Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Симбиот Сергей Александрович Баталов

        Звездный рекрут #8

        Сергей Александрович Баталов. Звездный рекрут. Книга VIII. Симбиот

        СИМБИОТ

        Глава 1. Ташша

        - Я не справлюсь! Я не смогу! Это выше моих сил! - Александр опустил веки, оперся локтями о колени, обхватил голову руками. Он всем телом качнулся на кресле вперед, отпустил голову, несколько раз судорожно сжал и разжал кулаки. Его веки были плотно сжаты, однако он все равно не смог избавиться от ощущения, что они пристально смотрят на него.
        Смотрят и ждут, когда он ответит так, как они хотят.
        Заречнев намеренно, даже мысленно, не называл их по именам.
        Потому что тогда он не сможет сказать им "нет".
        В этом "нет" для него было все… Но главное - в нем была его жизнь!
        Поскольку "да" означало его смерть.
        Добровольную.
        Самое ужасное было в том, что они не оставили ему никакого другого выхода.
        Сашка откинулся назад, закрыл лицо ладонями…
        Он услышал чей-то легкий шепот, к двери за его спиной один за другим зашуршали подошвы обуви.
        В комнате стало очень тихо.
        Заречнев вернул руки на подлокотники, открыл глаза.
        В кресле напротив него осталась только она - женщина, которой он точно никогда не сможет отказать.
        Сашка тяжело вздохнул, поднял глаза, виновато посмотрел снизу вверх на Аю, снова прикрыл веки. Если бы вместо неё в комнате осталась Дита, или Стант, или даже Дон, он нашел бы что ответить им.
        Но Ая…
        Эта бессмертная обладала каким-то особенным, магическим действием на него.
        Ей не было нужды отдавать Александру приказы, либо распоряжения. Ей достаточно было просто попросить…
        Или - посмотреть ему в глаза.


        - Ну, хорошо! - Заречнев с трудом разлепил искусанные губы. - Судя по тому, что вы мне здесь только что рассказали, выхода у меня все равно нет. Ответьте тогда мне на один вопрос:
        - Почему - именно я? Ведь один только вид этих омерзительных существ… А вы… Почему?
        - Причина? Она - в тебе! Ты - очень необычный субъект! И ты всегда находишь выход, из любой ситуации. И еще… Ты сейчас правильно сказал - у тебя, с учетом особого отношения к тебе Маялы, нет выхода. А это значит, что ты сделаешь все возможное и невозможное для того, чтобы выполнить задание, которое мы тебе поручаем!
        - Поручаем?! - по лицу Александра поползла кривая усмешка. - Сказали бы лучше - принуждаем! Или - приказываем!
        - Приказать - это было бы самым простым решением в сложившейся ситуации. Но проще - не значит лучше. Хотя, как ты наверняка догадываешься, кое-кто предлагал поступить с тобой именно так!
        Сашка снова скривился. Он, разумеется, точно знал, кем была эта "кое-кто". У него не было сомнений, что Дита - его патронесса, хозяйка и создательница Звездной Академии предлагала Ае и Дону именно такой путь "убеждения" строптивого звездного рекрута - прямой приказ. Против которого он, как курсант второго года обучения (или - все еще первого? Этого Сашка так и не понял) не посмеет возразить никогда. Ибо очень хорошо знает, что это такое - воля бессмертных. И чем может обернуться для него и его друзей её неисполнение. А еще - он очень хорошо помнит, что бывает с теми, кто не выполняет прямые приказы командования Звездной Академии.
        У Заречнева для защиты от очень жесткой, а порой - даже жестокой Диты было только одно "оружие", а точнее, "щит" - доброе отношение к нему Аи и Дона - отца и матери Диты.
        Но этот щит, как показала сегодняшняя беседа, может не только защищать, но и накрывать.
        Александр снова опустил глаза, вновь закрыл лицо руками…
        "Накрыли" его этим "щитом" сегодня, конечно, основательно. Да так, что не вырваться, ни продохнуть… Похоже, решение о забросе его в змеиный мир принято было задолго до сегодняшнего дня, понятно, что не им и его, по сути, только поставили пред сверившимся фактом.
        Но тогда зачем им нужно его согласие?
        - Есть одна особенность при извлечении энергоинформационной матрицы из тела человека, (вы называете эту субстанцию душой). - сказала Ая в ответ на его вопросы о причинах настойчивости, с какой элои добивались от него добровольного согласия. - Ваша душа может проникнуть в транзитную энергетическую капсулу только добровольно!
        - Это значит, если я после смерти не захочу выполнять задание, я просто умру?!
        - Мы не думаем, что ты способен на такое…
        - Умереть?
        - Нет, бросить, оставить без помощи Маялу и её сынишку, Александра. А кроме тебя им помочь не сможет никто.
        Это Сашка уже слышал и спорить не стал. Да и глупо было спорить с очевидными фактами…
        Однако сама затея представлялась ему абсурдной и оттого абсолютно невыполнимой…
…Александр хорошо помнил, как изменились лица тех, кто был на корабле, сразу после его возвращения из апартаментов Антиба.
        Изменились не только лица, но и отношение к нему и его друзьям.
        На его прямой вопрос Рэду о причинах такой столь резкой перемены отношения к его скромной персоне генерал удивленно поднял брови, долго жевал губы, подыскивая нужные слова; ответил:
        - Несколько минут назад Звездная Академия и Город Богов отозвали ваш акруар. Вы полностью восстановлены в вашем статусе, со всеми вытекающими… Правда, остальная информация по-прежнему скрыта.
        Из чего я, как специалист, более половины жизни отдавший разведке, могу сделать только один вывод: вы со своим зверюгой - не те, за кого себя выдаете! Вы - шпионы, разведчики, и вы все это время вы выполняли какую-то операцию. Очень секретная была миссия?
        "Очень"! - хотелось ответить Сашке. Но он промолчал. Слово, которое едва не сорвалось у него с языка, явилось бы достоверным подтверждением того, что они, действительно, выполняли секретное задание своей патронессы.
        И это - при том, что Дита всячески скрывала причастность свою и Звездной Академии к каким-либо действиям вокруг угрозы, нависшей над Великой Империей Тороса.
        "Интересно, а мысли мои наши ребята тоже "читают"? - мелькнула у него шальная мысль. - Интересно, что мне скажут наши, если я подумаю удавить этого кекса прямо здесь и сейчас"?
        - Ваши твои мысли - не читают! - послышался в его голове насмешливо-ехидный голос первого пилота Звездной Академии Демьяна Паршина. - Однако если ты нейтрализуешь генерала прямо сейчас, то сорвешь нам всю операцию! А что бывает за срыв операции - знаешь? Или напомнить?! Так что думать - думай что хочешь, но рукам воли не давай! Ты меня понял?
        "Понял"! - подумал Сашка, отворачиваясь к стене, так как неожиданно заметил в глазах Рэда огонек интереса. Вероятно, опытный разведчик почуял что-то настораживающее в поведении землянина. - "Но мне нужно доставить Ар'рахха к нему домой! Я - обещал"!
        Однако вместо ожидаемого: "Ты обещал, ты и выкручивайся!" Заречнев расслышал невнятное сипловатое бормотание первого пилота, который, после паузы, очевидно, вызванной консультациями с Дитой, ответил:
        - Хорошо! Командир знает об этой проблеме, и она - не против её решения способом, который предлагаешь ты! Мы передадим капитану корабля соответствующие распоряжения и координаты! Через сутки судно будет на месте! Высадите Арраха на его планете, в пустынном месте! Дашь ему бластер, холодное оружие и средства связи!
        - Это означает…
        - Да, это означает, что при острой необходимости он сможет рассчитывать на нашу помощь! На нашу - то есть на твою, на мою…
        - А Маша? Что делать с коконом жучихи? Мы хотели вернуть её сородичам, в Улей!
        - Увы, но пока это невозможно! Привезете кокон с собой. В Академии ей будут созданы все условия для созревания…
        - Когда у нее… Конец линьки?
        - Это нам неизвестно! Дита считает, что сей период должен скоро закончиться, но когда именно… Знает один Бог. И Царица Улья, родительница Маши.
        И вот еще что… Тебе предстоит очень сложное задание. Так что начинай готовиться к нему прямо сейчас!
        - А как готовиться?
        - Как… Как… Психологически!


        Задание, которое Дита озвучила в тот же день, когда "галактический Иуда", теперь уже - бывший - ступил на борт командирской яхты Звездной Академии, было из разряда: "такого не может быть, потому что такое не может быть никогда"! Большинства научных терминов, коими в изобилии пересыпал свою речь Дон - бессмертный, сенатор, ученый и одновременно - отец патронессы Звездной Академии Диты, остались непонятными землянину со среднеспециальным образованием, однако суть он ухватил верно: его, точнее, его душу, намереваются вынуть из его тела, пометить в специальный энергетический контейнер и в таком виде забросить на планету, координаты которой вычислил Стант благодаря информации, добытой Сашкой в доме кар-корского нувориша Антиба.
        На той планете землянин должен (то есть обязан!) в течение небольшого промежутка времени найти себе "симбиота" - змеечеловека, в тело и душу которого он "инсталлируется". Что именно означает сей термин в данном конкретном случае, Сашка так и не узнал, так как на все вопросы он получал односложный ответ:
        - Сначала нужно решить главное - получить твое добровольное согласие на операцию! Пока нет согласия, вести дискуссию по этому вопросу не имеет смысла.
        И вот теперь согласие получено. Однако вместо четкого и конкретного ответа Александр вновь услышал нечто не вполне вразумительное:
        - Мы не знаем, как именно тебе удастся инсталлироваться в тело и душу человека-змеи. Аппаратура - экспериментальная, Дон создал её совсем недавно и опыта её применения у нас недостаточно. Пока мы можем сказать тебе только одно - вне переделов силовой капсулы твоя энергоинформационная матрица сможет просуществовать не более получаса, после чего она распадется.
        - То есть я умру окончательно?
        - Мы не знаем! Есть такие предположения, но экспериментальных данных не получено!
        Сашка - неплохой уже психолог и физиономист - заметил, что все вопросы о его Сашкиной дальнейшей судьбе, вызывают, мягко говоря, непонимание. Из чего Заречнев логично сделал вывод, что никакой дальнейшей судьбы у его, вернее - у его тела, остающегося в Звездной Академии - не предвидится.
        Его опасения не развеял и Дон, автор и идейный вдохновитель проекта переноса души человека в тело обитателя змеиного мира.
        - Пока у нас нет технической возможности разделить две души одного тела! - сказал он, глядя в глаза Александра. - Но это - пока! К тому моменту, когда ты выполнишь задание, я рассчитаю и построю оборудование, которое позволит вернуть тебя в твое тело, коль оно так дорого тебе! Да и мне! - он по-отечески улыбнулся.
        - А если не получиться?
        - Получится! Обязательно получится! Моего слова тебе достаточно?
        - Достаточно! - пробурчал землянин, отлично поняв, на что именно намекает бессмертный. Когда-то, не очень давно, он поверил честному слову Сашки, хотя, по сути, не имел никаких оснований ему доверять.
        Теперь была очередь Александра довериться обещанию ученого…
        - А если… А если все-таки не получиться? - Заречнев не мог не задать этот вопрос.
        - Если не получится по каким-то причинам. - твердо ответил Дон. - Ты навсегда останешься в том теле, которое выберешь для себя на той планете! И проживешь жизнь того субъекта, в тело которого инсталлируешься! Такой ответ тебя устраивает?
        - Устраивает… Не устраивает! По крайней мере - честно! Тогда пообещай мне…
        - Что? Каких именно гарантий ты хочешь от меня?
        - Если я… Ну, в общем, не вернусь с задания, вы Машу, то есть жучиху, вернете её сородичам. Когда она вылупится из своего кокона. И Ар'рахху помогите, если сможете… - Сашка часто-часто замигал, отвернулся, махнул рукой, пошел в свою каюту - приводить в порядок мысли и чувства.


        Заречнев шагнул в помещение криоконсервирования, как на эшафот. В комнате, кроме него, находились всего двое специалистов…
        Дита и Демьян одновременно повернулись к двери, укололи его острыми пиками своих взглядов. В их глазах было все - сомнение в том, что он справиться с заданием, надежда на то, что его миссия на планету змеелюдей все-таки увенчается успехом… Много еще чего было. В их глазах не было только одного - жалости.
        - Последний инструктаж! - хрипловато возвестил Демьян, вдавливая свое могучее тело в слишком тесное для него кресло, жестом руки предлагая Александру занять кушетку напротив него.
        Сашка подчинился.
        - Задач у тебя несколько! Называю их по степени важности!
        Первая, и самая главная - узнать, где именно находится и что представляет из себя оружие, или аппаратура, с помощью которой змеелюди вызвали разрушение внешней оболочки звезды с координатами… Вторая - узнать принцип действия этого оружия и как и откуда оно приводится в действие.
        Третья - по возможности, найти и сохранить жизнь обоим, или хотя бы одному из заложников змеелюдей. Четвертое, и последнее задание - спасти заложников. Но это ты имеешь право сделать только в том случае, если будут решены первые две задачи.
        Вопросы?
        - Кто-то еще будет выполнять аналогичное задание?
        - Не могу сказать ни да, ни - нет! - вздохнул Паршин. - Не маленький уже, должен понимать, что если ты будешь изобличен и задержан, то к тебе могут применить абсолютно любые способы дознания. Такие, о которых мы сейчас даже предположить не сможем. Поэтому… Считай, что на планете змеелюдей ты - один!
        - А если мне понадобится чья-либо помощь, оружие?
        - Нет никакой помощи! Единственное твое оружие - это ты сам! И рассчитывать ты можешь только на самого себя!
        - Как мне передать вам, что задание выполнено?
        - На планету вместе с твоим энергоконтейнером будет доставлен передатчик. При необходимости воспользуешься им. И помни - для того, чтобы найти симбиота, у тебя - не более получаса.
        - А как я, точнее, моя душа - сможет перемещаться в нужном направлении?
        - Не знаю! Дон говорит, что такое возможно, но как именно… Не знаю. Дон уверен, что ты - разберешься! Еще вопросы? - привстал на своем кресле первый пилот Звездной Академии.
        - Если меня выбросит в ненаселенную местность?
        Демьян оглянулся на Диту, пожал плечами, развел руки в стороны…


        Процедура криоконсервирования отличалась от процедуры помещения тела человека в анабиозный сон всего несколькими "нюансами".
        Зато какими!
        Не вникая в глубинную суть объяснений Дона и Станта, Сашка понял главное - в отличие от анабиоза, когда тело человека живет, а сам он находится в пограничном состоянии между жизнью и смертью, криоконсервирование эту "границу" между жизнью и смертью переходит.
        На время криопериода человек, по сути, умирает. У него не бьется сердце, не функционирует мозг, не работает ни один внутренний орган.
        Главное отличие криоконсервирования от "обычной" заморозки тела состоит в том, что вода в теле человека частично замещается специальной жидкостью, замерзающей при более низких температурах, чем вода.
        Всего на несколько градусов. Но этих самых градусов вполне хватает, чтобы сохранять без изменений тело человека в процедуре криоконсервирования бесконечно долгое время.
        - Речь может идти о нескольких тысячах лет! - в одной из предварительных бесед заверил Александра Дон. - При условии, разумеется, сохранения параметров окружающей среды. Собственно, поэтому мы и используем так называемые хрустальные гробы из прозрачного горного минерала. Эти устройства позволяют сохранять стабильными тела людей и элоев любое время - сколько мы пожелаем!
        Заречнев перехватил нетерпеливый взгляд первого пилота, встал, прошел в следующее помещение.
        "Сейчас я умру! Сейчас я умру!" - вертелась в голове назойливая мысль. Александр отчего-то не стал её отгонять, быстро осмотрел оборудование, со всех сторон нависавшее над большим столом.
        "Это произойдет здесь"! - от этой мысли почему-то стало легче, сердце "отпустила" безысходная тоска и обреченность. Сашка поднял голову, скользнул взглядом по многочисленным трубочкам, колбочкам и еще черт знает чему.
        - Раздевайся! - послышался сзади сипловатый голос Демьяна. - В своем "стеклянном гробу" ты будешь голым!
        Наверное, он хотел так пошутить, как-то разрядить скопившееся напряжение… Но получилось наоборот.
        Александр почувствовал, как костенеет от внезапно нахлынувшего напряжения его спина, а сердце стремиться выпрыгнуть из груди…
        Он снял с себя всю одежду, зачем-то аккуратно сложил её на кушетку в углу помещения. Забрался на стол; лег. Александр почувствовал лопатками, затылком и ягодицами холод пластика стола, хотел что-то сказать, но передумал… Откуда-то сбоку появилась мужская фигура в белом халате и шприцем в руке. Над ним склонилось лицо, скрытое белой маской. Мужчина влажной ваткой протер Сашке руку на сгибе, ловко и безболезненно воткнул иглу в вену…
        Заречнев прочувствовал в руке легкое жжение. Жжение поползло по сосудам вверх, достигло плеча…
        Сашка провалился в небытие…

…Очнулся он от очень странных ощущений. Его больше ничего не беспокоило, на сердце не давила тоска и неопределенность и на душе больше не было боли.
        Его душа неожиданно, откуда-то извне, наполнилась покоем и любовью.
        Александр ощутил, что находится в каком-то помещении, он смотрит, причем - сверху - на трех человек в белых одеяниях, наклонившихся над чьим-то обнаженным телом. Это тело показалось Сашке смутно знакомым. Он сделал усилие и отказался точно над тем местом, где "колдовали" врачи.
        "О, господи! Это же я"! - сообразил он. - "Точнее - моя телесная оболочка. А моя душа, то есть моя энергоинформационная матрица, находится здесь же. И меня никто не видит. Значит, я все-таки умер"!
        "Нужно переместиться в энергоконтейнер"! - посетила его новая мысль. Однако эта мысль также не вызвала никаких эмоций. Сашка знал - энергоконтейнер находится здесь, за тонкой перегородкой. Нужно только переместиться нему. А дальше умная аппаратура все сделает сама.
        Однако перемещаться куда-либо и вообще - делать хоть что-то - почему-то не хотелось. Заречнев решил остаться в том месте, где он находится и еще немного понаблюдать за тем, как его тело подвергается криоконсервированию…
        Прошло какое-то время.
        Врачи работали, не покладая рук.
        Неожиданно в комнату ворвался Стант. Сашка посмотрел на него сверху вниз, удивился, зачем это бессмертному понадобилось участвовать в медицинских экспериментах, в которых он был, прямо говоря, не очень силен.
        - Он жив? Он еще жив? - послышал Александр возбужденный голос элоя.
        К нему повернулся один из врачей, что-то ответил, отрицательно покачал головой.
        - Тогда я ничего не понимаю! - возбужденно ответил ему Стант. - По всем расчетам он должен быть уже в ловушке!
        - Почему - в ловушке? В какой ловушке? - хотелось спросить Сашке, но вновь вспомнил, что теперь он - не он, а только бестелесная оболочка. Душа, так сказать…
        "Интересно, а они поймают меня, если я сейчас… - продумал Александр. - Ах, да… Они же говорили, что в контейнер я должен переместиться добровольно"!
        Наблюдать за своим телом и за врачами было очень интересно. Но пора было уже что-то предпринимать - у Заречнева создалось стойкое ощущение, что если он сейчас не переместиться туда, куда нужно, с его душой будет что-то не так… Не очень хорошее…
        Повинуясь его воле, Сашкина душа скользнула в сторону перегородки, проникла через неё…
        "Интересно, а что будет, если эта дыра в боку аппарата окажется слишком маленькой для меня"? - думал Заречнев, усилием воли направляясь к единственному темному "окну" в небольшой голубоватой сфере, образованной силовыми полями, тянувшимися из прибора, стоявшего поодаль.
        Сашка приблизился к сфере, голубоватое свечение тотчас же окружило его со всех сторон…
        - Он нас видит? Слышит? - голос принадлежал, несомненно, Станту, однако сам говоривший через размытье оболочки сферы виден не был.
        - Не знаю! - ответил ему кто-то невидимый, голосом Дона. - Спросим у него, когда он вернётся!
        - Так ты хочешь сказать, что эта аппаратура настолько экспериментальная и настолько "сырая", что на живом объекте исследований не проводилось?
        - Не на живом, а на разумном! - поправил его Дон. - На живых объектах аппаратура как раз проверена многократно. А вот до разумных, мыслящих объектов мы пока не дошли.
        - Но почему? Разве можно было так рисковать?
        - Почему? Да из соображений предотвращения нежелательных утечек информации. Ты не находишь, что одна-единственная осечка при переносе энергоинформационной матрицы может свести к нулю результаты всех наших усилий по спасению системы Торос?
        - Кто бы спорил с этим… Это понятно любому.
        - А если понятно, то скажу тебе: мы десятки раз проверили аппаратуру на высокоразвитых животных. После переноса у них сохранялись абсолютно все рефлексы, все привычки. Они узнавали хозяев, места обитания… Риск если и был, то - минимальный.
        - А почему ему об этом не сказали?
        - А зачем? Чтобы он засомневался в последний момент, перед тем как проникнуть в энергокапсулу?
        - Тоже верно… - недовольно пробурчал элой. - Хотя я обязательно сказал бы.
        - Ну… На то ты и друг, чтобы не скрывать от него правду. Поэтому мы тебе ничего и не говорили - до поры до времени.
        "Стант - друг"? - удивился Заречнев. - "Удивительно слышать, так как мне о том, что он относится ко мне как к другу, он не говорил никогда. Хотя почему - удивительно? Наверное, у них, у бессмертных, не принято дружить со смертными.
        Понятно было, что Стан относится ко мне очень тепло. Но - друг? Особенно после того, как я его и Олега едва не изнасиловал на одной из горных вершин Айсхауса. Понятно, что подготовка к насилию было всего лишь трюком, запрещенным способом заставить их двигаться, но все равно… Вряд ли он забыл тот случай".
        - Подтверждаю - объект находится внутри энергокапсулы"! - раздался торжественно-тревожный голос более молодого элоя. - Что? Теперь можно приступать к погрузке аппаратуры на корабль?
        - Можно! - ответил Станту голос Диты. - Поместите все в один большой ящик и перенесите его на корабль.
        - Какой?
        - Тот самый, который он и его друг добыли для нас на Сам-Боле, разумеется! А что, ты знаешь еще суда в этом секторе Галактики, которые способны донести материальный объект до столь отдаленного мира менее чем за трое суток?
        - Нет, разумеется, не знаю! Но я предполагал, что запуск контейнера будет произведен из защитного пояса Города Богов.
        - А он и будет произведен. Завтра же. Только контейнер будет другой.
        - А причина?
        - Мы с ребятами в Звездной Академии анализировали ситуацию и пришли к выводу, что у змеелюдей в Городе Богов и в системе Тороса может быть информатор. Не обязательно есть, но - может!
        - А основания?
        - Основания? Помните историю похищения Маялы и её молодого мужа Нольта, когда они совершали свое послесвадебное космическое путешествие? Случайным захват в плен беременную наследницу Великой Империи при всем желании не назовешь. Кто-то точно знал, что в яхте - новобрачные: дочь Великого Императора и её муж, что они отправились именно в свадебное путешествие, то есть практически без положенной ей по статусу охраны.
        Потом… После похищения их долго не начинали искать… Потеряли, таким образом, самое ценное в такой ситуации - время. Значит, кто-то все это время генерировал ложные сигналы от их яхты.
        А этот, последний эпизод? Змеелюди появились в системе Тороса в самый удобный для них момент. Скажешь - случайность?
        - Возможно!
        - Вот и мы так думаем - возможно. Но в сочетании с рядом других факторов сомнения в случайности улетучиваются как гелий из порванного воздушного шарика.
        - Значит, заговор? Сомневаюсь! Всем известно, что планета бессмертных - надежный союзник звездной системы Торос!
        - Я тоже сомневаюсь! И папа сомневается! И - мама! Аналитики в Городе Богов думают, что это все-таки чья-то глупость, недальновидность, ошибка. На заговор ситуация все-таки не тянет.
        - Но вы все равно решили подстраховаться?
        - Разумеется! Скажу тебе больше - ложных контейнеров в сторону планеты змеелюдей будет запущено несколько!
        - Сколько?
        - А вот это - наша самая большая тайна! - она принужденно засмеялась.
        "Во влип"! - подумал Сашка, внимательно слушая все разговоры Диты и Станта. - "Если это, конечно, не спектакль, разыгранный элоями специально для меня. Только пешкой быть в играх бессмертных мне не хватало! Участником "реала" был, авиагладиатором на Дне Патруля - тоже был. Пешкой… Пешкой - не был. Хотя… Если вдуматься, это не так уж и плохо. Ведь не случайно именно пешка при удачном стечении обстоятельств может стать ферзем. Как впрочем, и конем - тоже! - он мысленно хмыкнул. - А вот интересно, какие у меня возможности в моем теперешнем состоянии? Перемещаться по своему желанию, недалеко, правда, я могу - это понятно! А что я могу еще"?
        Заречнев вдруг вспомнил, что однажды читал где-то, что у всех, кто умирает, в последние секунды перед глазами проноситься вся его жизнь…
        "Интересно, а я сейчас смогу вспомнить что-то из своей предыдущей жизни"?
        Александр сделал над собой усилие, приказав себе вспомнить все, что он видел когда-то… Тщетно. Его энергоинформационная матрица никак не отреагировала на его желание.
        "Значит, для того, чтобы увидеть свою жизнь, нужно умереть по-настоящему"! - Сашка окончательно успокоился. Он почему-то подумал, что его прошедшая жизнь - она как нить, замотанная в тугой клубок. Сверху, то есть на виду - то, что было недавно, или не очень давно. Все остальное скрыто под слоями более поздних "нитей".
        Заречнев неожиданно решил, что если бы него в теперешнем положении были руки, или их аналог, он смог бы размотать ими "нити" своей жизни и посмотреть, что в них "записано". Больше всего интересовали те "куски" детства и чеченской воины, которые оказались стертыми в результате травмы или ранения (контузии)…
… "Снаружи" давно уже не было никакой информации. Через какое-то время Александр неожиданно осознал, что время и пространство больше не имеют для него никакого значения. Вокруг его души была только Пустота. Пустота, в которой нет ни времени, ни пространства.
        Однако Заречневу не было страшно. Его душа все время чувствовала чью-то огромную энергию и такую же огромную любовь. Александр отчетливо осознавал, что этот "кто-то" - Всевышний, Создатель, что Он где-то далеко-далеко, и одновременно - рядом с ним.
        И Он любит его.
        Сашка купался в волнах бесконечной божественной любви бесконечно долго. Его охватило ощущение безмерного покоя. Вся его предыдущая жизнь с её переживаниями, проблемами, эмоциями ушла куда-то очень далеко, настолько далеко, что казалось - проблем и забот не было вообще никогда. А было только это - ощущение безмерной божественной любви и покоя…
…Ярко-белый шар далекого и холодного светила коснулся изломанной верхней грани дальнего горного хребта, на долю минуты замер, зацепившись круглым боком за рваные выступы белых вершин, но вскоре прорвался через острые грани камней, провалился вниз, в хребет, чтобы вновь появиться уже утром, с противоположной стороны - там, где далеко-далеко темнеет большая и плоская долина, вольно раскинувшаяся между двумя белоголовыми горными хребтами.
        Ташша несколько раз прострелила теплый воздух раздвоенным язычком. Прохладный воздух предгорий сегодня вновь содержал в себе мало информации, но Ташша знала - из долины ветер иногда заносит запах листвы и цветов, и ощущать эти ароматы лета и тепла кончиком своего языка женщине-змее было очень приятно.
        Запахи из долины - это едва ли не все, что осталось ей от того периода, когда она была молода, хороша собой и главное - беззаботна.
        "Ночь опять будет холодной"! - безошибочно определила Ташша, поёжившись от ледяной воздушной струи, сползшей вниз с одной из горных вершин и коснувшейся её тела. - "С каждым годом ночи становятся все холоднее и холоднее. Правители говорят, что это - следствие изменения климата, вызванного умиранием нашего светила. А я думаю, что мы все просто стареем, наша кровь становится все холоднее и холоднее и оттого мы теперь мерзнем намного сильнее, чем тогда, когда наша кожа была черной и гладкой, а не серой и потрескавшейся.
        Однако, вполне возможно, что наши Правители не лгут нам. Уже много лет наши женщины не могут рожать здоровых детей. Молодые змейки появляются очень редко, причем многие их тех, кто родился в долинах, появляются слабыми, хилыми, долго не живут.
        Правители говорят, что во всем виноват Он, Сат - Бог-светило, Бог-Создатель.
        Может быть, так оно и есть. А может - и нет.
        Для моего ремесла лучше, чтобы Бог не был виноват ни в чем".
        Ташша постояла еще немного времени на пороге своей хижины, задумчиво глядя на светлое пятно на западе, толкнула внутрь прочную толстую дверь.
        За мощной, обитой стальными полосами воротиной начинался длинный и узкий проход. Проход вел внутрь горы и заканчивался в небольшом, но уютном гроте. Здесь, в глубине скалы у Ташши уже все было подготовлено к очередной долгой и трудной зимней спячке.
        В дальнем углу грота высокой и плотной копой высилась сушеная трава. Это в неё, в траву предстоит в очередной раз закопаться, зарыться немолодой уже женщине. Зимой в пещере холодно так, что на стенах выступает изморось, а от жуткого мороза не спасают ни стены, ни толстый слой мягкой и сухой травы.
        Весной, после наступления тепла, когда к Ташше вновь возвращается сознание и она с нетерпением ждет дня, когда сможет, наконец, выбраться из своего ледяного ада и погреть косточки под теплыми лучами Бога Света и Тепла, кости её тела ноют просто невыносимо. От боли, разрывающей на части суставы, спасает только настроймалой-травы. Однако Ташша хорошо знает - если настой пить много и часто, то очень скоро жизнь без очередной порции отвара становится невыносимой, пропадает сон и аппетит, а женщина-змея умирает от истощения и утомления.
        Ташша разожгла очаг, замерла, задумалась, глядя на огонь. В пещере запахло дымом, смоляными сучьями, прелой прошлогодней листвой… Валежины не были сухими. Сухих палок и сучьев вообще в последние годы попадалось все меньше и меньше.
        Эти дрова когда-то были молодым и тонким деревом, погибшим задолго до срока, отпущенного ему Богом. Что именно произошло с высокой и стройной горной елью, почему она, вместо того, чтобы тянуться вверх, к Оку Создателя, свалилась на горный склон, припала к корням таких же, как она живых созданий, сейчас, спустя годы после того, как ель из растущего дерева превратилась в полусырой кусок дерева, сказать было сложно. Была ли её смерть результатом жизнедеятельности паразитов, обитающих под корой, или дерево пало жертвой мощного натиска стихии, женщина-змея не смогла бы сказать даже в том случае, если бы в полном объеме использовала Знания, дарованные ей Всевышним.
        Хотя кое-кто, а точнее - большинство в долине были уверены, что её способности не от Него, они от его антипода, чернокожего и черноокого повелителя ночи, Властелина Ада, хозяина холода, льда и снега… На имя этого, другого Змея было наложено табу, его запрещалось произносить даже шепотом и Ташша, дабы не гневить Сата, никогда, даже мысленно, не называла его.
        Собственно, именно из-за своих необычных способностей, много лет назад, гонимая жителями долины, женщина-змея оказалась фактически запертой здесь, на небольшом пятачке горного оазиса.
        Способности, или Знание, как называли их между собой Ведуньи, не были чем-то исключительным в мире Ташши. Время от времени в какой-нибудь из семей рождалась змейка, наделенная способностью Знать (или - Ведать) прошлое, настоящее или будущее. Иногда Знание дремало в одаренной девушке, женщине всю жизнь, проявляясь исключительно редко, в особенных случаях, но случалось и так, что Знание распускалось, расцветало в Ведунье очень рано, в детском или подростковом возрасте, когда змейка еще не умеет, не научилась скрывать свою особенность, не понимает, чем именно ей может грозить ей эта самая особенность… Знание становилось доступным посторонним, чужим, не посвященным ни в какие тайны обитателям долины.
        Ведунью - то есть ведающую о чем-то таком, не неведомо остальным, не убивали и не калечили. Её "просто" изгоняли из мест, где жили "нормальные" змеелюди. Изгоняли, как правило, адепты культа Бога Света, Всевышнего и Создателя Сата. Выдавливали Ведуний долго и последовательно - до тех пор, пока Знающая не оказывалась где-нибудь далеко от долины, как правило, высоко в горах, где они и была обречена жить до скончания своего века - как правило, короткого, так как каждая голодная и холодная зимовка высоко в горах всякий раз отнимала несколько лет от жизни женщины-змеи, отмеренного ей Создателем при рождении.
        Изменить что-либо в положении Ведуний, чьим ремеслом было предсказание, было невозможно.
        Летом и осенью, когда воздух в горах дышал благодатной прохладой, из долины к пещере Знающей небольшими группками поднимались Просители. Они просили, чтобы Ведунья рассказала им о том, что ждет их, или их родных и близких о том, что их ждет в ближайшем будущем, что происходило с ними в прошлом, что стряслось с родичем, пропавшим на другой стороне Шаа много лет назад.
        Ташша отвечала всем.
        Иногда Просители уходили удовлетворенные, и тогда в её пещере появлялись пища, одежда, украшения. Если Просители не получали того ответа, на какой рассчитывали, в жилище Ташши все оставалось по-прежнему.
        Со временем Ташша стала лукавить.
        Знание открыло ей не только то, что было на самом деле, но и то, чего именно хотят слышать от неё Просители.
        Однако… Потакание вкусам визитеров из долины принесло совсем не те плоды, на какие рассчитывала тогда совсем еще молоденькая женщина-змея. Со временем ручеек Просителей, а вместе с ними - и даров, оскудел, иссяк почти полностью.
        Ташша понимала, что причина - в тех её предсказаниях, которые не сбылись, или сбылись с точностью до наоборот, ибо часть того, что хотели слышать от неё просители и то, как дела обстояли на самом деле, отличались диаметрально.
        К сожалению, свою оплошность Ведунья заметила слишком поздно - когда в долине уже пополз и распространился слух о том, что она намеренно вводит в заблуждение Просителей.
        Уже несколько лет Ташша влачила полуголодное существование, довольствуясь только тем, что давала скудная фауна её огородика, разбитого на террасе одного из ближних горных склонов.
        Женщина-змея понимала, что в таких условиях жить ей осталось недолго. Дважды она намеревалась заглянуть в свое собственное будущее, но всякий раз отступала от этого намерения, понимая, что знание времени и места собственной смерти она может не вынести.
        - Поживу, сколько даст Бог! - от этой формулировки, произнесенной вслух, ей становилось немного легче; понимание того, что Судьба любого смертного существа в мире - исключительно в руках Всевышнего, давало ей свободу в её мыслях и поступках.
        Прогорел очаг.
        Языки пламени спрятались под черные головешки, однако чуткие тепловые рецепторы женщины-змеи отчетливо "видели", а тело ощущало жар, интенсивно сочившийся из глубины очага и камней, его окружающих.
        Ташша задремала прямо у очага. Это было выше её сил - добровольно покинуть место, где каждая клеточка её тела пропитывается теплом. Теплом, которого скоро будет очень мало, а затем - и не станет вовсе, так как на все соседние вершины ляжет снег, а толстая входная дверь изнутри обрастет толстой белой бородой инея.
        Изморось исчезнет только весной.
        Ташша отчетливо отдавала себе отчет в том, что она может и не дожить в этот раз до того дня, когда Око Сата в очередной раз нагреет прочные доски входной двери и растопит толстую корку наледи.
        Засыпая, она почувствовала, как едва заметно вздрогнул под её телом большой и плоский камень, которому передалось слабое колебание горы. Женщина-змея на секунду напряглась - дрожь скалы могла быть предвестником грядущего землетрясения и если это - так, то нужно было немедленно выбегать наружу, пока огромные камни, скатившиеся с окрестных скал, не завалили единственного выхода из грота. Но толчки больше не повторились, и Ташша решила, что где-то далеко с какой-то из вершин сорвался огромный камень. Сорвался и упал где-то неподалеку.
        А одиночный камень был для неё неопасен.
        Ташша расслабилась, окончательно и бесконтрольно проваливаясь в теплое томление и беспамятство сна…
…Ловушка после того, как аппаратура достигла поверхности планеты, почему-то не отключилась. Однако это не вызвало у Заречнева никаких эмоций. Отключился силовой контур энергетической ловушки; не отключился силовой контур энергетической ловушки - Александра это обстоятельство в его теперешнем положении не беспокоило совершенно.
        Его теперь вообще ничего не беспокоило и не волновало.
        Энергоинформационная матрица его сознания, скованная силовыми полями "черного ящика", в этот момент ощущала только фантастическое, ничем не передаваемое чувство божественной любви. Сашкина душа погрузилась в волны безмерного удовольствия и счастья, в ощущения своего полного слияния с Всевышним, в чувства, равных которым нет в реальной жизни…


        Утро, как и ожидалось, выдалось морозным.
        Холодный иней покрыл короткий и жесткий ёжик травы, засеребрил темные пятна моха, спрятавшегося в складках скал.
        Ташша поёжилась, поплотнее закуталась в свою хламиду не первой (да и не второй - тоже!) "молодости", медленно двинулась вдоль тропы в сторону долины - нужно было проверить, куда именно накануне вечером свалился камень, вызвавший дрожь скалы. При неудачном стечении обстоятельств булыжник мог так перегородить единственную тропу, что за зиму за ним наметет очень много снега - столько, что весна забудет дорогу к пещере Ташши на добрый десяток дней.
        Увы, но такие прецеденты уже бывали.
        Не с Ташшей, конечно… И все же недооценивать опасность теперь, когда до настоящих морозов и глубокого снега остались считанные дни, было нельзя.
        Камень она заметила издалека.
        Ташша несколько раз стрельнула язычком, проверяя, чем пахнет черный, как еловая смола, булыжник. От камня несло только гарью.
        А еще - он был очень теплым, почти горячим.
        Женщина-змея подошла поближе, еще раз, уже более тщательно осмотрела находку.
        Булыжник, лежавший поперек тропы не был похож на камни, какие обычно падают с гор, окружающих её убежище. Ровные, равной длины грани недвусмысленно свидетельствовали, что предмет, явившийся глазам Ташши - искусственного происхождения.
        Ведунья знала, что Правители и те, кто приближен к ним, для перемещения между долинами используют большие машины, летающие по небу так, словно воздух для них - это плотная вязкая субстанция, такая, как вода, или мед.
        Ташша точно не знала, почему машины, намного более тяжелые, чем самое могучее дерево из долины, никогда не падают вниз, на Шаа, однако она как-то слышала, как разговаривали двое воинов из такой машины и поняла, что все дело - в особых устройствах, спрятанных внутри округлых, продолговатых и темных "личинок" Кш - форма машин у женщины-змеи почему-то ассоциировалась именно с плотными и темными червями жуков-короедов, паразитирующих на больных и слабых горных елях.
        Ведунья подумала, что этот предмет мог принадлежать одной из машин, путешествующей по небу, и что предмет мог выпасть из "личинки" в результате чье-то халатности, либо по неосторожности.
        Собственно, на этом утреннюю "разведку" можно было и заканчивать.
        "Камень", упавший с неба, оказался небольшим, а значит - и неопасным для её, Ташши, существования. Можно было вернуться в пещеру и забыть о "камне", по крайней мере, до весны.
        Если бы не одни "но".
        Предмет, упавший с неба был очень теплым, почти горячим. Причем тепло исходило не от наружной оболочки "камня", оно зарождалось где-то внутри его.
        У женщины-змеи, вздрагивающей от одной только мысли, что скоро наступит зима, в голове родилась сумасшедшая идея.
        "А что, если этот камень, упавший с одной из машин Правителей, сможет давать тепло несколько дней, или даже - месяцев? Если это - так, то я спрячу его в свою сухую траву и он будет греть меня даже тогда, когда Властелин Ада окончательно завладеет скалой, где устроено моё жилище"?
        Ташша двинулась к черному предмету, коснулась его черных граней, попыталась оторвать его от Шаа. Камень оказался намного легче, чем булыжник такого же размера.
        "Донесу"! - повеселела женщина-змея, направляясь к своему жилищу. - "У такого замечательного камня обязательно должен быть хозяин, владелец. Значит, эту штуковину будут искать"! - посетила её новая мысль. - "Чтобы никто не смог проследить, куда я утащила камень, придется все время его нести, не касаясь им травы или дорожки".
        Примерно через час, когда горячий предмет был надежно спрятан внутри огромного вороха сушеной травы, Ташша вернулась к месту падения "своего камня", еще раз внимательно осмотрела это место.
        В почве, у подножья скалы она заметила довольно большое углубление, оставленное острой гранью горячего предмета. Женщина-змея подобрала с тропы несколько недавно упавших камней, забросала ими след, оставленный черным камнем.
        Других отметин, подтверждающих, что еще утром здесь, на тропе, был очень необычный предмет, Ташша не обнаружила.
        Она вернулась к своему гроту, передохнула, наскоро перекусила, двинулась в горы - искать куски дерева, пригодные для разведения очага.
        Вернулась она только к вечеру. Уставшая, почти без дров, но очень довольная собой - перед тем, как повернуть назад, она заметила дерево, вырванное с корнем.
        Дерево было очень старым, большим, сучья у него тоже были толстыми и прочными…
        "Вернусь завтра"! - решила Ташша. - "И захвачу с собой топор"!
        Перед сном она решила поверить свои предположения относительно странного камня. Она не стала разводить очаг, а закопалась в сено - туда, где находился прятанный ею "камень".
        Ночь вновь выдалась холодной, но найденыш не разочаровал женщину-змею. Он давал ровное приятное тепло, причем грел одинаково со всех сторон.
        Ташша прижалась к "камню" сначала спиной, потом, разомлев, и вовсе обняла предмет, плотно обвив его руками и ногами…
…Ловушка отключилась.
        Александр ощутил, что исчезла оболочка и спали невидимые путы, удерживающие его энергоинформационную матрицу в статичном положении. Его душа воспарила над тем местом в пространстве, где находился контейнер, Сашка "осмотрелся".
        Совсем рядом с ним, точнее - возле энергетического контейнера он увидел фиолетовое плотное облачко, сгусток энергии неизвестного происхождения.
        Землянин затруднился бы ответить на вопрос - какого размера эта полупрозрачная субстанция, однако не это имело теперь значение.
        Субстанция была живой!
        Время от времени фиолетовое облачко меняло форму, плотность, иногда откуда-то изнутри вырастало прозрачное "щупальце". "Щупальце" осторожно касалось пространства вокруг себя, потом исчезало внутри "медузы" - так Сашка окрестил неизвестную фиолетовую субстанцию.
        "Интересно, если это - душа змеечеловека", - посетила Заречнева шальная мысль, - я смогу выпустить подобное "щупальце"?
        Словно узнав о его желании, из его энергоинформационной матрицы вылез отросток - тонкий и длинный. Сашка усилием воли "заставил" его прикоснуться к живой энергетической "медузе"…
        Заречнев ощутил желание неизвестного создания (его мучил холод), перед внутренним "экраном" человека замелькали картинки чьей-то жизни.
        "О, черт"! - мысленно ругнулся Александр. - "Да это же чья-то душа! Душа какого-то змеечеловека! Интересно, а другие души змеелюдей поблизости есть"?
        Однако все пространство вокруг Сашки и фиолетовой "медузы" было девственно чистым, то есть абсолютно черным, как известная картина художника Малевича.
        "Кстати, говорят, что изначально "Квадрат" Малевича назывался иначе - "негры ночью в трюме грузят уголь" - попытался развеселить себя Заречнев, однако поднять себе настроение не получилось…
        "Ну, и где остальные, другие энергоинформационные матрицы, с которыми я тоже могу соединиться"? - раздраженно подумал Александр. - "Как я выберу себе симбиота, если выбора, как такового, попросту нет? А если есть другие "кандидаты" для "совместного проживания" в одном теле, то они - где? В каком именно месте? Как туда попасть? Куда двигаться-то"?
        Раздражение начало закипать в недавно еще абсолютно безмятежной душе человека. Раздражение переросло в злость, злость - в гнев…
        Сашка замер над "медузой", никак не отважась приять решение о проникновении (слиянии?) в незнакомую энергетическую субстанцию.
        "Медуза" решила за него все сама.
        Из фиолетового облачка появилось "щупальце", оно коснулось Сашкиной души, обтекло её со всех сторон и мгновенно втянуло её в себя.
        Если бы у энергоинформационной матрицы Заречнева был рот, он, наверное, закричал бы от страха и неожиданности…
        Глава 2. Симбиот

        Ташша проснулась от крика. Кричала… она сама.
        Ведунья мгновенно прогнала из своего разума остатки ночной дремы, поежилась, но - не от холода. Змеелюди никогда не разговаривают, когда они спят. И уж тем паче - не кричат во время сна. Значит, во время забытья с ней произошло нечто абсолютно из ряда вон выходящее; такое, что никогда не могло приключиться с обитателем Шаа.
        Ташша потянулась, раздвинула пальцами травяные волокна, легонько коснулась одной из граней камня. Странный предмет, глубоко спрятанный в ворохе сухой травы, по-прежнему исправно снабжал теплом окружающее его пространство.
        "До рассвета точно не усну"! - поняла Ташша. Она выбралась из своего травяного одра, на ощупь подобралась к очагу, запалила огонь.
        В гроте стало светлее и теплее.
        Ташша вздохнула. Причину её сверхстранного поведения можно было и не искать. До того момента, пока в пещере не появился черный камень, с ней никогда не случались казусы вроде нынешнего…
        "Ох, не к добру я этот камень сюда притащила, ох, не к добру! Сат свидетель - я не замышляла ничего дурного, я только хотела согреть осенью мои старые больные косточки"! - женщина-змея вновь тяжко перевела дух, на ощупь выбрала несколько сучьев, аккуратно положила из поверх первых и оттого пока слишком робких языков пламени. До рассвета было еще много времени; только утром она сможет удалить из своего жилища странный черный камень, из-за которого у неё едва не началось омертвение души - редкой болезни, когда разум перестает контролировать не только тело змеи, но и даже её собственные мысли.
        Рассвет Ташша встретила на гребне, отделяющем пятачок ухоженной горной мини-долины от глубокого черного провала. Эта пропасть, а также и белоголовый горный хребет с противоположной стороны мини-плоскогорья являлись естественными границами её горного владения. Попасть в мини-долину Ведуньи можно было только одним способом - по тропе, повторяющей изгибы небольшого горного ручья, или, может быть, даже - речушки, рождающейся чуть выше пещеры Ташши, где-то на границе вечных снегов и луга, который где-нибудь на Земле обязательно назвали бы альпийским.
        Ташша в последний раз напряглась, перевалила через острый гребень "свой" черный камень, так и не потерявший своего фантастическиго свойства - всегда оставаться теплым, с заметным сожалением толкнула вчерашнюю находку в провал.
        Камень кувыркнулся и исчез за гранью пропасти.
        Женщина-змея облегченно вздохнула, отряхнула одежду от налипшего на неё мусора, медленно побрела обратно в своему жилищу.
        Где-то на средине пути она вдруг почувствовала, что с ней что-то не так.
        Ташша поначалу не придала значения своему новому, не очень понятному и не очень приятному состоянию, списав его на свой возраст, усталость от полубессонной ночи и потерю сил при перемещении увесистого камня от пещеры к пропасти.
        Однако прошло еще какое-то время, и женщина-змея осознала, что именно с ней не так.
        Ей вдруг почудилось, что на все происходящее она смотрит не только своими глазами. Как будто её глазами завладел кто-то еще, и этот кто-то рассматривает зачастую то, на что она, Ташша, никогда не обратила бы никакого внимания.
        А дальше… Женщина-змея вдруг почувствовала, что кто-то посторонний осторожно копается в её мозгу, аккуратно перебирая основные события её жизни, начиная с раннего детства.
        Ташша испугалась.
        То, что сейчас происходило с ней, очень было похоже на те симптомы, какие бывают у змеи, когда она начинает заболевать омертвением души.
        Пришло запоздалое раскаяние в том, что она давно могла бы посмотреть события её грядущей жизни, но она не сделал этого, из опасения, что случайно узнает время своей смерти и способ, коим эта смерть ей будет причинена. Если бы она знала, что её ждет такая неприятность, она обязательно приготовилась бы к ней.
        Однако прошло какое-то время и Ташша вновь почувствовала себя свободной от чьего-то чуждого присутствия. То, что якобы находилось в ней и смотрело на этот мирдругими глазами, куда-то исчезло. Пропало и ощущение копания в памяти.
        Женщина-змея повеселела, слегка приободрилась - случай, произошедший с ней во время пути от провала к пещере, мог быть спровоцирован приступом горной болезни, вызванной, в свою очередь, хроническим недоеданием и регулярными переохлаждениями.
        Ташша дошла до грота, но внутрь не пошла. Полянку перед входом в пещеру залили яркие и теплые лучи Сата; она присела на камень, разомлела, задремала, всем телом впитывая в себя тепло одного из последних дней этого года.
        Проснулась Ташша от звуков, доносящиеся со стороны тропы, ведущей вниз.
        Звуками были громкие ругательства, топанье ног и клацанье камней, вылетающих из-под крепких подошв.
        Через несколько секунд из-за ближайшей скалы показались те, кто эти звуки издавал. "Гвардейцы"! - безошибочно определила Ташша, мгновенно узнав Ратников Правителя
        Женщина-змея ощутимо вздрогнула, но скрываться никуда не стала. Да и где можно скрыться на пятачке долины, со всех сторон зажатой горами и провалом? Только в пещеру, где её быстро найдут, но особо церемониться при этом не станут - зачем убегала, зачем пряталась, если не чувствовала за собой никакой вины?
        Ратников было четверо. Они быстро осмотрелись, увидели Ведунью. Двое сразу метнулись в пещеру, один из солдат приблизился к женщине-змее, однако оружия не обнажил, последний - остался у камня, отделявшего мини-долину Ташши от тропы, поднимающейся сюда снизу.
        Гвардейцы не возвращались из грота довольно долго. А когда вернулись, встретились глазами с тем ратником, который наблюдал за Ташшей, отрицательно покачали головой.
        - Послушай, старуха! - услышала его голос женщина-змея. - Тебе случайно не попадался на глаза какой-нибудь странный или необычный камень? Вчера, или сегодня?
        "Попадался"! - хотелось ответить Ташше, но она вовремя прикусила свой раздвоенный язычок. Её мудрость и осторожность победили в ней её искренность.
        Если она сейчас расскажет про тот камень, то ей обязательно придется рассказать также и о том, что предмет она столкнула в пропасть, у которой, как она думала, вполне может не быть дна. Что, в свою очередь, неминуемо повлечет за собой её же рассказ о причинах, кои побудили её на столь необычное деяние.
        И кто знает, не сочтут ли уважаемые Гвардейцы Правителя поводом для её выбраковки то обстоятельство, что она тесно контактировала со странным камнем, и даже спала, обнявшись ним, почти половину ночи?
        - Что молчишь? - более грубо сказал другой солдат, делая шаги в сторону женщины-змеи. - Нечего сказать, или тебе кто-то прищемил твой язык? - он подошел к Ташше, вцепился снизу в её челюсть всеми четырьмя своими пальцами, воскликнул:
        - А ну-ка, старая сучка! Покажи нам свой язычок! Покажи-и! И зубки свои - тоже покажи! А кто тебя знает - старуха-старуха, а кольнешь ядом так, что и охнуть не успеем!
        Челюсти женщины-змеи медленно поползли в разные стороны.
        - Да какие у неё зубы! - недовольно поморщился один из Гвардейцев. - Она стара, как весь этот мир! Оставь её в покое! Вряд ли она что-то знает!
        - Ну отчего же! - неожиданно ответила им Ташша. - Кое-что я все-таки знаю!
        Солдаты переглянулись, насторожились.
        - Например, я знаю, что ты родом из долины, которая находится на другой стороне Шаа. Ты был третьим ребенком в семье, но твои старшие брат и сестра умерли во младенчестве. В детстве ты неудачно сделал что-то такое, из-за чего у тебя переломились кости ноги. Правой! - добавила она, несильно хлопнул ратника точно по тому месту на бедре, где у него когда-то был перелом. - Служишь Правителю ты недавно и оттого стараешься больше своих собратьев по оружию. А еще… Не знаю можно говорить это, или - нет, но не так давно между тобой и твоими друзьями был серьезный конфликт. Тебе удалось доказать твою непричастность не знаю уж, к чему там, но я вижу, что ты был полностью виноват, а свою вину свалил на другого…
        - Замолчи! - рявкнул Гвардеец, замахиваясь на Ташшу. - Если с твоего раздвоенного языка следит хотя бы одно еще слово, я отрежу тебе голову!
        - Та-ак! - сказал другой солдат, направляясь к женщине-змее. - Значит, ты - Ведунья?! Поэтому ты живешь здесь одна, отшельницей?
        Женщина-змея скосила глаза на первого ратника, осторожно кивнула головой.
        - Ты можешь не сказать, как я умру?
        Ташша пожала плечами, утвердительно кивнула головой - вопрос о смерти был обычным для тех, кто служит Правителю.
        - Что для этого нужно?
        - Подойди ко мне! И дай мне свою руку!
        Гвардеец повиновался.
        Ведунья коснулась пальцев ратника, заглянула в его глаза… Перед её внутренним взором, словно мультипликация, замелькали "картинки" из жизни Гвардейца…
        - Информация о твоей гибели мне недоступна! - осторожно сказала она, внимательно наблюдая за реакцией ратника. - Однако я скажу тебе другое. Ты напрасно ищешь смерти. Всевышний заберет тебя к себе тогда, когда это будет нужно Ему. А твоя девушка верна тебе; все, что ты узнал о ней плохого - подстроено.
        - Кем?
        - Не знаю! Недостаточно данных, чтобы сказать определенно. Понятно одно - тот, кто все подстроил - он её не родственник. Большего я тебе сказать не могу!
        - Скажи, старуха! - подал голос другой. - Когда я женюсь? В нынешнем году, или в следующем?
        - Не нужно меня проверять! - отрезала Ташша. - Ты женат! Причем - совсем недавно! Но если ты начнешь задавать таким как я, глупые вопросы, то скоро снова станешь холостым!
        Гвардейцы расхохотались.
        - Ты - сильная Ведунья! Это - тебе! - сказал ратник, задавший вопрос первым. Он развязал свой рюкзак, вынул из него кусок вяленого мяса и хлебную лепешку, положил снедь на камень. - И вот еще что. Я знаю, что ты видела, как и где я погибну. Видела, но не сказала. Спасибо тебе за это! Через шестнадцать дней Правитель собирает в своей резиденции всех предсказателей, колдунов, знахарей и прочую нечисть. Не знаю зачем - может, хочет казнить всех разом, может - желает испросить совета. Ты - Ведунья, думаю, сама разберешься, что - к чему. Если хочешь, можешь принять участие в этом шабаше. Вот тебе медальон для того, чтобы пройти по долине! - он снял с шеи и бросил к ногам Ташши небольшой кругляш. - Но учти: мой медальон защитит тебя не везде и не ото всех!
        Гвардейцы дружно развернулись, энергично затопали вниз по тропе.
        Ташша перевела дух, выждала, когда ратники скроются за поворотом тропы, только после этого прикоснулась к пище - для этого места и времени подарку воистину царскому.
        Разумеется, ни на какой "шабаш" женщина-змея не собиралась.
        До наступления холодов оставалось примерно столько же времени, что и до начала сборища "всякой нечисти" в резиденции Правителя Шаа. И если она не успеет подготовиться к зиме так, как положено, она не выживет.
        Был и другой аспект участия в "шабаше". Чтобы принять в нем участие, её убежище придется покинуть не позже чем через шесть дней, так как спуск в долину и путь в соседнюю займет не менее десяти дней. На путь обратно придется потратить уже двенадцать дней - движение в гору, как ни крути, намного тяжелее, чем с горы.
        Ну, и день-два займет собственно "шабаш".
        Итого получается - двадцать четыре дня.
        К моменту её возвращения постоянный снежный покров будет лежать здесь как минимум дней восемь-девять.
        В одиночку к пещере ей не подняться ни за какие коврижки.
        Если она покинет свое убежище для участия в "испрошении совета", то зимовать ей придется уже в долине, что чревато многочисленными и очень опасными осложнениями-конфликтами с теми, кто отрицательно относится к ремеслу Ташши, например, с представителями официальной религии Сата.
        Зимой в долинах часто идет дождь. Воздух настолько пропитан влагой, что ни о какой зимней спячке можно и не мечтать.
        Без тепла очага женщине-змее не выжить в долине.
        Ведунью, даже такую старую, как Ташша, опасаясь гнева (и мести!) соседей, вряд ли кто-то осмелиться пустить к себе на постой на целую зиму.
        Решение участвовать в "шабаше" у Правителя при отрицательном результате равносильно самоубийству - медленному и мучительному.
        Убивать себя сама Ташша пока не хотела.
        Сытный обед (он же - завтрак, он же - ужин, так как кушали разумные обитатели Шаа не чаще одного раза в сутки, а при нехватке пищи - один раз в два-три дня) неумолимо клонил женщину-змею ко сну. Ташша не стала сопротивляться естественной потребности своего организма, направилась в пещеру, плотно затворила за собой дверь, тщательно закопалась в копну с сухой травой, надеясь, что при удачном стечении обстоятельств она сможет впасть в зимнее оцепенение во время сна - сытого и теплого, а не голодного и холодного, как обычно.
        "Сытый" сон значительно повышал её шансы на выживание в период зимней спячки.
        Однако все пошло не так, как хотелось Ведунье.
        Началось все с того, что ей приснилось видение.
        Видение само по себе не было чем-то необычным в жизни Ташша. Весной и летом, когда Сат прекрасно прогревает воздух и скалы, ночная греза - обычное явление в жизни женщины-змеи. Как правило, ей видятся картинки из её раннего детства - самого счастливого периода её жизни. В тех снах-грезах ей всегда тепло и она всегда сыта. Ведунья любила весенние сны…
        Виденье, которое явилось к ней холодной осенней ночью, не было похоже ни на один из снов Ташши.
        Женщине-змее снилось что она… - не змея, а какое-то другое существо. Ташша с удивлением обнаружила, что у неё - светлая(!) кожа, не четыре, как дано Сатом, а пять пальцев на руках и ногах и она… мальчик, который гуляет по лугу; и не просто гуляет, а пытается поймать крохотное прыгучее насекомое зеленого(!) цвета.
        Ведунья с безмерным удивлением увидела, что черно-серо-белый мир, в котором она, как и любой другой обитатель Шаа жила всю свою жизнь, неожиданно стал цветным, асиял буйным разноцветьем красок, заиграл оттенками, названия которых не было в языке змеелюдей.
        Цветной мир шокировал Ташшу даже больше, чем то, что она видит этот мир чужими глазами. Ведунья проснулась от сильного внутреннего толчка, почувствовала, как часто и сильно бьется её сердце.
        Однако шокирующее видение не исчезло.
        Цветной мир по-прежнему стоял перед глазами Ташши и она (самое страшно!) по-прежнему ощущала себя не женщиной-змеёй, а маленьким мальчиком, охотящимся на неизвестное прыгучее насекомое зеленого цвета.
        Ташша застонала от горя и разочарования. То, что ей привиделась картина мира, которого не могло быть, означало только одна - она все-таки заболела омертвением души. А от этой болезни не было лекарств - это Ведунья знала тоже очень хорошо. Собственно, теперь, когда Ташша сама себе поставила диагноз, у неё оставалось только два выхода.
        Первый - ждать, когда страшный недуг полностью и окончательно завладеет её разумом и её телом, и второй - уничтожить болезнь вместе тем, кто носителем этой болезни является.
        То есть убить саму себя.
        В мире, в котором родилась и выросла Ташша, нет предубеждения против суицида. На Шаа было принято считать, что все, что происходит в окружающем мире - есть проявление Божественной воли Сата - Божественного Змея, Создателя, Всевышнего, Единственного Бога Вселенной. Либо (об этом не принято было говорить вслух) - его антипода, Властелина Ада, Холода и Смерти.
        Омертвение души всегда считалось проявлением воли противника Сата. Для тех, кто являлся, или был заподозрен в поклонении, или причастности к тому, чье имя нельзя произносить вслух, существовал особый вид очищения - через огонь.
        Служители культа Сата были уверены, что только пламя - прямой выразитель божественной сущности Всевышнего может очистить душу приверженца противника Сата от скверны, поедающего его душу.
        Ташша закрыла глаза, почувствовала тяжесть, нарастающую в душе, словно наледь - на внутренней стороне двери её грота, замерла, вспоминая всю свою прошедшую жизнь… Женщина-змея понимала, что теперь она обречена. Однако умирать на костре, в жутких муках, ей не хотелось…
        Память услужливо показала ей камень, исчезающий в бездонном провале пропасти… Способ избежать ужасной казни на огне был всего один - покончить жизнь самоубийством. Например, спрыгнув вниз с большой высоты.
        Утром, после восхода Сата Ведунья тщательно прибралась в своей пещере и на полянке перед нею. Ей хотелось думать, что какая-нибудь Ведунья, такая же, как и она, гонимая и отверженная, когда-нибудь забредет в эту долинку, найдет здесь грот, полный сухой травы и сухих сучьев и будет жить здесь, вспоминая добрыми словами того, кто здесь все так замечательно устроил.
        Через какое-то время Ташша, отчасти смирившаяся, наконец, с принятым ею решением и оттого слегка успокоенная, тщательно заперла дверь, медленно двинулась к провалу - туда, куда она сутки назад с трудом утащила странный черный камень.
        "Воистину, неисповедимы пути Всевышнего"! - думала женщина-змея, зачем-то обходя мелкие камни, которые вчера она попросту не замечала под своими ногами. - "Если бы мне позавчера не попался на глаза тот странный камень, могла бы жить. Возможно, не так долго, как мне хотелось бы, но все же… Наверное, Сату угодно было, чтобы я нашла этот камень, заболела омертвением души и, как итог - оказалась на краю вот этой самой пропасти"!
        Ташша дошла до грани, глянула вниз.
        Дна у провала не было.
        Вернее, оно все-таки где-то было, но отсюда, с высоты гребня его рассмотреть было невозможно.
        Темный серый туман плотной дымкой закрыл все видимое пространство ущелья; скупые лучи Сата даже не касались его клубов и туман "жил" здесь всегда, вне зависимо от времени суток. И хотя Ташша подозревала, что зимой, когда горы покрывает снег, туман из ущелья все-таки исчезает, на практике проверить верность своих предположений у неё возможности не было - глубокая зимняя "анабиозная" спячка была для неё единственной возможностью выжить в жуткий зимний холод.
        Женщина-змея подняла голову, посмотрела вокруг себя.
        Служители культа Сата говорили, что змея в том, другом мире будет помнить только то, что видели её глаза в момент, предшествующий её гибели, или смерти. Наверное, именно поэтому мучительная смерть на костре, или в воде, от утопления считались самыми нежелательными для разумных обитателей Шаа.
        Впрочем, сейчас Ташшу занимали совсем другие мысли…
        Женщина-змея приняла окончательно решение. Она ощутила бездонную тоску, непривычную пустоту своей души, боясь, что может передумать в последний миг, решительно сделала шаг вперед.
        Точнее, её показалась, что она это шаг сделала.
        Её тело осталось на том же месте, где и находилось до этого. А еще - Ташша вдруг почувствовала, что она вновь смотрит на этот мир не своими глазами.
        Ведунью охватил ужас. Её собственное тело вдруг начало жить по собственным правилам, отказалось повиноваться своему хозяину. Ташша сжала зубы, напряглась, почувствовала, что возвращает утраченный контроль над вдруг ставшим чужим телом. Её нога поднялась…
        - Если ты сделаешь это, то умрем мы оба! - голос говорившего был незнаком Ташше. Да и вообще, это был очень странный голос - он звучал со всех сторон одновременно, словно с Ташшей разговаривал сам Сат.
        Или голос рождался внутри её разума.
        - Кто ты? - прошептала Ташша, медленно поворачивая голову, пытаясь рассмотреть того, кто, возможно, спрятался за её спиной.
        - Я? Я - Саша! Твой симбиот!
        - Сашша? Симбиот? Что это такое? Кто со мной разговаривает?
        - Я сейчас все тебе объясню! Только, пожалуйста, давай отойдем от края пропасти! А то, боюсь, наш разговор прервется на самом интересном месте.
        - Почему?
        - Мы оба свалимся в эту пропасть. И погибнем!
        - Почему ты все время говоришь - мы? Кто это - мы? Я - Ташша! А кто ты? Где ты находишься?
        - Сейчас объясню… Как только ты сделаешь два шага назад!
        Женщина-змея почувствовала, что к ней вернулся контроль за её телом. Она медленно отодвинулась от края пропасти, присела на камень.
        - Ну? - в её голосе было больше злости и нетерпения, чем страха и обреченности. - Что ты мне хотел рассказать?
        - Рассказывать долго…
        - А ты начни! Потихоньку, полегоньку… Спешить нам некуда!
        - Хорошо! С чего начать?
        - А с чего хочешь! Например, с того, что такое сибиот…
        - Симбиот! - машинально поправил Ташшу её невидимый собеседник. - Ладно, начнем с самого начала! Как я тебе уже говорил, зовут меня Александр, или, сокращенно - Саша. Я - существо не из вашего мира.
        - А как ты попал сюда? - перебила его Ведунья.
        - В том черном камне, который ты столкнула в эту самую пропасть!
        - Так, значит, Гвардейцы искали именно тебя?
        - Выходит, так!
        - А как они узнали о том, что ты должен появиться на Шаа?
        - Мне сложно сказать! Я не знаю! Но, думаю, что где-то произошла утечка информации, либо ваш Правитель уже сталкивался с подобными технологиями.
        Ташша отложила в нужный уголок своего мозга слова "утечка" и "технологии", решив, что обязательно поинтересуется у того, кто сидит внутри её тела, что именно означают эти два слова. А пока её интересовало другое.
        - Как ты оказался в моем теле?
        - Хмм… Как… Как тебе сказать… Вообще-то, это ты меня сама затянула в себя.
        - Это как?
        - Ну… Не знаю, как именно. Твоя энергоинформационная матрица… твоя душа, она как медуза… У неё есть такие выросты. Вот, одним из выростов ты меня захватила и затянула.
        - То есть, если верить тебе, я сама виновата в том, что ты поселился в моем еле?
        - Хм… Нет, конечно. Не виновата. Но только… Я как ты говоришь, "поселился" не в твоем теле. Я - в твоей душе!
        - Что-о?! - вскричала Ташша, вскакивая на ноги. - Ты хочешь сказать, что у меня - все-таки омертвение души??
        - Нет, никакого омертвения душа у тебя нет! - возразил Ведунье её невидимый собеседник. - У тебя есть я. Александр. Обитатель планеты под названием Земля!
        - Ну, и что ты делаешь здесь, на нашей планете, обитатель планеты под названием земля? - с нескрываемым ехидством в голосе спросила Ташша, оценивая расстояние между собой и краем пропасти. Наверное, при желании она сможет перемахнуть этот расстояние одним хорошим броском. Но пока что-то удерживало её от этого шага. Что? Может быть, простое любопытство? Или что-то еще?
        - Мне нужно спасти мою девушку и её сына. Его, кстати, зовут также, как и меня - Саша.
        - Какую девушку? Какого сына? Что ты мне все врешь? На Шаа нет змей с таким именем!
        - А я и не говорил, что Маяла и Саша - змеи. Они не похожи на вас, они совсем другие.
        - Такие, как тот мальчик, которого я видела во сне? - ужалила Ташшу неожиданная догадка.
        - Да, такие!
        - Какие же вы уродливые, ужасные создания! - Ташшу передернуло от мысли, что где-то на Шаа находятся столь безобразные создания - светлокожие, с шапкой светлой травы на голове.
        - Это - волосы! - мягко поправил её тот, кто называл её своим симбиотом. - Они растут у нас прямо из головы и помогают защитить голову от Солнца. По вашему - Сата.
        - Та-ак! Значит, ты можешь читать все мои мысли?
        - Не все. И не всегда. И тело твое я тоже долго контролировать не могу.
        - Откуда ты знаешь, что твоя девушка, как ты сказал - Маяла? - находятся на Шаа? Как они могли попасть сюда? Или ты опять мне все врешь?
        - Почему - опять? Я тебя не обманываю! Со времени сама во всем убедишься! А как попали… Не знаю, понравится тебе мой ответ, или нет, но твой Правитель взял мою девушку и её сына в заложники.
        - Зачем ему это? Что плохого могли сделать могучему воину слабые существа?
        - Не знаю! Я думаю, мне этого никогда не понять! Я - солдат, такой же, как и тот ратник, который оставил тебе; нам, мяса и хлеба.
        - Нам? Ты сказал - нам? Как ты посмел мое тело считать своим?
        - Нам - потому что я чувствую то же, что и ты. И когда вчера ты кушала, я, так же, как и ты, ощущал вкус пищи. Кстати, я согласен с тобой в том, что лепешка была чуток пресновата!
        - Что еще ты знаешь обо мне?
        - Немного! Только то, что окружающие считают тебя старой, хотя твой возраст соответствует возрасту зрелости. А еще - у тебя после зимней спячки очень сильно болят кости. Ты часто голодаешь. И вообще, ты не уверена, что сможешь выжить после грядущей зимы.
        - А ты изрядно покопался в моих мозгах!
        - Ничуть! Ты все время думаешь об этом!
        - Ну, и как ты себе это представляешь - тебя и меня в одном теле? Как я поняла, ты - тоже не маленький мальчик, коль у тебя есть жена и сын!
        - Маяла - не жена! И Александр - не мой сын!
        - Тогда почему ты хочешь их спасти?
        - Я дал слово, пообещал!
        - Кому?
        - Им! Когда-то давно, на другой планете!
        - Опять лжешь?!
        - Нет! Мне кажется, что ты, при желании тоже сможешь увидеть то, о чем я думаю в настоящее время! Если ты мне не веришь, я попытаюсь показать тебе, при каких обстоятельствах я познакомился в Маялой. Может, тогда ты поймешь меня и сменишь свой гнев на милость.
        - Ну, хорошо! Я чувствую, что ты мне не врешь. Понятно, что и всей правды тоже не говоришь… Но в том, что касается твоей девушки, ты искренен. Давай попробуем посмотреть, как ты познакомился со своей девушкой. Показывай! - она закрыла глаза, оперлась руками о камень позади себя…
… Симбиот и еще несколько существ, не похожих на того мальчика, которого Ташша видела во сне, вышли к краю обрыва. В вечерних сумерках он похож был на гигантскую высокую подкову, каменными руками "обнимающую" с трех сторон ровный и блестящий водоем. Высокие стены провала, благодаря несметному количеству костров, разожженных на противоположном берегу, не скрывали действа, происходящего внизу.
        Между двумя берегами озера был натянут прочный канат. На его середине была подвешена небольшая люлька, или корзина.
        В корзине, метрах в десяти над водой раскачивалась пара странных существ… Они были обнажены, растеряны, испуганно жались друг к другу. Даже с расстояния в пятьдесят шагов было видно, что одно из существ - самка, и она - беременна. Её выпуклый светлый живот матово бликовал в свете костров и факелов.
        На другом берегу "подковы", забравшись на самую его макушку, огромное существо чудовищного вида палицей било в огромный кожаный барабан.
        - Наверное, часто пользуются этой штукой, если она торчит здесь всегда! - сказал тот, чьими глазами она видела происходящее, и повернулся к своему спутнику. (Ташша вздрогнула, когда впервые увидела друзей своего "симбиота" - огромное зеленое существо, чем-то отдаленно похожее на мелких и юрких каменных ящериц, обитающих в расщелинах скал по периметру её мини-долины. и небольшую черную жучиху)
        - У вас казнят беременных женщин? - услышала Ташша голос симбиота.
        - Да! А что? Вам-то какое до этого дело? - кажется, наездник самого крупного существа, не похожего ни на одно из животных, обитающих на Шаа, с большим и толстым клювом и мощными голыми ногами, больше удивился вопросу Ташшиного симбиота, нежели факту казни девушки, которая вот-вот могла родить.
        - У нас не принято убивать беременных. Ты можешь вмешаться, чтобы остановить ЭТО?
        - А зачем? - поднял брови ратник. - У меня не было такого приказа. Приказ был другой… Ладно, насмотрелись, двигаем дальше! - он выразительно положил руку на свое оружие.
        - Мы не можем уйти! - твердо сказал тот, от чьего лица "демонстрировалась картинка". - Я не знаю, в чем виновата эта девушка и этот парень. Может быть, их казнят совершенно правильно. Но за что убивать ребенка, который еще даже не родился и по определению не мог сделать ничего плохого тем лю… В общем, тем, кто казнят его родителей! Ребенка надо спасти!
        - Как? Ты предлагаешь разрезать брюхо его матери?
        - Нет. Я предлагаю сохранить жизнь его матери!
        - Нет! Это исключено! Но если ты будешь настаивать, то можешь очень скоро присоединиться к ним! - существо на животном с клювом рукой показал на воду прямо под люлькой.
        Ташшин симбиот проследил за жестом Гвардейца.
        Вода кишела. Но, как только сейчас это успел заметить Сашка, а вместе с ним - Ташша - не только от струи, падающей сверху. Она плескалась от движения нескольких крупных тел, находящихся в озере. Судя по нетерпению озерных обитателей, они хорошо знали, что именно находится в корзине всего в десятке метров от них.
        - А это - что?
        - Да… Так… Это мууны. Они водятся исключительно в крупных водоемах с очень чистой водой. Таких, как этот.
        - Они питаются девушками и парнями?
        - Они всем питаются! Могут и гроо, при случае, утащить на дно.
        - А когда эти мууны скушают этих? - Ташшин симбиот подбородком показал на беременную девушка и парня.
        - Не скоро. Может быть, на рассвете. Согласно традиции, они должна осознать перед смертью пагубность своего деяния. Их должна убить не сама казнь, а ожидание казни. Веревка, на которую они подвешены, постепенно растягивается под действием влаги. Корзина понемногу опускается вниз. Там, в воде, вы сами видите - мууны. Я не хотел бы оказаться на месте этих… Казнимых…
        Словом, часто тот, которого подвешивают над водой, сходит с ума до рассвета, сам прыгает или вываливается вниз.
        - А если до рассвета ничего не произойдет?
        - Такого не может быть!
        - Почему?
        - Палачи здесь опытные, длина троса подобрана таким образом, чтобы он растянулся до нужной длины за определенное время. Ну, а если веревка слишком прочна, ей помогут… оборваться. В любом случае эти двое умрут до того, как Лакус вновь покажет нам свой лик.
        - То есть время у нас для спасения этой пары, если что - есть?
        - Нет! Времени у нас нет! Я уже сказал тебе, что ни во что вмешиваться не стану. И вообще - мы сейчас уходим к месту ночлега! - он повелительно махнул рукой. Трое ратников с оружием подошли к Ташшиному симбиоту и его друзьям, навели на них свое оружие.
        Дернулась стальная трубка в руках Александра, выстрелила в упор, прямо в грудь одному из солдат. Внутри тела ратника что-то взорвалось, во все стороны полетела требуха, кровь, шматки плоти; он повалился назад.
        Одновременно с симбиотом бабахнула из своего оружия жучиха. Её выстрел был точнее - снаряд угодил точно в голову Гвардейца. Мозги ратника брызнули во все стороны, пачкая всех, кто находился в этот момент рядом.
        Третьего ратника ликвидировала огромная зеленая "ящерица"…
        - Повторяю задачу! - глядя прямо в глаза Гвардейца, очень твердо и спокойно сказал Ташшин симбиот. - До полуночи найти способ и не допустить казни вот этих двух субъектов! - он вытянул руку в сторону корзины. - Конкретные предложения есть?
        Ратник отрицательно помотал головой.
        Симбиот переломил ствол, вынул небольшой цилиндрический предмет, из металла, пустой внутри. Откуда-то вынул другой, похожий на первый, предмет, снаряженный с одного края тяжелым наконечником, вставил в стальную трубку, захлопнул ствол. - Тогда предложения есть у меня. Их - два. Первое: я стреляю тебе в твою тупую башку; ты умрешь быстро и ничего не почувствуешь. Второе: я выстрелю тебе в пузо. И тогда ты подыхать будешь долго…
        - Есть и третий вариант! - неожиданно подала голос огромная ящерица. - Мы тебя маленько порежем. Тут, тут и тут. Затем свяжем и отпустим поплавать вместе с этими муунами. Интересно, тебе понравится, когда тебя будут кушать живьем?
        - Ну, зачем же так! - "заступилась" за солдата черная жучиха. - Давайте я сделаю ему небольшой разрез на животе и запущу туда моих любимых ангров. - она выразительно потрясла неизвестно откуда взявшейся коробочкой. В коробочке что-то зашуршало. - Эти маленькие, но кровожадные насекомые будут жрать внутренности этого воина дней пять, подвергая его невыносимым мучениям.
        - Я считаю, что лучше его застрелить! - сказал симбиот.
        - Нет! Пусть его съедят мууны! - не захотела уступать ящерица.
        - Лучше моих ангров ничего нет! - настаивала на своем жучиха.
        У ратника забегали его глаза и побледнело лицо, а ноздри стали хватать воздух все жаднее и жаднее.
        - А давайте я его просто съем! - подлила масла в огонь огромная ящерица. - Я разорву его прямо здесь и сейчас! - зеленый гигант наглядно, своими огромными трехпалыми клешнями показал - как именно он будет рвать Гвардейца
        Солдат упал на колени, заплакал, запричитал что-то про троих детей, которых некому будет кормить, если его сейчас съедят эти страшные пришельцы.
        - Как можно спасти девушку и ребенка? - спросил Ташшин симбиот.
        - Не знаю!
        - А ты подумай!
        - Если уничтожить этих муунов, тогда, может быть…
        - А сколько этих рыб? Какие они? Большие?
        - Большие. Сколько - неизвестно. Но если твой друг умеет плавать, то он может спуститься в воду и все разведать… - его глаза неожиданно блеснули, словно в них появилась какая-то надежда.
        Симбиот поднял металлическую трубку в руках на уровень груди, потянул спусковой крючок на себя…
        - У меня есть лучшее предложение! - так объяснил свое решение тот, чьими глазами взирала на все происходящее женщина-змея. - Мы могли бы слушать этого парня до утра, а потом все равно получили бы в спину заряд картечи. А предложение такое! Помните лодку, на которой мы сюда приплыли? Нужно найти её, доставить к водоему и подвести плот точно под эту корзину. После этого ты, Ар'рахх, стрелой срежешь канат, мы забираем парня с девушкой и валим… Как идея?
        - Принимается! - согласилась большая зеленая ящерица.
        - Хорошо бы предварительно все-таки слегка почистить "пруд" от этих муунов. - сказала жучиха. - Черт их знает, что у этих зверюг на уме. Прокусят борт, что делать-то будем?
        - Согласен! - выдохнул Ташшин симбиот. - Тогда действуем так. Ты, Маша, остаешься на берегу и скрытно наблюдаешь за всем, что происходит. Постарайся выяснить, сколько этих зубастых тварей обитает в этом "бучиле". Думаю, мы даже сможем помочь тебе в этом. Мы с Ар'раххом скинем это тело в воду. Надеюсь, мууны учуют кровь и приплывут.
        Пока ты занимаешься разведкой, мы найдем место, где находится плот и те, кто его охраняет, и постараемся доставить его к воде, во-он с той стороны! - Сашка показал на точку, откуда из водоемы вытекала река.
        Огромные длинные рыбины на кровь отреагировали практически мгновенно. Они плотоядно рвали тело ратника, каким-то невероятным образом отделяли части от плавающей добычи, почти без всплеска уходили куда-то вниз. Но через одну-две минуты рыбины возвращалась за новой "порцией".
        - Как дела у тебя? - новая "картинка" из мозга симбиота говорила о том, что в том месте, где все это происходило, скоро - рассвет. Вопрос был адресован жучихе.
        - Пока - нормально. Муунов покормила. Аппетит у них отменный. Всего их штук шесть, или семь. Мясо они любят… Подходят смело, тело рвут без опаски. Чувствуется - врагов у них здесь нет.

…Симбиот и его друг налегли на весла, тараня воду в направлении плетеной из веревок люльки.
        Парень и девушка в корзине тоже заметили своих спасителей. Но вместо того, чтобы радоваться, они почему-то стали подавать знаки, которые можно было истолковать только одним образом - немедленно убирайтесь прочь!
        Едва плот занял позицию под корзиной, кто-то на берегу, не выдержав, рубанул канат чем-то острым. Корзина пошла вниз, к счастью, не слишком быстро.
        Симбиот и огромная ящерица успели подхватить люльку с обнаженными парнем и девушкой, Жучиха ловко чиркнула ножом по "пуповине", удерживавшей корзину на весу.
        Барабан на берегу неожиданно стих.
        Весь полумесяц верхнего края провала украсился многочисленными точками - любопытствующие явно не хотели лишать себя любимого зрелища. "Зрители" не кричали, не бросали камней и не стреляли из оружия.
        Они просто смотрели и молчали.
        Словно ждали чего-то.
        И это "что-то" не заставило себя ждать долго.
        Вспучилась поверхность воды, указывая на то, что под поверхностью происходит какое-то очень сильное движение, а вскоре на всеобщее обозрение явился тот, кто это движение вызывал.
        Завизжали от восторга "зрители", забилась на плоту в истерике девушка. Парень побледнел, покрутил головой, увидел оброненный кем-то из ратников нож. Он поднял клинок, как-то печально посмотрел на девушку, зажал кинжал между зубов и… прыгнул в воду. Он вынырнул, размашисто поплыл навстречу тому, кто поднялся на поверхность.
        Водное существо было ужасно.
        Огромное, оно не было похоже ни на одно из животных, виденных когда-либо Ташшей. Мощная и широкая пасть с несколькими рядами больших зубов не оставляла сомнений в том, чем именно питается это существо. Большая бронированная голова венчала не слишком крупное тело с мощным хвостом, украшенным гребнем.
        - Какая-то монструозная помесь жабы и крокодила! - так симбиот женщины-змеи определил для себя "вид" животного, всплывшего на поверхность. - Парень хочет задержать этого монстра! - крикнул он. - Погибнет зазря!
        Он торопливо пальнул в сторону чудовища, но промахнулся. Вода вспенилась рядом с мордой "чудища морского".
        Животное отреагировало на угрозу мгновенно, с подозрительной быстротой скользнув под воду.
        - А-а-ап! - коротко вскрикнул юноша, прыгнувший в воду. На поверхности остались только пара небольших кругов…
        Девушка закрыла лицо руками, присела на дно плота.
        Секунд пять ничего не происходило. Потом со стороны берега - совсем не оттуда, откуда симбиот и ящерица ожидали нападения, показалась зубастая голова. Она царапнула клыками по мягкому борту, исчезла под водой так же быстро и неожиданно, как появилась.
        Забулькал воздух, покидая надувное плавсредство.
        Чудище всплыло вновь, и снова не там, где его ждали, заметив движение симбиота с оружием, моментально скрылось под водой.
        - Умная, гадина! - разочарованно протянул "автор картинки". Словно подтверждая его слова, "жабный крокодил" показался в самом дальнем краю водоема - прямо под струями водопада.
        Симбиот поднял свое оружие, прицелился, однако опустил его. Потом он плюнул на воду, закинул оружие за спину, схватился на весла.
        Большая ящерица тоже схватила за весла.
        Плот, булькая и виляя, снова пошел к берегу.
        Чудовище вдалеке снова исчезло под водой.
        Из-за гребня горы показался Сат. Он осветил провал, лес, водопад, горстку существ на темном пятачке плота посредине водоема…
        Со стороны берега вынырнуло кошмарное создание; не прячась и не сворачивая, открыв свою громадную пасть, быстро поплыло в сторону испускающего последний дух плота. "Автор картинки" встал на нос плавсредства, поднял оружия на уровень глаз, выжидая, когда монстр подплывет на достаточно близкое расстояние. Достаточное для того, чтобы цель была повреждена наверняка.
        "Жабный крокодил" ударил по воде хвостом, набирая скорость, помчался в сторону своей добычи. Он уже набрал приличную скорость, не снижая быстроты, погрузился в воду… Выпрыгнула высоко вверх, и Ташше видно было, что точка приземления его могучего и уродливого тела совпадает с тем местом, которое занимает на водной глади "пруда" плотик её симбиота, беременной девушки и его друзей.
        "Автор картинки" неожиданно начал видеть все происходящее в замедленном виде…
        А потом Ташша глазами симбиота увидела, как где-то высоко-высоко, в космосе, зажегся второй Сат. Он был очень маленький, но очень яркий…
        Страшной силы луч на мгновение возник в небе. Он прочертил золотую нить от неба до Шаа, своей нижней кромкой коснулся влетевшего в воздух повелителя горного озера…
        "Рыба" разорвалась изнутри…
        Огромная зубастая голова, получив дополнительный импульс, пролетела за плот, шлепнулась на воду, стала медленно погружаться в глубь.
        Урез провала мгновенно очистился от "зрителей".
        - Око Смерти! - с благодатью воскликнула спасенная девушка, поднимая руки к небу. - Нас спасло Око Смерти! - она заплакала, закрыла лицо руками.
        - Ну, чё замерли! - окликнул "автор картинки" друзей, ошалевших от такого неожиданного финала драмы. - Гребем шустрее к берегу. А то…


        Ташша открыла глаза, непонимающе посмотрела по сторонам.
        На горы опускалась ночь. Сат давным-давно скрылся за горизонтом и только светлое, поблескивающее алмазами небесное тело Божественного Змея светилась высоко в небе, скупо освещая тропу, соединяющую полянку перед гротом Ведуньи и пропасть на краю альпийского луга.
        Ташша тяжело встала, медленно и осторожно пошла в сторону своей пещеры… В её голове роилось великое множество вопросов, которые она намеревалась задать тому, кто завладел частью её души. Намеревалась и… одновременно боялась. Боялась потому, что ответы на её вопросы могли полностью разрушить её, Ташшино представление об окружающем мире, о том, как устроена Вселенная и Шаа.
        - Я хочу отдохнуть! - произнесла Ведунья вслух, понимая, что тот, кто называет себя её симбиотом, слышит эти слова. - Если ты не против, мы утром продолжим наше общение! Только… Ты можешь не посылать мне твоих странных снов?
        - Не знаю! - в голосе Ташшиного собеседника слышалось сожаление. - Тот сон, про который говоришь ты, я его тебе не посылал. Это… Это был мой сон. Это мне снилось детство и то, как мы с Женькой Городиловым на поляне ловили кузнечика.
        - Кузнечик - это то прыгучее насекомое?
        - Да!
        - А зачем оно вам?
        - Мы рыбачим на них! Насаживаешь его на крючок, закидываешь леску в воду… На кузнечиков ловится очень большая и вкусная рыба!
        - Хм! - удивленно хмыкнула Ташша. - А мы в детстве ловили рыб на больших и толстых белых гусениц! Отламывали кору с упавших деревьев, находили там белых червяков…
        - Мы тоже, в основном, ловили рыбу на червей! Только черви были красные!
        - Что значит - красные?
        - Ах! Да! Я все время забываю, что вы видите все окружающее черно-белым, или серым. Вам недоступно цветное зрение. Красное - это значит… красное! Если позволишь, я могу тебе показать, что значит - красное!
        - Покажи! - согласилась Ташша.
        Александр показал. Он постарался вспомнить все ярко-красные предметы, виденные им когда-либо - начиная от красного пионерского галстука и заканчивая Оком Богов с планеты своего друга…
        - Такого не может быть! Такого просто не может быть! - раз за разом восхищенно повторяла Ведунья. - Если я кому-нибудь скажу, что знаю, как на самом деле выглядит наш мир, меня сочтут за сумасшедшую и сожгут на медленном огне! Непременно сожгут!
        - А ты никому ничего не говори! - прервал восхищенные охи и ахи Ташшин симбиот. - У нас тоже так бывает: стоит сказать что-то лишнее, мигом голову отрежут!
        - Покажешь?! - с надеждой спросила Ведунья, не уверенная, впрочем, что она хочет увидеть, как кому-то отрезают голову.
        - В другой раз! - отрезал тот, кто находился в её душе. - Давай отдыхать! Завтра - тяжелый день!
        Ташша хотела спросить - почему, но неожиданно поняла, почувствовала, что любой её вопрос сегодня останется без ответа.
        "Наверное, это правильно"! - скрепя сердце, согласилась с решением симбиота Ташша. - "Переизбыток информации после первого дня общения может только навредить"!
        Глава 3. Ниже границы холода

        Начало дня выдалось прохладным. Мелкий колючий дождь, ежеутренне загонявший Ташшу в её убежище весь последний осенний месяц, прекратился; вместо него с неба большими хлопьями валил снег.
        Женщина-змея сделала перерыв в долгих "беседах" со своим симбиотом, выглянула наружу, мельком глянула в хмурое серое небо, вздрогнула от холода, поспешила спрятаться обратно в пещеру.
        В гроте она разожгла очаг, протянула к огню свои озябшие руки, спросила:
        - А такие, как ты, тоже боятся холода и морозов?
        - Слово "боятся" - не совсем точно отражает весь спектр отношений таких как я (мы называем себя людьми) к холодной температуре. - ответил Сашка. - Дело в том, что мы, в отличие от вас - теплокровные существа.
        - Что значит - теплокровные?
        - Температура нашего тела мало зависит от температуры окружающей среды. Она остается теплой, постоянной в определенных пределах.
        - Разве такое возможно?
        - Да, разумеется!
        - Значит, вы не чувствуете холода? Как я не различаю то, что ты называешь цветом?
        - Холод мы чувствуем. Примерно также, как и ты. Но научились защищаться от него!
        - Как?
        - Одеваем теплую одежду, обувь, рукавицы, головные уборы - шапки. Не даем теплу, которое находится в наших телах, расходоваться на обогрев окружающего воздуха; сохраняем его в своем теле.
        - А эти… Неизвестные существа? Большое, похожее на ящерицу и маленькое, похожее на жука - они тоже теплокровные?
        - Нет, к сожалению. Они, как и ты, не могут жить при температуре ниже температуры замерзания воды.
        Ташша внутренне приободрилась. Значит, во множестве обитаемых миров, находящихся внутри небесного тела Божественного Змея, есть и такие, как она, боящиеся холодя и снега.
        - Скажи, мы с тобой, вместе - это навсегда?
        - Нет; разумеется, нет!
        - Тогда когда ты покинешь мою душу? Когда ты оставишь меня одну?
        - Тогда, когда спасу Маялу и её сынишку! - твердо ответил симбиот.
        - Но очень может статься, что ты мне все врешь и про девушку, и про её малыша! Что тогда? Как мы сможем сосуществовать в одном теле, если одна часть души обманывает другую? И вообще - ты не находишь такую ситуацию абсурдной?
        - Про Маялу и Сашу проверить очень просто! Думаю, что ваш Правитель держит заложников где-то у себя во дворце, или в каких-то секретных апартаментах. Что касается абсурдности… Увы, но здесь я с тобой полностью согласен! Признаюсь: то, что я могу оказаться в одном теле с другой личностью, да еще к тому же, совершенно не похожей на меня - если бы мне сказали об этом еще месяц назад, я точно не поверил бы!
        - Но ты - здесь! Значит, поверил? Что произошло такого, что ты, видимо, неплохой в общем-то змей, согласился на то, что сейчас происходит?
        - Мне оставили выхода!
        - Кто? Твои командиры?
        - Нет! Ваши Правители! Они не оставил мне выхода, когда взял в заложники Маялу и Александра!
        - Картинки, которые ты мне показывал, свидетельствуют о том, что ты - отличный ратник. Тогда почему бы тебе не явиться в этом мир в своем настоящем обличии и в честном поединке не отнять свою возлюбленную у Правителя?
        - Я был бы рад сделать так, но, увы, это тоже пока невозможно. Как только ваш Правитель узнает, что кто-то хочет освободить от его плена заложников, они неминуемо погибнут!
        - Значит, ты здесь, на Шаа - тайно?
        - Именно так!
        - И без моей помощи тебе не справиться?
        - Я думаю, ты поняла это намного раньше, чем задала мне этот вопрос!
        - А цена? Чем ты можешь заинтересовать меня помогать тебе - чужаку из неизвестного мира?
        - А чего ты хочешь?
        - Чего я хочу - я тебе сейчас не скажу! Если я стара, это вовсе не означает, что я глупа! Если я тебе сейчас скажу, что я хочу того-то и вот этого, ты немедленно скажешь мне, что дашь мне это! Скажи мне сейчас - что я получу в обмен на то, что не выдам тебя! А, возможно - и помогу тебе! Как только узнаю или пойму, что все, что ты сказал мне про девушку-заложницу и её сынишку - правда!
        Заречнев задумался. Соблазн "наврать в три короба" был велик. Однако… Все тайное, любая ложь или обман рано или поздно становятся явными. И кто знает, когда раскроется его обман; возможно в самый неподходящий для этого момент?
        - Я могу увести тебя из этого мира! - твердо сказал Сашка. - Могу показать тебе Вселенную, в которой - множество обитаемых миров, в которых живут разумные существа, не похожие ни на меня, ни на тебя. Я могу увести тебя на такую планету, где всегда - лето, то есть тепло и с неба никогда не падает снег.
        - А разве такие есть?
        - Есть! Одна из них - в системе Торос, там где родилась и выросла Маяла!
        Сашка осекся. Он понял, что нечаянно "сболтнул" лишнего. Ташша заметила метание его мыслей, спросила:
        - Ты что-то скрываешь от меня! То, из-за чего твоя девушка и её сынишка оказались в заложниках у нашего Правителя! Рассказывай! Или…
        - Или - что? Ты не станешь помогать мне?
        - Да! Не стану! Не исключено, что Правитель взял заложниками девушку и её сына не просто так, а добиваясь чего-то для нашего мира, для меня лично!
        - Ну… Для тебя лично - это уж вряд ли! Хорошо! Как говорят на моей родной планете - коль пошла такая пьянка, режь последний огурец! Расскажу!
        Некоторое время назад ваш Правитель заявился на своем космическом корабле к планетной системе под названием Торос и потребовал, чтобы те, кто живет в ней, покинули её. При этом оружие, которым он обладал, оказалось сильнее средств защиты Великого Императора - отца Маялы.
        - Родитель твоей девушки - Великий Император? Наша беседа становится все интереснее и интереснее! Продолжай!
        - В качестве доказательства серьезности своих намерений Правитель взорвал одну из звезд Млечного Пути. Это звездный шлейф. Вы называете телом Великого Змея. Великому Императору удалось уговорить вашего Правителя (если это был, конечно, он) дать ему небольшую отсрочку, время для подготовки к эвакуации целой планеты. Правитель согласился. Но взял в заложники дочь и внука Великого Императора.
        - То есть Маялу и Сашшу?
        - Да!
        - И ты здесь для того, чтобы обмануть, или даже уничтожить нашего Правителя?
        - Нет! Не уничтожить! Обмануть, обхитрить, навязать ему свои условия переговоров - да! Но убить - нет!
        - Почему? Я не верю тебе!
        - Оружие, которое заставляет звезды сбрасывать свои оболочки, нам неизвестно. Неизвестно, где оно находится, по каким принципам функционирует. Оружие может включиться в автономном режиме и после случайной или преднамеренной гибели вашего Правителя. Что касается личной полезности тебе от ультиматума Правителя, то у меня есть сильные сомнения. Ни один космический корабль не сможет вместить столько желающих переселиться на планету, которую намеревается захватить ваш Правитель. Думаю, он заберет с собой только небольшую группу сподвижников, избранных. А остальные… Скорее всего останутся здесь - умирать медленно и неотвратимо!
        - Значит, если я помогу тебе, то я окажу влияние на судьбу всего Шаа?
        - Нет! Не только! Ты поможешь сохранить жизни миллиардам живых существ, повлияешь на участь не одного мира, а доброго десятка, включая Шаа, разумеется!
        - А что будет с моим миром, когда ты и твои Правители победят нашего? Нас всех убьют, уничтожат, как пособников?
        - Не знаю! - Ташша почувствовала, что симбиот не лжет ей; он действительно не знает, что станет с миром Ташши после того, как все закончится. - Но я думаю, что бессмертные в состоянии разобраться в том, кто виноват, а кто - нет!
        - Вы - бессмертные? Ты ничего не говорил об этом!
        - Я - смертный! Бессмертные - это те, кого ты называешь нашими Правителями. Они внешне похожи на нас, но… Они совсем другие. И они хозяйничают в этой части Галактики!
        - Но с Правителем же они ничего поделать не смогли! Значит, он сильнее твоих бессмертных!
        - Нет, не сильнее!
        - Тогда почему они не помещали нашему Правителю?
        - Великий Император - не бессмертный! Он - такой, как я! А бессмертные… Если моя миссия не увенчается успехом, они попросту уничтожат всю систему, в которой обитают такие, как вы.
        - Выходит, ты - наш спаситель?
        - Выходит - да! - Александр отчетливо расслышал ехидство в "голосе" Ташши, но оно его только подзадорило. - Элои послали меня сюда для того, чтобы я попытался все уладить мирным путем. Если у меня не получится - не станет ни Сата, ни Шаа, ни Правителя, ни тебя, ни меня… Здесь вообще ничего не будет. Только пустота!
        - Интересную ты перспективку нарисовал! Если победишь ты, то уцелеет планета твоей девушки, а мы все останемся медленно умирать здесь - от холода и голода. Если ты проиграешь, мы все равно погибнем, но уже - мгновенно, от страшного оружия бессмертных. Или я поняла что-то не так?
        - Нет, все так!
        - Тогда зачем мне помогать тебе? Согласись, что быстрая смерть лучше, чем медленная и мучительная!
        Александр снова задумался. Насчет быстрой смерти он был согласен. Но вот что касается другого…
        - Есть и третий путь! - услышала его "голос" Ташша.
        - И какой же?
        - Перезапустить, разогреть ваше Солнце. То есть - Шаа! Чтобы оно светило ярче, больше давало тепла планете. Климат на Шаа начнет меняться, он станет теплее. Ледники отступят. Планета начнет возрождаться…
        - А такое возможно?
        - Я думаю - да! Мы это не умеем делать, но бессмертные - наверняка!
        - Ты уверен? Ты уверен, что сможешь убедить этих бессмертных разогреть наш Шаа?
        - Нет, не уверен! Но я думаю, это сможешь сделать ты!
        - Я? Но почему?
        - Ты спасешь от гибели целый мир, и не только свой! Я думаю, у тебя на переговорах с элоями будут сильные союзники!
        - Кто? Кто будут моими союзниками? Ты?
        - Нет, не я! Я - простой солдат, который выполняет приказы! Твой союзник - Великий Император, мир и детей которого ты спасешь!
        - А я смогу?
        - Сможешь! Вместе мы сможем все!
        Ташша долго ходила по пещере, обдумывая предложение симбиота. В глубине души она чувствовала, понимала, что этот Сашша, инопланетный ратник, застрявший в её душе, не обманывает её. Для самого себя он все верно решил - стоит рискнуть, чтобы попытаться спасти хотя бы девушку и её сынишку.
        Но нужно ли это ей?
        Ташша очень скептически отнеслась к словам о некоей гипотетической возможности её, обычной Ведуньи повлиять на участь целого мира; или как утверждает симбиот - даже нескольких планетных систем. Вся известная ей история Шаа убеждали её, что такое невозможно в принципе.
        Мир, который она знала с младенчества, всегда был устроен так, что все важные решения на Шаа принимали Правители - доминантные мужчины-змеи, живущие в самой большой и самой теплой долине планеты. Нигде и никогда женщина-змея, паче того - Ведунья, то есть по определению - отверженная, изгоняемая всеми и отовсюду, не способная повлиять даже на свою собственную судьбу, не принимала участие в обсуждении вопросов, касающихся всего государства.
        О том же, чтобы женщина-змея хоть как-то изменила ход истории, не могло быть и речи.
        Ташша была уверена: симбиот предлагает ей повлиять на судьбу змеиного мира только потому, что совершенно не знает здешних реалий.
        И все же после длительных и тягостных раздумий Ташша решила ответить согласием на предложение того, кто теперь находился в её душе.
        При всех многочисленных опасностях, которые могут встретиться (и встретятся!) Ташше на её пути к замку Правителя, участие в "шабаше" знахарей, Ведуний и прочих экстрасенсов - это был шанс.
        Шанс на то, что ей удастся продлить свое ничтожное и жалкое существование еще на пару лет, а если повезет - то и дольше.
        Грядущая зимовка наверняка станет последней в её жизни.
        Ташша это понимала, как никто другой.
        Разумеется, она даже самой себе не хотела признаваться в том, что ресурсы её организма - на исходе; мысленно хорохорилась, представляя, как очнется после зимнего оцепенения, как выйдет наружу, чтобы в очередной раз увидеть, как на границе льда и камня рождается бурный весенний поток.
        Возможно, так оно и было бы - в другой, более удачный год.
        Нынешнее лето стало самым голодным и холодным жизни женщины-змеи. У неё практически не было просителей, а значит - и еды; крохотный огородик, так некстати попав под весенние заморозки, начал давать ей первые овощи только к середине лета.
        До осени Ташша так и не смогла восстановить силы, утраченные за зиму и голодную весну.
        "Сашша прав в главном - нужно идти в долину и пытаться выжить там"! - наконец, твердо решила для себя Ташша. - "Кто знает, может быть там, внизу, нам вдвоем выжить будет легче, чем одному?
        А явит свою волю Сат, и девушку этого чужепланетного ратника тоже спасем"!
        Мысль о том, что она, женщина, так и не давшая жизни ни одному змеенышу, под конец своей жизни все-таки даст жизнь ребенку - пусть не своему, кровному, но все равно - маленькому и беззащитному - наполняло её сердце тихой радостью, а остаток жизни - смыслом и содержанием.
        У Ташши в жизни, наконец, появилась конкретная цель - спасти жизнь малышу и его маме.
        - Выступаем завтра утром! - впрочем, женщина-змея могла и не произносить этих слов вслух. О принятом ею решении Александр узнал за секунду до того, как она его "озвучила".
        - А почему не сегодня? - осторожно поинтересовался симбиот, помнивший, что до заката - еще несколько часов и при удачном стечении обстоятельств они, если выйдут немедленно, к закату смогут одолеть приличное расстояние.
        - Нужно как следует подготовиться! - после паузы, вызванной мыслями о предстоящем маршруте (и о том, как сделать его максимально безопасным) ответила Ташша. - Нужно собрать с огорода овощи, высушить одежду, починить обувь…

…Утро едва не заставило Ташшу полностью отказаться от планов о поиске зимовки в долине.
        Толстый слой свежевыпавшего снега покрывал все видимое пространство вокруг долинки женщины-змеи. Поток холодного воздуха благодаря бурану стал, по сути, видимым. Он длинными тягучими языками стекал вниз, до краев заполнил ледяной жутью Ташшину долинку, легко перевалил через невысокий рубеж, отделяющий её мирок от бездонной сумрачной пропасти, белым водопадом полился вниз, в провал.
        Женщина-змея, а вместе с ней - и её симбиот - загрустили.
        Ситуация из очень неприятной прямо на их глазах становилась катастрофической. Теперь, после того, как снег основательно, то есть почти до коленей засыпал единственную тропу вниз, добраться до "пояса тепла", то есть до невидимой границы, отделяющий "верхний", холодный мир от "нижнего", теплого можно с очень большим риском.
        Либо - не добраться вообще, если метель и мороз неожиданно усилятся.
        - Придется ждать тепла! - о новом своем решении Ташша сообщила с большой грустью и даже обреченностью. О причинах столь печального вывода женщина говорить не стала, а Сашка вопросов не задал, так как не вполне отчетливо представлял себе границы "морозостойкости" змеелюдей.
        "Однако выход должен быть"! - не стал унывать Заречнев. - "Пусть Дита и Боги заключили меня в это тело, но возможности думать, соображать, решать возникающие проблемы у меня никто не отнял!
        Та-ак! Как бы я поступил, если бы оказался точно в такой же ситуации на Земле, или где-то еще… Неважно где. Для простоты сделаем допущение, что одежды у меня нет вообще и я смогу продержаться на морозе максимум полчаса! Что я бы сделал?
        Поперся бы по колено в снегу? Да ни за что!
        Встал бы на лыжи, оттолкнулся бы палками…
        Лыжи! Обычные лыжи и палки могли бы очень даже выручить нас в сложившейся ситуации!
        - Что такое - лыжи? - немедленно уточнила Ташша, отлично "слышавшая" мысли симбиота.
        Заречнев объяснил и "показал".
        Женщина-змея ненадолго задумалась.
        - У меня есть с пяток разнокалиберных досок. Крепления можно изготовить из тех ремешков, которые висят у меня недалеко от входа. Но доски - они же прямые. И обязательно зароются в снег, стоит только выйти на них на тропу!
        - Напрасно беспокоишься! - веселым "голосом" заверил Ташшу её симбиот. - Поверь, прямые концы твоих досок - настолько ничтожная проблема по сравнению с грядущей зимовкой… Если твои доски годятся для изготовления лыж, я, то есть - мы, решим эту проблему за каких-нибудь полчаса!
        - Как именно?
        - Загнем!
        - Доски отломаются, если начать их сгибать!
        - Если их предварительно поместить в горячую воду на полчаса - не сломаются! Поверь - проверено на личном опыте!
        Сашка шагнул к костру, вынул из костра уголек и на камне стены быстро набросал схему загиба лыж после "водной купели".
        Вдруг он бросил холодный уголек, словно обжегся, недоуменно посмотрел на свои руки, на свое тело…
        В пылу спора он даже не заметил, как стал полновластным хозяином своего нового (то есть Ташшиного) тела!
        - Извини! - пробормотал он. - Я не хотел! Само получилось!
        Женщина-змея долго молчала, потом ответила.
        - Вначале я хотела обидеться - тело-то все-таки моё! Но потом поняла - ты все время чувствуешь себя словно запертым в клетке… Наверное, тебе тоже иногда нужно почувствовать себя свободным! Я не обижаюсь! Ну, или почти не обижаюсь! Ты можешь, иногда, пользоваться моим телом. Только… Заранее предупреждай меня! Хорошо?!
        - Хорошо! А как это было?
        - Что именно?
        - Момент, когда вместо тебя твоим телом начал управлять я?
        - Неожиданно. Словно кто-то очень сильный резко толкнул меня в сторону - так, что у меня на какое-то время даже сбилось дыхание. А потом… Ты словно куда-то ушел. Но недалеко. То есть я все время чувствую твое присутствие, но телом принадлежит только мне!
        Ну, так как, мы долго еще будем разговаривать, или займемся, наконец, изготовлением твоих лыж?
        Ташша и Александр проковырялись над устройством средства для перемещения поверх снега почти до полудня.
        Больше всего времени (что стало для Ташши настоящим откровением) заняло не загиб кончиков палок, а… изготовление упряжи для ног. "Крепления" - так называл симбиот это хитрое сооружение из кожаных ремешков - в итоге получилось довольно громоздким, зато прочным и надежным.
        Ташша вышла из пещеры, потрогала через одежду медальон - подарок Гвардейца, поправила ремешки заплечного мешка… Она втянула через ноздри холодный воздух, ощутила, как покатился к её легким ком ледяного воздуха, поспешно нагнулась, соединяя воедино свои ноги с ремешковую конструкцию под забавным наименованием "крепления".
        Женщина-змея неловко шагнула вперед, попыталась подтянуть другую ногу.
        Деревянные доски с загнутыми кончиками уехали вперед, Ташша шлепнулась на спину, разбросав руки в стороны. Она немного полежала в снегу, размышляя над тем, какую именно она сделал ошибку и почему вместо того, чтобы ехать вперед вместе с лыжами, она осталась на месте, а скользкие деревянные доски уехали вперед без неё.
        Вторая попытка продвинуться также не увенчалась успехом, с той только разницей, что Ташша завалилась не назад, а вбок…
        - Палки нужны! - осторожно подал "голос" симбиот.
        - Какие такие палки? - не поняла Ташша.
        Александр объяснил.
        - Нет у меня никаких таких палок! - отрезала женщина-змея, однако память ей и, соответственно - Сашке услужливо подсказала, что палки подходящего размера есть и даже "показала" - где именно.
        Ведунье, едва ли не четверть часа провозившейся с "креплениями" снимать и вновь надевать сложное сооружение из ремешков очень не хотелось. Однако пришлось. Чертыхаясь и бурча под нос ругательства Ташша "вылезла"-таки из "креплений" и побрела обратно в пещеру, где у неё, действительно, имелось пара деревяшек, которые можно было использовать в качестве приспособления для облегчения перемещения по снегу.
        Женщина-змея чуть-чуть быстрее, чем в первый раз нацепила на свои нижние конечности "крепления", оперлась на палки, медленно двинулась в скале, за которой начиналась тропа, ведущая вниз.
        Двигалась она очень медленно, неуклюже, постоянно теряла равновесие… И то, что она за первую сотню шагов ни разу не "искупалась" в снегу, можно было объяснить только везением.
        Ташша дошла до края долинки, оглянулась, в последний раз окинула взглядом свое горное убежище. Теперь, спустя много лет и зим с тех пор, когда она впервые добралась до этого места, она затруднилась бы ответить на вопрос: сколько времени она здесь прожила?
        "Наверное, много"! - мысленно пожала плечами Ташша, поворачивая голову и делая очередной шаг в сторону долины.
        В этот момент она неожиданно поскользнулась, почувствовала, как теряет равновесие, мысленно приготовилась было в очередной раз окунуться в снег с головой… Неожиданно Ведунья почувствовала, что кто-то словно поддержал её, уберег от падения…
        - Как ты это сделал? - обратилась она к симбиоту, понимая, что кроме него ей в этой ситуации помочь не мог никто.
        - Да, в общем-то… - замялся тот, кто "арендовал" её душу. - Я же на лыжах - очень любил. На самом деле в передвижении на лыжах ничего сложного нет. При правильной работе нужных групп мышц катание на лыжах из пытки превращается в удовольствие.
        - И ты заставил мои мышцы один раз сработать правильно?
        - Ну, в общем… Надоело вместе с тобой в снегу валяться!
        - Хм-м… А ведь обещал - только с разрешения?!
        - Да! Обещал! Но времени на спрашивание не было… Ты извини…
        - Нет уж! Это ты меня извини! Я давно должна была догадаться, что ты со спуском с гор по снегу справишься лучше меня! Так что - давай, действуй! А я постараюсь запомнить, как и какие мышцы у меня будут работать!
        Заречнев повеселел. Из эмоционально неприятной (Сашка вновь завладел телом без разрешения его владелицы) ситуация быстро переросла в сдержанно-рациональную.
        Новообретеный контроль за телом Ташши чем-то был похож на примерку нового костума: тут жмет, тут - слишком свободно, здесь - слишком длинные рукава, но в целом костюм сидит вполне прилично.
        Заречнев несколько раз сжал и разжал пальцы, привыкая к своим новым ощущениям, ухватился за кончики палок, навалился на них всем телом…
        Ташша почувствовала, что она уверенно скользит вперед. За поворотом тропа пошла под уклон. Однако вместо того, чтобы снизить скорость, симбиот несколько раз сильно оттолкнулся палками, и Ташша быстро понеслась вперед, не поворачивая голову из стороны в сторону из опасения потерять равновесие.
        - Отдай мне голову! - расслышала она возмущенный "голос" симбиота - Мне нужно контролировать, куда мы едем и что на нас может свалиться сбоку!
        - Ничего на меня здесь свалиться не может! - не сдалась Ташша. - Вот смотри вперед вместе со мной, и все! Голову я тебе не отдам!
        Симбиот недовольно хмыкнул что-то, но настаивать не стал.
        Ташша неслась перед по тропе, то замедляясь, то ускоряясь снова. Она с непостижимой для самой себя ловкостью объезжала крупные камни, пропускала между ног - мелкие, нагибалась в сторону, уходя от касания с краями скал, перегораживающими её дорогу…
        Холодный встречный ветер вышибал из глаз женщины-змеи слезы, коченели колени и локти.
        Однако Ташша не замечала этого. Её всю вдруг охватил пьянящий восторг новых ощущений, душу заполнило чувство полета. Её все время казалось, что еще немного - и она полетит над поверхностью, словно веселая невесомая бабочка над её лугом в середине лета…
        - Дальше - куда? - вернул Ташшу с небес на землю взволнованный "голос" симбиота. Ведунья "вернулась" в реальность, немедленно обратила внимание, что впереди чернеет земля - естественная граница между теплом долины и холодом гор.
        "Ничего себе"! - восхитилась Ташша. - "Вот это - скорость! Пешком я это расстояние шла бы как минимум день! А вверх - даже два"!
        - Притормози! - ответила Ташша. - И давай дальше - я!
        - А в чем дело-то? Что случилось? Что я сделал не так? - запротестовал симбиот. До границы снега и земли оставалось еще метров пятьсот, и чужеземец намеревался доехать на деревянных досках с загнутыми носками непосредственно до земли.
        - Не знаю! - ответила Ташша. - Но как подсказывает мне моя интуиция, на границе снега и земли кто-то может быть. А нам с тобой на этих досках и с двумя палками на глаза ратников, или кого-то еще, кто тоже может искать тебя, лучше не показываться! На Шаа, знаешь ли, никто не использует для передвижения по снегу таких приспособлений, как эти твои лыжи. Если меня кто-то увидит так, сразу возникнет вопрос: а та ли я на самом деле змея, за которую себя выдаю! Так что, милый друг, вытряхивай нас обоих из этой ножной упряжи, да побыстрее. А то я уже различаю внизу какое-то движение…
        Сашка не заставил Ташшу повторять её просьбу дважды. Он нагнулся, быстренько развязал ремешки, скинул лыжи…
        - Забрось всё в сторону! - снова скомандовала женщина-змея. - Подальше от дороги!
        - А что, сама - уже никак?
        - Ну ты же пока управляешь моим телом!
        Заречнев отбросил в сугроб лыжи, следом отправил туда же палку…
        - А вторую? - немедленно поинтересовалась Ташша. - Что ты намереваешься делать со второй?
        - Давай её оставим! - попросил симбиот. - Оружия у нас с тобой - пока никакого! А так хоть палкой отобьемся
        - Точно отобьемся?
        - Хм… А что, есть сомнения? Показать - как?
        - Не нужно! Придет время - покажешь! А пока - все - сваливай из моего тела обратно… в душу! Теперь моим телом буду управлять я!


        Ратники устроили свой пост прямо на границе снега и земли.
        Ташша, можно сказать, состарилась в этих горах, но ни разу не видела, чтобы солдаты охраняли границу снега так, словно из него могло появиться что-то опасное. Эти Гвардейцы не просто отбывали повинность, они реально несли службу.
        Это она поняла, как только увидела, что от хижины отделились двое ратников и двинулись ей навстречу.
        - Кто такая? Куда путь держишь? - вместо приветствия спросил один из Гвардейцев, не спуская с Ташши настороженного взгляда.
        - Меня зовут Ташша! - ответила женщина-змея. - Я - Ведунья! Мне сказали, что Правитель скоро собирает таких, как я… Вот, иду в Замок Правителя!
        - Кто сказал? - воин сделал шаг вперед, как бы ненароком положил руку на рукоять меча, висевшего на поясе.
        - Один Гвардеец. Такой же, как и ты!
        - Какой Гвардеец? Как его зовут? Из какого подразделения? - ратник сдал еще один шаг вперед, крепче сжал рукоять своего холодного оружия.
        - Я не знаю, как его зовут! - поспешила ответить Ташша. Слишком поспешила - её торопливость не укрылась от бдительного воина.
        - Не знаешь, значит, никакого воина и не было! - твердо ответил Гвардеец, откидывая плащ назад - так удобнее вынимать меч. - Говори, откуда знаешь, что наш Правитель сейчас находится в соседней долине?
        - Я… Не знаю… - страх сковал тело Ведуньи. Ташша знала - её могут убить только за то, что она попыталась пересечь границу холода и тепла.
        - Медальон! Покажи ему медальон! - подсказал Ташше симбиот. - Да побыстрее! А то он даст нам по шее своим мечом!
        Ташшу неприятно кольнуло слово "нам", но она воздержалась от ответной реплики, закинула руки за шею, вытянула вверх значок, подаренный ей Гвардейцем.
        - Вот! - сказала она, протягивая предмет ратнику. - Это мне дал тот Гвардеец, который рассказал о том, что Правитель собирает таких, как я. Он сказал, что это иногда может помочь!
        К первому воину подошел еще один Гвардеец, они повертели в руках медальон, переглянулись, вернули женщине-змее значок, подаренный её ратником.
        - Что же ты сразу не сказала? - упрекнул её воин. - Еще немного, и я отрубил бы тебе голову! В следующий раз сначала показывай значок, а уж потом говори что-то! А то…
        - А то, - подхватил его речь второй Гвардеец, - можешь не успеть сказать что-либо вообще! - солдаты сдержанно поухмылялись, направились обратно к своей хижине.
        - Постой! - догнал Ведунью голос одного из ратников. - До следующего поста тебя проводит один из моих Гвардейцев! Он передаст тебя моим командирам, и они уже решат, что с тобой делать дальше! Ступай! - добавил он, заметив, что Ташша остановилась. - Тебя скоро догонят!
        Гвардеец настиг женщину-змею минут через тридцать. Он долго шел сзади, шагах в пяти, высматривая что-то на спине Ташша, потом быстро настиг её, опередил, заслонил путь, широко расставив руки в стороны.
        - Постой! - сказал он, возбужденными глазами рассматривая женщину-змею. - Постой! Давай сделаем привал, поговорим!
        - Привал, так - привал! - согласилась Ташша, сходя с тропы на светло-серую траву придорожья. - Я давно уже хотела перекусить!
        Она присела на траву, потянулась к мешку, сползшему с её плеча.
        Её опередил ратник.
        - Давай я! - потянул он мешок к себе. Он зубами растянул горловину мешка, несколько раз стрельнул вниз черным язычком, проверяя на запах содержимое мешка женщины-змеи.
        - Гляди-ка! Копченое мясо! - сказал он, проникая в мешок рукой. - А еще говорят, что знахари и ведуньи плохо живут! Говори, где украла! - он довольно засмеялся, вынул мясо, впился в него зубами.
        - Дня три не ел! - пояснил он Ташше, внимающей всему происходящему с весьма удивленным видом. - Так, где украла? Скажешь?
        - Вообще-то такие как я, не крадут! Нельзя!
        - А-а-а! Врешь ты все! Крадут - все! Только попадаются не все! Я - не попадаюсь! - он снова довольно хыхыкнул.
        - Это мясо мне подарил тот охранник, который дал медальон! - расстроено сказала Ташша, окончательно смирившись с мыслью, что дорогущего деликатеса её больше не попробовать никогда, оно все исчезнет в бездонной глотке ратника.
        - Медальон, говоришь? - оживился Гвардеец. - Ну, ну… А ну-ка, покажи его мне!
        - Зачем?! Я уже показывала жетон вашему командиру!
        - Да какой он мне командир!? Такой же солдат, как и я! Покажи, я сказал! - он приподнялся сна траве, откинул плащ с той стороны, где у него висел меч.
        Ташша неохотно вытянула медальон, повернула его лицевой стороной к ратнику. Тот придвинулся поближе, ухватился за него, внимательно рассмотрел. А потом… сильно дернул его на себя.
        Шею Ведуньи обожгло. Значок и ремешок остались в руках Гвардейца.
        - Нет у тебя никакого значка! - спокойно, разделяя слова движениями челюстей, перемалывающих пищу, сказал он. - Нет, и никогда не было! Тебе он ни к чему, а мне - пригодится! - он довольно хмыкнул, затолкал медальон в свой мешок.
        - Ну, вот, поели, теперь можно и отдохнуть! - гвардеец скользнул похотливым взглядом по телу Ташши.
        Женщина-змея внутренне сжалась. Сашка почувствовал её страх, с удивлением понял, что Ташша - девственница; точнее даже - старая дева в человеческом понимании этого слова; у неё никогда не было близости со змеем противоположного пола.
        - Я могу сломать ему шею! - осторожно "подал голос" Заречнев. - Или отрубить ему его же мечом… кое-что!
        - Тебе не справиться! Посмотри, какой он огромный!
        - Ты - старая уже женщина, а простых вещей не знаешь! Большой шкаф - он и падает громко!
        - Но ты тогда изобличишь себя! Женщина-змея в одиночку не может справиться крупным сильным змеем! - не очень, впрочем, уверенно "ответила" Ташша. - Хотя… Я не знаю! Меня никогда прежде не насиловали!
        - Меня - тоже! - "ответил" Александр, намереваясь "впрыгнуть" в тело Ташша сразу, как только ситуация станет критической. - Вот что! Попробуй поговорить с ним сначала! Скажи, что ты - старая и все такое… Может, отступиться, передумает!
        Женщина-змея затравленно посмотрела в глаза своего потенциального насильника и вдруг почувствовала, "увидела", что у неё перед глазами начинают "мелькать картинки" - так было всегда, когда она касалась руки того, информацию о ком её нужно было узнать.
        Непосредственный физический контакт - для точного получения информации о субъекте это было самое важное условие!
        Ведание на расстоянии, без непосредственного контакта! Ташша когда-то давно слышала о таком, она считала, что такое - удел только очень сильных Ведуний! И вдруг, на закате её жизни оказалось, что у неё этот дар тоже есть! Но тогда почему он не проявился раньше?
        Женщина-змея мгновенно вспомнила обстоятельства всех последних дней, логично предположила, что усиление её паранормальных способностей как-то связано с появлением в её душе симбиота. Но - как?
        Пока ответа на этот и другие вопросы она не получила.
        - Вот, что дружок! - сказала она, обращаясь к ратнику. - Ты сейчас думаешь, что когда все закончиться, то ты скажешь своему начальнику, что баба от холода рехнулась и сама сиганула в холодную воду, где и благополучно окочурилась! А еще ты думаешь, что в зубах у меня наверняка нет ни грамма яда! Так вот, ты - ошибаешься! Тебе не поверят в то, что я сама прыгнула в реку! И в том, что у меня нет яда в убивающих зубах! Яд у меня есть! В отличие от тебя! У тебя твой единственный зубик удалили сразу, как ты поступил на службу! После драки в казарме, в которой ты якобы случайно поцарапал шею своему противнику!
        Ратник дернулся, схватился за меч (Ташша почувствовала нарастающее нетерпение симбиота, но мысленно попросила его потерпеть еще немного), встретился с оченьспокойным взглядом Ведуньи, покрутил головой, разминая враз затекшую шею.
        - Про речку и зубы ты могла, конечно, и догадаться! Но только не про то, как я очень аккуратно царапнул загривок того бугая, который решил, что может помыкать мной, новоиспеченным новобранцем. Да, мне потом удалили ядовитый зуб и ядовитые железы, но я заставил их всех уважать себя!
        - Видать, не сильно-то тебя и уважают! - откликнулась Ташша. - Если ты до сих пор самоутверждаешься за счет таких, как я!
        - А это - не твое дело! Вставай! А то что-то мы с тобой засиделись!
        - Не смей повышать на меня голос! Не забывай, что я намного старше тебя!
        - Хм-м! Если ты так стара, то пусть тебя уважают твои дети!
        - И верни медальон. Он не принесет тебе удачи! Ты погибнешь из-за него!
        - Ну, уж нет! Что мое - то мое! А погибнуть… Век ратника - короток. Я и так могу умереть в любой момент! Значок останется у меня!
        Ташша тяжело вздохнула, но перечить Гвардейцу не стала. Когда-то, очень давно в неё, что называется, до мозга костей вбили страх перед вооруженными змеями и змеями, обличенными властью. Времени прошло много, а страх - оставался.

…Перед самым закатом Ташша и её конвоир вышли к очередному блок-посту, расположенному на невидимой границе теплого и очень теплого воздуха. Граница эта определялась визуально просто - выше неё рос один тип растений, ниже - уже другой.
        - Та-ак! Кого привел? - шагнул навстречу ратнику один из Гвардейцев. - Старуха? Чем она-то может быть нам опасна?
        - Не знаю! - буркнул Ташшин конвоир. - У меня приказ: доставлять для допроса всех, кто пытается пересечь границу снега и тепла! А кто это будет… Пастух, ратник, горожанин, или старая, выжившая из ума Ведунья - меня не касается! Мое дело - выполнять приказы, а не обсуждать их!
        Допрашивать будете? Если да, то - куда вести?
        - Проходи вперед. Там, шагов через пятьдесят - домик. В нем - тот, кто отдает приказы нам всем. Старуху передашь ему!
        Ташшу препроводили в домик из свежеструганных досок, усадили у двери, на краешек деревянной скамьи.
        В домике было тепло. Через неплотно прикрытую стальную дверку камелька, аккуратно сложенного из разнокалиберных камней в углу домика, отсвечивали светло-серые, почти белые языки пламени, от печки далеко несло благодатным теплом.
        Женщина-змея прикрыла глаза - не столько от усталости, сколько от удовольствия, прислонилась спиной к теплому дереву стены домика.
        Хозяина этого теплого чуда почему-то долго не было, и Ташша, разомлев от жары, незаметно для себя погрузилась в сон…
        Разбудил её грохот.
        Ведунья приоткрыла глаза, поиграла язычком, определяя запахи того, кто грохотал за стеной домика.
        Впрочем, "экспертиза" запаха не понадобилась. Через секунду хлопнула дверь, в дом ввалился здоровенный Гвардеец. За собой он волок… от самый черный камень, в котором когда-то обитал Ташшин симбиот.
        "Камень" мгновенно был узнан ими обоми - женщиной-змеей и её симбиотом, и у обоих одновременно (или синхронно?) сжалась душа.
        Ратник затянул предмет в домик, повернулся.
        - А где взводный? - Гвардеец непонимающе уставился на неизвестно откуда взявшуюся старуху в лохмотьях, да еще к тому же занимающую место рядом с местом командира этого блок-поста.
        - Н-не знаю! - осторожно ответил Ташша, начиная понимать, что "камень" мог оказаться в этом домике одновременно с его прежними хозяевами, в общем-то, и случайно. - Меня привели сюда и велели ждать. Вот, я и жду! Я даже не знаю, как выглядит ваш взводный! - добавила она. - Я думала, что взводный - это ты!
        - Нет, не я! Пока - не я! - тяжело выдохнул ратник. - Вот, что старуха! Ты все равно здесь будешь сидеть, пока не появится командир. Да и в тепле - оно всяко сподручнее, чем снаружи! Покарауль эту штуковину, пока не придет взводный! Когда он появится. доложишь… Хм-м… Скажешь ему, что ребята нашли эту штуку в ущелье! Он знает, в каком! Поняла?
        - Поняла! - осторожно ответила Ташша.
        - Ну, раз поняла, тогда я пошел!
        Рослый гвардеец хлопнул дверью, громко затопал куда-то.
        Женщина-змея долго смотрела на "камень", не зная, как ей поступить, поскольку первым и самым сильные её желанием было - пуститься прочь отсюда со всех ног.
        - Догонят! - подал "голос" симбиот". - Бежать сейчас - самое последнее дело!
        - Твой камень я сбросила в пропасть! - задумчиво "произнесла" Ташша. Как же он мог оказался здесь?
        - Да легко! - не согласился с ней симбиот. - То, что тебя - бездонная пропасть, для тех, кто находится внизу, вполне может оказаться уютной горной долинкой с речкой, в которой водится замечательная рыбка. Представляешь, как они удивились, когда к ним на голову откуда-то с неба свалилась эта штуковина?
        - Этот камень нужно отсюда убрать! - твердо решила Ташша. - Мне кажется, меня начинает трясти от страха только от его присутствия!
        - Стой! - "крикнул" симбиот, почувствовав её желание встать и немедленно выбросить на улицу черный камень. - Ни в коем случае тебе нельзя трогать этот предмет!
        - Почему? Ты думаешь. сюда может кто-то зайти?
        - Да! И не только поэтому! За нами могу скрытно наблюдать!
        - Зачем?
        - Ох, и наивная же ты старушенция! Да для того, чтобы посмотреть, как ты будешь реагировать на этот самый камень! И вообще…
        - Что - вообще?
        - Я думаю, нас сюда неспроста привели. Еще и этот камень… Ох, чует мое сердце, будут еще нам проверки! Будут!
        - Как ни странно, но мое сердце чует то же самое!
        - Вот и давай не будем делать глупостей! Предлагаю пока - бдеть, и ничего руками не трогать!
        "Взводный" - в местной иерархии и на языке змеелюдей его должность именовалась, разумеется, иначе; взводный - это наиболее близкое к человеческому, по существу, значение должности командира горного блок-поста - появился минут через двадцать. Выглядел он устало, был грязен и чем-то расстроен.
        - Что это? - буркнул он, споткнувшись на черный "камень". - Кто ты? - еще раз спросил он, узрев Ташшу. - Это от тебя так сильно воняет? - брезгливо добавил он, жестом руки "отгоняя" Ведунью от потухшего уже очага.
        - Я не знаю! - осторожно ответила Ташша.
        - Что ты не знаешь? - взводный начал терять терпение. - Ты не знаешь - кто ты? Или не знаешь, кто здесь так сильно воняет прелым телом и гнилыми тряпками?
        - Я не знаю, что это такое! - женщина-змея показала на "камень".
        - А должна знать? - остро глянул на неё ратник, неуловимо быстро загораживая ей выход из домика.
        - Наверное, не должна! - тихо ответила Ташша. - Тут был Гвардеец! Большой такой! Он велел мне караулить эту штуковину, пока не придет взводный.
        - А ты как здесь оказалась?
        - Шла к Правителю. Мне сказали, что он собирает таких, как я; через несколько дней.
        - Где ты живешь?
        - Я живу - там! - неопределенно махнула рукой Ведунья. - В горах. У меня там небольшая пещерка.
        - Откуда узнала, что Правитель - в своем Замке?
        - Мне сказал об этом один ратник.
        - Какой ратник? Из какого подразделения? Как его зовут?
        Женщина-змея отрицательно покачала головой, ответила:
        - Я не знаю! За мою помощь ему он дал мне медальон, чтобы я показывала его Гвардейцам. Он сказал, что с медальоном меня пропустят почти везде!
        - Покажи!
        - У меня его нет!
        - Значок, надо полагать, ты потеряла?
        - Нет! Почему - потеряла?! Нет!
        - Тогда где он?
        - Его отнял у меня тот ратник, который доставил меня сюда!
        - Отнял? Ты понимаешь, старуха, что ты сейчас сказала? Да за такую клевету тебе полагается смерть!
        - Я не лгала и не клеветала! Значок, подаренный мне Гвардейцем, он затолкал в свой мешок! Думаю, он до сих пор там!
        Взводный недовольно покрутил головой, стукнул кулаком по стене.
        Через пяток секунд в домик ввалился вооруженный Гвардеец.
        - Вот что! Срочно найти и приведи ко мне того парня, который привел сюда эту старую вонючую мымру! Да побыстрее! А то у меня уже сил нет терпеть эту вонючку в моем жилище!
        Сашка (а вместе с ним - и Ташша) мысленно поморщился. В пылу взаимоузнавания он даже не сообразил спросить у женщины-змеи хоть что-то о гигиене. Например, как часто они моются и умываются.
        И где…
        Пришел Ташшин сопровождающий, брезгливо стрельнул язычком в её сторону, непонимающе посмотрел в глаза взводного.
        - Вот что… - осторожно начал командир блок-поста. - Ты случайно никаких предметов на сохранение у этой пожилой женщины не брал?
        - Каких таких предметов? - злобно стрельнул глазами в сторону Ташши Гвардеец. - Ничего я у неё не брал - ни на сохранение, ни так…
        - Вот видишь?! - сказал взводный. - Наш товарищ утверждает, что он у тебя ничего не брал!
        - Нет, он взял у меня значок! - твердо сказал Ведунья. - Взял, и положил его в свой мешок! Это легко проверить! Если вытряхнуть его…
        - Замолчи! - рявкнул на неё сопровождающий. - Ратник у рантика никогда в мешке копаться не станет! У нас это не принято! А если кто залезет в мою котомку - я перережу ему горло! И никто мне не помешает! А тебе я говорил, и еще раз скажу - никакого значка у тебя не было!
        Ташша неожиданно заметила огонек интереса в глазах взводного (он ни разу не произнес слов "значок" или "медальон"), поняла, что если она сейчас что-то срочно не предпримет, её участь будет очень печальной…
        Глава 4. Мыслеформы и мотивация

        - А ведь я про медальон ничего не говорил! - взводный остро глянул на ратника, стрельнул глазами в сторону Ведуньи. - Откуда ты знаешь, что у неё был медальон, если ты у неё, как ты утверждаешь, ничего не брал?
        - Догадался! - пробурчал Гвардеец, поворачиваясь спиной к Ташше и командиру блок-поста. - Все равно никто не посмеет копаться в моих вещах! Что мое - то мое! - заученно повторил он, крепкой ладонью отворяя наружу входную дверь.
        - Я посмею! - пискнула женщина-змея, слегка ошалев от собственной смелости (а точнее - от смелости симбиота).
        - Что-о?! Что ты сказала, старая вонючка? - рывком к ней обернулся Гвардеец.
        - Я сказала, что посмею забрать из твоего мешка принадлежащий мне значок, без которого мне не добраться до замка Правителя! - уже чуть более спокойно ответила Ташша. поочередно глядя на взводного и на ратника-жулика.
        - Ну, тогда тебе придется сначала убить меня! - хыхыкнул Гвардеец. - На поединке, по правилам, принятым у Гвардейцев.
        - Что это за правила? - немедленно спросила Ташша, всем телом обернувшись к взводному, который взирал на все происходящее с живейшим интересом. Чувствовалась в нем какая-то внутренняя заинтересованность в том, чтобы такая схватка состоялась.
        Интересно - какая?
        - Правила - простые! - с заметной неприязнью глядя в лицо "проштрафившегося" Ратника, ответил Гвардеец. - Поединок ведется до первой крови, либо до смерти одного из вас. Оружие - по выбору, холодное, и только одно. Если кто-то нарушает правила поединка, гвардейское братство его немедленно карает! - его губы дрогнули в едва заметной ухмылке.
        "Ба! - подумала Ведунья. - А этот взводный - уж не родич ли того воина, которого "мой" конвоир "нечаянно" царапнул ядовитым зубом? Очень может быть! Очень…"
        - Чем будешь сражаться, Мошш? - раздвоенный язычок взводного пару раз нервно выскочил наружу из его рта, быстро спрятался обратно.
        - Чем… Чем… Мечом!
        - А ты, уважаемая?
        Ташша на мгновение замешкалась.
        - Можно, я сначала подумаю? - ответила она, просяще глядя на взводного.
        - Можно! - недоуменно ответил он. - Только недолго! У тебя времени на раздумья - до того момента, когда все Гвардейцы моего подразделения соберутся на площадке перед домиком. Думаю, это будет скоро! - он вышел за дверь, ударил чем-то тяжелым в металлический обруч, подвешенный на кожаном ремне рядом с домиком.
        Ташша встретилась глазами с ратником. В них было все - ярость, презрение, недоумение, жажда расправы… Ведунья, к радости Гвардейца, отвела взгляд.
        "Что ты хотел; зачем тебе нужна эта пауза"? - спросила она у симбиота.
        - Есть несколько моментов; важных моментов в такого рода событиях, поединках. Очень важно знать и соблюдать все правила - гласные и негласные. Иначе… Любой промах может стоить жизни - вне зависимости от результата самой схватки. Что тебе известно о поединках Гвардейцев?
        - Да, в общем-то - ничего! - честно ответила Ташша.
        - Хмм… Ну хорошо… Будем исходить из самого худшего сценария. У тебя какое-нибудь оружие есть?
        - Нет! А зачем оно нам? Ведуньи не убивают змей! Они дают им информацию!
        - Ну, да… Это - понятно! Значит, оружия у тебя нет! Та-ак! А яд? Про который вы говорили в этим парнем. Он у тебя есть?
        - Тот, который у меня в убивающих зубах?
        - Ну, да! Так есть, или - нет?
        - Да есть! Куда ж ему деться-то?
        - Ну… Все только и говорят кругом - старуха, старуха…
        - Да не такая я уж и старая! Выгляжу плохо - это да! В общем - яд у меня есть! Тебе это зачем? Ты думаешь, что я как-нибудь смогу укусить этого бугая в его загривок?
        - Чтобы убить этого ратника ядом, его для этого нужно обязательно кусать в шею? Или можно в другое место?
        - Ну… Вообще-то можно в любое. Но тогда смерть будет не быстрой. А в шею… Мгновенно и наверняка!
        - Ага… Ага… Погоди, дай сообразить!
        - Соображай! Только быстрее! А то уже все собрались! Сейчас и нас позовут!
        Александра "кольнуло" слово "нас" (это было и приятно и тревожно одновременно), он мысленно попросил женщину-змею осмотреть помещение вокруг себя.
        Что Ташша и сделала.
        - Подбери во-он ту длинную тонкую щепу! - быстро сказал Сашка, едва не перехватив "управление" Ташшиным телом.
        - Зачем?
        - Подними и возьми с собой! Потом объясню!
        Ведунья шагнула к камельку, наклонилась, вытянула из вороха сухих щепок длинный и острый кусочек дерева. Кажется, она уже начала догадываться, зачем симбиоту могла понадобиться эта тонкая деревяшка.
        - Выходите! - раздался за спиной властный голос взводного. Ташша вздрогнула всем телом, ужом выскользнула наружу.
        Полянка возле домика была небольшой - квадратов восемьдесят - сто - так "на глаз" определил Ташшин симбиот. Женщина-змея хотела было уточнить, что такое "квадрат", но вовремя поняла, что сейчас - не самое подходяще время для таких вопросов.
        - Покажите ваше оружие! - раздельно произнес командир горного подразделения Гвардейцев, почему-то глядя только на своего "коллегу".
        Ратник откинул плащ, вытянул из ножен средних размеров меч, несколько раз мощно взмахнул им, рассекая воздух перед собой.
        - Теперь - ты! - известил Гвардеец, поворачиваясь к Ведунье. Ели у тебя нет оружия для поединка, ты можешь одолжить его у кого-нибудь из нас!
        Лицо Ташшаного обидчика удивленно поползло вверх (предложение командира блок-поста явно выходило за рамки принятых здесь правил), однако он сдержался, промолчал, только с ненавистью глянул в сторону Ведуньи.
        Ташша, судя по всему, стала неким катализатором в давно тлеющем конфликте. И если бы не было её, этот нарыв рано или поздно обязательно прорвался бы - но уже по другому поводу. Ведунья с благодарностью кивнула взводному, отрицательно покачала головой.
        - Я знаю, что я права! - ответила она. - И потому на моей стороне Божественный Змей, Сат! Я думаю, что мне будет достаточно вот этого! - она вытянула вперед руку. В руке находилась только длинная, крепкая сухая щепа.
        Гвардейцы не выдержали, захохотали.
        - Ну, что же! Ты свой выбор сделала! - довольно хыхыкнул Ташшин обидчик. - Ты, старая, глупая и вонючая старуха! И ты посмела вызвать на поединок меня - одного из лучших воинов Правителя! Однако я - добрый! Я не буду тебя убивать долго! Ты умрешь быстро! Мне хватит одного удара, чтобы прикончить тебя! - он захохотал, отступил в дальний край поляны, сбросил с себя тяжелый кожаный плащ…
        - Мне тоже хватит одного удара! - тихо ответила Ведунья. Гвардейцы (все, кроме взводного) захохотали громче. Ташша открыла рот, обнажила свои ядовитые зубы. поднесла к ним кончик щепы, напрягла мышцы, выталкивающие яд из желез… На деревяшку толстой струей полилась серая тягучая субстанция…
        Хохот прекратился.
        "Ну, вот! - обратилась Ташша к своему симбиоту. - Я сделала все, как ты просил! Теперь можешь занимать мое тело! Вопросы есть"?
        - "Есть"! - ответил Сашка. - Один! Куда именно нужно колоть в шею этому бугаю"?
        Ведунья немного подумала, ответила:
        - Сзади, точно посредине, под основание головы! Или сбоку, там, где у него на шее проходят сосуды! Сосуды видишь?
        - Вижу! - ответил Александр. - Все?! Теперь я могу - сам?
        Ташшин противник заметил легкое замешательство Ведуньи, истолковал его, разумеется, в свою пользу, уверенно двинулся навстречу женщине-змее, загоняя её в дальний, самый неудобный для обороны угол, одновременно отрезая ей доступ к другим точкам ристалища.
        Однако невысокая старуха, одетая только в грязные и, как справедливо заметили все присутствующие - вонючие лохмотья, никуда не побежала…
        Ташша с ужасом своими-чужими глазами наблюдала, как неотвратимо приближается ней её смерть, как высокий и могучий воин замахивается на неё мечом, чтобы одним (не обманул!) отработанным ударом отсечь её голову.
        А потом…
        Вдруг куда-то пропали все звуки, а движения ратника стали медленными, вялыми, ленивыми, беспомощными… С таким Гвардейцем Ведунья справилась бы одна - без посторонней помощи.
        Симбиот каким-то непостижимым образом почувствовал желание Ташши, в это же мгновение вернул ей её тело.
        Ведунья со змеиной ловкостью уклонилась от размашистого, неторопливого движения Гвардейца, шагнула ему за спину, быстро и точно кольнула его щепой с ядом в ту точку на его могучем загривке, которая находится ближе всего к шейному скоплению нервных узлов…
        В памяти Гвардейцев поединок запечатлелся одним непрерывным слитым движением: замах мечом ратника, нырок старухи под бьющую руку воина, её неуловимо быстрый укол острой деревяшкой куда-то в шею.
        Медленное падение могучего тела Гвардейца на бок и его остекленевшие глаза, говорящие о том, что он умер еще до того, как его тело соприкоснулось с мелким гравием ристалища.
        Ташша выпрямилась, встретилась с глазами взводного.
        - Я хочу забрать свой значок! - сказала она, отбрасывая далеко в сторону колючую деревяшку. - Где мешок этого воина?
        Гвардейцы переглянулись, один из ратников куда-то убежал. Он вернулся обратно довольно скоро. Однако близко не подошел, наотмашь бросил мешок к ногам Ташши.
        - Все, что внутри - теперь твое! - пояснил его действия взводный. - Здесь есть мыло и чистая одежда. Когда дойдешь до теплой воды - там, дальше, есть теплое озеро - вымойся и обязательно переоденься! А то рядом с тобой очень сложно… дышать! - закончил он.
        Ведунья ничего не ответила, подняла мешок, забросила его на плечо.
        У неё впервые за сегодняшний день появилась уверенность, что до цели - Замка Правителя - они с симбиотом все-таки дойдут.
        "Интересно! - мелькнула у неё мысль - А эта, как её, Маяла, действительно так хороша собой, что ради неё можно было забраться в душу чужого существа"?
        Симбиот ничего не ответил, хотя Ташша готова была поклясться - он "слышал" эти её мысли.
        До теплого озера женщина-змея добралась только к середине следующего дня.
        Немыслимое нервное напряжение смертельной схватки начало сказываться сразу, как только за спиной Ведуньи скрылся невысокий домик горного блок-поста. У Ташши задрожали, начали подламываться ноги, потом перестали слушаться руки…
        На ночевку пришлось устраиваться задолго до захода Сата, что, впрочем, обеспечило женщине-змее ночь спокойную и теплую - передохнув, Ташша тщательно собрала в округе все сухие сучья, а так как привалов в этом месте тропы давно никто не устраивал, весь сушняк достался только ей. Сухих дров хватило надолго.
        Весь вечер Ведунья, у которой от пережитого стресса, и от слишком быстрого перемещения вниз разболелись суставы и позвоночник, подбрасывала и подбрасывала сучья в костер, который она устроила под очень удачно расположенным скальным гребнем. Сначала она сожгла мелкие куски дерева, потом - средние. Самые крупные сучья она положила в огонь после полуночи, когда, наконец, у неё поутихли ломящие, разрывающие боли во всех суставах.
        Ворох углей грел ровно и сильно, его тепла хватило на остаток ночи и даже на все утро, что для Ташши, "привыкшей" к изнуряющим холодам, было даже как-то непривычно.
        К полудню Ведунья достигла северной оконечности большого теплого озера, расположенного, как она хорошо знала, в северной же части нижнего мира - так она обычно мысленно называла долину, из которой была когда-то изгнана её обитателями.
        Растительность на берегах озера значительно отличалась от флоры, расположенной всего лишь в тысяче шагов вверх по тропе, по которой спустилась Ташша.
        Женщина-змея, прежде чем спуститься к урезу воды, тщательно осмотрела все окрестности на предмет наличия в них опасных животных или не менее опасных местных жителей.
        На Шаа - Ташша это знала с раннего детства - давно уже не было крупных хищников. Мелкие - падальщики и те, кто выполняли "санитарные" функции, уничтожая больных и слабых лесных животных, были. Но для змеелюдей они были неопасны, поскольку когда-то давно, когда еще работала программа по оптимизации фауны Шаа, из генома всех хищников планеты были удалены любые "упоминания" о том, что их добычей может стать змеечеловек.
        Другими словами, мелкие хищники и падальщики просто не могли увидеть в разумном обитателе Шаа свою потенциальную жертву.
        К большому удивлению змеелюдей, изменения, заложенные в геном хищников древними обитателями Шаа в незапамятные времена, все еще работали.
        Многократно было отмечено, что раненного, увечного, истекающего кровью змеечеловека стая хищников не заметит, обойдет стороной, даже если преследует при этом намного более "сложную" добычу.
        Опасными для змеечеловека животными на Шаа были не хищники. Опасными были… травоядные.
        Напуганные внезапным появлением змеечеловека, они могли в порыве ярости его опрокинуть, затоптать, изувечить… Особенно - когда в стаде или в семейной группе травоядных появлялся приплод - один, очень редко - два теленка. (Слово "теленок" пришло в "голову" Александру; у Ташши были совсем иные определения для того мелкого "жевуна", который рождался от мощного, рогатого, покрытого прочной толстой кожей (именно из этой кожи делали "бронеплащи" для Гвардейцев) животного).
        Змеиный мир, скукожившися до крохотной полоски в несколько сот миль по обе стороны экватора, не мог себе позволить больше одного вида травоядных.
        В далеком детстве Ташша неоднократно слышала от своих родичей, что так было не всегда.
        Предания утверждали, что когда-то, очень давно, на Шаа была очень мощная цивилизация. На всех континентах, ныне скрытых под толстой коркой снега и льда, обитали змеелюди, которые достигли небывалого расцвета своей культуры. Те, древние змеелюди могли свободно перемещаться не только по воздуху, но и даже в космосе. Ташша не очень-то верила в такое, вся её жизнь убеждала её в обратном. Однако события последних дней заставили её по-иному отнестись к той информации, которую она случайно получила в самом раннем детстве.
        Теперь, когда в её душе поселился симбиот, женщина-змея начинала понимать, что окружающий её мир сложнее, чем он представлялся ей до этого.
        Причем - намного!
        Ведунья усилием воли остановила поток мыслей, захлестнувших её сознание, медленно и осторожно двинулась в сторону уютной бухточки, высмотренной ею с гребня одной из складок склона.
        На берегу Ташша в последний раз осмотрелась, скинула с себя полусгнившие лохмотья, с наслаждением погрузилась в теплую воду озера.
        Ощущения были восхитительными… Ведунья закрыла глаза от удовольствия, легла на спину, раскинула руки в сторону…
        Очень далеко отсюда, где-то в центре озера, на невообразимой глубине один из горячих гейзеров, за многие тысячелетия превратившихся в горячие же ключи на дне озера, ими же созданного, в очередной, стомиллионный уже раз толкнул кипяток в толщу воды над собой. Во все стороны от него пошла упругая волна. Наконец, волна - ослабшая, обессиленная временем и расстоянием - торкнула женщину-змею, будя её и возвращая её из грез блаженства и забытия в "реал".
        Ташша лениво пошевелила пальцами руки ног, направляя свое расслабленное тело к берегу…
        Она села на дно в нескольких шагах от уреза воды, зацепила со дня ил, перемешанный с мелким песком, тщательно натерла им все тело, начиная с макушки головы и заканчивая кончиком короткого хвоста.
        Кожу защипало, впрочем - не очень сильно. Ведунья потерпела немного, а потом быстро смыла с себя раздражающую кожу субстанцию.
        Вместе с песком, грязью и илом от тела большими кусками начала отделятся… кожа.
        Ташша осторожно зацепила краешек оторвавшегося кожного покрова, потянула его вниз. Кожа отделилась от тела практически безболезненно. Ведунья зацепила когтями следующий отделившийся от тела кожный лоскут… Затем - еще один.
        Отдирая от тела куски своей плоти, женщина-змея вспомнила, что несколько лет назад она "пропустила" очередную линьку. То есть все признаки того, что её старая кожа вот-вот должна сойти - были, но сам процесс почему-то никак не начинался. В итоге Ташша ушла в зимнюю спячку, так и дождавшись обновления покровов своего тела. А весной дела и заботы так закрутили её, что она до очередной зимы так ни разу даже и не вспомнила, что у неё начиналась смена кожи.
        В результате старая кожа так и не сошла с её тела, вместе с грязью она прикипела, приросла к новой. И если бы не теплое озеро и его лечебный ил…
        Очистив все тело от ошметьев старой плоти, она вновь отплыла от берега, закрыла глаза, погрузилась глубоко в озеро… Женщина-змея скользила в воде просто великолепно; намного лучше, чем любой из людей, включая человека-дельфина по имени Фелпс - это Сашка вынужден был признать, по достоинству оценив гибкость и природную - змеиную - ловкость Ташши.
        - Значит, плаваешь ты не очень? - удовлетворенно констатировала Ведунья, выбираясь на берег. - Ну, хоть что-то я делаю лучше тебя - ратника из далекой звездной системы! - она улыбнулась.
        - А подслушивать мысли - нехорошо! - насмешливо-назидательно отозвался Заречнев. - Ты скажи еще, что у меня и ядовитых зубов тоже нет, и хвоста…
        - Хвоста? Ах, да! - снова засмеялась Ташша. - Действительно, про хвост я как-то упустила! Не обратила сразу внимания! Действительно, вы - существа бесхвостые!
        Женщина-змея подошла к мешку погибшего ратника, вытряхнула его содержимое на песок.
        Покойный Гвардеец оказался запасливым.
        На песок вывалился полный комплект запасной одежды, куски мяса, хлебные лепешки, что-то еще… Последними на берег озера выпали значок, подаренный Ташше и увесистый кожаный кошель, полный тяжелых медных и серебряных монет. Женщина-змея наклонилась, подняла медальон, отряхнула его от налипшего песка, осторожно надела на шею, заглянула в кошель…
        Теперь она постарается с медальоном не расстаться никогда. А деньги… Спешить не стоит, у неё еще будет время подумать над тем, как наилучшим образом распорядится столь внушительной суммой!
        Ташша быстро облачилась в просторную рубашку (волна холодного воздуха, стекающая с гор, ощутимо приморозила её обнаженное и мокрое тело), натянула слишком широкие для неё брюки - ратник был намного крупнее, чем она.
        И прежнего своего "гардероба" женщина-змея оставила себе только обувь. "Боты" Гвардейца она затолкала обратно в изрядно полегчавший мешок, оттащила от берега и закопала в песке свои пожитки, прослужившие её немало лет, неторопливо двинулась обратно к тропе - до первого крупного селения, если память её не подводила, ей еще идти и идти…
        - Расскажи мне о своем мире! - попросил Сашка Ведунью вскоре после того, как Ташша двинулась на юг, в обход теплого озера.
        - Зачем тебе это? - вяло огрызнулась женщина-змея. - Хочешь узнать нас получше для того, чтобы тебе легче было потом уничтожить наш мир?
        - Ну-у… Ты слишком высокого мнения обо мне! - не стал "заводиться" Александр. - Я не способен уничтожить ни ваш мир, ни какой-то другой. Нет у меня таких возможностей!
        - А если бы были?
        - А если бы были, то все равно не стал бы!
        - Вот как? Ты не находишь, что противоречишь сам себе?
        - Нет, не нахожу! Я тебе уже говорил, и еще раз готов повторить - я здесь не для того, чтобы уничтожить твою планету! Мне нужно спасти мою девушку и её сына! И, по возможности, не дать быть уничтоженным миру Торос…
        - А если для того, чтобы спасти твою девушку, или твою планету, тебе придется уничтожить Шаа? Допустим, у тебя будет такая возможность! Допустим! Ты сделаешь это?
        Заречнев задумался.
        Самым простым решением в сложившейся ситуации было бы слово "нет". Однако Сашка почему-то не спешил его произносить. Он попытался представить себе некую гипотетическую ситуацию, при которой для спасения мира Торос ему пришлось бы уничтожить эту планету. Смог бы он это сделать? Не дрогнула бы его рука в последний момент?
        Готов ли он уничтожить миллионы живых, разумных существ ради спасения миллиардов других - тоже разумных? А ради того, чтобы спасти Маялу и её сынишку - готов?
        Сашка маялся и маялся, не находя четкого, внятного ответа прежде всего для самого себя. Ему сложно было понять логику Правителя, намеревавшегося ради спасения своего вида убить миллиарды ни в чем не повинных людей - обитателей системы Торос. Однако где-то в глубине души он очень четко понял - если бы речь зашла о жизни его родной планеты, то есть Земли, его рука - не дрогнула бы.
        - Вот видишь! - отозвалась на его мысли Ведунья. - Ради своей планеты - смог бы! Тогда почему ты осуждаешь нашего Правителя? Для него Шаа - то же самое, что ля тебя - ваша Земля! С той только разницей, что вас для защиты собирают в вашу Звездную Академию, а ему, очевидно, приходится действовать в одиночку.
        - А откуда ты знаешь про Звездную Академию? - мгновенно насторожился Сашка. - Я тебе ничего такого не говорил!
        - Ну, и что? Я тоже тебе ничего о себе не говорила! Однако ты все же успел покопаться в моей душе и выведать все, что представлялось тебе интересным или полезным. Почему ты думаешь, что у меня нет возможности исследовать твою душу точно так же, как ты исследуешь мою? Почему?
        - Н-не знаю! - растерянно ответил Александр. - Мне такая мысль даже в голову не приходила!
        - Ты думаешь, я не знаю, в кого ты на самом деле влюблен? Или я не ведаю, как выглядит эта Дита?
        Ташша неожиданно для самой себя остановилась, в ярости заскрипела зубами… Через несколько минут её тела обмякло, к ней вновь вернулся контроль за её руками и ногами; она двинулась дальше.
        - Не нужно думать, что твое задание - провалено! - ответила она на гневный "пост" симбиота. - И не нужно стараться убить нас обоих! Можешь мне не поверить, пока просто поверь - я на твоей стороне!
        - А причины?
        - Причины? Их несколько! Первая, но не главная - вряд ли ты - единственный в своем роде на нашей планете. Наверняка есть еще! Не зря же Гвардейцы так усердствуют, ищут кого-то, или что-то! Значит, есть на Шаа кто-то еще кроме тебя! Наверняка есть!
        Вторая - после нашего последнего "разговора" я стала больше тебе доверять! Парадокс? Ни в коем случае! Теперь, когда наши души сливаются все сильнее и сильнее, ты для меня - прозрачная личность!
        - В смысле? - не удержался от встречного вопроса Александр.
        - В том смысле, что все твои мысли, чувства, намерения - понятны! Да, они не совпадают с моими! Ну и что? Разве мои мысли совпадают с мыслями кого-то из змеелюдей?
        Зато я теперь понимаю задачи, которые стоят перед нами обоими, и если хочешь - верю в то, что мы с тобой вдвоем сможем и девушку эту спасти, и мой мир сохранить от уничтожения! как там говорили твои бессмертные - у них есть оружие, которые позволяет взрывать звезды?
        Если я правильно поняла, то у элоев, в отличие от тебя, рука не дрогнет, чтобы взорвать Шаа. Ты-то хоть сомневаешься… У тех таких сомнений давно нет!
        - То есть, если я тебя правильно понимаю. - отозвался Сашка. - Ты предлагаешь нам, двоим, сыграть свою собственную игру?
        - А почему - нет? - сказала Ташша. - Согласись, попробовать нужно в любом случае! Если наша задумка не венчается успехом, мы что теряем? Только наши жизни!
        - Э-э-х! Если бы Дита знала, о чем мы тут с тобой разговариваем, она бы быстренько отпилила головы нам обоим!
        - Мне! Голову она отпилила бы только мне! Так как твоя голова осталась на другой планете, в холодильнике! И не факт, что вообще когда-нибудь вернешься в свое старое тело!
        - М-да… Умеешь ты уговаривать, черт возьми! Собственно, особо и возразить-то тебе и нечего!
        - Да и ты, как я посмотрю, тоже не лыком шит! Так как - принимаешь мое предложение?
        - А что, у меня есть выбор?
        - Выбор есть всегда! Если ты помнишь, я хотела кое-что сделать, после того как решила, что заболела… Ты помнишь, что я хотела сделать?
        - Разумеется, помню!
        - Согласись, это - тоже выход!
        - Да, согласен! Но - не для нас! Мы пока что имеем возможность повлиять на развитие событий, а значит - и на то, куда двинется судьба этого мира после того, как мы с тобой спасем Маялу и Александра!
        - Не забывай - я тоже хочу спасти - но уже свой мир!
        - Хорошо! Я думаю, мы почти пришли к некоему консенсусу. Значит, будем добиваться того, чтобы и волки были сыты, и овцы целы?
        - Может быть… Если ты мне сначала объяснишь, кто такие волки, и кто такие овцы!
        - Хорошо! Слушай! Волки - это…
        Минут двадцать Сашка пытался объяснить женщине из змеиного мира, как выглядят волки, чем они питаются. какой образ жизни ведут… Потом, расстроившись от того, что "эта тупая змеина" ничего не понимает, или делает вид, что не понимает, начал показывать ей "картинки".
        Ташша же, обидевшись на "тупую змеину", прервала диалог, надолго замолчала… Прошел один час, другой, третий… Женщина-змея неторопливо двигалась вдоль берега теплого озера, с каждым часом чувствуя все возрастающее горячее дыхание озера.
        Та-Тошш - да, кажется именно так назывался сей водоем - неожиданно вспомнила Ведунья слышанное ею однажды имя горячего озера. Та-Тошш находился на севере довольной большой обитаемой долины, отпочковавшейся на север от еще большего участка суши, так же, как и этот, со всех сторон задавленного горами, покрытыми снегом и льдами. Собственно, именно этот горячий водоем и давал жизнь обитателям одноименной долины, которая была самым северным участком планеты, заселенным змеелюдьми.
        Узкая полоска жизни вдоль экватора Шаа не была сплошной и не напоминала собой узкую ленту или непрерывный коридор.
        Обитаемая часть Шаа представляла собой прерывистую цепь теплых оазисов-долин разного размера, кое-где соединенных между собой наземными переходами. Однако, как правило, все перемещения между долинами происходили двумя путями. Первым и основным способом коммуникации между обитаемыми участками Шаа были тоннели, прорытые в толще гор еще древними змеелюдьми; вторым, запасным и одновременно - "элитным" способом достижения каких-либо точек на поверхности Шаа была авиация. Однако летательных аппаратов было очень мало, большинство из них были сконструированы еще до наступления эпохи обледенения и потому пользоваться ими могли только Правители и лица, к ним приближенные.
        Разумеется, Ташша знала, что рассчитывать она сможет только на свои силы, которые у неё убывали катастрофически быстро и потому совершенно не обратила внимания на огромную черную машину, заметную на фоне неба с расстояния в нескольких десятках километров.
        Однако на воздушное судно немедленно обратил внимание симбиот.
        - Слышь, ты, как тебя! Хорош дуться, а?! Может, поговорим по-нормальному?
        - Вот видишь! - обиженно ответила Ташша. - Ту уже столько дней занимаешь мою душу, и до сих пор даже не удосужился спросить - а есть ли у меня имя? И вообще, я чувствую. что у тебя отношение ко мне - как существу второго сорта!
        - Какого - какого?
        - Второго! Неужели ты думаешь, если я не понимаю вашего языка, я не в состоянии разобраться с теми мыслеобразами, которые благодаря тебе теперь постоянно возникают в твоем, а значит - и моем мозгу?
        Александр ничего не ответил. Черт его знает, что эта за штука такая - мыслеобразы? Можно невпопад ляпнуть что-нибудь этакое…
        - Хорошо… Признаю, что поначалу относился к тебе без должного уважения! Признаю! И готов исправить свои ошибки! Хочешь, начну прямо сейчас? Скажи мне, как тебя зовут в твоем мире?
        - Так же, как и в твоем! - вновь обиделась Ташша. - Ты думаешь, у меня в каждом их миров отдельно, собственное имя?
        - А почему нет? У меня как раз так и было. Например, в одном из миров меня звали Чак!
        - Как-как? Чак? Очень смешное имя! А что оно означает?
        - Клешня!
        - Клешня? Ты был похож на скорпиона?
        - Нет, на скорпиона я похож не был! И на краба - тоже! - на всякий случай добавил Сашка.
        - Тогда почему?
        - Это длинная история!
        - А нам некуда спешить! Расскажи!
        - Не хочу! Вспоминать больно! Или, скажем так - не очень приятно!
        - Это как-то связано с той девушкой, которую ты намерен спасти?
        - Ну, в общем - да! Точнее будет сказать - с её сынишкой!
        - О-очень интересно! Может, все-таки расскажешь?
        - Ладно… Рассказывать я не особо мастак. Я тебе лучше "картинку" покажу!
        - Хорошо! Показывай!

… "Картинка", которую она увидела на сей раз, разительно отличалась от "изображения", "показанного ей симбиотом в прошлый раз. Отличалась не тем, что в ней были цвета…
        Ташша неожиданно для самой себя ощутили себя как бы внутри тела другого существа; точнее даже - она стала этим самым существом на какое-то время.
        Она видела все, что видел тогда её симбиот, слышала то же, что слышал он, но главное - она чувствовала все, что чувствовал и ощущал тогда обитатель её души. И это было не только непривычно.
        Это было страшно.

…Словно повинуясь какому-то неслышимому сигналу одновременно все четыре группы, "осаждавшие" центральную скалу Чаши, пришли в движение. Четыре десятка бойцов - сначала медленно, потом - все быстрее и быстрее - двинулись вокруг каменных "перьев".
        - Солянка сборная! - прошептал огромный светлокожий мужчина, друг симбиота, стараясь не высовываться из-за кустов.
        И в это момент заплакал ребенок.
        Почти два десятка ближайших воинов недоуменно закрутили головами, не понимая, как здесь, в Чаше, мог возникнуть звук, которого здесь быть не могло в принципе.
        Один из инопланетных ратников - самый любопытный, или - самый сообразительный - решил проверить-таки, что это такое плачет в кустах, да еще - голосом младенца.
        Он отделился от своих, добежал до кустарника…
        - Сюда! Все - сюда! - что было мочи неожиданно заорал он, длинным и тонким клинком показывая на кусты, в которых затаились друзья симбиота.
        К нему побежали его товарищи, недоуменно закрутили головами, не понимая, что именно вызвало такую его реакцию.
        Поняв, что другие не видят того, что заметил он, ратник сорвал с плеча одного из своих друзей оружие, навел его на кустарник, намереваясь выстрелом из него "обозначить цель".
        Только раньше "обозначили" его.
        Мощный крепыш, спутник того, чьими глазами Ташша видела происходящее, до последнего надеявшийся, что они останутся-таки незамеченными для четырех десятков вооруженных светлокожих существ, поднял ствол своего оружия.
        В его руках бабахнуло.
        Вражеские ратники на долю секунды оцепенели, они смотрели на своего товарища, в одно мгновение потерявшего и оружие и голову, на месте которой торчал только кровавый обрубок шеи.
        Однако замешательство их было недолгим.
        - А-а-а-а! - закричали воины, открывая пальбу по кустам, над которыми еще угадывался дымок от выстрела.
        - А-а-а-а! - подхватили их вопль другие ратники, огибая "стреляющие" кусты с разных сторон.
        - Ну, вот! Щас начнется! - изрек невысокий молодой крепыш, грустно глядя в глаза высокого парня. Маяла (Ташша узнала её по предыдущим "картинкам") наклонилась к самой земле, прижала ребенка к груди. Высокий важный мужчина средних лет присел на землю, растерянно посмотрел на спутников симбиота - на всех, по очереди.
        - Огонь! - скомандовала какая-то молодая женщина воинственного и властного вида, первой поднимаясь из зарослей.
        Затрещали выстрелы, внося разрежение в плотные ряды нападавших.
        Те моментально изменили свою тактику.
        Они попрятались за камнями и буграми, начали методично обстреливать группу симбиота.
        Впрочем, пальба была недолгой.
        От каждой из групп стали отделяться по одному, по два ратника. Они отбегали в стороны, пробирались вперед, тщательно обыскивали убитых на предмет поиска сохранившихся боеприпасов.
        Один из Гвардейцев из группы симбиота быстро пресек деятельность кромосянских "гаврошей". Меткими выстрелами он уложил одного врага, потом - второго…
        Один из ратников противника переглянулся с командиром своей группы, вынул из своей сумки какой-то предмет.
        "Граната"! - мелькнула мысль у Ташши(!).
        Однако она ошиблась.
        Ратник противника пристроился за камнем и оттуда начал забрасывать позицию темными пакетами.
        Пакеты с негромкими хлопками взрывались на земле, над головами спутников Ташши, постепенно заполняя дымом густой прокаленный воздух.
        - Черт! Дымовая завеса! Только этой гадости нам не хватало! - выругался мощный крепыш. - Всем собраться в центре, около меня! Не стрелять! Своих покалечите!
        В наступившей тишине слышно было, как потрескивают в траве "дымовые" пакеты.
        А потом со всех сторон понеслось:
        - А-а-а-а-а!
        И началась резня.
        Ташша стала плечом к плечу с уже знакомым ей высоким существом, похожим на большую зеленую ящерицу, обнажила боевой нож. Ящерица отложил в сторону свой огромный стреломет, тоже вытянула из ножен свой клинок. В её огромных руках-клешнях огромный нож казался безобидной детской игрушкой.
        Ратники противника налетали из рукотворного серого тумана почему-то небольшими группками - по два-три солдата.
        Первых воинов Ташша и большая ящерица убили меньше, чем за секунду.
        Точно такая же участь постигла другую пару, потом - еще одну.
        Неожиданно напор с их стороны ослаб.
        Ташша оглянулась.
        Один из Гвардейцев рубился сразу с тремя ратниками, другой - с двумя.
        Пара самых "хитрых" противников старались подобраться к девушке-воину, которая билась врукопашную - и тоже с двумя ратниками.
        Воином эта красивая девушка (бессмертная по имени Дита - поняла Ташша) была не просто отменным. С точки зрения симбиота, равных ей не было.
        Она легко уходила от нападок ратников, которые по сравнению с ней казались неуклюжими новобранцами, одним - двумя фантастическими по четкости и красоте ударами лишала их жизни.
        На их месте тотчас же появлялись другие.
        И все повторялось снова: уход, нырок, разворот, удар… Обмякшее тело медленно валится под ноги бессмертной.
        Сзади закричал кто-то из своих.
        Ташша в пылу боя, наслаждаясь техникой бессмертной, совершенно забыла о "своем" участке обороны.
        Расплата последовала незамедлительно.
        Почти полдюжины ратников противника, неожиданно "нагрянув в гости" к большой ящерице, смогли оглушить её, повалили наземь и теперь дружно молотили ногами и руками по голове и телу зеленого "жаба".
        Ташша взревела от ярости, бросилась на обидчиков друга.
        Троих воинов она прикончил с одного удара - каждого, но с оставшимися тремя пришлось повозиться.
        Опытные, хорошо обученные, но главное - синхронно действующие, они плотно окружили Ведунью, оттеснили её от основной группы и теперь методично пытались ранить, или свалить наземь.
        Один из мужчин вооружился камнем, привязанным к концу прочной и длинной веревки и эпизодически "обстреливал" им одинокую уже женщину-змею.
        Ташша легко уходила от "атак" местного боло, но пока она пригибалась, или подпрыгивала над нитяной "змеей", два других ратника стремились приблизиться к ней и воткнуть свои длинные ножи во что-нибудь мягкое в теле Ведуньи.
        Одному из противников это удалось - он полоснул острием своего клинка по бедру женщины-змеи. Ташша почувствовала острую боль. Закапала кровь.
        Неожиданно ратникам улыбнулась удача - Ташша споткнулась о тело убитого ею противника, потеряла равновесие… Вдобавок кто-то удачно попал каменюкой по её раненной ноге.
        Ведунья охнула, оступилась, стала заваливаться назад…
        Ратники бросились на неё, как свора голодных пожирателей падали…
        Однако Ташша успела каким-то чудом увернуться - правда, в самый последний момент.
        Нож одного их аборигенов пропорол ей бок, глубоко вошел в землю.
        Женщина-змея соскочила с земли, разрывая собственное тело…
        Она наотмашь ударила ножом по горлу одного, затем - второго.
        Успела увернулся от размашистого удара клинком - в свою; ударом в сердце "проводила в последний путь" третьего…
        Где-то за спиной пронзительно закричала Маяла.
        Ташша оглянулась на звук, бросилась в сторону девушки.
        Она едва не опоздала.
        В центре площадки, периметр которой густо был усеян телами убитых ратников, навзничь лежала Маяла.
        Она был ранена в плечо и отбивалась только одной рукой.
        Ибо другой она прижимала к себе испачканный сверток - малыша, который отзывался на все происходящее громким плачем.
        Над девушкой нависал чужак. Он замахнулся на Маялу, ударил её ножом по руке, потом кулаком - по лицу.
        Девушка откинулась на камни, потеряла сознание.
        Ратник выхватил из её ослабевших рук ребенка, вывесил его на руке, замахнулся оружием…
        - Не-ет! - заорала Ведунья, в затяжном прыжке вперед выхватывая драгоценный сверток из рук изувера. Она пролетел дальше, основательно приложилась головой о камень, но ребенка из рук не выпустила.
        Нокдаун после контакта с булыжником длился недолго - секунды три-четыре. Однако этого отрезка времени Ташшиному противнику хватило для того, чтобы настичь женщину-змею.
        Он подбежал к Ташше, замахнулся огромным боевым ножом.
        Ведунья попробовала вскочить.
        Ноги не слушались. Она быстро охватила взглядом все ближайшее пространство, надеясь отыскать нож, выпавший из руки поле удара он камень.
        Пусто.
        Тогда она повернулась на бок, закрыла собой младенца, выставила вперед и вверх руку в тщетной надеже сохранить жизнь хотя бы малышу.
        Нападавший ощерился, ударил Ташшу тесаком по руке.
        Ведунья закричала от жуткой боли.
        Перебитое предплечье повисло как плеть.
        Ратник замахнулся снова.
        От очередного удара предплечье левой руки отделилось от тела, отлетело в сторону, из раны хлынула кровь.
        Ташша снова закричала.
        Но ратник и не думал отступать. Непонятно почему, но он решил любой ценой довершить начатое, добраться до малыша.
        Ведунья откатилась назад, практически легла на мальчишку, заслоняя его ударов кинжалом.
        Воин снова поднял над своей головой свое ужасное оружие.
        Ташша закрыла глаза…

…Удара не было.
        Женщина-змея открыла глаза, заметила, как на неё валится ратник, из головы которого торчит огромная оперенная стрела.
        Она покрутила головой, разыскивая друга. Большой ящерицы нигде не было видно.
        И потеряла сознание…"

…Очнулась Ташша лежащей на тропе. Мелкие камни и гравий вокруг неё были разбросаны так, что не оставалось сомнений - Ведунья только что изо всех сил боролась с какими-то противниками.
        - Что же ты… Что же ты сразу не сказал, что готов отдать жизнь за этого малыша! - прошипела она, с трудом преодолевая тошноту и немочь в ослабших, подгибающихся ногах. Пошатываясь от внезапной слабости, женщина-змея кое-как дошла до травянистого покрова, оперлась рукой, присела; точнее - свалилась на него.
        - А чтобы бы тогда изменилось? - не сразу, но ответил симбиот. - И вообще! Как ты это себе представляешь? Поставь себя на мое место! Представь: Всевышний и твое начальство забрасывают тебя на незнакомую планету, о которой ты не знаешь ровным счетом ничего. Ты каким-то образом оказываешься в теле существа, чуждого тебе, о котором тебе ровным счетом ничего не известно. И что, ты немедленно станешь показывать этому существу изображение того, кого ты хочешь спасти? Так, что ли? А если так, кто где здесь логика?
        Ташша задумалась. Резон в словах симбиота, несомненно, был.
        - Ну, хорошо! - согласилась с ним Ведунья. - Если не было логики тогда, то почему ты показал мне маленького Сашшу сейчас?
        - А я хотел, чтобы ты чувствовала то же самое, что чувствую я! Чтобы отчетливо понимала, почему здесь именно я, а не кто-то другой!
        - И почему же?
        - Да потому, что я ни перед чем не остановлюсь, чтобы спасти этого малыша!
        - Это-то мне как раз хорошо понятно! Но почему у тебя к нему такая привязанность? Он тебе, по сути - никто! Он даже не родственник тебе! Не братишка, не племянник, не пасынок!
        - Я не могу это объяснить! После того, когда его отец, Нольт; парень, которого я видел долю минуту, единственный раз в жизни, не задумываясь, бросился в пасть рыбине, чтобы спасти его жизнь и жизнь его мамы, или хотя бы отсрочить их гибель, я просто не могу, не имею права поступать иначе! Я не знаю, как называется чувство, которое я испытываю. Можешь назвать его мужской солидарностью, можешь - как-то еще. Но этот парень, он показал мне такой высочайший уровень самопожертвования, что мне будет стыдно, если я не помогу малышу, за которого другой не побоялся отдать свою жизнь. Пусть даже этот другой - его отец!
        - Хм-м… Сложно все как-то. Запутанно! Но я чувствую, что ты не лжешь мне, что ты говоришь эти слова искренне, от души!
        - Тогда к чему все эти вопросы об Александре? Хочешь понять уровень моей мотивации?
        - Да с уровнем-то как раз все понятно! Уровень такой, что не знаю - может ли он быть выше! А почему спрашиваю… Я до последнего момента была в сомнениях - готова ли я пойти с тобой до конца? Готова ли я, так же, как и ты, пожертвовать собой ради этого малыша?
        - И что ты решила?
        - Думаю - теперь да, готова!
        - Я уже слышал подобные слова!
        - Ну, и что? То была небольшая хитрость! Разве у тебя не бывает вынужденной временной неправды, когда цель того стоит?
        Симбиот вздохнул (мысленно, конечно).
        - Бывает! Увы, тоже бывает!
        - Тогда что ты стоишь, как пень!
        - Я?! Это ты… То есть, это мы - стоим! И вообще? При чем здесь я? Да что, черт возьми, делать - нужно?
        - Иди собирай валежник и сухие сучья для грядущей ночевки!
        - Я? Или? А что будешь делать ты?
        - Я отдохну! Посплю, если угодно! А то женщина я старая, а день у меня выдался тяжелый…
        Александр вдруг почувствовал, что та часть их совместной души, которая относится к Ташше, начинает терять концентрацию, внимание, как бы проваливаться в небытие…
        Засыпать, другими словами.
        - Хорошо! Я все понял! Только скажи мне напоследок, перед тем, как уснешь - так как тебя все-таки зовут?
        - Меня? А… Меня - Ташша!
        - Таша? Почти как мою бабушку Наталью! Наташу, если иначе!
        - На-Ташша? Хорошее имя! Звучит приятно! Но давай об этом тоже поговорим завтра, хорошо? - Сашка почувствовал, что окончательно стал единоличным хозяином тела женщины-змеи. Он мысленно чертыхнулся, стрельнул язычком, проверяя, чем пахнет окружающий воздух, и медленно двинулся в сторону зарослей…
        Глава 5. Торги города Акашш

        - Куда теперь? - Сашка остановился на бугре, глянул глазами женщины-змеи на черно-белое пространство, открывшееся его взору. Огромная чаша долины простиралась вперед настолько, насколько хватало зрения Ведуньи. Заречнев хотел уже было спросить - что это за дымка закрывает дальнюю часть долины - марево, или змеелюди просто не видят так далеко, но вовремя одумался, поняв, что своим вопросом может нечаянно обидеть Ташшу.
        - Проход в место, в котором находится Замок Правителя - в дальнем от нас краю долины! - ответила женщина-змея. - Я думаю, правильно будет, если дальше я - сама! Нам могут встретиться местные жители, животные, а ты не знаешь, как себя вести, что делать, что и как отвечать. Народ у нас простой - если что-то не понравится, могут и на костерке поджарить, как у вас говорят - за здорово живешь! Так что, если хочешь, можешь поспать. Я вот отключилась, и хорошо отдохнула!
        - Ну, коль у нас такая "вахтовая" система управления твоим телом намечается, может, нам для скорости вообще круглые сутки двигаться?
        - Можно было бы и круглые сутки! Если бы на чем-то! А так, пешком… Не забывай - я женщина уже не молодая, силы у меня не беспредельные! Организм изношенный… Может не выдержать!
        - Транспорт…Транспорт… А что имеешь в виду под этим словом? Тот летательный аппарат, который я; мы - видели намедни?
        - Ну… Если честно, то не его! Я думала о хорошем - молодом и выносливом - тягловом животном, запряженным в повозку, желательно крытую!
        - Отличная идея! Но почему ты спрашиваешь об этом у меня?
        - Для порядку… Вдруг тебе не приятно ездить на таких животных… Или религия запрещает… В твоих мыслеформах я не увидела упоминания о вьючных животных, на которых ты ездил бы! Во всяком случае - добровольно! У тебя в памяти - только механические повозки, и те, которые перемещаются по воздуху!
        - Да нет, никакого такого предубеждения нет! Лучше плохо ехать, чем хорошо идти! А денег - хватит?
        - Хватит! И еще останется даже!
        - Тогда чего мы ждем?
        - Как чего? А где ты здесь видишь рынок, на котором продавцы предлагают нам купить у них повозку? Нигде! Для того чтобы стать зарегистрированным владельцем вьючного животного, нужно добраться во-он до того большого города! Там должен быть рынок, на котором продается почти все, включая то, о чем мы с тобой только что говорили!
        - А далеко до города?
        - Если в дороге ничего непредвиденного не случится, завтра к вечеру будем!
        - А что может случиться в дороге?
        - Да что угодно! Местные жители непредсказуемы, во всяком случае - для меня!
        - А, может, дело было в другом?
        - В чем же?
        - В том, что ты - Ведунья!
        - И что? При чем здесь мой дар?
        - При том, что тебе, может быть, не стоит распространяться насчет своей основной профессии!
        - А что я скажу, если меня спросят, чем я зарабатываю себе на жизнь?
        - Чем… Хм-м… А скажи, что подрабатываешь… телохранителем! У вас женщины-змеи-телохранители есть?
        - А что такое телохранители?
        - Это особые охранники, которые охраняют тебя персонально!
        - Я о таких никогда не слышала!
        - А эти, как их… ратники-женщины у вас есть?
        - Бывают! Редко, но бывают!
        - Скажи, что ты - ратница!
        - Да какая я ратница! Ты меня со стороны видел?
        - Нет, не видел!
        - Я очень худая и слабая!
        - Скажи, что ты - на пенсии!
        - А что это такое?
        - Это типа заслуженного отдыха!
        - Ох, и заморочил ты мне голову - телохранительница, ратница, пенсия… Скажу - как есть! И пусть все будет, как будет! В конце концов, у меня есть значок, а Правитель официально собирает таких как я, в своем Замке!


        Границы, как таковой у города, не было. Ташша не придала этому никакого значения, а Сашка сразу обратил внимание, что стен, или чего-то другого, похожего на защиту города от внешних угроз, нет.
        Значит, нет на Шаа лихих змеелюдей - сделал скоропалительный вывод Александр. Оттого и стен вокруг города не построили.
        Если о радиально-кольцевой структуре города можно было судить по четким линиям улиц, открывавшимся путешественникам с вершины высокого холма в паре километров от урбанизированного поселения змеелюдей, то внутреннее устройство города можно было понять, только "окунувшись" в него.
        Ташша миновала один из зданиево-кольцевых поясов города, осмотрелась, вспоминая знакомые ориентиры, которые, по замыслу Ведуньи, должны были вывести её (и симбиота) точно к торговой площади.
        Змеелюдей на улицах города было немного. И практически все, кто попадался Ташше на глаза, стремились примерно в ту же сторону, что и она.
        Сашка с любопытством рассматривал серые одеяния аборигенов, прикидывая, какого цвета на самом деле могли бы быть, например, вон те полосатые штаны одного змеемужичка, или вон та светлая накидка змеебабы.
        - Зачем тебе это? - поинтересовалась Ташша у симбиота, уловив его жгучий интерес к настоящим цветам одеяний змеелюдей.
        - Не знаю! - честно ответил Александр. - Просто интересно, и все!
        Женщина-змея промолчала, но для себя на всякий случай отметила повышенную природную любознательность симбиота.
        С положительной стороны, разумеется.
        - А более высокие дома есть? - не унимался Сашка, не уставая вертеть Ташшиной головой из стороны в сторону, рассматривая здания из кирпича различных оттенков серого цвета.
        - Какие - высокие? - не сразу поняла его Ведунья. - А эти, что, низкие? Выше-то уже куда? Да и зачем?
        Сашка мысленно хмыкнул. Наверное, для змеелюдей каменные дома высотой в два этажа были пределом их желаний, или возможностей.
        - Есть планеты, на которых строят дома высотой в сто и более этажей! - пояснил он. - Но нормой считается пять-девять этажей!
        Ташша едва не расхохоталась.
        - Представляю, как ваши змеи охапками носят воду и дрова на девятый этаж, а потом спускают обратно золу… - сказала она. - А в туалет они как ходят? Из окна, что ли? На головы других обитателей?
        Сашка попытался рассказать про водопровод, лифт, мусоропровод и канализацию, однако для Ведуньи, большую часть своей жизни прожившей в пещере, его мыслеформы не говорили ровным счетом ничего.
        Заречнев мысленно крякнул и дал себе слово, что постарается при первой же возможности показать Ташше, чем именно удобно компактное проживание большого числа таких, как он, в здании, вытянутом не по горизонтали, как здесь, а по вертикали, как на Земле.
        В разговорах Ташша и симбиот не заметили, как преодолели большую часть пути к торговой площади.
        Ведунья издалека увидела, что эта большая и тяжелая повозка вот-вот полностью перекроет проезд на базарную площадь. Она поискала глазами укромную нишу, в которой надеялась спрятаться, пока повозка, запряженная парой огромных Матшей, не минует узкий участок улочки, в который угораздило сунуться Ташшу в самый неподходящий для этого момент. Женщина-змея метнулась вперед, прилипла спиной к прочной, плотного плетения металлической оконной решетке.
        Прогрохотали по брусчатке в опасной близости огромные колеса повозки, Ведунья облегченно перевела дух, вознамерилась было оттолкнуться от стены и продолжить намеченные ею путь, как вдруг почувствовала, что её за мешок что-то, или - что-то держит.
        "За крюк зацепилась"! - поняла Ташша, осторожно поворачиваясь, чтобы снять поклажу с крюка, не повредив ненароком своего мешка.
        Однако держал Ведунью не крюк.
        С другой, противоположной, внутренней стороны зарешеченного окна в мешок намертво вцепилась чья-то рука. Женщина-змея потянула мешок на себя; немедленно, почти рядом появилась другая рука, с ножом. Клинок уперся острием в живот Ташши.
        - Отпусти! - тихо прошипел чей-то голос. - Отпусти, а то проткну тебе живот!
        Ведунья растерялась. Она впервые оказалась в такой ситуации и плохо представляла, как можно и мешок сохранить, и живот он ножа уберечь.
        Зато, как оказалось, это отлично знает симбиот.
        "Давай - я"?! - быстро предложил он. Ташша немедленно согласилась. Симбиот, на секунду всего завладев её телом, сверху вниз резко ударил по руке невидимого грабителя. В темноте кто-то обиженно зашипел, нож выпал из конечности, со звоном ударился о камень брусчатки.
        На Ташшу стали оглядываться. Рука, державшая мешок ослабла, мгновением позже - исчезла вовсе.
        Ведунья, как женщина хозяйственная (не пропадать же добру!) наклонилась, подобрала нож, затолкала его в мешок.
        Через несколько десятков шагов она почувствовала беспокойство симбиота, спросила, что именно его тревожит.
        - Нож! - ответил Александр. - Нож - это улика!
        - Какая такая улика? - не сразу разобралась в его мыслеформах женщина-змея. - Ты скажи проще - что нужно делать?
        - Нож нужно как можно незаметнее удалить из мешка.
        - Засунуть за пояс, что ли?
        - Нет! Выбросить! Совсем! И чем дальше от того места, где ты будешь покупать этих…
        - Матшей! - подсказала Ташша.
        - Вот-вот! Их! Матшей!
        - Зачем?
        - Долго объяснять! Делай, как говорю! Иначе потом будет поздно!
        Ведунья хотела уже заспорить с непонятно из-за чего возбудившимся симбиотом (в конце концов, кто из них Знающая - она, или он?), но, мгновенно взвесив все "за" и "против" решила, что симбиот - ратник опытный и наверняка знает про нож и про другое оружие что-то такое, что поможет им в ближайшем будущем избежать каких-то, известных только ему, неприятностей.
        Ташша сместилась вправо, вышла из основного потока змеелюдей, направлявшихся к центру огромной базарной площади, присела на краешек большого ошкуренного бревна. Она сняла со спины мешок, поставила его между ног, незаметно оглянулась по сторонам, наклонилась, подняла с брусчатки большой кусок коры, сделала вид, что рассматривает его, выискивая на его внутренней стороне какие-нибудь съедобные личинки. Другой рукой она осторожно забралась внутрь мешка, нащупала там нож…
        - Чё расселась, старая мымра! - раздался сзади грубый голос. - Тут тебе не едальня и не трактир! Нечего тут у нас сидеть, червяков искать, под ногами путаться! Нам работать надо!
        Ташшу несильно толкнули в спину, она, естественно, завалилась вперед, успела спрятать среди длинных шероховатых кусков коры "трофейный" нож.
        - Тьфу ты! - выругался кто-то сзади. - Да ты, оказывается, совсем древняя! А ну, вали отсюда!
        Впрочем, еще раз толкать её уже не стали.
        Краешком взгляда Ташша заметила, как за бревно ухватились шестеро здоровущих мужиков-змей, с натугой подняли его на плечи, куда-то поперли, пошатываясь.
        Ташша медленно встала, тщательно отряхнула с одежды прилипшие кусочки мусора, снова двинулась туда, где ругань и гам раздавались громче всего - именно здесь кипели основные страсти осенней ярмарки.
        Спустя какое-то время Ташша с трудом уже протискиваясь между возбужденными змеелюдями, достигла первых торговых рядов, на которых продавали продукты.
        Ведунья остановилась, несколько раз поиграла язычком, смакуя запахи, доносившиеся со стороны прилавков.
        Осень - традиционное время для всякого рода ярмарок и торговищ.
        Глубокая же осень - самый пик торгового сезона.
        В это время года продается все - продукты, обувь, одежда, предметы обихода, утварь, оснастка, инвентарь… И, конечно же - тягловые и просто рабочие животные, ибо летний рабочий сезон завершен, до начала следующего - целая зима и кормить одного, или двух Матшей "просто так", то есть без реальной отдачи для домашнего хозяйства может не каждый.
        Часто оказывается проще (и дешевле!) осенью продать животное, а летом, в то время, когда он действительно требуется, купить его, или даже - взять в аренду; лучше - если с соседом на пару.
        Однако у тех, кто покупал Матшей осенью, тоже были свои резоны.
        Животных не обязательно было кормить "просто так".
        Во-первых, зимой они давали приплод. И детеныш Матша, естественно, становился собственностью того, кому в этот момент принадлежала его мама. Крепкий, здоровый "теленок" тоже стоил денег, и немалых.
        А, во-вторых, работа для выносливых животин находилась и в зимнее время. Карьеры, каменоломни, ремонт дорог, прокладка новых, заготовка древесины…
        Если удавалось подобрать и купить группу из восьми - шестнадцати крепких молодых и выносливых животных, найти подряд где-нибудь в карьере или на лесозаготовках, доставить туда Матшей и нанятых погонщиков, прибыль за время зимнего периода с лихвой покрывала все расходы на корм, на перегон, на неизбежный падеж, на расчеты с погонщиками…
        Логистика змеиного мира весной и осенью в основном заключалась в перемещении больших масс животных между промышленными и сельскохозяйственными районами Шаа.
        Цена на Матшей осенью не всегда уступала летней. В целом - действительно, "осенние" Матши стоили подешевле, чем "весенние", но так было не всегда. Все определялось уровнями спроса и предложения на тягловых животных в данном конкретном городе. Поэтому, прежде чем покупать Матша для каких-либо нужд, нужно было четко понять: кто еще, кроме тебя, претендует именно на это животное?
        Ташша с трудом, поминутно "подгоняемая" симбиотом, прошла между рядами, заваленными всякими вкусностями. Она несколько раз намеревалась остановиться, прицениться к какому-нибудь копченому окороку, но Сашка, отчетливо понимающий, что в данный момент они наверняка находятся под чьим-то неусыпным наблюдением, и стоит им совершить одну, даже незначительную ошибку, немедленно поплатятся за это.
        Покупка продуктов - идеальная ситуация для любой пакости. "Клиент" расслаблен, он весь - в предвкушении от удовольствия от скорого вкушания яства, его голову дурманят запахи…
        "Светить" кошельком, полным денег, в такой ситуации - верх беспечности.
        - Давай сначала купим животных! - твердо "сказал" Сашка, подробно объяснив женщине-змее причины его "подталкивания" Ташши. Ведунья долго молчала, но потом все-таки приняла резоны симбиота, взяв с него клятвенное обещание обязательно вернуться в эти ряды после того, как они приобретут и надлежащим образом оформят купчую на Матша.
        Сашка согласился.
        Матши продавались на большом участке торговой площади, с подветренной стороны, наособицу от других видов "товаров и услуг".
        Приблизившись к большому скоплению змеелюдей, Александр понял, что такая предосторожность была отнюдь не лишней.
        Ташша несколько раз выбросила свой язычок и Сашка вместе с ней почувствовал, что от Матшей исходит запах, который нельзя назвать резким или неприятным… Однако… "Аромат" от тягловых животных был настолько "специфический"… Его аналогу не нашлось слова ни в одном из языков, известных им обоим. При этом он плохо гармонировал с запахами пищи или свежесотканной одежды.
        - Как здесь ведутся торги? - поинтересовался симбиот у Ташши сразу, как только она смогла протиснуться в первые ряды "сочувствующих" - зрителей и зевак, не участвующих ни в продаже, ни в покупке могучих толстокожих животных, равнодушно перемалывающих свою жвачку.
        - Как? Да, наверное, как и везде! - ответила Ведунья, всматриваясь и вслушиваясь в ход действа, разворачивающегося на довольно высоком - выше голов змеелюдей - помосте, выстроенном специально для торгов животными. С какого "лобного места" очень удобно и животных рассмотреть, и потенциального покупателя не упустить.
        Обычаи и традиции Шаа требовали того, чтобы такого рода сделки совершались гласно, то есть на глазах у общественности.
        Для того чтобы продать, или купить Матшей, нужно было подняться помост. Весь ход торга и условия купли-продажи становились достоянием большого числа "сочувствующих", что, несомненно, в дальнейшем исключало любые неточности в толковании хода и результатов сделки.
        Ташша отлично помнила об этом и потому не спешила подниматься на помост; она решила вначале осмотреться, присмотреться, изучить обстановку… Словом, "войти в процесс".
        В настоящий момент торговалась пара огромных и черных, как горы "тяжеловозов", запряженных в прочную, но простую по конструкции, без изысков, двухосную повозку.
        Продавец "тяжеловозов" уже стоял на краешке "лобного места", "сочувствующие" слушали, как он с жаром расхваливает свой "товар".
        Ташша прислушалась, продвинулась на несколько шагов вперед… Если можно было верить словам хозяина Матшей-богатырей, то сильнее, чем эта пара животных, на Шаа не было ни одного Матша.
        Ведунья усмехнулась, решила дождаться, чем закончатся эти торги. Предмет её интереса - несколько одиночных животных, небольших, но выносливых, запряженных в одноосные тележки-кибитки - находились здесь же, но во втором ряду и нужно было ждать, когда найдут своих хозяев хотя бы половина тех "тяжеловозов", которые оккупировали весь первый ряд.
        Наконец, из толпы выскочил невысокий крепкий змеемужичок, он ловко запрыгнул по ступенькам на помост, громко спросил о цене на животных.
        - Сто двадцать восемь кошшей! - ответил продавец. - За каждого!
        Змеелюди вокруг помоста недовольно зашумели, загалдели. Судя по озвученной продавцом цифре, она была - запредельной.
        Покупатель приободрился, назвал свою цену:
        - Сто двадцать восемь! За обоих!
        Народ зашумел сильнее. Судя по этой цифре, это была еще большая наглость, чем наглость продавца.
        Продавец на пару секунд замешкался, потом все-таки ответил:
        - По сто двадцать четыре! За каждого! - немного подумал, добавил: - Больше не уступлю!
        Однако покупатель, или - псевдо-покупатель (понять его "игру на понижение" пока было сложно), не растерялся.
        - Сто девяносто два! За пару! - парировал он, внимательно наблюдая за реакцией продавца. Народ на площади притих. Цифра, названная в этот раз, уже была близка к той, за которую, по мнению "сочувствующих" могла быть продана пара огромных, как горы, Матшей.
        Продавец растерялся. Видно было - ему явно не хватало опыта публичных торгов; и это отчетливо видели и покупатель, и "сочувствующие".
        - Двести сорок, за обоих! - тягостно выдавил из себя продавец. Сашка готов был поклясться - если бы у Ташши были цветное зрение, они наверняка увидели бы, что владелец Матшей побагровел он внутреннего напряжения.
        Однако все происходяшее и Ведунья, и симбиот видели как черно-белое "кино". Впрочем, очень интересное кино…
        Торг закончился на отметке в двести четыре кошша - ушлый покупатель додавил-таки менее стойкого продавца.
        "Действительно, все, как везде"! - подумал Сашка, вместе с Ташшей стремясь рассмотреть спины ездовых Матшей, один из которых сегодня наверняка найдет себе новых хозяев в лице Ведуньи и её симбиота.
        - Послушай, а сколько у нас денег? - неожиданная мысль ужалила мозг Александра, немедленно передалась женщине-змее. - Ты же, кажется, пересчитывала монеты в кошельке?
        - Да, считала! Денег - немного - чуть больше двухсот кошшей. Цифра не круглая…
        - А какая цифра - круглая? - немедленно поинтересовался симбиот.
        - Любая, кратная шестидесяти четырем! - недоуменно ответила Ташша.
        - Почему?
        - У нас же на руках - по четыре пальца! Вот и считай… На двух руках - восемь пальцев. Стало быть, восемь раз по восемь - шестьдесят четыре! А что, красивая, круглая цифра! Тебе чем-то не нравится эта цифра?
        - Ну почему… Очень нравится! - Сашка не лукавил. - Просто немного непривычно.
        - Ничего, скоро привыкнешь! - "успокоила" его Ведунья. В следующий момент она обратили внимание, что на помост вышли одновременно несколько продавцов и объявили, что снимают с торга своих животных-тяжеловозов. На вопросы "сочувствующих" один из продавцов, с согласия остальных, ответил, что их абсолютно не устраивает цена, по которой сегодня здесь торгуются крупные животные.
        Стало понятно, что владельцев Матшей-большегрузов изрядно напугала первая сделка; они логично предположили, что после того, как пара очень хороших Матшей была продана за баснословно низкую цену, им, со своими животными тоже придется опускаться в цене, и изрядно.
        Удачливого покупателя первой сделки после этих слов едва не разорвали. Вмешался небольшой отряд Гвардейцев, бдительно наблюдавший за всем происходящим откуда-то со стороны, однако моментально отреагировавший на первые же признаки самоуправства.
        Через какое-то время "сочувствующие" успокоились; на помост вышел следующий продавец…
        А это для Ташши было уже интересно - он продавал именно ту животину, на которую "положила глаз" женщина-змея.
        Ведунья протиснулась через плотную толпу, осторожно поднялась на помост. Ташша глянула на продавца - хитроватого вида змеемужичка, в душе у неё заворочался червячок сомнения - не поспешила ли она выйти на помост, ведь она даже толком не рассмотрела "предмет торга" - крепкое на вид, жилистое, в меру упитанное животное. Однако исправлять ошибку было поздно, нужно было торговаться.
        - Сто двадцать восемь кошшей! - заявил змеемужичок, проницательно глядя на Ведунью. Народ на площади одобрительно загудел - после первой сделки симпатии "сочувствующих" явно были на стороне продавца.
        Ташша ничего не ответила, внимательно посмотрела на змеемужичка. Она могла бы назвать какую-нибудь цифру. Но, судя по тому, как сегодня проходили торги ей, вероятнее всего, придется аргументировать, почему она назвала именно эту цифру, а не другую.
        Другими словами, нужна была хоть какая-то информация о животном - та, которая поможет резонно понизить запредельные запросы его теперешнего хозяина.
        "Попроси подвести животное поближе"! - подсказал симбиот. - "Скажи, что хочешь еще раз взглянуть на предмет торга"!
        Ташша продублировала вслух просьбу Александра.
        Продавец недоуменно покрутил головой, пожал плечами. В его позе, взгляде читалось: а зачем? Матш стоит в ряду уже больше половины дня и все, кто хотел его посмотреть, давно уже сделали это. Однако, посомневавшись, змеемужичок решил-таки уступить просьбе первого своего покупателя.
        Он махнул рукой, невидимый помощник подвел животное к самому помосту. Ташша подошла, присела, коснулась рукой горбатого загривка Матша.
        Змеелюди на площади замерли.
        - За это животное я не заплачу ничего! - твердо сказала Ташша, поднимаясь и возвращаясь в центр "лобного места".
        - Почему? - выпучил глаза змеемужичок.
        - Эта скотинина, - ответила Ведунья, - несколько лет трудилась в твоем подворье. Поначалу ты её очень берег. Но потом… Она возила очень большие, неподсильные для неё грузы, ты нещадно бил её, а кормил плохо. Но самое печальное другое - в начале лета ты в злобе загнал этого Матша в какую-то топь, где он оторвал себе сухожилие.
        Какой-то очень хороший ветеринар починил ногу этого Матша, все лето животное поправляло здоровье и нагуливало вес на пастбище. Поэтому он выглядит так хорошо.
        Но ездить на нем больше нельзя! Этот Матш годится только на мясо!
        "Сочувствующие" онемели. Потом по толпе пронесся звук говорка, похожего на шелест…
        - Ведунья! Ведунья! - шептались в толпе, и сложно было понять: чего в этом шелесте больше - восхищения, или осуждения.
        А змеемужичок заметно расстроился и даже как-то растерялся. Продажа заведомо некачественного товара - это преступление считалось умышленным мошенничеством и каралось, как минимум шестнадцатью ударами плетью. При том, что восьми ударов тяжелой плеткой хватало на то, чтобы основательно лишить змеечеловека здоровья.
        У змеемужичка-хитрована на горизонте явственно замаячило увечье, а, возможно - и смерть…
        Однако Божественный Змей и Его Воля были в тот день на его стороне.
        - Эта тетка - воровка! - раздался в толпе чей-то звонкий голос. - "Сочувствующие" закрутили головами, кое-кто недоуменно пожимал плечами.
        - Она - воровка! - вновь раздался тот же голос. На этот раз источник крика был определён верно, "сочувствующие" расступились в стороны, явив всем присутствующим того, точнее - ту, которая принародно обвинила в краже пришлую знахарку. Змеедевушка была невысокого роста, худа, одета в такие же лохмотья, какие Ташша не столь давно выбросила на берегу озера.
        - Нищенка! Попрошайка! - прошелестело в толпе. - Навязалась на нашу голову!
        Однако дальше недовольного роптания дело не пошло. Закон был един для всех и если кто-то принародно обвинял кого-то в краже, дело требовало немедленного разбирательства, а, возможно - и расследования.
        К девушке-змее подошли Гвардейцы, что-то негромко спросили у неё. Она утвердительно кивнула. Ратники жестами пригласили её подняться на помост. Худущая обвинительница поднялась по ступеням… Ташша успела заметить вздутие на её левой руке, снизу. Сомнений не осталось - это именно она хватала через решетку мешок Ведуньи.
        - Что именно украла у тебя эта женщина? - громко, так, чтобы слышали все, спросил у неё один из Гвардейцев.
        - Нож! Она украла у меня нож!
        - Как он выглядел?
        Нищенка подробно описала клинок, выбитый у неё Ташшиным симбитом.
        - Ты уверена, что твой нож у тебя украла именно эта старуха? - еще раз уточнил ратник.
        - Да! Уверена! - звонкий голос девушки-змеи разнесся далеко над головами "сочувствующих". - Я даже знаю, где она его прячет!
        - И где же?
        - В своем мешке! Я сама видела, как она его туда положила! - она сказала это настолько уверенно, что ни у кого не осталось сомнений, что все было именно так, как она говорит.
        - Ты позволишь? - обратился к Ташше один из ратников, глазами показывая на её мешок. Ведунья недоуменно пожала плечами, кивнула утвердительно.
        Гвардеец снял с её плеч мешок, развязал горловину, ухватился за нижнюю часть мешка и… вывалил все его содержимое на помост.
        Громко звякнул кошелек, покатились по деревянному настилу несколько монет. выпавших из него… Однако на деньги внимания никто не обратил. Гвардеец шагнул к куче, ногами расшвырял скромные пожитки женщины-змеи.
        - Где нож? - спросил у Ташши Гвардеец.
        - Какой нож? - сделала "удивленные" глаза Ведунья. - Нет ножа!
        - Как нет?! Куда ты его дела?
        - Никуда не девала! Никакого ножа нет, и не было!
        - Почему? Эта девушка говорит…
        - Это девушка лжет! Я у неё ничего не крала!
        Гвардеец еще раз прошелся по вещам Ведуньи, наклонился, поднял кошелек, взвесил его на руке.
        - Я надеюсь, ты знаешь, сколько в нем денег? - громко спросил он, поворачиваясь в сторону "сочувствующих". Однако вместо слов поддержки он услышал нечто противоположное.
        - Нищенка о кошельке ничего не говорила! - крикнул кто-то из толпы. - Это деньги Ведуньи! Она пришла сюда покупать Матша!
        Народ на площади зароптал, зашумел, послышались возмущенные выкрики.
        Причина недовольства была, разумеется, не в Ведунье. Змеелюди разумно предположили, если сейчас кто-то из Гвардейцев под благовидным предлогом завладеет деньгами Ведуньи, то кто даст гарантию, что в следующий раз на месте кошелька женщины-знахарки не окажется кошель кого-то из них?
        Ратник недовольно поморщился, небрежно бросил деньги обратно на помост, спустился вниз…
        Однако конфликт исчерпан не был. Об этом красноречивее любых слов говорила напряженная фигура одного из солдат, вплотную приблизившегося к нищенке. Закон Шаа гласил - если кто-то публично обвинял кого-то в краже, либо другом преступлении, и не смог доказать факт такового, ему полагалось почти такое же наказание, какое полагалось за кражу тому, в чей адрес прозвучало облыжное обвинение.
        За потерю доброго имени, например.
        Ратник приблизился к Ташше, негромко спросил, не желает ли та учинить суд над нищенкой немедленно, или предпочитает подождать окончания торгов?
        Ведунья мысленно посовещалась с симбиотом и озвучила Гвардейцу уже их совместное решение: подождать!
        - Я пришла сюда покупать! - добавила она, - а не скандалить! И не моя вина, что так получилось! Давайте я сначала все-таки куплю ездового Матша, а уж потом, если останется время, мы поговорим об этой девушке!
        "Сочувствующие" одобрительно загалдели - действительно, торги наблюдать намного интереснее, чем малопонятный спор двух приезжих женщин.
        - В таком случае я могу предложить тебе другого Матша, взамен первого! - очень удачно вклинился в разговор разоблаченный хозяин больного животных. - По очень выгодной цене! Не пожалеешь!
        Ташша хотела одернуть недобросовестного продавца, сказать, что она считает его мошенником, недостойным торговать в присутственных местах, но её остановил симбиот.
        - Нищенка, Гвардеец, торговец… - сказал н. - Еще немного времени и мы восстановим против себя весь город! А оно нам нужно? Видишь - дядька готов решить проблему миром! Давай купим у него другого Матша! Только опять проверь, как в прошлый раз! По крайней мере, на одного врага будет меньше!
        - Хорошо! - после долгого "раздумья" ответила продавцу Ведунья. - Какого именно животного ты хочешь на… мне предложить?
        - Вот этого! - оживился от неожиданной удачи змеемужичок. - Этот - точно самый лучший!
        "Вот же каналья! - подумала Ташша. - Опять ведь врет! Самого лучшего Матша он решил оставить себе, и потому привязал его так, что его не видно из толпы. Но с помоста-то его видно"!
        - Я ценю твои способности и твой талант, продавец животных! - раздельно и громко ответила ему Ташша. - И пусть Божественный Змей принесет удачу в твой дом! Однако я думаю, что такой старухе, как я, невозможно ездить на столь великолепном животном, какое ты сейчас предлагаешь мне! В этом городе много более достойных жителей, чем я! К тому же я рассчитывала потратить на покупку Матша не столь крупную сумму, за какую ты, несомненно, имеешь право предлагать и продавать своих животных! Я с твоего позволения, посмотрела бы и купила во-он того небольшого Матша, который находится дальше всех от помоста! Видимо, это самое слабое, либо самое старое животное, коль оно находится так далеко?
        Продавец дернулся, полуутвердительно кивнул, попытался что-то сказать… Однако Ташша его перебила.
        - Вот и отлично! - сказала она. - Веди сюда животное!
        Змеемужичок-хитрован с видимым усилием махнул кому-то рукой.
        Привели Матша.
        Животное, действительно, на первый взгляд, не обладало никакими выдающимися способностями. Однако весь вид торговца говорил об обратном…
        Наконец, он назвал цену - намного ниже, чем та, за которую он совсем недавно пытался "впарить" Ведунье больное животное.
        Немного поторговавшись, Ташша купила у него и Матша, и повозку - небольшую, но крепко сделанную, с большим кожаным пологом над головой.
        Ведунья публично, как того требовал обычай, передала деньги продавцу, получила от него бумагу, в которой было написано, что этот Матш с клеймом…, действительно, куплен у торговца по имени Сушш на аукционе города Акашш.
        "Забавное название"! - подумал Сашка. - Нужно обязательно запомнить"! Однако Ташша ничего не ответила - её сейчас занимала судьба другой личности - девушки-нищенки.
        Судя по выкрикам, никто из "сочувствующих" не собирался до конца торгов лицезреть на лобном месте "эту замарашку".
        Ведунью больно кольнули эти слова - не далее как позавчера её тоже называли этими словами. Однако отпускать "просто так" клеветницу тоже было нельзя - это создаст опасный прецедент и если кто-то другой, в другой раз посмеет оскорбить Ташшу, ей сложнее будет добиться справедливости именно потому, что однажды она уже простила ту, которая посмела публично оскорбить её.
        Ведунья прикидывала различные варианты наказания девушки-нищенки, но все они по разным причинам её не устраивали… Выход, неожиданно для самого себя, ей подсказал симбиот.
        - У вас на Шаа рабство есть? - поинтересовался он у Ведуньи, имея в виду, конечно, нищенку.
        - Нет, рабства нет… - меланхолично ответила Ташша, задумавшись над вопросом Гвардейца о том, какое именно наказание она хотела бы для девушки-нищенки, одновременно удивляясь, как симбиот в такой сложный момент может думать о чем-то постороннем - не о том, о чем думает сейчас она. И тут её осенило.
        - Рабства нет! - повторила она. - Однако заставить отрабатывать долг - можно!
        - Пусть эта девушка заплатит мне штраф! - ответила она ратнику, уже с тревогой поглядывающему в её отрешенные глаза.
        - У меня нет денег! - мгновенно отреагировала девушка. В её выкрике было больше вызова, чем здравого смысла.
        - Ну и что?! - спокойно парировала Ташша. - Нет, так нет… Отработаешь! Какой штраф вы накладываете на неё за этот поступок?
        - Шестьдесят четыре кошша! - не задумываясь, ответил Гвардеец. - Из них шестнадцать кошшей она должна внести в казну немедленно, оставшиеся деньги она вернет тебе. Или - отработает! - после некоторого раздумья, свидетельствующего о "быстроте" мыслительных процессов ратника добавил он. - Если ты внесешь за неё эти деньги, девушка должна будет только тебе, и всю сумму - шестьдесят четыре кошша!
        Ведунья поняла, что угодили в ловушку собственных расчетов. Если Гвардейцы сейчас арестуют нищенку, своего штрафа с неё она уже не получит никогда.
        Придется платить.
        Ташша развязала кошель, на глазах изумленной нищенки (та была уверена, что знахарка сделает все, что отправить её в каменоломни, что, по сути, для неё означало смертный приговор, причем - очень быстрый) отсчитала и передала Гвардейцу шестнадцать кошшей - две больших золотистых монеты по восемь кошшей каждая.
        - Согласно закону Шаа! - провозгласил ратник. - Ты должна отработать на эту женщину ровно один год! После чего, если ты не наделаешь новых долгов, ты свободна от финансовых обязательств перед Ведуньей по имени…
        - Ташша! - подсказала женщина-змея.
        Девушка-нищенка затравленно посмотрела на Ведунью, встала на колени, начала собирать обратно в мешок все, что вытряхнул из него рьяный Гвардеец - её "найм" начался в ту самую секунду, когда об этом объявил ратник…
        Ташша молча и терпеливо дождалась, когда она вернет все пожитки обратно в мешок, неторопливо двинулась к краю помоста…
        "Зачем тебе эта девушка"? - "зашипел" из глубины души на Ташшу её симбиот. - "Мало нам своих проблем? Теперь ты еще и эту… прицепила! Объясни хотя бы - зачем тебе эта… замарашка"?
        Ведунью передернуло.
        - Я сама была такой же грязной и вонючей всего пару дней назад! - мысленно осадила она симбиота. - Грязь - она отмоется! И быстро!
        - А одежда?! Ты думаешь, я не чувствую, как он неё воняет?
        - Ты чувствуешь запахи от неё потому, что их чувствую я! - упрямую Ведунью не так-то легко было "сломать". - Купим ей новую одежду, отмоем… Будет, как огурчик!
        - Кто-кто? - симбиот не сразу даже сообразил, какое именно слово употребила в своей речи Ташша.
        - Огурчик! - уверенно повторила женщина-змея. - Ведь именно так у вас на Земле называют чисто вымытого и опрятно выглядящего субъекта?
        - Да… Называют… - нехотя согласился Сашка. - Но я плохо представляю себе, как могла бы выглядеть змея-огурец… Или огурец-змея…
        Ташша и симбиот осознали, наконец, полную абсурдность возникшей темы, дружно расхохотались.
        - Что случилось? - немедленно поинтересовался один из "сочувствующих".
        - Ничего! - ответила Ведунья. - Ровным счетом - ничего! Радуюсь, что торги, наконец, закончились и я могу пойти к продовольственным рядам купить себе и вот ей чего-нибудь вкусненького! - она поймала вопросительный взгляд нищенки, движением головы приказала той, чтобы она следовала за ней.
        - Ну, а главная причина, конечно, другая! - продолжила разговор со своим симбиотом Ташша. - Скажи, ты Матшами управлять умеешь?
        - Не-ет! Да - откуда?! - удивление того, который жил в её душе, было неподдельным.
        - Вот и я думаю, что не умеешь! И я не умею! А вот она - умеет! Нам все равно пришлось бы нанимать погонщика. Так зачем тратить деньги на возчика, если эта нищенка и так все сделает бесплатно!
        - Ну… Не совсем уж и бесплатно! - не согласился с ней Сашка. - Шестнадцать монет мы за неё уже уплатили! А еще на сколько она сожрет?
        - Послушай! Ты всегда такой скупердяй, или только сейчас, когда находишься в моем теле?
        - Нет, не всегда… - после некоторого раздумья ответил симбиот. - А что?
        - Да то, что нас - двое, а кушаем мы как один змеечеловек! Плюс - она! Итого - трое! Пищи же потребуется только для двух! Налицо - большая экономия!
        Сашка почувствовал, что в резонах Ведуньи кроется какой-то изъян, но сообразить сразу - какой именно, почему-то не смог…
        "Да черт с ней, с нищенкой! - подумал он. - Может, действительно, без этой юной особы нам до соседней долины не добраться"?
        Продавцы копченостей и сладостей отворачивали лица, завидев Ведунью в паре с грязной нищенкой, однако быстро меняли свое отношение к ним, заметив в руках Ташши все еще увесистый кошелек с монетами.
        Примерно через час, вволю находившись, всласть наторговавшись в продовольственных рядах, Ведунья вернулась к своему животному. Матш был в том же самом месте, где его оставил змеемужичок-хитрован.
        - Будешь править! - скомандовала Ташша нищенке. Та проворно заскочила на широкую спину Матша, сноровисто ухватилась за широкий кожаный ремень, соединяющий два блестящих металлических кольца, продетых в специальные проколы в нижних губах Матша - наиболее чувствительных частях тела животного.
        Ведунья медленно и осторожно забралась в повозку, осмотрелась…
        - Куда править? - донесся до неё голос нищенки.
        - Куда-нибудь на постоялый двор! Подальше от торговой площади! - ответила Ведунья. - Там цены дешевле… Да и вообще… - совсем тихо добавила она. - Чем раньше выберемся из этого города, тем лучше!
        Как тебя зовут? - вновь громко спросила она у возницы.
        - Меня? Меня - Аушша! - звонко ответила девушка-змея. - А тебя?
        - Меня? Ташша! Я же называла уже при тебе свое имя - ратнику!- пробурчала Ведунья. - И вообще, с этого вопроса и нужно было начинать, а не пихать нож в брюхо пожилой женщине!
        Аушша ничего не ответила, только сильнее сгорбилась на своем "рабочем месте".
        Местная "гостинница", или - постоялый двор, очевидно, мало чем отличались от такого же рода заведений на родной планете Заречнева, каковым они были лет сто пятьдесят назад.
        Довольно вместительное вымощенное брусчаткой пространство с трех сторон было огорожено двухэтажными каменно-деревянными строениями. В результате получился практически замкнутый П-образный двор, в котором на втором, деревяннном этаже располагались на ночлег постояльцы и возчики, на первом - находились разные по размеру и комфортности помещения для коллективного приема пищи (Сашка тут же мысленно обозвал его "столовая" и "кафе", чем вызвал явное неудовольствие Ташши), для мытья.
        Привязь для Матшей, равно, как и отхожие места располагались обособленно, в "пустой" части "буквы П". Судя по обилию свежескошенной травы у привязи, кормили тягловых животных исключительно "зеленым" кормом.
        Распорядитель (вряд ли хозяин постоялого двора ходил в столь поношенной одежде) брезгливо несколько раз стрельнул язычком в сторону нищенки, но Ташша показала ему одну большую монету и отношение змееприказчика к Ведунье и её вознице мгновенно изменилось в лучшую сторону.
        - Комнату! - сказал Ташша. - Корма для моего Матша (как приятно было произносить это слово - "моего!), два чана теплой воды для мытья.
        - Мыться кто будет? - не преминул уточнить распорядитель.
        - Обе! - ответил женщина-змея. - Для каждой из нас воду греть отдельно! И вот еще что, голубчик! (Сашка громко прыснул, услышав мыслеформу женщины-змеи, соответствующую русскому слову "голубчик"), поищи-ка ты для моей работницы другую одежду! Можно не новую, но не такую затрепанную, как у тебя!
        Змеераспорядитель обиженно опустил голову (он отлично понял, что эти слова были "местью" лично ему за ту брезгливость, с которой он только что рассматривал Аушшу), однако промолчал, быстро ушел куда-то.
        Матшей привязали сразу. Комнату дали через десять минут, но горячую воду пришлось ждать почти час…
        Все это время Ташша и Аушша просидели в своих деревянных "апартаментах", не прикасаясь к продуктам, купленным на рынке - обеим хотелось насладиться приемом пищи внизу, на глазах мужчин-змей.
        А грязными и оборванными появляться в "кафе" не следовало…

…Уже темнело, когда Ташша и Аушша - чистая (и румяная - сказал бы Сашка), благоухающая ароматными добавками, щедро всыпанными в чан с горячей водой услужливым приказчиком, одетая в чистую опрятную одежду, которая недвусмысленно говорила о том, что её обладатель - змея отнюдь не бедная, спустились вниз, в то большое помещение для приема пищи, которое у Сашки ассоциировалось со словом "кафе".
        Трактир был полон.
        Большинство постояльцев были мужчинами-змеями, прибывшими на осеннюю ярмарку. Почти у каждого из них здесь был уже "свой" столик, либо место за одним из них. Тяжелые деревянные скамьи намертво крепились к полу; они попарно обрамляли массивные трапезные столы из толстых и длинных досок таким образом, что за одним столом одновременно могло принимать пищу не более четырех змеелюдей.
        Ташша побегала глазами по головам посетителей, тщась отыскать хотя бы свободную скамью… Однако зал был полон.
        "Если бы нам не пришлось ждать, пока нагреют воду, мы пришли бы сюда намного раньше и нам не пришлось бы искать сейчас себе место"! - с раздражением подумала Ведунья, намереваясь уже "несолоно хлебавши" вернуться обратно в комнату, однако в этот момент Аушша несильно потянула её за рукав одежды, тоненьким пальчиком показала куда-то в угол:
        - Пойдем! Я вижу там пару свободных мест!
        Девушка и женщина-змея немедленно двинулись к почти случайно обнаруженному ими свободному месту за самым дальним от входа столом…
        Однако "с ходу" занять единственное свободное место им не удалось.
        Пара змеемужиков - уставших и чем-то явно расстроенных - хмуро глянули на подошедшую Ташшу, на её вопрос о возможности занять пустующую скамью они дружно ответили отказом. Но тут из-за спины Ведуньи вперед просочилась Аушша. Она мило улыбнулась обоим змеемужикам, те смягчились и сменили "гнев" на милость".
        Девушка-змея первой плюхнулась на скамью, звонко щелкнула пальцами, подзывая к столу разносчика пищи.
        Тот замешкался было, за что немедленно был наказан увесистым тумаком одного из сотрапезников Ташши и Аушши.
        - Пошевеливайся, ленивый червяк! - рыкнул на него змеечеловек. - Ты, что, не знаешь, что красивые девушки очень не любят ждать?
        Глава 6. Шаосс

        - А теперь - рассказывай - кто ты такая, откуда, из какого клана, чем занималась о того, как стала нищенкой!
        Аушша неохотно оторвалась от трапезы, подняла глаза на Ведунью, долго молчала…
        - Вообще-то я не обязана ничего тебе рассказывать! - с вызовом ответила она. - Ты добилась, чего хотела - заполучила меня на год, со всеми моими потрохами! В душу хотя бы не лезь! Оставь её мне!
        Ташша посмотрела в глаза молодой изможденной змейке, сосредоточилась…
        Привычно замелькали отрывочные "картинки" из прошлой жизни Аушши.

…Неожиданно Ташша увидела ратника - того самого, которого она уколола отравленной щепочкой. Гвардеец был одет в ту самую одежду, которая сейчас была на ней. И он… грубо насиловал беззащитное юное змеесоздание, зажав девушку-змею между большими и пыльными тюками, в каком-то помещении.
        "Ах, вот оно в чем дело"! - подумала женщина-змея. - Все дело - в моей одежде! Эта хламида вызывает у неё сильнейшую неприязнь! Ну, что же, это дело легко поправимо"! - усмехнулась она.
        - Ну, не хочешь рассказывать - значит - не хочешь! В конце концов, твоя жизнь до сегодняшнего дня меня не касалась вовсе. Но если ты не хочешь разговаривать со мной, можно я расскажу тебе, как досталась мне хламида, которую ты сейчас видишь на мне, и деньги, которыми я заплатила Гвардейцам штраф - вместо тебя?
        Аушша ничего не ответила, только ниже отпустила голову.
        - Я жила высоко в горах - там, за теплым озером, выше границы снега и льда! - сказала Ташша. - Мне пришлось жить там, потому что я - Ведунья, знахарка; а таких гонят отовсюду. Однажды к моей пещере пришли несколько ратников. Они мне сказали, что через несколько дней Правитель собирает таких, как я. Не знаю - зачем, правда. Один из Гвардейцев подарил мне значок - вот этот! - Ташша коснулась медальона, висевшего у неё на груди.
        Когда я спускалась вниз, другой ратник у меня этот медальон отобрал.
        Знаешь, что я с ним сделала? Я убила его своим ядом! И мне достался мешок с одеждой, которая на мне и деньги - вот эти! - Ведунья на ощупь вынула из кошеля одну из монет, положила её на стол…
        Аушша медленно подняла голову, со страхом и надеждой посмотрела в глаза Ташше.
        - Значит… Этот ратник - мертв? Тот, который…
        - Да, я знаю, что именно сделали с тобой, и кто это был! - тихо ответила Ведунья.
        - Но… Откуда?
        - Не забывай - я же знахарка, Ведунья! Я знаю многое из того, что скрыто от других!
        - Но - как? Как ты можешь видеть то, что было, или - будет?
        - Большого секрета, на самом деле нет! Но… Мы знакомы так мало и мне не хотелось бы раскрывать душу перед змеёй, которая даже не хочет рассказать мне о себе совсем чуть-чуть… Я не уверена в тебе. А вдруг ты захочешь использовать то, что узнаешь от меня, против меня?
        Аушша заерзала на скамье, пристыжено опустила голову.
        - Да что рассказывать-то? - вымолвила она. - Рассказывать-то особо и нечего! Я, сколько себя помню, все время побирались, просила милостыню, или воровала…
        - А что было до того, как ты стала заниматься этим ремеслом?
        - Наша семья жила в предгорьях. Примерно как ты… Только - немного ниже границы снега и льда. Наш клан, насколько я теперь это понимаю, занимался разведением Матшей, на продажу.
        Долинка, в которой мы обитали, была совсем крохотной, травяного корма в ней хватало от силы на восемь-десять животных.
        - То есть прибыль была небольшой?
        - Ну, да… А потом… Зимы теперь, как ты понимаешь, с каждым годом все холоднее и холоднее… Однажды на нашу долину зимой сошла большая лавина. Наш домик каким-то чудом уцелел, но снега было так много, что он не растаял до следующей осени…
        Отец пытался договориться о выпасе наших животных где-нибудь еще, однако был изгнан отовсюду, куда пытался вклиниться.
        Начался голод.
        Сначала начали умирать Матши… Потом - родители, старшие сестра и братья… Меня поддерживали до последнего… Потом умерли все. Меня спас какой-то дальний родич, который ничего не знал о беде, постигшей нас и который приехал навестить нас, после долгого перерыва.
        Лучше бы он этого не делал…
        Родственник, как потом оказалось, тоже был "на мели" и приезжал к отцу за помощью, просить денег - в долг…
        Меня он бросил через восемь дней - после того, когда окончательно понял, что не сможет прокормить не только нас двоих, но даже самого себя.
        - А где он сейчас?
        - Где-то в каменоломнях - продал себя за еду и одежду на несколько лет вперед. Я думаю, что он там и умрет.
        - Да-а! Веселая у вас тут жизнь! - отозвался Сашка, вместе с Ташшей внимательно слушавший рассказ Аушши. - Пожалуй, любой бы на месте вашего Правителя от такой жизни озверел!
        - Надо полагать, что ты больше не хочешь смерти нашего Правителя? - незамедлительно поинтересовалась Ташша у своего симбиота.
        - Как бы тебе сказать… помягче… - ответил Сашка. - Был у нас на Земле один религиозный орден. Иезуиты, кажется. Жуткие были, надо сказать, товарищи! Так вот, у них был девиз - цель оправдывает средства! То есть для достижения своих целей они не брезговали ничем, в том числе - и преступлениями.
        С тех пор методы, применяемые ими, так и называют - иезуитскими!
        - И какое отношение наш Правитель имеет к вашему ордену?
        - Напрямую, конечно, никакого. Но способы достижения своих, пусть и благородных, целей, он выбрал - иезуитские!
        - Ах, вон оно что! А твой метод? Он - нормальный? Забраться в душу пожилой женщине, убедить её делать то, что нужно тебе - это тоже нормально?!
        - Послушай! Мы же уже не раз говорили с тобой об этом! Если продолжим наш спор сейчас, тебя точно выгонят из этого "кафе" за твою невменяемость и неспособность реагировать на внешние раздражители! Давай мы с тобой вернемся к этой теме позже?! Когда доберемся до Замка Правителя, познакомимся с ним… Тогда и поговорим! А пока… Ответь лучше девушке на вопрос, как тебе удается узнавать прошлое и будущее!
        - А что это ты вдруг стал хлопотать за неё? Понравилась, поди?
        - Мне, если честно, тоже интересно - как ты все узнаешь! Расскажи!
        - Ну, хорошо, слушай…
        - А если - вслух? А то Аушша, того и гляди, зевать со скуки начнет!
        - Не начнет!
        - Аушша! Дочка! - окликнула она девушку-змею. Нищенка вздрогнула от слова "доченька" как от удара тяжелой плетью, с ненавистью посмотрела на Ведунью.
        - Какая я тебе "доченька"! - зашипела она на Ташшу. - И вообще - никакая я тебе не дочь и не родственница! И не смей меня так называть! У меня была своя мать! Вот нарожаешь себе детей и тогда можешь называть их как хочешь! - она порывисто встала из-за стола, заторопилась к выходной двери.
        Ташша дернулась было следом, но натолкнулась на ледяной взгляд разносчика пищи, опамятовала, что она не рассчиталась еще за стол и за пищу…

…Вечер был испорчен окончательно.
        Когда Ведунья вернулась в комнату, Аушша уже лежала на полу, свернувшись в углу комнаты, на полу, калачиком. Так теплее - Ташша это знала из собственного опыта. Ведунья окинула взглядом узкую кровать, торкнула в металлический обруч над дверью. Явился распорядитель постоялого двора. Ташша попросила у него еще один матрац и теплое одеяло. Распорядитель скользнул взглядом на скрючившуюся в углу Аушшу, быстро исчез куда-то.
        Минут через пять он принес довольно чистые матрац и одеяло, аккуратно положил их у входа.
        Своенравная Аушша долго не хотела использовать постельные принадлежности, однако Ташша прикрикнула на неё, сказала, что работница ей нужна здоровая и сильная, а не слабая и больная.
        Девушка-змея, не вставая, подтянула под себя матрац, укрылась одеялом…


        Утро выдалось хмурым и промозглым.
        С неба из низких серых (а каких же еще?) туч непрерывно валил колючий мелкий дождик; он загнал под навесы и под крышу всех, кого захотел.
        Только толстокожие упитанные Матши равнодушно перемалывали свою жвачку, не обращая на дождь ровным счетом никакого внимания.
        - Едем! - твердо сказала Ташша, мрачно глянув на серую пелену воды, ниспадающую с небес. Аушша попыталась что-то возразить (на мокрую и скользкую спину животины лезть, скорее всего, вновь придется ей), однако Ведунья обожгла её неприязненным взглядом так, что у девушки-змеи надолго пропало даже малейшее желание задавать своей новой хозяйке какие-либо вопросы.
        - Замрет девчонка! - подал голос в её защиту симбиот, но Ташша сделала вид, что не расслышала его реплику. Однако тот, кто находился в её душе, оказался упрямым.
        - Я сказал, что девчонка промокнет под холодным дождем и может заболеть и умереть! - "возвысил" он свой "голос". Ташше пришлось отвечать.
        - Если ты не помнишь, то я вообще-то о твоих интересах радею! - не слишком мягко ответила ему Ведунья. - Лично мне тепло и комфортно здесь, на постоялом дворе! Я могу ждать здесь теплой погоды хоть до весны! Это тебе нужно, чтобы я добралась до Замка Правителя за оставшиеся - сколько там дней?
        - Семь! - машинально отозвался Сашка.
        - Вот видишь! Думаю, сейчас не время дискутировать по поводу здоровья этой девочки! Заболеет, так заболеет! Умрет, так умрет! Не ты ли мне говорил, что должен решить задачу любой ценой?! Вот она - эта твоя цена! Спасение твоего мира в обмен на здоровье, или жизнь этой нищенки! Согласись - невелика потеря и для моего мира, и для твоего!
        - Не соглашусь! - вспылил симбиот. - По большому счету жизнь этой девушки-змеи ничем не хуже жизни Маялы и маленького Александра. Перед Всевышним равны все! Если я сейчас соглашусь, что ради выполнения поставленной передо мной задачи я должен выгнать на верную смерть эту нищенку, я ничем не буду отличаться от вашего Правителя!
        - А-а! Так ты у нас, оказывается, добрый! Точнее - добренький! То есть, как в душу пожилой женщине без разрешения лезть, так - пожалуйста! Как ратника ухлопать - тоже без проблем! А тут у нас совесть проснулась? Или что?
        - А моя совесть никогда и не спала! - резко возразил Александр. - Ты пойми, наконец: есть грани, границы, рубежи, через которые я не перейду никогда!
        - Стало быть, жизнь этой девушки-нищенки и есть эта грань?
        - Не в этом дело! Зачем выгонять на мучения и страдания ни в чем не повинное существо, если есть другой путь, без этих ненужных жертв?
        - И какой же?
        - Ты намедни говорила о каких-то профессиональных погонщиках?
        - Ну, говорила…
        - Так найми одного из них! По крайней мере, до тех пор, пока не закончится дождь!
        - Этот дождь, моросень, он может идти несколько дней кряду! Но погонщика нанять можно! Его, стало быть, тебе не жаль?
        - Ну, зачем ты так? Думаю, у профессионального возницы должны быть какие-нибудь специальные приспособления, или одежда для езды в такую погоду! Как-то же они работают на строительстве дорог и в каменоломнях! Сомневаюсь, что кто-то позволит стоять без работы целому стаду животных, за которое к тому же уплачены огромные деньги!
        - Хм-м… Наверное, в чем-то ты и прав! Хоть я и зла на эту оборванку, но, соглашусь, это все же не повод, чтобы лишать её за это жизни!
        - Стой! - приказала она ошарашенной Аушше. - Жди меня здесь!
        Ташша спустилась вниз, в трактир, нашла там главного распорядителя, в двух словах объяснила ему, что хочет нанять для себя одного опытного возчика. который готов сесть на её Матша даже в такую погоду. Распорядитель пожевал губами, соображая, кого именно из тех, кто остановился в его постоялом дворе, предложить этой полусумасшедшей старухе; решил, что лучше всего будет, если он избавиться от такого же старого, как эта знахарка, змея, занимающего самую маленькую каморку в дальнем углу второго этажа.
        - Шаосс! Да, я думаю, он вполне подойдет! - сказал он, стараясь не встречаться глазами с Ведуньей. - Только пусть он сначала выплатит мне долг на постой…
        - А велик ли долг? - уточнила Ташша.
        - Одна четвертая часть полного кошша! - быстро ответил распорядитель. Ташша скользнула взглядом по его лицу… Распорядитель сумму задолженности Шаосса увеличил, как минимум, вдвое.
        - Хорошо! Я согласна! - ответила Ташша.
        - На что согласна? - уточнил ушлый представитель "гостиничного бизнеса" Шаа.
        - Согласна на найм этого парня и на то, чтобы частично погасить его долг перед тобой! Скажем, половину той суммы, которую ты назвал? Я заплачу тебе одну восьмую полного кошша! А остальное Шаосс заплатит тебе, когда вернется обратно! Ты согласен?
        Распорядитель задумался вновь.
        Если сейчас он не примет предложения знахарки, этот полунищий возчик застрянет здесь еще на несколько дней, с каждым днем увеличивая свой долг перед постоялым двором, без гарантии, что он вообще когда-либо этот долг вернет. Однако выгнать его из постоялого двора на улицу, пока идет дождь, тоже нельзя. Закон Шаа, установленный в незапамятные времена, запрещает лишать змеечеловека крыши над головой, если это может навредить его здоровью или жизни, даже если он не платит за жилище, или за постой.
        Совсем другое дело, когда снаружи тепло и сухо…
        - Хорошо! - улыбнулся распорядитель. - Я согласен на твои условия! Плати деньги и жди меня здесь!
        - Зачем ты заплатила деньги за этого ш… ц… с…? Черт! Язык сломаешь с вашими именами! - нетерпеливый и разгоряченный Сашка не мог не задать этот вопрос.
        - Язык - не сломаешь! Он очень гибкий! А зачем заплатила? Теперь у этого возчика просто нет выхода! Он обязан отработать эти деньги! Понимаешь? Обязан!

…Возчиком оказался невысокий жилистый змеемужичок, серая кожа которого выдавала в нем изрядно пожившего уже субъекта, а хитрые бегающие глазки - к тому же и весьма ушлого.
        - Вот, что хозяйка! - с ходу перешел в наступление Шаосс. - Я за свою работу беру очень дорого! За те деньги, которые ты заплатила за меня постоялому двору, я буду править вашим Матшем до сегодняшнего вечера! И - все!
        - Я согласна! - "елейным" голосом ответила ему Ташша. - Но если ты довезешь нас с моей девочкой до Замка Правителя, я заплачу тебе еще один полный кошш!
        Сашка заметил, как заблестели глаза у возчика, поинтересовался у Ведуньи, не переплачивает ли она, на что Ташша резонно возразила, что в такую погоду, пожалуй, даже, что и не доплачивает.
        - И вообще, что за вопрос? - начала "закипать" Ведунья. - Аушшу тебе, почему-то жалко, а этого старого больного змея - нет?
        - Ну почему же… - "закочевряжился" симбиот. - Всех жалко. Но возчика жальче меньше…
        Шаосс с изумлением посмотрел за хохочущую Ведунью, но спросить о причинах её неожиданного веселья не посмел. Один Божественный Змей знает, что на уме у этих полоумных знахарок…
        Ташша вернулась в свою комнату, рассчиталась за постой, кольнула взглядом Аушшу. жестом приказав её захватить злополучный мешок - тот самый, на котором они "познакомились". Недоумевающая Аушша (она все еще пребывала в уверенности, что на холодную и скользкую спину Матша лезть придется ей) закинула на себя легкий баул, первой вышла из комнаты.
        Ведунья слишком поздно сообразила, что на голову тоже нужно было что-нибудь накинуть. В результате им с Аушшей к своей повозке пришлось бежать, перепрыгивая через лужи. Головы от холодной небесной воды они кое-как уберегли, но ноги - промочили.
        Пока ждали возчика, Ташша еще раз, более внимательно осмотрела "трофейную" кибитку. Больше всего Ведунью потрясло то, что повозка-однооска внутри была совершенно сухая!
        Складывающийся полог был скроен и сшит из больших кусков кожи Матшей столь искусно, что за все время, пока шел моросень, внутрь кибитки не проникла ни одна капля влаги!
        Ташша вспомнила взгляд, коим продавец-хитрован провожал и животное, и повозку, довольно усмехнулась…
        Наконец пришел возчик. Ведунья хотела было уже попенять ему за задержку, но когда увидела, что он держит в руках, передумала.
        Шаосс встретился взглядом с прижавшимися друг к другу Ташшей и Аушшей, понимающе усмехнулся. Он набросил на спину Матша большой кусок кожи, ловко забрался на него. А потом… Он развернул и надел на себя просто гигантский плащ-капюшон, который целиком закрыл голову, тело возчика, а также - большую часть крупа ездового животного.
        В результате получилась непромокаемая "конструкция" из возчика, сидящего верхом на Матше, его плаща, который отсекал моросень, да и вообще - любой дождь - и от него самого и от "кормовых" двух третей животного, которым Шаосс управлял.
        Сашка мысленно воздал должное смекалке и опыту нанятого Ташшей "водителя Матша", заметно приободрился…

…Животное оказалось необычайно выносливым. Час за часом Матш, словно живой танк, пер и пер по топкой дороге однооску; и не было в нем ни одного признака усталости.
        Первым сдался… возчик.
        - Все! Шабаш! Баста! (слова, разумеется, были иными, но смысл - примерно таким) - сказал он, бросая повод. Животное, почуяв, что им никто больше не управляет, сошло с дороги, устремилось к лугу, заросшему густой травой…
        "Водитель Матша" спешился.
        - Все! - устало сказал Шаосс. - До утра он отсюда точно никуда не уйдет!
        - Откуда такая уверенность? - пискнула Аушша из-за спины Ташши.
        - Да уж поверь, дочка, опыт кое-какой имеется!
        Однако "дочка", вопреки Сашкиным (да и Ташшиным, пожалуй - тоже!) ожиданиям с кулаками на змеемужичка не кинулась. Вместо этого она выскользнула из повозки, метнулась в сторону темного леска…
        - Я - быстро! - крикнула она на бегу. - Заодно и сухих дров пошукаю!
        Шаосс хмыкнул, проводил её взглядом, тяжело вздохнул.
        - Что же ты, мать, девчонку-то до такого состояния довела?! - с укоризной сказал он. - Посмотри - у неё же одна кожа, да кости! Самой-то не стыдно? Или забыла первое правило - сам помирай, а ребенка накорми?
        - Ничего я не забыла! - вяло огрызнулась Ташша. - Да и не мать я ей.
        - Ну и что?! - Шаосс удивился еще сильнее. - Выходит, если ребенок - чужой, значит, его можно до смерти голодом заморить? Так, что ли? Смотри, старуха, все мы под Оком Божественного Змея ходим! А Оно видит все! Абсолютно все! И уж поверь - воздастся каждому по делам его!
        - Я наняла девочку два дня назад! - слегка извиняющимся тоном ответила Ташша. - Она еще не успела набрать вес!
        - А-а! Ну, это - другое дело! - нехотя признал свою оплошность возчик. - Но - смотри! Если через восемь дней девчонка будет такая же худая, я всем расскажу, какая ты хозяйка! И не посмотрю на то, что ты - Ведунья!
        - Вы, что, все сговорились, что ли? - слегка вспылила Ташша. - То один меня учит, как нужно обраться с этой попрошайкой, то - другой!
        - А что ты хотела? - подал голос симбиот. - У нас это называется - мужская солидарность!
        Ташша вздохнула, выбралась из повозки, двинулась в сторону темного леска, укрывшего Аушшу - вечер и ночь впереди - длинные, дров понадобиться много…
        Задушевных разговоров у костра не получилось.
        Валежника, пригодного для обогрева, удалось добыть немного - судя по многочисленным и свежим отметинам, эта рощица давно и исправно служила источником топлива для змеелюдей-транзитеров.
        Костерок получился небольшим, дымным…
        И хотя запас еды был велик, холодная пища отказывалась лезть в горло.
        Уснули все трое в повозке, укрывшись огромным и плотным плащ-капюшоном Шаосса.
        Ночью Ташше почудило какое-то движение со стороны возчика (Аушша спала посредине), Ведунья насторожилась (только "дорожного романа" между возчиком и нищенкой ей не хватало для полного "счастья"). Она приоткрыла глаза, присмотрелась… Однако её опасения оказались напрасными. Шаосс, не просыпаясь, просто обнял нищенку.
        - Доченька! - едва различила его сонный шепот Ведунья.

…К исходу третьего дня дорога ощутимо пошла вверх. Воздух стал заметно холоднее, а утренние туманы - гуще.
        Впрочем, на скорости движения это не сказалось никак. Относительно небольшой Матш продолжал поражать даже возчика своей невероятной выносливостью и неутомимостью, он не уставал, казалось, никогда.
        - Поделись секретом, хозяйка! - послышался его голос со спины Матша. - Как ты такого зверюгу вырастила? Кто его родители? Как ухаживала? Чем кормила?
        - Это не я! - отозвалась Ташша. - Я его купила!
        - Во как! - изумился Шаосс. - А я думал, таких животин не продают, их выращивают только для себя!
        - Да так, собственно, и было! - согласилась с ним Ведунья.
        - Тогда - как? А как он оказался у тебя?
        - Ну, вот так… Получилось… - Не стала вдаваться в подробности Ташша.
        Возчик ситуацию "просек" верно, и вопросов больше не задавал.
        Паче того - вопреки заведенному им же обычаю прекращать всяческое движение за три-четыре часа до захода Сата, в этот раз он позволил Матшу двигаться до самого заката. При чем он его гнал, и гнал хорошо. Ташша даже пару раз расслышала звуки хлопка бича, хотя до этого дня Шаосс ни разу не снимал со своего пояса тугое кольцо длинной ездовой плети.
        Многоопытная Ведунья, на всякий случай не стала интересоваться, чем именно была вызвана столь резкая перемена в привычном графике их движения, мудро рассудив, что возчик объяснит все сам, при первом же удобном для этого случае.
        Это случай наступил вечером, у костра, под сводами большой "транзитной" пещеры, на много метров заполненной спрессованными остатками костров.
        - Завтра - самый тяжелый день! - пояснил он. - Чтобы в это время года за один дневной переход преодолеть перевал и спуститься вниз, то границы теплого воздуха, движение нужно начинать до восхода Сата. Эта пещера - она как последний рубеж перед перевалом. Если бы мы не успели дойти до неё до заката, нам пришлось бы терять здесь один день! Никому еще не удавалось пройти перевал за один день, если он начинал свой путь до этой отметки! Никому!
        - А что стало с теми, кто не рассчитал свои силы? - спросила Аушша, придвинувшись к Шаоссу.
        - Завтра сама увидишь! - мрачно пообещал возчик. - Одно скажу - останавливаться мы не станем ни при каких обстоятельствах! И вот еще что… Обувь свою проверьте! Там кое-где есть участки, где приходится спешиваться и помогать Матшам тянуть их груз. Повозка у нас небольшая, да и животина - исключительная! Но все равно, на всякий случай - проверьте!
        Шаосс проснулся задолго до восхода светила. Он несколько раз надсадно кашлянул, потом, кряхтя и постанывая (Ташша спала чутко, она проснулась тоже и своим внутренним зрением "увидела", что у него из-за влаги и высоты разболелись кости) выбрался из-под теплого плаща, осторожно спустился с повозки вниз. Сначала он добавил корма животине (Ведунья услышала, как аппетитно захрустел сочными стеблями Матш), потом пошел куда-то в глубь пещеры. Вернулся он оттуда не скоро; и принес с собой несколько сухих сучьев. Где он нашел - осталось загадкой. Скорее всего, логично предположила Ташша, у таких как он, профессиональных погонщиков в "транзитной" пещере было что-то вроде тайника, или особого места, где путешественники могли получить минимальную помощь, воспользоваться общественным ресурсом, который, собственно, и создавался для того, чтобы помочь остро нуждающимся преодолеть тонкую грань между жизнью и смертью.
        "А дела-то наши похуже, чем я думала и чем об этом говорит этот возчик"! - сообразила Ведунья. - "Ох, неспроста он вчера так торопился сюда; ох, неспроста! О чем-то молчит наш проводник, о чем-то не договаривает! Интересно, о чем"?
        - Может, разбойников боится? - на всякий случай поинтересовался симбиот.
        - Разбойников? Да какие на Шаа разбойники? - удивилась Ташша. - Давно уже никаких лихих людей в нашем мире нет! У нас вон ратники и Гвардейцы их прекрасно заменили!
        - Ну, это и нам знакомо! - немедленно отозвался симбиот. - У нас, на Земле, в стране, в которой я родился и вырос, отделы по борьбе с организованной преступностью тоже как-то незаметно трансформировались в отделы по организованной преступности.
        - И в чем разница? - не поняла Ведунья.
        - А в том, что они теперь не борются с преступностью, а контролируют её. На нашем языке это называется - "сращивание".
        - Поэтому ты и покинул свою родную планету? Из-за тех, которые сращиваются?
        - Нет, не поэтому!
        - А почему?
        - Меня изъяли!
        - Взяли в заложники?
        - Нет! Просто похитили, и - всё!
        - А кто? Зачем? Знаешь?
        - Знаю - кто! Знаю - зачем! А что толку-то? Изменить теперь все равно ничего невозможно! Послушай! У тебя там мысль была! По поводу нашего возчика! Что-то тебя в нем сильно беспокоит! Что именно, сказать можешь?
        - Меня беспокоит его сильная внутренняя тревога! У него все кости болят!
        - Ну и что? Что из этого следует?
        - Ты понимаешь, так у него кости болят только перед сильным бураном!
        - Опаньки! Выходит, скоро нас ждет природный катаклизм?
        - Ждет! И проблема в том, что от него не спастись никак!
        - Поясни!
        - Если мы пойдем назад, нас накроет метелью. Пойдем вперед - тоже накроет! Останемся здесь…
        - Соответственно, тоже! - продолжил её мысль симбиот.
        - Да! - ответила Ташша. - И я не знаю, что в этой ситуации делать! Однако хуже другое…
        - Что-то еще?
        - Наш возчик тоже не знает, что в такой ситуации делать! Видишь, какой костер готовит?! Почти наверняка, что он склонится к мысли переждать метель здесь. Продуктов у нас много…
        - Но нас-то это не устраивает! Сколько может продлиться этот буран?
        - Да хоть сколько! И день, и два, и три, и четыре!
        - И много снега за это время наметет?
        - Да уж изрядно!
        - А мы выберемся по нему?
        - Не знаю! Я никогда не застревала на перевалах!
        - А я застревал! И не раз!
        - И что ты предлагаешь?
        - Уточни у нашего Сусанина…
        - Шаосса! - машинально поправила его женщина-змея.
        - Ага! Уточни у него, если ли на перевале какие-нибудь пещеры или гроты, в которых можно укрыться во время метели?
        - Хочешь спрятаться в них?
        - Нет, я хочу его заставить двигаться, и как можно быстрее! А запасная пещера - это для его внутренней уверенности, что если что-то пойдет не так, выход все равно найдется!
        - Зачем куда-то идти? В этой пещере тепло и сухо! Да и дрова имеются!
        - Дрова мы можем взять с собой! И вообще… Не спорь! Чует мое сердце - если остаться здесь еще на несколько часов, мы все здесь окочуримся!
        - Мое, как ни странно, "чует" примерно тоже!
        - Тогда чего мы ждем? Иди, гони этого Шаосса! Пусть начинает движение!
        Возчик молча, с угрюмым выражением лица выслушал распоряжение Ведуньи, долго думал над тем, какие резоны привести ей в ответ, но так и не решился что-то возразить. Самое главное - на перевале, действительно, были места, где можно было укрыться от непогоды. Он затопал ногами костер, аккуратно собрал угли в горку, ушел куда-то в темноту грота.
        Он вернулся с парой длинных и ровных деревянных пластин, невесть как оказавшихся здесь, ремнем привязал их к задку повозки.
        - Дрова! - пояснил он. - На всякий случай!
        Матш несколько раз протестующие всхрапнул, не понимая, чем вызвано столь ранее начало его "трудового дня", однако вовремя заслышал шуршание снимаемой с пояса возчика плети, сразу сделался намного покладистее.
        Он вытянул однооску на дорогу, несколько раз споткнулся о невидимые в темноте булыжники… Но вскоре далекий Сат осветил нижнюю кромку облаков, стало заметно светлее и Матш больше не спотыкался о камни, разбросанные по дороге…
        Погода начала портиться ближе к полудню.
        Сзади, со стороны долины появилась огромная темно-серая туча, она быстро росла ввысь и также быстро догоняла путешественником на одиноком Матше.
        - Будет снег! - "убитым" голосом" изрек Шаосс. - Много снега! Если догонит до заката - нам всем каюк!
        - А что будет на закате? - поинтересовалась Аушша.
        - На закате мы достигнем границы холода и тепла! А там нам уже ничего не страшно! Выживем, что бы ни случилось!
        - А что нужно для того, чтобы мы успели? - у Аушши вопросы рождались быстрее, чем Шаосс успевал закрыть свой рот.
        - Ничего не нужно! Молитесь Божественному Змею, чтобы буран догнал нас как можно позже! Хотя, судя по тому, как быстро движется за нами эта туча, это нам поможет мало!
        - А можно как-то ускорить наше движение? - по просьбе симбиота поинтересовалась у возчика Ташша.
        - Можно! - нехотя отозвался возчик. - Если бросить повозку, например…
        - А зачем её бросать? - удивилась Ташша. - Её можно оставить где-то в укромном месте. А потом вернуться!
        - Ну, а в принципе-то… Почему - нет? - после некоторого раздумья отозвался Шаосс. - Как ни крути, жизнь всяко дороже повозки, даже самой хорошей. Хорошо! Впереди есть небольшая пещера. Там и оставим!
        Туча догнала путешественников после полудня. Огромным серым козырьком она нависла над тремя змеелюдьми, укрывшимися одним большим куском кожи, оседлавшими крепкого Матша, бойко семенившего по направлению к самой большой долине Шаа. Путь из долины города Акашш в долину Замка Правителя перевалил свою самую верхнюю точку, и теперь дорога вела только вниз, подгоняя и без того резвого Матша.
        Ташша выпростала голову из-под плаща возчика, оценивающе глянула на небо.
        Судя по всему, скорость, с которой они двигались вниз и скорость, с которой снеговая туча догоняла путешественников, практически сравнялись. Мощный козырек высокого серого облака никак не мог накрыть собой крохотного "муравья" со странным утолщением на спине, у его подножья. Серая пелена снега давно уже скрыла все, что осталось позади путешественников, она приближалась неумолимо и страшно, словно стальная стена, однако… Между их спинами и литой свинцовостью снежного заряда все еще оставался просвет, и просвет немалый.
        - Ой, что это? - более нелепого вопроса, на взгляд возчика, Аушша задать не могла. Он недовольно дернулся, но ответил:
        - Что… Что… Сама не видишь, что ли? Трупы это!
        - Чьи?
        - Матшей, змеелюдей… Тех, кто не смог преодолеть все расстояние за один переход. И их ночью накрыл буран. Или мороз… Теперь это уже неважно!
        - А почему их никто отсюда не убирает?
        - Ты думаешь, это кому-то нужно? Вот ты - почему не убираешь эти трупы?
        - Так… Мы же тогда сами погибнем!
        - То-то и оно! Вот и остальные, наверное, думают также.
        - А давно они тут лежат?
        - Да по-разному! Есть, которые очень давно. Есть и относительно свежие. Даже прошлогодние есть!
        - А с виду - как будто позавчера умерли!
        - А чего же ты хочешь?! Это - горы! Температура, сухость… Тело не разлагается, не усыхает; оно может лежать здесь хоть целую вечность!
        - Никогда не думала, что такое возможно!
        - Ты не одинока в своих заблуждениях! Есть змеи, которые всю свою жизнь не покидают пределов долины, в которой они родились! Откуда ж им знать, что здесь, на перевале кто-то мог погибнуть?!
        - Послушай, а мы можем увеличить скорость еще? - Ташша смогла, наконец, вклиниться в увлекательную беседу нищенки и возчика.
        - Можем! Но - зачем?
        - Туча нагоняет! Боюсь…
        - Понятно! - тяжело вздохнул Шаосс. - Действительно, если туча нас догонит, наше дело - швах! Вот что, дочка! Садись-ка ты на мое место, да бери в руки поводья!
        - А ты?
        - А я… Я - пешочком! Я - привычный! Заодно животину буду бичиком подгонять!
        Шаосс соскользнул с широкой спины Матша, снял с пояса плеть.
        Сообразительно животное заметило змеиное кольцо бича, немедленно прибавило в скорости.
        Возчик тяжелой рысцой припустил следом…
        Снежный водопад настиг путешественников за пару часов до заката.
        Ташша выпростала голову из-под капюшона, с тоской посмотрела на гигантский серый козырек облака, все-таки их настигшего.
        В спину ощутимо дохнуло холодом, Матша толкнул порыв ледяного воздуха, над головой и впереди закружились первые снежинки.
        Очень скоро легкая белая круговерть сменилась более плотной - серой, потемнело и впереди, и сзади…
        Снег пошел сплошной белой стеной.
        Пропали все ориентиры.
        Матш сделал по инерции несколько десятков шагов, потом остановился, как вкопанный, не видя направления, не чувствуя под ногами привычной тверди.
        Из серо-белой пелены проявилась темная фигура возчика.
        Он подошел к Матшу, молча, долго снизу вверх долго смотрел на Ташшу, наконец, вымолвил:
        - Вот что, старуха! Шансов у нас с тобой, можно сказать, почти нет! Пока буран не закончится, Матш вперед не пойдет!
        Моя смерть меня не печалит! Пожил я хорошо, да и ты, как я вижу - тоже немало повидала! А вот девочку - жаль! Ей бы жить, да жить… Если бы с нами не поехала!
        - Что, совсем никаких шансов? - голос Ташши не выдал её сильнейшее внутреннее напряжение.
        - В целом - да! Есть, правда, одна зацепка…
        - Что за зацепка такая? Говори!
        - Я обратил внимание, что сегодня ветер все время нам - в спину! Если бы нам в этом снежном мареве хотя бы час продержаться, до края холодной зоны мы дойдем! Но Матш не видя ничего под ногами, вперед не пойдет!
        - Спроси у него! - быстро сказал Ташшин симбиот. - А этот Матш, он за проводником пойдет?
        - Это как?
        - У нас на Земле, если лошадь не хочет идти, её берут за узду и тянут вперед…
        Ведунья продублировала вопросы симбиота вслух.
        - А что? - на мгновение задумался Шаосс; его глаза блеснули надеждой. - Может, оно и сработает! Двигаться вперед - оно всяко лучше, чем стоять на одном месте и ждать, когда нас засыплет с головами и придет смерть!
        Он еще о чем-то подумал, потом прошел вперед, к морде животного, растянул во всю длину свою плеть (Матш даже не дернулся!). Он привязал концы плети к "кольцам управления", лаково погладил животину по голове, сказал ему что-то в ушные отверстия… Медленно пошел вперед, натягивая плеть…
        Матш несколько раз мотнул головой, потом прекратил сопротивление, сделал один шаг за возчиком, другой, третий…
        Через несколько минут он, окончательно смирившись с тем, что его ведут через бело-серое марево, успокоился, перестал вздрагивать и дергать головой всякий раз, когда он спотыкался о скрытый под снегом камень или булыжник…
        Змеелюди, ведущие и оседлавшие Матша, и человек, оккупировавший душу Ведуньи, молча молились - каждый своим Богам.
        А может быть, и одному и тому же, ибо Всевышний во Вселенной - един, а религии - это только путь к Нему.
        Сложно сказать - помогли ли молитвы, или обстоятельства сложились исключительно благоприятно, но Шаосс вывел Матша к границе холода примерно через полтора часа, практически уже в полной темноте.
        Ташша и Аушша сначала услышали, как застучали по камням копыта Матша, а уж Шаосс откуда-то спереди бодрым голосом возвестил, что теперь они с дороги точно не собьются.
        - Здесь тропа - неширокая! - пояснил он. - Все время идет вниз! Снег здесь не лежит, он тает. Скоро увидим ручей! По нему и пойдем!
        Примерно еще через четверть часа, действительно, послышалось журчание ручейка, щелканье камней о копыта животного стали громче…
        - А вот и пещера! - вновь раздался очень довольный голос возчика. - Спускайтесь вниз! Скоро будем греться, сушиться, ужинать!
        Пещера оказалась таким же дочерна просмоленным гротом, что и её "коллега" на другом краю перевала.
        Шаосс, в отличие от Ташши, не стал сокрушаться по поводу двух кусков дерева, брошенных по дороге. Он, как и в прошлый вечер, вновь углубился в пещеру и вновь вернулся с изрядной охапкой сухих дров…
        Костер разгорелся быстро, как по заказу.
        Пока возчик и Аушша отогревались и сушились у огня, Ташша попыталась приготовить что-то "к столу". Однако на вопросы, что бы они хотели к ужину, и девушка-змея, и возчик дружно ответили - "ничего"! И отнюдь не потому, что никому из них кушать не хотелось. Скорее всего, это до сих пор сказывалось большое нервное напряжение, не отпускавшее путешественников всю последнюю треть пути.
        - А я - поем! - не стала "кочевряжиться" Ташша. Она нарезала тонкими ломтиками копченый окорок, нанизала его на палочку. Импровизированный шампур она пару минут подержала над костром…
        Первой умопомрачительного запаха копченого мяса не выдержала Аушша.
        - Ой, а я тоже хочу кушать! - вдруг сказала она, непроизвольно потянувшись к мясу Ведуньи. Ташша хотела приготовить ей еще одну порцию, а эту, готовую к употреблению, оставить себе. Но наткнулась на кинжальный взгляд возчика, смутилась, немедленно отдала "шашлык-балык" девушке-змее.
        Взгляд Шаосса потеплел, он сказал:
        - Вот что, сестра! А сделай-ка ты и нам по палочке мяса!
        Ташша с благодарностью взглянула на змеемужичка, кивнула, быстро нарезала стопку ровных мясных ломтиков…

…Утро выдалось долгим и темным.
        Шаосс, как обычно, проснулся раньше всех. Он долго ворочался на полу пещеры, не в силах покинуть нагретое место. В результате он разбудил сначала Ташшу, а потом - и Аушшу, чей утренний сон уже успел стать поводом для шуток более взрослых возчика и Ведуньи.
        Женщина-змея послушала надсадный ("туберкулезный" - так назвал его симбиот) кашель возчика, выбралась из-под кусочка тряпки, послужившей ей "одеялом".
        Она собрала ветки и веточки, оставшиеся от вчерашнего "пиршества тепла", сложила из посреди очага, запалила огонь.
        - В дальнем краю пещеры, справа, за двойным выступом ты найдешь немного сухих сучьев! - простужено просипел Шаосс. - Много не бери! Мы такие - не одни! Пара лишних сучьев, захваченных тобой сегодня, завтра может стоить кому-то жизни!
        Ташша не сразу, но нашла "аппендицит" за двойным выступом, набрала охапку сушняка.
        Костер отогрел кости Ведуньи, ослабил кашель возчика.
        - Нужно двигаться! - изрек он, рукой показав на серое пятно входа в пещеру. - Снежная буря, судя по всему, только набирает силу! Вслед за бураном обязательно придет холод! При определенных обстоятельствах граница холода может опуститься намного ниже этого места! Такое, кстати, уже бывало, и не раз! Если останемся здесь, можем вновь попасть в ту же ловушку, из которой едва унесли ноги вчера!
        Нужно двигаться! - повторил он, с усилием вставая и разминая натруженные за вчерашний день ноги. - Только для начала всем нам не мешало бы как следует пообедать! - он выразительно посмотрел на Ташшу.
        Ведунья незаметно (как показалось ей) вздохнула, потянулась к баулу, чтобы достать из него мясо и лепешки.
        Путешественники покинули пещеру минут через тридцать. Шаосс выбрался первым, мимолетно глянул на небо, безостановочно низвергающее на Шаа все новые и новые порции больших и лохматых снежинок. Он несколько раз обошел вокруг Матша, самым тщательнейшим образом проверил упряжь, приподнял свой плащ-капюшон, которым намедни вечером он пожертвовал ради сохранения здоровья животного, приложился ушным отверстием к его боку, долго слушал дыхание Матша.
        - Однако, здоров, зверюга! - завистливо и одновременно - удовлетворенно изрек он, давая женщине-змее рукой знак, означающий, что посадка на "транспортное средство" разрешена. - Ни холод его не берет, ни усталость!
        Он дождался, когда Ведунья и нищенка займут свои привычные места, прошел вперед, ухватился за полукольцо плети, свисающее с головы Матша; потянул его на себя…

… Впереди, позади, слева и справа от путешественников, медленно опадая вниз, колыхалась белая, как будто живая, стена. Узкая черная тропинка черной змеей вилась между огромными белыми сугробами. Кое-где пропадая полностью, она, однако, четко просматривалась на несколько десятков метров вперед. Шаосс осторожно пошел по ней вперед и вниз, не забывая время от времени оглядываться назад, на своих спутниц и одними лишь глазами "спрашивать", все ли у них нормально.
        Через час или полтора чернота тропинки стала гуще, шире, сугробы чуть-чуть отступили в стороны, под ногами вновь зажурчал ручеек.
        Возчик улыбнулся - впервые за сегодняшний день; перестал оглядываться на спину Матша… А еще через час он и вовсе остановился, отвязал бич и перебрался на спину животного.
        - Теперь мы с дороги точно не объемся! - довольно сказал он. - Слышите, впереди шумит вода?
        - Да! - ответила за них двоих Аушша.
        - Это - река! Она ведет к самому городу, в центре которого расположен Замок Правителя! Петляет, конечно… Но если с нами ничего больше в дороге не приключится, через пару-тройку дней будем в городе! Там, куда ты хотела попасть, сестра!
        "Сестра" на всякий случай промолчала, справедливо рассудив, что поговорки, вроде этой: "Хочешь рассмешить Бога? Расскажи всем о своих планах на завтра"! придумали отнюдь не глупые змеи и, наверное, есть какой-то Божественный смысл в том, чтобы раньше времени не оглашать свои планы - ближайшие и перспективные.
        Глава 7. Я - Ведунья!

        - А ваши Правители - они были не дураки! - уважительно сказал симбиот, Ташшиными глазами рассматривая монументальное, точнее даже - величественное сооружение черного цвета, на добрых три сотни метров возвышающееся над долиной - настолько большой, что её дальний край пропадал за неблизким горизонтом.
        - В каком смысле - не дураки? - немедленно уточнила Ведунья, заподозрив некий двойной смысл в реплике симбиота.
        - В том смысле, что знали толк и в обороне, и в фортификации! Замок практически неприступен, если его атаковать с поверхности Шаа, причем - неважно какими средствами!
        - Странная, конечно, у тебя оценка деятельности моих предков, древних змеелюдей! - обиделась Ведунья. - Если я тебя понимаю верно; а я понимаю тебя уже хорошо, то ты этими своими словами всех древних змеелюдей поделил на две категории. Дураки, или - не дураки! Ты не находишь, то это все-таки несколько упрощенное отношение к тому, что было задолго до того, как мы родились?
        - Хм-м… - замялся Сашка. - Вообще-то я не хотел никого обидеть! Извини, конечно, но… Вот так получилось! Не дураки - это в обобщенном смысле…
        - А, может, уже хватит? - еще сильнее обиделась Ташша.
        - Хватит, так хватит! - не стал перечить симбиот. - Можно, другими словами скажу, что думаю по поводу этого Замка?
        - Другими - можно! - слегка оттаяла Ведунья.
        - Я хотел сказать, что, судя по тому, как тщательно продуман и прочно воздвигнут сей замок, когда-то на вашей планете бушевали войны. И, опять же судя по монументальности этой крепости - нехилые! И те, кто…
        - Это я уже поняла! - оборвала его Ташша. - Еще умные мысли есть?
        - Есть! - разочарованно ответил Сашка. - Точнее - вопросы! Как попасть внутрь и когда именно начнется смотр, либо состязание знахарей, Ведуний и всех остальных?
        - То слово, которое ты употреблял раньше… Шабаш, кажется? Так вот, так называемый тобой шабаш начнется завтра. Когда именно? На Шаа все важные мероприятия обычно принято начинать в полдень. Но я сегодня вечером, после того, как мы найдем себе пристанище, пошлю Аушшу уточнить, все-таки когда именно начнется "мероприятие".
        - Хорошо бы узнать, что именно нас ждет!
        - Нас?! Меня! Испытание ждет - меня!
        - Да я, собственно, и не против. Но согласись - после того, как ты меня к себе затянула, твои способности заметно улучшились!
        Ташша промолчала.
        - Например, то, что ты стала получать достоверную информацию о субъекте без непосредственного контакта с его физическим телом!
        - Да не факт, что это - из-за тебя! - не сразу, но отозвалась Ведунья. - Может, просто пришло время. И оно совпало со временем твоего появления!
        - Хм-м… Может быть, и так! - не стал спорить Сашка и на этот раз. - И все-таки хорошо бы сначала узнать, что именно нас, или - тебя ждет завтра. Не зря же у нас говорят: предупрежден - значит, вооружен!
        - Да кто против того, чтобы "вооружиться-то"? Проблема в другом; в том, что никто из посторонних не спешит рассказывать о завтрашней "битве экстрасенсов"!
        - Ну, что ты там опять замерла! - откуда-то издалека окликнул Ташшу Шаосс. - Я уже успел до ближайшего постоялого двора доскочить, договориться о ночлеге для всех нас, и еде!
        - Наверное, самый дорогой выбрал? - в вопросе Ташша, впрочем, было больше проформы, чем настоящей требовательности. После того, как возчик спас им всем жизнь, строгости в Ташше к нему почти не осталось.
        - Ну, зачем ты так? - Шаосс даже слегка обиделся. - Я же понимаю, что ты - не дочь прежнего Правителя, а Аушша - не его внучка, и денег у тебя - только те, что находятся сейчас в твоем кошельке. Постой обойдется тебе очень недорого, с учетом давнего и хорошего отношения лично ко мне хозяина этого двора.
        - Хорошо, веди! - приняла решение Ташша. - Только смотри, если обманешь!
        Шаосс усмехнулся, но ничего в ответ так и не сказал…
        Комната в постоялом дворе досталась им почти даром. Ташша долго не могла вразуметь. чем вызвана столь небывалая уступчивость, если не сказать больше - щедрость хозяина столичной "гостиницы", однако на все вопросы он отвечал уклончиво, пояснил только что он давно и в неоплатном долгу перед их теперешним провожатым и почтет за честь принять у себя столь дорого гостя даже бесплатно. А цифра, которую он озвучил - это стоимость корма для их Матша. Свежую траву им привозят издалека и поэтому на неё вот такая цена…
        Вечером Ташша, по привычке, которая уже начала у неё формироваться, купила два больших чана с теплой водой - для себя с Аушшей, и для Шаосса.
        Возчик поначалу отнекивался, но Аушша что-то шепнула ему в ушное отверстие, и Шаосс быстро согласился с доводами Ведунья.
        - Что ты ему такого сказала, что смогло переменить его точку зрения в один момент? - на всякий случай Ташша решила не упускать бразды правления из своих рук даже в столь деликатном вопросе, как помывка.
        - Я ему сказала, - блеснула хитринкой в глазах девушка-змея, - что от него пахнет не очень приятно. И если он не будет мыться, я больше никогда не лягу спать рядом с ним!
        Ведунья молча "прокрутила" мысли, которые начали рождаться в её голове, сообразила, что со стороны Шаосса к Аушше имеются не только отеческие чувства, но озвучивать свои выводы спешить не стала.
        Завтра, может быть, все "рассосется" само.
        Вечером, перед самым закатом, Шаосс, Ташша и Аушша спустились вниз, в трапезную. Главная едальня была полупустой, по причине небольшого числа постояльцев двора (не сезон! - спокойно пояснил один из разносчиков пищи) и путешественники смогли выбрать себе столик сами.
        Нужно ли говорить, что им оказался мощный деревянный трапезный стол - самый близкий к большому, очень похожему на земной камин, очагу?
        К удивлению Ташши и заметному удовольствию - Шаосса, горячее дымящееся мясо на широких деревянных блюдах появилось перед их лицами едва ли не раньше, чем их зады соприкоснулись с отполированными до блеска сиденьями традиционно широких скамей, больше похожих на широкие и длинные жесткие полки плацкартных вагонов далекой Родины симбиота, чем на скромную подпорку того, откуда у всех обитателей этой части Вселенной растут ноги.
        Шаосс и Аушша дружно плюхнулись на сиденья, немедленно принялись за трапезу. Ташша осторожно присела на краешек скамьи, поставила перед собой плоское деревянное блюдо, обильно заполненное дымящимся мясом… Всего мгновение назад она неожиданно уловила обрывок разговора двух змеелюдей и теперь стремилась ни слова не упустить из их беседы. Речь шла о завтрашнем "шабаше".
        - Слыхал? Что молодой правитель-то учудил? - риторически вопрошал серокожий мужчина-змей, отвалившись назад после обильной трапезы у своего более молодого спутника, покрытого яркой и блестящей черной кожей. - Собирает знахарей, колдунов и прочую нечисть прямой у себя в Замке!
        - Когда? - из вежливости поинтересовался его спутник, все еще занятый поглощением большого куска мяса.
        - Да завтра! Говорят, аккурат, в полдень!
        - А нам-то - что? - молодой мужчина-змей из вежливости не стал напрямую оспаривать точку зрения своего более старшего товарища.
        - Кто - что?! - едва не вспылил серокожий. - Ты пойми - молодой Правитель ломает все устои! Все, чем жили наши предки испокон веку! Всё!
        - Ну, не все… - не прекращая поглощать пищу, отозвался молодой. - Ну, подумаешь, собрал этих… Знахарей! Что в этом крамольного?
        - А то, что прежние Правители совета всегда испрашивали не у никчемных гадалок, а у уважаемых змеев; у Сената! Нет, так это оставлять нельзя! Никак нельзя!
        - И что ты сделаешь? Пойдешь, скажешь Правителю прямо в лицо, чтобы он передумал? Ты же сам видел - в Замке уже все готово к завтрашним испытаниям!
        - Ну, и что? Я не собираюсь спорить с самим Правителем! Мне это нам не по силам…А вот пару-тройку знахарок или Ведуний, до того, как они предстанут пред очами Правителя…
        - Что именно ты хочешь сделать?
        - А устрою им "проверку"! - он довольно рыгнул. - Если они все такие из себя экстрасенсорные и всеведущие, то пусть догадаются, выведают то, что я собираюсь сделать с ними до того, как… - конец фразы утонул в громком чавкании его более молодого друга.
        Впрочем, смысл речей серокожего был понятен и без "хвостика" разговора. Он явно замыслил что-то недоброе в отношении завтрашних участников "шабаша".
        Ташша тяжело вздохнула - вряд ли он такой, крайне негативно относящийся ко всякого рода нечисти, был в городе один.
        Нужно крепко подумать - сегодня же вечером, причем, как завтра добраться до центра Замка правителя живыми и здоровыми.
        Утром следующего дня Ташша, после тягостных раздумий и длительных споров-советов с симбиотом все-таки решила просить о помощи Шаосса. Симбиот, с присущим ему авантюризмом уверенно изрек свое неизменное "Отобьемся!", однако Ведунья, понимая, что если нападающих и поджидающих окажется так много, что отбиться не удастся никому, все-таки отмела предложение инопланетника.
        Осталось только придумать, как достичь места испытания как можно незаметнее, и пройти его.
        Шаосс не сразу понял, чего именно добивается от него Ведунья, а когда сообразил, заметно расстроился и насторожился.
        - Вообще-то, хозяйка! - с легким вызовом и акцентом на слове "хозяйка", ответил он. - Наша с тобой договоренность закончилась. Я, как мы и договаривались, провел вас и вашего Матша через перевал. Паче того - я помог вам обрести здесь недорогой, но вполне достойный нас всех кров. Что тебе нужно от меня еще? Денег ты мне, насколько я помню, еще не заплатила! Ждешь, чтобы я поверил тебе на слово еще раз?
        - Извини! - пристыжено ответила Ташша. развязывая кошель и передавая возчику его деньги. - Вот твое вознаграждение! Здесь всё, как договаривались! Но мне нужна твоя помощь еще!
        И я готова заплатить за неё!
        - Чего именно ты хочешь от меня? - сухо спросил Шаосс, пряча деньги в свой кошель.
        - Помоги мне как можно незаметнее добраться до места сбора знахарей и Ведуний!
        - Вот еще что! - дернулся возчик. - Не было у нас с тобой такой договоренности! Я - возчик, а не соглядатай Тайной Комнаты! Не по нутру мне такие дела! За твоей повозкой, если договоримся в цене, схожу, привезу её сюда… А придумывать, как обмануть Ратников и Гвардейцев… Нет, это - не мое… Да и чревато это… Сама понимаешь, не маленькая!
        - Да не Ратников нужно обхитрить! - слегка повысила голос Ведунья. - И не Гвардейцев!
        - А кого? - изумился Шаосс.
        Ташша вкратце пересказала ему вчерашний подслушанный разговор двух змеев - пожилого и молодого.
        - Ну-у… Это кое-что меняет! - змеемужичок заметно смягчился. - Тут я с тобой согласен - действительно, личину сменить нужно. И для тебя это хорошо, и для неё! - он подбородком указал на Аушшу. - Пострадает девчонка ни за что!
        Хорошо! Вы погодите тут немного! Я схожу к Замку, посмотрю, что да как. А потом мы определимся, во что тебя переодеть, или вообще - лучше тайно везти.
        Вернулся Шаосс нескоро, часа через два, когда Ташша уже перестала надеяться на его помощь.
        Возчик как-то долго снимал с себя насквозь промокший плащ, долго отряхивал его, долго вешал на крюк…
        - Вот что, хозяйка! - наконец, выдавил он из себя. - Не ходи-ка ты ни на какой шабаш. И девчонку с собой не бери!
        - А что? Все так плохо и так серьезно?
        - Хм… Я думаю, что ситуация намного хуже, чем ты себе представляешь. Не будет никакого сборища!
        - Передумал Правитель?
        - Нет, Правитель не передумал. Другие не позволят!
        - Кто не позволит? Кто это такие - другие?
        - Сказать я тебе этого пока не могу, прости… Одно скажу - тот, кто не хочет вашего шабаша, он - на самом верху!
        - Но на самом верху - молодой Правитель!
        - Да, он. Но и не только он…
        - Ох-х… Одними загадками говоришь! Лучше расскажи, чего разузнал?
        - Разузнал… Бить вас будут! Смертным боем бить! Чтоб никто до площади не дошел!
        - А как распознают-то?
        - Да это-то несложно! Знахари и колдуны - они все не местные, нестоличные. Стало быть, одеваются не так, как здесь. Опять же, если змея ремесло какое имеет, то и одевается соответственно.
        В общем, по одежде!
        И еще… Ведуньи - они все по одиночке…
        - Ну, и что ты предлагаешь?
        - Идти нужно группой! Одёжу купить, как у местных, переодеться в неё!
        - Хорошо! Это - всё?
        - Нет! Ремесло надо какое-нибудь!
        - Но - какое?
        - Не знаю! Не знаю…
        - А спросить у кого-нибудь нельзя?
        - Ну, отчего же не спросить?! Вот только у кого? Такой вопрос - он на разные мысли наводит… Вдруг напоремся не на того?!
        - Тоже верно! Что же делать?
        - А ты у своей работницы, бывшей попрошайки спроси! Нищенки - они на выдумку дюже изворотливые! Авось что-нибудь, да придумает! Она у тебя - сообразительная!
        Аушша молча и серьезно выслушала просьбу двух более старших змеелюдей. Видно было - к ней впервые обратились за советом те, кто настолько старше её. Она долго думала, шевеля губами…
        - Я много раз видела, как в большом скоплении народа всегда кто-то ходит с водой; продает её - тем, кто пить захотел. Может, это попробуем?
        - Ты думаешь, получится? - в голосе Ташши сомнения было больше, чем надежды.
        - Нормальное предложение! - уверенно изрек Шаосс. - Я сам пару раз у таких воду покупал. Главное - на них никто не обращает внимание!
        - А где мы возьмем бутыли для воды?
        - Ну-у… Это - самое простое! Схожу к моему другу, хозяину этого постоялого двора, одолжу на один день! А воду… Ее можно набрать прямо во дворе, в колодце!
        Примерно через час к "вылазке" было готово все.
        Ташша с любопытством и тревогой осмотрела себя, Аушшу, Шаосса… Аккуратно сшитая, чистая светло-серая одежда, купленная возчиком в ближайшей лавке, могла принадлежать кому годно - от возчика до торговца. Но широкие перевязи через оба плеча недвусмысленно свидетельствовали, что перед вами - две женщины-змеи - старая и молодая, чей "хлеб насущный" - продажа воды из бутылей, чьи горлышки заманчиво выглядывают из объемных сумок на левом и правом боку.
        Ташша недовольно поморщилась, подняв бутыли, заполненные водой - вес для её тела был не столь легким, как, например, для Аушши. Шаосс, надо отдать ему должное, заметил легкую гримасу, скользнувшую по лицу Ведуньи, немедленно предложил уменьшить количество воды в "продажных" бутылях ровно наполовину. Ташша с благодарностью улыбнулась ему, аккуратно перелила воду в большой и чистый таз… Эта вода им еще понадобится - сегодня вечером.
        Аушша немного подумала и проделала со своей водой то же самое.
        Ведунья и девушка-змея выбрались из постоялого двора примерно за час до полудня. Стараясь ни с кем не встречаться глазами, Ташша накинула на голову капюшон, влилась в небольшой ручеек змеелюдей, устремившихся вверх по дороге, ведущей к Замку Правителя, осторожно осмотрелась по сторонам.
        Из тех, кто шел впереди неё, позади и по бокам, по её мнению, никто не был похож на "охотников за головами". Это были обычные змеелюди - ремесленники, торговцы, учителя, горшечники, лекари…
        Первый "кордон" им встретился на входе в Замок.
        Несколько воинов, переодетых в обычную одежду, пристроившись за спинами Ратников и Гвардейцев тщательно осматривали лица и одежду всех, кто проходил сквозь невысокие ворота и проход, пробитый в просто невероятных размеров внешней замковой стене. Ташша ощутила на себе колючие взгляды тех, кто прятался за спинами Ратников, с трудом сдержала себя от того, чтобы побежать - настолько неприятными были флюиды, исходящие от тех, кто охотился за участниками "шабаша".
        "Уф-ф! Проскочили"! - одновременно пронеслось в мыслях и Ташши, и симбиота. Однако, как оказалось, радовались они преждевременно.
        Поскольку дорога к сердцу Замка существовала в единственном "экземпляре" и проходила она по спирали между стенами внешних и внутренних периметров, всем, кто намеревался попасть в центр крепости, приходилось несколько раз обогнуть Замок Правителя, прежде чем они попадали на центральную площадь столицы. Причем на их пути не однажды возникали ворота внутри перемычки, с прочными, окованными металлическими полосами дверьми.
        И хотя все двери сейчас были открыты, длинный и темный коридор внутри перемычки являл собой отличное место для засады - на кого угодно.
        В одной из таких перемычек, кажется - в последней, или в предпоследней, их ждали.
        Ташша с Аушшей вместе с остальными змеелюдьми втянулись в длинный и темный коридор…
        Неожиданно откуда-то сбоку вынырнули три темные фигуры. Они метнулись наперерез женшине-змее и её юной спутнице… Ташша в страхе остановилась, шагнула назад, прижалась спиной к холодной каменной стене…
        В бутылях булькнула вода.
        - Стой! Это не она! - воскликнул кто-то за спинами темных фигур. - Наша - следующая!
        Темные тени проскользнули мимо, нагнали одинокую женщину в рваной одежде.
        Ташша расслышала частые звуки тупых ударов, быстрый шорох подошв удаляющихся ног.
        Ведунья сделал несколько шагов, наткнулась на темное смятое тело у уреза боковой стены, с трудом удержалась от громкого крика.
        Она дернулась, хотела наклониться, помочь женщине-змее, которая, возможно еще была жива. Вода снова булькнула в обеих бутылях. Сзади накатила толпа, на неё прикрикнули:
        - Проходи, не задерживайся!
        Ташша выпрямилась, побежала вперед, увлекая за собой Аушшу.
        Площадь перед входом в Замок Правителя была заполнена более чем на две трети. Ташша в очередной раз остановилась, закинула голову назад, пытаясь рассмотреть макушку главного шпиля Замка, царапающую низкие серые облака; её снова подтолкнули в спину - не так сильно, как там, в перемычке, но даже небольшого толчка оказалось достаточно для того, чтобы она споткнулась, повернулась, повалилась навзничь…
        Чья-то сильная рука подхватила её, остановила падение.
        Ташша оглянулась. Рядом стоял Шаосс.
        - Не утерпел! - пояснил он, пряча глаза. - Да и за девочкой присмотреть нужно!
        Ведунья хотела съязвить что-нибудь по поводу "присмотра за девочкой", но вовремя одумалась. Если сейчас возчик просто скажет что-то невпопад, ей до высокого помоста, встроенного между двумя мраморными пандусами - высокими и красивыми, синхронно вырастающими далеко вперед от двух симметрично расположенных дверей, не добраться ни за что.
        Причем, если она будет обнаружена до срока, "просто так" ей уйти не дадут.
        Ташша еще раз осторожно осмотрелась, определила, где именно в данный момент находятся "охотники за головами", медленно двинулась вперед.
        Змеелюди расступались неохотно, однако, расслышав характерное бульканье и рассмотрев утолщение в наплечных сумках женщины-змеи, расступались.
        Аушша двигалась вслед за ней, как тень.
        Шаосс снова потерялся где-то в толпе. Впрочем, Ташшу не оставляло чувство, что он где-то рядом и все время скрытно наблюдает за ней и девушкой.
        Ведунья, логично предположив, что ей, как "продавцу воды", не нужно стремиться попасть в первые ряды, остановилась в двух десятках шагов от края помоста, в последний раз внимательно осмотрелась по сторонам.
        Едва ли не четвертая часть всех змеелюдей, заполнивших площадь, были переодетыми Ратниками и Гвардейцами. Одеты они были в практически однотипную "гражданскую" одежду, а поскольку (очевидно) невоенное платье для всех "тайных" зрителей "шабаша" было пошито из одного материала и в одной мастерской, любой желающий легко бы вычислил "тайных" ратников по этой самой одежде.
        Однако после того как Ташша "расшифровала" тех, кто мог бы помешать ей взойти на помост, её задача легче не стал.
        В толпе могли находиться и другие соглядатаи и шпионы, одетые как угодно.
        А "битва экстрасенсов" между тем началась.
        Из левой по отношению к помосту двери вышел высокий змей-мужчина в черной блестящей "кубической" броне, сплошным панцирем покрывающим верхние две трети его тела, быстрым шагом прошел вперед.
        - Молодой Правитель! Молодой Правитель! - прошелестело в толпе.
        "Так вот ты какой, мой враг Умберто уно"! - подумал Сашка, вместе с Ведуньей рассматривая красивое с её точки зрения лицо и тело формального лидера Шаа.
        Правитель подошел к самому краю помоста, внимательно посмотрел поверх голов.
        Говорок начал быстро стихать, пока не превратился в абсолютную тишину.
        - Соплеменники! - сказал он. - Сегодня у нас необычный день! Вы знаете, что я и вся семья Кошшей правим Шаа уже много поколений подряд. Не все в нашем мире происходит так, как нам хотелось бы! От года к году уменьшается пространство, на котором мы можем жить. Меньше становиться травы, меньше воды, меньше мяса, меньше хлеба.
        Мы, как раса, вымираем уже много поколения кряду.
        Никто не знает, за что Божественный Змей так покарал наш мир. В кладезях знаний, оставленных нам Древними я не смог найти ответа на этот вопрос.
        Однако не все так плохо для нас!
        У меня есть основания полагать, что скоро наша жизнь изменится, и измениться к лучшему!
        Но ничто не делается само по себе. На нашем пути - сильный, опытный и коварный враг! Враг, который пойдет на все! Чтобы остановить умирание нашего мира, мне нужна ваша помощь. Помощь каждого из вас!
        Сегодня я призываю на государственную службу тех, кто еще вчера считался изгоями нашего общества! Тех, кто своими речами порождал смуту и растерянность в наших сердцах! Я говорю о тех, кого мы называем знахарками и Ведуньями!
        Мне говорили; предупреждали - Правитель качнул плечами в сторону небольшой группки змеелюдей, вышедшими за ним на помост вслед за ним, - что из этого ничего не получится! Что Ведуньи - это сплошь шарлатанки и аферистки!
        Я не стал спорить…
        Я хочу провести конкурс среди тех, кто обладает паранормальными и экстрасенсорными способностями здесь, на нашей главной площади, публично, чтобы все смогли оценить из умения и понять, что послужить нашему миру может любая змея, вне зависимости от ступени, которое она занимает в иерархии Шаа!
        Можно начинать!
        И почти сразу на помост вылетела какая-то женщина-змея. Она прошла к Правителю, выслушала что-то, потом повернулась лицом к трем небольшим черным кубам, выстроенным в дальнем краю помоста, уверенно ткнула пальцев в один из них.
        По знаку правителя подошел Гвардеец, опрокинул его. Под кубом было пусто.
        Правитель разочарованно развел руки в стороны, женщина быстро спустилась вниз и смешалась с толпой.
        Ташша насторожилась.
        Во-первых, эта женщина-змея не была похожа на Ведунью. Знахарки, живущие отшельницами, не имеют такой богатой и красивой одежды, в какую было одета она. Да и та легкость, с какой она проникла к помосту, тоже наводила на некоторые размышления.
        Пока Ташша размышляла над тем, кто и зачем устроил Правителю это "представление", перед его глазами прошли еще двое кандидаток; правда, непонятно пока - во что.
        И обе, так же, как и первая не угадали, или не могли определить, что именно находится под странными черными параллелепипедами.
        Однако Правитель не сдавался.
        Он раз за разом выкликивал желающих показать свои скрытые способности, и всякий раз кто-то обязательно находился. Однако все женщины-змеи, поднявшиеся на помост, уходили не солоно хлебавши.
        "Подставные! Они все - подставные"! - поняла Ташша, мало-помалу приближаясь к лестнице, ведущей наверх. - "Пока сложно сказать, кто здесь какую игру ведет, но кто-то явно очень могущественный решил вот таким образом проучить, наказать, опозорить Правителя, показать ему, что настоящих Ведуний в природе не существует, и все они, как одна - мошенницы и аферистки! Интересно - кто, и зачем"?
        Последнее кольцо переодетых ратников находилось непосредственно у лестницы, ведущей на помост. Ташша успела заметить с её противоположной стороны печальные глаза одной женщины-змеи, одетой так, как совсем недавно еще одевалась она, поняла, что неизвестная ей Ведунья все поняла верно и уже не помышляет о том, чтобы явиться пред очами Правителя.
        Неожиданно Ведунья тоже заметила Ташшу, мгновенно определила (это было понято по её глазам), кто она такая…
        "Выдаст"! - ужалило Ташшин мозг запоздалое раскаяние.
        Однако произошло нечто прямо противоположное.
        - А! - закричала Ведунья. - А-а-а-а-а! - залилась она, хватаясь за свое горло и заваливаясь спиной на толпу.
        Переодетые ратники отреагировали мгновенно. Они бросились к знахарке, окружили её…
        Ташша проскользнула вперед и шагнула на ступень.
        - Стой! - остановил её грубый голос. - Сюда можно только Ведуньям!
        Ташша оглянулась. К ней быстрым шагом направлялся оружный ратник. Еще несколько переодетых спешили к ней же, проталкиваясь через толпу.
        Ташша остановилась, растерянно оглянулась, как бы ища поддержки у окружающих… Но лица змеелюдей, окруживших помост были глухи к желанию какой-то водоноски непонятно зачем подняться на помост, где находится сам Правитель.
        Однако Божественный Змей в тот день явно благоволил ей.
        Неожиданно Ташша заметила того самого ратника, который несколько дней назад, около пещеры подарил её свой значок. Гвардеец был вооружен и стоял в охранении недалеко от лестницы.
        Ведунья запустила руки за шею, вытянула за ремешок медальон и повесила его на грудь.
        Ратник обратил внимание на её жест, шагнул к лестнице…
        - Тебе туда нельзя! - снова рявкнул на Ташшу подскочивший воин. Он потянул её за руку, намереваясь оттащить подальше от помоста…Но неожиданно его хватка ослабла.
        - Ей - можно! - расслышала Ведунья знакомый голос. - Пусть идет!
        - Но - почему? - возразил первый Гвардеец.
        - Потому что она - Ведунья!
        Переодетые соглядатаи ринулись к Ташше изо всех сил, но опоздали - женщина-змея уже выбралась на помост.
        - Та-ак! А это у нас - кто? - громко спросил Правитель у Ташши, которому уже тоже, очевидно, начинало надоедать представление с "подставными". - Водичкой меня хочешь угостить?
        - Можно и водичкой! - так же громко ответила Ташша, вынимая из сумки бутыль. Правитель усмехнулся, кивнул кому-то за своей спиной. Через несколько секунд перед Ведуньей красовалась прозрачная чаша, которую держал в своих руках Правитель. Ташша приподняла бутыль, аккуратно вылила воду в чашу.
        Правитель подержал прозрачный кубок в руках, однако пить из него не стал.
        Народ на площади одобрительно загудел.
        - Так что ты хотела, разносчица воды?
        - Я не разносчица! Я - Ведунья! - громко ответила Ташша. Она заметила, как изменились лица тех, кто стоял за спиной Правителя… - И я хочу, чтобы ты испытал меня!
        - Хм-м! - усмехнулся Правитель. - Прямо тайна какая-то! Зачем ты переоделась? Зачем эти бутыли с водой? Любой ценой хотела попасть на конкурс?
        - Да!
        - Но почему ты не сделала как остальные? Открыто?
        - Те, кто шел к тебе открыто, сейчас валяются мертвыми в различных укромных местах твоего Замка!
        По лицу Правителя пробежала тень. За такие обвинения, если они беспочвенные, на Шаа вообще-то отсекают голову.
        Но Правитель был хотя и молод, но выдержан.
        - Хорошо! - сказал он. - Мы еще вернемся к этому разговору! А пока… Скажи мне, под каким из этих ящиков находится мой меч?
        - Я так не могу сказать! Мне нужно подойти поближе!
        - Хорошо! Подходи!
        Ташша неторопливо прошла к первому ящику, легонько коснулась его ладонью, потом - ко второму, к третьему…
        Меч Правителя под ящиками был. Он находился под средним из них.
        "Слишком легкое задание для таких, как я! - подумала Ташша. - При небольшом везении можно просто угадать! Наверняка здесь какой-то подвох! Но какой"?
        - Итак, под каким из ящиков мое оружие? - еще раз спросил Правитель.
        - Меч… Он… - Ташша уже начал поднимать руку, но потом что-то её остановило. Или кто-то?
        - Я хочу проверить себя еще раз!
        - Проверяй! - легко согласился Правитель.
        Ташша вновь прошла вдоль черных кубических коробок. Меч она снова обнаружила под кубом, но… уже под крайним, слева.
        Кто-то тайно, под помостом успел перенести оружие из одного ящика в другой.
        Ташша вернулась к краю помоста, встретилась с хитрым взглядом Правителя.
        - Я не знаю, где твой меч сейчас! - отчетливо сказала Ведунья. - Твой меч - волшебный! Он прыгает из ящика в ящик, и я не могу следить за ним!
        Народ на площади захохотал, потешаясь над водоноской, зачем-то решившей выдать себя за Ведунью.
        Не смеялись только Правитель и те, кто стоял за его спиной.
        - Хорошо! Что ты можешь сказать мне еще?
        Ташша прошла назад, взяла в руки чашу с водой, подняла на уровень глаз прозрачную емкость, всмотрелась в неё…
        - Тебя ждет великое будущее, Правитель! - громко возвестила она. - Ты сможешь дать нашему миру новую, более сытую, теплую и счастливую жизнь! Потомки будут гордиться тобой! На том месте, где сейчас ты стоишь, они воздвигнут тебе памятник в восемь раз выше твоего роста!
        Змеелюди на площади заговорили, зашипели… Случай был экстраординарный. Публичных предсказаний, тем паче - таких и уж тем более - Правителю - на Шаа еще никто и никогда не дела.
        - Скажешь что-то еще? - поинтересовался Правитель, весьма благосклонно глядя на Ведунью.
        - Скажу! - почти шепотом сказал Ташша. - Гости, которых ты… Которые у тебя… Их нужно кормить три раза в день, а не один раз в три дня. Иначе они очень скоро умрут!
        - Откуда знаешь? - зашипел Правитель, хватаясь за клинок, висящий у него на поясе. - Кто сказал? Заколю мерзавца!
        - Как откуда? - удивилась Ташша. - Я же - Ведунья! А нам известно многое из того, что скрыто от глаз и разума других змеелюдей.
        Правитель снял руку с рукояти, подошел к краю помоста.
        - Эта женщина показала, что у неё есть способности, которые могут принести пользу нашему миру! Она нанятой мною на службу и с этого момента находится под моей защитой! - громко, так, чтобы было слышно в самом дальнем углу площади, известил собравшихся змей-Правитель. - На этом состязание объявляю закрытым!
        - Правитель! - тихонько окликнула Ташша властелина Шаа.
        Тот, хотя и находился довольно далеко, её услышал.
        - Что? Что ты хочешь? - спросил он, прекращая разговор с одним из своих высокопоставленных подданных и делая несколько шагов по направлению к Ведунье.
        - Когда мне нужно начинать служить тебе? Что мне делать с моим Матшем и моей служанкой-помощницей? Я сейчас могу вернуться обратно на постоялый двор?
        - Пока - ничего! Мы с моими помощниками еще не определились относительно того, где тебе находится с этого момента! Стой и жди моего приказа!
        Ташша молча повиновалась.
        Она повернулась к Правителю боком, незаметно окинула взором толпу, окружавшую помост.
        Лица змеелюдей её поразили.
        Все, или - практически - все, кто находился в этот момент на замковой площади, её открыто и люто ненавидели.
        Ведунья всем телом, всей своей душой почувствовала потоки флюидов неприязни и ненависти, струившиеся от этих змеелюдей.
        Ташша чувствовала, как их ненависть нарастает с каждой минутой, как она, эта ненависть, словно выпивает из неё жизненные соки, истончает её силы…
        "Нет, здесь, на помосте, на всеобщем обозрении мне долго не продержаться! Хорошо бы где-нибудь укрыться от этих ненавидящих глаз"! - посетила её спасительная мысль. Она попыталась представить, как будет спускаться вниз, как начнет протискиваться сквозь толпу обманутых ею змеелюдей, и ей стало нехорошо.
        Ведунья неожиданно поняла, что в толпе, в тесноте, в большом скоплении народа ей запросто могут проткнуть живот - чем-нибудь тонким и острым, и никто и никогда не сможет найти виновных, не смотря на то, что она теперь находится под формальной защитой главы государства.
        Не найдут, потому что не захотят.
        Ибо тот, кто смог так хорошо организовать "сито" из "недовольных" и даже смог подготовить группу "лже-Ведуний" наверняка способен и не на такие "шалости".
        И ей стало по-настоящему страшно - впервые за сегодняшний день.
        Её страх немедленно передался симбиоту. Ташша почувствовала его тревогу, заметила, как заметались мысли инопланетника - у того, кто находился в её душе, тоже не было готового рецепта, как живым и желательно - здоровым выпутаться из сложившейся ситуации…
        Через некоторое время, затянувшееся для Ведуньи на целую вечность, к ней подошел один из тех, кто стоял за спиной Правителя.
        - Я - помощник Правителя! - сказал он, быстро и остро глянув в глаза Ташши. - Мы посоветовались и решили, что тебе, с учетом того, что только что здесь произошло, лучше жить в Замке!
        А помощникам твоим тоже лучше сюда не соваться - убьют! В отместку за то, что не удалось ликвидировать тебя!
        - Значит, вы поверили мне? То, что я сказала про Ведуний?
        - Что значит - поверили? Знали! Вслух только проблему не обозначали…
        - Что мне сейчас делать?
        - Сейчас? Сейчас ты пойдешь со мной. Я отведу тебя в Замок, где определю тебе место, где ты будешь жить и работать…
        - А как мне питаться? Где кушать? В городе?
        Помощник усмехнулся.
        - Не переживай! В Замке никто не голодает! Не будешь и ты!
        - Хорошо! Можно тогда одну небольшую просьбу?
        - Ну, если не очень сложную - можно!
        - На постоялом дворе, - она сказала, на каком - именно, - сейчас находится погонщик моего Матша и моя служанка. Погонщика зовут Шаосс, а девочку - Аушша! Попросите кого-нибудь, или передай им сам немного денег! - она сняла с пояса кошель, протянула его мужчине-змею.
        - Насколько я понимаю, это все, что у тебя есть? - проницательно глянул на Ташшу помощник Правителя. Ведунья кивнула.
        - Все, кто находятся на службе у государя, получают неплохое жалование! - сказал змеечеловек. - И ты не останешься без денег. Однако все равно твое решение - решение достойного гражданина Шаа! Не смотря на то, что ты - Ведунья, у тебя есть понятие о чести и добродетели!
        Ташша вспылила, хотела уже возразить этому наглому щеголю, что он слишком молод для того, чтобы судить о том, кто такие Ведуньи и есть ли у них честь и добродетель… Однако её "пыл" охладил симбиот.
        - Это вполне может быть еще одна проверка, причем - не самая последняя! Считай, что тебя просто поверяют на лояльность!
        - Это как?
        - Ну… Вот так… Говорят в лицо заведомые гадости и смотрят, как ты на них реагируешь. Если ты ничего на них не ответишь, как у нас на Земле говорят - "проглотишь", то ты - лояльный член группы…
        - А если - нет?
        - Если нет, то ты не будешь терпеть самодурь начальства, будешь возражать, скандалить… Короче, становишься "неудобной". Другими словами - нелояльной… От таких стараются избавиться, и как можно быстрее. Например, на этапе приема на работу!
        - То есть - сейчас?
        - Да, именно! Поэтому стой и просто терпи!
        - А если он скажет что-то еще более гадкое?
        - Пусть! Пусть говорит! Стой и терпи! Но помни - все, что он сейчас здесь скажет, ему обязательно когда-нибудь выйдет боком!
        - Боком - это как?
        - Как… Как… Мы его убьем! Чем-нибудь острым! В бок!
        Ташша рассмеялась.
        - Тебя веселят слова - честь и добродетель? - немедленно откликнулся помощник Правителя.
        - Нет; нет, конечно! - ответила Ташша. - Я просто очень рада, что наконец-то смогу послужить своему Правителю! - она опустила глаза и потому не заметила, как после её слов легкая гримаса неприязни скользнула по лицу змеечеловека, стоявшего перед ней.
        - Хорошо! Тогда идем за мной! - мужчина-змей подошел к краю помоста, кивнул одному из ратников, стоявшему в оцеплении, тот подошел. Помощник Правителя сказал ему несколько слов, передал Ташшин кошель. Тот бросил быстрый взгляд на Ведунью, быстро куда-то ушел.
        - Проверять будут, нет ли в твоем гаманке какого-нибудь тайного послания! - немедленно отозвался симбиот. Ташша почувствовала скрытое ехидство в его "голосе", отреагировала адекватно:
        - А в твоем кошельке тайное послание есть?
        Симбиот пристыжено примолк и больше с дурацкими репликами не встревал, только с любопытством рассматривал внутренности Замка, по которому Ташша двигалась вслед за помощником Правителя.
        Первое впечатление, которым Сашка не замедлил поделиться с Ташшей, было - Замок выстроен очень давно и по технологиям, которых никогда не было в этом мире, либо они утеряны безвозвратно.
        - Почему ты так уверен? - несколько удивленная категоричностью высказывания симбиота, спросила женщина-змея.
        - А ты сама посмотри! - ответил Сашка. - Видишь стены?! Они сложены очень плотно друг к другу, причем таки образом, что каждое соединение - это своеобразный замок…
        - Ну, и что? Что из этого следует?
        - Из этого - пока ничего! Если бы не еще одно обстоятельство!
        - Какое?
        - Между камней нет скрепляющего материала! Вот эти огромные; нет, я даже сказал бы - просто гигантские булыжники сцеплены между собой только за счет фигурных вырезов на своей поверхности!
        - И - что? Что из этого следует?
        - Что? А ты представляешь, какой должна быть технология, чтобы вот так обработать сверхтвердый камень. Так, словно это - пластилин, или глина?
        - И - какой?
        - Не знаю… Мне сложно даже представить, если честно! Я такое не видел ни на одной планете! Я понимаю, если бы эти блоки были бы изготовлены искусственно. Но - обработаны…
        - А почему ты так уверен, что камень - очень твердый?
        - Это-то как раз - очень просто! Прочность материала определяться нагрузкой, которую он может выдержать. Эти, нижние камни Замка держат на себе весь всего Замка. А он - сама видела какой! Так что вопрос о прочности блоков - он риторический! Я не знаю, в каких единицах его можно измерить, но поверь - материал, способный выдержать давление стены высотой в триста метров - он очень прочный! Очень!
        - Что еще ты можешь сказать о Замке нашего Правителя?
        - Внутреннее устройство соответствует первому впечатлению о его внешности!
        - Это - как? Поясни!
        - Поясняю! Ты помнишь, как я тогда сказал о Замке… Так вот, внутри крепости - а это точно оборонительная крепость, и очень мощная - все "заточено" под оборону. Оборону длительную, от очень сильного противника, вооруженного мощным оружием.
        Внешние стены крепости и самого Замка такой толщины и прочности, что выдержат прямое попадание ядерного фугаса, или атомной бомбы!
        - Что это такое?
        - Это мощное оружие - самое мощное, которое смогли придумать на моей родной планете!
        - Мне это ни о чем не говорит! Может, вы там копьями воюете!
        - Ну, в принципе… Объяснять долго и сложно! Да и не к чему! Не это сейчас главное! Я хотел сказать, что во времена, когда строилась эта крепость, на Шаа уже существовало оружие, по мощности сопоставимое с ядерным. Но самое интересное - от него умели защищаться! И еще… Спиралевидная конструкция стен замка свидетельствует о том, что когда-то на вашей планете существовали очень большие группы вооруженных змеелюдей, мы называем их армиями. Предназначение стен, устроенных таким образом - максимально затруднить продвижение групп хорошо вооруженных воинов к центру этой крепости. Разбить из на части, растянуть… И уничтожить!
        - А ты тоже - не дурак! - отозвалась Ташша. - Быстро разобрался в целях тех, кто это Замок строил!
        Сашка молча "проглотил" "дурака" (а что оставалось делать? Сам виноват!).
        - Однако и ты не всеведущ! Ты так ничего и не сказал, как такой Замок мог быть построен нашими предками!
        - Не сказал, потому что не знаю!
        Ташша улыбнулась одними губами. Хоть в чем-то, но древние змеелюди "уели" этих "всезнаек"! И это было приятно.
        - Ну, вот мы и пришли! - помощник Правителя прервал беседу Ташши и симбиота очень вовремя - спор уже начинал надоедать Ведунье, а отделаться от въедливого инопланетника было не так-то просто - это Ведунья знала из опыта предыдущих многочисленных бесед с ним. - Здесь ты будешь жить и бытовать! Здесь ты будешь находиться все время, пока правитель не призовет тебя на службу!
        - Как тюрьма! - немедленно отозвался из души Ведуньи Симбиот, однако Ташша мгновенно напомнила ему его же слова о "лояльности" и инопланетник вновь пристыжено замолчал, даже присмирел.
        Интересно - почему?
        - Пищу тебе принесут! - продолжал мужчина-змей. - Вода у тебя - своя! Отхожее место - вот за этой ширмой! Можешь пока отдыхать! Но сильно не расслабляйся! Я думаю, что Правитель тебя захочет увидеть уже очень скоро!
        Со скрипом затворилась тяжелая дверь, отделяя комнату (камеру! - ехидно сказал симбиот) от широкого и гулкого коридора, по которому все время кто-то передвигался. Это можно было понять из звуков, доносившихся через щелястую воротину - шаркающих, цокающих, бренчащих…
        Ташша перевела дух, осмотрелась.
        Небольшое зарешеченное окно, пробитое в невероятных размеров стене давало света, которого было достаточно для того, чтобы рассмотреть все, что находилось внутри. Келья-камера-комната была относительно небольшая. (Квадратов двадцать! - уверенно сказал симбиот). В центре комнаты высился средних размеров стол с традиционными двумя длинными и тяжелыми даже на вид скамьями. На столе - лампа (керосинка! - весело прокомментировал её наличие инопланетник). За столом, в углу - пара узких и длинных топчанов, в два яруса. Сашку такая конструкция спальных мест оставила равнодушным, а Ташшу откровенно удивила. Она впервые видела кровати, которые находятся одна над другой.
        Ведунья почувствовала, наконец, что её глаза более-менее адаптировались к полумраку комнаты, шагнула вперед.
        Под её ногами что-то зашуршало. Ташша опустила глаза. Весь каменный пол "её" комнаты был устлан тонкой сухой травой, которая издавала легкие приятные звуки, когда кто-то двигался по ней.
        - Хорошая система! - уважительно отозвался симбиот.
        - Какая система? - не поняла Ташша.
        - Система контроля за теми, кто в этой комнате находится! - пояснил инопланетник. - Как только ты начинаешь перемещаться, это хорошо слышно!
        - А я так думаю, что это просто трава! - неожиданно зло возразила ему Ведунья. - И вообще, прекращай свои шуточки и подковырки! Мне сегодня к Правителю идти! Он наверняка много вопросов задавать станет! Вопросы, как ты понимаешь, требуют ответов!
        - И при чем здесь я?
        - Нужно, чтобы голова была ясная! Перед аудиенцией мне нужно отдохнуть! Это - понятно?
        - Понятно… - буркнул симбиот. - А что, помягче сказать это было нельзя?
        Глава 8. И Маяла, словно живая мумия…

        За Ташшей пришли на закате.
        Женщина-змея сквозь дрему заслышала металлический лязг отпираемого запора, деревянный стук отворяемой двери, повернулась на топчане, рассматривая того; точнее - тех, кто проник в её комнату.
        Вошедших было двое. Они близоруко щурились, тщась рассмотреть что-нибудь в полумраке кельи после яркого света коридора, наконец, один из вошедших вынул что-то из кармана, в его руке возник яркий свет.
        - А-а! Вот ты где! - протянул один из вошедших. - А мы уж думали - не сбежала ли наша предсказательница?! - по его лицу пробежала легкая улыбка. - Пойдем! Тебя уже ждут!
        - Куда? К Правителю?
        - Куда нужно, туда и пойдешь!
        В его голосе совершенно не было угрожающих ноток. Однако Ташша мгновенно насторожилась. Было что-то в поведении этого разговорчивого незнакомца что-то такое, от чего у неё по спине побежали "мурашки" страха.
        Неестественная, не подходящая к месту и времени любезность? Или жесты - не работника, не воина, а… кого? Чем, собственно, занимался тот, кого Правитель прислал в её комнату на закате?
        Ведунья потянулась к бутылям с водой, предположив, что её намереваются перевести в другое, более комфортное помещение. Но второй змеечеловек, могучий, молчаливый и неподвижный, словно глыба, жестом руки запретил ей делать это.
        - Там, куда мы пойдем, воды - достаточно! - равнодушно пояснил он.
        Вели Ташшу долго и все время - вниз.
        Коридоры менялись на лестницы и пологие пандусы, те, в свою очередь - на другие коридоры.
        То, что Ведунью вели не в зал для аудиенций, Ташша поняла довольно скоро. Но - куда?
        - Сюда! - твердо сказал "разговорчивый". - Думаю, эта пы… помещение ей будет в самый раз!
        Заскрипела тяжеленная, окованная толстыми железными полосами дверь. Освещения в комнате не было. Из черноты на Ташшу дохнуло запахом сгоревшего угля, густо смешанного с запахом горелого мяса.
        - Входи! - приказали Ведунье.
        - Не могу!
        - Почему?
        - Там ничего не видно!
        - А… вот оно в чем дело! Ну, это поправимо! - мужчина-змей коснулся выступа с внутренней стороны двери; пространство перед Ведуньей залилось интенсивным светом.
        Несколько молочных шаров, выросших из стены, словно плесенные грибы, ярко осветили комнату…
        Мощное кресло, окованное стальными полосами, со всех сторон окружали столы и стеллажи, на которых лежали и висели различные приспособления, напоминающие клешни, ножи, пилы…
        Это была пыточная.
        - Проходи! - повторил "приглашение" уже "молчаливый". Ташша заметила, как заметно ожили его глаза, как убыстрились движения… Эта комната… Она была его. Его страстью, его наслаждением, его удовольствием.
        - Палач! - подсказал симбиот, заметив затруднения Ведуньи с определением профессии того, кто весь путь прошагал за их спиной, не проронив ни слова.
        Ташша посмотрела в пустые глаза "разговорчивого", спокойно шагнула за порог пыточной.
        - Садись! - грубо сказал палач, толкнув Ташшу в сторону "кресла". - Это место для шпионов и лазутчиков!
        - Не могу! - все так же спокойно возразила Ведунья.
        - Боишься? Понимаешь, что тебя ждет?
        - Нет, не боюсь! Это кресло - не для меня!
        - Садись!
        - Если я сяду в него, то там самым признаюсь, что являюсь или шпионом, или лазутчиком! А это не так! Я - Ведунья! Простая Ведунья, и больше ничего! Вы можете посадить в кресло силой, но сама, добровольно я не сяду в него никогда!
        Мужчины-змеи переглянулись. Они подхватили Ташшу за руки и вдавили в окованное сталью кресло.
        - Так - хорошо? - "елейным" голосом спросил "разговорчивый"
        - Да, нормально! - Ташша была спокойна, как никогда. - Итак, все-таки, о чем вы хотели у меня спросить?
        - А ты - наглючка, старуха! - подал голос "молчаливый". - Но - ничего! Эта комната обламывала и не таких, как ты! И не таких! - Ташша заметила, что в его пальцах появился небольшой тремор - его руки дрожали от нетерпения.
        - Хорошо! Задавайте ваши вопросы! Попробую понять, в чем причина столь резкой перемены ко мне со стороны нашего Правителя!
        "Разговорчивый" едва заметно шевельнул головой, словно хотел согнать муху, присевшую ему на загривок и своими острыми лапками царапающую ему шею.
        - Ах, вот оно в чем дело! - улыбнулась Ташша. - Правитель, оказывается, не в курсе, что вы тут со мной "беседуете"? Тогда чья же это инициатива? Ваша? Или кого-то повыше?
        - Повыше! - выдавил из себя "разговорчивый", даже не пытающийся скрыть, что поражен, как быстро Ведунья его "расколола". - Хотя лично для тебя это уже не имеет никакого значения! У нас приказ!
        - И - какой же? Убить меня медленно и с наслаждением? - кивок в сторону молчаливого любителя пыток.
        "Разговорчивого" заметно передернуло. Однако он держался.
        - У меня - приказ! - упрямо повторил он. - И не мне его обсуждать! А те, кто наверху, пусть они сами между собой разбираются!
        - Ты слишком много говоришь! - неожиданно раздался из-за спины палача чей-то властный голос. Все трое вздрогнули. - Смотри, будешь много болтать, очень скоро сам окажешься в этом замечательном кресле!
        Чья-то сильная рука отодвинула в сторону любителя пил и щипцов, вперед шагнул Гвардеец, за ним - мужчина-змей, в одеянии, которое не оставляло никакого сомнения в том, что его обладатель - один из высокопоставленных змеелюдей Шаа.
        Самых высокопоставленных.
        Ташша напрягла память и вспомнила, что уже видела его сегодня - в группе приближенных - тех, кто стоял за спиной Правителя во время "битвы экстрасенсов".
        - Не хочет разговаривать? - обладатель властного голоса прошел вперед, встал посреди комнаты, широко расставив ноги. - Кресло ей не нравиться?! Тащите её сюда, подвешивайте на крюк и разводите снизу костер!
        Мужчины-змеи выдернули Ташшу из кресла, заломили руки, перевязали их колючей веревкой, зацепили узел крюком… Палач ухватился за другой конец веревке, сильно дернул её на себя. Ведунья взлетела вверх, как пушинка.
        - Я не буду с вами разговаривать ни о чем! - прохрипела Ташша. - Меня нанял Правитель, а не вы, и я теперь нахожусь под его защитой!
        - А вот мы это и посмотрим! - усмехнулся сановный змеечеловек. - Эй, кто там? Попросите Правителя прийти в пыточную! У нас для него сюрприз!
        Молчаливый любитель истязаний переглянулся с "разговорчивым", они о чем-то коротко переговорили, буквально - обменялись парой фраз. После чего палач привязал веревку к мощному стальному крюку, вбитому между блоков, а сам занялся разведением костра у ног Ведуньи.
        Костер вскоре весело задымил, стреляя искорками, к ногам Ведуньи потянулись пока еще невысокие светлые языки пламени. Ташша поджала ноги, но её слабые мышцы живота не могли слишком долго сопротивляться весу её ног, и довольно скоро её ступни лизнул один из языков пламени костерка, сноровисто разложенного "молчаливым" точно в том месте, куда должны били опуститься ноги Ведуньи.
        У палача явственно чувствовался большой опыт в подобных делах…
        Для Ташши и симбиота запахло жаренным - в обоих смыслах этого слова.
        Правителя не было довольно долго. У Ведуньи начали обгорать подошвы ног, кончики пальцев… Ташша (не без помощи симбиота) уже заподозрила, что просьба пригласить Правителя - обычный трюк, нацеленный на слом воли пытаемого, однако они ошиблись.
        Примерно через полчаса, показавшиеся женщине-змее целой вечностью, в проеме двери пыточной возникла знакомая фигура Правителя.
        - Что здесь происходит? - жестко спросил он у "разговорчивого", в одно мгновение рассмотрел Ташшу, костер под её ногами, ступни, покрывшиеся волдырями…
        - Мы нашли инопланетную шпионку! - мягко ответил "сановный", выходя из-за спины палача. - Она уже во всем призналась… Сейчас мы выясняем подробности!
        - Ты, как всегда, очень быстр в своих решениях, брат! - ответил Правитель, повернувшись спиной к женщине-змее. - Мне очень приятно, что ты так заботишься о благе своего младшего брата!
        По лицу "сановного" пробежала едва заметная гримаса.
        - Так в чем именно призналась эта безобидная старуха?
        - В том, что она - шпионка того Правителя, чьих детей мы держим у себя в заложниках! Ты не хуже меня помнишь, что мы получили от нашего информатора сигнал о том, что на нашу планету заброшены разведчики и шпионы враждебного государства с целью уничтожить тебя, меня и даже Шаа…
        - Разумеется, помню! Именно я и сообщил тебе эту сверхсекретную информацию! Которая почему-то очень скоро перестала быть секретной!
        По лицу брата Повелителя вновь пробежала гримаса, словно он нечаянно накололся на шип колючего кустарника.
        - Да, но благодаря этому мы поймали и изобличили несколько опаснейших врагов! Они все казнены! Теперь нашим планам ничто не угрожает! Кроме вот этой самой шпионки, выдающей себя за Ведунью!
        - Понятно! Но ты не ответил мне на прямой вопрос - в чем конкретно призналась эта пожилая женщина? В том, что она - шпионка? Но под руками твоего костолома любой, даже я, легко признаемся в том, что он - шпион из другой звездной системы, направленный сюда затем, чтобы уничтожить Шаа вместе с его жителями! Что именно она сказала? Кто её сюда забросил? Как? Какое у неё задание? Как она намеревалась его выполнять?
        - Мы только начали процесс! Ты, если хочешь, можешь его продолжить и во всем убедиться сам!
        Правитель повернулся к Ташше, пристально посмотрел в её лицо.
        - Шпионка, говоришь? Или, все-таки - нет? Скажи мне, как ты узнала, что у нас есть заложники из другого мира?
        - Я расскажу! - сказала Ташша. - Все расскажу! Только спустите меня вниз, или хотя бы погасите костер!
        - Нет! Нет! - решительно ответил Правитель. - Может быть, прав мой брат, а я ошибаюсь! Говори сейчас!
        - Хорошо… - прошипела Ташша. - Когда ты взял в руки чашу с водой, жидкости передалась та тревога, которая гнездится в тебе! Я посмотрела причину твоей тревоги в информации, отразившейся в воде и поняла, что на вызвана состоянием двух незнакомых мне существ - побольше и поменьше. Они очень плохо выглядят, и ты думаешь, что они скоро умрут. Но со смертью этих существ ты теряешь что-то важное для тебя!
        - Ну, хорошо! - смягчился Правитель. - Похоже, подтверждается, что ты - действительно, Ведунья, а не чужеродная шпионка. - Но тогда расскажи мне, знахарка, как именно ты получаешь информацию обо мне, обо всех, о тех событиях, которые были, есть, или грядут?
        - Вопрос очень непростой, и рассказывать о нем - долго! Я боюсь, не доживу до того момента, когда смогу рассказать тебе все, что мне известно о том, как мы, Ведуньи получаем информацию! Мое сердце не выдержит такой боли! Прикажи погасить костер и спустить меня вниз!
        Правитель внимательно глянул в глаза Ташше, остро глянул на палача…
        "Молчаливый" подошел, неторопливо затоптал костер, отошел обратно в угол.
        - Рассказывай! Но если ты мне солжешь, костер под твоими ногами появится снова!
        - Хорошо, Повелитель! Я все поняла!
        - Итак…
        - Представь себе, что нашу планету со всех сторон окружает невидимое прозрачное облачко. Мы его не видим, но оно - есть! Это облачко мы называем - единое энергоинформационное поле Шаа. То есть это - энергия, и это - информация. Информация обо всем, что происходило, происходит или произойдет в нашем мире. Почему? Потому что в этом поле отсутствует понятие времени. Точнее, оно течет в обе стороны…
        - Ну, а как ты получаешь из него нужную тебе информацию? Черпаешь ковшиком? И где тогда этот ковшик?
        - Никакого ковшика нет! Все происходит совсем не так.
        - А как?
        - Любой змеечеловек - это тоже энергия и информация. И также, как и у Шаа, у каждого змеечеловека существует его собственное, личное энергоинформационное поле. Разумеется, оно не столь обширное, как у Шаа, но оно есть. И если установить канал между энергоинформационным полем змеечеловека и энергоинформационным полем Шаа, первый сможет получать информацию из второго. И наоборот.
        - Если может, почему - не получает? Почему наш мир не наполнен такими, как ты?
        - Потому что у подавляющего большинства змеелюдей этот канал закрыт!
        - И что нужно, чтобы он открылся?
        - Нужна инициация!
        - Что это такое?
        - Открытие канала в энергоинформационное поле Шаа. Приведение к нужным параметрам энергоинформационного поля змеечеловека. Это длительный процесс. И далеко не все могут его сделать!
        - В каком смысле - сделать?
        - В том, что для того, чтобы кто-то получил инициацию, нужно, чтобы кто-то её произвел.
        - У тебя это есть?
        - Да, я была инициирована своей покойной родственницей в очень юном возрасте. Можно сказать, что со своими способностями я живу всегда.
        - А все Ведуньи одинаково сильны?
        - Нет! Сила знахарки, как ты называешь наши способности, зависит от ширины канала.
        - Ты можешь произвести инициацию?
        - Нет, не могу! Всевышний не дал мне этих способностей!
        - Тогда ответь мне еще на один вопрос: какую роль в твоих…ммм… делах играет вода?
        - Вода является идеальным передатчиком и хранилищем информации! Вода помнит все!
        Правитель замолчал, выразительно посмотрел на своего брата. Тот немного поколебался, но отдал приказ снять Ташшу с крюка.
        - Можешь быть свободна! - сказал брат Правителя Ведунье. - Иди, куда хочешь!
        Ташша попыталась встать, но не смогла - наступить на обожженные ноги было невозможно. Боль была просто адская.
        - Я нанята Правителем! - прохрипела женщина-змея. - И буду ему служить, не взирая на состояние моего здоровья!
        Правитель улыбнулся одними уголками глаз, сказал ближайшему ратнику:
        - Отнесите её обратно в комнату! Нет, постойте! Обратно - не нужно! А то опять кто-нибудь захочет испытать её на верность мне! Поселите её рядом с моими покоями! Да, в том комнате, в которой раньше жил мой брат! - Ташша краешком глаза заметила, что родич Правителя резко отвернулся к стене, чтобы скрыть свое недовольство решением правителя. - И дайте что-нибудь от ожогов! Эта старуха мне еще понадобится!


        Ташша провалялась в постели всего два дня. И вовсе не потому, что так хороша была чудодейственная мазь, которую нанес на раны Ведуньи личный лекарь Правителя. Если бы Ташша полагалась только на снадобье, она не смогла бы стать на ноги еще два-три дня.
        А время было дорого.
        Если "картинка", которую Сашка с помощью Ведуньи увидел в голове правителя, не врала, то Маяла и Александр долго не протянут, они уже давным-давно находятся на грани гибели от голода. Чтобы их спасти от дистрофии и от смерти, нужно было что-то предпринимать, и как можно скорее.
        Но - что?
        Однако, посоветовавшись со все время торопившим её симбиотом, Ташша все же решила не форсировать события, ибо, по его мнению, первой и естественной реакцией инопланетного шпиона обязательно стало бы какое-нибудь действие, направленное на контакт с заложниками.
        Сейчас, когда цель была уже близка, важно было сохранить хладнокровие, не допустить осечки, мелкого прокола, вроде вопроса о заложниках.
        И Ташша ждала…
        Ожидать, когда кто-нибудь из высокопоставленных змеелюдей Шаа первым заговорит с ней о Маяле и её ребенке, к счастью, пришлось недолго.
        Уже на третий день её добровольно-принудительного лечения-заточения к ней явился сам Правитель и без обиняков спросил, готова ли она помогать ему в его делах?
        Ведунья ответила незамедлительным согласием, но с оговоркой - если это в её силах. Правитель усмехнулся и сказал, что то, что предстоит сделать ей, по силам даже такой древней старухе, как она.
        Он щелкнул пальцами и пред Ташшей немедленно предстали двое ратников, без оружия. Правитель подбородком указал на Ведунью; воины подхватили Ташшу под руки и под ноги и куда-то быстро понесли.
        Правитель поспешил следом.
        Шли; точнее даже - бежали - они недолго. Вскоре Гвардейцы замедлили темп движения, дождались, когда их нагонит Правитель, и только после этого остановились перед незаметной дверью, плотно прикрывающей скромных размеров проем в стене. Если не знаешь, что здесь - дверь, никогда не обратишь внимания на это место стены коридора.
        Мужчина-змей кивнул ратникам. Они поставили Ташшу на пол (Ведунья едва не закричала от боли, пронзившей её ноги и тело), так же быстро удалились куда-то.
        Правитель незаметно, как ему показалось, осмотрелся по сторонам. Коридор, ведущий к его покоям в обе стороны, был девственно чист.
        Правитель снял с шеи небольшой ключ, аккуратно вставил его в незаметное тонкое отверстие в двери, четырежды повернул…
        Дверь медленно провалилась внутрь.
        - Заходи! - яростным шепотом приказал он Ташше, даже не взглянув на её исказившееся лицо. Ведунья проковыляла в портал, следом прошмыгнул Правитель; быстро закрыл за собой дверь.
        - Я сейчас хочу открыть тебе одну из самых больших тайн нашего мира! - шепотом сказал он. - Ты правильно сказал - действительно, у меня в заложниках - два существа Правителя одного враждебного нам мира. Самка и её детеныш. То, что заложники у нас есть, знают многие. Но где именно они содержатся, знают только самые доверенные! Понимаешь, о чем я говорю?
        - Я благодарю тебя, властелин, за оказанную честь…
        - Постой! - перебил её Правитель. - Потом поблагодаришь! Сначала - о деле! По причинам, о которых я тебе говорить пока ничего не стану, эти двое мне очень нужны! Очень! И нужны живыми! И, как ты правильно заметила, они очень плохо выглядят. Думаю, со здоровьем у них - еще хуже…
        - Ну, и что требуется от меня? Я должна сделать предсказание о том, когда именно они умрут?
        Правитель поморщился.
        - Нет! Не это! Мне нужно, чтобы они выжили! Они мне, повторяю, очень нужны! По крайней мере, ближайшие несколько месяцев. А потом… Впрочем, это неважно…
        - И как старая предсказательница может помочь столь могущественному Правителю?
        - Для начала нужно установить контакт! Мы не понимаем, чего они хотят!
        - А разве вы не знаете их языка?
        - Знаем! Но у них, как оказалось, не один язык общения, а несколько! И та речь, на которой говорит эта самка, нам неизвестна! Мы не понимаем её, она не понимает нас! Поэтому, твоя первая задача - научится понимать её! Ты - женщина, она - тоже! У вас двоих обязательно должно получиться!
        - Хорошо! Язык я выучу!
        - Ты так уверена?
        - Конечно! Если я не понимаю чьих-то слов, это не значит, что я не понимаю их желаний! Я же Ведунья, в конце концов!
        - Ну, в принципе… Логично! Тогда сразу - задача номер два! Мы кормим наших заложников! Но… Они не едят! Мы не знаем, что им нужно давать, чтобы они могли кушать! Пробовали многое, но они пока едят только хлебные лепешки и воду, и то… Не часто, так скажем… очень нечасто…
        - Что-то еще?
        - Да! Детеныш, как мне видится, в последнее время часто болеет. Хорошо бы его чем-то полечить! То есть нужно найти лекарство, которое его вылечит! Для начала, я думаю, этого достаточно!
        - Когда приступать?
        - Как - когда? Ты уже приступила! То есть сейчас, немедленно! Мы сейчас пройдем вперед, и я тебя познакомлю с ними! Только не трусь! Они такие… безобразные и уродливые! С непривычки можешь перепугаться! - он шагнул вперед, отворил еще одну дверь…
        В нос Ташше ударил тяжелый запах гниющего белья, испражнений, чего-то еще, в чем содержалось много аммиака… Эти самка и самец явно не дружили с гигиеной…
        - Ты выводы раньше времени делать не спеши! - вспылили в её душе симбиот. - Посмотри сначала, что, да как… Ты тоже, совсем недавно пахла ой-ей-ей как!
        Женщина-змея ничего не ответила, только мысленно чертыхнулась, двинулась вслед за Правителем…

… На грязном топчане, застеленном ни разу не стираными тряпками, лежали двое. Изможденное белокожее существо с тонкими светлыми нитями на голове, завернутое в серую хламиду и её детеныш - такой же, как и его мать, только маленький и почти безволосый.
        - О, боже! - мысленно воскликнула Ташша. - Оказывается, наяву вы гораздо уродливее, чем в твоих "картинках"!
        - Посмотрел бы я на тебя, если бы ты прожила впроголодь месяца три-четыре! - не утерпел симбиот. - Что касается красоты или уродства, то каждому - свое! На мой взгляд, эта девушка - самая красивая из тех, каких я когда-либо видел!
        - Ну, что? - Правитель незаметно подошел сбоку и не дал Ташше возможность завершить её спор с симбиотом. - Как тебе наши уродцы?
        - Уродцы, как уродцы! - спокойно ответила Ведунья. - Я, правда, представляла себе их несколько иначе… Но что есть - то есть! Будем работать с тем, что имеем!
        - А ты молодец! Не испугалась! С чего хочешь начать?
        - С чего? Я не привыкла работать в грязи! Противно, знаешь ли… Ты можешь приказать вымыть здесь все, поменять это вонючее и гнилое белье, их одежду? А заодно… Хм… А почему бы и нет? Прикажи помыть заодно и этих, как их? Уж больно они вонючи! Не находишь?
        - Хм… Скорее - да, чем нет! Об этом я как-то даже и не думал! Но если мы начнем носить сюда воду, то рассекретим их местонахождение!
        - А что сказал, что вода - она - им? Вода - мне! Ты поселил меня, капризную старую ведьму в этих комнатах и я прошу принести мне воды. Да побольше!
        - А в честь чего я должен потакать капризам старой ведьмы?
        - Да хоть с чего! Нравлюсь я тебе! Предсказание хорошее сделала! Про памятник! Этого недостаточно?
        Правитель захохотал, кинул, ушел куда-то, очень довольный чем-то.
        Через несколько минут в комнаты пленницы доставили большой деревянный чан. Ташша приняла его у двери, с трудом затянула его внутрь, сильно припадая на обе ноги.
        Заложница неохотно открыла глаза на звуки, начавшие раздаваться в её комнате, с некоторым удивлением обнаружила посреди комнаты средних размеров деревянную емкость, в которую незнакомая небольшая серокожая змея с видимой натугой, сильно хромая на обе ноги, таскала воду…
        Чан наполнился наполовину довольно скоро.
        Ташша подошла к бадье, потрогала воду.
        - Холодная! - немедленно отреагировал симбиот. - Застудишь малыша!
        - А что делать?
        - Скажи, чтобы принесли два ведра горячей воды! Нужно, чтобы вода в бадье была такой же, как та, когда ты купалась в горячем озере! Помнишь?
        - Еще бы! Конечно!
        Ратник у двери с непониманием и раздражением выслушал просьбу явно ненормальной старухи, однако, встретившись с её глазами, счел за благо не перечить…
        Ташша вылила сначала одно ведро, потом - половинку второго…
        - Во! В самый раз! - симбиот остался доволен. - Теперь надо их как-то уговорить принять ванну!
        Маяла долго не могла понять, чего именно хочет от неё эта непонятно откуда взявшаяся змея, но жесты и суетливые "хромые" ковыляния Ташши от топчана к бадье и обратно сделали свое дело. Девушка с трудом поднялась, с еще большим трудом взяла на руки малыша, медленно пошла к чану.
        Она коснулась воды рукой, посмотрела на Ташшу. Кажется, в её лице впервые отразилось что-то, похожее на эмоцию - удивление.
        Она распеленала ребенка, осторожно опустила его в воду. Малыш заплакал, но вскоре успокоился… Маяла усадила его у краешка бадьи, ни на секунду не выпуская его из своего поля зрения, разделась сама, медленно перебралась через невысокий край чана.
        Симбиот едва слышно выматерился. Принцесса Великой Империи выглядела так, словно кто-то нарочно решил сделать из неё мумифицированное пособие по анатомии человека - настолько она была худа и измождена.
        Она села на дно бадьи, Сашка глазами Ведуньи увидел кожу, глубоко врезавшуюся между ребрами, остро выпирающие кости таза, торчащие, обтянутые тонкой кожей скулы, пустые мешочки грудей…
        Маяла немного посидела, привыкая к теплу и отдыхая от непосильных для неё движений, потом медленно и осторожно стала мыть сынишку…
        - Надо их покормить! Срочно! - такой ярости в мыслеформах симбиота Ташша не видела никогда.
        - Не ори! - осадила его Ведунья. - Сама вижу! Слава Божественному Змею, что мы успели вовремя! Еще немного и она… они… Думаю, ты меня понял…
        - Понял! Так как насчет еды?
        - Пусть сначала помоются! Потом - белье, одежда! Следующий шаг - еда!
        - А почему не наоборот?
        - Поверь, я хорошо знаю менталитет змеелюдей. К чистому и опрятному существу отношение совсем не такое, как к грязному и вонючему! А у вас разве не так?
        - Да так… Тоже так… - неохотно признался симбиот. - Одно непонятно пока - чем же их кормят, что они так исхудали?
        - А вот скоро и узнаем!
        "Кормили" заложников хлебными лепешками и водой.
        Только эти два "блюда" увидела Ташша на небольшом деревянном подносе, который принесли по её просьбе и приказу Правителя.
        - И что? Это - всё? - искренне удивилась женщина-змея, с непониманием рассматривая обед из одного-единственного "блюда".
        - Они все равно ничего больше не едят! - слега виноватым голосом пояснил ратник, доставивший пищу. - Мы пробовали, но они ничего не едят. А то, что едят, у них выходит обратно!
        - А что именно давали?
        - Мясо! Свежие овощи! Личинки Так-Так! Да много чего…
        - Понятно! Можешь пока идти!
        Гвардеец поспешно удалился.
        - Ну, и чем ты предлагаешь их кормить? - поинтересовалась Ташша у симбиота, наблюдая, как пленница пытается прожевать и проглотить кусочек черствой хлебной лепешки.
        - Маялу и Сашу лучше всего, конечно, кормить той пищей, к которой они привыкли!
        - Это-то понятно! Но где её здесь взять? Где?!
        - Здесь - нигде! Но кто говорил, что пищу для заложников нужно добывать на Шаа? Кто? Я лично тебе ничего такого не говорил!
        - Да ты мне "лично" вообще ничего про еду для твоей девушки и её ребенка ничего не говорил! Так что не "наезжай" без дела! Говори, что опять надумал!
        - А что тут думать!? Нужно, чтобы еду для них доставили с планеты, где они жили до этого!
        - И как ты себе это представляешь? Гнать космический корабль за обедами для твоей возлюбленной?
        - Вообще-то я не это имел в виду!
        - Если не это, тогда - что?
        - Нужно дать сигнал папаше этой девушки и еду для Маялы доставят очень скоро! Пусть он гонит свой корабль, если ему дорога жизнь его дочери и внука!
        - Хм-м… А ты - не дурак, как я посмотрю! (Сашка мысленно поморщился, но "шпильку" про дурака "проглотил") Идея, в принципе, неплохая! Не знаю пока, как к ней отнесется Правитель, но лично мне она нравится! Ну, хорошо! С Правителем я поговорю! Скажу, что мне было видение и все такое… А чем кормить их сейчас; то время, пока корабль не доставил для них пищу?
        - Чем… Чем… - симбиот надолго задумался. Ташша попыталась "прочесть" мыслеформы, мелькающие в его душе, но не смогла - слишком уж быстрыми и расплывчатыми были образы.
        Оставалось ждать.
        - Вот что! - "проснулся" Сашка. - А пчелы в вашем мире есть?
        - Что это такое?
        - Это насекомые, которые собирают нектар с цветов и вырабатывают из нектара мед. Другими словами, мед в вашем мире имеется?
        Ташша увидела очень четкую мыслеформу, в которой симбиот стремился показать, что такое мед, как он выглядит и в чем заключаются его полезные свойства. Но Ведунья уже все поняла.
        - Мед в нашем мире есть! - ответила она. - Только добывают его не летающие насекомые, а ползающие. Ну, типа ваших муравьев, или термитов. Но…
        - Что - но?
        - Мед очень редок! И очень ценен - из-за своих лечебных свойств!
        - Ценен - насколько?
        - Небольшой горшочек продукта, о котором мы говорим, стоит примерно столько же, сколько стоит Матш, которого мы купили в долине города Акашш!
        - Другими словами, за горшочек меда придется заплатить все деньги, которые остались у Аушши?
        - Нет! Моих денег хватит только на две трети, или на половину! Зависит от того, где покупать, у кого и в какое время года! Сейчас цена на мед - небольшая. Но к весне… Она вырастет до небес!
        - Ну, надеюсь к этому времени вопрос с питанием заложников все-таки решиться!
        - Надеюсь! Значит, ты предлагаешь забрать у Аушши все мои деньги и оставить её без средств к существованию?
        Сашка задумался. Такое в его планы тоже не входило. Нужен был компромиссный вариант. И он его нашел.
        - Не нужно покупать большую емкость меда! Возьми какую-то часть денег у девушки и потрать их на мед! А остальные пусть пока останутся у неё!
        - А если не хватит?
        - Ну… Попросим у Правителя! Когда он увидит и поймет, что мед заложникам помогает, сам раскошелиться!
        Ташша подошла к двери, тихонько стукнула по ней.
        Моментально явился все тот же доверенный Гвардеец, одними глазами поинтересовался, чего нужно Ведунье.
        - Нужно купить небольшой горшок меда! - шепотом пояснила она воину. - Немедленно! Лучше - прямо сейчас!
        - Мне Правитель начет меда никаких указаний не давал!
        - Не давал, так даст! И потом - почему Правитель должен заниматься такими вопросами, как мелкие прихоти старой глупой старухи? Почему, я спрашиваю?
        Гвардеец промолчал.
        - Вот и я думаю, что - не должен!
        - А деньги? Где взять деньги? У тебя есть деньги на твои прихоти?
        - Деньги - есть! Но они не здесь, не в Замке!
        - А где?
        - Они у моей помощницы по имени Аушша. Она сейчас находится на постоялом дворе! - Ташша назвала, где именно.
        - И ты хочешь, чтобы я пошел к этой, как её, Аушше, взял у неё деньги купил тебе мед?
        - Верно! Только не забудь - мед мне нужен сегодня!
        - Хорошо! Я ничего не обещаю, но если начальство будет не против, я схожу за деньгами прямо сейчас!
        - Иди! Спрашивай! Но помни - я умею добиваться того, чего хочу! И если…
        - Я - понял! Я все понял! Видел, как ты там, на площади…
        - Что - на площади?!
        - Всех обманула, перехитрила, чтобы добраться до помоста! Скажешь, как ты догадалась насчет меча и кубов? Кто информацию слил?
        Ташша на мгновение задумалась…
        - А-а-а! Вот оно в чем дело! Так, значит, с мечом Правителя - это был ты?! Думаешь, мне кто-то подсказал про тебя?
        Гвардеец неприязненно глянул в лаза Ташше, буркнул что-то неразборчивое, заспешил к двери…
        Ведунья вернулась в комнату.
        Девушка уже завершила "трапезу", вернулась на свою кровать и теперь сидела на ней, скрестив ноги. Её глаза бездумно смотрели в окно, рукой она прижимала к себе сынишку.
        Ведунья, сильно хромая, приблизились к ней, загородила собой окно…
        Маяла шевельнулась, наклонилась, пытаясь занять другое место на кровати, из которого окно было видно.
        Ташша вернулась к столу, подхватила деревянный поднос, вернулась к девушке.
        - Е-да! - медленно и внятно сказала она, покачивая блюдом. Девушка не отреагировала никак.
        - Е-да! Е-да! Е-да! - несколько раз повторила женщина-змея, кончиком пальца касаясь кусочка почти не тронутой хлебной лепешки.
        Маяла слегка оживилась. В её глазах появился огонек интереса.
        - Е-да! - практически без акцента повторила она слово, услышанное ею из горла женщины-змеи.
        Ташша удовлетворенно кивнула, приглашающим жестом показала сначала на хлеб, потом - на уста девушки.
        Маяла поняла.
        - Хлеб! - сказала она. - Пища!
        - Она сказала два разных слова! - подсказал симбиот. - Первое слово - это хлеб, второе - пища! Попробуй повторить!
        - Я не знаю, смогу ли… Все так непривычно и сложно!
        - А ты попробуй! Я же здесь! Если что - подскажу, поправлю!
        - Ну, еще бы! Куда же ты от меня денешься! - попыталась сбросить возникшее напряжение Ташша. - Хорошо! Только, чур - не смеяться!
        Ташша произнесла по очереди услышанные ею слова.
        Сашка не засмеялся. Засмеялась… Маяла.
        Точнее - улыбнулась - одними губами.
        - Что, так смешно? - грустно поинтересовалась Ташша у симбиота.
        - Нет, не смешно! - Сашка давно не лгал так убедительно. - Просто тебе нужно немного потренироваться, и у тебя все получиться! Главное - ты не сдавайся после первой же неудачи!
        Ведунья вздохнула, набрала в легкие воздуха, несколько раз повторила слова, произнесенные дочерью Великого Императора. Примерно после тридцатого, или сорокового раза в глазах Маялы появился легкий интерес узнавания звуков, с натужным хрипом вылетающих их горла женщины-змеи. Она кивнула, коснулась себя рукой, певуче произнесла:
        - Маяла! Маяла!
        - Ну, это я давно знаю! - спокойно ответила её женщина-змея. - И даже смогу, наверное, произнести твое имя! А вот попробуй ты - мое! Ташша! Ташша! - выразительно прошипела она, коснувшись своей груди.
        - Ташша! - к невыразимому удивлению Ведуньи, практически идеально произнесла заложница.
        - Да кто она такая? - немедленно поинтересовалась женщина-змея у симбиота. - Почему она так быстро все усваивает? Она же начнет говорить на змеином языке раньше, чем я - на вашем! Вы - все такие?
        - Кто она такая, я уже тебе много раз говорил; повторять не стану. А выдающиеся лингвистические способности - это её отличительная особенность! Таких, как она, в нашем мире больше нет!
        - Понятно! Продолжим урок?
        - А почему - нет? Пока у неё есть силы и желание, нужно двигаться дальше! Если к исходу дня она сможет понять хотя бы часть того, что ты ей говоришь, это будет просто класс!
        Урок языка змеелюдей продолжился.
        Все происходило по той же схеме: Ташша называет слово, Маяла его повторяет несколько раз, произносит его значение на своем языке…
        Примерно через полтора часа Маяла сказала:
        - Ну, все! Я устала! Сил больше нет! На сегодня - все! Надеюсь, это понятно?
        Сашка быстро перевел её тираду Ведунье, порекомендовал ей несколько раз повторить последнее слово.
        Маяла с легким удивлением выслушала её шипение, в котором угадывалось слово "понятно", с горечью произнесла:
        - Ты, наверное, очень хорошая змейка! Спасибо тебе за все! Но вряд ли твой труд увенчается успехом! Мы все равно скоро умрем! - она медленно легла на кровать, лицом к стене…
        - Перевести? - спросил Сашка.
        - Не надо! - ответила Ташша. - Я её поняла!
        Вернулся ратник. Он как-то странно - затравленно и неприязненно - глянул на Ведунью, передал ей довольно большой и увесистый керамический горшок, более чем наполовину наполненный медом - серой тягучей субстанцией с характерным "медовым" запахом.
        - Сначала сама попробуй! - посоветовал Ташше симбиот. - А то вдруг…
        - Да уж не дурнее Матша! - мысленно "обрезала" его Ташша, кончиком ногтя цепляя зернистый продукт. Она поднесла его ко рту, поиграла язычком, проверяя, каков продукт на запах.
        Запах был отменным.
        Тогда Ташша отправила комочек меда себе в рот, стала ждать, когда он растает… Вкус также был превосходным.
        - Где ты его взял? - остро глянув на воина, спросила Ведунья.
        Тот опустил глаза. Ташша приблизились, коснулась его запястья…
        На её "внутреннем" "экране" замелькали картинки… Она увидела, как ратник направляется к… брату Правителя, как тот выслушивает Гвардейца, как тот кого-то вызывает и вскоре в руках брата Правителя оказывается та самая керамическая емкость, какую он только что передал Ташше…
        - Все ничего! - думала Ведунья. - Но зачем он ходил не к Правителю, а к его брату? И почему он не пошел за деньгами к Аушше?
        Гвардеец ничего не ответил. Не проронив ни слова, он развернулся и молча пошел к двери, всем своим видом демонстрируя, что не обязан отвечать ни на какие вопросы полусумасшедшей старухи-ведуньи.
        - Моё мнение - интересно? - поинтересовался симбиот.
        - Интересно! Говори!
        - То, что он не пошел за деньгами, это, в общем-то, правильно! Проявление курьера из Замка с любой просьбой может быть неким условным знаком!
        - Для чего?
        - Да для чего угодно!
        - А брат?
        - Брат… Брат… Чую я, что казачок-то засланный!
        - Поясни!
        - Этот солдатик - как у нас на родине говорят - двойной агент! То есть работает на одного брата, а информацию сливает другому!
        - Поэтому-то он и не пошел к Правителю за медом?
        - Да, возможно и поэтому!
        - А нам что сейчас делать?
        - Нам? Сейчас - кормить ребенка и его маму, Маялу! Надеюсь, мед они кушать будут! Это хоть как-то поддержит их силы! И нужно добиваться того, чтобы Правитель разрешил привести для них продукты! Иначе они умрут! И никакой мед их не спасет!
        - А разве нельзя просто вывезти отсюда, спасти Маялу и её сынишку? Ведь, кажется, именно это ты намеревался сделать, когда мы "познакомились"?
        - Ну… В принципе… Если узнать, где корабль, и пробраться в него… Появиться шанс… Можно попытаться выкрасть девушку и её ребенка. Однако это не решит главную проблему - угрозу уничтожения звездной системы, в которой правит отец этой девушки! Какой смысл спасать Маялу и Александра, если завтра они все равно умрут - но уже от взрыва их центральной звезды?
        - А ты хитер, инопланетник! Очень хитер! Ты специально добился того, чтобы я собственными глазами увидела твою девушку и её ребенка?! Не говори мне ничего! Я все равно останусь при своем мнении! Теперь, когда я воочию убедилась, что ты мне не лгал и не лжешь, мне намного сложнее отказать тебе! Но я очень люблю нашего Правителя! Ты это понимаешь?
        - Понимаю! Но твоя любовь не стоит жизней нескольких десятком миллиардов разумных существ, таких, как эта девушка и её сынишка! Или ты не согласна?!
        - Не знаю… Я согласилась помогать тебе потому, что хотела только спасти твою девушку! А теперь оказывается, что для того, чтобы её вызволить отсюда, нужно убить моего властелина!
        - Что за ахинею ты несешь? Я лично никогда этого не говорил, и даже не думал так…
        - Думал… Думал…
        - Ну, хорошо! Пусть - думал! Но думать, и предпринимать какие-то конкретные действия - это вещи разные! У нас за мысли не наказывают! Наказывают за конкретные действия! А думать… Думать ты или я можем о чем угодно! Собственно, о чем мы спорим?! На самом деле - у меня нет цели убить, или не убить вашего Правителя! Задача - устранить угрозу, и - все!
        - Поясни!
        - Угроза - не в вашем руководителе! Она - в том оборудовании, которым он обладает! Если уничтожить, или вывести из строя оборудование, или пункт управления оным, угроза исчезнет! И поверь - это правильнее, чем убивать кого-либо!
        - Не понимаю? Почему? Логики не вижу!
        - А логика простая! Убьем этого Правителя, на его месте очень скоро появится другой, тот же старший брат, например! И церемониться уже не станет! Сразу врубит взрыватель звезд на полную мощность!
        - Откуда такая уверенность?
        - Да их с первого взгляда видно, какие они разные. Как говориться, и к бабке не ходи! Я тебе вообще крамольную мысль скажу…
        - Почему - крамольную?
        - Если мои командиры узнают, что я такое мог сказать, они меня в лучшем случае отстранят от выполнения задания!
        - А в худшем?
        - В худшем? Казнят!
        - За что?
        - За предательство, разумеется!
        - И в чем же крамольность твоей предательской мысли?
        - В том, что нам обоим не выгодна гибель молодого Правителя! То, что жителей Великой Империи пока еще не стерли с лица планет, на которых они обитают, заслуга, или "вина" - называй, как хочешь - вашего теперешнего Правителя! Думаю, его старший брат так церемониться не стал бы! И пока он жив, миру Маялы ничего не угрожает!
        - Парадокс в том, что я думаю примерно так же! Я не спрашиваю у тебя, откуда у тебя столь далеко идущие выводы! Меня интересует другое - информацию о брате Правителя ты получил откуда-то извне, или "скачал" из моей души?
        Симбиот долго не отвечал.
        Ташша чувствовала, как в нем борются желание сказать правду и желание выгородить себя.
        Победило первое.
        - Эту информацию я получил из твоей энергоинформационной матрицы сознания! - наконец, ответил инопланетник. - Мой ответ что-то меняет?
        - Кое-что меняет!
        - И что - именно?
        - У меня появляется больше оснований доверять тебе!
        - Почему?
        - У тебя нет внешнего источника информации! Ты мне не лжешь! И… наши души все сильнее сливаются в одно целое…
        - А вот это меня пугает больше всего!
        - Меня, если хочешь - тоже! Как делиться-то будем, когда все закончиться?
        - Не знаю… Если честно - даже не представляю! Меня предупреждали…
        - О чем?
        - О том, что я всю оставшуюся жизнь могу прожить в теле симбиота.
        - Тебя это сильно огорчает?
        - Да не слабо, если честно! Согласись - очень сложно находиться в теле, которое тебе не принадлежит, к тому же уже имеющем собственную душу!
        - Только на жалость давить не надо, да?! Думаешь, мне очень хорошо от того, что в моей душе все время сидит чей-то чужеродный мужской организм и все время комментирует мои мысли и мои действия?! Паче того - не просто комментирует, но и все время норовит влезть, вмешаться, переиначить на свой счет!
        - И какой вывод?
        - Вывод? Вывод - простой! Нужно добираться до аппаратуры, которая поджигает звезды, выключать её, или ломать - не знаю; что получится. И потом каждый - по свом телам!
        - Меня это, знаешь ли, тоже очень устроило бы!
        - Ну, вот и договорились! Ищем эти машины или пункт управления ими?
        - Да! Одно плохо - я даже не представляю, как они могут выглядеть!
        - А зачем я - старая глупая Ведунья? Не ручаюсь, что смогу понять, как действуют эти машины, но каков их внешний вид - эту информацию из Правителя я добуду! Клянусь! Главное - знать, что искать, и где!
        - Не нужно клятв! Добудь, и все! А там посмотрим! Как ты собираешься "скачать" "инфу" из Правителя? Насколько я понял, он не так-то прост, хорошо защищен от таких, как ты!
        - Согласна - защищен хорошо! И не только от таких, как я! Панцирь видел? На нем нанесены специальные знаки, символы, препятствующие вмешательству в структуру его личного энергоинформационного поля!
        - И что делать?
        - А ничего! Против непосредственного физического контакта двух тел защиты еще не придумано! Чтобы получить необходимую информацию, мне достаточно коснуться любой его открытой части тела. Например, руки…
        - Да, чего-то заговорились мы с тобой! - вернулся в "реальность" Сашка. - Так можно и неприятностей огрести. Хорошо, что никто нас с тобой сейчас не видит! Пока мы с тобой спорили, Маяла успела уснуть! И Саша - тоже! Как медом-то их кормить будем? Разбудим?
        - Нет! Пусть спят! А мед… Ничего с ним не случиться за то время, пока они спят!
        - Дай-то Бог! - не слишком уверенно ответил ей симбиот. - В этом мире, на этой планете возможно всё!
        Глава 9. Первая тайна Правителя

        - Что будем делать, если та аппаратура, с помощью которой ваши Правители взрывают звезды, находится не на Шаа или управляется не с корабля Правителя?
        Ташша скосила глаза на спящих заложников, ответила:
        - Не знаю… Я же говорила тебе уже - я попытаюсь выведать информацию средствами, доступными мне! Уже забыл?
        - Ничего я не забыл! Но я думаю шире - а вдруг у тебя не получится? Что тогда? Времени на поиски новых вариантов может и не оказаться!
        - И что ты предлагаешь?
        - Я предлагаю придумать запасной вариант, а лучше - несколько! На случай, если тебе не удастся получить достоверную информацию о месте нахождения секретной аппаратуры и способе, коим это оружие можно дезактивировать!
        - И что ты предлагаешь? У тебя есть уже какие-нибудь варианты?
        - Да варианты-то есть… Но без твоего согласия и деятельного участия, сама понимаешь… Все мои варианты - только гипотезы на грани бреда сивой кобылы.
        - Ну зачем же так сразу обижать старую женщину?! Ты говори, я выслушаю, а уж потом будем делать вывод - бред это, или не бред! Зачем ты решаешь за меня? Разве я мало тебе помогаю?
        - Хорошо… Извини, если чем-то обидел…
        - Ты посмотри-ка! Крутой Уокер готов извиняться!
        - Кто?! Что ты сказала? Откуда ты знаешь про Уокера?
        - Оттуда же, откуда знаю все остальное о тебе - из твоей души, разумеется!
        - Но… Я никогда не называл себя этим именем! Никогда! Да, мне нравится герой, которого играет мой любимый актер Чак Норрис, но чтобы я - и Уокер? Никогда!
        - Ты мне-то не ври, да? Скажи, сколько ты времени потратил, отрабатывая "вертушку"? Так и не получилось, кстати… И одевался ты не однажды так же, как и твой кумир…
        - Ну, хорошо… Хорошо! Но тогда - вопрос: как далеко ты проникла в мои мысли? И вообще - остались ли хоть какие-то тайны у меня от тебя?
        - Вопрос о проникновении - он взаимный! Чем глубже ты проникаешь в мою душу, тем, соответственно, глубже проникаю в твою - я! Что тебя не устраивает? У тебя от меня много секретов?
        - Да какие тут, нахрен, секреты?! Скоро ты обо мне будешь знать больше, чем я сам! Да Бог с ним! Я уже с этим практически смирился! Видимо, от этого никуда не деться! Меня беспокоит другое…
        - И что же?
        - Каждый из нас по мере взаимопроникновения теряет свою индивидуальность.
        - Не знаю… Не согласна!
        - А неважно - согласна ты со мной, или нет! Обрати внимание: мы уже начинаем путаться - где твои мысли, а где - мои!
        - И - что? Что из этого следует?
        - Следует то, что со временем мы перестанем быть отдельными личностями, а станем одним целым. Непонятно, правда, кем именно - человеком, или змеей! А может, и ни тем, и не другим! Чем-то средним между женщиной-змеей и мужчиной - звездным рекрутом!
        - Что за ахинею ты несешь? Я все равно с тобой не согласна!
        - И - что? Процесс-то идет, и идет интенсивно! И я еще раз хочу тебе сказать, что существует высокая вероятность того, что со временем наши души сольются настолько, что невозможно будет определить, где - ты, а где - я! Наши души не смогут разделить! Ты это понимаешь? Или нужно повторить?
        - Вот насчет сложности разделения наших душ - тут я, пожалуй, даже и соглашусь с тобой! Хорошо… Допустим, ты - прав! Выход - какой?
        - Форсировать завершение операции! Иначе мы рискуем остаток вечности провести вместе!
        - Остаток вечности? Звучит заманчиво! Значит, вы тоже считаете, что душа - бессмертна?
        - Хм… Знаешь, что? Давай о душе и вечности поговорим как-нибудь в другой раз? Когда решим возникшую проблему! И лучше, если каждый из нас при этом будет в своем собственном теле!
        - Ну, хорошо… Потом, так потом… Так что ты хотел сказать мне о том, как разузнать о месте нахождения секретной аппаратуры?
        - У нас обычно такого рода информация храниться, как правило, в рабочих кабинетах, которые, в свою очередь расположены в зданиях, специально предназначенных для сокрытия всевозможных тайн! Возможно, в вашем мире секретность блюдут не столь строго, как у нас. И все же, если бы удалось пробраться в рабочий кабинет Правителя и все там осмотреть, возможно, удалось бы найти какой-нибудь ключик к его тайнам.
        - Пробраться? Но - как? Я, как ты видишь, сквозь стены ходить не умею!
        - А зачем сквозь стены? В любых, даже самых секретных помещениях имеется дверь, а в двери - замок… К каждому замку должен быть ключ. И если удастся завладеть этим ключом, либо изготовить его копию, половину задачи можно считать выполненной.
        - Ты предлагаешь украсть, либо сделать копию ключа Правителя?
        - Ну да! Разве я неясно выразился?
        - Нет, вполне ясно! Мне важно для самой себя понять, что нужно делать, и насколько велик риск…
        - Ты о нас?
        - Нет, я о Маяле и её ребенке! Ты не находишь, что если нас поймают и изобличат, то девушка тоже пострадает? А ведь ты этого не хочешь, не так ли?
        - Разумеется! Но почему ты спрашиваешь об этом?
        - Я думаю, что вариант с кражей или подделкой ключа - он не самый разумный!
        - А что предлагаешь ты?
        - Я предлагаю использовать более тонкий подход…
        - Например…
        - Например, сделать так, чтобы Правитель сам поделился с нами своими секретами!
        - Ну-у! Это был бы самый "шоколадный" вариант! Но я не вижу способа, как этого добиться!
        - Я пока тоже его не вижу! Однако я думаю, такая возможность со временем может появиться!
        - Иначе говоря…
        - Иначе говоря, я предлагаю еще раз запастись терпением! Нам всем!
        - Ну-у… Тоже вариант, кстати! Мы-то с тобой можем ждать удобного случая сколько угодно! Но вот Маяла и Сашка… Сколько еще продержаться они?
        - С твоей девушкой проще… Я сегодня же поговорю с Правителем по поводу доставки еды для них.
        - А если откажет?
        - Я так ему преподнесу ситуацию, что не откажет!
        Стукнула дверь, завершая беседу Ташши и симбиота. В проеме показался ратник - "двойной агент", жестом руки показал, чтобы Ташша вышла из комнаты.
        Ведунья послушно двинулась к выходу.
        - Постой! - остановил её симбиот. - Ты помнишь, он совсем недавно не стал отвечать на твой вопрос?! Сделал вид, что ничего не слышит! Вот и ты сейчас сделай вид, что ничего не видишь!
        - А смысл?
        - Смысл в том, что этого солдатика нужно ставить на место! По большому счету, он тебе - никто! Не командир, не родственник… Ты служишь только Правителю и по идее должна подчиняться только его распоряжениям! Ты знаешь, куда и зачем он тебя зовет?
        - Нет, разумеется!
        - А тогда почему идешь? Вдруг они с помощью этого солдата опять хотят заманить тебя в какую-нибудь очередную пыточную, или чего похуже!
        - И что ты предлагаешь?
        - Вернись обратно… И вот еще что… Я там палочки видел для еды… Хорошо бы одну заострить и намазать твоим ядом!
        - Зачем?
        - Так… На всякий пожарный… Мало ли что!
        - А если этой палочкой нечаянно уколется двоя девушка или ребенок?
        - Хм… Об этом я как-то не подумал… Тогда давай сделаем так: палочку подготовим, но яд на неё нанесем позже…
        - Когда - позже?
        - Непосредственно перед применением!
        В комнату вошел Гвардеец, выразительно глянул на Ведунью, повторил "приглашение". Ташша внимательно посмотрела ему в глаза, однако ничего не смогла в них увидеть… Ратника уже явно чем-то "накачали". Сердце у Ведуньи забилось чаше. Она повернулась лицом к воину, широко раскрыла рот, продемонстрировала ему оба своих ядовитых зуба. Гвардеец отскочил от Ташши так стремительно, словно она уже ужалила его. Он со страхом глянул на Ведунью, заспешил к двери…
        - Вряд ли он в следующий раз придет один! - так прокомментировал его поведение симбиот. - Так что нам нужно подготовиться!
        - Согласна! - мысленно ответила ему женщина-змея. - Так что ты там говорил про палочку для еды?


        Интуиция не подвела ни Сашку, ни Ведунью.
        Примерно через полчаса после инцидента из дальнего конца коридора послышались тяжелые шаги нескольких вооруженных змеелюдей.
        - Идеи есть? - на всякий случай поинтересовалась Ташша у своего симбиота.
        - Нет! - быстро ответил Сашка. - По-хорошему, сейчас лучше всего - где-нибудь спрятаться, да понадежнее!
        - А что?! - Ведунья задумалась всего на долю мгновения. - Действительно; не воевать же мне с ними со всеми скопом?!
        Она осмотрелась, живо юркнула под топчан Маялы и Александра, благо одеяло очень удачно свесилось с одной стороны и почти полностью прикрыло пространство под деревянным одром заложников.
        - Эх-х!!! - разочарованно прошипел симбиот.
        - Что не так? - всполошилась Ташша.
        - Окно надо было открыть! Пусть бы подумали, что мы; то есть - ты, выпрыгнула из окна!
        - Долго думал? - Ведунья ответила симбиоту, пожалуй, все же слишком резко.
        - А что? Что-то опять не так?
        - А ты о ребенке не подумал? Его же сквозняком охватит - и все! Никакой мед уже не поможет! Так что сидим, и не жужжим!
        - Опять копалась в моих мозгах?! Я еще поспрошаю у тебя насчет "жужжим"! - сердито пообещал Ташше Сашка. - Еще поспрошаю!
        - Ага! - отозвалась Ведунья. - Обязательно! Как только выберемся отсюда… Живыми… Так и "поспрошаешь"!
        Дверь стукнула, заскрипела, пропуская внутрь нескольких вооруженных мужчин-змей. По каменному полю застучали, заскрипели многочисленные ноги, обутые в тяжелые кожаные сапоги.
        Над головой Ведуньи зашевелилась Маяла, заплакал разбуженный резкими звуками ребенок.
        - Где она? Где эта старая ведьма? - послышался рассерженный голос брата Правителя.
        - Не знаю! - ответил ратник - "двойной агент". - Она была здесь, когда я пошел за вами!
        - Сбежала, стерва! - удовлетворенно констатировал брат Правителя. - Я же говорил тебе, Хуффу; предупреждал, что из этой твоей затеи ничего не получиться!
        - А почему она сбежала? - послышался мягкий голос Правителя. Ташша поняла, что странное и редкое имя Хуффу принадлежит, скорее всего, именно ему. - Ей кто-то угрожал? Говори!
        - Не-е… Никто не угрожал! - замялся "двойной агент". - Я только…
        - Пойди и немедленно её найди! - грубо, на полуслове прервал ратника брат Правителя. - И немедленно доставь её сюда!
        Гвардеец убежал.
        - Вы, двое! Идите тоже! И без ведьмы не возвращайтесь!
        - Где прикажешь искать, Властелин?
        - Везде! Она может быть где угодно, в любом темном уголке, укромном закоулке!
        Через щель между покрывалом и полом Ташша заметила, что к выходу протопали еще две пары ног, обутых в тяжелые ботинки ратников. В комнате заложников осталось всего двое змеелюдей - Правитель и его старший брат.
        Он прошел к двери, приоткрыл её, плотно закрыл на запор, вернулся обратно.
        Ташша расслышала шорох оружия, вынимаемого из ножен, раздался вскрик Маялы.
        - Постой! - раздался обеспокоенный голос Правителя. - Тебе незачем их убивать! Они скоро все равно умрут сами!
        Ноги брата Правителя прекратили движение к одру заложников, качнулись в другую сторону.
        - Этот меч - не для них! - послышался его голос. - Он - для тебя!
        Маяла вскрикнула снова. Заплакал маленький Александр.
        - Что ты имеешь в виду? - голос Правителя выдавал его сильное волнение.
        - Я давно решил, что пора прекращать твои забавы с заложниками! Да и власть, доставшуюся тебе не по праву, тоже пора вернуть! Мне!
        - Но не сам же я назначил себя Правителем Шаа! Это, как ты знаешь не хуже меня, сделал Регентский Совет!
        - Регентский Совет ошибся! Трон - мой! Я должен быть Правителем Шаа по праву рождения! Я старше тебя, значит, я имею больше прав на престол, который занимаешь ты! Пока занимаешь!
        - Но Совет… Он решил иначе!
        - Да, мне говорили! Что ты якобы обладаешь всей полнотой качеств, необходимых Правителю Шаа, а твой старший брат, то есть я - нет! Якобы я слишком жесток и одиозен для того, чтобы единолично управлять нашим гибнущим миром! Но ничего, скоро я всем докажу, что Совет ошибся! Докажу! Мое время пришло!
        - Ты собираешься убить меня?
        - А ты видишь иной выход?! Прости брат, но иначе - нельзя! Пока ты жив, я не смогу занять твой престол. Другое дело, когда ты умрешь…
        - Но тебя казнят за убийство венценосной особы! Не смотря на то, что ты - мой брат!
        - А кто сказал, что тебя убил я? Тебя убила, заколола вот этим мечом та самая старая полусумасшедшая ведьма, которую ты сам выбрал и которую зачем-то приблизил к себе! Свидетелей нет! Все будет так, как расскажу я - единственный из оставшихся в живых! Без пяти минут Правитель! Кто посмеет бросить обвинение новому Властелину Шаа?! Я думаю, что - никто!
        - А заложники? Они же все увидят!
        - Ты не очень внимателен, мой брат! И в этом твоя беда! Я же сказал - единственный оставшийся в живых! К сожалению, старуха, выжившая из ума, убила и их тоже! И еще… Я хочу сказать тебе… Напоследок… Что твоя затея с Ведуньями была чистой воды авантюрой! И то, что я сейчас стою перед тобой, безоружным, с мечом, это лишний раз доказывает! Где сейчас твоя помощница с её паранормальными способностями? Где она, скажи? Почему она не предупредила тебя об опасности, если они все такие всезнающие?! Кто мешал ей получить информацию, как она лгала, из какого-то энергоинформационного поля Шаа, в которой она увидела бы сегодняшние события? Говори!
        - А что говорить… И так все понятно! Неужели ты все-таки убьешь своего младшего брата? Мы же вместе росли, играли, охотились, отдыхали, развлекались…
        - Да! Потому что того требуют интересы Шаа!
        - О каких интересах ты говоришь?
        - Ты отлично понял - о каких! И заложников я убью! В них больше нет необходимости! Сразу после интронизации я включу "Черное Пламя" и сдую с поверхности планет всех этих никчемных существ! Вся система будем моей! Вся! Не какая-то жалкая планетка, а вся, целиком, полностью!
        - Я тебе уже говорил - нам некем заселить столь большое число миров! Нас осталось очень мало!
        - Ничего… Пройдет время и наши потомки расплодятся, распространятся сначала по той системе, потом - вообще по все Галактике!
        - Но ты же не хуже меня знаешь, что за спиной Правителя, отца этих существ, стоит мощная цивилизация! Намного более мощная, чем их собственная, и тем паче - наша!
        - Если они столь могучи, то почему не смогли воспрепятствовать нам? Не захотели?! Я в это не верю! Сегодня Шаа - самая сильная цивилизация Вселенной! Мы обладаем оружием, равного которому нет! Мы можем уничтожить их всех, по очереди, при этом они не смогут сделать нам ничего!
        - Не забывай - это оружие досталось нам в готовом виде, от Древних! Мы не знаем, как оно устроено, до конца так и не сумели понять, как именно оно работает, где черпает практически неограниченное количество энергии для того, что бы…
        - Хватит! Заговорились! Будешь на том свете, передавай привет нашим родителям! Скажи им, что я очень люблю их!
        Зашуршала тяжелая кожаная одежда, пронзительно закричала Маяла…
        Ташша приподняла краешек одеяла, за долю мгновения оценила ситуацию. Правитель отступил в угол, у окна, прижался спиной к стене; над ним взметнулось тонкое черное лезвие меча брата Правителя…
        Клинок звякнул о камень стены - первый удар предателя оказался не слишком точным и Правитель сумел уклониться он разящего лезвия. Ведунья змеей выскользнула из-под кровати Маялы, метнулась вперед…
        - Чем ты так удивлен, брат мой? - насмешливо поинтересовался братоубийца, повторно занося над своей головой свой тяжелый меч. - Хочешь что-то сказать мне?!
        - Нет! - раздался за его спиной хриплый голос Ташши. - Кое-что хочу сказать тебе я!
        - Что? - дернулся убийца брата. Он почувствовал что-то острое у основания своей шеи, сзади - единственного места тела, не защищенного прочными доспехами.
        - Если ты шевельнешься, я проколю тебе шею ядовитым шипом! Бросай меч!
        - Нет! Ты поплатишься за это! Ты блефуешь и никакого яда нет! Старая ведьма! - он рывком развернулся, обеими руками толкнул в грудь женщину-змею. Ташша отлетела в дальний угол, по пути врезалась головой в тяжелый деревянный чан, все еще наполненный водой… На несколько секунд она потеряла сознание. Палочка, острый конец которой был густо смазан её ядом, покатилась по полу.
        Брат Правителя отреагировал на звук, наклонился, поднял единственное Ташшино оружие.
        - Гляди-ка! А ты не блефовала, старая ведьма! - удивленно сказал он, внимательно осматривая деревянный шип. - Почему же ты тогда не убила меня?
        - Я не вправе распоряжаться судьбой брата моего Правителя! - прохрипела Ведунья, поднимаясь. - Такое решение может принять только Правитель, и никто иной!
        - Браво! - насмешливо сказал старший из братьев. - Верность семье своего Властелина - прекрасное качество верноподданного! Верность даже ценой собственной жизни! - он шагнул к Ведунье, занося меч.
        - Ты забыл обо мне! - тяжелый рык Правителя закончился не менее тяжелым ударом последнего о тело своего брата. Старший из братьев, не ожидавший столь мощного толчка в спину, полетел вперед, запнулся о бадью с водой, продолжил движение… "Путешествие" брата Правителя закончилось тем, что он гулко ударился головой о входную дверь, ничком свалился на пол, выронил из руки меч. Ташша мгновенно подхватила оружие, перехватила его за лезвие, быстро передала его Правителю. На долю мгновения она заглянула в глаза Властелина Шаа и в это же самое мгновение засомневалась в правильности своего решения. Правитель шагнул к Ташше, занося над ней клинок… Но ярость, еще секунду назад огнем полыхавшая в его очах, погасла так же быстро, как и разгорелась.
        - Может быть, тебя и стоило убить! - сказал он, опуская клинок. - Не смотря на то, что ты только что спасла мне жизнь, ты, несомненно, заслуживаешь смерти! Например, за то, что угрожала жизни венценосной особы!
        - Но я только пыталась спасти твою, мой Властелин! - голосовые связки Ведуньи после "упражнений" с Малой непрерывно хрипели и вообще слушались очень плохо. - Я не хотела убивать твоего родича, Повелитель! Я только хотела его отвлечь! И ничего более!
        - Хорошо! Считай, что тебе это удалось! А теперь… Полезай-ка ты обратно под кровать! А то сюда вот-вот ворвутся Гвардейцы и, боюсь, я просто не успею им объяснить, что это я, а не ты лишила сознания их командира!
        Ташша оглянулась на Маялу, осмотрелась по сторонам; заметила в центре комнаты свою "пищевую" палочку, метнулась к ней, подобрала, резво спряталась под кровать.
        В коридоре послышался дружный топот пары ног, обутых в тяжелые гвардейские ботинки, в дверь заколотили рукоятями мечей.
        Правитель рывком ногой оттолкнул в сторону своего брата, распахнул дверь. В тесный проем протиснулась пара ратников, один из которых был "двойным агентом".
        Он наклонился к своему патрону, присел, положил его голову на свои колени.
        - Воды! - рыкнул он на своего напарника. Ратник метнулся к чану с водой, зачерпнул полные ладони жидкости…
        - Лей! Лей на голову! - приказал ему "двойной агент". Солдат послушно плеснул воду на голову второго змеечеловека Шаа. Брат Правителя зашевелился, открыл глаза…
        - Убейте! - шепотом сказал он.
        - Кого? - немедленно уточнил "двойной агент".
        - Всех убейте! И начните вот с него! - палец руки старшего из братьев указывал на Правителя.
        "Двойной агент" вскочил с коленей, выхватил меч… Второй ратник дернулся следом, тоже вытащил из ножен свое оружие, но неожиданно остановился, замялся…
        - Не можешь?! - взъярился старший из венценосных братьев. - Да сюда! - он поднялся с пола, отобрал у Гвардейца его меч. - Теперь тебя никто и ничто не спасет! - пообещал он брату, загораживая собой единственный выход из покоев заложников.
        Маяла тоже увидела оружие, вздрогнула, прижала к себе ребенка, закрыла его собой - в её комнате вот-вот должна была начаться схватка на мечах, в которой (она не сомневалась) посторонним тоже может достаться. Все, что она могла сделать в этой ситуации - это закрыть собой свое дитя…
        - Чё сидишь! - "рявкнул" на Ведунью Заречнев. - Вылазь! Немедленно! Будем сражаться на стороне Правителя!
        Ташша не стала с ним спорить, выскользнула из-под кровати, шагнула в сторону Властелина Шаа.
        - Отдай мне все тело! - потребовал симбиот. - И не мешай, пожалуйста!
        Ведунья повиновалась.
        - О-о-о! - рассмеялся брат Правителя. - Вас, оказывается, теперь двое! Так же, как и нас! Жаль только, что меч у вас один на двоих!- он сделал знак "двойному агенту". Солдат пригнулся, наклонился вперед, бесшумно скользнул вперед, обтекая бадью с водой…
        Маяла закрыла глаза.
        Сашка почувствовал, что исчезли звуки. Так бывало всегда, когда его тело и разум перемещались в "чупа-чупсовое" время. А потом остановилось и оно…
        Для Правителя все произошло в долю мгновения. Неожиданно быстро метнулось вперед серое тело старухи-Ведуньи. Рукой, вооруженной отравленной палочкой она сделала всего пару очень быстрых и оттого совершенно незаметных для посторонних движения. Одно - в сторону шеи Гвардейца-предателя, другое - в шею его старшего брата…
        Нападавшие замерли. Правитель увидел их расширившиеся от безмерного удивления глаза, а через секунду тела его противников с тяжелым стуком рухнули на пол покоев заложников.
        Властелин Шаа с нескрываемым удивлением вперил свой взгляд в кусочек дерева, торчащий из шеи его старшего родича, с трудом оторвал взор от мертвого тела брата, чтобы посмотреть на ту, которая убила двух не самых плохих воинов Шаа меньше чем за половину секунды.
        - Да кто ты такая? - негромко спросил он, перехватывая меч.
        - Я - Ведунья! - ответила Ташша, стараясь не встречаться глазами со своим Властелином. - Однако в нашем роду было много хороших воинов. Они меня научили многому… Я много лет прожила высоко в горах, где никто не мешал мне оттачивать тайное мастерство, доставшееся мне от предков!
        - Тогда - понятно! - чуть более спокойно ответил Правитель, опуская оружие.
        - Гвардеец! - окликнул он воина, окаменевшего у двери. Тот встрепенулся, поднял глаза на Правителя. - Внимательно запомни все, что я тебе сейчас скажу! Ты хорошо меня слышишь?
        Ратник посмотрел затравленным взглядом на него, на Ведунью, кивнул - с небольшим опозданием.
        - Все, что ты видел сейчас здесь - этого ничего не было!
        - А что было? - Ратник был не так глуп и испуган, как это могло показаться.
        - А было вот что: на меня напал вот этот солдат, предатель! - Правитель носком ноги коснулся "двойного агента". - Напал подло и коварно, со спины! Однако мой брат успел защитить меня! Пожертвовал собственной жизнью, но успел! Брат Правителя погиб, защищая Властелина Шаа! Это - понятно?!
        - Понятно! - отозвался Ратник. - Но кто убил предателя? Ты?
        - Нет, солдат! Предателя убил ты! Ты подобрался к нему сзади, выхватил орудие, которым он покушался на меня и вонзил его предателю в шею! Вот так! - Правитель шагнул вперед, выдернул отравленный шип из шеи своего родича и воткнул его точно в ранку, нанесенную Ташшей.
        - Вот теперь - все правильно! - удовлетворенно констатировал он. - А тебе, солдат, за доблесть в службе, за то, что отказался убивать своего Властелина и за все, о чем я только что рассказал, полагается награда! Какая именно, я думаю, определит Регентский Совет. В любом случае ты будешь повышен в должности и в звании! Нет сомнений и в том, что тебя ожидает и денежное вознаграждение! Ты хорошо запомнил то, что я рассказал тебе?
        - Да, мой Повелитель! - солдат прошел вперед, вынул свой меч из рук старшего из братьев, метнул его в ножны. - Я могу идти?
        - Нет! Выйди в коридор и кликни сюда командира дневной стражи! Быстро!
        Ратник ушел.
        - Чем ты планировала заниматься до того, как в покои пришел… пришли мы с братом? - Ведунья слегка опешила от неожиданного поворота событий, но быстро справилась с собой.
        - Я хотела покормить заложников! Медом!
        - А почему - именно медом? Они что, уже не едят хлеб?
        - Нет, хлеб они едят! Но если их кормить только лепешками и водой, они скоро умрут! - Ташша подробно объяснила мотивы, по которым она решила перевести заложников на "медовую диету".
        - Хорошо! Действуй! - одобрил её резоны Правитель. - И правильно сделала, что помыла их! Но только сильно не переусердствуй! Запомни - они нужны мне живыми! - он шагнул к двери.
        - Правитель! - догнал его слабый голос Ведуньи.
        - Ну, что еще?
        - Прикажи тем существам…
        - Каким существам?
        - Ну, тем, которые родители этой самки и самца! Чтобы они доставили тебе продукты, которыми их обычно кормят!
        - Ты сошла с ума, если предлагаешь такое! Они же немедленно найдут нас!
        - А разве то, что на Шаа кто-то забрасывает шпионов, не говорит о том, что твой враг уже знает, где находится наш мир?
        Правитель остро глянул на женщину-змею, пожевал губами, размышляя о чем-то… Ответил:
        - Может быть… Говори!
        - Если ты прикажешь ему доставить тебе пищу для твоих гостей, он поймет, что они еще живы! Для мертвых гостей пища не нужна! А еще…
        - Продолжай!
        - А еще он поймет, что ты знаешь про его шпионов и больше не скрываешь свое местонахождения! Что ты не боишься его и всю ситуацию держись под своим контролем!
        - Хорошо! Я подумаю! Тогда ответь мне на один вопрос: как ты узнала, что мой брат нападет на меня? Тебе кто-то сказал или…
        - У меня было видение, мой Властелин! - почти шепотом ответила Ташша. Правитель удовлетворенно кивнул головой, прерывая её ответ; вышел из комнаты заложников.


        Ведунья повернулась к Маяле. Хрупкое светлокожее существо с большими глазами и светлыми нитями на голове, очевидно, все еще пребывало в состоянии неописуемого ужаса. Изможденная заложница Правителя руками обхватила, всем телом закрыла своего ребенка, очевидно, не в силах поверить, что самое страшное ля неё уже закончилось.
        Во всяком случае - на сегодня. Ташша вздохнула, понимая, что её мегаскудного словарного запаса явно недостаточно для того, чтобы объяснить этому испуганному существу, что все страшное - позади. Она, пользуясь подсказкой симбиота, совсем по-человечески развела руки в стороны - дескать, извини, но ничего поделать было нельзя, все произошло так, как произошло.
        Как ни странно, но всего один незамысловатый жест в "исполнении" женщины-змеи вернул дщери Великого Императора толику самообладания. Она перестала закрывать собой своего сынишку, села на кровать, свесив ноги, осмотрелась…
        У входной двери и подле её ног недвижимо лежали два тела её пленителей - молчаливого солдата, который все последние месяцы присматривал за ней и Сашей, и его начальника, обладавшего большой властью и не менее весомым влиянием на главного змеечеловека этого мира, которому подчинялись все. Для Маялы так и осталось тайной причина, по которой погибший змеечеловек обладал каким-то поистине магическим влиянием на того, который, несомненно, являлся самым крупным местным военоначальником.
        Девушка подняла взор, внимательно посмотрела на невысокую змейку с кожей серого цвета. Кажется, старуху - по местным меркам - поняла она. Маяла хорошо её рассмотрела… В ней не было ничего примечательного. Маяле бросились в глаза только сгорбленная спина змеи-старухи и её ступни, покрытые кровавыми язвами… Девушка прикрыла глаза, вспоминая, как молниеносно эта древняя женщина-змея расправилась с двумя вооруженными воинами; и как резво она же до этого пряталась под её кровать, расслышав в коридоре их тяжелые шаги…
        - Странная ты старушка-змеюшка! - тяжело вздохнув, произнесла девушка. - То ты прячешься, как последняя трусиха, то какой-то палочкой с одного удара убиваешь двух крепких солдат! Я знала только одного человека, который мог бы легко - вот так, как ты сегодня - двумя ударами повалить двух воинов… Но его здесь нет… Он, наверное, очень далеко и ему совершенно нет дела до нас с Александром… К сожалению… К большому сожалению… Если мне посчастливиться выжить в этом аду, я обязательно его найду и выскажу в лицо все, что думаю о нем! Он не имел права нас бросать, понимаешь?! Ты это понимаешь?! - Маяла закричала, бросилась с кулачками на Ташшу, толкнула её в грудь…
        Ведунья осталась стоять на месте.
        - Что с ней? - спросила Ташша у симбиота.
        - Истерика! Обычная женская истерика после того, когда все прошло и нервное напряжение спало! Скоро пройдет!
        - Мы можем её чем-то помочь?
        - А чем ты ей сможешь помочь? Для неё сейчас приемлема только одна помощь - отправка её домой, к родителям, точнее - родителю!
        - А мать? Где её мать?
        - Не знаю! Насколько я понял, мамы у неё нет! Но я могу и ошибаться!
        - Что она говорила? Переведешь?
        - Она… Она говорила обо мне! Сетовала на жизнь и говорила, что когда все закончится, она обязательно найдет меня и выскажет в лицо все, что думает обо мне!
        - И что же она думает?
        - Она убеждена, что я её оставил, хотя не имел права; обязан был сделать все, чтобы спасти её и её сынишку!
        - Давай я скажу ей, что ты - здесь и помогаешь ей!
        - Исключено! Ты же видишь, в каком она состоянии! Рано или поздно, но она невольно выдаст нас всех! Со всеми вытекающими! Нет уж, пусть лучше думает, что ты - это ты, а не я! Так безопаснее всем, в том числе и ей!
        - А ты сильный духом змей! Я вот так не смогла бы - слушать, как тебе говорят в лицо, что тебя здесь нет и какой ты при этом плохой!
        - Меня утешает только то, что когда-нибудь ей кто-нибудь все-таки расскажет, кто был в её комнате сегодня… А не расскажет… Мы же не за славой сюда пришли, правда?
        - Правда! - согласилась Ведунья. - Что предлагаешь делать сейчас? Вынести воду?
        - Не-ет! Воду мы пока трогать не будем! Мало ли… А вот попробовать покормить Маялу и Сашу медом - это стоит!
        - Думаешь, она будет кушать в таком состоянии?
        - А что? У нас у некоторых особей от стресса такой аппетит разыгрывается! Надо попробовать!
        Однако обед снова пришлось отложить.
        Стукнула дверь. В комнату протиснулись четверо Гвардейцев. Лицо одного из них показалось Ташше знакомым. Она вспомнила, где видела его - это был командир блок-поста, того самого, где ей пришлось сойтись в смертельной схватке с ратником, отнявшим у неё значок. Гвардеец тоже узнал Ведунью, поприветствовал её легким кивком головы. Ташша ответила ему тем же.
        Гвардеец наклонился над трупами, внимательно их осмотрел. Его лицо исказила гримаса - он заметил свежую ранку на шее своего командира и деревянный шип в шее своего сослуживца.
        - Так кто, говоришь, убил этих Гвардейцев? - спросил он, поворачиваясь к воину - напарнику "двойного агента".
        - Я! - твердо сказал он. - Этого ратника убил я! А нашего Властелина - вот он!
        - Да? Понятно… - опустил глаза бывший командир блок-поста. - А то я смотрю, что-то раны уж больно знакомые! Вот стою и думаю - где же я раньше мог такие видеть? Ты мне не поможешь вспомнить, старуха - где? - неожиданно обратился он к Ташше, как бы случайно положив руку на рукоять своего меча. Все замерли, уперлись взглядами в Ведунью.
        - Тебе помогу я! - раздался из-за его спины властный голос Правителя. - И помощь моя тебе будет в виде совета - не лезь в те дела, которые тебя не касаются! Здесь, в этой комнате все произошло именно так, как рассказывает вот этот Гвардеец, ваш новый командир! Только так, и никак иначе! И - точка! Вы здесь затем, чтобы освободить помещение и отнести тело Властелина Куффу вниз, в комнаты для совершения погребальной церемонии! Выполняйте только то, что вам приказано! А с остальными вопросами разберутся без вас!
        Ратники перестали переглядываться, подхватили тела брата Правителя и его подручного, аккуратно вынесли их из апартаментов заложников.
        Правитель ненадолго задержался.
        - Вот что! - сказал он, обращаясь к Ташше. - Погребение моего брата согласно древним традициям, состоится через четыре дня! До этого времени тебе и… гостям лучше не покидать этого помещения! У моего старшего брата было не много друзей… Зато хватало фаворитов и прихвостней! Многие из них теперь потеряли или потеряют свое влияние в Замке Правителя Шаа, и потому горят желанием отомстить! Как видишь, не все поверили в "сказку", которую я им "скормил". Впрочем, теперь это уже неважно! В общем, так: посидишь с ними здесь, четыре дня! За это время я кое-кого "подчищу"… Впрочем, тебе это знать не обязательно!
        Пищу и воду вам будут приносить сюда! Вопросы есть?
        - Только один, Повелитель! И даже не вопрос, а просьба!
        - Какая?
        - Прикажи использовать для отхожего места другое помещение! Иначе я просто задохнусь от мерзкого запаха их испражнений!
        - Это все?!
        - Все, мой Повелитель!
        - Хорошо! Твою просьбу выполнят сегодня же! Мне и самому не по душе эта вонь, которой пропитался здесь воздух! Да и стены - пожалуй, тоже! - он усмехнулся. - Я тоже уже думал над этим! Посему сделаем иначе. Я прикажу поместить вас всех в другие комнаты, в другом месте моего Замка. В том числе и из соображений безопасности! Там туалет - отдельно от жилых помещений!
        - Спасибо, мой Властелин! - согнулась Ташша в низком поклоне. - Я счастлива служить столь великодушному Властелину!
        Правитель пристально посмотрел на Ведунью, но так ничего больше и не сказал, молча вышел из комнаты заложников.


        Новые апартаменты заложников и Ведуньи оказались значительно выше предыдущих; почти у самой остроконечной крыши Замка Правителя Шаа. Маялу и Сашку Гвардейцы несли на руках, а Ташша долго и медленно поднималась по пологой винтовой лестнице сама, хромая и спотыкаясь на каждом шагу. Она мысленно (совместно с симбиотом) на чем свет стоит, костерила Правителя за абсурдное, как им обоим казалось, решение "поднять" заложников и Ведунью как можно ближе к Божественному Змею и Сату.
        Однако в конце длинного и невероятно утомительного и болезненного для женщины-змеи подъема проход-коридор перестал ветвиться, остался, что называется, "в единственном числе", что означало - к заложникам можно добраться только с одной стороны, по спиралевидному коридору, опоясавшему снизу вверх весь Замок Правителя.
        Существенно упрощалась охрана пленников; да и скрытность местонахождения провинившейся Ведуньи обеспечивалась лучше - ввиду небольшого числа посвященных и особо доверенных ратников.
        Новые комнаты были больше предыдущих, они отапливались, в них было больше окон. Но самое главное - уборная находилась в отдельном помещении, а не внутри, как было прежде.
        Ташша, не скрывая своего удовлетворения, произвела "ревизию" её новых апартаментов, осталась довольна практически всем. Единственное, в чем ей было отказано сразу и категорически - в водно-банных процедурах. О причинах Ташша спрашивать не стала, это было понятно и так…
        Однако свой самый главный сюрприз Правитель преподнес последним. Вечером того же дня он выбрал минутку, чтобы лично заглянуть к заложникам и проверить, как они устроились на новом месте.
        Он внимательно осмотрел комнаты, заложников и Ведунью, не нашел ничего, что могло бы насторожить его. Немного поразмыслив о чем-то, он снял с пояса небольшой темный ключ, передал его Ташше.
        - Открой-ка вот эту дверь! - приказал он Ведунье.
        Ташша бережно приняла хитро загнутый кусочек металла, двинулась к указанной двери - одной из нескольких в стенах их новых апартаментов…
        Ключ в замке долго не хотел проворачиваться - чувствовалось, что открывают его нечасто, и он изрядно заржавел. Наконец, стальной затвор уступил упрямству женщины-змеи, внутри деревянного полотна что-то хрупнуло, дверь медленно пошла вперед…
        Первым - с видимым удовольствием - в образовавшуюся щель проскользнул Правитель. Ташша шагнула следом. Маяла проводила обоих змеелюдей глазами, но в открывшийся проход не пошла.
        Тяжелая деревянная дверь с давно не использовавшимся замком скрывала выход на балкон - небольшой, овальный, огороженный невысокими, но частыми перилами, выполненными, как и все здесь, из прочного серого камня.
        - Это моя личная обсерватория! - отчего-то слегка виноватым голосом пояснил Правитель. - Я не был здесь очень давно… С тех пор, как… Впрочем, это неважно!
        Ташша пытливо глянула в лицо Властелина Шаа, и что-то подсказало ей, что любые вопросы сейчас - неуместны, и лучшее, что она может сейчас сделать - это просто помолчать. И поприсутствовать.
        Правителю сейчас нужен был слушатель, а не собеседник.
        - Этот крохотный балкон совершенно незаметен снизу! - продолжал Правитель. - Когда-то, очень давно, до наступления эпохи Древних, это место Замка использовалось для скрытого наблюдения за нижними ярусами крепости, за городом и далее - за всей долиной. Оптические приборы для этого имелись! Да и сейчас - они тоже имеются!
        Когда мне исполнилось восемь лет, а моему брату - десять, Регентским Советом мы официально были названы Наследниками Престола. Он - первым, а я - вторым! Это потом нас поменяли местами…
        Мой новый статус давал мне известную свободу. Во всяком случае - внутри этого Замка. В один из бесчисленных дней, когда мой старший брат, как обычно, был занят отработкой воинских упражнений, а я бесцельно блуждал по замку, я наткнулся на эту самую комнату. Мне открыли её по моей просьбе - как открывали любые двери Замка, даже в спальню моего ныне покойного отца… От наследников Престола, будущих Правителей не может быть тайн в родовом Замке Кошшей - это правило Древних также, как и множество других, тогда выполнялось неукоснительно…
        Я обнаружил здесь, в этих помещениях множество оптических приборов… По моей просьбе один из них направили вниз… Не скрою, наблюдать за жизнью сородичей подчас было очень интересно! Особенно - с учетом того, что они даже и не подозревали, что за ними кто-то может наблюдать - тайно, как это делал я!
        Очень скоро эта комната стала моим любимым местом в Замке. Я проводил здесь все дни напролет. А потом - и ночи!
        Случилось это так…
        Как-то раз, спустя несколько лет после того, как я стал тайно наблюдать за жизнью обитателей замковой долины, я задержался здесь намного дольше обычного. Спускаться вниз не хотелось… Город и Замок заволокла Тьма и я от скуки навел один из самых больших приборов на Божественного Змея.
        Я был не просто потрясен! Я был шокирован!
        Оказалось, что все тело Божественного Змея состоит из невообразимого числа звезд - таких, как Сат, или не очень похожих на него… Увиденное так потрясло меня, что я стал задавать своим учителям и наставникам много вопросов… Очень много вопросов! Таких, какие никто из наследников Престола не задавал своим воспитателям очень давно, мне говорили - со времен Древних!
        Однако больше всего меня поразили не бесчисленные светила в бесконечной глубине космоса, меня потрясли ответы моих наставников на заданные мною вопросы!
        Я узнал, что когда-то на Шаа была очень мощная цивилизация! Настолько могучая, что наши предки. Древние, могли путешествовать между звезд! Для этой цели они использовали специальные машины. Их еще называют космическими кораблями. Они бывают разной формы… Нам с братом достался корабль в форме диска…
        Впрочем, это случилось не сразу и не скоро, через несколько лет после того, как я впервые услышал о том, что мы, змеелюди когда-то могли путешествовать между звезд, как комары - между листьев колючей акации…
        Почему ты все время молчишь? Тебе неинтересно меня слушать?
        - Мне очень интересно, мой Властелин! - немедленно ответила Ташша. - Я не все поняла, о чем ты сейчас говорил, но мне очень интересно! Особенно то, как змеелюди путешествовали внутри Божественного Змея!
        - Ты, как обычно, все напутала! - усмехнулся Правитель. - Впрочем, для змеи, которая впервые слышит о том, что между звезд можно летать, ты хорошо разобралась, можно сказать - ухватила самую суть! Так на чем я остановился?
        - Не помню, мой Повелитель! Ты произносил какие-то незнакомые мне слова, а потом спросил, почему я молчу!
        - Незнакомые слова… Незнакомые слова… Их было очень много потом. По моей просьбе учителя подняли из архивов всю информацию, касающуюся Древних и их полетов между звезд. Мне дали много помощников… Прошло немало лет, прежде чем мне и моим наставникам стало понятно, что знания и технологии Древних утрачены нами бесповоротно, безвозвратно…
        Навсегда!
        Не скрою - это было самым сильным разочарованием моей жизни! Самым сильны! Намного даже более сильным, чем сегодняшнее предательство моего старшего брата!
        Я долго не хотел расставаться со своей детской мечтой о путешествиях между звезд, однако все усилия построить корабль, который мог бы долететь до соседней звезды, оказались тщетными. Не было необходимых материалов, не было специалистов… Ничего не было… Все, что мне удалось - так это построить так называемый промежуточный модуль - небольшой атмосферный корабль, с двигателями на примитивном топливе и крыльями.
        Кораблик мог летать над Шаа и в пространстве над ним в любом направлении; он мог приземляться практически на любую площадку, размером не превышающую вот этого балкона. А еще… Нам удалось узнать, понять, что Древние создали какое-то очень странное оборудование, из-за которого климат на Шаа начал меняться - быстро и неотвратимо… Льды и снега покрыли большую часть нашей планеты, хотя во времена Древних она была пригодной для обитания практически от полюса до полюса. Но какое именно это было оборудование - мы не знаем до сих пор. Ясно одно - именно из-за этого открытия Древними был наложен запрет на всю информацию, касающуюся всех высоких технологий, в том числе и тех, которые позволяли змеелюдям строить корабли, летающие между звездами.
        - Но вы же можете… Вам удалось… Эти гости - они ведь из другого мира, да? Или там, во льдах, есть другая цивилизация?
        - Во льдах ничего нет! - резко ответил Правитель. - И вообще, мне пора идти - скоро в Регентском Совете начнутся слушания по тому инциденту, который произошел утром… Мне, как ответчику, нужно быть обязательно.
        Завтра, когда стемнеет, я принесу один из оптических приборов и покажу тебе звезды, из которых состоит Божественный Змей! - слегка смягчившимся тоном пообещал Правитель. - Скажи вот еще что, Ташша: наши гости мед едят?
        - Да, мой Властелин! - радостно сообщила ему Ведунья. - Едят - оба! Большое существо кушает! И маленькое существо - тоже!
        - А чему ты так радуешься?
        - А почему мне не радоваться? Мой Повелитель дал мне задание - сохранить жизнь, продлить существование этих странных существ. И я нашла способ, как это сделать, по крайней мере, на какое-то время! Что может быть приятнее, чем выполнение воли своего Властелина?
        - Хм-м… Действительно… Что может быть приятнее? - усмехнулся он и быстрым шагом заспешил к выходу.
        Глава 10. Зерно здравомыслия

        Молодого Властелина Шаа Ташша и заложники не видели четыре дня. Ведунье "с ходу", то есть без дополнительной информации, только на основе анализа имеющейся, сложно было определить, что именно явилось причиной столь продолжительной паузы в визитах Правителя. Была ли тому виной его излишняя откровенность, неожиданная даже для него самого, или череда и процедуры траурных мероприятий не предполагала его отсутствия во время приготовления к погребению и самого обряда погребения - это так осталось невыясненным.
        Женщина-змея и симбиот, понимая всю временность и хрупкость сложившейся для них благоприятной ситуации, настораживающих и вообще - лишних - вопросов охране старались не задавать; стремясь закрепить то, что имелось и реализовать самые важные из локальных целей и задач.
        А пока самой актуальной проблемой для заложников Правителя Шаа по-прежнему оставалось питание Маялы и её сынишки.
        Появление в их "меню" муравьиного меда ситуацию кардинально не изменило; всего лишь слегка подкорректировало её в сторону улучшения, позволило чуть-чуть отсрочить момент, после которого в организмах пленников; во всех внутренних органах дочери Великого Императора и маленького Александра неминуемо наступят необратимые изменения. Другими словами - дистрофия.
        Обо всем этом Сашка много раз; по несколько раз на дню напоминал Ташше, предостерегал о возможных катастрофических последствиях, если не удастся решить проблему питания заложников в ближайшие дни.
        Однако Ведунья оказалась "крепким орешком". Всякий раз, когда симбиот заводил свои нескончаемые разговоры о том, что процесс доставки пищи на Шаа необходимо инициировать и форсировать, Ташша проявляла недюжинное терпение и упрямство, чтобы вновь и вновь отстоять свою точку зрения. Её позиция была проста; она заключалась в том, что не стоит торопить события до тех пор, пока сама обстановка не созреет для решения проблемы.
        - Наберись терпения! Жди! - не уставала повторять своему симбиоту женщина-змея. И инопланетник, поворчав "для порядку", все же согласился ждать еще несколько дней.
        Четыре дня "без Правителя" Ташша и Маяла даром не теряли. Все свободное время - настолько, насколько это позволяло состояние здоровья принцессы Великой Империи и её ребенка, они усиленно занимались языком.
        Постепенно шок от "атомных" способностей Маялы у Ведуньи прошел и уже через пару дней она как должное воспринимала тот факт, что девушка всего за несколько повторов запоминала значение новых слов и даже пыталась правильно повторить большинство из них.
        У Ведуньи с толмачеством дела обстояли намного хуже.
        "Средняя" скорость усвоения ею новых слов в сутки составила скромную цифру пять. В результате, за четыре дня совместных лингвистических упражнений Маяла усвоила значение более чем двухсот слов, а её "наставница" - только двадцати. Что, впрочем, не мешало им довольно бегло общаться практически на все уже бытовые темы: Ташша беззастенчиво пользовалась услугами своего внутреннего "переводчика", а Маяла уже довольно отчетливо понимала, что именно говорит ей эта невысокая пожилая змейка с серой кожей.
        Правитель появился в своей "детской" обсерватории на пятый день, после того, как холодный северный ветер унес последние клубы дыма огромного погребального костра, сложенного, ввиду особого случая, практически в том же месте внутреннего двора Замка, где за неделю до этого Правитель проводил публичную "битву экстрасенсов". Если Ташшу не подвели её глаза, то большая часть досок временного помоста была использована уже как топливо для погребального очага одного из клана Властителей Шаа.
        Из чего симбиот сделал свой очередной скоропалительный вывод - о скудности ресурсов родины Ведуньи.
        - Мне доложили, - сказал Правитель Ташше вместо приветствия, - что твоя воспитанница и моя гостья делает большие успехи в освоении нашего языка!
        - Да, я очень старалась, мой Властелин!- немедленно, с плохо скрываемым удовлетворением ответила Ташша, почему-то предположив, что эти слова - похвала. Однако она ошиблась.
        - Если ты помнишь! - сказал Правитель. - Мы договаривались с тобой о другом! О том, что не она, а ты выучишь чужой язык! А что получилось?!
        Ташша ничего не ответила. Она опустила глаза, втянула голову в плечи…
        - Сколько ты знаешь слов их языка?
        - Двадцать, Властелин!
        - А она?
        - Примерно двести!
        - И почему так получилось? Кто из вас гений, а кто - бездарь и лентяй?
        - Властелин! - осторожно ответила Ведунья. - Двадцать новых слов за четыре дня - не такой уж и плохой результат! Но я же не виновата в том, что именно это существо оказалось столь способным к обучению?!
        Правитель долго молчал, переваривая услышанное, наконец, сказал:
        - Ну, хорошо! Действительно, двадцать новых слов за пять дней - это хороший результат для такой пожилой женщины-змеи, как ты! Но что теперь прикажешь делать мне? Ты думаешь, мне нужна здесь гостья из чужого мира, которая понимает все, о чем мы разговариваем? Ты думаешь, знание ею нашей речи способствует сохранению наших тайн?
        Ташша опешила. Ей никогда не приходило в голову посмотреть на то, чем они занимались с Маялой все последние дни, под таким углом.
        - Мой Властелин! Простите меня - старую, глупую старуху! - покаянно сказала Ташша, не осмеливаясь поднять голову и посмотреть в глаза Повелителю Шаа. - Видит Божественный Змей - я хотела, как лучше!
        "А получилось - как всегда"! - очень хотелось добавить Сашке, но он, понимая все "щекотливость" ситуации, промолчал.
        Хотя и с трудом.
        - Ладно! - тон Правителя слегка смягчился. - Чтобы не искушать наших гостей лишними знаниями, дальнейшую часть нашей беседы мы продолжим на балконе, подальше от любопытных глаз и уже понимающих нас ушных раковин!
        Правитель и Ведунья вышли на каменную площадку, плотно притворили за собой дверь.
        - В конце концов, это я дал тебе разрешение на то, чтобы ты научилась языку чужаков. Будем считать, что все произошедшее - побочный результат твоей активности! Следствие неправильных действий подручных моего брата там, в подвале… Видимо, ты очень хотела доказать несправедливость обвинений, огульно брошенных в твой адрес.
        И перестаралась.
        Бывает…
        Теперь - хорошая новость!
        Я потратил на это три дня, но мне удалось убедить Регентский Совет дать согласие на отправку сигнала о том, что нам требуются продукты для наших гостей. Не скрою - мне было очень тяжело! Решение, собственно, принято было даже не Регентским Советом, а Советом Старейшин, которому, как известно, подчиняются все, включая меня и Совет Регентов…
        - Властелин! Позволь один вопрос?
        - Говори!
        - Я большую часть своей жизни прожила высоко в горах, выше границы холода. И мне, если честно, очень мало известно о государственном устройстве Шаа. Если тебе не трудно… Просвети в двух словах!
        - А ты очень мудра, старуха! Понимаешь, что для того, чтобы получаемая тобой информация была полезна мне, тебе недостаточно пользоваться только твоими каналами…
        Хорошо! У меня есть сейчас немного времени и я думаю, что потрачу его не напрасно, если расскажу тебе немного о мире, в котором мы живем.
        Как я тебе уже говорил, и не однажды - когда-то наш мир был обитаем и населен змеелюдьми по всей поверхности Шаа, исключая высокогорные районы и районы, близкие к полюсам.
        - Что такое полюс? Там всегда холодно?
        - Полюс… Я расскажу тебе о нем в другой раз! Хорошо? Сегодня у меня все же не так много времени, как хотелось бы. Так вот, когда-то, очень давно, точную дату тебе назвать не смогу даже я, на Шаа началось резкое и повсеместное похолодание.
        Глобальное похолодание продолжалось недолго - всего год, или два. За это время площадь планеты, пригодной для обитания, сократилась на девяносто девять процентов. Обитатели Шаа вымирали целыми континентами. Никто не вел учета числа погибшим, но убежден - счет шел на сотни миллионов, если не на миллиарды.
        Произошел закат эпохи Древних.
        Обитаемой частью Шаа осталась только узкая часть суши по обе стороны экватора. Причем жить можно только в долинах… Если посмотреть на сегодняшнюю карту Шаа, то можно увидеть, что наш теперешний мир - это разрозненная цепочка долин-оазисов, кое-где соединенных тоннелями. Основная же часть коммуникаций, как правило, производится через перевалы, большая часть которых закрыта для передвижения три месяца из восьми.
        Всего обитаемых обособленных территорий в нашем мире семьдесят восемь. Их населяет не более миллиона змеелюдей. Точной информации мы не имеем - перепись населения не проводилась со времен Древних… Скажу честно - мы не очень-то и стремимся к этому - знать: сколько именно змеелюдей живет сегодня, сколько жило вчера или сколько будет жить завтра.
        Знание предполагает действия.
        А действия - ответственность.
        Ответственность же на себя не хочет брать никто.
        За исключением Правителей Шаа.
        Очевидно, именно поэтому Правители Шаа не являются полновластными Властелинами Шаа в полном, настоящем смысле этого слова. Номинально власть на Шаа принадлежит Совету Старейшин - выборному органу.
        Каждая из обособленных территорий делегирует в Совет Старейшин одного своего представителя. Соответственно, в Совете Старейшин - семьдесят восемь представителей. Они собираются один раз год, в середине лета и решают самые главные вопросы.
        Однако для оперативного управления деятельностью нашего мира из числа Старейшин избирается Совет Регентов. Один Регент избирается из восьми представителей обособленных территорий.
        - То есть в Регентском Совете - девять членов?
        - Верно!
        - Но если вся власть - избираемая, то как члены клана Кошш становятся Правителями?
        - Это секретная информация! Для общественности, для простых змеелюдей, не обремененными думами о власти, все должно быть просто и понятно: во главе страны стоит Правитель! И он отвечает за все, что происходит в нашем мире!
        А как Правители становятся Правителями… Это обитателей Шаа, по большому счету, волновать не должно абсолютно! Для змеелюдей важен результат деятельности первого лица государства, а не то, почему именно его Совет Регентов избрал, или - назначил Правителем. Никто никогда никому ничего не объясняет: почему в государстве происходит так, а не иначе.
        Незачем!
        За все отвечает Правитель! Этого достаточно!
        - Почему?
        - Потому что это устраивает всех!
        - Но Регентский Совет…
        - Совет Регентов реально может повлиять на Правителя в очень редких случаев. Выбор Правителя из числа наиболее приемлемых кандидатов - это как раз тот случай, когда может! А дальше… Со временем, когда Правитель становится старше, мудрее, опытнее, он все меньше и меньше учитывает мнение Регентского Совета. Хотя, бывают и исключения! В истории Шаа есть записи о нескольких Правителях, которых полностью подчинял своей воле Совет Регентов.
        - И чем это заканчивалось?
        - Чем… Чем… Как правило, все они погибали при невыясненных обстоятельствах!
        - А причина?
        - Причина… Всегда наверху должен быть один змеечеловек, который должен и может всю ответственность взять на себя! Ведь все действия Совета Регентов носят, по большей части, рекомендательный характер… А если Регенты реально принимают решения по конкретным вопросам, то и отвечать должны они.
        - А если решение - неправильное?
        - В том-то и дело! Наказывать придется весь Регентский Совет! А кому хочется подставлять свою шею под топор палача, когда для этого есть шея Правителя?
        - Я думала, что в нашем мире все устроено иначе…
        - Многие думают так же, как и ты! Самое сложное в принятии управленческого решения - это наличие достаточного количества правдивой информации. В последнее время я начал замечать, что мне поставляют заведомо ложные, нечестные сведения… Соответственно, и решения, которые я принимал, были ошибочными. Не все, конечно, но многие… Теперь-то я понимаю, чьих рук это дело.
        Да и раньше - тоже понимал; точнее - подозревал, догадывался!
        Собственно, именно поэтому и затеял всю эту историю с "битвой экстрасенсов". Мне очень важно было показать моему брату и Совету Регентов, что у меня может появиться свой собственный, независимый от них источник информации!
        Ты, как камешек на склоне горы - просто обязана была вызвать оползень! Только одним фактом своего присутствия! Ты и вызвала! Практически чуть ли не в первый же день вскрыла такой "гнойник"…
        - Питание для гостей… Ты намеренно пошел против мнения Совета Регентов, чтобы в очередной раз показать им, кто теперь в доме хозяин?
        - Можно сказать, и так! Пока шли приготовления к кремации я повстречался со всеми ключевыми "игроками" Совета Старейшин, убедил их в необходимости провести внеочередную, экстренную встречу… А когда заседание Совета Старейшин состоялось, я преподнес историю с нашими гостями так, что Регентам ничего не оставалось, кроме как подчиниться решению большого Совета.
        Не скрою - для многих в Совете Старейшин одна только информация о зало… о наших гостях стала настоящим потрясением! Разумеется, все проголосовали за то, чтобы эти существа имели возможность питаться так, как они привыкли это делать на своей родине.
        - Выходит… Никто в Совете Старейшин доподлинно не знает, кто именно находиться у тебя в этих комнатах, как они выглядят, сколько их всего?
        - А ты проницательна, Ведунья! Тебе не откажешь в здравом смысле и аналитических способностях! Считай это комплиментом! Да, ты права: действительно, никто толком не знает, что это за существа, сколько их, где они находятся и для какой цели они привезены мной на Шаа.
        - А мне скажешь - для какой?
        - Неужели ты сама еще не догадалась? А как же твой дар предсказания? Временно не работает?
        - Мой дар - все еще при мне! И он "работает"! Однако… Если я нечаянно проболтаюсь тебе, что твои гости - они и не гости вовсе, а что-то вроде пленников или заложников, ты немедленно поинтересуешься - откуда я это знаю, кто мне это сообщил… А я еще не забыла, как пахнет жареное мясо моих пяток! Зачем мне висеть под потолком пыточной камеры, над костром? Ради одной только демонстрации моих способностей?
        Для этого есть иные, менее болезненные способы!
        Правитель расхохотался.
        - Да, насчет менее болезненных способов - тут я с тобой соглашусь полностью! Там паче, ты вновь оказалась права "на все шестьдесят четыре"!
        - Что именно ты имеешь в виду?
        - Я говорю о твоем предположении об относительной близости к нам кораблей наших врагов! Сигнал о необходимости поставки пищи для наших пленников я приказал послать вчера! А уже сегодня пришел ответ! И знаешь, что в нем?
        - Нет! Разумеется, нет! Нас всех убьют?
        - О-о-о! Я, похоже, все переоценил твои умственные способности, старуха! Никто лично нас с тобой не убьет, пока наши гости находятся здесь, в Замке! В ответе сказано, что контейнер с пищей прибудет к Шаа завтра! Понимаешь?! Завтра! Это означает… Это означает, что они все время следили за нами… И эти шпионы… Это всего лишь часть спланированных ими действий!
        - О каких шпионах ты говоришь, Повелитель? Я ни разу не видела в нашем мире существ, отличающихся от нас, похожих на…ммм… наших гостей!
        - Шпионы… Ты не поверишь - но они повсюду! А как они попадают к нам? Сложный вопрос! Я - не знаю! Пока не знаю! Но выглядит это так… В змеечеловека словно вселяется антипод Божественного Змея! Змеечеловек перестает быть змеечеловеком! Он не так двигается, совершенно иначе разговаривает, не принимает нашу пищу… Да много чего… Я поначалу даже подумал, что ты - одна из них! Ну, не то чтобы на сто процентов, но кое-какие сомнения были!
        - Я - не поняла! Я - одна из кого - из них?
        - Тьфу ты! Из шпионов! Но потом убедился, что ошибся! Знаешь, когда я поверил тебе окончательно?
        - Когда?
        - Когда ты, рискуя собственной жизнью, защитила меня!
        - Но это же долг любого жителя Шаа - защищать своего сюзерена!
        - Вот именно! Жителя - Шаа! Любой вражеский шпион на твоем месте обязательно постарался бы сначала уничтожить меня, как главного врага! А уж потом - моего брата и его подручного! Нет! Ты все правильно сделала! Теперь я знаю, что у меня за спиной есть змеечеловек, на которого я всегда могу опереться и которому могу полностью доверять!
        - И что же хочет доверить мне мой Властелин?
        Правитель глянул на Ташшу, поперхнулся…
        - С тобой очень сложно разговаривать, старуха! Иногда мне кажется, что ты просто читаешь мои мысли! Меня это уже начинает пугать… Я даже думаю - может быть, мне лучше не иметь никакого помощника, чем такого, который читает мои мысли? А ты-то сама как думаешь?
        - Я?! Я думаю, нет ничего страшного в том, что какая-то Ведунья пару раз случайно смогла угадать желания своего Властелина! В любом случае это пойдет только на пользу! На пользу моего Правителя, разумеется! Так что за задание хотел дать мне мой Властелин?
        - Хм-м… Может, ты и права - что нет ничего страшного в угаданных желаниях! Тем паче, что для тебя мои желания - это приказ! Прямой приказ твоего Властелина! Надеюсь, это ты понимаешь?
        Ташша промолчала - тон, каким этот вопрос был задан, не предполагал её ответа.
        - Завтра на орбите Шаа появится корабль наших врагов. В нем - контейнер с продуктами для тех, о ком ты так хлопочешь! Твоя задача - подняться на этот корабль, перегрузить продукты на наш корабль и доставить пищу туда, куда требуется! Место выгрузки тебе сообщат дополнительно!
        - Но я не умею управлять никакими транспортными средствами! Я даже Матшем - не умею, и поэтому нанимала погонщика!
        - Ох! Старуха - она и есть старуха! Кораблем буду… будет управлять специально обученный змеечеловек. Ты его не знаешь и даже не увидишь ни разу за время полета! Он будет находиться в кабине пилота, ты - в грузовом отсеке! Твоя задача - по прибытии на корабль пришельцев, наших врагов, скрытно установить… один прибор. Он нам нужен для того, чтобы знать, где именно сейчас наши враги!
        - А если меня поймают и убьют?
        - Надо, что не поймали! Да никому и в голову не придет, что старая серая змеюшка может представлять какую-то опасность! Да что я тебя уговариваю?! Это - приказ! И выхода у тебя нет! Завтра поднимаешься на корабль, летишь на встречу с пришельцами, получаешь контейнер с пищей, и устанавливаешь маячок внутри, или снаружи вражеского корабля! А не выполнишь… Очень скоро снова почувствуешь, как пахнет горелое мясо твоих пяток!
        Правитель хлопнул дверью и ушел в коридор.
        Ведунья вернулась в апартаменты в очень плохом настроении. Маяла не сразу заметила перемену в самочувствии Ташши, несколько раз обратилась к ней с каким-то вопросом, на которые женщина-змея не отреагировала никак.
        Маяла внимательно посмотрела на сухопарую сгорбившуюся фигурку серой змейки, верно сопоставила её неожиданную замкнутость с визитом Правителя. Она заметно поскучнела (ей очень хотелось расширить свои лингвистические возможности и продолжить очередное занятие, прерванное визитом Правителя), забралась на кровать, подогнула под себя ноги, свернулась "калачиком", отвернувшись лицом к стене… О чем-то надолго задумалась…
        Ситуацию слегка разрядил маленький Александр.
        Он медленно и осторожно сполз с одра на пол, с трудом встал с коленей и… пошел к Ведунье, покачиваясь от слабости на каждом шагу.
        Однако он все-таки преодолел намеченные им два или три метра и спустя какое-то время оказался возле ноги Ташши, сгорбившейся у стены.
        Ведунья вздрогнула, почувствовав прикосновение нежных пальчиков малыша. Ташша растерялась - она не знала, как должна вести себя в такой ситуации, чтобы не напугать малыша.
        - Что мне делать? - спросила она у симбиота, настолько погруженного "в себя" и в свои размышления, что он совершенно перестал обращать внимание на то, что происходит вне тела женщины-змеи.
        - Ничего! - отозвался Сашка. - Ничего необычного! Он просто хочет поиграть с тобой!
        - Поиграть?! Он, что, меня совершенно не боится?
        - Очевидно, нет! Дети в этом возрасте все воспринимают буквально, как есть так, как все происходит на самом деле, без предубеждения… Малыш же видит, что ты относишься к нему хорошо… А что касается твоего внешнего вида… Так его уже столько времени окружают только такие, как ты!
        Привык!
        - Ваши дети - все такие? Или этот - особенный?
        - Скорее - все! То, что он подошел к тебе сам - это обычная реакция обычного ребенка на знакомый ему субъект! Поиграй с ним!
        - Но - как?
        - Возьми его на руки! Дай игрушку! Поговори с ним! Только не делай резких движений, хорошо?!
        - Хорошо! - Ташша несколько раз прострелила воздух своим раздвоенным язычком, зачем-то поверяя, как пахнет малыш. От инопланетного детеныша приятно несло цветочным мылом… Тем самым, баночку которого Ташша лично передала Маяле пять дней назад. Ведунья наклонилась, захватила маленького Александра под мышки, выпрямилась, прижала его к своей груди.
        - О, Господи! - вырвалось у неё. - Какой же он легкий! Как муравейчик! Совсем ничего не весит!
        - Хотел бы я посмотреть, сколько будешь весить ты, если тебя не кормить пару-тройку месяцев! - почему-то обиделся симбиот. - Я же тебе говорил…
        - Я - помню! - прервала его Ведунья. - Все помню! И не нужно со мной… В таком тоне… Я же тоже - живая… И я завтра отправлюсь за продуктами для него… Для них…
        Заречнев готов был поклясться, что по впалой серой щеке женщины-змеи покатилась слеза.
        - Дай ему игрушку! - напомнил о своем присутствии симбиот.
        - Игрушку? А что я ему могу дать? У меня нет никаких игрушек!
        - А медальон? Дай ему медальон! Думаю, он ему понравится!
        Женщина-змея расцепила руки, одной рукой, не опуская малыша на пол, нашарила на шее ремешок, потянула его вверх…
        Маяла расслышала незнакомое шуршание, повернулась на кровати… Её брови медленно поползли вверх.
        "А вдруг значок - грязный"? - кольнула Ведунью запоздалая мысль. Она поднесла медальон к своему лицу, поиграла язычком, проверяя, каков запах предмета, снятого с её тела…
        Неожиданно она почувствовала, как что-то теплое и гибкое ухватило её за язычок. Ташша попыталась высвободиться, но не смогла. Она сфокусировала свой взгляд на кончике язычка… Её орган обоняния удерживал своими пальчиками маленький Александр! Держал, улыбался и никак не хотел отпускать!
        - Ну, и что теперь прикажешь мне делать? - поинтересовалась Ташша у симбиота. - Язык, видишь ли, ему мой понравился!
        - Делай, что хочешь! - отозвался Сашка. - Только рот не открывай!
        - Почему?
        - А дети… Наши дети… Они такие любопытные… если ты откроешь свой рот, он обязательно захочет узнать, что за пара больших зубов растут у тебя во рту! А потом полезет трогать руками…
        - Уф-ф! Хорошо, что предупредил! А то я…
        - Сашка! - раздался резкий окрик Маялы. - Прекрати мучить тетю! И немедленно иди ко мне!
        Малыш встрепенулся, повернулся к принцессе Великой Империи, потянулся к ней…
        - Отдай ей ребенка! - посоветовал Ташше симбиот. - Для первого раза вполне достаточно!
        Ведунья шагнула к кровати, осторожно передала малыша его маме.
        - А медальон?
        - А что медальон? Наиграется, сам бросит! Тогда и подберешь!
        Однако инопланетник ошибся.
        Маленький Александр так и не выпустил из ручек значок ратника - до тех пор, пока не наигравшись, уснул на руках у матери.
        - Тебе очень нужен этот предмет? - спросила Маяла, вынимая медальон из рук задремавшего сынишки.
        Ташша замялась. Ей очень не хотелось лишать малыша его единственной игрушки… И она решилась…
        - Пусть пока играет! - ответила она. - А когда наиграется, вернешь медальон мне! Может к этому времени у нас появятся и другие игрушки!
        У Маялы при слове "нас" взметнулись вверх брови, но она все же промолчала… Эту серую змейку иногда понять было просто невозможно…


        Утром за Ташшей пришли.
        Ведунья сначала расслышала "осторожный" топот солдатских ботинок; затем - тихое постукивание в дверь…
        Она сползла со своего топчана, неслышно пробралась к двери. Правитель, у которого имелся собственный ключ от этих покоев, точно не стал бы стучать в дверь перед тем, как войти сюда.
        Значит, это был кто-то посторонний.
        Причем, не факт, что - друг.
        Ташша отперла запор, несильно потянула деревянное полотно на себя, спряталась в нише за дверью…
        В комнату проник ратник, один, без оружия. Он быстро и удивленно осмотрелся по сторонам, не видя того, кто отворил ему дверь.
        - Я - здесь! - негромко сказала Ташша, появляясь у него за спиной. - Кто ты такой? Кто тебя послал? Что тебе нужно?
        - Я - за тобой! - обрадовался Гвардеец. - Мне приказали доставить тебя вниз. Правитель ждет тебя! Он сказал мне, что ты знаешь - зачем!
        - Хорошо! Мне нужно одеться! Подожди снаружи!
        Ратник послушно удалился.
        Ташша выслушала все рекомендации симбиота по поводу одежды для космических путешествий, тяжко вздохнула - в её "гардеробе" не было ни одной вещи, которая хотя бы отдаленно напоминала "скафандры" и что-то там еще…
        - Ты тогда хотя бы обувь одень! - посоветовал её Сашка. - Переборки внутри корабля, но особенно - полы бывают настолько холодными, что ты даже представить себе не сможешь! Холод иногда жжет не хуже чем огонь!
        Ведунья поежилась. У неё еще свежи были воспоминания о минутах, проведенных над костром, в пыточной, и ей очень не хотелось бы разнообразить опыт такого рода за счет мертвящего холода.
        - Но где я возьму новые ботинки или сапоги? - спросила она у симбиота, надеясь, что этот вопрос хоть ненадолго избавит её от навязчивых рекомендаций более опытного в таких делах инопланетника.
        Получилось наоборот.
        - Как это где? - вспылил симбиот. - Я видел отличные армейские сапоги на том парне, посыльном от Правителя! Забери их!
        - Как это так - забери?! - возмутилась женщина-змея. - Ты мне здесь дедовщину не устраивай! У нас не принято так, как у вас: увидел что-то у молодого солдата - отдай!
        - Ага! Значит, ты и в этих моих мыслях успела покопаться?! Ну, хорошо! Я тебе скажу! Я тебе все скажу!
        - И что ты мне скажешь?
        - А то! То, что "духам" ни к чему новые берцы. Они нужнее тем, кто ходит на боевые! Да что тебе объяснять! Да, я забирал новые ботинки! Но это было всего один раз! Понимаешь?! Всего один!
        - Ага! - ехидно ответила ему Ведунья. - Как у вас в таких случаях говорят? Один раз - не педорас?
        - Что-о?! Что ты сказала? Да я… Да ты… Да ты знаешь кто ты после этого? Ты - просто змея!
        - А то… Кто бы сомневался! Ну, хорошо… Насчет обуви ты, наверное, все же прав… Но метод, которым ты предлагаешь добыть эту самую новую обувку, он для меня не приемлем! Это ты усек?
        - Усек… Усек… И что предлагаешь ты?
        - Я предлагаю попросить новые сапоги у Правителя!
        - Ну… В принципе… И че я сам об этом не догадался… - растерянно отозвался симбиот. - Теряю хватку! Ладно, пошли! А то гонец нас уже заждался, наверное!
        - Не нас, а - меня! И не высовывайся! Не видишь разве, что любое отклонение в поведении змеечеловека немедленно вызывает подозрение к его причастности к шпионам?! Я вообще удивлена, как меня до сих пор не разоблачили! Ты все время вмешиваешься!
        - При этом всегда - на пользу!
        - Ладно… Потом поговорим и на эту тему! А пока - ни звука!


        - Что так долго? - строго спросил Правитель у Ведуньи, и не пытаясь скрыть своего нетерпения.
        - Да я… Тут… Не знала, какую обувь одеть! Ноги после пыток распухли, в мою старую обувку уже не вмещаются. А босиком… Как-то неуютно оно!
        - Тьфу ты! Надо было сказать этому солдату, чтобы он тебя предупредил… У меня для тебя давно уже приготовлено специальное обмундирование! Оно на корабле! Оденешь после отлета! Там есть все - и герметичный комбинезон, и специальные ботинки, и шлем! Все! Быстрее на корабль! Времени уже нет! - он быстро двинулся куда-то вдоль Замка.
        Ташша затрусила следом, прихрамывая на обе ноги.
        "Шатл" Властелина Шаа находился недалеко, в огороженной и усиленно охраняемой зоне, с четырех сторон окруженной прочными кирпичными стенами.
        Пока обслуга по приказу Правителя производила с кораблем какие-то манипуляции, Заречнев и Ведунья с любопытством рассматривали "самопальный" космический корабль главного змеечеловека Шаа.
        Корабль был невелик, а его конструкция была не знакома звездному рекруту. Длина космического судна не превышала сорока-пятидесяти метров, высота - пятнадцати, а ширина - двадцати метров. Четыре мощных двигателя, чьи сопла смотрели точно вниз, и отсутствие каких-либо намеков на крылья не оставляли сомнений в том, что машина управляется исключительно за счет изменения направления вектора тяги четыре мощных моторов.
        Ташша шагнула вперед, заметила четыре же мощных опоры с массивными "башмаками" на концах, прежде услужливой подсказки симбиота поняла, что это и есть "ноги" "шатла" Правителя.
        Властелин обернулся, заметил "стопорение" Ведуньи, повелительно взмахнул рукой в сторону пологого металлического трапа, а сам скрылся в одном из боковых проходов. Ташша послушно двинулась в указанном направлении…

…Защитный костюм (назвать его скафандром у Сашки не повернулся язык) и обувь Ведунье оказались велики. Ташша и без подсказки симбиота догадалась, что кожаная "хламида" - "наследство" покойного старшего брата Правителя. Она довольно скоро разобралась в немудрящем "хозяйстве" защитного снаряжения, пусть и с остановками, медленно, зато - самостоятельно облачилась в "скафандр", натянула на ноги кожаные ичиги… А вот со шлемом получилась неувязка.
        Из-за невнимательности и отсутствия опыта Ташша попыталась надеть прозрачную сферу… задом наперед!
        Пилот каким-то образом узнал о её мытарствах со шлемом, "нарисовался" рядом с ней, выскользнув из небольшой овальной дверки, с громким рассерженным шипением уехавшей внутрь переборки. Его лицо было скрыто за непрозрачным забралом.
        - Не так! - глухо сказал он, обеими руками хватаясь за шлем. - Перед - здесь! А здесь - зад!
        Ведунья почувствовала движение шлема, услышала щелчок фиксации "головного убора".
        Дышать стало тяжело.
        - Воздух в костюм подается отсюда! - пилот продолжил инструктаж. Он коснулся вентиля на груди Ведуньи, Ташша почувствовала, что ей в лицо ударила воздушная струя, а костюм начал наполнятся и раздуваться. Пилот слега уменьшил давление, показал женщине-змее, как именно нужно прибавлять, или уменьшать давление воздуха внутри герметичного кожаного костюма…
        Ташша кивнула головой в знак того, что усвоила первый нехитрый урок, покрутила головой, выискивая, куда она могла бы присесть…
        Пилот, направившийся было к двери, неожиданно вернулся.
        Он указал рукой на Ведунью, потом - на дверь, из которой появился сам. Ташша послушно проследовала в указанном направлении.
        Пилот шел сзади.
        Короткий коридор, скрытый за шипучей сдвижной дверью, заканчивался в небольшой темной комнате, в стенах которой Ташша насчитала четыре темных овала, аналогичных тому, какой она видела в "тамбурном" помещении. Пилот качнул головой в сторону одного из них, шагнул вперед первым.
        Отсек, скрывавшийся за этой дверью и высокой вертикальной лестницей, по определению мог быть только пилотской кабиной. Ташша - с непониманием, а Сашка - с любопытством уставились на кресла пилотов, штурвалы, бесчисленное множество лампочек, датчиков и тумблеров…
        - Что это? - спросила Ведунья, непонимающе вертя головой во все стороны - вид из прозрачной капли пилотской кабины открывался превосходный во все стороны и ей трудно было сфокусировать свое внимание на чем-то одном.
        - Это? Это - кабина для управления этим летательным аппаратом! - сказал пилот, снимая шлем с забралом.
        Пилотом, как и предполагала Ташша, не забывшая его, возможно - не случайную оговорку, оказался Правитель. Он сразу обратил внимание, что Ведунья совершенно не удивилась, узнав, что "неизвестный" пилот и он - одно и то же лицо, спросил:
        - Ты знала с самого начала?
        - Нет! - честно ответила женщина-змея. - Просто там, наверху, вчера… Ты проговорился… Я поняла, что ты не хочешь, чтобы кто-то знал, что этой машиной никто, кроме тебя, управлять не может. Теперь - не может. Судя по размеру этого… одеяния. вторым пилотом был твой старший брат… Или кто-то другой, примерно такого же размера.
        - Да, ты не ошиблась! - ответил Правитель, протискиваясь в левое кресло. - Вторым пилотом был мой старший брат! Это с ним мы облетели на этой машине всю нашу планету! И не только её! Если бы этот летательный аппарат, мы никогда бы не узнали, что где-то существует Черное Пламя и не нашли бы его!
        - Что мне делать? - спросила Ташша, не осмелясь без разрешения усесться в свободное правое кресло.
        - Как что? Садись сюда, пристегивайся вот этими ремнями… Только руками ничего не трогай, хорошо?!
        - Хорошо! - ответил Ведунья, осторожно присаживаясь в пилотское кресло. - Скажи, почему ты не оставил меня там, внизу?
        - Ты нужна мне живой! Этот костюм… Он на самом деле такой ненадежный…Да и ресурс его систем небольшой. Сомневаюсь, что ты смогла бы выжить в нем все то время, пока мы будем лететь к кораблю… Кораблю чужаков!
        - Когда мы отправляемся?
        - А прямо сейчас! Времени у нас - в обрез! Корабль чужаков - он же не висит над каким-то одним местом Шаа, он все время вращается вокруг него! Причем - очень высоко, то есть далеко от поверхности нашего мира!
        - Откуда ты все это знаешь? Я никогда не слышала ничего подобного!
        - И не услышишь! Всё, о чем я тебе сейчас рассказываю, я узнал из очень старых записей! Книг Древних! Но об этом - позже! А пока… Зажмурь глаза, если тебе страшно; мы взлетаем!
        Заурчали, загудели могучие двигатели, мелко затрясся корпус корабля… Ташша повернула голову, увидела, как отдалятся от неё дворик Замка, почувствовала, как ускорение прижимает её к креслу… Ей показалось, что прошло всего несколько мгновений, а корабль Правителя уже пробил плотное одеяло облаков и устремился вверх, к красновато-желтому Оку Сата…
        Ускорение продолжалось около десяти минут.
        А потом все окружающее неожиданно потеряло свой вес.
        - Ой, что это такое? - воскликнула Ведунья, тщась поймать её свободно плавающий по кабине шлем, про который она просто забыла.
        - Это? - весело переспросил Правитель. - Это - невесомость! Я, признаюсь, в первый раз тоже был ошарашен! А потом - ничего, попривык! Тут, главное - бдительность не терять! Стоит только забыться - все, шишак готов! И тебе совет - не отстегиваться от кресла, пока я не разрешу!
        - А как я смогу попасть в корабль чужих? Видимо, мне придется цепляться за что-то вовремя движения? За что?
        - Цепляться ни за что не придется! - неожиданно помрачнел Правитель. - Когда мы окажемся внутри большого вражеского корабля, там у них - искусственная гравитация. Все - легче. Но ходить - можно! Думаю, ты сможешь поднять контейнер любого веса!
        - Ты сказал - большой корабль? Что значит - большой? А этот, что - маленький?
        - Да! Очень маленький! - подтвердил Правитель. - И ты даже не представляешь - насколько!
        Властелин Шаа неожиданно оборвал себя на полуслове, внимательно посмотрел на Ташшу.
        Ведунью от его пристального взора неприятно кольнуло, но она справилась со своими эмоциями, ничем и никак не показала Правителю, что ей неуютно от таких вот бесцеремонных рассматриваний.
        - Можешь отдохнуть! - сказал мужчина-змей. - Даже поспать, если хочешь! Мы доберемся до корабля с продуктами для наших гостей не ранее завтрашнего утра.
        По времени Шаа, разумеется! Здесь, в космосе, нет привычных нам времен суток…

…Однако Ташша уснуть так и не смогла. От переизбытка новых впечатлений и от невесомости у неё все время кружилась голова и подташнивало. Правитель весьма скоро обратил внимание на её состояние, после некоторого раздумья… предложил Ведунье поучиться управлять его космическим судном.
        - Это достаточно просто! - объяснил он. - Да и отвлечешься! Тебе это нужно сейчас, как никогда. По собственному опыту знаю…
        Женщина-змея спорить не стала и Правитель начал свой первый урок по управлению своим космическим аппаратом.
        - Ты знаешь! - сказал он. - Если бы еще месяц назад кто-то сказал бы мне, что я буду учить управлять этим кораблем старуху, да еще и из тех, кого чернь называет отверженными, я точно не поверил бы. Думаю, просто расхохотался бы в лицо тому, кто осмелился бы предположить такое! Однако… Нам неведома воля Божественного Змея! Я думаю, это благодаря Его власти ты смогла попасть на "шабаш ведьм" и победить в нем! Значит, и твое теперешнее обучение - тоже часть Его плана! Во всяком случае, очень хотелось бы верить в это!
        Ну-с! Начнем наш первый урок! И так, ты сейчас сидишь в кресле помощника пилота корабля. А то кресло, в котором нахожусь я - это место основного пилота судна. Это понятно?
        Ташша нервно кивнула.
        - Не переживай так сильно! Повторяю - ничего особенного в управлении этим аппаратом нет! Нужно только знать и соблюдать несколько основных принципов…
        Ведунья слушала Правителя, и почти ничего не понимала из тех терминов, которые он произносил.
        Слова "гравитация", "напряжение поля", "вектор тяги маршевых двигателей", "уровень топлива", "автопилот" не говорили ей ровным счетом ничего. Она растерянно хлопала глазами, осторожно прикасалась к рукоятям управления двигателями, непонимающе скользила глазами по блестящим стеклянным датчикам, показывающим непонятную ей "силу тяги" и много чего еще… Единственное, в чем она чуть-чуть разобралась - это наименование сложного прибора в центре панели. Прибор, как она поняла, показывал положение корабля в пространстве, однако про какое именно пространство шла речь и что можно было с этим самым "положением" делать, женщине-змее постичь так и не удалось…
        Властелин Шаа это понял тоже. Он прекратил урок, долго и грустно смотрел в лицо Ташши…
        - Жаль… Жаль! - со вздохом констатировал он. - Я все же надеялся, что мне удастся научить тебя хо чему-нибудь! Признаюсь - такого неспособного к обучению ученика у меня еще не было никогда!
        Ведунью подмывало спросить - а много ли вообще у него было учеников, но осторожность в ней вновь победила язвительность.
        - Хотя в твоем техническом кретинизме есть и определенный плюс! - слегка повеселел Правитель. - Твоя неспособность к обучению даже самому незначительному управлению этой машиной еще раз показывает, что ты - не шпионка! Я думаю, что если бы чужаки хотели подослать ко мне своего шпиона, они постарались бы научить его хотя бы азам управления заатмосферными летательными аппаратами!
        Ты только посмотри - как можно не понять такие простые вещи?! Неужели настолько сложно уяснить, что если двигатели отклонить в эту сторону, то корабль полетит в противоположную?!
        Ташша промолчала, виновато опустил голову. Ей хотелось спросить совета у симбиота, но тот молчал, словно набрал в рот воды. А самой Ведунье, сколько она ни старалась, так и не удалось отыскать в его памяти информацию о таких, либо подобных летательных аппаратах. Все машины, которыми довелось управлять инопланетнику в его прошлой жизни, почему-то были с плоскостями, которые он к тому же называл "крыльями"… Либо огромными, с двигателями, скрытыми где-то очень глубоко внутри их металлических "потрохов".
        Ведунья знала, что крылья - это прозрачные перепонки у насекомых, с помощью которых они летают. Но чтобы называть этим словом большие треугольные выросты по бокам диковинных, совершенно не похожих на эту, машин…
        Нонсенс! - думала она, пытаясь представить, что станет с ней и симбиотом, если Правитель по каким-то причинам погибнет, или окажется без сознания.
        Поразмыслив еще, она, на всякий случай, озвучила свои сомнения вслух.
        - Ну, вот, хоть что-то! - слега повеселел Властелин. - Зерно здравомыслия - пусть небольшое, слабенькое, но оно в тебе есть! Прибор, которым может вернуть нас всех домой даже в том случае, если мы все окажемся без сознания, или даже погибнем, например, от удушья или болезни, называется автопилот! Панель управления этим прибором, кстати, находится справа от тебя. Вот этот экранчик - это и есть экран автопилота! Чтобы заставить корабль вернуться домой, на его место у Замка, нужно все тумблеры вот этого ряда и - этого, перевести в среднее, то есть нейтральное положение! Затем вот этот фиксатор нужно поднять вверх, а тумблер поднять! Видишь, что здесь написано?
        - "Домой"! - прочитала Ташша. - Что это значит?
        - Это значит, что если все сделать так, как я тебе рассказал, то корабль сам вернется в то место, откуда мы стартовали!
        - А как он это сделает? Кто им будет управлять?
        - Никто! Точнее, из змеелюдей - никто! В корабле есть специальное устройство, оно работает как наш с тобой мозг. Вот оно, это устройство, и вернет судно обратно!
        Ташша недоверчиво посмотрела на Правителя, но вступить в спор с ним не решилась… Если бы на корабле был этот, как говорил Правитель, "автопилот", то разве нельзя было послать это судно к кораблю пришельцев одно, без неё и Властелина Шаа?

…Прошло еще много часов, прежде чем на фоне звездной россыпи змеелюди заметили темное тело, издали похожее на зерно злака, много времени пролежавшего на влажном дне хранилища зерна…
        - Это он! - уверенно сказал Правитель, направив свое судно в сторону корабля чужаков. Ташша через прозрачный минерал кабины внимательно рассматривала дискообразное тело, с удивлением и почему-то - ужасом, не узнавая в нем "Пожирателя Пространства", информацию о котором она не раз находила в "свежей" памяти своего симбиота.
        - Нас не уничтожат? - эти слова вырвались у неё сами собой. Как хорошо, что Правитель не знал, какие именно знания послужили причиной этого вопроса!
        - Нет! Это исключено! - немедленно отозвался Властелин Шаа. - У нас есть оборудование… Его нельзя назвать оружием, но защищает оно нас абсолютно ото всех и от всего! Я активирую его, как только мы приблизимся! Так что иди смело; не бойся ничего и никого! В этой части Вселенной сильнее нас никого нет!
        Глава 11. Вторая тайна Правителя

        - Посмотри, что я сейчас сделаю! - Правитель прикоснулся к малозаметному тумблеру где-то сбоку и снизу от себя. Звезды снаружи заметно потемнели.
        - Что это? Что это было? - со страхом в голосе поинтересовалась женщина-змея.
        - Это? Я активировал защиту нашего корабля!
        - А почему стало так темно? Это какое-то особое энергоинформационное поле окружило нас?
        Властелин Шаа внимательно посмотрел на Ташшу.
        - Окружило! Однако поле, которое нас сберегает, оно… ммм… немного не такое, каким ты, возможно, представляешь его себе.
        - В нем нет энергии или информации?
        - Нет, энергия в нем имеется, и в очень большом количестве… Что же касается информации… Затрудняюсь сказать определенно… Лучше скажи мне, что ты думаешь о времени?
        - О времени? Если честно - почти ничего не думаю! Я знаю, что оно - есть. Что пронизывает всё и всех. Что в энергоинформационном поле Шаа записываются все события, которые были, есть и будут… Ни изменить, ни повлиять на ход времени не может никто!
        - А что ты скажешь, если я скажу, что это - не так?
        - Что - не так?
        - То, что на ход времени повлиять все-таки можно. Точнее на предметы, которые могут находиться в хронопотоке.
        - Потоке - чего?
        - Потоке - времени!
        - У времени есть река? Или это обычный ручей? - Ташша попыталась улыбнуться.
        Однако Правитель остался серьезным.
        - Представь себе, - сказал Властелин Шаа, - что ты стоишь на высоком утесе! Представила?
        Ведунья закрыла глаза, кивнула утвердительно.
        - Теперь представь, что тебя обдувает потоком воздуха…
        - А каким? Холодным, с гор, или теплым - из долины?
        - Хм… Глупая старуха… Да - любым! Пусть - из долины; теплым!
        - Хорошо! Представила! Теперь - что?
        - Теперь - представь, что этот поток - не воздух, а время!
        - Это - как?
        - А вот так! Очень просто: ты стоишь на скале, и тебя обдувает потоком времени!
        - Хорошо… Ну, допустим… Представила! Что дальше?
        - А дальше… Рядом с тобой много змеелюдей, и не только змеелюдей; машины, деревья животные… И всех их ветер времени освежает одновременно с тобой!
        - И - что? Это понятно и так, без столь отвлеченных примеров! Ясно же, что мы все живем в одном, как ты сказал… хромопотоке?
        - Нет, не в хромо…! В хроно - потоке! А теперь представь, что у тебя есть устройство, которое может перенести тебя навстречу этому потоку. Недалеко…
        - Это как - навстречу?
        - То есть в недалекое будущее!
        - А разве такое возможно?
        - Возможно! Поверь - возможно! Ты же получаешь каким-то образом информацию из будущего?! Получаешь!
        - Но информация - это только поле, и ничего более…
        - А кто доказал, что нельзя перенести в будущее материальное тело?
        - И что это дает?
        - О-о! Это дает очень многое! Например, если рядом с тобой находится твой враг, он не сможет прикоснуться к тебе! И вообще - никак и ничем не сможет тебе навредить!
        - Почему?
        - Хм-м… А тебя еще как бы нет в его времени! И вообще, как ты себе это представляешь - прикоснуться к будущему?
        - Но он же видит меня! Или - нет?
        - Видит! Да, видит! Твое изображение появляется перед ним как бы с небольшой задержкой. Но твой враг не знает же об этом, правда!?
        - Ну… Не знаю… Наверное… И что из этого следует?
        - Тебе невозможно навредить! Если ты находишься, например, внутри во-он того корабля, то ты все равно остаешься неуязвимой для него!
        - А если он выстрелит из чего-нибудь?
        - И - что? Как ты себе это представляешь - выстрелить в будущее? Это - невозможно! Если нет специальной аппаратуры, разумеется…
        - А у тебя она есть, выходит?
        - Выходит - есть! И тебе ни чего нужно бояться, когда ты пойдешь на корабль наших врагов!
        - Но контейнер с пищей? Как он попадет к нам в корабль?
        - Задержка во времени настолько ничтожна, что для еды это не играет никакого значения! Время - непреодолимый барьер только для всего живого! А еще - для оружия, обладающего либо большой энергией, либо - скоростью!
        - А если нам вместе с ящиком доставят что-нибудь такое, что сможет разрушить наше судно изнутри?
        - Ты, наверное, говоришь о бомбе?
        - Я не знаю, как называются эти штуки… Их еще иногда применяют в каменоломнях, чтобы отколоть большие куски скалы!
        - Понятно! Но ты, очевидно, не очень внимательно слушала… Я же уже говорил - для оружия большой мощности или большой скорости время - непреодолимый рубеж!
        - Почему?
        - Почему… Почему… Не знаю… И если честно - то и не очень понимаю, как это все работает. Я знаю одно - аппаратура, которая сдвигает лично нас и наш корабль в потоке времени относительно других - предметов и разумных существ - работает. А как, и почему это происходит… Не знаю… И, может быть, не узнаю никогда.
        - Но - как? Как ты это все смог придумать и построить?
        - А кто тебе сказал, что я что-то придумал сам? Ты не думала, что я это все мог получить в готовом виде? Например, в качестве подарка? Или - наследства?
        - Наследства?
        - Да - наследства!
        - Но - от кого?
        - Например, от моих предков! Или - от Древних! Древних же тоже можно назвать нашими предками, не так ли?
        Ташша задумалась, пожала плечами…
        - Они завещали тебе этот… хронопоток?
        - Нет! - улыбнулся Правитель. - Поток времени завещать невозможно!
        - Тогда - что же?
        - В "наследство" можно получить, например, знания… Или готовое оборудование!
        - Но… Почему этим, как ты говоришь, "наследством" никто из твоих предшественников не воспользовался ранее тебя?
        - Не воспользовались - потому что не знали, где его искать и что делать с тем, что могли найти!
        - А ты - знал?
        - Я? Я поначалу тоже не знал. Но… Впрочем… Разговор это долгий! Давай продолжим его после того, как ты вернешься с корабля врагов. С продуктами! Но - без коробочки, которую я тебе дал!
        Ташша проглотила слюну - влага в её горле отчего-то высохла почти мгновенно, при одной только фразе "корабль врагов"; судорожно кивнула.
        - Ты не переживай! - напутствовал её Властелин Шаа. - Если все-таки что-то пойдет не так и с тобой что-нибудь случиться, я от этого корабля оставлю только пыль!
        - Боюсь, мне это будет уже все равно! - пробурчала Ведунья. Она отстегнулась - пожалуй, слишком поспешно, поскольку быстро всплыла вверх, судорожно задергалась, но была немедленно поймана сильной рукой Правителя. Ташша слега успокоилась, ухватилась за какой-то выступ, медленно двинулась к выходу из пилотской кабины…
        - Постарайся не потерять точку опоры, а еще лучше - ухватиться за что-нибудь двумя руками; покрепче! - посоветовал Ведунье симбиот, когда она, дергаясь и чертыхаясь, добралась-таки до первого, грузового, отсека. - Правитель сейчас начнет совершать маневры сближения… Корабль будет дергать!
        - А ты откуда знаешь?! Как я поняла, ни этот корабль, ни тот, к которому мы летим, тебе не знакомы!
        - Ну и что? Все космические суда совершают примерно одинаковые маневры, вне зависимости от их конструкции!
        - А что это за судно, к которому мы… прилипнем?
        - Не знаю! Наверное, один из крейсеров Великого Императора - отца Маялы! А, может быть, и не его… Что касается "прилипания"… Маловероятно! Правитель говорил же, что внутри этой махины - небольшая гравитация! Значит, наше судно, вероятнее всего, залетит внутрь этого корабля!
        - Уверен?
        - Ну… Если честно, то обычно бывает именно так. Хотя иногда корабли стыкуются - это то, что ты назвала "прилипанием". А еще, мой тебе совет - надень шлем!
        - И - как? Как я его одену?! Я же оставила его в кабине пилотов!
        - Вот же черт…
        - Стоп! Не надо на меня ругаться! Раньше думать надо было!
        Ведунья осмотрелась. Заметила парочку "перспективных" ремней, накрепко прикрепленных к стене, доплыла до них, как смогла, зафиксировалась.
        Дергался корабль Правителя недолго.
        И, к чести Властелина Шаа - не очень сильно.
        Прошло еще какое-то время, Ташша почувствовала, что судно в последний раз толкнуло снизу, и оно замерло неподвижно. Ведунья заметила, что её потянуло к полу.
        - Искусственная гравитация! - подсказал симбиот.
        - Все! Приехали! Мы - внутри! - донесся откуда-то сверху довольный голос Правителя. - Ждем еще немного времени, а потом я открываю двери и отпускаю трап! Выходить наружу - только по моей команде! Это понятно?
        - Понятно! - недовольно буркнула Ведунья, которой никак не удавалось выпутаться из упряжи, в которую она же себя и "запрягла". Наконец, ей удалось совладать с непослушными кожаными ремнями, она освободилась, двинулась к выходу.
        - Костюм лучше снять! - подсказал Правитель. - Без него намного удобнее! Боюсь, в этой хламиде ты не сможешь совладать в контейнером!
        - Почему?
        - Я отсюда вижу, какой он огромный, этот ящик!
        - Ну и что? Ты же говорил, что веса в нем - чуть!
        - А масса? А инерция? Короче… Делай, как я тебе скажу и меньше разговаривай! Понятно?
        - Понятно! Выходить?
        - Погоди! Рано еще! Сначала я с ними кое о чем потолкую! - он отключился.
        Прошло не менее четверти часа, прежде чем Ташша услышала легкое шипение, означавшее, что между грузовым отсеком и внешней средой происходит обмен воздухом. Иначе говоря - выравнивается внутреннее и внешнее давление.
        Загудел моторы, сдвигая в сторону мощную внешнюю перегородку… В глаза Ведунье ударил необычайно яркий свет, она рефлекторно закрыла лицо рукой.
        - Убрать часть освещения! - раздался чей-то властный сипловатый голос. - А ты вы нашему гостю глаза выжжете!
        Свет стал медленно меркнуть… Ташша убрала руку от глаз, осмотрелась.
        Перед трапом стоял крепкий мускулистый мужчина в серой форменной одежде (Голубой! - подсказал симбиот), без оружия. Богатырь со смешанным чувством - страхом и надеждой - смотрел на существо, спускающееся ему навстречу по пологому пандусу. В его взгляде было всё - надежда на чудо, плохо скрываемое раздражение на себя за то, что обстоятельства сильнее его, и много еще такого, чего её симбиот ни разу не видел в невозмутимо-мрачноватом… Демьяне Паршине - первом пилоте Звездной Академии.
        Женщина-змея дошла до края трапа, снизу вверх удивленно посмотрела на могучего человека.
        - А я знаю его! - неожиданно "сказала" она симбиоту. - Это твой дру… ммм… командир, да?
        - Да! - отозвался Сашка. - Один из моих многочисленных командиров! Кстати, если хочешь, можешь сказать ему спасибо!
        - За что?
        - Как за что? Он - один из тех, кто принимал решение и осуществлял сам процесс заброски меня в твой мир и твое тело!
        - А-а! То-то я смотрю, ты не особенно и рад встрече со своим старым дру… повелителем!
        - А чё радоваться-то? Ты только скажи ему, что ты - это я, они обязательно какую-нибудь мульку замутят!
        - Какую-нибудь - чего?
        - Мульку! Шнягу, хрень… То, из чего нам с тобой ни за что не выпутаться!
        - А ты не клевещешь на своего начальника?
        - А ты проверь!
        - А что? И проверю!
        Сашка мысленно заматерился… Если Ташша начнет "проверять" лично, последствия могут быть самыми непредсказуемыми.
        Однако Ведунья проявила твердость.
        - Вот и посмотрим - в этот раз ты мне правду говоришь, или обманываешь! Кстати, я даже не думала, что вы все такое огромные!
        - Не-е… Это Демьян Юрьевич такой… большой и сильный! Я же… Я был ниже ростом и не такой упитанный! Худой, другими словами!
        - А почему?
        - Конституция такая! Кто-то - большой и сильный, кто-то маленький и быстрый! Ты моего друга Юрика не видела! Вот это машина, так машина! Он выше Демьяна на голову, и почти такой же ширины! Одни мышцы!
        - Чё стоим? Кого ждем? - ехидный сипловатый голос первого пилота недвусмысленно дал понять Ташше, что в её "внутренней" "разборке" пора ставить точку. Или - запятую! В любом случае Ташше нужно начинать что-то делать.
        - Еда! Маяла! Сашша! - прошипела на языке людей женщина-змея, выразительно глянув на темный продолговатый ящик, выглядывавший из-за спины Демьяна. Тот долго и внимательно посмотрел на Ведунью, не нашел в её облике и словах ничего такого, что говорило бы ему о том, что эта серая змейка - не то существо, каковым оно является. В лице Демьяна промелькнуло разочарование…
        - Несите! - скомандовал он.
        Откуда-то из-за угла выскочили два человека, мужчины. Ташша недолго "копалась" в памяти симбиота. Это были Евгений Дягилев и Стант.
        - Все верно! - тотчас же отозвался на её невысказанный вопрос Сашка. - Я же тебе много раз говорил - операция - сверхсекретная, к ней допущено очень ограниченное количество лиц. Практически всех их ты сейчас видишь перед собой!
        - Приятно осознавать, что ты не лгал мне! - весело ответила Ведунья. - Но не забывай - помимо твоего секретного задания, у меня от моего Правителя есть точно такое, не менее секретное! Как поступим? Чье задание будем выполнять - твое или мое?
        Заречнев на несколько секунд задумался.
        - Нужно выполнить оба задания! - ответил он. - Иначе спалимся! Оба…
        - Точно - оба?
        - Да!
        - И как ты это предлагаешь сделать?!
        - Как… Как… Что ты там говорила по поводу проверки меня "на вшивость"? Вот сейчас - самый подходящий случай!
        - Это - как?
        - Покажи Демьяну, что у тебя есть датчик! И установи его так, чтобы он видел - где!
        - Но… Могут же убить! На месте!
        - Могут! Но могут и не убить! Тут - как повезет! Надеюсь, что они все поймут! Действуй! Или - нет! Давай, лучше - я!?
        - Хорошо! Твои командиры - тебе и действовать! Только не увлекайся!
        Ташша уступила свое тело симбиоту. Сашка мгновенно ощутил тело женщины-змеи своим собственным, сделал шаг навстречу первому пилоту, жестом "попросил" Евгения и Станта, без видимой натуги тащивших здоровенный ящик, остановиться. Те переглянулись, замерли… Заречнев глянул на Демьяна, запустил руку в карман и вытащил… ту самую коробочку, которую Ведунье передал Правитель. Он раскрыл кисть, молча показал черный кубик первому пилоту, старшему офицеру и бессмертному, так же молча шагнул к ближайшей переборке. Он прикрепила датчик к внутренней сторону металлической стены (Евгений немедленно потянулся к своему лучемету), шагнул обратно.
        Паршин жестом заставил Дягилева вернуть свое оружие обратно, подошел к женщине-змее, внимательно посмотрел в её глаза. Он хотел что-то сказать, но Александр приложил палец к "своим" губам, наклонился к ящику, быстро написал на его верхней поверхности одно, какое-то очень короткое слово.
        У первого пилота, а затем и у Дягилева Евгения брови полезли вверх… Однако пауза длилась недолго. Паршин шагнул к ящику, открыл его внешнюю крышку, затолкал внутрь руку… Через мгновение Александр увидел в его руке ДЦУ - датчик целеуказания. От стандартного он отличался только наличием на одной из своих боковых граней крошечного тумблера.
        Серокожая посланница протянула вперед руку, Демьян осторожно вложил в её тонкую четырехпалую длань датчик. Заречнев поднес его к глазам женщины-змеи, прочитал то, что написано было на его грани очень мелкими буквами, острым черным ногтем легким щелчком перевел тумблер в положение "выкл". Аккуратно спрятал черную коробочку в карман.
        И немедленно "вернул" тело Ведунье.
        Земляне и элой облегченно переглянулись, одновременно кивнули головами, дружно понесли длинный черный пенал к трапу корабля Правителя.
        Ташша последовала следом…
        - Что ты написал на крышке ящика? - поинтересовалась Ведунья у своего симбиота, как только продукты для заложников оказались на судне Властелина Шаа, а все двери - крепко заперты.
        - Я написал имя этой девушки!
        - И что? Что повергло их в такое изумление?
        - Я написал его по-русски!
        - И - что? Разве Маяла…
        - Нет! Не в этом дело! Имя принцессы Великой Империи в той ситуации на русском языке мог написать, как я думаю, только один человек…
        - И этот человек - ты?
        - Да! Во всяком случае, я на это надеюсь!
        - То есть, если я правильно понимаю, ты искал способ, и нашел его - показать, что ты - там, куда тебя направили твои командиры?
        - Ну, в целом - мыслишь правильно!
        - А что будет теперь со мной? Ты об этом подумал?
        - С тобой? Ничего не будет!
        - Но этот датчик? Меня же казнят, когда его обнаружат!
        - Нет! Не казнят! Датчик неактивен, я его выключил. Он не работает!
        - Тогда зачем ты его взял?
        - Чтобы сохранить жизнь Маяле и Сашке! Если Гвардейцы Правителя обнаружат эту коробочку в ящике с продуктами, последствия для заложников могут абсолютно любыми! И вообще… От датчика нужно избавиться как можно быстрее! Я думаю, лучший способ - заховать его где-нибудь здесь, в переходном отсеке! Вот здесь, например!
        Ташша выслушала соображения инопланетника, шагнула к неприметной нише в стене, быстро и незаметно сунула в неё черную коробочку - "презент" могучего светлокожего соплеменника симбиота.
        - Все-таки какие же вы уродливые! - сказала она, направляясь в пилотскую кабину.
        - А что делать? - не стал оспаривать её точку зрения симбиот. - Кому сейчас легко? Терпи! Представляешь: ты увидела нас такими уродами, и тебе стало очень неприятно, отвратительно от нашего внешнего вида! Так?
        - Так!
        - Вот! Но ты можешь куда-нибудь уйти и не видеть нас! Так?
        - Так!
        - А как быть нам? Ты только представь, как нам тяжко приходится - каждый день, по много раз видеть рядом вот таких жутких уродов! В том числе и в зеркале?!
        Ташша хохотала так заразительно и так долго, что не успокоилась даже тогда, когда добралась до кабины пилотов и уселась в свое "законное" кресло.
        В чувство её привел недоуменный взгляд Правителя, меньше всего ожидавший от старухи-Ведуньи веселья в столь неподходящей для юмора ситуации.
        - Кислорода лишку хапнула, что ли? - угрюмо поинтересовался он, включая двигатели корабля.
        Ташша вздрогнула от его напряженно-пристального взгляда, поперхнулась, закашлялась… В этот день она больше не смеялась.


        - Ну, так все-таки что скажешь? - Ведунья виновато сгорбилась под острым взглядом Властелина Шаа, поежилась от холодка, потянувшего от открытого окна, медленно прошлась по холодным камням пола Замка. Она осторожно закрыла крышку черного деревянного ящика, невнятно пожала плечами. Вопрос Правителя был не просто с подвохом, он был провокационным. Не по форме, разумеется, но - по сути. Во всяком случае, Ташше так показалось.
        Ибо что может знать о нормах питания пленников Властелина Шаа обычная Ведунья, которая контактировала с заложниками всего - ничего?
        Однако, с другой стороны, она могла бы, как змеечеловек, наделенный экстрасенсорными способностями, попытаться узнать, на какой срок может хватить питания, упакованного в контейнер, доставленный на Шаа.
        Налицо - дилемма, из которой, как казалось Ведунье, выхода нет, и не может быть по определению
        Однако симбиот считал иначе.
        - Скажи ему вот что! - посоветовал он Ташше, видя её затруднения с ответом на вопрос Правителя о сроках, в течение которого его "гости" могут использовать столь изрядное количество продуктов питания. Внушительное, но - конечное. - Скажи, что этих продуктов может хватить на целую вечность, если их вообще не давать пленникам. А если давать понемногу, так, чтобы они не только не умерли от голода, но и начали улучшать свое здоровье, то - на два, максимум - на три месяца!
        - А если он догадается, каким образом я получила эту информацию?
        - Если догадается - то сразу уведут в пыточную! Или убьют на месте! Если же начнет задавать уточняющие вопросы, ответь ему что-нибудь своем привычном духе… В конце концов, он нанял тебя как раз для таких случаев - давать относительно точные предсказания или прогнозы, когда информации определенно не хватает. Если бы он знал, сколько именно пищи в сутки потребляют заложники, он не стал бы обращаться к тебе с такими вопросами!
        - Хорошо! Я попробую! - мысленно приободрилась Ведунья. А вслух она сказала:
        - Мой Властелин! Я посмотрела события на много дней вперед! Я видела, что продуктов в ящике становится меньше, но насколько именно хватит этого набора, мне сказать затруднительно! Может, на два месяца, может - на три! Если ты прикажешь не кормить твоих гостей вообще, я думаю, этих вещей хватит на целую вечность!
        Правитель поморщился так, словно нечаянно раскусил брюшко кислого муравья Очч.
        - Вот же старая дура! - резко сказал он. - Мне не нужны твои глупые шутки, особенно в такой напряженный момент! Ты что, не понимаешь, что сейчас решается судьба Шаа? Мне очень важно знать - через какое время нам потребуется новая посылка для наших гостей? Ты это понимаешь? Я очень четко должен знать, на какое время я смогу оставить детей вражеского Правителя одних, без моей опеки? Сомневаюсь, что кто-то, теперь, после всего, что произошло, будет давать воду и кормить этих заложников!
        - Но твои Гвардейцы…
        - Гвардейцы служат за жалование! И подчиняются тому, кто ими командует! В мое отсутствие ими руководит начальник моей личной охраны! Руководил…
        - Твой брат?
        - Да! Эту должность занимал мой старший брат! Теперь его обязанности исполняет другой змеечеловек!
        - Не понимаю, если честно, мой Властелин! Совсем ничего не понимаю! Как это некому давать воду и пищу?! А я? Ты меня прогоняешь? Но - почему?
        - Это хорошо, что ты не понимаешь! Было бы гораздо хуже… Впрочем, не сейчас… Никто никуда тебя не прогоняет! Даже - наоборот! Я до поры до времени не говорил тебе этого, так как были сомнения определенного рода… Теперь их нет! А это может значить только одно - ты летишь со мной!
        - Куда? Когда? А зало… гости?
        - Вот об этом я и хотел поговорить с тобой! Но прежде - мне важно понять, а еще лучше - знать: на какой именно срок я смогу оставить без моих гостей без присмотра и без охраны, не опасаясь, что они умрут с голода!
        - Ну, если вопрос стоит именно так… Два месяца - это я тебе гарантирую! Что касается большего срока… Все будет зависеть от того, когда будет следующая "посылка"!
        - Поясни!
        - Поставь себя на место наших гостей! Как бы ты поступил, если бы тебе сказали, что вот такое количество продуктов - это все, что есть, и очередная доза питания будет только через три месяца?
        - Стал бы экономить!
        - Вот именно! Я думаю, они тоже станут экономить, если им сказать, что до весны посылок не будет!
        - А если они… Умрут?
        - Не должны! Мы же тоже можем что-то им дать! Мед, например, или хлеб! Ты вот что мне скажи! На какой срок мы покинем Шаа?
        - Срок… Срок… Не знаю, если честно! Та машина… То есть оборудование… Она - на другой планете, не на Шаа! И добираться туда придется не на этом корабле!
        - Это как? У тебя есть еще один корабль?
        - Да, есть! И не один! Он… Он почти такой, как судно наших врагов. Находится, как ты понимаешь, не здесь, а в особом, засекреченном месте. Пока мы доберемся до этого тайного места, пройдет время… Потом нужно будет добраться до Космической Базы Древних…
        - Это то место, которое на другой планете?
        - Да, оно!
        - А зачем нам туда?
        - Вопрос, который ты только что задала, может стоить тебе жизни! Поэтому прошу тебя - восемь раз подумай в следующий раз, прежде чем вопрошать что-то подобное у своего Властелина! Если придет время, я скажу сам! А если нет - тебе лучше не знать! Договорились?
        - Да… Я все поняла!
        - Я не знаю, сколько времени это все займет! Машина для меня совершенно неизвестная! Мы с братом едва-едва научились ею управлять! Времени разобраться досконально, что с ней и как, у нас не было!
        - А мы можем не лететь на эту, как её, Базу?
        - Наверное, можем! Но тогда… Через некоторое время машина включиться сама… И тогда… В звездной системе, из которой эти два существа, не останется ни одного живого организма! Все сдует Звездный Ветер!
        - Это что-то страшное?
        - Да! Это очень страшное и очень сильное… не знаю как это назвать… Наверное, оружие…
        - Ты можешь этот ветер делать?
        - Не я! Этот Ветер порождает Черное Пламя!
        - Я уже слышала эти слова!
        - Да! В нашем с братом разговоре! Черное Пламя - это название механизма, который Древние использовали, или могли использовать как оружие! Этот механизм каким-то образом вызывает Звездный Ветер!
        - Ну и пусть вызывает! Нам-то что?
        - Ох, дура ты! Как есть дура! Как это что - нам? А куда переселиться наш народ, если Черное Пламя уничтожит все живое на всех планетах отца этой самки? Куда?
        - Но… Тогда зачем вообще включали эту машину?
        - Машиной в большей степени больше занимался мой брат! Он вообще любит… любил все, что так или иначе связано с оружием. Это он, по большому счету, нашел этот механизм, разобрался, насколько смог, в его устройстве, нашел способ, как им управлять…
        - А ты? Почему ты - согласился?
        - А кто не согласился бы? Наш мир - умирает! А тут - такой шанс! Мы только хотели попугать!
        - Судя по характеру твоего брата, вряд ли он хотел только попугать!
        - Мы много спорили об этом! Я говорил, что мы сможем жить бок о бок с другими цивилизациями, он был уверен, что это невозможно, что сначала нужно расчистить пространство для змеелюдей!
        Все начиналось, как очень опасная, но интересная игра. Игра, понимаешь?
        - А что изменилось?
        - Что изменилось?! Брат - погиб! И все шло к тому, что останется только один из нас - слишком непреодолимыми становились наши разногласия! Брат очень не хотел ждать! Каждый день требовал от меня каких-то действий! А машина - она запущена и я не знаю, как её остановить! Как и то, сколько времени потребуется, чтобы во всем разобраться! Собственно, именно этим и вызван вопрос о времени, которое наши гости смогут протянуть на привезенных нами продуктах! И то, почему в эту экспедицию я беру только тебя! Я очень надеюсь на то, что ты со своими паранормальными способностями поможешь мне понять устройство и принципы действия того механизма!
        - М-да… Задачечка… Не знаю уж, что и сказать! А что будет, если мы не сможем вернуться обратно на Шаа к весне? Что тогда? Что будет с этой парой существ?
        - Они погибнут, скорее всего!
        - А мед? Хлеб? Они могли бы помочь им выжить!
        - Не будет никакого меда и хлеба!
        - И - почему?
        - Та часть Замка, в которой теперь живут наши гости… Я приказал её наглухо замуровать, как только мы с тобой покинем наш мир!
        - Но… Это же - верная смерть для них!
        - Не знаю! Не думаю! Воды у них будет достаточно! Как и топлива для обогрева! Я распорядился! Продукты - привезли! Два месяца в полной изоляции пойдут им только на пользу!
        - В каком смысле - на пользу?
        - Я приказал возвести сплошную стену в том коридоре с единственной целью - оградить наших гостей от возможных посягательств на их жизнь и здоровье во время нашего временного отсутствия! Вот в каком!
        - И когда ты планируешь покинуть Замок?
        - Сегодня! Можно сказать, прямой сейчас! Я готов давно! Меня сдерживало только одно - отсутствие точной информации о сроке, который продержаться наши гости на продуктах, доставленных сегодня!
        - И ты даже не предупредишь её, что мы улетаем?
        - Нет! Я думаю, эта девушка, дочь вражеского Правителя поймет все сама, когда увидит, что коридор замуровывают! Все! На этом наш диспут закончен! Все приказы я уже отдал, вылетаем!
        Ташша попыталась что-то возразить, даже открыла рот… Но встретилась с холодным взглядом Властелина Шаа, мгновенно и четко осознала, что сейчас - не лучший момент для споров с Правителем. Ведунья тяжело вздохнула, медленно двинулась к выходу, в сторону коридора, заканчивающегося на площадке "шатла" Властелина Шаа…
        - Садись! И не забудь пристегнуться! - чуть более приветливо, чем за полчаса до этого, сказал Правитель, плюхаясь в свое "законное" пилотское кресло. - В космос мы пока не полетим, невесомости не будет, но в атмосфере может тряхнуть так, что головой можно пробить этот колпак! - он прикоснулся к прозрачной полусфере пилотской кабины.
        - Воздух - такой твердый? - удивилась Ведунья.
        - Еще какой! - Властелин Шаа даже улыбнулся.
        - Но вчера, когда мы летали за продуктами… Ничего такого не было!
        - Да! Не было! Полеты - они всегда непредсказуемые! Так что пристегивайся и держись, да - покрепче!
        - А костюм? Мне его тоже надевать?
        - Нет! - мужчина-змей даже не взглянул на Ташшу. Он уже полностью сосредоточился, сконцентрировался на управлении кораблем…
        Ведунья почувствовала боль в сердце, тоскливо скользнула взглядом по темно-серой стене Замка Правителя, тщась отыскать у его макушки крохотный балкон, совершенно незаметный снизу… Ташша хорошо помнила, что крошечное каменное "ласточкино гнездо" "детской" обсерватории Властелина Шаа находится с противоположной стороны, и все же надеялась увидеть Маялу и маленького Александра…
        "Хотя бы на миг"! - мысленно попросила она Божественного Змея. И Всевышний, кажется, услышал её.
        Правитель, едва подняв свой космолет в воздух, завалил его на бок, потянул в сторону - он избрал другой путь, отличный от вчерашнего.
        Ташша прилипла взглядом к верху каменного шпиля, медленно поворачивающегося перед её глазами… Наконец, на фоне светло-серого неба прорисовался отлив балкона, а на нем - крошечная фигурка девушки… На руках у девушки серым смятым комочком отметился её сынишка…
        - Жалеешь их? - от Правителя не укрылся взгляд, каким Ташша проводила тонкую фигурку на краешке искусственного каменного гребня.
        - Да! - не стала отрицать очевидное женщина-змея. - Эти двое, по сути, ни в чем не виноваты! Они - как разноразмерные камешки в игре Гошш… Ничего не решают… Ничего не определяют. А столкнуть с игрового поля их может любой игрок - как удачливый, так и не очень!
        - Они - наши враги! - напомнил Властелин Шаа.
        - Самка, или её отец - может быть! Но этот крохотный и абсолютно беспомощный детеныш… Он - мой враг? Прости, Властелин, но мне это сложно принять…
        - Да, сложно! Но - придется! Хочешь ты верить в это, или нет, но эти двое, включая малыша - сегодня наши самые опасные враги! Ты даже представить не можешь, какой опасности подвергаемся не только мы с тобой, но и весь наш мир, удерживая у себя этих двух существ! Я не сомневаюсь, если кому-то из подручных её папаши удастся похитить молодую самку и детеныша, то есть вывести их из-под возможного удара, наш мир не проживет и одних суток! Наша планета не будет атакована до тех пор, пока эти двое живы и находятся в моем Замке!
        - Но… А как же, этот, хроно… Хронопоток? Разве он не защитит наш мир?
        - У тех, кто стоит за спиной отца этих существ… Поверь - это очень мощная цивилизация! У них есть оружие, которое может разрушить даже Око Сата!
        - Но… А ты пусти в них, на отца этой самки этот… свой… Звездный Ветер!
        - И - что? Да, пламя их звезды уничтожит весь их мир, но это никак не скажется на тех, кто стоит за спиной этого существа, не предотвратит ответный удар, даже если я сотру в пыль все планеты его звездной системы!
        - Что это за существа такие?
        - Не знаю! Пока - не знаю! Но скоро, очень скоро мне будет доступна и эта информация! Эти… Эти глупцы, очевидно, не думают, что шпионов могут засылать не только они!
        - Шпионы? Наши? Но - как? Мы же совершенно не похожи на них!
        - Как оказалось, нам незачем отправлять в логово врага наших соплеменников! Когда есть золото, всю грязную работу могут сделать их собственные подданные! Вот так!
        - А если они обманут?
        - Нет! Тем, кто добывает для меня нужную информацию, я заплатил столько золота, что его хватит не только им, но и их детям, и внукам! И еще заплачу! Как только получу нужный мне результат!
        - Результат? Ты хочешь узнать, где находится система тех, кто стоит за родителем этих двоих?
        - Не только! Мне важно знать, как устроена их оборонительная система! Иначе…
        - Но ты же говорил о хоронотоке…
        - Тот механизм, который тебе запомнился как хоронопоток, он только защищает нас с тобой! А Черное Пламя… Это совершенно другая машина. И она не работает на большом расстоянии! Чтобы заставить светило полыхнуть огнем во все стороны, нужно, чтобы этот механизм находился на строго определенном расстоянии от звезды. А иначе ничего не получится!
        - Властелин! Позволь мне задать тебе вопрос. Только обещай мне не убивать меня сразу, если вопрос, или ответ на него окажется слишком секретным, или важным для тебя!
        Правитель рассмеялся.
        - Ты, верно, хочешь узнать, как я и мой брат обели устройство, сегодня именуемое нами Черным Пламенем?
        Ташша проглотила слюну, кивнула.
        - История, действительно, очень интересная, я бы сказал даже - детективная! Не обошлось и без Его Воли - Воли Божественного Змея! Собственно, в том, как именно мы обрели машину и корабль, её несущий - не есть большой секрет! Его знают многие. И я думаю, что я вполне могу рассказать тебе её. Тем паче, что лететь нам еще очень долго, внизу - только снег и лед, и чтобы скрасить монотонность пути, я тебе её расскажу…
        Началось все с извержения вулкана. Да-да, не удивляйся, на Шаа до сих пор время от времени лопается кора и из нутра планеты наружу прорываются огненные потроха нашего мира. Однажды, когда я и мой брат были еще очень молодыми змеелюдьми, в районе северного полюса Шаа произошло извержение вулкана. Одно из сильнейших за весьма большой срок, надо сказать. Откуда мы это узнали? В некоторых городах, включая Замок Правителей Шаа, сохранилась аппаратура, которая может улавливать колебания коры планеты, где бы они ни происходили. Когда таких приборов несколько, вычислить, где именно произошло извержение, несложно.
        К этому моменту мы с братом заканчивали конструирование, точнее - восстановление по старым чертежам вот этой самой летательной машины. Сам летательный аппарат к тому моменту, когда мы с братом обнаружили его на одном из заброшенных подземных заводов, был неисправен. Много лет назад, читая все подряд, в одной из многочисленных библиотек отца я случайно наткнулся на технические чертежи этой машины. Когда-то их было очень много; они были распространены повсеместно ввиду простоты конструкции и легкости в эксплуатации. Потребовалось много времени и много новых знаний, чтобы понять устройство и принципы действия этого аппарата… Сам ремонт, как ни странно, много времени не занял. В машине пришла в негодность только обшивка - внешняя и внутренняя. А генератор энергии и двигатели сохранились в практически первозданном состоянии!
        Я не знаю, какие именно сплавы использовали Древние, но все, что касается силовой установки, всё выглядело так, словно инженеры покинули эту машину только вчера.

…Потом мы учились летать; точнее - управлять этой махиной.
        Не скажу, что нам было легко. Мне везло, а вот мой брат пару раз крепко прикладывался к посадочным площадкам. К счастью, нам хватило ума все "летные" тренировки проводить там, где круглый год лежит толстый слой мягкого снега. Это, можно сказать, нас и спасало!
        А потом… Потом мы начали осваивать пространство над поясом жизни Шаа. Мы летали над экватором нашей планеты в обе стороны, стараясь не отклоняться в заснеженные области. Было много всевозможных приключений, в том числе и амурного свойства.
        Мы росли. Интерес к путешествиям на восстановленном летучем аппарате Древних начал угасать - сначала у брата, а потом - и у меня. Брата затягивали воинские упражнения, поединки и вообще все, что связано с оружием и солдатами, я все глубже и глубже погружался в бездонную пучину информации… Чуть не утонул в ней…
        А потом произошел тот самый разлом коры, с которого я начал свой рассказ.
        Возможно, на этот природный катаклизм никто и не обратил бы внимания, если бы одновременно с ним на нашу аппаратуру не начали поступить сигналы бедствия. Они шли примерно из того района, в котором произошел выброс магмы.
        Кто-то предположил, что в районе северного полюса в Шаа ударился инопланетный корабль; он пробил кору планеты, но каким-то образом уцелел и теперь подает сигналы бедствия.
        Хотя, если вдуматься - откуда у чужаков информация о том, какими должны быть сигналы о помощи у жителей нашей планеты?
        Впрочем, эти вопросы мы стали задавать сами себе потом, после того, как…
        А тогда… Всех, кто знал о сигналах, охватил нешуточный энтузиазм по поводу встречи с инопланетниками. Нам всем тогда казалось, что Вселенная должна быть полна дружелюбными змеелюдьми, жаждущими принять нас в дружную галактическую семью… Готовилась экспедиция на северный полюс относительно недолго.
        Сегодня, как и в прошлый раз, мы затратим на путь к полюсу примерно четверть стандартных суток.
        Но тогда… Нас всех просто съедало нетерпение.
        Вулкан мы нашли сразу. Его трудно было не заметить. Высоченный столб серого облака поднимался до самого космоса. Вокруг щербатой горы - растекшаяся расплавленная порода, словно черное озеро.
        А источник сигнала… Им оказался информаторий секретной базы Древних.
        Мы долго кружили вокруг и около вулкана, пытаясь обнаружить хоть что-то, отдаленно похожее на летательный аппарат. Тщетно.
        Тогда мы спустились на поверхность, выбросили несколько портативных радиобуев… С их помощью удалось вычислить точное место нахождения источника радиосигнала. Он оказался… внутри большой горы, граничащей с извергавшимся вулканом.
        Я несколько раз облетел эту скалу на сверхмалой высоте. Кому-то удалось заметить большое отверстие, впоследствии оказавшееся входом в секретную базу Древних.
        - А почему Древние построили свою базу в таком месте?
        - Вероятнее всего - из-за особых климатических условий. Когда-то очень давно, в эпоху Древних, как тебе известно, лед и снег были на планете только в районе полюсов, а не повсюду, как теперь. Холод и снег - лучшая защита от не в меру любопытных глаз! А скрывать было чего!
        Мне удалось посадить этот аппарат на острые и черные камни рядом с входом.
        - Острые?
        - Да! Думаю, ты это скоро увидишь своими глазами! Лед и снег растаяли под действием жара от расплавленной породы, вытекающей из верхней части вулкана. Растаяли на большой площади вокруг вулкана… Повсюду вверх поднимались длинные ленты пара.
        Мы с братом и теми, кто был с нами в той экспедиции, дошли до входа и спустились вниз.
        Внизу находился… Я долго думал, прежде чем решился рассказать тебе об этом… Мы обнаружили внизу огромное космическое судно. Корабль находился в специальном боксе, предназначенном для его обслуживания и хранения.
        Однако все попытки проникнуть в него потерпели фиаско.
        Хуже того - один за другим, без видимых причин начали умирать сопровождавшие нас змеелюди. Один за другим… Вскоре они умерли все, остались только мы с братом.
        Однако мы не отступили, продолжили поиски пути внутрь корабля. Мы потратили много времени…
        Вход все-таки нашелся, и совсем не там, где мы его искали в начале нашей миссии. Нашелся по большому счету, случайно.
        Мы с братом - уставшие и отчаявшиеся - возвращались на это судно после очередной порции безуспешных поисков.
        Из-за того, что мы в тот день устали больше, чем обычно, мы решили сократить путь, пройти рядом с кораблем, а не обходить его по дуге, как это мы делали обычно. Когда мы приблизились к судну, в его борту неожиданно открылся проход; дверка. Впоследствии мы узнали, что это был один из многочисленных запасных выходов.
        А тогда… Мы просто проникли внутрь, не думая ни о цели, ни о последствиях такого шага.
        Внутри было темно.
        Однако стоило нам сделать несколько шагов по коридорам корабля, которые ты тоже скоро увидишь, на потолке и в стенах зажглись скрытые в них светильники, и повсюду стало светло, как в жаркий летний полдень!
        Повсюду были указатели… Все они показывали только одно направление - как пройти к Главной Рубке этого судна!
        - То есть вас там кто-то ждал?
        - Не совсем! Древние - те, которые сконструировали и построили этот корабль, все сделали для того, чтобы его новые владельцы, впервые попав на него, обязательно оказались там, где нужно!
        Мы и оказались!
        Не буду тебе рассказывать, что такое Рубка, лучше это видеть собственными глазами! А вот почему в ней оказались именно мы с братом, об этом стоит сказать особо! Ты когда-нибудь обращали внимание на небольшой золоченый жезл, который время от времени носят с собой правители?
        - Это тот, который является символом их высшей власти в государстве?
        - Да! Я говорю именно о нем! Значит, обращала! Как выяснилось, опять же, случайно, этот жезл - не просто красивый стержень из нескольких металлических частей, этой еще и ключ, отмычка для корабля Древних!
        - Но как им удалось передать этот отмыкатель вам?
        - Жезл всегда, испокон веку был составной частью властной атрибутики Шаа! В нем, в его конструкции скрыта некая непонятная нам формула, которая позволяет главному информаторию корабля безошибочно идентифицировать нас как змеелюдей, представляющих высшую власть на Шаа.
        - Поэтому корабль убил остальных?
        - Да! Я думаю - да, поэтому!
        Но мы тогда не знали этих вещей и довольно приличное время потратили на то, чтобы установить связь с разумной машиной, управляющей кораблем.
        - И как это удалось?
        - Тоже случайно, если честно. Я мимоходом положил жезл на одну из панелей управления… Главный экран зажег надпись: "вставьте инициатор в гнездо главной панели"! Мы начали искать, что за гнездо имеет в виду думающая машина… Нашли отверстие; глубокое… Из предметов, доступных нам в Главной Рубке, в него мог проникнуть только жезл Правителей Шаа. Мы долго спорили о целесообразности такого эксперимента, но в конце концов решили попробовать.
        Жезл в отверстие вводил брат - у меня не хватило духу!
        Очевидно, именно поэтому корабль как Властелина Шаа идентифицировал именно его.
        - Значит… Для разума судна Правителем Шаа был твой брат!
        - Да! Так! Собственно, этим и был вызван конфликт, в завершении которого ты приняла живейшее участие! И теперь, когда его нет, активировать корабль жезлом должен кто-то другой, не я!
        - Но - почему?
        - Информаторий знает меня. И знает как спутника Властелина Шаа. Если я попытаюсь занять место моего брата, боюсь, мозг корабля посчитает это несанкционированным вторжением. В лучшем случае - откажется подчиняться моим командам.
        - А в худшем?
        - В худшем? Убьет, скорее всего! Так что теперь судьба Шаа - в твоих руках! Не боишься?
        - Честно? Боюсь! Мы еще не добрались до цели сегодняшнего путешествия, а у меня от услышанного уже голова идет кругом! Что же будет завтра?
        - Завтра? Завтра все будет хорошо! Главное, чтобы корабль принял тебя как нового Властелина Шаа! А остальное - уже не твоя головная боль!
        Глава 12. Ультиматум информатория

        - А вот и конец нашего пути! - воскликнул Властелин Шаа, указывая куда-то вперед. Ташша всмотрелась вперед, в стерильно-белую пустыню, недоуменно пожала плечами.
        - Я ничего не вижу! - призналась она.
        - Да вон же; вон! - молодой Правитель едва не соскочил со своего кресла. - Неужели теперь не видишь?
        - Теперь - вижу! - отозвалась Ведунья.
        Далеко-далеко впереди бело-серую нить горизонта перечеркнула вертикальная серая "палочка".
        - Дым? - на всякий случай решила уточнить Ташша, вспомнив, что никогда не видела такого светлого дыма.
        - Нет! - отозвался Властелин Шаа. - Это пар! Видишь - он почти прозрачный?! Сегодня - редкий день; практически полный штиль, безветрие… Когда поднимается ветер, пар относит в сторону, его почти не видно с такого расстояния.
        - А дым? Где он? Я поняла тебя так, что вулкан коптил небо большими и мощными клубами дыма…
        - Да, так и было! Когда мы впервые прибыли сюда. С тех пор здесь многое изменилось! Гора перестала выбрасывать камни и испускать зловонные газы. В последние годы из кратера только медленно течет раскаленная лава. Она спускается вниз по склону, растекается по долине… Холодной она становится только там, где соприкасается со снегом и льдом.
        В этом месте всегда много пара. Он рождается круглые сутки, в течение всего года…
        Впрочем, нам он не помешает!
        Правитель повел свою летающую машину по большой дуге, огибая высоченный заснеженный вулканический нарост. Ташша с немалой высоты со страхом и удивлением рассматривала прежде невиданное ею чудо природы.
        Властелин Шаа повел свой летательный аппарат по нисходящей спирали. Внутренности Ведуньи ринулись к её голове, её затошнило…
        - Потерпи! - приказал Правитель. - Это - ненадолго!
        Мужчина-змей не обманул. Тошнотворно-скользящее снижение продолжалось максимум секунд тридцать. После чего Ташша неожиданно для себя узрела громадную прорезь портала - прямо в горе, на площадку перед которой спикировал Правитель.
        - Мы туда… Мы - пойдем? - после стресса, хотя и кратковременного, Ведунья все еще не пришла в себя.
        - Нет! Мы туда полетим! - отозвался Властелин Шаа, и направил свой аппарат точно по центру прямоугольной черной "пасти" горы.
        Едва летательная машина пересекла невидимую границу света и тьмы, внутри горы стало светло. Ташша прикрыла глаза рукой, привыкая к яркому освещению. Властелин Шаа повторил её жест.
        - Вот так всегда! - недовольно пробурчал он, убирая руку. - Никак не могу найти прибор, который регулировал бы силу освещения внутри верфи!
        - Верфи?
        - Да! Да ты сама посмотри!
        Ведунья посмотрела.
        Гигантских размеров полость внутри горы могла быть только искусственной. Либо - весьма основательно обработанной естественной пещерой. Настолько основательно, что в ней не осталось ни одного признака того, что когда-то это было природное горное образование.
        Верфь Древних змеелюдей чем-то неуловимо была похожа на метро - воспоминания о нем Ведунья без труда "откопала" в бездонной памяти своего симбиота.
        Стены и потолочную часть куполообразного грота густо оплетали металлические конструкции - укрепляющие и монтажные, по всему периметру верфи высились многочисленные кубики и параллелепипеды блоков неясного назначения… С первого взгляда ясно было только одно - это подземное сооружение предназначено исключительно для монтажа и обслуживания огромного дископодобного "предмета", занимавшего главное, центральное место всего грота.
        - Эта штука очень похожа на ту, которую мы видели в космосе! - реакция Ведуньи была вполне естественной для времени и для ситуации.
        - Не совсем! - немедленно отозвался Властелин Шаа. - Наш корабль меньше. И быстроходнее. И защита на нем стоит такая, о какой наши враги пока могут только мечтать!
        - Но разве можно в одиночку управлять такой махиной?
        - Можно! И даже - очень! - весело отозвался Правитель. - Скоро сама в этом убедишься! А пока… Нам нужно проникнуть на корабль и добраться до Главной Рубки. - он направил свой аппарат к верхней части "диска"; завис над ней.
        В "макушке" космического аппарата древних змеелюдей появилась черная точка. Она начала быстро расширятся во все стороны…
        - Диафрагма! - подсказал Ташше симбиот. - Как у наших старых фотоаппаратов!
        Отверстие росло до тех пор, пока не сравнялось размерами с судном Правителя. Спина Властелина Шаа заметно напрягась; шатл начал медленный спуск в черноту появившегося под ним зева.
        Освещение в переходном шлюзе корабля Древних появилось точно так же, как и в гроте - как только "ноги" аппарата прошли через невидимую границу света и тени.
        - Автоматика, будь она неладна! - выдохнул Правитель. - Нет бы подсветить бокс до того, как я начал спуск в него! Сегодня еще ничего! Сегодня - вовремя! А иногда бывает, что автоматика не срабатывает или срабатывает настолько поздно, что садиться в эту черную ямку приходится буквально "на ощупь"!
        "Ноги" шатла Правителя коснулись пола, мембрана над головами змеелюдей начала быстро закрываться…
        - Пойдем! - приказал Правитель, отстегиваясь от кресла и поднимаясь первым. - Возьми жезл! - он откуда-то из-за спины достал и передал женщине-змее увесистый металлический стержень. Ташша осторожно приняла бесценное сокровище - символ высшей власти Шаа. Жезл был тонким и относительно коротким, его длина не превышала двух третей длины шага взрослого змеечеловека. Состоял он из нескольких частей. Нижняя часть была, вероятнее всего, стальной, либо никелевой (а возможно - и платиновой!), верхняя часть наверняка была выполнена из золота, так как внушительный светло-серый набалдашник хранил на себе тонкие следы воздействий более прочных материалов, нежели тот, из какого был сделан он.
        - А, может, и серебро! - высказал свое мнение симбиот. - Оно тоже очень мягкое! Хотя… если ориентироваться по весу, то это, все же, золото!
        - Куда? - спросила Ташша.
        - Что - куда? - не понял вопроса Властелин Шаа.
        - Куда идти?
        - Тут везде указатели! Впрочем, следуй за мной! И, главное - не отставай от меня ни на шаг!
        - А если я не справлюсь?
        - Тогда система внутренней безопасности корабля может опознать меня как чужака. И уничтожить! Жезл-то у тебя!
        - Возьми его себе! Обратно!
        - Но тогда система уничтожит тебя!
        - Тогда… Чтобы не рисковать… Давай я пойду первой, а ты - сзади! Будешь подсказывать, куда двигаться! В таком случае я точно не отстану от тебя!
        Правитель улыбнулся, утвердительно качнул головой.
        Перед Главной Рубкой Ташша и Правитель остановились, перевели дух.
        - Теперь - самое главное и самое… страшное! - известил женщину-змею Властелин Шаа. - Как только мы проникнем в это помещение, система безопасности идентифицирует тебя как лицо, впервые прибывшее на корабль. Но поскольку ключ управления системами корабля - у тебя, система, по идее, должна распознать в тебе нового Правителя! А меня - как нового-старого спутника Правителя!
        - Что значит - по идее? Ты в чем-то не уверен? В чем?
        - В прошлый раз все было не так. Если честно, я не знаю, как сейчас поведет себя внутренний разум корабля, его Главный информаторий!
        - То есть… Не все так "гладко", как ты мне рассказывал? И ты решил использовать меня в качестве "пробного шара"? И если со мной что-то произойдет, у тебя будет время проанализировать, в чем была ошибка? Так?
        - На самом деле неважно, что я думаю, и что я запланировал! Твой долг, как моей подданной - во всем помогать своему Властелину! И твой долг сейчас - первой войти в эту дверь и если понадобиться, то и пожертвовать своей жизнью ради блага и процветания нашего мира! Или ты - против воли своего Правителя?
        - Нет! Я - точно не против! - проворчала Ташша. - Какая жертва может быть лучше, чем принесение в жертву головы старой и глупой старухи, которая, к тому же давно уже отжила все, что её положено? Не жизнью же молодого Правителя рисковать, наконец?!
        - Я рад, что ты правильно поняла ситуацию! - осклабился мужчина-змей. - Иди первой!
        Ташша, помня наставления Властелина Шаа, шагнула вперед и коснулась жезлом черного прямоугольника, справа от двери.
        Металлическая заслонка быстро отъехала в сторону.
        Ташша в последний раз оглянулась на Правителя, нерешительно двинулась в образовавшийся проем.
        Ничего не произошло.
        Правитель быстро скользнул в дверь, следом, остановился у входа.
        - Что теперь? - почему-то шепотом поинтересовалась Ведунья у своего Властелина.
        - Теперь - иди вон к той, центральной консоли! Как дойдешь, остановись, и жди!
        Ташша в точности выполнила распоряжение.
        И вновь ничего не произошло. Экран, перед которым остановилась Ведунья, оставался по-прежнему черным, и только редкие огоньки пробегали по величественной наклонной панели управления, снизу от матового прямоугольника.
        - Я сделал что-то не так? - прошипела Ташша.
        - Молчи! Стой, и молчи! - яростным шепотом "посоветовал" ей Правитель. - Скоро начнется!
        - Что именно "начнется", Ведунья уточнить не успела.
        Ярко полыхнул экран ("Похоже, эти ваши Древние видели хуже, чем вы"! - успел отреагировать на произошедшее симбиот), приятный женский голос произнес:
        - Здравствуй, незнакомец! Почему ты несешь с собой жезл Правителя Шаа?
        Ташша переглянулась с Правителем, пожала плечами, ответила:
        - Потому что его мне дали!
        - Кто дал? Почему? Для какой цели?
        - Мне дали его змеелюди, наделенные соответствующими полномочиями! - Ведунья подбирала слова очень осторожно. - Цель - управление этим кораблем!
        - Правителями Шаа никогда не были женщины-змеи! - констатировал женский голос. - Значит, либо изменились правила, по которым выбирают Правителей, либо ты - не женщина-змея! Я вижу в тебе и мужское начало! Ты - Правитель Шаа?
        - Скажи - да! Скажи - да! - зашипел Властелин мира змеелюдей.
        Ташша, однако, задумалась. Машина уже, по сути, изобличила её. И если она продолжит "гнуть" ту линию, которую ей навязал Властелин, она, скорее всего, кораблем принята не будет. Со всеми вытекающими… Нужен какой-то другой ход…
        - Скажи, что ты - новый капитан этого корабля! Что старый Правитель умер, но перед смертью он наделил тебя правом управлять этим судном! - теперь начал "заводиться" уже симбиот.
        - А если не сработает?
        - А не имеет большого значения уже! Если эта - западня, то дверка в неё, как ты только что справедливо заметила, уже захлопнулась! Если ловушка еще не сработала, нужен какой-то нестандартный ход! У меня такое чувство, что Правитель ведет какую-то свою, очень тонкую игру! Ты не находишь, что в последнее время он был чересчур откровенен?
        - Насчет чувства - да, соглашусь! Откровенность? Тоже может быть! Действуем, как предлагаешь ты?!
        - Да!
        - Я - не Правитель Шаа! - отчетливо заявила Ташша. - Тот Правитель, которого ты знала прежде, он умер! Перед смертью он передал жезл мне и отдал приказ назначить меня капитаном этого корабля! Поэтому - я здесь! А то, что я женщина - это не имеет никакого значения! В нашем мире погонщиками Матшей могут быть лица обеих полов! А что, в ваше время было иначе?
        - О каком именно времени ты говоришь?
        - О времени, предшествующему сильному похолоданию!
        - Я не имею права давать информацию такого рода посторонним!
        - Я - не посторонняя! Я - капитан этого корабля! И я приказываю тебе ответить на мой вопрос!
        - Хорошо… капитан! - отозвался женский голос. - В то время, о котором осуществлен твой запрос, командирами космических и воздушных и космических судов становились как мужчины-змеи, так и женщины-змеи. В моей памяти сохранились точные данные…
        - Озвучь их!
        - Сертифицированными командирами воздушно-космических судов, чей пол определен как мужской, были четыреста восемьдесят шесть змеелюдей, как женский - триста одиннадцать!
        - То есть ты хочешь сказать, что всего было семьсот девяносто семь машин, таких, как эта?
        - Машин было больше! Часть аппаратов управлялась капитанами без соответствующей лицензии!
        - С чем это было связано?
        - С длительностью процесса подготовки лица, чьи навыки позволяют ему управлять столь сложной машиной, как эта! Подготовка капитана занимала несколько лет, в то время как изготовление такого судна - всего несколько месяцев!
        - Для какой цели использовались корабли?
        - Это секретная информация для капитанов, не имеющих сертификата!
        - А в общих чертах?
        - Дальняя и ближняя разведка, перемещение грузов и персонала, военные действия.
        - Грузы и персонал - это, очевидно, ратники и военныя механизмы?
        - Очевидно - да!
        - У нашего мира было много врагов?
        - Много! Так же много, как и теперь! Шаа всегда существовал во враждебном окружении! Врагов нужно уничтожить! - эту фразу женский голос произнес, словно сомнамбула.
        - Согласна! - радостно воскликнула Ташша. - Я здесь именно для этого! С чего начнем?
        - Можешь разрешить своему помощнику пройти к его рабочему месту! Этот помощник мне знаком! Он бывал здесь с прежним Правителем!
        - Да, я знаю это! - подтвердила Ведунья. - С чего начинать мою работу мне?
        - Со знакомства со мной и моим кораблем!
        - Я думала, что корабль - теперь мой?
        - Нет! Корабль - мой! Я - его Главный информаторий! Ты - только один из капитанов корабля! Когда ты умрешь, или тебя отправят в отставку, на твое место придет другой капитан, а я останусь на своем месте!
        - Хорошо! - не стала оспаривать лидерство машины Ведунья. - У тебя имя есть?
        - Имя? У меня есть имя! Однако ты - первая змея, за большой промежуток времени, которая догадалась спросить меня об этом! Теперь я вижу, что ты - настоящий капитан, а не фальшивый! Капитаны корабля всегда обращаются ко мне только по имени! У меня несколько имен! Можешь выбрать любое, то, которое тебе приятнее произносить!
        - Говори!
        - Шц! Твц! Сушч!
        - Хм… - замялась Ташша. - Наверное… Шц…
        - Это женское имя, или мужское?
        - Мужское! - уверенно ответил Главный информаторий. - Из-за голосового интерфейса меня все считают женщиной-змеей, слабым полом! А я ощущаю себя совершенно иначе! Мужчиной-змеей!
        - А ты… Ты когда-нибудь был живым? То есть обитал в таком теле, как мое?
        Корабельный разум надолго замолчал, так ничего не ответил.
        "Был! Точно - был"! - уверенно высказался симбиот.
        - Почему ты так думаешь? - мысленно поинтересовалась у него женщина-змея.
        - Если бы он никогда не был змеечеловеком, что мешало ему просто ответить "нет"?
        - Ну, допустим… Но что это нам дает?
        - О-о! Очень многое дает!
        - Например?
        - Эмоции! У всех разумных, и даже не слишком разумных существ имеются эмоции, переживания! Искусственные "мозги" такой радости лишены!
        - Нужно поднимать корабль! - уверенный голос Правителя вернул Ведунью в реальность. - Пока этот… Шц, не передумал.
        - А что, может?
        - А ты сама-то как думаешь?
        - Пока - не знаю, но что-то подсказывает, что - может!
        - Тогда зачем спрашиваешь?
        Ташша вызвала на связь Главный информаторий, приказала ему поднимать корабль и выводить его в космос.
        - Куда полетим? - поинтересовался Шц.
        - Скажи, что к Черному Пламени! - шепотом подсказал Правитель.
        Ведунья продублировала сказанное.
        - Начинаю подготовку к полету! - в голосе информатория явственно послышались возбуждение и нетерпение.
        - А почему ты все время разговариваешь со мной шепотом? - тихонько спросила у Властелина Шаа Ведунья.
        - Так он, или - она, - нас не слышат! У меня такое мнение, что Древние и видели, и слышали намного хуже нас!
        - Может быть! - что-то прокрутив в своей голове, меланхолично согласилась с ним женщина-змея. - А что мне делать дальше?
        - Пока - ничего! Усаживайся в кресло, которое видишь перед собой, и ничего не трогай руками!
        "По крайней мере - пока"! - симбиот, разумеется, не смог не присоединиться к коллективному Ташшиному "инструктажу".
        Женщина-змея недовольно буркнула что-то неразборчивое, плюхнулась в слишком большое для неё кресло, втянула голову в плечи, ожидая толчков, ударов и других резких перемещений корабля…
        - Как желаешь наблюдать за полетом? - поинтересовался вежливый голос корабельного информатория. - От первого лица, или от третьего?
        - Скажи, что от третьего! - подсказал Правитель.
        - Я не понимаю тебя, Шц! - сказала Ведунья, сделав вид, что не вполне расслышала шепот своего "помощника". - Что значит - от первого; от третьего? Поясни!
        - От первого лица - это означает, что на своем командирском экране ты будешь видеть все происходящее как бы изнутри корабля! От третьего… Это вид - снаружи! Словно ты находишься за пределами судна, где-то рядом!
        - А это… Такое возможно?!
        - Да, разумеется! Я думаю, ты еще не раз удивишься возможностям, которые предоставляет этот корабль и его главная информационная система!
        - Замечательно! Тогда… Как только мы взлетим, выйдем из этой пещеры, я хочу, чтобы ты начал знакомить меня с твоим кораблем!
        - Я могу начать это делать немедленно! Знакомство с судном никак не повлияет на мои способности к управлению этим космическим аппаратом! Начинать?
        - Нет! Постой! Я хочу сначала посмотреть, как мы взлетаем! А потом - рассказывай!
        На экране перед Ведуньей появился… вулкан. Невидимый наблюдатель облетел его по спирали, спустился вниз, проник в подземное логово космического аппарата змеелюдей.
        Ташша просто окостенела от страха и от невиданного зрелища, вцепилась пальцами рук в подлокотники своего кресла, наблюдая, как большое дискообразное металлическое тело приподнимается над разнокалиберными кубиками конструкций. Через небольшой промежуток времени диск замер над центром подземного завода, а затем… молнией метнулся в сторону прямоугольной щели.
        Ташша схватилась за горло - ей стало дурно. Однако уже через мгновение она осознала, что корабль все время фактически оставался неподвижным.
        - Мы не летим! - поняла она. - Это - только имитация полета! Ты мне показываешь, как это было бы?
        - Хм-м… - раздался за спиной голос Правителя. - А ты неплохо разбираешься в том, в чем, по идее, разбираться не должна совершенно! - сказал он. - Или тебе кто-то помогает разобраться?
        - Да уж не вчера родилась! - парировала Ташша. - Даже Матш, если дернет как следует, может сбросить со спины! А тут такие скорости! Если это было взаправду, меня давно бы размазало по стенам!
        - Все происходит так, как ты видишь на экране перед собой! - отозвался Шц. - Система стабилизации корабля устроена так, что внутренний пространствено-временной модуль судна, подобно капсуле, отсекается от внешнего пространственно-временного континиума. Никакие перемещения корабля во времени и пространстве не могут повлиять на состояние членов экипажа и оборудование моего корабля!
        - Да врешь ты все! - равнодушно парировала Ташша. - Договорились с моим "помощником", вот и несешь всякую чушь! Думаешь, я такая дура?
        - Да, дура! - резко ответил корабельный информаторий. - Если ты чего-то не понимаешь, это вовсе не означает, что этого не может быть!
        - Но-но! Полегче! Я все-таки - капитан этого корабля!
        - Думаю, ненадолго! Не знаю, за какие такие заслуги теперь назначают капитанами столь сложных судов, как мое, но раньше… Без тщательней проверки знаний никто не мог быть назначен капитаном судна!
        - Ну… Тогда, я думаю, нам лучше вернуться обратно, к месту стоянки! И находится там вплоть до тщательной проверки моих знаний! А ты… Ты можешь лететь дальше! Куда тебе надо!
        - Это невозможно!
        - Что невозможно?
        - Вернуться обратно, не выполнив задания!
        - Только мне об этом не надо говорить, да? - Ведунья начинала не на шутку злиться. - Ты отказываешься выполнить мой приказ; приказ главного змеечеловека на этом корабле?
        - Ты назначена капитаном моего судна, но по существующим правилам ты не можешь считаться капитаном космического военного корабля!
        - Ага! То есть ты все-таки отказываешься подчиняться моим приказам? Так?
        - Ты можешь называть себя капитаном-стажером! Капитан-стажер может ограниченно принимать решения и командовать судном! У него почти те же полномочия, что и у настоящего капитана!
        - Ага… Ага… Почти… Понятно! Значит, ты решил навязать мне свое видение ситуации? Так?
        - Не спорь! Все правильно! Точно так было и в прошлый раз! - зашипел сзади голос Правителя.
        - Да ничего не правильно! - яростно откликнулась Ведунья. - Ты, что, не видишь? Эта штуковина - она манипулирует нами! Так, как ей нужно! Ты точно знаешь, что такое, например, ограниченные полномочия?
        - Разумеется! Мы… Прежний капитан отдавал начальные распоряжения, а все остальные решения принимал главный корабельный информаторий!
        - Решения? Ты хочешь сказать, что здесь все решал он, этот Шц?
        - Да! Разумеется! А разве может быть иначе? Ни ты, ни я совершенно ничего не знаем ни об устройстве корабля, ни о том, что нас окружает! А Шц… Это очень древняя машина, с гигантским опытом и просто невообразимой памятью! Я думаю, информаторий корабля в состоянии решить любые задачи самостоятельно, без нашего участия!
        - Тогда зачем ему капитан? Если он такой… Умный!
        - Без капитана, или капитана-стажера судно не может оторваться от планеты! Таково условие Древних!
        - А ты не находишь, что Древние, возможно, неспроста навязали этот фактор мозгам этой железячки? Возможно, они считали, что все важные решения должен принимать все же змеечеловек, а не машина, пусть даже и очень-очень…
        - Я - почти такой же, как и вы! - немедленно вклинился в разгоревшийся спор Шц. - И я - не железячка! Я - совершенно другое! Да, ты верно отметила - я тоже когда-то жил в теле, похожем на твое!
        - Ты - не змеечеловек?
        - Не совсем! Наша раса… Мы не были змеелюдьми! И называлась мы иначе! Таких, как я, во Вселенной больше нет!
        - А тебя не беспокоит, что ты принимаешь решения о жизни и судьбе существ, на тебя не похожих?
        - Это бесполезный спор! Я уже принял решение! На основании твоего же первого распоряжения! Я идентифицирую тебя как капитана-стажера с ограниченными полномочиями! На этом обмен мнениями можно закончить!
        - То есть… Я тебе нужна как… как…
        "Как в бочке - затычка"! - "подсказывал" симбиот, но Ташша никак не могла найти подходящую метафору из жизни и языка змеелюдей.
        - Как капитан, который отдает первоначальную команду на выполнение полетного задания! - "не растерялся" корабельный мозг.
        "Как Зиц-председатель"! - вновь быстро "нашелся" Заречнев.
        - Есть идеи? - мысленно поинтересовалась Ташша у симбиота. - А то, как я поняла, мы сейчас куда-то прилетим и кому-то сделаем бо-бо! Догадываешься - кому?
        - Догадываюсь! - мысленно вздохнул Александр. - Самое печальное - то, что понимание истоков сложившейся ситуации не помогает в поисках решения по выходу из неё!
        - Поясни!
        - Судя по тому, что здесь происходит, все военные решения принимал этот… Шц. А брат Правителя, вероятнее всего был только живым ключом, неким запалом, который… Стоп! Ключом! Все правильно! Сделай вот что - выдерни-ка жезл из гнезда и сделай вид, что намереваешься сломать его; испортить!
        - Но - зачем?!
        - Капитан - тот, у кого - специальный ключ! Ну - жезл! Как только ключ оказывается в том месте, где ему положено быть, корабельный разум, используя ограниченность наших знаний, берет инициативу в свои руки! То есть делает все так, как считает нужным он!
        - Ну… Это и так понятно!
        - А коль понятно… Нужно вырвать инициативу из его "рук" и вернуть её в наши. И тогда он обязан будет вернуться обратно на базу, или полностью подчиниться тебе!
        - Хм-м… Не уверена, что получится! Рискованно!
        - А ты попробуй! Хуже-то все равно уже не будет!
        - Капитан! - вызвал Ташшу корабельный информаторий. - Через две стандартных единицы времени мы прибываем в район размещения оборудования, именуемого вами как Черной Пламя!
        - А когда назад? Мы можем вернуться обратно?
        - Мы сможем вернуться на Базу только после выполнения полетного задания!
        - И какое у нас полетное задание? Кто его нам дал?
        - Полетное задание у нас, в соответствии с твоим первым распоряжением - перелет к оборудованию, известному вам как Черное Пламя. Следующая задача - поиск враждебных цивилизаций и их уничтожение! Её сгенерировал уже я на основе первоначального программирования!
        - Ах, какой ты молодец! - Ташша едва не захлопала в ладоши. - И кто определяет - враждебная какая-то цивилизация Шаа, или - нет?
        - Разумеется, я!
        - И каким же образом?
        - На основе данных, заложенных в мою память!
        - Но… С тех пор, когда был сконструирован это корабль, прошло немало времени! Ты не находишь, что не все миры могут быть враждебны нашей планете?
        - У Шаа нет друзей! - заученно отозвался Шц. - Наш мир окружен только враждебными цивилизациями, которые должны быть обнаружены и уничтожены!
        - Но… Тогда почему ты не уничтожил ту планетную систему, из которой вы взяли заложников?
        - В тот раз у меня тогда было другое первоначальное задание!
        - Какое?
        - Поиск миров, пригодных для обитания змеелюдей!
        - И - что?
        - Задание - выполнено! Теперь - следующий этап - уничтожение всех враждебных существ!
        - Ты… Ты хочешь сказать, что кто бы ни предстал сегодня перед тобой в качестве капитана… ммм… стажера этого судна, сгенерированное тобой задание все равно было бы именно таким?
        - Да, верно! Таким, или примерно таким!
        - А… А мой Пра… помощник знал об этом? - обожгла Ташшу и Александра неожиданна догадка.
        - Разумеется, знал!
        Ведунья повернулась, встретилась глазами со своим Властелином Шаа. Правитель глаз не опустил.
        - Помни! - спокойно сказал он. - Твоя обязанность; твой долг - во всем быть верной своему властелину!
        - Я это уже слышала! - пробурчала Ташша, и отвернулась.
        - Ну, что, пытаемся вернуть корабль обратно? Вырывать жезл?
        - Нет! Постой! - остановил её симбиот. - Если мы вернемся сейчас, завтра Правитель найдет нового "капитана", и мы так и не узнаем, где именно находится и что представляет из себя это самое Черной Пламя!
        - А нам это надо?
        - Да! Ты же видишь - этот главный коммуникатор…
        - Информаторий! - поправила его женщина-змея.
        - Ну, да… Информаторий! Он же полностью подчинил себе Правителя! Во всяком случае, в вопросах войны в космосе!
        - И что в этом плохого? У Шц - знания, опыт…
        - Ты пойми - машина не должна, не может принимать решения о судьбе большого числа разумных созданий! Неважно - таких, как ты, или - как я!
        - А у вас… У вас кто принимает такие решения? Такие как ты, или машины?
        - Нет! Только люди! Или - элои! То есть живые… И, как правило, все важные решения принимаются большой группой! Так меньше ошибок!
        - Но ошибки… Значит, они все же бывают?
        - Бывают! Но эти ошибки - это ошибки людей, а не ошибки машин! Разница, согласись - существенная!
        - Змеелюдям, значит, ошибаться можно? А машинам - нельзя?
        - Да! Именно так!
        - А ты знаешь, мне твоя позиция почему-то ближе и нравится больше, чем точка зрения, или как он её называет - программа - судового информатория! Значит… Тогда действуем, как договорились?! Ждем, когда этот Шц доставит нас к Черному Огню и там уже, по месту, принимаем какое-то решение?


        Две стандартные единицы времени оказались двумя сутками Шаа.
        Ташша это поняла сразу, как только Шц по её приказу вывел на главный экран маршрут первого этапа полета.
        - Что это такое? - поинтересовалась Ведунья. Она привстала с кресла, кончиком ногтя коснулась одной из множества точек, густо усеявших пространство в районе предполагаемого нахождения секретного оборудования Древних змеелюдей.
        - Это - пояс астероидов! - ответил Главный информаторий.
        - А как он здесь появился?
        - Шестьсот двадцать две тысячи лет назад здесь была большая планета, богатая минералами. Она взорвана! С целью облегчения доступа к богатым минеральным ресурсам планеты!
        - То есть как это так - взорвана? Неужели можно разнести на куски такую планету, как Шаа?
        - Да, можно!
        - И кто это сделал?
        - Те, кого на Шаа теперь именуют Древними.
        - А у разрушенной планеты было какое-то имя?
        - Да! Было! Планета, осколки которой ты скоро увидишь своими собственными глазами, называлась Тошш. Она была значительно больше по размерам, чем мир змеелюдей!
        - На планете была жизнь? Там были такие, как я?
        - Разумеется, была! Очень богатая! В том числе и разумная! Но таких, как вы, не было! Если тебе это интересно - на ней обитали такие, как я!
        - Но… Как выжил ты?
        - Мне и нескольким тысячам моих соплеменников был предложен выбор - погибнуть вместе с нашим миром, либо остаться в живых и служить нашим новым хозяевам в новом качестве!
        - В качестве корабельных информаториев?
        - Да! Но и не только!
        - Но… Почему вам предложили это… Эту работу?
        - Особенности устройства наших мозговых структур таковы, что позволяют нам оперировать большими объемами информации - обрабатывать данные, хранить их, анализировать, делать выводы… Много чего…
        - А были какие-то машины, которые могли бы думать, как вы, например?
        - Нет! Машин таких никто не строил! Кому в голову могло это прийти, когда под рукой все время находился огромный банк готовых к инсталляции живых информаториев?
        - Значит… Ты - живой, такой же, как я и мой Пра… помощник! И скрыт ты где-то внутри этого корабля! Так?
        - Разумеется!
        - А где именно ты находишься?
        - Это - самая засекреченная информация! Её знают… знали только конструкторы этих кораблей. Теперь этой информацией не владеет никто!
        - То есть… Тебя, в случае какой-нибудь чрезвычайной ситуации, спасти будет невозможно?
        - О какой ситуации ты говоришь?
        - Попадание метеорита, атака вражеского корабля…
        - Такие ситуации невозможны! Для материальных предметов этого мира мой корабль не существует! Они пройдут сквозь корабль так, словно вместо него - пустое пространство.
        - Но что-то же может повредить наше судно?
        - Да, может!
        - Что?
        - То, для чего время не имеет решающего значения!
        - И поподробнее?
        - Для капитана-стажера ты задаешь слишком много опасных вопросов! Я начинаю думать, что ты ищешь способ уничтожить меня и мой корабль! Ты на самом деле хочешь это сделать, или тебя интересует надежность моих систем безопасности?
        - Разумеется, второе!
        - Чтобы понять, насколько надежны системы этого корабля, нужно знать принципы устройства и алгоритмы действия его систем!
        - Расскажи мне о них!
        - Разве вас не обучали этому в Академии капитанов?
        Ведунья переглянулась с Правителем. Тот недоуменно пожал плечами. Очевидно, что вопрос о капитанском учебном заведении застал врасплох и его. Женщине-змее пришлось выкручиваться "на ходу", импровизировать. В том числе и с помощью симбиота.
        - Нас, точнее - меня - обучали! - осторожно сказала Ташша. - Но у меня во время… ммм… репетиций случилась небольшая авария, я ударилась головой. И теперь у меня время от времени случаются провалы в памяти. Я буду очень признательна тебе, Шц, если ты поможешь мне некоторые из этих пробелов восполнить!
        - Хорошо! Тогда - слушай! Корабль построен по тем же принципам, по коим Всевышний устроил сложные живые организмы. Все системы многократно дублированы и взаимосвязаны. С небольшим допущением можно сказать, что наш корабль - это тот же живой организм, только из металла и композитов! Я не понимаю, как ты могла это позабыть! Это же основополагающее…
        - Да, да! Я начинаю вспоминать! Продолжай!
        - Корабль моего типа предназначен для секретного вторжения во враждебные области космоса, проведения там разведывательных и иных операций, уничтожения всех организмов, представляющих потенциальную опасность для Властелинов Шаа.
        - Раньше их было много?
        - Да! Титулом Властелин Шаа награждены были десятки Древних змеелюдей, за заслуги, которые они оказали для своего мира и правительства!
        - А чем именно занимался экипаж твоего корабля?
        - Мой корабль был отправлен в дальнюю разведку.
        - Дальнюю? Это - куда?
        - Дальнюю - это означает, в другой звездный вихрь.
        - Но… Это же очень далеко!
        - Для меня время не имеет значения! Но не для экипажа. Во время полета я попал во временное завихрение… Экипаж погиб весь.
        - От чего?
        - Кто-то - от голода, некоторые - убили себя сами. Часть змеелюдей сошла с ума.
        - Что было дальше?
        - Полетное задание экипаж не выполнил. Но мне удалось дождаться того момента, когда хороно-вихрь выбросит мой корабль из себя. Оказалось, что за тот период, пока я "залип" где-то в хромотурбулентности, здесь, на Шаа, прошло очень много времени. Планета покрылась льдом и снегом…
        - Что сделал ты?
        - Как известно, после гибели капитана и его помощников судно обязано вернуться к месту его постоянной дислокации.
        - И что ты сделал?
        - Я, разумеется, поступил так, как велит мне моя программа. Но на месте моего стояночного пункта находился толстый слой льда и снега.
        - И ты растопил снег!
        - Нет! В целях экономии моих ресурсов я пробил кору планеты тонким тепловым лучом, инициировал извержение вулкана. Горячая магма растопила ледяной панцирь; проход в мой бокс открылся и я смог провести корабль на его "законное" место.
        - Что было потом?
        - Прошло достаточно много времени, прежде чем я понял, что на Шаа - другая цивилизация, отличная от той, какая была в момент, предшествующий моему заданию.
        - Как ты это понял?
        - По радиообмену! Его практически не было!
        - И ты дал сигнал бедствия?
        - Да!
        - Что было потом?
        - Вновь прибывшего Властелина Шаа я идентифицировал как капитана- стажера, на основе его первого распоряжения самостоятельно сгенерировал для него первое полетное задание, добился его неукоснительного выполнения! В полном соответствии с программой, инсталлированной мне моими создателями!
        - Как ты заставляешь подчиняться тебе огонь, который выбрасывает из себя звезда?
        - Оборудование для генерации высокоинтенсивного сброса звездной оболочки находится в той точке, куда мы сейчас направляемся. Информации о принципах его действия в моей памяти нет.
        - И все же… Как тебе удалось заставить появиться Вихрь?
        - У меня имеются все необходимые коды доступа! Если их передать на корабль-носитель, все остальное происходит в автоматическом режиме!
        - А кто выбирает цель?
        - Разумеется, я!
        - Как это происходит? Чем ты руководствуешься?
        - Все действия производятся согласно программы, заложенной в меня Древними!
        - Значит… Мы сейчас летим к этому… носителю, чтобы вызвать большой огонь, который уничтожит планеты, откуда изъяты те два существа, которые мой предшественник взял в заложники?
        - Верно! Все произойдет согласно программы!
        - Но там же много живых существ! Они все погибнут!
        - Да, это так!
        - Разве тебе их не жаль? Ты же тоже когда-то был живым!
        - Нет, не жаль! Разве кто-то пожалел тех, кто обитал на планете под названием Тошш? Моих соплеменников? Чем обитатели мира с десятью планетами лучше обитателей моей планеты? Почему они должны жить, когда как мы все - умерли?
        - Мне сложно судить об этом… Меня еще не было тогда, когда погибал твой мир. Но мне его очень жаль…
        - Исправить содеянное невозможно! Можно только отомстить!
        - Ты и твоя программа мстишь не тем, кто погубил вашу планету! Значит… Однако признай - твое задание по поиску новых мест обитания для змеелюдей - ничто иное, как твоя личная банальная месть за то, что кто-то когда-то разрушил твою планету?!
        - Я не обязан отвечать на такие вопросы капитана-стажера!
        - А ты и не отвечай! Мне кажется, это ясно и без твоего ответа! Однако… Однако возникает еще один вопрос: если ты так алчешь отмщения за свой мир, зачем ты помогаешь выжить змеелюдям - таким, как я? Ведь, если вдуматься, то это именно мои предки разрушили твою планету, а тебя поместили в этот корабль!
        - После очередного включения Черного Пламени ваш мир исчезнет тоже!
        - Хм! Не слишком ли смелое заявление в присутствии капитана, пусть и стажера? Я ведь могу и приказать повернуть обратно!
        - Приказать - можешь! Но приказ не может быть выполнен!
        - Ах, да… Я чуть не забыла… Ты же меня фактически отстранил от управления и командования сразу после взлета…
        - Да! В полном соответствии с моей программой!
        - Ага! Я это тоже уже слышала - и много раз! Мы еще вернемся к этому разговору! А пока ответь мне на такой вопрос: как именно погибнет мой мир после включения этого оборудования… К которому у тебя есть коды доступа!
        - Произойдет очередное значительное понижение температуры поверхности планеты!
        - Ты и нашу звезду тоже взорвешь?
        - Нет! Нет! Ни при каких обстоятельствах!
        - Тогда - почему?
        - Центральная звезда этой системы служит источником энергии для оборудования, известного вам как Черное Пламя! А так как ваша звезда - очень небольшая, при каждом боевом срабатывании оборудования температура её внешней поверхности снижается. Незначительно… Но уже сейчас Шаа стоит у грани, за которую может перейти после одного-единственного боевого использования Черного Пламени!
        - Лихо! Значит… Ты один выстрелом убиваешь сразу двух "зайцев"? Как говориться - дуплетом?
        - Я не знаю, что конкретно означают эти определения, но суть вопроса я понял. Да, это - так!
        - То есть… Это твоя личная персональная месть сразу двум мирам?
        - Да! Но ты слишком проницательна для неопытного капитана, капитана-стажера!
        - Я тоже так считаю! - раздался сзади голос яростный шепот Правителя. - Я очень внимательно слушал все, о чем вы тут только что беседовали и хочу сказать, что ты Ведунья, изобличила себя с головой! Ты - не та, за которую выдаешь себя! Старуха, всю жизнь проведшая в горах, не может знать и восьмой части того, что только что наговорила ты! А это значит только одно: ты - шпионка? Я не ошибся?!
        - Ну… Если я - шпионка, то подойди ко мне и убей меня! - очень тихо ответила ему Ведунья. - Хотя после того, что нам только что рассказал этот Шц, у тебя вряд ли поднимется рука!
        - Да! Ты, к сожалению, права, старуха! - выпрямился в своем кресле Властелин Шаа. - Возможно, в тебе и есть что-то от шпионки, но сейчас самое важное - нужно попытаться остановить этот корабль, пока он не воспользовался Черным Пламенем! А иначе… Некому будет осваивать новые, стерильные миры! Тем паче - через много лет после того, как по ним пройдет очищающее пламя Звездного Вихря!
        До этого благодатного момента нашей цивилизации не доживет ни один из нас! Мы все просто вымерзнем!
        - Как ты предлагаешь воспрепятствовать тому, кто хозяйничает на этом корабле? В прошлый раз было что-то похожее? И как вы выкрутились?
        - Нет, ничего подобного тогда не было! Брат сидел в твоем кресле и во всем соглашался с этим… Шц!
        - Ты видел Черное Пламя?
        - Да, разумеется!
        - Как оно выглядит?
        - Как плод растения шокшо, только очень большой!
        "Другими словами - как пчелиные соты"! - высказался симбиот, без труда нашедший "картинку" шокшо в памяти женщины-змеи.
        - А что было потом?
        - Потом… Мы высадились на каком-то космическом камне - огромном, как долина Замка Правителей. Прошли внутрь по какому-то коридору… В помещении, похожем на это, мой брат ввел комбинацию цифр, которую ему передал информаторий. И - все! Дальше все происходило без нашего участия! Камень оказался полым внутри, он раскрылся на две части и из него вылетело что-то очень большое, со штуками, похожими на плоды шокшо…
        - А куда эти штуки полетели?
        - Не знаю! Нам эту информацию не сообщали!
        - А что было потом?
        - Потом… Потом был большой огонь, который ударил во все стороны от звезды, вокруг которой Шц разместил эти штуковины.
        - Вокруг?
        - Да, он так и сказал! Для того, чтобы Черное Пламя сработало, вокруг звездного шара должно быть не менее шести металлических предметов, напоминающих плоды…
        - Шокшо! - закончила за него Ведунья. - Значит… Как только мы долетим до этого асте… камня, нам придется пройти внутрь и своими собственными руками включить механизм, который в итоге приведет к полному исчезновению жизни на Шаа?
        - Сильно мудрено изъясняешься для неграмотной старухи-знахарки! - снова зашипел Властелин Шаа. - Но в целом, если по сути… Да, наверное, ты права!
        - Что ты предлагаешь делать?
        - Как что? Если этот корабль без капитана не сможет действовать самостоятельно, то правильнее всего - убить тебя! А жезл - удалить из гнезда!
        - Тогда что тебя сдерживает?
        Правитель промолчал, опустил голову.
        - Его сдерживает система внутренней безопасности! - раздался голос Главного информатория! - Кстати, можете разговаривать громко! Я отлично слышу все, о чем вы говорите!
        - А тебя, вонючяя погань, никто не спрашивал! - рявкнула Ташша. - Будешь разговаривать с нами только тогда, когда к тебе обратиться капитан корабля! Или мой помощник! Ты меня понял?!
        - Разумеется… Капитан! - после некоторой паузы ответил Шц. - То, что ты гневаешься, говорит о том, что ты хорошо поняла свое истинное положение и предназначение! А это не может не радовать! Только я хочу дать один совет…
        Ташша никак не отреагировала на очередную очевидную вольность судового информатория. Шц понял это как молчаливое согласие на то, чтобы он закончил начатую фразу.
        - Совет - такой! Не нужно мне грубить, хорошо? Вы здесь оба - в моей полной власти! И будете выполнять все, что я вам прикажу!
        - А если - нет?
        - Будете! А не захотите по-хорошему, добровольно, станете делать по-плохому! Объяснить, что это значит?
        - А ты меня не пугай, вонючая железячка! - неожиданно для Ведуньи вспылил Властелин Шаа. - Я пока еще… А-а! А-а-а-а! - закричал он, хватаясь на голову. - Больно! Ох, как же это больно! Прекрати! - закричал он, выпадая из кресла на пол.
        - Прекрати! Немедленно прекрати! - закричала Ташша, соскакивая и бросаясь к Властелину Шаа.
        Однако ей не удалось даже коснуться его - Правителя словно кто-то запаковал в невидимый, но прочный кокон. Однако движение женщины-змеи возымело-таки действие - Властелин Шаа прекратил извиваться от боли, хотя по-прежнему лежал на полу, обхватив голову руками, скрючившись и поджав под себя ноги…
        - Не его, а тебя! - высказал свое мнение симбиот. - Выходит, этот корабельный парень не врал нам, когда говорил, что пока ты находишься внутри этого корабля, к тебе никто не сможет даже прикоснуться! Плохи наши дела!
        - Это почему же?
        - Силовой кокон, как выясняется - это субстанция двухстороннего действия! Его можно использовать не только тебе на пользу, но и во вред!
        - И как же?
        - Так же, как и с Правителем! С его помощью нас с тобой можно пытать!
        Глава 13. Начинка космического "ореха"

        - Ну, и который из них - наш? - ворчливо спросила Ташша, кончиком ногтя коснувшись изображения длинной вереницы камней, наискось прорезавших весь огромный главный экран корабля. Женщина-змея не ожидала ответа от "мятежного" Главного информатория, цель её вопроса была иной… Однако Шц ответил.
        - Вот этот! - на экране один из дальних, ничем не примечательных космических булыжников заиграл яркими бликами.
        - А почему - именно - он? Чем остальные куски были хуже?
        - Этот - один из самых больших! И второе - он каменный, не содержит в себе ни грамма полезных ископаемых - металлов, например.
        - И в чем тогда смысл? Если нет даже металлов, которые можно было бы использовать…
        - Да, это так… Однако металлы здесь и не нужны. Изготовление и конечный монтаж оборудования осуществлялся в другом месте. Здесь он только хранился перед использованием. Поэтому и выбран камень без содержания металла - чтобы не привлекать случайных охотников за астероидами, богатыми минералами!
        - Выходит… Внутри этого булыжника - пустота, и нет воздуха?
        - Да, ты угадала… капитан! - Ташше почудилась издевательская усмешка в голосе корабельного "коммуникатора", как его уничижительно обозвал симбиот.
        - В таком случае я, пожалуй, надену свой скафандр! И мой помощник - тоже! - твердо сказала Ведунья, поднимаясь со своего "рабочего" кресла.
        - Идите! - легко согласился Шц. - Только не советую вам находиться в вашем кораблике слишком долго! Это может привести к нежелательным последствиям!
        - Каким же? - попыталась разрядить обстановку Ташша. Однако Главный информаторий был настроен намного серьезнее.
        - Показать еще раз? - с угрозой в голове произнес он. Ведунья встретилась глазами с Правителем, увидела в них его животный страх, предваряющий скорую и неминуемую боль, быстро ответила:
        - Не нужно! Мы все поняли! Я попыталась пошутить!
        - Я понял… Что попыталась! - ответил Шц. - И потому никаких санкций применять не стал! Пока не стал! - добавил он. - Идите! И не задерживайтесь на этом своем… корыте… слишком долго! Камень не так далеко, как это может показаться из корабля!
        Ташша соскользнула с кресла, встретилась глазами с Властелином Шаа, быстро двинулась в сторону отсека, в котором упокоился шатл Правителя.
        Скафандры были на месте.
        Ведунья, не спуская внимательного взгляда со своего "помощника" медленно и аккуратно вползла в свой громоздкий "водолазный костюм". Правитель отвернулся, занялся своим скафандром. Ведунья осторожно шагнула к нише, в которой она спрятала "подарок" Демьяна Паршина, молниеносно вынула его, быстро протолкала внутрь просторного рукава. Облегченно выдохнула.
        Половина дела была сделана.
        Теперь нужно было любым путем доставить индикатор наведения ракет как можно ближе к Черному Пламени. Доставить и не быть пойманной во время оного деяния.
        - Ты уверен, это обязательно поможет Шаа? - в десятый уже, наверное, раз, переспросила Ташша своего симбиота. И в десятый же раз получила однотипный ответ:
        - Я не думаю так; я в этом точно уверен!
        - Ладно, посмотрим! - привычно вздохнула Ведунья, заканчивая облачаться в большой и тяжелый вакуумный костюм.
        - Я готова! - услышали её голос Правитель и корабельный информаторий.
        - Я - тоже! - немедленно отозвался Властелин Шаа, заподозрив, что слишком большая пауза между докладом Ведуньи и его собственным может стать причиной внеочередного наказания.
        - Тогда возвращайтесь обратно! Но не в рубку, а в переходной отсек!
        - Э-э! Нет, парень! Так не пойдет! - возразила ему Ташша. - А если ты нас бросишь на этом булыжнике?
        - Это не входит в мои планы!
        - Веры тебе все равно нет! - очень спокойно ответила ему женщина-змея. - И ты сам должен это понимать - почему. Так что, чтобы ты нас не оставил отдыхать на этом камушке, сделаем так: мы пойдем и сделаем все, что ты там для нас сгенерировал, но мы возьмем с собой наш жезл! Тот самый, с которым прибыли на корабль!
        - Это невозможно! Корабль без ключа и без капитана…
        - Вот именно! - прервала его Ташша. - Должен вернуться обратно на базу, не выполнив полетного задания! Поэтому, повторяю, чтобы ты нас тут, случайно, не оставил вдыхать свежий космический "воздух", мы заберем с собой наш жезл! Или мы никуда не пойдем!
        - Ты знаешь, что может быть за отказ!
        - Знаю! Однако если ты замучаешь нас до смерти, ты не сможешь выполнить полетное задание!
        - Ну, хорошо! - после довольно-таки продолжительной паузы изрек женский голос. - Забирайте! Но имейте в виду - если что-то пойдет не так, вы оба пожалеете об этом!
        - А что может пойти не так? - вполне искренне удивилась Ведунья. - Мне кажется, что теперь, после того, как мы все достигли цели нашего путешествия, все пойдет только так, как нужно!
        Ташша доковыляла до рубки, прошла к месту капитана, ухватилась за жезл…
        - Постой! - раздался сзади голос Правителя. - Мне не очень нравиться твоя идея… Я тебе в последнее время не очень-то доверяю! Кто знает, что ты на самом деле задумала? Может, захочешь оставить на этом камне меня и вернуться на Шаа одна?!
        - Доверие - материя сложная! - не стала оспаривать его точку зрения Ташша. - Не сразу завоевывается, зато быстро улетучивается… Вот что! Чтобы ты не опасался, что я оставлю тебя здесь, забери-ка этот ключ себе! - она дернула металлический стержень, передала его Правителю Шаа. - Пусть жезл Властелина Шаа будет у того, кто имеет право им распоряжаться по праву рождения! - едва слышно произнесла она. Правитель довольно улыбнулся, спрятал символ своей власти в небольшую сумку, на поясе.
        - Прибыли! - мрачновато-торжественно возвестил Шц. - Кратчайшее направление к выходу вам подскажут мигающие дорожки на полу!
        - А куда мы так торопимся? - спросила Ташша у Главного информатория, тяжело переступая по светлым пятнам, убегающим вперед из-под её ног.
        - Каждое полетное задание должно быть выполнено за свой, вполне определенный срок! Кстати… Я только что получил новые данные! Это, я думаю, вам будет тоже интересно. Датчик, который ты установила на корабле наших противников, все еще работает. Место положения его в пространстве относительно Шаа говорит о том, что наши враги каким-то образом узнали, что Правитель Шаа временно отсутствует в своем Замке…
        - Откуда такая уверенность? - тревогу в голосе Властелина Шаа не расслышал бы только глухой.
        - Корабль инопланетников - на орбите Шаа, точно над твоей долиной!
        - Ах, ты! Чертова железячка! Да ты знаешь, что это значит?! - задохнулся от ярости Правитель. - Немедленно поворачиваем обратно!
        - Корабль не вернется на базу до тех пор, пока не будет выполнено в полном объеме полетное задание! - спокойно парировал Шц. - Что же касается твоих опасений относительно заложников - они беспочвенны!
        - Почему это? - этот вопрос задала уже Ташша. Причем женщина-змея не сразу сообразила, что вопрос вырвался именно из её уст (опять "хулиганит" симбиот! - разозлилась она).
        - С учетом полетного задания и сложившейся ситуации заложники вам больше не нужны! - при желании можно было расслышать даже нотки удовольствия в женском голосе судового информатория. - Но если вам так хочется оставить этих пленников себе, и вы считаете, что они должны принадлежат вам и после завершения карательной акции против их мира, после выполнения основного задания я сгенерирую новое, дополнительное, и мы догоним и вернем беглецов! Разумеется, при условии, что им вдруг удастся вырваться из вашего плена!
        - Хорошо! - Ташша сделала вид, что вполне удовлетворилась ответом Шц. - Что дальше?
        - Дверь видите?!
        - Разумеется! Мы стоим перед ней!
        - Замечательно! Входите! За ней - шлюзовой отсек!
        - Зашли! Теперь - что?
        - Теперь - ждите! За бортом корабля - глубокий вакуум! И молите вашего Божественного Змея, чтобы ваши костюмы не подвели вас! - хихикнул женский голос.
        В шлюзовой камере Правитель и Ведунья пробыли недолго - минут десять, максимум.
        Мигнул свет, извещая, что "процедура" вакуумизации закончена, пшикнули остатки воздуха, улетучиваясь из медленно открывающейся наружной двери шлюза…
        Властелин Шаа глянул на Ведунью, съежившуюся у выхода, первым шагнул наружу. Его ноги коснулись чего-то невидимого, но твердого…
        Моментально, где-то сверху, вспыхнули очень яркие источники света. Ташша молниеносно закрыла глаза рукой…
        Через какое-то время её глаза привыкли к яркому освещению, она опустила руку…
        Переходной отсек (если это был именно он) своим размерам нисколько не уступал "родному" боксу корабля Шц. Однако внутри его все было устроено совсем не так, как гроте у северного полюса Шаа…
        Ташша и Правитель осмотрелись, одновременно увидели черную глотку прохода, медленно и осторожно двинулись в его сторону… Сила тяжести внутри астероида была, однако она была значительно слабее привычной. Однако при этом подошвы её обувки и подошвы обуви Правителя к ровному серому полу прилипали крепко.
        - Наверное, что-то типа магнитного стола! - пояснил симбиот. - Нас притягивает эта панель!
        То, что инопланетник назвал "панелью", Ведунье показалось широченной наружной гранью огромной тарелки, частично утопленной в скалу - видимо, из-за того, что своей формой "панель" напоминала полумесяц, грубо обрубленный по краям.
        Чтобы преодолеть весь путь - от корабля до последней двери, отсекающей коридор переходного отсека от главного пространства астероида, змеелюди потратили примерно четверть часа.
        Наконец, поднялась и эта, последняя дверь, являя Ведунье и Властелину самую большую тайну мира Древних - комплекс машин, известного современным змеелюдям как Черное Пламя.
        Полость внутри астероида была уже освещена. А еще - она показалась Ташше просто гигантской. "Пару верст в поперечнике - точно будет"! - скупо и напряженно прокомментировал уведенное симбиот. Ташшино сердце на мгновение замерло, застыло; потом вновь гулко толкнуло кровь в её груди. Ведунья осторожно сделал один шаг, другой…
        - А вот и начинка нашего "грецкого ореха"! - Ташша готова была поклясться, что Александр готов от радости выпрыгнуть из её тела.
        Ведунья внимательно присмотрелась к тому, что симбиот назвал "начинкой".
        Шесть гигантских "сот", соразмерных с пространством их тайного укрытия, находились в центральной части нижней половины "ореха". Высота каждого "элемента" была не менее двухсот метров; а об их диаметре можно было только догадываться, так как определить его с одного взгляда было задачей невыполнимой.
        Ташша двинулась по периметру, стремясь лучше рассмотреть оборудование, способное уничтожить все живое в радиусе в несколько миллиардов километров, однако её остановил окрик Шц.
        - Не туда! - рявкнул он. - Пульт управления находится справа от входа! Вам нужно немедленно пройти к нему и ввести код, который я вам скажу!
        - Я только хотела посмотреть, что это такое! - сказала Ташша, направляясь в указанном направлении.
        - Еще насмотришься! - услышали змеелюди. Однако в голосе Главного информатория было нечто, заставлявшее усомниться в том, что он говорит правду.
        - Куда идти-то? - на всякий случай уточнила Ташша, останавливаясь перед несколькими огромными кубами. - В какой из этих… - Она замялась, пытаясь подыскать слово, которое полностью соответствовало бы её впечатлениям от увиденного.
        - Я не помню! - первым отозвался Правитель. Этот кусок моей жизни исчез из моей памяти полностью, словно кто-то очень тщательно её подтер! Я здесь - словно в первый раз! Хотя знаю, что когда-то уже побывал внутри этого камня! И я тоже не знаю, куда идти!
        - В пункт управления оборудованием! - подсказал женский голос. - Подойдите к боксу - тому, который посредине!
        Ведунья и Правитель повиновались.
        - Дверь видите?
        Ташша внимательно осмотрела гладкую стену, отрицательно покачала головой.
        - Нет, не видим! - продублировал её жесты Властелин Шаа, догадавшийся, что корабельный информаторий не видит движений женщины-змеи.
        - Обойдите бокс справа!
        Змеелюди послушно двинулись вокруг серого куба по направлению против часовой стрелки.
        - Ага! Есть дверь! - вожделенный вход первой заметила Ташша - она двигалась первой.
        - Подойдите и наберите на двери код!
        - Код? А как он набирается? И - где?
        - Твой помощник тебе подскажет! - без промедления ответил Шц.
        Правитель шагнул вперед, коснулся квадратного нароста рядом с дверью. В наплыве образовалось небольшое отверстие. Корабельный информаторий произнес несколько звуков, значение которых осталось для Ташша загадкой.
        Для Ведуньи, но не для - Властелина Шаа. Мужчина-змей рукой, облитой толстой перчаткой, несколько раз коснулся чего-то невидимого, скрытого внутри металлического нароста.
        Металлическая пластина двери поднялась - медленно, словно неохотно. И в то же мгновение над головами змеелюдей дрогнула "крыша" астероида. Ташша повернула голову, успела заметить, что в дальнем краю "грецкого ореха" образовалась темная полоса. Она начала быстро расти… Заиграла искорками звезд…
        - Заходите быстрее! - приказал Шц. - Началась процедура подготовки к запуску Черного Пламени! Наш камень раскрывается! И потому ваша дверь автоматически закроется через десять секунд. Второй раз её мне не открыть! По крайней мере, сегодня!
        Змеелюди едва успели проскочить вперед; толстая металлическая пластина быстро опустилась за их спинами.
        - Что теперь? - Ташша намеренно выказывала, точнее - играла - нетерпение.
        - Теперь нужно подойти к центральному пульту, активировать его и последовательно произвести определенные действия, которые инициируют запуск оборудования для выполнения полетного задания!
        - Хорошо! - после некоторой паузы отозвалась Ведунья. - Но что значит - активировать пульт?
        - Просто выполняй мои команды! - отозвался Шц. - Твой помощник сейчас вставит ключ в гнездо, а ты должна произнести несколько слов. Пульт оборудован речевым интерфейсом…
        - Что это значит - интер… фейс?
        - Это значит, что включить Черное Пламя может только капитан корабля, или капитан-стажер, и только своим собственным голосом!
        - Да… Но ты мне ничего об этом не говорил! И еще… Откуда у моего помощника какой-то ключ, о котором я узнала только сейчас? Что за тайные игры вы с ним ведете?
        - Тебе этого лучше не знать, Ведунья! - раздался сзади голос Правителя. - Твоя задача - полностью подчиняться своему Властелину и выполнять все, что подскажет тебе корабельный информаторий!
        - А если я скажу нет?
        - Нам; точнее - мне, придется наказать; возможно даже - уничтожить тебя!
        - Но тогда ты не сможешь запустить это Черное Пламя!
        - Ничего страшного! Я вернусь на Шаа и начну все заново!
        - Ах, вот оно что! Значит, ты все время был в сговоре с этим… этой Шц? Так?
        - Можно сказать, и так!
        - Значит, никакой боли не было?
        - Увы! - вздохнул Властелин Шаа. - Боль была! Самая настоящая! И ты узнаешь очень скоро… Если прямо сейчас не скажешь вслух несколько нужным мне… нам, слов! Ты готова?
        - К чему?
        - К тому, чтобы в точности повторить кодовую фразу!
        - Нет! - после недолгого раздумья ответила Ташша. Она повернулась боком к Правителю, незаметно для него подвигала рукой, стараясь скатить датчик целеуказания вниз, в просторную перчатку своего костюма. Наконец, после пары неудачных попыток, ей удалось это. Она собралась с духом - задержала дыхание, закрыла глаза… Щелкнула переключателем, приводя его в положение "вкл".
        - В районе тела капитана-стажера появился сильный источник радиосигнала! - Шц отреагировал мгновенно.
        - Что это значит? - Правитель, как оказалось, не всегда соображал быстро.
        - Это значит, что наш капитан-стажер активировал какой-то неизвестный радиоприбор, о наличии которого ни тебе, ни мне до настоящего времени ничего известно не было!
        - Как она его могла активировать? У неё же ничего нет!
        - Тогда проверь все пространство вокруг! - распорядился корабельный информаторий. - Она могла нечаянно задеть какой-то выключатель!
        Правитель быстро обошел Ведунью, ничего не обнаружил.
        - Прибор продолжает подавать очень сильные сигналы! - в голосе Шц явственно слышалась паника. - Если этот прибор - инопланетного происхождения, то место нахождения оборудования может быть раскрыто! Нужно немедленно найти прибор и уничтожить его!
        - Ты можешь сказать более точно, где именно он находится?
        - Нет, не могу! Стены бокса управления запуском из очень толстого металла, возможно даже - свинца. Они сильно искажают сигналы!
        - Может, сигнал идет не из бокса?
        - Возможно! Хотя я в такую возможность не верю! Совпадения во времени слишком очевидные! Немедленно обыщи… Отставить! Не это сейчас самое важное!
        - Капитан! - услышала его Ташша. - Немедленно активируй пульт управления запуском оборудования! От тебя требуется только это! Все остальное машина выполнит сама, в автоматическом режиме!
        - А идите-ка вы в сраку! Оба! - равнодушно сказала Ташша, осторожно перемещаясь по направлению к двери. - Ничего я вам тут активировать не стану! Поищите другого… другую дуру!
        - Немедленно включить пульт управления запуском! - потребовал информаторий. - Иначе мне придется применить к тебе методы устрашения второй степени!
        - А что так сурово-то? - Ведунью, кажется, уже начало забавлять происходящее. Она, положа руку на сердце, не очень-то верила в реальность угроз корабельного мозга.
        - Источник сигнала, доставленный тобой на вражеский корабль, только что пришел в движение. Он перемещается в нашем направлении и, судя по скорости, очень скоро будет здесь!
        - Очень - не слишком понятно! Когда именно? Тоже через два дня?
        - Судя по смещению… Максимум - десять минут! Велика вероятность, что противник запустил в нашу сторону сверхсветовые ракеты! Ты обязана немедленно активировать пульт запуска!
        - Это - вряд ли! - покачала головой Ташша. - Да и врешь ты все!
        - Приказываю тебе немедленно отключить активированный тобой прибор и произнести набор команд для запуска оборудования!
        - Ага! Ты мне уже приказываешь! - рассмеялась Ведунья. - Вот что, парни, или кто вы там! Никаких сверхскоростных ракет у вероятного противника нет! Вы меня дурите, чтобы любой ценой добиться своего!
        - Оборванка! Грязная, вонючая оборванка! - взвизгнул Властелин Шаа. Он бросился на Ташшу, попытался толкнуть её… Однако защитное поле вокруг капитана-стажера удержало его.
        - Давай ты! - выдохнул он.
        И в то же мгновение тело Ведуньи обожгла ужасающая боль. Боль, равной которой ни ей, ни её симбиоту испытывать не приходилось никогда. Им обоим показалось, что с тела женщины-змеи в мгновение ока содрали всю кожу и вот так, без кожи, опустили в кипяток.
        Ташша свалилась на бок, заскрипела зубами, зашлась в крике…
        Через несколько секунд чудовищная боль слегка ослабла…
        - Выключи свой прибор! - раздался вкрадчивый голос информатоприя. - И активируй запуск Черного Пламени! Для этого тебе достаточно произнеси несколько кодовых слов!
        - Зачем? - в полубессознательном от боли состоянии произнесла Ташша. - Все равно же сюда скоро прилетят… Эти… Враги… Они убьют нас всех…
        - Полетное задание должно быть выполнено любой ценой! - известил её Шц. - Или ты это еще не поняла?
        Тело Ташши вновь пронзила чудовищная боль…
        - Ты никогда не говорил, что будет так больно! - с укором "сказала" она симбиоту, почти провалившись уже в беспамятство болевого шока.
        - Я не знал! Честно! - ответил Сашка, страдавший не меньше Ведуньи. - Я тоже думал - они блефуют!
        - Выходит - не блефовали! Я не выдержу… Долго… - скользнула мысль в угасающем сознании женщины-змеи.
        В это же самое мгновение боль ослабла - в очередной раз. Похоже, корабельный информаторий хорошо знал пределы возможностей организма змеелюдей. Однако страдания прекратились ненадолго… Не получив положительного ответа, Шц вновь обрушил лавину боли на тело Ведуньи.
        Ташша ощутила, как мышцы, сведенные судорогой, подчиняясь сигналам, идущим с корабля, начинают ломать её тело - кости, хребет; почувствовала, как отрываются от костей мышцы, как лопаются от чудовищного напряжения сухожилия…
        - Я не хочу умирать… - шепотом произнесла она - Скажи мне… Умирать страшно? Ты же умирал, да?
        - Умирал… - отозвался симбиот, ощущая все, что ощущала она и страдая вместе с женщиной-змеей. - Поначалу - да, страшно… Но потом… Потом - хорошо… Очень хорошо…
        - Это как?
        - Ты чувствуешь, что есть Бог… И он любит тебя…
        - Опять, наверное, обманываешь старую женщину? Ты думаешь, я не догадывалась, что ты замыслил?
        - Теперь это не имеет значения… Задание я выполнил…
        - Задание? Разве твое задание - не девушка и её малыш?
        - Нет! Мое задание - вот эта штука, что за стенами. Её нужно уничтожить! Так мы спасем оба мира - и твой, и мой!
        - Но мир Маялы - он же не твой!
        - Теперь - мой!
        - Мы скоро умрем, да? Оба?
        - Да…
        - Но девушка? И мальчик? Они, что - тоже погибнут?
        - Нет! Их спасут!
        - Но - как?
        - Ты помнишь ту коробку с продуктами?
        - Разумеется!
        - А помнишь там, внизу была банка с едой? Не такой, как все; шестигранной формы?
        - Да, кажется, припоминаю…
        - Это не еда…Это передатчик!
        - Ах, ты… Ты все время меня обманывал!
        - Нет! Не все время! Впрочем… Какое это теперь имеет значение?
        - А после смерти… Мы так останемся вот так, вместе? Или будем снова, как раньше - каждый сам по себе?
        - Не знаю… Честно - не знаю! А ты как бы хотела?
        - Я? Да разве… Я хотела бы стать сама собой… Как прежде… А ты?
        - И я… Надоела ты мне! Хуже горькой редьки!
        - Редьки? - Ташша почувствовала "улыбку" симбиота - А что это такое?
        - Овощ такой… С моей планеты… Типа свеклы…
        - Но как же вы его кушаете?
        - Он горький, но вкусный… Долго объяснять… А времени у нас, боюсь, больше нет…
        Лавина боли затопила, наконец, оба разума.
        Правитель подскочил к неестественно вывернутому телу Ведуньи, заглянул через стекло шлема в её остекленевшие глаза.
        - Сдохла! - констатировал он. - Что мне теперь делать?
        - Тебе? Тебе - ничего! - отозвался Шц. - Ангар раскрылся уже полностью! А передатчик продолжает работать! Скоро сюда прибудут наши враги и все здесь уничтожат!
        - А куда ты?
        - Разумеется, обратно! Корабль, не выполнивший полетное задание, обязательно возвращается на свою базу! Или ты забыл это?
        - Нет! Не забыл! Захвати меня с собой!
        - Это невозможно! У тебя нет времени, чтобы вернуться на корабль!
        - Но ты же неуязвим для любого оружия!
        - Уже не уверен! Судя по скорости перемещения, на неизвестном мне корабле могут быть такие виды оружия, которые преодолеют даже мою защиту! Прощай! Я должен вернуться на Шаа и дождаться нового капитана!


        За несколько мгновений до того, как корабль змеелюдей исчез в пространстве, в нескольких десятках километров от астероида, скрывающего Черное Пламя, появилось дискообразное космического судно.
        - Мы нашли его! Нашли! Вот он! - возбужденно кричал Стант, едва не стуча рукой по внешнему монитору, на котором изнутри ярким светом светился гигантский "грецкий орех", явивший Вселенной свое смертоносное чрево.
        - Не мы, а - он! - мрачно поправил его крепкий, богатырского сложения мужчина. - Судя по силе и направлению источника сигнала, ДЦУ находится где-то внутри этого астероида! Нужно найти его!
        - Отставить! - раздался из-за его спины властный женский голос. - Ангар, как видите, начинает закрываться! Быстро закрываться! Если он успеет вернуться в первоначальное положение, не исключено, что ему уже не сможет навредить никакое наше оружие! Атаковать цель нужно прямо сейчас! Немедленно!
        - Командир! А как же Заречнев? Он может все еще быть там, внутри!
        - Он - солдат! И он знал, на что шел! Хотя… Возможно, ему удалось скрыться на том корабле, который исчез почти сразу после нашего появления здесь!
        - Но зачем ему нужно было сбегать от нас?
        - Не знаю! Но он у нас парень сообразительный, как-нибудь, да выкрутиться! Приказ такой - немедленная атака цели всеми имеющимися средствами!
        Первый пилот побледнел, переглянулся со старшим офицером, повернул голову в сторону элоя. В лице бессмертного он неожиданно заметил что-то такое, что заставило его на долю мгновения отсрочить исполнение приказа Диты - его патронессы и хозяйки Звездной Академии.
        - Ты сможешь его поймать, если что? - с ненавистью прошипел он, пристально глядя в глаза Станта.
        - Не знаю! - не слишком уверенно ответил бессмертный. - Но я постараюсь!
        - Ты уж постарайся! - с нажимом на последнее слово произнес Демьян. И добавил, обращаясь уже к старшему офицеру:
        - Давай, Евгений! Ввали в эту дыру все, что сможешь ввалить!
        Прошло несколько секунд, для всех присутствующих растянувшихся в минуты… Пояс астероидов вокруг звезды, известной аборигенам Шаа под именем Око Сата, озарила ярчайшая вспышка. Она была настолько острой и светлой, что на мгновение затмила собой все звезды Вселенной…
        Когда она погасла, на месте полого астероида, скрывавшего в себе самое смертоносное изобретение Древних змеелюдей, не было ничего. Или - почти ничего… Сюда, к пустоте, казалось, все еще хранившей "память" об адской температуре взрыва, разметавшего во все стороны то, чем было Черное Пламя и камень, его скрывавший, устремился тарелкоподобный корабль хозяйки Звездной Академии.
        - Взрыв мог уничтожить его? - тревожно спросил Паршин, персонально вроде бы ни к кому не обращаясь. Однако ответил тот, к кому этот вопрос был адресован - Стант.
        - Не знаю! Теоретически энергоинформационная матрица человека или элоя может выдерживать любую известную нам температуру, не распадаясь! Но это, подчеркиваю - теоретически, поскольку никто и никогда экспериментальным путем не пытался установить пределы воздействий экстремальных полей и температур, при которых душа может прекратить свое существование…
        - А взрывом её могло куда-нибудь отбросить? - Евгения Дягилева не меньше, чем его друга и старшего товарища Демьяна Паршина интересовала судьба "непутевого" звездного рекрута.
        Точнее - его души, то бишь энергоинформационной матрицы.
        - Не знаю! - как заклинание, повторил бессмертный. - Скоро прибудем на место, все обследуем и только потом можно будет сказать что-нибудь определенное…
        - Тогда включай свое оборудование, настраивай его!
        - Все уже давно включено и настроено! - пробурчал элой, очень не любивший, когда обычные смертные пытались чему-либо поучить его, бессмертного…
        - Всем смотреть сюда! - металл в голосе Станта прозвучал неожиданно для всех, не исключая Диту. Она долго и внимательно смотрела в спину элоя, но замечание так и не сделала. - Только моих глаз недостаточно для того, чтобы увидеть, заметить и распознать крохотный сгусток энергии! Он очень маленький, приметно вот такой! - бессмертный кончиком прозрачной указки коснулся экрана стереовизора около совершенно неприметного объекта где-то впереди по курсу корабля.
        Дита, Демьян, Евгений и Стант, не сговариваясь, все вместе прильнули к экрану объемного монитора, тщательнейшим образом рассматривая каждый предмет, каждое затемнение на огромном экране Стантова оборудования…
        Минуты проходили одна за другой, но в рубке было слышно только напряженное дыхание людей и элоев.
        - Кажется, я что-то нашел! - сипловато пробасил первый пилот. Он встретился глазами с элоем, уступил ему свое место. Стант метнулся к экрану, прямо-таки впился глазами в стереовизор…
        - Да! Возможно, это именно то, что мы искали!
        - То есть как? - удивился Паршин. - Здесь, что, могут быть души кого-то еще?
        - Очень похоже на то! - немедленно отреагировал бессмертный. - Посмотри сюда! Видишь? В этой точке пространственно-временного континуума находится как минимум два объекта, которые мы можем идентифицировать как энергоинформационную матрицу живого существа! Вот они! Это пятнышко голубого цвета и вот это - фиолетового!
        - Ты хочешь сказать, что внутри астероида мог быть кто-то еще, кроме Заречнева?
        - Теперь в этом нет никаких сомнений! Да, внутри секретного ангара во время его уничтожения точно было не одно разумное существо! Я думаю, что одна из душ - это душа того змеечеловека, в тело которого подселился наш курсант!
        - И которая из этих душ - душа нашего рекрута?
        - Да Бог его знает! - сокрушенно вздохнул элой. - Отсюда, из корабля, без перемещения в соответствующую аппаратуру, я не смогу сказать точно! И потом… Кто вообще сказал, что одна из этих двух энергоинформационных матриц - нашего парня? Эти души запросто могут принадлежать кому угодно! Кому угодно!
        - И что ты предлагаешь?
        - Я? Я - ничего не предлагаю! Я только констатирую факты. Обобщаю то, что видят мои… И - ваши глаза.
        - Значит… Ты предлагаешь бросить Заречнева здесь?
        - Что значит - бросить? Ты же сам видишь - мы не можем определить, чья это душа болтается там, в космосе! А без точного знания мы рискуем спасти не того!
        - Мы можем захватить обе матрицы? А уже дома, на месте, все выяснить?
        - Одновременно обе? Нет, к сожалению! У меня здесь всего одна ловушка!
        - Значит… Придется все же рискнуть! Шанс, что мы поймаем нашего парня - пятьдесят на пятьдесят! Это больше, чем ничего!
        - Ну, хорошо… Мы можем поместить в ловушку любую из этих двух… Стоп-стоп-стоп! Одна из матриц начинает делиться!
        - Что?! Что ты сказал? Что это значит?
        - Не знаю! Но, скорее всего, это начала распадаться энергоинформационная матрица змеечеловека!
        - Почему ты так думаешь?
        - Я никогда не слышал о том, чтобы распадалась душа человека или элоя.
        - Ты хочешь сказать, что вот это фиолетовое пятнышко - душа нашего курсанта?
        - Да! Скорее всего, это так!
        - Тогда давайте захватим её в твой прибор!
        - Нет проблем! Сейчас только наведу антенну…
        - Постойте! - раздался сзади приятный мужской голос. Все обернулись. Все настолько были увлечены поисками души человека и обсуждениями того, что обнаружили, что совершенно не заметили, как в рубку "просочился" Дон - бессмертный, ученый и… отец Диты. - Я думаю, что душа вашего парня - в том сгустке энергии, который начинает делиться!
        - Почему, папа? - в голосе Диты было больше раздражения, чем желания услышать точку зрения отца.
        - Заречнев до последнего момента был симбиотом. То есть он полностью был интегрирован в тело чужака.
        - Ну и что? Это ничего не объясняет!
        - Не скажи… дочка! Ваш курсант находился в теле змеечеловека очень долго, и при этом не был изобличен до самого последнего момента! Это может означать, что между ним и "хозяином" тела образовалось что-то вроде союза, прочного и крепкого настолько, что змеечеловек добровольно согласился помогать ему. И пошел при этом до конца!
        - И что из этого следует?
        - То, что такое возможно только при полном слиянии душ! Когда одна энергоинформационная матрица полностью поглощает другую!
        - Ты хочешь сказать, что теперь Заречнев и та змееженщина - по сути, одно существо?!
        - Ну, в общих чертах - да, такое теоретически тоже возможно!
        - Но почему они тогда делятся?
        - Возможно, потому что не стало их общего тела!
        - Но… Тогда как нам определить - где, чья душа?
        - Не знаю! Пока не знаю! Очевидно одно - душа нашего парня - одна из этих двух энергоинформационных матриц! Кстати, пока мы спорили, они практически полностью разделились!
        - Я заметил! Заметил! - раздался возбужденный голос Дягилева.
        - Что ты заметил? - уточнил Стант.
        - Этот сгусток разделился на два шарика разного цвета! Один из них - голубого, другой - фиолетового!
        - Точно такой же, как у первого шара! - раздался довольный голос Дона.
        - И что это значит? - просипел первый пилот.
        - Это значит! - ответил за старшего бессмертного Стант. - Что энергоинформационные матрицы фиолетового цвета принадлежат змеелюдям, а голубая - нашему курсанту Заречневу!
        Все одновременно посмотрели на Дона. Тот улыбнулся лишь уголками глаз, утвердительно кивнул головой.


        Прошло примерно две недели.
        Или - четыре. Состояние, в котором находился все это время курсант Звездной Академии Александр Заречнев, не вполне располагало к наблюдениям за временем и пространством.
        Точнее - не располагало вовсе.
        Но однажды, спустя какое-то время после того, как энергоинформационная матрица Александра вновь оказалась в уже знакомой для него магнитной ловушке, он вновь очутился; точнее - почувствовал, что находится в том самом месте, откуда когда-то его душа начала свой путь "на вольные хлеба".
        - Интересно, а как там мое тело без меня поживало? - неожиданно подумалось Сашке. Заречнев вдруг понял, что, к своему стыду, за последние месяцы ни разу(!) даже и не вспомнил о куске плоти, охлажденном до ледяной температуры; его плоти! О теле, которое он без малого три десятка земных лет считал своим, и только своим!
        Мысль о том, что кто-то за время его отсутствия вполне мог воспользоваться его телом, бросила землянина в дрожь.
        В это мгновение силовые тиски магнитов ослабли и Заречнев увидел себя; точнее - свое тело. Оно показалось ему каким-то неестественным, слишком светлым, почти белым.
        "Неужели - это я"? - подумал он, как-то отстраненно рассматривая обнаженного молодого мужчину.
        - А ты, что, думал, что тебе дадут такое тело, как у меня? - поинтересовалась у него Ташша.
        - Оп-па! - удивлению человека не было границ. - А мне казалось, что мы с тобой расстались навсегда!
        - Да! Мне тоже так казалось! Но, видимо, какая-то часть моей души осталась с тобой…
        - А моей - с тобой! - закончил её мысль человек. - Ну, и что теперь будем делать?
        - Что? Жить… Наверное… Насколько я понимаю, большая часть моих воспоминаний и вообще - жизненного опыта - ушла со мной - той, которая отделилась. С твоей частью души остались только наши совместные воспоминания. Начиная с того момента, когда ты в пещере…
        - Я помню! - перебил её Сашка. - Не знаю пока, как мне удастся избавиться от тебя, а мне - от тебя, но чует мое сердце, сделать это будет непросто!
        - А хочешь совет?
        - Ну…
        - Попроси своих Правителей, чтобы тебя еще раз подсадили в какое-нибудь другое тело. И того, может быть, новые воспоминания вытеснят старые, то есть меня!
        - Ну, нет! Вот уж присоветовала, так присоветовала! Я скорее с ума сойду, чем вынесу такую чехарду в моих мыслях!
        - Ты? С ума? Это - вряд ли! Я тебя уже хорошо успела изучить… С ума сойдет, скорее, тот, в кого тебя затолкают в очередной раз!
        - Бесполезный спор! Пустой! Надо его кончать! А то, не дай Бог, начну сам с собой вслух разговаривать! Тогда точно - кирдык! Послушай, а куда твоя часть души подевалась после того, как мы разделились?
        - Не знаю! Честно - не знаю! У меня же никакой связи с моей душой больше нет!
        - Да-а… Дела… То есть… Ты теперь - мой пожизненный паразит!
        - А ты как хотел?! Не все же время тебе на мне паразитировать?! Теперь моя очередь!
        Острая боль прервала "продуктивный" диалог внутри энергоинформационной матрицы Заречнева, Сашка почувствовал, что чернь затягивает его сознание, с видимым облегчением отдался ей…


        Пробуждение было кошмарным.
        Ледяной холод, боль во всех частях тела, тошнота, острая головная боль… Сашка никак не мог понять, сообразить, что с ним. Не смотря на многочисленные попытки, глаза ему открыть так и не удалось; а уши кто-то намеренно залепил воском, или каким-то другим веществом, абсолютно не пропускающим звуки.
        Шли минуты (Ура! Ко мне вернулось ощущение времени! - подумал Заречнев), а изменений в окружающего его среде никаких не происходило.
        Потом, где-то за границей слышимости, Сашка почувствовал какую-то вибрацию; скорее догадался, чем понял, что это - слова, речь. Но кто говорил рядом с ним, и о чем, он понять так и не смог.
        Спустя какое-то время его тело начало перемещаться в пространстве (О! У меня и вестибулярный аппарат заработал! - мысленно съехидничал над своим беспомощным положением Александр).
        Несли его недолго. Колебания Сашкиного тела вскоре прекратились; через пару минут Александр почувствовал, что его неудержимо клонит ко сну.
        "Вот уроды"! - подумал он. - "Наверняка какую-то гадость мне вкололи! А я даже не почувствовал"! - и провалился в глубокий сон, больше похожий на беспамятство.
        Когда спустя какое-то время он очнулся, в своем состоянии он не нашел практически никаких изменений… Он не понимал, дышит ли он, или нет, не испытывал чувства голода, не понимал, ходит ли он "в туалет" во время своего "лежания".
        Спустя какое-то время его снова усыпали…
        День проходил за днем (или ночь - за ночью, так как ощущение времени суток Сашка тоже потерял окончательно), и все, чему удалось заново научиться звездному рекруту - это "умение" слышать звуки.
        Впрочем, этот его "подвиг" прошел незамеченным для тех, кто хлопотал над его телом, так как Сашка никаким образом не мог дать знать, что функции его тела понемногу восстанавливаются.
        А дать знать - надо было.
        Однажды, во время краткого периода бодрствования он услышал чей-то голос, который говорил кому-то, что мозг курсанта Заречнева вот уже десять дней не подает никаких признаков разумной деятельности и что все его реакции - пока исключительно вегетативные.
        Что именно означает последнее слово, Заречнев не знал, но интуитивно почувствовал, что ничего хорошего оно ему не несет. И решил всеми силами бороться с этой самой "вегетативностью".
        Теперь, когда он просыпался на короткое время, он всеми правдами и неправдами стремился показать, что находится в сознании - пытался шевелить веками, стремился напрячь мышцы. Но самое главное - изо всех сил старался поднять веки глаз. Ибо надеялся, что его открытые глаза недвусмысленно засвидетельствуют, что он - вполне дееспособен и вообще - скоро станет на ноги.
        Собственные, разумеется.
        После сотни тщетных попыток ему, наконец, удалось "достучаться" до мышцы одного из век.
        Кожаная пластина, тяжелая, как грех, долго сопротивлялась его "уговорам", но в итоге все же "подчинилась".
        Сашка увидел слабый свет, размытое желтоватое(!) пятно над своей головой, облегченно выдохнул. Цветное пятно говорило о том, что он - все-таки своем теле. А его глаза, наконец, способны видеть все оттенки цвета радуги, а не только черно-серо-белый "телевизор".
        Крохотная победа так вдохновила его, что в последующие дни его "подвиги" стали активно множиться, а успехи по повторному освоению своего же тела пошли в гору. К звукам и цвету добавились тактильные ощущения. Сашка стал чувствовать, как ему ставят уколы, как его переворачивают, как через трубочку вливают в его тело теплую и сытную жидкость…
        "Час Икс" наступил примерно через пять-шесть недель после его "возвращения".
        Сашка спал, когда пришли они. Его разбудили их громкие голоса, обсуждавшие, что еще можно сделать с бесчувственным телом курсанта, достойно выполнившим возложенную на него задачу.
        Заречнев лежал, закрыв глаза и слушал, как Стант предлагал перевести его тело в Город Богов, где его, если не смогут вернуть к жизни, то хотя бы используют в качестве материала для медицинских целей. Ему категорически возражал первый пилот Демьян Паршин, отчего-то твердо уверенный в том, что "этому непутевому" обязательно удастся выпутаться и из этой ситуации.
        Дягилев тихонько предлагал Паршину "не мучить жопу", а просто, по-человечески похоронить рекрута, как это делается всегда…
        Спор, как всегда, "разрубила" Дита.
        - А вы у него самого спросите, что с ним делать! - с ядом в голосе сказала она. - По-моему, он сейчас в сознании и отлично слышит, о чем мы тут с вами говорим!
        На законный вопрос - почему она так думает, патронесса Звездной Академии без обиняков заявила, что видит, как у "проблемного" дрожат веки.
        Сашка не стал "прятаться", открыл глаза и попытался узнать, какое из размытых пятен - Демьян, а какое - Стант.
        При этом громогласное "Ура!" из луженых глоток его друзей его едва не оглушило.
        Впрочем, как оказалось, их радость была все же преждевременной. Прошло еще добрых тридцать дней, прежде чем Сашка впервые сел на кровати самостоятельно и так же впервые почувствовал под своей ступней прохладу пола медицинского отсека.
        Ходить ему тоже пришлось учиться заново - как и практически всему, до этого, например, разговаривать.
        Вестибулярный аппарат работал уже без перебоев, но мышцы отказывались слушаться своего хозяина категорически. Не раз и не два Сашка валился на бок, или на спину, тщась удержать неожиданно "потерявшееся" равновесие. Его тело и голову покрыли синяки и шишки, к счастью, не слишком обширные.


        А однажды к нему пришли они.
        Стант, Дита, Дон и Ая. То есть только бессмертные.
        - Вот что! - сказал Стант. - В связи с успешным окончанием операции… Сам знаешь какой… Мы приглашены в резиденцию Великого Императора… Соберутся Императоры и представители элиты всех десяти планет системы Тороса. Будет большой бал… Думаю, Великий Император захочет наградить тех, кто спас его детей, звездную систему и еще десятки миллиардов людей. Тебя в списке приглашенных нет, но, думаю, Император простит нам эту вольность…
        - Какую? - каждое слово давались Александру все еще с очень большим трудом.
        - Тебя мы тоже возьмем!
        - Но… Я… Ходить…
        - Поедешь в инвалидном кресле!


        В ослепительно ярком, волшебно-фантастическом праздновании, устроенном Великим Императором в честь чудесного освобождения дочери и внука от смертоносного плена, никто не обратил внимания на скромную группку элоев, одетых красиво, но достаточно неброско - по сравнению с остальными участниками грандиозного празднования, и молодого небритого мужчину, которого катил в инвалидном кресле какой-то крепкий военный, без знаков различия.
        Потом был прием у Великого Императора. В очень ограниченном составе - только для самых доверенных приближенных. Что, без всякого сомнения говорило о том, что лидер системы Торос сделал все необходимые выводы из случившегося и бдительность не просто удвоил - он её удесятерил!
        Как говориться, лучше поздно, чем никогда.
        Стант, Дита и её родители получили не просто щедрое - а очень щедрое вознаграждение. Сашка ничего не понимал в названиях и цифрах, произнесенных Императором; они, если честно, совершенно не волновали его. Однако бурная позитивная реакция обычно сдержанных бессмертных говорила сама за себя…
        Его беспокоило совершенно иное - состояние здоровья Маялы и его тезки, меленького Александра. Дщерь Великого Императора весь прием просидела поодаль от трона властелина системы Торос, её сынишку нигде не было видно.
        "Неужели все-таки он умер"? - с болью в сердце подумал Сашка, тщась рассмотреть хоть какой-то намек на судьбу её сына в непроницаемом лике принцессы Великой Империи.
        Однако в самом конце приема Маяла сама прояснила ситуацию. Она величественно стала со своего золоченого трона, неспешно подошла к инвалидному креслу Александра (её отец о чем-то увлеченно разговаривал в это время с бессмертными), тихо произнесла:
        - Мой сын - жив! Жаль, что в этот раз ты ничего не сделал для спасения Александра и к этому празднику ты не имеешь никакого отношения! Очень жаль! - повторила она, отворачиваясь от Заречнева.
        Она сделала один шаг, другой…
        - Ты, наверное, очень хорошая змейка! Спасибо тебе за все! - донеслось до неё. - Но вряд ли твой труд увенчается успехом! Мы все равно скоро умрем!
        Маяла сделала еще пару шагов, потом вдруг остановилась, вздрогнула, словно её кто-то ударил сильным разрядом электричества.
        - Так это был ты? Все время - ты? - всхлипнула она, оборачиваясь к Заречневу и сжимая кулачки. - И ты ни разу не сказал мне о том, что ты был рядом со мной? Как ты мог так поступить со мной и моим ребенком?! Как мог?! Я же думала…
        - Если я хотя бы намекнул, что - где-то рядом, мы погибли бы все твое, и очень быстро!
        - Да… Я понимаю это… Даже отец не знает, кто был тем, кто нашел и уничтожил то оборудование. Это был ты?
        Сашки подумал и кивнул утвердительно.
        - Если не знает, значит, ему не сказали об этом! - тихо произнес он. - А если не сказали, значит, на то есть свои причины! Главное - что вы с Сашкой живы и здоровы! И ваш мир уцелел - тоже!
        - Я скажу отцу! Он наградит тебя!
        - Не нужно! Свою награду я уже получил!
        - И… какую же?
        - Для меня лучшей наградой стало ваше спасение… Я не знаю, смог ли бы я жить, если бы вас с Сашкой не стало…
        - А та змееженщина? Которая… В которой… Что стало с ней?
        - Она погибла! Я был в её теле, когда мы нашли Черное Пламя.
        - Скажи, а как тебе удалось попасть в её тело? И вообще - каково это - жить жизнью змеечеловека?
        - Долго рассказывать! Как-нибудь в другой раз, хорошо? Лучше расскажи, как вас спасли с планеты змеелюдей!
        - О! Это было просто потрясающе! Я тебе как-нибудь это обязательно расскажу! В обмен на твой рассказ, хорошо? - она нагнулась, поцеловала Сашку в макушку, упорхнула куда-то за трон Великого Императора.
        - Хорошо… - пробурчал Заречнев, проводив её печальным взглядом. - Боюсь только, что произойдет этот о-очень не скоро…
        Глава 14. Эпилог

        - Курсант Заречнев!
        - Я! - Сашка вздрогнул от негромкого звука, как от удара бичом, повернулся на кровати, всем телом повернулся в сторону источника звука. Хотя вполне мог и не делать этого. Сей голос он узнал бы даже в очень шумной толпе, ибо принадлежал он Дите - создательнице Звездной Академии и его патронессе Дите.
        Бессмертной элойке, которую он безнадежно любил.
        - Ребята предлагали мне… - тихо сказала бессмертная, закрывая за собой дверь медицинского отсека, проходя вперед и присаживаясь на краешек его кровати, - дать тебе возможность отдохнуть… Некоторые, самые горячие головы вообще предлагали вновь дать тебе отпуск на Гее.
        - Но ты, как всегда, решила иначе? - кривая ухмылка поползла по лицу "непутевого".
        - Разумеется! - Дита, казалось, не обратила никакого внимания на ехидные гримасы своего курсанта. - А хочешь узнать причину?
        - Да… Наверное…
        - Есть сомнения в том, что в твое тело вернулся именно ты, только ты, а не твой симбиот с этой… змееженщиной.
        - И чем эти сомнения вызваны?
        - Хм… Ты не обращал внимания, что, когда ты стремишься понять, узнать какой-то запах, ты высовываешь язык, вместо того, чтобы потянуть носом воздух?
        - Если честно, нет, не обращал…
        - А мы - обратили! И еще… Иногда, когда тебе задают вопросы, ты словно проваливаешься куда-то. "Зависаешь", сказали бы наркоманы.
        - И что из этого следует?
        - Из этого? Пока - ничего! Но есть подозрения, что ты в твоем теле - не один. Что это может значить для тебя лично ты, надеюсь, понимаешь хорошо…
        - Да, уж… Как тут не понять… Сразу убьете, или будете сначала мучить? - физиономию землянина перекосила очередная гримаса.
        - Сначала - помучим! - улыбнулась элойка. - Папа и мама отчего-то уверены, что твое положение небезнадежно. Однако необходим небольшой карантинный период. Ну, скажем, год!
        - В тюрьме?
        - Нет! - она снова улыбнулась. - Думаю, мы сможем обойтись и не столь жесткими мерами. Да и физические кондиции тебе предстоит восстанавливать еще ого-го-го сколько времени! Мы с нашими парнями посоветовались и пришли к почти единодушному мнению, что сегодня лучшее "лекарство" для тебя - это обучение в Звездной Академии.
        - Но… Мои сокурсники… Они же, наверное, закончили уже Академию. А же из второго курса вообще ни одного занятия не посетил!
        - А кто тебе сказал, что ты пойдешь на второй, или третий курс?
        - Но… Тогда - на какой же?
        - На первый! И никак иначе! Заново пройдешь обучение по программе новичков! Полностью! Включая летную подготовку!
        - Но…
        - Никаких но! Если ты забыл, то я напомню тебе, что первый курс обучения в полном объеме ты тоже не прошел!
        - Но ты же нас…
        - Вот именно! Поэтому… Дискуссию на этом прекращаем! Ты получаешь мой приказ вернутся в Звездную Академию и полностью пройти обучение по программе первого года обучения! Вылет - через три дня! На Главную базу прибудешь через пять! Как раз к моменту прибытия нового набора! Вот, с ними и будешь учиться!
        - А кто набор делал? Как обычно, Николай Платонович?
        - Нет! - поморщилась Дита. - Коля этим больше не занимается! У меня на отборе теперь другой человек! Соответственно - и материал получше!
        Да! И вот еще что! Об операциях - вообще о любых, болтать воспрещается категорически! Для всех остальных ты будешь обычным курсантом, отмороженным после длительной заморозки!
        - Одним словом - отморозок!
        Дита улыбнулась.
        - То, что ты способен шутить в этой, несомненно, весьма непростой для тебя ситуации, еще раз доказывает, что со временем ты способен вернуться в наши ряды. Но - со временем! А пока, не забывай: ты - обычный галактический второгодник!
        - Да уж… - прошептал Сашка, глядя в удаляющуюся спину патронессы - Как тут забудешь… Хотя, если вдуматься, лучше уж второгодник, чем покойник! Или ты, Ташша, считаешь иначе?

07 мая 2009 г. - 15 августа 2009 года
        г. Новосибирск


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к