Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Батаев Владимир / Героев Net: " №01 Меч За 500 Золотых " - читать онлайн

Сохранить .
Меч за 500 золотых Владимир Петрович Батаев
        Героев.net #1
        ЛитРПГ. Меч средней паршивости стоит пятёрку. Мой — тридцать пять полновесных золотых. И это, я вам скажу, отличный меч! А тут — пятьсот! Обалдеть можно… Что значит «Предмет нельзя поместить в инвентарь»? Эй, я уже и так от цены обалдел! Ладно, повешу за спину, как идиот и позёр. Что значит «Предмет нельзя экипировать»? Мне его что, в руках нести? Нет уж, до свидания. «Предмет нельзя выбросить»! Ну всё, приехали. И зачем я вообще эту оглоблю в руки взял? Нет, зачем я вообще в этот квест ввязался? Ладно, теперь поздно отступать. Так что просто разворачиваемся — и вперёд!

        Батаев Владимир, Штенье Робин
        МЕЧ ЗА 500 ЗОЛОТЫХ

        Глава 1. Себастиан. Новый город, новый квест

        Как меня всё за… а-а-а… замучило.
        А то за мат в логах штрафуют, и за каждое нарушение сумма всё больше. А я уже и так… В общем, неоднократно был несдержан. И даже битьё людей не помогает. Хотя…
        Я ухватил трактирщика за чуб и припечатал мордой об стойку. Нет, правда не помогает.
        Да и какой из него человек. Так, эН-Пэ-эС обыкновенный, непись. То ли дварф, то ли просто бородатый коротышка, чёрт их разберёт. Класс не видно, как ни прищуривайся. «Трактирщик»  — и баста.
        И ноль внимания на удар фейсом об тейбл, лыбится и всё своё талдычит. Хотите снять комнату, а может, выполнить какое-нибудь задание за небольшое вознаграждение? Бла-бла-бла… Ладно, в кармане всего полсотни золотых, так что можно и задание взять. Только не поймать десяток крыс в подвале, за… задолбало.
        Конечно, на пятьдесят зю можно в этом трактире хоть на год поселиться с полным пансионом. Ну ладно, на десять месяцев, если быть точным. Но… Жить-то дёшево, а вот хорошо жить…
        Для сравнения — приличный меч у оружейника стоит пятёрку. А «приличный»  — не значит отличный. Такие приличные с каждого главаря банды выпадают, у меня их в инвентаре штук тридцать валяется. «Ага, вот ещё полторы сотни!»  — сказал бы какой-нибудь нуб. Ну да, щас прям, разбежались. Продают-то такие мечи оружейники по пятёрке, а вот берут по одному золотому. Ну да, могу разжиться тридцаткой. Но пока запас карман не трёт.
        Ох, не зря я инвентарь раскачивал. Четыреста мест — это вам не хухры-мухры. Каждый меч «весит» одну единицу пространства. А всякие там травки да камушки и прочая алхимическая дребедень — и вовсе одну сотую единицы за десяток. Да, травинки равны камушкам по весу. Или объёму. Или… В чём там эти единицы инвентаря меряются? Да неважно. Реализм? Видали тут этот реализм…
        Как меня-то сюда занесло? Ой, да какая разница… Жил-был, потом очнулся — гипса нет, Игра есть. Как все всегда попадают. Что, книжек про это не читали? Вернуться, если и можно, то нафига? Нормальной работы нет, та, что есть — дерьмо, платят мало, дрючат много. Жена давно ушла. Родители только горевали, наверное. Ну, если кто-то этот лог читает — то передайте им, что у меня всё ок. Координаты там в начале были. С год назад, да. И просьба передать инфу была, ага. Это я повторяюсь…
        — Давай своё задание,  — кивнул я трактирщику.  — Только если крысы, то чтоб размером с собаку, не мельче. И плата минимум пять зю.
        Зю — это сокращение от «золотые», если кто вдруг не понял. Но вы что, первый раз лог читаете? Должны понимать такие вещи.
        — Принеси печень девственницы…
        Э? Чего-чего?
        Я показал трактирщику указательный палец. Не, это не «пошёл ты», палец не тот. Это то ли «Тсс, помолчи», то ли «Дай мне минутку». Главное, что оно ставит неписей на паузу. Залез в инвентарь и достал журнал логов. Увесистая такая книженция, стилизованная под старину, с пожелтевшей бумагой и металлическими уголками на кожаном переплёте. А внутри — напечатанный текст. Очередной фэйл, ага…
        Да, мне не послышалось. Печень девственницы. Именно это он и сказал. Книжку убирать не стал. Чую, при таком начале разговора, придётся и дальше перепроверять.
        — Плата пятьдесят золотых.
        Я снова посмотрел в лог. Ну да, так и сказал. Значит, я могу удвоить капитал за одно задание. Странное задание, ага. Может, я чего-то об этом городке не знаю?
        Прибыл я в город только этим утром. Да вот буквально пару часов назад. Естественно, предварительно выяснял, куда именно еду. Но никакой специфической информации в проспекте не было. Городок как городок. Ничем не отличается от других. Но в других подобных заданий не давали…
        Ладно, какие проблемы-то. Убить непися и вырезать печень? Пфф, не вопрос. Всё равно они с утра воскресают в своих койках и просто не помнят предыдущий день. Я проверял. Очень упорно проверял… В реале меня б за такие проверки…
        Вопрос в другом — как определить её девственность-то? Не, ну я знаю один способ, конечно. Но после этого она уже девственницей не будет. А гинеколог из меня никакой. Только посмотреть могу, но толку-то. Хотя если не выполнить задание за месяц, оно просто снимется. Никакого ущерба. Да и просто прийти и отказаться можно завтра же, сутки спустя. К тому же, это ведь наверняка не единственный трактир в городе, так что проблем с заданиями в любом случае не будет.
        — Беру!  — объявил я.
        Мелькнула надпись о принятии задания, но я быстренько моргнул, убирая её из поля зрения. Терпеть не могу все эти оповещения и прочую дрянь. Можно сказать, жить мешают. Именно что жить. Уничтожают последние иллюзии о реалистичности окружающего. Хорошо, что от них можно почти избавиться и большую часть времени они не мозолят глаза.
        Детали интерфейса становится видно, только если прищуриться. А так, смотришь — обычный мир вокруг. Надо тебе узнать ник, класс и прочую инфу о собеседнике — прищурься или посмотри искоса. Или в лог загляни: волшебная книга с описанием всего происходящего моему восприятию реальности не противоречит — зря, что ли, тонны фэнтези читал.
        Я всё-таки снял комнату и зачекинился на точке респауна. Вообще, с этого и начинать надо было, а то в случае чего — очнулся бы в другом городе. А там я уже всё видел, по окрестностям нагулялся до усрачки, надоело. И вообще, два дня прошло, а отметка всего трое суток держится. И если сдохнешь после — уже не реснешься. То есть, умрёшь совсем, по-настоящему.
        Ну, так говорят. Правду-то, конечно, никто знать не может в принципе. А на себе проверять как-то не хочется. Даже если при этом просто придётся заново начинать — я что, зря потратил уже чуть больше года на прокачку? Сколько банд в окрестностях города поистреблял — да и не по одному разу. Со сколькими деревьями «сражался», качая владение оружием… Да у меня навык боя двуручником — 35, а парными мечами и вовсе 58. Хотя я ни тем, ни другим обычно не пользуюсь. Максимум меч и кинжал, чаще просто один меч. Свыше 60 на кустах не прокачать, там уже живой противник нужен. Да у меня всякой алхимической мурой тридцать единиц инвентаря забито, а я уже говорил про их вес, вот и посчитайте, сколько я насобирал на прогулках. И всё это коту под хвост? Нет уж.
        Так что никаких квестов в тёмных дремучих лесах и прочих местах, где можно заплутать больше, чем на трое суток.
        Я вышел из трактира и слегка прищурился. Ага, всё оказалось куда проще. Над каждой женщиной появился новый значок — сердечко и цифра рядом. 756? Ого… А с виду вполне приличная… Хотя чего это я, если даже на три года поделить — совсем и не большое число выйдет. Если, конечно, это число раз, а не партнёров.
        Ну вот и зачем мне эта информация о цифрах? Хватило бы простого да-нет. А теперь буду думать, как часто та или иная НПС даёт своему НПС-мужу. Главный вопрос тут — за какой период считать? Сколько существует Игра?
        На этот счёт достоверной информации не было. Естественно, неписи считают, что их мир существует испокон веков. Но они хотя бы искренне заблуждаются. А вот игроки частенько просто врут. Встречал я и таких, кто утверждал, что они тут уже двадцать лет груши околачивают. Хотя даже на околачивании груш можно было за столько времени прокачаться получше. А логи можно прочитать только свои, для другого игрока книга будет выглядеть написанной на неизвестном языке.
        Кто-то вот сейчас, наверное, удивился: «Что, тут есть другие игроки? Тогда почему ты бродишь один, весь такой задолбавшийся?»
        Ну вы что, никогда ни во что, кроме тетриса, не играли? Конечно, у нас тут немного другой случай. И кроме Игры другой жизни нет, так что не все игровые принципы актуальны. Нельзя поиграть часок в неделю, попинывая мобов для расслабона, а в остальное время занимаясь делами в реале. Так что, казалось бы, как и большинству задротов, нам стоит объединяться в кланы и всё такое…
        Да не вопрос, состою я в парочке. И клановые медальоны в инвентаре валяются — места они не занимают, кстати. И встретив товарища, могу попросить о помощи. Но он и послать может, конечно. Особенно, если я для клана ни черта не делаю и сам другим не помогаю. Из ещё пары кланов меня так и выперли… Ну так не за ручку же нам всем ходить, раз в одном клане.
        Ну да, несколько крупных кланов вообще свои поселения создали, и их представители оттуда почти не вылезают. А о том, что творится внутри, слухи ходят самые разные. И если правдивы не те, в которых говорится про райскую беззаботную и безопасную жизнь, то… Лучше я проверять не буду. А то потом не выйду. Или выйду, но уже совсем не тот, что прежде.
        Да, я лично встречал несколько спятивших игроков. По-разному спятивших. И слюнявых дурачков, и маньяков-психопатов, и упорных самоубийц, по сто раз убивающих себя возле точки респауна… Считается, что именно последние обычно и переходят потом в категорию первых. Но я своими глазами наблюдал, как чувак убился пятьдесят раз подряд и на его психике это никак не сказалось. Ну, в смысле, сильнее, чем уже было. Да и сам несколько раз умирал. Просыпаешься потом, да и всё. Никакой вам психологической травмы. Конечно, это смотря как умереть…
        Так вот, есть мнение, что слюнявые дурачки приходят из закрытых клановых поселений. И становятся такими потому, что умирали часто и очень, очень мерзко…
        Я даже затрудняюсь представить, как именно. Ведь тут и боль, хоть и ощущается, но не очень сильно — как сигнал о повреждении, а не «Ох, ужас, я ранен, спасите, помогите, вызовите доктора!» Глотнул себе эликсир восстановления и пошёл дальше. Рецепт эликсира минимального восстановления вообще базовый, а ингредиенты к нему чуть ли не на каждой грядке растут, проблем-то. Конечно, серьёзную рану им не вылечить, ну так заработай пару золотых, зайди к алхимику и купи эликсир сильного восстановления. Или рецепт к нему. Хотя тут ещё и алхимию качать надо. А мне, например, влом. До 32 прокачал и так это меня за… Ну, вы поняли, да?
        Я продолжал поглядывать на баб вокруг и их показатели. 146, 425, 7861… Ого! Вот это уже на самом деле «Ого!» Но тут всё ясно с первого взгляда, ещё по колготкам в крупную сеточку.
        Колготки. В сеточку. В грёбаном средневековом мире! Красотень, а? Ага… И производства тут нет. Ну, почти. Кузницы есть, оружейные мастерские — обычно совмещённые. А вот ткацких фабрик нема. Правда, я ни разу не видел, чтоб кузнецы-оружейники вправду сковали хоть один меч. Вечно стоят и фигачат по какой-нибудь заготовке молотом, а при виде покупателя сразу макают её в бочку с водой. И пофигу, что не доковали и после преждевременного охлаждения она уже мало на что сгодится.
        Хотя о чём я вообще говорю, какая ковка мечей, когда они из убитых медведей дропаются? Вот откуда, откуда у медведя может быть меч? И где он его прятал, а? Где, где — в инвентаре! Сам спросил, сам ответил — какой я самостоятельный!
        А вообще, что-то рановато для жриц любви, ещё полдень не наступил. Сверхурочно работает, вот и цифра такая. Эх, а забавно видеть эти циферки. Может, сохранить навык хоть на месяц? Хотя, скорее всего, раньше надоест. Ну да чего загадывать, никого с нулём пока что-то не видать. Удивительно…
        О, два. Два! Неплохо. Это уже близко. Но почти — не считается. А ещё говорят, мол, один раз не считается. Хм, сойдёт баба с показателем 1 за девственницу? Чё-то сомневаюсь. Но такой всё равно на горизонте не видать. А как известно: не спеши продавать печень неубитой девственницы. Ну ладно, ладно, пока что неизвестно, конечно, и в поговорки это не вошло. Но я всем буду рассказывать, и рано или поздно…
        А вообще, хорош уже стоять посреди рыночной площади, как дурак на именинах. Задание не срочное, острой потребности в деньгах не испытываю, вполне могу отвлечься, развлечься, город посмотреть… Ладно, кого я обманываю? К чёрту осмотр достопримечательностей, ничего в них интересного всё равно не будет.
        Пойду и стану третьим у этой неписи, вот чем я займусь. А если она только вчера замуж вышла — тем прикольнее, пускай свадебное платье наденет. Надеюсь, муж на работе — для его же блага. Иначе — у меня ведь нож есть. И меч. И ещё тридцать мечей в инвентаре, да, я помню. Но это так, фигня всякая. А вот мой меч… Не какой-то там дроп с бандюгана ценой в пятак, о нет. Тридцать пять полновесных золотых! Никаких понтов, типа позолоты или рун на лезвии, вовсе нет. Простота и эргономичность! Из украшений — только небольшой рубин в центре крестовины. Он же — кнопка, выдвигающая короткое лезвие из оголовка рукояти. Лезвие отравленное. Хотя оголовок и так «в форме драгоценного камня», как рекламировал продавец. По факту — просто многогранный ромб, затупленный на верхушке, откуда лезвие и выдвигается. Но двинуть им и так можно очень прилично.
        Кто-то может сказать, мол, интим с неписью — извращение какое-то! Так вот: идите вы в и на. С моей точки зрения, они не менее реальны, чем игроки. Ну или игроки не более реальны, чем неписи. Человеческий разум — не более чем сложный поведенческий алгоритм! Во, как завернул! А алгоритмы у местных неписей ещё какие сложные. Конечно, это не касается процесса выдачи стандартных квестов. Там всё тоже стандартно. Ну, как у трактирщика. Или идёшь где-нибудь по деревне, тут подбегает крестьянин: «Тревога, тревога, волк унёс ягнят! Помогите, добрый сэр! А я вас кашей накормлю!» В итоге, ясен пень, оказывается, что помимо каши у него в подполе завалялся дедушкин меч, доспех, а то и какая хитрая непонятная штуковина неведомого предназначения — атрибут скрытых квестов. У меня таких штуковин пачка в инвентаре валяется. Квестовые предметы места не занимают, жрать не просят, а куда их девать — неведомо. Некоторые я отдавал другим игрокам — не за так, ясное дело. Каким-то всё же нашёл применение. Но в целом — слишком заморочно и награды не стоят суеты.
        Хотя некоторые игроки очень даже суетятся по квестам. И, на мой взгляд, они глупее неписей, эти квесты выдающих. С ними даже поговорить, кроме тех же квестов, не о чем…
        — Эй, красотка!  — догнал я привлёкшую моё внимание девицу.  — Найдётся местечко, где усталый путник мог бы переночевать?
        Я сверкнул вытащенным из кармана золотым. Конечно, на самом деле из инвентаря, но во имя подобия реалистичности всякие мелочи появляются в карманах. А вот мечи можно вытаскивать прямиком из пространства за спиной, даже если на тебе никакого рюкзака нет. Ну, вытаскивать меч из сумки всё равно было бы ничуть не реалистичнее…
        — Конечно, уважаемый господин,  — по писаному отозвалась девица.  — У нас с сестрой уже гостит одна странница, но для дорогого гостя всегда найдётся свободное местечко.
        Конечно, найдётся. А если не было — появится. Любой игрок может остановиться в жилище любого непися за один золотой на срок не более трёх суток. Такое вот правило. Дурацкое, в общем-то. В трактире гораздо дешевле, да и удобнее. Для интровертов возможность дана, что ли. Или для тех, кто скрывается… Ну а если даже непись живёт в крохотной землянке — всё равно при появлении гостя там нарисуется ещё одна комнатка. Которая после выселения исчезнет. Реалистичность? Где?
        Но я вообще у неё ночевать не собираюсь. Так, быстренько переночевать и дальше пойти. Хотя интересно, сестра у неё симпатичная? И с какими циферками? И что там за дура таки гостит? Не будет ли она мешать? А мужа, значит, нету…
        И нет, золотой мне не жалко. Хотя та, в сетчатых колготках, стоила бы куда дешевле. Да, тут, разумеется, не только золотые монеты в ходу. Но всякую мелочь я просто не считаю обычно.
        Золотой перекочевал к девице, которая улыбнулась и повела меня за собой. Ну-с, посмотрим, какой сервис она предложит. Обычно неписи игрокам не отказывают — после оплаты, разумеется.
        Благо идти оказалось недалеко. Улочка, поворот, проулок, а вот и нужная дверь. На стук открыла девчонка, на лицо юная, но по фигурке — вполне половозрелая. Видимо, та самая упомянутая сестра. А над головой у неё светилось…
        Нет, не сердечко с ноликом. А сердечко вообще без цифры. И не красное, а бледно-розовое. Сомнения в том, что она, возможно, всё-таки считается несовершеннолетней и не подходит, развеяла мелькнувшая надпись:
        «Вы нашли подходящий объект. Добудьте печень и отнесите её трактирщику».
        Спасибо, что напомнили, а то вдруг я за четверть часа забыл, куда ж мне заказ нести! Хотя вряд ли те, кто писали квест, рассчитывали, что его выполнение займёт так мало времени. Или как раз рассчитывали? Может, у любой бабы, к которой я бы подошёл, нашлась малолетняя сестра? Но от добра добра не ищут. Так что, походу, обломалось моё развлечение. Зато — да здравствует выполненный квест и пятьдесят зю в кармане!

        Глава 2. Себастиан. Меч Хромого Рыцаря

        Как только дверь закрылась за моей спиной, я вытащил из рукава нож. Почему у меня доступ к инвентарю через рукав? А потому что наручи зачарованы на увеличение вместимости! Сапоги и пояс, кстати, тоже. А что, четыреста мест с потолка не падают! За сапоги я ради тройного зачарования отвалил аж сороковник… А куда деваться, бесшумность и лёгкость шага вообще необходимы каждому не совсем порядочному человеку…
        Девушки вообще не обратили на оружие никакого внимания. Нет, не девушки — неписи. Сейчас не тот момент, чтоб воспринимать их как людей. Может, они решили, что я собираюсь ногти постричь или почистить… В общем, это было проще, чем отнять конфетку у ребёнка — я как-то пробовал, правда то была не конфетка, а редкий артефакт и не ребёнок, а хоббит, но разница не велика.
        Нож вонзился старшей сестре в горло. Она захрипела, но прежде, чем успела упасть, я уже был возле младшей. Вывернуть руку, подсечка — и вот она распростёрта на полу. Поскольку в квесте нет уточнения про мёртвую девственницу, на всякий случай лучше резать по живому.
        Вырезать кому-то органы мне пока не доводилось. Где эта печень вообще находится? Где-то в нижней части спины… Нужно было лучше учить анатомию в школе, но кто ж знал.
        Я наугад всадил в неё лезвие. Хотя предпочёл бы всадить нечто иное и совсем не в спину. Но увы… Хотя она же завтра реснется и ничего не вспомнит! А это мысль. Нет, это даже не мысль — это уже идея!
        Слава Программисту, проводить операцию таки не пришлось. Троекратное ура игровым условностям! Стоило воткнуть нож, как печень оказалась у меня в руке. Осклизлая и истекающая кровью… тут с натурализмом всё-таки переборщили. Эх, мне бы щас пакетик…

        «Вы создали новый алхимический рецепт. Вы создали новый предмет. Ваш навык алхимии повышен до 35».

        Ого! Как говорится, если бы желания были лошадьми — все нищие питались бы кониной. А моё желание стало целлофаном. Я изобрёл новый рецепт! И навык аж на три разом подскочил. А уникальный рецепт будет стоить тоже никак не меньше полтинника. Да ещё такой полезный. Не зря я барахло тоннами собирал, ох не зря. Даже без понятия, что там из чего сейчас скрафтилось. Потом в логе гляну. Хотя всё равно ничего не пойму, по химии была твёрдая тройка с минусом. Ещё бы, с такой-то училкой, которая на каждую просьбу объяснить, отвечала: «А ты почему не слушал? Я тебя за хлебом в это время не посылала!» Тьфу. Потому что объяснять ты не умела, дура! Тут уж слушай, не слушай…
        Печень в пакетик. Пакетик в инвентарь. Ещё бы руку где-то помыть…
        — И что тут произошло?
        Ага, а вот и странная гостья этих милых сестричек…
        — Позвольте представиться: охотник Себастиан,  — по форме отрекомендовался я. И даже не соврал. Пока что.  — Служу егерем в близлежащем лесу. В мои обязанности входит наказание браконьеров…
        А вот это уже брехня чистой воды. Хотя нет, мутноватая. Я прям даже сам себе не очень верил. А обычно я вызываю у себя крайнее доверие.
        — Ага, значит, дрова для камина были краденые…  — протянула эта бабёнка.
        Я сохранил каменное выражение лица. Ну да, не купилась. И на мой ник в сочетание с классом никак не отреагировала. Значит, не из наших. Жаль. Но в целом ничего такая бабёнка. Не королева красоты, на порядок пожиже сестричек, но зато реальный человек. Ну, в той мере реальности, какая нам тут вообще доступна. И симпатичненькая вполне. В общем, я столько выпью, прям залпом даже могу.
        — Именно так,  — кивнул я.  — Приношу свои извинения… Э?
        А она-то не представилась. Некрасиво. Принято ведь: встретил игрока — назовись. Конечно, всё можно самому посмотреть, но это тоже моветон.
        Она не ответила на мой намёк и шагнула вперёд, сильно приволакивая правую ногу. Я не мог это проигнорировать, а она заметила, как я пялюсь.
        — Увечных не видел?  — огрызнулась она.  — Ну да, тут у всех обновлённые тела. Ты, поди, в реале-то не такой накачанный был? Но мышцы все имелись, просто не раскачанные. А я одноногая была!
        И снова ого. Вот это уже интересно. Значит, контроль над телом-аватаром как-то зависит от возможностей настоящего тела. Никогда раньше об этом не задумывался… Насчёт моей мускулатуры она тоже, конечно, права. Бодибилдером я и тут не стал — а нафига ж оно мне надо? Но в реале вправду был дрищом. «Сухопарый и жилистый», как я всегда говорил. Не то, чтоб совсем слабак, в морду там дать, диван или шкаф подвинуть — это пожалуйста. Но тащить холодильник на восьмой этаж по лестнице, даже в паре с кем-то — убейте меня внизу лучше. Хотя и доводилось пару раз. Ну да великий и могучий мат нам строить, жить и холодильники носить помогает! Все соседи знали моё мнение об этом холодильнике, его производителях, а также их мамах, бабушках и прочих предках до седьмого колена… Тут я после подобной тирады просто разорюсь на штрафах.
        — Да не комплексуй,  — пожал плечами я.  — Нога не главное, если остальное в штанах на месте.
        — Я, по-твоему, кто?  — нахмурилась она.
        Кажется, как-то не так меня поняла… На желание мужчины залезть к ним в трусы, женщины обычно если и обижаются, то не так. Ну и ладно, не то чтобы очень хотелось, вообще. А раз так, то буду хамом до конца.
        Я прищурился и взглянул на её инфу.
        Ник — Лейм. Класс — Рыцарь. Фига себе. Рыцарь. Хромая баба — рыцарь. И доспехов нет. Клан — Красная Гора. Да мать же вашу так и растак! Один из самых крутых кланов, тех самых, с личными закрытыми поселениями. Указан в инфе, значит единственный, основной и постоянный, не то, что у меня. И про них самые гадкие слухи и ходят. Нет, какой-то хреновый город я выбрал для переезда… И квест взял тоже не очень хороший.
        А Хромоножка обиделась всерьёз… Да, пофиг на ник, я решил звать её вот так вот оскорбительно, хотя бы мысленно. Она такая же Лейм, как я Себастиан. И нет, ник не имеет отношения к моему реальному имени. Никакой я не Сева. Охотник Себастиан — ну что, не доходит, нет?
        Хромоножка вся напряглась, выхватила из инвентаря меч, выставила его перед собой на вытянутой руке и… прыгнула. Оттолкнувшись вроде как нерабочей ногой… Вот и верь после этого женщинам! Хотя я им никогда не верил. Хорошо, что у класса «Охотник» есть одна очень крутая фишка. Ради которой я его и выбрал — ну, не считая фишки с ником и классом, да. Драйв!
        В ускоренном режиме я мог бы пару раз оббежать вокруг неё во время прыжка, не переставая молоть языком. Но поскольку я сегодня даже не позавтракал, не говоря уж про обед, расход энергии при этом просто вырубит меня напрочь. Ну да, здоровье я не очень-то сильно прокачивал, всё в инвентарь, хомячьи запасы делать…
        Так что я ограничился тем, что распластался по полу, позволив Хромоножке пролететь мимо, а к моменту приземления был уже справа от неё. И… Хрясть и пополам! Да-да, именно рука этой леди-рыцарь, а не какой-нибудь карандаш у меня под ногой. Вот такой я нехороший человек, могу даже бабе руку сломать, если она мечом в этой руке пытается меня продырявить. Ну ладно, ладно — не только при таком условии могу. Но тут-то вообще ведь можно было!
        А меч — подхватить в падении и в инвентарь. Вот нечего пытаться в Себа тыкать, надо было лучше дать ему, то бишь мне, в себя потыкать. Отнюдь не мечом, понятное дело. Но на нет — получите штраф: сапогом по лицу. И снимать при этом его с ноги я, конечно же, не собираюсь.
        И выключить драйв. Можно бы ещё карманы и квартирку обшарить, но не буду мелочиться. И вообще, рыцари эти недаром железноголовыми зовутся, не только за манеру ведро на башке таскать. Так что очухается Хромоножка довольно быстро. И лучше мне к этому моменту уже отсутствовать в локации. Так что, дверь там, можете меня не провожать.
        Жаль, вернуться завтра и познакомиться с сестричками заново, уже куда более дружелюбно, не получится. Вот это и вправду потеря. А меч — да что там тот меч? Ну, тридцать-сорок монет, хотя вряд ли он круче моего. Даже не обоюдоострый, совсем не рыцарский. На катану смахивает. И гарда такая же плоская, только круглая, а не квадратная. Резьба да узорчики на эфесе… Понты, в общем, а не меч. Но к оружейнику по пути заглянуть и прицениться не помешает.
        Да, статы оружия тут так просто не посмотреть. Хоть ты щурься, хоть пляши, получишь фиги да шиши. Надо специальный окуляр иметь, типа таких, какие обычно у ювелиров. Или идти к оружейнику. Но в целом-то оно и не особо нужно. Качество меча и без конкретных статов оценить вполне можно. Почти интуитивно, но обычно не подводит. Берёшь в руку и сразу понимаешь: вот это ржавый кусок металлолома, перекованный из кочерги, на выброс. А это стандартный пятизюшный железяк, если место есть — чего б не взять. Ну а это — что-то покруче, точно надо прибрать и потом разобраться повнимательней. Вот сейчас тот самый случай «покруче». Так ведь Рыцарь Красной Горы! А они ребята непростые. Может, у них там, на Горе даже свой свистящий рак водится. Ну или возвышается крест… Второе более вероятно, да.
        Я пересёк базарную площадь и нырнул в переулки на другой стороне. Вот что хорошо в Игре — заблудиться сложно. По крайней мере, в городе. Даже не надо указатель в углу зрения вызывать, и так чутьё ведёт. И оно подсказывает, что оружейная лавка как раз за следующим поворотом. Без кузницы, что значит — торгаш не самых честных правил. Попросту — скупщик. Эти гады вечно норовят поменьше заплатить. Но для таких случаев у меня есть амулет, зачарованный на торговлю. Ладно, он у меня для всех торговых операций. Копейка рубль бережёт, сто медяков — один серебряк, сто серебряков — золотой, а 22 % на дороге не валяются. Хотя если считать только золотыми, то цену медальона я пока ещё не отбил. А мелочь я не считал, хотя во что-то она там складывалась не один раз…
        — Добро пожаловать, путник…
        Бла-бла-бла. Я уже научился не прислушиваться к стандартному трёпу неписей. Вот по душам с ними поболтать иногда забавно. Но это вне игровых обязанностей, по которым реплики строго прописаны.
        — Меч хочу продать,  — заявил я, когда торгаш заткнулся.
        Достал железяку из инвентаря, выложил на «весы». Они, конечно, вовсе не вес меряют. А статы и цену показывают, но похожи на весы, так их и зовём.
        И… я обалдел. «Характеристики недоступны к просмотру. Цена 300 золотых».
        Это что, едрить ваши пассатижи, такое? Что я такое спёр у этой Хромоножки? У Рыцаря, мать её, Красной Горы? И сколько человек при награде в сотню-другую зю захотят принести ей голову прекрасного Себа?
        Ладно, рано штаны мочить. Респаун никто не отменял. В плен посреди города меня не возьмут — городская стража всё же не совсем зря свой хлеб кушает. Хотя вот только что в городе произошло два убийства и одно нападение с ограблением, а никто ни ухом, ни рылом… Так что запереть меня в подвале с респом и расчленять трое суток подряд, не пуская заново зачекиниться, они вполне могут.
        Нет, так дело не пойдёт. Рационализм меня не спасёт. Если клан Красной Горы всерьёз решит содрать с Себа шкуру, они её сдерут. Так что нечего париться о том, с чем не можешь ничего поделать. Пойду искать оптимизм на дне пивной кружки. Этак десятой, пожалуй. Для начала. А там сразу родится мысль, что Хромоножка наверняка мелкая сошка, клан за неё не впряжётся и волноваться мне не о чем.
        Ага, мелкая сошка. С мечом за 300 зю. А если вспомнить про амулет — оп!  — 366 золотых. И это у скупщика. А сколько будет у нормального кузнеца? 500?
        — Вы желаете продать этот меч?
        А скупщику, конечно, пофигу. У него алгоритм… А я, конечно, не желаю. Лучше держать этот дамоклов меч раздора при себе. И в случае чего — быстренько вернуть с извинениями. Но раз уж операцию продажи начал — придётся завершать. И вот для этого пригодятся пятизюшные железяки из инвентаря. Раз — и у меня снова пятьдесят золотых с копейками.
        — Могу я предложить вам взглянуть на кинжал, подходящий в пару для вашего меча?
        Чего-то этого скупщика глючит — моего меча он вовсе не видел, да и кинжал у меня есть вполне хороший. Или он про этот хромоножкин меч? Э?..
        Да, кинжал и впрямь парный. Точно такая же рукоять и гарда, только лезвие короче, само собой. И цена — 250 золотых. За ножик. За грёбаный ножик! Да что он, из чистого серебра или из адамантия? И статы тоже скрыты.
        — Если вы пожелаете, добрый господин, всего за один золотой вам будет доступна возможность приобрести данный клинок или любой другой предмет, имеющийся в собственности нашей компании, в любом отделении множества городов…
        Ага, значит, это не просто скупщик. Это целая корпорация скупщиков. Берущая мзду за возможность доступа к складам через любой филиал. Занимательно, однако. Игра что, начинает превращаться в грёбаную экономическую стратегию?
        Один золотой — мелочь. Но круглый полтинник портить не хочется. Ну да продам ещё один меч. И даже шестнадцать штук сразу. И будет у меня шестьдесят пять золотых и тринадцать мечей про запас. Норм, запомню. Хотя нет, ведь ещё плюс 22 %, сколько это там от шестнадцати? Ага, 3,52. Ну ладно, число будет не ровное… Но это не так важно, пока из инвентаря ничего из того, чьё количество я помнил, не пропадало. Но раз в год и палка стреляет! Тогда через девять месяцев рождается Буратино…
        На прощанье я припечатал скупщика рылом о прилавок. Ну а чего он! Ладно, я злой и люблю бить людей. Я знаю. Не очень скрываю. И всё равно себя люблю.
        А теперь — в трактир. Закончить этот квест, из-за которого я так вляпался. И получить свой законный полтинник. Потом — напиться, проспаться, найти бабу… Последние два пункта можно поменять местами, после чего всё повторить.
        Трактирщик принял печень без лишних разговоров. Хотя для меня и стандартная болтовня о завершении квеста показалась совсем лишней. Пива давай! Но сперва — денег.
        «Вы получили 50 золотых. В вашем кошельке 119 золотых».
        Вот и хорошо, вот и ладненько. Пиво! Музыку! Женщину!
        Но трактирщик не торопился исполнять мои пожелания. Вместо этого он вышел из-за стойки и направился в дальний угол, где устроился какой-то тип в чёрном плаще с капюшоном. И передал ему мою печень…
        Ну, в смысле, вообще не мою уже, ни с какой стороны. Добытую мной. А в остальном…
        Этот тип сыпанул на мясо какими-то травками, полил зельями из склянок и, откинув капюшон, впился зубами.
        Класс, стригой в трактире. И для него ещё и особое меню заказывают. Аж за полсотни золотых. Вообще обалденно. Это точно странный город…
        Стригои, они же вампиры, один из классов неписей. Ну, для игроков тоже доступен такой класс, но кто ж его возьмёт. Рожи у них будь здоров. Программист, видать, старых фильмов про вампиров не смотрел, а то назвал бы их не стригоями, а носферату. Серая кожа, носа почти нет, одни дырки пазух, уши остроконечные и торчком, зубы мелкие и острые. В общем, приснится такой — трусами не отмахаешься.
        Ещё есть Высшие вампиры. Эти внешне от людей почти неотличимы. Но даже не знаю, доступен ли этот класс для игроков при «регистрации». Я встречал только одного Высшего непися, как финального босса, да и то ходили на него целой партией и еле замахали.
        А эта стригойская шушера… Вот щас как подойду да снесу башку. Будет знать, как с людьми в одном зале сидеть.
        Я уже почти собрался. Но он дожрал печень, и повод нападать у меня пропал. Потому что стригойская рожа стала вполне человеческой. Я прищурился и глянул. Класс — Высший вампир. Нифига себе, чё в Игре бывает… А чего, собственно, это было-то? Класс, оказывается, менять можно?
        Я всё-таки встал, подошёл и уселся за стол напротив него. Зыркнул на топчущегося рядом трактирщика и велел принести пива. На этот раз он послушался и засеменил к стойке.
        — Ну, рассказывай,  — обратился я к вампиру.
        — Сработало!  — объявил он.  — Мой рецепт трансформации на этот раз сработал как надо! Да ты сам видел. Кем я был и каким стал.
        — Печень девственниц полезна для здоровья, ага,  — кивнул я.  — Значит, это был твой квест?
        Он кивнул. Надо же, а я даже не знал, что можно оставить трактирщикам собственное задание, чтоб потом его кому-нибудь выдали. Интересно, во сколько ж это обошлось? Конечно, стать высшим стоило пары сотен золотых. Тут вон некоторые мечи дороже стоят, хотя это тоже внезапное открытие. Ну и даже если на травки-зелья, которыми мясо приправлял, он не меньше потратил — да и тысячи это вполне стоит! Только ради избавления от стригойской рожи можно столько потратить, а с учётом возможностей Высших… Высшие вообще — ого-го! И иметь одного из них в союзниках было бы неплохо. Против каких-нибудь там Рыцарей клана Красной Горы, например. Ну так, чисто гипотетически…
        — Может, тебе ещё какие-нибудь чьи-то органы нужны?  — спросил я.  — Ну, там, почки голубоглазого блондина, рождённого во вторник на закате солнца или селезёнка рыжей матери девяти детей?
        — А что, ты бы добыл?  — с какой-то непонятной интонацией спросил он.  — Только органы или на что другое тоже согласен?
        Я пожал плечами. Что другое — это даже лучше. Органы добывать мне не очень понравилось. Хотя смотря что. И что для этого надо делать. И сколько за это заплатят.
        — Огласите весь список, пожалуйста,  — предложил я.  — Кстати, меня зовут охотник Себастиан. Для друзей и важных клиентов — просто Себ.
        Он пожал протянутую руку. Что ж, поглядим, куда меня всё это заведёт…

        Глава 3. Винсент. Высший вампир

        Если бы год назад меня спросили, что я не люблю больше всего, не задумываясь, ответил бы: попаданцев, средневековье и ММОРПГ. Да, именно в таком порядке. Почему? А вы поработайте с моё администратором в тематическом виртуальном парке, куда ломятся ролевики всех мастей, как будто других подходящих для их поигрушек мест нет! У меня от этих их «я путешественник из другого мира» буквально аллергия началась и приступы агрессии, пару раз даже на мат срывался. Чуть выговор в личное дело не получил.
        Ну, старший и говорит:
        — В отпуск тебе надо, Винс. На пару месяцев.
        А я разве против? Только где ж денег-то взять? Просто отпуск я планировал провести в колонии на Марсе, заодно найти себе там работу и на Землю-матушку больше ни ногой. И что самое обидное, на билет туда-обратно (а других пока не продают) не хватало какой-то сотни кредитов. В общем, я тогда хандрить начал, чуть коллекцию фигурок по Final Fantasy продать не решился, когда мой шурин Зеб работенку подогнал. По его словам, простенькую, вроде как жалко ему меня стало.
        Короче, Зеб, ты теперь первый в том списке. Давай уже выключай бесплатное порно по визору и пойми, что меня заклинило в твоей тысячу раз проклятой капсуле для виртуального дайвинга. Потестил, блин, неработающую игрушку. Работает она, Зеб, так хорошо работает, что я здесь застрял! И если ты меня не вытащишь, я сам отсюда выберусь и похороню тебя в ней, так и знай! Так ему и передайте, если вдруг кто-то читает этот лог. Хотя кто его кроме меня читать может… Долбаные разработчики долбаной игры!
        Чего я так бешусь? А вы бы не бесились, будь вы заперты в сломавшейся капсуле для виртуального дайвинга? Телу-то моему хорошо, для него максимум минут пять прошло, а вот сознанию пришлось похуже — здесь, в этом мире я попал конкретно. В средневековье, где даже банального вай-фая нет. В тело стригоя. Я, вегетарианец, в теле стригоя. Знаете, сколько раз я от голода умирал, пока не уговорил себя выпить кровь у безобидного NPC? Пять. Без шуток. Какие уж тут шутки.
        На шестой раз я не только научился пить кровь, но и смирился, что из этой западни придётся выбираться самому. Стал думать, как жить дальше, начал развивать навыки — в первую очередь, алхимию и травничество. Почему именно их? Хотел аналог крови искусственный вывести, а заодно избавиться от серой рожи своей. Ну, в том плане, чтобы Высшим вампиром стать. Откуда я узнал, что из стригоя можно стать нормальным чело… высшим вампиром? В мануале прочитал, прежде чем нырять на поиски приключений. Да-да, я из тех скучных ребят, которые сначала читают мануал, а потом уже лезут чинить. Еще по форумам тематическим порылся, набрался информации по полезным багам, читам и просто игровым моментам. Жаль, там ни слова не было, что я здесь застряну!
        Отвлекся. Хотя, мои попытки очеловечиться вряд ли можно назвать приключениями. Сидел себе пару месяцев в стартовой локации: травку собирал, рецепты крафтил, магию изучал, ну и сотни безобидных мобов истребил — все равно ресаются через пару часов. Там же и первый обращающий рецепт опробовал и понял, что надо двигаться дальше. Передвигался, естественно, по ночам — солнце, сволочь такая, меня убивало, а тратиться на зелья не хотелось. Да, я к тому времени научился варить их сам, но ту же траву можно было потратить на другие вещи, которые хорошо продавались. К тому же ночью моя серая рожа не так бросалась в глаза, снижая риск нарваться на драку с игроком.
        Не любил я это дело — с игроками драться, особенно поначалу, когда мне от них прилетало так, что по десять раз от кладбища на дорогу возвращаться приходилось. А один раз так вообще месяц до другого города дойти не мог — постоянно на кого-нибудь нарывался. Но и польза от этого тоже была. Магию прокачал: фантомы делать научился, страх насылать, мёртвым притворяться. Да, последнее именно заклинание, когда ложишься и типа не дышишь, игроки тебя сразу раскрывают. А вот если поколдовать немножко, то верят всегда.
        Еще в боях ядовитым зельем во врагов кидался раньше, пока однажды в смешную историю не попал. Сидел, значит в погребе, день пережидал, а надо мной рейд Красной Горы, это клан такой. Меня вот с моей рожей стригойской, естественно, ни в какие кланы вовсе не приглашали, даже те, кто убить не пытался. Ну да речь не об этом. Сижу, значит, в погребе, никого не трогаю, подслушиваю. Да и как не подслушивать, когда они начали спорить о легендарном квесте, дающем возможность выхода из игры. Вроде бы они с последнего босса что-то выбили.
        Я весь обратился в слух. Выйти из игры! Набить рожу Зебу, забрать свою сотню кредитов и свалить на Марс! Впрочем, после кровавой диеты я и Земле-матушке обрадуюсь, и Зеба расце… Не, не буду Зеба целовать, лучше все-таки набью рожу, чтобы не устанавливал себе непонятные приложения. Или сюда его отправить? Вот так за рассуждениями едва не прослушал главное:
        — Так это не весь предмет! И если на этом боссе у нас больше половины рейда легло, представляете, что будет дальше?!
        — Ой, да ладно тебе, Лим, наберем новобранцев, вымуштруем, зельями запасемся…
        — А в этот раз у нас перечисленного, типа, не было, да?
        Они принялись спорить, стучать кулаками по столу, кто-то кружку с пивом об пол разбил. А кого-то даже убили! Я себе фляжку крови в дорогу набрал. Нет, сам бы я, конечно, не стал убивать игрока ради крови… Ладно, вру, пару раз убивал: через пустыню надо было идти, а кровь NPC, если сразу не выпьешь, на утро исчезает. В общем, подрались соклановцы, но вовремя остановились — не все друг друга перебили.
        — Уж если мы сейчас за первую квестовую вещь деремся, что будет, когда мы последний итем соберем? Предлагаю пока квест не принимать. Надо на совете клана решить, кто в итоге получит тело и свободу.
        Тело? Я чуть не рассмеялся. Это какими даунами надо быть, чтобы верить в подобное. То есть лежу себе в капсуле, а тут раз, и рядом новый я материализовался, что ли? Похоже, ребята явно переиграли. Эй, кто-нибудь, вытащите их отсюда! И меня заодно.
        — Если не примем в течение суток, он исчезнет.
        — Тогда я приму!
        — А с чего вдруг ты?!
        Они снова начали ругаться, вспоминая прегрешения друг друга, а может и приукрашивали — я же их не знал. И познакомиться как-то не тянуло. А потом смотрю, новая кровь сквозь половицы просачиваться начала. Ну, думаю, вот он, шанс! Выбрался потихоньку, к дальней стене прижался, присматриваюсь. Вот где порадовался, что стригой — зрение у нас лучше, чем человеческое. А квестовый итем еще и золотым сиянием подсвечивается. Схватил его и деру.
        Надо отдать красногорцам должное — в погоню отправились почти сразу. С матюгами и обещанием надругаться над всей семьей, да изощренно так надругаться. Я даже пожалел, что Зеба тут нет: притворился бы мёртвым и полюбовался на его страдания. Он бы тогда понял, как нехорошо уходить смотреть порно по визору, когда кто-то пытается починить неработающее приложение в капсуле для виртуального дайвинга! Не обращайте внимания, я про эту капсулу всегда помню и всегда сожалею, что согласился.
        В общем, понимание, что далеко просто так я не убегу, пришло довольно быстро. Еще и в рейде у них маг был, что фантомы рассеивал. Вот тогда-то и пригодилась алхимия, а конкретнее зелья с ядовитым дымом. Кидаешь позади себя, большая такая лужа получается. Кто не успел свернуть — сразу травится, кто остановился — парами надышаться может и тоже получает урон. В общем, рекомендую, тем более, что моего производства всегда есть в наличии на городских аукционах по доступной цене. Серьезно, десять пузырьков, и рейда Красной Горы как не бывало! Не верите? Логи почитайте, зачем мне врать. Никто не выжил, кроме их лидера.
        Он-то как раз магом и был. Вертлявый, зараза. В конце вообще обнаглел: я в него склянку, а он раз — и в ледяную глыбу. Я бежать — он себе ускорение. Фантомы, опять же, рассеивает. Намучался я с ним, страсть. Потом сообразил: он в глыбу, а я стою жду. Только с него заклинание слетело, кинул в него склянку. И ничего. Смотрим друг на друга, пошевелиться боимся. Вдруг он как начнёт смеяться, аж за живот схватился да на землю завалился — катается. Веселящий газ оказался, а яд закончился. И тут понял я, какой же я идиот! Принял квест, показал магу средний палец и пошел себе дальше, не забыв кинуть в него ещё пару порций веселья. Потом-то ему явно не до смеху будет.
        Кстати, итем забавный. Этакая часть мозаики, которую в инвентарь спрятать можно, только когда квест примешь. К моему счастью, следующее задание оказалось довольно простеньким, ну как простеньким — алхимическим. Для меня простое, для остальных, наверное, не очень — ингредиенты и зелья редкие нужны были, с аукциона брать — разоришься. Я потом лишние как раз таким образом и продал, и раскупили их быстро. Клан Красной Горы и купил, такие дела.
        Вот за этот квест я и открыл нужный мне рецепт, что превращает стригоя в Высшего вампира. И все бы хорошо, если бы не печень девственницы. Вот как поймешь, девственница перед тобой или просто прилично одетая NPC? Я без понятия. А потом вспомнил про городок один, про который читал на форумах, когда искал информацию по игре. Туда я и отправился, потому что там, по слухам, был забавный баг в таверне: игрок мог сделать трактирщику заказ отсутствующего в меню блюда, а тот отправит за нужным ингредиентом игрока, согласившегося взять у него квест.
        К чему такие трудности с квестом? А вы бы пошли на поиски печени девственницы сами? Впрочем, откуда мне знать, на что вы способны. Я вот идти не захотел. К тому же, мне мой же квест никто бы не отдал, оно и логично. Потому я заказал у трактирщика печень девственницы и, устроившись в уголке, стал ждать игрока, который на задание согласится. Вот никогда не был везучим, но в этот раз на ловца зверь сам прибежал. В том смысле, что почти сразу же в таверну зашел хмурый типчик, недовольно осмотрел зал и пошел к стойке.
        Напьется и начнет дебоширить или квест спросит? Я прищурился и прочитал ник — Себастиан. Умереть не встать. Себастиан. Класс — охотник. Хм… И что же ты будешь делать, охотник Себастиан? Я непроизвольно скривился, увидев, как типчик ни с того, ни с сего приложил трактирщика о стойку. Ясно. Себастиан будет дебоширить. И ведь не встанешь утихомирить — распугаешь клиентуру серой стригойской рожей, некому заказ потом выполнять будет. Еще и стража прибежит — придется отбиваться или ноги делать, но скорее всего и то, и другое. Тоска… А, нет. Себа одумался. Еще б не одуматься, пятьдесят золотых на кону! Взял квест как миленький. Слава Илону Маску, создавшему колонию на Марсе! Стану Высшим, найду итем для выхода из игры и!.. Ладно, мечтать потом буду, надо бы ингредиенты проверить.
        Открыл сумку для травы (да-да, у меня еще алхимическая специализированная: в такие больше помещается, плюс точно знаешь, где что искать — очень удобно). Ага, мрачнолист, корень мандрагоры, могильник — все на месте в нужном количестве и даже больше. С зельями тоже порядок. Вообще, я их давно заготовил, но надо же как-то время убить. К тому же, пересчет ингредиентов меня успокаивает, недаром стригой. На проверку ушло минут пятнадцать, конечно же, за это время никто не вернулся. Интересно, а как Себастиан будет проверять, девственница ли перед ним или нет? Или получился полноценный квест с подсказками? Спросить у него потом, что ли, если в Высшего превращусь? Так! Отставить «если»!
        Надо отвлечься. Вот только чем? Местные харчи и напитки мне безразличны, за едой время не убьешь. Заказывать ради приличия что-то кроме печени я тоже не торопился. Обойдутся! Хотя подавали бы тут кофе!.. Святой Илон Маск! Как же я скучаю по кофе! Но даже алхимического рецепта чего-то подобного не видел. Долбаное средневековье!
        В итоге от скуки достал логи и принялся перелистывать. Как всегда, немножко побесился, что они выглядят как фолиант, а не в электронном виде — сколько бы времени сэкономило! Правда, в этот раз я его, время, наоборот убивал. И пока ждал охотника, успел перечитать всю информацию, что добыл о легендарном квесте, дающем выход из игры. Немного помечтал о том, что буду делать, когда выберусь из капсулы для виртуального дайвинга. Уволюсь, например. Серьезно, мне этого средневековья на пару жизней вперед хватило, в печенках уже сидит! В общем, о чем бы я ни думал, а мысли-то опять к квесту возвращались.
        И вот, наконец-то, вернулся Себастиан. Судя по тому, с какой довольной рожей он подошел к трактирщику, печень добыл. Я весь внутренне напрягся, чтобы не подскочить на месте от радости. Вот оно! Сейчас свершится! Охотник, полностью оправдав мои ожидания, передал дварфу искомое, получив взамен пятьдесят золотых. Трактирщик вышел из-за стойки и направился ко мне, я же в свою очередь принялся доставать необходимые ингредиенты.
        Сначала присыпаем мрачнолистом, потом зельем тумана поливаем, теперь могильник… Я почувствовал на себе внимательный взгляд охотника, но решил не отвлекаться. Еще пару манёвров, и печень готова.
        «Ешь, Винс!  — приказал я себе, чувствуя, как желудок свело от отвращения.  — Это всего лишь набор пикселей! Это не печень! Не настоящая печень настоящей девственницы!»
        В общем, кое-как сожрал, хотя со стороны, поди, показалось, что схарчил со зверским аппетитом. На деле — давился, подозревая, что придется кулаком запихивать. Но нет, пронесло. Прислушался к ощущениям — рвать не тянуло. А после и вовсе засветились надписи:

        Поздравляем! Вы получили новый класс — Высший вампир!
        Получен новый навык — трансформация в летучую мышь.
        Получен новый навык — способность насылать туман.
        Изучено заклинание «Гипноз».
        Открыт новый вид магии — Магия Крови. Изучены заклинания…

        От обилия информации и новых возможностей у меня голова кругом пошла, но я по старой стригойской привычке держал себя в руках. Потом, сниму комнату как нормальный чело… Высший вампир, посмотрюсь в зеркало — интересно же, как я сейчас выгляжу. Надеюсь, что не совсем урод, хотя все лучше серой стригойской рожи.
        Себастиан поднялся со своего места, подошёл и уселся за стол напротив меня. Зыркнул на топчущегося рядом трактирщика и велел принести пива. Трактирщик быстро послушался и засеменил к стойке. Интересно, мне теперь пиво можно? А то однообразная диета надоела до смерти.
        — Ну, рассказывай,  — сказал охотник с самым серьезным выражением лица.
        — Сработало!  — объявил я, чрезвычайно довольный собой и возможностью похвастаться. Оказывается, я соскучился по банальному человеческому общению!  — Мой рецепт трансформации на этот раз сработал как надо! Да ты сам видел. Кем я был и каким стал.
        — Печень девственниц полезна для здоровья, ага,  — кивнул Себастиан.  — Значит, это был твой квест?
        Я кивнул, не желая вдаваться на эту тему в подробности. Можно, конечно, придумать чушь насчет классового квеста, но вдруг полезет проверять? Куда? А вдруг он нормальный игрок и в любой момент может выйти из игры? Я же с другими игроками только через аукцион торговал и все. Но охотник, к счастью, расспрашивать про печень не стал. Слава святому Илону Маску!
        — Может, тебе ещё какие-нибудь чьи-то органы нужны?  — спросил Себастиан.  — Ну, там, почки голубоглазого блондина, рождённого во вторник на закате солнца или селезёнка рыжей матери девяти детей?
        Стебётся или заработать хочет? Квестовым деньгам вон как радовался… пока не понял, что они от стригоя. Хотя я ж теперь Высший! Я крут! А еще богат! Детишки, качайте алхимию, будете как дядя Винсент! Богатым и… Довольным жизнью? Но разве я доволен? Я осмотрел охотника: вроде бы не самый последний нуб, да и против сомнительных дел ничего не имеет, а следующее задание по квесту на выход из игры как раз такое…
        — А что, ты бы добыл? Только органы или на что другое тоже согласен?
        Себастиан пожал плечами. Торговаться будет? Или просто задумался? Может гипноз на нем опробовать? Не, гипноз успеется, как и остальная магия. Хотя, признаюсь, мне очень хотелось ее опробовать, как и посмотреться в зеркало.
        — Огласите весь список, пожалуйста,  — предложил охотник после недолгой паузы.  — Кстати, меня зовут охотник Себастиан. Для друзей и важных клиентов — просто Себ.
        Я пожал протянутую руку. Кажется, я нашел своего первого союзника для побега отсюда. Чемоданы, конечно, паковать рано, но моя мечта стала еще чуть ближе, а ненавистная стригойская рожа осталась навсегда в прошлом. Жизнь начала налаживаться.
        Но Зеба я все равно побью. Так ему и передайте.

        Глава 4. Себастиан. Хороший племянник

        После третьей кружки пива мне полегчало. И даже трёп этого чудика начал казаться осмысленным. Истосковался, бедолага, по собеседнику. Ясен пень, кто со стригоем базары разводить будет? На тему того, почему такой класс выбрал, он тоже что-то нёс, но я не особо прислушивался. Да брешет, поди. Какая-то там капсула виртуальной реальности, неработающее приложение… Книжек начитался или кино насмотрелся, а теперь сочиняет.
        Виртуальная реальность у нас, конечно, начала появляться уже, но это всё фигня. Ну не полсотни ж земных лет я тут торчу уже. Да и он, вроде, не первый день как «зарегистрировался».
        Ха, когда ты внезапно очухиваешься в полной темноте, и механический голос говорит тебе: «Выберите расу. Выберите класс»  — называть это «регистрацией в игре» как-то тупо вообще. Хотя это она самая и была. И даже картинки показывали, со спецификациями. Ну я и выбрал, что в голову взбрело… И на циферки при этом не смотрел. Да и остальные виды и расы пролистал как-то мельком. Песенка вспомнилась, понимаете ли. Из неё и ник родился. В общем, немного протупил. Но могло быть хуже.
        А историй о попадании в Игру я уже всяких наслушался. Один вообще лепил, что участвует в Смертельной Битве в защиту Земли. Ну да, и ник у него был Люкан. Другой твердил, что его похитили рептилоиды, а все мы — тоже замаскированные рептилоиды. И неписи тоже. И вся Игра, вроде как, существует только для того, чтобы по его реакциям узнать слабые места человечества. Клялся, что не предаст род людской мерзким ящерам… пока я его раза три об стол мордой не приложил. Тогда сразу начал рассказывать обо всём, что знал. А знал он мало. Только то, что в последнюю неделю в новостях по телеку показывали. Даже чему равен квадрат гипотенузы вспомнить не сумел. Хотя я ещё пару раз его приложил… Ладно, ещё три раза, но после последнего он просто вырубился.
        В общем, истории Высшего вампира с ником Винсент я тоже ни на грош не поверил. И, как уже сказал, не прислушивался. Потом в логе прочитаю на досуге. Колония на Марсе, ага… Я тоже те книжки читал.
        А вот разговоры про квест — это уже ближе к делу. Так что, допив пятую кружку и швырнув её в трактирщика, я повернулся и спросил:
        — Так чего делать-то надо? И сколько платишь?
        — Ты меня вообще слушал?  — спросил он.
        — Нет,  — совершенно честно сознался я.  — Так что начни с начала и покороче.
        На этот раз, неторопливо потягивая шестую кружку, я слушал куда внимательнее. Легендарный квест, значит. Скрытый легендарный квест. Это интересно… И это то, чего я предпочитаю избегать. Но не в моём положении привередничать. Гулять по городу и окрестностям мне противопоказано, так что, почему бы не отправиться добывать какой-то там неведомый артефакт за тридевять земель. Особенно в компании Высшего вампира.
        Я внимательно оглядел пару корявых кирпичей, которые он вывалил из инвентаря. Судя по всему, это что-то вроде пазла такого. И все эти выступы и впадины должны состыковаться, чтоб в итоге кирпичи сложились в куб или параллелепипед, пока не понять. Сколько этих кусков — тоже неизвестно. Эти два соединяться не хотели, даже с применением грубой силы. Я проверил.
        Занимательно, что информация о кирпичах оказалась скрытой. Понятное дело, никаких статов у таких штуковин быть не может. Но обычно хотя бы пишут что-то вроде: «Квестовый предмет. Часть статуи Хагена Великолепного». Ну и сопутствующие сведения — где там эта статуя находится или находилась раньше, как потерялась, кто разбил, что дадут за собирание… А тут — ничего. «Информация недоступна к просмотру».
        Как на мече Хромоножки…
        Что касается квеста, за который Винсент рассчитывал получить третий кирпич, то проходить его вампир уже начал. И теперь ему требовалось добыть медальон графской дочки, чтобы отнести какому-то неписю, который и выдаст взамен кирпич. И в чём проблема? Винсенту пришлось объяснять три раза, прежде чем я понял — он идиот.
        Его, видите ли, мучила совесть… По истории квеста, медальон этот девчонке подарила её покойная матушка, так что она им очень дорожила и никогда не снимала.
        На предложение подбежать, сдёрнуть медальон и убежать, Винсент выпучил глаза. Нет, конечно, на деле всё не может быть так просто. Наверняка в поместье охрана, а девчонка не гуляет в одиночку за оградой. Но сам принцип-то: пришёл, отобрал, ушёл. Идеально в своей простоте. Но ведь девчонка так дорожит безделушкой…
        — Она непись!  — я аж вскочил с лавки и проорал это Винсенту в лицо.  — Не человек! Нет у неё чувств! Это всё программа! И матери у неё никогда не было! Неписи не умирают!
        — Да знаю я,  — спокойно отозвался он, пожав плечами. Но позиции не изменил.
        У него был свой план. Гораздо более сложный, в котором можно сто раз проколоться, но зато щадящий чувства девушки. Непися. И всё ради получения кирпича со скрытым описанием.
        После седьмой кружки, я вывалил меч на стол. А что, я тоже не лыком шит. У меня тоже есть предмет со скрытыми характеристиками. С сегодняшнего дня, но это не суть.
        — Да это же… У тебя один из квестовых предметов!  — вытаращился на меня Винсент.
        Посмотрел на него. На меч. На кирпичи. Снова на него. И громко рыгнул. Этим я выразил всё, что думал по поводу его слов.
        Совсем он нуб, что ли? Ну да, я до сегодняшнего дня не видел предметов со скрытыми характеристиками. Но мечи и кирпичи — какая между ними связь? Явно разные квесты. Но если ему хочется думать, что всё связано…
        — У тебя деньги есть?  — спросил я.
        Он посмотрел с подозрением. Явно решил, что я буду клянчить поставить мне пиво. Ха! Охотник Себастьян может позволить себе выпить сколько угодно пива за свой счёт! Учитывая, что стоит оно по серебряку за кружку, то есть — почти ничего.
        — Я видал в продаже нож, парный к мечу,  — пояснил я.  — Двести пятьдесят зю, с учётом скидки при ношении амулета, зачарованного на торговлю.
        Про скидку я соврал, да. Это называется «получить комиссионные».
        — Где? Пошли!
        Он тут же вскочил и потянул меня за рукав. Я вздохнул, залпом допил пиво и последовал за ним.
        А парень, похоже, при деньгах. Интересно, на чём это стригой может так неплохо заработать? На разграблении могил? Они тут, конечно, чисто для красоты, ведь все ресаются. Но для реализма кладбища должны быть. И они есть. Правда, без понятия, зарыто ли там что-то на самом деле, раскапывать как-то не пытался. Возможно, Винсент знает больше. Может, отсюда и пиетет к покойникам…
        Магазинчик скупщика остался там же, где и был. Он меня, конечно, не узнал и приветствовал стандартными фразами, которые я пропустил мимо ушей.
        — Хочу купить кинжал, парный для этого меча,  — объявил я.
        — К сожалению, данный товар отсутствует в продаже, примите мои извинения,  — отозвался торгаш.
        Я предъявил жетон доступа ко всей их торговой сети. Может, перенесли в другой филиал… Но нет, ответ оказался тем же.
        — А он был в продаже?  — уточнил Винсент, с подозрением на меня покосившись.  — Его кто-то уже купил?
        — Подобная информация является закрытой.
        Я приложил торгаша мордой о прилавок. Это тоже не помогло.
        — Да был тут этот нож! Вот прямо сегодня!  — заверил я.  — Ну смысл мне врать?
        — Желаете что-то приобрести?  — осведомился скупщик.
        Я вздохнул, убрал меч Хромоножки в инвентарь, достал собственный и ткнул назойливого барыгу прямиком в сердце. Потом быстро обогнул прилавок и обшарил его карманы, пока тело не исчезло. К своему удивлению, помимо пары золотых и всякой мелочи нашёл там расписку. На 250 золотых от клана Красной Горы.
        Удивительное совпадение? Я так не думаю… Но почему в кармане, а не в кассе? Он что, этот ножик из-под полы продать пытался? И золотой за доступ к собственности компании содрал с меня просто так. Ладно, я вернул своё сторицей из его личного кармана. Вскрыть кассу, увы, мне не по силам. Тут навык взлома надо было качать… Но расписку я прикарманил.
        — Надеюсь, сапоги с него снимать ты не будешь?  — спросил Винсент.
        — Не, не мой размер. И мои лучше.
        И я даже не шутил. Будь у него нормальная обувка, можно было бы и прибрать. Но это ж шмот базовой комплектации, у неписей он по умолчанию появляется, сколько ни отбирай. А толку с него. Дешевле пива стоит. Что не мешает нищим носить обноски, сколько им ни подавай. Ну, у каждого непися своя базовая комплектация, ясное дело.
        — Так, давай про графиню,  — предложил я, когда мы вышли из магазинчика.
        — Дочь графа не является графиней…  — занудил вампир.
        — Заткнись, Винс,  — скривился я.  — И да, я буду звать тебя Винс. Ты же не против?
        — А если против?
        — Всё равно буду,  — я пожал плечами.  — А насчёт графинь… Встречал я одну, которую все так звали, потому что она могла графин вина залпом выхлестать. Так что для графской дочки наименование точно сойдёт. Для краткости.
        — А это ты в игре встречал или в реале?  — заинтересовался он.
        Я хмыкнул, выдержал многозначительную паузу и ответил:
        — И здесь, и там. Везде такие есть. Ты в каком обществе вообще вращался?
        — Я рассказывал. В логе почитай.
        Я снова пожал плечами. И почитаю. Когда-нибудь. Если по научной фантастике заскучаю. Марсианин, блин.
        — Так что насчёт графини?
        Ответить Винс не успел. Степенно вырулившая из-за поворота матрона средних лет при виде нас вдруг всплеснула руками и помчалась навстречу, причитая:
        — Маркус, Маркус, дорогой, где ж ты пропадал, где тебя носило?
        Обычно при виде меня подобные дамы реагируют совсем иначе. Особенно если такие встречи происходят ночью у них дома или в тёмном лесу. А что может этакая дамочка, не снимающая дурацкую шляпку даже перед сном, делать ночью в тёмном лесу? Правильный ответ — быть перевоплощённым перевёртышем или гулем, наводящим иллюзию. Так что в этих случаях они на меня бросаются и пытаются сожрать. Ну а в их доме — тогда визжат и зовут стражу. Пытаются, по крайней мере, поскольку метание ножей у меня тоже недурно прокачано. Но вот посреди улицы, хоть и не слишком людной, такое со мной впервые…
        Но нет, как выяснилось, не со мной. Жертвой дамочки стал Винсент. Бедолага. Такого и врагу не пожелаешь…
        Матрона сперва обняла его, так что я, кажется, услышал хруст рёбер, потом пала ему на грудь, заливаясь слезами, а отстранившись, начала вертеть голову из стороны в сторону и трепать за щёки, приговаривая, что не может насмотреться на давно пропавшего… Кого именно — я так и не понял. То ли троюродного племянника, то ли брата мужа кузины дяди её соседа… Я даже в лог поленюсь лезть, чтоб разобраться в этих запутанных родственных связях тётушки Рози и некоего Маркуса.
        Всё равно этого Маркуса явно никогда не существовало. Даже в виде нескольких строк кода. И это просто очередной тупой рандомный квест, время от времени выпадающий случайному прохожему, оказавшемуся на этой улице во время моциона тётушки Рози. И дадут за него максимум горшок для похлёбки, способный неделю сохранять содержимое свежим, использования на три. А ловить крыс, чинить крышу, править забор или в чём там нуждается тётушка Рози, страдающая без мужика в доме, нам совершенно некогда.
        — Идём, идём скорее,  — продолжала вещать тётушка.  — Я тебя пирожками накормлю. И кузина Даяна будет так рада тебя видеть, ну так рада. Она уж совсем взрослой стала, пока ты где-то шлялся.
        А хотя… Пирожки — это хорошо. С точки зрения персонажа, они ничем не отличаются от чёрствых корок. Разве что количеством, требующимся для насыщения. Хотя сойдёт и зелье сытости, оно совсем недорогое. Но с моей точки зрения, пирожки — это хорошо. Некоторое подобие вкусовых ощущений в Игре присутствует. А с приправой из самообмана, пирожки идут вообще на ура.
        Да и пройти мимо, не узнав, даёт ли кузина Даяна, будет крайне грубо и глупо. К тому же, в доме тётушки Рози клан Красной Горы меня искать точно не станет. А вот в графском поместье — может.
        — Здравствуйте, тётушка!  — громогласно возвестил я, раскинув руки, но не приближаясь, чтоб не угодить в рёбробдробительные объятия. Конечно, на деле она мне ничего не сломает и даже больно не будет, это я так, чисто образно. Но обжиматься с этой бабенью желания никакого.  — Мы с Маркусом с удовольствием заглянем к вам, поедим пирожки и поможем по хозяйству! Будем знакомы, я его лучший друг, Себастиан. Для вас и прекрасной кузины Даяны — просто Себ.
        — Ты чего, сдурел?  — прошипел Винсент, попытавшись ткнуть меня локтем в бок.
        Ага, он, значит, верит, будто находится в какой-то капсуле и готовится к полёту на Марс, а сдурел тут я. Ну-ну. Нет, просто я-то понимаю, что живу теперь тут, даже если это подобие жизни не слишком реалистично. Но и в этом подобии домашних пирожков поесть мне удаётся нечасто. В трактирах совсем не то. И да, наверняка это просто иллюзия и самообман, но я буду за них держаться даже под пытками. Тем более пытки тут вообще ненастоящие. Вот прямо ни капельки, даже ни самой малой чуточки. И в этом я тоже буду себя твёрдо убеждать, если вдруг доведётся проверить.
        Тётушка Рози, продолжая на ходу лопотать о делах её огромной несуществующей семьи, повела нас к своему дому. Топать пришлось порядочно, дом оказался ближе к городской окраине, чем к центру и базарной площади. Что в очередной раз жестоко и беспощадно убивало реалистичность, в данном случае по поводу дневных прогулок тётушки. Хотя может она на базар шла… Ладно, не буду придираться. Во имя пирожков!
        Пирожки не подвели и удались на славу. А вот кузина Даяна… Что ж, давать она и вправду была не прочь. Я с трудом отбился и уполз дрыхнуть на сеновал в конюшне. Хотя там было место скорее Даяне, ибо прекрасная кузина что лицом, что зубами, что смехом весьма и весьма сильно походила на кобылу… Винсу повезло, к нему она не приставала — родственник, какой-никакой. Правда, и все квесты достались ему. Огород вскопать, забор подновить, дров нарубить… А я что, я лучший друг племянника тётушки Рози и потому дорогой гость, радушные хозяева не могут позволить мне руки марать. Так что мне только пирожки подкладывали и нахваливали мой здоровый аппетит.
        А вот «племяннику Маркусу» досталась тонна нравоучений. Оказалось, этот чудик не ест мяса! Ага, видал я, как он не ест. Печёнку уминал — аж за длинными острыми ушами трещало. Я даже предложил ему вырезать печень Даяны — наверняка с такой рожей у неё с кавалерами проблемы,  — но бывший стригой почему-то не захотел. Наверняка ещё пятьдесят золотых пожалел, нелюдь. Правда, имелись и пирожки с повидлом, так что совсем голодным Винс не остался.
        Разбудил он меня ранним утром. Скорее всего, в отместку за то, что свалил на него дурацкий квест тётушки Рози. Дилижанс в сторону графского поместья ожидался только через пару часов.
        — Кто-то ещё охотится за квестовыми предметами,  — без предисловий сообщил он.  — С кинжалом нас опередили. Надо собрать другие итемы побыстрее.
        — На расписание дилижансов я повлиять не могу, а пешком мы его всё равно не опередим,  — пожал плечами я.  — Иди и как хороший племянник вычисти свинарник, а я ещё поваляюсь.
        — Ты же в курсе, что персонажу достаточно четырёх часов сна в сутки для полного восстановления бодрости?
        — Персонажу достаточно, а Себу — нет,  — буркнул я.  — Люблю поспать. И пожрать…
        — А ещё пиво и баб,  — дополнил он.
        Я кивнул. Молодец, парень, проницательный. Меньше суток меня знает, а уже врубился.
        — Ты в квесте со мной до конца или как?
        — Мы ещё цену не обговорили,  — напомнил я.  — И где там конец, ты сам не знаешь. С графиней я в деле. А дальше поглядим.
        — Тогда продай меч. Триста золотых?
        — Триста шестьдесят шесть!  — поправил я.  — И это только у скупщика. Надо у нормального кузнеца оценить.
        — Дам пятьсот.
        Я присвистнул. Меч за пятьсот золотых? Да где это видано, где это слыхано? За такую цену это точно должен быть легендарный артефакт, а не квестовый предмет для его поисков. Но если он готов платить…
        — Тыщу,  — выдвинул я контрпредложение.
        — Себа, ты не просто жлоб, ты…
        — Не Себа, а Себ!  — вскинулся я.  — Ещё бы Севой назвал! Не русский, что ли?
        — Нет,  — удивлённо моргнул Винс.  — А ты что, русский?
        А, ну да, точно. Он-то, может, и вправду по жизни Винсент. Вот уж точно нуб, кто ж ником своё имя берёт. И про меня так подумал. Что я в реале Себастиан. Но всё равно коверкать сокращение моего ника не позволю! Но пока — проехали.
        — Так чего ты засуетился? Я никуда не убегаю, разберёмся с мечом позже. Ты там квест тётушки доделал?
        — Одно задание осталось,  — как-то помрачнел Винс.  — Добыть горшок.
        — И в чём проблема? Горшок пустой — предмет простой, он никуда не денется.
        Винс снова моргнул. Ну да, не поймёт, нерусь. Ну и ладно, это не значит, что я должен следить за базаром.
        — Пошли,  — мотнул головой вампир.
        Я пожал плечами и последовал за ним. Мы тихо прокрались на кухню. Ну, Винс крался, а я шагал как обычно — сапоги с зачарованием на бесшумный лёгкий шаг, прекрасная вещь как для прохода через лабиринт с ловушками, так и чтобы не разбудить рано утром болтливую тётушку Рози и озабоченную страховидлу-кузину Даяну, пока идёшь за пирожками.
        Но Винса интересовали не пирожки. Он указал на что-то под столом и объявил:
        — Вот награда за квест «Хороший племянник». Походная плитка. Так тётушка Рози сказала.
        Я присел на корточки и оглядел итем. Каменное основание и металлическая пластина со щелью сверху. И основание неровное, с выступами. Как у…
        Я поглядел на Винса, на плитку, снова на Винса.
        — Так оно ещё и еду разогревать умеет?
        Он пожал плечами. Я ответил тем же. Потом поднял плитку и запихнул подмышку.
        — Пошли, чего встал.
        — Не сработает,  — возразил Винс.  — Это сейчас не квестовый итем. А просто предмет. Камень.
        Я положил штуковину на стол и прищурился. Скосил глаза. Поморгал. Посмотрел одним глазом. Ничего. Никакой реакции. Ни единой надписи не возникло. Будто на обычный кирпич смотрю или просто пустой стол. И да, обозначение «стол» при взгляде на стол не всплывает. Потому что любой дурак и так знает, что стол — это стол. Если только это не какой-нибудь квестовый стол или тот самый, на который кто-то из местных знаменитостей кого-то завалил. Да, встречался мне один такой и там информационная справка всплывала. «Прямо здесь, на этом самом столе…» Жаль, картинок не было.
        — Так найди горшок, в чём проблема.
        — Сущий пустячок,  — скривился Винс.  — Он в жилище великана.
        — Большой?
        — Великан?
        — Великаны всегда большие, потому так и называются,  — назидательно воздев палец, сообщил я.  — Горшок.
        — Да откуда я знаю!  — всплеснул руками Винс.
        — Ладно, сперва графин… то есть графиня, потом горшок. Надеюсь, носки тролля в следующий раз красть не придётся. Пошли, а то на дилижанс опоздаем.
        — А в чём проблема с троллем?
        — Да не носят они носки. А если один всё же носит, то наверняка не стирает. Я это в свой инвентарь класть не буду, заранее предупреждаю… Тут даже пакетик не поможет.
        — Э… Какой пакетик?  — удивился Винс.
        Я только загадочно усмехнулся. У каждого охотника должны быть свои секреты. Запрятанные в дальний угол инвентаря в целлофановом пакетике, чтоб не пахли, как тролльи носки.

        Глава 5. Себастиан. Любовь зла…

        Ворота нараспашку, охраны нет — заходи, кто хочешь, бери, что хочешь. При наличии бесшумных сапог, зачарования «Ловкие пальцы» на перчатках и зелья невидимости, спереть медальон графини смог бы даже тот потный варвар, который затесался вместе с нами в дилижанс и занял целое сидение. Не то, чтоб у него задница такая широкая была, а вот плечищи — да, аж в стенки упирались. Правда, его по запаху засечь можно было бы — псиной от меховой жилетки так и разит. Но у меня-то таких проблем нет. К тому же, далеко не все неписи вообще реагируют на запахи, да и игроки — только на как-то связанные с их профессиями, специализациями, классами или имеющимися квестами.
        Но Винс остался непреклонен. Никакого воровства и всё тут. Благо, время он подгадал удачно, нынче в графском поместье проходит ежемесячный ивент. Так что вход свободный. Конечно, основные события и раздача квестов начнутся ближе к вечеру, но некоторые, чтоб не сидеть в дилижансе друг у друга на головах, начали подъезжать ещё с утра. Так что мы не будем белыми воронами.
        Хорошо хоть, ивент регулярный, а не уникальный. Иначе тут вообще не протолкнуться было бы. Но и так оставались опасения, что могут припереться рыцари Красной Горы. Или того хуже — прихромать.
        Хотя топ-игроки на такие ивенты редко ходят, разве что от скуки или им понадобится какая-то довольно редкая фигня, которую тут как раз выдают. А так обычно квесты не слишком интересные, награды не особо ценные, зато мороки много. Вот разве что графиня может привлечь внимание некоторых…
        Тот самый медальон, который нужен Винсу, девчонка должна вручить своему возлюбленному. Довольно странно и необычно, что один предмет нужен для нескольких квестов. Хотя, возможно, у неё там этих медальонов полный сундук и она каждый месяц по штуке очередному хахалю выдаёт. Скорее всего, так оно и есть. Ведь сказано же: «возлюбленному», а не «жениху». Так что придётся мне графиню быстренько возлюбить и топать дальше.
        Не то, чтоб я жаловался. Хотя обычно долгими ухаживаниями за неписями не заморачиваюсь. Один золотой или какая-нибудь безделушка в подарок — и расположение завоёвано. А дальше достаточно разговаривать вежливо, и девчонка на всё согласна. Впрочем, даже вежливость условна. Вполне сойдёт и: «Снимай штаны, знакомиться будем». Большинство в ответ хихикают, краснеют и начинают разоблачаться. Где-то там в логах есть показатели Харизмы, которые влияют на восприятие моих слов, но поскольку статы всё равно распределяются автоматически, в зависимости от стиля игры, то я их и не смотрю.
        Вон у того варвара наверняка в основном Сила качается, ну ещё Выносливости и немного Ловкость. А вот Харизма — явно, как у табуретки. Будет забавно, если он тоже претендует на любовь графини. В сравнении с этим чурбаном, обаяние охотника Себастиана будет ещё более неотразимо.
        Почему я порой говорю о себе в третьем лице? Да потому что «я»  — это всё-таки не только мой персонаж. И его характеристики не отражают меня как личность. И промчаться в драйве по бальному залу, срезая кошельки пальцами в зачарованных перчатках, может именно персонаж. А вот решение это сделать принимаю я. И да, именно так я и планирую поступить. С Винсом мы договорились, что я не буду срывать с графини медальон. Про кошельки гостей разговора не было.
        А вообще, игровая система тут, конечно, потрясающая. Если бы это вправду была просто игра, из которой я мог выйти — я бы ненавидел необходимость выходить из игры и идти на работу. Несмотря на нереалистичность в некоторых областях, на что я уже жаловался, в целом игра заточена на максимальное правдоподобие. Без некоторых условностей просто не обойтись, те же характеристики персонажа необходимы, но они не мозолят глаза и завязаны на поведение персонажа, а не на желания игрока. То есть, ради смеха стать магом с раскачанной Силой, выглядящим как гора мускулов, просто при всём желании не получится. Статы будут вбрасываться в приоритетные для класса характеристики. Чуток поднять Силу маг может, но для этого ему придётся каждый день по часу двигать мебель или ещё какой физической работой заниматься. Но опять же, плечи по ширине дилижанса он не раскачает при всём желании.
        Левел тоже не критичен. Ну, не считая совсем мелкоуровневых нубов. И так запросто чужой левел не посмотришь. Нужна та же штуковина, что для просмотра статов оружия. Ну или навык ясновидения или интуиции. Хотя они могут давать небольшую погрешность. У меня интуиция не настолько сильно развита, максимум на глазок прикинуть могу, опять же как с оружием. Вот у варвара — где-то около сорок пятого левела, плюс-минус пять. Хотя может запросто оказаться и шестидесятый, если нет особых специализаций и плохо прокачаны навыки. Но такое маловероятно.
        У парадных дверей охрана уже была. Винс одарил меня торжествующим взглядом — мол, не пролезть просто так… Ага, какой же грабитель в здравом уме через парадный вход вламывается? Есть же дверь для прислуги, окна… И вообще, ивент в любом случае не отменяется, пришёл я графиню соблазнять или грабить. А стражники — число для проформы. Вдруг гуль какой припрётся, тролль или стригой…
        Попозже-то атака на поместье наверняка будет, как часть ивента. Должны же игроки немножко мечами помахать. А охрана к тому времени напьётся и не будет мешать. И это был бы прекрасный момент, чтоб уволочь графское фамильное серебро, но увы, мне нужно свалить раньше. Ладно, потом ещё пустой горшок у великана отбирать — надеюсь, он таки остался пустым, а не стал ночным горшком. А в его логове должно найтись, чем поживиться.
        Я направился прямиком к шведскому столу. Хоть в инвентаре и валяется ещё десяток пирожков тётушки Рози, но грех не попробовать деликатесов с графской кухни. Интересно, что тут есть. Икра красная, икра чёрная и икра заморская, баклажанная? Навряд ли. А какую-нибудь печень снусмумрика в собственном соку я жрать не буду — кто его знает, что за зверь этот снусмумрик и каким местом он сок выделяет? По печени у нас вон Винс специализируется. Хоть и прикидывается травоядным…
        Кстати, о Винсе и его питании. Я тут, копаясь у себя в инвентаре, обнаружил вдруг пропажу нескольких пустых колбочек. А было их ровно шестьсот шестьдесят шесть — ну так, смеха ради и для запоминания. Проведя ревизию, выяснил, что с того квеста получил не только печень, но и восемь склянок с кровью девственницы. Наверняка штука редкая и вампирский деликатес. Так что, пожалуй, стрясу со своего нового приятеля ещё полтинник. За три-четыре колбочки для начала. Вот и посмотрим, насколько он веган.
        От стола я ушел, разочарованно жуя бутерброд с ветчиной. Всякие салаты, непонятные фрукты, запечённый кабанчик — ребята явно плохо понимают, что такое «шведский стол». Вот что мне, лезть в самый центр, этого кабана разделывать? А экзотические блюда либо непонятно из чего и своим видом не внушают доверия, либо подписанные, что значит — квестовые. А вдруг тут в квестах детективная линия есть, с поиском того, кто подсыпал в деликатесы яд? Конечно, я реснусь в трактире, но обратно на ивент уже не пустят. А Винса в качестве соблазнителя графини я представлял слабо. И что потом, ещё месяц валандаться тут, в ожидании повтора ивента?
        Часы пробили полдень. Тут же наверху лестницы показалась сама графиня, оглядывающая гостей. Ага, отлично, ждать вечера всё-таки не придётся. Видимо, она выходит поприветствовать новоприбывших каждый час.
        — Смотри и учись, как покорять дамские сердца,  — бросил я Винсу и направился выполнять квест по завоеванию прекрасной дамы.
        Дама и впрямь оказалась весьма ничего. Особенно содержимое глубокого декольте, поверх которого покоился искомый медальон. Мордашка тоже норм, но, как говорится, с лица не воду пить. С остального тела, конечно, тоже, но… Хм, интересно, а взбитые сливки тут водятся?
        Конкурентов у меня не наблюдалось. Варвар всё же не претендовал на руку принцессы, то есть графини. Он подволок кресло прямо к шведскому столу, уселся, и за обе щёки уминал кабанчика. А что, молодец парень. Хоть стол и шведский, но шведы же не придут и встать не заставят.
        Я отвесил лёгкий поклон и только собирался завернуть что-то вроде: «Ради лицезрения вашей красоты я проделал долгий путь, взбирался на холмы и спускался в глубокие ущелья и надеюсь повторить маршрут по тому же рельефу при более близком знакомстве», но девчонка опередила.
        — Благодарю, что откликнулись на зов и, узнав о болезни моего батюшки, явились взять задание по добыче ингредиентов для создания лекарства. Такому доблестному охотнику наверняка это будет по плечу.
        Э нет, красотка, мы так не договаривались! Бегать по местным лесам за каким-нибудь трёхногим зайцем, чтоб с помощью его гениталий излечить графа от мужского бессилия, я не собираюсь! Неписи не помирают, особенно участвующие в регулярном ивенте, так что не надо мне тут давить на жалость на тему больного папочки. Да ещё учитывая, что бедная сиротка в случае чего унаследует титул и состояние.
        — Да я, собственно, не по этому делу,  — возразил я.  — А привёл меня сюда исключительно зов любви и слухи, что нет у прекрасной графини возлюбленного… на этот месяц.
        Я многозначительно подмигнул. Девица охнула и чуть покраснела, даже весьма натурально. До чего техника дошла! Прям уже интересно, насколько хорошо прописан её алгоритм постельных игрищ.
        Ради такого дела я даже расщедрился, влез в инвентарь и сварганил букетик из Горицвета Кровавого. Тринадцать штук, хватит с неё, хотя у меня ещё 343 остаётся, не жалко. Жестом фокусника извлёк букет из-за спины — хотя кого тут этим удивишь? Но у графиньки аж глаза разгорелись, рот приоткрылся, дыханье участилось… Это я по колыханию декольте заметил, ага.
        — Благородный охотник, вы уже добыли первый ингредиент для целебного эликсира! Примите мою искреннюю признательность!
        «Вы получили квест „Исцеление графа“. Задача: добыть ингредиенты для зелья исцеления. Награда: 25 золотых, 150 репутации графства Трёх Озёр, искренняя благодарность графини Изабеллы».
        Да мать вашу! Люди добрые, что ж это такое делается-то? Без меня меня женили! Я ничего не нажимал, оно само! А, псу под хвост штрафы, сейчас ругаться буду!
        — Миледи, мой друг с радостью исполнит ваше поручение и добудет необходимое для исцеления вашего батюшки,  — встрял Винс, скрывая ехидную усмешку поклоном. Но я-то успел заметить! Мстит за тётушку Рози, гад такой…
        А вот чёрта с два я пойду квест выполнять! Месяц повисит и прогорит себе. Видал я эту искреннюю благодарность графини Изабеллы! Даже если она натурой выдаётся! Хотя от натуры не отказываюсь.
        Я шагнул вперёд, почти вплотную к девице, отодвинув Винса за спину. Неча лезть вперёд Себа бабе в декольте!
        — Ладно, красотуля, будут ингредиенты,  — соврал я.  — Но надо обсудить детали поподробней. Может, у тебя в спальне поболтаем? Может, я там не только цветочки из инвентаря, но и ещё что откуда достану…
        — Наглец!  — вскрикнула девчонка, залепив мне пощёчину.  — В столь трудный час, когда мой отец при смерти, ты торгуешься? Что ж, я увеличу награду, но без ингредиентов не попадайся мне на глаза!
        Мда, переоценил я её алгоритм. Какое избирательное понимание моих слов… Половину вообще мимо ушей пропустила. Выдал цветочки, случайно попав в нужный ингредиент — на тебе, Себ, квест, и не волнует, что говорил ты совсем другое. Предложил уединиться — торгуюсь за награду, якобы.
        «Награда за квест „Исцеление графа“ изменена. Новая награда: 45 золотых, 120 репутации графства Трёх Озёр, благодарность графини Изабеллы».
        Плюс двадцать золотых? Всего лишь? Ну и жлобка! И благодарность теперь уже, значит, неискреннюю обещают. Чисто формальную: «Спасибо, Себ, до свидания и пошёл вон». А репутацию в графстве может себе засунуть… Я тут оставаться всё равно не собираюсь.
        Я шагнул ещё ближе и ухватил её за волосы, растрепав сложную причёску, а другой рукой обхватил за талию, притягивая к себе вплотную.
        — Нет, милашка, я всё-таки настаиваю на приватном общении в спальне и другой награде,  — почти прорычал я.
        Глаза графини распахнулись и стали размером с два блюдца, грудь, прижатая к моему телу, заколыхалась ещё чаще, рот приоткрылся…
        — Стража, стража!  — вырвалось из этого самого прелестного ротика, на который у меня уже появлялись другие планы.
        Ладно, может, я малость перегнул. Она всё ж графиня, а не подавальщица в трактире. Но вообще-то бабы любят резкость и напор, а уж при моей Харизме и просто обаянии… Я ж ведь почувствовал, что безразлична она не осталась. Нет, это всё кривые алгоритмы виноваты. Она просто была в режиме выдачи квеста, вот и пошло всё наперекос. Ну, теперь придётся стражников побить…
        Я оттолкнул девчонку, развернулся и как раз успел перехватить самого шустрого охранника. Он уже заносил дубинку, чтоб шарахнуть меня по спине. Врубил на секундочку драйв, ухватил его одной рукой за ворот, а второй за пояс, и отправил в полёт через перила. Второй получил ногой в лицо, как раз стоял на несколько ступеней ниже. Остальные на зов хозяйки не торопились. Но тут из-за стола поднялся чёртов варвар…
        Я обернулся на Винса. Что я тут один отдуваюсь? Он Высший вампир! Пускай загипнотизирует всех или ещё чего сделает. План был его, план дурацкий, он провалился. Так что надо сдёргивать медальон и валить. Но Винс оказался слишком занят…
        Пока я тут мутузил пару неписей, графиня рыдала, уткнувшись в плечо этому умнику, а он, не будь дурак, её приобнял, а другой рукой по растрёпанным волосам гладит.
        — Мой друг не хотел ничего плохого,  — бормотал Винс.  — Он же охотник, никаких манер, к светскому общению не приучен. Он добудет лекарство для вашего батюшки, прекрасная леди.
        Ага, бегу и спотыкаюсь. Вон там не я побежал? И волосы назад.
        Варвар попался какой-то заторможенный. Может, переел. Я не стал дожидаться, пока он поднимется, а сам прыгнул вниз. Как в крутых боевиках или даже ещё круче. Вот чем хороша Игра, в реале подобный прыжок с лестницы не очень-то провернёшь. А тут… Подошва моего сапога впечаталась прямиков в варварскую рожу. Мне его харя сразу не понравилась! И жилетка из шкуры вервольфа тоже. Пусть и из моба.
        Варвар покатился вниз, спиной пересчитывая ступеньки, а я, используя его морду как трамплин, взлетел вверх, ухватился за люстру, раскачался и спрыгнул на стол. Чистое позёрство, конечно, но ведь прикольно! Оглянулся. Винс, приобняв графиню, уводил её по коридору.
        Чёртов вампир увёл у меня Изабеллу! Прямиком в сумерки её спальни, не иначе. Уши б откусил тому, кто писал сценарий этого квеста и алгоритм этой бабы!
        Варвар начал медленно подниматься. Я спрыгнул со стола, приблизился и выхватил меч. Пока, тормоз.
        — Должен остаться только один!  — сообщил я его голове, покатившейся по полу.
        Тела пары стражников уже успели исчезнуть. Остальные набегать не спешили. Всё же игровые условности иногда на пользу. Ну и ладно, пусть теперь Винс сам разбирается с квестовым медальоном и его долбанутой владелицей. Никаких манер у меня, простой охотник, ага… Ещё б беспородным обозвал. У, морда вампирская…
        Но во всём есть хорошие и плохие стороны. Пусть мне не дали — это минус. Не арестуют — это плюс.
        А раз стражники меня не ловят, толпа игроков пока не понаехала — самое время обыскать поместье на предмет того, чем бы ценным заполнить инвентарь. А если наткнусь на спальню графа — прирежу старого больного хрена! Чтоб не мучился. Лекарство ему добывать… С разбегу об стену головой!
        Сорок пять золотых в награду, да тьфу на вас. Я серебряными подсвечниками больше утащить могу. Ладно, это я преувеличиваю, такое барахло скупщики берут за гроши. Но что-то достаточно ценное тут наверняка найдётся.
        Награда за квест снова изменилась. Теперь там значилось «Прощение графини Изабеллы» и всего 100 репутации. Да пусть засунет их туда, где сейчас вампирский хрен торчит! Типичная Белла, что тут сказать…
        И Винс тоже хорош. Эх, любовь зла… а вампиры этим пользуются. Отсюда вывод: вампиры — козлы!

        Глава 6. Винсент. Из двух зол

        Снился космопорт в Аризоне. Я был там всего один раз, но не забуду уже никогда белое здание в виде ракеты White Dragon FX 17. Была такая во времена моего деда, сейчас-то уже мощнее и безопаснее выпускают — дальний космос собираются бороздить. Может и на мою долю их приключений достанется, профессия-то у меня ходовая. Во сне я как раз готовился войти в то самое здание, чтобы пройти таможню и готовиться к отлету, просто хотел в последний раз насладиться прекрасным видом.
        Нежные пальцы погладили меня по щеке, привлекая внимание. Я сладко потянулся и, повернувшись, притянул к себе нарушительницу моих грез.
        — Кара…
        — Кара? Какая Кара?  — недовольно проворчала девушка и попыталась освободиться.
        — Небесная, что вернула солнце на небосвод, заставляя меня покинуть твои объятия и спешить в путь.
        И не смотрите на меня так! У вас что, никогда не было девушки, которая таскала бы по премьерам романтических интерактивных визуализаций? Не было? Блин, везет. У меня вот была, и благодаря ей в голове скопилось еще много подобных цитат. Всегда считал их мусором, а тут вдруг пригодились. Поистине, страшное место.
        — Да вы, сударь, поэт,  — графиня расслабилась и снова погладила меня по щеке.
        — Ради вас, Белла, я готов быть кем угодно. Даже укротителем злых охотников, что ненароком смели вас обидеть.
        — О, Винсент, это было бы просто чудесно! Мой батюшка, он…
        Пришлось поцеловать ее, чтобы в очередной раз не слушать длиннющий монолог про бедного графа. А потом одним поцелуем дело не обошлось… В общем, из покоев Изабеллы я вышел только через полчаса, так толком и не одевшись, справедливо решив, что привести себя в порядок смогу, пока ищу Себастиана. Горе-соблазнитель, блин! И чего мне теперь самому кулон добывать?.. Хотя стойте! Можно ли мое пребывание в покоях графини назвать первым шагом к получению желаемого?
        Я быстро достал книгу с логами и пролистал последнюю ночь и предыдущий вечер. Нет, принятого квеста там не было. Вообще ни одного нового квеста. Получается, я развлекался в свое удовольствие? Нет, ну неплохо, конечно же… Да я бы даже сказал, отлично так провел время! Что уж говорить про то, что спал, наконец-то, в удобной постели… Но она же NPC! Бррр!
        — Да вы посмотрите на него!  — Себастиан сидел на подоконнике в коридоре, ведущем в покои Изабеллы, и ел яблоко.  — Сам меня нанял графиню соблазнять, и сам же эту графиню… Деньги все равно согласно тарифу! По счетчику!
        — Подожди, Себа,  — попытался отмахнуться я, снова перечитывая лог, но он только сильнее разозлился.
        — Себа?! Еще раз назовешь меня так, убью, наплевав на квест! И потом еще на кладбище неделю сторожить буду, мешая ресаться!
        — Чего?
        Честно говоря, сократил до «Себа» вместо «Себ», только чтобы не спутать с «Зеб», больно уж похожи. А вы же помните, что Зеб у меня на особом счету, ни один дзен-буддизм и вегетарианство не остановят меня, когда я проломлю ему голову и сожру мозги. Он все равно ими не пользуется, раз установил себе эту игрушку, да еще и стригоя успел создать. Вы же не думали, что я сам эту прелесть в качестве тестового игрового персонажа выбрал? Сейчас-то, конечно, я, судя по всему, красавчик, зеркало бы еще! Но то, что Себа злится на такое сокращение, даже мило. Надо запомнить.
        — Того,  — он запулил в меня яблоком,  — Эдвард Калахен, блин.
        Единственный Эдвард Калахен, которого я знал, был постоянным клиентом на моей работе — страшный, что мой стригой. Ну, может чуточку симпатичнее стригоя, конечно, но все равно урод. Получается, Себ меня сейчас обидеть хотел? Нет, он же не мог знать моего Эдварда. Видимо, у него какой-то свой, и дело, возможно, совсем не во внешности.
        — Признавайся, сколько в Харизму вкачал?
        — Да не качал я ее,  — пожал плечами, спрятал книгу с логами, осмотрел коридор.
        Окна с тяжелыми бордовыми занавесками, без решеток. На стене портреты предков: все как один благородные рыцари в доспехах, шлемы с закрытыми забралами. Видимо, тоже в каком-то роде Эдварды Калахены с носом картошкой и оттопыренной нижней губой.
        — Значит, абилка какая-нибудь вампирская. Признавайся, какие пассивки работают постоянно?  — наступал Себастиан, словно на допросе. Только доброго полицейского у него не было, ибо он по натуре одиночка, насколько я мог судить.
        — Сумерки,  — я снова пожал плечами.
        — Ага! Так и знал! Сумерки!
        — Это чтобы на солнце не обгореть.
        — Давай-давай, заливай дальше. Себу не проведешь! Себа сразу понял!  — Он вдруг остановился и с ужасом уставился на меня: — Ты заразный!
        — Что?
        — Заразный. И светишься!
        Свечусь? Я быстро посмотрел на свои руки — да вроде обычные. Но Себастиан продолжал смотреть на меня, как на ходячую бациллу, поэтому я не выдержал:
        — Здесь зеркало есть?  — И предвосхищая его ответ, быстро добавил: — В поместье! Пять золотых, если отведешь меня к зеркалу.
        — Десять!
        Вот ведь жмот. Он в банке, что ли, работал, ипотеку выдавал, например? Или на бирже ценных бумаг? Может бухгалтер, что зарплату рассчитывал?
        — Хорошо,  — я решил не спорить, мне еще уговаривать его к великану идти.
        — В кабинете графини не было?
        Я покачал головой: зеркала там я и впрямь не заметил, и возвращаться к Изабелле не хотелось. Не с Себастианом уж точно. Ему еще квест надо сделать на получение прощения, но это потом.
        — Ладно, пойдем в других комнатах посмотрим.
        Где-то с час мы убили на осмотр комнат, чаще пыльных и безжизненных, а еще чаще запертых. В очередной раз порадовался, что Себа хоть сколько-нибудь дружит со взломом. Он, кстати, еще и навык прокачал, и за каждую дверь срубил по золотому — исключительно из дружеских чувств ко мне и сочувствия к моему недугу. Ладно, вернемся в город, заскочу на аукцион — выставлю новые зелья на продажу, там как раз после стригойского квеста несколько дешевых по ингредиентам и дорогих по ставкам зелий есть. Где-то около тысячи золотых поднять должен, за вычетом новых колб и прочих расходных материалов. И травы надо пособирать, когда к великану пойдем!
        Я украдкой покосился на Себа, колдующего над очередной дверью. Комната была рядом с графской, в которую мы заходили перед этим, и которую хочется вычеркнуть не только из памяти, но и из логов. Не спрашивайте, что там было. Скажу лишь, что даже такой стойкий парень, как наш охотник, проблевался. В общем, дверь в соседнюю комнату оказалась не только массивной, обитой железом с обратной стороны, но еще и с хитрющим замком, о который Себастиан сломал уже десять отмычек и, кажется, у него осталась последняя.
        Я замер, боясь дышать. Чувствовал, что там нас ждет не только зеркало, но и много чего интересного внутри. Себ, видимо, думал о чем-то таком же, даже ругаться и требовать золото за каждую сломанную отмычку перестал. Поэтому, когда рядом что-то рыкнуло, никто из нас не обратил внимания. Ну, может песик графский, тот вроде бы прежде, чем заболеть, охоту жаловал. Нет, я сам-то собак не видел. Да вообще мало чего заметить успел, кроме прелестей Изабеллы, но не суть.
        — Винс, если ты голодный, иди вниз, там, скорее всего, уже вернули стол-фуршет.
        — Я не голоден.
        — Ну а чего тогда рычишь? А! Твою мать! Последняя сломалась.  — Себастиан сплюнул и двинул сапогом по двери.  — Всё, не откроем уже. Да хватит уже рычать!  — он развернулся и стукнул меня по плечу.
        — Это не я…
        Думаю, здесь была бы уместна замедленная съемка. Потому что всё случилось слишком быстро, но довольно эпично, даже со скидкой на мое человеколюбие. Я не в том смысле! Ну, вы поняли. Итак, представьте, что все шло в замедленной съемке, как во время взрыва в каком-нибудь шоу по визору, когда герои успевают увернуться от опасности. Мы с Себастианом повернулись на рык и увидели вчерашнего варвара, недобро зыркающего на нашего охотника. Не спрашивайте, почему он рычал. Но стоило нам его заметить, как тот бросился на нас. Еле увернулись! Слава Илону Маску и моим вампирским навыкам. Все-таки Высший — это вам не жалкий стригой, которого все, кому не лень, пинают. А вот дверь варвар пнул основательно. Не пнул — протаранил, снеся с петель. Но и ему тоже хорошо досталось.
        — Будем считать, что это была двенадцатая отмычка. Но ты потом мне все равно новый комплект купишь! А лучше — три!
        Себастиан отцепился от меня, отряхнул руки и прямо по телу отключившегося варвара прошел в комнату.
        — Слушай, а тут видимо тоже фигня какая-то случилась…
        Я, стараясь не задеть тело, зашёл внутрь и осмотрелся. Справа широкая кровать с балдахином, слева — трюмо с чернильными принадлежностями. На стене по центру висел портрет не то девушки, не то женщины неопределенного возраста. Мышиного цвета волосы спрятаны под черным чепцом с белым кружевом, на ней строгое черное платье с высоким воротником, отороченным, как и чепец, белым. В руках молитвенник с чётками. Казалось, эту картину нарисовали в протестантской Англии, или в штатах начала колонизации.
        — Матушка графини Изабеллы?  — предположил я, меня, почему-то, заинтересовал этот портрет.  — Если она, то где кулон?
        — Я бы тебе ответил,  — довольно усмехнулся Себ, распихивая что-то по карманам,  — но меня оштрафуют. Кстати, вот тебе зеркало,  — и кивнул на трюмо, которое только что обчистил.
        Ладно, проводить поучительные беседы после того, как сам нанял его взломать дверь, глупо. Поэтому я просто подошел к зеркалу и едва не отшатнулся, увидев свое отражение. Нет, не потому, что в некоторых легендах вампиры не отражаются в зеркале. Я себя очень отчетливо видел, но человек, ошарашенно смотревший на меня с той стороны, мало чем напоминал меня прежнего. Белые волосы, и они, кстати, реально блестели, словно только что из салона, куда Кара как-то затащила меня в принудительном порядке. К счастью, блестели только волосы. Кожа, хоть и была бледной, но все же не болезненно бледной, а просто очень светлой. Видела бы меня сейчас моя бабушка, её бы инфаркт стукнул. Дело в том, что я — мулат, ну в плане тот я, который сейчас в капсуле для виртуального дайвинга. Моя бабушка с маминой стороны негритянка, а дедушка с папиной стороны испанец, так что шансов быть белым и пушистым у меня не было. А тут на тебе! Не то, чтобы я расстроился, я же видел свои руки и волосы украдкой дергал, чтобы цвет рассмотреть, но всё вместе и сразу это было как-то все равно внезапно. Черты лица прямее и тоньше — прощай
нос с горбинкой. Глаза голубые… и злые, что ли? Бррр! Ну, хотя бы пресс оставили, уже хорошо. Знали бы вы, сколько времени и сил я угробил на эти кубики! Потом как-нибудь расскажу, если интересно будет, и если не забуду.
        — Нагляделся?  — ко мне подошел Себастиан и, бесцеремонно отодвинув в сторону, стал снимать зеркало.
        — Ты серьезно? Зеркало?
        — То есть, это я его по всему поместью искал?
        Я хмуро посмотрел на его попытки запихать трофей в инвентарь и предпринял ещё одну попытку образумить:
        — Мне нужно было всего лишь посмотреться в него!
        — Ну, вот и посмотрелся,  — у Себа все-таки получилось, и он довольно хлопнул в ладоши.  — Вот так приспичит ещё раз, а у меня оно под рукой,  — охотник потряс рукавом, куда только что прятал зеркало.  — И главное, цена ничтожно мала! Всего каких-то десять золотых!
        Я промолчал. Вот скажу сейчас, что кому, мол, может понадобиться зеркало, а оно потом по квесту пригодится. Поэтому отошел в сторону и стал застегивать рубашку с камзолом. Мое внимание привлек запертый сундук, нетронутый Себом по понятной причине. Интересно, что там? Не в корыстных целях, нет. Вдруг там подсказка по квесту с кулоном? Взломать я, конечно, не собирался, да и не умел, а вот опробовать «ясновидение» можно. Заодно потренируюсь.
        Я задействовал нужное заклинание и пристально посмотрел на сундук. Свет померк, затем в кромешной тьме появилась яркая точка, которая, приближаясь ко мне, разрасталась, пока не показалась полноценная картинка. Это была девушка с картины, только в ночной рубашке и без чепца. В руках у неё зажата алхимическая колба, из которой поднималась белая дымка. На шее вырисовывалась тусклая линия — то ли так странно падал блик от колбы, то ли гайтан с амулетом. Большая часть NPC суеверна и религиозна, на их шеях всегда болтается что-то этакое. На портрете у неё вообще четки!
        Если это матушка графини, то неплохо сохранилась, даже со скидкой на алхимический сон, который наверняка плещется на дне колбы. Но ведь в инфе по поместью четко значилось, что граф давно вдовец, а значит, его жена как таковая в коде не значится, кроме этого упоминания. Кто же тогда пленница?
        Действие заклинания закончилось резко, от неожиданной смены картинки голова закружилась. Показалось, что дама с портрета мне заговорщицки подмигнула и оскалилась в улыбке. Она мне лыбилась, а я отступал и отступал к дверям, пока не споткнулся о вздумавшего очнуться варвара и распластался поверх его. Хорошо, о шлем ничего важного не повредил.
        — А вот это ты молодец!  — Себ показал мне большой палец вверх и подмигнул.
        И не поспоришь. Я принял протянутую руку и поднялся, собираясь рассказать об увиденном охотнику. Вдруг у него всё же завалялась ещё пара отмычек, о которых он ничего не сказал, желая набить цену? Но раздавшийся за спиной знакомый женский голос заставил меня резко изменить тактику.
        — Что вы забыли в покоях моей матушки?!
        Глаза Изабеллы гневно сияли, изящные руки упирались в бока, а за спиной маячила стража. Нет, Себастиан их, конечно же, снова побьет, но у него и так беда с местной репутацией. Надо было брать дело в свои руки до того, как охотник заговорит. И пока он хмуро прикидывал с кого из стражи начать, я заговорил:
        — О, свет очей моих. Мой друг, внемля моей просьбе одуматься, шёл к вам за благословением на выполнение нового задания, а я его сопровождал. Как вдруг мы увидели, что этот неотесанный мужлан,  — кивок в сторону бесчувственного варвара,  — ломится в сию комнату. Конечно же, мы поспешили его остановить, но дверь, увы, пострадала.
        Я развел руками и печально покачал головой, мол, мы пытались, так что не обессудьте. А потом, заметив задумчивость на лице прекрасной Беллы, достал из инвентаря горный лотос — очень редкий и очень дорогой ингредиент. У меня еще девять таких осталось, и я понятия не имею, когда в следующий раз окажусь в горах, но, как обмолвился не так давно Себа, из двух зол надо выбирать женщину.
        — О, Винсент, вы такой милый!  — Изабелла забрала цветок и, подойдя, прижалась ко мне, обнимая за талию.
        Я обнял её в ответ, пытаясь глазами и жестами объяснить Себастиану, что сейчас не лучшее время выяснять отношения, драться со стражей и заниматься прочими импровизациями. В итоге он кивнул, но кивнул на кошелек и показал два раза по десять. Вот ведь барыга! Я так с ним скоро разорюсь! Надо будет после великана обмозговать этот момент и приструнить жадного до денег охотника. И не забыть насобирать травы по дороге!
        Но до ворот, ведущих в лес, нас проводили с охраной. И это несмотря на тот страстный поцелуй, что Белла подарила мне на прощание. Коварная особа, не то, что моя Кара… Я остановился. Внезапная интрижка с NPC разбередила старую рану, заставив вспомнить ту, которую я забывал в течение двух лет, потратив кучу сил, средств и нервов. Кара… Почему я вспомнил её сейчас? Почему из-за Изабеллы? Могла ли она меня заколдовать? Бывают же NPC, что насылают проклятия, почему бы и этой не наслать?
        — Себа, а…
        В лоб, аккуратно посередине, прилетела еловая шишка. Потом ещё одна. Я примиряюще выставил руки перед собой:
        — Прости! Себастиан! Я не специально!
        И еще одна шишка, но уже по руке.
        — Себ!  — получилось очень даже грозно, сам почти испугался.
        Охотник прищурил один глаз и внимательно посмотрел на меня, предварительно высыпав добычу обратно на землю.
        — Чего?  — нагло поинтересовался он, делая вид, что мой рык его нисколько не напугал и вообще.
        — Как отличить NPC от игрока? Ну, кроме непосредственного убийства. И может ли игрок маскироваться под NPC?
        Себастиан задумался, потом пожал плечами.
        — Да никак,  — ответил он то, что я и без него знал, но надеялся на другое.  — И вообще, трахаешь, значит, нашу графину, а сам вздыхаешь по какой-то Каре! Что за Кара-то?
        Я что — вслух страдал только что? И в логи так сразу не полезешь, Себ точно поймет, что прав. Пришлось закатить глаза и воздеть руки к небу:
        — Небесная! Что дала мне тебя в напарники!
        — Оу. Ну, прости, любопытство не порок, знаешь ли,  — Себ пожал плечами, развернулся и пошел вперёд по тропинке.
        Поверил или нет — узнаем потом. А вот во мне явно пропадал всё это время актерский талант. Даже если графиня меня заколдовала. Я улыбнулся собственным мыслям и пошел следом за охотником, активировав заклинание на обнаружение полезных растений. У меня было предчувствие, что этот лес принесет мне много-много полезных ингредиентов и, как следствие, денег.

        Глава 7. Винсент. Магия крови

        Себ сидел на покосившейся ограде одной из могил заброшенного кладбища и, подперев руками подбородок, наблюдал за тем, как я собираю могильник. Хорошая трава: редкая, используется в дорогих зельях и пахнет приятно, несмотря на название. Выглядела, конечно, неприятно, но так то у дизайнера руки явно из жопы и фантазия оттуда же. Но, видимо, я один такой непритязательный, учитывая, что на аукционе мало зелий с могильником в составе, да Себастиан каждый раз кривился, когда я срывал новый венчик.
        — Вот я догадывался, что ты с кладбищ доход имеешь, но чтобы так…
        — А надо было вымогательством, как некоторые, заняться?
        — Еще и в лесу. Даже кору с какой-то березки слупил,  — не обращая внимания на мою последнюю реплику, продолжал Себ.  — И ведь я должен был догадаться сразу! Сколько же ты зарабатываешь, Винс?
        Я криво усмехнулся, обнажив один клык, памятуя, что такая ухмылка вызывает не самые приятные чувства у охотника. И что теперь? А меня вот разговоры о моих заработках нервируют, и я ему уже об этом говорил. Да буквально десять минут назад, когда мы остановились вон под тем дубом, где я кору собирал для настойки крепости — броню увеличивает, обычно рыцари пьют. Не, березка тоже была, ее кора для одной из вариаций сыворотки правды используют. Не знаю в чем там фишка, но покупают уж больно хорошо, потому я содрал всё, куда руки дотянулись, с нынешним ростом это очень много получилось. Да-да, Высшие вампиры выше стригоев по всем параметрам, что не перестает меня радовать. Всё-таки, не зря спёр самый первый кирпич и отправил тех рейдеров на кладбище! Совесть? Совесть меня давно по этому поводу не мучала…
        — Винс! Ты там уснул? Или намеренно игнорируешь?
        — И то, и другое.
        Я сорвал последний на сегодня могильник и полез за водой, чтобы помыть руки.
        — Эта белая рожа делает тебя наглее и наглее день ото дня,  — Себ удрученно покачал головой и поднялся со своего места.  — А ты могилы никогда не грабил?
        — Чего?
        — Ну, проверял, есть там чего внутри?
        — Зачем?  — опешил я.  — Куда быстрее и надежнее прокачать алхимию и поднять деньги на аукционах. Все эти рейдеры столько усилий прилагают, чтобы победить босса, который на следующей неделе опять реснется.
        Себастиан пожал плечами и принялся осматриваться. Неужели ищет подходящую могилу?
        — А ты когда-нибудь?.. О чем я спрашиваю, ты ж стригоем был, какие тут боссы. О! Давай вон ту вскроем! Давай? А?
        — Десять золотых,  — хмыкнул я, убирая воду обратно в инвентарь.
        Это выражение лица — оно бесценно. Даже пожалел, что здесь нельзя делать фото или скриншоты. Надеюсь, хотя бы в логах запечатлелся. В моей памяти так уж точно на веки вечные — такое просто нельзя забывать!
        — Ну, ты ваще!  — Себ укоризненно покачал головой и горестно вздохнул, отчего захотелось ему зааплодировать.  — Вот пойду сейчас и сам открою!
        «А прятаться в случае чего прибегу за тебя»,  — мысленно продолжил я, но вслух ничего не сказал, с интересом наблюдая за его манипуляциями.
        Выбранная могила была не совсем таковой. Ограды вокруг неё не было, вместо гроба имелся каменный саркофаг с чуть-чуть сдвинутой крышкой. Судя по тому, как закряхтел охотник, пытаясь её сдвинуть, тяжелая.
        — Да помоги уже!
        — Десять золотых,  — усмехнулся я, входя во вкус.
        — Вот ведь меркантильная зараза!
        Я молча подошел и положил руки на плиту. Действительно, тяжелая! Но совместными усилиями нам удалось её отодвинуть, хотя у меня возникли подозрения, что я усилий приложил больше. Вон даже навык какой-то качнул — не обратил внимания, потом в логах посмотрю.
        Под крышкой псевдо-саркофага скрывалась каменная лестница, ведущая в просторный подземный склеп. Себ присвистнул и отошел в сторону, сделав приглашающий жест. Ага, иди Винс первым, тебя не жалко. Ну да ладно, я в поместье зачекался, да и будет повод магию новую опробовать. Но внизу никого не было. Живых так точно. Недобитых тоже.
        Я прекрасно вижу в темноте, особенно сейчас, когда стал Высшим, однако некоторые привычки отмирать не желали. Удивленно уставился на зажженный факел в своих руках, дающий свет не хуже мощного фонаря, пожал плечами, принялся осматриваться. Стены из белого мрамора, пол, кажется тоже, ни тебе пыли, ни паутины, только в углу какие-то подозрительные окаменелости. Ладно, их пусть Себ проверит, он у нас любитель всякую дрянь в инвентарь тащить. Я прошел к дальней стене и увидел надпись, выцарапанную то ли ножом, то ли очень крепким когтем.
        «Здесь был Сэт!»
        И ниже приписочка: «Не место для героев».
        — Умник, блин,  — Себастиан сплюнул на пол аккурат рядом с моим сапогом.  — «Не место для героев», бла-бла-бла. Ясен пень, что местный кладбон не для героев! Герои на точке респа встают,  — и снова сплюнул в то же самое место.
        Я не удержался и отвесил ему затрещину, быстро отскочил в сторону и удивленно уставился на свою руку.
        — Прости, друг,  — сделал самое виноватое лицо, придвинув к себе факел, чтобы лучше было видно мое искреннее раскаяние,  — сам не знаю, как так вышло. Хочешь, компенсирую? Пять золотых.
        Охотник подозрительно прищурился, но вскоре примирительно выдал:
        — Ладно, поверю. Но за десять!
        Я молча передал ему монеты. Все-таки по лесу мы отлично прогулялись, на аукционе должен неплохие деньги поднять, даже с учетом комиссии за ставку и анонимность. Потому вслед за деньгами всучил Себу факел и пошел дальше вдоль стены, пока не наткнулся на неприметную нишу, над которой светилась табличка с именем покойника. И вот табличку как раз покрывал толстый слой пыли. Не, разработчики явно идиоты.
        — Вот дерьмо!  — отвлек меня возглас охотника.
        — Так те окаменелости в углу?..  — стараясь не рассмеяться, поинтересовался я.
        — Квест!
        — Чего?
        — Иди, послушай,  — Себ кивнул на белое марево, поднявшееся от окаменелостей.
        Хм, то есть он не всё в инвентарь тащит? Или призрак всплыл раньше? Как бы там ни было, я подошел и уставился на размытую фигуру мужика с наростом рядом с правым ухом, сильно напоминающим старые версии имплантов быстрого коннекта. Впрочем, у этого могла быть просто шишка, а я просто скучаю по дому. Даже по Зебу, которому от меня прилетит так, что не поймает.
        — О, добрые путники!  — взвыл призрак и протянул ко мне руки.
        Ага, добрые, такие добрые, что полезли мародерствовать в могилу.
        — Моя девочка!  — продолжил мужик, не обращая внимания на мою кривую ухмылку.  — Она мечтала стать шаманкой и в мыслях парить над миром, обозревая всё сразу.
        — Оператором макросетей, что ли?  — вопрос вылетел сам собой: сказывались годы работы в парке, где приходилось уточнять у клиентов пункты анкеты, которые они заполняли как попало.
        — Тц!  — Себ стукнул меня по плечу, и я послушно замолчал.
        — Шаманкой!  — обиженно просипел призрак, но свою заунывную речь продолжил: — Она вступила в гильдию, но гриб, что ей подсадили, оказался некачественным, и вскоре моя малышка лишилась рассудка! Бедная моя девочка,  — он всхлипнул и, достав носовой платок, принялся в него звучно сморкаться.
        Я отступил на шаг, стараясь хотя бы внешне оставаться спокойным. История была подозрительно похожа на ту, что однажды произошла с моей знакомой…
        — Откуда в эктоплазме столько соплей?
        Себ скривился в отвращении, и его недовольная рожа немного привела меня в чувства. Ровно до тех пор, пока призрак не продолжил:
        — Моя бедная девочка! Она так страдала, пока не умерла! Но и после смерти ей не давали обрести покой — шаманы хотели сделать её тело оракулом, чтобы и мертвой она служила клану. И тогда её храбрый жених похитил тело и спрятал в этом склепе, но забыл положить медальон, что она так любила и что был подарен им на её девятнадцатый день рождения… Без этого медальона душа моей девочки не успокоится!
        — Дорогой?  — деловито поинтересовался охотник.
        — Из звезды, что упала с небес,  — охотно закивал призрак, набивая себе цену.
        Жаль, я не мог набить ему рожу, как не мог разобраться с тем, кто превратил мою личную трагедию в заштатный квест. Я перевёл взгляд туда, где пылилась табличка с именем. Мне хотелось прочесть то, что там написано. И боялся это сделать.
        «Совпадение!.. Просто совпадение! Это игра, здесь никто не знает меня настоящего!»
        А ещё игроки не могут сами делать квесты. И выход из неё доступен сразу при обращении в главное меню…
        — Вашу мать!
        — Тихо, клыкастый,  — шикнул на меня Себ,  — нам ещё не сказали, кого бить и сколько за это дадут.
        — Рейд Красной Горы,  — охотно подсказал призрак.  — Они отняли у меня медальон, что я нёс, дабы надеть на шею моей деточке… Двести пятьдесят золотых и квестовый предмет за убийство не меньше десяти человек из клана Красной Горы! Ну и моё вечное почтение.
        — В жопу его себе засунь вместе с квестовым предметом!  — зарычал я и пошел к лестнице.
        — О! Слова не мальчика, но мужа,  — усмехнулся Себ и пошёл следом, явно не желая драться с красногорцами.
        Мне не в чем было его обвинять — PVP-квесты удовольствие сомнительное, лично я никогда их не делал и не собирался. Особенно рейд Красной Горы завалить! Да этот призрак с головой не дружит! Еще и история его сильно сомнительная! И проверять гроб мне не хотелось, вдруг там и впрямь…
        — Там внизу кто-то есть!  — раздалось над нами.
        — Ага,  — засмеялись ему в ответ,  — привидения.
        Судя по гомону, их там порядка десяти человек. Совпадение? Я перевел задумчивый взгляд в сторону квестового мужика, но стоило столкнуться с его взглядом, как он принялся истошно вопить:
        — Это они! Это они! О, Кара, девочка моя! Это они отобрали её медальон! Бедная Кара, она так страдала.
        Не желая слушать его причитаний, я пулей вылетел наружу. Меня ослепил яркий свет, совсем как в тот раз, когда я пытался выкрасть тело Кары из дата-центра X-холдинга. И если тогда я стоял как дурак, пока кто-то из копов порасторопнее не вырубил меня шокером, то сегодня вампирские инстинкты сами увели тело из-под удара.
        — Босс!  — заорали рядом.  — Я же говорил, что будет босс! А вы не верили, что драться придётся.
        — Ты его агри, а не нас! Вот правильно говорят, что вы, танки, совсем безмозглые.
        — Да вы оба долбанулись! Это иг…
        Слава Илону Маску, я вовремя увидел мага среди прочих консервных банок, гордо мнящими себя рыцарями. По нему-то и кастанул «Расплату», после чего резко ушёл в сторону, машинально отметив, что заклинание вызывает кровотечение из ушей, глаз и носа. Поменьше болтать будет. Дальше быстро переместился за спину танку. Ножом по шее и из его же крови создать вихрь. Хорошее заклинание! Смертоносное, но красивое: алое торнадо с торчащими из него руками-ногами в латных ботинках и перчатках… Я сглотнул слюну, покосившись на обмякшее тело танка в своих руках. «Мда, опять придется пить мертвую кровь!» И тут же его отбросил, в ужасе сообразив, что я сделал и что сделать собирался. Но раскаяться в содеянном мне не дали — пара арбалетных болтов столкнулись с кровавым щитом, который я опять же инстинктивно вызвал, только уже из собственной крови. Когда только пораниться успел?
        Себастиан присоединиться к вечеринке не спешил. Хотя для вечеринки слишком солнечно, но все равно мог бы помочь! Меня ж тут убьют! Я увернулся от какого-то зеленого шара, видимо маг был не один. Ладно, сейчас и этого ликвидирую. Они, конечно, люди, людей убивать плохо, но эти сволочи сами нарвались!
        «Добряш»,  — прозвучал в голове голос Кары, и на миг мне показалось, что я увидел её улыбку.
        — Медальон!  — заорал я, хватая ближайшего ко мне арбалетчика.  — Где медальон?!
        Красногорец попытался отбиться, за что и получил «Расплату». Оставшиеся пять человек начали соображать, что так просто меня не победить, и начали отступать. Второй маг и вовсе выдал себя попыткой наколдовать телепорт. Его-то я и прикончил первым, забыв спросить про медальон. Дальше в ход пошли кровавые гончие, гоняющие для меня «овец», пока я рылся в книге заклинаний в поисках чего-нибудь этакого, что покалечит, но не убьет. В конце концов, еще четыре трупа и можно будет сдавать квест, не зря же я отсылаю этих бедолаг к точке респа.
        «Да, Винс,  — напомнил сам себе,  — это игра, тут люди не умирают. Тут даже NPC не умирают. А трупы бывают только в квестах, и то редко».
        Уговоры помогли, и я немного успокоился. Захлопнул книгу и кастанул «жатву», прихлопнув всех разом. Сейчас вылезет Себ, примется их осматривать, вот и отыщет нужный предмет. Но стоило алому лезвию рассечь убегающих от моих собачек красногорцев, ноги у меня подкосились, и я сам рухнул на землю. Руки уцепили в траве что-то округлое и прохладное, с цепочкой.
        — На ловца и зверь бежит!  — Себастиан задорно хлопнул в ладоши и решился-таки выйти из склепа наружу.  — Нехилые ты разборки тут устроил, я тебя прям бояться начал. Чуть-чуть. Но! Двести пятьдесят квестовых золотых, и моё бесстрашие придет в норму, я даже перестану писать в твою постель.
        «Вот ведь сволочь!»  — подумал я. В желудке согласно заурчало. Сквозь прикрытые веки я увидел, что дополнительная красная полоска, находящаяся ниже маны, предательски пуста. Получается, Высшие, использующие магию крови, эту самую кровь еще и восполнять должны. Приплыли. Ладно, сейчас подойдет жадный охотник — им и перекусим.
        «Стоп!  — одернул себя я.  — Нельзя. Это союзник. Жадный, язвительный, себе на уме, но единственный твой союзник!»
        — Не подходи!  — успел я прорычать Себу.
        Тот остановился в метре от меня и замер.
        — Противопехотные мины или магические ловушки?
        — Жрать хочу…  — нехотя признался я, крепче сжав медальон.
        В меня прилетела колба, ударив прямо по лицу. Схватил её, чтобы запустить обратно, но умопомрачительный запах, что от неё исходил!.. Выпил залпом, едва сдержавшись, чтобы не пройтись по стеклянным стенкам пальцем — все-таки хорошее воспитание родители не зря мне привили. Но святой Илон Маск! Ничего вкуснее в жизни не пробовал!
        — Ещё есть?
        — Есть,  — охотник самодовольно усмехнулся.  — По пятьдесят золотых за штуку.
        — Давай пять,  — решил я пожертвовать квестовыми деньгами. Тем более в кои-то веки мне предлагалось что-то действительно стоящее.
        — Ты считать умеешь? Одну ты уже выдул! Так что четыре.
        Не желая спорить, махнул рукой. В меня полетели новые колбы, но эти я успел поймать. И пока я пил, смакуя восхитительный вкус, Себ осматривал трупы и зачем-то перерезал им глотки. Ладно, пусть развлекается, как умеет. Все равно они не умерли, и, поди, уже реснулись на кладбище. Надеюсь, зачекались не в поместье, а где-нибудь очень далеко отсюда.
        Допив последнюю, я поднялся и посмотрел на медальон. Шлифованный камень напоминал обычную речную гальку, но никак не метеорит. Ладно, зато согласно надписи, это та самая квестовая вещь, что обогатит Себастиана на двести пятьдесят золотых, и даст душе местной Кары успокоиться.
        — Пошли сдадим,  — крикнул я охотнику.
        Тот согласно кивнул, и мы спустились в склеп. И пока Себ сгребал с пола золотые монеты, я прошел к табличке и стер с неё пыль. Так и есть — «Карен Ивори Моррисон», даже даты совпадают. Может, графиня меня чем-нибудь отравила, и я корчусь в муках где-нибудь в подземельях поместья, а всё это мне только мерещится? К черту. Я привык досматривать свои кошмары до конца, меня так психотерапевт научил, а его услуги стоили побольше вымогательств Себастиана.
        Я использовал мини-версию Жатвы и срезал табличку. За ней оказался гроб, обитый белым, без крышки. Вытащил его и осторожно поставил на пол, боясь поверить собственным глазам. Кара выглядела так же, как в дата-центре, только ее черные кудряшки остались при ней, и никаких проводов, присоединенных к вскрытой черепной коробке… Не понимая, что я творю, разрезал запястье и, приоткрыв её губы, стал лить свою кровь в рот.
        — Не знаю, можно ли обращать таким образом в игре, но точно не мертвую,  — посетовал из-за спины Себ.  — Хотя рыжка хороша, почти как графиня, но немножко попроще. Но будь она жива…
        — Заткнись!
        Я и сам видел, что мои манипуляции не работают. В книге заклинаний тоже ничего подходящего не было. Так что же, моя Кара так и останется мертвой?
        «Она и была мертвой,  — раздался в голове голос разума.  — Ты убил ее, помнишь? Отключил систему жизнеобеспечения, вскрыл ячейку и вытащил тело. Зеб потом её кремировал. Тело Кары не только сожгли, но ещё и развеяли по ветру, пока ты проходил принудительное лечение».
        — Заткнись!  — повторил я.
        Она была похожа на спящую, только кровь стекала из уголка губ. Я стёр кровь рукавом и поцеловал Кару.
        — Фу, некрофил,  — не одобрил Себ.
        — Поцелуй истиной любви,  — улыбнулась рыжая незнакомка, сладко потянувшись в моих объятиях.  — И кровь Высшего вампира, отданная добровольно. Ты такой душка,  — она погладила меня по щеке и сильно толкнула в грудь.
        От удара я отлетел, приложившись затылком об пол. Подняться не смог — сила чужого заклинания держала крепко. Себастиана это всё то ли забавляло, и он не спешил помочь, то ли тоже был заколдован. А вот незнакомка поднялась из гроба и подошла ко мне, присев рядом на корточки, снова погладила по щеке, потом аккуратным ноготком постучала мне по лбу.
        — У тебя там так интересно, хоть книжки пиши! О том, как космические корабли бороздят просторы Большого Театра. Даже жаль, что спешу. Но,  — она кровожадно усмехнулась,  — разберусь с Йориком, непременно вернусь с тобой поиграть.
        Похлопала по груди, поднялась, а дальше лишь едва слышное постукивание каблучков по каменной лестнице. Мои попытки подняться и броситься следом увенчались успехом лишь спустя десять минут, но наверху уже никого не было, а кровавые гончие отказались брать след.
        — Ведьма!  — выругался я сквозь сжатые зубы и спустился обратно в склеп — надо было расколдовать Себа.
        Последнее оказалось совсем зря. Только охотник обрел способность двигаться, как тут же посыпались подколы разной степени тяжести.
        — Аха-ха-хах! Нашего вампира поимели, не поимев!
        — Заткнись!
        — Ха-ха. Сумерки-то не на всех действуют, да? Хотя она тебя душкой назвала. Ты чертовски популярен у дам. Может, гарем откроешь? С удовольствием побуду суте… сторожем. Ахах-ха-ха-ха.
        — Я тебя евнухом сделаю, если не заткнёшься,  — пригрозил я, недобро оскалившись. Вроде подействовало, но все равно добавил: — И загипнотизирую — родную маму забудешь!
        — Ладно-ладно. Себ умный, Себ всё понял и молчит,  — он прыснул в кулак, но всё же взял себя в руки и кивнул за спину: — Там в углу кирпич, совсем как те, что ты собираешь. За медальон дали.
        Я не поверил, но всё равно прошёл, чтобы проверить. Охотник не соврал: то каменное говно действительно превратилось в квестовый предмет, ничем не отличавшийся от уже лежавших у меня в инвентаре. Но предыдущий его вид я все еще помнил.
        — Хочешь, пакетик полиэтиленовый дам? Совершенно бесплатно,  — излишне дружелюбно предложил Себ, что я едва не отказался.
        Скривившись в отвращении, запихал кое-как кирпич в пакет, немного подумав, добавил пару запирающих заклинаний и всё-таки положил кирпич в инвентарь в самый дальний угол, чтобы с остальными вещами ни при каких обстоятельствах не соприкоснулся. Охотник ободряюще похлопал меня по спине, а потом вдруг добавил:
        — О! Тут еще одна надпись.
        «Это какая-то неправильная Мара,  — было нацарапано всё тем же почерком.  — Но сиськи зачётные! Я проверял. Сэт».
        Мара. Мара и упомянутый ею Йорик. Они явно знают больше нас с Себом, а значит, надо ее найти и допросить!
        Но вспомнив, как легко она меня отделала, едва придя в сознание, я понял, что мне еще качаться и качаться, чтобы хотя бы достичь такого же уровня.
        — Качем и займусь,  — пообещал я себе.
        — Чего?  — не понял Себ.
        Он уже стоял наверху и ждал, когда я поднимусь.
        — Следы, говорю, надо запутать. Чтобы рейд, когда сюда вернётся, не пошел за нами следом! Магия крови вещь, конечно, мощная, но нельзя её пускать в дело, как следует в ней не разобравшись.
        Я поднялся и осмотрел кладбище — трупы успели испариться, но кровавые лужи кое-где еще оставались.
        — Да, идея хорошая. Найдём ручей и пройдём по воде, чтобы сбить их с толку?
        Я покачал головой.
        — Маги. Маги у них сильные, хоть и умом недалеко от рыцарей ушли. Хотя это, скорее всего, новички. Но есть у меня одна идея!
        Я быстро сообразил пару фантомов: себя и Себастиана, потом с помощью магии крови перекинул на них копии наших аур, а на нас накинул марево.
        — Идите прочь, пока не найдёте болото и в нем не увязнете!  — приказал я фантомам, те послушно кивнули и пошли в сторону леса.
        — Тут есть болото?  — удивился Себ, я пожал плечами.  — Так они ж тогда тыщу лет плутать будут, прежде чем… Аааа! Молодец,  — похвалил он меня без тени издевки.  — Пойдем и мы?
        — Погоди,  — я достал из инвентаря пару мутных склянок, протянул одну охотнику.  — Да пей, а не к себе прячь. Это зелье левитации. Нам нельзя пока следы на земле оставлять!
        Ох уж эти мучения по поводу невозможности прикарманить или выторговать денег за очередное действие! Но видимо вид там, в склепе, у меня совсем был жуткий, так что Себ почти не кривляясь выпил и тут же подвис в воздухе. Попримерился к шагу и, довольный новоприобретенной возможностью, зашагал в направлении пещеры великана. Я тоже выпил свою склянку и пошёл следом.
        Я выберусь отсюда, непременно выберусь. Выберусь и убью тебя, Зеб. Не за то, что ты, возможно, убил меня, заперев в неисправной капсуле для виртуального дайвинга. Не за то, что ты создал персонажа-стригоя, заставив меня играть за него. А за то, что посоветовал Каре пойти работать оператором макросетей, зная о том, как высок риск на этой работе превратиться в овощ. Да, именно за это я тебя и убью. Но сначала великана, ибо квест!

        Интерлюдия 1. Несущая смерть

        Как только дверь открылась, Лейм вскочила с лавки, но вошедший только махнул рукой, призывая не суетиться. Как всегда, заботится о ней. И на допрос не пустил. Будто она всё ещё маленькая одноногая девочка, которая сама ничего не может.
        — Да, похоже, это они,  — сообщил он.  — Молодёжь сильно путалась в показаниях и в целом доклад никчёмный. Но ники усмотреть сумели. Винсент и Себастиан. Второй — охотник. С вампиром сложнее. Стригоя, про которого Айс рассказывал, никто не видел. Но примочки юзал явно вампирского толка, да и ник совпадает…
        — Может, морок навёл?  — предположила Лейм.
        Собеседник пожал широкими плечами и погладил седеющую бородку.
        — Чёрт его знает, конечно. Какой с молодняка спрос, пересрались они там все. Этого твоего охотника только один выживший засёк, когда тот карманы трупов обчищал. Ну и глотки резал, на всякий случай. Так что выживший таковым тоже недолго оставался. А тебя он не убил…
        — Ты меня в чём-то подозреваешь, Сир?
        Тот отмахнулся.
        — В чём, например? В продаже меча за паршивый косарь? Иначе смысла возвращаться сюда у тебя вовсе не было. Ушла бы с сообщником. Но предпочесть какого-то охотника клану? Смешно.
        Конечно, смешно. Но клан — пёс с ним. А вот сам Сир… Его она бы никогда не предала!
        — Двое, укравшие у нас квестовые предметы, объединились,  — предпочла сменить тему Лейм.
        — Или изначально работали вместе,  — поправил Сир.  — И вряд ли только вдвоём. Такой квест вдвоём не осилить.
        — Значит, нужно взять их живьём и допросить,  — кровожадно оскалилась Лейм.
        — Это в любом случае нужно. Они могут что-то знать про другие итемы. Но одну тебя я не отпущу.
        — Только не говори…
        Дверь распахнулась от пинка ногой. Ввалившийся в комнату тип едва протиснул в дверной проём свои широченные плечи, обтянутые кожаной курткой с кучей пряжек. Непричёсанная грива чёрных волос, такая же неухоженная чёрная борода, ещё потухшего окурка сигары в зубах не хватает для полноты картины… В кино подобные типажи всегда вызывают симпатию зрителя. В реале и даже в Игре всё оказалось сложнее…
        — Кого тут надо за яйки вздёрнуть?  — рыкнул он.
        — Операцию возглавите вместе. На равных,  — объявил Сир, проигнорировав вопрос.
        — Я с Хромоножкой?!  — рыкнул громила.
        — Я и Билл-дебил?  — возмутилась Лейм.
        Она в очередной раз пожалела, что взяла такой ник. Как будто тут мало знающих английский… Но в момент регистрации ничего лучше в голову не пришло.
        Билл рыкнул и шагнул ей навстречу, занося пудовый кулачище. Сир оказался быстрее, его клинок замер у горла Билла.
        — Тебя ведь предупреждали. Ещё одно нападение на соклановца — вылетишь.
        — Хрен вам,  — оскалился Билл, покручивая между пальцами жезл, больше похожий на булаву.  — Йорик не позволит. Зря он меня прокачивал, что ли?
        — В отряде ни о чём таком не упоминать!  — предупредил Сир, не убирая меча.  — Йорик далеко, а тут главный я. Понял?
        — Сделаю вид, что да,  — кивнул Билл.
        Сир отошёл, понимая, что большего от него не добиться. Лейм поймала его взгляд. Сочувственный? Извиняющийся?
        Она откинулась назад, прислонившись спиной к стене. Что поделать. Билл ведь даже не виноват, что он… такой. Нет Харизмы, вот и всё. И чего Йорик так этот стат невзлюбил? Может, в душе Билл вообще розовая няшка, но… Игра есть Игра. Сначала игрок качает статы, потом статы влияют на игрока. А воин-маг — закрытый для обычных игроков при регистрации класс, Билл у них в клане такой один. Да и про других она не слышала.
        — Так чё делать надо?  — пробурчал Билл.
        — Пара умников мешают нашему легендарному квесту, крадут итемы…
        — В жопу,  — перебил здоровяк и развернулся к выходу.
        Ну да, он-то выходить из Игры не желает. Не в таком виде. Да никто и не предложит. Хотя куда Билл денется, пойдёт как миленький. Это всё обычное позёрство.
        Сир тоже не стал его останавливать. Дождался, пока дверь закроется и заговорил:
        — Пойдёте утром. Сдерживай порывы Билла. Приведи этих типов живыми. А если Билл забудет зачекиниться на респе и не вернётся…
        — Он же неконтролируемый и плюёт на всё,  — пожала плечами Лейм.  — Не захочет чекиниться, я заставить не смогу.
        Сир кивнул, понимающе улыбнувшись. Вот и договорились до измены главе клана…
        Он уселся в кресло, облокотившись на стол, и снова огладил бороду. Раньше у него такой привычки не было. Впрочем, как и бороды.
        Лейм взглянула ему в глаза. Чужие глаза на чужом лице игрового аватара, но за ними ведь всё тот же человек.
        — Как ты вообще?  — спросил Сир, отбрасывая образ управляющего клановым замком.
        — Да нормально,  — пожала плечами Лейм.  — Незачем меня опекать.
        Она встала и направилась к столу, пытаясь не хромать. Получалось не очень. А ведь нога вполне рабочая, попросту чувствительность отсутствует. Сложно управлять конечностью, которую не ощущаешь.
        Сир поднялся и шагнул навстречу. Лейм прижалась к нему и уткнулась лицом в плечо.
        — Маленькая моя хромоножка,  — пробормотал он, поглаживая её по волосам.
        — Отстань, старший братец,  — отстранившись, стукнула она его кулаком в грудь.  — Я давно не маленькая. А здесь я вообще рыцарь! И не надо было тебе со мной загружаться!
        Сир хмыкнул.
        — Ну да, конечно. Ещё скажи, чтоб я ушёл, а тебя оставил. К чертям этот артефакт или что там такое на самом деле… Вообще, не надо было нам с этим кланом связываться.
        Лейм не стала отвечать. Этот спор они вели уже не один раз, новых аргументов всё равно не появилось. Только Йорик может починить её ногу как следует. Но учитывая, как он обычно «улучшает» игроков, того же Билла… Нужен рычаг давления. Или нехилые заслуги. Например, принести артефакт, добытый по легендарному квесту. Или спрятать его и обещать отдать потом. Но сперва надо его добыть. А тут — какой-то придурковатый охотник, да ещё стригой!
        — У меня для тебя подарок, сестрёнка,  — заявил Сир.  — Раз уж свой меч ты потеряла…
        Она раздражённо фыркнула. Мог бы и не напоминать!
        Сир прошёл к шкафу и вытащил оттуда меч. Самый простецкий с виду, стандартный рыцарский, с крестовой гардой без всяких украшений, в потёртых ножнах. Положив клинок на стол, он достал из ящика окуляр и протянул его Лейм.
        — Три медяка?!  — возмутилась она, взглянув на предложенное оружие.
        Статы вполне приличные, но ничего выдающегося. Обычно такие мечи десяток золотых стоят.
        — Зато точно никто не позарится и не украдёт,  — усмехнулся Сир.  — Но это не главное…
        Лейм напряглась. Что там ещё за особые возможности у этой железяки? И кто её Сиру подсунул?
        — От Йорика?  — уточнила она.
        — Из другого источника,  — неопределённо отозвался Сир, отводя взгляд.
        Опять он за своё! Связался непонятно с кем сперва в реале, в результате чего они оказались здесь. И теперь то же самое. Скорее всего, с теми же… людьми? Гипотез о создателях Игры ходило множество, в большинстве всё списывали на каких-нибудь инопланетян. Хотя некоторые твердили, что в подобных играх нет ничего особенного, якобы они давно существуют и в них все играют, тут просто случился сбой, скоро всё починят и вытащат игроков из капсул…
        — Этот меч убивает взаправду,  — перебил её размышления Сир.  — Так что не тыкай в тех двух идиотов. А вот в Билла можно.
        — Серёж, какого хрена, а?  — возмутилась Лейм, впервые за долгое время назвав брата по имени, а не по нику.
        — Раны тоже так просто не лечатся, зелья не помогут,  — продолжил, как ни в чём не бывало, Сир.  — Так что ты поосторожней с ним вообще.
        Лейм только кивнула, поняв, что теперь уже брат намерен избегать спора. А в таком настроении от своего он точно не отступится, хоть кричи, хоть на голове стой. И для Билла меч точно пригодится. А вот для остальных случаев стоит раздобыть другой клинок. Дорогой и пафосный, чтоб отвлекать на него внимание, но и достаточно надёжный.
        — Настоящая смерть,  — пробормотала Лейм, осторожно прикасаясь к мечу.
        Самая обычная рукоять, обёрнутая потёртой кожей. В руке лежит достаточно удобно. Она достала клинок из ножен и пару раз взмахнула, проверяя баланс. Хотя с игровыми условностями проблемы с балансом бывали обычно только у неподходящего игроку оружия, при недостаточном навыке владения им. Все субъективные ощущения — просто иллюзия. Но этот меч показался идеальным, будто сделанным по её руке.
        Меч, способный убить по-настоящему, в мире, где почти никто не умирает. Разве что от собственной глупости, не зачекинившись на точке респауна. И зачем Сир вешает на неё такую ответственность? Но если откажется, закапризничает, так и останется для него младшей сестрёнкой, о которой надо заботиться.
        — Я справлюсь,  — сказала Лейм, не уверенная, говорит это для себя или для него.
        Сир только кивнул, глядя, как она убирает меч в инвентарь.

        Глава 8. Себастиан. Палец великана

        — Эх, люблю я всё-таки леса…
        Я развалился на подстилке из опавшей хвои, наблюдая, как последние лучи заходящего солнца мелькают между резными кленовыми листьями. Да-да, я не ошибся и даже не гоню. И не натащил сюда хвою специально. Она тут везде. Красиво ж, не то, что лиственный перегной. А то, что лес в основном лиственный и сосен раз-два и обчёлся — да кого это волнует? Я ведь уже не раз говорил, что с реализмом тут местами совсем беда.
        — И что, ты тут ночевать собрался? Логово великана ведь уже, вроде, недалеко,  — проворчал Винс.
        А вот он, похоже, лес не очень любит. Горожанин, дитя цивилизации… Ну, я-то тоже не из сельпо, конечно, но походы всегда любил. А может, вампир так нервничает из-за того, что только что порвал десяток человек. Это он молодец, конечно. Без него мне бы худо пришлось. Хоть эти красногорцы и оказались новичками, но не совсем нубы, да и десяток… Может, я бы с ними даже и справился, но, скорее всего, просто не стал бы пытаться. Зачем зазря рисковать.
        Или из-за той девахи переживает, герой-любовник недоделанный. Сперва графиня, теперь ещё спящая красавица из склепа — этак он всех встречных баб уведёт. Даже если они его потом бросают и уходят, как эта рыжулька, то ведь совсем уходят, а не ко мне! Я так не играю! Ладно, играть-то, конечно, придётся, если вдруг кнопка «Выход» внезапно не появится, но если этот кровопийца будет сперва клеить всех встречных девчонок, а потом с постной рожей страдать о расставаниях, то игру я продолжу соло. А то этого не убивай, ту не лапай, то в инвентарь не уворовывай — да нафиг мне такое счастье? Я б лучше ту же графиньку в спутницы взял, на неё хоть посмотреть приятно, в отличие от этого бледнолицего. Причём, у неё-то не только на лицо посмотреть можно… А этот зануда не только посмотреть успел, но при этом ни слова ни гу-гу, как она в койке. Джентльмен нашёлся, вампирским аристократом себя вообразил. Ему бабы, мне — великаны… Ну уж честно сражаться он меня точно не заставит!
        — Я предпочитаю спящих великанов, не ждущих нападения.
        Ну да, убивать кого-то во сне с одной стороны гадко. А с другой — он как раз с утра реснется и даже ничего не заметит. Главное, чтоб удалось таки подкрасться тихо. А то сталкиваться с дубиной великана мне что-то совсем не хочется. А тем более, чтоб дубина столкнулась со мной, с любыми частями моего тела.
        — Нам ещё горшок у него найти надо,  — напомнил Винс.
        — Всё найдём,  — отмахнулся я.  — Не переживай. Не думаешь же ты, что я собираюсь уйти, не осмотрев помещение?
        И не напихав в инвентарь всё, что не приколочено гвоздями. Ну а что приколочено, то сперва оторвать, само собой. Нужно гвоздодёр раздобыть где-нибудь…
        — Разведи, что ли, костерок,  — предложил я, поднимаясь и разминая плечи.  — А я пока дичи добуду. Шашлычок поджарим.
        — Да у меня ни спичек, ни зажигалки,  — развёл руками Винс.
        Я смерил его пристальным взглядом. Нет, похоже, не шутит. Вот ведь нуб.
        — Ты что, магию вообще никак не качал? Хоть чуточку, на пару статов.
        — Стригои с огнём не очень дружат,  — пробурчал он.
        Эх, вот ведь чудик на мою голову. Сказал бы, что он совсем бесполезный, но после боя с десятком противников как-то язык не поворачивается. Охотиться тоже наверняка не умеет. Разве что на людей. Но этого он не любит.
        Я сгрёб в кучу ветки, присыпал хвоей и щёлкнул пальцами. Для разжигания костра достаточно и трёх пунктов в навыке огненной магии. С опытом одним этим прокачивается до пяти. В совокупности с такой же прокачкой магии воды, позволяет подогреть чай в кружке. Ну а большего мне и не надо. Но для общего развития надо ж все параметры хоть чуточку поднять.
        — А мечом ты владеть умеешь?
        — Одноручным,  — кивнул Винс.
        Мда. Чем дальше в лес, тем толще зайцы. Травки он собирал, алхимию качал, на ауке барыжил… Тут ему что, экономическая стратегия, а? Пришлось достать двуручник из своих запасов.
        — Подерись с берёзками пока. И огонь поддерживать не забывай. Вот как раз порубишь веток и спалишь. Свежак тут горит не хуже сушняка.
        Он кивнул, хотя особого энтузиазма не проявил. Ничего, вот как попрёт прокачка, апнет несколько левелов, тогда поймёт. Хотя ему и так норм. И вообще, плюс-минус пара уровней погоды не сделают. Но всё ж и лишними не будут ведь.
        С охотой я обернулся быстро. Одна нога здесь, другая там, третья… Ну, вы поняли. А если нет, то и неважно. Винсу тоже пока понимать рано. Потому тушу оленёнка я приволок без головы, отчекрыжив лишнее мечом.
        — На ужин будет Бэмби,  — объявил я.  — Если собрался плакать по этому поводу, то не страшно, как раз соли всё равно нет, так что плачь на мясо.
        Костёр почти прогорел, хотя срубленных веток изрядно прибавилось. Увлёкся вампир маханием двуручной оглоблей, аж запыхался. Ничего, тут хоть вспотеть и можно, но это всё показуха одна, пот быстро испаряется и даже не воняет. И носки тоже можно не стирать, удобно. Я вот третий день уже не стирал. Некогда было. Так-то всё же привычки обычно берут верх. Ну, это если заняться нечем. А тут то девственницу зарежь, то графиню соблазни… Эх, а вдруг именно из-за носков осечка и вышла?
        Разделка туши тоже выпала на мою долю. Винс от вида крови кривился. Вампир. Кривился. От вида крови. Да что с этим парнем не так? Хотя брезгливость — отличная отмазка, чтоб свалить всю работу на Себа. Ну и ладно. Сам добыл, сам разделал, сам пожарил… сам и сожру. Винс же чёртов веган, я и забыл совсем.
        И даже от аппетитного аромата жарящегося мяса этот балбес сбежал, как чёрт от ладана. Только стук меча по веткам до меня и доносился. На одного мяса вышло явно многовато. Ладно, оставлю великану на завтрак. В качестве компенсации за ущерб. И не буду я у него всю утварь выносить, шутил я. Только ценные вещи. Хотя, что там ценного может найтись в великаньем жилище?
        Проверить это нам довелось через пару часов. После плотного ужина я успел немного покемарить, пока Винсу не надоел неравный бой с деревьями и кустами. Конечно, его возвращение к костру я услышал и проснулся.
        — С тебя пять зю за аренду меча,  — не открывая глаз, потребовал я.
        — Возьми десять и я оставлю его себе,  — чуть отдышавшись, пробормотал он.
        Я неторопливо поднялся, забрал деньги и затоптал угли костра. Хотя лесного пожара тут случиться в любом случае не должно, но лучше подстраховаться.
        — Ну что, пошли?
        Он ответил недовольным взглядом. Ну да, я тут бока отлёживал, а он железякой махал. Но кто ж его заставлял? И вообще, усталость тут тоже не очень-то настоящая и быстро проходит. Но всё же пришлось несколько минут подождать.
        Наконец, мы двинулись к логову великана. Благо ночная темнота не представляла для кого-то из нас проблемы. Да к тому же две луны на небе и звёзды, складывающиеся в неведомые созвездия, давали достаточно света. Вообще, жизнь в Игре и ночью не замирает, так что полную темноту можно найти только в пещерах или каком-нибудь подвале. Но и там хватит факела или фонаря. Ну а для вампиров, гулей, оборотней и прочей нечисти тьмы вовсе не существует.
        Великан обитал в землянке. Вход закрывали какие-то шкуры, так что о взломе двери можно было не беспокоиться. Только вот он не спал. И даже не планировал ложиться. То ли у великанов ночной образ жизни, то ли они мало спят, то ли конкретно этот страдал бессонницей. Это не первый встреченный мной великан, но прежде я с ними встречался днём. Хотя если у них всё-таки ночной образ жизни и нападения средь бела дня их будили, то понятно, чего они такие злые и агрессивные были.
        — Что делать будем?  — прошипел Винс.  — Провалился твой план.
        — Мой план: прийти, убить, уйти,  — возразил я.  — Он не может провалиться. Всё остальное — просто изменение тактики.
        — А он большой…
        Я только вздохнул и не стал вновь повторять, что великаны потому так и зовутся, что они большие. И вообще, не такой уж здоровый. Ну, почти в два человеческих роста. Но тот, который в замке на вершине бобового стебля жил, куда покрупнее был. Но он не из этой истории. Хотя, может, я просто чего-то не знаю, ведь не весь игровой мир повидал. Создатели Игры могли и сплагиатить.
        — Отвлеки его,  — предложил я.  — А я сзади подкрадусь.
        Винс вытаращился так, будто у меня вторая голова выросла.
        — А может наоборот? Ты отвлечёшь?
        — А ты его прикончишь?  — вскинул бровь я.
        Он замялся. Ох уж это его человеколюбие. Даже на великанов распространяется. Ну, он же непись! А то и вовсе моб. Чёрт знает, как великаны классифицируются.
        — А может, не надо убивать? Заберём горшок и всё…
        — Надо, Винсент, надо,  — отчеканил я.  — Или предпочитаешь, чтоб папенька твоей возлюбленной графини окочурился? Хотя, может ему от этого только лучше будет…
        Да, на комнату графа мы в поместье всё-таки набрели. И там творилось что-то странное. Я ведь уже говорил, что в этом мире даже нестиранные носки не воняют. Но вот в покоях графа запашок стоял тот ещё. Меня чуть не вывернуло, благо, в Игре это невозможно, но позыв был. Обострённый нюх, что поделать. Хотя там и Винсу поплохело.
        Это квестовое зелье должно быть ну очень волшебным, чтоб поднять с постели такую развалину. Уж очень натурально, прямо не по-игровому, выглядела болезнь графа. Может, баг какой-нибудь. Или тестируют новые функции, реалистичность продвигают… Но в таком виде — лучше не надо. Раны, которые почти не болят и лечатся глотком зелья исцеления, меня вполне устраивают. Отсутствие стирки — тоже.
        Так что добыть палец великана надо. Хотя бы, чтоб посмотреть, какой эффект окажет зелье. Не то, чтоб здоровье графа меня сильно волновало… Но такого, пожалуй, даже непись не заслуживает. Пусть они и не настоящие люди, но, с другой стороны, даже не всегда можно сразу понять, игрок перед тобой или непись. Так что… Может, мы все тут ненастоящие, просто копии разумов, и вся разница — в паре строчек программного кода.
        — А что с великана добыть-то надо?
        Я многозначительно вскинул брови. Винс вытаращил глаза. Повёлся! А я ведь даже не сказал ничего, каждый понимает в меру своей испорченности. Вот ведь похабник-то!
        — Палец.
        Степень вытаращенности глаз Винса не уменьшилась.
        — Да обычный, не двадцать первый,  — отмахнулся я.  — Там-то у него покрупнее пальца будет, всё пропорционально. Захочешь, глянешь потом.
        — А ты…
        Я кивнул. Ну да, заглянул я как-то убитому великану под набедренную повязку. Ну а что, любопытно же было! Великаны иногда и девок из деревень похищают… И слухи разные ходят по этому поводу. Так что лучше один раз увидеть. Зато теперь могу сказать со всей уверенностью — в этой области с реализмом полный порядок. А ещё можно сочинить кучу глупых шуток на тему того, что дубина у великана всегда при себе.
        — Нам нужен нормальный план!  — заявил Винс.
        Я пожал плечами. Раньше на великанов я ходил в составе полной группы, впятером. И мы просто нападали. Подбежал, ударил, отскочил. Кто-то стреляет, если есть маг — лупит магией. Ранить, повалить, добить. Но на такое Винс не согласится. В принципе, я могу и один попытаться. С тех пор я основательно подкачался, да и повадки великанов знаю. Риск есть. Дубиной приложит — мало не покажется. Той, что в руках, а не другой. Если Винс его отвлечёт, то я подкрадусь и перережу сухожилия. Дальше добить уже пустяк. Но, конечно, это не одним ударом во сне заколоть… А до головы и горла не достать, пока он не упадёт.
        — У меня есть план!  — озарило меня.  — Есть много способов уронить великана!
        Винс выслушал меня с некоторым сомнением. Возможно, в реальности такой план и не сработал бы. Даже с игроком вряд ли. Но великан всё-таки не человек. И игровые условности своё дело сделают. Если всё сработает, то умрёт он быстро и без мучений. А утром спокойно воскреснет и ничего не вспомнит.
        Я в очередной раз возблагодарил зачарование бесшумности на сапогах, пока выполнял первую часть задумки и прятался за кустами. Ну, теперь главное, чтоб Винс не попал под дубину. Но с вампирской скоростью должен справиться.
        — Эй, здоровяк!  — заорал он, размахивая руками.  — Иди сюда и поймай меня!
        Великан пристально поглядел на мелкого человечка, пытающегося привлечь его внимание, и спросил:
        — Зачем?
        Это было неожиданно. Обычно великаны вопросов не задают. Тем более таких здравых. Или Винс просто не умеет агрить мобов. Ну что, мне опять всё самому делать придётся? Не получится так по плану.
        — Э… Я пришёл украсть твой горшок,  — признался Винс.  — И деньги! Если они есть…
        — Вор?  — великан нахмурился.  — Грон расплющит вора.
        Ладно, всё оказалось не так сложно. Даже вежливый Высший вампир может разозлить великана. Только вот шагал Грон слишком медленно, так не пойдёт. К счастью, Винс тоже это сообразил.
        — Твой папа был черепахой, а мамой камень, который он перепутал с черепахой?!  — выкрикнул вампир. Да, он не мастак в оскорблениях.  — Ты такой медленный, что я могу убежать даже ползком! И унести все твои вещи на спине. Как твой папа-черепаха.
        Я сильно сомневаюсь, что великан вообще знал, что такое черепахи. И вряд ли понял что-то, кроме слов «медленный» и «унести вещи». Но этого хватило. Он зарычал и побежал. Винс, похоже, сам не ожидал такой бурной реакции, но его промедление не стало критичным. Скорость Высшего вампира всё компенсировала. Он развернулся, побежал, в нужный момент подпрыгнул и продолжил бежать. Великан на его прыжки внимания не обратил и попёр напролом. Между двумя деревьями. К которым я привязал прочную верёвку. Торговец говорил, что она может удержать дракона, но кто же верит рекламе.
        Зачем мне верёвка? С тем же успехом можно спросить, зачем я прикарманил зеркало в поместье. Вдруг пригодится? В инвентаре полно места, так что могу складировать любое барахло. Там валяется пара котелков, несколько кружек и мисок, серебряные вилки и ложки, топор-колун, стопка сменных носков и трусов, напильник, молоток, рубанок… Вот зачем мне может понадобиться рубанок — это точно большой вопрос. Но он лежал совсем бесхозный, так и просился: «Себ, возьми меня, я тебе ещё пригожусь!» Полгода уже валяется, пока не пригодился. Слава инвентарю, таскать весь этот хлам на себе я бы, конечно, не смог.
        В общем, верёвка у меня тоже была. И даже не одна. А помимо всякого барахла, я собираю и относительно полезные вещи, вроде алхимических ингредиентов. Но если Винс делает это целенаправленно, ищет те, которые ему нужны, то я гребу всё, что растёт рядом. И я молодец, потому что среди запасов нашлось больше половины требуемого по квесту графини. Остальное отыскалось у Винса. И остался нам только палец великана. Вот если б знал раньше, мог бы четыре десятка пальцев нарезать и с собой таскать. Но вот собирать органы и части тел прежде даже я не додумался. Ничего, исправлюсь.
        А вообще, где-то у меня был справочник с полным списком алхимических ингредиентов. Надо бы его всё-таки почитать. До сих пор недосуг всё было. То пиво вкусное, то официантка улыбчивая… Хотя Винс, вон, читал, поди, но про палец великана всё равно не знал. Ну, толстенная книжка, толстенная!
        Верёвка выдержала. Насчёт дракона зарекаться не буду, но «Выдерживает рывок ноги бегущего великана!» теперь станет правдивым рекламным лозунгом. Таки той верёвки я купил целую катушку, сто метров. Вы что, ещё не поняли, что я запасливый?
        Великан споткнулся и рухнул. С грохотом. Не очень натуральным, честно говоря. Да, он большой и тяжёлый. Но ведь на землю упал, не на медный гонг. И не настолько он тяжёлый, чтоб аж кусты подпрыгивали. В общем, с эффектами перебор. Но это меня волновало в последнюю очередь.
        Я выскочил из-за кустов и побежал, врубив на несколько секунд драйв. Надо успеть, пока он не только не поднялся, но и толком не очнулся. Будет Винсу гуманное убиение моба. Я занёс тяжёлый топор. Не тот колун, а боевой, с серповидным лезвием. Одного удара должно хватить. Прямо по шее. Со всего маха. Голову отсекать не обязательно, позвоночник перерубить только.
        Я пробежался прямо по спине великана и прыгнул, чтобы оказаться от него сбоку. Всё же череп-то, поди, прочный, так просто не прошибёшь, а бить по шее вдоль совсем глупо. Расчёт оказался правильным. Силёнок, совместно с ускорением, мне вполне хватило для хорошего удара. И голову великану я таки отсёк.
        Винс предпочёл не приближаться, пока я обшаривал великана и рубил пальцы. Только на руках, снимать с него сапоги поленился. Эх, а сколько крови из перерубленного горла зазря в землю утекло… Ну, вампир, поди, ещё кровью девственницы сыт, а после такого деликатеса хлебать из горла великана вообще не захочет. И ещё пара склянок у меня про запас осталась, надо будет их ему вообще по сотне толкнуть, потому что раритет. Ну, это со следующего квеста, который выполнит он. Великана я и так ограблю.
        Карманов у великана, одетого только в набедренную повязку, ясное дело, не было. Но на ремне висело несколько мешочков. В одном оказались какие-то мелкие кости. В другом несколько монет, включая золотые, и пара пуговиц до кучи — видимо, великану было без разницы, что это, круглое и ладно. А вот в третьем нашлась добыча поинтереснее — мелкие драгоценные камешки, хоть и плохого качества, некоторые обколотые, видимо, выковырянные из оружия неудачников, которые познакомились с великаньей дубиной поближе. Той, что в руках, я надеюсь. В ювелиры с великанскими пальцами не возьмут, это я точно знаю — каждый палец занял одну сотую единицу инвентаря, как десяток других ингредиентов разом. Большие они и толстые. И нет, я ничего про дубину в этот раз не говорил, это вы уже сами додумали.
        Но даже такие камешки на двадцать золотых потянут точно. Вроде и мелочь, а приятно. Так, всё, хватит глупых шуток ниже пояса. Хватит, я сказал!
        Но помимо камешков в том же мешочке завалялся чей-то глаз. Я едва было не выкинул его брезгливо, но возникло сообщение:
        «Вы получили алхимический ингредиент глаз тролля».
        Ну, если тролля, то нормально. В хозяйстве пригодится. Вот если бы какого-нибудь варвара или рыцаря… А на тему ингредиентов из частей тел надо всё же узнать подробнее. Интересно, в книжке есть специальный раздел? Всю-то я читать точно не буду.
        В четвёртом мешочке нашлись ещё ингредиенты. Хотя и не такие гадкие. Относительно редкие. Типа пера из задницы полярной совы, хвоста лягушки и жала стрекозы. Да, я в курсе, что некоторых из этих вещей в природе не бывает. Но это в реальности. И вообще, потому они и относительно редкие, что хвостатые лягушки в каждом пруду не квакают. Только в каждом десятом, да и то пара штук.
        На алхимика великан не походил. Наверняка это барахло тоже отобрал у убитых им игроков. Ну, они умерли не зря, их жертва чуточку пополнила инвентарь Себа.
        Теперь предстояло обыскать землянку. Ради горшка, само собой. Что там ещё брать? Ладно, кого я обманываю. Найду, что взять.
        Жилище великана было обставлено довольно скромно. Кровать, грубо сколоченный стол, вместо стула — пенёк. Сундук в углу… Туда я и полез, пока Винс гремел утварью, выставленной возле печки. В сундуке на самом верху валялась какая-то тряпка, в которой я угадал сменную набедренную повязку. Так что руками трогать не стал, поддел её мечом. А под ней… Ничего особенного, никакой горы сокровищ. Больше всего места занимали сменные сапоги. Их я трогать не стал. Несколько кинжалов, с ещё не выковырянными камушками, амулеты с разными слабыми зачарованиями, несколько монет на дне, сушёная рука…
        «Фу, какая гадость!»  — скажет кто-то. И сильно ошибётся. Так что насчёт отсутствия сокровищ — это я для красного словца ляпнул. Это же «Рука славы»! Нет, не «Какого ещё Славы?» Такого дурака всё-таки не найдётся, который бы себе ником имя Слава взял. Ладно ещё там тот же Винсент, но не Слава же. А Рука славы — это артефакт такой. О его существовании в Игре я не слышал, но в реале была легенда о такой штуке. Разработчики Игры не парились с выдумыванием и позаимствовали готовенькое. Ну, как вампиров, оборотней, троллей и прочее. Чего велосипеды-то изобретать. В общем, Рука славы — мечта каждого вора. Позволяет открыть любой замок. Пока горят свечи, приделанные к пальцам. То есть, это не навсегда. Они прогорят — и всё, кончилась удача. Так что на лёгкие замки расходовать её не буду. А вот те, которые не могу вскрыть сам и за которыми что-то поценнее десятка золотых…
        Хотя ладно. Гадость, конечно, та ещё. Сушёная рука висельника, всё-таки. Но не настолько я брезглив, чтоб выкинуть такую полезную штуку. К тому же, вряд ли её реально у кого-то отрезали, такой и создали сразу.
        Естественно, я загрёб и всё остальное, кроме сапог.
        — Я нашёл нужный горшок!  — объявил Винс, сияя, как только что отчеканенный золотой.
        — Отлично. Ты хороший племянник для тётушки Рози, молодец,  — равнодушно отозвался я.
        Ну да, мы за это получим ещё один странный кирпич. Круто. Наверное. Я пока ещё не уверен, что мне этот скрытый квест нужен. Что там за легендарный предмет в конце дадут, Программист его знает. И как один предмет на двоих делить будем? На золото Винс раскошеливается не очень охотно. Не жлобится, конечно, платит, да и я наглею малость, проверяя границы его щедрости, но тот же меч Хромоножки он у меня пока ещё не выкупил. Хотя зарабатывает на своих зельях, вроде, порядком. Может, зря я не стал алхимию более старательно и упорно прокачивать? Великанов бить повеселее, но опаснее и куда менее прибыльно.
        — А ещё я вот это нашёл в другом горшке!  — сообщил Винс, продемонстрировав перстень со здоровенным рубином.
        Я присвистнул. Не то, чтоб он очень уж дорого стоит, всё ж рубин — не алмаз, но такие крупные камни не так часто попадаются. А зачарования лучше всего ложатся именно на драгоценные камни. Для того их в оружие и натыкивают. Чем чище и больше камень, тем сильнее эффект зачарования. Конечно, он ещё и от навыков самого зачарователя зависит, гораздо сильнее. И камни не обязательны. На сапогах у меня их, естественно, нет. Но бесшумности наполовину не бывает, тут уж или всё, или ничего. С лёгким шагом та же история. Ну а вместимость на сапогах больше для удобства, чтоб в случае чего нож из-за голенища вытаскивать. Хотя плюс тридцать мест в инвентаре тоже с потолка не падают. Но зачарователь был крут и драл втридорога…
        А может, великан ещё где-то что-то заныкал? Уж если у него кольцо в горшке, то всего ждать можно.
        Я решил перерыть кровать. Правда, из-за её устройства это было не так просто. Никаких вам тут матрасов. Просто куча соломы внутри прямоугольного бревенчатого сруба. И менял великан своё «постельное бельё» редко, так что солома оказалась прелой. Копаться в ней не было никакого желания. А значит — это отличное место, чтобы что-то спрятать! Но всё равно рыться в ней руками не хотелось. А мечом мало что нащупаешь.
        Я щёлкнул пальцами, высекая искры.
        — Ты решил дом спалить?  — возмутился Винс.
        — Это же землянка,  — вздохнул я.  — Она из земли. Земля не горит.
        Я подобрал стоящую возле печки кочергу и поворошил горящую солому. Занялась она хорошо, даром что прелая. Как бы и основа кровати не загорелась.
        — Но можешь всё-таки принести воды,  — предложил я.
        Винс кивнул, прихватил ещё один горшок и вышел наружу. Там бочка с дождевой водой была. Хотя вся эта суета, конечно, впустую. Утром даже сгоревшая солома «реснется», причём в прежнем прелом виде. Так уж устроен этот мир. Следы действий игроков стираются, неписи продолжают жить обычной жизнью, не помня, что какой-то придурок прошлым вечером завалился к ним в окно, побил посуду, сожрал ужин, совратил красавицу-дочку и сломал стол, на котором, собственно, и совращал. Жаль, записи об этом событии в информации о столе не появилось. Ну да, это реальный случай и тем придурком был я.
        Пока солома догорала, я решил заглянуть ещё в одно место. Хоть это было почти так же противно. В сапоги. Зачем великану сменные сапоги и набедренная повязка? Вещи тут не пачкаются. Просто для порядка, чтоб было? Показать, что он великан зажиточный, а не голытьба какая? Или повязка для того, чтоб отпугнуть брезгливых от сундука с Рукой славы? А сапоги… Они большие, в них можно много чего спрятать.
        И да, они на самом деле не воняют. Это всё мои предрассудки и привычки. Но приходится себя убеждать и напоминать. Вдруг там, например… диадема с изумрудами. И нет, это не предположение — она и правда там нашлась, в левом сапоге. А в правом… дохлая крыса. Надеюсь, не чумная.
        Я забросил диадему в инвентарь. Кочергу тоже. Ну а что, пригодится. За лом сойдёт в случае чего. А ещё можно её раскалить и запихать кому-нибудь… куда-нибудь.
        Винс вернулся с водой.
        — О, спасибо, ты вовремя,  — заявил я, отобрав горшок.
        Солома и так уже догорела, кровать не воспламенилась, а вот руки помыть мне сейчас в самый раз. Дохлая крыса, а… Вот ведь шутники. Это тебе урок, Себ — не жадничай. Но я ж не научусь, нет. Раз здесь нельзя по-настоящему умереть, то можно спокойно рисковать чем угодно и сколько угодно, засовывая руки в любые дыры… Эх, как я плохо фразу сформулировал, но теперь из лога её уже не вычеркнуть. Не про те я дыры, не про те!
        На «дне» кровати набралось аж восемь золотых и ещё немного мелочёвки. И неплохой сапфир среднего размера. Сгодится. Я достал кинжал и нацарапал там «Здесь был Себ». Исчезнет надпись при обновлении локации или нет? Я уже вряд ли узнаю, возвращаться сюда не планирую.
        — Вандал,  — проворчал Винс.
        Я не стал напоминать, что к тому же ещё убийца и мародёр.
        — Пошли уже,  — махнул рукой я.  — Вторые сутки с зачекивания на респауне кончаются.
        — Да я в поместье зачекался,  — почесал в затылке Винс.
        Я вздохнул. Ну вот, а мне сказать не мог? Хотя стоило самому догадаться. Варвар же почти сразу вернулся. Да и вообще, по-любому в поместье графа должны быть точки респауна. Просто не люблю я на чужой территории ресаться. Таверны — нейтральная зона, как бы ничья. Трактирщик не в счёт. А в поместье вообще какая-то муть творится. Не хватало ещё на баг нарваться при ресе.
        — Тогда можешь оставаться, ждать воскрешения великана,  — предложил я и зашагал прочь.
        Винс, конечно, ждать не остался, а поспешил за мной. Теперь к тётушке Рози, потом заскочить в трактир, может, ещё какой квест у кабатчика прихватить, и снова в поместье. К графине Изабелле, будь она неладна. Вампирофилка несчастная.

        Глава 9. Винсент. Харизма

        От землянки великана до города, где жила тётушка Рози, было гораздо ближе, чем до поместья. Себ и предложил зайти сначала туда, забрать квестовый кирпич, а из поместья податься куда-нибудь ещё. При учёте, чего я натворил с рейдом Красной Горы, мысль была здравой, и я не возражал. Тем более, кулон нести совсем в другое место, и, судя по карте, там было довольно холодно, значит, стоило раздобыть одежду потеплее. Когда был в горах, лотос собирал, мороз был вполне себе правдоподобный, один раз даже умер от переохлаждения.
        — О чем задумался?  — спросил Себ, покусывая только что сорванную травинку.
        — Да так,  — я пожал плечами, заметил, что все еще сжимаю в одной руке меч и быстро спрятал его в инвентарь.
        — Смотрю, ты качаться стал. Это хорошо, это ты правильно. После того, что сотворил с красногорцами…
        — Мог бы и помочь,  — я насупился. Мне совсем не хотелось выслушивать нотации от охотника, особенно если он собрался объявить, что не при делах и теперь те события переходят в разряд «мои личные проблемы».
        — Ага, ты бы в горячке боя и меня завалил, не поморщившись. Но я не об этом.
        — А о чем?
        — Ну…
        Он остановился, долго смотрел себе под ноги, сделавшись непривычно серьезным. Если бы Себастиан сейчас сказал: «Присядь, это долгий разговор», и мы внезапно оказались в кабинете, обставленном в темных тонах, я бы ничуть не удивился. Но тот лишь отбросил травинку и вздохнул.
        — В общем, клан Красной Горы — та еще мерзость, даже нестиранные носки тролля не идут с ним ни в какое сравнение.
        Уж не знаю, чем ему так не угодили носки троллей — я их себе слабо представлял, как и проблемы из-за клана Красной Горы. Только не признаваться же, что не могу смириться с тем, что меня побила девчонка, и качаюсь я, чтобы взять реванш. Лучше уж побуду «ошарашенным внеземной красотой Мары», еще не до конца отошедшим от предшествующей её появлению стычки.
        — А что не так с этим кланом? Ну, кроме того, что они на меня должны не только зубы, но и мечи точить.
        — Ты никогда не встречал сумасшедших игроков? А я вот видел нескольких. И таких, которые сидят и слюни на кулак пускают, и тех, кто от любого шороха сразу удирает. Некоторых чекаться на респ приходится силой водить — если вообще есть кому об этом позаботиться. Вот эти самые заботливые и рассказывали, что пошёл их приятель к красногорцам в клан вступать, а потом нашли его вот таким…
        Я, нахмурившись, посмотрел ему в глаза — не похоже, что врет. Но пусть он верит в то, что говорит, всё равно это не может быть правдой. Это игра, в игре нельзя сойти с ума или умереть по-настоящему… Окей, она забагована хуже некуда, но чтобы игроки сводили друг друга с ума!..
        — А их убивать пробовали? Ну, сумасшедших…
        — Вот что меня в тебе восхищает, так это твое человеколюбие,  — не упустил шанса подколоть Себ.  — Да, убивали. Я сам и убивал, чтобы проверить. На респе всё те же сумасшедшие получаются… В общем, живыми клану Красной Горы нам лучше не попадаться — чай с печеньем нам точно не предложат.
        Я ограничился кивком. Однажды на точке респа меня убивал один не очень хороший человек, едва дождался, когда он уснет. Повезло, что у него не было сменщика, а то, кто знает, умирают ли взаправду те, кто забыл зачекаться вовремя. А у меня даже со стригойской рожей не возникало мысли это проверить, сейчас-то и подавно. Сейчас у меня была цель! Две цели — с Марой и ее несанкционированным взломом моей головы я просто обязан разобраться.
        Себ как обычно по-своему воспринял мое молчание, сочувствующе похлопал по плечу и сообщил, что к тётушке Рози не пойдёт, дабы не встречаться с кузиной… как же её звали? Ладно, чёрт с ней, в логи ради имени лично я лезть не собирался. Себ тоже. Мы договорились встретиться в таверне, пожали руки на прощанье и разошлись каждый по своим делам.
        С тётушкой я распрощался на редкость быстро — по выполнению квеста дорогой племянник стал ей просто-напросто неинтересен, хотя пирожков в дорогу она мне собрала. С мясом. Ладно, потом Себу сбагрю, они ему вроде как понравились. Затем посетил аукцион, где выставил почти всё, что у меня было, кроме сыворотки правды — в этот раз кто-то выставил её чересчур много, поставлю дороже — никто не купит, а по той же стоимости просто не выгодно. Ладно, и так у меня выходило что-то около пяти тысяч золотых, даже если выкупят только половину.
        Довольный собой и жизнью, я пошел на рынок, покупать себе куртку или что тут продают подходящее. Подходящего ничего как назло не находилось, сплошь глиняная посуда, фрукты, овощи, пара палаток с тканями, разные мелочи. Купил Себу отмычек, потому что ту странную девушку в сундуке надо бы достать, даже если она NPC.
        — Господин желает что-нибудь приобрести?
        Надеюсь, этот торговец женской одеждой всем игрокам свои услуги предлагает, а то я тут недавно осознал, что запас крови — вещь жизненно необходимая. И сумку для её хранения отдельную прикупил, аж за двести золотых.
        — Так господин желает?..
        — Шубы есть?  — мрачно поинтересовался я, не особо надеясь на положительный ответ.
        — Господину в подарок или господин собирается в путешествие?
        Хм… Неужели действительно есть? Я развернулся к нему и придирчиво осмотрел с головы до ног. Кажется, для успешных сделок нужна Харизма. Себ говорил, вроде бы. Я Харизму не качал: стригою без толку, а с Высшим пока до конца так и не разобрался, что ему надо, что необязательно. Ладно, деньги есть, смысла торговаться особо нет.
        — Господин собирается в путешествие.
        — Следуйте за мной,  — он поклонился и указал на палатку.
        Я прошел внутрь и удивился, как здесь было свободно. На вешалках, полках, столах и витринах лежали, висели, пылились самые разные платья, только платья и ничего кроме платьев. Ну, может он шубу из кармана достанет? И, словно читая мои мысли, на голову мне накинули что-то мохнатое. Я вздрогнул и развернулся, предчувствуя драку, но передо мной стояло зеркало.
        — Меряйте, добрый господин. Медвежья, из самого Белого Града, что севернее этих земель.
        Обслуживание, конечно, так себе, особенно с учетом, как шубу подали. Хотя… Может, все дело в Харизме? Раньше я ничего не покупал, кроме алхимических колб и сумок, но в лабораториях местным торгашам было плевать на мою серую рожу. Хм… Получается, придется-таки качать? Ну, Харизму, в смысле.
        — Обратите внимание, господин, капюшон.
        Я кивнул и спрятал лицо. Никогда не любил покупки, особенно классический вариант. Снять мерки в автомате, а потом по ним подобрать все необходимое — вот он, идеальный шоппинг. Проклятое средневековье! Но рукава вроде бы по размеру. Да и застегивается хорошо… И легкая…
        — Высший вампир Винсент! Какая встреча!  — прозвучал за спиной незнакомый женский голос.
        Вот ведь зараза! Сначала ник посмотрела! Я резко развернулся, параллельно готовясь скастовать на себя Марево и сбежать. Драться с женщинами это вообще что-то из ряда вон выходящее! Некстати вспомнил про Мару и оскалился на собственные мысли, собеседница посчитала, что на неё, отчего в голосе её прорезались стальные нотки.
        — И не надо хвастаться передо мной клыками, если не хочешь, чтобы я их тебе выбила!
        Нет, Изабелла меня точно прокляла. Что-то как-то сильно не везет мне на женщин в последнее время! Я выглянул из-под капюшона и мельком осмотрел незнакомку: худая, в закрытом шлеме, с ногой явно какие-то проблемы… рыцарь Лейм, клан Красная Гора… Святой Илон Маск! Кажется, не только Харизму надо качать, но ещё и Удачу. Не помню, правда, есть тут такой навык или нет. А ещё надо провериться на наличие проклятия. Половым путем они передаются? Кто-нибудь в курсе?
        — Такая милая девочка, и такие страшные угрозы,  — я оскалился сильнее, матеря себя за то, что только что сказал. Хотя голос в меру злой и насмешливый.  — Может, поищешь кого-нибудь своего уровня, а я сделаю вид, что тебя не заметил?
        Лейм пришла в бешенство, видимо не в первый раз её умение сражаться принижают, и она бросилась в атаку. Я, не думая, закрылся стоящим рядом торговцем, толкнув того на меч рыцарши, а на себя скастовал Марево и выбежал на улицу. Нет, с этой странно двигающейся нервной девицей я точно драться не хочу. Тем более в городе. Тем более без прокачанной Харизмы! Или она не влияет на симпатию стражи? Как бы там ни было, за мной погнался целый табун из местного гарнизона, прямо до таверны, где меня ждет Себастиан. Вот почему от него в поместье отвязались сразу, а за мной бегут, твари упёртые?! Точно проклятие! Или потому, что я бегу в краденой шубе, а вместо Марева кастанул Кровавый рой?..
        В общем, до таверны я добрался с сопровождением, и только у дверей догадался, что всё равно придётся отбиваться и кинул в них Жатву, совершенно забыв, каким бывает эффект от использования магии крови. От моей беспечности и пострадала официантка, с которой заигрывал Себ, беззаботно попивая пиво.
        — Вот ты сволочь!  — он запулил в меня пустой кружкой, та попала прямо в висок, но от шеи NPC я так и не оторвался.  — Значит, у самого отбоя от женщин нет, а мне даже с официанткой замутить нельзя? И что за странный наряд?
        — Рыцарь Красной Горы,  — сказал я и снова припал к кровоточащей ране на шее девушки.
        — Рыцарь Красной Горы вырядил тебя чукчей с северного полюса?
        Я кивнул, сделал еще пару глотков и, поняв, что сыт, достал фляжку и стал собирать в нее кровь.
        — Девушка-рыцарь. Она меня знает. Похоже, они там все меня знают. А еще я стражу перед таверной убил.
        — Зачем?  — удивился Себ, но поднялся и стал осматриваться в поисках запасного выхода.  — Да брось ты её уже и пошли отсюда.
        Я снова кивнул, отпустил труп официантки и, на ходу закручивая фляжку, пошёл вслед за охотником.
        — Она меня прокляла,  — пожаловался я ему.
        — Рыцарь?
        — Изабелла!
        — Ты дурак?
        Мы прошли через кухню, где на нас даже не поругались за вторжение, хотя кто-то попытался крикнуть «Стража!». Я его убил. Снова убил, не подумав. Я. Убиваю. Людей. Святой Илон Маск! Докатился.
        — Помнишь, где выход из города?  — без особого энтузиазма спросил охотник, я помнил, но головой покачал отрицательно, начиная паниковать.  — Разделиться не получится. Дилижанс тоже отпадает. Верхом ездить умеешь? Хотя кого я спрашиваю…
        — Умею. Верхом — умею.
        — Да ладно?  — удивился Себ.
        — У деда ранчо в Техасе,  — ответил я, выставив перед нами кровавый щит, в который тут же врезалось несколько арбалетных болтов. Стреляли игроки, а значит и рыцарь должна сейчас подойти.
        — Тогда прикрывай нас этой штукой, тут конюшня недалеко.
        Я кивнул, царапнул ногтем запястье и бросил возле дверей таверны вихрь — первый, кто в него попадётся, активирует и задержит других, следующих за нами. Бросил быстрый взгляд на полоску с показателями доступных очков заклинаний для кровавой магии — половина. Во фляжку много набрать не успел… Значит, перекушу конюхом.
        Себастиан ускорился, включив свою охотничью примочку, и мне оставалось лишь поблагодарить свои вампирские навыки. Стригоем я за ним вряд ли угнался бы. Впрочем, бежал, не разбирая дороги, машинально перепрыгивая попавшиеся под ноги клумбы, свалившихся в ужасе прохожих, чьи-то трупы, кому досталось от красногорских арбалетчиков. А потом Себ вдруг резко остановился, и я, не успев сделать то же самое, врезался в него. И ни одного замечания в ответ. Воспользовавшись заминкой, я достал фляжку и присосался к ней, восполняя драгоценную энергию.
        — А ведь я так и не подружился ни с кем, кто бы мог водить меня чекаться на точку респа в таверне,  — горестно выдохнул Себастиан, глядя вперед.
        Я проследил за его взглядом и увидел, как к нам неспешно приближался человек-гора, поигрывая мускулами. Естественно, красногорец. И что-то мне подсказывало, что смерть не самое худшее из возможных вариантов развития событий.
        Иногда я соображаю слишком быстро. Как тогда на суде вместо обвинений компании, проводившей Каре операцию по внедрению импланта, решил, что лучше признаться. Ревел так, что присяжные расплакались со мной вместе, и я отделался всего-то принудительным лечением, а компания не только не получила ни гроша, ещё и оплатила все судебные издержки. Но приближающемуся красногорцу в жилетку плакаться явно не стоило.
        — Хватайся за ноги.
        Себ даже уточнять не стал, кивнул.
        Превращение в гигантского нетопыря произошло мгновенно, скорость и маневренность не подкачала. Охотник что-то быстро отхлебнул из своих запасов и уцепился за меня:
        — Взлетай!
        Уговаривать не пришлось, да и Себ оказался неожиданно легким — наверное, нашлось у него зелье невесомости, дешёвое и бесполезное. Ну, до сего дня я его считал бесполезным, но уклоняться от огромных огненных шаров, что бросал в нас человек-гора, с невесомым охотником было куда удобнее, чем с грузом. Я, конечно, не проверял, но был уверен на все сто процентов. А уж когда под нами взорвался чей-то особняк!.. Этот взрыв и перекрыл преследователям путь, даже самому горе, и вскоре я вылетел за пределы их видимости, а позже и вовсе взял курс к ближайшему лесу.
        На форму нетопыря расходовалась обычная мана, так что после приземления на поляне жажда меня не мучила. Но Себастиан все равно предпочел отойти и несколько минут всматривался в мое ставшее нормальным лицо.
        — Крови хочешь?
        — Нет,  — я покачал головой,  — только что уровень апнул, все параметры увеличились и энергополосы восстановились.
        — Поздравляю,  — без тени сарказма сказал он и сел на траву, подумал и вовсе растянулся во весь рост.
        Я последовал его примеру. После получения уровня обнуляются все негативные параметры вроде усталости, ран и прочего, но потребность отдышаться и отдохнуть осталась на подсознательном уровне. Уровень… Уже не помню, когда в последний раз получал уровень: за траву и алхимические квесты мало опыта дают, а тут несколько легендарных, великан, драка с рейдом и нетопырь сразу заполнили шкалу с экспой до сорок первого уровня. И очки навыков добавились. Надо бы посмотреть, куда. Раньше я в основном удирал от других игроков, так что качалась Выносливость, но теперь приоритеты поменялись, а я так подробно игру не изучал, в плане кач не рассматривал, думая, что надолго здесь не задержусь.
        — Себа… стиан. Как думаешь, качать Харизму?
        — Не, не качай,  — ответил он, нахмурившись на мою попытку снова назвать его «Себа».  — За тобой и так бабы бегают. Аж с рейдами.
        — Не смешно. И ты, между прочим, тоже побежал!
        — Как же тебя такого богатого оставишь?
        Хм… Похоже на правду. Надо будет порыться в логах, посчитать, сколько он с меня золота стряс. Но даже если я такой хороший клиент, то это не повод связываться с кланом Красной Горы. Ладно, сделаю вид, что поверил, а сам пока понаблюдаю.
        Я откинулся обратно на спину и пролистал список способностей. Ага, недавно приобретенная «Магия крови» апнулась — должен уменьшиться расход энергии на использование магии этой школы. О! Отлично! Достал книгу заклинаний — на деле скидка оказалась не такой уж и существенной. Но с чего-то же надо начинать. Глядишь, пока делаем легендарную цепочку квестов, еще несколько уровней подниму. Решил качаться — буду качаться!
        — Себ, так что насчёт Харизмы-то?
        — И почто такой нуб на мою больную голову? Тыкай рядом с навыком на знак вопроса. Читай: «От навыка „Харизма“ зависит отношение к вам других персонажей. Чем выше Харизма, тем больше вы будете нравиться людям, а ваши слова будут звучать убедительнее. Развитый навык позволит получить скидку у торговца, договориться со стражей в случае мелкого правонарушения и поможет в романтических отношениях». Прочитал? Молодец. А теперь отстань, я думаю, как нам дальше в поместье добираться.
        Долго думать ему не дали — нас окружили местные разбойники. Ну как окружили… Встали вокруг нас, арбалеты наставили с ножами, а потом чья-то лошадь заржала. Себ сел и толкнул меня в бок:
        — Эти добрые люди пришли, чтобы собрать тебя в дорогу.
        — Чего?  — не понял я, но поймав прилетевшую в меня пустую алхимическую колбу, тут же сообразил.
        А вот разбойники — нет. Итого пять трупов, двадцать колб с не самой вкусной кровью, две оседланных лошади и Себастиан как обычно чего-то понапихал себе в инвентарь. Я вспомнил про зелье невесомости и в этот раз промолчал. Мало ли чего в хозяйстве сгодится, когда на тебя объявил охоту клан Красной Горы. А значит, надо как можно скорее посетить поместье, вылечить графа и раздобыть злосчастный кулон. Вот последним пусть точно охотник занимается, я Харизму не качал и пока не собираюсь.

        Глава 10. Винсент. Любовь зла 2.0

        Возле поместья я настоял на том, чтобы с помощью Ясновидения проверить оное на наличие там красногорцев. Себ для проформы повозмущался, но не так уж и сильно, а значит, тоже не хотел никаких случайных встреч. Это хорошо. А еще хорошо, что он не знал, как действует Ясновидение, и я мог потянуть время. Надо было придумать, как рассказать Себастиану о девушке в сундуке, и уговорить тот сундук отпереть. Может, выдать что-нибудь банальное вроде: «Эй! А помнишь мы тогда дверь сломали? Так там столько золота на самом деле спрятано! Думал сам открыть, да вот, боюсь, не выйдет ничего». И помахать отмычками. И еще долю ему предложить тридцать процентов и торговаться, чтобы совсем уверовал. Наверное, так и поступлю. Но после исцеления графа и очередного отказа Изабеллы. В плане, отказа Себу.
        Я не сдержался и усмехнулся, вспомнив, как она натравила на охотника стражу, несмотря на его Харизму. И если он прав, и меня не прокляли, а просто стечение обстоятельств, то…
        — Ты там на голых баб, что ли, смотришь?
        — Чего?
        — Да лыбишься сильно подозрительно,  — Себ сплюнул, к счастью, не рядом с моими сапогами.  — Так есть там кто красногорский?
        Я отрицательно помотал головой.
        — Отлично, пошли лошадей в конюшню поставим. Их там бесплатно покормят и почистят. Вот за что люблю ивенты!..
        — Так у тебя уже была лошадь?
        — Нет, но это не мешает мне знать такие мелочи. Кстати, радуйся, они теперь наши, совершенно бесплатно. Но можешь меня отблагодарить золотом, за то, что я такой удачливый.
        Ага, а нетопырь, значит, уже не в счет? Хотя ладно, надо умаслить охотника, но так, чтобы не догадался. Ну, не сразу, по крайней мере.
        — Я благодарен и щедро презентую тебе одного коня. Возьми того, на котором ехал до поместья.
        Себ от возмущения даже рот открыл.
        — Ну и наглая же ты вампирская морда! Рейд к таверне привел, официантку мою сожрал, еще и Изи в очередной раз уведешь, поди!
        — Беллу,  — я поморщился.
        Его вариант имени графини меня почему-то раздражал.
        — Ну вот, если опять сумерки выберет, то будет Белла. А если сработает моя Харизма, то Изи. Но ты вспомни, что нам нужен кулон по квесту.
        Точно, квест. Что-то я в последнее время замотался, чуть о самом главном не забыл. Ладно, пусть будет Изи, но вслух я этого ни за что не скажу.
        Мы проехали за ворота, и нас даже не задержали. Хорошо, объясняться со стражей настроения не было. Конюшня благодаря Себу нашлась быстро — ох и скучал же он здесь в предыдущий визит. Хотел отвесить шутку по этому поводу, потом вспомнил про квест и промолчал.
        В пиршественном зале народу оказалось больше, они разговаривали друг с другом, обсуждая квесты, сбивались в группы, чтобы победить великана, потом смотрели стоимость оставшихся ингредиентов и чаще всего махали рукой. Оно и понятно — растения-то редкие. Я и сам чуть не забыл про них, когда варил зелья для аукциона, но вовремя одумался — осталось почти впритык. Теперь еще с лошадьми по лесу не погуляешь… Надо будет что-нибудь придумать, выискать возможность пополнить запасы, тем более тут такой шикарный лес! Хотя нет, в лесу нас могут искать, даже с учетом неожиданной встречи в городе.
        — Так,  — Себ стукнул меня тыльной стороной ладони по груди, привлекая внимание,  — сейчас пойду к графине квест сдавать. Ты держись вроде бы и рядом, но и так, чтобы она опять тебя в постель не потащила, минуя меня. В плане, пусть меня в постель тащит, а ты обойдешься. И сними уже эту шкуру недобитого медведя!
        — Fuck!
        В лесу относительно прохладно, плюс во время скачки приятно обдавало ветерком… Ладно, сам не знаю, какого я её так и не снял. Пришлось спешно приводить себя в порядок и пихать шубу в инвентарь. Много места занимает, зараза такая! Интересно, чего такого Себ со своими сумками сделал, что тащит туда все подряд? Держу пари, туда старая-добрая Space X поместится — по сравнению с современными ракетами, она миниатюрная, а инвентарь Себастиана как бескрайний космос… Но такое же зачарование надо купить. Вот в следующем городе и куплю. А то я как-то по спецхранилищам больше парился.
        — Подождем, может, когда сама выйдет?
        — Вот еще!  — охотник фыркнул и пошел к лестнице, зная, что я плетусь следом.
        Рядом, но не бросаться в глаза? Марево, что ли, на себя кастануть? Главное опять с кровавым роем не перепутать.
        Графиня Изабелла изволила пребывать в своих покоях, куда стража пропустила меня и никак не хотела пускать Себа. Пришлось признаться, что мы сдавать квест про великана. В комнате с моего последнего визита ничего не изменилось… потому что я ничего не запомнил — не до того было. А вот кровать с балдахином помнил прекрасно. На ней Белла и возлежала, закинув изящные ножки на одну из подпорок. От такого зрелища у Себастиана едва ли не слюни потекли, я же глубоко задумался о коде сей леди. Ну, сами подумайте: ее отец при смерти, а она вампиров соблазняет и виноград в постели ест, размазывая красный сок по простыне. Утром они, может, и вернутся в первоначальное состояние, но почему её не создали горюющей и приличной?
        — Чего надо?  — меланхолично поинтересовалась девушка, даже не поднявшись.
        Мы с Себом переглянулись, я пожал плечами.
        — Раздобыли палец великана и другие ингредиенты для исцеления вашего отца…
        — Через полчаса приходите, как раз кулдаун спадет. Сейчас батюшка, здоровый и счастливый, ушёл на псарню, распорядиться насчёт завтрашней охоты,  — она усмехнулась и бросила в нас виноградиной.
        Ну да, юмор, хоть и чёрный, присутствовал: такой сложный квест и кулдаун всего в?.. Сколько там всего длится? В любом случае, хорошо, что ждать всего полчаса. Я уже собрался вытащить Себа в коридор и уговорить навестить комнату, где он зеркало украл, как охотник подался вперёд и, достав из кармана диадему белого золота, украшенную россыпью сапфиров, протянул Изабелле.
        — В знак извинений моего непотребного поведения в нашу первую встречу.
        Он преклонил одно колено, да так и стоял, пока графиня не забрала подарок. Жаль, нельзя залезть в его логи и проверить — увеличилась его репутация или нет. Белла тем временем примерила диадему, посмотрелась в карманное зеркальце и, оставшись довольна результатом, кивнула в сторону двери:
        — Уходите. Мне нужно привести себя в порядок.
        Уж что есть, то есть. Я подошел к ошарашенному Себу и, рывком подняв его, повел к двери.
        — Харизма не работает,  — выдал он, когда мы отошли от стражников.  — Нет, ты подумай — Харизма, мать её, не работает! Да эта дура забагована в край! Да я ей сейчас всё выскажу и денег на штраф не пожалею!
        — Погоди!  — я придержал его за рукав и стрельнул глазами дальше по коридору.  — Я знаю, как ты можешь ей отомстить. Помнишь ту комнату, где ты зеркало спер?
        Себ кивнул и непонимающе уставился на меня:
        — Только не говори, что я должен его вернуть!
        — Да какая ж это месть?
        — Именно!
        — Да придержи ты свое красноречие. Там сундук еще был. Помнишь? У тебя отмычки сломались, и ты не пошел его проверять. Так я тогда на нем первый раз ясновидение использовал… В нем сокровищ — немерено. Хотел сам тайком открыть, пока Изабелла будет тебя за спасение отца благодарить, а тут такое дело. В общем,  — я жестом фокусника достал из кармана отмычки и демонстративно покрутил их на пальце,  — откроешь — тридцать процентов найденного твоё.
        Спор закончился на шестьдесят процентов ему, сорок — мне. Потому что мы пришли к нужной нам двери, и охотник занялся замком. И то ли Себ прокачал навык, то ли отмычки в этот раз лучше попались, но открыл довольно быстро. Внутри ничего не изменилось, сундук стоял всё там же. Мы переглянулись. Себастиан почти сказал «семьдесят», потом вздохнул и кивнул на дверь:
        — Прикрой, чтобы никто нас не застукал, как в прошлый раз.
        Так я и поступил, подперев для надежности стулом, на который и уселся. Себ же прошел к сундуку, осмотрел его, поцокал языком.
        — Дорогая штукенция, с системой вентиляции.
        — Ты его, главное, потом в инвентарь не пихай,  — не дал я ему подумать в нужном направлении.
        — В инвентарь, говоришь? Интересно, а полезет?
        Он задумчиво почесал затылок, потом присел на корточки и стал возиться с замком. Я знал, что просто не будет — с дверью тогда вон сколько возились! Но когда щелкнула последняя отмычка, сломавшись, я был готов испустить вопль отчаянья.
        — Семьдесят… Нет,  — Себ удрученно покачал головой, роясь в инвентаре,  — восемьдесят. Даже не так. Тебе сраный медальон, мне всё остальное. Специально найду самый дешёвый медальон, по-любому есть и такой, отдам тебе, а остальное вместе с сундуком запихаю в инвентарь, если можно будет.
        — Чего?  — больше удивился, чем возмутился я.
        — Ну, ты все равно с поместья только медальон унести собирался. Вот его и получишь.
        И он достал плохо мумифицированную руку со странным маникюром в виде свечей. Замок сундука щелкнул, крышка легко откинулась, явив миру спящую там девушку.
        — Слушай,  — прошептал Себ, погрозив мне рукой мертвеца,  — я когда жаловался, что ты всех баб по пути собираешь, а мне ничего не достаётся, совсем не это имел в виду!  — он выразительно кивнул на сундук.  — И вообще! Где мои сокровища?
        — Ну,  — потянул я, натягивая самую невинную маску из всех доступных Высшему вампиру,  — может, у нее характер золотой?
        — Ага, платиновый, с сапфирами. И чего с ней делать теперь?  — он почесал затылок и собрался закрыть крышку.
        — Стой!
        Я подошел, забрал у девушки алхимический сон и, подняв её на руки, отнёс на кровать. Надо теперь противоядие варить или целебное зелье. Порылся в сумке с ингредиентами. К счастью, нашлось из чего сотворить и то, и другое без ущерба квесту на исцеление графа. Затем стал поить ими девушку.
        — И надо тебе ресурсы на непись переводить?  — Себ, после нескольких безуспешных попыток запихать сундук в инвентарь, сел на стул и хмуро наблюдал за моими манипуляциями.
        — Тебе неинтересно, кто она? За что её посадили в сундук, не давая умереть?
        Он задумался, потом просто кивнул. Но я понял, что будь на то только лишь его воля, ни за что бы не стал возиться с сундуком. Очевидно, та рука — штука дорогая, а раз я не просил ее использовать, значит, и стребовать за неё деньги просто так он не может. Все-таки Себастиан оставался себе верен: золото драл только за услуги, которые были заранее озвучены. И на том спасибо.
        Девушка тем временем проглотила целебное зелье и открыла глаза. Какие же они у нее блеклые и невыразительные. Я попытался ей ободряюще улыбнуться, но проклятые клыки полезли наружу. Незнакомка отпрянула, схватившись за висящий на шее… медальон!
        — А-а-а! Вампир!!! Стража!
        Но раньше стражи подскочил Себ, оттолкнул меня и закрыл ей ладонью рот.
        — Да заткнись ты, дура серая. Мы с другом, между прочим, графа вашего спасать пришли, а заодно тебя из сундука достали.
        Я собирался сказать Себастиану, что у неё квестовый медальон, но заметил на щеках девушки легкий румянец и блеск в глазах и решил подождать. Кажется, на неё Харизма охотника действовала.
        — Руку сейчас уберу,  — продолжал тем временем Себ.  — Заорешь — словишь таких тумаков!.. Поняла?
        Она кивнула, а взгляд её наполнился ещё большим обожанием. Хм… А может, зря я это дело не качал никогда?
        — Да, добрый господин. Ой… Так вы на самом деле с вашим другом меня спасли?
        — Ну а то ж. Мы вообще с Винсом добрые самаритяне: одну из заточения в склепе спасли, вторую от бесполезного меча избавили… Тебя вот из сундука достали,  — принялся перечислять наши «заслуги» Себ.
        — И для батюшки моего целебное зелье приготовите?
        Охотник уже собирался послать её далеко и надолго вместе с батюшкой, матушкой и прочими домочадцами, когда я сообразил, что пора встрять и мне.
        — Себа, ты её имя и род деятельности глянь,  — посоветовал я, успев уже это сделать.
        Графиня Изабелла Марсела де Круа, а на шее у неё — квестовый предмет.
        — Так вот чего мне репутации привалило! А я-то думал, что за диадему только соизволили выдать. Это, получается, я её самозванке отдал?
        — Получается, да. Можешь отобрать потом.
        Он кивнул и вновь посмотрел на графиню.
        — Значит так, разлюбезная моя Изабелла, идемте спасать вашего отца для начала. А там по ходу пьесы разберемся.
        — О, добрый сударь,  — девушка опустила глаза долу и всхлипнула,  — мои ноги… я их не чувствую…
        — Побочка,  — я пожал плечами.  — Утром пройдет,  — и выразительно кивнул на графиню.
        Себ немного подумал, потом всё-таки поднял Изабеллу на руки и понёс к выходу. Я немного полюбовался, с каким обожанием она смотрит на охотника, и, открыв им дверь, вышел следом. До графской спальни мы добрались быстро, ну она соседняя, если вы забыли. Но когда собирались войти туда, нас окликнула стража, охранявшая Изабеллу-самозванку.
        — Разберись,  — бросил Себ, юркнул в приоткрытую дверь, потом высунул руку и потряс ею: — Ингредиенты дай для зелья квестового.
        Всё нужное у меня давно было приготовлено, а потому я быстро сунул охотнику необходимое. И когда дверь за ним закрылась, привалился к ней спиной. То, что стража только окликнула, теплило во мне надежду, что вполне можно обойтись без драки. Нехорошо драться с женщинами, особенно с теми, с которыми спал. Белла моего мнения явно не разделяла, а прилетевшая от неё пощечина подтверждала мою догадку.
        — Отойди, пожалуйста, сладенький,  — пропела она мне на ухо, оставляя глубокие царапины на моей щеке.  — Иначе я забуду о наших акробатических занятиях в постели, и покрошу тебя на мелкие кусочки.
        — А хватит ли силёнок?  — я оскалился, перехватив её руку, и быстрым движением впившись в нежную открытую шею, сделал глубокий глоток.
        Она вскрикнула, попыталась отстраниться, но после стычки с хромой рыцаршей в городе, я всё же нашел заклинание против прекрасной половины игроков и NPC — Ошеломление. Белла обмякла в моих руках, я продолжал прижимать её к себе, зная, что так стража на меня не кинется. Подумают, что госпожа изволит обниматься с любовником. Это хорошо, но вот кровь по её шее продолжала течь, заставляя меня сначала исходить слюной, потом снова припасть к ране. Ну, кровь у неё вкусная, но если не остановить и не остановиться, Изабелла умрёт и реснется где-то здесь, и, скорее всего, почти сразу, потому что NPC такую аферу не провернуть.
        Я сделал ещё пару глотков, потом полез в сумку за остатками лечебного зелья, смазал им ранки на шее, остатки влил девушке в рот. Она вздохнула полной грудью, открыла глаза и уже собиралась закричать: «Ах ты гад!», но вновь словила от меня Ошеломление и выдохнула лишь томное «Ах!» Стража отвернулась к окну и делала вид, что на улице творится нечто захватывающее. Да так хорошо, что мне почти захотелось посмотреть. Но в дверь с той стороны постучали.
        — Винс, открой, тут дышать нечем.
        Я посторонился, и вскоре в коридор вышли граф с дочерью, вполне себе стоящей на собственных ногах, и наш охотник. Себ увидел, как я прижимаю к себе Беллу, скорчил мне гримасу неодобрения и демонстративно отвернулся. Настоящая графиня, проследив за ним, ткнула в самозванку пальцем и заорала:
        — Это она! Папочка, это она! Она меня пленила и не давала вас исцелить!
        Граф нахмурился, повернулся к страже:
        — Схватите самозванку и доставьте в форт! Мы лично будем её судить по завершению празднеств!
        А вот это в мои планы никак не входило. Я-то собирался лично узнать, как это она исхитрилась присвоить себе титул и жить в поместье припеваючи, но драться со стражей без медальона никак нельзя. Пришлось отдать девушку стражникам, попутно соображая, как уговорить Себа её освободить. Притвориться шибко влюблённым или предложить денег? Не, золото не вариант, этот жлоб запросит какую-нибудь астрономическую сумму, и что делать? Потому я горько вздохнул, глядя как прочь от меня уносят соблазнительную обманщицу. Охотник проследил за моим взглядом и нахмурился, видимо, предчувствовал предстоящее нытье по поводу «спасти рядовую Изи».
        — Идемте пить,  — мрачно предложил граф и первым зашагал к лестнице.
        Мы поплелись следом. Дальше они с Себом пили, а настоящая графиня с таким обожанием смотрела то на одного, то на другого, что оставалось лишь пожать плечами, выбить стул из-под жутко фальшивящего менестреля и отдать лютню крайне возмущенному охотнику. Ага, как же, он-де менестрель, а Винс — мелкая шушера с краю деревни. Пел он, кстати, для графини. Результат, что ли, закрепить хотел?
        — Я не герой, не рыцарь, не король,
        И даже не пророк, не жрец, не воин.
        Как ни измерь, хоть поперёк, хоть вдоль,
        Тебя, наверно, вовсе недостоин.

        Так и хотелось сказать: «Да не скромничай! Прокачал Харизму — не скромничай!»
        — Могу совсем немного предложить,
        Нет ни казны, ни слуг и ни кареты.
        Но обещать могу тебя любить,
        Писать тебе стихи или сонеты…

        Достаточно ль того? Решать тебе.
        Ведь я и сам собою не подарок.
        И что там предначертано в судьбе,
        Я спрашивать не стану у гадалок.

        Тут я совсем заскучал, поднялся со своего места и собрался идти спасать Беллу в одиночку — вся важная информация мне одному достанется! Но Себ вдруг выдал финальные аккорды и повернулся к графине:
        — Тебе я душу отдаю свою,
        А ты реши, сказать ли мне: «Люблю».

        — Да!  — она улыбнулась и закивала.  — Да!
        И повесила на шею охотнику квестовый медальон.
        А потом они с графом за это выпили. И ещё раз. И ещё… Я со счету сбился, пока хозяин поместья не свалился лицом в закуски. Себ же поднялся со своего места, отряхнул камзол, целомудренно поцеловал графиню в лоб и сказал:
        — Я буду вам писать,  — после чего быстро прошел ко мне и кивнул в сторону выхода: — Валим отсюда! Пока они меня не женили!
        Я не стал спрашивать, возможно ли такое в игре, но на всякий случай поторопился. Надо было ещё успеть в форт заскочить и мчаться отсюда на всех парах: наверняка игроки, оставшиеся не при делах из-за сданного нами квеста, разнесут весть об исцелении графа по ближайшим городам. Кулдаунд был один на весь инвент. Вряд ли ищущий нас рейд Красной Горы не сумеет сложить два плюс два и не отправится по нашим следам.

        Глава 11. Себастиан. Свободу читерам!

        — Нам нужен план!  — уже в который раз занудел Винс.
        Я только закатил глаза. Поесть взамен галлюциногенных грибочков я ему уже советовал — до него не дошло. Вроде, на одном языке говорим… Знать бы ещё, на каком.
        Винс даже не удивился моему согласию спасти графиню-самозванку из тюрьмы. Конечно, попала она туда из-за нас, но это вовсе не значит, будто мы ей что-то должны. А вот она за спасение точно будет должна. И благодарностью натурой не отделается, хотя я и от этого совсем не откажусь. Однако гораздо больше меня интересовало, как она вообще сумела присвоить титул и перевести на себя квесты. Обычно я против читерства в играх, но не тогда, когда в этой игре приходится жить.
        А план у меня был. Я просто Винсу не стал говорить, чтоб его понервировать. С моей репутацией в графстве, полученной благодаря спасению настоящей графини из сундука, стражники должны спокойно пропустить меня в тюрьму. А там вскрою замок камеры,  — если придётся, с помощью Руки славы,  — дам Изабелле выпить зелье невидимости, и мы спокойненько выйдем. Ну, это в теории, на практике-то так гладко никогда не выходит. Но всегда остаётся вариант всех убить и пройти по трупам, не забыв обшарить их карманы.
        — Я могу усыпляющее зелье сварить!  — предложил Винс, явно только что озарённый этой идеей.  — Если у тебя в инвентаре завалялась Бегония Лютая и Крапчатая Поганка…
        Я пожал плечами и поморгал, вызывая меню инвентаря. Кто его знает, чего там завалялось. Ещё не хватало запоминать названия всей этой растительной гадости. Я и цветы-то всю жизнь делил на розы, ромашки и все остальные. Тот, кто придумывал названия растениям в игре, явно тоже изучением ботаники не заморачивался и лепил наименования от балды. По крайней мере, эта бегония у меня нашлась, но ничего лютого в ней не было. Если б цветочки при сборе попытались меня покусать, я бы это точно запомнил.
        Для разнообразия, я даже не стал просить с Винса денег. В конце концов, растений для квеста лжеграфини он мне задарма отсыпал. А кому из нас больше надо её теперь освобождать — это ещё вопрос. Учитывая, что после дарения диадемы она ко мне явно потеплела, а вот к вампиру наоборот интерес утратила…
        — Ну и как твоё зелье применять?  — осведомился я.  — В пиво налить и стражникам подать? Чур, официантку изображаешь ты. А вот костюмчик я подгоню.
        — Официантки тут не носят специальные костюмы,  — с подозрением покосился на меня Винс.  — Разве что передники…
        — Ну и зря,  — пожал плечами я.  — Чаевые бы сразу выросли в несколько раз. А так, костюм горничной, официантки — какая разница?
        Он снова покосился, но смолчал. Видимо, всё-таки сам додумался, зачем мне может быть нужен костюм горничной. Ясен пень, не самому носить! А вот Изи в нём будет смотреться ого-го. Хотя она во всём так смотрится… Хм, может, ещё свадебное платье прикупить? Нет, не чтоб обвенчаться, но брачную ночь можно устроить и без свадьбы.
        — Не надо никакого пива,  — наконец ответил по делу Винс.  — Это усыпляющий газ. Разбить колбу и всё.
        Я кивнул и всё-таки свернул к трактиру. Ну как это не надо пива? Это для стражников не надо, а для Себа надо.
        Дверь в казарму — или как там помещение для стражи правильно называется?  — я открыл с ноги. И не потому, что я такой наглый тип. Ладно, не только потому. Просто руки были заняты кувшинами с пивом, один — полупустой. Да ещё подмышкой зажата колба с зельем.
        — Здорово, служивые! Как борьба с преступностью идёт? Сколько похитителей рулетов и сладких булочек сегодня поймали? Колени ни у кого не болят?
        Пятеро стражников, сущие пустяки. Если припрёт, то справлюсь, даже если Винс не станет эти свои кровавые вихри кастовать. А если свидетелей не останется, то даже моя репутация не пострадает, ведь реснутся они уже без воспоминаний о своей смерти.
        — Вы чего-то хотели,  — протянул один из стражников и, чуть помедлив, всё же добавил: — сэр?
        Ну вот, репутации графства Трёх Озёр у меня больше 500, а пиетета со стороны стражи никакого… Похоже, я слегка переоценил влияние репутации. Или всё-таки маловато её будет. Ну, хоть в шею не гонят, сэркают, всё же.
        — Да так, вот, пивка защитникам правопорядка принёс,  — заявил я, протягивая ему кувшин.
        При этом колба выпала и разбилась об пол. Я задержал дыхание, а для верности приложился ко второму кувшину. Когда я пью, то точно не дышу.
        Комнату окутала фиолетовая дымовая завеса. Винс там точно зелья не перепутал? Ну, если он так пошутить решил… Надеюсь, я от этого дыма хотя бы в гигантского розового кролика не превращусь.
        Дым развеялся, когда я уже едва мог продолжать задерживать дыхание. Наверное, в игре дышать вовсе не обязательно, но против инстинктов не попрёшь. Хотя я слышал историю про одного гнома, которого сбросили с лодки на середине озера, а он вышел на берег по дну. Но ещё слышал про другого, который упал в расщелину, а потом взлетел, быстро-быстро маша руками. И обеим верю примерно одинаково — на ломаный грош.
        Стражники вот точно считали, что дышать им надо. И все пятеро свалились в отключке. И никаких гигантских розовых кроликов, зря я подозревал Винса в наличии чувства юмора. Ну, оно и к лучшему, а то бить зубы мне не впервой, и я считаю такое решение проблемы с наглым вампиром хорошей идеей.
        Я впустил Винса и обшарил карманы стражников. Он косился неодобрительно, пока я не показал связку ключей. Медяки я даже прикарманивать не стал. Да уж, плоховато страже платят. Зато нашлось объявление о розыске со знакомой рожей. И нет, не моей. Я продемонстрировал плакат Винсу.
        — Рыцарь Билл, значит,  — пробормотал он, тоже узнав бородатого громилу.  — А чего он файерболлами кидался, если рыцарь?
        — Ну а что ему, сабатонами кидаться надо было?  — пожал плечами я.
        Конечно, магию может прокачать практически любой. Ну, вон вампиры с огненной магией не дружат, у них зато кровавая есть. Но судя по виду Билла-гориллы, Сила у него прокачана немерено. И магия при этом тоже… Какого же он уровня, что успел одновременно в разных направлениях прокачаться?
        — Радуйся, что ищут его, а не нас,  — добавил я.  — Хотя теперь и нас могут начать. Особенно если не уберёмся отсюда раньше, чем эти оловянные солдатики очнутся. Изи точно будут искать.
        — Беллу,  — поправил Винс.
        Я закатил глаза. О том, как правильно сокращать имя лжеграфини мы и так спорили всю дорогу от поместья. Да, больше поговорить нам было не о чем.
        Откуда-то со стороны внутренних помещений раздался грохот. Что там у них? Кухня, и какой-нибудь поварёнок чан с помоями уронил? А которая дверь непосредственно в тюрьму ведёт?
        — Кто-то идёт,  — Винс указал на дверь, со стороны которой доносился грохот.
        Я кивнул. Скрип досок пола я и без него слышу, но о моём тонком слухе вампиру пока знать не обязательно. Я достал нож. Винс скорчил недовольную рожу, но спорить не стал. Вообще, он за эти дни народу больше меня положил! А всё гуманиста из себя строит. И ладно там враги, так ведь ещё ни в чём неповинную служанку схавал, упырь.
        Но в появившуюся из-за двери фигуру мне втыкать нож не захотелось. Вот если не нож… Да-да, это была Изи. Одетая во что-то типа длинной ночной рубашки, жаль, совсем непрозрачную. Это тут женское нижнее бельё такое? Потому что на арестантскую робу точно не тянет. Но вот сколько баб раздевал, такого не видел. Хотя аристократок среди них не было.
        — А вы что…  — начала было Изи, но запнулась и продолжила уже гораздо злее: — Показания давать против меня пришли, да? Мало вы мне изгадили…
        — Да вообще-то, спасать тебя собирались,  — возразил я, указав на бессознательных стражников.  — Или, думаешь, у них послеобеденный сон?
        — Не нуждаюсь,  — отмахнулась она и направилась к стоящему в углу сундуку.
        Я только хмыкнул. В сундук я уже заглядывал, разумеется. И убедился, что он пустой. Вообще ничего ценного в кордегардии — во, вспомнил название!  — не нашлось. Но это для меня… Оказалось, что сундук пустой, в отличие от горшка, предмет не такой уж простой. Потому что стоило Изи его открыть, как вместо ночнушки она оказалась облачена в доспехи, да ещё и вооружена здоровенным окованным металлом дрыном длиннее её роста. И подаренная мной диадема никуда не делась.
        Дрын она сразу убрала в инвентарь, а взамен вытащила ту самую ночнушку и зашвырнула в угол. Ага, значит, при аресте выдали, как стандартное бельё, а то я уж беспокоиться начал, вдруг, несмотря на открытые наряды, в постели она только ночнушку задрать позволяет. Хотя по шмоту, конечно, на это не похоже.
        Доспехи оказались те ещё. Конечно, не кольчужное бикини, но что-то среднее между ним и нормальной бронёй. Я определённо за наличие глубокого декольте, но не на доспехах же! Ещё и спина вся открытая. Я, конечно, помню про игровые условности, но всему надо меру знать! Ну не может от такой брони быть много толку! Всё-таки боёвка тут как раз довольно реалистичная.
        — Как ты…  — Винс попытался озвучить мучивший и меня тоже вопрос.
        — Сундук для вещей арестованных,  — снисходительно сообщила Изабелла.  — Я вернула своё. А вот чтоб посмотреть на чужое, надо на склад идти.
        Она повернулась к ближайшей двери и распахнула её ногой. Эх, а эта девица нравится мне всё больше… Но если я не потороплюсь, она всё ценное себе заграбастает.
        Чтоб не опоздать, я начал хватать всё подряд и пихать в инвентарь. Благо, место есть. А вот Изабелла мародёрствовать не спешила, надменно оглядывая собранное тут барахло. Что-то конкретное ищет?
        — А как ты выбралась из камеры?  — спросил я, не прекращая красть ворованное.
        — Вышибла дверь.
        Вот это заставило меня таки приостановить сбор трофеев. Я пристально оглядел лжеграфиню. Благо её наряд был призван скорее подчёркивать фигуру, чем скрывать. И внушительной мускулатуры я не обнаружил. А при прокачанной Силе она появляется. Пусть у женщин и не так ярко выраженная. Изи, конечно, вовсе не хрупкая тростинка, не с такими формами. Статная, ладная баба. Не такая, чтоб коня на скаку в горящую избу заводить, но вполне себе кровь с молоком. А вот вышибание дверей… Я скорее готов поверить в летающего гнома, умеющего быстро-быстро махать руками.
        — Брешешь.
        Она фыркнула и обернулась ко мне. Подбоченилась, ещё больше выпятив грудь, и заверила:
        — Чистая правда.
        Я с трудом заставил себя смотреть ей в глаза, но моей выдержки хватило ненадолго. Взгляд сам собой снова опустился к ложбинке, в которой всё ещё покоился медальон. Не квестовый, тот был у настоящей графини и теперь у Винса. А этот Изи зачем? Зачарованный, что ли?
        Я снова посмотрел ей в лицо и усмехнулся.
        — Я и сам старый враль, так что толк в брехне знаю. И если я буду рассказывать, как скакал с крыши на крышу, перепрыгивая через улицу — ты мне не верь.
        — Твоя Харизма на мне не сработает,  — покачала головой она.  — Можешь не стараться.
        Я пожал плечами.
        — Да я и без этой игровой Харизмы, сам по себе, чертовски обаятельный.
        — Наглый, самоуверенный, нахальный, борзый…
        Я закивал, соглашаясь с каждым эпитетом. Хотя это всё, в принципе, одно и то же. Ну да, я такой. Причём не только в игре. И раньше таким был. И всегда мне это в жизни помогало. Наглость города берёт. Не говоря уж о девушках. Несколько в разное время говорили, мол, проще согласиться мне отдаться, чем объяснить, что они этого не хотят. Не то чтоб я девок прямо пачками в койку укладывал, но уж если задавался целью, то ответа «Нет» в качестве окончательного не принимал.
        — Но при этом не возникает желания дать мне сапогом по роже. И вот это и есть настоящая харизма.
        — Да как сказать,  — пробормотал от двери Винс, но я расслышал.
        Впрочем, сделал вид, будто не слышал. Хотя, что возразить у меня нашлось бы. Ведь даже если заехать хочется, но желание сдерживает, то оно и не считается.
        А вот то, что Харизма на Изи якобы не работает — это интересно. И снова возвращает нас к тому, что она долбаный читер. Вряд ли она сознается, но спросить-то можно.
        — Рассказывай, как ты мухлюешь. Как графиню собой подменила и прочее…
        — Тебе не пригодится,  — скривилась Изабелла.  — Ты так не сможешь.
        — Я много чего могу,  — заверил я.  — И некоторые свои умения и таланты намерен тебе продемонстрировать.
        — Не сомневаюсь, что намерен,  — вздохнула она.  — Все вы, мужики, одинаковые. Но я воздержусь.
        — Если не хочешь, чтобы к тебе приставали, стоило бы одеваться поскромнее.
        Среди барахла я нашёл окуляр, позволяющий видеть статы. Давно собирался такой прикупить, но как-то всё руки не доходили. Да и жаба… А тут халява, свезло. Я сдержал порыв немедленно его использовать и посмотреть на Изабеллу. Всё же это очень некультурно, а я вовсе не намерен с ней ссориться. И так из-за ареста она в дурном настроении. Ну, само собой, я б на её месте тоже не радовался встрече с нами. Тем более, спасение ей как-то не очень и требовалось.
        Изи тоже отыскала желаемое. Я успел заметить среди прихваченных ею вещичек только клановый знак Красной Горы. Похоже, минимум одного придурка из атаковавшего нас отряда стража прихватила. Но Изабелле-то какое дело до красногорцев? Какое она к ним отношение имеет?
        — Ребята, тут проблема,  — пробормотал Винс из кордегардии.
        Что, неужели красногорцы нас нашли и имели наглость припереться прямо к страже? Хотя взрывов огненных шаров, звона мечей и топоров не слышно.
        Я высунул голову за дверь. Ну, насчёт проблемы — это Винс преувеличил. Так, мелкая неприятность. Всего-то один стражник очнулся. Остальные пока дрыхнут. И чем этот такой особенный? Дышит через раз, что ли?
        Я прищурился и поглядел на него. Стражник Гарт. Ничего особенного. Перевёл взгляд на других. Стражник Берт, стражник Джордж… Да, с именами неписей тоже никто не заморачивался, даже подходящие к антуражу не подбирали.
        — Ладно, ты пока на складе потусуйся,  — велел я Винсу, за плечо насильно задвигая его внутрь.  — Может, что полезного найдёшь,  — я оглянулся на остававшееся барахло. Вроде, всё относительно ценное я уже захапал. Ну, может, в куче шмота в углу стоит покопаться. Винс как раз недавно зачем-то шубой разжился, может и ещё чем прибарахлиться захочет. Меня-то прикид охотника полностью устраивает, да и мех, если что, свой найдётся.  — А я тут с этим парнем пообщаюсь. Хотя завтра он этого не вспомнит.
        — Ещё как вспомню,  — возразил стражник.  — И не завтра, а через пару минут сюда вернусь. Точка респауна у нас вон там.
        Он указал на ещё одну дверь. Я оглянулся на Изабеллу, она кивнула. Ага, как я и думал, арестантов принудительно заставляют чекаться на тюремном респе. Меня-то ни разу не арестовывали. И это при моём стиле жизни… или всё-таки игры? Ну, не суть важно, тут это односвойственно. И это, я считаю, прекрасный показатель эффективности работы городской стражи. Чтобы им попасться, надо быть совсем уж идиотом. Ну или влипнуть совсем внезапно, не по своей вине, вот как Изи.
        — А почему это стражники ресаются сразу и помнят свою смерть?  — удивился я.  — Вроде, в других городах так не было…
        Ну да, я проверял. Лучший способ не быть арестованным, если стражники всё же нагрянули — перебить их. Нет свидетелей — нет обвинений.
        — Потому что он игрок, болван!  — заявила Изи.
        Стражник кивнул. Ага, это кое-что объясняет. Но при этом поднимает кучу новых вопросов.
        — Что он болван, это я понял. Умный в стражу не пойдёт, умный стражу обойдёт. Но как вообще?
        — Не понял вопрос,  — недоумевающе моргнул Гарт.  — Стражник — такая же профессия, как любая другая.
        Я только почесал в затылке, хотя очень сильно хотелось задать важный и всеобъемлющий вопрос: «Чё?» Нет, про существование профессий я в курсе, конечно. Ну, там, травник, алхимик, рыбак — эти профы дают бонусы в сборе и производстве. Мне, как охотнику, поступали предложения стать лесником или егерем, но… это ж работать надо! Браконьеров ловить или в охоте дворянчикам помогать. Оно мне надо? В целом, это, на мой взгляд, такая бесполезная фигня… Ещё и апаться при получении уровня будут в первую очередь профессиональные навыки. Нет, спасибо.
        Но ладно там алхимики и прочие, там хоть какой-то толк есть. А стражник? Сидеть в кордегардии с неписями, в кости играть? Ловить мелких воришек из числа неписей и нубов? И получать в репу от таких, как я. Вот уж предел мечтаний в жизни… И надо было такому придурку встретиться на моём пути.
        Теперь в этом графстве меня точно объявят в розыск. Не то, чтоб это такая большая потеря, всё равно мы собирались сваливать подальше от ищущих нас красногорцев. Но всё же…
        — А если я тебе взятку дам?  — предложил я.  — И ты притворишься, что был в отключке и нас не видел.
        — Ни за что!  — возмутился Гарт.  — Считаешь, будто выше закона? Такие, как вы, должны сидеть в тюрьме! Беспредельщики ненормальные! Творите, что захочется, убиваете направо и налево. Людей в сундуки запираете…
        При последних словах он гневно уставился на Изабеллу.
        — Не людей, а неписей,  — я посчитал нужным вступиться за неё.  — Ты не путай, парень. Они просто программы.
        — Ты и меня за непися принял…
        Я пожал плечами. Ну да, я и про Изи сперва так думал. Аргумент, в общем-то, неплохой. Если нельзя различить, кто есть кто, с первого взгляда, то есть ли разница? Определённо есть. Вот хотя бы в воспоминаниях о своей смерти. Неписи — как актёры, понарошку умирающие на сцене в ходе пьесы. А потом они встают и идут по своим делам, вовсе об этом не помня. Ну, если бага не случится. Игроки тоже воскресают, но они-то помнят… И если игрока убивать, медленно разрезая на кусочки, то бесследно это не пройдёт.
        — А если она тебе даст?  — предложил я, указав на Изабеллу.
        Этим я заслужил сразу два возмущённых взгляда. Винс копался в куче шмоток и меня не слышал, а то взглядов было бы три. Ладно, подкупить этого непомерно честного болвана-стражника не получится. Значит, возвращаемся к варианту А. Я его просто убью. Но точка респа рядом, он очень скоро вернётся…
        — Приготовьтесь быстро сматываться,  — предупредил я, доставая меч.  — Винс, хватит воровать чужие трусы!
        — Я нашёл!  — заорал в ответ он.  — Ещё один!
        Я оглянулся через плечо. Вампир чуть ли не приплясывал от радости, размахивая ещё одним кирпичом. Видимо, он валялся под кучей одежды. Которая стала гораздо меньше. Так что часть шмота наш самый честный кровопийца всё-таки прикарманил. Конечно, судя по слою пыли, это барахло валялось там уже давненько, никому ненужное, но это ж не повод не подкалывать Винса в будущем. Вот пусть только заикнётся ещё про моё мародёрство, я ему припомню!
        — Сдавайтесь,  — потребовал Гарт.  — Это уменьшит срок заключения.
        Я хмыкнул. Ну точно, совсем дурак. Я шагнул к нему, но меня опередила Изи. Ни охотничьего драйва, ни вампирской скорости у неё не было, но для человека двигалась она довольно быстро. Стражник Гарт то ли не ожидал нападения, то ли не мог решить, имеет ли право бить женщину, пусть даже преступницу. В любом случае, пока он раздумывал, получил окованным металлом дрыном по башке.
        О, а мне даже в голову не пришло, что можно стражника просто вырубить, но не убивать, чтоб не реснулся. Похоже, я всё-таки немного чересчур кровожаден. Привычка не оставлять свидетелей, что поделать.
        — Вы как хотите, а я сваливаю,  — заявила Изабелла.  — Если остаётесь, то прощайте.
        Я поймал вопрошающий взгляд Винса, пожал плечами и мотнул головой в сторону двери на улицу. Валить-то нам надо в любом случае. И выяснить, как Изи читерно стала графиней, мне всё ещё хотелось. Тем более, ей сейчас вроде как некуда особо идти. Так почему бы не присоединиться к нам? Мы могли бы ночевать под одним плащом… Или без плаща, накинув одеяло на голову Винсу, чтоб не подглядывал. А если Изи хочет идти впереди — отлично, ведь это даёт мне возможность пялиться на её задницу.

        Глава 12. Винсент. Колдун Аристан

        Вплоть до конюшни Себ не прекращал уговаривать Беллу отправиться с нами, но уговоры не действовали. Тогда он пустил в ход тяжелый аргумент в пользу нашего общества:
        — Так ты сможешь отомстить Винсу.
        — Но учти: я кусаюсь,  — клыки обнажились в усмешке и добавили фразе угрозы, несмотря на шутливый тон.
        Глаза Изабеллы гневно вспыхнули, и она сказала:
        — Вот и проверим, насколько у тебя крепкие клыки.
        Так наша группа стала больше на одного человека, а мой кошелек опустел на тысячу золотых — пришлось купить Белле лошадь. А до этого расплачивался с Себастианом за квест.
        Я так скоро разорюсь с ними!
        Из форта мы выбрались без происшествий, что не могло не радовать. Путь наш лежал на север, где начинались владения князя Всеволода, что правил из Белого Града, расположенного на острове посреди Белого же озера. Имя и названия меня позабавили, как и Изабеллу, а вот Себ пожал плечами, сказав, что вполне себе славянские. Славянские так славянские, в принципе, без разницы. А вот растения, пригодные для алхимии, здесь попадались в большом количестве, да еще и редкие. Конечно, я не выдержал и остановился возле очередной полянки, принявшись срывать молочные соцветия. Себ собирался меня обругать за задержку, но заметил заинтересованный взгляд Беллы и промолчал. Молчала и она всю дорогу до избушки колдуна, которому мы везли медальон. Но стоило показаться высокому забору, как Изабелла направила свою кобылу ко мне и, поравнявшись, доверительно сообщила:
        — Вырезанные под корень поляны с редкими растениями, чей кулдаун равен месяцу, лучший способ указать путь, где ты прошел. Но перед смертью можешь неплохо заработать на аукционе, а деньги отдать мне.
        — Эй!  — окликнул нас охотник.  — Вообще-то я первый, кто претендует на его деньги!
        Он всегда так хорошо слышит или только когда дело касается женщин, на чью постель Себ претендует?
        — Это для боевых зелий,  — признался я.
        — Подснежники?!  — одновременно удивились Себастиан с Изабеллой.
        Не стал вдаваться в подробности. Зачем им знать, что иногда с легендарным квестом мне попадаются квесты алхимические: редкие с очень полезными заклинаниями. В прошлый раз это был рецепт, превративший меня в Высшего вампира. Сейчас — некий «Вальс цветов», обещавший, что этих самых цветов хватит даже на могилы моим недругам. Да-да, звучит подозрительно, но предыдущий вообще назывался «Трактат о девственницах», так что я решил попробовать. Глядишь, снова получу в итоге кучу новых рецептов, полезных, дешевых по ингредиентам, дорогих на аукционе.
        — Признаюсь,  — хмыкнула Изабелла,  — ты ещё более странный, чем мне показалось при первой встрече.
        — О,  — подхватил Себ,  — это он ещё нормальный.
        Я вздохнул и, остановив коня, спешился. Прошел к воротам и собирался постучать, когда увидел звонок. Не в плане колокольчик, а кнопку звонка, как в нормальных домах. Нажал, не ожидая, что сработает, но раздавшаяся трель, а за ней голос, подтвердили работоспособность сей несложной технологии в местном средневековье.
        — Что надо?  — спросил бодрый мужской голос.
        — Медальон по квесту привезли,  — поспешил ответить я, пока Себ с Беллой удивлялись и не сказали чего не того.
        — Да неужели? Помаши им перед глазом бехолдера!
        Магия. Всего лишь магия. Черт! А я уже успел понадеяться, что нашел админа техподдержки. Бедный наивный Винсент, то есть я.
        Поиски бехолдера закончились тем, что Себ, прошипел сквозь зубы «нуб», схватил меня за шкирку и сунул под этот глаз на ножках. Жуткая штука, но совершенно безобидная. Ну, я так подумал, а потом Белла, поцокав языком, восхитилась степенью прирученности этого монстра. Дикий, по её словам, давно бы обратил меня в камень и съел. Думаю, всё же запугивала — какой смысл жрать камни?
        Как бы там ни было, колдун, увидев медальон, обрадовался и сам вышел нас встретить. Он оказался импозантным мужчиной в чёрном фраке, пальцы унизаны перстнями с огромными чёрными камнями, внутри которых клубился белесый туман. Чёрные глаза сверкали радостью и неподдельным интересом.
        — Ага-ага,  — покивал он, осматривая нас по очереди, не выделив при этом никого, даже Беллу. Все трое были для него забавными, почти невозможными существами.
        Я присмотрелся: колдун Аристан, барон Крам. После лжеграфини оставалось только понадеяться, что он таки NPC. Белла, увидев моё замешательство, усмехнулась и стукнула меня кулачком в плечо:
        — Непись, не переживай.
        — Проходите,  — Аристан посторонился, давая нам зайти за ворота и завести лошадей.  — Зима в этом году долгая. Но вот проводит Всеволод завтра масленицу, дороги вообще непроходимыми станут. Вам невероятно повезло.
        Если он непись, то здесь никто не халтурил с проработкой алгоритмов характера персонажа, в отличие от графини. Да и избушка колдуна оказалась куда шикарнее поместья. Во-первых, за воротами царила приятная летняя погодка, в меру жаркая. Во-вторых, дом выглядел как самый обычный особняк: два этажа, терраса, никаких решеток на окнах, вычурных статуй и прочей средневековой атрибутики. Почти как дома.
        — Хочешь стать моим учеником?  — заметив мой потеплевший взгляд, предложил колдун.  — Моя магия как раз близка магии крови. А последний ученик сбежал с медальоном, позарившись на деньги клана Красной Горы. Но ты вернул медальон, бился с людьми клана, а значит достоин.
        Ну, скажем, ещё не вернул, а только собирался, но предложение мне польстило. Только вдруг ловушка? Я вопросительно посмотрел на Себа, тот отчаянно замотал головой. Непонятно, что ему не понравилось, но я решил тоже отказаться.
        — Увы. Дорога не ждёт. Тем более по нашим следам идет рейд Красной Горы…
        — Красная Гора?  — заревел кто-то в недрах особняка и через пару минут к нам вышел лохматый небритый мужик в длинном сизом рубище в бурых пятнах, явно давно не стиранном.
        Немного приглядевшись, я разглядел в пятнах плюшевых медвежат.
        — Это Ксандр,  — поморщившись, уточнил Аристан,  — мой младший брат. Целитель.
        Ксандр тем временем помахал бутылкой тёмного стекла возле своего уха, убедился, что там ничего нет, и бросил её за забор. Аристан снова поморщился и отправил следом небольшое облачко сизого дыма.
        — Есть чо, пацан?  — тем временем склонился ко мне Ксандр, обдав перегаром.
        — А что конкретно нужно?  — деловито поинтересовался Себ, и я понял, что мне предлагали квест.
        — Ну, на крайняк пивка тёмного. Но если есть сыворотка правды, настоянная на березовой коре!.. Бутылей пять. Нет, десять. Я те знаешь чо за неё дам! Самогонный аппарат! Во!  — он поднял указательный палец вверх и замер в ожидании.
        М-да, отличный NPC — сам себя на паузу поставил. Я залез в алхимическую сумку и, достав необходимое, потрепал лекаря за плечо.
        — Есть чо, пацан?  — снова спросил он.
        Я молча протянул ему сыворотку правды, Ксандр забрал, поставил рядом с собой и принялся рыться в карманах. У него там инвентарь как у Себастьяна, что ли? Но лекарь остановился и, всплеснув руками, махнул рукой в сторону небольшой пристройки, напоминающей гараж.
        — В конюшне! Айда за мной!
        Я пошел, потому как перегонный аппарат, обозванный Ксандром самогонным, вещь для алхимика полезная, позволяющая создать из тех же ингредиентов больше зелий, чем обычно. А еще требовался для квеста с подснежниками.
        Гараж-конюшня маленьким оказался только снаружи, внутри же можно было разместить пару пассажирских самолетов. Высокий потолок, просторные стойла для лошадей, запах свежего сена, у дверей пара саней, карета и крытая телега. Все чистое, черное с золотом, но не вычурное. Да и сами кони, которых запрягали в эту красоту, были хоть куда. Вороные, холеные, мощные… и гривы заплетенные в косички с розовыми бантиками.
        — Барыня баловаться изволит,  — доверительно сообщил мохнатый старичок в плетеной обуви, красной рубахе с широким поясом и дутых штанах.  — Я плету, она банты вешает. Барин-то в ней души не чает да балует, а коняшкам-то что? Что банты, что космы — лишь бы сахару дали.
        — Тишка!  — заорал Ксандр, подняв старичка на вытянутых руках.  — Это вы с Марийкой аппарат мой заиграли?!
        — Да вон он на санях стоит. Как оставили там, так никто и не тронул. Чай не забыли, как барыню Марийку из Белого Града домой везли, где она у маменьки гостила?
        Тишка оставался невозмутим. Даже на Себа, который при виде него начал корчить удивлённые рожи, таращить глаза и хлопать себя по лбу, не среагировал. Ксандр же высмотрел перегонный аппарат на санях, отпустил старичка и, схватив меня за руку, потащил за собой. От неожиданности я даже сопротивляться не стал, и в итоге был вознагражден обещанным.
        — Вот! Гномы делали, эльфы зачаровывали. Бери.
        — Спасибо,  — сдержанно поблагодарил я, спрятав аппарат в инвентарь.
        — На здоровьице. Будешь в Белом Граде, найди на рынке Цаня, передай, что Ксандр прислал к нему надёжного человека для тайного дела.
        Ого! Кажется, мне только что дали очередной легендарный квест. Так что Белого Града мне никак не миновать. Я кивнул лекарю и пошел к выходу, надо было отдать медальон Аристану. Непонятно, конечно, как побрякушка попала к графине и причём тут клан Красной Горы. И то, что этот клан оказывался в каждой бочке затычкой, начинало раздражать. У Беллы, кстати, был их знак. Может, она специально приставлена следить за нами? Надо будет как-нибудь опоить её сывороткой правды, заодно и про читерство узнать.
        Барон Аристан сидел за столом, установленном на поляне перед домом, и пил чай. Рядом на стуле сидела девчушка лет пяти и болтала ногами, стуча ими по столешнице снизу. Блюдца с чашками, полными ароматного чая, а также пузатый блестящий на солнце чайник странной формы весело подпрыгивали от ударов маленьких ножек, возможно выше, чем должны были. Но приземлялись аккуратно на место, не расплескав ни капли.
        — А домовой был прав,  — сказал подошедший Себ, кивая на девчушку.  — Баловство в чистом виде.
        — Домовой?
        — Все время забываю, что ты не только нуб, но и нерусь,  — охотник неодобрительно покачал головой, но объяснил: — Тишка — домовой. Хранитель очага и хозяйства. А колдун наш силён. Мне такой однажды только встретился, когда князь Иберийский себе в отряд новобранцев набирал. Но потолковать с ним мне тогда толком не удалось, заварушка одна случилась. Новообразовавшийся клан Убийц Драконов на князя напал, после того как в службе отказали. Ну и в результате никто о них больше не слышал.
        — А ты откуда знаешь, как они назывались?
        Себ порылся в кармане и достал значок с изображённой на нём головой дракона, повертел в пальцах и спрятал обратно.
        — Только я умный и просто в сторонке постоял.
        Так он состоял когда-то в клане? Но расспрашивать я не стал, от Себа ещё и не такого ожидать можно было. Прошел к столу и сел на один из свободных стульев, ко мне тут же подскочила чашка с ароматным чаем. Места рядом со мной заняли Себастиан с Изабеллой, последняя сильно заинтересовала девочку. Марийка, кажется, так её звали, спрыгнула со своего места и, подбежав к Белле, схватила ту за руку.
        — Сестричка, поиграй со мной!
        — Сестричка устала,  — попыталась отмахнуться Изабелла, но к ней склонился Себ и шепнул на ухо:
        — Изи, поиграй с ребенком, не зли её папочку.
        Кажется, не только у меня был тонкий слух, но и у колдуна. Услышав их перешёптывание, Аристан тут же убрал с лица недовольное выражение и сделал вид, что ни при чём. Нет, он точно NPC? А его дочка? Но тут пришел лекарь и добавил сомнений в мою и без того пухнущую голову:
        — Тишка ваших лошадей почистил и накормил, и пока скотинка отдыхает, давайте и мы отдохнем!
        Ксандр подобрал одну из оставленных на ступеньках бутылок, залпом осушил и потянулся за новой.
        — Сестрёнка!  — заканючила Марийка: — Поиграй со мной! Я тебе камушек за это дам. Мне его на возврат сюда зачаровали.
        — А, это другое дело.
        Белла поднялась, поправила юбку и, взяв девочку за руку, прошла в дом. Себ проследил за ней с обожанием и завистью, стрельнул глазами в сторону колдуна, но очевидно голос разума возобладал, потому охотник лишь горестно вздохнул, взял пирожок с подноса и откусил. Ага, колдуна лучше не грабить, это и хорошо. Кто знает, вдруг и впрямь придётся потом магии учиться.
        — Ну, так пойдёшь ко мне в ученики?  — словно подслушав мои мысли, спросил Аристан, подливая себе чая из заварочника.  — Уровней пять как раз поднимешь, если не больше.
        Себ заинтересованно посмотрел сначала на колдуна, потом на меня, и снова на колдуна.
        — А какой у этого нуба уровень?
        — Сорок первый, как размер сапог у моего запойного братца,  — усмехнулся Аристан, покрутив щегольской ус.  — Мал ещё ваш вампир, сударь оборотень, мал да удал.
        Теперь настала моя очередь уставиться на охотника. Конечно, нубом будет звать меня ещё чаще, но оборотень? Серьёзно? И что теперь в полнолуние сойдет с ума и сбежит? И где я его потом ловить должен?
        — Он контролирует обращение,  — добавил Аристан и протянул ко мне руку раскрытой ладонью вверх.
        Да, точно, медальон. Но на ладони лежало два зачарованных агата, внутри которых клубился такой же туман, как в перстнях колдуна. Белле такой же выдадут, когда с Марийкой поиграет? Скорее всего, да.
        — Один тебе, второй охотнику. Люблю, когда герои комплектом идут. Особенно такие, как вы — редкие твари.
        — А вот обзываетесь зря!  — слишком культурно обиделся Себ, но свой камень взял.
        Я последовал его примеру. Затем собрался положить на ладонь квестовый медальон, но колдун её уже убрал. Нет, ему вообще оно надо? Мне вот да — очередной кирпич приблизит меня к заветной кнопке выход!
        — Ну, так?  — снова спросил Аристан, и я понял, что надо соглашаться, иначе этот цикл никогда не прервется.
        — Да! Но мне же не обязательно здесь оставаться?
        — Оставаться не обязательно. Я тебе для начала задания подготовительные напишу. Как все выполнишь — телепортируйся с помощью камня ко мне. Я тебе новых заданий дам. Ну, или Тишка, с Ксандра спросу никакого, как напьется. А Тишка домовой хоть куда! И за лошадьми приглядит, и за Марийкой, и за батькой ее Ксандром.
        О, так она не колдунская дочь, а лекарская. Очень интересно. А домовой молодец, я бы вот за Марийкой приглядывать не взялся. Себ, скорее всего, тоже. Дети вообще существа страшные, я бы лучше ещё раз на великана квест взял. Белла все-таки бесстрашная девушка.
        — В общем, вот.
        Колдун протянул мне лист, исписанный убористым почерком, сильно напоминающим курсив печатного текста. Ага, задания из серии сходи туда, не зная куда, принеси то, не зная что. Вот как принести «благословение ведьмы, не менее трех карат»? А «дыхание мертвеца»? Ну, найти свиток с заклинанием портала — ещё куда ни шло.
        — Учись-учись, студент,  — усмехнулся Себ, толкая меня в бок.
        Всё это время он стоял у меня за спиной и бессовестно читал выданные мне квесты. Ну и ладно, ему же помогать и придётся, так что всё равно в итоге узнает, чего колдун сделать велел. Сам Аристан тем временем неодобрительно посмотрел на опьяневшего с сыворотки правды брата, достал карманные часы и, глянув время, вздохнул.
        — Ну, с делами покончено, пора и честь знать. Марийка! Веди гостью сюда, я их отправлять дальше буду.
        — Эй!  — закричали мы с Себом в один голос.  — А медальон?!
        — Ах, да. Мирабелла,  — Аристан стукнул себя ладонью по лбу и вновь протянул ко мне руку, в которую я тут же вложил медальон.
        Колдун раскрыл его, достал оттуда золотистый локон и дунул на него, растворив в воздухе. Через секунду в том месте заискрилось, и перед нами появилась молодая красивая женщина в строгом платье, как на портрете в поместье графа. Незнакомка принялась чихать и никак не могла остановиться. К ней подбежал расторопный Тишка и протянул платок, женщина благодарно кивнула ему, высморкалась и недовольно посмотрела на Аристана:
        — Почему так долго?
        — Любовь моя,  — колдун развел руками,  — мой тогдашний ученик похитил медальон с тобой до того, как я успел тебя расколдовать. И ты болталась на шее своей дорогой дочери Изабеллы как последнее, что осталось от её покойной матушки. То есть тебя. Но мой новый ученик сумел вернуть медальон, и…
        — Ладно,  — смилостивилась Мирабелла,  — пойду переоденусь.
        Она скрылась в недрах дома, откуда через пару минут вышли Изабелла с Марийкой. Белла рассматривала на солнце полученный агат, Марийка принялась пинать пьяного отца, призывая поиграть с ней. Ко мне тем временем подошел Тишка с подносом, на котором лежал заветный квестовый кирпич и золото за квест. Что ж, неплохо. Деньги, как и договаривались, отдал Себу, и лицо его заметно подобрело.
        Затем Тишка привел из конюшни наших лошадей, а Аристан открыл проход к месту, откуда уходит паром до Белого Града. На прощание посоветовал остановиться на постоялом дворе у некой Забавы и не затягивать с ученическими квестами. Пришлось пообещать, что приступлю к исполнению немедленно. Колдун кивнул, хотя наверняка различил ложь в моем обещании. Мы втроём с Себом и Беллой прошли через портал и оказались на заснеженном тракте у пристани, а паром приближался к берегу, обещая, что скоро мы попадем в Белый Град, где ждал очередной легендарный квест.

        Интерлюдия 2. Булава в колено

        Привязанный к стулу стражник упорно молчал. То есть, молчал о том, что хотела знать Лейм, так-то он болтал даже слишком много. О законе, правилах, даже совести…
        Лейм поморщилась, услышав очередной вопль со стороны тюремных камер. Билл всё ещё не верил, что одна из арестанток вышибла дверь ногой и ушла. Хотя какое ему дело до какой-то мелкой преступницы, скорее просто нравится мучить людей. Игроки или неписи — без разницы. Хотя игроки, конечно, интереснее, неписи-то утром после реса всё забудут.
        А тут — стражник-игрок. Редкий вид честного и порядочного дурака. К тому же, намеренный изображать партизана…
        — Это тебе не шутки, парень,  — прошипела Лейм.  — Ты уже видел, что этот мудак с твоими коллегами сделал. И сейчас слышишь.
        Он с некоторым напряжением посмотрел в сторону тюрьмы, потом почему-то на другую дверь. Лейм, проследив взгляд, пошла проверить. А вернувшись, взглянула на стражника с ещё большим сожалением.
        — У вас там точка респа,  — сообщила она то, что парень и без неё знал.  — И когда Билл тебя убьёт, ты сразу снова воскреснешь. И он убьёт тебя снова. И снова. И снова.
        — Я найду способ победить его и арестовать,  — заявил стражник.
        Лейм хмыкнула. Глупый мальчишка. Да даже будь Билл обычным игроком, просто рыцарем, как видят его класс другие, всё равно этому стражнику Гарту ничего бы не светило. Сразу после респауна, в замкнутом пространстве против рыцаря в тяжёлой броне — смешно. А уж после медленной и мучительной смерти…
        Крики заключённого затихли. Значит, Билл вот-вот явится. Лейм взглянула на связанного стражника. А может, проткнуть его мечом? Тем самым, который Сир дал. Несущим смерть. Настоящую смерть. Да, парень умрёт. Но быстро. А после встречи с Биллом, если и выживет, то вовсе не факт, что к счастью.
        Дверь в тюремное крыло распахнулась. На пороге появился Билл, шёлковым платком стирающий кровь с тонкого лезвия кинжала. Лейм с трудом удержалась, чтобы не фыркнуть. Позёр, как будто кровь и так не исчезнет.
        — Рыцарь Билл,  — заговорил стражник.  — Ты арестован. Освободи меня и проследуй в камеру.
        Лейм всё-таки фыркнула. А он молодец. Хоть и видел, как его сослуживцев-неписей на мелкие кусочки резали, а не потерял духа. Это ж надо, какая наглость.
        — Не получится,  — даже не улыбнувшись, покачал головой Билл.  — Я там проверял, можно ли дверь с ноги выбить. Ну и выбил. Все.
        — Мы непременно учтём это при ремонте и примем надлежащие меры по укреплению петель,  — кивнул Гарт.
        — А он смешной,  — заявил Билл.  — Вот поэтому я и убью его последним.
        — Про девчонку-то что-то выяснил?  — попыталась отвлечь его Лейм.  — Кто она такая? Если ты можешь что-то сломать, это не значит, что и для других такое нормально.
        — Какая разница? На девчонку нам приказа не давали. Только на вампира и охотника. А их зэки не видели.
        — Они тут были, я же уже сказал,  — встрял Гарт.  — Но я не знаю, куда они пошли. Они об этом не говорили. Хотя болтали много. Но только всякую ерунду.
        Билл внимательно оглядел блестящее лезвие кинжала и кивнул, удовлетворённый результатом.
        — А вдруг ты ещё что-нибудь вспомнишь, если тебе нос отрезать?  — предположил он.
        Гарт шумно втянул воздух тем самым носом, пока он ещё на своём месте.
        — Ты маньяк и садист.
        — Да ладно тебе,  — развёл руками Билл.  — Это ведь просто игра.
        — Нам бы не пришлось тут торчать, если бы ты не упустил этих двоих!  — воскликнула Лейм.  — Ещё и в розыск попал! А потом, когда этого парня спросят, кто тут весь этот бардак натворил, уж в твою рожу на плакате он пальцем ткнуть, наверное, сумеет!
        — Непременно,  — уверенно кивнул стражник Гарт.  — Я буду умирать с мыслью о том, что во всём виноват рыцарь Билл.
        — Рыцарь,  — Билл оскалился в усмешке.  — Слышь, хромая, он меня рыцарем кличет.  — Он сдёрнул с пояса булаву, по которой побежали разряды молний.  — А так рыцари могут?
        Он шагнул вперёд и взмахнул булавой, обрушив её на колено Гарта. Стражник закричал от боли, получив к тому же разряд электричеством. Билл достал склянку и капнул на раздробленное колено. Лейм поморщилась. Разбавленный эликсир исцеления, чтобы раны заживали не полностью, продолжая причинять боль, но пленник не умирал.
        — Я арестую тебя,  — процедил Гарт.  — И тех троих тоже. Вы не выше закона.
        Билл снова взмахнул булавой, обрушив её на второе колено.
        Лейм отступила на шаг. Жаль, нельзя совсем уйти. Если бы Билл не пёр, как на буфет, и не начал бросаться огненными шарами посреди рыночной площади, можно было этого избежать. И стражнику не пришлось бы корчиться и орать от боли. Причём совершенно впустую. Наверняка, он вправду ничего не знает.
        Билл тем временем разнёс стул под пленником и припечатал его к полу магией, сотворив энергетические оковы. Ну, хоть мечами прикалывать не стал, как с несколькими стражниками-неписями поступил. Видимо, наскучило. Решил доказать, что никакой он не рыцарь. Но кто видал мага, который башкой дверную притолоку задевает, да и плечами в косяк не вписывается?
        А может, прикончить Билла? Сейчас, пока она у него за спиной и этот тупой громила не ждёт подвоха? Но нет, ещё рано. Без него справиться с вампиром будет непросто.
        — Они нашли что-то на складе!  — выкрикнул Гарт.  — Вампир кричал, что ещё один. Какой-то камень или кирпич…
        Билл остановил замах булавы и оглянулся на Лейм. Она кивнула. Да, наверняка итем для легендарного квеста. Что он делал среди конфискованного у арестантов барахла-то? И где тот, кто его добыл? Какой-то болван, который умудрился попасться страже, при этом владел подобным предметом… Если эти квесты любой недоумок способен выполнить, то сколько уже «кирпичей» у той парочки?
        — Нам стоит поторопиться,  — предупредила Лейм.  — А то, пока ты развлекаешься, эти олухи завершат квест.
        Билл пожал плечами и в очередной раз ударил булавой, на этот раз раздробив стражнику локоть.
        — Пусть твой братец вышлет людей,  — наконец, отозвался он.  — Всех. Во все города поблизости.
        — Они не справятся с вампиром…
        — И не надо,  — Билл посмотрел на неё снисходительно.  — Пусть узнают, где он. А потом туда приду я.
        — Мы придём,  — поправила Лейм, чем заслужила ещё один снисходительный взгляд.  — Ладно, заканчивай тут. Я пойду отправлю кого-нибудь к Сиру.
        Вот и отличный повод свалить подальше, не смотреть на истязания и не слушать крики стражника. Но прежде, чем она успела выйти, раздался стук в дверь.
        — Именем графа де Круа откройте! Его Сиятельство изволит лично осудить преступницу!  — после недолгой паузы, стук повторился ещё более настойчиво.  — Эй, вы там уснули? Перепились, что ли? Если кости и карты прячете, то не суетитесь, граф ещё не прибыл, тут только мы.
        — Их там может быть много,  — зашипела Лейм на Билла, который уже двинулся было встречать незваных гостей.  — Ещё одно прилюдное побоище нам не нужно. Подумай о репутации клана. Хоть раз для разнообразия.
        — Здесь враги!  — хрипло проорал Гарт.  — Рыцарь…
        Удар булавы по голове не дал ему договорить. Лейм не стала напоминать, что он сейчас реснется и всё равно всё расскажет. Она огляделась по сторонам в поисках запасного выхода. Может, через тюрьму пройти можно? Окна там вряд ли есть.
        — Увидимся на респауне,  — произнёс Билл за её спиной.
        Лейм едва успела обернуться, чтобы увидеть смазанное движение летящей ей в голову булавы.

        Глава 13. Винсент. Марена

        Белогородцы провожали зиму с размахом: ряженые, как их назвал Себ, наводнили город, заполнили его песнями, гомоном, шутками-прибаутками. Лошадей пришлось оставить в первой попавшейся конюшне — на дорогах так часто проносились сани с празднующими, что я решил не рисковать. Да и Себастиан с Беллой не возражали, поддавшись общему настроению. Несколько раз мы останавливались, окруженные толпой гуляк-NPC, предлагающих нам пустяшные квесты, иногда даже выполняли, получая в награду сладости и жетоны для аттракционов на центральной площади. Я думал свои выкинуть по примеру Беллы, но справедливо решил, что никогда не знаешь, что пригодится. Охотник понимающе хмыкнул, глядя, как я рассовываю по карманам чертовы жетоны. Да, это определенно его дурное влияние.
        — Ай, дарагой! Дай монетку, всю правду о будущем расскажу!
        Молодая черноволосая женщина в ярких пестрых одеждах схватила меня за руку и потянула к себе, но Белла вовремя перехватила её.
        — А ну, вали отсюда, иначе сама тебе будущее до следующего утра предскажу.
        Цыганка отступаться тоже не собиралась, как и отпускать руку. Изабелла начала закипать, упорно оттаскивая меня назад.
        «Еще чуть-чуть, и они меня порвут,  — устало подумал я,  — а я еще не зачекался ни в одной местной таверне».
        — Ну вот,  — наигранно посетовал Себ,  — уже и драться за тебя начали!
        Он что — ревнует? Вот же дурак. Лучше бы помог! Но охотник лишь удрученно качал головой, глядя на качающуюся от усердия грудь Беллы.
        — Хватит!  — прикрикнул я на девушек, но без Харизмы меня, естественно, никто не послушал.
        Себастиана просить о помощи бесполезно — он сейчас меня скорее убить поможет, а потом мирно дождётся в таверне, подкатывая к Белле и официанткам с попеременным успехом. А может, не такой и плохой выход? Из поместья графа де Круа к Аристану, дальше до парома и снова в городе.
        К разрывающим меня рукам прибавилась пара бурых мохнатых. Девушки вскрикнули и отпрянули в разные стороны, а медведица, довольная лёгкой победой, подняла меня и прижала к груди, как игрушку.
        — Ыыыаааарррыыыыы!  — проревела она и как была на задних лапах, так и побежала со мной к площади, куда мы ранее направлялись.
        Оставалось понадеяться, что Себ пойдёт следом, как только проржётся. Но метров через сто медведица сама остановилась, рыкнула что-то на своем медвежьем и, лизнув меня в щёку, села. Из лавки, рядом с которой мы оказались, вышел негр-альбинос и с жутким восточным акцентом заголосил:
        — Ай, Манечка, отрада мой пушисьтай. Гостя привёль, ай маладес-маладес.
        Он ласково погладил медведицу по голове, поправил сбившийся красный бант и сунул ей в лапы огромного петушка на палочке. Манечка что-то благодарно промычала в ответ, откусив голову леденцу, и я понял, как это прекрасно — быть гостем, а не добычей. Негр-альбинос тем временем подошёл ко мне и поклонился.
        — Гостя дорогой, драствуй. Цань приветствует тебя и приглашать испить чай.
        — О! Цань!
        Себ уже был рядом, а с ним отчего-то злющая Белла. Поругались, пока за мной бежали?
        — Цань, Цань,  — закивал негр и посторонился, пропуская нас в лавку.
        Ну, хороший квест, с доставкой. Зато по городу не блуждать, расспрашивая, где найти китайца Цаня. А он и не китаец вовсе.
        Мы прошли внутрь, оказавшись в просторной зале с лотками, ломившимися от разных сладостей и выпечки. За ними на полках стояли медные пузатые чайники, обозванные охотником самоварами. У Аристана был такой же, и судя по всему, из этой самой лавки.
        Цань прошел за прилавок, достал оттуда свёрток и протянул его мне.
        — Бабуска Ягайа ждет гостиниса после соззения Марены, один ингредиента нихватает. Ты достать перо о гневной птисы и отнести гостиниса бабуске Ягайе?
        Я не очень-то понял, что за перо такое и поставил Цаня на паузу. Не сговариваясь, полезли с Себом в логи — каждый в свои. Но и там в задании значилось перо некой «о гневной птисы». Огненной?
        — Перо Феникса?  — спросил вслух охотник и тут же сам ответил: — А кого еще, раз квест легендарный? Вот только…
        Он молча захлопнул книгу с логами и задумчиво посмотрел на меня, словно решал, достоин я предупреждения или нет. Интересно, чем я успел ему насолить?
        — Феникс? Вы с ума сошли?!  — подала голос Изабелла.  — Да на него рейд не меньше сорока человек нужен. Можете, конечно, вдвоём сходить… Подожду на точке респа.
        — Ну, вдруг на аукционе встретится,  — я пожал плечами, собираясь снять с паузы Цаня, но Белла рассмеялась, а потом вдруг повернулась к Себу.
        — Скажи ему.
        — Чего сказать?  — удивился Себастиан, затем его лицо озарило понимание, и он, хлопнув себя ладонью по лбу, выдал: — Винсент, есть после шести вредно. Вот. Я сказал.
        — Издеваешься?!  — Белла нахмурилась.  — Разве он не твой ученик? Вот и научи его, что квестовые предметы на аукционе не продаются!
        Ага, только в вещах арестованных валяются. И чего вдруг Себ стал моим учителем? Она его с Аристаном случайно не попутала? У Себастиана были явно похожие мысли, приправленные чем-то ещё, в чем я пока не разобрался.
        — А он уже большой мальчик и сам решает, идти дергать перья из задницы Феникса или нет!
        — Именно!  — поддержал я охотника и, сняв Цаня с паузы, быстро прокричал: — Беру! Беру задание!
        Изабелла, поняв, что проиграла, буркнула под нос «делайте, что хотите», отошла в дальний угол лавки и стала откусывать от каждой булочки на лотке с самым высоким ценником. Жаль, сейчас только полдень, а то можно было пригрозить ей правилом, что только что выдал Себ. А так платить за неё придется…
        В итоге, от Цаня я вышел без ста золотых, потому что Себастиан попытался-таки остановить Изабеллу, и она смяла несколько самоваров. Пугающе сильная женщина! И это напомнило мне, что я собирался опоить её сывороткой правды, чтобы узнать о её намерениях на нашу компанию и талантах, проявленных в поместье. Заодно пойму, как в дальнейшем избежать ненужных затрат. Главное, на аукцион сходить одному — не хочу, чтобы они с Себом знали о моих доходах. Я улыбнулся, но вместо улыбки получился оскал.
        — Может, сходим на площадь? Квесты поделаем, глядишь, золота немного заработаем,  — миролюбиво предложил Себастиан.
        — Пошли,  — кивнул я,  — только сначала к Забаве, на точке респа зачекаться.
        Последнее поддержала и Белла, и, сверившись с картой, мы довольно быстро отыскали нужный постоялый двор, находившийся недалеко от лавки Цаня.
        Забава оказалась статной женщиной в расцвете лет, отличавшейся не только толстенной русой косой, но и зычным командным голосом, которым она отдавала распоряжения нерасторопным слугам. Постоялый двор, которым владела Забава, оказался самым дорогим в Белом Граде, но мест для нас не находилось вплоть до того, как я показал агат, доставшийся от Аристана.
        — Так колдунишка наш никак ученика нового завёл?  — всплеснула руками женщина и принялась нас обнимать, всех поочередно, словно принимала в семью.  — Нафаня! Нафаня, вылазь! Надо гостям дорогим хоромы наверху в порядок привести, я туда, как Марийка к батьке обратно уехала, никого не пущала. Пыльно там, Нафаня, приберись.
        Домовой, один в один похожий на Тишку, появился откуда-то с потолка, покачал головой, осматривая нас с Себом, одобрительно покивал, глядя на Беллу, потом вернулся на потолок, крикнув оттуда:
        — Все сделаю, барыня. Погулять гостей отправьте, пусть праздничку порадуются, Марену проводят. А то ж сожжуть ночью, как есть сожжуть.
        — Иди уже, болтун,  — Забава махнула на него полотенцем, потом доверительно сообщила: — Марийка-то моя, доченька младшая, вся в дядьку своего пошла, ведьма, стало быть. Вот и учится у него уму-разуму, а как на каникулы ее отпущают, так проказничает тут. Вот и определили ей большие хоромы наверху, Аристан там защиту колдовскую и поставил, от чар любых, значится. Мы уж туда только своих и пущаем, порой себе в убыток. Но уж раз новый ученик, тогда ладно, и всего десять золотых за десять дней. Меньше не могу — чары же.
        Я остановил Себа с его «грабеж среди бела дня!» и молча протянул Забаве деньги.
        — А где у вас тут точка респа?  — деловито поинтересовалась Белла, довольная, что за нее опять заплатили.
        Иждивенка чертова. Хуже Себастиана! Тот хоть реально полезный, а не ради гипотетических откровений нужен.
        Зачекавшись на точке респа, мы пошли на площадь, где гуляния только набирали обороты. Туда-сюда сновали шустрые лоточники, предлагая сладости и сувениры, а некоторые, неожиданно, предлагали квесты. И пока Белла с Себом спорили, что выполнять, а что нет, я рассматривал площадь и празднующих. Никогда не был в России, откуда родом этот праздник, и потому мне было любопытно и всё интересно. Мальчишки, пробегающие под перекладиной и срывающие цветные платочки для своих подружек. Взрослые парни и мужики, пытающиеся подняться по ледяному столбу, чтобы забрать оттуда сидящего на вершине петуха. Едоки блинов на скорость, девушки в цветных шалях, водящие хороводы, сувенирные чучела Марены-Зимы…
        На краткий миг мне показалось, что я заметил в толпе знакомую огненно-рыжую косу и надменную улыбку ее владелицы.
        — Мара…
        Я подался вперёд, но рука Беллы удержала меня на месте.
        — Марену вечером сжигают,  — сказала она и кивнула в сторону блинов: — Идёмте туда, там самый высокий денежный приз.
        — Я в деле!  — заявил Себ.
        Так что на следующий раунд по поеданию блинов мы записались втроем, хотя участие Беллы нас сильно удивило. Конечно, мы заплатили за неё нужное количество жетонов, однако сам факт! Да и то, как быстро она съела свою первую порцию, удивило нас ещё больше, особенно в свете понадкусанных булок в лавке Цаня. Затем пришел черед второй, третьей, четвертой… На восьмой тарелке я сдался, решив, что, если выиграет охотник, будет неплохо. Мы заранее договорились о разделении приза пополам, за вычетом оплаты блинов проигравшего, в случае моей победы. Если выигрывает Себ, то платит за мои блины, остальное — его. Но на одиннадцатой бравому охотнику стало плохо, и он выбыл из игры. Белла продолжала с аппетитом уминать свои порции… И в итоге осталась одна, когда соревнующиеся с ней мужчины как один проиграли.
        Естественно, делиться призовыми деньгами она не только не стала, так ещё и за съеденное мною и Себом пришлось оплачивать самим. То есть из моего кошелька.
        — Ну,  — философски замети Себастиан,  — зато поели. Может, петуха достанем и восполним тем самым наши потери?
        Мои потери! Мои! Но вслух я этого не сказал, молча отправившись к ледяному столбу. Вот тут Белла, несмотря на все уговоры охотника, участвовать отказалась, послав его далеко, надолго и приказав без магнитиков не возвращаться. Себ обиделся и сообщил, что тоже не станет тогда участвовать. И опять они ругались, как давно женатые супруги. Это начинало потихоньку напрягать, поэтому я взял квест у ряженого возле столба, ссыпав ему свои последние жетоны, и полез вверх. Ну, как полез… Подпрыгнул, уцепился, повис, медленно соскальзывая вниз — в человеческом облике у меня только клыки имелись, а грызть лёд я не собирался. Тогда мне в голову пришла гениальная идея! Я превратился в летучую мышь! Ну а что? Когти есть, есть чем цепляться, в крайнем случае — крылья, всё не падать на пятую точку.
        Когда я превратился в нетопыря, народ внизу, до этого голосивший кто пожелание мне поскорее свалиться, кто наоборот, разом замолчал. Видимо, они ничего похожего до этого не видели. Я же, чтобы не прослыть распоследним читером, честно вцепился когтями в лёд и полез вверх. Петух, ожидающий там, завидев меня, раскукарекался, а потом даже скинуть попытался. Крылом в глаз — не самое приятное ощущение, поверьте на слово. Но я вовремя сообразил, что надо оборачиваться обратно, и уже нормальной рукой схватил бешеную птицу и заскользил вниз, чувствуя, как правая рука горит. Ладно, в сумке была парочка лечебных зелий, что я аккурат в ожидании парома сварил.
        В общем, это тоже оказалось не самой лучшей идеей, и в конце я просто спрыгнул, мягко приземлившись на спружинившие ноги. Все-таки, хорошо быть Высшим вампиром. Сунул раскричавшегося петуха в руки ошарашенного ряженого, выдававшего квест со столбом, и принялся поливать руку лечебным зельем.
        — Ты случайно не забыл, что нам нельзя устраивать представления с показом наших особых возможностей?  — вкрадчиво поинтересовался подошедший Себ.
        По его тону я понял, что он с огромнейшим удовольствием отвесил бы мне подзатыльник, но это привлечет внимание ещё и к нему.
        — Забыл,  — честно признался я.
        После Аристана и поместья де Круа, предшествующая им стычка как-то выветрилась из головы. Но охотник прав — форму нетопыря я зря использовал. Надо было поскорее вернуться на постоялый двор, придумать, как раздобыть перо Феникса, и завтра же с утра бегом из города!
        — Приз заберите!  — закричал мне ряженый, когда я в сильной задумчивости побрел от квеста со столбом.
        — Много?  — поинтересовался Себ, хватая меня за рукав.
        — Петух же,  — парень развел руками, висящая в одной из них птица разоралась в голос.
        — Себе оставь,  — посоветовала Белла.
        Зря. После её слов охотник толкнул меня к квестодателю:
        — Забери, пригодится.
        Вот опять он всё делал ей назло! А я страдай!
        Но петуха забрал, раздумывая: можно ли запихать его в инвентарь или нет? Запихал. Не смотрите на меня так — это все дурное влияние Себастиана. И потом, на петухе значилось «квестовый предмет», так что всё нормально. Только дальнейшую цепочку заданий с ним делать не хотелось, а потому возвращение на постоялый двор показалось мне лучшим из всего, что произошло сегодня.
        В хоромах наверху было чисто и пахло выпечкой и чаем, у стола рядом с большим самоваром орудовал Нафаня, наполняя глубокие чашки янтарной жидкостью. Да, не кофе, но намного лучше дешевого пива, что предоставляли обычно в тавернах. Завидев нас, домовой поставил третью чашку на стол и поклонился.
        — Всё готово, гости дорогие. Попотчуйте себя чайком горяченьким да блинами разными. А уж опосля, как отдохнёте, я вас кликну на сожжение Мары-Марены посмотреть.
        — Спасибо,  — я хотел по привычке кинуть ему серебряную монетку, как другим слугам, но домовой исчез.
        Белла неодобрительно покачала головой и, пройдя к одной из кроватей, плюхнулась на неё, не раздеваясь. Себ, заметив, что кроватей всего две, прошел к девушке с довольной улыбкой и принялся донимать на тему своего открытия. Естественно с намеком на то, что спать им придётся вместе. И пока они ругались, я решил воспользоваться шансом и вылил одну из бутылей с сывороткой правды в чашку, которой непременно должна воспользоваться Изабелла. Немного подумав, решил перестраховаться и долил во вторую, на всякий случай. Третью взял в руки и с невозмутимым видом сел, делая вид, что пью чай.
        Вдруг внизу громыхнуло так, что я от неожиданности пролил содержимое чашки на себя и, поставив её на стол, поднялся и выбежал в коридор. Не только меня произошедшее смутило, и из других комнат высунулись с целью разузнать, в чем причина.
        — Да ничего-ничего,  — раздался с потолка голос Нафани,  — барыня Марена буянит, но барыня Забава её уже успокоила.
        Чучело, что должны ночью сжечь, разбуянилось? Хотя, если бы меня сжечь собирались, я бы ещё не так греметь начал. Глядя, как другие расходятся, тоже вернулся к себе. Изабелла и Себастиан сидели за столом и пили чай, я последовал их примеру, стараясь не пялиться на них в поисках реакции на сыворотку правды.
        — А вкусный у них тут чай,  — я улыбнулся и сделал большой глоток.
        Горло запылало, будто я пил огненную и ледяную воду одновременно. Желая перебить неприятное ощущение, я выхватил у Себа его чашку, но ощущение только усилилось. Ноги подкосились, и я упал на пол, держась одной рукой за горло, второй пытаясь достать из инвентаря лечебное зелье. Белла не спеша поднялась со своего места, прошла ко мне и носком сапожка откинула мою кисть подальше от кармана.
        — Тебе еще сто лет качаться, прежде чем ты сумеешь опоить меня сывороткой правды.
        Я прохрипел что-то невнятное в ответ, чувствуя, как боль постепенно уходит, но перед глазами начало плыть, а голова закружилась.
        — И зачем тебе это понадобилось?  — начала свой допрос Белла.
        — Знать… тайну… поместь… я…
        Язык сам ворочался, а рот открывался, хоть я и пытался молчать.
        — Забагованное оно, как и город перед ним — ничего интересного,  — девушка пожала плечами и вдруг пнула меня в бок: — Что еще?!
        — Знать… навык… знать… зачем… мы… бе…
        Чёрт! Я ещё и буквы перестал нормально выговаривать! А Себастиан смеётся, зараза лохматая. Смеётся и рассовывает блины по карманам!
        — Многие знания — многие печали,  — философски заметила Белла.  — Кто такая Мара?
        — Не… аю…
        — Не знаешь, но в толпе заметил и навстречу бросился?!
        Она что — ревнует?
        — Да. Не… аю… сился… узна…
        — Вот же кобелина,  — и снова пинок в бок, болезненный, между прочим!  — Зачем тебе Мара?!
        — Хочу…
        Дальше шло непереводимое бульканье и новые пинки и удары. Вот всегда так: «допросить», значит, бульканьем, а «хочу» вполне себе различимо!
        — Себ, вышвырни его в коридор, пусть там ночует.
        — А что мне за это будет?  — деловито поинтересовался охотник, поднимаясь.
        — Я тебя поцелую,  — сладко пообещала Изабелла, и через пару секунд я уже валялся на полу в коридоре, а дверь передо мной захлопнулась под зловещее хихиканье Себа. Ну да, он-то размечтался, что ночью будет жечь свою ледяную красавицу. Ничего, сейчас в себя приду, я им устрою кровавый вихрь — замучаются с точки респа бегать!
        Но устроить ничего не успел — надо мной склонилась знакомая рыжая ведьма и нежно погладила по лицу.
        — Бедный мой вампирчик, зря с валькирией связался — они частенько неуравновешенные попадаются. А уж эта, после Йорика, особенно.
        Хотел спросить, откуда она знает, но получилось не то мычание, не то стон. Мара усмехнулась:
        — Я много чего знаю. Хочешь знать хотя бы четверть от этого — купи. НО! Я бы не стала тратить деньги на сплетни о валькирии, потому дам тебе время подумать до рассвета. И цена — мне нужно три тысячи золотых — по одной за ответ. Согласен?
        С собой сейчас чуть больше, ещё должно прийти с зелий на аукционе… Хм… Драться с ней в таком состоянии точно не стоит, а вот знания… Может, не зря говорят: не можешь победить — присоединись?
        Я кивнул. Мара призвала воздушного голема, и тот поднял меня и понёс в её покои, где скинул на кровать. Ведьма — добрая душа — накрыла меня одеялом и погасила свет. Потом долго сидела рядом и что-то тихо напевала, но я, погруженный в сладкую дрёму, никак не мог различить слов, а затем и вовсе уснул.

        Глава 14. Себастиан. Кто такая Изи?

        Изи чмокнула меня в щёку, едва прикоснувшись губами, и направилась к кровати. Причём явно без какого-либо призыва последовать за ней… Ну да, обещала поцеловать — сделала. То, что это будет страстный поцелуй взасос и с языком, не обговаривалось. Хотя, с моей точки зрения, подразумевалось. Ну, мы ж не в детском саду, в самом деле. И в койку к ней теперь не напросишься, когда вторая остаётся свободна.
        А что делать мужику, когда его только что отшила шикарная деваха? Ладно, дополним условия: когда при этом лень куда-то идти, искать другую или бить кому-то морду, а спать ещё не хочется. Правильно, остаётся только выпить! Благо я предусмотрительный и заныкал в инвентаре бочонок пива. Ладно, не один бочонок, но сегодня и одного хватит. Выставив его на стол, я взамен прихватил самовар — ну а что, место только зря занимает, а в будущем вдруг ещё пригодится. Пить пиво из чайных чашек — это вообще извращение какое-то, благо у меня и кружки имеются. На всякий случай я достал две.
        — Изи, ты в курсе, что персонажу достаточно четырёх часов сна для полноценного отдыха?  — осведомился я.
        — Персонажу достаточно, а мне нет,  — пробурчала она из-под одеяла.
        Я усмехнулся. Всё-таки у нас и впрямь много общего. Вот только чего ж всё никак сойтись не можем…
        — Ну, тогда я вылакаю этот бочонок первоклассного пива в одно рыло и начну орать песни во всю глотку, так что ты всё равно не выспишься, да ещё и трезвой останешься.
        Она высунула голову из-под одеяла и поглядела на бочонок, на меня и снова на бочонок.
        — Прямо-таки первоклассного?
        — Ну, маркиз, с личной пивоварни которого я этот и ещё несколько бочонков утащил, был крайне недоволен утратой и объявил за голову вора награду в триста золотых,  — соврал я.
        На самом деле, украденное у барона, а вовсе не маркиза, крафтовое пиво я продал втридорога,  — что я вам, хипстер, что ли?  — а это прикупил в каком-то трактире. Да и награда была всего полсотни золотых. Но, на всякий случай, продавал пиво я уже в соседнем баронстве.
        — Наливай,  — решила Изи, откидывая одеяло.
        Увы, мои ожидания вновь обломались — она оказалась одета. Ну ладно там на сеновале не раздеваясь дрыхнуть, но в кровати-то чего… Хотя, может, просто юзает кнопку «надеть/снять комплект». У меня-то эта функция обычно только автоматом срабатывает при перекидывании, хотя пофиксить стандартный комплект для этого пришлось. В остальном предпочитаю одеваться и раздеваться вручную, для иллюзии реализма.
        Кстати, о перекидывании. Вот кто этого чёртова колдуна за язык тянул? Взял и сболтнул Винсу… Хорошо, Изи не слыхала и вампир потом не поднимал эту тему. Не то, чтоб я прямо так уж сильно скрывал, какого вида мой персонаж на самом деле, скорее предпочитаю оставлять эту информацию в качестве козырного туза в рукаве. На случай, если компаньоны задумают меня кинуть или ещё что… Хорошо б у Винса с утра после этой сыворотки правды вообще память отшибло.
        Я разлил пиво. Изи сразу ухватила свою кружку и залпом выхлебала половину, утерев рукой с носа пену. Наш человек!
        — Твой высший сорт — чуть лучше ослиной мочи,  — сообщила она, тут же сделав ещё один большой глоток.
        — А ты пробовала?  — не удержался я от подкола.  — Ну, ослиную мочу.
        — Нет,  — она равнодушно пожала плечами. Ну да, эта шуточка ещё во времена юности отрастила седую бороду и научилась играть на баяне.  — Но дрянного пива в компании разных маргинальных личностей попить довелось, назло папеньке.
        — А кто у нас папенька? Волшебник?
        Изи озадаченно на меня посмотрела и спросила:
        — Ты дурак?
        Я пожал плечами. Ясно, классику советского кинематографа не смотрела. Либо слишком молодая, либо всё же иностранка. Хотя вообще она, вроде как, коня на скаку через горящую избу провести очень даже может…
        — Мой отец бизнесмен и политик,  — сообщила Изабелла, грохнув пустой кружкой по столу. Я поспешил заново её наполнить.  — Тебе его фамилия вряд ли о чём-то скажет. Ты там, в своей Сибири, вообще хоть как-то в курсе британской политики и бизнеса? Кто у нас король?
        Ага, значит, она англичанка. Ничего себе. Я-то думал, англичанки все такие чопорные и холодные… Хотя это, ясное дело, стереотип, да к тому же устаревший. Ну и ладно, могу себе позволить, Изи вон вообще считает, что раз русский — значит, из Сибири.
        — Вопрос с подвохом, да?  — хмыкнул я.  — Не король, а королева, Елизавета Вторая.
        Изабелла фыркнула.
        — Уже несколько лет как нет. Его Величество Карл Третий.
        Так… Либо я впрямь что-то пропустил в новостях, либо торчу в Игре слишком долго, либо… Изи из будущего. И если так, может, и Винс не брехал насчёт полётов на Марс? Главное, чтоб хотя бы тот парень, который про захват Земли рептилоидами рассказывал, оказался всё-таки болтуном или шизиком. С другой стороны, я вообще в этой Игре торчу, какое мне дело, что там с Землёй.
        — А ты давно в Игре?
        Изи ненадолго задумалась.
        — Что-то около года, примерно.
        Ага, как и я. Ну, если за день в Игре в реале не проходит год, значит, она просто попала сюда из будущего. Или брешет. Этот вариант тоже никогда отбрасывать нельзя.
        — И как ты сюда попала?
        — Это что, допрос?  — нахмурилась Изабелла.
        Я нарочито равнодушно пожал плечами и допил пиво из кружки. Наполнил заново и снова отхлебнул.
        — Винс вот говорит, что залез в капсулу виртуальной реальности и просто авторизовался в игре,  — наконец сообщил я.  — А ещё я слышал кучу историй про похищения пришельцами всех видов и цветов. Никто не знает, как всё на самом деле, и все врут… Или, как я, ничего не помнят. Легли спать дома, очнулись тут.
        — Капсулы виртуальной реальности?  — заинтересовалась Изи.  — А что, у них, в Штатах, их уже пустили в производство? Или он какой-то тестировщик в компании-производителе?
        — Ага, то есть, ты тоже в капсуле?  — предположил я.  — Богатый папенька раздобыл для тебя экспериментальный образец, а он заглючил. И скоро тебя вытащат, и дворецкий подаст чай.
        — Почти так,  — буркнула она, почему-то нахмурившись.
        Я покачал головой. Даже если они с Винсом не врут, если в их время существуют капсулы виртуальной реальности и игры с полным погружением, вряд ли это одна из них. Большинство оказалось здесь почти одновременно. Многие понятия не имели, где они и как сюда попали. Другие плели небылицы, так что, скорее всего, тоже ничего не знали. Конечно, кто-то попадал и позже. Насчёт некоторых я уверен, что не врали. Другие, возможно, немного раньше. Но это единицы. Основная масса ввалилась разом, около года назад. Всё это прекрасно вписывалось в теорию насчёт похищения инопланетянами, но в маленьких серых человечков с большими головами и рептилоидов мне верится с трудом. Истина, может, и рядом, но не в этом.
        Я изложил свои соображения Изабелле. Она закатила глаза.
        — Сам ты пришелец. Люди меня похитили, если так хочешь знать. Я их видела. Обычные люди. У моего отца много врагов. Выкуп просят, наверное. А может, что-то в политике сделать, я не разбираюсь в его делах. Ну и запихнули в капсулу, да. Я слышала, их выход на рынок анонсировали через несколько лет. Видимо, добыли как-то пару штук… Удобнее держать пленников в виртуале, чем привязанными к стульям.
        — Пару?  — уточнил я, обратив внимание на множественное число.  — Тебя с дворецким похитили? Или с охранником?
        — С парнем,  — она ещё больше помрачнела и залпом допила вторую кружку. Пока я её наполнял, Изи теребила медальон.
        — Это он тебе подарил?
        Она кивнула и убрала руку от медальона.
        — Он умер, и я не хочу об этом говорить.
        Я молча пожал плечами. Пожалуй, в этом случае лучше и впрямь придержать язык. А то ведь ляпну, что он явно был идиотом, раз умудрился три дня не чекаться на респауне. А Изи, может, и не врёт. Ну, или она просто великолепная актриса. Учитывая, как она притворялась графиней… Что ж, провокация для проверки всё же не повредит.
        — Значит, ты сейчас свободна…
        Она вскочила, так что стул грохнулся на пол. Я уж думал, кружкой огреет, но сдержалась.
        — Не для ослов существует мёд,  — бросила она, выхлебала пиво, всё-таки швырнула кружку на пол и отправилась в кровать.
        Я снова пожал плечами. Поговорку такую я слышал впервые, наверное, что-то английское. Но, похоже, это значит что-то вроде: «На чужой роток не расстёгивай порток». А я как раз это и планирую… Ну, в оригинальной версии там что-то про каравай было, но это неинтересно.
        Судя по реакции, про парня Изи не врала. А толку мне с этого? Ничего полезного я так и не выяснил. Надо было про багоюзанье спрашивать. А то она уже путаться в показаниях начала. Мне говорила, что я так не смогу, Винсу вот, что просто баги.
        Спать пока не хотелось. А в бочонке пива ещё полно. Ну, не пропадать же добру. А полупустой бочонок в инвентаре таскать глупо, места с полным занимает одинаково. Четыре часа проспать ещё успею, даже до рассвета, хотя вряд ли кто-то из моих спутников вскочит в такую рань.

* * *

        С утра свеж и бодр был только я. Винс явно мучился похмельем. Всего-то от двух чашек подмешанной в чай сыворотки правды. И те даже не до дна выпил. Слабак. Мы, в своё время, спирт спиртом запивали. И иногда даже не замечали ошибки. Ну, это уже после первых поллитра… И притом — в реале!
        В Игре вообще физически похмелья быть вообще не может. Это всё психология и самовнушение. Я поначалу тоже по утрам страдал, а потом понял, что страдаю не от выпивки, а исключительно по привычке. И просто переключил восприятие. В конце концов, я даже помню времена, когда в юности после попойки утром был как огурчик. Так что убедить себя в том, что похмелья быть и не должно, особой проблемы не составило. Хотя и пришлось потренироваться. А вот Винс, поди, и в жизни трезвенник. Веган, трезвенник… если ещё и хипстер, то вообще на осиновый кол его посадить. И зачем я с ним связался? Ах да, он щедро платит…
        Изи, похоже, просто дулась на меня. Вряд ли это три кружки пива на неё так подействовали. И выспалась, я даже до стадии пьяного пения ночью не дошёл. Эх, неруси, не знают, что утро вечера мудренее.
        В общем, эти двое плелись с мрачным и унылым видом, не желая разговаривать. А мне вот покидать Белый Град было жалко. Ведь даже празднование ещё не закончилось. И тут прямо родиной пахнет. Даже в хорошем смысле, а не в плане подворотни, превращённой в бесплатный общественный туалет. Пусть немного утрированно, с самоварами, далеко не то, что мне близко и привычно, но всё равно — своё, родное.
        И красногорцев не видать в городе. Как и других топ кланов. Там, поди, если крикнуть «Наших бьют!» все скопом на обидчика навалятся, не посмотрят на значки и шевроны. А толпой любых топов можно как нубов отпинать. Эх, вот закончим этот дурацкий квест, возьму и вернусь, вступлю в дружину князя, на балалайке научусь играть…
        Я вздохнул и в последний раз оглянулся на город. Ясное дело, не вернусь. Это как обещать себе с понедельника непременно начать бегать по утрам. Когда-нибудь — непременно, но не сегодня. А каждый день существует только именно это самое «сегодня». И в нём будет какой-нибудь другой город, в нём трактир, а там и официантка под боком. Или новый квест, за который хорошо платят. Или враги, от которых надо бежать, потому что Себ снова дал сапогом по роже не тому парню. Или девке. А уж зовутся они красногорцами, Сапфировыми Ястребами или Нефритовыми Воинами — какая разница? И на тему последних — ну не мог я не пошутить про жезлы, ну никак не мог! Кто ж знал, что они окажутся настолько обидчивыми и без чувства юмора… Но это дела давно минувших дней, наверное, даже награду за мою голову в том княжестве уже отменили.
        Я остановился у верстового столба на развилке. О как, тут всё ещё русским духом пахнет. Камень на распутье и надписи на нём, сказочно.
        — Направо пойдёшь — рога поотшибают,  — сообщил я.
        — А если нету рогов?  — пробурчал Винс.
        — Тогда надо, чтоб сперва твоя подружка сходила налево,  — пояснил я.
        Вообще, на камне совсем не это было написано. Но я зря шутил, опять забыв, что эти неруси не врубятся. Там вообще ничего вырублено не было. И использовался камень как доска объявлений. Судя по виду пожелтевших и обтрёпанных бумажек, не слишком популярная. А может, это опять стилизация под старину просто.
        Я сорвал одно из объявлений, чтоб рассмотреть поближе.
        «Вы получили квест „Спасение похищенной девы“. Награда 10 золотых и 50 репутации Белого Града».
        Тьфу на вас. Я ж только посмотреть хотел! Эх, сколько б раз ни повторял себе, что смотреть надо глазами, а не руками, всё равно привычка своё берёт. Да вы сходите на базар и убедитесь — все так делают!
        — Что там?  — недовольным тоном осведомилась Изабелла.
        Хм… Квест, конечно, тупой, награда — дрянь, но ведь спасение девы. Изи точно не понравится появление конкурентки. Значит, надо брать.
        — Спасение прекрасной дамы!  — объявил я.  — Нам надо немедля этим заняться, пока не подурнела.
        Ладно, насчёт красоты тут вообще ничего не говорилось, но кто ж ходит уродин спасать? Есть стандарты, нормативы. Недостаточно симпатичная — ни один дракон, великан, тролль или огр не позарится. Так что я вполне могу рассчитывать на встречу с очень благодарной за спасение красоткой.
        — А как же Феникс? И эта, Ягайа?
        — Яга,  — поправил я. Нечего тут это китайское произношение от белого негра повторять. И без того дурдом сплошной.  — А что Феникс? Он в этих широтах не водится. Это нам чапать обратно через всё королевство, к вольным княжествам. А девица-то в беде прям тут.
        — И что ей угрожает?  — хмуро уточнила Изи.
        Я пожал плечами. Лезть смотреть подробное описание квеста было откровенно лень. Ну кто тут может похитить бабу? Змей Горыныч?
        Подумав о таком варианте, я тут же преодолел лень и достал книгу логов.
        — Тролль,  — сообщил я.  — Обыкновенный тролль.
        — С настоящими женщинами у тебя вообще не ладится, что ты готов за какой-то неписью бегать?  — презрительно бросила Изабелла.
        — А откуда мне знать, что ты всё-таки настоящая?  — прищурился я.
        Заодно и нынешний её класс посмотрел. Графиней она числиться уже перестала. Лучница. Я хмыкнул. Ну да, стрельнула она разок из лука, по кролику, пока мы паром ждали. Промазала. А если мечом помашет, воином станет? Читер.
        — Я маленький зелёный человечек, который притворяется рептилоидом, изображающим человека,  — с улыбкой поведала она.
        Винс выпучил глаза. Ну да, он-то наших ночных разговоров не слышал.
        — Серый человечек,  — поправил я.  — Они серые.
        — Сдавайтесь,  — прозвучал чей-то голос.
        Я оглянулся. Из подлеска на тропу выбирался отряд красногорцев. Ну вот, как всегда не вовремя. Три, пять, семь… Да ладно, Винс их одним Кровавым Вихрем порвёт.
        — Да пошли вы…  — я не успел договорить слова, за которые мне светил бы штраф.
        — Ну уж нет, вы меня не возьмёте! Я не вернусь!  — выкрикнула Изабелла.
        Её голос разнёсся, будто усиленный громкоговорителем. Интересно, это приёмчик магии воздуха? Надо будет тоже такой освоить. Но не это оказалось самым странным. И даже не то, что она уже пересекалась с кланом Красной Горы — это я ещё на тюремном складе просёк.
        В следующий миг за спиной Изабеллы распахнулись белые крылья и она взлетела! А потом издала нечто среднее между птичьим клёкотом и рёвом гиппопотамихи в брачный период. Ладно, это сравнение я от балды придумал, даже «В мире животных» не особо смотрел, а живых гиппопотамов даже издали не нюхал. Но вопль и вправду был странным. Тем более странно, что после него я ощутил прилив сил и желание разбить пару голов о ближайшие дубы. Не то, чтоб такое желание у меня возникало редко, но сейчас-то я вообще был в весьма благодушном настроении.
        А вот красногорцы наоборот как-то замялись и слегка попятились. Ну, я бы на их месте тоже не торопился нападать на крылатую бабу с такой фигурой. Да даже если б крыльев не было. Всё равно, таких бить надо только ладонью по заднице.
        Изабелла тем временем извлекла из инвентаря посох, на утяжелённом навершии которого заплясали молнии, и ринулась в атаку. По воздуху, на крыльях. Я едва сдержал порыв кинуться следом. А Винс — нет.
        — Похоже, нас бафнули!  — выкрикнул я ему в спину.
        Вряд ли он услышал. Вампир уже разорвал глотку одному красногорцу и впился клыками в другого. Ну, не оставаться же мне в стороне от веселья. Я врубил драйв и рванул вперёд.
        Я отсёк башку одному противнику и воткнул меч в брюхо второму. Винс всё ещё жрал свою жертву. Изи тоже успела грохнуть парочку. Остался только главарь. Я вырубил драйв и выступил вперёд.
        — Ну, сдавайся, что ли,  — предложил я.
        — Теперь мы знаем, где вы. За вами придут те, с кем вам не справиться,  — отозвался он.  — Честно, парни, лучше отдайте квестовые итемы мне и бегите. Я против вас ничего не имею. А вот Билл…
        Так-так, похоже, не всё гладко в Датском королевстве. То есть, в красногорском клане.
        — Крылатую бабу видишь?  — спросил я, показав на Изи пальцем. Он кивнул.  — Кто к нам с Биллом придёт, тот с полной задницей перьев уйдёт. Всекаешь?
        — Вы не понимаете, кто такой Билл,  — покачал головой он, косясь на Изабеллу.  — И даже если вы справитесь с ним, Йорик…
        — Не упоминай эту сволочь!  — завопила Изи.
        С вершины её посоха сорвалась молния, шарахнувшая в грудь красногорцу. Он рухнул и уже не встал. Я поспешил обшарить тела, пока они не исчезли.
        Что ж, это было легко. Втроём против семерых мы разделали их под орех, даже не вспотев. Высший вампир, оборотень-охотник с драйвом и крылатая читерша — определённо, каждый из нас стоит минимум троих. Может, даже четверых. Но если в другой раз красногорцев будет двадцать? Или пятьдесят? И что не так с этим Биллом? Здоровенный воин в тяжёлых доспехах, кидающийся файерболлами. Такой прокачки не бывает. Если он тут не двадцать лет и не прокачался до двухсотого левела. Или пятисотого. У меня шестьдесят третий за год, а я тот ещё лентяй.
        Но у нас тоже есть читер. С крыльями. И воплями, бафающими своих и дебафающими врагов. Первый раз, когда женские вопли меня радуют. Хотя если это вопли наслаждения в постели, то вообще другое дело…
        Сейчас вопрос в другом. Билл где-то там, ещё не факт, что мы с ним столкнёмся. А вот крылатая баба у нас прямо тут. И что она ещё умеет, кроме как летать? Лечить ОРЗ и простатит? Нет, явно пора прояснить ситуацию.
        Закончив обшаривать карманы последнего красногорца, я обернулся и спросил:
        — Изи, кто ты такая?

        Глава 15. Себастиан. Какой-то неправильный тролль

        Мы устроились на полянке, подальше от места побоища с красногорцами. Я расстелил на столе скатерть, выставил самовар, блины… С каждым предметом, покидающим мой инвентарь, глаза Винса и Изи становились всё больше и квадратнее.
        Ну а что? Даже по моим меркам для пива ещё рановато. Привал мы делаем ненадолго, так что разводить костёр и идти на охоту смысла нет. Но почему бы не перекусить? Лёгкий поздний завтрак после физических упражнений никогда не повредит.
        — Кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста,  — объявил я.
        — А я думала, ты будешь орать и приставлять меч мне к горлу,  — заметила Изи, хватая блинчик и отправляя в рот.
        — Орать у нас ты мастерица,  — возразил я.  — Кстати, что это такое было?
        — Зов Битвы, классовый навык, вроде твоего драйва.
        — А класс у тебя…
        — Валькирия,  — в один голос отозвались они с Винсом.
        Теперь общее внимание переключилось на вампира. Он что, знал? И ничего мне не сказал? И откуда выяснил?
        — Мне… так сказали,  — развёл руками он.  — Больше ничего не знаю. Кто такие валькирии?
        — И кто же тебе сказал?  — и не подумала отстать от него Изи.
        Мне тоже было любопытно. Но Винс никуда не денется. Надавлю на него попозже, запоёт как миленький. Изи — другое дело.
        — Нет уж, давай пока что ты бухти о том, как космические корабли бороздят просторы Большого Театра,  — потребовал я.  — Что-то я прежде никаких валькирий не встречал и даже не слышал про таких.
        — А Высших вампиров много встречал?  — парировала Изи.  — В Игре полно скрытых классов, которые нельзя взять при регистрации, но можно получить по квестам.
        Ну, допустим. Винс живое подтверждение её словам. Да чего там, даже банального паладина при регистрации для выбора не дают. Но там надо всего-то посвятить себя одному из местных богов. Паладинов я встречал уйму. Даже целый клан только из паладинов есть, хотя они и разным богам служат. Даже меня звали. Но паладин-оборотень — это ж вообще оборжаться. Хотя какие-то волчьи боги тут тоже существуют. Ну, в смысле, храмы их. Самих-то богов в Игре, вроде, нет, это так, чисто формальность. Хотя религиозные фанатики в одном княжестве уже завелись. Но этим физическое явление бога вообще только во вред было бы.
        Но я никогда не считал паладинов скрытым классом. Что уж там скрытого. Заходишь в любой храм, тут же подбегает жрец и начинает вещать, мол, посвяти себя Великому и Ужасному, бейся во имя и во славу, и он озарит тебя своей сияющей дланью, бла-бла-бла.
        — А вышибание дверей с ноги и притворство неписем, с переключением на себя квестов, это тоже классовые навыки валькирии?  — скептически предположил я.
        — Ну да, я читер,  — созналась Изабелла.  — Не по своей воле, но… Вообще, ребята, давайте-ка начистоту, раз такое дело. Пока мне с вами откровенничать незачем, как и оставаться. Так что сначала вы, откровенность за откровенность. Что там у вас за квест и как он связан с кланом Красной Горы?
        Ну да, посвятить Изи в наши дела мы как-то до сих пор не удосужились. Хотя и не скрывали, свободно при ней всё обсуждали. Так что она всё-таки отчасти в курсе.
        — Твой квест, тебе и рассказывать,  — я тут же свалил эту задачу на Винса, а сам развалился на травке, жуя блинчики.
        Но пока вампир вещал и убеждал Изи присоединиться к нам в поисках итемов-кирпичей, мне и самому выпала возможность подумать, нафига я-то этим занимаюсь. Ну, Винс мне платит, это понятно. Это отличный резон. Но золота у меня уже за восемь сотен перевалило, а считая расписку от Красной Горы, так и вовсе больше косаря. Я богат! Ещё и меч этот Винсу до сих пор не сбагрил. А он пять сотен обещал. Добить, что ли, до двух тыщ?
        Так, жадность призывает меня остаться и продолжать. Тем более, дело идёт легко. Даже как-то подозрительно легко. На каждом втором подвернувшемся квесте по кирпичу попадается. И даже на тюремном складе… А если б мы не попёрлись освобождать Изи? То есть, не будь она читером, хреном зелёным с огорода тётушки Рози нам по мордасам, а не выполнение легендарного квеста было бы. Разве что в процессе его выполнения непременно требовалось загреметь в тюрьму и сбежать, обчистив склад. Интересно… Это на кого же такие условия квеста рассчитаны? В одиночку Винс бы точно провалился. А я вовсе не взялся бы. Или в этом и закавыка? Сложность квеста именно в том, что для его прохождения нужно быть одновременно тем, кто помогает людям и даже всяким обиженным жизнью привидениям, и тем, кто угодит в тюрягу и обчистит её…
        Но выход из игры при этом, скорее всего, получит только один. Если вообще получит. В это тоже верилось с трудом. Возвращение в своё тело, спустя год? Материализация в новом теле? Звучит бредово, но учитывая попадание сюда и саму Игру — не стоит так уж резко решать, что возможно, а что нет.
        А если там в финале квеста какой-нибудь портал, то почему бы через него и толпой не выйти. Или вообще всем. Нет, если это квест на спасение всех попавших в Игру, то мне за него явно недоплачивают. К тому же, в реале это игровое золото вряд ли материализуется. А если да — я тысячу монет употею на себе таскать. Не говоря уж об остальном барахле из инвентаря. А если инвентарь сохранится — нас всех в поликлинику сдадут, на опыты. И даже возможности оборотня или Высшего вампира не помогут.
        В общем, не хочу я в реал. Без игровых возможностей — уныло. С ними — судьба лабораторной мыши. И вообще, убивать великанов и соблазнять графинь мне нравится больше. Тут главное не перепутать.
        — То есть, сражаться с Красной Горой и их лидером вы не собираетесь?  — уточнила Изабелла, когда Винс закончил рассказ.
        — А это хорошо или плохо?  — встрял я.
        — Даже не знаю… Выход из Игры — вроде, заманчиво. С другой стороны…  — задумчиво протянула она.
        Я кивнул. Видимо, она мыслит сходным со мной образом. Только Винс бездумно прёт вперёд. Ну, может, его там ждёт кто-то…
        — Не думаю, что наградой будет выход из Игры,  — озвучил я своё предположение.  — Для этого квест слишком лёгкий. Он будто сам тащит нас его выполнять. Спорим, за этот квест,  — я потряс листовкой с объявлением о похищенной троллем деве,  — нам всучат ещё один кирпич? Сотню золотых ставлю.
        — Но поскольку квест взял ты, то за кирпич потребуешь с меня двести?  — совершенно правильно угадал мой замысел Винс.
        — Триста,  — тут же возразил я.
        Он печально вздохнул и кивнул.
        — Так что насчёт красногорцев?  — не отставала Изи.
        — А вот это будет зависеть от твоей истории,  — соврал я.
        На самом деле воевать с Красной Горой я в любом случае не собираюсь. Даже если Винс соберётся. Даже если две тысячи мне заплатит. Даже если Изи будет целый год каждую ночь страстно отдаваться мне во всех позах. Нет, нет и нет. Моя шкура мне дороже.
        — Валькирией меня сделал Йорик, глава клана Красной Горы,  — выдохнув, начала рассказ Изабелла.  — Читерно. Изменил класс и… добавил статы.
        Она замолчала, опустила голову и отвернулась.
        — Какая-то очень краткая история,  — скривился я.  — Требую продолжения банкета. Подробности гони. Как нарисовать себе больше статов?
        Изи резко повернулась ко мне, и я увидел, что по её щекам текут слёзы.
        — Никак,  — безжизненным тоном отозвалась она.  — Нарисовать нельзя. Можно перекинуть. С другого игрока. И если перекинуть все, он умрёт. Совсем. Без хотя бы единицы Силы просто не сможет дышать. Мышцы откажут. Сердце остановится. Дэниел, мой парень, с которым мы попали в Игру. Йорик перекинул мне его статы. Все.
        Я не стал затевать спор на тему того, нужно ли в Игре на самом деле дышать, работают ли вправду внутренние органы, хоть фактически они имеются, и как вообще компьютерный код, которым мы по факту, скорее всего, являемся, связан с физическим обликом. Нет статов — умер. В это я вполне верю. Как именно — без разницы.
        Винс попытался полезть с соболезнованиями, но я остановил его, ухватив за плечо. Похоже, Изи не врёт. И тема для неё больная. Но это явно уже пережитая утрата. И запихивая графиню де Круа в сундук, она не рыдала. А сейчас давит на жалость, чтоб сподвигнуть нас за неё мстить. Не на того напала.
        — И как Йорик перекинул статы?  — жёстко спросил я.
        — С помощью Саркофага,  — Изи умудрилась произнести слово так, что оно прозвучало с заглавной буквы.  — Уникальный артефакт такой… Читерный.
        — Думаю, в конце твоего квеста будет ещё один такой Саркофаг,  — предположил я. Винс было обрадовался, но, глядя на мою мрачную рожу, быстро умерил пыл.  — Квест рассчитан на двоих,  — намекнул я.  — А статы получит один.
        — Я не собираюсь…  — начал было Винс.
        Я отмахнулся и скривился. Сам уже понял свою ошибку. Что помешает нам обоим заманить хоть десяток игроков по одному и забрать их статы себе? Нет, соль не в том, чтоб проходящие квест рассорились, и остался только один. Для этого потребуются дополнительные условия, вроде ограничения на количество использований. Но при таком раскладе этот Йорик качал бы только себя, а не какую-то там Изабеллу.
        — А зачем глава красногорцев накручивал твои статы?  — тут же и озвучил я этот вопрос.  — Почему именно твои?
        — А что, я недостаточно хороша?  — вскинулась она. Слёз как не бывало. Поднялась, выпятила грудь, прошлась вокруг, виляя бёдрами.  — Уж ты-то должен понять. Встретил ты вот такую нубку. Прокачал за счёт смерти её парня. Тут и чувство вины, и страх, и благодарность. Гремучая смесь. Предполагалось, что после этого я уже никуда не денусь. И буду повиноваться. По всем трём причинам. Но я делась.
        — Да здравствуют эгоизм и самолюбие,  — усмехнулся я.
        — На самом деле, победило отвращение,  — пожала плечами Изабелла.  — Подробностей не будет.
        Я кивнул. Изи угадала, я вполне всё понял. Даже Винс как-то притих, видимо, тоже представив, что можно делать с такой красоткой, когда она в полном твоём распоряжении. Хотя наверняка моё-то воображение нарисовало более красочные картинки. Не то, чтобы я стал так делать… Хотя в отношении неписей порой что-то подобное вытворял. Не очень жёстко, но всё же. То, что они с утра обо всём забывали, оправдывает… но не до конца. Ну, славным парнем я себя никогда не называл. Это впечатление только из-за Харизмы.
        — И со скольких игроков этот Йорик перекинул статы себе?  — сменил тему я.  — С десяти? Двадцати? Ста? И ты предлагаешь, пойти надрать ему задницу?
        Изи покачала головой.
        — Не предлагаю. И не знаю, какие у него статы теперь. И какой класс. А если пойдёте к нему, то я сваливаю в противоположном направлении. И очень быстро. Не хочу снова попасть в его руки.
        — Но ведь он убивает людей!  — воскликнул Винс.
        — Он убивает людей,  — подтвердил я.  — А мы — люди. Ну, более или менее. Продолжи логическую цепочку.
        — А если мы за легендарный квест тоже получим Саркофаг?  — Винс не собирался успокаиваться.  — Можно ведь перекидывать с игроков не все статы. Половину. Или четверть. По чуть-чуть. На высоких уровнях и не заметят.
        Я взглянул на Изи. Она пожала плечами. Ясно, в принципах работы этого Саркофага она не сечёт.
        — А почему этот совсем не бедный Йорик так назвался?  — спросил я.
        Не то, чтоб это было очень важно, но ведь любопытно же!
        — Ну, это же из «Гамлета»,  — Изабелла взглянула на меня как на идиота.  — Череп…
        Я ответил ей таким же взглядом.
        — И? Ты сама-то читала? Череп мёртвого шута!  — я расхохотался.  — Ну вот, а ещё англичанка. Старик Шекспир в гробу через голову кувыркается от таких интерпретаций.
        Она пожала плечами.
        — Да какая разница? Вот почему ты Себастианом назвался?
        — О,  — я потёр руки.  — Это долгая и замечательная история. Для понимания которой мне придётся ещё и спеть. И я с радостью её поведаю, но как-нибудь потом. Под пиво, а то по-трезвому петь вообще не катит. А сейчас, если ты таки с нами, то идём спасать прекрасную деву и доделывать легендарный квест, пока красногорцы во главе с этим Биллом нас не догнали. Он, похоже, такой же читер, как ты. Куча статов на Силе и Магии одновременно.
        — Я не в курсе,  — покачала головой Изи.  — Не знаю никакого Билла. Но Йорик мог после моего ухода хоть весь клан прокачать.
        — Очевидно, не весь, раз мы пока надираем им задницы,  — возразил я.  — Но это пока. У нас ещё половина квеста впереди. Так что надо шевелить копытами.
        Я не стал сообщать, что нужный для квеста кинжал купил кто-то из красногорцев. Будем разбираться с проблемами по одной за раз. Тупо драпать пока нет смысла. Нас будут догонять, а территории тут не бесконечны. Это вам не Нефритовые Воины и тут речь не про неудачную шуточку. Красногорцы не отстанут, пока квестовые кирпичи у нас. Так что вариант бегать и прятаться оставим на потом. А сперва попробуем закончить квест и выясним, что за него дают-то. Потом преследовать нас будет смысл только из мести. Тут уже могут и забить, Изи же не искали.

* * *

        Местонахождение похищенной девы было отмечено на карте. Простенький квест, даже искать не надо, просто прийти, дать по шее троллю, забрать девчонку — и свободны.
        Карту я предпочёл рассматривать по старинке, в книге логов. Не люблю висящие перед глазами указатели. Но видеть её мог только я, а выбранный мной короткий путь не очень понравился Изи. Ну, кто виноват, что в её мало что прикрывающий наряд не очень-то подходит для пролезания через колючий кустарник. Хотя теперь стало понятно — открытая спина для того, чтоб не мешать крыльям.
        Но, как оказалось, запрет на доступ к чужим логам можно и обойти. И даже без читерства. Банальной копировальной бумагой. Хотя и зачарованной, переносящей текст самостоятельно, стоит только приложить, ничего ручкой обводить не надо. И у Изи такая бумага нашлась, уж не знаю, что там ей в роли графини копировать требовалось.
        Всё-таки я ещё далеко не всё знаю об игровом мире. Хотя и попутешествовал гораздо больше своих спутников, да и с народом общался. Но при моём стиле жизни скорее узнаешь, в каком трактире пиво вкуснее и официантки грудастей, чем как переписывать бумажки.
        А ведь возможность почитать копию чужих логов может очень даже пригодиться.
        Поскольку путь наш лежал в горы, лошадей мы из города так и не забрали. А теперь, может, уже и не удастся вернуться за ними. Ну да ладно, через месяц их просто продадут, а деньги переведут владельцу. За вычетом стоимости корма и постоя, да и сбагрят по бросовой цене… Ладно, это проблемы Винса. Уж стоимость одной коняги ему наверняка вернётся, а двух других мы всё равно угнали.
        Изи оказалась тем ещё Сусаниным. Или кто там у них, бриташек, в подобной роли выступал? В общем, повела она нас в обход, будто мы какие-то нормальные герои. Причём ведь и у неё, и у Винса крылья есть! Могли бы просто взлететь, а я бы за ноги зацепился. И да, конечно, пялился бы Изи под подол, надо же как-то время скоротать. Но нет, пришлось искать тропку, проложенную троллем. А значит, эффекта неожиданности не выйдет.
        В том, что тропинка троллья, сомнений не было. Повсюду на камнях виднелись следы когтей. Да ещё и в несколько рядов. То ли он тут давненько обитает, то ли очень уж активный. И с очень острыми когтями…
        — У кого-нибудь есть план?  — спросил я.
        На меня воззрились с удивлением. Похоже, не ждали такого вопроса. Они меня совсем за дурачка держат? Нет, план «Пришёл, убил, ограбил и ушёл» — вообще прекрасен. Когда ты уверен, что можешь запросто убить противника. Но тролль большой… Почти как великан. К тому же с прочной шкурой и когтями.
        — Не волнуйся, я справлюсь с троллем,  — заверила Изабелла, вытаскивая из инвентаря свой боевой посох.
        Я пожал плечами. Если она думала, будто я стану возражать и лезть на рожон, доказывая свою мужественность, то просчиталась. Меня вовсе не уязвляет, что вместо меня будет сражаться девчонка. Тем более по статам она меня превосходит, включая Силу. Так что нечего прикидываться слабым полом, после того, как самовары руками мяла.
        Странный шум откуда-то сверху заставил меня насторожиться. Вот только обвала нам тут не хватало. Эти двое-то улетят, в крайнем случае, а мне потом опять из Белого Города после реса топать, пробиваясь через красногорцев?
        Но нет, это был не обвал. Это был тролль. Только какой-то очень неправильный.
        — У нас гости,  — предупредил я.
        Винс и Изи начали оглядываться по сторонам, так что пришлось показать пальцем. Вверх. Это существо отлично лазало по скалам. Что и немудрено с шестью когтистыми лапами-то. Даже восемью, если считать ноги.
        — Синий тролль?  — удивился Винс.
        — Может, он пьющий,  — пожал плечами я.  — И его укусил радиоактивный паук.
        — Это игрок,  — сообщила Изи.
        Этот её читерный навык определять, кто игрок, кто непись — штука полезная. Скорее всего, банально видит наличие статов, я для того же могу использовать окуляр, но не ходить же как дурак с моноклем на глазу. Но в этот раз она явно ошиблась. Синекожий шестирук — игрок?
        — А кто-то ещё сомневался насчёт серых человечков,  — заметил я.  — Синие чудовища, значит, не смущают?
        — Что я могу поделать?  — пожала плечами Изи.  — Он игрок. И вообще, тут-то что угодно может быть. В реале вампиров и крылатых валькирий тоже не бывает.
        — И оборотней,  — добавил Винс, но, поймав мой раздражённый взгляд, прикусил язык.
        — Ещё один скрытый класс? Работа Йорика?  — спросил я.  — Думаешь, он красногорец?
        Ответа я не дождался, поскольку шестирук спрыгнул вниз, перегородив тропу перед нами. Изи выхватила боевой посох.
        — Шестирукий синелицый и двуглазый великан,  — протянул я.  — Хорошо, хоть не восьмиглазый, а то на паука бы смахивал.
        — Ничего общего!  — возмутился в ответ шестирук.
        — Он умеет говорить,  — констатировал я. Глупость сморозил, знаю.  — Ты человек? Какой у тебя класс?
        Я прищурился, но вместо класса и ника у него красовались какие-то нечитабельные закорючки.
        — Нет,  — рыкнул он, окинул меня презрительным взглядом, и спросил: — А что, похож?
        — Да я же не про облик персонажа!  — возразил я.  — В реале-то человеком же был? Откуда родом? И что за класс?
        Он нахмурился, пристально меня разглядывая.
        — Я — это я,  — наконец, сообщил он.  — Каким родился, такой и есть. Не знаю про эти ваши классы ничего.
        — Ты нападать на нас не собираешься?  — уточнил я, выглядывая из-за плеча Изи.
        — А вы пришли со мной сражаться? Тут многие приходили… Но они сразу кричали и нападали. А вы говорите.
        — Мы за троллем пришли. Ну, то есть, за девой, которую тролль похитил. Ты же не тролль?
        Он покачал головой, снова посмотрев на меня, как на идиота. Ну а что, я просто спросил! С чего мне прям взять и поверить, что он реально инопланетянин какой-то? Может, просто гонит, как многие другие. О, надо будет потребовать у него логи показать! С копированием-то теперь это вполне возможно.
        — Идите за мной,  — мотнул головой шестирук.
        Ну, мы и пошли. Тем более, другого пути, кроме этой тропинки, тут всё равно не было.
        — А зовут тебя как?  — спросил как всегда вежливый Винс.
        Шестирук в ответ прорычал что-то нечленораздельное, даже не оглянувшись.
        — Я буду звать тебя Боб,  — решил я. Тут уж на меня обернулись все трое.  — Ну а что? Легко запомнить, кратко. У вас есть варианты получше? Не пафосные и не обыгрывающие его цвет и число конечностей, потому что это задолбавшие всех штампы.
        Винс и Изи синхронно захлопнули приоткрывшиеся было рты. Значит, я угадал, их варианты были основаны именно на этом. Вот лучше бы о своих никах подумали при регистрации, но нет, на большее, чем взять настоящие имена, их не хватило!
        Боб привёл нас в пещеру. Похоже, тут он и обитал. И не один…
        — О, кого это ты к нам привёл?  — прошамкала старуха, сидящая в кресле-качалке и что-то вяжущая.
        — Ты похищенная троллем прекрасная юная дева?  — саркастично осведомился я.
        На этот раз я заслужил сразу четыре взгляда, как на идиота.
        — А то ж, милок,  — заявила бабка.  — Ужель не похожа? Давненько то было, ох давненько. А вы, никак, спасать пришли? По объявлению?
        Я задумчиво кивнул. Вообще-то, я думал пошутить. Да гонит она! Игре всего год! Не могла похищенная дева состариться! Хотя… никто не говорил, что дева — юная. Но ведь и тролль — не тролль. Да и про объявление она откуда знает?
        — А где тролль?  — спросил я.
        — Я его съел,  — отозвался Боб.
        — Значит, ты уже спас… даму, и наш квест провален,  — я развёл руками и развернулся к выходу.  — Так что мы уходим, всем пока.
        Боб перегородил нам выход, расставив руки и оскалив зубастую пасть.
        — Ну куда ж вы, касатики,  — хихикнула старуха.  — На обед останьтесь, невежливо так уходить. Я уж и печку растопила…
        В дальнем углу пещеры и впрямь стояла самая настоящая русская печь. А в углу возле неё, сбоку от поленницы, белели кости… И что мы тут имеем? Игрок — инопланетный монстр-людоед, старуха-псевдодева, якобы похищенная троллем, русская печь…
        — Э, нет, бабушка,  — возмутился я, снова разворачиваясь.  — Кто ж так гостей встречает? А баньку натопить? Напоить, накормить и спать уложить — по канону так положено.
        — Ишь ты,  — хмыкнула бабка.  — Знающий какой. Что положено, то мной на лопату положено и в печь отправлено, милок.
        — Да ты, бабуся, на старости лет совсем зрение потеряла, не признала нас,  — хмыкнул я.  — Это вон — Иванушка,  — кивнул я на Винса,  — как известно — дурачок. Она — Василиса не очень мудрая, но зато секси. Ну а я — Серый Волк, хотя вообще-то чёрный, но зато как зубами щёлк, так головы и нету. И мы к тебе с подарками пришли.
        — Ты что несёшь?  — шепнул Винс.
        У меня на это имелась в запасе сотня ответов. Про полную чушь, возмездие во имя Луны и так далее, и так далее. Но я только отмахнулся. Он всё равно не врубится, да и бабка тоже, даже если я прав насчёт того, кто она такая. А я наверняка прав. Но её культурный контекст староват для таких приколов.
        — Да, теперь вижу,  — протянула старуха.  — И впрямь, нечеловечьим духом пахнете. А они — ещё и не русским.
        Я развёл руками и мотнул головой в сторону Боба. Мол, он-то тоже не Кощей и не Горыныч.
        — Ладно, бабушка Яга, костяная твоя нога, накрывай на стол, да без мяса, встречай добрых молодцев и красну девицу, как полагается!
        — Так это…  — начал Винс, я кивнул.  — А мы от Цаня!
        — Так чего ж сразу не сказали?  — фыркнула Яга.  — С этого и надо было начинать. Ты, э-э…  — она прищурилась глядя на шестирука.  — Боб? Можешь отойти от двери. И стол тащи.
        Я тоже недоумевающе посмотрел на инопланетянина. Прищурился. И правда, закорючки в его нике вдруг расплылись и сложились во вполне читаемое «Боб». Эка… Прижилось данное мной прозвище, да ещё как! Похоже, непереводимость имени — какой-то глюк системы, который она при первой возможности исправила. Не то, чтоб я считал Игру живой и осознающей себя личностью, хотя некоторые так думают. Но поскольку пользователи в своих действиях тут не очень сильно ограничены интерфейсом, то система должна уметь самостоятельно подстраиваться.
        Боб тем временем ушёл в тоннель, скрывавшейся за шторкой на стене возле печки. Интересно, сколько там ещё «комнат»? А может, целый пещерный лабиринт. Или сокровищница…
        — А с этим квестом что?  — напомнил я, помахав объявлением.
        — Да иди сюда, помечу пройденным,  — махнула рукой Яга.  — Надо ж мне обед как-то приманивать, стара я уж по лесам за рыцарями гоняться.
        Ну, класс. Мы уже даже не в графстве Трёх Озёр, а баги всё ещё тут. Или это всё же фича? Квест от Яги, который нельзя пройти — ну где такое видано? Ну могла бы хоть для приличия правда какую бабу похитить и ручного тролля завести. Ладно, за тролля даже Боб сойдёт. Но чёрт возьми, нечестно ведь! Хотя ведь бывают даже в обычных играх квесты, в которых квестодатель врёт и цель меняется в процессе, когда узнаёшь правду.
        — И что вы там от Цаня принесли, сюда тащите,  — потребовала она. Винс тут же передал ей свёрток. Она развернула его и нахмурилась.  — Хм… Эх, касатики, что ж вы обманываете старушку-то? Тут же ингредиента не хватает! А перо гневной птицы где?
        — Гневной?  — переспросил Винс.  — Не огненной?
        — Гневной. Значит, злой. Раздражённой. Бешеной. Раздраконенной…
        — Э, предлагаю на этом остановиться, он нерусь, щас ещё решит, что на дракона идти надо,  — перебил я.  — И так уже на Феникса собирался.
        — На Финиста?  — переспросила Яга.  — Ну, он тоже злой бывает…
        Я отмахнулся. Покосился на Изи и украдкой указал в сторону Яги.
        — Непись,  — шепнула валькирия.
        Кстати, она ж тоже крылатая. И злючка та ещё. Может, её перо сойдёт? Но Винс уже рылся в своём инвентаре. И извлёк оттуда… петуха. Который тут же попытался его клюнуть.
        — О, так вы не только перо, но и обед с собой принесли,  — обрадовалась Яга.
        Отобрав птицу у Винса, она выдернула перо из хвоста и тут же свернула петуху шею. Поднявшись с кресла, заковыляла к печке. Вправду, что ли, одна нога костяная? Ну, не задирать же старухе подол, чтоб проверить. Изи точно будет меня потом три дня подкалывать.
        — А что вяжете, бабушка?  — из вежливости спросил я, пока старуха отправляла петуха в печь. Прямо вместе с оставшимися перьями. Ну да ладно, на реализм тут всё равно забивают. А если это не тот случай, можно просто не жрать.
        — Варежки. Для Боба. Их мно-ого надо. Носки уже связала. Хошь, и тебе чего-нибудь свяжу, касатик? Раз уж уважил ты старушку своими знаниями.
        — А может, того, путеводный клубочек нам? И кстати, награда за квест Цаня где?
        — Умные все стали,  — пробурчала Яга, направляясь в противоположный угол, где стоял сундук.  — Носочки в награду не хотят. А ведь тёплые, красивые, ручной работы. Эх…
        Из сундука она извлекла приятно звякающий мешочек, за которым я тут же протянул руку. И очередной кирпич. За этим кинулся Винс. Вот теперь вопрос, кто из нас спор-то выиграл? Кирпич дали, но квест не тот. Но привёл-то нас сюда именно тот квест, по которому спорили. Так что золото я полюбому заберу. А Винс пусть кирпич берёт, поделим награду по-братски. Кстати, какой это уже кирпич? Похоже, седьмой. Пора бы попробовать снова их сложить и выяснить, сколько ещё-то не хватает. Хорошо бы, всего одного. Но это вряд ли. Три? Ну, соберём — поглядим.
        — И даже не спросите, что за камень такой?  — прищурилась Яга.  — Ну раз так, дам клубочек, который к следующему приведёт. Только змий его сторожит.
        — Змей?  — переспросил Винс.
        — Змий!  — хором поправили его мы с Ягой.
        Она посмотрела на меня одобрительно, кивнула и добавила:
        — И поясок тебе вязаный подарю.
        — А что он делает?  — за этот вопрос я снова заслужил взгляд «Ну и дурак ты, Себ!»
        — Портки держит, чтоб не упали. На любой размер подойдёт, растянется-развернётся, сколько надо будет. И не порвётся никогда. Ну, связать кого-нибудь можно,  — она с усмешкой покосилась на Изи.  — Иль удавиться. Это уж как сам хошь.
        Я хмыкнул и пожал плечами. На любой размер, значит? Ну, поглядим, насколько он растягивается и не рвётся. Учитывая, что мы шляемся по горам, пригодится. Хотя у меня ещё верёвки, выдерживающей рывок ноги бегущего великана чуть меньше сотни метров. Ну и про связать — тоже интересная идея. Могла бы быть, если б не история Изи с этим долбаным Йориком.
        — Прошу к столу,  — объявил Боб, грохнув этот самый стол об пол.
        А всё же интересно, что там ещё есть, в других пещерах. Хотя бы проход через горы, так мы точно свалим от красногорцев, они-то мимо этой людоедской парочки вряд ли пройдут.
        Яга вытащила из сундука скатерть и раскинула на столе. Оказалось, это скатерть-самобранка. Ясно, значит, людоедство — это так, для антуража.
        — Кушайте, касатики, кушайте,  — пригласила Яга.  — И ты, красавица, не стесняйся. Тебе вообще надо за двоих кушать.
        Я вытаращил глаза, а Винс поперхнулся помидоркой. Ну да, они же с Изи в койке кувыркались. И что же, она от него…
        — Две жизни сразу живёшь,  — продолжила Яга.  — Отдал кто-то тебе силу свою молодецкую. Вот и живи за двоих, полной жизнью, не отказывай себе. И его этим уважишь.
        Я выдохнул с облегчением. Винс тоже, но громче. Ну да, он-то попал бы, а я — просто обломался. Хотя тоже хорошего мало. Вот ведь Яга, психотерапевт доморощенный. И откуда всё видит и знает? Один я, как дурак, не могу ни игрока от непися отличить, ни читера опознать. И даже тролли мне попадаются неправильные, синие и шестирукие.

        Глава 16. Винсент. Зелёный змий в озере

        Научи дурака интеграл по закрытому контуру брать… Не, так себе сравнение, да и интегралы, пусть и по закрытому контуру, Себастиану явно неинтересны. А вот играться с подаренным вязаным ремнем — это самое то! Стукнуть бы его чем посильнее, да только драка в мои планы не входила. Драка — дело затратное, а в карманах хорошо если триста золотых найдётся. Мара не обманула и действительно дала ответы на три серьёзных вопроса по игре, ответила честно, дав возможность проверить её слова с помощью гипноза. Такой выдержки я и в реальной жизни никогда достичь не мог, что уж говорить об игре, в которой меня всё бесит и которую, скорее всего, не покинуть, пройди я хоть тысячу легендарных квестов. Интересно, а есть здесь неидиотские способы умереть, ибо не зачекаться на респе в течение трёх дней — метод совсем уж для даунов. Или клиентов подземных лабораторий клана Красной Горы…
        — Чего вздыхаешь?  — идущая рядом Изабелла недовольно покосилась в мою сторону.
        После Белого Града и неудачной попытки напоить её сывороткой правды Белла перестала оказывать мне знаки внимания, только знаки ненависти. Хотя после битвы с красногорцами чуть-чуть подобрела. Листал я тут логи… в общем, я бы тоже подобрел, если бы увидел Высшего вампира в деле. Нет, я не хвастаюсь — ужасаюсь, потому что всё больше начинаю себя бояться.
        — А вздыхает он, очевидно, по рыжей красотке, с которой провёл ночь масленицы,  — подключился к разговору Себ, оставив, наконец, подарок Яги в покое.
        — Ты откуда знаешь?  — выпалил я, не подумав.
        Язык мой — враг мой. Особенно в компании Себастиана. Вот ведь наверняка предположил наобум, а я возьми и сознайся.
        — Ну так, волос рыжий в воротник рубашки вшит.
        Я удивленно оттопырил воротник и уставился на вышивку. Видели когда-нибудь огненный трилистник на удачу? Вот и я не видел до сего дня. А ведь сам просил Мару зачаровать инвентарь на увеличение и в шутку спросил про проклятие женщин и привлечение удачи. Надо же…
        — Как же ты теперь из игры по квесту того?  — продолжил донимать Себ.  — Или рыжики отдельно, мухоморы отдельно?
        — Какие ещё мухоморы? Ты их уже не в первый раз упоминаешь.
        Белла прыснула в кулачок, Себастиан заржал не скрываясь. Идиоты. Я демонстративно надулся и пошёл вперёд, но далеко уйти не удалось. В паре метров от нас стоял бородатый мужик в черном килте в красную клетку и пытался играть на волынке. Ну как пытался: щеки раздуты, грудь колесом от переполняющего её воздуха, но ни единого звука от несчастного инструмента. Мне стало жаль беднягу. Я подошел к нему и дернул на себя одну из деревянных трубок. Ничего. Потянул сильнее и понял, что прилип.
        Так. Если позвать на помощь Себа, он потребует денег, а денег нет. Значит, надо, чтобы он сам влип в ловушку. Я натянуто улыбнулся, мужик ожидаемо шарахнулся от меня, потянув за собой волынку, которая крепко прилипла к моей руке. Себастиан решил, что я занялся грабежом и решил присоединиться: схватился одной рукой за трубку, второй за мой пояс.
        — Вот ты козёл!  — выдохнул он, когда понял в чем дело.
        — Вампир,  — возразил я,  — Высший.
        — Козёл! Рогатый такой козлина.
        Себ пнул меня по ноге и свободной рукой полез в инвентарь, с минуту там пошарил и извлёк на свет непрозрачный пузырек. Капнул рядом со своей рукой — не подействовало. Капнул ещё раз — опять ничего.
        — А может, все дело в музыканте?  — предположил я.
        Охотник кивнул и выплеснул остатки зелья в лицо бородачу. «Антимагия» — вот как оно называется! Больше нигде такого явного лавандового запаха не было. Тысячу лет такого не варил, а, видимо, зря. Возьму на заметку — всё полезнее всяких сывороток правды! И похмелья не вызывает. А вот мужик моего оптимизма не разделял: вырвал таки из наших рук волынку, треснул ею Себа по голове и возмущенно пробасил:
        — Вот спасибочки! Меня поцелуй прекрасной дамы должен был расколдовать, а никак не липкая жижа в лицо!
        — Скотина неблагодарная!  — Себастиан в свою очередь отобрал несчастный инструмент и треснул мужика по морде, подумал и треснул ещё раз.  — Да если бы этот клыкастый придурок не захотел сыграть Ту-104 и не прилип к тебе, как к родному, стал бы я на тебя продукт полезный переводить!
        — Ту-104?  — удивился я.
        — Ну, это… Ту-104 — самый лучший самолет… Переделанный похоронный марш, в общем. Да не смотри ты так на меня, нерусь. У вас такие не играют, скорее всего,  — Себ махнул свободной рукой и ещё раз треснул мужика по лицу.
        В третий раз волынка не выдержала и развалилась на части. Мужик издал вопль отчаянья и, упав на землю, стал собирать поломанные трубки, складывая их в сумку на поясе.
        — Эй,  — окликнул я его,  — все равно ж починить нельзя. Новую купи.
        — Ничего ты не понимаешь! Она волшебная была! Я ей зеленого змия изгонял!  — он поднял на меня покрасневшие глаза и погрозил кулаком.
        — Алкоголизм, что ли, исцелял?  — удивился Себ.  — Интересно, кому такая ерунда могла понадобиться.
        — Да он про ваш квест легендарный, дурни!  — вклинилась в разговор Изабелла.
        Ну, я, конечно, это и так понял. И Себастиан тоже. Но нельзя же так просто взять и не постебаться! В плане, Себ так не может. Однако валькирии он лишь мило улыбнулся, ничего не сказав. Забавно. Не влюбился ли мой лохматый друг в нашу читершу? Поженятся так, детишек нарожают. Интересно, можно ли в игре делать детей?
        — Дружище,  — улыбнулся я, обнажая клыки по максимуму, и рывком поднял мужика на ноги,  — а расскажи-ка нам с друзьями, где ваш змий обитает?
        Тот икнул, пробубнил что-то невнятное, но я продолжал зловеще улыбаться, потому он наконец сдался и принялся сбивчиво объяснять:
        — В озере змий живет. С во-о-от такенной шеей,  — бородач для наглядности развел руками в стороны, потом повернул их, пытаясь показать высоту. Изабелла презрительно фыркнула, Себ вполголоса помянул анекдоты про рыбалку, но в целом никто не мешал вещать, и мужик, вдохновившись, продолжил: — Хватает случайных путников, тащит под воду, а там жрёт. Или заплывет на центр, вытянется и смотрит на город. Долго так смотрит, пристально, сожрать хочет.
        — Да ладно?  — я недоверчиво приподнял одну бровь, продолжая скалиться.
        — Святым Патриком клянусь!  — он перекрестился и заискивающе посмотрел исподлобья.
        — Ты шотландец, чучело!  — упрекнула его Белла.  — В Патрика ирландцы верят.
        — Точно!  — мужик ударил себя ладонью по лбу, потом ещё раз, и ещё, а затем снова перекрестился.  — Тогда просто Христом-богом клянусь!
        Я хмыкнул и отпустил его и посмотрел на Себа, мол, тот змий или не тот, к которому клубок привести должен. Охотник пожал плечами, задумчиво посмотрел на вновь перекрестившегося мужика и спросил:
        — А тебе не кажется, что он таким образом от тебя избавиться хочет?
        — Таким?  — я перекрестился.
        Бородач схватился за сердце, забулькав что-то про ангелов небесных, местных ведьм и всё того же змия. Мы, не сговариваясь, пожали плечами и крепко задумались, как быть дальше. Не, Себ может и думал, как побольше денег в городе раздобыть, а Изабелла о своем, о девичьем, но выглядело так, словно мы думаем именно о змее и легендарном квесте. Уж больно лица у всех серьёзные были. Да я и на полном серьезе собирался проверить озеро, только где же взять квест? Без квеста же, как известно, никаких кирпичей не получится. А клубок от Яги — самый обычный навигатор, без дополнительных функций. Получается, надо идти в город и выполнять там все задания, связанные со змеями.
        На том и порешили. Мужика, представившегося Кайлом, мы взяли с собой. Он-то и показывал дорогу до города, а клубок пока Себ вернул в инвентарь, согласившись со мной, что сначала надо квест взять. Конечно же, его в первую очередь интересовало золото, которого с легендарных заданий щедро давали. Сколько бы я ещё заработать успел! Сколько бы дополнительных вопросов задать в ту ночь Маре! Ну, хотя бы утешительный поцелуй достался.
        — О, теперь лыбится, как идиот.
        — Поди, представил, какие нас квесты ждут,  — Себастиан мечтательно посмотрел на виднеющуюся вдали крепостную стену.  — Выпить бочонок виски в таверне на скорость, например. Или кто быстрее завяжет килт. Или что там с ними делают?
        — Да, в таверну надо в первую очередь,  — не дал я ответить Кайлу про килт, ещё не хватало, чтобы Себ в юбке шлялся.  — На точке респа зарегистрироваться, заодно проверить насчет красногорцев.
        Последнее замечание настроило всех на серьёзный лад, и дальнейший путь до таверны прошел в тишине, лишь Кайл время от времени указывал, куда идти.
        В таверне нас ждал сюрприз. Заметив нашего проводника, посетители поднялись и, с самым что ни на есть угрожающим видом, подошли к нам, хмуря брови и потрясая кулаками. Молча. И мы тоже молчали, разглядывая злых NPC. По идее, можно убить всех здесь, потом убить стражу, потом горожан, что попрут на нас с вилами и тапками. Город небольшой, много жителей не наберётся, управимся быстро. А наутро… А наутро нас будут ждать всё те же хмурые рожи.
        — Начинаю мыслить твоими категориями,  — вздохнул я, пододвинул себе стул и уселся, закинув ногу на ногу.
        — Давно пора,  — хмыкнул Себ и последовал моему примеру.  — Мозгов, значит, прибавилось.
        Скорее ненависти к происходящему и осознанию того, что я, скорее всего, отсюда никогда не выберусь. Может, я, настоящий я в капсуле для виртуального погружения, мёртв, а тут только копия моего сознания. Все мы тут мертвецы, все — NPC, просто у некоторых программа совсем сложная, настолько, что копирует сознание жившего когда-то человека. Когда-то, где-то, зачем-то… Зачем мне всё это? Вот что надо было спросить у Мары, а не про Йорика. Я снова вздохнул и крикнул:
        — Трактирщик! Тащи жареного поросенка и пива! Устал с дороги и голоден так, что могу первого попавшегося посетителя сожрать!
        Ну, я тут недавно уровень взял, снова, да. Все-таки полезное с легендарных квестов и мне перепадает. Вот в навыках и высветилось, что помимо магии крови качнулась таки Харизма. На целый один пункт качнулась. Наверное, из-за того, что в городах я чаще бываю, и еще выполнял масленичные квесты. Но на трактирщика мой рык не подействовал, только рассмешил Беллу. Она, видимо, решила нас обойти в своем презрении к NPC, пододвинула стол и уселась на него, закинув ногу на ногу так, что какое-то мгновение мы все лицезрели ее трусики.
        — Ну чего злитесь, зайки?  — мило поинтересовалась она у ближайшего мужика.
        — Мы на него,  — зарделся тот и ткнул пальцем в сторону Кайла,  — замучил всех байками своими. Змий у него в озере. Ага, как же. Зеленый у него, в бутылке. Мы ж его и били. И запирали. И выпивку отбирали. А он всё одно! Змий да змий! Дети пугались, спать плохо начали. А эта гадина еще и волынку купил! Играть не умеет, а купил! Тут и взрослые спать плохо стали. Ну, мы скинулись и отправились к ведьме, что за лесом живет в пещере. Телегу с десятью бочонками виски с собой дали парламентеру, да пару девок на откуп, если всё-таки сожрать захочет. Она нам его и заколдовала, чтобы больше ни играть, ни говорить не смог. А вы!  — мужик в сердцах сплюнул и снова сжал кулаки.
        — А мы ему шарманку разбили!  — похвастался Себ, успевший отобрать у кого-то кружку с пивом.
        — Волынку,  — подсказала Белла, Себ отсалютовал ей кружкой и, залпом выпив, утерся рукавом.
        — Да без разницы,  — отмахнулся мужик,  — все одно ж про змия начнёт рассказывать.
        — А если мы вас от змея избавим?  — предложила Белла, весело болтая ногами — ситуация ее забавляла.
        — Да нет никакого змея!  — заорали NPC хором, даже я вздрогнул.
        Засада. Змия нет, баба Яга со своим навигатором нас обманула, а где искать следующий легендарный квест никто не знает. Может, оно и к лучшему? Вот он шанс распрощаться с Себастианом и Изабеллой и отправиться к Аристану учиться, а потом к Маре. Хотя колдуну ещё и квесты надо сдать. Тогда выполнять квесты колдуна сначала. Я поднялся.
        — А может, я всё-таки избавлю вас от змия?  — спросил, уперев взгляд в Кайла.
        До местных не сразу дошел смысл сказанного мною, но наоравшись, они принялись переглядываться, потом кивать.
        — Точно сможешь?  — переспросили они хором.
        — Точно смогу,  — заверил их я и, схватив и без того перепуганного Кайла за плечи, оскалился.
        Грозиться применить гипноз и использовать его в деле — вещи разные, надо бы потренироваться. На Изабелле, например, надо было, жаль, поздно дошло. Хорошо хоть Кайл подвернулся под горячую руку. Притянул его ближе, заглянул в глаза и одновременно с этим задействовал нужную абилку, давая мысленный указ: «В этом городе все спокойно! Никаких змиев и змеев тут нет! Отныне ты займешься каким-нибудь общественно-полезным делом и перестанешь пугать детей страшными историями и играть на волынке и других музыкальных инструментах!» На миг глаза Кайла вспыхнули, потом он прошептал: «Да, мастер». Я отпустил его и сделал шаг назад.
        — Спрашивайте.
        — Чего?  — удивились NPC.
        — Кого, блин,  — я махнул рукой в сторону Кайла: — У него спрашивайте, что да как. Чтобы удостовериться.
        Расспросы пошли не совсем те, что ожидались.
        — Лето теплое будет?
        — Это же тесть вчера бочонок допил?
        — Изменяет мне жена с соседом или то домыслы?
        — Килт брать в красную или синюю клетку? Ты бы какой выбрал?
        — Как пропатчить kde2 под freebsd?
        — а! Стоп! Стоп!  — Белла с размаху припечатала ближайшего NPC головой об стол, стол развалился, но она успела спрыгнуть.  — Про змия вашего спрашивайте, идиоты!
        — А. Сейчас,  — к Кайлу вышел трактирщик, схватил того за грудки и хорошенько встряхнул.  — Говори, рожа твоя паршивая, будешь ещё байки свои про змия заливать да детишек пугать?! Будешь, а?!
        — Нет,  — залепетал Кайл и попытался перекреститься: — Христом-богом клянусь, что не буду. Работать стану, городу помогать.
        Н-да, на месте Кайла и я бы то же самое сказал. Хотя вру, нынешний я скорее бы оторвал голову трактирщику, напился теплой крови и… Поесть надо, в общем, крови выпить. Гипноз, кажется, тоже магию крови пьёт, причем прилично так пьёт, зараза. Ну, сейчас с местными решим дела, сниму комнату и напьюсь. Крови, то есть.
        «Повышена репутация города Инвершир на 500» — промелькнуло в логах, потом ещё что-то про благодарность и бесплатный постой в таверне на одну ночь. Сойдёт, я не жадный — я не Себ. Так, глядишь, со следующим уровнем ещё Харизма качнётся, а это полезнее жалких десяти золотых, что могли дать за квест. Если и впрямь уйду в одиночное плавание, Харизма пригодится, да и вообще, не вечно же на охотника полагаться. Он-то не задумываясь вышвырнул меня тогда из комнаты. Выбрал из двух зол женщину. По идее всё верно, и напомнил заодно, что доверять в этом мире никому нельзя.
        — Он опять вздыхает.
        — Ты задрала,  — я кинул в Беллу стулом, она, как и ожидалось, легко его отбила.  — Переключись уже на Себа, вы с ним идеальная пара.
        — Да, Изи,  — охотник подошел к ней ближе и приобнял за плечи,  — переключись на меня, я гораздо лучше клыкастого. И опытнее,  — он заговорщицки подмигнул.
        Изабелла то ли обиделась, то ли действительно решила переключить внимание на Себастиана, но оттолкнуть его не пыталась, только надула губки. Я обернулся к довольному трактирщику и кинул золотой:
        — Этим двоим отдельную комнату. А я, пожалуй, пойду отдохну.
        Но наверху, выпив крови из своих запасов, вновь почувствовал бодрость и жажду деятельности. Прислушался. В соседней комнате Белла с Себом шёпотом обсуждали, какой я стал плохой и вообще сволочь та ещё. Судя по всему, это у них надолго. На аукцион, что ли, сходить за деньгами? Или лучше выполнить квест в одиночку и заработать двести пятьдесят золотых? И опыта, наверное, больше дадут. Решено!
        Я спустился вниз, расспросил трактирщика, как пройти к озеру, объяснив, что по обету, данному святому Илону Маску, должен совершать омовения в большом количестве воды ежедневно. Ну, зря, что ли, слушал лекции Себа о мироустройстве? Пусть местные думают, что я немножко сумасшедший паладин — пригодится, если вдруг будут искать красногорцы. Трактирщик знать не знал, кто такой Илон Маск, но дорогу охотно объяснил, и спустя час я стоял возле теряющегося в тумане озера. Здесь было необычайно тихо: ни тебе птиц, ни лягушек. Конечно, можно предположить, что ещё холодно, но пока шел по лесу, много каких зверей встретил и травы полезной набрал, хотя это к делу не относится. Если вам, конечно, не интересно, что я приготовил зелье для алхимического квеста. В любом случае, на змее я его проверять пока не собирался — вдруг обойдусь своими силами?
        Зелье, чтобы дышать под водой, я смешал, пока шел по лесу, благо ингредиенты росли тут же. Выпил, немного поуговаривал себя, что вода не холодная, потому что это лишь моё самоубеждение, после чего полез не в холодную, а жутко ледяную. Не то благодаря вампирскому зрению, не то чистоте местного озера, толща вод просматривалась отлично, а потому я почти сразу увидел в центре… диплодока. Да-да, его самого. Кажется, разработчики решили скопировать мифы о Лохнесском чудовище. Фу, как банально. Впрочем, то, что над ним горел восклицательный знак, предлагающий взять квест, было довольно необычно.
        Завидев меня, диплодок поприветствовал кивком, после чего протянул шею ближе, вперившись внимательным взглядом.
        «Здравствуй, путник»,  — раздался мягкий голос у меня в голове.
        Ну, да. Мы ж под водой. По-другому тут не поговоришь.
        «Здравствуй, динозавр»,  — подумал я в ответ.
        «Ты ищешь один из священных камней?»
        Священные? Пусть будет так. Я кивнул.
        «Забери его и накорми меня».
        Заманчивое предложение, тем более в инвентаре где-то пирожки от тетушки Рози валялись. Интересно, динозавры едят пирожки с мясом? Как бы там ни было, я снова кивнул, и в руки мне лег заветный квестовый кирпич. Тут же закинул его в инвентарь и принялся искать пирожки, как вдруг огромные челюсти перехватили мое туловище и с хрустом сжались.
        «Fuck!» — только и успел подумать я, даже не почувствовав боли.
        Меня так давно не убивали, что я отвык. Минут десять стоял на точке респа, пока меня не потеснил злющий только что воскресший Себ.
        — Ну чего встал, как у себя дома?
        — Ты умер?  — глупо спросил я.
        — Нет, я воскрес,  — сострил Себастиан и совсем грустно добавил: — Эта Изи — она совсем конченая. Как ты её завалил, а?
        Я пожал плечами:
        — Не знаю. Кажется, это всё-таки она меня завалила.
        — Хм… Может. Ладно, я у тебя сегодня ночую.
        Он сорвал с моего уха водоросли, покрутил в руках и, решив, что оно ему неинтересно, выбросил и отправился ко мне. Я пожал плечами и пошел следом, решив пролистать логи утром — Себ, как и Изабелла, спал слишком много для игрового персонажа.

        Интерлюдия 3. Ненадёжные союзники

        — Они идут к нам?  — удивилась Лейм.
        — По крайней мере, в нашу сторону,  — пожал плечами Сир.  — Кто-то из них обчистил мои карманы и прихватил знак кастеляна кланового замка, хоть и позолоченный, но ничего не стоящий. Так что теперь я могу отслеживать их местоположение.
        Лейм кивнула. У неё не было ни капли сомнений в том, кто именно мародёрствовал после боя. Наверняка этот охотник.
        — А что там за крылатая баба с ними?
        Сир пожал плечами.
        — Судя по тому, как она отреагировала на имя Йорика, крылья ей достались через Саркофаг. Но меня он не информирует, скольких прокачал и как именно.
        — А если она работает на него и просто втёрлась в доверие к этой паре идиотов?  — предположила Лейм.
        Сир снова пожал плечами.
        — Всё может быть. Но раз нас не предупредили, будем считать её врагом.
        Лейм задумалась. Эти придурки что, решили сами на них напасть? Возомнили себя такими крутыми? Или понятия не имеют, что тут рядом клановый замок, а просто идут по квестам? А может тогда и награда за квест спрятана где-то неподалёку? И стоит подождать, пока эти придурки квест закончат, а напасть уже потом…
        — Давай ничего не скажем Биллу,  — предложила она.  — Пусть пока по горам побегает. А мы прикинем, куда они идут, и устроим там засаду.
        — Тут у подножия гор есть небольшая деревушка,  — Сир прошёл к висящей на стене карте и указал место пальцем.  — Мимо они не пройдут, заглянут зачекаться на респе. Можно подловить их там. Но без Билла не справимся. Высший вампир, да ещё эта крылатая… К тому же, я должен оставаться в замке.
        — Зачем?
        — Йорик прислал сообщение,  — поморщился Сир.  — Он недоволен, что мы до сих пор не разобрались с проблемой. И отправляет к нам ещё одного своего прокачанного бойца. Вроде, поумнее Билла. Мне надо будет его встретить и ввести в курс дел. И желательно, чтоб эти придурки оказались у нас до того, как этот тип вмешается.
        Лейм поморщилась. Значит, придётся всё-таки взять Билла с собой. После его выходки с побегом от солдат графа с помощью убийства и воскрешения на точке респа, иметь с ним дел не хотелось. В следующий раз он может влепить булавой по голове и не убедившись, что она чекалась на респе меньше трёх дней назад. Так что навстречу охотнику с вампиром лучше выдвинуться чуть попозже, чтобы не ждать их слишком долго. Но тут ещё Йорик и очередной его посланник…
        Впрочем, в крайнем случае, можно будет и его проткнуть взаправду убивающим мечом. А потом свалить всё на то, что они с Биллом подрались, и случился какой-то баг… Но сначала ещё с самим Биллом разобраться бы. А до того — с охотником и вампиром. Так что лучше решать проблемы по очерёдности и не беспокоиться заранее.

* * *

        — Звал, что ли?
        Йорик поморщился. Приказывал ведь страже никого без доклада не пускать. Но этому попробуй откажи… Он и сам едва сдерживался, чтобы не растянуть губы в приветливой улыбке.
        — Да, Кен. Для тебя есть задание,  — максимально сухо произнёс Йорик.
        Гость кивнул и широко улыбнулся, тряхнув непокорными золотистыми локонами, на мгновение прикрывшими сияющие синевой, будто глубоководные озёра, глаза…
        Йорик помотал головой, отгоняя наваждение. Да уж, не стоило настолько прокачивать ему Харизму. Хорошо хоть никакой скрытый класс давать не стал. Хотя ему и вовсе любая прокачка лишняя, даже силы и навыка владения оружием не требуется. Достаточно подойти к противнику и с улыбочкой его зарезать, пока тот будет хлопать глазами и радоваться встрече.
        — Что-то не так?  — спросил Кен, вскидывая бровь.
        — У нас украли легендарный квест,  — сообщил Йорик, хотя прекрасно понял, что вопрос был не об этом.  — Билл всё никак не может поймать воров…
        — И неудивительно, он только стены головой крушить годится.
        Йорик кивнул. С этим вообще трудно было спорить. Но зато Билл, у которого стата Харизмы нет вообще, не подвержен и её воздействию от других. Зато очень даже подвержен вспышкам гнева и запросто может проломить голову умнику, посмевшему в глаза над ним потешаться. И потом запытать до безумия в подвале. Пока этот умник не надумал захватит власть в клане, очаровав всех сияющей улыбкой.
        — Кастеляна замка тоже стоит наказать за нерасторопность. В остальном действуй по обстоятельствам.
        — Я разберусь,  — отмахнулся Кен.
        — Не сомневаюсь,  — процедил Йорик, одновременно стараясь не заскрипеть зубами и таки не улыбнуться.
        Всё-таки этот наглец совсем зарвался. Пора, пора от него избавиться. Но с пользой для дела. Можно было бы и самому расправиться, но это уж на крайний случай. Обратно в Саркофаг его не запихнуть, а марать руки пытками — лучше оставить это таким, как Билл.
        — А что там за этот легендарный квест дадут-то?  — неожиданно спросил Кен.
        Йорик нахмурился. А вот этого наглому блондинчику совершенно знать не положено! А не то и впрямь попытается занять место главы клана и герцога Северных Гор. С этим предметом избавиться от любого игрока навсегда вовсе перестанет быть проблемой.
        — То, что поможет мне уничтожить всех врагов клана Красной Горы,  — объявил Йорик.  — Но чтобы воспользоваться этой вещью должным образом, потребуются знания и навыки, которыми обладаю только я.
        — Это-то понятно,  — не стал спорить Кен.  — Но что это? Хм… Оно больше, чем хлебница?
        — Ну…  — задумался было Йорик, но быстро опомнился.  — Ты насмехаться вздумал?!
        — Никак нет, дорогой товарищ герцог,  — с улыбкой заверил Кен, миролюбиво подняв руки.  — Так, любопытствую просто. Эта вечная секретность, как в гестапо, малость поднадоела. Я-то, вроде, в списке доверенных лиц…
        Он снова вопросительно вскинул бровь.
        — Может, тебя ещё и Саркофагом пользоваться научить?
        — Да, было бы неплохо.
        — Принеси мне награду за квест, головы воров, Билла и кастеляна кланового замка, тогда посмотрим.
        — Головы, значит,  — задумчиво протянул Кен.
        Йорик нервно сглотнул. Кажется, он всё-таки сболтнул лишнего. Проклятая Харизма! Трудно не проболтаться человеку, к которому испытываешь расположение, даже если знаешь, что это чувство вызвано искусственно. Нет, надо было не экспериментировать, а убирать этот проклятый стат, как у всех остальных, заменять его на другую характеристику. А ещё не помешает прокачать Харизму себе, раз уж её воздействие оказалось столь эффективно. Раньше-то он вовсе считал этот стат бесполезным…
        — Ладно, я так понимаю, приказ дали и крутись, как хочешь,  — усмехнулся Кен.  — Билла будет трудновато подловить незачеканным на респе. Остальных уговорю не чекаться. Но, может, хоть телепорт дашь, чтоб я успел принести головы до того, как они исчезнут?
        — Конечно,  — кивнул Йорик, сдержав вздох облегчения.
        Про этот способ реальной смерти он и позабыл — уж слишком тупой. К тому же, зачем убивать игрока, когда можно забрать его статы и он всё равно умрёт. Повезло, что у Кена со стратегическим мышлением не так хорошо.
        — Тогда начинай писать инструкцию к Саркофагу, я скоро вернусь.
        Как только за Кеном захлопнулась дверь, Йорик сплюнул на пол и выругался, не обратив внимания на мелькнувшее сообщение о штрафе за нецензурную лексику. Придётся всё-таки подготовиться на случай того, если Кен впрямь уцелеет и вернётся.

        Глава 17. Винсент. Разными дорогами

        Как ни странно, клубок бабы Яги не деактивировался после выполнения квеста со змием и покатился себе дальше. Может, вовсе без цели, но вариантов у нас было не так много, так что мы последовали за ним.
        Из Инвершира нас почти что выгнали. Точнее всё же вежливо, но настойчиво попросили удалиться. Естественно, из-за Себа. Он, как обычно, проспал почти до полудня, а потом потребовал у трактирщика подать завтрак. Ну а на резонное замечание, что теперь уж придётся обеда подождать, устроил дебош. Я едва помешал ему утопить трактирщика в бочке пива. И если б не моя репутация города, нас бы непременно побили вилами да мотыгами. Или только его. Я ведь почти собрался проверить, еще злой за требование скопировать логи, дабы он убедился, что за последний квест не получил ни гроша. Но потом вспомнил, как столкнулся с ним на точке респа и успокоился.
        Понятное дело, Себ был не в духе из-за того, что его вечером Белла пришибла. Наверное, за дело — Себастиан просто не мог к ней не приставать, оставшись наедине, это у него, должно быть, на уровне инстинктов. А потому, распустил руки — протянул ноги.
        Хотя сама Изабелла вела себя так, будто ничего и не случилось. Себ тоже не высказывал ей претензий, вслух-то точно нет, что ещё более удивительно. И даже переругивались они довольно вяло, как успевшие устать друг от друга супруги, чем напомнили моих родителей. А вот это уже начинало потихоньку бесить.
        — Вы либо выясните уже отношения, пока недалеко от точки респа ушли, либо заткнитесь, наконец!
        — Ой, молчи уж, змеиная закуска,  — хмыкнул Себастиан. Изабелла хихикнула.
        М-да… Шутки на уровне детского сада. Знал бы, что клубок дальше покатится, ничего бы не рассказал. Или соврал бы. Вообще, не надо было им рассказывать про случившееся. Да, точно, надо было соврать. Но это я поздновато сообразил… Да и заранее заготовленной истории у меня не было: вечером после встречи со змием неожиданно для себя спать завалился, утром расспрашивал трактирщика про земли за горами, вроде бы там есть чей-то клановый замок. Белла, кажется, рассказывала, что кланы могут захватывать замки друг у друга. Топы так вообще по несколько замков имеют. Пока я прикидывал, как можно использовать эту информацию, совершенно забыл, что охотник, как пить дать, потребует от меня отчёт по полученному за легендарный квест. Ну, я и выдал, что кроме змеиной пасти ничего не получил. Кирпич не в счет. А надо было соврать, он же теперь со своими тупыми шутками не отстанет! Может, на валькирию и клановые замки его переагрить?
        — Белла, а ты…  — начал я.
        — Да хватит уже меня так звать,  — неожиданно огрызнулась она.  — Как в том дурацком старом кино, которое моя мама любит. Там тоже вампир был. Нам тут ещё только оборотня не хватает для комплекта. А героиня — дура дурой. Меня такое сравнение оскорбляет!
        Оборотня ей не хватает, значит? Я покосился на Себа. Тот состроил зверскую рожу. Ладно, не буду пока выдавать его секрет. Кстати, этим ведь можно на него надавить, в случае чего. Хотя и непонятно, почему он вообще скрывает. Тем более, мы тут все вроде как не совсем люди. Но его дело.
        А что за кино такое — я понятия не имел. Себ тоже раньше что-то такое упоминал. Неужели они оба правда из прошлого? Ну, или это я из будущего, относительно них… Как всё запутано-то. Но ведь такого не может быть.
        — Ага, так тебя в честь неё назвали,  — заржал Себ.  — Вот уж не думал, что это убожество когда-нибудь станет классикой.
        — Не стало,  — успокоила его Изабелла.  — Просто у моей мамы… специфические вкусы.
        От последних слов Себастиан почему-то заржал ещё громче. Белла — то есть, Изабелла, надо бы всё же отвыкать так сокращать её имя, раз она против — только захлопала глазами. Ну или приберечь на случай, если надо будет позлить. Они же со мной не миндальничают, надо и мне прекращать. Эх, как так вышло, что мне привили хорошие манеры, а девочке из высшего общества — нет? Про Себа вообще молчу, да он и из века дикого, относительно дикого, если не врет.
        Изабелла, похоже, тоже не поняла причины его веселья. Забавно, они друг друга всегда так хорошо понимали, что я себя чувствовал как с другой планеты. Неужели два века разницы создают такую пропасть для обычного общения? Ещё и секреты у них…
        — Так чего ты хотел-то?  — напомнила Изабелла.
        — Ты правда из двадцатого века или врёшь, как Себ?  — решил сменить тему я, клановые замки подождут, а то охотник ещё и грабить их соберется.
        — А чего это я вру?  — тут же возмутился он.  — Совсем ты оборзел, рожа клыкастая!
        — Врёшь, что не помнишь, как в Игру попал,  — стал припоминать его существенные проступки. Так он на каждом шагу врёт. Не обязательно мне, но ведь врёт же!  — Или в твоё время амнезия ещё считается годной отговоркой?
        — Да пошёл ты,  — скривился Себастиан.  — Если не помню, значит, не помню. Может, меня пришельцы похитили. Синие и шестирукие, а?
        Он развернулся и собрался продолжить путь, но я не позволил. Надоело. Любому терпению приходит конец, а моё — далеко не ангельское. Так что я ухватил Себа за плечо, развернул к себе и пристально всмотрелся ему в глаза. Боевые абилки на друзьях не используют. Но гипноз же не боевой скилл. Да и друг ли мне Себ? Или всего лишь поклонник моего кошелька? Сильно опустевшего кошелька — на аукционе так ничего и не купили в этот раз, а на оставленных лотах вырос процент. Я моргнул первым, а потом задействовал гипноз, прежде чем охотник попытался вырваться.
        — Рассказывай,  — приказал я.  — Как ты попал в игру? Что было перед этим.
        — Я не помню,  — скривился Себ.
        Хм, неужели не подействовало? Или надо сильнее надавить? Так, раз уж начал, то нечего отступать. Всё равно Себастиан потом взбесится, а так хоть польза будет.
        — Вспомни,  — приказал я.
        Лицо охотника скривилось ещё сильнее, он даже застонал и схватился за голову. Интересно, хватит сил вампирского гипноза, чтоб правда заставить его вспомнить?
        — Я был в больнице,  — наконец заговорил Себ.  — После аварии. Разбился на мотоцикле. И… я умирал. Потом пришли какие-то люди. Ночью. В темноте. Спросили, хочу ли я жить. Я согласился. А кто бы не согласился? Условия услышать не успел. Отключился. А потом очнулся тут.
        Вот как… Вот значит как… Он умирал. Почти вспомнил, что умер. Не будь Себ под гипнозом, ни за что бы не поверил! Наверное… Память неприятно кольнуло старой догадкой о своей возможной смерти в капсуле для виртуального дайвинга. Значит, Зеб мне все-таки отомстил за смерть сестры. Сам убил, сам отомстил — самостоятельный парень! Эй, Зеб, даже если ты это не читаешь, надеюсь, ты сдох. От чего-нибудь особенно ужасного и болезненного. Я вот, судя по всему, умер совсем тихо, даже не заметив этого. Себ вон точно умер.
        Но, с другой стороны, его история мало что проясняет! Что за люди? Из правительства? Инопланетяне? Из будущего? Если он правда из прошлого, до изобретения капсул для виртуального дайвинга, то всё может быть. Но скорее всё же какие-то образцы уже должны были существовать. Как во времена Изи. Насколько там она позже Себа жила? На десять-двадцать лет?
        И тогда есть всё-таки достаточно здравое объяснение. Без всяких инопланетян и путешествий во времени. Пусть фантастическое, но вон для Себа и виртуальная реальность сама по себе — чистая фантастика.
        Копирование сознания. Оцифровка. Начали с экспериментов над умирающими. Меня, Себа и даже Беллу скопировали, а наши личности загрузили в Игру намного позже. Скорее всего, одновременно или с небольшими временными отрезками. Меня, кажется позже остальных — я еще думал, как сильно мне повезло, что в стартовой локации почти нет людей, а те, что есть, слабы и не пытаются напасть на то чучело, коим я был. Ненавижу то время. Ненавижу всё время в игре. И саму игру ненавижу! Я умер, а она все еще терзает мое сознание! Чертов ад, который я заслужил: с надоевшими попаданцами-игроками, средневековьем и отсутствием кофе…
        «Соберись!» — мысленно приказал я себе, не время предаваться унынию. Оптимист я или нет? Оптимист! А тут нет ни одного декольте, в которое хотелось бы выплакаться.
        Итак, капсулы. В капсулы может быть встроена функция копирования сознания. Вообще или только в момент смерти…
        Копирование или перенос? Вот в чём главный вопрос. Скорее первое. Но тогда мы все ненастоящие. Хотя если оригиналы мертвы… Есть ли вообще разница? В любом случае, никакого возвращения в своё тело не будет. Оно или мертво, или давно ушло по своим делам. И, возможно, таки уже умерло от старости. Кто вообще сказал, что Игру запустили в моё время, а не сотню лет спустя? Сволочи. Особенно паскуда Зеб. Надеюсь, он был верующим и попал в какой-нибудь религиозный ад. Христианский, например. Жаль, не помню, что у них там было.
        За размышлениями я утратил сосредоточенность, и гипноз перестал действовать. Но Себ, как ни странно, не кинулся на меня с кулаками или вообще с мечом. Он просто плюхнулся на землю, прислонившись спиной к скале, и закрыл глаза.
        — Гадство,  — наконец пробормотал он.  — Скотина ты клыкастая. Вот кто просил, а? Полегчало?
        — Не полегчало. Но нам всем лучше знать правду, чем…
        Он открыл глаза и так посмотрел, что я осёкся.
        — Вот и иди дальше со своей правдой. Без меня.
        — И куда ты пойдёшь?
        Я обвёл руками окружающую местность. Вокруг только скалы, мы на единственной тропинке, ведущей к перевалу. Разве что, он обратно повернёт, но там шотландцы, которые не будут рады новой встрече, да и красногорцы могут заявиться.
        — А вон туда,  — Себ ткнул пальцем в расщелину, которую я раньше не приметил.  — Под горами пройду. Может, Морию найду. Или семь подземных королей, ездящих на шестилапах, встречу.
        Я мало что понял, поэтому только хмыкнул. С чего он вообще взял, что там не просто небольшая пещера? Хотя если есть горы, должны быть и тоннели под ними. Всё-таки жанр обязывает.
        — Я с тобой пойду,  — вызвалась Изабелла.  — Не хочу, чтоб он и меня гипнотизировать взялся. А то мало ли, чего захочет узнать… или заставит делать.
        — Идиотка… Смысл тебя гипнотизировать, если и так знаю о тебе всё, что надо? А вот прелести не такие прелестные, чтобы на них гипноз тратить. Хотя как бурдюк с кровью сойдёшь,  — я широко улыбнулся, обнажая клыки, не без удовольствия отметив, как она побледнела.
        Значит, вплоть до попытки опоить её сывороткой правды, чуть ли не на шею вешалась, а теперь не хочет, чтобы я её заставил что-нибудь делать? Да она и так уже много чего сде… кхм… Ладно, чёрт с ней. Развлеклись, разругались, разошлись. Почти как на студенческой вечеринке.
        — Так и будете на пару испепелять меня взглядами или свалите уже?
        Себ не ответил. Сплюнул на землю, развернулся и зашагал к пещере. Белла ещё несколько секунд смотрела на меня с нескрываемой ненавистью, но, очевидно, решила, что с вампиром ей не сладить, и не знала, можно ли рассчитывать на Себастиана. Да, детка, зря ты его убила вчера. Глядишь за «идиотку» бы рыпнулся кулаками помахать. Даже интересно немного, кто в итоге сильнее. Впрочем, какая разница — все мы ненастоящие, а значит, и чувства наши тоже. Я развернулся и зашагал к перевалу.
        — Ублюдок!  — крикнула мне вслед Изабелла, затем послышался цокот удаляющихся каблуков.
        Вовремя. Как же вовремя они свалили. Держать игрока под гипнозом оказалось затратнее, чем NPC. Я полез в инвентарь, достал последнюю колбу с кровью девственницы и залпом выпил. В конце концов, не каждый день официально признаёшь себя мёртвым. Надо отметить, что я и сделал. Потом немного подумал, достал зачарованный Марой перстень и надел на указательный палец правой руки.
        «Надоест гоняться за призраками и легендарными квестами — найди меня. Даже если всего лишь захочешь поквитаться за обман в усыпальнице. В любом случае, найди. Будет весело. Обещаю».
        Мара… Слишком умная ведьма, чтобы не понять, что я хотел с ней поквитаться за тот случай. Тогда хотел, сейчас уже нет. Но кольцо-маяк указывало всё на тот же перевал, куда и клубок бабы Яги, не пожелавший катиться за Себом в пещеру. Ладно. На той стороне встретимся, отдам им с Беллой все квестовые предметы, а сам пойду искать Мару. Даже если весело не будет. В конце концов, искать женщину гораздо приятнее, чем гоняться за призрачной надеждой вернуться в место, которого больше не существует. Я закрыл глаза, представил улыбающуюся Кару и усилием воли нарисовал на получившемся портрете другую. Нарисовал Мару.
        — Я иду,  — сообщил никому конкретно.  — Я иду…

        Глава 18. Себастиан. Во мраке подземелья

        Тоннель становился всё уже и ниже, но я продолжал переть вперёд. Изи топала следом, как-то подозрительно притихнув. Ну и ладно, не до неё сейчас.
        Вот Винс козлина! Гипнотизировать своими вампирскими штучками ещё вздумал! Надо было ему рожу набить всё-таки. Вот жил я себе прекрасно, ничего не помня, так нет, надо было лезть…
        Значит, я помер. Отличные новости, мать вашу! Теперь уж точно ни о каком возвращении в реал речи не будет. Даже если в новом теле — и что, все же в курсе, что я мёртв, на похоронах, наверное, были. Воскрешение точно не пройдёт незамеченным, и отправят меня на опыты. Нет уж. К чёрту. И квест этот туда же. И Винса. Свалю в вольные княжества, хоть в ту же Иберию, поиграю там в рыцаря плаща и шпаги. Тамошние девчонки горячи и любят доблестных шевалье.
        Вот только с Изи что делать? Ну, если пойдёт со мной — шут с ними, с иберийскими девками. А если нет — пусть валит, дело хозяйское, я переживу.
        Я остановился у развилки. Тоннели с виду одинаковые. Но наверняка один в итоге сузится и станет непроходимым. Я-то, если что, могу перекинуться, хоть и в здоровенного волчару, но всё ж помельче человека. Да и на четырёх лапах бежать куда удобнее, чем на четвереньках ползти. А Изи не пролезет.
        — Ну и куда дальше?  — спросила она.
        Вот как будто я знаю! А, ладно, в случае чего можно вернуться и пойти другим путём. Налево. Ходить налево — практически моё жизненное кредо, так что не буду отступать.
        — Если мы тут заблудимся, я тебя прибью,  — пробурчала Изи.
        Я остановился и обернулся к ней.
        — Ты что, замкнутые пространства плохо переносишь? Крылья развернуть негде? Ну так шла бы тогда с Винсом.
        Она только фыркнула. Ну и ладно, пусть страдает. Я ещё не забыл, как она меня в таверне в том шотландском городке прибила. А раз силы много, пусть в случае чего проход из пещеры кулаками пробивает.
        Я махнул рукой и зашагал по левому тоннелю. Хорошо, что в Игре практически не бывает абсолютной темноты. Вот и тут светящийся мох на стенах давал вполне достаточно света. Конечно, среди моих запасов в инвентаре нашлись бы факелы, но, как я уже сказал, тоннель был низким и узким.
        Проход вывел нас в большую пещеру. Оглянувшись, я увидел правее выход из второго тоннеля. Значит, разницы, какой выбрать, просто не было. Ну, это же не квестовый лабиринт, а просто так делать систему пещер запутанной и сложной — пустая морока, по мнению программистов. А заморачиваться они не любят. Все листья на деревьях одной породы одинаковые, например.
        Из зала вело ещё несколько тоннелей. Один совсем низкий, только на четвереньках ползти, другой узкий, так что едва боком протиснешься, а ещё пара вполне нормальных размеров. Только вот какой выбрать-то теперь? Опять без разницы?
        — Ну, чего встал,  — поторопила Изи.
        — Предлагаю тут заночевать,  — заявил я, в основном, чтобы позлить её.
        — Ладно,  — неожиданно согласилась она.
        Ну вот… На самом деле, ночевать в зале с кучей проходов мне совершенно не хотелось. С любой стороны может кто-нибудь прийти и напасть. Но что ж теперь, на попятную идти?
        Тут же раздался шум. Ну да, конечно, стоило подумать о плохом — вот и оно. Почему с хорошим так не работает? Миллион золотых, миллион золотых… Нету. Три красивых голых бабы… Может, это они там шумят? Сомнительно, но проверять всё равно придётся.
        Как ни странно, шум шёл со стороны одного из нормальных тоннелей. А ведь по всем канонам меня всё-таки должны были заставить или на карачках ползать, или протискиваться в узкую щель — и притом, без всякого сексуального подтекста.
        — Наверное, там крысы,  — предположил я.  — Пойду гляну.
        Если крысы выбрали высокий и широкий тоннель, значит, они большие. А это тоже плохо.
        — Ненавижу крыс,  — проворчала Изабелла.
        — Так шла бы с Винсом,  — повторил я.
        — Он мне не нравится,  — надулась она.
        — Что не помешало тебе с ним переспать,  — напомнил я. Шум из тоннеля повторился.  — Да тихо там! Не мешайте разговаривать!
        — Извините,  — негромко донеслось в ответ.
        Вот этого я не ожидал. Если бы оттуда с рычанием вывалился тролль, хоть шестилапый, хоть обычный — я бы не удивился. А вот вежливый ответ — другое дело.
        — Высшие вампиры не каждый день попадаются, если б упустила возможность узнать, на что он способен, потом любопытство бы замучило,  — с деланой небрежностью отозвалась Изи, доставая боевой посох и указывая в сторону тоннеля.
        Я кивнул и тоже приготовил меч. Если с нами вежливо разговаривают, это ещё не значит, что не собираются побить или сожрать. Хотя я бы с удовольствием продолжил беседу на такую животрепещущую тему. Может, стоит рассказать ей, почему я назвался охотником Себастианом. Хотя история колоритней прозвучала бы где-нибудь в поле у реки, в антураже лежащих неподалёку пяти кровавых тел… С другой стороны, если я и сумею грохнуть пятерых противников, то Изи за это время ухайдакает десяток, так что понтануться всё равно не выйдет. Ну и вообще, чего время терять. Раз уж она так падка на экзотику, то, поди, и на оборотня поведётся.
        — Ну, выходи сюда,  — позвал я.  — Не вынуждай идти к тебе.
        Из тоннеля высунулась щекастая морда. За ней показалась и остальная часть низкорослого толстячка. Гном, что ли? Для пещеры — логичная встреча. Но явно не воин и не шахтёр. По виду скорее на пекаря, любящего пробовать свою выпечку, смахивает. Ну, может, тут рядом гномий город, а он просто погулять отошёл? Или это перевёртыш и сейчас у него изо всех мест полезут клыкастые пасти, пытающие откусить по кусочку Себа…
        — Вы хотите меня убить?  — дрожащим голосом спросил гном или кто он там, косясь на наше оружие.
        — Мы рассматриваем такой вариант,  — не стал отрицать я.  — Хотя… ты можешь откупиться. Если покажешь нам короткий путь к выходу и подкинешь золотишка.
        — До выхода далеко,  — почесав в затылке, сообщил толстячок.  — Я специально сюда и забрался, тут редко кто-то ходит. А золота нет…
        Я повернулся к Изи:
        — Он игрок или непись?
        — Непись,  — отозвалась она.  — Как ты можешь не различать?
        — Ага, я ненастоящий человек,  — внезапно признался толстяк.  — Я знаю. К сожалению, знаю. Раньше не знал и было хорошо.
        Ну вот, ещё один забагованный непись на мою голову! Осознающий, что он непись. Это, конечно, любопытно. Отличная тема, чтобы потрындеть о ней за кружкой пива в кабаке. Но вот прямо сейчас мне глубоко плевать на проблемы самосознания искусственного интеллекта.
        — Значит, если я тебя убью — ты будешь об этом помнить?  — уточнил я важный нюанс.  — Тогда давай быстренько, одним ударом, ты и почувствовать не успеешь.
        — Себ!  — возмутилась Изи.
        Ох, вот только женского сочувствия бедному несчастному багнутому чудику нам сейчас и не хватает!
        — Не получится,  — возразил он.  — Я почувствую. Поэтому не надо… Пожалуйста. Это больно. И я всё равно не умру.
        Я фыркнул. Вот уж в чём, а в моей способности кого-нибудь убить до сих пор никто не сомневался. Я вон даже великана одним ударом прикончил! А уж толстого коротышку вообще в полпинка пришибу.
        — Не бойся, Себ тебя не обидит,  — заявила Изи, встав между нами.  — Расскажи, кто ты и что тут делаешь? И как узнал, что ты… ну, неигровой персонаж.
        — Фредо меня зовут, булочник я,  — тут же представился он.  — Ну, был булочником. А как-то пришёл ко мне в булочную этот, игрок, как вы. Ну и зарубил топором. Может, и не впервые такое случалось. Но в тот раз я очнулся там же, в луже крови, только раны уже не было.
        О, насчёт пекаря я угадал! Очко Себу за догадливость! Я б с Изи спросил награду, но ведь если она и поймёт игру слов, то опять меня пристукнет. Так что лучше всё-таки промолчу.
        — Ты, часом, не хоббит?  — с подозрением осведомился я.  — Уж имя больно похожее…
        — Человек я,  — надулся Фредо.  — И нету у меня никакого волшебного кольца. Не знаю ничего про это. Каждый второй встречный игрок про него спрашивает.
        Я заржал. Ну, ещё бы не спрашивали. Это же классика, это знать надо!
        — Ладно, раз ты такой скучный, Федя, то давай-ка ближе к делу,  — велел я.  — значит, ты ресаешься не утром, как прочие неписи, и не на точке респауна, как игроки, а там же, где помер и почти сразу?  — Он кивнул.  — И помнишь, что было перед смертью… Мда…
        Я задумался. С одной стороны, не позавидуешь. Учитывая, как большинство игроков, не исключая и меня, относятся к неписям, то жизнь у парня не сахар. Неудивительно, что он надумал в подгорные пещеры свалить. А с другой — у него же самое натуральное грёбаное бессмертие! У игроков, конечно, тоже. Ну, если не забывать на респе вовремя чекаться. Но это совсем другое дело. Мы-то в курсе, что это игра, тут всё понарошку и не всамделишное. А он жил себе спокойно, будучи уверен, что это и есть единственная настоящая реальность, в которой он неубиваемый!
        Только вот что толку. Мир-то он этого более настоящим не стал. И даже если в действиях он смог выйти за пределы заложенной схемы, бросил дом и подался в бега, то прокачаться-то алгоритм всё равно не позволит. У неписей даже разделов статов и навыков нет. Уж что запрограммировано, тем и пользуются. А вот новые освоить — никак. Ну, это насколько я знаю. А я уже ни в чём не уверен.
        Конечно, наверняка какой-нибудь маг-непись может подучить пару новых заклинаний, но научиться метать ножи уже не сумеет. Раз нет навыка, он не качается, умение не прирастает, нож всегда будет брошен также неумело, как в первый раз. Хотя это определённо требует проверки. Надо будет как-нибудь при случае уговорить какого-нибудь мага или трактирщика поучиться метать ножи или махать мечом. Если настанет такой момент, когда я смогу спокойно посидеть в трактире, не оглядываясь, как бы красногорцы не заглянули.
        — Бедняжка,  — тут же прониклась сочувствием Изи.  — Как же ты тут один живёшь? А ешь что?
        Ну да, теперь она непися жалеет. А как графиню в сундук запирать — это ничего, это нормально, потерпит.
        — Да, так,  — пробормотал Фредо и даже застенчиво шаркнул ножкой.  — Что приползёт, то и ем…
        Я заржал, но быстро осёкся и посмотрел на него с подозрением. Нет, кажется, не шутит, просто совпадение.
        — Он точно непись? Ты уверена?  — на всякий случай всё же уточнил я.
        — Да возьми и сам посмотри, что ты какой…  — вздохнула Изи.  — У тебя же есть окуляр. Вставь его в глаз и пользуйся.
        — И ходить как дурак с моноклем?
        — Ходи как дурак с контактной линзой. Как умному ходить у тебя всё равно и так не получается. Я, по-твоему, как определяю? Восьмым чувством валькирии?
        Я пожал плечами. Вообще-то, я именно так и думал. Но не признаваться же теперь.
        Достал из инвентаря окуляр и вставил в глаз. Так, ну и как теперь эту штуку в контактную линзу превратить?
        — Моргни,  — подсказала Изи.
        И как мне это сделать, когда окуляр мешает веку опуститься? Вот ни за что не додумался бы — потому что это совершенно нереалистично и нелогично. Неужели где-то в руководстве игрока про всё такое написано и зря я его толком не читал?
        Я всё-таки моргнул, поддавшись привычному рефлексу. В игре он, конечно, не физиологический, как и всё остальное. Просто привычка. В гляделки играть тут забавно, кстати.
        Линза совершенно не чувствовалась. Но при взгляде на Фредо высветились только профессия и имя, больше ничего. Я перевёл взгляд на Изи. Ага, а через окуляр её класс отображается как валькирия, а не какая-то там лучница! Уровень всего-то 49, но статы куда выше. Выше моих, да. Хотя и не так чтобы очень намного. Но когда докачается до моего левела — разница увеличится. Видимо, этот её хахаль, с которого статы перекинули, был ещё нубом.
        — Хватит на меня пялиться!  — возмутилась Изи.  — Лучше дай человеку чего-нибудь пожрать!
        Я пожал плечами и полез в инвентарь. Ну да, конечно, Изи вовсе не желает, чтобы узнали все её секреты. Но поздно. Кое-что интересное я таки успел заметить. Например, что вместо стата Харизма у неё почему-то Очарование. Первый раз подобное вижу. Это явно неспроста. Может, именно поэтому на неё моя Харизма и не действовала. Но против моего природного, а не игрового обаяния она всё равно не устоит. Рано или поздно.
        Я достал пирожки тётушки Рози и бросил их Фредо. Чуток зачерствели, так что и не жалко, но сгодятся. Всяко лучше мокриц или чего тут ещё может ползать? Судя по аппетиту, с которым непись набросился на еду, он моё мнение полностью разделял.
        — Подозрительная щедрость,  — протянула Изи.
        — Денег, чтоб за едой на ближайший рынок ходить, я ему не дам,  — предупредил я.  — На всех сирых и убогих не напасёшься. И вообще, по пятницам я подаю только пирожками.
        — Откуда ты знаешь, что сегодня пятница?
        Я только хмыкнул и состроил на физиономии выражение крайней многозначительности. Вообще-то, я просто так сказал, мог любой день недели назвать. Ещё следить тут за ними, больше делать нечего. В игре свой календарь с декадами вместо недель и месяцами ровно по три декады, переводом на обычный мало кто заморачивается. Да я даже названия местных дней до сих пор не запомнил. А зачем следить за временем? Всё равно актуальные сроки только вчера-сегодня-завтра и когда-нибудь потом.
        Оказалось, что окуляр можно включать и отключать, ровно как обычное отображение ников. Вот ведь знал бы раньше… Полезная же штука. Но, судя по всему, мало кто эту фишку просёк, иначе Изи не смогла бы долго притворяться графиней.
        — Очень… признателен…  — пробормотал Фредо, аж запыхавшийся от скоростного пожирания пирожков.  — Позвольте вас отблагодарить.
        — К выходу проводи,  — напомнил я.  — Ценностей-то у тебя нету.
        Этим я заслужил очередной неодобрительный взгляд Изабеллы. Ну а что такого-то? Зачем ему деньги в пещере? Не нужны. Вот потому и нету — и это плохо, что не только я тут такой рациональный.
        — У меня есть одна вещь,  — признался Фредо.  — Не уверен, насколько она ценная… Я тут в пещерах нашёл. Она была спрятана… Но…
        — Я тебе ещё блинчиков дам,  — прервал я его неуверенное мямлянье.
        Он тут же кивнул и метнулся обратно в тоннель, из которого пришёл.
        Ну если он притащит какую-нибудь ржавую секиру, которую нужно по квесту отнести на могилу древнего воина, по пути собрав весь комплект доспехов и сражаясь с подземными тварями, а в итоге получишь какой-нибудь дурацкий шлем типа «ведро с дырками для глаз» — прибью. Раз пять для начала. Если он про бессмертие не наплёл. Не то, чтоб мне пирожков или блинов жалко, но если уж ты квестовый персонаж — так и говори, а не морочь людям головы.
        Терпеть не могу эти квесты-поощрения за доброту. Вот правда, стоит в чём-то помочь кому-то — от тебя тут же потребуют сделать ещё больше. Поэтому я работаю только за золото. А всяким там спасением сироток от гигантских крыс пусть занимаются те, кому делать больше нечего. Всё равно, даже крысы вправду сожрут если этих сироток, с утра они реснутся в своих тёплых постельках. Чтобы к обеду снова забрести в подвал и попасться гигантской крысе, но тут уж все претензии к Программисту. К тому же, после спасения-то история всё равно повторится снова, и снова, и снова… Пустая трата времени, в общем.
        Кстати, любопытно, существуют ли тут такие квесты, которые можно пройти только раз? С точки зрения игровой логики — это было бы глупо. Пусть с долгим кулдауном, но все квесты должны повторяться. Даже легендарные. Скажем, один раз в год. То есть, этот Йорик вполне мог некогда пройти тот же квест, что мы сейчас, и получить за него этот свой Саркофаг. Но если так — он в курсе, где финальная точка квеста. Если она не меняется рандомно, что тоже резонно. Но всё же нужно будет быть поосторожней.
        Фредо вернулся и притащил… кирпич. Ну да, конечно, надо было догадаться.
        — Так ты его нашёл до или после того, как стал бессмертным?  — уточнил я.
        — После, конечно,  — удивился Фредо.  — Стал бы я раньше по пещерам лазать?
        Логично. Но верится с трудом. Что-то вокруг этих квестовых кирпичей сплошные баги. А тут забагованный непись приносит очередную каменюку. И говорит, будто баг с кирпичом не связан. Нелогично.
        Я забрал у него итем — девятый, если я не сбился со счёта, надо будет при встрече с Винсом всё-таки попробовать их собрать уже — и полоснул ножом по горлу.
        — Ты чего?!  — вскрикнула Изи.
        Я отмахнулся. Нет, это я не блинчиков пожалел. Надо же проверить, правда он оживёт или брешет.
        Этот квест явно какой-то ненормальный. И дело не в легендарности. Слишком много странностей. Шестилапый инопланетянин, бессмертный непись… Да и фальшивая графиня-валькирия — тоже в числе того, что обычно в Игре не встретишь. Но с ней дело вроде бы более-менее ясно.
        Фредо очнулся через минуту и шустро пополз спиной вперёд подальше от меня. Похоже, всё же не соврал. Или хотя бы сам считает сказанное правдой. В конце концов, непись знает только то, что в него запрограммировали. Ну, малость того, что от игроков услышал, но на противоречащую алгоритму информацию они обычно не реагируют. Чаще всего тупо кивают, как в ответ на пьяный бред. Я сравнивал.
        — Не надо меня убивать,  — заныл Фредо.  — У меня больше ничего нет. Правда.
        — Да успокойся, я просто проверял. А вообще, не ной. Не так уж больно умирать. Я проверял.
        — Я же не игрок,  — резонно возразил он.  — У вас боль ненастоящая. А у нас да.
        Я пожал плечами. Может, и так. Но не факт. Ему-то сравнивать не с чем, настоящей боли в реальном мире он не испытывал, поскольку там не существовал. И вон на удар мордой об стол другие неписи вовсе не жалуются. Так что пусть этот умник за себя говорит.
        Я достал блинчики и бросил их Фредо. Надо будет в ближайшем трактире запастись свежей жратвой.
        — Главное, выбраться теперь из пещер раньше, чем сами проголодаемся,  — вздохнул я.  — А то придётся жрать мокриц, чтоб не сдохнуть.
        Изи испуганно вытаращила глаза. Ага, будет знать, как проявлять бездумный альтруизм, не подумав предварительно о себе. Я-то, конечно, подумал и просто запугивал. Стандартный набор путешественника у меня всегда с собой — вяленое мясо, сразу продаваемое затвердевшим до каменного состояния, и такие же твёрдые засохшие сухари. Сыр, увы, так долго не хранится и через пару декад начинает покрываться зелёной плесенью, но её можно срезать. А вот ещё через столько же зелень обнаруживается уже и внутри. Вот ведь там, где до смерти не надо, реалистичность всё-таки присутствует…
        — Выход не настолько далеко,  — уверил Фредо.
        — Веди нас, Сусанин,  — распорядился я.

        Глава 19. Себастиан. Крылья, которые нравятся мне

        Фредо торопливо семенил впереди, постоянно опасливо оглядываясь.
        — Вы точно не будете меня больше убивать? Всё равно ведь не убьёте…
        Прозвучало это как-то странно. Скорее как жалоба, чем опасение.
        — А ты что, хочешь умереть насовсем?  — уточнил я.
        Он чуть подумал и кивнул.
        — Я же ненастоящий,  — вздохнул Фредо.  — И жизнь ненастоящая. И всё равно плохая. Лучше б я ничего не знал. А так… Зачем так жить?
        — Поверь, приятель, этим вопросом и в реале многие задаются,  — хмыкнул я.  — И жизнь там тоже у многих не сахарная. Хоть и настоящая. Ну или мы так думаем. Как знать…
        — Не болтай ерунду,  — огрызнулась Изи.  — Конечно, реал реален. И лично у меня там всё было отлично.
        Я не стал спорить. Естественно, у неё, при наличии богатого папочки, всё было отлично. С жиру бесилась разве что. А первая серьёзная проблема сразу закинула её сюда.
        Не то, чтоб я жаловался на свою жизнь. И при жизни-то не жаловался, что уж теперь начинать. Пусть всё было не то чтобы прекрасно, но довольно-таки неплохо. Случалось всякое, но не всем же с серебряной ложечкой во рту рождаться. Хоть в роскоши и не купался, но старался брать от жизни всё в меру возможности. А жил бы тише — может, не помер бы и не оказался здесь. Но, как говориться, если на неделю бросить пить, курить и есть вредную пищу — можно потерять семь дней жизни. «Живи быстро, умри молодым». Пусть это и не было моим девизом, да и в «Клуб 27» не попал, но всё равно нормально.
        Хотя Фредо прав. До того, как я узнал, что в реале, скорее всего, помер, было лучше. Не так обидно, что ли. Ведь сам виноват. Вроде бы, какая разница, если я всё равно здесь и вернуться не могу. Но можно было делать вид, будто у меня есть варианты и возможность выбора, хотя бы гипотетически.
        А вот теория о том, что наш реальный мир на самом деле нереален и мы в нём неписи для неведомых нам игроков — интересна. Конечно, совершенно нелепа и несостоятельна, но интересна. Ну, ей сто лет в обед, ещё со времён «Матрицы», хоть там и не об игре речь шла. Но раньше подтверждений возможности иллюзии жизни в виртуальном мире не было. А теперь есть. В общем, поразмышлять и обсудить за кружечкой пива можно. Был бы собутыльник, то есть собеседник интересный.
        — Всё равно, я бы лучше совсем умер,  — прервал паузу Фредо, видимо, тоже о чём-то размышлявший.  — А вдруг меня потом заново перезагрузят?
        Я хмыкнул. Ну вот, дожили. Непись, верящий в жизнь после смерти. Причём бессмертный непись. Знающий о респауне. Тут прямо тройной парадокс какой-то.
        — Ну, извини, Дункан Маклауд,  — развёл руками я,  — ничем не могу помочь.
        Фредо только вздохнул. К тому, что я называю его разными именами, непись привык сразу. Ну, он чудаков среди игроков и до меня навидался. И вообще, не всякий игрок станет запоминать имя какого-то там непися. Я и сам… В трактирах всегда хватает «Эй, ты, иди сюда».
        — Ну, если вдруг найдёшь способ…
        Я неопределённо пожал плечами. Лучше не давать опрометчивых обещаний. А то ещё как влепят мне квест «Убить бессмертного непися». Будет смешно, если в награду за квест с кирпичами дадут как раз что-то, способное убить Фредо. Ну, если это будет какой-нибудь «Исправитель багов-3000» с турбонаддувом, то ладно, так и быть — беру. Но лучше, конечно, BFG9000. Вот с ним я бы против всей Красной Горы пошёл. Там уж хоть Йорик, хоть Болек и Лёлик — всех разнести к такой-то матери можно. Но тут у нас мир фэнтезийного условного средневековья, так что можно даже не мечтать. Хотя если это будет магический аналог — какая разница?
        — Я так понял, эта штука, которую я вам дал, ценная?  — спросил Фредо уже у самого выхода.  — А то я знаю, где можно найти ещё одну такую же.
        Я вздохнул. Что ж, похоже, придётся мне всё-таки расстаться с неприкосновенным продуктовым запасом.
        Ещё меньше меня обрадовала полученная от Фредо информация. Похоже, я всё же был неправ, и не все кирпичи будут даваться нам легко. Хоть и почти по пути, но зато где…
        Где, где — в гнезде! Вот так. Было бы смешно, если б гнездилась там какая-нибудь голубая сойка. Да хоть горный орёл. Но нет. Ни меньше, ни больше — хотя куда уж больше,  — а самая натуральная птица Рух. И гнездо на самой верхушке скалы. Хотя влезть туда можно, вон даже Фредо сумел. Но его-то голод толкал, а там — яйца, здоровенные, куда вкуснее мокриц. Да и если б он разбился — встал бы и снова полез. И ведь наверняка падал. На эту тему он не стал распространяться, но как-то подозрительно замялся. А нам потом топать сюда снова от самого Белого Града, ага. По пути от красногорцев отмахиваясь. С другой стороны, у нас есть то, чего не было у Фредо.
        — Изи, где твои крылья, которые нравились мне?
        — На месте,  — холодно отозвалась валькирия, тут же эти самые крылья распахнув.  — Но если ты думаешь…
        — Не думаю, а знаю,  — перебил я.  — Раз уж ты решила присоединиться к нам и нашему квесту, то пора бы внести свою лепту. И нет, прибить пару красногорцев не в счёт, с этим мы бы и сами справились. А вот тут без тебя не обойтись. Только ты сможешь это сделать, иначе хана квесту. И Йорик победит.
        — Понятно, как ты Харизму прокачал,  — проворчала она.  — Красноречие что надо.
        Я улыбнулся и пожал плечами. Язык у меня всегда был неплохо подвешен. По крайней мере, сбегать за пивом, когда оно заканчивалось, я всегда убеждал кого-то из собутыльников. Да и уговорить девушку проблемы никогда не возникало.
        — А если Рух вернётся?  — всё же усомнилась Изи.
        — Ты справишься,  — ободрил я.  — Ты же не только умница и красавица, но и могучая валькирия!
        — Похвала не пудинг. Лучше бы что-то полезное предложил.
        Я развёл руками. Идей не было. Разве что я уцеплюсь ей за ноги, и Изи подкинет меня в гнездо… Но что это даст, кроме возможности заглянуть ей под подол? Я, конечно, за, но лучше потом, в более спокойной обстановке. А вот против Рух моё присутствие ничем не поможет. Разве что пока птичка будет жрать меня, Изи успеет смыться…
        — Чем дольше ты размышляешь, тем меньше времени остаётся до возвращения Рух,  — поторопил я.  — А я подстрахую арбалетом.
        — Против Рух минимум баллиста понадобится…
        — Вот извини, прямо перед этим походом выложил баллисту из инвентаря! И гранатомёт тоже.
        — Ладно,  — махнула рукой она.  — Я это сделаю.
        От взмаха крыльев я едва не слетел со скального карниза. Но всё же едва — не считается. Так что я решил не жаловаться. На этот раз. Вообще, не стоит позволять ей слишком наглеть. И без того наглая. И да, это говорю я. Я! То, что я сам наглый, не делает меня терпимым к наглости других.
        Арбалет из инвентаря я всё же достал. Конечно, стрелу гигантская птица едва почувствует, но у меня возникла идейка. Для её воплощения понадобится кусок пеньковой верёвки, немного сельского самогона и навык магии огня, достаточный, чтобы запалить пропитанную спиртом пеньку. Всё это у меня в наличии имеется. И вот горящая стрела уже может оказаться не такой незначительной помехой даже для очень большой пташки. Если только Программист снова не наплевал на реализм и оперение Рух может загореться. Ведь в этом случае любому магу огня станет очень просто на них охотиться…
        Не забывая поглядывать в небо, я всё же уделил больше внимания высматриванию пути к гнезду. Ведь не мог квест быть заточен под крылатого игрока! Как и на бессмертного или очень упорного, готового возвращаться и пробовать влезть на скалу десяток раз. Должен быть более простой и адекватный путь добыть кирпич. Но секрет не хотел раскрываться, прозрение не приходило. Ну и пёс с ним, обойдёмся.
        Изи почти успела. Но всё же почти, как и едва, не считается. Сначала поднялся ветер, а потом заходящее солнце затмила тень, и раздался хриплый клёкот. Изи, конечно, тоже не могла проморгать все эти явления, так что я даже не пытался выкрикивать предупреждения.
        Рух пока ещё была далеко, но летела быстро. Ещё бы, с таким-то размахом крыльев. Изи может успеть… если сильно поторопится.
        Она и сама это понимала не хуже. Схватив кирпич, быстро отправила его в инвентарь и рванула вниз. Но Рух приближалась быстрее. Я выстрелил из арбалета, но поднимаемый гигантскими крыльями ветер смёл стрелу. Мда, об этом я вообще не подумал…
        Ветер мешал и полёту Изи, отбрасывая её назад. Я забросил арбалет в инвентарь и замахал руками, пытаясь жестами изобразить, что ей следует делать.
        — Падай вниз!  — заорал я. Как будто можно падать вверх, но тут бы хоть одно слово услышала — уже хорошо будет.
        Главное, чтоб не подумала, будто падать надо на меня. Вниз — значит вниз, со скалы. Поймать падающего с большой высоты человека на руки только в мультике можно. Тут, конечно, тоже не реал, кто знает, могло бы и сработать, но лучше не проверять. Скорее всего, убьёмся оба. А вот если я всё-таки хоть немного помню школьный курс физики, то приложенная в другом направлении сила должна нивелировать ускорение от падения. Правда, дальше мы всё равно продолжим падать, но уже набирая ускорение заново. А внизу не будет ветра от крыльев Рух, тогда как у Изи есть собственные крылья. Но при слишком быстром падении они не помогут, это будет как слишком поздно раскрывшийся парашют, сила противодействия уже не сможет противостоять ускорению.
        А может, всё это полная ерундистика, потому что физику-то я учил ох как давненько. И в этом случае мы всё равно убьёмся оба. Но вариантов-то особо нет. Разве что бросить Изи и смыться в пещеры, куда птичка не пролезет. Но потом сама Изи меня прибьёт, так что какой толк.
        Она всё-таки либо смогла расслышать, либо поняла жестикуляцию. Но в любом случае убрала крылья и рухнула камнем вниз. Теперь мне главное не промахнуться…
        Я разбежался и прыгнул с карниза, врезавшись в Изи сбоку и тут же в неё вцепившись. Хорошо, что от таких кульбитов мы кувырком не полетели, иначе тут уже ничего бы не помогло.
        — Крылья!  — заорал я, ещё крепче обхватывая её за талию. Изи послушалась.
        Похоже, физику я всё-таки знал на троечку. С минусом. Или высота оказалась недостаточной. Или ускорение нашего удвоенного веса слишком большим. Но приземление вышло жёстким. Но в лепёшку мы не расшиблись, так что заслуженную троечку мне в зачётку точно поставить следует.
        — Идиотская идея,  — прошипела Изи, потирая ушибленное бедро.
        Я при падении был снизу, так что потирать всего ушибленного себя не стал — толку-то трогать сплошной синяк под ником Себастиан. Хотя бывают ли в игре синяки? Ни разу не видел. Но на всякий случай эликсиром подлечился.
        Сверху донёсся злобный клёкот Рух. Но под прикрытием деревьев мы оказались в безопасности. Тут и Изи-то едва крылья не переломала.
        — Но ведь сработало же,  — развёл руками я.  — Надо было кругами планировать, по спирали.
        — Это называется штопор,  — скривилась Изабелла.
        Я вздохнул и не стал спорить. Всё равно в лётном деле мы оба дилетанты, да и физику она вряд ли лучше меня помнит. К тому же, тут в Игре ускорение свободного падения запросто может оказаться не 9,8g, а все десять. Но какая разница, учитывая, что никаких расчётов мы всё равно не проводили.
        — Мы живы, мы смылись, кирпич у нас.
        — И ты полапал меня за задницу,  — укорила Изи.
        — Да? Я и не заметил. Обидно.
        И я даже не соврал. Может, руки и правда съехали в какой-то момент с её талии пониже, но насладиться этим я не успел, не тот момент был.
        — Будем искать Винса?
        — Ну не сейчас же, ночь почти,  — напомнил я.  — Но вообще, придётся. Надо всё-таки добить этот чёртов квест, а у нас два камня. Но придётся ему раскошелиться. Надбавку за гипноз сделаю.
        Я не стал даже пытаться охотиться. Всё-таки рядом с Рух зверьё если и будет водиться, то очень пуганное. Пусть даже она не может сесть в лесу, но ведь крупный хищник. Хотя может у животных в игре инстинкты и не запрограммированы. Но мне всё равно было лень. Один вечер можно и попоститься. Изи не возражала. Ну, она-то не в курсе, что я мог бы в обличье волка вынюхать и нагнать дичь. А я просвещать её всё-таки не стал.
        Искать поляну для ночёвки мы не стали. А то ещё таки прилетит Рух среди ночи… Чёрт знает, как у неё с вертикальной посадкой. Благо, густого подлеска в игровых лесах почти никогда не бывает, так что мы запросто расположились под деревьями.
        Среди ночи я проснулся от того, что Изи забралась ко мне под одеяло. Оказалось, спать она всё-таки предпочитает нагишом. Я уже хотел было, следуя её примеру, скинуть комплект шмоток в инвентарь, но тут она заговорила.
        — Я просто замёрзла,  — заявила Изабелла.  — Так что можешь меня обнять, но даже не думай лапать.
        Я отозвался невнятным «угу» и попытался выполнить её пожелание. Но рука почти против моей воли,  — но не желания — легла ей на грудь. Впрочем, Изи не стала возражать. Но и я решил не наглеть и не тискать. Вот ведь странная женщина, определилась бы, чего хочет. Потрепать мне нервы, судя по всему. Или проверить выдержку. Давненько мне не доводилось в обнимку с голой женщиной просто спать. Да ещё и трезвым. Хотя нельзя сказать, что этот новый опыт такой уж неприятный. Просто могло быть ещё лучше. Ну, ничего, глядишь, на следующую ночь или через две-три будем не только спать…

* * *

        А вот утро оказалось куда менее радостным. Всё же одеяло поверх кучи листвы — не мягкая кровать. Я-то к такому вполне привычный, а вот Изи, хоть и любительница поспать, но вскочила рано. И тут же растолкала меня. Увы, не забыв перед этим одеться.
        — Чем раньше дойдём до города, тем скорее позавтракаем и пополним припасы,  — заявила она.
        Я вздохнул. Хорошо, что еда в игре дешёвая, а то в реале с таким аппетитом её было бы не прокормить. Да и разъелась бы до размеров дирижабля. К сожалению, фигуристые женщины чаще всего склонны к полноте. И если в двадцать на это можно не обращать внимания, то к тридцати одаривать даму сердца шоколадками — вредить уже и себе.
        — А может, слетаешь за яйцом Рух?  — предложил я.  — Яичницу поджарим.
        Изи одарила меня раздражённым взглядом и зашагала прочь. Я последовал за ней, куда ж деваться-то. Эх, то голая под одеяло лезет, то на лёгкую шуточку дуется. Женщины, кто их поймёт. Ну и ладно, зачем понимать, достаточно наслаждаться моментами, когда они голые под одеялом. Можно и без одеяла. Не собираюсь же я с ней серьёзные отношения заводить. В игре. Ещё чего не хватало. Хотя как боевая подруга она бы подошла отлично. Если б не такие закидоны и перепады настроения. То башку стулом снесёт за то, что на бедро руку положил и чуть под подол продвинул, то против руки на груди совсем не возражает, запрещая при этом лапать. Логика-то где?
        Но если бы настроение Изи осталось главной проблемой этого утра, я бы вообще не жаловался.
        — Вон они!  — раздался крик, стоило нам высунуть носы из леса.
        Красногорцы. Эх, а ведь мы почти зашли к ним в тыл! Они-то ждали нас явно со стороны перевала. Откуда должен прийти Винс. И хоть за фокусы с гипнозом я его ещё не простил, но поддержка Высшего вампира нам бы сейчас совсем не помешала.
        Вот он — вред раннего подъёма. Спали бы до обеда — пришли бы уже после Винса. Хотя с такой толпой красногорцев он мог бы и не справиться. Вон даже наблюдателей за тылом выделили. И не прогадали. Но мы-то точно не справимся. Разве что мощь валькирии окажется куда выше, чем я предполагаю.
        Изи распростёрла крылья, которые и вправду нравятся мне и без которых мы бы уже погибли, и издала свой боевой клич. Кинувшиеся было в атаку красногорцы замялись, схлопотав дебаф. Ну а я наоборот, получил баф и ощутил желание порвать их как небезызвестный Тузик ту самую несчастную грелку. Но волевым усилием это желание подавил. Численный перевес у врагов никуда не делся.
        — Мочи козлов!  — всё-таки выкрикнул я.
        Но отряд, готовый последовать этому призыву, почему-то не спешил выскакивать из ближайших кустов, выкатывая перед собой рояль в качестве тарана. Вот почему, когда надо, ничего такого не происходит?
        — Когда они начнут побеждать, убей меня,  — велела Изи.
        Пессимистка. Даже не «если», а «когда». А вот идея неплохая. Ну да, мы реснемся в том шотландском городишке, откуда нас за мои дурные манеры выставили, но это всяко лучше, чем попасть в плен к красногорцам. Так что можно прям сразу покончить с собой. Но можно и сперва попробовать немножко их попинать. Ну, так, чтоб жизнь мёдом не казалась. Или пудингом, как Изи выражается. А там, может, и рояль на них свалится. С оскаленными клыками и красными глазами, раскидывающийся кровавыми вихрями направо и налево. Если не решил перенять нашу дурную манеру дрыхнуть до обеда. Или не заблудился по дороге.

        Глава 20. Винсент. Улыбка сфинкса

        Дорога через перевал была на удивление просторной, чистой и сухой. Ни намека на грязь или снег, хотя горы были достаточно высокими, да и на карте значились как покрытые снежными шапками. То ли князь Белого Града так хорошо зиму прогнал, то ли разработчики опять забили на реалистичность. Ладно, мне же лучше, что идти так легко.
        Ещё по дороге встречались пусть и не редкие, но очень полезные растения, которые я не поленился собрать. И даже вернулся, чтобы собрать на том участке пути, где предавался мрачным размышлениям. А что толку им предаваться? Настоящий я умер, я-копия до цифрового самоубийства решил не опускаться, а Маре без денег навряд ли буду нужен. А значит, стоит попробовать расширить ассортимент продаваемых зелий. И себе из полезных в бою собрать неприкосновенный запас. Пока хотя бы зелий. Не думаю, что у клана Красной Горы пропадёт желание меня убить, даже если я пришлю им с рассыльным все имеющиеся у меня квестовые вещи.
        «Йорик, как и я, был первым тестером игры. Нашей задачей было находить баги и сообщать о них разработчикам. А также проверять банальнейший интерес к игре со стороны игроков, как мужчин, так и женщин. Но Йорику в игре слишком понравилось, и он стал оставлять себе полезные забагованные предметы, а про нужные квесты не сообщал. Я попыталась призвать его к ответу, и он запер меня в том склепе».
        Рассказ Мары стоил тех трёх тысяч, что она у меня забрала. Хотя сейчас, всё сопоставив с уже имеющейся информацией, я вдруг нашел в своих предыдущих выводах кучу нестыковок. Ну, допустим, Зеб меня убил. Но я же читал об игре и её багах в сети до того, как попал сюда. О них писали вполне себе нормальные игроки, у которых была кнопка выход. В общем, я вконец запутался и вместо золотого цветка горной цитарки потащил в инвентарь валяющуюся рядом шерсть песочного цвета.
        «Поздравляем! Вы получили редкий алхимический ингредиент Шерсть горного сфинкса!»
        Чего? Полез в логи. Так и есть — редкий ингредиент, при смешивании с молоком и кошачьей мятой получается зелье «Улыбка сфинкса». Забавно. Ингредиенты в наличии были: кошачью мяту набрал в лесу у поместья, молоко утром всучила дочка трактирщика, когда я сдуру попросил у неё капучино. Объяснял так долго и видимо нудно, что она перестала флиртовать, всучила единственный имеющийся в наличии ингредиент и убежала на кухню. Ну, зато я сейчас сделаю новое зелье, а ей не пришлось общаться с Себом. Выгодно же.
        «Поздравляем! Вы создали зелье „Улыбка сфинкса“. Навык алхимии вырос на пять. Вы изучили новый рецепт „Праздник“».
        В этот раз в логи не полез. Праздник так праздник. После сыворотки правды, оказавшейся самогоном на березовой коре, не удивлюсь, если новое зелье окажется слабительным. А что там «Улыбка» делает? Помогает подружиться со сфинксом? Хм… ну, если тут есть его шерсть, значит, есть и сам сфинкс. Интересно, они сильные? Будет загадки загадывать, как в древних мифах? Или сразу сожрать попытается?
        На всякий случай стал собирать шерсть и дальше: не обязательно делать зелье, можно продать как ингредиент. Вдруг кому на квест понадобится? Главное, Себу не рассказывать, если мы с ним всё-таки встретимся, а то ещё расстроится, что не пошел со мной.
        — Ты зачем шерсть мою собираешь, путник?  — промурлыкали рядом со мной, а затем хвост с пушистой кисточкой с размаху врезался мне в грудь.
        От боли перехватило дыхание, так, что ответа прямо сейчас сфинкс не дождался.
        — Думаешь, что сказать?  — он грациозно потянулся, а потом улёгся на землю, не прекращая бить по ней хвостом.
        — Валенки свяжу,  — выдохнул я, когда с помощью лечебного зелья снял боль.
        — Валенки валяют,  — наставительно заявил сфинкс и собрался снова меня стукнуть, но я отпрыгнул в сторону.  — Не вертись!  — ещё больше разозлился он.
        — Ага, щас. Ты же меня так изобьёшь!
        — Изобью. Изобью, а потом съем. Я же кот, мне поиграться с добычей надо.
        — А загадки?
        Сфинкс повернул ко мне совершенно кошачью морду, подпер её лапой и крепко задумался. Я тоже стал обдумывать варианты дальнейшего продвижения по перевалу: убить, приручить с помощью зелья или попробовать обхитрить. И кстати, почему он просто крылатый кот, а не нормальный сфинкс с человеческим лицом? Халтура или чтобы монстр смотрелся симпатичнее?
        — Ладно,  — промурлыкал сфинкс,  — давай загадки. Разгадаю, изобью, съем.
        — Я?
        — А кто?
        Хм… это может быть выход. Только что загадывать? Именно загадки, какие-то события или?..
        — Хорошо,  — я уселся напротив и смерил кота оценивающим взглядом,  — вот тебе первая загадка! Летели два крокодила: один зеленый, другой на север. В одного охотник выстрелил, другой упал на охотника. Кто остался жив?
        Пока я говорил, кот постоянно кивал головой, а потом замер, задумавшись. Я эту загадку, как и другие про слонов, жирафов и холодильник услышал как-то от Себа. Он меня тогда на сотню золотых развел за ответы.
        — Ну, допустим, верблюд, который позже вылетел. Хотя другой вариант с возрастом лысого ежика и килограммом гвоздей мне нравится больше…
        Н-да… хитрый способ не проканал. Ещё и живот кота голодно заурчал, намекая, что долго задавать вопросы мне не дадут.
        — Все так. Тогда тебе другая загадка: я — путешественник во времени. Я полетел в прошлое и случайно убил своего дедушку. Что со мной произошло дальше?
        Кот фыркнул:
        — Парадокс дедушки — как банально. Ты изобретаешь машину времени, отправляешься в прошлое, находишь своего дедушку и убиваешь его. Вследствие чего ты никогда бы не появился на свет, и, естественно, не изобрел бы машину времени, не совершил бы путешествие во времени и не встретился бы со своим предком. Замкнутый круг, не находишь? И каждое последующее действие противоречит предыдущему. А всё потому, что путешествия во времени невозможны. Как минимум, путешествия в прошлое. А если ты попал в прошлое, то, скорее всего, это не твой мир, не та вселенная, из которой ты появился, а значит, можешь делать в ней всё, что хочется, и для тебя убийство дедушки ничего не изменит. Это же будет не твой дедушка. Видишь? Говорю же, банальщина.
        Вот сволочь! Парадоксом его не вырубить. А как насчёт такого?
        — Допустим, я у тебя взял сто золотых. Пошёл в магазин и потерял их. Встретил друга. Взял у него пятьдесят золотых. Купил две шоколадки по десять. У меня осталось тридцать золотых. Я их отдал тебе. И остался должен семьдесят. И другу пятьдесят. Итого сто двадцать. Плюс у меня две шоколадки. Итого сто сорок! Где десять золотых?
        — От шоколадки я бы сейчас не отказался,  — вздохнул кот, закрыл глаза и просидел так несколько минут, потом снова вздохнул: — У тебя только мнимые шоколадки?
        — Увы.
        — Какой бестолковый путник… В общем, загадка очень простая. Ты не должен плюсовать шоколадки, а учесть те деньги, которые уже отдал. И тогда получим искомые сто пятьдесят золотых. Вот… Вот такой я умный, но без шоколада…
        Так, сейчас он меня сожрёт. Ну, попытается сожрать. В нетопыря и улететь? Но мне надо на ту сторону, а запасов крови больше нет. Подраться? Но опять же запасов крови нет. Зелье! Я полез в инвентарь и принялся искать «Улыбку сфинкса», но неожиданно столкнулся с пирожками, которые так и не отдал Себу. В животе кота снова заурчало.
        — Пирожки будешь?
        — Это загадка?  — удивился он.
        — Это предложение,  — я вынул свёрток и положил его перед сфинксом.
        Тот принюхался, откинул полотенце лапой и принялся есть, тщательно пережёвывая. Потом поднял голову и спросил:
        — А может, у тебя еще и сливки есть?
        — Молоко.
        Оно действительно осталось после приготовления пробного зелья. Я достал крынку, нашёл среди алхимической утвари блюдце побольше и, вылив туда угощение, пододвинул коту.
        — Ладно, и молоко сойдёт,  — недовольно проворчал он, но принялся лакать.
        Вскоре ворчание сменилось довольным мурчанием, и я вспомнил про зелье. Намеренно не скрываясь, достал колбу и помахал ею перед лицом сфинкса.
        — Может, приправу особую к молоку?
        Протянул зелье ближе, дав принюхаться, и получил лапой по руке. Колба вылетела из пальцев, кот отбросил её хвостом в сторону от себя.
        — Гадость какая,  — недовольно скривился он.  — Лучше бы ещё пирожков предложил. Раз уж шоколада нет.
        — У меня больше нет… но у моего спутника!..
        — Спутник — тот, кто идёт с тобой,  — фыркнул кот.  — А с тобой никто не пришёл.
        — Эм… мы разделились. Себастиан с Изабеллой решили пройти под горами…
        — Девушка?  — замурчал кот, хитро сощурившись.  — Хорошая?
        — Стерва,  — я вздохнул.
        Кот тоже вздохнул, с минуту грустно созерцал остатки молока, потом принялся доедать пирожки. Через пару минут с едой было покончено. Сфинкс смерил меня непонятным взглядом, а потом вдруг предложил:
        — А давай теперь я загадки загадывать буду. Если угадаешь, я тебе приз дам. Не угадаешь: изобью, убью, съем. Отказаться нельзя.
        М-да… зелье получилось халтурное, угощение не сработало, а Изабеллу я явно зря стервой обозвал. Хотя не представляю, зачем она могла бы понадобиться сфинксу.
        Я снова уселся на землю, напустив на себя маску равнодушия. Хотя мне вдруг стало весело. А чего я теряю? Можно же перед проигрышем телепортироваться к Аристану и продолжить обучение, то есть начать. Или съест меня сфинкс и что? Змей вон сожрал, а я вот он. А выиграю, скорее всего, получу очередной кирпич. Уже не интересует, но пусть будет, почему нет. В любом случае я так и так мертвец, убивающий время.
        — Загадывай,  — согласился я и заметил новый принятый квест — что и требовалось доказать.
        — Значит,  — замурчал кот,  — первая загадка. Летели два крокодила…  — он осекся и, выпучив глаза, уставился на меня, больше испуганно, чем зло.
        — Тихо-тихо,  — я выставил перед собой правую руку, левой стал искать камень телепортации. Так, на всякий случай.  — Совпадение, бывает такое. Давай следующую.
        Сфинкс с минуту молчал, потом кивнул и собрался продолжить, но вдруг осекся.
        — Что, неужели про парадокс дедушки?  — удивился я, сжав покрепче камень телепорта.
        Кот грустно кивнул, положил голову на лапы и вздохнул. Даже жалко его стало. Я встал и, подойдя поближе, погладил его по голове свободной рукой. Тот недовольно забил хвостом, но стоило прекратить, как услышал:
        — Ну ты чего? За ушком почеши, что ли.
        Почесал и даже не удивился, услышав довольное мурчание. Ну да, кот он и в игре кот, пусть и требует шоколад.
        — Что там с третьей загадкой?  — продолжая почесывать, поинтересовался я.
        — Да про шоколадки… У тебя их точно нет?
        — Есть яблоки, сыр, вязанка кренделей… Слушай, а там за перевалом крупный город?  — кот кивнул, и я продолжил: — Может, мы доберёмся туда, закажем много вкусного в таверне и попробуем раздобыть шоколад?
        Ещё бы денег на всю эту прелесть где-нибудь раздобыть… Или в этот раз повезёт и на ауке все-таки скупят мои зелья, и я вновь стану богат? В крайнем случае, поубиваем всех и будем мародёрствовать до утра! В воображении сразу нарисовалась моя клыкастая морда, вся в крови, под ногами лужи крови, а рядом довольный сфинкс жрет шоколад… Надо найти где-то денег и покормить кота. А то ведь приручил — корми!
        — Хорошо,  — согласился сфинкс и поднялся.  — Пойдём в мою пещеру, вещи соберём. Вернее, ты соберёшь — у тебя карманы есть.
        Резонно. В карман я и опустил обратно камень телепортации, и пошёл следом за своим новым другом, принявшимся жаловаться на незавидную судьбу: ходят через перевал редко, в загадки не играют, предпочитая откупаться одним из группы, зачастую взятым за компанию, на убой то есть. А так чтобы прийти и по-человечески поболтать о погоде там, о курсе зелий на аукционе, о беспределе топовых кланов — никто и не додумался. Не то, чтобы покормить чем вкусным. Ведь с игроков чего взять? Раз-другой надкусил — уже труп, а дальше либо быстрее доедай, либо вот уже исчез, только хлам за собой оставил. Более-менее ценный «хлам» сфинкс уносил в свою пещеру или тащил туда жертву, и там уже ел. Ненужное сбрасывал с горы, но такого встречалось мало, так что он почти не жаловался. Однако за год ценного собралось очень уж много, а игроки приелись. То есть меня и так есть не собирались, а раз я молоком напоил и пирожками попотчевал, стал лучшим парнем на сервере. Потому что девушки они и в игре девушки, с ними только шоколад сравнится, который сфинкс на самом деле ни разу не пробовал, но третья задача просто сводила с ума и
будоражила воображение совершённой в ней покупкой.
        Пещера сфинкса располагалась в паре километров от места, где он меня встретил, причем не на перевале, а выше в горах, я даже запыхаться успел, пока поднимался. Кот презрительно фыркнул, глядя на мои попытки отдышаться, но вслух ничего не сказал, и на том спасибо. Прошел к переливающемуся всеми цветами радуги магическому барьеру, скрывающему вход, поколдовал, помяукал и, только завеса спала, повернулся ко мне.
        — Заходи, путник, гостем будешь.
        — Можешь звать меня Винсом.
        — А я — Горыныч,  — отозвался сфинкс.
        — Это из-за того, что в горах живешь?  — поинтересовался я, стараясь не выдать, насколько я ошарашен: пещера была завалена золотыми монетами, сверкающими пробирками с редкими зельями, разномастным оружием, волшебными одеждами и доспехами.
        — Ну,  — протянул он,  — можно сказать и так. Да ты собирай-собирай, не стесняйся. Камень квестовый где-то под этими завалами валяется. А я пока подремлю.
        Горыныч прошел в угол, свободный от золота и вещей, и, свернувшись клубочком, засопел. Я же подошел к сверкающей горе и принялся собирать монеты, старательно игнорируя высвечивающиеся надписи логов о том, насколько в данный момент я обогатился.
        «Себа бы сюда, он бы наверняка быстрее справился — я и глазом моргнуть не успел бы».
        Но Себастиан с Изабеллой были где-то внизу, а значит, добыча целиком и полностью принадлежала мне, как и необходимость её собирать. И, скажу я вам, даже очень жадный охотник притомился бы собирать всё это в одиночку. В итоге я проторчал в пещере полдня, но успел лишь собрать золото и рассортировать оружие — ну не мог я забрать с собой всё, это ж надо будет завскладом в инвентарь нанимать, чтобы в нём не потеряться! Интересно, как Себ в своем не теряется? Хотя, у него, скорее всего, просто опыт, мне-то мой совсем недавно зачаровали на большее количество слотов. Ладно, начну тогда с зелий, их хотя бы на аукцион можно выставить, а не тупо сплавить торговцу за мизерную плату, потому что ни Харизмы, ни других привилегий среди NPC у меня нет.
        На сбор зелий я потратил пару часов, когда среди мельтешащих логов разглядел повторяющиеся: «Собраны ингредиенты для квестового зелья „Вальс цветов“. Собраны ингредиенты для зелья „Праздник“». Хм, ну, допустим, на «Праздник» мне глубоко плевать, а вот квестовое вполне себе хорошее может получиться. Ого, я, оказывается, на десять таких зелий собрал составляющие. И даже перегонный куб обязательно необходимый имеется! Кто молодец? Винс молодец!
        Зелье готовилось на редкость медленно. Пока ждал, успел остатки местных скляночных трофеев в инвентарь забросить и даже выбрал несколько мечей. Выбирал, конечно, пижонистым способом: как в руке лежит, как воздух режет, потом на внешний вид и стоимость смотрел, и только затем на статы. Разумеется, получилась сущая ерунда и впустую убитое время — меч себе я так и не выбрал. А может ну его? Все равно ж больше магией дерусь. Но «Вальс цветов» все еще крафтился, а потому стал собирать оружие, уже просто собирать.
        Далеко за полночь инвентарь ломился от арбалетов, луков, стрел зачарованных и обычных, болтов зачарованных, отравленных и обычных, мечей, стоимостью от золотого до полтинника, нескольких посохов, и даже парочки хрустальных шаров. Ну, они красивые и ими можно головы врагов разбивать. Себу подарю, в качестве примирительных отступных. Скажу, что от гипноза помогают. Ладно, не скажу, не буду врать, просто подарю, он со своими талантами загонит их кому-нибудь за штуку-другую золотых, я в него верю. Остальной хлам разбирать не было ни желания, ни сил. Оставалось ещё два недоделанных квестовых зелья, хотя квест-то мне уже засчитали. Интересно, если я лягу спать, они засчитаются? Вот сейчас и проверим.
        Я потянулся, поднялся с земли и пошёл к сфинксу укладываться на ночлег. Так устал, что не смотрел где иду, и зря! Где-то на полпути нога запнулась о камень, упав, схватил помеху, желая запулить вон из пещеры, но по привычке запихал в инвентарь.
        — Ну и ладно,  — решил я, зевая.
        И уснул на том самом месте. В конце концов, утро вечера мудренее.

        Глава 21. Винсент. Настоящее что-нибудь

        Горыныч разбудил через три часа, устроив поигрушки с золотым кубком: гонял его лапой из угла в угол, перепрыгивая через меня, не всегда удачно. После очередных потоптушек я не выдержал и пнул его по ноге. Плохая идея. Кот решил, что я с ним играю, и набросился на мою ногу, зажав её передними лапами и молотя по ней задними. Не смертельно и даже не до крови, но всё равно больно.
        Я смачно и громко выругался, и неожиданно для себя спугнул сфинкса. Он забился в угол и настороженно смотрел оттуда на меня.
        — И чего не спится?  — спросил я, игнорируя сообщение о штрафе.
        — Ну… я же кот — существо с ночным образом жизни,  — попытался оправдаться он.  — Ты, кстати, тоже существо ночное, так что хватит спать. Ещё и собрал не всё…
        Промолчал, потому что проверять, на сколько штрафов хватит золота Горыныча, не хотелось. Достал исцеляющее зелье, сделал пару глотков, подождал, пока боль утихнет, и только потом поднялся. Собирать остатки сокровищ не хотелось, но сфинкс, судя по всему, решил проявить упрямство, чтобы скрыть смущение. Подумаешь, застукали на совершенно кошачьих поигрушках…
        «Вальс цветов» зато приготовился, пока я спал. И раз придётся задержаться в пещере, может сварить всё-таки «Праздник»? Вдруг пригодится? Время приготовления — четыре часа. Чего? Они издеваются, что ли?
        — Ты завис?  — поитересовался Горыныч, ткнув меня хвостом в бок.
        — Эй, больно же, зараза ты пушистая. Я не завис — думаю.
        — А ты умеешь?  — удивился он, совершенно искренне удивился.
        — Умею.
        Взгляд упёрся в кучу с доспехами. Какое счастье, что вампиру, Высшему вампиру, полагается всего лишь фрак с рубашкой и брюки. Ну, можно, конечно, подобрать что-нибудь мрачное и вычурное или наоборот неприметное, но я как переоделся после квеста, так и не заморачивался. Может и зря. Есть же всякие супер-пупер зачарованные мантии. Хотя… У меня вот трилистник от Мары имеется, отличная штука — женщины, вроде бы, нормально реагировать на меня стали. Или, конечно, всё было совпадением, а трилистник — только лишь вышивка на воротнике.
        В бок снова ударили хвостом. Вроде шерсть на кисточке, а по ощущениям как железный набалдашник. Наверняка когти режут, словно хорошо наточенная сталь, а шкуру не пробьёшь просто так.
        — Слушай, Горыныч… Крендель хочешь?
        — Хочу,  — не задумываясь, отозвался кот.  — А с чего вдруг такая щедрость?
        — Ну… мы вроде как друзья. А раз уж не спим и не собираемся, надо позавтракать. Я, так и быть, яблоками обойдусь. Ты ж яблоки не будешь?
        Он покачал головой и замер в ожидании. Я достал связку кренделей, подумав, добавил к ним сыр и положил их перед сфинксом. Себе достал яблоко и, откусив, стал устанавливать перегонку «Праздника». В конце концов, никогда не знаешь, что пригодится. Себастиан в этом отношении прав, а я молодец, что не выкинул пирожки тетушки Рози.
        Да, сам себя не похвалишь — никто не похвалит. Только от кучи хлама, которая должна перекочевать в мой инвентарь, это не избавит. Вместо того чтобы вздохнуть, я снова откусил яблоко. Ладно, раньше начну, раньше закончу.
        Закончил на удивление быстро. Конечно, это не мелкие пузырьки с зельями, ну, относительно мелкие. А тут пару бронек в инвентарь сунул, а куча-то уже и меньше. Зато теперь встал вопрос: как убить время до момента, когда зелье приготовится? Можно, конечно, поспать. Но спать не хотелось. Яблоки кончились. Горыныч наигрался с кубком, что я подобрал самым последним, свернулся калачиком посреди пещеры и бессовестно дрых. Я сел рядом, облокотившись на теплый бок кота, достал книгу с логами и решил перечитать события вчерашнего дня: посмотреть, сколько я заработал, чего действительно ценного собрал, зачем сфинксу шоколад.
        Ого! Да я опять богат. Сумму называть не буду, вдруг вы Себу проболтаетесь, мало ли. Но строчку с итоговой цифрой перечитал несколько раз, не веря своим глазам. Дальше прошёлся по списку зелий, попутно рассортировал их: полезные в быту слева, полезные в бою справа, в центре — непонятного назначения, надо инструкцию изучать и много над ней думать. Думать много не хотелось. Я посмотрел список оружия, выбрал пару двуручников и повесил один за спину. Вроде удобно, дальше посмотрим. Оставшиеся сборы, пришедшиеся на сегодня, я решил пропустить, а потому вернулся к встрече со сфинксом.
        «Вы воспользовались зельем „Улыбка сфинкса“. Вы приручили сфинкса Горыныч, специализация — боевой кот. Вы получили ачивку — „Мой первый питомец“. Чтобы проверить навыки питомца, откройте специальный раздел меню».
        — Чего?!
        — Ну, орешь-то зачем?  — недовольно проворчал Горыныч, но глаз не открыл и не пошевелился.
        — Да я это… логи читаю…
        — И чего пишут?
        — Песню. Мне девушка одна пела, когда я спал. Ну, вот её и пишут, песню то есть.
        Быстро перелистнул логи на нужную страницу и только потом вспомнил, что даже игроки друг у друга без копировальной бумаги логи не видят, чего уж говорить про мобов. Ну, зато зелье все-таки не бесполезное оказалось, а очень даже наоборот. Интересно, а загадки у нас похожие поэтому оказались? Вполне возможно: не может же питомец быть умнее хозяина. Ладно, не суть: не сожрали и хорошо, а тут ещё и куча золота привалила.
        Взгляд уперся в открытую страницу, и я впервые прочел строки, что пела мне Мара в ту ночь.
        «Вокруг искусственные лица,
        Всё подделка,
        И даже если хочешь утопиться — всюду мелко».

        М-да… Отличная колыбельная. Интересно, а можно прослушать? Я старательно повертел логи перед собой, пытаясь найти кнопку воспроизведения, но в итоге сдался и просто перечитал песню. «Настоящее что-нибудь». Только переключил внимание с депрессивных мыслей про ад, которого я заслуживаю, на встречу с «милой» зверюшкой, как депрессия тут же о себе напомнила.
        — Настоящее что-нибудь… Как же я хочу чего-нибудь настоящего…
        — Ну, так это,  — подал голос Горыныч,  — выйди из игры, сходи с живыми людьми пообщайся.
        — Спасибо, прям вот отличнейший совет! И как я, по-твоему, должен выйти из игры?
        — Откуда мне знать? Ты у нас игрок, а я кот, у меня лапки!  — и словно демонстрируя их, Горыныч сладко потянулся и впился когтями в камни, легко сломав последние.
        — А я — мертвец…
        — Сидит тут, о спину мою греется и жалуется, что мертвец. Ох вы, вампиры, все как один пафосные!
        — И много вампиров встречал?
        — Ты первый.
        «В игре пока нет баланса,  — говорила тогда Мара.  — А раз нет баланса, то некоторые классы при малой прокачке будут убивать рейды, прочим же без клана не выжить. Вампир — не то, чтобы читерный класс, но из-за заморочек с переходом от стригоя к Высшему, их решили апнуть с незначительным обновлением, однако любви у игроков он все равно не получил. Поэтому ты легко расправился с рейдом Красной Горы там на кладбище. Но тебе и повезло, всегда так везти не будет. А потому, качайся, особенно магию крови. Чем чаще ты её используешь, тем лучше. И не церемонься — пей кровь врагов, она все равно всего лишь кучка пикселей».
        Вот и буду пить. Дойдем до города, реально устрою дебош. Кровавый дебош! Я же почти читер, а значит, мне море по колено должно быть. Оседлаю сфинкса и вперед!
        — Горыныч, а ты летать умеешь?
        — Умею.
        Сколько самодовольства-то в голосе! Будто в открытый космос выходить может. Хотя в местных реалиях может и выходит. Ручной летающий сфинкс, куча дорогого оружия и золота. Ладно, не такое уж и ужасное посмертие. Обойдусь без дебоша.
        — Точно умеешь?
        — Точно умею. Доказать?
        — А докажи!
        — Ну, вот зелье твое доварится, я тебя до развилки и довезу. А дальше пешком. Не хочу, чтобы твой спутник тоже на мне ехал. Хотя там девушка…
        До развилки, так до развилки. Спорить я не стал. К тому же, тоже не хотел, чтобы на моем сфинксе Себ катался. Своего пусть заведёт, а зелье, так и быть, сварю.
        Размышляя о том, можно ли переприручить сфинкса, если кто-нибудь ещё даст ему понюхать зелье, я все-таки заснул. Снился последний день на работе, когда вместо долгожданного «Ты уволен», услышал:
        — Давай на больничном пару дней посиди. Не поможет — иди в отпуск. Отдохнуть тебе надо, Винс. Отдохнуть.
        Фоном прозвучал насмешливый голос Кары: «На том свете выспишься, Винс!»
        В бок толкнули, прерывая сон. Нет, Кара, я вот умер, а поспать и тут не дают. Видимо, для этого мне понадобится настоящая смерть, после которой уж точно ничего нет.
        — Зелье сварилось,  — сообщил Горыныч.  — Забирай и пошли за шоколадом.
        — Ты меня покатать обещал,  — напомнил я.
        Сфинкс недовольно фыркнул, но ничего не сказал.
        Последующие сборы прошли довольно быстро. Мы вышли из пещеры, Горыныч позволил забраться на свою спину и взмыл вверх. Самым удивительным для меня оказалось то, что держаться не пришлось — я словно бы приклеился к спине сфинкса, а потому оставалось лишь наслаждаться открывшимся видом. Снежные шапки у гор действительно имелись, просто, чтобы их увидеть, надо было взобраться повыше. В очередной раз пожалел, что в игре нельзя сделать скриншот. Хотя… С кем делиться впечатлениями-то? С Себом и Изабеллой? Эта парочка явно не из тех, кто любуется пейзажем.
        Сфинкс резко затормозил, и я понял, что инерция в игре работает наравне с другими законами физики — через раз.
        — Там внизу дерутся,  — он немного спустился, и я увидел, о чем речь.
        Побоище, развернувшееся под нами, было-таки масштабным. Но вялотекущим. Или, быть может, только еще начиналось. Дрались мои старые-добрые спутники Изабелла с Себастианом против армии красногорцев. Последние не особо торопились убивать, скорее старались измотать противника и взять в плен. А вот это не очень хорошо. Очень нехорошо.
        Я быстро накинул на себя и сфинкса марево и принялся высматривать в толпе нападающих громилу Билла.
        — Мы летим мимо?  — отреагировал Горыныч на мои пассы.
        — Нет, мы придумываем стратегический план.
        — Ну, так давай спустимся, я их разгоню. Заодно перекушу.
        — Нет, их слишком много. И, кстати, вон он, Билл.
        Любитель пошвыряться фаерболами стоял в стороне от основных сражений, удерживая за плечо девушку-рыцаря, рвущуюся в бой. Нога у нее была неестественно подвернута, а в остальном держалась девчонка хорошо, насколько хорошо можно держаться, когда твоё плечо пытается раздавить обделённый интеллектом маг-переросток. Хех, похоже, это та самая, что напала на меня в прошлый раз. Не повезло бедняжке.
        — Сколько раз за пятнадцать секунд сможешь перелететь сражающихся по диагонали?  — поинтересовался я у Горыныча.
        — Ну, раз пять,  — подумав, ответил кот, который уже понял, в чём заключается мой план, и, не дожидаясь приказа, подлетел к Биллу и завис.
        Я достал из инвентаря «Праздник», ещё раз взглянул на инструкцию по применению. Надпись гласила: «Праздник для всех! И пусть никто не уйдёт обиженным!» Нет, я, конечно, понимал, что от такой толпы по-любому кто-нибудь, да уцелеет. А «Праздник» вполне может оказаться фейерверком. Без разницы — главное, отвлечь Билла и остальных от Себа с Изабеллой. Надеюсь, последним хватит ума не лезть на рожон и отступить.
        Дождался, когда сфинкс, без моей команды, подлетит и зависнет над Биллом, а потом заорал, что есть мочи:
        — Эй, дебил-переросток! А вещи-то квестовые у меня!
        Громила, как и ожидалось, задрал голову, и, увидев нас с Горнычем, оттолкнул от себя девушку и принялся кастовать файерболл. Ну, мы же не идиоты, чтобы ждать, когда докастует. Сфинкс полетел по обговорённой траектории, и я едва успел кинуть в Билла «Праздником». Держи, недорыцарь-недомаг, держи и радуйся. На раздавшийся за спиной взрыв не обратил никакого внимания, щедро поливая отвлекшихся красногорцев «Вальсом цветов». Из десяти успел потратить только восемь, хотя разливал с двух рук, стараясь не приглядываться к эффекту. Две последних достать не успел — сфинкс плюхнулся в толпу, разом разделив её на две неравные части. Себе взял ту, что побольше, и стал гонять, отвешивая лапами и хвостом болезненные тычки.
        Красногорцам пришлось несладко: мало того, что они слабо представляли, как бороться с растущими на голове цветами, так ещё и гигантский крылатый кот с бронебойной шкурой решил на них поохотиться. Но меня такой расклад очень радовал. Себа с Изабеллой тоже. Я помахал им рукой, собираясь прокричать, что пора сваливать, но прилетевший в спину файерболл заставил проглотить крик. Ну да, а чего я ожидал? Что Билл с его читерной прокачкой ляжет от одного непонятного зелья? Скорее стоило удивиться, чего это я упал, но не умер. На воротнике алым сиял трилистник Мары, один из его лепестков успел выгореть, осталось ещё два — на два файерболла. Новый не заставил себя ждать. И только в третий раз я успел перекатиться, закрылся раненым красногорцем, валяющимся рядом, и впился зубами в его шею. Крови хватило, чтобы выставить кровавый щит против четвёртого удара и дать себе мысленный подзатыльник.
        «Спокойно, Винс! Мана не вечная, надо его как следует вымотать. А как только полезет за зельем — атаковать».
        Проще было подумать, чем сделать. Как следует напиться крови мне не давали, да и сами красногорцы поспешили отойти от предводителя подальше, видимо, знали, что ему всё равно, в кого огненными шарами бросаться. Изабелла хоть и бафнула меня, но они с Себом предпочли держаться подальше, спрятавшись за широкой спиной сфинкса. Лучше бы совсем сбежали — тогда бы я со спокойной душой пропустил пару ударов, реснулся в добром городе у озера, а оттуда…
        Новый удар, новый перекат по земле в сторону. Бедная моя спина — несладко ей сегодня пришлось: то каменный пол пещеры, теперь вот выжженная трава и сломанные стрелы да арбалетные болты. В общем, не повторяйте в домашних условиях. А еще лучше, не играйте в странные игры, сколь бы безопасными их не рекламировали разработчики. Зеб, тебя это тоже касается.
        И третий пропущенный удар. Всё, я остался без защиты Мары. Но во имя святого Илона Маска справедливость решила восторжествовать и мана у Билла таки закончилась. Я, воспользовавшись передышкой, быстро вскочил на ноги и… чуть не упал обратно, уже от смеха. Билл выглядел как громадный страшный клоун: подпаленный рыжий парик, круглый красный нос, белила и румяна, пижамный костюм в горошек с обязательными брыжами на рукавах и воротнике. Ужасное зрелище. Ужасно уморительное. Реально, праздник. Только смех может и продлевает жизнь, однако не в моем случае: пока я угорал над нарядом рыцаря, тот успел выпить заветный флакон и готовился скастовать новый файерболл.
        Продолжая глупо хихикать, я быстро вытащил два оставшихся «Вальса цветов» и бросил ими в противника. Одновременно раздался взрыв, клоунский наряд вспыхнул, оставив после себя обгорелые рыцарские доспехи и одинокую ромашку с одним-единственным лепестком на голове Билла.
        — Не любит,  — прыснула девушка-рыцарь, оказавшаяся почему-то недалеко от меня.  — Как пить дать, не любит.
        Она мелко затряслась, глотая смех, по щекам её текли слезы. Отлично, только истерички в союзниках мне не хватало. Еще и Билл-дебил сагрился на неё, с криками «ах ты, сука!» и, размахивая булавой, бросился на девушку.
        Я оказался не умнее его: зачем-то выхватил из-за спины меч и вышел вперед, хотя прекрасно понимал, что удар такой силы мне не отразить. Удар, скрежет металла о металл, меня отбросило назад с обломком вместо меча за пятьдесят золотых. Ну и ладно, у меня ещё один есть. Вскочил на ноги, вытащил новый меч из инвентаря и бросился на Билла. Он, очевидно, не предполагал, что я так быстро оклемаюсь, и напал на девушку-рыцаря. Она дралась намного лучше меня, но всё равно сильно уступала Биллу и в скорости, и в силе, и много в чём еще. А потому вскоре её меч выпал из рук, а сама девушка отлетела в сторону, даже не пытаясь подняться.
        Я поторопился атаковать, чтобы Билл снова не решил поиграть в огненного мага. Но мой новый дорогой меч снова разлетелся от удара о чужую булаву. И следующий, что я успел достать, тоже. Fuck, да я так разорюсь! Ну, в плане торговцам сбагривать нечего будет. И потому, чтобы зазря не разбазаривать непосильным трудом нажитое, достал зелья, сразу несколько бутылок из тех, которые не знал, к чему отнести, и бросил их в Билла. Эффект оказался неожиданным даже для меня: булава превратилась в воздушный шарик, волосы рыцаря отросли до земли и позеленели, а главное и наилучшее, что могло произойти, кажется, у него оказался заблокирован доступ в инвентарь.
        — Yeah, science bitch!  — рассмеялся я его безуспешным попыткам залезть в карман или поясную сумку.
        У него было такое обиженное лицо, как у ребенка, которому мама не дала конфетку из-за диатеза. Решив, что Билл теперь абсолютно безопасен, показал ему средний палец и повернулся в сторону все ещё дерущихся красногорцев и сфинкса. Себ и Изабелла давно стояли в стороне и наблюдали за моей дракой, давясь от смеха.
        — Добей его!  — крикнул Себастиан, я лишь покачал головой в ответ.  — Добей! Не даст спокойной уйти же!
        — Да что он сделает?  — но рассмеяться я не успел, потому как из моего правого бока вылез меч.
        Тот самый меч, что Билл выбил из рук девушки-рыцаря. Одновременно с этим она заорала:
        — Нет!
        Еще секунда и мое тело пронзила острая обжигающая боль. Рука сама схватила лезвие и зажала, не давая выдернуть меч. Перед глазами поплыло, но было ещё что-то, отчего я не мог позволить себе упасть, что-то не так с этой болью и этой раной. Как будто… она была настоящей… Как будто тело моё состояло не из плохо прописанного кода на основе скопированной личности, а было настоящим — из плоти и крови, и оно выгнулось дугой там, в капсуле виртуального дайвинга, давя лбом запотевшее стекло, словно пыталось вырваться наружу — в мир настоящих вещей.
        — Настоящее что-нибудь… Настоящее… что-нибудь…
        Не знаю, что я прожал из вампирских абилок, но руки Билла перестали тянуть на себя меч. И через секунду до моего слуха донеслись тяжелые шаги отступающего противника. Не бежит, а именно отступает, словно его одновременно оглушили, испугали и шокировали. Я снова прожал наугад несколько заклинаний кровавой магии, отчего шкала замерла на нуле, а значит, скоро я не смогу даже двигаться. К черту! К черту лечебные зелья и попытки восполнить кровь за счет чужих красных пикселей. Рана в моем боку и порезы на пальцах были самыми настоящими, и боль, когда я вынимал из себя чужой меч, тоже. И это странным образом придало мне сил. Я поудобнее перехватил рукоять, развернулся к Биллу и, подойдя ближе, всадил меч ему в сердце. Потом оттолкнул мертвое тело ногой, освобождая лезвие. Надо было вернуть странную железяку владелице, пока сам не свалился.
        Она побледнела, когда я шел к ней с окровавленным мечом в руках, разом став похожей на перепуганную маленькую девочку. Сколько ей было лет, когда она умерла? Как она умерла? И почему так неестественно подворачивает вполне здоровую ногу?
        — Ты… убьешь меня, как и Билла?  — даже не попыталась дать отпор, просто стояла и таращила на меня слезящиеся от страха глаза, аккурат на рану смотрела.
        — Уходи,  — я бросил к её ногам меч, качнулся, но сумел устоять.
        — Почему?
        Откуда я знал — почему? И сил думать, почему я поступаю так, а не иначе, уже не было.
        — Уходи.
        — Но…
        — Вали отсюда! Забирай свою железяку и просто сваливай! Ты же не хочешь, чтобы мои друзья тебя убили? Вот и вали!
        Она быстро кивнула, подобрала меч и побежала вниз по дороге.
        «Хорошо,  — подумал я, глядя ей вслед.  — Да, хорошо. В ней было что-то настоящее, как в моей ране, а потому пусть уходит. В этом фальшивом мире должно оставаться настоящее что-нибудь…»
        Веки потяжелели, упав непрозрачным занавесом, закрывая меня от происходящего. В следующий миг упало тело, не чувствуя боли от удара о землю — все чувства перекрывала боль от раны в боку. Но вскоре исчезла и она. И ничего не осталось…

        Интерлюдия 4. Побег

        Кен вертел в руках меч, внимательно рассматривая его со всех сторон. Будто пытался отыскать нечто скрытое в этой простой полосе заточенной стали с официальной ценой в три медяка.
        — Интересно,  — протянул он.  — Неужели рыцари Красной Горы настолько бедны, что вынуждены покупать оружие за медяки?
        — Никак нет,  — отрапортовала Лейм.  — Я утратила свой прошлый меч, а этот взяла только временно, на одно задание.
        Кен одобрительно кивнул, и она расплылась в улыбке. Не столько из-за его одобрения, хотя противиться излучаемой им Харизме было совершенно невозможно, а больше из-за того, что сумела выкрутиться, дав совершенно честный ответ, но при этом не выдав своих планов.
        — И ты взяла этот меч в арсенале замка?
        Лейм открыла рот, но сумела издать только сиплое шипение. Врать Кену было совершенно невозможно. Будь проклята эта Харизма! Но, даже понимая причины, побороть тягу сознаться никак не удавалось.
        — Я дал ей меч,  — вмешался Сир.  — И я приказал убить Билла.
        — Убить Билла…  — протянул Кен.  — Ну, вы бы хоть катану для этого взяли, что ли.
        Лейм не сразу сообразила, о чём он вообще говорит. Такое старое кино… Она о нём слышала, но не смотрела. Это сколько же лет в реале было Кену? Или он просто любитель ретро-фильмов?
        — Но ведь убил Билла тот вампир?  — спросил Кен, приблизившись к ней.  — Или ты соврала мне, крошка?
        Он провёл пальцами по её щеке, отчего Лейм вся затрепетала. Это всё его Харизма, просто Харизма… Но вообще-то, он вправду симпатичный.
        — Да, вампир,  — промямлила она.  — Но я собиралась сама…
        — По моему приказу!  — рявкнул Сир.  — Это я во всём виноват. Оставь её в покое!
        — Надо во всём как следует разобраться,  — спокойно возразил Кен, хлопнув мечом плашмя по ладони.  — Для начала — откуда этот меч вообще взялся?
        Сир упрямо поджал губы. Лейм хорошо знала это выражение лица брата. Будет упорно молчать. Теперь его ни угрозами, ни силой, ни Харизмой говорить не заставить. Разве что угрожать будут ей… Но нет, тогда он полезет в драку. А этого надо непременно избежать.
        Кен, вроде, не злится. И вовсе не огорчён смертью Билла. Похоже, друзьями они не были. Хотя кто вообще мог бы быть другом Билла? Но если получится договориться, даже если придётся отдать меч…
        — Ну ладно,  — кивнул Кен, так и не дождавшись ответа.  — А чем вам не угодил Билл? То есть, он, конечно, никому не нравился. Но ведь это ещё не повод убивать человека, не так ли?
        — Мне… мне приказали,  — пробормотал Сир.
        Лейм взглянула на брата с удивлением. Этого он ей не говорил. Билл сволочь и садист — разве этого недостаточно, чтобы его прикончить? Или… Она тряхнула головой. С этой ненастоящей смертью и респом убивать стало так легко, что это вошло в привычку. А ведь Билл умер на самом деле, окончательно.
        — Его убил вампир,  — напомнила Лейм.  — Мы хотели… Но ведь не сделали!
        — Ага,  — кивнул Кен.  — Вы вообще ничего не сделали. Всех ваших бойцов раскидали всего трое игроков…
        — Там был сфинкс!  — перебила Лейм.
        — Да-да, я знаю,  — отмахнулся Кен.  — Мне доложили. Это не оправдание. Тем более, с вами был Билл.
        — Значит, это его провал.
        Кен задумчиво посмотрел на неё, тепло улыбнулся и кивнул.
        — А ты умница. Да, конечно, всё можно было бы свалить на Билла… Но…
        Он снова похлопал мечом по ладони.
        — Итак, как работает этот меч? Им можно убить кого угодно? Сколько угодно раз? Есть какие-то условия?
        Лейм беспомощно пожала плечами. Ей бы хотелось помочь, дать ответы на вопросы Кена. Ведь он же на их стороне, даже ни в чём не обвиняет. Просто хочет узнать…
        Она помотала головой. Нет, это всё Харизма. Но она всё равно ничего не знает.
        — Мне бы не хотелось начинать проверять на практике,  — протянул Кен, смерив Лейм задумчивым взглядом.  — Но своим молчанием вы не оставляете мне выбора.
        — Беги!  — крикнул Сир, перепрыгивая через стол и выхватывая из инвентаря свой меч.  — Ну! Быстро! Сматывайся!
        Кен легко отразил первый удар. Лейм неуверенно отступила на шаг. Нужно помочь брату. Но как можно напасть на Кена? Он ведь… Ещё шаг назад. Брат велел бежать, он знает лучше, что следует делать. И даже Харизма его не останавливает. Но ведь он может погибнуть! Окончательно.
        — Беги!  — рявкнул Сир, обрушивая на противника град ударов.
        Кен отбил атаку, отбросил вражеский клинок в сторону, и… вонзил свой меч в живот Сиру. Убивающий меч.
        Лейм развернулась и побежала. Почти не глядя под ноги. Путь к выходу из замка давно стал привычным. Но теперь, возможно, она проходит его в последний раз. И куда бежать? Что теперь делать? Одна, без брата… Который погиб из-за неё. Если бы она не…
        В голове крутились десятки вариантов этого «не». Не отдала меч Биллу. Не вернулась с ним в замок. Не отдала его Кену. Не взяла меч у Сира. Не стала бы загружаться в эту игру. Не потеряла ногу. Не захотела её вернуть. Не вступила в клан Красной Горы. Не…
        Она оглянулась. Кен и не думал за ней гнаться. Может быть, вернуться? Возможно, Сир ещё жив, ему можно помочь… Но нет, она чувствовала, что это не так. Он умер. Она осталась одна.
        Во всём виноват… Кто? Кен? Йорик? Билл? Тот вампир?
        Вампир… Она зацепилась за эту мысль. Нет, он не виноват. Но он может помочь. Помочь отомстить. Кену, Йорику и всему клану. Он уже не побоялся бросить вызов Красной Горе, украв квест. За который можно получить что-то важное. Возможно, ещё один Саркофаг. И кто знает, вдруг он способен не только менять класс и добавлять навыки, но и мёртвых воскрешать?
        И у неё есть то, что этому вампиру нужно. Квестовый кинжал. И она не позволит его отобрать, как случилось с мечом. Нет, пусть вампир с приятелями сперва примут её условия.

        Глава 22. Себастиан. Новый союзник?

        После смерти командира, остатки красногорцев благоразумно решили отступить. Сфинкс погнался за ними, прибавив мотивации и превращая стратегическое отступление в паническое бегство.
        Я подошёл к Винсу и ногой перевернул его на спину.
        — Эй, подъём, клыкастый. Пей эликсир и валим, пока они не сообразили, что нас всё ещё всего трое, и не вернулись.
        Он не отреагировал и даже глаза не открыл. Ну ладно, что мне эликсира жалко, что ли? Так, вот эликсир сильного исцеления, 75 штук. Достал один из инвентаря и вылил вампиру на рану. Хотя за его поведение стоило бы скорее солью посыпать. Хм, а интересно, в игре вообще есть эффект от соли на ране?
        — Что с ним?  — спросила приземлившаяся рядом Изабелла.
        — Дырка в брюхе от меча, ничего особенного,  — пожал плечами я.  — Раз ещё не реснулся, значит, оклемается.
        Винс застонал, то ли в подтверждение, то ли опровергая мои слова. Из разреза на рубашке продолжала сочиться кровь. Хм, может, стоило взять эликсир полного исцеления, но их у меня всего 23, так что перебьётся. Лучше ещё один пузырёк сильного потратить.
        На этот раз я влил эликсир ему в рот. Винс подавился и закашлялся. Ну вот, когда не надо — получите реализм. Я глянул на труп Билла. Надо бы обшарить его карманы, пока не исчез. А я тут с этим вампирёнышем вожусь.
        — По-моему, он умирает,  — протянула Изи.
        Я опять пожал плечами. Ну, даже если помирает — что с того? В Инвершире мы с утра заново на респе чекались, так что всего сутки прошли. Ну перейдёт горы ещё раз, к Винсу шотландцы даже особых претензий не имели, в отличие от меня.
        Я махнул рукой и полез обшаривать карманы Билла. Раз труп не торопится исчезать, значит, сама Судьба благоволит моему сбору трофеев. Но в карманах громилы ничего не нашлось. А ведь обычно при смерти персонажа хоть какие-то мелочи из инвентаря вываливаются. Да ещё и кровью я все руки перепачкал в процессе обыска. Это уже было совсем необычно.
        — Это какой-то неправильный труп,  — сообщил я, пиная тело Билла.  — И лут с него неправильный.
        — Лут только с мобов, а в твоём случае — это банальное мародёрство,  — поправила Изи.
        Она подошла, поглядела на Билла и внезапно сильно побледнела.
        — Он мёртв,  — выдохнула она.  — Вправду мёртв. Как… как Дэниел.
        Я хотел почесать в затылке, но вспомнил про кровь на руках и вместо этого полез в инвентарь за водой. Как по мне, Билл с виду ничем не отличался от любого другого покойника в игре. Разве что исчезать не торопится. А ещё кровь. Отсутствие барахла в карманах… Ладно, отличия всё же есть. К тому же, Изи уже видела окончательно умершего игрока, а я нет. Так что ей виднее.
        — Но другом нам он не был, даже наоборот, так что расстраиваться мы не будем,  — нарочито бодро заявил я. Вот не хватает ещё, чтоб Изи вспомнила своего покойного бывшего и расклеилась тут сейчас. Не до того.  — Как думаешь, что его убило? Вряд ли виной избыток алкоголя и жирная пища, а? Тем более «Макдональдса» я тут в окрестностях как-то не замечал. Подозреваю, причина кроется в дырке в брюхе. Но обычно от такого тут не помирают насовсем.
        — Это должно быть как-то связано с Саркофагом,  — предположила Изи, переключившись на деловой лад.  — Возможно, Йорик прокачал с его помощью меч…
        — А что, так можно было?  — удивился я.
        Ха, да если можно увеличивать статы шмота — зачем вообще прокачивать игроков? Сделал себе супер-пупер-мега-непробиваемую броню, и, наоборот, пробивающий что угодно меч — и вперёд, на танки! И незачем даже всякие легендарные квесты проходить, что бы за них ни дали, всё равно у тебя уже есть всё самое читерски крутое.
        — Да не знаю я,  — развела руками Изи.
        Мда, недальновидный этот Йорик. Надо было сперва на предметах функционал проверять, глядишь, до экспериментов на игроках вообще не дошёл бы. Потому что зачем тебе прокачанные помощники, когда ты сам круче гор, неуязвим и непобедим? При этом делать сильнее кого-то ещё — только уменьшать собственное превосходство.
        — Конечно, для бродяги-одиночки твоя стратегия лучше,  — скривилась Изи, когда я изложил ей свои размышления.  — Но не для правителя.
        Я хмыкнул. Да кому нужна власть? Особенно такая, игрушечная, в виртуальном мире. К власти ради неё самой стремятся только ненормальные. Нормальным людям власть нужна только для того, чтобы с её помощью получать другие блага. А если я могу получить всё, что захочу, один, то зачем мне кем-то командовать? Только лишние заморочки, обязанности и головная боль. Хотя моя бывшая жена заявляла, будто я не амбициозен. Но я просто вольная птица. Мотоцикл между ног, ветер в лицо, музыка в наушниках, девица за спиной, прижимающаяся пышным бюстом, и друзья, с которыми можно выпить пива — что ещё надо? Денег — чтоб хватало на всё перечисленное. А если их будет больше — так ведь и спиться можно. Но скорее наоборот — из-за работы перестанет хватать времени на то, что приносит радость.
        Вот чем мне и нравится Игра. Тут можно только развлекаться. И даже зарабатывать можно весело. Потому не понимаю тех, кто тут берёт себе унылые профессии и впахивает на них. Хотя вот прямо сейчас нам, похоже, понадобится целитель. Винс ведь ранен тем же мечом, которым убили Билла.
        — Так, надо тащить нашего зубастика к колдуну,  — сообщил я.  — У него брательник-алкаш как раз лекарь. Или…
        Настала очередь Изи пожимать плечами.
        — Ну, не бросать же его умирать, хоть он и козлина.
        Я кивнул. Как и думал. Изабелла хоть и вспыльчивая, но отходчивая. Пусть Винс её и обхамил, а я неоднократно приставал, она всё ещё не развернулась и не ушла в неизвестном направлении. Конечно, в этом и заслуга моего обаяния есть, несомненно.
        Впрочем, я в любом случае собирался помочь Винсу, несмотря на её ответ. Хоть за гипноз пока и не простил. Но он же нас не бросил, влез в драку, хотя мог отсидеться в стороне.
        — А может, поищем другого лекаря?  — всё же предложила Изи.
        — И где? А к колдуну у нас телепорт есть. Так что, как говорится: поехали!
        Она, судя по выражению лица, не поняла, но кивнула.

* * *

        Камешки для активации телепортации не подвели, мы перенеслись прямо во двор усадьбы Аристана. Он сразу же сориентировался в ситуации, позвал брата и даже слегка протрезвил его заклинанием. Но не до конца, заявив, мол, Ксандр и учился лекарскому искусству всегда под хмельком, так что на трезвую голову вовсе ничего не вспомнит.
        Изи в ответ хмыкнула скептически, а я — понимающе. Как говорится: «Сам я больше одной рюмки не пью, но как выпью — становлюсь другим человеком, а вот он уже натуральный алкаш». И вообще, выбор-то какой. Других лекарей мы не знаем, профессия не самая востребованная, а скорее совсем игрокам в нормальных условиях ненужная, да и телепортов в другие места у нас нет. Так что придётся довериться умениям целителя-пьянчуги.
        В дом нас не пустили, чтоб не мешались, но домовой накрыл стол во дворе. Я дополнил банкет бочонком пива, ситуация как-то чаёвничать не располагала.
        — Эх, если Винс загнётся и доступ к его инвентарю пропадёт, как у Билла, хана нашему легендарному квесту,  — вздохнул я, отхлёбывая из кружки.
        В ход пошёл второй бочонок, ждали мы уже несколько часов, новостей от Ксандра не было. Как и опьянения. Видать, пиво попалось разбавленное. А может, виновата Изи, не уступавшая мне в темпах поглощения хмельного напитка.
        — Тебя только это волнует?  — удивилась Изабелла.  — Я думала, вы друзья. Неужели из-за гипноза так разобиделся?
        Я пожал плечами. Не то, чтоб мне было совсем плевать, выживет Винс или нет, да и квест для меня не был так уж важен. Но от переживаний за жизнь вампира его здоровье ведь на поправку не пойдёт. А вот прикинуть варианты развития ситуации на худший случай может оказаться не лишним.
        — Да мы и знакомы-то едва с неделю.
        Или уже больше? Чёрт, сам запутался. Вот что значит не следить за местным дурацким календарём с его десятидневками-декадами вместо нормальных недель. Насыщенные выдались деньки, тут один за десять считаться может. Красногорцы, графиня, призрак, великан, снова красногорцы, баба Яга, синекожий инопланетянин, бессмертный непись, Рух, сфинкс, опять красногорцы. Где-то там в промежутке ещё был сам колдун Аристан — про хозяина дома я что-то и забыл — с его домовым. А Винс вообще динозавра встретил и даже покормил. Правда, собой. Вот ведь забавно — быть сожранным динозавром оказалось менее опасно, чем словить меч в брюхо. Хорошо, что такие мечи не у всех, а то тут давно бы половина народу перемёрла.
        — В общем, к тебе мы припёрлись на второй день знакомства,  — сообщил я.
        Изабелла задумалась, видимо, подсчитывая дни, и ограничилась многозначительным «Мда» в ответ.
        О том, что это могло означать, я поразмыслить не успел. Раздался дверной звонок.
        — Если ты, путник, прибыл с добрыми намереньями, то войди. Но коли помыслы твои нечисты и замыслил ты зло дому сему — беги немедля прочь из этих владений, покуда не настиг тебя мой гнев!  — прозвучал голос Аристана.
        Сам колдун из дома не вышел. Похоже, это что-то вроде магического автоответчика. Интересно, он и вправду чистоту намерений как-то проверить может или это чистый блеф и пустая болтовня?
        Ворота открылись. Я на всякий случай достал меч. Заклинания — это хорошо, но игровым условностям я не доверяю. И вообще, добрые намерения в отношении Аристана вовсе не обязательно столь же хороши касательно охотника Себастиана.
        — Да чтоб тебя!
        Вот иногда я терпеть не могу оказываться правым.
        — Спокойно,  — отозвалась Хромоножка, демонстрируя пустые руки.  — Я пришла с миром.
        — Ага, в кино всегда так инопланетяне говорят, прежде чем начать захватывать Землю,  — кивнул я.
        Неужели Аристан сдал нас красногорцам? Но зачем? Неписю-то какое дело до разборок между игроками?
        — Тут тебе не кино,  — проворчала Хромоножка.  — И я не инопланетянка.
        Я заметил, что следом за ней в открытые ворота прошёл бехолдер, и убрал меч. Что ж, кажется, Аристан всё предусмотрел. Проявит гость недружелюбные намерения — бац, и станет каменным. Но руку ей жать я на всякий случай всё-таки не буду.
        — Так чего припёрлась?
        — Кто это такая?  — вмешалась Изи.
        Хм, это мне кажется, или в её голосе вправду послышались нотки ревности? Однако… Ох уж эти женщины. Было бы к кому ревновать. Но всё равно хорошо. Значит, у Изабеллы таки на меня виды. Хотя собственнические замашки не радуют. Я, может, о гареме мечтал! На самом деле — нет. Ещё не хватало, чтоб несколько баб меня хором пилили. И даже если по очереди — не лучше.
        — Она из Красной Горы, я у неё меч спёр квестовый,  — поведал я.  — С этого всё и началось. Да ты ж её видела, она была вместе с Биллом.
        — Я не рассматривала,  — пожала плечами Изи.
        Я ограничился задумчивым хмыканьем. Может, ей правда сверху было плохо видно. А может, вопрос был провокационный, с подтекстом «Кто она тебе?»
        — Я пришла предложить союз,  — заявила Лейм, проигнорировав наши с Изабеллой переговоры.  — У меня есть квестовый кинжал. А взамен вы убьёте Кена.
        — Это что за хрен такой?  — не понял я.  — А Барби там с ним нету?
        — Кто о чём, а Себ всё о бабах,  — проворчала Изи.
        Ну точно ревнует.
        — А где вампир?  — спросила Хромоножка.  — Я предпочла бы говорить с ним, а не с тобой, придурком.
        Я покачал головой. Ну вот, союз предлагает, а сама обзывается. Плохой из неё дипломат. Воин тоже так себе. Ещё и не красотка, максимум симпатичная. В общем, куда ни кинь, а особого интереса не представляет.
        — Вампира нету, я за него.
        — Значит… Билл его убил…
        — Я не намерен выдавать стратегическую информацию потенциальному противнику!  — высокопарно изрёк я, сложив руки на груди.  — Рассказывай, как ты вообще нас нашла. Сколько с тобой народу? Что за хрен этот Кен? Как пройти в библиотеку в три часа ночи?
        В процессе выслушивания ответов на вопросы — все, кроме последнего, этот она не поняла, ещё одна нерусь на мою голову — мы таки прикончили второй бочонок. Мы — это я и Изи, само собой, Хромоножку я к столу не приглашал. До кучи мне пришлось выслушать нотацию от Изи на тему того, какой я идиот и как моя склонность к мародёрству может повредить здоровью, причем, в том числе и её. Ну кто ж знал, что один из красногорцев — кастелян их кланового замка и по его значку меня можно отследить? Вон даже большинство красногорцев сами этого не знают! Как и члены других кланов, владеющих замками. Ну зачем такая информация рядовому игроку? Да и кастелянам совершенно ни к чему, чтоб сокланы за ними следили, вот и молчат в тряпочку.
        Но до кучи выяснилось, что с этим значком я могу войти в замок. И таки стать его новым кастеляном! А то, что я не состою в клане Красной Горы — не беда, в других ведь состою. Хотя не вижу смысла отдавать замок одному из них. Но могу создать свой, с покером и валькириями!
        — У меня будет замок!  — выкрикнул я, вскакивая из-за стола.
        — Себ, ты пьян,  — хлопнула себя по лбу Изабелла.
        — Недостаточно!  — назидательно воздев палец, возразил я.  — Вот щас Винс очухается, и мы это дело тоже обмоем. А заодно наш новый план. Новый клан. И будущий замок.
        — Какой клан?  — не поняла Изи.
        Я отмахнулся. Какая разница, какой? Название уж придумаем. Хуже Нефритовых Воинов всё равно не получится.
        — А ты всегда празднуешь победу до того, как вступишь в бой?  — скептически поинтересовалась Хромоножка.
        — Ещё бы,  — кивнул я.  — В бой нужно вступать с позитивным настроем. К тому же, пьяный я совершенно непредсказуем, чем дезориентирую противника.
        Да-да, конечно, они обе правы. Но если согласиться с женщиной — она потом всю жизнь будет это припоминать и использовать как аргумент в дальнейших спорах. Естественно, план мы обдумаем потом, на трезвые головы. Винс у нас любитель планов, пусть он и думает. А мне вполне нравятся варианты типа: «Пришёл, увидел, набил морду, отпраздновал». Но тут, конечно, надо будет к делу посерьёзней подойти.
        — Значит, убивающий меч у этого Кена,  — уточнил я.  — И надо меч отобрать, чтоб потом им же этого хрена и убить.
        — А вокруг него будет полсотни красногорцев,  — напомнила Изи.
        — Но сначала мы получим награду за легендарный квест,  — возразила ей Хромоножка.
        Так, вот с этим «мы» она явно несколько торопится. Я ей пока не доверяю. Но её честность можно будет легко проверить. Пускай Винс свой гипноз в дело пустит, на этот раз во благо, а не назло мне. Если очнётся. А если нет, то плакал легендарный квест и награда за него.
        — Пойду гляну, что там с нашим вампиром. Не подеритесь тут без меня,  — я смерил девушек строгим взглядом.  — Если всё-таки соберётесь драться — дождитесь моего возвращения. Я хочу это видеть!

        Глава 23. Винсент. Welcome back to the game

        В кладбищах есть своя чарующая прелесть, которую можно увидеть, если перестать бояться смерти. Разве может быть некрасивой череда белых аккуратных крестов, покрывающих собой бескрайнее зелёное поле? Или старые кладбища с их монументами, статуями и склепами? И дубы, как вечные безмолвные стражи. Благословенные дубы, оставшиеся стоять даже после принятия закона о кремации всех трупов. То ли эпидемия тогда была, то ли ради экономии земельных ресурсов, но закон существовал вплоть до тех пор, пока я не залез в ту проклятущую капсулу для виртуального дайвинга.
        Помню в детстве, когда гостил на ранчо у деда, местный муниципалитет принял решение ликвидировать старое кладбище, а на его месте разбить парк. Дедушка лишь пожал плечами, а мне сказал, что люди сначала экологию угробили, потом с тем же усердием бросились её восстанавливать. А лучше бы свалили с планеты, она бы сама раны залечила. Менее прогрессивные соседи-старики говорили о проклятии, что падёт на тех, кто кладбище потревожит. Болтали о старых индейских захоронениях под ним и прочих популярных сказках. Я с местными мальчишками наблюдал за сносом — никаких призраков, только покорёженные памятники, сгнившее дерево и кое-где кости. Никого не прокляли, даже когда засыпали площадь перегноем и высадили там саженцы. Через десять лет дед со своими друзьями спокойно играл в шахматы, по старинке — на деревянной доске костяными фигурами. Еще через пять деда не стало, его тело кремировали, а прах стоял в урне на каминной полке, пока однажды кузина Хелен не опрокинула её во время уборки. Пепел вместе с глиняными осколками был собран и выброшен в мусор. И никто из нас не подумал, что она поступила
неправильно.
        Я стоял у печи для кремации, чей жар неприятно опалял меня с одного бока. С другого веяло холодом морозильных установок, где ждали своей очереди тела усопших.
        — Значит, меня сожгут,  — я зачем-то сказал очевидное вслух, но мне возразили:
        — На кой жечь вампира, что варит такую замечательную сыворотку правды?
        — Так я же умер…
        — Ох, какие ж вы кровососы пафосные! Ну помер, ну кровь пьешь, и что теперь? Не мою ж, в конце концов, так что пей себе на здоровье. И глаза, что ли, открой, а то бледнющий, как будто и впрямь с покойником треплюсь, вместо того, чтобы по хозяйству хлопотать.
        Я нахмурился, посмотрел в пламя, потом закрыл и медленно открыл глаза. Картинка сменилась, но новая плыла и резала взгляд ярким весенним солнцем, заглядывающим в окно просторной залы. Я лежал на деревянном столе посреди комнаты, раздетый по пояс, босой. С одной стороны, белела печь, в которой что-то пек низенький седой старичок с шикарной пушистой бородой, вроде бы его звали Тишкой. С другой, лекарь Ксандр, почти что трезвый и сосредоточенный, макал кисточку в банку с желтоватой вязкой субстанцией и мазал ей мелкие порезы на моей левой руке.
        — Ну что? Как бок?
        Я прислушался к ощущениям: справа внизу живота немного болело, но вполне терпимо, больше беспокоил всё-таки жар, исходящий от печи. Наверное, для остального использовались исцеляющие зелья и мази, вроде той, что Ксандр держал в руках. Я немного приподнял голову и увидел аккуратный шов, словно мне тут аппендикс удалили, а не порез от меча, причиняющего настоящую боль, зашили. Ещё же были порезы на руке! Поднес ладонь к глазам, но ничего не обнаружил, даже шрамов.
        — А где?
        — А вылечил,  — Ксандр махнул рукой, с кисточки свалилась жирная капля на пол, которую лекарь поспешно затер сапогом.
        — Я все видел!  — погрозил ему Тишка, продолжив заниматься пирогами.
        Много печёт как. Праздник, что ли, какой?
        — Гостей ждете?  — раз уж не умер, надо разузнать обстановку.
        — Так вы ж и есть гости!  — всплеснул руками домовой и развернулся к нам: — Ученик светлости его колдовской с сотоварищами.
        Точно. Я же к Аристану в ученики пошел. Но как я тут очутился? Ответ буквально вломился в залу в виде Себастиана, за которым шёл хмурый колдун. Правда, останавливать охотника он не собирался, а значит, переживать за нарушение правил пребывания здесь пока не стоило. Я попытался принять сидячее положение и едва не взвыл от боли в боку, самой такой настоящей боли — от другой я научился в своё время абстрагироваться. Как тут не научишься, когда «поганого стригоя» норовит убить и покалечить каждый встречный? Но от этой боли скрыться было невозможно.
        — Да ты лежи, лежи,  — Ксандр заботливо, но довольно настойчиво опрокинул меня обратно на столешницу и кликнул домового: — Тишка, а ну дай макового молока еще!
        — Не надо,  — простонал я, испугавшись результата такого лечения.
        Но лекарь всё равно заставил меня выпить всё, что принес Тишка. Стало легче, а галлюцинаций и прочих постэффектов не последовало. Ну и хорошо, ну и славно. Только спать хочется…
        — Эй!  — возмутился Себ,  — Не спать — копать! Я тут стратегически важные вещи пришел обсуждать, а ты мало того не оклемался, так еще и дрыхнуть собираешься!
        Стратегические важные вещи? Себ и стратегически важные вещи… Это меня с макового молока на смех сейчас пробивает или всё-таки мой друг сказал нечто забавное? Но смеяться было больно, потому я, пытаясь сохранить серьезный тон, спросил:
        — Ты сейчас про женщин?
        Конечно, он ещё мог про деньги и про выпивку, но мои сюртук и ремень куда-то дели, а значит, прямо сейчас разориться на пару сотен золотых никак не смогу. Даже за спасение собственной шкуры. Но охотник смерил меня презрительным взглядом и укоризненно покачал головой:
        — Кто о чём, а вшивый о бане… Там к нам рыцарь клана Красной Горы пришёл союз заключать.
        Я снова подорвался подняться, и бок вновь пронзила ни с чем несравнимая настоящая боль. Сквозь шов проступили капли крови.
        — А ну лежать!  — Ксандр в очередной раз опрокинул меня на столешницу, стёр кровь марлей и вздохнул: — Эх… Ладно, Тишка, давай повязку. А потом мы этого непоседу на кровать перенесём и ремнями привяжем, чтобы не дёргался, пока заживает.
        Надеюсь, про последнее они пошутили. Я мельком взглянул, как лекарь с помощью пластыря приклеивает мне к ране марлевую повязку, решил, что либо местный реализм, либо я под кайфом, и повернулся к Себу:
        — Билл нас нашел?
        — Так ты ж его убил.
        — Когда это мешало другим игрокам?  — удивился я, а потом посмотрел на копошащихся над моей раной лекаря с домовым и до меня стало доходить: — То есть, совсем убил? Как если бы проткнул его мечом в реале?
        Охотник кивнул. Я закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Значит, не только мне в той битве досталось по-настоящему. Вот только я отделался ранением… Хотя, получается, Себ не просто притащил меня сюда ради развода на сотню золотых плюс замести следы, но реально спас мне жизнь.
        — Спасибо…
        Вместо извечного «в карман не положишь», Себ лишь презрительно фыркнул и спросил:
        — Так что делать с Лейм? Она кинжал принесла, квестовый. Ну, тот самый, что мы не успели выкупить у торговца, когда впервые встретились.
        Лейм? Говорящий никнейм. Интересно, как её зовут на самом деле? Нет, не о том думаю. Она же из клана Красной Горы, хоть и вела себя в том бою достаточно странно. И ещё — это был её меч, тот, которым я убил Билла, которым ранили меня. Забавно: убил человека, но не чувствую никаких угрызений совести. Да и о чем переживать? Мы и так тут все мертвы, а значит, я всего-то потер чужую цифровую копию. Может, разработчики, если захотят, потом достанут его из кеша… Черт! Ненавижу игру! Все это ненавижу! Надо было дать себя убить!..
        — Так. И вот так,  — скомандовал непонятно кому домовой.
        Меня подняло в воздух и потащило в открывшуюся дверь, противоположную той, в которую вломился Себастиан.
        — Сейчас мы вас, дорогой ученик, спать уложим, чтобы вы сил набрались. А уж думы страшные будете завтра на свежую голову думать. Утро вечера мудренее!
        — Правильно-правильно!  — поддакнул нам вслед лекарь.  — Я завтра с утра еще гляну, а сейчас пойду взбодрюсь.
        Что возразил ему Аристан, я не услышал, так как его голос перекрыл крик Себа:
        — Так что делать с хромоножкой?
        — Пусть остается! Утром пересчитаем квестовые вещи, вдруг у нас уже все.
        — Ладно!
        Дверь сама захлопнулась за нами, а одеяло на громадной кровати наоборот отошло в сторону, но стоило домовому опустить меня на перину, как оно вернулось обратно, обдав приятной прохладой ещё пылающий бок. Про ремни лекарь с домовым все-таки шутили, но голова после макового молока была тяжелой, а веки слипались. В общем, сил и желания вскакивать и бежать навстречу приключениям, не было совершенно. Только уснуть и не видеть никаких снов.
        — Поправляйтесь, дорогой ученик,  — попрощался Тишка и растворился в воздухе.
        Я буркнул что-то нечленораздельное ему вслед и закрыл глаза. Но сон отчего-то не шёл, лишь перед глазами маячили последние кадры боя с рыцарем Биллом. Меч, торчащий из моего живота, настоящая боль, видение бьющегося в агонии тела, запертого в камере для виртуального дайвинга, ярость, применение вампирских абилок без разбора…
        — Кхм…
        Нехотя приоткрыл один глаз. Рядом с кроватью, закинув ногу на ногу, сидел Аристан и с любопытством меня рассматривал.
        — Господин барон?
        — Ещё ни разу «дыхание мертвеца» мне не доставляли подобным образом,  — он благосклонно кивнул, а потом поднял руку и принялся загибать пальцы: — Благословение ведьмы в виде перстня с рубином, свиток телепортации, зелье «Клаустрофобии», шерсть горного сфинкса и сгоревший трилистник. Все, что я заказывал, но «дыхание мертвеца» все равно довольно оригинально. Ведь этим мертвецом был ты, друг мой.
        Я недоверчиво уставился на колдуна, он в свою очередь развел руками.
        — У тебя сердце остановилось. Ксандр заставил тебя шаровой молнией бить. Хлопотное это занятие, скажу я тебе, создать такую шаровую молнию, чтобы не спалить спасаемого и весь дом заодно, а только лишь завести сердце. Зато, «дыхание мертвеца». Свежее такое, даже пока не знаю, где его применю.
        Ага, еще и Аристану жизнью обязан. И Ксандру. И Тишке. И Белле. И, конечно же, Себастиану. А если хорошо подумать, то и Лейм, наверное, тоже. Подумать только, сколько народу спасало одного мертвеца. Ну, хоть дыхание мертвеца по квесту сдал. Как и сам квест. Вот только радости никакой по этому поводу не ощущаю.
        — Спасибо.
        — Пустяки,  — барон махнул рукой и поднялся.
        — Хорошо,  — я кивнул и, пытаясь поддержать светскую беседу, спросил: — А графиня Мирабелла?
        — Мирабелла? Обратно графу отправил — совершенно невыносимой женщиной за год стала.
        Сидя в заколдованном медальоне? Не, ну в игре, наверное, такое вполне возможно. Хотя, может, она барону исключительно ради квеста нужна была? Я зевнул, и Аристан принял это за сигнал к завершению беседы:
        — Ну, отдыхай. Награду и следующее задание завтра получишь.
        — Хорошо. Спасибо ещё раз.
        Когда за ним закрылась дверь, я почти сразу уснул. Снилась Мара, что сидела на краю постели и гладила меня по волосам и лицу.
        — Почему тебя зовут Мара?
        — Ты готов заплатить за это тысячу золотых?
        Я был не готов и покачал головой, поспешив задать следующий вопрос:
        — Почему я застрял в игре?
        — Ты застрял не в игре,  — грустно улыбнулась она и постучала ноготком по моему лбу, совсем как в день нашей первой встречи: — Ты застрял здесь.
        Ни тогда, ни тем более сейчас я не понял её ответа. Но за разъяснение она потребовала сотню тысяч золотых. Таких денег, скорее всего, нет во всей игре. А раз я на самом деле мёртв, то мой третий вопрос оказался бесполезной тратой денег. Только почему-то от её ответа на душе было спокойно, и даже убийство рыцаря Билла не мешало мне сладко спать. Кажется, я окончательно превратился в чудовище.

        Глава 24. Себастиан. Камень на камень, кирпич на кирпич

        Сбор квестовых кирпичей в единое целое мы отложили на утро и, да будь прокляты все, рождённые жаворонками, действительно занялись этим с утра.
        На удивление, виноват был в этом не неправильный вампир Винс, предпочитающий просыпаться с рассветом, вместо того, чтоб как нормальная нежить в это время только заползать в гроб. Из-за раны он и сам был не прочь подрыхнуть, но фигу ему. Если уж встал я, то никто спать не будет! Меня самого растолкала Изи — из тех же соображений. Ну а ей не дала поспать девчонка, дочка лекаря. Ну конечно, она-то непись, им что, у них график в алгоритме расписан.
        А меня одного из четырёх основных человеческих удовольствий ни за что ни про что лишают! И это в виртуальном посмертии… Тьфу! Тут точно не рай и даже не Вальгалла, хотя крылатые бабы, зовущиеся валькириями, бродят. И кстати, отказывают мне ещё в одном из тех самых четырёх основных удовольствий. Остаётся только жрать и пить. Но пить с утра всё-таки перебор, а завтракать я просто не люблю, предпочитая обжираться на ночь.
        К тому же, тут даже кофе нет! А утро без пол-литра кофе — это точно ад. Пришлось удовольствоваться чаем из самовара с печенюхами.
        — В следующий раз мой ранний утренний подъём закончится дебошем!  — предупредил я всех.
        — А сейчас это что было?  — удивилась Лейм.
        — Это он просто немного ворчал,  — вздохнул Винс, уже успевший меня немного изучить.  — И даже никого лицом об стол не припечатал, так что сегодня Себ ещё добрый.
        Рыцарша задумчиво хмыкнула. Видимо, вспомнила, как словила от меня по физиономии с ноги. Хотя и тогда я был во вполне благодушном настроении.
        — Ну, выкладывай свои кирпичи,  — велел я.  — Давайте уже соберём это «Лего».
        Все кивнули. Вот про «Лего» они все в курсе, надо же! Есть-таки в мире вечные вещи…
        Сперва при утренней инвентаризации мы вовсе насчитали всего одиннадцать фрагментов, а такое количество точно ни во что ровное не сложишь. И я уже собирался поочерёдно каждый из них намотать Винсу на уши, за то, что меня зазря подняли в такую чёртову рань, но тут явился Аристан и вручил вампирёнышу последний кусок. Награда за квест ученика колдуна. Вот ведь он же знал, что мы ищем, но ни словом не обмолвился, что одна каменюка у него! Тупой непись, ограниченный алгоритмом… Хотя в остальном-то он как раз вполне по-человечески себя ведёт, может и тут не алгоритм виноват, а как раз людская натура и манера недоговаривать, когда тебе это выгодно. А ведь если бы не ранение Винса, мы бы ещё не скоро в поместье вернулись, а так и мыкались по окрестностям, в поисках последнего квеста, которого нет.
        — Камень на камень, кирпич на кирпич,  — пробормотал я, подыскивая два подходящих фрагмента и соединяя их.
        — И что?  — не понял Винсент.
        Остальные, судя по выражениям лиц, тоже не просекли. Мда, а ведь Хромоножка-то всё-таки оказалась из наших, но тоже из тёмного непросвещённого будущего.
        — Вампира однажды хватил паралич!  — сымпровизировал я.
        Он хмыкнул, пожал плечами и соединил ещё два куска головоломки. Изи всё никак не могла подобрать подходящие. Я отобрал у неё один камень и присобачил сверху к двум своим. Ну что они и паззлов никогда не собирали? С краёв надо начинать! Правда, тут всего-то дюжина фрагментов, складываются три на четыре, в итоге, похоже, получится что-то размером с гроб для коротышки.
        Винс по моему примеру просёк фишку — тем более угловых камней осталось всего два — и собрал вторую боковину. Или их считать как низ и верх? Торцы, в общем. Осталось сложить середину. Тут вариантов чуть побольше относительно верхних и нижних камней, средних-то всего два как раз. Но присоединять явно лучше начиная с краёв.
        — Подходит!  — объявила Лейм.
        Сколько детской радости от такого пустячка. Головоломка-то уровня младшей детсадовской группы…
        Изи тут же ухватила один из средних камней и попыталась пристроить его к конструкции. Вышло со второй попытки — камень пришлось перевернуть.
        Рядом идеально встала «портативная плитка» от тётушки Рози. Ага, со щелью, как у копилки — это явно верх. Почти незаметная щель обнаружилась и в среднем камне. Похоже, Изи заметила её раньше, это и помогло ей выбрать нужный камень. А вот в нижнем никаких выемок уже не было. Но зато ещё одна щель имелась в среднем камне торца. Вот верхнего или нижнего — кто ж его разберёт?
        — Давай перевернём, пока не дособирали,  — предложил я.
        Изи фыркнула и небрежно перевернула глыбу самостоятельно. Выпендрёжница. Ладно бы сама Силу прокачала, а то ведь читерно же! Но напоминать об этом я не стал, а то опять разнюнится о покойном бывшем.
        Собранный мной первый торец присоединился к остальной конструкции. Ну, каменный гробик мы получили. Дальше чего? Если б мы только что его не собирали, можно было бы подумать о сокровище внутри «ящика». Но нет, там же только камни. И две щели.
        — Может, монетку туда бросить и оно превратится в каменную свинью-копилку?  — попытался пошутить я. Но меня опять не поняли и приняли всерьёз.
        — А меч и кинжал на что, по-твоему?  — съехидничала Лейм.  — Чтоб отбирать их у женщин, избивая ногами?
        — Что он делал?!  — тут же возмутилась Изи.
        — Эй, вообще-то она на меня с мечом кинулась! Без всякой агрессии с моей стороны!  — возразил я.
        — Ага, два трупа неписей, у которых я остановилась — это, конечно, совсем не агрессия.
        — Для кого-то новость, что Себ злой и бьёт людей?  — вздохнул Винс.  — Давайте уже закончим этот дурацкий квест, не отвлекаясь на выяснения отношений.
        О, ну надо же, теперь ему квест стал дурацким, значит. Так нечего было его у красногорцев тырить! А то он же нам проблемы создал, а теперь, оказывается, это того не стоило!
        — От этого дурацкого квеста зависит твоя грёбаная вампирская послежизнь!  — рявкнул я, стукнув кулаком по столу.  — И если за него дадут фигню, я сам лично продырявлю тебя этим убивающим мечом, на этот раз получше, чтоб уже не залечили! Даже если придётся сначала этому Кену башку откусить собственными зубами!
        — Меня такой вариант устроит,  — кивнула Лейм.
        Я только закатил глаза. Напоминать ей, что даже после откусывания головы Кен таки реснется — только затягивать болтовню ни о чём.
        — Ладно,  — я достал из инвентаря меч и кинжал.  — Ну и чего куда пихать и в каком порядке?
        — А я-то думала, ты специалист по пиханию разных длинных предметов во всякие щели,  — с притворным разочарованием вздохнула Изи.
        — Если хочешь проверить мою квалификацию в этом деле на себе, то я всегда готов. Но только без использования колюще-режущего оружия, такие извращения не по мне. Но теперь понятно, почему своим оружием ты выбрала именно посох. Хотя длинноват, ты явно переоценила свои возможности.
        — Они всегда так?  — спросила Лейм.
        — Это ещё цветочки,  — вздохнул Винс.  — Потрахались бы уже и успокоились.
        — По себе знаешь?  — тут же огрызнулся я.  — То-то ты такой спокойный стал после ночи с ней в койке. Всего-то сколько народу поубивал? Человек пятьдесят, больше? А сожрал? Считая невинных официанток.
        — Помешав тебе лишать их невинности, что ли?  — хмыкнула Изи.
        — Ну, не настолько невинных,  — всплеснул руками я.  — Скорее ни в чём не виноватых. Тьфу. Вы вообще сечёте, что я на другом языке шпрехаю, а? Половина моей игры слов пролетает мимо ваших ушей, зато там, где не надо, вдруг цепляетесь.
        — Чего он сказал?  — переспросил Винс.
        — А как вообще этот перевод работает?  — заинтересовалась Лейм.  — Я раньше как-то не задавалась этим вопросом…
        — О, а мы, по-твоему, задавались?  — вскинул бровь я.  — Мы похожи на банду странствующих философов, в своих путешествиях доискивающихся смысла жизни?
        — Ну, как ты подходишь к прохожим с вопросом: «Смысл жизни есть? А если найду?» — я вполне представляю,  — заметила она.
        Я пожал плечами. Мда, таки некоторые вещи вечны. Особенно в нашей родной стране. Тут её будущее ни на шаг не ушло от привычных мне реалий.
        — Дай-ка сюда,  — Изи отобрала у меня меч и попыталась засунуть его в разъём «походной плитки».
        Естественно, безуспешно. Весь каменный блок в высоту меньше длины меча, да ещё минус нижний кирпич… Совершенно очевидно, что меч надо запихивать с торца. Но у того края стоял я и протиснуться мимо Изи никак не удалось бы, а повыделываться же ведь надо было.
        Так что я отстранил её и поместил в щель кинжал. Он подошёл как раз. Ничего не произошло.
        — И что дальше?  — вопросил Винс.
        Я повернул рукоятку по часовой стрелке. В нормальных условиях это не могло сработать — ну как провернуть лезвие сквозь толщу камня? Но игровые условности… Кинжал прекрасно сработал в качестве ключа. Поверхность каменюки зарябила, на ней проявились очертания какой-то местности, даже немного рельефные.
        — Это же карта!  — озвучила Изи то, что я и сам понял. За остальных ручаться не буду.
        — И даже крестиком место отмечено,  — указал пальцем я.  — Относительно недалеко.
        Точка «Х» оказалась в уже известном нам предгорье, правее перевала, возле спуска с которого произошла битва с красногорцами.
        — Не так уж далеко,  — оптимистично заметил Винс.
        — Ага, а теперь попробуй запихнуть этот каменный гроб в инвентарь,  — скривился я.  — Помнишь сундук с графиней? Ограничение на размер помещаемых в инвентарь объектов.
        — Ты пытался спереть сундук? С графиней, которую я там заперла?  — удивилась Изи.  — Зачем? Что, прямо вот настолько баб не хватало.
        — Сундук с графиней?  — вытаращила глаза Лейм.  — Вы чем вообще тут занимались?
        — Х-х-х… Хорошими делами!  — я всё-таки удержался от получения штрафа, я молодец.  — Спасением не слишком прекрасных дам, пленённых стервозными читершами. А потом и спасением прекрасных читерш, ведущихся на бестолковых вампиров без капли обаяния. Но с этим вышло чуток похуже. А потом… Винс, чего ещё мы хорошего сделали?
        Он почесал в затылке и пожал плечами. Ну да, кого я вообще спрашиваю!
        — Убили Билла,  — подсказала вместо него Лейм.  — Это точно хорошее дело. Он был сволочью и садистом.
        — Мы вообще молодцы,  — решительно объявил я.  — И за это надо выпить. Но после обеда. Кстати, когда он там?
        — Часа через три,  — сообщил оказавшийся как раз в этот момент поблизости домовой.
        Да чтоб вас! Ну почему по утрам время так медленно тянется? Или это меня в настолько дикую рань разбудили?
        — Ладно, давайте тогда в картишки перекинемся, что ли. Проигравший тащит эту каменюку на своём горбу. Во что предпочитаете?
        — Да донесу я, не ной,  — отмахнулась Изи.  — Вот ведь мужики, камешек им нести тяжело. И вообще, мы ещё с мечом не разобрались.
        Она отодвинула меня в сторону и попыталась впихнуть меч в отверстие. Естественно, лезвие застряло примерно на том расстоянии, где в камень был воткнут кинжал.
        — Перпендикулярные прямые получаются,  — сообщил я, для наглядности сложив указательные пальцы крестом.  — Девяносто градусов. Как у спирта.
        — Уф, я уж было на секунду подумала, что ты умный, просто прикидываешься,  — облегчённо выдохнула Изи.  — Но нет, всё свелось к спирту.
        — Ой, можно подумать, ты у нас трезвенница,  — отмахнулся я и потянулся вытащить кинжал.
        Но вместо этого ещё раз повернул его по часовой стрелке. Ну задумался, машинально!
        Карта внезапно как-то резко сделалась гораздо более рельефной, приблизилась, и…
        Я выругался от всей души, словив разом двадцатку штрафа. А кто бы сдержался, когда этакая каменюка на ногу падает? Не удержал я её за рукоять кинжала, не удержал! Кто ж знал, что стол внезапно возьмёт и исчезнет. И не только стол, но и Винс с Лейм и всё поместье Аристана.
        А точнее, конечно, исчезли мы с Изи и каменной глыбой, оказавшись прямиком в месте, отмеченном на карте крестом. Ну, зато проблема транспортировки булыжника почти решена. Осталось транспортировать его с моей ноги куда подальше!
        Изи всё ещё держалась за рукоять меча, наполовину вставленного в камень. Иначе мне бы обе ноги разом отдавило. Используя меч как рычаг, она сдвинула булыжник в сторону. Хорошо, что боль тут условная, но эликсира исцеления я всё же для порядка хлебнул.
        — Ну и что дальше?  — вопросила Изи.
        Я огляделся. Неподалёку возвышался круг колонн с поперечинами поверху. Слишком уж аккуратный для условно-средневековых строителей, лучше б что-то типа Стоунхенджа забабахали. Но какая разница, в любом случае, очевидно, что нам туда.
        Проследив за моим взглядом, Изи всё сообразила и сама. И, впрямь подхватив каменюку подмышку, туда она и направилась. А я что? Я и без того достаточно уверен в своей мужской состоятельности, мне не требуется таскать каменные блоки, чтоб кому-то что-то доказывать.
        Пол внутри круга тоже был выложен каменными блоками, по размеру соответствующими имеющемуся у нас. Ну, по крайней мере, если некоторые из них лежали ребром, а некоторые торчали торцом… В противном случае — разными блоками. Но судя по тому, что на месте одного блока оказалось углубление, соответствующее вертикальному размещению камня, моё первое предположение всё-таки было верным.
        — Вытаскивай нож,  — велела Изи.  — Только на этот раз ничего не перепутай.
        Я не стал спорить и тем более оправдываться. В конце концов, всё сложилось к лучшему, чем она вообще недовольна. Так что просто молча повернул кинжал два раза против часовой стрелки и вытащил.
        Теперь на нём стали видны статы. Значит, его предназначение полностью выполнено. Ну, неплохой ножик, но 250 золотых, конечно, не стоит. Только самую малость лучше моего кинжала, а тот мне обошёлся всего в 28 зю. Но и цена этого теперь резко упала до 35. Всё равно дороговато для ножа, но таки совсем другой ценовой ряд.
        Изи подхватила блок и погрузила его в яму. Встал как влитой. Вытащить обратно будет уже проблематично. Но авось и не понадобится.
        — Давай сам меч вставляй,  — проворчала она.
        — Сначала лизать щель не буду,  — отозвался я.  — Хватит уже этого корявого и неуместного фаллического символизма.
        — Так сам и прекрати.
        Я промолчал. Взялся за рукоять меча, задвинул его на всю длину и повернул по часовой стрелке. Что-то загрохотало под ногами, каменный пол затрясся. Изи распахнула крылья и взлетела.
        Ну, молодец! То есть, если земля возьмёт и разверзнется — чёрт с тобой, Себ, провались! Вот ведь… Я ей это ещё припомню. Если таки не провалюсь.
        Но всё обошлось. Только выдвинулся из пола другой вертикальный блок. Размером побольше. Значит, размер брусчатки таки фальшивка. Впрочем, что в этом мире не фальшивое? Я повернул меч ещё раз. Ближняя ко мне стенка блока раздвинулась, будто двери лифта. Ну нет, внутрь я не полезу!
        Но и не пришлось. Это я поспешил с выводами. Да и размер блока до лифта всё-таки не дотягивал, разве что хоббитского. Оказалось, что это просто такой своеобразный ящик. А внутри находился меч.
        — И что, вот это награда за легендарный квест?  — скептически протянула Изи.
        Я только вздохнул, полностью с ней соглашаясь. Ну, меч… И что? Тем более, опять не того типа, как я люблю. Здоровенный двуручник, да ещё и с черепушкой на крестовине. Я вам король-лич, что ли? Ну, Винс у нас вампир, как бы живой мертвец, да и двуручником махать тренировался по моему настоянию. Так что всё одно к одному. К тому же, квест-то всё-таки его. Но задаром меч ему не отдам. Так, и сколько же он стоит?
        Я уже говорил, но всё же повторюсь. Меч средней паршивости стоит пятёрку. Мой — тридцать пять полновесных золотых. И это, я вам скажу, отличный меч! Отобранный мной у Лейм квестовый клинок скупщик оценивал в 300. И тогда я обалдел. Но вот эта двуручная оглобля… 500 золотых, серьёзно? Да, не зря я нацепил этот окуляр, чтоб видеть статы и цены. Или зря — спокойней бы жил. И статы снова скрыты. Видимо, откроются только Винсу с завершением квеста. Но цену показать надо! Специально, чтоб старина Себ снова обалдел!
        Ладно, вот догонит нас Винс, там и разберёмся. Пускай мне за хлопоты стоимость меча и выплачивает. Его очередь балдеть. Так что…
        Эй, что значит «Предмет нельзя поместить в инвентарь»? Хорош, я уже и так от цены обалдел! На один день сюрпризов вполне достаточно! Ладно, повешу за спину, как идиот и позёр. Так только всякие паладины ходят, но они ещё и имена своим железкам давать норовят. «Истребитель полчищ нежити»! И хорошо ещё, если без номера, потому что наименования предметов, как и ники в игре, должны быть уникальны. А то какой-нибудь «Погубитель врагов 436» — это уж вообще ни в одни ворота.
        Что значит «Предмет нельзя экипировать»? Помнится, Винс говорил, с первым квестовым кирпичом у него проблемы возникали, пока он сам квест не принял. Но квест-то у него! А мне что с этим мечом делать? В руках его нести, что ли? Нет уж, до свидания. Пускай тут полежит, а я рядышком посижу и Винса подожду.
        «Предмет нельзя выбросить»! Абзац. Приехали. И зачем я вообще эту оглоблю в руки взял? Подождал бы Винса, пускай бы сам разбирался. Нет, зачем я вообще в этот квест ввязался? Великая награда за легендарный квест… Ага, уродливая здоровенная железяка с непомерно завышенной ценой! Которая фактически «прилипла» к моим рукам.
        — Ну и что ты там застыл?  — спросила Изи.
        Вот и что делать? Что ей сказать? Правду — так ведь засмеёт.
        — Любуюсь. Оружейник был просто мастер. Наверняка статы выше крыши окажутся. И какой-нибудь крутой мега-эффект. Прямо жаль, что я по двуручникам не очень, да и квест всё-таки не мой. Но не прятать же такую красоту в инвентарь, с глаз долой. Пусть все видят и завидуют!
        Засунув меч подмышку, я влез в инвентарь и вытащил кусок верёвки. Нельзя экипировать — не беда, привязать-то за спину должно быть можно. Обычно в нормальных игровых условиях экипированное оружие держится за спиной без всяких перевязей, а если они и есть, то больше для красоты. Ну тут придётся сварганить настоящую. И надеяться, что висение за спиной без придерживания рукой не будет считаться как попытка выбросить предмет. Иначе я вообще влип по самые ноздри.
        — Ну-ну… Мда…  — не очень связно прокомментировала мои действия Изи.
        Ну да, идиотизмом занимаюсь. А что поделать? Кто виноват? Винс виноват, разумеется! Так что не буду я ему этот меч по официальной цене продавать. Меньше чем тысячей не отделается. За понесённый мною моральный ущерб!
        Импровизированная перевязь сгодилась. Хотя висел меч кривовато, но что поделать. Благо, хотя бы натереть верёвкой плечо в игре не получится. Да здравствуют игровые условности!
        Я не забыл вытащить меч Хромоножки, провернув его дважды против часовой стрелки. На нём статы тоже появились. Тоже самую чуточку получше моего, прямо-таки пренебрежительно, особенно с учётом моих зачарований и скрытого отравленного лезвия в яблоке эфеса. А ценник у этого всё равно остался выше — целых 50 золотых. Но уже совсем не 300. Мда, надо было всё-таки толкнуть его Винсу, пока меч считался квестовым предметом и имел соответствующую стоимость. Ладно, приплюсую к общей сумме за двуручник короля-лича. Пусть будет 1500.
        — Ну что, двинулись,  — обратился я к Изи, кивнув в направлении города.
        Она кивнула. Вот, снова с этим переводом моя игра слов сфинксу под хвост пошла. Ну и ладно, даже без реплики со стороны Изабеллы я остаюсь на всю голову двинутым, раз ввязался во всё это. Но теперь уж куда деваться, отступать поздно. Так что разворачиваемся — и вперёд!

        Глава 25. Себастиан. Банальная трактирная драка

        Трактир — это хорошо. Для меня так и вообще трактиры — как дом родной. Другого в этом игровом мире у меня никогда и не было. Вот появится свой клановый замок… Надо будет там непременно барную стойку поставить. И официанточек нанять пофигуристей. Естественно, согласных оказывать дополнительные услуги. Вот тогда будет вообще красота. Если не считать проблемы с красногорцами, которые вряд ли так запросто махнут рукой на то, что у них отжали замок.
        Но об этом лучше подумаю потом. Будем решать проблемы по одной за раз. Сначала замок надо отобрать, а уж после решать, как его сохранить.
        План по отбиранию замка я уже придумал. Осталось посвятить в него остальных и убедить их, что это хороший план. Последнее будет самым трудным. Потому что план-то не слишком разумный. Многое там рассчитано на авось, немного везения и моё обаяния. Учитывая, что, по словам Лейм, этот Кен отличается невероятно прокачанной Харизмой, придётся противопоставить ему моё обаяние. И надеяться, что сам я его Харизме не поддамся. Но в этом поможет и подстрахует Изи.
        Я допил пиво и пошёл за следующей кружкой. А когда вернулся, над столом нависал какой-то хмырь, уговаривающий Изи вступить к ним в клан. А ведь наверняка видел, что она тут не одна и дождался, пока я отойду. Никаких манер. А раз так, я тоже цацкаться не буду.
        Я прищурился и посмотрел на него. Воин Джонни. Серьёзно? Клан ~КрутыеПерцы~. Да, именно с таким написанием, с этими закорючками вокруг. Неужели без них название уже было занято? Или просто тупые позёры? Судя по нику — второе. По статам — ничего особенного, нубоватый типчик всего 51 уровня.
        Я отхлебнул пива. Жалко разлить-то. Вот сейчас допью и потом вломлю ему. Если Изи сама раньше не разберётся, но она, похоже, в благодушном настроении. В отличие от меня. Дурацкий квест за который дали только дурацкий меч, который мне приходится дурацки таскать на верёвке, пока дурацкий Винс никак не дойдёт до этого дурацкого городишки через дурацкий перевал! Я бы пожёстче выразился, но и так сегодня уже на штраф нарывался.
        — Отвали уже,  — не в первый раз огрызнулась Изи.
        Но паренёк оказался не слишком сообразительным, зато непомерно настойчивым.
        — Чего ты ломаешься, крошка,  — вальяжно протянул он.  — Ну, не хочешь в клан, пошли просто в комнату наверху, покувыркаемся, а там и передумаешь ещё.
        Мда, похоже, этот Джонни проходил курсы пикапа. Больше нигде таким идиотским подкатам не учат. Хотя, возможно, это у него природный дар.
        Я допил пиво, поставил кружку на поднос проходившей мимо официантки, и вытащил из инвентаря меч. Ну да, при том, что один у меня за спиной висит — выгляжу вообще глупо. Но не буду я этой оглоблей махать!
        Можно было бы окликнуть хмыря, подождать, пока он повернётся, и дать в морду. Возможно, даже сперва попросив отвалить всё-таки. Но я уже сказал, что сегодня в плохом настроении. Поэтому просто подошёл и рубанул мечом снизу вверх ему между ног. Подло и жестоко, даже не отрицаю.
        Джонни завизжал и ухватился руками за промежность. Как будто это чем-то поможет. Дурацкие рефлексы. Эликсир пить надо, олух!
        — Она со мной,  — таки сообщил я, заехав эфесом ему в нос.
        Джонни растянулся на полу.
        — Наших бьют!  — заорал кто-то.
        Тьфу, блин. Вот почему я, пока пиво пил, не огляделся по сторонам? Тут, оказывается, целое собрание клана ~КрутыеПерцы~. По крайней мере, человек семь…
        Я шагнул вперёд и полоснул ближайшего от плеча до паха. Эх, жаль, чтоб разрубить Сила недостаточно прокачана, было бы эффектно. Второго ткнул в горло. Третий получил с ноги в пузо и рубящий удар по шее, когда согнулся. Но остались ещё четверо.
        Эти оказались не такими нубами. Встали в ряд, прикрывая друг друга, и двинулись на меня. Пришлось отступать. Так, посмотрим их уровни… От 70 до 82, не критично, но всё же чуть повыше моего.
        Но это-то не велика беда. Мог бы врубить драйв и быстренько их прикончить. Гораздо хуже, что к ~КрутымПерцам~ решили присоединиться и другие завсегдатаи. Похоже, эти нубы среди местных имели какой-то авторитет.
        — Не хочешь мне немножко помочь, а?  — обернулся я к Изи.
        Она пожала плечами, но всё же поднялась из-за стола и достала свой посох.
        Тем временем тела убитых мной исчезли, а через несколько секунд распахнулась дверь в комнату с точкой респауна. Ну да, конечно, они, как и мы, зачекались в трактире. Так что эта драка, похоже, выйдет долгой, все так и будут раз за разом ресаться… Только вот у меня-то квестовый меч, будто камень на шее висит. Учитывая, что я не могу с ним ничего толком сделать и даже выкинуть — как он себя поведёт в случае моей смерти? Сильно сомневаюсь, что окажется со мной на точке респа. А вот прилипнуть к трупу и не давать реснуться запросто может. Конечно, это всего лишь гипотеза, ничем не обоснованная, но всегда лучше исходить из худшего. Возможно, стоило об этом подумать раньше…
        — Хватайте девку!  — взвизгнул воскрешённый Джонни.
        Пара его туповатых приятелей, уже успевших познакомиться с моим мечом, ринулись выполнять приказ. Изабелла закрутила посох, навершие которого тут же заискрило, заставив нападающих отшатнуться. Но в замкнутом пространстве это явно не лучшая тактика…
        Я перевернул стол, расчищая побольше места для манёвра. Толпой нас в любом случае рано или поздно задавят.
        — Проваливайте отсюда и останетесь жить!  — рявкнул я.  — Кроме этих Перцев, их я на лоскуты порву!
        Я врубил драйв, метнулся к одному из Перцев, проткнул его насквозь, и вернулся обратно.
        — Да это просто охотничья примочка!  — сообразил кто-то.  — Она кучу сил жрёт, он быстро выдохнется. И ничего он нам не сделает.
        В подтверждение его слов с точки респа вернулся только что убитый мной Перец. Ну ладно, голые понты не сработали, не настолько они нубы. Но у нас в запасе ещё кое-какие трюки есть.
        — Изи, давай-ка крылышками бяк-бяк,  — негромко пробормотал я.
        Она посмотрела косо, но смысл фразы уловила. Распахнутые крылья заставили многих отшатнуться, а боевой клич валькирии, дебафающий врагов, вовсе поверг часть противников в бегство. Вряд ли прямо уж от страха, скорее решили не связываться с чем-то непонятным из-за банальной трактирной драки.
        Я решил усилить эффект устрашения и перекинулся. Здоровенный чёрный волк, размером человеку по пояс, заставил ретироваться ещё нескольких не слишком буйных.
        — Оборотень!  — заорал кто-то.
        Я в ответ зарычал, бросился на ближайшего Перца и вцепился зубами ему в бедро, вырвав кусок мяса. Правда, меч, так и болтающийся на верёвке, изрядно мешал, давя на горло и волочась по полу. Из-за этого я чуть не получил меч в бок, в последний момент увернувшись и отделавшись царапиной. Конечно, зажило почти моментально, оборотня в волчьей ипостаси по-настоящему ранить можно только серебром. Но всё же я предпочёл отступить, метнувшись к комнате респауна. Там можно оборонять дверной проём, не позволяя себя окружить. Одна проблема — убитые тут же появятся за спиной. Зато больше шансов, что меч не помешает мне ресаться, в случае чего.
        — Изи, за мной,  — рыкнул я.
        Я перекинулся обратно. Двуручник короля-лича в итоге оказался болтающимся на груди. Плюнув, я не стал пытаться перевесить его обратно на спину, а убрал свой меч в инвентарь и взялся за квестовый. Длина оглобли хотя бы поможет держать врагов подальше. Ножны я отбросил в сторону, хоть они не прилипли, и на том спасибо.
        — Этот меч я получил за легендарный квест!  — объявил я.  — Можете спросить клан Красной Горы, этот квест мы у них увели!
        — А я что-то такое слышал,  — неуверенно прозвучало из толпы.
        — Ага, красногорцы давали объяву, что ищут кого-то,  — отозвался другой.  — Но там про вампира речь шла, а оборотня не упоминали.
        — А они не в курсе,  — оскалился я.  — Вампир в пути и может присоединиться в любую минуту. Голодный и злой.
        Ещё несколько человек поспешило убраться. Возможно, побежали к красногорцам. Если так, то дело дрянь. Разве что красногорцы сидят у себя в замке, а не где-то в городе, тогда как раз расклад нам на руку. Но по плану я рассчитывал начать распускать слухи уже днём, после того, как сделаем всё остальное. Создадим свой клан, для начала.
        — Да плевать! Порвём их, ребята!  — и не думал успокаиваться Джонни.  — С этого шкуру сдерём, а с девкой что делать все знают.
        — Джонни, ты сдурел?! Под суд хочешь?!  — попытался одёрнуть парня кто-то из его приятелей, но он то ли не услышал, то ли проигнорировал.
        Я хмыкнул. Вот чудики. Местной городской стражи боятся, что ли? А со мной конфликтовать не боятся, значит. Ну-ну, это они зря. Я-то всяко пострашнее правосудия от какого-нибудь там стражника Гарта, про неписей и вовсе говорить нечего. Конечно, не как красногорцы со своими пыточными, но долго и упорно пинать ногами вполне могу.
        Изи шарахнула Джонни молнией с навершия посоха. Он отлетел назад, но всё же зашевелился и начал подниматься. Я одобрительно кивнул. Правильно, надо бить, но не убивать, а то реснутся-то они у нас в тылу. Да, с этой проблемой точно надо что-то делать и прямо сейчас…
        — И чем этот меч такой особенный?  — спросил кто-то из толпы.
        — Он легендарный!  — пафосно отозвался я.
        Да уж, вопрос хороший. Хотел бы я иметь такой же хороший ответ на него. И вообще знание о возможностях меча пригодилось бы.
        — И чё?
        Так, этого умника с каверзными вопросами я прибью первым!
        — Им можно убить по-настоящему!  — сблефовал я.  — Мы уже убили Билла из Красной Горы.
        Правда, совсем другим мечом, но это им знать не обязательно. А вдруг этим тоже можно? Вполне вариант. Что-то же он должен особенное делать. К счастью, он не говорящий и не поющий, это уже большое облегчение. Язвить, шутить и горланить песни тут моя роль.
        Дверь трактира хлопнула ещё несколько раз. В зале осталась всего дюжина человек, включая восьмерых Перцев.
        — Да чего вы ссыте?!  — возмутился Джонни.  — Балабол он! Замочим и все дела!
        — Он же сразу реснется.
        — А мы дверь подопрём!  — нашёлся Джонни.  — Пускай посидит, помаринуется там, чтоб не выделывался.
        Я покосился на пол. Точка респа тут обозначалась непонятным магическим узором, нарисованным белой краской. Иногда на ней какой-нибудь магический камень лежит, иногда вообще ничего нету. В общем, выглядят они по-разному, несмотря на одинаковую функцию. Тут разметка требовалась видимо потому, что помещение использовалось ещё и как склад — в углу стояли какие-то мешки, а вдоль стены ящики.
        Насколько я знаю, сломать точку респа пока никому не удавалось. В общем-то, даже загромождение её всяким барахлом ни на что не повлияет. Разве что барахло может исчезнуть, освобождая место для воскрешённого игрока. Но и использовать меч, полученный за легендарный квест, тоже, вроде, никто не пробовал. Если есть меч, которым можно убить, не давая реснуться, то почему бы не быть такому, который может точку респауна сломать? Может, это даже совмещается в них. Но проверять убивающую способность на игроках мне всё-таки не хочется. Хотя этот Джонни мне сильно не нравится.
        — Посторожи дверь,  — бросил я Изи, подходя к точке респа.
        — Что ты задумал?
        Я не стал отвечать, а просто нанёс удар. Если неправ, меч просто отскочит и буду выглядеть чуток глуповато, но если…
        Меч вонзился в пол на всю длину, по рукоять. Магический узор вспыхнул ярким голубоватым светом, мне аж зажмуриться пришлось. Раздался грохот, будто от взрыва, а потом что-то ударило меня по спине со всей дури.
        Очнулся я от того, что Изабелла хлопала меня по щекам. Не очень-то нежно, между прочим.
        — Ну чем я заслужил пощёчины, а?  — проворчал я.
        — Живой…  — выдохнула она.
        Я приоткрыл один глаз. Она стояла надо мной на коленях, по щекам текли слёзы. Ага, значит, так хлестала не со злости, а от избытка эмоций. Ну а реветь-то чего?
        Я огляделся. Возле двери валялось тело Джонни, судя по виду, словившего очередную молнию, помощнее. Больше никого из игроков в зале не осталось.
        — Сработало, значит,  — пробормотал я и попытался подняться.
        Тело отозвалось болью, какой-то даже слишком натуральной. Пришлось лезть за эликсиром исцеления.
        — Тут так рвануло, ты аж к потолку взлетел, а потом он напал, я шарахнула, а остальные разбежались,  — бессвязно зачастила Изи.
        Ага, значит, по спине меня ударил потолок. Получать по лицу от пола мне доводилось, но вот потолок нанёс внезапный удар с тыла впервые. Меч я всё ещё сжимал в руке. Вот ведь прилип, как банный лист.
        Эликсир помог, мне полегчало. Значит, натуральность мне только показалась. Слава Программисту. Я подобрал ножны, задвинул в них меч и повесил на одно плечо.
        — Ну, мы молодцы,  — резюмировал я.
        — Я его уби-и-ила,  — всхлипнула Изи.
        Я задумчиво хмыкнул. Так. Я сломал точку респа. Этот идиот ломанулся в атаку. Огрёб. И сдох, потому что точка респа, на которой он зачекан, перестала функционировать. Остальные перепугались и драпанули. Ну, может они драпанули ещё раньше, при взрыве. Зависит от количества имеющихся у них мозгов, но это не суть важно.
        А мы, выходит, теперь тоже не зачеканы и можем окончательно помереть? Или нас переключило на респаун в поместье Аристана? Эх, у Джонни и его приятелей уже не спросить, когда и где он раньше чекался…
        — Он был говнюк и заслужил, не стоит переживать,  — отмахнулся я.
        Но Изи только ещё громче зашмыгала носом. Мда, утешать я не умею.
        Я поднял её с колен и обнял, позволяя уткнуться мне в плечо. И даже руки распускать не стал, поглаживал только по волосам и по спине, хотя так и хотелось полапать за задницу…
        — Это я виноват, я же сломал респаун, ты не при чём.
        Конечно, это не совсем правда, но мне-то чувство вины жить не помешает. В трактирных драках мне доводилось участвовать не только в игре. Хотя в реале это, конечно, были бары, а не трактиры. И я не могу со стопроцентной уверенностью сказать, что все, кто получил от меня в драке бутылкой или стулом по башке, потом остались в добром здравии. Обычно я не стремился остаться на месте достаточно долго, чтобы это выяснить.
        — Пойдём спать,  — предложил я.  — Утро вечера мудренее, как у нас говорят.
        Она кивнула, поелозив лбом мне по плечу.
        Трактирщика было не видать. Хорошо, что комнату мы оплатили заранее. Остаётся надеяться, что ночью не явятся красногорцы. А точнее, надеяться, что они явятся днём, уже после того, как мы встретимся с Винсом, зарегистрируем клан и обсудим план.
        В комнате я не только запер дверь, но и задвинул её шкафом. Изи даже помогла его двигать, ненадолго перестав распускать нюни. Но потом снова уткнулась мне в плечо, орошая его слезами.
        — Ты молодец, всё правильно сделала. Пока я в бессознанке валялся, защитила меня. А то был бы там мой труп, а не этого Перца.
        — Всё равно, я…
        Я отстранил её, провёл пальцами по щеке, утирая слёзы, заправил прядь волос за ухо. Она смотрела на меня широко распахнутыми глазами на мокром месте. Такая беззащитная с виду, обычная расстроенная девушка, а не грозная валькирия с читерной прокачкой. Интересно, сколько ей лет-то в реале было? Стоило давно спросить. Здесь смотрится не старше двадцати пяти, но и я тут слегка омолодился.
        Я склонился и поцеловал её. Она не протестовала и даже ответила. Эх, правду говорят, что поцелуй — лучший способ вывести девушку из истерики. А в этот раз мне даже не пришлось применять свои умения в том, как девушку лучше и быстрее до этой истерики довести.
        Изи не торопилась разрывать поцелуй, так что я помаленьку дал волю рукам. И когда правая рука добралась до её груди, оказалось, что одежды на Изабелле уже нет. Тут же в дело вступили её руки, начав расстёгивать на мне одежду. Некоторая заминка вышла с мечом короля-лича. Сбагрить его куда подальше я по-прежнему не мог. В итоге, когда все пуговицы были расстёгнуты, я таки просто отправил шмотки в инвентарь. И, отвязав верёвку-перевязь с одного края, примотал её к запястью, засунув сам меч под матрас. Хотя нам для этого и пришлось ненадолго прервать ласки, но Изи отнеслась к ситуации с пониманием, ничего не сказала и даже не утратила настрой.
        Обнажённая Изабелла выглядела даже более шикарно, чем мне представлялось. Слава игровым условностям, благодаря которым грудь такого размера ничуточки не обвисает! И хорошо, что мы разогнали всех из трактира, иначе её стоны и крики слышали бы все постояльцы. Не то, чтоб меня это смущало, всё-таки в этом была и моя заслуга, но тогда с утра мне точно пришлось бы драться со всеми, пожелавшими оказаться на моём месте в постели с этой горячей и страстной женщиной.
        Она заснула на моём плече, уютно сопя мне в шею. А я ещё долго лежал, таращась в темноту, и думал.
        Это всё было из-за её расстройства по поводу убийства? Из-за того, что она узнала, что я оборотень? Или… Или что? Из большого и светлого я давно верю только в бочки с пивом. Да, она шикарна в постели и я готов променять всех остальных на неё. Пусть в повседневном общении мы не всегда понимаем друг друга и ладим, но ведь и неразрешимых конфликтов не возникает. Учитывая разницу менталитетов, всё вообще почти прекрасно. И, пожалуй, следующему, с кем она вздумает обниматься, я в любом случае кишки на уши намотаю. Даже если сам до того загуляю с парой официанток. Вот такие двойные стандарты у меня, что поделать, я не идеален. Но в целом… Жить долго и счастливо? Ох, вряд ли. А если вдруг что-то такое наметится, то ведь быстро наскучит.
        Всё-таки добиться шикарной девушки — это охотничий азарт, недаром я выбрал такой класс, не только из-за примочек и обыгрывания ника. А для семейной жизни я не создан, проверял уже в реале. Шикарная девчонка, с которой весело проводить время и горячая в койке, быстро превращается в брюзжащую супругу, требующую, чтобы ты остепенился и перестал быть тем, в кого она влюбилась. Возможно, потому что в такого могут влюбиться и другие, возможно, потому что, остепенившись сама, она уже не готова рассекать ночь на байке, обхватывая тебя за пояс и прижимаясь грудью к твоей спине. Возможно, потому что такая жизнь не сочетается с женской потребностью благоустроить своё гнездо и завести потомство…
        А здесь и сейчас что? Потомство в игре, вроде бы, невозможно. Но инстинкты никуда не деваются. И если мы всё-таки обоснуемся в замке — не начнёт ли Изи там вить гнездо? И не станет ли мне скучно, не потянет ли к новым трактирным дракам, странным квестам, неожиданным знакомствам, смене антуража? Потянет, определённо. И если Изи пойдёт со мной — прекрасно, я даже воздержусь от лапанья официанток за задницы. А если нет, то… Прощай и ничего не обещай. Благо, пока мы ничего друг другу и не обещали.

* * *

        Изи снова разбудила меня довольно рано, но на сей раз куда более приятным способом. Не издав ни звука, хотя и задействовав в процессе свои пухлые губки, если вы понимаете, о чём я. Мы успели сменить пару поз, прежде чем нас прервали стуком в дверь. Впрочем, я проигнорировал гостей и таки закончил начатое.
        Стук не прекращался, дверь, судя по всему, уже таранили плечом, так что нам всё-таки пришлось остановиться. Хотя я бы ещё продолжил. Благо, показатели Выносливости у меня достаточно высокие. Но всё-таки, если это Винс, то надо заняться делами. А если красногорцы — то пора валить в окно. А Изи никуда не денется, если всё сложится, как надо, то сможем продолжить вечером.
        — Кто стучится в дверь ко мне?  — спросил я.
        — Открывай, придурок! Что вы сделали с Джонни, гады?
        Голос показался смутно знакомым. Скорее всего, я слышал его прошлым вечером. Не он ли задавал каверзные вопросы? В любом случае, явно один из ~КрутыхПерцев~. Ну, если вчерашнего ему показалось мало, могу ввалить по шее и ещё раз. Особенно за вмешательство в неподходящий момент.
        Я надел комплект и отодвинул шкаф, предварительно убедившись, что и Изи не сидит нагишом. Она накинула на себя лёгкое платьице, ещё более откровенное, чем её обычный доспех, да к тому же всего на тон отличающееся от полупрозрачности. Ну, если придётся драться, то переодеться в боевой комплект дело пары секунд, так что пусть её.
        Парень ввалился в комнату один. Всё-таки совсем дурак. Я тут же двинул ему в живот, заломил руку и припечатал мордой к столу.
        — Я поговорить пришёл!  — вякнул он.
        — Ну, говори,  — предложил я, заламывая руку ещё сильнее.  — Твой Джонни сам нарвался, какие проблемы?
        — Вы ж его в больничку отправили! Читеры долбаные!
        — К лекарю?  — не понял я.  — Он жив? Реснулся или вы потом за его телом вернулись?
        — В реальную больничку, ты, задрот! Его в капсуле током щарахнуло!
        Я поднял взгляд на Изабеллу. Она смотрела в ответ вытаращенными глазами, точно так же не врубаясь в происходящее. Или шалея от осознания. Я и сам свои ощущения не очень понимал.
        — У вас есть выход в реал, что ли?
        От удивления я даже ослабил хватку, позволив Перцу вырваться.
        — Да хорош пургу гнать! Заигрались совсем! Этот прикол всем надоел давно. Тут серьёзное дело. Джонни на тебя в суд подаст, понял? Или гони легендарный меч как компенсацию!
        Ага, так вот чего он припёрся. Видимо, пострадал Джонни не так уж сильно. Но достаточно, чтоб создать повод припугнуть и забрать артефакт. Ну-ну, не на того напали. Пускай попробуют подать в суд, очень удивятся результатам.
        — Ты меня просто на меч пытаешься тупо развести или вправду у вас есть выход в реал и вы просто тут играете?  — всё же уточнил я.
        — А ты будто не играешь?  — скривился парень.  — Хорош уже. Я ж вижу, что ты не непись. Не морочь голову.
        — Вообще-то, у нас вправду кнопки выход нет,  — вмешалась Изабелла.  — Ты из какого года? Если ты сообщишь моему отцу, что со мной, тебе много заплатят. Передай, что мы застряли в игре…
        — Да хватит чушь молоть!  — всплеснул руками он.  — Скажи ещё, что ты дочь миллионера и мне всего-то надо в Америку позвонить! Ага, на такие разводы только совсем идиоты ведутся.
        — И как игра называется?  — спросил я.
        — Хорош с темы съезжать. Отдаёшь меч или в суд?
        Я хмыкнул. Эх, было бы интересно узнать, как обозвали этот бардак те, кто в его создании виноват. Но нет, так нет.
        — Давай, вперёд. Потом приходи, расскажешь, как всё прошло. Даже любопытно, заявят, что такого игрока не существует, или пришлют подставного человека. Я буду в замке, который сейчас принадлежит Красной Горе, тут рядом.
        — Да иди ты,  — отмахнулся он и исчез.
        Вышел из игры. Не соврал, засранец. Телепорт должен был бы сопровождаться хоть каким-то эффектом. А помирать ему не с чего было.
        — У него есть кнопка «Выход»,  — пробормотала Изабелла.
        — Ага, а Джонни не умер, ты никого не убивала.
        — Да плевать на него!  — вспылила Изи.  — Тут не все застрявшие или мёртвые! Можно связаться с реалом!
        — И что дальше? Даже если они поверят. Какой там нынче год? Две тысячи двести какой-то там? А может и больше, не факт, что от времени Винса не прошла ещё пара веков. В лучшем случае, вытащат его. И то вряд ли. Нас уж точно нет.
        — Это…  — она помотала головой.  — Это всё бред какой-то. Как такое может быть?
        Я пожал плечами. Догадки можно строить бесконечно. Но путешествия во времени совсем уж маловероятны. Записали наши сознания и хранили, пока не потребовалось? Но откуда такие технологии в моём времени? От инопланетян, что ли? Возможно, параллельные реальности и путешественники по ним… Это чуть реалистичней путешествий во времени, но всё равно фантастика. Как и виртуальная реальность с полным погружением.
        — И зачем мы здесь? То есть, зачем нас сюда засунули? Через сотни лет после…
        — Для массовки,  — предположил я.  — Неписи туповаты, искусственный интеллект так и не создали, вот и использовали разумы реальных людей. Какая разница, что подключать, человека в капсуле или куда-то там записанный разум.
        — Значит, я умерла?
        Я опять пожал плечами.
        — Не факт. Тебя могли записать при засовывании в капсулу, а потом вытащить, вернуть папочке и ты дожила свою жизнь, может лет до ста, а? Сколько тебе было-то?
        — А что?  — сразу нахмурилась Изи.  — Женщин о возрасте не спрашивают! Тебя что-то не устроило? Что, я слишком неопытная или наоборот, а?
        Я рассмеялся. Вот ведь женщины. Простой вопрос ведь задал, даже без подтекста. А она сразу начала. И про куда более важный вопрос наличия обычных игроков мигом забыла.
        — Всё было отлично, ты великолепна,  — уверил я, подходя и обнимая её.  — Просто было любопытно, насколько сильно мне свезло. Но это неважно, в любом случае, всё круто. Что ты не древняя старушка, это я точно знаю.
        Она постепенно расслабилась и даже обняла меня в ответ. Но тут сзади раздался стук в открытую дверь и покашливание. Я обернулся. А вот и Винс с Лейм явились, очень вовремя.
        — Простите, что помешали,  — без капли раскаянья произнёс вампир.  — Но город бурлит слухами о диком побоище в трактире. И говорят, что виновники в розыске у красногорцев, которые скоро придут и разберутся. Так что лучше бы нам свалить.
        — Спокойно, всё идёт по плану,  — заверил я.  — С тебя полторы тыщи зю за эту железяку.
        Он прищурился, словно пытался найти в статах параметр Наглость и рассмотреть степень его прокаченности у меня. Перевёл взгляд с моего лица на меч, который я ему протягивал.
        — Зачем это мне?
        — Награда за квест,  — вздохнул я.  — Им можно точки респа уничтожать. С остальным сам разберёшься. Полторы штуки гони за всё про всё. Если не торопишься, озвучу весь прейскурант по пунктам.
        Он скривился, но деньги начал доставать. Я снял сапог и подставил ему, чтоб сыпал сразу туда. А то в карманы пересыпать слишком возни много, не зря ж на обувку зачарование для привязки к инвентарю накладывал.
        Деньги Винс сыпал отвернувшись и морща нос. Вот будто бы у меня от сапога воняет! Благодаря игровым условностям — ничего подобного ведь.
        — А мы тут встретили обычных игроков, которые могут выходить в реал,  — поделилась Изи.
        — И избили их,  — добавил я.
        Теперь уже Винс и Лейм смотрели на нас одинаково квадратными глазами.
        — По пути расскажем или потом, сперва план,  — распорядился я.  — Сейчас идём регать клан, отжимаем замок, всё остальное решаем уже в замке.
        — Надеюсь, твой план не сводится снова к: «Пришёл, увидел, набил морды»?  — с подозрением осведомился Винс.
        — Ничуть. Хотя эта истина столь же стара, проста и мудра: «Разделяй и властвуй!»
        Винс вздохнул. Ну-ну, это он ещё не слышал, как я решил клан назвать. И чёрта с два я изменю своё решение!

        Глава 26. Винсент. Взятый замок

        Вломиться в чужой клановый замок средь бела дня и присвоить его — такой план только Себ мог придумать! Если бы не апатия, завладевшая мной после ранения, никогда бы на это не согласился. Или хотя бы поспорил. Но сейчас причитать, даже мысленно, было глупо, а потому я решил переключиться на свой приз за легендарный квест.
        Кнопка «Выход». Ага, десять раз подряд. И каждая ведет в мир твоей мечты, с новым телом, деньгами и прочими благами цивилизации. Жаль только сил на ненависть и злость к разработчикам игры у меня не было, как и желания делать что-либо дальше. Хотя с другой стороны, меч-то почти как тот самый, которым Билл меня едва не укокошил. При желании, можно и его как «выход» использовать. Ну а что? Заперся где-нибудь и по горлу себе чирк…
        Выход из игры, как же. Поверил болтовне и слухам. Меч. Всего лишь меч! Пусть с особыми свойствами, с очень высокими статами, которые всё же показались, когда меч оказался у меня и квест посчитался завершённым, но ведь просто кусок заточенного железа. Нет, несколько строк кода, создающие образ заточенной железки. И разве стоило это того, чтобы нажить себе во враги топ-клан в целом и его главу персонально?
        Изабелла спокойно жила бы в поместье, пусть даже и продолжая держать настоящую графиню в сундуке. Но она ведь просто NPC. А Лейм оставалась бы в клане, вместе с братом, живым. И с Себом я бы разошёлся в том трактире. И при мне осталась бы пара тысяч золотых. Да ещё те три, что я отдал Маре.
        А вот её бы никто не освободил из склепа… Мда. И что? Может, так оно тоже было бы лучше. Ну, заточил её там этот Йорик. Ну, он плохой парень, судя по всему. А кто тут хороший? Может, Себ, который лупит всех подряд лицами об стол, крадёт всё, что не прибито гвоздями и помещается в инвентарь, и пытается влезть под каждую юбку? Или я?
        Я-то, конечно, всегда считал себя хорошим. И даже тут, в игре, старался ни с кем не конфликтовать. Когда игроки нападали — пытался сбежать. Но это раньше. А в последнее время сколько человек я поубивал? И даже одного по-настоящему. Вот уж после такого точно продолжать числить себя среди хороших парней будет лицемерием. Я убийца.
        Пусть даже этот Билл был ужасным человеком, подонком. Но кто я такой, чтобы его за это казнить? Это вышло случайно, в бою, он напал первым, я не знал, что меч какой-то особенный… Да, оправданий куча. И я их принимаю, ведь живу дальше со смертью человека на своей совести. И уже не первой смертью. Кара…
        Так что, нападать на людей и пить их кровь для меня стало уже почти нормой. А дальше? Начну убивать взаправду? Меч-то для этого есть. Надо было его Себастиану оставить. Охотник для такого больше годится. Но именно поэтому и нельзя доверять ему убивающий меч. Ведь начнёт активно пользоваться, и глазом не моргнёт. Так что придётся тянуть эту ношу на себе.
        А в инвентарь эта оглобля так и не начала убираться. Но хоть экипировать удалось. Не придётся на верёвке носить, как Себ. Ну, к имиджу Высшего вампира вполне подходит, с этим черепом на рукояти. Да и двуручником я пользоваться начал учиться. По наущению того же Себа, но спасибо за это он не дождётся, и так уже деньгами с лихвой получил. Ну да ладно, деньги не главное. У сфинкса я разжился на очень приличную сумму, грех жаловаться и жадничать. Без квеста этого тоже не произошло бы.
        И Мара… Нужно будет всё-таки пойти и найти её. Поговорить. Всё выяснить. Как следует поговорить, а не три вопроса по тысяче каждый. Может быть, всё-таки это было не зря. И приведёт к чему-то хорошему… Но это не точно.
        Замок мы всё равно удержать не сможет, так что завтра с утра и отправлюсь в путь. И зачем только мы его вообще захватываем? Только дразним красногорцев лишний раз. Хотя даже если сбежать сейчас, они ведь не отстанут. А так, может, решат, что с нами лучше не связываться. Но скорее только сильнее разозлятся. Особенно после выслушивания болтовни Себастиана, что бы он там ни наговорил в ходе отвлекающего манёвра. Зная Себа — в любом случае ведь хамить будет.
        — Кена ведь не будет в замке,  — нарушила молчание Лейм.
        — Таков план,  — кивнул я.  — И ты с ним согласилась.
        Она пожала плечами.
        — Этот охотник так все уши прожужжал, что в какой-то момент я перестала слушать и просто кивала. Но Кен может и не пойти с остальными. Если он окажется в замке — ты его убьёшь? Ты обещал!
        Теперь пришла моя очередь пожимать плечами. Обещал-то ей скорее Себ, а я просто не возразил. Но я думал, что он сам это обещание и будет выполнять. Только меч-то у меня. И вообще теперь мой. А у Кена второй убивающий меч. И он может убить меня. И, вероятно, будет пытаться. Так что придётся защищаться. Эх, какой я, оказывается, мастер находить себе оправдания.
        — Если он нападёт первым.
        Лейм таким ответом вполне удовлетворилась. А я продолжил надеяться, что дурацкий план Себастиана будет работать так, как задумано, и Кен уйдёт.
        Похоже, карма всё-таки существует и для уравновешивания всего случившегося ранее мне полагалось капелька удачи. Надежды оправдались. Красногорцы выдвинулись из замка стройной колонной. А во главе шёл Кен. Это мне стало ясно и без дополнительных уточнений, достаточно было того, как Лейм при виде него заскрипела зубами.
        А они не очень-то спешат. По расчётам Себа, мы должны были с ними разминуться где-то на полпути. Может, не так уж сильно они горят желанием нас захватить. Или прошлое побоище остудило пыл? Ну, тогда захват замка совсем добьёт их энтузиазм. Неужели Себастиан прав в своих рассуждениях и от нас отстанут? Да быть не может! Либо в этой игре собрались сплошь ненормальные, которые мыслят так же, как этот буян, пьяница и бабник.
        Вот я от поставленной задачи не отступал, даже когда всё было против меня. Как в случае с Карой. Хотя, может, и зря. И Зеб меня за это убил. Наверное. Неужели в глубине души каждого человека скрывается убийца? Зеб ведь всегда был славным парнем. Ленивым и безответственным, конечно, но славным. Если и он оказался способен на хладнокровное предумышленное убийство, то, похоже, мне стоит переоценить свои взгляды на человечество.
        А может, всё не так. И мы вовсе не мертвы. Это просто Себастиан несёт околесицу. Ведь он, а вслед за ним и я, уже уверились было, что в игре все мертвецы. И тут появляются эти Красные Перцы или как их там. И если они просто играют, то может и у меня всего лишь глюк с кнопкой выхода случился. Нужно непременно отыскать других нормальных игроков. И попросить их передать сообщение в реале. Найдётся же среди них кто-то адекватный, кто не заподозрит, что над ним глупо шутят. В крайнем случае, можно убедить с помощью нескольких тысяч золотых. С такими суммами-то ведь не шутят.
        Как только красногорцы скрылись из виду, мы направились к воротам замка. Знак кастеляна, который отдал мне Себ, позволил нам спокойно открыть калитку и войти внутрь. Не пришлось даже через стену лезть или лететь. Теперь надо найти тех, кто остался охранять замок. И убить их. Не по-настоящему, конечно. Главное, за квестовый меч случайно не схватиться.
        Но они же реснутся. Причём, здесь же, в замке. Стоп. А как же тогда мне от них избавиться и очистить территорию? После захвата точка респа для них должна переключиться на другой клановый замок, по крайней мере, так Лейм говорила. А в процессе как? Ни она, ни кто-то ещё из нас ни разу в захвате замков не участвовал, ни с одной стороны.
        — И где нам искать охранников?  — спросил я, оглядываясь по сторонам.
        Внутренний двор был пуст, ворота не охранялись. Наверное, если кто-то начнёт ломиться, сработает некий сигнал тревоги. Но что мне теперь обратно выходить и ворота ногами пинать? Уверен, Себ бы так и поступил. Но я-то не он.
        — Спокойно, они сами нас найдут. Сейчас всё будет, приготовься.
        Лейм уверенно прошла к большому гонгу, установленному посреди внутреннего двора. Видимо, для созыва всего состава клана. А может, на случай пожара или нападения как раз. В любом случае, грохот оказался таким, что мне пришлось закрыть уши ладонями, и то это ничуть не помогло. Иногда обострённый вампирский слух оказывается только во вред.
        Не прошло и полминуты, как во двор выбежали двое красногорцев. Всего двое? И это вся охрана? Это такая безалаберность, самоуверенность или больше и не требуется? У нас всё-таки знак кастеляна есть. Но и без него я бы мог перемахнуть через стену без особых проблем.
        — Эй, Хромоножка, ты откуда тут?  — спросил один.  — А Кен сказал, ты на важном задании и не скоро вернёшься.
        — Он так сказал, да?  — переспросила Лейм.  — Ну, задание выполнено. Вот,  — она кивнула в мою сторону.  — Тот вампир, за которым все так гонялись.
        У охранников прямо челюсти отвисли, в буквальном смысле, хотя я всегда считал это исключительно образным выражением. Я было напрягся, на секунду заподозрив, что Лейм завела меня в ловушку. Но потом сообразил, что мы ведь действуем по дурацкому плану Себа, который просто невозможно было предугадать.
        — А он… А ты…  — забормотал один.
        — Но ты ведь теперь не в нашем клане!  — второй оказался сообразительней.
        Но пока они думали, я уже всё придумал. Не хочу я их убивать. И не буду. Нигде ведь не сказано, что защитников замка нужно непременно перебить. Необходимо только, чтобы их не было внутри замка.
        Я метнулся к красногорцам со всей доступной Высшему вампиру скоростью. Это, конечно, не охотничий драйв, но тоже неплохо. Схватил их за шкирки и треснул головами друг о друга.
        — Открой калитку, быстрее,  — бросил я.
        Лейм поспешила выполнить распоряжение. А я, ухватив каждой рукой по бессознательному телу, дотащил их до ворот и выкинул наружу. Вот и всё.
        — Замок теперь наш?
        — Вот ты нуб,  — закатила глаза Лейм.  — Объяви о захвате-то.
        — Э-э… Я, Высший вампир Винсент, объявляю этот замок захваченным. Отныне он принадлежит клану Героев. net.
        С виду ничего не изменилось, но я вдруг почувствовал себя тут как дома. Поверил карту. Местоположение замка теперь отмечалось синей точкой, а не красной.
        — Можно было и не так пафосно объявлять,  — указала Лейм.  — Но ты ж вампир.
        Я пожал плечами. И ничего не пафосно. И вообще, как сказал, так сказал. Могла бы и сама, если такая умная.
        Выброшенные на улицу красногорцы вскоре очнулись и принялись барабанить в ворота кулаками и ногами. Гонг тут же сам по себе зазвонил, чуть меня не оглушив. Но Лейм быстренько смогла заткнуть эту средневековую систему оповещения.
        — Вы, ребята, лучше бы уходили,  — посоветовала она, приоткрыв окошко в калитке.  — В смысле, из клана вообще. А то за то, что замок профукали, вам так влетит… Даже не представляете, как может влететь.
        В ответ раздались возмущённые вопли о предательстве.
        — Кен убил Сира,  — коротко сообщила Лейм.  — Совсем. По-настоящему. Особенным мечом. Забагованным.
        На этом она посчитала разговор оконченным и захлопнула окошко.
        А вот я поднялся на стену и проследил за ними. Парни ещё немного потоптались у ворот, обсуждая услышанное и случившееся. А потом двинулись прочь от замка. Я посмотрел на них прищурившись. Информации о клане рядом с никами не увидел. Что ж, всё к лучшему. Минимум на двух противников у нас стало меньше. А врагами они нам явно никогда и не были.
        Идти осматривать замок не хотелось. Какая разница, всё равно самое позднее утром придётся отсюда уходить. Так что я остался сидеть на стене. И первым заметил приближающуюся к замку фигуру. Кто это, я догадался ещё до того, как обострённым вампирским зрением смог рассмотреть лицо. Для опознания хватило рыжих волос. Я поспешил вниз и открыл калитку до того, как гонг снова попытался меня оглушить.
        — Ну, привет, милый мой вампирчик,  — улыбнулась Мара.  — Пригласишь войти?

        Глава 27. Себастиан. И с утёса вниз…

        Я сидел на краю крыши трактира, болтая ногами в воздухе. Сколько ещё ждать этих красногорцев? Тормознутые какие-то. Им ещё с вечера должны были о нас сообщить! Я-то опасался, что они явятся слишком рано. Но нет, приходится сидеть и ждать.
        Мы уже успели сгонять в регистрационную палату и зарегистрировать новый клан. Как ни странно, Винс даже не бурчал на его название. Да и остальные тоже. Действительно, какие из нас герои? Очень фиговые. Так что героев в нашем клане нет — и не будет, от тех, кто в герои рвётся, одни проблемы, так что мы их принимать не будем. Так что я назвал свой клан «Героев. net».
        Да-да, именно мой клан — я его учредитель и глава. Винс уже наруководил в ходе квеста, и куда нас это привело? Вот то-то и оно. Не давайте вампиру выполнять мужскую работу.
        На крыше я устроился вовсе не ради наблюдения за приближением противника. Далеко ли усмотришь с крыши двухэтажного трактира посреди города? Когда под боком есть крылатая валькирия, проблем с воздушной разведкой нет. А сидел я тут для того, чтоб красногорцы, когда таки припрутся, не смогли попытаться сразу же надавать мне по шее. Потому что получить по шее в мой план, конечно же, не входило. Впрочем, как и давать по шее. А то не отправил бы Винса, нашу главную боевую силу, захватывать почти пустой замок. Можно было бы отправить одну Лейм, но я не торопился начать ей доверять. Да и, если всё пойдёт по плану, Винс был бы только пятой ногой у телеги.
        Изи приземлилась на крышу и кивнула. Значит, красногорцы на подходе и всё идёт по плану. Болтовню мы решили пока свести к минимуму, уж слишком любим пререкаться и вообще трепаться. А всё красноречие мне скоро понадобится.
        — А вот и вы, парни!  — выкрикнул я, когда красногорцы добрались до площади перед трактиром.  — Что-то вы долго. Мы уже квест сдали, обратно не отберёте. А теперь нам пора. Попробуйте догнать, но на этот раз шевелите ногами пошустрее.
        Изабелла подхватила меня сзади подмышки и взмыла в воздух, не забыв дебафнуть противников своим Зовом Битвы.
        — Стреляйте по ним, идиоты!  — заорал кто-то.
        Похоже, это и есть тот самый Кен. Рассмотреть его как следует не удалось, а Изи не стала задерживаться, поскольку бойцы и впрямь начали доставать из инвентаря арбалеты. В прошлый раз они не так расторопно шевелились. Ну, допустим, крылатость Изабеллы их уже не шокирует, к дебафу тоже привыкли… Но всё же из этого Кена командир явно получше, чем из Билла. За счёт Харизмы, как утверждала Лейм? Это мы проверим.
        Полёт мы направили к горам, к тому самому уступу, с которого уже однажды прыгали. И теперь пришло время повторить этот трюк. Дети, никогда не делайте так дома, да и вообще не делайте!
        А вот красногорцам придётся топать за нами пешочком, да ещё взбираться по узкой крутой тропке. В принципе, можно встать на ней и скидывать поднимающихся по одному. Но это на крайний случай, у меня план несколько иной. А пока красногорцы гоняются за нами, Винс спокойно войдёт в почти пустой замок.
        Изи немного покружила над лесом, чтоб эти олухи ненароком не упустили нас из виду или не решили, что уже не догонят. А то ведь вражеская лень и пофигизм в мой план не вписываются. Но всё равно к утёсу мы добрались с большим запасом времени.
        Первым делом мы занялись установкой станкового арбалета. А точнее — аркбалисты. Это я сегодня новое слово выучил, пока эту штуку покупал. Собственно, это просто большой арбалет на опоре. Уж из такого-то в Рух попасть должно получиться, ветер от крыльев не собьёт снаряд — называть стрелой эту дубину язык не поворачивается.
        Хотя и после этого пришлось ещё подождать. Но поскольку Изи уселась рядышком, прижавшись ко мне и позволяя себя всячески лапать, я ничуть не возражал против ожидания. И даже немного огорчился, когда красногорцы таки выползли из леса к подножию скалы.
        — Эй, вы!  — крикнул я, поднявшись и размахивая руками.  — Сдавайтесь, выходите из клана, и вам ничего за это не будет!
        Голос мой разнёсся окрест, отражаясь от скал. Это заклинание магии воздуха оказалось довольно лёгким.
        От такого наглого заявления враги немного ошалели и приостановились. Но окрики Кена, которые я со своего места не расслышал, всё же погнали их вперёд. Так-так. Ладно, потягаемся. Моя способность забалтывать и вводить в ступор непреодолимой наглостью против его Харизмы.
        Я исходил из того, что рядовым явно на меня плевать, как и на стыренный у клана квест. Они, скорее всего, вообще толком не в курсе. И прутся в атаку исключительно по приказу. Но при этом уже огребали от нас по шее — ну, большинство из них.
        Я ненадолго перекинулся в волка, немного порычал и повыл, и превратился обратно. Достал свой обычный меч.
        — Видели? Понимаете? Я бы мог вас всех загрызть, а вместо этого берусь за оружие! Когда вервольф берёт в руки клинок, клок шерсти сгорает в огне! Слыхали такую песню?
        Я решил счесть ответный гул голосов отрицанием, достал лютню и запел импровизированную переработку когда-то слышанной песенки. Вообще, изначально там про менестреля было. А у меня получилась чушь даже не собачья, а самая натуральная волчья, никакой логики. Но лучшего не придумывалось, а пока что целью ставилось забалтывать, а не убеждать.
        — А вот сейчас как разбегусь и прыгну со скалы!  — заорал я, закончив петь. И тут же завёл новый мотив.
        На этот раз даже заморачиваться переделкой текста не стал, а то совсем ахинея выйдет. Но, похоже, эту песню некоторые красногорцы знали. И попёрли вперёд. То ли чтобы лучше слышать, то ли чтоб выразить критическое отношение к моему исполнению.
        Я швырнул камнем в голову поднимающегося первым красногорца и завёл песню на эту тему. Они несколько притормозили. Хотя, возможно, в большей степени из-за камней, которые подтаскивала Изи, а я пинал вниз.
        — А знаете, как меня зовут? Я охотник Себастиан!  — объявил я.  — А знаете, почему? Сейчас узнаете!
        По ходу исполнения я вспомнил ещё одну песню, прямо идеально подходящую к моменту.
        — А теперь, когда моё имя известно…  — затянул я.
        Ну а что, разве я не матёрый старый волк? Вот разве что двустволки нету, но заменить её в тексте на арбалет не получилось — с волком не рифмуется. Ладно, зачем зря хорошие песни портить.
        Подгоняемые Кеном, красногорцы постепенно взбирались по тропе. Нижние подталкивали верхних, а тем некуда было отступать. Да, просто концерт тут не поможет, конечно. Это я так, время потянуть — в чём, собственно, и состоит основная цель.
        Но, похоже, пришло время для тяжёлой артиллерии. В виде песенки моего собственного сочинения на заданную тему. Получилось кривовато, но для текущей ситуации сойдёт. И это как раз может сработать более убедительно.
        Я приосанился, пригладил волосы ладонью, и начал горланить:

        — Постойте, бойцы, не гремите щитами,
        Ведь ваш командир не торопится в бой!
        А ну-ка, ребята, подумайте сами:
        Нас двое всего, чего прёте гурьбой?

        Мы квест уж прошли, опоздали, ребята!
        Нам выдали меч, убивающий всех!
        В атаку попрёшь — и умрёшь до заката!
        А Себа, поверьте, всегда ждёт успех!

        Мы Билла убили, так стоит ли в драку
        Переть против тех, кто настолько силён?
        Пойдёте, ребята, на корм вурдалаку,
        Из вашей крови он наварит бульон!

        Но я против вас ничего не имею,
        Ступайте-ка прочь, не мозольте глаза!
        И рожу набейте вы Кену-злодею,
        Не то ополчатся на вас небеса!

        Закончил я вовремя. Как раз начал подниматься ветерок. Пока ещё в отдалении, заметный только по гнущимся верхушкам деревьев. Но уж пару минут время потяну.
        — А сейчас у вас последний шанс убежать! Кара небесная уже близится!
        Враги замялись. Может, помогло напоминание про вампира, может про убивающий меч, но идущий первым точно не хотел проверять на себе, только лаять я умею или укусить тоже могу.
        — И небо на землю сейчас упадёт!  — провозгласил я.  — Едва я скажу… Изабелла, вперёд!
        Это было хоть и в рифму, но уже с прямым смыслом. Изабелла по команде шарахнула из аркбалисты. Но не в красногорцев, а в небо. Оттуда в ответ раздался злобный гневный клёкот.
        Ну всё, задача выполнена. Теперь осталось только смыться и не попасть под раздачу.
        — Концерт окончен, вы отличные слушатели, ребята! Себастиан покидает сцену!
        Тьфу, да что у меня эти «ребята» прямо-таки заели? И в песне раза три вставил. Ну а как ещё к ним обращаться? Если «придурки» — точно не прислушаются ведь.
        Что ж, пора действительно разбежавшись, прыгнуть со скалы и полететь с утёса вниз. Это я и сделал. Красногорцы провожали мой полёт ошалелыми взглядами. Ну, по крайней мере, те, что ещё не заметили готовую рухнуть на них с небес Рух. То есть, всего парочка. Ну да, кто крупнее и опаснее — у того и главная роль в сцене, что поделать.
        Изи подхватила меня на полпути вниз. Всё разыграли как по нотам. Ну ладно, на трёх блатных аккордах. Поболтать с Кеном и попробовать его переговорить так и не получилось. Хотя оно и к лучшему, вдруг его Харизма всё-таки подчинила бы меня?
        Приземлились мы уже на опушке леса, оставив врагов за спиной. Но им в любом случае стало не до нас. Здоровенная птичка, получив стрелу, стала ещё злее, чем обычно. Конечно, ей это как заноза, но раздражает ведь. А тут какие-то человечки… Вряд ли она различает лица. Мясо — оно и есть мясо.
        Впрочем, без разницы, сожрёт Рух красногорцев или просто разгонит. Наше дело сделано. Мы выманили их из замка и отвлекли. Если на Винса там ненароком не упал метеорит, то он тоже должен был уже закончить свою часть дела.
        Я вызвал перед глазами карту. Ага, вот эта жирная точка, судя по всему, наш клановый замок. Значит, полный порядок. И пора нам домой. Я снова перекинулся в волка.
        — Садись на меня, покатаю,  — прорычал я.
        Как можно прорычать слова, в которых нет ни одного гортанного звука, я без понятия, но в волчьем обличье всегда разговариваю рыком, что бы ни произносил. К тому же, рычание не всегда разборчиво. Но в этот раз Изи поняла. Что ж, на спине поездит — нормальную позу наездницы будет мне потом должна. Хотя я на ней сегодня аж дважды летал, так что лучше не будем считаться.
        Теперь обострился следующий вопрос. А как нам, собственно, замок удержать-то? Ведь красногорцы никуда не денутся, реснутся себе. Ну, пусть даже в другом замке, после захвата их должно переключить на другую точку респауна. Но вернутся, не сегодня, так на днях. И вчетвером нам ни от штурма не отбиться, ни осаду не удержать.
        Но ладно, решим этот вопрос на месте. Чего это я один должен думать, пусть даже в волчьем облике у меня голова больше. Я и так вон какой отличный план придумал. И до штурма мы точно успеем успех этого плана хорошенько обмыть.

* * *

        Ворота замка распахнулись перед нами. Нашего замка. Как звучит, а!
        Во дворе нас встречали Винс, Лейм… и рыжая девка. Кажется, та самая, которую мы из склепа вытащили. А здесь она что забыла? Шашни с Винсом крутить пришла? Сейчас для этого немножко неподходящее время.
        — Мог бы и через калитку войти, или со своим эго не пролезаешь?  — проворчал Винс.
        Похоже, шашни не очень удались, иначе он был бы не в таком дурном настроении.
        — Мы победили, ура, давайте праздновать!  — объявил я, проигнорировав его брюзжание.
        — Чтобы потом, протрезвев, обнаружить замок в осаде?  — хмыкнула Лейм.
        Я пожал плечами.
        — Ну, можно и не трезветь. Как тут с запасами алкоголя?
        — Отличный план,  — усмехнулась рыжая.  — Если ты решил совершить самоубийство. Но я могу предложить вариант получше. Кстати, меня зовут Мара.
        И почему после слова «кстати» всегда говорят что-то, что совершенно некстати? Да плевать мне, как её зовут.
        — Мы тут поразмыслили…  — промямлил Винс.  — Красногорцы ведь от нас не отстанут. И этот Йорик…
        — Мы же решили не связываться с ним!  — чуть ли не взвизгнула Изи.
        Ну вот, опять больную мозоль задели, снова истерика. А как всё хорошо шло.
        — Кровосос прав, если мы с ним не свяжемся, он свяжется с нами,  — вынужденно признал я.  — Но с убивающим мечом эту проблему можно решить.
        — Не выйдет,  — возразила Мара.  — Для этого нужно сперва столкнуться с ним лицом к лицу. И победить. Это даже у меня не вышло.
        — Ну, может, ты переоцениваешь свои возможности.
        По мановению её руки перед моим носом возникла стена огня. Когда я попытался метнуться в сторону, пламя окружило нас с Изи кольцом. Ну вот, приехали. И почему Винса в детстве не научили не открывать двери незнакомым магичкам?
        Но огонь тут же погас. Всего лишь демонстрация сил, а не нападение. Ну ладно, из магии у нас только вампирские прибамбасы Винса. И действительно, волшебница в команде не помешает. Хотя лучше вообще на топ клан нападать не одной пати, а целым кланом или даже альянсом.
        — Убедила, ты принята в клан Героев. net,  — кивнул я.  — Соберём ещё побольше народу, а потом пойдём и надерём задницу Йорику, пока он первый до наших задниц не добрался.
        — Вы обещали,  — заныла Изабелла.
        — У меня есть другой план,  — повторила Мара.  — Лишить Йорика его читерных возможностей, свести до уровня простого игрока. Для этого нужно только кое-что найти…
        — Ну нет,  — замахал руками я.  — Один дурацкий квест с целью найти что-то крутое, чтобы сделать что-то важное, мы только что прошли. И получили всего лишь меч. Хорош. Собрать толпу и надавать врагам по ушам — старый и проверенный временем вариант. А все эти квестовые прибамбасы слишком сомнительны.
        — Одно другому не мешает,  — пожала плечами Мара.  — Можно ведь собирать союзников и одновременно искать.
        Я хмыкнул. Вообще, я предполагал иной подход. Пройтись по тавернам, собрать всякие буянов, которым всё равно, чью рожу бить. Возобновить знакомство с несколькими старыми приятелями, объединившись в альянс с их кланами. Но если просто сидеть в кабаке и агитировать народ против Красной Горы, то нас быстро вычислят и найдут. Так что, возможно, немного беготни без определённого направления всё-таки не повредит.
        — Ладно, но только если эта нужная тебе фигня где-то в вольных княжествах,  — выдвинул условие я.
        — Вероятно, так и есть,  — кивнула Мара.
        Эх… Вот сильнее, чем «вероятно», я не люблю только «предположительно». Потому что обычно это означает, что фиг там что есть. Хотелось бы больше уверенности. Но неважно, всё равно это запасной вариант. Ну, с моей точки зрения. А если Винс хочет развешивать уши на болтовню этой девахи, которая даже толком не говорит, что собирается искать, то это его проблемы. Главное, чтоб он не сделал эти проблемы нашими общими. Снова. Я всё ещё не забыл, что с красногорцами мы поссорились в основном из-за него. Хотя и признаю, что моя экспроприация меча у Лейм тоже сыграла свою роль.
        — Ладно,  — я оглядел замок и тяжело вздохнул.  — Похоже, насладиться добычей нам не удастся. До вольных княжеств далеко, надо валить, пока пути не перекрыли.
        — Не волнуйся, я открою портал,  — отмахнулась Мара.
        Вот с этого и надо было начинать! Уж не знаю, чем она агитировала Винса — хотя глядя на её декольте, могу догадываться,  — но ко мне нужен иной подход. Декольте я, конечно, люблю, но на подвиги ради него не кинусь. А вот «Помоги мне — и я помогу тебе» — это гораздо лучше. Особенно если мне помогут сначала, а я уж как-нибудь потом, если получится.
        Портал сэкономит достаточно времени, чтобы часть его потратить на поиски какой-то там фигни. Да и маг, способный открывать порталы, пригодится даже больше какого-то там огневика. Стихийников я могу найти если не кучу, то хотя бы нескольких. А вот порталы — штука редкая. Я даже без понятия, как такой навык вообще получить. Ну, сам-то я и не маг. Хотя некоторые мои знакомые маги знают не больше. Наверное, тоже какие-нибудь скрытые квесты проходить надо, как для смены класса.
        — В клан-то вступать будешь?  — напомнил я.  — Только не забывай, что я главный.
        Она кивнула и приняла приглашение. Отлично. Нас теперь пятеро. Полная пати. И с присоединением мага даже кое-какой баланс начал появляться. А то охотник, вампир, валькирия и рыцарь — это очень и очень далеко от классического «файтер, клирик, маг и вор».
        Значит, теперь можно не торопиться и спокойно дождаться осады. Вдруг она ещё и не случится. А если всё же нас обложат, ускользнём прямо из-под носа красногорцев. И тогда — Иберия, жди меня! Но завтра. Надеюсь, меня там уже не разыскивают, а то неловко получится.
        — Ладно, мы идём спать,  — объявил я, обняв Изи за талию.
        — Да рановато ещё,  — начал было Винс, но всё-таки сообразил и осёкся.
        Естественно, непосредственно спать мы уляжемся не скоро. Надеюсь, звукоизоляция тут хорошая, а то Изи бывает очень шумной. Хотя плевать, я не из стеснительных. А Винс, может, и сам будет занят тем же самым с этой рыжулькой. Она, похоже, горячая штучка, и это я не огненным стенам сужу.
        А всё остальное — потом. Утро вечера мудренее. Особенно если утро наступает ближе к обеду.

        Интерлюдия 5. Приказано: «Уничтожить!»

        Кен снова заявился без стука и без доклада. И на этот раз — с мешком в руках.
        — С чем пришёл?  — осведомился Йорик.
        Не отвечая, Кен вытряхнул содержимое мешка. Четыре головы. Билла сложно было не узнать. Вторая человеческая голова — видимо, кастелян замка. Его лица Йорик вовсе не помнил, как и ника. Волчья голова, слишком крупная для обычного зверя, явно оборотня. И стригой. Эти вообще все на одну рожу.
        — Мне докладывали о Высшем вампире,  — протянул Йорик.
        — Врали,  — спокойно отозвался Кен.  — Оправдывали свои поражения. Или просто у страха глаза велики. Тебе виднее, дураки твои подручные или лжецы.
        Йорик кивнул.
        — А квестовый предмет?
        Кен достал из инвентаря меч. Самый простецкий, без каких-либо украшений.
        — Интересная игрушка. Очень пригодилась в выполнении задания. Не пришлось заморачиваться и не давать зачекаться на точке респауна. Раз — и голова с плеч.
        Йорик снова молча кивнул, ожидая дальнейшего развития событий. Но Кен только положил меч рядом с головами и отступил на шаг.
        — Ну, я выполнил задание. Научишь пользоваться Саркофагом, как обещал?
        — Я сказал, что подумаю,  — возразил Йорик.  — И пока не решил. Ты потерял замок. И у кого он сейчас, если этих,  — он кивнул в сторону голов,  — ты прикончил?
        — С ними были ещё какие-то девки,  — пожал плечами Кен.  — Насчёт них распоряжений не было. А замок сейчас пуст, девки сбежали. Но могу отправиться на их поиски.
        — Нет,  — покачал головой Йорик.  — Ты пока свободен, ступай. Я позову, если понадобишься. Или когда решу всё-таки научить тебя пользоваться Саркофагом.
        Кен усмехнулся и вышел. Йорик вздохнул с облегчением. При виде меча он изрядно напрягся, ожидая, что не слишком верный слуга захочет его использовать. Но, как ни странно, на этот раз он даже не стал давить Харизмой. И вообще вёл себя слишком послушно.
        Йорик вновь взглянул на отрубленные головы. Стригой, надо же. И этим Кен решил его обмануть? Или сам обманулся? Как знать. Но проблема всё ещё не решена. И на этот раз в дело стоит пустить более надёжный инструмент. Предварительно его усовершенствовав.
        Он прошёл в комнату с Саркофагом.
        — Ты закончила?
        Девушка подняла выпачканное кровью лицо и усмехнулась.
        — Я могла бы продолжать всю неделю,  — отозвалась она.  — Но ясно, что он и вправду не помирает.
        Низкорослый толстячок в окровавленных исполосованных лохмотьях жалобно заскулил. Йорик покачал головой. Надо же, какая находка. Бессмертный непись. Очень, очень интересный баг. Жаль, не понять, как он случился и как его повторить. Но хватит и одного. Недолго ему осталось мучиться.
        — За что вы так?  — провыл толстячок.  — Не хочу так жить!
        — Тогда возрадуйся!  — провозгласил Йорик.  — Твоё желание скоро исполнится и ты умрёшь окончательно!
        Девица схватила непися за шиворот и поволокла к саркофагу. Он не сопротивлялся и даже сам перебирал ногами. Йорик покачал головой. Надо же, насколько некоторые не ценят дарованные им возможности. Впрочем, он же непись, что с него взять. Но и авторы многих книг и фильмов почему-то вечно считали, что бессмертным должно хотеться умереть. Какая глупость.
        Будь таких бессмертных двое, возможности одного Йорик непременно забрал бы себе. Но сейчас бессмертие гораздо сильнее пригодится Алекто для её задания. А потом… В случае необходимости, то, что даровано, можно и отобрать.
        Алекто вытерла свои кинжалы с изогнутыми лезвиями и заткнула за пояс. Втолкнув непися в одну из ячеек Саркофага, сама заняла вторую.
        Йорик прошёл к пульту и занялся настройками. С неписями он работать пока не пробовал, у них ведь и статов нет. Но всегда можно найти обходной путь.
        А вот в устранении врагов лучше идти прямой дорожкой. И если надо кого-то убрать, посылать следует не воинов, магов или болтунов, а убийцу. С Изабеллой тоже давно пора было разобраться. Как и с другими неудачными экспериментами. Включая Кена.
        Увы, со всеми возможностями Саркофага удалось разобраться далеко не сразу. Кто же знал, что в коде персонажа также зашиты типы мировоззрения, например, ведь в игре таких параметров нигде не отмечается. Ну а поиграв с режимом репутаций, можно настроить безоговорочную верность и преданность.
        Да, с Алекто всё удалось на славу. Она ни перед чем не остановится на пути к цели, лишь бы выполнить приказ. Не будет обращать внимания на собственные неудобства, пойдёт на всё ради цели. И не остановится, пока её клинки не напьются крови жертв. Хотя в данном случае ей придётся использовать квестовый убивающий меч. Но и это она стерпит, несмотря на всю свою почти нездоровую любовь к кинжалам.
        Оценив её статы, Йорик решил, что нужно будет ещё прокачать свою посланницу в навыках владения оружием, помимо ножей. Что ж, похоже, на одного воина в клане станет меньше, но это того стоит. Увеличение других параметров тоже лишним не будет. А уж в сочетании с бессмертием…
        — Тем, кто смеет бросить мне вызов, наступит неотвратимый конец,  — пробормотал он, нажимая на кнопку.
        Саркофаг загудел и засветился, передавая уникальный талант от непися к безжалостной и жестокой убийце. Которой вскоре предстояла долгая и упорная погоня.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к