Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Новая работа Евгений Бабарыкин


        # Два приятеля - Виктор и Антон, сотрудники московской строительной фирмы, - находят на улице загадочные кулоны. Прикола ради надевают их и обнаруживают, что кулоны способны переносить своего владельца куда угодно. Хоть внутрь запертого банка. Виктор этим свойством немедленно воспользовался и поимел неприятности с законом, да еще и приятеля подставил. И вот на Антона выходят два Ивана Андреевича. Один - милицейский следователь. А другой… К счастью для себя, Антон Богатырев встретился с другим. Иван Андреевич номер два предложил ему новую работу: стать межзвездным курьером. Антон, разумеется, согласился, он страстно любил путешествовать. Откуда ему было знать, что от скромного межзвездного курьера зависят судьбы целой Галактики?!

        Евгений Бабарыкин
        Новая работа

        Часть I
        Новое

        Глава 1

        - Домой идешь? - заглянул в кабинет Виктор.
        - Да, письмо электронкой скину и иду. Давай внизу через пять минут, лады? - Антон потянулся и взглянул на часы.
        - Давай, - на ходу бросил Виктор и захлопнул дверь.
        Антон поморщился от слишком громкого звука, еще раз потянулся, взглянул на захламленный бумагами и всякой канцелярской ерундой стол и привычно пообещал себе, что завтра точно наведет порядок. Вот прямо с утра, честное слово… Отправил письмо, встал, переложил несколько бумажек с места на место. Надел перед зеркалом ветровку, взял портфель и уже от дверей спросил:
        - Алексей Васильевич, я пойду?
        - Угу, - не отрывая глаз от монитора, кивнул шеф.

«Пасьянс не идет», - оценил Антон неразговорчивость шефа и попрощался:
        - До свидания!
        - До свидания, Антон, до свидания…
        Антон сбежал вниз, отметил карточкой-пропуском у турникета свой уход и вышел на улицу.
        - Пошли?
        - Или на дежурке доедем? - Виктор посмотрел на низкие тучи - У тебя зонт есть? У меня нет.
        - И у меня нет… - Антон посмотрел на дежурку, стоящую в конце парковки, куда активно грузились офисные примадонны. - Да ладно, пошли.
        - Маль-чи-ки! Вы е-де-те? - закричала нараспев, высунувшись из окна, самая энергичная из теток.

«Мальчики» переглянулись и хором, не менее энергично ответили:
        - Нет, мы прогуляемся!
        - Спасибо! - добавил Антон.
        Приятели повернулись и пошли к метро. До Шаболовки они обычно добирались вместе. Дальше Антон ехал к себе на Фили, а Виктор в Бутово, в недавно купленную однушку, которой стеснялся и не любил в Москве и гордился в родном Брянске. Идти было недалеко, но не так, чтобы и близко - минут 15 -20. Успели обсудить пару офисных сплетен, планы на далекие еще выходные и уже добрались до квартального отчета, который им, как младшим, придется «собирать» по отделам и оформлять до вида «не стыдно генеральному показать». И тут Антон дернул Виктора за рукав:
        - О! Глянь!
        - Да вижу, - поморщился Виктор, освобождая пальто. - Брось, мало ли что…
        Но Антон уже схватил с парапета, отделяющего сквер от тротуара, металлическую коробочку, размером и видом напоминающую контейнер для стерилизации шприцев, разве что углы не были скруглены, а крышка отделялась тонкой линией. Антон начал вертеть ее в руках, ежеминутно оглядываясь по сторонам в поисках растяпы, потерявшего такую замечательную вещь:
        - Да не, прикольная… Смотри, словно из одного куска железа сделана… Или нет, не железа, скорее из алюминия… Хотя нет, для алюминия тяжеловата…
        - Ну, давай, открывай уже! - не выдержал Виктор, на секунду позволив себе выйти из образа английского джентльмена.
        - Угу, сейчас…
        Антон осторожно потянул за край крышки, которая неожиданно резко открылась.
        - Ой! - Он чуть не выронил коробочку. - А ты говоришь брось!
        Внутри, на каком-то материале, напоминающем серый бархат, но почему-то не оставляющем сомнений, что он из того же металла, что и сама коробочка, лежали два медных кругляша.
        - Монеты? - удивился Виктор.
        - Скорее медали… Смотри, знаки какие… Да и на медали не похоже… Скорее кулоны… Хотя нет, слишком большие.
        Монеты-медали размером были чуть больше десятирублевок и примерно в два раза толще. На этом сходство с деньгами заканчивалось. Во-первых, сверху была просверлена дырочка. Во-вторых, знаки, нарисованные на них, были вдавленными - сразу под дырочкой что-то, напоминающее стилизованную пару крыльев птицы, еще ниже - стилизованный же знак «вода» из двух волнистых линий. Антон осторожно поддел монету и перевернул - на обороте было изображение, напоминающее то ли паука, то ли звезду с расходящимися лучами-линиями. Сверху и снизу шли какие-то цифры.
        - Дай посмотреть! - выхватил монету из рук Антона Виктор.
        - А что это?
        - А я знаю? Слушай, я одну заберу, - не то спросил, не то поставил в известность Виктор.
        - Пожалуйста. Ладно, пошли. - Антон захлопнул коробочку и сунул ее в портфель. - Точно под дождь попадем…
        Распрощавшись на платформе «Октябрьской» с Виктором, Антон втиснулся в вагон метро. Переходы, а особенно пассажиры, сопровождающие его до станции «Фили», не располагали к размышлениям, но странная находка не шла из головы. Антон попробовал еще раз рассмотреть находку, но с одной стороны руку с портфелем прижал шумно сопящий мужик, а с другой стороны стояла симпатичная девушка, старавшаяся не касаться его (что у нее не получалось) и все заметней красневшая. Антон постеснялся елозить, чтобы не смутить соседку еще сильнее, и до своей станции доехал спокойно, в голове прикидывая, чем заняться дома.
        Почти через час забежав по дороге в продуктовый, Антон торопился домой. Погода к тому времени совсем испортилась: навстречу порывами дул ветер, гоня грязные листья и какой-то неаккуратный мусор, а небо почти легло на землю, грозя разразиться вселенским потопом. Фонари раскачивались на столбах так, что, казалось, сейчас оторвутся. Пригнувшись и прикрывая рукой рот, чтобы было чем дышать, Антон почти бежал. Впервые за два года после гибели родителей ему захотелось домой.
        Только он представил, как замечательно оказаться в уютной, хотя и одинокой крепости, как все полетело кувырком - Антон споткнулся, нелепо взмахнул руками, пытаясь удержаться на ногах, вокруг потемнело так, что он и рук своих уже не видел, и со всего маха грохнулся лицом о землю.
        Когда он очнулся, какое-то время полежал не открывая глаз. Где-то в голове щелкал метроном. Или часы? Под щекой что-то сухое и шершавое. «Уже в больнице?» - отстраненно подумал Антон, удивляясь собственному спокойствию. В бок что-то давило. Нащупав портфель, Антон передвинул руку и наткнулся на шуршащий пакет с продуктами. «Нет, наверно, не в больнице… А где?» Открыл один глаз. Ничего не увидел. То есть совсем ничего. Просто темнота. «Ослеп?!.» Но глаза не болели, и появились цветные пятна, точки и всполохи. «Не ослеп, - с облегчением вздохнул Антон. - А все же где я?» Приподнял голову, с трудом разлепил и второй глаз и начал крутить головой, таращась в темноту. Вспышек и пятен сразу прибавилось, в ушах тоненько запело, зато через какое-то время он понял, что находится в очень темном помещении, и не просто находится, а лежит на полу, на ковре. Когда в голове окончательно прояснилось и немного утих звон в ушах, Антон наконец узнал собственную прихожую.
        Через пять минут стало почти хорошо. Антон встал, нащупал выключатель, и, не разуваясь, пошаркал на кухню. После стакана воды вернулась способность думать.
«Вот ведь люди? Занесли, положили на пол и ушли. Врача бы вызвали… Да и дверь небось открытую оставили… Хотя и на том спасибо, могли и на улице оставить… Валялся бы до сих пор». Стараясь не делать резких движений головой, поплелся закрывать дверь.

«Что же со мной такое?» - поток горестных мыслей прервался, когда «крутяшка» замка не повернулась и в третий раз. Антон похолодел. Постоял минутку и крутанул ручку в другую сторону. Замок открылся. Антон вышел на площадку, несколько раз глубоко вздохнул, повернулся и в течение добрых пяти минут пялился на собственную дверь. Дверь молчала.
        Где-то внизу гавкнула псина, и кто-то забубнил в два голоса. Антон вздрогнул и вернулся в квартиру.

«Спокойствие, только спокойствие…» - Нарочно медленно, чтобы унять бешеный стук сердца, Антон разулся, повесил куртку на вешалку. Поднял с пола портфель и сунул на тумбочку, пакет с продуктами отнес на кухню. Прошелся по всей квартире, последовательно включая в комнатах свет; в спальне снял костюм, галстук, аккуратно повесил все на плечики и поместил в шкаф. Захватил брошенные на не заправленную с утра кровать домашние шорты и поплелся в ванную.
        После душа в голове очень даже прояснилось. Но Антон не спешил. Так же спокойно вернулся на кухню, поджарил любимую яичницу с беконом и луком, нарезал хлеб, достал из холодильника банку «Золотого фазана» и критически осмотрел стол. Достал кетчуп. Все было в порядке.

«Как же я в квартиру попал?» - Антон жевал, пил пиво, но ничего путного в голову не приходило. Там настырно вертелась какая-то каша от нуль-переходов до инопланетян. С бластерами. «Ладно. Давай сначала. Весь день на работе, потом монетки эти, потом… Эге, стоп!» - Антон вскочил, рванул в прихожку и вытащил из портфеля находку. Открыл коробочку, положил монету на стол и опять принялся рассматривать ее со всех сторон. Ничего нового, впрочем, не увидел.
        Вся она была обычная. Просто круглая монетка, или медалька, или брелок с дырочкой.
«Чтобы можно было носить на шее…» - всплыла вдруг фраза. «Тоже мне, Джим Хокинс нашелся…» Но расставаться с монетой почему-то не хотелось. Антон, хоть и посмеивался над собой, встал, нашел в мамином рукоделии подходящий шнурок и повесил медальон себе на шею. Полюбовался на свое отражение в ванной, заодно помазал одеколоном маленькую ссадину на лбу («о ковер теранулся»), вернулся на кухню и достал вторую банку пива. Ничего, сегодня можно…

«Значит, вот так… Шел я, значит, шел, представил прихожку и мгновенно в ней оказался… Или не мгновенно… Я вроде в отключке был… Хотя нет, мгновенно, это я потом отключился оттого, что долбанулся. Выходит, эта монета прочитала мои мысли и нуль-транспортировала… или что она там сделала… в общем, перенесла меня домой… с помощью инопланетян…» Чувствуя, что сердце опять начинает куда-то проваливаться, Антон решил бороться со стрессом своим обычным способом. Пошел спать. Свет, правда, выключил только в спальне.
        Глава 2

        Наутро, проснувшись, Антон старательно делал вид, что вчера ничего не произошло. Было немного смешно перед самим собой, но, по крайней мере, не страшно. А пока он на автомате начал Ритуал Утреннего Собирания На Работу: туалет - ванная - включить кофеварку - сделать бутерброды - съесть завтрак - опять в ванную чистить зубы и бриться - одеться - проверить электроприборы - еще раз проверить - закрыть дверь - вызвать лифт - дождаться, когда он приедет - вернуться от лифта проверить, закрыл ли дверь…
        На этот раз все шло гладко до тех пор, пока не закончил бриться. Антон наклонился над раковиной смывать остатки крема. Тут его как обухом по голове ударило. Крестик на цепочке (подарок родителей) мешает умываться, шнурок вчерашний тоже мешает, а медалька - не мешает. Антон замер, скрючившись над раковиной. «Оборвалась, пока спал? Но шнурок цел…» Машинально провел по груди в месте, где должен быть медальон.
        Закрыл глаза, выпрямился во весь рост и посмотрел в зеркало. Да, так и есть… Медальон не потерялся. Он врос в тело. И даже успел уже покрыться тонким слоем кожи. Чуть ниже шеи, ближе к правому плечу. Почему-то больше всего Антона сейчас занимал не сам факт случившегося, а то, что медальон врос криво. Мало того, что он сместился вправо, так еще и «верх» медальона, обозначенный отверстием, был смещен влево. Немного подумав, Антон понял - это из-за того, что он спал на правом боку.
«А как он со шнурка слез?»
        Антон потрогал медальон. По цвету он остался таким же, как и был, но на ощупь стал мягким и лишь на миллиметр выдавался из тела. Антон совсем не ощущал его, как будто его и не было. Больше всего это смахивало на свежую татуировку - четкие линии и немного опухшая кожа.
        Антон, не отрывая глаз от медальона, нащупал полотенце и вытер лицо; вылил в ладонь и размазал по лицу лосьон. На деревянных ногах вернулся в спальню и лег в кровать на спину. «Ну и ладно, зато на работу я сегодня точно не пойду». Взял с тумбочки мобильник и набрал сначала шефа, затем - Виктора, сказавшись больным.
«Дяде Сереже, что ли, позвонить? Нет, не поверит… Да и сумасшедшим себя выставлять не хочется. Попробуем рассуждать логически…»
        Антон встал, пошел на кухню, достал из ящика кухонного стола сигару, пепельницу и спички и вернулся в спальню. Курил он очень редко, только когда удавалось собраться с институтскими друзьями расписать пульку-другую. Ну, и еще иногда, когда удавалось выбраться в покер-клуб. Приоткрыл окно и опять завалился на кровать. Сорвал целлофан и раскурил сигару. От кого-то слышал, что нужно сигары обрезать, но как это делать и зачем, Антон не знал. Для начала он несколько раз затянулся, почувствовал, что слегка закружилась голова, и принялся размышлять.

«Нашел приключение на свою голову… И что это за хрень теперь у меня в груди… А она надолго? Навсегда, нечего себя обманывать… Зато со вчерашним все понятно. То есть ничего не понятно, но ясно, что все из-за этой печати». При упоминании слова
«печать» мысли рванулись в какую-то мистическую сторону. Подумав, Антон решил эту версию пока не развивать, оставив ее на крайний случай. В конце концов, в вопросах познания он считал себя грубым материалистом и вообще «физиком». И тут Антона осенило. «Ай да я, ай да сукин сын! - сам себе закричал Антон. - Эксперимент, вот что все расставит на свои места! Сейчас я выведу эту медаль-печать на чистую воду!

        Он торопливо вскочил, раздавил едва раскуренную сигару в пепельнице и бросился одеваться. Секундное замешательство вызвал костюм, повешенный накануне в шкаф, но Антон предпочел, для чистоты эксперимента, джинсы и свитер. Натянул кроссовки, схватил куртку и выскочил за дверь, от азарта не попадая в рукава. Ждать лифт не было никакой возможности, и он поскакал по лестнице, перепрыгивая через три, а то и четыре ступеньки. Этим способом он уже пользовался не раз, зная свою, мягко говоря, увлекающуюся натуру. Где-то на уровне пятого этажа экспериментатор порядком взмок и остаток пути чуть притормозил, размышляя о ходе опыта, как и полагается солидному ученому.
        Выйдя во двор, Антон прошел порядка ста метров по направлению к метро и встал лицом к дому. Раскланялся с мужиком, живущим двумя этажами ниже, дождался, пока тот скроется за поворотом. Оставалась опасность, что кто-нибудь наблюдает за ним из окна, наслаждаясь чашкой кофе, но придется рискнуть.
        Антон зажмурился, представил себе прихожую и осторожно шагнул вперед. Медаль работала. Он очутился в собственной квартире. Постоял с минуту, убеждаясь, что все вокруг настоящее, и вспомнил, что нужно дышать. Отдышавшись, скинул кроссовки, снял куртку и снова занял место в кровати.
        Тут же вскочил, зажмурился, представил себе кухню и шагнул. Открыл глаза, недоуменно повертел головой и достал из холодильника банку пива. Зажмурился и шагнул в спальню. Открыл пиво, соорудил из подушек и одеяла подобие спинки и снова развалился на кровати.

«Вот такие дела… Попал ты, батенька…» - однако, вопреки здравому смыслу, переживать почему-то совсем не хотелось, а хотелось улыбаться и радоваться жизни. А что, собственно, произошло? Увечий он никаких не получил, трепанацию черепа насильно ему не делали, договоры кровью подписывать не пришлось. А перспективы открывались волшебные… Что именно он будет делать с новоприобретенным даром, думать не хотелось, но сомнений в грандиозности будущих планов, конечно, не было. Оставалось проверить еще кое-что.
        Антон встал, прошел в большую комнату и вытащил с полки роскошный «Путеводитель по Таиланду» весом не меньше 3 кг. Полистав книгу, выбрал фотографию с самым безлюдным и диким, на его взгляд, пейзажем. С минуту, запоминая, рассматривал страницу, затем отложил книгу и шагнул.
        - Блин!.. - только и смог произнести Антон. - Да, зря тогда с ребятами не поехал!.

        И тут же понял, что сейчас не нужно ничего говорить, что он не сумеет словами выразить даже часть того, что творилось в душе. Несколько минут он простоял, не шевелясь, странно осознавая и красоту места, и торжественность момента, и тот факт, что жизнь его теперь изменилась навсегда.
        Вытер невольно набежавшие слезинки и шагнул обратно в квартиру.
        Следующие несколько часов Антон провалялся в кровати, строя в голове какие-то смутные планы и время от времени пощипывая себя за руку на всякий случай.
«Проснуться» не удалось, да и не хотелось.
        Оставался невыясненным самый главный вопрос - а что, собственно, со всем этим делать? Ничего путного с ходу придумать не получилось, одно было ясно - быстро со всем этим не разобраться.
        Антон взял телефон и набрал приемную собственной конторы.
        - Алло, Катя? Привет! Слушай, скажи, пожалуйста, боссу, что я увольняюсь… да-да, увольняюсь… Да самому неудобно как-то его от дел отрывать.
        Терпеливо выслушал монолог собеседницы, состоящий в основном из междометий, и попросил:
        - Ага, спасибо, Катенька! На кадры меня переключи, ладно?
        В кадрах работали менее сговорчивые люди, и Антон прослушал лекцию по трудовому законодательству Российской Федерации. Минут через пять ему надоело, и он прервал разговор, что называется, в одностороннем порядке.
        Ссориться и обижать людей понапрасну Антон не любил, поэтому набрал и номер шефа.
        - Алексей Васильевич, здравствуйте, это Богатырев. Я только что звонил в приемную и в кадры, я уволился сегодня… Алексей Васильевич, мне некогда сейчас, я потом забегу и все расскажу… Да нашел… Ну, конечно, больше… Угу… Да, спасибо, до свидания!
        Вот и все, здравствуй, свобода! Минут десять Антон сидел, обдумывая свое первое в жизни увольнение.
        Так, осталось предупредить Виктора. «Ой-ой-ой… Вот лопух! Как же я забыл про Витьку и вторую монету?»
        - Да.
        - Алло, привет, Вить!
        - Здарово!
        - Ты где сейчас? И как сам?! - выпалил Антон и плотнее прижал трубку к уху.
        После секундной запинки Виктор ответил:
        - Нормально. Ты-то выздоровел? На работу завтра идешь?
        - Нет, я уволился только что, но я не об этом! У тебя все нормально?
        Снова пауза.
        - Антон, у меня все в порядке. - Виктор выговаривал каждое слово. - А с тобой что-то произошло?
        - Со мной? Нет, ничего…
        - Ну, извини тогда, мне некогда, я перезвоню, ладно?
        - Ладно, пока…
        Антон растерянно посмотрел на трубку. Что-то не так было в этом разговоре. Витька и прежде держался скованно, будто палку проглотил, а тут и голос словно деревянный, да и разговор странный получился… Ну да ладно, сначала со своими тараканами разберемся, а потом и Витькиных подавим…
        Глава 3

        Антон никогда не отличался, э-э, живостью ума. Он не был глупым, просто не любил, да и не умел, быстро принимать решения. Это он и слышал не раз, и сам знал. Зато, если принимался за какое-то дело, редко ошибался. Рецепт был незамысловат - от простого к сложному, не спеша, медленно спустимся, и…
        Был у него еще один рецепт, который он считал своим фирменным до тех пор, пока ему не попалась статья какого-то психиатра - в трудные минуты следует плотно поесть. Если быть честным до конца, то поесть он любил и в хорошие времена.
        Антон знал один пивной ресторанчик с английской кухней, причем совсем неподалеку. Особенно нравилось попадать туда в будние дни, и обязательно днем. Цены не ужасают, но и не такие, чтобы сюда на «бизнес-ланчи» сбегались окрестные клерки. Посетителей немного, еще меньше тех, кто заказывает спиртное, в основном приходят вкусно поесть, в крайнем случае добавляют кружку-другую пива. Пиво здесь варили сами, и оно соответствовало кухне. Антон давно решил, что шеф-повар заведения уважает больше всего именно таких посетителей-гурманов. Сегодня был подходящий случай попасть в их число.
        Через двадцать минут Антон сидел за кружкой пива, ожидая заказ. Этого времени ему хватило, чтобы определить, как скоротать сегодняшний вечер. Когда принесли заказанное мясо, все уже было разложено по полочкам, как в хорошем супермаркете, и можно было насладиться едой, ни о чем не заботясь.
        Домой пошел пешком, две кружки не так много, но эль есть эль… В квартиру вернулся почти совсем трезвым и полным решимости провести очередную серию экспериментов.
        Для начала Антон нашел отвертку и открутил две зеркальные двери от шкафов. Одну из своей комнаты, другую - из спальни родителей. Принес обе в большую комнату и поставил рядом, выровняв как можно лучше, так что они образовали одно большое зеркало, в котором он мог видеть себя целиком. Скатал палас, освобождая пол напротив зеркала, и пошел искать мел в маминой коробке для шитья. Вернулся, встал в метре от зеркал и обвел мелом обе ступни. Антон не знал, будет ли это работать, но надеялся, что так ему будет проще сосредоточиться. Оглядел еще раз
«лабораторию» и пошел на кухню.
        Закрыл глаза, представил следы на полу, шагнул… Все получилось. Опять вернулся на кухню, сосредоточился и попробовал «шагнуть» мысленно. Открыл глаза, хмыкнул:
«Какой же я умный!» Еще раз вернулся на кухню и проделал все то же, но с открытыми глазами. Опять все получилось. Тут до Антона дошло, что ходить на кухню не обязательно, и проделал то же самое, просто отступив на один шаг от следов на полу. И еще раз, и еще…
        Сначала просто наслаждаясь простотой перемещений, а потом пытаясь увидеть в зеркале, что происходит. Тут его ждало фиаско. Он видел себя все время. Просто на какой-то миг в глазах темнело до черноты, а потом он видел себя или ближе, или дальше от зеркала. И при каждом перемещении шевелились занавески на окнах. Ветер, поднимаемый перемещениями, слегка озадачил Антона, но задумываться об этом он не стал, были вопросы поважнее.
        Антон пошел в спальню, достал из-под стопки полотенец деньги, пересчитал - «должно хватить!».
        Через десять минут Антон выбирал цифровую фотокамеру в «М.Видео», заставив консультанта прочитать ему краткую лекцию об объективах, мегапикселях и замедленных повторах. Выбрал камеру и, купив шнуры для присоединения ее к компьютеру и телевизору, побежал в маленький спортивный магазинчик, о котором помнил еще со школьных времен. К счастью, магазинчик не превратился ни в забегаловку, ни в бутик. Купил секундомер и пошел обратно, временами припуская бегом от нетерпения.
        Вернувшись, распаковал видеокамеру и пристроил ее на книжную полку напротив зеркал. Подкладывая и убирая книги, добился, чтобы камера снимала и его со спины, и отражение в зеркале.
        Включил камеру и переместился три раза. Решив, что достоин увидеть себя на широком экране, подключил камеру к телевизору и включил воспроизведение. Все три перемещения получились одинаково замечательно. Антон исчезал и появлялся в еле заметном голубом сиянии. Полюбовавшись на себя раза три, включил режим покадрового воспроизведения. Стало совсем интересно. Антон покрывался сиянием и, постепенно становясь прозрачным, исчезал. Затем из точки возникало сияние, постепенно принимая форму тела, и он появлялся в другом месте. По таймеру камеры, на все про все уходило около секунды. Не откладывая дело в долгий ящик, Антон поперемещался еще несколько раз, с секундомером в руках. Чуть меньше секунды.
        Дальше в программе была тяжелая атлетика. Антон притащил свои разборные пятнадцатикилограммовые гантели и продолжил опыты. Гантели тащил зря. Оказалось, что больше десяти килограммов неорганики переместить не получается. Даже не десяти, а девяти. Немного поколебавшись, Антон разделся догола и переместился. Действительно, ровно десять. Одевшись, Антон постоял в задумчивости. Значит, не Брюс Всемогущий… Досадно…
        Оставался еще один невыясненный момент. Порывы ветра, возникающие при перемещениях. Антон сходил на кухню, набрал горсть риса и рассыпал его возле нарисованных следов. Отступил на шаг, переместился - так и есть, рис размело по всей комнате.
        Тут было о чем подумать. Скорее всего, при переходе тело «вытесняло» воздух, как при взрыве. Возможно, «сияние» как-то смягчало этот эффект, но не до конца. Еще Антона смущала возникающая в первой части перемещения «прозрачность». Есть тут какая-то опасность…
        У Антона вообще как-то прошла первая эйфория от полученной способности, и он все время пытался найти скрытый подвох. Один - с переносимым весом - он нашел, оставалось проверить еще один, более существенный.
        Антон подтащил к зеркалам стол, стоящий у окна, и поставил его так, чтобы, когда он стоит на нарисованных следах, столешница упиралась ему в бедро. Однако массивность столешницы его смутила, и Антон пристроил на столе обычную ученическую линейку, придавив ее стопкой книг.
        Все было готово. На всякий случай включил камеру. Снял джинсы, бросил в кресло и встал в нужное место. Линейка продавила кожу на один-два миллиметра. Переместился, посмотрел на ногу и, не дожидаясь, пока хлынет кровь, побежал в ванную, где у него хранилась аптечка. Антон успел залить перекисью аккуратную прямоугольную ранку, так что крови было немного. Дождавшись, когда кровь перестала идти совсем, заклеил ранку пластырем и пошел обратно.
        Все интереснее и интереснее… Фантастическая возможность мгновенного перемещения со введением некоторых ограничений… Оставалось проверить вторую часть процесса.
        Антон встал на исходную позицию. Потом подумал, что если его предположения верны, то пластырь может смешаться с поврежденным местом, а дырявить еще один кусок кожи не хотелось. Антон поморщился и рывком оторвал пластырь. Вздохнул и выдохнул, как перед прыжком в воду, и переместился. Тут же вскрикнул, но на самом деле ничего не произошло. Он просто ткнулся ранкой в линейку, сдвинув ее вместе со стопкой книг. Проверить все еще раз! Антон пододвинул стол, отступил на шаг в сторону и переместился. «А, блин, чтоб тебя! Не мог повернуться другим боком!» - Теперь он ранкой отодвинул весь стол.
        Антон наклеил новый пластырь и натянул джинсы. Получалось, что при «уходе» он очень даже уязвим, а при «входе» (или надо говорить «приходе»?) вроде ничего… Покрутив слово «приход» в голове со всех сторон, решил, что сегодня не стоит, и так впечатлений хватает…
        Антон сел в кресло и задумался. Что-то тут не совсем чисто… Вроде бы конфетку дают, но с горчинкой… А может, и ничего страшного… Потом Антон начал думать, как бы еще испытать «печать», тьфу ты, не печать, а… пусть будет «знак». Да, так и буду его называть… Ничего путного в голову не приходило. Разве что…
        Антон встал, взял секундомер и переместился на таиландский пляж. Сбросил показания и вернулся домой. Посмотрел на дисплей. Что и требовалось доказать… Расстояние не имело значения. Это хорошо…
        Антон развалился в кресле. Ну что, день прошел не зря. Можно побаловать себя еще разок. Антон взглянул на часы и без особой надежды набрал номер сегодняшнего ресторана и спросил, есть ли столик. Оказалось, для него, счастливчика, есть.
        Там Антон и провел следующие четыре часа, на этот раз не ограничивая количество кружек. Познакомился с двумя подружками. Оля очень даже ничего, мило поболтали, но продолжать знакомство не стал, не было настроения. Девочка немного подулась, но телефон на всякий случай оставила.
        Вернулся за полночь. Разделся, поправил подушки и одеяло. И не смог удержаться, переместился в Таиланд, бросился в набежавшую волну и поплыл, выгоняя из организма хмель и что-то крича во все горло. Вернулся в квартиру, оставляя мокрые следы на паркете и испачкав ковер песком, наскоро обтерся полотенцем и уснул сном праведника.
        Глава 4

        Виктор проснулся, надел очки и посмотрел на будильник. Шесть ноль четыре. Подержал руку над будильником, дождался зуммера и щелкнул кнопкой. Отлично!
        Он поднялся и пошел на кухню, поставил варить пшенную кашу, достал из холодильника две сосиски, сорвал целлофан и сунул их в микроволновку. Собрал и спрятал в шкаф постель, сложил диван. До шести тридцати делал зарядку. Затем выложил на дуршлаг пакетик с кашей и пошел в ванную.
        Вернулся с полотенцем на шее (видел в каком-то фильме), позавтракал и выпил чай. Кофе Виктор пил только с начальством или в компании, поскольку где-то прочитал, что он портит цвет зубов и влияет на работу сердца.
        Помыл посуду, вытер стол и пошел одеваться.
        Позвонил мобильный - Антон предупредил, что заболел. Жалко, думал попросить помочь с отчетом.
        Одевшись, пять минут провел перед зеркалом в прихожей, причесываясь и убирая щеткой с костюма несуществующие пылинки. Затем постоял еще пять минут, убедился, что придраться не к чему. Надел плащ, взял портфель и вышел из квартиры. Семь пятнадцать.
        От вчерашней непогоды не осталось и следа. Теплое солнце, безоблачное небо. Умытый вчерашним дождем асфальт блестел, словно покрытый лаком. Хороший денек! И почему в Москве с каждым годом солнца все меньше и меньше?
        Бодрым шагом, следя за осанкой, Виктор пошел к станции метро. Единственное, что ему не нравилось в столице, это бесконечная дорога: работа - дом - работа - раз в неделю или реже развлечения, и опять дорога на работу - домой - на работу… Приходилось мириться со всем этим, ведь плюсы перевешивали. Самое главное, конечно, - деньги, еще приятно было приезжать в Брянск на праздники, как же, в Москве живет! Виктор любил эту свою значимость в кругу родных. А еще ему нравилась сама атмосфера офисов, постоянная борьба за место в жизни, чтобы заметили, выделили и наградили! Соплякам, вроде Антона, не понять, каково это - самому выживать в этом городе, когда все против тебя. А главный судья - ты сам, со своими амбициями, вожделениями и постоянной жаждой всего и сразу - стоит только оступиться, и потом сам себя сгложешь - почему сказал не то, сделал не то; почему он смог сказать, сделать? Почему у него, кто и вполовину не так умен, энергичен и целеустремлен, есть все, причем не просто все, а именно то, о чем Я (уникальный и неповторимый) мечтал? Самое обидное, что материальное воплощение этих мечтаний в
Москве видишь каждый день и по многу раз. Если кто-то добился, могу и я? Или нет?
        Виктор жил в Москве уже более двенадцати лет, считая учебу в институте. Работать начал, еще учась на третьем курсе, причем не просто вагоны разгружал, а в строительной фирме, по будущей специальности. Поначалу карьера развивалась вполне неплохо, и было чем хвастать в кругу приятелей, особенно в Брянске, но последние три года с места заместителя начальника отдела сдвинуться не мог.
        Виктор поменял работу, портил кровь себе и окружающим, но прорыва в карьере не намечалось… Позавчера еще с девушкой своей, Аней, разругался в пух и прах. Им, москвичам, просто: «Я домой!» - и поминай как звали. Как теперь с ней мириться, непонятно. А у нее отец - начальник отдела в Мосархитектуре…
        От хорошего настроения не осталось и следа. И впереди целый день за столом, который успел осточертеть…
        Додумать эту мысль Виктор не успел, больно ударившись коленкой об этот самый стол. Так он и замер - нелепо наклонившись, одной рукой оперся на стол, второй, с зажатым портфелем, схватившись за ногу. Твою мать! Что со мной такое?! Виктор выпрямился, одернул плащ и несколько раз глубоко вздохнул.
        Мозг неожиданно прояснился и заработал, как суперкомпьютер. «Я переместился в офис, как только его представил - это раз, раньше не перемещался - это два, странного за последнее время - только вчерашняя находка - это три… - Виктор вытащил из кармана монету и сжал ее в кулаке. - Как же я забыл о ней, ведь еще вчера почувствовал, что с ней что-то не то? Или я сейчас так думаю, что почувствовал? Не помню…»
        Но в волшебные свойства монеты он поверил сразу. И тут же до него дошло, что вот он, его шанс, теперь он всем им покажет! Наконец-то и ему будут завидовать!

«Так, ноги моей больше в этой шараге не будет, сегодня же уволюсь!» Он подошел к двери, повернул ручку - дверь оказалась заперта. Часы над дверями показывали семь двадцать пять. Действительно, кто бы ее открыл в такую рань? Хорошая возможность проверить, верна ли догадка. Виктор мысленно представил квартиру и шагнул прямо на ковер. Вот черт! Разулся и, стараясь ничего не испачкать, отнес туфли на место.
        Начал снимать плащ, но передумал - лицо горело, тело била мелкая дрожь. Виктор обулся и повернул ручку. Улыбнулся, отпер дверь ключом и вышел.
        Наверное, впервые за все время жизни в Москве он никуда не торопился. Почему и как все произошло, его не интересовало, ведь другим везет! Ничего конкретного в голову вообще не шло - только смутные образы будущего триумфа. Потом всплыла Анька (она еще пожалеет!) и шеф (ну, подожди, старый гриб, сегодня же выложу все, что о тебе думаю!). Почему-то именно мысль о начальнике немного успокоила его. Михал Михалыч, в конце концов, всегда ему помогал, чем мог, он же не виноват, что стоял у него на пути. Зато теперь… А теперь тем более не стоит обижать старика!
        Виктора переполнял восторг. Вот это удача! Теперь начнется новая жизнь, совсем другая! Он уже и не помнил, когда в последний раз испытывал такое состояние, пожалуй, когда получал аттестат зрелости?
        По дороге попалось кафе, в которое Виктор никогда раньше не зашел бы. Реклама обещала европейскую и кавказскую кухню, причем одновременно. Виктор любил читать и сразу вспомнил, что во многих книжках герой в минуты кризиса или жахал стакан водки, или цедил виски без содовой. «Вот пойду и выпью!» Чувствуя себя героем бульварного романа, толкнул дверь.
        Кафе неожиданно оказалось оформленным в стиле хай-тек. С одним отступлением. Огромная барная стойка была почему-то деревянная, причем не просто деревянная, а окрашенная жуткого цвета морилкой и покрытая несколькими слоями лака. Было ясно, что сделал ее лично владелец заведения. Сооружение сверкало и сияло в свете многочисленных светильников. Посетителей, по раннему часу, не было. «Странно, что оно вообще уже открыто», - подумал Виктор.
        - Входи, дорогой, кушать будешь? - откинув полог, из подсобки вышел полный мужчина в белом фартуке поверх спортивного костюма, и запахло кофе и выпечкой.
        - Мне бы… впрочем, нет. Кофе можно? - неожиданно для самого себя спросил Виктор.
        - Сварить?
        - Да.
        Виктор только успел снять и повесить плащ, а бармен уже вернулся, неся на подносе большую кружку и два рогалика.
        - Да мне только кофе…
        - Кушай, кушай, пожалуйста. Я сливки и сахар положил, ничего?
        - Спасибо…
        Виктор проводил бармена взглядом и принялся за кофе. У него возникло чувство, что ничего вкуснее он в жизни не пробовал. Виктор подумал и взял рогалик.
        Звонок мобильника спустил его с неба на землю.
        - Алло, здравствуй, Виктор, это Кораблев. Ты что, мы же отчет сегодня сдаем!
        - Извините, Михал Михалыч, я заболел.
        - Да… а, ну ладно… выздоравливай. А что с тобой?
        - Ничего серьезного, спасибо. До свидания.
        - До свидания…
        Что-то изменилось за ту минуту, что длился разговор.
        Виктор поморщился, отодвинул чашку, положил рогалик на место и задумался. Он вдруг понял, что все в его жизни усложнилось. Он получил роскошный подарок, и только ему решать, как с ним поступить. Наверное, у него будет другая, насыщенная и интересная жизнь, его будут уважать и…
        - С тебя триста рублей, дорогой, - когда бармен появился за стойкой, Виктор не заметил.
        - За чашку кофе и две булки?
        - Кризис, дорогой, кризис.
        Спорить и возмущаться было глупо. Виктор бросил на стойку деньги и молча вышел.
        - Заходи, дорогой! - услышал, захлопывая дверь.

«Ну ладно… Сопли распустил… Уважать, значит… Счастье для всех и даром…»
        Виктор торопливо пошел домой, уже не обращая внимания на солнце и голубое небо. Переоделся в домашнее и сел в кресло перед выключенным телевизором.
        Ну ладно.
        - Алло, Михал Михалыч, еще раз здравствуйте. Да… Нет… Я что звоню-то? Я увольняюсь, Михал Михалыч… С кем сговорился?.. Богатырев уволился? Он же заболел?.
        Да, я понимаю, некрасиво… Михал Михалыч, ну так уж вышло. Вы кадрам сами скажите, ладно?.. У меня же с ними… Ага, спасибо, с меня причитается… До свидания!
        Вот это номер. Антон-то… Интересно…
        Раздался звонок. Виктор вздрогнул и посмотрел на дисплей. «О, легок на помине».
        - Да.
        - Алло, привет, Вить!
        - Здарово!
        - Ты где сейчас? И как сам?
        Говорить или не говорить? Узнал Антон или нет? Будем считать, что нет.
        - Нормально. Ты-то выздоровел? На работу завтра идешь?
        - Нет, я уволился только что, но я не об этом! У тебя все нормально?
        Та-ак. Не об этом? А о чем?
        - Антон, у меня все в порядке, - осторожно произнес Виктор. - А с тобой что-то произошло?
        - Со мной? Нет, ничего…
        - Ну, извини тогда, мне некогда, я перезвоню, ладно?
        - Ладно, пока…
        Он что-то знает? Странный разговор. Но, с другой стороны, Антон бы сразу проболтался, он же балаболка и простофиля редкий.
        Ну да бог с ним, что дальше-то делать?
        Всю эту чушь с благородством и служением Отечеству оставим дуракам. Нужно о себе подумать. Хочу быть богатым. Нет, не так. Хочу быть очень богатым! И буду.
        Организовать фирму по моментальной доставке грузов? Заняться экстремальной фотографией из диких уголков планеты? Или просто устроиться на работу в Лондоне, а жить в Москве? Глупость какая…
        Так. А почему Лондон? И в Москве много мест, где можно быстро заработать, если туда попасть. Ну, как заработать… Скажем так, взять некоторое количество денег, которые ему необходимы, а вроде бы и ничьи…
        Вопрос только в том, что в денежном хранилище банка Виктор никогда не был. Он немного поразмышлял, как должно выглядеть такое хранилище.
        А кто сказал, что нужно знать, как точно выглядит место? На Киевском вокзале после реконструкции он тоже не был. Виктор встал, вытащил из бумажника монету и переложил ее себе в карман. Представил себе поезд у платформы и постарался убедить себя, что это платформа Киевского вокзала. Шагнул. Ого! Действительно, свод обновили! Только тут он заметил двух-трех пассажиров, таращившихся на него, как бараны на новые ворота. Впредь буду осторожнее. А, раз эти все равно видели… Виктор вернулся в квартиру и плюхнулся в кресло.
        Ну что ж, это все упрощает.
        Глава 5

        Виктор включил компьютер и вошел в Интернет. Проверил почту (ничего нет, кроме обычного спама), вернулся на страничку Яндекса и задумался. С какого банка начать? Решил, что у Альфа-банка название вполне символичное. Вбил название в поисковую строку, вошел на нужную страницу и открыл список филиалов. Ух ты, как удобно! Даже фильтр есть! Виктор отсортировал филиалы с денежными хранилищами. Сайт предлагал посмотреть их на карте Москвы. Спасибо, господа банкиры, с удовольствием воспользуюсь, очень удобно. Распечатал карту и адреса филиалов на отдельных листах.
        Взял с полки карту Москвы, развернул и уселся со всеми бумагами в кресло. Что тут у нас?.. Ага, ближайший совсем рядом, хотя какая разница? Но во всем должен быть порядок, поэтому с него и начнем. Сверил адрес с обеими картами, в книге и распечатанную, все вроде правильно…
        Виктор аккуратно сложил карту и, вместе с распечаткой, засунул в ящик стола.
        Встал посередине комнаты, представил себе пачки денег, уложенные ровными рядами на стеллажах, мысленно произнес адрес банка и шагнул.
        Темно. Виктор пошевелился, тут же задергались, зажигаясь, лампы дневного света, освещая небольшую комнату с простыми металлическими стеллажами вдоль стен, на которых стояли запаянные в пластик брикеты. Стеллажи прерывались только в одном углу, у массивной металлической двери. И стеллажи не были забиты под завязку, как ожидал Виктор. Скорее наоборот. Небольшие кучки, составленные из этих самых брикетов, были разложены то здесь, то там; внизу валялись наполненные чем-то холщовые (или брезентовые?) мешки.
        Виктор не успел сделать и шага, как взвыли, оглушая его, сирены; замигали вразнобой красные лампы, делая движения прерывистыми, словно на дискотеке, а комнату какой-то нереальной. От неожиданности Виктор присел. Что случилось, почему пошло не так, он не знал.
        Схватил с ближайшего стеллажа два брикета из разных кучек (тяжелые какие!), развернулся и шагнул домой.
        Виктор стоял и смотрел на брикеты. По спине и вискам стекали капли пота. Ноги дрожали, будто от подъема по лестнице на шестнадцатый этаж. Деньги! У него получилось! Пусть не так, как он планировал, но деньги-то - вот они!
        Виктор переоделся, отнес одежду в ванную и взял в кухне ножницы. Устроился в кресле и аккуратно разрезал целлофан сверху брикета. Можно было и не разрезать, и так все понятно, но удержаться он не мог. Вот, значит, как их хранят… Еще и вакуумная упаковка… И что мы добыли? В одной упаковке были тысячные банкноты, в другой - по пятьсот рублей. Полтора миллиона… Вот это да! Повезло, мог бы и сотенные, и десятки схватить…
        Почему же сигнализация сработала? Виктор прокрутил в голове все, что произошло в хранилище. Единственный вариант, который приходил в голову - датчики движения, о которых он слышал, когда в конторе устанавливали новую сигнализацию. Или они от изменения объема срабатывают? Виктор потер лоб, но больше ничего придумать не смог. Отключать сигнализацию? Он не специалист. Почитать в Интернете статьи по теме? Вряд ли это что-то даст.
        А с другой стороны, что он запаниковал? Ну, сработала сигнализация, ну неприятно, но не мгновенно же охрана прибежит? Пока сообразят, пока в подвал спустятся (Виктор был уверен, что все денежные хранилища находятся под землей), пока дверь откроют… Три-четыре минуты у него точно есть. Сумка еще нужна. И побольше.
        Ай да монета, ай да я!
        Виктор достал монету, чтобы спрятать ее обратно в бумажник. И в недоумении уставился на нее. Так и есть - по краю монета потемнела, как будто обуглилась. Виктор сначала осторожно, затем посильнее потер монету. «Копоть» не стиралась.
        Вот как… Значит, монетка не вечная? Может, она на батарейках? А, черт с ней, должен успеть! Если все пойдет нормально, мне и одного раза хватит. Но этот раз будет не сегодня, хорошего понемножку! Виктор собрал мусор от упаковок и выбросил в ведро. В шкафу нашел пустую коробку из-под ботинок и положил деньги туда. Засунул в шкаф и прикрыл одеялом.
        Теперь - отдыхать. Виктор перекусил и до вечера просидел в Интернете, изучая сайты автодилеров и сайты поклонников разных марок.
        В семь выключил компьютер и позвонил Аньке.
        - Алло, Ань, привет…
        - Не звони мне больше! Козел!
        Виктор скривился, глядя на попискивающую трубку. Ну и пошла ты… Пожалеешь еще… Со своим папочкой… Тоже мне, королева нашлась… Но все равно обидно. Тридцать лет уже, вроде были нормальные девчонки, да как-то не задерживались. Чего им не хватает? Не пью почти, не курю, зарабатываю вроде неплохо, квартира… А ну их! Дуры!
        Вытащил одну пачку с пятисотенными купюрами, оделся и поехал в ночной клуб. Вернулся во втором часу ночи с Таней, симпатичной блондинкой в мини-юбочке не по погоде.
        Глава 6

        - Да, пока! Я позвоню! - Виктор захлопнул дверь и пробормотал уже самому себе: - Может быть…
        Посмотрел на часы. Ого! Уже одиннадцать! Пора приниматься за дело! Зло не должно отдыхать!
        Пошел на кухню, убрал со стола и помыл посуду.
        В комнате достал из стола карту и вчерашние распечатки. Так, что тут у нас? Во вчерашний банк не пойдем, не понравилось мне там… Громко, и цветомузыку включают. Виктор нашел на карте следующий ближайший филиал. Отлично. Интересно, они все одинаковые?
        На этот раз промашки быть не должно. Нужно все продумать и подготовить.
        Подумав, решил, что днем идти слишком рискованно. А когда они закрываются? Великая вещь Интернет! В девять вечера. «Вот в девять ноль пять и пойду, - решил Виктор. - Сотрудники будут с работы уходить, а охрана их провожать. При этом всегда возникает легкий бардак. У нас в конторе в начале-конце рабочего дня он всегда бывает, чем банк лучше? А может, утром идти? Все сонные будут… А начинают во сколько? Тоже в девять. Основной поток без пятнадцати - без десяти девять пойдет. Решено, лучше с утра».

«Что мне понадобится? Монета, само собой… Возьму фонарик на всякий случай, вдруг освещение откажет? И беруши обязательно, вдруг сирена не откажет? Хе-хе. И большую сумку».
        Виктор полез на антресоли за болоньевой сумкой, с которой ездил домой. Взвесил в руке, прикидывая. Нет, не годится. Большая, но мягкая. Широко не откроешь, складывать в нее неудобно. Нужно что-то большое и достаточно жесткое. О! Чемодан пластиковый вполне подойдет. Но не самый большой. Почему-то Виктор решил, что если он не сможет поднять чемодан, то и переместить его не сумеет.
        Быстро собрался и поехал в ближайший супермаркет. Через два часа вернулся, вспотевший и злой как собака. Уже втаскивая чемодан в квартиру, подумал, что вполне мог себе позволить такси, а не давиться в автобусе.
        Остаток дня Виктор провел, тренируя укладку книжек в чемодан на время. К концу дня получалось совсем не плохо. Для человека с высшим техническим образованием.
        А прокол с такси компенсировал, заказав домой ужин из ресторана. Привезли быстро, но еда оказалась так себе, на троечку.
        Наутро он был готов к восьми. Следующие сорок пять минут были самыми длинными в жизни Виктора.
        В восемь сорок шесть Виктор встал, до конца расстегнул молнию на чемодане и положил внутрь большой фонарь. Вставил беруши. Взял в руку чемодан, придерживая крышку указательным пальцем. Проверил, на месте ли монета.
        Шагнул в денежное хранилище.
        Ко всей звуковой и световой какофонии в этот раз Виктор был готов. Шагнул к стеллажу, отметив, что хранилище по площади немного меньше, чем первое, и положил чемодан на пол. Откинул крышку, выбросил фонарь и начал складывать деньги, беря по три брикета за раз. Еще накануне он решил, что полный чемодан набивать не будет, чтобы не было проблем с молнией.
        Закончив с чемоданом, посмотрел на часы. Одна минута и двадцать секунд. Улыбнулся и шагнул домой. То есть хотел шагнуть. От неожиданности Виктор упал, ударив болевшее еще с первого перехода колено. В панике вскочил, схватил чемодан и заорал что было мочи, и еще раз шагнул. Ничего! И снова! Ничего! Господи, да что же это, Господи, помоги!
        Теперь ему казалось, что это наказание: за то, что он мог сделать и не сделал, от чего мог отказаться и не отказался. Он готов был смириться, но тут сквозь вой сирен, сквозь беруши, сквозь собственные всхлипывания, похожие на вой, он услышал щелчки открываемых замков.
        Виктор выпрямился, напрягшись до дрожи, отбросил чемодан в сторону и снова заорал, чтобы заглушить все звуки, чтобы не слышать ничего, кроме себя. Попробовал, уже не веря, шагнуть еще раз…
        Ноги не держали, Виктор упал на колени, закрыл лицо руками и, не стесняясь, зарыдал. Он ревел в полный голос, сгибаясь все ниже и ниже, пока не уперся лбом в пол. Свалился на бок, сжимаясь все плотнее и содрогаясь всем телом.
        Через час нашел в себе силы встать, в ванной сунул голову под холодную воду и простоял так добрых пять минут. Вытер голову, вернулся в комнату и упал на диван, отвернувшись к стене. Вскочил, нашарил в кармане монету и швырнул ее что было мочи в стену прихожей. Снова лег, закрыл голову руками.
        Проснулся в темноте.
        За окном слышался приглушенный ночью гул Никогда Не Спящего Города, и странно, как бывает только перед тем, как все уснут, звучал весь дом.
        Если не прислушиваться (так случается, когда только что проснулся), то дом звучит, как грузинский хор, слаженным многоголосьем, и слышишь необычный ритм, и несколько мелодий переплетаются, чтобы зазвучать в унисон… Ты еще не понял, где ты, все еще окутан сном… Но слышать его можно секунду-две, не больше. Начинаешь выделять звук лифтов, приглушенные бетоном голоса, хлопанье дверей и далекий ритм где-то орущего приемника… И волшебство умирает.
        Ты проснулся.
        Виктор лежал не шевелясь. Уставившись в потолок, следил за появляющимися и исчезающими полосами света. Электронные часы, стоящие на книжной полке, показывали двадцать два сорок. Голубоватый свет от часов делал все предметы в комнате нереально четкими. Лежать было неудобно из-за наклона дивана. Горло саднило, как при ангине. Все тело болело, и каждый сустав выворачивало. Кряхтя и морщась, сел, потом встал, включил свет и сходил на кухню за градусником. Тридцать семь и девять. Растворил в стакане таблетку шипучего аспирина. Достал из шкафа подушку и одеяло и, не раскладывая диван и не раздеваясь, снова лег, поджав ноги.
        Что делать? И как приговор, в голове бился и бился молот: «Опять… Неудачник… Опять… Неудачник…» Виктор пытался оттолкнуть от себя весь кошмар сегодняшнего дня, но не мог… Снова и снова прокручивал в голове все, что произошло в банке, и не мог понять, в чем же ошибка? Уснуть удалось лишь под утро.
        На следующий день Виктор был почти здоров. Осталась синева под глазами, и весь он как-то осунулся, но чувствовал себя хорошо.
        Первым делом, даже не умывшись, нашел монету. Она потемнела еще больше, чуть не на половину, оставаясь ярко-медной посередине и постепенно чернея к краям. От удара она ничуть не пострадала, хотя на стене осталась отчетливая вмятина. Виктор положил монету у компьютера и пошел умываться и готовить завтрак.
        Налил себе полбокала коньяка, оставшегося еще с Нового года, взял монету и уселся в кресло. Вертел монету в пальцах, прихлебывал коньяк и напряженно думал. То, что он ошибся в расчетах, и так понятно. И, только проснувшись, уже знал - будет пробовать еще раз. Не может не попробовать…
        Неужели жадность сгубила его, как и многих? Но у него есть такие возможности, что другим и не снились. Да и много ли ему надо? Еще двух брикетов, да если пятитысячными купюрами… А если в евро?.. К своему стыду, Виктор не знал, какой наибольший номинал у европейской валюты. Как-то не доводилось, обходился рублями.
        Пока компьютер загружался, Виктор сходил на кухню за оставшимся коньяком. Подсел к монитору. Ага, пятьсот, значит. Это у нас сорок пять миллионов. Примерно. Мне на всю жизнь хватит! А не хватит, может, она не совсем еще сдохнет! Виктор положил монету на стол и вернулся в кресло с картой и адресами отделений банка. Нужно быть уверенным, что в хранилище есть такие деньги. А они точно будут в центральном хранилище. Виктор подсел к компьютеру. Ага, вот центральный офис, здесь и денежки…
        Перейду, возьму две упаковки и уйду. Как в первый раз. Без истерик. Спокойно. Туда и обратно. Я хоббит! Тьфу ты, хорош пить! Не, не хорош…
        Виктор посмотрел на часы: «Три часа, во сколько же я встал? Рановато, конечно, но что делать…»
        Быстро собрался, распихал по карманам деньги и поехал в центр, убивать время и топить в алкоголе стыд. Вернулся через два дня, еще более осунувшимся, с мешками под глазами и порванным локтем плаща. Еще сутки приходил в себя, глотал какие-то таблетки от похмелья и выпил дикое количество минералки.
        Зато следующим утром был способен принимать пищу, делать резкие движения и думать.
        На этот раз он не стал выбирать время. Просто умылся, оделся, сунул монету в карман и шагнул к стеллажу с европейскими деньгами. Не отвлекаясь на звук и свет, убедился, что взял нужные ему упаковки и, даже не обернувшись, шагнул назад в комнату. Он даже не заметил, не обратил внимания, что в этом хранилище свет уже был включен, сигнализация не орала, а вместо стены с дверью была решетка, за которой дежурил охранник, вскинувший пистолет и лишь на секунду опоздавший и выстреливший в пустоту. Правда, не совсем в пустоту: пуля попортила купюр тысяч на сто.
        Но всего этого Виктор даже не увидел. Получилось! Вот оно! Теперь заживу! Плюнуть на все и уехать в Брянск? И не помешает вовсе, хотя бы на время, подальше от Москвы, от банков. Но не сразу, не сразу.
        Была у Виктора одна мечта, он ее лелеял уже второй год, он знал о ней все. Он представлял себе не раз, как это будет. Что скажет каждый из них. Что скажет он. Ему не надо было лезть в Интернет, чтобы посмотреть адрес. Он знал цену.
        Виктор прикинул в уме, сколько ему надо. Вскрыл пластиковую упаковку и вытащил две пачки. Одну засунул в карман джинсов, от второй отсчитал несколько банкнот. Остальные деньги вернул в шкаф. Посмотрел в зеркало, достаточно ли небрежно выглядит для прожигателя жизни, вызвал такси и поехал на Варшавку.
        В автосалоне, правда, его ждало небольшое разочарование: клерки были приветливы, но не более того, особого подобострастия он так и не дождался. И даже заготовленная фраза: «Q7, черного цвета, пятьсот лошадиных сил, в максимальной комплектации», - не произвела нужного эффекта.

«Нужно привыкать быть богатым, - осадил себя Виктор. - Это только нищие думают, что перед деньгами все падают ниц. Тебе еще многому предстоит научиться, дружок».
        Еще оказалось, что в евро заплатить нельзя, деньги придется менять. Виктор растерялся, но эту проблему решили быстро, выделив ему автомобиль и охранника.
«Ага, таки не «Дэу» покупаю!»
        Пока менял деньги, пока готовили машину, прошло часов пять. Подождать до завтра он категорически отказался. За это время Виктор прокатился на всех тест-драйвовских машинах, перечитал несколько раз все документы и расписался во всех местах, отмеченных галочкой.
        Но ни зажравшиеся клерки, недостойные даже лизать ботинки обладателя Q7, ни часы ожидания в салоне не могли испортить Виктору удовольствия от поездки домой. А охранник на стоянке возле дома так и вовсе готов был отдать честь и вытянуться по стойке «смирно». Виктор походил еще немного вокруг своей «Ауди», полюбовался стремительностью линий и солидностью автомобиля. Хотелось кричать от радости. В первый раз в жизни у Виктора сбылась Мечта. О чем он будет мечтать дальше, он пока не задумывался. Вытащил из бардачка солидное руководство по эксплуатации, отправился домой. И даже мелкая сентябрьская изморось казалась уместной и нужной.
        По дороге Виктор вспомнил о монете и сразу, как только вошел в квартиру, вытащил ее из кармана. Да, похоже, конец. Незатемненной осталась точка посередине, диаметром миллиметра три, может, четыре. На раз переместится, возможно, и хватит, а вот обратно… Ну что, начнем жизнь обычного российского миллионера?
        Захотелось вдруг похвастать хоть кому-нибудь своей удачей, которой он добился своей мечтой! Антон! Да как же я про его монету забыл!
        - Алло, Антошка, привет!
        - О, привет, Вить! Куда пропал? Как в конторе дела?
        Что значит как дела? А, черт, он же уволился…
        - Да все нормально. Слушай, может, пересечемся завтра? Тебе когда удобно?
        - Да я весь день свободен. Давай с утра?
        - Давай. Часиков в десять? В нашей кафешке?
        - Ну, давай там. Ладно, тогда завтра и поговорим, давай, пока!
        - Пока!
        Вот так-то. Есть шанс стать еще богаче. Только не спугнуть его! Если все получится, воспользуюсь монетой один раз. Один. Клянусь.
        Глава 7

        Все время после увольнения с работы Антон посвятил себе, любимому. Для начала пару дней он провел в Интернете, составляя собственный список мест «где бы я хотел побывать прямо сейчас». Можно было и за час его составить, но Антон специально тянул время, изучая путеводители и отзывы туристов на тематических сайтах.
        Все это время он ждал знака. Что это будет - звонок телефона или звонок в дверь, а может, тук-тук-тук аськи, - он не знал. Но возможность почти мгновенного перемещения ведь не с неба на него упала? Он не Гарри Поттер, и даже не Долгопупс, и волшебством тут явно не пахнет. Кто-то подбросил ему или Виктору эти кулоны, а может быть, просто потерял. В потерю верилось с трудом, уж больно вещь ценная. Решил, что, скорее всего, владельцу было все равно, кто их найдет, лишь бы нашли.
        Антон много думал, кто в наше время может обладать такими технологиями. И, к своему стыду, дальше инопланетян дело не шло. Ну не верил он в непризнанного гения-сумашедшего-ученого, еще меньше верил в суперсекретного неуловимого шпиона. Шпионы ничего не теряют. Пытался вспомнить все, что читал на эту тему из фантастики, но, кроме космических врат и каких-то там дорог, ну, может быть, еще сверхразума, ничего не вспомнил. Попробовал даже в Интернете поискать, но, кроме заумных мыслей какого-то то ли писателя, то ли редактора, что это, в принципе, невозможно, ничего не нашел. Да уж, писаке бы этот медальон кое-куда вставить…
        Больше всего медальон был похож на техническое приспособление. Да, необычное, да, такого не может быть и бла-бла-бла… Но его вид, да и дурацкое ограничение переносимого веса говорили сами за себя. Ведь сверхразуму было бы все равно, сколько ты на себе или с собой таскаешь.
        Однако время шло, а зеленые человечки так и не появились. Никто не позвонил и не предъявил счет:
        - Антон Владимирович, распишитесь здесь, и здесь, пожалуйста! С вас столько-то тугриков… Или крови невинных младенцев… Или идите и извольте немедленно совершить подвиг… Подождите, вы ведь забыли бластер!
        Ну а поскольку и сверхразум тоже ничего от него не хотел, Антон решил до начала своего служения высоким инопланетным идеалам извлечь для себя хоть какую-то пользу, а именно попутешествовать.
        Он боялся еще одного развития событий, а именно, что зеленые человечки появятся, извинятся и попросту заберут у него медальон. Или вырвут, что называется, с мясом? И трепанацию он свою все-таки получит, а иначе как стереть ему память? Но на эту тему Антон старался думать поменьше, в конце концов, сверхразум же не дурак?
        Так он и провел два дня. Провел, в общем-то, неплохо, если бы не одно «но».
        Знак начал меняться. Во-первых, он, похоже, совсем слился с Антоном и совсем не ощущался. Во-вторых, под кожей появились какие-то лучи-линии, выходящие из знака и того же цвета. Были они не совсем прямыми, а с какими-то то ли скачками, то ли утолщениями, больше всего напоминая линии, которые рисуют на микросхемах. Линии эти можно было различить только при дневном свете, и с каждым днем они немножко удлинялись. От знака шли чуть толще, почти в миллиметр, и постепенно исчезали совсем. За два дня успели вытянуться сантиметров на десять-двенадцать. Антон сначала испугался, но потом решил не портить себе нервы по этому поводу. Что случилось, то случилось, на ситуацию повлиять он не мог.
        Чувствовал он себя прекрасно, абсолютно здоровым. Может, и кулон помог, но, скорее всего, сказалось то, что Антон отлично высыпался в эти дни, много гулял и старался есть здоровую полезную пищу. Как при подготовке к полету в космос. Так ли готовятся к полетам, он не знал, но думать подобным образом было приятно.
        Через два дня терпение кончилось, и Антон решил, что если будет нужно, то его в любом случае найдут.
        Английский язык он немножко знал, наличные доллары снял с карточки, которую ему чуть не насильно сунул как-то дядя Сережа, взял и саму карточку. Еще оба паспорта на всякий случай, хотя зачем они ему? Визы оформлять он не собирался, официально пересекать границы соседних государств тоже, тотальные проверки документов в странах, куда он собирался, не практиковались… Ночевать в отелях тоже не планировал. Но хотелось быть готовым ко всему, да и мало ли что…
        Антон планировал день проводить, изучая достопримечательности, а на ночь возвращаться в Москву.
        Жизнь, как всегда, внесла свои коррективы.
        Начать Антон решил с Новой Зеландии. На следующий день, проспав по привычке почти до обеда, он умылся, оделся и в прекрасном расположении духа выбрал первый пункт назначения. Он представил вид, открывающийся со смотровой площадки возле Окленда. Площадка находилась на вершине потухшего вулкана, так, по крайней мере, утверждала подпись к картинке, которую он скачал из Интернета. На площадку, конечно, он попал. Вот только оказалось, что вместо прекрасного вида на Тасманское море он может посмотреть лишь на живописный вид города Окленда ночью. Был и плюс - Антон совсем не подумал, какое впечатление на окружающих будет производить его эффектное появление. В этот раз, к счастью, на площадке никого не оказалось. Антон решил и впредь переходить в нужное ему место, только когда там ночь.
        Он постоял немного на площадке, вдыхая свежий морской ветер, и пошел к стоянке такси, которую заметил у будки телефона-автомата. Потом вспомнил, что в Новой Зеландии своя валюта. Возвращаться домой не хотелось. Антон вздохнул и достал фото центральной площади Окленда. Приметив симпатичный промежуток между двумя рядом стоящими зданиями, переместился. Огляделся - вроде никто не заметил - и пошел в сторону порта искать кафе, чтобы пообедать, и отель попроще - поспать.
        На следующий день, осмотрев город и побывав на смотровой площадке, Антон поздно вечером переместился в Маунт-Кук. Гейзеры, горы и озера заняли еще два дня. Порою Антон чувствовал себя эльфом или гномом из любимого фильма. Немало попутешествовав в свое время с родителями по стране, он многое повидал. Но все, что его окружало, слишком отличалось от среднерусской природы, и он даже немного устал.
        В гостинице Антон познакомился с компанией экстремальщиков из Берлина, которые затащили его сначала на воздушный шар, а потом выбросили с парашютом из самолета. Решив, что для первого раза с него достаточно впечатлений, Антон распрощался с новыми знакомыми и ночью из отеля переместился домой. В конце концов, Веллингтонский ботанический сад можно посетить попозже.
        В Москве было два часа дня. Из-за разницы во времени хотелось спать, и Антон тут же уснул.
        Разбудил его звонок мобильника. Он взглянул на дисплей и сел, стряхивая остатки сна. Виктор? И у него кулон сработал?
        - Алло, Антошка, привет!
        - О, привет, Вить! Куда пропал? Как в конторе дела?
        - Да все нормально. Слушай, может, пересечемся завтра? Тебе когда удобно?
        - Да я весь день свободен. Давай с утра?
        - Давай. Часиков в десять? В нашей кафешке?
        - Ну, давай там. Ладно, тогда завтра и поговорим, давай, пока!
        - Пока!
        Антон взъерошил волосы, зевнул и пошел искать визитку пиццерии, которую ему дали при последнем заказе. Посмотрел на часы - первый час ночи, и чего это Виктору не спится?
        Глава 8

        Кафе, в котором Антон договорился встретиться с Виктором, находилось в пяти минутах от станции «Шаболовская», как раз по пути в офис. Поэтому Антон решил сначала заехать на бывшую работу, чтобы оформить все необходимые документы и заглянуть к приятелям, условиться, где и когда он устроит «отвальную».
        Время Антон явно не рассчитал, дела заняли больше времени, чем он полагал. В отместку за необычный способ увольнения кадровики прогнали его по полному кругу, издеваясь как могли. Ребята рассказали про увольнение Виктора. Еще больше удивило то, что уволился Виктор в тот же день, что и он сам. Антон позвонил Виктору и перенес встречу на час.
        Когда Антон пришел в кафе, Виктора еще не было. Занял столик у окна и заказал себе чашку чая.
        Антон обратил внимание на припарковавшийся у кафе шикарный черный «Ауди», но когда увидел, что из него вышел Виктор, чуть не подавился чаем. Было еще кое-что. Виктор всегда был пижоном, но боялся выглядеть смешным, а сейчас он и выглядел как пижон. Причем сразу было видно, что одежда на нем только что куплена, и стоит она не просто дорого, а очень дорого. Довершали картину черные очки. «Фильмов насмотрелся? - подумал Антон. - Все дело в кулоне, из-за него эта встреча… Как же мне себя вести, что ему сказать?.. И что он задумал?..»
        - Привет, дорогой! - Виктор широко улыбнулся, бросил очки на столик и сделал попытку обнять привставшего Антона. Ну уж нет! Лучше совсем без правил, чем по твоим.
        Антон демонстративно отодвинулся и протянул руку.
        - Здорово! С работы, наверное, отпросился? - Антон сел и подозвал официанта.
        - Что будешь пить?
        - Я за рулем. Кофе, пожалуйста. С сахаром и сливками. А с работы я уволился.
        - Ты ведь не пьешь кофе?
        - Люди меняются, Антошка…
        - Слушай, а откуда тачка? И чего ты с работы уволился?
        - А ты?
        - Я? Ну я… Да понимаешь, меня дядя Сережа уговорил все-таки к себе перейти, я тебе рассказывал.
        Виктор знал, что дядя Сережа, преуспевающий бизнесмен, ставший, по сути, опекуном Антона, все время звал племянника к себе на работу. Виктор даже просил как-то Антона замолвить за него словечко, но после собеседования ему отказали. Виктор потом не здоровался с Антоном два месяца. Еще больше бесило Виктора то, что, по слухам, Антон и сам был человеком совсем не бедным, хотя никак этого не показывал.
        - Понятно… Ну а вообще, как жизнь?
        - Да все нормально у меня. Ты вон как окрутел. Откуда у тебя все это?
        - Дело у меня свое в Брянске, давно уже… Теперь только им заниматься буду… Не хотел раньше времени говорить, но теперь уже можно.
        - Ясно, - Антон сделал вид, что поверил. - Вить, так чего ты звал меня? Может, по пиву все-таки?
        - Нет-нет. Антон, помнишь, мы монетки с тобой нашли?

«Вообще-то я нашел», - подумал Антон.
        - Ну и что?
        - Слушай, а ты не мог бы мне свою продать? Десять тысяч евро даю.
        - Продать? Десять тысяч? Вить, ты не заболел, часом? Зачем тебе?
        - Понимаешь, я ее коллекционеру одному показал, она редкая какая-то очень. Извини, что обманул, она на самом деле пятьдесят стоит, - импровизировал на ходу Виктор, - хотел вот наварить на тебе. Извини еще раз… Давай так - я тебе сорок пять штук даю, и мне за труды пять, ладно?
        - Вот это да! Что ж ты раньше не сказал! А я ее выбросил, Вить, представляешь? В тот же день. Думаю, что за хрень… На что она мне? И выбросил.
        Виктор надел очки и на секунду опустил голову.
        - Ну и ладно. Расскажи, как новая работа?
        Они поболтали еще минут пять о том о сем. Оба не знали, как продолжить разговор. Говорить стало не о чем, и бывшие приятели распрощались. От предложения подвезти Антон отказался.
        Проводив машину взглядом, Антон задумался. Да уж, врет и не краснеет… А мне он поверил? Меня он всегда за дурачка держал, может, и поверил.
        Антон подозвал официанта и заказал обед. Не пиццей же все время питаться?
        Через сорок минут он расплатился у барной стойки и прошел в туалет. Закрывать за собой дверь не стал и сразу переместился домой.
        В прихожей замер. В квартире кто-то побывал. Воры? Дверь закрыта… Хотя это ничего не значит, дверь могли захлопнуть за собой. Постоял минуту, прислушиваясь: вроде никого.
        Антон осторожно прошел по квартире, стараясь не наступать на раскиданные всюду вещи, вытряхнутые из шкафов, на книги, валяющиеся на полу и прочий скарб, разбросанный по квартире.
        Так… Антон вернулся в гостиную и начал методично складывать все, что валялось на полу, на свои места. Проверил все еще раз и начал убирать другие комнаты.
        Через два часа убрал и проверил всю квартиру. Ошибки быть не могло - пропал футляр, в котором лежали кулоны.
        Глава 9

        - Б…ь, б…ь, б…ь! Твою мать! - Виктор колотил ладонью по рулю. - Спрятал гаденыш! Что же делать-то, а?! - Он подъехал к подъезду, припарковался, перекрыв чуть ли не половину проезда, и откинулся на сиденье.

«А я-то дурак! Перемещение использовал, в подъезде засветился. Понасажали консьержей. Запомнил он меня или нет? Хрыч старый! Вы откуда? Как прошли? А вдруг Антон заявит? И на хрена я коробку эту взял?» - Виктор покосился на футляр, валяющийся на соседнем сиденье, повертел его в руках, но все-таки сунул в карман.
        Достал из бумажника монету. Незатемненной осталась крохотная точка. «Хватит еще на раз?» Рисковать не хотелось.

«Неужели Антон ее выбросил? Нет, не может быть. Даже если к таким вещам теряешь интерес, все равно оставляешь их у себя - как брелок, как феньку, да просто в руках вертеть, в конце концов! Коробку-то он оставил… Значит, соврал Антошка. А как он догадался, интересно? Не так прост Антошка, не так прост… Ну, мне его простота по барабану. Как монету отобрать? Силой? Он переместится, если у его монеты еще Сила осталась, если нет - то и мне она не нужна. Придумать историю, что если он мне ее не отдаст, то меня убьют? Это скорее сработает. Можно, правда, пристукнуть его где-нибудь и обыскать, пока не очухался… Сам я такое вряд ли сумею сделать, а вот если кого попросить… Кирилл, бывший сокурсник, настоящий урка. Если не сам возьмется, то на нужных людей вывести сможет. Светиться только не хочется… Нет, сначала попробую сам. Нужно придумать настоящую слезливую историю. Он ведь добренький, всех жалеет, всем готов помочь… Антон наивный, должно прокатить. Все, решено!»
        Виктор вышел из машины, пикнул брелоком сигнализации и пошел домой.
        Отпер дверь, разулся и пошел мыть руки. Проходя мимо двери комнаты, краем глаза уловил движение. Стремительно развернулся…
        - Ну, здравствуй, Виктор Семенович!
        В кресле, развернув его спинкой к окну, сидел незнакомый усатый мужчина в коричневом костюме и спокойно смотрел на Виктора.
        - Здравствуйте…
        - Я из уголовного розыска, майор Ушаков, зовут Андреем Евгеньевичем. Я расследую ограбления в отделениях Альфа-банка. Вы дверь заперли?
        - Ч-что? Да, запер…
        - Напрасно, откройте, пожалуйста.
        Виктор, как во сне, вернулся к двери. «Бежать!»
        Но в дверь уже входил, занимая чуть не весь проем, толстый мужик в очках, но совсем не интеллигентного вида, а за ним маячил еще один здоровяк.

«Монета! - вспомнил Виктор, представил почему-то площадь Курского вокзала и переместился… И ничего не получилось. - Все, все, конец…»
        - Вам плохо, Виктор Семенович? Володь, принеси воды… Да вы садитесь, Виктор Семенович…
        Все, что происходило потом, Виктор помнил смутно. Ему предъявили обвинение, потом пришли понятые, два мужика, которых Виктор частенько видел у местной забегаловки, и не в меру любопытная тетка, живущая этажом выше. После обыска пересчитывали и фотографировали деньги, Виктор что-то подписывал, отвечал автоматически на вопросы…
        Больше всего его поразило, насколько буднично все происходило и то, что к нему относились как-то… пренебрежительно? Даже наручники не надели!
        Сам Виктор воспринимал все как бы со стороны. Сил нервничать и паниковать за последние дни просто не осталось.
        Через два часа его привезли в какое-то здание, провели по нескольким коридорам, окрашенным темной масляной краской, и завели в маленькую комнату. Выглядела она как типичная комната для допросов из отечественных фильмов: стол и стул для следователя, установленные перед зарешеченным окном, и табуретка посредине комнаты, в двух метрах от стола. Отличия состояли в том, что окно было неожиданно большое, отчего всю комнату заливал солнечный свет, и стены выкрашены в приятный салатовый цвет, а не темно-серый, как в коридоре. Виктора усадили, и только теперь надели наручники, заведя руки за спину.
        Затем человек, приведший его, вышел, щелкнул замок, и Виктор остался один. Сколько он так просидел, пять минут или час, он сказать не мог. Но за это время он немного пришел в себя и решил, что будет говорить только правду. Во-первых, никакого объяснения, представляющего все случившееся как недоразумение, он придумать не мог, да и что придумать, если поймали практически за руку… Во-вторых, был шанс, что его сочтут ненормальным, а это совсем неплохо в данных обстоятельствах…
        Опять щелкнул замок, и за стол уселся майор Ушаков. Он был все в том же коричневом костюме, неожиданно хорошо сидевшем на его худощавой фигуре.
        Последовал ряд вопросов, которые Виктор ожидал: имя, когда родился, где учился, кто родители и так далее. Старался отвечать как можно подробнее и спокойнее.
        Потом Ушаков отложил ручку, достал и включил диктофон:
        - Виктор Семенович, наша беседа будет записываться. Расскажите подробно все, что вы можете сказать касательно ограблений, совершенных из денежных хранилищ Альфа-банка. Чистосердечное признание, сами понимаете… Пожалуйста, начинайте.
        Виктор вздохнул, собираясь с мыслями, и рассказал все: как нашел монеты, как случайно обнаружил, что может переместиться куда угодно, как спланировал ограбления и как их совершил… Про переживания личного характера и запой между двумя ограблениями рассказывать не стал.
        Андрей Евгеньевич, надо отдать ему должное, никак не проявил свое отношение к рассказу Виктора. Сидел, опершись локтями на стол и положив подбородок на сплетенные пальцы рук, и смотрел на Виктора. Под конец рассказа Виктор, то ли понимая, что рассказывает неубедительно, то ли под действием этого взгляда, говорил все путанее и тише, пока не замолк совсем.
        - Вы закончили? Спасибо. Виктор Семенович, смотрите, я стираю весь этот бред, который сейчас услышал. Соберитесь с мыслями, я даю вам еще пять минут. И расскажите правду.
        - Я же правду…
        - Не усугубляйте, Семилетов! - чуть громче сказал Ушаков и пристукнул ладонью по столу. - Мы идем вам навстречу, и от вас ждем того же.
        В кабинете повисла тишина, только за окном время от времени слышалось дребезжание трамваев и щебетание каких-то пичуг.
        Вдруг, особенно резко в этой напряженной тишине, зазвонил мобильный следователя.
        - Да, слушаю, Ушаков. Нет, не дал. Да, здесь… Что?! Товарищ полк… Слушаюсь, товарищ полковник!
        Ушаков удивленно уставился на Виктора.
        - Что случилось, Андрей Евгеньевич? - спросил тот.
        - А, что? - встрепенулся майор. - Нет, ничего. Не ваше дело.
        И тут же, нелогично, добавил:
        - Ваше дело будет вести другой человек. Да. - Было очевидно, что Ушаков растерялся.
        Виктор насторожился. Что случилось? Кому его передают?
        В этот момент дверь открылась, и в комнату вошел мужчина. Высокий, в темно-сером костюме. Больше похож на крупного чиновника или бизнесмена. Достал из внутреннего кармана какое-то удостоверение и протянул вставшему следователю.
        - Майор Ушаков? Здравствуйте. Вас должны были предупредить… - неожиданно приятным басом произнес незнакомец.
        - Да-да, товарищ…
        - Не надо, без чинов, - мягко перебил вошедший.
        - Так точно! Предупредили. Я могу идти?
        - Да, конечно. Спасибо.
        Незнакомец смотрел в окно, дожидаясь, пока Ушаков соберет бумаги и уйдет, мягко закрыв за собой дверь. Повернулся, сел на стул и улыбнулся Виктору.
        - Здравствуйте, Виктор. Меня зовут Иван Андреевич Переверзев. - У него было приятное лицо, аккуратная прическа с благородной, что называется, сединой, хотя на вид ему можно было дать лет сорок, и то с натяжкой. Был он весь какой-то… уютно-холеный. Портили картину только глаза - взгляд был тяжелый и жесткий. - Я работаю в службе безопасности. В какой именно, не важно. Скажу лишь, что мы занимаемся необычными и фантастическими случаями. Такими, как ваш. Поэтому можете мне говорить все, что хотите. Поверьте, я еще и не такое слышал. Мы заинтересовались вашим случаем. Вернее, способами, с помощью которых вы проникали в отделения банка и покидали их. Поэтому будьте откровенны.
        Иван Андреевич достал из внутреннего кармана пиджака очередной диктофон, поставил его на стол и задал стандартный вопрос:
        - Виктор, нашу беседу я буду записывать. Вы не против? Ну и отлично!
        Следующие два часа Виктор рассказывал всю историю снова и снова, отвечал на вопросы, на некоторые по нескольку раз.
        Иван Андреевич, казалось, остался доволен разговором.
        - Спасибо, Виктор. Пока ваши показания будут проверяться, через пару дней мы с вами встретимся. Если вам нечего добавить, позвольте откланяться.
        - Иван Андреевич, а можно спросить? Как меня…
        - Да очень просто, Виктор, - не дослушал Переверзев. - Во-первых, судя по тому, в каком виде вы появлялись в банке, о камерах видеонаблюдения вы, видимо, не знали? Ведь даже тапочки домашние не переобували, батенька! А на фонарике отпечатки оставили… Но это все ерунда. Как вы думаете, Виктор, часто в Москве люди приносят в обменники больше ста тысяч евро? Да в тот же день, когда из банка украли миллион? Или вы думаете, что паспорт в обменниках просто так спрашивают, из вежливости?
        Виктор постарался стать как можно меньше. «Стыдно-то как, какой же я идиот!»
        - Вас перевезут в наше ведомство, Виктор. И не казните себя, попасться не стыдно, должно быть стыдно на такое решиться.
        Виктора действительно перевезли в закрытой машине в какое-то другое здание, где он и просидел в одиночной камере, неожиданно похожей на гостиничный номер, два дня. Никто к нему не приходил, ни о чем не спрашивал.
        Ближе к вечеру второго дня в камеру пришел Иван Андреевич. Был он чем-то доволен, разве что не потирал руки.
        - Ну что, Виктор, все, что вы мне рассказали, подтвердилось. Сейчас мы вас отвезем назад в вашу квартиру, где вы и будете жить. Нет-нет, вы по-прежнему под арестом, не обольщайтесь на сей счет. За вами все время будут следить. Не пытайтесь ни с кем связываться. Ни по телефону, ни по Интернету… В ваших же интересах, сами понимаете… Более подробные инструкции получите по прибытии на место. Пока мы с вами доедем, я хотел поподробнее услышать об Антоне Богатыреве. Расскажете?
        Глава 10

        Вот это да, ай да Витька! Вот, значит, до чего дошло. По квартирам лазать… А вроде тихоня, интеллигент хренов! Тьфу ты, и вспоминать не хочется. А ведь он на этом не остановится! Деньги на «Ауди» ведь явно не тяжелым трудом заработаны? Каких еще глупостей ты наделал, Витька?
        Антон слонялся по комнатам, засунув руки в карманы. А от квартиры лучше держаться подальше. Мало ли что ему в голову придет. Да и в Москве пока лучше пореже появляться. А зачем ему второй кулон? Мне и одного хватает.
        Так, ладно. Ты вроде туристом хотел стать? Вот и вали куда хотел. Нужно дядю Сережу предупредить, и можно отчаливать.
        Антон набрал номер:
        - Дядя Сережа, привет! Слушай, я к тебе в контору заеду, не очень занят?
        - Тоха, да какой разговор? Давай подъезжай, случилось что?
        - Не, все нормально. Так, поговорить хочу. Ну, все, через часок приеду, пока!
        Дядю Сережу Антон знал, сколько себя помнил. Собственно, дядей он ему не был, а был другом отца. Они дружили со студенческой скамьи. После института вместе работали в одном строительном тресте. К перестройке оба доросли до начальников управлений. Через какое-то время смогли организовать фирму. Формально директором был отец Антона, дядя Сережа занимался финансами. В две тысячи четвертом с большой выгодой продали дело и организовали финансовую компанию, директором в которой стал дядя Сережа, а отец Антона отошел от активных дел, параллельно занимаясь двумя-тремя проектными бюро.
        А на следующий год отец и мать Антона возвращались с дачи на машине вместе с женой дяди Сережи. Случилась авария, в которой никто не выжил.
        После этого дядя Сережа стал для Антона компаньоном, отцом, дядей и старшим братом. Он взял на себя управление всеми делами, доставшимися Антону в наследство. Предлагал Антону любую должность в любой фирме, им принадлежащей. Но согласился с доводами Антона, что ему пока рано - это раз, и такую ответственность в его годы на себя брать совсем не хочется - это два.
        Антон только что окончил институт и по совету дяди Сережи устроился в обычную строительную фирму, искавшую сотрудников по объявлению. Там и проработал последние три года, старательно скрывая от сослуживцев свои доходы.
        От работы не отлынивал, но и карьеру старательно, как Витька, не делал. Больше старался изучать работу строительной фирмы с разных сторон.
        Так и жил. Было у него несколько девчонок, смущала, правда, их реакция на Антонову трешку. А про то, что он совладелец нескольких фирм, и упоминать не хотелось. Но и это Антона не очень напрягало, просто не встретил еще свою половину, вот и все. Дядя Сережа только посмеивался.
        В офисе Антона знали, и секретарша сразу провела его в директорскую комнату отдыха. Через минуту пришел дядя Сережа.
        - Здорово, толстяк!
        - Опять ты за свое!
        - Ну ладно-ладно, не обижайся. Но ты опять поправился, Тоха. Выпьешь?
        - Не, дядя Сережа, я по делу.
        - Ладно, садись. Что за дело?
        - А у тебя время есть, а то долго рассказывать?
        - Валяй.
        Антон рассказывал, вскакивал, жестикулировал, размахивал руками. Хорошо, когда есть с кем поделиться самой невероятной историей, не боясь, что тебя сочтут сумасшедшим.
        Дядя Сережа курил и слушал. Не прерывая, достал из бара бутылку «Хеннесси» и два бокала, плеснул немного Антону, чуть больше - себе. Когда Антон закончил, Сергей поднял на него глаза и спросил:
        - Антон, что за дрянь ты жрешь?
        - Дядя Сережа, но это правда!
        - Слушай, хорош лапшу мне на уши вешать! Давай так. Я свяжусь со знакомыми, найду тебе врача хорошего. А пока переезжай ко мне, поживешь у меня, чтобы легче было бросить.
        - Ну, дядя Сережа! - Антон побагровел, вскочил на ноги. - Ну ладно…
        Сергей сидел в кресле, держа в одной руке сигарету, в другой бокал с коньяком, и пялился на пустое кресло напротив. Бокал выскользнул у него из рук и упал на ковер, расплескав содержимое.
        - Блин, нужно показаться врачу…
        Тут в кресле опять появился Антон. Сергей вздрогнул и попытался отодвинуться подальше вместе с креслом.
        - Ну что, теперь веришь? - Антон протягивал Сергею его трубку, которую тот курил только у себя дома. - Я и табак захватил.
        - Слушай, не делай так больше, достаточно было просто рассказать…
        Пока Сергей приходил в себя, Антон поднял его бокал, сполоснул на маленькой кухоньке, смежной с комнатой отдыха, и налил коньяк.
        - Слушай, дядь Сережа, я решил свалить пока из Москвы, мало ли что.
        - Так, может, охрану тебе дать?
        - И как же она мне поможет, если Витька еще раз перейдет ко мне в квартиру? Жить со мной будут?
        - Н-да, наверное, ты прав. Погоди минутку…
        Сергей встал и прошел к себе в кабинет. Вернувшись, протянул Антону пачку долларов:
        - Держи. - Не слушая его возражений, всунул деньги в руки и плюхнулся в кресло. - В общем, так. Действительно, езжай, попутешествуй. Ну, в смысле, не езжай, а как там у тебя это называется… Карточками лучше не пользуйся, по ним тебя вычислить проще простого. И мобильник выключи. Если что надо, на электронку сообщение кинь. В крайнем случае звони.
        - Понял, дядь Сереж, спасибо.
        - И еще, давай договоримся. Если тут что-то пойдет не так, в разговоре я скажу слово «немедленно», понял? На всякий случай.
        - Да, дядя Сережа, понял.
        - Ну ладно, Тоха, оторвись там. А сейчас поехали, поужинаем где-нибудь. И не тяни с… э-э… отъездом.
        Глава 11

        На следующее утро Антон проснулся рано. Наученный опытом прошлого путешествия, подождал до девяти часов и переместился на площадь Сокало, в Мехико. Поселился в гостинице. Спать совсем не хотелось, и Антон пошел бродить по ночному городу, за что наутро был обруган стариком-лифтером, на ломаном английском объяснившим, что хулиганов в Мехико побольше, чем в Москве. Но все хорошо, что хорошо кончается.
        В Мексике Антон пробыл целую неделю. Побывал на бое быков, что ему не очень понравилось, посмотрел пирамиды Теотиуакана, Митле и Монте-Альбана. Пирамиды его просто потрясли. Несколько дней провел в Акапулько, наслаждаясь роскошными пляжами. Почему человек так устроен, что хороший пляж никого не оставляет равнодушным?
        Антон еще не до конца привык к своим новым возможностям. Следующий пункт своего путешествия - Перу - он выбрал больше из-за того, что тот находился «рядом». Он немного осмелел, и в Перу за один день посетил памятники Мочики, Чан-Чана и Пачакамака. Еще день он осматривал Анды. Людей здесь было мало, и Антон совсем расслабился. Он выбирал понравившуюся вершину и перемещался. Осмотр всей горной системы занял у него меньше семи часов - по крайней мере, он уже не знал, что еще тут можно посмотреть. А на будущее решил в горах одеваться потеплее, насморк ему совсем не понравился.
        Горы напомнили еще об одном месте, которое он хотел посмотреть еще с детства, и Антон в тот же день переместился в Соединенные Штаты, выбрав в качестве «базы» Финикс. Гранд-Каньон и красные песчаники Долины огня, знакомые с детства, не разочаровали его, все было, как в кино. На следующее утро он арендовал огромный кадиллак с открытым верхом и отправился в Техас, в Даллас. По дороге подобрал Каэтану, голосовавшую на трассе, очень милую американку испанского происхождения. По счастливому совпадению, она училась в колледже Далласа, так что ехать было нескучно, и Антон тратил собственно на дорогу все меньше и меньше времени, стараясь как можно больше времени проводить в мотелях. Горы и пустыни Америки впечатляли, до этого он наивно полагал, что такие просторы бывают только в России. Даже приревновал немного.
        Когда добрались наконец до места, Каэтана продолжать знакомство не пожелала, и они расстались. Погрустив для порядка, занялся изучением самого американского города. Вечером Антон сходил на игру «Даллас Ковбойз». Интересно, почему у нас популярен гламурный ногомяч, а регби или американский футбол, более подходящий по менталитету, никого не интересует?
        Полюбовавшись небоскребами и сходив на концерт кантри-группы, Антон решил, что Америки с него пока хватит. Статую Свободы, Голден-гейт-бридж и Голливуд оставим для следующего раза.
        Английский язык и бесконечные переезды Антону надоели, и он решил пообщаться с соотечественниками. Возвращаться для этого в дождливую Москву совсем не обязательно, Антон отправился в «Пион Гольф-отель» в Белеке, в котором отдыхал еще с родителями. Забронировал на ресепшене номер на неделю, предупредил портье, что может задержаться и подольше, и начал наслаждаться «олл инклюзив». Бархатный сезон конца сентября действительно собрал множество соотечественников, хватало и молодежи. Так что скучать Антону было некогда. С утра валялся на шезлонге перед бассейном с морской водой, днем играл в волейбол или теннис, если находился партнер, а вечером в компании молодежи, перезнакомившейся здесь же, отрывался на дискотеке.
        Знак на груди стал еще чуть побольше, теперь «лучи» разошлись на двадцать сантиметров от центра. Весь рисунок напоминал какого-то кибернетического паука.
«Паук» начал менять цвет, становясь зелено-голубым от краев, пока еще оставаясь медно-золотым в центре. Антону он нравился, особенно после того, как несколько человек из их компании оценили его «прикольную татуху в стиле техно».
        Как-то утром, плотно позавтракав и захватив бокал пива, Антон привычно расположился, у бассейна. Читать не хотелось, и Антон наблюдал, как малышня, увешанная спасательными жилетами, с визгом ныряла в бассейн, выныривая с выпученными от восторга глазенками в окружении миллионов капель, сверкавших на солнце. Вчерашняя вечеринка отзывалась в голове после каждого особенно громкого изъявления восторга. Почему в Москве дайкири в рот не возьмешь по доброй воле, а здесь идет на ура?
        Антон вздохнул и отправился искать уединения, которое нашел на берегу моря. В их отеле народ почему-то предпочитал купаться в бассейнах, и на пляже всегда было на удивление малолюдно. Антон улегся на шезлонг, постелив на него пляжное полотенце, и стал любоваться морем. Ему пришло в голову, что неплохо бы попробовать перейти прямо в море. Нет, в центр океана! А почему, собственно, нет? Ведь когда он экспериментировал, предметы он от себя отодвигал, а чем вода хуже? Ага, в центр океана он переместится, а как выберется обратно? Если линейка пробила ему ногу, то же самое сделает и вода? Но сама идея захватила его. В конце концов, можно попробовать путешествие в один конец. Но сначала нужно провести маленький опыт. Вот только где? О! Есть идея, но придется подождать до вечера.
        Часов в девять вечера, решив, что теперь там точно никого нет, Антон перешел на бортик бассейна в свою школу, в которой проучился все десять лет. Света уличных фонарей вполне хватало, чтобы не зажигать свет. Антон не хотел привлекать к себе чье-то внимание.
        Постояв минутку, представил себя в центре бассейна и переместился. Получилось, и с ним ничего плохого не произошло. Антон выплыл, вылез на бортик и начал вытираться полотенцем, захваченным из отеля. Вдруг до него дошло, что он не намок! И голова, и плавки были сухими! Вот это да! Антон еще раз переместился в бассейн. Да, воду он не чувствовал. Похоже, то голубоватое сияние, что он рассмотрел на замедленной съемке, было каким-то защитным полем. Вот и славно.
        Антон подумал и смотался в отель, вернувшись с часами. Опять переместился в бассейн и плавал до тех пор, пока не намок. Десять минут… Все интереснее и интереснее. Так кто и для чего подогнал мне такой подарок? И что за дурацкие ограничения?
        Антон вернулся в отель. Теперь его любимым развлечением стало перемещаться прямо из комнаты в море, метров на пятьсот от берега, и возвращаться вплавь на пляж, доводя до белого каления отельных спасателей.
        Глава 12


…Антон стоял на краю Гранд-Каньона. Ветер, налетавший порывами, парусил рубашку и заставлял отворачиваться, чтобы вздохнуть. Облака неслись на Антона с бешеной скоростью, напоминая ускоренную съемку. Весь пейзаж, изломанный ущельями, казался еще глубже от проносившихся теней. Довершал картину вой ветра, даже не вой, а трубный звук, похожий на звучание органа, который скорее ощущаешь, чем слышишь.
        За спиной послышались шаги, кто-то остановился у него за спиной.
        - Ты в моих пределах, отдай принадлежащее не тебе! - сказал Виктор. Его голос перекрыл все звуки.
        - В каких пределах?
        - Не поворачивай голову, обвалишь скалы! - предостерег Виктор. - Отдай кулон и возьми свою жизнь!
        - Она и так моя… - пробормотал Антон.
        - Ты сам выбрал этот путь, вор!
        Антон почувствовал, как Виктор протянул из-за плеча руку, схватил кулон у него на груди, и вырвал, выдирая с мясом лучи-струны, которые лопались с тихим звоном.
        - Нет, не надо! Дурак, ему же больно! - заорал Антон.
        - Сам виноват!
        Антон почувствовал, как его взяли за шиворот и швырнули в пропасть. Раскинув руки, он летел вниз, не переворачиваясь и не вращаясь, как планер. Каэтана, летевшая рядом, повернула голову и спросила:
        - Скоро приедешь?
        - Уже приехал, пока!
        Антон вздрогнул и проснулся. Е-мое, приснится же такое! Он вытер со лба пот и уставился на ставший близким потолок. В животе подвело, как будто он действительно только что прыгнул в воду с десятиметровой вышки. «Надо меньше пить». Антон перевернулся, вставая с кровати.
        Перевернуться он перевернулся, а встать не получилось. Он висел над кроватью в полутора метрах от пола. Спросонья он не очень удивился, но как только до него дошло, невидимый крюк в животе, за который его подвесили, оборвался, и Антон впечатался в матрас. Кровать недовольно крякнула.
        Антон лежал, не шевелясь. Вот, значит, как… Я еще и летать умею. В голове крутилась картинка из учебника истории, где какой-то крестьянин со слюдяными крыльями прыгал с крыши сарая. «А может, я ангел?» - подумал Антон. Но голова напомнила о выпитом вчера спиртном - нет, не ангел.
        Антон с кряхтеньем сполз с кровати и побрел в ванную, держась на всякий случай за стенку, чтобы не взлететь. Умывшись, посмотрел в зеркало. Опухшая физиономия, примятая со сна щека, двухдневная небритость… «Точно, не ангел», - с облегчением подумал Антон, но за спину на всякий случай посмотрел. Крыльев не было. Зато
«паук» на груди стал полностью зелено-голубым, желтый цвет исчез совсем.
        - Мы теперь выросли, мы теперь взрослые… - сам себе пробурчал Антон, погладил пальцем паучка и пошел одеваться.
        Выпив третий стакан айрана, Антон решил, что новое умение нужно испытать. Самый главный вопрос - как долго он может держаться в воздухе. Не хотелось воспарить в небеса, чтобы через пять минут по прихоти изобретателя «паучка» шмякнуться на землю. И вообще было интересно.
        Антон думал недолго. Переместился в море. Посмотрел по сторонам, наслаждаясь сверкающей лазурью. Вокруг никого не было. Полежал на спине, собираясь с мыслями, и попробовал взлететь. У него сразу получилось, как будто он летал всю жизнь. Единственно, что ему не нравилось, это чувство «подвешенности» в животе. Но оно того стоило! Антон вспомнил сцену из фильма про Гарри Поттера, когда тот летел над озером на гиппогрифе. Антон поднялся над водой не более чем на метр, засек по часам время и понесся от берега, время от времени переворачиваясь вокруг своей оси и кувыркаясь в воздухе.
        Когда первое чувство восторга немного улеглось, сообразил, что может слишком далеко отлететь от берега, и начал летать зигзагами и кругами, иногда ныряя в море, чтобы немного остыть. Вскоре он заметил стаю дельфинов, спешивших куда-то по своим делам, и немедленно к ним присоединился. Оказалось, что он может не прерывать полета, ныряя в воду, и так же выскакивать из воды, взлетая метра на три вверх! Антон и дальше резвился бы с дельфинами, гладя их по атласным спинам, если бы они не повернули в открытое море.
        С сожалением Антон повернул к берегу. За час, который он провел в море, способность летать не отключилась, и не похоже было, что отключится. Хотя кто их знает, зеленых человечков… Экспериментировать с высотой особого желания не было, Антон взлетел вверх метров на триста и на этом успокоился. Больше его интересовала скорость. Дельфинов он обгонял легко, единственное - на такой скорости больно было нырять и плыть под водой - Антон чувствовал, что вся кожа горит, словно после солнечного ожога.
        Как же проверить, чтобы никто не увидел? Дельфины плывут около пятидесяти километров в час. За самолетом полететь? Страшно и слишком высоко… О, за поездом! Антон вспомнил, что скорые поезда Москва - Питер разгоняются до ста семидесяти километров в час. А ходят они ночью.
        Нужно только принять кое-какие меры предосторожности. Антон вернулся в отель, пообедал и пошел вздремнуть, чтобы ночью не слипались глаза.
        Часов в семь вечера Антон надел джинсы и свитер, сунул в карман паспорт, достал из шкафа купленную в отеле кожаную куртку в каких-то жутких эмблемах и переместился в знакомую ему по прошлым поездкам в Питер подворотню. Была опасность, что его увидят, но приходилось рисковать. Кроме того, как только у Антона возникла необходимость делать что-то втайне от других, он убедился, насколько равнодушны люди ко всему, кроме собственных проблем. У него даже время от времени возникал соблазн переместиться в какое-нибудь людное место днем и проверить реакцию окружающих.
        Антон вышел через арку на улицу, поймал такси и попросил отвезти его в ближайший спортивный магазин. Попросил водителя подождать, пока он сделает покупки, и поехал на Московский вокзал. Всю дорогу до вокзала водитель косился в зеркало заднего вида на Антона, рассматривающего покупки - мотоциклетные шлем и комбинезон черного цвета, - но молчал. То ли и не такое видел, то ли решительный вид Антона избавлял от излишнего любопытства.
        Отстояв небольшую очередь, Антон протянул в кассу паспорт и деньги, попросив оба места в спальном купе. Пожилая кассирша поджала губы.
        - Не положено! Одно место на один документ.
        Антон вздохнул, загородил насколько можно от соседей окошко кассы и притворно засуетился.
        - Да вот же у меня еще… - и протянул тетке пятисотку.
        До отхода поезда оставалось три часа, которые Антон провел, прогуливаясь по удивительно сухому для начала октября городу.
        Он всегда немного завидовал питерцам с их львами, набережной и Эрмитажем.
        Сел в поезд, попросил у проводницы двойной кофе. Расплатившись, предупредил на всякий случай, что занял оба места в купе на законных основаниях, и попросил до Москвы не беспокоить.
        В пригороде Питера максимальную скорость поезд не набирал, и они еле тащились. Только часа через два Антон решил, что скорость достаточная. Пора! Переоделся в мотоциклетный комбинезон, надел шлем и перчатки и открыл окно. Решил, что нездоровые сенсации ему не нужны и откинул задвижку на двери, пусть проводница думает, что просто утром не заметила, как он вышел в Москве.
        Высунул голову в окно, которую тут же чуть не оторвало ветром. Была еще одна опасность, которая могла прервать эксперимент в самом начале - мимо окна с сумасшедшей скоростью проносились опоры контактной сети. Антон повис в воздухе и, держась за раму, начал вылезать из окна, стараясь по возможности прижиматься вплотную к поезду.
        Поток воздуха, как он ни старался удержаться, подхватил его и отбросил в сторону. Ему повезло, и он ничего не задел. Антон выровнял в воздухе полет, прижал руки к бокам и ринулся в погоню за поездом, стараясь держаться над рельсами. Через какое-то время догнал поезд и полетел над последним вагоном. Увидел электровоз и первые вагоны и понял, что поезд притормозил перед поворотом. Нужно было дождаться прямого участка. Через несколько минут поезд миновал поворот и опять начал разгоняться. Как ни старался Антон удержаться над вагоном, у него ничего не получилось. Скоро красный огонек на последнем вагоне мигнул и скрылся за очередным поворотом.
        Антон взлетел повыше и переместился в комнату отеля. Сразу почувствовал, как тут жарко, и поспешно стянул шлем и комбинезон. Главное он выяснил - больше ста километров он едва ли наберет. А с другой стороны, любой бы согласился и на пять километров в час, лишь бы уметь летать, разве нет?
        Глава 13

        Наутро Антон проснулся в прекрасном расположении духа. Вчерашние полеты настраивали на мажорный ряд.
        Я все могу!
        Все? А что еще?
        Антон задумался, что делать дальше. Турция ему наскучила, и он решил переместиться в другое место. Достал рюкзак и наудачу вытащил одну из фотографий, распечатанных еще в Москве. Ага, отправляемся в Японию!
        Он спустился на ресепшен и расплатился. Сходил напоследок искупаться и пообедал в ресторане отеля. Поднялся в номер, собрал вещи, захватив, на всякий случай, шлем, и стал дожидаться вечера. В шесть вечера переместился.
        Обычная маскировка не сработала - несмотря на полночь, вокруг было полно народа. Несколько японцев таращились на него, бесцеремонно тыча в его сторону пальцами.
        - Ведите себя прилично! - сказал по-русски Антон и пошел в сторону светящейся вывески отеля, который наметил еще по фотографии. Получив ключи от просторного на удивление номера, решил пойти погулять по городу - спать совсем не хотелось.
        Антон по-английски, а большей частью жестами в течение десяти минут пытался попросить портье записать ему адрес отеля. Наконец японец хлопнул себя по лбу, улыбнулся и протянул ему с поклоном визитку отеля. Визитки стопкой лежали на специальной подставке прямо под носом у Антона. Оба рассмеялись, довольные друг другом.
        Наконец Антон вышел на улицу. Токио ошеломил его. Небоскребы и хибарки, примостившиеся у них под боком, широченные магистрали с несущимися автомобилями и какие-то кривые улочки без освещения, японцы и японки в строгих деловых костюмах и японки, словно убежавшие со съемочной площадки фильма «Гейша». Город сверкал рекламой, как Лас-Вегас, а местами был мрачный, как спальные районы в пригородах Москвы.
        Антон зашел в ресторанчик перекусить и попросил что-нибудь традиционно японское. Получил тарелку риса с куском вареной рыбы и высокий стакан пива. Делать нечего, Антон поковырял в тарелке вилкой и выпил пиво. После хлебосольной Турции ужин не впечатлил. Бармен равнодушно тер стаканы.
        Антон вышел на улицу. В каком направлении отель, он не знал и без посторонней помощи вернуться бы не смог. Ну и ладно. Сегодня посмотрим жизнь простых японцев, а завтра займемся большими и малыми туристическими наборами.
        Сам не понял как, но оказался в квартале с узенькими улочками, освещавшимися только кое-где горевшими окнами. И простые японцы не заставили себя долго ждать. Впереди, метрах в пятидесяти, вдруг появились какие-то люди, подпиравшие стены домов и глядевшие в сторону Антона. По то и дело разгоравшимся ярче при затяжках огонькам сигарет Антон определил, что их человек десять, не меньше. Можно было переместиться в отель, можно было просто взлететь, в конце концов, но Антон решил развернуться и просто уйти.
        Антон лишь начал поворачиваться, как время остановилось. Не то чтобы остановилось, но притормозило, точно. Причину Антон увидел, как только развернулся куда хотел. Прямо в голову ему летела бейсбольная бита. Биту держал щуплый подросток (а может, низенький японец, кто их разберет?), ощеривший зубы. За ним, готовый подстраховать, пригнулся еще один, покрупнее.
        Антон инстинктивно выбросил вперед руку, защищаясь. Перехватил биту и сжал кисть. Тут время, похоже, вернулось к своему обычному течению, и вся группа замерла: Антон сжимал верхушку биты, которую он нечаянно отломал, маленький японец держал ручку от биты, а японец побольше ничего не держал, но тоже имел довольно глупый вид. Через секунду оба японца заорали что-то очень воинственное, как показалось Антону, и он приготовился обороняться. Но японцы развернулись и с криками убежали в темноту.
        Антон оглянулся на банду, ожидавшую его впереди. Они тоже куда-то бежали, правда, нужно отдать им должное, молча.
        Антону стало не по себе. И за что ему все это? Он взглянул на обломок, который все еще держал в руке. На ладони лежала бита, расщепленная на волокна. Может, гнилая? Антон достал из кармана монету и без труда скрутил ее в трубочку. Вот так. На всякий случай подобрал камушек и растер его пальцами в пыль.
        Это нужно было обдумать. Антон принципиально решил вернуться в отель традиционным способом. Через какое-то время он вышел на широкую, ярко освещенную улицу, поймал такси и сунул водителю визитку отеля. Водитель засмеялся и, не включая счетчика, довез Антона до конца квартала, свернул и остановился у гостиницы. Антон тоже рассмеялся, сунул водителю десять долларов и вышел. Напротив отеля, через дорогу, светился окнами круглосуточный магазинчик. Антон перешел улицу, по-московски игнорируя пешеходный переход, и купил бутылку виски.

«Я так сопьюсь…» - с грустью подумал он после первых ста граммов.

«Что мы имеем? А много чего. Во-первых, могу переместиться куда угодно. Во-вторых, могу летать. В-третьих, останавливаю время. Хотя нет, скорее это я сам ускоряюсь. В-четвертых, я сильный, как… как не знаю кто, но сильный! А для чего? Да хрен его знает, кто мне такие подарки делает…»
        Антон сидел на кровати, подперев голову руками. Бутылка медленно, но верно пустела. Вдруг его озарило:

«Да ведь я супермен! Не, не так. Я супергерой! И что мне с этим делать? Ясно что - мир спасать! А как?»
        Он с сомнением посмотрел на остатки виски и решительно отодвинул бутылку.
        Что это такое - быть супергероем? Нужно всем помогать, всех спасать… Злодеев всяких мочить… Доктор Зло… Антон наморщил лоб, вспоминая все фильмы на эту тему, которые он видел. Но супермены не вспоминались, вспомнился почему-то артист Тихонов. А что, ведь и впрямь есть такая профессия - Родину защищать. Все, завтра же вернусь в Москву и начну спасать людей от всего на свете!
        Антон улегся, улыбаясь своим мыслям. Через пять минут он спал. Ему приснилось, что он красно-синий паук в буквой «S» на груди, который ловит в паутину визжащих японцев.
        Глава 14

        Проснувшись, Антон дал себе торжественное обещание больше не пить. Вспомнил вчерашний бред, что сам себе напридумывал. Милиционером, значит, решил стать? И с преступностью бороться? Мило, мило… Очень интересно, как ты дежурному в райотделе Москвы будешь предлагать свои услуги. Или нет, лучше объявление дать - так, мол, и так, супергерой, спасаю кого хочешь, недорого. Адрес такой-то, койка рядом с Наполеоном…
        Так, что у нас по Японии? Антон полистал свои записи. Ограничимся малым набором.
        Антон полюбовался водопадом Кэгон и побродил по храмам Тосегу. Великолепная природа, вид озер и горы настроили Антона на грустный лад, и ему опять захотелось домой.
        По пути решил заскочить на Камчатку, на которую мечтал попасть еще на школьных уроках географии. В который раз убедился, что мы свою страну недооцениваем. Сопки и тайга поражали своим мрачным величием. А свежая икра, которой Антон просто объелся! А морепродукты в японском ресторанчике! Антону начало казаться, что он уже светится от фосфора.
        Прогуливаясь вечером по городу, увидел вывеску интернет-кафе. Только тут, к своему стыду, вспомнил о дяде Сереже, которому обещал регулярно давать о себе знать.
        Заплатив администратору положенный минимум, вошел в свой ящик. Среди кучи спама было с десяток писем от приятелей и знакомых девчонок. Ну, с этим потом разберемся, вроде ничего срочного нет. Ага, а вот это уже интереснее!
        Первое письмо было от Виктора: «Антон, нужно встретиться и обсудить случившееся недоразумение. Ты все не так понял. Это важно для нас обоих. Свяжись со мной». Не так, значит, понял? Ну-ну… Недоразумение… Хотя кто его знает…
        Второе письмо было от дяди Сережи: «Тоха, свяжись со мной в первую очередь, когда будешь в Москве». «В первую очередь» было выделено. Ага, значит, у дяди Сережи есть новости.
        Третье письмо было от неизвестного Ивана Андреевича. Антон даже пометил было его как спам, но построение фразы его позабавило: «В ближайший промежуток времени свяжитесь со мной, Антон». Да, спамеры становятся все изощреннее. Антон удалил письмо и задумался.
        Так. Нужно побывать в Москве, с дядей Сережей встретиться, ну и с Витькой поговорить, послушать, что он там наплетет.
        Антон, не откладывая дело в долгий ящик, вернулся в гостиницу, собрал вещи и переместился в квартиру дяди Сережи. В ней, естественно, в это время никого не было. Дядя Сережа на работе, Верочка в Англии, на учебе. Домработница обычно уходит в двенадцать.
        Антон набрал офис дяди Сережи. Трубку взяла его секретарша.
        - Ой, Антон Владимирович, а Сергея Ивановича сейчас нет, он не в Москве, часа через три только приедет… Не срочно?.. Конечно, обязательно передам!..
        Ну что ж, тогда узнаю, что хотел Витька. Антон набрал домашний номер Виктора и, услышав раздраженное: «Да, говорите!» - повесил трубку.
        Значит, дома… А что он дома делает? А как же бизнес в Брянске? Эх, Витя, Витя…
        Антон переместился на кухню Витькиной квартиры и, стараясь ступать как можно тише, вышел в коридор. Заглянул в комнату: Виктор сидел в кресле перед включенным телевизором и читал книгу.
        - Тук-тук-тук! Привет, Витька!
        - Тьфу ты, вот придурок, напугал… Здорово!
        Антон не обратил внимания на протянутую ладонь и зашел в комнату.
        - Я сяду, ты не против?
        - Да, конечно… Слушай, ты все не так понял…
        - Ага, не так. Чего хотел-то? - Антон заметил футляр от кулонов, всунутый на полку между книжек. - Коробку зачем взял? Поиграть?
        - Слушай, Антон, я понимаю, выглядит все это некрасиво, но у меня выбора не было, понимаешь?
        - Нет, не понимаю. Может, расскажешь?
        - Даже не знаю, с чего начать… В общем, то, что монета может тебя переместить, куда захочешь, даже если ты там ни разу не был и не представляешь, как это место выглядит, ты, наверное, и сам понял?
        - Что? А, да, конечно!

«Серьезно? А я фотки распечатывал…»
        - Ну, в общем, я решил денег подзаработать… В банк перешел, потом во второй…
        - Подзаработать, значит… Ну-ну, давай дальше.
        - А дальше меня поймали. И готовы были все простить, если я монету им принесу.
        - Ну, так и отдал бы свою.
        - А моя испортилась. Я всего раз пять успел переместиться… Почернела вся и больше не работает. Я поэтому и свалить не смог, когда меня поймали…
        Виктор помолчал, поднял голову и, понизив голос, спросил:
        - Ты-то сколько раз уже перемещался?
        - Да пару раз всего, - стараясь смотреть прямо в глаза Виктору, ответил Антон.
        Виктор поелозил в кресле, смещаясь на краешек. И, ловя взглядом глаза Антона, скороговоркой зашептал, брызгая слюной и захлебываясь:
        - Слушай, Антон, отдай ее мне, а? Ну что она тебе даст? Ты ведь и так богатый? А мне в тюрьму садиться… Я ведь пропаду там! Будь человеком, помоги, ты ведь добрый…
        Не переставая говорить и не меняя интонацию, Виктор бросился на Антона, завалил его на спину и заорал:
        - Да быстрее сюда! Быстрее!
        Помня, что он сделал с битой, Антон, стараясь сдерживать себя, попытался оттолкнуть навалившегося на него Виктора. Но тот держал крепко. Тогда Антон, уже немного испугавшись, бешено крутанулся, сползая на пол, ударил по протянутой вслед руке и рванулся в коридор.
        Во входную дверь уже ломились какие-то амбалы. Мгновенно сориентировавшись, Антон свернул налево и забежал в туалет, захлопнул за собой дверь и нажал кнопку фиксатора на ручке.
        Дверь тут же рванули.
        - Ломай, черт, уйдет ведь!
        Антон не стал дожидаться, пока вынесут дверь, и переместился обратно в квартиру дяди Сережи.
        Ну, Витька, ну, скотина!
        Здесь надолго оставаться небезопасно. Антон вышел из квартиры, поймал такси и поехал на Курский вокзал. Подошел к бабушкам, сдающим квартиры на любой срок, от часа до суток, и, не торгуясь, снял до вечера однушку с телефоном на Земляном Валу. Зашел на вокзал и сбросил секретарше дяди Сережи эсэмэску с номером телефона, по которому его искать.
        В снятой квартире оказался на редкость удобный диван, да и разница во времени сказывалась.
        Разбудил его звонок телефона. Антон добежал до телефона и с трубкой вернулся на диван.
        - Тоха, привет! Нужно немедленно встретиться. Давай в кафе на вокзале, где в последний раз встречались?
        - Не понял ничего… Дядя Се…
        - Подумай, Антон! Через два часа. Все, пока.
        Антон задумался. Какой вокзал? Он и сейчас почти на вокзале, а до этого с поездами уже тысячу лет дел не имел. Если только в Питере… Но дядя Сережа про это точно ничего не знает. А с дядей Сережей в предпоследний раз он виделся в аэропорту, когда Верочку провожали. Они потом еще кофе попили в кафешке на втором этаже терминала. Антон хлопнул себя по лбу: «Вот тупица!» - и выбежал из квартиры, захлопнув дверь.
        Когда Антон добрался до Шереметьева, дядя Сережа уже сидел в кафе.
        - Привет, Тоха! Загорел, как вижу, время зря не терял!
        - Здравствуй, дядя Сережа! Что случилось?
        Дядя Сережа ткнул пальцем вверх:
        - Антон, тобой интересовались. Оттуда.
        - А что я сделал? Я ж не светился нигде? Ой, подожди. Сегодня, что ли?
        - А что ты сегодня успел натворить?
        - Не, ничего… А они что-то конкретное говорили?
        - Да нет… Просто пришли, поспрашивали… Но, похоже, они если не все, то очень многое знают про тебя.
        - Или про Витьку…
        - Какого еще Витьку?
        - Да тот парень, с которым мы кулоны эти нашли. Он потом еще в квартиру ко мне залез, коробочку спер, придурок…
        - А, точно. Ну, тогда все сходится. Похоже, он попался на чем-то и сдал тебя.
        - Угу. А мне что делать?
        - А ничего. Езжай еще куда-нибудь. Я тебя не видел, тебя повесткой вроде не вызывали, так что не высовывайся и живи в свое удовольствие. Пиво будешь?
        Просидели в кафе еще два часа, обсудили последние новости и впечатления от мест, где Антон успел побывать. Оба порядком отяжелели от пива.
        - Слушай, а давай тебя прямо сейчас куда-нибудь отправим?
        - О! Это идея. А куда?
        - А куда билеты будут.
        - Да мне их вроде и не надо…
        - Будь ближе к народу, Тоха…
        Сказано - сделано. Через полчаса Антон уже стоял в очереди на регистрацию рейса Москва - Геленджик.
        Нельзя сказать, что ему туда очень хотелось, но он вспомнил «Ассу» и решил посмотреть на осеннее Черное море.
        Глава 15

        Через четыре часа он уже оформлялся в гостинице в центре города. После заграничных отелей номер был вполне на уровне. А еще - отличный вид на бухту с десятого этажа.
        Город оказался таким, каким его и ожидал увидеть Антон. Великолепная набережная, вся в желтом и красном, синее море и голубое небо - что еще нужно для спокойных прогулок молодому одинокому мужчине? Девицы ему не докучали, видно, не сезон, так что…
        Прошло два дня. Антон по-прежнему предавался меланхолии. Записался на лечебный массаж в санаторий неподалеку, сходил в кино и даже на дискотеку. Но ничего не радовало. «Грустный молодой человек гулял по городу, и груз перенесенных страданий бороздил его лоб, - думал он о себе в третьем лице. - Или что там перенесенные страдания делают?»
        В таком или примерно в таком настроении он вернулся в ресторан гостиницы пообедать. Сел за столик и открыл меню, дожидаясь официанта.
        К нему подошел высокий, начинающий седеть мужчина и, не спрашивая разрешения, уселся напротив.
        - Меня зовут Иван Андреевич… - отвечая на взгляд Антона, ответил он.
        - Крылов?
        - Почему Крылов? - обиделся мужчина. - Моя фамилия…
        - Вы меня извините, я на минуточку…
        Антон встал и, не глядя по сторонам, пошел в туалет. Закрыл за собой дверь кабинки и переместился в свой номер. И поесть спокойно не дадут. Ну почему человек такая скотина, что без общества и дня прожить не может? Вот чего он ко мне полез, неужели больше выпить не с кем?
        Подождав час, Антон открыл окно проветрить комнату и, решив, что докучливый не Крылов уже ушел или нашел себе другого собеседника, спустился в ресторан.
        Мужчина не ушел. Поймав взгляд Антона, он привстал и, видя, что тот разворачивается, чтобы уйти, быстро поднял лист бумаги и показал Антону.
        Антон медленно подошел к столу и посмотрел на фотографию. Очень качественный снимок. Профессиональный. На фотографии было увеличенное изображение лицевой стороны кулона. Только кулон был черного цвета. «Это тот, Витькин», - догадался Антон.
        - Присаживайтесь, Антон Владимирович, а фамилия моя, кстати, Переверзев… - Мужчина не скрывал раздражения.
        - Это Витька меня сдал?
        - Что значит сдал? У вас странные понятия, Антон Владимирович. Виктор просто исполнил свой долг. Мы просим вас исполнить свой.
        - А кто это - «мы»?
        - Я бы мог вам сказать, могу даже удостоверение показать, но это не важно, поверьте! Важно то, что я здесь, и то, что я многое о вас знаю, - Иван Андреевич кивнул на фотографию. - И еще раз прошу помочь. Родине.
        Последнее слово Переверзев выделил.
        Антон опустил голову, рассматривая фотографию, и напряженно думал, что предпринять. Словно прочитав его мысли, Иван Андреевич сказал:
        - Поверьте, Антон, лучше отдать медальон. Половина посетителей в кафе - наши сотрудники. Мы внимательно изучили видеозаписи вашего разговора с Виктором… Да-да, разговор записывался. Так вот, по этой записи и по записям из банков мы установили, что в момент перехода вы крайне нестабильны, не зря же вы так избегали физического контакта?
        Антон понуро покивал. Да, умный дядька, ничего не скажешь.
        - Мы просчитали, что у вашего медальона осталось три, может быть, четыре перехода, пока он не закончит действовать. Отдайте его нам и окажите помощь стране. К вам никаких претензий не будет, будете жить, как раньше. Ну?
        Антон откинулся на спинку стула и посмотрел в глаза собеседника.
        Интересно. Получается, они не знают, что кулон врастает, сливаясь с телом. Хотя откуда им знать, Витька побрезговал бы надеть кулон, найденный на улице… И про другие возможности, кроме перемещений, они ничего не знают. Это хорошо… Раскидать их, как котят? Или просто улететь и посмотреть на удивленные рожи? Нет, открывать все свои карты совсем не хочется. Должен быть другой выход.
        - А почему не хотите сотрудничать со мной? - спросил Антон, чтобы потянуть время.
        - А зачем? Более эффективно с заданием, каким бы оно ни было, справится квалифицированный сотрудник, правда?
        - Н-да. Хорошо, я согласен. Но кулона у меня нет…
        - Антон, перестаньте морочить…
        - Да вы не поняли, с собой нет! Он в комнате.
        Тут до Антона наконец дошло.
        - Иван Андреевич, а зачем вы мне письма эти дурацкие писали?
        - Какие еще письма? Не отвлекайтесь. Антон, давайте работать. Так, хорошо. Встаем, я вас проверю, и поднимаемся наверх, в номер. Руки немного в стороны разведите… Поменьше, не привлекайте внимания.
        Иван Андреевич, пользуясь прикрытием вставших у соседнего столика посетителей, как-то очень ловко ощупал карманы Антона.
        - Хорошо, идите вперед. И без глупостей.
        Антон пошел вперед, краем глаза видя, что Переверзев готов применить «физический контакт» в любой момент. Ладно, тогда пойдем по более сложному пути… Страшновато немного… Как бы и вправду стрелять не начал… Но придется рискнуть.
        Антон вышел из лифта и дошел до дверей комнаты. Открыл дверь и отодвинулся, пропуская Переверзева вперед. Тот лишь усмехнулся краешком губ, не двигаясь с места. «Ну ладно, тогда я не виноват», - подумал Антон.
        Стараясь не выдать себя, направился было к сумке, лежащей возле кровати, и в два стремительных шага, разогнавшись, прыгнул в окно.
        Кроме собственной квартиры, другого места ему в голову в этот момент не пришло.
        Он не сомневался, что следят и за его квартирой. Может быть, и здесь уже всюду камеры и датчики какие-нибудь расставлены. Антон затравленно огляделся, но ничего подозрительного не заметил.
        Вещи все в гостинице оставил… Хорошо, что документы, как настоящий москвич, всегда ношу с собой. Денег вот мало осталось… Карточки уже наверняка заблокировали. Дяде Сереже позвонить? Теперь в гостиницах не остановишься, придется опять за границей жить, пока тут все не утрясется. Если вообще когда-нибудь утрясется… Так, нужно с деньгами решить и сваливать отсюда.
        Антон снял трубку телефона. О, блин, уже отключили за неуплату! Поколебался, но достал мобильник из ящика стола, включил и набрал номер.
        - Антон, что ты себе позволяешь! Немедленно сдайся властям! Ты должен выполнить свой долг! Помочь стране! Эти люди тебе ничего плохого не сделают!
        Дядя Сережа рубил фразы, словно сирену включил: «Антон, убегай! За мной следят! Не вздумай показываться!»
        - Хорошо, дядя Сережа, сейчас подъеду, и все решим.
        Ну что ж, полчаса выиграю. Прошел в спальню и пошарил на полке с бельем. Посмотрел на тоненькую стопку пятитысячных, покачал головой: «Негусто». Достал из внутреннего кармана куртки бумажник, вытащил еще более тонкую стопку долларов, сложил все вместе.
        Сколько раз себе говорил, живи проще. Теперь нужно куда-нибудь, где рубли в ходу, - это раз, подальше от Москвы - это два.
        Раздался звонок мобильного, который Антон не успел выключить. Посмотрел на дисплей: «Номер засекречен». Ого!
        - Да, алло!
        - Антон, это Иван Андреевич. Оставайся на месте, пожалуйста, давай поговорим, мы можем…
        Антон не дослушал и сбросил звонок.
        Телефон зазвонил снова. И опять «Номер засекречен».
        - Антон…
        - Да пошли вы все!
        Антон выключил телефон. Что-то тут было не так… Возникло ощущение, что у Переверзева изменился голос.
        Антон подумал, что в любом случае задерживаться не стоит, и переместился.
        Горячий сухой воздух наполнил легкие. Вдали, тая в горячей дымке, поднимал к небу пики минаретов сказочный город. «Надеюсь, идти не очень далеко». Антон снял куртку, расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и побрел по пыльной дороге к городу.
        Глава 16

        Антон сразу влюбился в Самарканд. Этот город никуда не спешил. Жил в своем медленном и плавном ритме, тягучем, как само время. Глядя на дома, минареты, площади и базары, было очень легко представить себе их и сто, и тысячу лет назад.
        Но квартиру Антон себе снял в обычной девятиэтажке, недалеко от центра. Цена была такая, что Антону даже торговаться стало стыдно.
        По совету хозяйки, он в первый же день посмотрел дворцовый ансамбль Эль-Регистан. Но на большее его не хватило.
        Антон вернулся в квартиру, нагруженный фруктами. Не купить совесть не позволила, так красиво смотрелись они на базаре.
        Антон помыл груши, виноград и дыню, разломал руками хлеб, похожий на лаваш, и принялся за еду. Да, продавец не обманул, вкуснее фруктов он не ел. Вот что значит экологически чистый продукт…
        Наслаждаясь фруктами, Антон задумался. Как жить дальше? Переезжать с места на место? Денег осталось немного, и где их взять в ближайшее время, неизвестно. В Москве наверняка все, что можно, под контролем. К дяде Сереже не сунешься, зачем доставлять ему лишние неприятности? Идти воровать, как Витька, - воспитание не позволяет. Пойти сдаться этому козлу, Ивану Андреевичу? А с чем идти? Кулона у него нет, а стать подопытной свинкой, да по собственной воле, - дураков нет. Уже и зеленым человечкам был бы рад…
        Кстати, о зеленых человечках. Надо было коробочку у Витьки забрать. И чего я ее сразу не рассмотрел как следует? Может, там обратный адрес владельца на внутренней стороне крышки? Ну, или сам владелец на дне спрятался… Ма-а-ленький такой…
        А вот прямо сейчас и схожу, и заберу… Антон прикинул и так и эдак. А что, риск, конечно, есть, но он не так велик, если все сделать быстро. Антон начал вспоминать географию, гадая, какая разница по времени между Москвой и Узбекистаном. Так ничего и не вспомнив, подумал, что небольшая, часа два-три, от силы.
        Завел будильник и поставил его на четыре утра. Когда-то слышал, что это время считается «мертвым». Подумал и перевел стрелку на семь.
        Утром Антон встал, умылся, оделся, на всякий случай, в свитер и куртку и переместился в квартиру Виктора.
        В квартире было темно, только светились цифры электронных часов - пять двадцать. Темно, правда, было недолго. Включился свет, завизжала, завывая, сирена. Антон помнил, где искать. На его счастье, коробочка была там же, где он ее и видел в последний раз - на полке, всунутая между двух книг.
        Схватил коробочку, повернулся на шум и увидел Виктора, лежавшего на диване и только что нацепившего очки. Виктор молча смотрел на Антона, не делая попыток чем-то ему помешать.
        - Это мое, - зачем-то предупредил Антон. - Пока!
        Нет, Витька, конечно, скотина, но все равно жалко его. У него что, в квартире теперь круглосуточная засада? Сигнализаций понаставили, уроды…
        Ну да ладно. Война войной, а обед по распорядку. О, восемь утра уже. Вчера на базаре его в чайхану зазывали. Вот и схожу позавтракать, решил он.
        Антон вернулся через час, сияя, как масляный блин. Узбекистан ему определенно нравился. Какой чай, какие сладости! Язык проглотить можно! Это вам не
«Риттер-спорт», это вам Восток! Тут взгляд Антона упал на зеркало, висевшее в прихожей. Н-да, Антон Владимирович, на диету пора садиться, безделье на тебя плохо влияет.
        Расстроившись, Антон решил заняться делом.
        Взял и начал крутить в руках коробочку, рассматривая ее со всех сторон. Была она обыкновенная, просто коробка для хранения кулонов, и все. Даже без замка. Ни на крышке, ни где-нибудь еще не было никаких знаков. Антон попытался вытащить пальцами подложку, фиксировавшую кулоны. Ничего не вышло. Тогда он сходил на кухню, взял нож и попробовал ее поддеть. Но она была такая твердая и так точно подогнана, что ничего не вышло. В отчаянии Антон перевернул коробочку и потряс ею. Подложка выпала, а вместе с ней - сложенный вчетверо листок бумаги. Убедившись, что больше в коробочке ничего нет, взял записку.

«По электронной почте со мной, Антон, свяжитесь как можно быстрее. Иван Андреевич». Даты не было.
        Что это, шутка? Ему делать нечего? Ага, прям сейчас и свяжусь.
        Глава 17

        Антон решил, что электронку будет теперь проверять каждый день. Вдруг у дяди Сережи новости какие-нибудь появятся.
        Собрался и пошел искать, откуда можно войти в Интернет. Нашел у автовокзала. Очень понравилось, что даже интернет-кафе имело ярко выраженный восточный колорит.
        Антон открыл ящик. Так, спам, спам, спам. Вот, от Витьки опять, от Ивана Андреевича и опять от Ивана Андреевича… Это как? Ладно, почитаем…

«Антон, тебе лучше согласиться на условия, предложенные Иваном Андреевичем». Это ты, Вить, соглашайся, тебе все равно деваться некуда…

«Антон Владимирович, скрываться бесконечно не получится. Подумайте о последствиях вашего поведения. С уважением, И.А. Переверзев». Ага, уже угрозы пошли.

«Если Антон немедленно не проявится, вычитаться будут хронопункты. Иван Андреевич».
        А это что за бред? У Переверзева крыша поехала? Антон вернулся к первому письму от Переверзева. Ага, мэйловский адрес, все как положено. Открыл второе письмо. Опаньки! А обратного адреса нет! Просто пустая строка. А это возможно? В смысле, то, что возможно, вот оно, перед глазами. Вот только как это сделали? Откуда вообще взялось это письмо?
        Антон вспомнил о письме от Ивана Андреевича, которое он удалил. Открыл корзину с двести двадцать тремя удаленными письмами (иногда хорошо быть неряхой!) и нашел нужное. Так и есть, тоже пустая строка. Вот так-так! Получается этот второй Иван Андреевич, обозначим его ИА, это не первый Иван Андреевич? Тьфу ты, логик хренов…
        Антон нажал кнопку «ответить» и написал:

«Готов встретиться». И задумался. А ведь похоже, это и есть зеленые человечки… Или какого они там цвета? Поелозил в нерешительности мышкой вокруг кнопки «Отправить». Решил, что, в конце концов, выбор у него небогат: «Будь что будет», - и нажал кнопку.

«Ваше письмо отправлено». Интересно, куда?
        Тут же пришел ответ:

«Место и время выберет Антон. Иван Андреевич». Ну что, ИА быстр, как антилопа. Кто ж его писать так научил?

«Завтра в полночь местного времени. Гранд-Каньон». Почему для встречи Антон выбрал именно это место, он и сам сказать не мог.

«Да. Иван Андреевич». Вот так вот.
        Глава 18

        Антон прикинул, что у него целый день в запасе. Плевать на все, может быть, это последний нормальный день. Проведем его так, как хочется.
        Антон вернулся в квартиру, собрал вещи, которых теперь у него было очень мало, и позвонил хозяйке. Предупредил, что может не вернуться. Оставил ключи соседям и переместился на Курский вокзал, под лестницу, которая вела в торговый центр
«Атриум». Антон заметил, что под ней всегда было пусто, даже бомжи ее игнорировали. Как только переместился, сразу присел, делая вид, что завязывает шнурки, и осмотрелся. Его появления никто не заметил. Ну и отлично.
        Антон забросил вещи в камеру хранения и пошел к метро.
        Весь день он провел на улицах Москвы. Ему повезло. Была прекрасная солнечная осенняя погода. Зашел к родителям на Ваганьково, оставил цветы на могиле. Погулял по Арбату. Он, в отличие от многих москвичей, любил эту улицу, обязательную для посещения туристами. Съездил в Сокольники, погулять по парку. Посидел в
«Макдоналдсе», не все же время есть вкусную и здоровую пищу? Иногда и химии хочется. Побродил по Красной площади, которую не очень любил из-за вечной многолюдности, но кто знает, когда еще ее увидишь? Зашел в храм Христа Спасителя, постоял полчаса перед алтарем. Дошел до набережной, передохнул, провожая взглядом юркие катера и громоздкие медлительные баржи. Незаметно опустился вечер. А еще нужно кое-что купить. И выспаться.
        Плюнув на конспирацию, переместился в «Оби» и купил большой фонарь на батарейках. Потом вернулся в квартиру в Самарканде, завел будильник и лег спать.
        Проснулся, умылся, оделся. Подумал, куда лучше забраться, и решил, из чувства патриотизма, что лучше в американский магазин. Представил стеллаж оружейного склада и переместился. Ого! Целый арсенал. Антон выбрал пистолет средних размеров, подержал его в руках, привыкая к рукояти, и проверил обойму. Засунул пистолет сзади за пояс джинсов и прикрыл курткой. Посмотрел на часы. Есть еще время для завтрака. Вернее, так как он сейчас в Штатах, для позднего ужина.
        Антон представил себе черный ход «Макдоналдса» в Финиксе, где он не раз бывал, и переместился. Обошел ресторан и зашел через главный вход. Х-м! А американские бигмаки вкуснее. Для себя получше готовят?
        Антон поел, улучил минуту, когда на него никто не смотрел, и переместился, прихватив с собой стул.
        Поставил стул на краю обрыва и уселся, вытянув ноги. Часы он перевел на местное время еще в ресторане. Без двадцати двенадцать.
        Фонарь не понадобился - полная луна освещала совершенно фантастическую панораму. Придет или нет? Чем ближе к назначенному часу, тем больше Антон нервничал.
        Хм. Двенадцать. Никого нет. Двенадцать ноль одна. Вот этого он никак не ожидал. Что за подстава? Двенадцать ноль две. Да, он пошутил, и над ним пошутили… Двенадцать ноль три. Все, можно собираться. Только сейчас Антон понял, что он весь мокрый от пота. Нервы, нервы ни к черту! Ладно, еще пять минут подожду и…
        - У тебя часы спешат. А мне ты стул не догадался захватить?
        Кто-то положил ему руку на плечо.
        Антон, ожидая увидеть все, что угодно, от разумного динозавра до зеленого лупоглазого человечка, медленно обернулся.
        Плотный мужик, на вид лет пятьдесят. Одет в джинсы и черную куртку «Даллас Старс». На седой голове бейсболка. Старомодные баки и добродушная улыбка. Типичный такой американец, мечта рекламного агента.
        Антон проглотил комок в горле.
        - Принести?
        - Если не трудно. Разговор будет долгий.
        Антон переместился в тот же «Макдоналдс». Посетителей не было, а официантка, утомившись за день, дремала за стойкой, оперев голову на руку. Антон как можно тише поднял стул и вернулся.
        Гость сидел, попыхивая сигарой.
        - О, уже вернулся? Меня зовут, как ты уже, наверное, догадался, Иван Андреевич. А ты Антон, я знаю, как тебя зовут, так что будем знакомы, - он привстал со стула и протянул руку. - Садись.
        Антон помялся, но ничего умнее в голову не пришло:
        - Слушайте, а почему у вас письма такие дурацкие, говорите-то вы нормально?
        - Это секретарь у меня так развлекается, - рассмеялся Иван Андреевич. - Считает, так больше шансов, что обратят внимание. Ты же обратил?
        - Д-да…
        - А ты чего так долго на связь не выходил? И в следующий раз не посылай меня, я даже рот не успел открыть…
        Антон вспомнил последний разговор по телефону и покраснел.
        - Извините… Я вас с другим человеком перепутал. У вас тезка есть, в органах, он мое дело ведет…
        - В каких еще органах?
        - Да не знаю я…
        - Ладно, разберемся. Ты, наверное, хочешь узнать, что все это означает?
        Антон усмехнулся.
        - Ну ладно, слушай.
        Иван Андреевич откинулся на спинку, скрестил вытянутые вперед ноги и начал рассказывать.
        Оказалось, что это действительно зеленые человечки. Вернее, просто обычные инопланетяне. Как рассказал Иван Андреевич, Галактикой правят три межзвездных Союза: Мерку, Армарс и Ди-Сайнс. В каждый из них входят межпланетные союзы, состоящие из отдельных планет. Сфера влияния Союзов охватывает практически всю Галактику. Союзы борются между собой, но вроде как понарошку. Во всяком случае, в этом месте Иван Андреевич был невнятен, мялся и отводил в сторону глаза.
        Каждый из Союзов имеет некоторые особенности. Мерку, который представлял Иван Андреевич, занимался торговлей и был основным разведчиком новых планет. Еще контролировал финансы (Антон не мог этого понять, но выходило, что в Галактике есть некая общая финансовая система) и осуществлял межпланетную связь. Мерку объединял в основном периферийные солнечные системы. Земля попадала под их протекцию, но, естественно, не являясь членом Союза. Антон был уверен, что в этой части рассказа Иван Андреевич наврал больше всего.
        Армарс был самым промышленно развитым и военизированным союзом. Объяснялось это просто - этот Союз контролировал центр Галактики, где было сконцентрировано наибольшее количество солнечных систем и планет, а значит, и ресурсов. Армарс строил космические корабли и продавал их. Научные исследования он вел только в области вооружений, соответственно его военный флот был самым многочисленным и хорошо вооруженным.
        Ди-Сайнс контролировал области, не занятые Армарсом и Мерку. Этот Союз развивал научные исследования и продавал их результаты. Почти все корабли Армарса были спроектированы Ди-Сайнсом. Союз использовал непригодные для жизни планеты и даже целые солнечные системы для масштабных экспериментов. Иван Андреевич пару раз обозвал обитателей Ди-Сайнса «чокнутыми психами».
        Все три Союза населены людьми. Существовало множество теорий на эту тему, но до сих пор других разумных, кроме людей, никто не нашел. Конечно, за миллионы лет под влиянием разных условий на разных планетах люди менялись. Но большинство из них ничем не отличались от землян - двуногих прямоходящих.
        Рассказав все это в качестве вступления, Иван Андреевич перешел к Антону и его проблемам. Антон предпочел бы, чтобы он с этого и начал, но комментировать не стал.
        Кулоны, найденные Антоном, представляли собой обыкновенные в мире Ивана Андреевича биостимуляторы. Именно они меняли человека, даруя ему фантастические возможности. Сам биостимулятор обладал запасом энергии и некоторое время мог работать автономно. Получалось, что, вживляясь в человека, биостимулятор начинал использовать его тело как батарейку.
        - Антон, звучит не очень красиво, но больше всего это напоминает союз симбионтов. Не спрашивай меня, как все работает, я не специалист и не смогу объяснить…
        - А почему именно я? Или кулоны я нашел случайно?
        - Ну, по большому счету, да… Единственное условие - мы предпочитаем вербовать молодых сотрудников. Вы подходили по всем параметрам, так что…
        - Вербовать?! И как вы планируете меня использовать?
        - Антон, я понимаю, что почти все, что я тебе рассказал, бьет по твоему самолюбию. Но согласись, и плата велика! Нет, если откажешься, мы извлечем стимулятор и…
        - Ладно, ладно, подождите! Так для чего он мне? Что я должен делать? Готовить Землю к захвату зелеными человечками? Убивать, воровать и шпионить?
        - Не горячись. Давай по порядку. Сейчас все объясню. Готовить Землю ты будешь не к захвату, а к присоединению к Мерку. Конечно, полноправным членом Союза вашей планете сразу не стать, слишком уж вы отстали. Но кандидатом - вполне.
        - И когда это будет?
        - Ну, если все пойдет, как мы планируем, то лет через пятьдесят - сто…
        - Сколько?!
        - Антон, а ты знаешь, как долго уже идет подготовка? Или ты думал, что ваша научно-промышленная революция произошла сама собой?
        - Э-ээ…
        - Вот то-то. Все должно идти своим чередом, поэтапно…
        - Ну, хорошо. А я-то, я что должен делать?
        - Нам нужна связь. Есть планеты, где ученые рассчитывают действия, которые нужно совершить. Все эти действия необходимо координировать. Не менее важно передавать информацию от планеты к планете…
        - А я тут при чем?
        - Ты так и не понял… Ты можешь переместиться на любую планету Галактики так же просто, как ты перемещаешься по Земле.
        - Стоп, стоп, стоп! Вы говорили, что это простой биостимулятор?
        - Да…
        - Что у вас, как вы там называетесь…
        - Мерку.
        - Да, в Мерку! Биостимулятор может позволить себе каждый?
        - Ну да.
        - Так зачем тогда я? Зачем светиться, зачем выдавать себя? Берите своего, родного, командировочные побольше, и вперед!..
        - Слушай, Антон… А сколько нужно энергии, чтобы переместиться на планету в другой солнечной системе?
        - А я откуда знаю? Много, наверное…
        - Вот именно. У биостимулятора есть особенность. Ты, как житель Земли, будешь черпать энергию от Солнца. И этой энергии тебе понадобится в несколько раз меньше, чем, например, мне. А вот если основной поток информации нужно передавать на мою родную планету, то лучше использовать меня, ты не годишься. А если координировать работу ученых, разбросанных по сотне планет, то что, нанимать сто человек?
        - Подождите! Так и я не на сотне планет родился, нет?
        - Антон, схема отработана на десятках планет. Перемещаешься в головной офис, берешь пакет с сообщениями, возвращаешься на Землю. Вскрываешь пакет, смотришь, куда сообщения. Берешь сообщение номер один, перемещаешься к адресату, возвращаешься. Берешь сообщение номер два, и так далее. Сфера твоей работы будет ограничена небольшим районом космоса, ваше Солнце в центре. Понял?
        - Да понял… Посыльным, значит, берете? Мальчиком на побегушках?
        - Ну-у… Мы предпочитаем называть вас почтальонами.
        - А кого это нас?
        - Антон, на Земле более ста человек помогают нам.
        - А зачем каждый раз возвращаться на Землю?
        - Увы, мы и наши технологии не всесильны. Например, ты не сможешь переносить более десяти килограммов…
        - Это я и так знаю.
        - …И не сможешь пробыть на планете-адресате больше пяти минут.
        - Ой, а почему?
        - Ну, мы не волшебники. Все-таки запас энергии, который ты сумеешь накопить, не безграничен. Поэтому после каждого перемещения тебе нужно возвращаться на Землю. Подзарядиться, так сказать.
        - А если нет?
        - Лучше не пробуй.
        - А умение летать? А реакция, словно у ниндзя?
        - Антон, это побочные эффекты… Ну зачем в развитом, цивилизованном обществе грубая сила и умение летать? Но есть кое-что действительно полезное - ты сможешь понимать любой известный на сегодняшний день язык Галактики.
        - Понятно… Слушайте, все понятно, прогресс, Союз, связь и прочее… А мне-то все это зачем?
        - Да… Все-таки Земля - удивительно практичная планета, не зря я рекомендовал ускорить ваше присоединение к Мерку… Ну, во-первых, ты побываешь на сотнях планет. Во-вторых, ты заработаешь хронопункты. В-третьих, на Земле мы можем решить практически любые вопросы, не говоря о материальных затруднениях. Практически в любой стране. Твои проблемы с этими, как их там… органами мы тоже решим, можешь не сомневаться.
        - А что такое хронопункты?
        - Это время, на которое можно продлить пребывание на планете. Все наши почтальоны предпочитают проводить отпуск на Галактических курортах. На Анживе, к примеру, потрясающая охота на животных, которых ты и представить не можешь. На Сиаже потрясающие морские курорты, а притяжение всего десять процентов от земного! А на Проди у незамужних девушек очень свободные нравы… Ну, ты понимаешь…
        - Понятно… И сколько этих хронопунктов я заработаю?
        - Зависит от количества перемещений, как ты понимаешь. Но десять дней - это минимум.
        Антон встал, сунул руки в карманы и отошел на пару шагов. Сказать, что все это ошеломило его? Нет, чего-то подобного он ждал. А плата впечатляет. Антон поднял голову. Миллионы звезд! И все они могут открыться для него!
        За спиной Иван Андреевич добавил:
        - И еще, Антон… Подумай о других людях на вашей планете. А если любой получит биостимулятор? Или планета сможет купить звездолет? И доступ к банку научных достижений? И медицина сможет победить большинство болезней? А культурные ценности?
        - Почему же вы сразу это не сделаете? Ну, болезни победить и все такое?..
        - Мы не благотворительная организация, Антон. Мы всего лишь инопланетяне. - Иван Андреевич усмехнулся. - Но все остальное - как я сказал, так и будет…
        - Знать бы еще, что вы не врете…
        - А смысл, Антон? Ну, в чем я могу тебе врать? Захватить Землю и поработить человечество? Ты ведь понимаешь, имея технологии, подобные биостимуляторам, мы легко можем захватить Землю силой. А можем стереть ее в порошок.
        Иван Андреевич вытащил из внутреннего кармана… э-э… прибор. Больше всего он смахивал на гантель. Два шара, похожие на бриллианты размером с теннисный мяч, соединялись ручкой, составленной из десятка скрученных по спирали волокон. Волокна были металлические, кроме двух или трех, которые были из… света. Прибор впечатлял.
        - Хочешь, свой корабль вызову прямо сюда?
        Соблазн был велик, но Антон решил показать себя взрослым, серьезным человеком:
        - О нет, нет! Не надо. Я верю.
        - Спасибо! Знаешь, очень непросто замаскировать появление звездолета в самом центре Соединенных Штатов. Нет, правда, спасибо! Так что ты решил?
        - Я… Я… Я… согласен…
        Иван Андреевич энергично потер руки:
        - Отлично! Ты принят! Извини, это шутка. Антон, мы уже сняли для тебя квартиру. Вот адрес. Там есть все, что тебе нужно для жизни на Земле. Там же найдешь документы и кредитки. Краткая инструкция по жизни в Америке тоже там. Ты приступаешь через два дня. Приведи свои дела на родине в порядок, о’кей?
        Ошеломленный таким напором и деловитостью, Антон промямлил:
        - О’кей… А с чего начинать работу?
        - Ох, ох! Извини! Самое главное забыл! Да где же оно… - Иван Андреевич, наконец, вытащил помятый конверт.
        - Держи. Здесь адрес твоего первого пункта назначения. Это, между прочим, моя родная планета. Да… Так вот. Переместишься туда, возьмешь пакет и вернешься. Вот и все, ты уже работаешь!
        Глава 19

        Антон прочитал адрес:

«Система 23-Y-56-R. Планета Тлобаш. Город Парфии. Улица Звезд, 16».

«Улицы называются как здесь, у нас?! Так, все, настройся, Антон! Уже два часа сидишь медитируешь!»
        Антон потоптался на месте. Еще раз пробежал глазами адрес. Отложил конверт. Закрыл глаза и шагнул. На планету Тлобаш.
        Часть II
        Работа

        Глава 1

        Антон потянулся и взглянул на часы. Ого, пора на работу. Отложил книжку, которую читал за завтраком, встал и задвинул стул. Собрал со стола посуду и сунул ее в посудомоечную машину. Выключил радио и пошел в ванную чистить зубы.
        Когда оделся, часы показывали без пяти девять. Время для начала работы выбрал сам Антон. Когда начинать, когда заканчивать, он решал сам. Доставку почты можно было растянуть хоть на весь день. Но Антон сразу решил поставить себя в жесткие рамки, зная свое раздолбайство и привычку все откладывать на потом. В день он должен разнести десять-пятнадцать писем из Центра, как называл он планету Тлобаш. Иногда больше, иногда - меньше. В каждом пункте назначения ему, в свою очередь, передавали еще письма - от одного до пяти, чаще в Центр, реже - на другие планеты. Так что за два-три часа обычно он все успевал закончить. Пару раз, правда, пришлось разнести около сотни писем за один день только из Центра. Даже испугался, что не успеет. Но обошлось.
        Антон зашел в комнату, ставшую его рабочим кабинетом. Прежде она была просто чуланом без окон, из которого Антон вынес весь хлам, оставшийся от прочих жильцов, и установил вдоль двух стен столы с наклоненными столешницами. Чтобы письма не соскальзывали, Антон наклеил на столешницы несколько рядов реек. Кабинет Антон оборудовал после первой массовой рассылки.
        Его удивило, насколько все было похоже на земную почту. Сообщения, которые он должен доставлять на другие планеты, представляли собой обыкновенные конверты с надписанными адресами. Ну, разве что конверты были пластиковые, а внутри чаще всего прощупывался какой-то небольшой продолговатый предмет. Антон решил, что это устройство, заменяющее инопланетянам флешку.
        Антон еще раз посмотрел на часы: «Пора», - и переместился на Тлобаш.
        Он стоял в центре огромного зала в виде полусферы, диаметром не меньше пары сотни метров. Как всегда, его появление ознаменовалось мелодичным звуком «Пинь!», который Антон уже тихо ненавидел. Собравшиеся зрители, мужчины и женщины, затянутые в цветные комбинезоны, окружили его кольцом, вежливо поаплодировали и принялись живо переговариваться, в основном обсуждая одежду дикаря и его поведение. Антон, после первых же перемещений, как только у него прошел начальный восторг, понял, что он и есть дикарь. Попытки переубедить аборигенов ни к чему не привели. Он даже несколько раз пробовал драться, чем вызывал еще больший восторг, и теперь предпочитал молча стоять, ожидая почты.
        Зрителей собиралось несколько сотен, но зал был настолько большой, что возникало ощущение пустоты. Потолок и стены были сделаны из какого-то мягкого на ощупь пластика приятного бежевого цвета. Около сотни дверей по периметру были белыми, как и непонятная Антону разметка на черном полу. Свет в зал падал через окна, тянувшиеся сплошной полосой на высоте двадцати метров от пола. В первые дни начала работы Антон взлетал к окнам, чтобы посмотреть на чужую для него планету, но вскоре перестал. Во-первых, смотреть, по большому счету, было не на что. Купол с трех сторон окружал лес, а с четвертой примыкал городишко, ничем не примечательный, - обычные многоэтажные дома, разве что раскрашенные повеселее, и дороги с ползающими по ним букашками машин. Во-вторых, каждый такой полет Антона вызывал бурю эмоций у зевак, создавалось ощущение, что именно за этим они и собираются.
        Прозвучал второй «пинь», до окончания пяти минут осталось тридцать секунд. Клерк, приносивший Антону почту, уже подходил. Сегодня одна сумка, значит, писем немного. Почему передачу почты всегда затягивали до последнего момента, Антон понять не мог. Подозревал, что только на потеху толпе. Прозвучал последний «пинь», немного длиннее, чем предыдущие. Тут же зрители хором начали отсчет:
        - Десять! Девять! Восемь!..
        Пора! Антон подхватил сумку и переместился обратно в кабинет.
        Открыл сумку: «Что тут у нас?»
        Сегодня предстояло разнести около двадцати писем. Он просмотрел адреса. Все знакомые, кроме двух новых. Антон включил ноутбук, стоящий на отдельном столике, и открыл «Эксель». Он с первого дня начал вести список планет, на которые приходилось перемещаться. Список состоял уже из сотни строк. Возле каждого названия Антон планировал размещать свои впечатления. Эта колонка была почти пуста. Всего около десяти записей!
        Антон не признавался даже себе, но именно отсутствие впечатлений больше всего разочаровало его. Он ждал яркой, насыщенной приключениями жизни, а получил работу, которой больше всего боялся - офисного посыльного.
        Все или почти все планеты были словно скопированы одна с другой. На всех было желтое солнце, голубое небо и зеленая трава. На всех жили белые, черные и желтые люди. Города, в которых находились получатели писем, можно было спутать со многими земными. Конечно, имелись и некоторые отличия. На каких-то планетах солнце было чуть краснее, а на каких-то - ярче. Зелень растений не везде была зеленью. А некоторые города напоминали Антону город из «Пятого элемента». Люди же везде были людьми. И реакция на появление Антона была, в целом, одинаковой. Вернее, на обычных планетах люди оставались людьми. На некоторых, самых интересных, он встречал кое-какие отклонения от нормы.
        Самый мрачный почтовый пункт находился в пещере. Кое-где обработанный свод не оставлял сомнений, что все остальное - дело рук природы. Стены и свод состояли из плотного черного камня, похожего на гранит. Были они гладкими, будто оплавившимися. В хаотичном порядке, словно прорываясь сквозь каменную толщу, на поверхность выходили разноцветные полупрозрачные кристаллы. Освещалась пещера этими же кристаллами. Свет шел изнутри, придавая всему помещению мрачно-торжественный вид. Любой гот отдал бы половину жизни, лишь бы попасть сюда.
        В этой пещере, единственной из списка, не бывало зевак. Как только Антон появлялся, из двери напротив выходили два человека, один из которых нес требующую отправки почту, а другой принимал принесенную Антоном. Они никогда не тянули время, стараясь отправить Антона как можно быстрее, не разговаривая ни с ним, ни друг с другом. Были они коренастые, не больше полутора метров высотой. Антон про себя назвал их «гномами». Лишь один раз «гном» снизошел до разговора. Когда Антон во второй или третий раз попал в пещеру, все так же в восторге крутя головой, рассматривая чудесные камни, один из «гномов» буркнул:
        - Это бывший зал посвящения в… - и тут же замолчал, поймав взгляд второго гнома.
        Но больше всего Антону нравилась планета, которую он назвал для себя Лабораторией. Перемещался он в такой же, как в Центре, огромный купол. Но весь купол был из прозрачного материала, а планета представляла собой безжизненную пустыню, лишенную атмосферы. Дверей в этом куполе было намного меньше, и вели они в коридоры, соединявшие такие же купола между собой. В первое посещение Лаборатории Антон плюнул на свои правила и взлетел под потолок. Купола покрывали всю планету, по крайней мере, ту ее часть, что Антон мог видеть. Звезд на небе оказалось в несколько раз больше, чем видно с Земли, и их света хватало, чтобы было светло как днем. А вот солнца он так ни разу и не увидел.
        Зато увидел звездолет. Вот что его не разочаровало! Был он огромный, металлический, местами ржавый, а местами обгорелый. Весь в торчащих непонятных штуках и отверстиях по бокам веретенообразного корпуса. Антон заметил его носовую часть, медленно проплывающую над куполом, а разглядеть корму так и не успел - его пять минут истекли. Он несколько раз попадал на Лабораторию, но такой громадины больше не видел. Космические корабли поменьше стартовали и приземлялись, видно, где-то неподалеку был космопорт. И вместо реактивных сопел, которые ожидал увидеть Антон, на корме у них были странные черные треугольники. По какому принципу они летали, Антон не знал. Спросить у аборигенов стеснялся. Вернее, боялся, что над ним станут смеяться…
        Но, к сожалению, таких интересных планет было маловато. Антон понял, что поскольку все планеты населяют люди, то и условия жизни у них должны быть примерно одинаковые. Вот только интереснее от этого они не становились. Обидно было и то, что на обыденных, с первого взгляда, планетах, наверняка имелось много интересного. Но дурацкое пятиминутное ограничение не позволяло это проверить. Антон с нетерпением ждал отпуска, до которого оставалось чуть больше полутора месяцев. Он даже написал Ивану Андреевичу письмо с просьбой прислать хоть какой-нибудь каталог планет.
        Антон еще раз вздохнул, закрыл ноутбук и взял первое письмо. Прочитал адрес, недовольно поморщился и переместился. «Пинь!» - отозвалась планета.
        Глава 2

        В остальном жизнь Антона ничем не отличалась от жизни обывателей тихого пригорода Далласа. Он предпочел бы жить на побережье, но его никто не спросил.
        Доставив последнее письмо, Антон вернулся домой. Запер кабинет и вышел во двор. В почтовом ящике, кроме рекламных брошюр, ничего не было. Газеты он не получал, ограничившись новостями по телевизору, да и те почти не смотрел.
        Антон запер дверь дома, сел в машину и выехал со двора. По средам он затоваривался в ближайшем супермаркете, в десяти минутах езды от своего жилища.
        Взяв тележку, Антон пошел по бесконечным рядам пустого в это время дня магазина. Через полчаса, погрузив все, что необходимо на неделю холостяку, подошел к кассе, раздумывая, на что убить остаток дня. Взять киношку в прокате? Или поехать в Русский клуб в Далласе, куда его давно приглашали?
        Антон, не глядя, принимал у кассирши пакеты, банки и бутылки и складывал в фирменные бумажные пакеты. Очередная бутылка колы выскользнула из рук кассирши, ударила Антона горлышком по руке и грохнулась на пол, окатив его брызгами.
        - Б…ь! - инстинктивно отскочил Антон.
        И уже по-английски буркнул:
        - Извините…
        - Ой, это вы меня извините, я такая неловкая, всего третий день работаю… А вы русский, да?
        Антон поднял глаза. На него, немного испуганно и виновато, но в любой момент готовая улыбнуться, смотрела симпатичная брюнетка. Тонкие черты лица, худенькая фигурка. Лет двадцать, не больше. Антон скосил глаза на грудь, делая вид, что читает бейджик - «Алекс».
        - Ничего страшного, Алекс. Это я виноват, задумался.
        - Нет, нет! - Девушка обернулась, подзывая старшего по смене. - За эту бутылку платить не нужно. А меня зовут Александра, я тоже русская. Ну, родители русские, они в Лос-Анджелесе живут…
        Кажется, девушка была не против поболтать еще, но подошла дежурная, а чернокожий уборщик оттеснил Антона от прилавка.
        Через несколько минут, когда порядок был восстановлен, Антон расплатился и спросил по-русски:
        - А ты во сколько заканчиваешь? Может, посидим где-нибудь? Я угощаю. Редко приходится видеться с соотечественниками, - приврал он.
        - Хорошо, в восемь. - Александра бойко стрельнула глазами и повернулась к следующему покупателю.
        Антон, для которого первый шаг всегда был большой проблемой, и сам удивился своей прыти. Чаще его знакомили в компаниях. Может, девчонка так понравилась, а может, давно вообще никаких девчонок не было? Если честно, он вообще с людьми мало общался. Новая работа как-то выбила его из привычной колеи. Да еще переезд, незнакомая страна…
        Антон даже в парикмахерскую сходил. Критически оглядел себя в зеркале: занятия в спортзале не помешали бы! Решил проблему, надев ковбойскую рубашку навыпуск.
        Без пятнадцати восемь Антон подъехал к супермаркету. Откуда выходят продавцы и кассиры, сдавшие смену, он не знал, поэтому решил, что если Александра не передумала, то догадается выйти через главный вход. Он объехал стоянку несколько раз, пока наконец не освободилось место в первом ряду, почти напротив входа.
        Техасский летний зной еще не совсем отступил. Спасала только тень от магазина, накрывавшая половину стоянки. Антон опустил все стекла, ловя редкие сквознячки. Через полчаса, в окружении стайки оживленно болтающих пигалиц, из магазина вышла Александра. Антон вышел из машины и помахал рукой. Стайка оживилась, подбадривая подругу. Александра, повернувшись вполоборота, что-то ответила, вызвав новый взрыв смеха.
        - Привет! - по-русски сказала она, мило подставляя щечку для поцелуя. - Только давайте говорить на английском, по-русски у меня практики мало, вы будете смеяться.
        - Хорошо, Алекс.
        - Ой, не зовите меня так, лучше Саша, ладно?
        - Договорились, если перейдем на «ты».
        - Конечно! А куда поедем?
        - Ты знаешь, я здесь совсем недавно живу, - опять соврал Антон. - А куда ты хочешь?
        - Пошли в итальянский ресторанчик, тут рядом. Обалденная пицца и хорошее вино, а то, когда заглядываю сюда с девчонками, они, кроме своей колы, ничего не пьют, а одной спиртное заказывать неудобно.
        Через несколько минут они сидели в пиццерии. Пока Саша, на правах завсегдатая, диктовала заказ улыбчивой итальянке, Антон любовался девушкой. Приятный овал лица, мягкие манеры. Очень женственна. Время от времени она бросала на Антона быстрые взгляды, не прерывая разговор с официанткой. Было в ней что-то экзотическое. То ли из России ее родители привезли букет крови разных национальностей, который иногда дает совершенно фантастические результаты, то ли англоязычная мимика наложила отпечаток на русское лицо? Кто его знает? Разбираться в этом пока не было никакого желания.
        Антон наслаждался обществом красивой девушки, вкусной едой и состоянием покоя, которого у него не было с момента начала работы почтальоном. Они болтали обо всем на свете, и Антон убедился, что Саша не только красива, но и умна. Интересуется всем, что интересно ему самому. Москва и Америка, футбол и косметика, демография и география, отношения полов и религия - казалось, они могли говорить часами.
        Антон не замечал ничего вокруг, пока не осознал, что, кроме них, в ресторане не осталось посетителей. Спохватившись, Антон и Саша извинились перед вышедшей их проводить семьей итальянцев, содержащих ресторан. Самый старший из них, в огромном поварском колпаке на голове, всучил Антону бутылку белого вина, пожелав по-итальянски бурной ночи. Антон сделал вид, что не понимает, и поспешил ретироваться.
        Саша жила рядом с супермаркетом, снимая маленький коттедж. Форсировать события Антон не стал, ограничившись пылким поцелуем и обещанием следующего свидания в ближайший уик-энд.
        Возвращаясь домой, он не мог стереть с лица улыбку. Удивительная девушка! К чему обманывать самого себя - Антон безнадежно влюбился. Не в первый раз, впрочем, напомнил он себе.
        Следующие два дня Антон все свободное время провел, составляя план будущего свидания. Даже долгожданный каталог, присланный Иваном Андреевичем, отошел на второй план. Думать о чем-нибудь, кроме милой Саши, он был не в состоянии. И даже успел похудеть на пару килограммов.
        В субботу, забрав Сашу возле ее дома, на такси поехали в Даллас. Сходили на футбол, от души болея за хозяев. Посмотрели спектакль в городском театре и выпили по чашке кофе во французском кафе. Круассаны, давняя страсть Антона, были просто потрясающими!
        На следующий день поехали на озеро Уайт-Лейк, погуляли в парке, покатались на лодке. Целовались, сидя на скамейке, у самого берега, а затем вернулись в Даллас. Гуляли по набережной, смеялись и дурачились. Решили вернуться домой и пошли по мосту через реку Тринити к стоянке такси.
        Глава 3

        Они прошли почти половину моста, когда случилось маленькое приключение. На середине моста, в десяти метрах от них, расположилась небольшая группа. Молодая женщина поставила двухлетнего карапуза в матросском костюмчике на парапет и показывала ему проплывающий под мостом катер. Оба наклонились, разглядывая кораблик. Молодой человек, наверное, муж женщины, стоял рядом с коляской и прикуривал сигарету.
        Неожиданно посигналила проезжающая мимо них машина. Женщина вздрогнула, ее рука соскользнула, и малыш полетел в воду!
        Антон, за несколько секунд до этого обративший внимание Саши на эту идиллию, с ужасом смотрел на происходящее.
        Казалось, прошла вечность, пока Антон сообразил, что время, как тогда, в Японии, словно остановилось. Голова прояснилась, и мгновенно пришло решение.
        Он рванулся вперед, одним прыжком оттолкнувшись от мостовой, вторым - от гранитного парапета, и нырнул вниз. В полете мгновенно понял, что малыш непременно разобьется о воду, и последние пять метров, плюнув на конспирацию, просто пролетел над водой, сближаясь с ребенком. Подхватил его буквально в сантиметрах от воды. Чтобы придать всему этому хоть какое-то подобие естественного падения, окунулся вместе с малышом в воду. Вынырнул, отплевываясь маслянистой вонючей водой, прижал покрепче ребенка и поплыл, загребая одной рукой. Заметил на ближайшей опоре лестницу, которую речники используют для осмотра моста, поднялся наверх и передал истошно орущего малыша женщине, которая от испуга ревела и не знала, что делать: благодарить спасителя или заняться малышом. Белый как полотно муж так и держал в трясущихся руках сигарету. Он пытался что-то сказать, но так и не смог.
        Из остановившихся автомобилей, тут же организовавших пробку, выходили люди и что-то одобрительно кричали Антону. Кто-то догадался дать матери одеяло завернуть ребенка, кто-то по мобильнику вызвал полицию. Решив, что с представителями властей ему лучше не встречаться, Антон поспешил ретироваться. Документы у него вроде были в порядке, но кто его знает? Водитель, остановившийся одним из первых, предложил его подвезти. Антон показал на себя, на воду, которая стекала с волос и одежды, но тот засмеялся и замахал рукой - садись, мол.
        - Как вас зовут, за кого мне молиться? - подбежала к машине мать ребенка.
        - Супермен, - буркнул спаситель и чуть громче сказал: - Антон. Просто Антон.
        Через полчаса, приняв душ и переодевшись, еще не остывший от приключения, Антон расхаживал по кухне, делясь с Сашей впечатлениями. Редко бывают минуты, когда мужчине есть чем гордиться и не стыдно об этом хвастать! Однако вскоре до него дошло, что с момента, когда они сели в машину, Саша не произнесла ни одного слова.
        - Саш, ну ты чего? Все нормально, все живы… - присел возле нее на корточки Антон.
        - Ты же мог погибнуть… Утонуть или разбиться… - Саша подняла на него заплаканное лицо.
        - Ну, ты что, малыш! Все же уже кончилось… Все хорошо…
        Антон обнял Сашу и гладил ее по голове и вздрагивающим плечам, пытаясь успокоить. Обнимать сидящую на стуле девушку - не очень удобно, если не можешь сесть рядом.
        Саша подняла на него полные слез и боли глаза и прошептала:
        - Извини, но я так испугалась, что потеряю тебя, Антон! Как я без тебя?!
        В такой ситуации нужно обязательно поцеловать девушку. Чтобы не нанести ей душевную травму. Антон не был садистом, поэтому встал, подхватил Сашу на руки и понес в спальню. Оторвались они друг от друга только под утро.
        Антон отвез ее на своей машине сначала домой переодеться, а потом подбросил к супермаркету.
        Вернулся домой и два часа провалялся на кушетке, вспоминая в деталях вчерашний день, завершившийся так прекрасно. Улыбка не сходила с лица.
        Он вспомнил о своих обязанностях почтальона. Ого! Уже половина одиннадцатого! Быстро собрался и переместился в «Центр». Удача упорно не желала оставлять его. Встретили его человек десять, не больше. Глядя на недоуменное лицо клерка, принесшего две сумки с почтой, Антон рассмеялся прямо ему в лицо. К сожалению, в других местах, как правило, он появлялся без всякого графика, и там ему было обеспечено обычное количество зевак. И когда они работают, интересно? Весь день его ждут или меняются друг с другом?
        Быстренько разделавшись со всеми письмами, Антон сел в кресло, дожидаясь момента, когда можно будет поехать к Ней. К Саше. Сашеньке. Сашуле!
        Глава 4

        Так и пошло. С утра Антон уезжал к себе домой, разносил почту и возвращался. Готовил нехитрый ужин, если они собирались провести вечер дома. Или просто сидел и ждал, чтобы вместе сходить в ресторан, или на концерт, или в театр. Ему было все равно. Он просто хотел проводить с ней как можно больше времени.
        Антон был счастлив. Удивительная девушка!
        В один из вечеров Антон решил попотчевать Сашу сибирскими пельменями. Она должна была прийти поздно, после вечерней смены, почему не порадовать ребенка? Скачал из Интернета рецепт. Съездил в супермаркет и купил все необходимое. Вернулся в ее коттеджик. С грехом пополам замесил тесто. Накрутил в мясорубке фарш, порезал лук и чеснок. Сверяясь с рецептом, добавил яйцо. Полез в стол за ложкой и наступил на лапу крутившегося под ногами кота, доставшегося Саше по наследству от прежних хозяев. Кот заорал истошным голосом и вцепился Антону в лодыжку. Антон от крика, а затем от неожиданного нападения тоже заорал и отпрыгнул в сторону, со всей дури приложившись головой о висевший над столом шкаф с посудой. Шкаф столкновения не выдержал и завалился. Завалив заодно Антона.
        Антон очнулся через пару часов. Перед столкновением со шкафом он споласкивал руки, и вода продолжала журчать в раковине. Нестерпимо захотелось в туалет. Антон встал и, превозмогая тошноту, пошатываясь, побрел туда. Вернулся, держась на всякий случай за стены. Перед глазами мелькали цветные пятна. Подобрал с пола уцелевший стакан и напился воды. В голове немного прояснилось. Антон, потирая шишку, огляделся, оценивая масштабы причиненного ущерба. И сразу увидел то, что было спрятано за шкафом. Прямоугольное, размером с кирпич, отверстие, заткнутое какой-то тряпкой.
        Проверить, что там? Неудобно как-то… Да и что там может быть, кроме крыс? Все-таки Антон вытащил тряпку и заглянул в дыру. Ничего не видно. Сходил в кладовку и принес фонарик. Отверстие уходило под углом девяносто градусов вниз. Антон осторожно просунул туда руку. Тайник оказался неожиданно глубоким. Осторожно, все время опасаясь, что сейчас его цапнет крыса, Антон просунул руку почти по плечо. Достиг дна и начал ощупывать его пальцами. Наткнулся на продолговатый предмет, завернутый в какую-то материю. Антон осторожно вытащил находку и положил на стол. Ух, ты! Клад, что ли? Вот Сашка обрадуется!
        Антон аккуратно развернул сверток. Было уже около девяти вечера, на улице заметно стемнело. В сумерках засверкал, неожиданно вспыхнув на алмазных шарах цветной радугой, необычный в наших широтах прибор. Точно такой, как был у Ивана Андреевича. Передатчик для связи с космическим кораблем.
        Вот так.
        Случайность, конечно, исключалась.
        Антон без сил опустился на стул. Шпионила, значит, за мной. Притворялась. Иван Андреевич, верно, постарался. Не доверяет? А что он может сделать такого, чтобы за ним понадобилось следить? Глупо все, и непонятно. Эх, Саша, Саша! Что же ты наделала!
        Антону стало невыносимо горько и жалко не себя даже, а своего чувства. Нечасто ему приходилось так любить. А может, и никогда…
        Он скривился, словно от зубной боли, встал и завернул передатчик в ткань. Сунул его в карман и вышел во двор. Устроился на лавочке в тени старой яблони.
        Саша пришла через пятнадцать минут. Процокала каблучками по дорожке, изящно покачивая бедрами, и взбежала на крыльцо.
        - Я здесь, - окликнул ее Антон.
        - Ой! А что ты тут делаешь?
        - Тебя жду. Ты ничего не хочешь мне сказать?
        - А что я могу сказать, кроме того, что люблю тебя? Ты чего, Антон? Случилось что?
        - Значит, любишь? Поэтому ты согласилась шпионить за мной?
        - Шпионить? Да что ты говоришь, Антон?! - Саша закрыла лицо руками и заплакала.
        - Перестань! Послушай, я хочу знать, для чего тебе понадобилось водить меня за нос все это время? Ведь я любил тебя! - выкрикнул Антон.
        - Что значит любил? А теперь не любишь?
        - Люблю… Но…
        Антон медленно вытащил свою находку и развернул. Нет, если не знать, что это всего-навсего прибор, то он просто завораживал!
        - Ясно… - Саша достала платок, вытерла глаза и высморкалась. - Ну ладно, давай поговорим. Что ты там плел насчет шпионов? За кого ты меня принимаешь?
        - Как за кого? За шпионку Ивана Андреевича!..
        - Какого еще Ивана Андреевича?
        - Как какого? Он меня нанял. Из Галактического Союза, как его… Мерку!
        - Галактического Союза?! Союза?! Да ты в своем уме?! Это Корпорации, Антон! Нет никаких Союзов! Есть Корпорации, зарабатывающие на таких олухах, как ты! И Мерку - одна из них. Понял?
        - Подожди… - Антон потер ладонью лоб. - Как это… Не может этого быть… А как же Армарсы и Ди-Сайнсы?
        - А никак. Это конкуренты Мерку. Каждая Корпорация отхапала себе кусок пирога и наслаждается жизнью! Этот, твой наниматель, что тебе наплел?
        - Ну… Что Мерку - разведчики и торговцы, Армарс строит звездолеты, а Ди-Сайнсы - ученые и все такое…
        - Да-а… Редкий осел… Это я про тебя… Разведчики и торговцы? Захватчики и финансовые шпионы! Они пользуются своим привилегированным положением, чтобы плести грязные махинации! А Армарс строит звездолеты? Строит, используя труд рабов на захваченных планетах! Попутно варварски грабя эти самые планеты!
        - Рабы… - только и смог пролепетать Антон.
        - Да, Антон, рабы! И ты почти во всем этом участвуешь! Кто там у нас остался? Ди-Сайнс? Корпорация ученых, ставшая основной причиной половины экологических катастроф во Вселенной? А про опыты на людях твой Иван Андреевич ничего тебе не рассказал?
        - Не-ет…
        - А мог бы и сам догадаться, не маленький! А на груди у тебя что? Не биостимулятор?
        - Ну да… Он сказал, что в вашем мире их все используют…
        - Серьезно? Проснись ты, наконец! Испытывали на всех подряд, пока наконец не открыли, как действуют они на землян!
        - Что значит - действуют на землян? А на остальных людей они что, не действуют?
        - Вот именно! Только вы, земляне, можете перемещаться среди звезд! И Мерку это использует!
        - Подожди. А почему только земляне?
        - Да кто его знает? По какой-то причине вы мутировали не так, как все. До сих пор и Армарс, и Ди-Сайнс ищут, кто бы мог заменить вас.
        - А зачем нас менять?
        - Да затем, что Мерку владеет правами на Землю! И ни делиться, ни продать эти права не соглашается.
        - Что значит владеет правами?
        - А то и значит, что только они могут нанимать вас и использовать. Этот твой, Иван Андреевич, что тебе сказал? Что ты носишь?
        - Ну… Сообщения, нужные для вступления Земли в Союз…
        - Ха! Ха! Ха! Ты носишь данные по финансовым рынкам на разных планетах, где Мерку играет на биржах. Они всегда опережают всех, получая информацию первыми. Ну и так, по мелочи - закладные, чеки и подобную дрянь. Ах, да! Еще всякие шпионские штучки.
        - Подожди, пожалуйста! Как-то все это неожиданно… Слушай, а ты-то кто? И что тебе от меня нужно?
        - Антон, давай начистоту. Есть организация, которая пытается изменить существующий порядок вещей. Мы хотим объединить планеты, которые не могут или не хотят вступать ни в одну из Корпораций. И отстаивать свои права на равных, а не как сейчас - каждая планета борется сама по себе, на свой страх и риск… И гибнут по одной… Мы даже узнаем, что подполье разгромлено, лишь через несколько месяцев… - Саша замолчала, нервно теребя платок.
        - Ну ладно, ты… это… А чем я могу помочь?
        - Да тем же, Антон! Нам нужна связь! Меня направили, чтобы попробовать уговорить тебя посетить нашу планету и встретиться с теми, кто руководит подпольем. Если согласишься. Если нет… Значит, нет. Тебе решать.
        - Что значит посетить? Давай координаты, и нет проблем. Встречусь и переговорю, с кем скажешь. За пять минут, правда, много не узнаю, но за несколько сеансов…
        - Антон, да нет никакого пятиминутного ограничения. Это такой способ давления на психику. Ты можешь черпать энергию откуда угодно. Да и про энергию - это не более чем одна из теорий. С вами, землянами, вообще все запутанно. Ты смотри только людям Мерку не покажи, что тебе это известно.
        - Ну и ну… Так в чем проблема? Это все упрощает.
        - Да ничего это не упрощает. Руководство боится провокаций со стороны противника. Поэтому есть только один путь - ты должен лететь с нами.
        - Что значит лететь? Как ты себе это представляешь? Меня же хватятся!
        - Так не сейчас же лететь! У тебя ведь скоро отпуск. Туда дней за десять долетим, если не перехватят… А обратно ты и сам перепрыгнешь. И все шито-крыто. Ну, так как? Согласен?
        - Ну… А как же…
        - Слушай, я все понимаю. И, поверь, мне тоже тяжело. Я тебя не обманывала. - Саша погладила Антона по лицу. - Но теперь, когда ты все знаешь, нам лучше пока не встречаться, ладно?
        - Ладно…
        - Так ты согласен?
        - Да…
        - Спасибо, Антон! Поверь, ты спасешь очень много людей. А теперь иди домой, я с тобой свяжусь, как только кое-что узнаю. И попробуй выяснить, когда ты получишь отпуск.
        - Постой. Если так, то мне, наоборот, нужно как можно больше времени проводить с тобой, чтобы отказаться от отпуска на другой планете.
        - А ведь верно! Ну, ты и хитрец! Чтобы от отпуска отказаться, значит, или…
        Они оба рассмеялись, хоть и несколько принужденно, и хрупкий мир был восстановлен.
        Через несколько дней Антон связался с Иваном Андреевичем и попросил дать ему отпуск на Земле, не используя хронопункты. Этим он убил сразу двух зайцев. Во-первых, получил отпуск, который начинался через пять дней. Во-вторых, раз он не был привязан к хронопунктам, то и время отпуска ему сократить не могли, и он получил свободу на целый месяц.
        Глава 5

        Оставалось решить еще один вопрос. Корабль заговорщиков должен быть забрать Антона с Сашей в максимально безлюдном месте. Решили, что техасские пустыни вполне подойдут. Антон купил старый джип, который предполагал бросить на месте посадки.
        Он сложил свои вещи, взял на всякий случай ноутбук. За пару ночей накачал из Интернета фильмов и книг. Что еще брать в межзвездное путешествие, он не знал. Последние несколько дней Антон провел как на иголках. В голову лезли всякие шпионские страсти и почему-то давние кадры взрыва американского корабля с астронавтами.
        Наконец все было готово. В назначенный час Антон забрал Сашу возле дома.
        - Ты без вещей?
        - Антон, я больше сюда не вернусь. Я выполняю приказы, скорее всего, меня отправят в другое место.
        - Подожди, а как же…
        Саша не ответила, опустилась на заднее сиденье и отвернулась к окну, показывая, что больше разговаривать она не намерена. Так они и ехали, за три часа не проронив ни слова.
        Прибыли в намеченное место в одиннадцать вечера. Саша вышла из машины и устроилась прямо на земле, отойдя на пару метров. Достала передатчик, покрутила что-то, и вдруг перед ней появился полупрозрачный терминал с огромным, метр на метр, экраном. Ниже светился блок клавиатуры с непонятными символами и значками. Саша положила прибор на землю и неуловимым движением руки пододвинула к себе висящее в воздухе изображение клавиатуры. Легко касаясь клавиш, начала что-то набирать, время от времени останавливаясь, словно ожидая ответа, появляющегося на мониторе. На взгляд Антона, кроме радужных сполохов там ничего интересного не появлялось, но что он понимал?
        Через полчаса напряженной работы Саша выключила свой передатчик и сказала:
        - Ну, все в порядке. Через два часа они будут здесь.
        Антон потянулся к ней, но Саша развернулась и пошла в машину.
        Вздохнув, Антон растянулся на траве. Луна еще не взошла, а может, и не родилась, и небо сияло яркими звездами. Антон рассматривал звезды с надеждой и тревогой. Он полетит на звездолете! И была боязнь разочарования, как после начала работы на Мерку.
        Незаметно для себя он уснул.
        - Антон, вставай, пора!
        Саша бесцеремонно пнула его в бок.
        Антон приподнялся, стряхивая остатки сна. Ничего не видно, почему пора? Он встал, отряхнул колени и обернулся.
        Вот это да!
        Звездолет, закрывая полнеба, медленно приземлялся. Больше всего Антона поразило, что он не издавал ни звука, только очень редко раздавалось шипение, словно кто-то открывал клапан с паром.
        Не меньше чем сорок метров в длину, около пятнадцати в самом широком месте, он формой напоминал кита. Только хвостовая часть, как определил ее Антон, заканчивалась треугольником, возвышающимся над кораблем. Внутри треугольника было что-то настолько черное, что Антону стало не по себе, словно он смотрел в пропасть, у которой нет дна. Очень редко по этой черноте пробегали молнии и сполохи… черного цвета. И весь корабль был почти весь матово-черный. Кое-где выступали блестящей сталью какие-то трубки или приборы, но их было очень мало. Впереди находился смотровой экран, похожий на лобовое стекло автомобиля, который шел узкой полосой почти по всей ширине носовой части. Выделялось «лобовое стекло» подсветкой изнутри, даже не подсветкой, а, видимо, свечением на приборной панели корабля.
        Антон немного перетрусил. Вот и все. Теперь только вперед. Саша повернулась и, возбужденно сверкая глазами, крикнула:
        - Пошли!
        Антон бросился к машине, вытащил рюкзак с вещами и неуклюже побежал догонять Сашу.
        Корабль так и не опустился. Он висел в полуметре над землей, подавляя запыхавшегося Антона своей мрачной громадой. Вблизи стало видно, насколько его корпус потрепан многочисленными путешествиями. Был он местами помят, местами проступала ржавчина, а кое-где проглядывали заплаты.
        - Ну, что застыл, пошли!
        Пока Антон стоял, открыв рот, перед ними появился люк, подсвеченный красным изнутри.
        Антон торопливо подошел, перекинул через порог рюкзак и неловко влез сам.
        Саша уже ушла. Он стоял в коротком коридорчике, поворачивающем направо.
        Антон осторожно заглянул за угол и вздрогнул. За спиной закрылся, чмокнув, люк. На его месте теперь была стена, ничем не отличавшаяся от коридора. Антон потрогал стены. Материал напоминал одновременно и металл, и пластик. Какого он цвета, в красном свете подсветки было непонятно. Ясно только, что пол немного темнее стен. Откуда идет свет, тоже было непонятно. Казалось, что светится воздух. Через каждые два метра из стен выступали на пару миллиметров металлические полосы в сантиметр толщиной, похожие на ребра жесткости.
        Антон медленно пошел вперед, задевая в узком коридоре стены рюкзаком. Через пять метров коридор заканчивался тупиком. Но, когда Антон подошел поближе, стенка со знакомым звуком выпущенного пара разъехалась в стороны, открыв арочный проход в помещение, которое Антон посчитал рубкой.
        Около десяти метров в диаметре, рубка была почти идеально круглой. Антон вышел напротив «лобового стекла» и увидел, что корабль уже начал подниматься, хотя никакого движения не ощущалось.
        Все пространство перед стеклом занимала панель приборов. Самих приборов, правда, было маловато, на взгляд Антона. Кое-где светились тумблеры и кнопки, кое-где цифровые шкалы каких-то указателей.
        Перед приборами были установлены четыре огромных кресла с джойстиками на подлокотниках. В креслах сидели четыре человека: двое мужчин, женщина и Саша. Все, кроме Саши, были одеты в униформу. Когда он вошел, никто не обратил на него внимания, а может, не заметили.
        Антон был вежливым парнем, поэтому негромко кашлянул и сказал:
        - Здрасьте…
        - Садись и не мешай, - бросила через плечо Саша.
        Не мешай? Происходящее в рубке не производило впечатление напряженной работы.
        Посередине рубки стоял круглый стол. Вокруг него четыре плетеных кресла. Антон пристроил рюкзак под стол и присел на краешек кресла, продолжая изучать обстановку.
        В рубке, впрочем, больше ничего интересного не наблюдалось.
        Над столом висел телескопический шест, на котором были прикручены четыре монитора, поднятых почти под трехметровый потолок. На противоположной от панели управления стороне рубки выделялись контуры трех дверей, на расстоянии двух метров одна от другой. Через правую Антон и попал в рубку.
        В это время корабль уже поднялся на несколько километров над землей, и Антон увидел вдалеке россыпь огней Далласа, которые странным образом сливались со звездным небом на горизонте.
        В горле запершило. «Да что это я! - одернул себя Антон. - Не понравится - в любой момент вернусь домой. Если смогу…»
        Через полчаса он с восторгом рассматривал Землю, размером не больше чем баскетбольный мяч. Он так увлекся, что встал с кресла и смотрел из-за плеча одного из пилотов.
        Пилот оглянулся и раздраженно бросил Саше:
        - Уведи его!
        Саша, как показалось Антону, виновато взглянула на пилота и сделала знак идти за ней.
        Они прошли в центральную дверь и попали в помещение, размером чуть меньше рубки. Посередине комнаты тоже стояли стол и четыре плетеных кресла. Напротив - еще три двери. По бокам, друг напротив друга, в стены были вделаны большие прямоугольные мониторы, похожие на телевизоры.
        - А почему свет красный?
        - Аварийное освещение на время взлета и посадки.
        Саша обогнула стол и прошла в среднюю дверь. Антон двинулся следом, попав в еще один короткий коридор. В этом коридоре опять было три двери - две по бокам и одна в торце.
        Саша прикоснулась к боковой двери, и через мгновение дверь исчезла.
        - Проходи, - Саша отступила в глубь коридора.
        Антон переступил через порог и попал в маленькую каюту.
        - А… - Антон обернулся к Саше, но увидел закрытую дверь.
        - Да подожди… - Антон попытался открыть дверь, прикасаясь к ней, как это только что делала Саша, разок даже стукнул кулаком. Похоже, его заперли.
        Глава 6

        Интересно, зачем? Антон переместился за дверь. В коридоре уже никого не было. Прикоснувшись рукой к двери, Антон заставил ее исчезнуть. Как же Саша ее закрыла? Никаких кнопок не видно. Антон пожал плечами и вошел внутрь. Дождался, когда дверь закроется, и прикоснулся к ней. Все в порядке, все работает. Никто не любит, когда его закрывают, даже если обойти замок ничего не стоит…
        Антон оглядел каюту. Да, небогато, прямо скажем…
        Узкая кровать, маленький столик и небольшое плетеное кресло. Справа, на стене, свободной от мебели, две двери. Антон прикоснулся к одной, затем к другой - заперто. Что у них за обычай - все запирать! Тут до него дошло, что если у дверей есть ручки, то за них и нужно открывать. Оказалось, двери просто сдвигались куда-то внутрь стены.
        За одной из дверей находился санитарный блок с унитазом, душевой кабиной и умывальником. Как ни странно, освещение здесь было нормальное. В санузле абсолютно все было белого цвета. Не такого, с холодным голубым оттенком, про который говорят
«ослепительно» белый. А приятного теплого, с оттенками бежевого или розового. Стены, пол и потолок из того же материала, что и в коридорах. Похоже, на корабле он использовался повсеместно. Над умывальником шкафчик с зеркальной дверкой. Внутри мыло, шампунь, расческа и одноразовая бритва. Все в отдельных целлофановых пакетах. Около душевой кабинки небольшая пластиковая коробка с крышкой, похоже, стиралка, а может, и урна. Возле душа большое полотенце, белое в красный горох, а возле умывальника еще одно, поменьше. На полу круглый коврик красного цвета, может, инопланетяне фанаты Японии? Но в целом все очень мило. И достаточно просторно, по сравнению с каютой.
        За второй дверью обнаружился шкаф для одежды. С полками и вешалками. Раскладывать вещи сразу было лень, да Антон и не был уверен, что именно тут он будет жить.
        В каюте больше всего напрягало отсутствие иллюминатора.
        Антон заметил еще один плоский монитор, с диагональю не меньше метра, прикрепленный под потолком к блестящему гофрированному шлангу. Антон поднял руку и осторожно потянул монитор к себе. Оказалось, что блестящий шланг позволяет переместить монитор практически в любую точку каюты.
        Корабль вдруг заметно тряхнуло. Антон поспешил лечь на кровать, мало ли что! Но лежать просто так было скучно, он притянул к себе монитор и наудачу нажал самую большую из кнопок, расположенных сбоку на корпусе.
        Монитор секунду подумал и включился. Антон восторженно прищелкнул языком. На монитор шла картинка с камеры, расположенной с правого борта корабля, так что Антон видел с одной стороны полоску борта, а с другой - миллиарды звезд, неожиданно ярких и больших.
        В этот момент корабль еще раз вздрогнул и стал заваливаться направо. Антон инстинктивно схватился за кровать, хотя ощущения движения, а тем более каких-то перегрузок не было. На мониторе промелькнул голубой шарик Земли, затем кусочек ослепительно-белого солнца. «Развернулись», - догадался Антон. Корабль вновь вздрогнул, и видимые звезды вдруг рванулись к Антону, но не приблизились, а смазались в яркие полосы.
        Спустя несколько минут голова Антона откинулась на подушку, и он уснул. Свет в каюте постепенно становился все слабее, пока не погас совсем. Через пять минут выключился монитор.
        Антон открыл глаза. Вокруг было темно, хоть глаз выколи. Поднес к глазам светящийся циферблат часов. Восемь утра по далласскому времени. Пора вставать. Сначала незаметно для Антона, а потом, становясь все ярче, включилось освещение. Оказалось, что каюта у него окрашена в приятный бежевый цвет, а двери и пол - светло-коричневые. Кровать, которую Антон не расстелил вчера, накрыта коричневым пледом, а под ногами оказался маленький коврик в тон.
        Антон встал, помахал руками, сделал несколько наклонов, имитируя зарядку, и пошел в душ.
        Вернувшись, быстро переложил вещи из рюкзака в шкаф. Вытащил свежую футболку и натянул ее, заправив в джинсы.
        Прикосновением открыл дверь и вышел в коридор. Оказывается, стены серого металлического цвета, а двери - темно-серого. Пол покрыт мягким пластиком в тон дверям.
        Антон постоял у двери в салон и открыл ее прикосновением. Никого. Антон вошел и осмотрелся. Похоже, это самое роскошное помещение на корабле. Стены отделаны материалом, похожим на золотистую ткань, на полу бежевый ковер. Двери со стороны салона зеркально-золотые. Круглый стол деревянный, отполированный до блеска. Антон присмотрелся, но так и не понял, покрыт он лаком или нет. Плетеные кресла оказались очень похожи на те, что делают на Земле. Лоза, из которой они сделаны, была почти белого цвета.
        Антон подошел к двери, ведущей в рубку, и остановился, собираясь с мыслями. Внезапно дверь пшикнула и открылась. Антон вздрогнул от неожиданности. За столом рубки сидели четыре человека и работали за компьютерами, пользуясь полупрозрачными клавиатурами, висящими перед ними над столом. Мониторы светились обычные, те, что Антон заметил еще вчера. Рубка отделана синим и голубым пластиком, кроме панели приборов, которая была антрацитово-черная. Обзорный иллюминатор был закрыт, они находились в таком режиме движения, что звезды были не видны.
        При появлении Антона все повернули к нему головы и серьезно уставились на него.
        - Всем привет! - сказал Антон и неуверенно улыбнулся, подняв руку.
        - Привет, Антон… - отозвалась Саша и тут же опустила голову под взглядом мужчины, сидящего напротив.
        Он был поразительно красив. Лет тридцати, блондин. Правильный овал лица, прямой нос, голубые глаза. Немного узковат в плечах. Антон сразу окрестил его «истинный ариец».
        Рядом с ним, по правую руку, сидел полный брюнет со стрижкой ежиком. Черные глаза, круглое загорелое лицо. Около сорока лет, может, больше. Морщинки у глаз выдавали весельчака и балагура, по крайней мере, ему явно проще улыбаться, чем держать
«каменное» лицо, а именно этим он сейчас занимался.
        Слева от «арийца» сидела стройная женщина с черными, забранными в хвост волосами. Голубые, почти синие глаза, смуглая кожа.
        Все четверо были одеты в синие комбинезоны без рукавов и белые футболки. Знаков различия, как с облегчением заметил Антон, вроде не было видно. С военными у него вряд ли получится наладить контакт…
        Антон продолжал стоять, переминаясь с ноги на ногу. Обстановку нельзя было назвать дружелюбной.
        Наконец «ариец» кивнул, и все немного расслабились, но по-прежнему держались подчеркнуто строго.
        - Алли, представь нам гостя, - высоким скрипучим голосом приказал «ариец».
        Неожиданно для Антона поднялась Саша.
        - Господа, это Антон, житель Земли, модифицированный стимулятором Мерку. Завербован наполовину, согласен помочь в нашей борьбе. Для исключения провокаций будет сопровождать нас физически.

«Завербован?! Модифицированный?! Тюнингованный, блин! Ну, Саша!» - пронеслось в голове у Антона.

«Ариец» снова кивнул.
        - Антон! Перед тобой экипаж «Бэлка-7», это наш корабль, - продолжала Саша. - Меня на самом деле зовут Алли, я разведчик-контактер. В мои обязанности входит разведка на местности, если мы ведем свободный поиск и находим пригодную для жизни планету, а также осуществление контактов с местным населением, если оно есть…
        Саша-Алли слегка покраснела и откашлялась. Показала на женщину:
        - Это Стилла, наш бортинженер и врач. Она следит за всем оборудованием корабля и не дает нам поваляться, если заболеем.
        Стилла кивнула и слегка улыбнулась.
        - Стилла жена Сета, нашего второго пилота и штурмана. - Толстяк привстал в кресле и улыбнулся, приветливо подняв руку.
        - А это Каро, наш первый пилот и командир…
        - Командир и пилот! - поправил «ариец».
        - Да-да, наш командир и пилот, - пролепетала Алли. - И мой муж…
        - А… - начал было Антон и осекся.

«Ариец» смотрел на него ничего не выражающим взглядом.

«Значит, знает! Вот так-так… Ну и Саша, ай да Алли!.. А мне-то что теперь делать? Еще сопли распустил, любовь у него, видите ли!» - Антон и сам себе не признался, как ему обидно потерять Сашу и то чувство, которое он к ней испытывал.
        - Оч… Очень приятно познакомиться, - наконец выдавил он.
        И совершенно нелогично добавил:
        - А кушать скоро будем?
        Толстяк прыснул и тут же закашлялся. Каро отчеканил:
        - Прием пищи по распорядку, принятому на корабле. Ближайший прием пищи через два часа по относительному времени. Бортинженер! Покажите пассажиру, - последнее слово он выделил, - корабль и введите его в курс дела. Остальному экипажу заниматься в соответствии с походным расписанием.
        Глава 7

        Стилла встала, сделала Антону знак, чтобы он следовал за ней, и вышла в салон. Дождалась, пока закроется дверь, улыбнулась и протянула Антону руку.
        - У вас на Земле так здороваются?
        - Да, - немного растерялся Антон, отвечая на рукопожатие.
        - Подожди минуту…
        Стилла зашла в одну из трех дверей, ведущих из салона. Вышла с маленьким подносом, на котором стоял стакан с какой-то желтой жидкостью и лежал пирожок, по виду совсем обыкновенный.
        - Ешь. Корабельных два часа - это почти пять земных.
        Даже если бы они составляли двадцать минут, Антон не стал бы отказываться от еды.
        Напиток по вкусу оказался похожим на яблочный сок, а пирожок был с ореховой начинкой. Антон предпочел бы с мясом, но решил оставить свое мнение при себе.
        Стилла вежливо дождалась, пока Антон закончит, и убрала посуду.
        - Ну, с чего начнем?
        - Если можно, покажите мне корабль.
        - Если можно, рубку управления я тебе показывать не буду, - улыбнулась Стилла, - сейчас мы с тобой в кают-компании. На нашем корабле самое бесполезное место.
        - Почему?
        - Потому что командир у нас Каро! - Стилла явно не желала говорить на эту тему. - Так, за этими дверями - каюты постоянных членов экипажа.
        - А у вас всегда команды формируют семейными парами? - покраснев, спросил Антон.
        - Почти. Исключение составляют военные корабли и корабли, командиры которых… м-м…
        - Понятно! - поспешил вставить Антон. И тише, вроде про себя, добавил: - Странно, что ваш командир женат на женщине…
        Стилла сделала вид, что не услышала, но слегка улыбнулась.
        - Ладно, пошли дальше.
        Они вышли в коридор и остановились.
        - Ты в какой каюте? Открывай.
        Стилла прошла в комнату и остановилась у кровати.
        - Это информационный монитор. Он транслирует картинку с наружной камеры визуальной навигации. Большую часть времени ничего не увидишь, это интересно только при взлете-посадке. Ну, может быть, еще когда бой идет…
        - Бой?! Вы участвуете в боях?
        - Поверь, лучше бы тебе этого никогда не видеть, - отмахнулась Стилла. - Так вот, на монитор можешь вызвать библиотеку, развлекательные передачи и справочники, загруженные в наш компьютер. В общем, сам разберешься.
        Стилла прошла в ванную и указала на пластиковую коробку, назначение которой Антон не смог угадать.
        - Это гигиенический утилизатор. Если проще, то это урна, стиральная и гладильная машина. - Она показала соответствующие кнопки. - Ты, кстати, в своей одежде ходить будешь или тебе форму выдать?
        - Да, наверно, как все, форму…
        - Хорошо. С остальным уже разобрался? - Стилла неодобрительно посмотрела на выставленные на раковину умывальные принадлежности и перекинутое через бортик душа полотенце. - Пошли обратно.
        Они вышли в коридор.
        - Это еще одна гостевая каюта, - Стилла показала Антону отделанную с преобладанием серого цвета каюту. - Точно такая, как твоя.
        Стилла подошла к торцевой двери и вытащила из кармана карточку. Приложила ее ребром к двери, которая через мгновение открылась.
        - Пошли. Сюда гости попадают один раз. Или совсем не попадают… Так что смотри внимательней, такое вообще мало кто видит. Ну, чего испугался? Входи.
        Антон в нерешительности мялся у открытой двери, осторожно просовывая голову, пока Стилла не дала ему хорошего тычка в спину. Антон запнулся о порог и полетел на пол.
        Поднял голову и посмотрел наверх. Он был в нигде. В буквальном смысле. Черное ничто давило сверху. Даже в самом темном месте почти всегда есть какой-то свет, или отражение, или блик. В этой темноте не было ничего. Антон почувствовал, что голова начинает кружиться, и захотелось потерять сознание. В чувство его привела Стилла, больно ткнув в бок.
        - Поменьше смотри наверх, это плохо влияет на психику. Всякие случаи бывали…
        Антон послушался и огляделся по сторонам. Они стояли на площадке в кормовой части корабля. Напротив двери, из которой они вышли, возвышался огромный треугольник с бьющимися внутри черными молниями.
        - Подожди, да я ведь видел его, когда вы нас забирали… Мы что, снаружи?
        - Вот именно! - от души рассмеялась Стилла. - Ладно, не переживай. Даже если знаешь, что тебя ждет, в первый раз все равно шокирует. Все пугаются. Я, когда училась, в моторный отсек в первый раз на практике попала. Так меня силой на площадку вытаскивали, чуть не отчислили.
        Стилла посмотрела на часы и оживилась:
        - О! Мы вовремя. Сейчас перейдем в обычный режим.
        - Что значит в обычный?
        - Ну, в космос опять… - договорить она не успела.
        Звездолет чуть заметно вздрогнул, и на Антона разом обрушился миллиард звезд. Огромных и маленьких, голубых и красных, неподвижных и несущихся куда-то по своим делам.
        - Твою мать! - присел Антон.
        - Тебе везет. Мы сейчас в туманности 12-Y-23… А впрочем, какая разница, - оборвала она себя. - В разреженных областях не так красиво… Я вот несколько раз в центральных районах была, у Черных дыр, вот где есть на что посмотреть! Там кажется, что звезды толкаются… - Стилла говорила все тише, пока не замолчала. Она тоже подняла голову и смотрела вверх.
        Так они простояли пять минут, не в силах оторваться от фантастического зрелища. Корабль вздрогнул, и их опять окружила темнота.
        - Сколько раз уже это видела, а привыкнуть не могу… - очнулась Стилла. - Все, пошли. Хорошего понемножку. Каро опять ворчать будет.
        Они вернулись в кают-компанию и уселись в кресла.
        - Спрашивай, не стесняйся! - улыбнулась Стилла.
        - Как мне быть с Каро и Сашей… то есть Алли? Он знает про… Ну, про нас? И почему вы так его боитесь? - неожиданно для самого себя выпалил Антон.
        - Хм. А ты умнее, чем кажешься. Вид-то у тебя глуповатый… Давай попробую объяснить… Каро - владелец этого корыта. И команду набирает он. А летать хотят многие. Во всяком случае, пилотов и инженеров намного больше, чем кораблей. По крайней мере, на нашей планете. И везде так. Понял?
        - Понял…
        - Да где тебе… Мы с Сетом любим друг друга, но когда я за него выходила, одной из основных причин стала та, что он пилот. И нашу пару быстрее возьмут в команду. Понял? Мы летаем с Каро уже десять лет. И лучше терпеть его выходки, чем дома стоять у станка или вообще ошиваться без работы. Доступно объясняю?!
        - Стилла, успокойся, ну что я, со зла, что ли? Я-то при чем?
        - Ладно, это я что-то… - Стилла откинулась на спинку кресла. - В общем, теперь ты в курсе, как обстоят дела.
        Она сходила к себе в каюту и вернулась с коробкой и хрустальной тарелочкой.
        - Куришь?
        - Нет…
        - На табак, кстати, земляне всю Галактику подсадили. Ну, не земляне, конечно, а Мерку…
        Стилла чуть громче, чем до этого, сказала: «Вентиляцию на максимум». В комнате стало заметно свежее. Стилла закурила тонкую длинную папиросу и пододвинула к себе пепельницу.
        - Ну, теперь про Алли. С ней примерно то же. Она, кстати, пилот. Бывший. Но согласилась переучиться на контактера. Вернее, Каро заставил. Там ни о каких чувствах речи не идет. Каро у нас с амбициями. А иметь статус корабля-разведчика куда выгоднее! Он и родную мать не пожалел бы, а тут девчонка сопливая, после училища… Да и у нее выбор был невелик. Но ты не обольщайся. Любовь любовью, может, она тебя и любит, но прикажи Каро - Алли от тебя только мокрое место оставит…
        Стилла глубоко затянулась и задумалась.
        - А ведь прав Каро оказался… Выиграл свой приз… Теперь его и на Флот могут забрать… В общем, - она посмотрела на Антона, - ты только все запутал. Алли этого не понимает, но мы все проиграем, кроме Каро. Вышвырнет он нас при первой возможности, и на Флот. Там он быстро карьеру сделает, он же ни перед чем не остановится. Мы-то ладно, хоть что-то повидали, а девчонку жалко…
        - Подожди. Я что-то тоже не совсем…
        - Да что тут понимать? Приз - это ты. Землянин, да с активированным стимулятором, да готовый к переговорам… Да ты не приз, ты клад! До сих пор не пойму, как мы сумели два раза приземлиться на Землю и не попасться Мерку. Так что думай сам, как наши большие Каро отблагодарят. А про экипаж никто и не вспомнит…
        - Слушай, а я могу чем-нибудь помочь?
        - Конечно! Подари нам корабль! Шучу… Нет, Антон, твоей вины тут нет, а мы разберемся сами. Все! Давай о чем-нибудь другом, я и так лишнего наболтала, ладно?
        - Ладно…
        Антон почесал затылок, собираясь с мыслями:
        - О корабле вашем расскажешь? Как и что, на каких принципах… - Антон ткнул пальцем в сторону кормы.
        - Ага… В общем, так. Давай по порядку. Мы с тобой побывали в машинном отделении, ты, наверное, и сам догадался. Двигатели у всех кораблей, что у нас, что на кораблях Корпорации, одинаковые. Даже по размеру. Масса корабля значения не имеет. Что транспортники, которых даже в звездные системы не пускают, чтоб не разнесли что-нибудь, что прогулочные яхты - все равно. Летаем мы так. Компьютер засекает текущие координаты и рассчитывает будущее положение нескольких ближних звезд в конечной точке. Переходит в П-режим и перемещается. Снова точно ориентируется, и опять прыжок… Так и скачем.
        - А что такое П-режим?
        - Ну… что-то вроде подпространства. Если честно, мы не знаем. Двигатели разрабатывает Ди-Сайнс. Армарс строит, Мерку продает. У нас поговаривают, что их вообще изобрели случайно.
        - Интересно… А с какой скоростью летаете?
        - Мы? Около пятисот световых в час. Минут пять компьютер считает координаты, около часа длится перемещение.
        - А почему тогда мы так долго летим? Саш… то есть Алли сказала, что почти две недели до вашей планеты?
        - А компьютер у нас слабенький. На Флоте военные корабли до двух тысяч световых могут координаты просчитать. Из-за этого мы летим и по окраине, а не по прямой. Чем ближе к центру, тем больше звезд. Наш компик совсем с ума сойдет. Будет больше считать, чем прыгать. Звезды ведь постоянно в движении, и их координаты просчитать на час вперед не так просто. Есть только один тип космических кораблей, которым до лампочки все расчеты, изменение положения звезд и время в пути.
        - Что за корабли? У Армарса? Военные крейсеры?
        - Не что, а кто. Это вы, земляне… Сложно объяснить, но ты тоже в П-режиме перемещаешься.
        - Да ладно! Как бы я просчитывал эти… как их… координаты. Я вообще в уме плохо считаю…
        - А как птицы свои маршруты считают? Не обижайся, но многие уверены, что это у вас на уровне инстинктов. Вроде как вы отстали в развитии…
        - Ага. Животные. Недочеловеки.
        Стилла рассмеялась:
        - Вот-вот. И такая теория была. Но ты не расстраивайся. Помни, что любой поменяется с тобой местами, была бы возможность. Все эти теории от комплексов, наверное.
        - Догадываюсь…
        Антон встал и прошелся по салону, разминая затекшие ноги.
        - Да, а как же открытый космос? Ну, на площадке, где двигатели?
        - Да не открытый он никакой. Двигатели все время создают какое-то защитное поле вокруг корабля. Очень скоро это заметили и стали наполнять его воздухом, для упрощения доступа к двигателю и другим системам. Из той же оперы, что и твоя защита.
        - Какая защита?
        - Да ладно тебе, все знают, что после перемещения вы несколько минут практически неуязвимы.
        - Да?! В смысле, все знают? А откуда?
        Стилла подозрительно посмотрела на него.
        - Что-то ты темнишь, Антон…
        - Нет-нет, что ты… Слушай, а почему места в корабле так мало, он вроде здоровенный снаружи? - поспешил перевести разговор на другую тему Антон.
        - В корпусе компьютер и вся система жизнеобеспечения спрятана. Больше всего места компьютер занимает.
        - А на чем работает двигатель?
        - Какое-то вещество радиоактивное, его Армарс как-то обрабатывает. На самом деле топлива нужно очень мало. Я до сих пор удивляюсь, что на такой крохе такие махины летают.
        - Слушай, а почему ты ничего конкретного не говоришь? Какое-то вещество, как-то обрабатывает, удивляюсь… Вы мне не доверяете?
        Стилла смутилась так, что румянец проступил даже через ее смуглую кожу:
        - Да нет… Мы… Мы сами ничего толком не знаем, Антон. Мы пользуемся тем, что нам продают. Нас обучают, как пользоваться, а не как это все устроено.
        - Извини… - буркнул Антон.
        - Да нет, ничего. Мы привыкли, все это знают… Просто стараемся об этом не вспоминать. И хватит об этом! - Стилла опять вышла из себя.
        - А как вы приземлились?
        - О! Это интереснее. Двигатели могут как-то на силовые поля воздействовать, когда корабль в обычном пространстве. Кстати, ты летать можешь?
        - Могу…
        - Ой, а покажи! Ой, прости, пожалуйста…
        - Да нет, ничего. - Антон оторвался от пола и завис в воздухе. Медленно опустился обратно.
        Стилла закрыла рот, лязгнув зубами.
        - А я не верила… Так вот, ты летаешь, используя те же принципы, что и двигатель при обычном маневрировании. В случае с двигателями есть одна проблема. Нужно сразу задать конечную точку движения, ну, или несколько точек. Отменить команду не получится. До заданной точки двигатель доставит корабль в любом случае. Задашь точку в скале - впечатает тебя в скалу, задашь в море - запросто утопит. Поэтому около планет все предпочитают двигаться медленно, задают множество точек даже для движения по прямой, чтобы можно было изменить курс, если что-то пойдет не так. Понял?
        - Угу. Круто! А в космосе?
        - В космосе, конечно, быстрее. И скорости другие. В солнечных системах под сто тысяч километров в час, звездолеты носятся в обычном режиме, но это в основном автоматы, по закрепленным трассам. Люди, сам понимаешь, за такими скоростями не успевают. Вообще, ручное управление сейчас используется только при взлете-посадке, ну и во время ближнего боя.
        - А оружие на борту есть?
        - Есть по мелочи. Для метеоритов больше. Но толку от него чуть. Если патруль Корпорации заинтересуется, такое оружие не спасет. У них и компьютеры помощнее, и в креслах пилотов профессионалы, не нам чета, их для таких боев и натаскивают. Если нам с таким же гражданским, как мы, кораблем придется драться, то тут пятьдесят на пятьдесят. Да только с такими же зачем нам драться?
        Антон согласился, что вроде действительно незачем.
        В салоне раздался мелодичный звон.
        - Ого! Все, Антон, на сегодня хватит. Мне еще к обеду подготовиться нужно. Иди в каюту, ладно? Не хочу Каро злить.
        - Не переживай, я все понимаю.
        Антон пошел к себе. Упал на койку и задумался.
        Все, что рассказала Стилла, было удивительным. Начиная от отношений внутри команды и заканчивая самим кораблем. Вроде бы и не нужно никаких кораблей Антону для путешествий, но, по-мальчишески, звездолет его просто обворожил. А Сашу-Алли придется забыть… И что она про неуязвимость рассказывала? Как бы все это проверить? Ставить опыты что-то не хочется, вдруг она ошиблась? Нужно будет спросить, как в библиотеку влезть, может, там что-нибудь отыщется?
        Еще Антона начали тревожить мысли о планете, куда он направлялся. Сложные отношения внутри команды, скорее всего, отражали непростую жизнь на их родине. Если Стилла не врет. А зачем ей врать? А кто ее знает?
        И про патрули Корпорации нужно поподробнее расспросить или почитать что-нибудь.
        Антон чувствовал себя ребенком в новом мире.
        В дверь деликатно постучали, и, не дожидаясь ответа, вошла Стилла с подносом в руках и свертком под мышкой.
        - Слушай, поешь пока у себя, ладно? А это форма, принятая на нашем «Бэлка». Приятного аппетита! - все это она протараторила на одном дыхании, явно спеша уйти от вопросов.
        - Спасибо!.. - сказал Антон закрытой двери.
        Как зачумленный какой-то…
        Антон сел, подвинул к себе поднос. Чем тут недочеловека с инстинктами кормить собираются? Недочеловека кормили запеченным мясом с овощами, салатом и напитком, похожим на кефир. Ни мясо, ни овощи не были земными, это Антон сразу понял. Немного странный вкус с непривычки, но вроде ничего, есть можно. Съеденный с утра малюсенький пирожок аппетита Антону не испортил, и через десять минут тарелки были пусты. Можно и не мыть. Антон встал, на ходу допивая «кефир», и отнес грязную посуду в мойку.
        Только вернулся, как снова зашла Стилла, на этот раз не постучавшись.
        - Ой, ты уже? А я тебе фрукты принесла. Антон, посиди у себя с полчасика, ладно? А я потом к тебе забегу. - Она старалась не смотреть Антону в глаза.
        - Да ладно-ладно, иди…
        Антон снова улегся на кровать и начал уминать фрукты, оказавшиеся неожиданно вкусными и свежими. Было ощущение, что в них есть совсем чуть-чуть ментола.
        Покончив с фруктами, Антон включил монитор и попробовал найти библиотеку, но то ли кнопки не действовали, то ли он делал что-то не так. Антон плюнул и решил дождаться Стиллу.
        Но зашел Сет.
        - Привет! - Он неумело протянул руку, здороваясь с Антоном. - Стилла сейчас занята. Какие у тебя планы?
        - Мне бы почитать что-нибудь, а я с этой бандурой разобраться не могу.
        - Да тут все просто. Смотри - это клавиатура, - толстяк «подвесил» в воздухе перед Антоном клавиатуру. - Здесь меню, вот список доступных сервисов. Можно с клавиатуры вводить, можно прямо с монитора, он сенсорный.
        - А, понятно.
        Толстяк мялся у дверей, не зная, как начать разговор, ради которого сюда и пришел. Наконец решился:
        - Слушай, у вас на Земле игры разные есть, объяснишь правила, а то не совсем понятно?
        - Игры?! - опешил Антон. - Ладно, если смогу, то конечно…
        - Спасибо! - расплылся в улыбке Сет. - Тогда до вечера, да? Я сменюсь и приду.
        Когда он вышел, Антон задумался. Сколько же они уже в космосе болтаются?
        Глава 8

        Следующие несколько часов Антон провел в поисках разной информации. Библиотека на корабле была что надо. Несколько уровней поиска, перекрестные ссылки, множество иллюстраций. Некоторые из них можно было рассматривать со всех сторон - там, где это необходимо, программа создавала подобие объемной голограммы, висящей посередине комнаты.
        Антон нашел в каталоге их корабль. Оказалось, что это малый класс судов. Меньше, чем они.
        Армарс производил только две модели: туристическую яхту для прогулок возле планет и спасательную шлюпку, являющуюся частью стандартного оборудования военных линейных кораблей. Их корабль по каталогу назывался ботом и предназначался для одиночных разведывательных операций. Кроме того, он мог использоваться как корабль связи при ведении общефлотских боевых действий.
        Антон увлекся было краткой инструкцией по управлению кораблем, но решил отложить это на потом. Были вещи, которые нужно узнать в первую очередь.
        Чуть подумал и набрал в строке поиска:

«Стимулятор Земля защита»
        Оказалось, Стилла права. Он действительно практически неуязвим в течение пяти минут после перемещения. Были небольшие исключения - он не мог переместиться внутрь звезды, и следовало избегать эпицентра ядерного взрыва. Трудно, но придется смириться.
        Еще он нашел кое-что действительно интересное. Как оказалось, Мерку использует землян уже почти тысячу лет. Одновременно были «активированы» до десяти тысяч человек. Вначале, когда Мерку случайно обнаружил необычное действие биостимулятора на людей, около десяти тысяч человек в год использовались для проведения различных опытов. Как с облегчением убедился Антон, в настоящее время исследования в этой области полностью прекратили. Все просто смирились с возмутительным фактом, что перемещаться могут только дикари с Земли.
        Антон начал было читать о действии стимуляторов на жителей других планет (ничего особенного, повышение иммунитета, незначительный рост активности головного мозга), как прозвучал сигнал к ужину.
        Подождав для приличия пару минут, Антон пошел в кают-компанию.
        Весь экипаж уже сидел за столом. Стилла, заканчивающая раскладывать еду по тарелкам, улыбнулась из-за спины Каро. Сет поднял в приветствии руку. Даже Каро сдержанно кивнул. Алли сидела, уставившись в тарелку, делая вид, что его не видит.
        - Приятного аппетита. - Антон выдвинул приготовленный для него стул и сел.
        За ужином разговаривали мало. Антон узнал, что вся еда синтетическая и приготовлена поваром-автоматом. Тут даже Каро соизволил поддержать беседу, похваставшись, что повар у них один из самых лучших. Судя по всему, свой корабль он любил, и Антон засомневался, что он примет предложение перейти на Флот после того, как доставит его в Штаб заговорщиков. В целом обстановка разрядилась. То ли Каро понял, что не стоит ссориться с курицей, несущей золотые яйца, то ли до него дошло, что не он соблазнял Алли, а совсем наоборот.
        Как бы то ни было, после ужина вся команда осталась в кают-компании. Из стен выдвинули диваны и опустили мониторы, подвесив их прямо над столом. Женщины и Каро включили какой-то фильм, Антон для закрепления дружеских отношений хотел присоединиться к ним, но Сет потянул его за руку.
        - Ну, Антон, ты же обещал…
        У Сета имелась коллекция земных компьютерных игр. В большинстве своем - спортивные симуляторы. Как оказалось, футбол покорил сердца не только землян. Антон быстренько объяснил Сету правила, в которых тот не смог разобраться, и предложил сыграть пару матчей.
        Через десять минут весь экипаж уже болел за одну из команд. А еще через десять у них отобрали джойстики и выгнали в рубку на вахту. Вернее, на вахту выгнали Сета, а Антон напросился с ним.
        - Только ничего не трогай, - предупредил Сет, плюхаясь в кресло.
        Антон устроился в соседнем, которое тут же тихонько зажужжало, приспосабливаясь к его фигуре.
        - А зачем вообще эти вахты? Все ведь делает автоматика?
        - Если нас засечет какой-нибудь корабль и вызовет на связь, мы можем остановиться и ответить, а можем не реагировать и прыгать будет дальше. А если нас вызовет патруль какой-нибудь из Корпораций - П-режим автоматически отключится, и нужно переходить на ручное управление.
        - А сигнализация не сработает?
        - Сработает, конечно. Но военные не любят долго ждать… У нас ходит байка, что один пилот уснул на вахте, так корабль разнесли через десять минут, не дождавшись ответа. Заметь, корабль не двигался. Я, кстати, считаю, что это не байка.
        - Слушай, а научишь меня управлять кораблем?
        - Тебе-то зачем?
        - Понимаешь, у нас ведь всего этого и в помине нет. Космический корабль, да еще такой - это же фантастика! И даже не очень научная. Ну ладно, что тебе стоит?
        - Хм. Давай так. Я сегодня до утра на вахте, так и быть, включу тебе симулятор…
        - Все, договорились! Я твой должник!
        Они поболтали еще немножко, и Антон ушел к себе. Почитал пару часов историю Земли в изложении инопланетян. Занятно. По крайней мере, понятно, зачем пирамиды строили.
        Антон встал и пошел в рубку, никого не встретив по дороге.
        В кресле сидел Сет, клюющий носом. Антон подкрался к нему и негромко крикнул в ухо:
        - Тревога!
        Сет свалился с кресла и, увидев Антона, в полный голос заорал:
        - Совсем дурак! Я чуть не помер от страха!
        - Тише, тише! Командира разбудишь!
        - Здесь звукоизоляция хорошая, - успокаиваясь, проворчал Сет. - Не делай так больше.
        - Ну, прости, пожалуйста. Действительно глупо.
        - Ладно, я и сам виноват. Ну что, готов?
        - Конечно!
        Сет кивнул на кресло, отодвинутое от панели управления:
        - Садись. - И протянул шлем, похожий на летный. - Надевай.
        Антон натянул шлем и тут же снял:
        - Не видно же ничего!
        - Надевай-надевай!
        Антон натянул шлем. Перед глазами мелькнула неяркая вспышка, и вдруг он увидел пульт управления, только теперь тот был прямо перед ним, протяни руку - достанешь.
        - Это программа - симулятор полетов. Положено не реже раза в неделю по два-три часа тренироваться, если практики нет, - послышался в наушниках голос Сета. - Я тебе буду говорить, что делать, а ты выполняй.
        Оказалось, что ничего сложного в управлении кораблем нет. Объемное изображение корабля в нужном масштабе выводилось перед пилотом. Просто тыча пальцем в нужное место, можно задать узловые точки. Используя полоски-индикаторы, изменять скорость и некоторые другие параметры движения, например вращение корабля или наклон корпуса.
        Поупражнявшись в полетах в открытом космосе, Антон хотел перейти к имитации боя, но был прогнан Сетом спать.
        Так и повелось. Днем Антон занимался самообразованием, в дежурства Сета они устраивали тренировочные бои.
        Глава 9

        Прошла неделя. За завтраком Сет подмигнул Антону, чтобы тот пришел в рубку.
        Через полчаса он порядком потрепал корабль Сета и приготовился добить его тактической боеголовкой. Совершил сложный маневр со смещением носа корабля внутрь радиуса поворота, уклонился от вражеской ракеты и нажал на спуск. Вместо оранжевого цветка взрыва увидел перед собой лицо Каро, сдернувшего с него шлем.
        - Что? Здесь? Происходит?!
        - Тренировка личного состава для предотвращения экстренных ситуаций! - отбарабанил Сет, вытянувшись в струнку, что было нелегко с его комплекцией.
        - Да что вы говорите? - ядовито процедил Каро. - Надевайте шлем!
        Антон послушно натянул шлем и начал очередной бой.
        Через несколько минут Каро швырнул шлем на пол и вылетел из комнаты.
        Сет почесал в затылке:
        - Не мог поддаться?
        Антон только виновато пожал плечами.
        Во время обеда, заканчивая фруктовый десерт, Антон поднял глаза и увидел, что командир корабля стоит возле стола, а остальные члены экипажа со своих мест пожирают его глазами. Антон чуть не подавился.
        - С сегодняшнего дня меняется расписание дежурств пилотов. Я дежурю в дневную вахту. Второй пилот Сет дежурит в ночную. Пассажир Антон назначается кадетом на время полета. Страхует второго пилота во время ночных вахт. Возражения? Возражений нет. Соответствующая запись будет сделана в бортовом журнале.
        Каро развернулся на каблуках и ушел в рубку.
        - Поздравляю! Великолепная карьера! - хлопал Антона по плечам Сет.
        - Вы бы с мое на компьютерные игры времени убили, еще не так бы летали, - отбивался тот.
        Во время ужина Стилла напомнила, что их вахта начинается через час.
        В назначенное время, волнуясь, Антон переступил порог рубки. Он даже вспотел.
        - Ты чего? - удивился Сет. - Да скучнее времени, чем вахта во время прыжков, не бывает.
        Он оказался прав. Они просидели всю ночь, таращась на приборы и отмечая пройденные часы пятиминутными выходами из П-режима. Антон расспрашивал Сета о жизни в их мире. И ничего хорошего не услышал. Их планета формально считалась независимой, фактически, хоть и находилась довольно далеко от центра Галактики, была под протекторатом Ди-Сайнса. У жителей планеты имелось всего несколько вариантов. Во-первых, остаться на планете и попробовать устроиться на какой-нибудь завод. Правда, они почти все уже закрылись. Было выгоднее привозить товары из других мест, где производство стоило дешевле. Во-вторых, можно было купить корабль и основать частную транспортную компанию. Но их планета бедна, а корабли у Армарса стоили очень дорого. Оставался третий путь - завербоваться разнорабочим на предприятия Армарса. Вот только возвращался оттуда только каждый второй.
        На следующую ночь Антон запланировал поподробнее расспросить Сета о Корпорациях. Они устроились в креслах, Сет закурил, и Антон по случаю рассказал о сигарах и трубках. На пальцах это объяснить было трудно, и пришлось нарисовать трубку, а заодно и кальян. Оба так увлеклись, что не замечали ничего вокруг.
        Вдруг заорала сирена, и рубка потонула в темноте, освещенная только приборами. Ручка и бумага полетели на пол, Сет рывком подъехал к пульту и щелкнул тумблером.
        - На связи, офицер!
        Из динамика раздался ленивый голос:
        - Армарс. Патруль. Доложите.
        - Независимая планета 19-87-Р-8-Z. Разведывательный бот «Бэлка-7». Осуществляем свободный поиск радиоактивных астероидов. Результатов нет. Докладывает второй пилот Сет.
        - Приготовьте судно к досмотру. Обычная проверка, по второму расписанию, - через минуту отозвался патруль.
        - Что будем делать? - Взглянул Сет на прибежавшего в рубку Каро.
        Тут опять ожил динамик:
        - Отставить досмотр. - Ликование в рубке. - До завтра.
        - Все, мы пропали… - на Каро жалко было смотреть.
        - Что случилось? - крутил головой Антон, глядя то на Каро, то на Сета. - Ну, досмотрят корабль. Я перемещусь на Землю, на сколько надо, и все дела. Вы чего?
        - Я дал слово, что привезу тебя только при условии, что ты все время будешь на борту. Но не это главное. В конце концов, это условие глупое, и я готов ради дела нарушить слово. Но компьютер не обманешь. Просмотрят данные жизнеобеспечения и сразу увидят, что на борту было пять человек. Мы-то ладно, но по данным корабля можно и на Штаб выйти. К сожалению, я родственник одного из руководителей подполья.
        Судя по реакции Сета, это было новостью даже для него.
        - Так о чем тогда думать? Нужно бежать! Или атаковать!
        - Чтобы атаковать, и речи не может быть. Они нас просто размажут. А чтобы появилась возможность уйти в П-режим, нужно оторваться на приличное расстояние, иначе сигнал с патруля будет блокировать все попытки. Так что… - Каро вздохнул. - Придется подождать до утра. Возможно, они передумают. Если нет, выстрелю в них ракетой, может быть, они сразу уничтожат нас.
        - Ага, жди. Что им наша ракета? Они ее даже не заметят, - отозвался Сет.
        - Слушай, мы, похоже, попались. Такой вариант тоже рассматривался.
        Каро встал, подошел к стене и отпер сейф, о существовании которого Антон даже не догадывался. Вытащил конверт и протянул Антону.
        - Держи. Здесь координаты нашей планеты и время, когда тебя будет ждать Штаб. Передай, что мы погибли. Пусть позаботятся о родственниках. Отправляйся домой. Извини, если что не так. Все, прощай!
        - Подожди… Да вы что… Давайте подумаем, может, есть другой выход?
        Каро и Сет только усмехнулись.
        - Нет, вы как хотите, а я с вами.
        - Антон, не дури. Нас все равно не спасешь. - В рубку вошла Стилла, поддерживая зареванную Алли. Пояснила Каро и Сету: - Мы всё слышали по интеркому.
        Мужчины кивнули.
        Антон растерялся. Как можно сидеть сложа руки и ждать смерти? И что ему делать? Уйти - не по-товарищески… Но это война. Причем война чужая. И гибнуть неизвестно за что, это, знаете ли…
        Антон напряженно пытался найти хоть какой-то выход. Но в голову, как обычно в таких ситуациях, ничего не шло.
        Наконец Антон смирился.
        - Ладно, давайте так. Я жду до прибытия патруля, потом уйду. И не спорьте, я все равно раньше не покину вас! Вдруг его вообще не будет, досмотра этого!
        Спорить с ним не стали. Сет развернул корабль носом к патрульному звездолету. Экипаж в полном составе уселся в кресла, лицом к приборной панели. Так их Антон и увидел в первый раз. «И в последний, наверное», - промелькнуло в голове. Он подтащил от стола плетеное кресло и уселся позади всех. Сет оглянулся, тронул за руку сидящего правее Каро и кивнул на Антона. Так же молча они подвинули кресла в стороны, давая место Антону.
        Картина, которую они видели перед собой, впечатляла. Антон вдруг пожалел, что он не художник. Перед ними, немного наклонившись вперед, словно изготовившись для атаки, висел корабль патруля. Серый корпус, на носу белый круг, внутри которого еще один, красный. Расстояние до патруля корабельный компьютер оценил в двадцать километров. Антона поразило, что на таком расстоянии он четко различает отдельные детали. Потом до него дошло, что он в безвоздушном пространстве, где нет атмосферы, искажающей изображение. Патрульный корабль был освещен местной звездой, по спектру очень похожей на Солнце, но меньше раза в три. А может, они просто находились от него дальше, чем Земля от Солнца. Вокруг этого светила вращались-крутились несколько планет, одна из них была совсем рядом, в поле зрения экипажа. Антон сразу окрестил ее «Сатурном». Тоже кольцо вокруг планеты, только необычно большого диаметра. И все это в обрамлении миллиона звезд.
        Антон смотрел на корабль патруля, на «Сатурн», и в голове у него появилась идея. Сначала он отмахнулся от нее. Но так как больше ничего придумать не удалось, снова к ней вернулся и стал обдумывать со всех сторон. Чем больше он думал, тем больше эта идея ему нравилась.
        - Слушайте…
        По тому, как резко к нему все повернулись, он понял, что ничего стоящего никто не придумал.
        - А как отключают П-режим?
        - Ну, как… - Стилла пожала плечами. - Что-то вроде эхолота. В каждом корабле есть блок, настроенный на частоту патруля. Патруль непрерывно транслирует сигнал. Блок на нашем корабле настроен на ту же частоту и активирует систему безопасности. Наш блок, в свою очередь, посылает сигнал в сторону патруля, чтобы определить расстояние. Если между кораблями меньше ста километров, П-режим не включишь, если больше - скачи куда угодно.
        Тут Антону пришло в голову, что есть еще одно препятствие, которое могло перечеркнуть его план на корню.
        - А как вообще они нас нашли? Мы ведь почти все время в П-режиме? И как подобрались на расстояние меньше чем сто километров? Я, конечно, в этих делах полный чайник, но мне кажется, для космоса это очень мало?
        - Все проще, чем ты думаешь. В П-режиме корабль все равно оставляет след. Достаточно мощный компьютер не только может отделить его от прочих помех, но и просчитать финишную точку выхода из П-режима.
        Стилла достала сигареты, раздала всем, кроме Антона, закурила и продолжила:
        - Все дело в мощности компа и количестве помех. Мы на окраине Галактики, звезд и планет здесь относительно мало, а патрульный корабль - это уже средний класс судов, и оборудование у них очень даже ничего. Будь мы в центральных областях, они бы нас не заметили. Там стационарные станции слежения все контролируют. На корабль, даже крейсерский, такой комп не впихнешь. Ты что-то придумал?
        - Нет… То есть да, дайте мне еще минутку…
        Антон начал грызть ногти. В принципе, все, что рассказала Стилла, только повышало шансы, вот только сможет ли их корабль выполнить необходимые маневры?
        - Так, ребята. Есть план. Может, и не очень хороший, но другого все равно не имеется, так что…
        Антон поднял брошенный на пол лист бумаги с нарисованными трубками, вытащил из нагрудного кармана Каро ручку и шагнул к столу. Экипаж сгрудился у него за спиной, глядя на рисунок.
        Антон нарисовал схему движения, объяснил свой план и вопросительно уставился на спутников, переводя взгляд с одного на другого. Каро задумчиво протянул:
        - Я о таком не слышал, но попробовать стоит. Антон прав, не все ли равно, как погибать? А так займем себя немного. Ну что, голосуем? Единогласно. Теперь еще один вопрос. Кто поведет корабль? Сет?
        Сет ткнул пальцем в Антона. Каро кивнул.
        - Хорошо. Антон, план твой, тебе и рулить.
        Глава 10

        - Вы что, мужики?! Я не летал ни разу!
        - Ничего. Поверь, кроме перегрузок, отличий от симулятора никаких. Да и перегрузки выше трех земных g корректируются кораблем. Реакция у тебя дай бог пилотам военных крейсеров, так что бери управление на себя. Если что, мы с Сетом на подхвате.
        Антон догадывался, что стоило человеку, подобному Каро, произнести такие слова. Он молча посмотрел в глаза владельца корабля, посмотрел на Сета и кивнул.
        - Девчонки?
        Сет глянул на женщин. Обе замотали головами.
        Каро разрешил:
        - Пусть остаются. Какая разница…
        Он не докончил фразу и вернулся к пульту управления. Взглянул на вражеский корабль и начал отодвигать кресла. Сет бросился ему помогать.
        Через минуту у пульта управления осталось одно кресло пилота, еще два отодвинули на два метра вправо и влево, женщин посадили во втором ряду.
        - Сет, включи магниты пола. Это чтобы кресло не уехало на вираже, - пояснил Каро Антону. - Садись.
        Антон сел в центральное кресло, ощущая холодок в груди.
        Поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее. Положил руку на подлокотник и сжал в ладони джойстик, который использовался при точном маневрировании на малых скоростях.
        Перевел управление кораблем на себя и вывел объемную картинку ближайшего куска пространства. Уменьшил масштаб, быстро смещая нужные индикаторы, висевшие перед ним в воздухе. На секунду задумался и, подняв обе руки, начал короткими тычками пальцев намечать будущую трассу движения корабля. Полюбовавшись на результат, приказал компьютеру сгладить траекторию, доводя до оптимальной. Немного подумал и сократил количество точек на треть. Посмотрел на расчетное время, удовлетворенно хмыкнул и покосился на Каро.
        - А корабль с такими перегрузками справится?
        - Если справочники не врут насчет массы корабля и массы планеты - то должен. Ты все время корректируй положение корпуса, компьютер перемещает только центр массы корабля, помнишь?
        - Помню, помню…
        Антон сохранил траекторию как первую в списке для загрузки при вызове терминала и выключил объемное изображение, подвесив перед собой значок быстрого старта.
        - Ну, вроде все. Теперь только ждать.
        Потекли минуты томительного ожидания. Сет начал клевать носом. Антон несколько раз вставал, разминал руки и спину, прохаживаясь по рубке. С женщинами старался не встречаться глазами, боясь подарить им надежду.
        Ожил динамик:
        - Патруль - «Бэлка-7». На связи.
        - Есть связь, - немедленно откликнулся Каро.
        - Досмотр через полчаса. Обеспечьте содействие.
        - Есть, офицер!
        Ну, все, началось. Антон почувствовал, как мгновенно взмокли ладони и по спине пробежала капля пота. Он откинулся в кресле, нервно разминая пальцы и кисти рук. Глубоко вздохнул и прикосновением вывел схематичное изображение космоса перед собой.
        На схеме от патруля отделилась точка, возле которой тут же пополз флажок, сообщающий данные о массе и скорости объекта.
        - Шлюпка с проверяющими пошла, - негромко прокомментировал Сет.
        Антон взглянул поверх объемной голограммы в иллюминатор. Шлюпка терялась на фоне патрульного корабля. Он перевел взгляд на схему. Десять километров… Пять… Он занес руку. Три… Один километр. Антон снова вскинул голову. Шлюпка, оснащенная реактивным двигателем, почти налезла на корабль.
        Пора!
        Антон ткнул несуществующую кнопку, отдавая команду «Старт» электронным мозгам корабля. Тут же перегрузкой его качнуло вправо, вдавливая в боковину кресла. Картинка в иллюминаторе тоже прыгнула вправо, унося из поля зрения и патруль, и шлюпку, только что висевшую перед носом. Антон судорожно схватил джойстик и крутанул его, разворачивая нос корабля вправо и ловя корабли противника в иллюминатор.
        За спиной услышал возню. Кресло, в котором сидела Алли, сорвало с места, и она достаточно сильно ударилась головой. Возле нее уже хлопотала Стилла.
        Нужно отдать должное выучке команды патруля. Они не стали, как надеялся Антон, запрашивать, что да как, а сразу рванули за ними.
        Антон левой рукой нажал пиктограмму, подготовив к запуску ядерную боеголовку. Мощности ее не хватит, чтобы пробить защиту патруля, но она нужна была для другой цели.
        Антон ждал до момента, когда патруль почти вплотную приблизился к собственной шлюпке. Останавливаться и подбирать своих они не стали. Антон выругался и нажал на спуск.
        Ракета, почти мгновенно превратившись в светящуюся точку, унеслась в космос.
        На объемной схеме, все еще висящей перед Антоном, от корабля патруля отделились две точки. Каро прав. Патруль немедленно выпустил две ракеты. Одну - чтобы перехватить их ракету, вторую - чтобы долбануть их самих.
        Антон от возбуждения закусил губу. Еще… Еще немножко… Вот… Наконец все три точки почти слились, и Антон нажал кнопку самоликвидации ракеты.
        Далеко впереди расцвел оранжевый цветок и рванулся в сторону Антона голубовато-зеленым сиянием. Практически мгновенно рядом расцвели еще два цветка ядерных взрывов. Получилось! Атомные взрывы должны были отвлечь пилотов патруля и, самое главное, на время сбить системы наведения и слежения.
        Дальше на патрульный корабль пялиться нечего. Антон рванул джойстик, выворачивая его. Корабль послушно развернулся носом вперед. Они уже почти догнали планету. Корабль несся над кольцами, которые со стороны «Бэлка» и патруля были в теневой части планеты. Как быстро очухается патруль, Антон не знал, поэтому решил максимально осложнить ему жизнь. Себе, впрочем, тоже. Спустившись как можно ближе к кольцу, так, что можно было уже рассмотреть отдельные глыбы, Антон успел бросить взгляд на схему. Патруль продолжал преследовать их, правда, теперь расстояние увеличилось до сорока километров.
        Антон ввел небольшую корректировку и выпрямился в кресле. Сейчас! Корабль резко нырнул вниз, почти врезаясь в атмосферу планеты, и понесся по широкой дуге, выходя на освещенную солнцем сторону. Сверху уже мелькнуло кольцо, сверкающее в солнечном свете отдельными вспышками. Антон плотнее сжал джойстик. Корабль рванулся вверх, выскочил по касательной над кольцом и понесся по окружности, догоняя ближайшую глыбу. Антон заметил приличный разрыв между двумя обломками и, работая джойстиком, втиснул туда корабль.
        - Вырубай!
        Тут же Каро ввел в компьютер команду, обесточивая большинство систем корабля.
        Антон посмотрел на схему и присвистнул. Компьютер опознавал только себя. Окружающий корабль космос был обозначен словом «неизвестно». Что и требовалось доказать. Какие бы ни были компьютеры у патруля, вряд ли они видят больше, чем их.
        - Задавай точку прыжка для П-режима, - негромко приказал Каро.
        Сет вывел перед собой терминал и забегал пальцами по клавиатуре.
        - Готово, - глухо произнес он.
        Опять воцарилась тишина.
        Сейчас они были одной из частей кольца, опоясывающего планету. К сожалению, глыбы, составляющие кольцо, двигались с разной скоростью, иногда вращались, а иногда получали боковые ускорения. Это была главная опасность. Вероятность, что они ошиблись, недооценив оборудование патруля, Антон даже не рассматривал. Если они ошиблись, то в течение ближайших пятнадцати минут получат пару атомных ракет в загривок. И, скорее всего, ничего не успеют почувствовать. Так о чем беспокоиться?
        Пока тянулись минуты ожидания, Антон вполголоса спросил Сета:
        - А название корабля? Ты же название ему сказал, и планету…
        - Ну, «Бэлок-7» только у нас на планете штук тридцать. Бэлок - это герой популярного лет сто назад фильма про шпионов. Его пол-Галактики посмотрели. А планету я им назвал не нашу. На пару цифр ошибся. Всегда так делаем. Мало ли что… При проверке, если до нее доходит, нас все равно ни о чем не спрашивают. Из компьютера готовый файл скачали, и все.
        К ним подошла Стилла с подносом. На подносе дымился горячий напиток, похожий по действию на кофе, и лежали несколько маленьких булочек.
        Антон почувствовал, что проголодался, и обрадовался еде. Еще больше он обрадовался, когда Каро и Сет отказались от своей доли.
        Съев и выпив все, что было на подносе, Антон позволил себе немного расслабиться. Все складывалось не так плохо!
        Еще больше настроение улучшилось, когда Сет крикнул, повернув к ним смеющееся лицо:
        - Есть готовность к прыжку! Получилось!
        Каро протянул руку и нажал нужную пиктограмму.
        В тот же миг их что-то долбануло снизу справа.
        Поднос полетел на пол, опять уехало незакрепленное кресло (Алли до этого благоразумно пересела к Стилле), а Сет, преждевременно вскочивший на ноги, потерял равновесие и упал, глухо стукнувшись лбом о стену. Женщины завизжали. Опять включилось аварийное освещение и заорала сирена.
        - Всем молчать! - выкрикнул Каро, и, в сторону микрофона на панели: - Сирена стоп, освещение - норма!
        Освещение не изменилось, оставшись красным, но сирена смолкла. В наступившей тишине все явственно ощутили неприятный гул и мелкую вибрацию.
        - Ракета? - догадался Антон.
        - Нет, снизу ударило. Это - прощальный пинок от планеты.
        - Эй, ребята, смотрите! - Стилла, подбежавшая к Сету, уже посадила его, оперев спиной о стену. Но показывала она на иллюминатор.
        Антон взглянул в указанную сторону и ничего не увидел. Через секунду он понял, что на это и показывала Стилла. Они перешли в П-режим.
        Глава 11

        - И что? - спросил Антон. - Что теперь?
        - Не знаю, - протянул Каро. - Мы в такие ситуации еще не попадали. Удар был снизу и справа, двигатель вряд ли задело, раз мы в П-режиме, а вот компьютер - наверняка.
        - Пойду посмотрю. - Стилла встала и вышла из рубки.
        - Если компьютер навернулся, совсем беда, - протянул Сет, державший у лба мокрый платок. Когда он убрал руку, переворачивая платок, Антон увидел огромную шишку, почти посередине лба.
        - Меня больше интересует, где нас выбросит. И что делать, если корабль будет готов опять прыгнуть? - сказал Каро.
        Вернулась Стилла и улыбнулась:
        - Двигатель в порядке. Сейчас попробую корабль продиагностировать.
        Закончила она через полчаса. Быстро пробежав глазами распечатку, нахмурилась и передала ее Каро, тот - Сету. Антон заглянул ему через плечо. Значки, цифры и пиктограммы. Шифровка, да и только!
        - Объясните, что это значит?! - взмолился Антон.
        - Ничего хорошего. С одной стороны, нам повезло, с другой - нет. Системы обеспечения не пострадали, да и в целом корабль не пострадал. Вылетели три блока памяти из пяти.
        - Ну и что?
        - Компьютер не сможет рассчитать конечную точку П-режима. - Каро посмотрел на Стиллу. - Выключай блок расчетов.
        Стилла кивнула и отошла к столу. Вызвала терминал и пробежала пальцами по клавиатуре. Нажала последнюю кнопку. Сразу стало тихо, и исчезла вибрация.
        - Положение корабля сможет рассчитать? - не оборачиваясь, бросил Каро.
        - Должен, - пробормотала Стилла.
        Прошло еще полчаса. Корабль вздрогнул и вышел из П-режима.
        - Не трудись, - бросил Каро. - Я знаю, где мы. Это Циггео. Будь она проклята!
        Сет присвистнул, а Алли, все это время безучастно сидевшая в кресле, снова заплакала.
        Антон вопросительно взглянул на Стиллу.
        Та нехотя поднялась и подошла посмотреть через плечо Сета.
        - Действительно Циггео. Вот дерьмо! - обернулась к Антону и пояснила: - После столиц Корпораций - самая дорогая планета в Галактике.
        Каро обернулся:
        - Экипаж, по местам! Запрашиваем посадку и садимся. Не на орбите же все время болтаться… Антон, займи свое место.
        Антон опять уселся в центральное кресло, но на этот раз управление взял на себя Каро. Антон посмотрел в иллюминатор и обомлел. Такой системы он и представить себе не мог. Неудивительно, что Каро ее сразу узнал.
        В системе было три солнца. Одно огромное, ярко-голубое. И два маленьких, раз в пять меньше. Маленькие были красными. Почти прямо перед звездолетом висела планета. Вернее, что-то похожее на планету. Больше всего она смахивали на человека из рекламы шин «Мишлен». Желто-сине-красного цвета. Какие-то сплошные шары и бугры, нагроможденные в хаотичном порядке. Присмотревшись, Антон понял, что вокруг планеты вращаются несколько спутников, количеством не меньше десяти. Все разного цвета, но большинство разных оттенков желтого и красного. Удивительнее всего, что спутники были очень большими, всего раза в два меньше самой планеты.
        Антон оторопело уставился на Каро, потом на Сета.
        Сет, все еще морщась и время от времени покряхтывая, начал рассказывать:
        - Странное местечко. Формально независимая планета. Девятнадцать спутников. Только три из них вращаются с одинаковой скоростью. И по одной орбите. Говорят, это и есть самое удивительное. Остальное - мелочи. Планета имеет огромный диаметр и смешную массу. Гравитация только раза в полтора больше, чем у вас на Земле. Планета пористая, из ячеек-пещер. Большинство ячеек пустые, но есть и полные. В полных всегда или очень редкие металлы, или драгоценные камни. Что удивляешься? Камни ценятся везде. Но металлы, которые здесь добывают, практически уникальны. Есть даже теория, что это кладовая, искусственно созданная кем-то. Так это или нет, но местные жители неплохо на этом зарабатывают. Местными они стали совсем недавно - тысячу или две лет назад. Когда планету нашли, Корпорации хотели ее совместно разрабатывать, но что-то не поделили. Пока суд да дело, разбирались, кто прав, кто виноват, шахтеры взяли да объявили независимость. Воевать Корпорации очень не любят, вот и плюнули, чтоб не связываться. В общем, планетка та еще. Одна беда - очень тут все дорого. Из-за того, что эта система у черта на рогах, и
еще потому, что денег у местных много, а тратить их некуда. И это при том, что все тут привозное. Флоры-фауны здесь отродясь не бывало. Да, а живут они в пещерах, и с головой у них явно не все в порядке.
        - А долго к ней лететь?
        - Часов за десять долетим. Она еще очень далеко. Быстрее лететь не хочется, лучше топливо сэкономим, а то мало ли… - Каро встал и пошел к выходу. - Сет, дежуришь два часа, потом я, потом Антон. Остальные - спать.
        Через четыре часа Антона разбудил зуммер вызова.
        - Да? - он еле оторвал от подушки голову.
        - На вахту.
        - Да, иду!
        Антон умылся и побежал в рубку. В кают-компании на столе стояло несколько тарелок с бутербродами и стаканы с разноцветными напитками. Антон не удержался и прихватил с собой пару стаканов и одну тарелку.
        Оставил добычу на столе рубки и подошел к Каро, который уже стоял, ожидая его.
        - Пока включен автопилот. Если вдруг вызовут, вот рапорт, прочитаешь. - Каро протянул листок бумаги. Затем указал на две кнопки. - Это интерком. Вот это - я, а это - Сет. Если что, сразу вызывай. Все, пока. Через четыре часа разбудишь и меня, и Сета.
        Антон дождался, когда он выйдет, и переставил тарелку с бутербродами, пристроив ее на пульте. Уселся в кресло, положив на пульт ноги, и стал наслаждаться открывшимся видом.
        За четыре часа корабль заметно приблизился к планете. Теперь она занимала четверть видимого горизонта. Вся планетная группа непрерывно менялась. Достаточно медленно, но заметно для глаз. Антон понял, что это из-за игры света и тени от спутников и из-за вращения самих солнц вокруг себя.
        Антон вызвал терминал и убедился, что в системе всего одна планета. Возникло ощущение, что когда-то их было девятнадцать, но со временем одна планета притянула к себе остальные.
        У Антона имелась своя причина радоваться приземлению на Циггео. Он в первый раз по-настоящему окажется на чужой планете! Без дурацких ограничений по времени, и его мир не ограничится каморкой почтового отделения. Каморка, даже если она огромных размеров, не заменит даже маленькой прогулки вокруг почты.
        Антон решил подготовиться и посмотреть в библиотеке все, что там есть о планете Циггео. Как ни странно, почти ничего не было. Масса планеты, масса спутников, периоды обращения, столица Рхин, государственный строй - монархия. И все. Была еще фотография местного жителя. Антон увеличил ее и обомлел. Он прилетел на планету гномов! Даже пещера, где был снят циггеонянин, смахивала на ту, в которую Антон доставлял почту. Вот так. Антону стало еще интереснее. Судя по тому, что он видел сам, и по рассказам Сета, все планеты походили на Землю. И люди жили очень похожей жизнью. И проблемы были очень похожи. Да, звездолеты, биостимуляторы и прочая мишура немного сбивали с толку, но люди оставались людьми. В этом смысле Циггео обещала некоторое разнообразие.
        Смущала поломка. Как понял Антон, денег на ремонт у экипажа не было. В крайнем случае, он решил остаться с экипажем до начала совещания, затем переместиться и просить помощи у членов Штаба.
        До конца его дежурства оставалось полчаса, когда в рубку, зевая, вошел Сет и плюхнулся в соседнее кресло.
        - Ну, что тут у нас? Все спокойно? В Циггео не врезались?
        - Да, подлетаем потихоньку. А как будем садиться?
        - Подожди, увидишь… О, вот и они. - Сет щелкнул тумблером и наклонился к микрофону:
        - Командир, лоцманы прибыли!
        - Иду… - отозвался Каро сонным голосом.
        Антон разглядел два маленьких кораблика, похожих на самолеты-истребители, но со знакомыми треугольниками на хвостах. Самолетики, на ходу развернувшись, подали команду:
        - Эй, на борту! Двигатели отключить! Если намерены садиться, подтвердите наличие денег для посадки!
        В рубку вошел хмурый Каро со следом на щеке от подушки и вызвал терминал компьютера. Пробежал по клавишам, нажал кнопку подтверждения и уселся в кресло.
        - Вот и все, я на нуле.
        Сет крякнул и наклонился, чтобы посмотреть на Каро.
        - Что смотришь? Лоцманов и место в порту я купил. А на что ремонт делать, не знаю. Будем думать. Может, в порту знакомых встретим?
        - Это вряд ли.
        Между тем лоцманские кораблики уже пристроились по бокам их корабля и выровняли скорость, позволяя «Бэлке» медленно их догонять. Через некоторое время они поравнялись настолько, что можно было швартоваться. Антон почувствовал, как корабль мягко качнуло, затем еще раз. Тут же ожил динамик:
        - Готовы? Через минуту начинаем. Отсчет!
        Каро ткнул кнопку на панели и включил аварийное оповещение, только без сирены.
        - Пристегнись! - бросил Каро.
        Увидев, что оба пилота торопливо пристегиваются, Антон тоже поспешил затянуть ремни.
        Опять ожил динамик:
        - Эй, экипаж! Стартуем!
        Такого Антон не ожидал. Корабль дернулся, и планета понеслась на них со скоростью экспресса. Антон вцепился в подлокотники и покрепче уперся ногами в пол. Хотел уже заорать, но корабль стремительно крутануло, изменяя курс. Совсем рядом показался один из спутников Циггео. Корабль опять резко изменил курс. Желудок Антона подкатил к горлу. На минуту корабль развернуло носом к планете, и Антон разглядел причину диких маневров: над планетой на разных уровнях двигались в разных направлениях или просто висели на месте странные конструкции самых разных форм и размеров.
        - Спутники, - успел пояснить Сет.
        Антон принялся было их считать, но не успел. Корабль заложил стремительный вираж и понесся к планете, скачками уворачиваясь от препятствий. Как прошли атмосферу и сели, Антон помнил смутно. Они уже приземлились, когда самолетики зависли перед ними на секунду, качнули крыльями вверх-вниз и унеслись вверх, мгновенно превратившись в светоточки, которые сразу пропали.
        Несколько минут все трое просто сидели в креслах.
        - Здесь всегда так? - запинаясь, спросил Антон, борясь с тошнотой.
        - Нет, бывает хуже. Но тут по-другому не сядешь.
        Каро с усилием поднялся и, пошатываясь, пошел к двери.
        - Экипаж, спать! Регистрироваться пойдем часов через пять.
        Глава 12

        Через несколько часов вся команда собралась за столом кают-компании. Сначала решили поужинать на борту и только после этого идти регистрироваться в службу космопорта. Антон, услышав слово «регистрироваться», по русской привычке заволновался:
        - Ребята, а как же я? У меня никаких документов нет.
        - И не нужно. Они проверяют, был ли ты на планете раньше, а если был, то не совершил ли преступлений, - пояснил Сет.
        - А как проверяют?
        - По сетчатке… - начала Алли. Каро взглянул на нее и усмехнулся. Алли снова опустила голову и тише договорила: -…глаза.
        Антон отметил, что Алли заговорила с ним чуть ли не в первый раз с тех пор, как он оказался на борту. Реакция Каро, правда, осталась прежней. Ну и ладно.
        Ужин доедали молча. Собрали тарелки, Стилла отнесла их в свою каюту - сложить в утилизатор.
        Из корабля вышли все вместе, спрыгнув на бетонное покрытие космопорта. Антон огляделся. Вокруг, насколько хватало глаз, тянулась закатанная бетоном земля, ровная, как стол. Рядами, выстровишись, как на парад, высились космические корабли. Рядом с «Бэлка» стояли похожие на него по размерам звездолеты, но вдали виднелись огромные, высотой с хороший небоскреб монстры.
        Антон дернул за рукав Сета:
        - А эти как взлетают и садятся?
        - Только по определенным дням, им специальные коридоры устраивают. Чтобы такую дуру в космос вывести, иногда несколько дней уходит.
        Они побежали догонять Каро и женщин, ушедших вперед. Пришлось пройти около километра, ориентируясь на высоченную башню, возвышающуюся далеко впереди. Антон подумал, что они к ней и идут, но Каро неожиданно остановился возле небольшого бугорка, похожего на вход в подвал, как их делают в некоторых деревнях. И действительно, обойдя бетонный бугорок, Антон увидел дверь, в которую по одному начали заходить члены экипажа.
        Сразу от дверей начиналась крутая лестница. Высота ступеней была меньше, чем привык Антон, и он пару раз чуть не упал.
        Спустившись, оказались в небольшом помещении, выдолбленном прямо в скале. К ним вышел низкий плотный человек, в котором Антон узнал одного из старых знакомых.
«Гном», одетый в форму черного цвета, поманил их за собой. Пригнувшись в низких дверях, так же по одному попали в помещение, которое Антон сразу окрестил
«присутственным» местом.
        Огромная пещера была заставлена ровными рядами столов. Не меньше ста «гномов», мужчин и женщин, работали за компьютерами. Прозрачные трубопроводы пневмопочты подходили к каждому столу. Звенели звонки, гудели пневмотрубы, и стоял гул множества голосов.
        Экипаж прошел за провожатым к противоположной стене, где у стойки их встретила коренастая девушка и предложила по одному пройти в кабинку. Когда очередь дошла до Антона, внутри он увидел два окуляра, как на подводной лодке. Посмотрел в окуляры, получил по глазам вспышкой и вернулся к стойке. Девушка взглянула в сторону клерка, стоящего за стойкой. Он, не поднимая головы, кивнул, и девушка пропела:
        - Вы получаете неограниченный доступ класса А. Добро пожаловать на Циггео! Мы вам рады!
        - Еще бы, за такие деньги… - проворчал Сет.
        Тем же путем вернулись к кораблю. До того как разошлись по каютам, Каро сказал:
        - Завтра пойду в город искать мастеров. Сет, Антон, пойдете?
        - Конечно! - Антону не терпелось посмотреть планету. - А почему не сейчас?
        - Сейчас ночь по местному времени, так что до завтра! - Сет вслед за Стиллой отправился в свою каюту.
        Когда все разошлись, Антон вышел из корабля «подышать свежим воздухом». Воздух на самом деле был свежим, и Антон поежился на пронизывающем ветру. Тройное солнце почти село, из-за горизонта торчал краешек одного из красных солнц и выбивались последние лучи голубоватого цвета. В небе виднелись пять лун. Какие еще пейзажи нужны неопытному путешественнику среди звезд? Антон вздохнул и полез в корабль - набираться сил перед очередной битвой непонятно за что.
        На следующий день пошли уже знакомой дорогой. В пещере, заполненной клерками, вовсю кипела работа. Втроем достигли стойки и, свернув направо, нырнули в низенькую дверь.
        Антон увидел перед собой тоннель, уходящий вдаль. В сечении тоннель представлял собой половинку круга, диаметром не меньше двадцати метров. Освещался он висевшими на высоте десяти метров матовыми шарами с каким-то газом внутри. Светящийся газ в шарах был не однородным, а словно дым в банке, то свивался кольцами, то извивался отдельными прядями. Из-за этого по тоннелю словно пробегали тени от облаков.
        Посередине этой своеобразной улицы были проложены обыкновенные рельсы, по которым сновали маленькие открытые платформы с установленными на них сиденьями. Антон решил, что они ходят по круговому маршруту, поскольку разворотный круг был прямо здесь. Пространство слева и справа было отдано пешеходам.
        От центрального тоннеля отходили боковые коридоры чуть меньшего диаметра. Возле каждого светились вывески, рекламирующие находящиеся в них заведения.
        В коридоре было довольно многолюдно. Из глубины все прибывали и прибывали платформы, и толпы людей всасывало в проходы. Среди «гномов» было много обычных людей. В одежде большинство предпочитало демократичные комбинезоны всех цветов радуги. Над пестрой толпой стоял громкий гул.
        Сет потянул носом воздух:
        - Чувствуете запах денег? Стервятники уже мчатся на работу! - и пояснил Антону: - Тут расположены крупнейшие финансовые и сырьевые биржи этого сектора Галактики. Корпорации выколачивают здесь из независимых планет последние деньги, прикрываясь свободой конкуренции.
        - Хватит болтать, дело есть дело. - Каро нырнул в толпу.
        Сет и Антон, поминутно толкая прохожих и рассеянно извиняясь, почти бежали за ним. Очевидно, Каро хорошо знал дорогу. Он свернул в один из боковых тоннелей, затем в другой, еще меньший. Пройдя по довольно спокойной улице, свернули в тупик, совсем безлюдный. Каро остановился, огляделся по сторонам и толкнул железную дверь. Они попали в пещеру, довольно просторную, но с низким, не более трех метров, потолком. По верху, то закручиваясь в причудливые спирали, то выпрямляясь в линию, из бурого массива стены выступала жила неизвестного Антону минерала, похожего на малахит. Внезапно до Антона дошло, что вряд ли это природное украшение, уж в больно гармоничный рисунок сплетались узоры.
        Откуда-то сбоку вышел циггеонянин, всем видом, а особенно широкой бородой, поразительно напоминающий Гимли из известного кинофильма.

«Гном» сделал вид, что удивился:
        - Кого я вижу? Ты же говорил, что ноги твоей больше не будет у меня в мастерской!
        - Здравствуй, Кирик. Чего не ляпнешь в запале! У нас проблемы, можешь помочь? Мы неудачно налетели на астероид и повредили обшивку. Но, самое печальное, у нас сгорели три блока памяти. Если ты не выручишь, мы пропали!
        - Я давно знал, что пилот из тебя неважный! Но всегда рад помочь попавшим в беду! Это будет тебе стоить…
        - Подожди, Кирик. Я готов заплатить двойную цену, но прошу отсрочки платежа…
        - Это невозможно, Каро. Ты же знаешь правила. Но есть и приятные новости! Переплачивать не нужно! Тысяча кредитов за блок, тысячу за работу, а обшивку я тебе поменяю бесплатно. Ты просто везунчик! - Кирик радостно улыбался и подмигивал Сету и Антону, приглашая разделить юмор ситуации.
        - А почему нельзя попробовать договориться с другими мастерами? - спросил Антон, когда они вышли в центральный тоннель.
        - Кирик меня знает, у нас были общие дела. Раньше. И если он не берется сделать все в долг…
        - Понятно… А может, прогуляемся? - Антон кивнул в сторону светящихся реклам и бурлящего людского моря.
        Каро раздраженно отмахнулся и понесся к выходу, расталкивая прохожих. Сет виновато улыбнулся и пошел следом за ним.

«Какого… - разозлился Антон. - И без них справлюсь!»
        Он повернулся к ним спиной, сунул руки в карманы и пошел по тоннелю, с любопытством рассматривая все, что попадалось на пути. Город не был пуританской крепостью. Скорее наоборот. Антон понял, что люди везде одинаковые, даже если их разбросало по Галактике. Секс и азарт - вот слагаемые успеха индустрии развлечений. Женщины ростом метр двадцать и весом под сотню килограммов его не очень заинтересовали, и он вошел в один из игровых клубов.
        Да… Он ожидал увидеть гнездо изощренного порока, тонкого и изящного обмана! Напряженной работы мысли ради обладания денежными знаками, наконец! А увидел… Антон не поверил своим глазам! Здесь играли в дартс! Или в игру, очень похожую на нее. Антон постоял у входа и прошел в зал. Поискал глазами место, где можно спокойно понаблюдать, и уселся у барной стойки, заняв крайний табурет у стены.
        В зале с каждой минутой становилось все больше и больше игроков - и местных жителей, и приезжих. У Антона сложилось впечатление, что люди сюда приходят, как на работу: занял очередь, дождался; покидал дротики, получил или отдал деньги. И зрители не болели, не подбадривали игроков, а следили, чтобы очередь не нарушали разные умники.
        Антон наткнулся на высокий стакан с напитком. Бармен, поймав его взгляд, кивнул:
«Пей».
        - Мне нечем заплатить…
        - Первый стакан за счет заведения, - бармен подошел к нему и облокотился о столешницу.
        - О, спасибо! Я Антон.
        - Брик.
        - Вы владелец?
        - Угу. - Брик, как и все бармены, не переставал натирать стакан.
        - У вас всегда так… весело? Это точно игровой зал?
        - Что значит точно? Ты видел где-нибудь другие? Игра по всей Галактике одинакова. Нет обмана, все по-честному.
        - Ну, не знаю. По-моему, главное в игре - это азарт! У нас именно так.
        - У вас? Где это?
        Антон прикусил язык.
        - Да на планете, где я вырос. Мы еще в детстве изобрели одну игру, очень простая, но точно интереснее, чем кидать палки с перьями.
        - Ну, не знаю… Какой смысл что-то менять? И так посетителей хватает…
        - Обычно тот, кто придумывает что-то новое, снимает сливки…
        Антон вернулся на корабль за полночь. Тихо пробрался к себе в каюту и уснул. Без сновидений.
        Глава 13

        Сидя за завтраком, Антон чувствовал себя преступником. Все старательно изображали вселенскую скорбь, стараясь не замечать того, кто не понимает всей серьезности ситуации, когда вся операция под угрозой провала и бла-бла-бла. Антон сначала строил рожи, показывая, что осознал и готов понести справедливое наказание, но потом плюнул и решил нормально позавтракать. Но и этого не получилось.
        - А что с едой? - Антон посмотрел на жалкие кусочки еды, сиротливо смотревшиеся на большой тарелке.
        - Мы не знаем, сколько времени здесь проведем, - сказала Стилла, не поднимая головы от тарелки.
        Антон быстро съел все, что ему дали, и беспокойно заерзал на стуле. Когда команда поела и все ушли переживать в свои каюты, Антон вызвался помочь Стилле убрать посуду.
        - Ну, сразу выкладывай, что тебе нужно? - не оценила она его дипломатические усилия.
        - Помощь!
        Когда Антон рассказал, что именно ему от нее нужно, Стилла подняла бровь.
        - А зачем?
        - Ну, помоги, потом расскажу…
        - Ладно, нарисуй, сделаю.
        Антон еле дождался вечера. Спустился в город, добежал до заведения Брика и зашел в игровой зал. Все было готово. Посетители нервно переговаривались, недовольные тем, что мишени убрали. Антон передал пакет, который он принес с собой, бармену и откашлялся. Выступать перед большой аудиторией он никогда не любил, но отступать было поздно.
        Бармен Брик ободряюще хлопнул его по плечу и подтолкнул вперед.
        Антон нервно оглянулся на него и вышел на небольшое возвышение в середине зала.
        - Внимание… Внимание!
        Около сотни любопытных лиц повернулись к нему. Антон уже весь взмок, но громко продолжил, делая вид, что выступать - это его профессия:
        - Господа! С разрешения хозяина заведения… - короткий кивок в сторону бара, - мы хотим представить новое развлечение, которое вам наверняка понравится. Это игра, в которую играют на деньги. Игра очень простая, но увлекательная. Итак, сейчас я объясню правила!
        Антон увлекся, забыл про стеснение и начал размахивать руками, помогая себе жестами. Через десять минут закончил, сделал знак бармену, и из служебных помещений вынесли несколько столов и расставили их в зале. На стены повесили плакаты, чтобы игроки не забывали комбинации. Все было готово, и Антон уселся за ближайший стол, жестом приглашая желающих присоединиться к нему.
        Человек десять рискнули сесть, остальные посетители окружили стол плотным кольцом. Дилер раздал карты. Антон посмотрел - туз и король. Усмехнулся и дал возможность увидеть свои карты зрителям за спиной. И, когда до него дошла очередь, подвинул на середину стола пару банкнот из небольшой кучки, лежащей перед ним.
        Через пять минут зрителей у их стола не осталось. А еще через полчаса Антону и его партнерам пришлось прерваться, так как нужно было сдвинуть столы, чтобы добавить новые.
        В этом и заключалась идея Антона. Стилла помогла сделать несколько колод карт. Последние два года в Москве Антон поигрывал в покер, время от времени ходил в игровые клубы. В день знакомства Антон дождался закрытия заведения Брика. От руки нарисовал колоду и объяснил правила Брику и его официантам. После того как Антон выиграл тысячу кредитов, поставив на марьяж против пары королей и прикупив пару дам на флопе, Брик согласился попробовать.
        В первый же день Антон выиграл около пяти тысяч кредитов. Этого уже хватало для починки корабля, но он решил еще несколько дней полюбоваться кислой физиономией Каро. На второй день Брик поменял вывеску на «Покер-клуб «Ри-рейз» и запатентовал игру в соавторстве с Антоном. На третий день Антон узнал от бармена, что в городе открылось еще десять клубов. Пора было сорвать большой куш.
        Антон разослал работников Брика расклеить прямо на стенах плакаты. Для Циггео клеить на стенах рекламу было просто дико, но Антон уговорил Брика раскошелиться на штраф. В мире неоновых реклам ничто так не привлекает внимание, как старая добрая бумажная афиша.
        На плакатах было написано:

«Внимание! Внимание! Внимание! Впервые на Циггео! Межгалактический турнир по ПОКЕРУ! Техасский холдем. Количество участников не ограничено! Вход в турнир 10
000 кредитов! ПОЙМАЙ УДАЧУ! За хвост кометы! Обращаться в Покер-клуб «Ри-Рейз», ул. Главная, 35, мистер Брик».
        Еще через день Брику пришлось договариваться об аренде ангара на космодроме, чтобы вместить всех желающих. Две тысячи человек, как местных, так и прилетевших из других городов планеты, должны были разыграть фантастический приз. Антон знал, что через несколько лет эти деньги покажутся смешными здешним профессионалам, которые обязательно появятся.
        В эти дни Антон почти не бывал на «Бэлке», иногда оставаясь ночевать в городе. Организация турнира захватила его, и он помогал Брику чем мог.
        В ночь перед турниром Антон и Брик, с которым он очень сдружился за эти дни, сидели в подсобке, потягивая местный аналог пива. Все было готово к завтрашнему турниру, и Антон чувствовал себя счастливым.
        - Слушай, Антон, а ты не землянин?
        От неожиданности Антон поперхнулся.
        - Э-э… А что?
        - Мне-то все равно, ты мне теперь как брат, да и богачом меня сделал, - пошутил Брик, хлопая его по плечу. И уже серьезнее продолжил: - В городе крутятся люди, расспрашивают… Ищут кого-то. Мерку и Ди-Сайнс вроде заинтересованы. Нехорошо будет, если это касается тебя… Лучше бы тебе на время улететь с планеты.
        - Понятно… У тебя люди надежные есть? Мне нужен специалист по звездолетам. Но завтра. Наверное, ночью.
        Брик понимающе улыбнулся и кивнул:
        - Будет тебе специалист после турнира.
        На следующее утро, невыспавшийся, но довольный Антон ввалился в кают-компанию, когда экипаж заканчивал завтрак.
        - Всем привет! - жизнерадостно поздоровался Антон.
        Команда только вяло покивала в ответ. За время отсутствия Антона экипаж совсем впал в депрессию. Каро посмотрел исподлобья на Антона.
        - А ты все веселишься? Конечно, тебе-то что?.. Прыгнул куда надо, а мы тут, может, на всю жизнь застряли! - Каро начал заводиться, накручивая сам себя.
        - Остынь! - неожиданно резко оборвал его Антон.
        Все так привыкли к его добродушной вежливости, что сразу насторожились.
        - Антон, что-то случилось? - негромко спросила Стилла.
        - Случилось… Я хочу купить у тебя корабль. - Антон взглянул на Каро. - Сколько?
        - Двести тысяч, - презрительно бросил Каро. Откуда у землянина деньги?
        - Побойся бога, командир, - вмешался Сет. - Это старье и сотни не стоит…
        - Не твое дело! - огрызнулся Каро.
        - Спокойно! Я покупаю. И вот еще что… - Антон достал из кармана пластиковую карточку и бросил на стол.
        - Что это? - спросила Алли.
        - Это право собственности на «КикДжамп», я купил его сегодня, - усмехнулся Антон.
        - Кик?! Джамп?! - заорал Сет.
        - Не может быть, откуда? - запищали женщины.
        - В общем, так… Я тут одно соревнование организовал, игру, если точнее. Стилла мне помогла с инвентарем. В общем, вчера в турнире я занял второе место, заодно выиграл пару миллионов кредитов.
        Антон, довольный произведенным эффектом, оглядел слушателей, уставившихся на него с открытыми ртами. Сет, дернув кадыком, громко сглотнул.
        - И ведь чуть-чуть до флеша не дотянул, вы представляете?! Против пары вшивых девяток! Ваще жесть, да?
        - До чего не дотянул? - тихо спросил Сет.
        - Да, действительно! Я отвлекся. Так вот, теперь самое главное! Похоже, нас ищут. А может, только меня, но вряд ли. Меня тут свели с людьми, они обещают, что
«КикДжамп» не засвеченный, и пару дней форы он нам точно обеспечит.
        - Ты… Ты серьезно? - задала общий вопрос Стилла.
        - Серьезнее не бывает. А сейчас соберите личные вещи. Если честно, то «Бэлку» я уже продал. - И добавил для Каро: - Ты уж извини, не было времени у тебя спросить.
        Антон поднялся и скомандовал:
        - Все, через полчаса встречаемся здесь.
        Антон собрался за пять минут. Остальные члены экипажа, для которых «Бэлка» была домом на протяжении десяти лет, собирались дольше. Но через двадцать минут все были готовы, и Антон пошел на выход, таща рюкзак в руке.
        Спрыгнул на летное поле, махнул ждавшему его Брику и пошел, не оборачиваясь, от корабля. Поздоровался с Бриком, и до него дошло, что экипажа рядом нет. Антон оглянулся и тут же выругал себя. Тоже мне, командир нашелся. Как тебе, землянину, понять, что чувствует человек, расстающийся даже не с домом, а - с другом?
        Экипаж «Бэлки» молча стоял перед кораблем. Когда они, наконец, подошли к Антону с Бриком, Стилла ревела в голос, глаза остальных блестели от слез.
        - Ну, ладно… Пошли, что ли?.. - как можно мягче позвал Антон и кивнул Брику.
        Брик повел их мимо выстроившихся, как на парад, звездолетов. Чем дальше они шли, тем громаднее становились корабли. Наконец вышли к ряду огромных ангаров. По сравнению с размерами ангаров нелепо смотрелись маленькие, не больше двух метров в ширину и высоту, ворота. Брик бросил на ходу:
        - В ангарах новые корабли.
        Прошли мимо двух крайних ангаров и вышли к третьему, с открытыми воротами.
        Через калитку в воротах (Антон уже перестал удивляться, как много знакомого он видит) зашли в ангар. Оказалось, крыша, состоящая из полосок похожего на пластик материала, раздвижная. И сейчас она «стекала» по стенам вниз, открывая место для взлета корабля.
        Антон как вошел в ангар, так и стоял с открытым ртом. Правда, не он один. Только Брик довольно смотрел на экипаж, словно он сам сделал корабль, на который они уставились.
        А посмотреть было на что. Около ста метров в длину, тридцать в ширину, с графитово-черной обшивкой, словно состоящей из отдельных треугольных чешуек. По форме «КикДжамп» напоминал доску для серфинга, правда, толщиной не меньше пяти метров. Носовая часть доски была приподнята, как нос современных истребителей. Довершала сходство вытянутая капля кабины. Треугольник двигателя в хвостовой части корабля уже работал, еле различимые черные сполохи бились внутри.
        Сколько времени команда разглядывала звездолет, Антон не знал. Из оцепенения им помог вырваться Брик:
        - Ребята, я все понимаю, но лоцманская служба уже выслала челноки, через час они будут готовы вывести вас в открытый космос.
        Все встрепенулись и пошли было к кораблю, но их остановил Каро:
        - Стойте! Вы забыли о традиции? Корабль нужно назвать. Антон, корабль твой, тебе командовать, тебе и название давать.
        - Командовать я буду недолго, ты забыл, что скоро мы расстанемся? А название… назовем его «Терра», ладно?
        - «Терра»? А что это значит?
        - Земля…
        Спорить с названием никто не стал. Антон приложил руку на знак в виде ладони на обшивке. С тихим шорохом гостеприимно распахнулся люк.
        На прощание Брик ободряюще похлопал по плечам членов команды и отвел Антона в сторону:
        - Антон, на пару дней мы отложим оформление покупки, но больше тянуть не сможем. Как только корабль зарегистрируют, все будут знать, на каком корабле вы улетели. Но, может быть, они ищут не вас. Хотя я в это не верю. Все, прощай! И помни, ты всегда желанный гость в моем доме!
        Они еще раз обнялись, Антон подхватил рюкзак и прыгнул в открытый люк корабля, который уже висел в полуметре от пола. Помахал Брику и нажал на сенсор, захлопывая люк.
        Глава 14

        Брик поднял руку, салютуя уходящему вверх кораблю. А ведь теперь и у него есть возможность полетать! Денег хватит. Можно туристом, а можно и свой корабль купить, как это сделал Антон. Нет, все-таки чудной парень, дай бог ему здоровья.
        До сегодняшнего дня на Циггео был четкий порядок, и вся жизнь планеты ему подчинялась. Владеешь правами на «кладовую» - ты и твой клан на коне. Не владеешь - обслуживай тех, кто владеет.
        Сколько себя помнил Брик, он все время протирал стаканы в вонючем игровом зале. И точно знал, что и отец его их тер, и дед. И прадед, наверное. Может, не в этом зале, так в другом. И его, Брика, дети тоже терли бы. Да вот удача пришла к нему в виде этого землянина. Он, конечно, и сам не сплоховал. Вовремя сориентировался. Но…
        Брик еще раз махнул рукой в сторону звездолета, превратившегося в силуэт не больше самой мелкой монеты, и пошел в город.
        Вернувшись к себе, он прошел через игровой зал, в котором ребята наводили последний марафет перед вечерней игрой, сделал несколько замечаний и прошел в свою каморку за кухней. «А кухню придется убрать, - подумал он. - Лучше несколько холодильников для спиртного поставить и ряд этих новомодных автоматов по продаже сигарет».
        Он наскоро просмотрел отчет за вчерашний день. Так и есть, продажи растут. В будние дни алкоголь и табак приносят больше денег, чем сборы с игроков. Стоит попробовать выкупить монопольное право на продажу табака, пока наши боссы не очухались… Но это нужно обдумать, а автоматы следует заполучить как можно быстрее… Он поднял трубку и позвонил своему агенту, чтобы заказать оборудование. Заодно набрал номер своего риелтора и пригрозил, что если тот не найдет ему два помещения в течение недели, то им придется разорвать отношения. Оправдания слушать не стал и повесил трубку. А сколько раз ему приходилось унижаться перед этим типом, чтобы получить отсрочку по аренде зала! А теперь, всего за несколько дней, он выкупил и свое заведение, и еще пять подходящих помещений, бывших к тому моменту готовыми к продаже.
        И что они все в этой дурацкой игре находят? Надо попросить сына, пусть и ему объяснит правила. Или лучше не надо? Пилс за два вечера промотал три платиновые
«кладовки» и теперь пытается устроиться в горную контору маркшейдером. Да кто его теперь возьмет? Не нужно было так чваниться. Как там Антон про него сказал? От сумы и от тюрьмы? А ведь верно, ох верно…
        Брик с притворным кряхтеньем встал и вышел из зала на Центральную улицу. Пошел, поминутно раскланиваясь со знакомыми, в мэрию. У него было дело в Комитете игр и спорта. Переговорил с председателем о создании Лиги покера и Лиги дротика. Идею подсказал все тот же Антон. Про Лигу дротика уже сам Брик придумал. Если дело пойдет, можно будет весь спорт и все игры на Циггео прибрать к рукам. И подавитесь своими «кладовками» и товарными биржами!
        Брик вышел из мэрии и отправился дальше по улице, в патентное бюро. Проверил счет. Ого! Уже сто клубов только на Циггео и двадцать запросов с других планет! И это всего лишь начало, как заверил его этот сморчок Пимит. А вот и он, легок на помине.
        - Здравствуйте, господин Брик. - Пимит согнулся в угодливом поклоне.
        - И тебе не хворать. - Нет, ну до чего противный тип…
        - Проверить ваш счет, господин?
        - Я уже проверил, не надо. - Брик развернулся, собираясь уходить, но Пимит робко тронул его за локоть.
        - Господин…
        - Да? - Брик не смог скрыть брезгливость и отдернул руку.
        - Я просмотрел законы, господин… Вы можете переоформить патент на себя и свой клан. Это будет стоить…
        - Меня это не интересует, - отрезал Брик и развернулся на каблуках. Вот паршивец! Нужно его отсюда убрать и подобрать человека поприличнее. Младшего Рува? Он же юрист?
        Брик вернулся в мэрию и поднялся на этаж Администрации. Хм, как все просто, когда у тебя есть деньги. Нужно не забыть сообщить потом Руву.
        Раскланялся с чиновником и поспешил на улицу, поглядывая на часы. Лучше не опаздывать. Он теперь и сам шишка немаленькая, но зачем об этом напоминать уважаемому человеку?
        Брик засеменил на одну из боковых улочек, довольно далеко от Центральной. Зашел в кабачок и занял столик в углу. Не успел отдышаться и промокнуть платком пот с шеи, как подлетел официант, с негодованием тыча пальцем в табличку «Зарезервировано». По просьбе Брика подошел хозяин. Достаточно было шепнуть на ушко одно слово, и хозяин, успокоив его церемонным поклоном, удалился, извинившись за официанта. Впрочем, тот снова подошел, принеся большую запотевшую кружку пенника. Антон говорил, что этот напиток похож на пиво. Что это такое, интересно?
        Господин Налт пришел минута в минуту. Подал руку (надо же!) и сел за стол, сделав знак хозяину. Дождался пенника и сдул пену с кружки.
        - Говори, Брик, чего хотел?
        - Господин Налт…
        - Ты это брось. Давай по-простому. Привыкай, дружок!
        - Ага… Сегодня мой друг улетел с Циггео…
        - Это для него мы «КикДжамп» делали?
        - Да. Так вот. Улетел он не по своей воле, то есть по своей, но быстрее, чем думал. А по своей воле он бы так быстро не улетел. Вот.
        - Сам понял, что сказал? Ладно, не суетись, я второй раз не выдержу, нервничать начну. Ты того, помедленнее, ладно? Так что нужно?
        - Ваши… То есть твои люди, Налт, давеча рассказали мне про людей, которые этого самого Антона, компаньона моего, искали. Ну, может, и не его, а его корабль…
        - Так ты мне паленый корабль втюхал? Да не ссы, я пошутил. Знаю я все. Ну?
        - Узнать хочу, что за люди? И чего хотели? И совет, что мне дальше делать?
        - Люди эти непростые, Брик. И связываться с ними из-за тебя я не буду, учти. Это Армарс, дружок. Да не паникуй ты! Они обратились ко мне, и я им помогу найти твоего Антона… через пару дней, как мы и договаривались. «КикДжамп» - не иголка, сам понимаешь, рано или поздно найдут. Так лучше мы им поможем, чем они от других узнают. А с тебя взятки гладки - отправил конкурента куда подальше, и всего делов. Ты же с ним компаньон? Так не переживай, он, скорее всего, не вернется уже. Слишком большие люди, сам понимаешь. И Антон твой тоже непростой человек. Хороший парень, я немного присматривался к нему.
        - Вот именно, очень хороший. Он же мне как сын был!
        - Как банкир он тебе был! Ну ладно, шучу. И, кстати, его эти, ну, с того корабля… следили они за ним, ты знал?
        - Следили? - У Брика отвисла челюсть. - Получается, и там у него ничего хорошего…
        - Выходит, так.
        - Слушай, Налт, помоги! Ты же больше меня в этих делах понимаешь…
        - Хм, быстрый какой. Но условие! Пришлешь мне одного дилера. И налог за лицензию на покер тоже вернешь. А я тебе помогу, и с этого дня за свои залы мне платить не надо.
        - Подожди, подожди! А охрана?
        - Все нормально, не трусь, за твоими залами по-прежнему будем присматривать. Ну, так что, по рукам?
        - По рукам. А у меня есть выбор? - спросил Брик.
        - Есть, дружок, выбор есть всегда, - серьезно ответил Налт, пожимая протянутую руку.
        Они подозвали официанта, разрешили заменить опустевшие кружки и дождались его ухода.
        - Так вот, Брик. Я думаю, надо и тебе «КикДжамп» купить, понял?
        - Эта громадина? Да зачем она мне?
        - И на Аритэ на нем слетать…
        - А…
        - Я договорюсь…
        - А…
        - Пусть на орбите повисит, до лучших времен. Что-то мне подсказывает, что он скоро тебе понадобится.
        - Ну… если ты советуешь…
        - Советую. Ты с утра человечка пришли, я расскажу, куда и к кому обратиться.
        Он сделал знак официанту подойти.
        - А сейчас давай по маленькой, да?
        Наутро Брик начал выяснять, как ему купить звездолет. Сделать это официально оказалось не так просто, Налт работал намного оперативнее. В отделении Корпорации Армарс сначала ему долго рассказывали, что «КикДжамп» официально еще не продается, но… Дальше клерки начали нести обычную чушь про трудные времена, дороговизну и общий упадок дел. Пришлось открыть им некоторые тайны своего текущего счета. Оказалось, что купить корабль можно, но придется ждать. Опять последовали никому не нужные объяснения, уточнения и извинения. В конце концов Брик купил корабль почти за те же деньги, что и Антон. Вот только Антон на своем сразу улетел, а ему месяц-другой ждать придется.
        Делать нечего, будем ждать. Брика завертел поток дел. Это тебе не стаканы в баре перетирать. За месяц, что он ждал корабль, произошло много интересного. Во-первых, он стал самым богатым человеком на Циггео. Во-вторых, прошло собрание клана, и Брик рассказал, откуда на самом деле привалила такая удача. Честь превыше всего, и Антона немедленно приняли в клан. Теперь на Циггео было два самых богатых человека.
        Эта идея Антона с Лигой хорошо себя проявила. Уже больше сотни планет купили лицензию на игру. А Брик некоторые из этих планет мог купить с потрохами. Да только на что они ему?
        Из армарсовской конторы наконец сообщили, что корабль прибыл.
        Брик теперь был человек непростой, и пришлось собрать целую свиту. Пока специалисты лазали по кораблю, проверяя, не обманули ли их босса, нужно было стоять на летном поле, раздувая щеки от важности и благосклонно выслушивая старшего клерка. Наконец его высочеству позволили подняться на борт. Он тут же распорядился, чтобы все вышли вон. Бегать по кораблю и вопить от восторга при посторонних было бы не очень уместно, не так ли?
        Набрать команду из клана оказалось проще простого. Брик и не знал, что столько молодежи буквально бредит космосом. Передача дел старшему сыну много времени не заняла, он и так уже тащил на себе их большую часть.
        До Аритэ можно было долететь за пару дней, но какого черта?! Они летели две недели, посетив по дороге три обитаемых мира. Молодежь была в восторге, особенно от моря. Им-то что! Их не тошнило на катере! А все остальное очень даже ничего. Особенно понравились Брику рестораны на одной из планет и девушки на другой. Такие, с низким центром тяжести.
        Но дело есть дело. В конце концов пришлось прилететь на Аритэ. Брик был слишком приметен, чтобы путешествовать инкогнито, поэтому, поселившись в гостинице, он набрал номер телефона, который ему дал Налт. Объяснил ситуацию и попросил собеседника встретиться у него в гостинице.
        Приехал высокий белобрысый человек. Внешне он совсем не походил на Налта, но при этом выглядел и держал себя как его брат.
        - Я от Налта, как вы поняли.
        - Давай сразу к делу, приятель! Я Пилити. И можешь не говорить, зачем ты здесь. Сюда все прилетают за одним и тем же. Что у тебя?
        - «КикДжамп».
        - Охренеть! Что, правда?!
        - Ну да…
        - Ни разу не видел, честно. Даже интересно стало. Если разрешишь в нем поковыряться, тебе скидка. Да шучу я так, шучу. Ну, и чего ты хочешь?
        - Да я сам толком не знаю. Налт сказал, что ты поможешь.
        - В общем, так. Есть два варианта того, что мы можем сделать с кораблем. Можно добавить мозгов, а можно колотушку. Что тебе нужно?
        - Что, простите?
        - Короче, объясняю на пальцах. Мозги - это компьютер. Ты, то есть твой корабль, сможешь прыгать дальше и быстрее добираться до места. Кроме того, если найдется пилот, достойный твоего корабля, наши мозги помогут творить чудеса и при близком маневрировании.
        - А еще проще можешь сказать?
        - Корабль получит преимущество в движении во время боя. Доступно?
        - Ну, пока да. Валяй дальше.
        - А можно сделать упор на вооружение. И тогда твоему кораблю не потребуется преимущество в движении. Он просто врежет противнику по башке, и песец. Ну, что выбираешь?
        - Подожди, я так быстро не соображу…
        - Это я уже понял.
        Брик встал, сунул руки в карманы и начал кружить по комнате, то и дело натыкаясь на мебель. Наконец спросил:
        - А нельзя немножко того, а немножко того?
        - Ну почему у Налта все знакомые умные, а меня здесь окружают одни идиоты?
        - Так можно?
        - В принципе, да. Но сначала нужно осмотреть корабль.
        - Конечно. Я сейчас позову сына, он проводит тебя.
        - Подожди. Есть еще один момент…
        - Давай, выкладывай. Ты о деньгах? Не переживай, с этим проблем нет.
        - Ты себе представить не можешь, как я рад это слышать! Вы получите все самое лучшее, мистер Брик!
        - Вот в этом я не сомневаюсь… Раз уж сказал, что у меня много денег.
        Следующие три дня Пилити доставал Брика, являясь к нему каждый вечер и рассказывая, какой замечательный корабль тот купил. Брик даже начал сомневаться, стоит ли вообще что-нибудь менять.
        Младший сын каждый вечер убеждал его, что соображает в кораблях, и просил позволения остаться на годик на Аритэ и поработать с Пилити.
        Из-за этих зануд Брику приходилось по вечерам отказываться от общения с девушками с высоким центром тяжести. И все же он выяснил, что они мало чем отличаются от тех, с низким.
        Но время шло, и за две недели Пилити со своими ребятами все закончил. Брик отправился на корабль принимать работу.
        Внешние изменения коснулись только бытового отсека. Пилити занял две жилые комнаты из пяти, спортзал и комнату отдыха. Он объяснил Брику, что компьютеры из нижней части обшивки перенесли в бывшие жилые комнаты, а на их место смонтировали дополнительные механизмы хранения и запуска ракет. Спортзал уступил место автономной системе защиты корабля, состоящей из компьютера, ракет перехвата и ударных лазерных установок. Комната отдыха вместила в себя дополнительные секции для основного компьютера корабля.
        Жилые комнаты тоже претерпели изменения. Они по-прежнему внешне оставались роскошными, но теперь их легко можно было переделать под две небольшие казармы на полвзвода бойцов.
        В рубке тоже стало потеснее. Пилити и сюда умудрился впихнуть пару блоков памяти, выкинув стол для совещаний.
        Брик поджимал губы и многозначительно хмурился, слушая восторженные пояснения сына и сыплющего техническими терминами Пилити. Приходилось притворяться, что понимаешь, о чем они говорят. На самом деле Брик перестал слушать их уже через три минуты с начала разговора. Но с умным видом и покивать головой ему не трудно, а ребята пусть порадуются, они немало потрудились.
        Выслушав все до конца, Брик еще больше надулся и сказал:
        - Все? Ну, что ж, отлично. Так в какую сумму мне это вылилось?
        - Вы ведь понимаете, господин Брик, мы проделали огромную работу…
        - Да понял, я понял!
        - …в крайне сжатые сроки…
        - Сумму скажи, и все!
        - …применялись самые прогрессивные технологии…
        - Сколько! Ты слышишь или нет?!
        - …в процессе изобрели одну интересную схему…
        - Так возьми патент, скотина!
        - … и мы использовали самые лучшие материалы!
        - Ты хочешь довести меня до инфаркта? Тогда не получишь ни гроша!
        - Сто.
        - Сто тысяч?!
        - Вы ведь понимаете, господин Брик, мы проделали огромную работу, - повторил Пилити.
        - Все, все, хватит! Я согласен!
        - У вас наличные или карточка?
        - Бандюга… И рожа у тебя бандитская… Доставай, сынок.
        Сын достал опечатанную пачку денег и передал отцу. Тот, в свою очередь, Пилити. Мастер, не пересчитывая, сунул пачку в карман и улыбнулся:
        - С вами приятно иметь дело, господин Брик. Не говоря уже о том, что с таким кораблем вообще приятно было поработать. Нет, честно, спасибо!
        - И тебе спасибо, мастер Пилити. - Брик сдернул с пальца изящный перстень из вороненой стали с крупным алмазом. - А это тебе. Не в счет уплаты. Бери, бери, это на память!
        Пилити поблагодарил и предложил всем вместе испытать обновленный звездолет в действии. Брика сразу насторожило, что его крепко-накрепко пристегнули в кресле ремнями. И его худшие опасения оправдались. Место пилота занял Пилити, и полет живо напомнил Брику его недавнее морское злоключение. С тем же результатом.
        Брику понравилось путешествовать, однако пора возвращаться домой. Наверняка и дел много скопилось, и от Налта могла поступить какая-нибудь важная информация. И задумка новая появилась. А чего бы ему, и вправду, планету себе с Антоном не купить? Чтобы с морем? И устроить на ней гигантский курорт с игровыми залами! Он уже и название придумал: планета Ривер. Вот только где он сейчас, Антон-простота?
        Брик вернулся на Циггео в разгар торгового сезона. Кругом заключали сделки на будущие поставки, город был полон приезжих, а заведения Брика ломились от посетителей. Он едва успел поделиться со старшим сыном своими новыми планами, как к нему заявился лично господин Налт.
        Брик уже немного попривык и не так боялся мафиози. Но личный приход означал что-то особенное. Брик отослал сыновей и принял Налта в своей старой каморке за кухней.
        Налт одобрительно окинул взглядом обстановку и уселся на предложенный стул.
        - Как путешествие? Все сделал?
        - Да, спасибо.
        - Тут человечек вчера крутился. Письмо тебе передал. Я думаю, это то…
        Налт протянул конверт. Брик повертел его в руках, рассмотрел со всех сторон и оторвал край. Вытащил из конверта письмо, не спеша нацепил на нос очки и прочитал, сморщив нос.
        Передал через стол Налту и подождал, пока тот прочитает.
        - Ну что, я думаю, лучше самому лететь или послать надежного человека? - Налт вернул письмо. - Если нужны люди…
        - Сам полечу. А люди нужны. Ты же знаешь, мы не умеем воевать. В космосе, с кораблем, сами справимся. А вот если…
        - Помогу.
        Через два дня Брик улетел с Циггео в неизвестном направлении.
        Глава 15

        Первое впечатление от нового корабля - очень просторно. Антон прошел по широкому коридору, отделанному темно-синим бархатом или материалом, очень похожим на него. Вдоль пола и на высоте метра шли золотые полосы, освещающие коридор. Антон вышел в круглый зал, в котором было три двери. Две вели в хвост корабля, одна - к носу. Антон свернул налево и прикоснулся к первой двери, которая вела в корму. По-видимому, это жилой отсек. Дверь в первую каюту открыта, Антон решил, что ее оставили для него. Дальше по коридору еще пять дверей, не считая его. Три дальние тоже оставались открытыми. Антон поколебался и вошел.
        Комната (назвать ее каютой язык не поворачивался) отделана натуральными материалами. Темный паркет пола, светлая соломка стен и потолка. Вычурные светильники на стенах. Иллюминатор на стене, или очень похожая имитация. Под иллюминатором большая двуспальная кровать, накрытая пледом с вытканными узорами, напоминавшими африканские мотивы. Две двери. За одной стандартный шкаф для одежды, только большой, за другой… Антон обомлел. Вот это да! Ванная слепила взгляд отполированным серо-розовым мрамором на стенах и черным матовым гранитом на полу. Вся сантехника сделана из ярко-начищенной бронзы.
        Антон вернулся в комнату и бросил рюкзак на пол. Вышел из каюты и прошел в конец коридора, к открытым дверям. То же, что у него, с разными цветовыми решениями.
        Он развернулся и возвратился в круглую комнату. Открыл вторую дверь. По порядку шли три смежных помещения. Первая комната в тех же сине-золотых цветах, что и коридоры, была кают-компанией. Огромный массивный стол из темного дерева; мягкие кресла с подлокотниками. Сбоку узенькая дверь, замаскированная под панель. Антон заглянул и увидел синтезатор пищи, раза в два больший, чем на «Бэлке», ящик посудомоечной машины, несколько шкафов с посудой.
        Следующей за кают-компанией комнатой оказалась комната отдыха. На стене огромный экран монитора. Перед ним - мягкий диван и кресла, с обивкой из бежевой кожи. Позади дивана бильярдный стол.
        В последней комнате был… спортзал с бассейном. Настоящий бассейн, с кабинками для переодевания и душем. Вода в бассейне голубая, но хлоркой не пахла. Несколько тренажеров, беговая дорожка и что-то похожее на маленькую сауну.
        Антон пошел проверять последнюю дверь в круглом зале. Вообще, весь корабль просто поражал роскошью.
        Он открыл эту дверь и увидел плавный пандус, поднимающийся наверх. Еще один круглый зал, две двери. Антон открыл левую и вышел на «спину» корабля. Увидел треугольник двигателя и заметил, что корабль уже поднялся над ангаром.
        Правая дверь привела его в рубку. Огромная, она представляла собой прозрачный купол. Из купола, словно с вышки, был виден весь корабль.
        В рубке собралась вся команда. Когда Антон вошел, все повернули к нему сияющие лица.
        Первая заорала Стилла:
        - Слушай, тут такой комп, просто офигеть! На тысячу лет можно прыгать!
        - Еще бы, - позволил себе улыбнуться, что очень шло ему, Каро. - Ты сам не знаешь, какой великолепный корабль купил! Это разведчик среднего класса! Его только что начали выпускать! Эти корабли использует только Армарс, не знал, что их можно купить… Он должен стоить целое состояние, не меньше миллиона кредитов!
        - Полтора на самом деле, по крайней мере на Циггео. Рад, что он тебе понравился. Заступай на вахту и составь расписание вахт, ладно? Сет, маршрут проложил?
        - Да, командир есть командир! - рассмеялся Сет. - Все будет готово через пару часов. Ты не переживай, корабль - супер, но побольше «Бэлки». Его часов пять выводить будут. О, а вот и они.
        Антон увидел, что к ним уже пришвартовываются лоцманские шлюпки. Через минуту их начали поднимать. Сет был прав, выводили их совсем не так, как сажали, а медленно и осторожно, переходя с одной орбиты на другую.
        Но наконец и этот подъем завершился. Лоцманы качнули крыльями и унеслись обратно.
        - Ну, что, командир? Стартуем?
        - Давай, Сет!
        Под ногами чуть дрогнул пол, и корабль перешел в П-режим.
        - Ну, вроде все работает, - расслабилась Стилла, - на этой птичке мы в два счета допрыгаем к нам.
        - Слушайте, а как называется ваша планета? Вы мне так и не сказали.
        - Виллидж.
        - Виллидж? А что это значит?
        - Деревня.
        - Деревня? Но почему?
        Сет рассмеялся:
        - Увидишь.
        Полет к Виллиджу после всего, что с ними случилось, напоминал отдых на курорте.
        Во-первых, оказалось, что синтезатор пищи, установленный на «Бэлке», соотносится со здешним так же, как средняя домохозяйка с шеф-поваром четырехзвездного ресторана. Антон любил поесть и благодаря дяде Сереже побывал во многих московских ресторанах с отличной кухней. Теперь он посещал ресторан каждый день, причем ресторан инопланетный, с совершенно незнакомыми продуктами, не делающими блюда от этого менее вкусными.
        Во-вторых, наличие спортзала подвигло Антона немного озаботиться своей формой. Правда, уже на второй день он отказался от тренажеров, отдав предпочтение бассейну.
        В-третьих, компьютер «Терры» позволил проложить курс по прямой, сократив маршрут за счет удлинения прыжков. Сет так проложил маршрут, что из П-режима они выходили в пустынных, малозаселенных районах, далеких от обычных рейдов патрулей.
        Через неделю после старта Сет за ужином торжественно сообщил, что в солнечную систему Виллиджа они прыгнут под утро и к вечеру должны приземлиться на планете. Антону стало грустно. Так бывает, когда попадаешь в хорошую компанию. Только привык к людям, освоился, почти стал своим, как приходится расставаться. И понимаешь, что компания, скорее всего, не заметит твоего исчезновения. В лучшем случае вспомнят иногда: «А помнишь, Антон с нами…» И от этого становится не по себе… Вроде тебя стерли ластиком, а страница не пострадала…
        Антон попросил Сета разбудить его после выхода из П-режима.
        Удалось немного подремать. Поднялся в рубку, прихватив пару стаканов и графинчик виски, который Стилла научилась делать на синтезаторе. Виски получился, на непритязательный вкус Антона, очень даже ничего. Сет тоже по достоинству оценил новый напиток. Вообще, Антон заметил, что во всем, касающемся всяческих излишеств, Земля давала любой планете сто очков вперед. Они даже поспорили с Сетом на эту тему, но Антон подозревал, что тот прав - слишком долго земляне находятся в изоляции от остальной Галактики и таким образом сублимируют свою тягу к звездам.
        Антон разлил виски по стаканам и один молча протянул Сету. Поставил графин на пол и плюхнулся в кресло, задрав ноги на край приборной панели. Взглянул на голограмму, висевшую перед Сетом. Выход из П-режима через пять минут.
        - Ты как? - спросил Сет.
        - Не знаю. Жалко расставаться. Так и летал бы…
        - Так и летай. Плюнь на Корпорации и на наш Штаб плюнь. Ну что они тебе? Если космос в крови - плюнь на эти свары! Не бывает хороших правителей, и не бывает плохих звезд. Корабль у тебя есть, на «Терре» можно в одиночку летать, если хочешь…
        - Да не в том дело, Сет. Я понять хочу, что все это означает. Не вяжется кое-что. И эти ваши Корпорации, и биостимуляторы, действующие только на землян… Вот разберусь, тогда брошу все к чертовой матери, и в космос!
        Корабль вздрогнул и вышел в обычный режим. Небо расцвело звездами, а впереди горело солнце, совсем близкое и очень похожее на земное.
        - А почему все обитаемые миры такие похожие? - неожиданно спросил Антон.
        - Как это похожие? Все разные, обычаи там…
        - Да нет, ты не понял. Солнца одинаковые, планеты все, как моя Земля. Люди, в конце концов, как под копирку. Ведь миры, подобные Циггео, - это редкость? Почему так? Разве может разумная жизнь зародиться только на планетах определенного типа, да еще и развиваться настолько одинаково? Да что я говорю, ведь и Циггео - это уже позже колонизованный мир, жизнь на нем не рождалась!
        Сет долго молчал, прихлебывая из стакана.
        - Знаешь, Антон, я не сумею тебе ответить. Ты все время такие вопросы задаешь. Я никогда даже не задумывался о подобном. Хотя, если верить нашим, вы, земляне, ну как тебе сказать…
        - Да знаю я, слышал уже. Недочеловеки?
        - Вот-вот. Ты только не обижайся!
        - Да я не обижаюсь, я понять хочу…
        Они молча наблюдали за приближающимся солнцем. В этой системе сразу бросалась в глаза некоторая перенаселенность. Из-за расстояний глаз ничего, кроме солнца, не видел, но приборы показывали наличие не менее десятка кораблей в непосредственной близости от «Терры». И чем ближе они подлетали к звезде, тем больше этих кораблей становилось. Совсем весело стало, когда показался Виллидж. Некоторые звездолеты были видны невооруженным глазом.
        Параллельно с их кораблем к планете шел транспортник. Исполин, несколько километров в длину, был похож на сардельку, перекрашенную в серый цвет. Немного
«ниже» шел корабль, похожий на полумесяц, летящий рогами назад. Сет пояснил, что
«рогатый» - это туристический корабль с обзорными палубами впереди.
        Наконец они подлетели к планете. Антона удивило, что на ней много суши, но мало воды. Сквозь редкую дымку облаков было видно, что самый большой на планете континент странного серого цвета, как будто мертвый. Садились они именно на него.
        - Слушай, а что случилось? Там же все мертвое…
        Сет повернулся к нему и, скрывая детскую обиду, произнес:
        - Это город, Антон. Город на планете Виллидж. Это столица и единственный населенный пункт в нашей солнечной системе.
        Глава 16

        Сет специально, по просьбе Антона, сажал корабль очень медленно.
        Город завораживал. Строгие линии широченных магистралей, пересекающихся под прямыми углами, вдруг спутывались радиально-кольцевыми хаосами. И все это в каком-то сложном ритме, непонятном Антону. Как чужая песня.
        Шпили небоскребов образовывали рощи и даже целые леса. Настоящие леса были зажаты домами, а реки закованы в каналы, поворачивающие под прямым углом. Антона вообще поразила общая «прямоугольность» города, и он понял, что все отступления от нее, видные сверху, - это анахронизм, который неизбежно будет исправлен. Неудивительно, что жители этого города так рвутся в космос…
        И везде какой-то серый камень… Практически без оттенков, без обычной цветовой игры застройки от белого к черному, с желтыми и красными пятнами. Ничего подобного. Серый, ровный цвет. Если бы не тени, трудно было бы отделить одно здание от другого.
        - Слушай, а почему у вас… так?
        Сет пожал плечами.
        - Не знаю, что и сказать… Так сложилось. Мы ведь пережили атомную войну. Нет-нет! - воскликнул он, увидев выражение лица Антона. - Это было давно, лет пятьсот назад. Более-менее чистым оставался только один континент, и со всего мира сюда собирались уцелевшие, чтобы вновь начать строить цивилизацию. Сейчас вся планета чистая, но люди предпочитают жить здесь…
        - А как же сельское хозяйство? Что вы едите, если все живете в городах?
        - Привозим…
        - А чем люди занимаются? Чем живет город?
        Сет явно чувствовал себя не в своей тарелке.
        - Антон, я не очень во всем этом разбираюсь, ты бы у кого другого спросил, ладно? А то наговорю тебе ерунды всякой…
        - Ладно…
        Антон скосил глаза. Сет сидел, напрягшись, и явно опасался дальнейших расспросов. Очень интересно. Чего он так стесняется? То, что работы нормальной нет, Стилла довольно спокойно рассказала. Есть что-то еще?
        Звездолет завис над крохотным посадочным полем, размером с два квартала. На нем уже стоял корабль, чуть побольше их «Бэлки». Сет посадил «Терру», заняв почти все оставшееся место.
        Вещи собрали еще накануне, и все сразу вышли на поле. Антон ожидал теплого прощания, но его не получилось. Члены экипажа коротко кивнули Антону и поспешили к двухэтажному зданию, у которого их ждали два человека в оливковой военной форме. Или похожей на военную.
        Но, как оказалось, ждали они Антона. Перебросившись парой слов с Каро, они пошли ему навстречу.
        - Добрый день, господин…
        - Антон.
        - Просто Антон?
        - Да, здрасьте.
        - Мы рады приветствовать вас на нашей планете. И благодарим вас за то, что вы откликнулись на нашу просьбу.
        - Ничего страшного, мне нетрудно, - смутился Антон.
        - Если вы не против, мы покажем ваши апартаменты. Это ваш корабль?
        - Да.
        - Не беспокойтесь. Мы заправим горючее и пополним запас биомассы.
        - Спасибо…
        Антон прошел вслед за встречающими в здание и, по-видимому, вышел из космопорта. Улица была застроена почти красивыми двух- и трехэтажными особняками. Почти, потому что ровный серый цвет смазывал все впечатление от архитектуры.
        Антон подумал, что приземлились они на территорию частного космопорта, и оказался прав. Он примыкал к особняку, куда они направлялись.
        Один из сопровождающих позвонил, дверь тут же открыл человек - тоже в форме. Он отдал честь, приложив палец ко лбу, и Антон убедился, что это военные.
        Прошли по коридору и по лестнице спустились в полуподвальное помещение. Антона подвели к одной из дверей и жестом предложили войти.
        Небольшая комната. Кровать, шкаф, стол и стул. По сравнению с его каютой на
«Терре» более чем скромно.
        Один из провожающих с поклоном сказал:
        - Мы просим оставаться здесь до начала совещания. Завтра, в семнадцать ноль-ноль. Еду будут доставлять в комнату. Санузел - первая дверь налево. Спасибо!
        Антон не успел рта открыть, как военные развернулись и вышли.
        - А? Ну ладно.
        Антон запихнул рюкзак в шкаф и, не разуваясь, улегся на кровать.
        Странное местечко. А впрочем, какое еще оно должно быть за столько световых лет от Земли? И подумать только, еще полгода назад он привычно вкалывал в своем офисе!
        Антон проснулся через несколько часов. На столике стоял поднос с тарелками, укрытыми блестящими металлическими колпаками. О, еда! Он снял крышки и принялся за дело. Да, и по части кухни синтезатор «Терры» намного превосходил местного повара.
        А куда посуду? Ну, ладно, пусть здесь постоит.
        Антон совершил утренний поход в туалет и решил прогуляться по городу. Поднялся наверх и, кивнув часовому, открывшему дверь, хотел выйти. Но человек тронул его за рукав:
        - Простите… Мне приказано просить вас не покидать здание до начала совещания.
        - Приказано? Кем?
        - Руководством.
        - Я хочу пройтись.
        - Да, но…
        - Вот и отлично.
        Антон толкнул дверь и вышел. Огляделся вокруг, чтобы запомнить дом и окрестности. И повернул к высоким домам в соседнем квартале.

«Просили его… Хорошо, что не приказали заставить силой».
        Происходящее нравилось Антону все меньше и меньше. Ну, ничего. Будем решать проблемы по мере их поступления. А пока посмотрим, как здесь люди живут. Он, житель мегаполиса, успел соскучиться по агрессивной суете большого города. Хотя и не признался бы в этом даже самому себе.
        Антон задрал голову, рассматривая небоскреб, отделявший престижный малоэтажный район. Завернул за угол и словно попал в другой мир. Широкий проспект без тротуаров и разметки был заполнен пешеходами. Изредка раздавался звонок велосипедиста, прокладывающего себе дорогу.
        Толпа жила своей жизнью. Люди смеялись, что-то ели, что-то пили. Кто-то пел и танцевал под музыку, доносившуюся из висевших на столбах динамиков. Люди входили и выходили в двери, распахнутые настежь на улицу. Рекламы не было, но маленькие вывески рядом с дверями сообщали, что внутри находятся кафе, рестораны и театры. А также варьете и цирки, кинотеатры и залы для пинбола. Немного в стороне Антон заметил невзрачное здание, в которое тоже заходили люди, но реже, чем в другие.
        Антон подошел к двери. «Центр поощрения досуга». Это еще что? Антон зашел в двери. Первый этаж занимал большой зал со стойками и стеклом, отделяющим посетителей. Зал напомнил Антону родной сбербанк. К окошкам подходили люди, показывали пластиковую карточку и получали небольшие листки бумаги. Рядом как раз освободилось окно, и Антон поспешил к нему.
        - Что здесь выдают? Я недавно прилетел на вашу планету и не знаю всех обычаев. Не хочется выглядеть смешным. - Антон постарался принять вид наивного провинциала.
        Это сработало. Симпатичная блондинка покровительственно улыбнулась и пояснила:
        - Это талоны для посещения развлекательных учреждений.
        - А я могу их получить?
        - А вы уже пробовали устроиться на работу?
        - Что? Нет, конечно.
        - Очень жаль. Право на талоны имеют граждане планеты, причем только те, кто пытался получить работу и ему было отказано. Чем больше отказов, тем больше талонов.
        - Понятно… Спасибо!
        Антон вышел на улицу и побрел дальше. Работы нет, а развлечения - пожалуйста. Но так не бывает. Антон не считал себя знатоком экономики, но было понятно, что этого просто не может быть. Нет добавочной стоимости - нет роскоши. А здесь она буквально выпирала из открытых дверей.
        Антон свернул на боковую улицу и постепенно забрел довольно далеко. Здесь находились более «злачные» заведения. Публичные дома и салоны массажа, кабаки и игорные дома. Публика тоже была другая. Более развязная и агрессивная, толпа дышала потом и алкоголем. Антона хватали за руки раскрашенные девицы и пытались задеть плечом мужчины. Антон решил не связываться и повернул назад, тут же столкнувшись с рыжим здоровяком в компании ухмыляющихся приятелей.
        - А почему мальчик гуляет так поздно? - гнусавым голосом нараспев начал рыжий.
        Компания начала обступать его, и Антон почувствовал, как в карман джинсов залезла чья-то рука. Глядя в глаза рыжему, Антон вытащил эту руку из кармана и сжал. Раздался хруст. Человек за спиной завопил.
        - Ты, сука, что…
        Антон не дал рыжему договорить, быстро наклонился и схватил его за щиколотку. Резко взмыл вверх и завис над толпой, глядя на море запрокинутых голов с открытыми ртами. Толпа смолкла, только из динамиков рвалась нелепая в этот момент музыка.
        Антон почувствовал себя глупо. Зачем он это сделал? Бандюга болтался, держась из последних сил, чтобы не заорать. Что теперь с ним делать? Вот дурак! Еще музыка эта дурацкая! О!
        Антон подлетел к динамику и сбросил его с крюка. Подбросил рыжего вверх и перехватил за шиворот пиджачка. Этого рыжий уже не стерпел и заорал во всю глотку. Антон подвесил его на крюк и отлетел, любуясь делом своих рук. Да, глупо получилось, чего уж там.
        Толпа заулюлюкала. Кто-то зааплодировал.
        - Кто ты?! - заорала хохочущая девица с крашенными в розовый цвет волосами.
        - Я Черный Плащ, летящий на крыльях ночи! - гордо ответил Антон и взмыл вверх спиной вперед. В воздухе эффектно развернулся и с максимальной скоростью унесся прочь. Взлетел повыше и рассмотрел свой квартал. Маленький с этого расстояния часовой у двери высматривал его, глядя в сторону улицы, куда он ушел. Ну, дурить, так до конца! Антон облетел здание и тихонько приземлился на крыльцо у него за спиной.
        - Спокойной ночи! - рявкнул Антон часовому в ухо и вошел в дом.
        Глава 17

        Сет напряженно ждал, не спросит ли Антон еще что-нибудь. Ну, давай, пока никого нет, только спроси! Сет не знал, как относиться к землянину. Нет, все понятно, соглашаясь на задание, он знал, на что шел. И в начале операции у него никаких сомнений. Но почти три недели, проведенные бок о бок на «Бэлке», а потом и на
«Терре», смутили его. Наивность и открытость Антона, его способность найти общий язык чуть ли не с любым человеком просто потрясали.
        Да что говорить, если Каро, железный Каро, получает явное удовольствие, беседуя с ним. Не говоря о девчонках, которые просто влюбились в землянина. А этот мешок мяса, как его там, Брик, кажется? Ведь в лепешку ради него был готов расшибиться, и дело не в деньгах, которые Антон для него заработал. Да он же носился с Антоном как с родным сыном!
        Да, такого сына любой отец был бы рад вырастить… Сет неожиданно разозлился на себя. Сына? Думай лучше о своем будущем сыне, которого у тебя может и не быть, если станешь распускать сопли!
        И вообще, он же землянин, они просто примитивны, как домашние животные! Поэтому их и любят. Кошку, вон, тоже каждый норовит погладить.
        Сет аккуратно посадил корабль рядом со «Скартом». Интересно, кто их встречает? Впрочем, какая разница? Главное - получить причитающееся и поскорее забыть эту историю. Ничего, забуду, не в первый раз!
        Но чувство горечи не проходило. От виски, что ли?
        Сет подхватил свои вещи и пошел за остальным экипажем к выходу. Спрыгнул на поле, прищурился на высокое уже солнце. Хорошо дома! Какой бы он ни был. Коротко кивнул Антону, стараясь не встречаться с ним глазами, и прибавил шаг, догоняя остальных.
        У здания навигационной стояли парни из группы сопровождения. В армейской форме. Значит, решили все-таки применить силовой метод убеждения… Зря, зря… С Антоном это вряд ли сработает… Но это уже не мое дело.
        - С прибытием, - поприветствовал их старший группы в капитанских погонах. - Все в порядке?
        - Конечно, - мгновенно встал в стойку Каро. - Как всегда.
        - Да-да… Мы в курсе. - Капитан позволил себе немного иронии. Совсем чуть-чуть, чтобы не дать Каро формального повода для рапорта, которые уже стали притчей во языцех. - Вас ждет полковник.
        Каро постоял несколько секунд, испепеляя глазами капитана.
        - Спасибо, - выдавил он наконец из себя скрипучим голосом и вошел в дверь.
        И чего человек так изводит себя? Сет подмигнул ребятам. Не выдержал и, хотя дал себе слово, что не станет этого делать, оглянулся на Антона. На фоне огромного корабля тот казался особенно маленьким и одиноким. Сет вошел внутрь.
        Экипаж поднялся на второй этаж и прошел в хорошо знакомую им комнату для гостей. Проходя по коридору, Сет увидел в окно, что Антон уже разговаривает с встречающими. Ну, что ж. У каждого своя судьба.
        В комнате их ждал полковник. Сколько Сет находился на службе, столько он помнил полковника. Может, из-за этого тот такой желчный? За двадцать лет так и не получить генерала - это кому хочешь кровь испортит.
        - Здравствуйте, господа.
        - Господин полковник! - Каро, а за ним и вся команда вытянулась, насколько это было уместно не в военной форме.
        - Кратко доложите! - пролаял полковник высоким фальцетом.
        - Задание выполнено, господин полковник. Объект доставлен на Виллидж. Коммуникабелен. Не думаю, что возникнут проблемы с контактом.
        - Хорошо. Что еще?
        - Лейтенант позволила себе чуть не провалить операцию. Чувства. Любовь, хе-хе.
        Полковник тяжело взглянул на Алли. Та спокойно смотрела прямо ему в глаза, словно речь шла не о ней.

«Ну Каро и скотина, что же ты делаешь, ведь ей теперь конец, с планеты не выпустят! А впрочем, это тоже не мое дело, лучше помалкивать».
        - Жду вас завтра для подробного доклада, - перевел полковник взгляд на Каро. - Остальным отдыхать. Две недели. Деньги будут перечислены после доклада старшего группы. Если потребуется что-то уточнить, вас вызовут.
        Полковник еще раз скользнул взглядом по Алли и вышел.
        Стилла никогда не сдерживала эмоций.
        - Зачем ты так?! - крикнула она в лицо Каро. - Все простить не можешь, что она тебе жизнь тогда спасла?
        Каро нехорошо ухмыльнулся и вышел вслед за полковником.
        - Ну, ладно, я тоже пойду. - Сет подумал, что женщин лучше оставить вдвоем.
        Он чуть ли не в первый раз задумался, чем они живут, когда не на задании? Замуж им нельзя. Насколько он знал, служба внутренней безопасности пресекала даже более-менее длинные романы. Но тут же вспомнил, что и сам в таком же положении.
        Вышел из здания и посмотрел на поле. Антона, конечно, уже не было.
        Сет вышел на улицу, поймал такси и назвал адрес. Судя по крюку, который описала машина, еще несколько кварталов отдали в распоряжение Министерства развлечений.
        Сет жил в двухкомнатной квартире недалеко от центра. Сначала, после выпуска из училища, снимал ее, затем, после одной из операций, Министерство выкупило ему ее в качестве поощрения. А зачем она ему? Оставаться на планете после выхода в отставку он не собирался. Если ему повезет и он создаст семью, его дети должны жить подальше от большого города. Лучше в сельскохозяйственной общине, на самой отсталой планете, чем здесь. А еще лучше эмигрировать куда-нибудь подальше. Хорошо бы найти планету с мягким климатом, морем и небогатую ископаемыми, чтобы она не интересовала сильных мира сего.
        Сет оставался у себя в квартире весь день. Позвонил в службу доставки и заказал готовую еду. Вечером позвонил в службу досуга и через час впустил в квартиру симпатичную девушку с соответствующей татуировкой на плече. Расстались они уже ночью. Сет закрыл за ней дверь и отправился спать.
        Потянулись дни. Всегда, до получения основной суммы за успешно проведенную операцию, Сет позволял себе некоторые вольности. Немножко выпивки, чуть больше секса. На четвертый день его вызвали в штаб.
        Именно этого Сет и боялся. Вызов в штаб после операции - вообще редкий случай, если ты не старший группы. Но последнее задание было особенным. Слишком много эмоций, слишком много личного. Неужели Каро и ему что-то предъявил?
        Но опасения Сета оказались напрасными. Допрашивающего его офицера интересовал только факт встречи с кораблем Армарса.
        - Самое главное, не смогут ли они связать вас с Виллиджем и, не дай бог, с Ди-Сайнсом? Вы понимаете, какими неприятностями это может грозить?
        - Нет, офицер, абсолютно исключено. Я действовал строго по инструкции. Да и не могли же они знать, кого мы везем?
        - К сожалению, могли. Где-то была утечка. Вряд ли у нас, но от этого не легче.
        Офицер просмотрел бумаги, лежащие перед ним в пластиковой папке, и попросил:
        - Расскажите подробно, как вы от них ушли.
        Сет добрых два часа, с мельчайшими подробностями, рассказывал, как землянин увел корабль из-под носа патруля. Еще больше следователя поразил рассказ, что Антон в управлении кораблем показал результаты, которые не снились многим профессиональным пилотам, не говоря уж о Сете и Каро.
        И лишь в конце его спросили, что он думает об оплошности Алли.
        - Я считаю, что это скорее оплошность Каро. Он не смог переключиться с отношений начальник - подчиненный на те, что предписывала легенда. Девоч… Простите, лейтенант Алли просто растерялась. Это ее второе задание, а Каро, сами знаете…
        - Ну, что ж. Спасибо за помощь, - прервал его офицер. - Деньги на ваш счет будут перечислены сегодня. Я прослежу. - Следователь слегка улыбнулся и протянул руку, прощаясь. Ну и славно.
        Сет вышел из кабинета и нос к носу столкнулся с Каро, который уже протянул руку, чтобы открыть дверь.
        - Что ты ему рассказал? - прошипел Каро, боясь, что его услышат в комнате.
        - Правду, - усмехнулся Сет и пошел по коридору, не оглядываясь.
        - А твоего землянина уже продали Ди-Сайнсам, понял?
        - Мне плевать, - бросил через плечо Сет.
        Надо же, не повелся, значит, Антон раскусил наших умников…
        А что, может, Каро отстранят и он сам станет старшим? Тогда не придется еще пять лет тащить эту лямку. Года за три он соберет себе достаточно денег, чтобы купить небольшой корабль и заняться колонизацией приглянувшейся планеты.
        День был хороший, и Сет пошел пешком. По дороге зашел в книжный магазин, которых с каждым годом становилось все меньше и меньше, и купил последний выпуск иллюстрированного атласа «Планеты, которые мы выбираем».
        Он пришел домой, бросил журнал на диван и принялся за уборку. Всё, деньги получены, и его звездолет стал еще немного ближе. Пора навести порядок в квартире и опять сесть на режим экономии.
        Не спеша помыл посуду, пропылесосил пол и вытер пыль. Решил сложить вещи, которые забрал с «Бэлки». Открыл сумку и первое, что увидел - бутылку со светло-коричневой жидкостью. Вытащил, открутил крышку и понюхал. Виски. Антон, конечно. Надо же, хотел напоследок сделать хоть что-то приятное. Ну, понятно, он ведь тогда не знал, что…
        От этой мысли Сету вдруг стало не по себе. Он упал в кресло и закрыл лицо руками. Зачем обманываться? Он, казалось, готов бы отдать все, чтобы спасти Антона.
        Сет встал и вышел из дому. Подальше от воспоминаний, занять себя хоть чем-нибудь! Ноги сами привели его в бар неподалеку. Он уселся на высокий табурет и оперся о стойку, положив подбородок на сложенные кулаки. Бармен приподнял бровь.
        - Наливай. Да покрепче.
        Тот вечер он вспоминал с трудом. Помнил бесконечные стаканчики с прозрачной жидкостью, каких-то людей, лезущих к нему обниматься и целоваться слюнявыми пастями. Как сам плакал какому-то хмырю в плечо, бесконечно повторяя слезливым голосом:
        - Он вот таким парнем был!.. - и снова и снова: - Он вот таким парнем был!
        А хмырь его отпихивал и все норовил уйти к каким-то девочкам и его звал собой.
        Остаток вечера вообще пропал из памяти. Проснулся Сет в своей квартире, голова хоть и болела, но умеренно. Не намешал в кои-то веки?
        Ну, побаловались, и хватит. Все, что могу, сделаю. Не Каро, в конце концов.
        Он постоял под холодным душем, растерся жестким полотенцем и проглотил пару таблеток сихмелина. Действовали они не сразу, но ему все равно понадобятся полчаса, чтобы добраться до конторы.
        Появление в штабе сотрудника, формально находящегося в отпуске, не было чем-то особенным. Кто-то приходил отчитываться о деталях проведенной операции, кому-то задержали деньги, а кто-то приходил от нечего делать, языком потрепать.
        Сет сначала послонялся по кабинетам, чтобы его запомнили как пришедшего просто так, от скуки. Затем заглянул в приемную полковника. Ему повезло, сегодня дежурила Лита, всегда к нему благоволившая, а может, и виды какие имела…
        - Привет, как дела?
        - Тружусь не покладая рук, не то что некоторые.
        - На законных основаниях, Лита, сделал дело - получи приз.
        - Да, «приз» ваш уже начудил.
        - Серьезно? - расплылся в улыбке Сет. - А что такое?
        - Ты представляешь, летал где-то, чудик. Разговоров было, страсть! Наш сам ездил в мэрию, проследить, чтобы в газеты не попало.
        - Ой, слушай, а он здесь? А то доболтаемся с тобой.
        - Нету, не переживай, уехал до вечера.
        - Ну, и что дальше?
        - Да ничего, съездил, и все. Правда, сразу после мэрии отправился в сорок третий. Зачем, интересно? Там ведь сейчас нет никого?
        - Ну, дорогая, пути начальства неисповедимы, сама знаешь. Как «Звезды» сыграли, не знаешь, два месяца игры не видел?
        Сет поболтал еще немного и, расцеловавшись с девушкой чуть более нежно, чем принято, вышел в коридор.
        Отлично! Самая трудная часть его плана выполнена. Даже не верится, что все так просто. Ну и Антон, даже здесь успел отличиться!
        Получается, сейчас Антон в пятьсот третьем квартале, в доме сорок три, принадлежащем их ведомству. Дом этот не дом вовсе, а небольшая тюрьма на три камеры. Для особо важных заключенных. Там даже спортзал маленький есть, очень легко превращающийся в камеру… гм-м… физического воздействия. По крайней мере, Сет точно знал, что в ванне с гидромассажем двух этих, особо важных при жизни, утопили.
        Тут два варианта. Или Антона оставят в сорок третьем номере, пока он не согласится на то, что от него требуют, или его отправят к Ди-Сайнсам, и тогда за ним не проследить. Но пока есть шанс, нужно сделать все, что можно.
        Он вышел из конторы и пошел по направлению к дому. На углу остановился и позвонил из телефона-автомата своему знакомому, которого знал еще со времен своей работы на улицах.
        - Алло, это Сет.
        - Какого черта, мы же договаривались!
        - Остынь, Шнур! Это другое. Когда сможешь?
        На другом конце провода молчали. Наконец уже спокойнее:
        - Точно другое?
        - Точно.
        - Тогда в пять. Годится?
        - Договорились.
        Сет повесил трубку и задумался. С этим все понятно. Но что делать дальше? Сам он ничего не сможет. Да и не очень хочется, если честно. Пока можно не светиться - пожалуйста, он готов помочь, но рисковать всем?! Да и денег у него таких нет.
        Постой, постой!
        А ведь Антон богат! Сет отслеживал действия Антона на Циггео. И если Брик не нашел способа оформить лицензию только на себя, то деньги есть. Вот только как их получить? Придется дать знать этому коротышке и надеяться, что Антона так долго продержат на Виллидже. Шанс на это был, и неплохой.
        Не станет рисковать Ди-Сайнс, вывозя пленника, которого ищет и Армарс, и Мерку. Мерку пока вряд ли ищет, но как только поймет, что их человека, посвященного в дела, похитили, сразу всполошится. У Мерку шансов практически нет, а вот «Терру» отследить - проще простого. Но тот же Армарс, когда поймет, что до «Терры» и Антона им не добраться, просто сольет информацию Мерку, и все дела. По всем раскладам выходило, что месяца два-три, а то и год-другой, никуда с Виллиджа Антона не увезут. А тут его отследить намного проще. Только бы ломать не стали…
        В назначенное время Сет сидел за столиком в кафе на одной из боковых улочек, рядом с конторой. В свое время он был молодой, ленивый, и ему было удобно встречаться со своим информатором рядом с работой. Так и повелось, хотя несколько раз от начальства получил нагоняй.
        В десять минут шестого появился Шнур, элегантный, в дорогом костюме и в запахе не менее дорогих духов.
        - Как был ты пижоном, так им и остался. Привет!
        - Здравствуй, Сет. Ну, чего опять, мы ведь договаривались… Если меня с тобой увидят…
        - Совсем другое дело, Шнур. И не дергайся. Поможешь мне - я тебе подарок сделаю.
        - Уже страшно. Какой?
        - А материалы на тебя из картотеки уберу, хочешь?
        - Хм. Что за дело?
        - Я знал, что мы договоримся. И, кстати, картотеку я уже давно почистил, понял?
        - А не врешь?
        - Нет. Вот ключ от ячейки. Сам проверишь. Все материалы там.
        - Ну, за это спасибо! Всегда знал, что с тобой можно иметь дело! Так что тебе понадобилось?
        - Вот адрес. Нужно проследить, не вывезут ли кого-нибудь из этого дома. Это словесный портрет. - Сет протянул конверт. - Но его могут загримировать, могут усыпить и в ящике вывезти, в общем, смотри по обстоятельствам…
        - Ну, это несложно.
        - Ошибаешься. Не хочу тебя пугать, но дом принадлежит моей конторе.
        - Ого! Круто!
        - Вот то-то же.
        - И сколько?
        - Чего сколько?
        - Сколько времени и сколько денег?
        - Времени столько, сколько понадобится, но не меньше двух месяцев, это точно. А денег… А сколько стоит ключ от ячейки?
        - Ну, ты и жук! Так ведь и ты теперь от меня будешь зависеть!
        - Догадливый. Да только имеется крохотная разница. Меня, если сдашь, в тюрьму посадят. А если я тебя…
        - Ну ладно, ладно! Не заводись! Все обстряпаем как надо.
        - И с тобой приятно иметь дело.
        Они еще немного поболтали, и Шнур, за пятнадцать лет сделавший карьеру гангстера городского масштаба, встал и ушел, предоставив расплатиться за напитки Сету.
        Сет остался в кафе, заказал и съел ужин. Когда унесли посуду, попросил стакан сока и остался сидеть, уйдя в свои мысли. Наконец принял решение, подошел к барной стойке и попросил телефон.
        - Алло, привет, Тен! Это Сет.
        - О, привет, давненько не виделись!
        - Точно. Затем и звоню. Ты на работе сегодня?
        - Да, дневная смена, а что?
        - Я подскочу к концу, ладно? В кафе у вас переговорим, дело есть.
        - Не вопрос, жду.
        Сет посмотрел на часы и поспешно вышел на улицу. Поймал такси и назвал свой адрес. Велев шоферу ждать внизу, забежал домой и вытащил из тайника пластиковую карточку с магнитной полосой. Минуту постоял, разглядывая ее, наконец решился и засунул во внутренний карман куртки.
        Через десять минут машина осталась ждать его у отделения государственного банка.
        В конце дня в зале уже почти не было посетителей. Подойдя к ближайшему окошку, Сет заполнил форму, протянул кассиру карточку и приложил палец к сканеру. Кассир, совсем молоденькая девушка, вскинула на него голубые глазки:
        - Извините, вы не ошиб…
        - Не, я не ошибся. Вы всё прочитали правильно. И крупными купюрами, будьте добры.
        - Да, конечно…
        Девушка отлучилась и вернулась через пять минут с представительным мужчиной в черном костюме.
        - Простите, может, вам выделить сопровождающего?
        - Нет, спасибо. Деньги готовы?
        Сет расписался, где надо, еще раз приложил палец, по просьбе мужчины, не перестающего вежливо улыбаться, и наконец получил обратно свою карточку, небольшую стопку купюр с большими нулями и пустой конверт. Пересчитал деньги, сунул их в конверт, а конверт во внутренний карман, вместе с карточкой. Кивком поблагодарил девушку и улыбчивого мужчину и вернулся в такси.
        - Во второй космопорт, - велел он таксисту, откидываясь в кресле.
        Да, а не так давно работали все пять площадок для взлета. Планировали даже начать строить шестой космопорт. Проклятые Корпорации. Им сейчас и двух хватает. Виллидж перестал летать в космос. И перестал испытывать желание летать.
        Машина подъезжала к космопорту, движение стало плотнее, и они поехали медленнее.
        - На какой уровень? - спросил водитель.
        - На третий, пожалуйста, - ответил Сет и подался вперед.
        Он всегда ждал этого момента. Вот машина вырвалась на вершину подъема, и перед ними открылся почти весь космопорт.
        Автомагистраль далеко впереди раздваивалась, огибая огромное здание, встроенное в ландшафт. Оно представляло собой пять прямоугольников, каждый высотой в пять этажей. Прямоугольники были повернуты относительно друг друга на семьдесят два градуса, составляя лепестки гигантского цветка, завернутые веером. Весь комплекс был спроектирован в низине, так что к каждому из лепестков подходила автомобильная дорога и можно было въехать внутрь.
        За зданием виднелись огромные звездолеты. Архитекторы нестандартно спроектировали взлетное поле, разместив стоянки для самых больших магистральных звездолетов рядом со зданием. Насколько знал Сет, их второй космопорт, построенный в эру бурного развития космических полетов, многие признавали одним из самых красивых в Галактике.
        Машина свернула на нужный виадук и заехала на крытую стоянку. Сет расплатился с водителем и прошел в ресторан быстрого питания. Портить желудок большого желания не было, и он ограничился очередным стаканом сока.
        Отходя от прилавка, увидел Тена, спешащего к нему. Он еще не переоделся и был в форме служащих отеля. Как-то давно Сет помог ему и его семье выпутаться из серьезных неприятностей. С тех пор Тен, как ни переубеждал его Сет, считал себя обязанным ему по гроб жизни. Подарок ко дню рождения регулярно присылал только он. Сет понимал, что Тен хочет ему сделать приятное, он же не знает, что его подарок обычно бывает единственным…
        Сет поставил стакан на свободный столик и обнял подошедшего Тена.
        - Привет, привет! Ты где пропадал, совсем тебя не видно!
        - Да работа, Тен, почти все время в космосе. Мы же теперь летаем с первого, а до тебя пока доберешься, сам знаешь.
        - Ну, садись, садись. Я себе перекусить что-нибудь возьму, ты как?
        - Нет, только поел.
        Тен отошел к прилавку и вернулся через десять минут с подносом, полным еды. Подмигнул и, оглянувшись, достал из внутреннего кармана куртки металлическую фляжку, налил спиртное в стаканы. Сету в сок, а себе в компот.
        - Ну, будем!
        Они сдвинули стаканы, чокаясь, и отпили по паре глотков.
        - Выкладывай, Сет. На тебе прямо лица нет. Случилось чего?
        - Случилось. Нет, не со мной! Может случиться с одним моим знакомым. Очень хороший человек. Да и не в этом дело, если честно. Я совершил ошибку, Тен. И хочу попробовать ее исправить.
        - Говори напрямик, что нужно. Ты же знаешь, я для тебя в лепешку расшибусь…
        - Да дело нехитрое. Нужно передать записку одному человеку, на другую планету. Но по неофициальным каналам. И с гарантией доставки. Можешь помочь?
        - Не вопрос. Делов-то! Я думал, у тебя что-то серьезное. Желающих в порту десятка два стоит, только свистни…
        - Письмо нужно передать на Циггео.
        Тен подавился котлетой, которую в этот момент жевал. Сет постучал его по спине и с улыбкой протянул стакан.
        Через минуту Тен пришел в себя и, вытирая выступившие на глаза слезы, спросил:
        - Сет, ты в своем уме? Ты знаешь, сколько это будет стоить?
        - Догадываюсь, - усмехнулся тот.
        - Тогда давай так. Посиди здесь, а я сейчас сбегаю кое-куда!
        - Доедай спокойно, дело не убежит! - крикнул Сет в спину приятелю. Тот лишь нетерпеливо отмахнулся, ввинчиваясь в толпу пассажиров, прибывших только что прилетевшим рейсом.
        Сет успел допить сок и взял себе еще один стакан, когда прибежал разгоряченный бегом Тен. Пот каплями стекал из-под форменной кепки по его красному лицу. Тен плюхнулся в кресло, сорвал с головы кепку и принялся обмахиваться ею, отдуваясь.
        - В общем, так, Сет. Есть корабль, есть пилот. Парень надежный. Таких очень мало, сам понимаешь. Но очень жадный. Очень.
        - Сколько?
        Тен вытащил бумажку и написал цифру с несколькими нулями. Подвинул Сету и виновато пожал плечами. Сет посмотрел, разорвал бумажку на несколько частей и сунул себе в карман.
        Подошел к кассе и попросил листок бумаги. Вернулся к столику, достал ручку и задумался. На каком писать? Это Антону хорошо, он, похоже, даже не замечает, что разговаривает на разных языках, как на родных. Напишу на среднем галактическом, если этот Брик его не знает, то без труда найдет переводчика. Сет задумался на минуту и написал печатными буквами:

«Антон гостит на Виллидже. Останется надолго, нужны деньги. Просит побыстрее. Штурман. 19-87-Т-8-Z. а/я 14596365».
        Показал записку Тену, тот удовлетворенно кивнул. Достал конверт и отсчитал несколько купюр, с удовлетворением заметив, что дело стоило ему намного меньше, чем он рассчитывал. Видно, совсем плохи дела у астронавтов Виллиджа…
        Оставшиеся деньги спрятал во внутренний карман. Сложил записку и заклеил конверт. Протянул конверт и деньги Тену. Тот кивнул, пересчитал деньги и половину вернул:
        - Отдашь, когда привезет ответ.
        - Нет, забери себе. Меня здесь, возможно, к тому времени уже не будет.
        - А, ну да, конечно.
        Друзья поболтали еще немного, заказали такси и вместе уехали из космопорта.
        Часть III
        Свобода

        Глава 1

        Следующий день Антон провел в комнате, стараясь выходить как можно реже. Добровольный домашний арест утомлял, но на улицы, после вчерашнего приключения, его больше не тянуло.
        Наконец наступил час совещания, ради которого он проделал такой долгий путь. Антон понял, что совещание будет проходить в этом же особняке. Что от него хотят? Чего будут добиваться?
        В дверь постучали, и Антон вслед за сопровождающим поднялся на второй этаж, открыл дверь и вошел в комнату, где его уже ждали.
        Черные шторы были задернуты, комната освещалась яркими лампами над столом. В торце длинного стола сидел человек в светлой форме. Остальные стулья, не меньше двадцати, были пусты.
        Человек встал и слегка поклонился.
        - Здра… Э-э, добрый вечер! - От неожиданности, что разговаривать придется только с одним представителем Штаба, Антон растерялся.
        - Садитесь. - Мужчина, плотного телосложения, с чисто выбритой головой, показал Антону на стул рядом с собой. Антон сделал вид, что не заметил жест и сел напротив. Стул был неудобный, жесткий, с высокой прямой спинкой. Антон примостился на краешке, чувствуя себя по-дурацки. Ну не мог он избавиться от ощущения, что его вызвали на ковер к начальству, и все тут!
        - Антон, я представляю правительство Виллиджа…
        - Вот как? Мне сказали, что я должен встретиться со Штабом, ведущим борьбу против Корпораций.
        - Ну… В некотором смысле так и есть. Мы пригласили тебя к нам, чтобы просить о помощи. Нам необходим человек с твоими способностями. С твоими уникальными способностями землянина…
        - Я готов. В смысле готов выслушать, что от меня требуется.
        - Мы верим, что ты можешь помочь нам в деле, которое мы делаем сообща, ради общего блага.
        - Да, я уже понял. Но хотел бы узнать, что это за дело и о чем идет речь.
        - Бороться силой против Корпораций - бессмысленно, этот путь ни к чему не приведет. Мы планируем объединить под своим началом независимые миры, создать единый фронт! Мы подорвем их мощь изнутри! Ударим по самому больному месту - по экономике!
        В этом месте слушатели должны были зааплодировать. Но слушателей, кроме Антона, не оказалось.
        Выдержав паузу, лысый продолжил:
        - Мы не хотим рисковать таким ценным агентом, конечно, если ты согласишься. И просим всего лишь немного изменить схему твоей работы. А именно - на несколько минут доставлять почту к нам, а затем доставлять несколько наших посланий по адресам, которые мы укажем.
        - Что это даст?
        - Не знаю, сказали ли тебе, но ты переносишь экономическую информацию. Мерку зарабатывает на бирже, используя разницу во времени между скоростью доставки биржевых новостей звездолетами и землянами…
        - А вы хотите зарабатывать на этом сами?
        - Видишь ли… Главное - создать им проблемы…
        - А мне показалось, что у вас на планете хватает и своих проблем.
        Его собеседник немного сбавил тон:
        - Наша планета стара и уже неспособна прокормить себя сама. Мы должны искать новые пути, чтобы не допустить гражданской смуты и социальных потрясений…
        - Поэтому вы отрываете людей от реальной жизни, толкая их в кабаки?
        - Мы снимаем социальное напряжение, Антон.
        - А по-моему, вы просто дурачите их.
        - Мы должны думать не только о себе, но и о планетах, которые пойдут за нами!
        - А мне кажется, вы просто хотите стать еще одной Корпорацией. Или заменить Мерку?
        Слова, похоже, попали в цель.
        Бритый опустил голову и по-стариковски пожевал губы. Вскинул на Антона ставшие жесткими глаза:
        - Ты отказываешься?
        Антон кивнул и встал. Говорить было не о чем.
        - У нас есть еще одна просьба.
        - Да?
        - С тобой хотел бы встретиться один человек. Он летит с другой планеты, специально чтобы поговорить с тобой.
        - Ну ладно… А когда он появится?
        - Утром. Я организую встречу в этом зале. Он будет тебе очень признателен. Извини, что заставили тебя проделать такой длинный путь.
        - Ничего, мне было даже интересно.
        Антон вернулся к себе в комнату. Ладно, одна ночь ничего не решит, а человеку отказать неудобно, тем более издалека летит…
        Антон поужинал и лег спать.
        Разбудил его негромкий стук в дверь.
        Что? Неужели проспал?
        Антон торопливо натянул джинсы и футболку и распахнул дверь.
        Человек, стоящий за дверью, нажал на курок. Раздался легкий хлопок. Антон опустил голову и увидел ампулу, торчащую у него в груди. Он успел поднять глаза на стрелка и начал падать. То, что стрелявший подхватил его и аккуратно опустил на пол, Антон уже не почувствовал.
        Стрелок уложил миниатюрный арбалет в открытый чемоданчик, лежащий у его ног. Шагнул к Антону и присел на корточки. Осторожно оттянул веко и, видимо, остался доволен увиденным. Наклонился, убеждаясь, что ампула в груди Антона пуста. Выдернул ее резким движением. Достал из внутреннего отделения чемоданчика пластиковый пакетик с застежкой, открыл его и опустил туда ампулу. Снял тонкие резиновые перчатки и положил туда же. Спрятал пакет в чемодан, щелкнул замками. Встал и, не оглядываясь, пошел к лестнице.
        Через минуту со стороны лестницы появились два человека в форме со складными носилками. Разложили их и переложили Антона. Поднялись на первый этаж, вышли на улицу, безлюдную в ночной час, и погрузили Антона в микроавтобус с черными стеклами, припаркованный задней дверцей к самому крыльцу.
        Оба носильщика сели внутрь, захлопнули дверцу, и автомобиль тронулся. Ехали недолго. Через пару кварталов, застроенных такими же респектабельными особняками, автобус остановился у небольшого одноэтажного дома, с узкими непрозрачными окнами серо-синего цвета. Впрочем, цвет окон в свете фонарей казался просто черным. Дом словно затаился, поджидая гостей.
        Автомобиль развернулся, подъехал задним ходом к невысокому крыльцу. Шофер, недавно стрелявший в Антона, вышел и посмотрел по сторонам. Никого. Легко похлопал по машине ладонью и пошел к двери. Дождался, когда Антона вынесут из машины, и открыл перед носилками дверь. Затем вернулся в машину, глядя в боковое зеркало на крыльцо. Напарники вышли через две минуты. Один кивнул в зеркало шоферу, погрузил в машину сложенные носилки, и все трое уехали. По странному стечению обстоятельств, автомобиль взорвался через пятнадцать минут, не успев доставить пассажиров на место.
        Прошло несколько часов. Антон начал приходить в себя. Он открыл глаза и увидел белый потолок, составленный из нешироких пластиковых реек. Приподнял голову, пытаясь понять, где находится, но перед глазами все поплыло, и Антон опять потерял сознание. Очнулся он от звука открываемой двери. Сквозь веки рассмотрел силуэт человека, наклонившегося к нему. Человек дружелюбно улыбнулся и взмахнул рукой. Антон попробовал защититься, но руки не слушались его. Почувствовал удар в грудь и снова потерял сознание.
        В следующий раз Антон очнулся уже под вечер. Открыл глаза и осторожно попробовал приподнять голову. На этот раз ничего не плыло и не кружилось. Антон сел на узкой кровати и посмотрел на грудь. С правой стороны увидел на футболке два небольших засохших пятна крови. Задрал футболку и обомлел. Его «паук», бывший всегда приятного зелено-голубого цвета, почернел от краев к середине. Теперь «лапы», почти невидимые раньше, резко выделялись под кожей, и Антона удивило, что, оказывается, они тянутся под кожей во все стороны на добрых полметра от центра.
        Антон встал, немного покачнувшись, и схватился за голову. Две инъекции, свалившие его с ног, давали о себе знать. Он потер виски и осмотрелся.
        Комната-пенал, три метра в ширину и пять в длину. У одной стены узкая кровать с металлическим каркасом застлана колючим одеялом. Напротив кровати столик, под него задвинут металлический стул. В ногах кровати небольшая тумбочка, Антон открыл дверцу - пустая. Наискосок от тумбочки дверь в санузел - душ, унитаз, умывальник и пара полотенец на стене. Стены и потолок отделаны пластиковыми рейками, как в небогатом офисе. Дешево и сердито. Точечные светильники довершали сходство. В одной торцевой стене - высокое узкое непрозрачное окно, в другой - металлическая дверь.
        Где он?
        Антон подошел к двери и дернул ручку. Убедился, что дверь заперта. Усмехнулся, подумал, что сейчас не время выяснять, кто его похитил и где он находится, решил переместиться. Вот только куда? Безумно жаль было оставлять «Терру». Но делать нечего. Хватит с него приключений, мнимых революционеров и высоких идеалов. Все, решено! Домой. Вот только куда? В Штаты или в Москву? Едва вспомнив про Москву, он понял, насколько соскучился и по дяде Сереже, и по городу. За время его отсутствия любые спецслужбы уже должны были успокоиться и ослабить надзор. В конце концов, такой риск, в свете последних событий, не казался слишком экстремальным. Решено. Антон представил прихожую своей московской квартиры и переместился. Вернее, попытался переместиться. Что за хрень! Антон попробовал еще раз. И еще. Уже злясь, представил по очереди рубку «Терры», даллаский дом и квартиру дяди Сережи.
        Ничего.
        Ноги задрожали. Антон дошел до кровати, сел и оперся локтями в колени, закрыв лицо руками. Вновь вскочил и попробовал взлететь. Ничего не получилось. Взялся за спинку кровати, пытаясь ее согнуть. Раньше он смог бы завязать ее узлом. Но не сейчас. Антон скосил глаза на пятна крови и все понял. В бешенстве схватил стул и с размаху врезал по окну. Раздался глухой звук, но на окне не осталось даже отметины.
        Антон лег на кровать, отвернулся к стене и беззвучно заплакал. Теперь он знал, что чувствует птица, когда ей подрезают крылья. Он настолько привык к своей абсолютной свободе, что не замечал ее. Только сейчас он понял, насколько был спокоен во время последних приключений, да и до них - он всегда знал, что ему практически ничего не угрожает, в любой момент он мог отправиться куда угодно. А теперь… Теперь он потерял свободу. Он стал таким, как все…
        Наутро, едва Антон привел себя в порядок и принял душ, раздался щелчок замка. В открывшуюся дверь вошли два здоровяка и, схватив отчаянно сопротивлявшегося Антона, прижали его спиной к кровати. Вошедший следом человек в белом халате приставил к груди Антона прибор, похожий на строительный степлер, и сделал укол. Здоровяки дождались, пока медработник выйдет, и отпустили Антона. В комнату вошел еще один человек, в серой форме. Он внес рюкзак Антона, поставил его на стол и сухо произнес:
        - Соберитесь. Через десять минут я отведу вас на допрос.
        Здоровяки и серый вышли. Антон вытащил из рюкзака чистую футболку и натянул ее. Вот как, допрос. Ну, хоть узнаем, кто его похитил и чего от него хотят.
        Его вывели в коридор. Та же пластиковая рейка, только серого цвета. В одном конце коридора дверь, в другом - глухая стена. По три двери с каждой стороны, его вывели из средней. Маленькая тюрьма или крыло большого комплекса?
        Повели к выходу, но остановились у первой от выхода из коридора двери. Один из сопровождавших открыл дверь и посторонился, пропуская Антона.
        Антон вошел в небольшую комнату. Вероятно, комнаты для допросов выглядят на всех планетах одинаково. Лицом к Антону сидел за столом невысокий сухощавый тип в темно-сером костюме, похожем на френч. Возле стола - металлический стул, такой же, как в камере. На столе - лампа. Нужно отдать следователю должное - лампу он не включил, довольствуясь верхним светом. Жестом предложил сесть. Антон подвинул стул (надо же, не прикручен!) и уселся, закинув ногу на ногу.
        Человек за столом с искренним любопытством разглядывал Антона, по-птичьи наклоняя голову набок. У Антона в детстве жил щегол, так же разглядывающий корм. Серые прилизанные волосы только добавляли сходства.
        - Ну что же, вот мы и встретились.
        - Серьезно? А мы договаривались?
        - Антон, ваш сарказм понятен. Но мы приложили большие усилия, чтобы эта встреча состоялась. Кстати, меня зовут Стат. Ничего, если мы перейдем на ты?
        - Ничего, - буркнул Антон. - А мы, это кто?
        Прилизанный улыбнулся.
        - Вы все узнаете в свое время. Если мы договоримся, - со значением добавил он.
        - А давайте я попробую угадать? Я должен стать вашим агентом, верно?
        - Ну-у… В общем, если отбросить дипломатические экивоки, то да, совершенно верно.
        - Знаете, вы неоригинальны. У меня возникло ощущение, что, кроме биржевых котировок, в космосе больше ничего интересного нет.
        На этот раз Стат позволил себе рассмеяться по-настоящему.
        - Браво, Антон! Отличная шутка… Но в этот раз ты ошибся. Финансовые сводки нас не интересуют.
        - Да? А я думал, не мытьем, так катаньем…
        - Антон, не путай нас с властями Виллиджа, мы встречаемся с тобой без их согласия. Возможно, использовать тебя как информатора в финансовой войне и выгодно, но мы считаем, что ты можешь дать нам больше. Намного больше.
        - Вот как? Ну что ж… Дайте-ка подумать… Такую операцию на независимой планете просто так не провернешь. Вы явно представитель Корпорации. Мерку? Но красть меня у самих себя никто не будет… Кому же достался такой приз? Ди-Сайнс? Или Армарс?
        Стат опять улыбнулся:
        - Ты умный человек, даже удивительно, как ты попался на удочку агентов Виллиджа.
        Антон опустил голову. Он почему-то не связал предложение, сделанное ему властями планеты, с экипажем «Бэлка». А ведь верно, получается, его одурачили. Но как Сет мог так поступить? Он казался таким искренним…
        Избегая встречаться глазами с собеседником, Антон произнес, скрывая грубостью смущение:
        - Ну, хорошо. Что ты хочешь мне предложить?
        - Так я ведь уже сказал, - искренне удивился Стат. - Мы хотим, чтобы ты стал нашим агентом. И выполнял соответствующие этому понятию поручения. Можешь называть это как хочешь - агент, шпион, разведчик, наблюдатель. Суть не меняется.
        Антон хотел было возразить, но Стат поднял руку, останавливая его.
        - Подожди. Детали можно обсудить и потом. Прежде чем ты дашь ответ, позволь один небольшой вопрос. Почему ты носишь знак одного кулона? Где второй?
        От неожиданности Антон открыл рот и уставился на Стата.
        - А при чем здесь это?
        - Позволь мне объясниться после тебя.
        - Ну, он на Земле остался, если честно… Мы их с приятелем разделили… Но мне не хотелось бы говорить…
        - И не надо. Я не спрашиваю, у кого он. Просто ответь. Его не носили? В смысле, на теле?
        - Нет…
        - И он, вероятно, почернел?
        - Да… А откуда ты знаешь? И что это значит?
        - Наверно, ты отдал его кому-нибудь?
        - Да… Откуда ты знаешь? - повторил Антон.
        - Все просто. Человек, надевший кулон и обнаруживший его фантастические возможности, обязательно наденет и второй. Ну, подумай, был бы у тебя второй кулон, что бы ты сделал?
        - Допустим. А почему почернел?
        - Антон, не земляне изобрели эти кулоны.
        Антон второй раз подряд почувствовал себя простофилей. Действительно, не ему рассуждать о высоких материях…
        Стат продолжил:
        - Так вот. Мы можем взамен твоего согласия работать на нас предложить тебе второй кулон.
        - А зачем он мне?
        - Ты не задумывался, почему кулонов было два?
        Нет, положительно, сегодня все доказывало, что Антон - просто восторженный от свалившихся на него способностей, наивный дурак. Человек во френче опять ткнул его носом в очевидные для любого посвященного вещи. Отбросив гордость, Антон спросил:
        - Я как-то не подумал… А почему?
        - Если активировать второй кулон, твой организм сможет в несколько раз быстрее регенерировать клетки.
        - Это значит…
        - Верно, - перебил его Стат, - ты сможешь прожить несколько жизней. Почти перестанешь болеть. Раны будут затягиваться за несколько часов. Не все, конечно. Смертельные раны - это смертельные раны. От них ты умрешь. Но и то, что мы предлагаем, уже немало.
        - Хм. У меня и так уже много чего есть, правда?
        - Ну, сейчас у тебя нет ничего…
        Это был удар ниже пояса. Как слепому напомнить, что он не видит мир.
        - Мы не торопим тебя, Антон. Времени у нас много. Подумай. Даже если ты не согласишься, то все равно нам поможешь. Даже против воли. И еще. Каждое утро будет приходить человек и делать тебе укол. Можешь выбирать. Или согласись добровольно, или тебя будут колоть силой. Сейчас мы расстанемся. Как только согласишься, дай знать любому нашему сотруднику.
        Стат встал, давая понять, что разговор окончен.
        Видимо, он нажал скрытую кнопку, вызвав сопровождающего.
        Антон вернулся в комнату-камеру, чувствуя себя оплеванным. Отчитали, как ребенка! Сколько глупостей он совершил! И не просто глупостей, а глупостей, которых сам не заметил. А это еще обиднее.
        Единственное, что примирило его с действительностью, - горячий завтрак, больше похожий на обед. Ну, по крайней мере, голодом морить его не собирались. Антон отдал должное мясу, овощам и фруктам.
        Как следует подкрепившись, лег на кровать и задумался.
        Ди-Сайнс или Армарс? И есть ли разница? А если есть, то в чем?
        Его размышления прервал охранник, забравший поднос с пустой посудой.
        Когда за ним закрылась дверь, Антон продолжил размышлять о своем будущем. Дать согласие? Хуже вроде не будет? Но он уже столько глупостей натворил, доверившись своим чувствам, что вновь ввязываться в очередную историю совсем не хотелось. Сидеть в тюрьме? Человеку, всего несколько часов назад за секунду перемещавшемуся в любую точку Галактики?
        Но, давая согласие, он переступит определенную черту. Соглашаясь работать на Мерку, чтобы посодействовать Алли, он искренне полагал, что будет участвовать в благородном деле, способном оказать помощь многим людям. Сейчас он понял, что высокие идеалы для него не пустой звук. Соглашаясь на предложение Стата, Антон точно знал, в чем придется участвовать. О благородных целях можно забыть. Ему предлагают стать наемником. За тридцать сребреников делать то, что прикажут другие. Их планы точно не направлены на борьбу за мир и процветание планет Галактики.
        Как говорится, не ошибается только тот, кто ничего не делает. Вот и не будем дергаться. Посмотрим, как события станут развиваться дальше. По крайней мере, если кормить и дальше будут не хуже, то можно немножко потерпеть.
        То ли от инъекций, то ли от перенесенных переживаний Антон чувствовал себя ослабевшим. Для восстановления сил нужно побольше спать. Чем Антон и занялся, делая паузы только на обед и ужин. Больше его никто не беспокоил.
        Глава 2

        На следующий день после завтрака в комнату вошел вчерашний медик со шприцом-пистолетом в руке. Вопросительно поднял бровь. Антон молча задрал футболку. А что оставалось делать? Превращать процедуру в борьбу нанайских мальчиков? Было еще одно соображение. Антон решил пока побыть образцовым заключенным, чтобы Стат подумал, будто склоняется к сотрудничеству и вот-вот даст согласие. Да и не был Антон уверен, что не даст. Сколько он выдержит в тюрьме? И сколько выдержит без своих способностей, к которым так привык?
        Через полчаса снова пришел медик и жестом пригласил выйти. Очередная беседа со Статом? Но на этот раз его завели в среднюю дверь на противоположной стене.
        Это помещение походило на медицинский спортивный центр. Антон в школе немного занимался борьбой, и один раз, перед соревнованиями, их привозили на обследование в какой-то институт, изучающий проблемы спорта. У Антона и его товарищей тогда, кроме пульса и давления, ничего не проверяли, но оборудование, которое он там видел, поразительно напоминало увиденное здесь.
        Антона встретили еще два медика, по крайней мере, на них были белые халаты. Для начала они провели малый круг, по которому гоняют каждого посетителя наших поликлиник: взяли кровь из пальца и вены, померили давление, спросили, сможет ли дать материал для анализа мочи, и тут же отправили его с баночкой в туалет. Вернувшегося Антона уложили на кушетку и облепили проводочками с липкими кругляшами на концах. Больше всего кругляшей налепили на голову и грудь.
        Затем его начали гонять на различных тренажерах, продолжая лепить на него проводочки. Антон бегал по дорожке и крутил педали велотренажера. Но тут пользы от него было мало - через пять минут он сдох. Ему дали отдышаться и погнали по кругу более спокойных процедур. Помещали в устройство, похожее на барокамеру, опускали в ванну с зеленой маслянистой жидкостью и освещали ярким светом, после которого у него высохла кожа и все тело чесалось, пока не дали крем. Были еще какие-то шлемы, которые ему надевали на голову, и повязки, которыми ему обматывали то ноги, то руки. В конце у него опять взяли анализы крови, посчитали пульс, померили давление и отпустили.
        Часов у Антона не было, но по ощущениям прошло три-четыре часа. Оказалось, он не ошибся. Не успел он выйти из душа, как принесли обед. Антон не спеша поел, ожидая, что после обеда все продолжится. Но на сегодня его оставили в покое.
        На следующий день все повторилось. До обеда его обследовали, крутили и вертели на приборах и кололи иголками. После обеда до следующего утра он был предоставлен сам себе. Потянулись однообразные дни.
        Человек в течение дня даже не замечает, что делает множество разных дел. Он ест, болтает с коллегами, мимоходом знакомится с новостями в Интернете, работает, смотрит телевизор или читает газету, играет с детьми или целуется с женой. Некоторые занятия ему даже надоедают, и он жалуется окружающим или самому себе на свою нелегкую долю.
        Совсем по-другому эта ежедневная суета воспринимается в тюрьме. Антон, во всяком случае, сразу понял, что самый страшный враг в его положении - это безделье. Да, иногда человек рад «сачкануть» от трудной или надоевшей работы, но, как правило, он заменяет его полезным или интересным занятием, от какого-нибудь хобби до вылазки на природу. Такой возможности Антон был лишен.
        На просьбу о книгах получил отказ. Прогулки тоже оказались под запретом. Антон вспомнил все, что читал о знаменитых заключенных. Заниматься самообразованием, как Эдмон Дантес он не мог и решил, за неимением лучшего, приналечь на физкультуру. Правда, размеры помещения не позволяли особо развернуться, но отжиматься и приседать они не мешали. Кроме того, Антон заставлял себя напрягаться на тренажерах, и скоро его успехи начали удовлетворять даже исследователей.
        Антон давно для себя решил, что его похитители - из Ди-Сайнса. Не было похоже, что он с его способностями представляет для них особый научный интерес или тем более загадку. Насколько Антон помнил по разговору с Алли, именно Ди-Сайнс проводил в свое время исследования в данной области. Должно быть, его обследовали только для того, чтобы не пропадал даром лабораторный материал. Но проверить свои догадки он не мог. Стат не давал о себе знать, а напрашиваться на беседу у Антона не было никакого желания.
        Так он и жил, не зная, на что надеяться. Но в один из дней, стоя под душем после очередного сеанса обследований, Антон обратил внимание на небольшие дырочки в потолке над унитазом. Вернее, видел он их и раньше, но не придавал значения. Антон посмотрел на потолок над ванной. То же самое. Вентиляция? Если такая, как в американских фильмах, то это шанс выбраться отсюда.
        Антон даже вспотел от возбуждения. Стоп! Главное - не спешить и все хорошо обдумать. Если он попадется, то второго шанса не будет. Нужно выбрать время, когда его не смогут застать. И проверить, что за вентиляция, можно ли в нее залезть и куда она ведет. И самое главное - можно ли с ее помощью выбраться наружу?
        В принципе, охрана не докучала ему. Убирал свою камеру он сам. Охранник появлялся в его камере семь раз в день. В первый раз, когда Антону делали укол, блокирующий способности, и затем приносил еду и забирал пустые тарелки. Между завтраком и обедом его обследуют, сейчас как раз принесут обед, и у него будет минимум пять часов свободного времени, а затем и вся ночь до утра. Сутки здесь примерно равны земным, поэтому десять часов ему обеспечены.
        Антон решил действовать так. После обеда попытаться освободить вентиляционный люк и проверить, сможет ли он туда забраться. Если да, то обследование вентиляции нужно оставить на ночь, а до ужина скрыть все следы.
        Охранник принес обед, и Антон за пять минут все съел. Затем ему пришлось сидеть как на иголках целых полчаса, дожидаясь охранника. Наконец посуду унесли.
        Антон вернулся в санузел. Встал на унитаз и принялся рассматривать потолок. Похоже, отделочные материалы примерно такие же, как на Земле. Вот только с инструментами беда. Антон вернулся в комнату и заглянул в рюкзак. Его тюремщики, похоже, не ждали, что Антон покончит жизнь самоубийством, и оставили ему все вещи. Антон вытряхнул все из рюкзака и нашел, что искал - ремень со сплошной прямоугольной пряжкой из тонкой нержавейки. То, что надо!
        Антон опять влез на унитаз и осторожно поддел панель, закрывающую потолочный плинтус. Вытащил пластиковый профиль. Отлично! Плинтус оказался прикрученным к стене обыкновенными шурупами, да еще, словно для облегчения задачи, головки шурупов были с шайбами и выпуклыми. Антон краем пряжки открутил все три шурупа. Затем освободил один край плинтуса на правой от себя стене. Слева стояла душевая кабина, и пришлось сходить в комнату за стулом.
        Все было готово. Антон вытащил из душа стул и поставил его между кабиной и унитазом. Кое-как просунул пальцы между стеной и крайней рейкой и осторожно потащил ее, наклоняя вниз вместе с боковыми плинтусами. Посыпался песок и мелкий мусор. Рейка выскочила из паза. Дальше все пошло проще. Антон согнул ее дугой и вытащил сначала с одной стороны, потом - с другой. Вытащить следующие семь реек вообще не представляло никакого труда. Антон аккуратно сложил их возле стены.
        Как он и предполагал, в пластике реек были просверлены отверстия, а сам вентиляционный люк представлял собой металлический прямоугольный короб со сторонами около полуметра, вделанный в плиту перекрытия. Антон поднял руки, привстал на цыпочки и достал до края короба. Подтянулся и поднял голову над краем. Его короб врезался в центральный, немного большего размера. В шахте вентиляции было темно, и Антон увидел только стену центрального короба. И пыль. Откуда здесь столько пыли? И почему в фильмах вентиляция всегда такая чистенькая?
        Как ни хотелось Антону влезть в вентиляцию прямо сейчас, он решил не спешить. Аккуратно установил обратно рейки и прикрутил плинтус на место.
        Все оставшееся время до ужина он просидел, строя туманные планы по обследованию вентиляции и дерзкому побегу.
        Наконец пришло время ужина. Антон дождался, пока заберут посуду, и принялся за дело.
        Через полчаса он освободил лаз. На всякий случай подошел к двери и прислушался. Тишина. Дальше оставалось только ждать. Он решил дождаться ночи, то есть, по его подсчетам, должно пройти еще три-четыре часа. Наручных часов у него не было, и пришлось отсчитывать секунды про себя. Наконец Антон решил, что пора.
        Он вернулся в ванную и разулся. Встал на унитаз и, зацепившись кончиками пальцев, подтянулся. Уперся босыми ногами в стену и рывком, ободрав одно плечо, втиснул себя в лаз. Теперь он лежал грудью на горизонтальной поверхности шахты, а ноги остались болтаться в воздухе. Антон попробовал подтянуться на руках. Но от волнения руки вспотели и скользили по металлу. Тогда он попробовал по-другому. Уперся локтями в боковые стенки и начал по чуть-чуть, по сантиметру, подтягивать корпус. Наконец он смог согнуть ноги и упереться ими в стенку вентиляции. Антон весь влез в лаз и замер. Все тихо. Стараясь не шуметь, пополз на локтях, вытирая пятисантиметровый слой пыли. Прополз около метра и попал в широкий короб. Решил, что это центральная шахта системы.
        Антон выглянул и, тараща глаза, посмотрел направо, затем налево. Его план с треском провалился. В шахте было темно, хоть глаз выколи. Чуть дальше металл шахты отсвечивал еще от одного вентиляционного хода, но Антон сразу понял, что это свет из его собственной комнаты. Он задумался, чувствуя, как струйки пота побежали по вискам и спине. Вероятно, в здании, кроме него, никого нет. Проход, в котором он сейчас находился, был слабо, но освещен светом из ванной комнаты. Если нигде больше не видно даже проблеска, значит, в здании больше нигде не включен свет. В коридоре светло всегда, по крайней мере, когда Антона выводят на обследование. Значит, вентиляция проведена только в комнаты и санузлы. Дерзнуть и попробовать изучить систему вентиляции на ощупь? Но Антон решил не рисковать. Он боялся нашуметь в темноте и вызвать тревогу. Тогда у него вообще не осталось бы шансов.
        Попасть обратно в камеру было намного проще. Еще полчаса ушло на сборку потолка и уборку пыли.
        Антон выключил свет и лег спать. На следующий день, если с утра все пойдет по-старому, придется рискнуть и залезть в вентиляцию сразу после обеда. Во-первых, где-нибудь в комнатах может гореть свет, во-вторых, он надеялся на главное - увидеть отблеск дневного света, а значит, путь к спасению.
        Наутро все пошло по графику. Работая на тренажерах, Антон убедился, что вентиляция в это помещение проведена. В коридоре, когда его вели в спортзал, отверстий в потолке он не увидел. Если окна в одном из помещений окажутся обычными, их можно будет открыть или разбить. Но в трех комнатах, где Антон бывал, окна такие же, как в его камере. Скорее всего, и в других комнатах то же самое.
        В этот раз у него было два преимущества. Во-первых, не пришлось изводить себя ожиданием, во-вторых, он уже достаточно наловчился собирать и разбирать потолок. Пообедав и дождавшись ухода охранника, сразу принялся за дело.
        Попав в центральную шахту, Антон осмотрелся. Справа, совсем рядом, по-прежнему блестел отсвет из его комнаты. А напротив, наискосок, отсвечивала еще одна вентиляция. Слева он увидел еще один отсвет, а в дальнем углу на пол вентиляционной шахты падал самый настоящий дневной свет! Времени у него было достаточно, убегать именно сейчас глупо, днем его сразу заметят. Антон на всякий случай решил обследовать все по порядку. Сначала пополз направо. Через пять метров протиснулся в боковой ход и увидел свет из помещения внизу. Как он и предполагал, это оказалась комната, где его, уже больше месяца назад, допрашивал Стат. Комната пуста. Значило ли это, что Стат там, или свет в комнате горел всегда, ожидая хозяина, Антон не знал. Нужно возвращаться.
        Развернуться он не смог. Пришлось пятиться назад, это оказалось очень неудобно. Возвращаясь, обнаружил еще два вентиляционных лаза, по той же стороне, что и его комната. Света там не было, и Антон решил, что это еще одна камера.
        Проверил помещение напротив - лаборатория-спортзал, в которой он проводил каждое утро. Так, дальше. А дальше справа - еще два хода, расположенные рядом, судя по всему - еще одна камера. Слева - одиночный ход, помещение охраны? Может быть… А может, туалет для персонала?
        Все это Антон отмечал автоматически, где-то на краю сознания. Главное - пятно света на полу. К нему были устремлены все усилия, только оно могло спасти его.
        Антон добрался до конца шахты. Кирпичный колодец. Антон перевернулся на спину и посмотрел вверх. Вот и все. Все усилия напрасны. Из глаз потекли слезы. Нет ничего обиднее, чем лишиться надежды.
        На высоте метра от поверхности, на которой лежал Антон, в каменную кладку была вмурована чугунная решетка, массивная и без надежды ее выломать. Немного выше - еще одна. Заканчивался колодец жестяным зонтиком, приподнятым над кладкой.
        Единственное, что узнал Антон, - он в одноэтажном здании. Каменный колодец ниже не спускался. До зонтика, венчающего колодец, не больше двух метров. Ну что ж, отрицательный результат - тоже результат.
        Вот только что делать дальше!?
        Антон вернулся в камеру, сразу ставшую еще более ненавистной. От бессилия все валилось из рук, но он заставил себя привести ванную в порядок.
        Есть ли еще какой-нибудь выход? Или это - конец, и ему придется провести остаток жизни в этой комнате? Хотя стоп! Завтра же можно сообщить Стату, что он согласен. И навсегда утратить уважение к себе… Его покоробило от высоких слов, но что толку обманывать себя, если так все сложилось? Пусть даже через некоторое время он привыкнет и смирится, но нет-нет и станет вспоминать свое сегодняшнее состояние и вновь и вновь будет рвать себе душу.
        Ну, нет! Пока возможно, нужно держать себя в руках. Чем дольше он здесь находится, тем больше шансов на перемену к лучшему. Вдруг еще какой случай подвернется? А нет, так Стат поймет, что пленник для него бесполезен. Или случится чудо… Последний вариант самый реальный, к сожалению. Но ничего, подождем еще немного…
        Глава 3

        Дни шли за днями. Однажды утром Антона, как всегда, вывели в коридор. Из соседней двери, с подносом в руках, вышел один из охранников. Это что-то новенькое! В соседней камере появился новый постоялец? Встретиться с ним вряд ли дадут, так что придется проявить инициативу.
        Дождался, когда охранник забрал посуду после ужина, и разобрал потолок в ванной. Влез в лаз и дополз до центрального хода. Посмотрел направо - ничего, слева, как и ожидал, увидел отсвет от двух вентиляционных отверстий.
        Дополз к первому из них, хотел было заглянуть, но услышал странный звук. Замер, напряженно прислушиваясь. Вдруг кто-то запел вполголоса. Тьфу ты! Это шум воды в душе.
        Антон пополз ко второму отверстию и, удерживаясь одной рукой, наклонился, стараясь рассмотреть соседа. Сосед принимал душ. Напевая при этом. Рассматривать голого негра Антон посчитал неудобным, еще более неудобным было висеть на одной руке. Пусть домоется, все равно за шумом воды ничего не услышит.
        Наконец воду закрыли, и Антон понял по звуку, что сосед начал вытираться. Опять наклонился к отверстию. Около сорока лет, кожа черная, прямые, коротко стриженные волосы. Довольно симпатичный. Впрочем, Антон не считал себя специалистом по мужской красоте, а тем более по красоте негров.
        - Эй! - тихонько позвал Антон.
        Негр присел, испуганно подтянув трусы чуть не до подмышек.
        - Кто? Кто здесь? - нижняя губа, и без того оттопыренная, задрожала.
        - Да тихо ты! Не ори. Я наверху.
        Негр поднял голову и начал шарить глазами, все еще не понимая, кто с ним разговаривает.
        - Я в вентиляции, понял?
        Сосед с облегчением вздохнул и уже спокойнее спросил:
        - А что ты там делаешь?
        - Плюшками балуюсь… А ты что тут делаешь?
        - В тюрьме сижу…
        До обоих наконец дошел смысл их разговора, и оба, довольные друг другом, заржали. Антон впрочем, ржал недолго, потому что тут же наглотался пыли и опомнился первым.
        - Эй, друг, тихо!
        - Все, все! - Негр поднял руки и вытер слезы. - А ты тоже сидишь?
        - Да, в соседней камере. Я потолок разобрал и через вентиляцию вылез. Тебя как зовут?
        - Ишли. А тебя?
        - Антон. Я с Земли. А ты откуда?
        - Я тоже родился на Земле. Редко кому повезет родиться в море или в космосе.
        - Да нет, планета так называется.
        - А! А я с Тики.
        - А тебя за что сюда?
        - За хорошее поведение.
        - Извини. - Антон почувствовал, что краснеет. Хорошо, что темно и его не видно. - Случайно вырвалось…
        - Ничего, - улыбнулся Ишли, - в первый раз посадили?
        - Ну да.
        - А выхода на улицу из твоей вентиляции нет?
        - К сожалению. Слушай, я к тебе еще завтра приду, ладно? А то страшновато долго здесь торчать, мало ли что.
        - Конечно. А еще лучше потерпи денек, пока со мной тут окончательно разберутся.
        - Договорились. Ну, пока!
        - До скорого!
        Антон вернулся к себе в камеру. Да-а, похоже, его сосед тертый калач. Не то что он сам. А ему можно доверять? А вдруг он провокатор? Антон подумал и отбросил эту мысль. Выведать у него нечего. Использовать провокатора нет смысла.
        Все-таки интересно, как и за что он сюда попал. Судя по размерам тюрьмы, да и его статуса, что уж скромничать, Ишли тоже птица непростая. И раз попал сюда, значит, или важная шишка, или террорист с большой буквы. Нужно с ним поговорить, может, он знает, кто их похитил и чего от них ждать.
        Через день Антон зашел в ванную, намереваясь отправиться в гости к Ишли, как договаривались. Но не успел он влезть на унитаз, как раздался знакомый голос:
        - Привет, Антон! Это я.
        - А я уже к тебе собрался. Ты чего? Я бы и сам приполз.
        - Ну, посмотреть тут все хотел своими глазами.
        - Понятно… Не доверяешь, значит.
        - Не обижайся. В нашем положении никому доверять нельзя. И ты мне особо не доверяй, понял?
        - Понял. Слушай, а ты как думаешь, кто нас держит?
        - Я не думаю, я знаю. Служба безопасности Корпорации Ди-Сайнс. А что?
        - Нет, ничего. Просто интересно. Слушай, а ты тут надолго?
        Ишли рассмеялся:
        - Вот уж не знаю. От меня не зависит. А ты?
        - Пока не дам согласие работать на Стата. Вернее, на Ди-Сайнс, если ты правду говоришь.
        - На Стата? Знаешь его?
        На этот раз рассмеялся Антон:
        - Ага, знаком немножко. Он меня допрашивал. И вербовал.
        - Ясно. Слушай, а ты мне в прошлый раз сказал, что ты с Земли, верно?
        - Да…
        - А это не вы, ну это… Когда с биостимулятором, того…
        - Мы, мы. И я тоже активирован, как сказала про меня одна знакомая.
        - Так чего ты тогда тут сидишь? Если не можешь разнести стены, просто скрути охрану и вали отсюда! И меня с собой прихвати! Подожди, что я несу! Ты ведь должен уметь перемещаться сквозь стены. Или опять все наврали?
        - Не, не наврали. Все это я могу. Вернее, мог. Мне что-то колют, и я сейчас, как обычный человек. Такой же, как ты.
        - Ну, дела. Даже не верится, что живого землянина вижу. У нас про вас всякие небылицы рассказывают, как про Алиенов.
        - Алиены? А кто это?
        - Это долгая история…
        - А ты куда-то спешишь?
        - А ведь верно! В общем, так. Давным-давно…
        - Звучит как сказка!
        - Не перебивай. Но это на самом деле было довольно давно, поэтому кое-что, может, и приврали уже. Так вот, давным-давно на мою родную планету, это на Тики-первую, прилетели на странных кораблях странные люди. Они хотели научить наших людей, как строить такие же корабли, и обещали вылечить все болезни. Но не успели.
        - А что случилось?
        - В то время каждая планета жила сама по себе, а между звездами летали очень немногие. Две планеты успели обогнать остальных и диктовали свои условия другим.
        - Начинаю догадываться, кто именно…
        - Да, Армарс и Ди-Сайнс. Самое смешное, что и встретились эти две цивилизации в свое время возле нашей планеты. И те и другие пытались ее захватить, но получили отпор.
        Летать к далеким звездам мы тогда не могли, но защитить планету были в состоянии. Не знаю, что у наших противников имелось общего, но они как-то договорились и решили объединиться против нас. Летали тогда не в пример нынешним временам. Для того чтобы заново собрать силы, им понадобилось пять лет.
        А перед их нападением к нам прилетели эти странные люди.
        Я забыл сказать, что Тики-первая была уникальная планета. Мы находимся на краю Галактики, как и вы, но наша планета вращается вокруг очень большой и очень яркой звезды. Наверное, поэтому мы и привлекаем внимание.
        Так вот. Только наши предки договорились с этими Алиенами, как нагрянули Армарс с Ди-Сайнсом. Просто не повезло. Прилети они на пару месяцев раньше, думаю, все пошло бы по-другому. Прилетели они, значит, а тут сюрприз. Авангард наши с помощью Алиенов разбили, но когда подошли основные силы… Просто никто не ожидал, что их будет так много. Планета после войны все равно что пропала - сплошная радиоактивная пустыня. Но остатки кораблей Алиенов очень заинтересовали завоевателей.
        Еще через пять лет завоеватели снова вернулись, забрали всех, кто остался в живых, и переселили нас на Тики-вторую. Думаю, они просто боялись, что мы сохранили какие-то технологии Алиенов… И знаешь, что странно? Прилетели они на кораблях с большими треугольными двигателями. Точь-в-точь как были у Алиенов. А за последующие пятьдесят лет Галактика почти полностью попала под их контроль. Ну, остались независимые планеты, их немало и сейчас, но по-настоящему противостоять Корпорациям никто не в состоянии.
        - Слушай, а как же они разделились, если были союзниками?
        - Не знаю. Что-то не поделили. Скорее всего, кусок был слишком большой.
        - А Мерку? Эти откуда взялись?
        - С ними проще. Это не так давно было. Когда кто-то в Ди-Сайнсе открыл, как воздействуют Алиенские кулоны на землян, они решили это открытие использовать с умом. Действовали эти люди очень осторожно и со знанием дела. Подумай сам, под носом у Ди-Сайнса и Армарса создать еще одну Корпорацию! Это, как понимаешь, не так просто.
        - А что ты еще про эти кулоны знаешь?
        - Да так, ничего особенного. Ну, что здоровье помогают сохранить, жизнь немного продляют. Но они очень дорогие, их только Ди-Сайнс продает, они как-то научились их копировать так же, как двигатели для звездолетов.
        - Почему ты думаешь, что кулоны тоже достались от Алиенов?
        - Что тут думать? Не сами же они их изобрели. Если бы сами, то, наверное, знали бы, как они действуют и почему только земляне такими супергероями от них становятся? И не распускали бы слухи, что вы - это…
        - Недочеловеки. Ага, слышал уже. Вполне логично. А то я уже несколько версий слышал, да все что-то не вязались концы с концами…
        - Ну, я рад, что помог. А ты правда летать можешь?
        - Могу. Далось вам это летание…
        - Ну, не скажи… Это неплохо, мне кажется. - И с тоской, понятной любому узнику, произнес: - Я бы хотел уметь летать…
        Настроение Антона испортилось. Он-то умел, да что толку…
        - Слушай, парень, я пойду. Наверное, поздно уже. Давай до завтра. Ты ко мне или я?
        - Давай я. По очереди.
        - Ну, ладно. Все, пока.
        Антон вернулся в комнату и задумался. Все интереснее и интереснее. Чем больше он узнавал, тем больше все усложнялось. Получалось, что Корпорации просто воры. И не только Мерку.
        На следующий день Антон дополз до соседа и увидел, что тот уже ждет.
        - Слушай, Ишли…
        - И ты здравствуй, Антон!
        - А? Ах да, привет! Слушай, а откуда Алиены прилетели? Их планету нашли?
        - Хм. Нет, Антон. Во-первых, еще очень много планет не открыто…
        - А разве не они первые к вам прилетели?
        - Правильно, первые. Я тоже считаю, что мы давно бы их нашли, вернее, они нас. Так вот, во-вторых. Я, и не я один, думаю, что они специально скрываются от нас.
        - Зачем?
        - Ну, после такого приема, который им устроили Армарс и Ди-Сайнс… Наверное, решили, что мы еще не готовы к встрече.
        - Ты же говорил, что они погибли?
        - Но могли они передать на свою планету, что тут творится?
        - Могли… Получается, выяснить, откуда появились Алиены, не получилось?
        - Вот именно.
        - А может, они вообще из другой Галактики? - мечтательно произнес Антон.
        Ишли хмыкнул.
        - Ты знаком с нашими звездолетами?
        - Немножко.
        - Так вот, то, что до другой Галактики топлива не хватит долететь, это полбеды. Самое главное, насколько я знаю, это проблема навигации. Наши компьютеры могут ориентироваться по близким звездам, но как проложить путь, когда до ближайшей из них будет миллион световых?
        - Слушай, а вы не пробовали узнать, почему Корпорации так хотели увезти вас с Тики-первой?
        - А ты быстро схватываешь, парень.
        - А все-таки?
        - Я тебе так скажу, Антон. Меня об этом, только другими словами, и Стат спрашивает, понял?
        - Так, значит, что-то во всем этом есть?.. - спросил Антон.
        - А это уже сам решай, парень. Я, что мог, тебе все сказал.
        Антон в лице Ишли получил отличного собеседника и, если не считать категорического отказа соседа по заточению разговаривать на некоторые темы, хорошего друга.
        Общая беда сближает, и вскоре без ежедневных бесед с Ишли не проходило и дня. Антон рассказал о себе, о Земле. Он уже немного стеснялся того, что Земля осталась вне Галактической цивилизации, но Ишли заверил его, что это лучше, чем быть порабощенной одной из Корпораций. Как бы красиво это ни называлось. История Антона впечатлила Ишли, и он согласился, что экипаж «Бэлка» с самого начала предал его.
        Рассказал Ишли и о себе. Оказалось, он из древнего рода, который в свое время если не правил планетой, то имел очень большой вес в принятии решений. На новой Тики члены его семьи регулярно избирались в правящие органы. Как считал Ишли, только это останавливало Стата от физического воздействия на него. Ди-Сайнс вообще очень осторожно относился к жителям Тики, словно ожидая от них подвоха. И, надо сказать, власти планеты сознательно поддерживали это заблуждение.
        Ишли в тюрьме приходилось еще труднее, чем Антону. Ему вообще нечем было заняться. Его не водили на допросы и не подвергали обследованиям. Его просто изолировали. За что, Ишли так и не сказал.
        К сожалению узников, время было не на их стороне. И хотя они старались поддержать друг друга, с каждым днем оба все заметнее теряли надежду.
        Глава 4

        Антон проснулся и поднял голову, пытаясь понять, где он очутился. Да это же его квартира в Далласе! Здорово! Наверное, организм смог преодолеть ту гадость, которую ему колют каждое утро.
        Он спустил ноги с кровати, которая почему-то была поднята почти на полтора метра от пола. Оперся на правую руку и мягко спрыгнул. Все-таки его регулярные занятия спортом в тюрьме не пропали даром - он был в отличной форме и чувствовал себя прекрасно.
        Антон выглянул в окно, пытаясь определить, какое сейчас время суток. Закат или рассвет? Утро или вечер?
        Босиком прошел по коридору ко входной двери и открыл ее. Нежный красный свет подсвечивал снизу облака, а в просветах свет причудливо контрастировал с темно-синим небом.
        Вдруг Антон увидел две точки, стремительно приближающиеся к нему. Через несколько секунд точки выросли до размеров отечественных штурмовиков «Су». Самолеты с ревом пронеслись над головой Антона, оглушив грохотом.
        Сначала он инстинктивно присел, а затем оббежал дом, чтобы увидеть, куда полетели самолеты. Его удивило, что дом стоит в пустыне и он видит далекий горизонт совершенно отчетливо.
        В этот момент грянул гром, да такой, что земля дрогнула под ногами. Антон напрягся, уже предчувствуя, что сейчас увидит. И через секунду увидел вставший выше облаков гриб атомного взрыва. Ударной волны не было. Вместо нее пришла волна липкого жара, и он мгновенно взмок.

…Антон застонал и проснулся. В ужасе вскочил с кровати - весь в поту, с выскакивающим из груди сердцем. Он задыхался и не мог понять, что его так испугало.
        Он прислушался. В коридоре явно что-то происходило. Вдруг в его дверь что-то приглушенно простучало. Что-то ударило в нее, затем еще раз. Антон выдернул из-под подушки ремень с пряжкой, его единственное оружие, и напряженно замер, отведя назад руку.
        За дверью громыхнуло, на Антона сверху посыпалось стекло лопнувшей лампочки. В комнате мгновенно стало темно.
        Дверь распахнулась, и Антон увидел силуэт человека, освещенный падающим сзади светом. «Как в кино!» - с восторгом подумал он и размахнулся ремнем, норовя попасть пряжкой по голове, но ворвавшийся уклонился, и Антон оказался на полу. В двери возникла еще одна фигура, и знакомый голос закричал:
        - Это он! Антон, вставай, бегом за мной!
        - Сет? Ах ты сука! Да я…
        - Антон, давай потом разберемся! Бегом за мной!
        Державший его человек в камуфляже вскочил и вздернул Антона на ноги, подхватив под мышки. Грубо толкнул в коридор и выскочил сам, выдавливая Антона ко входной двери. Антон успел заметить, что две двери, первые от входа, выломаны, из одной торчат ноги в армейских ботинках. В воздухе пахло чем-то кислым.
        - Стойте! - заорал он тому, что был в черной маске с прорезями для глаз. - Тут еще один, соседняя дверь!
        Человек в маске наклонился вбок, молча спрашивая Сета, что делать.
        - Ломай, только быстро! Наверное, уже объявлена тревога!
        Человек коротко кивнул и мгновенно развернул ствол курносого автомата в сторону двери Ишли. Прозвучала очередь, похожая на звук рвущейся ткани. «Глушитель», - догадался Антон.
        Человек достал из кармана кусок белого пластилина и мазнул по вмятинам, оставленным пулями на поверхности двери. Прилепил сверху пластинку с круглым диском, похожим на ручку настройки на старых радиоприемниках. Крутанул диск и присел чуть в стороне, закрыв уши. Антон не успел приготовиться, и его сначала качнуло взрывной волной, а потом долбануло звуком взрыва по ушам.
        Человек пнул дверь ногой и нырнул в комнату. Раздался глухой удар. Антон бросился в комнату спасать Ишли, но столкнулся с ним в дверях. Ишли был в одних трусах, как и Антон, и сжимал в руке стул.
        - На улицу, быстро! - Сет оттолкнул Антона и Ишли, заглянул в комнату. - Эй, стойте! Помогите, нельзя его здесь оставлять!
        Антон и Ишли схватили взрывника за руки, Сет - за ноги. Потащили к выходу. На улице полукругом расположились несколько человек, охраняя периметр. Сет негромко свистнул, из темноты тут же вынырнули двое и подхватили взрывника.
        - Бегом, за мной! - Сет свернул за угол и ринулся в темноту. Подталкиваемые в спину человеком в форме, Антон и Ишли припустили следом. Добежали до высокого забора, где их ждал еще один боец, подставивший сложенные в замок руки.
        За забором их поддержал Сет. И снова ринулся вперед. Пробежав вдоль темного особняка, выбежали на улицу, освещенную редкими фонарями. Там их ждал микроавтобус с распахнутой задней дверцей.
        Все трое запрыгнули в машину, и кто-то снаружи захлопнул за ними дверцу. Машина взревела двигателем и рванула вперед. Антон свалился на пол и с трудом вполз на сиденье, держась за прыгающую стенку автобуса.
        В этот момент они неслись по узкой улочке, со скрежетом тормозов и визгом шин свернули направо и выскочили на магистраль с тремя полосами. Было совсем мало машин. Впереди Антон разглядел огромный трейлер. Водитель понесся прямо на него. Антон сжал ручку кресла и напрягся, ожидая столкновения. Вдруг задняя часть фургона упала на автобус. По крайней мере, сначала Антону так показалось. Но водители все рассчитали точно. Микроавтобус влетел в фургон. Задняя дверь фургона, только что бывшая пандусом, закрылась, и стало темно. Водитель щелкнул выключателем плафона.
        Антон пересел на сиденье рядом с Сетом.
        - Что происходит, черт возьми?
        - Сейчас мы свернем на другое шоссе и поедем на юг…
        - Ты понял, о чем я?
        Сет помолчал.
        - Ты хочешь вернуться?
        Антон уже приготовился ответить этому продажному гаду, но вмешался Ишли:
        - Как я понял, вы знакомы, парни? Если так, то я на его стороне, Антон. Я обратно не хочу. Давай позволим ему сделать то, что он запланировал, ладно?
        - И ты, Брут… - пробормотал Антон и замолчал. Действительно, нужно посмотреть, что будет дальше, главное - оторваться от тюрьмы и возможной погони, а там видно будет.
        Фургон несколько раз свернул, замедлил ход и остановился. Дверь опять откинулась, повиснув на цепях. Микроавтобус сдал назад. Сет дал знак, и все трое вышли. Они оказались в большом гараже, где стояло несколько трейлеров, таких же, как тот, на котором они приехали. Сет нервно посматривал на часы.
        Послышался звук двигателя, и в гараж въехал молочный фургон. Сет облегченно вздохнул и махнул рукой.
        В фургоне оказалось несколько одеял и мешок с одеждой. Пока Антон и Ишли искали, что надеть, фургончик тронулся и куда-то покатил. Не успели они как следует устроиться на одеялах, машина остановилась. Выскочили вслед за Сетом и оказались на обочине шоссе, окруженные холмами. Вдали Антон увидел силуэты городской застройки. Фургон бибикнул и укатил по дороге. Сет убедился, что шоссе пустынно, и пошел по обочине, не оглядываясь. Через пятнадцать минут послышался звук двигателя, и Сет поднял руку. Ему пришлось еще несколько раз проголосовать, пока остановился большой открытый автомобиль.
        - Эгей, а вы что тут делаете? - Человек за рулем икнул и улыбнулся. - Поздненько вы задержались!
        - Приятель, подбрось до двести восьмого квартала? - наклонился к нему Сет.
        - А залезай!
        Сет кивнул, и троица устроилась в машине. Водитель на удивление ровно вел машину, если учесть его состояние. При этом он не переставал болтать. Сет взял на себя обязанность поддерживать с ним беседу.
        Ехали долго. Антон только по дороге вспомнил, что находится в огромном городе, без конца и края. Примерно через час парень за рулем начал трезветь, и Сет попросил остановиться.
        Дождались, пока пьянчужка отъедет достаточно далеко, и стали ловить следующую машину. На этот раз им повезло: уже вторая машина, - а ею оказался небольшой автобус, везущий заспанных рабочих, - остановилась на обочине. Их никто ни о чем не спросил, и автобус тронулся. Чем дальше они ехали, тем более запущенным становился город за окнами. Многие дома обвалились, и автобус время от времени объезжал груды бетона и кирпича. Наконец остановились у маленькой стройки. К этому времени уже совсем рассвело.
        - А что это? - Антон кивнул на бетонную башню, которую возводили посреди развалин.
        - Людей в городе становится все меньше и меньше. На окраинах уже давно никто не живет. Есть отдельные поселения, откуда люди не ушли. А наше правительство решило отгородиться цепью блокпостов, обозначить границу цивилизации, так сказать. - Сет усмехнулся. - Далековато они посты строят, ты видел хоть одного человека за последние полчаса, кроме рабочих? Ладно, пошли, нечего тут глаза мозолить.
        - А куда? Сет, ты бы объяснил, что ли… - сказал Антон на ходу.
        - Сейчас нам нужно добраться до тайника. Это недалеко, дойдем пешком за час или два. Потом решим, что дальше делать. Берегите дыхание. Чем быстрее мы отсюда уйдем, тем лучше.
        Антону ничего не оставалось, как бежать за Сетом и Ишли, который, похоже, решил пока довериться своему нежданному спасителю.
        Кварталы, по которым они проходили, были давным-давно оставлены людьми. Больше всего Антона поразило, что нет мусора, неизбежно сопровождающего быт человека. Только пыль, которую ветер перетаскивал с места на место, да кое-где стеклянная бутылка, оставленная неизвестно кем на тротуаре.
        Сколько лет здесь уже никто не живет? Пятьдесят, не меньше, решил Антон. Все, что могло сгнить, сгнило. Вот только… А где же трава? Обычно трава сразу находит себе место, как только уходят люди. Но здесь ее не было. В городе вообще очень мало зелени, а в этом районе Антон еще не видел ни листочка.
        Примерно через час Сет свернул в многоэтажный дом, ничем не отличавшийся от соседних. Ну, может, больше уцелевших окон выходило на улицу. Забежал по лестнице на третий этаж и открыл дверь ключом. Прошел в комнату и сел на одеяло, привалившись к стене. В комнате было еще несколько одеял, сложенных прямо на полу, и два рюкзака, прислоненных к стене. Антон и Ишли взяли по одеялу и последовали примеру Сета. Все трое тяжело дышали и посматривали друг на друга, ожидая, кто первым начнет разговор.
        Глава 5

        - Антон, буду говорить начистоту. - Сет посмотрел Антону прямо в глаза. - Я сотрудник службы безопасности Виллиджа. Теперь уже бывший, - спокойно пояснил Антону и Ишли, вскочившим на ноги.
        Дождался, пока они усядутся, и продолжил:
        - Тебе тяжело будет это понять, с твоей точки зрения, я тебя предал. Не буду оправдываться, так как это ничего не изменит. Сейчас нужно решить, что делать дальше. Согласен?
        - Говори, - буркнул Антон, уставившись себе под ноги.
        - Первоначальный план придется корректировать. Планировали вывезти тебя на берег моря, где нас встретит катер. Переплывем море, это пару дней пути. На том берегу нас будет ждать звездолет. Это вкратце. Твои способности перемещаться, да и все остальные, вернутся дня через три. Если то, что мне удалось узнать, правда.
        Я думал, что пока пойдем вместе, потом ты переместишься на корабль и там подождешь меня.
        - Это исключено, - сказал Антон, покосившись на Ишли, - пойдем все вместе. А откуда у тебя звездолет?
        - Это твой. Правда, не «Терра», но тоже ничего, тебе понравится. - Сет впервые позволил себе улыбнуться краешками губ.
        - Когда нужно выходить?
        - Если вы нормально себя чувствуете, то лучше сейчас. К вечеру попробуем добраться до поселка. Может быть, там еще остались люди.
        Антон с готовностью встал, за ним поднялись остальные.
        - Давайте часть вещей мне, - предложил Ишли.
        Сет достал из рюкзака несколько комплектов камуфляжа серого цвета и несколько пар армейских ботинок.
        - Не знал, какой у тебя размер, - пояснил он.
        Обувь нашлась и для Антона, и для Ишли. Подобрали штаны и куртки. Одежда была из прочной ткани, похожей на джинсовую.
        Лишнюю одежду Сет сложил в углу. Переложил из второго рюкзака часть вещей - в основном, как заметил Антон, соль, специи, шоколад и пакетики с семенами. Одеяла свернули и перетянули ремнями, поручив их нести Ишли. Сет и Антон надели заметно полегчавшие рюкзаки и тронулись в путь.
        По дороге Антон спросил:
        - Слушай, а почему здесь почти нет зелени?
        - У нас еще и бактериологическая война была, после атомной. Уже здесь. Власть делили… Почти вся зелень, которая осталась, - это культурные растения. Потом город рос, мы развивались. Все закатали в бетон… - неохотно пояснил Сет.
        - А на других континентах? - опешил Антон.
        - А кто его знает? Я их только с воздуха видел. Зелень какая-то вроде есть.
        - Так и не помогли вам с деактивацией? - вмешался Ишли.
        - Корпорации? Нет, конечно. Объяснили, что экономически нецелесообразно. Если учесть, сколько нас осталось, то они правы… А ты откуда знаешь про это все?
        - Нас когда агитируют, часто Виллидж в пример ставят, как урбанистическую планету, достигшую стадии готовности вступления в Корпорацию Ди-Сайнс.
        - Ну, тебе будет что рассказать про «стадию готовности», - усмехнулся Сет.
        - Это точно! Я думал, это у нас плохо…
        Неожиданно оказалось, что им есть о чем поговорить. Экономика и политика, полеты в космос и дефицит ресурсов - многие проблемы похожи на всех планетах, не входящих в Корпорации. Вдобавок на их родные планеты давила одна и та же Корпорация. Антон уже знал, что Виллидж практически подчинился Ди-Сайнс, в то время как Тики-вторая была одной из самых агрессивных независимых планет.
        Так они и пошли - Сет с Ишли впереди, Антон в арьергарде. Время от времени то один, то другой оглядывались, то ли проверяя, не отстал ли Антон, то ли делая приглашение тоже участвовать в разговоре.
        Но он решил не мешать. Несмотря ни на что, он не держал зла на Сета, сразу сообразив, что тому и деваться было некуда. Антон был бы рад, если парни подружатся.
        Кварталы, по которым они сейчас шли, отличались от остальных. Оказалось, что серый цвет, который Антон принимал за цвет бетона, всего лишь краска. На многих домах она облезла, и было видно, что часть домов сложена из кирпича, некоторые отделаны цветной штукатуркой.
        - А зачем краска, Сет? - крикнул Антон.
        - А она огнеупорная. Раньше, когда война шла, помогала. А сейчас красят скорее по привычке. А может, закон есть, не знаю точно.
        Через несколько часов сделали привал. Сет достал карту и показал, где они сейчас и куда им нужно сегодня дойти. Осталось не так много. Расположились прямо на мостовой. Перекусили всухомятку, запивая водой из фляжек. Полежали, думая каждый о своем, и Сет скомандовал:
        - Все, ребята, вперед!
        В том же порядке двинули в путь. Антон устал, и солнце уже заметно начало клониться к горизонту, когда их негромко окликнул голос откуда-то сверху:
        - Стойте на месте. Не шевелиться, я сказал! Оружие есть?
        - Нет! - ответил за всех Сет.
        - Руки за головы и без глупостей!
        - Стоим, стоим! - заверил Сет и добавил для своих: - Все, что прикажут, делайте, они тут всего опасаются.
        Антон завел руки за голову и шарил глазами по окнам ближайших домов. Вскоре за их спинами послышались шаги, и кто-то быстро обхлопал Антона по карманам и складкам одежды, затем ткнул чем-то в спину.
        - Ты! Рюкзак сними, руки опять за голову и десять шагов вперед!
        Антон повел плечами, скидывая лямки, и прошел вперед. Часовой повторил то же еще два раза, и Сет с Ишли оказались рядом с Антоном.
        После короткой возни с рюкзаками им приказали, уже спокойнее:
        - Повернитесь. Руки можно опустить. Кто такие?
        Антон повернулся и увидел мужичка с автоматом. Мужичок был одет в синий помятый комбинезон на голое тело. Колени и живот порядком засалились и казались серыми от налипшей пыли. Но рожа у мужика была вполне миролюбивая, даже не верилось, что это он только что отдавал резкие команды.
        - Мы к Пиму. Дело есть.
        - Ну, это Пиму решать, есть у вас к нему дело, нет ли… - Мужик забросил автомат на спину и крикнул, повернув голову, но не отрывая глаз от чужаков:
        - Смык! Я до лагеря с ними дойду, от греха подальше! А то Пим потом вставит по самое…
        - Давай, - приглушенный голос раздался откуда-то сверху, но где второй часовой, Антон так и не определил.
        Мужичок сделал пару шагов назад и предложил:
        - Разбирайте вещички и двигайте прямо по улице.
        Пошли трое в ряд, сопровождающий плелся позади, отстав на десяток метров.
        - Все в порядке, - успокоил товарищей Сет, - помалкивайте, с их начальством я договорюсь.
        Прошли около километра, и мужик опять скомандовал:
        - Направо на следующем перекрестке!
        Дошли до угла длинного приземистого здания и свернули направо. Антон увидел… Больше всего это напоминало деревню. Сразу было видно, что десяток пятиэтажек, стоящих вдоль улицы, - жилые. В окнах целые стекла, кое-где развевалось белыми знаменами вывешенное для сушки белье, бегают дети, наполняя воздух пронзительными криками и ощущением налаженного быта.
        Улица была перегорожена сложенными в блокпост мешками с песком, посередине укрепления торчал черный ствол крупнокалиберного пулемета.
        - А ну, стоять, вашу мать! - закричал им азартно кто-то из-за мешков. - Ща всех положу, суки!
        В подтверждение слов дуло пулемета описало короткую дугу и уперлось Антону прямо в переносицу.
        - Я те щас положу! Не пугай людей, придурок! - лениво ответил пулеметчику из-за спины Антона мужичок. И уже совсем спокойно добавил: - Чистые они. К Пиму.
        - Сразу бы и сказали, - из-за мешков рядом с бойницей появилась красная рожа с маленькими глазками. Пулеметчик был гол по пояс, по волосатой груди стекал пот, оставляя грязные потеки. Мужик непрерывно почесывался в разных местах. Был он какой-то неопрятный, и Антон сразу подумал, что от него, наверное, здорово воняет бомжом.
        - У него с головой того… - негромко пояснил мужик за спиной.
        - А как же… - сразу напрягся Сет.
        - Да он не заряженный, так, акция устрашения…
        Теперь мужик обогнал их и пошел впереди. Антон прошел мимо сумасшедшего и еле удержался, чтобы не зажать нос - воняло действительно здорово. Все непроизвольно ускорили шаги и через несколько минут миновали пятиэтажки.
        Справа по улице открылся небольшой пятачок, соток двадцать, не больше. Такого Антон еще не видел: жители очистили от дорожного полотна площадку и устроили на ней огород. В агрономии, особенно инопланетной, Антон был не силен, но определил, что посажены в основном овощи и какие-то травы. Сет поинтересовался:
        - Давно площадку очистили?
        - Да года два всего.
        - А поле не забросили?
        - Как можно? Бывал у нас? - осторожно поинтересовался мужик.
        - Бывал, - ответил Сет. Помолчал немного и добавил: - А тебя что-то не помню.
        - А я недавно тут. Мы с Зеленого. Слыхал?
        - Слыхал, - в тон ему ответил Сет. - Сколько ж успело уйти?
        - Немного… Человек сто. Да детишек двадцать. Мои там остались. А могли все там остаться. Говорят, предупредил кто-то Пима в последний момент.
        - Говорят…
        Антон быстро взглянул на Сета. Что-то мелькнуло у того в глазах, и Антон понял, что об этой истории Сет знает, пожалуй, побольше мужичка.
        Прошли еще несколько кварталов. Немного в стороне от улицы, по которой они шли, Антон заметил среди домов еще один жилой квартал.
        - Тут тысяч пятьдесят живет. - Сет перехватил взгляд Антона. - Они не подчиняются правительству. Поселок Зеленый года три назад с воздуха штурмовики расстреляли. После этого Пим расселил своих подальше друг от друга. Тут от деревни до деревни километров десять бывает. Селятся в основном там, где до земли проще добраться. - Сет тряхнул рюкзаком. - Я семена им несу, у них с этим туго, сам понимаешь.
        Между тем они добрались до большой площади со статуей огромного быка на каменном постаменте. На спине быка сидела голая девица в весьма пикантной позе.
        Мужик повел их прямо к статуе. Оказалось, что постамент - это здание с узкими окнами. Антон кивнул на статую и поинтересовался:
        - Сет, а что это?
        - Публичный дом был, - бросил Сет и нырнул в дверь за мужиком. Антон оторопело оглянулся на Ишли, который с беззвучным смехом подтолкнул его в дверь.
        Оказалось, здание как здание. И на бордель действительно похоже. Сразу от входа внушительный зал, отделанный черно-белым мрамором. Широкая пологая лестница с медными шишечками на перилах вела на второй этаж. Лестницу украшали статуи девиц, тоже обнаженных. Поднялись на второй этаж. Длинный коридор и двери с золотыми ручками по обеим сторонам. Антон снова оглянулся.
        - Да гостиница это, гостиница! Внизу табличка висела. - Ишли заржал, не сдерживаясь.
        Зашли в одну из комнат, в былые времена, видимо, принадлежавшую администратору. Письменный стол, три стула и облезлый сейф. И автомат в углу.
        Сопровождавший их мужик вышел:
        - Подождите здесь…
        Через несколько минут в комнату вбежал высокий чернокожий мужчина. Ни слова не говоря, обнял Сета, и они принялись хлопать друг друга по спине, улыбаясь до ушей. Мужики оба были здоровые, и звук стоял, словно ковер выбивали.
        Наконец Сет представил своих спутников:
        - Пим, это мои друзья. Это Антон, он с Земли, это Ишли, он с Тики. Ребята, это Пим, он здесь главный.
        - Да ладно тебе… - неожиданно засмущался верзила. - Слушайте, сейчас вас проводят в комнаты, я с делами разберусь, мы завтра экспедицию на север отправляем, - пояснил Пим Сету. - И приду. Тогда и поговорим спокойно.
        - Да не надо провожать, я помню, куда идти. - Сет еще раз хлопнул Пима по плечу и дал знак следовать за ним.
        Они прошли еще дальше по коридору и поднялись по обычной лестнице на третий этаж. Сет подошел ко второй двери и толкнул ее. Обычный двухкомнатный номер. В одной комнате спальня с двумя кроватями, в другой - гостиная и кухонька в «одном флаконе». Сет вышел и вернулся со стопкой полотенец. По очереди приняли душ. Вода текла тонкой струйкой и была почти холодной, но все равно это было прекрасно, тем более в жару.
        Сразу посвежевшие, устроились на диване и креслах в гостиной.
        - А электричество здесь откуда? - спросил Антон.
        - О-о-о! У них тут все круто. Они умудрились купить двигатель со списанного звездолета и затащили его в подвал под одним домом. Топливо недорогое, и его легко купить в любом космопорте. А производительность двигателя - будто у приличной электростанции. Что будет дальше, не знаю, но пока им энергии хватает с избытком.
        Антон и Ишли порасспросили Сета о местном житье-бытье. Он много знал о колонии и сам подтвердил, что не раз бывал здесь. Оказалось, что в свое время они вместе с Пимом работали. Где именно, Антон спрашивать не стал.
        Пришел Пим, притащивший пакет с едой и несколько бутылок спиртного, по вкусу напоминавшего плодовое вино времен студенческой молодости. Еда была преимущественно консервированная, но имелись и овощи, и зелень, выращиваемые колонистами.
        Вечер, что называется, удался. Вспоминали прошлое, Сет рассказал, как ему удалось освободить Антона и Ишли. Бывшие заключенные узнали, что теперь они в розыске, которому присвоен высший статус. Сет пояснил, обращаясь в основном к Пиму:
        - Нам повезло. Их не хотели «светить», поэтому охрана была в основном электронная, представляешь? Ну, а теперь, когда их потеряли, всех собак спустят, я уверен.
        Пим посмотрел на друзей и тихо спросил:
        - Сет, ты знаешь, как я к тебе отношусь, но если вас будут искать…
        - Мы завтра уйдем. Ты же знаешь, я не стану вас подставлять. Сможете нам помочь?
        - Конечно, если получится. Что нужно?
        - Оружие, вода и еда на две недели.
        - Ого. Куда собрался? Хотя подожди! Лучше не говори. Мне так спокойнее будет. И вообще, давайте сегодня о делах ни слова. Так редко удается расслабиться!
        Проснулся Антон поздно. Сета и Ишли уже не было. По воздействию на голову вино и вправду было плодово-ягодным. Антон поднялся и пошел умываться. Затем спустился на второй этаж и спросил Пима. Ему сказали, что Пим на улице.
        Всю компанию Антон нашел сидящей на ступеньках, под памятником. Припекало, и было приятно просто сидеть и щуриться на солнышко. Антон закрыл глаза и чуть не уснул. Но тут Сет встал и скомандовал:
        - Ну, парни! Пора!
        Оказалось, люди Пима уже все подготовили. Три рюкзака были уложены на четырехколесную самодельную тележку на резиновом ходу. Антон и Ишли получили автоматы, похожие на немецкий «Шмайсер» времен Великой Отечественной. Сету досталась штурмовая автоматическая винтовка со снайперским прицелом.
        Пим сказал им напутственное слово:
        - Не знаю, в какую сторону вы пойдете. Главное, помните, что хреново везде.
        На этой оптимистичной ноте они расстались с Пимом и его людьми. До границы территории, охраняемой жителями поселка, их провел все тот же мужичок. У последнего блокпоста он с ними расстался.
        Антон оглянулся. Мужичок и часовой смотрели им вслед, выделяясь на фоне неба четкими контурами.
        Глава 6

        Сет толкал тележку перед собой. Отойдя на километр от поста, свернули на параллельную улицу, затем еще несколько раз. Сет подкатил тележку к стене и уселся на бордюр.
        - Поговорить надо, парни.
        Дождался, когда Антон и Ишли устроились рядом, и продолжил:
        - Короче, так. Нам нужно добраться до моря. Отсюда до места, где нас ждет катер, не так много - пятьсот километров. Думаю, за две недели доберемся. Беру с запасом, поскольку не знаю, что нас ждет впереди. Пока вы спали, я поговорил с Пимом. Они отправляли примерно по нашему маршруту две маленькие экспедиции.
        - И что? - спросил Ишли.
        - Никто не вернулся. Кроме того, через поселок Пима и другие люди проходили к морю. Один вернулся. Кто-то отхватил ему обе руки. Как он сумел добраться, никто не знает. По дороге он сошел с ума и умер от ран через два дня, так ничего толком не рассказав.
        - Что ты предлагаешь?
        Сет усмехнулся:
        - Я уже говорил. Выбор у нас невелик. Решать вам.
        - Я иду с Сетом.
        Антон посмотрел на Ишли и просто молча кивнул.
        - Тогда вперед, парни. Смотрите по сторонам. Чуть что - стреляем без предупреждения. Людей здесь быть не может. А если и будут, то вряд ли они наши друзья…
        - А кто здесь вообще может жить?
        - Никто не знает… - Сет явно что-то не договаривал.
        - Выкладывай, Сет. - Антон посмотрел на Сета.
        - Не хотел вас пугать… В городе, ну, где людей нет, всякая живность водится. Кабаны, волки, белки всякие. В общем, всякой твари по паре. А в последнее время они странно себя ведут… Противоестественно…
        - Да не тяни ты жилы! - Антон подался к Сету, боясь пропустить хоть слово. - Говори уже!
        - Зверье начало жаться к людям, понял? Не убегать, хотя люди охотятся на них, а стараются быть к ним как можно ближе! Выводы делай сам. Все, выступаем!
        По предложению Сета пошли в таком порядке: один впереди, другой с тележкой, третий замыкает. Менялись по очереди местами. Идти было, в общем, нетрудно. Бетонное и асфальтовое покрытие почти нигде не пострадало, и они быстро продвигались вперед.
        Первое время Антон трусил, прокручивая в голове рассказ Сета. Но время шло, ничего не происходило, и он почти успокоился. Кроме того, город не производил впечатления вымершего. Светило солнце, кое-где пробивалась трава, щебетали мелкие пичуги.
        Прошел день. Удлинились тени, и безоблачное небо стало темно-синим.
        Сет выбрал дом поцелее и сделал знак, чтобы его подождали. Вернулся и сказал:
        - Остановимся на ночь здесь. Квартира на четвертом этаже. Мне понравилось, что там металлическая дверь и замки целы. Давайте заберем вещи, а потом вернемся за тележкой.
        - Тележку-то зачем тащить? - возмутился Антон, взваливая себе на плечи один из рюкзаков.
        - Если ее завтра здесь не будет, ты потащишь рюкзаки?
        - Ладно, ладно…
        Затащили вещи, закрыли входную дверь на замок. Сет достал маленькую спиртовку, на которой подогрели консервы. Расстелили на полу одеяла.
        - Лучше дежурить по одному, как вы считаете? - Ишли разулся и блаженно улыбался, шевеля пальцами.
        - Думаю, да. Сегодня точно, а завтра посмотрим. Кто первый?
        - Давай я. Спать пока не хочу, так что посижу.
        - Годится. Ты до двенадцати, я до трех, Ишли после меня. Тогда все, спим.
        Антон устроился на подоконнике, прислонившись к откосу и обняв руками колени. Темнота медленно съедала город. Сначала резче стали тени. Потом, так что не успеешь поймать переход, тени размыло, и остались только самые светлые места кое-где на стенах домов. Вскоре пропали и они. Какое-то время Антон видел полоску горизонта, исчерченную крышами домов, но вот уже пропала и она. Ярче проступили звезды. Но то ли воздух был плотнее, чем на Земле, а может, слой его был толще, но звезды выглядели тусклыми, словно пригашенными. Темнота окончательно взяла свое.
        Антон прислушался. Что-то происходило внизу. Антон не видел, что именно, но вдруг все волосы встали у него дыбом. Это был не испуг. Скорее какая-то физиологическая реакция на… звук?
        Скорее ощущение звука. На самой границе слышимости, словно комар, но более… нежный? Он был даже немного приятен, вернее, гипнотизировал тем, что был почти не слышен, но Антон точно знал - это звук.
        Через некоторое время Антон различил и другой звук, по сравнению с первым показавшийся просто грубым. Он тоже был очень тих. Было похоже, что миллионы комаров со своей нежной песней разом пробежали по асфальту. Был в этом звуке ритм, который и пугал больше всего.
        Антон вдруг словно очнулся. Оказалось, он стоит у окна, сжав кулаки и напрягшись каждым мускулом. Вот теперь ему стало страшно. Что это за твари? Чувство опасности не покидало его. Он ощущал, что их, кто бы они ни были, много. Таращился в окно, но ничего не мог разглядеть. И он точно знал, что окно открывать нельзя ни в коем случае.
        Посмотрел на часы. Оказалось, уже половина первого. Подошел к спящему Сету и удивился, как он мог слышать все то, что слышал, если его товарищи храпели так, что стены, казалось, вибрировали. Антон тронул Сета за плечо. Тот сразу проснулся, встал и подошел к Антону.
        - Тихо. Слушай, - прошептал Антон.
        - Да, есть. Понял, - через некоторое время ответил Сет.
        Антон улегся и некоторое время лежал, посматривая на еле различимый силуэт Сета на фоне окна. Странно, но, лежа на полу, он ничего не слышал. Усталость взяла свое, и через пять минут он присоединился к Ишли.
        - Подъем! Подъем! - пропел Ишли. - Встаем, пора!
        Антон сел и осмотрелся по сторонам. В комнате было совсем светло и пахло разогретыми Ишли мясными консервами. Сет уже открыл глаза и зевал, показывая все тридцать два зуба.
        - Как дела? - спросил Антон, потирая глаза.
        - Все хорошо, ничего не видел, ничего не слышал! - орал Ишли. - Да поднимайтесь уже, жрать охота!
        Антон переглянулся с Сетом и начал одеваться. Быстро позавтракали, рассказав Ишли о своих дежурствах, наспех умылись и стали выносить вещи. Уложили все в тележку и тронулись в путь. Антон оглянулся в последний раз и тут же остановился так, что Ишли налетел на него тележкой.
        - Сет, смотри, - окликнул Антон и ткнул пальцем в сторону подъезда.
        Сет оглянулся и выругался. Деревянная дверь подъезда, которую они вчера на всякий случай прикрыли, была словно истыкана небольшой отверткой, причем удары наносились под углом, сверху вниз. Больше всего Антона поразило то, что дверь была истыкана равномерно, сверху донизу, на высоту около метра от земли.
        Вдруг ему стало весело.
        - А и хрен с ней! - сказал он громко и повернулся к двери спиной. - Пошли, ребята!
        Чтобы немного разрядить обстановку, рассказал к слову пришедшийся анекдот. Потом Ишли выдал свой. Грохнули. Сет, не желая остаться в долгу, рассказал сказку о виллиджанине и упавшем солнце. Тут пришлось остановиться. Отсмеявшись и вытерев слезы, отправились дальше.
        В очередной раз сменились, и Антон занял место впереди группы. Не успели пройти пары километров, Антон поднял руку.
        - Где? - Сет, везший тележку, взял из нее винтовку и вскинул, глядя через оптический прицел.
        - На полдвенадцатого, метров триста, на углу. Красное, по-моему.
        - Да, есть. - Сет опустил винтовку. - Это просто тряпки, подойдем ближе, посмотрим.
        В прежнем порядке, но более осторожно двинулись дальше по улице. Подошли к красному пятну. Это были обрывки комбинезона, будто исколотые чем-то острым. Сет поддел остатки дулом винтовки и приподнял. Из тряпок выпали очки в проволочной оправе и обломок пластиковой зажигалки.
        - Что бы это ни было, оно съело его очень давно. Пятен крови нет, их смыло дождями. И одежда уже успела порядком выгореть. Пошли, мы только время теряем и нервы портим.
        Сет махнул рукой, и группа опять выстроилась в походном порядке.
        На обед решили не останавливаться, съев на ходу по плитке шоколада. Но уйти далеко в этот день не удалось: Ишли заметил колонку на улице, когда они проходили кварталы частных домов. Ручной насос, как ни странно, работал, и они искупались и даже простирнули одежду.
        Дальше идти не хотелось, но Сет категорически отказался ночевать в одноэтажном доме и погнал группу вперед. Шли, правда, не спеша, в одних трусах и босиком. К счастью, частный сектор закончился быстро, и Сет подыскал очередной дом, показавшийся ему подходящим.
        На этот раз первым дежурить вызвался Сет, смена Антона была последней. Когда его разбудил Ишли, на нем лица не было.
        - Я слышал! Антон, что это?!
        Антон понимающе похлопал его по плечу и занял место у окна. Начинало светать, и ничего подозрительного больше Антон не заметил. Подежурил до шести утра и разбудил друзей.
        Глава 7

        Первым делом, даже не умывшись, сбежали вниз. Дверь выглядела точно как первая. Медленно поднялись к себе и молча позавтракали.
        - Ну, что думаете? - первым нарушил молчание Сет.
        - Ясно, что эта тварь ночная. И с мелкими зубами. - Антон обвел присутствующих взглядом и опять принялся за еду.
        - А почему она?
        - Потому что тварь, - авторитетно заявил Антон.
        - Не знаю, она это или он, но ночью я и шага не сделаю, - заявил Ишли и признался: - Никогда в жизни еще так не боялся.
        - И я…
        - И я. Это еще один факт. Уверен, что она как-то воздействует на психику. По крайней мере, на нас, людей. А еще интересно, это одна и та же тварь нас преследует или сегодня приходила другая?
        Ишли с Антоном пожали плечами.
        - А что лучше?
        - А черт его знает. Если та же, то, наверное, она поумнее будет.
        - А давайте-ка лучше, пока светло, пойдем дальше. И опять без обеда, ладно? Сколько прошли, Сет? - Антон принялся укладывать рюкзаки, а Ишли помогал ему, сворачивая одеяла.
        - Так, сейчас посмотрим… - Сет развернул карту и пристроился с ней на подоконнике. - Сто километров с хвостиком. Пока по графику. Как ноги, народ?
        - Я вчера палец немного натер, - Ишли затянул потуже ремень и выпрямился.
        - Держи, намажь. - Сет бросил ему тюбик с кремом и пластырь в прозрачном целлофане.
        Прошли около часа, когда началась сплошная малоэтажная застройка. Улочки стали петлять, и Сету постоянно приходилось сверяться с картой. Наконец он остановился и дал знак остальным.
        - Слушайте, мы так только время теряем. Смотрите, - он развернул на рюкзаках карту. - Предлагаю обойти этот район и выйти на вот эту прямую магистраль. Думаю, в конечном итоге только выиграем, да и нельзя нам на первых этажах ночевать. А там, судя по планировке улиц и размеру кварталов, высотные дома. Вы как?
        - А крюк большой? - Антон почесал переносицу и покосился на солнце, начавшее припекать.
        - Километров двадцать. К вечеру дойдем.
        - Ну, так пошли. - Ишли сложил карту и отдал ее Сету.
        Двинулись дальше, все время забирая немного влево, чтобы по диагонали выйти на улицу, намеченную Сетом.
        Время шло, солнце раскалило асфальт улиц и бетон домов. Сначала Антону даже нравился этот район, среди коттеджей попадались действительно красивые, но скоро все надоело. Он механически переставлял ноги, все чаще и чаще прикладываясь к фляжке.
        Сет время от времени поглядывал на карту. В последний раз он довольно ухмыльнулся и сказал:
        - Поднажмите, парни, немного осталось!
        - Это до дороги твоей немного, а там еще сколько… - проворчал Антон и огляделся. Он уже хотел было идти дальше, но заметил редкий для Виллиджа дом.
        - Сет, Сет! Смотри - дом с гаражом!
        - Где? - вскинулся тот.
        В переулке, возле которого они остановились, на большом просторном участке, огороженном кованой решеткой, действительно стоял дом с гаражом. В Виллидже с машинами было очень туго. Как-то сложилось, что личный автотранспорт здесь не прижился. Такси, машины спецподразделений да авто чиновников - вот и все легковушки. Грузовики вообще по жилым районам не ездили. Гараж в частном доме обещал что-то интересное.
        - Посмотрим? - выразил Антон общее мнение. - И дверь там вроде сломана…
        Сет посмотрел на часы и кивнул.
        Подошли к входной двери и замерли. Дверь оказалась изгрызена все тем же способом, но с одним отличием - снизу она была словно продавлена внутрь. Дырка приличная, на всю ширину двери и высоту нижней секции. Сет присел на корточки и провел пальцем по зазубренному краю в торчащих во все стороны щепках.
        - Осторожнее, - тронул его за плечо Ишли, - а вдруг она еще там? Может, уйдем?
        - Следы старые, не видишь, что ли? Дерево уже потемнело.
        Сет подергал ручку - заперто. Примерился и двинул по замку ногой. Дверь, изгрызенная неизвестным животным, легко отлетела, повиснув на одной петле.
        - Стойте здесь, пока не позову! - Сет нырнул в дом.
        Через минуту позвал:
        - Эй, ребята! Идите сюда!
        Антон вслед за Ишли зашел в дом. Все окна были закрыты шторами, и в сумраке местами пробивалось несколько пыльных лучиков. Даже в темноте было видно, что здесь жили богатые люди. Изящные бронзовые ручки дверей и бра на стенах, толстый ковер под ногами, картины в прихожей. На всем лежал толстый слой пыли.
        - Идите сюда! Я здесь! - снова позвал Сет из дальней комнаты.
        По-видимому, это была гостиная. Камин, большие кожаные кресла и огромные декоративные вазы по углам. На полу лежала шкура неизвестного Антону зверя.
        Сет отдернул тяжелые занавески, подняв облако пыли, и в комнату ворвался свет, осветивший то, что Антон сначала не заметил: в двух креслах, повернутых к камину, и рядом на полу остатки одежды, изодранные мелкими зубами. Судя по ткани, одной из погибших была женщина.
        - Почему они не убежали?! Почему ждали здесь?! - голос Антона срывался.
        - Не знаю. Похоже, они даже не собирались эвакуироваться. Вся мебель, все вещи на месте.
        - Смотри, что это? - Ишли подобрал с пола пустой пузырек.
        - Снотворное… Наверное, выпили, сели в кресла и уснули… Должно быть, они знали, что их ждет…
        - Пойду посмотрю, что в гараже. - Антон поспешно удалился, не желая выдать блеск глаз.
        Вышел в коридор и, сориентировавшись, направился к двери, которая вела в гараж. Она оказалась не заперта. Антон толкнул дверь и распахнул ее пошире, чтобы было посветлее. От увиденного даже присвистнул.
        - Ребята, идите сюда! - заорал он, повернув голову.
        В гараже стоял монстр. Сразу было видно, что машина военная. Рубленые грани кузова, маленькие окна, отливающие синевой (бронированная?), мощные колеса с высоким протектором.
        Антон бочком протиснулся мимо машины. Подошел к воротам, нашарил ручку и потянул. Ворота были составные, из металлических реек, и сдвигались вверх.
        В гараже стало совсем светло. Машина неожиданно оказалась зеленого цвета. Антон настолько привык, что на планете самый распространенный цвет - серый, что уже начал с подозрением относиться ко всем отступлениям от нормы. Но с машиной, похоже, все было в порядке.
        В дальнем углу стояла алюминиевая бочка с маленьким ручным насосом сверху. Антон качнул пару раз ручку, и из крана хлынула прозрачная жидкость. Бензин? Антон осторожно поднес руку к носу. Пахло одновременно спиртом, и растворителем, и чуть-чуть бензином. Наконец подошли ребята.
        - Что тут у тебя?.. Вот это да! Это же генеральский броневик! Я такие только в кино видел! - Сет не сдерживал восхищения.
        - Иди сюда, посмотри, что это?
        - Да это же бензин! Если это чудо еще и заведется!
        Сет дернул за ручку водительской двери и заглянул в салон.
        - Ключи на месте… Антон, посмотри, где-то должна быть воронка и какое-нибудь ведро.
        Антон взял стоящее возле бочки ведро с длинным носиком и пару раз качнул насос. Вышел на улицу, раскрутил в ведре бензин, смывая пыль, и выплеснул на асфальт.
        Набрал полное ведро и перелил в бак.
        - Давай ты? У тебя рука легкая, - подмигнул Сет и подтолкнул его в машину.
        Антон сел за руль и осмотрелся. Обычный армейский дизайн, без изысков. Посмотрел вправо, заглянул вниз. Ага, коробка-автомат. Убедился, что рычаг коробки в положении «Стоп», и повернул ключ.
        Угу-угу-угу-угу! - отозвался стартер. А еще раз? Стартер прогудел пару раз, и, заставив вздрогнуть всю машину, двигатель взревел. Антон дал ему немного поработать, дождался, когда спадут обороты, и вышел из машины, сияя, как новый гривенник.
        Сет и Ишли застучали его по спине и плечам, радостно пытаясь переорать двигатель.
        Наконец немного успокоились, и Сет проорал ему в ухо:
        - Глуши пока!
        В наступившей тишине и друзья примолкли, улыбаясь друг другу.
        - Да что ж мы ждем! - спохватился Сет. - Давайте убираться отсюда.
        Антон несколько раз наполнял ведро, пока не залил полный бак. Открыл заднюю дверь машины и нашел две канистры, каждая литров на тридцать, входящие в стандартное оборудование. Постучал по каждой пальцем. Одна была полной, вторая пустая. Освободил пустую из зажимов и начал качать бензин. Но наполнить вторую канистру не удалось - бензин в бочке кончился. Антон вернул канистру на место и захлопнул дверь.
        Сел за руль, выжал тугую педаль тормоза и сдвинул рукоять коробки в положение
«Движение». Медленно отпустил педаль и аккуратно выехал на улицу. Ишли и Сет открыли заднюю дверь джипа и погрузили вещи. Сет настоял, и следом погрузили тележку.
        Сет сел рядом с Антоном, Ишли устроился сзади, облокотившись на спинки передних сидений и наклонившись вперед.
        - Смотри, мы сейчас здесь. - Сет показал точку на карте. - Выезжай на улицу, направо и сразу налево.
        Антон краем глаза еще раз глянул на карту и тронулся с места. Медленно выехал на прямой участок и, убедившись, что машина отлично себя ведет, прибавил газу. Оказалось, что особо не разгонишься. То ли на такую скорость она и была рассчитана, то ли что-то было не в порядке с ходовой. Антон определил, что едут они около шестидесяти километров в час. Сет попытался пересчитать для Антона показания спидометра, но сам запутался и в конце концов плюнул на это дело.
        Между тем начало смеркаться. Антон на ходу стал проверять фары, включая по очереди тумблеры на приборной панели, обозначенные соответствующей пиктограммой. Оказалось, что света у них почти нет - работал только ближний свет на одной фаре. Скорость пришлось чуть сбросить.
        Наконец они добрались до улицы, которую наметил Сет. Оказалось, что это широкая, по пять полос в каждую сторону, магистраль.
        Остановились и устроили короткое совещание.
        Судя по карте, трасса, прямая как стрела, упиралась прямо в берег моря, и до точки, где их будет ждать катер, нужно будет проехать вдоль берега около десяти километров.
        - Я предлагаю ехать дальше. - Антон глянул на карту. - Километров двести всего осталось. Дорога, судя по всему, отличная, пробок нет, к утру будем на берегу. Вы как?
        - Я - за. Пока найдем подходящую квартиру, да с металлической дверью… Надо ехать! В конце концов, за машиной не всякая тварь угонится, а тем более двести километров за нами пробежать - не шутки.
        Сет с сомнением покачал головой, но спорить не стал. Высотных домов поблизости все равно не было, и он лишь кивнул в знак согласия.
        Антон выехал на дорогу и вдавил газ. Машина коротко взревела и начала разгоняться. Дорога оказалась отличной, ничего подозрительного видно не было, и все немного приободрились. Ишли перегнулся через спинку и вытащил из рюкзака по шоколадке. Перекусили на ходу.
        Двигатель ровно гудел, Ишли на заднем сиденье начал посапывать, и Антон вспомнил, как давно не пил кофе. Сейчас бы он пригодился.
        Вдруг в темноте, куда не доставал свет фары, что-то мелькнуло. Антон всмотрелся, но не смог ничего разглядеть. Подумал, что показалось, но опять, на самой границе видимости, мелькнул темный силуэт.
        Сет, не отрывая глаз от дороги, произнес:
        - Успокойся! Веди прямо!
        - Ты видел?
        - Видел, мелькнуло что-то.
        - Да где, где?! - закричал Ишли, наклоняясь вперед.
        - Тихо! Не паникуйте! Едем дальше, там видно будет. Ишли, дай мне мою винтовку. И свой автомат приготовь.
        Защелкали затворы. Машина выехала на подъем, и далеко внизу Антон увидел какой-то темный провал.
        - Что там? - нервно спросил он, облизывая губы. Сердце начало бухать в унисон двигателю.
        - Это туннель, Антон, всего лишь туннель. - Сет сложил карту и посмотрел на часы. - Час ночи, через пару часов будет светать.
        Чувство опасности не покидало Антона. Если бы он мог, то ни за что не поехал бы в этот туннель, но другой дороги не было.
        Антон покрепче сжал руль и сосредоточился. Машина въехала в арку туннеля. Звук двигателя, отразившись от стен, сразу стал глуше и громче одновременно. Туннель оказался очень длинным. Антон все ждал, когда же он кончится, но они все ехали и ехали вниз.
        Впереди что-то показалось. Больше всего это походило на огромную лужу свинцово-серой воды, по крайней мере, противоположного края лужи Антон не видел.
        Машина врезалась в воду, но вместо звука расплескиваемой воды послышалось неприятное чавканье, мотор взревел, не в силах преодолеть сопротивление, единственная фара лопнула, стало темно и тихо.
        В наступившей тишине Антон сразу услышал знакомое комариное пение и топот миллионов маленьких ножек.
        - Что? Что… это? - прохрипел Ишли.
        - А ты не увидел? - Сет негромко сказал Антону: - Попробуй включить на секунду свет в салоне.
        Антон нашарил тумблер и щелкнул. Сложил ладони домиком и прижался к стеклу. Сначала ничего не мог понять, но потом до него дошло, что они стояли, окруженные морем… мышей. Грязно-серые, с голыми хвостами и слепые. Глаз у мышей попросту не было. Вся эта масса неприятно шевелилась, тут же отреагировав на включенный свет: ближайшие к машине мыши, карабкаясь друг на друга, начали подниматься все выше к окнам джипа.
        Антон поспешно выключил свет.
        - Так это они? - голос Антона дрогнул. - Это они - та тварь?
        - Да они окружили нас! Мы не сможем тронуться! - Ишли почти кричал.
        - Похоже на то. - Сет старался говорить спокойным голосом, пытаясь приободрить друзей.
        - Сет, что это за твари?
        - Я не знаю. Похоже, какая-то мутация. Никогда о таких не слышал.
        - Как же они охотятся? У них нет глаз… - спросил Антон, чувствуя, что сейчас нужно хоть что-то говорить, лишь бы не было слышно этого писка, сводящего с ума.
        - Похоже, какие-то другие органы чувств…
        - По запаху? - спросил Ишли.
        - Не знаю, может быть…
        - Не может, - Антон покачал головой. - Что им тогда мешает охотиться днем?
        - А сколько времени до рассвета? - с надеждой спросил Ишли.
        - Два часа. Но теперь это не имеет значения. Мы в туннеле, ты забыл?
        - Да, верно. - Антон совсем упал духом. Тут его осенило: - Я знаю, знаю, как эти твари находят жертвы!
        - Лучше придумай, как нам выбраться отсюда, - проворчал Сет. - Ну, выкладывай.
        - Они должны чувствовать тепло! Потому и охотятся только ночью, когда асфальт и бетон остывают! А в таких местах они, наверное, живут, пережидая солнце.
        - Может, это и так. Но лучше думайте, как нам выбраться отсюда…
        Антон откинулся в кресле и закрыл глаза. Проклятый писк не давал сосредоточиться. Что-то похожее он где-то слышал… Или читал?.. Свет… Тепло…
        - Вспомнил! - заорал Антон. - Вспомнил! Я что-то такое читал! Можно попробовать!
        - Да что ты придумал?
        - Нужно попробовать отвлечь их! Другим теплом! Я знаю, как это сделать!
        - Так давай! Говори, что делать! - Ишли в темноте схватил плечо Антона и затряс.
        - Подождите, подождите! Если твой план сработает, мы сможем отвлечь мышей или уничтожить? - спросил Сет.
        - Отвлечь…
        - Нужно подождать до рассвета! Надо быть уверенными, что если мы выберемся из туннеля, то вся эта орда не последует за нами.
        - Согласен. Теперь вот что… Я предлагаю сделать бомбы, на Земле их называют
«коктейлями Молотова».
        - Бомбы? Но у нас не из чего их сделать. - В голосе Сета прозвучало разочарование.
        - Есть! Это просто. Нужен бензин и бутылка, вернее, небольшая емкость. Фляги вполне подойдут. Ну как, попробуем?
        - Конечно. Ишли?
        - Согласен. Говорите, что делать.
        - Достань канистры, - велел Антон. - Они пристегнуты в боковых нишах.
        Пока Ишли возился с креплениями, Антон снял куртку и через голову стянул футболку. Нащупал край и оторвал несколько полос.
        - Что ты делаешь? Что за звук? - Сет ничего не видел в темноте.
        - Футболку свою порвал. Для запалов. Теперь так. Ишли, возьми мою фляжку и перелей всю воду в свою. Сет, свою ты тоже отдай. Ишли, лишнее просто вылей.
        - Готово! Что дальше?
        - Налей в одну бензина, чуть больше половины, и дай мне.
        Послышалось постукивание металла о металл и звук переливаемой жидкости.
        - Все, сделал!
        - Давай мне.
        Антон нащупал руку Ишли и взял у него фляжку. Пропихнул оторванную от футболки полоску в горлышко и слегка прикрутил крышку. Наклонил фляжку и убедился, что ткань пропиталась бензином.
        - Сет, держи. - Антон нащупал в темноте руку Сета и вложил ему фляжку в ладонь. - Ишли, наливай вторую.
        Сделав второй «коктейль», Антон пристроил его у себя в ногах и сказал:
        - Ишли, перелей половину бензина в пустую канистру.
        Ишли завозился, кряхтя и чертыхаясь от недостатка места. В салоне уже так пахло бензином, что Антон начал беспокоиться, не взлетят ли они на воздух раньше времени.
        - Готово!
        - Держи полоску. Засунь в канистру, чтобы сантиметров десять снаружи осталось. Сделал? Закрой канистру так, чтобы был небольшой зазор, ткани чуть больше положи в месте, где крышка прилегает. Затем наклони канистру, чтобы ткань пропиталась. Все?
        - Угу. И вторую так же? Давай еще тряпку.
        - Сет, что у нас со временем?
        Сет посмотрел на светящийся циферблат:
        - Еще час с хвостиком.
        - Хорошо еще, что у вас бензин не такой вонючий, как наш. А давайте что-нибудь пожуем?
        - Как ты можешь думать о еде, мы ведь на волосок от гибели?! - возмутился Ишли.
        - А я тоже не отказался бы…
        - Нет, ребята, вы сумасшедшие!
        Ишли зашуршал в рюкзаке и достал всем по банке консервов. Вскрыл по одной и передал Антону с Сетом.
        - Подождите, сейчас вилки найду.
        - Блин, ребята, а спички-то есть?!
        - Ты чего орешь, дурак! Я масло на себя пролил! Есть, есть! Зажигалка у меня есть.
        - Ага. - Антон вытер пот со лба. - Ну, это, извините…
        Некоторое время слышался только негромкий стук вилок о жесть банок. Антон закончил первым, сыто икнул и сказал:
        - Ну, вот. Теперь и помирать не страшно!
        - Типун тебе на язык! - засмеялся Ишли на заднем сиденье. Напряжение прорвалось, в конце концов, смехом, и все трое от души поржали.
        Наконец Сет объявил, что можно начинать. Антон нашарил флягу, которую держал возле себя, и передал ее Ишли.
        - Ну, все, парни! Погнали наши городских!..
        Сет включил зажигалку, поджег фитиль у своей фляги и открыл дверь. Наклонился немного вперед, напрягся и, разогнувшись, как пружина, швырнул за голову
«коктейль». Захлопнул дверь, почувствовал, что несколько тварей успели проскочить внутрь и заметались под ногами.
        Прочертив широкую огненную дугу, фляга опустилась в добрых десяти метрах позади машины. За несколько секунд, пока ничего не происходило, Антон успел подумать, что он в чем-то просчитался. Но тут раздался громкий хлопок, и в зеркале заднего вида вырос огненный шар, сразу опавший в яркие языки, растекающиеся по земле. Огонь, из-за уклона дороги, пополз в сторону машины, но был остановлен ринувшимися ему навстречу грызунами.
        - Пора! - заорал сам себе Антон и повернул ключ зажигания. Двигатель вздрогнул, завелся, Антон посмотрел вперед и увидел в неверном свете огня черный поток, огибающий машину.
        - Давай!
        Ишли поднес фитиль к зажигалке, открыл дверь и швырнул флягу в волну мышей, уже почти погасивших своими телами пламя первого взрыва. Машина наполнилась тошнотворным запахом паленой шерсти и горелого мяса. Мыши, впущенные Сетом, выскочили из машины и помчались по головам и спинам собратьев к остаткам пламени. Через секунду прогремел новый взрыв. Поток впереди начал редеть, и Антон отпустил педаль тормоза. С неприятным чавканьем, словно по грязи, автомобиль двинулся вперед. Постепенно разгоняясь, джип выехал на покрытие, свободное от грызунов.
        - Давай, Ишли!
        Сет передал зажигалку, Ишли зажег фитиль и выбросил в открытую дверь одну канистру, затем другую. Раздались, почти одновременно, два взрыва. Антон увидел в зеркале два огненных шара, заполнивших на секунду весь туннель. Антон непроизвольно нажал на газ, но тут же убрал ногу - было темно, фара разбилась, и он не мог разглядеть ничего впереди. Стараясь не поворачивать руль, Антон таращился в темноту, надеясь увидеть хоть какое-то светлое пятно или блик.
        Наконец далеко впереди, правее, мелькнул розовый отсвет. Антон непроизвольно нажал на газ и повернул руль. Сделал он это совершенно зря. Автомобиль занесло, взвизгнули шины, и машина пошла юзом. Чиркнула о стену, вызвав сноп ярких искр. На температурном шве машина подпрыгнула и пошла, подпрыгивая, крутиться через крышу. Перевернувшись три или четыре раза, машина уперлась в стену туннеля, встала, перевалившись с бока на бок на четыре колеса, и остановилась. К счастью, серьезно никто не пострадал. Выбрались через дверь Ишли, которую удалось открыть.
        - Быстрее, бегом! - Сет побежал вперед, ориентируясь на далекий свет. Антон и Ишли припустили за ним. С каждым шагом света становилось все больше, и через десять минут они добежали до выхода.
        Сет, не останавливаясь, двинулся дальше. Антон и Ишли, чертыхаясь, побежали следом. Только отбежав от входа еще пару километров, Сет повалился прямо на асфальт. Правда, развернувшись лицом к туннелю. На всякий случай. Антон и Ишли, тяжело дыша, повалились рядом.
        - Вещи там… остались… - между вздохами спохватился Антон.
        - Сам за ними иди! - усмехнулся Сет, откинувшись на спину. - Но карту я прихватил.
        Он вытащил из-за пазухи смятую в ком карту и аккуратно сложил ее по линиям сгибов.
        - Пошли, ребята, нужно убраться подальше отсюда…
        Ноги плохо слушались, но пришлось встать и идти. Шли долго, несколько часов. Солнце к этому времени уже палило вовсю, Ишли приходилось все чаще пускать флягу по кругу. Наконец появились указатели, предупреждающие о приближении транспортной развязки. Через километр трасса раздвоилась, широкими дугами уходя направо и налево. Сет показал налево. Защитный барьер вдоль трассы, закрывающий обзор, скоро закончился, и Антон увидел справа море, великолепное синее море до горизонта!
        - Эй, вы что, не видите?! Это же море!
        - Если будешь пошевеливаться, то через пять минут мы сможем в нем искупаться! - Сет прибавил шагу.
        Это было великолепно! Они плескались, плавали наперегонки и дурачились как дети. Вылезли на пирс, выдающийся далеко в море, и растянулись на солнце.
        - Еще пару часов, и выйдем к нужному месту. Тут всего километров десять осталось.
        Сет перевернулся на бок, достал из кармана куртки круглый черный диск и сжал в пальцах. Диск мигнул желтым огоньком. Сет спрятал диск обратно в карман куртки.
        - Передатчик, - пояснил он. - Для катера. Будут знать, что мы уже на месте. Одевайтесь, и пойдем поживее, а то жрать хочется, сил нет!
        При упоминании о еде спорить никто не стал, и через минуту отправились в путь. Антон перекинул куртку через плечо, взял ботинки в другую руку и шел за друзьями, весело насвистывая. Настроение было просто отличное, несмотря на то что очень хотелось и есть, и спать. Через некоторое время они дошли до условного места и отыскали подходящую квартиру, чтобы поспать, пока их найдет катер.
        Глава 8

        - Эй, лежебоки! Вставайте! - Ишли стоял у окна, глядя на море. Солнце клонилось к закату, и все начало окрашиваться в нежные розовые тона. - Это не наша лодчонка на горизонте?
        Сет вскочил с пола и посмотрел в окно.
        - Это он! Мы спасены! Черт, как хочется есть!
        Вещи они потеряли, собирать было нечего, поэтому троица, не задерживаясь, отперла двери и спустилась на улицу. Прошли по улочке к морю и уселись на причале, болтая ногами. Катер, увеличиваясь в размерах, приближался.
        Оказалось, что он просто огромный. Белый, со стремительными линиями бортов, ощетинившийся какими-то штырями, антеннами и мачтами, катер подошел к причалу во всем великолепии морского скитальца. Все трое, явно чувствуя свое сухопутное ничтожество, с открытыми ртами следили за ним, пока их не окликнули:
        - Эй, Сет, прими швартов, уснул, что ли?!
        - Где ты взял этот крейсер, Ро? Ты продал душу, бродяга?
        - Поднимайся на борт, Сет, еще не такие чудеса увидишь! Привет, парни! Рад видеть вас живыми и здоровыми!
        Троица поднялась на борт, Сет и Ро обнялись, как старые знакомые.
        - Ребята, это Ро, мы служили с ним, пока его не объявили вне закона и он не придумал ничего лучшего, как начать скитаться по морям. Ро, это мои друзья. Антон, Ишли.
        - Привет, Антон! Привет, Ишли! Добро пожаловать на борт!
        - Так откуда катер, Ро? За какие шиши купил?
        - Не поверишь, случайно нашел. Просто повезло. Последний год пришлось изрядно потрудиться - перекрашивал, проводку менял… Но двигатели оказались в порядке, так что…
        - Ясно. А пожрать у тебя есть?
        - Ты не изменился, толстяк, - засмеялся Ро. - Есть и чем закусить, и что выпить. Идите за мной.
        Ро сбежал вниз, и они оказались в кают-компании корабля, небольшой, но роскошно обставленной белой кожаной мебелью в тон стенам, отделанным светлым деревом.
        - Парни, еда в холодильнике, вот микроволновка. Выпивка в баре. Похозяйничайте, ладно? А я пока катеру курс задам и вернусь.
        Ро ушел, а друзья принялись собирать на стол. Порезали овощи, в микроволновке разогрели мясо. Ишли открыл бар и под одобрительные возгласы вытащил несколько бутылок с разными по цвету жидкостями. Ро еще не было, и они утешили себя напитком из холодильника, слабеньким, но приятно освежающим горло.
        Наконец вернулся Ро, и все набросились на еду. Спиртное полилось рекой, Ро оказался компанейским парнем, и все как-то очень быстро надрались. Антон поинтересовался напоследок, стараясь как можно четче произносить слова:
        - А… ик… корабль?
        - А он с автопилотом, вот! - Ро гордился своим кораблем и не упускал случая похвастаться.
        Посидели очень хорошо. Антон время от времени включался, то перебивая Сета, рассказывающего о приключении в туннеле, то подпевая друзьям.
        Как он оказался в каюте, совсем не помнил. Проснулся от храпа Ишли, который, как и он, одетый, спал на соседней кровати. Голова просто раскалывалась. Говорил же вчера - давайте пить что-нибудь одно. А Ро заладил: «Это попробуйте, а это вообще бомба!» Теперь эту бомбу от подушки не оторвать!..
        Антон встал, придерживая голову, и вышел на палубу, поднявшись по ступенькам. Ага, кают-компания по другому борту, сориентировался он.
        Антон обошел рубку и спустился. Хорошо еще, что вчера они не все выпили. Налил себе полстакана прозрачной жидкости со вкусом меда и залпом выпил. От алкоголя передернуло, зато в голове сразу прояснилось. Прихватив из холодильника местного пива и кусок копченого мяса, поднялся обратно на палубу.
        То ли спиртное, то ли свежий морской ветер, но Антон быстро пришел в себя. Сел на носу, скрестив ноги по-турецки, и запустил зубы в мясо. Жизнь хороша! Жаль, хлеб забыл взять. Антон скосил глаза на «паука» на груди. О! Похоже, все в норме, паучок опять позеленел. Не меняя позы, переместился на метр назад и чуть не разбил себе голову, потеряв равновесие на небольшой ступеньке. Потирая шишку, обычным способом, ногами, вернулся на место. И мясо, и пиво быстро закончились, и Антон сходил еще за одной порцией, добавив немного зелени, оставшейся от вчерашнего пира, и хлеб.
        Катер ровно гудел, время от времени подпрыгивая на волне, и несся вперед, раздвигая белоснежные буруны по сторонам. Антон щурился на солнце, прихлебывая пиво из бутылки. Ему хотелось как можно дольше продлить эти мгновения. Жаль, что парни дрыхнут, упуская возможность насладиться этим кайфом - чувством абсолютного покоя…
        Антону показалось, что он услышал новый звук. Завертел головой и увидел две точки в небе, они приближались со стороны кормы. Скоро Антон разглядел, что это пара самолетов, похожих на земные истребители. Еще через пять минут самолеты с ревом пронеслись над катером.
        Разбуженный шумом самолетов, показался Сет, высунувший всклокоченную голову:
        - Антон, ты? Что это было?
        - Два самолета пролетели в ту же сторону, что и мы плывем.
        - Два самолета?! Ты не ошибся?!
        - Да нет, а что случилось?
        Сет поднялся на палубу и уселся рядом с Антоном. Забрал у него бутылку из рук и сделал большой глоток. Поморщился и оторвал кусок от мяса, которое Антон держал в руке. Откусил и с набитым ртом произнес:
        - Да хрен его знает. Но в этом районе самолеты - это необычно, если мягко сказать. Я же тебе рассказывал, на континенте, куда мы плывем, люди не живут, радиация слишком большая. И два самолета… В ту же сторону… Не верю я в такие случайности.
        - О, смотри, они возвращаются. - Антон ткнул пальцем в небо, показывая направление.
        В этот раз самолеты не стали пролетать над катером, а прошли немного в стороне.
        - Странно все это. Боюсь, по наши души…
        - А нам долго еще плыть?
        - Нет, у нас же океаны маленькие, не то что у вас. Завтра должны быть на месте, если Ро все правильно рассчитал. Но что-то меня тревожат наши сегодняшние гости.
        - А разве до того места, куда мы плывем, такой самолет из Города долетит?
        - В том-то и дело, что нет. И те, что мы сегодня видели, уже далековато забрались. - Сет задумался, допил бутылку, швырнул ее за борт и сказал: - Получается, что где-то на нашем берегу есть военная база с аэропортом. А я никогда о ней даже не слышал.
        - Ну, так если они не смогут долететь до места, где нас будет ждать Брик с кораблем, то чего бояться?
        - Э-э! Я теперь и тени собственной боюсь. Самое простое - они сообщат о нас своему начальству, и тогда, рано или поздно, узнают и в моей конторе. И точно свяжут катер с нами. У нас давно уже никто в море не ходит. Каждое судно - стопроцентный нелегал, а тут такой шум! Так что выводы делай сам.
        - Получается, весь вопрос в том, как скоро о нас узнают и успеют ли принять меры?
        - Верно.
        В это время на палубу вышел Ро. Сет рассказал ему о самолетах. Ро был оптимистом:
        - Не думаю, что они успеют нас перехватить. Сам знаешь, у нас на планете и транспорта-то не осталось, способного без дозаправки преодолеть такое расстояние. А звездолет задействовать для наземной операции…
        - Будем надеяться, что ты прав. А быстрее двигаться мы не можем?
        - Нет, Сет, я и так выжал максимум. Как насчет завтрака?
        - Да мы уже тут вроде расположились…
        - Пикник на природе? Ладно, я сейчас Ишли разбужу, и продолжим?
        - Только спиртное не мешать! - крикнул ему Антон в спину.
        Остаток дня прошел в приятной праздности. Много ели, много пили. Несколько раз Ро глушил двигатели, и вся команда купалась в море. Антон вспомнил свое последнее посещение Египта и предложил новое развлечение. С помощью двух полос пластика и утюга смастерили вполне приличные лыжи. Дело кончилось тем, что через два часа Ро пришлось отобрать самоделки и спрятать у себя в рубке, заперев на ключ.
        Вечером рано разошлись, выпитое за два дня давало о себе знать. Но утром вся компания опять собралась на палубе. Было приятно устроиться на носу катера и дышать морским воздухом полной грудью. Ро показал на птичек, которые все чаще проносились над головами. Наконец на горизонте показалась тонкая полоска берега. Казалось, что до берега не так далеко, однако прошло несколько часов, пока Антон смог различить детали.
        Ро повернул направо, и теперь катер шел метрах в двухстах от берега. Стена леса почти вплотную подходила к воде. Сет как зачарованный смотрел на ничем не примечательные, на взгляд Антона, заросли. Наконец он оторвал взгляд от береговой линии и сказал, словно оправдываясь:
        - Раньше и в Городе было много зелени, пока не застроили все пространство. А сейчас? Сам видел, сотни километров сплошного бетона и асфальта… И зачем все это теперь?..
        - Ну-ну. Все вернется на круги своя. Не унывай!
        - Стараюсь…
        На берегу стали появляться дома. Затем они проплыли мимо нескольких коттеджных поселков, построенных в одну-две линии на берегу. Дома сильно обветшали, но все равно радовали глаз - они были чуть не всех цветов, кроме серого!
        Поселки попадались все чаще, и скоро перешли в общую застройку. На горизонте показались очертания небоскребов. Берег перешел в бетонную полосу сплошного причала, кое-где были пришвартованы старые посудины. Ни одного большого корабля не было видно, хотя на берегу то в одиночку, то группами по десять-пятнадцать стояли большие подъемные краны. Еще дальше по берегу, на другом конце города, портовые краны образовывали целый лес.
        - А почему у берега кораблей так мало?
        - Все были использованы при эвакуации. Часть оставалась здесь, да, видно, затонули. Пытались вывезти все, что можно. Почти все корабли затем порезали на металл. - Сет горько усмехнулся. - Море теперь никому не нужно, все хотят в космос.
        - А что это за город?
        - Бывшая столица одной из стран. Страна была маленькая, в войне напрямую не участвовала. Атомная бомба этому городу не досталась. Но жить все равно было нельзя. Этот порт был основным при эвакуации.
        - А что дальше, как закончилась война?
        - А никак. Не за что стало воевать. Единственное, что навоевали - отдельных стран не стало, поодиночке они просто не выжили бы. Одно правительство, один Город. Тогда казалось, это единственный выход, а сейчас…
        Катер начал швартоваться к причалу. Ро соскочил на берег и привязал к бетонному грибу сброшенный Ишли канат. Сет бросил в руки Ро два рюкзака, которые тот собрал для них, и спрыгнул сам. Антон и Ишли последовали за ним.
        Ро крепко обнял каждого, заглядывая в глаза. Отвернулся, махнул рукой и перепрыгнул обратно на катер.
        Антон закинул за спину один рюкзак, помог Ишли надеть второй. Сет с автоматом, пожертвованным Ро, повел группу по центральной улице, ведущей от порта к центру города. Антон оглянулся. Ро стоял на носу и смотрел им вслед. Увидев, что Антон оглянулся, поднял руку. Так и стоял, пока Антон смотрел на него. Еще один хороший человек на пути… Тут Антон вспомнил, что в последний раз такие мысли его посещали, когда он прощался с командой «Бэлка». И что из этого получилось? Один из той команды оказался настоящим человеком. Только один? Как провести ту грань, за которой начинается предательство? Сет, помогая ему, - предатель своей Родины, или Антон - его надежда на изменение положения дел на родной планете? А остальной экипаж - предал Антона, заманив его в ловушку, или исполнял свой долг, выполняя приказы? Все это было слишком сложно, и Антон старался поменьше думать об этом.
        Глава 9

        Они продвигались к центру города. Чувствовалось, что совсем скоро, лет через пятьдесят или сто, город сдастся лесу. Уже сейчас в трещинах на асфальте пробивались тонкие деревца, вьющиеся растения скрыли многие фасады. То тут, то там дорогу перебегали мелкие животные. Несколько раз видели диких коз, умчавшихся при их приближении.
        Антон окликнул Сета:
        - А здесь не может быть мышей, как те? Всякой живности, я смотрю, хватает.
        - Я думаю, раз животных много и все они разные, значит, нет никаких монстров и чудовищ. Иначе, наоборот, ничего живого не осталось бы.
        - Интересная мысль. Ты прав, наверное. На том берегу мы никого живого не встретили, пока не наткнулись на мышиное гнездо, - поддержал Сета Ишли.
        - Далеко нам идти?
        - Город небольшой, тут даже космопорта не было. Но аэропорт был. Вот там нас и должен ждать Брик. Пошевеливайтесь, а то как бы мне не ошибиться насчет монстров… Уже близко, километров пять, не больше.
        Настала очередь Антона идти впереди. Он отдал рюкзак Сету и взял у него автомат. Отсчитывал шагами - два шага взгляд вперед, шаг - взгляд налево, еще шаг - направо…
        Антон отметил, что вокруг стало очень тихо. Словно кто-то распугал всех зверюшек. Только он собрался обратить на это внимание Сета, как в воздухе что-то просвистело. Висок вдруг взорвался вспышкой боли, и Антон, потеряв сознание, рухнул на асфальт.
        Очнулся от прикосновения мокрой холодной ткани, которой ему вытирали висок. Он застонал и открыл глаза.
        - Сет, Сет! Он очнулся! - Ишли позвал Сета, который стоял у окна и пытался рассмотреть, что происходит снаружи.
        Сет подошел к Антону и присел рядом:
        - Ты как?
        Антон осторожно потрогал огромную шишку над виском и взял протянутую Ишли мокрую тряпку.
        - Да жив вроде… Чем меня так?
        - Не поверишь, обычным булыжником. Ремень пополам складывают, на сгиб булыжник…
        - Знаю, праща называется, читал… А кто?
        - Не знаю, Антон. Может, бандиты, но по виду, скорее, бродяги. Уж больно оборванные. Куртки, футболки и ботинки со всех нас сразу сняли и на себя надели. Если бы не автомат, они нас и не тронули бы, наверное. У них кроме этих - как ты их назвал? - да, пращей, только арматура заточенная и всего один пистолет.
        - А сколько их?
        - Мы видели пятерых. Три мужика и две бабы. А возможно, и девушки, но больно грязные, не разберешь. Может, еще есть.
        Антон осмотрелся. Они были в полуподвале, довольно чистом и сухом. На полу грязные матрасы, в углу ведро с водой. Окно забрано решеткой. Если смотреть снизу, то видно часть мостовой и второй этаж противоположного дома.
        Спускались сумерки. Громко застрекотали насекомые, в воздухе остро запахло цветами.
        - А чего они хотят от нас? Зачем заперли?
        - Похоже, они и сами не знают, что с нами делать. Говорю же, бродяги. Могут отпустить, а могут…
        - А дверь на замок закрыта?
        - Вроде нет, просто чем-то подперли. А что?
        Антон молча постучал себя по «пауку».
        - Мне кажется, я уже в норме. А где бродяги?
        - Наверху, над нами.
        - Давай немного подождем, как стемнеет, я попробую открыть дверь потихоньку, а нет - так просто попытаюсь их повырубить.
        - А сможешь?
        - Попытка - не пытка. Еще вот что… Ты сориентировался, в какой стороне аэропорт?
        - Да. По этой улице налево и до конца. Дальше еще раз налево, и должны выйти на аэродром. Карту у меня отобрали, но если я правильно запомнил, то…
        - Понятно. Это я так, на всякий случай. Ишли, а ты как?
        - По сравнению с тобой - очень хорошо. Жрать только охота. Эти еще развонялись…
        Антон почувствовал запах жареного мяса. В животе заурчало одновременно у всех троих. Антон со смехом сказал:
        - Давайте начнем сейчас. Еще минут двадцать, и совсем стемнеет, а пока они еду готовят, будут не так внимательны. Приготовьтесь, как только я осмотрюсь немного, попробую открыть дверь.
        Антон встал и переместился прямо на улицу перед их окном. Сразу прижался к стене спиной. Повертел головой - вроде никого. Бочком проскользнул в подъезд и замер. Наверху глухо бубнили голоса, и тянулся дымок с запахом шашлыка. Антон поднялся по бетонным ступеням и осторожно заглянул в приоткрытую дверь.
        Короткий коридор упирается в комнату. Возле окна, прямо на полу, горит небольшой костер. Женщина в куртке, только что снятой с кого-то из них, сидит на корточках и держит над огнем два прутика с нанизанным на них мясом. Облокотившись на стену, на огонь смотрит бродяга со спутанными грязными волосами, падающими на глаза. Остальных не видно. А может, больше в комнате никого нет.
        Антон, стараясь ступать как можно тише, что было нетрудно босиком, спустился на пролет ниже, в цокольный этаж. Дверь оказалась незаперта. Вот только в коридоре было очень мало света, и Антон почти ничего не видел. Больше на ощупь он определил, что ручка просто подперта доской, упертой в косяк двери, ведущей в подвал.
        Антон взялся за край доски и вытащил ее из-под ручки. Убрал доску в сторону, чтобы не мешала, и повернул ручку. Дверь со скрипом, показавшимся Антону очень громким, открылась.
        - Ребята, это я, - позвал он шепотом и пошел наверх, показывая дорогу.
        Остановился у двери в подъезд и выглянул. Вроде все тихо. Отсветы костра, горящего наверху, освещали небольшой пятачок тротуара у двери. Стараясь держаться в тени, Антон вышел из дома и повернул налево. Прошел освещенный участок и дождался товарищей. На цыпочках пошли дальше.
        Дошли до угла дома и нос к носу столкнулись с двумя мужиками, тащившими что-то на плечах! Разглядеть, кто это, в темноте было нельзя, но воняло от них здорово. Реакция у всех была разная. Неизвестные заорали, то ли с перепугу, то ли предупреждая своих, а троица молча, не тратя время на выражение чувств, припустила вперед.
        Сразу оторвались на десяток метров. Сзади слышался топот преследователей. Через пять минут и добежали до перекрестка, и повернули налево, за Сетом, бегущим впереди. Антон уже начал задыхаться, ему казалось, что его вот-вот нагонят. Они выбежали на огромную площадь, похожую на парковку, и побежали наискосок, к углу большого здания, выросшего перед ними. Антон решил, что это уже аэропорт и они огибают здание вокзала. Это придало сил, и он поднажал. Но, как и на Земле, на летное поле просто так не попадешь. Трехметровый забор остановил забег. Антон увидел, что Сет, добежавший первым, и Ишли вслед за ним, побежали вдоль забора.
        - Эй, стойте, куда вы?!
        - Не останавливайся! - крикнул Ишли через плечо.
        - А, уговаривать вас!
        Антон догнал Ишли и схватил его за пояс штанов. Оторвал от земли и забросил до верха проволочного забора.
        - Твою мать! - заорал Ишли, судорожно уцепившись за уголок, обрамляющий секции забора.
        Тем же путем последовал Сет. Сам Антон просто перелетел через забор и по очереди помог обоим спуститься.

«И когда я привыкну, что мне необязательно убегать, а можно просто улететь! - подумал Антон, догоняя друзей. - И чего мы, кстати, бежим? Вроде никого уже нет за спиной?»
        Впереди, мигнув, зажглось несколько прожекторов, ослепив бегущих. Антон закрыл лицо рукой и обернулся. Оказалось, что бежали они не зря - от забора улепетывали давешние бродяги.
        - Антон, иди сюда! - закричал Сет. - Мы здесь!
        Антон пошел на голос, закрывая глаза ладонью. Только выйдя из луча прожекторов, разглядел темную громаду звездолета и низенькую коренастую фигуру, раскрывшую руки для объятий.
        - Антон, дружище! - Брик облапил Антона в районе поясницы и сжал так, что тот крякнул. - Как я рад! Думал, что уже не увидимся!
        - Если мы тут долго проторчим, то скоро не увидитесь! - проворчал Сет. - Давайте в корабле порадуетесь, а?
        Оживленно переговариваясь и похлопывая друг друга по спине и плечам, все поднялись на борт.
        - Это что, «Терра»? - удивился Антон.
        - Нет, твой корабль остался в Городе. Это корабль Брика.
        - Специально тебя спасать купил, - Брик самодовольно улыбнулся. - Но название хорошее, пусть будет «Терра-2», ладно?
        - Ладно, ладно! - засмеялся Антон. - Что дальше?
        - Дальше в душ, есть и спать! - Ишли напомнил о себе.
        - Ой, извини. Брик, это Ишли. Ишли, это Брик.
        Последовал обмен рукопожатиями.
        - Ишли прав. Утро вечера мудренее. Давайте завтра, на свежую голову, все обсудим. Брик, дай команду прожекторы отключить, а то нас из Города, наверное, видно.
        После ужина все трое и Брик разместились в одной из кают, остальной экипаж, из клана Брика, занял другую.
        Глава 10

        Наутро вся команда собралась в кают-компании. После завтрака младшие члены экипажа деликатно оставили старших совещаться. Сет с Бриком переглянулись, словно решая, кому начать. Брик кивнул, и Сет сказал:
        - Антон, тут такое дело… Получилось так, что тебе некуда деваться. На Землю тебе пока лучше не соваться, сам понимаешь - Мерку тебе не простит побег. Наше правительство выполнит любую команду Ди-Сайнс. В тюрьме ты по их вине просидел столько времени. Да еще Армарс, от патруля которого мы на Циггео убежали, помнишь? Они проследили нас, похоже. Да и вы с Бриком там, гм… шуму наделали.
        - Слушай, ты меня прям обухом по голове… И что мне делать? А сам ты не в таком же положении? Нас с Ишли спасать ты отпуск взял? И кстати, а как с Ишли?
        - На меня внимания не обращайте. Сначала порешайте свои дела, - немедленно отозвался Ишли.
        - Ну… Мы тут с Бриком уже все обсудили. И думаем, что тебе, Антон, лучше всего взять этот корабль и отправиться в свободное плавание. Есть много планет, на которые тебе соваться нельзя ни в коем случае, но еще больше тех, где можно пополнять запасы, заправляться и отдыхать. В Галактике тысячи разведанных миров, а увидеть если не все, то самые интересные - разве плохо? Можно еще свободным поиском заняться, очень рискованно, но, как говорится, риск - благородное дело. С деньгами у тебя проблем не будет…
        Брик энергично закивал головой.
        - …Документы можно купить. Путешествуй в свое удовольствие!
        - Да, но… - Антон задумался, как лучше объяснить, что у него на душе. - Понимаешь, Сет, ты все время забываешь, что мне не нужен самолет, чтобы летать. И не нужен звездолет, чтобы путешествовать среди звезд! И не можешь понять, что это такое - быть свободным, как я!
        - Да, нам не понять. - Сет посмотрел Антону в глаза.
        - Извини, - буркнул Антон, опуская голову. - Наверное, ты прав. Подожди, а ты? Ты куда денешься?
        - Хотел предложить себя на место штурмана, но если ты отказываешься…
        - То будешь штурманом у меня! - заявил Брик.
        - Да погодите вы! Слишком все быстро!
        Антон обхватил голову руками и задумался. Вот тебе и свобода! Наверное, они правы. Но из-за козлиного упрямства сразу соглашаться не хотелось. И он решил, что необходим компромисс.
        - Я придумал. Давайте так. Сначала доставим Брика и его ребят. Чтобы не рисковать понапрасну еще и вам, и не спорь! Затем на Тики-вторую доставим Ишли. Ты не против домой вернуться?
        - Я - за! - усмехнулся Ишли.
        - Ну что, Сет? Так пойдет? Снова вместе?
        - Пойдет, командир! Есть, командир!
        Друзья рассмеялись, и на этом совещание закончилось. Все четверо поднялись в рубку, и Брик скомандовал пилоту, сидевшему в кресле:
        - Выходим в космос. Рассчитай курс. Мы летим домой, на Циггео.
        Пилот вывел изображение компьютера перед собой и пробежал пальцами по клавишам. Корабль начал подниматься. Антон разглядел огромное летное поле, служебные здания и тарелки антенн, стремительно уменьшавшиеся. Небо начало темнеть и появились первые звезды. Наконец вышли в космос и зависли над Виллиджем в нескольких сотнях километров от поверхности. Внизу, перекрываемое редкими облаками, проплывало серое пятно Города.
        - Включай радар и систему обнаружения, - сказал Сет пилоту.
        Тот ткнул в виртуальную кнопку, и сразу истошно заорала сирена, замигала красная лампа аварийного освещения.
        Сет дернулся вперед, опередив пилота, отключил сигнализацию и глянул на изображение, выведенное компьютером. Приборы показали, что неизвестный корабль практически врезался в них. По крайней мере, зеленая точка «Терры» почти слилась с красной чужого.
        Сет сел в пустое кресло и рванул джойстик. Звездолет быстро, но плавно развернулся носом в противоположную сторону.
        - …! и…! - вырвалось у Антона.
        У остальных присутствующих просто отвалились челюсти.
        Даже Антону ничего не нужно было объяснять.
        Над ними нависла черная громада чужого корабля. Больше всего он походил на пассажирский лайнер с треугольником двигателя на хвосте. Только крылья ему нужны были не для того, чтобы летать - по сторонам, на добрую сотню метров в каждую строну от корпуса, отходили пусковые установки для ракет. Антону даже с такого расстояния показалось, что головки у них разноцветные.
        - Крейсер класса «Гигант». Строится и снаряжается непосредственно в космосе. Их всего штук сто построено… Как же они успели нас засечь? - Сет откинулся в кресле и посмотрел на товарищей.
        - Ну, успеть они не могли, скорее всего, он болтался где-то поблизости. - Ишли почесал затылок. - А самолеты, те, что Антон видел, только предупредили, откуда мы взлетать будем.
        - Похоже на то. Что делать? Брик, ты говорил, что корабль дооснащен. Сможем уйти?
        Брик только невесело усмехнулся:
        - От корабля уйдем. А от ракет? Это про него я читал, что он запускает ракеты квадратно-гнездовым способом?
        - Про него. Да что ж он молчит, собака?
        Словно откликнувшись на его слова, ожил динамик:
        - Эй, на «КикДжампе»! Говорит старший помощник командира. У вас на борту преступники, объявленные в розыск правительством Виллиджа. Речь идет об Антоне, планета Земля, Ишли, планета Тики-вторая, и Сете, планета Виллидж. - Офицер явно читал имена по бумажке. - Выдайте указанных лиц и можете продолжить путь.
        Через час к вам будет отправлен корабль с командой для ареста и сопровождения преступников. И не вздумайте двигаться. При попытке отдалиться хоть на метр немедленно будет отдан приказ о зачистке этого района… Надеюсь, вы понимаете, о чем речь.
        - Они даже ответа не ждут, скоты! - Брик в гневе сжал кулаки и налился кровью. - Может, жахнуть по ним самим, вдруг поможет?
        - На таком расстоянии от эпицентра наша защита не выдержит, даже если они не успеют ответить.
        - А сколько человек на таком корабле? - неожиданно спросил Антон.
        Сет покосился на него:
        - Много. От трех тысяч по боевому расписанию. Сейчас, конечно, меньше - тысяча, может, полторы. А что?
        - А можно как-то перехватить управление наведением ракет, не находясь в рубке?
        - Нет, перехватить нельзя. - Сет развернулся в кресле и медленно продолжил, глядя на Антона: - Но если уничтожить модули компьютера, отвечающие за наведение ракет…
        - Да о чем речь?! - взмолился Брик, глядя то на одного, то на второго.
        - Погоди. А где находятся эти модули?
        - В самом защищенном месте. Вернее, в месте, максимально недоступном для атаки. Возле двигателя, под защитой силового поля.
        Ишли, до этого хмуривший брови, обрадованно произнес:
        - О! Я понял! И двигатель заодно накроется. А где взять бомбу? Чтобы не тяжелее десяти килограммов? Ведь десять, Антон?
        Антон кивнул и с надеждой глянул на Сета. Тот задумчиво полез чесать затылок.
        - Можно взять противометеоритную ракету, - подал голос сын Брика, Каст, про которого, если честно, все забыли. - Двигатель отсоединить, а боеголовку на заданное время поставить, как при зондировании атмосферы…
        Антон, Ишли, Сет и Брик переглянулись и принялись стучать Каста по плечам, радостно крича и смеясь.
        - Это голова! - орал Антон вместе со всеми.
        Отправились за ракетой.
        Принесли метровый цилиндр с закруглением красного цвета на торце. Антон взял боеголовку в руки и прикинул вес. Вроде нормально. Попробовал переместиться прямо в рубке.
        У всех, кроме Сета, отвисли челюсти. Антон поймал взгляды присутствующих и улыбнулся про себя. Как приятно все-таки быть особенным!
        - Ну, что? Тянуть не будем? - Сет посмотрел на Антона, не замечающего, что лыбится во всю морду, и тоже чуть улыбнулся. - Я ставлю запал на пять минут, ладно?
        - Давай. И приготовь мне кресло с терминалом на всякий случай.
        - На ручное поставить?
        - Угу.
        Антон посмотрел на электронное табло, начавшее обратный отсчет, и взял ракету, как ребенка, на руки. Посмотрел на друзей, уставившихся на него с надеждой, и переместился на вражеский крейсер.
        Первое, что его поразило, - это размеры корабля. Он стоял у основания двигателя. Положил ракету на пол и повернулся к носу корабля. Крейсер занимал буквально полнеба. Рубка, возвышающаяся на добрых десять метров, закрывала от него «Терру». Антон подвинул ракету поближе к двигателю, как советовал Сет, и переместился обратно.
        - Ты чего так долго?! - заорали на него вокруг. - Установил?
        - Все нормально. Сет, выведи обратный отсчет до взрыва на панель.
        Антон уселся в кресло и пристегнул себя ремнями. Присутствующие переглянулись и последовали его примеру.
        - Внимание, команда! - Сет переключил микрофон громкой связи на себя. - Через три минуты нас, возможно, потрясет. Пристегнитесь, как по тревоге номер один. Спасибо.
        Сет защелкнул крепление последнего ремня и посмотрел на Антона.
        - Я курс до Циггео уже загнал в память. Так что…
        - Хорошо. Каст, возьми на себя управление противометеоритными ракетами и первой группой атомных ракет, ладно?
        - Есть, командир!
        Антон скосил на него глаза. Нет, говорит вполне серьезно, вон, даже губу закусил от усердия. Надо же, командир!
        Между тем осталось десять секунд, продублированные включенным Сетом электронным звуком метронома. Антон положил руку на джойстик и поерзал, усаживаясь поудобнее.

…Два! Один! Ноль! Звука взрыва они, естественно, не услышали. Да и не увидели. Где-то за рубкой противника мелькнул еле видимый красноватый сполох, и все.
        Вдруг Антон краем глаза заметил, что справа, почти с самого края пусковой консоли, вышла ракета, устремившаяся к «Терре». Он рванул джойстик в сторону, заорав:
        - Наводи справа!
        Орал он совершенно зря. Еще не закончив фразу, увидел след от реактивного выброса двух ракет, ринувшихся слева и справа наперехват.
        Перехват прошел успешно, даже взрыва, как понял Антон, не произошло. Просто вражеская ракета распалась на куски.
        В этот момент взорвался двигатель крейсера. На корме корабля вздулся ярко-синий прозрачный шар, быстро разросся до размера всего крейсера, становясь одновременно все более прозрачным. Внутри сферы извивались зеленые молнии, похожие на электрические дуги. Вдруг сфера сплющилась в блин толщиной в несколько микронов, на секунду замерла и разлетелась излучением в разные стороны, задев по пути и
«Терру». Корабль ощутимо тряхнуло, и это было похоже на вибрацию, возникающую при переходе в П-режим и обратно.
        Команда в рубке переглянулась. Антону не понравился испуг и непонимание происходящего в глазах Сета. Он быстро посмотрел на голограмму, выведенную компьютером. По ней, словно по воде, на секунду прошла рябь. Вроде все нормально. Антон вытер рукавом пот со лба.
        Оказалось, что это не конец космического шоу, виновниками которого они стали. На крейсере начали рваться атомные и обычные боеголовки. Начиная от корпуса корабля огоньки взрывов побежали по пусковым консолям. Небольшие с такого расстояния вспышки обычных ракет перекрывались огненными шарами ядерных взрывов. Со стороны казалось, что крейсер взмахнул огненными крыльями. Вспышки еще не успели добежать до конца пусковых консолей, как стало видно, что корпус крейсера начал разваливаться на части, выпуская белые облачка воздуха из герметично отделенных друг от друга отсеков. Стремительная, даже в состояния покоя линия крейсера начала ломаться, складываясь в агонии. Антон чуть не выломал джойстик, заставляя корабль отпрыгнуть назад от этой страшной гирлянды огней, уже начавших, один за одним, гаснуть, одновременно другой рукой забегав по кнопкам компьютера, выжимая из корабля максимум скорости.
        Самое страшное, что это огненное действо происходило в полной тишине, через какие-нибудь одну-две минуты все было кончено. Краса и гордость Флота Корпорации Ди-Сайнс буквально развалился на части от взрыва противометеоритной ракеты, едва ли способной сбить современный истребитель…
        Как только сработал датчик, показывающий возможность перехода в П-режим, Антон нажал соответствующую кнопку. Корабль вздрогнул, и картина фантастической гибели крейсера на фоне голубой планеты сменилась чернотой.
        Антон отстегнул ремни, опустил голову на руки и зарыдал, склонившись над пультом. Кто-то положил ему руку на плечо. Антон поднял голову и увидел Сета с катящимися по щекам слезами.
        - Клянусь, я не знал!
        Антон кивнул. Теперь ему придется с этим жить. Неважно, что они оборонялись, что их загнали в угол. Он мог сдаться, и тысяча человек уцелела бы. Вернулись бы на родную планету, чтобы жить, любить и рожать детей. А вместо этого в одночасье сгорели у чужой звезды, выполняя команды, смысл которых они даже не понимали…
        - Послушай, Антон… - Брик тронул его за рукав.
        Антон с надеждой повернулся к Брику.
        - У нашего народа есть одна сказка, я хочу ее тебе рассказать.
        - Сказка?!
        - Не кипятись, дослушай. Она детская, но… В общем, так… Давным-давно жил в пещере маленький мальчик. У него был дед, который очень любил внука. У деда была своя
«кладовая», полная золота. После смерти все, чем он владел, должно было отойти внуку. Дед очень боялся, что внук вырастет плохим человеком, и решил помочь ему. Он сделал ему подарок. Купил у торговца двух пушистых летучих мышей и попросил торговца наделить одну мышь злом - завистью, эгоизмом, ленью, похотью, скукой и печалью… А другую добром - любовью, верой, надеждой, верностью и добротой…
        Посадил мышей в одну клетку и подарил внуку. Мыши сразу стали драться между собой, потому что зло не терпит добро, а добро не может смириться со злом. Мальчик долго смотрел на их борьбу и наконец спросил деда: кто же победит? Дед погладил его по голове и ответил: «Победит мышь, которую ты будешь лучше кормить».
        Брик похлопал Антона по колену и встал, сделав знак сыну следовать за ним. Сет и Ишли тоже удалились, оставив его одного.
        Антон вытер глаза и сжал кулаки. Действительно, не он начал эту войну. Не команду крейсера нужно жалеть. Они, не задумываясь, уничтожили бы «Терру». Он будет жалеть жизнь, которая была у этих людей и которую они могли продолжить в своих детях… И в тех делах, что они могли сделать, чтобы мир стал немножко лучше. И нужно очень постараться, чтобы эти смерти не стали напрасными. Не кормить зло! Если не можешь или не умеешь накормить добро, то не корми зло. Может, хоть на это он способен?.. Или только на это?
        Глава 11

        Экипаж «Терры-2» провел еще одно совещание спустя несколько часов после старта с Виллиджа. По настоянию Брика в курс корабля внесли изменения. Он настоял, что нужно лететь на Аритэ и высадить циггеонян именно там. До Циггео ходили регулярные рейсы, и улететь оттуда не составит труда. Кроме того, лететь на Циггео было просто опасно. Несмотря на кажущуюся свободу, Циггео полностью зависела от Корпораций, связанная с ними самыми прочными для любого правительства цепями - деньгами. Брик был уверен, что правительство планеты выдаст даже его, одного из богатейших жителей, поставь такой ультиматум любая из Корпораций. Что уж говорить о чужаке, пусть и принятом в один из кланов?
        Аритэ же была действительно независимой. Экономически с Корпорациями она связана слабо, зато имела очень большой вес в разных союзах свободных планет. Это влияние защищало Аритэ от прямой военной агрессии. Политики на Аритэ прекрасно пользовались своим исключительным положением, давно став своеобразным арбитром в межпланетных спорах.
        Брик считал, что Антону и Сету просто необходимо иметь связи на Аритэ. Они получали надежную базу для отдыха. Кроме того, средства со счетов Антона Брик хотел перевести в банки Аритэ.
        Антон посоветовался с Сетом и согласился.
        Проложили новый курс. До Аритэ звездолет «допрыгал» за неделю. Антон и Сет были в восторге от корабля и возможностей, какими его «накачал» Пилити. Оба очень хотели познакомиться с дельцом, который делал деньги, улучшая и без того прекрасные звездолеты.
        На планету приземляться не стали. Связались со службами космопорта и заказали все необходимое прямо на орбиту. Грузовой кораблик доставил топливо для двигателя и биомассу для синтезатора пищи. Все остальное, что нужно для длительного пребывания в космосе, планировали купить на Аритэ. Обратным рейсом полетели на планету, еле втиснувшись в кабину не предназначенного для этого грузовика. Антон вспомнил московские маршрутки: стоя на ногах и согнувшись крючком, чтобы не стукнуться головой о низкий потолок.
        В здании космопорта договорились о катере, который должен забрать оставшихся на
«Терре» членов экипажа.
        Брик на правах старожила повел всю компанию в город. Для начала они зашли в ближайший ресторанчик, откуда Брик назначил по телефону встречу Пилити.
        Тот появился через полчаса. Брик представил присутствующих, и компания снова уселась, придвинув к столику еще один стул.
        - Так что случилось, дружище? Решил воспользоваться гарантией?
        - Нет, нет, Пилити! Корабль в порядке. Моим друзьям требуется поддержка. Сможешь помочь?
        - Твои друзья - мои друзья! Что нужно?
        - Помоги с документами. Личные карточки, с гражданством Аритэ и переделай документы на мой корабль.
        - Кто меняет гражданство?
        - Антон и Сет. А корабль оформить на Антона. Сможешь?
        - Да не вопрос. Тебе документы как, по высшему разряду, самые лучшие?
        - Конечно, - засмеялся Брик. - Как всегда.
        - Да я серьезно. На пару дней останьтесь, и все будет оформлено официально. Как вас будут звать, принципиально? - Пилити посмотрел на Антона и Сета.
        Те покачали головами.
        - Ну и отлично, я вам попроще имена подберу, чтобы не было подозрений. А теперь приглашаю вас посетить самые веселые заведения Аритэ! Добро пожаловать на самую беззаботную планету Галактики!
        Это была чуть ли не основная статья доходов планеты. Увеселительные заведения привлекали искателей приключений со всей Галактики. Брик с удовольствием заметил несколько новых покерных клубов на центральной улице столицы.
        Празднично одетые люди, шум и смех на улицах, объемные рекламы, висящие на перекрестках. Запах еды из ресторанов и ароматы цветов, которыми торговали на каждом углу. Все это слишком контрастировало с жизнью, которую Антон, Сет и Ишли вели в последние недели. Пилити явно старался произвести на них впечатление, и это ему удалось. Лучшие рестораны, посещение театра и красивейшие женщины планеты никого не оставили равнодушным. Брик так вообще решил остаться и погостить еще недельку.
        На следующий день все было готово. С утра сходили с Бриком оформить банковский счет в Государственном банке Аритэ. К счастью, в сфере банковских операций на планете были почти швейцарские порядки, и документы никто даже не спросил. Антон попрощался в холле гостиницы с первым экипажем «Терры-2» и обнял Брика. Договорились, что через год они снова встретятся на Аритэ. Сет продиктовал координаты пары независимых планет, на которых они планировали устроить что-то вроде перевалочных баз, где можно будет отдыхать от полетов и чинить корабль, если возникнет необходимость в этом. Еще раз обнялись и втроем сели в машину, которая довезла их до космопорта. Челнок за полчаса забросил их на орбиту. Перетащили через стыковочный шлюз коробки с вещами, купленными на Аритэ, и поблагодарили пилота.
        Еще десять минут ушло на задраивание люка и переноску вещей в каюты.
        Сет приступил к проверке систем корабля. Все было в порядке, и он сообщил Антону, что можно стартовать.
        - Ишли, нужны координаты Тики-второй. Наизусть помнишь или в справочнике посмотреть?
        Ишли замялся на секунду и сказал:
        - Помню… А нельзя сначала на одну из ваших будущих баз заскочить… Я хотел бы попросить у вас кое-что купить для меня… Это совсем недорого, пожалуйста!
        - О чем ты говоришь! - Антон даже обиделся. - Нам денег, которые перечисляет Брик, никогда не потратить. Я вообще хотел предложить тебе помощь. Вернее, не тебе лично, а твоим товарищам. Думаю, противодействие, которое вы оказываете Корпорациям, совсем не дешево стоит?
        - Это верно… Примем любую помощь с благодарностью, если честно. Но пока ограничимся тем, что я попрошу. Ладно?
        - Конечно. Продиктуй Сету координаты, а маршрут он проложит, чтобы перед Тики устроить промежуточную посадку.
        Оказалось, что Тики находится практически на другом конце Галактики. Полет должен продлиться не меньше двух недель только до базы. Еще несколько дней уйдет на то, чтобы добраться до Тики. Но спешить никому, кроме Ишли, было некуда, и Антон даже порадовался, что полет затянется. Ишли был отличным собеседником и прекрасным другом. Вместе они немало пережили, и будет жаль расставаться.
        Чтобы занять себя, в одной из кают решили восстановить маленький спортзал. Работали не спеша и закончили за день до посадки. Основной темой разговоров все это время было обсуждение, чем Антону и Сету заняться после того, как Ишли окажется дома. Сет предлагал доставлять небольшие грузы в отдаленные районы, в чем всегда была нужда на бедных планетах, не имеющих своего флота, или возить в те же экзотические районы туристов. Оба варианта нравились Антону, да он и сам считал себя в какой-то степени туристом.
        Наконец прибыли к планете, которая даже не имела названия, а просто координатный код SWOP-2009. Объяснялось это просто. Планета была заселена только из-за удобного расположения на пересечении коммерческих космических маршрутов. Несколько предприимчивых бизнесменов построили на природном каменном плато здания технических служб, поставили излучатели дальней связи и оборудовали хранилища топлива. Здания кабаков, гостиниц и борделей появились позже, словно сами собой. Незаметно планета получила еще один статус. Тут нанимались на работу и вербовались в наемники. Постоянное население единственного поселка планеты не превышало десяти тысяч, но вместе с искателями работы или приключений достигало пятидесяти. Нравы царили свободные, как на Диком Западе в Америке позапрошлого века, зато на планете можно было купить все что угодно.
        Ведомые по радио диспетчером, посадили «Терру». На планете царила настоящая зима со снегом и метелью. До здания порта их подбросил автомобильчик. Церемония таможенного контроля заключалась в том, что у них спросили, хватит ли топлива, чтобы взлететь с планеты, и предложили оплатить стоянку корабля. Взамен дали напрокат три теплые куртки, шапки и перчатки.
        Первым делом отправились в магазин одежды и купили все необходимое для посещения холодных планет. Там же Ишли предложил купить и комплект для жарких стран, в том числе репелленты, противомоскитные сетки и даже автоматическое оружие. За оружием пришлось идти в другой магазин, но друзья решили, что Ишли прав и кто его знает, где им еще доведется побывать?
        Для себя Ишли попросил приобрести разное туристическое снаряжение. Палатку, надувную лодку, несколько охотничьих ножей и походную посуду. Еще купили концентрированные продукты и шоколад, которые могли храниться месяцами даже в жарком климате. Антон не мог понять, зачем Ишли все это, но потом решил, что тот собирается вести у себя дома жизнь настоящего подпольщика.
        Погрузили все в нанятое такси и отвезли на корабль. Поблагодарили за теплую одежду служащих космопорта и решили перед отлетом посидеть в местном баре. Единственное, чего не хватало космическим путешественникам, - это общения с людьми, и отказывать себе в этом перед очередным перелетом не хотелось.
        Бар оказался таким, как его и представлял Антон - сумрачное помещение модульного типа. Длинный зал с барной стойкой у входа. Тусклое освещение немного сглаживало впечатление от стен, выкрашенных в грязно-зеленый цвет, и ржавого металлического пола из решетки с мелкими ячейками.
        Несмотря на ранний час, бар был полон. Стоял гул, кто-то уже пел песни, кто-то ругался в полный голос. Разноцветный дым поднимался от столов, наполняя помещение дурманящими ароматами. За стойкой сонный толстяк в белом мешковатом комбинезоне, нуждающемся в стирке, грязной тряпкой протирал стаканы.
        - Что желают господа пилоты? - На толстяка явно произвел впечатление подтянутый вид троицы и аккуратная одежда.
        Сет заказал для всех слабоалкогольный напиток, который на многих планетах стал аналогом пива, и фирменное блюдо заведения для каждого. Бармен молча подал кружки с напитком и вдруг заметил белую татуировку на запястье Ишли - какой-то сложный узор, браслетом опоясывающий руку. Настроение хозяина заведения мгновенно изменилось. Он весь подобрался и уже без всякого дружелюбия проворчал, понизив голос:
        - Шли бы вы отсюда, господа хорошие! Здесь вам не место…
        - Это почему? - удивился Сет.
        - Или он пусть уходит. - Бармен кивнул на Ишли и отвернулся, показывая, что больше ничего объяснять не будет.
        Антон пожал плечами и пошел в глубь заведения, высматривая свободный столик. Нашли почти в самом конце зала. В ожидании еды потягивали напиток из толстостенных бокалов зеленого стекла. Жилистая бабища, наверное, жена бармена, принесла три тарелки. Фирменное блюдо, на удивление, оказалось вкусным, чего нельзя было ожидать, судя по внешнему виду заведения и его непритязательным завсегдатаям.
        Один из них, плюгавый мужичонка с прилизанными волосами, только что вышел из туалета рядом с баром. Подтягивая штаны с растянутыми коленями, он пытался закинуть лямку штанов на плечо. Но все его попытки были тщетными. Держаться на ногах и одновременно совершать такое сложное действие явно было ему не под силу. Потоптавшись на месте, мужик несколько раз крутанулся вокруг своей оси, но лямку так и не поймал.
        Плюнул на свою затею и с улыбкой идиота пошагал, пошатываясь из стороны в сторону, в конец зала, где коротала утро компания таких же забулдыг. Пробираясь на свое место, у него хватало ума извиняться и раскланиваться на каждом шагу. Но природа брала свое, и силы покидали его. Доковыляв до столика наших друзей, он потерял равновесие и раскроил бы себе голову об угол, но Ишли, опрокинув свой бокал, успел подхватить его.
        - Спасибо, мистер! Позвольте пожать руку моего спасителя! - пьянчужка протянул руку Ишли.
        - Все нормально, приятель, будь осторожнее! - Ишли салфеткой промокнул пятно на брюках и пожал протянутую руку.
        - Что?! Ты, недоносок! Не смей протягивать ко мне свои лапы! - С перекошенным от злобы лицом мужичок отшатнулся от Ишли. Засунул руки в карманы, и подтянул съехавшие было штаны. Обернулся к столику, где сидели его притихшие приятели, и произнес, цедя сквозь губу, упиваясь собственной значимостью:
        - Эй, ребята! Посмотрите, кто здесь! К нам пожаловал шпион недоносков! Ты трахаешься с гусеницами, скотина?! За сколько кредитов продал наши планеты?
        Весь бар словно взорвался. Посетители повскакивали с мест и начали орать, брызгая слюной и проливая спиртное из стаканов:
        - Пошел отсюда! Скотина! Оставь нам наших детей! Убирайся в свои джунгли! Вон! Вон отсюда!
        Толпа бесновалась и топала ногами.
        Антон растерялся. Внезапная вспышка гнева сначала мужика, а затем и всего бара ошеломила его. Что случилось? Может, виноват цвет кожи Ишли? Но и других черных в баре немало…
        Сет не растерялся. Сделав знак Антону, схватил за локоть Ишли и потащил к выходу, отбиваясь от протянутых к ним рук. Антон бросился следом, пригибая голову. Один раз он все-таки получил кулаком в ухо. Не отвечая, добежал до вешалки и, сорвав куртки друзей, выскочил за дверь.
        На ходу попадая в рукава, побежали к зданию порта. Взяли стоящую на краю летного поля машину и попросили водителя отвезти их к «Терре».
        Через десять минут, запросив разрешение у диспетчера, Сет поднял звездолет на орбиту. Дождался перехода в П-режим и повернулся в кресле к Ишли и Антону. Посмотрел на Ишли и спросил:
        - Ничего не хочешь сказать?
        - Н-нет.
        - И что такое они орали про тебя?
        - Ну-у… Наверное, нужно было рассказать вам раньше. Жителей Тики не очень-то любят в этом районе. Да и не только в этом… Наверное, завидуют, что нам помогли Корпорации.
        - Да? - Сет приподнял бровь. - Я думаю, про это уже давным-давно забыли бы…
        Ишли начал бормотать что-то про историю, про слухи, распускаемые Корпорациями, и про завистников, которым никто не помогает. Он говорил все тише и тише и наконец замолк.
        - Ну ладно, - попытался Антон разрядить обстановку. - Ничего страшного не произошло, верно?
        - Я… - Ишли встал и замер, словно подбирая слова. Но, наверное, передумал. - Я… я пойду к себе.
        Сет проводил его взглядом и спросил:
        - Что ты об этом думаешь?
        - Я? А что я должен об этом думать? Пьяный болван…
        - Ну что ж, если ты так думаешь…
        - А ты?
        Сет только пожал плечами и отвернулся к пульту, делая вид, что проверяет показания приборов. Антон покачался на каблуках, засунув руки в карманы. Посмотрел на напряженную спину приятеля и пошел в спортзал, позаниматься на тренажерах.
        Глава 12

        Солнечная система планеты Тики-второй ничем не отличалась от тысяч других. Разве что голубым солнцем, в несколько раз превосходившим земное по яркости. Семь планет. Жизнь зародилась на двух из них. Первые пять планет были выжжены своей звездой и представляли собой пустыни, более или менее раскаленные. На шестой, считая от солнца, дело дальше микробов не пошло, а вот на седьмой развились сложные формы жизни. Ишли жадно рассматривал планету, словно видел ее в первый раз. Рассматривать, собственно, было нечего. Серая пелена плотных облаков скрывала ее. Кое-где над облаками виднелись вершины гигантских горных пиков со снежными шапками, а местами, сквозь редкие разрывы в облаках, синели океаны Тики.
        - Нет сигнала космопорта! - встревоженно произнес Сет, пилотировавший корабль.
        - Это даже лучше. Мне нельзя в космопорт. Сядем на старом аэродроме, ладно?
        - Ты уверен? Это небезопасно…
        - Риск невелик, я знаю, где это. Видишь три вершины? Аэродром слева от крайней. Там все могло зарасти зеленью, но, думаю, ты легко справишься…
        Звездолет начал снижаться, словно погрузившись в вязкую вату. Сет напрягся, по лицу катились капли пота. Но ничего страшного не произошло. Корабль пробил слой облаков и завис над зеленым морем, с одной стороны упиравшимся в основание гор.
        - Туда, к горам. Аэропорт должен быть виден… - Ишли весь подался вперед, глядя вниз.
        Звездолет снизился, и Антон увидел огромные деревья. Подлесок из кустарника и лиан заполнял почти все пространство между лесными гигантами.
        - Должно быть, здесь много всякой живности, Ишли?
        - Должно быть…
        Сет быстро глянул на Ишли и тут же отвел глаза, сосредоточиваясь на управлении кораблем.
        Между деревьями показался просвет, и Ишли закричал, показывая пальцем:
        - Вот он! Я же говорил!
        Покрытие аэродрома, некогда идеально ровное, было порядком разрушено пробившимися растениями. Кустарник и даже небольшие деревья тянулись к солнцу, выворачивая бетон и асфальт целыми кусками. Стелющиеся растения почти целиком покрывали аэродром, и от этого казалось, что звездолет завис над гигантским болотом, покрытым ряской, над которым кое-где поднимались деревья и кусты.
        Сет выбрал самый непострадавший участок взлетной полосы и посадил на него звездолет.
        Ишли вскочил с кресла и возбужденно закричал:
        - Открывай люк! Наконец-то я дома! Пойдем посмотрим!
        Сет и Антон повернулись в креслах и не спеша отстегнули ремни. Первым начал Антон:
        - Ишли, послушай… Ты что-то от нас скрываешь?..
        - Да спроси его прямо, зачем он нас сюда затащил? - жестко произнес Сет, исподлобья глядя на Ишли. - Это ловушка?
        - Что ты говоришь?.. Я не понимаю тебя…
        - Не понимаешь?! - завелся Сет.
        - Подождите, ребята! Сет, успокойся! Ишли, мы не дураки. На Тики-второй есть космопорт, и нас засекли бы, как только мы вышли из П-режима. Может, расскажешь? И про скандал в баре. Ты ведь что-то скрыл от нас?
        - Ребята, извините. - Ишли опустил голову. - Нужно было вам раньше сказать. Это… Это на самом деле Тики… Только первая…
        - Я так и думал. Я помню, что ты мне в тюрьме рассказывал про яркую звезду, это голубое солнце, не так ли?..
        - Подожди, Антон. Лучше пусть расскажет, зачем? Зачем он тебя затащил на планету, которая является закрытой для посещения? Корпорации запретили им тут жить! Мы погибнем от радиации! Или еще от какой-нибудь гадости… Тут же все заражено!
        - Сет, ты что? Как можно? Разве я смог бы так поступить, после всего что было? Нет тут давно никакого заражения, это вранье!
        - Вранье? Дыма без огня не бывает, - не сдавался Сет.
        - Погоди, Ишли. Ты хочешь сказать, что версию с радиоактивным заражением поддерживают специально? - поинтересовался Антон.
        - Конечно. Я это точно знаю. За сто лет фон, конечно, остался, но не очень опасный. Ди-Сайнс уже несколько раз отправляли сюда экспедиции. Помнишь, я рассказал тебе про Алиенов? Ну, тех странных пришельцах с неизвестной планеты?
        - Да… - сказал Антон, начиная догадываться.
        - Алиены оставили послание, которое мой народ хранит в тайне. Меня поэтому и захватили агенты Ди-Сайнс в качества заложника. Мы верим, что они вернутся. В то давнее время мы не были готовы говорить с ними на равных. Не готовы и сейчас. Но придет и наш час! Не развитие техники определяет прогресс цивилизации, а что-то другое, нематериальное. Мы верим в это. Как верим и в то, что нас найдут. Или мы их найдем, когда будем готовы! - Ишли поднял голову и взглянул Антону в глаза. - Я верю.
        - Вы меня извините, - вмешался Сет. - Все это очень благородно звучит… Но зачем ты Антона сюда затащил, можешь сказать?
        - Разве я не сказал? - удивился Ишли. - Чтобы показать Антону, и тебе тоже, послание.
        - Показать?! Ты знаешь, где оно?
        - А иначе для чего бы мы сюда летели?
        - И где это послание?
        Ишли вздохнул.
        - Это самая большая проблема. Послание спрятано в горах, и идти туда придется пешком. Сначала джунгли, потом горы… Его еще нужно отыскать.
        - Ну, ладно. А как ты объяснишь скандал в баре?
        - А никак. Тату на руке - знак моего народа, вернее, знак посвящения в тайну. Остальное сами увидите. Так как?
        - Я согласен, - проронил Антон. - Да я на руках пойду, чтобы приобщиться к подобной тайне. Сет, подождешь меня?
        - Еще чего, - проворчал Сет. - Я тут один не останусь. Ничего с «Террой» и без меня не случится. Я с вами!
        - Значит, опять вместе? - с облегчением улыбнулся Ишли.
        - Получается, так. - Антон подмигнул Ишли, хлопнул по плечу Сета и пошел собирать вещи.
        Свой рюкзак Антон собрал быстро, но по настоянию Сета пришлось заняться частичной консервацией корабля. Обесточили системы жизнеобеспечения, перевели в режим ожидания почти все блоки памяти компьютера, вывели на минимальное потребление энергии двигатель.
        Упаковали снаряжение, приобретенное на SWOP-3009, и посмеялись над тем, как их развел Ишли, заставив купить все, что необходимо для путешествия по джунглям.
        - Палатка, репелленты, это я понимаю. А лодка зачем? - Сет с усилием трамбовал рюкзак.
        - Увидишь, пригодится, - посмеивался Ишли.
        - Все-то у тебя тайны, нет чтобы ответить по-человечески…
        Занятые хлопотами, не заметили, как наступил вечер. Начинать поход было глупо, и ночь провели на корабле.
        Наутро Антон проснулся первым и вышел из корабля. Над полем, в метре от земли, стелился слой тумана, выше - еще один. Сколько этих слоев, как высоко они поднимаются, видно не было. Странным казался мир, словно обрезанный сверху и снизу. Где-то вдалеке раздался крик неведомой птицы и тут же оборвался, словно увязнув в тумане. В воздухе пахло сыростью и прелыми листьями. Болото, да и только…
        Антон зябко поежился и пошел будить товарищей.
        Выступили через час. Антон, к которому полностью вернулись силы «паука», нес рюкзак с палаткой и лодкой. Туман к этому времени поднялся выше деревьев, а может, и совсем исчез, слившись с облаками. Они сплошным ковром закрывали небо, но все равно было очень светло - солнце Тики намного ярче земного. Уходя, Сет задраил люк, ввел код доступа.
        - Куда идем? - спросил Антон.
        Ишли посмотрел в сторону гор и махнул рукой:
        - Туда. Дорогу, как вы понимаете, я знаю только в теории. Сейчас войдем в седловину между во-о-он теми горами, потом наверх, до знака, я его покажу, как только увижу.
        - Подождите, я же могу посмотреть! - Антону пришла в голову новая мысль. Он опустил на землю винтовку и скинул рюкзак. Взлетел выше линии верхушек деревьев и разочарованно вздохнул. Кроны деревьев, переплетаясь ветвями, создавали плотный сплошной ковер, сквозь который разглядеть что-то было нельзя.
        Антон, смущенный неудачей, спустился к товарищам. Ишли захлопнул рот и сглотнул слюну.
        - Надо же, не врут, значит… - Вид у него был довольно глупый.
        Сет помог Антону водрузить обратно на плечи рюкзак, подал винтовку и усмехнулся.
        - Слушай, все время хотел тебя спросить… Тебе твое летанье хоть раз помогло?
        - Сам дурак. Я один раз спас на Земле ребенка. - Антон наморщил лоб. - Себя один раз… И вас один раз, от бродяжек, забыл?
        - Все, двинули, а то еще на один день останемся.
        За десять минут пересекли летное поле и ступили под сень зеленых исполинов. В лесу было темно и сыро. Антон оглянулся на корабль. На штыре антенны коротковолновой связи уселась маленькая фиолетовая птичка и деловито чистила перышки.
        Глава 13

        Лес, которому радиация, совсем недавно сжигавшая все вокруг, словно дала новую силу, оказался довольно негостеприимным. Под кронами было темно, как будто уже наступил вечер, и очень душно. Ветер не проникал сквозь стену деревьев.
        Зато в воздухе кружилось огромное количество насекомых. К счастью, они не жалили, но и не реагировали на репеллент, которым все намазались. Их постоянно тянуло попасть в глаза, залезть в уши и поползать за шиворотом майки. Частично проблему сняли накомарники, но под ними стало еще жарче.
        Идти быстро мешал подлесок. Кустарник, на удивление, проблем не доставлял, он был очень хрупким, и пройти сквозь него было несложно. Зато вьющиеся растения разных видов, от тонких нитей, свисающих с ветвей, до толстых, в руку, лиан, оказались очень прочными. Сначала пробовали прорубать путь охотничьими ножами, но скоро плюнули и начали просто искать дорогу в обход.
        Антону приходилось все чаще и чаще подниматься над деревьями, высматривая горные пики, чтобы не сбиться с пути. Путешествовать по джунглям Ишли раньше не приходилось, и про компас он просто забыл.
        Под ногами хлюпало и чавкало. Опавшая листва просто не успевала высыхать в этом влажном климате, и повсюду чувствовался запах гниющих растений.
        Единственное, что радовало Антона, как человека, время от времени выбиравшегося в студенчестве в походы, что в лесу совсем не было ни валежника, ни мертвых деревьев. Словно все выросло за последние тридцать-сорок лет в пустом поле. Может, так и было?
        Не успели они отойти и пяти километров от корабля, как пошел дождь. Сначала они даже не поняли, что это. Где-то высоко в кронах деревьев послышался равномерный гул, словно включили гигантскую газовую горелку. Антон с опаской взлетел и попал под дождь. Сначала капли не проникали вниз, сдерживаемые гигантскими зонтиками деревьев, но со временем вода, накапливаясь где-то наверху, резкими потоками низвергалась вниз. Путешественники пытались уворачиваться от внезапных водопадов, но после пары попаданий в каждого плюнули и перестали обращать внимание.
        - Ишли! У вас всегда был такой климат или после войны изменился?
        - Я в то время не жил здесь, сам понимаешь. Но старики говорили, что было жарко и солнечно. Темный цвет кожи может появиться только от солнца. Мне кажется, что стало прохладнее и более влажно.
        - Наверное, парниковый эффект.
        - Да, жаль только, что неба совсем не видно. На фотографиях, которые у некоторых остались, небо синее-синее…
        Дальше шли молча, чтобы беречь дыхание. Было трудно дышать, пот и вода с деревьев ручьями стекала по лицам, все поминутно утирались. Шли все медленнее, и вскоре Ишли скомандовал:
        - Все, привал! Не могу больше.
        Повалились прямо на землю, освобождаясь от лямок рюкзаков. Тяжело дыша, Ишли достал флягу с водой и пустил по кругу.
        - Неласково тебя родина встречает, - засмеялся Сет.
        - Ничего, ближе к горам подойдем, там посвободнее будет. - Антон откинулся на спину и закрыл глаза. - Дождь вроде кончился… Тихо кругом…
        Вдруг он рывком сел.
        - А почему стало так тихо?!
        Действительно, дождь перестал барабанить сверху, но пропали и звуки, окружающие их до этого: щебетанье и чириканье птиц, и свист мелких грызунов, то и дело шнырявших под ногами. Только насекомые продолжали жужжать и свистеть, то со стуком, то с мягким шлепком врезаясь в путешественников.
        Все вскочили на ноги и схватили винтовки. Непроизвольно встали спина к спине, шаря глазами по стене зелени, окружающей их со всех сторон. Ничего подозрительного видно не было.
        - А может, это просто… - начал было Сет.
        Антон поднял руку, требуя тишины. Что-то на границе восприятия… И тут до него дошло, что он не слышит, а чувствует звук. Он лег ничком и приложил ухо к земле. Сразу услышал тяжелый топот множества ног, явно двигающийся в их сторону.
        - Что… Что это? - испуганно спросил Ишли. Он и Сет последовали примеру Антона и теперь тоже все слышали.
        - Не знаю. Но лучше забраться повыше.
        Взлететь с большим грузом он не мог, но поднять рюкзаки и повесить их на деревья его летных сил хватило.
        Ишли и Сет забрались на дерево и уселись рядом с вещами, придерживая их, чтобы не свалились. Антон попробовал было взлететь, чтобы увидеть, кто издает звуки, распугавшие весь лес, но опять ничего не смог разглядеть сквозь зеленый ковер.
        Он спустился и сел рядом с друзьями, облюбовав себе ветку покрепче.
        Приближающийся звук теперь был хорошо слышен. Он многократно отражался от деревьев, и стало совершенно непонятно, где его источник и куда он движется. Прошло еще пять минут. Гул нарастал, заставляя учащенно стучать сердца.
        Наконец метрах в десяти от дерева, на котором они сидели, подлесок как будто взорвался. Его, словно линию фронта, прорвали живые танки, несущиеся куда-то сломя голову. Животные эти походили на земных буйволов. Раза в три крупнее, но более поджарые и приспособленные для такого бешеного бега по лесу. Крупная голова с небольшими острыми рожками на массивном лбу, черный антрацит влажной атласной кожи без шерсти, под которой играли напряженные веревки мышц, крепкие ноги с широкими копытами, - животные были величественно красивы. Динамика и мощь. Поток, постепенно расширяясь, достиг уже их дерева, а через секунду сотни буйволов начали огибать его с двух сторон. Это было страшно, но это было красиво!
        Антон и сам не мог бы сказать, когда он вскочил на ноги и принялся орать от восторга, размахивая кепкой, сорванной с головы. Что-то орал Ишли, Сет показывал куда-то, подняв к Антону смеющееся лицо, но все заглушал гул несущихся живых торпед, топот копыт, шум дыхания и треск сметаемого этой волной подлеска.
        Стадо уже начало редеть, было ясно, что еще несколько секунд, и все кончится, но одно животное, пробегающее в пяти метрах от их дерева, вдруг чего-то испугалось и шарахнулось в сторону. Толкнуло соседа, и весь поток внезапно смялся, несущиеся животные пытались сохранить траекторию и отчаянно загребали копытами, так что во все стороны летели комья влажного грунта. Поток почти выровнялся, и лишь один буйвол, оказавшийся ближе всего к их дереву, оттертый могучими тушами вбок, со всего маху врезался в ствол. Несчастное животное перевернулось, нелепо вздернув в небо задние ноги, и грохнулось замертво.
        От столкновения содрогнулось все дерево. Сверху посыпались листья, сучья, хлынула задержавшаяся где-то в вышине вода. Рюкзак Сета, который он инстинктивно отпустил, хватаясь за дерево, потерял равновесие и начал падать. Сет попытался на лету поймать его, но не удержался и полетел следом, неловко взмахнув руками.
        Пробегающий под деревом буйвол, уже один из последних, небрежно махнул головой, и Сет, поддетый рогом, отлетел бы в сторону, под ноги другому, но успел зацепиться одной рукой за ствол дерева и, крутанувшись, свалился вниз.
        - Сет! - заорали Антон и Ишли, перекрывая остальной шум.
        Но тот уже отполз за дерево и встал за ним, как за надежной преградой. Пронеслись последние черные молнии, и шум, удаляясь, начал глохнуть. Антон и Ишли чуть не свалились с дерева, спеша к Сету.
        - Ты как?! Все нормально?! - перебивая друг друга, кричали они, заглядывая ему в глаза.
        Сет побледнел от пережитого шока, но особо не пострадал. Буйвол, отбросив его, пробил кожу на левом боку, но ребра вроде бы уцелели. Пара синяков да ободранная ладонь вообще не заслуживали внимания.
        - Вроде счастливо отделался, - смущенный своей неловкостью, оправдывался Сет.
        - Да уж. - Ишли достал аптечку, продезинфицировал рану и наклеил пластырь. - Хорошо, что аптечку догадались взять…
        - Зато смотрите, какую дорогу нам приготовили! - начавший отходить от шока Сет показал на туннель, пробитый телами буйволов. Антон засек направление туннеля и взлетел. Сверил с направлением на горы и сказал, спускаясь:
        - Почти куда надо. Пойдем за ними, сколько можно, а там видно будет. Все лучше, чем петлять, обходя лианы.
        С ним согласились и решили, раз уж все равно потеряли столько времени, перекусить.
        Антон попробовал развести костер, думая о предстоящей ночевке, но ничего не вышло. Сучья, валяющиеся на земле, были настолько сырыми, что, казалось, сдави рукой - и потечет вода. По совету Сета, Антон взлетел и, присмотрев несколько мертвых веток, сбросил их вниз.
        Это помогло. Развели небольшой костерок и сварили из концентратов суп. Поели, сполоснули тарелки, стряхивая воду с кустов, и сложили вещи.
        Снова тронулись в путь. По дороге, пробитой буйволами, пошли намного быстрее. Теперь, правда, приходилось время от времени останавливаться, чтобы очистить налипшую на ботинки грязь - перемолотая копытами земля превратилась в липкую кашу. Но Антон, время от времени взлетавший наверх, с удовольствием отмечал, что подножия гор стали намного ближе.
        Снова пошел дождь. Дорога стала еще хуже, и все старались идти по ее краю, где остались трава и опавшие листья. В молчании, чтобы беречь дыхание, путешественники брели вперед. Местность постепенно повышалась, начали попадаться валуны, поросшие мхом. Путники почти достигли подножия крайней горы. Им предстояло обогнуть ее и подняться на седло рядом с центральной вершиной.
        Начало быстро темнеть. Подыскали место, где два огромных валуна, лежащие рядом, образовали угол, и решили устроиться на привал между ними.
        Антон сбросил сверху сухих веток, с расчетом, чтобы их хватило на всю ночь, и занялся разведением костра. Сет хотел ему помочь, но так устал, что попросил немного времени, чтобы отдохнуть. Ишли занялся едой.
        Антон с тревогой смотрел на Сета, в изнеможении откинувшегося на рюкзак. Сет побледнел и осунулся. Антон положил руку ему на лоб, как делала мама в детстве. Так и есть, горячий.
        - Я ничего, слабость вот только… - виновато улыбнулся спекшимися губами Сет.
        Антон расстегнул его рубашку и сорвал пластырь. Ого! Рана опухла и началось нагноение.
        - Ишли! Иди сюда, посмотри.
        Ишли осмотрел рану и сразу полез за аптечкой. Вставил Сету между зубов небольшую палочку, предупредил:
        - Извини, будет больно. Антон, подержи его. - И полил рану из бутылки. Сет глухо замычал, судорожно стискивая руку Антона.
        Ишли глянул в глаза Сета и, сорвав упаковку со скальпеля, одним движением, по кругу, срезал гноившиеся ткани вокруг раны. Сет выгнулся дугой, не в силах справиться с болью. Антон, как мог, придерживал его. Ишли еще раз залил рану из той же бутылки и полез в аптечку. Достал уже заправленный антибиотиком шприц и вколол Сету в плечо. Подумал, глядя на бледного, как мел, товарища, и повторил укол у самой раны.
        Антон и Ишли разложили палатку и перенесли туда Сета. Он немного пришел в себя, но по-прежнему тяжело дышал, время от времени сжимая и разжимая кулаки. Даже показалось, что он немного порозовел.
        - Сет, - позвал тихонько Антон и вытер капли с лица товарища, - все будет хорошо, Ишли антибиотик тебе ввел, утром будешь в порядке.
        Сет улыбнулся уголками рта и слабо пожал Антону руку.
        - Угораздило же… Пока шел, вроде ничего, а остановился - и сдох сразу…
        - Поешь чего-нибудь?
        - Нет, Антон, попить дай, и все. Попробую поспать.
        Антон помог ему напиться воды и вышел из палатки.
        Ишли, сидевший у костра, поднял голову:
        - Как он?
        - Вроде получше, может, уснет.
        Ишли покачал головой:
        - Как я не взял обезболивающее? Хорошо антибиотики были, надеюсь, поможет. Как же так быстро?
        - Сырость, наверное… Дальше что делать будем?
        - До утра посмотрим. Если лучше не станет, придется вернуться. У меня антибиотика всего три дозы осталось. Как я не подумал!
        - Да ладно, не казни себя. Кто знал?
        Ишли пожал плечами и помешал в котелке. Молча поели и убрали посуду.
        - Надо подежурить ночью. Мало ли что, - нарушил молчание Антон. - Давай сначала я, потом ты.
        Палатку решили оставить Сету. Надули лодку, перевернули ее и положили на камни, над палаткой. Костер остался ненакрытым, но это было не страшно, часовой будет подкладывать ветки.
        Ишли улегся сверху спального мешка и вскоре засопел. Антон пристроился ближе к костру, опершись спиной о камень. Положил под руку винтовку и задумался, глядя на огонь.
        Неудачное начало. Вроде идти не так далеко, дня за три можно было дойти, да вот, не повезло Сету. Но ничего, в крайнем случае, они вернутся, Сет отлежится недельку, и пойдут снова. Куда им спешить?
        Между тем наступила ночь, и лес зазвучал новыми голосами. Стрекотали с разных сторон насекомые, звуком похожие на цикад, где-то вдалеке кто-то ухал и иногда пронзительно кричал, словно невидимый охотник настиг жертву.
        Антон передернул плечами. Немного жутковато, особенно из-за того, что вокруг, кроме них, не было ни одного человека. Да что говорить, на всей планете никого не было! Антон подкинул в костер веток и заглянул в палатку. Сет тяжело дышал, но вроде бы спал.
        Антон вернулся к костру. Медленно тянулось время. Это же надо, а ведь совсем недавно на работу ходил, развитой капитализм строил в стране победившей демократии. Что там сейчас дядя Сережа делает? Вдруг вспомнилась Алли. Так и забыл у Сета расспросить, что там у них случилось, как он из своей конторы сбежал?
        Пришло время будить Ишли. Антон тронул его за плечо, и тот, зевая и потягиваясь, уселся у костра. Вместе заглянули в палатку. Ишли послушал тяжелое дыхание Сета и вколол ему в плечо еще один укол.
        - Все, отдыхай. Завтра вернемся на корабль, наверное, придется его нести. Так что давай набирайся сил.
        Антон занял место на спальном мешке и, немного поворочавшись, уснул.
        Проснулся, когда уже рассвело. Удивился, что его не разбудили, и сел, протирая глаза. Ишли сидел, сгорбившись у костра, словно окаменел.
        - Ты чего не разбудил меня? Договаривались же…
        Антон вскочил, резко развел несколько раз руки в стороны, прогоняя остатки сна, и полез в палатку, будить Сета. Нужно было помочь ему умыться и накормить перед дорогой. Антон тронул Сета за плечо и, удивляясь, какое бледное у того стало лицо, тихонько позвал:
        - Сет, вставай!
        Тот не пошевелился.
        - Сет! Да просыпайся, пора!
        Нет реакции.
        - Сет! - уже громче и понимая, что случилось что-то очень плохое, перешел на крик: - Сет! Сет!
        Антон хотел взять его за руку, но, коснувшись ее, почувствовал, какая она холодная и твердая. Непроизвольно отшатнулся и заплакал, размазывая слезы по лицу, и повторял, повторял бесконечно:
        - Сет! Сет! Сет!
        Сколько времени он провел в палатке, Антон не знал. Вылез на четвереньках, высморкался и спросил:
        - Когда?
        - Час, может, два назад… - поднял на него воспаленные красные глаза Ишли. - Это я виноват, я вас сюда притащил…
        - Никто не виноват, это случайность, - твердо сказал Антон.
        Они посидели еще с полчаса молча, отдавая последнюю дань умершему.
        Антон встал и сказал Ишли:
        - Помоги мне, ладно?
        Они аккуратно убрали палатку и расстелили ее рядом с костром. Подняли Сета и перенесли на палатку. Антон достал нож и спросил Ишли:
        - Здесь нормальное место?
        - Да, приметное. Эти два камня, и дерево… По-моему, неплохо.
        - Ладно…
        Антон достал нож, отбросил ногой листья и начертил прямоугольник. Встал на колени и начал неловко ковырять землю, отбрасывая комья и грязь руками. Ишли достал из рюкзака железную миску и присел рядом. Антон посмотрел на него и подвинулся, освобождая место. Вдвоем дело пошло быстрее. Через несколько часов могила была готова.
        Антон и Ишли, перепачканные землей, в грязных потеках, стояли возле тела Сета. Опять пошел дождь, и по лицам стекали капли. Антон кивнул и с помощью Ишли завернул тело в палатку. Подняли и опустили в вырытую яму.
        Антон голыми руками, а Ишли помогая железной тарелкой, начали закапывать могилу. Еще через час Антон ножом нацарапал на гладкой стороне одного из валунов крест. Поднял винтовку и выстрелил в воздух. С соседних деревьев взлетели стайки птиц и заметались меж стволов, оглашая воздух тревожным щебетанием.
        У Антона подогнулись колени, и он без сил опустился на землю. Тело содрогалось, но плакать по-настоящему он уже не мог. Ишли сел рядом, обхватив колени руками.
        Через несколько минут Ишли встал, похлопал Антона по спине и начал собирать вещи. Листьями и травой обтер нож и тарелку, выпустил воздух из лодки и сложил в рюкзак. Разрядил винтовку Сета и сунул магазин в карман. Оглянулся на Антона. Тот уже сидел, безучастно глядя на могилу. Кивнул и начал надевать один из рюкзаков. Ишли взял второй и пошел вперед, не оглядываясь.
        Несколько часов шли молча. Начало темнеть. Ишли обернулся и сказал:
        - Нужно отдохнуть.
        Они выбрали ровную площадку под одним из деревьев и прислонили к нему надутую лодку, уперев ее в нож, воткнутый в землю. Антон заготовил сухих веток, разжег костер и сел рядом с Ишли, который начал готовить ужин. Только получив из его рук тарелку с горячим супом, понял, насколько голоден.
        - Мы обязательно должны дойти до послания Алиенов, что бы это ни было, - пробормотал он.
        Ишли подбросил ветку в костер и кивнул.
        Глава 14

        Командир лагеря полковник Локер сидел в кресле, положив ноги в сапогах на стол. Он раскурил сигару и поморщился. Черт бы побрал эту моду вместе с землянами! Скоро деваться некуда будет от их идиотских привычек. Эти проныры, эти тараканы, которые за деньги мать родную продадут! Говорят, что теперь Мерку пытаются внедрить везде идиотскую карточную игру, неужели им все мало! Единственное утешение, что играть в нее будет только чернь… А курить придется научиться, говорят, весь Генштаб дымит…
        Полковник встал и вдавил сигару в пепельницу. Покачался на каблуках и улыбнулся, глядя на размочаленные табачные листья. Так их!
        Надел фуражку и вышел. Ровные ряды домиков, окрашенные в зеленый цвет, сливались с окружающей зеленью. Полковник пошел по дорожке, посыпанной красным гравием, в конец лагеря, в лабораторию. Прошел несколько шагов и остановился. Лучше сначала к своим, оставим этого урода на потом.
        Сотрудники лагеря старались не попадаться ему на глаза. Он замечал, как некоторые, выйдя из дверей и увидев его, что-то вспоминали и возвращались обратно. Помощник по техобеспечению, которому нельзя было что-то забыть, вытянулся в струнку, проходя мимо. А рожу-то отвернул… Ну, ладно.
        Локер дошел до вагончика, где была смонтирована станция слежения, и толкнул дверь.
        - Смирно! Господин полковник, группа визуального наблюдения продолжает поиск. Результат отрицательный. Обследуемый квадрат Р-235-1. Командир отделения лейтенант…
        - Вольно, вольно, лейтенант Нитц. Без происшествий?
        - Так точно!
        - Вольно, - скомандовал Локер операторам.
        В длинном помещении одна стена была занята большими панелями мониторов. Напротив каждого из них сидел оператор, следящий за перемещениями автономных миниатюрных видеокамер, летающих по челночным траекториям в заданном квадрате. На каждый квадрат отводилось не больше недели. Полковник знал, что если придется проверять все квадраты, то на полное обследование планеты уйдет более трехсот лет. Но приказы не обсуждаются.
        Полковник постоял за спиной оператора, монитор которого показывал все тот же осточертевший всем лес. Целью оператора было заметить и доложить обо всем, что отличалось от естественного пейзажа.
        Локер вздохнул и вышел из станции. Он знал, что персонал лагеря в открытую называл сотрудников станции «бездельниками». К тому же только они, да еще охрана станции, были военными. А это совсем не добавляло дружелюбия в отношения ученых и военных.
«Ты тоже военный», - напомнил себе полковник.
        Ну, да ладно, нечего тянуть. Все равно придется идти. Полковник направился в сторону лабораторного комплекса. На ходу прокручивая в голове предстоящий разговор.
        Сначала зашел в химическую лабораторию. Несколько лаборантов под руководством своего начальника, профессора Смиля, готовили очередную серию опытов.
        При виде полковника лаборанты переглянулись и посмотрели на профессора. Стараясь не обращать на них внимания, полковник как можно дружелюбнее произнес:
        - Добрый день, профессор, есть результаты?
        - Здрасьте, здрасьте. Какими судьбами? - словно не услышав вопрос полковника, проскрипел старый гриб.
        - Да я вроде каждый день захожу, - не смог удержаться от сарказма Локер.
        - Да-да. Продолжайте, - бросил профессор подчиненным и взял полковника за локоть, словно невзначай оттирая его к выходу. - Работа идет по плану, полковник, мы, знаете ли, не на глазок работаем…
        - Понятно, - усмехнулся полковник и вышел из лаборатории. Нет, чудные они ребята, эти головастики. Вроде умные люди, а как дети, право слово…
        Полковник вышел на центральную дорожку и поправил фуражку. А может, ну его? Полковник еще раз вздохнул и повернул налево.
        Стучать в дверь не стал, в конце концов он здесь начальник лагеря. Наверное.
        Пришт, надо отдать ему должное, даже не поднял головы. Продолжал что-то писать, сверяясь с таблицей, подсунутой под лист.
        - Добрый день, господин Пришт.
        - А, это вы? - начальник научной части наконец соизволил его заметить. - Добрый день. Чем обязан, господин полковник?
        - Сами знаете.
        - Нет, что вы! Не догадываюсь.
        - Вчера вы опять не представили отчет. И запретили начальнику аналитического отдела это сделать. Мы с вами не один раз уже беседовали на эту тему.
        - А я вам в очередной раз повторяю, что пока программа этапа не закончена, отчета не будет.
        - Вы обязаны представлять отчет раз в неделю, а не по завершении серии экспериментов, господин Пришт.
        - Я буду представлять вам чистый лист бумаги, господин полковник! - усмехнулся Пришт.
        Локер на секунду закрыл глаза. Ну, ничего, всего два месяца. Еще два месяца…
        - Вынужден подать на вас рапорт, господин Пришт. И буду просить о вашем отзыве с Тики.
        - Срок вашего контракта истекает через два месяца? А не знаете, кого назначат на ваше место?
        - До свидания, господин Пришт.
        Полковник повернулся кругом и вышел. Скотина, все знает и все понимает. Никто его не отзовет, конечно. А вот его самого - да. Его легко заменить. И пять лет его жизни - насмарку.
        Локер вернулся к себе. Заученным движением забросил фуражку на шкаф и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. Поднял трубку телефона:
        - Сержант, приготовьте машину. После обеда съездим к летчикам.
        - Есть, господин полковник!
        Локер положил трубку и покрутил мизинцем в ухе. Славный парень этот сержант, но зачем так орать?..
        Полковник позвонил в столовую и распорядился доставить обед в кабинет. Увидеть сегодня еще раз рожу Пришта было выше его сил.
        Пообедал в одиночестве и вышел из кабинета, направляясь к стоянке. Полдня отдыха! Одни военные, и никаких ученых!
        - Господин полковник! Господин полковник! - Локер повернул голову на крик. К нему подбежал офицер службы техобеспечения. - Вас вызывает генерал Итран, сэр!
        Ого! Канал связи с Ди-Сайнс стоит чертовски дорого! Хорошо, что не успел уехать, вот старик взбесился бы! Впрочем, соединили бы и с аэропортом. Стараясь не переходить на бег, полковник зашел в комнату связи. Ему сразу протянули наушники с кнопкой микрофона.
        Локер дождался, пока офицер выйдет, и щелкнул тумблером.
        - Господин генерал, полковник Локер на связи!
        - Полковник, спутники слежения только что засекли неизвестный корабль класса
«КикДжамп» на орбите Тики. Он совершил посадку в квадрате СF-568-2. План А. Полковник?
        - Да, генерал! Все понял. Выполняю.
        Полковник выглянул из кабинета и сделал знак связисту:
        - Сынок, набери авиационную группу и соедини меня с полковником Авате.
        Интересно, что скажет Пришт, когда узнает. Вот бы посмотреть на его рожу! Полковник подождал, пока опять останется один.
        - Привет, Авате! Только что говорил со стариком. План А. Да, в СF-568-2. Жди команды.
        Локер подмигнул связисту, ожидающему перед дверью, и пошел на станцию слежения.
        - Господин… - опять завелся рапортовать лейтенант Нитц.
        - Все, все, хватит! - Полковник вдруг почувствовал раздражение, глядя на не в меру ретивого лейтенанта. Два года в лагере, а служебного рвения по-прежнему хоть отбавляй. Полковник поймал себя на мысли, что, глядя на ладную, подтянутую и аккуратную фигуру лейтенанта, ищет, к чему бы придраться. Придраться, к счастью, было не к чему.
        - Лейтенант, снимайте людей с дежурства. - И, глядя на округлившиеся глаза лейтенанта, уточнил: - До особого распоряжения.
        Полковник вышел на улицу, дожидаясь, когда группа покинет здание. В лагере уже царила легкая суматоха, переходящая в панику. Научники так и сновали из лаборатории в лабораторию, пытаясь узнать друг у друга, что случилось. Это не шутки. Минута недавно запущенного канала связи с Центром стоила примерно половину годового баланса экспедиции, отнюдь не бедной. Нужно не забыть сделать вливание связистам, уж больно быстро все всполошились…
        - Господин полковник, дежурная группа покинула станцию!
        Полковник кивнул и, жестом позвав за собой Нитца, вошел в помещение.
        - Лейтенант, до отмены распоряжения вы переходите к выполнению задания в режиме особой секретности. Ни с кем не разговаривать, здание станции не покидать. Выполняете только мои приказы. - Лейтенант ел полковника глазами и был готов разорвать любого, кто посмеет занять его место. А что, если все будет нормально, после операции быть лейтенанту капитаном. - План А, Нитц.
        А кем быть полковнику после операции? Кто знает, кто знает…
        Дождавшись, когда Нитц переварит оказанное доверие, Локер распорядился, стараясь не выдать голосом нетерпения или, того хуже, суеты:
        - Дверь отгородите ширмой. Отключите все мониторы. Оставьте один мне, один себе. Мне нужен квадрат СF-568-2. Сколько потребуется времени для переброски видеокамер?
        - Около трех часов, полковник.
        Локер посмотрел на часы. Ну, ночью они вряд ли выйдут, так что все нормально.
        - Выводите камеры в квадрат. Сколько штук хотите задействовать?
        - Как обычно, пять. Но следить будем одной, меньше вероятности, что засекут. Остальные будут следовать в паре километров, для страховки.
        - Хорошо. Как только камеры окажутся в квадрате, сообщите мне. Я у себя.
        Полковник вышел и неторопливо направился обратно в кабинет. Неужели все? Теперь главное не наделать глупостей. Все у него в руках. В кои-то веки у него.
        Полковник вошел в кабинет и снял китель. Повесил на спинку стула и умылся до пояса. Вытираясь полотенцем, посмотрел на себя в зеркало. Мешки под глазами, мокрые волосы слиплись на лбу. Кожа желтоватого нездорового оттенка. «Распустился совсем», - зло подумал он.
        Прошел в каморку рядом с кабинетом. Сел на кушетку и стянул сапоги. Идите вы все! Лег на спину и закрыл глаза.
        Уснуть так и не удалось. Звонок Нитца прервал поток благ, духовных и вполне материальных, которыми полковник себя наградил за это время. Вызвал медика и взял у него упаковку стимулятора и еще одну, поменьше, со снотворным.
        На станции Нитц уже приготовил для него диван, подтащив его к монитору. Сам устроился рядом, в кресле. Вот ведь услужливый кретин…
        Локер уселся и посмотрел в монитор.
        - Где это?
        - Старый аэродром возле горной цепи Римста. Помните, три горы такие симметричные. У них там научные станции разные были, скалолазы соревновались. Глухой район. Мы ведь неподалеку уже работали. У нас по планам года через три должны были его осматривать.
        На мониторе на фоне горной цепи стоял «КикДжамп» во всей красе. Да, умеет Армарс корабли строить, чего уж там. Вот красавец! На земле стоит, а все равно - вроде летит.
        - Люди выходили?
        - Никак нет, я проверил. У них копоть на линии шлюза, когда люк открывают, сразу видно. И трава не примята снизу, видите?
        Полковник только кивнул. А ведь для Флота их Корпорации Армарс отказался такие корабли продать, откуда же этот тут взялся? И кому достанется? Нужно с юристами поговорить. Но это позже, может, его подарят за особые заслуги.
        Полковник начал насвистывать песенку. Лейтенант покосился на него, но промолчал. Посидев полчаса, Локер поднялся и позвонил в столовую:
        - Ужин для лейтенанта на станцию слежения. Нет, я приду.
        Полковник вышел и направился в столовую. Это было единственное место в лагере, где пересекались военные и ученые. Как обычно, военных было очень мало, почти все столики были заняты учеными, для которых это был своеобразный клуб.
        При его появлении гул стих. Не глядя по сторонам, Локер прошел через весь зал и уселся за свой столик. Пробежал глазами меню и показал повару, выглядывающему в низенькое окно раздачи, два пальца. После этого позволил себе осмотреть зал.
        Ага, Пришт здесь, за одним столиком с профессором Смилем и начальником археологов. Пытаются мозговым штурмом понять, что случилось? Ну-ну. Вот до чего гордость доводит.
        Повар принес поднос и поставил на стол. Полковник не спеша развернул из холщовой салфетки приборы и принялся за еду. К нему за столик подсел Пришт.
        - Э-э… Полковник…
        Локер притворился, что вздрогнул от неожиданности, и только после этого оторвался от тарелки:
        - А… Это вы… Что-то срочное? Я ужинаю.
        - Да, но… Что случилось?! - выпалил Пришт. От возбуждения он был весь в красных пятнах. Рубашка, с закатанными до локтей рукавами помята и в пятнах, несколько дней не мытые волосы. Да, хорош начальник научников, это же надо, а ведь раньше он мне нравился…
        - Ничего. Ничего, что вам положено знать.
        С головой у него по-прежнему все в порядке. Сразу все понял. И научный интерес гордость не переборол? Ну и славно. Полковник уткнулся в тарелку, не обращая внимания на ватную тишину в столовой.
        Пришт стиснул салфетку, которую до этого, не замечая, комкал в руках. Еще больше покраснел и встал. Не глядя ни на кого, как до этого Локер, проследовал через весь зал и вышел на улицу.
        За какие-нибудь пять минут зал опустел. Несколько человек внешней охраны сидели за сдвинутыми столами, заканчивая ужин. Полковник усмехнулся, съел все, что осталось на тарелке, кивком поблагодарил повара и пошел на станцию.
        Ничего нового не произошло. Очевидно, экипаж корабля раньше утра не выйдет.
        Полковник вытащил таблетки, стимулятор дал лейтенанту, снотворное принял сам.
        - В шесть ноль-ноль разбудите меня. Если нужно, примете еще таблетку стимулятора. При любом изменении обстановки будить немедленно.
        - Есть, господин полковник! - гаркнул лейтенант, вскакивая с кресла.
        - На корабль смотри, лейтенант, а не на меня, - полковник зевнул и растянулся на диване, не разуваясь. Снотворное подействовало сразу, через пять минут полковник спал. Лейтенант выплюнул стимулятор, который он держал под языком, в урну. Перевел камеру в режим распознавания движения и переключил сигнал оповещения в положение
«вибро». Поставил будильник ручных часов на пять пятьдесят, закрыл глаза и откинулся в кресле, вытянув ноги.
        Наутро полковник разрешил лейтенанту отдохнуть несколько часов и уступил ему диван.
        В восемь утра люк корабля открылся, и полковник вздрогнул от виброзвонка, вмонтированного в кресло оператора. Из люка вышли три человека, снаряженные для похода. Двое белых, один черный, по комплекции явно тикианин. Уже интереснее. Люди потоптались немного перед кораблем и направились в сторону гор.
        Полковник взялся за джойстик камеры и повел ее за троицей, стараясь не приближаться ближе, чем на пятьдесят метров. Когда один из белых, помоложе, взлетел над кронами деревьев, полковник просто опешил. Не думал, что придется хоть раз в жизни увидеть живого землянина. Как он сюда попал? Полковник очень хотел рассмотреть получше и землянина, и его спутников, но боялся не справиться с управлением.
        Наконец проснулся лейтенант. Полковник с завистью посмотрел на него. Надо же, всего три часа спал, а бодр и свеж, будто утренний цветок. Вот что значит молодость.
        Полковник сделал знак лейтенанту и уступил ему кресло.
        - Держитесь как можно ближе. И увеличение по максимуму… Да, так хорошо.
        И какой умник решил, что на камерах не нужен микрофон?
        Путешественники упорно продвигались вперед, землянин время от времени взлетал, сверяя направление. Вдруг вся группа насторожилась и поспешно полезла на дерево. Причина их испуга стала ясна через пятнадцать минут. Огромное стадо местных
«танков», как называли их биологи, мигрировала на горные пастбища. Надо же… Биологи годами за ними гоняются, пытаясь понять направление миграции, а тут на тебе…
        - Вторую камеру подведи поближе и сними так, чтобы людей не было видно. Запись отдашь мне. - Полковник решил, что можно попробовать продать съемку редких животных в журнал.
        Вдруг, когда стадо уже почти прошло, один из путешественников попал на рога
«танку». Слава богу, не негр и не землянин. Кто из двоих был старшим, Локер пока не определил. Дальше вряд ли будет что-то интересное, и, оставив дежурить лейтенанта, он пошел проверить, как работает лагерь. Все, по крайней мере внешне, было в порядке.
        А ведь это последние дни этой экспедиции и этого лагеря. Вот ученые взвоют! Всем понятно, что, прикрываясь поисками следов Алиенов, все они проводили свои исследования. Теперь всему конец. Полковник даже почувствовал… досаду? Он сам не мог разобраться в своих чувствах.
        Просмотрев бумаги, накопившиеся со вчерашнего дня, и сделав необходимые распоряжения, позвонил профессору Смилю:
        - Алло, профессор, добрый день. Как-то вы мне рассказывали про «танки». Я хотел уточнить про тот уникальный яд… Несколько часов? Да, спасибо, это все, профессор.
        Ну, ладно, до утра, значит, можно отдыхать. Что же делать с лейтенантом?
        Полковник вызвал шифровальщика, который и так все уже знал, и поручил ему сменить на ночь Нитца.
        Весь следующий день прошел зря. Белый, как и положено, умер, а его похороны неожиданно затянулись. Получается, этих троих связывает дружба. Любопытно, кто они? Полковник и сам понимал, что интерес у него праздный и он никогда этого не узнает.
        За следующие два дня негр и землянин обогнули первую гору, пересекли долину и начали восхождение на среднюю вершину.
        Пора!
        Полковник приказал включить канал связи, поставил подписи в необходимых документах, подтверждая особую необходимость вызова, и попросил соединить его с генералом Итраном.
        - Господин генерал, они локализованы. Да, вершина 15-23В, по армейским картам. Считаю, больше ждать нечего.
        Полковник выслушал ответ собеседника и сказал:
        - Да, я понимаю… Под мою ответственность.
        Полковник задумчиво посмотрел в окно. Ну, вот и все. Пан или пропал. Принимай решение, полковник!
        Он дал знак дежурному связисту:
        - Соедини с аэродромом. Авате? Полковник Локер. Поднимай самолеты. Под мою ответственность.
        Полковник аккуратно положил наушники, побарабанил по столу пальцами и вышел.
        Глава 15

        Больше всего на этой планете Антону нравились рассветы. Из-за плотного слоя облаков свет почти всегда был рассеянным, тени словно смазывались и скорее угадывались, чем были видны. Даже днем это придавало лесу таинственную торжественность и сказочный вид. Если попадались участки, где на большом протяжении не было подлеска, то казалось, что стволы деревьев нарисованы на холсте, они теряли свой объем и плотность. А голубоватый оттенок местного солнца добавлял картине «стеклянности», делая ее еще нереальней.
        Утром, сразу после рассвета, когда все в лесу замирало перед началом нового дня, Антон садился у костра и смотрел на многослойный, словно пирог, туман. Казалось, что в мире, кроме него, больше никого нет, не слышно было ни звука, лишь изредка, словно стесняясь, падала капля воды, не удержавшаяся на листе.
        Казалось, что так будет вечно, что уже ничего не изменится, и через несколько дней, а может, часов туман проглотит всю планету вместе с Антоном. И это было бы правильно, после того как здесь умер Сет.
        Но становилось теплее, туман постепенно поднимался, и появлялись первые признаки жизни - всевозможная мошкара начинала носиться в воздухе, за ней появлялись маленькие и не очень жуки и мухи, а перед ними, словно открывая бал, насвистывала какая-то птичка, которую Антон так ни разу и не увидел.
        Антон поднялся, отряхнул штаны и пошел за водой. Вчера вечером они наткнулись на ручей, пробивший себе дорогу среди деревьев. По прозрачной воде определили, что он течет с гор. Антон, приобретший некоторую бесшабашность и даже авантюризм, недолго думая, напился из него воды.
        Ишли попробовал вколоть ему антибиотик, но Антон наотрез отказался. Через час, видя, что его не скрутило, он не сидит, страдая под кустиками, и вообще вид имеет довольно здоровый, сдался и Ишли. Они вволю напились. Перед этим, накануне, нехватка питьевой воды уже начала чувствоваться, и за завтраком они решили экономить. Было странно беречь воду в месте, где все было ею пропитано.
        Но Ишли категорически отказался использовать дождевую воду и вдобавок принялся каждый день перед завтраком пичкать Антона горькими таблетками от радиации. Есть тут радиация или нет, перед уходом с корабля они не догадались проверить, а портативного дозиметра у них не было.
        Вернувшись от ручья с котелком воды, Антон поставил его на огонь и засыпал пищевой концентрат, который обоим уже порядком надоел.
        Из палатки вылез Ишли, зевая так, что в челюсти что-то щелкало. Сделав несколько приседаний, он побежал к ручью умываться. Вернулся с более осмысленным выражением лица.
        - Не было никого у ручья, - сказал Ишли. Вчера они не стали разбивать около него лагерь из-за боязни животных, которые могли прийти на водопой. - Тут теперь вообще с животными проблемы. Кроме тех быков, никого больше не видели…
        Ишли спохватился и неловко отвернулся, делая вид, что подкладывает дрова в костер. Эту тему они старались не обсуждать.
        Быстро позавтракали, сложили вещи и отправились в путь.
        Уже второй день они шли по дороге, проложенной местными буйволами. Тропа поднималась в гору, но идти стало легче. Вода не задерживалась на уклоне, и дорога стала заметно суше. На каменистой почве лес изменился, великанов, как в предгорье, почти не было, а подлесок исчез совсем. Кроны деревьев уже не накрывали сплошным шатром небо, и заметно посветлело.
        Антон сделал знак Ишли и сбросил с плеч рюкзак. Взлетел над лесом. В поредевшей листве тропа теперь была хорошо видна. Километрах в семи от места, где они сейчас находились, тропа поворачивала налево, по дуге огибая гору, и поднималась на плато между двумя вершинами, растворяясь в лесу.
        Антон посмотрел в обратную сторону. Бескрайнее ровное море зелени. Ветер гулял в кронах, создавая иллюзию морского бриза. Антону показалось даже, что он увидел просвет аэродрома, где они оставили «Терру», но в следующий момент ветер повернул листья под другим углом, и все опять слилось в сплошной ковер.
        Антон спустился вниз и рассказал об увиденном.
        - Лучше срезать и идти напрямик. Подлеска нет, чего лишние крюки делать?
        - Далеко еще?
        - Если поднажмем, к вечеру должны выйти.
        Они еще немного, словно по привычке, прошли по тропе и свернули налево. К вечеру поднялись на плато и оказались меж двух вершин. Несколько раз видели буйволов, мирно пасущихся среди деревьев. Оказалось, они стремились на плато в поисках пастбищ.
        Лагерь разбили у скалистого склона центральной горы. Было что-то неестественное в этой горной цепи. Антон бывал в Швейцарии, школьником гостил на Алтае и помнил, что так резко, как здесь, граница растительности нигде не обозначалась. Спросил Ишли, тот лишь пожал плечами:
        - Не знаю, Антон, может, от солнечной радиации? А может, горы по-другому, чем у вас, родились.
        Можно было только гадать, но завтра им предстояло начать подъем в гору, практически лишенную растительности. Специального снаряжения у них не было, и Антон надеялся только на свое умение летать.
        Он совсем упустил из виду, что Ишли почти ничего не рассказал о том, куда они должны прийти и как ему узнать это место, если с Ишли что-нибудь случится. Начинать разговор было неудобно, но Антон все же спросил за ужином:
        - Ишли, может, расскажешь, как мы определим, где находится тайна Алиенов?
        - Если бы я знал… - Глядя на удивленного Антона, продолжил: - Звездолетов у нас нет, посещать планету запрещено, и людей, знавших точное место, уже давно нет в живых. Общее направление, общие указания.
        - Так расскажи, что тебе еще известно?
        - Антон, звучит глупо, но мне сказали, что самое главное - подняться на гору по ступеням, а дальше я узнаю место.
        - По ступеням? Но откуда их взять?
        Ишли выглядел виноватым, и Антон почувствовал себя глупо. На что злиться? Его сюда никто не тянул.
        - Не думай, что я не переживаю, но я уверен, что мы обязательно найдем и ступени, и место.
        - Посмотрим… - уже спокойнее протянул Антон. И вспомнил: - Ладно, а лодку-то зачем в горы тащить?
        - Не знаю. - Ишли опустил голову и покраснел. - Старики велели…
        - А, ну тогда понятно. - Антон впервые за последние дни позволил себе улыбнуться. Ну, действительно, Ишли-то в чем виноват? Его народ уже пятьсот лет здесь не был или больше. Будем искать…
        Наутро Антон предложил оставить вещи в лагере, а самим, налегке, провести разведку. Ишли, похоже, готов был на все предложения Антона, лишь бы тот не заводился по пустякам.
        Через полчаса пошли искать ступени. Антон предложил такой способ. Ишли вставал на несколько метров по склону выше Антона, и они, параллельно друг другу, шли в одну сторону метров пятьсот. Ставили знак, поднимались выше и шли обратно. До обеда обследовали приличный кусок склона и перенесли лагерь на пару километров, которые успели обследовать.
        Ишли предлагал подниматься выше примерно стометровой полосы, которую они сейчас обследовали, но Антон не согласился. Если люди намечают начало пути, вряд ли они будут делать его максимально недоступным. Был у него еще один резон. Пока склон был достаточно пологим, и они не особо уставали. Антон хотел предельно сузить район поисков и сделать это максимально комфортно, чтобы сохранить силы. Поиски могли затянуться, а возвращаться сюда еще раз у него желания не было.
        После обеда продолжили поиски. Результатов все не было, и Ишли совсем пал духом. Антон, сразу настроивший себя на долгий поиск, успокаивал его, как мог. Нервы и у него были на пределе. Смерть товарища, гнетущая, навевающая меланхолию обстановка и постоянная сырость кого хочешь введет в депрессию. Антона пока поддерживало обыкновенное любопытство.
        Переночевали в спальных мешках и после завтрака продолжили поиски.
        Удача почти сразу улыбнулась Ишли. Оказалось, что вчера они совсем немного не дошли до нужного участка.
        Это место находилось метрах в ста от подножия горы, где уже не было деревьев и кустарника, а трава росла небольшими пятнами, на грунте, который не успело выдуть ветром или смыть дождями из расселин между камнями.
        Они все время искали ступени, то есть лестницу в ее привычном понимании, а оказалось, что это всего-навсего углубления в камне, облегчающие подъем. Углубления были сделаны очень интересно. Небольшие, сантиметров двадцать в широком месте, овальные отверстия были проделаны под углом в сорок пять градусов влево и вправо относительно поверхности, что совершенно скрывало их от случайных путешественников. Отверстия и сами по себе мало выделялись на фоне скалы, их можно было принять за естественные образования.
        Ишли повезло. Он остановился как раз под лестницей перешнуровать ботинок и случайно поднял глаза вверх.
        - Антон, смотри, я, кажется, нашел ее!
        Антон, стоящий в десяти метрах, со своего места ничего примечательного не увидел. Только подойдя ближе, рассмотрел эту оригинальную лестницу.
        - Здорово! - не смог сдержать он восхищения.
        - Да, раньше люди получше нашего соображали… - Ишли вздохнул, вспомнив, в каком положении находятся сейчас его соплеменники.
        Антон задрал голову и посмотрел наверх. Метрах в пятистах от начала лестницы темнело пятно округлой формы.
        - Смотри, видишь, там, наверху? Что это?
        - Не знаю. Похоже на пещеру…
        - А я сейчас проверю!
        Не дожидаясь согласия Ишли, Антон взмыл в воздух. Да, обычным путем забираться будет непросто. Склон делался все круче, а перед пещерой так и вообще становился почти отвесным. Антон встал на небольшую площадку перед входом и заглянул внутрь. Сразу от входа пещера круто уходила вниз, и дальше десяти метров уже ничего не было видно из-за темноты. Тянуло холодом и тем особым запахом, которым пахнет известняк или мел.

«Надеюсь, монстров там нет», - подумал Антон прислушиваясь. В пещере было тихо, только где-то далеко внизу журчала вода.
        Антон спустился к Ишли.
        - Ну, что там?
        - И вправду пещера. Похоже, очень глубокая. Склон чем выше, тем круче, вряд ли за час доберемся.
        - Ну, - усмехнулся Ишли, - ты-то за минуту управишься. Знаешь, все время чувствую себя лишним…
        - Перестань! Не выдумывай чепухи. Если бы не ты, нас вообще бы здесь не было!
        - Вот именно… - себе под нос пробормотал Ишли, отвернувшись в сторону.
        - Давай спустимся в лагерь, пообедаем и соберем вещи. Не знаю, как долго нам придется пробыть в пещере. Лучше захватим все самое необходимое.
        Они спустились в лагерь, переложили в один рюкзак все, что нужно, а в другой - по настоянию Ишли - резиновую лодку.
        Наскоро перекусили и отправились в путь.
        Глава 16

        Ишли первым, налегке, начал забираться по ступеням. В начале подъема это было нетрудно, склон был достаточно пологим.
        Антон тем временем взлетел на уступ, образованный выступающей из скалы глыбой, метрах в двадцати от начала лестницы. С помощью веревки затащил сначала один рюкзак, затем спустился и привязал другой. Пока он возился, Ишли догнал его. Антон выбрал еще один уступ, выше, и снова поднял вещи. Через полчаса он поместил оба рюкзака в пещере, задвинув их, на всякий случай, подальше от входа.
        Теперь нужно помочь Ишли, который к тому времени едва поднялся на сотню метров. Антон смотал веревку и спустился вниз, приземлившись чуть выше товарища. Не успел он спустить конец вниз, как вдруг услышал звук, странно знакомый.
        Гул, похожий на басовую трубу органа, приближался.
        С ревом, заставившим стать дыбом волосы на теле, мимо пронеслись два реактивных истребителя. Форма самолетов немного отличалась от земных. Они пролетели так близко, что Антона чуть не сдуло потоком горячего воздуха. Он даже успел рассмотреть многоствольный пулемет под крыльями и несколько ракет. От них ощутимо исходила угроза.
        Самолеты скрылись за горой, и Антон стряхнул оцепенение.
        - Быстрее, Ишли! Спускайся вниз!
        Ишли, давно привыкший выполнять приказы Антона, не споря и не рассуждая, начал спускаться. Антон подлетел к нему и схватил за шиворот, страхуя. Они преодолели четверть спуска, когда самолеты вернулись обратно. К реву добавился звук, похожий на захлебывающийся кашель, и Антон дернул Ишли, падая вместе с ним за огромный валун.
        Антон даже сквозь рев самолета и грохот пулеметов услышал приближающийся звук врезавшихся в камень пуль. Вот они пробарабанили по валуну, и на них посыпались осколки камней. Пулеметная дорожка, убегая от них, высекла из камня искры и подняла пыль, которую Антон впервые увидел на планете.
        За первым самолетом в атаку зашел второй, скрывшийся вскоре вслед за первым.
        Не теряя времени, побежали дальше, спустившись еще на несколько десятков метров. Не дожидаясь, пока самолеты приблизятся вплотную, опять спрятались за большой камень и замерли. Первый пилот обстрелял их из пулемета, а второй выпустил ракету. К счастью, стрелок он был очень хороший, и ракета попала точно в камень, засыпав их каменным щебнем и слегка оглушив. Догадайся он выстрелить немного в сторону, им пришел бы конец.
        Антон рванул за руку Ишли, и они сломя голову понеслись под защиту деревьев. Антон надеялся, что кроны скроют их от глаз летчиков.
        Успели пробежать метров пятьдесят в глубь леса и упали под большое дерево, вспугнув буйвола, не знавшего, куда скрыться от рева самолетов. Обезумевшие животные метались по роще, натыкаясь на деревья и испуганно ревя.
        Расчет Антона не оправдался. Самолеты зашли в атаку, стреляя из пулеметов. Очевидно, у них были тепловые датчики. Совсем рядом от беглецов прошла дорожка пуль, на голову посыпались листья и срезанные ветки. К счастью, на этот раз летчик ошибся с целью, и в десяти метрах от них замертво свалился буйвол, прошитый очередью.
        Антон напряженно думал, как спасти Ишли. В этот момент второй самолет атаковал вслед за первым, и Антон решил вернуться на гору, надеясь в паузах между атаками добраться до пещеры. Может, у них раньше кончится горючее?
        Приходилось рисковать. Антон вскочил на ноги и, крикнув:
        - Ишли, быстрее, за мной! Нужно попасть в пещеру! Здесь не скрыться! - рванул обратно, к началу лестницы.
        Пробежал добрый десяток метров, оглянулся… Он был один.
        - Черт, Ишли, быстрее! Пока не вернулись! - Антон рванулся назад к дереву, намереваясь силой тащить за собой друга.
        Антон обогнул дерево и упал на колени, закрывая лицо руками. Крупнокалиберные пули, выпущенные вторым самолетом, перебили Ишли правую ногу в колене. Еще две пули пробили Ишли спину. Из ран толчками выходила густая черная кровь.
        Антон сглотнул, перевернул Ишли на спину и посмотрел в осунувшееся, без кровинки, лицо друга. Пули прошили его насквозь. Он тяжело, прерывисто дышал, в груди что-то булькало и клокотало. Антон приподнял его голову. Лицо Ишли перекосилось, он напрягся, пытаясь что-то сказать… Изо рта хлынула кровь, и Антон почувствовал, что голова, лежащая у него на руке, стала невероятно тяжелой.
        В это время самолеты зашли в очередную атаку. Антон не спеша, чувствуя, что к нему приближается дорожка фонтанчиков из земли и листьев, закрыл Ишли глаза и переместился на площадку у входа в пещеру.
        Оглянулся. Самолеты развернулись над лесом и стали стремительно приближаться. Антон рванул вглубь, споткнулся об оставленные ранее рюкзаки и упал, сбив в кровь колени. В этот момент летчик, решив на этот раз действовать наверняка, выпустил ракеты.
        Взрывной волной Антона отбросило еще дальше от входа, он кубарем полетел по крутому спуску, пролетел несколько метров и, ударившись головой, потерял сознание. Взрыва второй ракеты у входа он уже не слышал.

…Антон открыл глаза. Голова откликнулась болью. Было темно, и где-то рядом он услышал звук текущей воды. Перевернулся на спину и освободил прижатую собственным телом руку. Несколько раз сжал и разжал кулак, дожидаясь, пока к руке вернется чувствительность. В голове тоже немного прояснилось.
        Ишли… Он вспомнил все, что с ними только что случилось. Проклятая планета, забравшая у него двух друзей! Но, чтобы эта жертва не была напрасной, нужно довести дело до конца.
        Антон сел и осторожно развел в стороны руки, пытаясь понять, где он находится. С одной стороны наткнулся на что-то мягкое и подтащил к себе. Антон на ощупь определил, что это один из рюкзаков, к сожалению, тот, где была лодка. Антон встал на колени и начал двигаться по кругу, выставив вперед одну руку. Уперся в каменную стену и повернул в другую сторону. Вот он! Антон открыл второй рюкзак, вытащил фонарь и включил.
        Он находился в небольшой пещере. Скорее даже на площадке, посередине крутого спуска вниз. Площадка, похоже, задержала его падение. И рюкзаков - тоже.
        Антон поднялся наверх. Вход оказался завален камнями. Плевать.
        Светя фонариком под ноги, пошел вниз. На секунду остановился на площадке, но решил, что сначала спустится налегке.
        Спуск, сперва ровный, начал заворачивать направо. Спустившись еще немного, Антон понял, что спуск идет по кругу, как винтовая лестница. В стенах стали появляться трещины, из которых сочилась вода. Журчание усиливалось, и вскоре Антон уже шел, шлепая ботинками по воде. Прошел около десяти оборотов. Вода уже доходила до щиколоток, и пришлось, чтобы не поскользнуться, идти, держась за стены.
        Вдруг поток разделился на две части и потек по двум желобам, справа и слева. Антон вышел в огромную пещеру. Похоже, он оказался у подножия горы, вернее, внутри нее. Перед ним было огромное озеро. Он стоял на краю каменной плиты, на несколько метров выдающейся в озеро. Вот для чего нужна была лодка…
        Антон посветил вперед фонариком. Свет мощного фонаря не доставал до противоположного берега. Ну, раз столько времени тащили эту проклятую лодку, очевидно, нужно попасть на противоположный берег.
        Антон оттолкнулся и полетел над водой. Сколько он пролетел, сказать трудно, он видел только воду под собой, и ориентироваться было сложно. Долетел до противоположной стены, вертикально поднимающейся вверх. Что за черт, ничего нет!
        Так, главное - спокойствие! Фонарь в порядке, так что времени у него полно. Антон отлетел на несколько метров, чтобы осветить большую площадь, и полетел вдоль стены.
        Гладкая поверхность, однородный серо-коричневый камень. Никаких следов или знаков. Долетел до «пирса». Подумал, не вернуться ли, на всякий случай, за вторым фонарем. Осторожность взяла верх. Зная дорогу, Антон обернулся за полчаса. Повесил фонарь Ишли на пояс и полетел в другую сторону от «пирса».
        И почти сразу наткнулся на лестницу в стене. Как было и снаружи, она представляла собой овальные отверстия, выдолбленные в скале. Антон удивился, не понимая, как простой человек сможет взобраться по отвесной стене. Осмотрел одно отверстие и понял, что это не так сложно - по низу отверстия шел валик, дающий хорошую опору рукам.
        Антон взлетел выше. Лестница заканчивалась очередным входом в пещеру. На этот раз она была совсем небольшая, округлая, не больше двадцати квадратных метров. Пустая. Антон опешил. Не может быть! Для чего все это? Все эти смерти? Посмотреть на пещеры, которые какие-то сумасшедшие просверлили в горе? Ради этого погибли Сет и Ишли?
        Он еще раз осветил пещеру. Совершенно пусто. Ровный серый пол, ровные стены. Напротив входа, на стене - из сплошного массива выступает более светлая порода. Это было похоже на косу, сплетенную из пяти или более прядей. Только коса слегка растрепалась, и вместо полосок где-то оказался кружок, где-то полоски вообще не осталось. На сером камне стены светло-серый рисунок почти не выделялся, словно смазанный.
        Антон задумчиво посмотрел на рисунок и вышел из пещеры. У него появилась злость на Алиенов, его начала раздражать вся эта история. Все эти тайны, загадки, что они стоят по сравнению с одной смертью? Если бы он мог все вернуть…
        Хватит с него игр в путешественников. Он переместился в первую пещеру и вытащил из рюкзака нож и железную миску. Переместился к дереву, под которым лежал Ишли. Замер, вслушиваясь в ночной лес. Кругом было тихо. Стрекотали какие-то насекомые, да где-то далеко ухала местная сова.
        Антон пристроил фонарик на низко склонившейся ветке, привязав его своим ремнем. Поправил, направив луч света немного вбок от Ишли. Недавний опыт пригодился, и через три часа он выкопал могилу. Получилась она не очень глубокой, так как на глубине чуть меньше метра пошла сплошная скала. Антон немного подумал и, отцепив второй фонарик, пошел к горе.
        Нашел подходящий камень, килограммов на сорок. Опять повесил фонарик на пояс и понес камень, ориентируясь на свет у дерева. Положил камень у края могилы и пошел за следующим. Наносив порядочную груду, решил, что хватит.
        Опять перенесся в пещеру и вытащил из рюкзака резиновую лодку. Попробовал переместиться. Нет, тяжелая. Вырезал у лодки дно и с ним переместился к телу Ишли.
        Расстелил кусок прорезиненной ткани у могилы и перенес на него тело. Посидел несколько минут, обхватив руками колени. Почему люди, когда умирают, становятся нам еще дороже?
        Начало светать. Антон вздохнул, отрезал ножом небольшой кусок ткани и начал что-то вырезать на нем, время от времени прислушиваясь и поглядывая на Ишли. Через десять минут встал и спрятал ткань в карман. Закрыл Ишли краями ткани и осторожно, встав в могилу, опустил в нее тело.
        Тарелкой засыпал могилу землей и сверху уложил камни. Ножом вырезал на дереве крест и прочитал единственную молитву, которую знал.
        - Прости меня, Ишли… - произнес он негромко.
        Глава 17

        Антон отвязал фонарь, заправил ремень и переместился в круглую пещеру над озером.
        Снял ботинки и поставил их по обеим сторонам от входа. Пристроил на них фонари, так что оба луча были направлены на странный рисунок на стене. Подошел к ней и уселся по-турецки напротив рисунка.
        Вытащил из кармана ткань и сравнил с этим рисунком. Да, он очень напоминал татуировку на руке Ишли. Узор татуировки, из закругленных на концах черточек и кружков, не был симметричным, но оставлял странное чувство гармонии и законченности. На стене же была просто картинка.
        Антон задумчиво смотрел на стену. Чего же от него хотят? Какая связь между татуировкой и рисунком? Похоже, это ключ. А раз ключ, значит, он должен поворачиваться. Антон протянул руку и потрогал рисунок. Ух ты! А он теплый! Провел пальцем по кружку и отдернул руку. Кружок превратился в полоску! Горная порода, выступившая из стены, стала глянцевой и словно растеклась по серому камню основы. Так, а если провести по самой полоске? Полоска сжалась в кружок! Что еще? Антон попробовал подвигать полоски. Если приложить палец к одному из концов, то можно было повернуть полоску вокруг своей оси на девяносто градусов. Оставались еще пропуски в рисунке, где белая порода должна быть, но ее не было. Антон приложил к стене палец и почувствовал тепло. Ага, вот и кружок.
        Ну, все понятно. Нужно «собрать» на стене копию татуировки Ишли. Антон, держа на вытянутой руке сделанную на ткани копию, начал пальцем водить по стене. Хм. Оказалось, что некоторые полоски не изменяются. Как же так? Антон задумался и тут же хлопнул себя по лбу. Вырезанный на ткани рисунок имеет четыре варианта, требуется найти нужный.
        Антон вытащил нож и отметил на стене полоски, которые нельзя изменять. Сверил с рисунком, повертел кусок ткани так и эдак. Нашел совпадение с неизменяемыми элементами и быстро набрал недостающую комбинацию.
        На всякий случай отодвинулся от стены, ожидая чего-нибудь драматического. Ну, стена разверзнется или рисунок засияет неземным светом, и гора исчезнет или просто прилетит волшебник и воскресит его друзей… Но ничего не произошло. Он где-то ошибся?
        Антон встал, разминая затекшие ноги, и выглянул из пещеры. Вот оно что!
        Пещера с озером теперь была видна вся, освещенная неярким светом объемного изображения, висящего в воздухе над водой. Изображение было полупрозрачным. Это была гигантская открытая, обращенная к Антону ладонь, которая через равные промежутки времени «падала», словно хлопая по воде.
        Антон уселся у входа в пещеру, опершись спиной об угол и свесив ноги вниз. Устало вздохнул. Ну, сколько можно! Как надоело все это. Ну, теперь что? Приветствие?
        - Привет! Здрасте! Добрый день! - с паузами произнес он в пустоту. Ничего.
        Антон поднял руку и опустил ее, хлопнув по камню, на котором сидел. Ага!
        Рука исчезла, появились гигантские цифры в кружках, побежавшие в обратном отсчете: три, два, один… Изображение словно дергалось, после цифр по «экрану» пробежали помехи. Имитация кино? Вот затейники, мать их… Антон уже чувствовал раздражение от всего происходящего. Было во всем, что он видел в пещере, что-то очень знакомое, словно он находился на Земле. По крайней мере, логика этих самых Алиенов ему была понятна…
        Между тем началось «кино».
        Антон увидел изображение огромного звездолета с треугольным двигателем на корме. Звездолет стартовал от пятой планеты у желтой звезды. Масштаб уменьшился, появилось схематичное изображение двух соседних Галактик, спиральной и неправильной, похожей на паука. Точка, изображающая корабль, переместилась от края неправильной Галактики к ближайшей точке спиральной.
        Изображение опять увеличилось, и Антон оказался внутри корабля. Экипаж, обычные по виду молодые люди. Парни и девушки, белые и черные. Их было около сотни, и путешествие больше напоминало увеселительную прогулку, чем серьезную экспедицию. Словно туристы отправились в джунгли, опасные, но кем-то уже изученные…
        Корабль приблизился к голубой звезде с семью планетами и завис у дальней. Да это же Тики, на которой он сейчас находится!
        Между тем молодежь в корабле запустила к планете зонд-разведчик и обнаружила на планете техническую цивилизацию. Все это напоминало дурацкую шутку, но путешественники перед посадкой загримировались зеленой краской! Антону стало обидно за соплеменников Ишли. Ведь для них это была совсем не игра…
        Дальше показали то, что Антон и так знал: на планету напали звездолеты будущих основателей Армарса и Ди-Сайнса. Антону не было известно, что сначала состоялись переговоры, и, похоже, главной причиной, побудившей Корпорации начать войну, стал цвет кожи пришельцев. Они слишком отличались, чтобы не нести угрозу людям самим своим появлением.
        Так глупая шутка привела к атомной войне на Тики. Планета превратилась в радиоактивную пустыню, которая смогла немного оправиться только за пятьсот лет. Население планеты оказалось в положении изгоев за то, что попыталось наладить контакт с зелеными выродками, как впоследствии стали называть инопланетян официальные власти.
        Но все это было потом. Кто бы ни оставил это послание, всего, что случится в будущем, он не знал. Фильм дошел до момента, когда объединенный флот выиграл войну. Кто-то из оставшихся в живых туристов оборудовал пещеру, то ли чтобы дать знать о своей судьбе, то ли в назидание потомкам. Антон растерялся, он попросту запутался в своих чувствах. Жалко балбесов… Себя, во всяком случае, он легко представил среди них.
        Но фильм на этом не закончился. Фильм в ускоренном режиме прокрутило назад. Антон оглянулся - может, он на что-то нажал? Нет, так было задумано режиссером, кто бы он ни был…
        Фильм на секунду замер при старте корабля от чужой Галактики и продолжил обратное движение, время от времени меняя масштаб и замедляясь в нужных местах.
        Корабль вернулся на планету у желтой звезды. Антону показали историю планеты в обратном порядке, от ее начала. Цивилизация, породившая гигантские города, научившаяся управлять погодой и решившая экономические и экологические проблемы на планете, начавшая активную экспансию на соседние звезды, совершила обратный путь до звездолета колонистов, прилетевших из соседней спиральной Галактики.
        Корабль с двигателем, не похожим на знакомые Антону треугольники, оторвался от планеты и полетел, задом наперед, в спектральную Галактику. По дороге к нему присоединились такие же корабли. Некоторые прилетели от других звезд паукообразной Галактики, но большинство появлялось из вспышек, сверкавших на всем протяжении пути. Антон понял, что вспышки - это погибшие корабли, не долетевшие до цели…
        Между тем корабли, пятясь, достигли спектральной Галактики. В ней к ним присоединились другие, прилетевшие от близких и далеких звезд. Кораблей было много, сотни, а может, и тысячи.
        Все они достигли наконец четвертой планеты у маленького желтого солнца. Планета была мертвой, небо ее застилали тучи пепла и дыма. Вулканы по всей планете проснулись и извергали потоки лавы, слизывая города и целые континенты.
        Дым, пепел, пыль, гарь, обволакивающие планету, словно кокон, вдруг начали съеживаться, собираясь в одну точку. Из нее от планеты отделился огромный астероид и, вбирая в себя раскаленный шлейф, унесся в космос.
        Звездолеты совершили посадку на планету, вновь ставшую голубой.
        Цивилизация, приговоренная к смерти астероидом, снарядила все звездолеты, которые успела построить. Начинила их биомассой, способной запустить программу рождения человека. И только в некоторые из них сели люди, готовые рискнуть провести в полете несколько сотен лет, достигнув цели уже своими потомками.
        Вновь перед глазами пробежали в обратном отсчете цифры, и перед Антоном повисла открытая ладонь.
        - И вам привет… - пробормотал Антон.
        Он сидел не двигаясь, наблюдая за ладонью, которой его приветствовали далекие предки. Первая ли это катастрофа в истории Земли? Или были другие? Сколько кораблей с землянами достигли чужих звезд? Антон был уверен, что на планету, с которой потом отправилась компания шутников, долетели именно люди, а не биологические программы. А что делали на Земле люди, обреченные на смерть? Откуда на Земле люди сейчас? Кто-то выжил, опять проделав путь от дикости к сегодняшнему состоянию? Или был запущен механизм эволюционного развития?
        А зачем гадать? Антон встал и вернулся в пещеру. Как попало, бессистемно, смешал рисунок на стене, не заботясь о том, чтобы вернуть ему первоначальный вид. Поднял с пола тряпку с копией татуировки Ишли и сунул в карман. Вернулся на площадку перед пещерой, чтобы убедиться в исчезновении руки над озером.
        Антону стало страшно. Он не знал, чем все это закончится. Вспомнил Сета, Ишли. Всех людей, встретившихся ему за последнее время. Грустно улыбнулся. Он хотел узнать ответы на свои вопросы.
        И переместился на пятую планету у желтого солнца. В Галактике, формой похожей на паука.


        Оставленные им фонари горели еще долго. Один погас через два дня, второй освещал рисунок, самостоятельно вновь вернувшийся к первоначальному виду, еще пять дней.
        В темноте было слышно журчание воды, стекающей в озеро.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к