаз. А тут я.
        Я тяжело вздохнула - что ж за участь-то такая, вечно на глаза не вовремя попадаться.
        Я приблизилась к князю и прошептала:
        - С вами все в порядке?
        Лорд Рафт приоткрыл глаза и слепо посмотрел в темноту. Я стояла сбоку, но князь даже не повернул голову в мою сторону.
        - Кто здесь?
        Я решила, что отвечать на этот вопрос не в моих интересах. Как бы лорда Рафта сердечный приступ не схватил, когда он поймет, кто рядом.
        - Вам нужен лекарь?
        Князя вдруг скрутило, он закатил глаза и застонал. Я мялась рядом и не знала, что делать - в пансионе у нас были уроки первой помощи, но крови на теле лорда не видно, а я только и умею, что делать перевязку.
        - Эй, ты еще здесь? - князь опять приоткрыл глаза.
        - Да, - а как хотелось бы оказаться за тысячи километров отсюда.
        Лорд привстал на кресле и слепо пошарил рукой, словно пытаясь что-то отыскать.
        - Вы ничего не видите, - догадалась я.
        - Не вздумай кому-нибудь разболтать, - прорычал князь. Мне хотелось спросить, как он узнает о том, кто это сделал, если не видит, с кем разговаривает, но промолчала. - Помоги дойти в спальню.
        Я сложила руки на груди.
        - Ну?
        - А где «пожалуйста»? - язвительно спросила я и тут же пожалела об этом, потому что князя опять скрутило. - Держитесь.
        Я думала, что князь навалится всем телом, и тут-то смерть моя и придет - под таким весом. Но лорд Рафт только взял меня за плечо, а придерживался за стену.
        - Куда идти?
        - Ты не местная что ли? - озадачился князь.
        - А все местные знают, где находится ваша спальня?
        - Многие, - тяжело вздохнул лорд Рафт, а мне вдруг стало противно. В кровати моего жениха, значит, побывала большая часть замка. Неприятно, но вполне ожидаемо.
        - По коридору налево.
        Шел князь быстро, широкими шагами, и мне приходилось бежать, чтобы держаться немного впереди. Он, по-видимому, очень боялся, что его опять скрутит приступ и старался преодолеть как можно большее расстояние.
        - Нам нужна первая же дверь. Не дошел до покоев совсем чуть-чуть.
        - Вот! Вот она!
        - Не кричи! - мне, значит, не кричи, а как сам рявкает, так ничего страшного. Но я ничего не сказала, списала все на испуг от потери зрения.
        - И часто с вами такое происходит? - я подвела лорда Рафта к двери, а он вместо того чтобы отпустить помощницу, вдруг затянул меня в комнату. После хорошо освещенного коридора темная княжеская спальня казалась черной дырой. - Что вы делаете?
        - Подождешь вместе со мной, пока туман пропадет, - безапеляционно заявил князь, на ощупь нашел кресло и сел. Держать меня за плечо при этом не забывал.
        - Почему это?
        - Слишком разговорчивая.
        - А, так значит вы посмотреть хотите на ту, которой угрожать придется, - угрюмо предположила я. Судя по тишине, моя догадка оказалась верной. - Я никому ничего не скажу.
        - Разумеется, не скажешь. Любой слух о произошедшем - и пострадает вся твоя семья.
        - Это если вы меня разглядите, - я вздохнула. - Тяжело стоять, согнувшись, может быть, вы хотя бы за ладонь меня возьмете?
        Князь провел по руке вниз, из-за чего я досадливо поморщилась, и взял мою ладонь, которая по сравнению с его, казалась совсем маленькой.
        - Напротив есть еще одно кресло, садись.
        Мои глаза к темноте уже привыкли, кресло я разглядела и с удовольствием в него устроилась. Смотрелись мы, конечно, странно: сидим в темноте, наклонились друг к другу и за руки держимся. Если бы нас уже объявили женихом и невестой, это одно, а сейчас… Хоть бы никто не решил проведать князя в его спальне.
        Тишина стала настолько осязаемой, что я слышала дыхание князя. Сначала рваное, частое, оно становилось спокойным и равномерным. Никто мне не мешал рассматривать лорда Рафта, хотя в темноте я и могла довольствоваться только силуэтами и тенями от лунного света, проникающего через окно. Надо все-таки привыкнуть к человеку, с которым мне долгое время предстоит делить постель. О том, что еще как-то надо будет в эту самую постель лечь, я старалась не думать.
        Князь на мгновение крепко зажмурился и резко открыл глаза. Тут же загорелись свечи, освещая помещение, и взгляд лорда Рафта приобрел осмысленность. Правда тут же и потерял ее, когда князь разглядел, кто сидит перед ним.
        - Вы?! Что вы здесь делаете?
        - Сижу, - пискнула я. В глазах князя загорелись огоньки, и меня это дико смущало. - Вы как? Отошли? Я могу идти?
        - Вы специально? - прошипел лорд Рафт и бросил мою руку, будто она была змеей. - Уже и в спальню мою пробрались!
        Стало обидно. Вот прямо очень обидно. Сидит тут кричит, а забыл как минут десять назад за плечо мое держался.
        Хотелось сказать, что князь - скотина неблагодарная, но это просто дополнительный повод заявлять о моем дурном воспитании. Потому я поджала губы и как можно спокойнее сказала:
        - Позвольте напомнить, вы сами меня сюда привели. Я просто хотела помочь.
        - Подобраться ко мне вы хотели!
        - Какое самомнение! - я вспыхнула. - Вас послушать, так все женщины во дворце спят и видят, как к вам в постель запрыгнуть.
        - А так и есть, - ехидно заявил князь. - И не думайте, что после того как станете моей женой, что-то изменится.
        - Хам, - заявила я, как можно грациознее встала с кресла и смерила лорда Рафта взглядом. Жаль, что даже сидя, этот мужчина был почти одного роста со мной. - Спасибо бы лучше сказали.
        - Оказание мне помощи в ваших же интересах. Умру до свадьбы, и не бывать вам княгиней.
        Я мило улыбнулась, сделала книксен и направилась к двери. Очень хотелось заявить что-то наподобие «И хвала Создателю», но это точно не будет способствовать установлению хороших отношений с женихом. Да на самом деле все, что я делаю, этим самым хорошим отношениям не способствует.
        - Я вас не отпускал.
        Я резко обернулась.
        - Вы серьезно? Нет, вы серьезно? Я помогла вам, тащила на своих плечах по коридору, ждала, пока придете в себя, а вы так со мной разговариваете, еще и надеетесь на вежливость? Может быть, в Гельсинорсе и другие правила поведения, но в столице принято благодарить тех, кто вам помог, а не обвинять!
        Лорд Рафт потер лицо руками.
        - Мисс Росс, вы, наверное, правы. Не с того мы начали наше знакомство.
        Я неверяще смотрела на князя. Неужели он и правда понял, что ведет себя возмутительно.
        - Что вы хотите за то, чтобы отказаться от замужества? Как скажете, я и извинюсь, и поблагодарю вас, и даже заплачу деньги. Много денег, мисс Росс. В столицу вы на собственной яхте отправитесь.
        Я закатила глаза и покинула княжескую спальню. Благо, что глупые идеи у лорда Рафта закончились.
        ГЛАВА 7
        Марк Николас Рафт
        Джоэль не обманул, и доклад по мисс Росс оказался на моем столе уже утром. Я открыл папку и внимательно просмотрел каждый из листков, в ней лежащих. Их было мало, так что к моменту, когда явился премьер-министр, о своей невесте я знал если не все, то очень многое.
        - Жизнь у мисс Росс очень скучна, - лениво заметил я, едва Джоэль показался в дверях.
        - Семья, пансион, князь Зарита. В нескольких словах вся ее жизнь.
        - Боюсь, сама мисс Росс с тобой не согласится, - я хмыкнул и еще раз открыл первую страницу доклада. - Что-то во всем этом не так.
        Джоэль сел напротив меня и протянул руку к папке.
        - Что-то? Девица - чистый лист, такие тихо живут и тихо умирают, не замеченные в порочащих связях. Как она оказалась твоей невестой?
        - Ни одного сообщения о том, что она встречалась с императором, - я положил папку в протянутую ладонь друга. - Ты обратил на это внимание? Как он сделал выбор, если ни разу не видел мисс Росс.
        Джоэль пролистнул страницы.
        - Ты преувеличиваешь собственное значение. Вот, посмотри, она участвовала в отборе невест для Великого герцога.
        - Ну да, - я сердито вдохнул. - Только ни одного заключения от свах. Думаю, они с ней тоже не встречались.
        - Думаешь, это прикрытие? Приехала якобы на отбор, а сама отправилась прямиком к императору?
        Я встал и подошел к окну. Садовник как раз подстригал кусты роз, и я немного понаблюдал за его работой, прежде чем ответить.
        - По досье не вижу я у нее такой возможности, Джоэль, - я устало потер переносицу. День только начался, а уже накатила усталость. - Ты сам сказал: такие живут тихо. У мисс Росс даже знакомых нет, которые могли бы намекнуть императору о ее существовании.
        - А кому-то другому, особо приближенному?
        Я едва повернул голову к Джоэлю. Давно уже известно, что многие важные решения принимает не император.
        - Попроси у своих шпионов отчет о встречах Комиссаров императора. Может быть, мисс Росс посещала кого-то из них.
        - Сложно, - Джоэль поморщился. - Я бы даже сказал опасно. Одно дело - никому не известная девица, и другое дело - Комиссары. Может быть, выберем кого-то конкретного?
        Конкретного. Я хмыкнул. В свое время я каждому из этих выскочек отказал в сотрудничестве, так что обижены на меня все сразу. Но вот по роду деятельности более вероятен Третий комиссар - Премстор. При встречах он исключительно доброжелателен и добр, но в нас обоих сквозит желание встречаться как можно реже. И именно Премстору по долгу службы нежелание Зарита полностью подчиняться императору как рыбий хребет в горле. Но был еще и Второй комиссар, в ведении которого находятся матримониальные союзы правителей частей Империи.
        - Второй и Третий. Начнем с них.
        - Запомнил, - Джоэль хлопнул бумагами о стол. - Еще какие мысли?
        Я сел в кресло и потер руками лицо.
        - Джоэль, пора обращаться к лекарям. Вчера я почти потерял зрение.
        - Надолго? - друг заволновался. - И что значит почти?
        - Сквозь туман видел только силуэты и то не всегда. Да еще и болезненные судороги. Я даже до спальни не смог добраться самостоятельно.
        - И кто тебе помог? - Джоэль всегда слышал то, что выгоднее.
        Я скривился.
        - Моя невеста. Совершенно случайно оказалась рядом. Якобы мимо проходила и решила помочь. Веришь?
        - Почему бы и нет.
        - Вот и я думаю. Тут то ли банальный расчет, то ли она действительно такая сердобольная.
        - Я надеюсь, ты расспросил ее как следует? - Джоэль не скрывал похотливую улыбку, но я покачал головой.
        - Я еще и нахамил ей. Разговор по душам и раньше было трудно начать, а теперь тем более… Джоэль, ты обратил внимание, что у мисс Росс брат банкрот?
        - Да, конечно.
        - Ей нужны деньги. Что если мы их предложим?
        Премьер-министр недовольно завозился. Во всем, что касается денег, Джоэль крайне прижимист.
        - Чем ты так недоволен, Марк? Можно подумать, наличие жены кого-то когда-либо останавливало. Ну поиграй немного по правилам императора.
        - Джоэль, он не из отеческой заботы прислал мне невесту. Это шпион, который будет слишком уж близко, чтобы от него можно было скрыть изменения в моем организме. От девицы нужно избавиться, пока она ничего не успела разузнать. Хотя вчерашний мой приступ - уже многое. В общем, тебе нужно втереться к ней в доверие и предложить деньги за то, что она откажется от замужества. Со мной, имею в виду. Пусть ищет себе жертву в другом месте.
        - Втереться в доверие… - Джоэль потянулся. - Не против, если она слишком уж доверится мне?
        - Все что угодно, если в результате я буду свободен. Император дал месяц, так что три недели тебе на диверсию. Мне нужно немного больше времени, чтобы все подготовить.
        Премьер-министр довольно улыбнулся и покинул кабинет. Я откинулся на спинку кресла и потер виски - несмотря на нашу дружбу, Джоэль не упустит возможности попользоваться тем, что считает моим. Вот и пусть включит свое обаяние ради благого дела. Нет у меня месяца. Не могу я допустить, чтобы все, так долго строившееся, разрушилось только из-за того, что мы недооценили шпионку императора.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        Леди Ростби была зла. Даже не так - она пребывала в бешенстве. Я сидела в кресле, а леди Ростби ходила вокруг, шаг за шагом приближаясь, сужая круг и словно бы набрасывая на меня удавку.
        - Мисс Росс, вы поставили под удар всю операцию!
        Надо же, операцию. Я думала речь идет о моей жизни.
        - Где вы были весь вечер?
        - В библиотеке, - в тысячный раз повторила я. Чтобы отвлечься от мыслей об убийстве леди Ростби, я занималась тем, что рассматривала идеально выкрашенные стены - пыталась нашарить глазами хотя бы один изъян.
        - А где должны были быть?
        Я пожала плечами.
        - В своей спальне?
        - Почему вы не явились на бал?
        - Меня никто на него не приглашал.
        - Это день рождения князя! Мы его гости, а значит, приглашены априори. Это был такой шанс! А вы его упустили!
        Какой шанс, и для чего он мог мне понадобиться - неизвестно. В дверь постучали, и леди Ростби осеклась.
        - Кто это?
        - Тот же вопрос интересует и меня, - дипломатично ответила я, привычно сдерживая раздражение. - Может быть, откроете?
        - А вот объявила бы себя невестой князя, уже получила бы личную горничную, - съязвила леди Ростби, но к двери все же отправилась. Я сидела в стороне и гостя не видела, зато по лицу компаньонки решила, что посетил нас точно князь. Леди Ростби вытаращила глаза, занервничала и принялась лебезить. Плохо, что она так не делала, когда нас чуть в кабинете не убили, но хорошо хоть через время одумалась.
        - Лорд Михрский, проходите. Вы, наверное, хотели познакомиться с мисс Росс?
        Я не сразу поняла, кто это такой лорд Михрский, но когда увидела вчерашнего наглеца, память проснулась.
        - А мы уже знакомы, - в комнату премьер-министр входил с широкой улыбкой. Зато леди Ростби посмотрела на меня так, будто хотела съесть.
        - Вот как, - пропела леди Ростби. - Мисс Росс, наверное, забыла мне об этом сообщить.
        Я поднялась с кресла навстречу лорду Михрскому и сделала книксен.
        - Чем обязана? - сухо спросила я. Леди Ростби от моей невоспитанности чуть удар не хватил. Она сделала большие глаза и совершенно зверско изогнула губы, намекая, что после ухода лорда я буду съедена с потрохами.
        - Даже не спросите, как мое здоровье, как дела? - мужчина сделал вид, что ошарашен, но глаза его откровенно смеялись. И мне это не нравилось. Я не видела ни единой причины, по которой премьер-министр Зарита мог явиться в мою комнату, а потому злилась и нервничала.
        - Вы желаете вступить в светский разговор? - я приподняла брови.
        - Почему бы и нет. В Гельсинорсе не так уж и много людей, способных поддержать интересную беседу.
        Я криво улыбнулась и присела на кресло. Лорд Михрский сел напротив. Мы смотрели друг на друга и молчали. Я старательно делала вид, что не злюсь, премьер-министр демонстрировал, что не теряет время в моей комнате, одна леди Ростби радовалась непонятно чему.
        - Лорд Михрский, - моя компаньонка решила спасти ситуацию. - Очень рада вашему знакомству с моей подопечной, надеюсь, вы в курсе ее статуса? Хоть он пока еще и не обнародован.
        - Разумеется. У Его Светлости очень мало времени, потому я и здесь - хотел поближе познакомиться с будущей княгиней.
        Одной мне показалось, что его «поближе познакомиться» прозвучало очень неприлично? Я нахмурилась.
        - По итогам знакомства напишете отчет? Его Светлость сможет найти время, чтобы ознакомиться с вашими впечатлениями?
        Компаньонка тут же перехватила инициативу.
        - Может быть, чай?
        - Да, было бы неплохо.
        Леди Ростби выскользнула за дверь, напоследок осторожно продемонстрировав мне кулак.
        - У меня складывается впечатление, что ваша компаньонка более жаждет этого замужества, чем вы.
        Я растерялась, лорд Михрский сидел к леди Ростби спиной и ее ужимок видеть не должен был. Вместе с тем стало стыдно, ведь действительно, веду себя как невоспитанная девчонка и таким поведением ближе к цели не стану.
        - Вы ошибаетесь, - я постаралась улыбнуться. - Даже не представляю, с чего вы сделали такой вывод.
        - Ну как же, ваша компаньонка делает все, чтобы у меня остались приятные впечатления от общения с вами, а вот вы всячески демонстрируете недовольство. Хотя как лучший друг лорда Рафта и премьер-министр Зарита, я могу как дать вам хорошую рекомендацию, так и раскритиковать в пух и прах.
        - Здесь два варианта, - я равнодушно пожала плечами. - И с вашим предположением они не имеют ничего общего.
        - Любопытно услышать вашу версию.
        - Первый вариант: у леди Ростби просто больше опыта в обольщении мужчин, а потому она знает, кому надо улыбаться, а кого можно отбрить.
        Лорд Михрский прижал указательный палец к губам, скрывая улыбку. Удивительно, зачем это, ведь на протяжении всей нашей встречи он совершенно не стеснялся ее демонстрировать.
        - И второй вариант, - я наклонилась вперед. - От рекомендации князю хоть положительной, хоть отрицательной совсем ничего не зависит, а потому не считаю нужным перед вами заискивать.
        - Вы занятная.
        - Почему из ваших уст это звучит как оскорбление?
        Ответить лорд Михрский не успел - дверь распахнулась, и в комнату завалилась леди Ростби. Следом за ней шествовала незнакомая мне горничная с подносом, на котором стоял фарфоровый чайник и чашки. Я отвернулась, не желая смотреть на премьер-министра, но вот его взгляд чувствовала кожей.
        Все для чаепития было расставлено на столике, и леди Ростби наконец уселась на диван и взяла чашку. Я облегченно вздохнула, подумав, что компаньонка сама теперь займет лорда беседой.
        - Знаете, лорд Михрский, нам приходится обитать в отвратительнейших условиях. Лорд Рафт ввиду своей занятости вряд ли сможет уделить этому пристальное внимание, но вот вы вполне могли бы…
        Я удивленно посмотрела по сторонам: гостевые спальни княжеского дворца, на мой взгляд, были более, чем приличные.
        - …намекнуть князю, что его невесте подобают лучшие покои и личная горничная.
        Лорд Рафт отпил чай, наблюдая за мной поверх чашки.
        - Князь только вчера узнал о том, что у него имеется невеста, так что небольшая растерянность вполне простительна.
        - Потому и прошу вашей помощи в этом деликатном вопросе. Мисс Росс очень тактична, непритязательна и не посмеет потребовать что-то у лорда Рафта.
        И далее последовал получасовой монолог, в котором леди Ростби расписывала все мои достоинства. По ее словам выходило, что я целиком состою из положительных качеств, так что очень скоро начало казаться, что речь идет и не обо мне совсем, а о невесте Создателя, которую он сам для себя и создал. В общем, в середине рассказа компаньонки я скатилась в теологические рассуждения и бессовестно прослушала обращенные ко мне слова.
        - Что простите? - я заметила устремленные на себя взгляды и смутилась.
        - Лорд Михрский приглашает нас на конную прогулку.
        - Я не люблю лошадей. Плохие воспоминания из детства, знаете ли.
        Премьер-министр поперхнулся чаем, а улыбка леди Ростби стала какой-то приклеенной.
        - Мисс Росс, - прошипела компаньонка. - Я только что рассказала лорду Михрскому о том, как вы любите верховую езду.
        Ой, леди Ростби, это вы зря. Но вслух:
        - Обожаю наблюдать за тем, как другие катаются на лошадях. Так что не расстраивайтесь, не меняйте свои планы. Вы вполне можете прокатиться вдвоем. А я понаблюдаю. Из окна комнаты.
        Взглядом леди Ростби можно было убить, расчленить и спрятать останки.
        - Затруднительно будет осмотреть окрестности Гельсинорса из окна спальни, - заметил лорд Михрский. - Что насчет кареты?
        Причин ненавидеть кареты я не придумала и расстроилась. Мужчина заметно обрадовался.
        - Тогда, может быть, сегодня? Вечер, полагаю, у вас свободен.
        - Я надеялась встретиться со своим женихом, - твердо сказала я. - Это подвешенное состояние, когда о существовании невесты никто не знает, зато премьер-министр полагает возможным развлекать меня даже без моего согласия, недопустимо. Я неопытна в данном вопросе, но хочется какой-то ясности.
        - Например? - лорд Михрский приподнял брови, демонстрируя вежливое недоумение.
        - На какое число будет назначена свадьба?
        - Вы же понимаете, что в один день это не решается.
        - Можно ли услышать сроки принятия решения?
        - Я поговорю с князем и расскажу вам о результатах общения на вечерней прогулке.
        Лорд встал с кресла, тем самым показывая, что разговор окончен.
        - Прошу меня извинить, дела, знаете ли, не ждут.
        Я тоже поднялась и скромно сложила руки на платье.
        - Благодарю за то, что вам удалось выкроить немного времени для общения с нами.
        Леди Ростби проводила гостя на выход и, едва за ним закрылась дверь, прошипела:
        - Порой мне хочется вас придушить, мисс Росс. Но оказывается, даже ваше глупое поведение может быть полезным. Теперь князю хотя бы придется назначить дату свадьбы.
        - Нет, - я бессильно опустилась обратно в кресло. - Ему просто придется сказать, что он это сделает. Для всех вокруг я по-прежнему - чиновник из столицы, притащившая с собой компаньонку.
        - Милочка, - ядовитым тоном произнесла леди Ростби. - Вы не понимаете уровень влияния императорской власти.
        На это мне ответить было нечего. Я действительно не понимаю уровень влияния императора, князя и его премьер-министра и совершенно не хочу разбираться в этих вопросах. Мне просто хочется обезопасить родных, и это намного сложнее сделать, чем разрисовывали Третий комиссар и леди Ростби.

* * *
        Марк Николас Рафт
        Джоэль забежал в мой кабинет на минуту обсудить какой-то очередной документ, но так и остался. В конце концов кипу его сегодняшней документации просто принесли за соседний стол секретари, и мы работали, изредка обмениваясь краткими впечатлениями от прочитанного. Я наконец-то разобрал отчет по крепостям Заритовского полуострова, как вдруг Джоэль лениво произнес:
        - Я пообщался с мисс Росс.
        - И что? Надеюсь, она влюблена в тебя с первого взгляда и готова отказаться от статуса княгини Зарита?
        - Как ни странно, но нет.
        Я удивленно поднял глаза на Джоэля. Не помню, чтобы хоть одна девушка устояла перед его улыбкой.
        - И ты возмущен? Зол? Не понимаю твоего отношения к этому.
        - Я удивлен, Марк. Твоя невеста на редкость безэмоциональна и скучна. Не понимаю, чему их там в этих пансионах учат.
        - Слава истинному Создателю, мы никогда этого не узнаем. Ты совсем не подходишь для пансиона.
        - Ну почему же, я очень хотел бы посетить какой-нибудь из них… Так сказать, с инспекцией. Хм, как думаешь, стоит ли внести в мой план работ проверку пансионов?
        - У тебя уже есть одна подопечная, ею и занимайся, - я опустил глаза на документы.
        - Она хочет знать, когда вы поженитесь. Иными словами, ты должен назначить дату свадьбы.
        Я не выдержал и раздраженно отбросил карандаш. Гнев закипал во мне и сдерживать его приходилось недюжинным усилием воли.
        - А больше она ничего не хочет? Зачем ты говоришь мне это, Джоэль?
        - Затем, что это хороший вопрос.
        - Который скоро и так задаст мне император. И я надеюсь, что к этому моменту невеста уже сбежит. И одно дело - тайно говорить это императору, а другое - выставлять себя на посмешище перед всеми дворами. Мне придется делать вид, что я огорчен, и ты знаешь, насколько не по душе мне публичная демонстрация.
        - Но…
        - Разговор окончен! - я заставил дверь открыться. Повинуясь такому бесхитростному знаку, в кабинет заглянул секретарь. Я кивнул ему, позволяя зайти. - Джоэль, к этому разговору мы вернемся только… только, если изменятся обстоятельства. И надеюсь, что в лучшую сторону.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        Платье для прогулки леди Ростби выбирала долго и тщательно. Потому я смогла улизнуть в библиотеку, а компаньонка даже внимания на это не обратила. После того как мне вчера пришлось самостоятельно искать дорогу в комнату, проблем с поиском библиотеки не возникло.
        Николо обрадовался, увидев меня, и поспешил навстречу.
        - Мисс Росс, вы закончили вчера с легендами?
        - К сожалению, нет, - я нахмурилась, вспомнив, почему пришлось прервать чтение. - Книга мне очень понравилась, не могли бы вы дать ее еще раз.
        - О, в одну реку нельзя войти дважды, - загадочно улыбнулся Николо. - Я хотел бы порекомендовать вам другую книгу, а к легендам вы, возможно, сможете вернуться позднее.
        Если спросить мое мнение, то как-то странно, что библиотекарь распоряжается в том, какие книги читать гостям, но так как вчерашняя книга была волшебной, я решила не возмущаться. Мало ли, вдруг фолиант сегодня без настроения.
        Николо хлопнул в ладоши, и в руки ему слетел небольшой томик. Я с предвкушением взяла его в руки, но, прочитав название, разочарованно воскликнула:
        - Любовные стихи? Я похожа на девушку, которую привлекает подобное чтиво?
        - А с чего вы взяли, что любовные стихи привлекают определенный тип девушек? - странно улыбаясь, уточнил библиотекарь. - Поэзия, а тем более любовная, подходит для всех, но только в определенный период жизни. Что-то подсказывает мне - для вас это подходящий момент.
        Я взяла книгу и попятилась. Библиотекарь уже не казался мне таким уж милым и безобидным старичком. Под мокрым взглядом прищуренных старческих глаз я села в кресло и прикрылась книгой. Появившееся стихотворение даже не сразу заметила, хотя сегодняшний томик тоже оказался волшебным, и строчки складывались постепенно и интересными завитками.
        Я против громких слов и громких чувств -
        Значение имеет только строгость.
        Покой и счастье мне милей безумств,
        И в этом между нами пропасть.
        Ведь не понять тебе таких спокойных сил,
        Которые ведут меня вперед.
        Ты за одну секунду мир приговорил,
        А за другую отменил войны поход.
        Друг другу не подходим - это ясно,
        Но я от твоих взглядов замираю.
        И над покоем собственным не властна,
        И к пламени заметно привыкаю.
        И нет уж боли, нет стыда и слез,
        Войска на мир сама веду вперед.
        Все пропасти не могут быть всерьез,
        Ведь на другом конце огонь любимый ждет.
        У меня промелькнула мысль, что библиотекарь намекает на меня и князя, но эту мысль я отбросила как несостоятельную - Николо и знать не знает, чья я невеста. К тому же разве может он управлять книгами, даже волшебными?
        Я не выдержала и окликнула библиотекаря:
        - Прошу прощения, здесь не указан автор. Подскажите, кто написал это стихотворение.
        Мне никто не ответил, а когда я подняла от книги голову, обнаружила, что нахожусь в библиотеке одна. Странно, что я не слышала, как открылась дверь.
        Я равнодушно пожала плечами и перевернула страницу. В конце концов, даже любовная поэзия гораздо предпочтительнее общения с леди Ростби.
        ГЛАВА 8
        - Так что там с лошадьми? - спросил лорд Михрский. Я вздрогнула, отвлеклась от созерцания пейзажа за окном кареты и обернулась. Премьер-министр окрестности Гельсинорса рассматривать не хотел - нагло не сводил с меня глаз, но при этом умудрялся поддерживать разговор с леди Ростби.
        - А что с ними?
        - Вы их почему-то не любите.
        - Ах, да, - я вспомнила, что по собственной легенде боюсь лошадей и не люблю верховую езду. Мой брат сказал бы, что это наглая ложь, я же не так честна и выражусь иначе - политкорректность. Помнится, мы с Алексом часто катались наперегонки, и чаще всего я выходила из таких заездов победителем.
        - Больно вспоминать, знаете ли.
        - А что болит? - премьер-министр не скрывал усмешку.
        - Сердце, - серьезно ответила я. - Лошадку жалко.
        - Вы были толстой?
        - Что? - я совсем не поняла, как лорд Михрский сделал такой вывод. - С чего вы взяли?
        - Ну как же, за недостатком информации я делаю вывод, что вы сломали бедной лошадке хребет. Сели на нее, и все - нет животины. Уверяю вас, мисс Росс, сейчас вы великолепно выглядите, и лошадям ничего не грозит.
        - О Создатель, - я закатила глаза. - Мне кажется, или вы пытаетесь вывести меня из себя?
        - Как можно, - ужаснулся лорд. - Я не пытаюсь, а планомерно, методично и серьезно занимаюсь этим.
        - И зачем, позвольте узнать?
        - Чтобы понять, какая вы настоящая.
        Я даже растерялась, а потому немного поразмышляла, прежде чем ответить.
        - А что если я именно такая, какой вы не хотите меня видеть? По мне, так я всегда одинаковая: и в гневе, и в радости.
        - Вот это я и хочу подтвердить, - мужчина подмигнул мне. - Ну же, расскажите, что случилось с бедной лошадью?
        Лгать не тянуло, правду говорить все-таки не хотелось еще больше, но лорд Михрский оказался на редкость проницательным.
        - Да полноте, а была ли лошадь, или вы просто не хотели отправляться со мной на прогулку?
        Леди Ростби чуть не задохнулась от того, что премьер-министр такое предположил, так что когда я согласилась со словами лорда, ее и вовсе едва не хватил удар.
        - Лорд Михрский, уверяю вас, мисс Росс просто растерялась от внимания такого важного человека…
        Премьер-министр не обратил на слова моей компаньонки никакого внимания.
        - Мисс Росс, можно узнать, почему у вас ко мне такое предвзятое отношение? Я просто стараюсь быть вежливым.
        Я растерялась - сама не понимаю, почему меня раздражает премьер-министр и почему так хочется стереть с его лица эту самодовольную улыбочку. Ведь действительно, человек пытается развлечь никому не известную девушку, которая гораздо ниже его по статусу и положению, а я ерничаю и ерепенюсь.
        - Прошу прощения, - я старательно скопировала улыбку лорда Михрского. Получилось не так выразительно, у премьер-министра чувствовался опыт. - Давайте начнем наше знакомство сначала?
        - Леди Ростби, представите нас?
        На лице леди Ростби явно читалось, что она думает о моей идее да и обо мне в целом, но раз уж лорд Михрский ответил одобрением, компаньонке ничего не оставалось, кроме как озвучить наши имена.
        - Как считаете, теперь я могу называть вас Оливия? - премьер-министр откинулся на стенку кареты.
        - Вот уж нет! - возмутилась я. - Хоть и чувствую себя виноватой, но все же не настолько.
        Мы приехали на берег моря к обрыву, на котором стояли несколько камней с причудливыми резными знаками. Я вышла из кареты и восхищенно всхлипнула, ничего не замечая, кроме синей бесконечности, на линии горизонта сливающейся с небом. Я пошла к обрыву, не замечая недовольных взглядов леди Ростби, прожигающих мне спину, не чувствуя земли под ногами. Замерла на самом краю и долго так стояла, глядя вдаль. Где-то там, на другой стороне горизонта, спокойная жизнь с моими родными. Уж точно жизнь эта не в Зарите и не в столице Империи, надо только до нее добраться.
        За моей спиной тихо переговаривались леди Ростби и лорд Михрский, но долго так продолжаться не могло.
        - Где мы находимся? - я обернулась к мужчине. Моей компаньонке надоело бесцельно стоять на ветру, и она вернулась в карету.
        - Самая главная достопримечательность Зарита. По легенде именно здесь встретились четыре дэва и человек, обхитривший их…
        - Я знаю эту легенду, - прервала я лорда Михрского. - Не поняла только, кто такие дэвы? Духи?
        - Боги. Всемогущие в рамках своей стихии.
        - Удивительно, - я опять посмотрела в сторону горизонта. - Как в Зарите уживается вера и в Истинного Создателя, и в стихийных божков? Я же видела храмы.
        - Вам предстоит к этому привыкнуть, - лорд встал рядом и тоже смотрел на горизонт. - Зарит он такой - противоречивый. Понимаю, что для вас это тяжело, ведь вы воспитаны в консервативном пансионе.
        Я искоса взглянула на лорда - не помню, чтобы леди Ростби упоминала о моем пребывании в пансионе, но так как половину их разговоров с премьер-министром мне и вовсе не интересно было слушать, вполне могла и пропустить.
        - Вера в Истинного Создателя не зависит от воспитания в пансионе, - дипломатично заметила я и указала на камни с рисунками. - А это что? Следы народного творчества?
        Лорд Михрский подошел к одному из камней и провел по нему рукой.
        - Это олицетворение дэвов. Именно сюда по легенде придут потомки древних божеств, встанут на места камней, и тогда будет ясно, кто из них сильнее. Мисс Росс, а как давно вы начали изучать легенды Зарита?
        - Некоторые из них преподаются в рамках стандартного курса пансиона святой Антуанетты, - сухо ответила я. - А конкретно эту легенду я прочитала в тот самый день, когда вы застали меня в библиотеке.
        - То есть говорить о том, что вы всегда мечтали стать правительницей Зарита и готовились к этому, не приходится?
        Я нахмурилась, пытаясь угадать, к чему эти вопросы.
        - Я не могла такое даже предположить.
        - А о чем вы мечтали, Оливия?
        - Давайте все же остановимся на мисс Росс. А насчет мечтаний… В разные периоды жизни я мечтала о разном, так что не могу всерьез ответить на ваш вопрос.
        Лорд Михрский покачал головой. Все его действия мне отчего-то казались ненастоящими, притворными, и это смущало. Я беспомощно оглянулась на карету: леди Ростби хорошо нас видела, но не слышала.
        - Мне будет приятнее, если вы будете называть меня Джоэль. Все ж таки скоро вы станете моей правительницей, но я не о том… Оливия, вы ведете себя необычно для молодой девушки. В вашем возрасте принято мечтать о прекрасном князе или принце, восторженно вскрикивать при слове бал, а не рассуждать о жизненных периодах. Что такого серьезного могло случаться в вашей жизни, что вы даже поделили ее на определенные промежутки?
        - Дайте-ка подумать, - я постучала пальцем по губам. - Когда-то я была любимой дочкой вполне себе обеспеченного барона. Тогда я как раз и мечтала о выгодном замужестве, представляла выход в свет и обсуждала все это с подружками. Когда родители заболели и умерли, все подружки как-то разом отвернулись от меня и мечтать пришлось в одиночку. А когда брат начал просаживать все отцовское состояние в карты, тут уж пришлось не о принце думать, а о хорошем пансионе. Мне продолжить?
        - Нет, общее направление мысли я понял, - Джоэль странно взглянул на меня. - Но что заставило вас согласиться стать княгиней? Решительно впали в детство? Вы же понимаете, что это ежедневный труд и на вас будет огромная ответственность?
        Я посмотрела на горизонт и улыбнулась своим мыслям.
        - На мне уже висит огромная ответственность, лорд Михрский, так что вам меня не испугать.
        Пока премьер-министр переваривал мои слова, я решила изменить тему разговора. Она-то уж точно подходила к сложившейся ситуации.
        - Милорд, расскажите мне о лорде Рафте.
        Вид у Джоэля был очень уж удивленный.
        - Вы о князе?
        - Я не в курсе, и у вас есть еще один знакомый лорд Рафт? Не понимаю вашего удивления - мне просто хочется побольше узнать о своем женихе.
        Лорд пристально смотрел в мои глаза, словно в гляделки играл, а я старалась не моргать. Хочется ему вести себя как ребенку, так почему бы и не поддержать.
        - Ваш жених, Оливия, очень своеобразный человек. Сильный духом, могущественный, и я говорю не только о политической составляющей этого понятия. Он очень много работает, всего себя отдает Зариту и от жены будет требовать того же. С ним никогда не будет легко: свобода, беззаботность - это не про Марка.
        Я задумчиво кивнула, рассматривая глаза лорда Михрского. Что-то в них меня смущало: необычные, они и притягивали взгляд, и в то же время пугали меня. Конечно, не так, как горящие по ободку глаза князя.
        - О чем вы думаете? - Джоэль понизил голос, а я опять растерялась. Общение с мужчинами точно мне не дается.
        - У вас глаза какого-то странного цвета. Вроде бы серые, а переливаются, блестят, мерцают. Это магия такая?
        Премьер-министр выглядел по-настоящему ошеломленным: открывал и закрывал рот и не произносил при этом ни звука. Я даже запереживала.
        - Милорд, как вы себя чувствуете? Милорд?
        - Нормально, - не сразу отмер Джоэль, покосился на безмятежную леди Ростби и подергал воротник рубашки, словно страдал от удушья. - Нам пора возвращаться.
        - Уже? - удивилась я. Южные вечера мне нравились: солнце высоко, на улице светло, тепло, легкий морской ветер освежает, а не сдувает со скалы… Обидно, что лорд Михрский так скоро решил вернуться в замок.
        - Да! - отрезал Джоэль и бросился к карете. Я шагала следом и судорожно пыталась понять, чем же так разозлила премьер-министра. Ранее в моей речи и больше хамства проскальзывало, но он таким хмурым не выглядел. Уже в карете я сделала вывод, что не нужно было о глазах Джоэля так отзываться, обиделся наверное.

* * *
        Марк Николас Рафт
        Вечер обещал быть замечательным, и в плюс этому сыграли две новости. Первая: мне доложили, что гостьи из столицы отправились на прогулку с лордом Михрским, а значит, уже завтра я останусь без невесты. А вторая… Мне пришло письмо из загородной резиденции, которое сообщало, что очень скоро во дворец прибудет леди Лейсти. Эту женщину я пару лет назад даже желал назвать своей женой, и хоть желание это давно исчезло, несколько приятных часов меня точно ждут.
        Приятные мысли улетучились, когда в кабинет ворвался Джоэль.
        - Что-то ты рано, - удивился я. - Неужели все?
        - Все! - премьер-министр от всей души хлопнул дверью. - Нет, правда, все - на нее моя магия не действует.
        - Не может быть, - я так заинтересовался, что даже папку с планом перестройки Гельсинорской площади закрыл. - Как ты это понял?
        - Ты серьезно спрашиваешь? - по щекам Джоэля заходили желваки. Я впервые видел своего внешне несерьезного друга в такой ярости. - Да я такую кучу сил всадил, что твоя невеста должна была мне в рот заглядывать и сны со мной в главной роли наяву видеть, а она язвит и заявляет, что у меня глаза странные. Представляешь?
        Дар у Джоэля нестандартный. Настолько нестандартный, что обладателей подобными способностями в мире существует всего несколько человек, да и о тех знают лишь по слухам. Джоэль способен внушать людям мысли, а самое главное - влюблять в себя женщин. Ему обычно достаточно поймать взгляд интересующей девушки, и она уже готова на все ради премьер-министра Зарита. Хотя стоит признать, что и без воздействия магии девушки готовы ради него на многое.
        Я достал из стола досье мисс Росс, о котором уже надеялся забыть, и пролистал.
        - Но у нее нет магии, она не может ставить блок, - я задумчиво постучал пальцами по столу. - Послушай, может быть, она в тебя все-таки влюбилась, но император так ее замотивировал, что мисс Росс чувствам успешно противится?
        - Марк, ты в это веришь?
        - Я в тебя верю, - я старательно призывал свое настроение не портиться. - Так что переставай паниковать.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        - Все идет отлично, - заявила мне леди Ростби. Я с сомнением покосилась на нее, но перечить не стала, решила сначала узнать, чем же закончится выступление компаньонки. - Видишь, премьер-министр воспринимает тебя всерьез, и мы можем надеяться на его заступничество. Пусть князь злится и пугает нас своими фокусами, но очень скоро вы поженитесь.
        - Вы думаете? - вежливо спросила я. Спорить с компаньонкой не хотелось, после прогулки с лордом Михрским она вела себя как-то странно: приподнятое настроение, ничем не обоснованные умозаключения, игривое похлопывание Орфина по спине… От высокомерной леди Ростби я такого точно не ожидала. Да как и бедный Орфин, когда моя компаньонка его хлопнула по спине или чуть пониже, он чуть сознание не потерял.
        - Ой, мисс Росс, уве - ре - на, - леди Ростби пьяно поводила в воздухе указательным пальцем. - Вы видели, как он ел вас глазами? Для пользы дела вполне можно и склонить его разочек на свою сторону.
        - О чем вы говорите? - не поняла я. В моей голове нарисовалась картина, как я признаюсь лорду Михрскому о заговоре против князя. Так как пребывала я в задумчивости, не сразу поняла, что там бормочет леди Ростби.
        - Ох, ты же только из пансиона. Вас там хоть учили, откуда дети берутся? Если не учили, так я тебе сейчас расскажу. Милочка, мужчины очень падки на то, что мы скрываем под одеждой…
        - Прекратите! - покраснела я. - Вы пьяны что ли? Когда успели-то?
        Но леди Ростби не унималась:
        - Думаю, что лорд Михрский не откажется, если ты ему предложишь…
        Я схватила женщину за подбородок и повернула к свече. Она даже внимание на это не обратила, продолжала бормотать что-то, уткнувшись взглядом в стену. Мой брат часто выпивал, так что признаки опьянения я знала наизусть, но вот не пахло от леди Ростби алкоголем, да и взгляд был чистый.
        Мне стало страшно. Настолько страшно, что я ощутила дрожь в ногах. По всем признакам леди Ростби сошла с ума, а в таких случаях требуется лекарь или целитель.
        Я отпрыгнула от компаньонки и попятилась к двери, а леди Ростби даже внимания на это не обратила. В своих речах она уже перешла к описанию поз, в каких лучше зачинать детей и, судя по всему, слушатели ей уже были не нужны.
        Я выскочила в коридор и заметалась, не зная, куда бежать. Немного дворец мне все-таки удалось изучить, но из-за страха оказалось сложно сориентироваться. Коридор был пуст, так что я просто побежала вперед, надеясь встретить хоть одну живую душу и попросить помощи. И эта живая душа действительно встретилась - я увидела, как высокий мужчина не спеша идет по коридору. Так как в Гельсинорсе большая часть мужчин для меня великаны, сомнений не возникло.
        - Милорд, стойте! Прошу, мне нужна помощь!
        Я обрадованно вскрикнула, когда мужчина остановился и принялся медленно оборачиваться, но чуть не заплакала, поняв, что передо мной князь.
        - Мисс Росс? - лорд Рафт поморщился. - Что у вас случилось?
        Выбирать мне не приходилось, а князь все-таки мой жених да и хозяин дворца к тому же, так что я схватила его за руку и закричала:
        - Скорее, леди Ростби плохо! Позовите лекаря!
        Князь наклонился, внимательно всматриваясь в мое лицо и заметно не доверяя сказанному.
        - Она не в обморок упала? Мисс Росс, я уже говорил, что думаю насчет столичных уловок.
        - Да нет же! - я чуть не плакала. - Пожалуйста, позовите лекаря, целителя, я не знаю, где их искать. Кто есть во дворце?
        - Целитель… Что с ней?
        - Она… - я замялась, не зная, что сказать. Внезапно осознала, что при душевнобольной компаньонке будет проблематично доказать, что я соблюдала приличествующие невесте князя правила. А если вспомнить, что сегодня мы втроем гуляли с лордом Михрским…
        Я сглотнула и испуганно посмотрела в глаза князя.
        - Позовите лекаря, - голос пропал и получился только беспомощный шепот. - Пожалуйста…
        Князь выровнялся и посмотрел на меня с высоты своего роста.
        - Думаю, сначала стоит взглянуть мне.
        - В этом нет необходимости, - промямлила я.
        Лорд Рафт перехватил поудобнее мою ладонь и потянул по коридору.
        - Ну что же вы, мисс Росс, вдруг растеряли уверенность? Хотели устроить больше шума, а встретили меня? Да, я привык ломать чужие планы.
        Князь шел быстро, и мне приходилось практически бежать. От слез в груди, от спешки, от удушающей паники говорить не получалось, так что я просто служила дополнением к огромной уверенной в себе глыбе. Лорд Рафт уверенно подошел к моей спальне, толкнул дверь и сказал:
        - Леди Ростби, не могли бы вы одеться?
        Я даже зажмурилась, не желая видеть того, что происходит в моей комнате. От слов князя мне просто хотелось провалиться под землю и пришлось пожалеть, что в отличие от своей подруги Розы я никогда не тренировалась падать в обморок.
        - Мисс Росс, прекращайте страдать, зайдите в комнату и дверь закройте.
        Я сделала несколько вздохов, но успокоиться не успела, потому что лорд Рафт рявкнул:
        - Я кому сказал?!
        И так у него получилось эффектно, что сама не поняла, как оказалась в своей спальне, дверь закрыта, а я рассматриваю леди Ростби, которая в одной сорочке расположилась на моей кровати.
        - Так, лорд Рафт, уходите. Я жду другого мужчину, - абсолютно серьезно заявила моя компаньонка. Я закрыла лицо руками.
        - А кого это, позвольте узнать? - абсолютно спокойно спросил князь. Будто бы и не в новинку ему общаться с пожилыми женщинами в сорочках. Надеюсь, что нет, потому что мне за этого мужчину еще замуж выходить.
        - Лорда Михрского! - гордо заявила леди Ростби. Ее в сложившейся ситуации вообще ничего не смущало.
        - Вот как. А он должен прийти?
        Я отняла руки от лица, подергала князя за рукав и, встав на цыпочки, сообщила ему:
        - Она не в себе, вы же понимаете.
        Но леди Ростби в цветистых выражениях уведомила, что премьер-министра Зарита в нее точно влюблен. И если сначала она не разглядела истинных чувств лорда Михрского, решила было, что его заинтересовала эта невзрачная мисс Росс, то теперь ей открылась истина. Я же сделала вывод, что бред моей компаньонки прогрессирует и понадеялась, что это хотя бы незаразно.
        Лорд Рафт внимательно выслушал леди Ростби, сел в кресло и задумался. Я помялась, но все-таки села напротив.
        - Вы позовете целителя? - с сомнением спросила я. От князя великодушия ожидать не приходилось, и потому я уже представила, как отправляюсь обратно в столицу. Пока что паники по этому поводу не было, но она уже сообщила, что явится позднее.
        - Мисс Росс, вы считаете это нужно сделать? - лорд Рафт задумчиво взглянул на меня. - По мне, так ваша компаньонка просто пьяна.
        - Не может быть, - растерялась я. - Это совсем на нее не похоже.
        - Вы так хорошо ее знаете? - высокомерный тон князя заставлял меня нервничать еще больше. Он точно это понимал и изменять поведение не собирался.
        - Нет, но мы весь вечер были вместе, и я бы точно заметила.
        - Мисс Росс, вы много пьяных видели в этом вашем пансионе? Сомневаюсь, что его воспитанницы каждые выходные запивают постный обед вином, так что не спорьте.
        Действительно, в пансионе пьяных мне видеть не приходилось, но уступать князю я не собиралась. Паника и стыд делали свое дело, и мой внутренний советник-вечномолчатель спал.
        - Она не пьяна, - твердо сказала я. - И вы это знаете.
        Лорд Рафт нахмурился и наклонил голову, рассматривая меня. Я вцепилась в ручки кресла с такой силой, что даже больно стало, но взгляд не отвела.
        - Тогда предлагаю позвать лорда Михрского, - внезапно предложил князь.
        - Зачем это? - с подозрением спросила я. - Посмеяться над леди Ростби вместе?
        - Нет, просто если это действительно сумасшествие, - лорд Рафт выделил слово «если», - то с психами нужно соглашаться. Пусть Джоэль поговорит с леди Ростби, объяснит, что все чувства ей просто показались. Как знать, вдруг она и одумается.
        - Что вы говорите? - возмутилась я. - А вдруг она в таком состоянии на лорда Михрского нападет?
        Князь поперхнулся смехом, но сделал вид, что закашлялся.
        - Думаю, он сможет за себя постоять. Чтобы вам немного стало легче, сообщаю, что Джоэль немного связан с целителями, но, если леди Ростби не успокоится, обещаю вызвать помощь, которую вы так требуете.
        Я схватилась за виски: отчаянно хотелось переложить на кого-то ответственность и сбежать от происходящего. И для этого князь подходил отлично, хоть ему и было выгодно предать произошедшее огласке.
        - Зовите лорда Михрского, - обреченно сказала я.
        - Уже, - князь пожал плечами.
        - Что «уже»? - я думала, что лорд Рафт для вызова премьер-министра сейчас созовет толпу горничных, в обязательном порядке явится камергер, но не подозревала, что можно обойтись простым «уже». - Это магия, да?
        - Да, - князь устало прикрыл глаза. - Очень редко пользуюсь таким способом, но здесь ситуация обязывает.
        - То есть? - я сложила руки на коленях. - Вы не собираетесь всем рассказывать о том, что моя компаньонка сошла с ума?
        - Нет конечно. У меня нет цели опозорить уважаемую леди. К тому же уверяю вас, она просто пьяна. А я слишком часто бывал опьянен, чтобы осуждать за это других.
        Мне показалось, или в глазах лорда Рафта промелькнул огонь? Я вздрогнула и облизнула пересохшие губы.
        Дальнейшее ожидание премьер-министра мы провели в тишине. Относительной тишине, если вспомнить, что леди Ростби продолжала вещать о своих желаниях в отношении лорда Михрского. Я старалась не слушать, но выходило плохо, и к моменту прихода премьер-министра мои щеки стали бордовыми.
        Джоэля монолог леди Ростби тоже впечатлил. А еще больше впечатлил тот факт, что, завидев лорда Михрского, моя компаньонка принялась стремительно снимать сорочку. Князь подскочил с кресла, схватил меня за локоть и вытащил в коридор.
        - Вы что? - возмутилась я. - Мы должны остаться там. Вдруг лорду Михрскому понадобится помощь!
        - Уж точно вы ее оказать не сможете, - князь закрыл за нами дверь и посмотрел на меня сверху вниз. - Давайте дадим Джоэлю время переговорить с вашей компаньонкой. Уверен, все будет хорошо.
        Вариантов не послушаться лорда Рафта у меня не было. Я беспомощно обхватила себя руками и кивнула:
        - Как скажете.
        Князь молчал, рассматривая меня, темы для разговора не находились, а потому я решила откланяться.
        - И куда вы пойдете? - с насмешкой спросил лорд Рафт. - Плакать в ближайшем закутке? В вашей комнате сейчас успокаивают леди Ростби, деваться вам некуда.
        Я прислушалась: голоса компаньонки слышно не было.
        - Пойду в библиотеку.
        - Нет уж, - князь раздраженно вздохнул. - Улизнуть вам не удастся, пора бы нам уже и пообщаться.
        ГЛАВА 9
        Я надеялась, что разговаривать мы будем в саду или в столовой… В общем, там, где будет много людей, но нет - князь привел меня в свой кабинет. Очень романтичная обстановка для беседы с собственной невестой. Лорд Рафт указал мне на кресло, но сам остался стоять у стола.
        Я села, где было указано, сложила руки на коленях и с ожиданием уставилась на князя. Он же облокотился о стол и рассматривал меня, кидая высокомерные взгляды сверху вниз.
        - Почему мы в кабинете? - решилась я нарушить тишину. - У вас замечательный парк, почему бы не поговорить там?
        Хотелось добавить, что там хотя бы свидетели есть, но я тактично промолчала.
        - Слишком много людей, еще не все гости покинули дворец.
        - А чего они ждут?
        Лорд Рафт усмехнулся.
        - Мисс Росс, вы хоть иногда из своей комнаты выходите?
        - Выхожу, - я задрала нос повыше. - Оценила вашу библиотеку, гуляла по окрестностям Гельсинорса.
        - Но с гостями не познакомились, из чего я делаю вывод, что даже пищу вы принимаете в спальне. Вам не кажется, что будущей княгине не к лицу затворничество?
        Я смутилась - такие мысли посещали и меня, а потому их озвучивание вызывало дискомфорт.
        - Думаю, мне простительно это ввиду нескольких факторов, - заявила я, стараясь не обращать внимание на то, что мой голос дрожит. Рядом с массивным высокомерным князем, который в любой момент может вспылить, очень тяжело оставаться хладнокровной.
        - Любопытно услышать ваши оправдания.
        - Я два дня как прибыла в Гельсинорс, и единственный человек, проявивший ко мне участие, - лорд Михрский. Естественно, что мне нужна помощь, чтобы полноправно войти в соответствующий круг общения, и что-то я никакого содействия в этом вопросе не замечаю. Разумеется, если бы меня объявили княжеской невестой - вашей невестой, процесс знакомства шел бы намного быстрее.
        - Почему ваши оправдания звучат как упреки в мою сторону?
        Я развела руками.
        - Я озвучила правду, но не оправдания. А правда вполне может зависеть и от вас.
        - Мисс Росс, у меня к вам несколько вопросов.
        Так, значит, критику воспринимать князь не умеет. Что и следовало ожидать.
        - Как долго вы знакомы с императором?
        Вопрос был с подвохом, и я это отлично понимала. Сейчас бы к месту пришлась леди Ростби, но на ее поддержку теперь надеяться не приходится. Когда меня готовили к поездке в Зарит, Премстор проговаривал легенду о том, как я попала в невесты князя, так что решила придерживаться официальной версии.
        - Я видела его всего лишь один раз. Воспитанницы пансиона святой Антуаннеты участвовали в отборе невест для великого герцога, и именно тогда на меня обратил внимание император.
        - И сразу решил, что вы подходите князю в качестве жены?
        Я отвела взгляд в сторону.
        - Император очень умен и чувствует людей: после единственного разговора со мной он сказал, что я именно та, кто нужна вам.
        - А вы, выходит, не так уж и умны, раз не понимаете, как странно это звучит. Столько кандидатур в княжеские невесты, а выбрал он никому не известную девицу.
        Князь начал заводиться, закрыл глаза и несколько раз вдохнул-выдохнул, по-видимому, пытаясь успокоиться.
        - Ну, хорошо, допустим. Скажите, а какие у вас впечатления остались от общения с императором?
        - О чем вы? - запаниковала я. Такой вопрос мы с Премстором не прорабатывали, и я очень боялась ошибиться.
        - О, откуда испуг, мисс Росс? Расскажите, что чувствовали конкретно вы, когда разговаривали с Радоном II? С Правителем Примтории - великой Империи.
        В словах князя звучала неприкрытая издевка, и было ясно, что бы я ни ответила, лорд Рафт вывернет по-своему. Так что я молча смотрела на князя и мысленно уговаривала себя не кричать. Крик рвался откуда-то из глубины моей души то ли как ответная реакция на страх, то ли банально сдавали нервы.
        - Что же вы молчите, моя невеста? - князь подошел ближе, и теперь, чтобы видеть его лицо, мне приходилось запрокидывать голову. - Разве не должны наши души быть открыты друг другу? Кто вас протежирует, мисс Росс? Кому мне следует сказать спасибо?
        - Вы меня ненавидите, - прошептала я. Он и не думал это отрицать, и я, не в силах смотреть в его лицо, опустила глаза ниже, рассматривая вышитый ворот рубашки. - Только ведь если бы не я, вам бы прислали другую.
        - Но вы здесь, - отрезал лорд Рафт. - Так что ненавидеть я буду вас.
        - Как же мы будем жить? - мой голос дрожал. - Вы же понимаете, что ни у меня, ни у вас нет возможности избежать этого брака.
        - Вы ошибаетесь, - князь присел на корточки и даже предпринял попытки взять мои ладони, но я демонстративно сложила руки на груди. - Это у меня нет выбора - я связан договором, и за его нарушение лишусь престола, а вот если откажетесь вы, ничего страшного не случится.
        «Ну да» - подумала я. «Только убьют моих брата, сестру да и меня до кучи. А так совершенно ничего страшного. Но куда нам до княжеских особ - их власть намного важнее жизней каких-то представителей обедневшей семьи».
        - Я заплачу вам, - не замолчал лорд Рафт. - Сколько вы хотите?
        - Мне не нужны деньги! - я поднялась с кресла. Князь тоже встал с корточек и теперь хмуро смотрел на меня. - Я приехала в Гельсинорс, чтобы выйти за вас замуж, и намерена сделать это.
        - Ну что ж, - я увидела, как в темных глазах князя загорается пламя, и внезапно осознала, как близко мы друг к другу. Спереди - внушительный лорд Рафт, которому я едва до плеча достаю, позади - кресло, да в случае чего и бежать некуда. - Княгиней, значит, хочешь стать?! Женой моей? Да я тебе хоть завтра репетицию устрою, только не взвой.
        - Резко вы перешли на «ты», - пискнула я. Лорд Рафт схватил меня за подбородок, не давая вырваться.
        - Милая девочка, тебе не объяснили всей прелести, - сквозь зубы прошипел он. - По обычаям Зарита, после того как девушка становится невестой, она переходит во власть жениха. Так что я завтра сделаю соответствующее объявление, чтобы ты целиком почувствовала, каково это - жить по правилам Зарита.

* * *
        Марк Николас Рафт
        Джоэль явился уже после того, как из моего кабинета пулей вылетела мисс Росс. Мгновение мне даже казалось, что девушка разрыдается, но нет, она все-таки сдержалась. И это бесило больше всего - ни одного проявления чувств. Как кукла - хоть бы крикнула на меня или в слезы ударилась. Она женщина или натренированный шпион?
        Я давно не был в столице, но помнилось мне, что даже женщины с континента более эмоциональны, чем присланная Императором невеста.
        - Мне нужно выпить, - сказал Джоэль. Я достал из стола бутылку виски, стаканы и налил и себе, и другу совсем немного целебной жидкости. Подумал и долил до половины стакана.
        - Я правильно понимаю, что безумие леди Ростби случилось исключительно из-за тебя?
        - Правильно, - Джоэль сел в кресло и устало вытянул ноги.
        - И зачем ты внушал старушке похабные мысли на свой счет? - я едва сдержал смех.
        - Старушка мне и ни к чему, - огрызнулся премьер-министр. - Я столько магии в твою невесту вбухал, а она почему-то отзеркалила в леди Ростби да еще и налегла на всякие ее фантазии. Там такой клубок извращений, что я сам чуть с ума не сошел, пока все распутал.
        Ситуация была откровенно забавной, но мы не смеялись. Я повертел в руках стакан с виски и задал интересующий меня вопрос:
        - Нет в ней магии, Джоэль, как она это делает?
        - Артефакт?
        - Вполне может быть, - я задумался. - Тогда завтра же меняем ей весь гардероб и говорим горничным следить за тем, чтобы на теле мисс Росс не было даже ниточки с континента.
        - Думаешь, поможет?
        - Не глотает же она его. И когда будем уверены, что ничего помешать не сможет, попробуешь еще раз.
        Джоэль залпом выпил свой виски и, морщась, спросил:
        - Как ты обоснуешь необходимость замены одежды? Признаешь мисс Росс своей невестой?
        - Да, - я поморщился. - Пообещал ей, надо исполнять. Но я преследую еще одну цель: мисс Росс узнает, каким отвратительным может быть князь Зарита, а у тебя будет шанс отбить у меня невесту даже без влияния магии.
        Джоэль хохотнул:
        - Я так понимаю, от денег Оливия отказалась?
        - Мне кажется, не тот человек ей их предложил.
        Я вздохнул и выпил виски из своего стакана. Тут же в голове застучали молоточки.
        - Джоэль, ты подобрал для меня лекаря?
        О проблеме в лице мисс Росс мы на время забыли, углубившись в обсуждение дел, которые требовали гораздо большего внимания.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        Утром меня разбудила незнакомая горничная, которая сообщила, что лорд Рафт собирает всех в малом зале. Где находится малый зал, я не знала, но зачем проводится собрание, примерно представляла. А если быть честной, даже не примерно. И к сожалению, счастливой от этого не стала.
        Когда в комнату влетела счастливая леди Ростби, она застала меня сидящей на кровати и смотрящей в одну точку.
        - Ты еще не оделась? - ужаснулась компаньонка. После общения с премьер-министром Зарита разум к ней вернулся, и она даже думать забыла о внезапном помутнении. - Давай скорее, я уверена, что князь собирает всех, чтобы объявить тебя невестой. Не зря лорд Михрский проявлял к нам такое внимание. Ну наконец-то у нас появятся достойные покои.
        Я неопределенно мычала в ответ на восторги леди Ростби и даже не думала вставать с кровати. После вчерашних слов князя было страшно. Очень страшно, но самое неприятное - за себя. Бояться не за других мне в новинку. Что удумает князь?
        - А ну одевайся, - леди Ростби запустила в меня розовым платьем в рюшах. В розовом я походила на худую хрюшу, но спорить не было сил.
        Малый зал мы нашли с помощью той же горничной, которая меня разбудила, хотя я с удовольствием бы заблудилась и хоть немного оттянула момент обретения жениха. Странно как, еще вчера я этого хотела, зато сейчас готова сбежать в обратном направлении. Но если я убегу, бояться придется гораздо больше, так что выбор был очевиден.
        В зале уже собралось много людей, и я удивленно смотрела по сторонам, не понимая, как умудрилась пропустить присутствие во дворце такого количества гостей. Прав был князь, два дня я провела настоящей затворницей. На меня не обращали никакого внимания, лишь неохотно отходили в сторону, когда леди Ростби, как корабль, плыла к вожделенной гавани у княжеского трона. Я следовала за компаньонкой на буксире и мысленно молилась Создателю. Даже не знаю о чем, ведь все складывалось в мою пользу, но я настолько испугалась угрозы лорда Рафта, что посылала в небо все больше и больше молитв.
        Мы остановились у небольшого помоста, и леди Ростби обвела присутствующих взглядом победительницы. Складывалось впечатление, что именно она замуж за князя собирается.
        - Почему мы здесь стоим? - тихо спросила я.
        - Чтобы вам, Оливия, не пришлось далеко идти сквозь толпу, когда князь позовет невесту к себе. Посмотрите, сколько здесь красивых женщин. Уверена, каждая захочет сделать вам подножку, когда вы будете проходить мимо.
        - А некрасивые будто бы не захотят, - недовольно пробурчала я, хотя понимала, что леди Ростби права.
        - Поверьте моему опыту, некрасивые скорее плюнут в спину.
        Я даже забыла о нестандартном положении, в которое попала.
        - Прошу прощения, леди Ростби, а в прошлом вы плевали, или плевали в вас?
        Компаньонка покосилась на меня с неудовольствием.
        - Разумеется, в меня плевали, что за вопросы?
        Когда в зал вошел князь, и так негромкие голоса совсем стихли. Лорд Рафт выглядел хмурым, сосредоточенным, и его серьезность передалась всем. Следом за ним шествовал лорд Михрский, Орфин и один из секретарей. Будто князь на совет пришел, а не за невестой, к тому же, вопреки ожиданиям леди Ростби, к трону он подходить не стал.
        - Приветствую всех. Собрал вас всего на несколько минут - сделать небольшое объявление.
        Джоэль нашел меня в толпе глазами и ободряюще кивнул. Я растерянно смотрела на него: несколько минут? Небольшое объявление? Не знаю, как это происходит в столице, но мне всегда казалось, что такой важный момент, как помолвка, должен проходить совсем не так. Хотя, быть может, нашу ситуацию назвать помолвкой нельзя?
        - Теперь у меня есть невеста, - просто сказал князь. Хорошо хоть не добавил, что не по воле его, а по велению Императора невеста появилась в Гельсинорсе. - Знакомьтесь, мисс Росс - будущая княгиня Заритовская.
        Гости зашумели, завертелись по сторонам, выискивая в толпе ту самую, и лица не у всех были дружелюбные. Хотелось спрятаться за трон, но леди Ростби толкнула меня к князю. Пришлось спрятать все сомнения поглубже, поднять голову повыше и направиться к князю. А как это сделать, если толпа и не думает расступаться? Вот вместо того, чтобы царственной особой прошагать по освобожденному пути, мне пришлось лавировать между группами людей.
        - Пропустите мисс Росс, - подал голос лорд Михрский. Князь ничего не сказал, но в его презрительно сощуренных глазах я легко прочитала все мысли.
        - Где она, где она, - зашумели растерянные гости. Даже те, кто смотрел прямо на меня, не могли предположить, что видят княжескую невесту. Так что, когда я встала рядом с лордом Рафтом, грянул гром. Вернее, слаженный вздох, но походил он на преддверие грозы.
        Я не знала, что делать, и с надеждой смотрела снизу вверх на князя. Он едва заметно поморщился и взял меня за руку. Для этого ему пришлось наклониться и выравниваясь, он успел мне шепнуть:
        - Хотя бы ненадолго сделайте вид, что вы живая.
        Я вспыхнула и от стыда, и от возмущения, но говорить в такой ситуации было нечего, так что криво улыбнулась лорду Рафту. Надеюсь, не похоже было на предсмертную агонию.
        - Оливия Сабина Росс, - князь поднял мою руку к своей груди. - Я, Марк Николас Рафт, сын Зарита, хочу принять вас в свой дом в качестве невесты. Обещаю защиту, любовь, - на этом слове лорд усмехнулся, - и поддержку. Согласны ли вы?
        - Согласна, - прошептала я. Воцарилась пауза, и чем она была дольше, тем шире расплывался в улыбке лорд Рафт. Не сразу я вспомнила, что должна сказать в ответ, а когда открыла рот, похолодела, вдруг поняв истинное значение произносимых фраз:
        - Я, Оливия Сабина Росс, передаю себя в ваши руки, обещаю ни словом ни делом не подвести вас, быть вашей первой помощницей и слугой до момента, когда лягу в вашу постель.
        - Да будет так, - хмыкнул князь. - Потому что если вы не справитесь, по обычаям нашего края я буду вправе отказаться от заключения свадьбы.
        Ну вот и стало все понятно. У заритян оказывается жена от невесты отличается только тем, что не спит с ним в одной кровати. Делается это, наверное, для того, если невеста не устроит жениха, можно было отправить ее домой. Вот только князь молчит, что у него такой возможности по договору нет.
        В ответ я лишь улыбнулась лорду Рафту.
        После завершения представления, и я имею в виду прямой смысл слова, князь сбежал, а я осталась на растерзание толпы. Ко мне тут же ринулись матери семейств, которые давно мечтали выдать дочек замуж за лорда Рафта, но на их пути оказалась леди Ростби. И к счастью, она была намного опытнее в вежливых перепалках. Да ее умение проявилось настолько ярко, что я умудрилась улизнуть из зала, а компаньонка так и не сдала своих позиций.
        Едва я успела вернуться в спальню, как тут же налетели горничные и швеи. Меня раздевали, а я вцепилась в платье и пищала, не понимая, что происходит. Дородные горничные на мое сопротивление не обратили никакого внимания, оставили меня в нижнем платье и передали швеям. Когда я спросила, что происходит, Инга, единственная, с кем я была знакома, пояснила:
        - Так Его Светлость приказал сменить весь ваш гардероб. Не пристало княжеской невесте в столичных ночнушках ходить, - и все горничные как одна посмотрели на мои платья, сложенные ровными стопками.
        Швеи споро сняли с меня мерки и удалились, даже не спросив, что я привыкла носить или хотела бы иметь в своем гардеробе. Мое мнение теперь не учитывалось. Ну, надеюсь, что лорд Рафт хотя бы выскажет швеям свои предпочтения, а не оставит одежду невесты на откуп слугам.
        Пока швеи занимались гардеробом, меня переселили в другие покои. Выглядели они еще шикарнее, чем гостевые спальни, но какого-то существенного функционального различия я не уловила. Так и сидела в одиночестве посреди огромных покоев, лишенная даже возможности переодеться.
        Новое платье, сшитое по заритовской моде, я получила уже вечером, как и смену нижнего белья. Мне помогли одеться, завязали все эти сотни веревочек на спине, и я предстала перед зеркалом. Швеи постарались - даже цвет платья был сдержанный, хотя по дворцу ходили женщины и в тканях кричащих оттенков. Я осталась довольна.
        Мне сделали прическу и проводили в малую столовую - полноценной невесте князя не пристало прятаться в спальне. Вынужденное затворничество из-за перемены гардероба стало уважительной причиной, но теперь оправдываться было нечем.
        За столом сидели несколько незнакомых мне мужчин в богатых одеждах, худощавая женщина, чем-то неуловимо напоминающая наставницу пансиона святой Антуанетты, и лорд Михрский. Князь еще не явился, и присутствующие негромко переговаривались между собой, обсуждая только им известную тему. Когда я вошла в столовую, разговоры мигом прекратились. На меня посмотрели как на врага народа и не сводили взглядов, пока я не села на пустующий стул по левую руку от княжеского стула.
        Лорд Рафт пришел очень скоро, будто бы ждал за углом. Мы приступили к трапезе, но мне кусок в горло не лез, и я считала минуты до окончания этой экзекуции. Когда принесли чай, я облегченно выдохнула, но не тут-то было.
        - Оливия, вы не знакомы с присутствующими?
        Я не совсем поняла, задал мне вопрос князь или просто проговорил факт, но на всякий случай кивнула.
        - Я пригласил на ужин членов Заритовского совета, чтобы вы как можно скорее включились в проблемы княжества. У вас будут и собственные обязанности, не связанные с заседаниями совета, но разбираться в вопросах, не касающихся вашей компетенции, но интересных мне, вы должны.
        - Благодарю, - я улыбнулась одними губами и тут же наткнулась на насмешливый взгляд Джоэля. Смутившись, я посмотрела на своего жениха и обнаружила, что как раз он-то на меня не глядит вовсе.
        - Лорд Михрский, озвучьте, пожалуйста, присутствующих, чтобы не смущать мою невесту.
        «Моя невеста» в устах князя прозвучало как оскорбление, но в столовой уже была максимально напряженная обстановка, так что на выпад лорда Рафта никто не обратил внимания. Джоэль встал, назвал имена каждого сидевшего в столовой, но я, как ни старалась, запомнила только женщину - леди Фисская. Насколько я поняла из слов премьер-министра, та занималась в Зарите женским просвещением.
        Князь едва дождался, пока Джоэль закончит говорить, и принялся задавать министрам вопросы. Вопросы были короткие, зачастую ограничивались парой слов, да лорд Рафт еще установил такой высокий темп разговора, что я едва успевала обдумать ответ одного министра, как уже вставлял свою реплику третий. Некомфортно было не только мне - на висках мужчин выступили капельки пота, у них дрожали пальцы, один Джоэль излучал спокойствие, несмотря на то, что князь его своим вниманием не обходил.
        - Вам все понятно, Оливия? - лорд Рафт в мою сторону даже не повернулся, словно не хотел на меня смотреть. Хотя, скорее всего, так оно и было.
        - Пока нет, - честно ответила я. - Но обещаю, что во всем разберусь.
        - Разбирайтесь быстрее, - в голосе князя послышался холодок. Все как по сигналу вышли из столовой, и только мы остались сидеть за столом.
        - Наутро я хочу увидеть протокол нашего собрания. Подробности не нужны, мне будет достаточно основных тезисов.
        Я даже рот приоткрыла от возмущения. Лорд Рафт насмешливо взглянул на меня.
        - В чем дело, Оливия? Разучились писать?
        - Я же не секретарь, я ваша невеста!
        - Вы моя первая помощница, помните? Ни одному секретарю я не могу доверить абсолютно все, а вот невесте и жене могу. Вы же этого хотели?
        Я не все поняла из сказанного на ужине, но что-то сомневаюсь, что обсуждались такие уж секретные вещи, так умно ли было не звать секретаря? Это я и спросила у лорда Рафта, но он отмахнулся.
        - Не привык, чтобы мои решения обсуждались, Оливия. Утром протокол должен лежать на моем столе.
        - Можно было и предупредить, - пробурчала я вслед князю, но так, чтобы он не услышал. От возмущения ничего не изменится, а не хотелось давать лорду Рафту повод утверждать, что я скандальная особа.
        Писать протокол я отправилась в библиотеку, едва ли понимая, что вообще от меня требуется. Села перед пустым листком бумаги, разглядывая его чуть ли не с отвращением и не зная, что делать дальше.
        - Вам нужна помощь, - Николо выскочил, как рашнарах из болота, и я едва не завизжала от страха.
        - Благодарю вас, все в порядке.
        - Вам нужна помощь, - повторил библиотекарь. - Почему бы вам ее не попросить?
        Я с интересом взглянула на Николо: и почему мне кажется, что он знает обо всем происходящем во дворце? Хотя может же один заритянин зажигать в глазах огонь, а другой припечатывать воришек о трап, почему бы и княжескому библиотекарю не быть всеведущим?
        - Прошу у вас помощи, - с готовностью сказала я и пододвинула листок к Николо поближе, но тот едва ли на него взглянул.
        - Не у меня. Лорд Рафт не так уж и плох. Если вы будете искренней с ним, то и он смягчится.
        - Благодарю, - я недовольно скривилась. - Но мне этот вариант не подходит.
        Николо отошел в сторону, а я еще немного пострадала над листком бумаги и смогла записать нескольких министров, присутствовавших на ужине. Все, на этом мое просветление закончилось. Я несколько раз перечитала фамилии, и тут меня осенило - а ведь действительно можно попросить помощи. Только не у князя.
        Лорд Михрский не слишком и удивился, увидев меня на своем пороге. Я бы даже сказала, что он ждал моего прихода. Или не моего, но об этом размышлять было неприлично. Я объяснила задачу, поставленную князем, и уставилась на премьер-министра глазами, полными надежды.
        - Оливия, почему бы вам сразу не сказать лорду Рафту, что вы не сможете справиться с его заданием?
        - А он сам не понимает? - не выдержала я. - Если я вам сейчас расскажу молитвы, которые мы каждый вечер читали в пансионе и попрошу их записать, вы сможете?
        - Это другое, - поморщился премьер-министр.
        - Нет уж, - фыркнула я. - Для вас это будет таким же набором слов, как и для меня сегодняшнее собрание. И точно так же все изменится после нескольких повторений. Помогите мне, пожалуйста, только сегодня, а дальше я постараюсь справиться самостоятельно.
        - Хорошо, - лениво протянул Джоэль, но глаза его странно блеснули. - Но услуга за услугу.
        Я нахмурилась, помощь леди - это же честь, верно? Но выбирать не приходилось.
        - Конечно, чего вы хотите?
        - Я скажу позднее, - премьер-министр безмятежно улыбнулся. - В моем кабинете нам будет удобно обсудить все детали.
        ГЛАВА 10
        Моя самооценка упала ниже подвала Гельсинорского дворца, хотя раньше мне казалось, что падать ей уже некуда. Джоэль действительно помог: соотнес имена министров с тем, кто где сидел, напомнил о том, что обсуждали на совете, да еще и объяснил истинное значение произносимых фраз. Я мало того, что запомнила до обидного мало, так еще выяснилось, что неправильно поняла даже то, что в мою пустую голову все же влезло.
        Да уж, заритовский язык я изучила, но выходит, что для большего погружения в жизнь княжества учить мне его еще и учить. А чтобы более не попадать в такие глупые ситуации с невозможностью выполнить требования лорда Рафта, я пообещала себе всегда носить бумагу и карандаш. А почему бы и нет? Надо попросить швей пришить к платьям карманы.
        - Так какую услугу вы от меня хотите? - размер моей благодарности премьер-министру сравниться мог лишь со степенью осознания собственной никчемности.
        Лорд Михрский в расслабленной позе сидел на кресле: нога заброшена на ногу, а руки на подлокотниках кресла. Меня несколько смущала подобная фривольность, но выбирать не приходится. К тому же не раз я замечала странные взгляды премьер-министра - глаза его опять переливались и походили на расплавленное серебро. Только в этот раз я была умнее и говорить об этом не собиралась.
        - А на что вы готовы, Оливия? - промурлыкал Джоэль. И так он в этот момент был схож с огромным котом, что захотелось предложить ему молока.
        - Милорд, вам не кажется, что степень моей готовности нужно было выяснять до того, как начали мне помогать? - дипломатично сказала я. Подумала немного и улыбнулась, чтобы сгладить неловкость, но Джоэль довольно потянулся.
        - Какая разница? Неужели ты в чем-то сможешь мне отказать? Я буду очень расстроен, моя нежная кошечка.
        Я вообще не понимала, что происходит. Смотрела на премьер-министра, приоткрыв рот, и тут вдруг осознала происходящее: он же лечил леди Ростби, когда на ту напало сумасшествие, и вполне мог заразиться. У компаньонки тоже все начиналось с легкого бреда.
        Я поднялась со стула, и лорд Михрский встал тоже.
        - Что ж, - я покашляла, судорожно пытаясь решить, что же делать дальше. Бежать к князю? А вдруг и он, и я тоже заразились? Тогда тем более следует объединяться. - Я, наверное, пойду. Поздно уже, спасибо, что помогли.
        - Подожди, - Джоэль поймал меня за руку и притянул к себе. Я уперлась руками ему в грудь и с ужасом уставилась в серебристые глаза. Может, неправильно, но эти противоестественные всплески в глазах пугали меня гораздо больше, чем поведение лорда. Он-то в конце концов просто болен.
        - Милорд, вам нужна помощь, - как можно спокойнее сказала я, хотя от страха колотилось сердце. Джоэль перехватил мои руки и прижал ладонями к своим щекам.
        - У тебя так сильно стучит сердце, что даже я это слышу.
        Да еще бы! Премьер-министр, судя по всему, совершенно не осознает, что перед ним невеста князя.
        - Отпустите меня, - твердо сказала я. - Вы же понимаете, что это ненормально?
        - Забудь об обязательствах, - глаза Джоэля и вовсе подернулись инеем, и я почти не видела зрачков, настолько они стали светлыми. - Дай волю своим чувствам.
        «Дельное предложение» - решила я и, зажмурившись, ударила премьер-министра ногой по тому самому месту, которое у мужчин считается стратегически важным. Меня этому приему научил Алекс, когда отправлял в пансион. По его мнению, это стало своеобразным уроком жизни, хотя уезжала я в место, где мужчин нет вовсе. Но никогда не знаешь, где пригодятся напутствия, данные от чистого сердца.
        Джоэль мигом отпустил меня и согнулся вдвое.
        - Ты чего? - простонал он.
        - Я вас спасаю, - я пятилась к двери. - Вы же явно не в себе, как леди Ростби. Сейчас позову целителей, и они вас вылечат. И меня вылечат, если это нужно.
        Я с ужасом подумала, что скоро могу начать приставать к мужчинам, и ускорилась.
        - Стоять! - рявкнул Джоэль. - Не надо никого звать, я абсолютно здоров.
        - Не похоже, - заметила я. - Абсолютно здоровые к чужим невестам не пристают.
        - Прости, - премьер-министр, морщась, сел за стол. Я стояла, рукой держась за ручку, уверенная, что в случае чего успею выскользнуть в коридор. - Я решил, что между нами промелькнула искра. И это ты дала мне повод так думать.
        - Я? - вот это да, после такого оскорбления меня же еще и виноватой выставляют.
        - Сама же пришла ко мне ночью и говорила, что готова на все.
        - Не говорила я такого! - мало премьер-министр по стратегически важному месту получил. Надо было больше силы приложить, а то и несколько раз ударить.
        - Давай сохраним произошедшее в секрете, и тогда я никому не скажу о твоем возмутительном поведении.
        - То есть это у меня поведение возмутительное? - я чуть не задохнулась от ярости. - Ну знаете ли!
        За дверь я действительно выскользнула да еще и хлопнула ею напоследок. Потом уже пожалела о своем ребячестве, но возвращаться не стала.
        А вот когда я зашла в собственную спальню, огнем пронзила мысль, что вернуться как раз и надо было, хотя бы для того, чтобы забрать протокол. Что я теперь на стол князя положу? Собственную гордость?
        - Чего это вы такая нервная? - леди Ростби почему-то оказалась в моей спальне. Я недовольно покосилась на нее, но решила ответить:
        - Князь дал мне задание: написать протокол сегодняшнего собрания.
        - Какого собрания? - глаза компаньонки загорелись восторгом. - Вас уже ввели в совет? Это же восхитительно, Оливия! Мы уже на финишной прямой…
        От переполнявших чувств женщина даже назвала мое имя, что было прямо чем-то из ряда вон выходящим.
        - Стоп! - я выставила вперед руку, защищаясь от неумеренного словоизлияния леди Ростби. - Ни в какой совет меня не вводили. Это просто… проверка. Проверка, понимаете? Которую я не прошла.
        Моя компаньонка недовольно поджала губы:
        - Оливия, неужели вы настолько глупы, что не в состоянии кратко записать то, о чем разговаривали несколько мужланов? Неужели при вас обсуждали по-настоящему серьезные вещи, которые вы объективно не в силах понять?
        В этот момент мне захотелось заблеять, словно овца. От слов леди Ростби стало не по себе, особенно если учесть, что я действительно не вникла в отдельные моменты ужина.
        - Вообще-то я написала этот протокол, - высокомерно заявила я.
        - Отлично! И где же он?
        - В кабинете лорда Михрского.
        Леди Ростби даже не поверила сказанному и попросила повторить. Я повторила еще два раза, и с каждым разом голос мой становился все тише.
        - А что вы делали с лордом Михрским?
        - Писали этот протокол, гори он синим пламенем.
        Леди Ростби вскочила со стула и заходила взад-вперед по комнате, размышляя. Когда она остановилась и взглянула на меня, я содрогнулась - настолько взгляд моей компаньонки был кровожаден.
        - Оливия, по-моему, у вас немного сбились ориентиры. Наша цель - лорд Рафт, вы должны пытаться стать княгиней. Могу ошибаться, но лорд Михрский и титул-то получил только из-за дружбы с князем, так что это заведомо не выигрышный вариант. К тому же не хотелось мне этого говорить, но вы же понимаете, что изменение цели на таком этапе сродни государственной измене? Империя вам этого не простит. Так что прекратите эти ваши отношения с премьер-министром. Их вполне можно продолжить уже после того, как вам повезет стать княгиней.
        В первый момент я решила, что ослышалась. Во второй подумала, что если задушу леди Ростби, то вполне смогу оправдаться тем, что была в состоянии аффекта, но в третий момент все-таки решила, что у меня есть довольно удачный козырь для того, чтобы задеть компаньонку без угроз и членовредительства.
        - Ну что вы, миледи, - я премило улыбнулась. - Я даже не думала о том, чтобы претендовать на лорда Михрского. Это же у вас настолько буйные фантазии насчет него, что вы даже не постеснялись раздеться перед князем.
        У меня не было уверенности в том, что леди Ростби помнит о своем помешательстве, но я была готова рассказать подробности. Не понадобилось, судя по тому, как компаньонка побледнела, в памяти ее что-то да сохранилось.
        - Да как вы смеете!
        - Знаете, я вполне могу написать лорду Премстору. А еще нескольким знакомым из пансиона. Вы представляете, с какой скоростью разносятся слухи в столице? А как быстро их разносят те, у кого доступа к слухам в обычной жизни почти нет?
        - Ты же сама пострадаешь от этого, - процедила леди Ростби, а я махнула рукой, уже чувствуя себя победительницей.
        - Лорду Рафту деваться некуда, к тому же пока письмо дойдет в столицу, пока все раскрутится, я уже стану леди Рафт, и до слухов мне не будет никакого дела.
        - Чего ты хочешь?
        - Извинений, - твердо сказала я. - И помощи.
        - Какой это? Меня не было на совете.
        - Проберемся в кабинет лорда Михрского вместе.

* * *
        Зачем выставлять в коридоре охрану? Вот кто это придумал? Что такого серьезного может храниться в кабинете, что мимо него постоянно прохаживается пара внушительных мужчин с оружием?
        Мы с леди Ростби прогулялись по коридору и в расстроенных чувствах вернулись в спальню, о том, чтобы незаметно зайти в кабинет лорда Михрского, и думать не приходилось. Мой план полетел в подземное царство уже на этапе, когда я осознала, что кабинет заперт, а когда из-за угла показались охранники, затея и вовсе представилась глупой.
        - Ну что ж, - я села за письменный стол. - Придется восстанавливать однажды написанное. Попробую хоть что-то вспомнить. Не может быть, чтобы князь возлагал на меня слишком высокие надежды, так что удовлетворим его ожидания.
        - Ну уж нет! - леди Ростби хлопнула рукой по чистым листам, которые я уже положила перед собой. - Вы не можете упасть в грязь лицом - за вас поручился сам Император.
        - И что вы предлагаете?
        - Вам не кажется, что кабинеты располагаются в нашем корпусе этажом ниже?
        - Ну и что?
        Леди Ростби притянула к себе один из листов и вырвала из моих рук карандаш. Я с немым изумлением наблюдала за тем, как она рисует схему дворца.
        - Так, Оливия, смотрите: это ваша спальня, а всего через три окна снизу кабинет лорда Михрского. Это очень маленькое расстояние, вы согласны?
        - Ну, наверное, и правда небольшое, - признала я. - И что нам это дает?
        - В Гельсинорском дворце очень удобные внешние подоконники - широкие, ровные, так что ничего не мешает вам пробраться по ним в кабинет.
        - Вот это вы отлично придумали, - съязвила я. - А на этаж вниз я как спущусь? Подвесите меня на веревке?
        - Почему бы и нет? Прямо под нами зал для заседаний совета, ночью он пустует, так что никто ничего не заметит. Оливия, полноте переживать, вы думаете, кто-нибудь может подумать, что княжеская невеста способна скакать по подоконникам? Вас никто не поймает.
        - Вы знаете, леди Ростби, я волнуюсь совсем не из-за этого. Если рухну вниз, то наоборот буду радоваться своему обнаружению.
        - Ну знаете, - компаньонка сердито поджала губы. - Никто не обещал, что все будет безопасно.
        - Никто и не предупреждал, что мне придется строить из себя шпиона со стажем.
        Леди Ростби уже бросилась открывать окно.
        - Хорошо, - я наблюдала за ней со здоровым скептицизмом. - А веревку вы где возьмете? Сплетете из моей одежды? Ой, незадача, а одежды-то у меня нет.
        Моя компаньонка, игнорируя комментарии подопечной, покинула спальню и вернулась уже с настоящим мотком веревки.
        - И где вы ее взяли?
        - Оливия, когда доживете до моих годов, то поймете, что веревка, нож, артефакт, открывающий любые запоры, и умение разбираться в подоконниках сыграют хорошую службу даже в безвыходной ситуации.
        - Даже боюсь представить, что за ситуации могут произойти, чтобы мне понадобился нож, - честно сказала я. - Да и веревка в сумке очень смущает.
        - Ох, Оливия, - леди Ростби мечтательно закатила глаза. - Вы не представляете, сколько любовников вовремя сбегали из моих покоев с помощью этой самой веревки.
        - Надеюсь, она выдержит и меня, - я почти уже смирилась с происходящим, а тут еще и леди Ростби успокоила:
        - Конечно выдержит, моя дорогая. Мои любовники были всяко тяжелее вас. Однажды на ней спускались сразу двое. Жаль, что один сорвался.
        В итоге мы сделали веревки из свернутого в калач покрывала, соорудив подобие качелей, другой конец леди Ростби привязала к кровати и умудрилась создать рычаг, так что я села, а моя компаньонка спустила меня на этаж вниз.
        Страшно было настолько сильно, что мои паника и ужас словно попали в какой-то кокон, до которого я не могла добраться. Я безмятежно рассматривала садовые пейзажи, которые простирались подо мной, и думала о том, что князь очень богат, раз может позволить себе осветительные артефакты вместо обычных фонарей. И мысли текли безумно медленно, полностью поглощая меня, так что когда я встала на действительно широкий подоконник, то удивилась тому, как незаметно это произошло.
        Я слезла с «качелей», леди Ростби мигом втянула веревку назад, а до меня дошло, что обратный путь мы-то как раз и не продумали. Чуть было не позвала компаньонку, чтобы посоветоваться, но вовремя спохватилась, что делать это будет по-настоящему глупо.
        - Хорошо, буду действовать по ситуации, - пробурчала я и боком двинулась к соседнему окну. Путешествие было совсем и несложное: окон в замке много, расстояние между подоконниками небольшое, так что охране дворца стоит задуматься - желающим ничего не стоит пробраться в кабинет премьер-министра.
        Через три окна я с облегчением выдохнула, вознесла короткую молитву Создателю и достала из лифа артефакт. Он был выполнен в форме солнца, посредине которого помещался тусклый красный камень. Я поднесла артефакт к окну, и камень на мгновение вспыхнул. Все, теперь можно было спокойно попасть в кабинет.
        Что я и сделала. Но как только бросилась к массивному письменному столу посредине кабинета, как услышала громкие шаги, доносящиеся из коридора. Я заметалась, не зная, куда спрятаться, и в итоге забралась в шкаф, пытаясь притвориться одной из вешалок с фраками и сюртуками. Хорошо хоть мне не пришло в голову, что шаги пройдут мимо, потому что дверь кабинета распахнулась. Пара минут тишины, на протяжении которых я молилась, чтобы посетитель как можно быстрее ушел, а затем:
        - Да ладно, - послышался сдавленный мужской голос. Я чуть не чихнула - в шкафу царил густой запах мужских духов, но вовремя сдержалась.
        - Что там? - еще один мужчина. Мне показалось, что это Алазель. - Труп?
        - Нет, здесь… Позови Его Светлость.
        Я не двигалась, так как подозревала, что отдавший приказ сам-то покидать кабинет не спешит, и правильно сделала, потому что довольно скоро услышала знакомый голос.
        - Что случилось?
        - В кабинет лорда Михрского кто-то влез, я прибыл на место, а здесь… Вам нужно все увидеть, так как… сами понимаете.
        Опять молчание, к которому я напряженно прислушивалась и не понимала, что происходит.
        - Понимаю, - недовольно откликнулся лорд Рафт. - Покиньте кабинет. Премьер-министра вызывать не стоит, у него слишком сложный день.
        - Слушаюсь, - я поняла, что мужчина удалился, и постаралась реже дышать, чтобы точно не выдать себя. В общем, в шкафу я сидела в полной уверенности, что лорд Рафт скоро удалится, но выяснилось, что князь и не думает действовать по сценарию.
        А как еще, если не врожденной вредностью объяснить тот факт, что Его Светлость открыл шкаф, в котором я имела глупость спрятаться, и недовольно уставился на меня.
        - Добрый вечер, - в голосе его звучала неприкрытая издевка. - Очень рад встрече.
        - А как я рада, - в тон ему ответила я. - Вы не хотите порадоваться по отдельности?
        - Боюсь, мне не дали такой возможности, когда вызвали посреди ночи под предлогом того, что моя невеста забралась в кабинет премьер-министра Зарита.
        Я обратила внимание на то, что одет князь просто: рубашка и свободные брюки. По-видимому, действительно уже собирался спать.
        - Но как? - я искренне удивилась. - Меня же никто не видел.
        Лорд Рафт демонстративно тяжело вздохнул и протянул мне руку, предлагая помощь. Сил что-то из себя строить уже не было, а потому я оперлась на князя и выбралась из шкафа.
        - Смотрите.
        От стыда смотреть хотелось только под ноги, но я послушно подняла глаза. Лорд Рафт вытянул вперед ладонь, подвигал пальцами на манер игры на пианино, и в воздухе проявилась призрачная я. Я, которая залезла в окно, пошла было к столу, но вдруг прислушалась и нырнула в шкаф. Князь хлопнул в ладоши, и все исчезло.
        - Это магия, да? - хмуро спросила я. Хотя чего спрашивать, и так понятно, что не я сама решила повторный забег устроить.
        - Мисс Росс, на всех кабинетах стоит магическая защита, - князь смотрел на меня с какой-то брезгливостью. - Как только вы прикоснулись к окну, начальник дворцовой стражи и придворный маг были подняты по тревоге. Вы очень их удивили, правда. Не каждый день княжеские невесты забираются в кабинет премьер-министра. Что вы хотели здесь найти?
        Я недовольно поежилась, но молчала - говорить, что пришла за протоколом собрания было неудобно. Князь долго ответа не ждал, а продолжил говорить.
        - Удивительно, что столица, отправляя шпиона, так плохо его подготовила. Или вы настолько глупы, что не смогли запомнить способы ухода от защиты?
        - Я не шпион! - я вспыхнула. Вот таких обвинений даже предположить не могла, и теперь легче было сказать о протоколе, чем находиться под подозрением в шпионаже. - Я просто забыла в кабинете лорда Михрского одну бумажку.
        На князя было страшно смотреть: черты лица заострились, он будто бы даже ростом больше стал, а вот голос неожиданно обволакивал и гипнотизировал:
        - А что такого вы делали в кабинете премьер-министра, что умудрились в нем что-то забыть? Сейчас у меня два варианта происходящего: вы либо хотели раздобыть секретные сведения, либо забыли о том, что являетесь моей невестой. Скажу вам честно, второй вариант для вас предпочтительнее - никакой казни, а всего лишь выдворение обратно в столицу.
        - Прекратите! - разозлилась я. - Я попросила у лорда Михрского помощи в написании протокола и забыла его на столе.
        - Да ладно, - князь отчего-то развеселился, но более слушать его я не хотела.
        - Не понимаю, чего вы так распаляетесь, - я так сильно сжала кулаки, что ногти впились в кожу. Даже смотреть лорду Рафту в лицо было больше нестрашно - свою честь готова была отстаивать до последнего. - Вы же владеете магией - просмотрите события, которые были пару часов назад, и прекратите меня обвинять неизвестно в чем.
        Что-то промелькнуло во взгляде князя и надеюсь, это называется хотя бы подобием уважения.
        - Я же просмотрю, - спокойно сказал лорд Рафт. - Вы уверены, что хотите этого? Сейчас я предлагаю вам деньги и возможность самостоятельно разорвать помолвку, без позора. Вы уйдете, и мы забудем об этом инциденте. Но если я просмотрю события сам, то пути назад не будет.
        Меня захватил азарт. Я едва сдержала торжествующую улыбку и, хитро прищурившись, предложила:
        - У меня встречное предложение, Ваша Светлость. Мы оба делаем вид, что ничего не произошло, и я забываю о вашем возмутительном поведении, но если вы все увидите сами и решите, что обвинять меня более не в чем, без извинений отсюда не уйдете.
        - Вы настолько самоуверенны, что пользуетесь таким дешевым блефом? - картинно ужаснулся лорд. - Хорошо, будь по-вашему. Если вы невинны, как овечка, то я перед вами извинюсь.
        - И не просто извинитесь, у меня будет одно желание, но озвучу я его позднее, - я широко улыбнулась. - Если мне понравятся извинения.
        Князь заскрежетал зубами, отвернулся от меня и опять взмахнул рукой. Ему пришлось понаблюдать за тем, как мы совместно с лордом Михрским писали протокол, причем я, глядя на себя со стороны, отметила очень интересную деталь: Джоэль постоянно пытался меня коснуться. То руки, то моих волос, но он протягивал руку, а я инстинктивно, сама того не замечая, отстранялась.
        Князь мрачнел на глазах, а когда премьер-министр получил ногой в пах, так и застыл с широко открытыми глазами. Такой момент я упустить не могла, а потому вопросила ласковым голосом:
        - Ваша Светлость, как считаете, я была достаточно живой в этот момент?
        - Достаточно, - князь убрал картинку.
        - Жаль, что звука нет, - сокрушалась я. - Дальше лорд Михрский мне угрожал. Сами понимаете, вернуться за протоколом при нем я не могла.
        - Почему вы вообще делали его вместе? Это было индивидуальное задание.
        - Считайте, что я его не выполнила, - после прогулки по карнизу, обнаружения в шкафу и обвинений в шпионаже я не боялась того, что буду выглядеть глупой. - Жду ваших извинений.
        Князь с минуту смотрел на меня так, будто представлял, каким именно способом я буду убита, и явно пытался не скрежетать зубами, но получалось плохо.
        - Мисс Росс, - наконец прошипел он. - Вы понимаете, насколько я зол?
        - Успокойтесь, отдышитесь, - кивнула я. - Все понимаю и готова потерпеть. Нам все-таки всю жизнь нужно прожить вместе, стоит делать друг другу небольшие уступки.
        Лорд Рафт застонал и с видом «Чем быстрее, тем лучше», взял меня за руку.
        - Мисс Росс…
        - Оливия, - подсказала я.
        - Оливия! - по слогам повторил он мое имя и скривился, как от зубной боли. - Прошу простить меня за подозрения в шпионаже…
        - И за оскорбления в мою сторону.
        Неожиданно князь накрыл мою руку ладонью и вот так, в замочке, поднял к губам.
        «Откусить ее хочет, что ли?» - с ужасом подумала я.
        - И за то, что посмел усомниться в вашей верности. Я увидел, что, - лорд Рафт недовольно хмыкнул, - вы сможете дать отпор любому из мужчин.
        Мне показалось, или наши руки на мгновение обуял алый свет. Я ошалело моргнула, и все исчезло. От испуга я принялась моргать, как будто пыталась поднять ветер.
        - С вами все нормально? - участливо спросил князь.
        - Да, - я вырвала руку из захвата. - Прослезилась просто. Ваши извинения приняты, теперь озвучу свое желание.
        - Попробуйте, - лорд Рафт напрягся.
        - Я прошу… нет, я требую хотя бы один ужин, как у настоящих жениха и невесты, - мой голос неожиданно зазвучал от волнения. Заметив во взгляде князя недоумение, я поспешила объяснить. - Никаких министров, с моей стороны только лишь компаньонка, мы должны пообщаться, узнать друг друга получше.
        - У вас какие-то странные фантазии, - хмыкнул князь. - А если по итогу ужина мы окончательно удостоверимся в том, что не подходим друг другу, вы разорвете помолвку?
        - Вас преследует навязчивая идея. Нет, не разорву, но думаю, нам обоим будет полезно хотя бы попытаться… примириться с действительностью.
        Лорд Рафт потер переносицу и устало, как-то безразлично махнул рукой:
        - Договорились, будет вам ужин. Только с условием, что ваша компаньонка будет молчать, иначе за исход свидания я не отвечаю.
        ГЛАВА 11
        Марк Николас Рафт
        К Джоэлю я отправился сразу, как проводил свою невесту в спальню. Ее спальню, разумеется, к себе подпускать эту недошпионку даже не собираюсь. Хотя признаться, сегодня девица меня удивила - подумать не мог, что она способна быть такой бойкой. Я хмыкнул, вспомнив, как она заявила о свидании: сама смелая-смелая, а губы дрожат.
        Несмотря на глубокую ночь, Джоэль трудился в поте лица. Я зашел в комнату, щелкнул пальцами, зажигая свет, и тут же с кровати соскочила какая-то полуголая дамочка.
        - Ваша Светлость! - она сделала книксен, а я старательно отводил глаза от обнаженных прелестей.
        - Иди отсюда, - почти миролюбиво сказал я. - Больше ничего не светит.
        Девушка вспыхнула, быстро собрала вещи и убежала. Джоэль встал с кровати и принялся одеваться.
        - Вообще она и на двоих была согласна. Шустрая, я таких люблю.
        - Ты весь дворец любишь, но я к тебе посреди ночи пришел не для того, чтобы в этом удостовериться. В твой кабинет забрались.
        - Кто? - мигом посерьезнел Джоэль.
        - Моя невеста.
        - Да ладно! Как она дверь открыла?
        - А дверь она не открывала - через окно влезла.
        Джоэль нахмурился и смотрел на меня с явным недоверием.
        - Не выдумывай, это кто-то замаскировался. На маскирующие чары проверяли?
        - Я лично вытащил ее из твоего шкафа, и она озвучила очень убедительную версию взлома кабинета. За протоколом вчерашнего собрания она явилась. Почему ты вообще взялся помогать?
        - Отличный повод еще раз попытаться проверить, действует ли на Оливию моя магия.
        - Не действует.
        - Да я уж понял, когда она мне между ног зарядила, - Джоэль болезненно сморщился.
        - Я тебе даже больше скажу: у мисс Росс есть зачатки магии.
        - Не может быть, почему же тогда никто об этом не знает? В досье ни единого слова не сказано о даре даже в ее родных.
        - На континенте почти не осталось магии, Джоэль. И подозреваю, у моей невесты она защитного толка, так что без определенного воздействия не было ни единого шанса на проявление чудесных свойств, - я усмехнулся. - Если бы в столице разобрались во всем раньше, девицу никогда бы к нам не отпустили, а выдали замуж за кого-нибудь из привилегированного рода. Как же, такая возможность возродить магию.
        - Так что это выходит, тебе еще и повезло?
        - Даже думать не смей, - я поморщился. - Я ни на грош ей не поверил.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        Утро началось со странного экзамена, который устроил мне лорд Рафт. Мало того, что князь был странно выспавшийся, хотя мы оба легли поздно из-за ночного происшествия, и я едва подняла голову с подушки, так ему еще взбрело в голову начать спрашивать у меня всю свою родословную.
        Мы шли по оранжерее, и лорд Рафт, спрятав руки за спиной, методично меня отчитывал, потому что я не знала имя его двоюродной бабушки по линии матери.
        - Мисс Росс, вы же понимаете, что моя невеста должна, нет, обязана разбираться во всех перипетиях княжеской родословной.
        Так как за пятнадцать минут возмущений князь ни разу не выдохся, сил терпеть это у меня почти не осталось, и я чувствовала, что скоро взорвусь.
        - Прошу прощения, лорд Рафт, я замуж выхожу в первый раз и не знала, что это является обязательным пунктом. В следующий раз подготовлюсь получше.
        - При следующем варианте выйти замуж? - съехидничал князь, а я в ответ улыбнулась одними губами.
        - Да, думаю, вдову князя Заритовского оторвут с руками лучшие дома столицы.
        Если честно, я думала, что лорд Рафт меня ударит, но он запрокинул голову и громко рассмеялся. Сразу после этого князь попрощался со мной, сославшись на дела, и покинул. Я удивленно смотрела вслед, если для того, чтобы лорд Рафт читал поменьше нотаций, его нужно рассмешить, то придется заниматься этим регулярно.
        И потекло время, одинаковое в своей сумбурности. Каждый день я поочередно заменяла секретаря у одного из министров и по исходу недели такой работы начала понимать и роль каждого из помощников князя. Надо заметить, что министры общались со мной крайне уважительно, но не стеснялись делать замечания и наставлять.
        Мне принесли обновленный гардероб, но не могу сказать, чтобы это событие как-то расстроило меня или, наоборот, обрадовало. Я не успела даже запомнить платьев, выделенных Премстором, так что не привязалась к ним ни на секунду.
        Мне удалось познакомиться с лордом Огрским, который занимался церемониями Гельсинорского двора - на него была возложена роль организатора свадьбы. Наверное, подразумевалось, что лорд пришел посоветоваться, но я даже представить не могла, какую хочу свадьбу. Если уж начистоту, то никакую не хотела, но выбирать не приходится, так что я мило соглашалась со всеми предложениями лорда Огрского и озвучила только требование - провести свадьбу как можно быстрее. Услышав такое, церемонийместер закашлялся и сдавленным голосом произнес:
        - Но это никак невозможно, мисс Росс. Его Светлость ясно озвучил дату - свадьба будет на исходе месяца, через три недели.
        Значит, князь не оставляет надежды от меня избавиться и решил затянуть свадьбу насколько это возможно. Что я могу с этим сделать? Лишь вид, что так и задумано.
        - А разве вы не устраиваете репетиций свадьбы? Только из таких соображений я попросила ускорить подготовку, чтобы мы успели прорепетировать церемонию.
        - Реппппетиция? - лорд Огрский почему-то стал заикаться. - Но для каких целей?
        - Вы что, в столице это уже давно вошло в моду, - я отчаянно импровизировала. На самом деле я в жизни не была ни на одной свадьбе, даже представить себе не могу, как они проходят, а тем более, как организовываются. - Нужно же посмотреть, все ли достаточно проработано, уместно, все ли знают свои роли.
        - Роли? - на полном лице мужчины выступил пот, и стало понятно, что свадьбы он не готовил очень давно и паникует больше, чем я.
        - Так, давайте-ка еще раз пробежимся по вашим предложениям, - я тяжело вздохнула и взяла папку с бумагами из рук лорда. Сделать так, чтобы свадьба прошла мимо и совсем нетрудозатратно для меня, не получалось.
        Не стоит и говорить, что за всеми делами, которые свалил на меня лорд Рафт, я и думать забыла о том, что потребовала у него ужин. Мне хватало приемов пищи совместно с министрами, после которых я обессиленная падала в кровать, так что оставалось только радоваться, что князь не спешит с исполнением моего желания.
        Но по прошествии недели на серьезный разговор меня вызвала леди Ростби.
        - Оливия, - женщина присела рядом со мной на диван. У меня выдалось свободное время, и я решила уделить его изучению нового положения о цензуре. Документ в некоторых моментах противоречил законам Империи, и министр внутренних дел Зарита дал мне копию под строжайшим секретом. - Я не понимаю, что происходит.
        - А что происходит? - я с неохотой отвлеклась от положения. Решительный вид леди Ростби подсказал, что разговор планируется долгий, и документ вовсе пришлось отложить в сторону.
        - Вы приехали, чтобы стать княгиней или секретарем?
        Я подумала и решила, что быть секретарем мне понравилось бы больше. Жаль только, что женщина на государственной службе это нонсенс, а потому пришлось ответить:
        - Разумеется, я желаю стать княгиней.
        - Тогда почему демонстрируете обратное? Что за копание в бумагах? Что за полное отсутствие женственности? Если вы не поднимете глаза от своих документов, сводов законов и протоколов, то так и упустите князя!
        - Подождите, - я нахмурилась. - Не понимаю ваших претензий: я делаю все, что требует от меня князь.
        - Он ничего не может от вас требовать, вы в любом случае выйдете за него замуж, а вся работа, которую на вас взвалили, - это просто повод сломать нежеланную невесту!
        - Я никогда еще не чувствовала себя такой сильной, - призналась я. - Мне интересно во всем разобраться, хочется вникнуть в как можно больше вещей. Я и лорд Рафт будем управлять княжеством…
        - Нет, молчи! - закричала вдруг леди Ростби. Я осеклась, но вовсе не от испуга, а от неожиданности, хотя и выглядела моя компаньонка пугающе. Она несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, и наконец взяла себя в руки. - О каком управлении вы говорите? Вы забыли цель? Как вообще можно завлечь князя в постель в компании этих ужасных синяков под глазами?
        - Нет у меня синяков…
        Леди Ростби словно готовилась - сунула мне под нос зеркало.
        - Ну-ка, взгляните на себя, - ядовитый тон компаньонки был способен отравить бочку с водой. - Мешки, синяки, эти отвратительные веснушки…
        - А веснушки здесь причем? - слабо возмутилась я.
        - Они появляются от недостаточного выделения времени для омолаживающих масочек, белил, фруктовых компрессиков. Так что они-то как раз и причем. А какая вы бледная! Вам нужно больше гулять, а вы почему-то отказываетесь от прогулок с лордом Михрским.
        Я закашлялась, не зная, что ответить. Премьер-министр не раз приглашал меня и леди Ростби на экскурсии по городу и окрестностям, но я не могла найти время даже на то, чтобы толком выспаться, так что находила удобные поводы отказаться. Если на то уж пошло, не могла я смотреть в глаза лорду Михрскому после того, как ударила его, а потом еще и взломала кабинет.
        - Я вижу, что все мои доводы вас не вдохновляют, - леди Ростби вздохнула так, будто на ее плечах лежали я и все веснушки мира. - Потому заранее подготовилась и вызвала подмогу.
        - Какую это подмогу? - не поняла я, и тут зеркало, которое держала перед моим носом леди Ростби, засветилось холодным мерцающим светом. Зеркальная поверхность помутнела, и в ней постепенно проявился лорд Премстор.
        - Здравствуйте, мисс Росс, - Третий комиссар Императора улыбался мне как лучшей подруге, но от его улыбки хотелось спрятаться, а еще лучше - покончить с собой. - Рад вас лицезреть.
        Я молчала. Изобразить качественную радость от встречи не успевала, а говорить правду, что не виделись и слава Создателю, нельзя ни в коем случае. Леди Ростби ширнула меня острым кулаком в бок.
        - Это невоспитанно - вот так молчать.
        - Я посчитала, что общение по магическому артефакту можно считать нестандартной ситуацией и вполне можно проявить некоторую невоспитанность.
        - Леди Ростби, - лорд Премстор понял, что его союзница рядом. - Покиньте, пожалуйста, комнату.
        - Но как…
        - Мне повторить? - мужчина удивленно приподнял брови, и в ту же секунду леди Ростби сунула в мои руки зеркальце и высоко приподнимая юбки, бросилась вон из комнаты. Только после того, как хлопнула дверь, Третий комиссар императора продолжил говорить:
        - Мисс Росс, не буду ходить вокруг да около - леди Ростби обеспокоена вашим поведением.
        - Не понимаю, что ее не устраивает, - сухо ответила я. - Мне стоит сказать князю, что я отказываюсь от его поручений, потому что не собираюсь управлять княжеством? Дождусь смерти мужа и сбегу в столицу?
        - Что вы, что вы, не надо даже произносить такое - везде есть уши, и не всегда уши эти к нам лояльно настроены.
        То есть во дворце есть предатели? Я постаралась не подать вида, что поняла намек комиссара.
        - Как глубоко в дела государства вас допускает князь?
        - Я же не знаю всего уровня глубины, как могу судить?
        - Действительно… Но по личным ощущениям, он доверяет вам?
        - Я с ним не общаюсь лично. Только через министров или распорядителя.
        - Вы уходите от ответов, мисс Росс, - голос лорда похолодел, а я поежилась. - За этот срок вы должны были или выйти замуж за князя и оказаться в его постели, или оказаться в его постели и потом выйти замуж - мне не важна очередность. Раз уж вы пытаетесь сделать это другим путем - я не против, так как этот путь еще более полезен, но мне нужны результаты. Когда вы сможете их предоставить?
        - Я же не знаю, каких результатов вы ждете. Нужно выкрасть какой-то документ?
        - Вы слишком близко подобрались, чтобы я так глупо рисковал банальным воровством. Мне нужна информация. Эксклюзивная, какую мне не сможет предоставить ни один шпион. Документы будут полезны, только если с ними вас никак не свяжут.
        Я покосилась на Положение, которое все это время лежало рядом со мной на кресле.
        - Или у вас уже есть такая информация? - лорд Премстор не стал бы Третьим комиссаром, если бы не был столь проницателен.
        За одну секунду я вспомнила министра внутренних дел, лорда Азаграфа, круглого доброго мужчину, который чаще хвалил меня, чем ругал, а еще очень любил поить чаем, представила, что будет с ним, если князь узнает о том, что секретные данные были переданы кому попало и приняла решение:
        - Нет, такой информации у меня нет. Но думаю, что очень скоро смогу ее добыть.

* * *
        Марк Николас Рафт
        Мисс Росс меня удивила. Прошла неделя, за которую девица должна была устать и попросить пощады, а несносная невеста все еще упорно идет вперед. Так мало того, все министры твердят наперебой, какая будущая леди Рафт умная, сообразительная, ответственная и как мне повезло. Ну да, повезло так, что даже зубы от злости сводит.
        Я наблюдал за мисс Росс, хоть она об этом и не знает. Наверное, так даже лучше, потому что при виде меня она сжимается и цепляет на лицо это невозмутимое выражение, которое бесит до безумия. Хитра моя невеста, ой хитра.
        Джоэль зашел в кабинет, уже когда я собирался идти к мисс Росс, чтобы пригласить ее на ужин. Индивидуальный, как она и просила. Интересно, моя невеста хотя бы изобразит радость?
        - Я с хорошими новостями, - предупредил друг, когда заметил на моем лице недовольство.
        Я подчеркнуто по-дурацки рассмеялся и захлопал в ладоши.
        - Даже это не спасает, - закручинился Джоэль. - Но тем не менее это важно. Я получил отчет по комиссарам.
        Я посерьезнел и протянул руку за папкой с бумагами. Быстро их пролистал и непонимающе уставился на премьер-министра.
        - Мисс Росс точно была у Премстора?
        Джоэль развел руками и, как будто этого было мало, сообщил:
        - Меня же там не было, так что ориентируемся на донесения шпионов. Тебя что-то смущает?
        - Смущает, - я с досадой вчитался в доклад. Встречи, встречи, встречи, бесконечные встречи Премстора, и ни слова о том, что мне нужно. - Раз девчонку послал Третий комиссар императора, то она точно шпион. Этот гад никогда ничего не делает просто так.
        - Но мы же и так это знали.
        - Не сходится, - я постучал пальцами по столу. - Я специально сказал всем министрам предоставить мисс Росс доступ к тем данным, которые не жалко передать в столицу, но по твоему докладу видно, что Премстор не в курсе. Он знает кучу другой информации, из чего я делаю вывод, что среди нас опять шпион, надо проредить ряды, но все, с чем мы познакомили невесту, в столицу не ушло. И порадоваться бы, но здесь два варианта: у мисс Росс не было возможности увидеться со связным, или Премстор решил нас переиграть и пока переданной информацией не пользуется.
        - Ты параноик, - разозлился Джоэль. - Мне нравится твоя невеста - на меня не повелась, секреты Зарита не выдает. Успокойся ты уже и прими реальность, как она есть.
        Ничего такого премьер-министр не сказал, но я внезапно взбесился. Должно быть, сказалось напряжение и раздражение последних дней. Глаза заволакивала пелена, и я закрыл их, пытаясь успокоиться. Все сложнее было сдерживаться, и я не услышал, а почувствовал, что рядом огонь.
        - Твою ж мать! - я взглянул на Джоэля и быстро втянул пламя в себя. Из-за моего гнева загорелось кресло, на которое друг опирался.
        - Видишь, не помогают зелья эти, - вместо того, чтобы успокоиться, я разволновался. - Ты не целителя нашел, а подобие рашнараха.
        - Так, я, пожалуй, зайду позже, - Джоэль попятился к двери. - А то вижу, что каждое мое слово только добавляет дров в твое недовольство. Люди не с той ноги встают, а наш князь не с той ноги родился.
        Я рыкнул в ответ, но останавливать премьер-министра не стал.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        Вечером явился лорд Михрский. Завидев его на пороге, я едва не застонала, но изобразила на лице подобие вежливого недоумения.
        - Милорд, уже вечер, неужели вы считаете, что сейчас то самое время для прогулок?
        Горничная тут же принялась сервировать стол, но я остановила ее:
        - Прошу вас, не стоит. Не думаю, что лорд Михрский пришел надолго.
        - Очень не хватает леди Ростби, - хохотнул Джоэль. - Она бы сообщила, что негоже намекать гостям, что задерживаться им не разрешают.
        - У нее мигрень, - я постаралась скрыть злорадство. - Что вы хотели, милорд?
        Джоэль повел себя странно. Так странно, что я даже никак не отреагировала, а лишь изумленно открыла рот. Мужчина перехватил горничную, которая стояла у чайного столика, и почти грубо взял ее за подбородок, чтобы заглянуть в глаза.
        - Ты очень хочешь спать, Мессалия. И когда проснешься, ничего не вспомнишь из того, что происходило в этой комнате.
        Горничная, которую действительно звали Мессалия, но я постоянно забывала ее имя, прямо в руках лорда Михрского обмякла, подогнула колени и очень натурально захрапела. Джоэль приподнял ее, словно пушинку, и заботливо уложил на кровать.
        - Мне это снится, - заявила я, хмуро разглядывая ноги горничной на моей кровати. Мне как раз расстелили постель для сна.
        - Не думаю, - Джоэль повернулся в мою сторону, и я попятилась.
        - Милорд, вы же не будете делать глупостей? Что вообще происходит? Зачем вы это сделали?
        Премьер-министр неумолимо шел на меня, я отступала и даже схватилась за какую-то вазу, чтобы начать отбиваться ею в случае чего, но Джоэль вдруг сел в кресло.
        - Не переживайте, Оливия, я не собираюсь на вас нападать. Вазу можете поставить на место, вам она не понадобится.
        - Ваза останется со мной, - заявила я. - Она создает связь с реальностью. Считаю, будет очень реально, если ваза разобьется о вашу голову, так что объясните мне, что происходит.
        - Сейчас вы видели нестандартное проявление магии, Оливия. Я могу заставить человека делать что угодно, внушить любые мысли и желания, что в принципе прямо сейчас и продемонстрировал.
        - Зачем? - я подняла вазу повыше.
        - Легче показать, чем объяснять, - Джоэль обезоруживающе улыбнулся.
        - И все маги умеют это? Я никогда о таком не слышала, - я вдруг подумала, что надо бы еще разобраться, какие именно мысли являются моими. Если вокруг ходят люди, способные внушать глупые идеи, так неизвестно еще, откуда взялись моя излишняя работоспособность и желание помочь министру, вместо того чтобы выдать все секреты лорду Премстору.
        - Нет, это очень редкий дар. Много плюсов и куча минусов: я не умею выполнять все эти дешевые фокусы с превращениями и полетами. Каждому свое. Присядете?
        Я села напротив Джоэля, аккуратно пристроив на коленях вазу. Она мне уже очень нравилась, вполне возможно, что уложу ее с собой в кровать.
        - Я многое могу, Оливия, - мужчина загадочно улыбнулся. - Не думал, что придется сказать это молодой и красивой девушке, но с вами у меня ничего не выходит.
        - То есть как?
        - Вы успешно отражаете мою магию, хотя даже не замечаете этого. Или направляете ее на другого человека, или растворяете в пространстве. Как вам такая новость?
        - Как-то не верится, - немного подумав, призналась я. - Может быть, вы просто растеряли все свои способности? И на старуху бывает проруха, а в вашем случае можно сформулировать так: и у министра случаются осечки. Возраст, усталость, нервы…
        Джоэль недовольно поморщился.
        - Нет уж, Оливия. Моя так называемая осечка - вы, и это говорит лишь об одном.
        - Что не стоит зачаровывать невесту князя?
        - Вы тоже обладаете магическими способностями.
        Я не выдержала и громко рассмеялась. Да так искренне, что забыла придерживать вазу рукой, она скатилась с колен и пребольно ударила меня по пальцам ноги. Тут уж стало не до смеха.
        - Спасибо, конечно, милорд, но это невозможно.
        - Почему?
        - В моей семье не было магов. Ни одного, - я с горечью подумала о том, что обладай я магией, это решило бы многие проблемы. Как минимум не пришлось бы идти на поводу у лорда Премстора, чтобы устроить будущее мне и родным.
        - Думаю, в ваших предках вполне мог затесаться и такой маг, как я, который не демонстрирует свои способности всем и каждому. Так что, уверен, вам нужно просто попробовать.
        - Зачем вы мне это рассказали? - я понимала, что весь показ могущества был не просто так, но для чего это нужно Джоэлю, пока не догадывалась.
        - Считаю, что вам нужно учиться магии. И даже готов оказать посильную помощь.
        Я задумалась, рассматривая сидящего напротив премьер-министра. Ожидая ответа, мужчина принялся есть печеньки, оставленные Мессалией на столе, а я все размышляла. Как-то не верилось, что могу творить какие-то чудеса, но если уж лорд Михрский так настаивает, то почему бы и не попробовать? Что теряю-то? Другой вопрос, что приобретает в случае моего согласия премьер-министр?
        - А что вы хотите получить за мое обучение? Сомневаюсь, что действуете вы из благотворительности или желания наладить отношения с будущей княгиней.
        - Почему нет? Наше знакомство с самого начала не задалось.
        Я нахмурилась, демонстрируя, что обмануть меня не удастся.
        - Оливия, уверяю, личного интереса нет - все во благо Зарита.
        - Не верится.
        - Хотя нет, кое-что для меня все-таки найдется, - я облегченно выдохнула, но тут, - называйте меня по имени. Все эти «милорды» очень раздражают.
        ГЛАВА 12
        На предложение Джоэля я согласилась, чувствуя при этом одновременно и восторг, и недоверие. Не могло мне так повезти, просто не могло. В последнее время жизнь и так знатно изменилась, и к изменениям этим я не привыкла. Открывшиеся способности меня пугали, а еще страшило количество дел, которые теперь приходилось держать в голове.
        С самого утра я работала с министрами, после обеда обсуждала с лордом Огрским подготовку свадьбы, и только вечером мы с Джоэлем могли заняться магией. При этом мне нужно было улизнуть к премьер-министру таким образом, чтобы леди Ростби ничего не заподозрила. Взаимоотношения компаньонки и Третьего комиссара императора оставались загадкой, но дико не хотелось, чтобы лорду Премстору сообщили о моих способностях раньше времени.
        Но обучением наше времяпрепровождение назвать было сложно: Джоэль сажал меня на пол и заставлял медитировать.
        - Как мне поможет чему-то научиться обычное сидение на полу? - я не выдержала и в третий бесполезный вечер задала наболевший вопрос.
        - Ты должна научиться видеть потоки силы, - безразлично ответил Джоэль. Сам он времени не терял: сидел за столом и просматривал какие-то бумаги. - Магия в твоем теле спала так долго, что ей необходимо помочь.
        - Столько спала, могла бы и еще поспать, - глаза я закрыла, но говорила недовольно. Наверное, сказывалась усталость. - И я бы вместе с ней выспалась.
        Джоэль не ответил, и я помолчала, пытаясь хоть что-то рассмотреть с закрытыми глазами, но опять тщетно.
        - Почему вообще магия проснулась именно сейчас? Разве не должна она была сделать это в далеком детстве?
        - Мы уже обсуждали это. Много магов ты встречала в своей жизни? Твоя сила защитного толка, и ей нужен был хотя бы небольшой толчок.
        - Толкни ее, пожалуйста, еще раз. Можно и посильнее. Почему ничего не получается? Я самая бесталанная? Или самая глупая, раз не понимаю, как это - смотреть с закрытыми глазами?
        Я старалась, чтобы голос мой был далек от жалобного, но сама понимала, насколько нелепо звучали такие слова. Джоэль тяжело вздохнул и, судя по звукам, встал из-за стола.
        - Не говори глупостей, Оливия. Но ты права, если не пошло сразу, нужно попробовать по-другому.
        Я почувствовала, как Джоэль коснулся моих ладоней, вздрогнула и открыла глаза.
        - Я просто хотел помочь тебе подняться, - примирительно сказал премьер-министр.
        - Спасибо, - благодарности в моих словах точно не было. Я поднялась на ноги, оправила платье и исподлобья взглянула на Джоэля. Он с заметным удовольствием продемонстрировал мне кусок длинной ткани черного цвета.
        - Я завяжу тебе глаза.
        - Зачем это? - я запаниковала. - Не стоит, я вполне могу зажмуриться.
        - Нет уж. Все дело в том, что ты вообще не веришь, что сможешь что-то увидеть, а если при этом пытаешься еще и контролировать все происходящее вокруг, успеха точно не будет.
        - Я против, - честно сказала я. Джоэль удивленно приподнял брови.
        - Мне стоит позвать князя? К нему у тебя доверие точно должно быть. К жениху-то.
        Я отчаянно запаниковала. С первого дня наших занятий мы договорились, что лорд Рафт на них присутствовать не будет. Мне хватало насмешливых взглядов князя на всяческих советах, на которые меня заставляли ходить, и дополнительной порции дискомфорта вполне могла и не пережить.
        - Давай пока обойдемся без князя, - я задержала дыхание, пока Джоэль завязывал мне глаза.
        - Ну как? - премьер-министр засмеялся, когда услышал, что я облегченно выдохнула. - Оливия, у меня нет задачи тебе как-то навредить.
        Я промолчала, не желая озвучивать сомнения. Какой-то физический вред Джоэль вряд ли причинит, а вот дискредитировать меня перед двором… Почему я вообще поверила ему? Наверное, хотелось думать, что чудо все-таки возможно, ведь если я действительно обладаю магией, то смогу защитить свою семью от лорда Премстора.
        - Я сейчас сделаю еще кое-что, - мягко сказал Джоэль, и я почувствовала, что он взял меня за руку. - Не пугайся, но я свяжу тебе руки.
        - Нет! - я попыталась вывернуться, но премьер-министр держал крепко.
        - Тогда обещаешь не снимать повязку?
        Мне хотелось сказать, что я обещаю убить Джоэля, когда появится возможность.
        - Обещаю, - прошипела я сквозь зубы.
        - Отлично, - Джоэль отошел в сторону. - А теперь уворачивайся.
        - Что? - я честно не поняла, что премьер-министр имел в виду, но, когда мне в ногу прилетело что-то тяжелое, инстинктивно отпрыгнула. - Что ты творишь?
        - Уворачивайся, Оливия.
        Я запрыгала из стороны в сторону, но то и дело что-то мелкое, но причиняющее боль прилетало в разные части моего тела.
        - Не получается угадать? Попробуй увидеть.
        - Ты сказал: повязку снимать нельзя! - снаряд прилетел мне в лоб, и от боли даже слезы на глазах выступили.
        - Смотри сквозь повязку. Сосредоточься, Оливия.
        - Ты же не даешь сосредоточиться!
        Я приближалась к истерике, ненавидела Джоэля, который проводил надо мной бесполезную экзекуцию. Хотя ему-то она и могла показаться полезной, но вот я только испытывала страдания. Честно вглядывалась в повязку, даже ткань врезалась в глаза, но ничего, кроме черноты, увидеть не получалось.
        Когда нервы были уже на пределе, а на теле, казалось, не осталось живого места, я внезапно увидела на темной ткани росчерк золотистого цвета. Протянула к нему руку и тут же отдернула, когда почувствовала боль в пальцах.
        - Ты любишь боль, - лениво сказал Джоэль. - Потому повторю тебе задачу: ты должна уворачиваться, а не подставляться под снаряды.
        Еще один росчерк, и тут уж я увернулась и впервые за сегодняшний вечер ничего болезненного не ощутила.
        - Отлично, - протянул Джоэль. - Давай-ка еще раз.
        Я увидела два росчерка и удачно уклонилась от них, задев правый лишь юбкой.
        - Что ты видишь?
        - Ничего, - зло ответила я. - Ты, наверное, промахиваться начал? Сходи к целителю, пусть тебе зрение проверит.
        Ответом мне стали сразу три росчерка, от которых тоже удалось спастись.
        - Я начинаю жалеть, что попросил тебя говорить мне «ты», - горько заметил Джоэль. - Ты стала излишне языкастой.
        Мы потренировались еще какое-то время, пока премьер-министр не признал, что достаточно, и разрешил снять повязку. Я тут же принялась осматриваться и обнаружила, что в мое тело прилетали маленькие железные шарики. Ими был усыпан пол кабинета лорда Михрского.
        - Я думала, ты бросался чем-то магическим, - удивилась я.
        - Ооох, Оливия, не разочаровывай меня. В контексте того, что я предупреждал об отсутствии способностей к дешевым фокусам, твое «думала» возмутительно.
        - Джоэль, ты же мне в лоб этим попал! - возмутилась я. - Что мне делать с синяком? Да не с одним, как я понимаю.
        - А это вторая часть нашей сегодняшней тренировки, - лениво ответил Джоэль, возмутительно не страшась моих уничижительных взглядов. - Излечи себя самостоятельно.
        - Ты шутишь? - я неверяще и вместе с тем испуганно смотрела на Джоэля. - Я даже не представляю, как это делать!
        - Нисколько не шучу, Оливия. Просто представь себе, как твое тело излечивается, ому повторю тебе задачу - боль, и уверяю, все получится.
        - И часто ты себя так лечишь? - с подозрением спросила я. - Ни разу не слышала, чтобы все маги обладали целительскими способностями, а раз так, то как ты можешь утверждать, что все выйдет как надо?
        Джоэль смутился.
        - Хм, я консультировался с целителями.
        Я с минуту поедала Джоэля взглядом, прежде чем спросить:
        - Полагаю, мне предстоит постоянно ходить с синяками?
        - Зависит только от тебя, Оливия.
        Ну раз зависит только от меня, то утром я спросила у горничной, где можно найти целителя, и отправилась прямиком к нему. Лекарем оказался молодой мужчина ростом едва ли выше меня и с удивительно длинными пальцами. Этими самыми пальцами, живущими словно отдельной жизнью, он потрогал мои синяки и удивленно ахнул.
        - Мисс Росс, кто это вас так?
        - Никто, - я поморщилась от неприятных ощущений, создаваемых пальцами этого незнакомого мужчины. Кто просит его с такой силой тыкать в синяки? - В темноте наткнулась на вешалку. Знаете, такую, фигуристую.
        Я обрисовала непонятный силуэт в воздухе. Целитель смотрел на меня, приоткрыв рот.
        - Хм… Лоб это объясняет, но вот синяки на ногах…
        Я начала злиться, в конце концов, это мое дело, и если не желаю ничего рассказывать, так не стоит мешать сокрытию личной информации.
        - Мы упали вместе с вешалкой, и я принялась биться об нее всеми частями тела, - рявкнула я. Затем выдохнула, кротко улыбнулась и спросила: - Еще вопросы есть?
        Вопросов у целителя более не осталось, и он излечил мои досадные повреждения за пару минут. В итоге большее количество времени заняли пустые расспросы, чем само действие.
        Настроение мое стремительно возросло, когда в зеркале я рассмотрела идеально чистый лоб, без единого синяка. Потому целительский кабинет я покидала, находясь в состоянии, напоминающем эйфорию. Вот только выпорхнув за дверь, умудрилась столкнулась с кем-то очень большим и твердым.
        Я потерла лоб, с сожалением подумала, что от синяка удалось избавиться ненадолго, и подняла голову, чтобы рассмотреть, с кем меня столкнул Создатель. Разумеется, благодаря моему везению, а вернее, его отсутствию, мы встретились с князем.
        - Ваша Светлость, - я отступила на шаг назад и сделала книксен. В коридоре царила тишина, и я судорожно раздумывала, что сказать, но, как назло, ничего не лезло в голову.
        - Плохо себя чувствуете? - князь заговорил, а я даже вздрогнула от неожиданности - настолько погрузилась в размышления.
        - Нет-нет, - я растерянно моргнула.
        - Но вы были у целителя…
        - А вы к нему направляетесь, - резонно заметила я и в тон князю спросила: - Плохо себя чувствуете?
        Лорд Рафт неожиданно помрачнел, а взгляд его заметно потяжелел.
        - Вас это интересует?
        Я растерялась, не зная, что отвечать. Реакция князя оказалась, мягко говоря, странной - мне даже казалось, он сейчас зарычит, или в темных глазах опять покажется пламя.
        - Разумеется, интересует, вы же мой жених.
        Ответ был неправильный. Я буквально почувствовала это всем телом, каждой своей клеточкой и неосознанно шагнула назад. Лорд Рафт заметил мое движение и презрительно закатил глаза.
        - Можете быть спокойной, скорая гибель мне не грозит, и вы успеете стать княгиней.
        - Но я…
        - Вообще-то я искал вас. Вы же хотели свидание? Я готов.
        - Мы говорили об ужине, - робко напомнила я, но из-за зверского вида князя сразу же поправилась: - Но завтрак тоже будет кстати.
        - Очень рад, - процедил лорд Рафт, подхватил меня под локоть и почти потащил в сторону столовой. Его «радость» прямо-таки сквозила в каждом движении - я из-за нее едва успевала ногами передвигать.
        - Может быть, вы меня понесете? - не выдержала я.
        - Простите, что?
        - Вы же почти тащите меня за собой. Представляете, как это выглядит со стороны? Понимаю ваше нетерпение, - в моем голосе проскользнула насмешка. - Но я не могу передвигаться так же быстро, как… как люди вашего роста.

* * *
        Марк Николас Рафт
        Я задумчиво и вместе с тем раздраженно смотрел на эту маленькую несносную невесту, которая сейчас стояла и напряженно смотрела на меня снизу вверх. Долго размышлять над тем, что мисс Росс ранним утром вдруг забыла у того же целителя, которого посещаю я, не приходилось: ушлая девица что-то пронюхала и решила выведать подробности. Осознание того, что мои секреты выплывают наружу, безумно выводило из себя, а тут еще мисс Росс решила посмеяться.
        Потому, недолго думая, я наклонился и подхватил девушку на руки. Она оказалась почти невесомой - я даже немного подкинул ее, чтобы удостовериться в том, что держу на руках человека, а не куклу, и мисс Росс возмущенно зашипела.
        - Что вы делаете?!
        - Вы же сами предложили вас понести, - я сделал вид, что удивился, и зашагал по коридору, даже не думая о том, чтобы спустить невесту с рук. - Разве девушки столицы не представляют, что мужчины должны исполнять все их желания? Если я прав, то вам стоит быть разборчивее в своих мечтах.
        - Я не знаю, что представляют девушки в столице, - отрезала мисс Росс. Даже находясь в моих руках, она степенно сложила ручки на коленях. - Я же требую лишь уважения.
        - Позвольте, что же неуважительного вы обнаружили в моих действиях? По-моему, я открыто демонстрирую любовь и заботу - ношу невесту на руках, смотрю на нее влюбленными глазами.
        Присели в книксене дочери заритовского виконта, и я довольно улыбнулся - пусть плодятся разговоры о наших нежных чувствах, будет полезно. Уверен, шпионы доносят Премстору, что мы встречаемся с мисс Росс только на совещаниях, так пусть у них произойдет разрыв всех записанных на магической бумаге стандартов.
        - Влюбленными… - мисс Росс закатила глаза. - Пусть будет так, но учтите, Ваша Светлость, вы не очень хороший актер.
        - Намекаете на то, что в моих глазах нет любви? Так хорошо меня изучили?
        - Как раз нет, изучила из рук вон плохо.
        Я почувствовал, что начинаю закипать, и посильнее прижал к себе невесту, чтобы, совсем уж разозлившись, не уронить ее на пол. Девушка едва слышно взвизгнула и тут же замолчала, словно бы пугаясь собственного голоса.
        - Раз уж вы такая честная, Оливия, то и я скажу вам правду: вы совсем отвратительная актриса.
        - Ваше замечание не по адресу, прибыв в Гельсинорс, я ни секунды не играла.
        - То есть вам понравилось мое желание взять вас на руки?
        - Не буду лгать. Нет, мне не понравилось.
        - Странно, ведь по вашей реакции я решил, что вы в плохо скрываемом восторге.
        Разумеется, я об этом и не подумал, но тщательно лелеемое желание хоть немного расшевелить мисс Росс сдержать не получилось.
        - Простите, что?
        - Если вам так не понравилось мое желание нести вас на руках, вы могли закричать, ударить меня в конце концов.
        Мисс Росс смотрела с таким изумлением, что хотелось проверить: не выросли ли на моей голове рога.
        - Но я же выражала возмущение взглядом, - наконец, заикаясь, сказала она. Я не выдержал и громко расхохотался.
        - Оливия, может быть, в столице и живут сверхпонимающие люди, но в Зарите мужчины хотят видеть больше экспрессии и не в глазах, а в действиях. И я вхожу в число этих самых мужчин.
        Мы как раз подошли к столовой, и я спустил мисс Росс на пол. Она выровнялась, но не сводила с меня изумленного взгляда. На предмет наличия рогов точно надо бы провериться.
        - Что опять? - раздраженно спросил я. - Я открыл для вас неизведанный континент?
        - Вы даже не запыхались.
        Я вопросительно приподнял бровь. Мисс Росс вздохнула и пояснила свое недоумение.
        - Вы очень долго несли меня на руках и даже не запыхались. Это нормально?
        Я опять нахмурился: девица специально пытается выведать как можно больше информации о моем самочувствии? Не сказать, что хорошая физическая форма - это результат каких-то специальных изменений в моем организме, но, наверное, следовало хотя бы сделать вид, что руки затекли, пока нес невесту через весь дворец.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        Не сказать, что я считаю всех мужчин такими уж слабаками, но, по моему мнению, лорд Рафт должен был хоть немного устать после забега по дворцовым коридорам со мной наперевес. По словам лорда Премстора, князь смертельно болен, но как-то странно его болезнь проявляется - излишней выносливостью.
        Пребывая в задумчивости, я не сразу поняла, что столовая полна людей: несколько министров, Джоэль, леди Фисская, встречаться с которой мне приходилось чаще всего. Странно, ведь князь вроде бы пригласил меня на свидание, а оно не предполагает наличие такого большого количества свидетелей. Лорд Рафт это, по-видимому, тоже понял, потому что еще больше свел и так нахмуренные брови и рявкнул:
        - Все вон.
        Задать вопрос осмелился только Джоэль, остальные, как вышколенные солдаты встали из-за стола и рысью направились к двери.
        - А как же совет?
        - Соберемся после завтрака, - пророкотал князь. - У всех будет больше времени на подготовку.
        Я примирительно улыбнулась лорду Михрскому и села на свое место. Мы помолчали, дожидаясь, пока столовая опустеет, и только потом я мягко заметила:
        - Не хватает леди Ростби.
        - Оливия, по правилам Зарита все в рамках приличий, ведь я уже назвал вас своей невестой. А позвать леди Ростби ради вашего спокойствия… У меня не такое хорошее настроение, чтобы терпеть вашу компаньонку.
        Князь стоял у окна спиной ко мне, и я рассматривала его в свете солнечных лучей, пробивающихся сквозь полупрозрачные летящие шторы. Он по-прежнему мне не нравился, и я все так же его боялась, но вот после того, как пришлось видеть князя в рамках советов - в работе, именно сейчас вдруг почувствовала, какой лорд Рафт все-таки надежный. Но вот он повернулся, и наваждение рассеялось. Я опустила глаза в тарелку и нервно сглотнула.
        Князь сел за стол, нам принесли кашу, но едва я взялась за ложку, лорд Рафт с насмешкой спросил:
        - Так зачем вы ходили к лекарю, Оливия? Вы же понимаете, я могу спросить у него, но о проблемах собственной невесты лучше узнавать самостоятельно. И заранее.
        И так небольшое очарование князем стремительно улетучивалось.
        - Мне кажется, или лекарь не имеет права сообщать другим людям о болезнях излечиваемого?
        - Вам кажется, - довольно заверил меня лорд Рафт. - У моих подданных нет от меня секретов. А если уж от каких-то секретов зависит моя женитьба, то я вполне могу и выбить их из любого заартачившегося.
        Это князь так намекает, что если у меня есть проблемы со здоровьем, то он вправе разорвать помолвку? Аппетит у меня резко пропал, и тарелку пришлось отодвинуть подальше.
        - Я просила убрать синяки.
        - Вас бьет леди Ростби?
        - С чего вы взяли?
        - А откуда им еще взяться? Только ваша сумасшедшая компаньонка могла поставить синяки. Причем не только вам, но и мне, попадись я ей под руку.
        И в князе сквозила такая уверенность насчет готовности леди Ростби к неадекватным решениям, и настолько это отозвалось моим собственным о ней представлениям, что я не сдержалась и рассмеялась.
        - Получилось довольно живо, вы исправляетесь, - сообщил лорд Рафт, но я лишь отмахнулась.
        - Мне кажется, или вы ее боитесь? Я имею в виду леди Ростби.
        - Может быть, только того, что она вдруг возжелает меня так же, как когда-то возжелала лорда Михрского. Прячьте от нее, пожалуйста, алкоголь.
        - Да хватит вам, Ваша Светлость, - стало неприятно, что князь до сих пор считает меня глупой. - Мы оба знаем, что сумасшествие леди Ростби появилось не из-за алкоголя, а из-за внушений лорда Михрского. Да-да, я знаю об этом, и синяки, между прочим, возникли у меня тоже из-за него.
        - Не понял, - шторы взметнулись вверх, и я почувствовала в комнате дуновение ветра. Загудели и закачались люстры, словно кто-то решил на них прокатиться.
        - Меня никто не избивал! - я выставила вперед руку, словно защищаясь от ветра. - Мы с лордом Михрским тренировали мои магические способности. Я думала, вы в курсе…
        Ветер мгновенно утих, но заострившиеся черты лица лорда Рафта в норму не пришли. Мне стало жутко.
        - Нет, я не в курсе, - князь постучал пальцами по столу и тряхнул головой. - Но мы обсудим это с Джоэлем, травмы на вас - это недопустимо.
        То есть он знает о моих магических способностях, а значит, для него не секрет, ЧТО пытался предпринять лорд Михрский до того, как их обнаружил. Может быть, он даже просил Джоэля внушить мне определенные, я бы даже сказала, похабные мысли?
        Я чуть не задохнулась от возмущения и какой-то нерациональной обиды. Понятно, почему лорд Рафт не в восторге от будущей женитьбы, от неподходящей невесты, но он хотел, чтобы Джоэль соблазнил меня, возможно, опозорил! Наверное, впервые в жизни я почувствовала столь сильную ярость, которая поднималась откуда-то из глубины моего сердца. Закрыла глаза, посчитала до десяти, пытаясь успокоиться, но это мне не помогло. Хотелось крушить все вокруг, сбросить вниз все тарелки, которыми уставили этот длинный стол, а самое главное, хотелось поставить на лбу лорда Рафта такой же синяк, каким вчера обзавелась я.
        «Хочется князю экспрессии, так обеспечу ему ее» - хмуро подумала я и встала из-за стола.
        - Еще не принесли чай, - напомнил мне лорд Рафт.
        - К рашнараху ваш чай, - прошипела я. Взяла в руки пустую тарелку, повертела ее в руках и со всей силы бросила в стену. Тарелка разбилась совсем недалеко от князя, но он даже не вздрогнул - так и смотрел на меня, вежливо приподняв брови. Да он даже стал безмятежнее, чем был до этого!
        - Вам не понравилась каша? Как по мне - замечательное соотношение сладости и вязкости крупы.
        - Вы были в курсе того, что Джоэль пытался меня соблазнить! - я сопроводила каждое слово броском новой тарелки. Мне так понравилось это занятие, что решено было на пути к княжескому лбу разбить их все. - И не пытайтесь отрицать!
        - У вас сбит прицел.
        Равнодушие лорда Рафта было возмутительно. Моя ярость рушилась о его спокойствие, как волны о берега Зарита, как тарелки о стену, и чтобы не растерять запал, пришлось вспомнить, насколько я уставала всю неделю и кто был этому виной.
        - Он пытался внушить мне ужасные мысли!
        - Так не получилось же ничего. Вы точнее бросайте, точнее.
        - Я сейчас так точно брошу, мало вам не покажется, - пообещала я и подошла ближе, чтобы не промахнуться. - Будет больно.
        - Плакать разрешается? - с издевкой спросил князь. Он точно не верил, что я попаду или, вернее, осмелюсь попасть.
        Отвечать я не стала, прицелилась, размахнулась, и… тарелка прилетела точно в лоб лорду Рафту. По закону то ли бутерброда, то ли счастливой мести содержимое тарелки оказалось точнехонько на важном лице и частично на таких же влиятельных плечах. Мое попадание стало неожиданностью как для князя, так и для меня, но бояться расплаты было уже поздно.
        Лорд Рафт медленно облизнул губы, нащупал салфетку и вытер лицо.
        - Сметана, - бесстрастно сообщил он мне.
        - Вкусная? - сиплым голосом уточнила я, а князь пожал плечами:
        - Сейчас проверите.
        ГЛАВА 13
        Лорд Рафт медленно встал из-за стола. Я попятилась, с ужасом глядя на приближающегося князя, и едва сдерживала желание завизжать. Удивительно, что глаза у него не загорелись, или ветер не начался в столовой, хотя, скорее всего, все впереди.
        - Вы не посмеете, - прошептала я, но лорд Рафт так посмотрел, что сразу стало понятно: посмеет, еще и добавит. Не знаю, чего, но мне точно не понравится.
        В общем, сдерживать себя я перестала, завизжала изо всех сил и бросилась к двери. Надеялась, честно надеялась убежать - вряд ли князь станет зверствовать при свидетелях, но не учла, что ноги у жениха намного длиннее моих, да еще и длинная юбка на них отсутствует… До дверей добежать не успела, была быстро поймана и совершенно позорно заброшена на плечо.
        - Мисс Росс, - в голосе лорда Рафта звучало ничем не прикрытое торжество. Я даже визжать перестала, чтобы послушать воспитательную речь. - Не стоит совершать что-то, если не готовы нести ответственность за последствия. Вы же уже большая девочка, должны это понимать.
        - Отпустите меня немедленно!
        - О, разумеется, - князь сел на стул и посадил меня на колени. - Сейчас съедите всю сметану на столе, тогда и отпущу.
        - Я не люблю сметану! - действительно не люблю, а еще больше не люблю, когда ее заставляют есть насильно.
        - Какая прелесть, - умилился лорд Рафт. - Тем приятнее исполнение наказания.
        - Для кого?
        - Разумеется, для меня. Вас оно прельщать в принципе не должно.
        Князь обхватил меня поперек груди, прижал спиной к себе и набрал в ложку побольше сметаны.
        - Открывайте ротик, мисс Росс.
        Я набрала в грудь побольше воздуха, чтобы закричать, но тут дверь открылась, и в столовую заглянула леди Ростби. Представляю, какая картина предстала ее глазам: и я, и князь сидим, обнявшись, измазанные в сметане, а лорд Рафт еще и с ложечки меня кормит. Я обрадовалась, уверенная, что компаньонка встанет на мою защиту, но леди Ростби опять повела себя нестандартно. Вредная женщина словно бы рождена была для того, чтобы делать не то, что я от нее жду.
        - Прошу прощения, я не вовремя.
        - Не вовремя! - рявкнул князь. - Что вы вообще здесь делаете?
        - Я искала Оливию, и лорд Михрский подсказал, где ее найти. Я думала, что смогу присоединиться к завтраку, - зачастила леди Ростби. - Но не хочу мешать общению жениха и невесты, зайду попозже.
        И для чего я могла понадобиться компаньонке? Единственное, что пришло мне на ум, так напоминание от лорда Премстора о моем обещании. Как только я об этом подумала, так сразу сметана из рук лорда Рафта показалась не такой уж и отвратительной.
        - Конечно, не стоит нам мешать, - я натянула на лицо самую безмятежную из всех своих улыбок и кивнула на дверь. Такой поворот князя явно удивил: он-то ожидал, что я буду звать на помощь, просить у леди Ростби поддержки, может быть, в слезах зальюсь, но уж точно не буду прижиматься посильнее и прогонять компаньонку.
        Леди Ростби вышла из столовой, а лорд Рафт развернул меня так, чтобы видеть лицо. Я по-прежнему сидела на его коленях и чувствовала себя крайне неуютно.
        - Это что сейчас было?
        - Не отвлекайтесь, пожалуйста, - хмуро попросила я. Страх перед князем был вытеснен ужасом перед лордом Премстором. - Где там ваша сметана?
        - В чем подвох? - поинтересовался лорд Рафт. - У вас от сметаны магические способности увеличиваются, и вы сейчас испепелите меня на месте?
        - Нет, но было бы неплохо, - я тяжело вздохнула. - Я же правильно понимаю, что экзекуция откладывается? Тогда, может быть, можно встать?
        - А что вам не нравится?
        - Хм, - я постучала пальцем по губам, делая вид, что пребываю в задумчивости. - А вы считаете, что наша близость в рамках приличий?
        - Заметно, что вы росли в пансионе, - посетовал лорд Рафт, но пересадил меня с колен на соседний стул. - Иначе бы знали, что это еще не близость.
        Я почувствовала себя обделенной. И не из-за того, что вдруг лишилась доступа к княжескому телу, а потому что теперь мне предстояло выйти за дверь и встретиться с леди Ростби. Сколько дней назад я обещала предоставить интересующие лорда Премстора сведения? Что будет с моими сестрой и братом за подобное непослушание? Неудивительно, что за такими мыслями в слова лорда Рафта я даже не вникла и растерянно проговорила:
        - Все недостающие знания постараюсь почерпнуть из книг.
        - Оливия, посмотрите пожалуйста на меня, - серьезно попросил князь. Я встрепенулась, нахмурилась, чтобы скрыть испуг, и искоса посмотрела на своего жениха. На одежде, лице его была сметана, темные волосы слиплись от нее же, и виновницей произошедшему стала я, но князь отчего-то смотрел по-доброму. Не может быть, я бы за такое задушила.
        - Вы боитесь вашу компаньонку?
        - Что вы, нет, - но взгляд отвела. Просто вспомнила, как леди Ростби тыкала мне в лицо зеркало с царящим в нем лордом Премстором.
        - Странно, ведь даже я ее побаиваюсь.
        Исключительно из вежливости я улыбнулась, затем встала со стула и сделала нелепый книксен. Страх набатом бил в виски.
        - Мне нужно готовиться к совету, - может быть, удастся обнаружить что-то подходящее для Третьего комиссара в бумагах, которые разрешат посмотреть. - Благодарю за… завтрак наедине.
        - Сядьте, Оливия, - опять в голосе князя прорезались резкие нотки, но так хоть было привычнее. - Вы больше нравились мне, когда кричали и бросали тарелки. Так что еще раз повторяю: садитесь и расскажите, отчего леди Ростби имеет на вас такое влияние, что при ее появлении вы бледнеете и даже не противитесь кормлению с ложки?
        Я опять села и уставилась в пол.
        - Вы преувеличиваете.
        - Да вы даже сейчас смотрите с такой мукой, что хочется уличить леди Ростби в каком-нибудь страшном преступлении. Нет, вру, мне и раньше хотелось это сделать и засадить мерзкую бабу за решетку, но теперь еще повод появился. Сомнительный, но чем переживания невесты не причина? Даже закон какой-нибудь можно на эту тему состряпать.
        Тут уж я не выдержала и улыбнулась совершенно искренне. Князь заметил мое потепление, но говорить ничего не стал - молчал, давая возможность сделать выбор. Не сказать ничего - значило дать понять, что леди Ростби я ценю выше, чем своего жениха, да еще и не доверяю ему ни капельки, а сказать правду… А что в принципе я теряю? Не все же подряд расскажу лорду Рафту, а лишь часть, удобную и мне, и ему. Но только как сделать это, чтобы лорд Премстор не узнал, ведь везде есть уши.
        - Не хотите ли прогуляться, Ваша Светлость?
        Хорошо, что мой жених тугодумием не страдал, а потому понятливо кивнул и поднялся со стула.
        Леди Ростби поджидала у столовой: прогуливалась взад-вперед по коридору, периодически переговариваясь с Орфином. Я только вышла за дверь, а компаньонка уже подхватила юбки и бросилась ко мне, но, заметив выходящего следом лорда Рафта, остановилась.
        - Мисс Росс, мне нужно с вами поговорить, - милая улыбка в сторону князя и гримаса лично для меня. - Займу всего одну минутку.
        Тут уже мне стало по-настоящему страшно: леди Ростби чуть ли не трясло то ли от страха, то ли от переживаний, но уж точно они не были связаны с тем, что я сидела на коленях у князя. Насколько пришлось изучить компаньонку, вывести ее из себя настолько мог лишь лорд Премстор, а значит, я еще более уверилась в своем решении объединиться с лордом Рафтом. Хватит, слишком они много на меня взвалили, надо грузом с женихом поделиться.
        - Мы заняты, - холодно произнес князь и потянул меня за руку. - У нас планируется променад.
        - Пожалуйста! - напряженно попросила леди Ростби, и отказать ей я не смогла.
        Мы отошли в сторону, и компаньонка сдавленно прошептала:
        - Со мной на связь выходил лорд Премстор. Он взбешен. Взбешен настолько, что… не хочу говорить всего, но вы обещали ему кое-что, и если не выполните, то ждать он не будет.
        - С чего такая спешка? Прошло всего пару дней после нашего разговора.
        - Три! - вскрикнула леди Ростби, но тут же осеклась, посмотрела по сторонам и тихо повторила: - Прошло три дня. Не знаю, что уж там в столице стряслось, но лорд… вы поняли кто, требует результат. Дополнительный результат, - компаньонка голосом выделила это слово.
        - Мисс Росс, я жду вас, - лорд Рафт никуда не ушел, а стоял неподалеку, сложив руки на груди, и сверлил нас взглядом. Леди Ростби схватила мою ладонь.
        - Оливия, если вы промедлите, пострадаю и я. Прошу вас помнить об этом тоже.
        Я пожала компаньоке руку, высвободилась и отправилась к лорду Рафту.
        - Мы все еще идем на прогулку? - усмехнулся князь. Он сомневался, что я не изменю своего решения после общения с леди Ростби? Напрасно. Я лишь еще больше уверилась в нем.
        - Конечно, - наверное, от нервов, но я не сдержалась и добавила: - Только если вы переоденетесь. Вы знаете, Ваша Светлость, это же совершенно неприлично - так измазываться в еде. Вам что-то нужно сделать со своей координацией.
        Выражение лица лорда Рафта было бесценно, но я уже не боялась - момент с наказанием князь безвозвратно упустил.

* * *
        - Вы уверены, что нас здесь никто не услышит? - я с сомнением посмотрела по сторонам. Мы прошли в самую глубину парка, вокруг не было ни души, но мне все казалось, что из-за соседнего куста вот-вот выглянет один из шпионов лорда Премстора.
        - Я уже отвечал на этот вопрос, - князь насмешливо взглянул на меня. - Но если вы все еще сомневаетесь, то давайте сделаем так.
        Он сложил руки корзинкой и выгнул их, словно разминая пальцы. На ладонях лорда вспыхнул небольшой огонек, который разросся, прошел сквозь меня, на миг одарив теплом, и превратился в прозрачный купол. Лишь глядя через него на свет, можно было заметить красноватый оттенок пространства.
        - Теперь вы точно можете не волноваться, - лорд Рафт посерьезнел. - Но надеюсь, что ваше откровение оправдает использование мной магии.
        - Не заметила, чтобы это вызывало у вас какие-то трудности, - съязвила я. - Вы вполне могли не вести меня в такую глушь и создать защиту в замке.
        - А мне хотелось уединиться с вами, - развел руками князь, я вспыхнула и отвернулась. - Вдруг вы решились признаться мне в любви, так свидетели этому лишь помеха.
        - Я ваша невеста, - сухо напомнила я. - Так что вполне могу признаться вам в любви и прилюдно.
        - О Оливия, я хочу слышать искренность в ваших словах.
        Я раздраженно потерла переносицу - князь словно бы и секунды не мог быть серьезным. Что за человек, или кричит, или издевается, а мне с ним еще всю жизнь предстоит прожить. Ну или год, если верить лорду Премстору.
        - Мне нужна ваша помощь, - сказала твердо, но тут же замялась, не зная, как объяснить, чего хочу. Слева хрустнула ветка, и я вздрогнула и испуганно посмотрела на князя.
        - Это ежик, - серьезно сказал лорд Рафт.
        - Правда? Это все магия? Вы… вы чувствуете, что это ежик?
        Князь закатил глаза.
        - Конечно. Вы бы знали, Оливия, насколько эта магия серьезна - зрение называется.
        Мужчина наклонился и взял маленького фырчащего ежика, который в руках князя тут же свернулся в острый клубок. Лорд Рафт протянул животное мне и без тени улыбки сказал:
        - Проверите? Вдруг это шпион.
        - Очень смешно, - пробурчала я и, пока князь бережно укладывал ежика обратно в кусты, выпалила: - Меня заставляют шпионить за вами!
        Лорд Рафт так и замер в согнутом положении, а я, радуясь тому, что есть возможность смотреть ему на поясницу, а не в глаза, быстро говорила:
        - Третий комиссар Императора требует от меня информации, которую не могут получить шпионы. Какие-то запрещенные документы, ваши планы, переписки с врагами Империи. Даже не представляю, что еще может заинтересовать лорда Премстора. Отказать не могу, но и подставлять вас не собираюсь.
        Князь выровнялся и выглядел заметно ошарашенным, но не злился, так что я приободрилась и продолжила вывалить на жениха свои идеи. Насколько они были не продуманы, стало понятно, лишь когда лорд Рафт начал задавать вопросы.
        - Я решила, что для вас это тоже представляет интерес, - вы дадите мне документы, которые не жалко, зато скроете от Императора действительно важные вещи.
        - Действительно, предложение заманчивое, - князь смотрел на меня с интересом. Таким, очень плотоядным интересом, с каким обычно на свою добычу смотрит волк. Но лорду Рафту, наверное, больше подходит сравнение с тигром. - Только пояснения требуют несколько деталей. На каком основании лорд Премстор требует у вас информацию? Вы ему что-то должны?
        Я молчала, испуганно рассматривая лорда Рафта. Одно дело рассказать о шпионаже, но совсем другое поведать о том, что и замуж решилась идти под угрозой убийства, надеясь, что жених скоро умрет. Моих родных Заритовский князь точно защитить не сможет да и вряд ли захочет. Потому пришлось спешно решать, какую информацию лорд Рафт должен знать.
        - Лорд Премстор помог мне стать вашей невестой, - выдавила наконец из себя. - Логично, что теперь он просит ответной услуги.
        - Занятно, а зачем вам быть моей невестой? Или вообще женой?
        Я-то догадывалась, зачем женщины мечтают выйти за Заритовского князя, но столько сил было потрачено на то, чтобы решиться попросить помощи, что разыгрывать из себя влюбленную дурочку не хотелось.
        - Вы же умный мужчина, Ваша Светлость, - устало сказала я. - Придумайте сами.
        - А причину вашей неожиданной откровенности мне тоже самому придумать?
        Я прямо глухую тоску ощутила: доверилась князю, а он ерничает и вопросы задает, вместо того, чтобы просто придумать выход из ситуации.
        - Что вы хотите услышать? Для вас открытие, что мне помогли стать вашей невестой? Так извините, с императором раньше не была знакома, законного способа стать княгиней не нашлось. Лучше бы шпионила за вами, правда.
        - Все слишком гладко, Оливия, вы не думаете? Мне прислали идеальную невесту, которая не боится бумажной работы, пытается разобраться в управлении княжеством, занимается подготовкой к свадьбе без вовлечения в это меня, как выяснилось, обладает магическими способностями, так еще и не хочет шпионить в пользу императора.
        - Действительно, я слишком хороша для вас, пора начинать ценить.
        Лорд Рафт хмыкнул, протянул руку и пальцем приподнял мой подбородок. Хищное внимательное выражение лица его никуда не делось, и мне жутко хотелось отстраниться, но старалась терпеть.
        - Какие еще секреты вы храните, Оливия? Не выйдет так, что завтра вы окажетесь наследной принцессой какого-нибудь мятежного государства?
        - Это вряд ли, Ваша Светлость, - процедила я. - Будь я принцессой, точно бы не выбрала Гельсинорс в качестве убежища.
        - Отчего же? - князь наклонился ко мне, будто хотел заглянуть в мои глаза. Но, быть может, я тихо разговариваю? Пришлось ответить погромче, и получилось, что прямо в лицо лорду Рафту закричала:
        - Я здесь как бледная заплатка на ярком платье.
        - Вы преувеличиваете, - князь отстранился. - Я подумаю над вашим предложением и сообщу, какие именно данные можно передать лорду Премстору.
        - Только никому ничего не говорите, - я заволновалась и схватила лорда Рафта за рукав. - Лорд Премстор не должен узнать, что мы сговорились.
        Князь опять наклонился ко мне.
        - А ведь он вас чем-то держит. Не только обещанием сделать княгиней. Поделитесь?
        Я тут же отскочила в сторону да еще для верности отступила на шаг назад.
        - Понял без слов, - хмыкнул князь и, круто развернувшись на месте, покинул созданный им же купол.
        Я же задержалась в саду еще ненадолго. Рассматривала цветы, решив, что это занятие должно принести мне покой и умиротворение, и, когда за шиворот мне упало что-то холодное, испугалась, решив, что это жук или того хуже - паук. Но нет, на широкие с красными прожилками лепестки какого-то диковинного растения, над которым я как раз склонилась, упала вдруг снежинка. Настоящая, с разлапистыми крупными лучами - меня безумно удивил ее размер. Насколько мне известно, в Зарите в принципе снег редок, а в конце весны это просто аномалия.
        Я тронула снежинку пальцем, и она превратилась в маленькую капельку.
        - Любопытно, - признала я и двинулась во дворец. В конце концов не мне рассуждать о нормальности погоды в Гельсинорсе.

* * *
        Марк Николас Рафт
        Тот факт, что Оливия Росс должна шпионить в пользу лорда Премстора, нисколько не удивил, даже порадовал подтверждением отсутствия у меня излишней доверчивости. Но вот странным показалось, что невеста во всем призналась. Не может быть все так хорошо, это точно какой-то хитрый ход, который еще предстоит разгадать.
        Я махнул рукой, и передо мной появилось изображение мисс Росс. В настоящий момент моя невеста разговаривала с лордом Огрским по поводу предстоящей свадьбы. Порой я даже забывал, что скоро наступит довольно важная церемония да еще с… этой Оливией.
        Я всмотрелся в призрачную девушку, сосредоточенно рассматривающую варианты ткани, из которой будет сшито нечто, на что на свадьбе никто не обратит внимание. Но для моей невесты, наверное, это имеет значение. Нахмурилась, закусила губу, глаза горят. Почему со мной она словно замороженная? Нет, сегодня наступил момент, когда в мисс Росс почудились настоящие эмоции, и я даже не взбесился, когда они нашли свое выражение через запуск тарелок. И это тоже странно! В последнее время я бешусь от лишнего вдоха окружающих, а в этой ситуации искренне хотелось засмеяться, когда Оливия поняла, что натворила.
        Премьер-министр, как обычно, вошел, не постучавшись. Я раздраженно стер изображение Оливии из воздуха, но Джоэль все равно заметил лишнее.
        - Я не вовремя?
        - Я тебя сам же и вызвал, если помнишь. Как так вышло, что моя невеста оказалась утром у лекаря с синяками?
        - У лекаря, значит? А мне сказала, что все вывела сама. Ответственно заявляю: будущая княгиня врет и не краснеет!
        Я не выдержал и хлопнул открытой ладонью по столу, Джоэль понял, что самое время забыть о том, что мы друзья детства, и побыть серьезным.
        - Ничего страшного не случилось, Марк. Да и не могло случиться. Мне нужно было, чтобы Оливия открыла в себе интуитивное зрение. Она же не маленький ребенок, у которого куча времени. Самый быстрый и действенный способ - через боль. Я и так был жалостлив сверх меры и сначала пытался решить дело миром.
        - Каким это?
        - Через медитацию. Но твоя невеста или засыпает, или злится.
        - Мне это не нравится, Джоэль. И то, что ты причинил Оливии боль, и то, что вы занимались магией, не сообщив об этом мне.
        - Не думал, что тебя это заинтересует. Ты не желал даже слышать о своей невесте, потому я и не досаждал пустыми разговорами.
        - Не зли меня…
        В кабинете мигом стало жарко, и Джоэль заволновался.
        - Ну чего ты? Я правда не собирался обижать Оливию. Мне она нравится. Иногда даже больше, чем ты. Будущая княгиня хотя бы парилку в кабинете не устраивает.
        - Допустим, - я взглянул на часы. - Но теперь я буду присутствовать на всех ваших тренировках. Если уж Оливия пострадает, то под моим контролем.
        - Да при тебе-то она уж точно пострадает, - недовольно пробурчал Джоэль, но я сделал вид, что ничего не услышал.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        Весь день я избегала общения с леди Ростби и честно скажу: в условиях, когда эта женщина поджидала меня у кабинетов министров, задача казалась сложной. Так что когда лорд Рафт вызвал меня к себе, спешила к нему, чувствуя внутри подобие счастья.
        - Вот, - князь протянул мне тонкую папку. - Здесь переписка министра юстиции Зарита с управляющим отдаленной провинции Империи. Ничего криминального, но уверяю, лорду Премстору понравится.
        Я с благоговением приняла бумаги, но тут же с беспокойством спросила:
        - Но вдруг комиссар поинтересуется, откуда это у меня? Что отвечать?
        - Придумайте что-нибудь, - хитро улыбнулся князь. - Вы же умная девушка.
        - А вы злопамятный.
        - Да ну, что вы, я очень добр, нежен и сговорчив. Вот только иногда что-то вредное как нахлынет, как нападет, но у каждого же есть моменты слабости?
        Лорд Рафт улыбался, а я вдруг смутилась и не знала, куда спрятать глаза. Совершенно некстати заметилось, что, когда князь улыбается, на его правой щеке появляется едва заметная ямочка, и скажите, пожалуйста, почему вообще меня это должно волновать? Но ведь взволновало же!
        - Благодарю вас, - я закашлялась, пытаясь скрыть смущение. Лорд Рафт откинулся на спинку кресла.
        - Да нет, Оливия, это я должен вас благодарить. Мне действительно не хотелось бы, чтобы некоторые документы попали в руки Третьего комиссара, а прояви вы излишнее рвение, вполне могли влезть куда не стоит.
        - И с моим везением была бы поймана, - пробурчала я и тут же встрепенулась. А ведь действительно, что если бы меня поймали? Неплохой такой повод обвинить императора в шпионаже и отослать невесту в столицу. Неужели этого и добивается лорд Премстор?
        Над этой мыслью стоит на досуге поразмышлять, но пока - к леди Ростби. Чтобы там ни было в голове у лорда Премстора, абсолютно все идет не по его плану - пусть так и продолжается.
        Я уже была у дверей, как лорд Рафт вдруг сказал:
        - Постойте.
        Я непонимающе обернулась.
        - Что-то забыли?
        - Забыл, - на волевом лице князя вполне отчетливо читалась досада. Он словно злился, и непонятно то ли на меня, то ли на себя. - Вы же моя невеста…
        - Вы только вспомнили об этом? - не сообразила я. Лорд Рафт страдальчески сморщился.
        - Нет, не перебивайте. Нам нужно узнать друг друга получше, как считаете?
        Я так растерялась, что чуть документы не уронила, но быстро взяла себя в руки и, откашлявшись, как можно спокойнее, сказала:
        - Да, разумеется.
        Лорд Рафт улыбнулся, и на щеке его опять появилась та самая отвлекающая от ситуации ямочка.
        - Что насчет ужина?
        - Мы каждый день ужинаем. Вместе с кабинетом министров.
        - Нет, я имею в виду другой ужин.
        - Такой же, какой был завтрак? - съязвила я.
        - Было бы неплохо, но попрошу сметану на стол не ставить.
        - Варенье? - я невинно приподняла брови. - Учтите, его намного тяжелее отмывать.
        Улыбка князя превратилась в загадочную, а глаза потемнели. Он ничего не сказал, но я вдруг почувствовала неловкость, словно сказала что-то неприличное.
        - Хм, действительно, - медленно проговорил лорд Рафт. - Отмывать тяжелее, но оно такое… вкусное.
        Я вконец смутилась, почувствовала, как щеки заливает румянец, и отвернулась к двери.
        - Значит, пусть будет варенье.

* * *
        Вопреки ожиданиям, леди Ростби к известию о планируемом ужине с князем отнеслась довольно прохладно. Хотя, возможно, она слишком увлеклась документами, которые я «добыла», так что не хотела отвлекаться. Жаль только, что на язвительность ее эмоциональных сил все-таки хватило.
        - Вы уже ужинали с лордом Рафтом. Где результат?
        - А какого результата вы желаете? - раздраженно спросила я, одновременно с разговором выбирая платье. - По-моему, задание лорда Премстора я выполнила - документы у вас в руках.
        - Одно из, милочка, - леди Ростби подняла палец вверх. - В главном вы не достигли успеха.
        Я закатила глаза и ничего не ответила, а компаньонка продолжала:
        - Надеюсь, Создатель хотя бы сегодня сжалится над вами. Затащить лорда Рафта в постель - первостепенная задача.
        Я так и замерла с платьем в руках.
        - Что значит сжалится? Вы считаете, чтобы привлечь мужчину, мне нужна милость Создателя?
        - Ну а как еще? - леди Ростби всплестнула руками. - Посмотрите на себя: худющая, замученная, бледная. А теперь взгляните на заритянок: пышут здоровьем и красотой.
        - Леди Ростби! - я не сдержала крик. - Вы опять помешались что ли? Мне вызвать лорда Михрского?
        - А с ним вы слишком уж сдружились, - отрезала компаньонка. - Учтите, не только я считаю вас слишком неказистой для княгини. Даже князь относится к вам как к секретарю, а не к женщине. Так что задумайтесь.
        - Покиньте мою комнату, - холодно сказала я.
        - На правду, произнесенную близким человеком, обижаться нельзя, - патетически воскликнула леди Ростби, но я не согласилась.
        - Вот на близкого человека я и не стану обижаться, а вы покиньте мою комнату.
        Леди Ростби ушла к себе, всем видом демонстрируя глубокую обиду. Правда, прихватить документы не забыла. Надеюсь, они дойдут до адресата.
        Настроение было вконец испорчено. Я встала перед зеркалом и придирчиво рассмотрела себя в отражении. Ничего критичного не обнаружила: глаза, нос, губы - как у всех, но, наверное, княгиня должна выглядеть как-то иначе. Призадумалась, вспоминая лекции, но нашарить в памяти какие-то рекомендации для внешнего вида, кроме «одеваться со вкусом, согласно моде», не смогла.
        Так что время приближалось к ужину, а я все сильнее погружалась в печаль.

* * *
        Марк Николас Рафт
        С удивлением поймал себя на волнении. Постоянно посматривал на часы, да и работа не спорилась. В очередной раз тяжело вздохнул и заметил, что Джоэль с меня глаз не сводит.
        - Что?
        - Ты себя плохо чувствуешь?
        - Ты умеешь читать мысли, зачем спрашиваешь, - огрызнулся я.
        - Мне эмоций достаточно, - мягко заметил друг. - Хотя и невооруженным взглядом видно - тебя что-то тревожит.
        Я бросил карандаш, которым помечал что-то в документах, и раздраженно уставился на Джоэля.
        - У меня свидание с мисс Росс.
        - О, - Джоэль делал вид, что его это не касается, но мы знакомы не один год.
        - Я знаю, что ты хочешь сказать.
        - Совсем ничего не хочу говорить.
        - Прекрати, - я сделал глубокий вдох. - Она оказала мне неоценимую услугу: призналась, что прислана шпионить за мной.
        - Можно подумать, мы этого и так не знали.
        Я сердито поджал губы и уставился на премьер-министра. Обивка его кресла задымилась.
        - Марк, ты сейчас на меня злишься или на себя?
        - С чего бы это мне на себя злиться? - я нахмурился.
        - Тебе же нравится мисс Росс, почему ты не можешь этого признать?
        Я закатил глаза, не зная, что на это ответить. Джоэль часто говорит, что знает меня гораздо лучше, чем даже я себя, но сдается мне, что в этом вопросе он преувеличивает.
        - Мисс Росс приятная девушка, признаю.
        - Да таких приятных - полный Гельсинорс, но ужинаешь ты с Оливией.
        - Она вообще-то моя невеста. Джоэль, я уже устал от этого разговора.
        - Признаешь очевидное, и я сразу уйду. Марк, заметь, ты даже отказался от своей идеи извести мисс Росс. Почти мил и приветлив.
        - Почти?
        - Для тебя, конечно, верх милости, что ты нормально разговариваешь с людьми и не бросаешься в них всем, что находится рядом, но для других твое нестандартное поведение - хамство. Хочешь совет? У меня опыта в соблазнении всяко побольше.
        - Действительно, ты же девушкам мысли всякие похабные внушаешь, - пробурчал я и тут же устыдился. Джоэль почувствовал это и не обратил на мои слова внимание.
        - Не язви хотя бы один раз и уверяю, Оливия в тебе разглядит что-то хорошее.
        Я невесело хохотнул. Прав был Джоэль: мисс Росс мне действительно нравится, иначе с чего бы такие качели эмоций?
        - Чувство юмора имеешь в виду?
        - Доброе сердце и человечность, - съязвил Джоэль и поднялся с кресла. - Пожалуй, действительно пойду, а то спалишь кресло.
        ГЛАВА 14
        Оливия Сабина Росс
        Отойти от слов леди Ростби мне так и не удалось, так что на ужин я шла в отвратительнейшем настроении. Хорошо хоть сил на выбор платья хватило, как никогда хотелось выглядеть красивой. В столовую я зашла, высоко задрав нос и стараясь не рассматривать свое отражение в зеркальном потолке.
        - Великолепно выглядите, - лорд Рафт уже ждал меня. Я с сомнением посмотрела на князя, подозревая в его словах насмешку, ничего подозрительного не увидела и с грустью вздохнула.
        - Благодарю… Вы тоже.
        Не знаю, лгал ли лорд, но я сказала чистую правду. Князь действительно выглядел великолепно - даже зубы сводило. Белая рубашка оттеняла крепкий заритовский загар, да еще шелк отлично обтягивал широкие мускулистые плечи. Густые брови, темные, почти черные глаза, легкая щетина и узкие, упрямо сжатые губы - да, это не Алекс с его мягкими чертами лица, но отчего хочется смотреть и смотреть на лорда Рафта?
        Сражаясь с собой, глаза я отвела и уставилась на накрытый стол. Даже моргнула от неожиданности, поняв, чем князь собрался меня кормить.
        - А это что? Варенье?
        Большая часть стола была уставлена вазочками с вареньем разных видов. Я подошла поближе и принялась считать:
        - Облепиховое, клубничное, малиновое, сливовое, вишневое, абрикосовое, а это что? Апельсиновое? Никогда не пробовала… Опять малиновое, лимонное? Удивили… Так вы, Ваша Светлость, оказывается, сладкоежка?
        - Я же не знал, какое вам нравится, - князь подошел ближе и остановился за моей спиной. - Сказал повару выставить все, что есть.
        - Я люблю малиновое, - скромно ответила я. Лорд не прикасался ко мне, но я будто бы чувствовала его дыхание на своих волосах. - А вы?
        Князь молчал, и я обернулась, чтобы понять, в чем причина. Лорд Рафт странно смотрел на меня, из-за чего мне отчего-то вспомнились слова леди Ростби. Неудивительно, что я помрачнела.
        - Сливовое, - коротко ответил князь и отошел. - Прошу к столу.
        Мы сели, я чинно разложила салфетку на коленях и повертела головой в поисках слуг. Лорд Рафт заметил мое недоумение и пояснил:
        - Я отпустил слуг. Сам поухаживаю за вами. На тот случай, если вам опять захочется пошвыряться тарелками, не хотелось бы вконец уронить авторитет.
        Я зарделась от смущения и уставилась в собственную тарелку. Беленькая, с цветастой оборочкой - совсем и не было желания ее в кого-то бросать.
        - Прошу прощения, это было ошибкой.
        - Бросьте, вам не за что извиняться, мне очень понравилось.
        - Правда? - я осмелилась поднять глаза. - Так вы не стесняйтесь, говорите, я могу заниматься этим днями напролет. Что вам еще нравится? Вилкой в бок ширять не придется?
        Лорд Рафт рассмеялся и привстал, чтобы положить мне салат. Я дождалась, пока он наполнит тарелки, и повторила.
        - Так что вам нравится, Ваша Светлость? Уверяю, это не пустой вопрос. Должна же я знать предпочтения будущего мужа.
        Князь положил в рот кусок рыбы и принялся жевать с такой задумчивостью, будто я как минимум спросила стратегию развития Гельсинорса. Пришлось ждать да еще и демонстрировать при этом аппетит. Не могла же я прийти на ужин совсем не голодной?
        - Вы знаете, легче сказать, что я не люблю, - ответил наконец лорд. - Ужасно не люблю балы и всякие шумные сборища. Каждый раз испытываю такие муки, что хочется лечь и умереть.
        - Странно, ведь посещение балов - одна из ваших обязанностей, - заметила я. Князь хитро посмотрел на меня.
        - Вы знаете, если вести себя на этих балах безобразно, все мигом забудут о моей досадной обязанности.
        - Уверена, вы с этим отлично справляетесь.
        - С переменным успехом, - лорд вздохнул. - Но продолжим. Еще я очень не люблю… работать.
        - Что? - не поверила я. - Имеете в виду ручной труд?
        - Нет, - князь откинулся на спинку стула. - В прямо смысле имею в виду работу князем Заритовским. Я занял княжеский престол в двадцать два года - отец погиб неожиданно, и честно, мне совсем не хотелось обременять себя всеми проблемами, которыми обычно нагружают правителей. Мне хотелось путешествовать, посмотреть мир… В итоге я сделал это, но уже не на своих условиях.
        Я отложила вилку - даже не знала, что можно сказать в ответ на такую откровенность.
        - Да и со временем привык погружаться в работу. Честно скажу, посвящаю этому все свое время и даже стал получать удовольствие. Но как же хочется иногда все бросить.
        - У вас есть такая возможность, - криво улыбнулась я. - Откажитесь от свадьбы со мной, и все - князь Заритовский свободен как ветер.
        Лорд Рафт громко рассмеялся и покачал головой.
        - Нет уж, такой вариант меня не устраивает. По многим причинам. Но теперь вы, Оливия, что любите, что не любите?
        - Ой, - я даже растерялась. - Если честно, никогда об этом не задумывалась.
        - Зато теперь появился повод. Что доставляет вам удовольствие?
        Я чуть было не сказала «смотреть на вас». Вот правда, слова прямо-таки рвались с моего языка, и вполне возможно, что по правилам флирта это стало бы отличным ходом. Вот только проблема в том, что я совсем не знала, как правильно флиртовать, да и слова эти были бы излишне правдивы.
        От волнения я сжала салфетку, которая лежала на моих коленях и опустила глаза, чтобы повнимательнее рассмотреть вышивку. Самое время, да.
        - Я люблю книги. У вас, кстати, замечательная библиотека.
        - О да, а библиотекарь еще лучше. Еще с детства его побаиваюсь.
        - Вы - и кого-то боитесь, - я неверяще покачала головой.
        - Удивительно, но так и есть. Я приходил за книгой о приключениях, а получал пособия по овладению внутренними ресурсами, но мы отвлеклись. Что вы не любите, мисс Росс?
        Разговор наш был долгий, и что удивительно, мы ни разу не поругались, а лорд Рафт не сорвался на крик. В какой-то момент мне даже пришло в голову заявить, что князя подменили. Вдруг Джоэль внушил мне все, что происходит на этом ужине. Я даже представить не могла, что лорд Рафт может быть таким… приятным. Любезность от лорда Михрского представить могла, а вот вечно колючего князя в качестве терпеливого, понимающего и приятного мужчины в голове не укладывалась.
        В итоге, когда лорд Рафт проводил меня к дверям спальни, я даже осмелилась спросить:
        - Прошу прощения, Ваша Светлость, но я не усну, если не спрошу вас.
        - Да, конечно, - князь стоял передо мной, и чтобы набраться смелости, я старалась смотреть только на пуговицу на его рубашке.
        - Мы обсуждали, что вы ненавидите меня и…
        - Оливия, прекрати, - лорд Рафт поднял мой подбородок вверх. - Необязательно же помнить все, что я говорю. Уверяю, иногда сам себя убил бы.
        - Но все же, - заупрямилась я. - Вы ненавидите меня и сейчас?
        - Нет, - по губам князя скользнула улыбка. - Я тебя совсем не ненавижу.
        Я задержала дыхание, не зная, что скажет лорд Рафт дальше, да и скажет ли что-то вообще. Впервые в жизни я ощутила себя кем-то, подобным подруге Розе - восторженной, испуганной девушкой, которая очень желает одобрения, симпатии и, наверное, хотя бы подобия влюбленности. Удивительно, но фантазия моя разыгралась, и представилось даже, что князь вдруг признается мне в любви, но он наклонился, поцеловал меня в лоб и отстранился.
        - Спокойной ночи, Оливия.
        Я смотрела ему вслед и жалела, что не захватила с собой вазочку с вареньем. Она идеально подошла бы сейчас в качестве снаряда.

* * *
        На наших с Джоэлем тренировках теперь присутствовал лорд Рафт, и мне это отчаянно не нравилось. Нет, не потому что я не желала видеть князя, как раз таки, наоборот, но постоянно отвлекалась и на простые действия в его присутствии тратила гораздо больше времени, чем раньше.
        Лорд Рафт не язвил, не влезал в наши занятия - занимался своими делами, просматривал документы и на меня вроде бы не обращал внимания. Но иногда я чувствовала на себе его взгляд и хмурилась, чтобы не показывать волнения. Джоэль в таких случаях говорил, что серьезнее меня в Гельсинорсе только князь, и то, он хоть иногда улыбается.
        Премьер-министр наносить мне увечья перестал - сказывалось присутствие жениха, но все же требовал невозможного: например, излечить мышонка, цыпленка, котенка. Были подозрения, что Джоэль теперь избивает несчастных животных, но случайно выяснилось, что садовникам поставлена задача собирать в парке всю ущербную живность. За пару дней удалось добиться только того, что в кабинете премьер-министра появилось несколько клеток, да один единственный раз мышка не сразу меня укусила. Выходит, результат нулевой, и это меня точно не устраивало.
        Для того чтобы решить проблему с обучением и однобокостью учителя, я отправилась в библиотеку, благоразумно решив, что там, где собрана такая большая коллекция книг, точно есть сведения о самообучении магии.
        Был ли рад библиотекарь меня увидеть, не знаю. Сморщенное личико не выражало ни радости, ни досады, Николо, лишь завидев меня на входе, щелкнул пальцами, и в мои руки прыгнула затасканная книга с рваным корешком. Название ее меня не впечатлило, и я осторожно положила талмуд на ближайший стеллаж.
        - Благодарю, конечно, это настоящий книжный ветеран, но сегодня я к вам за помощью.
        - А раньше вы приходили не за этим? - странно улыбнулся Николо. - По мне, так общение с любой книгой помогает людям: приводит мысли в порядок, наставляет на истинный путь да и просто скрашивает досуг. Неужели вы никогда о таком не слышали? Так прочитайте в книге.
        Я молча смотрела на библиотекаря, едва сдерживая эмоции. Не привыкла кричать на людей старшего возраста да и вообще не люблю повышать голос, но в этом дворце, судя по всему, по нормальному понимать отказываются.
        - Прошу прощения, Николо, - твердым голосом начала я. - Но мне требуется какое-нибудь пособие по самообучению магии, и терять время на чтение «Пророчеств Зарита» я не собираюсь.
        - Вы теряете время, пререкаясь со мной, - просто ответил библиотекарь и отвернулся, демонстрируя тем самым окончание разговора.
        - И не нужно мне помогать, - прошипела я. - Сама все найду.
        Я отвернулась к стеллажам и пошла вдоль них, пытаясь обнаружить систему. Она должна быть, просто обязана - как-то же разбирается Николо во всем этом идеальном нагромождении знаний со всего мира. Но я прошла парочку стеллажей и поняла, что корешки на книгах абсолютно одинаковые. Да у них даже потертости на одном и том же месте. Решив проверить догадку, я потянула одну книгу на себя и обнаружила, что опять держу в руках «Пророчества Зарита». Как выяснилось, на ближайших ко мне полках стояли только книги с таким названием.
        - Вы издеваетесь? - я вконец разозлилась. На мгновение возненавидела Гельсинорс, в котором меня даже библиотекарь не слушает.
        - Еще раз повторяю: вы сами себя задерживаете. Я же не отказываю вам в помощи, напротив, искренне хочу помочь, как и все эти книги.
        - Значит ли это, что, после того как я прочитаю дурацкие пророчества, вы поможете мне с самоучителем?
        - Я здесь ни при чем, - Николо развел руками. - Библиотека сама решает, кому в какой момент и какую книгу подать.
        - Ну знаете! - прошипела я. - Я сообщу обо всем князю.
        - Его Светлость давно не посещает это место, - мне показалось, или Николо расстроено вздохнул? - Его как и вас раздражает необходимость подстраиваться под судьбу, вместо того чтобы руководить ею. Именно поэтому лорд Рафт создал отдельную небольшую библиотеку с наиболее ценными для него томами и свободное время проводит только там. Сюда же он заходит, если находится на распутье и не знает, как поступить.
        Так как князем не являюсь и личной библиотеки не имею, пришлось все-таки открыть «Пророчества Зарита», надеясь, что после библиотекарь сжалится и соизволит отыскать для меня самоучитель.
        Мысли о том, что Николо прав и библиотека пытается натолкнуть меня на какую-то мысль, улетучились, как только я изучила первое из пророчеств. В какой-то мере оно уже повторяло прочитанную ранее легенду о дэвах, вот только смысла в нем оказалось гораздо меньше. Плохо срифмованные предложения, повествующие о том, что предвестниками возвращения потомков дэвов станут природные аномалии, меня мало впечатлили, так что легенду я просмотрела по диагонали.
        Не прониклась я и пророчествами, явно предназначенными для кого-то, гораздо лучше разбирающегося в родословных знатных заритовских родов, так как они изобиловали старинными именами и личными приметами.
        - Я все! - возвестила, захлопнув книгу, но Николо взглянул на меня внимательным взглядом, и пророчества снова открылись, причем на той же странице, какую прочла последней.
        - Книги помогают не только читающему, но и контролирующему чтение, - заявил библиотекарь. - Осталось немного.
        Пришлось опустить взгляд и опять уткнуться в книгу.
        В итоге самоучитель мне выдали. Да не один. Так что из библиотеки я выходила изрядно погрустневшая, со стопкой книг в руках, но настроенная на плодотворную работу.

* * *
        Марк Николас Рафт
        - Ваша Светлость, к вам леди Ростби! - Орфин выглядел каким-то пришибленным. Я поморщился - встречаться с компаньонкой Оливии хотелось даже меньше, чем разбирать прошения. Минуту помялся, раздумывая над поводом для отказа в аудиенции, но любопытство победило. Скорее всего, речь пойдет о моей невесте, так что стоит прислушаться.
        - Пусти.
        Леди Ростби даже книксен делала, демонстрируя собственное превосходство. Словно не она, а я должен склониться перед ней. Ну ничего, тем интереснее будет разговор.
        - Ваша Светлость, прелестная погода нынче, не находите?
        Я приподнял бровь.
        - Вы отвлекли меня от работы, чтобы поговорить о погоде?
        - Нет, просто считаю, что разговаривать будет удобнее, прогуливаясь по вашему великолепному парку.
        Леди Ростби принялась подмигивать. Выглядело это настолько уморительно, что я подождал пару минут, прежде чем уточнить:
        - Вам плохо? Позвать целителя?
        - Нет!
        - Нет? Странно, похоже на припадок.
        - Мне нужно на свежий воздух!
        Я щелкнул пальцами, окно распахнулось, и в кабинет ворвался поток горячего воздуха. В Гельсинорсе вообще не рекомендуется выходить на улицу в полдень во избежание солнечного удара, а я еще и добавил жара, чтобы сделать леди Ростби «приятнее».
        - Слушаю вас.
        Леди Ростби посмотрела с такой ненавистью, что будь я немного впечатлительнее, так испугался бы, и неожиданно достала из кармана платья черный камень в серебряной фигурной оправе. Я подался вперед.
        - Артефакт Визаара, надо же. По-видимому, тема разговора действительно будет серьезной, если вы решили им воспользоваться.
        - Он эффективен против подслушивания, так что можете прекратить свое ребячество и закрыть окно.
        Я улыбнулся и даже не моргнул, а тем более пальцем не пошевелил. Эта женщина нравилась мне все меньше и меньше, хотя и раньше уровень моей симпатии равнялся минус десяти баллам.
        - Я хочу сообщить о преступлении, - жестом фокусника леди Ростби выудила из другого кармана сложенные вдвое бумаги. - Даже о нескольких.
        - Попробуйте, - я действительно заинтересовался. Мне докладывают, что компаньонка почти не покидает покои, а она оказывается преступления какие-то в моем дворце расследует. Занятно.
        Леди Ростби приблизилась и протянула мне бумаги. Вышло так, что когда наши пальцы соприкоснулись, я почувствовал укол и недоуменно взглянул на женщину.
        - Ой, - она почти искренне смутилась. Говорю почти, потому что в глазах ясно читалось удовлетворение. - Это что, искра между нами?
        - Возможно.
        Я положил бумаги на стол и вопросительно взглянул на леди Ростби.
        - Вы не прочитаете?
        - Я предпочитаю краткий пересказ и ваши личные впечатления.
        - Это переписка лорда Макколи и лорда ОггаФара. Если вы забыли, напомню, что про ОггаФара уже ходили слухи о его нетерпимости к политике Императора и поддержке радикальных республиканцев. И прямо скажу: ваш министр юстиции и этот пассивный предатель обсуждают в письмах вовсе не урожай полей провинции Сиббака.
        Думаю, что изумление на моем лице было очень даже впечатляющее. Сказать, что я был ошарашен, - ничего не сказать, ведь именно эти письма я передал Оливии всего пару дней назад. Лорд Премстор должен был, конечно, принять информацию к сведению, но уж точно не сдавать мне мое же вранье. И для чего это? Может быть, Третий комиссар императора решил проверить, как я отреагирую на преступление своего же министра, верного соратника? Но он не может не понимать, что тогда под удар попадет мисс Росс.
        Чтобы выгадать время на раздумья, я открыл письма и бегло пробежался по ним взглядом. Лицо мое мрачнело и мрачнело, зато леди Ростби попросту расцветала. Интересно, не собирается ли она еще и награду за донос попросить.
        Наконец я положил бумаги на край стола.
        - Согласен, письма, которые вы мне продемонстрировали, производят весьма неприятное впечатление.
        - Я бы даже сказала, мерзкое, - квакнула в поддержку леди Ростби. Я почувствовал головокружение и с трудом вернул себя в нормальное расположение духа - демонстрировать вспышки ярости при компаньонке не следует. - Вы понимаете, кого пригрели на груди?
        «Понимаю и еще как» - я прикрыл глаза и ничего не ответил.
        - Я пристально изучила все письма и хочу сказать, что лорд Макколи не выказывает ОггаФару заметной поддержки. Он скорее симпатизирует ему, но этот возмутительный инцидент можно использовать для того, чтобы никто другой даже думать не смел насчет содействия предателям.
        Вообще-то письма были составлены таким образом, что лорду Макколи никоим образом нельзя было предъявить обвинение, но поправлять леди Ростби я не стал.
        - Разумеется, я не оставлю произошедшее без внимания, - я открыл глаза, посмотрел на компаньонку, и неизвестно, чего было в этом взгляде больше: желания убить или разобраться. - Но вы говорили о нескольких преступлениях. Кто еще отличился? Неужели лорд Макколи кого-то убил? О, Создатель, меня воспитывал серийный убийца?
        Да, было бы очень странно, министру юстиции Зарита пошел девятый десяток, и он давно просит спокойную пенсию. Магией старик не владеет, а представить его с топором в руках даже мое живое воображение не в состоянии.
        - Вас не интересует, откуда у меня эти сведения? - кротко улыбнулась леди Ростби.
        Я собирался эту тему тактично обойти, потому что сведения напрямую исходят от меня, но пришлось свести брови у переносицы и сказать:
        - Действительно. За такими событиями я как-то и растерялся. Итак, откуда у вас эти письма?
        - Я нашла их у мисс Росс.
        Торжеству леди Ростби не было предела. Я закашлялся от неожиданности и с сомнением покосился на компаньонку.
        - А зачем они мисс Росс, позвольте спросить? Думаете, она связной между лордом Макколи и лордом ОггаФаром? Очень странно, не находите? Вы с ней совсем недавно прибыли в Гельсинорс.
        - О, я думаю, все гораздо проще. Мисс Росс украла эти письма у лорда Макколи, чтобы передать кому-то извне.
        - И у вас есть подозрения, кто это может быть?
        - Нет. Но я думаю, что это именно те люди, которые против единения Зарита и столицы Империи. Вы понимаете, что стало бы, попади эти сведения не в те руки? Мисс Росс крупно подвела вас. Подозреваю, что ее целью стало втоптать вас в грязь перед императором, показать столице, что вы никчемный управленец, не способный держать в руках министров. В столице давно ходят слухи, что в Зарите собираются мятежники, и эти письма, попавшие не в те руки, могут подтолкнуть колонии к тому, чтобы собраться вокруг Гельсинорса. И тогда вы, кристально честный человек, я наблюдала за вами, - вы, который не помышлял об измене, окажетесь запятнаны.
        Пелена перед глазами появилась и исчезать не собиралась - я чувствовал, что подхожу к грани. Еще одно слово от этой мерзкой женщины, и гнев сдерживать не получится. Слишком давно я играю в эти подпольные игры и отлично понимаю, что компаньонка, зная о моем взрывном характере, пытается вывести меня на эмоции. Но очень умно - эмоции эти должны быть направлены не на нее, а на мисс Росс. Что вообще непонятно, ведь мы с Джоэлем считали, что Оливия протежируется лордом Премстором, а леди Ростби - его помощница.
        Голова шла кругом, пелена перед глазами давила, голову прострелила жуткая боль. Мне нужно было выпустить из себя магию, которая разгоралась, словно костер, от небольшой искры, иначе она грозила разорвать меня изнутри. Наверное, что-то такое отразилось во взгляде, потому что леди Ростби побледнела и отступила на шаг. Была бы поумнее, бежала бы вон из кабинета, но уверенность в том, что бешусь я из-за Оливии, ума не добавляла.
        - Задумайтесь, как мисс Росс стала вашей невестой? Ей помогли мятежные рода! - леди Ростби решила меня добить.
        Собственный голос звучал будто издалека:
        - Она сама вам об этом сказала?
        - Да.
        Я вскочил с кресла, и тут же в кабинете взметнулось пламя: стены, потолок, пол, даже воздух горел от силы, которая изливалась из каждой клеточки моего тела. Пахло свободой, счастьем и долгожданным спокойствием, хотя для других, уверен, огонь нес только боль, слезы и смерть. Полыхал деревянный стол, плавилось зеркало на стене, превратилась в головешку дверь, но посреди моего кабинета в огромном пузыре стояла хоть и перепуганная, но живая и невредимая леди Ростби. И это было настолько удивительно, что я вобрал огонь в себя, разгулявшись хоть на несколько минут, он с охотой вернулся назад, и шагнул к компаньонке.
        - Вы… вы - монстр, - побелевшими губами произнесла леди Ростби.
        В кабинет заглянул Джоэль. За ним стоял Орфин, начальник дворцовой стражи и еще несколько человек, которых не удалось толком рассмотреть.
        - Господа, - издевательским тоном произнес я. Атмосфера в бывшем кабинете была гнетущая - все смотрели на меня с испугом и даже паникой, а вот в моей душе расцветало ощущение полного могущества. Оно кружило голову и опьяняло. - Препроводите, пожалуйста, леди Ростби в темницу. Уверен, у нее есть, что нам поведать и чем удивить.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        Министр внутренних дел Зарита стал моим безусловным фаворитом среди всех, с к кем пришлось работать по прихоти князя. Вот дано лорду Азаграфу объяснять все так, что даже сложные понятия и неразрешимые юридические ситуации становились просты и доступны. Насколько я поняла, министру тоже со мной было приятно работать, потому что в последнее время все чаще приходилось становиться именно его помощницей.
        - Мисс Росс, посмотрите еще вот это дело, уверен, вас заинтересует.
        И таких дел под контролем лорда Азаграфа было много, о каждом министр мог рассказывать часами, но, к сожалению, нам катастрофически не хватало времени. В другой жизни, в той, которой мне можно бы было работать, кем вздумается, я бы точно стала правоохранителем, но судьба у меня стать княгиней, родить ребенка и уехать в столицу под присмотр лорда Премстора.
        Только подумала об этом, как в кабинет министра вошел начальник дворцовой стражи.
        - Что случилось, милейший? - пробасил лорд Азаграф и подмигнул мне. - Вы решили кого-то обыскать? Так мисс Росс - наша будущая княгиня, а я не молодая девушка, удовольствия не испытаете.
        Министр расхохотался, довольный своей шуткой, я запоздало улыбнулась, а вот начальник стражи не развеселился.
        - Мисс Росс, пройдите, пожалуйста, со мной.
        - Как это? - растерялся лорд Азаграф. - Зачем это?
        - Виноват, не могу сказать.
        - Как это не можете? - министр вскочил с кресла. - Мисс Росс не могла ничего совершить, она все время была со мной.
        Я была ошарашена, причем больше всего реакцией лорда Азаграфа, и даже версий не имела, зачем могла понадобиться начальнику дворцовой стражи. Встала со стула и тут же села обратно, подчиняясь взбешенному взгляду министра.
        - Мисс Росс, сидите! Сидите на месте, говорю вам - не знаю, что уж тут выдумал начальник стражи, но лорд Рафт мигом ему все объяснит. Вы слышите, милейший? Мисс Росс сначала поговорит с князем!
        - Молчать! - рявкнул начальник стражи. - Мисс Росс срочно вызывает к себе лорд Рафт, так что не переживайте, вернут вам будущую княгиню в целости и сохранности. Поговорят и отпустят.
        Несмотря на то что вызывал меня князь, прошли мы в кабинет к лорду Михрскому, причем оба друга были там да еще и, судя по всему, выпивали. Во всяком случае, именно на это указывала начатая бутылка виски.
        Начальника стражи отпустили сразу, что безумно порадовало - хоть в темницу не собираются вести. Но стражу можно вызвать и позднее, так что это не показатель.
        - У нас будет тренировка? - дрожащим голосом предположила я.
        - С чего ты взяла? - удивился Джоэль.
        - Ну как же, в последние дни мы все здесь собираемся именно для этого.
        Мужчины переглянулись.
        - Нет, мы вообще собрались обсудить одну занятную вещь, - ответил лорд Рафт. - А так как мой кабинет немного… хм… разрушен, то пришли сюда. Присаживайтесь, Оливия.
        Я немного успокоилась и села на диван. Сразу же почувствовала себя неуютно, так как и мой жених, и его лучший друг весьма плотоядно на меня уставились. Я даже привстала, рассмотрела, что находится на столе, и предложила:
        - Может, позвать горничную?
        - Для чего это? - спросил князь. Я пожала плечами и села на место.
        - У вас же совершенно нет закуски, вы так и меня съедите.
        Мужчины опять переглянулись. Вообще четко ощущался заговор, в котором мне совершенно не хотелось принимать участие.
        - Давай я выйду, - с насмешкой предложил Джоэль. Я напряглась и прижалась к бортику дивана. - Ничего нового не скажу, а…
        Между мужчинами произошел немой диалог, в результате которого лорд Рафт едва заметно кивнул, и Джоэль покинул кабинет, напоследок мне подмигнув. Хотелось сбежать за ним следом - оставаться наедине с выпившим женихом было как-то… неправильно что ли. Кто знает, о чем мужчины договорились. Будто бы в ответ на мои мысли князь взял в руки бокал и, рассматривая рубиновую жидкость, неожиданно попросил:
        - Мисс Росс, сядьте, пожалуйста, поближе.
        Я почувствовала, как краска с моего лица сходит на нет, теряется где-то под землей и самостоятельно закапывается. Находясь в смятении, встала с дивана, опять села, поправила платье и тонким голосом спросила:
        - А зачем?
        Уголки рта лорда Рафта дрогнули в улыбке, но князь совершенно серьезно ответил:
        - Потому что я прошу вас это сделать.
        - Я же не спросила «почему», - мой шепот терялся за моим же биением сердца. - Я спросила «зачем».
        Князь подался вперед и, понизив голос, сказал:
        - Пересядьте, узнаете.
        - Не хочу.
        - Очень жаль, - лорд Рафт откинулся на спинку кресла. - Я просто хотел создать защиту, чтобы нас не смогли подслушать, но раз вы против…
        - Нет-нет, - я тут же заняла кресло, на котором до этого сидел Джоэль. - Просто я о другом подумала.
        - Интересно, о чем же? - лорд Рафт говорил как бы промежду прочим, в пустоту, так что отвечать на его вопрос я не собиралась - бледность и так сменилась на густой румянец, хватит с него. Огонек вспыхнул на ладони князя и разросся в небольшой купол над нами. Я сразу же почувствовала себя спокойнее. И не подслушают, и лорд Рафт домогаться не собирается.
        - Итак, Оливия, - князь поставил стакан на стол, голос его приобрел деловой тон. - Где письма, которые я вам передал?
        Я удивленно моргнула.
        - Отдала леди Ростби. Она сказала, что у нее имеется возможность их безопасно переправить в столицу.
        - Ага, - загадочно ответил лорд Рафт и замолчал.
        - Что ага? - занервничала я. - Нужно было их вернуть? Но вы не предупредили об этом.
        - Да вы не переживайте, Оливия, мне их уже вернули.
        - Как это? Их перехватили? И что теперь будет? Придется еще что-то выдумывать?
        - Остановитесь, прошу вас! - князь поднял руки, сдаваясь под натиском моих вопросов. - Несколько часов назад ко мне пришла леди Ростби и отдала письма.
        - Не может быть, - я была уверена как никогда. - Мы вчера разговаривали об этом, и моя компаньонка заверила, что все прошло как надо.
        - Жаль, не могу привести их в доказательство - сгорели. Но леди Ростби действительно принесла мне письма, так еще и сообщила, что именно вы ей их передали.
        Вот где пригодились годы обучения в пансионе - ругательства отчаянно рвались с моих губ, но я добросовестно не давала им выхода. Князь будто понял мои чувства и посоветовал:
        - Выругайтесь, легче станет.
        - Сомневаюсь, - я упрямо сжала губы. - Я ничего не понимаю, честно. Леди Ростби сдала лорда Премстора? Это невозможно, мне казалось, она жизнь за него отдаст.
        - Нет, не сдала. Леди Ростби уверяла, что письма вы хотите передать кому-то на стороне, а вот она блюдет целостность Империи и потому поспешила сообщить мне о преступлении.
        Меня пронзила страшная догадка, и я испуганно посмотрела на князя.
        - Мы пропали! Нет, это я пропала - лорд Премстор обо всем догадался и решил проверить, как вы отреагируете на преступление собственного подчиненного.
        Лорд Рафт странно на меня посмотрел. Не с подозрением, но с сомнением, причину которого я понять не могла.
        - Оливия, а вы читали письма?
        - Нет, - я поймала себя на совершенно странном желании - грызть ногти. Подруги в пансионе нередко этим страдали, вдруг и правда помогает? - Нужно было?
        Князь покачал головой. Помолчал, словно собираясь с мыслями, а я поймала себя на мысли, что украдкой рассматриваю его лицо. Фу, глупость какая, он же совершенно мне не нравится.
        - Я тоже решил, что это своего рода проверка, даже решил подыграть леди Ростби, но все оказалось совсем по-другому. Не так, как мы с вами или мы с Джоэлем могли себе представить. Когда я прикоснулся к руке леди Ростби, то почувствовал укол. Мелочь, которая не стоит моего внимания. Но из мелочей состоял весь наш разговор. У вашей компаньонки, оказывается, есть редкий артефакт - камень Визаара.
        Я равнодушно пожала плечами - артефакты я впервые увидела в Гельсинорсе, и их изучение в программу пансиона не входит. Лорд Рафт понял, что слова его для меня как заритовская грамота для большей части жителей Империи и пояснил:
        - Этот артефакт защищает от подслушивания, причем действие его не сможет пробить ни одна магия. Какой бы сильный ни был носитель, подслушать разговор в комнате, в которой находится камень Визаара, невозможно. Откуда у женщины, не обладающей магией да и особым статусом, подобный артефакт? Не у каждого правителя провинций он имеется.
        - Дал лорд Премстор?
        - Я тоже так подумал и не придал особого значения. Леди Ростби, эта несносная женщина, пыталась вывести меня из себя, утверждала, что вы предатель, ну и так вышло, что я пошел у нее на поводу и разозлился…
        - И глаза у вас загорелись? - шепотом уточнила я.
        - У меня не горят глаза! - возмутился князь.
        - А вы часто перед зеркалом злитесь? Вот так, чтобы смотрели на себя и сильно кричали. Уверена, что никогда такого не было, так вот поверьте человеку, у которого есть зрение, когда вы сильно злитесь, у вас в глазах появляется пламя. Настоящее, красное с желтыми язычками и очень-очень страшное.
        - Вы так хорошо рассмотрели?
        - Мне оно теперь снится!
        Ну да, для меня это стало самым страшным впечатлением в жизни, до сих пор как вспомню, так вздрогну, но реакция лорда Рафта оказалась странной. Князь протянул руку и вдруг коснулся моей щеки. Нежность, с которой он это делал, совершенно не вязалась с княжеским суровым обликом, и я отстранилась. Не из-за того, что неприятно, а из-за появления абсолютного ощущения фальши происходящего - мы вообще-то про предательство разговариваем! Нельзя отвлекаться.
        - Так что там с вашим гневом?
        - Я спалил кабинет, - спокойно сказал лорд Рафт. Хотя в темных глазах на миг показалось и тут же исчезло то самое пламя. - Предваряя ваши вопросы - спалил полностью, теперь там будет ремонт.
        - А леди Ростби? - похолодела я. - Она жива? Ее могут спасти?
        - На вашей компаньонке ни единого ожога. И это дико необычно, потому что артефакт Визаара такого эффекта не несет. Но после того как обыскали леди Ростби, обнаружили несколько прелюбопытных деталей: в ее карманах нашлись еще парочка артефактов. Не буду загружать вашу головку названиями, но один из них дарил обладателю полную неуязвимость, а второй вобрал в себя несколько капель моей крови. Как вам такой поворот?
        Какое-то время раздумывала над ответом, потому что поворот был действительно неожиданным. Да и вообще, поведение леди Ростби не соответствовало договоренностям между мной и лордом Премстором, так что я не могла понять: то ли это хитрый ход Третьего комиссара, то ли компаньонка действует от своего имени.
        - Если честно, я могу понять, почему леди Ростби взяла с собой артефакт неуязвимости для разговора с вами. Но зачем ей кровь?
        - У меня есть догадки, - медленно произнес лорд Рафт и загадочно улыбнулся. - Но откровенность за откровенность. Вы мне рассказываете о ваших отношениях с лордом Премстором, чем он вас держит, а я расскажу, зачем леди Ростби нужна была кровь.
        У меня даже голова закружилась. И до этого шаблоны мои ломались каждую секунду, а теперь еще и князь просит о доверии. Любопытно было узнать о леди Ростби правду, безумно хотелось поделиться с лордом Рафтом своими страхами, но как доверять этому человеку? Он чуть не убил мою компаньонку, ненавидит меня, дал разрешение Джоэлю на мое соблазнение, а я ему все секреты должна выдать? И пусть в последнее время я постоянно ловлю себя на мыслях о князе - сдаваться так быстро не намерена!
        - Не думаю, что это возможно, Ваша Светлость, - я натянуто улыбнулась. - В нашей ситуации откровенность чревата. Ведь ни вы, ни я не готовы доверять безусловно, а без этого все, что скажем друг другу, будет сопровождаться риском. Вы готовы рискнуть?
        - Готов.
        Еще бы, какие бы у него секреты ни были, с моими-то они точно не сравнятся.
        - А я нет.
        ГЛАВА 15
        Я думала, что все испортила. Нет не так: была уверена, что после признаний в отсутствии доверия к князю, попаду в ту же темницу, где сейчас отдыхает леди Ростби. Странно, но лорд Рафт даже разубеждать меня не стал, лишь криво усмехнулся. В темных глазах промелькнуло уже знакомое пламя, и я поспешила сменить тему.
        - Мне нужна новая компаньонка.
        - Как быстро вы отказались от родной леди Ростби, - ехидно заметил князь. - Как же теперь верить вашим клятвам? При первой трудности и от жениха откажетесь?
        Я нахмурилась: слова лорда Рафта пробудили какое-то подобие стыда, и это категорически не устраивало.
        - Компаньонке я никаких клятв не давала, и да, честно говорю, попытаетесь меня подставить, откажусь и от вас. Но не понимаю, к чему такое ехидство, у вас есть какое-то предложение?
        - Есть. Не стоит пока всем вокруг знать о том, что леди Ростби у меня в немилости. Подозреваю, что лорд Премстор засуетится, тут же в Гельсинорс явится ее заместительница, и не факт, что шпионские игры новой компаньонки будут настолько глупы и мы сможем их разгадать. До свадьбы осталась всего неделя, скрывать правду придется недолго.
        - О да, - я вспомнила, что до свадьбы всего-ничего, и заволновалась. - Но нам нужно провести репетицию церемонии за пару дней до самого действа. То есть уже до настоящей свадьбы люди поймут, что с компаньонкой что-то не так. Вдруг слухи дойдут до столицы?
        Лорд Рафт как раз решил отпить виски из своего стакана и поперхнулся. Я смиренно подождала, пока он откашляется и добавила:
        - Подозреваю, что леди Ростби часто выходит на связь с комиссаром, как вы решите этот момент?
        - Подождите-подождите, я еще от репетиции не отошел! Для чего она нужна? Разве не в этом ли смысл свадьбы, что она один раз в жизни? Хватит и того, что я в курсе, кто будет невестой, хотя спешу заметить, три десятка лет назад на Зарите в ходу была женитьба вслепую.
        По мне так и свадьба была ни к чему, но мы с лордом Огрским так старались, почти все подготовили - очень обидно отступать даже в такой малости.
        - Это модно, - непреклонно сказала я.
        - А я женюсь не из-за моды! - отрезал князь, и мне бы промолчать, но не смогла:
        - Разумеется. Из-за того, что так сказал император!
        - Кто бы говорил! Я еще причину вашего желания выходить замуж не знаю, мои обстоятельства хотя бы крайне прозрачны. Репетиции не будет!
        Я вскочила с кресла и зло уставилась на лорда Рафта. Церемониймейстер искренне верит, что репетиция необходима, мы столько сил с ним убили, чтобы подготовить все заранее, а теперь князь все отменяет!
        - Ну разумеется, разве имеет значение мое слово, - горько сказала я. - Вы не уделяли время подготовке к свадьбы, так почему все изменилось теперь? Вам тяжело побыть равнодушным еще немного?
        Мой жених тяжело вздохнул, с сожалением посмотрел на бокал с виски и отставил его в сторону.
        - Оливия, вы действительно считаете меня равнодушным?
        - Конечно.
        - Согласен, изначально так и было, - князь встал из-за стола и подошел ко мне. Я почувствовала волнение. - Даже больше скажу - я был взбешен, раздражен и знать не хотел, что там с этой свадьбой происходит. Но теперь все изменилось.
        - Не заметила! - фыркнула я, но к словам лорда Рафта прислушивалась.
        - Я разговаривал с лордом Огрским и рад тому, что вы взялись за организацию свадьбы. Вот только он как-то позабыл мне сказать, что планируется репетиция, - князь болезненно сморщился. - Это невозможно, правда. Я же говорил, что не переношу большого количества людей рядом, и все эти дополнительные церемонии, способные вывести меня из себя, ни к чему.
        Я сердито поджала губы и опустила глаза. Лорд Рафт прикоснулся к моей щеке, нежно скользнул по ней и пальцем приподнял подбородок. Здесь следует заметить, что любовные романы я хоть и осуждала, но все-таки знакома с ними была, и потому сразу же заподозрила, что князь меня сейчас поцелует. Сердце принялось стучать быстро-быстро, паника захватила с головой - я не знала, что делать, не знала, как себя вести.
        - Я очень благодарен вам, - понизил голос лорд Рафт. Я зажмурилась и потянулась к нему. Секунда-две - ничего не произошло, и я испуганно открыла глаза, чувствуя, что предательская краска заливает лицо. Стыд-то какой!
        Князь смотрел на меня с непередаваемым выражением лица, а я не знала, куда бежать, где спрятаться от собственных мыслей да и от его взгляда тоже. И не успела я хоть что-то решить, как лорд Рафт меня поцеловал. Это был первый поцелуй в моей жизни, уверена, что даже не десятый у князя, но в тот момент об этом думалось меньше всего. Твердые и одновременно нежные губы прикасались ко мне осторожно, изучающе, но я взлетала от восторга, задыхалась от чувств, переполняющих меня. Поцелуй с человеком, которого я боялась, стеснялась и избегала, был самым правильным в этом мире. Появилось ощущение, что это - единственное правильное событие в моей жизни.
        Мужские губы вели себя настойчивее, язык, танцуя, проник внутрь, и, если бы князь не держал меня, я бы упала. Хотя нет, взлетела бы точно. Подняла руки, пальцами зарываясь в волосы лорда Рафта и сама не поняла, как застонала, не в силах сдерживаться.
        Лорд Рафт отстранился, но ладони с моего лица не убрал. Князь улыбался, вокруг глаз его собрались мелкие морщинки, и они совершенно не вязались с обычной серьезностью.
        - Ваша Светлость, - прошептала я. - Это… это…
        Князь расхохотался.
        - Оливия, ну хоть сейчас ты можешь назвать меня по имени?
        На моих щеках можно было плавить шоколад, настолько они пылали.
        - Могу.
        И я поняла, что не помню имени князя. То ли сказалось волнение, то ли просто моя собственная глупость, но князь смотрел на меня в ожидании, а я глупо открывала-закрывала рот и не могла ничего произнести. Не признаваться же, что забыла имя собственного жениха?
        Лорд Рафт нахмурился, не понимая, что происходит, улыбка с его лица стала медленно уходить, и следовало на что-то решаться.
        - Может быть, не стоит так спешить? - пролепетала я.
        - Так об этом стоило думать раньше, до того, как ты прибыла в Гельсинорс и заявила, что являешься моей невестой. Давай, назови мое имя. Уверяю, это не так уж и страшно.
        - Точно? - я судорожно пыталась нашарить в памяти имя. Только со мной такое могло произойти: точно помню государственное устройство Зарита с функциями каждого аппарата, но не могу вспомнить имя собственного жениха. Что поделать, если ни разу не требовалось раньше?
        - Точно, - князь опять улыбнулся. - Повторяй за мной: Николас.
        - Николас, - послушно повторила я и тут же засомневалась, но было поздно. Лорд Рафт смеялся так, что в кабинет заглянул стражник - его привлекли странные звуки, а я просто стояла и пунцовела рядом с князем.
        - Да ладно, - мужчина вытер выступившие на глазах слезы. - Ты серьезно не помнишь мое имя?
        - Прекратите, - прошипела я. От стресса память решила вернуться, и я вспомнила, что первое имя моего жениха Марк. - Я просто разволновалась.
        - О да, я именно так и подумал.
        На князя опять напал приступ смеха, но, к счастью, закончился он гораздо быстрее, чем первый. Мы договорились, что репетицию все же проводить не будем, и лорду Огрскому об этом сообщит сам Марк - о да, я даже мысленно теперь старалась называть жениха по имени. Во избежание, так сказать.

* * *
        Марк Николас Рафт
        Леди Ростби оказалась упрямее, чем я ожидал. В обычной ситуации расколоть ее удалось бы только с помощью пыток, но практики такой я не имел и обретать не собирался. Хорошо, что у меня есть Джоэль с нестандартным даром залезать в чужие мозги, и уж это ни компаньонка моей невесты, ни лорд Премстор предугадать не могли.
        Джоэль внушил леди Ростби желание содействовать и задавал вопросы, я же сидел в стороне и слушал - вмешиваться премьер-министр запретил. Но моя помощь и не требовалась - компаньонка под внушением и так отличалась словоохотливостью.
        - Для чего вы прибыли в Гельсинорс?
        - Основная моя задача - передать лорду Рафту письмо императора и проследить, чтобы мисс Росс не наделала глупостей. Очень странная дама, должна вам сказать, непонятно, что в голове творится. Я думала просто сопровожу дурочку на Зарит, погуляю на свадьбе и уеду, а она вместо того, чтобы князя соблазнять, в бумажки утыкается да организацией свадьбы занимается.
        - Вы считаете это глупостью?
        - Конечно! Такими темпами князь ее не замуж возьмет, а на работу, но для этого помощь императора не требовалась.
        Да как сказать, если бы не случай, я бы и на работу Оливию не взял. Мельком улыбнулся, вспоминая дрожащие ресницы невесты и как мило она смущается, но постарался отбросить лишние мысли и вернулся к разговору Джоэля с леди Ростби.
        - Как мисс Росс получила эту самую помощь от императора?
        Леди Ростби отмахнулась и игриво поправила волосы. Не знаю, что именно ей внушил Джоэль, но ужимки молодящейся дамы, которые она перед нами демонстрировала, в темнице смотрелись попросту нелепо. Даже жутко становилось от осознания того, что женщина не понимает, где находится.
        - Даже представить не могу. Вообще, изначально я решила, что она любовница лорда Премстора - все-таки он оплачивал ей гардероб, слуг, предоставил имение, но после стало понятно, что ни о каких любовных отношениях между ними и речи не идет. Он ей угрожает, но мне неинтересно, чем именно.
        - То есть мисс Росс не хочет выходить замуж, а делает это под давлением лорда Премстора?
        - Думаю, да. Говорю же, она очень странная. Даже не спорит никогда - упрется взглядом и молчит. Вот недавно только начала огрызаться, в себя поверила что ли.
        Я поморщился, так как осознание собственной глупости накрыло с головой. Требовал у Оливи отказаться от свадьбы, а девушка на самом деле никогда и не хотела за меня замуж, и на нее с обеих сторон давили. И тут же настигло недовольство от жестокого попрания самооценки - понимать, что замуж за тебя собираются только под угрозами, достаточно неприятно.
        Мы переглянулись, и я кивнул, давая знак Джоэлю, что можно продолжать.
        - Откуда у вас артефакты?
        - Артефакт Визаара и камень для открытия дверей приобрела, еще когда лорд Ростби был жив и частично здоров. Очень буйствовал негодник, когда меня с любовниками ловил, так что пришлось подумать, как защититься. А кровный артефакт дал лорд Премстор. Не помню, как называется, но очень редкий. И дорогой. Тебе, щенку безродному, даже и не снилось насколько.
        Джоэль только усмехнулся - детские комплексы он давно уже перерос и возвращаться к ним не собирался.
        - И для чего лорд Премстор дал вам артефакт?
        - Собрать кровь светлейшего князя Заритовского.
        Мне показалось, или леди Ростби побледнела? Вполне возможно, что виной всему освещение, но странно, что это бросилось в глаза только что.
        - Для чего?
        - Вы о ритуалах на крови ничего не знаете? Естественно, что для этого.
        - Разумеется, что-то я о них знаю, но о каком конкретно идет речь?
        Леди Ростби открыла было рот, но ни одного звука не произнесла. Побагровела от натуги, скривилась, но нет.
        - Как вы себя чувствуете? - Джоэль заволновался.
        - Плохо! - рявкнула компаньонка. - Точно из-за тебя.
        - Вы расскажете нам о ритуале?
        Леди Ростби опять попыталась, но звук идти категорически отказывался. Более того, из тонкого аристократического носа едва заметной в полумраке струйкой, побежала кровь. Женщина неверяще прикоснулась к лицу и удивленно уставилась на свою ладонь.
        - Это что такое? Я больна?
        - Хватит, - я встал со стула, который занимал на протяжении всего допроса. - Джоэль, на воспоминаниях блок стоит. Сможешь обойти?
        - Время нужно, разобраться, что именно заблокировано. Присутствует риск, что, заставив говорить, сделаю нашу леди Ростби не совсем адекватной.
        - Сомневаюсь, что замечу какие-то изменения.
        Леди Ростби презрительно фыркнула. Я с досадой взглянул на нее, и промелькнула тщедушная мысль, что не так уж мне и жалко ее мозги, но мысль эту сразу же отмел.
        - Пару дней смогу подождать. Занимайся.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        Прошло почти два дня с момента нашего с Марком поцелуя, и могу сказать, что ощущать себя влюбленной оказалось очень приятно. Радостное и какое-то приподнятое настроение сопровождало меня повсюду, и все дела ладились. Даже мысли леди Ростби не могла испортить мне эйфорическое настроение, хотя я периодически вспоминала о лорде Премсторе и понимала, что грядут последствия.
        Но сейчас выдалась свободная минута, в парке меня перехватил лорд Огрский и принялся рассказывать об отмене репетиции свадьбы и своих впечатлениях по этому поводу. Выглядел церемониймейстер расслабленным и довольным. Еще бы, теперь у него появились дополнительное время для подготовки, и от лишней траты нервов освободился целый день.
        - Вы представляете, лорд Рафт даже начал спрашивать, как проходит подготовка к свадьбе, но только я хотел ему показать новые скатерти, которые мы с вами подобрали, его срочно вызвал лорд Михрский…
        Я спрятала улыбку - даже не сомневалась в том, что князь не рискнет соваться в такие вопросы. Представить себе не могу лорда Рафта, выбирающего салфетки или цветы.
        - Но я очень впечатлен заинтересованностью Его Светлости.
        О, разумеется, мужчине достаточно лишь спросить, будет свадьба или нет, и он уже заинтересован, но то, сколько времени я потратила на организацию, значения не имеет. Я же невеста, априори должна быть более увлечена процессом.
        За разговором с лордом Огрским мы обогнули восточную часть дворца и вышли к подъездной дорожке. Пели птицы, кустовые розы, которыми была усажена аллея, благоухали так, что мое настроение стало еще лучше, хотя казалось бы, это невозможно. На какой-то краткий миг я почувствовала, что скоро стану хозяйкой этого места, и тут же прогнала такие мысли. Вспомнилось вдруг, что все это не навсегда, лорд Премстор был слишком уверен в болезни князя, а Марк больным точно не выглядит, так что стоит поговорить с ним об этом.
        У главного входа стояла карета, из которой грациозно вышла, да нет, выплыла высокая девушка в длинном облегающем платье. Я такое никогда бы себе не позволила, но вынуждена признать, что на гостье смотрелось оно великолепно. Точеные черты лица, длинные иссиня-черные волосы удачно гармонировали с красным шелковым платьем, вырезы которого при каждом движении девушки оставляли все меньше и меньше простора для воображения.
        Мы с лордом Огрским с приоткрытыми ртами наблюдали за тем, как девушка отдает какие-то указания слугам и твердым шагом заходит во дворец. Сложилось впечатление, что именно она здесь хозяйка, - гордо поднятая голова, четкие движения и высокомерные приказы. Да во дворец явилась не княгиня даже - императрица!
        Как только за ней закрылась дверь, церемониймейстер отмер и ошарашенно посмотрел на меня.
        - Ой, - просипел он. - Мне надо идти.
        Странным мне показалось такое поведение, и я с подозрением уставилась на лорда.
        - А кто это такая?
        - Где?
        - Девушка в красном платье.
        - Не видел, - промямлил церемониймейстер и боком двинулся к двери.
        - Что значит «не видели»? - прошипела я. Надеюсь, выглядело это угрожающе, потому что лорд Огрский побледнел. - У меня галлюцинации?
        В общем, я впервые видела, как пухленький, серьезного вида церемониймейстер бежит по дорожке. Заметно было, что дело это для него в новинку, да и слуги оглядывались с недоумением, так что нагонять лорда я не стала.
        Занятая мыслями, кем же является эта гостья, я отправилась было к министерским кабинетам, желая встретиться с леди Фисской, но на полпути развернулась и пошла в противоположную сторону. Беспокойство росло и множилось, будто грязь в дождливую погоду, и к комнате, в которой Марк временно занимался своими делами, я подходила на взводе. Интуитивно понимала, что девушка в красном как-то связана с князем, и не факт, что мне эта связь придется по вкусу. Так что когда бралась за ручку двери, даже засомневалась, стоит ли ее открывать. Но тут же решила, что лучше увидеть реализацию своих страхов, разочароваться в князе раз и навсегда и не питать пустых надежд, чем влюбиться окончательно и наделать глупостей.
        Князь выглядел раздраженным, когда я залетела в кабинет, но тут же черты лица его смягчились.
        - Оливия, что-то случилось?
        Я быстро осмотрела помещение и выдохнула, уверенная, что спрятаться здесь негде, да и не похожа приезжая девушка на ту, которая будет закрываться в шкафу. Тут же вспомнилось, где именно я пряталась в кабинете Джоэля.
        - Все хорошо, я просто…
        А что просто? Испугалась реакции лорда Огрского и прибежала ловить жениха с любовницей?
        - Просто что? - приподнял брови Марк, и на губах его промелькнула улыбка.
        - Не была в вашем новом кабинете, решила посмотреть, - с вызовом ответила я. Словно не слушая меня, Марк встал из-за стола и плавно, как зверь перед нападением, двинулся вперед. - Посмотрела - неплохой кабинет, пойду работать.
        Я развернулась на месте, но Марк мягко взял меня за плечи и легонько прижал к себе. Я замерла, чувствуя, как горячие пальцы пробегают по голой коже к шее, и едва не замурлыкала. В животе появилось теплое чувство, которое росло и поднималось вверх к груди и выше, словно вся я загоралась от легких прикосновений мужчины. Словно пламя, жившее в князе, на какое-то время стало моим.
        - Может быть, ты просто соскучилась? - горячее дыхание Марка коснулось моего виска, а мои ноги чуть не подогнулись от избытка чувств и ощущений.
        Я покачала головой, не столько отрицая слова князя, сколько пытаясь привести себя в чувство.
        - Нееет? - разочарованно протянул Марк, на мгновение убрал руки, и я чуть не заскулила. Но князь тут же обнял меня за талию и развернул лицом к себе. - Очень жаль, ведь я соскучился.
        - Правда? - надеюсь, звучало это не жалко. Чтобы не упасть, я схватилась за мужскую рубашку и подняла голову выше.
        - Да, - прошептал Марк и склонился ко мне. И надо же было кому-то зайти именно в этот момент.
        - Марк, дорогой, я приехала.
        Оказалось, глаза я закрывала, потому что после таких слов распахнула их пошире и обалдело уставилась на князя. Он сосредоточенно прищурился и смотрел поверх моей головы на вошедшую. И я сразу поняла, что это та самая девушка в красном. И так противно стало от осознания того, что не дурочка я вовсе и правильно догадалась, с чьей гостьей пришлось встретиться.
        Я отстранилась от Марка, демонстративно поправила рубашку на его груди и обернулась. Девица хмуро рассматривала меня, презрительно вздернув верхнюю губу, отчего выражение лица ее походило на оскал.
        - Добрый день, - учтиво произнесла я, одновременно судорожно пытаясь понять, как себя вести.
        - Приветствую, - грудной глубокий голос приобрел визгливые нотки. Девушка передернула плечами, по-видимому, решила, что я ей не соперница, и постаралась сделать вид, что ничего не произошло. - Марк, ты представляешь, по дороге все вокруг мне говорили, что у тебя появилась невеста. Но я не верила ни единому слову. Если ты когда-нибудь и женишься, то точно на мне.
        - Зря не верила, - спокойно ответил князь. - У меня действительно есть невеста.
        - Я скоро выйду замуж! - девица фальшиво рассмеялась и прижала руки к груди, акцентируя внимание на внушительном декольте. Действительно, декольте оказалось красивым, было на что посмотреть даже мне. - Ты за этим вызвал меня из имения?
        Девица бросилась было обниматься к Марку, но на ее пути пока еще стояла я, и отходить не было ни малейшего желания. Хочет доступ к княжескому телу - обойдет.
        - Оливия, познакомься, это леди Мирана Лейсти, моя старая знакомая. Мирана, рад представить тебе свою невесту - мисс Оливию Росс.
        Ненависть Мираны за секунду взлетела до максимальной и ощущалась в комнате как нечто тягучее. Я с интересом наблюдала за тем, как меняется лицо соперницы и гадала, что же такого она скажет.
        - Ой, как неудобно получилось, - Мирана подбоченилась и поправила волосы. - Так я должна тебя поздравить?
        Уверена, Марк вызывал девушку за другим, и меня затошнило даже от одной мысли об этом. Был у нас в пансионе предмет, на котором изучались взаимоотношения между женой и мужем, и роль таких вот Миран на нем освещалась весьма подробно. А правильной реакции жен на их присутствие в семейной жизни уделялось даже несколько часов в плане обучения.
        Словно в ответ на мои мысли Мирана облизнула полные губы и улыбнулась.

* * *
        Марк Николас Рафт
        Я почувствовал, как спина Оливии словно закаменела и понял, что мирно эту ситуацию решить не удастся.
        - Мирана, вызывал я тебя две недели назад, и с того момента ситуация изменилась.
        - Что это значит?
        - Рад тебя видеть, можешь остаться на свадьбу, но потом придется уехать.
        - С тобой? - Мирана полностью игнорировала тот факт, что стояла перед моей невестой, и это безумно злило. Мне она всегда казалась более благоразумной. Оливия не шевелилась, и я мог только предполагать, о чем она думает.
        - Леди Лейсти! - я еле сдержал рык, но Мирана правильно поняла посыл и перестала взглядом метать молнии. - Я вам еще раз повторяю: обстоятельства изменились. Вы вправе занять свой досуг, как вам угодно, но я в нем больше участвовать не буду.
        Мирана медленно кивнула, но не успел я выдохнуть, как она плачущим тоном спросила:
        - Из-за этой? Марк, из-за этой? Да ты ее видел? Чем? Чем она лучше меня?
        - Хватит! - неожиданно спокойно сказала Оливия, но в голосе ее звучал настоящий металл. - Уважаемая, вы, наверное, забыли где находитесь и с кем разговариваете.
        - Я про тебя и не слышала никогда, - разозлилась Мирана. И куда только слезы из голоса делись. - Так что забыть не могла.
        - Это упущение вашего образования и воспитания, но нисколько не моя проблема, - отрезала Оливия, а я изумился ее выдержке. Честно признаться, женской драки в собственном кабинете я побаивался. - Ваша истерика уместна в публичном доме, но никак не во дворце.
        - Это я должна быть на твоем месте!
        - Сомневаюсь. Для этого вам нужно как минимум прочитать хотя бы одну книгу. Так что пока помните свое.
        - Образование для женщины не главное! Я такое умею, что…
        Рашнарах, и я с этой женщиной еще спал - от стыда я поморщился и влез в женский спор, прервав Мирану посреди слова.
        - Леди Лейсти, еще одно слово, и вы сразу же отправитесь домой, - грозно сказал я. - И сомневаюсь, что в добром здравии. Вы же помните, что в гневе меня тяжело остановить?
        Хотелось выпустить пламя, но Мирана без того впечатлилась и отступила. Опять облизнула губы, но уже без лишней чувственности - они просто пересохли от страха.
        - Что же мне теперь делать?
        Оливия молчала, а я твердо смотрел на Мирану.
        - Возвращайтесь в имение своего отца.
        Бывшая любовница пыталась заплакать, но не вышло, так что мой кабинет покинула довольно скоро. Догадываюсь, что поспешила к Джоэлю жаловаться, но это на руку - друг ее мигом образумит. Жаль, что Мирана сразу не пошла к нему, тогда бы удалось избежать этой отвратительной сцены.
        Оливия по-прежнему стояла спиной ко мне и не шевелилась. Магия наших прикосновений была нарушена, но мне до ужаса хотелось вернуть все обратно: румянец на нежных девичьих щеках, тяжесть дыхания и доверчивый взгляд на мои губы.
        Я опять взял девушку за плечи, но только лишь наклонился к ее волосам, как Оливия обернулась.
        ГЛАВА 16
        Оливия Сабина Росс
        - Мне пора идти, - тон мой был холодный, даже ледяной. Да я старалась даже не смотреть на Марка - опасалась заплакать.
        Князь приподнял мне подбородок, но я опустила ресницы.
        - Ты уверена, что ничего не хочешь мне сказать?
        О, я очень хотела. Но боялась, что разрыдаюсь, или скажу что-то такое, из-за чего меня бросят в соседнюю с леди Ростби темницу. Потому оставалось молчать и досадовать, что в княжеском кабинете нет тарелок со сметаной.
        - Нет, - я едва приоткрыла губы и вовсе закрыла глаза, чтобы даже рубашку Марка перед собой не видеть. В книгах пансиона хоть и описано, как себя вести после того, как застанешь мужа с любовницей, тихо, мирно, делая вид, что ничего не заметила, но мне невероятно сильно хотелось закатить истерику. Потому сначала нужно успокоиться, а дальше уже решать, какие именно слова стоит из себя выдавить.
        Странно, раньше мне казалось, что вести себя как ни в чем не бывало будет намного легче.
        - А мне бы хотелось вспомнить, на чем мы остановились в тот момент, когда зашла Мирана.
        - Что? - слезы тут же высохли, и я распахнула глаза. - Вы собираетесь меня целовать после того, что я узнала?
        - И что такого ты узнала?
        - У вас есть любовница! Да вы ее на свадьбу пригласили! Как у вас только рука поднялась? Нет, каков наглец.
        Я не выдержала и кулаком ткнула Марка в плечо, на что он рассмеялся и крепко обнял меня.
        - Оливия, любовницы обычно у женатых людей, а я пока еще не женат. Да, пригласил Мирану, но я же не знал, какая ты. Зол был, признаю, но сейчас я ее выгнал. Мне двадцать восемь лет, у меня за спиной есть связи с женщинами. Но что, тебе понравилось, если бы у меня были связи с мужчинами?
        Марк говорил, а я потихоньку остывала с каждым его словом. Ведь действительно, чего я так завелась? Не сидела же у него на коленях эта леди Лейсти? Наоборот, застала нас в момент поцелуя с князем, и Марк не бросился к ней, а выгнал из кабинета. Но вот так прощать жениху подобную сцену тоже не хотелось.
        - Не понравилось бы, - хмуро признала я. - Но и от созерцания этой нахалки испытала мало удовольствия.
        Марк наклонился и прошептал мне на ухо, щекоча своим дыханием шею.
        - Мне нравится, что ты ревнуешь.
        Я чуть не задохнулась от возмущения, постаралась было взглядом убить князя, но не получилось. Стоит зараза, не шевелится. Что толку в магической силе, если не знаешь, как ею пользоваться?
        - Что за чушь?!
        Марк стоял и улыбался. Я попыталась вырваться, но ничего не вышло, забарабанила кулаками по груди, которая словно из камня была, но князь не отпустил.
        - Я не ревную, ясно? Это недостойно!
        Марк даже растерялся. Поморгал, пытаясь постичь мои слова, но так и не смог.
        - Не понимаю.
        - Значения слова недостойно? Так я объясню! Ниже моего достоинства ревновать будущего супруга к какой-то хамке.
        - Я знаю значение слова. Я не понимаю, почему ты считаешь это таковым?
        Я растерялась, не зная, как это объяснить. Не приведешь же в пример занятия в пансионе. Хотя почему бы и нет.
        И я как могла вкратце рассказала Марку правила поведения настоящей леди. Даже немного затронула и поведение мужа, но о нем знала совсем немного, так что прошлась по верхам. По мере моего рассказа рот у князя приоткрывался все сильнее и сильнее, совсем скоро Марк даже выпустил меня из объятий и сел за стол, чтобы было удобнее слушать. Я закончила и высокомерно взглянула на князя.
        - Теперь вы понимаете?
        - Я думаю, что нужно посетить ваш пансион и уточнить, кто, и главное, зачем придумал такие правила. Муж и жена спят раздельно, ну надо же, - Марк растерянно провел по волосам. - Ну хорошо, разрушу все свободные спальни во дворце, и никуда не денешься, ляжешь в моей, но как быть с тем, что у меня должны быть любовницы, а ты будешь их игнорировать?
        Я сердито насупилась.
        - Подозреваю, что мне и тебя за глаза хватит с такой-то фантазией. Еще одну, а то и нескольких - не потяну. Надеюсь, в женских постелях любовников не предусмотрено?
        Я честно задумалась и призналась.
        - Вообще, предусмотрено. Каждая уважающая себя леди должна иметь двух, а то и трех любовников. Только нужно распланировать посещения таким образом, чтобы они ни разу не встретились и даже не подозревали о существовании друг друга. Но если любовников поймает муж, то это уже вина женщины.
        - Да уж, - в глазах князя промелькнуло пламя. - Придется выгонять эти представления из твоей умной головки. Но раз уж ты все равно будешь спать в моей постели, сил на каких-то любовников у тебя точно не останется. Надеюсь, воспитанницам объясняли, чем муж и жена занимаются, будучи в одной кровати?
        - Грехом, - тут же ответила я. Князь сложил пальцы в замок, оперся о них подбородком и грустно посмотрел на меня.
        - Чувствую, пансионы Зарита тоже нужно тщательно проверить.
        - Зачем?
        - На предмет соответствия учебной программы здравому смыслу. Это же уму непостижимо. Кстати, не хочешь поменять веру? Никогда не думал плохо об Истинном Создателе, но в свете того, что ты сообщила, можно обратиться и к другим религиям.
        Я вспыхнула и, не зная даже, что ответить князю, покинула кабинет.
        Почти сразу нашла Джоэля и потребовала от него научить меня убивать взглядом. Ну хорошо, не убивать, а хотя бы травмировать. Неизвестно, сколько у князя поклонниц, пригодится. Джоэль выглядел уставшим и моей идеей не впечатлился.
        - Оливия, твой дар такого рода, что может только защищать и лечить.
        Я даже расстроилась - ну а что, лечить мне пока некого, да и не чувствую в себе сил помогать людям. Кто бы мне помог.
        Я насупилась и ненадолго задумалась.
        - Но ведь со временем я смогу хоть немного атаковать? Ну хоть кого-нибудь.
        Джоэль выглядел недовольным - я точно отвлекала его от ужасно важных государственных дел и уверена, следующую фразу он сказал исключительно для того, чтобы от меня избавиться:
        - Целители могут только испортить определенные процессы в организме, так что будешь хорошо учиться, получится атаковать таким образом.
        Джоэль ответил и забыл, а я отправилась прямиком к целителю, который недавно лечил мои синяки.

* * *
        Марк Николас Рафт
        Я хмуро смотрел в окно на крупные лохматые снежинки, которые ровным белым покрывалом укутывали землю. Солнце искрило и, отражаясь от снежного пледа, слепило, хотя был уже далеко не полдень. Да и вообще, снег в Зарите в такое время года был не просто исключением - походил на аномалию.
        В кабинет без стука вошел Джоэль и остановился за моей спиной.
        - Началось, - спокойно сказал я.
        - Будут какие-то распоряжения?
        Я поморщился и задумчиво покачал головой.
        - Пока нет. Погода может меняться как за месяц до исполнения пророчества, так и за пару дней. Мы ничего не сможем изменить.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        По моим представлениям, у целителя сходная с моей магия, и ему обучать меня будет намного легче. Так и вышло. То ли у парня не было работы, то ли я ему просто понравилась как человек, хотя такой вариант и вызывает нервный смех, но он с радостью согласился мне помочь.
        Целитель долго объяснял непонятными терминами что-то очень нужное, чтобы почувствовать организм человека, но затем плюнул и перестал выделываться. Когда начал использовать нормальные слова, учеба пошла гораздо быстрее, и о том, что я должна посетить леди Фисскую, вспомнила лишь вечером.
        Страшно было представить, как отнесется к моему прогулу князь, и я решила переговорить с ним об этом наедине, чтобы избежать прилюдного скандала. Заглянула в кабинет, не обнаружила Марка на месте и вполне оправданно решила, что он у Джоэля, но князя не оказалось и там.
        Я встретила лорда Огрского и поинтересовалась, где может пребывать Его Величество. Странно, но распорядитель тоже был не в курсе, и тогда моя ревность, в отсутствии которой я страстно убеждала Марка, но не смогла убедить себя, вдруг снова взыграла. В груди жгло огнем, дыхание стало частым, и с трудом мне удавалось сдерживать себя и не метаться от комнаты к комнате. Воображение рисовало моего жениха в объятиях Мираны, и хоть я рассказывала самому князю, как нам следует себя вести, сердце это запрещало абсолютно.
        Надежда, что Марк в библиотеке, не оправдалась. Николо встретил мое появление искренним удивлением, которое выразил едва приподнятыми бровями. Даже такое выражение на вечно невозмутимом лице было очень заметно.
        - Мисс Росс, вы кого-то ищете?
        - Нет, - неудобно было заглянуть и сразу же выйти вон, так что я с достоинством огляделась. - Решила что-нибудь прочитать на ночь.
        - Если вы ищете Его Светлость, так он в своем бывшем кабинете, - невозмутимо ответил Николо. Я подняла челюсть, которая после таких слов оказалась где-то далеко внизу, и заикающимся голосом спросила:
        - А с чего вы взяли, что я его ищу?
        - Просто если бы я был молоденькой красивой девушкой, я бы искал именно лорда Рафта, - туманно ответил Николо.
        - В любом случае, я просто хотела почитать! - высокомерно заявила я. - Но вы правы, с лордом Рафтом и впрямь нужно поговорить. Сделаю это, пожалуй, именно сейчас, пока князь еще не решил лечь спать.
        - Не уверен, что сейчас встреча будет уместна, - слова библиотекаря настигли меня уже в дверях. Раздраженное воображение словно взревело и подкинуло картинку объятий Марка с Мираной, так что я даже не удостоила Николо ответом и бросилась в кабинет князя, который совсем недавно он разрушил.
        Дверь почти сразу повесили исправную, так что распахнула я ее резко, не боясь, что дерево останется в моих руках. Влетела в комнату, зверски озираясь, и… чуть не упала то ли от неожиданности, то ли от ужаса, поглотившего все мое сознание.
        Комната была разрушена: сгоревшую мебель уже вынесли, но обугленные стены, обломки почерневшего паркета внушали жуткие ощущения. Но испугалась я совсем не из-за этого - последствия княжеского гнева уже видела и слезы по этому поводу не лила. Под самым потолком в облаке какого-то странного пепла висело нечто, похожее на человека. Похожее, потому что длинные огненные руки-плети, витые рога и бугристые мышцы с выступающими венами были явно нечеловеческие.
        Я взвизгнула и тут же прикрыла рот рукой, но в опасной дымчатой тишине звук оказался громким. Монстр опустил голову и меня, безусловно, заметил. Нужно было бежать, но по закону подлости ноги мои подогнулись, и я осела на пол. От ужаса не могла шевелиться и просто наблюдала за тем, как чудовище спускается на пол, вернее, на его обломки, и движется ко мне. Пепел развеивался, рога исчезали, как и плети, ужасная клыкастая морда приобретала человеческие черты, и очень скоро передо мной оказался Марк.
        Я помнила, что говорил князь о своем отношении к обморокам, но такое терпеть сил уже не было, а потому я совершенно бессовестным образом осталась без сознания.
        В себя приходила рывками, с трудом вырывая сознание из непонятных оборванных кошмаров. В них под венец меня вел ужасный монстр с рогами на голове, и у меня мелькали досадные мысли, что если рога появились еще до моей измены, то что же будет после появления любовников? И мысль эта настолько заняла мое не освоившееся с произошедшим сознание, что не сразу я поняла, что голоса, которые слышу, не очередной плод моего издевающегося воображения.
        - Зачем ты вообще это сделал? - шептал Джоэль. Шепот был злой, нервный и в целом получался даже громче, чем премьер-министр обычно кричал. - Не мог найти другого места?
        - Кто мог ходить по дворцу в такое время? - Марк говорил спокойно, хотя если бы у меня вдруг выросли рога, я бы такой спокойной не была.
        - Дай-ка подумать… Твоя невеста? А ты еще был против вашей свадьбы - да у вас обоих врожденный талант совать нос туда, куда не стоит!
        - Вы таблички вешайте, - пробормотала я, подавая сигнал, что уже пришла в сознание. - И крупными буквами пишите: кто войдет, получит психологическую травму.
        - Оливия, - Марк присел на корточки рядом с кроватью, а я отшатнулась, не желая находиться рядом с ним. Хорошо, что постель, в которую меня уложили, оказалась широкой, так что было куда сбегать. Мужчины переглянулись, и Джоэль пожал плечами.
        - Что ты помнишь, Оливия? - как можно мягче спросил Марк. Я громко сглотнула и попросила воды. Воду мне тут же подал Джоэль, а я, пока пила, огляделась. Принесли меня не в мою спальню, а, судя по аскетизму и необжитой обстановке, в одну из гостевых.
        На князя старалась не смотреть, потому что сразу же вспоминала клыкастую морду и рога. Почему меня впечатлили именно они - не знаю, ведь руки-плети были гораздо выразительнее ввиду того, что видеть их хоть где-то никогда не приходилось. Рога-то всяко походили на козлиные или бараньи. Я нервно хихикнула, мысленно проводя параллель между князем и… прошу прощения, козлом.
        - Не хочу это озвучивать, - честно призналась я. - Приятного было мало.
        Марк помрачнел.
        - Джоэль, выйди, пожалуйста.
        Хотелось завизжать, попросить премьер-министра остаться, но я отлично понимала, что предпосылок к такому поведению у меня точно нет. Ведь не напал же князь на меня, хотя и выглядел жутко. Но иррациональный страх никуда не уходил.
        Я с тоской наблюдала за тем, как Джоэль выходит, а потом уткнулась взглядом в покрывало. На князя по-прежнему не смотрела, страшась начать настоящую истерику.
        - Оливия, ты боишься меня?
        - Боюсь, - я не стала отпираться.
        - Почему?
        - Действительно, почему бы это? - язвительность даже в состоянии шока никуда не делась.
        - Речь не о том… Ведь даже в измененном состоянии я не обидел тебя. Да за все время, что мы знакомы я не причинил тебе вреда!
        - Ну да, только кричал, напускал пламя в глаза и чуть не убил компаньонку в порыве гнева, а теперь еще и рога отрастил. Физического вреда не было, но ты представляешь, что я почувствовала? Ты вообще человек?
        Марк промолчал, и это было красноречивее любых слов. Я застонала и схватилась за голову.
        - И кто ты?
        - Джоэль говорил, что ты интересовалась легендами Зарита и…
        - Ты - дэв, - перебила я. Искоса взглянула на князя, он кивнул, а я упала на подушки. И плевать, что это неприлично - сил на соблюдение каких-то правил не осталось. Да и сомневаюсь, что Марк предъявит мне что-либо по этому поводу, все же его проступок явно хуже моего. Я, по крайней мере, пока еще человеком остаюсь.
        - Частично. Полное перерождение, к счастью, невозможно, так что я способен менять ипостаси.
        - Дэв, - прошептала я и закрыла глаза. Обидно стало до ужаса. За себя обидно, за свою жизнь. Почему у меня все не как у людей? Почему я не могу просто и спокойно прожить свою жизнь? Пусть по правилам пансиона, глупым и нелепым, но спокойно! Как замуж - так за князя и по принуждению. Как влюблюсь - так обязательно не в человека. По щеке скользнула слезинка, но я вытерла ее резким движением ладони.
        - Оливия, - горько сказал Марк. - Я не хотел, чтобы ты узнала об этом вот так.
        - Я предпочитала бы вообще об этом не знать! Почему ты так расхлябано поступил? А если бы зашел кто-то другой? Или все вокруг, кроме меня, знают, что ты не человек?
        - Никто не знает, это… недавно произошло. Потому у меня и начались неконтролируемые вспышки агрессии, из-за которых паникует почти весь Гельсинорс. Пока сознание примиряется со второй моей ипостасью очень… тяжело держать чувства под контролем.
        - Тогда почему ты хотя бы не запер дверь? - возмутилась я. - Во дворце отсутствуют замки? Или смотрите все, стесняться нечего?
        Но Марк сказал нечто такое, отчего мои непролитые слезы мигом высохли.
        - Но я закрывал дверь. На ней стоял магический запор, и никто не мог попасть в кабинет. Это было бы слишком опасно - вот так открыто менять ипостась.
        Я даже села на кровати, поспешно вспоминая, пыталось ли меня хоть что-то остановить, когда открывала дверь.
        - Ничего не было, - уверенно заявила я. Марк сел на кровать рядом со мной, но выглядел таким задумчивым, что я не стала возмущаться, хотя внутренне сжалась.
        - Не может быть, - подумав, безапелляционно заявил князь. - Я четко помню, что запор был.
        - И кто еще мог заглянуть в этот кабинет? - вопрос я задала в пустоту, не поворачивая голову к Марку.
        - Хороший вопрос.
        - Как минимум Николо - это он сказал, где тебя искать.
        - Библиотекарь? Странно, он никогда не покидает своих комнат, ни разу не видел его прогуливающимся по коридору, но проверим. Оливия, это все равно ничего не меняет. У нас скоро свадьба, или, - я почувствовала, а не увидела, как князь усмехнулся, - ты уже готова отменить ее?
        Меня словно водой холодной облили. Я понимала, что нет особого желания у Марка жениться на мне, но ведь все эти поцелуи… Мирана… неужели наши отношения не изменились? Ножом под легкое ворвались сомнения, подозрения, страхи, я молчала, пытаясь навести порядок в своих мыслях, а князь лег на кровать, закинул руки за голову и задумчиво сказал:
        - Я вот думаю, чем таким тебя может шантажировать лорд Премстор, что ты, даже узнав, что жених не человек, не хочешь разорвать помолвку?
        Я только открыла рот, чтобы ответить, но тут же прикрыла его - непонятно, где находимся, кто может подслушать, да и нет уверенности в искренности чувств князя. Что говорить?
        Марк помолчал и, не дождавшись ответа, продолжил:
        - Или ты хочешь сказать, что все дело в светлых чувствах ко мне?
        Отвечать мне не пришлось. Дверь распахнулась, и в комнату ворвался Джоэль. Выглядел он странно и совсем не был похож на обычно уверенного премьер-министра Зарита - взъерошенный, растерянный и дергающийся. Шокированным взглядом он наградил сначала меня, затем Марка и выдохнул:
        - Леди Ростби убита.
        ГЛАВА 17
        Марк Николас Рафт
        Леди Ростби убили ножом в сердце. После удара она так и осталась сидеть в углу тюремной кровати, словно разглядывала входящих в камеру гостей. Разумеется, весь дворец в камеру никто впускать не собирался, после осмотра компаньонки Оливии лекарем и следователем тело унесли, а мы с Джоэлем остались. Я не хотел уходить - казалось, что именно атмосфера камеры, места, где произошло убийство, натолкнет меня на идею.
        - Джоэль, кто нашел тело? - я чувствовал туман в голове и с трудом сдерживал ярость. Как только представлял реакцию императора на смерть подданной, виски простреливала боль. Ведь как - Радону на эту леди Ростби глубоко плевать, но погибла-то она в Гельсинорсе, прямо у меня под носом. Это же какой удобный повод явиться и навести здесь свои порядки. Да если еще появится возможность обвинить кого-то из приближенных ко мне… Головная боль стала совсем нестерпимой.
        - Один из охранников. Принес вечерний чай, а леди Ростби уже… остыла.
        - Вечерний чай? С каких пор пленникам чай приносят? Мы же и так леди Ростби кормили с моего стола.
        - Личная инициатива охранников. Эта женщина настолько их измучила, что пошли на уступки.
        - Измучила, и решили прирезать?
        Джоэль тяжело вздохнул, понимая мое настроение и желание придраться хоть к чему-то.
        - Все чисто, Марк, я проверил. Ничего они не знают и не видели.
        - Убийца пролез сквозь прутья в окне?
        - Что если он открыл портал?
        - И у кого есть подобные артефакты?
        - У императора.
        Действительно, у Радона такой артефакт точно был - на случай покушения. Но сомневаюсь, что у кого другого в Империи, даже у комиссаров, имеются подобные возможности. Потому я сказал, добавляя в голос здорового скептицизма:
        - Сомневаюсь, что император решил собственноручно убить леди Ростби. Да и представить не могу, чтобы он отдал кому-то артефакт.
        Я потер виски и выругался.
        - Придется ставить защиту и на темницы. Вот уж не думал, что понадобится. Кто вообще посещал леди Ростби за все то время, что она здесь находилась?
        - В журнале записаны только я и ты. О том, что компаньонка в темнице, знали начальник стражи, пара охранников, мы и Оливия. Весь дворец считал, что женщина просто приболела, потому и не появляется на людях.
        - А Оливия здесь причем? - я нахмурился. Особенно сильная пульсация пронзила голову от одной мысли о том, что Джоэль подозревает мою невесту. - Она же постоянно была с нами.
        - Она могла кому-то рассказать, необязательно убивать самой, - мягко заметил премьер-министр. Я помолчал, задыхаясь от нахлынувшей силы, но, как отдышался, сипло спросил:
        - Ты совсем никак не можешь ее проверить? Я понимаю, что защитная магия в крови, но ты же сильнее.
        - Могу. Или проломлю защиту, но тогда мисс Росс станет овощем, или же она сама откроется, но на это я бы не рассчитывал. Твоя невеста крайне своенравна, не помню, я говорил об этом?
        - Мне кажется, или она тебе нравилась? - я зло уставился на Джоэля. - Что вдруг произошло?
        - Она мне и сейчас нравится, Марк, но ты не можешь игнорировать тот факт, что мы мало о ней знаем. Не в курсе мотивов, не в курсе ее мыслей. Да быть может, она смертница, завтра дворец взлетит на воздух, а мы будем сидеть со счастливыми лицами и думать, что мисс Росс это никак не могла сделать.
        - Хватит! - рявкнул я. В разные стороны рвануло пламя, и утихомирить его получилось только огромным усилием воли. В глазах темнело, черты лица Джоэля становились смазанными. - Поговорим об этом позже, мне срочно нужно к целителю.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        В суете, которая началась во дворце после того, как все узнали о смерти леди Ростби, у меня не было возможности обдумать происходящее и выбрать какое-то решение. Князя я не видела, со мной разговаривали следователи, которым я честно отвечала, что видела леди Ростби несколько дней назад. Такой ответ им не нравился, но ничего более я рассказать не могла хотя бы потому, что и рассказывать было нечего.
        Ни о каких занятиях с министрами теперь и речи идти не могло - князь был занят другими делами, а министры, чувствуя окружающее их настроение, вовсе растерялись.
        Чтобы не потеряться в тоске, ужасе и страхе, почему-то чувствовала, что скоро последую за леди Ростби, я усиленно наседала на целителя в занятиях магией. Естественно, что за короткий срок ничему исключительному научиться было нельзя, но хотя бы излечивать собственные синяки я научилась.
        Все ради того, чтобы как можно меньше думать. И трезво оценивая происходящее, надеялась, что эти слова не станут девизом нашей семейной жизни с князем.
        Тело леди Ростби было отправлено в столицу через сутки после обнаружения, и только тогда лорд Рафт соизволил появиться в моих покоях. Выглядел он слишком серьезным для свидания с невестой, мрачным и недовольным. Разговор не клеился: у меня были вопросы по поводу нечеловеческой составляющей князя, у него, уверена, были свои претензии, так что мы оба молчали и смотрели в сторону.
        Мои руки дрожали, и я усиленно пыталась нашарить в памяти хоть одну подходящую тему для разговора.
        - Убийцу леди Ростби уже нашли? - тоненьким голосом спросила я. Марк криво взглянул на меня, и от такого взгляда стало еще страшнее, чем было до этого.
        - Я бы сразу сообщил тебе, Оливия.
        - Разумеется, - я поскучнела, и мы снова замолчали вплоть до ухода князя.
        На следующий день история с молчанкой повторилась, но я уже обдумала происходящее и поняла, что скованность Марка и его недовольство связано с моей недавней реакцией на вторую ипостась жениха. Не рада я такому предсвадебному подарку, это правда, но ведь нет выбора ни у меня, ни у него. Надо хотя бы постараться пойти на примирение.
        - Может быть, мы прогуляемся? - предлагала я, неистово страшась ответа, и тут же торопливо добавила: - На лошадях можно отправиться на место силы. Место силы дэвов, я имею в виду.
        Заметив, что Марк не понимает, о чем идет речь, пояснила:
        - Тот утес, где должны встретиться все потомки дэвов. Если оставшиеся придут когда-либо.
        Князь внимательно посмотрел мне в глаза. Не знаю, что он там увидел, я старалась даже не моргать.
        - В карете не хочешь ехать, потому что боишься меня? - очень проницательно.
        - Я просто предложила, - тихо ответила я. - Вы можете отказаться.
        - Я соглашусь, Оливия, - Марк провел ладонью по лицу. - Нам нужно поговорить, и считаю, что там будет самая лучшая возможность. Я сейчас не в состоянии формировать хоть какую-то защиту.
        О самочувствии я решилась спросить князя, когда мы были уже на берегу. За время дороги Марк оттаял и даже шутил.
        Мы погуляли по берегу, выглядывая с обрыва на разбивающиеся внизу волны, обсудили подготовку к свадьбе, когда я наконец решилась.
        - Как вы себя чувствуете?
        Марк смотрел на море, теплый ветер трепал полы его сюртука, и столько человеческого было в его облике, что мой вопрос был весьма кстати.
        - Все хорошо, Оливия, - князь скривился. - В моменты, когда меня ничего не злит, с моим организмом все отлично.
        - Но злитесь вы часто.
        - Приходится. Пока ты не явилась в Гельсинорс, поводов для ярости было на порядок меньше.
        Я вспыхнула, почувствовала, как запекло где-то в горле, и отвернулась, уверенная, что сейчас разрыдаюсь. Действительно, у князя были поводы для ярости, но вины своей я не ощущаю. Занятая переживаниями, не заметила, как Марк подошел, и встрепенулась, только оказавшись в его объятиях.
        - Надо же, оказывается все не так и страшно, - хмыкнул князь. - Не съел тебя, нет?
        Я мотнула головой и ничего не ответила. Марк повернул меня к себе лицом и мягко убрал выбившиеся из прически пряди.
        - Оливия, согласись, странное поведение леди Ростби, ее истерики и по итогу смерть настроение не повышают. К тебе претензий минимум, ну если забыть, что ты до сих пор не рассказала, почему решила выйти замуж за противного князя Заритовского, хотя теперь еще и боишься его до дрожи. Согласен, что сходен с рашнарахом, но обещаю, так будет не всегда.
        Я улыбнулась не в силах сдержаться, и тут же из глаз потекли первые слезы, отражающие всю панику, царящую в моей душе. Было стыдно, я никогда не была настолько слаба, и чтобы спрятаться от себя, от Марка, уткнулась ему в грудь и тут уже разрыдалась по-настоящему.
        Не уверена, но князь вроде бы испугался. Принялся обнимать меня сильнее и успокаивал судорожно, с излишней тревогой и суетливостью. Так забавно было наблюдать за растерянным Марком, что успокоилась я гораздо быстрее, чем планировалось моей истерикой изначально.
        - Итак, - я вытерла слезы и понадеялась, что глаза и нос опухли не так уж и сильно. - Раз уж мы оба спокойны, можно и поговорить.
        Князь взглянул на меня с заметным сомнением.
        - Продолжение истерики точно отменяется?
        - Только если вы не собираетесь опять меня успокаивать. В таком случае она вполне может и повториться, но уже от смеха.
        - Что тебе не понравилось? - возмутился Марк.
        - Мне все очень понравилось, - заверила я. - Особенно, когда вы начали перечислять, как именно расчлените убийцу леди Ростби, когда поймаете. У человека столько частей тела нет, сколько у вас способов в запасе.
        - Ну ты же из-за этого плакала.
        - В том числе, - уклончиво сказала я.
        - У меня это вообще в первый раз, я никогда раньше женщин таким образом не успокаивал, - сообщил князь, а я удивленно подняла на него глаза.
        - А каким успокаивали?
        Марк загадочно улыбнулся каким-то своим мыслям.
        - Скоро узнаешь… Если хочешь поговорить об этом, то мы неверно выбрали место для разговора.
        Да уж, я вспомнила, из-за чего мы вообще сюда приехали, и хорошее настроение улетучилось. Чтобы речь звучала внушительнее, отстранилась от князя, высвободилась из его рук и задрала подбородок повыше.
        - Марк, я хотела сказать, что ваше ко мне охлаждение никоим образом не должно влиять на то, что мы поженимся. Свадьбе все равно быть, и вы обязаны жениться, даже если и чувствуете с моей стороны какую-то недосказанность.
        - Оливия…
        Я повысила голос, не давая Марку ответить.
        - Это не аргумент, но я, понимая, как это для вас важно, готова признаться. Никакой выгоды свадьба мне не несет, но, если вдруг откажусь, или свадьба сорвется по объективным причинам, буду убита и я, и мои брат с сестрой.
        Скулы князя заострились, он помрачнел, и в глазах зажглось пламя. Мне захотелось попятиться - я не понимала, гнев и подступающее бешенство направлено на меня или на лорда Премстора, который находится довольно далеко. Да даже если князь понял, что виновник Третий комиссар, а гнев не найдет выхода на него, и пострадаю я?
        Но отступать - значило дать понять, что боюсь, а я уже поняла, что Марку это очень не нравится.
        - Это еще не все, - прошептала я. - В течение года я должна от вас забеременеть, иначе исход будет такой же, как если бы вовсе свадьба не состоялась.
        - То есть Премстор даже моих потомков распланировать решил? - закипел князь. По траве от него к обрыву побежала тоненькая линия огня, и, машинально проследив за ней, я увидела, как к нам по воде движется что-то странное.
        - Кем он себя возомнил?! - продолжал возмущаться Марк. Добавил несколько непечатных слов, а я, не отрываясь, разглядывала потревоженную водную гладь.
        - Марк, - прошептала я, но князь не услышал.
        - Не бойся, Оливия, я что-нибудь придумаю. Понимаю, что звучит это не очень обнадеживающе, но возможностей у меня побольше, чем у этого…
        - Марк! - сказала я громче и потянула мужчину за рукав. - Посмотри, что это?
        - Где?
        Прямо по воде, по морским, совсем не мягким волнам, бежал человек. Он именно бежал, о плавании речи не шло, и это настолько шокировало, что я не сопротивлялась, а отошла, когда Марк мягко подтолкнул меня в сторону. Вовремя оперевшись о толщу воды, нежданный гость прям-таки взлетел и легко приземлился на траву утеса, на котором мы находились.
        Княжеское пламя взревело, увеличилось в размерах, превращаясь из мелкой струйки в стену огня. Новоприбывший мужчина лениво огляделся, на мне даже взгляд не задержал, зато Марк привлек его внимание. Мой жених стоял, сощурив глаза, и весь его облик выражал такую ощутимую угрозу, что я даже загордилась. Хотелось тыкнуть пальцем в князя и высокомерно сказать: «Мой».
        - Приветствую тебя, потомок огненного дэва, - дружелюбно произнес мужчина. Но руки не подал, как не протянул ее и Марк. - Я пришел для того, чтобы пророчество исполнилось.
        - Приветствую, - сквозь стиснутые зубы ответил князь. - Слишком рано.
        - Знамения уже явились, - мужчина развел руками. Он производил странное впечатление - на одном месте не стоял, постоянно переступал ногами и подпрыгивал. - Не знаю, как здесь, но в моем доме нередки пожары из-под земли и град размером с детскую голову. Моя семья настояла, чтобы я здесь появился.
        - Твоя семья? Они в курсе? - даже стена огня стала меньше, настолько Марк удивился.
        - Конечно. История нашего происхождения передается из поколения в поколение, и именно моего появления ждали тысячу лет. Я принесу славу своему племени.
        Я изумленно рассматривала нового дэва. Длинные волосы, заплетенные в легкую косу, нос с широкими ноздрями, узкие глаза и полные губы - действительно, внешностью мужчина больше походил на степняка, чем на гражданина Империи. Свободная одежда из плотной, но невзрачной ткани даже не намокла, хотя гость прибыл к нам по воде, родила в моей душе предположение, сразу же переросшее в уверенность:
        - Вы - водный дэв!
        Мужчина посмотрел на меня настолько ошеломленно, будто вообще сомневался в моей способности говорить.
        - Ты разрешаешь своей женщине общаться с другими мужчинами?
        Марк сердито дернул щекой.
        - Не отвлекайся, как тебя зовут?
        - Захарис.
        - Я Марк. Князь Зарита, земли, на которой ты сейчас стоишь.
        - Вот как. Наверное, правильно, ведь по преданию, именно потомки огненного дэва остались в месте, где родились. Остались и добились почета.
        Мне показалось, или Захарис выглядел оскорбленным. И дальнейшие слова это только подтвердили.
        - А вот моей семье порой приходилось голодать. Ну ничего, я восстановлю справедливость, когда убью тебя.
        Я чуть не закричала, когда услышала это. В каком это смысле убьет? И почему Марк проигнорировал слова Захариса, словно он попить попросил, а не угрожает князю Зарита?
        - Где ты остановишься до момента, когда прибудут другие?
        Водный дэв пожал плечами.
        - Думаю, какой-нибудь постоялый двор найду. Последнее знамение укажет нам, когда нужно встретиться.
        Марк сухо кивнул, и Захарис почти вприпрыжку направился по дороге вперед. Мы подождали, пока мужчина скроется из виду, и я тихо спросила:
        - А каким будет последнее знамение?
        - Понятия не имею, в наших книгах об этом ни слова не сказано, но не дождется этот дрыщ, чтобы я у него спрашивал. Без меня битва точно не состоится, так что подождут.
        - Какая битва? - запаниковала я. - Что там этот дэв говорил насчет вашего убийства?
        - Последняя битва, Оливия. Между потомками дэвов, чтобы решить, кто же из нас сильнее. Разумеется, сильнейший выживет, все остальные погибнут. Пора возвращаться во дворец.
        Я захлебнулась ужасом и возмущением, которое навеяло спокойствие князя. Он протянул мне руку, но я не шевельнулась и не коснулась ее и пальцем. Огонь, который был создан за счет гнева князя, совсем утих. Хотелось броситься князю в объятия, но мне жизненно необходимо было донести ему свои опасения.
        - Вам все равно? Вы не понимаете, что можете умереть?
        Марк серьезно посмотрел на меня и взъерошил волосы.
        - Оливия, я потомок огненного дэва. Между мной и таким серьезным предком множество поколений, но это неважно. Моя истинная сила, вторая ипостась, проснулись, и я ничего не смог с этим сделать. Хотя, скажу честно, старался. Когда первый раз обратился в чудовище, которое ты видела, чуть с ума не сошел. А как Джоэль испугался-то. Он был уверен, что меня сожрала эта сущность и хода назад нет.
        Я в ужасе прижала руки к груди. А Марк продолжал, причем говорил так, будто происходящее не вызывает в нем никаких эмоций.
        - Наша встреча с остальными дэвами предопределена, и, если я откажусь от схватки, меня сожрут собственные ярость и внутренний огонь. Все эти вспышки гнева, боли и неустойчивость - прямое следствие подготовки организма к бою.
        Я постаралась рассуждать разумно:
        - Значит, когда вы победите, все эти симптомы исчезнут?
        Марк притянул меня к себе.
        - А ты так уверена в моей победе? - тон у князя был прямо-таки мурлыкающий, и в теплых мужских объятиях хотелось остаться на как можно больший срок.
        - Уверена, - прошептала я и сама потянулась к губам Марка.

* * *
        Марк Николас Рафт
        Этот водный дэв совершенно выбил меня из колеи. Я читал, что они прибудут, знал, что битва когда-нибудь состоится, но надеялся на отсрочку. Вернее, не так. Раньше я надеялся, что успею сразиться с конкурентами до свадьбы, но, после того как Оливия стала мне небезразлична, момент моего возможного убийства захотелось отложить на гораздо поздний срок.
        Не было смысла в моей жизни. Князем пришлось стать еще молодым, в период, когда кутить хотелось больше, чем править людьми и искать компромиссы между ними и императором. Пришлось закрыть все чувства на замок и углубиться в работу так, как уверен, никто до меня не делал. Все процессы княжества завязались на мне, даже повстанческие настроения регулировал я. С одной стороны, обидно было за заритян, с которых император тянул непомерные налоги, а с другой стороны, казалось, что, если удастся отделиться, возможно, появится какой-то азарт в существовании.
        Подобие азарта возникло, когда я осознал происходящие во мне изменения. В первый раз это произошло на каком-то скучном мероприятии. Столичный чиновник разозлил меня, и ужас, появившихся в тусклых глазах мерзавца был слишком уж явным, чтобы относиться к обычной княжеской власти. Джоэлю пришлось удалить у чиновника воспоминания об изменившихся чертах лица князя. Кто бы мне еще стер память о рогах, которые я после разглядел в зеркале.
        Прибытие мисс Росс гневило, раздражало, но, когда я заметил, что моя невеста умна, воспитанна, а внутри нее зреет тщательно скрываемый огонь, все изменилось. Нет, разумеется, все это не главное, просто осознав именно эти черты, я смог сформулировать то, чего так упорно боялся. Смотрел в глаза хрупкой девушки, а видел так тщательно разыскиваемый смысл жизни. Жаль, что поздно.
        Пророчеств о дэвах мало, во всяком случае, на Зарите, но, изучив все что есть, я сделал совсем неутешительные выводы о собственной возможности выжить в грядущей битве.
        Теперь еще выходит, что состоится она очень и очень скоро. А надо еще успеть решить вопрос с угрозами лорда Премстора.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        Наутро весь дворец сотряс оглушительный звон. Звук прокатился от первого этажа к последнему, не успокаиваясь, а наоборот, наращивая свою мощь. Я как раз отпустила швей, которые вносили последние штрихи в свадебное платье, а потому с чистой совестью могла выйти и узнать, в чем же дело.
        На первый этаж пришлось бежать, крепко зажав уши, но при этом звуковая волна давила на грудь, наводя преждевременный страх. Внизу звук был громче всего, и я даже не могла разобрать, что же кричит мне испуганный Орфин. Распорядитель махнул рукой, и я поспешила следом за ним.
        Большая часть обитателей дворца собралась в малом зале. Марк восседал на своем кресле, по белоснежному официальному мундиру и хмурому взгляду стало понятно, что грядет какое-то знаменательное событие статусом не меньше нашей свадьбы. Но она только завтра, так что я не знала и что думать.
        Присутствующие разделились на два лагеря: первые так же, как и я зажимали уши и недоуменно смотрели по сторонам, ожидая, когда же можно будет забросать других вопросами, а вторые хмурились почти так же сосредоточенно, как и лорд Рафт. Они-то понимали, что происходит, а вот я постигла суть происходящего только, когда звон стих, а посреди зала открылась огненная рамка с отчетливо в ней читающимся залом столичного дворца.
        Как выглядит Радон II обязан знать каждый житель Империи - портреты его висят в кабинетах всех без исключения чиновников. В пансионе святой Антуанетты этот пресловутый портрет был даже в личных спальнях воспитанниц. Так что, когда из портала вышли сначала охранники, а затем император, все присутствующие низко поклонились.
        Я едва заметно подняла голову и увидела, как вслед за Радоном вышли трое, в которых с ужасом и паникой узнала первых комиссаров Императора. Разумеется, среди них оказался и ненавистный мне лорд Премстор. Как я не упала в обморок сразу, не знаю, но головокружение и дрожащие ноги очень этому способствовали. Стоит сказать, некоторые из присутствующих дам все-таки лишились чувств, и думаю, что я не потеряла сознание только потому, что не захотела уподобляться большинству.
        Портал исчез, пропустив через себя всех гостей, а князю пришлось уступить место на троне - его занял император. Лорд Рафт замер по правую руку от него и казался безумно довольным своей ролью первого помощника на Зарите, но я всем своим существом чувствовала, как в огненной груди потомка дэва копится ярость. Обитатели дворца, необдуманно поспешившие в первые зрительские ряды, теперь пытались незаметно скрыться, и надо сказать, император был совершенно не против. Комиссары что-то обсуждали с Марком, а Радон выглядел скучающим.
        Я стояла на месте, не зная, как правильно себя вести в такой странной ситуации, и заметила, как лорд Премстор бросил на меня ехидный взгляд, а затем наклонился к Радону и что-то прошептал.
        - Рад видеть свою воспитанницу в добром здравии, - тон императора был холоден, в то время как узкие губы расплылись в улыбке. Честно, я даже подумать не могла, что речь идет обо мне - Радон уставился совсем на другую девушку. От избытка чувств эта самая девушка громко икнула и севшим голосом спросила:
        - Я?
        - Вы, - Император недовольно нахмурился. По лицу девушки были заметны сомнения в собственном рассудке и готовность признать не только тот факт, что она воспитанница Радона, а еще и парочку преступлений против государства.
        - Прошу прощения, - попытался влезть лорд Премстор, но император не обратил на него никакого внимания.
        - Готова к свадьбе?
        Мужчина, стоящий рядом с девушкой, неверяще посмотрел на свою руку и принялся стаскивать обручальное кольцо.
        Марк, который раньше меня понял, что происходит, едва сдерживал смех - смотрел поверх голов присутствующих, и уверена, пытался вспомнить что-то очень грустное. Просто губы его дергались, а взгляд был такой… слишком уж отрешенный.
        - Готова, - обреченно пробормотала девушка, и случилось что-то абсолютно не вписывающееся в мою картину происходящего. Радон наклонился вперед и вкрадчиво спросил:
        - Дитя, почему мне кажется, что ты не рада предстоящей свадьбе?
        «Дитя» было на две головы выше меня и на голову выше самого Радона, а формы у нее и вовсе не казались детскими. К тому же бедная девушка никак не могла понять, что происходит, и чуть не плакала, потому с ответом запоздала.
        Лорд Премстор понял, что разрешить ситуацию мирно не представляется возможным, и принялся опять что-то шептать императору. Марк не стал ждать, когда же реабилитируется Третий комиссар, и выступил вперед.
        - Ваше Величество, позвольте представить мою невесту мисс Росс.
        Я подошла к трону и сделала книксен. Радон выглядел шокированным. Во взгляде его отчетливо читалось: «И это мисс Росс?!» Хоть я и слышала, что император предпочитает рослых и фигуристых женщин, стало немного обидно. Что ж поделаешь, если пышными формами не могу гордиться? Сразу в монастырь отправляться? С другой стороны, как-то же вышла моя матушка замуж, а в молодости, говорят, была такой же невзрачной.
        - Приветствую, - после минутной паузы ответил Император. Они с Третьим комиссаром переглянулись, и между ними произошел немой диалог, в итоге которого Радон возвестил:
        - Будущая княгиня Зарита прекрасна. Насколько я знаю, мисс Росс, вы сирота, а потому я хотел бы дать вам несколько отеческих наставлений перед свадьбой.
        - Я буду очень благодарна, Ваше Величество, - голос мой дрожал, но держалась я ровно.
        - Марк, обозначьте, пожалуйста, где мы можем поговорить с мисс Росс? Именно сейчас.
        В зале повисла тишина, в которой князь быстро зверел и, судя по виду, желал убить императора голыми руками. Я сделала шаг вперед, привлекая к себе внимание, и как можно спокойнее напомнила:
        - Ваше Величество, новой компаньонки у меня нет…
        - Не забывайтесь, мисс Росс, - рявкнул лорд Премстор. - Его Величество - опекун Империи, и его желание дать вам напутствие - безмерная честь.
        - Прошу прощения, - я низко присела, но напоследок бросила взгляд на князя и удостоверилась, что он слова Третьего комиссара тоже расслышал. - Вы правы, я сказала глупость, это все волнение из-за встречи с великим.
        Радон величественно кивнул, демонстрируя лояльность. Марк же процедил сквозь зубы:
        - Кабинет премьер-министра подойдет для разговора? Он неподалеку.
        Совместно с императором мы прошли в обиталище Джоэля. Сам хозяин кабинета уступил его с преувеличенной радостью, хотя в глазах премьер-министра я ясно видела брезгливость. Дверь за мной тут же закрыли, и, несмотря на то что за стеной стоял Марк, я ясно ощутила себя в тесной камере.
        Радон прошелся взад-вперед по кабинету и остановился у окна. Я не отходила от двери, лишь расправила юбку, чтобы хоть немного привести нервы в порядок. В помещении повисла давящая тишина, которая заставляла меня откровенно дрожать. Да я даже предположить не могла, зачем император решил со мной поговорить. Как бы по совету лорда Премстора князя не поручил еще прирезать.
        - В Гельсинорсе чудесная погода, - негромко проронил Радон. Я кивнула, затем спохватилась, что надо бы ответить и исправилась:
        - Вы правы, изумительная.
        - Что более всего вам нравится, мисс Росс, на Зарите?
        Я чуть было не сказала «князь», но вовремя спохватилась.
        - Как вы сказали, здесь прекрасный климат, великолепные виды, да и люди интересные. Должна заметить, что любой уголок нашей Империи привлекает внимание, и я считаю честью жить…
        - Не стоит громких слов, - устало перебил меня император. - Уверяю, я слушаю подобные речи тысячи раз в день. Мисс Росс, думаю, вы поняли, что это была вступительная часть и она закончена.
        Радон обернулся ко мне. Смотрел он с каким-то удивлением, хотя, на мой взгляд, в такой ситуации именно я должна быть ошарашена.
        - Мисс Росс, почему вы не сообщили лорду Премстору, что обладаете магией?
        ГЛАВА 18
        Минуту я молчала, пытаясь удержать челюсть на месте, она так и норовила упасть вниз. Наконец взяла себя в руки и как можно более спокойно проговорила:
        - Не понимаю, о чем вы говорите.
        И сразу по взгляду императора, по неуловимой атмосфере, которая сопровождает каждый разговор, я поняла, что обмануть не удастся. Радон точно знает о моем внезапно открывшемся даре, и вот вопрос: если он в курсе магии, то что еще не укрылось от его внимания и внимания лорда Премстора? И не связана ли смерть леди Ростби именно с этими знаниями?
        - О том, что у вас целительский дар, моя дорогая. Как скоро вы хотели сообщить об этом?
        - Я сама узнала об этом совсем недавно, - мелькнула шальная мысль, и я решилась рискнуть, - считала, что леди Ростби уже рассказала обо всем лорду Премстору. У меня не было возможности персонально общаться с Третьим комиссаром.
        Радон нахмурился.
        - Леди Ростби знала о вашем даре? Странно.
        Риск - дело оправданное в случае, когда не знаешь, кто кому доносит информацию. Император думал намного быстрее меня и тут же задал вопрос.
        - К слову, о ней. У вас есть подозрения насчет возможного убийцы?
        - Нет, я даже представить не…
        Император сделал шаг, уменьшая расстояние между нами. Захотелось попятиться, а мужчина заговорил быстро, не оставляя времени на обдумывание.
        - Правда, что у леди Ростби был конфликт с князем прямо перед ее смертью?
        - Конфликт был, но раньше…
        - После этого вы видели ее в добром здравии?
        - Нет, но…
        - У князя была возможность убить вашу компаньонку?
        - Нет!
        - Откуда вы знаете это?
        - Да он рядом был! - рявкнула я. Император изменился в лице.
        - Что это значит?
        - Князь вместе со мной узнал о смерти леди Ростби, мы были с ним рядом.
        - Я это понял! Где вы были рядом, надеюсь, не в постели?!
        - Эээ, - я заметно растерялась. Во-первых, мы действительно с лордом Рафтом были в постели, а во-вторых, с чего такая забота о моем целомудрии? Меня вообще в Гельсинорс отправили именно за тем, чтобы князю в кровать забраться.
        - Неважно, - Император взлохматил волосы, тщательно что-то обдумывая. - Сыграем свадьбу в ближайшее время, и даже если вы беременны, так даже будет лучше.
        Я вообще не понимала, к чему Его Величество это говорит, конечно, будет лучше, не этого ли хотел лорд Премстор? С императорской же подачи, полагаю.
        - Ваше Величество, свадьба уже завтра, - робко напомнила я.
        Радон так кисло на меня взглянул, что я сразу сдулась.
        - Мисс Росс, не думал, что это тайна, но все-таки скажу: магический дар очень редок в Империи. На всю Примторию осталось не более трехсот человек, которые могут творить чудеса, и половина этих одаренных родом с Зарита. Так неужели вы всерьез полагаете, что я позволю вам выйти замуж за лорда Рафта? Он обладает сильным даром, как выяснилось, теперь им обладаете и вы, какой же силы будут ваши дети? Это что получается: мы своими руками вместо того, чтобы разбавить сильный магический дар, укрепим его еще?
        - Но ведь вы сами меня сюда прислали… - прошептала я. Сама не заметила, как отступила к двери и прижалась к ней спиной. Обнаженные лопатки неприятно холодила поверхность, или же это просто была реакция на слова императора.
        - Как прислали, так и отзовем! Вас ждет совсем другое будущее, мисс Росс. Вы выйдете замуж за моего сына.
        Пауза затягивалась. Мне казалось, что все это плохо разыгранная шутка, и я попыталась вразумить императора.
        - Ваш сын еще ребенок.
        - Ему уже шестнадцать, - отрезал Радон.
        - Как вы себе это представляете? Когда-нибудь я должна буду стать императрицей, так неужели вы допустите грязь на моем имени? Вокруг меня будет куча сплетен: сначала невеста князя Заритовского, затем супруга будущего императора. Народ раздует это до огромных масштабов.
        - Мисс Росс, вы слишком молоды, чтобы знать, но я поясню: народ будет верить только в то, во что им разрешат. Власть держится не на добром слове, а на силе, так что жизненно необходимо, чтобы мои потомки обладали магией.
        - Но неужели нет ни одной более подходящей девушки с магическим даром? - в отчаянии воскликнула я. Лицо Радона помрачнело, но мне было уже все равно. Впору опять заливаться слезами по поводу несчастливой доли.
        - Мне кажется, мисс Росс, или вы недовольны честью, оказанной вам? Только из-за того, чтобы вы не поверили вдруг в свою исключительность, поясню: девушки с даром есть. Немного, но есть. Целительский дар предпочтительней - в случае чего вы сможете излечить меня и будущего супруга. Да и что уж тут скрывать - появился хороший повод насолить Зариту.
        Император подошел еще ближе, так что при желании я вполне могла ударить его. Жаль, что мое желание совершенно не совпадало с перспективой умереть мучительной смертью.
        - Завтра лорду Рафту будет предъявлено обвинение в убийстве леди Ростби.
        - Но он же не виноват!
        - А об этом не стоит никому говорить, мисс Росс. Лорд Премстор предъявит обвинение, а вы подтвердите, что на момент убийства у князя нет алиби, и вы были свидетелем угроз лорда Рафта, направленных на леди Ростби.
        Я смотрела на императора широко раскрытыми глазами и молила Истинного Создателя, чтобы именно сейчас он или Радона покарал, или меня. То ли молилась я плохо, то ли нет у богов такой власти, но мы по-прежнему стояли в кабинете, и никто из нас умирать не спешил. А жаль.
        - Я не буду этого делать, - прошептала я.
        - Вы знаете правила, мисс Росс, - зло сказал Император. - Отказаться можете только ценой своей жизни и жизни сестры и брата.
        Оказывается, Его Величество подготовился к встрече со мной. Все разузнал. И прежде чем я ответила, император добавил:
        - Я добр, мисс Росс, видя ваши сомнения, до утра даю время подумать. Жизни ваших близких против жизни предателя Империи, зверя, который чуть не убил леди Ростби. Я не сомневаюсь в вашем выборе, так что продумайте слова, которые будете говорить на завтрашней церемонии и постарайтесь, чтобы ни у кого не возникло и тени сомнения в их искренности.
        - Вас совсем не интересует, кто на самом деле преступник? - прошептала я.
        Император хмыкнул, демонстрируя свое отношение к вопросу, легко отодвинул меня от двери и вышел из кабинета. Я же сползла по стене вниз и закрыла лицо руками. Радон дал мне время подумать, но возникшее вдруг желание умереть от речей императора, лишь утвердило уже произнесенное решение.
        Я почувствовала, не увидела, что рядом кто-то появился, дернулась, но тут же успокоилась, когда Марк прошептал:
        - Все хорошо, я здесь.
        Он обнял меня и поднял на руки, а я схватилась за воротник княжеского мундира.
        - Марк, мне надо…
        - Тсс, можешь не объяснять.
        - Нет, ты не понимаешь.
        - Молчи, говорю тебе, я все знаю.
        Я успокоилась и доверчиво прижалась щекой к жесткому мундиру. Застежки на нем ужасно кололись, но внимания на это обращать не хотелось.

* * *
        Марк Николас Рафт
        После замечания Оливии, которое она выдала, когда я застал ее в кабинете Джоэля, мы с Алазелем предусмотрели наличие в магической охране еще и звука. Так что пока император уговаривал мою невесту обвинить меня же в преступлении, которое, уверен, совершил какой-то из его шпионов, я в соседнем кабинете слушал и запоминал.
        С одной стороны, решение императора забрать Оливию было как нельзя кстати - совсем скоро я умру, а оставлять после себя вдову очень не хочется. А с другой, закипала внутри меня гордость и жуткое чувство собственничества. Моя. Не отдам. Как знать, может быть, такой эгоистический гнев и поможет мне выжить в битве дэвов.
        Так что я запоминал каждое слово Радона, каждое отражение страха в глазах Оливии. Будет возможность - отомщу. Не будет возможности, Оливия станет императрицей, со временем забудет Гельсинорс и его князя.
        Я отнес Оливию в ее спальню и был рядом, пока она не успокоилась. Надо сказать, моя невеста пришла в себя достаточно быстро, села на кровати и попыталась рассказать о разговоре с императором. Я поставил защиту и мягко дал понять, что все знаю. В глазах девушки сквозила такая вера в мою способность решить все проблемы, что было даже неудобно просить ее.
        - Оливия, сделай завтра так, как просит Радон. Подтверди, что я убил леди Ростби.
        - Ты с ума сошел? - моя невеста сама не заметила, как перешла на «ты». Никогда не мог подумать, что нашему сближению будет способствовать император, но меня все устраивало.
        - Так нужно, - я криво улыбнулся. - Так будет лучше.
        - За меня решил, да? - шепот Оливии перерос в ядовитый шелест. Она прищурилась и только что язык раздвоенный не показала. - А если я не хочу быть императрицей?
        - Ты и княгиней быть не хотела, - вполне резонно заметил я и получил по голове подушкой. - Не переживай, тебе до императрицы далеко - придется ждать, пока Радон II умрет.
        - Убью! - пообещала Оливия. - Умрешь мучительной смертью лет через пятьдесят. Знаю отличный способ убийства - брак называется.
        Я лег на кровать поверх покрывала и привлек девушку к себе. Она не сопротивлялась, хотя в теле ее явно ощущались скованность и неуверенность. Я хмыкнул и принялся гладить ее по волосам, будто кошку, которую пытался приручить.
        - Оливия, ты действительно говорила леди Ростби о том, что имеешь дар?
        - Я не настолько наивна, - мисс Росс хмыкнула и устроилась поудобнее. - Я блефовала. Ты же видел, император сам удивился, что леди Ростби была в курсе.
        - Видел, - задумчиво проронил я. Оливия привстала на локте и, нахмурившись, посмотрела мне в глаза.
        - Кроме тебя и Джоэля знал только целитель. Я попросила его помочь…
        - Значит, целитель. Отлично, - я провел пальцами по обнаженной части спины Оливии и улыбнулся, когда она передернула плечами.
        - Щекотно…
        - Так и задумано, - «успокоил» я. Перевернул Оливию на спину и навис на локтях сверху.
        - Итак, мисс Росс, а что там говорил Его Величество насчет того, что неплохо, если вы забеременеете от меня?
        Оливия закатила глаза.
        - Мне кажется, у него и лорда Премстора это идея номер один. Раньше им очень хотелось, чтобы я родила от тебя, а потом привезла ребенка в столицу, теперь они, по-видимому, хотят твоего ребенка выдать за внука императора. Чем дальше, тем интереснее, правда. Предполагаю, что завтра они назовут меня твоей внебрачной дочерью.
        Я наклонился и поцеловал Оливию в ключицу. Девушка замерла.
        - Что ты делаешь, Марк?
        - Выполняю поставленную императором задачу, - я улыбнулся, медленно, наслаждаясь ощущениями, поцеловал Оливию теперь уже в шею. Ей понравилось. Неосознанно она приподняла голову, открывая мне простор для действий. Я провел ладонью, обрисовывая силуэт Оливии и подбираясь к ее бедру. Мелкими поцелуями двинулся вверх в поисках губ Оливии, не упуская при этом ни миллиметра нежной кожи. Нашел. Каждый поцелуй - два дыхания в одном. Сжал в кулак юбку, чтобы приоткрыть хоть миллиметр обнаженной кожи.
        Разумеется, в самый ответственный момент в дверь постучали. Оливия встрепенулась, я сделал вид, что ничего не заметил, но Орфин, который принялся кричать, не дал возможности оставить все как есть.
        - Мисс Росс, прошу прощения, Его Светлость у вас? Это важно.
        Я тяжело вздохнул, коротко поцеловал Оливию и встал с кровати.
        - Отдыхай, я узнаю, что случилось.
        - Я с тобой.
        Оливия подскочила, поправила платье и с горестным вздохом уставилась в зеркало.
        - Хотя нет, иди. Ты испортил мне прическу.
        Я оставил невесту поправлять волосы и открыл дверь. Орфин едва успел отдернуть кулак, которым тарабанил.
        - Где Его Величество?
        - Изволит отдыхать.
        - Комиссары?
        - Третируют министров. Лодр Михрский все контролирует.
        Я тяжелым взглядом уставился на Орфина. Распорядитель сглотнул и сделал маленький шаг назад.
        - А зачем же ты меня искал?
        - Там внизу к вам посетители. Двое. Не могут объяснить, зачем явились.
        Я приподнял брови, демонстрируя свое отношение к сказанному. Орфин сделал еще один шаг назад, теперь побольше.
        - Мы не можем их прогнать, они странные. Один вертлявый такой, лицом не местный, а второй… Как начал не пойми что творить, я вас и побежал искать.
        Когда я спустился в холл, сразу стало понятно, кто решил меня посетить и что такого «не пойми что» они вытворяли.
        Холл, раньше выложенный плиткой, теперь больше походил на лесную полянку, ради шутки обнесенную стенами, а не на дворцовое помещение. От двери до лестницы теперь змеилась зеленая тропинка, вдоль которой росли кусты и мелкие деревья. Да на некоторых из них какие-то плоды уже появились. Все бы ничего, кто новому не рад, но к стенам плющом прижаты были печальные стражники. Хорошо хоть на шум не сбежались Комиссары.
        В центре зала стояли двое: уже знакомый мне Захарис и второй не знакомый, но, судя по всему, тоже дэв да еще и земляной. Небольшого роста, с короткими кривоватыми ногами, худой до такой степени, что его хотелось пожалеть и накормить. Грустные ярко-зеленые глаза слегка светились, отражая свет, льющийся из окон, а на больших ушах, уверен, при желании удалось бы и взлететь.
        Я остановился на последней ступеньке лестницы и в упор посмотрел на гостя, устроившего это безобразие.
        - Выпендриваешься?
        Земляной дэв смутился, уставился на водного в поисках поддержки, но Захарис оглядывался, с заметной завистью рассматривая лепнину на потолке и картины на стенах. Ему было некогда - запоминал, что приберет к своим рукам, когда меня убьет.
        - Я все уберу, - пообещал дэв.
        Я проследил за тем, как трава втягивается обратно в землю, плитка становится на место, а кусты и деревья складываются и скрываются вслед за травой. Освобожденные стражники приободрились и в моем присутствии почувствовали себя гораздо смелее.
        Я дождался, пока холл будет приведен в исходное состояние и только тогда шагнул с лестницы.
        - Марк, - коротко представился земляному дэву. Он обрадовался, протянул мне руку, и, немного поразмышляв, я ее все-таки пожал.
        - Хараон. Ваша Светлость, я уже давно наблюдаю за вами и даже представить не мог, что нам придется встретиться… Да еще при таких обстоятельств. Нет, обстоятельства неплохие. В смысле, не совсем хорошие, но это же наше предназначение…
        Парень испуганно уставился на меня, сам себя загнав в тупик бессвязными рассуждениями.
        - Ты живешь в Гельсинорсе?
        - Нет, то есть да. Я раньше жил в столице, но как только начала проявляться сила, перебрался поближе к месту встречи.
        - И давно?
        - Два года.
        Вот уж прекрасно. Значит, из трех дэвов я обрел силу позже всех. А значит, и имел меньше времени на шлифовку умений. Но, разумеется, сообщать об этом никому не собирался.
        - А встретились вы как? - я перевел взгляд на Захариса. - Ты попросился к Хараону на постой?
        - Неважно, как мы повстречались, - проронил водный дэв. - Важно, что трое из четырех уже вместе. Появление четвертого стоит ждать с минуты на минуту.
        И Захарис с таким видом уставился мне за спину, будто по лестнице именно сейчас спускался четвертый дэв. Я даже обернулся, настолько поверил, но в пролете, крепко вцепившись в перила, стояла Оливия.
        - Ты пускаешь свою женщину в дом? - удивился водный дэв. Я пораженно посмотрел на него.
        - Слушай, там, где ты жил, женщину вообще за человека считают? Или как скотину в сарае держат?
        Захарис нахохлился.
        - Порядки нашего племени отражают истинное положение дел в мире. Мы подчиняемся природе, а вы идете против нее со своими дворцами, богатыми одеждами и поклонением женщинам.
        - Разумеется, - я потер переносицу и постарался выбросить из головы бред водного дэва. - Итак, я правильно понимаю, что вы собираетесь жить в моем дворце до появления последнего участника событий?
        - Недолго, - разумеется, это сказал Захарис. Хараон даже пошевелиться боялся.
        - Только если вы обещаете вести себя прилично.
        - Обещаем, - Хараон скромно уставился на носки своих ботинок.
        - Орфин, распредели гостей.

* * *
        Оливия Сабина Росс
        Мне было страшно. Нет, я верила в грядущую победу Марка, но плохое предчувствие… Оно поселилось внутри, как только я увидела этого мелкого дэва, который вроде бы смотрел на лорда Рафта с подобострастием, но, понятное дело, в случае необходимости убьет его без всяких сомнений.
        День перед свадьбой выдался суматошный и нервный. Император оказался непритязательным гостем - после отдыха потребовал отчеты, связанные со смертью леди Ростби, изучил их и занялся беседами с охранниками. Комиссары проверяли подведомственные им министерства, так что все были при деле. Но миллионы различных вопросов, которые возникают обычно перед серьезным мероприятием, никто не отменял. Лорд Огрский оказался ужасным паникером, и мне стало казаться, что невеста не я, а он.
        С лордом Премстором я встретилась всего раз за обедом. Мы мило раскланялись, Третий Комиссар не скрывал, что имеет знакомство со мной, но ничего более. Лучше бы он кричал - в хитрых глазах я заметила столько ехидства, что аппетит исчез, словно и не бывало. Хорошо, что мое нежелание есть удалось списать на боязнь не влезть в свадебное платье.
        Марк был занят. За обедом я заметила, как он хмурится и о чем-то думает. Понадеялась, что о нашей брачной ночи, но отлично понимала, что надежды мои глупы и нелепы. Слишком много у князя проблем, чтобы думать обо мне. К слову, о брачной ночи. Разумеется, ее наступления я ужасно боялась, даже представлять себе не хотела, каково это. Но после нежных поцелуев Марка, после ощущения его рук на моем теле словно что-то проснулось во мне. Одолевала странная истома только от мыслей о нем, и это не походило на обычное чувство влюбленности.
        В общем, в необычных условиях, когда уже завтра меня могут насильно сделать невестой принца, я взглянула на возможность наступления брачной ночи с другой стороны. В случае, если с Марком что-то случится, я не почувствую, каково это - быть счастливой в его руках, каково это - когда тобой обладает любимый человек. Да полноте, меня могут завтра убить, когда откажусь свидетельствовать против князя. И что я теряю?
        Была в моем гардеробе чудесная вещица, о которой швеи сказали, что надевать ее нужно на следующую ночь после свадебной. Дескать, в первую брачную ночь лорд Рафт платье снимет самостоятельно, а вот во вторую придется его соблазнить. Из лекций пансиона я тоже помнила, что мужей нужно завлекать в постель, если после рождения наследника захочется понянчить еще дитя. Мне никого нянчить не хотелось, но в данной ситуации важна была не цель, а средство ее достижения. Так что я облачилась в пеньюар и с сомнением посмотрелась в зеркало.
        Первой мыслью было снять сейчас же! Хотя снимать-то по сути и нечего. Белая полупрозрачная накидка из тонкой сетчатой ткани больше открывала, чем прикрывала. Она даже не сплошная была, а завязывалась под грудью и ниспадала неровными краями примерно до середины бедра. Самое ужасное: под пеньюар не подходило мое нижнее белье! Надевала панталоны и ночнушку, но смотрелось это настолько смехотворно, что самой стало стыдно.
        Так что второй моей мыслью стало - князь не сумеет отвертеться.
        Волосы я распустила, хотя очень непривычно было оставлять их несобранными, и на провокационный пеньюар накинула плотный халат, которым обычно пользовалась, когда вечером выходила из ванной. Тоже не совсем хорошая одежда для прогулок по дворцу, но я понадеялась, что ночью перед важным событием никто не решит отираться рядом с покоями лорда Рафта.
        Так и вышло. К комнате Марка я добралась без происшествий.
        ГЛАВА 19
        В спальню я вошла, чувствуя такое сильное биение сердца, что, казалось, оно, глупое, сейчас точно пробьет грудную клетку. Когда обнаружила, что покои Марка пусты, но доносится шум воды, то даже порадовалась небольшой отсрочке. Даже в мыслях все выходило смазанно и страшно, а что будет по-настоящему?
        Как полагается встретить князя? В книгах пансиона написано, что ждать мужа нужно в кровати, лежа под одеялом. Ноги и руки вытянуты, глаза закрыты, сорочка приподнята. Но Марк уже выразил свое скептическое отношение к пансионским правилам, так что такой вариант решительно не подходил.
        Я заметалась по комнате: хотела было задумчиво опереться на подоконник, но он оказался высоковат, и вместо задумчивости пришлось неэстетически красиво подпрыгивать; присела на кресло, но решила, что за внушительной спинкой меня можно и не заметить; легла было на покрывало, но вспомнила, что не развязала халат и вскочила, чтобы вступить в последний бой с веревками.
        Вот в таком виде и застал меня Марк: запыхалась, одной ногой облокотилась о кровать, безуспешно сражалась с халатом. Сам-то он выглядел великолепно - широкая обнаженная грудь, по которой мне вдруг отчаянно захотелось провести ладонью, руки с выступающими лентами мышц, мокрые встрепанные волосы… Я помнила, зачем сюда прошла, но от захвативших мои мысли желаний, смутилась.
        - Оливия? - искренне удивился князь. - Что случилось?
        Перед тем как идти к Марку, что-то я себе, безусловно, придумала, мысленно проговорила и уверилась, что слова подобрала правильно. Вот только сейчас, когда я стояла перед полуобнаженным мужчиной, все идеи казались откровенно глупыми. А ведь Марк заволновался.
        - Оливия, ты что молчишь?! На тебя напали?
        - Нет, я… - я теребила пояс халата, неосознанно продолжая его развязывать.
        - Ты боишься завтрашнего дня? Не переживай, все будет хорошо в любом случае…
        Пояс наконец-то поддался, и теплый белый халат, который сам по себе не несет никакого подтекста, распахнулся. А вот под ним подтекст был да еще какой. Марк замолчал, прищурился, и выражение лица у него стало хищное такое, предвкушающее, жадное что ли…
        Я закусила губу, чтобы привести себя в чувство, не сбежать в панике, и решительным движением сбросила халат с плеч.
        - Оливия, ты зачем пришла? - хриплым голосом спросил Марк. Он сжимал-разжимал кулаки и вообще выглядел таким напряженным, будто хотел броситься, как зверь на добычу. Такой вариант меня очень бы устроил - тогда ничего не придется говорить.
        - Ты не знаешь?
        Марк шагнул ко мне, руками обрисовал мой силуэт, но тела так и не коснулся. Мы были близко, очень близко - на вдохе я почти касалась губами его плеча, но при этом не позволяли себе большего. Воздух словно сгустился и нагрелся от жара, который мы оба излучали. Мне было тяжело дышать, и я слышала, как рвано и судорожно дышит Марк.
        - Ты просто испугалась слов Радона. Неизвестно, как все получится завтра, ты можешь пожалеть.
        Что за невозможный человек? Я стою перед ним в тряпочке, которая только называется одеждой, а он мне лекции читает!
        - Мне стоило надеть ночную рубашку?
        - Что? Зачем?
        - Чтобы ты меньше разговаривал. В книгах пишут, что мужа встречать нужно именно в ней, вдруг сработало бы.
        Марк медленно провел тыльной стороной ладони по моей руке вверх. По телу побежали мурашки, но совсем не от щекотки, а от неизведанного ранее чувства. Мне нравилось это чувство, а еще больше нравилось вдыхать запах Марка. Он только что искупался, но я чувствовала не цветочный аромат, как от мыла, а что-то другое, безумно приятное и волнующее.
        - Ты прекрасна, - прошептал Марк. Наклонился, и я уже глаза закрыла, уверенная, что он меня поцелует, а князь набросил на мои плечи халат. - Но я не могу так. Неизвестно, как все получится завтра и…
        Да я даже слушать не стала - одним движением опять сбросила этот дурацкий халат и прижалась к Марку, закрывая его рот своими губами. Для этого пришлось встать на цыпочки, но уже в следующее мгновение князь подхватил меня на руки и с жаром ответил на поцелуй. Куда делись его мысли о том, что меня надо завернуть в одежду? Я застонала, когда наконец-то ощутила руки Марка на своем теле под пеньюаром. Каждое прикосновение горело огнем, пламенем расползаясь по моей коже. Я плавилась в этом костре и даже не думала о том, что будет дальше.
        А дальше все было еще лучше. Марк распалял меня касаниями рук, губ, языка, и в момент, когда мы стали единым целым, страха я точно не почувствовала. Наоборот, злилась, что он медлил и не сделал этого раньше. Боль бы меня отрезвила, но и ее не было вовсе. Я стонала, откликаясь на каждое движение Марка, чувствовала его тело каждой своей частичкой, и счастливее меня не было никого во всех мирах.
        Какая разница, как все получится завтра, я даже думать об этом не хотела. Женится на мне князь или наследник императора, это все будет потом, а сейчас в отдельно взятом моменте все было прекрасно. И жить стоило ради этого момента.
        Когда все закончилось, Марк собственноручно отнес меня в ванную и положил в горячую воду. Я лениво наблюдала за мыльными пузырьками на прозрачной поверхности и стеснялась поднять глаза на князя. Он же чувствовал себя довольно раскованно, уселся в ванную позади меня и обнял. Так было легче - смотреть приходилось не на Марка, и я облегченно прижалась к его груди спиной.
        Какое-то время мы молчали, и молчание это было уютное, я закрыла глаза и наслаждалась ощущением покоя. Марк уткнулся мне в шею и щекотал дыханием кожу, так что в конце концов я не выдержала и рассмеялась.
        - Что?
        Я почувствовала, что князь улыбается.
        - Щекотно… А еще я вспомнила, как ты пытался меня прогнать.
        - Я просто предоставлял выбор - уйти или остаться, - Марк недовольно завозился.
        - По-моему, я свой выбор сделала, когда эту тряпочку на себя надела и в твою спальню в ней отправилась.
        - Замечательная тряпочка, - с чувством проговорил князь. Я даже обернулась, чтобы проверить, жмурится он как кот или воздержался. - Откуда она у тебя?
        - Твои швеи предоставили. Сказали, что пригодится.
        - Сумасшедшие, - пробурчал Марк. - Я чуть сердечный приступ не заработал.
        - Когда увидел меня в пеньюаре?
        - Это так называется? Запомню… Нет, когда халат на тебя надевал.
        Я счастливо рассмеялась.
        - Ты как себя чувствуешь? - вдруг спохватился князь. - Может быть, нужно позвать целителя? Я не сообразил сразу.
        - Какого это целителя ты звать собрался? Того, что меня магии учит?
        - Нет. Ты прости, Оливия, но теперь некому будет с тобой заниматься. Он признался, что поставлял лорду Премстору информацию обо всем, что происходило в Гельсинорском дворце.
        Я резко обернулась, расплескав воду, и чуть не разбив князю нос затылком.
        - Марк, ты серьезно?! Но почему ты раньше не сказал?
        - Да как-то не было возможности, - Марк хохотнул. Взгляд его скользнул вниз - мыльная вода совсем не скрывала тел, и князь пьяно протянул руку, касаясь моей груди. - Ты не задавала вопросов, когда пришла.
        - Теперь задаю, - прикосновения князя рождали внутри маету, и пришлось сделать недюжинное усилие, чтобы взять себя в руки. - Его допросили?
        Марк тяжело вздохнул, но я была непреклонна. Пришлось ему тоже заставить себя отвлечься.
        - Допросили. Джоэль изломал его сознание. И не смотри на меня так - именно целитель донес нашим столичным гостям, что ты обладаешь магией, и он же должен был завтра свидетельствовать против меня. Обвинение лорда Премстора строилось именно на показаниях предателя. Якобы он обнаружил на теле улики. Твои слова насчет алиби просто дополнили бы картину.
        - И что теперь будет?
        - Посмотрим, как Премстор будет импровизировать, - Марк широко улыбнулся и опять протянул ко мне руки. - Теперь все?
        - Нет! - я упрямо поджала губы. - Кто все-таки убил леди Ростби?
        - Пока не знаю, но уверен, что все выяснится. Во дворце появилось слишком много фигур, чтобы заговорщики могли долго скрываться. Как по мне, так лорд Премстор подослал кого-то, когда узнал, что леди Ростби раскрыта. Но, к сожалению, у Джоэля пока нет возможности влезть в его мозги.
        - Я не хочу, чтобы завтра наступало, - тихо сказала я и обхватила себя руками. Марку это не понравилось. Он обнял меня и прижал к себе, не давая и возможности вывернуться.
        - Все будет так, как должно быть, - шепнул он мне в макушку. - Но раз уж романтическое настроение у тебя пропало, теперь я задам пару вопросов. Обдумал, что ты мне говорила насчет первоначального плана Премстора. Я правильно понял, что император собирался шантажировать меня моим же ребенком?
        - Неправильно. Лорд Премстор сказал, что ты смертельно болен. Потому они так сильно хотели, чтобы я забеременела от тебя как можно быстрее. После твоей смерти повстанческие настроения хорошо сдерживал бы наследник в столице.
        Марк замер, и я поняла, что слишком уж прямо сказала князю такие неприятные вещи. Отстранилась от князя и посмотрела в его окаменевшее лицо.
        - Марк, я не знала тебя и все равно не хотела этого делать. Клянусь, рассказала бы все, покончила с собой, но не отдала бы собственного ребенка в руки императора. Мне нужно было выиграть время…
        - Я понимаю, Оливия, - спокойно ответил Марк. - Ты мне вот что скажи, а о моей болезни Премстор изначально знал или предупредил тебя, когда ты уже была в Гельсинорсе?
        Я недоуменно посмотрела на жениха.
        - Разумеется, изначально. Я ехала в Гельсинорс в полной уверенности, что ты при смерти. Так представь мое удивление, когда на вид ты оказался вполне даже здоровым. Конечно, когда у тебя зрение вдруг пропало, слова Комиссара показались правдивыми, но теперь-то я знаю, что дело было в сущности дэва.
        Марк молчал, пребывая в задумчивости, а я вдруг почувствовала тревогу. Плохое предчувствие, которое утихло под натиском княжеских поцелуев, вернулось и засвербило где-то в горле. Я закусила губу, чтобы не демонстрировать панику, но Марк встрепенулся.
        - Все хорошо, Оливия, я просто решил уточнить. Тебе спать пора, завтра тяжелый день.
        Он встал в ванной в полный рост, и я зажмурилась - видеть обнаженного Марка было непривычно, да и мигом вспомнилось произошедшее. Князь засмеялся, помог мне выйти и вытереться насухо огромным полотенцем.
        - Ты останешься у меня? - прошептал он, одним голосом обещая ощущение блаженства, но я покачала головой.
        - Нет уж. Обещай мне, что завтра все будет хорошо, и тогда ночей у нас впереди останется много. Обещай, что тебя не посадят в тюрьму, а меня не выдадут замуж насильно.
        - В этом я могу тебе поклясться, - лукаво улыбнулся Марк. У меня появилось ощущение, что я что-то забыла. Гадкое чувство, которое на пару с тревогой образовало какую-то гремучую смесь. У меня кружилась голова, и я схватилась за плечи Марка, заглядывая ему в глаза.
        - Не бойся, Оливия. Я буду рядом и смогу тебя защитить.
        - А я вот не смогу тебя защитить, - грустно сказала я. Сама не поняла, откуда взялись эти слова. - Я так и не обучилась магии.

* * *
        Марк Николас Рафт
        Я проводил Оливию в ее спальню, но в свою так и не вернулся. Слишком многое нужно было обдумать. Случайные слова натолкнули меня на мысль, которая при тщательном обдумывании становилась все более определенной, но вместе с тем и страшной.
        Первым делом я спустился в темницу. Равнодушно кивнул охранникам, испуганно вытянувшимся по струнке при моем появлении, и прошел в камеру леди Ростби. Здесь уже давно все убрали, но я не на следы крови пришел полюбоваться. Нужно было восстановить в памяти события, понять, возможна ли идея, пришедшая в мое сознание, или это просто безумие.
        О произошедшем докладывал Джоэль, он же допрашивал охранников. Занятый личными проблемами, я оставил ему эту функцию, а сдается мне, следовало больше времени уделить поискам убийцы.
        Уже покидая темницу, я попросил у охранника журнал посетителей. Как я и думал: запись о моем сегодняшнем посещении отсутствовала.
        - И как часто вы пропускаете записи? - я излучал дружелюбие, но усатый мужчина задрожал.
        - Так вы же не к кому-то, а в пустую камеру зашли.
        - Вот как, - я занял стул, на котором до этого сидел охранник. - А позови-ка мне тех, кто дежурил в день смерти леди Ростби.
        За время ожидания я успел провести ревизию состояния камер и раздал задания по устранению нарушений. Несмотря на то, что за окном едва встало солнце, охранников привели довольно быстро. Опухшие ото сна, они вполне ожидаемо пребывали в состоянии, близком к панике. Один из них упал на колени и сразу запросил пощады. Успокаивать я никого не собирался - их тревоги вполне способствовали достижению моих целей.
        - Итак, расскажите, кто приходил в тот день в темницу не к леди Ростби, а по любым другим причинам?
        Стоящий на коленях охранник уверенно сказал, что никого не было, а вот второй на мгновение замялся.
        - Как вас зовут, любезный?
        - Годрик, Ваша Светлость.
        - Вам есть что сказать?
        - Была одна девушка, - с неохотой ответил охранник. Его друг с ужасом посмотрел на меня.
        - Я не видел, клянусь.
        - Он не видел, - подтвердил Годрик. - Тихо все было, он в туалет отошел, пришла девушка.
        Такого я не ожидал. Даже растерялся на мгновение, но охранника было не остановить, и он продолжал безо всяких вопросов с моей стороны.
        - Она не к леди Ростби хотела, просила посмотреть пустые камеры. Я удивился, сказал, что не положено, да и зачем леди по темницам шастать. Она и ушла. Потому и не записывал, леди же внутрь не проходила.
        - Хорошо, - я на секунду задумался. - Сколько прошло времени с момента, как ваш напарник ушел в туалет, до прихода этой девушки?
        - Да сразу почти. Он только за угол, а она вот. На минутку бы задержался и встретился с ней.
        - И сколько после ухода девушки вы были один?
        - Да не был. Напарник сразу вернулся.
        - Вы сколько с ней болтали? - отмер охранник, наконец-то поднимаясь с колен.
        - Вас как зовут?
        - Стефан. Прошу прощения, но я в туалете долго был. Эээ… животом маялся.
        - Не может быть! - Годрик был неумолим. - Может, из-за живота для тебя время тянулось, но мы же не стояли здесь и не молчали.
        - Да я боялся, что до конца смены не оправлюсь, а ты говоришь недолго!
        Я равнодушно слушал перепалку напарников, но думал совсем не об этом. Вступил в разговор, только когда ссора грозила перерасти в драку.
        - Правильно ли я понимаю, что вы помните, как девушка подошла к вам, поговорила и ушла? Представьте себе все до мелочей. Вы помните, как после разговора она разворачивалась к выходу? Может быть, что-то сказала напоследок?
        - Странно как-то, - пробурчал Годрик, но все же честно задумался. Размышлял минут пять, не меньше, Стефан от нетерпения уже принялся подпрыгивать на месте. - Да не помню я, кто вообще запоминает, как кто разворачивается? Молча ушла, я ей в спину смотрел. Так что не могла она убить эту злобную тетку.
        - А как девушка выглядела?
        - Хорошо выглядела, - мужчина мечтательно зажмурился. - Леди настоящая, а платье-то какое красивое. Красное.
        Разговор продолжать не было смысла, все что нужно я узнал и соответствующие выводы сделал. Вот только пока шел в спальню, чтобы подготовиться к церемонии, ни радости, ни счастья от разгаданной загадки не испытывал.
        Одевался как в тумане. Удивительно, что счастливейший день моей жизни мог с собой принести такое сильное разочарование. Да что там, вполне возможно, что весь мой путь, то, во что я всегда верил, тоже неправда. Навеянные чем-то или кем-то мысли.
        Джоэля я ждал в своем новом кабинете. До церемонии оставалось не больше часа, но наш разговор не грозил быть долгим. Премьер-министр Зарита был одет в форменную одежду, и на лице его как всегда цвела улыбка. Я смотрел на лучшего друга, и меня мутило. Захотелось и этот кабинет спалить к рашнараху, и себя вместе с ним.
        - Почему у жениха такая кислая мина? - я не первый год знал Джоэля и видел, что он почувствовал мое состояние, а внешняя бравада - только защитная реакция. - Мне казалось, ты радовался свадьбе?
        Я устало потер переносицу и подумал о том, что не так уж и плохо ждать скорой смерти. Во всяком случае, понимаешь, что эта боль ненадолго.
        - Джоэль, что тебе пообещал Радон?
        Улыбка на лице премьер-министра медленно померкла.
        - Не понимаю, о чем ты.
        - Объясню, - я глубоко вздохнул, набираясь сил. - Что тебе пообещал Радон за то, что ты шпионил за мной в его пользу? Деньги? Так ты вроде не бедствуешь.
        - Статус, - Джоэль едва приоткрыл рот. - Я должен был стать регентом после твоей смерти. Но все не так, как выглядит, Марк. Я не хотел тебя предавать.
        - И тем не менее, кроме как предательством, это не назвать.
        - Помнишь, когда в тебе начала просыпаться эта сущность, ты чуть не умер? Тебе было плохо, самочувствие резко ухудшилось, я был уверен, что Зарит останется без князя! Что мне оставалось? Ждать, пока на место моего друга придет ставленник столицы? Заритом не может управлять чужой человек, ты это знаешь.
        - И ты сообщил Премстору, что я умираю?
        - Я много чего сообщил, - грустно улыбнулся Джоэль. - В панике говорил даже мелочи, чтобы стать к Третьему комиссару и императору как можно ближе. А потом тебе стало легче, но ничего уже было не изменить.
        - Смешно, - сказал я.
        - Не лги, я чувствую ложь.
        - Жаль, что я ее не чувствую.
        - Я слишком далеко зашел, Марк. Радовался, что тебе легче, и вместе с тем все начало рушиться. Эта леди Ростби… Она же знала о том, что я предатель.
        - Тогда на допросе никакой блокировки на ее мозгах не стояло? - мое безусловное доверие другу сыграло дурную шутку с нами обоими.
        - Нет… Я должен был остановить ее словесное извержение, сам понимаешь.
        Как князь Заритовский я понимал, а как Марк - человек, который всю жизнь провел рядом с Джоэлем, доверял ему самые тайные мысли, - воспринимать отказывался.
        - Кто убил леди Ростби? Ты внушил охраннику, что приходила девушка, а сделал это сам?
        - Нет, слишком сложно. В последнее время мне приходилось тратить слишком много сил, так что действовал по-другому. Ты прислал ко мне Мирану…
        - Нет! - я хлопнул кулаком по столу, и Джоэль вздрогнул от громкого звука. В глазах его стояли слезы, но мне было все равно. - Ты еще и ее вмешал в это?
        - Мне пришлось. Она была так зла на тебя, что влезть в ее голову оказалось легче легкого. Затем немного подчистил память охранника и все…
        - Где она сейчас?
        Джоэль замялся, но ненадолго.
        - Она жива, не переживай. Я держу ее в своем поместье, чтобы потом, когда восстановлю силы, стереть память. Ничем не рисковал, - Джоэль усмехнулся.
        - А Оливия? Это ты рассказал про ее магический дар Премстору?
        - Нет. Это действительно сделал целитель и то по глупости. Когда-то давно он учился в столице и сейчас написал своему учителю - решил сообщить о чудесном обретении магии невестой князя. Только учитель приближен к Радону. Вот так по цепочке и перешла информация. Мне было невыгодно, чтобы Гельсинорс посетила такая делегация, сам понимаешь. Удивлен, что лорд Премстор еще не предъявил мне за сокрытие такого чрезвычайного обстоятельства.
        Ну да, а то, что я озвучил претензии наоборот за открытие такого большого количества обстоятельств, его не смущает.
        - Если целитель не собирался против меня свидетельствовать, это всего лишь тобой созданное вранье, то как император собирается предъявить обвинение? На основании чего?
        - Он думает, что я помогу ему, - просто ответил Джоэль.
        - А ты поможешь?
        - Нет. Раньше не собирался, а теперь еще и все карты вскрыты. Нечего больше мне скрывать, так что можешь сам сообщить императору, что игрок на две команды ушел с поля.
        - У вас более близкие отношения, так что оставляю это тебе.
        За дверью шумели слуги, для которых сегодняшний день обещал быть гораздо более напряженным, чем для меня, и в густой тишине, которая повисла в кабинете, шум из-за стены казался оглушительным.
        - Радон знает, что я дэв? - наверное, это был самый главный вопрос. Если император не побоялся явиться в логово чудовища, существование которого отрицает официальная религия Империи, должен быть повод. Сомневаюсь, что он мне может понравиться, но хотелось бы знать.
        - Нет, он до сих пор считает, что ты смертельно болен.
        Джоэль не лгал, я знал это. Я чувствовал, хоть мои способности и отличались от его. Как обычно мы сидели друг напротив друга, но теперь нас разделял не только мой стол.
        - Не понимаю, Джоэль. Леди Ростби убита, Мирана - убийца, глупый целитель - овощ. И все по твоей глупости и желанию все решить заранее. Ты всегда спешил жить, но нельзя подстраховаться от всего! Умер бы я, тогда и нужно было решать проблемы! А теперь что? Я все равно погибну на битве дэвов, вот только нет у меня теперь друга.
        Джоэль молчал, и я был благодарен ему за то, что он не вел речей наподобие: «Вот же я, друг у тебя по-прежнему есть». Мы слишком хорошо друг друга знали, чтобы полагать, что я все забуду.
        - Что теперь будет? - преувеличенно весело спросил Джоэль. - Шафер на свадьбе тебе все-таки нужен. Нельзя привлекать внимание.
        - Шафер мне действительно нужен, - спокойно сказал я. - Но после свадьбы ты уйдешь, Джоэль. Спрячешься так далеко, как только сможешь. Дам тебе фору как бывшему лучшему другу. Но учти, при следующей встрече настолько лоялен я уже не буду. Молись, чтобы сражение дэвов произошло как можно быстрее.
        ГЛАВА 20
        Оливия Сабина Росс
        День свадьбы - время волшебства для каждой девушки. День, когда она точно знает, что красивее ее никого в зале нет - об этом позаботились заранее при составлении списка гостей; жених будет смотреть только в одну сторону, иначе замешкается, и невесту могут подменить, а алкоголь на столах скроет все недочеты организации. Много вкусной еды поесть не получится, так что за фигуру можно даже не волноваться, а если вдруг кто решит озвучить критику, его сомнут разъяренные гости.
        В общем, плюсы свадебного дня можно перечислять бесконечно, вот только для невесты князя Заритовского минусов оказалось гораздо больше. Начать с того, что разбудила меня толпа незнакомых женщин. Да как разбудили-то - традиционными песнями и плясками. Я пару часов как уснула, а надо мной принялись хором кричать: «Вейся, вейся, голубок, ждет твоя голубушка!»
        Разумеется, от таких звуков я проснулась, а вот настроение мое нет. Хотелось не замуж выходить, а выгнать толпу взашей, но приходилось терпеливо смотреть на это безобразие. Правда оказалось, что мне не только смотреть нужно, а еще и участвовать. На третьей песне меня одели в платье - не свадебное, нет, - водрузили на голову невесомую фату и в таком виде вывели в саду. Хорошо, что гости еще не собрались, не то хороша бы была невеста с красными спросонья глазами, нерасчесанная, зато в фате.
        В саду надо мной помахали какими-то ветками, закидали разноцветными лепестками и разошлись собираться на церемонию. А я так и осталась стоять с палками в волосах и обсыпавшимися с них муравьями.
        - Хороши же традиции, - пробурчала я и пошла обратно в спальню. Только успела принять ванную и вымыть из волос муравьев, как явился лорд Огрский и принялся причитать на тему того, что я еще не собралась. Настроение мое не только не просыпалось, оно накрылось одеялом из язвительности и глаза открывать отказывалось, так что лорд Огрский пережил несколько чудесных минут, в течение которых я объясняла, почему не могу проверить вместе с ним готовность церемонии.
        Горничные отповедью тоже впечатлились, так что я чудесно провела время, пока мне в полной тишине делали прическу. Периодически заглядывали какие-то новоприбывшие леди, решившие, что сейчас очень удачный повод познакомиться, но их сразу выставляли вон. Мою агрессию все очень удачно списывали на обычную нервозность невесты, так что появилась возможность настроиться на то, что через пару часов я стану княгиней. Хотя в моем случае при участии многих «темных» элементов я скорее не настраивалась, а паниковала.
        Немного успокоиться удалось только, когда на меня надели свадебное платье. Я мерила его и раньше, но в полном образе - с украшениями, прической и косметическими ухищрениями - никогда. Длинное платье с множеством тонких юбок, вручную вышитых традиционными узорами, словно подчеркивало мою хрупкость. По сравнению с дородными жительницами Гельсинорса она не казалась надуманной, и впервые мне это нравилось. Платье не было открытым - княжеской невесте не пристало выставлять прелести на всеобщее обозрение, но тонкий лиф нисколько не загромождал образ.
        Так как отец мой был давно мертв, а брата никто не собирался привозить в Гельсинорс, провожать меня к храму Истинного создателя, в котором планировалось бракосочетание, должен был император. Нет, не так. Он этого, разумеется, делать был не обязан, но изъявил желание. Иллюзий насчет того, почему оказывается такая честь, я не имела, но и отказаться не могла.
        По обычаям Зарита перед тем, как сдать меня на руки императору, пришлось опять выслушать несколько песен. Цветами меня уже не обкидывали, что порадовало, но зато вручили букет. Он был красив, но достаточно увесист, я бы даже сказала тяжел, а путь к храму предстояло преодолеть пешком. Так что пока певуньи допевали последнюю песню, я немного растрепала букет так, чтобы в пути растерять его половину. Тяжелую половину, смею надеяться.
        От главных ворот дворца прямо по брусчатке расстелили огромные красные ковры-дорожки, по которым мне предстояло пройти под руку с Императором. По обе стороны выстроились стражники, образовывая живой коридор, а за их спинами толпились жители Гельсинорса. Слышны были радостные крики, приветствия, я видела лица любопытных и вдруг впервые почувствовала, что люблю их. Люблю жителей Гельсинорса, которые так восхищены своим князем, что нисколько не злятся на то, что его невесту ведет злейший враг Зарита - император Радон II. Люблю их, крикливых, шумных и несдержанных, выражающих восторг песнями, плясками и подарками.
        Под ноги летели цветы, и в них было очень легко скрыть то, что мой букет довольно поредел.
        - Мерзкий город, - сказал вдруг император. Я не думала, что он заговорит со мной в такой момент, а потому вздрогнула от неожиданности.
        - Часть Империи, - ехидно сказала я. Просто не удержалась.
        - Обособленная часть Империи, - не согласился Радон. - И очень скоро все изменится.
        Я промолчала, но император молчать не собирался.
        - Вы подумали над тем, что я сказал вам вчера?
        - Разумеется, - вся прелесть живого коридора пропала, и я хмуро смотрела вперед, прикидывая, как долго еще надо будет идти рядом с императором.
        - Мне стоит ждать сюрприз? Не подумайте, что я в вас не уверен, но предпочитаю учитывать все несуразности.
        - Я тоже. Поэтому хотелось бы знать, на чем будет основано ваше обвинение? Если исключительно на моих показаниях, то согласитесь, подставляться глупо.
        Мы ступили на мост, и на какое-то время разговор пришлось прекратить, потому что охранники оказались слишком близко. Я широко растянула губы в улыбке, но радости во мне поубавилось.
        - На нашей стороне человек, который имеет неопровержимые доказательства вины князя. В решающий момент он выступит, и лорду Рафту некуда будет деться. Он ответит за смерть моей подданной. И вашей, моя дорогая, сразу думайте о том, что когда-нибудь станете императрицей.
        - Жду не дождусь, - хмыкнула я, судорожно размышляя на тему того, знает ли Радон, что целитель уже не в силах ни выступать, ни кого-то поддерживать. - И кто этот человек?
        - Откровенность за откровенность, Оливия. Мне стоит беспокоиться о том, что вы можете ждать ребенка от князя?
        Я чуть было не сказала, что в точности старалась исполнить приказ лорда Премстора, но вовремя одумалась. Марк обещал, что все будет хорошо, но в случае, если что-то пойдет не так и меня все-таки увезут, я обреку собственного ребенка на погибель, или участь игрушки в руках Радона.
        - Нет, это невозможно. Так кто будет свидетельствовать против князя?
        - Лорд Михрский.
        - Не может быть, - я искренне рассмеялась, но взглянула на довольного Радона и поняла, что он не врет. - Или может?
        - Оливия, привыкните к тому, что я всегда держу руку на пульсе всех событий, а каждый человек способен на предательство. Цена только разнится, и нужно ее нащупать. Вот ваша цена - жизни вас и ваших родных.
        - А у Джоэля? - я все еще не могла поверить в происходящее. Хотелось ускорить шаг, чтобы предупредить Марка, но это было недопустимо. У лорда Михрского, действительно, больше вариантов подставить князя, чем у кого бы то ни было. Моя вера в то, что все образуется, медленно исчезала.
        - У Джоэля слабость в честолюбии. Уж очень ему хочется стать правителем Зарита после смерти князя.
        - И он действительно им станет?
        Император искоса взглянул на меня и приподнял уголок рта.
        - Разумеется.
        А я поняла, что Радон нагло лжет. Все-то он уже продумал, и в этой продуманном новом будущем нет места Зариту вовсе.
        До самых ступеней храма мы молчали. В зал невеста входит в одиночестве, так что император отпустил мою руку, и я поднялась по ступеням, придерживая юбку. На широкой площадке обернулась, приветствуя огромную ревущую толпу, которая собралась внизу.
        Момент стоил того, чтобы запечатлеть его в памяти: яркое солнце, огромное количество зелени вокруг и усыпающие мой путь цветы. На фоне величественного храма из желтых камней я смотрелась одиноко, но не чувствовала себя такой. Взрослые, собравшиеся у храма, прыгающие по крышам дети - они радовались моему присутствию, они верили в своего князя. Так могла ли я усомниться?
        Навстречу мне вышли Джоэль, как шафер Марка, и двое жрецов. Я не знала, могу ли при всех бросить лорду Михрскому обвинение в лицо, потому молчала, но руку Джоэля приняла с брезгливостью. Было противно прикасаться к этому человеку.
        - Оливия, я могу чувствовать эмоции, - тихо проговорил Джоэль.
        В ответ я фыркнула - не могла найти слов, чтобы высказать лорду Михрскому все мысли о нем.
        - Я люблю Марка почти так же, как и ты. Разница только в том, что любовь моя дружеская. Потому можешь не волноваться.
        Все вокруг на разные лады говорят о том, что я могу не волноваться, вот только спокойствием и не пахнет.
        В храме играла легкая музыка, а зал заливал солнечный свет, струящийся сквозь многочисленные окна. Гости были и здесь - высокопоставленным лордам с семьями дозволялось присутствовать на церемонии. Я заметила лорда Огрского, который почти беззвучно отчитывал одного из жрецов, и сделала мысленную заметку уточнить, что могло пойти не так в отточенном за сотни лет действе.
        Марк ждал меня в глубине храма. Я спешила, почти тянула Джоэля за собой, но, когда до князя оставалось не более десяти шагов, дорогу вдруг заступил лорд Премстор. Лорд Огрский не сдержал возмущенный стон - как же, такое нарушение хода церемонии.
        - Прошу прощения, но прежде, чем мисс Росс возьмет за руку лорда Рафта, мне хотелось бы сказать несколько слов.
        Джоэль до боли сжал мою ладонь.
        - Лорд Премстор, не уверен, что это возможно.
        Лицо Третьего комиссара императора надо было видеть. Он спешно прикидывал варианты развития событий, но, по-видимому, решил, что лорд Михрский просто доигрывает свою роль лучшего друга князя.
        - Ваша Светлость, хочу сообщить во всеуслышание, что вы обвиняетесь в убийстве леди Ростби!
        Присутствующие в храме люди зашумели, принялись переговариваться, но стоило князю строго взглянуть в сторону гостей, как гомон тут же утих.
        Марк расслабленно облокотился об алтарь, на что главный жрец возмущенно зашипел, и игриво спросил:
        - Надо же, а это не может подождать до окончания церемонии?
        - Нет! Мы не можем позволить дочери Империи выйти замуж за такое чудовище!
        - Император сам привел мисс Росс к храму, - напомнил Марк.
        - Исключительно чтобы вас не спугнуть!
        - Неплохой ход, - Марк повернулся к растерянному главному жрецу. - Можно водички? Такая жара.
        - Вы не воспринимаете всерьез мое обвинение?
        - Нет, отчего же. Жду продолжения и подозреваю, оно будет долгим, так что решил подготовиться. Так что там с убийством? У вас, полагаю, и доказательства есть?
        - Конечно. У меня показания двух свидетелей.
        Мы с Джоэлем переглянулись и едва сдержали улыбки. На душе стало спокойнее.
        - Жажду выслушать.
        Как и все присутствующие. Лорд Премстор повернулся к нам и кивнул Джоэлю.
        - Прошу вас, лорд Михрский.
        С ответом Джоэль не спешил - молчал, подбирая слова, а в это время мимо прошел мужчина, в котором не сразу я опознала лорда Висского, капитана, который привез нас с леди Ростби в Гельсинорс. Он шел не спеша, спрятав руки в карманы, и словно бы с удивлением осматривался. С большой долей ехидства взглянул на меня и встал перед князем. Я занервничала, решив, что один из свидетелей лорда Премстора не Джоэль, а именно лорд Висский, и не избежать Марку плахи.
        - Эогард? Ты тоже хочешь что-то сказать? - Марк удивленно приподнял брови. Лорд Висский выглядел довольно вызывающе, и я кожей чувствовала, что это не просто так. Лорд Премстор вконец озверел и рявкнул:
        - Здесь очередь! Вас не учили, что перебивать невежливо? Вы кто вообще? Форма капитана, а ведете себя как мужлан! Выполняйте приказ - убирайтесь вон отсюда!
        Капитан вздернул верхнюю губу, скалясь, мягко повел рукой, а Третьего Комиссара императора подбросило на месте и откинуло с хорошей такой скоростью. Он впечатался в стену и упал, в разные стороны полетели обломки камней, а люди закричали и бросились на выход. Честно признаюсь, мне тоже захотелось побежать, вот только в сторону Марка - чтобы спрятаться за его спиной. Но за руку держал Джоэль и отпускать не собирался, так что пришлось стоять на месте.
        Небольшая давка возникла в дверях - главный жрец бегает быстро, но из-за внушительных размеров застрял в узком проеме. Но сзади надавили, спереди потянули и довольно скоро в зале храма остались немногие: я, Марк, Джоэль и лорд Висский. Лорда Премстора, который испуганно выглядывал из груды камней, я не считаю. По-хорошему, Третьему Комиссару императора тоже положено было убежать, но он слишком уж хотел оставаться в курсе событий.
        - Четвертый дэв, я правильно понимаю? - спокойно уточнил Марк.
        - Правильно, - капитан пожал плечами. - Не ожидал?
        - Сомневаюсь, что это можно предугадать, - князь запрокинул голову, рассматривая разрисованные своды. - Хотя должен был догадаться - тебе всегда благоволили ветра. Ты не мог дождаться конца свадьбы?
        - Ты хотел оставить жену вдовой? - капитан хищно улыбнулся.
        - Раз уж тебе все равно было, когда открыться, мог бы сделать это и попозже. После первой брачной ночи.
        - Не мог, - лорд Висский поморщился. - Уже давно тянуло в Гельсинорс. Жгло в груди, ночами его видел. Провидение обмануть невозможно. И так медлил сколько мог.
        - Боялся, - фыркнул Джоэль. Лорд Висский лениво повернул голову в нашу сторону. Он походил на опасного зверя, который не нападал только из-за того, что был сыт. Я сделала максимально отсутствующее выражение лица - руку мою Джоэль не отпустил, так что если капитан тряхнет об стену и премьер-министра, я полечу следом.
        Лорд Висский некоторое время смотрел на Джоэля, но, не сказав тому ни слова, опять обернулся к Марку.
        - Не ожидал, что ты не прогонишь невесту.
        Князь бросил на меня короткий взгляд, и в его темных глазах я на миг увидела безграничную нежность. Он улыбнулся уголком рта и промолчал. Капитана это не смутило - он вполне удачно развлекал себя сам.
        - Где, кстати, ее компаньонка? Леди Ростби кажется? Хотелось бы мне взглянуть на нее в тот момент, когда она поймет, что хамила божеству.
        - Она мертва, Эогард.
        Лорд Премстор открыл рот, чтобы вставить слово, но почесал макушку, подумал и рот закрыл.
        - Вот как. Обидно, что не я ее убил.
        - Где остальные дэвы?
        - Мы встретились у обрыва и познакомились. Битву пора начинать, не хватает только тебя, так что остальные ждут. В храм решил зайти именно я - обожаю эффектные появления.
        Лаконичный разговор, но полагаю, каждый из присутствующих понял, о чем идет речь. На свой лад, конечно. Например, лорд Премстор, выглядывающий из камней, выводы точно сделал неправильные.
        - Что происходит? - подал он голос. - Этот человек арестован, ему предъявлено обвинение, куда вы собрались?
        Джоэль презрительно хмыкнул, а Эогард с интересом посмотрел на лорда Премстора.
        - Третий Комиссар императора, надо же. А я и не заметил, кого швырнул об стену. Добро пожаловать в Гельсинорс, лорд Премстор. Вы не переживайте, я и еще пара человек сделает все для того, чтобы преступник был убит с особой жестокостью. Правосудие свершится, даже если оно и не требуется.
        Захотелось вцепиться лорду Висскому в лицо, но я стояла, не шевельнувшись, лишь бросила в сторону Марка взгляд. Он выглядел безмятежным и даже подмигнул мне. Правда, это совершенно не успокаивало.
        - Не забывайся, - подал голос Джоэль. - Считать урожай нужно, когда корзины полны. Князь сильнее тебя в миллион раз.
        - Джоэль, - Марк нахмурился. - Не нужно.
        Князь размял шею и обратился к капитану.
        - Я понял тебя, Эогард. Прятаться и сбегать не буду, не беспокойся. Раз не можем отложить битву, она состоится сейчас. Мне нужна всего минута.
        - Разумеется, попрощайся с невестой. Мы будем ждать снаружи.
        Капитан вышел из храма, а Марк подошел ко мне. Джоэль с неохотой отпустил мою руку и отступил в сторону.
        - Я же говорил, что меня не арестуют? - князь улыбнулся и провел рукой по моей щеке. Я потянулась за ним и закусила губу, чтобы не расплакаться.
        - Это будто сон. Давай проснемся? - прошептала я.
        - Конечно, проснемся, Оливия. Возвращайся во дворец, будь с Джоэлем.
        - Он предатель, ты знаешь?
        - Я знаю, - Марк улыбался, но глаза его были грустными. - Но сейчас тебе лучше будет остаться рядом с ним. Когда все закончится, если не хочешь выходить замуж за наследника, попроси у Джоэля защиты.
        - Откуда вы знаете о планах императора?! - подкравшийся лорд Премстор схватился за сердце. Такта вредному мужичонке точно не хватало. Марк едва качнул головой, а Третий Комиссар императора запищал от боли - весь металл на его одежде раскалился докрасна.
        - Ты не веришь, что вернешься, - поняла я. Тратить время на лорда Премстора отчаянно не хотелось. Я схватила Марка за руки и не желала отпускать. - Не смей так думать, понял? Не смей.
        Марк обнял меня и поцеловал в висок. А мне хотелось большего. Мне хотелось вцепиться в него и не отпускать. Целовать каждую частичку его тела и прикасаться к нему каждую минуту. Мне было так больно, как только может быть человеку. Я не смогла сдержать слезы, а глупое сердце болело так сильно, словно грозило разорваться.
        - Мне пора, Оливия.
        На площади перед храмом творилось что-то невообразимое: паникующие лорды с семьями толком не могли объяснить, что происходит, выбежали на ступени и принялись верещать. Оказалось, у некоторых из них даже были способности к магии, так вместо того, чтобы защищать князя, они решили помочь себе.
        Стражники взяли в кольцо Радона - в случае чрезвычайной ситуации они должны были защитить императора, а беснующаяся толпа отчего-то решила, что наконец-то началось восстание. Примечательно, что народ действовал очень сплоченно - за несколько минут, пока мы общались с Эогардом, простые люди разбились на отряды и вооружились камнями и палками. Марк вышел на крыльцо храма, и толпа обрадованно взревела. Теперь выходило, что он возглавил восстание, которого и не было.
        - Вы пожалеете! - бесновался лорд Премстор позади нас. Мы с Джоэлем следовали прямо за Марком, а вот Третий Комиссар императора опасался выйти вперед. Жаль, что кричать не боялся.
        На первом пролете храмовых ступеней стояли трое дэвов. Захарис оглядывался с затаенным восторгом, словно бы примерял все вокруг на себя, земляной дэв смущался и пытался спрятаться, хотя на пустой лестнице сделать это было проблематично, а вот Эогард находился в своей тарелке. Он даже подбадривал толпу, взмахивая руками.
        - Пррррекратить безобразие! - рявкнул Марк. Странное дело, голос его разнесся над площадью, и люди испуганно притихли. Капитан весело оглянулся, и я поняла, кому князь обязан такой громкостью. В наступившей тишине слышно было, как плачет ребенок. Император воспользовался ситуацией и тоже вставил слово:
        - Вот именно! Отойдите, иначе все будете казнены.
        Марк покосился на Радона, но тут вперед выступил Эогард.
        - Народ Зарита! - Положительно, лорду Висскому не по морю надо было плавать, а заводилой на свадьбах выступать. Только девиз бы у него был: восстания, драки, убийства, или разрушу вашу свадьбу за пару минут. А что, голос громкий, да еще и ветер его разносит по площади. - Возрадуйтесь, ибо легенды истинны!
        - Позер, - пробурчал Джоэль. - Никто не хотел поднимать шум.
        - Это проблематично, - прошептала я. - Как объяснять народу, куда уходит князь с собственной свадьбы?
        А Эогард продолжал.
        - Все вы знаете легенды о дэвах, так вот мы перед вами! Наши предки вступили в спор, и по прошествии тысяч лет именно мы должны разрешить его. Какой из дэвов сильнее? Кто будет властителем мира? Вы можете остаться и узнать, а можете спрятаться, как крысы в подвале, какими вы все и являетесь.
        - Ох, дэв, - хохотнул какой-то мужчина из первых рядов восставших. - Нас тут таких дэвов - через одного. Пшел вон!
        Все произошло так быстро, что я даже вздрогнуть не успела, хотя хотелось как минимум завизжать. Вполне осязаемая воздушная волна, словно цунами, поднимая каменные ступени и плитку, метнулась к этому мужчине, который сказал то, о чем думала вся площадь. Никто не успевал отойти или спрятаться, людские жертвы были неизбежны, но вверх вдруг взвилось пламя. Оно встретилось с воздушной волной, загудело и рассыпалось на миллионы искр. Но и магия воздуха перестала действовать - Эогард со злостью оглянулся на князя.
        - Мой народ ты тронуть не смеешь, - процедил Марк, и людей как прорвало. Все закричали и бросились врассыпную. На императора уже никто внимания не обращал - что им до него, когда пришлось столкнуться с чем-то неизвестным. Дэвы из легенды… да жили тысячи лет без них и еще столько бы прожили. Вопрос о властителе мира народ Зарита точно интересовал в последнюю очередь. Император вместе со своими стражниками тоже побежали. Причем смотрелось это даже смешно - Радон не знал, где можно спрятаться, потому бежал за большей массой людей. Со стороны при должном воображении можно было решить, что император подавил восстание и преследует оставшихся нарушителей.
        - Это просто люди, - процедил Эогард, но робкий Хараон топнул ногой и вздыбившиеся вверх плиты встали на место.
        - Его Светлость прав: народ Зарита ни при чем, мы не должны никого впутывать.
        - Их впутали предки, которые решили обмануть дэвов, - это уже Захарис.
        - Это и твои предки тоже, Захарис, - не согласился Марк. Он довольно наблюдал за тем, как последние из людей, присутствовавшие на площади, прячутся в переплетениях улиц.
        Джоэль потянул меня в сторону, и я послушно двинулась за ним. Мы сбежали вниз по ступеням, и я напоследок оглянулась на Марка, но лорд Премстор, как обычно, все испортил - закрыл обзор. Он шагал за нами следом - боялся остаться на крыльце один. Просто смелейший человек Империи!
        Всякое мое уважение к Третьему Комиссару, подкрепленное страхом, растаяло как дым.
        ГЛАВА 21
        Джоэль вел меня все дальше и дальше от храма. Я останавливалась, оглядывалась, но все же шла вперед. Лорд Премстор двигался на некотором отдалении от нас, и вид у него был такой задумчивый, что уверена, подлец замышлял какую-то гадость.
        Мертвая тишина, в которой даже птицы не пели, хотя обычно в Гельсинорсе они заливались песнями, вдруг сменилась громким нарастающим гудением. Еще не битва, но точно ее предшественник.
        - Джоэль, я так не могу, - простонала я наконец. - Давай вернемся!
        - Зачем? - Джоэль остановился и прямо посмотрел на меня. Черты лица его словно потемнели, и я поняла, что лучший друг князя тоже волнуется. - Помочь мы ничем не сможем, зато отлично будем отвлекать Марка. Ты же не хочешь, чтобы он на какой-нибудь твой вскрик отвлекся и…
        - Умер, - прошептала я.
        Откликаясь на такое страшное слово, прогремел вдруг гром и резко потемнело, как при грозе. Я подняла голову вверх, ожидая, что на мое лицо упадут крупные капли дождя, но обнаружила, что дело не в магии дэва. На по-настоящему по-заритовски яркий круг солнца наплывала черная тень.
        - Затмение! - ахнула я. Джоэль тоже поднял голову.
        - Действительно, провидение невозможно обмануть, - хмуро сказал он. - Тот, кто сочинял легенды, словно бы точно знал, что встретиться потомки должны до затмения.
        - Или затмение произошло из-за того, что они встретились, - не согласилась я. - Все? Это начало?
        Луна была быстрой, и совсем скоро на потемневшем небосводе проявились созвездия. Огненное солнце совсем скрылось за черным шаром - виднелись только яркие всполохи вокруг луны в виде короны. А затем раздался грохот. Я упала, потому что земля затряслась, но Джоэль устоял и потянул меня за руку вверх.
        - Идем. Неизвестно, какие будут удары, ты можешь пострадать.
        Земля не прекращала содрогаться, так что поднялась я, опираясь на Джоэля, но затем отступила на шаг.
        - Оливия, хватит, - устало сказал Джоэль. - Марк же сказал тебе.
        - А мне плевать, - я задрала нос вверх. Услышав от меня такое, лорд Премстор громко охнул, словно у него вдруг открылись глаза на мое воспитание. Хотя уверена, он уже миллион раз пожалел о том, что выбрал меня в качестве невесты князя. - Сидеть во дворце и ждать, чем же все закончится, я не собираюсь.
        Я развернулась и поплелась обратно к храму. Именно что поплелась, потому что идти быстро по трясущейся земле было попросту невозможно. Пришлось собрать подол платья, приподняв его почти на неприличную высоту, и передвигать ногами стало удобнее.
        Я почти дошла уже к храму, как Джоэль схватил меня за локоть. Но не остановил, а наоборот, помог двигаться быстрее.
        Площадь освещалась лишь светом звезд и отголосками почерневшего солнца, из-за чего разрушенная и вывороченная земля, плиты, торчащие из нее, казались могильниками. На паре домов виднелись повреждения, получается, что какие-то из магических ударов дэвы все-таки нанесли, но вот их самих не было.
        - Где они? - я изумленно осматривалась. - Все закончилось? Так быстро?
        Но грохот не прекращался, правда доносился он со стороны моря.
        - Они на утесе, - Джоэль быстро огляделся. - Сюда, здесь конюшни, мы возьмем лошадей.
        Легко сказать - лошади спокойными отнюдь не были. Они ржали, бились в стойлах - да я даже подойти к ним не могла. Но Джоэля смутить не могло ничего. Он подошел к одной из лошадей и закрыл глаза, словно решил стоя вздремнуть. Едва я хотела съязвить, как пара животных встали по стойке смирно.
        - Ты и лошадям умеешь мысли внушать? - не поверила я. Джоэль молча бросил мне уздечку, намекая, что придется все делать самостоятельно.
        Дэвы действительно были на у моря, на скале. Огромные, в облике рогатых чудовищ, покрытые сетью бугристых мышц, они поднимали вокруг себя огромные клубы пепла и пыли. Мы спускались на лошадях с холма, и битва простиралась перед нами как на ладони.
        Огненный и воздушный дэвы висели в воздухе. Эогард и Марк сошлись чуть ли не врукопашную, нанося удары разрушительными волнами подчиненных стихий. Огонь и сгущенный воздух словно стали продолжением кулаков, как перчатки у бойцов в столице. Земляной и водный дэвы сойти с поверхности земли были не в состоянии, потому сражались на своих ногах, но наблюдать за этим оказалось страшнее.
        Водяная стрела разрушила внушительный пласт земли, вставший перед Хараоном, который сейчас и на человека-то походил мало, а последовавшая за этим плеть из гибкого льда ударила земляного дэва по плечу. Содрогнулся он, содрогнулась земля, и наши лошади опять взбесились от ужаса.
        Волна, прошедшая под травой, поднялась выше дэвов и сбросила Захариса в море. Секунда-две, ничего не происходило, но над скалой вздыбилась волна цунами, и водный дэв опять ступил на землю. Каменный меч против ледяного, удачно отраженный удар в голову и скользнувший в сердце. Танец с мечами между двумя дэвами, стоящими на скале, был недолгим - сразу стало понятно, что робкий Хараон уступает Захарису, который жил ради этого самого момента. Долго ждать, пока земляной дэв падет, не пришлось.
        Упал на землю серый монстр, а лежать на ней остался юноша. Я взвизгнула и прижала руку к сердце, но радостно мне было, что Марк до сих пор жив. Жив и теснит Эогарда - в воздухе не осталось места от огня, в котором сам князь чувствовал себя очень комфортно.
        Но в бой вступил Захарис, заняться которому было нечем. Морская вода хлынула на огонь, и не ожидавший этого Марк пропустил удар от воздушного дэва. Счастливо взревел Эогард, и его голос разнесся надо всем Заритом. Князь извернулся, но я даже на расстоянии видела, что левая рука его безвольно болтается.
        Огонь волной пошел в разные стороны, но водному дэву нечего было бояться - вода затушила пламя, а воздух ударил Марку в грудь.
        Наверное, я кричала, когда князь падал с высоты. Точно пустила лошадь рысью к скале, но Джоэль заставил ее остановиться. Огненный дэв стал человеком еще в полете и, упав, отскочил от земли, как если бы кто-то бросил куклу. Пустую сломанную куклу, а не красивого умного мужчину.
        Я видела только тело Марка на вывороченной земле, хотя битва продолжалась. Помощь Захариса Эогарду ничего не значила, и водный дэв схлестнулись с воздушным. Молнии били в морскую гладь, само море бесновалось, исходило пеной, крики дэвов были подобны звуку грома, так что когда вдруг все прекратилось, у меня еще звенело в ушах.
        - Что такое? - я подняла глаза от лежащего на земле Марка. С неба медленно рывками спускался воздушный дэв. Тела Захариса видно не было.
        - А где…?
        - Упал в воду, - понял меня Джоэль. Он заставил лошадей шагом двигаться вперед. Я же даже удила отпустила.
        Рогатый полупрозрачный монстр встал на ноги и тут же упал на одно колено. Попытался встать, но сил у него не было. Мы приближались, и, наверное, стоило помочь дэву, но он убил Марка. Лошади остановились метрах в двух от воздушного дэва, который стоял на четвереньках. Монстр повернул голову, и на страшной морде с выступающими челюстями появилось какое-то подобие улыбки.
        - А ведь я победил. Значит, воздушный дэв был сильнее.
        Мы молчали. Я не знала, что говорить, а Джоэль молчал по каким-то своим причинам.
        - Я всем доказал.
        - Здесь никого нет, - не сдержалась я. - А нам все равно.
        - Мне не все равно! - закричал монстр и закашлялся. На клочке чудом уцелевшей травы я увидела кровь. - Меня никогда не воспринимали всерьез, а я ведь был божеством.
        Джоэль спрыгнул с лошади и подошел к дэву. Тот смотрел на премьер-министра снизу вверх.
        - Да какая разница? - устало спросил Джоэль. - Неужели за тысячи лет потомки дэвов так и не поняли, что человек их обманул? Никому он не хотел поклоняться, хотел, чтобы у людей была частичка божественной силы.
        Дэв оскалился, опять закашлялся и упал плашмя. Пытался приложить усилия, чтобы встать, но так и замер щекой и коленями на земле, а задом вверх. Джоэль толкнул его ногой, и упал уже Эогард Висский. Воздушный дэв тоже погиб.
        Черная луна двинулась с места, и стало светлее - затмение подходило к концу. Джоэль взглянул на небо и засуетился.
        - Скорее иди сюда.
        Я спрыгнула с лошади и недоверчиво приблизилась. Джоэль прижался щекой к груди Марка и что-то там выслушивал. Я же рассматривала лицо князя - всегда хмурящийся, серьезный, сейчас он выглядел умиротворенным и словно бы счастливым. И к собственному стыду, именно это более всего возмущало меня. Мое горе не позволяло быть ему счастливым, когда я осталась одна.
        - Он жив? Жив?
        - Нет, но думаю, умер не сразу. Давай руку.
        Я встала на колени рядом с Джоэлем.
        - Чего ты хочешь?
        - У нас есть время до конца затмения. Мало кто знает, думаю, что только несколько человек в мире, но есть еще одна легенда. Даже не легенда, я бы сказал, а небольшое пророчество, которое гласит, что потомки дэвов разрешат спор ценой своей жизни. Некому давать ответ, людям некому поклоняться - все останутся мертвы. Первые дэвы - потому что всесильны, но не бессмертны, а их потомки - потому что самоуверенны и тщеславны.
        - Потому Марк не верил, что выживет. Но в чем же тогда смысл?
        - А нет смысла, Оливия. В смерти вообще нет смысла. Но есть в пророчестве и последние слова, которые мы не могли разгадать - озарение пришло только сейчас. Человек должен решить, кто из дэвов достоин, и тогда сила его даст жизнь. Ты - защитник, Оливия. Ты можешь лечить людей.
        Я похолодела от ужаса. Не из-за того, что придется делиться магией, а из-за того, что я ничего не умею. Не успела научиться.
        - Джоэль, но я не умею!
        - Зато умею я. Пусти меня в сознание. Разреши управлять тобой. Мне нужно только разрешение, и я умножу твою силу. Ценой своей.
        - Да я даю его тебе, конечно! Спаси Марка, спаси его, пожалуйста.
        Джоэль даже не двинулся, лишь протянул руку, касаясь моей щеки. Глаза его были такие грустные, что я даже засомневалась, действительно ли он знает, что говорит. Луна двигалась, открывая все больше места солнцу, и время утекало, как темнота из этого мира. От света скрывались звезды, и я вдруг почувствовала в себе кого-то. Этот кто-то хозяйничал, не ущемляя причем меня, и перед моими глазами проявились солнечные потоки, плывущие в воздухе, в теле Джоэля, Марка да даже в моем.
        У Марка они почти угасли - слабые, серые, они едва заискрились, когда я, ведомая Джоэлем, прикоснулась к княжеской руке. Поразительно, но теперь мне или все же тому, кто попал в мое сознание, было известно, что нужно делать.
        - Ты видишь? Силу нужно направить в самое сердце.
        И я отправила жизнь свою, силу свою в Марка, и потоки светились - слабо, но это был настоящий свет, говорящий о том, что князь жив.
        Не знаю, как долго это продолжалось, но Марк в первый раз вздохнул в последнее мгновение затмения, а я в этот же миг в последний раз почувствовала в сознании Джоэля. Князь приоткрыл глаза, на лицо его, бледное и умиротворенное, возвращались загар и желание хмуриться по поводу и без. Джоэль со стоном упал на землю, и я увидела, что у него из носа идет кровь. Но волновал меня сейчас только князь.
        - Марк, - я не выдержала и разрыдалась. - Ты жив, жив!
        - Не понимаю, как так получилось, - Марк привлек меня к своей груди.
        - Как обычно, - пробурчал Джоэль. - Я бы удивился, если бы ты сразу все понял.
        - Джоэль! - не вытерпела я и наябедничала Марку. - Это все он, он тебя спас. Я бы просто рыдала на твоем теле. А он показал, что нужно делать, чтобы ты ожил.
        - Так вот что значили те строки из легенды. Оливия, у тебя теперь не будет магии.
        Я прислушалась к себе и удивленно уставилась на Марка.
        - Но она есть, я чувствую. Вот, посмотри, у меня царапина, я ее вылечу.
        - Не может быть, - Марк нахмурился и приподнял голову. - Как такое возможно?
        - У меня теперь нет магии, - Джоэль беззлобно пнул князя. - Весь выгорел, пока Оливией руководил изнутри. Ты мне теперь должен, понял?
        - Обойдешься, - Марк опять опустил голову на землю. Я уткнулась ему в грудь и счастливо улыбнулась. - Я тебя еще за предательство не простил. Теперь мы квиты.
        Мы лежали на израненной земле, покрытой кровью дэвов, и смеялись. Может быть, невпопад, но напряжение этого ужасного дня подействовало на нас именно таким образом.

* * *
        В библиотеку я зашла утром следующего дня, когда мы проводили императора со своей свитой. Николо был за стойкой и моему появлению порадовался.
        - О, мисс Росс, или вас уже можно называть леди Рафт?
        - Нет, - я присела на кресло и кивнула Николо, чтобы он сел напротив. Библиотекарь послушался. - Мы перенесли церемонию на месяц, чтобы дождаться прибытия моих родных. Я собираюсь уговорить их переселиться в Гельсинорс навсегда.
        - О, им разрешили покинуть континет?
        - Да, императору ничего более не оставалось. Он теперь знает, что лорд Рафт - дэв, так что согласился и на снижение налогов, и на нашу свадьбу с Марком. Думаю, ему придется согласиться и на другие условия Гельсинорса, потому Радон и сбежал в столицу. Постойте, а вы откуда знаете?
        Николо загадочно улыбнулся и промолчал, а я вытаращила глаза, когда меня озарила по-настоящему безумная догадка.
        - Вы видите будущее?
        - Видел когда-то. Простите, мисс Росс, просто я так долго живу, что уже путаю настоящее, прошлое и будущее. Знаете, с каждым днем их все сложнее отличать.
        - Я сейчас готова выдавать самые нелепые мысли, потому не думайте, что я сумасшедшая. Вы тоже потомок дэвов?
        - Нет, я тот самый человек, который столкнул их между собой, мисс Росс.
        - Но как? Прошли тысячи лет.
        - Дэвы не обладали вечной жизнью, но, объединившись, смогли наделить ею меня.
        - Наградили?
        - Наказали. Когда поняли, как я их обманул.
        - И вы всегда были здесь?
        - Нет, я путешествовал, делал записи, надеясь, что потомки дэвов смогут их понять. Сюда вернулся лет триста назад, ближе к итогу. Это же мои правнуки, я гордился ими за тысячи лет до сегодняшнего дня, желал помочь. Почему-то все забывают, что человеческой крови в этих мальчишках гораздо больше, чем крови дэвов. Если бы не тщеславие, вполне можно было договориться и все остались бы живы, но я уже давно понял, что все мои пророчества, записанные в первые годы, имеют возмутительное свойство сбываться.
        Я с ужасом и восторгом смотрела на этого человека и не знала, как себя вести. Пасть на колени? Или продолжать разговор как ни в чем не бывало.
        - Князя спас Джоэль, - зачем-то сообщила я. - Не я. Я стала лишь орудием.
        - Логично, - пожал плечами Николо. - Простите, дитя, но Джоэль был одареннее вас магически во много раз.
        - Но зачем вы давали читать все эти книги? Я решила, что вы хотели мне намекнуть…
        - Я давал книги, потому что вы хотели что-то прочесть, отвлечься. Вы - будущая княгиня, вам положено знать историю родной страны, а стихи… кто их не любит? Я и подумать не мог, что вам пригодится.
        Николо хитро улыбнулся, и я покачала головой.
        - Мне кажется, вы лжете… Скажите, а что теперь будет?
        - Как что? - удивился библиотекарь. - Дождетесь свадьбы, договоритесь с Императором, родите мне очередных правнуков и будете жить. Нет больше у меня пророчеств, говорю же: будущее с прошлым так перепуталось в моей голове, что тут бы имена ваши не позабывать.
        - Марк знает о вас?
        - Разумеется, я же его библиотекарь.
        - Нет, о том, что вы его предок.
        - Можете сказать, но не думаю, что от этого грядут изменения. Идите, мисс Росс, Его Светлость волнуется, что вы никак не спускаетесь к завтраку. Он еще не до конца восстановился, перенервничает - будете еще и столовую восстанавливать помимо кабинета.

* * *
        Свадьба была чудесной. Традиционные песнопения и пляски решили отменить, чтобы второй раз не подвергать невесту этому стрессу, а к храму меня провожал Алекс. Выглядел он не очень хорошо, нервничал и боялся каждого шороха, но Джоэль заверил меня, что займется им. Магии в премьер-министре Зарита больше не было, но связи остались, так что к нашим услугам были лучшие целители мира. Я надеялась, что удастся вылечить брата от пагубных привычек.
        Народ, встречая меня, кричал еще громче, полюбил сильнее, чем в прошлый раз. Было объявлено, что именно я спасла князя с помощью своей магии, про Джоэля не сказали ни слова. Как объяснить то, что премьер-министр лишился сил, если все и раньше считали, что магии у него нет и капли? Потому героиней все незаслуженно считали меня.
        В этот раз проведению церемонии никто не помешал, и лорд Огрский был счастлив. Я все-таки спросила, за что в тот раз был отчитан жрец, и оказалось, что он встал не на то место. Для чего это нужно, догадалась позже, когда после произнесения нами клятв на головы рассыпались лепестки, а зал заполонили певчие птицы. Лорд Огрский продумал все заранее, птицы даже гадили в специально отведенное место. Как раз то, где в прошлый раз стоял жрец.
        Празднества до самой ночи, нескончаемые поздравления, и Марк рядом. Могу с полной уверенностью сказать, что свадьба - волшебный момент в жизни каждой девушки, если, конечно, за ним не последуют дэвы и смертельные битвы. В спальню Марк нес меня на руках - и совсем не из-за того, что я устала, просто князь под конец совсем уже разошелся, плюнул на все и бросил гостей. Не думаю, что кто-то заметит наше отсутствие, даже лорд Огрский, обрадованный, что все закончилось, одним бокалом не ограничился, а остальные и вовсе праздновали, что называется, до упаду.
        Марк начал целовать меня еще в коридоре, а в спальне к губам подключились и руки - уложил на кровать и все, полное раздолье для творчества. Я не хотела вырываться, но должна была сказать князю кое-что важное, а потому прикрыла ему губы рукой.
        - Марк, у меня для тебя подарок.
        - Я знаю, - нетерпеливо ответил князь и тряхнул головой, чтобы сбросить мою ладонь. - Учти, я собираюсь его быстро распаковать и очень долго им наслаждаться. Не смей мне мешать.
        - Нет уж, - фыркнула я. - Этот подарок распаковать получится не раньше, чем через восемь месяцев. Месяц уже прошел.
        Марк оторопел. Нахмурился, размышляя, а затем недоверчиво посмотрел на мой живот.
        - Оливия, это то, о чем я думаю? - хриплым от волнения голосом спросил он. - Ты беременна?
        - Не обманывай, - я щелкнула князя по носу. - Ты об этом даже не думал, пока я не сказала. Но да, я беременна.
        Марк дрожащей рукой провел по моему пока еще плоскому животу.
        - Это кто? Девочка или мальчик? Ты была у лекарей? Что сказали?
        - Была, - я обвила шею князя руками. - Но больше ничего не расскажу, пока ты не распакуешь другой свой подарок.
        - Какой это? - обалдело спросил Марк, а я ткнула себя пальцем в грудь.
        - Я все еще одета, Ваша Светлость. Поразили меня в самое сердце, а теперь бессовестно отлыниваете от супружеских обязанностей.
        KOНEЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к