Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Афанасьев Анатолий: " На Службе У Олигарха " - читать онлайн

Сохранить .
АНАТОЛИЙ АФАНАСЬЕВ
        
        
        НА СЛУЖБЕ У ОЛИГАРХА
        
        Аннотация
        
        Последний завершённый роман безвременно ушедшего прозаика Анатолия Афанасьева, знакомого читателю по остросюжетным, сатирическим произведеним. Новый роман Анатолия Афанасьева рассказывает о том, что будет с Россией, если народ и впредь будет покорно нести свой крест, не вмешиваться в происходящее, всецело доверяя власти и политикам. В центре повествования - судьба литератора, волею случая приближенного к одному из нынешних олигархов. Он нанят, чтобы воспеть «подвиги» своего работодателя, но в размеренное течение его жизни вмешивается судьба в образе дочери олигарха…
        
        
        Глава 1 Год 2024. Поиски преступника
        
        На центральной площади Раздольска народу тьма: человек сорокпятьдесят набежало. Можно сказать, всё трудовое население: женщины преклонных лет, инвалиды да и коекакой молодняк. Две ярко накрашенные девчушки, Света и Зина, покуривали травку под навесом, к ним прибился Сашка Прохоров, двадцатилетний бездельник, недавно вернувшийся с лесоповала. В городке Сашку побаивались, он был бритоголовый, фашист. Вот и сейчас, средь бела дня, никого не стесняясь, сосал из горлышка «Клинское» и, матерясь на всю площадь, заманивал девушек в лесок. Света и Зина шутливо отнекивались. Обе были профессионалками, работали на трассе Раздольск - Москва, им бесплатные утехи западло, хотя бы и с Сашкой.
        Народ третий час топтался на площади - ждали гуманитарную помощь, но фургон, как всегда, запаздывал. Мог и совсем не приехать. Последний раз продукты подвозили месяц назад, да и то выдали на рыло по пакету ячневой крупы, по пачке чёрных галет и по упаковке корма «Педигри» - смех и слёзы. Однако уже стало доброй традицией по вторникам, в день выдачи, всем, кто ещё вставал с постели, собираться на площади. Всё ж таки какоеникакое общение, соборность. Да и где ещё было встречаться? Школы позакрывали в связи с окончательным падением рождаемости, церковь оборудовали под приют для наркоманов, а в ночной клуб «Харизма» аборигенов не пускали. Там на дверях висела табличка: «Вход - 100 долларов». Шутка, конечно. С тех пор как перестали выдавать пенсию (пенсионная реформа!), деньги в городе превратились в фантом.
        Далеко за поддень, когда разочарованный народец уже собрался было расходиться, на площадь, чихая простуженным движком, влетел знакомый фургон, опоясанный по бортам рекламными плакатами. Но не успели люди выстроиться в гомонящую цепочку, как следом выкатился автобус «мицубиси» с миротворцами. Толпа обречённо замерла.
        Высыпавшие из автобуса вооружённые бойцы споро взяли в каре гранитное возвышение, где в незапамятные времена стоял батюшка Владимир Ильич с воздетой к небесам рукой. На постамент поднялся Зиновий Германович Зашибалов, бессменный в течение двадцати лет мэр Раздольска. Правда, в последние годы горожане видели его редко, разве что в день всенародных выборов, когда Зиновий Германович обращался к ним по местному телевидению с пламенной речью. Поговаривали, будто Зашибалов давно перебрался на постоянное место жительства в Ниццу, что, впрочем, только усиливало к нему народную любовь. Разумеется, все сразу поняли: произошло чтото чрезвычайное, если посреди мёртвого сезона мэр бросил все свои дела и примчался в город вместе с миротворцами.
        Перед самым выступлением Зиновия Германовича случился неприятный инцидент. Среди миротворцев выделялся красивый могучий негр, на две головы выше своих товарищей. Со своей верхотуры он разглядел девчушек и парня, распивающих пиво под навесом, сделал знак другому миротворцу, из тех, кого не так давно пресса именовала не иначе как «лицами кавказской национальности», и вдвоём они ринулись через толпу, пинками расшвыривая не успевших посторониться старух и инвалидов. Приблизившись к молодняку, негр грозно потребовал:
        - Аусвайс!
        Забалдевший Сашка Прохоров не понял, чего от него хотят, и вместо того, чтобы предъявить справку о временном освобождении, протянул с улыбкой недопитую бутылку.
        - Выпить хочешь, земеля? На, держи.
        Негр забрал бутылку и ею же хрястнул Сашку по башке, кавказец добавил прикладом автомата. Следующие несколько минут упавшую на площадь тишину нарушали лишь хруст ломающихся костей да утробные повизгивания девчат. Окончив экзекуцию, негр поотечески их пожурил:
        - Айяйяй, такой симпатичный девочка связался с террористом.
        - Маму, папу не слушал - и вот результат, - поддержал кавказец.
        - Мы не знали, не знали, - взволнованно оправдывались Света и Зина. - Он сам подвалил.
        Никого из горожан сценка не удивила. В Раздольске, как и по всему региону, второй год действовал комендантский час, но на мужчин моложе пятидесяти лет он не распространялся. С ними расправлялись на месте, если не оказывалось положенного допуска на передвижение. Меры суровые, но оправданные. Ничего беззаконного в них не было. Волны терроризма и фашизма, захлестнувшие цивилизованные страны, докатились наконецто и до России, толькотолько укрепившейся на рыночных рельсах. Чтобы справиться с этой бедой, потребовались адекватные средства. После долгих дебатов и консультаций с Евросоюзом Дума приняла закон о так называемой идентификации личности, по которому каждый гражданин, независимо от национальности и социального положения, не сумевший по первому требованию подтвердить свою лояльность, приравнивался к преступнику первой категории и подлежал уничтожению. Дабы новый закон не вступал в противоречие с незыблемыми основами демократии, Дума одновременно продлила на пятьдесят лет мораторий на смертную казнь.
        Полицейским свистком Зиновий Германович успокоил загомонившую толпу и объяснил цель своего прибытия в Раздольск. Оказывалось следующее. В городе, по сведениям Интерпола, скрывается некий Митька Климов, местный уроженец, подозреваемый в связях с экстремистской организацией «Крестоносцы». Организация известна тем, что не признаёт свободу слова и частную собственность. Митьку надлежит немедленно сдать в комендатуру. Только после этого начнётся раздача продуктов.
        - Сограждане! Братья и сестры! - торжественно возвестил Зашибалов. - Чем скорее мы покончим с этим маленьким дельцем, тем скорее разойдёмся по домам с чистой совестью. Кстати, дорогие мои руссияне, хочу сообщить радостное известие. Сегодня в каждом пайке, кроме ячневой крупицы, банка тушёнки и - внимание, мужики! - бутылка спирта. Ну!.. Кто знает про Митьку? Шаг вперёд.
        Сперва никто не откликнулся, толпа шушукалась, по ней пробегали круги, как от камешка по воде, наконец к возвышению, опираясь на суковатую палку, выдвинулся старец Иосиф. На вид ему было далеко за сотню, но многие из здешних помнили его молодым шустрым секретарём райкома партии, а позже одним из учредителей офшорной компании «Монако», сгоревшей синим пламенем при правлении Кириенки.
        - Отец родной, Зиновий Германович, мы бы со всей душой, - прошелестел старец в динамик, который держала у его губ старуха Матрёнушка, - кабы мы знали, кто таков этот самый Митька и что он есть на самом деле. Климовых в городе было много, цельных десять семей, но ото всех осталась одна братская могила. Последнего из Климовых, деда Пашу, в прошлом году туберкулёз скосил. У нас тут есть к тебе встречное предложение.
        - Какое? - заскучав, спросил сверху мэр.
        - Мы твоего Митьку разыщем, ежели он где прячется. Но дай хотя бы пару деньков. А пока выдели покушать авансом, под наше верное стариковское слово.
        Зашибалов хохотнул, и по взводу миротворцев тоже пробежал снисходительный смешок.
        - Рад бы помочь, дедуля, да не в моей компетенции. Я ведь, как и вы, родимые, не вольный человек. Чуть оступлюсь - пожалуйте в международный трибунал. Но это справедливо. Только сообща можно одолеть эту заразу. Если бы не Америка, нам всем кранты. Разве не так, господа руссияне?
        Толпа ответила одобрительным гулом, но старец Иосиф покачал головой:
        - Побойся Бога, Зиновий Германович. Людишек осталось всего ничего, подкормить бы последний разок. На выборах голосовать за тебя некому будет.
        Зашибалов оценил хитрость парламентёра.
        - Умён ты, дедуля, но за меня не переживай. Об земляках подумай. Говорю же, задеты международные интересы. Не сдадим Митьку - вообще получим шиш с маслом вместо жратвы. Ну да ладно, даю час времени, посовещайтесь, а я пока навещу коекого в городе.
        На площади не было ни одного человека, который не знал бы, кого собрался проведать Зашибалов.
        Митька Климов, недоучившийся студент двадцати двух лет от роду, уже сутки скрывался в подвале заброшенного дома на окраине. С этим домом у него были связаны приятные воспоминания. Семь лет назад тут располагалось общежитие ткацкой фабрики, где Митька провёл много счастливых ночей. О благословенные времена! В ту пору весь пятиэтажный дом неумолчно звенел весёлыми девичьими голосами и во множестве потаённых уголков желанного гостя ожидали головокружительные приключения. Как сказано поэтом: «Будь смелым, мой милый, и будешь со мной…» Всё кануло в Лету. Ткацкую фабрику приватизировали и закрыли, чудесные обитательницы общежития разлетелись в разные края, большинство, кто пошустрее, - на панель; в доме на первых порах несколько фирм устроили свои офисы, потом кавказцы забрали его под перевалочную базу, а уж после того, как дом взорвали, снеся большую часть несущих конструкций, определили его на слом.
        Прокололся Митя поглупому. Последнее время в Москве он вёл рассеянную жизнь мелкого добытчика. Подрабатывал то тут, то там, в основном на рынках и вокзалах - подай, принеси, толкни - на побегушках у хачиков, но не жаловался, на пиво и на плату за комнату хватало. Жил в полупьяной одури с утра до ночи, как и большинство его сверстников, не прибившихся толком ни к одной солидной группировке. Особенно и не жаждал прибиться, высоко ценя личную свободу. В тот день ему повезло: раскатал двух залётных пожилых бизнесменов на малолеток, подсунул им прыщавую тамбовскую Нюрку с подружкой и слупил стольник чистоганом. «Зеленью», разумеется. Видно, у мужиков свербило, раз клюнули, ведь такие, как шалопутная четырнадцатилетняя Нюрка, на вокзале шли по двеститриста рублей за сеанс. Тем более что спидоносицы.
        С деньгами Митя позволил себе плотный обедец в любимой харчевне близ Даниловского рынка, а ближе к вечеру заторчал в скверике с незнакомым, прилично одетым господином лет тридцати. Ему сперва померещилось, что опять попёрла халява. Господин, назвавшийся Семёном, угостил его натуральным «Мартелем» и туманно намекнул на приятное для них обоих дальнейшее времяпрепровождение. По правде говоря, Митя был уверен, что наткнулся на бродячего педика, и уже прикидывал, как половчее вытянуть аванс, а потом крутануть динамо. Тут у Мити был богатый опыт. Обвести вокруг пальца распалившегося педика намного проще, чем стибрить подгнившую грушу у кавказца. Похоже, эта уверенность его и подвела. Он расслабился, дымил травкой, попивал сладкий коньячок, а когда педик завёл речь о политике, охотно ему поддакивал и сам не заметил, как приблизился к опасной черте. Семён, яростно сверкая глазами, нещадно крыл и глобализацию, и поганых американцев, и весь миротворческий корпус, который распоясался и ведёт себя в столице как в борделе. «Надеюсь, Митя, ты патриот?» - сурово поинтересовался обличитель, и в ответ Митя
обиженно ударил себя в грудь кулаком. Педик долил в пластиковый стаканчик остатки коньяка, подождал, пока Митя выпьет, и, оглянувшись по сторонам (уже темнело), тихо спросил:
        - Про крестоносцев случайно ничего не знаешь?
        Тут бы Мите спохватиться, уразуметь, что к чему, но в нём играл коньяк, вот он и нагородил с три короба. Ни про каких крестоносцев он, естественно, слыхом не слыхивал, решил, что речь идёт о какой то религиозной секте, но торжественно заявил, что эти самые крестоносцы ему как родные братья и если Семёну требуется рекомендация…
        После этого заявления педик Семён изменился в лице, посмурнел, достал из кейса, где до этого у него был коньяк, штатовские браслеты и нормальным, не педерастическим голосом объявил:
        - Всё, парень, спёкся… А ну, давай лапки.
        Митя не сопротивлялся, сознавая, что слишком пьян и выйдет только хуже. Новый знакомый, оказавшийся сексотом, отвёл его в ближайший полицейский участок, где с него сняли показания, установили личность, адрес и слегка отволтузили для профилактики, выбив два передних зуба. После чего заперли в клетке до утра.
        Среди ночи он почувствовал, что у него разрывается мочевой пузырь, и коекак уговорил дежурного полицейского отвести его в сортир. И тут ему повезло: дюжий детина с медной американской бляхой на груди оказался ещё пьянее, чем Митя был несколько часов назад, и, выйдя из сортира, Митя увидел, что тот уснул на табурете мёртвым сном, свесив буйную голову на грудь. Поборов соблазн освободить мента от автомата, висевшего на боку, Митя на цыпочках прокрался к входной двери и без препятствий вышел на улицу.
        К полудню следующего дня он уже был на малой родине и вот теперь сидел в подвале заброшенного дома. Прокрался задами, кажется, его никто не заметил. Домой заходить не собирался, там его никто не ждал. Отца три года назад забрали на торфоразработки, откуда он так и не вернулся, пропал без вести, что было чрезвычайно распространённым явлением. Матушка Мити после исчезновения единственного кормильца запила горькую и в пьяном кураже завербовалась на два года на рисовые плантации в Китай. Изредка Митя получал от неё короткие весточки на Московский главпочтамт до востребования. В последнем письме мать сообщала, что у неё всё хорошо, не голодает, и, хотя работа круглосуточная, братья китайцы относятся к русским рабам милосердно, почти как к людям… Ключ от квартиры в Раздольске Митя однажды потерял вместе с паспортом, так что, можно считать, у него не было и родного дома, и всё же, когда пятки прижгло, примчался именно сюда.
        Он прекрасно понимал, какая ему угрожает опасность. Одно дело влететь на мокрухе или, скажем, на наркоте, и совсем другое, если потянут за политику. В лучшем случае, коли не станет финтить и запираться, получит от десяти до пятнадцати, в худшем грозило пожизненное.
        Митя пока не отчаивался, у него был план спасения, который вчерне созрел ещё в участке. Он собирался уйти на Кубань, оттуда в Европу, но для этого надо было сначала разыскать Димыча, Диму Истопника, единственного человека, который, если захочет, сможет помочь.
        … Только днём казалось, что Раздольск вымер. С приближением ночи в городе начиналось утробное копошение, словно в туше зверя, оккупированной червями. Подтягивались людишки из окрестных лесов, оживали подвалы и чердаки, фантастическим цветком, разбрасывая неоновые радуги, распускался ночной клуб «Харизма», обосновавшийся в восьмиэтажном здании бывшего горсовета…
        Глава 2 Наши дни. Заманчивое предложение
        
        Здесь меня прервали. Зазвонил телефон, и я оставил строку недописанной. Кто бы это мог быть? В последнее время мне редко звонили, тем более в половине десятого утра… В трубке мужской голос, незнакомый, нейтральный.
        - Господин Антипов?
        - Да, с кем имею честь?
        - Вы автор книги «Жизнеописание странников»? Я не ошибся?
        - Не ошиблись… И в чём дело?
        - Виктор Николаевич, - голос в трубке потеплел, обрёл живые интонации, - у меня предложение, которое, надеюсь, вас заинтересует.
        - Слушаю.
        - Обсуждать по телефону не имеет смысла. Желательно встретиться.
        - Вы не представились…
        - Извините. Меня зовут Гарий Наумович Верещагин. Юрист концерна «Голиаф». Слышали о таком?
        Я напряг память.
        - Который спонсирует телешоу «Жадность» и торгует итальянской сантехникой?
        - Не только это, Виктор Николаевич. - Собеседник коротко хохотнул, словно услышал удачную шутку. - «Голиаф» - многопрофильная организация, но… Всётаки проще встретиться. Как у вас со временем? Скажем, в районе двухтрёх часов?
        - Гарий Наумович, хоть намекните, о чём речь. Я ведь в сантехнике не разбираюсь.
        - Вы остроумный человек, это приятно… Нет, Виктор Николаевич, вам не придётся заниматься сантехникой. Вы же писатель?
        Ответить на этот вопрос однозначно было непросто. О том, что я писатель, кроме меня, знал небольшой круг знакомых и родственников да ещё, пожалуй, троечетверо издателей, кому я носил свои романы (их у меня целых три). С завидным постоянством эти романы возвращались ко мне обратно, иногда через дватри месяца, иногда через год. Две рукописи вообще затерялись, исчезли, но, естественно, это были копии. Оригиналы хранились на дискетах и в компьютерной памяти. Выход небольшим тиражом «Жизнеописания странников» можно считать приятной случайностью, слегка польстившей моему самолюбию, не более того. Книга представляла собой беллетризованные биографии Леонардо да Винчи, Коперника и Ньютона, объединённые мыслью, что все трое были пришельцами. Смелый человек Сева Парфёнов, рискнувший выпустить «Странников» в свет, вскоре после того и разорился. Както за дружеским винопитием Сева поделился со мной любопытной догадкой. Оказывается, он считал, что причиной его разорения был не дефолт, не коммерческие просчёты, а тот факт, что он прочитал подряд все мои сочинения. Летом мне стукнет тридцать шесть лет, и в
связи со всем вышесказанным я без энтузиазма оглядывался на прожитую жизнь, если к этому ещё добавить, что даже те, кто знал, что я писатель, частенько в этом сомневались.
        - Допустим, - сказал я с вызовом. - Допустим, писатель. И что из этого следует?
        - Зачем же так? - мягко заметил Гарий Наумович. - Вы писатель без всяких «допустим». На мой взгляд, один из лучших. Ваших «Странников» я прочитал за одну ночь. Замечательная вещь.
        Я буркнул чтото невразумительное, не веря в его искренность. Давненько не слышал таких комплиментов. В прежние годы меня иной раз похваливала жена, особенно если удавалось отхватить приличный гонорар за какуюнибудь статейку в журнале, но с ней мы развелись три года назад.
        - Кстати, Виктор Николаевич, моё предложение может оказаться для вас неплохим финансовым подспорьем. Насколько мне известно, настоящие писатели в наше время не самые богатые люди. Или деньги вас не интересуют?
        Тут он, разумеется, попал в точку. Если чтото меня и интересовало понастоящему, то именно они, родимые. На плаву я держался лишь благодаря тому, что калымил по вечерам на своей старенькой «девятке». И так уже пять лет подряд. Иногда, правда, подворачивалась возможность устроиться на более или менее приличную постоянную работу, но всякий раз я находил причины, чтобы отказаться. Не то чтобы я считал себя гением, который не имеет права растрачивать драгоценное время на ерунду, но чтото всё же удерживало. Видно, сказался неудачный опыт, когда я несколько месяцев проработал репортёром в «Вестнике демократии», а потом ещё с полгода ходил словно вывалянный в дерьме.
        - Хорошо, Гарий Наумович, говорите - где и когда?
        … Кафе под названием «Орфей» на улице Чкалова я разыскал легко и удачно припарковался. В вестибюле сообщил (как было велено) метрдотелю, что я к Верещагину; пожилой дядька приветливо заулыбался, несколько раз поклонился и отвёл меня в отдельный кабинет, огороженный плетёными ширмами. Как я понял, проходя через зал, это было одно из тех загадочных заведений, где новые русские удовлетворяют свои изысканные кулинарные капризы. Цены в таких местах диковинные, обстановка богатая, всегда с уклоном в интим, обслуживание на европейском уровне. Гарий Наумович уже меня ждал. Это был осанистый мужчина лет за пятьдесят, в добротном дорогом костюме, при галстуке и с приклеенной к пухлому лицу доброжелательной улыбкой. Впоследствии я узнал, что таких улыбокмасок у него было несколько, на разные случаи жизни. Первая, какую я увидел, означала примерно следующее: наконецто мы встретились, душа моя!
        - Прошу, - радушно пригласил он к накрытому столу, после того как мы обменялись рукопожатием. - Перекусим, как говорится, чем Бог послал.
        Единственное, что мне в нём сразу не понравилось, это глаза под припухшими веками - чуть слезящиеся и такие, словно он смотрел на вас сквозь оптический прицел. Взгляд неуловимый, расплывчатый, как у медузы, ничуть не соответствующий общему выражению лица. Осторожный человек, встретившись с таким взглядом, наверное, приложил бы максимум усилий, чтобы не вступать в контакт с его владельцем, но, вопервых, думать об этом было поздно, а вовторых, голос разума дремал во мне далеко не первый год.
        Стол являл взору полный джентльменский набор: холодные закуски, салаты, икра, чуть позже, на горячее, подали осетрину на вертеле. Из запивок - водка, белое и красное вино, крюшоны и минералка. Но я сразу предупредил, что не пью за баранкой. Гарий Наумович огорчился, но не слишком. Сам он лихо опрокидывал рюмку за рюмкой, бесстрашно мешая водку с вином.
        Однако вскоре все эти мелочи - еда, питьё, психологические нюансы - утратили всякое значение: слишком необычным мне показалось то, что я услышал. Речь шла о Леониде Фомиче Оболдуеве, крупном предпринимателе, банкире, спонсоре, защитнике прав неимущих и так далее, то есть об известной, замечательной в своём роде фигуре. Леонид Фомич, ласково прозванный в народе Боровом, был одним из тех, кто сказочно обогатился при царе Борисе, когда растаскивали страну по сусекам, а теперь вместе с сотнейдругой себе подобных везунчиков тайно управлял бывшей империей.
        Суть предложения, переданного Гарием Наумовичем от лица магната (чему я до конца ещё не верил), заключалась в следующем: написать биографию господина Оболдуева, но не просто биографию, а художественное произведение, знаковую книгу, нечто подобное «Исповеди…» Боба Ельцина или «Запискам о галльской войне» Юлия Цезаря. Сей замысел был якобы продиктован отнюдь не самолюбием Оболдуева, о нет, он являлся важным социальнообщественным деянием. Мотив такой: молодёжи необходимы примеры для подражания, иначе она вся целиком скатится в бездну цинизма и апатии. Коммунисты, как к ним ни относись, это прекрасно понимали и, начиная с Павки Корчагина, поставили производство идеологизированных кумиров на конвейер, не жалея на это денег и средств. Пусть это были не живые персонажи, а тряпичные куклы, но они были, как есть и сегодня в любой цивилизованной стране, задумывающейся о своём будущем. Взять ту же Америку, пожалуйста - Рэмбо, Рокки, Терминатор, Фредди Крюгер и ещё с десяток привлекательных полноценных образов, на которых можно воспитывать в подрастающем поколении чувство патриотизма.
        - Уверяю вас, Виктор Николаевич, - Верещагин глубокомысленно наморщил лоб, - босс относится к этой затее очень серьёзно. Можно сказать, душевно ею увлечён.
        Слегка ошеломлённый, я только и нашёлся, что спросить:
        - Но почему он выбрал именно меня? Разве мало литературных живчиков, которые уже набили себе руку? Да их пруд пруди.
        - По моей рекомендации, Виктор, по моей рекомендации. Полагаю, вы ещё меня поблагодарите.
        - А если не справлюсь?
        Расплывчатый взгляд толстяка на мгновение сфокусировался на моей переносице.
        - Об этом не стоит говорить. Справитесь.
        - Пожалуй, разумнее отказаться. Вряд ли я достоин того, чтобы…
        - Не откажетесь, Виктор Николаевич. - Он алчно нацелился вилкой на ломоть бледнорозовой сёмги. - Вы же не враг себе, верно? Торопить никто не будет. Полгода, год - сколько понадобится. Естественно, какоето время уйдёт на адаптацию. Войдёте в семью. У вас будут помощники. Всё что угодно. Возможно, Леонид Фомич сочтёт нужным посвятить вас в свой бизнес… Условия такие: пять тысяч долларов ежемесячно и сто тысяч гонорар - по окончании работы.
        - Сколько?
        - Сумма не окончательная. - Соблазнитель улыбался, точно шулер, скинувший из рукава козырного туза.
        Я почувствовал, что бледнею. Гонорар в сто тысяч долларов не умещался в сознании. Я даже не спросил себя, зачем мне такие деньжищи. Куда их спрячешь? Как пропьёшь? Впоследствии не раз вспоминал эту минуту, роковым образом изменившую мою жизнь.
        - Конечно, это большие деньги, но…
        - Никаких «но», Виктор Николаевич, никаких «но». Удача, как красивая женщина, не любит, когда ею пренебрегают. И мстит порой жестоко.
        Он обтёр замасленные толстые губы салфеткой с алой эмблемой «Орфея», достал из кармана мобильник и, глядя мне в глаза, но как бы и в разные стороны, набрал какойто номер. В ту же секунду на его лице возникла улыбка, обозначавшая: ваше высочество, я здесь!
        - Леонид Фомич, извините, что беспокою… Да, всё как уговорено, писатель со мной… Разумеется, счастлив, ещё не совсем пришёл в себя… Конечноконечно… Через полчаса будем у вас… Нет, никаких сомнений… Слушаюсь, Леонид Фомич.
        Окончив разговор, взглянул на меня победно, но, как мне почудилось, с оттенком сочувствия.
        - Что ж, Виктор Николаевич, теперь всё зависит только от вас.
        Трудно описать первое впечатление от знакомства со знаменитым магнатом, вершителем судеб. Человек будущего. Добрый дядюшка, примеривающийся, как ловчее разрезать именинный пирог. Внешность: ушастый, блёклые глаза навыкате, словно после нервного припадка, взъерошенный, с корявым туловищем, затянутым в костюм стоимостью, наверное, не меньше двухтрёх тысяч баксов. Благообразный, основательный, расчётливый в каждом жесте, улыбке, слове. Аудиенция заняла не больше пяти минут. Разговор происходил в кабинете. Из обстановки поразили меня не столько роскошная офисная мебель и телевизор во всю стену (нагляделись в магазинах и в кино, нагляделись, слава демократии!), сколько картины на стенах, принадлежащие, без сомнения, гениальному художникупараноику, - все в багрянолиловосиних кричащих тонах и все с кровью - где рука, где голова с выколотыми глазами, а где и сизые кишки, вываленные на синюю травку. При беседе присутствовал юрист Верещагин, прямо с порога ставший ниже ростом на голову. На его щеках цвела новая, смиренная улыбка: хочешь дать оплеуху, хозяин, - пожалуйста, я готов.
        - Некоторые так называемые писатели, - мягко объяснил магнат, - пребывают в убеждении, что только их род занятий связан с вдохновением, с парением духа и прочее такое. Надеюсь, вы не принадлежите к их числу?
        - Нет, - сказал я.
        - Бизнес, уверяю вас, требует не меньшего таланта и творческих усилий… Кстати, я с вашими сочинениями не знаком, полагаюсь на мнение Гарика. Хочу предупредить: от своих сотрудников я требую полной отдачи. Так что придётся попотеть. Я человек занятой, не всегда распоряжаюсь своим временем, как того хотелось бы, поэтому вы, Виктор, должны быть постоянно на расстоянии вытянутой руки, если я понятно выражаюсь… Какой сегодня день?
        - Пятница, - ответили мы с Гарием Наумовичем.
        - Правильно. Значит, завтра в половине десятого жду у себя на даче. Гарик объяснит, где это. С ним же будете решать все бытовые вопросы. Если…
        Он не договорил - зазвонил один из телефонов на столе, позолоченный, с перламутровой трубкой. Оболдуев некоторое время слушал молча, хмурясь, потом недовольно буркнул:
        - Хорошо, подготовьте документацию, сейчас буду.
        Обернулся к Гарию Наумовичу:
        - Поедешь со мной, придётся коекому прочистить мозги.
        У меня спросил:
        - Тебя как зовут, напомни, писатель?
        Я сказал: Виктор Николаевич. Магнат протянул руку.
        - Правильно. Значит, Витя, до завтра. Постарайся не опаздывать. Не люблю.
        Глава 3 У друга в редакции
        
        Недолго думая, я поехал к Владику Синцову, в «Вечерние новости». Мы вместе учились на журфаке, когдато дружили, делили хлебсоль. До сей поры поддерживали приятельство и иногда оказывали друг другу мелкие услуги. Нас связывала ностальгия по беззаботным студенческим временам и коечто ещё, о чём сказать нельзя, чему не учат в школах… Владик не одобрял моё затянувшееся писательство, не приносившее ни доходов, ни славы. Сам он сделал приличную карьеру в журналистике и сейчас процветал, входя в совет соучредителей крупного информационного агентства. Кроме того, заделался политологом и даже вёл еженедельную (правда, ночную) программу на кабельном канале. Приглашал и меня пару раз и за каждое выступление платил двести долларов, из рук в руки, минуя всякую бухгалтерию. Он был хорошим парнем, нежадным, весёлым, всегда готовым посочувствовать чужой беде. Конечно, поварившись несколько лет в адовом котле, да ещё соприкасаясь с политическим бомондом, Владик волейневолей перенял характерные черты интеллектуальной деградации, но в этом было больше актёрства, чем истинной сути. К примеру, мог некстати зайтись
ужасным визгливым смехом, как Починок, либо изрекал сентенции с грозным рыком, подражая удалившемуся на покой Борису, но внутри - уж ято точно знал - попрежнему оставался добрым, задумчивым человеком, с которым мы когдато проводили целые ночи в блаженных беседах за бутылкой портвешка.
        Я приехал к нему, чтобы получить информацию.
        И я её получил. Услышав, о какой акуле идёт речь, Владик увёл меня из своего кабинетика, напоминавшего небольшой склад макулатуры, в нижний буфет, где подавали наисвежайшие бутерброды, прекрасный кофе с пенкой и бочковое немецкое пиво. Я пожалел, что за баранкой, а то бы тоже заправился кружечкойдругой. Мы устроились в уголке, но разговор то и дело прерывался. Владика окликали знакомые, и по тому, как с ним здоровались и как он отвечал, можно было легко догадаться, кто какое занимает положение в здешней иерархии. Я рассказал, что Боров предложил мне работу, но какую - не уточнил, и как Владик ни допытывался, всё равно темнил, неизвестно почему. Только намекнул, что работёнка клёвая, высокооплачиваемая и перспективная.
        - В чём перспектива? - поймал меня на слове Владик.
        - С допуском в святая святых. Завтра поеду к нему на дачу.
        - В Барвиху?
        - Нет, в Звенигород.
        - Иди ты?! - Владик поперхнулся пивом. - Там же у него все домочадцы. Можно сказать, семейное логово.
        - Да, так и есть. - Я скромно потупился.
        - Хорошо, и что ты хочешь от меня узнать?
        - Кто он такой? Насколько опасно с ним связываться?
        Владик кивнул. Задумчиво пережёвывал бутерброд с икрой, прихлёбывая тёмное пиво из высокой кружки. У меня аж слюнки потекли. Кофе и пиво - явное неравенство.
        - Тут ещё нюанс, - добавил я. - Его сиятельство желают, чтоб я познакомился с нашим бизнесом.
        - Теперь всё?
        - Нет. Они желают, чтобы я с их дочкой Лизонькой занимался грамматикой. Видно, неграмотная она.
        После этих слов Владик осушил полный бокал водки. Я давно не видел, чтобы он так делал. Он был активным сторонником культурного пития. В отличие от меня. Мне где нальют, я и рад. Похоже, сильное впечатление произвели мои новости.
        - Ты её видел?
        - Кого?
        - Лизу.
        - Как я мог её видеть? А что она? Особенная?
        Владик сделался предельно серьёзным.
        - Вот что я скажу, старина. Ты даже отдалённо не представляешь, куда лезешь. И никто не представляет. Это, милый мой, дела тьмы.
        Я решил, что Владик, по давней традиции, меня разыгрывает. Но чтото в его тоне настораживало. Да и глаза подёрнулись ледком, как у покойника.
        - Не темни, Влад. Я ведь не пить приехал.
        … Открылись диковинные вещи. К примеру, всем было известно, что люди из окружения господина Оболдуева имели обыкновение исчезать бесследно. Так, минувшей осенью канул в воду коммерческий директор одной из его многочисленных фирм, некто господин Загоруйко, известный на Москве как Жора Попрыгунчик. Не раз они с Оболдуевым вместе появлялись на телеэкране, где обычно философствовали о благе для матушкиРоссии капиталистического уклада. Писали, что господин Загоруйко отмыл для хозяина через офшоры несколько миллиардов, в частности из тех, которые МВФ давал в долг. Пропал Загоруйко без всякого скандала, просто промелькнула информация, что уехал, дескать, стажироваться в Штаты, как все они уезжают периодически, включая членов правительства, - и с концами.
        То же самое с последней подружкой Оболдуева - Зинкой Ключницей, точнее, Зинаидой Петровной Потешкиной, примадонной Большого театра. Ключница в «Мазепе» - это роль, которую купил для неё Оболдуев, отсюда и прозвище. Зачем прелестную девицу потянуло на оперную сцену - трудно сказать. До того, как вскружить голову Оболдуеву, Зинуля была звездой стрипварьете на Арбате - худо ли! Но - потянуло. Амбиция - мать прогресса. Может, сказалось то, что Оболдуев запретил ей оголяться на людях в варьете. Он всё делал солидно. Купил Ключнице трёхкомнатную квартиру на Садовом, провёл в Думу, где она возглавила подкомитет по культуре и туризму. Она действительно была женщиной достойных качеств, хотя полностью так и не избавилась от повадок стриптизёрши. Выказывалось это в мелочах, искушённому глазу, впрочем, заметных. То у Зины, вроде случайно, спадала бретелька платьица от Диора, то некстати вываливалась наружу грудь. Но всё это лишь придавало пикантности её публичным выступлениям. Естественно, телевизионщики в ней души не чаяли и приглашали практически на все шоу, включая такие серьёзные, как «Под столом». Её
любимым коньком было раннее половое воспитание подрастающего поколения. Самым упёртым домостроевцам она в два счёта, ссылаясь на западных авторитетов, могла доказать, что все комплексы, заключённые в человеке и преждевременно сводящие его в могилу, имеют в своей основе всего лишь две причины: либо раннее изнасилование, либо пренебрежение занятиями мастурбацией.
        Зина Ключница, цвет и гордость всех московских тусовок, исчезла так же внезапно, как и Загоруйко, но в отличие от него, уехавшего якобы на стажировку, про неё пустили слух, что она отправилась рожать в Англию (чтобы сразу получить двойное гражданство), да так и рожает там третий год.
        Эти двое - из крупняков, мелочевку и считать не пересчитаешь. То есть таких, как мы с Владиком. Немного я был ошарашен этими сведениями. Оболдуев - и фамилия какаято зловещая, вызывающая смутные книжные ассоциации с врагом рода человеческого.
        - И что ты об этом думаешь? - спросил я.
        Владик после долгого говорения раскраснелся, а от водки слегка забалдел. Тут к нам за столик некстати подсела длинноногая девица с зелёными волосами, как ведьма, но при других обстоятельствах я бы не отказался с ней поближе познакомиться.
        - Влад, - сказала ведьма, - ты сволочь.
        - Я знаю, - грустно признался Владик, у которого всегда были сложные отношения с ведьмами. - А почему я сволочь, Нателлочка?
        - Ты обещал!
        - Что обещал? У тебя же вроде Ванька Прошкин в кавалерах.
        - Дурак, я не про это. Ты обещал поставить фельетон в субботний номер, а сейчас мне сказали, что его вообще вдвое сократили и перенесли на вторник.
        - Кто сказал?
        - Не придуривайся, Влад. Со мной такие штучки не проходят. Хочешь, чтобы все про тебя узнали?
        Владик испугался.
        - Нет, не хочу… Девочка моя, но ведь это очень взрывной материал. Если его поставить в субботу, он спалит весь номер. Люди устали от потрясений. У тебя там труп плачет в канализации. Причём детский. Какой же это фельетон?
        Девица посмотрела на меня, почесала коленку.
        - Вы тоже журналист?
        - Нет, - сказал я. - Я у Влада на содержании. Вроде приёмного сына.
        - Это так, - подтвердил мой друг. - Кстати, я вас не познакомил. Если будет желание, Нателла, он всё сделает, чего попросишь. Витькой его зовут. У него связи на самом верху.
        - Юмористы, мать вашу, - почемуто выругалась зеленоволосая и умчалась.
        Я повторил вопрос, но Владик не понял. То есть сперва не понял, водка в нём играла, решил, что я его редакционной шлюшкой заинтересовался, и это было странно. Многое было странно в нашем разговоре, а это - особенно.
        - Чего тут думать, - бодро посоветовал он, - бери бутылку и вези к себе. Кстати, окажешь мне услугу.
        - Влад, кончай керосинить, тебе ещё работать… Я спрашиваю: что значат все эти исчезновения? Он что - вроде Синей Бороды?
        Владик начал вдумчиво шелушить креветки, жирные, будто промасленные.
        - Много тебе посулил? - спросил проницательно.
        - Деньги не главное, - соврал я в ответ. Или не соврал?
        - Нет, он не Синяя Борода, он страшнее. И сколько бы ни обещал, всё равно кинет… Витька, я тебя люблю, ты же талантливый человек… Вот если бы он мне лично обещал миллион, я бы всё равно постарался смыться. Хотя…
        - Что - хотя?
        - Если он уже глаз положил, не смоешься. От него не смоешься. Он хозяин в России. Их всего таких, может, с пяток или чуть больше.
        - И откуда же они взялись?
        Вопрос был риторический. Мы оба с Владиком знали, откуда взялись Оболдуев и ему подобные, и откуда взялась вся нынешняя власть, и что она собой представляет. Судачили об этом не раз по пьяни и на трезвяка. Но где лучше? Где лучше жить, чёрт возьми, чем в наших Богом проклятых палестинах? Вот одна из сокровеннейших тайн бытия. Сидим по уши в дерьме, нюхаем дерьмо, жрём дерьмо, а чувство такое, будто попрежнему парим.
        - Вить, мне пора, - трезво сказал Владик.
        - Иди, - напутствовал я его таким тоном, словно провожал в последний путь.
        - Всётаки не пойму, зачем именно ты ему понадобился… С другой стороны, ты производишь впечатление недалёкого честного парня. Это дефицит. Может, поэтому?
        - Узнаю - сообщу, - пообещал я.
        - Позвони вечерком, чегонибудь накопаю.
        - Спасибо, Влад. Только не хорони меня прежде времени.
        - Сам себя хоронишь, и по роже видно, что этому рад.
        Он ушёл к себе, а я остался в буфете. Взял ещё кофе и пару бутербродов и начал размышлять о сюжете, который вдруг развернула передо мной сама жизнь. Обычно в это время я сидел дома и работал, и эта привычка стала второй натурой. Сюжет прекрасный, суперсовременный. Олигарх, его дочь от проститутки. Или от герцогини. Один юрист Гарий Наумович стоил целого романа, если хорошенько взяться. Не за роман, а за юриста. Всётаки я был писателем и уважал себя за это. А иногда, напротив, презирал. Писательство, в сущности, самое никчёмное занятие на свете, но в нём есть капелька волшебства, поэтому люди к нему и тянутся. Свои романы я не любил и в душе был согласен, что их не надо печатать. Но силу в себе чувствовал. Ту самую, от которой стонут по ночам. Писатели бывают разные, но, как правило, это чрезвычайно самолюбивые люди и обязательно с какиминибудь закидонами, фобиями. Без этого нельзя. Если у тебя нет никакой фобии, то ты не писатель, а щелкопёр. Фобии бывают опасные, на грани членовредительства, а бывают вполне невинного свойства. Я был знаком с литератором (известная фамилия), который свихнулся на
медицине, и любимым его присловьем было: кто медленно жуёт, тот долго живёт. Бедолага дотянул до сорока лет, хотя питался червями и орехами по системе Голдмана, зато оставил после себя сборник прекрасных рассказов, который до сих пор иногда переиздают крошечными тиражами. Другой пил мочу. Третий совершенно всерьёз считал себя реинкарнацией Будды, но сочинял романы на бытовые темы, правда, перенасыщенные чудовищными непристойностями. Жизнь представлялась ему ужасным кошмаром кровосмесительства, и этот кошмар он старательно втискивал в рамки сюжета. Был моден, знаменит, владел изящным стилем. Особая статья - писателиженщины, коих особенно много развелось перед самым нашествием. Эти вообще сплошная фобия, клади любую в психушку, но не надейся на излечение.
        Если же говорить без шуток, то истинное писательство, как всякое художество, - это род недуга, психическая болезнь сродни мании величия. Художник стремится создать мир нерукотворный, уподобляясь Творцу. Червяк - а туда же. Конечно, сбивают с толку примеры великих, у кого это, кажется, и получалось, кому это почти удавалось. «Илиада», «Божественная комедия», «Братья Карамазовы»… Но это всё только видимость. Обман зрения и души. Миры создаются не здесь и не грешными людишками.
        На этом месте глуповатых, обычных для меня размышлений за столик вернулась зеленовласая Нателла. Была она ещё больше возбуждена, чем в первый раз.
        - А этот гад где?
        - Владислав Андреевич?
        - Где он? В кабинете его нет.
        - Не знаю. Вроде туда пошёл.
        - Виктор, да?
        - Можно и так.
        - Ты его друг? Можешь на него повлиять?
        - А в чём дело?
        - Мне фельетон в субботу нужен вот так. - Она почемуто ткнула себя в живот. - И всё от него, от гада, зависит.
        Девушка мне нравилась: тугая грудь, молодое ловкое тело. Но слишком перехлёстнутая. Интеллектуалка. Ведь тоже чегото накропала. Тоже писатель.
        - Что могут изменить три дня?
        Придвинулась ближе, зеленоватые глаза пылали чистосердечным безумием.
        - Между нами, Вить. Я подписалась. Если выйдет в субботу, получу штуку зелёных. Во вторник - ноль. Понял?
        Конечно, я понял. Обычные журналистские приколы. Всё на продажу.
        - Почему прямо не сказала Владу?
        - Он не в теме.
        - А почему у тебя зелёные волосы?
        - От природы такие. Я не виновата.
        - Может, тогда дунем ко мне?
        Моя логика ей понравилась, но к предложению она отнеслась без энтузиазма. В её воображении маячила штука зелёных, которая могла уплыть.
        - За кого ты меня принимаешь, Витя?
        - Ни за кого. За красивую молодую женщинуфельетонистку.
        - Ладно, проехали… В принципе, я не против развлечься, не барыня. Но услуга за услугу. Сперва пойдём к твоему корешу. Если он тебе кореш.
        Я, как идиот, попёрся за ней опять на верхний этаж, в кабинет к Владику. Но опять тут вышла странность. Он на сей раз оказался на месте и ничуть не удивился моему появлению, да ещё вдвоём с его сотрудницей. И даже не дал Нателле открыть рот.
        - Давай так, девушка. Подрежешь на сто строк - и ставим в информационную полосу.
        - Влад, ты хоть иногда думай, что говоришь, пусть ты и большой начальник. Там уже и так осталась половина.
        - Не мути, Ната. Я ведь прекрасно знаю, отчего у тебя такая творческая прыть.
        - Я и не скрываю. Да, просил Егудов. В понедельник заседание суда. Надо успеть до этого. Егудов, кстати, вам, Владислав Андреевич, не раз помогал.
        - Пигалица! - психанул Владик. - Заткнись и катись отсюда. Подожди в приёмной.
        Зеленовласая послушно покинула кабинет, а у меня Владик заботливо поинтересовался, не шизанулся ли я.
        - Так заметно?
        - Да чегото тебя всё тянет на приключения. То Оболдуев, то эта. Ты хоть знаешь, чья она протеже?
        - Влад, ты сам сказал: бери бутылку и так далее.
        Мой старый товарищ немного поник головой.
        - Бери бутылку… да… однако… Не нравится мне твоё настроение, Витюша. С Нателкой переспать - ладно, святое дело, но Оболдуй… Я тут успел сделать пару звонков… Не советую, Вить. Последнее моё слово: не советую.
        - Что - не советуешь?
        - Мы с тобой двадцать лет в обозе, верно? Имеем право на откровенность. Ты художник, Витя. Ты настоящий художник. Я редко тебе говорил, но я это знаю. Я все твои вещи читал. Там много воды, но ты всё равно художник, следовательно, человек не от мира сего. Я - другое дело. Я раньше тоже… А потом понял: не моё. Я бизнесмен, мелкая щучка рынка. А он - удав. Один из самых прожорливых. Удавы питаются мечтателями, это для них деликатес. Вот зачем ты ему понадобился. И ещё… Мы друзья и сейчас одни в кабинете, прослушки здесь нет, а мне страшновато. Потому что речь идёт именно об удаве. Заговори с кем угодно - и почувствуешь то же самое. Страх. Понимаешь меня?
        - Влад, что ты узнал?
        На лице друга появилась гримаса, которая меня всегда раздражала: ну что, дескать, взять с малохольного?
        - Он уже троим предлагал написать о нём бестселлер, и все трое отказались. Один из этих троих - драматург Кумаров. Знаешь такого?
        Да, я знал старика Кумарова. Добродушный старый пьяница, вечный сиделец ЦДЛ. Неделю назад на него напали в подъезде и изуродовали до неузнаваемости. Тёмная история. Брать у него нечего, денег у него отродясь, с советских времён, не водилось. Писали: скинхеды, фашисты. Возможно, приняли за кавказца. У Кумарова была характерная еврейская физиономия. Ещё писали, что началась давно ожидаемая охота на интеллигенцию. Старик умер в машине «скорой помощи», не приходя в сознание.
        - Ладно, - сказал я. - Спасибо за информацию, Влад. Честное слово, спасибо. А вот если с Нателкой?..
        - С Нателкой можешь, - устало разрешил друг. - Это не смертельно.
        Глава 4 Год 2024. Поиски преступника (продолжение)
        
        Ближе к ночи в клуб «Харизма» подтянулся Дима Истопник со своими ребятишками, хотя обычно он избегал риска. Бывший учитель пения, а ныне некоронованный ночной король Раздольска и его окрестностей, Димыч сознавал ответственность, которую взвалил на свои плечи, поэтому не только не совершал непродуманных поступков, но и был предельно немногословен. Даже побратимам иногда трудно было добиться от него вразумительного ответа на какойнибудь самый простой вопрос.
        В «Харизму» он явился, чтобы публично подтвердить свою неприкасаемость. Время от времени это было необходимо делать. Днём по голубиной почте пришло известие, что ожидается большая сходка с участием мэра Зашибалова, а главное - генерала Анупрякаоглы из миротворческого корпуса. Видимо, готовилось чтото грандиозное, коли в маленький обезлюдевший городок слетелись такие господа. Истопник догадывался, что именно. Давно шёл слух, что их территория подлежит затоплению и превращению в экспериментальный полигон для выращивания белковых кормов. Раздольск, самой природой опущенный в низину, окружённый лесами, по многим параметрам прекрасно подходил для этой цели. Ещё год назад лазутчики добыли для Истопника копию проекта Мичиганского научного центра, где доказывалась безусловная коммерческая ценность предприятия. Скорее всего, Зашибалова прислали для последней прикидки, а генералмиротворец прибудет в качестве куратора. Истопника забавляло, что для такого важного дела придумали несуразный повод: якобы разыскивали вольнодумца и опасного государственного преступника Митьку Климова. Это тоже давняя традиция,
идущая ещё со времён всеобщей умственной стерилизации. Чтобы устроить глобальную пакость, обязательно придумывали мизерную, нелепейшую причину. Что и говорить, это всегда действовало. Митька Климов - враг государства, представляющий угрозу свободе слова. Можно сочинить чтонибудь более нелепое, но трудно. Значит, попали в яблочко. Климова Истопник помнил, когдато тот был его учеником. У него были неплохие вокальные данные, но дело не в этом. Митька Климов давно стал мутантом и врос в новую среду, как в свою родную. Он теперь почти бессмертен, как останкинская крыса. Сам по себе, один он ничего не значит, но много митек, много переродившихся руссиян - вот главная проблема миротворцев. Как их уничтожить? Каким ядом вытравить с земли?
        В «Харизму» Истопник приехал с тремя подручными - Цюбой Малохольным, Жориком Сверлом и Аликом Петерсоном. Из всей троицы, пожалуй, самым опасным был Алик. Он был единственный по настоящему выхолощенный. Это означало, что его реакции доведены до предела интуитивного всечувствия, а психика не подвержена никакому воздействию, кроме прямого разрушения. Но чтобы разрушить психику Алика, понадобилось бы по меньшей мере прямое попадание кумулятивного заряда, что не так просто устроить в интимной обстановке ночного клуба. Все трое были вооружены плазменными пистолетами «Рекорд», сам Истопник оружия не носил никогда.
        Едва они поднялись на второй этаж и обосновались за столиком в красном (представительском) зале ресторана, как началось представление. Свет померк, по стенам поплыли красочные сцены голографического стриптиза, сопровождаемого зомбирующей музыкой кантри. И тут же Дима Истопник увидел генерала Анупрякаоглы, сидящего неподалёку от подиума. За столом генерала кучковались несколько полуголых девиц незатейливого пошиба из разряда «русских матрёшек», мода на которых держалась уже пятый год, что было своеобразным рекордом.
        Генерал выглядел внушительно. Чемто походил на мумию Тутанхамона, если бы её вдруг оживили и насытили чрезмерной, апоплексической кровью. Среди руководителей миротворческого корпуса были в основном азиаты и турки, но Анупрякоглы был вообще неизвестной национальности. Поговаривали, вроде англичанин, но арабского рода. Знаменит он был своей лютой непримиримостью с инакомыслием. Ходила шутка, что он даже президента Соединённых Штатов подозревал в терроризме и пренебрежении к правам человека. С другой стороны, ни для кого не было секретом, что Анупрякоглы увлекался поэзией. Противоречивая, сложная натура, порождение межеумочной эпохи глобализации. Права над руссиянами у него были огромные. Совсем недавно по приказу Анупрякаоглы уездный город Чугуев спалили вместе с жителями по пустому подозрению, что там завелась православная ересь. Впоследствии выяснилось, что просто какаято безумная старуха выбрела на площадь христарадничать.
        Анупрякоглы тоже заметил Истопника, выпрямился и насторожился. Пластиковая броня на нём издала характерный шорох настройки на самоотражение. Генерал подозвал одного из янычар и чтото прошептал ему на ухо, ткнув пальцем в сторону Истопника.
        Янычар отдал честь и, тяжело ступая, приблизился к столу Истопника. Это был человек лет сорока, монгол и, по многим признакам, бывалый вояка.
        - Добрый день, господа, - поздоровался он учтиво, прозвенев амуницией. - Привет вам от хозяина.
        - Спасибо, - небрежно отозвался Истопник. - И чего надо от нас генералу?
        - Убирайтесь отсюда подобрупоздорову. Вот чего надо.
        - Ах вот оно что… Нет, любезный. Мы хотим посмотреть представление и пожрать. Заплатили деньги. Имеем право. По Конституции.
        - Тогда покажите документы.
        Истопник кивнул Жорику Сверлу, который заведовал канцелярией, и тот вывалил перед янычаром целую груду удостоверений. Выбрал самое примечательное, кожаное, с золотым тиснением, с серпом и молотом, аббревиатурой СССР и чуть ниже - КГБ, протянул янычару. Тот раскрывать не стал.
        - Можно взять с собой?
        - Бери, - великодушно разрешил Истопник. - Дарю насовсем. У меня ещё такое есть.
        Янычар вернулся к столу Анупрякаоглы, передал ему ксиву, оба долго её разглядывали, чуть ли не нюхали, и о чёмто переговаривались, поглядывая изредка на Истопника с соратниками.
        - Если что, - сказал Истопник, - уйдём через крышу.
        В этот момент в зале появился мэр. Его явление было со вкусом театрализовано, сопровождалось пением свирелей и жутчайшей голографической оргией на настенных экранах. Одновременно с помощью искусных подсветок в зале возник эффект реющего американского флага. Плюс ко всему вокруг важно шествовавшего Зиновия Германовича приплясывали гусляры и гудошники в цветастых рубахах. Все цыганского обличья. Эффектный выход, ничего не скажешь. Но не успели они обняться с Анупрякомоглы, как генерал раздражённо ткнул пальцем в сторону Истопника. Зашибалов поглядел в указанном направлении и словно в изнеможении опустился на стул. На колени к нему тут же кинулась одна из «матрёшек», он её злобно спихнул. Истопник ему не завидовал. Ситуация для мэра складывалась пикантная. Он должен рассказать о нём генералу таким образом, чтобы тот не взбеленился. Штука в том, что Зиновию невыгодно разоблачение ночного владыки Раздольска. Конечно, если бы можно было пристрелить Истопника прямо за столом, Зиновий Германович пошёл бы на это не задумываясь, но Анупрякоглы, как культурный либерал, обязательно сперва захочет провести
хоть небольшое дознание, а этого мэр не мог допустить. У Истопника, у Димыча, имелась против него такая горячая лепёшка, что… Пять лет назад он помогал Зиновию в очередной раз пробиться в мэры, официально участвовал в предвыборной кампании, накопал в ту пору много мусора про благороднейшего кандидата и, главное, имел на руках неопровержимые доказательства того, что Зиновий Германович ухнул несколько миллионов в фонд социальной защиты «Белая звезда», являющийся крышей коммунячьего лидера Прошуковича. В силу политической необходимости, разумеется, но какая теперь разница. Если неуравновешенный Анупрякоглы узнает, что его ближайший соратник, с которым у них совместный бизнес, тайно повязан с краснокоричневым отребьем, он способен в пылу справедливого возмущения порвать Зиновию глотку. Сначала сделает, а потом, возможно, задумается, правильно ли поступил, как в случае с городом Чугуевом.
        Двусмысленность положения проступила на склеротических щеках Зиновия сиреневыми пятнами. Истопник приветливо помахал ему рукой. Зиновий Германович холодно поклонился в ответ.
        - Пронесёт, - сказал Истопник охране. - Мы их, сук, сегодня крепко тряханём.
        
* * *
        
        Митя Климов до «Харизмы» добрался с огромными трудностями, два раза чуть не нарвался на патруль, а третий раз нарвался - и уходил под пулями, перекатом, от одного мусорного бака до другого. Одна пулька всё же зацепила мякоть бедра, и нога кровила, но Митя, как всякий руссиянин, привык к боли и просто не обращал на неё внимания. Редкий месяц его жизни обходился без увечий.
        Подвал «Харизмы» был ему хорошо знаком, и он надеялся здесь чемнибудь поживиться. Подвал был устроен таким образом, что часть его спускалась в канализацию, каменный жёлоб тянулся в подземную гнилую реку; этим путём обычно избавлялись от свежих трупаков. Под потолком тускло горела старинная электрическая лампочка, освещая горы мусора, какието ящики, свалку тряпья и пустых бутылок. Эти бутылки в первую очередь заинтересовали Митю. Он нашёл пластиковый стаканчик и за полчаса, сцеживая из бутылок по каплям, а то и по глотку, сумел напиться превосходным иноземным пойлом. Даже немного переборщил. Спиртное легло на пустой желудок комом, зрение затуманилось. Коекак Митя перетянул ногу куском изоляционной ленты, потом полежал на груде ветоши, мечтательно глядя в потолок. О том, что Димыч сегодня появится в клубе, ему никто не говорил, он сам вычислил и теперь размышлял, насколько рискованно предстать перед ним прямо здесь, в «Харизме». Допустим, если добраться до туалета на втором этаже… У Димыча, об этом многие знали, больные, отбитые почки, в туалет он придёт непременно, но вот в какой? Их в «Харизме»
восемь, и у каждого сидит по охраннику. Охранников Митя не опасался, вряд ли ктонибудь из них знает его в лицо. Перехватить Димыча в сортире - это идеально, но ведь не угадаешь. А на улице точно не удастся. Только сунься из темноты - без разговора получишь в лоб световой луч.
        Но первое, что предстояло сделать, - это всё же уточнить, здесь ли учитель. Одет Митя Климов был прилично: свитер с протёртыми локтями, старенькие линялые джинсы, куртачок из кожзаменителя, - на людях показаться не стыдно. Большинство руссиян донашивали военное обмундирование немцев времён первой мировой войны, щедрый дар Евросоюза, куда Россия входила на правах развивающегося туземного государства. Проблема была не в этом. Даже если его вдруг опознают, он сумеет ускользнуть. А вот не подведёт ли он Димыча публичным контактом? В чём Митя Климов плохо разбирался, так это как раз в тонкостях отношений между знатью, особенно в присутственных местах. Если он вызовет неудовольствие Истопника излишней настырностью, тот просто откажется ему помочь. Это в лучшем случае. Про худший нечего и думать, конец, как поётся в песне, у всех один - на братской свалке. Но выхода не было. Погоня поджимала, пятки горели, а не только подраненное бедро.
        Жрать хотелось невыносимо.
        Сделав последние два глотка из пластикового стаканчика (кажется, джин и водка), Митя вздохнул и потащился к двери. Пустой коридор освещен люминесцентными прожекторами, до лестницы на первый этаж метров десять. Но Митя на лестницу не пошёл, поступил хитрее. Добрался до мусоросборника и нажал кнопку вызова грузового лифта. Действовал по наитию. Чутким слухом улавливал разноголосицу увеселительного дома и, глотая слюни, представлял, сколько тут собрано вкуснейшей еды. Кроме того, дом был набит монетой, как раздутый каменный кошель. При других обстоятельствах Митя Климов, попав по случаю в столь шикарное заведение, нашёл бы, конечно, более удачное применение своим талантам, чем изображать крадущегося зверька.
        На последнем, шестом этаже он вышел из лифта и очутился в просторном холле, уставленном мягкой мебелью, с кадками цветов по углам. В одном из кресел дремала, свернувшись калачиком, рыжеволосая девушка в жёлтом трико. Она выглядела так невинно, что у бедного Мити вдруг перехватило дыхание. Сцена была из другой, прекрасной жизни, про которую он давно забыл, вернее, которой никогда не знал. Девушка напомнила ему Мальвину из детской сказки. На звук прошуршавшей двери лифта она распахнула огромные синие глаза.
        - Пятьдесят баксов, - сказала, зевнув, - и ни центом меньше.
        - Согласен, - обрадовался Митя. - Но хотелось бы в кредит. Временные затруднения с наличкой.
        - Ещё чего… - протянула девушка, но не договорила - в ту же секунду они узнали друг друга. Это была Даша Семёнова, его одноклассница. Умница, золотая медалистка.
        Их выпускной класс был последний, на другой год все школы уже закрылись на инвентаризацию. Со всего района в нём набралось одиннадцать человек. И всем на выпускном вечере выдали по золотой медали, сделанной из папьемаше. Директор школы Пётр Иванович Сидоров выступил со странной речью, Митя до сих пор её помнил. Директор говорил о том, что если у их многострадального отечества ещё и осталось какоето будущее, то это зависит целиком от образованных мальчиков и девочек, которым сегодня по шестнадцать лет. И медали, и речь директору дорого обошлись. На другой день он пошёл с ведром к колонке за водой, и его переехал невесть откуда взявшийся автобус «мицубиси». Митя помнил и похороны, и красивый синий целлофановый мешок, в котором опустили в землю директоравольнодумца. На ту пору среди туземцев смерть давно стала такой же обыденной, как дождик либо утренние заморозки, но вот проводить Сидорова собрался весь его последний в районе десятый выпускной класс.
        - Ты, что ли, Митька? - вскинулась Дарья.
        - Ну я, а кто же?
        - Да ты что! Тебя же миротворцы ищут. Весь город на ушах стоит. Ты чего натворилто, Мить?
        - Да на ерунде прокололся. С нюхачом выпил, ну и повязали. Вроде я против демократии… Слушай, Дашк, поможешь мне?
        - Чем, Мить?
        Её глаза, бездонные, как две проруби, блудливо сверкнули, и Митя понял, что это не та Дашенька Семёнова, с которой они когдато отчаянно и бескорыстно обучались любви по учебнику Лахендрона. Мутантка, добытчица, стерва рыночная. Но это не имело значения. Вряд ли она его сдаст. У каждой переделанной, как и у него самого, оставался в душе огонёк, который никому не погасить. И те, в ком этот огонёк ещё тлел, свято соблюдали некоторые табу. Одно из них - ни за какие бабки не выдавать своих чужакам на расправу. Лучше сам убей. Другое дело, что с той минуты, как Дарья его узнала, она тоже очутилась в зоне повышенной опасности.
        - А ты почему здесь сидишь? - спросил он.
        - Так положено. Миреки повсюду шныряют, и наши девочки должны быть везде, чтобы обслужить, если приспичит.
        - Понятно… Так поможешь или нет?
        - Говори, Митя.
        Он объяснил, что ему нужно узнать, прибыл ли в «Харизму» Истопник, и если да, то где он сейчас находится. И какая вокруг него обстановка.
        - Димыч здесь, - сказала Дарья. - Он в красном зале. И там же генерал Анупряк и мэр Зашибалов. Тебе к нему не подойти, Мить. Даже не пробуй.
        - А тебе?
        - Что - мне?
        - Сможешь шепнуть ему пару слов?
        Сказав это, он заранее её пожалел. Если согласится, за её хрупкую жизнь никто не даст и гроша. Риск безумный. Но мутантки ведь изворотливые, как химеры. Дарья смотрела на него, не отвечая. В синих омутах запылал наркотический огонь. Она словно возвращалась откудато к нему на свидание. Была здесь, рядом - и возвращалась. Выплывала из мглы. Он ждал спокойно. Ему некуда было спешить.
        - Зачем тебе это? - спросила наконец.
        - Без Истопника мне из города далеко не уйти.
        Опять затянулась пауза. Неподалёку раздался такой звук, будто лопнул волейбольный мяч, оба испуганно повернулись к дверям. Но никто не появился. Дарья достала пачку сигарет, нервно закурила. Митя почувствовал горечь во рту, но сигарету не попросил. Дальше услышал такое, от чего опять зашлось сердце.
        - Возьми меня с собой, Митя.
        - Чего?
        - Что слышал. С собой возьми.
        Митя разозлился. Женская глупость - ужасная штука.
        - Хоть понимаешь, о чём просишь? Я не знаю, что через час со мной будет, а вдвоём… Чем тебе здесь плохо?
        - Плохо, Мить. Не знаю чем, а плохо. Скучно както. Не хочу больше.
        - С жиру бесишься, Дашка. Сколько девок мечтают о твоём положении. Вам даже уколы бесплатно делают, ведь так?
        - Да не в этом дело, Мить. Материально всё хорошо, действительно. Я родителям помогаю, продуктишки ношу каждый вечер. Но не могу больше. Чтото сломалось внутри. Возьми с собой, пожалуйста!
        Разговор нелепый, чудной. С Дарьей творилось чтото неладное. Митя и раньше сталкивался со случаями, когда переделка, зомбирование заканчивались неудачно. По Москве таких, наполовину выхолощенных, бродило сколько угодно. Сунься в любой подвал, там сидит не доведённый до ума чинарик и хнычет. Их отлавливают, вычищают, зомбируют заново, отбраковывают целыми пачками, но они снова возникают. Наполовину ссученные. Хуже ничего не бывает. Разве что целяки, те, кто каким то чудом вообще избежал психодрома. Сам Митя был завершённым мутантом и чувствовал себя превосходно. Знал, что он раб, пусть беглый, и не тяготился этим. Готов был сдохнуть в любую секунду. Жизнь прекрасна именно потому, что в ней светится конечная кровяная точка. Как вечный фонарик в глазу.
        - У тебя чип какой стоит? - спросил осторожно. - Японский или китайский?
        - Не дури, Митя. - От девушки приятно потянуло травкой. - Ты на юга пойдёшь?
        - Тебе какая разница?
        - Скоро всё переменится, Митя. Разве не чувствуешь?
        - Переменится, когда нас не будет.
        - Дай руку, Митя. Пожалуйста!
        Он сжал её тёплую голубоватую ладонь, придвинулся ближе и успел ощутить удивительное просветление. Как будто за один присест сожрал кило колбасы. Он страшно испугался. Синеглазая недоделанная дурочка почти проникла в его тайну. И она знала, что делает. Она явно стремилась вочеловечиться. Потом ктото сзади шарахнул его по башке, и Митя кувырнулся в темноту.
        Глава 5 Наши дни. Первые встречи
        
        В поместье Оболдуева я въехал через стрельчатые железные ворота, где меня и машину тщательно обыскали с помощью хитрой аппаратуры. Против ожидания, оказалось, что Оболдуев обитает не в обычном загородном особняке стиля «помпезо», а в помещичьем гнезде застройки, как гласила табличка, конца XIX века. Архитектор тоже был указан - некто Адам Тарлеус. Удивило не то, что магнат сумел прикупить охраняемую государством собственность - чего они только не прикупали, - а бросавшийся в глаза контраст между идеально ухоженным парком, со множеством экзотических растений, цветочных клумб, тенистых аллей, прудов и, вероятно, укромных уголков, и неотреставрированной, с облупленными, потемневшими, поросшими мхом стенами, центральной усадьбой, производящей впечатление выставленной на продажу антикварной вещицы. Улыбчивое, солнечное майское утро делало этот контраст особенно впечатляющим. Сам дворец как дворец, вероятно, помещений на тридцать, не больше.
        Шустрый мальчонка в промасленном комбинезоне забрал у меня ключи от «девятки» и погнал её к гаражам, а я поднялся на высокое крыльцо и нажал электрический звонок. В вестибюле меня встретил пожилой дядька в лиловой ливрее - ни дать ни взять английский привратник - и через несколько комнат, уставленных роскошной старинной мебелью, проводил в каминный зал.
        - Сейчас к вам выйдут, - важно объявил привратник. - Если угодно, курите, это не возбраняется.
        С этими словами он удалился, а минут через пять в зал, где я толком не успел оглядеться, впорхнула девушка лет шестнадцати, в домашнем платье и узких сапожках лимонного цвета. У неё было смуглое лицо, тёмносерые внимательные глаза и волосы, какие показывают в рекламе шампуней. Двигалась она изящно и гибко, моё старое сердце невольно дрогнуло. Но ничто не подсказало мне, что наконецто я встретился со своей судьбой.
        - Я Лиза, - тихим голосом произнесла она. - Папа попросил побыть с вами, пока он освободится.
        Дочь всесильного магната, боже ты мой! И так сразу. И так подомашнему.
        - А я Витя, - представился я. - Но можете называть Виктором Николаевичем, так приличнее.
        Её красивые глаза смотрели мимо меня, кудато в заоконный мир, на мои слова она отозвалась заученной полуулыбкой, ничего не выражающей. Мы стояли друг напротив друга посреди огромного зала, и я чувствовал себя идиотом, не понимая почему.
        - Если хотите, - предложила Лиза всё тем же ровным, тихим голосом, - можно пока погулять, посмотреть парк. Там много всякой всячины. Или, если вы не завтракали…
        - Леонид Фомич что же, не скоро появится? - догадался я.
        - Честно говоря, папа ещё не вернулся из города. Но он едет, он звонил.
        … Через час мы сидели на каменной скамье в средневековом гроте, откуда открывался вид на сосновую рощицу и на пруд с плавающими утками. Пейзаж слегка портила массивная фигура охранника с автоматом, стоявшего шагах в двадцати, уважительно повернувшись к нам спиной. К этому времени я уже знал, в чём главная проблема Лизы: при всей здешней роскоши и жизни по принципу «чего душа пожелает», она была самой натуральной узницей. В прошлом году отец разрешил ей начать учёбу в университете (на юридическом), но после коекаких досадных происшествий, на которые Лиза лишь намекнула, её оттуда забрали. Её неволя не была строгой, ей принадлежали прекрасный парк, и дворец, и московская квартира, но всётаки она была натуральной заключённой, потому что шагу не могла ступить без надзора. За час я узнал про неё довольно много, Лиза трещала без умолку, будто с тормозов сорвалась. Или давно у неё не было собеседника, с которым хотелось бы пооткровенничать. Мы быстро почувствовали родство душ. Я поддакивал, хмыкал, иногда вставлял умные фразы. Выкурил за час семь сигарет. Её тихий торопливый голос, взволнованное лицо,
манера прикасаться к моей руке своими тонкими пальчиками с доверчивостью домашнего зверька, полное отсутствие кокетства, какаято странная отрешённость и ещё чтото в её облике, в гибкой стремительной фигурке - всё вместе подействовало на меня одуряюще. Могу даже сказать, что сто лет не испытывал таких приятных ощущений от общения с существом противоположного пола. Внезапная её доверчивость ко мне, думаю, объяснялась отчасти тем, что Лиза, оказывается, прочитала моих «Странников», книга ей понравилась, и она считала меня известным писателем и, наверное, пожилым человеком.
        Её матерью была никакая не проститутка, а некая Марина Колышкина, одна из жён Оболдуева, тоже, как я сумел понять, к тому времени пропавшая без вести. Лиза носила её фамилию (не приведи Господь прослыть Оболдуевой!). Матушка её, пока была жива, работала врачом в районной поликлинике, и Леонид Фомич высмотрел её прямо на улице из окна лимузина… Всё, точка. Дальше в своём рассказе на эту тему Лиза не пошла. Она и во многих других местах обрывала себя на середине, на полуфразе, будто споткнувшись. При этом взглядывала на меня с испугом, словно спрашивая: я глупая, да? С первых минут я испытывал чувство, что тут какойто обман, какаято мистификация: не могло это простодушное создание быть дочерью Оболдуя, одного из отвязных властителей нации.
        О нём мы тоже поговорили. Лиза заметила с задумчивым и отстранённым видом, что её отец сложный человек, но, в сущности, добрый и безобидный. Всем верит, а его частенько обманывают, водят за нос. Услышав такое, я закурил восьмую сигарету, и Лиза обеспокоенно заметила:
        - Вы много курите, Виктор Николаевич. Это ведь не полезно.
        - Я знаю, - ответил я. - Организм требует. Он у меня сожжён табаком и алкоголем.
        Я обнаружил, что изо всех сил стараюсь произвести впечатление остроумца, и если удавалось вызвать на лице её вежливую улыбку, готов был прыгать от радости. Про то, какую книгу я должен состряпать, Лиза сказала так:
        - Если бы я обладала хоть капелькой вашего таланта, Виктор Николаевич, то написала бы об отце не сухое документальное произведение, а настоящий роман. Его жизнь даёт массу материала. Ведь если вдуматься, в ней, как в зеркале, отразился весь наш век, со всеми его страстями, победами и поражениями.
        Если вдуматься, согласился я про себя, в этой мысли почти нет преувеличения.
        Из грота Лиза повела меня на конюшню, где в стойлах били копытами два гнедых ахалтекинца и могучий рысактяжеловес. Лиза дала мне сахарку, чтобы я угостил лошадей. Я это сделал не без душевного трепета. В лошадях я не разбирался (хотя был период, когда носил денежки на ипподром), но глядя на этих грозных, большеглазых, похожих на испуганных детей представителей породы, понял сразу, что они стоят целое состояние и вообще с ними лучше не связываться.
        Ещё Лиза познакомила меня с собаками. Сперва с огромным мраморным догом, как раз вышедшим на крыльцо подышать и оглядывавшимся с брезгливым выражением хозяина, которому надоело всё на свете, и в первую очередь незнакомые людишки, пытающиеся набиться к нему в приятели. Дога звали Каро. Лизе он учтиво поклонился, вильнув хвостом, а в меня, помоему, плюнул. Но не укусил, и за это спасибо. Потом на псарне меня облаяли две овчарки и свирепый буль, который при моём появлении сделал ужасную попытку перегрызть массивную железную цепь, на которой сидел. От злобы чуть не упал в обморок, как мне показалось. Лиза сказала смущённо:
        - Его зовут Тришка. Он только прикидывается таким. На самом деле добрейший пёсик. Увидите, вы подружитесь.
        - Вряд ли, - усомнился я. - Он хоть и добрейший, но чегото у него пена на морде. Он не бешеный?
        - Так мы часто обманываемся, - грустно заметила Лиза. - И в людях тоже. Боимся не тех, кого надо, а к тем, кто несёт зло, тянемся в объятия.
        Она умела говорить длинно и литературно, и это так не соответствовало времени и моим представлениям о молодых девицах, что производило опасное воздействие на мой мозг. Мало сказать, что я был растерян. Я почти изнемогал от мысли, что нам предстоит встречаться каждый день и заниматься - хаха! - грамматикой.
        Мы вернулись в дом. Лиза привела меня на кухню (просторное помещение с закопченным потолком и чугунными плитами), собственноручно сварила кофе и достала из холодильника тарелку с пирожными. Наша дружеская беседа продолжилась, но теперь девушка перестала говорить о себе, напротив, начала осторожно выспрашивать. Вопросы её сводились к следующему: что такое художник? трудно ли писать книги? есть ли на свете занятие, которое достойно того, чтобы посвятить ему жизнь?.. Неожиданно для себя, будто выпил не кофе, а стакан водки, я разболтался, как старый мельник. Сказал, что книги писать немудрено, с этим справится, пожалуй, любой маломальски грамотный человек, а вот жить, занимаясь писанием книг, трудно и противоестественно. Также противоестественно, как писать музыку или картины. Человек рождается на свет для реального дела, а не для химер. И если он возомнит, что в искусстве есть какойто высший смысл, то, считай, пропал. Через некоторое время это будет уже не человек, а сгусток отвратительной неврастении: такова расплата за опустошение души.
        Лиза раскраснелась, и взгляд её обрёл уж и вовсе бездонную глубину.
        - Как же так, Виктор Николаевич, вы говорите, в искусстве нет смысла… А чем тогда жить?
        - Молиться надо. И работать. Табуретки строгать, землю пахать. Женщинам вообще просто. Рожай детей - и ты состоялась. Но я не сказал, что в искусстве нет смысла. Оно развлекает, а если качественное, то даже воспитывает, просвещает. Нет смысла в самих художниках. Это всегда пустоцветы. Включая гениев. Более того, гении так называемые - это просто сорняки на грядках человеческого бытия.
        - Виктор Николаевич, но как можно отделить одно от другого? Художника от искусства?
        Мне показалось, девушка готова заплакать, и я догадался, что пришла беда.
        - Можно и нужно отделять, - сказал твёрдо. - Искусство - это искусство, а те, кто им занимается, - полное дерьмо…
        Разговор наш оборвался на этой щемящей ноте: приехал Леонид Фомич. На улице пропела переливчатая сирена, Лиза тут же вскочила, извинилась передо мной («Подождите здесь, пожалуйста, я скоро вернусь») и пулей вылетела из кухни. Я выглянул в окно. Леонид Фомич как раз выходил из продолговатого серебристого лимузина, подкатившего к самому крыльцу. Он протянул руку, и из салона выскользнула молодая женщина в кокетливой соломенной шляпке. К хозяину подошёл дог, ткнулся крутой башкой в бок. Леонид Фомич потрепал собаку по холке, а женщина ухватила за уши и потянула к себе. Дог завыл от унижения. Потом с крыльца спустилась Лиза и подбежала к отцу. Они обнялись, Леонид Фомич чмокнул её в лоб. У него были пухлые негритянские губы. Женщина чтото сказала, видимо, смешное. Леонид Фомич гулко загоготал (через форточку звук долетал, как будто заработал отбойный молоток), а Лиза отвернулась с безучастной гримасой. Отец взял её под руку и повёл в дом. Женщина чуть отстала. За ними плёлся дог, явно прикидывая, не вцепиться ли обидчице в тугие ягодицы. Идиллическая сценка. Но я не верил в чадолюбие Оболдуева. Тут
было чтото иное. Возможно, какойто тонкий финансовый расчёт. В чём он заключался, кто знает, но я не допускал мысли, что люди, подобные Оболдуеву, способны на простодушные отцовские чувства.
        Через несколько минут вернулась Лиза и сообщила, что отец ждёт. Она проводила меня на второй этаж. По дороге пролепетала извиняющимся тоном, что у Леонида Фомича не очень хорошее настроение, но мне не стоит обращать на это внимание.
        - У папы столько работы, он никогда не отдыхает, поэтому у него бывают депрессии. Он иногда ворчит, но это совершенно беззлобно, уверяю вас, Виктор Николаевич.
        - Не беспокойтесь, Лиза, я не из обидчивых. Жизнь достаточно потрепала.
        Леонид Фомич принял меня в рабочем кабинете. Обстановка обычная, офисная. На стене над дубовым столом развёрнут небольшой российский штандарт. Единственная оригинальная деталь. Ну и размеры кабинета - маленький стадион. Леонид Фомич уже переоделся в бухарский халат с кистями. Благодушно посасывал крохотную пенковую трубочку. Со мной разговаривал не то чтобы как со слугой, а как бы рассуждая наедине с собой. Вкратце набросал контуры предстоящей работы. Он подготовил папку с основными сведениями о своей жизни: вырезки из газет, журналов, фотографии и прочее такое. Это для ознакомления. Папка весила килограмма два. Дальше Леонид Фомич обрисовал канву наших будущих отношений. По возможности он будет наговаривать на диктофон какието фрагменты и, если возникнет необходимость, отвечать на мои вопросы. В связи с его большой занятостью и трудностью выстроить прогнозируемый график я должен всегда находиться в пределах досягаемости. Леонид Фомич дал неделю, чтобы я представил варианты возможной композиции книги. Это ни в коем случае не должно быть скучное последовательное повествование в духе мемуаров
военачальников: родился, учился, добился, одерживал победы, совершал… Не годится и мозаика из всевозможных биографических эпизодов, пусть и впечатляющих, ярких. Надобно придумать чтото особенное, соответствующее общей задаче. Общую задачу Леонид Фомич сформулировал скромно - как создание жития героя в поучение потомкам. Впрямую так не сказал, но топтался на этом месте до тех пор, пока я не врубился и не подтвердил, что понял, чего от меня ждут. Я это сделал с присущей мне прямотой.
        - Вы гений, Леонид Фомич, - сказал я просто. - Постараюсь дотянуться.
        Появилась коекакая дополнительная информация, с которой я сразу не смог сообразоваться. Оказывается, для того, чтобы проникнуть в глубину деяний и размышлений прогрессивного олигарха, следовало напитаться их истинным духом, а для этого лучший способ - принять в них посильное участие. Иными словами, мне придётся время от времени выполнять конкретные поручения героя, связанные с его бизнесом. Я спросил, какие именно поручения. Я ведь не специалист и ничего не умею делать, кроме как марать бумагу. Оболдуев чуть раздраженно ответил, что над этим он еще подумает, но, наверное, даже писатель сумеет справиться, допустим, с деловыми переговорами по заданной теме. Допустим, по поводу приватизации какогонибудь предприятия.
        - Справитесь, а, Виктор? - с какойто неожиданной хитринкой усмехнулся Оболдуев.
        - Можно попробовать.
        - А как вам Лизетта? - неожиданно переменил он тему.
        - В каком смысле?
        - Есть у неё филологические данные?
        Я секунду подумал, прежде чем ответить. В вопросе был подвох, но почти неуловимый.
        - Леонид Фомич, - сказал я с важностью доцента, - мы общались около часа, одно могу сказать твёрдо: необыкновенная девушка, тонко чувствующая, несколько, я бы даже сказал, несовременная. Насчёт способностей мне пока трудно судить.
        - Смотри не влюбись, Виктор.
        Вот он, подвох. Шуточная фраза прозвучала как предостережение, завуалированная угроза.
        - Мы своё место знаем, Леонид Фомич.
        - Тото, дружок… Что касаемо несовременности, это в мать. Мать у неё была чудная баба. Три года её натаскивал, так и не научилась доллар от евро отличать. Представляешь?
        Его внезапная откровенность привела к тому, что у меня в нервном тике дёрнулась левая щека.
        Леонид Фомич нажал клаксон золотой дудки, висевшей на ножке стола, и в комнату явился мужик с седыми волосами, обряженный в шотландского горца, в клетчатой юбочке, только что без волынки на боку. Это оказался управляющий поместьем Осип Фёдорович Мендельсон. Почему он был в юбочке, я вскоре узнал от Лизы. Леонид Фомич был англоман, полагал, что англичане самая культурная нация на свете, правда, после евреев. Но у англичан было преимущество: они умели пожить, а евреи умели только делать деньги. В поместье все слуги, включая садовника, носили англошотландскоирландские одеяния и худобедно изъяснялись поанглийски. По мнению Оболдуева, это создавало в его владениях здоровую ауру и хоть немного перешибало зловонный руссиянский дух. Сам себя он называл греком по отцу и арийцем по матери. Какие у него были для этого основания, не мне судить.
        Оболдуев распорядился, чтобы управляющий показал предназначенные мне покои, что и было исполнено. Покои были такие: зала метров тридцать с высокой кроватью под балдахином в стиле Людовика XIV, уставленная аппаратурой - компьютер, музыкальный центр, стереотелевизор «Шарп» последней модели стоимостью 15 тысяч долларов. Мебель старинная, тяжёлая, в мрачноватотёмных тонах. Если бы несколько дней назад ктонибудь сказал, что мне предстоит жить в подобном помещении, я бы не поверил.
        - Обед в пятнадцать часов, - торжественно уведомил управляющий Мендельсон. - В малой гостиной. Просьба не опаздывать, владыка строг. Платье к обеду в шкафу, там всё по вашему размеру.
        Когда он ушёл, я первым делом заглянул в этот самый шкаф, пузатый, черного дерева. Одежды там было примерно на роту пехотинцев - костюмы, рубашки всевозможных фасонов. На полках груды нижнего белья. В первый раз у меня отдалённо мелькнула мыслишка, не прав ли Владик, не сошёл ли я с ума, ввязываясь в подобную авантюру.
        За столом нас было четверо: добрый хозяин Леонид Фомич, молодая женщина по имени Изаура Петровна, которая оказалась новой женой владыки, Лиза - и чуть поодаль от этой троицы, как бы на застольной галёрке, аз грешный. Прислуживал смешной курносый арапчонок с коричневой продолговатой головёнкой и сверкающей, ослепительной улыбкой, которого Леонид Фомич самолично с гордостью отрекомендовал:
        - Натуральный людоедец. С Алеутских островов. Приобрёл с оказией. Понашему ни бельмеса не смыслит.
        - А вот нет, барин, а вот нет! - счастливо закудахтал арапчонок. - Мой тебя понимай!
        Оболдуев ласково потрепал мальчонку по лоснящейся щёчке. Тем более что Леонид Фомич счёл нужным сделать некоторые уточнения:
        - Будешь с нами столоваться, когда гостей нету. Но иногда придётся перемещаться на кухню, не обессудь, дружок.
        Я заметил, как Лиза покраснела при этих словах. Бедняжка, видимо, всё, что касалось отца, воспринимала буквально.
        Не нужно было быть психологом, чтобы понять, какие отношения сложились у неё с новой мачехой. Та была лет на пять старше Лизы и, конечно, выглядела суперсексуально. Ничем особенным внешне она не выделялась, крашеная блондинка из числа тех, которые сидят во всех «мерседесах», но было в её облике нечто неуловимо влекущее, действующее непосредственно на половой инстинкт, заставляющее мужчину стыдливо ёрзать. В ней, как в её прародительнице Еве, таился смертельный вызов всему мужскому роду. Безусловно, надо обладать бесшабашностью новых русских завоевателей, чтобы держать такую дамочку возле себя постоянно. Диковинное имя Изаура подходило к ней идеально. Не уверен, что она была супругой Оболдуева в общепринятом смысле. Допускаю, что они вкладывают в это слово - супруга, жена - чтото иное, внятное только им, оболдуевым, но, во всяком случае, за столом Изаура Петровна держалась хозяйкой. Леонид Фомич насыщался сосредоточенно и угрюмо, большей частью молча, Лиза тоже притихла, собственно, мы с Изаурой Петровной вдвоём вели светскую беседу. Она, по всей видимости, успела пройти некую выучку в английском
духе, потому что для завязки первым делом сообщила мне, что простолюдинов почти невозможно обучить пользоваться столовыми приборами. Подумав, добавила, что это так же трудно, как заставить их поддерживать чистоту в местах общего пользования. Это родовое клеймо на руссиянине: он за столом жрёт как свинья и в сортире ведёт себя так же. Поинтересовалась, согласен ли я с ней. Я ответил, что не только согласен, но восхищён меткостью её суждения. К нему можно лишь присовокупить, что руссиянин отвратителен и в любви. Он и здесь ведёт себя как животное. Эти три вещи - стол, сортир и постель - в сущности, представляют собой бездонную пропасть, которая отделяет нас от цивилизованного западного обывателя, и вряд ли её удастся преодолеть в ближайшее столетие.
        - Виктор Николаевич, вы же не всерьёз это всё говорите? - с ужасом воскликнула Лиза.
        - Лизонька у нас романтическая особа, - мягко заметила Изаура Петровна, - и совершенно не знает жизни. К тому же, - тут она обернулась к Лизе, - последнее время читает всякие вредные книжки. Кто, интересно, их тебе подсовывает, Лизонька?
        - Неужто вы собираетесь руководить моим чтением? - саркастически осведомилась Лиза, но прозвучало это жалобно.
        - И не желает прислушиваться ни к чьим добрым советам, - закончила тему Изаура Петровна.
        Я сразу начал испытывать к ней сложное чувство вожделения, смешанного с отвращением и страхом. Она умела любую фразу произнести так, что в ней звучало тайное предложение: хочешь, купи меня, но учти, это обойдётся недёшево.
        Арапчоноклюдоедец по имени Яша на первое подал осетровую ушицу, на второе - телячьи отбивные с жареной картошкой. Кроме того, стол ломился от закусок, солений и копчений. Из напитков - соки, клюквенный морс и водка. Водку пила одна Изаура Петровна, но тоже в меру. Осушила дветри рюмки. Как раз за отбивными Леонид Фомич сделал дочери замечание:
        - Лизетта, ты совсем не ешь. Суп не ела, мясо не ешь, а ведь всё очень вкусно. Так недолго ноги протянуть… Нука, наложи себе картошки. Простая пища здоровее всего. Только хорошенько пережёвывай.
        - Папочка, я не голодна, честное слово.
        - Потому что налопалась пирожных перед обедом.
        Лиза бросила беспомощный взгляд в мою сторону.
        За неё заступилась Изаура Петровна:
        - Тут ты не прав, дорогой. Хорошо, что Лиза малоежка. Если хочешь знать, это признак внутреннего аристократизма. Только плебеи жрут, сколько ни дай (ишь как её зациклило!). И потом, женщина никогда не должна забывать о своей фигуре. Когда я работала в театре, откуда ты забрал меня, любимый…
        - Заткнись! - небрежно обронил Оболдуев.
        - У нас был очень строгий директор, - продолжала Изаура Петровна как ни в чём не бывало. - Данила Востряков, ты его видел однажды. Он следил за актрисами, как кто питается. Изза обжираловки мог снять с роли. Какие там пирожные! Запрещалось любое тесто. Капустка, салатик - пожалуйста. Както Клавку Паршину застукал, она в гримёрную притащила бутерброды с ветчиной, да ещё - дура полная! - пива две бутылки. Он так распсиховался! Бутылкой дал по башке и выгнал из театра. С тех пор Клава на панели. Вот тебе, попила пивка с ветчинкой.
        - В каком театре вы работали, Изаура Петровна? - полюбопытствовал я.
        За даму ответил муж:
        - Помойка - вот как назывался её театр. Стриптизшоу. Публичные совокупления. Ничего духовного.
        - Неправда! - возмутилась Изаура Петровна. - Ты просто ревнуешь, любимый. Мы занимались высоким искусством. Даже собирались поставить Акунина. Как ты можешь так говорить, причём постороннему человеку? Что он подумает? Что ты женился на шлюхе?
        - Других нету, - обрезал Оболдуев. - Меня не волнует, кем ты была. Но уговор, надеюсь, помнишь.
        Изаура Петровна заметно побледнела, ей это шло. Она действительно была хорошенькой девочкой, с узким, тонко вычерченным личиком, на котором выделялись необыкновенно страстный рот и пылающие сумрачным огнём глаза.
        - Ты не сделаешь этого, любимый!
        - Ещё как сделаю, - усмехнулся Оболдуев.
        Невинная семейная размолвка, не совсем понятная человеку со стороны. К концу обеда у меня возникло стойкое ощущение, что меня кудато засасывает. Так бывает в кошмаре. Увязнешь в чёрной жиже, дёргаешься, дёргаешься, как червяк, и погружаешься всё глубже, и понимаешь, что если не проснёшься, то конец.
        Глава 6 Попался
        
        Через две недели я уже много знал про Оболдуева, намного больше, чем мог рассказать о нём Владик или ктонибудь другой. То в поместье, то в московском офисе, иногда в машине, иногда где нибудь прямо на приёме я включал запись, и уже записал несколько кассет. Материала хватало, чтобы начать работать непосредственно над текстом. Вразнобой, конечно, из разных периодов неординарной жизни.
        Говорю «неординарной» без иронии. Да, Оболдуев был участником разграбления, не имеющего аналогов в истории, когда богатейшая страна без войны в считанные годы превратилась в жалкую международную побирушку; уже одно это давало пищу для всякого рода психологических размышлений и сопоставлений. Представьте: вороватый, капризный мальчик, мелкий пакостник (в школе Лёнечка был грозой учителей, а от наказания его всегда спасал отецгрек, исполкомовский деятель высокого ранга), вдруг составил миллиардный капитал и делит власть над «этой страной» всего лишь с десятком себе подобных. По кирпичикам день за днём мы вместе с ним восстанавливали этапы большого пути. Вчерне канва выглядела так: элитарный детский садик (с ежегодным выездом к морю), элитарная средняя школа на Ленинском проспекте, Институт международных отношений, райком партии, перестройка с благородным лицом Горби. И дальше сразу неслыханный рывок, прыжок в неизвестность. Кооператив «Грюндик», посредническая фирма «Анаконда», банк «Просветление» и, наконец, качественный переход - алюминиевая война, в которой Оболдуев чудом уцелел. Одновременно
грянул волшебный праздник приватизации по Чубайсу. Оболдуева он застал уже в нужном месте, у корыта, уже своим среди своих. Итог известен: как поётся, не счесть алмазов в каменных пещерах. Фабрики, заводы, оборонные предприятия, земля, доли в крупнейших монополиях и концернах… Могущество, равное мечте. Я едва успевал фиксировать. Под настроение Леонид Фомич становился столь же словоохотлив, сколь откровенен. Откровенен до жути. Но всегда выдерживал определённый угол зрения на собственные подвиги.
        Я встретился с ним в пору, когда он был уже крутым патриотом. Всё, что ни делал, делал для будущего России. Цитировал Маяковского: дескать, кроме свежевымытой сорочки ему лично ничего не надо. Подумав, добавлял: ну, ещё дветри сочные девки в постели. Без этого, Витя, не могу, уж прости старика… В сорок три года прошёл обряд крещения и с тех пор ни одного самого занюханного казино не открыл без батюшкиного благословения. Батюшка у него был свой, не московский, выписал его из Киева. Отец Василий. О нём речь впереди.
        В суждениях Оболдуев был предельно независим. Взять того же Маяковского. Приличные люди в высшем обществе, коли нападала охота козырнуть образованностью, давно называли другие имена - Маринину, Дашкову, Жванецкого, на худой конец Приставкина или Сорокина, Леонид Фомич же оставался верен юношеской привязанности. Некоторые его неожиданные высказывания простотаки меня пугали, граничили с кощунством. «Бухенвальда на него, на суку, нету», - говорил о знакомом банкире, перебежавшем ему дорогу. Или: «Если судить по уровню дебилизма, американосы намного превосходят руссиян». Или: «Товарищ Сталин - гениальный политик, прав Черчилль. Поэтому пигмеи его и мёртвого до сих пор кусают за пятки». Он уважал не только Сталина, но и Горби, над которым добродушно посмеивался. Дескать, из колхозников, из трактористов, с оловянным лбом, а вон куда шагнул - прямо в светлое рыночное завтра.
        Со мной он разговаривал покровительственно, как и со всеми остальными, но без хамства. Ему нравилось, что я записываю каждое его высказывание. И вся затея с книгой была, как я понял, выстрадана давно, тут Владик не соврал. Постепенно мы немного сблизились, но не до такой степени, чтобы я мог задавать вопросы без разбора. Язычок придерживал и, к примеру, о том, почему выбор пал на меня и чем объясняли свой отказ некоторые другие литераторы (вместе с забитым драматургом), спросить не решался. В сущности, я вёл себя как проститутка, как продажный независимый журналист; к моему собственному удивлению, это оказалось легче лёгкого, даже доставляло неизвестное мне дотоле удовольствие. Особенно остро это я ощутил, когда Оболдуев выдал аванс. У себя в офисе молча достал из ящика стола конверт и не то чтобы швырнул, а эдак небрежно передвинул по полированной поверхности стола. Я сказал: «Спасибо большое!» - и спрятал конверт в кейс. В машине пересчитал - три тысячи долларов. За что - не знаю. Вероятно, в счёт обещанной ежемесячной зарплаты. Я старался во всём угодить, умело, именно как телевизионная шлюха,
строил восхищённые рожи и старательно подбирал выражения, с таким прицелом, чтобы любое можно было расценить как хотя бы небольшой, но искренний комплимент. По нему нельзя было угадать, клевал он или нет. Но, повторяю, не хамил, как прочей обслуге. У него в центральном офисе работало больше ста человек, и никого из них Оболдуев, кажется, не считал полноценным человеческим существом. Хамство заключалось не только в высокомерном тоне или грубых издёвках - он заходил значительно дальше. Както на моих глазах пинком выкинул из лифта замешкавшегося пожилого господинчика в роговых очёчках, по виду сущего профессора. Оплеухи раздавал направо и налево, не считаясь ни с полом, ни с возрастом, поэтому офисная челядь старалась держаться на расстоянии. Я ловил себя на том, что в принципе разделяю его отношение ко всем этим говорливопугливым менеджерампиарщикам, с той разницей, что ни при какой погоде не смог бы позволить себе ничего подобного. Уж тут кесарю кесарево. Умел он быть и обольстительным, если хотел. Надо было видеть, какая слащавая гримаса выплывает на его ушастую, с выпуклыми глазищами рожу, когда
он вдруг решал поухаживать за дамой или произвести впечатление на какогонибудь упыря из президентской администрации. Метаморфоза происходила поразительная. В мгновение ока он перевоплощался в милого, немного застенчивого интеллигента чеховского разлива. Остроумно шутил и - ейбогу! - чуть ли не вилял своим могучим корявым туловищем.
        Каждый день спрашивал, когда будет готов предварительный композиционный план и макет будущей книги, но как раз с этим вышла заминка. Наилучшей формой мне пока представлялась сборная солянка из его достаточно ярких монологов, газетных и журнальных статей (тут выбор был огромный) и комментариев, состоящих из воспоминаний близких ему людей (в идеале - родителей и жён), видных политиков, деятелей культуры, бизнесменов и так далее. Этакая рваная словесная ткань, соответствующая духу его многотрудной, насыщенной событиями жизни. Но проблема была не столько в фабуле, сколько в тональности. Я никак не мог услышать, уловить интонацию, общий звук, который сцементирует разнородные куски. В этом не было ничего удивительного: для писателя музыка текста, его стилистика, пластика абзацев, не вступающих в противоречие друг с другом, и, главное, хотя бы минимальная самобытность всего этого в целом всегда важнее содержания. Но как объяснить это Оболдуеву? Я попробовал. Начал внушать, что спешить не стоит. Хорошая книга, как вино, должна пройти несколько этапов предварительного брожения и выдержки, иначе выйдет
суррогат. Прокисшее пойло. Я увлёкся, углубился в тему, употребил филологический контекст. Магнат слушал внимательно, не перебивал, потом, когда я закончил, хмуро сказал:
        - Ты, Витя, умный парень и, наверное, талантливый, но я плачу деньги не за этапы брожения, а за конечный результат. И за сроки. Ты понял меня?
        Я его понял, а он меня - нет. Подругому и быть не могло.
        … В один из дней рано утром позвонил Гарий Наумович и сказал, что через двадцать минут заедет, чтобы я был готов.
        - Куда едем?
        - Как куда? На переговоры, Виктор Николаевич.
        Чтото в его тоне меня кольнуло, но я вспомнил Оболдуева. Чтобы постичь его сложную сущность, я должен познакомиться поближе с его бизнесом. Там, как у Кощея в яйце, прячется его душа. Я думал, это было сказано на ветер, тем более прошло почти две недели, и никаких намёков, но оказалось, нет. Ещё одно подтверждение, что такие люди, как Оболдуев, ничего не говорят попусту. И ничего не забывают.
        Встреча предполагалась в одном из филиалов «Голиафа», расположившемся в двухэтажном особнячке в Сокольниках. По дороге, сидя в машине, я попытался выяснить у юриста, что за переговоры и какая роль отведена мне. Гарий Наумович дышал тяжело, задыхался, глаза у него почемуто слезились, как у простуженного, и ничего вразумительного я не добился.
        - Переговоры с чёрными братьями. Всё поймёте по ходу дела, Виктор Николаевич.
        - Через час меня ждёт хозяин.
        - Уже не ждёт. Неужто вы думаете, я действую по собственному почину? Кстати, как продвигается работа с книгой?
        - Нормально, - ответил я. - Материал накапливается.
        - Советую поторопиться. Наш босс не из тех, кто ждёт у моря погоды.
        - Это я уже понял.
        Нашим деловым партнёром оказался импозантный пожилой господин по имени Сулейманпаша. У него были курчавые чёрные волосы, красиво спускавшиеся с затылка на воротник. Лукавые смолянистые глаза. Быстрый говорок с акцентом, напоминающим воронье карканье. Гарий Наумович представил его как «нашего друга с Ближнего Востока», а меня обозначил референтом по внешним связям. Описать всё, что произошло дальше, можно в трёх словах. Уселись в кабинете, секретарша (или девушка, похожая на секретаршу) подала кофе, вино, конфеты, фрукты. Минут пять друг с Ближнего Востока и Гарий Наумович обменивались любезностями, стараясь перещеголять друг друга, потом между ними зашёл небольшой спор о пакете акций концерна «Плюмбумнекст». Я про такой концерн слышал впервые и в суть спора не успел толком вникнуть, хотя старался изо всех сил. Гарий Наумович разлил вино по бокалам и предложил выпить за порядочность в бизнесе. Сулейманпаша радостно закивал и залпом опрокинул бокал, как будто его мучила жажда. Свою рюмку Гарий Наумович поставил на стол нетронутой. Мне он вина и не предлагал.
        Буквально через минуту Сулейманпаша посреди фразы: «Не могу согласиться с многоуважаемым Оболдуйбеком в том…» - начал клониться набок, глазки у него страдальчески закатились в графитную черноту, и он повалился на ковёр.
        Поражённый, я растерянно прошамкал:
        - Что это с ним?
        - Похоже на сердечный приступ, - спокойно ответил юрист «Голиафа». Подошёл к дверям, кликнул секретаршу и велел вызвать врача.
        Врач явился через пятнадцать минут, и всё это время мы сидели рядом с рухнувшим другом с Востока и едва обменялись несколькими репликами.
        Я только спросил:
        - Вы его отравили, Гарий Наумович?
        - Ну что вы, Виктор. Вам идёт во вред чтение детективов.
        - Но он же…
        - Вот именно… Такова селяви, как говорится.
        Пока не было врача, секретарша прибрала со стола и вместо вина поставила вазу с гвоздиками. Ей было лет тридцать, нормальная девица с пышными статями. Я встретился с ней взглядом и увидел в нём промельк приветливого безумия.
        Приехавший врач, солидный мужчина с отвисшим брюшком, поставил диагноз, не утруждая себя долгим осмотром. Померил пульс и коротко доложил:
        - Инфаркт миокарда. Бич века.
        - Бич века - это СПИД, Саша, - поправил Гарий Наумович. - Отвези в нашу клинику, хорошо? Когда очухается, дашь знать…
        - Не уверен, что очухается.
        - Не уверен - не обгоняй, - пошутил юрист, пребывавший в отличном настроении, как будто выиграл в рулетку.
        Пришли двое санитаров с носилками, перевалили на них обездвиженную тушу друга с Востока и унесли. Врач ещё чегото ждал.
        - Ах да, - спохватился Гарий Наумович и сунул ему конверт, довольно увесистый на глазок. Любезно поинтересовался:
        - Как наша малышка Галочка? Пристроил её?
        - Да, всё в порядке. Учится в Сорбонне.
        - Привет от меня.
        - Непременно…
        Когда он скрылся за дверью, мы с Гарием Наумовичем подошли к окну и полюбовались выносом тела. Сулейманпашу загрузили в микроавтобус с красными крестами на боках, вокруг суетилась его охрана. Пятеро абреков свирепого вида попытались отбить хозяина у медиков, но появившийся врач чтото им объяснил, тыкая перстом в небо, и абреки успокоились. Попрыгали в серебристую иномарку и двинулись следом за санитарной перевозкой.
        - Гарий Наумович, может быть, всётаки скажете, что всё это значит?
        - Не волнуйтесь, Виктор Николаевич. Вы же слышали - инфаркт. Саша - известный профессоркардиолог. Ему вполне можно верить.
        - Какойто странный инфаркт.
        - Увы, эта беда всегда застигает врасплох. У вас у самого ещё сердечко не пошаливает?
        - Вроде нет.
        - Ну и хорошо. Неприятная вещь… Поехали, отвезу вас в Звенигород.
        - Как в Звенигород? Леонид Фомич велел быть на улице Строителей.
        - Планы немного изменились… Да не волнуйтесь вы так, Виктор Николаевич. Вы же не мальчик. Или никогда не видели, как это бывает?
        Действительно, я в первый раз видел, как травят людей. Легко, без всякого напряга. Даже с прибаутками. Мне было понастоящему страшно, но я не хотел, чтобы Гарий Наумович это заметил.
        Глава 7 Год 2024. Митина промашка
        
        Очнулся Климов в пыточной. За то время, пока он был в коме, у него произошёл перекос сознания. Такое случалось и раньше, и он знал, какая это опасная штука. Теперь он видел мир тайным зрением отчуждённого. В этом состоянии он был абсолютно беспомощен, потому что к нему вернулись (отчасти, конечно) человеческие рефлексы, определяемые в новейших учебниках как «код маразматика». Привязанный к разделочному столу, он испытывал тоску, страх и желание покаяться неизвестно в чём. Первая попытка вернуть себе защитные свойства мутанта ни к чему не привела. Он сразу вспотел и раздулся, как мыльный пузырь. Закатив глаза, увидел нависший с потолка универсальный агрегат «Уникум», напоминавший компактную летающую тарелку. Щупальца агрегата плотно обхватывали его туловище, длинная игла торчала из кистевой вены правой руки. «Уникум» рекламировался по телевидению как высокотехнологичное и гуманное средство дознания. Это действительно было последнее слово современной науки. После того, как «Уникум» считывал всю информацию из подкорки, он впрыскивал жертве порцию животворящего яда, который навсегда превращал её в
говорящее животное, не способное к размышлению и поступку. Его создатели, двое учёных из Мозамбика, заслуженно получили Нобелевскую премию мира. За всю свою историю человечество ещё не имело более надёжного средства для подавления первичных инстинктов. Митя встречал людей, прошедших обработку «Уникумом». Внешне они мало чем отличались от обычных мутантов, но стоило обменяться с ними парой слов или предложить какуюнибудь сделку, как сразу становилось ясно, что они напрочь лишены способности к самосохранению. Зато были всегда веселы и беспечны, как порхающие над лугом мотыльки. Ткни такого ножом в брюхо, он сам будет радостно наблюдать, как вытекают из него остатки крови. Жалкие твари. Ещё более жалкие, чем болванчики на службе у оккупационной администрации.
        Митя видел, что «Уникум» готов к работе, но отключён, и не мог понять, в чём заминка. Он вспомнил, как глупо, чудовищно глупо подставился, и заскрежетал зубами. Дашка Семёнова ловко его одурачила, проклятая шлюха. Напустила в глаза гипнотического тумана, и он не услышал шороха за спиной. Тоска и страх давили с неумолимой силой. Митя попробовал ещё раз ввести в действие автономную психозащиту, но с тем же результатом. Перед смертью он вочеловечился, с этим ничего нельзя было поделать, с этим оставалось смириться.
        Неподалёку за столом, накрытым чёрной клеёнкой, двое миротворцев резались в «жучка». По внешности оба выходцы из Средней Азии, но разговаривали на родном для руссиян языке, на английском, правда, с характерным акцентом. Похоже, оба были талибами, что сулило Мите дополнительные прощальные муки. Впрочем, Митю, даже в его человеческом воплощении, это как раз не волновало: болью меньше или больше - какая разница… Играли вояки с азартом, карты впечатывали в клеёнку с утробным кряканьем, словно мясо рубили. Ставки повышались от кона к кону. По азартным репликам Митя понял, что в банке скопилось не меньше трёхсот тысяч долларов. Как всякий перевоплощённый, он сам был заядлым картёжником, но такой масштаб игры ему и не снился. Обычно они с корешами играли по маленькой, по центику либо по бутылке пива, в приличные игорные заведения руссиян вообще не пускали. По всей Москве для них были поставлены специальные игровые павильоны с надувными стенами. Эти павильоны не пользовались особой популярностью. Конечно, там можно было отвести душу, вдобавок подавали бесплатный чай с сахарином (один стакан на рыло), но
выиграть было нельзя. Все автоматы фиксированные, а если какомуто головастику (случалось и такое) удавалось перехитрить подержанную электронику, он всё равно бесследно исчезал вместе с выигрышем. В рекламе назойливо, год за годом, показывали счастливчика (явно куклу), выходящего из летучего игрового павильона с зажатым в кулаке миллионом, но это была лажа. Вживую никто и никогда не видел человека, который ускользнул хотя бы с выигранной сотней.
        - Господа, - прокашлявшись, окликнул Митя игроков. - Господа, дозвольте обратиться?
        Миротворцы подняли головы, словно на звук комара. Поанглийски Митя тоже говорил с акцентом, чтобы не задеть их самолюбие. Самолюбие у талибов обострённое, как их отравленные пыточные иглы.
        - Чего тебе, смерд? - спросил один недовольно. - Не видишь, заняты…
        - Только одна просьба, господа. Нельзя ли передать на волю последнюю весточку?
        - Какую весточку? - заинтересовался азиат. - Ты же голодранец.
        - Прощальную записку, - объяснил Митя. - В Раздольске у меня матушка живёт.
        - В хлеву, наверное, - пошутил миротворец. - Откуда у тебя матушка? Ты же инкубаторский.
        - Нет, - возразил Митя. - Я вольнорождённый.
        - Ну и закрой пасть, - посоветовал талиб. Он обернулся к товарищу:
        - Чего дальше ждать, Ахмет, включай аппарат. Играть не даст. Видишь, неугомонный.
        - Анупряк не велел, - ответил второй. - Зачем нам проблемы?
        Хоть Митя и утратил (на время или насовсем?) звериный настрой, изворотливость в нём сохранилась. Стремление выжить было сильнее желания вечного покоя.
        - Если нельзя перемолвиться с матушкой, передайте записку Диме Истопнику.
        - Комукому?
        Произнесённое имя подействовало на обоих, как щёлканье взметнувшегося в воздух бича. Они побросали карты, один поднялся и навис над Митей сто лет не бритой рожей, дохнул перегаром и чесноком.
        - Нука повтори, чего сказал?
        - Димычу послать привет. Он мой учитель. Я пел у него в хоре.
        - Врёшь, хорёк вонючий!
        - Слово раба, - поклялся Митя. - Истопник меня знает. Я был у него солистом.
        Миротворец вернулся к кунаку, оба оживлённо загомонили, перейдя на незнакомый Мите язык. Но одно слово, мелькавшее чаще других, он отлично понял: выкуп!
        Наконец, придя к какомуто решению, оба миротворца подошли к пыточному ложу.
        - Если врёшь поганым языком, знаешь, что будет? - строго спросил тот, который был Ахметом.
        - Знаю.
        - Нет, не знаешь. Ты не умрёшь лёгкой смертью, будем резать по кусочкам целых три дня. Это очень больно. Намного хуже, чем ты можешь представить пустой башкой.
        - Я знаю, - повторил Митя. - Я говорю правду. Истопник любит меня. Он думает, я его внебрачный сын.
        Митя делал всё правильно: с миротворцами всегда так - чем гуще нелепость, тем скорее в неё поверят. Это происходило оттого, что в перевёрнутом мире, где все они пребывали, и победители, и рабы, только ложь казалась правдоподобной. И только бред принимался за истину. Но пользоваться этим следовало с осторожностью, поднимаясь по ступенечкам от обыкновенной туфты к абсурду. Разрушение логики требовало строго научного подхода.
        - Он тебя любит, значит, за тебя заплатит. Я верно тебя понял, хорёк?
        - Вряд ли, - усомнился Митя. - Почему он должен платить? Димыч - на государственном обеспечении. Ему все платят, а не наоборот.
        Миротворцы опять залопотали посвоему, а на Климова накатил приступ невыносимой скуки. Эта чёрная, вязкая, как смола, скука соседствовала с небытиём. Всё казалось зряшным, ненужным. Одна заноза торчала в мозгу: Дашкаодноклассница. На что попался? В сущности, на влагалищный манок. В страшном сне не приснится. А ведь из каких передряг выходил сухим.
        - Хорошо, - перешёл на английский Ахмет (второго звали Ахмат). - Если даст миллион, можно выпустить.
        - Через аппарат? - уточнил Климов.
        - Через трубу, - посулил миротворец.
        В принципе, это была бы нормальная сделка. Труба означала рутинную психотропную стерилизацию.
        За свою жизнь Митя прошёл их с десяток и умел преодолевать, как похмелье. Одно из его собственных ноухау. Большинство руссиян уже после первой стерилизации впадали в хроническое слабоумие. Но не Климов. Господь его хранил. Он научился блокировать мозжечковые пласты, выпадая в осадок. Ещё до начала процедуры успевал усилием воли превратить собственную психику в смазанное информационное поле, куда не доходили никакие сигналы извне. Стерилизационный зонд тыкался в него, как в комок ваты.
        - Миллион Истопник отстегнёт не глядя, - сказал Митя. - Это для него не деньги. Но придётся самому попросить.
        - Как это - самому?
        - Очень просто. Отвяжите на пять минут, я сбегаю и сговорюсь. Потом опять привяжете.
        Делая столь смелое предложение, даже на первый взгляд наглое, Митя был почти уверен, что миротворцы согласятся. Тому были две причины. Вопервых, талибы слышали про Истопника, знали, кто он такой, были в теме, значит, им известен упорный слух о том, что у Димыча в лесах запрятана казна бывшей КПСС, ЛДПР и СПС, то есть что он почётный хранитель общепартийного общака. Совсем недавно по всем массмедиа прошли сенсационные разоблачения, в которых утверждалось, что общая сумма отмытых партийных капиталов составляет несколько годовых бюджетов Евросоюза. Митя видел, как при упоминании имени Димыча глаза азиатов вспыхнули в четыре жёлтых пучка. Второе - он не мог сбежать. Сразу после задержания ему наверняка вживили так называемый «электронный охранник». Если он удалится от пульта дальше чем на сто метров, то просто разорвётся на тысячу кусков, как ходячая граната.
        - Разве Истопник сейчас в клубе? - недоверчиво спросил Ахмет.
        - Ну да, внизу, в красном зале. Там же, где ваш Анупрякоглы.
        - Откуда знаешь?
        - Он сам меня вызвал, - застенчиво объяснил Митя. - Соскучился по мне.
        Миротворцы в третий раз перешли на тарабарщину, горячо заспорили, и кончилось тем, что Ахмет в ярости толкнул друга в грудь. Поверженный на пол талиб, скаля зубы, выдернул изза пояса старинный кинжал, каким резали гяуров ещё в прошлом веке, упруго вскочил на ноги и со зверской рожей кинулся на обидчика. Но, как ни странно, до смертоубийства не дошло. Ахмет чтото гортанно выкликнул, будто леший гукнул, прижал руки к груди и склонил повинную голову почти до пола. Потом они обнялись и долго гладили друг дружку по стриженым затылкам. Трогательная сцена не произвела на Митю никакого впечатления. Он сделал свой ход, оставалось только ждать.
        
* * *
        
        Наверное, Митя удивился быг увидев, что тем временем происходило в красном зале. Получилось, он как в воду глядел. В ресторане продолжалось представление, голографический бордель переместился на подиум, где теперь с десяток полуобнажённых пастухов и пастушек в натуре изображали упоительные сцены свального греха. Первобытным шоу увлёкся даже суровый Ануцрякоглы, он раскраснелся, гулко покрякивал в такт тамтаму и, казалось, готов был ринуться на помост, чтобы принять непосредственное участие в потехе. Дима Истопник сотоварищи заканчивали ужин и собирались откланяться. Сегодняшнюю задачу они выполнили, продемонстрировали всему городу свою независимость и силу, на большее Истопник не претендовал. В этот момент к их столу скользнула прелестная рыжеволосая «матрёшка» и, делая вид, что напрашивается на ласку, чтото быстро зашептала на ухо Истопнику. Тот слушал внимательно, но на мгновение в его глазах промелькнуло выражение, напугавшее девушку. Маска мертвяка. Про Димыча все знали, что он шагает в ногу со временем и способен на быструю расправу, точно так же, как все прочие тайные и явные властители
этой страны. Правда, народная молва придавала его самым ужасным деяниям оттенок благородства. Дескать, безропотных обывателей он чаще милует, чем казнит, если, конечно, не нарываться. А вот с богатенькими, надёжно упакованными гражданами, кому щедро обломилось на чумном пиру, строг и непреклонен, никому не даёт поблажки. Даше Семёновой, приметившей в его зрачках ангела смерти, не хотелось проверять на себе справедливость молвы. На всякий случай она отпрыгнула на безопасное расстояние, убежала бы и дальше, но один из телохранителей Истопника, а именно Цюба Малохольный, цепко ухватил её за тонкую щиколотку, будто в капкан защемил. Истопник спросил:
        - Говоришь, отнесли в пыточную?
        - Да, сударь, но я тут ни при чём. Клянусь преисподней. Он просил передать, что хочет с вами встретиться. Я передала, только и всего… Отпусти ногу, парень, больно же!
        - Митю давно знаешь? - продолжал допрос Истопник.
        - Учились вместе… в последнем выпускном… Мы когдато любили друг друга.
        - Ишь ты, какие слова ещё помнишь… Чтото ты, девушка, чересчур смышлёная. Уж не затеяла ли какуюнибудь гадость по наущению супостатов?
        - Нет, я чистосердечная.
        - Что Митя хотел мне сказать?
        - Не знаю, - соврала Даша. - Спасите его, господин Истопник. Он хороший мальчик. Он отслужит.
        Димыч щёлкнул пальцами, Цюба разжал железную хватку. Теперь Истопник удерживал её на месте только силой взгляда.
        - Изза чего рискуешь, девочка? Кто такая?
        Даша побледнела и не ответила. Истопнику ответ и не требовался. Он и так всё понял.
        - Ладно, беги, крошка. Коли уцелеешь и надумаешь порвать с бесами, приходи. Найду занятие по душе.
        Дашу как ветром сдуло, а Истопник поднялся изза стола и в сопровождении Алика Петерсона направился через зал к господарскому застолью. По мере того как он приближался к генералу Анупрякуоглы, маска мертвяка полностью скрыла его истинную сущность, лик его стал отвратителен. Да и ноги он передвигал так, словно только что выкарабкался из могилы. Мэр Зашибалов затрясся и дёрнул за рукав генерала, увлечённого стриптизом. Анупряк раздражённо обернулся, увидел Истопника и тоже почувствовал холодок под ложечкой. Он знал цену перевоплощению, которое считал с лица нежданного визитёра. Явившийся без приглашения руссиянин уже распрощался с жизнью и способен прихватить с собой на тот свет всех, кто попадётся под руку. Эффект взрывного отбытия, описанный во всех учебниках по глобальным катаклизмам. Миротворцыянычары, охрана генерала, рассевшиеся за соседними столами, насторожились и приняли боевую стойку. Засверкали плазменные стволы и приборы, способные в мгновение ока окружить генерала электронным щитом. Однако создание такого щита в замкнутом пространстве грозило непредсказуемыми последствиями. Свойства
этого недавнего изобретения были ещё не до конца изучены, но его разрушительная сила была велика. При определённой настройке щит мог разнести вдребезги всё здание. Разумнее было не спешить. Анупрякоглы поднял руку в перчатке в римском приветствии, пытаясь изобразить на волосатой роже добродушную ухмылку.
        - Я тебя не звал, Истопник, - произнёс он на странной смеси английского с татарским, - но если пожаловал, объясни, чего хочешь?
        - У тебя мой человек, генерал, - ответил Истопник порусски, что само по себе было неуважением к собеседнику. На варварском языке общались между собой лишь плебеи - согласно указу Евросоюза 2013 года. - Отдай его мне.
        - Я слышал, ты смелый человек, и теперь вижу, это не досужие домыслы. Но разве ты не понимаешь, в каком положении находишься?
        - В каком же?
        - Подам знак - и от тебя и твоих псов останутся только ошмётки.
        Истопник оскалил зубы в замогильной улыбке.
        - Возможно, и так, генерал. Но дом заминирован. Одно неверное движение - и похоронной команде тут нечего будет делать. Я умру легко, а ты, генерал?
        - Блефуешь?
        Истопник обернулся, оставшийся за столом Жорик Сверло добавил громкости в передатчик, и зал наполнился громким хрипловатым тиканьем, хорошо знакомым большинству присутствующих. От зловещего звука много сердец погрузилось в обморочный спазм. Морок близкой смерти затуманил десятки глаз. Эти люди пришли в эту страну не погибать, а царствовать и делить остатки добра. Для них надвигающийся взрыв был такой же неожиданностью, как если бы начался всемирный потоп. Исчезли стволы, потухли зрачки электронных приборов. В зловещей тишине слащаво затараторил мэр Зашибалов:
        - Ну что ты, Димыч, в самом деле, разбушевался некстати. Портишь праздник. Никто тебя не трогает. Генерал готов обсудить твою просьбу в спокойной обстановке. Разве не так, господин Анупрякоглы?
        Хуже всего, конечно, было генералу. На глазах у своей своры он терял лицо. Естественно, Анупряк не собирался подыхать от руки обезумевшего аборигена, но его воинский дух был уязвлён до такой степени, что он вдруг ощутил непомерную усталость, напугавшую его больше, чем угрозы дикаря. Будто из него выкачали всю силу помповым насосом, и он почувствовал себя маленьким и дохлым, как выброшенный на сушу акулёнок, совсем недавно резвившийся в морских глубинах. На скулы генерала выпрыгнули коричневые желваки, хранившие в себе остаток энергии, жалкий остаток.
        - Это не просьба, - уточнил Истопник изпод маски мертвяка. - Это деловое предложение. Вы мне мальчишку, я вам всем помилование.
        Очередной удар по самолюбию не достиг цели. Генерал лишь пожал плечами.
        - Зачем тебе этот слизняк? - спросил без интереса. - Он не имеет никакой ценности.
        - Об этом предоставь судить мне самому, - возразил Истопник. - Я же не спрашиваю, зачем ты явился в мой город.
        - Ты знаешь, в чём его обвиняют?
        - Глупости. Мальчишка закодированный, он не способен к сопротивлению.
        - Он государственный преступник. Если его отпущу, как объясню командованию?
        - Не блажи, генерал. Я не торгуюсь. Десять секунд на размышление, и я взорву эту чёртову мельницу.
        - Пожалуйста, - забормотал Зашибалов. - Господин генерал, прошу вас! Этот человек безумен, вы же видите. Он сделает, что говорит. Отпустите щенка. Завтра его опять поймаем.
        - Зиновий! - Истопник посмотрел на него озадаченно. - Неужто так боишься подохнуть?
        - Конечно, боюсь. Не вижу в этом ничего зазорного. Ты не боишься, потому что на самом деле давно умер. А я живой. У меня в Штатах две жены и трое детей. Как их бросить?
        - Ты же бесплодный, Зиновий, - ещё больше удивился Истопник. - Откуда дети?
        - Какое это имеет значение? Они есть, и я несу за них ответственность. Для тебя это дико звучит, ты никогда не бывал в цивилизованных странах. Там принято заботиться о своём потомстве.
        - Чудны дела твои, Господи, - произнёс Истопник и обернулся к Анупрякуоглы. - Десять секунд истекли. Дайте ответ, генерал. Пожалейте Зиновия, он сейчас заплачет. Такого преданного пса вы больше не сыщете.
        - Чистая правда, - торжественно подтвердил Зиновий Германович. - Господин генерал, умоляю. Сегодня же приведу десять других Климовых. Они будут ничуть не хуже, и все как один - враги свободного мира.
        - Не врёшь?
        - Как можно, ваше превосходительство! Плюс с меня в подарок десять «матрёшек».
        - «Матрёшки» зачем? Их вон здесь сколько. Захочу - всех возьму, без твоего подарка.
        - Мои - особенные, герр генерал. Разнузданные. Вы таких ещё не пробовали.
        - Где их прячешь?
        - Их подращивают. По новой методике господина Брауна из Филадельфии. В некотором роде опытные экземпляры. Не пожалеете, герр генерал.
        Истопник потерял терпение и медленно начал поднимать правую руку. Секрет воздействия маски мертвяка состоял в том, что рискнувший примерить её на себя делал это с открытой душой и не испытывая никаких сомнений. Истопник их не испытывал и в своём обычном облике. Ступив один раз на тропу войны, он больше с неё не сворачивал и спокойно жил приговорённым. Его ничуть не волновало, куда он сам попадёт после крохотного ядерного взрыва - в ад или в рай. Главное - психологический эффект. Жители Раздольска его боготворили, но это ничего не значило. Оболваненных, их с места не сдвинешь, хоть кол на голове теши. Зато, превращенный в легенду, он потянет их за собой, собьёт в колонну и бросит на Москву. Их всех перебьют по дороге, но это тоже второстепенный фактор. С чегото надо начинать борьбу, разумнее всего начинать её с собственной героической гибели.
        Зашибалов истошно взвизгнул, скакнул козликом и повис у него на руке. Анупрякоглы, будто просветлённый, поспешно произнёс:
        - Хорошо, хорошо, не торопись… Пойдём поглядим, что это за диковинное существо, изза которого ты готов на такие издержки.
        - Пойдём, - согласился Истопник, не радуясь полученной отсрочке. - Только не хитри, генерал. Ультиматум действует до первых петухов.
        В пыточной комнате они застали чудную сцену. Отключённый от «Уникума» Митя Климов резался в карты с двумя талибамимиротворцами. Все трое так увлеклись игрой, что не сразу заметили генерала со свитой. Голубоглазый худенький руссиянчик показался Анупрякуоглы чемто вроде козявки, спрыгнувшей с гнилого древесного листа. Он обрадовался возможности разрядить скопившуюся в сердце злобу.
        - Нарушение воинской дисциплины! - рявкнул с порога, уже грея в ладони рукоятку пневмопушки. - Четвёртая континентальная поправка. Расстрел на месте.
        Ахмет и Ахмат, только что удачно сбросившие по взятке, ухватились за собственные «шмайссеры», но это было всё, что они успели сделать. Сверкнули две голубые вспышки, и в туловищах того и другого образовались отверстия размером с чайное блюдце. Из дыр с обугленными краями на пол посыпались зеленоватобурые кишки и хлынула чёрная кровь.
        - Такто, голубчики, - услышали они напоследок напутствие генерала. - Будете знать, как самовольничать.
        Расправа, принёсшая удовлетворение военачальнику, никого особенно не смутила. Ничем не примечательный, рутинный эпизод. Тем более что все очевидцы, в том числе и Митя Климов, съёжившийся на стуле до размеров чесночной головки, понимали, что Анупрякоглы поступил по справедливости. Его бойцы не только нарушили четвёртую поправку (смертная казнь за неповиновение), но и переступили ещё одну строжайшую инструкцию, гласившую, что обоюдовыгодный контакт с государственным преступником возможен лишь в присутствии члена миротворческой администрации. Обуянные алчностью, талибы зашли слишком далеко, что подтвердит (или опровергнет) служебное расследование. Если комиссия признает, что бойцы действовали в рамках провокационного эксперимента, они будут реабилитированы и их семьи получат соответствующую компенсацию.
        Генерал, поигрывая пневмопушкой, теперь с любопытством разглядывал беглецаруссиянина.
        - Скажи, Истопник, это действительно тот, кто тебе нужен?
        - Да, генерал.
        - Изза этой мошки ты готов пожертвовать своей и нашими жизнями?
        - Не старайся понять, генерал. Это чисто семейное дело.
        Анупрякоглы озадаченно покрутил башкой.
        - Я не стараюсь. Я воюю в этой стране пятый год, защищаю от посягательств общечеловеческие ценности, но с каждым днём всё больше убеждаюсь, насколько это бессмысленно. Как можно научить ящерицу летать или отбить у обезьяны охоту чесать свою задницу? Эй, гадёныш, - обратился он к Мите, - на что вы играли?
        Климов, убедившись, что третьего выстрела пока не будет, вскочил со стула, вытянул руки по швам и задрал подбородок, как положено при разговоре не только с миротворцем, но и с любым иностранцем.
        - На миллион долларов, ваше превосходительство, - на чистейшем английском языке отрапортовал Митя. - Против моей головы.
        - Как это? - не понял Анупряк.
        - В случае проигрыша я обязан собрать выкуп.
        - У тебя есть миллион долларов?
        - Никак нет, ваше превосходительство. Я их надул. У меня нет ни гроша.
        - Что ж, гадёныш, сегодня тебе повезло, благодари сородича. Но когда попадёшься на глаза в следующий раз, никакого «Уникума» не будет. Проделаю точно такую же дырку, как в твоих приятелях.
        - Благодарю, ваше превосходительство.
        Демонстрируя хорошие манеры, Митя поклонился до пола, а когда выпрямился, встретился глазами с учителем. Как у всех нынешних руссиян, их взгляды несли больше информации, чем речь. «Не переживай, дружок, я вытащу тебя отсюда», - пообещал Истопник. «Я не переживаю, - ответил Митя. - Счастлив видеть вас, Дмитрий Захарович».
        Миротворцы из свиты, наблюдавшие за ними со стороны, увидели лишь голубоватые сполохи в пустых глазах дикарей. Маска мертвяка попрежнему оставалась приклеенной к загорелым скулам Истопника.
        Глава 8 В лагере Истопника
        
        Подземный бункер располагался в живописном месте, на островке посреди непроходимых Коровьих болот. Название своё они получили после того, как здесь утопилось последнее стадо раздольских коров, заражённое экзотическим вирусом долголетия. Вирус привёз в пробирке тщедушный американец в модных роговых очках, закрывавших половину лица, как маска аквалангиста. Сперва он опробовал вирус на раздольских старухах, под видом лечения от ревматизма. Вместо того, чтобы молодеть, старухи поумирали одна за другой, и огорчённый специалист, чтобы не пропала сыворотка, вкатил остаток для пробы быку Григорию. Эффект был поразительный. Уже на другое утро коровы, сбившись в кучу, предводительствуемые Григорием, мыча и подвывая, устремились в леса, достигли глухих болот (тогда они назывались Лебедиными) и попрыгали в трясину одна за другой, все десять штук. С тех пор молоко в Раздольск завозили только по большим праздникам - на День Валентина и 4 июля.
        Бункер на островке был построен ещё в 80е годы прошлого века и предназначался для военных манёвров, точнее, для испытания крылатых ракет «воздух - земля». В ту пору Россия располагала второй по мощи армией в мире, что сегодня, конечно, звучало фантастикой. Бункер находился на глубине двадцати метров в специальной шахте, заблокированной водяными подушками, и был снабжён всем необходимым, начиная с запасов консервов и питьевой воды и кончая системой генераторов, для того, чтобы вполне комфортно, не поднимаясь на поверхность, укрываться в нём не меньше полугода. Попадали в бункер через лифтовой отсек, который, в свою очередь, был оснащён тройной электронной защитой. Дверь в отсек, надёжно упрятанная в ствол столетнего дуба, могла выдержать прямое попадание реактивного снаряда. Разумеется, это не означало, что, укрывшись в бункере, Истопник со своей дружиной был в полной безопасности. В двадцать первом веке на земле не осталось укромного уголка, куда не могли бы дотянуться щупальца Пентагона. Рядовое подразделение спецназа, вооружённое плазменной техникой, управилось бы с бункером элементарно: либо
выкурило бы его обитателей, либо замуровало их в братскую могилу. Однако командование миротворческого корпуса об этом и не помышляло. На территории покорённой страны то тут, то там возникали очаги сопротивления, и обычно они подавлялись жестоко, но в некоторых случаях, как с Истопником, их держали как бы в законсервированном виде, не вступая в открытое соприкосновение, и сам Димыч понимал, что в этом был резон. Точно так же в недавние времена в крупных городах, Москве и Петербурге, продолжали выходить небольшим тиражом некоторые коммунячьи газетёнки типа «Советской России» - этакие отстойники, незарастающие свищи, через которые вытекала, выплёскивалась дурная энергия умерщвляемой нации. Позже, когда надобность в них отпала, произошло их автоматическое усекновение вместе с так называемыми журналистскими коллективами.
        Вокруг бункера, прямо на болотах, живописно раскинулись хижины туземцев, большей частью обыкновенные шалаши, сплетённые из еловых лап, и трудно было представить, как люди, пусть и обросшие звериной шерстью, перемогались в них долгой зимой. Время от времени Истопник делал слабые попытки очистить болота от незваных гостей, но проще было их всех утопить, чем прогнать. Несчастные существа, лишённые всякого понятия о смысле своего существования, тянулись к нему из последних сил, ища то ли защиты, то ли лёгкой смерти. Среди них были молодые и старые, мужчины и женщины, а то, бывало, и заполошный ребёнок начинал вдруг верещать, точно лягушка из трясины. Смирившись с неизбежным, Истопник поставил над стихийным поселением старосту из своего окружения, Леху Смурного, бывшего профессорасоциолога из Центра Карнеги, для которого на берегу поставили сруб из нетёсаных брёвен. Главной и единственной его задачей было следить за тем, чтобы доведённые до отчаяния болотные жители не переколотили друг дружку. Ссоры и драки вспыхивали между ними постоянно, но азарта на настоящую бойню у них не хватало. С прокормом
людизвери справлялись сами: охотились в окрестных лесах со старинными дробовиками, ставили проволочные силки на мелкую живность, ловили в болоте змей и синюшных тритонов.
        Ещё не пришедший в себя от потрясений ночи, Митя Климов сидел в одном из отсеков бункера, оборудованном под лабораторию, с компьютером и телевизором, и с аппетитом уплетал из деревянной миски брюквенный суп, который принёс Цюба Малохольный.
        - Покушаешь - отдохни маленько, - посоветовал Цюба. - Димыч попозже к тебе заглянет.
        - Не знаешь, - робко спросил Митя, - учитель очень на меня сердится?
        - За что ему сердиться? - успокоил Цюба. - Видно же, что ты чокнутый и за свои поступки не отвечаешь.
        - Сразу видно?
        - Со ста метров, - уверил дружинник и оставил его одного.
        У Мити тоска помягчела, но он попрежнему оставался в человеческом воплощении, потому мысли накатывали грустные. Он не радовался спасению, хотя совсем недавно всеми силами сопротивлялся погружению в растительный мир. Он действовал, подчиняясь естественному инстинкту, хотя разум, пробуждённый, как хотелось надеяться, на короткое время, подсказывал другое. Двадцать два, двадцать три года - прекрасный возраст для мужчины, чтобы уйти. Он уже испытал всё, что предназначено руссиянину в этом мире, но ещё не так стар, чтобы пускать слюни у порога богатых домов. Уходить надо красиво. Что ждёт его дальше, кроме скучных повторений? Поиски добычи, маленькие радости от спиртного и наркоты и постоянные, с утра до ночи, пинки и унижения. И в конце всё равно «Уникум». Тем более он уже объявлен в розыск. Ужас просветления как раз в том, что оно ясно прорисовывает контуры завтрашнего дня.
        Хлебной корочкой Митя подобрал остатки супа, потом, как положено, досуха вылизал миску. Собрался вздремнуть, надеясь, что во сне сама собой произойдёт обратная мутация. Но только расположился под тёплой батареей, как вошёл Истопник. Махнул Мите рукой, чтобы не вставал, и уселся напротив на железный табурет. Под его испытующеприветливым взглядом Митя почувствовал себя лучше, как будто зудящую душевную рану полили марганцовкой.
        - Помнишь ли, Митя, наш школьный хор? - мечтательно спросил Истопник.
        Митя кивнул, глаза его увлажнились, и он тихонечко напел:
        - То берёзка, то рябина, куст ракиты над рекой, край родной, навек любимый, где найдёшь ещё такой… Детство наше золотое…
        - Хватит! - прикрикнул Истопник. - Чересчур не расслабляйся. Объясни, как влип в передрягу?
        Митя рассказал коротко: нарвался на шептуна в парке, наговорил лишнего - вот и всё.
        - Давно в обратной стадии?
        - Со вчерашнего дня, учитель.
        - Как это случилось?
        - Не знаю. Скорее всего, результат психошока. Дашка Семёнова меня слила. Вы её, наверное, помните, рыженькая такая. Сейчас в «Харизме» пашет.
        - Она не сливала. Наоборот, если бы не она, ты бы сейчас торчал на грядке…
        Истопник задал ещё несколько вопросов, которые касались Митиного преображения, неожиданного возврата в человеческую сущность, а также его пребывания в Москве. Митя отвечал как на духу, понимая, что понадобился учителю для какогото поручения, сознавая при этом, что мало на что пока способен. И всё же от сердца отлегло: спокойная речь Димыча действовала лучше всякого лекарства. Пожалуй, он впервые так охотно поддавался гипнозу более сильной личности.
        - Похоже, дружок, - улыбнулся Истопник, - ты из категории неусмирённых. Я на это надеялся. Это очень важно.
        - Чего тут хорошего? - возразил Митя. - Я теперь для них как мишень. И для вас только обуза.
        - Ошибаешься, Митя. Как раз такой ты мне нужен. Мутантов пруд пруди, сам знаешь, а раскодированных единицы.
        - Зачем нужен?
        Учитель смотрел с сомнением: говорить или нет?
        - Куда хотел бежать? На Кубань?
        - Ну да. Оттуда морем в Турцию. Маршрут известный.
        - А придётся пойти на севера. Конечно, отдохнёшь, подучишься коечему. Но времени мало. Боюсь, Анупрякоглы направит петицию в Евросовет, получит разрешение и возьмётся за меня всерьёз. Против коалиции мне не устоять. Придётся мигрировать в глубину, в дикие места… А ты, Митя, наперёд смотаешься порученцем к одной важной персоне.
        - К какой ещё персоне?
        - Так сразу всё хочешь узнать… Про кудесницу Марфу чтонибудь слышал?
        - Нет. Кто такая?
        - Говорят, замечательная личность. В печорской тайге обитает. Там у неё скит. Вернее, раньше был скит, а теперь, по слухам, целый таёжный городок. Ополчение она собирает. Газет не читаешь, дружок, телик не смотришь, а зря. За её голову Евросовет объявил награду - десять миллионов.
        Митя был поражён.
        - Разве такое бывает, учитель?
        - Что именно?
        - Десять миллионов за какуюто лесную бабу?
        - Не какуюто, Митя, не какуюто. - Истопник загадочно улыбался. - Хранительница она. Говорю же, ополчение собирает.
        - Какое ещё ополчение?
        - Вооружённое, Митя, а ты как думал! На Печору второй год тайными тропами караваны идут. Не строй рожу, будто у тебя запор. Я сам к ней в том месяце пару «стингеров» забросил.
        - Не верю, - сказал Митя. - В сказки не верю.
        - Напрасно, - огорчился Истопник. - Без веры жить нельзя, особенно в подлое время. Марфа существует на самом деле, и ты установишь с ней контакт. Он мне нужен позарез. Ладно, на сегодня хватит с тебя. Отдыхай, поспи. Детали обсудим в другой раз…
        Следующие несколько дней Митя прожил как в горячке. Бесконечные тренировки, чтение древних книг, долгие беседы со старцем Егорием. Не хватало ни времени, ни сил, чтобы задуматься о том, что происходит. Опытные спецы натаскивали его, как охотничьего пса. Разминали, укрепляли мышцы, обостряли до предела интуицию, зрение, слух. Старец Егорий внушал мысли, которые вступали в вопиющее противоречие со всем опытом его предыдущей жизни. Алик Петерсон (это большая часть) обучал хитрым рукопашным приёмам. Димыча в эти дни Митя не видел, тот кудато отъехал на неделю. Как намекнул Алик, заручиться поддержкой казанской группировки. Митя не знал, где правда, где ложь.
        Старец Егорий повторил слова учителя, повернув их на свой лад.
        - Человек до той поры живёт, Митяй, покамест верует, а коли усомнится, тут и погибель.
        - Во что верует, дедушка?
        Они сидели на двух кочках посреди трясины, но старец всё равно цепко огляделся по сторонам. Неподалёку двое поселенцев выуживали из зелёной воды тритонов нитяной сеткой. Больше никого не видно. Старец изрёк кощунственные слова:
        - В Святую Троицу, Митяй, и в Господа нашего Иисуса Христа. В кого же ещё?
        Прежний Митя, закодированный, услышав такое, ломанул бы через лес куда глаза глядят, а нынешний, вочеловеченный, лишь передёрнулся, как от укола.
        - Аннигиляция, дедушка. Сектантство в особо опасных размерах.
        - Не дури, Митяй. Не так ты глуп, как кажешься. Или очко сыграло? Аещё к Марфе собираешься. Марфа трясунов не любит, на деревьях их вешает.
        Может, играло у Мити очко, когда слышал от старца провокационные откровения, но вместе с тем опускалась на душу тишина, как при вечернем закате.
        Алик Петерсон показал удар открытой ладонью, оглушающий противника, и два способа перекрытия кислорода - «шланг» и «тихую пристань». При этом добавил, что дело не в приёмах. Главное - эмоциональная насыщенность. В каждом ударе боец должен выкладываться целиком, умирать в нём, превращая во вспышку всю свою энергетику. Пока этого не постигнешь, все рукопашные приёмчики, даже проведённые искусно, не сильнее комариных укусов.
        - Запомни, Митя, в каждом ударе умираешь. Алгоритм взрыва. Вот, смотри…
        Алик Петерсон подобрался, сощурил глаза, уставясь в какуюто точку в бетонной кладке, и, коротко выдохнув, шарахнул в стену кулаком. Мите показалось, рука Алика хрустнула сразу в нескольких местах, но это был обман слуха. Петерсон показал неповреждённую кисть, зато в бетоне образовалась вмятина с неровными краями, какая могла быть следствием разве что попадания фугаса. Митя глазам своим не верил. Подошёл, понюхал кладку, с горечью сказал:
        - Так я не смогу никогда.
        - Сможешь, если поймаешь пружину. Представь себя заряженной базукой и нажми на спуск. Только и всего. Не такая хитрая штука.
        - Димыч тоже умеет?
        - О том, что умеет Димыч, нам лучше не думать. Чтобы спать спокойно.
        Старец Егорий внушал то же самое - как не пропасть задаром, но заходил с другого бока.
        - Вон те людишки в хижинах. Видишь их сколько, сынок? И все живут после смерти. Они и не похожи на живых, приглядись получше. Каждый прошёл через ад, поднимался к небесам, потом вернулся на землю. Теперь собрались здесь все вместе и ждут знака Господня. Многие даже не подозревают, что они бессмертны. Ловят тритонов, жуют кору и молча благодарят Его за лишний прожитый денёчек. Учись терпению, Митяй. Через великие муки лежит путь к Престолу. Другого пути нет.
        Поучения старца пропадали втуне, Митя не понимал, о чём он говорит, но мягкие, сочувственные слова действовали умиротворяюще.
        Много времени Митя проводил, восстанавливая в памяти способы ненавязчивого контакта, подзабытые в городских скитаниях, но необходимые для предстоящего путешествия по зонам смерти. В их основе лежал сложный приём психологического саморастворения. У новых поколений руссиян, если в семье случайно рождался ребёнок, этому приёму начинали обучать с детства… Однажды Митя углубился в лес, покинув болотный посёлок, уселся на поваленное дерево и замер. Примерно через час сосредоточенных волевых усилий почувствовал, как его тело, от макушки до пяток, окутала прозрачная сероголубая аура, похожая на сигаретный дымок, с рваными краями, но достаточно устойчивая. Значит, получилось, не забыл. Отступили все мелкие мысли и страхи. Лишь приятно покалывало в кончиках пальцев, под ногтями. Постепенно аура приобрела более насыщенный, синий цвет, на котором изредка вспыхивали огненные крапинки. Аура словно сигналила лесным обитателям, что существо, окутанное ею, не несёт в себе опасности: подойди и потрогай. Убедись самолично. Первыми решились на это шустрые жёлтые ящерки с нежными кристаллическими головками, затеявшие
у его ног весёлый хоровод, просеивающиеся между пальцами босых ног. Затем из чащи выглянул молодой волчонок, подкатился боком и смело ткнулся влажной чёрной пуговкой носа в живот. Митя сидел неподвижно, следя, чтобы в защитной ауре не возникло прорех. Толстая чёрная гадюка с золотой каймой на спине важно поднялась из травы, нырнула под штанину, щекоча, проскользила по туловищу и ласково обвила шею, будто хотела чтото нашептать на ухо. Лосёнокдвухлетка с острыми рожками тяжело сопел за спиной, не решаясь на соприкосновение, пугливый, как весенний ветерок. Сверху, с сосновых ветвей чёрный старый ворон, истошно заорав, прицельно сбросил ему на макушку липкие шарики помёта. Митя укоризненно покосился на него. От долгого неподвижного сидения затекла спина… Наконец на поляну осторожно высунулась взрослая волчица, крупная, со вздыбленной холкой, возможно, мамаша малыша, который давно покусывал Митю за ноги, приглашая поиграть. Волчица не спеша пересекла открытое пространство, вытягивая морду, принюхиваясь. Подойдя, присела на задние лапы, задрала морду, открыв в оскале желтоватые клыки, способные
раздробить бедренные кости. При этом издала звук, похожий на скрип дверных петель. Митя медленно опустил руку и почесал ее за ухом, как собаку.
        - Благодарю за доверие. - Митя заговорил с характерным подсвистыванием: так зверю легче понимать человеческую речь. - Надеюсь, ты не собираешься напасть?
        Волчица хрипловато прокашлялась. «Кто ты? - вкатилось Мите прямо в мозг. - Зачем пришёл в мой лес?»
        - Мне предстоит большая дорога, - объяснил Митя. - Хочу, чтобы лес помог мне.
        В жёлтых волчьих глазах блеснула усмешка. «Лес не верит людям, - ответила она. - Они всегда несут с собой зло».
        - Это не про меня, - возразил Митя. - Я даже не помню, когда последний раз ел мясо.
        «Вижу, - согласилась волчица. - И всётаки ты человек и поэтому способен на любое коварство».
        - Почти человек, - поправил Митя. - Ты ведь тоже не овечка. Твои братья никого не жалеют.
        «Волки убивают, когда голодные. Не для забавы, как люди».
        Митя не собирался спорить, его пальцы добрались до нежной мякоти её подвздошной артерии.
        «Что ж, мне приятно, - проурчала волчица, валясь на спину. - Поостерегись, так можно далеко зайти».
        - У тебя славный малыш, - польстил Митя. - Из него выйдет могучий охотник. Только он чересчур кусачий.
        Волчица дотянулась и отпихнула волчонка лапой. Из её пасти вырвался хрип: она смеялась. Это был полноценный Контакт, чище не бывает. Митя остался доволен собой.
        Чуть позже, когда звери заполнили всю поляну - белки, зайцы, какойто перевозбуждённый рысёнок, видимо, раздумывавший, присоединиться ли к общей игре или немедленно начать охоту, - появились две старухиотщепенки из болотного посёлка. Обе предельно измождённого вида, с берестяными туесками, наполненными клюквой. Митю они не заметили - благодаря защитной ауре, скрывавшей его сущность, он был неразличим для их подслеповатых глаз, - зато с вожделением разглядывали живность, собравшуюся на поляне.
        - Была бы у нас хорошая палка, Настёна, - прошамкала одна, - можно бы настегать зайчат на ужин. Вона их скоко, и все ручные.
        - Хорошо бы, - согласилась Настёна. - Токо у нас силёнок не хватит палку поднять. Может, сбегать за Потапом? Он где сейчас?
        - Кака ты бегунья, известно, - отозвалась первая отщепенка. - Вчера с кочки соскользнула, едва не утопла. Куда тебе.
        - Жить тяжельше, чем бегать, - возразила Настёна. - Давай, говорю, Потапа звать.
        - Ага, пока обернёмся, пока то да сё, пока его раскачаем, отседа все разбегутся. Тумаки нам достанутся. Потап с утра злобится, ему Химера отказала.
        - Иди ты?! Дак он разве способный ещё?
        - А то! Химерушка не жаловалась, пока с Игнашкойдеревянным не спуталась…
        Переговариваясь, старухи исчезли в кустах.
        «Вот твои люди, - презрительно проронила волчица. - Жалкие, бессмысленные твари, думают только об одном».
        - Голодные, - заступился Митя за отщепенок. - Что с них взять.
        Возвращаясь в бункер, сигая с кочки на кочку, Митя издали заметил диковинный жёлтый шар, распустившийся среди пожухлой травы, и сердце у него заколотилось. Так и есть. Дашка Семёнова сидела на корточках рядом с большой пластиковой сумкой, из которой чтото доставала, разглядывала и раскладывала вокруг себя. Митя неслышно подкрался к ней. Вокруг никого не было, дверь лифтового отсека в стволе дуба подмигивала фиолетовыми электронными глазками. У Мити возникло странное желание напасть на девушку, повалить и изнасиловать. Трудно предугадать, как Дашка это воспримет. Возможно, как месть за предательство, возможно, как вспышку любовного чувства. Она наводила порядок в своём девичьем хозяйстве: на траве лежали упаковки прокладок, флакончики и баночки с косметикой, пачки сигарет «Манхэттен» (одна доза травки на пачку), мобильная трубка из самых дешёвых (радиус охвата - сто метров, больше руссиянам не положено), какаято мелочь непонятного предназначения. Пластиковая сумка ещё битком набита.
        - Эй, - окликнул Митя. - Ты как сюда попала?
        Девушка среагировала адекватно: подпрыгнула, перекувырнулась через голову и, обернувшись к нему, заняла боевую стойку. Что ж, неплохо их натаскивают в «Харизме». Возможно, тесное общение с миротворцами само по себе повышает боевой дух «матрёшек». Увидев, кто её напугал, Дашка опустила худенькие кулачки и рассмеялась. О, Митя хорошо помнил, как в оные годы его умиляли эти звонкие, беззаботные колокольчики.
        - Митька! Негодяй! Скотина! Так можно заикой сделать.
        Никакого смущения в голосе, отчаянные ясные глаза со знакомой оранжевой искрой, без следов марафета. Ах, бестия рыжая!
        - Как сюда попала? - повторил Митя. - Шпионишь?
        - Ты что, пошатнулся, Митя? Я еле ноги унесла. У нас такой шмон был. Всех девчонок на детектор таскали.
        - Почему?
        - Как почему? Изза тебя. Догадались, что ктото из своих стукнул. Я на газон с третьего этажа сиганула. Коленки до сих пор не разогнуть.
        Смотрела жалобно и честно. Митя не верил ни одному её слову. Она могла провести Димыча, который, несмотря на свою грозную репутацию, постаринному чувствителен, но не его. Подлая красотка, конечно, нарушила священное табу. Непонятно только, как посмела явиться сюда.
        - Ты что, Мить, правда думаешь, я тебя сдала?
        - Кто же ещё? Дядька незнакомый?
        - Тебя робот засёк. Они там повсюду и маскируются подо что угодно. На тебя напала холодильная установка, я сама видела.
        - Ага. И как она догадалась, что я преступник?
        - Говорят, у этих роботов какието особые датчики, улавливают импульсы… Точно не знаю.
        - Ты не ответила, зачем сюда припёрлась. Анупряк послал?
        - Димыч пригласил. - Горделивость в голосе Даши тут же сменилась растерянностью: - Я уже часа три здесь торчу. Из двери никто не выходит, а как открыть или позвонить… Помоги, Митя.
        - Бесов обслуживаешь, а врать так и не научилась. Как Димыч мог тебя пригласить? У него на «матрёшек» аллергия, всем известно.
        Даша обиделась.
        - Спроси у него сам, раз мне всё равно не веришь.
        - Спрошу, конечно…
        Митя подошёл к дубу, нащёлкал на панели цифровой код. Девушка поспешно побросала своё барахло в сумку, подбежала к нему. Из динамика донёсся строгий голос:
        - Пароль или пуля, пришелец.
        - Курица не птица, - ответил Митя и добавил: - Видишь, кто со мной?
        - Вижу… Ничего, ей можно. Входите.
        - Но как же… (это может быть? - хотел спросить Митя, но вовремя осёкся.)
        Щёлкнули замки, Митя нажал потайной рычажок, и дверь вобралась внутрь. Вдвоём они вошли в лифтовую кабину, дверь сама собой задвинулась, и лифт медленно, поскрипывая металлическими суставами, поплыл вниз. В кабине было тесно, они стояли почти прижавшись друг к другу. В смятении Митя вдыхал аромат женского тела. Припомнил, когда в последний раз занимался сексом: три месяца назад, и его партнёршей была одноразовая проститутка с площади Макдоналдса, которая отдавалась с энтузиазмом резиновой куклы, зато высосала из горлышка сразу полбутылки сивухи.
        В бункере укрывалось много людей, по Митиным прикидкам, не меньше сорока, но мало с кем он успел познакомиться. Так здесь заведено. Ему отвели клетушку рядом с радиорубкой - железный столик, стул и деревянный лежак, - показали дорогу к лифту и проинструктировали: больше ни в какие помещения не соваться. Митя и не совался, даже плохо представлял истинные размеры бункера, понимая, чем грозит непослушание. Будь он на месте Димыча, наверное, принимал бы ещё более жёсткие меры предосторожности. В бункер возвращался ночью, чтобы покемарить в безопасности часокдругой; кормёжка, занятия и собеседования проводились на природе.
        Выйдя из лифта, Митя оказался в затруднении. Никто их не встретил. От лифта коридор, экономно освещенный ультрафиолетом, тянулся в обе стороны; в одну - к радиорубке и оружейному складу, Митин маршрут, в другую - по всей видимости, к жилым помещениям, пищеблоку и апартаментам Истопника. Митя поднял голову к видеотрубе, ожидая какогонибудь распоряжения, - тщетно. За ними, разумеется, наблюдали, но молча. Выходит, ему позволяли, вернее, его вынуждали принять самостоктельное решение, но какое? Придушить, что ли, рыжую лазутчицу прямо здесь, на бетонном пятачке?
        - Иди за мной, - распорядился Митя и свернул к радиорубке. По пути никто не встретился.
        В его кубрике они уселись на лежак, но на расстоянии друг от друга, и Даша с облегчением вздохнула: «Уууф». Потом попросила разрешения закурить.
        - Нет, - сказал Митя. - В бункере не курят. Здесь забудь свои б… привычки. Давай, рассказывай.
        - О чём, Митенька?
        Её лукавый взгляд и давно не слышанное «Митенька» размягчили его мозги, но он не позволил себе никакой глупости. Был суров, насторожен.
        - Чего будешь плести Димычу, меня не касается. Я хочу знать правду.
        Даша забавно склонила набок огненную головку. Все её движения были изящны, двусмысленны и преследовали лишь одну цель - возбудить желание в партнёре. Для этого девочек натаскивали ещё в школе, и Даша Семёнова в совершенстве овладела этой наукой. Среди «матрёшек» вообще дурочек не водилось. Можно сказать, сексуальная элита, обслуживающая в основном капризных миротворцев, вынужденных жить среди дикарей. Изредка, естественно, обламывалось и соотечественникам, прислуживавшим забугорным хозяевам. Таким, как, допустим, мэр Зашибалов.
        - Я не вру, Митенька. Ни словечка не соврала. Помнишь, просила взять с собой? Почему не захотел?.. С меня дурь слетела, Митенька. Так бывает у некоторых девочек, не я первая. Рано или поздно их вычисляют и ставят на правило. Оо, это страшная смерть, муки ада. Мне тоже недолго оставалось, бригадир начал подозревать. Чудо, что удалось сбежать… Можно теперь мне спросить?
        - Ну?
        - Почему ты мне не веришь? Ведь ты знал меня такусенькую. - Она опустила руку ниже лежака. - Мы были парой когдато. Почему, Митенька?
        Митя вдруг осознал, что не может ответить на этот вопрос. Действительно, почему? Всё, что она говорила, могло быть правдой. С него тоже слетела дурь и никак, увы, не возвращается. Да вокруг полно перевертышей и в ту и в другую сторону. Мир текуч, как прохудившееся корыто. Если она сообщила о нём Истопнику… Но точно так же вся эта история могла быть всего лишь ловким внедрением агента под бочок Димычу. Как угадаешь?
        - Хорошо, - сказал он миролюбиво, - а ты сама веришь комунибудь, кроме себя?
        Даша поёрзала, устраиваясь поудобнее, и, както так вышло, придвинулась вплотную к Мите.
        - Пожалуй, нет. Не верю.
        - Правильно делаешь. Поверить комунибудь - всё равно что грудь себе прострелить навылет. Закон выживания. Не нами придумано.
        - Митя.
        - Чего?
        - Я тебе верю.
        - Ты же только что сказала?..
        - Только что не верила, а сейчас верю. Не пойму, что со мной творится. Может, солнышко напекло.
        Она подставила пухлые губы, соблазнительно сверкнул алый язычок, Митя не смог отвертеться. Впился в её рот, как кровосос. Оторвался не скоро, чувствуя себя на грани обморока. Её сладостная энергия хлестнула по жилам покруче, чем спирт. Он забыл, а может, и не знал никогда, что такое бывает. Сдавил податливые бока так сильно, что «матрёшка» запищала.
        - Больно? - спросил он, подслеповато моргая.
        - Подожди, миленький, я сейчас, - пробормотала Даша и поползла с кровати вниз головой. Оказывается, ей понадобилась сумка, откуда она, покопавшись, вытащила упаковку резинок с лейблом «Сделано в США», с пляшущей негритянкой на картинке. Самые модные, по доллару за штуку.
        - Нет, - сказал Митя с обидой.
        - Как же нет, Митенька? Без этого нельзя, запрещено. Статья восемьдесят первая. Размножение без санкции прокурора. Публичное распыление.
        - Со мной будешь без этого.
        - С тобой буду без этого, - эхом откликнулась Даша, улыбаясь одними глазами. Потом движением, от которого у Мити кольнуло в затылке, расстегнула молнию на джинсах.
        … Вечером Митю отвели к Димычу. После секса с «матрешкой»одноклассницей он натурально потерял сознание, а когда очнулся, в комнате не было ни Даши, ни её сумки и чувствовал он себя так, будто рыл котлован двое суток подряд. Голова ещё кружилась от терпкого, одуряющего запаха её кожи, пропитанной специальными эротическими добавками. О, теперь он знал, что такое настоящая, дорогая любовь, а не за бутылку сивухи или фальшивый стольник. Но не успел погрезить, как явился вестовой.
        Обиталище Димыча доказывало, что он ни в чём себя не ограничивал, хотя по молве слыл аскетом и бессребреником, как Иосиф Виссарионович. Просторное помещение, метров пятнадцать, сплошь застеленное коврами, с мягкой мебелью, с электрообогревом. Но главное, с пофыркивающим кондиционером, насыщающим воздух ароматами цветущего луга. Не всякий руссиянский олигарх мог себе такое позволить. Не без удовольствия Митя вдохнул глоток чужой красивой жизни. Он не завидовал Димычу. С какой стати? В этом мире каждый получает по заслугам.
        Истопник усадил его в плюшевое кресло, поставил на подлокотник чашку, которую собственноручно наполнил чёрным кофе из серебряного кофейника. Спросил неопределённо:
        - Нравится?
        - Пример для подражания, - сказал Климов. - Как и вся ваша жизнь, Дмитрий Захарович.
        - Однако, ты льстец… Ответька лучше на несколько вопросов. Давно ли соскочил с иглы?
        - Да я понастоящему и не торчал никогда. Выше травки не поднимался. Конечно, когда заметали, на пунктах прививки впрыскивали гуманитарную дозу, как положено. Но меня както не брало, не знаю почему. Сейчас уже около месяца чистый.
        - Ломки не было?
        - Тоска. Не больше того.
        - Любопытно, да… - Истопник налил себе в чашку красного вина, Мите не предложил. - Что думаешь про Дарью Семёнову?
        - Чего тут думать? Она вам, наверное, то же самое рассказала, что и мне. Дурь слетела, чудом оторвалась из «Харизмы» и всё такое… Я ей не верю. Помоему, засланная.
        - Переспал с ней?
        - Сегодня. Раньше - нет.
        - И ни в чём не убедился?
        - «Матрёшки» - запрограммированные, Дмитрий Захарович. У них своего сознания нет и двойная защита… Не пойму, зачем она вам?
        - Тут такое дело, дружок, - засланная или нет, а на севера пойдёте вместе.
        Митя поперхнулся кофе, Димыч заботливо похлопал его между лопаток. Старинный жест.
        - Дада, не удивляйся. Дорога дальняя, опасная. Цепочки все оборваны. Парой легче одолеть. Ну, и второе: коли с одним что случится, второй доковыляет. Даша не знает цели путешествия. Информацию загоним в подкорку.
        - Дмитрий Захарович, да с ней нас повяжут на первом перекрёстке. Она же неуправляемая, как все они.
        - Ошибаешься, Митя. По уровню выживаемости «матрёшки» дадут фору даже каликам перехожим. Статистика. Не волнуйся, проверим её на детекторе. Подчистим, если что. Но пойдёте вдвоём.
        Митя догадывался: учитель недоговаривает, чтото скрывает, но иначе быть не может. Молча склонил голову, а Димыч подлил ему из кофейника.
        - Причём обстановка такая, завтра надо отправляться. Как твои успехи? Алик тобой доволен, и старец хорошо отзывается.
        - Я тоже всем доволен. Завтра так завтра.
        - Но ты готов или нет?
        - Сами сказали, обстановка. Чего тут обсуждать?
        - Вот и умница.
        Истопник пересел за стол, поманил Митю. Разложил несколько компьютерных карт, из тех, которые выпустили уже завоеватели - с новыми границами, названиями городов и посёлков, с указанием опасных по тем или иным причинам зон. За час детально изучили маршрут, по которому Мите предстояло двигаться.
        - Память у тебя не исчерпана?
        - Сберёг процентов на восемьдесят, - похвалился Митя.
        На крайний случай Истопник дал две явки, одну в Петербурге, другую в Архангельске, переименованном в Агарайсити, по имени знаменитого военачальникаалбанца, много сделавшего для внедрения прогресса на гнилую руссиянскую почву. Потом проинструктировал, как вести себя с Марфойкудесницей, если доберётся до неё.
        - По всему, что о ней известно, должна принять хорошо, но не вздумай ни в чем супротивничать. Дня не проживёшь. Если хочешь о чём спросить, спрашивай сейчас, другого времени не будет.
        Митя с наслаждением проглотил кофейную гущу.
        - Не о чем спрашивать, Дмитрий Захарович. Всё понятно без слов. Разве что… По телику день и ночь талдычат, для руссиян, мол, обратного хода нет. Это правда? Кончилась Русь?
        - Нет ответа, - скупо усмехнулся Истопник. - Когда, даст Бог, свидимся, тебя об этом спрошу.
        Он взял его с собой в лабораторию, где приготовили для допроса «матрёшку» Дарью. Опутанная проводами, подключённая к аппарату, Даша мирно посапывала на клеёнчатом лежаке. Возле неё стоял пожилой человек в стерильнобелом медицинском халате, следил за показаниями приборов.
        - Ну что, Данилыч? - окликнул Истопник. - Как она?
        Увидев главаря, человек в халате просиял, словно глотнул веселящего газа.
        - С медицинской, точки зрения вполне здоровенькая, одного, Димыч, не пойму: кровь чистая, не заражённая. Как такое может быть? Она же из «Харизмы», да?
        - Всё бывает, - заметил Истопник. - Ладно, начинай, включай свою игрушку… Митя, садись вон туда, на стул.
        - Глубина заброса? - уточнил Данилыч.
        - Пожалуй, последние пять дней. Думаю, достаточно.
        Митя впервые видел, как работает знаменитый дознаватель «Скорцеум», разработка японской фирмы «Акутагава». Данилыч пощёлкал тумблерами, загорелся монитор. Сначала экран был перегружен сверкающими разноцветными спиралями, не несущими никакой информации, потом Данилыч перевёл стрелку на табло, и возникла первая живая картинка - «матрёшка» Даша ублажала неграмиротворца в голубом джакузи. У Мити перехватило дыхание - до того неправдоподобно ярким и чётким было изображение похабной сцены, сопровождаемое утробным рычанием негра и профессиональным постаныванием «матрёшки». Данилыч, морщась, умерил звук.
        - Крути побыстрее, - распорядился Истопник. - Мы тут не собираемся всю ночь сидеть. Верно, Митя? - В его взгляде Климов прочитал чтото похожее на сочувствие.
        Оператор отрегулировал настройку, и картинки, высасываемые из Дашиной подкорки, замелькали со скоростью перемотки. Некоторые кадры Истопник требовал вернуть, прокрутить помедленнее. Просмотр занял около двух часов, ничего компрометирующего они не обнаружили. Зато многое узнали о жизни «матрёшки» в фешенебельном ночном клубе. В основном она состояла из бесконечной случки, прерываемой для сна и жратвы. Между «матрёшками» иногда возникали драки, кончавшиеся, как правило, покаянными слезами. Нашлось коечто, подтверждающее Дашину легенду. Несколько раз было отчётливо видно, как она только делала вид, что вкалывает шприц в вену, это была лишь искусная имитация. Один из Дашиных клиентов заинтересовал Истопника. Оператор по его указке зафиксировал и укрупнил кадр. Истопник долго вглядывался в нарумяненное, подгримированное лицо пожилого бодренького сладострастника, наконец уверенно объявил:
        - Братцы, да это же Зиновий Германович! Какой день, Данилыч?
        - Пятница. Четыре дня назад.
        - Точно. Значит, врал, сучонок. Я сам слышал, как он сказал генералу, что накануне вернулся из Штатов. А зачем врал? С какой целью?
        Довольно потирая руки, Истопник взглянул на Митю и нахмурился. Хотя Митя пытался делать вид, что процедура его забавляет, но всё равно выглядел утопленником. Распустил нюни, досадный прокол. Кто не способен подавлять эмоции, тот не жилец на белом свете, серьёзные люди никогда не будут иметь с ним дело. Полная блокировка чувств - первейший способ выживания в новые времена. Умные родители учили этому детей с колыбели, мечтая довести их до уровня бизнескласса.
        - Никак ревнуешь, дружок? - осторожно спросил Истопник.
        - Вам показалось, Дмитрий Захарович.
        Митя взял себя в руки и последние сцены, где сам занимался сексом с «матрёшкой», просмотрел с застывшей на губах беззаботной улыбкой. В этих сценах чтото было не так, чемто они отличались от предыдущих, но он никак не мог уловить, в чём разница. Внешне всё одинаково: отточенные многолетними тренировками эротические движения, тысячу раз отрепетированные стоны и крики, но было чтото ещё, неуловимое, настораживающее, воздействующее на вторую сигнальную систему. Но что? На мгновение Даша на экране открыла затуманенные глаза, и в них мелькнуло победное, ликующее выражение, совершенно не подходящее техническому акту. Словно девушка вспомнила о солидном авансе за свою работу, на который не рассчитывала.
        Просмотр закончился, оператор отключил аппарат и снял датчики с висков спящей «матрёшки». Произнёс извиняющимся тоном:
        - Всё, Димыч. Больше ничего не выжмешь. Сухая.
        - Уверен?
        - Её могли обработать антигравитатором, через него «Скорцеум» не пробьёт. Участки левого полушария покрываются непроницаемой плёнкой. Но это вряд ли. Антигравитатор искрит, на мониторе возникла бы характерная серебристая сыпь. Нет, девочка без подвоха. И какая умелица! Согласны, молодой человек?
        Митя не ответил шутнику. Он наконец понял, что его встревожило в последних сценах. Не Даша, а он сам. Он сам занимался сексом с пылом неандертальца. Он сам погружался в её мякоть с блаженством недочеловека, для которого смысл жизни заключается в сексуальной самореализации. Он сам ничем не отличался от насилующего очередную жертву миротворца. Это было чудовищно, невероятно. Истопник угадал его мысли.
        - Ты относишься к ней всерьёз, - заметил он успокаивающе. - Это иногда бывает. Редко, но бывает. Не переживай, это всего лишь означает, что ты, дружок, несмотря ни на что, сохранил в генах исторический код.
        Глава 9 Наши дни. Близкое знакомство с вечностью
        
        Странный случай с Сулейманпашой стал только началом моего нового послужного списка. Следующее поручение оказалось ещё чуднее, хотя сперва выглядело забавным. Получил я его опять через Гария Наумовича Верещагина. Я должен был выступить в популярном телешоу «Под столом» и как бы между прочим обнародовать дватри жареных факта, касающихся неких влиятельных московских персон. Смысл акции был мне понятен. Ничего особенного, обычные пиаровские штучки накануне приближающихся выборов в городское собрание. Но это не всё. С какимто ядовитым смешком Гарий Наумович сообщил, что заодно я должен соблазнить и трахнуть ведущую телешоу «Под столом». Желательно сразу после передачи и в определённом месте - в гостиничном номере, где будет установлена видеокамера.
        - Это ещё зачем? - разозлился я. - Какая в этом необходимость? Объясните, пожалуйста, будьте любезны, Гарий Наумович. Насколько я знаю, телеканал принадлежит Оболдуеву. Арина Буркина - его наймитка, пашет на него как проклятая…
        - Не нам с вами, Виктор, обсуждать идеи господина Оболдуева, но уверяю, он ничего не делает просто так. У него времени нет на пустяки, как вы, наверное, успели убедиться.
        - Хорошо, выступление в шоу - понятно, я готов, но при чём тут ведущая? Арина - пешка, ничего собой не представляет, кормится из его рук. Удовлетворите моё любопытство, Гарий Наумович.
        - Не стоит особенно умничать, Виктор. Невелика работа.
        - Кажется, я нанимался написать книгу, а не спать с телешалавами. Я литератор, а не бычокпроизводитель.
        Юрист «Голиафа» хитро прищурился.
        - Книгу, говорите? За сто тысяч зелёных? Где вы слышали про такие гонорары?
        Он был прав, поздно кочевряжиться. Мы сидели в моей квартире в Тёплом Стане, куда Гарий Наумович взял обыкновение являться без предупреждения, как к себе домой. Накануне я вернулся из Звенигорода поздно ночью (отпросился на денёк), плохо выспался и был зол на весь мир, но в первую очередь, конечно, на себя самого. Предупреждали добрые люди, нет, полез, погнался за длинным рублём, ну и расхлёбывай, не стони.
        - Когда передача? - спросил я хмуро.
        - Сегодня вечером Буркина позвонит около двенадцати, обо всём договоритесь. Кстати, не понимаю, чем вы недовольны? Вполне аппетитная самочка. На телевидении считается сексбомбой. Кто с ней имел дело, все довольны.
        - И имя им - легион. Ради бога, Гарий Наумович, не сыпьте соль на рану. Раз надо, сделаю. Только с чего вы взяли, что она согласится?
        - Шутить изволите? Аринушка никому не отказывает, тем более знаменитому писателю… - И дальше он без всякого перехода выдал такое, что я побледнел: - Или вам больше по душе дочки миллионеров? Оно, конечно, заманчиво, но ведь небезопасно, а?
        Хитрая квадратная рожа расплылась в слащавой улыбке, глаза оставались холодными.
        - Грязный намёк, - сказал я. - Не ожидал от вас.
        - Какой намёк, драгоценный мой? Скорее дружеское предостережение. В какойто мере я несу за вас ответственность, как рекомендатель. Не хочется, чтобы вы пострадали изза любовного каприза. Может быть, вы не совсем точно представляете себе ситуацию. Для нашего благодетеля Лиза входит в понятие частной собственности, а для таких людей, как он, это святое. Леонид Фомич будет очень огорчён, если узнает про ваши шашни, а он непременно узнает. За девочкой ведётся неусыпное наблюдение.
        В гневе (актёрство, конечно) я вскочил на ноги.
        - Выбирайте выражения, господин юрист. Или получите по морде. Мы с Лизой занимаемся грамматикой, не более того. По распоряжению Леонида Фомича, к слову сказать.
        Гарий Наумович, смеясь, поднял руки перед собой.
        - Ах, какие мы бываем грозные. Простите великодушно, коли что не так. Моё дело - предупредить.
        Через пять минут он ушёл, а я, сварив кофе, уселся перед окном и задумался. Честно говоря, предостережение юриста поступило вовремя, но не совсем по адресу. С Лизой всё обстояло не так, как он цинично предполагал. Как бы я ни увлёкся ею, у меня, надеюсь, хватило бы рассудка не переступить роковую черту. Иной расклад с Изаурой Петровной, супругой Оболдуева. Она была из тех дамочек, которые не пропускают мимо себя мальчиков любого возраста, не надкусив. Самоутверждение через половое сношение - суть их безалаберной нимфоманской натуры. В одном из неизданных романов я описал подобный экземпляр. Моя героиня переступала все грани приличий. Доходила до того, что особо угодившим ей любовникам подсыпала зелья в вино, а после у спящих, убаюканных неистовыми ласками, бритвой отмахивала гениталии, обжаривала их на постном масле и с жадностью поедала, запивая кошмарный ужин бургундским. Большинство редакторов советовали убрать эти сцены, находя в них некоторое преувеличение, кроме одного, маленького чернявого господинчика с филологическим образованием по имени Невзлюбин. Как раз ему весь роман показался
бредом, за исключением сцен, описывающих похождения сладострастницы. «Увы, - сказал он, возвращая рукопись, - женщины часто так поступают, только об этом не принято говорить. Мы с вами, Виктор Николаевич, живём в обществе, которое с наслаждением внимает самой подлой лжи, но фарисейски возмущается, услышав словечко правды».
        Пассивное сопротивление мужчины обычно выводит таких дамочек из себя, как случилось и с Изаурой Петровной. Я не отвечал на её сумасбродные заигрывания, и это привело лишь к тому, что она удвоила усилия. Буквально не давала прохода, не считаясь с риском. Захотелось - значит, вынь и положь. Под столом прижимала свою ногу к моей или пинала носочком острой туфли, наставив изрядно синяков. Иногда попадала по косточке, и я невольно вскрикивал от боли. Лиза и Леонид Фомич поднимали на меня изумлённые взоры, и я, как попугай, бормотал одно и то же: «Прошу прощения, косточкой подавился». Леонид Фомич произносил укоризненно: «А ты не спеши, Витя, кушай спокойно. Никто у тебя не отымет…» Озорница заливалась дьявольским смехом.
        Обычно хозяин привозил и увозил её с собой, но однажды оставил в поместье на ночь, а сам уехал. Эта ночь превратилась в сущий кошмар. Изаура Петровна навещала меня трижды. Сперва тихонько скреблась в дверь, потом начинала колотить в неё какимто тяжёлым предметом, возможно, головой, вопя на весь дом, что, если я, гад, не открою, мне не поздоровится, а уж какими словами обзывалась, не всякая бумага стерпит. Конечно, её слышали все домочадцы и охрана. Изаура Петровна ничего не боялась. Но безумной не была, как не была и идиоткой. Напротив, она была здравомыслящей и, по всей видимости, достаточно (для нашего времени) образованной особой. Что и продемонстрировала наутро после ночной вакханалии. Ей удалось застукать меня в беседке, где я, вооружась письменными принадлежностями, пытался набросать план хотя бы первой части книги. Накануне вечером Леонид Фомич перед отъездом рассмотрел варианты названий будущей книги и, к моему удивлению, легко утвердил, на мой взгляд, самое неподходящее, вставленное для количества: «Через тернии - к звёздам». «Может, ещё подумать?» - смутился я. «Конечно, подумай, -
согласился Оболдуев. - Но мне нравится. Есть в этом какаято солидность, оптимизм. Сравни, к примеру, „Исповедь на заданную тему“, как у Борьки Ельцина. Тьфу! Какоето школьное сочинение».
        Изаура Петровна подкралась к беседке и уселась напротив меня. На ней было умопомрачительное бирюзовое платье с глубоким декольте, откуда свежо и сонно выглядывали изумительных очертаний груди. Лицо печальное и чуточку торжественное, словно она собиралась сообщить о задержке месячных.
        - Витенька, друг мой, - робко заговорила Изаура Петровна, - объясни, пожалуйста, в чём дело? Неужто я тебе совсем не нравлюсь?
        - Что вы, Изаура Петровна, вы роскошная женщина. О такой можно только мечтать. Но ведь вы замужем за Леонидом Фомичом. Я думать ни о чём таком не смею. Не понимаю, как вамто не страшно.
        - Мои страхи, Витенька, давно в прошлом. Относительно нашего брака я не строю иллюзий. Не я у него первая, не я последняя. Мы с тобой, голубчик, оба обречены. Ты сегодня ночью сделал большую ошибку. Было бы хоть что вспомнить.
        - Почему вы считаете, что обречены?
        - Господи, какой простак, а ещё писатель. Оболдуй есть Оболдуй, чудовище с гипертрофированным самомнением. Сейчас ты ему нужен, и мной он пока не натешился, но это всё вопрос времени. Для него люди, Витенька, всё равно что туфли. Только в отличие от других людей он старую обувь не выбрасывает, а сжигает. Чтобы никому уже не досталась.
        - Помоему, вы преувеличиваете, Изаура Петровна. Что значит - сжигает? В крематории, что ли?
        - Как придётся. - Красавица беззаботно улыбалась, глядя на меня с материнским превосходством. - Можно в крематории, можно в котельной. Можно растворить в кислоте. У Оболдуюшки много способов избавиться от старья.
        - И зная всё это, вы согласились выйти за него замуж?
        - Мы даже в церкви венчались, - с гордостью сообщила Изаура. - Как же, это модно. Некоторые из них крестятся по нескольку раз. Считается хорошей рекламой… Согласилась я, Витенька, потому же, почему и ты согласился. Дескать, вдруг пронесёт, а денежек подкалымлю. Теперь знаю: не пронесёт. И ты, Витенька, не надейся. Он следов не оставляет.
        От её обычной игривости не осталось и следа, рассудительная речь текла грустно, как на похоронах. На наших поминках. Ну, меня она не напугала, нет, не хватало ещё верить на слово многоликой профессионалке. Правда, волчонок тоски заскрёбся под сердцем, но он и без того копошился там третью неделю.
        - Сударыня, - начал я с унылой гримасой, - всё, что вы говорите, тем более наталкивает на мысль, что нам лучше поостеречься. В доме полно ушей и глаз, ну как донесут?
        - Успокойся, он и так всё про меня знает. Только я ему не болонка ручная… Витенька, а может, у тебя другая ориентация? Вроде не похоже. Глазёнкито масленые.
        - Я нормальный… Всегда готов соответствовать, но…
        - Витька, сволочь! - вспылила Изаура Петровна. - Не хватало ещё, чтобы я навязывалась. Кто ты такой? Я с клиентов по пятьсот баксов в час брала, и считалось дёшево. А ты тут будешь целку из себя строить.
        - Никого я не строю, Изаура Петровна. Почитаю за честь, что обратили внимание… Только вы девушка отчаянная, беззаветная, а я мужичок трусоватый, привык жить с оглядкой. Но коли твёрдо решили, давайте устроимся гденибудь в городе, подальше от соглядатаев.
        - Ещё чего! - фыркнула Изаура. - По свиданиям мне бегать некогда, я мужняя жена.
        Около беседки, словно ниоткуда, возникла сгорбленная фигура садовника Пал Палыча, разговор наш прервался. Но я понимал, что пока она не удовлетворит свой каприз, не оставит в покое. Что подтвердил свирепый, какойто голодный взгляд, которым Изаура одарила меня, убегая.
        Пал Палыч перегнулся через перегородку беседки и на английском языке попросил сигаретку. В который раз я ответил (порусски, моих знаний английского не хватало, чтобы свободно болтать), что нахожусь в завязке, поэтому не ношу сигарет.
        - Да, да, естественно, прошу прощения, - забормотал Пал Палыч, пугливо озираясь. Он явно хотел сказать ещё чтото важное, но не решился, заметив двух охранников с автоматами, совершающих обход территории. Ещё раз извинился неизвестно за что и сгинул в кустах можжевельника.
        С некоторыми здешними обитателями, и в первую очередь именно с Пал Палычем, бывшим профессором юрфака, у меня уже сложились приятельские отношения, которыми я очень дорожил. Вживание в незнакомую среду, точнее, выживание в ней, предполагает такого рода контакты. Человеческий фактор, как любил говаривать Горби, подписывая разорительные соглашения с иноземцами. С Пал Палычем мы сошлись на том, что оба испытывали ностальгию по разрушенной великой цивилизации, которую демократы прозвали совковой. Литература, музыка и даже многажды преданная анафеме сталинская архитектура - всё, всё вызывало у нас сопли умиления. Пал Палыч был старше почти вдвое и сперва думал, что я над ним посмеиваюсь, но когда убедился в моей искренности, чуть не прослезился. Сказал с горечью:
        - Ох, Виктор, хотел бы я, чтобы мой сын вас послушал.
        - А что с ним? - спросил я, заранее угадывая ответ.
        - Ничего особенного. Торгует тряпками в бутике, меня считает мастодонтом. Правда, когда Леонид Фомич взял меня садовником, снова зауважал. А мне такое уважение…
        - Пал Палыч, а как вы познакомились с Оболдуевым?
        - Оо, курьёзный случай, но не могу рассказать. Не мой секрет…
        Как все истинные интеллигенты минувшей эпохи, он был пуглив и трепетен, на его лице словно навеки застыло выражение: ох, придут за нами, не сегодня завтра обязательно придут. Повсюду им мерещилась кожаная куртка чекиста или, как нынче, окровавленный нож бандита.
        Подоброму отнёсся ко мне и управляющий поместьем Осип Фёдорович Мендельсон. Старательно изображавший чопорного англосакса, на самом деле был он из обрусевших немцев с солидной примесью удалой еврейской крови. Первые дни я его сторонился, полагая не без оснований, что о каждом моём неверном шаге он непременно доложит хозяину, но както вечером в каминном зале мы неожиданно разговорились за пинтой горьковатого эля, попахивающего дымком. У нас нашлись общие интересы: и он, и я в своё время отдали дань учению РерихаБлаватской, потом разочаровались в нём, и сейчас оба тяготели к традиционным христианским ценностям. Меня поразило, когда он небрежно, вроде бы ни к селу ни к городу заметил:
        - Вы, Виктор Николаевич, умеете ловко приспосабливаться к собеседнику, меняете типажи, но не утруждайте себя понапрасну. При дворе господина Оболдуева это ни к чему.
        - Что вы имеете в виду, Осип Фёдорович? - растерянно спросил я, задетый не столько смыслом фразы, сколько озорной искрой, блеснувшей в чёрных глазах.
        - Да уж то, Виктор Николаевич, что как ни силься, судьбу не объедешь на кривой. Господин Оболдуев для всех нас и есть общая судьба.
        - Допустим, так. Но с чего вы взяли, что я меняю личины?
        - Не смущайтесь, Виктор, это естественно. Кто не умеет приспосабливаться, тот для жизни непригоден. Бракованный материал. В соответствии с законами природы и звери, и рыбы, и растения - все так или иначе маскируют свою истинную сущность. Меняют цвета, запахи, даже размеры… Завёл я речь об этом единственно из дружеского чувства, чтобы вы поняли: здешнее наше положение не требует дополнительных усилий для самосохранения. Напротив. Чем натуральнее будете себя вести, тем скорее заслужите расположение Леонида Фомича.
        - Это так важно - заслужить его расположение?
        - А как же! - Мендельсон посмотрел на меня так, будто пытался понять, не шучу ли я. - Во первых, он нам платит. Вовторых, никому я не пожелал бы испытать на себе его гнев. Всегда, разумеется, справедливый, но ужасный.
        В таком духе, с затейливым подтекстом протекали наши беседы, даже на отвлечённые темы, допустим, о некоторых христианских догматах, которые мы трактовали поразному. Осип Фёдорович был непростой человек, мне ни разу не удалось заглянуть в его прошлое, где, вероятно, было много тёмных пятен, если судить по случайным оговоркам. Вдобавок он, конечно, наушничал, но это как бы входило в обязанности управляющего, тут не на что было обижаться. Но погубить меня он не хотел, в этом я был уверен. Захоти - не сомневаюсь, давно сделал бы.
        Был ещё человек, с которым мы успели подружиться, - повариха баба Груня. Женщина смурная, чудная, лет около пятидесяти. Весь её облик простой русской бабы противоречил духу помещичьей усадьбы в западном варианте. Незатейливые наряды - цветастый передник, длинные плиссированные юбки, модные сто лет назад жакеты с отложными воротниками, розан в волосах - добавляли несуразицы в её внешность, и я поначалу недоумевал, как она оказалась на кухне у миллионераангломана. Всётаки он мог подобрать себе чтонибудь более приличное, выписать повара из Шотландии или, на худой конец, взять грузина или турка. Ларчик, как обычно, просто открывался: баба Груня была поварихой от Бога, как другие бывают прирождёнными художниками или хирургами, умела приготовить любое блюдо, от черепахового супа до рябчиков на вертеле, да так, что гости Леонида Фомича, в основном представители новорусской элиты, пальчики облизывали, стонали от восторга и умоляли уступить кудесницу за любые деньги. Добавлю, и нашёл её Оболдуев не на помойке, а в ресторане «Палацотеля», где она руководила поварским коллективом аж в тридцать человек.
Сманил её оттуда не деньгами, а вольной волюшкой. В «Палацотеле» баба Груня не прижилась, всегда чувствовала себя не в своей тарелке и помирала от тоски. Оболдуев повязал её крепко, купив ей в ближайшей деревеньке Захаркино деревянный дом с пристройками и с подсобным участком в тридцать соток. И хотя теперь у неё было только два помощникаповарёнка и корячиться приходилось втрое тяжелее, чем в «Палацотеле», да ещё разрываться между кухней и деревенским домом, баба Груня впервые, как она говорила, почувствовала себя счастливым человеком.
        Ко мне баба Груня отнеслась с жалостью, с первого взгляда почемуто решив, что я чахоточный. Мне тоже както сразу приглянулось её круглое, покрытое оспинами лицо, обветренное и навеки сожжённое печным жаром. Когда бы я ни заглянул на кухню, меня поджидали горячие пироги и жбан с медовухой. По твёрдому убеждению бабы Груни, именно это сочетание, да ещё с добавлением настойки чеснока с алоэ, способно поднять на ноги самого запущенного страдальца. Ни в какие аптечные лекарства она, естественно, не верила.
        Разговаривали мы, как правило, о её незаладившейся личной жизни. Пока я лакомился пирогами и медовухой, баба Груня сидела напротив, подперев пухлый подбородок кулачками, скорбно покачивая головой, туго замотанной алой косынкой с вензелем английского королевского дома. Я задавал наводящий вопрос, баба Груня отвечала сперва неохотно, затем постепенно увлекалась воспоминаниями и с милой, застенчивой улыбкой разматывала заново нить своей постылой бабьей судьбы.
        Никогда ей не везло с мужиками, и всё потому, что чересчур им благоволила. Первый муж ей попался хороший, из себя видный, офицер из Мытищинского гарнизона, но оказался таким пьяницей - не приведи Господь. Груня сама тогда жила в Мытищах и только начинала поварскую карьеру, торговала горячими пирожками возле гарнизонной проходной. Там и познакомилась с суженым, но из вооружённых сил его вскоре после свадьбы попёрли. На дворе ещё стояла худая коммунячья пора, сильно пьющих в армии не держали, избавлялись от них. После демобилизации лейтенант Шурик, голубоглазый ангел, взялся керосинить уже всерьёз и буквально за год пропил всё, что смог: холодильник, телевизор, приёмник, своё и женино барахло, налакался с друзьями тормозной жидкости, отлакировал её пивом и в тяжких мучениях, но без особых сожалений покинул земную юдоль. На прощание через стоны и боль успел покаяться перед любимой супругой за то, что поломал ей жизнь, уродившись алкашом. От страшного потрясения у Груни случился выкидыш, да так неудачно, что после не могло быть детей. Второй раз вышла замуж уже за сорок, потеряв всякую надежду. И
както играючи. Подружка пригласила встречать Новый год в клуб завода «Каучук», где собрались господа разных сословий, от новомодных брокеров до простых инженеров, что по тем временам ещё было возможно. Груня веселилась от души - пила, плясала, орала частушки, - потому что кто на неё позарится, на рябую, толстую и старую. Но всё же нашёлся ухарь, который позарился, да не какойнибудь проходимец, а владелец бистро «Килиманджаро» на Садовом кольце и пяти палаток на Даниловском рынке. При этом не занюханный руссиянин без зубов, а достопочтенный, всеми уважаемый выходец с Кавказа, с золотой серьгой в ухе. Груня, пьяная и счастливая, уже собиралась домой, когда он присоседился к ней с шампанским в руке и завёл учтивый разговор. С неё хмель и дурь разом слетели, когда прислушалась к тому, что он говорил. Любезный горец признался, что наблюдал за ней весь вечер и пришёл к твёрдому убеждению, что такую женщину он искал всю жизнь. Больше того, он успел навести справки у подруги и узнал, что Груня знатная повариха и вообще привержена к домашнему очагу, хотя и безмозглая руссиянка. Поэтому он с чистой душой
предлагает ей руку и сердце, а для скрепления союза дарит вот эти драгоценные серёжки с бирюзовыми камушками… Шёл межеумочный период между пребыванием на троне «лучшего немца» Горби, который уже получил пинка под зад, и окончательным воцарением пьяного Бориски, приведшего с собой несметную рать молодых чикагских реформаторов; независимые, свободолюбивые жители гор ещё только приглядывались, принюхивались к ничейной Москве, готовясь к набегу, и предпочитали жениться на аборигенках, вместо того чтобы брать их в рабыни, как в последующие годы. Груня второй раз за вечер захмелела, но теперь не от вина, а от умиления: никто отродясь не делал ей подарков, если не считать случая, когда первый муж, куражась, прицепил к её кофте погон, а после заставил маршировать мимо него, отдавая честь и выкрикивая: «Слава героям Шипки!»
        На другой день Груня уже хозяйничала в бистро «Килиманджаро», со скандалом оставив работу в «Славянском базаре». Но счастье длилось недолго. Не прошло и полугода, когда она прознала, что таких жён, как она, у основательного, предприимчивого горца ещё пяток раскидан по разным губерниям; кроме того, у него две жены в Махачкале, которые считаются законными, потому что он отдал за них богатый калым. Баба Груня ушла от Руслана тихо, безо всякой обиды, унеся с собой светлую память о ночах и днях любви, которыми он её одарил.
        - Что же, больше с ним так и не встретились? - сочувственно спрашивал я.
        - Как не встретились? Много раз. Вызывал, когда нужда. Гости важные или что… Плов им готовила, разные блюда, но больше ничего такого, хотя Русланчик настаивал, тянулся иногда. Никак не мог поверить, что я ожесточилась. Да и то. Самолюбие у них обострённое, у южан. Дескать, он кто? - абрек, бизнесмен, а какаято бабараспустёха дала от ворот поворот. Только я в обмане жить не умею. Я и денег за стряпню не брала, это тоже его уязвляло. Убить грозился. Но вскоре его самого прибрали на какомто ихнем толковище. Исчез без следа. Хотели молебен заказать на помин души, да батюшка запретил. Сказал, за басурмана нельзя, грех. Свечкуто за него всё равно ставлю, когда в церкви бываю. Басурман не собака, верно? Скажу секрет, Витенька: я ведь моего Русланчика до сих пор люблю. Жалко его до слёз. Важный, злой, а сердцем - дитё малое. Всё мечтал, как они Рассею покорят и поставят над ней своего правителя. Как мальчишка, ейбогу. Небось, и не похоронили полюдски.
        От воспоминаний на и без того красные щёки бабы Груни наплывал свекольный румянец, в очах загорались зелёные звёзды. Полные груди тяжко вздымались. Если правильно понять, она была очень красивая женщина, слиянная с природой.
        Иногда заходила речь о моих делах, я с ней советовался.
        - Ну что ты, Грунечка, - говорил я, изрядно глотнув медовухи, - так смотришь, будто я уже умер? Полагаешь, напрасно ввязался в это дело?
        - Конечно, миленький, конечно. Чахотку вылечить легче, чем спастись от нашего доброго хозяина. Он опаснее, чем десять Русланчиков, вместе взятых.
        - Ты же работаешь на него, ничего, не боишься.
        - Мне нечего бояться, миленький, я для него не человек, навроде мошки. Леонид Фомич мою стряпню любит, а самоё меня, коли встретит на улице, в глаза не признает. Ты - другое дело. Писатель, можешь навредить. Горе ты моё луковое.
        Помнится, я разозлился.
        - Что вы все как сговорились? Каркаете, каркаете. Не такое уж он чудовище. Дочку любит, жену любит. Ничто человеческое ему не чуждо.
        Баба Груня совсем пригорюнилась.
        - Мне не веришь, погляди, как охрана к тебе относится.
        Тут она в точку попала. Охраны в поместье было, по моим прикидкам, человек двадцать, в основном осетины и латыши, командовал ими маленький темноглазый крепыш Гата Ксенофонтов, бывший полковник спецназа. И все они, включая Гату, старательно избегали контакта со мной, неохотно вступали в разговоры, подчёркнуто уважительно здоровались, но старались поскорее отделаться, словно я нёс в себе какуюто заразу. Я не придавал этому значения, думал, их поведение объясняется специальными инструкциями, но, возможно, ошибался.
        - Как же быть? - спросил я у бабы Груни.
        С улыбкой сострадания она поставила передо мной новую порцию пирогов, толькотолько из печки.
        - Деревенская баба что может посоветовать? Кушай побольше, авось пронесёт. С книжкой не торопись. Пока книжку пишешь, не тронет. Аванс дал?
        - Небольшой.
        - Это не важно. Хозяин денежки считать умеет. На ветер копейки не бросит. Пока не отработаешь, беречь будет.
        - А потом?
        - Миленький, всё в руце Божией. Молиться надобно почаще. Ты хоть крещёный?
        После таких разговоров пироги в рот не лезли, но медовуха шла хорошо… Ах, Лиза, душа моя, что же нам делать с тобой?
        … Кто не знает Арину Буркину? Её знают все. Красавица, умница, всем режет правдуматку в лицо, самым высокопоставленным персонам. Ничего не боится. Никого не боится. В вечерних новостях запросто общается со всем миром. Всегда возбуждённая, порывистая, страстная, настроенная на мозговую атаку, на скандал, на духовное парение - в зависимости от темы. Шоу «Под столом» побило все рекорды, рейтинг перешагнул все мыслимые пределы. После блистательной программы «За стеклом» это второе точное попадание прямо в сердце обывателя. Самое поразительное - в новом шоу не было стриптиза или актов дефекации перед камерой, столь притягательных для вписавшегося в рынок руссиянина. Коллеги с других каналов с завистью взирали на триумф Арины Буркиной, но никто не мог внятно объяснить причины столь ошеломительного успеха. Арина не раздавала призы, не оголялась, не выпытывала с пристрастием у очередного гостя, как он поступит со своей женой, если случайно застукает её с Рексом. Более того, в передаче редко появлялись знаменитости, властители дум. Возможно, тут и крылась отгадка. Просто наступило время, когда очумелого
зрителя, измученного бесконечной рекламой прокладок и пива, идиотскими спорами политиков и экономистов, задыхающегося от потоков крови, льющихся с экрана, наконец потянуло на чтото необременительное для души, не переперченное, с дымком уютного домашнего очага. Плюс обаяние самой Арины Буркиной, умеющей так натурально рыдать и смеяться, как если бы она была вашей близкой подругой. В конце нельзя не впасть, как в ересь, в неслыханную простоту, писал поэт, и был, разумеется, абсолютно прав.
        Мы заперлись в кабинете, заставленном всевозможной аппаратурой, и Арина на скорую руку меня проинструктировала. Как сидеть, что говорить. Предполагалось, что эпизод с моим участием займёт четыре минуты, и надо было успеть сделать всё, что заказывал Леонид Фомич. Слушая её быструю речь, глядя в тоскующие коровьи, с поволокой глаза, я почемуто припомнил Арину образца 1993 года, когда она металась на экране в разорванной кофте, простоволосая, с подозрительными ржавыми пятнами на щеках, и, заламывая руки, заклинала: «Борис Николаевич! Неужто допустите?! Это же не люди, звери!»
        После того как танки сокрушили парламент и чернь угомонилась (услышал Боря, услышал!), Арина появилась в новостях только две недели спустя, счастливая, с горячечным блеском в очах, как будто ещё не отдышавшаяся после великой победы. Такой она впоследствии оставалась постоянно, словно сию минуту с баррикады.
        Проводя инструктаж, Арина выкурила подряд три сигареты. Я от сигареты отказался, чем, по всей видимости, поставил на себе крест как на личности. Интересно вообще, за кого она меня принимала? Наверное, Гарий Наумович отрекомендовал меня писателем, но таковым я быть не мог: писатели начинались для неё лишь после получения премии Букера, подтверждающей масштаб и лояльность их дарования. Скорее всего, Арина видела во мне обыкновенного (не курит, может, и не пьёт?) недотёпу, который, если не подстраховать, обязательно выкинет чтонибудь непотребное, совковое… Главный наводящий вопрос звучал так: а что вы, дорогой, думаете о состоянии нынешней политики? Ответ я записал на шпаргалке и показал ей. Арина осталась довольна, хотя наморщила носик.
        - Можно смягчить выражения, - поспешно заметил я.
        - Ничего не надо менять, - резко сказала она. - У нас свобода слова, каждый имеет право на собственное мнение.
        - Это верно, - согласился я и решил сразу покончить со вторым пунктом программы. - Хотелось бы после передачи, мне намекнули… пригласить вас… ээ…
        - Да, да, я в курсе. - Арина раздражённо выпрямилась. - Попозже поедем в гостиницу. Не знаю только, зачем это нужно. Надоели бесконечные проверки.
        - Совершенно с вами согласен. - Я учтиво поклонился и был награждён тёплой коровьей улыбкой…
        Мизансцена шоу примитивна, без затей, но выстроена в точном соответствии со сценарием. Чтото вроде комнаты в деревенской избе. Стулья с высокой спинкой (аля рюс, XIX век), на столе самовар, чашки, корзинка с чёрными сухариками. Из одного угла наполовину высунулось обшарпанное пианино, знак приобщения к культуре. Стена завешена иконками и фотографиями в рамочках, на которых трудно чтолибо разобрать. На другой стене огромная репродукция квадрата Малевича, но почемуто в алом цвете. Над головами собеседников угрожающе нависает мраморная (из папьемаше) столешница, как бы опирающаяся на три тёсаные ножкибрёвна. Столешница обозначает, символизирует крышу мира, куда обыкновенному человеку подняться не дано. И тут ещё изюминка. Дватри раза в течение передачи гремит гром, крыша раскалывается пополам, и сквозь ломаную трещину в студию врывается звёздное небо. Происходит это вне всякой связи с тем, что делается внизу, под столом. Выше я упомянул, что Арина Буркина не раздаривает призы, но это не совсем так. Везунчикам, над которыми распахнулся небесный купол, тут же вручается гостевая виза на
проживание в США. Некоторые не выдерживают свалившегося на них счастья. Я сам видел, как в одной из передач самоуверенный молодой человек атлетического сложения, знаменитый стриптизёр из ночного клуба «Розы Каира», получив из рук Арины визу, свалился от сердечного удара и скончался у неё на руках. Вот и верь после этого, что от радости не помирают.
        Мой выход был после двух премилых лилипутов и перед бабушкой Матрёной, колдуньей из Люберец, «нашей Вангой». Для разрядки, сказала Буркина. Я не понял, что она имела в виду. Лилипуты, оба мужского пола, вдохновенно рассказывали о своих невзгодах в мире больших людей, о том, какие несправедливости им постоянно приходится терпеть. «Начать с того, - сетовал один из лилипутов, - что никто из наших никогда не избирался в парламент. Мы и не пытались. Кто, интересно, будет за нас голосовать? Вопиющая дискриминация. И так во всём». Арина Буркина умело направляла беседу, задавая вопросы, которые наверняка больше всего интересовали телеаудиторию. К примеру, спросила, эффектно выкатив силиконовую грудь: «Скажите, мальчики, а мог бы ктонибудь из вас полюбить обыкновенную женщину нормального размера, вроде меня?» Мальчики (вместе им, думаю, было за полтораста) заулыбались с пониманием. «В этом нет ничего особенного, - рассудительно ответил один. - Женщины к нам тянутся, они скорее, чем мужчины, способны понять наш духовный мир, но им приходится скрывать свои чувства. Общественность косо смотрит на подобные
связи. Ведь это только на словах мы теперь самая демократичная страна в мире после Америки. На самом деле… Хотя, вспомните, совсем недавно с таким же предубеждением относились к гомосексуалистам, и к лесбиянкам, и к серийным убийцам». «Да, да, - поддержал второй лилипут. - Общество постепенно освобождается от пещерных стереотипов, но всё же чересчур медленно…»
        Перед выступлением я ничуть не волновался, хотя на телевидении оказался первый раз в жизни, да ещё сразу в прямом эфире. Вероятно, это потому, что меня занимали проблемы поважнее.
        Проводив лилипутов, Буркина объявила: «Следующим гостем будет знаменитый начинающий писатель… - заглянула в бумажку и всё же перепутала, - Архипов (в действительности я Антипов), а за ним, - она выдержала театральную паузу, - к нам пожалует наша Ванга из Люберец, великолепная бабушка Матрёна…» На экране возникла рекламная заставка: старуха с седыми взъерошенными космами, с недобрым, угрюмым лицом делала пассы над жёлтым черепом, внутри которого бродил, перемещался голубоватый светлячок.
        Наш фрагмент передачи прошёл как по маслу. Арина Буркина, умильно гримасничая, попросила рассказать, как я стал писателем и что уже написал, но едва я начал говорить, нервно взглянула на часы и перебила, задав, как условились, центральный вопрос - о политической ситуации в России. Бодрым, самоуверенным тоном я доложил, что расцениваю ситуацию как пока ещё переходную, но благоприятную для бизнеса. Беда, однако, в том, что некоторые политики видят свою роль не в служении народу, то есть мелким и средним предпринимателям, делегировавшим их во власть, а используют своё положение лишь для достижения личных целей. Дальше я назвал тех, кого было велено. Господина К., возглавляющего фракцию в Думе, обвинил в пресмыкательстве перед западными корпорациями; про банкира Н. сказал, что тот сожительствует со своей малолетней дочерью, но прокуратура даже не чешется, потому что сама на подкормке у негодяев; вицепремьера упрекнул в том, что он половину бюджетных денег с помощью Центробанка переводит на свои личные счета, ворюга! Вдобавок у него в служебном кабинете висит на стене портрет Сталина с трубкой во рту,
который он - мерзавец! - цинично задрапировывает звёзднополосатым американским флагом, когда принимает иностранные делегации. В заключение, уже от себя, а не по шпаргалке, добавил, что, к сожалению, среди наших политиков очень мало истинных патриотов, таких, скажем, как многоуважаемый олигарх Леонид Фомич Оболдуев. Слушая меня, Арина Буркина умело изображала священный трепет.
        - Не слишком ли вы категоричны, господин Архипов? У нас, конечно, слава богу, полная свобода слова, но не боитесь ли вы, что вас могут обвинить в клевете?
        - Волков бояться - в лес не ходить, - ответил я удачным экспромтом.
        Четыре минуты истекли, Буркина жеманно поблагодарила меня за то, что нашёл время заглянуть на огонёк, и я отбыл восвояси.
        Ждал в буфете часа два, посасывая один за другим безалкогольные коктейли. Наверное, ещё два года назад я был бы преисполнен энтузиазма, очутившись в сердцевине медийного спрута, за десяток лет отштамповавшего у двух третей руссиян совершенно одинаковые стерильные мозги. В этом смысле до американцев нам было, пожалуй, ещё далеко, но со старушкой Европой, кажется, почти сравнялись. Рынок всему голова, святая частная собственность, права человека, коммунофашизм не пройдёт, ещё дватри клише, и дальше - пустота, космический вакуум. Во мне самом чтото сломалось: затухло любопытство, угас интеллектуальный азарт, не осталось и спасительной злобы. Ничто уже по настоящему не волновало и не побуждало к действию. Всё происходящее я воспринимал с умиротворением столетнего старца, подслеповато оглядывающегося по сторонам на краю разверстой могилы.
        Скучно жить на белом свете, господа. Никудышны дела твои, Витенька.
        Публика в буфете, сновавшая тудасюда, не вызывала желания прислушаться к разговорам, приглядеться поближе. Стайки озабоченных девчушек, важные дамы с пивными кружками в руках, импозантные мужчины, целующиеся при встрече взасос, молодые люди агрессивного вида, на бегу опрокидывающие рюмки спиртного, ещё какието бесполые, безликие существа, словно на ощупь пробирающиеся к стойке бара и обратно к выходу, - все, все они казались призраками с бледной кожей, с запавшими пустыми глазницами, отделёнными от меня незримой стеной. Тягостное ощущение. Театр теней. Может быть, я сам давно заражён страшной, неизлечимой душевной болезнью и здесь, в подходящей обстановке, впервые различил её грозные симптомы: колокольный звон в ушах, парад мертвецов перед глазами…
        Появление Арины Буркиной обрадовало меня, хотя она тоже была по ту сторону стены, куда мне не было хода. Ничего, общими усилиями мы эту стену проломим. Во исполнение загадочной воли работодателя.
        - Уууф! - Она плюхнулась на стул, будто переломанная в пояснице кукла. - Чегото вымоталась до жути… Принеси, пожалуйста, коньяку.
        Я сходил к стойке, взял большую рюмку и тарелочку с нарезанным лимоном. Арина жадно выпила, прикурила новую сигарету. У неё были особенные глаза, как у всех здешних обитателей, молодых и пожилых, за которыми я наблюдал битых два часа. При малейшем возбуждении - обмен репликами, смех - эти глаза наполнялись серебристой пылью, но едва их носитель успокаивался, в них проступала загробная тоска.
        - Послушай… ээ… как тебя… Витя, может, поедем лучше ко мне?
        - Приказу следует подчиняться буквально, - возразил я. - Велено в гостиницу.
        - А зачем, не знаешь?
        - Что - зачем?
        - Зачем нам это делать? Ты кем ему приходишься? Может, Оболдуй хочет, чтобы я научила тебя коекаким особым приёмчикам?
        - Я знаю не больше, чем ты.
        - Но какието версии есть? Может, он собирается устроить тебя на телевидение? А это так, вроде первого экзамена?
        - Не понимаю. В чём заключается экзамен?
        - Как в чём? Проверить твои возможности. Нашито мужики почти все импотенты. Остальные педики.
        - О телевидении пока разговора не было.
        Некоторое время мы сидели молча, с Ариной то и дело здоровались. Час был поздний, около двенадцати, но жизнь на телестудии шла полным ходом. Внезапно из коридора донёсся пронзительный, режущий уши крик.
        - Что это? - спросил я. - Когото зарезали?
        - Вряд ли, - полусонно отозвалась Арина. - Это Вовчик Сокруладзе из шоу «Интервью с вампиром». Полный дебил. Никак не привыкнет к привидениям.
        - У вас и привидения есть?
        - Уж этого добра хватает. - Буркина беспечно махнула рукой.
        В гостиницу добрались к часу ночи, покинули её около пяти утра. О том, что между нами там происходило, лучше не вспоминать.
        Глава 10 Шаг в сторону
        
        К концу третьей недели я представил Оболдуеву не план книги, который он требовал, а три странички текста, как бы авторское введение в повествование о великом человеке. Думал его этим умаслить и получить дополнительное время для творческого разгона. Текст, на мой взгляд, удался, говорю без ложной скромности. Если не знать имя персонажа, читатель вполне мог настроиться на жизнеописание Александра Македонского либо Джорджа Сороса, не ниже рангом. Убойные фразы типа: «Надеемся, что руссияне извлекут полезный урок из знакомства с громокипящей судьбой уникального представителя человеческой расы…» придавали тексту эпически возвышенный тон, настраивали на серьёзное размышление. Конечно, искушённый литературный критик способен был уловить некий намёк на пародию, но, насколько я успел узнать магната, он стремился именно к патетическому изложению, без всякой бытовщины и перебирания грязного белья.
        Леонид Фомич прочитал предисловие дважды, второй раз - нацепив на нос очки, которыми пользовался в исключительных случаях, когда, допустим, подписывал финансовые документы. Потом поднял на меня печальные глаза, в которых светился укор.
        - Вот уж не думал, Витя, что ты принимаешь меня за идиота.
        Я растерялся.
        - Что такое, Леонид Фомич? Чтото не так?
        - Зачем ты сравниваешь меня с Наполеоном? Чтобы смешнее было?
        - Леонид Фомич, да я… Ни в коем случае… я…
        - Что - я? Головка от… если ты, милый мой, хочешь отделаться рекламным роликом… Ладно, давай разберёмся, но только в последний раз. Странно, Верещагин рекомендовал тебя как смышлёного парня, да ты действительно не дурак, и язык ловко подвешен, и перо есть, а всётаки чегото главного ты, Витюша, видно, в жизни не понял. Вот скажи, на фига мне эта книга?
        Совершенно обескураженный, я пробормотал:
        - Ну какже, увековечить память… в назидание потомкам… Вы и сами так говорили.
        Оболдуев досадливо морщился.
        - Каким потомкам, Витя, окстись… Такие книги, дорогуша, стряпаются не для внутреннего пользования. Мне наплевать на потомков, а тем более на современников. И тем более на твоих руссиян. Не только мне наплевать, но и всем, у кого выходят подобные книжки, включая наших всенародно избранных. Думаешь, их интересует мнение соотечественников? Если так думаешь, тогда и говорить больше не о чем. Понимаешь, о чём я?
        - Не совсем.
        Мы беседовали в его кабинете. Леонид Фомич подошёл к окну, постоял под открытой форточкой, поглаживая ладонями припотевшую лысинку. Его массивная спина, крутой затылок, кривоватые брёвна ног были красноречивее слов: грозный властитель разочаровался в незадачливом подданном. Или был на грани разочарования. Но обернувшись, заговорил спокойно, тоном учителя, в сотый раз разъясняющего тупице элементарный урок.
        - Такие книги выходят, чтобы их прочитали там, - Оболдуев ткнул перстом в потолок. - Дело в том, что в цивилизованном мире о нас, о российских деловых людях, сложилось превратное мнение. Тут, конечно, сыграли зловещую роль и телевидение, и пресса, раскрутившие русскую мафию. Неблагодарные подонки! Пилят сук, на котором сидят. Какая мафия? Где она? На Западе, естественно, подхватили: ах, мы не знали, ах, не ожидали! Русские все бандиты. Отмывают через наши банки награбленное. И посыпалось - ату их, ату! Так вот, Витя, книгу, когда ты её напишешь, сразу переведут на все языки мира. И каждый прочитавший её западный недоумок должен прийти к простой и внятной мысли: как же меня обманули! Оказывается, русские миллионеры - прекрасные ребята и ничем, в сущности, не отличаются от нас. А в чёмто, может быть, ещё благороднее. И господин Оболдуев, глядика, глядика, открывает сиротские дома, жертвует на храмы, спонсирует независимые газеты… Ты, Витюша, сможешь считать, что справился со своей задачей, если через какоето время после выхода книги со мной свяжутся парни из «Дженерал моторс», или из Всемирного
банка, или… Короче, из любой престижной, с отменной репутацией мировой корпорации и предложат контракт о долгосрочном сотрудничестве… Я понятно объяснил?
        Мне не только было понятно, я был восхищён.
        - Не умею говорить комплименты, Леонид Фомич, но вы удивительный человек. Каждый раз открываете новые горизонты. А что, если… Что, если, не умствуя, составить книгу в виде открытого письма западному другу? Эдакое прямое, честное обращение к единомышленникам. Такого ещё никто не делал. Это может дать совершенно неожиданный результат. Это…
        - Неожиданных результатов не надо, - поумерил мой пыл Оболдуев. - Ладно, ступай, Витя, работай. Но больше не показывай такую чепуху… Погодика, - окликнул, когда я уже был у дверей. - Верниська!
        Я повиновался, неся на лице выражение абсолютного внимания. В армии это называется - пожирать глазами.
        - Вечером за тобой заедут, поприсутствуешь на допросе одного человечка.
        - На допросе?
        - Ты писатель, верно? Значит, психолог. Понаблюдаешь за ним. Человечек задолжал мне большие деньги, а строит из себя невменяемого. Вот и определишь, симулирует или нет.
        - Леонид Фомич…
        - Кстати, - он поднял руку, - мне понравилось, как ты управился на телевидении. Молодец. Ну а как тебе понравилась Буркина? Не обманула ожиданий?
        По его кривой усмешке можно было догадаться, что он удосужился просмотреть видеозапись наших с Аринушкой развлечений.
        - Леонид Фомич, я ведь не отказываюсь выполнять ваши поручения, но какието они… не совсем адекватные, что ли. Сперва Сулейманпаша, внезапно скончавшийся. Потом эта нимфоманка… Не улавливаю, почему я…
        - Тебе, Витя, и не нужно ничего улавливать.
        - Простите, Леонид Фомич, но, кажется, в нашем договоре… Я не подписывался на противоправные действия.
        Реакция на мою дерзость была на удивление мягкой. Правда, Оболдуева немного перекосило, шевельнулся мох в ушах, похожих на два лопуха, в тусклых, навыкате глазах на мгновение вспыхнул нехороший огонёк, но ответил он без раздражения:
        - Позволь мне, дорогуша, самому решать, как использовать тех, кому плачу. Или тебя не устраивает сумма?
        - Вполне устраивает, спасибо. Но…
        - Ступай, Витя, ступай. Ты и так отнял массу времени неизвестно на что…
        Лиза ждала в каминном зале, где мы обычно занимались. Накануне я дал ей задание - написать заметку о романе Толстого «Война и мир». Хотел прояснить непонятный момент: Лиза была грамотной, даже сверхграмотной девушкой, без затруднений, блестяще справлялась с экзаменационным вузовским диктантом, но стоило ей чутьчуть разволноваться, как она начинала делать одну за другой самые нелепые ошибки. Штука в том, что за мной водился тот же самый недостаток: увлекшись текстом, возникающим изпод пальцев, я пропускал слова, ставил как попало знаки препинания и в слове «корова» путал гласные. Значило ли это, что у нас родственные души, - вот что я хотел узнать. В том, что я хотел обладать ею, как никакой другой женщиной прежде, у меня сомнений не было. К этому понятному мужскому чувству, сопровождаемому гипертоническим звоном в ушах, на сей раз примешивались страх и… благоговение, иначе не скажешь. Благоговение, страх и похоть - совместимо ли это? Могу засвидетельствовать: вполне.
        В лаконичном, на четыре странички, Лизином эссе меня поразила одна мысль. «Человеческую жизнь, - написала она, - можно, наверное, сравнить с чёртовым колесом: в ней всё постоянно повторяется, только на разных уровнях. Лев Толстой, описывая любовь князя Андрея…»
        Лиза сидела в низком кожаном кресле. На ней было короткое летнее платьице персикового цвета, длинные стройные ноги упирались в каминную решётку. На худеньком личике застыла обычная холодноватая полуулыбка. Её волнение выдавали лишь плотно сцепленные пальцы рук.
        - Да, - сказал я, - очень хорошо. Есть предмет для размышлений. Посмотри сама. Первые две странички чистые, а дальше… Вот, вот, вот… А это что? Лизетта! Как пишется «восприятие» (у неё было написано «васприетие»)?
        Её щёки словно окрасились солнечным лучом.
        - Ты вычитывала собственный текст?
        - Да, - едва слышно.
        - И ничего не заметила?
        - Не надо со мной так, Виктор Николаевич.
        - Как?
        - Как будто я дефективная.
        - Оо, нет. Скорее я дефективный, раз впутался в такую аферу.
        Лиза была не из тех, кому надо чтото разжёвывать, и резкие переходы её не смущали.
        - Вы предубеждены в отношении папы, как и многие другие, - заметила она с укоризной. - Когданибудь вы поймёте, как заблуждались. Если бы у меня был ваш талант, Виктор Николаевич, я написала бы о нём десять книг, а не одну.
        - Не сомневаюсь. Тогда прочти вот это. - Я протянул ей забракованные олигархом три листочка.
        Лиза читала внимательно, но на второй странице сдавленно хихикнула, потом рассмеялась звонким, ликующим смехом. Смутилась и прижала ладошку к губам.
        - Извините, Виктор Николаевич, но очень смешно. А папа что сказал?
        - Примерно то же самое, - буркнул я. - И что здесь смешного?
        - Но вы же это понарошку написали, да?
        - Почему понарошку? Нормальное предисловие. Не понимаю, что тебя так развеселило. Правда, есть девушки, палец покажи - со смеху помрут. Ты вроде не такая.
        Лиза покраснела ещё пуще.
        - Не хотела вас обидеть, Виктор Николаевич, но… Наверное, не сумею объяснить… Я гдето читала или слышала, что дурака в глаза хвалят. И тут получается чтото похожее. Папа великий труженик, а не чудоюдо морское. Представляю, меня ктонибудь сравнил бы с Жанной д'Арк или Ахматовой. Я сразу поняла бы: издевается.
        - Вопрос не в том, с кем сравнивают, а насколько искренне. Для меня твой отец - пример бескорыстного служения отечеству, как можно иронизировать?.. Ладно, проехали. Давай вернёмся к твоим ошибкам. Если учесть, что ты в принципе грамотная девушка и вполне способна их не делать, - это настораживающий симптом. Твои грамматические ляпы, на мой взгляд, - следствие разбалансированной психики. (Я не упомянул, что то же самое могу отнести к себе). Может быть, тебе вообще нужен не учитель русского языка, а хороший психиатр.
        - Думаете, я чокнутая?
        - Не больше, чем каждый из нас. Но у тебя переходный период, когда многие элементарнейшие житейские проблемы кажутся неразрешимыми. Будем откровенны, Лиза. Жить, как ты живёшь, не совсем нормально для девушки. Согласна?
        - Допустим. И чем тут поможет психиатр?
        - Добрым советом, участием. Возможно, лекарственными препаратами.
        - У вас уже не осталось житейских проблем, Виктор Николаевич? Вы со всеми с ними справились?
        - С житейскими проблемами справиться нельзя, они преследуют до последнего часа. Но можно переменить своё отношение к ним. Давай попробуем разобраться. На сегодняшний день что тебя мучает больше всего? Неволя? Отношения с молодой мачехой?
        - С этой прекрасной дамой, Виктор Николаевич, у вас тоже, кажется, отношения складываются не совсем так, как вам хотелось бы?
        Лиза выпалила эту фразу скороговоркой, глядя мне прямо в глаза, и я с удивлением обнаружил, что между нами, по всей видимости, затеялась маленькая война, обыкновенно вспыхивающая перед тем, как мужчина и женщина лягут в постель, а потом либо затухающая, либо приводящая к неизбежной разлуке. Очутившись на этой опасной черте, я испытал приступ животного страха.
        - Лиза, - сказал я как можно мягче, - как тебе не стыдно!
        - Мне? - Изумление было не наигранным. - Скорее вам должно быть стыдно, Виктор Николаевич. Разве вы не видите, кто она такая?
        - Лиза, опомнись, ты говоришь о законной супруге своего отца.
        - Отец тут ни при чём. Для него все женщины на одно лицо. Он берёт первую, какая подвернётся под руку, а когда она ему надоест, меняет на другую, обычно равноценную. Женщины не задевают его души. Вы совсем другой, Виктор Николаевич, вы - художник. Такая женщина, как Иза, способна причинить вам большое зло.
        - Вон оно что… А я было подумал, ты заботишься о моей нравственности. Лиза, ты както странно смотришь на меня. У меня чтонибудь на лбу?
        Её глаза затуманились, с ужасом я увидел, как она приближается ко мне, соскальзывает с кресла, попрежнему упираясь ногами в каминную решётку.
        - Виктор Николаевич, - выдохнула, словно ветерок по траве прошелестел, - вам ведь хочется меня поцеловать?
        - Допустим, - сказал я, сохраняя присутствие духа. - Что же из этого следует?
        - Почему не решаетесь?
        К чемуто подобному я был готов уже несколько дней, но надеялся, что ситуация под контролем и уж во всяком случае инициатива принадлежит мне. Оказалось, ошибся.
        - Тому есть много причин, Лиза, но думаю, и так всё понятно. Эти игрушки не для нас.
        - Ах, игрушки? Тогда я сделаю это сама.
        И сделала. Обвила мою шею руками и приникла к моему рту. Её поцелуй был искушённее, чем я ожидал. В открытых глазах мерцало сумрачное любопытство. Я вёл себя с достоинством и, как герой под пыткой, даже не разжал губ. Только в голове чтото жалобно скрипнуло. Лиза резко отстранилась, и я вынужден был поддержать её за талию.
        - Вам неприятно?
        - Нет, почему… Помнится, лет десять назад…
        В это роковое мгновение, как в сотнях плохих киношек, в комнате возник не кто иной, как Гата Ксенофонтов. Этот маленький востроглазый полковник имел обыкновение появляться неслышно, подобно материализовавшемуся фантому.
        - Прошу прощения, господа. - Он смущённо кашлянул. - Профилактический обход.
        Лиза уже переместилась в кресло и нервно смеялась.
        - Вы всегда так подкрадываетесь, Гата, как рысь на тропе.
        - Привычка, - конфузливо проговорил полковник, оправдываясь. - У нас ведь как, барышня, - кто тихо ходит, тот долго живёт.
        - Не называйте меня барышней, пожалуйста.
        Я почувствовал, что пора и мне вставить словцо. Но чтото в глотке застряло, вроде банного обмылка.
        - Не смею мешать, - откланялся полковник. - Ещё раз извините.
        Вот ты и спёкся, писатель, пронеслось у меня в голове.
        Не взглянув на Лизу, я вышел следом за Ксенофонтовым. Догнал его в длинном коридоре со сводчатыми потолками, со стенами, увешанными картинами, в основном первоклассными копиями передвижников.
        - Господин Ксенофонтов, не подумайте чегонибудь плохого. Мы тут с Лизой репетируем сценки из жизни российской буржуазии. У девушки, знаете ли, несомненный артистический талант.
        Гата приостановился, взглянул на меня без улыбки.
        - Вам нечего опасаться. Кроме службы, меня ничего не касается.
        Он видел меня насквозь.
        Распрощавшись с полковником, я вышел под палящее июньское солнце. Пейзаж привычный: контуры парка, стрелы дорожек, мощённых разноцветной плиткой, благоухающие цветочные клумбы, живописные беседки, японские горки, пруд с красными карпами, где по зеленоватой, словно мраморной поверхности величественно скользила лебединая пара, - далеко не полный перечень красот, располагающих к созерцательной неге. Умеют люди жить и с толком тратить деньги. У меня денег не было, и жить к тридцати шести годам я так и не научился. Грустный итог.
        Невесть откуда подобрался к ногам дог Каро. Я присел на ступеньку и осторожно почесал у него между ушами. Пёс покосился красноватым глазом, зябко засопел и тоже перевёл могучее туловище в сидячее положение. Ну что, брат, говорил его мутноватый взгляд, опять чегото натворил? Мы с ним давно подружились и частенько, когда выпадала минутка, беседовали на отвлечённые темы. Каро был внимательным слушателем, и, кроме того, это было единственное живое существо в поместье, которого я не боялся. Если ему чтото не нравилось в моих рассуждениях, он лишь пренебрежительно сплёвывал на землю жёлтые слюни.
        - Видишь ли, дружище, - сказал я на этот раз, - обстоятельства, видимо, складываются так, что скоро нам придётся расстаться. Правда, если повезёт, меня зароют в одну из этих прекрасных клумб, куда ты любишь мочиться. Самое удивительное, Кароджан, я сам себе не могу объяснить, зачем ввязался во всё это. Сочинитель хренов. Неужто алчность так затуманивает мозги, как думаешь?
        Под тяжестью вопроса пёс покачнулся и издал короткий хриплый рык, похожий на воронье «кар рк».
        Глава 11 Год 2024. Одичавшее племя
        
        В первый день одолели лесом тридцать вёрст с лишком и к вечеру вышли к заброшенной деревушке, где от большинства домов остались лишь обгорелые головешки. По всем приметам, сюда давно, может быть, уже несколько лет, не ступала нога человека, и это понятно. Оставляя зачищенные населённые пункты, миротворцы повсюду разбрасывали гуманитарные гостинцы: отравленные консервы, взрывпакеты, замаскированные под курево, баллончики с газом «Циклон2» в виде пасхальных яичек, а в колодцы сливали быстродействующие яды новых поколений. Газеты писали, что должно пройти не меньше трёхсот лет, чтобы природа в этих местах вернулась в естественное состояние, пригодное для жизни.
        Они разглядывали мёртвую деревню с бугорка возле леса, подступившего к ней вплотную. Пониже деревню огибала безымянная речушка, казавшаяся оттуда, где они стояли, чёрной асфальтовой лентой с неровными краями.
        - Видишь кирпичный дом? - сказала Даша. - Совсем целый. Как думаешь, почему?
        - Мало ли, - ответил Климов. - Может, пластитом накачали. Дотронься до двери - и рванёт.
        - Вряд ли, Митенька. Чтото тут не так. Даже стёкла в окнах не побитые. Давай поглядим.
        - Зачем? - спросил Митя для порядка, хотя понимал, что ей просто не хотелось коротать первую ночь в лесной чащобе. Его любопытство тоже было задето. Не в обычаях у миротворцев оставлять посреди общего разора нетронутую домину. Их тактика известна: хороший руссиянин тот, у кого ни кола, ни двора. Действительно, здесь чтото не так.
        - Интересно же. Давай посмотрим, Мить.
        - Вдруг ловушка?
        - Какая, Мить? Ты же видишь, здесь аура спокойная.
        Улица, заросшая по пояс травой и лопухами, вроде подтверждала её правоту, но внушала добавочные опасения. Лесные обитатели всегда рыщут в оставленных человеком местах, ищут, чем поживиться, а тут ни единого следочка. И в воздухе опасная, ничем не нарушаемая тишина, словно они подступили к заражённой зоне.
        - Если боишься, - предложила Даша, - давай одна схожу. Ты только подстрахуешь.
        - Давно так осмелела?
        - Мить, я устала… а там, наверное, кровать. Печка. Ужин приготовлю.
        - Из чего? - Он старался смотреть на неё как можно строже. - Кстати, какое ты имеешь право говорить, что устала? Знаешь, что бывает с теми, кто устаёт?
        - Знаю, Митенька, но ты ведь не сделаешь это со мной, правда?
        За день пути они отдыхали всего два раза. Один раз разожгли костёр и попили настоящего сладкого чая с чёрными сухариками. Второй раз просто посидели на пеньках, выкурили по сигаретке, но без дури. Обычная махра. В рюкзаках у них был запас еды дней на пять: консервы, соль, сахар, сухари. Из огнестрела Истопник ничего с собой не дал, но у Мити за поясом торчал короткий плотницкий топорик, а Даша прятала под курткой нож из нержавейки с наборной ручкой. Это правильно. Если бы их поймали с чемто таким, что стреляет, то и допрашивать бы не стали. Ещё у них имелись волосяные силки на любого мелкого зверя, а также рыболовные принадлежности: леска, крючки, грузила. Впрочем, вопрос пропитания перед ними не стоял. Начиналось лето. Лес легко накормит даже таких неумёх, как они.
        Разговаривали мало, и разговор большей частью почемуто сводился именно к этой теме: что Даша имеет право делать, а что не имеет. И ещё - не так уж, видно, мудр учитель, раз послал её на такое ответственное задание. На язвительные выпады Мити девушка отвечала с обычной для «матрёшек» покладистостью. Он только и слышал от неё: увидишь, Митенька, я тебе ещё пригожусь…
        К кирпичному дому подобрались задами, продравшись сквозь заросли крапивы. Вспугнули стайку голубей, давно разучившихся летать, жирных и неповоротливых. Митя успел двух прихватить палкой, свернул им хрупкие шейки и сунул за пояс - вот и ужин. На завалинке возле дома на вечернем солнышке грелись коричневые змейки с черными головками. Даша охнула, ухватилась за Митино плечо.
        - Ты чего? - не понял он.
        - Боюсь. Вдруг кинутся?
        . - Не дури. Они не ядовитые. Но это хорошо, что они здесь.
        Внутрь проникли через заднее оконце, которое Митя ловко выставил вместе с рамой, воспользовавшись своим топориком. Быстро обследовали оба этажа, подсобку, кухню, заглянули во все углы - никаких сюрпризов. Более того, никаких следов погрома. Правда, бедновато. На все пять комнат (две наверху и три внизу) несколько стульев, один деревянный лежак, застеленный серым шерстяным покрывалом, и два стола - один в большой комнате на первом этаже и второй на кухне, рядом с газовой плитой. Здесь же, у плиты, стояли два газовых баллона с туго закрученными вентилями. Повсюду, во всех помещениях, чистота, как после генеральной уборки. В большой комнате на стене единственное украшение - портрет пожилого печального мужчины с белой бородкой, вставленный в потемневшую от времени раму.
        - Кто это? - шёпотом спросила Даша.
        - Икона. Николаугодник, - ответил просвещённый Митя. - Не нравится мне всё это.
        - Ой, мне тоже, - согласилась Даша. - Давай сбежим отсюда.
        Настораживала именно прибранность, ухоженность дома, даже полы издавали влажный запах недавно вымытых. Словно хозяева навели порядок и вышли ненадолго прогуляться. И ещё - как во всех деревенских домах, пусть и кирпичных, здесь полагалось быть печи, что подтверждала и труба на крыше, высокая, с жестяным козырьком, но печи не было. Вдобавок входная дверь была заперта изнутри на массивный железный засов, что вообще не поддавалось осмыслению. Краем уха Митя чтото слышал о виртуальных ловушках наподобие рыбных садков, с лягушкой на дне, которые оккупанты расставляли тут и там на очищенных территориях для заманивания и поимки беглых преступников. Возможно, кирпичный дом - одна из таких ловушек. Тогда гдето тут должна быть замаскированная записывающая аппаратура. Возможно и другое: дом сам по себе является капканом, способным умерщвлять и аннигилировать угодивших в него руссиянчиков. Если так, то чего он ждёт? Почему не расправился с ними сразу?
        - Бежать поздно, и нет смысла, - сказал он. - Если это западня, то мы уже в ней.
        - Не хочу, - заныла «матрёшка». - Митенька, не хочу умирать. Я только жить начала.
        - Никто не спрашивает, чего ты хочешь, - отрезал Митя.
        Он бросил на кухонный стол голубей и велел заняться ими. Сам обследовал баллоны и подключил шланг к плите. Чиркнул спичкой - над горелкой взвился синий огонёк. И никакого взрыва - напрасно Даша в ужасе присела на корточки и закрыла лицо ладонями.
        В углу стоял железный бидон с водой. Митя понюхал, слил немного в пригоршню, пригубил. Гнилью не пахло, нормальная вода, но этому он уже не удивился. Когото здесь определённо ждали, не обязательно их с Дашей.
        За ужином все страхи отступили. Жирное, чуть горьковатое голубиное мясо, запечённое в собственном соку, нежные сладкие косточки, чай с солоноватыми сухариками - пир горой. На закуску - по целой сигарете, показавшейся дурманнее вина. Даша смотрела на него влюблёнными глазами.
        - Митенька, хорошото как, правда? А говорят, нет счастья на свете. Да вот же оно.
        Утолив голод, Митя начал испытывать всё усиливающуюся тяжесть в паху, но мужественно боролся с собой. Нельзя показывать Даше свою слабость.
        - Лихо ты управилась с голубями, - похвалил он. - Вас в «Харизме» что же, и готовить учили?
        - Нет, Митенька. Нас учили только одному: возбуждать и удовлетворять клиента. В большой строгости держали. Клиент недоволен - первый раз прощали. Второй раз - на привалку. Что это такое, тебе лучше не знать.
        - Догадываюсь, - буркнул Митя. - Ты стерилизованная?
        - Конечно, как же иначе. У нас все девочки стерилизованные. Почему спросил?
        - Нипочему, к слову пришлось.
        На втором этаже, где стояла кровать, улеглись под шерстяное покрывало на поролоновый матрас. Некоторые свойства мутантов остались при них: в темноте оба видели так же хорошо, как днём. Митя лежал на спине, чувствуя непонятную вялость, душа его притихла. Даша ёрзала, вздыхала. Не понимала, почему он медлит.
        - Тебе помочь, Митенька? - заботливо прошептала.
        - А ты хочешь?
        - Я всегда хочу, я же изменённая. От меня не зависит. У «матрёшек» психика функциональная. Заводимся с полоборота.
        - И тебе всё равно с кем?
        Дикий выскочил вопросец, но Даша ответила без раздумий:
        - Я себя за это презираю.
        - Ага, понятно. - С тяжким ощущением, что с ним происходит чтото противоестественное, противоречащее здравому смыслу, Митя выпал из реальности, отключился.
        Проснулся - и в первое мгновение показалось, что продолжается сон, как это бывает при передозировке «экстези». Весь дом - стены, потолок, пол - светился, точнее, был пронизан розовым излучением, и слегка вибрировал, как лодка на тихой волне. Даша ровно дышала, глаза закрыты, грудь мерно вздымалась и опускалась. Но кроме них в комнате было ещё одно живое существо: благообразный старец с белой бородой согнулся на стуле рядом с кроватью и смотрел на него, чуть склонив голову, подслеповато щурясь. Он был удивительно похож на Николаяугодника на иконе. Митя попытался сесть, но тело не слушалось. Как ни чудно, страха он не испытывал, одно только любопытство. И тоска вдруг отступила, грудь наполнилась чистым, свежим дыханием.
        - Здравствуйте, - поздоровался Митя. - Это, наверное, ваш дом? Извините, что мы без спросу завалились.
        Старец ответил не сразу, пожевал губами и забавно чесанул затылок длинными, как у пианиста, пальцами.
        - Нельзя сказать, что дом мой, - ответил глухо и с некоторым напряжением. - Всеобщий. Кого впустит, тот и жилец.
        - Почему его не разрушили?
        - Дом появился позже, когда ушли окаянные.
        - Дедушка, можно спросить, кто вы такой?
        - Можно, почему нет. Зовут меня дед Савелий, я в здешних местах вроде соглядатая. Приставлен для охраны реликвий.
        - Кем приставлен, дедушка?
        - То нам неведомо… - Чемто вопрос старику не понравился, он насупился, но тут же лицо смягчилось, вокруг глаз побежали озорные лучики. - Больно ты, Димитрий, говорливый для мутанта.
        - Откуда вы знаете моё имя?
        - Какой тут секрет, ежели положено напутствие тебе дать.
        Розовое свечение в доме мерцало, голова у Мити кружилась. Глянул на Дашу: попрежнему спит беспробудным сном, а ведь они разговаривают громко, не таясь.
        - Какое напутствие, дедушка Савелий?
        - Такое напутствие, чтобы знал, куда идёшь и зачем.
        - А вы знаете?
        - Ято, может, знаю, да сперва хотел тебя послушать, Димитрий.
        Митя ещё раз попробовал привстать, но опять неудачно. У него мелькнула мысль, что всё это могло быть лишь изощрённой формой допроса с помощью направленной галлюцинации. Метод современный, отработанный во многих странах при проведении гуманитарных операций. Митя, естественно, о нём слышал, но в России он применялся редко изза дороговизны. Руссиян обычно допрашивали либо через «Уникум», либо дедовскими способами, используя обыкновенные пытки.
        - Нет, Димитрий, об этом не беспокойся. - Старик перестал чесаться, вместо этого начал заботливо оглаживать пушистую, как снег, бородёнку. - Я не из тех, кто за тобой гонится.
        - Зачем тогда допытываетесь?
        - Не так уразумел, Димитрий. О твоём задании нам всё известно. Несёшь кудеснице весточку от Димыча, мы это одобряем. Но надобно убедиться, тот ли ты посредник, какой нам нужен.
        - Кому это - вам?
        - Не спеши, Димитрий, всё узнаешь в положенный срок. Сейчас некогда калякать попустому. Ответь на самый простой вопрос: как понимаешь суть быстротекущей жизни, а также смысл происходящих в мире перемен?
        - Извини, дедушка Савелий, никогда об этом не думал. Некогда было. Двадцать лет, как всякий руссиянин, от смертушки спасаюсь, какой уж тут смысл.
        - Верю, - чемуто обрадовался старец, - так и должен отвечать. А помышлял ли ты когданибудь, Димитрий, что ты не вошик, а человек, сотворенный по образу и подобию?
        - Какой же я человек?
        Митя почувствовал раздражение не столько от никчёмного разговора с таинственным стариком, взявшимся невесть откуда, сколько оттого, что никак не мог овладеть своим телом. Он давно привык к разным видам насилия, умел перемогаться и терпеть, но внезапная недвижимость, паралич мышц казались почемуто особенно унизительными. Похоже, стойкое душевное просветление влекло за собой всё новые нюансы, и сейчас в тонких структурах психики возродилось то, что прежде называлось самолюбием. Знобящее и неприятное ощущение.
        - Какой я человек, - повторил он уныло, - когда меня все гонят, плюют в рожу, издеваются кто как хочет, а я никому не могу дать сдачи? Истопник - вот человек, а не я.
        - Ты хотел бы стать таким, как Димыч?
        - Такими, как он, не становятся, ими рождаются.
        - Тоже верно. - Старец расцвёл в улыбке, из глаз пролились голубые лучи, под стать мерцанию стен. - Только, Димитрий, каждый на своём месте хорош, коли помнит отца с матушкой.
        - Человек! - Митя завёлся, талдычил своё. - Какой я человек, если ты меня к кровати пригвоздил и я пошевелиться не могу? Вошик и есть. Зайчонок ушастый. Лягушка препарированная. Вот и всё подобие.
        - Преодолей, - посоветовал старец. - Возьми и преодолей.
        - Как? Против лома нет приёма. У меня вдобавок все лампочки закоротило. Отпусти, дедушка, не терзай понапрасну.
        - Сам себя отпусти. Соберись и отпусти. Отмычка в тебе самом.
        - В каком, интересно, месте? В ж…, что ли?
        - Сообрази, Димитрий. Докажи, что можешь. На тебе печать проставлена. Сорви её. Всегда помни: враг твой лишь внутри тебя.
        От тёмных слов старца на Митю обрушилось прозрение, как ком снега с крыши. Он скосил глаза на спящую «матрёшку» и мысленно со всей силой отчаяния позвал: «Проснись, Дашка, проснись! Помоги, девушка. Одолжи свою силу».
        Даша услышала. Резко повернулась на бок. Смотрела не мигая с изумлением.
        - Что с тобой, Митенька? У тебя чтото болит?
        С треском лопнула в груди зудящая жилка, и Митя почувствовал, что свободен. Вот оно! «У тебя чтото болит?» Сколько жил, не слышал таких слов и сам их никому не говорил. Кого нынче волнует боль ближнего?
        Митя сладко потянулся и положил руку на Дашино плечо.
        Дом потух, розовое мерцание исчезло, старец испарился, словно привиделся. Лишь белая бородёнка осыпалась на стекле рассветными бликами. Но не привиделся, нет. Старец беседовал с ним. А о чём, сразу и не вспомнишь.
        - Что с тобой, что, Митенька? - настаивала Даша, подвигаясь ближе, опаляя кожу своим жаром.
        - Ничего, - нехотя отозвался Митя. - Спишь крепко, гостя проспала.
        - Какого гостя, Митенька? - Даша испуганно обернулась.
        - Старик бродячий заходил, на Николуугодника похожий. Потолковали о том о сём. Он загадки загадывал, а я блеял, как овца.
        Изменённые, а Даша одна из них, не страшатся безумия, оно всегда рядом, но девушка жалостливо хлюпнула носом.
        - Может, сон снился плохой?
        Митя догадался, о чём она думает, но ему вдруг всё стало безразлично. Её рыжие космы жгли висок, призывно кривился припухший рот. Митя со стоном прижался к ней, сдавил руками податливое тельце и укатился в обморочную негу…
        На четвёртый день пути, перебравшись вплавь через чёрную реку с вонючей водой, наткнулись на одичавших. Отдувались, отряхивались на берегу от плотных ртутных капель, когда из прибрежных зарослей с разных сторон выкатилась целая орда кривоногих волосатых существ, коекак прикрытых по чреслам звериными шкурами, и с ужасными воплями накинулась на них. Митя сопротивлялся отчаянно, сломал дветри скулы, комуто выбил глаз, одному, особо азартному, захватив в горсть, раздавил тугую мошонку и смирился, лишь когда на него верхом, прижав к земле, уселись сразу четверо полудурков.
        - Свои мы, свои, - хрипел Митя, харкая кровью, пытаясь разглядеть хоть одну разумную морду. - Не убивайте, пожалеете.
        - Свои давно в могилах, - отозвался вязкий голос, и Митя обрадовался, услышав человеческую речь.
        По лесам и угодьям бывшей империи шатались толпы переродившихся недобитых аборигенов, среди них было много всяких и разных, но самые опасные и беспощадные были те, кто разучился говорить. Об этом Митю предупреждал, напутствуя в дорогу, Димыч. Дал и несколько советов, как вести себя при столкновении. Одичавшие не были мутантами в привычном значении слова, то есть не проходили цивилизованную обработку в гуманитарных пунктах, и все первичные инстинкты утратили естественным путём, от непомерных лишений и тотального отравления ядохимикатами. В животном мире им не было аналогов. В отличие от нормальных мутантов одичавшие соплеменники ничего не боялись и ненавидели лютой ненавистью всех, в том числе и себе подобных. Поладить с ними можно было единственным способом: телепатически внушить, что находишься на ступеньку ниже, чем они, хотя в действительности таких ступенек уже не было. В научном смысле одичавшие являли собой последнюю степень вырождения мыслящей протоплазмы.
        Мите заткнули рот какойто вонючей дрянью, обмотали телеграфным проводом, как и вырубившуюся Дашу, зацепили их автомобильным тросом и, точно падаль, поволокли через чащу. Раня бока на колдобинах и сучьях, стараясь уберечь глаза, Митя ни на секунду не забывал о том, что Даше, не умеющей группироваться, наверное, приходится ещё хуже. От этой мысли сердце обливалось слезами - вот следствие позорного вочеловечения.
        Притащили в самую глушь, двумя колодами свалили у кострища, оставили одних. Митю ткнули мордой в землю, но для одного глаза остался обзор: лесная прогалина, шалаши из еловых веток… Лагерь отверженных.
        - Эй, - с трудом вытолкнув кляп изо рта, окликнул он, - Даша, ты живая?
        Даша отозвалась глухо:
        - Мы здорово накололись, да, Митя?
        - У тебя рукиноги целы?
        - Вроде да.
        - Значит, ничего страшного… Будут допрашивать - не груби, отвечай радостно, искренне…
        Не успел досказать, набежали опять волосатые хлопцы, быстренько развязали, потом примотали тем же проводом к толстой сосне. Теперь они не могли видеть друг друга, но, пошевелив пальцами, Митя коснулся её бока, даже почувствовал сквозь полотняную ткань куртки, как бьётся, частит её пульс.
        - Слышишь меня?
        - Слышу, Митя… Что с нами сделают?
        - Скоро узнаем. Потерпи маленько.
        - Убьют, да?
        - Нет, накормят и отпустят… Даша, мне понадобится твоя помощь.
        - Не понимаю. Шутишь?
        - Чувствуешь мои пальцы?
        - Думаешь, так получится?
        - Что получится?
        - Хочешь секса напоследок?
        Митя ощутил першение в горле и странное давление в висках и тут же сообразил, что смеётся. Увы, одна за другой возвращались прежние человеческие эмоции. Перевоплощённые не умеют смеяться. Они лишь корчат рожи, когда под кайфом, но и это бывает редко.
        - Придётся поделиться энергией, своей мне мало. Ты должна настроиться на передачу. У меня уже получилось один раз… там, в доме… Это как прямое переливание крови. Ничего особенного. Поможешь мне?
        - Зачем это?
        - Объясню, если удерём. Поможешь или нет?
        - Пожалуйста… Хоть забери меня всю. Давно пора… Митя, откуда ты знаешь, что это был Николайугодник?
        Митю не удивило, как скачут её мысли. Похоже, в психической регенерации она отставала от него на фазу.
        - У деда была икона. Прятал в матрасе. За это его и сожгли вместе с домом.
        После паузы Даша мечтательно прошелестела:
        - Я помню. Дедушка Захар. Славный старик. Однажды перенёс меня через ручей и отшлёпал. Мне было четыре годика. Митя, а ты помнишь, как был маленький?
        Ответить он не успел. На поляну выступила процессия особей мужского пола, вооружённых чем попало: калёными дротиками, старинными сапёрными лопатками, у двухтрёх на пузе болтались проржавевшие «калаши», у других за спинами охотничьи луки, на поясах колчаны со стрелами. Впереди вышагивал главарь столь впечатляющего вида, что у Мити засосало под ложечкой. Коротконогое, до неприличия исхудавшее существо, словно выбравшееся из могилы, с круглой, несоразмерно раздутой башкой, поросшей чёрной шерстью, сквозь которую лихорадочно сияли маленькие алые глазки, разя окружающих неистовым блеском разума. В когтистой лапе главарь сжимал мобильную трубку эпохи погружения во тьму, служившую ему, скорее всего, амулетом. Кроме того, на волосатой груди на золотой цепочке болтался пластиковый рожок для обуви.
        Главарь со свитой обошёл три раза сосну, к которой были привязаны пленники, при этом почмокивал, приседал и подскакивал, как кузнечик. Обход имел, вероятно, ритуальное значение. Дашу, обвисшую на проводах, главарь ткнул мобильником в грудь и чтото проверещал радостное, но неразборчивое, чтото такое:
        - Утютютютеньки!
        Потом остановился перед Митей, и тут же ктото услужливо вывернулся с колченогим стулом. Главарь уселся, запахнул на острых коленках волчью шкуру и эффектно харкнул, попав Мите на ногу. Маленький, тщедушный, он разглядывал жертву с таким видом, будто прикидывал, проглотить целиком или раскромсать на куски. Митя на мгновение встретился с ним взглядом и опустил глаза: это было всё равно что смотреть на пламя электросварки. «Нет, не справлюсь», - подумал он печально.
        Наконец главарь заговорил, на удивление внятно, хотя медленно и глухо, словно из мегафона. Походило на то, как если бы каждое слово выуживал из закоулков памяти.
        - Тебя кто прислал, сволочь? - На этот вопрос у главаря ушло минуты две.
        - Никто. - Митя тоже не торопился, выдержал ритм. - Мы сами по себе. Мы беженцы.
        - Беженцы? - Слово, кажется, было ему знакомое, но он не мог вспомнить, что оно значит. - Бегаете по лесу?
        - По жизни, - сказал Митя. - Она для нас тёмный лес.
        - От кого бегаете? От меня?
        - Никак нет, сэр. От всех остальных. У вас мы надеялись попросить защиты.
        - У нас? Защиты?
        Главарь в недоумении покрутил огромной башкой на тонком стебельке шеи и вдруг рассыпался жутковатым хриплым смехом. И вся свита подхватила: заухала, заулюлюкала, а некоторые попадали на землю и колотили по ней кулаками, как в припадке. «Дикие, - отметил Митя, - но зомби среди них нет».
        Главарь успокоился и важно произнёс:
        - Хорошо, сволочь, развеселил АтаКату. За это мы тебя пожалеем. Будем маломало пытать и сразу в котёл. Доволен? Большая честь.
        - Честь большая, - согласился Митя. - А в котёл зачем? Я бы вам живой пригодился.
        Думал, опять заржут, нет, задумались. Главарь задумался, а свита заскучала. Двое особенно расторопных волосатиков подобрались к Митиным ногам и расшнуровали кроссовки - драгоценный дар Истопника, каучук дорежимной выделки. Потянули в разные стороны, но Митя напряг ступни - у них никак не получалось сдёрнуть.
        - А ну отзынь! - прикрикнул главарь. - Я с ним дальше говорить буду. Успеете раскурочить.
        Недовольно ворча, дикари присели на корточки, не выпуская обувку из рук.
        - Девка твоя или чья? - спросил главарь.
        - Ничейная, - ответил Митя. - Тоже беженка. Не советую с ней связываться, сэр.
        - Почему?
        - Липучая она. Скоро помрёт. К ней лучше не прикасаться.
        Его слова произвели эффект взрывной волны, на который он и не рассчитывал. Волосатики отпустили кроссовки и откатились ближе к деревьям. И вся свита отшатнулась, один лишь главарь не двинулся с места.
        - Врёшь, сволочь. Если она липучая, почему ты не липучий?
        - Я привитый, сэр. Из группы доноров. Седьмой инкубатор. Готовили к пересадке печени, чудом удалось сбежать, сэр.
        Митя балабонил наобум, не надеясь, что главарь поймёт, и незаметно вдавил пальцы в Дащин бок, как штепсель в розетку. Теперь всё зависело от неё. И «матрёшка» не сплоховала, послала ответный импульс. У Мити закололо кончики пальцев, искра пошла. Дыхание сбилось, в глазах полыхнуло, как при разрыве аорты, но через мгновение все жизненные позиции восстановились, и он, висящий на проводах, почувствовал необыкновенный прилив сил. Казалось, ничего не стоит разорвать путы, только рвани посильнее. Увидел, как вокруг головы атамана возникло фиолетовое с чёрными крапинками светящееся облачко, наподобие нимба. Аура жизни и смерти. Никто не учил этому Митю, но он не сомневался, что внезапно обрёл дар телепатического контакта, которым владели истинные хозяева леса и равнинных пространств. Прекрасное, волнующее состояние, как если бы удалось в один присест умять барашка и выпить десять бутылок вина. Главарь АтаКату в растерянности поднёс мобильник к уху и прогудел в пустоту:
        - Кто там? Говорите, слушаю.
        - Это я, - отозвался с дерева Митя. - Это я с вами разговариваю, сэр.
        Алые очи главаря налились неземной тоской.
        - Что ты сделал со мной, сволочь?
        - Ничего не сделал, АтаКату, сэр. Что может сделать такое ничтожество, как я, с могучим воителем? Только покорнейше прошу выслушать меня.
        - Чего?
        - Могу дать богатый выкуп. От нашей смерти вам мало пользы, тем более девка липучая, её даже жрать нельзя. Во мне тоже одна желчь. После обработки в инкубаторе мясо больное. А выкуп - это выкуп.
        - Врёшь, сволочь. У тебя ничего нет. Что у тебя есть, сам возьму.
        Слова грозные, но в голосе жалобные нотки: дикарь потерял уверенность в себе. Одновременно Митя услышал, как Даша взмолилась, прошептала не в уши, а от сердца к сердцу: «Поторопись, Митенька, мочи нет, всю высосал. Сейчас усну…» «Продержись самую малость, - так же, не разжимая губ, ответил Митя. - Видишь, я стараюсь».
        Вслух объявил торжественно:
        - В двух днях пути отсюда есть подземный склад. Его никто не охраняет, кроме роботов. К ним у меня отмычка. Отведу туда ваших людей, сэр, и вы станете самым богатым человеком в этих лесах, сэр.
        - Что на складе? - Фиолетовая аура главаря побледнела, словно покрылась лаком, увеличилась в размерах: не нимб, а летающая тарелка, удерживающаяся на чёрном отростке, торчащем из черепа.
        - Вы слышали, кто такой Анупрякоглы, сэр?
        - Поганка американская.
        - Правильно. Это его личный схрон. Чего там только нет. Герыча - тонна. Оружие, консервы, спирт… Оо, не пожалеете, сэр!
        Контакт не прерывался, но вибрировал: Даша слабела.
        - И никакой охраны?
        - Роботы безмозглые. Японские попугайчики. Анупрякоглы никому не доверяет. Разве вам не хочется дать ему по мозгам, сэр?
        АтаКату стушевался, края его ауры обуглились - вотвот исчезнет.
        - Страшно, - признался он с горечью. - Они сильнее нас. Они нас с говном сожрут.
        - Там только роботы, - терпеливо напомнил Митя. - У меня к ним код. Плёвое дело, сэр. Склад уже ваш. Спирт прямо в бочках.
        - Как тебя зовут, сволочь?
        Это была победа. Для одичавших спросить имя - всё равно что обменяться рукопожатием. Оставалось только зафиксировать установку в его подкорке, чтобы не переменил решение, когда развеется гипнотический туман.
        - Митя Климов, сэр. Всегда к вашим услугам.
        Он последний раз, чувствуя, как Даша иссякает, вдавил пальцы в её теплую розетку. Получил мощный искрящийся заряд и из глаз в глаза переслал дикарю. АтаКату передёрнулся, опять поднёс мобильник к уху, аура скукожилась, почти прилипла к коже тускло мерцающим бесцветным ободком.
        - Дам бойцов, - прошамкал, как из ямы. - С утра пойдёте. Самых лучших. Обманешь, Митясволочь, - на нитки размотают, в землю живьём зароют.
        - Это уж как водится, сэр, - почтительно поддакнул Климов.
        Пока разговаривали, постепенно подтянулась из кустов свита, но всё же держалась в отдалении. Липучая болезнь - ужасная штука, хуже всякого СПИДа.
        Ещё её называли Чикой и Антоновной. СПИД победили десять лет назад, от него теперь не умирали, Антоновна пришла на смену. В глаза её никто не видел, но это и понятно. Кто видел, тех уже самих никто не видел никогда. По приказу АтаКату Митю отвязали, но к Даше не посмели прикоснуться. Митя самолично её развязал, мёртво спящую, упавшую в руки, как спелый плод.
        В сопровождении трёх одичавших, знаками указывавших дорогу, перенёс её в шалаш, бережно уложил на низкое ложе из сосновых лап. За то время, пока происходили все эти события, Митя примерно прикинул численность одичавшего племени - около ста человек, не больше. Безусловно, все они отличные охотники и следопыты. И все без царя в голове, но не зомби. Кто угодно, но зомби среди них не было, а это означало, что действия одичавших в принципе предсказуемы, поддаются анализу и корректировке. Повидимому, их жизнь мало чем отличалась от бытования болотных людей, обретавшихся возле ставки Истопника, как, впрочем, и от жизни большинства руссиян, согнанных со своих извечных поселений, а их ещё от океана до океана - тьматьмущая.
        Вскоре один из волосатиков заглянул в шалаш и швырнул к ногам Мити связку сушёных корешков и поставил у входа пластиковую бутылку с водой. Состроил диковинную рожу, прорычал чтото насмешливое и исчез.
        Митя потёр «матрёшке» щёки, подёргал за волосы, подул в нос, и она очнулась. Бледная, осунувшаяся. Глаза без блеска. На голове рыжий ком. Кожа в крапинках - следы злоупотребления колониальной косметикой с возбуждающими добавками. И вот такая она была Мите дороже всего. Дороже всего, что он когдалибо имел.
        - Страшная, да? - привычно отгадала она его мысли.
        - Какая есть…
        Дал ей попить из бутылки, сунул в руку пару корешков.
        - На, пожуй… Только не спеши глотать.
        - Митя, я уж думала - всё. Думала, помираю. Не пойму, как ты справился. Митька, ты же настоящий пронырщик.
        - Есть маленько. Жуй, тебе говорят.
        - Что дальше делать, Митенька? Они ведь нас всё равно убьют.
        - Ночью уйдём. Охрана - два волосатика, пустяки. Худо, нож забрали и топор. И рюкзаки со всем запасом - тютю. Ничего, перебьёмся.
        - Что ты, Митенька, - испугалась Даша. - Пошевелиться нет сил. Куда я пойду?
        - Значит, оставайся, - без раздумий холодно бросил Митя.
        «Матрёшка» подавилась корешком, глаза увлажнились.
        - Правда уйдёшь? Один?
        - Куда деваться? У меня задание… Ладно, не дрожи. Верну должок, встанешь.
        - Митя, кто мы такие? Зачем всё это с нами происходит?
        Митя не удивился вопросу и вполне его понял, но ответа не знал. И всё же был рад, что она его задала. Он сам всё чаще задумывался об этом. Кто он такой? Зачем родился на свет? Неужто лишь затем, чтобы его пинали и преследовали все кому не лень?
        … Под утро слиняли. Митя подкрался к двум волосатикам, дремавшим на корточках неподалёку от входа в шалаш, и с такой силой стукнул их кочанами друг о дружку, что шишки посыпались с веток. Бежать по ночному лесу трудно, но через час быстрым шагом они добрались до чёрной речки, погрузились в смолистые воды и поплыли вниз по течению. Плыли долго, сколько смогли, до тех пор, пока оба не выбились из сил.
        Глава 12 Наши дни. Допрос должника
        
        Типичная сценка из жизни руссиянских бизнесменов: допрос оборзевшего соратника. На сей раз ему должен был подвергнуться некто Зосим Абрамович Пенкин, коммерческий директор «Голиафа». По дороге Гарий Наумович (юрист!) рассказал, что собой представляет этот Пенкин. Блестящий комбинатор, ас финансовых махинаций, ценитель изящных искусств, короче, во всех отношениях незаурядный человек, а в чёмто гениальный. Можно считать - коммерческий бог концерна. Рука об руку с Оболдуевым они поднимались на финансовый олимп, но на какомто этапе у бывшего (в совке) министерского клерка началось головокружение от успехов. Он и в прежние годы, разумеется, химичил (как без того?), вёл двойную бухгалтерию, сливал в собственную мошну не меньше десяти процентов от каждой крупной сделки, запараллелил денежные потоки на подставные фирмы и прочее в том же духе; но Оболдуев относился к его шалостям на удивление снисходительно, пока Пенкин окончательно не зарвался. На днях служба безопасности «Голиафа», которую возглавлял бывший генерал КГБ Жучихин, представила неопровержимые доказательства того, что хитроумный соратник
задумал вопиющее злодейство: нацелился прибрать «Голиаф» к рукам целиком и готовит покушение на своего благодетеля, для чего законтачил с известной охраннокиллерской фирмой «Пересвет». Убойные факты - видеоматериалы и записи телефонных разговоров - тем не менее не убедили Оболдуева, и он, прежде чем решить судьбу друга, потребовал провести дополнительное, контрольное расследование.
        Я выслушал всё это с интересом, но заметил, что не понимаю, почему я должен принимать участие в чисто семейной разборке. Гарий Наумович, рискованно огибая пробку по встречной полосе (с включённой мигалкой), снисходительно улыбнулся.
        - Виктор Николаевич, я вам просто удивляюсь. Неприлично в вашем возрасте задавать такие наивные вопросы.
        - Извините, Гарий Наумович, но я работаю над книгой, а это…
        - Именно книга… Разве не важно своими глазами увидеть, с какими ничтожествами иногда приходится иметь дело великому человеку? По моему слабому разумению, как раз в таких нештатных ситуациях как нельзя ярче проявляется благородство господина Оболдуева и величие его души. Или вы не согласны?
        Думаю, моё согласие интересовало его примерно так же, как меня цвет его нижнего белья. Общаясь с Верещагиным, я пришёл к выводу, что он не видит во мне равноценного собеседника и, обращаясь ко мне, разговаривает как бы сам с собой, разыгрывая короткие интермедии для собственного развлечения. Для него, как и для Оболдуева, я был всего лишь забавным человеческим экземпляром, страдающим повышенной, ни на чём не основанной амбициозностью. Суть в том, что российское общество уже лет пятнадцать как разделилось внутри себя на тех, кто грабит, и на быдло, чернь, которая по старинке пытается заработать деньги трудом. Это разные миры, и между ними неодолимая пропасть, которая день за днём углубляется. Грабители, расписавшие страну в пулечку и рассовавшие выигрыш по бездонным карманам, естественно, не считают остальных за полноценных людей, что и понятно, но ибыдло инстинктивно отвечает им взаимностью. Я сам не раз ловил себя на том, что, увидев на экране какуюнибудь до боли знакомую сытую, самодовольную рожу, вещающую о святой частной собственности, о правах человека и т. д., испытываю желание
перекреститься и в испуге бормочу: «Чур меня! Чур меня!»
        Приехали на «Динамо», долго петляли переулками и очутились возле какихто складских помещений, огороженных железным забором, с каменными воротами. Гарий Наумович сказал охраннику несколько слов через спущенное стекло, и тот опрометью бросился открывать. Подрулили к кирпичному домику с металлической входной дверью с электронной защитой. Гарий Наумович позвонил - её тут же открыли.
        Комната, где проводилось дознание, была большая с обитыми пластиком стенами, с необычным чёрным (резиновым?) покрытием на полу. Посередине длинный, наподобие операционного, стол, вокруг разная аппаратура, по всей видимости, особого назначения. Одна стена сплошь заставлена стеллажами, тоже с разными инструментами и приборами, у другой стены медицинский шкаф со стеклянными дверцами. В комнате, когда мы вошли, находились трое мужчин, все примерно одинакового возраста, за пятьдесят. Один белом халате. Четвёртый мужчина, обнажённый до пояса, с унылым лицом, испачканным кровью, сидел кресле в характерной позе пытаемого бизнесмена, руки пристёгнуты к подлокотникам изящными браслетами. Наверное, это и был не кто иной, как коммерческий директор «Голиафа» господин Пенкин.
        Гарий Наумович представил меня присутствующим - генералу Жучихину и двум его ассистентам - как референта по конфликтным проблемам. Вряд ли он сам мог объяснить, что это означает, но генерал почемуто сразу проникся ко мне доверием. Пожаловался:
        - Чёрт знает что такое. Пятый час бьёмся, а воз, как говорится, и ныне там. Упёртый, сучонок.
        - Сыворотку вводили? - спросил Гарий Наумович.
        - А как же. Прекрасный французский препарат нового поколения… И током пробовали растормошить - никакого толку. Я уж думаю дедовский метод применить: подвесить на растяжку да яйца оторвать.
        Вид у генерала был внушительный: короткий ёжик над низким лбом, светлые глаза, подёрнутые звериным холодком. Так как он продолжал смотреть на меня, поинтересовался:
        - А что вы, собственно, хотите от него узнать?
        - Да в общем ничего, нам и так всё известно. Мокрушник хренов. Но хозяин настаивает на чистосердечном признании. Чтобы всё, как говорится, по закону.
        Генерал повернулся к креслу и в сердцах замахнулся кулаком.
        - Уу, подлюка! Будешь признаваться или нет?
        Коммерческий директор, внимательно прислушивающийся, испуганно вжал голову в плечи и захныкал:
        - Не в чем признаваться, Иван Иванович. Навет все это. Вам самому потом стыдно будет. Невинного человека терзаете.
        - Вот, извольте. - Генерал в отчаянии развёл руками. - И так всё время одно и то же. Навет, завистники… Кончать с ним надо. Что нам тут, до ночи маяться? Гарик, позвони хозяину, пусть даёт добро.
        - Бесполезно, Иван Иваныч. Вы же знаете, какой он щепетильный в этих вопросах.
        Ассистент в белом халате (Юрий Карлович, кажется) несмело предложил:
        - Иван Иванович, может быть, по маленькой, для променаду?
        - И то правда, господа, - оживился генерал. - Прошу следовать за мной.
        Следовать пришлось недалеко - в угол комнаты, за пластиковую ширму, разрисованную алыми гвоздиками. Там обнаружился стол с водкой и закусками. Мы все пятеро удобно расположились на низких железных табуретках. Второй ассистент, богатырь с шеей, равной моему туловищу, - его звали без имени и отчества, просто Купоном, - разлил водку по серебряным стопарикам. Когда все выпили, генерал поделился своими соображениями. По его мнению, допрос продвигался туго по той причине, что негодяй боялся своих сообщников из «Пересвета» больше, чем Оболдуева. Для этого у него были веские основания. Киллерыохранники из «Пересвета» славились своей неумолимостью и любое нарушение контракта воспринимали как личное оскорбление.
        - Похоже, Абрамычу так и так хана, - заметил генерал. - Доигрался, подлец. Но уж лучше принять смерть от руки хозяина, чем стать подопытным кроликом на старости лет. У них в «Пересвете» полный беспредел. Эксперименты по многоступенчатому умерщвлению. Жуткая штука, господа. Говорят, у них договор с АльКайедой и с военной базой в Гуантанамо. Ничего не скажешь, широко развернулись.
        - Всё же, Иван Иванович, - Верещагин закусил маринованным огурчиком, сладко почмокал, - босс вряд ли удовлетворится вашими объяснениями. Ему нужен результат.
        - Понимаю… Но вот же вы привезли специалиста. А, Виктор? Может, попробуете с ним потолковать тетатет? Может, перед вами откроется, облегчит душу?
        - Да, Виктор Николаевич, - поддержал юрист. - Попробуйте, покажите, на что способны инженеры душ.
        - Иначе Купон им займётся. - Генерал скабрезно ухмыльнулся. - Нет смысла дальше тянуть.
        Делать нечего, я наспех хлопнул стопку и вышел изза ширмочки. При моём приближении Пенкин вскинул голову и напрягся. Несмотря на перенесённые страдания и выбитые зубы, он не выглядел сломленным человеком. Напротив, в круглых беличьих глазёнках светилось даже какоето сумасшедшее озорство. Я не испытывал к нему сочувствия. Как каждый руссиянин, я давно привык к виду крови и чужих мук. После того как Гата Ксенофонтов застукал меня с Лизой, моё положение было, вероятно, ненамного лучше, чем коммерческого директора. Немудрено, если через деньдва я сам окажусь в этом кресле.
        - Айяй, Зосим Абрамович, - я покачал головой, изображая недоумение, - как же вы так опростоволосились?
        - Миллион, - ответил он шёпотом, предварительно попытавшись заглянуть себе за спину.
        - В каком смысле миллион?
        - Вижу, вы культурный человек, интеллигент… Не чета этим питекантропам… Помогите отсюда выбраться - и миллион ваш.
        - Долларов?
        У Пенкина хватило мужества снисходительно улыбнуться.
        - Не знаю, как вас зовут…
        - Виктор.
        - Послушайте сюда, Виктор. Меня подло подставили, и я знаю кто. Естественно, Леонид Фомич сейчас в ярости, ничему не поверит. Ему нужны доказательства. А мне нужно два дня, чтобы их собрать. Вспомнил, кто вы такой. Вас наняли, чтобы воспеть осанну Оболдую. Это прекрасно. Жаль, мы не встретились раньше. Уверяю, помочь мне в ваших интересах.
        - В моих?
        - Юноша, вы плохо себе представляете, куда попали. Как только перестанете быть нужным, от вас избавятся, как от многих других. Раздавят, как клопа, простите за прямоту. Оболдуй безжалостен, впрочем, в бизнесе подругому нельзя. Не мне его упрекать. Вы не могли бы дать сигарету? Страсть как хочется покурить.
        Разговор становился занятным. В быстрой, пугливой речи коммерческого директора не было и следа той заторможенности и обалделости, которая непременно наступает после вливания сыворотки правды. Что же это за существо? Я сходил за ширму за сигаретами, заодно принял ещё стопаря и прихватил дозу для Пенкина. Заметил, что на столе появились две новые бутылки.
        - Ну что, сынок, колется мерзавец? - спросил генерал.
        - Пока нет, но, кажется, близок к этому.
        - Уж вы постарайтесь, Виктор, - ехидно проговорил Гарий Наумович. - Вся Европа на вас смотрит.
        За моё короткое отсутствие они все успели както здорово надраться. Ассистенты кемарили с открытыми глазами, окружённые сладковатым ароматом травки. Видно, утомились, сердечные, выбивая признание из упёртого Абрамыча.
        Пенкин жадно выпил водку из моих рук, после чего я сунул ему в рот зажжённую сигарету. На его лице проступило выражение полного умиротворения, на мой взгляд, совершенно неуместное в его положении.
        - Зосим Абрамович, почему бы вам не предложить деньги Верещагину? У него больше возможностей помочь. А я…
        - О чём вы говорите, Виктор? Это же изверг рода человеческого. Ничего святого за душой. Вы знаете, кем он был при коммунистах?
        - Не имею понятия.
        - Обыкновенный сексот. Его засылали в диссидентские компании, он там косил под вольнодумца, втирался в доверие, а после сдавал всех органам. Препаскуднейшая личность. Скорее всего, онто и затеял всю эту чудовищную провокацию с «Пересветом».
        - С какой целью?
        - Как с какой? Хочет посадить на моё место своего человечка. Неужели не понятно?
        - Ну а генерал?
        - Пенёк гэбэшный. Это несерьёзно. У него в башке одна извилина, и та ржавая. Только вы, Виктор, только вы. Подумайте - миллион долларов. Представляете, что на них можно купить?
        - Это я представляю, но не вижу способа… Зосим Абрамович, вы явно переоцениваете меня.
        - Ничуть. - Окурок от резкого выдоха слетел с разбитых губ, я поймал его налету и запихнул обратно. - Ничуть, дорогой друг. Ничего, что я так вас называю?
        - Напротив, польщён…
        - Вы, Виктор, плохо знаете Оболдуя. Он великий человек, ему глубоко на…ть на всех генералов и юристов, но у него тоже есть маленькие слабости. Он любит разыгрывать из себя гуманиста, особенно перед новыми людьми. Два дня, мне нужно всего два дня. И мы с вами оба на коне.
        - Хотите, чтобы я похлопотал перед Оболдуевым?
        - Похлопотать мало. На жалость его не возьмёшь. Надо внушить, что если он даст отсрочку, это будет выгодно для него во всех отношениях - и в моральном, и в практическом. Тут есть нюансы. Представьте дело так, будто этот эпизод станет одним из ярчайших в книге, засвидетельствует его сверхъестественную проницательность и сердечную доброту. Взял и помиловал якобы предателя. На это способен далеко не всякий. Убедите его в этом, Виктор, вы сумеете, вижу по глазам. Поручитесь за меня, в конце концов. Миллион, Виктор! Когда ещё представится такой случай?
        Обмотанный проводами, с прилипшим окурком на губе, с пятнами крови на щеках, с безумно сверкающими глазами, маленький и жалкий, коммерческий директор, честно говоря, нравился мне всё больше. Он не мог не понимать, что обречён, что жить ему, возможно, осталось всего ничего, считанные часы, но отчаянно сопротивлялся. Его ловкий умишко напряжённо искал лазейку к спасению. Дитя смутного времени, в некотором философском смысле он был мне родня. Разница лишь в том, что он успел присосаться к трубе, выкачивающей жизненные силы из миллионов руссиян, а я - нет. Присосавшись к трубе, он перешагнул в элитное сословие, а я остался с теми, кому предназначено стать унавоженной почвой, на которой пышно расцветет новый мировой порядок. Каждому своё, сказано у апостола. И там же сказано, что каждому воздастся по его делам. Ни вчера, когда он жирел и купался в шампанском, ни тем более сегодня, когда расплата приблизилась вплотную, я ему не завидовал, но «сочувствие имел». Мне было стыдно смотреть в его буйные, молящие, озорные глаза.
        - Зосим Абрамович, скорее всего, вы не поверите, если я скажу, что мне наплевать на миллион. Что готов и так сделать всё, что в моих силах, чтобы отвести беду. Но вы не сказали ничего конкретного. Только общие слова. Вряд ли это подействует на Леонида Фомича. А вот если бы вы…
        Окурок прижёг губы, и он выплюнул его на пол вместе с кровяным ошмётком.
        - Конкретного? Пожалуйста… Назовите ему два имени: Жорик Маслов и Витторио Альманде.
        - И что дальше?
        - Ничего. Проследите за реакцией. Если клюнет, добавьте: вся документация, связанная с этими людьми, хранится в надёжном месте.
        - Если это так важно, почему же вы не сказали об этом тому же Жучихину или Гарию Наумовичу?
        - Это секретная информация, о ней не должен знать никто.
        Зловещий подтекст, прозвучавший в последних словах, он уловил одновременно со мной и поспешил поправиться:
        - Нет, нет, вы не так поняли, Виктор… Конечно, я бы сказал. Но надеялся, Оболдуй соизволит лично поговорить со мной. Однако ошибся. Видимо, многолетняя дружба для него пустой звук. Не соизволил. Отдал на растерзание опричникам. Дас. Печальный урок для такого романтика, как я.
        Изза ширмы донёсся зычный голос генерала:
        - Ну что там, сынок? Прислать Купона в подмогу?
        - Прошу вас, прошу вас, Виктор! Миллион зелёных. И это только начало, - прошелестел, простонал Пенкин, и из его глаза - о господи! - медленно выкатилась слеза, похожая на смолистый подтёк на древесной коре.
        Я вернулся за ширму, бодро доложил:
        - Лёд тронулся, господа. Кое в чём он признался, но только для личной передачи боссу.
        Ассистенты мирно дремали, привалившись к стене. У Гария Наумовича тоже был довольно осоловелый вид, и лишь генерал, казалось, обрёл второе дыхание Чокнулся со мной серебряной стопкой.
        - Что же такого он тебе открыл, сынок, чего мы, грешные, не знаем?
        - Да, да, поделись, Виктор Николаевич, - вялс поддержал юрист.
        - Конфиденциальная информация, - важно ответил я.
        - Ах, даже так? - Гарий Наумович встряхнулся, усмешливо переглянулся с генералом. - В таком случае спорим на сто баксов, сам отгадаю.
        - Откуда у меня такие деньги?
        - Хахаха, остроумно… Нашим так называемым творческим интеллигентам, - пояснил он генералу, - нравится изображать обездоленных. Этим они подчёркивают свою близость к народу. Хорошо, Виктор Николаевич, отгадываю за бесплатно. Небось наплёл про Жорика с Альмандой? Да?
        - Вы всё слышали?
        - Не без этого.
        Юрист самодовольно усмехнулся и подмигнул Жучихину, который, в свою очередь, зачемто подмигну мне. На мне это дружеское перемигивание пресеклось
        - Не без этого, уважаемый писатель, но суть в другом. Знаешь, кто такие эти Жорик с Альмандой?
        - Откуда же?
        - Это, брат мой, чистое фуфло. Фантомы, призраки, возникшие в воспалённом воображении Абрамыча.
        - Мерзавец! - вставил генерал, разливая водку.
        - Нет, не спорю, - продолжал Гарий Наумович, блаженно щурясь, - прежде, года три назад, эти персонажи существовали в реальном мире и даже занимали солидное положение в «Голиафе». Скорее всего, вместе с Абрамычем начинали прокручивать свои мерзкие делишки..
        - Подлецы! - буркнул генерал и, не дожидаясь нас, опрокинул стопку.
        - Но в один прекрасный день оба они, так сказать, растворились в нетях. Улавливаете, Виктор Николаевич?
        - Не совсем.
        - Не удивляюсь. Мы и сами, будучи рядом, не совсем тогда поняли, что произошло. В некотором роде мистическая история. Помните, Иван Иванович?
        - Отпетые негодяи!
        - Так вот, в один прекрасный день Жорика Маслова сбивает машина прямо у входа в офис. Грузовик без номерных знаков. Насмерть. Все мозги по стенке. Пришлось вызывать пожарных, чтобы смыть грязь. Казалось бы, рутинное происшествие. Ктото заказал, ктото исполнил. При Жориковых запросах давно следовало ожидать чеголибо подобного…
        - Смирно! - вдруг рявкнул генерал. - Руки по швам. Вольно. Спите спокойно, дорогие мои.
        Ассистенты, Купон и Юрий Карлович, выполнили команду буквально: вскочили, вытянулись, откозыряли, повалились на стулья и снова погрузились в спячку. Генерал счастливо улыбался. Похоже, алкоголь, достигнув критической массы, нащупал какуюто трещинку в его мозгу. Гарий Наумович не обратил внимания на его выходку.
        - И всё бы, как говорится, нормалёк, - продолжал он после короткой паузы, - если бы не одно странное совпадение. В тот же день и буквально в тот же час, когда Жорика задавил автомобиль, его поделыцик, этот псевдоитальяшка, повесился у себя в номере, в гостинице «Националь». Конечно, возникли вопросы, но расследование проводилось поверхностно и ничего, по сути, не дало. Хозяин рвал и метал, он не любит, когда сотрудники выкидывают подобные фортели без его ведома. Но главное не в этом. Именно с тех пор у нашего Абрамыча возникла шизофреническая идея, что двойное убийство связано с некоей тайной, грозящей благополучию «Голиафа». Он даже пытался шантажировать этим господина Оболдуева… Нет, друзья мои, с Абрамычем, видно, каши не сваришь, пора его гасить.
        Генерал Жучихин встрепенулся, мотнул башкой, пробасил:
        - Давно пора, давно. Не ночевать же всем здесь изза одного мерзавца. Эй, мужики, подъём!
        Ассистенты, Купон и Юрий Карлович, мигом очнулись. Дружно потянулись к стопарям, но генерал прикрикнул:
        - Отставить! Сперва дело сделаем.
        - На посошок бы, Иван Иванович, - заканючил Юрий Карлович с умильной миной.
        - Никаких посошков.
        Гуськом, один за другим, мы выползли изза ширмы и окружили прикованного к креслу коммерческого директора. Пенкин сразу всё понял, позеленел, зрачки расширились, он не мигая смотрел на Гария Наумовича, одновременно охватывая взглядом всех остальных.
        - Ну что, голубчик, - грозно загудел юрист, - пришло время держать ответ за всю свою подлость. Доинтриговался, сучий потрох. Ведь я тебя предупреждал: не становись на дороге. Предупреждал или нет?
        - Гарик, ты не посмеешь! - Пенкин заёрзал, рванулся, но куда там, прикрутили надёжно. - У тебя нет санкции на нулевой вариант. Её даёт только хозяин.
        - Об этом не беспокойся. Всё по протоколу. Можешь даже высказать последнее желание. Мы же не звери, верно, Иван Иванович?
        - Ах ты, гнида! - завопил приговорённый. Казалось, его острые зрачки выпрыгнули из глазниц и впились в Гария Наумовича. - Одумайся, пока не поздно. Ты что делаешь? Самому себе яму роешь. Ведь за мной следом пойдёшь.
        - Заботник ты наш, осиротеем мы без тебя.
        Верещагин протянул руку и потрепал директора по слипшимся чёрным космам. От его ласкового голоса у меня заиндевело в груди. Не верилось, что всё это происходит наяву. Гарий Наумович повернулся к ассистентам.
        - Купоша, заряжай.
        - Всё готово, босс.
        Неизвестно откуда в руках у ассистента появился шприц, наполненный зелёной жидкостью. Пенкин сделал ещё одну попытку освободиться от пут, опять неудачную.
        - Виктор, Виктор! - взмолился он. - Скажите им! Вы же знаете, я ни в чём не виноват. Это произвол. Виктор, вы нормальный человек, остановите это безумие.
        - Действительно, Гарий Наумович, - начал я деревянным голосом. - Вы же не хотите, в самом деле… Надо же разобраться…
        - Уже разобрались. - Юрист улыбнулся улыбкой Фредди Крюгера, жить буду, не забуду. - Приступайте, Виктор Николаевич, нечего тянуть кота за хвост.
        - Что значит?..
        В ту же секунду я почувствовал, что шприц какимто образом перекочевал ко мне в руку. Ассистенты, Купон и Юрий Карлович, стеснились за спиной, предостерегающе сопели. Генерал подбодрил:
        - Не робей, сынок. Коли гадёныша в вену.
        - Вы все с ума посходили! При чём тут я?
        - Мы не посходили, - вкрадчиво объяснил Гарий Наумович. - И ты, Витя, не сходи. Хозяин распорядился. Ему будет приятно узнать. Доверие огромное… А ты как думал, писатель? В речке искупаться и уду не замочить?
        Я протрезвел до звона в ушах. Вот и наступил момент истины. Головорезы за спиной. Обжигающелюбопытные, сверлящие, жалящие глаза Гария Наумовича. Отрешённосочувственный, добрый взгляд генерала. Мученик в кресле, от ужаса утративший дар речи.
        - Не могу, - сказал я твёрдо.
        - Ещё как сможешь, - возразил Гарий Наумович. - Коли жить захочешь. Действуй, Витя, действуй, голубок. В противном случае, не обессудь, велено вас на пару этапировать.
        - Куда этапировать?
        Ответом было зловещее молчание.
        Глава 13 Год 2024. Люди и звери
        
        Необозрима Россия, если продираться через неё на своих двоих. Затерянные в лесах, они не чувствовали себя одинокими. Митя Климов вполне оценил мудрость Истопника, давшего ему в дорогу попутчицу. Бывшая «матрёшка» оказалась добрым, верным товарищем: не хныкала, не скулила, мужественно переносила все тягости нескончаемого пути. Без неё он одичал бы. На пятый день Даша потревожила в высокой траве чёрную гадюку, и та ужалила её повыше лодыжки. Митя отсосал яд, прижёг ранку огнём, но к вечеру нога у неё распухла, посинела, и следующие несколько дней Даша прихрамывала, не могла идти быстро. Но ни разу не пожаловалась на боль. Лишь когда на ходу потеряла сознание и повалилась в коричневый мох, Митя понял: придётся сделать привал. Три дня она отлёживалась в неглубокой пещере, где Митя изготовил удобное ложе из еловых веток, и почти всё время спала. Он кормил её ягодами, поил ключевой водой, а на второй день подстерёг в кустах возле норы ленивую толстую зайчиху и убил её, нанеся точный удар палкой по голове. Запёк зайчиху в золе, и они умяли сочное горячее мясо в один присест, хотя, конечно, Мите досталось
побольше.
        Одичавшие их не преследовали, деревни они теперь огибали стороной, звериное чутьё, свойственное всем руссиянам, выжившим на обломках империи, не подвело их ни разу: они шли и шли в одном направлении - на север. Погода благоприятствовала: стояло чудесное континентальное лето, с жарким, но не злым солнцем, с головокружительными запахами цветения. Единственное, что им досаждало, так это свирепые комарымутанты размером с полевого шмеля. Их было не так уж много, вдобавок они вытеснили всю остальную разнообразную мошкару, что роилась прежде в лесах, зато обладали повадками убийцкамикадзе. Обрушивались сверху, подобно пикирующим бомбардировщикам, впивались в открытую часть тела или прокалывали острым хоботком рубашку и, если сразу не укокошить, если зазеваться, в мгновение ока отсасывали по полстакана крови, раздувались в синий шар и лопались с противным хрустом раздавливаемого стекла. На месте укуса оставалась кровоточащая ранка, через дватри часа превращавшаяся в болезненный волдырь. Как путники ни остерегались, но в первые дни были с ног до головы покрыты этими волдырями и гнойными расчёсами, пока
Даша не раскопала в торфяной низине какието незнакомые Мите корешки, вроде жёлтых грушек, надавила из них горькой, остро пахнущей жижицы и растёрлась ею где только могла. Митя последовал её примеру без рассуждений. С тех пор нападения комаровкамикадзе прекратились, то есть они продолжали делать попытки, но, покружившись над жертвой, с обиженными воплями взмывали вверх. Поражённый, Митя спросил: «Как ты догадалась?» Смущённо потупясь, Даша буркнула себе под нос чтото невразумительное. Это Митю не удивило. Чем дальше, тем меньше они разговаривали, привыкая понимать друг друга по взгляду, по жесту, а иногда по прикосновению. Какоето главное объяснение они, не сговариваясь, оставили на потом, хотя недосказанность мучила обоих.
        С пропитанием не было проблем. Ещё в тот день, когда оторвались от одичавших, они наткнулись на заброшенный хутор, где в горнице за столом, как в какойто давней сказке, сидели три скелетика, двое взрослых и один поменьше, явно ребёнок. На столе миска с подёрнутым зелёной плесенью супом, куски черняги, превратившиеся в камень. Клешни скелетов покоились на столешнице, словно все трое раздумывали, продолжать трапезу или разойтись по своим делам. Коегде на желтоватых костях прилепились обрывки разноцветных тканей, следы кошмарного маскарада. Ни Даше, ни Климову не надо было объяснять, что люди, которым принадлежали скелеты, умерли не своей смертью, а стали жертвами какогото биологического опыта. Зато в подсобных помещениях, в сарае и кладовых они обнаружили массу полезных вещей. Там были новёхонькие, ещё с заводской смазкой инструменты - вилы, ножи, топоры, лопаты, рабочая одежда, тоже как будто вчера со склада, залежи съестных припасов - ящики со всевозможными мясными и рыбными консервами, водка, прохладительные напитки. По руссиянским меркам - целое богатство. Даша с порога, радостно взвизгнув,
кинулась к бутылкам, но тут же опомнилась. Разумеется, это ловушка, подстава. Биологический опыт, которому подверглись хозяева хутора, наверняка продолжался во времени. Гостей тут ждали, не конкретно Дашу с Митей - любых. Оставленные без присмотра сокровища очевидное тому свидетельство. Экспериментаторы не особенно маскировались, что тоже понятно. Это в первые годы нашествия, когда руссиянин был осторожнее, осмотрительнее, применялись изощрённые мировые технологии, чтобы привести его в состояние всечеловека, теперь же с ним больше не церемонились. Ставили простейшие ловушки по типу мышеловок. Банка консервов, бутылка водки - иди, недоумок, разговейся на халяву напоследок.
        И всё же, используя навыки выживания в городских условиях, путники солидно отоварились. К еде и питью не притронулись, но забрали коечто из инструментов: большие садовые ножницы, топорик с короткой пластиковой рукоятью, пару длинных ножей, годных и для метания, моток бечёвки отличного качества, походный ранец, ну и коекакую мелочь, включая коробку спичек и слесарный набор фирмы «Зингер». В доме, стараясь не смотреть на пирующие скелеты, запихнули в сумку тонкий шерстяной плед, разукрашенный символикой всемирной ассоциации антитеррористов. Даша умоляла взять с собой хотя бы упаковку гигиенических прокладок с усиками, раскиданных повсюду, у неё глаза разгорелись, как у нимфетки, но Митя поостерёгся. Энтузиазм Даши объяснялся просто - для целых поколений руссиян женские прокладки были ярчайшим символом красивой жизни, но именно их изобилие на заброшенном хуторе внушало серьёзные опасения. Вышел спор. Даша уверяла, что не собирается их использовать, а только поносит недолго в сумке, но Митя не смягчился.
        Понастоящему смертушка чуть не прищемила им хвост всего два раза. Первый - когда переправлялись через искусственное водохранилище на утлой лодчонке, обнаруженной в камышах. В ней оказались и прочные, хотя и небольшие, алюминиевые веселки. Этого озера не было на карте, закодированной в подсознании у Мити. Огромное, с берегами, цепляющимися за горизонт, оно, скорее всего, образовалось десять лет назад, когда миротворцы испытывали новейшие баллистические ракеты класса Зэд, кардинально изменяющие ландшафт. Акции, проводившиеся в рамках гуманитарной программы «Помоги себе сам», наделали много шуму в СМИ и в конце концов были запрещены специальным постановлением Евросоюза. Но цель была достигнута: сотни тысяч едоков, жители неперспективных регионов, превратились в труху, что заметно облегчило колонизацию.
        В озере, по которому они плыли, под взмахами весел просверкивали ртутные прожилки. Вода не давала брызг, было такое ощущение, будто они скользят по вощёной поверхности. Размеренные толчки вёсел убаюкивали Митю. Зеркальная гладь, рыжая, как солньшко, голова Даши, медленно надвигающаяся зелёная стена леса - всё казалось обманным, хрупким, моргнёшь - и растает. И вот, когда до берега оставалось рукой подать, необозримое водяное стекло с треском раскололось, и из трещины метрах в десяти от борта лодки высунулась, всплыла огромная, словно лунный кратер, пасть, которой позавидовало бы чудовище ЛохНесс. Митя крепко зажмурил и открыл глаза, надеясь, что кошмар развеется, но это был, увы, не кошмар. Над оскаленной пастью, усеянной сотнями белых, длинных, как напильники, кривых зубов, сверкали маленькие глазки, заглянувшие Мите прямо в душу. Даша, увидев его изменившееся лицо, оглянулась, вскрикнула и както в одно мгновение ловко распласталась на днище. Ещё раз выглянула поверх борта и в растерянности пропищала:
        - Митя, что это такое?!
        Он не знал, но догадывался. Скорее всего, это не живое существо, а роботчистильщик, оставленный для присмотра за водным плацдармом. Если так, то вопрос в том, как он запрограммирован. Вариантов только два: аннигиляция или выемка информации с временным усыплением биообъекта. Против механических чистильщиков защиты нет. Конечно, его можно расплавить кристаллическим огнемётом, но где его взять? Вдобавок Митя не был вполне уверен, что это робот, а не водоплавающий мутант. Ему удалось затормозить в трёх метрах от безразмерного зева, куда лодка уместилась бы целиком вместе с пассажирами. Из розоватоглянцевой, утыканной металлическими (?) зубьями пещеры ощутимо смердело.
        - Замри! - приказал Митя и усилием воли вызвал в себе импульс отрешения. Этому нехитрому охотничьему приёму его обучил в лесном лагере Алик Петерсон. Точно так маскировались лесные хищники, сливаясь с природой, превращаясь в её неразличимый фрагмент. Биолокаторы не обманешь, но если это живое существо… Наступила пауза абсолютного штиля, лишь гдето далеко в лесу высвистывала одинокая горлица, жалуясь на свою судьбу. Постепенно у Мити возникло ощущение, что перед ним не робот и не мутант, а чтото третье, совершенно неизвестное. Красноватые глазки чудовища пронизывали насквозь, ощупывали, но одновременно казались незрячими. Так продолжалось целую вечность. Чудовище не делало попытки напасть, Митя пребывал в прострации, Даша тихонько поскуливала на дне лодки. Однако она первая разгадала смысл происходящего. Пяткой потёрлась о его ногу.
        - Оно нас не тронет. Надо плыть.
        - Почему ты так думаешь? Потвоему, кто это?
        Они оба говорили почти не разжимая губ, слова глохли на дне лодки.
        - После, Митя, после… Греби потихонькупотихоньку…
        Митя медлил, не решался последовать её совету. Покой был жизнью, движение означало смертельный риск. Вдруг чудовище ожило, да ещё как. С лязгом щёлкнуло пастью, из отверстий по бокам головы вылетели струйки пара, подсинив неподвижную воду. Оно тяжко, почеловечески вздохнуло, обдав их такой вонью, как если бы включился дизель. Блестящие глазки вспыхнули и погасли, словно перегоревшие лампочки, и чудовище медленно, как и возникло, начало погружаться. Через мгновение поверхность озера разгладилась, по ней пробежали голубоватые искры, будто скользнули в разные стороны сотни ящерокбелохвосток, и уже ничто не напоминало о том, что под водой чтото таится - живое ли, мёртвое ли, но ужасное. Мираж исчез.
        Митя сделал осторожный гребок, потом - смелее - второй, потом заработал вёслами с утроенной энергией. Не помня себя разогнались, причалили к берегу, спрыгнули на твердь и упали в траву, дрожа от пережитого страха. Даша прижималась к нему, в бездонной синеве глаз - восторг и упоение.
        - Если хочешь знать, я совсем не испугалась.
        - Да, я видел… Ты очень смелая девушка.
        - А ты? Ты не хотел умирать?
        «Матрёшка» в который раз проверяла, насколько она вочеловечилась. Изменённые не боятся смерти, она им неведома. Митя ответил уклончиво:
        - Неохота помирать котлетой… Так кто это был?
        Даша перевернулась на спину, мечтательно глядела в небо, разукрашенное сизыми облачками.
        - Механический гуманоид. Мне клиент проболтался под паром. Из штатных. Последнее достижение бионики. Они несколько штук запустили на вольный выпас. Природная адаптация. Я толком не поняла, как их делают. Ну, вроде машине вживляют мозг рептилии. Я тогда страшно перетрухала: вдруг вспомнит, когда протрезвеет, чего нёс.
        - Не вспомнил?
        - Нет, я гада так обработала, маму родную забыл. Митя, у них бывают матери? Или они все клоны? Мы с девочками часто спорили. Вот…
        - Заткнись, - попросил Митя. - Почему твой гуманоид нас не тронул?
        - Разве ты не понял? Он подыхает. У него программу заклинило.
        - Может быть, - уныло согласился Митя, поражённый (тоже не в первый раз) её кругозором.
        Второй случай, когда их путешествие чуть не оборвалось, был совсем нелепый. Они очутились на открытом пространстве, пересекали цветущий луг и зазевались. Засмотрелись на очертания горной гряды, внезапно проступившей на горизонте, словно чёрное ожерелье. Когда услышали подозрительное металлическое жужжание, до леса оставалось метров сто. Побежали, но Даша споткнулась, подвернула ногу. Всё ту же самую, укушенную змеёй. Возможно, это их спасло. Поисковый вертолёт «Гепард» завис над ними, распластавшимися в траве, из люка высунулись два хохочущих негра. Улюлюкали, визжали, тыкали в них лазерными стволами, но стрельбу так и не открыли. Митя догадался почему. Это были знаменитые охотники за черепами, палить по неподвижным целям было ниже их достоинства. Поисковые «Гепарды» обычно занимались выслеживанием беглых руссиян, но частенько использовались для увеселительных прогулок, как, вероятно, было и на этот раз. Охотники кончили тем, что швырнули в них сверху несколько консервных банок, видно, на спор. Одна угодила Мите в плечо. Негры восторженно завопили. Потом захлопнули люк, вертолёт чихнул,
развернулся по длинной дуге и исчез в облаках.
        - Ну, - сказал Митя, - что с ногой?
        Обследовали - растяжение связок, пустяк. Митя хмыкнул ядовито:
        - Если на каждой кочке спотыкаться… Ничего, к зиме дойдём.
        - Бежал бы один. Чего остановился?
        Митя увидел в её глазах выражение, никак не соответствующее сказанным словам. Не сразу вспомнил, как это называется. Но всё же вспомнил - из детства. Уважение. Она смотрела на него с уважением. Почему? Что он такого сделал? Да уж сделал, конечно, не стоит хитрить перед собой. Нарушил первую заповедь выживания: спасаясь, думай только о своей шкуре, ни о чём другом. Правило такое же безусловное, как таблица умножения, которой заканчивается образовательный процесс в школах для туземного населения. Любое отвлечение на чтото постороннее ведёт к потере темпа, а в худшем случае - к разбалансировке всего внутреннего энергетического потенциала. Нарушил - и гляди как обернулось. Побежал бы и, наверное, спалённый лучом, сейчас валялся бы в траве грудой дымящегося мяса. Охотники за черепами владеют оружием в совершенстве, не промахнулись бы. Везенье или чтото иное? Некогда думать. В любую минуту вертолёт мог вернуться, капризы миротворцев непредсказуемы. Митя запихнул консервы в ранец, подал Даше руку.
        - Ты не ответил, Митенька. Почему меня не бросил? Пожалел?
        - Давай не будем, - сказал он.
        По Митиным прикидкам, если делать в сутки по пятьдесят - шестьдесят километров, не ломать ноги и не поддаваться на Дашкины уговоры пожить денёк в какомнибудь райском уголке, им оставалось преодолеть не больше тысячи километров. Никаких проблем. Поселения попадались всё реже, иногда за дватри дня не встречалось следов человеческого присутствия, зато леса и водоёмы превратились в продовольственные кладовые: грибы, ягоды, рыба, непуганая мелкая живность, которая сама шла в руки. В буквальном смысле. Однажды в речной заводи, зайдя по колено в воду, они с Дашей за полчаса накидали на берег с десяток то ли лещей, то ли жерехов, упитанных, жирных, вялых от перенасыщения радиацией.
        В ту ночь, обожравшись рыбой, запечённой на углях, долго лежали без сна на еловой подстилке, любуясь звёздным небом. Обоим было хорошо, как никогда прежде. Наркотическая хмарь предыдущей бессмысленной жизни давно повыветрилась, и они чувствовали себя словно новорождённые. От этого было немного жутковато. Не убирая твёрдой ладошки из его руки, Даша нарушила привычное необременительное молчание.
        - Зачем? - спросила с печальным вздохом.
        - Что - зачем? - Митя, конечно, знал, о чём она думает, но хотел получить подтверждение.
        - Зачем кудато идти, когда можно остаться здесь? Погляди, Митя. Лес, река, тихо, чисто. Зверюшки ручные. Или тебе плохо со мной? Зачем возвращаться к людям? Они злые, отмороженные. Мне кажется, я раньше вообще не жила.
        - Ты не жила, и я не жил. Разве в этом дело?
        - А в чём, Митенька?
        - Твои предки тоже не жили, дедки с бабками. Никто в России никогда не жил как хотел. Кроме приватизаторов. Это не причина, чтобы Димыча кинуть. Придумай чегонибудь получше.
        Митя не заметил, как мимоходом нарушил вторую заповедь изменённых. Не вдумывайся в слова - вот что она гласила. Хуже будет. Даша мягко попеняла:
        - Ты слишком быстро вернулся, Митенька. Слишком быстро вернулся в прошлое.
        - Ну и что?
        - Ничего. Я рада… Но почему ты меня избегаешь?
        - С чего ты взяла?
        - За целый месяц у нас не было секса. Только один раз, да и то когда спал.
        - Как это - спал и секс? Разве так бывает?
        - Понастоящему только так и бывает. Всё хорошее нам снится, всё плохое происходит на самом деле.
        Верная мысль, подумал Митя. Изменённые всегда счастливы, потому что живут с помрачённым сознанием. Им худо, если не удаётся вовремя принять очередную дозу, но это ерунда по сравнению с тем, что испытывает вочеловеченный. Множество страхов заново поселяются в его душе и отравляют жизнь. И главное, он всегда сознаёт, что ему не уцелеть в том мире, где восторжествовало зло.
        … Настоящая беда, как и крупная удача, приходит всегда неожиданно. Оторвавшись от дикой Печоры, катящей отравленные воды вспять, они со дня на день ожидали, что вотвот появятся из лесных сумерек сторожевые разъезды. Тому было много признаков. Всё чаще попадались следы от костров, на деревьях встречалиа засеки. Мелкий зверь сторожился, не кидался обморочно под ноги, ища знакомства. На рассвете ноздри улавливали горьковатый жилой дымок. Однажды откудато будто изза тридевяти земель, донёсся собачий лай. В пространстве ощутимо присутствовал свирепый человеческий дух. Стояла макушка лета, они оба к концу пути превратились в дикарей. Исхудали до коричневого блеска, одежда истрепалась, глаза лихорадочно блестели. Оба знали, что дойдут, и не верили в это…
        Брели берёзовым перелеском, след в след, как обычно, Даша впереди. Митя сзади на пять шагов. Девушка чтото грустно курлыкала себе под нос. Под утро в укромной пещере она всё же добилась от Мити секса но вроде сама была не рада. Секс получился грустный. В самый неподходящий момент она вдруг разрыдалась и тут же хлопнулась в обморок. Испуганный, Митя тряс её, колотил по щекам, допытывался:
        - Что с тобой, что? Ты ведь этого хотела?
        - Не этого, - крикнула она. - Отстань от меня урод!
        Митю озадачила её повышенная чувствительность и неожиданная грубость. По дороге он несколько раз возвращался к утреннему эпизоду. Даша отнекивалась, дескать, не лезь, потом коекак, нехотя объяснила, чте оказывается, есть разница между тем, когда обслуживаешь клиентов, и тем, когда занимаешься сексом бесплатно. Бесплатные занятия сексом причиняют боль, она сама столкнулась с этим впервые.
        - Какую боль? Физическую? - допытывался Митя.
        Не получил ответа.
        Он не спросил, почему она обозвала его уродом. Это как раз ясно. Норма - это мутация, вочеловечение - отклонение от нормы, другими словами, уродство. Конечно, не ей упрекать. Но… женская логика…
        В берёзовом перелеске Митя загляделся на низкие предвечерние облака, вьющиеся по небу, будто стая диковинных птиц с гигантским размахом крыл, - загляделся и не заметил, как Даша, идущая впереди, исчезла, словно провалилась под землю. Так и оказалось. Обнаружив, что её нет, Митя тихонько позвал:
        - Дашка! Дашка, ты где?
        Изпод земли глухо отозвалось: «Митя, я здесь», и наконец он различил узкую, как рана, трещинку в земной коре. Девушка угодила в ловушку, приготовленную для крупного зверя. Так он подумал, но когда подполз к краю и свесил голову вниз, увидел: чтото не так. Яма чересчур глубокая, как колодец, с гладкими, словно отполированными краями, сходившимися конусом вверх. Далеко внизу бледной точкой светила Дашина голова. Если это западня, то какаято особенная и вряд ли оборудованная человеком. Конус и полировка стен - вот что смущало. Возможно, такая воронка могла образоваться при взрыве пневматической мины, какие миротворцы использовали, выкуривая туземцев из пещер. Что то Митя слышал об этом, но точно не помнил. Да это было сейчас и не важно. Надо поскорее вызволить «матрешку».
        - Эй, Даша, - окликнул он, - Ты целая? Руки, ноги не поломала?
        - Всё хорошо, - услышал из земной толщи. - Вытащи меня, Митя, тут чтото плохое бродит.
        Он не стал вдумываться в её слова. Кто там мог бродить в глубине, чушь какаято. Уже прикинул, что бечёвка, которая в ранце, не годится, чтобы вытащить «матрёшку». Лучше срубить подходящую тонкую берёзку и опустить в яму. Поднялся на ноги, обернулся и увидел перед собой в двух шагах здоровущего медведя. Хозяин тайги укоризненно покрутил башкой, похоже, осуждая его, Митю, за легкомыслие. Митя не удивился, что тот подкрался неслышно, медведь - великий охотник, но поразился, что, кажется, улавливает мысли и намерения зверя. Мысли плохие.
        «Значит, на людишек ямку нарыл, - не сказал, а подумал Митя. - Но зачем? Ты же не людоед».
        «Для порядка, - ответил медведь, - чтобы совместить границы бытия».
        Почудился или нет Мите этот разговор, но когда он полез за топором, медведь протянул лапу и толкнул его в грудь. Несильно, но точно. И с той же укоряющей усмешкой. Митя кувырнулся в яму и на лету успел подумать, что раздавит «матрёшку», если… Но Даша посторонилась, и Митя аккуратно приземлился на корточки, потом шмякнулся задом, да так, что в затылке хрустнуло.
        - Ой! - сказала Даша. - Вот и ты, любимый.
        - Да, я, - с достоинством отозвался Митя. - Ну, покажи, кто тут бродит?
        - Сам услышишь… Зачем ты это сделал? Как мы теперь выберемся?
        - Сделал и сделал. Соскучился…
        На дне ямы - свалка древесного мусора, смягчившего удар. Размером она по низу - метра три в диаметре, не тесно, просторно. И действительно, такое ощущение, будто рядом ктото дышит. Митя обследовал стены, простучал глину, слепившуюся в камень, костяшками пальцев. В некоторых местах звук замирал, в других чуть прозванивал. Там явно были полости, и именно там ктото копошился, попискивая и сопя.
        - Что, что? - торопила Даша.
        - Не блажи. Кроты ходы роют, что ещё?
        Сам обеспокоился не на шутку. Кто из руссиян не слышал об ужасных существах, их называли землеройками, - пожирателях мертвечины, разорителях кладбищ. О них писали в газетах, пугали ими непослушных детей, но в натуре их никто не видел. Если землеройки существовали на самом деле и если воронка их, то им с Дашей недолго осталось мучиться. В голову пришла бредовая мысль: а что, если медведь и землеройки действуют заодно? Медведь сверху поставляет пропитание, а землеройки чтото отдают взамен.
        Даша прижалась к нему, мелко дрожала.
        - Митенька, ну зачем ты прыгнул? Ну пожалуйста, скажи?
        - Поскользнулся.
        - И что с нами теперь будет?
        - Ничего. Какнибудь выберемся.
        - Охотники придут, да?
        - Может, они, может, кто другой… Не волнуйся. Помнишь, как старики говорили: ещё не вечер.
        - Ага, говорили. Среди ночи. Скажи лучше правду, Митенька, нам крышка?
        - До этого далеко, - авторитетно соврал Митя. - Но если даже так, чего особенно трепетать? Не деньги отнимут, всего лишь жизнь.
        На эти слова Даша ответила значительно позже, когда после неудачных попыток прорубить топором ступеньки в наклонной стене они лежали, обнявшись, на сырой глине, пытаясь уснуть.
        - Митя, Митенька?
        - Чего тебе ещё?
        - Митенька, мне так хорошо с тобой, не хочется помирать. Ну почему, почему?
        - Что - почему?
        - Почему, когда хорошо, после обязательно бывает ещё хуже?
        Она права, что тут возразишь. Тёплая волна печали прихлынула к его сердцу.
        - Не нами придумано, - сказал он. - Так мир устроен. Постарайся уснуть, дорогая.
        Глава 14 Год 2024. Люди и звери (продолжение)
        
        Без еды и питья, в сырости и холоде на третьи сутки они начали унывать. Никакие землеройки не появлялись, хотя шуршание и попискивание за стеной не прекращалось, причём со всех сторон. Они не признавались друг другу, но у обоих было чувство, что сотни крыс с нетерпением дожидаются, пока они ослабеют настолько, что можно будет приступить к трапезе. Изредка сверху свешивалась косматая медвежья башка, наблюдала за ними. Митя его окликал: «Эй, косолапый, вытащи нас отсюда. Поговорим».
        Медведь недовольно сопел, презрительно фыркал и исчезал.
        На третий день, словно по наитию, Митя взял топор и врубился в то место, где - по звуку - находилась самая глубокая полость. Земля поддавалась легко, за несколько минут лаз был расчищен. Шуршание и писк моментально стихли. Перед ними открылся проход с такими же гладкими, утрамбованными стенами, как и у конусообразной ямы, куда они провалились. По нему вполне можно было передвигаться на четвереньках.
        Митя пополз первый, Даша за ним. Вскоре темнота сгустилась настолько, что Митя, оглянувшись, не увидел Дашу. Ночное зрение больше не справлялось с могильной чернотой. И время замедлилось, почти остановилось. Митя не смог бы определить, сколько они ползут - час, два или сутки. Даша то и дело хватала его за ноги. Это нервировало.
        - Ты что, боишься заблудиться? - бросил он зло.
        - Прости, - пробормотала она. - Я не нарочно, просто натыкаюсь. А куда мы пробираемся?
        - Ещё раз так спросишь - получишь, - огрызнулся Митя.
        Вечности не прошло, как добрались до подземного бункера с низким потолком, куда вывалились из лаза один за другим. В бункере стоял стол с компьютерной приставкой, металлический сейф старинного образца с электронным кодовым набором - и больше ничего, если не считать пластиковой бутылки с минеральной водой на крышке сейфа, словно предусмотрительно поставленной для случайных, изнемогающих от жажды гостей. Даша стремглав кинулась к этой бутылке, Митя едва успел вырвать её у неё из рук.
        - Ну что ты, дай! - заныла «матрёшка». - Это же вода.
        Митя не посчитал нужным ответить. Больше всего его поразило освещение, бледное, призрачное, сочившееся, казалось, прямо сквозь стены. Что это, как, откуда? Вообще, где они?
        Следом возник ещё более тревожный вопрос: кто они? Те ли они с Дашей, кем себя представляют? Привыкший к перевоплощениям, он легко мог представить, что всё их путешествие, как, возможно, и встреча с Истопником, и дни, проведённые на болоте, всего лишь игра воображения, а на самом деле они (или он один?) стали участниками (жертвами!) эксперимента и все их действия корректируются оператором, сидящим за пультом психотропного манипулятора. От этой мысли по волосам пробежал слабый электрический разряд. Он слышал об этих опытах, когда ошивался в Москве. Многие руссияне, будучи давно покойниками, тем не менее продолжали виртуальное существование и даже внешне оставались людьми с обычными физиологическими проявлениями: жрали, совокуплялись, добывали дозу…
        - Кажется, нас ведут, - произнёс он, без сил опустившись на земляной пол.
        - Кто ведёт? Куда? - обеспокоилась Даша. - Митенька, что с тобой?
        - Со мной ничего. - Он разглядывал её с тяжёлым подозрением. - А с тобой?
        - Митенька, - Даша присела рядом на корточки, - давай попьём водички, тебе сразу полегчает. У тебя мозги прочистятся.
        Митя открыл бутылку, понюхал, налил каплю на ладонь, слизнул и вылил воду на пол. На нежном Дашином личике отразилось такое горе, словно у неё оторвали ноги, лишив тем самым возможности существования.
        - Зачем? - спросила она с тоской.
        - Ни цвета, ни запаха, - ответил Митя. - Универсальный модификатор.
        - Не знаю, что это такое, но, помоему, Митенька, ты спятил.
        Митя поднялся, подошёл к столу, потянулся к компьютеру, но в то же мгновение вспыхнул монитор и на экране возникла предостерегающая надпись: «Не трогай, придурок. Изувечу».
        Митя, помешкав, отстучал на клавишах: «Кто ты?»
        Ответ не заставил себя ждать: «Не твоё собачье дело. Самто ты кто?» Митя отщёлкал: «Мы бродячие. Идём куда глаза глядят. Никого не трогаем. Помогите нам».
        Дальше разговор с компьютером пошёл в убыстрённом темпе, и почемуто Митя знал, что его нельзя замедлять.
        Компьютер: «Помочь можно, почему не помочь. На халяву не надейся, придурок».
        Митя: «Что вам нужно? У нас ничего нет».
        Компьютер: «Сколько у вас крови на двоих?»
        Митя: «Литров десять. Мы недоенные».
        Компьютер: «Сольёшь половину - столкуемся».
        Митя оглянулся на рыжую, которая стояла за его спиной с открытым ртом и вытаращенными глазами.
        - Закрой рот, - посоветовал он. - Воробья проглотишь.
        - Митенька, что это?
        Митя пробежал по клавишам: «Предложение бессмысленное. Без крови сдохнем».
        Компьютер: «Вольёшь плазму. Посмотри направо».
        Митя глянул и заморгал, протёр глаза ладонями: нет, не мерещится. В углу образовался стеклянный сосуд с пузатыми боками, наполненный тёмнокоричневой жидкостью. Только что его не было. Подумал: чтото тут опять не вяжется. Те, кто разговаривает с ним через компьютер, по всей видимости, всемогущи, раз способны на такие штуки, как фантомная материализация. Зачем им торговаться? Они и так могут сделать с ним что захотят.
        «Я согласен, - написал он. - Как обменяемся?»
        Компьютер: «Ещё условие. Девка лишняя. Ей плазмы нет. Дальше пойдёшь один. Понял, придурок?»
        Его внезапно озарило: это тест. Безусловно тест. Медведь наверху, поскрёбывание землероек, конусловушка - всё это условия психотропного теста. Его испытывают, но кто и с какой целью? Вряд ли миротворцы, с какой стати им забираться в такую глушь? А возможно, и они. Возможно, тест предполагает погружение бывшего гомо советикуса в природные условия.
        Митя обернулся. Даша смотрела на него почти как мёртвая, почти как свинченная.
        - Соглашайся, Митенька. Спасайся один.
        Митя потрогал её плечо, шею. Живая, дышит. Но он уже не доверял своим ощущениям. На монитор вывел: «Подавитесь своей плазмой, подонки».
        Компьютер(с недовольным урчанием): «Не дури, парень. Не заставляй идти на крайние меры. Нужно, чтобы отдал кровь добровольно. Кислая не годится».
        Митя: «Или отпускаете обоих, или никого».
        Компьютер: «Твоё последнее слово, придурок?»
        Митя: «Да, умники. Последнее».
        Компьютер: «Ты ещё не знаешь, что такое боль».
        В ответ Митя отстучал одну из тех оскорбительных фраз, за которые по колониальному биллю полагалось четвертование, после чего монитор, покрывшись стыдливой рябью, потух.
        Даша тихонько всхлипывала, постарушечьи сгорбясь.
        - Что ты наделал, Митенька, что ты наделал!.. Они нас теперь запытают.
        - Кто такие, догадываешься?
        - Какая разница? Они - те, против кого мы бессильны. Посмотри… - Она показала на лаз, откуда они вывалились: обратного хода больше не было - лаз затянулся железной решёткой.
        - Круто, - восхитился Митя. - На ходу подмётки режут.
        Он подошёл к решётке, подёргал - настоящая или морок? Вроде настоящая, прочная, руки холодит. Если только он сам не проекция, не подобие прежнего Климова. Если они все - и он, и «матрёшка», и всё остальное - не перемещены в условный мир, где только кажутся себе реальными. Или ему одному показана новая условность как прежняя реальность. Или… Если… Очень много «или» и «если»… Чтобы сохранить рассудок (если это рассудок, а не чтото тоже уже иное), следует утвердиться в чёмнибудь одном: либо ты в первоначальной жизни, либо витаешь в Интернете. Совмещать два полюса, пребывая в расщеплённом сознании, долго невозможно. Он помнил, как это бывает. Раздвоенный подходил к стойке, брал кружку пива, подносил к губам и бесшумно взрывался, аннигилировался, оставляя после себя облачко сизого дыма и расколотую кружку на полу. Раздвоенные, расщеплённые - самые безобидные и недолговечные существа.
        - Эй, Дашута. - Митя стряхнул мозговую мутоту. - Как думаешь, кто тут колдует? Против кого мы бессильны?
        - Их много, и они разные. - Даша подошла и тоже подёргала решётку. - Митенька, а мне здесь нравится. Здесь лучше, чем в других местах.
        - Чем лучше?
        - Больше некуда бежать. Добегались. Каюк. Давай напоследок займёмся сексом. Если нам позволят.
        В её глазах переливалась лиловая невменяемость, предвестница абсолютной свободы.
        - Возьми себя в руки, - разозлился Митя. - Нельзя поддаваться.
        - Почему нельзя, Митенька? Как раз можно. Поддашься - и уже в раю. Пусть сопротивляются изменённые, а мы с тобой опять люди… Хочешь верь…
        Досказать она не успела - осветился монитор, на нём незатейливые слова: «Ещё не подох, придурок?»
        Митя поспешил к столу, опустил пальцы на клавиши.
        «Почему обзываешься? Я же не называю тебя механической скотиной, какая ты есть на самом деле».
        По экрану прошла голубоватая рябь, выражающая, возможно, удивление.
        Компьютер: «У тебя есть самолюбие? Этого не может быть».
        Митя: «Много ты понимаешь, электронная чушка».
        Компьютер: «Сосредоточься, парень, на связи Судьбоносный».
        Митя: «На…ть на вас на всех».
        Компьютер: «С прибытием на независимую территорию, Дмитрий Фёдорович».
        От этих слов Митя ощутил тягостную истому, как при гипнозе.
        «Кто ты?» - с усилием отбил ответ.
        Компьютер: «Не важно. Узнаешь, когда приготовишься к постижению. Пересчитай пальцы на руках. Сколько их?»
        Митя: «Десять. Я человек».
        Компьютер: «А теперь?»
        Митя поднёс руки к глазам - пальцев стало много, лес густой. Даша подсказала:
        - Куражатся, Митенька. Хотят ошеломить.
        Множеством пальцев, раскоряченных в разные стороны, Митя напечатал: «Чего добиваетесь?»
        Компьютер: «Как себя чувствуешь, Дмитрий Фёдорович?»
        Митя: «У вас ничего не выйдет. Я не сойду с ума».
        Компьютер: «Почему так уверен?»
        Митя: «По опыту. Мозг законсервирован».
        Компьютер: «В каком состоянии эмоциональный фон?»
        Митя: «По шкале Багриуса - 8 единиц».
        Компьютер: «Откуда такие познания?»
        Митя: «Переподготовка в центре Клауса. Пересадка гипоталамуса».
        Компьютер: «Когда вернулась память?»
        Митя: «Окончательно - только сейчас».
        Даша пихнула кулачком в спину.
        - Митя, Митя, очнись! Почему дрожишь?
        - Заткнись! - цыкнул Климов. - Не лезь не в своё дело.
        Он сознавал важность происходящего. Компьютерный допрос был не просто допросом, какимто новым переходом. Он действительно обрёл дальнее зрение и припомнил своё пребывание в суперсекретном центре по кардинальному перевоплощению. Увидел себя тонущим в канализационной жиже с двумя крысамигигантессами, вцепившимися в правое бедро. Впоследствии, утратив память, гадал, откуда взялись узорчатые, будто наколка, шрамики.
        Компьютер: «Истопник знал об этом?»
        Митя боролся с нахлынувшей сонной одурью. Значит, этот бункер не что иное как испытательный стенд. «Не знаю никакого Истопника».
        Компьютер: «Не сопротивляйся, побереги силы. Мы друзья. Мы не причиним зла».
        Митя: «Вы - друзья? Поймали в каменный мешок, подсунули яд вместо воды - и вы друзья? А враги тогда кто?»
        Экран пожелтел: признак смущения, что ли? Митя всё больше воспринимал компьютер как живого собеседника, улавливал его настроение. Может, зря похвалился, что не сойдёт с ума? Может, это уже пройденный этап?
        - Посмотри на себя! - Суетливая Даша поднесла сбоку круглое зеркальце (откуда взяла?).
        Митя поглядел и не узнал своей рожи. Чтото чужое, со вздыбленными волосами, с потухшими глазами, с фиолетовыми полукружьями до середины щёк.
        - Не понимаешь, да? - прошипела бесценная «матрёшка». - Они высасывают, высасывают.
        Компьютер: «Не обижайся, Дмитрий Фёдорович. Обычная проверка. Мы не вступаем в контакт без предварительного обследования. Нам нужна ваша кровь. Без принудительной блокировки».
        Кто бы с ним ни разговаривал, он был прав. В свободной России, где Митя прожил двадцать с лишним лет, всякая незнакомая вещь могла нести в себе смертельную опасность. Чего уж говорить об одушевлённых существах. Принадлежа к порабощенной расе, Митя знал об этом лучше других.
        «Кровь берите, девушку оставьте со мной», - передал дрожащими от недавнего размножения пальцами.
        «Условие принято», - мгновенно отозвался экран.
        - Митя, держи меня! - истошно крикнула Даша.
        Повернувшись, он едва успел подхватить её на руки и вместе с ней повалился на пол. Бункер потихоньку завибрировал, а потом заходил ходуном, как вагончик подземки на допотопных электрических рельсах. «Обними меня крепче, любимый», - вот что услышал Митя напоследок.
        Глава 15 Наши дни. Воспоминание о будущем
        
        Оставалось попрощаться с родителями и оставить им хоть сколькото деньжат. Бежать было некуда. После истории с Зосимом Абрамовичем беги не беги, догнали бы всё равно. Суть простая: я свидетель преступления, но прямого участия в нём не принял. То есть стал косвенно опасным элементом. Правда, я не был уверен, что убийство состоялось и что это не очередная мистификация, разыгранная для моего вразумления. Я сбежал чуть раньше, бросив шприц, бросив всё, прихватив лишь голову в руки. Конечно, ассистенты генерала Жучихина и охрана склада десять раз могли меня задержать и прикончить, но почемуто не сделали этого. Видно, растерялись, когда я стреканул как заяц, и, возможно, не имели санкции от босса.
        Чего я действительно не понимал, так это зачем тратят на меня столько сил и времени (Сулейманпаша, коммерческий директор Пенкин и другие мелочи), что хотят внушить, кого из меня слепить? Уж не готовят ли в киллеры? А что, вполне возможно. Писателькиллер. Экзотика, могущая удовлетворить изощрённое тщеславие магната. Заодно насытить его неистощимое любопытство к вывертам человеческой психики. В том, что это любопытство наравне с жаждой власти присутствует в Оболдуеве и частенько подталкивает его к неординарным поступкам, я не сомневался.
        Заехав сначала домой и выудив изпод стрехи все свои сбережения (около трёх тысяч долларов), я сел в машину и без звонка отправился на улицу Кедрова. Старики наверняка были дома, где им ещё быть в половине двенадцатого ночи?
        Да что там в половине двенадцатого, они теперь всегда были дома, если только не выбирались на прогулку, поодиночке или дружной парой. Эти прогулки имели отнюдь не оздоровительное значение, цель была всегда одна и та же - пополнить запасы спиртного. Чего скрывать, мои любимые спивались. Но делали это деликатно, с достоинством, никого не обременяя своими проблемами. На еду и питьё им вполне хватало пенсий и того, что я подкидывал, у них была приличная двухкомнатная квартира в элитной (по прежним временам) двенадцатиэтажной башне, шмотками они обеспечили себя на две жизни ещё при совке, когда оба были уважаемыми членами общества, - донашивай на здоровье. Отец всю жизнь преподавал физику в институте, имел профессорское звание, матушка, с медицинским образованием, работала терапевтом в «районке», и оба принадлежали к славной плеяде интеллигентовшестидесятников, а этим многое сказано. Поднаторевшие в чтении самиздата, много лет подряд внимавшие ежевечерним руладам радиостанции «Свобода», они были понастоящему счастливы при правлении Горби и даже некоторое время после воцарения пьяного Бориса. Хотя в
их восторженные души уже исподволь закрадывалось подозрение, что всё опять пошло както наперекосяк в Датском королевстве. По инерции они ещё долго посещали демократические тусовки, и ещё долго заклинания о свободе, правах человека и общечеловеческих ценностях отзывались в их сердцах щемящей, истомной нотой, вызывая слёзы умиления. Честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой. Как известно, всё закончилось быстро и подло. Как и миллионы одураченных в который раз руссиян, прозрев, мои драгоценные родители с изумлением обнаружили, что, как всегда, наподобие знаменитой пушкинской старухи, очутились у разбитого корыта, а власть в бывшей великой державе принадлежит вселенскому ростовщику с погано ухмыляющейся мордой образованного хама. И впереди у вольнодумцев, как встарь, замаячила колючая проволока и дробный перестук через глухие стены каземата.
        Батюшка первый ухватился за спасительную бутылку, а уж матушка привычно, как верная жена, его догоняла. К чести отца, он исправно вплоть до пенсии посещал кафедру в институте, и никто из сослуживцев даже не подозревал, что всеми любимый и уважаемый профессор Антипов тайно и самозабвенно предавался пагубной страсти. В духовном отношении мои старики тоже совсем не изменились, продолжали верить в торжество добродетели и в неизбежность Божьего суда, разве что на прежний социальнополитический бред накладывалась иной раз безутешная алкогольная депрессия.
        У них, у любимых, я перенял великую науку цепляться за соломинку, свято веря, что она, как плот, вынесет к берегу из самого бурного потока.
        Дверь в квартиру я открыл своим ключом и отца застал на кухне, где он, важный и насупленный, сидел перед недопитой поллитрой и слушал радиостанцию «Маяк». Увидев меня, отец не обрадовался и не удивился, из чего я заключил, что он находится в философской стадии опьянения. Выглядел отец намного старше своих шестидесяти пяти - белый хохолок на макушке, запавшие глаза, ввалившиеся щёки. И сидел на стуле так, будто держал на плечах бетонную плиту. Чтобы разглядеть меня как следует, ему пришлось зажмурить один глаз, а второй, напротив, широко открыть.
        - Аа, Витя, - протянул удовлетворённо. - Ну, как успехи? Сдал зачёт?
        На этой стадии отцу всегда мерещилось, что я вернулся из института. Разубеждать было бессмысленно. Я согласно кивнул и поинтересовался, как мама, - спит, что ли?
        - Плохи дела у матери, сынок, совсем плохи.
        - Что такое?
        - А то не знаешь. Пьёт много, меру потеряла. Заговаривается. Я уж подумываю обратиться к медикам. Но как её уговорить? Она теперь ни с чем не соглашается, такая, прости господи, поперечница. Ей слово, она два. Лишь бы поспорить, а разуменье бабье.
        По тому, как отец говорил, невозможно было определить, насколько он пьян. Просто слегка усталый, задумчивый человек, самый родной на свете. Он потянулся к бутылке.
        - Выпьешь за компанию?
        - Нельзя, папа, я за баранкой.
        - Правильно, за баранкой нельзя. А я, извини, приму немного. Такто не хочется, но от бессонницы помогает.. Какие только таблетки не пробовал, а вот эта, очищенная, лучше всего.
        Смущаясь, опрокинул полчашки, положил в рот розанчик солёного огурчика, зацепив из тарелки пальцами.
        - Значит, говоришь, в институте всё в порядке?
        - Абсолютно, папа.
        - Ну и слава богу. Мать обрадуется. Волнуемся мы за тебя, Виктор. Плохую привычку ты взял - пропадать неделями. Эльвира тоже нас забыла. Неужто трудно снять трубку, позвонить старикам?
        В голосе отца послышались нотки раздражения, это значило, что рюмкадругая - и он плавно перейдёт в состояние сумрачного отчуждения. Эльвира - моя бывшая жена, с ней мы расстались три года назад. Она ему никогда особенно не нравилась: читает мало, рожать не хочет, профессия какаято чудная - модельердизайнер. Однако как раз перед тем, как у нас с Элей всё окончательно разладилось, между ними наметилось потепление. С удивлением я узнал, что Эля иногда заглядывала к родителям по вечерам и они втроём керосинили. Но он быстро в ней разочаровался. В чём было дело, я не сумел докопаться, думаю, какаянибудь ерунда. Эльвира болтушка, всегда несла что в голову взбредёт, короче, нормальная современная женщина, с уклоном в Машу Арбатову, а отец не прощал никому малейших отклонений от нравственных постулатов. Даже если это выражалось не в поступках, а в словах. Почему Эля к нему потянулась, это другой вопрос, тут как раз всё понятно: безотцовщине, воспитанной одной матерью, ей всегда хотелось заполнить этот пробел. Может, ещё чегонибудь хотелось, додумывать не буду. Но не удалось. Скорее всего, влепила
чтонибудь сугубо прогрессивное, феминистское, поперёк христианских добродетелей, батя и сник. Трезвый больше слышать о ней не хотел: она тебе не пара, Витя, - но трезвый он теперь бывал редко, а пьяный вспоминал о ней с нежностью, как сейчас: где Эля, как Эля? Если бы ещё я знал ответ!..
        Я оказался в затруднительном положении. Как быть с деньгами? Оставить ему, он назавтра про них не вспомнит, а если вспомнит, неизвестно, что с ними сделает. Мать в этом смысле надёжнее, казна на ней.
        - Пап, пойду с мамой поздороваюсь.
        Отец вскинул почти уже незрячие очи.
        - Конечно, пойди, сынок. Полюбуйся на старую пьянчужку.
        Вдогонку окликнул:
        - Эй, Витя.
        - Да, папа?
        - Скажи ей, поперечнице, никакие путины и анютины нас не спасут, сметёт всю мразь волна народного гнева. Вооружённое восстание. Запомнишь?
        - Конечно, папа.
        - Никто этого не понимает. Даже Солженицын. Попрежнему носятся со своей сказочкой о добром царе. Морочат людям головы. Не слушай их, сынок.
        - Хорошо, папа.
        В спальне меня охватил приступ отвратительной чёрной тоски. Матушка лежала поперёк двуспальной кровати (сколько я себя помню, столько и этой кровати), одетая, натянув одеяльце до уха, наружу высунулись ноги, затянутые в шерстяные носки со штопкой на пятках. Носки меня, наверное, и добили. Мамочка пьяненькая, в толстых штопаных носках, чтобы ножки не мёрзли. Господи, за что наслал эту кару? Ладно, я заслужил, но им за что? Их жизнь была безгрешной, я знал её назубок. Виноваты лишь в том, что верили в царствие земное.
        Я не стал её тревожить, нашёл карандаш и бумагу, нацарапал записку: «Мамочка, не хотел будить. Заходил попрощаться. Уезжаю в командировку, возможно, надолго. Деньги в верхнем ящике - вам на расходы. Не волнуйся, у меня всё в порядке. Скоро дам о себе знать. Берегите себя, не экономьте…» Чтото было в этой записке не так. Куда уезжаю? Зачем? Но как объяснишь, что скорее всего на тот свет, где буду ждать их с нетерпением. Подумав, приписал: «Очень люблю вас обоих. Витя». Так вроде хорошо.
        Листок сложил в несколько раз и спрятал в её чёрную сумку, с которой она ходит в магазин. Прямо в кошелёк. Здесь найдёт обязательно.
        Пока отсутствовал, отец успел добавить - бутылка была пуста. И лицо у него тоже было пустое, уплыл кудато за горизонт. И увидел там нечто такое, чем счёл долгом со мной поделиться.
        - Чубайс бессмертен, - изрёк торжественно. - Его душа заключена в фарфоровую чашечку на высоковольтном столбе, но никто не знает где. Чтобы её извлечь, придётся разрушить всю энергетическую систему. Но игра стоит свеч, как полагаешь?
        - Раз надо, так надо, - согласился я. - Пойдём, папа, провожу в постель.
        - Грубишь? - обиделся отец. - Думаешь, пьяный? Лучше принеси дневник. Посмотрим, как ты там сегодня отличился.
        В его сумеречном сознании я уже опустился до школьной парты. Верный признак скорого и счастливого - до утра - забытья…
        По ночной Москве прокатился, как по скользкому льду. Машин мало, улицы пусты, безмолвны, лишь зловеще рубиновыми строчками сияет реклама да из ночных клубов выплёскиваются ядовитые пучки света, словно отблески костров, ждущих нас всех впереди. Народец давно забился по норам, а те, кому принадлежит ночная Москва, подтянулись ближе к центру, где у них пастбище, где они проводят досуг. Там хорошо, но мне туда не надо.
        Какаято одичавшая проститутка выскочила из кустов и сиганула под колёса, размахивая руками, будто белыми крыльями; елееле успел свернуть. Девица чтото кричала вслед и грозила кулаком. На мгновение мелькнула шалая мысль, не взять ли с собой. Голодная небось. Сексуальный бизнес в Москве, контролируемый свободолюбивыми добродушными кавказцами, приобретал всё большее сходство с разбоем, но в этом была своя органика.
        Подъезжая к дому, вспомнил Лизу, и на душе стало ещё больнее. Её отчаянный поцелуй, её сумеречные глаза, сулящие невозможное. Мои три книги, не прочитанные ею. Четвёртой, видно, не бывать. Но может, не так всё скверно? Может, морок смерти, подступивший вплотную, - это обман, тень, порождённая страхом? Кому сегодня не страшно в этом мире обречённых? Понастоящему на мне лишь две серьёзные вины. Тот самый поцелуй, где была не моя инициатива. Что легко доказать, если барин захочет слушать. К тому же вдруг Гата Ксенофонтов сдержит обещание, повременит с доносом? И второе: смалодушничал, не вколол Абрамычу яд, сбежал. Но это и вовсе ерунда. Чтобы стать убийцей, нужен особый дар, особое рыночное призвание. Рождённый ползать летать не может. Леонид Фомич интеллигентный человек, он наверняка это понимает. Опасаться меня как свидетеля нелепо. Да и перед кем свидетельствовать против хозяина жизни? Перед президентом Соединённых Штатов? С другой стороны, Оболдуй вложил в меня копеечку, которую я ещё не отработал. У них не принято бросать деньги на ветер. Оболдуй тянется к этой книге, как младенец к соске, а
где он найдёт второго такого олуха, как я? Не так просто. Он это знает. У него уже был опыт…
        Чёрный «мерс» с зажжёнными фарами и работающим движком стоял впритык к моему подъезду. Свою «девятку» я оставил на стоянке, запер, включил сигнализацию. Интересно, думал, дадут домой подняться или сразу увезут?
        Из «мерса» вывалился Вова Трубецкой. Это большая честь для меня, всё равно что самого Гату прислали. Трубецкой - его правая рука. Обаятельнейший человек, интеллектуал, циник, из той же конторы, что и Гата. Сколько мы с ним ни сталкивались в поместье, всегда обменивались шуточками и подначками. Както сразу сошлись. Трубецкой - мой ровесник, значит, духовный опыт приобрёл уже при нашествии, со всеми вытекающими из этого последствиями.
        - Витюха, а ты загулялся, - весело приветствовал меня он, разводя руки как бы для объятий. - Небось в своём клубе писательском пьянствовал, а? Творческие споры, начинающие поэтессы, а?
        - Сущая правда, - подтвердил я. - Давно ждёшь?
        - Часа три будет.
        - И всё время с включённым движком?
        - Оо, это тест. Поехали, по дороге расскажу.
        Я не стал испытывать судьбу, отпрашиваться домой, чтобы сделать звонок, то да сё, без разговоров нырнул в салон на заднее сиденье. За баранкой глухонемой Абдулла - второй сюрприз. Абдулла - из личной гвардии Оболдуева, из самых отборных, борзых. Что же получается? Похоже, собираются свалить меня гденибудь по дороге?
        Едва тронулись, Трубецкой оживлённо заговорил, перегибаясь с переднего сиденья. Оказывается, он провёл проверку на лояльность жителей нашего дома. Вроде тех, что по поручению правительства проводят в государственном масштабе спецслужбы. Впрыскивают в общественное сознание разные дезы и фиксируют реакцию населения. К примеру, перед очередной реформой, проще говоря, перед очередным ограблением, допустим, перед общим подорожанием, сперва повышают цены на один бензин, и то ненамного, и следят, не будет ли чего. Нет, всё спокойно. Приступайте, господа, без опаски к делёжке нового пирога. Социальный зондаж можно вести и на тонких уровнях. Помнишь, Витя, историю с фильмом Скорсезе о Христе? Его прокрутили по НТВ вопреки просьбе патриарха не оскорблять чувства верующих. Проглотила Святая Русь и не пикнула. Значит, что? Значит, всё позволено, полная победа. Нет народа, остались племена. Прежде надёжным инструментом для проверки лояльности нации была Дума. Там обкатывали самые чудовищные «экономические» проекты, вроде продажи земли иностранцам или семейной приватизации сырьевых монополий. Но с тех пор как
Дума стала ручной, её показатели ненадёжны. Более объективную картину дают выборы в органы власти, контролируемые криминальными кланами и Кремлём. Но и там при анализе данных разброс вероятностей чрезвычайно широк, отсюда досадные сбои при назначении выборных губернаторов. Мой дом Вова Трубецкой прозондировал кустарным способом, используя собственное ноухау. Три часа пускал бензиновую гарь в открытые окна, а также время от времени включал сигнализацию и клаксонил, создавая видимость технологической катастрофы.
        - И что? - торжествующе закончил Трубецкой. - Тихо, Витя. Ни одна крыса не рискнула высунуться и хотя бы узнать, в чём дело, кто над ними куражится. Какой вывод, Витя? Не ломай голову, сам скажу. В вашем доме не осталось ни одного настоящего мужчины. - Он подумал и грустно добавил: - А может, их во всей России теперь не больше ста человек. Как думаешь, Витёк?
        - Никак не думаю.
        - Сопротивляемость на нуле, Витя. Массовый суицидальный синдром. Нации капут. Делай с руссиянином что хошь, будет только руки целовать. В какойнибудь занюханной Италии повысят цену на проезд в автобусе - и миллионы людей на улице. Правительство качается. Вся страна на ушах. Не лезь в мой кошелёк, пасть порву. А у нас? Витя, как у нас? Ваньку ободрали до нитки, говном в харю тычут, на, жри. Он жрёт, доволен. Глазом зыркает, где бутылка, чтобы запить. Мало тебе? Хорошо, добавим. Отключили электричество, поморозили, как тараканов, - и что? Нет, ктото побежал на площадь с плакатиком. На плакатике мольба: государьбатюшка, президентушка родный, оборони, заступись! Детишки мрут, старики околевают, сделай милость, окороти супостата. Витя, это сопротивление да? Реформаторы правильно говорят: такой народ не имеет права на существование. Тупиковая ветвь, Витя.
        - Не понимаю, чему ты радуешься?
        - Не радуюсь, нет, ты не понял. Поражаюсь, как могло такое быть? Гитлеру хребет сломали, против всей Европы выстояли, а сотню обнаглевших ворюг не способны по камерам рассажать. Что всё это значит, Витя? Объясни, ты же писатель.
        При других обстоятельствах я охотно посудачил бы на эту тему, но сейчас, на тёмной дороге, вертелось в голове совсем другое. Набрался духу, спросил:
        - Куда едем, Вова? Куда меня везёте?
        Майор изобразил недоумение.
        - Ты о чём, Витя? В Звенигород, куда же ещё.
        - Почему такая спешка? Почему нельзя было утром?
        - Так тебе виднее… Я сам удивился. Гата сказал: привези писателя. Значит, хозяин распорядился.
        - А почему вдвоём? Почему с Абдуллой?
        - Кто был под рукой, того взял… Да ты что подумал, Вить?
        - Ничего не подумал, но чудно както… Ночью. Спят все добрые люди.
        Глухонемой за баранкой сдавленно хмыкнул. Трубецкой протянул мне сигареты.
        - Покури, Витя. Нервы у тебя. Воображение художника. Говорят, страшная штука. Гдето я читал, в принципе, все художники шизанутые. А если не шизанутый, то не художник.
        Сигарету я прикурил от его зажигалки. Голос у Трубецкого дружеский, но на самом донышке - издёвка. Всё он понимал, скотина, - и мой страх, и то, что я лишил себя выбора, продавшись олигарху. Он тоже был в схожем положении. В чём я не сомневался, так это в том, что Вова Трубецкой, такой, как он есть, весёлый и беззаботный, при необходимости не задумываясь влепит пулю в лоб. При этом будет вот так же безмятежно балабонить. И всё равно он был из тех, к кому я испытывал симпатию. Он был из перерождённых, но не смирившихся, и вёл с миром собственную маленькую беспощадную войну.
        - Скажи, Володя, а вот если тебе хозяин прикажет?..
        Ему не требовалось уточнять, ответил честно:
        - Чёрт его знает, Витя. Мы люди подневольные. Но не скажу, что мне это понравится. - Он покосился на Абдуллу. - А ты что, всерьёз прокололся?
        - Видно, ктото очень хочет, чтобы так выглядело.
        - Кто, Витя?
        Разговор перешёл в опасную плоскость, я первый спохватился.
        - Да это я так, к слову… Ты правильно заметил. Не знаю, какой я художник, но психика травмированная - это точно. Всякая чепуха в голову лезет. У меня в медицинской карте диагноз: канцерофобия.
        - Типичный случай, - с облегчением откликнулся Трубецкой. - Социальная неврастения - болезнь века, наравне со СПИДом. Главное - восстановить глубокий сон. Поверишь ли, я сам долго хандрил после пустяковой контузии. Один отморозок огрел железякой по тыкве. Ничего не помогало. Неделями не мог уснуть. Одна бабка спасла, Аграфена Тихоновна. Никаких патентованных средств, только травы, Витя, только травы. Месячишко попьёшь - и как новорождённый. Считай, адрес у тебя в кармане.
        - Спасибо, - поблагодарил я без энтузиазма.
        От сердца малость отлегло, лишь когда свернули на боковое шоссе, к поместью. Там ещё поблизости имелось удобное для захоронения болотце, но и его благополучно миновали.
        Дом без света в окнах. Абдулла повёл тачку в гараж, а мы с Трубецким распрощались на развилке - он во флигель, я в центральное здание. Взаимно пожелали друг другу спокойной ночи, и ещё он сказал:
        - Не бойся, Витя. Вряд ли он тебя приговорил. Рано ещё.
        Неподалёку от парадного подъезда из кустов налетел, как чёрная молния, добрейший буль Тришка, прыгнул на спину, повалил, сомкнул клыки на кадыке, но нежно, дружески. Такой ритуал встречи у нас наладился уже несколько дней. Я почесал бойца за ухом. Эх, Триха, Триха, всёто тебе озоровать, дурачку.
        Буль самодовольно заурчал и помог мне подняться, осторожно покусывая то тут, то там.
        В дом я проник через боковую дверь, от которой, как у почётного поселенца, у меня был собственный ключ. Разумеется, это не значило, что вошёл незаметно. Наш приезд во всех деталях отследила умная электроника, записала на плёнку, и вежливый оператор в дежурной комнате, когда за мной закрылась дверь, включил ночное освещение в коридорах. Добравшись до своих покоев, я сразу залез в душ и битый час с азартом соскребал, смывал с себя дневные страхи. Не помогло. Душа тихонечко жалобно повизгивала, и никак не проходило ощущение, что лежу на влажной прохладной земле головой в кустах, там, куда повалил безумный Тришкин прыжок.
        Но главный сюрприз был впереди. В спальне, инстинктивно стараясь не шуметь, я зажёг нижний свет, подошёл к бару, достал початую бутылку бурбона, нацедил полстакана, но выпить не успел. Услышал капризный женский голос:
        - А ты, писатель, эгоист. Почему даму не угощаешь?
        Я резко повернулся, расплескав питьё, и увидел на царском ложе голую Изауру Петровну. Она жеманно улыбалась, глядя на меня предательскими глазами.
        Господи, как же я сразу не заметил, подумал я.
        Глава 16 Любовь куртизанки
        
        Изумительное тело - пухлые груди, впалый живот, стройные ноги, бёдра с таинственным изгибом, манящим в самую глубину… У меня с женщиной, как у человека, идущего в ногу с прогрессом, разговор короткий - или я её имею, или вообще с ней не разговариваю. Но о чём разговаривать с женщиной (с современницей), если она водит за нос? При нашем нынешнем либерализме, когда девочек и мальчиков растлевают прямо в колыбели (на худой конец, в детском саду, а если дотянул до школы с непромытыми мозгами и в относительном целомудрии - это уже просчёт, упущение наставников, за что лишают премиальных), так вот, при либералах - честь им и слава, - когда наконецто всё тайное стало явным и отношения между полами упростились до экономической формулы «товар - деньги - товар» и женщина озабочена лишь собственной ценой на рынке услуг, всётаки бывают исключения, противоречащие рыночной благодати. К примеру, Изаура Петровна предлагала возвышенную, бескорыстную любовь, иначе как расценить её слова: «Мне ведь от тебя ничего не нужно, писатель, но меня бесит, как ты морду воротишь».
        - Как ты сюда попала? - поинтересовался я.
        - Это так важно?
        - Ты уверена, что нас не слушают?
        - Не считай меня идиоткой, не суди по себе.
        - Хозяин не помилует, когда узнает.
        - Поздно бояться, миленький.
        - Почему поздно?
        Этот разговор происходил уже после того, как мы выпили и Изаура по моей, просьбе укрылась простынёй, но только до пояса. Я сидел рядом на кровати, и время от времени её шаловливая ручонка опускалась на моё колено и норовила скользнуть к заветному месту. При этом я вздрагивал, как от тока. Вряд ли когданибудь прежде я чувствовал себя так неуютно с женщиной.
        - Ты так ничего и не понял, писатель.
        - Что я должен понять?
        - Ничего не понял про нашего милейшего Оболдуя. Когда он чтонибудь покупает, то потом никому не оставляет ни кусочка. Ты был уже покойником, когда переступил порог этого дома.
        - Надеюсь, ты преувеличиваешь. У нас с Леонидом Фомичом деловой контракт. Я не его собственность, просто пишу о нём книгу.
        Изаура нервно рассмеялась.
        - Книгу? Контракт? Какой ты наивный. У меня тоже с ним контракт. Брачный. Всё как на Западе. Но в отличие от тебя я не строю иллюзий.
        - Почему же согласилась стать его женой, если заранее знала, чем это кончится?
        - Алчность, дорогой мой. И наша исконная надежда на авось. Принесика лучше ещё выпить.
        Я сходил к бару, вернулся, мы выпили и закурили. Пепельницу в виде ползущей черепашки Изаура поставила себе на живот.
        - Хорошо, - заметил я глубокомысленно, - пусть всё так. Но объясни, зачем тебе понадобился я? Что за странная прихоть? Мало ли в доме молодых кобелей?
        - У тебя бывают заскоки, писатель?
        - Сколько угодно. И что?
        - У меня тоже. Не выношу, когда мужик на меня не реагирует. Это меня старит. Я могла бы тебя изнасиловать, но лучше, если ты сделаешь это добровольно и с радостью. Витя, чего ты в самом деле из себя корчишь? Или ты голубой? Вроде не похоже.
        - Слушай, а он тебя не хватится?
        - Его нет, он в Москве.
        - Как в Москве? Зачем же меня вызвал?
        - Это я тебя вызвала, Витенька. - В затуманенных глазах возникло выражение, которое можно сравнить с полётом потревоженной пчелы. - Чего тебя перекосило?
        - Но ведь…
        - Мальчик мой, да не дрожи ты так, никто тебя не тронет, пока меня не разозлил. Может, хватит языком молоть? Скоро утро, а мы ещё не начинали. Учти, я намерена все сливки с тебя снять. Нука, покажи своего петушка… Или нечем похвастаться?
        - Может, всё же не стоит?
        - Стоит, милый, стоит… Да что же ты как деревянный!..
        Она рывком сбросила простыню, и между нами завязалась нелепая борьба, из которой я временно вышел победителем с двумя болезненными укусами на плече. Чувствовал, силы на исходе. Безумная вакханка своего добьётся, иначе быть не может. Её кожа пылала жаром, пухлые губы раскрылись, как влажные лепестки на заре, она чтото неразборчиво бормотала, настраиваясь на упоительную победу. Вряд ли найдётся мужчина, способный устоять перед таким напором, если он не паралитик. Правда, я, возможно, был хуже чем паралитик, я был трус, но сейчас это уже не имело значения, мы оба это понимали.
        - Подожди, Иза, - взмолился я. - Давай сперва ещё по глоточку.
        - Не спасёт глоток, - уверила насильница. - Но если настаиваешь.
        Очередная выпивка привела к тому, что я какимто образом оказался снизу, а женщина меня оседлала, но я совершенно не чувствовал её тяжести.
        - Эй, - начиная задыхаться, проворчала Изаура Петровна изпод пышной шапки внезапно слипшихся волос, - не строй из себя мертвяка, а то больно будет…
        После этого мы поскакали сразу галопом, и лишь первые светлые лучи, заглянувшие в окно, позволили мне отдышаться. Что она вытворяла, не берусь описать, стыдливость не позволяет. Единственное, в чём я абсолютно уверен, так это в том, что за ночь исчерпал энергию, отпущенную природой на целые годы. К сожалению, не могу утверждать, что Изаура Петровна осталась довольной. Она лежала на спине с изнурённым, осунувшимся лицом, на искусанных губах застыла отрешённая улыбка.
        - Что же, писатель, на троечку справился. Но ещё надо учиться и учиться… Погляди, что там осталось в баре.
        Я сполз с кровати, как, вероятно, новобранец спускается с крупа коня после сумасшедшей скачки. Ноги почти не держали, в башке стоял подозрительный гул. Однако полбутылки массандровского портвейна меня освежили. И у Изауры Петровны на бледных щеках проступили розовые пятна.
        - Неужто, Витя, с этой молоденькой стервой тебе будет лучше, чем со мной?
        Мой дремавший разум мигом включился.
        - Постыдись, Иза. Знаю, теперь это модно, но я не педофил.
        - Не придуривайся. - Она устроилась поудобнее, поднесла Массандру к губам, кровь к крови. - Объясни мне лучше, старой б…., чем она мужиков приманивает. Клюют наповал, а с виду - ни кожи ни рожи. Сюсюсю, одна амбиция. Инженю вшивая. Только не рискуй, Витя, погоришь. Хозяин её для себя пасёт. Или тоже не понял?
        Злоба вспыхнула в ней, как сухой хворост, она враз подурнела.
        - Тебе не пора? - спросил я. - День на дворе.
        Спохватилась, улыбнулась вымученно. Но было видно, что припасла ещё какуюто гадость. Я хребтом почуял.
        - Витенька, херувимчик мой, а ведь я тебе важное забыла сказать. Отвлёк своими домогательствами, ненасытный мой.
        - Что такое?
        - Ты когда вчера Гарика видел?
        - Верещагина?
        - Один у нас Гарик, вечная ему память.
        - Что значит - вечная память? Шуточки у тебя не смешные, Иза.
        - Какие уж тут шуточки. Суровая проза жизни. Был Гарик, и нет Гарика. Ктото петельку на шейку накинул и придавил прямо в ванной. На тебя, Витя, грешат.
        - Чтоо?! - У меня под сердцем похолодело. - Не верю.
        Допила вино, потянулась покошачьи.
        - Ой ты, шалунишка маленький… Я тоже сперва не поверила. Не может быть. Писатель, творческая, тонкая натура - и такое изощрённое убийство ни в чём не повинного человека. Чем он тебе так досадил?
        - Иза, прекрати комедию!
        - Доказательства неопровержимые, жестокий мой. Часики у него оставил на ночном столике. И ещё Гарик записку написал перед смертью, назвал маньяка. Её Оболдую вчера доставили… Хочешь совета, родной мой?
        - Аа?
        - Ни в чём не признавайся. Скажи, к случке принуждал, а ты отбивался… Ну, и нечаянно… Все знают, Гарик по этой части был неукротимый…
        Она ещё чтото нашёптывала, издевательски гладя меня по голове и както подозрительно сопя, но я уже плохо слушал. Всё это было нелепо, чудовищно, но я не сомневался, что это правда. Ктото искусно меня топил. Но зачем, с какой целью?
        - Давай, миленький, соберись, не отвлекайся, - горячечно бормотала Изаура. - Полакомься напоследок. Утренний стоячок самый клёвый…
        Глава 17 Год 2024. Полковник Улита
        
        Изба не изба, дом не дом, шатёр не шатёр, а чтото вроде берестяной кубышки на бетонных ножках и с одним окном. Митя Климов и «матрёшка» Даша медленно приходили в себя после психотропного шока. Сидели каждый на своём стуле, и ещё рядом с ними была кровать, застеленная лоскутным одеялом. На ней они оба проснулись. Одежда на них была прежняя, драная, но сознание замутнённое. Час или два сидели молча, потом Даша сказала:
        - Как хорошо, когда солнышко.
        - Летом тепло, - согласился Митя. - Но зимой тоже неплохо, если печку растопить. Спиной прислонишься, глаза закроешь - кайф!
        - А я знаешь о чём мечтаю? В баньке попариться. У нас, где я… Ой!
        - Что «ой»? Комарик укусил?
        - Не могу вспомнить. Про баню помню, а где это было, не помню. Не помнишь, Митя, где я раньше была?
        - Откуда? - Митя пятернёй почесал затылок, как когдато делал его дед. - Меня другое беспокоит. Никак не пойму, где мы сейчас.
        На самом деле они с Дашей особенно не тревожились, оба были в приподнятом настроении, в ожидании чегото приятного, что должно вотвот случиться с ними. Они не испытывали ни жажды, ни голода, ни какихлибо других сильных желаний. Казалось, могли просидеть на этих стульях хоть целую вечность. В берестяной капсуле они чувствовали себя как в материнской утробе. Митя зачемто полез в карман брезентухи и с удивлением обнаружил там початую пачку сигарет «Голуаз».
        - Оо, погляди, Дашка. Можем курнуть. У тебя есть огонёк?
        - Какой огонёк, Митя?
        - Ну, такой… чирк, чирк! Зажигалка или спички?
        Даша обшарила себя, залезла глубоко в полотняные штаны, лоскутами висевшие ниже колен, и достала чёрную пластиковую штуковину с кнопкой и экраном, размером как раз со спичечный коробок.
        - Что это, Митя?
        Митя обследовал приборчик, даже понюхал.
        - Да что угодно это может быть. Внимание! Нажимаю кнопку.
        - Ой! - испугалась Даша. - Не надо, Митя. Вдруг взорвётся?
        Митя беззаботно рассмеялся: наивные девичьи страхи. Вдавил зелёный пупырышек, экран засветился, и раздражённый голос произнёс:
        - Чего вам, ребята? Выспались, что ли?
        - Видишь, типа рации, - авторитетно сообщил Митя, радуясь, что соображает. - А ты боялась.
        - Спроси у него, спроси, - заспешила Даша.
        - Что спросить?
        - Да чтонибудь, какая разница.
        Митя поднёс коробочку к губам и строго потребовал:
        - Кто ты? Жду ответа!
        После шороха и потрескивания минирация, попрежнему раздражённо, отозвалась:
        - Включаю настройку. Проверка на вшивость. Не рыпаться, господа.
        - Какая про… - заблажил Митя, но прикусил язык. Кубышка на курьих ножках завибрировала, через пол, через пятки потекло дурманное тепло, в помещении посветлело. Даша, постанывая, вцепилась в Митино плечо. Неприятные ощущения кончились так же быстро, как и начались: капсула замерла, свет потух, но результат был поразительный - у обоих сознание словно промыли ключевой водой.
        - Дозу, что ли, впендюрили? - хмуро предположил Митя. - Ты как?
        Даша смущённо улыбалась.
        - Кажется, кончила, Митя.
        - Паршивой куме одно на уме, - начал Митя, но его перебил голос из коробочки:
        - Готовность установлена. Реакции в норме. Выходи по одному, молодёжь.
        Что имелось в виду, стало понятно, когда узкая дверь в стене отворилась и в проём хлынул чистый лесной воздух, наполненный множеством знакомых звуков. Митя спрыгнул на землю - ступенек и крыльца у капсулы не было - и протянул снизу руку «матрёшке». Неожиданный учтивый жест из какогото далёкого прошлого. Даша с улыбкой оперлась на руку мужчины, хотя и раскраснелась.
        Двух шагов не отошли, как изза деревьев появилась загадочная фигура. Кривоногий подбористый мужичок с обветренным, иссечённым шрамиками лицом, одетый не полетнему и не порусски - в короткой кольчужке, сверкающей начищенными латунными звеньями, в кожаных штанишках до колен, в меховых унтах. Кудлатая голова не покрыта, на поясе клинок с наборной рукоятью в расписных ножнах. Даша спряталась за Митину спину.
        - Не боись, - успокоил мужичок простуженным голосом. - Я свой. Егоркой кличут. Велено проводить.
        - Куда проводить? - спросил Митя.
        - К батюшке полковнику на правёж.
        - А где мы, Егорка?
        - Того знать не положено.
        Пока пробирались едва зримой лесной тропой, Мите чудилось, что их отовсюду провожают чьито зоркие глаза. Он ещё сделал несколько попыток разговорить проводника, но безуспешно. Мужичок был настроен дружелюбно, контактно, но на большинстве вопросов его словно заклинивало. При этом он не производил впечатления изменённого. Может быть, был даже нормальнее всех тех редких нормальных, нетронутых, кого Мите изредка доводилось встречать в прежней скитальческой жизни. Прежде всего это выражалось в открытой и простодушной улыбке. Изменённые же лыбились, кривились, ухмылялись, но всегда с опаской, с настороженностью, без знака дружбы. Егорка улыбался почеловечески, беззаботно, с любопытством и приветом. Но всё же его клинило, а это верный знак повреждённой психики. Присмиревшая Даша тоже попробовала выведать у него хоть какуюто информацию. Льстиво поинтересовалась:
        - Егорджан, куда вы всётаки нас ведёте с Митей?
        - К полковнику, девица, куда ещё.
        - Кто такой полковник? Большой человек, да?
        - Полковник - он и есть полковник. Улита Терентьич. Кого хошь спроси.
        - Он, раз полковник, командует кемто?
        - А как же. Дружина у него. Я тоже в ней состою. Гонец по особым поручениям.
        - Это мы с Митей - особое поручение?
        - Не наше дело, - засбоило мужичка. - С вами без нас разберутся.
        - Убьют, да?
        Егорка сбавил шаг, поглядел с удивлением.
        - Почему убьют? Необязательно. Смотря какая вина. Может, помилуют. Бывает, и наградят.
        - Выходит, судить будут?
        - Скажешь тоже, девушка. Не такая ты величина, чтобы судить. Определят по анализу.
        - Полковник определит, да?
        Очередной сбой с синей вспышкой в глазах и всё тот же неопределённоглуповатый ответ:
        - Нам неведомо, кто определит. Сказано - на правёж, значит, на правёж… Ух ты, мать честная!
        Возглас относился к крупному пушистому зверьку, похожему на рысёнка, выкатившемуся Егорке под ноги. На Митю и Дашу зверёк угрожающе рыкнул, потом заскакал вокруг мужичка, как припадочный.
        - Ну хватит, хватит, Петюня. - Мужичок беззлобно отбивался от назойливых прыжков, зверёк норовил то ли лизнуть, то ли укусить в губы. - Поозоровал - и баста. Отрыщь, тебе говорят!
        - Кто это? - спросил Митя. - Мутант?
        - Сам ты мутант, - неожиданно обиделся Егорка. - Поостерегись в другой раз, пришелец, Петюня не всегда ласковый.
        Зверьку тоже не понравилось, как его обозвали, он задержал на Мите продолжительный изучающий взгляд.
        - Да я без намёка, - смутился Митя. - Для меня все животные - братья родные.
        - Сам ты животное, - ещё больше построжал Егорка и надолго замкнулся, не отвечая ни на какие вопросы, будто оглох.
        Шли часа три буреломом, потом тропа перетекла в узкий, хорошо утрамбованный тракт с отпечатками гусениц волокуш. Рысёнок Петюня, трусивший рядом с проводником, забежал вперёд, плюхнулся на задницу и коротко, жалобно взвыл. Егорка потрепал его по холке, и они любовно потёрлись лбами.
        - Дальше ему нельзя, - пояснил Егорка попутчикам. - Ничего, Петюня, не навек расстаёмся.
        Петюня остался на дороге и с укоризной глядел им вслед, пока тропа не свернула.
        - Какой хорошенький, - пожалела Даша. - Господин Егор, почему ему нельзя с нами?
        - Петюня стиховой, а там соблазнов много. - Мужик сам явно был огорчён, что пришлось оставить зверя. - Никакой я тебе не господин, девушка. У нас господ нету, все равнозначные.
        Вскоре лес кончился, и прямо перед ними в излучине реки открылось поселение. Отсюда, с бугорка, оно было видно как на ладони. Десятка четыре неровно разбросанных изб, огороженных общим высоким забором да ещё окольцованных рвом, похожим издали на чёрную свернувшуюся змею. Среди изб выделялось двухэтажное здание из кирпича, вдруг напомнившее Мите родной многоквартирный барак в Раздольске.
        Их впустили в городище через узкую, обитую железными пластинами дверь сбоку от деревянных ворот, в которые упирался дощатый настил. Двое стражников, одетые так же причудливо, как Егорка, да ещё вооружённые музейными арбалетами, поочерёдно с ним обнялись, хлопая по спине, как после долгой разлуки. На Митю с Дашей лишь повели раскосыми очами, а один вдобавок сплюнул в их сторону. И позже, когда шли по улице, на них подчёркнуто не обращали внимания, хотя людей в палисадниках на грядках копошилось изрядно: преимущественно пожилые бабы да малые ребятишки, мужчин не было видно. Бабы выпрямлялись от земли, весело окликали Егорку, поздравляли с благополучным возвращением, будто он прибыл с того света, а на попутчиков взглядывали как на пустое место. Всё это было немного странно. Весь посёлок затронул в Мите какоето давнее воспоминание, будто выплывшее из ночного сновидения. По Дашиному лицу он видел - она тоже испытывает чтото подобное. Можно было предположить, что они очутились в голографическом мире, если бы не вполне осязаемые запахи и звуки. Митя сорвал яблоко с дерева, перекинувшего ветки через
штакетник, надкусил, дал попробовать Даше. Яблоко было настоящее, незрелое, кислый сок обжёг гортань, усилив стократно ощущение, что всё это уже было с ним когдато: низкие закопчённые избы, похилившиеся оградки, картофельные и овощные плантации… и, главное, свежие голоса и обветренные лица женщин… Где было, когда было, да и было ли вообще…
        - Что ты сказала? - переспросил он Дашу.
        - Не знаю, - испугалась она. - Горе горькое по свету шлялося и на нас невзначай набрело.
        - Какое горе? - разозлился он. - Не каркай, накличешь ещё.
        - Митенька, мне страшно. Как будто, как будто…
        На кирпичном доме над дверью полыхал чудной плакат: суровая женщина с взволнованным лицом, в распахнутом платке на тёмных волосах, грозила пальцем прохожему. На плакате грозная надпись: «Ты записался, сволочь, в военноморской флот?»
        На каменном крылечке восседал здоровенный детина в тельняшке, с непримиримым лицом. Подождав, пока они приблизились, детина ловким движением выдернул изза спины звуковой ускоритель. Митя от удивления аж заморгал. Он знал, как действует эта продолговатая чёрная штука, похожая на полицейский жезл. Если детина чокнутый, от них с Дашей останется только голубоватый дымок.
        - Стой, кто идёт? - рявкнул детина.
        - Не дури, Тимоха, - засмеялся гонецпорученец Егорка. - Оставь свои хохмы для клуба. Полковник на месте?
        - Ничего не знаю, - не сдавался страж. - Говори пароль. Стреляю без предупреждения.
        - Счас так стрельну, - окрысился Егорка, - язык проглотишь.
        После этого детина смягчился, убрал ускоритель за спину, заискивающе прогудел:
        - Куревом не богат, Егорий?
        - И было бы, не дал. Ишь, шутник. Мало вас песочат, всё бы лемеха крутить. А у нас дело срочное.
        - Проходи, коли так. - Детина отстранился, толкнул дверь ногой, но когда протискивались мимо, успел прихватить Дашу за бочок.
        Полковник Улита принял их в обыкновенной комнате с одним окном и почти без мебели - тёсаный стол с компьютером, три табуретки да деревенские полати поперёк стены, - и если Митя ожидал увидеть одного из тех головорезов, чьи портреты красовались на расклеенных по Москве листовках с надписью «Враг свободной России. За укрывательство - смертная казнь», то здорово ошибся. На полатях сидел человек преклонного возраста, предельно измождённого вида и с таким выражением в запавших глазах, будто сидеть ему трудно и он сейчас ляжет, за что заранее просит прощения. Но вокруг реденьких кудрей Митя различил характерное свечение, знак высшей принадлежности; из всех встреченных Митей прежде людей таким знаком обладал лишь Истопник, но у того аура не имела такой упругой насыщенности. У Мити сердце оттаяло: больше не надо хитрить и изворачиваться. Дошёл.
        - Именно так, Климов, - подтвердил его мысли полковник Улита. - Дошёл, и, полагаю, это было не такто легко… Что ж, располагайтесь, детишки, разговор будет долгий. А ты ступай себе с богом, Егорка.
        Гонецпорученец склонился в почтительном поклоне и приложился губами к желтоватой руке старика. Митя воспринял увиденное как должное, как чтото вполне естественное, но Даша испуганно ойкнула. Полковник с улыбкой обернул к ней страдальческий лик.
        - Ишь как изломали тебя окаянные. Ничего, дай срок, вернётся покой в твою душу.
        Даша, не выпуская Митиной руки, опустилась на табуретку.
        Егорка, пятясь, покинул комнату, и полковник снова заговорил. Его голос звучал как течение глубоководной реки; серебристое сияние над головой покачивалось и меняло очертания, словно поддуваемое ветерком. Он поздравил их с тем, что они находятся в зоне отчуждения, где не действует власть супостата. Если они не таят в сердце зла, то бояться им больше нечего, у них будет время, чтобы заново понять смысл земного бытования и самим решить свою дальнейшую судьбу.
        К Даше он обратился отдельно и сказал нечто такое, от чего «матрёшка» зарделась как маков цвет.
        - Беду твою вижу, девушка, но шибко не кручинься. Любовь всё превозмогает.
        Даша метнула быстрый взгляд на Митю.
        - Любовь тут ни при чём, господин Улита. Это физиология. С ней не поспоришь.
        - Про умные слова забудь, они для того придуманы, чтобы правду темнить. Пятерых детишков родишь, помяни моё слово. Нам солдатиков много понадобится.
        После этого Даша затуманилась и умолкла, а Митя остро ощутил, что наступил час откровения, и если он им не воспользуется, другого раза может не быть.
        - С детишками понятно, господин полковник, - сказал он с вызовом. - И с любовью тоже. А со мной что будет, хотелось бы удостовериться.
        - Наскучило вслепую жить, отрок? - усмехнулся Улита.
        - Давно наскучило, - согласился Митя.
        - Спешить не надо. Сперва доложи, что в клюве принёс? Что велел передать Истопник?
        - Зачем спрашиваете? И так ведь знаете. Вы же всю информацию слили.
        - Нет, Митя, не всю. Твой Димыч не дурак. Он предусмотрел, что можешь в нехорошие руки попасть. Коечто заблокировал намертво.
        - Разве такое возможно?
        - Почему нет? Чужая душа - потёмки. Наука вершки соскребла и почила на лаврах. Но много в человеке такого, что ей неподвластно. И никогда подвластно не будет. Ты, Митя, лучше ответь на мой вопрос, не тяни.
        Сияние над головой полковника потускнело, почти исчезло, но что это означает, Митя не знал.
        - Не гневайтесь, господин Улита, - ответил он в тон допросчику, - но если вы впрямь о чёмто не дознались, значит, Димыч не зря подстраховался. Мне велено до Марфыкудесницы добраться, ей лично передать весточку. Кем буду, если нарушу указ?
        - Будешь кем и есть, отрок. Странником всесветным.
        Митя затаил дыхание.
        - Что за странник такой? По этапу погонят?
        - Странник - это не путь, а судьба. Она даётся не по достигнутой цели, по неизбежному промыслу. Не по уму и заслугам, по вере сердечной.
        - Путано. Не понимаю.
        - Значит, не созрел, чтоб понять. Теперь о Марфе Ильиничне. Её увидишь, но вряд ли узнаешь. У ней много обличий, и открывается её суть не всем. Говори, чего принёс, не сомневайся. Дойдёт по назначению.
        - Митька, - вмешалась очнувшаяся Даша, - хватит дурачиться. Спрашивают - отвечай.
        Он видел, что «матрёшка» полностью подпала под чары полковника. Лицо отрешённое, как у бредящей. В глубоких очах ледяной восторг. Там детишки нерождённые скачут. Это его разозлило.
        - Не знаю, кто вы, господин Улита, но уж больно ловко управляетесь с нами. Нет, моё слово твёрдое. Или Марфе, или никому.
        - А коли скажу, что я и есть та самая Марфа?
        - Не поверю, - ответил Митя.
        - И правильно сделаешь, - одобрил полковник.
        Он стал слезать с полатей, да зацепился ногой за половик и чуть не грохнулся на пол. Митя успел подхватить. Тельце лёгкое, как у девушки, но в ладонях ощутил ожог.
        - Вам плохо, полковник?
        - Погоди, не суетись.
        Старик высвободился из его рук, доковылял до стола. Там, кроме компьютера, стоял какойто прибор наподобие электрического чайника с прозрачным сосудом, наполненным чемто голубоватым - жидкостью или паром. Полковник подобрал витой проводок от прибора, свободный конец сунул в ухо, как штепсель в розетку. Щёлкнул тумблером, прибор заурчал, жидкость в сосуде вспенилась и помутнела, зато сияние над белыми прядками старика, уже еле заметное, озолотилось и обрело ровные очертания. Лицо посвежело, глаза заблестели. Даша привычно ойкнула. Митя отвесил ей лёгкий подзатыльник, на него самого нахлынуло подозрение: человек ли Улита, не биоробот ли? По прежнему опыту знал, как их трудно различить. Первую партию биороботов (пилотную) миротворцы запустили в народ с десяток лет назад, но те были несовершенной конструкции, и, хотя внешне походили на обыкновенных руссиян, у них имелись отличительные признаки, по которым мужики раскалывали их элементарно. К примеру, если биоробот забредал в пивную, а они там большей частью и околачивались, то стоило ему лихо осушить кружку суррогата, как в башке щёлкал
неотрегулированный клапан, и сразу становилось ясно, кто это такой. Чтобы убедиться, что нет ошибки, следовало подойти сзади и хорошенько хрястнуть по позвоночнику, отчего у биоробота происходило короткое замыкание, он дрыгал всеми конечностями и вопил одно и то же: «Сдавайся, русс, ты покойник!»Впоследствии их усовершенствовали, скрестили с клонами, так что нынешние биороботы и по эмоциональному настрою, и по утробным проявлениям ничем не отличались от аборигенов. В городах они занимались сбором информации (списывали с подкорки), и, в принципе, даже длительный контакт с биороботом был не опасен, но, естественно, до определённого предела. Фирмыпроизводители этих тварей, дабы избежать лишних потерь (штукато дорогая), снабдили их минианнигиляторами, которые включались автоматически при малейшей угрозе разрушения микросхем. В этом смысле особенно нежелателен был половой контакт с биороботомсамкой, от коего самый смышлёный туземец не был застрахован. Изготовители для куража придавали своим изделиям облик самых неотразимых супергёрлз…
        - Нет, нет, - успокоил полковник Улита, - это совсем не то, что ты подумал, отрок. Обыкновенная подзарядка.
        - Люди так не подзаряжаются.
        - Нужда заставит… последствия операции, - смущённо признался полковник. - Трансплантация жидких кристаллов в мозг.
        - И где вам её сделали? В соседней избе? Егорка оперировал?
        Старик, покряхтывая, взобрался обратно на полати, обратил на него незамутнённый, как у младенца, взор.
        - Ты вправе усомниться, отрок, но ты ещё ничего не знаешь.
        - Что я должен знать? Помоему, господин Улита, вы водите нас за нос. Зачем? Мы и так в вашей власти.
        - Как не стыдно, Митька?! - вспыхнула Даша. Старик успокоительно поднял палец.
        - Вспомни изотопную ловушку, Митя. Потвоему, её тоже сделали в соседней избе? Хорошо ли, худо ли, но мы не дикари, хотя стараемся, когда можно, жить по старинке, в единении с природой и по заветам предков. Давай вернёмся к этому разговору через несколько дней. Сейчас грустное сообщение, дети мои. На какойто срок вам предстоит расстаться.
        Молодые люди переглянулись.
        - Как это - расстаться? - пролепетала Даша. - Я не могу без Мити. - И в подтверждение повисла у него на руке.
        - Ничего страшного, - уверил полковник. - Поживёшь с женщинами, переймёшь наши обычаи, даст Бог, покрестим тебя… А ты, отрок…
        - Неет! - завопила «матрёшка» и внезапно бросилась на старика, выставив руки с растопыренными пальцами. Немного не добежала, чтото словно ударило её сзади под коленки: она перегнулась и рухнула лбом в половик.
        Митя как сумел объяснил поведение подруги.
        - Она в «Харизме» работала, у неё стойкий эмоциональный крен. Пощадите, господин Улита. Это не бунт.
        - Не беспокойся, ничего худого не случится.
        Старик щёлкнул пальцами, в комнату вошли две пожилые бабки крупного телосложения, в серых, под брови, одинаковых платках и, кажется, с одинаковыми лицами, как у близняшек. Ни слова не говоря, одна взвалила обеспамятовавшую «матрёшку» на плечо, вторая облобызала руку Улиты.
        - На Белое подворье, - напутствовал полковник. - Кликните Устинупечальницу. Пусть побеседует с ней подольше. После к работе приставьте.
        - Будет сделано, батюшка, - отозвались хором бабки, и первая ухитрилась поклониться даже с ношей на плече.
        - С тобой, Митя, проще, - обратился к Мите старик, потряхивая серебряной аурой, как длинным козырьком. - Не хочешь открыться, твоё дело. Но прежде чем стать на довольствие, придётся искус пройти.
        - Какой искус? - взмолился Митя. - О печку башкой? Отдохнуть бы да пожрать с дороги.
        - И пожрёшь, и отдохнёшь, но не сразу. Искус лёгкий, необременительный. Испытание огнём. Для дружинника - детская забава. Кровь у тебя плохая, Митя, микроб в ней импортный. Повечеру запалим святой огонь, и на виду у честного люда шагнёшь в костёр. Хватит духу?
        - Лишь бы у вас ума хватило, - дерзко отозвался Митя. У него на душе стояла чёрная муть. Заполошный голос «матрёшки», её отчаянное «Неет!» звенело в ушах. Он стыдился показать свою слабость Улите. Чувствовал себя так, будто могучие бабки вырвали у него печень и унесли с собой.
        Глава 18 Наши дни. Предъявление счёта
        
        «Из школьной хроники. Ленчик Оболдуев - староста 7го „Б“. Зачатки общественного темперамента. Его любят учителя, ему беспрекословно подчиняются одноклассники, за исключением Васьки Кутепова. Васька - хулиган, бузотер, плохой мальчик пролетарского происхождения. Родители: отец - слесарь, алкаш, мать - поломойка, алкашка, при случае промышляет проституцией, но украдкой. Времена дикие, коммунячьи, проституция под официальным запретом. Правда, под давлением прогрессивной западной мысли разрешены аборты. Любовь к Оболдуеву учителей отчасти объясняется высоким положением его отца: Оболдуевстарший - крупный министерский чиновник (впоследствии инструктор ЦК партии). Несколько попыток образумить хулигана Кутепова, неудачные. Васька избивает двух девочек, подкладывает учителю физики в портфель дохлую крысу, грозит самому Ленчику оторвать ему все яйца. Частичное исполнение угрозы: побои в туалете. У Ленчика Оболдуева выбиты два зуба. Стойкий интеллигентный мальчик никому не жалуется. Пробует ещё раз договориться с хулиганом похорошему. Объясняет, что его могут отчислить из школы и тогда ему прямой путь в
колонию. Вторичные побои на заднем дворе школы. Побои сопровождаются глумом. Для расправы над отличником и старостой хулиган приглашает двух уличных дружков, и они втроём мочатся в ранец Оболдуева. Ленчик огорчён. Его самолюбие страдает оттого, что он ничем не может помочь озорнику. Виноваты гены, среда. Наконец он испытывает последнее средство. Просит Кутепова задержаться после уроков и предлагает сделку. За каждый день, проведённый в школе без замечаний, рубль премиальных. Кутепов, думая, что над ним издеваются, пытается выбить Ленчику глаз. Это ему не удаётся. Ленчик выдаёт аванс - пять рублей, сразу за пять дней вперёд. Хулиган ошеломлён. Что ж, можно попробовать, бормочет, растроганный. Начинает понимать, как ошибался в „папином сыночке“, возможно, впервые сталкивается с человеческой добротой и бескорыстием. Ему тревожно. „Тебето, гадёныш, зачем это нужно?“ Ленчик отвечает уклончиво: дескать, честь класса и прочее такое. Он верит, что в глубине души Кутепа хороший, смышлёный мальчик и может учиться на одни пятёрки. Сделка заключена. В отпетом хулигане начинается процесс духовного возрождения,
катарсис. С помощью Ленчика он постепенно изживает свои недостатки: садизм, коварство, онанизм, склонность к надругательству над святыми для каждого пионера понятиями. К седьмому классу они лучшие друзья. Кутепов становится его телохранителем и слугой. Побеждает на районной олимпиаде по математике…»
        Я поинтересовался у Леонида Фомича, как сложилась в дальнейшем судьба Васьки. К сожалению, не слишком удачно. Поступив в институт, Леонид Фомич потерял его из виду, но стороной узнал, что бедный Кутепа, лишившись духовного наставника, связался с дурной компанией, колобродил, когото зарезал в пьяной драке, и впоследствии следы его затерялись в местах отдалённых. «Может, верно сказано, чёрного кобеля не отмоешь добела, но я до сих пор чувствую ответственность, испытываю вину за несложившуюся судьбу этого, в сущности талантливого паренька. Времена были глухие, не забывай, Виктор. В свободной стране Кутепа мог сделать приличную карьеру, кем угодно стать - и бизнесменом, и депутатом. Да вот не сложилось, сгорел, и водка сгубила…»
        Хороший эпизод. Вполне годный для первой главы жизнеописания. Таких у меня набралось достаточно. Я исписал уже три толстые тетради простой шариковой авторучкой. Никаких компьютеров, прихоть гения. Но попрежнему никак не мог уловить общей интонации. Именно общей. Естественно, разные главы в зависимости от содержания потребуют оттенков - от патетики до иронии, - но сквозной звукмелодия… Трудность заключалась ещё в том, что интонация не должна быть моей собственной, отражающей неповторимый, как отпечатки пальцев, литературный почерк, а принадлежать главному персонажу, выражать его сущностные характеристики. Это совершенно необходимо, если подходить к работе добросовестно, не настраиваясь на художественную поделку… Имитация душевного стиля - вот как это можно назвать.
        Спросонья, не открывая глаз, я тешился привычными мыслями, но негромкий стук в дверь вернул меня на землю. Надо заметить, возвращение было малоприятным. Инстинктивно я покосился на подушку, где час назад возлежала прекрасная Изаура, сколупнул пальцем с наволочки длинный чёрный волос, будто поймал крохотного ужика. Стук повторился настойчивее. Я раздражённо крикнул: «Да кто там в такую рань? Сейчас иду!» - и спустил ноги с кровати. Оказалось, не час я проспал, было позднее утро, около одиннадцати.
        На пороге стоял управляющий Мендельсон в своей забавной шотландской юбочке, седовласый и напыщенный. Поздоровавшись и извинившись за вторжение, сообщил:
        - Вас ждутс, Виктор Николаевич. Извольте поторопиться.
        По его лицу я попытался понять, какой мне уготован приговор, - это было всё равно что гадать по ромашке.
        - Кто ждёт, Осип Фёдорович?
        - Леонид Фомич к себе требуют.
        - Он здесь? Когда приехал?
        - Пять минут назад, и сразу распорядился.
        - Чтонибудь ещё говорил?
        - Полюбопытствовал, не захворал ли.
        - С чего это я должен хворать?
        - Обыкновенно рано встаёте, а тут почивать изволите. Он и усомнился.
        - Хорошо, сейчас буду, только умоюсь. Где он ждёт?
        - В овальном кабинете, Виктор Николаевич… Позвольте дать совет.
        - Да?
        - Уж не затягивайте с умыванием. У хозяина, как мне показалось, не самое благоприятное настроение.
        Дружеское предостережение, и, возможно, сделанное без задней мысли, но, увы, запоздалое.
        - Не в курсе, Осип Фёдорович, отчего у него испортилось настроение?
        - Так вы не знаете? Давеча Гарий Наумович, безгрешная его душа, изволил преставиться при загадочных обстоятельствах. Оттого и переполох.
        Мендельсон скорбно потупился, но не совсем справился с лукавой улыбкой. Я изобразил крайнее изумление, а затем горе - на уровне мхатовских подмостков. Во всяком случае, надеялся.
        - Что?! Как преставился? Да мы вчера с ним беседовали…
        - То было вчера, - философски заметил управляющий. - А ныне бедолага уже не с нами. Вряд ли теперь побеседуете.
        Всё же чтото он недоговаривал, излишняя словоохотливость его выдавала, но у меня не было охоты выяснять.
        - Через минуту буду, - сказал я и захлопнул дверь. В ванной комнате присел у зеркала, разглядывал своё осунувшееся, опухшее после ночи любви лицо и пытался угадать, что происходит. Куда меня занесло и, словами поэта, мой конец близок ли, далёк ли?
        По роже видно было, что близок, но сердце вещало другое. И если уж признаваться во всём, я был полон сладостных воспоминаний. Безумная Изаура задала жару, но попутно словно вернула мне давно утраченную уверенность в себе.
        В конце концов, истинная беда всегда меньше воображаемых страхов. Даже если Леонид Фомич разочаровался во мне и решил дать отставку, то, насколько я его узнал, он не станет спешить, постарается выжать из ситуации максимум удовольствия. Гурман во всём, и в наказании провинившихся людишек он больше наслаждался приготовлениями, чем самой расправой.
        Однако стоило мне переступить порог кабинета, как все утешительные соображения рассыпались прахом. Таким я его ещё не видел. Огромные уши торчком, бледные, обычно бесцветные глаза выкатились на середину лица и пылают праведным гневом. Низкорослый и корявый, весь он напоминал (чудная ассоциация) лесной пень с буйно расцветшей верхушкой. Но ещё проступило в нём чтото по мальчишески обиженное, когда, скрестив руки на груди, он скорбно прогудел:
        - Зачем ты это сделал, Витя? Заметь, пока не спрашиваю как, а спрашиваю - зачем? Ты разве не знал, кем был для меня Гарик?
        - Вашим юристом?
        - Нет, Витя, не только юристом. Гарик верой и правдой служил мне двадцать лет и стал как бы заместо сына. Можешь ты это понять, отчаянная твоя голова?
        Смелое заявление, если учесть, что покойный (покойный?) Гарий Наумович старше Оболдуева лет на десять.
        - В чём вы меня обвиняете, Леонид Фомич?
        - Смеешь спрашивать? - Ободдуев придвинулся ближе, и я смотрел на него как бы сверху вниз, что было по меньшей мере неучтиво. - Выходит, для писателя убийство пожилого беспомощного человека такой пустяк, что не о чем и говорить? Виктор, ты меня ужасаешь.
        Большой актёр в нём пропадал. Он так талантливо разыгрывал сценку по собственному сценарию, что я охотно подыграл бы, если в знал, какой реплики он ждёт.
        - Леонид Фомич, вы прекрасно понимаете, всё это сущая нелепость. Кого я мог убить? Не верю, что вы говорите всерьёз. Да, я встречался вчера с Верещагиным, мы вместе допрашивали господина Пенкина, вернее, я присутствовал на допросе. Оттуда сразу поехал домой. Это легко проверить.
        Оболдуев плюхнулся в кресло, делая вид, что задыхается от возмущения. Теперь я смотрел на него не просто сверху вниз, а как бы с горы. Но сесть без приглашения не решался. Испытывал лакейскую оторопь, род недуга.
        - Уже проверили, Витя, уже проверили, - сообщил он с трагической ноткой. - В его квартире твои вещи, часы и прочее и повсюду твои отпечатки. Мне стоит снять трубку, и тебя запрут в камеру. Но сперва хочу выяснить подробности. Что побудило? Есть же хоть какието причины для такого кошмарного злодейства? Ты ведь не маньяк?
        - Нет, не маньяк. Но совершенно не понимаю… Если вы решили избавиться от меня, к чему такие сложности?
        - Избавиться? От тебя?
        - А что ещё можно подумать? Леонид Фомич, мы заключили договор, что я напишу книгу. Ни о чём больше. Скажу прямо, работа продвигается успешно, и…
        - Погоди о книге, есть вещи поважнее.
        - Потом начались все эти поручения, нисколько не относящиеся к делу. Хорошо, допустим, чтобы узнать вас получше, имело смысл познакомиться с вашим бизнесом, но история с господином Пенкиным - это вообще чтото запредельное. Театр абсурда. Я даже не уверен, что всё это мне не померещилось. Ведь именно Гарий Наумович требовал… Ох, да вы сами всё знаете.
        - Нука присядь, Витюша… Что я должен знать? Чего от тебя требовал Гарик?
        Я опустился на стул, чувствуя, как к горлу подступил липкий комок. Уж больно изощрённо он издевался, его растерянность казалась абсолютно неподдельной. Хотя я мог дать голову на отсечение, что сцену допроса Оболдуев (при желании) ещё вчера просмотрел по видику.
        - Гарий Наумович склонял меня к тому, чтобы вколоть яд господину Пенкину, - доложил я обречённо.
        - Ах, вот как? За это ты его кокнул?
        - Кого?
        - И как только справился, откуда сила взялась? Подвесить в ванной на крюк! Да в нём, поди, живого весу было пудов семь. А ты с виду не такой уж богатырь…
        - Леонид Фомич, позвольте…
        - Нет, голубчик, не позволю. Напрасно ты затеял со мной в кошкимышки играть. Ежели хочешь внушить, что был невменяемый и ничего не помнишь, то симулянт из тебя, Витя, никудышный. Лучше бы признался как на духу, так, дескать, и так, не было другого выхода… Ну?!
        Выпученные глаза гипнотизировали, под их неумолимым напором я словно погрузился в некую фантасмагорию и уже готов был взять на себя не только вымышленную вину, но заодно и убийство Джона Кеннеди, случившееся до моего рождения. Поддавшись искушению, я едва не последовал совету Изауры Петровны. На языке так и вертелось, что коли уж на то пошло, то ваш прекрасный Гарик чуть меня не изнасиловал, и вот в порядке самозащиты… Вертелось, да не сорвалось. Мысли смешались, я натурально онемел.
        Несомненно, Оболдуев видел, в каком я состоянии. Он благодушно почесал живот, потом поднялся и сходил к бару, принёс бутылку нарзана. Пока ходил, я отдышался и вернул себе крупицу самообладания. Подумал, что, вероятно, Оболдуев, как и другие люди, подобные ему, оказавшиеся победителями в процессе естественного отбора, обладает, должен обладать незаурядным даром воздействия на простых смертных, подобных мне, мучимых всевозможными комплексами и фобиями. Управляется с нами, как с кроликами. И всё же не укладывалось в голове, что весь этот спектакль он затеял только от скуки. Наверняка преследовал какуюто иную цель, неведомую мне. Но какую - вот вопрос.
        Оболдуев вернулся в кресло, нацедил нарзану в хрустальный стакан и, морщась от пузырьков, отпил сразу половину мелкими глотками, плотоядно причмокивая. На меня глядел с укоризной, но без прежнего возбуждения и гнева, похоже, горе от потери любимого «сына» Гарика немного поутихло.
        - Ладно, Витя, сделанного не воротишь, жмурика, как говорится, не воскресишь, надо както дальше жить. Правда, не понимаю, как ты сможешь жить с таким пятном на совести… - Он опять чуть было не завёлся, но взял себя в руки, отпив водички. - Денежки, Витя, придётся вернуть.
        Чутко улавливая его настроение, я воспрянул духом, но от последней фразы едва не свалился со стула. Как обухом по голове.
        - Какие денежки, Леонид Фомич?
        - Будет тебе, Витя, здесь все свои… Кстати, откуда узнал про тайник?
        - Я… я…
        - Ты, Витя, ты, больше некому. Ровно полтора лимона в пятисотдолларовых купюрах. Зря на них позарился. Это плохие деньги, хотя и отмытые. Они ворованные, Витя. Он их у меня украл.
        - Леонид Фомич, вы же сами сказали, заместо сына…
        - Да, Витя, именно так… - Скорбь в его голосе приобрела вселенский масштаб. - Кто же нас предаёт, как не близкие наши? Дети, друзья, компаньоны… Никому нельзя верить в наше время, хоть бы и матери родной. Обязательно продадут с потрохами… Так где, говоришь, спрятал чемоданчик? Небось в банке ячейку забронировал, как в кино показывают?
        Ктото из нас, безусловно, был сумасшедший, и скорее всего, если трезво всё взвесить, им был я, а не он.
        - Всётаки мне кажется, вы меня разыгрываете, Леонид Фомич. Не могу представить, чтобы вы верили в то, что говорите. Я убил Верещагина? Забрал у него деньги? Ведь это всё чушь собачья. Ведь не можете вы в действительности…
        - Какой уж тут розыгрыш, Витя. Шутка ли - полтора миллиона! Беда наших интеллигентов в том, что сами заработать копейки не умеют, зато хапнуть на халяву всегда готовы. Но если начистоту, от тебя не ожидал. Талантливый молодой человек с большим будущим - и польстился. Вообще, зачем тебе такие деньги, милый? Что намерен с ними делать? Солить, что ли?
        - Вы правы, мне такие деньжищи ни к чему. Ни ворованные, ни какие другие.
        - Вот и отдай подобрупоздорову. А уж там решим, как дальше быть.
        Мы глядели друг на друга будто в беспамятстве. Будто ступор на обоих нашёл. У меня мелькнула мысль, что он вдруг сейчас расхохочется и мы сумеем както поладить. Весь этот бред забудется, и вернёмся к разговору о книге. Но не тутто было.
        - Дело даже не в деньгах, как сам понимаешь, - тряхнув головой, будто отгоняя мираж, продолжал Оболдуев. - Я не самый нуждающийся в России человек. Больше того, если бы ты, Витя, подошёл почеловечески, объяснил, что тебе без этого миллиона просто зарез, возможно, я понял бы тебя. Знаешь, сколько у меня уходит на благотворительность? А должен бы знать, как литератор… Повторяю, не в деньгах дело - в принципе. Нельзя позволять запускать себе руку в карман, даже если симпатизируешь человеку. Пойми меня правильно. Против тебя лично я ничего не имею. Вернуть деньги тебе самому на пользу. Скажи, милый, о чём ты можешь писать, что хорошего можешь сказать людям, если нарушаешь Божьи заповеди, которые гласят: не убий и не воруй? Или ты сатанист?
        Его серьёзный, наставительный тон произвёл какието чудные превращения в моём мозгу. Слёзы подступили к глазам. Я был на грани того, чтобы признаться во всём и умолять о прощении, лишь бы он прекратил изуверство. Видимо, гипноз продолжался, но вышел на новый уровень.
        - Я не сатанист, но у меня нет этих денег.
        - На нет и суда нет, - с неожиданной лёгкостью согласился Оболдуев. - Значит, напишешь, Витя, расписочку и будешь выплачивать по частям. Чтото отработаешь. За книгу вычтем гонорар… Ну и так далее.
        - Не хочу никаких расписочек, ничего не хочу. И книгу больше не хочу писать. Отпустите меня, Леонид Фомич. Ну право, на что я вам сдался?
        - Не понял, - искренне удивился магнат. - А как же контракт?
        - Расторгнем. Заплачу неустойку.
        - Нет, Витя, так не бывает… - Будто спохватившись, он взглянул на меня, на бутылку, где ещё плескалось с палец. - Попить хочешь нарзану?
        Тоже элемент издёвки и гипноза, но какойто неуловимый.
        - Нет, благодарю.
        - Так, Витя, не бывает. Такие контракты, как у нас, расторгает суд, а что ты там скажешь? Дескать, погорячился, убил старичка юриста… Кстати, чувствуешь ассоциацию с Раскольниковым? Старичок, старушка… Хехехе… Значит, убил, забрал казну, а теперь желаю расторгнуть договор, так как больше ни в чём не нуждаюсь. Витя! Да тебе намотают пожизненное, и то только благодаря мораторию. А мораторий скоро отменят. Не слыхал про это?
        - Почему отменят?
        - Поторопились с мораторием. Руссияне ропщут. Я тоже думаю, смертная казнь необходима, мы не Европа. Грозила бы тебе, Витя, смертная казнь, может, пожалел бы Гарика. Хотя куш большой, удержаться трудно, не спорю… Нет, горячку пороть не стоит. Напиши расписку и спокойно работай дальше. Дать бумагу?
        Никакой бумаги он давать, естественно, не собирался, и по лицу было видно, что забава ему прискучила. Но он явно ждал от меня ещё какихто реплик, соответствующих его сценарию, и начинал злиться на мою медлительность. У меня же осталось одно желание: поскорее закончить постыдную, нелепейшую сцену, забиться в свою нору и там наедине с собой попытаться понять, что, собственно, происходит.
        - Леонид Фомич, я могу дать сто расписок, но за тысячу лет не заработаю такой суммы.
        - Это ничего, Витя, не страшно. Не заработаешь - и не надо. Главное - протокол соблюсти. С распиской надёжнее. Сними груз с души.
        Со мной случилась маленькая истерика.
        - Не знаю, зачем вам всё это понадобилось, - прошамкал я, словно зубы вываливались, - но со мной этот номер не пройдёт. Хрен вам, а не расписка.
        Похоже, именно этого он и ждал. Расцвёл в улыбке, как примадонна, лоснящиеся щёчки порозовели. Хлопнул в ладошки - и в кабинете появился Абдулла. Склонился у дверей в церемониальном восточном поклоне.
        - Проводи господина писателя, - распорядился Оболдуев. - А ты, Витя, подумай хорошенько. Зачем нам ссориться? Нам ссориться ни к чему.
        Ещё под впечатлением своего «хрена» я задумчиво последовал за бритоголовым абреком, и лишь когда спустились на первый этаж, осведомился, куда он меня ведёт. Абдулла смешливо скосил чёрные, как две пули, глаза.
        - Пересыльный пункт… Не бойся, товарищ. Там будет хорошо.
        Обращение «товарищ», услышанное от глухонемого диковатого горца, меня окончательно подкосило.
        Пересыльный пункт оказался сыроватой комнатушкой в цокольном этаже. Без окон, с зарешеченным смотровым глазком в двери. Обстановка небогатая: железная табуретка, привинченная к полу, железный стол и железный лежак, накрытый ватным матрасом в подозрительных жёлтых пятнах. На столе стопка бумаги, несколько шариковых авторучек, пепельница и красная пачка сигарет «Прима». В общем, ничего устрашающего, никаких пыточных приспособлений.
        - Сиди пока тут, товарищ, - сказал Абдулла. - Если чего надо, крикни в дверь.
        - У меня зажигалки нет.
        - Зажигалку нельзя, - добродушно засмеялся горец. - Вдруг пожар будешь делать?
        Ошибся я в нём, он не был глухонемым.
        Глава 19 Год 2024. Ополчение
        
        К концу лета Митя Климов сам себя не узнавал. Он спал на влажной земле, подложив под голову камень, ел полусырое мясо с ножа, пробегал в день десятки километров ровной звериной рысью и на излёте молодости (к тому времени средний срок жизни руссиянина сократился до тридцати лет против восьмидесяти - ста в цивилизованных странах) почувствовал, что вырвался на новый виток судьбы и она наконецто стала к нему благосклонной.
        У него завелись друзья, и первый среди них - Лёха Жбан, смуглоликий, русоголовый, поджарый, как натянутая тетива, ратоборец. Поначалу Лёху приставили к нему опекуном, и отношения между ними складывались не всегда ровно. Глазастый весельчак пользовался любым случаем, любой Митиной промашкой, чтобы доказать своё превосходство, но делал это беззлобно, с юмором и ни разу не использовал свою ловкость, чтобы нанести серьёзное увечье. Во многом он превосходил Митю, но не во всём. Через месяц Митя с блеском прошёл первое испытание. Он должен был продержаться в течение часа против трёх дружинников, но не одолеть их и не уйти от них (это невозможно), а сбить с толку, предстать перед ними неузнанным. Игра в призраки, так это и называлось. Митя поразил и своих преследователей, загнавших его в болото, и сотника Данилку Гамаюнова, принимавшего экзамен. Когда дружинники, радостно улюлюкая и размахивая ремёнными петельками, продрались через чащу, то встретили не Митю, а волоокую речную русалку, выходящую из трясины и на ходу выжимающую мокрые волосы. Бойцы так и замерли, очарованные, а Митя подошёл к ближайшему
из них, приставил нож к горлу и насмешливо посоветовал:
        - Не зевай, парень, смерть проморгаешь.
        Ошеломлённый дружинник щёлкнул пастью, будто капканом, а вышедший из кустов сотник озадаченно поинтересовался:
        - Как ты это проделал, Митяй? Ведь этому тебя не учили.
        - Коечто из старых запасов. - Митя самодовольно ухмылялся. - Трансформация вегетатики. Передача образа на расстояние. Несложная штука, но требует подготовки.
        Сотник дружески похлопал его по плечу:
        - Хватит скоморошничать. А вы, ребятки, - он обернулся к дружинникам, - все трое покойники. Поздравляю. Охмурил вас странник.
        Рослые бойцы чтото невнятно залопотали, ещё не придя в себя от изумления, хотя Митя уже вернулся в свой натуральный облик.
        После этого испытания Лёха Жбан его зауважал и сбавил гонор. Как все в отряде, он понимал, что Митя временный гость, недаром его уже дважды водили в посёлок на беседу с полковником Улитой. Большая честь, но никто ему не завидовал, напротив, поглядывали с сочувствием. Из тех, кто покидал свободные территории в одиночку, ни один не воротился назад. Погибали или нет, неизвестно, домысливали разное, но с Митей, конечно, случай особый. Из оккупированной зоны он появился целёхонький, да ещё привёл с собой справную девку, значит, при необходимости сумеет повторить маршрут. Относились к Мите нормально, но он так и не смог стать в дружине своим, постоянно чувствовал вокруг себя этакий дружеский холодок. В отряде числилось сорок пять человек, все молодые неустрашимые воители, живущие одним днём, от рассвета до заката, самому старшему, по званию и по возрасту, - сотнику Гамаюнову - было едва за тридцать. Обитали в землянках, утеплённых сосновыми брёвнами, в каждой по тричетыре бойца. Время проводили в изнурительных упражнениях и тренировках да ещё на охоте и рыбной ловле, служивших основными источниками
пропитания. Таких отрядов на свободных территориях, накрытых космическим зонтиком, непроницаемым якобы даже для спутниковых систем слежения, по уверениям Лёхи Жбана, было множество, десятки и сотни, единственный смысл их существования заключался в готовности по первому сигналу выступить в поход.
        Когда Лёха сказал об этом, Митя подумал: ратоборец шутит. Но тот и не думал шутить. Спросил: а что такого, что тебя удивило, брат? Митя стушевался и не сразу ответил, но, видя, что опекун чемто вроде обижен, объяснил, как понимает обстановку. Неужели, спросил он, Лёха Жбан или его командиры всерьёз рассчитывают, что они вдруг выскочат из лесов и болот со своими копьями, луками да топориками и напугают супостата, владеющего современными военными технологиями и уже накинувшего на весь мир электронную удавку Интернета? Надеяться, по мнению Мити, можно только на то, что у какогонибудь генерала Анупряка начнутся корчи и он лопнет от смеха.
        - Ах, вот ты о чём, - понял наконец Лёха Жбан. - Значит, непосвящённый. Но мог бы сам догадаться: всё, что ты видишь, маскировка. Почему не расспросил ни о чём Улиту, с ним у тебя вроде бы васьвась?
        - Маскировка? Хочешь сказать, все эти блиндажи, голубиная почта и всё прочее - только видимость? И что же за этим скрывается?
        - Будет приказ, сам увидишь, - важно ответил Лёха. - Вроде ты парень башковитый, Митяй, личину умеешь менять, а иногда такое ляпнешь, тошно слушать.
        - Что же такое я ляпнул, от чего тебе тошно? - в свой черёд насупился Митя. Они сидели у вечернего костра вдвоём, поблизости затихал к ночи лагерь. Дозорный Тишка Кафтан от скуки поглядывал за ними изза соснового ствола. Молоденький совсем, лет пятнадцати, играл в чукчу.
        - Как думаешь, - сощурился Лёха, - Россию отдали и назад не заберём? Зачем тогда жить?
        Митю поразил и сам вопрос, и какаято неожиданная злоба, проступившая в голосе мирного ратоборца. Злоба, не сулившая ничего хорошего. Никому. И её носителю тоже. Митя ответил растерянно:
        - Как вернёшь, она давно не наша.
        - Кто тебе наплёл? Болтуны московские?
        - Это правда, Лёха. Пустыми мечтами бабы себя тешат. История обратного хода не имеет. Наши предки всё про…ли.
        - Предки, значит, виноваты?
        Злоба в зрачках и в голосе не утихала, и Мите показалось, опекун нацелился врезать ему по рогам.
        - Успокойся, ты чего? Я ведь не радуюсь, горюю. Но чего не вернуть, того не вернуть. Подохнем холопами, как и жили.
        - За себя отвечай, не за всех, - посоветовал Лёха. - Только запомни: холопы не те, кто на самом деле холопы, а те, кто про себя так думает. Такто, москвич. Каша у тебя в голове.
        Митя не захотел продолжать опасный разговор. Он выудил из золы картофелину, обдул, покидал из ладони в ладонь и съел, обжигаясь, вместе с похрустывающей корочкой. Чуть позже спросил:
        - Лёха, а ты сам видел Марфукудесницу?
        Он и раньше об этом спрашивал, но опекун както ловко уклонялся от ответа. Сейчас вдруг заговорил охотно.
        - Вот именно, Марфа. Потвоему, тоже холопка?
        - Откуда мне знать. Какая она?
        - Какая? Как и все, обыкновенная женщина. Из бывших пенсионерок. Пришлая, как и ты. На северах десять лет назад про неё слыхом не слыхали.
        - Так ты видел её или нет?
        - Видел, не видел, ну чего заладил? - Лёха хотел вторично разозлиться, но внезапно заулыбался. - А знаешь, сколько за неё деньжищ дают?
        - Вроде десять лимонов?
        - Ага, десять. Но поймать не могут. Был случай, Марфа в скиту жила, силу копила, не здесь - в срединной полосе, куда колпак не достаёт… Выследили её, окружили. Весь лес взяли в кольцо. Технику согнали со всего региона, самых крутых коммандос послали, чтобы взять живой или мёртвой. Представь, Митяй, на одну бабу - целое войско. А Марфа в хибенке сидит, из оконца поглядывает. Главный генерал, сука отвязная, по кличке Проколотый Баллон, команду дал: выкурить стерву напалмом. И чем кончилось, как думаешь, Митяй?! - У опекуна глаза светились вдохновением.
        - Почём я знаю?
        - Взрыв произошёл, наподобие ядерного. Вся округа запылала, всё войско полегло, кроме Проколотого Баллона. Он заговорённый оказался, с лёгкими из нержавейки. От него потом сведения получили, как из чёрного ящика. А на месте скита, слышь, Митяй, забил родник чудодейственной силы. Кто набредёт, кому удастся водицы испить, тот две жизни живёт заместо одной…
        Возбуждение у Лёхи угасло, глядел на новобранца с подозрением.
        - Кажись, Митяй, не совсем веришь, а?
        - Почему не верю? Очень даже верю. Мало ли чудес на свете. У меня был знакомый бомж, дядька Григорий…
        - Погоди со своим Григорием… Марфа и есть чудо. Напряги умишкото. Как её можно увидеть, пока сама не позовёт?
        - И то верно, - согласился Митя. У него прежде не было друзей, Лёха первый, кто открыл ему душу, и Митя испытывал такую нежность к сильному, ловкому, неустрашимому, чутьчуть заколдованному ратоборцу, как если бы увидел своё отражение в проточной воде.
        В награду за успешный экзамен ему разрешили свидание с Дашей. Причём тут была такая тонкость: он на это свидание не напрашивался. Вообще никого о «матрёшке» не спрашивал и не знал, что с ней. Даже бывая у полковника, из гордости делал вид, будто и не помнит её, а Улита, лукаво поглядывая, молчал. Митя строго соблюдал неписаное правило: настоящий мужчина, хоть и руссиянин, не станет переживать изза бабы, это стыдно, унизительно, - но тоска томила с каждым днём всё пуще. Рыжая крепко запустила ноготки в его сердце, не отпускала ни во сне, ни наяву. Бывало, после утомительного дня только приклонит голову на камушек, только веки сомкнёт в блаженной усталости, кажется, пинками не подымешь, а она, рыжая затейница, тут как тут. Присядет рядом, пальчиком прикоснётся к губам: «Бедный Митенька, устал, мой мальчик, ойойой!» Он руки протянет, чтобы обнять, а в них пустота. Откроет глаза - да вот же она, озорница, смеётся, строит умильные рожицы. Глубокая синь в очах. «Ну что же ты, Митенька, хочешь, возьми, я не прячусь…» Разбери после этого, где сон, где явь.
        А тут после утренней пробежки через бурелом Данилка Гамаюн отозвал в сторонку:
        - В монастырь найдёшь дорогу, Митяй?
        - В какой монастырь?
        - Дак в тот, где зазноба осталась.
        Митя насторожился, но в глазах у сотника ничего, кроме приязни.
        - Найду, коли надо, а что?
        - Ничего. Можешь навестить, но так, чтобы к вечеру вернуться.
        - Зачем мне это? - не поддался Митя.
        - Не хочешь - не надо. Я ведь…
        - А кто разрешил?
        - Моего слова, выходит, мало? - ненатурально нахмурился сотник.
        - Сам знаешь, что мало, Гамаюн.
        - Что ж, верно… Улита тебе кланяется. Доволен старик, как ты русалку изобразил.
        
* * *
        
        У ворот в посёлок на дощатом настиле встретил его не кто иной, как кудлатый Егорка, гонец по особым поручениям. Заплясал, обрадовался, словно вернувшемуся родичу. Когда шли по улице, женщины в палисадниках приветливо их окликали, махалиплатками - и не только Егорке, как в первый раз, но и Мите. Двое голопузых детёнышей вывалились из калитки, с визгом покатились под ноги. Егорка подбросил к небу одного, Митя - детёныш повис на ноге - второго. Значит, его принимали за своего. Он и сам чувствовал себя своим. Серые избы, огороды, скотину на дворах, просветлённые лица женщин - всё вокруг видел какимто новым, умилённым зрением.
        Миновали кирпичное здание, где его принимал полковник Улита (следующие два раза Митя встречался с ним в лесном бункере); также на крылечке сидел дюжий детина в тельняшке, со звуковым ускорителем, но на сей раз не грозился пульнуть, напротив, весело окликнул:
        - Эй, Егорша, заходи, чайку попьём. Баранки свежие есть.
        - Некогда, - отозвался гонец. - Тётка Дуня вернулась, не знаешь?
        Детина надулся.
        - Не сторож я твоей тётке, Егорша.
        В самом конце улицы, у крайнего дома, на огороде молодая женщина, низко согнувшись, пропалывала клубничную грядку. Митя её не сразу узнал. В длинном сером платье, раскинувшемся колоколом, с головой, туго схваченной тёмной косынкой, волос не видать, - крестьянка и крестьянка. Женщина подняла голову, сверкнули сапфиры глаз, и Митя обмер, будто от изнеможения. Даша выпрямилась, уронила руки, покачнулась - и снова он услышал заветное, сердечное:
        - Ой, Митенька!
        Чуть позже сидели в избе у оконца, и Даша угощала его клюквенной настойкой. Егорка откланялся, не заходя на двор. Понимал, времени у них мало, и не стал мешать.
        Разговор вязался плохо. Митя чувствовал, перед ним другая женщина, незнакомая, не та, которая была раньше, не «матрёшка», не мутантка, не просветлённая, а какаято чужая. Как поживаешь, спросил Митя. И Даша охотно рассказала, что поживает хорошо, в трудах и молитвах, ни о чём не жалеет и никуда больше не стремится. С ней ещё восемь насельниц, но сегодня с утра все отправились в лес по грибы.
        - Тебя почему не взяли?
        - На мне ужин и уборка по дому, - спокойно ответила Даша. - Сам ты как, Митенька?
        Митя сказал, что у него тоже всё в порядке, на днях поставили в дружину. Похвалился, что прошёл первое испытание и все им довольны, включая полковника Улиту.
        - Не о том говорим, да, Митенька? - улыбнулась Даша.
        - О чём ещё говорить? - будто удивился Митя. - Повидались, и ладно.
        Чёрная тоска его давила, похожая на наркотическую ломку.
        - Спасибо за угощение… Пожалуй, пойду. К вечеру добраться надо, а путь неблизкий.
        Стал подниматься, круша железо в позвоночнике, но Даша первая вскочила, повисла на нём. Так тяжко повисла, что оба упали на пол. И там, лёжа на полу, Даша по секрету прошептала в ухо:
        - Не могу без тебя, Митенька. Как хочешь, а вовсе не могу. Пожалей меня, голубчик.
        Также шёпотом Митя уточнил:
        - Может, без секса скучаешь?
        - Наврала я всё, Митенька. Ничуточки мне не хорошо, плохо. Покоя как не было, так и нет. Не могу без тебя, миленький мой.
        - Что же делать? Надо терпеть.
        - Возьми с собой.
        - Куда? В лагере женщин нету, мужики одни.
        Поплакала Даша немного, и так они крепко обнялись, что усыпили друг дружку. Разбудили их женщины, когда вернулись домой. Солнце уже пошло на закат, и Митя заспешил. Даша кинулась провожать, но её не пустили. Пожилая бабёнка напутствовала его в сенцах:
        - Не оставляй её надолго, женишок. Точится бедняжка.
        - Как это точится?
        - Худеет, линяет, разве не видишь? Старается, как умеет, а выйдет худо. Помочь только ты можешь. Иначе помрёт.
        - От какого же вируса?
        - Любовь - самая страшная болезнь на свете, москвич.
        В печальных женских глазах мерцало высшее знание, какое даётся лишь страданиями, но Митя даже именем её не поинтересовался.
        Всю обратную дорогу думал о Даше, о том, что могло случиться с крохотным «матрёшкиным» умишком. Допустим, Даша занедужила любовью, о которой писали в старых книгах, и допустим, это смертельно. Но эта штука не может быть заразной, почему же тогда, обнимая её, погрузившись в глубокий сон, он сам вдруг поверил, что они уже на небесах? И почему так тягостно пробуждение?
        В лагере, едва на подламывающихся ногах добрёл до блиндажей, к нему кинулся Лёха Жбан и сообщил потрясающую новость, которая враз вышибла из башки все глупости.
        - Завтра пойдёшь в стратегический центр, - выдохнул Лёха.
        - Что ещё за центр?
        - Не верил про Марфу, сам её увидишь.
        В сдавленном голосе Лёхи звучало нечто большее, чем уважение. Может быть, зависть.
        - Откуда знаешь? - спросил Митя.
        - От верблюда, - ответил друг.
        Глава 20 Наши дни. Доктор Патиссон
        
        Он похож на игральный автомат, это трудно объяснить. Плотный, в светлом костюме, с круглым добрым лицом, украшенным очёчками с сильной оптикой и с золотыми дужками, аккуратно, в стиле «ретро» причёсанный, на высоком розововлажном лбу как минимум два высших образования, а приглядишься, и мелькнёт в голове - да это же игральный автомат.
        Вошёл он незаметно, я дремал на топчане и во сне думал, куда действительно подевались часы «Сатурн». Где снимал их в последний раз?
        Привиделось и другое: я душил тучного усатого Гария Наумовича, давил в ванне, наполненной кислотой, и попутно пинал по рёбрам, нога вдавливалась, как в глину. Сон был не то чтобы злобный, но какойто примитивный, с криминальным душком.
        Гостя я увидел уже воссевшим на один из привинченных к полу табуретов и сперва не мог разобрать, кто это: незнакомец или бедный Гарий Наумович вырвался из кислотной ванны? Свет в комнату посылала с потолка тусклая, без плафона, лампочка.
        - Герман Исакович Патиссон, - звучным голосом представился гость. - Послан, батенька мой, провести профилактическую беседу.
        - А вы кто?
        - Хороший вопрос, - одобрил гость, почесав подбородок. - Свидетельствует о здравом рассудке. А то уж мне доложили, будто вы немного не того… Честно говоря, я не удивился. С писателями это часто бывает. Пишут, пишут, сочиняют, а после - хрум! - необратимый психопатогенный сбой. Обыкновенно это связано с неудовлетворённым авторским самолюбием. Скажу больше, моя бы воля, я каждого из тех, кто именует себя литератором, прежде чем взять у него рукопись, непременно отправлял бы в Кащенко на экспертизу.
        Я уселся на топчане, спустил ноги на пол.
        - Почему в Кащенко, не в институт Сербского? Там вроде всех проверяют…
        - Не всех, голубчик мой, далеко не всех. Только особо важных персон. К примеру, серийных убийц либо крупных бизнесменов. А у васто что? Подумаешь, замочили адвокатика. По совести, Гарику туда и дорога. Мерзопакостный был человечишка.
        - Я никого не замачивал.
        - Охотно верю. Но хитрить со мной не надо, Виктор Николаевич. Я вам не враг. Больше того, возможно, я единственный человек, кто может помочь в вашей беде.
        - Каким образом?
        - Видите ли, я специалист как раз в области психических аномалий. Пользовал и знаменитостей, к сожалению, не могу называть фамилии, врачебная тайна. Поверьте, от моего заключения зависит, как обойдётся с вами многоуважаемый Леонид Фомич. Отдаст под суд или сперва попробует подлечить. Сколько вы денежек заныкали? Неужто впрямь полтора миллиончика?
        - Ни копейки не брал… Вас не затруднит подать сигареты?
        - Извольте. - Герман Исакович протянул пачку «Примы», взяв со стола. Под выпуклыми стёклами глаза походили на налимьи.
        - Хорошо бы ещё огонька.
        - Чего нет, того нет. Не курю. - Он сокрушённо развёл руками, будто извиняясь за такую промашку. - У вас что же, спичек нет?
        - Не дают, гады. Сигареты дали, а спичек нет. Издеваются.
        - Айяй, изуверы, - посочувствовал психиатр. - Впрочем, их можно понять. Среди писательской братии в последнее время участились случаи самосожжения. Причём, заметьте, не на какойто банальной идеологической почве, а исключительно в знак протеста против нищенских гонораров. Короче, от недоедания.
        Пока он кривлялся и ухмылялся, улыбчиво меня изучая, я пришёл к мысли, что с этим человеком лучше всего изображать беспомощного придурковатого интеллигента, впавшего в отчаяние. Погрузился ли я в отчаяние на самом деле, я не мог со сна определить. Кошки скребли на душе, так это не первый день. Не первая зима на волка, как любил выражаться один мой приятель. Совершенно беззубый при этом. Кстати, литературный критик.
        - Герман Исакович, вы культурный человек, вы же понимаете, что меня оболгали. И я не могу сообразить, кому это нужно. Помогите Христа ради, походатайствуйте перед господином Оболдуевым. Ктото сознательно ввёл его, добрейшей души человека, в заблуждение.
        - Конечно, конечно… Обязательно помогу, Виктор Николаевич, но при вашем содействии. Ведь что от вас требуют? Подписать какуюто бумажку. Так, кажется? Полная чепуха. Что значит какаято бумажка, подписанная или неподписанная? Есть вещи намного более важные. Ваша жизнь, например.
        - Признание в убийстве не совсем уж такая чепуха. И потом, господин Оболдуев требует расписку на полтора миллиона долларов. Представляете, что это такое?
        - Деньги, всюду деньги. - Психиатр горестно сжал ладонями виски, но тут же глаза его радостно блеснули, словно он обнаружил спасительный выход из положения. - Батенька мой, но вам не надо отдавать всю сумму сразу. Вернёте по частям, когда окажетесь при деньгах.
        - Я не убивал Верещагина, ни разу не был у него на квартире. Даже не знаю, где он живёт.
        - Конечно, не убивали. То есть вам кажется, что не убивали. Состояние аффекта допускает… Но трупто налицо. И свидетели есть.
        - Не может быть. Какие свидетели?
        - Соседка. Кстати, милая девчушка, студентка. Она видела, как вы вышли из квартиры с окровавленными руками. И почтальон видел.
        - При чём тут окровавленные руки, если Гария Наумовича задушили?
        - Ну вот, батенька мой, мы и признались. - Психиатр довольно похлопал себя по груди, как по подушке. - Видите, как просто? А ведь я не следователь. Следователь знает много всяких штучек, которые непременно выводят преступника на чистую воду. Давно перечитывали «Преступление и наказание»?
        - Не помню… Герман Исакович, если можете, проясните, пожалуйста, совершенно непонятное обстоятельство.
        - Слушаю вас.
        - Оболдуев не может не понимать, что я никогда не наберу полтора миллиона. Это абсурд. Зачем ему расписка?
        Психиатр обрадовался.
        - В самую точку, государь мой. Прямое попадание. Зачем ему эта расписка? Прекрасно сказано. - Он внезапно посерьёзнел. - Видите ли, психология олигархов не менее запутанная, загадочная вещь, чем капризы так называемых писателей. Полагаю, дело вот в чём. Они любят, чтобы все вокруг были им должны. Неважно в чём. Деньги, услуги… Так они чувствуют себя увереннее. Распиской вы даёте понять, что как бы признаёте его превосходство. Только и всего.
        - Ну, если это так важно… - Я взял жалобную ноту. - Както всё сразу обрушилось на меня, как ком с горы. Вот она, судьба человеческая, доктор. Вчера ещё полное благополучие: прекрасный контракт, возможность общения с великим человеком, радужные планы, - и вдруг… Вот эта клетушка, лишение всех прав, туманные перспективы, нелепое обвинение… Что будет со мной, Герман Исакович?
        - В каком, извините, смысле?
        - Что будет, если откажусь от расписки?
        - Оо, что вы, что вы, Виктор! - Он замахал руками, отгоняя от глаз какието кошмарные видения. - Не надо отказываться. Не надо даже думать об этом.
        - Но всётаки? Заставят силой?
        - Что вы, к чему такие ужасы! Никто не будет настаивать. Кольнут пенбутальчик, пять кубиков, и вы, батенька мой, признаетесь в том, что собственную матушку четвертовали, зажарили на сковородке и съели. Хахаха! Извините за чёрный юмор. Силой заставят. Скажете тоже! Чай, в Европе живём.
        - Понятно… - Я сам себе был противен со своим плаксивым голосом. - А ведь меня, доктор, даже не покормили, хотя я здесь уже неизвестно сколько.
        - Как так?! - Возмущение было искренним, с гневным блеском золотых очёчков, с горловыми руладами. - Не может быть! Вопиющее нарушение Венской конвенции… Сейчас мы это поправим.
        Он подкатился к двери, отворил, когото позвал, пошушукался - и вернулся удовлетворённый.
        - Что же сразу не сказали, Виктор? Голодом морить - последнее дело. Не басурманы какиенибудь. Не генералы с лампасами. Вон вчера передачу смотрел у Караулова - жуть. Воруют продовольствие и из солдатиков делают дистрофиков. Фотографии - как из Бухенвальда. Вот тебе, батенька мой, и демократия. За что, как говорится, боролись. Нет, нам до настоящей демократии ещё далековато. Народ наш тёмен, необуздан, семьдесят лет идолам поклонялся, такое даром не проходит. Перед руссиянским народом, Виктор, лишь два пути открыты: либо нового тирана посадить на трон, либо, как встарь, к варягам на поклон. Согласны со мной?
        В каком я ни был плачевном состоянии, скачки его мыслей меня заинтересовали.
        - При чём тут народ, если генералы воруют?
        - Аа, проняло. Задело писательскую жилку… Народ, батенька мой, глумиться над собой позволяет, собственных детей отдаёт на растерзание. Вы сами по убеждениям какого курса придерживаетесь? Полагаю, либерального? Как вся творческая интеллигенция?
        - Никакого. Мне на все курсы наплевать.
        - Вот именно! - возликовал Герман Исакович. - Вот оно - лицо руссиянского властителя дум. Ему на всё наплевать. А уж коли ему наплевать, то народу тем более. Приходи и владей, кто не ленивый… Но давайте, голубчик мой, посмотрим на проблему мироустройства с другой стороны…
        Досказать он не успел - дверь отворилась, и прелестная блондинка в коротких шортиках внесла поднос с ужином. Кокетливо поздоровавшись, она поставила на стол тарелку с чемто серым и на вид вязким, зелёную кружку с бледным чаем и положила краюху чёрного хлеба, намазанную чемто жёлтым.
        - Оо, Светочка, - проворковал Герман Исакович. - Чудесное дитя, как всегда, ослепительна… Погляди, узнаёшь этого джентльмена?.
        Девушка бросила на меня игривый взгляд и смущённо пролепетала:
        - Конечно, Герман Исакович.
        - Это он, не ошибаешься?
        - Как можно, Герман Исакович! Я же не слепая.
        - Умница. - Психиатр заботливо огладил её ягодицы и пояснил, глядя на меня: - Наша Светланочка своими глазами видела, как вы выходили от Верещагина. Свидетельница наша лупоглазая. Кстати, студентка пятого курса.
        Я ничуть не удивился появлению в комнате соседки покойного (?) юриста, это вполне укладывалось в фантасмагорический спектакль, разыгрываемый господином Оболдуевым. Лишний виртуальный штрих. Однако попрежнему не понимал, какова моя роль в нём.
        - Что скажете, Виктор Николаевич?
        - Что я могу сказать? Видела и видела, что теперь поделаешь.
        - Напрасно вы так с ним обошлись, - порозовев, укорила прелестница. - Дядя Гарик был добрый человек, всем бедным помогал.
        - Это точно, - посуровев, подтвердил Герман Исакович. - Известный спонсор и меценат. И тебе, голубка, помогал?
        - А как же. Учебники покупал, оплачивал жильё, в оперу иногда водил.
        - Видите, батенька мой, свидетель надёжный, лучше не бывает. Скоро золотой диплом получит. Получишь, дитя моё?
        - На всё ваша воля.
        Меня больше не интересовала их дешёвая, хотя и забавная интермедия, разыгрываемая в традициях театра абсурда. Я придвинул к себе тарелку, понюхал и уловил тошнотворный запах собачьих консервов.
        - Что это? Я же не пёс подзаборный, в конце концов.
        - Нука, нука… - Герман Исакович ложкой подцепил серое, вроде каши, вещество, слизнул чуток, почмокал. - Ачто? Вроде ничего. Мясцом отдаёт. Где взяла, голубушка?
        - Как где? На кухне. Что дали, то принесла.
        Жрать всётаки хотелось, сгоряча я сунул в пасть краюху, откусил, прожевал - и тут же вывернуло наизнанку. Хлеб был сдобрен чемто вроде машинного масла. Так меня не трепало даже после доброй попойки. Изо рта вместе с горечью хлынула коричневая пена и какието желеобразные сгустки.
        - Голубчик вы мой, - забеспокоился Герман Исакович. - Может, не надо так спешить?
        Отдышавшись, с проступившими слезами, я угрюмо заметил:
        - Если вы этими паскудными штучками намерены лишить меня воли, зря стараетесь. У меня её отродясь не было.
        - Известное дело. Откуда ей взяться у руссиянского писателя?.. Но я бы вам, Виктор, от всей души посоветовал: не упрямьтесь. Черкните расписочку - и все беды останутся в прошлом. А так только хуже будет для всех.
        - Мне надо подумать.
        - Это сколько угодно, хоть до завтрашнего дня… Пойдём, Светочка, грех мешать. Господин писатель думать будут…
        - А что же с кашкой? - растерялась девушка. - Кашку забрать? Господин писатель, вы не станете больше кушать?
        У меня было огромное желание влепить тарелку в её смеющееся хорошенькое личико, но я его переборол. Они так славно на пару потешались надо мной, но ведь тем же самым до поры до времени занимался и Гарий Наумович, юрист «Голиафа»…
        
* * *
        
        Проснулся я оттого, что гдето рядом мыши скреблись. Горожанин, я ни разу не слышал, как скребутся мыши, но первая мысль была именно такая: мыши. Тусклая лампочка всё так же мерцала под потолком, и я не мог понять, сейчас день или ночь. Но тревожное ощущение неопределённости во времени было ничто по сравнению с терзавшей меня жаждой. По кишкам словно провели наждаком, и во рту скопились горы пыли. Я коекак собрал и протолкнул в горло капельку сухой слюны.
        Скрип, как ногтем по стеклу, усилился и шёл явно от двери. Я тупо смотрел на неё, потом сказал:
        - Войдите, не заперто.
        Дверь отворилась (или сдвинулась?), и в образовавшуюся щель проскользнула Лиза. Осторожно прикрыв за собой дверь, она одним махом перескочила комнату и очутилась у меня на груди. Замолотила крепкими кулачками.
        - Не верю, слышите, Виктор? Не верю, не верю!
        - Во что не веришь, малышка? - Я деликатно прижал её к себе, чтобы успокоилась. Если это был сон, то самый сладкий из всех, какие довелось увидеть в жизни.
        - Не верю, что вы это сделали.
        - Что сделал?
        - Убили Верещагина. Он подонок, подлец, но вы не могли это сделать… Скажите, что это неправда!..
        - Так ты изза этого переживаешь? Конечно, неправда, и правдой не может быть никогда. Странно, что усомнилась.
        - Я усомнилась? - Она отстранилась, и я разжал руки. - С чего вы взяли? Я просто хотела услышать это от вас. Теперь утром пойду к папе и всё ему расскажу. Он найдёт того, кто вас оклеветал, будьте уверены.
        - Утром? Значит, сейчас ночь?
        - Разумеется… Что с вами, Виктор?
        В ту же секунду я осознал, чем грозит её визит.
        - Ктонибудь видел, как ты пришла сюда?
        - Нет, вроде нет.
        - Что значит «вроде»? Ты прошла по всему дому ночью, и никто тебя не заметил? Здесь повсюду глаза и уши.
        - Я… Ну я… не особенно задумывалась об этом…
        - В твоём возрасте, Лиза, пора бы научиться задумываться кое о чём.
        В бездонных глазах забрезжила обида.
        - Вы както странно со мной разговариваете. Разве я виновата… Ох, простите меня! Я бездушная девчонкаэгоистка. Я даже не спросила, как вы себя чувствуете.
        - Пить хочется, спасу нет.
        Я не успел удержать, она метнулась к двери…. Вернулась не скоро, не меньше получаса прошло, зато счастливая, улыбающаяся. Из плетёной корзинки достала пластиковую бутылку кваса «Очаково», бутылку портвейна, а также уставила стол всевозможной снедью: бутерброды с рыбой и с бужениной, яблоки, апельсины… Богатый улов. Опережая мои упрёки, уверила:
        - Никто не видел, нет, нет… Это всё из кладовки.
        Можно подумать, кладовка на Луне и она слетала туда в шапкеневидимке.
        - Пейте, Виктор, что же не пьёте? - И потянулась сама открывать бутылку с квасом. От радости вся светилась, у меня язык не повернулся сказать какуюнибудь гадость.
        Вскоре мы сидели рядышком на топчане и ворковали, как два голубка. Идиллию нарушало лишь какоето злобное и громкое бурчание у меня в брюхе, с чем я никак не мог справиться. Но после того, как осушил полбутылки массандровского портвешка, оно утихло. Со стороны мы, наверное, походили на влюблённых заговорщиков, какими, возможно, и были на самом деле, но никак не на учителя с прилежной ученицей. В голове у меня мелькнула мысль, что если нас отслеживают, то мне каюк (как будто до этого не был каюк), но мелькнула както необременительно, не страшно. Пожалуй, впервые за последние дни я чувствовал себя вопреки обстоятельствам сносно; больше того, рядом с этой необыкновенной девушкой испытывал приливы душевной размягчённости, свидетельствовавшей разве что о сумеречном состоянии рассудка. Не удивляло меня и то, что сначала мы сидели далеко друг от друга, но както незаметно, дюйм за дюймом сближались и сближались, словно под воздействием загадочной вибрации, и наконец её мягкая ладошка, как тёплый воробышек, затихла в моей руке.
        - Конечно, Лизетта, - говорил я при этом со строгим выражением лица и занудным голосом, - твой поступок нельзя назвать адекватным. Ни в коем случае не следовало сюда являться, да ещё среди ночи. Что подумает папочка, когда ему доложат? Я тебе скажу - он безусловно решит, что я негодяй, воспользовался твоей юной доверчивостью, чтобы, чтобы…
        - Что же вы, договаривайте, раз уж начали.
        - Заманил, чтобы соблазнить, что ещё?
        - Но ведь у вас и в мыслях этого нет, не правда ли? Чего же бояться?
        - Конечно, нет, - сказал я, крепче стиснув её ладошку, будто в забытьи. - Но это ничего не значит. Если мы не хотим дать пищу кривотолкам, следует соблюдать предельную осторожность.
        - Признайтесь, Виктор, вы считаете меня молоденькой дурочкой, да?
        - Не совсем понимаю… - В это мгновение - о боже! - нас прижало боками, как если бы топчан провалился посередине.
        - Виктор, чего вы боитесь?
        - В каком смысле?
        - Вы робеете, как первоклассник на свидании с девочкой из детского сада. И вообще, мне кажется, ведёте не совсем честную игру.
        - Лиза, ты хоть вдумываешься в то, что говоришь?
        В её глазах шалый блеск.
        - Да, вдумываюсь. Почему не сказать, что у вас есть женщина, которую вы любите?
        - Лиза!
        - Хотите, чтобы я первая призналась? Да?
        Разговор превратился в издёвку над здравым смыслом, но в действительности не это меня смущало, а то, что какимто загадочным образом нас опять притиснуло друг к другу и её губы… Будучи человеком, склонным действовать по наитию, я поцеловал её. Лиза пылко ответила. После чего некоторое время мы молча с энтузиазмом предавались взаимным ласкам, и дело зашло довольно далеко, при этом я пыхтел, как паровоз, голова кружилась и в брюхе опять позорно заурчало. Лиза вдруг вырвалась из моих объятий и гибко переместилась на табурет. Растрёпанная и раскрасневшаяся, торжествующе изрекла:
        - Вот видите, видите!.. Вы любите меня, любите, да?
        - Возможно, - сказал я. - Но что из этого следует? Об этом и думать смешно.
        - Почему? Не подхожу вам по возрасту?
        - Лиза, давай успокоимся и поговорим здраво.
        - Давайте.
        - Меня втянули в какуюто нелепую зловещую историю, и я ума не приложу, кому и зачем это понадобилось.
        - Но если вы не убивали…
        - Подожди, Лиза, послушай меня…
        Я рассказал всё как на духу. Может быть, с излишне живописными подробностями. Утаил лишь то, как её папа велел переспать с Ариной Буркиной, и, разумеется, про отношения с Изаурой Петровной. Но и того, что рассказал, оказалось достаточно, чтобы она притихла. Часики на её руке показывали половину четвёртого утра. Я надеялся, если её до сих пор не хватились, то не хватятся вовсе.
        - Трудно во всё это поверить, - заговорила она в присущей ей книжной манере, - но раз вы говорите, значит, так и есть. Ряд ужасных недоразумений. Могу только догадываться, кто плетёт эту чудовищную интригу, но уверяю вас, всё не так плохо, как кажется. Я встречусь с отцом, и всё встанет на свои места.
        Бедняжка все сознательные годы провела в воображаемом мире, куда не проникали потоки подлой жизни. Крепость не только вокруг неё, но и в ней самой. Когда оба эти замка рухнут, ей придётся несладко. В романтическом мире, созданном её детским воображением, отец был рыцарем без страха и упрёка, этаким наивным мечтателеммиллионером, которого легко обводят вокруг пальца фурии с пылающими очами и алчные мерзавцы вроде покойного (?) Гария Наумовича.
        - Думаешь, мачеха мутит воду?
        - Конечно, кто же ещё? - воскликнула она с жаром. - Это страшная женщина, она околдовала отца. Вы художник, сами всё видите.
        - Наверное, ты права, - согласился я. - Непонятно другое. Какая ей выгода от того, что из меня сделают убийцу и казнокрада?
        Лиза посмотрела покровительственно.
        - Всё просто, Виктор. Ей вовсе не нужно, чтобы вы написали книгу. Она боится.
        - Чего?
        - Вдруг вы опишете её такой, какая она есть. Папа прочитает и наконецто прозреет. Как же не бояться? Конец брачной афере.
        В голосе абсолютная уверенность в своей правоте. Мне ли её разубеждать? Я лишь пробурчал:
        - Мог бы сам сообразить… Лизонька, а ты знакома с доктором Патиссоном?
        - С Германом Исаковичем? Конечно… Почему ты спросил?
        Дрогнуло сердце от милого внезапного «ты».
        - Да так… Познакомились недавно… Он кто такой?
        - Гений… Нет, нет, не преувеличиваю. В медицине он гений. Папа помог ему, у него собственная клиника под Москвой. Папа говорит, когда Герман Исакович обнародует результаты своих исследований, ему наверняка дадут Нобелевскую премию.
        - В какой же области?
        - Кажется, в психиатрии. Или в нейрохирургии. Точно не знаю. Во всём, что касается работы, доктор очень скрытный человек. Суеверный, как моряк. У него принцип. Както сказал: если ты, Лизок, хочешь чегото добиться в жизни, никого заранее не посвящай в свои планы. Он немного чудаковатый, как все гении. Похож на добрую фею из сказки.
        - Эта добрая фея сегодня навестила меня.
        - Да? И что ему нужно?
        - Пообещал вставить в научное исследование отдельной главкой. В раздел, посвященный маньякам.
        - Хахаха… А если серьёзно?
        - По поручению Леонида Фомича уговаривал поскорее написать расписку на полтора миллиона. Я ведь изза них укокошил Гарика.
        Лиза размышляла не дольше секунды.
        - Значит, и его ввели в заблуждение. Коварная тварь.
        Она смущённо покосилась: не слишком ли крепко выразилась?
        - Гении всегда доверчивы, как младенцы. Тем более есть свидетельница убийства.
        - Откуда вы знаете?
        - Гений привёл с собой. Забавная такая девчушка, студентка. Принесла на ужин тарелку помоев.
        Лиза пересела на лежак, взяла меня за руку. Глаза в поллица. Лицо худенькое, нежнопрозрачное. Я думал, опять будем целоваться, оказалось, нет.
        - Неужели всё так плохо?
        - Лиза, мы с тобой оба чужие в этом доме.
        Целая гамма чувств отразилась на её лице, и главным среди них было отчаяние. Я здорово ошибся в ней. Лиза знала больше, чем высказывала, и ещё о многом догадывалась. Её прозрение, вероятно, началось задолго до моего появления, но душа отказывалась принимать правду в её ужасающей наготе. Ой, как ей было трудно, бедняжке. Сейчас, в тиши подвала, мне открылась взрослая женщина, умная, сосредоточенная, искушённая - и до каждой своей клеточки желанная. Я подумал: если она хоть отчасти чувствует то же самое, что я, нам обоим хана. Объединившись, мы станем вдвое беззащитнее перед господами оболдуевыми и патиссонами.
        Лиза улыбнулась ободряюще.
        - Дайте мне один день. Я должна убедиться, что вы ничего не напутали.
        - И что дальше?
        - Убежим отсюда вместе.
        Я не придумал ничего глупее, как спросить:
        - Скажи, Лиза, вдруг я на самом деле убийца и вор? Как бы ты себя повела?
        Рука дрогнула, но ответила она твёрдо:
        - Вряд ли это чтонибудь изменило бы, Виктор Николаевич.
        Глава 21 Доктор Патиссон (продолжение)
        
        Денька через три я перестал соображать, что со мной происходит. Большей частью валялся на лежаке, бездумно пялясь в потолок. Один раз среди ночи вывели на ложную казнь. Абдулла с двумя напарниками. Оба русачки с характерной внешностью, как будто с тяжкого, многодневного похмелья. Отвели недалеко, в конец парка, к озерку. Дали совковую лопату и велели копать яму. Я спросил: зачем? Абдулла дружески пояснил: «Будет твоя могила».
        Пока рыл, парни курили, вяло обменивались замечаниями о завтрашнем матче с Бельгией. Как я понял, они крупно поставили на наших - один к трём. Земля поддавалась легко, рыхлый чернозём, но всё равно здорово выдохся. Сто лет не занимался физической работой - и вот напоследок такой курьёзный случай. Вдобавок ноги промокли в лёгких кроссовках. Когда углубился на метр, Абдулла прикрикнул:
        - Хватит, эй! Глубже не надо, поширше сделай, чтобы уши не торчали.
        Сперва поставили лицом к яме, потом спиной: не могли решить, как лучше. Гоготали, обменивались шуточками, в руках у всех чёрные стволы.
        Абдулла спросил:
        - Как хочешь помереть, писатель? Морду завязать?
        Я не ответил. Любовался природой. Чудесная была ночь, ясная, ароматная, тёплая, с отлакированным до блеска звёздным шатром. Вот, значит, как бывает. Ужас смерти обострил восприятие до сверхъестественной чувствительности.
        Бойцы встали кружком, наставили пушки. Абдулла провозгласил:
        - Проси, чего хочешь хозяину передать. Прощальный слово.
        Я молчал, парил в небесах. Тут из кустов вышел Гата Ксенофонтов, сделал знак. Парни опустили оружие. Гата объявил, что приговор временно отменяется. Подошёл ко мне.
        - Обратно сам дойдёшь или помочь?
        - Дойду. - Между лопаток кольнуло, будто шилом ткнули. - Что за комедия, Гата?
        - Какая там комедия. Благодари своего ангела, что уцелел. Не знаю, какие у вас дела, но босс рвёт и мечет. Поостерёгся бы дразнить.
        Мы шли впереди, Абдулла с компанией поотстали. Сзади доносился бубнёж: «Три впарят, к бабке не ходи… Румянцев твой давно сдох как тренер. В раздевалку годится заместо коврика…» По дороге я всё же пару раз споткнулся, ноги были какието ватные. Гата деликатно поддержал за локоток, как девушку. Я всё сомневался - спросить, не спросить, но он сам заговорил приглушённо:
        - Молодец, неплохо держишься. Не ожидал.
        - Думал, скулить буду?
        - Помирать никому неохота, стыдного ничего нет.
        - Гата, скажите, пожалуйста, если можно, - Гария Наумовича действительно убили?
        Полковник чтото хмыкнул под нос, но после паузы всётаки ответил, хотя и туманно:
        - Есть такие ухари, Витя, которых по нескольку раз убивают, а потом они опять как новенькие.
        - Значит, тот самый случай?
        - Я тебе этого не говорил.
        Ещё я хотел спросить про Лизу, не случилось ли с ней беды, но подумал, что будет чересчур. Нагловато прозвучит…
        С едой наладилось. Всё та же студентка Светочка (свидетельница убийства) два раза в день приносила горшок баланды (более или менее съедобной в отличие от первого раза), чай в медном котелке, хлеб. В туалет не водили, в углу комнаты стояло эмалированное ведро с пластиковой крышкой. Параша. Наутро после имитации казни Света пришла с уколом. Заразительно смеясь, достала изпод фирменного фартука в крупную клетку большой шприц, наполненный голубой жидкостью.
        - Это тебя подкрепит, Витенька. Чистая глюкоза.
        - Не надо глюкозы, - возразил я. - Питание нормальное, зачем ещё глюкоза?
        - Не нам решать, милый. Сказано, укол - значит, укол. Если отказываешься, напиши официальный протест. Вон бумага и ручка. Только это ни к чему не приведёт хорошему. Я уж знаю, поверь… А правда, ты раньше книжки писал?
        - Почему писал? Я и сейчас пишу. Жизнеописание господина Оболдуева.
        Моё замечание вызвало у девушки приступ смеха, она чуть не выронила шприц. К слову заметить, у нас с ней сложились вполне доверительные отношения, почти задушевные. Света была доброй, чувствительной девицей, может быть, чрезмерно смешливой и склонной к незатейливому женскому озорству. Крутясь по комнате, то, бывало, ущипнёт за мягкое место, то, хохоча, в шутку повалит на лежак. Я сопротивлялся заигрываниям как мог, но чувствовал: бесполезно. Ещё в первый раз, когда Света пришла одна, попробовал выяснить, как она могла видеть меня выходящим из квартиры Гария Наумовича с окровавленными руками, если живёт в Звенигороде. Оказывается, она здесь не жила, её специально вызвали и приставили ко мне для услуг. Кроме того что она училась на пятом курсе МГУ, у неё был диплом медсестры. Такая вот разносторонне образованная современная девушка. Я спросил, приходилось ли ей прежде выполнять подобные поручения, то есть ухаживать за арестантами. Эротически смеясь, Светочка ответила, что конечно приходилось, но я никакой не арестант, а просто нахожусь на профилактике. Арестанты сидят в другом отсеке, туда её не
пускают. «А что потом бывало с теми, за кем ты ухаживала?» - поинтересовался я. Ответила весело: «Некоторых переводили кудато, других выпускали, но самых занозистых, вроде Герки Буркача, отдавали доктору». «Кто такой Герка Буркач?» - спросил я. Светочка прикрыла ротик ладошкой, видно, сболтнула лишнее. Про Буркача ничего не рассказала, но уверила, что мне лично опасаться нечего, меня ведут в щадящем режиме. Надо только перестать дурачиться и сделать всё, чего требуют. «А ты знаешь, чего от меня требуют?» - «Конечно. Про это все знают. Лепят вечного должника. Витюша, это вовсе не страшно. Мы все в таком положении». - «Кто это все, Светочка?» - «Нуу… - Она неопределённо повела рукой. - Все, кто не вампирит».
        Посвоему она была добросердечной девушкой, но с уколом упёрлась. Я предложил:
        - Давай сделаем так, Светланчик. Шприц в ведро, а я прикинусь, что получил дозу.
        - Никогда на это не пойду, - ответила она твёрдо. - Проси чего хочешь, только не это. Мне ещё пожить охота.
        После глюкозы у меня в башке все шарики спутались, и появление в комнате Изауры Петровны я воспринял как пугающее сновидение.
        - Подгоняют моего мальчика, подгоняют, - пропела она, оглядев меня со знанием дела и даже ухитрясь ловко приподнять веко на правом глазу (у меня, а не у себя). - Скоро станешь как шёлковый.
        - Я давно как шёлковый, - прошамкал я, блаженно щурясь. - Чего пришла, Иза? Потрахаться хочешь?
        - Придурок, - бросила беззлобно. - Если даже так, грех, что ли?
        - Не грех, что ты. Напротив. В нашем обществе б…ство - наипервейшая из добродетелей. Беда в том, Изочка, что не смогу тебя удовлетворить, хехехе.
        - Почему, дурачок?
        - Глюкозу принимаю, - ответил я многозначительно. - Научный опыт. Сил нет задницу почесать.
        - Хватит кривляться. - Изаура нахмурила выщипанные бровки. - У меня серьёзное дело. Хочешь выбраться отсюда?
        - Зачем, Иза? Везде одинаково.
        - Скоро придёт Патиссон, делай всё как он скажет. Подпиши любую бумагу. Будешь дальше кочевряжиться, превратят в растение. Опустят так, что не вынырнешь.
        - Тебе какая разница, что со мной будет?
        - Значит, есть разница. Не надейся, долго с тобой нянчиться не будут. Здесь не хоспис.
        Напрягшись, я задал вечный вопрос:
        - Иза, душа моя, объясни дураку, зачем твоему мужу всё это понадобилось?
        Изаура Петровна выпустила мне в нос сизую струю дыма, аппетитно припахивающего травкой.
        - Не понимаешь, глупыш? Ах, да где тебе понять. Скучно папочке, скуучно… Хочется чегото новенького, горяченького. Ты и подвернулся под руку. Книжки пишешь? Романы сочиняешь? Миллионеров презираешь? А не угодно ли на карачках поползать? Не желательно говнецо пососать? Уловил, убогонький?
        - Дай затянуться, - заныл я. - Дай хоть разочек.
        Смилостивилась, сунула мне косячок в зубы. Ах как хорошо! Потом внезапно исчезла…
        Герман Исакович явился не один, за ним Абдулла внёс в комнату телевизор с видеоприставкой. Абдуллу он тут же отправил восвояси, мне сказал:
        - Кино сейчас посмотрим. Хочешь кино посмотреть, Виктор Николаевич?
        - Ещё бы, - радостно отозвался я (час назад Светочка вкатила ещё глюкозы, мир в глазах радужно переливался).
        - Триллер любительский, - предупредил Патиссон. - Съёмка некачественная, но сюжет вас заинтересует, надеюсь.
        Сюжет был такой. Пожилая пара, мужчина и женщина, вышли из магазина. Прилично, но неброско одетые, на мужчине серый опрятный костюм старинного покроя, на женщине тёмное длинное платье. У мужчины в руке холщовая сумка с покупками. По виду - пенсионеры совкового поколения, но ещё не опустившиеся до помойки. Из тех, кто вечно всем недоволен, чересчур медленно вымирающий электорат. Чёрный камень на пути к рыночной благодати. Именно таких показывает телевидение, когда они по праздникам собираются на свои потешные маёвки и, сотрясая воздух худыми кулачками, требуют какойто социальной справедливости. Реликты минувшей эпохи. Женщина взяла своего спутника под руку, и они, воркуя о чёмто, двинулись по тротуару. Фильм шёл без звука, съемка скрытой камерой. Навстречу пожилой паре выдвинулись трое молодых людей, которые шли както так, что занимали весь тротуар. У всех троих в руках, естественно, по бутылке пива, у одного мобильник. В зубах сигареты. Смеющиеся, приветливые лица уверенных в себе пацанов. Случайная встреча поколений, победителей и побеждённых. Разойтись подоброму не сумели. Пенсионеры
замешкались, не уступили сразу дорогу, и один из парней в праведном возмущении пихнул пожилого дядьку так, что тот вылетел на шоссе и едва не угодил под проносившийся мимо «мерс». Женщина беззвучно заголосила, беспомощно замахала руками, но куролесила недолго. Ближайший молодой человек, с отвращением кривясь, вырубил её двумя ударами, ногой в живот и кулаком по затылку. Женщина распласталась на асфальте, распушив реденькие прядки седых волос, и хотя звука не было, я словно услышал её тяжкий болезненный стон. Мужчина, подняв сумку, ринулся к ней на помощь, но его тоже быстро успокоили, осадили с двух сторон бутылками по черепу. Так он и улёгся рядом с подругой, неловко подломив руки под туловище. Камера проследила, как изо рта на асфальт вытекла чёрная струйка. Парни встряхнулись, как псы после купания, плюнули по разу на безмозглую парочку и не спеша удалились. На этом фильм закончился. Обычная уличная сценка, но я не сразу пришёл в себя. Даже глюкозная вялость чуть отступила. Дело в том, что нерасторопные пенсионеры были моими родителями, отцом с матушкой. Как я ни клонил голову набок, как ни
щурился, всё равно получалось, что это они. Герман Исакович наблюдал за моей реакцией с любопытством, белая пенка выступила на губах, золотые очёчки сверкали.
        - Что это значит? - спросил я наконец. - Зачем вы это показали?
        - Скинхеды - бич нашего времени, - горестно ответствовал доктор. - У нашей Думы не хватает мозгов, чтобы поскорее принять надлежащий закон об экстремизме… Но вам нечего беспокоиться, голубчик мой. Наши люди позаботились о стариках, доставили в больницу. Сейчас оба в полном здравии.
        - Каким же образом ваши люди там оказались, да ещё с видеокамерой?
        - Благодарите господина Оболдуева. По его личному распоряжению к вашим родителям приставлена охрана. Иногда я сам поражаюсь его прозорливости. Кстати, это в его правилах.
        - Что в его правилах? Калечить стариков?
        Патиссон улыбнулся снисходительно.
        - Понимаю ваши чувства, но зачем так грубо, батенька мой? Леонид Фомич всегда окружает отеческой заботой ценных сотрудников. Не жалеет затрат. Его забота распространяется и на их семьи. Разумеется, если вы вынудите его расторгнуть контракт…
        - Что я должен делать?
        - Да будет вам, Виктор, что вы как маленький! Напишите расписку, нотариус быстренько заверит, и дело с концом. Все, как говорится, свободны. Думаете, мне приятно с вами возиться? Думаете, у меня других дел нет? Открою вам по секрету: час назад я имел аудиенцию у Леонида Фомича. Он расспрашивал о вас. Я доложил, что, по моему мнению, разумнее перевести вас в стационар, чтобы в более подходящих условиях провести кардинальное обследование психики. Это не моя блажь. У вас, сударь мой, действительно неадекватное восприятие реальности. Грозный, скажу вам, признак… К сожалению, Леонид Фомич отказал. Я не сумел его убедить. Он всё ещё надеется на здравый смысл. Но, конечно, его терпение не беспредельно.
        - Герман Исакович, вам не снятся кровавые мальчики по ночам?
        Доктор снял очки, протёр стёклышки алым шёлковым платком. Без очков его круглое лицо с наивными голубыми глазками, с беспомощным выражением вселенской доброты стало удивительно похожим на широкую Масленицу с её блинами и икрой.
        - Сударь мой, вы даже отдалённо не представляете себе, с какой проблемой столкнулись, - произнёс он проникновенно. - Вам ли, обыкновенному руссиянскому интеллигенту, хвост задирать?.. Себя не жалеете, пожалейте папу с мамой. Вы же видели, каково им приходится без моральной поддержки сынаписателя. И ведь это только начало.
        Глюкоза снова подействовала, и я увидел, как на его светлом костюме проступили бурые пятна в виде неких рунических знаков, то тут, то там. Самое крупное и яркое пятно - почемуто на ширинке. Я сказал:
        - Уговорили, согласен. Напишу расписку. Господь вам судья, доктор Патиссон.
        Глава 22 Год 2024. Москва в лихолетье
        
        За десятилетия, прошедшие со времени коммунистического ига, Москва так похорошела, что ее было трудно узнать, и мало чем отличалась теперь от других европейских столиц, а кое в чём, безусловно, их превосходила. Так, без преувеличения можно сказать, это был самый интернациональный город во всей вселенной, и получилось это както само собой. Для того чтобы придать Москве современный лоск, подрумянить её древнее лицо и загнать в небытие сталинские и хрущёвские трущобы, понадобилось огромное число иноземных рабочих, в основном турок; одновременно в город за лёгкой добычей и на постоянное обустройство хлынули Кавказ и Средняя Азия; за ними потянулись караваны инвесторов со всего мира; и хотя до сих пор по инерции считалось, что Москва принадлежит руссиянам, в ней даже сохранялась городская управа (мэрия), которая, правда, на три четверти состояла из хохлов, немцев и литовцев, образовавших три самостоятельные, враждующие между собой фракции, а возглавлял её сухощавый англичанин по имени Марк Губельман; повторим, хотя, в силу ещё не упразднённой ельцинской конституции, Москва попрежнему называлась (на
бумаге) столицей руссиянских племён, в действительности это было далеко не так. Отчаянного западного туриста, рискнувшего провести уикэнд в самом экзотическом уголке земного шара, в первую очередь поражала пленительное многоязычие и многоликость столичного населения. В прессе древний русский город иначе и не именовали как Новый Вавилон.
        Реальная власть в Москве, как и во всех других столицах третьего мира, подвергнутых глобализации, принадлежала миротворческому корпусу, чей главный штаб расположился в Кремле. В знаменитых путевых заметках француза Шарля де Кутюра, названных им «К берегам семи морей», так описаны его первые впечатления:
        «… Я вошёл на Красную площадь, благодаря изобилию красочной рекламы похожую на художественный вернисаж, и сразу со всех сторон ко мне устремились аборигены в живописных нарядах, лепечущие на разных языках. Большинство просили милостыню, но были и такие, кто предлагал немедленно заключить выгодную сделку. Из того, что удалось разобрать, три предложения показались мне заманчивыми: за небольшой взнос вступить в фонд академика Сахарова; приобрести задёшево (1 доллар) партию самогладящих утюгов из Малайзии, а также пройтись в ближайший переулок и получить какойто хороший приз. Тем временем две цыганки гадали мне по руке, тоже требуя доллар (впоследствии я узнал, что это обычная цена за любую услугу), остальные аборигены, с криками отталкивая друг дружку (двоих ребятишек лет по десять затоптали в свалке насмерть), шарили у меня по карманам. В заключение подошёл пастор в чёрном костюме и согнутым пальцем пребольно постучал меня по лбу, прибавив на чистом английском: „Зачем пришёл в наш садик, нечестивец?“
        Ошеломлённый, я уже не чаял выбраться с площади живым (припомнились увещевания добрых друзей, отговаривавших от путешествия), как из кремлёвских ворот вырвался броневик (на бортах знакомая эмблема: череп с костями) и на полной скорости понёсся к нам. Аборигены кинулись врассыпную, но из броневика выскочили с десяток миротворцев и, припав на одно колено, осыпали бегущую толпу праздничными петардами, из которых при взрыве высвобождались сотни мельчайших ядовитых иголок типа «Зодиак». Разумеется, я читал о подобных (довольно варварских) методах усмирения, но воочию наблюдал впервые. Честно сказать, неприятное, но завораживающее зрелище. В мгновение ока площадь покрылась недвижными телами… Ко мне приблизился командир миротворческой команды и потребовал документы. Хотя у меня была при себе всепланетная виза Зэд уровня, обеспечивающая неприкосновенность на всей территории, где действовал устав Евросоюза, всё же я испытал тревожную минуту, когда встретился взглядом с грозным человеком, то ли турком, то ли мексиканцем, увы, я так и не научился отличать их друг от друга. Во всяком случае, передо мной стоял
представитель чуждой мне расы, и в его глазах было нескрываемое желание при малейшей оплошности стереть меня в порошок. Однако всё обошлось. Против всепланетной визы он оказался бессилен и лишь угрюмо посоветовал не соваться без специального прикрытия в людные места.
        - Лучше всего, мистер Шарль, садитесь на самолёт и убирайтесь в свой Париж.
        - Неужели так опасно? - спросил я.
        - Чернь непредсказуема, - нехотя объяснил миротворец. - Несмотря на все наши усилия, руссияне попрежнему плодятся, как крысы.
        На площадь уже выехали уборочные машины и железными крюками ловко забрасывали трупы в кузова. Я успел заметить вспыхнувшие радугами платья незадачливых гадалок…»
        Как известно, Шарль де Кутюр пробыл в Москве целых две недели, но впоследствии всю оставшуюся жизнь провёл затворником в своём загородном поместье, не принимая даже репортёров. Зато книга «К берегам семи морей» мгновенно стала бестселлером и разошлась немыслимыми тиражами, получив вдобавок Пулитцеровскую премию - за гуманизм и правдивое отображение жизни вымирающих народностей…
        
* * *
        
        Митя Климов вернулся в Москву аккурат к невольничьим торгам, ежегодному народному празднику, проводившемуся в первых числах сентября. Об этом празднике, учреждённом специальным указом Евросоюза в 2015 году, следует сказать особо, ибо в нём, как в капле воды, отразились многовековые чаяния сотен поколений руссиян. Собственно, невольничьими торгами светлый праздник прозвали простолюдины, в официальном постановлении он именовался как «День всеобщей справедливости», выражая в названии сокровенную суть торжества. В этот единственный день в году каждый обыватель имел право продать самого себя любому желающему за самолично назначенную цену. Веселье усугублялось тем, что все заключённые сделки имели юридическую силу только до следующего утра. Кроме того, в этот день объявлялся мораторий на отлов преступников, поэтому москвичи чувствовали себя в полной безопасности и спозаранку, одетые в свои лучшие наряды, собирались на площадях, где были установлены дощатые помосты для бесчисленных аукционов, а также накрыты столы для раздачи бесплатных угощений за счёт городского бюджета. Любой мог на халяву выпить
кружку крепчайшего солодового пива и сожрать ароматную свежую чёрную булку из отрубей. Многие с голодухи набивали брюхо сразу, а потом весь день завистливо поглядывали на более терпеливых сограждан. Подступиться к халяве вторично было невозможно; тем, кто отоварился, ставили на ладонь несмываемый тёмносиний знак в виде летящего голубка. С утра до ночи над взбудораженной, счастливой Москвой гремела музыка, артисты давали бесплатные концерты, а ближе к вечеру всенародно избранный мэр Марк Губельман объявлял начало карнавала чудес, по пышности не уступавшего тем, какие проводят в Бразилии и других южных странах. Естественно, на карнавале, особенно если отключали электричество, не обходилось без перестрелок и массовой резни, но это ничуть не омрачало праздничное настроение аборигенов, которые в этот день чувствовали себя настоящими людьми, бизнесменами и предпринимателями, и старались выжать из этого максимум удовольствий. Заканчивались народные гулянья далеко за полночь ритуальным возжиганием Вечного огня у мавзолея первого всероссийского царя Бориса (остальных до 1917 года новейшая история признала
самозванцами). Рядом с мавзолеем в мраморных ковшах, испещрённых американской символикой, покоились останки его ближайших соратников и учеников - пламенного Чубайса, блистательного Гайдара (отец нации), неустрашимого, вечно молодого Немцова, великого правдолюбца Березовского (второй отец нации) и многих других героев, патриотов, преданных сынов отечества, порубивших на куски гидру коммунизма.
        … Едва Митя Климов сошёл на перрон бывшего Курского вокзала, ныне носящего гордое имя Бушамладшего, как к нему кинулся оборванный пацанёнок лет десяти с истошным воплем:
        - Купи меня, дяденька, купи меня!
        Стряхнув ребёнка с ноги, Митя приподнял его за шкирку и, глядя в мутные от анаши глаза, строго спросил:
        - Чего орёшь, пигалица? Зачем мне тебя покупать?
        Малыш извивался, как червяк, но продолжал блажить:
        - Дёшево, дяденька, совсем задаром… Пять зелёных или сотня деревянных… Купи, не пожалеешь. Давай поторгуемся.
        Только тут Митя вспомнил, какой сегодня день, но сразу не мог решить, хорошо это или плохо. Наверное, всётаки скорее хорошо, чем плохо. В праздничной суматохе он, пожалуй, меньше будет бросаться в глаза со своей нормальной аурой и скорее разыщет Деверя. Вдобавок малыш показался достаточно смышлёным, в этом возрасте процесс дегенерации иногда замедлялся.
        - Как тебя зовут?
        - Ванька Крюк. А тебя?
        - Сможешь дворами провести на Самотёку?
        - Хошь куда проведу. - Пацанёнок обнажил гнилые, ещё молочные зубки. - Денежки вперёд… Ладно, два доллара и пятьдесят деревянных. Дешевле соску не купишь.
        Чего у Мити было много, так это денег, не пожадничал Улита, хотя сто раз повторил, что средства народные, чтобы не сеял как попало. Набитый валютой кожаный пояс со специальной пропиткой, выдерживающий прямой укол стального жала, обтягивал туловище под рубахой, да в карманах босяцкой курткибрезентухи полно было мелочи на текущие расходы. Митя дал пацанёнку замусоленный доллар, тот завизжал от восторга и сунул бумажку за щёку. Митя предупредил:
        - Только без фокусов, Ваня. Не вздумай лыко драть.
        - Я не фраер, - обиделся пацанёнок. - Сделка честная. А ты не простой, да?
        - Почему решил?
        - Вроде держишься без оглядки.
        Сообразительность пацана Митю не удивила. Дети канализации, беспризорники, городские ошмётки рано взрослели и так же быстро превращались в маленьких тихих старичковнедоумков. До зрелого возраста, до четырнадцати, пятнадцати лет, редко кто доживал. На то, чтобы добраться до Самотёки, ушло полдня. Ваня Крюк не соврал, вёл Митю такими путями, где чёрт голову сломит. Так называемая полоса отчуждения начиналась сразу за сверкающими фасадами жилых проспектов и была заполнена всевозможными свалками, пустырями, развалинами и коегде пересекалась бурлящими сточными водами, подобными разливам рек. То был как бы город в городе, миротворцы без особой нужды сюда не заглядывали, опасаясь ядовитых испарений, радиации и банд отщепенцев, которые хозяйничали на этой территории наравне со стаями одичавших собак и крысамимутантами, обладавшими такими зубами, что запросто перекусывали стальные тросы. Раз или два в месяц на задах города проводили общую дезинфекцию, пускали в стоки ртутную массу, а также под давлением закачивали мертвящие смеси типа «Циклон2» и «БикозинП», но практически безрезультатно. Одичавшее
зверьё давно адаптировалось к любой отраве, а отщепенцы на время дезинфекции прятались в подземных катакомбах, где вообще становились недосягаемыми и не поддавались никакому учёту. К слову сказать, именно они, отщепенцы, составляли главную головную боль городских властей. Доподлинно про них было известно лишь то, что это маргинальное новообразование, подобное социальному нарыву, сформировалось из пролетарских слоев, но подпитывалось отчасти технической интеллигенцией, не вписавшейся в рыночный рай. Считалось, что отщепенцы не представляют реальной угрозы городу в силу своей малочисленности и неорганизованности, но, возможно, это было не так. Время от времени из этой клоаки поступали тревожные сигналы, пугавшие верноподданных горожан. К примеру, недавно по государственному каналу показали двух отщепенцев, мужчину и женщину, отловленных на полосе отчуждения. По внешнему виду обыкновенные дикари, обросшие волосами, с едва прикрытыми срамными местами, которые не отвечали ни на какие вопросы ведущих, а лишь забавно кланялись да крестились, но когда к ним попробовали (на глазах у телезрителей) применить
гуманитарные средства воздействия - иглу и ток, - оказалось, что они невосприимчивы ни к тому, ни к другому. То есть, подключённые к шоковому агрегату «Эллада» (гарантированная эффективность - 100%), они тряслись и трепыхались, но както полягушачьи, без всякого просветления. Затем, когда им вкололи по слоновой дозе препарата «Нирвана», они, вместо того чтобы, как все разумные твари, заняться совокуплением, начали зевать, опять же смешно креститься - и, наконец, рухнули в глубокий обморок, изза чего пришлось прекратить прямую трансляцию.
        Что за существа? Чего от них ожидать? Ответа на эти вопросы не было даже у виднейших биологов.
        На столе у мэра Марка Губельмана лежал проект затопления всех станций метро за пределами столичного кольца, что, по аргументации авторов проекта (шанхайская группа реформаторов), кардинально решит вопрос, во всяком случае, выдавит отщепенцев на дальние окраины, где можно будет без урона для фешенебельных районов проживания иностранцев дожечь их напалмом. Проект одобрили в штабе миротворцев, но у самого Губельмана были коекакие сомнения. Станции метро, как и вся территория Москвы, были проданы и перепроданы по нескольку раз, и водное отчуждение окраин могло привести к судебным тяжбам, чреватым непредсказуемыми последствиями для него лично.
        Митю с его юным проводником группа отщепенцев окружила на одном из пустырей, заваленном горами зловонных мешков с какойто органикой. Человек шесть выскочили из развалин и в мгновение ока взяли их в плотное кольцо. Нападавшие представляли собой живописное зрелище: оборванные, исхудавшие, многие с яркокрасными пятнами проказы на бледных, синюшных лицах, все неопределённого пола и возраста, но передвигавшиеся быстро, слаженно и явно вменяемые. Это поразило Митю больше всего. Как любой горожанин, он много чего слышал про отщепенцев, однако столкнулся с ними впервые. Митя не испугался, был уверен в себе, но внутренний голос подсказывал, что ссориться с ними не стоит, хотя бы по той причине, что он у них в гостях.
        Предводитель группы, косматый, с пергаментным лицом, но с лукавыми огоньками в иссинячёрных глазках, ткнул его в грудь тонкой железной пикой:
        - Лазутчик? Шакал? Мародёр? Говори.
        - Странник, - ответил Митя. - Иду по своим делам на Самотёку. Никого не трогаю.
        - Почему прячешься?
        - Я такой же отверженный, как и вы.
        - Что надо на Самотёке?
        Митя помедлил мгновение. У отщепенца в глазах нет и намёка на дурь, и дикция совершенно отчётливая, как у непогруженного.
        - Деверя ищу.
        Его слова произвели среди отщепенцев сотрясение, они все разом сдвинулись ближе. Пацанёнок Ваня Крюк заполошливо забулькал:
        - Не трогайте его, он не врёт. Он с поезда, у него доллары есть. - В подтверждение он выудил из за щеки мокрую заветную бумажку.
        Предводитель поднял пику к Митиной шее.
        - Зачем тебе Деверь?
        - Послание имею.
        - От кого?
        Опять Митя колебался недолго.
        - Из дальних краёв. От Марфыкудесницы. Слыхал про такую?
        По группе отщепенцев пробежал лёгкий общий вздох, словно перед нырком в глубину. В глазах предводителя появилось странное выражение - недоверчивость, смешанная с надеждой.
        - Раздевайся, - приказал он.
        Митя подчинился. Медленно снял куртку, рубашку, полотняные брюки со штопкой на коленях (новая одежда на руссиянине автоматически вызывает подозрение), размотал и аккуратно сложил пояс, спустил трусики из ситчика, остался в чём мать родила. Отщепенцы в десять рук его ощупали, обстукали, нырнув во все дырки. Митя зябко поёживался. Такой вроде бы поверхностный обыск, конечно, имел смысл. Даже если бы Митю подзарядили умельцы из миротворческих лабораторий, всё равно гденибудь на коже или (что чаще всего) на черепушке обнаружилось бы входное отверстие. Из карманов брезентухи отщепенцы высыпали на землю содержимое: сигареты, зажигалку, упаковки питательных таблеток, складной нож с десятком приспособлений, включая миниатюрный миноискатель, а также деньги в мелких купюрах - доллары, рубли, монгольские тугрики, иены, евро… Предводитель собрал деньги в горсть.
        - Зачем столько разных?
        - Для отвода глаз, - сказал Митя.
        Нехорошо кривясь, предводитель поднял кожаный пояс, бегло прощупал. Митя ожидал, что потребует вскрыть, но тот, покачав головой, вернул пояс.
        - Одевайся.
        Митя оделся. Поведение отщепенцев его озадачило. Никто не польстился ни на деньги, ни на что другое. Это вступало в противоречие с расхожими представлениями о маргиналах. Чувствовалось, все они слепо подчиняются воле главаря, что могло свидетельствовать о наличии коллективного разума. Митя покосился на пацанёнка, тот грезил наяву, следя, как богатство возвращается обратно в его карманы. Счастливо открытый рот, побледневшие от алчности детские глазёнки.
        - До Деверя трудно добраться, - сказал предводитель, понизив голос, хотя, казалось бы, кто мог подслушивать на зачумлённом пустыре. Пятеро других отщепенцев синхронно зажали мохнатые уши ладонями, пацанёнок Крюк чтото тихонько пискнул, как в первый раз, когда услышал это имя.
        - Я доберусь, - заверил Митя.
        - Время «Ч»? - шепнул предводитель, не отворяя губ, и Климову показалось, глаза у него нырнули в череп и потухли.
        - Чего не знаю, того не знаю. Это не в моей компетенции.
        - Если повезёт и найдёшь Деверя, скажи, мы давно готовы.
        - Скажу. Но я не знаю, кто ты.
        - У нас нет имён. Он поймёт… - Предводитель перевёл вернувшиеся на место глаза на пацанёнка. - Эту каракатицу оставь здесь, он ненадёжен.
        Ваня Крюк с воплем рванулся бежать, но не сделал и двух шагов, как очутился под мышкой у одного из отщепенцев. Мите это не понравилось.
        - Отпустите его, - потребовал он. - Он купленный.
        - Я купленный, купленный! - заверещал пацанёнок. - Я его раб до утра… Я…
        Отщепенец, поймавший пацанёнка, прикрыл визжащий рот ладонью.
        - Хочешь, забери, - удивлённо сказал предводитель. - Но после не пожалей. Маленький зомби иногда опаснее большого зомби.
        - Я за ним пригляжу.
        Отщепенец стряхнул пацанёнка с руки, тот подскочил к Мите и вцепился в его колено.
        - Никогда не играй по их правилам, гонец, - посоветовал предводитель. - Всё равно обманут.
        Дальше двинулись в сопровождении всей группы, по дороге к ним присоединились ещё десятка два отщепенцев, полуголые, угрюмые, передвигающиеся как бы во сне. Изредка то тут, то там возникали дикие собаки, но близко не подходили. Тявкнут раздругой, порычат и исчезнут. Расклад сил на этой территории был Мите понятен. Они с главарём вели приятельскую беседу.
        - Первый раз в Чистилище? - поинтересовался главарь.
        - Бывал раньше. С год назад.
        - Ну да? - не поверил тот. - Ты же просветлённый.
        - Длинная история.
        Пацанёнок путался у Мити под ногами, хватал за руку. Митя сам не понимал, зачем тащит его с собой. Главарь безусловно прав: дети Москвы опаснее ядовитых тараканов, ужалят - и не уследишь, но Митя теперь часто поступал неадекватно. В свою очередь, он спросил:
        - Твои люди… на каком коде?
        - Ни на каком… На них не действует глубинная стерилизация. Почти животные.
        - И как объясняет это наука?
        - Науке пока не до нас, - усмехнулся главарь. - Мы для неё отработанный материал. Вторичная переплавка…
        Когда сквозь курчавые дымки горящих свалок проступили чёрные шпили Самотёки, главарь остановился, удержал Митю за плечо. Остальные отщепенцы сбились в кучу в отдалении.
        - Всё, дальше нам ходу нет. - Он теперь чемто неуловимо напоминал Мите учителя Истопника. Неторопливость речи, внимательный взгляд, внушительность жеста. - Скажи, ты правда от Марфы? Это не блеф?
        - Не сомневайся, от неё.
        - Разговаривал с ней?
        - Как с тобой. - Митя блаженно улыбнулся.
        - И какая она?
        - Спроси чтонибудь полегче.
        Предводитель нахмурился, погрустнел, и Митя, понимая его состояние, добавил:
        - В конце концов, командир, разве так важно, какая она? Важнее, что существует.
        Предводитель тяжко вздохнул, как проснулся.
        - Конечно, я тебе не верю, гонец, но слушать приятно… Да, чуть не забыл. У Деверя есть двойники, не попадись на эту удочку.
        - Лабораторные?
        - Какие же ещё. Говорят, по виду не отличишь.
        - Отличу, не волнуйся.
        Митя повернулся и пошёл. Ваня Крюк за ним. Едва отошли на безопасное расстояние, он облегчённо забулькал:
        - Ууф, страшно было. А тебе, босс?
        - Не очень… Чего боялся?
        - Да ты что! Они все отвязные, человечину жрут. Я на плакате видел. Отрежут ногу или руку - и хрумхрум. Даже не варят, сырятиной едят… Как думаешь, почему они башли не взяли?
        - Где им их тратить?..
        На Самотёку прошли длинным закопчённым проходным двором, словно из тени в свет, и сразу окунулись в буйство праздничного дня. Мите повезло: они оказались на площади, окольцованной громадными рекламными плакатами, где предлагали себя на продажу в суточное рабство гулящие девки, то есть те из горожанок, которые ещё надеялись зашибить копейку старинным женским ремеслом. Одна за другой под ритмичную музыку выскакивали на дощатый помост и демонстрировали свои прелести, кто как умел. Некоторые, помоложе, успевали исполнить стриптизик, более зрелые матроны, не полагаясь на свою сноровку, выбегали уже полуголые - каждой отводилось на показ три минуты, что было вполне оправданно, иначе не успели бы попытать счастья все желающие. Покрутившись на помосте, очередная стриптизёрша выкрикивала свою цену, и толпа зевак, сгрудившаяся на площади, отвечала доброжелательным рёвом и свистом. И хотя цены были бросовые, торговля шла худо, можно сказать, вообще не двигалась. На площади в основном скопилась раздухарившаяся чернь, у которой не было денег на лишнюю дозу дури, не то что на рабыню. Однако это обстоятельство
ничуть не снижало накал невольничьих торгов.
        Митин план розысков заключался в том, чтобы пустить слушок впереди себя: дескать, какойто чудикприезжий активно ищет контакта. Слух, разумеется, дойдёт до Деверя, и тот сам выйдет на связь, если захочет. Если захочет. Если нет, придётся придумать чтото другое. У плана был единственный, но большой недостаток: глазастая, ушастая агентура миротворцев может опередить Деверя. Смехотворный риск по сравнению с тем, что Мите предстояло сделать в ближайшие дни.
        Оглядевшись, он выделил среди гомонящей, веселящейся публики смурного мужика с чёрной бородой, державшегося как бы поодаль. То ли от халявного пива, то ли от утренней дозы вид у него был обалделый. Митя послал пацанёнка, чтобы привёл мужика. Ваня Крюк выполнил поручение с неохотой, он увлёкся торгами и ужеминут пять уговаривал купить «вон ту сисястую». «Зачем она тебе?» - удивился Митя. «Как зачем, как зачем? - ершился угорелый мальчуган. - Красивая тёлка, ты что?! На пару оприходуем. Обоим хватит».
        Мужик приковылял и уставился на Митю мутными гляделками.
        - Купить хочешь? Сколько дашь?
        - А сколько просишь?
        Мужик стукнул себя в грудь кулаком, надеясь поразить возможного покупателя молодецкой удалью.
        - Не ниже десятерика, парень.
        Пацанёнок забился в истерике.
        - Старая перечница, во заломил, да, Митрий?! Десятерик! Наглый, гад!
        - Заткнись! - цыкнул на пацанёнка Митя, тщетно ловя в глазной мути мужика хоть искорку человеческого сознания. Нет, мерцающая пустота.
        - Хорошо, - согласился он. - Дам десять баксов и сверх ещё пятёрку, если поможешь в одном деле.
        Мужик вскинулся, как старый конь при звуках походной трубы.
        - Чего надо? Говори.
        Митя подобрался, пригнулся, промолвил значительно:
        - Деверя ищу, понял, нет?
        Мужик сник с лица, отступил на шаг. Показалось, нырнул в толпу, но жадность пересилила.
        - Не знаю такого, - ответил хмуро.
        - Не важно, помоги найти, пятнашка твоя.
        - Покажи бабки.
        Митя наугад вытянул из кармана пучок зелени. Тусклые очи руссиянина дико сверкнули, правая клешня инстинктивно дёрнулась.
        - Риск большой, добрый господин. Дай задаток.
        Митя отшелушил два доллара, сунул в узловатую лапу.
        - Сделка, сделка! - не удержался, завопил пацанёнок и получил от Мити подзатыльник, перевернувший его с ног на голову.
        Пока он вставал и отряхивался, мужик шепнул Мите:
        - Купи Зинку Сковородку. Только что выставлялась. Сотый лот.
        - Хорошо, куплю…
        С мужиком, который назвался Петюней, сговорились, что ближе к вечеру встретятся в такомто месте (у шашлычной «Манхэттен» на трёх вокзалах). Петюня пообещал навести справки у какихто авторитетных бомжей, якобы владеющих запретной информацией. Митя в сопровождении неугомонного пацанёнка пошёл искать Зинку. По дороге пацанёнок обиженно бухтел: «Как же так, дяденька Митрий, отвалить за старую рухлядь такие бабки! Да я бы его за трояк сделал не глядя…»
        С Зинкой разговор сложился напряжённо. Она только что повздорила с товаркой, схлопотала фингал под глаз и сидела на ящике изпод пива, удручённо разглядывая себя в осколок зеркала. Товарке досталось больше. Она получила пивной бутылкой по башке и в отключке, скрюченная, валялась на земле. Зинка поставила на неё ногу. Несколько других продажных девок возбуждённо обсуждали подробности короткой схватки. Общее мнение сводилось к тому, что Сковородка поступила правильно, замочив Муню. Оказывается, та давно возомнила о себе невесть что. И на подиуме сбивала цену, повесила на себя плакатик с 50 центами. Кому это понравится? Вот Зинке и не понравилось.
        - Дельце есть, - сказал Митя девице.
        Зинка покосилась на него угрюмо, явно хотела послать куда подальше, но вглядевшись, кокетливо улыбнулась. Мите она приглянулась ещё на помосте: высокая, длинноногая, с круглыми большими сиськами, и видно, что из хорошей семьи, судя по чистым, промытым волосам. У большинства московских шлюх кудри как пакля, приходится экономить на мыле.
        - Отойдём в сторонку, - добавил Митя.
        - Хоть отойдём, хоть не отойдём - пять баксов, и ни центом меньше, - жеманно пропела Зинка, строя блудливые глазки. - Иначе девочки не поймут.
        - Хочу угостить пивком, - сказал Митя.
        - Приглашаешь, что ли? - изумилась девушка, и все её подруги разом притихли.
        - Нуда, чтото вроде того, - подтвердил Митя. Пацанёнок у его ног скорбно загудел.
        Зинка вскочила, уцепилась за Митин локоть и залилась диковатым смехом, напоминавшим скрежетание колёс по рельсам.
        Расположились в ближайшем бистро, где над дверями висела предупреждающая надпись: «Только для туземцев». Зинка сама привела их сюда, сказав, что здесь прикольно готовят конские отбивные. Конечно, это была метафора. Как и во всех подобных едальнях, предназначенных исключительно для руссиян, здесь не водилось ни официантов, ни кухни, со всем справлялась электроника: ленточный конвейер подавал дежурные блюда и напитки, стоило лишь нажать соответствующую кнопку, предварительно опустив в щель деньги. Удобство было в том, что все блюда, от брюквенного салата до упомянутой отбивной с привлекательным названием «Столичная котлета потехасски», стоили одинаково - один доллар. За бутылку водки Митя тоже заплатил оптовую цену - 50 центов. Народу в бистро не было никого, кроме них. Москвичи избегали заходить в такие шикарные пункты питания по двум причинам: из экономии и оттого, что слишком на виду. Стеклянные окна делали посетителей лёгкой добычей для какогонибудь вольного стрелкамиротворца, вообразившего себя на охоте в родных горах или джунглях.
        Зинка осторожно закинула удочку, когда стояли у раздаточной ленты:
        - Может, и рыбки возьмёте, добрый кавалер?
        Митя не поскупился, оплатил три порции белуги под лимонным соусом. Впрочем, мясо и рыба по виду мало отличались друг от друга: по шматку чегото серого, похожего на обмылок, прикрытого пожелтевшими стрелками лука.
        Выбрали столик почище и в стороне от линии огня. Зинка рукавом смахнула на пол остатки чьейто трапезы: бумажные стаканчики, крошки, окурки, дососанные до фильтра. Бросала на Митю пылкие взгляды.
        - Ешь, - сказал он. - После потолкуем.
        Зинка управилась с угощением за пять минут, не отставал и беспризорный ребёнок, норовя и с её тарелки сцапать кусочек. Митя тоже поел, но к водке не притронулся. Бутылку распили Зинка и пацанёнок на двоих, тут уж девушке досталась львиная доля. Насыщаясь, она исподтишка наблюдала за Митей и к концу трапезы сделала какието свои выводы.
        - Я готова, - объявила под конец, промокнув губы платочком, и, чтобы у него не осталось сомнений, к чему готова, откинулась на стуле, выпятила грудь и многозначительно подёргала себя за соски. Беспризорник воспользовался случаем и хлебной коркой подчистил соус с её тарелки. - К тебе пойдём или ко мне?
        - Никуда не пойдём, - ответил Митя. - Мне нужна всего лишь информация.
        - Так и знала, - горестно кивнула Зинка. - Сразу поняла, что малохольный. Учти, втянуть меня в аферу не удастся. Я законопослушная «давалка». Трижды зарегистрированная. Кто навёл на меня?
        - Какая разница… За информацию заплачу.
        - Ещё бы… И чего нужно?
        - Я ищу Деверя…
        - Чегоо?! - Зинкины глаза подёрнулись фиолетовой дымкой. - Спятил, парниша? Протри зенки. Где я, а где Деверь. Я вообще не знаю, кто это такой. Отстань, понял? Думаешь, купил жратвой? Накося! - Зинка сунула ему под нос синеватую дулю.
        Митя взял её кулачок в ладонь и тихонько сжал. От боли Зинка побледнела, но не пикнула.
        - Чего с ней базаришь, дядя Митрий! - вмешался пацанёнок. - Дай доллар - расколется до пупка, подстилка полицейская.
        - Могу ещё водки взять, - предложил Митя.
        - Возьми. - Зинка обмякла, осела на стуле, будто пар из неё выпустили.
        Митя недоумевал, почему бородатый Петюня направил его именно к ней. Она ничем не отличалась от всех прочих жриц любви, которые жили, думали и священнодействовали только одним местом, круг желаний у них был ещё уже, чем у мужского электората: жранина и кайф, больше ничего. Митя общался с ними в прежней бытности, до перевоплощения, и всегда относился к ночным бабочкам с пониманием. Простые и безобманные, как цветы луговые. И если пользоваться гигиенической пастой «Ландомет», безопаснее, чем резиновые куклы. Сливай им в уши любую говорильню - ничего не застревало в маленьких головках со стерильно промытыми мозгами. Всё равно что лить воду в решето. Однако фраза Зинки «Где я, а где Деверь», безусловно, свидетельствовала о зачаточной способности к самооценке, чего у серийной «давалки» не могло быть в принципе.
        - Почему тебя прозвали Сковородкой? - поинтересовался он, пока пацанёнок ходил за водкой.
        - Удар справа. - Зинка с гордостью сжала литой кулачок. - Видел, как Муньку завалила? Кому хошь могу врезать.
        Уже явно забыла, о чём говорили до этого. Что ж, подумал Митя, повторим. Подождал, пока красотка с жадностью вылакала из горла треть бутылки.
        - Уух, - вздохнула с наслаждением. - Как скипидар жгёт… Спасибо, Митенька. Хочешь, ко мне пойдём? У меня кроватка прикольная, с сексдопингом.
        Митенька! На миг сердце сжалось. Только одна женщина в мире так его называла. Она сейчас далеко, и неизвестно, удастся ли ещё её увидеть.
        - Приведёшь к Деверю, - отрубил он, - отстегну полтинник.
        Пацанёнок Ваня трагически заухал, тщетно пытаясь завладеть бутылкой, а Зинка вторично возмутилась, но както более покладисто.
        - Зачем тебе Деверь, Митенька? Он плохой, злобный, частную собственность не признаёт. Его все ловят, а когда поймают, сразу повесят.
        Она знала Деверя!
        - Полтинник, - повторил Митя, глядя в прозрачные, налитые спиртом глаза. - Зелёными. Обновишь весь прибор.
        - Кто ты, Митя? Не баламут?
        - Пришелец… сама видишь. Не бойся, Зин, не выдам. - Он попытался напустить гипнозу, лишний раз убедился: с «давалками», как с «матрёшками», это не проходит. Всё равно что завораживать деревянную чушку.
        Пацанёнку удалось присосаться к бутылке, но он не сделал и двух глотков, как получил кулаком в лоб и с визгом покатился на пол.
        - Эй, зараза чумная! Меня нельзя бить, я «тимуровец».
        - Спрашивать надо, ворюга!
        - Сама ворюга! - вопил пацанёнок. - Скажи ей, дядя Митрий. Глаз выколю!
        - Нет, Ваня, ты не прав, - мягко заметил Климов. - Бутылку я даме купил, значит, хоть ты и «тимуровец», надо было попросить.
        Услышав про себя, что она дама, Зинка оторопела, глаза подозрительно блеснули, будто слезой, но «давалки» никогда не плакали, это тоже всем известно. Даже если их резать на куски. «Тимуровец» Ваня Крюк тоже был обескуражен, молча влез обратно на стул, обиженно моргал.
        - Ладно, малыш, - пожалела его Зинка. - Погорячилась я. На, глотни, если хочешь.
        Обернулась к Мите.
        - Про кого говоришь, не знаю, но есть одна женщина… Она может помочь.
        - Что за женщина?
        - Вроде сестрёнка моя. - Зинка потупилась. - Но она не такая, как я. Привилегированная.
        - Нуда? - восхитился Митя. - И кем она приходится Деверю?
        - Сам знаешь кем… Кем же ещё…
        Зинка раскраснелась. С ней происходили загадочные метаморфозы. Митя и рассчитывать не мог на такой успех. Конечно, помог пацанёнок, с лихвой отработал затраченные на него деньги, но главное - сама Зинка. У неё привилегированная сестрёнка. Трудно поверить. Откуда? Привилегированных краль в Москве (ещё их называли «стеаринщицами» или «лохматками» - по особой форме причёсок, которые только они имели право носить) не больше сотни; чтобы добиться такого высокого положения, мало угодить высокопоставленному лицу из миротворческой администрации, необходимо доказать лояльность режиму громким деянием во славу демократии. К примеру, в популярном телешоу «Женские причуды» обслужить взвод пехотинцев либо в благотворительном сериале «Руссияне - тоже люди» прочитать без запинки задом наперёд молитву «Боже, храни Америку». Многим победительницам присваивали звание посмертно, а тем, кто уцелел, пройдя все испытания, выдавали пожизненный аусвайс, гарантирующий их качество, а также ставили на спину роскошное тавро с изображением статуи Свободы. «Лохматок» обыватели знали в лицо: они не слезали с экранов телевизоров,
наравне с политиками и бизнесменами. Глянцевые журналы печатали их портреты на обложках и отводили целые развороты описанию их привычек и образа жизни. Молодёжные кумиры XXI века…
        Митя уточнил:
        - Если у тебя, Зина, привилегированная сестра и она знакома с Деверем, то почему она живая?
        Зинка вдруг разозлилась, вырвала бутылку у «тимуровца», который втихаря успел отсосать половину.
        - Хочешь подкалымить на ней?
        Видя, как недобро полыхнули её глаза, Митя примирительно заметил:
        - Не волнуйся, Зин, я не продажный… Кстати, как её зовут по аусвайсу?
        Зинка пропустила вопрос мимо ушей, допила бутылку, бросила многозначительный взгляд на окошко раздачи.
        - Что ей передать?
        - Передай, странник разыскивает Деверя. Готов заплатить.
        - Сколько? - Разговор пошёл поделовому, и Зинка вернулась в привычный облик честной «давалки»: взгляд обрёл наглинку, голос окреп, в него добавилась эротическая хрипотца. Не верилось, что минуту назад это самое существо то краснело, то бледнело от прилива какихто полузабытых эмоций.
        - Если выведет прямо на него - сотня.
        - И пятьдесят мне?
        - Уже сказано.
        - А аванс?
        - Никакого аванса, не борзей.
        Митя мог бы подкинуть ей деньжат, не жалко, но не хотел выказать себя олухом, что непременно навело бы девушку на размышления о кидке.
        - Хорошо. - Зинка зачемто начала себя ощупывать в разных местах. - Не знаю, о ком говоришь, но попробую… Где тебя искать?
        - Нигде. Встретимся утром здесь же.
        - Могу устроить с ночёвкой.
        Всё ещё надеялась затащить в постель. Он отказался.
        - В другой раз. Только не делай глупостей, Зинуля. Один неверный шаг…
        - Не пугай, Митя. Вижу, кто ты такой. Не считай меня дурочкой…
        Глава 23 Москва в лихолетье (продолжение)
        
        Митя снял номер в Гостиничном дворе для туземцев, расположенном в корпусах бывшей 1й Градской больницы. Это было рискованно, но игра стоила свеч. С одной стороны, он вроде бы подставлялся, а с другой - заявлял о себе как о легитимном руссиянине, что давало некоторые преимущества, в первую очередь небольшой запас времени. Здесь селились те, кому нечего бояться властей. В основном руссияне, состоявшие на доверительной службе, уже доказавшие свою беззаветную преданность рыночной глобализации, заслужившие пластиковую карточку гражданина третьей категории. В Москву они наведывались иногда по делам, но чаще чтобы просто гульнуть, с толком потратить нажитый капитал - столица предоставляла все возможности оттянуться по полной программе. Десятьпятнадцать лет они с таким же пылом и удалью куролесили по Европе и по всему миру, но после принятия Евросоветом нового закона об эмиграции, ограничивающего оборот грязных денег, дальше литовскопольской границы их уже не пускали. Зато в Москве они могли веселиться как угодно, естественно, не выходя за рамки международной статьи об идентификации, действующей на
территориях странизгоев. В статье было около ста пунктов, нарушение каждого из них каралось смертной казнью.
        Карточка свободного гражданина, выданная полковником Улитой, оказалась в порядке, хотя он немного напрягся, когда администраторша сунула её в компьютер. После этого пришлось пройти ещё несколько не слишком приятных процедур: у него сняли отпечатки пальцев и радужной оболочки глаз, взяли необходимые пробы крови и спермы - на СПИД, на лучевую болезнь, на наличие космического вируса, - прокатали на детекторе лжи, и в заключение двое служек (разбитные, озорные парни, по облику - австралийские аборигены) сводили его в моечную, где устроили кислотный душ из двух шлангов, сдирая, местами вместе с кожей, возможную инфекцию. Кроме того, он со всем вниманием заполнил гостевую анкету, в которой любая ошибка могла дорого обойтись, ибо подпадала под статью об идентификации. Пол - средний, национальность - руссиянин, вероисповедание - либерал, род занятий - бизнес, и так далее. Наконец пожилая администраторша (цыганка?), криво ухмыляясь, вручила ему ключ от номера и пожелала «приятного времяпровождения».
        Митя очутился в одноместной клетушке на первом этаже, пропахшей хлоркой от плинтуса до постельного белья, и через окно за шкирку втащил пацанёнка Ваню. Предупредил: пикнешь - линчуют обоих. Пацанёнок сам это понимал, но был в полном восторге. Развалился на покрывале, дрыгал ногами и счастливо повизгивал.
        В номере помимо кровати, стола, стульев и старого платяного шкафа имелись умывальник и огороженный бамбуковой ширмочкой писсуар. На полочке над умывальником - кусок хозяйственного мыла и упаковка дешёвых презервативов «Плейбой». Вскоре Митя воочию убедился, что достиг небывалого уровня комфорта. На столе чернел телефон, который с первой минуты после его заселения звонил не переставая. Звонившие наперебой предлагали разные услуги: девочек, мальчиков, редкие лекарства, травку, герыча и вообще всё, что душа пожелает.
        Митя собирался выспаться и как следует обдумать своё новое положение.
        Едва прилёг, сбросив на пол пацанёнка, как в дверь вломился мужик лет пятидесяти, взъерошенный, потный, громогласный, с лопатообразным туловищем, над которым болталась несообразно маленькая головка. Глазки маслянистые, как два жёлудя. Одет по последней моде граждан третьей категории: вязаная фуфайка канареечного цвета, узкие брючата с бельевыми прищепками внизу. В руках литровая посудина чегото спиртного. Вкатился без стука - двери в туземньгх гостиницах запирались только снаружи. Пацанёнок еле успел нырнуть под кровать.
        Бухнулся на стул, представился. Джек Невада, банкир из Саратова. Услышал, как въехал постоялец, заглянул познакомиться. В нескольких словах обрисовал ситуацию. Пирует вторую неделю, скука смертная. Всё надоело, рад каждому новому лицу. А тут тем более - сосед.
        - Шарахнем по стопочке?
        Митя, сидя на кровати, в изумлении пялил глаза. Он впервые видел живого банкира, вдобавок принимавшего его за ровню. Понятно, в Гостиничном дворе кого попало не селят. Престижное место.
        Джек Невада отпил из литровой склянки, протянул Мите.
        - Не брезгуй, вчера анализ сдал. Гавайский ром… Надолго в Первопрестольную?
        - Как получится. На день, на два.
        - Откуда, брат?
        - Издалека.
        - Оброк привёз или как?
        - Повсякому.
        - Как зватьвеличать?
        - Митя Климов.
        Вполне удовлетворённый ответами, посчитав, что знакомство состоялось, гость предложил смотаться в казино за углом, где у него всё схвачено.
        - Приличное заведение. Крупье ассириец, девочки на любой вкус. Рулетка, конечно, фиксированная, ничего не попишешь, выиграть нельзя, зато каждому игроку бесплатно наливают, хоть всю ночь. А главное, быдлом не пахнет. Пропуск только по пластиковым карточкам.
        Митя отказался, поблагодарив. Сказал, что не спал три ночи, только что с поезда. Может быть, завтра.
        Опять затрезвонил аппарат на столе. На этот раз предложили круиз по подвалам ночной Москвы, а также участие в чёрной мессе исключительно для господ офицеров. Митя, дослушав, оборвал телефонный провод.
        - Вот это напрасно, брат, - пожурил банкир. - За это могут выселить или чего похуже. Неосторожно, брат.
        Видно было, что напуган, и быстро ретировался. Ваня Крюк выбрался изпод кровати по уши в какойто красноватой пыли. Отчихался, жалобно проблеял:
        - Дяденька Митрий, жрать хочу.
        - Опомнись, «тимуровец». Мы же недавно из ресторана.
        - Пузо требует, дяденька Митрий. Пожалейте сироту. Со вчерашнего дня без дозы.
        - Вот что, маленький за…ц. Я ложусь, и если разбудишь, башку оторву, понял, нет?
        Пацанёнок понял. Молча улёгся на коврик возле кровати и свернулся калачиком. Последнее, что Митя запомнил наяву, были недреманные оранжевые глаза «тимуровца», как у кошки перед мышиной норой.
        
* * *
        
        Летящей походкой Жаннет пересекла улицу и остановилась перед массивной дверью, над которой светилась неоновая надпись: «ОНИКСПЕТРОНИУМ» - и чуть пониже и пожиже: «Сталелитейная корпорация. Услуги по всему миру». В двадцатиэтажной коробке, собранной из алюминия и пластика, контора «Оникса» занимала два нижних этажа. Жаннет нажала кнопку звонка и, подняв смазливое личико вверх, к объективу, некоторое время стояла неподвижно. Наконец в двери щёлкнул электронный замок, и девушка ступила внутрь. Ещё через две минуты вошла в кабинет директора «Оникса» господина ПереверзеваШульца.
        Изза дубового стола поднялся мужчина средних лет, загорелый, круглолицый, кареглазый, статный, одетый в офисную униформу, приличествующую этому времени года, - тёмносиняя тройка, бежевая рубашка, широкий галстук тёмных тонов. Мужчина приветливо улыбался, но не успел он и слова сказать, как Жаннет, будто ласточка, перелетела кабинет и с жалобным писком кинулась ему на грудь, уткнулась носом в галстук. Мужчина неловко обнял её за плечи, погладил по спине, словно утешая. Заговорил властно и нежно:
        - Будет, будет, малышка, не надо соплей… Садиська вот сюда, на диван, успокойся, вытри красивые глазки и расскажи папочке, что у нас случилось такое срочное? Только учти, времени в обрез.
        Пока её вёл, почти тащил на руках, девушка пыталась упасть на ковёр, но услышав, что времени в обрез, мгновенно взяла себя в руки. Гордо выпрямилась на краешке дивана, взгляд смелый, открытый, ясный. Вряд ли ктонибудь, увидев её сейчас, признал бы в ней привилегированную «лохматку», по слухам, наложницу прославленного генерала Анупрякаоглы.
        - Ты совсем не любишь меня, Деверь, - произнесла она с грустью. - И так будет всегда. Ты просто используешь меня, как и всех остальных.
        - Мы договаривались, малышка, никогда не называть меня этим опасным именем, верно? - Мужчина взял её руки в свои, придав укору любовный оттенок. - Что же касается остального, ты не права, Жаннет. Вчера я видел тебя в шоу «Девушка на обочине» и гордился тобой. Ты была великолепна. До сих пор не пойму, как тебе удаются все эти штучки. У меня было впечатление, что ты на самом деле полная идиотка.
        Девушка слушала внимательно, склонив каштановую головку набок, в глазах мелькнула усмешка.
        - Не подлизывайся, господин Шульц. Наверняка ты такой меня и считаешь. Но я ведь ни на что особенное не претендую, разве не так? И всё же мужчина, который не выполняет свои обещания…
        Деверь поднял руку и прижал к её губам.
        - Давай оставим выяснение отношений на другой раз. У меня правда нет времени…
        Жаннет попыталась укусить его за палец, но он, смеясь, отдёрнул руку.
        - О чём ты хотела сообщить таком важном, что нельзя передать по обычной связи?
        - Думаешь, ищу предлог, чтобы повидаться с тобой? Увы, если хочешь знать, я действительно занята этим день и ночь, но не сегодня.
        - Слушаю, слушаю, - поторопил Деверь, придав голосу строгость.
        - В Москве появился человек, и, помоему, это тот, кого ты ждёшь.
        ПереверзевЩульц, он же Деверь, он же гражданин Канады Дик Стефенсон и прочее, прочее, сделал неуловимое движение, и в пальцах у него возникла зажжённая сигарета, а по добродушному лицу скользнула гримаса, которой Жаннет побаивалась. Ничего угрожающего, но всё лицо на мгновение застывало, превращалось в гипсовый слепок, из него уходила жизнь, и оно становилось зримым воплощением того, что сам он называл принадлежностью. Принадлежностью к чему, Жаннет не знала, зато понимала другое: в такие минуты он удалялся от неё на световые годы, и такая, как есть, с горячей, влюблённой кровью, она переставала для него существовать. Умри, не заметит.
        - Почему решила, что это он?
        Поборов оторопь, Жаннет рассказала о ночном заполошном звонке сестрицы Зинки. Суть такая: молодой, деловой, судя по всему, богатый пришелец сообщает каждому встречномупоперечному, что ищет встречи с Деверем.
        - Только ты, малышка, способна относиться всерьёз к бреду обкурившейся сестрёнки, - сказал Деверь.
        - Самая подзаборная шлюха в Москве узнает просветлённого, если его встретит.
        - Просветлённых не бывает, - возразил Деверь. - Это бабушкины сказки.
        - Он так её напугал, что Зинка боится встретиться с ним, хотя юноша обещал ей сто баксов.
        - Чем напугал?
        - Могу только догадываться… Он владеет гипнозом. Зинка чуть водкой не подавилась, когда он смотрел на неё. Она предложила ему себя, но он отнёсся к ней как к прокажённой. Ему не нужны ни женщина, ни еда, ни чтото ещё. Ему нужен только ты, Деверь.
        - Господи, и чего я тебя слушаю развесив уши, когда дел по горло!
        Они препирались, но Жаннет видела, что Деверь поверил, и в ту же секунду поверила сама, что в Москве появился просветлённый. Её робкое сердце сковало льдом.
        - Пошли меня, пожалуйста… Я сумею узнать, кто он такой.
        - Куда послать?
        - Он придет за ответом в бистро «Микки Маус».
        - Сегодня? Завтра? Когда?
        - Сегодня. Я сумею…
        Жаннет не уследила, как Деверь переместился за компьютер, и в руке у него уже была не сигарета, а какойто прибор, похожий на большого коричневого лягушонка. Деверь любил ошарашивать людей такими детскими фокусами, вроде перемещения в пространстве, и это её умиляло. Такой могучий владыка и такой глупый.
        Со своего места она не видела, над чем он колдует, но подойти ближе не решилась. Чего он действительно не терпел, так это излишнего любопытства. Впрочем, её любовные стенания он тоже выносил с трудом.
        - Эй, малышка, - Деверь оторвался от компьютера, - как, говоришь, зовут пришельца?
        - Митя Климов.
        - Кто подослал его к Зинке?
        - Какойто удручённый из толпы.
        - Ничего не путаешь?
        - Если в я путала, - резонно заметила Жаннет, - то вряд ли дожила бы до своих лет.
        
* * *
        
        Климов вошёл в бистро около двенадцати, за доллар снял с раздаточной ленты кружку экспресскофе и уселся за тот же столик, что накануне. Понюхал чёрную бурду: запах густой, как в общественном сортире.
        В отличие от вчерашнего бистро не пустовало: три влюблённые пары ворковали за столиками в разных углах. Более очевидного знака, что его взяли на заметку, не могло быть. Причём повели грубо, бескомпромиссно. Никаких влюблённых пар в Москве, как и по всей России, давно не было в помине, а если бы они вдруг гдето завелись, бистро «Микки Маус» было последним местом, куда они могли сунуться. Вопрос лишь в том, кто его засёк: люди Деверя или СД (служба досмотра). Вариантов дальнейшего поведения было немного, не хотелось считать. Через несколько минут всё прояснится само собой.
        Митя спокойно пил кофе и не думал ни о чём.
        Чуть за двенадцать двери распахнулись, и в зал с гомоном и грохотом влетели трое вооружённых миротворцев. Молодые, накачанные, азартные. Все трое в летней полевой форме: широкие брюки, имитирующие звёзднополосатый флаг США, голубые просторные рубахи с закатанными рукавами. Двое азиатов и один европейского вида, с загорелым лицом дебила. У европейца голову обхватывал обруч биофиксатора, реагирующего на враждебную ауру: командир. Миротворцы действовали слаженно и быстро. Сперва повалили на пол, посбивав со стульев, влюблённые парочки, сопровождая затрещины истошными криками: «Шнель, шнель, русише швайн!», потом окружили Митю. Влюблённые слишком удобно развалились на полу, без всяких увечий. Обычно при таких проверках кости трещат и кровища хлещет ручьями. Необходимый элемент устрашения. Спектакль?
        - Аусвайс! - рявкнул европеец, а один из азиатов выбил у Мити из руки кружку, поймал на лету и на всякий случай выплеснул остатки кофе ему в рожу.
        Митя медленно, как положено, опустил руку в карман и достал пластиковый допуск гражданина третьей категории.
        - Что надо сказать? - на ломаном английском напомнил командир.
        - Верноподданный Климов. Северная резервация. В Москве по бизнесплану, - тоже по английски, соблюдая восьмую поправку к закону об ограничениях, ответил Митя.
        Пока европеец изучал допуск, двое помощников подняли Митю со стула, обыскали, отвесили с двух рук по оплеухе и бросили обратно на стул.
        - Где взял? - Европеец потряс перед его носом документом, задев по губам. Линза биофиксатора светилась зелёной точкой, меняя фон. Митя отметил это с удовлетворением. Натаска в дружине у специалиста по биозащите Данилки Хромого не пропала даром: его мозг в автономном режиме блокировал направленное излучение прибора
        Митя вытянулся и, сидя, сложил руки по швам: поза готовности к абсолютному подчинению. Слизнул кровь с губ.
        - Пропуск выдан официально оккупационным магистратом, сэр.
        - Где выдан, скотина?
        - Город Пенза. Второй округ. Отделение для граждан, допущенных к свободному передвижению, сэр.
        - Фамилия магистра?
        - Сиятельный граф Левенбрук, сэр.
        - Хочешь сказать, граф самолично подписал эту филькину грамоту?
        - Никак нет, сэр. - Митя позволил себе почтительную улыбку. - Пропуск вручён через сектор распределения благ. По обычным туземным правилам.
        - Что за правила?
        - Первичная лоботомия, замена крови на плазму, профилактическая прививка антиагрессанта, сэр. - Митя распушил волосы и продемонстрировал характерный шрам.
        - Цель проникновения в столицу?
        - Бизнес, сэр. С вашего позволения, сэр.
        - Издеваешься, скот? - Миротворец замахнулся, но почемуто не ударил. Зато один из азиатов сладострастно пнул носком ботинка по коленной чашечке. - Какой бизнес? Назови уровень дозволенности?
        - Как освобождённый руссиянин, не могу этого знать, сэр.
        - Всё, попался, подонок. - Европеец довольно потёр руки. - Неужто впрямь надеялся, что такой ублюдок, как ты, может обмануть службу досмотра? Тащи его на улицу, парни!
        Митя был уверен, что миротворец блефует: документ в порядке, и отвечал он правильно. Вдобавок, пока его с заломленными руками волокли через зал, успел поймать взгляд одного из влюблённых с пола, наполненный не ужасом, скорее любопытством. Топорная работа, но чья? Кто его задержал и что делать дальше? На размышление оставались буквально секунды.
        Пустынная улица, у входа приткнулся миротворческий микроавтобус с лазерной пушкой на крыше. Из кабины выглядывал водитель, разрисованный в маскировочные красные и зелёные цвета. Маскарад, чистый маскарад.
        Митя решился. На его стороне было преимущество якобы заторможенной, приведённой в паническое состояние жертвы, от которой нелепо ждать сопротивления. Преимущество усиливалось тем, что миротворцы в Москве слишком долго (десятилетиями!) не встречали никакого отпора любым своим действиям (если не считать униженного верещания изменённых), потому свыклись с приятным ощущением собственной неуязвимости. Митю втаскивали в заднюю дверь машины, но он раскорячился, застрял в ней, как паук, и, легко войдя в экстаз атаки, мощно выбросил кулак и разбил линзу на башке европейца, раздражённо покрикивавшего: «Ломай мерзавца, ломай!»
        Секундное замешательство азиатов (а было отчего) обошлось им дорого. Свирепым ударом локтевых суставов Митя раздробил обоим драгоценные платиновые зубные протезы. Любознательный раскрашенный в боевые цвета водитель наполовину высунулся из кабины, и, чтобы достать его оттуда, обхватив за голову, и швырнуть на асфальт, Мите, превратившемуся в сгусток энергии, понадобилось мгновение. Ящерицей он скользнул за баранку, ударил по газам. Очухавшийся, но ослеплённый европеец развалил полдома плазменной вспышкой, но это всё, что он успел сделать. На первом же повороте Митя соскочил с горящей машины и нырнул в глухой переулок. Вихрем пролетел одну улицу, другую, третью, всё время петляя, и наконец выскочил на площадь, где, как ни в чём не бывало, смешался с праздной толпой горожан.
        Пока бежал, в голове билась одна мысль: что это - инсценировка или реальный захват? Как ни крути, могло быть и так и этак.
        Глава 24 Наши дни. Наверху блаженства
        
        Прочитал Оболдуеву половину главы. Ковыряя во рту зубочисткой, он задумчиво произнёс:
        - Кажется, ты опять не понял, писатель, зачем мне нужна эта книга.
        Слово «писатель» он теперь произносил с интонацией «чтоб ты сдох, скотина!».
        - Почему же, - возразил я. - Послание просвещённому Западу… Своего рода духовное завещание… Ну и…
        - Витя, ты действительно так глуп или только представляешься?
        После такого вопроса я должен был смутиться, и я это сделал. На сей раз беседа происходила на застеклённой веранде (поздняя пристройка), я присутствовал на утреннем чаепитии Оболдуева. Сидел за отдельным столиком, наряженный в клетчатую юбочку и белую шляпу с убором из гусиных перьев. Более нелепого убранства придумать нельзя, но Ободцуев полагал, что именно так выглядел придворный летописец в средневековом шотландском замке. Юбочку и прочую амуницию (полосатые носки, сапоги с раструбами, домотканый блузон с красным воротом) любезно выделил управляющий Мендельсон из собственных запасов, из личного гардероба. Как ни странно, всё пришлось впору, хотя седовласый управляющий шире меня на обхват и на голову выше ростом. Когда четыре дня назад я впервые вышел в обновах во двор, то произвёл фурор. Вся охрана сбежалась поглазеть. Подошёл поздороваться дог Каро, и в его желудёвых глазах, могу поклясться, блестели слёзы. Лишь садовник Пал Палыч, бывший профессор права, как и следовало ожидать, отнёсся к моему новому облику философски. Заметил рассудительно: «Что ж, человек ко всему привыкает, а к неволе тем
более».
        В тот же день я опять увидел Лизу, в первый раз после заточения. Однако накануне за обедом ничто этого не предвещало. Меня теперь в столовой тоже сажали отдельно, накрывали столик возле камина, то есть я занимал положение как бы между прислугой и господами. Два дня подряд с нами обедал доктор Патиссон, похоже, он жил теперь в замке. Со мной доктор держал себя поприятельски, окликал, спрашивал, как понравилось то или иное блюдо. Ещё придумал такую забаву: кидал с господского стола то кисть винограда, то банан. Леонид Фомич не выносил никакой суеты за трапезой, но затея доктора пришлась ему по душе, тем более что тот подвёл под неё научную базу. Творческие интеллигенты, объяснил он Оболдуеву, чрезвычайно смышлёный, цепкий народец, всё хватают на лету. В новой России их вполне можно использовать для увеселения солидной публики, в качестве фокусников или шутов. Тем самым они достойно завершат свою историческую миссию. Улучив минутку, Изаура Петровна намекнула, что больше я не увижу свою пассию, дескать, Лизу отправили учиться за границу, от греха подальше. Услышав эту новость, я ничем не выдал своего
отчаяния, но, видно, чтото всё же проскользнуло, потому что Изаура Петровна сочувственно добавила: «Не переживай, дурачок, утешу за двоих…»
        Обманула или ошиблась: Лиза была здесь. Я курил возле пруда, где в прозрачной воде, пронизанной солнечными лучами, плавали важные карпы и доверчивые беззубые гибриды мелких декоративных акул, когда услышал сзади шаги. Оглянулся - то была она, моя безнадёжная любовь.
        Лиза присела на парапет, смахнула с ладони в воду хлебные крошки. Рыбы метнулись к добыче сверкающими пулями, словно пруд закипел.
        Я затаился, не знал, что сказать. На Лизе было длинное светлое платье, выглядела она осунувшейся, бледной. Тоже ведь переживает, маленькая.
        После довольно продолжительной паузы она проронила небрежно:
        - Вам к лицу, Виктор Николаевич… Особенно шляпа с перьями.
        - Тебе правда нравится? Батюшка распорядился. Я его, кстати, понимаю. По законам эстетики все детали должны соответствовать общему замыслу.
        - В человеке всё должно быть прекрасно… - поддержала она.
        - Чехов, - подхватил я. - Когдато им все увлекались. В нынешней прогрессивной России ему вряд ли нашлось бы место. Скукожился бы, подобно своим говорливым персонажам.
        Покосилась на меня, в глазах нет и намёка на обычную учтивую полуулыбку.
        - Почему же… Я и сейчас люблю его читать.
        После этой короткой разминки резко повернулась ко мне.
        - Виктор Николаевич, нам надо коечто обговорить… Дело в том, что, похоже, наши занятия откладываются на неопределённый срок…
        - Почему?
        - Не важно. Важно другое. Согласны ли вы бежать вместе со мной?
        Её лицо запылало, в очах - бездна. В этот момент я поверил ей окончательно. Поверил, что она лучше, мудрее, мужественнее и старше меня. А также в то, что она любит меня. Незаслуженный подарок судьбы - и слишком запоздалый. Моя воля была уже сломлена, вдобавок я подозревал, что мне в пищу добавляют какоето снадобье, размягчающее психику. Иначе как объяснить, что, превратившись в домашнего клоуна, в ничтожное пресмыкающееся, в забавную игрушку олигарха, я радовался жизни и тому, что жив, как никогда прежде?
        Мы сидели на расстоянии, ктото наверняка наблюдал за нами, но мне показалось, Лиза обняла меня. Чувство нежного прикосновения было даже острее, чем в реальности.
        - Объясни, - отозвался я холодно, - куда и от кого ты собралась бежать? Если это, разумеется, не шутка.
        - Шутка? - В её взгляде светилось недоумение. - Ради бога, не подумай, что навязываюсь. Как только окажемся в безопасности, мы оба вольны делать что хотим… Но без моей помощи ты не сможешь выбраться отсюда. Даже с моей помощью это непросто.
        Опять это внезапное «ты», словно мягкая кошачья лапка пощекотала сердце.
        - Давай рассмотрим проблему без эмоций. - Я потёр левое ухо, которое как будто оглохло. - С одной стороны, нам от твоего папочки в Москве бежать некуда. Разве что в омут с головой. Но есть и моральный аспект. Не выглядит ли наше гипотетическое бегство как похищение наивной романтической девушки пожилым ловеласом? Подлость - и больше ничего.
        - Виктор, что с тобой? Тебя били? Или чтонибудь вкололи?
        - Не старайся внушить мне комплекс неполноценности, я с ним родился, милая.
        Лиза разглядывала меня с таким выражением, как будто увидела впервые. Вероятно, ей открылась неприглядная картина. Но она с собой справилась.
        - Виктор Николаевич, кажется, вы не совсем правильно понимаете своё положение.
        - Ага… А ты понимаешь. С каких, интересно, пор? Не ты ли совсем недавно утверждала, что твой отец святой человек? Чтото вроде реинкарнированного Христа.
        - Да, так я думала, и, возможно, ошибалась. - Она выглядела безмятежной, но в подчёркнуто спокойном голосе чувствовалось огромное напряжение. - У меня есть оправдание: я его дочь.
        - И в чём ошибалась, если не секрет?
        Я не собирался её щадить, чем скорее прозреет, тем лучше для неё. Может быть, прозрение обойдётся ей слишком дорого, но нельзя прожить всю жизнь впотьмах. Даже если у твоего папочки миллионы.
        - У нас ещё будет время поговорить о моих ошибках. Сейчас мне пора идти. Не стоит давать почву для лишних подозрений… Но вы так и не ответили…
        - На что, Лиза?
        - Вы предпочитаете ждать, пока из вас сделают Пятницу?
        Я прекрасно понимал, что она искренне собирается принести себя в жертву. Моим долгом было отговорить её от этого. Доказать, что эта жертва бесполезна и в чёмто безнравственна, ибо она, Лиза, перекладывает таким образом на меня ответственность за свою чуткую, но незрелую душу. У меня были весомые аргументы, чтобы убедить её в этом. Наша взаимная симпатия, если предположить, что она взаимная, абсолютно бесперспективна. У нас нет будущего. Даже очутись мы вдвоём на необитаемом острове, иллюзия любви развеется через два дня. Мы разные. Мы из разных миров, не соприкасающихся друге другом. Наши планеты следуют параллельными курсами. То, что произошло: проникновенные беседы, смех, шутки, поцелуи, - всё это лишь следствие случайных обстоятельств и нервных перегрузок. Игра двух воспалённых воображений, волею случая совмещённых в замкнутом пространстве. И прочее, прочее в том же роде…
        Вместо того чтобы поделиться столь разумными и дельными соображениями, я тупо спросил:
        - А когда?
        - Скоро, очень скоро, - прошептала Лиза, расцветя улыбкой, которую нельзя назвать иначе как безумной. - Я дам знак, Виктор Николаевич.
        С тем исчезла, натурально растворилась в воздухе. Как я ни вглядывался в просвет аллеи, не заметил и следа. Зато, пугливо озираясь, забрёл к пруду садовник. У него я спросил:
        - Пал Палыч, вы никого сейчас не встретили?
        - Неосторожно, ох как неосторожно, Виктор. Я специально подошёл, чтобы предупредить.
        - О чём, профессор?
        - Всякие ходят слухи. Говорят, вы в немилости у его превосходительства. Зачем же усугублять своё положение? Здесь повсюду глаза и уши.
        - Вас ввели в заблуждение, профессор. Сами подумайте, как я могу быть в немилости, если мне доверили такую ответственнейшую миссию?
        - И как продвигается ваш труд?
        - Медленно, но успешно. Вы же знаете, Леонид Фомич слишком сложный человек, чтобы охватить весь масштаб его личности за месяц. Боюсь, на это уйдёт намного больше времени.
        Садовник воровато оглянулся по сторонам.
        - Может быть, не нужно во всём масштабе?
        - Почему же… Оболдуев щедро платит. Он хочет, чтобы весь мир узнал о его благородных деяниях и помыслах. Хватит ли у меня способностей, вот в чём вопрос.
        Неизвестно, кто из нас вкладывал больше яда в реплики, но мы вполне понимали друг друга.
        - И всё же, Виктор, призываю вас к осторожности. Лиза изумительная девушка. Но… Ах, извините, кажется, меня зовут.
        Никто его, разумеется, не звал и не мог звать, но возможно, ему почудилось. Воздух поместья был насыщен звуковыми галлюцинациями, а по ночам в помещениях дворца, как и в парке, немудрено было наткнуться на призраков. Я уже встречался с ними дважды. Один раз, когда пошёл среди ночи, засидевшись над рукописью, на ближайшую кухню сварить себе кофе, навстречу из бокового коридора выскочили две весело щебечущие девчушки в развевающихся белых накидках, обе чемто похожие на Лизу. Пронеслись мимо меня, словно не заметив, обдав свежим ароматом мокрых цветов, и всё бы ничего, если бы у одной не стекала со лба на грудь тоненькая яркая струйка крови, а вторая вообще не была в с оторванной головой, которую, хохоча, тщетно пыталась укрепить на тонкой кривой шейке. Видение мелькнуло и исчезло, а я стоял с открытым ртом, забыв, зачем вышел из комнаты. Второй раз призрак заглянул ко мне в окно под утро, синий, как баклажан, со свирепыми вращающимися глазами. Непонятно, мужчина или женщина. Обиженно просипел через стекло: «Ну что, писатель, хрен тебе в ж…, долго будешь мне нервы мотать?»
        Я не успел ответить на грубость - призрак растворился в предутренней дымке.
        Я допускал, что всё это хитрые штучки доктора Патиссона, рассчитанные на то, чтобы поселить во мне вечный страх. Известно, сон разума рождает чудовищ. Для чего это нужно Патиссону, я не совсем понимал. Мой дух и без того был порабощен, я униженно выказывал готовность служить олигарху не щадя живота своего; бумагу о том, что задолжал полтора миллиона, подписал, убийство Гария Наумовича признал, больше не пытался отпираться - чего же ещё? Третьего дня доктор заглянул ко мне в комнату с «эвкалиптовой настойкой» («Для промывки кишочек, батенька мой»), и я покорно выпил целую бутылку. Потом прямо спросил:
        - Герман Исакович, зачем вы это делаете? Чего добиваетесь? Я ведь и так целиком в вашей власти.
        Круглое лицо осветилось улыбкой, просияли золотые дужки очков.
        - Вы абсолютно правы, дорогой мой, вам нечего больше опасаться… Однако вся эта история - расправа с бедным Гариком, похищение денег - не прошла даром для вашей психики. Моя задача как врача - постараться вернуть вам душевное равновесие. В конце концов, мы все когдато давали клятву Гиппократа, не правда ли?
        - И как вы узнаете, что я здоров?
        Доктор хитро прищурился.
        - В первую очередь по вашим реакциям, голубчик мой. Сейчас вам кажется, вы самый несчастный человек на свете, возможно, опасаетесь, что вас постигнет участь Гарика или что похуже. Так называемый комплекс Раскольникова. Мой долг - вернуть вам полноценную радость бытия.
        - Но зачем, скажите, зачем?!
        - Дотошный вы субъект, Виктор, всёто вам надо знать. Хорошо, вот вам правда. Я, как и вы, работаю на многоуважаемого господина Оболдуева, и в мои прямые обязанности входит медицинский контроль над его ближайшим окружением… Посудите сами, какую вы напишете книгу о нём, если в глубине души относитесь к нему как к чудовищу, как, простите за выражение, к кровавому аспиду?
        - Неправда! - пылко возразил я. - Я с глубочайшим почтением… Всё, что он делает для руссиян, сравнимо с деяниями Петра, прорубившего окно в Европу. Молю Всевышнего лишь о том, чтобы хватило скромных способностей запечатлеть…
        - Не перебарщивайте, голубчик мой. - Патиссон поморщился, в глазах блеснула светлая искорка, свидетельствовавшая о том, что за благодушной физиономией простака таился проницательный ум. Он видел меня насквозь. - Речь не о ваших способностях. Как ни крути, сударь мой, вы принадлежите к категории руссиянских интеллигентов, а это порченая порода. На ней иудина печать. Признаюсь, всё ваше поведение пробудило во мне исследовательский зуд. Хочется установить с научной достоверностью, возможно ли в опустошённой, циничной душе, порабощенной дьяволом, пробудить хотя бы отблеск искреннего христианского чувства.
        Если пользоваться старинным слогом, у меня глаза на лоб полезли от удивления. Ну что тут можно добавить?
        Заглядывала и бесстрашная Изаура Петровна, дабы поддержать морально. Меня вернули в прежние покои, но в коридоре обязательно дежурил охранник из гвардии Гаты, Абдулла или ему подобный. Изаура Петровна навещала меня среди ночи, наспех склоняла к соитию (не зажигая света) и поспешно убегала. Мы даже не успевали покалякать ни о чём. Так повторялось дватри раза за ночь, причём и тогда, когда Леонид Фомич был в наличии. Я не удержался, спросил:
        - Как ты не боишься, вдруг донесут?
        Она жеманно захихикала:
        - Не волнуйся, ягодка, Оболдуюшка не ревнивый.
        На второй раз, когда пристал с тем же вопросом, ответила раздражённо:
        - Хоть ты и писатель, но должен немного соображать. Неужели ничего не понял?
        - А что такое, Иза?
        - Дурашка, да он сам меня подсылает…
        После долгого раздумья, уже в процессе коитуса, я обронил любимое:
        - А зачем?
        Изаура недовольно запыхтела, она не любила сбиваться с ритма.
        - Ему виднее. Не отвлекайся, пожалуйста, укушу…
        Я не знал, чему верить.
        В ту ночь, после свидания с Лизой у пруда, Изаура Петровна опять оказала мне честь, и я поинтересовался, зачем она обманула, сказав, что Лиза уехала за границу. Изаура смолила косячок, блаженно отдыхая после акта.
        - Видел её?
        - Из окна… Какой смысл обманывать?
        - Никакого обмана, солнышко. Для тебя она всё равно уехала. Прокололись вы с ней. Хоть успел оттрахать? Или струсил?
        - Иза, прошу тебя!
        - Ах да, мы же порядочные, совестливые… Ну и кретин, что не уважил скороспелку. Девка насквозь протекла, а ты… Вот и упустил пташку.
        Я молчал, напряжённо ожидал продолжения. Когда заходила речь о падчерице, Изауру прорывало. Так вышло и на сей раз.
        - Должна тебя огорчить, сладость моя, плохи дела у твоей целочки.
        Она зажгла лампу, чтобы полюбоваться моей реакцией. Я был бесстрастен, как сфинкс, лишь для понта выковырнул из уха несуществующую мошку.
        - Тебе не интересно, солнышко?
        - А что с ней? Грипп? Простудилась?
        - Крыша у целочки поехала… Довыпендривалась. Оболдуюшка не верит, но Герман своего добьётся. Положит в клинику. Ничего, там её успокоят. Перестанет корчить из себя принцессу.
        - Она изображает принцессу? Чтото не заметил.
        Изаура Петровна со смаком дососала косячок, остаток расплющила в пепельнице. Её пухлые нежные пальчики не боялись огня.
        - Маленькая хитрая ведьмочка, - протянула сладострастно. - Там её подлечат. Небольшой профилактический курс - и мама родная не узнает. Всё упирается в Ободдуя. Вбил себе в голову, что такая, как есть, она ему больше подходит. Ничего, теперь убедился, что шизанутая. Не без твоей помощи, солнышко, спасибо тебе за это.
        - Иза, чем она тебе так досадила? Вроде безобидная.
        - Жалко стало? Понимаю. Такая свежая дырочка ускользнула. Не строй иллюзий, лапочка. Какая она целочка, спроси у Вовки Трубецкого.
        - Иза, ты же знаешь, я не люблю, когда ты такая.
        - Какая?
        - У тебя добрая, нежная, чистая душа. Все твои приколы, показной цинизм - это всё наносное, не твоё. На самом деле ты только и мечтаешь, как бы поскорее уйти в монастырь.
        - Ну, залудил, Витюня! Да если бы я об этом мечтала, я бы давно отравилась.
        - Послушай, а что всётаки собой представляет Патиссон? Никак не могу разобраться. Он действительно профессор?
        - Монстр и вампир. Как раз тот, кто нужен малышке для вразумления.
        - Ты с ним спала?
        Изаура помедлила с ответом, легла поудобнее, готовясь начать привычное священнодействие любви.
        - Почему спросил?
        - Я его боюсь.
        - И правильно делаешь… Спала? Да, дала ему разок из любопытства. Прокусил вену и высосал пинту крови.
        Чтобы я не усомнился, показала шрам чуть повыше запястья, две красные чёрточки, действительно, как след укуса…
        Лучше всех, без фарисейства и увёрток, относился ко мне Гата Ксенофонтов, особенно после того, как я подписал долговое обязательство. Не скрывал, что видит во мне загнанную конягу, которую не сегодня завтра обязательно пристрелят.
        - Смотрю на вас, малохольных, - пуча тёмные глаза, скосив их к переносице, как бы прицеливаясь, говорил он, - чудно становится. Писатели разные, артисты тоже. Политики с…ые. Трепло всякое. Я раньше тоже, бывало, сяду у телика, развешу уши и слушаю вашего брата. Жужужу, жужужу! После скумекал: такие, как вы, Россию и заболтали. Отдали на съедение крысам.
        Гата любил подковырнуть, он был прирождённый полемист и единственный человек в поместье, с кем не страшно было спорить, хотя как раз он мог придавить меня одним пальцем, точно мошку.
        - Потвоему, единственное достойное занятие для мужчины - убивать, так выходит?
        - Не обязательно. Мужик должен строить, землю пахать, делать чтото полезное. Ну а коли понадобится, конечно, защищаться. Близких защищать. А как же…
        - От тебя ли слышу, Гата? Тебя учили родину спасать, а ты к Оболдую нанялся ворованные деньги охранять.
        Смутить Гату ни разу не удалось.
        - Думаешь, уел, писатель? Хорошо, давай разберём вопрос научно. Да, служу пока олигарху, но ведь цыганское счастье переменчивое. Случись что с хозяином, как полагаешь, кому перейдёт добро? Лизке твоей? Навряд ли, Витя. Государству вернётся, откуда изъято… Теперь возьмём тебя. Ты подрядился о нём поэму состряпать. Как о герое капитализма. Наврёшь, как водится, с три короба, и получится, хозяин - святой человек, мухи за всю жизнь не обидел и людоедством отродясь не занимался. Детишки книжку прочтут, поверят по малолетству. Пример станут брать. Теперь скажи по совести: кто из нас больше подлец - ты или я?
        Он был прав на все сто процентов, возразить было нечего…
        
* * *
        
        Многое пронеслось в голове, пока слушал наставления Оболдуева, а он говорил следующее:
        - Допустим, ты убийца, допустим, я тебя скрываю от правосудия. По юридическим понятиям, становлюсь как бы твоим сообщником, верно? Но это только часть правды. Другая правда в том, что я тебя спасаю, даю шанс снова стать человеком. Почему так делаю? Да потому, что ты не прирождённый убийца, не маньяк какойнибудь серийный. Алчность погубила, польстился на крупный куш, с кем не бывает. Человек слаб… Какой прок оттого, что посадят? В тюрьме люди озлобляются, тем более из тебя, как из писателя, сразу сделают петушка. Будешь ублажать уголовников. Разве это тебя исправит?.. Теперь посмотрим, как ты опишешь этот эпизод в книге, какую правду поставишь наперёд. Ту, что покрываю убийцу, или ту, что человека воскрешаю к праведной жизни. Ну, ответь?
        - Я никого не убивал, Леонид Фомич. Это навет.
        - Так вот… - Оболдуев положил в рот клубничину, предварительно повозив в блюдце со сметаной. Почмокал, проглотил. - Так вот, постарайся запомнить. Правда души всегда главнее правды поступка. На этом должно быть построено жизнеописание, можно сказать, суть книги - жизнь души, а не факта… А что получается у тебя? Ну хотя бы в этом отрывке. Написано бойко, ничего не скажешь, читается с интересом. Но какая мораль? Действительно, когда я был старостой класса, требовал, чтобы никто не нарушал дисциплину, а если кто провинился, чтобы платил по десять - двадцать копеек. Да, помогал Жорик Костыль, будущий главарь мытищинской группировки. И какой ты делаешь вывод? Ну ка, прочти, как там у тебя?
        Я нашёл требуемое место и со вкусом прочитал:
        - «Наверное, записной радетель морали расценит этот эпизод негативно, но внимательный, умный читатель безусловно отметит, как рано в Лёнечке Оболдуеве, отличнике и острослове, забродила рыночная закваска, впоследствии приведшая его на вершину финансового Олимпа. Его деятельная натура не вмещалась в рутину совковых представлений, он искал, пусть пока на ощупь, свой собственный путь…»
        Оболдуев поднял руку.
        - Ишь как завернул… И ведь всё пустословие, смешал всё в кучу, а сути не ухватил. От чего все нынешние беды в государстве, как думаешь?
        - От бедности?
        - Пусть от бедности. А бедность от чего? Думаешь, как вонючие газетёнки пишут, Чубайс с Гайдаром ограбили народ и в этом вся причина? Тогда почему им так легко это удалось? Нигде во всём мире не удалось, а у нас - пожалуйста. Почему?
        - Православный народ доверчивый…
        - Чушь, бред… Вся беда в беспределе, в разрушительном начале. Человечишка вообще создание путаное, мерзопакостное, а руссиянин вдвойне и втройне. Раб и бандит в одном лице. Ему дали волю, он и закусил удила, поскакал вразнос во все концы, а те, кто поумнее, конечно, воспользовались.
        - Леонид Фомич, не вижу связи…
        - Погоди, не гони… Научись, Витя, внимательно слушать, иначе останешься пустоцветом. Что такое беспредел? В общем смысле, а не только бандитский, как в кино показывают. Объясню популярно, раз ты такой бестолковый. Допустим, ты убийца…
        - Вы уже этот пример приводили, Леонид Фомич.
        - Допустим, ты убийца. Другой человек - строитель или учёный, третий - бизнесмен, и так далее. У каждого сословия свой устав. У слесаря - один, у врача с учителем - другой. По одному общему уставу они жить не смогут, получится бардак. Но кто свой собственный устав нарушает, из своей житейской ниши выскакивает, тот уже маленький беспределыцик, несущий в себе вирус смуты и анархии. Вернусь к твоей главке. У школьников тоже есть свой устав, свои обязательные правила игры. Не нарушай дисциплину, учись хорошо, слушайся старших и так далее. Кто не подчиняется, того надо жёстко образумить, для его же пользы, ибо в нём подспудно зреет будущий беспределыцик. Маленький Лёнечка, как ты написал, раньше других, острее других это почувствовал и пытался помочь одноклассникам, как умел. Дело не в детском рэкете, не в копейках, не в рыночной закваске - тьфу, как тебя повело, - а в природной тяге к справедливости и порядку. У тебя об этом ни слова. Значит, соврамши, а за враньё писателям деньги не платят. То есть платят, конечно, но не я.
        - Перепишу, Леонид Фомич, - пробормотал я, сражённый железной логикой.
        - Уж постарайся. - Он иронически хмыкнул. - Лента не в тон.
        - Что, извините?
        - Лента на шляпе к юбке не подходит. Зелёное к коричневому. Почему надо всему тебя учить?
        - Спасибо, Леонид Фомич, учту… Просьбишка есть небольшая.
        - Ну?
        - Стариков бы съездить повидать. Хоть на часок.
        - Даже не думай, - огорчился Оболдуев. - Как тебе в голову пришло? Да тебя повсюду стерегут.
        - Кто, Леонид Фомич?
        - Как кто? У Гарика поделыцики остались, крутые, доложу тебе, ребята. Ты им весь бизнес разрушил. Они с тобой нянчиться не станут, как я. Надо же хоть это понимать… Ладно, на, попей кофе и ступай работать.
        Протянул недопитую чашку с вензелем Кентерберийского аббатства. Большая честь. Я подлетел изза своего столика на полусогнутых, с поклоном принял чашку, окунул морду в коричневую жижу. У Оболдуева блёклые выпуклые глазёнки дьявольски фосфоресцировали. Наслаждался моим унижением, а моя душа скулила.
        Побег, думал я. Но куда, Лиза, куда?
        Глава 25 Год 2024. Деверь
        
        Неподалёку от Гостиничного двора из кустов Мите наперерез накатилась худенькая маленькая фигурка - «тимуровец» Ваня Крюк. Митя от неожиданности чуть не поддал ему ногой: «тимуровец» вцепился в него, пытаясь оттащить из светового круга.
        - Ты чего, Вань, обкурился, что ли? - пристыдил Митя пацанёнка. - Так ведь недолго погибнуть под жерновами истории.
        Пацанёнок пищал чтото несуразное, всё же пришлось дать подзатыльник, чтобы успокоился. Наконец из путаных объяснений удалось понять, что, пока Митя отсутствовал, «тимуровец», как велено, сидел в номере, гонял чаи, жевал жвачку и разглядывал картинки в журнале «Секс и прогресс». Подшивка этого журнала, издаваемого в Штатах специально для руссиян, имелась в каждом гостиничном номере, вместо Библии. Потом пришёл какойто черномазый и выкинул его из окна. Успокоившись, пацанёнок похвастался, что успел откусить черномазому палец. Врал, конечно, жался к Митиной ноге, как щенок.
        - Что ж, - сказал Митя, - спасибо, что предупредил. Посмотрим, что за черномазый… А ты, вообще, зачем здесь? Сутки давно прошли, своё отработал. Больше ты мне не раб.
        - Могу ещё поработать, дяденька Митрий. Даже бесплатно.
        Смотрел умоляюще, личико сморщилось в кулачок. Митя его понимал. Какой из московских беспризорников не мечтает обрести постоянного хозяина? Он и сам симпатизировал смышлёному «тимуровцу», но к чему ему такая обуза.
        - Нет, Ваня, придётся расстаться. Вот тебе ещё доллар, и вали отсюда.
        - Дяденька Митрий, - захныкал пацанёнок, - не гони меня, вдруг пригожусь.
        Он сам вряд ли верил в то, что говорил. Митя, не оборачиваясь, направился в гостиницу.
        Он ещё не совсем пришёл в себя после столкновения в бистро, хотя уже сообразил, что повязать его хотели безусловно не миротворцы. Если бы это были они, автоматически вступила бы в действие городская система перехвата «Беги, русак, беги» и на многочисленных табло в метро, в шопах, на улицах высветилась бы его физиономия с присовокуплением суммы награды за поимку. А раз этого не было… Но кто тогда? По всему выходило, Деверь. Кроме него в Москве нет силы, способной разыграть подобную мистификацию. Тогда вставал другой вопрос: зачем ему это понадобилось? Митя сам искал с ним встречи…
        В номере не оказалось никакого черномазого, зато двое мужчин, передвинув стол к окну, пили спирт. Одного Митя знал - сосед по гостинице Джек Невада, банкир из Саратова, загулявший провинциал. Второго, импозантного крупнотелого господина, одетого как подобает туземцу, добившемуся высокого положения при оккупационных властях, то есть ни единой руссиянской пуговки, с крупной головой, чемто напоминавшей медную отливку, хотя живые, быстрые глаза на загорелом лице смягчали впечатление окаменелости, - этого господина Митя видел впервые. Судя по всему, сидели они давно и выпили изрядно: банкир успел облить белоснежную манишку томатным соком, отчего казался израненным, а у незнакомца на лице застыло блаженное выражение невесомости. При появлении Мити оба сделали попытку подняться на ноги, но не смогли.
        - Давай, Митяй, - устало махнул рукой банкир, - присоединяйся. Третью бутыль ублажаем, а веселья как не было, так и нет. Верно говорю, Савельич?
        Незнакомец пытливо смотрел на Митю, и не было заметно, что он пьян.
        - Извините за вторжение, - произнёс он сильным рокочущим голосом. - Если вам не по душе наше общество, мы сейчас уйдём.
        Митя насторожился: голос он узнал, казалось, мерное звучание дотянулось к нему из северных лесов, но как такое могло быть? В непривычном старомодном обращении чудилась лёгкая насмешка, но не злая, свойственная лишь уклонившимся от перевоплощения.
        - Почему же, - возразил он в тон. - Всегда рад гостям… Вы тоже здешний постоялец?
        - Не совсем. - Мужчина улыбался. - Заглянул по делам, встретил Неваду, у нас общие знакомые в Саратовской губернии. Вот, засиделись… Мы всё равно уже собирались уходить.
        - В казино потопаем, - поддержал банкир, потянувшись за бутылью. - Вчера африканских тёлок завезли, можно славно оттянуться.
        Митя не спросил, почему они засиделись именно у него в номере. Лишний вопрос. Взгляд меднолобого незнакомца натурально гипнотизировал, пришлось подключить блок психологической защиты. Тот сразу это почувствовал, насмешка стала откровенной. Кто он? Враг или друг?
        - Не желаете составить компанию? - предложил незнакомец. - Втроём веселее, и дешевле выйдет… Ах, извините, забыл представиться. Прокл Савельевич Переверзев, бизнесмен.
        - Митя Климов, уполномоченный по Северам.
        При этих словах у него повело челюсть, будто заклинило. Психоблок едва выдерживал напор незнакомца, но страха не было. Он принял из рук Невады чашку со спиртом, осушил одним махом. Питьё отменное: свекольный суррогат с добавкой табачной крошки. Банкир и Прокл Савельевич последовали его примеру, но Невада не сдюжил. Неизвестно какая по счёту доза произвела на него отрезвляющее действие. Бормоча извинения, он кинулся в угол комнаты и там долго, с наслаждением блевал, согнувшись в дугу. Вернулся за стол одухотворённый. Набулькал новую чашку. Заметил с облегчением:
        - Ну вот, теперь можно и к девочкам.
        - Уполномоченный по Северам… - пророкотал с улыбкой Прокл Савельевич. - Это что же такое? Работаете на СД?
        Митя понюхал чёрную хлебную корочку.
        - Повсякому бывает, - похвалился он. - Имею звание почётного осведомителя миротворческих сил.
        - Оо! - воскликнул Джек Невада. - За это надо выпить. Прошу встать. За великую Америку. Виват, господа!
        Выпил в одиночестве, но лихо. Ни Митя, ни Прокл Савельевич не пошевельнулись.
        - Значит, тебе, Митяй, положена плазменная пушка? - уважительно спросил Невада, хрустя огурцом.
        - Положена, - согласился Митя. - Я её потерял.
        - Где, как?!
        - Наширялся до ус…ки. Проснулся в борделе. Ни пушки, ни наградного листа, - огорчённо признался Митя.
        - Но ведь за это полагается…
        - Ну да, - подтвердил Климов. - Последние денёчки гуляю. До очередной перерегистрации.
        В глазах меднолобого прочитал одобрение: дескать, складно врёшь. Но гипнотический напор ослабел, возможно, гость уже выяснил всё, что ему было нужно. Митю это особенно не тревожило. Он никак не мог избавиться от смутной нелепой догадки.
        - Что ж, братовья, - весело прогудел Прокл Савельевич. - Надо решать. Либо в казино, либо баиньки. Ночь на дворе.
        - На посошок, - возбуждённо воскликнул Невада.
        … В казино время понеслось оглушительно. У входа им вкатили по обязательной для каждого посетителя «дозе счастья» (укол бесплатный, за счёт заведения), но Мите показалось, что Переверзеву впрыснули пустышку. Громила санитар, обёрнутый в тёмновишнёвую ткань с японским орнаментом, дружески похлопал Прокла Савельевича по плечу и после укола чтото получил в протянутую ладонь. Мощная вакцина, наложившись на свекольный спирт, дала поразительный результат. Зелёное сукно карточных столов, игровые автоматы, пёстрый веер рулетки, музыка, жуткие гримасы игроков, потные тела стриптизёрш, крики и хряск ударов (перепивших клиентов вышибалы колотили мордами о паркет), цифровые вспышки на световых табло - всё смешалось в помрачённом сознании и обрело очертания сбывшейся мечты. Меньше чем за час Митя продул всё, что было в карманах, и это привело его в отличное настроение. Он вырвал из руки щеголеватого крупье горсть алых фишек, за что получил сзади резонатором по рёбрам, растянулся на полу и корчился от смеха до тех пор, пока не подошла очаровательная негритянка в набедренной повязке и не сообщила, что она его
утешительный приз. Своих приятелей он давно потерял, поэтому безропотно ухватился за протянутую жилистую женскую руку.
        Негритянка отвела его в одну из комнат во внутренних помещениях казино, усадила на жёлтую банкетку и ласково объяснила, что прежде всего необходимо соблюсти маленькую формальность и подписать контракт.
        - Контракт? Да хоть сотню! - счастливо ухнул Митя и жадно потянулся к раздутому, как шарик от пингпонга, бледнофиолетовому соску прелестницы. Негритянка шаловливо стукнула его костяным пальчиком по губам, подала бумагу и ручку. Но едва Митя, сощурив глаза, чтобы прояснить зрение, нацелился поставить закорючку в указанной графе, как от двери раздался укоризненный рокочущий голос:
        - Не спеши, гонец. Ещё успеешь вываляться в дерьме.
        На пороге стоял меднолобый Прокл Савельевич, трезвый как стёклышко, и надо сказать, Митя ничуть не удивился его появлению. В ту же секунду и с его глаз спала пелена.
        - Хоть поглядел, что там написано? - спросил Прокл Савельевич насмешливо.
        - В этом нет необходимости, - ответил Митя. - Я везде ставлю крестик, который не поддаётся идентификации.
        - Ах так…
        Прокл Савельевич плотно прикрыл дверь, подошёл к ним и положил руку на затылок негритянки, застывшей в позе ожидания. Прекрасная женщина, тихо охнув, опустилась на пол у его ног.
        - Уроки премудрой Марфы, - продолжал он непонятно с каким выражением, то ли укора, то ли одобрения. - Святая женщина убеждена, что мир не меняется с тех пор, как она его покинула. Увы, это не так. Ещё как меняется, причём, уверяю тебя, Димитрий, всё время в худшую сторону.
        Прокл Савельевич удобно устроился в кожаном кресле напротив Мити.
        - Вы - Деверь? - утвердительно уточнил Климов.
        - Называй как хочешь, но, похоже, я тот, кого ты ищешь.
        Митя испытал большое облегчение: половина дела сделана. Он дошёл. Хотя, конечно, оставались сомнения, но такого свойства, какие сопутствовали каждому душевному движению руссиянина. Привычный мистический фон. К примеру, человек, сидящий перед ним, мог оказаться всего лишь фантомом, как и вся Москва, в которой он очутился, возможно, была чемто вроде киношного павильона. Больше того, ни один из обитателей северных резерваций не мог с полной уверенностью утверждать, что он не привиделся сам себе.
        - Здесь можно говорить? - Митя указал рукой на потолок и стены.
        Деверь усмехнулся.
        - Как в любом другом месте. Всё зависит от того, что хочешь сказать.
        - Я всего лишь передаточное звено, но у меня есть инструкции.
        - Какие же?
        - Вопервых, прежде чем передать информацию, я должен получить адресное доказательство.
        - Наверное, ты имеешь в виду это? - Деверь распахнул рубашку и обнажил плечо, на котором вспыхнул знак касты, производящий жутковатое впечатление. Это была не привычная татуировка, какая имелась и у Мити, а чтото иное, более убедительное. Словно живой мохнатый паук вцепился в мышцу и готовился к смертельному прыжку. У полковника Улиты точно такой же паук грыз бедро.
        Митя опустил глаза на негритянку.
        - Спит, - успокоил Деверь. - Говори, никто не слышит.
        Митя не сдавался.
        - Почему здесь? Почему тогда не в штабе СД?
        - Упрямый, - одобрил Деверь. - Это хорошо… Однако напомню тебе, гонец, в Москве право принимать решения принадлежит только мне. Или не согласен?
        Митя смирился - тянуть дальше резину не имело смысла. Он закрыл глаза, сосредоточился на точке возбуждения и коротко, чётко передал, зачем пожаловал в Москву. То, что он говорил, звучало довольно фантастично, но Деверя это не смутило. Он выслушал не перебивая, однако, открыв глаза, Митя увидел перед собой уже совсем другого человека, предельно измотанного, глубоко опечаленного. Сейчас ему можно было дать лет сто, не меньше.
        - Значит, Марфа считает, время пришло?
        Если бы только Марфа, подумал Климов, но лишь молча кивнул.
        - Жертвоприношение, - сказал Деверь. - Попахивает средневековьем.
        - По многим признакам, мы туда и вернулись, разве не так?
        - И ты готов стать жертвенной овечкой?
        - Я же здесь.
        - Да здесь, вижу… - Деверь задумался, глаза потухли. - На подготовку уйдёт не меньше месяца.
        - Кудесница так и сказала.
        - Ты разговаривал с ней сам?
        - Я разговаривал с тем, что она собой представляет.
        - Понимаю. - Какимто неосознанным движением Деверь дотронулся до его плеча. - Сколько тебе лет, юноша?
        - Двадцать два. Это имеет какоенибудь значение?
        - Откуда ты родом?
        - Из города Раздольска, из самых недр. - Митя решил, что любопытство Деверя даёт и ему право спросить кое о чём. - Правду ли говорят, Прокл Савельевич, будто вы владеете тайной погружения?
        - Это всё глупости. Вечный сумрак, как и вечная жизнь, доступны лишь Господу нашему… Почему выбрали генерала? По моему разумению, Марк Губельман больше подходит. Символическая фигура. На все времена.
        Митя удивился: Деверь говорил с ним как с посвященным.
        - Не моя компетенция, Прокл Савельевич. Я исполнитель.
        - Нет, Митя, ты не просто исполнитель. Кто дважды безнаказанно пересёк зону… Скорее запёчатлённый, хотя сам этого не осознаёшь… Хорошо, оставим до времени… Вернёшься в Гостиничный двор и будешь жить там как мышка. Связи не ищи. Встретимся перед самой акцией.
        - В бистро были ваши люди, Прокл Савельевич?
        - Возможно, наши, возможно, ваши… Просьбы, пожелания есть?
        - Банкир этот саратовский?..
        - Без подмеса, не опасайся. - Он тронул носком ботинка мирно посапывающую негритянку. - Через минуту очнётся. Справишься с кобылицей?
        - Постараюсь. - Митя скромно потупился.
        Деверь хотел ещё чтото сказать, но передумал. Поднялся из кресла - высокий, громоздкий, - неловко обнял Митю:
        - Держись, герой! - Бесшумно ступая, скрылся за дверью.
        Проснулся Митя оттого, что ктото возился, сопел на полу. Свесил голову вниз: на тебе, «тимуровец» Ваня Крюк. Голубенькие мутноватые глазёнки на бледном личике лукаво сияют.
        - И что дальше? - спросил Климов. - Что прикажешь с тобой делать?
        - Известие принёс, - солидно отозвался «тимуровец».
        - Какое?
        - Дядьку помнишь, Митрий, на площади? Который к Зинке Сковородке отправил? Петюней погоняют.
        - Ну?
        - Я его видел. Просил передать, на ваше поручение ещё деньги нужны. Из той пятнашки, какую обещали. Я его на хрен послал. Старый хрыч, халявщик, да, Митрий?
        - Это всё известие?
        «Тимуровец» ужом переместился на середину комнаты, там ему казалось безопаснее.
        - Мало, что ли? Хочешь, перчиков надыбаю?
        - Каких ещё перчиков?
        - Которыми черти похмеляются. Сладенькие такие. Кроме меня, никто не знает, где взять.
        Диво не то, что пацанёнок к нему привязался, это нормально, но как в номер просочился: окното закрыто. Вместо того чтобы выяснить это, Митя спросил:
        - Ты реальный «тимуровец», Ваня?
        - А то! На две больницы подписался.
        За последние месяцы Климов обвыкся с человеческими эмоциями, но неожиданный прилив жалости к бесприютному маленькому сородичу был всё же в диковину. Звание «тимуровца», в честь великого просветителя России Егора Гайдара, присваивали любому беспризорнику (их в Москве легион), после того как брали на учёт в городском диспансере и вживляли под кожу регистрационный чип. По достижении десяти - двенадцати лет, в зависимости от состояния здоровья, меченые проходили окончательную пересортировку для сдачи тех или иных органов. Самых крепеньких в законсервированном виде отправляли в свободный мир.
        - И сколько тебе осталось куролесить? - полюбопытствовал Митя, сглотнув комок в горле.
        - Может, полгода, а то и больше, - равнодушно ответил пацанёнок и, розовея от собственной смелости, вдруг добавил: - Можно посижу на кровати, дядя Митрий?
        Митя чуть подвинулся, и «тимуровец», просияв, взлетел с пола и примостился у его ног. Такое счастливое, обалдевшее и вместе с тем испуганное выражение Митя видел только у стерилизованных, перевоплощенных руссиян на пунктах голосования, куда их сгоняли дватри раза в год для свободного волеизъявления. Та же смесь тоски и очарованности. Похоже, панцирный лежак с лакированными спинками, прикрытый серым гуманитарным одеялком, представлялся ему царским ложем.
        - Прямо не знаю, как быть…
        Пацанёнок не отводил прояснившихся глаз, спокойно ждал верховного решения.
        - Видишь ли, Ваня, - развил мысль Климов, - полюбому тебе не стоит таскаться за мной. Сам сказал: полгода не тронут, а мой путь, поверь, намного короче.
        - Как это может быть, дядя Митрий? При твоих бабках!
        - При чём тут деньги?.. Убирайся, Ванька, отсюда подобрупоздорову. Я тебе не отец и не мать.
        Тёплым тельцем мальчик прижался к его пяткам.
        - Дядя Митрий, я много чего умею, обузой не буду. Так одиноко одному в городе. А вдвоём помирать намного легче. Не гони, пожалуйста.
        Митя подумал: когданибудь они заплатят за всё.
        Глава 26 Из дворца на волю
        
        Патиссон прописал желатиновую успокоительную ванну, её делали два раза, утром и на ночь: под присмотром доктора я опускал ноги в тазик с раскалённой коричневой жижей, густой, как масло, на ушах болтались клеммы, подключённые к незнакомому прибору, на котором доктор с важным видом делал какието замеры. Ванна производила двойное воздействие: нижняя часть тела, до пупка, горела как в огне, зато грудь и голову словно прихватывало морозцем, - новейшее, как уверял Патиссон, достижение психотерапии. После этой процедуры я лежал на кровати часполтора совершенно без сил, борясь с чудовищной депрессией, похожей на чёрный смог… И вдруг в приоткрывшуюся дверь проскользнул Вова Трубецкой, удалой помощник Гаты. Меня не то чтобы озадачил его приход, но перепугал до смерти. Всегда улыбчивый, синеглазый майор был хмур, сосредоточен и двигался так, как будто стал невидимкой. Грешным делом я принял его за посланца смерти и решил, что пробил последний час. Не хватало Абдуллы, но скорее всего азиат ждал в коридоре.
        - Опять на расстрел? - поинтересовался я. - Или придушите прямо здесь?
        - Не сходи с ума, писатель. - Трубецкой приблизился кошачьей походкой. - Я к вам от известной нам обоим особы.
        - Я уж догадался… Но чем я провинился? Главу переписал с поправками, приступил к следующей. Можешь передать господину Оболдуеву.
        Наконецто Трубецкой раздвинул губы в привычной улыбке, и у меня немного отлегло от сердца. Может, он случайно заглянул полюбоваться на писателязомби. К таким посещениям я привык, кто только ко мне теперь не заглядывал.
        - Отдыхаю после желатиновой ванны, - добавил я неизвестно зачем. - Сейчас опять начну печатать.
        - Я от Лизы, - сказал майор многозначительно.
        - От Лизы? А что ей понадобилось? - На мякине меня не проведёшь. - Ведь её батюшка отменил занятия.
        Трубецкой немного посуровел, присел на пуфик возле кровати.
        - Конечно, Виктор Николаевич, у вас нет оснований мне доверять. Но у меня записка. Вот, прочитайте.
        Он протянул клочок бумаги, и я, притворяясь идиотом, отшатнулся. Замахал руками, словно увидел змею.
        - Какая записка? Зачем мне читать? За кого вы меня принимаете, Вова? Это что, провокация?
        - Обыкновенная записка, что с вами? Да возьмите же, возьмите…
        - Не надо мне ничего, не надо!
        Некоторое время мы были заняты тем, что он протягивал, а я отталкивал его руку, юлой вертясь на постели, всё глубже вдавливаясь в угол. И лишь когда он замахнулся кулаком, я выхватил записку и прочитал. Почерк Лизы, вряд ли ктонибудь его подделал, не тот случай. «В. Н., смело доверьтесь Т… Л.».
        - Шифровка? - спросил я.
        Трубецкой залез двумя пальцами в рот и покачал левый клык. Пугал, что ли?
        - Да, Патиссоныч веников не вяжет, - сказал он задумчиво. - Но я не могу ждать, пока ты очухаешься.
        - Никто вас не заставляет.
        - Сегодня ночью будь готов. Ничего лишнего с собой брать не надо.
        - Чушь какаято, - сказал я. - Слушать ничего не желаю.
        Майор скривился и потрогал клык справа. Уже уходя, небрежно обронил:
        - Никак не пойму - чего она в тебе нашла?
        - Кто? - спросил я.
        … Как обычно, ужин принесла Светочка, свидетельница убийства Гария Наумовича. Она не оставляла меня своим попечением и при желатиновых ваннах, как и при всех других процедурах, помогала доктору Патиссону. В его присутствии вела себя безукоризненно, строго, как настоящая медсестра, ни словечка лишнего, зато когда оставались наедине, превращалась в простодушную добрую девушку, может быть, излишне шаловливую. У меня от её щипков и покусываний все бока были в синяках.
        Кормили теперь хорошо: на сей раз Светочка подала свиную отбивную на косточке с жареной картохой (шедевр бабы Груни), овощной салат, сдобренный оливковым маслом, и жбан английского чёрного эля, благоухающего, как сырой погреб. Я внутренне паниковал, поэтому жевал энергично, как мясорубка, пиво отпивал сразу по полкружки. Светочка следила за мной с умилением, подперев подбородок кулачками. Видно, что жалела.
        - Скажи, Светлана Игоревна, - прошамкал я с набитым ртом, чтобы както отвлечься от мрачных мыслей. - Какой прок в желатиновых ваннах? Что они дают организму?
        - Ну как же! - Она всплеснула ручками. - Виитечка! Посмотрели бы в зеркало, какой вы были три дня назад и какой теперь. Небо и земля. А аппетит! Конечно, если бы не ваша застенчивость… Не повредили бы сеансы сексотерапии. - Светочка ненавязчиво поддёрнула ладошками пухлые грудки: лифчики не носила.
        - Что ты, Света, господь с тобой! - Я отмахнулся свиной косточкой. - Сексотерапия! До постели бы добраться после проклятых ванн.
        - Вы не правы, Витенька. Умелая женщина, которая сочувствует партнёру, всегда сумеет его растормошить.
        Вкусный ужин меня взбодрил, и к приходу Патиссона с его датчиками и тазиком я успел собраться с мыслями. Теоретически я допускал, что записка Лизы была искусной подделкой и надо мной затевали какойто очередной опыт, но было возможно и другое: Лиза действительно доверяла Вове Трубецкому, какаято была между ними связь, и с его помощью готовила побег, но если она в нём ошиблась (пятьдесят на пятьдесят), то этот эпизод можно использовать как последнее и неопровержимое доказательство моей подлости. Когда Оболдуев его получит, ему ничего не останется делать, как спустить незадачливого летописца и донжуана по кускам в канализацию. Правда, попрежнему не было ответа на важный вопрос: какая польза Патиссону или комуто другому избавляться от меня столь радикально? И зачем было городить огород с убийством Гария Наумовича и с полутора миллионами моего долга?
        Доктор Патиссон, проницательный, как ведьмак, заметил, что я даже против обыкновенного не в своей тарелке, и, подключив прибор, со смешком поинтересовался у Светочки:
        - Похоже, чемто ты нашего писателя огорчила. Неужто отказала в утешении?
        - Напротив, профессор, - с обидой отозвалась милая девушка. - Намекала, что ему не повредит, но, видно, не нравлюсь как женщина чемто.
        - Кушал он как?
        - Всё съел, что принесла. И пива выпил кувшин.
        - Ах, даже так? - Доктор обернул ко мне доброе лицо, украшенное золотыми очёчками. - Голубчик мой, ежели вас чтото гложет, поделитесь со своим папочкой. Любой нарыв разумнее вскрыть, чем загонять болезнь внутрь.
        Говоря это, он увеличил напряжение на приборе и с любопытством следил за моей реакцией. Я послушно затрясся, как эпилептик, разбрызгивая на пол коричневую жижу из тазика, но быстро оправился.
        - С чего вы взяли, герр доктор? Ничего меня не гложет. Ваши процедуры отвлекают от работы - это да. Это беспокоит. Тем более что Леонид Фомич поторапливает.
        - Позвольте с вами не согласиться, - возразил Патиссон, умильно улыбаясь. - Как могут повредить процедуры, направленные на снятие стресса? Тем более желатиновые ванночки совокупно с электрическим током. Без лишней скромности скажу, это моё собственное ноухау.
        - После вашего ноухау я три часа валялся, как паралитик.
        - Превосходно, батенька мой! Значит, идёт активнейший выброс психотропных шлаков. Некоторые горемедики рекомендуют чистку кишечника, применяют голодание и разные диеты. Бред, шарлатанство. Пользуются невежеством публики и заколачивают на этом, заметьте, приличные бабки. Чистить следует душу, а не кишки. Особенно когда речь идёт об интеллигенции, к которой мы с вами, к несчастью, принадлежим. Душа, дух руссиянского интеллигента представляет собой не что иное, как вонючее отхожее место, наполненное словесной блевотиной. Или вы и с этим будете спорить?
        - Вообще не имею привычки спорить, но факт остаётся фактом. Ваши так называемые чистки отнимают уйму времени, а результат нулевой, если не сказать хуже.
        - Как это нулевой? - возмутился Патиссон. - Голубчик мой, да вы знаете ли, что такое стресс? Возможно, это главная и единственная, а по теории француза Селье так и есть, человеческая болезнь. Стресс держит в напряжении все внутренние органы, и какоето слабое звено - почки, печень, сердце - в конце концов не выдерживает, выходит из строя. По моему глубокому убеждению, если удастся победить стресс как первопричину всех недугов, человек, вполне возможно, обретёт бессмертие. И вы ещё говорите мне о нулевом результате. Постыдитесь, сударь мой.
        Трудно сказать, глумился ли он, как обычно, надо мной или впрямь, будучи маньяком, верил в научную ценность своих теорий. Когда процедура окончилась, он снял датчики с моих ушей, а Светочка перекинула мою руку себе на плечи и помогла доковылять до кровати, родная.
        Ушли они вместе. Я попробовал читать - не тутто было; выключил лампу, закрыл глаза - сна тоже ни в одном глазу. Тело постепенно расслабилось, но это не принесло облегчения. Не помогла и попытка погрузиться в воспоминания, хотя это лучший способ уйти от действительности. Так и промаялся несколько часов, ворочаясь с боку на бок. О Лизе и о том, что предстоит, старался не думать, словно боялся, что подслушают.
        Вскоре после полуночи завыл добрейший бультерьер Тришка. Жаловался на судьбу. После того как он загрыз любимца Оболдуева персидского кота Барсика, порвал двух китайских обезьянок - Жеку и Жуку - и покалечил массажистку Шурочку, вышедшую спозаранку во двор, чтобы облиться ведром холодной воды по завету Порфирия Иванова, - после всех этих подвигов, уместившихся в один календарный день, Тришку перестали спускать с цепи даже ночью, только Лиза иногда прогуливала его на поводке.
        Минуты три пёс выл в одиночестве, потом к нему присоединились овчарки, наполнив тишину сумасшедшим лаем, а закончил ночной концерт, как всегда, с трудом проснувшийся дог Каро, утробно бухнув несколько раз, как в бубен. На время всё стихло, затем, набирая силу, ночь наполнилась жалобными, щемящими повизгиваниями и стонами, доносившимися, казалось, отовсюду - с потолка, изпод пола, в окно… Наконец надо всем вознёсся истошный бабий вопль: «Ратуйте, люди добрые!» - оборвавшийся на запредельном сибемоле. Я знал, что происходит. В отсутствие хозяина свободные от дежурства гвардейцы Гаты смотались, как обычно, в ближайший посёлок и притащили оттуда деревенских молодух, сколько смогли поймать. В стёклах внезапно вспыхнул отблеск близкого пожара и также быстро угас. Раздался скрежещущий звук, как при разрываемой материи: так ещё иногда вскрикивает напоследок человек с расколотым черепом…
        Знакомые ночные звуки, ставшие почти родными.
        Далеко за полночь отворилась дверь в комнату, и голос Трубецкого тихо окликнул:
        - Готов, Витя? Подымайся, пора.
        Дальнейшее происходило будто и не со мной. Вместе с майором мы пересекли парк и выбрались к бетонному забору, откуда особняк казался бесформенной смутной горой. Ночь стояла тёплая, с пригашенными звёздами. По дороге нам никто не встретился. Даже овчарки кудато подевались. Трубецкой шёл чуть впереди упругим, звериным шагом. Я не удержался, спросил:
        - Зачем вы это делаете, Вова?
        На секунду остановился, чтобы ответить:
        - Эх, писатель, если бы я сам знал.
        - Хорошо заплатили?
        - В томто и дело, что нет.
        И всё, больше не разговаривали.
        Пролезли через колючие кусты, майор подсветил фонариком. В бетонной стене обнаружилась дверь, узкая, в человеческий рост и так надёжно замаскированная плющом, что, не подозревая о её наличии (я сто раз ходил мимо), упрёшься носом и не разглядишь.
        Трубецкой открыл небольшой висячий замок - и мы очутились с наружной стороны. Всё произошло так буднично и быстро, что я не успел испугаться.
        Шагах в двадцати на обочине темнела легковуха с включёнными подфарниками (потом выяснилось, «форд»двухлетка, с незначительным пробегом).
        - Водить, надеюсь, умеешь? - спросил Трубецкой.
        - У меня своя тачка.
        - Все документы в бардачке… Смелее, тебя ждут.
        Он распахнул левую переднюю дверцу, слегка подтолкнул меня в спину. Я забрался внутрь - тёплые руки Лизы обвили мою шею.
        - Как ты долго, родной мой!
        Автоматически я ответил на поцелуй.
        - Ничего не долго. Спешил как мог. И что дальше?
        - Заводи, поехали.
        В дверцу просунулся Вова Трубецкой.
        - Лиза, всё запомнила?
        - Спасибо, Володечка!
        - Если какие проблемы, знаешь, что делать, да?
        - Конечно. Не волнуйся. Всё будет в порядке.
        Меня майор напутствовал так:
        - Береги девушку, писатель. Она того стоит.
        В сомнамбулическом состоянии я разобрался с передачами, включил движок - мотор отозвался благозвучным урчанием, как бы предупреждая о своей могучей силе. Несмотря на обстоятельства, моя водительская душа сладко обмерла: ещё не доводилось осёдлывать такого рысака.
        Не помню, как выбрались на трассу. Лиза прижималась ко мне и чтото бормотала себе под нос. Когда выкатились на шоссе, я спросил:
        - Вовка тебе кто? Жених, что ли?
        Конечно, мог придумать и поглупее вопрос, но остановился на этом.
        - Никак ревнуете, Виктор Николаевич? - отозвалась Лиза с непонятным удовлетворением.
        - Да нет… Но всё же любопытно… Не меньше нас рискует, а ради чего?
        - А вы ради чего, Виктор?
        Может, надеялась услышать, что ради неё, или ради любви, или ради ещё чегото подобного, как свойственно романтическим героям, но я ответил правду:
        - Я вообще не знаю, рискую ли… Туман в голове. Неутешительный итог бестолковой жизни…
        Вот так, с невинных пустяков, началось наше долгое путешествие по тёмной дороге.
        Глава 27 Из дворца на волю (продолжение)
        
        Туда, куда устремились, мы добирались больше суток, сначала по шоссейному тракту, потом грунтовыми дорогами, а позже - буераками и колдобинами. Заехали в такую глушь, куда и ворон не летает, - в деревню Горчиловка, в двухстах верстах от Саратова. Около тридцати дворов, одна улица, поросшая лопухами и крапивой ростом с человека, колодец, несколько телеграфных столбов с обвисшими проводами - электричество Чубайс отключил зимой за долги.
        За то время, пока ехали, я узнал Лизу лучше, чем за предыдущие два с лишним месяца. Точнее, узнал не лучше, а другую Лизу - простую, смелую, очаровательную девушку, ластившуюся, как котёнок. От прежней Лизы - тоже милой и прекраснодушной, но всё же немного взбалмошной и чересчур задумчивой - не осталось и следа. Теперь она болтала без умолку и смеялась по любому поводу, что бы я ни сказал, хотя смеяться было особенно нечему. На чёрной машине по немецкому асфальту, а позже по русским колдобинам мы мчались в никуда.
        Делали привалы, выбирая укромные места. Я допускал, что, как только обнаружится наше бегство, Леонид Фомич объявит по всей стране какойнибудь хитрый план типа «Перехват» или «Сирена». То, что я совершаю безумие, меня мало беспокоило, оно не первое, и коли Господь попустит, не последнее, важнее было понять, что делать с этой девушкой, так слепо, безрассудно доверившейся мне. Куда её деть? С другой стороны, не давала покоя фантастическая мысль: если Лиза исчезнет, растворится вдруг в голубой небесной дымке, мне нечего будет делать на этой бескрайней земле.
        На первом привале (ранним утром, на опушке соснового леса) разобрались с имуществом, что было в машине. Я покинул гостеприимный барский дом налегке, не запасшись даже сменой белья, зато у Лизы на заднем сиденье стояли два кожаных чемодана, битком набитых, а также в багажнике лежала большая спортивная сумка на молниях, раздутая, как мяч. Меня заинтересовал пакет с документами, который я обнаружил в бардачке: паспорт, водительское удостоверение, талон и купчая на машину, пластиковая банковская карточка - всё на имя какогото Букина Вениамина Сергеевича, но с моими фотографиями и повсюду с точной копией моего автографа.
        - Как это, как это? - запыхтел я. - Какойто Букин с моей рожей.
        - Временно, Виктор Николаевич, временно.
        - Выходит, я теперь нелегал?
        - Я тоже, я тоже.
        - Документы хоть настоящие или липа?
        - Господи, да кого это интересует в наше время?
        В первый раз у меня мелькнула догадка, что это небесное создание, проведшее жизнь в заточении, с боннами и гувернантками, возможно, намного практичнее, чем я думал, и не так уж плохо ориентируется в жизни. Взять хотя бы наш побег. Ведь чтобы его спланировать и организовать, продумав множество деталей (те же документы, ктото же их изготовил… а машина, а маршрут…), нужна, кроме всего прочего (деньги!), крепкая житейская хватка, какую трудно заподозрить в субтильной затворнице.
        В деревню Горчиловка прибыли под утро третьего дня, и последние часы я вёл машину почти вслепую, едва отличая дорогу от обочины, до того измотался. За весь путь мы поспали часа три на заднем сиденье машины, да и то вряд ли можно назвать это полноценным отдыхом: после обморочного забытья я вдруг обнаружил Лизу у себя на коленях, и при этом мы целовались, как придурочные. Какой уж тут сон!
        Юсупова разыскали легко: пожилая баба у колодца, замотанная синим платочком до бровей, не только показала дом (третий от конца улицы), но и заодно растолковала, что дед Антон отправился со светом на рыбалку, его нету, зато старуха Лушка дома, только надо громко кричать, чтобы дозваться. И ещё надо опасаться ихнего оголтелого пса, который уехал с дедом, но в любой момент может вернуться и напасть на пришлых. Псина зловредная, а старуха глухая. Забавная деталь: в разговоре женщина на нас, кажется, не взглянула ни разу, пялилась на чёрную машину, из которой мы вылезли. Из чего я сделал вывод, что появление в этой глуши гостей на иномарках - большая редкость.
        Юсупов, как рассказала Лиза, приходился ей двоюродным дедом по материнской линии, короче, близкой роднёй. О её существовании он мог и не знать, она сама о нём узнала из материного дневника, который остался ей в наследство и который она много раз перечитала от корки до корки, чуть ли не выучила наизусть. В дневнике была запись о том, как к Колышкиным (Марина, матушка Лизы, на ту пору была ещё девочкой) из деревенской глубинки, из Саратовской губернии, в 1971 году нагрянула целая депутация, человек шесть родичей, молодых и старых, и их московская двухкомнатная квартирёнка на несколько дней превратилась в цыганский табор. Депутация преследовала две цели: одну духовную - полюбоваться хоть разок стольным градом, вторую практическую - сбыть по хорошей цене на рынке молодого бычка. Мясо привезли в трёх полотняных мешках, и пока добирались на перекладных да пока устраивались с рынком, оно, естественно, из парнинки превратилось в тухлинку; перед тем как вывозить на продажу, его полночи промывали в ванне уксусным и соляным раствором, отчего ещё с месяц после отъезда деревенских квартира благоухала сытным
мясным духом. В дневнике описание злоключений, происшедших с лихими добытчиками в Москве, занимало пять страниц, исписанных мелким убористым почерком, и свидетельствовало, по словам Лизы, о незаурядном литературном даровании её матушки, впоследствии ставшей педиатром. Скоро я сам смогу это оценить как профессионал: дневник - в одном из чемоданов. Я не стал спрашивать, почему она решила, что в деревне мы будем в безопасности, но поинтересовался, почему она думает, что старик Юсупов, если он жив, примет нас с распростёртыми объятиями. Зачем ему лишняя докука? Лиза ответила обстоятельно. Вопервых, оказывается, в деревне ещё действуют законы гостеприимства, во вторых, она везёт подарки и у неё есть деньги; втретьих, если приём будет прохладным, мы всегда сможем купить себе дом, представив это как каприз новорусской четы, которой наскучило шляться по заграницам и потянуло на провинциальную экзотику. Всё, что она говорила, трогало меня до слёз. Как и Лиза, я предпочитал не заглядывать в будущее, которого у нас, скорее всего, не было, а жить одним днём по завету премудрого графа Льва Николаевича.
        Машину мы оставили на улице возле привязанной к забору на длинную верёвку козы, а сами, войдя в незапертую калитку, пересекли двор и поднялись на невысокое крыльцо. Я постучал в дверь костяшками пальцев, а Лиза весело прокричала: «Хозяюшка, ау!»
        Повторив нехитрую процедуру три раза, толкнули дверь и очутились в тёмных сенцах, откуда, миновав ещё одно маленькое, тоже полутёмное помещение, попали в большую комнату, где на низкой кровати, сплошь заваленной одеялами и подушками без всяких признаков постельного белья, восседала тучная пожилая женщина с красным одутловатым лицом, похожим на топорно сработанную посмертную маску. Женщина смотрела на нас без всякого выражения, в позе крайней усталости: толстые руки брошены на колени, прикрытые серой холстинной юбкой, выгнутая горбом спина упёрта в стену. В комнате было так жарко и душно, так шибало в нос едким запахом прели и какойто кислоты, что у меня сразу закружилась голова и пришлось опереться о шкаф. Кроме кровати и шкафа в комнате стоял круглый стол со следами недавней трапезы (оттуда и кислило?) да несколько разномастных стульев. Ещё большой деревенский сундук у стены, покрытый белой вышивкой, и образ Богородицы в красном углу.
        Лиза, чуть смущаясь, начала громко объяснять, кто мы такие и зачем пожаловали, говорила довольно долго, убедительно жестикулируя, а когда замолчала, женщина пожевала губами и изрекла:
        - Денег нет! Ступайте себе с богом, ребятки.
        Тут уж я подключился, наклонился к ней.
        - Какие деньги, бабушка Луша? Гости мы, гости, родичи ваши. Погостить приехали.
        - Не ори, милый, авось не глухая. - Она сделала жест пухлыми ладонями, будто я её оглушил. - Хоть и гости, всё одно денег нету. Когда пензию дадут, тогда будут. Тогда и приходите. Когда дадут, неизвестно. Полгода обещают… Чего ж теперь орать?
        Неведомо, за кого она нас приняла, кто нынче на деревне стариков долавливает, но когда спустя три часа всё разъяснилось, когда вернулся с рыбалки дед Антон, когда, распустив часть забора, загнали машину во двор, когда уселись наконец за самовар, наступила идиллия.
        Старик выглядел как опалённый солнцем дубок, неподвластный времени. Золотистые глазёнки в глубоких глазницах посверкивали проницательно. Двухполосная, белая с чёрным, бородища на грудь. Узловатые руки словно клешни. Он быстро разобрался, кем ему приходится Лиза, хотя приблизительно. Про давнюю поездку в Москву он не помнил, в семейном альбоме, который Лиза выложила на стол, никого не узнал, даже в очках, зато сообщил, что Лизу на самом деле зовут подругому, Манечкой Егоровой, и она ему внучатая племянница по брату Степану, сложившему голову в далёкую войну под Волоколамском. Сказал, что это особого значения не имеет, будь ты хоть кочергой запечной, но каждое земное существо обязано откликаться на природное имя, ничего дополнительно придумывать не надо. Мы с Лизой стали свидетелями трогательного феномена: баба Луша нас почти не слышала, но всё, что говорил супруг, разбирала до запятой и ни с чем не соглашалась. Как раз по поводу Лизиного имени они яростно заспорили, но тут начались подарки - и хозяева обомлели. Антону Ивановичу досталась кожаная куртка итальянской фирмы «Франческо», наручные часы
с серебряным браслетом, электробритва в кожаном чехле, набор курительных трубок и шёлковая пижама, пылавшая всеми цветами радуги; Лукерья Евдокимовна получила белоснежный банный халат с золотой оторочкой, меховые ночные тапочки, соковыжималку, миниатюрный, как пачка сигарет, приёмник («Будете слушать „Ретро“, баба Луша!»), косметический набор «Шанель» в нарядной коробке, перевязанной разноцветными лентами… Оглядев всё это богатство и оправившись от потрясения, дед Антон жёстко распорядился:
        - Убери, мать, и никому не показывай… А то, сама знаешь, нагрянут.
        Баба Луша послушно метнулась к сундуку, и выглядело это так, как если бы грозовая тучка слегка покачнулась на небе.
        Но это ещё не всё. Следом Лиза начала выкладывать на стол из спортивной сумки съестные гостинцы, и чего тут только не было: блестящие упаковки с копчёностями, колбасами и сырами, баночки икры, коробки со сладостями и прочее такое, рассчитанное на то, чтобы поразить воображение туземного руссиянина. В довершение установила меж богатой снеди полуторалитровую бутыль шотландского виски, из тех, на какие и я иногда заглядывался в винных отделах, напуганный непомерной ценой. Окончательно деморализованный, Антон Иванович только и нашёлся сказать: «Это уж вовсе ни к чему, племянница, баловство одно…»
        Бутыль с виски сразу кудато унёс, заметив, что это «на потом».
        Позже, когда баба Луша накрыла стол для чаепития, а мы с дедом приняли «с приездом» по стопке голубого пшеничного первача и уже обсудили коекакие насущные вопросы, осталось главное: определиться нам с Лизой на постой. Дед с бабкой категорически заявили, что отдают вот эту большую гостиную и кровать, на который баба Луша мигом перестелит всё чистое, а сами отменно устроятся в сенцах либо, если это для нас помеха, перейдут пока на прожиток к свояку, у которого целый дом пустует. Лиза бросила на меня победный взгляд, но я, хотя клевал носом, с этим предложением не согласился. Как мы будем чувствовать себя в хоромах, если хозяева ютятся в клетушке? Не годится, не полюдски. Теперь Лиза посмотрела на меня с гордостью, а дед Антон сказал:
        - Безвыходных положений не бывает. И что, Луша, коли Клавкин дом откроем?
        Хозяйка неожиданно захихикала, прикрыв рот ладошкой, но сразу посерьёзнела и перекрестилась.
        - Почему не открыть, Антоша? Всё одно Клавка уж не воротится.
        - Ну, это как сказать, - возразил дед.
        Я попросил объяснений и тут же их получил. Клава (тоже Юсупова), их двоюродная правнучка, жила своим хозяйством через два дома от них. Молодая вдовица. Мужик её на заре капитализма угорел от палёной водки, детей у них не было, не дал Господь. Клава так и вдовела потихоньку, ничего больше от жизни не требуя, хотя была хороша собой. И тут случилось как бы маленькое чудо, иначе не назовёшь. Три лета назад в Горчиловку по оказии завернули трое иноземцев, то ли англичане, то ли шведы, кабанчика пострелять. Охота в окрестных лесах знатная, зверя немерено и с каждым годом прибавляется. Подселились как раз у Клавы, у неё дом просторный, прокантовались трое суток, а когда наладились обратно в Швецию, забрали Клаву с собой. Чемто она им приглянулась, что ли. Да в общем понятно чем. Клавка прибегала прощаться, от счастья была сама не своя, билась вот здесь головой о притолоку, ревела в три ручья и всё одно повторяла: «Он хоть старый, да ласковый… Старый, да ласковый… Обещал весь мир показать».
        - История, надо сказать, загадочная, - закончил повествование дед Антон, обретший после трёх стопок необыкновенную ясность ума. - До сей поры в толк не возьму - на каком языке Клавка с ими изъяснялась? Второе: зачем ей весь мир, коли она в здешней речке купаться боялась?
        Дальнейшее, честно говоря, помню смутно - дорога, крепчайший самогон, утомление, - но вдруг обнаружил, что лежу на чистой постели в светлой горнице с открытым на волю окном в лазоревых занавесках. Чувствовал себя будто заново родился. Лиза сидела поодаль за столом и смотрела на меня. Увидев, что я проснулся, важно изрекла:
        - Что ж, Виктор Николаевич, пожалуй, осталось выяснить совершенный пустяк… Кто я тебе - жена или попутчица?..
        
* * *
        
        Выясняли мы этот пустяк пять дней - и пронеслись они как волшебный сон.
        Время разбилось на какието маловразумительные фрагменты, наполненные солнцем, негой, бесконечными разговорами и любовью. О да, это была она - с её томительным дыханием и светопреставлением в душе. Полагая себя литератором, оказывается, я до сих пор представления не имел, как она сушит мозг, как превращает человека в примитивное существо, озабоченное только одним…
        Сидим на берегу речки Свирь. Сколько глаз хватает - небо, лес, травы, вода и больше ничего. На Лизе перламутровый купальник, на мне плавки в синюю полоску. Я немного стесняюсь неуклюжести собственного тела, замордованного городской жизнью, с плохо развитой мускулатурой. Но стыдиться особенно нечего: я молод. Я так молод и глуп, как не бывал даже в пору полового созревания.
        Лиза, щурясь от солнца, бросает изпод ладони лукавый взгляд.
        - Витенька, ну пожалуйста, расскажи про свою жену.
        - Зачем тебе?
        - Она была красивая, умная, необыкновенная, да?
        - Всё это прошлое, к чему ворошить?
        Пригорюнилась, в тёмных глазах огонь потух.
        - Что ты, Витенька… Прошлой любовь не бывает. Она всегда настоящая.
        - Тебето откуда знать?
        - Действительно, откуда? Но всётаки я не понимаю, как это может быть. Любишь, любишь, а потом вдруг - прошлое. Значит, было чтото другое, не любовь… Она тебя обижала?
        - Кто? Моя жена? С чего ты взяла? Надоели друг другу, вот и расстались.
        - Значит, ты не любил, - подвела итог со вздохом облегчения и добавила сочувственно: - Несчастная женщина. Как она теперь страдает без тебя.
        Я поймал себя на том, что плохо помню Эльвиру, но несчастной она не была, это точно. Какой угодно - обворожительной, лживой, злой, бескорыстной, себе на уме, - но не несчастной. Лиза права в одном: я никогда не любил понастоящему маленькую татарочку, хотя одно время мне было с ней хорошо, головокружительно, как и ей со мной.
        - Пойдём в воду, - позвал я, поднимаясь.
        Лиза опередила, кинулась с обрыва на глубину, погрузилась с головой, и на мгновение я обмер: где она? Всё оставалось на своих местах - солнце, река, блистающий, прекрасный мир, - а Лизы не было. Она плыла под водой, она мастерица нырять и плавать. Я уже убедился в этом, но я её не видел, поверхность воды разгладилась, и я испытал огромное, невыразимое страдание, как будто лишился чего то такого, что неизмеримо дороже жизни…
        Пьём чай у старика со старухой, по вечерам ходим к ним в гости. Породнились. Теперь я деду Антону тоже внучатый племянник, но по линии другого брата, Прохора. Он уже три раза извинялся за то, что не сразу признал. Годы, глаз уже не тот, как в шестьдесят лет. Я отвечал одно и то же: с кем не бывает. На столе керосиновая лампа, только что её запалили. В лампаде под иконкой мерцает огонёк, как с другого конца вселенной. Чай богатый: баба Луша вынула из печи картофельные шаньги, поставила варенье трёх сортов - брусника, малина, смородина. Плюс шоколадные конфеты и разные печенья из Лизиных гостинцев. Разговор неспешный, обстоятельный. Витийствует в основном Антон Иванович, баба Луша ему возражает, мы с Лизой соответствуем, внимаем умным поучениям.
        - Без электричества жить можно, - сообщает старик, стряхивая хлебные крошки с бороды. - Больше скажу, безо всего можно жить, даже без пищи, кроме совести. Как у вас об этом в городе понимают? Небось забыли, что такое совесть?
        Не успеваю ответить, встревает баба Луша:
        - Дай людям спокойно покушать, старый. Проповедник нашёлся. У самогото она где?
        На подковырки жены дед не обращает внимания, разве уж сильно допечёт, но это редко бывает.
        - Совесть, детки мои, такая штука, противоположная алчности. Меж ними боренье идёт. Так в Писании сказано. Кто поддался алчности, потянулся на золотой манок, тому не видать царства Божия. Да и на земле ему худо. Без совести, вытесненной алчностью, человек становится как бы душевно слепой, немощный и бесприютный. С виду, конечно, как сыр в масле катается, а внутрь загляни - там темень и вонь. Не позавидуешь такой жизни. Мы по телику раньше смотрели, когда свет был. Их там всех показывают, которые скурвились. Ну как они живут? Страшно подумать. Всё вроде есть, всего в изобилии, пир горой, а толкуто что? От страха перед неизбежной расплатой с ума сходят. Пуляют друг в дружку почём зря, пытками пытают, детишек малых не жалеют. Всё от страха одного. Кто первым ближнего не сожрёт, того самого сожрут. Хуже зверей, право слово.
        Старик горестно качал бородой, будто грудь подметал, захотелось его утешить. Его печаль была безнадёжной и такой понятной. Лиза опередила.
        - Дедушка, но разве обязательно если человек богатый, то зверь? Разве подругому не бывает?
        Дед поглядел на неё с какимто проницательным сочувствием.
        - Не бывает, не надейся.
        - Как же так, дедушка? Слишком просто получается. Выходит, каждый богатый человек преступник, а любой бедняк - праведник? Зачем тогда работать, учиться, дома строить, книги писать? Чтобы в лапти обуться и сухую корочку жевать?
        - Путаница у тебя в голове, племянница, - доброжелательно отвечал старик. - Богатство богатству рознь. Важно, как нажито. У меня вон прадед тоже был богатым, лавку имел, два дома, много скотины и птицы, но всё ведь нажил горбом, никого не ущемлял. В этом вся суть и есть. Каждому по труду воздаётся, а не по лихости. Нынешние богатеи сами копейки не заработали, чужое поделили и скоко людей вокруг себя обездолили. Потому нет им спасения, и на праведном суде с них взыщется полной мерой.
        - Взыщут, как же, жди, - буркнула баба Луша.
        - Есть миллионеры, - не унималась Лиза, щёчки у неё раскраснелись, - которые церкви строят, больницы, дома для престарелых. Раздают деньги направоналево. О бедных заботятся.
        - Ну да, - усмехнулся дед. - Раздели догола и подачку бросили. На, дескать, голодранец, купи себе бублик. И ведь подают тоже не по душе, опять от страха. Ну как ограбленный народец озвереет, набросится скопом, ноги поломает, дворцы пожгёт? В истории всякое бывало, и ещё не раз будет.
        - Не спорь с им, доча, - посоветовала баба Луша, подкладывая Лизе в тарелку мочёной брусники. - Чернокнижник. Ему хошь кол на голове теши, не уступит. Такой уродился поперечный дед.
        Понятно, Лиза косвенно пыталась както защитить, оправдать отца, но ей это не удалось…
        … Сварила картофельный супец - эпохальное событие. С утра было видно, задумала чтото грандиозное, выпроваживала из избы, чтобы не путался под ногами. С вечера условились пойти за грибами, но она передумала: «Сходи один, Витенька, искупайся, что ли. Ну что ты как маленький, нельзя так держаться за женскую юбку». Я заподозрил неладное, но послушался, пошёл, правда, не в лес, к Юсуповым. Дело в том, что несколько дней вынужденного безделья подействовали угнетающе на психику. Впервые за долгие годы я оказался как без рук: без пишущей машинки, без компьютера, даже без бумаги. Незаписанные слова, фразы, обрывки сюжетов напрягали сознание, словно малые голодные детки.
        Обратился к деду со своей нуждой, у него бумаги не было, но нашлось несколько обглоданных шариковых ручек с высохшей пастой и пяток разноцветных карандашей. Дед сказал: пойдём к Митричу, самый культурный человек в деревне, бывший библиотекарь. Бумагой наверняка запасся.
        Пока шли деревней, из огородов коегде подымались женщины, все в изрядных летах, окликали деда Антона, церемонно здоровались, интересовались самочувствием. Дед останавливался и каждой обстоятельно докладывал, что идём к Митричу за бумагой, каковая понадобилась племяннику (мне), чтобы отправить важное послание в город. Мужики не попадались, словно повымерли. Про молодёжь и говорить нечего. Дед ещё раньше рассказал, что те, кому поменьше ста лет, давно подались в коммерцию, и теперь, надо полагать, мало кто остался в живых. Всё посёк зловещий молох мамоны.
        Митрич жил на другом конце деревни и оказался сухим, выжженным солнцем до черноты мужичонкой лет шестидесяти, с запахом свежей браги. Когда мы все трое уселись на скамеечку возле дома, запах обрёл материальные очертания в виде серого облака вокруг его головы. Бумаги у него тоже не нашлось, но прежде чем об этом сообщить, он долго, нудно выспрашивал, кто я такой и зачем мне бумага. Затем безо всякого перехода предложил:
        - Что ж, земляки, нешто сымем пробу по кружечке?
        Дед Антон весомо изрёк:
        - Я всё сижу и думаю, спохватишься ай нет людям поднести. Почему не попробовать, коли она есть.
        - Суть не в этом, Иванович, - смутился библиотекарь. - Тут вопрос глубже. Веришь ли, буквально помрачение нашло. Третий раз заквашиваю и никак до перегонки довести не могу.
        - Леший тебя водит, потому что без бабы живёшь. Крепкому мужику без бабы жить вредно. Спиться можно.
        Пока Митрич ходил в дом, дед поведал его историю. Баба у Митрича раньше была, хорошая баба, работящая, весёлая, Настёной звали, но пропала три года назад. Пошла однажды за малиной и сгинула. Может, медведь задрал, может, ещё что, кто знает. Пропащих теперь не ищут. Митрич с тех пор керосинит денно и нощно. И бумагу, похоже, на махорку извёл. Была у него бумага, как не быть. Какой библиотекарь без бумаги? Я хотел спросить, где в Горчиловке библиотека, откуда взялась, но поостерёгся. Митрич вернулся с трёхлитровой посудиной и тремя гранёными стакашками. Самолично наполнил все три до краёв. Банку поставил на землю. Мутная белёсая жидкость пенилась и отдавала сивухой. На вкус оказалась кисленькой, как квасок. Мне понравилась. Снова закурили мою «Яву». Потом повторили, как водится, потом ещё. Утешное получилось сидение. Всё, что томило душу, отступило, истаяло в чарующем мареве летнего дня. На задворках вселенной, возле картофельного поля, явственно чувствовалось дыхание вечности, а может, и благодати. Вели неспешную беседу с пятого на десятое, приличествующую трём мужикам разного возраста, но
одинаково истомлённым загадочными видениями жизни и вдруг обретшим минутный покой. Митрич предупредил, что квасок, с виду слабенький, - коварная штука и может так вдарить, что мало не покажется. Я не поверил, пил и пил, как соску сосал. Митрича с его сухим лицом и както безобидно осоловевшего деда Антона воспринимал совершенно как родных людей, как встреченных неожиданно задушевных братьев.
        Сперва помянули пропавшую без вести Настёну, супругу Митрича, и я, спохватясь, выразил соболезнование, на что Митрич, блеснув внезапной слезой, возразил, что хоронить её рано. Пустили по деревне слух вздорные старухи, что её, дескать, обратал медведь, но это, конечно, чушь. Не такая Настёна баба, чтобы поддаться косолапому или любому другому лесному насильнику, да и медведи в их местах приветливые, с руки едят, как в зоопарке. Ежели встретится шатун, так скорее всего одичавший коммерсант из города. Такие действительно в район иногда забредают, но с ними у Настёны разговор короткий… Морщась от насмешливых похмыкиваний деда, Митрич признался, что подозревает другое. Последнее время Настёна шибко убивалась изза пенсии, мечтала ему, Митричу, на зиму бахилы прикупить, старые совсем прохудились, и вполне могло статься, не согласовав с мужем, чтобы сделать сюрприз, подалась искать правду в областной центр. По её характеру станет. Да что там, недавно надёжный человек сообщил, что видел Настёну аж в Саратове, на митинге, и в руках у ней плакатик с надписью: «Долой антинародный режим Чубайса!»
        - Надёжный человек! - не выдержал дед Антон. - Чего баки заливаешь? Кто такой? Небось Шурик Трухлявый из Назимихи, твой вечный собутыльник?
        - Хотя бы он, - вскинулся Митрич, расплескав стакан. - Чем тебе не угодил? Тогда с сохатым наколол? Что ж, век будешь помнить?
        - Святая ты, Митрич, душа, - загрустил дед Антон. - Пей хоть с чёртом, хоть с Трухлявым, но зачем сказки рассказывать? Не спорю, мёртвую Настёну никто не видел, выходит, по юридическому закону она как бы живая, но тебе какой прок? Пока молодой, подбери сопли и начинай судьбу заново. Не нами придумано. Скоко раз говорил, вон Анфиса Павловна - чем тебе не пара? Ведь она хоть завтра со всем душевным расположением. Не кобылу насуливаю, Митрич. На неё без тебя охотники найдутся, как бы локти не пришлось кусать.
        - Заткнись, дед, обижусь, - с опозданием пробурчал Митрич и поспешно осушил стакан, смягчил боль потери кваском. Придвинулся ко мне поближе, посмеиваясь, просияв просмолённым ликом, заговорщически шепнул: - Тебе, Витя, остерегаться не надо. В деревне такого нет подлеца, который донесёт.
        - О чём ты, Митрич?
        На мгновение я протрезвел. Оказалось, ничего страшного. Просто, как мы с Лизой ни темнили, деревня давно догадалась, кто мы такие. Выдал чёрный красавец «форд». На подобных тачках всем известно кто ездит. Отнюдь не законопослушные граждане. У тех ежели был при советской власти велосипед, давно его пропили.
        - Какого вы колера, ребятки, никого не касается, - уверил Митрич. - И сколько наличности имеете, тоже не наше дело. Но вот что скажу, Витя, как будущему зэку. Главное вам до осени отсидеться. Как дороги размоет, в Горчиловку ни одна тварь не сунется.
        Польщённый, что многоопытный Митрич принял меня за героя нашего времени, за нового русского, я всё же возразил:
        - Всё так, Митрич, но, с другой стороны, мы родственники Антона Ивановича. Типа приехали отдохнуть.
        - Это мы понимаем, - глубокомысленно кивнул Митрич. - Все мы чьинибудь родичи. Но послушай доброго совета, Витёк, - тачку загони в амбар, не свети.
        К этому моменту дед Антон уже не принимал участия в беседе, он, с белыми слюнками на губах, с мечтательной улыбкой, мыслями витал гдето далеко.. Митрич, потряся зачемто над ухом пустую банку, ушёл в дом за добавкой, а я начал собираться к Лизе. Но первая попытка не удалась. Едва поднялся на ноги, как они мягко подкосились в коленках, и я, хохоча, рухнул на сухую тёплую травку, к которой так хотелось прижаться щекой. Так и сидел, блаженный, пока не вернулся Митрич. Он сразу оценил ситуацию и сказал, что в моём положении лучше всего выпить настоящего самогонцу, да где ж его взять.
        Очнулся от грёз дед Антон. Не найдя меня глазами, заговорил преувеличенно громко и отчётливо:
        - Чудное дело, Митрич, племяша слышу, как регочет, а видеть не могу. Подлая у тебя бражка. Может, с того и Настёна ушла.
        Подкрепившись белым кваском, любезно поднесённым Митричем, я коекак встал и попрощался с собутыльниками. Деду пожал руку, а с Митричем расцеловались в губы.
        - Помни, служивый, - до осени, - напутствовал он. - Осенью ты их крепко озадачишь.
        - Запомню навеки, - пообещал я.
        По деревне прошёл, как балерина на сцене Большого театра.
        И вот уже передо мной прелестное безмятежное личико Лизы, парящее над крыльцом.
        - Боже мой, Витя, да ты же пьяный в стельку!
        Обнялись, как после долгой разлуки, и я так любил её в эту минуту, как никого и никогда.
        Затем началось поедание супа. Лиза сидела напротив, а я поглощал тарелку за тарелкой, подхватывая капли ломтем серого влажного хлеба. Хотя и очумелый, я хорошо сознавал, что происходит. Дочь миллионера, особа дворянских, новорусских кровей, возможно, за всю жизнь не испачкавшая ручек у плиты, приготовила еду своему мужчинеизбраннику. Я был бы последним скотом, если бы не оценил событие по достоинству. Вкуса того, что ел, я не чувствовал, чтото пресное и постное, но на третьей тарелке, умильно сощурясь, спросил:
        - Харчо, дорогая?
        - Сам ты харчо, негодяй! Это картофельный суп по бабы Груни рецепту. Скажешь, не вкусно?
        - Вижу, что картофельный, потому удивился. Картофельный, а впечатление такое, будто харчо, как в ресторане «Арагви». Как тебе удалось, любовь моя?
        Приняла ли за чистую монету, не знаю, но лицо осветилось счастливой улыбкой.
        - Твоя Эльвира, скажешь, лучше готовила?
        - Милая моя, она вообще не умела стряпать. Обычно я покупал пачку пельменей, и мы съедали на двоих, причём ей доставалось две трети, а мне с пяток самых худосочных пельмешек, из которых мясо вывалилось. Больше скажу, до этого дня я ни разу полноценно не питался.
        Она подумала над моими словами, склонив русую головку. Чистое дитя.
        - Если бы ты не был такой пьяный, Витенька, я сказала бы чтото очень важное.
        - Я не пьяный. Головато соображает.
        Посмотрела с сомнением.
        - Хорошо, слушай… Я ведь знаю, кем тебе представляюсь. Балованная дочурка нувориша, дитя воображения и книг, никчёмное создание… Но тебе вовсе не обязательно на мне жениться, у тебя есть время подумать…
        - Как порядочный человек…
        - Подожди, - милая гримаска досады. - Это важно, чтобы ты знал. Отныне единственная моя цель - быть полезной тебе. Понимаешь? Пиши спокойно свои гениальные книги, а я буду делать всё остальное. Готовить еду, стирать, ходить по магазинам, обустраивать домашний очаг, ну и… рожать и воспитывать детей, наших детей… если захочешь. Больше я ни о чём не мечтаю. Потвоему, это слишком много?
        Мне стало грустно и больно. Пьяная одурь рассеялась, и суп показался горек. Лиза сделала своё признание с глубокой, я бы сказал, выстраданной убеждённостью, оттого её попытка придать моей и своей жизни нормальную, естественную перспективу выглядела ещё более жалкой, смахивающей на приступ девичьего идиотизма. Точно с таким же чувством обречённости и тоски наблюдал я, к примеру, брачные процессии, подкатывающие к дверям ЗАГСа на роскошных белоснежных лимузинах, украшенных цветами. Невесты в прекрасных подвенечных платьях, от которых (не от платьев, а от невест) за версту несло клинским пивом, молодые люди в чёрных костюмах и при галстуках, смущённые и как бы немного растерянные, вероятно, оттого, что пришлось ненадолго оторваться от привычной рыночной среды. Затем, покончив с регистрацией, брачащиеся пары со своими свитами в иномарках следовали к могиле Неизвестного солдата и к Вечному огню, где толпились у мраморных плит с таким выражением на лицах, описать которое не хватит сил у самого тонкого стилиста. Потом (или до того?) они ещё обязательно венчались в церкви, не смущаясь тем, что непорочная
невеста нередко была на сносях. Какоето бессмысленное, кощунственное ретро.
        - Всё будет как ты хочешь, - пообещал я Лизе. - Хотя не могу до сих пор понять, почему из всех мужчин на свете ты выбрала именно меня. Уверена, что не ошиблась?
        - Ты лучше всех. - Она покровительственно взъерошила мои волосы. - Даже когда пьяный.
        Это был наш последний счастливый день, хотя мы об этом, естественно, ещё не подозревали. Но провели его с толком. После того, как я, объевшись супа, проспался, сходилитаки в лес за грибами. За час набрали корзинку белых и подосиновиков. Лиза радовалась каждой находке (особенно нарядным мухоморам) так, как если бы подымала с земли золотое колечко.
        - Витя! Витя! - вопила на весь лес. - Скорее сюда! Посмотри, что это? Съедобный гриб? Не ври! Как это может быть опять мухомор? Издеваешься, да?
        Грибы отнесли родичам, и баба Луша приготовила жаренку с картошкой, а к ней подала жёлтую деревенскую сметану в глиняной плошке, в которой ложка стояла торчком.
        После ужина вернулись к себе, пили чай при свечах. Потом вышли посидеть перед сном на лавочке. Деревня давно спала, ни огонька, ни звука. Небо высокое, чистое, весь Млечный Путь - в пределах одного взгляда. Тишина такая, хоть руби топором. Лиза прижималась к моему боку, чтото по детской привычке долго обдумывала. Наконец спросила:
        - Витенька, ты мог бы прожить так всю жизнь?
        - Хоть две, - ответил не задумываясь. Я и впрямь был благодарен судьбе за этот кусочек земного покоя, как ни за что другое прежде.
        Утром, стараясь не разбудить Лизу, вышел на двор облегчиться. Напротив дома, зарывшись носом в крапиву, стоял джип «мицубиси». Надо же, а я и не слышал, как он подъехал, вот к чему приводит злоупотребление счастьем. Возле машины, картинно опираясь на капот, с сигаретой в зубах стоял Абдулла и улыбался проникновенной улыбкой. В глубине салона ещё ктото маячил. Я довёл своё дело до конца, подошёл к забору.
        - Привет, Абдулла! Как поживаешь?
        - Хорошо поживаю, спасибо.
        - За мной приехал?
        - За обоими. Собирайся поскорее. Хозяин очень сердитый.
        - Как нас нашёл, Абдулла?
        - Россия - маленькая страна, - охотно объяснил абрек. - В ней вся дичь на виду.
        Глава 28 Год 2024. Изощрённое убийство
        
        Анупрякоглы, достославный покоритель северных территорий, возлежал на кумачовом ложе в отведённых ему кремлёвских покоях и поедал чернослив. Послеобеденная сиеста. Две белокурые рабыни чесали ему пятки, огромный, будто выточенный из чёрного дерева эфиоп чёрным с белыми перьями опахалом отгонял от головы несуществующих мух. У военачальника было превосходное настроение. Наконецто командование миротворческих сил оценило его заслуги и назначило день триумфа. Празднование должно было начаться с торжественного въезда в Москву через Триумфальную арку, под вопли несметных ликующих толп благодарного электората. Там же произойдёт символическое вручение ключей от города. С наступления эры глобализации он был всего лишь четвёртым героем, удостаивающимся такой чести. Завершится праздник всенародным гуляньем и весёлыми показательными казнями террористов на центральных площадях. Радость воина слегка омрачало неприятное известие, полученное накануне от лазутчиков из Евросовета. У могущественного человека всегда много врагов, а Анупрякоглы был из тех, кого уже несколько лет прочили на самые высокие посты в
мировом правительстве, более того, он был удостоен аудиенции у всемирного президента Фреда Неустрашимого. Оо, незабываемая церемония! Фред неустрашимый (Джексонмладший) принял его в Овальном кабинете в присутствии всех пятерых почётных меченосцев - Харрисона, Гибсона, Роккистаршего, Узельмана и сэра Симановича, владеющих 99 процентами акций корпорации «Всепланетный благотворительный капитал» и, таким образом, контролирующих все финансовые потоки земного шара. Прославленные меченосцы расположились в разных точках кабинета, образуя тайный знак власти, а сам. Фред Неустрашимый пошёл к нему навстречу, поднял с колен, побратски обнял и облобызал и лишь затем произнёс положенную по протоколу священную фразу: «Веруешь ли ты в общечеловеческие ценности, сын мой?» Анупрякоглы, борясь с неожиданным и странным желанием укусить президента за нос, взволнованно ответил: «О да, господин мой, верую и повинуюсь». «Готов ли предоставить великому братству свою жизнь и кошелёк?» «Всегда и везде, отныне, и присно, и во веки веков», - отчеканил Анупрякоглы заученную формулу.
        Фред Неустрашимый собственноручно вручил наградной знак - золотого паука, запутавшегося в паутине, вытканной из изумрудных нитей, - и на том аудиенция закончилась. Но с этой минуты, об этом написали все газеты, Анупрякоглы официально вошёл в круг претендентов, каждый из которых при благоприятных обстоятельствах мог рассчитывать…
        Понятно, как после этого события активизировались его многочисленные враги. Последняя их кознь, как доносил лазутчик, заключалась в том, что они ухитрились запустить в Интернет якобы копию заключения о результатах медицинского освидетельствования будущего - хахаха! - всемирного президента, где чёрным по белому было написано, что при ежемесячной проверке высших чиновников на лояльность у него был случайно обнаружен обезьяний хвост. Прилагалась и фотография хвоста - короткого, с затейливой завитушкой, - по которой, естественно, невозможно было определить, кому он принадлежит. Тем убедительнее, по замыслу негодяев, должна была подействовать информация.
        Ничего особенного, конечно, гримасы чёрного пиара, но всётаки неприятно.
        На ковре возле рабынь примостился старый приятель генерала мэр Раздольска Зашибалов. Пожилой сатир развлекался тем, что пощипывал пухлых блондинок за разные укромные места, отвлекая их от работы, а у одной, расшалившись, сорвал с лобка пучок кудрявых волосков, отчего рабыня завизжала дурным голосом. Генерала раздражало легкомыслие Зашибалова, но он терпел, зная, что игрун не угомонится, пока не распалит себя до предела. Отчасти ему сочувствовал. Увы, детские забавы - это всё, на что способен бедолага. Генерал наслаждался любимым лакомством, сосал черносливину, потом разгрызал вместе с косточкой ядрёными зубами и проглатывал. Его личный медик, итальянец синьор Пиколо, уверял, что ничего нет лучше для нормального стула, чем перетолчённый таким образом чернослив.
        Одна из рабынь неосторожно прихватила кожу на лодыжке, и, почувствовав боль, Анупрякоглы резко пнул её ступнёй в грудь. Женщина опрокинулась на ковёр и потянула за собой Зашибалова, захрюкавшего от удовольствия.
        - Оставь их, наконец, в покое, Зиновий, - не выдержал генерал, выпрямился и спустил ноги с ложа. Запахнул парчовый халат.
        - Пошли прочь! - рыкнул он на рабынь, и те с такой быстротой исчезли, что показалось, ушли сквозь стену.
        Генерал перебрался за низкий ореховый столик, накрытый для угощения. Туда же переполз Зиновий Германович, всё ещё перевозбуждённый, посиневший, как мертвяк.
        - Напрасно ты так, Ануприйджан, - с укором сказал он. - Сбил с волны. В които веки… Я ведь чувствовал, чувствовал - вотвот, и получится. Уже был почти наготове.
        - Будет тебе, Зина, - скривился генерал. - Сколько раз тебе так казалось, а толку?.. Пиколу надо слушать, виагру с водкой пить, а ты не слушаешься. Ты никого не слушаешься, Зиновий. У тебя скверный характер. Вешать пора.
        - От виагры у меня изжога, - пожаловался мэр. - Если пить. А от инъекций - судороги. Тупик. Но я надежды не теряю. Есть и другие средства.
        Анупрякоглы догадывался, о чём речь, но ему надоело без конца обсуждать личные проблемы Зиновия, на которых тот особенно зациклился после того, как остался не у дел. На месте города Раздольска, где Зашибалов был мэром, торчали одни головешки. Плацдарм подготовлен для гуманитарной акции затопления, операцию они провели блестяще, без потерь и кровопролития (несколько тысяч упёртых руссиян, отказавшихся переселяться в соседние резервации, усыпили «Циклоном802», потом безболезненно сожгли вместе с домами, при этом уложились в начальную благотворительную смету). Теперь Зашибалов ожидал нового назначения и, разумеется, рассчитывал на протекцию влиятельного другатриумфатора, но вёл себя совершенно подурацки.
        Генерал налил обоим по стакану малинового пунша, заправленного вытяжкой из пятимесячных человеческих эмбрионов. Драгоценное снадобье, доступное лишь миротворческой элите, по мнению учёных, продлевающее жизнь до бесконечности. Возможно, преувеличение, но думать об этом приятно.
        - Сегодня улетаешь, Зина, - напомнил Анупрякоглы. - Может быть, поговорим немного о делах, а не только о твоей эрекции, хотя, поверь, это тоже очень важная для меня тема. Ведь мы компаньоны.
        Зиновий посмотрел удивлённо. Улыбнулся наивной улыбкой, делающей его похожим на легендарного реформатора Гайдара, чем он чрезвычайно гордился.
        - О чём говорить, Ануприй? Я ведь только в Париж и обратно. К триумфу вернусь. Что может случиться за такое короткое время? Или ты чтото знаешь, чего я не знаю?
        - Ничего серьёзного, - успокоил генерал. - Датчики отмечают повышенную биологическую активность руссиян, скорее всего, это связано, как обычно, с сезонными мутациями… Но всё же коечто меня беспокоит. Зина, мы не должны расслабляться, если хотим осуществить наш план.
        Зашибалов, отхлебнув пунша, важно кивнул. Их план, многократно обсуждённый во всех деталях, действительно требовал неусыпного внимания, ибо его реализация зависела от множества нюансов, иногда трудноуловимых. В Париже он должен был получить от некоего высокопоставленного чиновника гарантии, что его утвердят членом большого совета корпорации «Всепланетный капитал». Это наконецто открыло бы перед ним путь в кресло московского мэра, которое пятый срок подряд занимал поддельный раввин Марк Губельман, изрядно всем надоевший. Губельман кичился своей родовитостью, голубой кровью, но в действительности был бездельником и краснобаем, каких свет не видывал, неспособным принимать судьбоносные решения. Сейчас обстоятельства складывались благоприятно для того, чтобы дать ему пинка. Никто не умалял его былых заслуг перед цивилизованным сообществом, но Губельман сам себе был наихудший враг. Недавняя поздравительная телеграмма Фреду Неустрашимому по случаю его дня ангела, где он ничтоже сумняшеся приравнивал себя к меченосцам, неприятно поразила даже его единомышленников, ибо свидетельствовала о необратимом
умственном расстройстве. Дни Губельмана сочтены, и вопрос только в том, кто сумеет занять его место на ближайших всенародных выборах.
        - Как я понимаю, Ануприйджан, у тебя какоето поручение ко мне?
        - Хочу, чтобы ты коечто выяснил. Подключил своих европейских осведомителей.
        Зашибалов знал генерала давно, вместе они нагородили немало чудес, но не переставал удивляться его умению принимать разные обличья: то это был дикий волосатый наёмник, остервенелый в бою, с нечленораздельной речью, состоящей из междометий и мата, а то, напротив, воспитанный господин европейского закваса, цитирующий Ницше и Чубайса, умеющий при случае галантно облобызать ручку даме, - и между этими двумя были ещё несколько промежуточных, столь же убедительных ликов. Сейчас он общался с тем Анупрякомоглы, которому больше всего доверял: с изворотливым бизнесменом, знающим цену каждой копейке, просчитывающим наперёд самые каверзные ходы конкурентов. Даже его устрашающая первобытная внешность смягчилась, облагородилась, в маленьких свинячьих глазках мерцал тусклый свет познания.
        - Что значит - коечто выяснил? Выражайся яснее, Ануприйджан.
        Анупрякоглы смущённо почесал волосатую грудь под халатом.
        - Не притворяйся, Зина. Ты же знаешь о последнем наезде этих лощёных демокряков из Интернетклуба?
        Зашибалов напрягся, вспомнил.
        - Ах вот ты о чём? Неужто воспринял всерьёз? Да кто их слушает, этих помойщиков! И какая кому разница, есть у тебя хвост, нет хвоста? Кого это волнует, по большому счёту?
        - Ошибаешься, Зинуля. - Генерал слегка поморщился от бесцеремонности компаньона. - Не такая уж мелочь. Разве забыл, наш душка президент уже не раз предлагал провести биологическую чистку в высших структурах. Говёныш позорный! В Америке любой алкаш знает, что у непогрешимого Фреда козлиные копытца… Но если ему подадут информацию под нужным соусом, результаты могут быть непредсказуемыми.
        - Как кавалер золотого паука, ты личность неприкосновенная.
        - Не будь придурком, Зинуля, речь не о моей башке, о вещах более важных… Нет, я должен знать, кто стоит за подлым вбросом. Поимённо. И быстро. До триумфа, а не после. После поздно. Справишься с этим?
        Озадаченный Зашибалов допил свой пунш будто в забытьи.
        - Наверное, это возможно, хотя рискованно.
        - В чём риск, Зинуля?
        - Если активно наводить справки, подумают, ты чегото боишься. Нам это надо? Кто поверит в героя, опасающегося собственного хвоста, прости за невольный каламбур, Ануприй… Разумнее дать встречную опровергающую информацию.
        - Какую? Фотку голой ж… без хвоста? А рядом мою рожу?
        - Ты остроумный человек, Ануприй, чернь тебя любит за это, но сейчас мне не до смеха… Когда ты последний раз сдавал анализы?
        - Первого числа, как и ты, Зинуля.
        - Почему бы не опубликовать результаты на нашем сайте? И сопроводить комментарием. Дескать, задумайтесь, уважаемые сограждане. Может ли человек с таким духовным потенциалом иметь обезьяний хвост? Начнётся бурная полемика. Тем лучше - мерзавцы поневоле высунутся из нор. Тут им и крышка.
        Анупрякоглы смотрел на друга с уважением. Налил ещё по стакану пунша.
        - Звучит идиотски, но именно поэтому может выгореть. Коварный ты, Зинуля, как змея. Тем более не понимаю, почему так тянешься к креслу московского мэра? Почему не хочешь занять пост в совете «Всепланетного капитала»? Совсем другие перспективы.
        Зашибалов опустил глаза, чтобы генерал не заметил мелькнувшую в них усмешку.
        - Ты великий воин, мой генерал, - заметил он вкрадчиво и почтительно, - но, как все великие, рождённые повелевать, не придаёшь значения таким пустякам, как история.
        - И что говорит твоя история?
        - Один из её уроков в том, Ануприйджан, что ни одно крупное мировое событие, ни один глобальный передел мировых богатств не происходил без прямого или косвенного участия этой дикой и подлой страны. Не вижу оснований, почему бы этой тенденции не сохраниться в будущем. Поэтому, полагаю, когда придёт срок валить американского ковбоя, мне лучше оказаться здесь, чем в любом другом месте. Чтобы было на кого опереться.
        Генерал немного подумал, собрав лоб в узкую, как спичка, коричневую складку.
        - Только не ошибись, Зинуля. Сам знаешь, что стоит на кону.
        - Прозит! - поднял стакан Зашибалов.
        
* * *
        
        В то же утро Митя Климов собирался на встречу с Деверем, но никак не мог избавиться от банкира Невады. Третий день пьяный в дупель банкир не покидал его номер, можно сказать, загостился. Питьё и закуски им доставлял половой из нижнего ресторана, а девок, когда приходил каприз, поевропейски вызванивали по телефону. Номер превратился в притон, заполненный одуревшими от палёной водки людьми, среди которых, надо отметить, больше всех шума и грохота производил «тимуровец» Ваня Крюк, произведённый Митей в пажи. Климова нездоровая обстановка не угнетала, на улицу он предпочитал не соваться, а в весёлой неразберихе время летело незаметно. Джек Невада пил круто, но скучно. Его интересы замкнулись на трёх вещах: водка, бабцы и желание втолковать Климову, каким необыкновенным существом является руссиянский банкир. Стоило ему продрать зенки, опрокинуть стакан, как он начинал внушать Мите, что преуспевающий банкир может быть только евреем или немцем. Самые надёжные банкиры - в Самаре. Банкир не профессия, а медицинский диагноз. Банкир двигает прогресс, как мотор тачку… И прочее в том же духе, повторяемое и
расписываемое на все лады. Залив бельма, Джек Невада обыкновенно затевал покер с Ваней Крюком. Играли «на запись», понарошку, но за несколько дней Невада спустил пацанёнку все что мог: одежду, пластиковую карточку, документы, самарское и все остальные отделения банка «Континенталь», после чего начал подбивать Митю утопить «тимуровца» в ванне. У него случился настоящий приступ буйства. Растопырив пальцы, орал, что не потерпит, чтобы малолетний катала заел ему мозги. Мальчик от ужаса забился в своё вечное пристанище - под кровать. Митя успокоил разбушевавшегося банкира, напомнив, что в элитных отелях для руссиян нет ванн, есть только рукомойник и сортирное очко. Но если утопить пацанёнка в сортире, им самим негде будет оправляться. С этим банкир вынужден был согласиться.
        В первый раз, когда банкир отрубился, они с Ваней тщательно обследовали его от пяток до макушки, ища подслушку. Банкир оказался чистым. «Ничего не значит, - заметил Ваня. - Надо брюхо вскрыть. Им в брюхо часто засовывают». «Тебето, шпингалет, откуда знать?» - удивился Митя. «Тимуровец» не ответил, потому что начал задыхаться. Его часто теперь корёжило и ломало. Митя оставил его при себе с условием, что тот откажется от наркоты. Ваня с радостью согласился и тем самым обрёк себя на адские муки. Климов жалел страдальца, готов был взять условие назад, но «тимуровец» проявлял какоето патологическое упрямство, словно в нём ожили гены предков. Когда пришлые девки кололись при нём, дразнили, лишь гордо отворачивался. Климов испытывал к нему неподдельное уважение, если не сказать больше. Увы, скоро им предстояло расстаться навсегда.
        … По телефону ему передали кодовую фразу - место и время встречи. В половине двенадцатого на пересечении проспекта Троцкого (бывший Комсомольский) и улицы Алика Коха. Оставалось полтора часа, но ускользнуть незаметно не удалось. Джек Невада вцепился в него, как клещ. К несчастью, выпал редкий пересменок, когда он был почти трезвый.
        - Куда, Митёк?! - вопил банкир как оглашенный, разбудив двух дремавших на полу красоток. - А я?
        Мите не в первый раз пришло в голову, что, возможно, служба Деверя ошиблась в этом человеке и, наверное, зря он не последовал мудрому совету «тимуровца».
        - Отдохни, развлекись, Джек… Я ненадолго, и сразу вернусь.
        - Ненене! - Банкир подпрыгивал на одной ноге, пытаясь второй попасть в штанину престижных холщовых джинсов. - Я с тобой, я с тобой.
        - Куда со мной? Джек, послушай. Мне надо с одним человечком побазарить, без свидетелей. Бизнес, Джек.
        - Врёшь, врёшь, врёшь, - капризно ныл банкир, напялив наконец штаны. - Думаешь, у Невады монета кончилась? Нака, гляди! - Он вывернул из потайного кармана пучок баксов, перехваченный резинкой. - Сволочь ты, Митёк! Без меня к цыганам, да? А Невада подыхай от скуки. Не по понятиям, Митёк.
        «Тимуровец» высунулся изпод кровати, гримасничал. Девицы на полу опять мирно посапывали. Ктото ещё копошился за перегородкой на толчке. Митя прикинул: выхода нет. Банкир, кем бы он ни был, сам по себе не угомонится. Митя ткнул его пальцами в солнечное сплетение. Когда тот согнулся, оглушил несильными ударами по тыкве и по позвонкам. Банкир, тяжко вздохнув, распростёрся рядом с дамами.
        - Пригляди за ним, Ванюша, - велел Митя. - Как проснётся, сразу наладишь покерок.
        - А если спросит?
        - Скажешь, слезал с кровати и хрястнулся.
        - Про тебя если спросит, Митрий?
        - Скажи, блевать побежал, скоро вернётся.
        - Дядя Митрий, вы правда вернётесь?
        В словах маленького человечка было столько муки. Митя почувствовал себя киллером.
        - Куда я денусь?.. Хочешь, пока на кровати полежи.
        - Не надо меня обманывать, дядя Митрий.
        - А ты не будь сопляком. Вон конфеты, марафет, водочка. Пируй, пока пируется. Все когданибудь расстаются.
        Ваня пыхтел, сопел. Ручкиножки тряслись, выдавил с лютой тоской:
        - Хоть бы поскорее в больницу забрали.
        Митя ничего не ответил, ушёл.
        К месту встречи приехал за десять минут до срока, расположился на скамейке в тени под липой. Закурил, любуясь городским пейзажем. Асфальт парил, и прохожие передвигались, как сонные мухи. Будто в мареве, покачивались на проспекте потоки машин, одолевая по метру в час. Но те, кто сидел в дорогих тачках, предпочитали хоть целый день добираться с одной улицы на другую, лишь бы не смешиваться с быдлом на тротуарах. В Москве давно было два города: тот, где наслаждался покоем Митя Климов, и другой, скользивший на иномарках мимо; они нигде не смыкались. Был, конечно, и третий, в подбрюшье столицы, за фасадами Садового кольца, через который провёл Митю недавно «тимуровец», где обитали существа, горделиво отрёкшиеся от людского звания… Митя не хотел думать о том, что всё равно неподвластно уму, прикрыл глаза и окликнул Дашу, но как ни напрягал чувства, любимая «матрёшка», против обыкновения, не явилась на зов. Зато рядом на скамейку, словно выткавшись из городского смога, опустился Деверь. На сей раз он выглядел не преуспевающим барином, а, скорее, рядовым обывателем после посещения пункта прививки.
Помятый костюм с латками на локтях, стоптанные ботинки, в руке авоська с пятком пустых пивных бутылок. На лице блаженная гримаса руссиянина, удачно наведавшегося на помойку. Лишь стойкий офисный загар и чересчур вольная осанка могли натолкнуть внимательного наблюдателя на мысль, что это перевертыш.
        Митя бросил взгляд по сторонам и не увидел ничего подозрительного.
        - Поздно спохватился, - недовольно пробурчал Деверь. - Выходит, не научили, что нельзя спать в городе на скамейке?
        - Я не спал, - возразил Митя. - Я думал.
        - О чём?
        - Не знаю.
        Это был честный ответ. Деверь так его и воспринял, но посочувствовал:
        - Не огорчайся, не ты один. Большинство из нас вряд ли смогут объяснить, о чём думают. Последствия глобального психотропного штурма. Больше того, мало кто понимает, зачем живёт. Крутимся, как рыбы в аквариуме. Ждём, когда сверху подсыпят корма. Писатели пишут книги, крестьяне пашут землю, ктото рассчитывает траектории бомбовых ударов, нищий просит подаяние, бандиты убивают, политики вещают о светлом будущем… Спроси любого, зачем он это делает, - не ответит… Но это ничего, Митя, скоро всё изменится… Догадываешься, зачем позвал?
        - Конечно. Когда?
        Деверь потёр одну из пуговиц на пиджаке, включил на всякий случай портативный скрадыватель шумов.
        - Четырнадцатого. На день триумфа. Слышал про такой праздник?
        - Я смотрю телевизор… Вы сказали, скоро изменится. Как это может быть? Разве реки поворачивают вспять? Разве убитые воскресают?
        - Бывает и так, представь себе. Ещё как бывает. Но у нас никто не умирал. Это морок, страшный сон наяву… Митя, у тебя сомнения, колебания? Говори сейчас, другого раза не будет.
        - Сомнений нет. - Митя усмехнулся. - Откуда им быть? Но есть вопрос. Разве не надёжнее послать робота? Я в хорошей форме, но всего лишь человек.
        - Господи, помилуй нас грешных. - Деверь провёл рукой по глазам, словно ослеп от весеннего солнца.
        - Это весь ответ? - спросил Митя.
        - Мальчик мой, но в этом вся суть. - Деверь выглядел изумлённым и встревоженным. - При чём тут робот? Ну скажи, при чём тут робот?
        - Действительно, при чём тут робот…
        - Тебя послали и ничего толком не объяснили. Жертвоприношение. Древний ритуальный обряд. Пролитие живой безвинной крови. Апелляция к высшим инстанциям. Робот способен подать сигнал к кормёжке, но не к бунту. Нация крепко спит и не способна к сопротивлению. Её может разбудить лишь укол в сердце. Скажу больше, я не верю в быстрый успех, процессы стагнации зашли слишком далеко. Но нельзя сидеть сложа руки. Надежда меркнет день ото дня. Если мы ничего не предпримем, это сделают следующие поколения, но начнут они с того, что проклянут нас, своих предков. О господи, как сказать, чтобы ты понял?..
        - Успокойтесь, зачем так нервничать? - Мите вдруг стало жалко этого растерянного человека, почти как недавно «тимуровца». - Вы хорошо растолковали. Дело житейское. Я должен умереть, чтобы спящий проснулся.
        Деверь смотрел оторопело.
        - Климов, кто ты такой? Кем себя ощущаешь?
        Климов ответил уклончиво:
        - Вам повезло, господин Деверь, вы не зомби. А я им был почти всю сознательную жизнь. Это большое паскудство. Обратно в то состояние я не вернусь.
        Деверь отвернулся от Мити, глядел себе под ноги. Митя его не торопил, хотя пора было перейти к делу. Хватит пустого трёпа. На этой скамейке он окончательно распрощался со своим прошлым. А будущего у него не было никогда. Его не было уже в момент зачатия. Не то место выбрали родители, чтобы затевать любовные игры.
        Деверь придвинулся ближе, положил ему руку на колено.
        - Не горюй, Климов… Человеком быть нелегко, но это единственный путь к спасению.
        - Я всё понял, - повторил Митя, избегая сочувственного, обволакивающего взгляда Деверя, наполненного энергетической глубиной - эманацией духовной поддержки. Он в ней не нуждался. Он ни в чьей поддержке больше не нуждался. Отныне слишком тесный контакт с себе подобным существом мог его только расслабить.
        - У меня есть просьба.
        - Говори.
        - «Тимуровец» ко мне прилепился, Ваня Крюк…
        - Видел, знаю.
        - Хорошо бы изъять его из регистрационных списков и вывезти из Москвы.
        - Не важно куда?
        Митя на секунду представил, как любимая «матрёшка» получает запоздалый подарок - озорного пацанёнка с тихим, нежным сердечком. Нет уж, лучше не надо. Слишком много хлопот и слишком романтично. Попахивает дурью.
        - Куда - не важно, но в хорошие руки. Можно к Истопнику.
        - От Раздольска остались лишь головешки.
        - Видел по телику. Но часть электората вроде законсервировали?
        - В смежной резервации… Ладно, «тимуровца» спрячем. Теперь о деле…
        Проговорили ещё минуты три. Деверь сообщил, где, когда и от кого Митя получит инструкции. Накануне акции. Ещё сказал, что, если есть желание, можно организовать короткий сеанс связи в любом пункте северных территорий. Конечно, влетит в копеечку, учитывая стоимость космической блокировки, но… Митя вежливо отказался. После этого Деверь исчез так же таинственно, как появился. Почти неуловимо. Митю это позабавило. Всётаки дешёвые фокусы из арсенала невидимок не соответствовали уровню подпольного вождя.
        До рокового дня оставалось совсем немного, трое суток. Но их тоже надо было както прожить.
        
* * *
        
        К полудню праздник достиг апогея. К Поклонной горе согнали толпы благодарных москвичей, с раннего утра их вытаскивали из квартир, вылавливали в подземных трущобах, собирали в просторных накопителях. Десятки тысяч людей разместили за ограждением из колючей проволоки причудливыми цветовыми фрагментами. Декораторы массовых зрелищ потрудились на славу. Взволнованное, как при лёгком бризе, человеческое море, разукрашенное флажками, гирляндами разноцветных шаров, поздравительными транспарантами, напоминало гигантскую живую цветочную клумбу. При появлении кавалькады триумфатора по сигналу главного распорядителя, поданному через динамики, вся эта многоликая масса в едином порыве преданности и счастья осела на колени и послушно окаменела. Лишь коегде торжественную тишину нарушили вопли раздавленных малолетних дегенератов, но полиция быстро навела надлежащий порядок.
        К этому часу триумфатору Анупрякуоглы уже вручили символические ключи от Москвы (вручала почётная комиссия во главе с Марком Губельманом), и сейчас он восседал в бархатном кресле на импровизированной трибуне и принимал поздравления от многочисленных депутаций. Всё тот же суровый могучий эфиоп шёлковым опахалом с акульими пластинами отгонял от его головы назойливых чёрных весенних мошекмутантов, скопившихся над трибуной в неимоверном количестве. Для непривитого человека, а все аборигены были непривитые, укус такой мошки обычно заканчивался судорогами и необратимым параличом мозга.
        Перед креслом триумфатора проходили полномочные посланцы стран, входящих во всепланетное содружество, лидеры независимых партий, представители крупнейших промышленных и финансовых корпораций, а также правительственные чиновники, возглавлявшие страховые и благотворительные компании, и каждый из них, ритуально преклонив колено, с выражением почтения и восторга преподносил ему какойнибудь памятный сувенир. Гора подарков на помосте росла и росла. В зависимости от ценности сувенира, которую Анупрякоглы определял на глазок, он церемонно кивал, протягивал руку, иногда ронял небрежное: «Мерси, приятель!», а какогото невзрачного японца, представлявшего фирму «Якутские алмазы» и презентовавшего чудный ларец, усыпанный бриллиантами, сойдя с кресла, обнял и расцеловал в морщинистые щёки, сдавив лапами так, что японец утробно запищал.
        Церемония затягивалась, но Анупрякоглы не выказывал признаков усталости, был так же багроволик, весел и подвижен, как вначале. Он хорошо представлял, сколько сейчас устремлено на него завистливых, ненавидящих взглядов, и это его бодрило. Единственный, кто слегка подпортил ему праздничное настроение, был как раз мэр Москвы, фальшивый раввин Губельман. Вручая ключи от города (нанизанная на золотое кольцо связка каменных истуканчиков, изящные копии всех американских президентов, включая Фреда Неустрашимого, кстати, дорогая вещь: один из прежних триумфаторов, сенегалец Махмуд, продал свои ключи на аукционе Сотби за два миллиона долларов, правда, туземных, буромалиновых, имеющих хождение лишь на территории России), льстиво улыбаясь, мерзавец проткнул ему ладонь острым носиком одного из болванчиков, и сделал это нарочно, Анупряк оглы это понял по тёмному пламени, блеснувшему в очах старого прохиндея. Губельман поспешно принёс извинения, участливо спросил: «Надеюсь, не больно, господин триумфатор?» «Ничего, терпимо. - Анупряк слизнул капельку чёрной крови с ладони. - Бывает намного больнее. Скоро сам
убедишься, Губа». Фарисей захихикал, показывая, что оценил слова Анупряка как добрую солдатскую шутку.
        Анупрякоглы поклялся себе, что, когда придёт час расплаты, припомнит ему наглую выходку.
        До конца церемонии было недалеко. Остались на подходе лишь две депутации: от лиги сексуальных меньшинств и от партии «Молодая Россия», созданной недавно по прямому распоряжению Центра координации в Стокгольме. Косвенно Анупрякоглы принимал в этом участие, отбирая и рекрутируя в новую партию молодых недоумков из богатых туземных семей из подведомственных ему резерваций. Политическая программа партии определялась простым доходчивым лозунгом: «Всё старьё на свалку - и сжечь!» Каждый из членов партии носил в ладанке на груди портреты вождейтеоретиков: Новомирской и Немцова. Кто такой Немцов, генерал не знал (видно, из немецких переселенцев, управляющих Зауральской республикой), а Валерию видел по телевизору, где она читала воскресные проповеди о непротивлении злу насилием. Кроме того, она непременно участвовала в публичных казнях фашистов и скинов (те же члены «Молодой России», но в чёмлибо провинившиеся). За древностью лет тучную старуху обыкновенно четверо дюжих миротворцев поднимали на носилках на помост, где она оживала и ловко недрогнувшей рукой снимала скальп с очередного трепещущего,
накачанного препаратами вольнодумца, никогда не давая осечки и дико хохоча.
        Депутация лиги сексуальных меньшинств - гомики, педофилы и трупоеды - подарила ему изумительной красоты двухметровый фаллос с золотым набалдашником, его с трудом несли на худеньких плечах три очаровательные лесбиянкинубийки. Необычный дар вызвал оживление и звучные почмокивания на гостевой трибуне, где на пёстрых коврах, наряженная в римские тоги, расположилась городская знать. Анупрякоглы вторично спустился с возвышения и, капнув из пузырька кислотой, проверил подлинность золота. Невесть откуда подскочил Зашибалов. Забормотал восторженно: «Сильная вещь, Ануприйджан! Ох, сильная вещь…» Генерал пихнул его локтем: «Опомнись, Зина, люди смотрят… После примерим».
        Депутация «Молодой России» приблизилась под конвоем парней из СД. Обычная мера предосторожности, когда речь шла о туземцах. В последние годы совершенно излишняя, применяемая скорее по инерции. Покорённые руссияне давно не представляли никакой опасности. Полицейское сопровождение, если подумать, выглядело даже нелепо, как если бы стадо овечек вели под прицелом плазменных автоматов. Хотя Анупрякоглы, прибывший в Россию ещё с первым миротворческим контингентом, помнил иные времена. Поначалу руссияне пытались бузотёрить. Выходили на несанкционированные митинги, организовывали маёвки, посылали вздорные коллективные послания во все инстанции, вплоть до Евросовета, выклянчивали зарплату, пенсии, но бывали и случаи вандализма. Однажды какойто обкуренный негодяй пальнул из игрушечного гранатомёта и разбил два стекла в американском посольстве. Расстрелянный на месте, в агонии он ещё долго выкрикивал: «Янки, гоу хоум, янки, гоу хоум!» Смех и грех, конечно. Но особенно в ту пору досаждали законным властям бритоголовые, искусственно выращенные в подготовительный период для запугивания обывателей, но потом
какимто образом бесконтрольно расплодившиеся. Именно молодому полковнику Анупрякуоглы поручили решить эту проблему, и он справился с заданием блестяще. В анналах контрразведки СД операция осталась под кодовым названием «Ночная лилия». Неделя понадобилась Анупряку на раскрутку акции и всего одна ночь на реализацию. Ещё с вечера бурлили все городские дискотеки, отравляя воздух дымом анаши, рыскали в переулках стайки ошалевших подростков, отлавливая припозднившихся прохожих, а уже наутро Анупрякоглы послал в штаб лаконичное донесение: «С заразой покончено. Город чист». Правда, ещё несколько дней с полной нагрузкой работали мусороуборочные бригады, очищая улицы и подворотни от липких человеческих останков, и строители в ускоренном темпе (запах невыносимый) бетонировали места бывших скоплений молодняка и возводили там игровые павильоны всемирной компании «Четыре туза». За эту операцию Анупрякоглы получил орден «Герой демократии» первой ступени.
        И всё же на то, чтобы окончательно искоренить в туземцах дрожжевой бродильный элемент, ушло не меньше пяти лет. Объяснялась столь долгая затяжка устойчивостью исторической памяти в коллективном сознании руссиян, на генном уровне хранивших представление о себе как о великом народе. Современная наука справилась с этой иллюзией, хотя пришлось применять комплекс дорогостоящих мер, от тотальной промывки мозгов по методике, удачно апробированной во всех странах Европы, до вживления индивидуальных микрочипов стабилизации интеллекта целым социальным прослойкам, выказывавшим те или иные пассионарные признаки.
        Депутация «Молодой России» состояла из трёх белокурых юношей приятного педерастического вида и пяти длинноногих красавиц с лунными очами, в которых сияло очарование беззаветной готовности. Явно отбирал их ктото, хорошо знающий вкусы генерала, тяготеющего к гиперсексуальности. Все молодые партийцы были наряжены в белоснежные балахоны, головы убраны венками из незабудок (символ покорности в любви), и у всех на груди одинаковые таблички с надписью: «Навеки твой раб, о великий триумфатор!»
        Анупрякоглы окинул туземцев рассеянным взглядом, благосклонно нахмурил брови и уже готов был повернуться спиной, дать знак, чтобы подавали носилки: пора следовать на праздничное пиршество в Кремль; но в последнюю секунду его внимание привлёк синеглазый юноша, шагнувший вперёд, держа на вытянутых руках чтото вроде хрустального магического шара. Подарок, но какой?
        - Что это у тебя, раб? - небрежно поинтересовался генерал.
        Молодой руссиянин склонился в глубоком поклоне, подставляя шею для усекновения (поза примирённости).
        - Дар волхвов, государь. Через него познаётся судьба.
        Голос у раба чувствительный, наполненный искренним благоговением. Ишь ты, государь, подумал Анупрякоглы. Выходит, и дикаря можно обучить культурным манерам.
        - Дайка поглядеть поближе.
        Руссиянин затрепетал, но не совершил роковой ошибки, не переступил запретную черту.
        - Не смею, государь!
        - Правильно делаешь, что не смеешь, - ухмыльнулся генерал и, подталкиваемый любопытством, в третий раз покинул кресло. Приблизился вплотную к дарителю. Ободрил:
        - Смотри в лицо, не дрожи.
        Перенял тяжёлый кристалл, мерцающий внутри лазоревыми переливами. От него перетекла в мышцы знобящая прохлада.
        - Сколько же стоит такая штука?
        - Ровно твою жизнь, палач, - услышал спокойный ответ, отшатнулся, но поздно. В последний миг Анупрякоглы, триумфатор и истребитель славян, испытал два сложных чувства: почти радостное узнавание - гдето он видел прежде этот уклончивый, струящийся лик, напоминающий облачное небо, - и горечь непоправимой утраты. Из руки руссиянина, как молния из тучи, выскользнуло стальное лезвие и снизу вверх пробило ему подбородок и вонзилось в мозг, обломив кончик о черепную кость. Удар был такой силы и точности, что Анупрякоглы умер мгновенно, у него лишь чудно лязгнули зубы, точно попробовал перекусить клинок, да из ушей, как из дупел, с гулким хлопком выскочили серные пробки.
        На несколько мгновений на площади установилась мёртвая тишина, разрушенная затем множеством звуков: жутким многоголосым воем толпы за колючей проволокой, секущими криками команд, свистом пневматических дубинок, выстрелами, - и вдруг всё перекрыл мерный, литой гул невесть откуда взявшегося вечевого колокола. Потом всё смешалось. Полиция смяла худосочную группу партийцев из «Молодой России», принялась с завидным старанием втаптывать её в асфальт, но вскоре и её, полицию, подхватил и увлёк за собой закрутившийся в бешеном водовороте поток обезумевших людей, из которого то тут, то там выплёскивались тоненькие ручейки, стремившиеся укрыться в прилегающих улочках. Откудато сверху, словно с прохудившихся небес, на площадь обрушились свирепые клинья хлорированной пены, и наконец всё скрылось в серых облаках слезоточивого газа…
        Примерно через час, когда видимость восстановилась, приступили к работе санитарные команды. Энергично расчистив площадь мощными брандспойтами, сваливая в кучи покалеченных, убитых в свалке, растоптанных и расстрелянных людей, молодчики в противогазах приблизились к эпицентру трагедии. Командовал санитарами знаменитый на всю Москву спасатель, швед по национальности, полковник Свенсон. Перед ним открылась мрачная картина. Господин в чёрном цилиндре, в перепачканной кровью тунике сидел подле кресла, держа на коленях голову убитого триумфатора, и чтото как будто ему нашёптывал. Свенсон узнал известного политика и инвестора Зашибалова, персону в общемто хотя и влиятельную, но второстепенную, происхождением из руссиян. Зашибалов, в свою очередь, признав спасателя, горестно изрёк:
        - Видите, полковник, какая невосполнимая потеря для мировой демократии.
        Свенсон кивнул, пригладил ёжик рыжих волос. Сухо спросил:
        - Вы были рядом, когда это случилось?
        - Да, конечно… Полагаю, я должен быть на месте генерала. Убийца просто промахнулся.
        - Запомнили его в лицо?
        - О, на всю жизнь. Это, безусловно, политический маньяк.
        - Помогите его отыскать.
        Вместе они долго копались в кровавом месиве, в том, что осталось от депутации «Молодой России». Потом несколько раз пересчитали количество трупов. Их было семь, а не восемь.
        Труп убийцы исчез.
        Глава 29 Наши дни. В поместье олигарха
        
        Всё возвращается на круги своя. Я снова в подвальной каморке, и условия содержания примерно те же, что и прежде. Как будто ничего не изменилось. Прелестная Светочкастудентка, свидетельница убийства юриста Верещагина, приносит пожрать, но держится скованно, как с приговорённым. Несколько раз заглядывал доктор Патиссон, но ненадолго, не вступая в беседы, и никаких новых процедур пока не назначал. Я набрался духу и спросил у него, что теперь со мной будет. «То и будет, что должно быть после вашей безобразной выходки», - мрачно ответил он и тут же ушёл. Правда, появилась одна льгота: если раньше я опорожнялся в цинковое ведро в углу, то теперь два раза в день, утром и вечером, незнакомый молчаливый охранник, похожий на трубочиста, выводил меня в туалет, расположенный чуть дальше по коридору. Пауза неопределённости затягивалась, и я предполагал, что господин Оболдуев никак не мог решить, какое применить наказание. Я его понимал: тут какую кару ни придумай, всё будет мало.
        Все эти дни, во сне и наяву, я жил погружённый в воспоминания, вновь и вновь перебирал в памяти эпизоды нашего побега с таким наслаждением, как скупец разглядывает накопленные сокровища, одно за другим извлекая их из сундука. Лизу я видел в последний раз сладко, блаженно спящей, с раскиданными по подушке волосами, с тенями ночной неги под глазами; потом, когда меня запихивали в «джип», показалось, она мелькнула на крыльце, но это могло быть игрой воображения.
        В какоето утро, ещё в полусне, я вдруг всей кожей, нервами ощутил, что она тоже здесь, в поместье, и это принесло мне огромное облегчение.
        На четвёртое или пятое утро в каморку ворвался Герман Исакович, и по его вернувшейся словоохотливости и бодрому озадаченному виду я понял, что судьба моя наконецто, кажется, определилась.
        - Что же вы наделали, батенька мой, Виктор Николаевич, о чём думали своей умной головушкой? - начал он с таким выражением, как будто меня только что привезли. - Вот уж истинно сказано - никто не причинит человеку столько вреда, сколько он сам себе. Особенно это касается, конечно, руссиянских интеллигентов… На что, позвольте спросить, рассчитывали, затевая эту мерзость? И это после всех благодеяний, какие видели от господина нашего Оболдуева! Неужто у вас похоть сильнее рассудка?
        - Действовал будто в помрачении ума, не могу объяснить.
        - Объяснять ничего и не надо, поступки говорят сами за себя. Поглядите, сколько греха взяли на душу. Убийство, кража, а теперь вдобавок - растление малолетней. Да какой малолетней! Которая благодетелю нашему дороже жизни. Чем только улестили несмышлёную девушку? Небось клялись в вечной любви, как водится у вашего брата, у соблазнителя?
        - Ни в чём не клялся, говорю же, как в затмении был. Надеюсь, с Лизой ничего не случилось?
        - И он ещё спрашивает! - Доктор всплеснул ручонками. - И никакого раскаяния! Нет, ничего не случилось, кроме того что опозорили, погубили невинное создание… Хотя бы хватило у вас совести предохраняться?
        Я не сразу понял, о чём он, потом честно ответил:
        - Не знаю, не помню.
        - Ах, не помните, ваше благородие? Ну, это уж совсем не дай господи! Ведь если понесли от тебя, сударик мой, так монстриком разродится. Или аборт прикажете делать?
        - Почему обязательно монстриком?
        - А как же, голуба моя? - На круглом добром лице доктора под золотыми дужками проступило не столько негодование, сколько растерянность. - В руссиянских интеллигентах, хм, не та беда, что сами пакостны, а ещё, главное, норовят род свой продлить. Да господин Оболдуев лучше своей рукой Лизоньку придушит, чем допустит такое. И будет абсолютно прав с точки зрения высшей морали.
        - Кого же ей, повашему, надо, к примеру, в мужья?
        На этот вопрос Патиссон не ответил, совсем закручинился. Лишь посоветовал поскорее про Лизу забыть, тем более что я её никогда не увижу. Потом вернулся к моей персоне. Оказывается, доктор защищал меня перед Ободдуевым, уговаривал поместить в клинику, обещал, что трёхмесячный курс лечения по его собственной методике приведёт меня в нормальное человеческое состояние, но Леонид Фомич решил иначе. После долгих размышлений магнат пришёл к выводу, что за мои бесчинства - убийство, воровство, растление несовершеннолетней - равноценного наказания не бывает. А потому он даёт мне ещё один шанс принести напоследок хоть какуюто пользу людям на земле.
        - Выполнишь условия контракта, вернёшь награбленное, а там видно будет.
        - Вы про книгу? - уточнил я несмело. - Но у меня даже бумагу забрали. И все черновики.
        - Не о том беспокоишься, батенька мой.
        Доктор хлопнул в ладоши, и в комнату влетела Светочка, словно подслушивала за дверью. В руках шприц, каким колют лошадей. В шприце розовой жидкости не меньше ведра.
        - Витамины? - спросил я с надеждой.
        - Не совсем, - ответил доктор с неприятной улыбкой. - Мера предосторожности. Чтобы ещё чего не натворил подобного. Хотя бы с нашей милой Светочкой.
        - Ой, да не боюсь я никаких развратников, - захихикала студентка.
        Укол был болезненный. Но перенёс я его хорошо, в глазах только потемнело. Доктор и Светочка ушли, а вместо них вскоре пришёл охранник, который принёс пластиковый пакет, куда были собраны все мои блокноты, черновики и готовые куски текста. Я сел за стол и не мешкая приступил к работе, прочёл (почемуто вслух) один из эпизодов, в котором рассказывалось, как молодой Оболдуев с помощью некоего Г. С. Растопчина, сотрудника райисполкома, оборудовал в Сокольниках свой первый торговый павильон. Эпизод был неплохо написан, с характерными деталями времени, с превосходными диалогами, но чтото меня не устраивало, какойто пустяк. Оболдуева в его первом коммерческом начинании нагрели на две тысячи рублей (кстати, немалые по тем временам деньги), и он, подсчитав убытки, обругал себя: «Ну и болван ты, Лёнечка! Провели, как фраера последнего…» Это рассмешило меня до такой степени, что я никак не мог успокоиться и хохотал до слёз, до колик. Перечитывал и снова смеялся, пока не свалился со стула на пол и не уснул.
        Во сне повидался со своими бедными родителями и уже не смеялся - плакал, просил прощения за то, что оставил их, бросил на произвол судьбы, избитых, покалеченных. Оправдания мне не было, я это видел по суровым пьяным отцовским глазам. Печальный сон внезапно сменился странной картиной: передо мной на крестьянской телеге, какие видел в Горчиловке, провезли Лизу, но в каком ужасном состоянии! Она сидела в клетке, скованная цепями, через прутья тщетно выискивала когото глазами, и её бледная растерянная улыбка пронзила моё сердце. От ужаса я проснулся и сразу увидел, что в комнате уже не один.
        Благоуханная Изаура Петровна склонилась надо мной, трясла за плечо.
        - Нунуну, - влажно шептала в ухо, - хватит притворяться чурбаком, подлый обманщик. Пора приниматься за дело.
        До меня както не сразу дошло, что она елозит по мне с явным намерением изнасиловать бездыханного. Но как ни старалась, толку не выходило. Окончательно проснувшись, я высокомерно следил за её изощрёнными потугами, будто это происходило не со мной.
        Наконец она утомилась, зло попеняла:
        - Вот как тебя, значит, Лизка высосала, проклятая лицемерка.
        - Это укол, - возразил я важно. - Доктор лечит от сухостоя. Здравствуй, Иза, дорогая.
        В комнате горела тусклая лампа на потолке, Изаура Петровна смотрела на меня ошарашенно.
        - Что он тебе вколол? Неужели препарат «Ц»? А ты знаешь, что после этого вообще никогда мужиком не будешь?
        - Так надо, - сказал я. - Леонид Фомич распорядился. Чтобы я не шалил.
        - Витя, ты в своём уме?
        - А что? Потеря небольшая. Зато больше времени останется для работы над книгой… Иза, ты вроде какаято расстроенная. Чтонибудь случилось?
        Пригорюнилась. Стала задумчивой. Прежде я её такой не видел. Всегда это был сгусток сексуальной энергии, опасной и неуправляемой. Сейчас, когда ссутулилась на кровати, тихая, безвольная, в ней проступило чтото цыплячье.
        - Хочешь знать? Да зачем тебе?
        - Всё же не чужие. И хозяин у нас общий.
        Оказалось, именно в хозяине всё дело. Оказалось, срок пребывания Изауры Петровны на месте любимой жены незаметно подошёл к концу. И хотя это не было для неё большим сюрпризом, она знала, что так кончится, всё же поженски была уязвлена и огорчена. Появилась на горизонте некая молодая итальянка Джуди, из посольства. Между прочим, шлюха высокого полёта, чуть ли не племянница господина посла. Появилась не вчера, месяцев несколько назад, Оболдуев ездил к ней, иногда её потрахивал, но Изаура Петровна не придавала этой связи большого значения. Оболдуева не тянуло на западных окультуренных шлюх, пересекался с ними разве что из спортивного интереса. Серьёзная связь с иностранкой к тому же противоречила его имиджу крутого руссиянского патриота. А для него это было святое. Каждую свою очередную жену он обязательно собственноручно крестил, затем с ней венчался, а после этого, если, допустим, с любимой женой приключался несчастный случай, заказывал богатейший сорокоуст в храме Христа Спасителя, где на благодарственной стелле среди имён прочих глубоко набожных спонсоров высечено и его имя.
        - Я думала, так, баловство, для слива дурнинки, ан нет, ошиблась девочка. Тут посерьёзнее.
        - Почему так считаешь?
        - Он уже предложение сделал, мне осведомитель донёс.
        Я немного удивился,.хотя давно понял, что жизнь таких людей, как Оболдуев, протекает не по тем законам, какие годятся лишь для нас, мелких букашек.
        - Как он мог сделать предложение, если у него есть жена?
        - Милый, не строй из себя идиота.
        Я пересел с пола на стул. Голова слегка кружилась, но в общем чувствовал себя неплохо, примерно как на высоте десять тысяч метров над землёй. Изаура Петровна протянула сигарету.
        - С травкой?
        - Только для запаха. Кури, не бойся.
        Я закурил, не побоялся. К Изауре Петровне испытывал сложное чувство, вроде как мы с ней в чём то породнились - породистая куртизанка и бывший литератор.
        - И что теперь собираешься делать?
        - А что мне делать? Ничего не собираюсь… Честно говоря, раньше подумывала устроить ему напоследок такую гадость, чтобы навек запомнил. Увы, не в моих это силах. У нас с тобой, миленький, одна дорога - в клинику Патиссона.
        Сказала без горечи, даже с лукавым блеском в глазах. Может, действовала травка, а может, была мудрее, чем я о ней думал. У меня тоже от пары затяжек приятно посветлело в башке.
        - Почему ты думаешь, что нас заберут в клинику?
        - Не думаю, знаю. Тебя чуть попозже, меня чуть раньше. Я подслушала. Доктор два дня его обхаживал, чтобы тебя немедленно отправить, но Оболдуй упёрся. Он тебя ещё не на полную катушку раскрутил. Пока книгу пишешь, это время твоё. Наслаждайся. А я уже отрезанный ломоть. Может, у нас последнее свидание, а ты видишь как смалодушничал. Но я тебя не виню. Против адского зелья никто не устоит.
        - А в клинике что с нами сделают?
        - Ничего особенного. Примерно то же, что здесь. Сперва опыты, потом разборка на органы. Если они в порядке.
        - Какие опыты?
        - Оо, Герман Исакович - гений. Он из людей производит таких маленьких послушных зверьков. Или, наоборот, злобных неуправляемых тварей, зомби. Зависит от спроса, от количества заявок. У него экспорт по всему миру.
        - Иза, ты бредишь?
        - Я - нет. Витя, неужто до сих пор в облаках витаешь? Протри свои слепенькие глазки. После того, что ты натворил, у тебя не осталось ни единого шанса. Впрочем, его и раньше не было. Кто угодил в эти сети, тот обречён.
        Беззаботность, лёгкий тон, с каким она произносила страшные, в сущности, слова, могли, конечно, свидетельствовать об умственном повреждении, но я не сомневался, что она права. Мы все теперь жили на острове доктора Моро, раскинувшемся между пяти морей.
        - Потвоему, выходит, нам надо сидеть и покорно ждать, пока за нами придут?
        - Почему? Можешь потрепыхаться. Патиссон обожает, когда трепыхаются. Он это называет «живучая протоплазма с хорошим резервом сопротивляемости». Ему это в кайф как учёному… Мы с тобой сами виноваты, любимый.
        - В чём?
        - За лёгкими денежками погнались, а они даром не даются.
        Обманутый её откровенностью и какойто новой, чисто человеческой расположенностью ко мне, я задал неосторожный вопрос:
        - Иза, если всё так плохо, то скажи хоть, что с Лизой?
        - Зачем тебе?
        - Веришь или нет, совесть замучила. Ведь она может невинно пострадать изза моего безрассудства.
        Окинула ледяным взглядом, из которого мигом исчезли все сантименты.
        - Забудь об этой сучке. Я же говорила, Оболдуй её для себя выращивал. Видел, как сластёна слизывает мороженое потихонечку?.. Ты только ускорил процесс. Лизку он теперь дрючит во все дырки. Потом отдаст нукерам, чтобы посмотреть, как она извивается. Потом к Патиссону. Там все и встретимся, если повезёт.
        С жадностью я докурил сигарету. Не хотелось больше ни о чём разговаривать. Не хотелось даже знать, правду она говорит или по своей зловредности делает мне побольнее. От острого осознания своей беспомощности я словно таял, уменьшался в размерах, как медуза на берегу.
        - Никак загрустил, любимый? - Изаура Петровна игриво ткнула меня пальчиком в живот. - Не переживай, было бы изза чего. Зачем тебе Лизка? Теперь тебе никакая баба не нужна. А захочешь поквитаться с Патиссоном, могу помочь.
        - Что?
        - Есть у гения уязвимое местечко. У Оболдуя нет, а у доктора есть. Если взяться с умом…
        - Говори яснее, Иза.
        - Ах какие мы сурьёзные… Хватит ли только духу? Погляди, миленький… - Она колдовским жестом извлекла из своих одежд, а были на ней ткани нежнейших оттенков, нечто вроде длинной серебристой спицы, но это была не спица, а клинок с пластиковой рукояткой. - Видишь?
        Я потрогал минипику пальцем.
        - Острая.
        - Ещё какая острая… У Патиссончика вот тут под ушком мяяякенькая ложбиночка, видишь, как у меня. Не бойся, потрогай.
        Я потрогал и ложбиночку. Действительно, мягкая, пульсирующая.
        - Вся штука в том, что он тебя не опасается. Кто тебя может всерьёз опасаться, верно? Хотя ты убийца ужасный, Гарика удавил, но для Патиссончика всё равно что лягушка. И вот представляешь, нагнётся он сердечко послушать, а ты ему эту чудную иголочку тык под ушко. Как в масло войдёт. Тут Кощею и конец, понимаешь?
        Заворожённый, я смотрел в её ясные глаза, наполненные влажной истомой, как при оргазме. Как удачно господин Оболдуев подобрал себе пару!
        - Сумеешь, миленький? Ты же был мужиком когдато.
        - Конечно, - уверил я. - Для меня это пара пустяков. Но что это изменит в нашем положении?
        - Ничего, - беззаботно отмахнулась Изаура Петровна. - Зато одним гадом меньше на свете. Разве этого мало?.. Спрячь.
        С многозначительным выражением я сунул опасную игрушку под матрас. Изаура Петровна прижалась ко мне и крепко поцеловала в губы. Я привычно ответил на поцелуй.
        - Буду молиться за тебя, любимый… Ах, как всётаки жалко, что ты больше не мужик…
        Вскоре после этого она ушла…
        На другой день меня отвели к Оболдуеву. Я приготовился к самому плохому, но магнат встретил меня так, как будто ничего не случилось и мы лишь вчера ненадолго расстались. Милостиво указал на стул.
        - Вытри рожу, Витя, смотреть срамно.
        Я ладонью собрал с подбородка остатки кирзовой каши (только что позавтракал, вкусная кашка, с солидолом).
        - Значит, так, душа моя. Время поджимает. Сколько ещё надо, чтобы закончить книгу хотя бы вчерне?
        - Леонид Фомич, да я, честно говоря, понастоящему ещё и не принимался.
        - Что же мешает? Отвлекался на убийства?
        - Вы прекрасно знаете, чем я был занят.
        Оболдуев непроизвольно пряданул ушами. Выпуклые глаза блеснули: озадачил мой тон, вызывающий, непочтительный, я сам это отметил. Беседовали в рабочем кабинете: Оболдуев, сидя в кресле, нависал над лакированной поверхностью стола, как скала над морем; я так и не рискнул (чтото удержало) присесть на стул.
        - Давай, Витя, начнём с чистого листа. Забудем, что было, вернёмся к контракту. Книга - вот главное. Давай чётко определимся, в каком она состоянии. Наброски, которые ты показывал, никуда не годятся. Кажется, тут мы сошлись во мнении. Честно говоря, мне не нравится твоё настроение. Какоето легкомысленное. Хочу наконец услышать конкретно: ты продолжаешь работу или намерен дальше лоботрясничать?
        Спрашивал совершенно серьёзно, так хозяин распекает нерадивого наёмного работника, батрака, и бредовость этой сцены, как и всего происходящего, меня ничуть не смущала. Как большинство граждан страны, я давно привык к шутовским, смещённым, вывернутым наизнанку отношениям и знал: чтобы выжить в новых условиях, главное - им соответствовать.
        - Леонид Фомич, весь материал собран. Контуры вашей биографии, её пафос мне понятны. Я могу уложиться в тричетыре месяца, но есть некоторые обстоятельства, которые нам следует уточнить. Не относящиеся к тексту.
        - Витя, всё, что делает доктор, - это для твоей же пользы. Чтобы не натворил новых бед. Откуда я мог знать, что у тебя такой неуправляемый темперамент? Каюсь, писателей я представлял себе несколько иначе. Во всяком случае, как добропорядочных граждан, не склонных к злодейству. А ты, видишь, оказался наособинку. Яркая творческая индивидуальность. Выдающийся фрукт.
        - Речь не об этом, - возразил я, переступив с ноги на ногу. - Доктору я глубоко благодарен за неусыпную заботу, но у литературной работы своя специфика, для неё необходимы не только минимальный физиологический комфорт, но и душевное спокойствие. Равновесие духа и ума. Как раз этого я лишён.
        - Совесть, что ли, мучает? Изза убиенного Гарика? Или изза денег?
        - Конечно, и это тоже. Но тут уже ничего не поправишь, что случилось, то случилось. Просьба к вам, Леонид Фомич, можно сказать, пустяковая. Я должен быть уверен в безопасности моих стариков. Что бы со мной ни произошло, это не должно их коснуться.
        - Что ж, добродетельный сын, пекущийся о престарелых родителях… Одобряю. Значит, не совсем зачерствел душой… Хорошо, согласен, даю слово бизнесмена. Надеюсь, этого достаточно?
        - Вполне… Но ещё я должен с ними повидаться.
        - А это ещё зачем?
        Мы встретились взглядами, сирый и сильный, и я, набрав в грудь воздуха, сказал твёрдо:
        - Хочу получить их благословение, Леонид Фомич.
        - На что благословение? На какоенибудь очередное преступление?
        - Нет, Леонид Фомич, на законный брак с вашей дочерью.
        В кабинете стало тихо, как в склепе. Мужественное лицо олигарха, с выпученными, будто стеклянными глазами, претерпело ряд мгновенных изменений, и последняя застывшая на нём гримаса означала лишь одно: мне крышка.
        - Пошёл вон, наглец, - обронил Оболдуев с какойто неожиданно писклявой интонацией.
        Я не успел выполнить распоряжение. В кабинет ворвались двое дюжих слуг (как он подал сигнал, я не заметил), подхватили меня под руки и дружным рывком выкинули в коридор.
        Глава 30 В поместье олигарха (продолжение)
        
        Почему я? Вот неразрешимый вопрос.
        Почему именно на мне замкнулось всё извращённое, подлое, что есть в этом мире? За какие такие особенные грехи наказал Господь?
        Нет ответа.
        Я лежал на операционном столе голенький, освещенный мощными пучками света со всех сторон. Над головой нависли густые заросли проводов и шлангов, в запястья воткнуты иглы, соединённые с аппаратом искусственного кровообращения. Вокруг с озабоченными лицами шушукались люди в белых халатах, и главный среди них - усатый тучный хирург в белоснежной кокетливой шапочке на тёмных кудрях. Я был в трезвом уме и ясной памяти. Мне предстояла операция по пересадке почки, но не больной на здоровую, а замена правой на левую, моих собственных, которые обе здоровы. Операция должна была проходить под местным наркозом, и, как объяснил Герман Исакович, это обстоятельство имело чрезвычайно важное значение для науки.
        Вообщето, утром, во время подготовки к операции, мы обсудили все её волнующие аспекты. Выяснилось, Оболдуев дал на неё добро не сразу, а лишь после того, как убедился, что моя психика повреждена больше, чем он предполагал, и в таком состоянии трудно надеяться, что я отработаю условия контракта, не говоря уж о том, чтобы вернуть похищенные полтора миллиона. По словам Патиссона, моя наглость, в принципе свойственная любому творческому интеллигенту, являющаяся как бы его родовой чертой, зашкалила за все мыслимые параметры, и стало ясно, что обычные средства вразумления уже не помогут. Однако хирургическое вмешательство, проведённое по методике ШульцаПевзнера, как ни парадоксально, косвенным образом должно восстановить покорёженную эмоциональную сферу. «Если операция пройдёт удачно, батенька мой, - заметил Патиссон, радостно потирая руки, - вам самому покажутся нелепыми ваши притязания. Жениться на Лизоньке! Надо же такое ляпнуть! И кому? Родному батюшке! Вот вы и подписали себе приговорчик, любезный мой. Придётся немного помучиться. Ничего, даст Бог, пронесёт…»
        Я начал нудить, что без всякой операции осознал глубину своего падения и про Лизу помянул больше для красного словца, чтобы узнать, что с ней, никак не предполагая, что хозяин воспримет мои слова буквально. Не думает же он, Патиссон, с его знанием человеческой природы, что я мог так зарваться, не понимать разницы её и моего социального положения, и прочее, прочее, - но доктор лишь ласково посмеялся: дескать, поздно, голубчик мой, надо было раньше думать… Сообщил и хорошую новость: он временно отменил успокоительные инъекции, может, они больше вообще не понадобятся, зачем зря переводить дорогой препарат. О Лизе посоветовал не беспокоиться, у неё свой скорбный путь, который она пройдёт до конца соответственно своей провинности перед любящим батюшкой…
        Одну из стен операционной занимал прозрачный экран, за которым в удобных креслах расположились Леонид Фомич и доктор Патиссон, наблюдая за приготовлениями к вивисекции. Я их не только видел, но и слышал, как они переговаривались. Звуки вливались в ушную раковину будто через динамик. Оболдуев сетовал: «Всётаки доигрался писатель. Очень прискорбно. Небесталанный человечек, я искренне надеялся, переборет интеллигентскую гниль. Опекал поотечески, старался высокие понятия внушить. Да вы сами свидетель. Результат, конечно, плачевный, только пуще о себе возомнил, дурья башка. К сожалению, опять вы оказались правы, любезный Герман. Чёрного кобеля не отмоешь добела. Не оценил щелкопёр, какая ему выпала честь. Видно, плебейскую сущность не переделаешь. Одно у негодяя на уме: только бы напакостить, только бы фигу показать исподтишка». Доктор Патиссон мягко возражал, успокаивал босса: «Я так полагаю, многоуважаемый Леонид Фомич, ещё не всё потеряно. Действительно, вые ним чересчур либеральничали, от чего я вас предостерегал. С интеллигентами так нельзя. Они добра не помнят. Чем больше для них стараешься,
тем они наглее. Об этом вам любой психиатр скажет. Особенно это касается руссиян. У руссиянского интеллигента вообще нет души, он живёт исключительно рефлексами, как. к примеру, собака, не в обиду ей будь сказано. Подтверждённый наукой факт. Интеллигент уважает исключительно силу, чем похож, извините за сравнение, на свободолюбивого чеченца. Под воздействием разумного принуждения становится как шёлковый… Поручиться могу, батенька мой Леонид Фомич, после этой маленькой операции наш писатель резко переменится к лучшему». «А если околеет?» - обеспокоился Оболдуев. Доктор замахал руками: «Что вы, никак не может быть! Это нас с вами кольни в брюхо шилом - и каюк, руссиянский же интеллигент живуч, как крыса. Он от физического насилия только крепчает. Могу привести поучительные примеры из новейшей истории. В тех же лагерях, где обыкновенные заключённые мёрли как мухи, интеллигент ядрёным соком наливался, а ежели его по ошибке выпускали на волю, поражал всех своим долголетием и цветущим видом. Таких примеров десятки, их сами бывшие зэки описывали в мемуарах. Вспомните того же Солженицына. Он на зоне рак
одолел, как мы с вами насморк…» «Мне бы хотелось, - как бы слегка смущаясь, заметил Оболдуев, - чтобы Витюня сохранил литературные навыки». «Господи! - воскликнул доктор. - Да разве я не понимаю? Как раз, милостивый государь, в этом вся сложность лечения интеллигента. Мы действуем с предельной осторожностью, чтобы не повредить гипоталамус. Там сосредоточены клетки, несущие как ген подлости, так и ген краснобайства. Но чу, Леонид Фомич, кажется, началась…»
        Он не ошибся. Юная медсестра с глазами голодной рыси побрызгала на меня эмульсией из блестящего пульверизатора, напоминавшего маленькую клизму, и усатый хирург, вооружённый скальпелем, сделал стремительный надрез на моём левом боку. Я завопил благим матом и забился на кожаных помочах, растягивая сухожилия на кистях и лодыжках. Хирург укоризненно покачал головой.
        - Потерпи, сынок. А будешь дёргаться, чегонибудь лишнее отчекрыжу.
        Вторая медсестра сунула мне в нос ватку с нашатырём, и я обрёл членораздельную речь.
        - Не надо резать, - попросил голосом, донёсшимся, как мне самому показалось, из подземного царства. - Я всё понял, отпустите меня, пожалуйста.
        - Как можно? - удивился хирург. - Только начали - и уже отпустите. Даже странно слышать. Мы же не в бирюльки играем. Медицина - серьёзное дело, сынок.
        С его скальпеля, который он держал на весу, соскользнула капля крови, а бок мой начал дымиться.
        - Леонид Фомич! Слышите меня?! Прекратите изуверство. Вы же не сошли с ума!
        С ужасом я увидел на экране, как доктор Патиссон показывает мне рожки, а Оболдуев печально отвернулся.
        Второй надрез я перенёс легче, а на третьем вырубился…
        Очнулся, чертенята шерудят уже над правым боком, а мне совсем не больно. Ясность сознания необыкновенная, блаженная. Услышал глубокомысленный баритон Оболдуева:
        - Нет, конечно, евро против доллара как жучок против быка, но загрызть сможет в конце концов, не исключено.
        И рассудительнопокладистый ответ Патиссона:
        - Вам, Леонид Фомич, конечно, виднее, я не экономист, но, по моему обывательскому мнению, вся Европаматушка хоть с евро, хоть без него свой век отжила. Как беззубая старуха, к мясцу по привычке тянется, а жевать нечем…
        Усатый хирург заметил, что я продыхнулся, дружески подмигнул.
        - Молодец, сынок, так держать. Если отторжения не будет, ещё на твоей свадьбе попляшем. Покажи ему, Сонечка.
        Медсестра, с нежным, тонким лицом, на котором застыло выражение небесного восторга, подняла повыше стеклянный сосуд, где плавало, пузырилось в кровяной пене чтото похожее на раздувшуюся сливу. Тут на меня заново накатило, как будто туловище рассекли бензопилой. Пик чудовищной боли совпал с озарением. Этого не может быть, подумал я, убывая…
        Следующее пробуждение могу сравнить лишь с воскрешением из мёртвых. Боль терпимая, но ничего не хотелось - ни дышать, ни умолять. С экрана Оболдуев с какойто ненасытностью вглядывался прямо в мои зрачки. Говорил доктору:
        - Проспорил, Гера, голову даю на отсечение, проспорил… Хана писателю. С тебя, значит, неустоечка…
        Патиссон лукаво посмеивался:
        - Не спешите, государь мой, не спешите. Вы их не знаете, как я. Я над этими, с позволения сказать, существами пятнадцать лет опыты произвожу. Поберегите голову, она ещё вам пригодится. Недели не пройдёт, как будет про ваши подвиги сагу сочинять. Заметьте - не по принуждению. Даже не изза денег. По зову, как говорится, сердца. В этом вся соль…
        Яд его слов я проглотил как лекарство, они были справедливыми. Действительно, принадлежа к гнилой прослойке (как и Патиссон), я давно и без него знал, что в массе своей интеллигенция не что иное, как сточная яма, куда нация столетиями сливала энергетические отходы, - вот и досливалась. Окрепший на народной халяве монстр второе столетие методично пожирал свою прародительницу с безрассудным упорством саранчи… Думать об этом в моём положении было, по меньшей мере, нелепо. Я прикрыл глаза, притворился покойником, но усача обмануть не удалось. Хирург бодро прокаркал:
        - Крепись, сынок, всё плохое позади. Сейчас быстренько подштопаем - и на нары.
        - Что вы со мной сделали, доктор?
        - Трудно сказать, вскрытие покажет… - Он задумчиво пожевал губами - окровавленный, вспотевший, - с гордостью добавил: - Но если не будет осложнений, не сомневайся, войдёшь в Книгу Гиннесса.
        - Живой! - поотечески обрадовался на экране Оболдуев. - Витенька, как себя чувствуешь, гений ты наш?
        - Вашими молитвами, Леонид Фомич, - ответил я в тон. - Хоть завтра под венец.
        - Ну, что я вам говорил? - язвительно вмешался Патиссон. - Эти так называемые творческие личности…
        Дослушать не удалось. В глазах вспыхнули звёзды, голова распухла, как мяч, и я заново укатился в спасительную вечную тень.
        
* * *
        
        Не в таком уж я плачевном состоянии. Голова ясная, на толчке сижу без посторонней помощи. После операции пошла вторая неделя, потихоньку начал работать. Из подвальной каморки меня перевели обратно в гостевые покои, в мою старую комнату, с роскошной кроватью и с ванной, принесли все бумаги, поставили компьютер… Вообще исполняли каждое моё желание и кормили на убой. В себе самом я никаких особых изменений не чувствовал: дня дватри жгло и покалывало в боках, но точно так, как если бы вырезали аппендикс с двух сторон. Опекали меня, заботились обо мне всё те же Светочкастудентка, охранники (часто дежурил Абдулла, принявший в моей судьбе неожиданно горячее участие и подбивавший как можно скорее сделать обрезание), доктор Патиссон… Добавилось лишь одно новое лицо - пожилая добродушнейшая Варвара Демьяновна, операционная медсестра, так умело делавшая перевязки, что я воспринимал их как материнскую ласку. Однажды поблагодарил её, растроганный: «Спасибо за ваши ласковые руки, Варвара Демьяновна!» Покраснела, как девушка, подняла печальные глаза: «Что же ты хотел, голубь? Сорок лет вашего брата
обихаживаю…»
        Первые дни навещал усатый тучный хирург, проводивший операцию, но имени его я так и не узнал. «Зачем тебе? - усмехнулся он на мой вопрос. - Зови просто „доктор“. Нам с тобой детей не крестить».
        Все попытки выяснить, в чём суть произведённой надо мной экзекуции, какой в ней смысл, также натыкались на незлую, но твёрдую уклончивость. «Говорю же, вскрытие покажет, - повторял он любимую шутку. - Нам ещё самим не всё ясно. Понаблюдаем, соберём материал. Главное - выжил, вот что удивительно само по себе».
        Конечно, всё бы ничего, можно жить дальше. Но смущало, угнетало одно обстоятельство. С надутым и важным видом Патиссон передал, что господин Оболдуев, не найдя взаимопонимания, по своей воле установил срок, за который я должен закончить рукопись хотя бы в первом варианте, - три месяца, считая со дня его ангела, с 10 июля. Естественно, я поинтересовался, что будет, если не уложусь, допустим, по состоянию здоровья. Получил ответ, что Оболдуев склоняется к тому, чтобы в таком случае сделать повторную пересадку. «Опять почки?» - полюбопытствовал я. «Ну зачем же? - Патиссон улыбнулся с пониманием. - На очереди у вас печень, батенька мой. Перспективнейший, доложу вам, эксперимент с медицинской точки зрения». - «Как можно пересаживать печень, если она одна?» - «Так мы вам, сударь мой, бычачью подошьём. Глядишь, и потенция восстановится…»
        Я был не дурак и понимал, что дни мои сочтены. После того, что они уже сделали со мной, на волю меня не отпустят при любом раскладе, напишу я книгу или нет. Не могу сказать, что меня при мысли об этом охватывали тоска и страх. Я жил теперь как бы в двух измерениях: в том, где была Лиза и светлые, будоражащие воспоминания о ней и куда невозможно вернуться, и в скучной, серой реальности, наполненной какимито разговорами, чьимито визитами, перевязками, обедами и ужинами, снами, больше похожими на кошмары, долгим сидением за компьютером, проблемами с пищеварением и, главное, постоянным желанием, чтобы всё это поскорее закончилось. Постепенно, както незаметно для себя, я втянулся в работу, но не в ту, какую ожидал Оболдуев. Я спешил закончить собственную книгу, третью по счёту и скорее всего Последнюю, хотя радость от литературных перевоплощений, близких моему сердцу, омрачалась мыслью, что Лизонька никогда не прочитает этих страниц, которые, плохи или хороши, смешны или занудны, внутренним чувством обращены только к ней…
        Всё чудесным образом переменилось, когда однажды ночью меня разбудил странный звук за дверью, словно ктото поскрёбся, и я, обмерев (неужели пришли?!), запалил лампу и увидел, как в дверную щель скользнул листок бумаги. На цыпочках подобрался к нему, поднял и прочитал несколько слов, начертанных её рукой: «Жди. Не падай духом. Я с тобой».
        Листок я порвал на мелкие клочки, положил в рот, разжевал и с наслаждением проглотил. Потом толкнул дверь и выглянул в коридор. Тишина, мерцающий свет старинных плафонов и дремлющая фигура охранника в кресле возле лестницы.
        Лиза, сказал я себе, ты живая. Я тоже с тобой, не сомневайся, моя кроха.
        Потрясение было столь велико для измученных нервов, что едва добравшись обратно до подушки, я мгновенно погрузился в гулкое продолжительное забытьё, из которого меня вывело звонкое щебетание Светы, явившейся с утренним чаем. С тех пор как у неё пропала надежда (после успокоительного укола) на невинное совокупление, она стала относиться ко мне как добрая сестра и всегда указывала на глупости, которые я делаю и которые могут привести к беде. Конечно, не в присутствии Патиссона. В его присутствии она резко менялась и становилась послушной исполнительницей его указаний, иной раз чересчур усердной. В это утро разбудила меня по приятельски, шаловливо подёргав за поникшее навеки мужское достоинство.
        - Ну хватит, хватит, - проворчал я с деланым раздражением. - Лучше меня знаешь, что бесполезно.
        - Ничего, Виктор Николаевич, есть и другие радости, - успокоила девушка, не слишком веря в свои слова. - На сексе свет клином не сошёлся… Конечно, хотелось попробовать с писателем, но раз не получилось, то и не надо. Я же не переживаю.
        На подносе, который она поставила на стол, белая свежая булка, масло, сыр, плошка с мёдом. Фарфоровый расписной чайник благоухал свежезаваренным крепким чаем. Я жадно втянул воздух ноздрями.
        - Ух ты! Светочка, я голоден как чёрт. Позавтракаешь со мной?
        - Ого! - Она посмотрела внимательно. - А вы сегодня совсем на себя не похожи. Прямо помолодели. Сон хороший приснился?
        - При чём тут сон?.. - Я густо намазывал булку маслом и мёдом. - Уныние - большой грех. Нельзя вечно кукситься. Кстати, какой сегодня день?
        - Четверг. - Светочка сунула в рот сигарету с золотым ободком, я поспешно щёлкнул зажигалкой. - Ох, Виктор, вы такой любезный, прямо джентльмен. Как всётаки жаль…
        - Светочка, спрашиваю, какой сегодня день после операции?
        - Когда вам почки переставляли?
        - Ну да.
        - Десять дней прошло, а что?
        - Да я както не слежу за временем, а оно у меня ограниченное. Наверное, слышала, как хозяин распорядился? Через три месяца готовую книгу на стол. Социальный заказ. Читатель заждался.
        - Слышала, слышала, - пробурчала она, пряча глаза. - Вы уж постарайтесь, а то как бы не вышло хуже.
        - Думаешь, если поспею, выйдет лучше?
        - А то! Хоть какаято надежда.
        - На что надежда, Светочка? Здесь или в клинике, всё равно уморят. Патиссон уже грозился печень пересадить.
        - Оо, - вскинулась девушка. - Так это же клёво. Одному старичку пересадили, так он потом всех сестричек загонял. Никому проходу не давал, валил, где поймает. Никакой управы не было. Пришлось усыплять… - Поняла, что ляпнула чтото не то, поправилась: - Правда, он, кажется, был англичанин. У иностранцев особые привилегии.
        - Откуда ты всё знаешь?
        Смутилась, поперхнулась дымком.
        - Ну как же, то тут, то там чтонибудь услышишь. Я штатная. От нас не скрывают.
        Разговор становился опасно откровенным. С набитым ртом я прошамкал с безразличным видом:
        - Я хоть не штатный, а тоже коечто слышал.
        - Да?
        - Вроде у хозяина в семье неблагополучно.
        - Аа, вот вы о чём. - Светины глазки маслено заблестели. - Так ещё я удивляюсь его терпению. Давно пора разобраться с этой тварью.
        - С Изаурой?
        - Осуждать грех, но девка совсем зарвалась. Возомнила себя владычицей морской, а кто она такая? Актрисулька недоделанная. Со всей охраной перетрахалась, ни стыда, ни совести. Никого не стесняется. Всю прислугу поедом ест, всё ей не так, всё не по её. Да что прислугу, Лизку со свету сжила… Ой!
        - Не бойся, Светочка. Я не трепло. У меня как в могиле.
        - Чего мне бояться, про это все знают. Если на то пошло, Виктор Николаевич, больше скажу. Вы, наверное, думаете, Лизка из дома ломанула от большой внезапной любви? Нет, не спорю, как писатель вы мужчина привлекательный, но бедняжка спастись хотела. У неё другого выхода не было. Актрисулька ей прямо сказала: или ты, или я. Это не пустая угроза.
        - В каком смысле?
        - В самом простом. Тут до вас ещё, когда Изаура только в дом въехала, двух беженок босс приютил, обогрел. Джамилку и Томку. Обеим лет по тринадцать. Забавные такие девочки, все их любили, никому они не мешали. Когда босс приезжал, ноги ему мыли, массаж делали, а он им книжки вслух читал. Както привязался к ним, как к родным. Собирался из басурманок в христианство обратить. И что же? Появилась Изаура благодатная, поглядела на девочек, чтото у неё в башке щёлкнуло - и конец. Может, приревновала сдуру, может, ещё что… Вечером пошла к ним в спаленку, угостила фантой - к утру обе окоченели. Правда, без мук отошли, яд сильный был. Так она еще, стерва, над мёртвенькими поглумилась. Оголила и ножкамиручками сцепила, будто лесбияночек. Босс ей, конечно, поверил. У него сердце трепетное, как у ребёнка… Ох, заболталась я с вами…
        Вдогонку я спросил:
        - Как думаешь, Леонид Фомич дочку простит?
        Задержалась в дверях, выглянула в коридор, потом вернулась на шажок.
        - Не нашего ума дело, Виктор Николаевич, как они между собой разберутся, но вы тоже хороши. Неужто впрямь надеялись, что не поймают? Это же наивно.
        - В помрачении был после таблеток. За то и страдаю.
        - Ох, Виктор Николаевич, не хочется пугать, но настоящих страданий вы ещё не видели.
        С тем и убежала, крутнув хвостом.
        Следующие два дня прошли без всяких происшествий. Я выздоравливал, несколько раз в день делал гимнастику, сидел за компьютером… Просился у Патиссона на прогулку, но он сказал, пока рано об этом думать.
        Постепенно стало казаться, что записка Лизы мне приснилась.
        На третью ночь проснулся от какогото шума в доме. Долго лежал, прислушивался. Пытался понять, что происходит. То тихо, то чьито крики, топот в коридоре и словно гудение огромной бормашины. Подошёл к окну. По небу метались лучи прожекторов, и вроде бы даже постреливали. Неспокойная ночь.
        Ждал Свету, чтобы расспросить. Но она пришла только во второй половине дня, причём вместе с Патиссоном. Оба нехорошо возбуждённые и словно из парилки.
        - Пожратьто мне сегодня не давали, - напомнил я с обидой, когда они уселись.
        Светочка заохала, всплеснула руками и метнулась из комнаты. Герман Исакович дал пояснения:
        - Извините, дружочек мой, не до вас было. ЧП у нас неприятное. Вас, конечно, как почти члена семьи, можно посвятить, вдруг пригодится для книги… Супруга Леонида Фомича придумала, как отблагодарить благодетеля: руки на себя наложила.
        - Вы шутите?
        - Какие уж тут шутки, именно так. Да ещё изволила устроить сию гнусность в отсутствие хозяина. Вот будет ему сюрприз.
        - И как это произошло? - Я не знал, верить или нет, уж больно двусмысленно сверкали золотые очёчки мудреца.
        - Понимаю ваш интерес, любезный мой… Сперва шебутная девица, возможно, в подражание вам - дурной пример, как известно, заразителен, - замыслила побег. Подбила трёх дураков охранников и хотела бежать с ящиком золота… Сказать по правде, сколько живу, никак не могу привыкнуть к человеческой подлости. Вот вы, как инженер человеческих душ, объясните - чего ей не хватало?
        Я пожал плечами.
        - Вы вроде сказали - руки наложила?
        - Конечно наложила. Когда увидела, что попалась, деваться некуда, дружков постреляли, заперлась в спальне и… Господи, как доложить хозяину, ведь он страдать будет. На меня вину возложит, недосмотрел, дескать, старый пень. А что я мог сделать? Я её уговаривал, обещал подлечить…
        - Через дверь уговаривали?
        - Через дверь, через окно - какая разница? Сердце себе проткнула стальной спицей. На руках у меня померла. Пожурил её напоследок: что же ты, говорю, зас…ка, наделала, грехто какой… Аона, можете представить, собралась с силами и плюнула в меня. Виктор Николаевич, откуда столько злобы в нынешней молодёжи? Столько неблагодарности - откуда?
        Стёклышки очков увлажнились - и тут я поверил, что это правда. Отмучилась, заблудшая душа. Обманула своих палачей. А давно ли…
        Вернулась студентка с судками: борщ, жаркое. Батон хлеба. Под мышкой бутылка коньяка. Извиняющимся тоном обратилась к доктору:
        - Герман Исакович, прихватила на всякий случай… Может, помянем стерву?
        - Не говори так, Светлана. Всё же про покойницу… Помянуть можно, почему не помянуть. Наливай!
        Диковинные получились поминки. Патиссон был какойто непривычно тихий, как будто пришибленный. Светочка после двух рюмок и косячка разнюнилась, заревела. Я тоже был не в своей тарелке, хотя коньяку мне не дали. Патиссон сказал, что в моём состоянии алкоголь противопоказан. Может наступить преждевременное отторжение почек и мозгов. А мне ещё книгу дописывать. Его замечание меня заинтриговало.
        - Про почки понятно, доктор, а мозги при чём? Они не пересаженные.
        - Батенька мой, всё в организме взаимосвязано. У интеллигента какой самый уязвимый и слабый орган? Правильно, голова. Малейшее повреждение любого другого органа вызывает цепную реакцию. В моей практике бывали поразительные случаи. Какаянибудь бородавка на руке, катар горла, да любой пустяк, мгновенно превращают его в идиота. Первый признак интеллигентского кретинизма - зацикленность на собственном здоровье. Для интеллигента, впавшего в идиотизм, а таких у нас девяносто процентов, нет на свете ничего более важного и значительного, чем состояние его желудка, сердца, желёзок и прочего. Кстати, самое омерзительное и отталкивающее существо в мире, вам, наверное, особенно интересно, - это интеллигентидиот, ставший импотентом.
        Светочка похлюпывала носом, мужественно осушила ещё рюмку.
        - Как всё ужасно, как ужасно!
        - О чём ты, дитя? - поинтересовался я. - Ты же её не любила.
        - Вы не понимаете, вы мужчина, ну, я имею в виду, у вас психика мужская… У женщины всё по другому. Она каждую букашку жалеет. Зойка дрянь была, пробы негде ставить, ведьма проклятая… Атеперь, когда её нету, у меня у самой будто гвоздь в сердце.
        - Вполне возможно, - благодушно подтвердил доктор, забрав у Светочки бутылку. - Женщины по научному определению относятся к подвиду простейших и все соединены между собой в этакую биологическую плесень, наподобие грибницы в лесу.
        - Значит, на самом деле её звали Зоей? - спросил я.
        - Ох, ну какое это имеет значение?
        Светочка потянулась за бутылкой, доктор чувствительно шлёпнул её по руке.
        - Хватит, малышка, нам ещё отчёт составлять.
        Бутылку допил сам, и вскоре они ушли.
        К еде я не притронулся, лежал, глядя в потолок. Безвременная кончина прекрасной Изауры меня не огорчила: что ж, она знала, что делала. Не захотела ложиться в клинику к Патиссону, я её хорошо понимал. Передо мной стоял тот же выбор. Её решение казалось разумным, однако сам я ещё не приготовился к уходу, хотя исподволь, разумеется, перебирал разные варианты. Но как бы не для себя, а для когото постороннего. Трусливому человеку так проще… Увы, во многом, во многом прав доктор, когда поливает грязью руссиянскую интеллигенцию, которая разучилась жить по чести и не умеет с достоинством умирать. Но ко мне все его рассуждения относились лишь косвенно: я никогда по настоящему не ощущал своей принадлежности к ней. Больше того, когда другие называли меня (в тех или иных обстоятельствах) интеллигентом, всегда испытывал нечто вроде стыда. Особенно это ощущение усиливалось после того, как властители дум начали писать коллективные доносы и бегать к пьяному царю на дачу, умоляя раздавить какуюто гадину.
        Лиза, позвал я в тоске, слышишь ли меня, мой маленький бесстрашный друг?
        Наверное, не слышала, но бывали минуты, когда я остро чувствовал её приближение. Занавеска колыхнулась на окне, вспыхнул солнечный зайчик на лакированной поверхности шкафа, кукушка прокуковала в лесу - и я невольно вздрагивал, настораживался: не она ли посылает привет?..
        Незаметно задремал, и пробуждение было загадочным, будто проснулся во сне. За столом, за компьютером сидел улыбающийся Володя Трубецкой и с увлечением гонял по экрану лопоухого зайчика. Я тоже любил эту игру, она называлась «Не буди Лешего». Выглядел майор совершенно мирно, и выражение лица у него было точно такое - снисходительноободряющее, - как в тот раз, когда выпроваживал нас с Лизой за дворцовую ограду.
        - Это вы, Володя? - окликнул я негромко, готовый к тому, что общаюсь с фантомом.
        - Нет, тень отца Гамлета, - ответил он напыщенно и тут же, оставив зайчонка в покое, переместился на стул возле кровати. - Нука дай руку, писатель.
        Я протянул ладонь, и он сжал её с такой силой, что у меня хрустнул позвоночный столб. Но я не пикнул. Только спросил:
        - Зачем ты так сделал, Володя?
        - Проверяю, в каком ты состоянии…
        - Ну и как?
        - На горшок сам ходишь?
        - Да, хожу… Что с Лизой, Володя?
        - Ничего, могло быть хуже. - Улыбка на мгновение потухла и вспыхнула вновь. - Значит, так, готовься. Завтра или послезавтра - прорыв.
        - Какой прорыв, Володя? Это иносказание?
        - Иносказания все кончились. Пора сваливать к чёртовой матери. Помнишь, как вождь учил: вчера было рано, завтра поздно.
        Я посмотрел на стены, на потолок, перевёл взгляд на свой перевязанный живот. Трубецкой ухмыльнулся.
        - Всё под контролем, писатель. Никто нас не слышит… Важно другое: сломали тебя или нет?
        - Зачем тебе знать?
        - Не хочу второй раз Лизу подставлять. Третьего может не быть.
        Разговор шёл без напряжения, весело, в быстром темпе и привёл меня в хорошее настроение. Была и ещё причина радоваться: впервые после долгого перерыва я не ощущал необходимости притворяться, разыгрывать то одного, то другого персонажа в чужой пьесе. Оказывается, я сильно от этого устал. Сейчас все слова ложились набело, и я снова мог играть собственную роль.
        - Кем тебе приходится Лиза, майор? Не очень ты похож на доброго самаритянина.
        - Всё очень просто: я её двоюродный брат.
        - А Гата Ксенофонтов крёстный, да? Ничего, говори. Я всему поверю. Мало ли на свете чудес?
        Трубецкой нахмурился, улыбка совсем ушла из глаз. Без неё, как без маски, он выглядел ещё моложе.
        - Хочешь верь, хочешь нет, не время препираться. Повторяю вопрос. Сломал тебя доктор или не успел? Это не праздное любопытство. Вполне возможно, завтра придётся туго. Не хотелось бы тащить тебя на закорках. Но если понадобится, для Лизки сделаю и это.
        - Так любишь сестру? Очень трогательно.
        - Ладно, считай, ответил… Признаюсь, я её выбор не одобрял, но теперь вижу, может, она не ошиблась… Человека способен грохнуть?
        Резкий переход меня не обескуражил.
        - Вряд ли… Это тоже понадобится?
        - Не бери в голову, классик. Отдыхай… Мне пора… Компьютер у тебя хитрый, но не настолько, чтобы водить за нос босса. Заметь на будущее…
        Он уже был у двери - гибкий, пружинный, смеющийся. Супермен, чёрт бы их всех побрал.
        - Володя, но…
        Прижал палец к губам, исчез.
        Глава 31 Прорыв
        
        Через два дня на третий - вот когда это произошло. В светлое летнее утро, после девяти. Всё это время я безвылазно сидел в комнате, работал, усиленно занимался гимнастикой, насколько позволяли почти затянувшиеся швы. Через силу, через боль гнулся, тянулся, отжимался. Ко мне никто не приходил, кроме Светочки, дверь теперь запирали снаружи, я не мог понять, с чем это связано.
        Светочка держала меня в курсе происходивших в доме событий. Леонид Фомич, нагрянув, устроил страшный разнос домочадцам, но больше всех почемуто досталось Патиссону, которого Оболдуев посчитал главным виновником смерти Изауры Петровны. Он сомневался в том, что его супруга покончила с собой, поэтому поручил Гате провести дознание по всем правилам и, хоть кровь из носу, выколотить из доктора правду. Из этого ничего не вышло. Патиссон держался стойко и даже под пытками утверждал, что ему не было смысла убивать Изауру по той простой причине, что у них с хозяином уже была достигнута договорённость о переводе её в клинику на лечение. Наконец после сеанса электрошока, проведённого приглашённым специалистом из Института Сербского, доктор всётаки признался, что убил Изауру Петровну собственными руками: отравил крысиным ядом, придушил и для верности проткнул сердце железной иглой. И всё изза того, что бедная женщина, храня верность супругу, наотрез отказалась участвовать в какойто сатанинской оргии. Доктор Патиссон, едва снятый с клемм, оформил показания в письменном виде, но Оболдуев, как и дознаватели,
хорошо понимал, что им грош цена. Однако Леонид Фомич никак не мог справиться с уязвлённым самолюбием (какаято прохиндейка подло его кинула, точно фраера) и распорядился посадить на кол двух охранников, дежуривших в ту ночь у покоев супруги. Светочка поманила меня к окну, чтобы посмотреть на несчастных юношей, ещё трепыхающихся, выставленных на всеобщее обозрение возле парадного крыльца, но я отказался.
        Ещё Светочка сообщила, что в четверг ожидается приезд в поместье новой хозяйки, какойто молодой итальянки по имени Джуди, новой жены Оболдуева, но ещё не венчанной; а на субботу назначен торжественный приём и бал с приглашением огромного количества гостей. На праздник соберётся вся московская знать - крупные чиновники, политики, бизнесмены, главари криминальных кланов, церковные иерархи; для их увеселения нагонят целую кучу певцов, юмористов и творческих интеллигентов. Будет необыкновенная иллюминация и пышный фейерверк, для чего выписаны из Европы лучшие пиротехники. Приготовления идут в такой спешке, что кажется, наступил конец света. Поведала Светочка (както чудно жеманясь) и неприятную для меня лично новость. Оказывается, в культурной программе праздника сперва предусматривалось отдельным пунктом чтение (автором) отрывков из новой книги - для редакторов крупнейших газет и для иностранных журналистов, но Патиссон чтото нашептал хозяину, и тот отказался от этой идеи.
        - Ох, Виктор Николаевич, похоже, доктор против вас сильно интригует.
        - С чем это связано?
        - Это как раз ежу понятно. Зойка с крючка сорвалась, вот он и спешит побыстрее вас в клинику утащить.
        - Не боишься об этом говорить?
        - Виктор Николаевич, не считайте меня такой уж бесчувственной тварью. Хотя вы больше не мужчина, мне будет вас очень не хватать. Я ведь привязчивая. Это мой большой недостаток. Современные девушки совсем другие. Ухватистые, предприимчивые, никаких сантиментов. К примеру, как Зойка.
        Я не удержался от упрёка.
        - Если бы ты меня действительно жалела, не стала бы участвовать в этой мерзкой комедии. Прекрасно знаешь, что я не убивал Гария Наумовича.
        - Так и думала, что обижаетесь. Но это совершенно разные вещи. Я могу даже боготворить человека, но контракт есть контракт. Подписалась - выполняй. Или тебя саму уроют. Вы хоть писатель, а должны понимать.
        Двое суток дом ходил ходуном, будто его разносили по кирпичику. Окрестности поместья среди ночи пылали ослепительным электрическим заревом. Неумолчно выли и тявкали собаки, которых загнали на псарню вместе с моим другом благородным Каро. Уж я, как никто, понимал, каково ему приходится в окружении злобных, озверелых сородичей, обуреваемых единственным желанием - вырваться из загона и перекусать наглых пришельцев. Изредка я подходил к окну. Как на дрожжах, поднимались в парке башенки всевозможных павильонов, тудасюда носились рабочиетурки, успевшие переодеться в шотландские юбочки, некоторые даже с полными стрел колчанами за спиной. Грустным диссонансом всей этой предпраздничной суете ещё какоето время пульсировали на позорных столбах двое охранников, но потом их убрали, и на этом месте в мгновение ока вознеслась декоративная арка, словно вспыхнула под солнцем громадная цветочная клумба с чёрной полуоткрытой пастью…
        В начале десятого щёлкнул наружный засов на двери, и вместо Светочки с завтраком на пороге возник доктор Патиссон, но в таком изменённом виде, что я, каюсь, не сразу его признал. Под глазами, под золотыми очёчками, крупные фиолетовые пятна, на скуле ссадина, светлый «аглицкий» костюм выглядел так, словно его вместе с хозяином извлекли из стиральной машины, а отгладить забыли; но особенно удручающее впечатление производила причёска: весёлые серебристые прядки волос вырваны с корнем, и вместо них высокий лоб мыслителя обрамляли два ручейка красных пупырышков, как при вторичном проявлении сифилиса. При всём при этом доктор был больше обычного оживлён и лучезарно улыбался.
        - Никак с кемто подрались, Герман Исакович? - посочувствовал я. - С другим психиатром?
        - А вы, батенька мой, кажется, в добром здравии? Что ж, тем лучше. Я за вами. Собирайтесь.
        - Куда собираться? Зачем?
        Услышав в моём голосе протест, доктор изумлённо вскинул бровки.
        - Чтото вы сегодня на себя не похожи… Какая вам разница - куда? Впрочем… - На добром круглом лице возникла плотоядная гримаса. - Секретов тут нет. Во избежание возможных недоразумений велено забрать вас отсюда. Поедем, дружок, в стационар для лечения. Можно надеть штанишки, а не юбочку. Сегодня дозволяется.
        - Я вам не верю, - сказал я. - Никуда не поеду, пока не увижу письменного распоряжения работодателя.
        Доктор опустился на стул и смотрел на меня, поптичьи склонив изуродованную головку набок.
        - Похоже на бунт, а, голубчик мой? К лицу ли вам такое поведение? Вы же не какойнибудь краснокоричневый фашист. Всётаки писатель, творческая личность. Айяйяй!
        - Сказано, не поеду!
        Доктор удовлетворённо хмыкнул.
        - По правде сказать, чегото подобного я ожидал и предостерегал Леонида Фомича. Существа с повышенной рефлексией способны на самые неожиданные реакции, причём всегда во вред себе… Благороднейший человек Оболдуев, вот его жёнушка и отблагодарила за гуманность. Может, хоть чему то научила… Эй, ребята! - гаркнул он вдруг во всю глотку, и в комнату влетели двое битюгов, одетые в серые халаты и с какимито подозрительными сверкающими бляхами на груди, как у грузчиков на вокзале.
        - Нука, мужички, - ласково обратился к ним Патиссон, - помогите Гоголю одеться - и вниз его…
        Битюги подступили к кровати, кривясь в нехороших кирпичных гримасах, но сделать ничего не успели. Следом за ними в спальне возник Вова Трубецкой, и я впервые увидел его в деле. Он двигался бесшумно, с грацией большой кошки, эластичным движением ухватил обоих санитаров сзади за гривы и резко хрястнул башкой о башку. Раздался звук как при раскалывании полена, и битюги осели громоздкими тушами на пол. Доктор Патиссон вскрикнул, начал подниматься со стула, но получил пяткой в брюхо, хрюкнул попоросячьи и упал на колени. Очёчки соскочили с лица и повисли на одной дужке. Взгляд у него сделался остекленелый.
        Трубецкой продолжал действовать без пауз, лишь молча послав мне дружескую улыбку. Всё у него было с собой. С удивительной сноровкой он связал битюгов зелёным шнуром, сматывая его с пластиковой катушки, а пасти заклеил широкой серой лентой так, что торчали одни ноздрюшки. Стенающего от боли Патиссона водрузил обратно на стул, сказал примирительно:
        - Хватит корчить рожи, профессор, ты ещё не в аду. Где Лиза?
        - Юноша, вы сошли с ума!
        - Это уже не твои проблемы. Хочешь жить?
        - В каком смысле? - Доктор сопел, никак не мог отдышаться.
        - В обыкновенном. Могу сейчас раздавить тебя, как клопа, причём мне не терпится это сделать, но могу повременить. Где Лиза, пиявка медицинская? Только не ври, что в клинике.
        - Володя, вы не даёте себе отчёта в своих действиях. Что с вами? Если Леонид Фомич…
        Трубецкой хлестнул его по губам ладонью.
        - Заткнись, вонючка. Спрашиваю в последний раз - где Лиза?
        - Как больно, Володя, не надо так. - Доктор обтёр кровяной пузырь с губ. - Хорошохорошо… Леонид Фомич держит её при себе.
        - Точнее. Что значит - при себе? В кармане носит?
        - В янтарной комнате, за его покоями.
        - Там дышать нечем.
        - Вы не правы, Володя. Там нормальная атмосфера, как раз для терапевтического лечения сном.
        - Когда хозяина нет, кто охраняет?
        - Ээ…
        Доктор замешкался и получил ещё одну затрещину по губам, после чего Трубецкой брезгливо протёр руку носовым платком. Мне он сделал знак, но я и так уже одевался: натянул спортивные брюки, свитер.
        - ТамАшкенази со своими людьми, - заторопился доктор, сплюнув красную пенку на ковёр.
        Мне показалось, Трубецкой чуть побледнел.
        - Откуда взялся Мосол? У него пожизненное.
        Патиссон, хоть и через силу, снисходительно усмехнулся.
        - Ну что вы, Володя… Босс его сразу выкупил. Вы же знаете его слабость к уникальным явлениям природы.
        Трубецкой посмотрел на меня. Я кивнул в знак того, что готов.
        - Теперь запомни, профессор. - Трубецкой заговорил странно шелестящим голосом, от которого у меня самого пробежали мурашки по коже, а Патиссон, почуяв неладное, выпрямился на стуле, нагнав на румяную морду подобострастное выражение. - Временно тебя оставлю в живых, так интереснее. Оболдую наплетёшь, что хочешь, но не то, что было. Если всплывёт моё имя, умрёшь в таких мучениях, какие не снились даже твоим пациентам, скотина. Ты мне веришь?
        - Конечно, Володечка, я знаю ваши возможности… Одного не могу понять - что вас заставило связаться с этим… с этим… Ведь рано или поздно Леонид Фомич…
        Трубецкой не дослушал, рубанул сверху вниз кулаком, как молотком, по круглой тыковке доктора. Обмякшего, обхватил под микитки, сложил рядом с битюгами и точно так же обмотал зелёным шнуром, а морду заклеил пластырем.
        - Что нужно, бери, - сказал мне. - Сюда не вернёмся.
        Мне ничего не нужно было, кроме компьютера, и я обругал себя за то, что не удосужился слить текст на дискету. Пожаловался Трубецкому, он пообещал, что позаботится об этом.
        - Столько труда псу под хвост, - сказал я.
        - Ничего, - ответил он. - Главное - голову сберечь, остальное приложится.
        Когда вышли в коридор, Трубецкой запер дверь на засов и повесил табличку: «Не входить. Идут процедуры». Поднял с пола небольшой коричневый саквояж наподобие тех, в которых слесари носят инструменты. Мы прошли мимо дежурного охранника, который вежливо поздоровался и спросил, всё ли у нас в порядке.
        - Нормалёк, - ответил Трубецкой. - Будь повнимательнее, Сева.
        - Есть, - козырнул охранник.
        Я мало что понимал в происходящем, но с расспросами не лез, готов был ко всему. Трубецкой сам, заведя меня в уютный грот с пальмой в кадке, с двумя кожаными креслами, коротко растолковал диспозицию. В его изложении предстоящие нам действия выглядели элементарными. Сейчас сходим заберём Лизу. Потом пройдём в гараж и там распрощаемся. Надёжный человек на машине доставит нас к вертолёту. На вертолёте, управляемом другим надёжным человеком, доберёмся до Шереметьева. Там третий надёжный человек, которого Лиза знает, передаст нам документы, деньги и всё прочее, что необходимо в путешествии. В Шереметьеве мы с Лизой сядем в самолёт и через три часа приземлимся в Хитроу. Вот вкратце и всё. Никаких проблем. В Хитроу нас тоже встретят.
        - Справишься, классик? - улыбнулся Трубецкой.
        - Пустяки, - уверил я. - А вот если Леонид Фомич…
        - Хозяин вернётся к вечеру… Тут другая накладка. Мосол со своими хлопцами - это сюрприз. Не просчитал я его. Он Лизу добром не отдаст.
        - Кто такой?
        Оказалось, АшкеназиМосол - выродок, изувер, серийный убийца, при этом прошёл отличную подготовку в спецподразделениях. В своих зверствах Мосол дошёл до такого предела, что от его услуг отказался даже руссиянский бизнес, после чего его, естественно, мигом упрятали в зиндан и быстренько приговорили к пожизненному. Откуда, как я сам слышал, Оболдуев его благополучно выкупил.
        - Зачем, Володя? - ужаснулся я.
        - Капризы олигарха. Патиссоныч прав, нашего барина всегда тянуло на остренькое.
        - Но ведь он может…
        - Нет, Лизе он не опасен. Наоборот, за ним она как за каменной стеной. Он теперь служит Оболдую, как цепной пёс… Трудность в том, что я не могу привлечь своих парней. Не имею права. Это семейное дело. Должны сами разобраться.
        Майор раскрыл молнию на саквояже, покопался в нём и протянул мне чёрный пистолет.
        - Умеешь этим пользоваться?
        - Покажешь - сумею.
        Трубецкой объяснил, как снимать с предохранителя, на что надо нажать, чтобы вылетела пулька.
        - Видишь, ничего хитрого. Только меня не застрели сгоряча. Сунь за пояс под свитер.
        Пока длинными переходами добирались до покоев Леонида Фомича, нам встретилось несколько человек, все кудато спешили, и на нас никто не обратил внимания. В большом зале, предназначенном, по всей вероятности, для бальных танцев, со стенами, обитыми трёхцветной парчой, символизирующей руссиянский флаг, группа рабочих на тросах подтягивала к потолку хрустальную люстру размером с «КамАЗ». Командовала хрупкая пожилая японка, затянутая в кимоно. Всё это было очень интересно, но мы не стали останавливаться, чтобы поглазеть. Нам было некогда. Мы преследовали совсем другую цель.
        На третьем этаже остановились возле дубовой двустворчатой двери, и Трубецкой со словами: «Ну, Виктор Николаевич, соберись, пожалуйста», - постучал костяшками пальцев. На уровне наших глаз открылось смотровое окошко, и раздалось грозное:
        - Чего надо?
        Трубецкой ответил авторитетно:
        - Для господина Ашкенази пакет.
        После щелчка дверь распахнулась почти во весь пролёт, перед нами стоял господин средних лет респектабельного уголовного вида - в тельняшке, на которую был накинут малиновый пиджак с множеством карманов. Вообщето, такая одежда вышла из моды лет десять назад.
        - Давай, - сказал, презрительно цыкнув зубом. Трубецкой дал ему так, что тот согнулся пополам, но майору показалось мало, и он, перестраховываясь, ухватил детину за уши и пару раз, как вытряхивают половик, шарахнул башкой о дубовый косяк. Пока я обходил поверженного, Трубецкой уже стоял посередине комнаты и озирался. Саквояж оставил у входа, в руке у него, прижатый к боку локтем, был короткоствольный автомат, невесть откуда взявшийся.
        - Дверь закрой, - распорядился. - И достань пушку.
        Из комнаты, в которой мы очутились, - просторной, уставленной дорогой мягкой мебелью, - выходили ещё две двери, помимо той, в которую мы вошли. Я выполнил распоряжение и по собственной инициативе защёлкнул английскую «собачку».
        Я не очень хорошо понимал, почему Трубецкой ничего не делает, а просто стоит в напряжённой позе, будто к чемуто прислушивается. Хотел даже спросить об этом, но в следующую секунду обе двери резко одновременно открылись, как от толчка, и в комнату с разных сторон ворвались двое поджарых, какихто полусогнутых мужчин, паля на ходу из пистолетов. Они целили в майора, и он ответил им тем же: раскрутился спиралью, опоясав себя жужжащим кольцом. Чтото ударило меня по правой скуле, как палкой, и я машинально шлёпнулся на пол. Нападавшие тоже попадали, один ткнулся в ковёр, будто нырнул, второй замедленно повалился на бок. Трубецкой опустился на колени. Его лицо страдальчески искривилось, плечо под белой рубахой зажглось свекольным костерком. Автомат упал на пол.
        Всё произошло намного быстрее, чем я пишу, - цокающие звуки свинцовой капели, вязкие падения тел, и мгновение спустя на сцену выступило новое действующее лицо, чернявый громила в строгом вечернем костюме, улыбающийся, с непременным для всех сегодня пистолетом в руке. По мне лишь полоснул косым взглядом, отчего я ощутил лёгкий озноб, и весело обратился к Трубецкому:
        - Баа, кого я вижу?.. Ты ли, Вован? Значит, всё такой же попрежнему неугомонный? Ничего, это поправимо… Знаешь, я даже рад, что это именно ты. Если помнишь, за тобой должок…
        Трубецкой, сидя на полу и радостно улыбаясь в ответ, потянулся за автоматом. Но чернявый (Мосол конечно) пальнул навскидку, и оружие Трубецкого, подскочив, отлетело к дивану.
        - Не надо, Вова, не напрягайся. - Мосол подошёл ближе, поигрывая пистолетом. - Давай лучше поговорим напоследок. Каково быть ягненочком? Непривычно, да?
        Трубецкой молчал, улыбка поблёкла, казалось, он вотвот отрубится. Тёмное пятно на плече сделалось крупнее, расплывалось. Мне было не страшно, а както горько. Я понимал, что не успею вытащить пистолет. Мосол хоть и не смотрел на меня, но, конечно, не выпускал из поля зрения. В каждом его жесте чувствовалась звериная сноровка, какой у меня не было вовсе. Спасения нет, какого бы паралитика я ни изображал. Вопрос лишь в том, с кем он разделается с первым.
        - Ведь знал, что придёшь за сестрёнкой, - вкрадчиво, ехидно продолжал Ашкенази. - Второй день жду, Вован. Чего ж так слабо экипировался? Привёл какогото ханурика. Или за тобой уже никого не осталось, Вов? Раскусили тебя, да?
        Трубецкой молчал, и это, повидимому, начало раздражать триумфатора. Он придвинулся ещё ближе, почти навис над майором. В голосе зазвучало нетерпение.
        - Что хочу спросить, Вован, - ты зачем дал показания? Надеялся, не узнаю? Карьеру делал, да, Вов? За счёт боевых побратимов?
        - Какой ты мне побратим? - наконец отозвался Трубецкой. - Ты маньяк и сволочь. Но я тебя не виню. У тебя, Мося, психика разрушенная. Чеченский синдром. Тебе надо к доктору, вдруг подлечит. Можно к Патиссонычу.
        Ашкенази ударил его ногой в раненое плечо, отчего майор совсем перевернулся и привалился к стене. Сидел в неловкой позе: одна рука заломлена за спину, сам весь перекошенный. Но в сознании. В момент удара (или мгновением позже) убийца перевёл пистолет в мою сторону, предупредил:
        - Не шевелись, сучара!
        Как будто угадал мои мысли. Я как раз хотел пошевелиться.
        - Ну что, Вован, уважить тебя, а? - опять обратился Ашкенази к Трубецкому. - Всётаки из одного котла щи хлебали. Чего тебе лучше? Пристрелить или ножичком уделать? А могу придушить, как шлюху. Чего выбираешь?
        - Надо подумать, - ответил майор, слепо моргая.
        - Было бы чем тебе думать, не валялся бы здесь! На кого замахнулся, Вова? Кого хотел наколоть?
        - Мося, это беда.
        - Ты о чём?
        - Медицина перед твоей болезнью бессильна. Поможет только могила.
        Хмыкнув, Ашкенази шагнул вперёд, но Трубецкой выпростал руку изза спины, и с его ладони, словно луч света, спрыгнул клинок. Ашкенази качнулся в сторону, железо чиркнуло у него возле уха, пронеслось через комнату и вонзилось в перекладину книжного шкафа. Взревев от ярости, Ашкенази прыгнул и замолотил кулаками, как цепями, замешивая майора в кровавое тесто. Бил рукой и рукояткой пистолета, потом, видя, что враг не сопротивляется, наступил ногой на горло, на кадык и начал медленно давить, приговаривая: «Не больно тебе, Вова, не больно? Если больно, скажи…»
        Увлечённый расправой, он на короткое время забыл про меня, и я сумел этим воспользоваться. До сих пор вспоминаю об этом с гордостью и уважением к себе. Я оторвался от стены и побежал через комнату (казалось, одолел целую милю), на ходу зацепил со стола бронзовый массивный подсвечник и, добежав, обрушил его на затылок палача. Ашкенази гулко крякнул и развернулся ко мне лицом. В его глазах сквозило изумление, смешанное с глубокой обидой. Он чудно хватал ртом воздух, словно не находил слов, чтобы высказать всё, что думает, о моём подлом поступке. Тем же подсвечником я ударил его в лоб.
        Сперва он выронил пистолет, потом, печально закряхтев, разлёгся на полу.
        Несколько минут я был словно не в себе, отрешённо любуясь делом рук своих. В чувство меня привёл голос Трубецкого:
        - Помогика сесть, Витя. - Я оторопело наблюдал, как из перекорёженного туловища высунулась голова и насмешливо сверкнул одинокий глаз.
        Я помог. Трубецкой, цепляясь за меня, уселся, опёрся спиной о стену. Не мигая, разглядывал лежавшего рядом своего истязателя.
        - Он живой, это неправильно, - сказал глухо. - Подайка его пушку.
        Я подал. Трубецкой поднял руку, будто подтянул каменную плиту, и дважды нажал курок. Наконецто я воочию убедился, что значит прежде только читанное выражение - «снёс половину черепа». Зрелище не для нервных любительниц латиноамериканских сериалов.
        - Только Лизе не говори, - попросил майор както вяло.
        Он вообще произносил слова затруднённо, возможно, у него была сломана челюсть, а может, обе. Велел достать из саквояжа походную аптечку и, когда я принёс, показал, как перетянуть жгутом плечо. Рубашку снял сам. Кровь уже запеклась, не текла. С перевязкой я справился сносно. Трубецкой похвалил:
        - Молодец, Виктор. Ещё пара ходок, и станешь боевиком. Какого быка завалил.
        - Сам удивляюсь, - признался я.
        - Что ж, двигаем дальше. Привал окончен.
        Я сомневался, что ему удастся встать. Но он проделал это без особой натуги. Стоял, покачивался, привыкал к неустойчивости. Улыбнулся одним глазом (второй не открывался пока):
        - Всё в порядке, не волнуйся. Минут на двадцать меня хватит.
        Лизу нашли, пройдя через спальню, в боковой, освещенной малиновым плафоном комнате, похожей на малахитовую шкатулку, увеличенную в размерах. Она мирно почивала на полосатом поролоновом матрасе, укрытая до талии серым пледом. На полу хрустальный графин, наполненный коричневой жидкостью (квас?), и хрустальный стакан. В сонном лице, в полуприкрытых голубоватыми веками глазах сосредоточилась вся безмятежность мира, давно отлетевшая от наших палестин. Вздохнув, я опустился на колени и прикоснулся губами к прохладному лбу. Лиза очнулась сразу, обвила мою шею руками и пылко ответила на поцелуй, воскресив в памяти недавние лучшие времена.
        - Родной мой, как я тебя заждалась, - пролепетала едва слышно.
        - Вставай, маленькая. - Я бережно разнял её тонкие руки. - Нам пора идти.
        - Конечноконечно…
        Лиза поспешно села и тут увидела стоящего в дверях Трубецкого. Испуганно ойкнула.
        - Володечка, что с тобой? Опять с кемто подрался?
        - Ничего страшного..! Поторопись, Лиза. Всё расписано по минутам.
        … По дому пробирались медленнее, чем шли сюда. Майор был в неважной форме, хотя бодрился. Он с досадой отстранился, когда я попытался его поддержать. Я уже понял, что случай свёл меня с человеком редкостной живучести, известной мне лишь понаслышке. После таких побоев и с такой раной я, наверное, пролежал бы месяц бездыханный, а Трубецкой передвигался, разговаривал и улыбался почти прежней очаровательной улыбкой. И заботился не о себе, а о нас с Лизой. О Лизе, точнее сказать. Я ему ни сват, ни брат, увы.
        Минут пять подождали Лизу у её комнаты. Она появилась переодетая в дорожные брюки, куртку, с кожаным чемоданом средних размеров. Если сравнивать с нашим первым бегством, то багаж, конечно, пожиже. Я хотел взять чемодан - не отдала.
        - Витенька, он лёгкий, не надо…
        У выхода на улицу возле стрельчатого высокого окна спиной к нам стоял коренастый крепыш со стриженым затылком, одетый в форму десантника. Обернулся на наши шаги - Гата Ксенофонтов. У меня кишки заныли, но ничего особенного не произошло. Нас с Лизой начальник безопасности будто не видел в упор, зато с Трубецким перебросился несколькими фразами.
        - Наследил крепко? - хмуро спросил.
        - Не очень, но прибраться надо.
        - Вижу, что не очень. Иди ляг. Сам провожу.
        - Нет. Извини, Гата. Хочу посмотреть, как уедут.
        - Ладно…
        Тут он изволил наконец заметить меня.
        - Видишь, писатель, сколько изза тебя хлопот добрым людям. Мой совет: никогда не связывайся с миллионщиками.
        Лиза за меня заступилась.
        - Что вы такое говорите, Гата Анатольевич? Разве Виктор Николаевич мог предположить, что угодит в гадюшник?
        Полковник не ответил, опять повернулся спиной: дескать, делайте что хотите, я вас знать не знаю.
        В поместье царило оживление, как на огромной стройплощадке. Множество турокрабочих, переодетых в шотландцев, сновали среди техники: подъёмных кранов, грузовиков со стройматериалами, лебёдок, фур непонятного назначения. До гаражей было недалеко, метров сто по липовой аллее, но по дороге наткнулись на управляющего, на Мендельсона, выступившего из кустов можжевельника как бы случайно. Вид у него был деловой: очки на лбу, руки в краске. Встреча получилась такой же, как с Гатой, с той разницей, что Осип Фёдорович из всей троицы выделил как бы одного меня. Вежливо поинтересовался:
        - Кажется, опять в добром здравии, Виктор Николаевич? Был слух - приболели? Я волновался.
        - Перемогся коекак… Осип Федорович, что за сооружение вон там, сбоку от бассейна? Чемто удивительно напоминает виселицу.
        - Виселица и есть. В натуральном виде.
        - А почему такая большая? Полк можно разместить.
        - Американский аттракцион, новинка сезона. Называется «Повесь сам». Никто ещё в действии не видел. Говорят, эффектная штука. Для любителей острых ощущений. Вечером подвезут десяток пенсионеров из приюта, на пробу. Ежели будет охота, сможете сами опробовать…
        Я не понимал, говорит ли он серьёзно, но учтиво поблагодарил и сказал, что коли обернусь к вечеру, обязательно для смеха вздёрну собственноручно парочку стариканов. Лиза толкнула меня локтем в бок, довольно чувствительно.
        В гараже стояло с десяток иномарок разных калибров, от трудяги «фордзона» до тёмновишнёвого, устремлённого в будущее «феррари». Худенький молодой человек в джинсах и светлой рубашке полировал замшей капот голубого «ситроена». Увидев нас, засуетился, открыл заднюю дверцу.
        - Валера, - представил его Трубецкой. - Довезёт до вертолёта… Валер, не подведи, вся Европа на тебя смотрит.
        Юноша засмеялся, сверкнув ослепительнобелыми зубами. Можно сказать, был копией Трубецкого, только пожиже. Не заматерел ещё. Трубецкого шатало. Он держался рукой за створку гаражных ворот.
        - Давайте, ребятки, с Богом. Когданибудь увидимся.
        Мне захотелось его обнять, но я лишь осторожно тронул за плечо.
        - Спасибо за всё, брат. Выздоравливай скорее.
        - Не сомневайся… Береги эту куклу.
        Я сидел в салоне на заднем сиденье, Лиза всё ещё прощалась с Трубецким, поднявшись на цыпочки, гладила ладошками его опухшие щёки. Я поймал себя на мысли, что почти не думаю о ней. Какаято красивая юная девушка, кудато вместе бежим. От кого? Зачем?
        За ворота поместья выехали без проблем. Лиза тихонько всхлипывала, привалившись к моему боку. Чудно. Я опять ничего не чувствовал, както внутренне обмёрз. Не прочь бы закурить, но лень доставать сигареты. Какаято вязкая накатила усталость. Как после большой температуры.
        Ехали недолго, минут десять, и всё лесом. Подмосковный лес полон неодолимого очарования для тех, кто понимает. Европа и Азия тут дышат рядом.
        Лиза перестала хныкать, спросила:
        - О чём думаешь, Витенька?
        - Слишком много трупов, - сказал я. - Непривычно както.
        Она крепко сжала мою ладонь.
        Небольшой частный аэродром открылся неожиданно и весь целиком: две взлётнопосадочные полосы - бетонная и грунтовая, домик с диспетчерскими службами, с круглой стеклянной башней, ретрансляторная вышка, радары… На стоянке две «Сессны», как уснувшие стрекозы, а чуть поодаль - зелёный вертолёт, похожий на земляного жука, размером чуть побольше нашего «ситроена», вероятно, спортивная модель, я в этом не разбираюсь.
        Пилота звали Степан Степаныч. Мужчина лет около сорока, веснушчатый и курносый. Встретил нас как родных. Они о чёмто коротко пошушукались с водителем Валерой, потом он (Степан Степаныч) помог нам подняться через неудобный люк в салон (?) и усадил на кожаные полукресла лицом друг к другу. Отсюда, если вытянуть голову, была видна приборная панель. Зарокотал двигатель, зашуршали лопасти, будто град обрушился на крышу, и мы взлетели. Когда поднялись повыше, началась качка, и у меня возникло неприятное ощущение, будто мои хрупкие почки окликают одна другую с целью опять поменяться местами. Наверное, я побледнел, и Лиза мгновенно отреагировала.
        - Тебе плохо, да, плохо, Витенька? - В очах испуг.
        - Ничего не плохо. Так хорошо никогда и не было.
        Заглядывала сбоку, стараясь поймать взгляд. Мне это не нравилось.
        - Витя, хочешь, скажу чтото очень важное?
        - Валяй.
        - Трупы, кровь - всё это, конечно, ужасно. Но это всё позади. Главное - мы вместе. Пока мы вместе, с нами ничего не случится. Ты только поверь в это. Пожалуйста, поверь.
        Мне стало стыдно. Балованная девушка, почти ребёнок, утешает старого мудака, пытается вселить в него мужество.
        - Уверена, что мы поступаем правильно?
        - У нас нет выбора… И потом…
        - Что потом?
        - Не стоит так уж всё драматизировать. - Лиза говорила чуть смущённо. - Давай лучше думать, что совершаем свадебное путешествие.. Я вот, например, вообще мало путешествовала и всегда об этом мечтала. Ты часто бывал за границей?
        - Никогда, - отозвался я гордо. - Знаешь, в чём мы с тобой безусловно похожи?
        - В чём? Оба ненормальные?
        - Мягко сказано. Мы для Патиссончика самые перспективные пациенты.
        - Ох, не вспоминай о нём.
        - Свадебное путешествие! Надо же такое придумать. С таким же успехом приговорённый к повешению может расценивать виселицу как спортивный снаряд для разминки.
        - Брр, Витя! Какие стыдно!..
        Самое удивительное, что, несмотря на качку и всё прочее, мы вдруг одновременно сладко задремали. Понастоящему очнулись уже на земле. Степан Степанович помог нам спуститься (высадились на бетонной площадке, огороженной забором) и самолично на неприметной «газели» доставил к зданию аэропорта. Здесь распрощались.
        Дальше бразды правления забрала в свои руки Лиза. В зале ожидания, в меру переполненном, уселись на скамье неподалёку от окошек регистрации, прямо напротив светового табло с расписанием маршрутов. Наш рейс - через два часа, и ещё пятнадцать минут до встречи с человеком, который передаст документы. Мы ни о чём не разговаривали, просто сидели рядышком и глазели по сторонам. Я давненько не бывал в международных аэропортах (приходилось иногда провожать или встречать кого то), и мне всё было интересно, в первую очередь - публика. Случайных людей здесь не было, а лишь те, кто так или иначе преуспевал в жизни, плюс аэропортовская обслуга, плюс многочисленные искатели приключений, ворьё, бандиты, женщины смежных профессий и ещё всякая шушера помельче, которую, впрочем, трудно отличить от обычных пассажиров. Полюбовавшись этим разноголосым и многоликим букетом, я сказал, вздохнув:
        - Пойду, что ли, позвоню. Сколько можно откладывать?
        - Конечно, - поддержала Лиза. - Всё равно это надо сделать.
        Дала жетон, и из ближайшего автомата я с первой попытки дозвонился до родителей.
        Мамин голос зазвучал так близко, как будто из комнаты в комнату. Ей же, вероятно, напротив, пбказалось, что звоню с того света, она несколько раз, не веря ушам своим, переспрашивала и окликала:
        - Витя, Витя, это ты? Правда ты?!
        Потом сразу передала трубку отцу, и по его суровому голосу и по её заполошности я догадался, что старики успели похмелиться и, значит, у них не так всё плохо. Во всяком случае, они пока ведут привычный образ жизни.
        - Если бы у тебя, сын, были свои дети, хотя до этого, судя по всему, не дойдёт, ты сумел бы оценить своё поведение по достоинству.
        По затейливости фразы я легко определил, на какой он стадии - стакан беленькой, не больше.
        - Папа, сейчас у меня, к сожалению, нет времени, но…
        - Ты хоть знаешь, что нас с матерью чуть не убили? И это при её гипертонии.
        Об этом я знал, но предпочёл бы не знать. И не собирался расспрашивать. Всё равно что сентиментальный преступник допытывается у своей жертвы о нюансах её страданий.
        - Как вы сейчас, папа? Здоровы более или менее?
        - Здоровы? Странный вопрос. С каких пор это тебя интересует?
        Я увидел, как мимо Лизы продефилировал импозантный господин в светлом летнем костюме, загорелый, с пузцом, - типичный бизнесмен или чиновник среднего звена. Лицо невыразительное, но дающее понять, что его владелец не промах и сумеет отличить фальшивый доллар от настоящего. В руке - опять входящий в моду коричневый министерский портфель. Чуть помешкав, господин словно нехотя развернулся и присел на скамью рядом с Лизой. Они о чёмто заговорили. Лиза улыбалась рассеянно.
        - Папа, вы меня простите… Я действительно веду себя как свинья, но есть причины, поверь… При встрече всё объясню.
        - Зачем? Кто мы такие, чтобы объяснять? Старая рухлядь. На свалку обоих, на свалку. Так держать, сынок.
        - Папа, я уезжаю в командировку… Может быть, длительную… Звоню с вокзала…
        - Напрасно затруднялся. Большому кораблю большое плавание.
        - Дам знать о себе буквально через несколько дней…
        - Мать бы пожалел. У неё вчера за двести зашкалило. Еле коньяком отпоил.
        - Господи, надо было вызвать «скорую».
        В трубке возник мамин голос, чуть пьяненький.
        - Витя, Витя, ты где? Приехал бы хоть ненадолго. Мы так ждём, так ждём. Отец места себе не находит… У него бок сильно болит.
        Ещё секунда, подумалось, и я всё брошу и помчусь к ним. Но это будет акт отчаяния и ничего больше.
        - Мама, мама, подожди, послушай!.. Я вас очень люблю, очень. Слышишь меня?
        - Слышу, заинька, слышу… Приезжай скорее. Пирожков с капустой настряпаю, какие ты любишь…
        - Мама, здесь очередь… До свидания, до встречи. Берегите себя…
        Я повесил трубку и почувствовал себя так, будто спрыгнул в пропасть, в чернильную мглу. Почки опять затрепыхались, как рыбки в аквариуме. Но длилось это недолго.
        Господин уже раскланивался с Лизой, оставив портфель на скамье. Я подождал, пока он уйдёт, плюхнулся на его место. Нас разделял коричневый портфель. Никто на нас вроде не смотрел.
        - Всё в порядке? - спросил я.
        - Да. А у тебя?
        - Нормально… Если паспорта и билеты в портфеле, наверное, надо достать их оттуда?
        - Ты очень умный, Витенька. Я всегда рядом с тобой робею.
        Ещё могла подшучивать!
        Мы нашли укромный уголок в мраморном переходе возле туалетов. Устроились за большой кадкой с фикусом и, открыв портфель, быстро, в четыре руки исследовали содержимое. Паспорта с визами, водительские удостоверения на меня и на Лизу, несколько пластиковых карточек на предъявителя и на Лизу, но не на меня, авиабилеты - всё это упаковано в пластиковый пакет с пуговичными застёжками. Там же две пачки денег, одна толстенная, с купюрами достоинством в десять и двадцать долларов, вторая потоньше, с сотенными. Ещё компьютерная распечатка с какимито адресами, телефонами и именами. Кроме того, туалетные принадлежности, среди которых я обнаружил новенькую электробритву «Жиллетт», о какой прежде мог только мечтать, и бирюзовый фен для сушки волос японского производства - истинное произведение искусства. Заботливая, предусмотрительная рука собрала нас в путешествие. Конечно, следовало узнать, кто нас опекает, но это не к спеху.
        - Пора делать очередной бросок, - сказал я бодро. - Рейс уже регистрируют.
        Бросок прошёл без сучка и задоринки. Как нормальные туристы (папа с дочкой или новый русский с эскортницей?), заполнили таможенные декларации, потоптались в отстойнике и через час очутились в салоне аэрофлотовского «боинга», в первом классе, где тоже было много для меня нового: кожаные сиденья, в которых можно развалиться, как в гамаке, ковёр на полу, чистый прохладный воздух, живые цветы в вазах, внушительный экран телевизора прямо перед глазами и много ещё всяких мелочей, составляющих усладу богатой жизни, не обременённой заботами о хлебе насущном.
        В самодовольных лицах, в неспешных движениях немногочисленных пассажиров абсолютная уверенность в том, что все они имеют полное право здесь находиться. Чего я не мог сказать о себе. Я бы не удивился, если бы ктото из этих господ возмущённо поднялся со своего кресла, ткнул в меня пальцем и потребовал выкинуть самозванца, переселить куданибудь поближе к параше. Ощущение для меня отнюдь не новое, да и каждому нормальному руссиянину, у которого не сломана психика, оно хорошо знакомо. Он всегда будет чувствовать себя неприкаянным на чумовом пиру эпохи. Не с того ли денно и нощно бьются в истерике на экране творческие интеллигенты, убеждая друг дружку, как им хорошо, вольготно живётся на крысином рынке, ибо они имеют теперь счастливую возможность даже среди ночи выскочить на улицу и раздобыть себе водки и девку…
        В отличие от меня Лиза чувствовала себя совершенно естественно, блаженная улыбка не сходила с её губ.
        Едва набрали высоту, худенькая стюардесса, не сказать чтобы хорошенькая, скорее скромных достоинств, но чемто неуловимо совпадающая с общей атмосферой салона, мило шепелявя, поинтересовалась, не желаем ли мы чтонибудь выпить. Говорила, разумеется, поанглийски. Я попросил коньяку, Лиза - минеральной воды. Напитки явились мгновенно: коньяк в хрустальной плошке и вода с ледяными пузырьками в высоком бокале с золотой фирменной нашлёпкой. На закуску - нарезанный лимон на фарфоровом блюдце и коробка шоколадных конфет в виде пурпурного сердца, с тем же вензелем, что на стакане. Конфеты - сувенир авиакомпании, пояснила стюардесса. Я тут же её открыл и съел три штуки, давясь от сладости. Про коньяк скажу: пивали и получше, но сразу поднялось настроение.
        - Не пора ли, дитя моё, - важно начал я, затянувшись «Парламентом» - тоже дар компании, - определить конечную цель нашего турне?
        Лиза фыркнула, прижалась бедром.
        - Что ж, если господину угодно… Сперва отправимся в уютный пансион на улице Пикадилли…
        - Знаю, - перебил я. - Там жила Лайма Вайкуле.
        - Ваша осведомлённость, сударь, поражает девичье воображение.
        - А дальше? Поселимся в пансионате - и что? Будем ждать, пока папочка пришлёт Абдуллу?
        - Ни в коем случае. В Лондоне пробудем не больше трёх дней… Чтобы папочка не застукал, придётся первое время довольно часто переезжать с места на место, из страны в страну. Беглецы всегда так делают, разве вы не читали в романах?
        - Ято, допустим, читал, но всё это несерьёзно.
        - Почему, сударь?
        Господи, подумал я, заглядевшись, какие бездонные, сумасшедшие глаза!
        - Да потому, что в романах правды нет. Я ведь сам ими балуюсь, не забыла?.. Кстати, кто оплачивает наши маленькие шалости? Ведь всё это, думаю, стоит кучу денег.
        Чуть покраснела, потупилась.
        - Конечно, ты должен знать… Витенька, боюсь, будешь меня презирать…
        - Ничего, говори.
        - Когда я родилась, отец положил на мой счёт миллион долларов. Таково было мамино условие, и он его выполнил.
        - Миллион? Не верю… Наверное, такой же миллион, как тот, что я спёр у Гарика Наумовича.
        - Не такой, настоящий.
        Лиза вдруг загрустила, отодвинула шторку иллюминатора. Сероголубая пена облаков ударила в глаза, и я зажмурился. Допил коньяк. Лиза повернулась ко мне. Лицо строгое, как у монахини.
        - Но ты правильно делаешь, что не веришь. По условиям контракта, я должна получить эти деньги только после замужества.
        - Иными словами, никогда.
        - Скорее всего так… Но я поняла это только недавно… Когда ты… Один человек помог. Теперь деньги принадлежат мне. Они в Женевском банке… Правда, не все. За эту услугу он взял с меня двести тысяч.
        - Что за человек?
        - Банковский служащий… Один из папиных сотрудников…
        - Погоди, хочешь сказать… ты сама, одна провернула такое дельце?
        - Да, я сделала это, - подтвердила она отрешённо и с мечтательностью во взоре.
        Сказать, что я был поражён, значит лишь поверхностно определить мои ощущения. Воображая себя писателем, я, как положено, полагал, что разбираюсь в людях, знаю, чего от них можно ожидать, но Лиза в который раз ставила меня в тупик. Интересно, на что ещё она способна, если её хорошенько растормошить?
        - Что ж, милая, если так, значит, при всём желании я не могу на тебе жениться. Хоть одной проблемой меньше.
        - Почему?
        - Есть целых две причины, одна физиологическая, другая моральная. Обе непреодолимые.
        - Физиологическую я знаю. - Лиза подмигнула ободряюще. - Доктор вколол вакцину. Не горюй, Витенька, с этим мы какнибудь справимся. А если не справимся, тоже не беда. Разве это главное? Может, так даже лучше?
        - Намного, - согласился я. - Во всяком случае, спокойнее.
        - А моральная какая причина?
        - Очень важная. Решат, что я женился изза денег. Погнался за длинным рублём. Миллион - шутка ли! Подумай сама. Юная миллионерша и непризнанный генийимпотент. Фу, какая пошлятина.
        - Не расстраивайся. - Лиза прильнула к моему плечу. - Мы с тобой денежки быстро промотаем.
        - Ну, разве что так…
        Внезапно - от коньяка ли, от мерного покачивания, от ровного урчания двигателей - накатила неодолимая дрёма, как недавно в машине. Веки натурально запорошило песком. Последнее, что я почувствовал, - свою уродски отвисшую нижнюю губу, и попытался закрыть рот…
        Пробуждение было таким же мгновенным и неожиданным. Будто ктото толкнул. Лиза дремала, склонив головку на моё плечо. Стюардесса двигалась по проходу с подносом. Ага, вот оно! Через два ряда от нас в одном из кресел расположился плотный, коротко остриженный господин средних лет. Он читал «Коммерсанть», держа в руке бокал с шампанским. Ничего угрожающего в нём не было, ни в позе, ни в широкоскулом загорелом лице, которое показалось знакомым. Я не мог вспомнить, где его видел и видел ли вообще, возможно, «узнавание» всего лишь плод больной фантазии.
        Господин оторвался от чтения и мельком поверх газеты коснулся меня взглядом. Тут же спохватился, прихлебнул из бокала и опять погрузился в газету. У меня осталось ощущение, что на лоб прыгнул тарантул. Я невольно провёл ладонью по лицу.
        Нет, друг мой Лизонька, никуда мы с тобой не убежим, подумалось с тоской…
        Глава 32 Год 2024. Эра Водолея
        
        Из аналитической статьи «Рано успокаиваться», опубликованной в газете «Московские ведомости»: «… В очередной раз цивилизованный мир увидел подлое мурло руссиянина и убедился, что гуманные меры умиротворения не годятся для этой публики. Неслыханный по своей наглости террористический акт в Москве, когда погиб прославленный генералмиротворец Анупрякоглы, послужил, вероятно, неким детонатором, давшим импульс целой серии бандитских вылазок в региональных резервациях. Как нам стало известно из надёжных источников, особенно щекотливое положение сложилось на северных территориях, как раз в тех местах, где, по уверениям записных умников из Евросовета, располагалась зона спокойствия и где якобы под заботливым присмотром бургомистров и спецназа проходило успешное вызревание гомо практикуса, то есть человека реального, вполне довольного той нишей, в которой он очутился. Ныне мы стали свидетелями того, как в одночасье развеялся один из самых похабных (не побоимся этого слова) политических мифов. Именно оттуда, из непроходимых чащоб и болот, попёрли полудикие племена, вооружённые новейшим плазменным и лучевым
оружием. Оставим пока в стороне множество болезненных вопросов (в частности, кто снабдил дикарей современной техникой и как могло случиться, что космическая разведка с её пресловутым „недреманным оком“ проморгала столь большое скопление агрессивно настроенной протоплазмы?), попробуем ответить на главный: имеется ли у руссиянской проблемы какоето приемлемое решение, кроме нулевого варианта? На взгляд автора этой статьи, вопрос, разумеется, чисто риторический. Достаточно прикинуть, в какую копеечку влетел только этот один „локальный“ конфликт мировой казне. Конечно, если у транснациональных корпораций не пропала охота без конца закачивать денежки в так называемые гуманитарные прополки, это их дело, но проблема значительно шире и не упирается только в материальные издержки. Если бы так! Не будем забывать, что на сей раз, против обыкновения, дикари отказались принимать акции возмездия со смирением и благодарностью, напротив, оказали злобное сопротивление. К сожалению, мы не располагаем полной информацией (вот они, двойные стандарты демократии), но смеем предположить, что и с нашей стороны потери весьма
ощутимы. Не случайно по Интернету разнёсся слух, что чуть ли не половина миротворческого корпуса бесследно исчезла в гибельных радиационных руссиянских лесах. Пусть это провокационное преувеличение, суть не в этом. Представим себе на секунду безутешное горе матери гденибудь в штате Айова, которой сообщили, что её любимый единственный сын, на которого возлагалось столько надежд, сбит над муромскими болотами и его благородные останки съедены озверевшими туземцами. Не худо бы услышать её мнение о себе всем этим высоколобым политикам, витийствующим с высоких трибун Евросовета о праве каждого человека на самоопределение и о прочей чепухе, не имеющей отношения к делу. Пусть ответят на прямой и честный материнский вопрос: а где вы видели в России людей, господа умиротворители?..»
        
* * *
        
        Первое, что вспомнил Климов, когда очнулся, были глаза генерала Анупрякаоглы, потянувшегося за пустышкой, бессмысленноалчные, отливающие глянцевой желтизной, словно два жучка, высунувшихся из навозной кучи. Следом пришла мысль, что этого не может быть. Человеку, перенесённому, как он, в иные кущи, не могут столь отчётливо являться земные видения. Это противоречило знаниям, которые он впитал на Марфином подворье.
        Ещё через некоторое время он убедился, что живой. Такой же живой, каким был раньше, разве что обожжённый, переломанный, слепой и глухой. В этом была какаято ошибка, грозившая, возможно, непредсказуемыми последствиями.
        Вскоре выяснилось, что слепота и глухота тоже мнимые. Осторожно приоткрыв глаза, он поднял над головой левую руку: безусловно, это его рука, посиневшая, распухшая, со скрюченными пальцами, но его, и он её видел во всех подробностях. Вдобавок слышал невнятные звуки, доносившиеся отовсюду и напоминавшие обрывки человеческой речи.
        Он огляделся, с трудом, с болью поворачивая шею, и обнаружил, что лежит в меблированной комнате с одним окном, занавешенным весёленькими голубыми шторками. Прямо перед ним телевизор на объёмной подставке, чуть подальше дверь. Возле кровати лакированный столик, на нём графин с водой и стакан. Одна стена заставлена стеллажами с какимито приборами, по первому взгляду - медицинского назначения. Кроме того, за изголовьем возвышается агрегат, подозрительно напоминающий те, которые на прививочных пунктах используют для перекачки крови аборигенам. Ещё в комнате два стула, обитых кожей, и обыкновенный стол с четырьмя ножками - пластиковая подделка под дерево.
        Если это мираж, подумал Митя, то уж слишком достоверный.
        Ему не пришлось долго гадать. К ушным раковинам были подсоединены датчики, и, вероятно, через них прошёл сигнал о том, что он в норме. Дверь открылась, вошёл высокий мужчина в белом халате. С ним девушка неописуемой красоты, очевидный биоробот. Врач (?) повёл себя так, словно увидел дорогого человека, вернувшегося с того света. Радостно бормоча: «Ну и хорошо, ну и славненько…», он уселся на стул, взял Митину руку, погладил, проверил пульс, чтобы убедиться в случившемся чуде. Биоробот за его спиной тоже чтото счастливо кудахтал.
        Как можно более нейтральным тоном Митя спросил:
        - Позвольте узнать, где я нахожусь?
        - О да, конечно… Частная клиника Зельдовича, - с гордостью ответил доктор. - Меня зовут Меркурий Гнедович, лечащий врач, к вашим услугам… И сразу могу вас, Саша, успокоить, все неприятности позади. Авария ужасная, но вам, можно сказать, крупно повезло. Никаких серьёзных повреждений внутренних органов, в основном ожоги. Третья степень, это не страшно. Ещё дветри пересадки - и станете как новенький.
        - Сколько времени я… отсутствовал?
        - Около месяца, то есть в пределах допустимого.
        Меркурий Гнедович снова завладел его рукой, а девушка наполнила стакан коричневой жидкостью. Следующий вопрос не следовало пока задавать, но Климов не удержался;
        - Кто я, Меркурий Гнедович?
        - Ах, это… Временная постшоковая амнезия, скоро пройдёт… Вас зовут Александр Проклович Переверзев. Чтонибудь говорит это имя?
        - Нет, провал… Вы египтянин?
        Доктор приятно заулыбался исчернасмуглым лицом.
        - Многие так думают… Представьте себе, натуральный англосакс. Саша, вам не о чем беспокоиться. В нашей клинике к представителям руссиянской знати относятся точно так же, как к полноценным гражданам. Ни намёка на дискриминацию. Тем более если речь идёт о сыне господина Переверзева. Признаюсь по секрету, я многим обязан вашему батюшке… Нука, Саша, выпьем стаканчик этого замечательного витаминного морса…
        Стакан был уже около его рта, девушка заторможенно светилась улыбкой.
        - Гомо или робот? - уточнил Митя.
        - Ага, засомневались?.. Последняя конструкция, замечательный экземпляр. Абсолютно адекватное эмоциональное наполнение, стопроцентная гарантия стерильности… Кстати, в обязанности милого монстрика входит оказание сексуальных услуг. Вы, Саша, правильно прореагировали. Правда, сейчас рановато, но через недельку… Уверяю вас, попробуете - не оторвётесь.
        Доктор любовно огладил тугой круп медсестры. Девушка содрогнулась в эротической конвульсии. Стакан с питьём заколебался в нежной, золотистого оттенка руке.
        - К сожалению, ваш батюшка сейчас в отъезде, но через деньдва вернётся. Вот будет ему радость… Пейте, Саша, не бойтесь. В клинике Зельдовича не экспериментируют с ядами…
        Не надо бы так нагло врать, подумал Митя, но выхода не было. В дватри больших глотка он осушил стакан - и тут же почувствовал, как по жилам прокатился прохладный огонь, сладко закружилась голова. Последний глоток не достиг пищевода, а он уже крепко спал.
        
* * *
        
        Он ещё несколько раз просыпался - то в операционной, то в палате, то в сортире, но сознание окончательно прояснилось лишь в тот день, когда медсестра Зуля вывезла его на коляске в больничный садик, под хмурое октябрьское солнышко. Пожалуй, Митя мог бы уже передвигаться самостоятельно, но в клинике Зельдовича почётных клиентов полагалось прогуливать на хромированной коляске с позолоченными ободами - дань прелестной старине. С прекрасной Зулей можно было разговаривать о чём угодно, усладительное занятие для любителей кроссвордов и шарад. У неё был сверхэротический, выверенный на мегакомпьютере тембр голоса, а ответы всегда непредсказуемые.
        Митя настроился поболтать с ней, но не успел. Едва добрались до больничного пруда с голубыми карасями, как в конце аллеи показался статный, в модном длиннополом плаще мужчина и направился к ним. Дождя не было, но мужчина держал над собой раскрытый зонт алюминиевого цвета, отражатель радиации. Ходить по городу с таким зонтом было тоже привилегией далеко не для всех.
        Митя узнал посетителя издали - Деверь собственной персоной. Наступил момент истины, но Митя ничем не выдал волнения. Собственно говоря, никакого волнения он не испытывал, но чтото засосало под ложечкой, как перед прыжком с трамплина в бассейн без воды.
        Деверь, приблизившись, широко раскинул руки и радостно загудел:
        - Саша, сынок, друг ситный, дай прижать тебя поскорее к любящему отцовскому сердцу!
        Климов соскользнул с коляски, стоял, покачиваясь. Его поразили крупные натуральные слёзы в карих глазах Деверя. Лицедейство высшего класса. Но и сам Митя не ударил в грязь лицом. Погрузившись в могучие объятия, растроганно бормотал:
        - Папочка, любимый! Как мне плохо без тебя!
        Медсестра Зуля булькала чтото рядом, подстраивая записывающее устройство. Деверь избавился от неё элементарно.
        - Что такое, прекрасная дева? - обернулся он к ней раздражённо. - Разве не видишь, нам нечем отметить долгожданную встречу? Нука, быстро за водкой!
        - За водкой? - растерянно переспросила медсестра.
        - Ах да, извини, - поправился Деверь. - Принеси нам по банке эликсира счастья. Но гляди, не палёного, а то все твои полупроводники раскурочу.
        Девушка умчалась, двигаясь с грациозностью балерины. Митя вернулся в коляску, Деверь устроился на краешке мраморной скамьи, развернув и подстелив под себя пластиковый электрообогреватель.
        - А как ты думал, - ответил он на немой Митин вопрос. - Годы не тётка. Приходится здоровье беречь.
        - Можно говорить, отец?
        - В принципе, да. У Зельдовича - наша территория. Но сперва послушай меня, так выйдет быстрее. Тебя хлопцы вытащили чудом с площади. Но Мити Климова, сам понимаешь, больше нет и не будет. Он мёртв. Он - трагический символ сопротивления и таким, надеюсь, останется в веках. У тебя теперь всё другое - имя, отпечатки пальцев, стадный номер регистрации… Комар носа не подточит, говорю с удовлетворением. Ты - Саша Переверзев, мой законный сын от первого брака. Поздравляю от всей души. С подробностями своей биографии познакомишься позже… Теперь давай вопросы, но в темпе. Время не ждёт.
        - Значит, всё было напрасно?
        - Ах, вот что тебя беспокоит. Понимаю… Нет, я бы так не сказал. Это ведь всего лишь проба сил. В главном она удалась. Лес распрямил свои кроны. Но есть и просчёты, иначе не бывает. Никто не рассчитывает на лёгкую победу. Национальноосвободительная борьба иногда длится веками. Вспомни Индию или Китай. Запомни, сынок, - жертвенная кровь никогда не бывает напрасной. Выкинь это из головы.
        - Какая жертва, если я перед вами?
        - В том, что ты живой, твоей вины нет. И потом, повторяю, это не ты. Завтра принесу «Теорию перевоплощения» Исидора Губкина. Поднаберёшься ума. Читать не разучился?
        - Не знаю, давно не пробовал.
        - Это надо быстро поправить. Входи в образ. Мой сын без книги спать не ложится. Ты интеллектуал, по убеждениям - матёрый глобалистрыночник. Потомок славного рода знаменитых купцов Переверзевых из Забайкалья. Все предки поголовно сгнили в сталинских лагерях. Ничего, наставники натаскают, но времени в обрез. Не больше трёх недель.
        - А потом что?
        - В дорогу, Саша, в дорогу. Отправишься на стажировку в Штаты, как полномочный представитель компании «ОниксПетрониум». Это многих славный путь. Пройдёшь полный зондаж с блокировкой подсознания. Если справишься с тестами, не засветишься, дадут туземную лицензию на коммерческую деятельность. Хватит прятаться за папочкину спину. Пора становиться болванчиком с индивидуальной пресскартой.
        - Думаете, получится? - усомнился Климов. Поймал во взгляде Деверя чудный свет. Свет глубинного родства, тёплый, живительный, целебный.
        - У тебя всё получится, сын. - Голос Деверя непривычно дрогнул. - Впереди большие дела. Кудесница в тебе не ошиблась… Кстати, ты так и не рассказал, как она выглядит. Я ведь до сих пор думаю, Марфа - это нечто вроде древнего мифа о Белом озере. В реальности её нет.
        - Она есть, - уверил Климов и положил руку на грудь. - Она здесь.
        - Всё, всё, - заторопился Деверь. - Кончаем базар. Вон твоя красавица спешит с угощением.
        Зуля прибежала запыхавшаяся, раскрасневшаяся - действительно безупречная имитация живых тканей, причём в совершенной форме. Принесла оплетённый кувшин, серебряные стаканчики и пакет с яркооранжевыми апельсинами. Два стаканчика, не три.
        - А себе? - удивился Деверь. - Разве не составишь нам компанию, красна девица?
        Зуля смущённо моргала, в светлых глазах тлели смоляные зрачки. Если себе представить воплощённую добродетель, осколок минувших, первоначальных времён, то вот она, соблазнительная и доступная.
        - Мне нельзя, добрый господин, - прошептала застенчиво. - Я на работе. Только по разрешению Меркурия Гнедовича.
        - Хорошо, считай, я с ним договорился… - Деверь наполнил стаканчики золотистой жидкостью из кувшина, протянул один Климову, второй Зуле. - Нука, молодёжь, примите во славу демократии, а я уж постариковски за вами.
        Медсестра ещё поманерничала, оглянулась по сторонам - садик пустой, - лихо опрокинула стакан, как водичку сглотнула. И синяя жилка на стройной шее запульсировала. С благодарностью поклонилась, вернув стакан Деверю.
        Митя тоже выпил и сразу понял, что никогда прежде не пил настоящую водку, пробавлялся исключительно суррогатом. В груди огонь, и по затылку будто шарахнули кулаком. Куда там витаминному морсу. Опасался, кинет в сон, - ничего подобного. Напротив, день посветлел, хотя солнышка нет на небе.
        Выпил и вторую - уже вместе с Деверем. И тут же он стал прощаться. Митю обнял, потёрся лбом о его лоб, Зулю ущипнул за бочок дружески.
        - Приглядывай за сыном, сестричка. Он один у меня - надежда и гордость.
        - Я вся в его власти. - Зуля срывающимся голосом искусно имитировала опьянение. - Господин бездействует.
        - Напрасно, сын, - усмехнулся Деверь. - Попользуйся, пока есть возможность. Экспериментальная штучка. Клинике обошлась почти в половину лимона. Стоишь таких денег, красотка?
        - Я ничего не стою, - промурлыкала Зуля. - Я вся ваша даром.
        Через день Климову делали последнюю пересадку кожи. Его перестали накачивать снотворным, и он был в ясном сознании. Оперировал Меркурий Гнедович, биомедсестра, как обычно, ассистировала. Операционная была ярко освещена фитолампами с излучением обезболивающих ароматов. Доктор за работой без умолку молол языком. Хвалился успехами, какие сделала косметология буквально за последние годы. Революция, как и во всей медицине, началась с того дня, когда мировым декретом было разрешено повальное клонирование человека. Труднее всего оказалось - наверное, Саша помнит - преодолеть тупое сопротивление мечети и православной церкви, оказавшихся в конечном счёте главными барьерами на пути прогресса. Решить дело миром, как известно, не удалось, хотя предпринимались самые доброжелательные попытки урезонить священнослужителей, боровшихся, понятно, не за архаические нравственные устои и маразматические заповеди, а за ускользающую власть над человеческими душами, дающую возможность контролировать и тратить колоссальные средства. Наконец мировое правительство вынуждено было принять единственно верное, судьбоносное
решение: обе религии были запрещены по закону, и отныне их адепты и последователи приравнивались к террористам, коммунистам, фашистам, скинхедам и двухголовым мутантам, расплодившимся на острове Пасхи.
        - И вот вам результат, Саша, - радостно приговаривал доктор, лепя Климову лоскут желтоватой, свежей, только что из раствора, его собственной кожи. - Десять лет назад вы с такими ожогами пробултыхались бы суткидвое в тубе с эмульсией - и поминай как звали. А теперь выйдете от нас новенький, как отполированный доллар.
        - Эй, осторожней там, - Недовольно пробурчал Климов, лежавший неудобно на боку. - Всё таки не скота кромсаешь.
        Доктор замер в изумлении, растопырив руки. Зуля, расценив паузу посвоему, заботливо промокнула ему лоб чистой марлицей.
        - Нука, нука, - возбуждённо крякнул доктор. - Повторите, Саша, что вы сказали?
        - Не нукай, не запряг, - отозвался Климов. - За такие башли, какие батяня отстёгивает, мог бы, говорю, поаккуратнее штопать, козёл.
        - Вот! - торжественно провозгласил Меркурий Гнедович. - Кажется, мы имеем случай мгновенной стабилизации подсознания. Но что меня больше всего восхищает, так это стойкость адаптационных реакций у руссиянских особей.
        - Меркурий, никак обидеть хочешь? - угрожающе заметил Климов.
        - Упаси Бог, Саша, упаси Бог! Напротив, благоговею. Посудите сами, за двадцать - тридцать лет в России будто несколько эпох переменилось, от прежних обычаев ничего не осталось, население сократилось на две трети, и только бизнескласс сохранил стиль поведения и даже особенности речевого сленга. Поразительно устойчивое сословие. Ничто его не берёт.
        - Короче, Меркурий, - раздражённо бросил Климов. - Кончай грузить, принеси лучше мобилу, надо батяне звякнуть.
        - Значит, вспомнили, кто вы такой и что с вами случилось?
        - Тебе интересно, да?
        - Ну… как лечащий врач…
        - Как лечащий врач, в натуре… не зарывайся. Давай мобилу, сказано тебе.
        … Через час Климов сидел в палате возле зеркала и внимательно разглядывал своё новое лицо. Ещё на нём горели свежие рубцы и штопка, особенно от висков к шее, но уже видно было, что это чужой. Сухие, обветренные, незнакомые черты. Ничего родного, внятного. В глазах лихорадочный блеск. Мать родная не узнает. А есть ли она у него? Когдато, сто лет назад, были и мать, и отец, совковое отродье, не вписавшееся в рынок, зачем о них помнить.
        Труднее с рыжей «матрёшкой». Она то и дело в самую неподходящую минуту возникала в сознании, то птичьим окликом, то незримым прикосновением, погружающим в головокружительное забытьё. Это мешало полному преображению, от её присутствия следовало избавиться в первую очередь.
        Климов покосился на медсестру, застывшую у двери в позе послушания. Белый халатик обтягивал стройные формы, казалось, стоит голяком. Для верности Климов осушил стакан водки из плетёной бутылки.
        - Раздевайся и ложись, - распорядился равнодушно. - Поиграем в секс.
        - Ооо, - простонала Зуля, летя к нему, как на крыльях. - Неужели созрел, любимый?
        Но он ничего не почувствовал, держа в руках, ощупывая, тиская дрожащую, наэлектризованную горячую плоть. Тормозило гдето в мозжечке. Климов растерялся.
        - Эй, подожди. - Он отстранил извивающуюся куклу. - Не спеши, не на скачках. Умеешь стимуляцию делать?
        - О, конечно, любимый, конечно… Ляг на спинку, расслабься, ничего не бойся. Будет немножко больно, потом сладко, душевно…
        Обманула озорница: больно было, но не сладко. Хотя всё в конце концов получилось: тупое техническое соитие, ещё тягомотнее, чем с рублёвыми «давалками» на вокзалах в прежние, счастливые времена. Но Климов знал: через это необходимо пройти. Вживайся в образ, распорядился Деверь. Это означало, что надо покончить с призраками прошлого, каким бы плохим или хорошим оно ни было. В стерильную Америку со стерильной душой…
        Зуля дёргалась в конвульсиях, выдавливая из него последние капли, а Климов уже потянулся за бутылью. По бледному лицу блуждала идиотская улыбка.
        - Доволен, доволен, любимый? - обеспокоенно лепетала медсестра.
        - Качественно, - сквозь зубы одобрил Климов. - Но есть претензии. Чересчур активно подмахиваешь. На быках тебя, что ли, учили?
        - Поняла, поняла… Хочешь повторим?
        - Заткнись и прикройся. Беги за бутылкой, пустая, не видишь?
        Красавицу будто вымело из комнаты. Климов лёг на пол и несколько раз со всей силы постучал о паркет головой. Остался удовлетворён: голова была как чугунная гирька.
        Глава 33 Наши дни. Смерть агента
        
        Опасаться, дрожать за свою жизнь - стыдно. Невелика ценность. Я всегда это понимал и всегда дрожал. Бывало, занозишь палец - и мчишься делать укол от столбняка. Или прихватит живот, поднимется температура - и всю ночь преследуют кошмарные видения чумы, холеры, СПИДа и клещевого энцефалита. К неполным сорока годам я переболел, в сущности, всеми видами рака, и кончилось тем, что сердобольный доктор в районной поликлинике вписал в медицинскую карту окончательный диагноз: канцерофобия (читай - идиот!). Помню, татарка Эльвира, бывшая супруга, посмеивалась надо мной: «Витя, что у тебя такое на щеке, боже мой!» Я хватался за щёку, хмурился: «Как что? Обыкновенный прыщик». - «Какой же прыщик, когда натуральный шанкр бытовой. Немедленно в больницу. Доигрался, негодяй!»
        Ей смешки, а я попадался на удочку, страдал, маялся, пока прыщ не исчезал. Может, и сочинительством увлёкся отчасти потому, что смекнул: в придуманном мире я сам могу распоряжаться персонажами как в голову взбредёт, казнить и миловать по собственному усмотрению. И уже в первом романе (неизданном) на этом прокололся: один полюбившийся мне герой зажился до 250 лет, перенёс восемь инфарктов, ампутацию ног, геморроидальную лихорадку, заворот кишок и прочее, а я всё никак не мог с ним расстаться.
        Полюбив Лизу, я понял, что все прошлые щенячьи страхи не идут ни в какое сравнение с чёрной тоской, охватывающей при мысли о беззащитности дорогого существа, о хрупкости, краткосрочности её лёгкого, весёлого дыхания.
        Мы сидели в номере двухэтажного особняка пансионата мадам Чарльстон, в котором было две комнаты, гостиная и спальня, в Лизином номере, мой, точно такой же, - следующий по коридору. Пили белое вино из высокой бутылки, закусывая персиками. Шли третьи сутки нашего пребывания в Лондоне. Мы успели пошататься по городу, полюбоваться его красотами и сделали ещё одно важное дело: Лиза чуть ли не принудительно затащила меня в частную клинику, где мне провели экспрессобследование - рентген, УЗИ, анализы, сканирование… Врач, пожилой англичанин, сухонький, любезный, внимательный, похожий на рано постаревшего мальчика, разглядывая снимки, уважительно цокал языком. Сказал, что первый раз видит, чтобы удаление камней делали таким образом, сразу из двух почек. Он считал это рискованным, но отметил, что русские врачи справились с задачей превосходно. К слову сказать, состояние почек, как и всех остальных внутренних органов, волновало меня куда меньше, чем в былые годы заноза в пальце, чему я сам удивлялся. Лиза восхищалась моим мужеством.
        Попивая винцо, мы увлечённо обсуждали, как поутру ловчее добраться до Хитроу, откуда нам предстояло чартерным рейсом перелететь в Стокгольм. Из Швеции, если наши планы не претерпят изменении, мы должны попасть через сутки в Сантьяго, столицу Чили. Этакое детское запутывание следов доставляло Лизе огромное удовольствие. Я ей подыгрывал. Предлагал ей переодеться в мальчиканесмышлёныша, а мне - в толстую беременную тётку. Тогда уж точно нас никто не узнает, и преследователи отвяжутся. Идея ей понравилась, особенно то, что я буду беременной тёткой, но в ней был один изъян - несоответствие с документами.
        - И потом, - Лиза всё ещё обдумывала детали возможного маскарада, - чтобы выглядеть мальчиком, придётся постричься. Разве тебе не жаль мои чудесные, восхитительные волосы? Погляди…
        Она забрала в руки тёмнопепельную густую волну и сбросила себе на плечи. Кокетничала с упорством опытной женщины, взгляд глубок и откровенен. У меня запершило в горле и заныло сердце.
        Я ничего не сказал ей о пассажире в самолёте, показавшемся знакомым. Когда ехали на такси из аэропорта, никто вроде за нами не следил, не сидел на хвосте. Я было успокоился, но зря. В течение двух дней плотный господин с коротко, поспортивному, остриженной тыквой мелькал в поле зрения ещё три раза. Первый раз, когда ужинали за общим столом в пансионате, он возник возле ажурного забора, стоял у ворот и тупо разглядывал дом. Я увидел его через окно. На нём была кожаная куртка, на голове чёрный берет. Обознаться я не мог, хотя бы потому, что возникла странная ассоциация с покойным Гарием Наумовичем. Я расплескал ложку супа на скатерть, смутился, начал извиняться (кроме нас за столом сидело ещё пять человек), а когда поднял глаза, господин уже исчез. Лиза посыпала пятно на скатерти солью, чем выдала свою генетическую принадлежность к руссиянам.
        Второй раз - сомнительный. Мы посетили знаменитый музей мадам Тюссо (как же без этого!), и в какойто момент мне померещилось, что одна из восковых фигур, стоящая вполоборота, вдруг сдвинулась с места, заслонилась газетой «Коммерсант» и нырнула, согнувшись, в боковую дверь. Я спросил Лизу: «Ты видела, видела?» - но она не поняла, о чём я. Подумала, что имею в виду Адольфа Гитлера, и пожаловалась, что даже восковое воплощение величайшего безумца двадцатого века вызывает у неё ужас.
        Третий раз - в клинике, где делали обследование. Мы уже спешили к выходу, пересекли большую приёмную, где в креслах дожидались вызова несколько пациентов, и среди них, голову дам на отсечение, - опять стриженый, и всё с тем же зловещим номером «Коммерсанта», но на сей раз перевёрнутым вверх ногами.
        После этого я дал себе слово, что в следующий раз, когда увижу преследователя, обязательно подойду к нему и спрошу, чего ему надо. Мне действительно было любопытно, какое у него задание: ухлопать нас с Лизой при первой возможности или просто отследить наш маршрут до его конечной точки. Вообще интересно, каковы планы у Оболдуева относительно непослушной дочери и беглого литератора, сбившего её с праведного пути. Сколько он отпустил нам времени погулять на воле? День, месяц, год?
        - О чём думаешь, Витенька? - озаботилась Лиза. - Тебе персики не понравились?
        - Не нравится бессмысленность всего, что с нами происходит, - ляпнул я неожиданно для себя и увидел, как сразу потускнел её ликующий взгляд.
        Заговорила она мягко, ублажающе, как с неразумным меньшим братом, только что не гладила по головке, а главное - чудно! - как раз о том, о чём я недавно думал.
        - Не говори так, Витенька, это всё от страха. Мы оба трусим, и ты, и я. Мне тяжело не меньше, чем тебе, ведь я потеряла отца, подумай…
        - Почему же… Леонид Фомич жив, здоров и, надеюсь, как всегда, благополучен.
        - Нам страшно, Витенька. Всем людям в нашем положении было бы страшно. Но это скоро пройдёт. Когда избавимся от этого мерзкого страха, всё переменится и начнётся новая, прекрасная жизнь. Иначе быть не может. Вот увидишь. Новая, таинственная, счастливая жизнь… Жалко, конечно, что ты не говоришь, как любишь меня. Но это тоже ничего. Когданибудь скажешь…
        - Господи! - воскликнул я будто в забытьи. - Неужто ты это всерьёз? Да зачем я тебе нужен такой? Ты хоть даёшь себе отчёт, что твой избранник весь состоит из одних обломков? У тебя же есть глаза. Протри их получше.
        - Ты мне нужен, нужен, нужен, - ответила она с маниакальной убеждённостью, - потому что ты лучше всех. В тебе моё счастье.
        - Ох, - сказал я.
        - Ух, - передразнила Лиза.
        … Как она ни уговаривала остаться с ней на ночь, уверяя, что не будем заниматься глупостями, а только тихо полежим рядышком до утра и, если Господь пошлёт, увидим один и тот же сон, как бывало в Горчиловке, когда мы частенько путали, где сон, где явь, - как ни уговаривала, около одиннадцати я вернулся в свой номер. Но пробыл там недолго, только сделал некоторые приготовления. Я уже знал, что предпринять - и в эту ночь, и в последующие дни. Был лишь один способ сорваться с крючка, довольно опасный и сложный, но попробовать стоило.
        Из дома шагнул под звёзды, жадно, словно на прощание, вдыхая влажные ароматы ночного сада. Для руссиянина весь мир дом и весь мир могила, это известно, но в призрачном сплетении дерев, в колющем электрическом полумраке, в хрусте гравия под ногами я словно почувствовал чтото родное, привнесённое с родины. Калитка в металлических воротах отпиралась простым нажатием пальца, и я незаметно выскользнул на улицу. Единственная машина в тихом переулке - горбатый «бьюик» - притулилась под вязом, свесившим голову из палисадника. Я не сомневался, что стриженый господин, подогнавший «бьюик» часа четыре назад (я засёк его из окна), как сидел в нём, так и сидит.
        Так и оказалось. Через тёмные стёкла ничего не разглядишь, но я подёргал ручку задней дверцы, она открылась, я забрался внутрь, и тут же на передней панели зажглись сочнобордовые лампочки, не то чтобы осветившие салон, но разогнавшие мрак. Хозяин машины расположился на переднем сиденье вполоборота ко мне. Лица не разберёшь, но видно, что насупленный.
        - Нагловато себя ведёте, любезный, - пробурчал он. - Нарушаете право частной собственности.
        - Кто вы такой, чёрт побери? Почему нас преследуете?
        Незнакомец удивлённо хмыкнул, протянул сигареты.
        - Закуривайте, раз уж вломились.
        - Я спрашиваю, кто вы такой?
        - Ох как грозно, жуть берёт… Да вы, наверное, сами обо всём догадались, Виктор Николаевич.
        - Я, может, и догадался, а вы будьте добры ответить.
        Мужчина, видя, что не беру сигарету, закурил сам. Щёлкнул зажигалкой, на миг осветив толстые губы и скулы как у бульдога.
        - Экий вы беспокойный, Виктор Николаевич… И что вам не спится с юной кралей?.. А что вы, собственно, хотите услышать?
        - Кто вас послал? Зачем?
        - Несерьёзный вопрос. У нас у всех хозяин общий. Не к ночи будь помянут.
        - И что он вам поручил?
        Мужчина поёрзал на сиденье, устраиваясь поудобнее. Затянулся сигаретой. По тону чувствовалось, что разговор доставляет ему удовольствие.
        - Наивный вы человек, Виктор Николаевич. Неужто все писатели такие? «Кто поручил, зачем следите?..» Вы на что же надеялись? Натворили таких дел - и гуляй, Витя, по белу свету вольным соколом? Нет, дорогуша, так не бывает. Не по масти сыграл.
        - Если всё так просто, почему выпустили из России? Почему там не разобрались?
        - Я, как и ты, Витя, человек маленький, подневольный, в тонких материях не разбираюсь. Но по своему разумению ответить могу. Когданибудь видел, как кошка с мышкой играет? Никогда ведь, стерва, сразу не придушит. Медленно убивает, помучает сперва. В этом самый кайф. Наш хозяин всё предусмотрел, и этот разговор тоже. - В его голосе зазвучало восхищение. - На длинный поводок посадил. Каприз владыки.
        - И что потом?
        - Ничего… Утром в Хитроу сдам вас по цепочке - и беги дальше, Витёк, пока ноги держат… Хахаха!
        Смех был искренний, дружеский, как у человека всем довольного и расположенного к людям.
        - Дай покурить, - попросил я.
        - Вот и правильно, покури, чего кочевряжиться…
        Дымили молча. Мне было о чём подумать. Но и ему, как оказалось, тоже.
        - Слышь, Витёк, не обидисси, если спрошу?
        - Ага.
        - Как девку ублажаешь? Гутарили, вроде тебе инъекцию сделали противомужицкую? Или набрехали?
        - У тебя что, тоже с этим проблемы?
        - Нее, ты что?! Да я пять тёлок подряд обслужу на едином дыхании. Просто так интересуюсь, для общего развития.
        - Тебя как зовут?
        - Какая разница. Всё одно больше не увидимся.
        - Тоже верно… Не хочешь по рюмашке хлопнуть? Тут есть бар за углом, я днём приглядел.
        - Почему нет? - охотно согласился безымянный. - Но с условием: платишь ты, Витёк. У меня с наличкой облом.
        - Какой разговор, брат.
        До бара действительно рядом, но почти квартал проехали, чтобы найти, куда приткнуть машину. Наконец, свернув в боковую улочку, втиснулись между джипом и крытым молочным фургоном. Местечко укромное, лучше не придумаешь. Напротив какогото продолговатого одноэтажного здания, похожего на конюшню. На здании светилась изогнутая в полукольцо неоновая вывеска.
        Пока ехали, я достал изза пояса джинсов тяжёлую штуку, доверительно вручённую Трубецким до сих пор ещё не нашедшую применения. Забавно, с этим чёрным пистолетом и на том же самом месте, на пупке, я играючи проскочил обе таможни. Понимаю, не всякий поверит, но это так. Риск был неосознанный. Благодаря уже, видимо, хроническому помутнению мозгов в Шереметьево2 я вспомнил о пистолете лишь в тот момент, когда шли на посадку, в помещении, где пассажиров пропускают через металлоискатель. Засуетился, решил, вот и конец путешествию, покрылся испариной, но там скопилось много народу, и пожилой погранец, видно, утомлённый ловлей террористов, раздражённо сделал отмашку мне и ещё комуто - дескать, не путайтесь под ногами, давайте сюда - и чуть ли не в спину протолкнул мимо ловушки. В Англии получилось хитрее. Я намеревался избавиться от пистолета в самолёте (может, запихнуть куданибудь в сортире или спрятать на полке), но заспался, и когда спохватился, было уже поздно, самолёт шёл на посадку. Пришлось шепнуть Лизе, что у меня под рубахой контрабанда. Какая, спросила. Я ответил, добавив, что пистолет не
мой, Трубецкого, не успел вернуть. Ничуть не растерявшись, Лиза пододвинула свою довольно вместительную дамскую сумочку: положи сюда! Я запротестовал, но Лиза строго сказала: «Клади, я знаю, что делаю».
        Улучив момент, когда никто не смотрел, я запихнул пистолет в сумочку и задёрнул молнию.
        Как Лиза пронесла пистолет, толком не проследил. Но, видимо, выручил встречающий нас господин с рыжими усиками и с чёрной шевелюрой. Он, по всей видимости, обладал какимито особыми полномочиями, встретил нас возле трапа. Лизу узнал, и она его узнала, они даже обнялись. Меня Лиза не представила, показала глазами, чтобы следовал за ними. Этот господин и провёл её через таможню, сверкнув какимто документом в открытой ладони - международный, оказывается, жест. Он же посадил в машину, которая доставила нас в пансионат, но сам с нами не поехал. Позже Лиза объяснила, что это один из давних знакомых её семьи. Я не стал выяснять, какой семьи и чей знакомый, меня это, честно сказать, мало волновало. К этому времени у меня уже выработался стойкий рефлекс, который можно назвать «уклонением от избыточной информации», свойственный большинству руссиян, узнавших за годы реформ, почём фунт лиха.
        В пансионате, едва оставшись одни, мы заспорили, что делать с пистолетом. То есть оба понимали, что надо от него избавиться как можно скорее, но Лиза хотела, чтобы мы сделали это вместе (ей так, видите ли, спокойнее), а я с туповатым, запоздалым достоинством утверждал, что это чисто мужская проблема.
        Лиза уступила, и я унёс пистолет к себе. Держал сперва в ящике комода, под постельным бельём, а позже, когда оброс вещами, переложил в элегантный саквояж с цифровыми замками. Будто чувствовал, что расставаться с ним рано.
        Вот и пригодился бесценный дар Трубецкого.
        Мужчина обернулся с переднего сиденья, попрежнему не только безымянный, но и безликий. Лишь в глазах, как у волка, две алые точки.
        - Не вздумай мудрить, писатель, понял, нет? Я к тому, что…
        Я не мудрил, спустил предохранитель и поверх сиденья два раза выстрелил ему в грудь. Звук был как у дважды лопнувшего баллона, и руку оба раза сильно дёрнуло. Но никто не прибежал узнать, в чём дело, не завыли полицейские сирены, и в окнах конюшни не вспыхнуло ни единого огонька. Ночная тишина в Лондоне такая же, как в подмосковном лесу.
        Мужчина со вздохом завалился набок, упёрся головой в панель управления. Убийство не произвело в моей психике никаких изменений и не вызвало сильных эмоций. Во всяком случае, я не стал размышлять о смысле жизни, подобно Григорию Мелехову над убитым австрийцем. Зато, как читал в детективах, тщательно обтёр пистолет носовым платком и оставил его на заднем сиденье. Вышел из машины, аккуратно, стараясь не хлопнуть, прикрыл дверцу и быстро, не оглядываясь, избегая освещенных мест, зашагал обратно к пансионату.
        Надеялся, что вряд ли ктото заметил, как я уходил и как вернулся.
        У себя в номере собрал вещи, потом умылся и побрился в ванной, с любопытством разглядывая себя в зеркале. Ничего примечательного. Сухое благодушное лицо руссиянина, изборождённое преждевременными морщинами от тщетных усилий выдавить из себя раба и проникнуть в семью цивилизованных народов. Естественно, будучи в здравом уме, в человека с таким лицом невозможно влюбиться, если не приравнивать любовь к инфекционному заболеванию.
        Из комнаты постучал в смежную с Лизиным номером стену. Один раз и второй. Через несколько секунд она ответила на стук. Ещё через минуту я был у неё.
        Лиза истолковала мой визит неправильно, с лихорадочно сверкнувшими глазами бросилась ко мне в объятья. Какоето время мы молча целовались и обнимались. Она чтото шептала, я чтото отвечал Невпопад, чувствуя, как тяжелеет, оседает на пол её упругое тело, как оно изнывает в моих руках.
        Наконец опомнился.
        - Лиза, душа моя, пожалуйста… Надо быстро собраться - и смываемся отсюда.
        - Что случилось?.. До самолёта ещё несколько часов.
        - Мы не полетим на этом самолёте, изменим маршрут… Лиза, можешь мне поверить и не задавать лишних вопросов?
        - Конечно, могу, конечно… Только не волнуйся… - Видно, прочитала на моём лице нечто такое, чего не видела прежде. Торопливо раскрыла чемодан и начала складывать вещи. Ночная рубашка в розовый горошек трогательно обрисовывала её фигурку, в этой рубашке она казалась особенно хрупкой, худенькой, совсем ещё девочкой…
        Через полчаса, не попрощавшись с хозяйкой, мы покинули гостеприимный пансионат и затерялись в прохладных предрассветных британских сумерках…
        
* * *
        
        Из телеграфного сообщения: «Автокатастрофа под Афинами. В ночь на 7 сентября произошла драма на загородном шоссе в десяти километрах от города. Автомобиль марки „понтиак“, взятый накануне напрокат в Афинах, на большой скорости не вписался в поворот и, проломив бетонное ограждение, рухнул на каменное дно каньона. От удара машина загорелась, оба находившихся в ней пассажира, мужчина и женщина, погибли на месте. Причины аварии и личности погибших устанавливаются. Уже известно, что оба - беженцы из России…»
        Из газеты «Москоудемократикус». Статья независимого журналиста Джека Киселькова «Олигархи тоже плачут». «Один из громких политических скандалов, связанный с именем господина Ободдуева, получил неожиданную развязку. У всех на памяти взбудоражившее московскую общественность известие о том, что для написания своей биографии знаменитый магнат привлёк некоего Виктора Антипова, бездарного литератора, не брезговавшего помещать свои опусы в маргинальных черносотенных изданиях (да и где бы ещё опубликовали его галиматью?). Неизвестно, кто порекомендовал господину Оболдуеву этого так называемого писателя, но очевидно, что не нашлось рядом человека, который удержал бы его от опрометчивого шага… Как и следовало ожидать, история закончилась печально. С ответственнейшей работой псевдолитератор, естественно, не справился, зато обобрал доверчивого мецената до нитки (по слухам, одного столового серебра вывез из загородного поместья на двести тысяч долларов). Но мерзавцу и этого показалось мало. Попутно он соблазнил несовершеннолетнюю дочь хозяина, невинную двенадцатилетнюю девочку, и какимто образом сманил её в
Европу. Бедное дитя, можно ли её осуждать? Хорошо известно, как подобные господа, пекущиеся якобы о благе народа, сочиняющие никому не нужные книжонки, а на самом деле не имеющие ничего святого за душой, умеют обольщать и пускать пыль в глаза. И всё же Бог, как говорится, шельму метит. Сексуальный литераторманьяк утащил свою жертву в Грецию, но недолго наслаждался детскими прелестями. На радостях напившись, по своему обыкновению, водки (о диких пьяных дебошах Антипова с содроганием вспоминают завсегдатаи Дома писателей), он повёз её кататься на угнанной машине и, не справившись с управлением, нашёл свой подлый конец на дне живописного греческого каньона, увы, похоронив вместе с собой и предмет своих низменных страстей… Легко представить безутешное горе отца, у которого она была единственной дочерью, не считая, разумеется, незаконных отпрысков, для коих господин Оболдуев, как известно, на собственные средства, как всегда, не афишируя своё благородство, открыл замечательный Дом сиротки на Фрунзенской набережной…»
        Из интервью господина Оболдуева в популярном телешоу «Слезинка ребёнка». Постоянная телеведущая - Маша А., автор нашумевшего бестселлера «Как я была замужем за своей подругой Лялей».
        Маша (жеманясь и пуча глаза). Леонид Фомич, разрешите прежде всего выразить глубокое соболезнование. Как женщина, у которой, к счастью, не было детей, я хорошо понимаю, что значит потерять единственного ребёнка.
        Оболдуев. Благодарю за участие.
        Маша. В нашу передачу приходят тысячи писем от телезрителей, бесконечно звонят телефоны. Вся страна скорбит вместе с вами.
        Оболдуев (смущённо кланяясь). Народец у нас сердобольный, руссияне, одним словом.
        Маша. Как образно сказано, Леонид Фомич! Кстати, многие телезрители, скорбя вместе с вами, всётаки выражают надежду, что на следующих выборах вы непременно будете баллотироваться на пост президента. Позвольте и мне присоединиться к ним.
        Оболдуев. Пожалуй, преждевременно об этом говорить: до выборов два года.
        Маша (лукаво посмеиваясь, подкрашивая губы). У нас игровое шоу, давайте представим, что выборы завтра. Кого вы в таком случае рассматривали бы как своего главного конкурента? Ведущие политологи утверждают в один голос, это был бы не кто иной, как господин Чубайс.
        Оболдуев (слегка озадаченный). Анатолий Борисович? Что ж, достойная кандидатура. Он много сделал для отечества, и, думаю, его потенциал далеко не исчерпан. С другой стороны, у Анатолия слишком доброе сердце, он натура романтическая. Чтобы покончить с нынешним беспределом и навести порядок в стране, нужны совсем иные качества.
        Маша (восторженно). Ооо!
        Оболдуев (увлекаясь). Сказки о гуманных правителях, пекущихся о смягчении нравов, - это, извините, для дураков. Если не держать руссиян в железной узде, они быстро превращаются в орду, в неуправляемую стаю диких зверей. Тогда им и Сорос не указ. Что поделаешь, такова реальность.
        Маша. Звучит сурово, но большинство наших корреспондентов, думаю, согласятся с вами… Леонид Фомич, передача у нас не политическая, скорее философская… Разрешите вернуться к вашей личной трагедии… Многие телезрители до сих пор недоумевают, как могло случиться, что такой мудрый человек, как вы, не разглядел в этом, прошу прощения, писателе обыкновенного педофила. Ведь вы сами ввели его в дом. Это както не укладывается в голове.
        Оболдуев. Видите ли, Маша, вы правильно заметили, что вопрос философский, мировоззренческий. Можно ли вообще в чёмнибудь доверять творческому интеллигенту? Или это просто животное, коему ничего не важно, кроме удовлетворения физиологических потребностей? Хотелось в этом както разобраться. Както копнуть поглубже. К сожалению, пришлось заплатить за опыт слишком дорогую цену, но, в сущности, я не жалею. Сказано в Писании: судите по делам их, а не по словам. Я пренебрёг этой мудростью, вот и расплата. Но с другой стороны, разве тот же Антипов виноват в том, что он выродок? Отнюдь. Генетический сбой природы - вот что такое руссиянская интеллигенция. На Западе об этом давно говорят в открытую, а мы всё боимся посмотреть правде в глаза.
        Маша (вслезах, ломая руки). О, Леонид Фомич, неужто готовы простить этого подонка?
        Оболдуев (важно). Не судите и не судимы будете.
        Маша (в истерике). Леонид Фомич, разрешите от имени миллионов избирателей поцеловать вашу благородную руку! (Целует, плачет, пытается перебраться к Оболдуеву на колени. Оболдуев беззлобно спихивает её на пол.)
        Маша (с пола). Оо, как бы я хотела заменить вам её!
        Оболдуев (смущённо). Что ж, всё, как говорится, в наших силах…
        Маша (с просветлённым лицом). Уходим на рекламу, уходим на рекламу…
        
* * *
        
        Сидя в плетёном шезлонге на берегу Атлантического океана, под палящим белёсым солнцем, московский литератор Виктор Антипов записал в блокнот первую фразу нового романа. Звучала она так: «Всё в этом мире происходит по промыслу Божию, но иногда в его дела вмешивается нечистый, и тогда случаются события чрезвычайные, распаляющие воображение, ломающие основы человеческого бытия…» Морщась, как от занывшего зуба, он перечитал фразу несколько раз и, по всей видимости, остался недоволен. В раздражении закурил и обратился к девушке, загоравшей неподалёку на полосатом пластиковом матрасе:
        - Скажи, Лиза, ты правда думаешь, у нас хватит сил жить дальше?
        Лиза, как всегда, отнеслась к вопросу серьёзно, перевернулась на бок. Её тёмные глаза вполне могли соперничать с океанскими глубинами.
        - Что значит «дальше»? Ведь понастоящему мы ещё не начинали жить.
        - Тоже верно, - согласился Антипов и, подумав, порвал листок на мелкие
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к