Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Ахметов Спартак: " Развод По Ански " - читать онлайн

Сохранить .
Развод по-ански Спартак Фатыхович Ахметов
        # Анна и Яна - планеты сёстры. Когда-то народы этих планет развивались вместе и смогли выйти в космос. Яна процветает. Власть на Ане перешла в руки реакционеров, трусов и консерваторов. Теперь всё под контролем: энергия, геном, свобода, мораль и даже любовь. Планета окружена энергетическим оборонительным щитом, остались только необходимые полёты к поясу астероидов за энергеном. Астеронавт Интал понимает ущербность жизни на Ане. Отправляясь за энергеном, он собирается бежать на Яну. Красавице-жене он обещает вернуться и всё изменить. Но у жены-аристократки есть и свои планы…
        Спартак Ахметов
        Развод по-ански

1
        Ана ликовала всю ночь.
        Тронный город и энергетические центры сияли иллюминацией, в небе распускались пестрые букеты фейерверка, толпы анцев плотно обложили переполненные аттракционы. Карнавальные шествия, над которыми очередями взрывались пузыри с веселящим газом, еле вмещались в улицы, на площадях гремели оркестры. Даже перед имперским дворцом было шумно. Несколько раз над круглыми столиками первородных зависала прозрачная кабина с Великим Импером и астеронавтом Инталом. Они высоко поднимали веселящие пузыри, одновременно взрывали их и торжественно вдыхали тонкий аромат за успех экспедиции. Площадь разражалась новыми кликами, голубоватый газ окутывал серебристые плащи первородных. Астеронавт широко улыбался (его улыбку и золотую маску Великого Импера многократно увеличивали громадные экраны анавизоров) и приветственно тер ладонями над головой.
        Шумно было и в тронном зале. Сенаторы и высокородные в голубых и розовых плащах веселились за единым столом, построенном в виде широкого кольца. Над их головами колыхались разноцветные гроздья веселящих пузырей, низко свисали ветви столовых деревьев, усыпанных нежными плодами. В центре кольца вздымался постамент, на котором в прозрачных креслах покоились Верховный Энергетик, Генеральный Астронавт и Премьер-Генетик. Но в фокусе взглядов находилась не Триада, а прекрасная Ана, имя которой однозвучно с именем планеты. Ана дважды отмечалась конклавом генетиков: двадцать два цикла назад ее отцом утвердили Верховного Энергетика, а прошлой весной соединили с тронным астеронавтом Инталом.
        Дважды высокородная будто и не ощущала направленных па нее взглядов. Окутанная облаком бирюзового плаща, она строго и спокойно сидела между отцом и Премьер-Генетиком. Светлые глаза ее были полуприкрыты, фиолетовые волосы уложены в виде астеролета - конусом, который продолжал линию гибкой шеи. Только одно украшение посверкивало на тонком пальце - витой перстень любви. Ана изредка прикасалась губами к соломинке, вколотой в розовый пузырь, и рассеянно прислушивалась к беседе за тронным столиком.
        - Вы поражаете меня, дважды высокорожденный Премьер-Генетик! - высекал слова Генеральный Астеронавт. - Наши автонаблюдатели доносят, что янцы интенсивно эксплуатируют пояс астероидов, а вы, злоупотребляя правом вето, запрещаете девять полетов из десяти.
        Премьер-Генетик сложил фигурные губы в вежливую улыбку:
        - Что за церемонии, Генас? Нас не слышат, можно и без полного титулования.
        - Как угодно! - энергично проткнув новый оранжевый пузырь, отрубил Главный Астеронавт. - С каждым циклом Ану все больше терзает энергетический голод. Мы урезаем себя на каждом шагу… Это мы-то - с лучшими в системе кораблями и молодцами-астеронавтами! Даже нынешний карнавал обеспечивается энергеном, как рядовой праздник. Я отказываюсь понимать вас, Преген!
        Генас выдул из ноздрей клубы оранжевого газа, отчего меднокрасное лицо его, обрамленное лучами рыжих волос, уподобилось солнечному диску в тумане, и возмущенно глянул на Премьер-Генетика. Тот вытянул длинные ноги, лукаво сощурил большие влажные глаза и пошутил:
        - Боюсь, мой предшественник не учел всех возможных комбинаций генов, проектируя вас. Ребенок получился чуточку непонятливым.
        - За подобные слова, - тяжело улыбнулся Генас, - приглашают на прогулку в сад чести.
        Ана колыхнула ресницами и тронула отца за плечо. Верховный Энергетик, прижимая узкую кисть к груди, жалобно попросил:
        - Умоляю вас, высокородные, успокойтесь. На нас смотрят.
        - Я не понимаю, чего добивается Генас, - пожал плечами Премьер-Генетик. - Законы Аны незыблемы и способствуют процветанию планеты.
        - Опять вы за свое! - махнул волосатой рукой Генеральный Астеронавт.
        - Позвольте! - звонким шепотом не согласился Преген. - Я за ясную Ану, за наш дом. Я за чистоту расы и сохранность генетического фонда! К сожалению, мы не можем полностью отказаться от космических полетов, поскольку с ними связана добыча энергена. Но мы и дальше будем сокращать их количество, чтобы они не превратились в обычное явление. Чтобы вы не напланировали новых трасс. Мы будем летать только в пояс астероидов и никуда больше. Ана не может рисковать своими сыновьями, ибо каждый анец является носителем генетического фонда. Кроме того, выход в космос - это одновременно и вход на планету, а через открытую дверь в дом проникает зараза! Нет, - решительно тряхнул черными кудрями Преген, - только пояс астероидов и как можно реже!
        - Да, - горестно вздохнул Верховный Энергетик, - без космоса не обойтись. Высочайший уровень благосостояния анцев и оборонительный щит планеты требуют больших энергетических затрат. Маршрут Ана - кольцо астероидов есть пуповина, питающая планету.
        - Я бы с удовольствием обрезал ее!
        - Ну да! - захохотал Генас, будто рассыпал рыжие булыжники. - И оставили бы без энергии ваши анкуба-торы. И прелестным анкам пришлось бы самим вынашивать и рожать детей!
        Точеное лицо Премьер-Генетика брезгливо сморщилось:
        - Фи, Генас, как плоско вы шутите…
        Он вдруг выпрямился и со светлой улыбкой приветственно потер руками.
        Восхищенный гул и шорох потираемых ладоней пронесся по тронному залу: прозрачная кабина плыла над кольцеобразным столом. Великий Импер в широком звездно-голубом плаще, скрывающем худощавую фигуру, и астеронавт Интал заняли места на постаменте. Шум стих, из-под купола зала поплыла тихая мелодия.
        Великий Импер медленно повернул голову, оглядывая Триаду. За золотой маской черным светом полыхнули глаза.
        - О чем это вы? - спокойно спросил он. Премьер-Генетик склонил голову, рассыпая крупные кольца иссиня-черных кудрей:
        - Великий, мы говорили о том, что никогда еще жизнь на Ане не была столь лучезарна. Освобожденные от рабского труда, анцы живут для любви, искусства и науки. Небывалых высот в прославлении Великого Импера и ясной Аны достигли живопись, поэзия и музыка. Красивые и счастливые, анцы болеют все реже и живут все дольше… И еще я говорил, Великий, - тут Преген понизил голос, - что врожденная гордость высокородных и первородных, слишком часто уводящая их в сад чести, пагубно сказывается на сохранности генетического фонда планеты. Не достаточно ли гибнущих астеронавтов?
        - Я подумаю, - молвил Великий Импер. - А что хочет сказать Генас?
        - Я совершенно согласен с Прегеном, - Генеральный Астеронавт с трудом склонял голос к придворному шепоту. - Хочу добавить, что тронные молодцы-астеронавты бьют копытами. Не пора ли отправить на Яну армаду, перебить ублюдков и бросить к подножию трона вторую планету? Великий, это будет первый шаг в космической экспансии!
        - Анцы могут жить только на Ане, - гордо поднял голову Преген.
        - Кроме того, Великий, - прерывистым шепотом добавил Верэн, - армада поглотит слишком много энергена. Оборонительный щит планеты…
        - Покорив Яну, мы отбросим щит! - поднял кулак Генас.
        - Довольно! - Великий Импер положил руку на панель управления. - Не омрачайте праздник суесловием.
        Он тронул клавишу, и под куполом тройного зала возникло его объемное изображение - золотая маска и золото звезд на голубом плаще. Стереофонический голос перекрыл праздничный шум:
        - Вы, сенаторы, и вы, высокородные! Первородные и благородные анцы! Сегодня мы провожаем мужественного Интала в пояс астероидов. Уход в космос смертельно опасен, но и почетен. Не многие удостоились высокого доверия. Вспомните, что Генеральный Астеронавт покидал Ану лишь дважды… Всей своей жизнью, посвященной трону и Ане, Интал заслужил награду. Он готов к подвигу, он высоко вознесет над космической бездной звездно-голубое знамя!
        Восторженные возгласы и треск взрывающихся пузырей наполнили зал. Оркестр сыграл несколько тактов марша астеролетчиков. Потом все разом смолкло.
        - Я жду тебя, благородный астеронавт Иитал, с полными трюмами. Тебя ждет вся планета и живое воплощение ее - нежная и верная Ана!
        В звенящей тишине Ана гибко поднялась и медленно подошла к замершему Инталу. Две фигуры - голубая и оранжевая - на мгновение слились, потом Ана подняла голову:
        - Бесстрашно и гордо выполни свой долг и возвращайся. Твоя жена и твой сын ждут тебя!
        - Мой сын?! - астеронавт побледнел.
        - Да, - прошептала Ана. - Лоно анкубатора приняло единую частичку тебя и меня.
        Она подняла руку, осторожно извлекла голубой камень из перстня любви и произнесла традиционную формулу:
        - Пусть эта чистейшая голубизна охраняет тебя так же, как и оборонительный щит астеролета!

2
        Анавизор включился автоматически, и в покоях загрохотал марш астеролетчиков. Ана уже проснулась, но лежала с закрытыми глазами. Недовольно сморщив носик, она дистанционной клавиатурой уменьшила громкость и легла поудобнее. Вот и наступил этот час - Интал улетает. Невнимательно прислушиваясь к голосу комментатора, который рассказывал биографию астеронавта и описывал устройство и назначение основных узлов корабля, Ана продела руки в приемник автомата и внимательно проследила за тем, как полируются и наливаются бирюзовым цветом острые ноготки. Потом нехотя позавтракала (комментатор говорил об уникальности опасных рейсов и перечислял немногие имена действительных астеронавтов), пронзила голубой пузырь соломинкой, легла покойно на спину и принялась посасывать легкий газ, любуясь своим обнаженным телом. Комментатор начал обратный отсчет времени. Ана подобралась и впилась глазами в овальный экран.
        Огромный конус корабля едва заметно дрожал в клубах оранжевого тумана. Он поражал необычностью очертаний - на Ане привыкли к овальности и сферичности. У острой вершины вилось несколько автоматических вибролетов мошек рядом с махиной. На счете
«пять» они отскочили за край экрана, на счете «ноль» все заволокло плотным оранжевым облаком, сквозь которое просверкивали ярко-желтые звездочки. Когда экран очистился, стартовая площадка была пуста.
        Ана села в постели, выключила анавизор и облегченно вздохнула. Все, ждать осталось недолго. В гибком полутанце она проплыла по комнате и задержалась у почтовой ниши. Среди привычных нежно-голубых кассет с мадригалами анских поэтов вызывающе лежал оранжевый ролик. Что-то новое уж не принялись ли астеронавты сочинять в честь нее музыку или стихи? Двумя пальчиками Ана извлекла ролик, осмотрела со всех сторон и вставила в анавизор. Сразу вслед за щелчком включателя на экране зазмеилась желтая молния. Ана прикрыла глаза, а когда снова глянула на экран - от неожиданности попятилась к постели. С анавизора на нее смотрел Интал.
        Астеропавт был затянут в полетный оранжевый костюм, туго зашнурованный па груди и предплечьях, шеврон голубел овальной эмблемой Аны. Удлиненные глаза глядели из-под густых бровей чуть напряженно, у резко очерченных губ залегла незнакомая складка. Да и все узкое лицо казалось чужим и неприятным.
        Интал качнул коротко остриженной головой:
        - Я должен все объяснить, Ана, даже если ты ничего не поймешь. Ты прекрасна, как и наша планета, и я люблю тебя. Но я ненавижу свою родину, губы астеропавта покривились. - Это странно и дико, но это так. Вначале я ничем не отличался от усредненного анца: родился в анкубаторе, учился по программам анавидения, крутился в аттракционах, вдыхал веселящий газ и старался подальше держаться от сада чести. Все мои желания удовлетворялись - что еще нужно анцу? И все-таки во мне, как гриб, росли неудовлетворенность и желание чего-то иного. Я обращался к лечебным автоматам, но они никакой болезни не обнаружили. Может быть, она затаилась слишком глубоко? Может быть, генетики что-то напутали в моем коде? Не знаю… Однажды я случайно забрел в книготеку и от безделья принялся читать.
        Ана изумленно подняла брови, закуталась в халат и села, поджав ноги, Ее немного знобило.
        - Да, именно читать… Книготеки - это такие полусферические здания около общественных садов. О них почти никто не знает, в них никто не ходит. Странно, что они до сих пор сохранились… И вот я сидел в большом зале с пыльными окнами и читал. Никто не мешал мне, стояла непривычная тишина, и только струйки пыли стекали с бесформенных книжных холмов. Я листал страницу за страницей, продираясь сквозь непривычные ряды строк, с трудом постигая смысл. Прошло много времени прежде чем мой обленившийся мозг начал соображать. Самое главное из того, что я понял, заключается в трех словах: мы неправильно живем. Мы потеряли цель. Мы разучились думать, работать, рисковать. И я не мог больше жить так. Мне захотелось самому выбрать женщину, а не ждать указки генетиков. И еще мне захотелось, чтобы моя жена сама выносила нашего сына, чтобы он бился в ее лоне, требуя света и свободы.
        Ану передернуло. Она с трудом проглотила скользкий комок, ставший в горле, непослушными пальцами схватила и раздавила красный пузырь и судорожно вдохнула газ, закатив заслезившиеся глаза. Низкий голос Интала продолжал:
        - Света и свободы нет на Ане! Мы привыкли к опутавшим нас законам, мы не замечаем их. Законы о процветании, о риске, генетические законы, законы о любви и верности… Мы деградировали! В книгах я прочитал, что Яна, которой Триада пугает анцев, - это наша сестра. Что мы долго дружили, пока очередной Великий Импер не разгородил нас оборонительным щитом. И мне захотелось на Яну, чтобы жить, а не увязать в мертвечине. У меня был единственный путь. Только астеронавты способны покинуть планету - и я стал астеронавтом. Надо было обратить на себя внимание - и я стал первым, потому что в стаде баранов легко быть первым. Надо было войти в доверие к Великому Имперу и Триаде, чтобы именно меня назначили для полета. Это было трудно,
        - я едва сломил сопротивление Прегена, но все-таки соединился с тобой в обход генетических законов. Я стал тронным астеронавтом и вот - улетаю. Улетаю не за энергеном, а на Яну, и не для себя, а для всех анцев. Я сделаю все, чтобы попытаться исправить нашу пустую и бессмысленную жизнь…
        Ана смотрела на экран анавизора, но уже ничего не видела и не слышала. Ей скучно было смотреть и слушать. Какое значение имели пустые слова этого кандидата в покойники! Она знала его будущее…

3

…Астеронавт Интал, закрыв глаза и откинувшись в кресле, спокойным и четким голосом диктовал маневровым автоматам программу поворота к Яне. Он отрешился от прошлого и будущего и думал только об этом сложном маневре.
        Он не знал, что в анкубаторе растет не его сын, а будущий Верховный Энергетик, утвержденная конклавом комбинация генов Аны и Генаса.
        Он не знал, что после его бегства Великий Импер надолго запретит выходы в космос и еще больше урежет потребление энергена.
        Он не знал, что Ана и Преген превратят заброшенные книготеки в места свиданий, пока конклав генетиков официально не разрешит им соединиться.
        Он не знал, что у Аны был только один способ обойти заколы о любви и верности и избавиться от мужа.
        Он все еще диктовал программу поворота, когда прощальный подарок жены мгновенно раздулся в ярко-голубой шар и рассыпался фиолетовыми молниями.
        Мертвый корабль, окруженный невидимым оборонительным щитом летел все дальше и дальше, туда, к сверкающему поясу астероидов, и еще дальше, за пояс астероидов, в глухую черноту глубокого космоса, где еще никогда не появлялись конусовидные астеролеты анцев…

4
        Мстительно щуря глаза, Ана смотрела на анавизор, где этот труп продолжал поясничать.
        - Я вернусь, Ана, я вернусь и все будет хорошо. Ведь я добивался тебя не только потому, что ты дважды высокорожденная дочь Верэна, - глаза астеронавта вдруг зажглись, и он заговорил быстро и умоляюще. - Посмотри вокруг, постарайся подумать, Ана. Кто повелевает планетой? Великий Импер, который прячет под голубым плащом и золотой маской уродство тела и души! Похотливый Преген, солдафон Генас, трусливый Верэн! Сенаторы - шайка одряхлевших преступников! Подумай, Ана, найди книготеку, почитай и подумай. Это очень трудно, но мы же любим друг друга и нашу ясную Ану! И мы в долгу перед сыном…
        Интал помолчал, о чем-то раздумывая. Потом нерешительно улыбнулся:
        - На этот раз я лечу по собственной воле, а не послан тобой. Поэтому я должен вернуть камень любви. Мне не нужен мертвый осколок суеверий, потому что в своей душе я уношу тебя. Он будет в кассете вместе с записью.
        Глядя в глаза Аны, Интал поднял руку с витым перстнем любви и прижал к губам голубой камень. Посветлевшее лицо его перечеркнули желтые молнии, анавизор хрипло взревел и разразился маршем астеролетчиков. На планете продолжался нескончаемый праздник.
        И только тут последние слова астеронавта дошли до Аны.
        - Нет! - страшно закричала она. - Не хочу!!. Последнее, что она увидела, был нестерпимо-голубой шар, разбухающий из приемного гнезда анавизора…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к