Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Афанасьев Анатолий: " Между Ночью И Днем " - читать онлайн

Сохранить .
Анатолий Афанасьев
        Между ночью и днем
        Часть первая
        ДУРЬ
        ГЛАВА 1
        В игорное заведение под названием "Три семерки" я вошел около девяти вечера, а через час остался без гроша. Просадил ровно пятьсот тысяч. Карта ложилась с каким-то удивительным паскудством: "шаха" шла вразнобой, а масть обязательно выпадала против трех тузов у партнера.
        Немного озадаченный быстротой проигрыша, я переместился к автоматам и там уже без затей "слил" загашник - сто долларов, отложенных на черный день.
        После этого - увы! - устроился на высоком стульчаке за стойкой бара, и седовласый осетин дядя Жорик налил мне в долг разгрузочные сто пятьдесят граммов коньяку.
        - Чего-то редко бываешь, - заметил сочувственно.
        - Дела, - ответил я. От коньяка на голодный желудок по телу прокатился ровный жар и комната, наполненная людьми и электричеством, слегка покачнулась. Рядом, посасывая через трубочку шампанское, скучала девица Люська, потрепанная профессионалка из обоймы здешней обслуги. С Люськой мы были шапочно знакомы и раза два уже сговаривались при случае скоротать вместе вечерок.
        - Что, Санчик, продулся?
        - Не то слово. Вылетел в трубу. У тебя нет случайно пушки в сумочке?
        - Зачем тебе пушка, дорогой?
        - Как зачем? Дворяне в таких случаях стреляются.
        - Ты разве дворянин?
        - Обижаешь, подружка.
        Я взглянул на свои руки: пальцы слегка подрагивали, как лапки подыхающего на солнцепеке краба. Дурной знак. До сорока не дожил, как нервы пошли вразнос.
        - Дворяне действительно стрелялись, - мечтательно вздохнула Люська, - Но не из-за денег, дорогой. Они стрелялись, когда была задета честь. Сегодня это понятие сугубо архаическое.
        До того как утвердиться в самой престижной рыночной профессии, Люська окончила филологический факультет и несколько лет корпела в библиотеках, вымучивая диссертацию на какую-то заумную лингвистическую тему. Сейчас-то она процветала, а в те годы, по ее же словам, была дурнушкой и бумажной крысой. И все же некая щемящая, трогательная нота осталась звенеть в ее душе от тех лет, выброшенных псу под хвост. Пожалуй, у нее можно было стрельнуть тысчонок двести, чтобы доиграть пару конов.
        - Хозяин у себя? - спросил я у бармена.
        Жорик для приличия оглянулся по сторонам и молча кивнул.
        В кислом настроении я вошел в кабинет, обставленный как приемная министра. Гоги Басашвили о чем-то беседовал с двумя бритоголовыми нукерами, и по выражению их лиц было видно, что разговор неприятный. Увидев меня, он поднялся из-за стола и радушно провозгласил:
        - Ван, какой гость! Заходи, Саша, заходи, рад тебя видеть, дружище!
        Нукеров он шуганул властным мановением руки и потащил меня к трехногому столику в углу, накрытому для незатейливого пира, - спиртное в нарядных бутылках, фрукты, конфеты. Его пыл был понятен. Уже второй месяц я возился с проектом его загородного дома. В коммерческой фирме "Факел" ("Строительство особняков для элиты") ему представили меня как самого знаменитого московского архитектора, и выгодный контракт он подмахнул почти не глядя.
        Работа почему-то у меня не клеилась. Для самого пустячного эксперимента все же потребен творческий импульс, этакий душевный посыл, а ему неоткуда было взяться.
        - Закуси шоколадом, Саша, - посоветовал Гоги, - это лучше, чем лимон.
        Он ни о чем не спрашивал, и в этом, как и во многом другом, проявлялось его своеобразное чувство собственного достоинства.
        - Гоги, - сказал я, - дай мне еще немного денег.
        Он не выказал удивления:
        - Конечно, дам, дружище. Но ведь ты получил аванс?
        - У меня осталась неделя, верно?
        - Верно.
        - Уложусь тютелька в тютельку. Будешь доволен, Гоги. Васька Дерн повесится на твоих воротах.
        Гоги застенчиво улыбнулся:
        - Сколько тебе надо, Саша?
        - Пустяк. Триста баксов. Хочу отыграться.
        Басашвили поднялся и подошел к небольшому, вроде телевизора, сейфу на стальных ножках. Принес три сотенных и отдал мне.
        - Ты хороший человек, Гоги!
        - Мы же друзья, правильно?
        - Не дай Бог быть твоим врагом, кацо.
        В большом зале ширмой был отделен зеленый столик, за которым играли исключительно в "очко". Публика здесь подбиралась постоянная: два-три профессионала да залетные вроде меня. С шулерами я, естественно, не связывался, не нарывался понапрасну, но сейчас, в нетерпении сердца, готов был перемахнуться хоть с самим чертом, тем более что в этом заведении их было полно.
        За столиком Веня Гусь, местный интеллигентный кидала, в одиночку доскребывал мошну тучного, средних лет мужчины азиатского обличья, по виду преуспевающего оптовика. Уселись они, видно, давно и сейчас метали по-крупному. Сытая узкоглазая рожа оптовика вспотела и побагровела, зато Веня Гусь был в своем обычном настроении, тонколикий, с длинными запястьями, рассеянно улыбающийся. Он банковал.
        - Позвольте и мне картишку, - сказал я.
        Гусь глянул приветливо, но толстяк недовольно засопел. Он был прав. Приличный человек не влезет посередине игры, да еще когда в банке не меньше пяти "лимонов". Полезет только такой, которому давно не сбивали пыль с ушей.
        - Не терпится, что ли? - спросил оптовик.
        - Бывает так, - простодушно объяснил я, - что даже лучше, когда карта сдвинется. Да вы не волнуйтесь, могу и подождать.
        - Нам волноваться не из-за чего, - он открыл очередной "перебор", - Пускай те волнуются, которые куда-то спешат.
        Гусь невозмутимо объявил "стук" и выдал по последней карте. Краем глаза я заметил, что у толстяка на руках бубновый туз. Он засопел еще громче.
        - В банке шесть мохнатых, - напомнил Веня Гусь неизвестно кому. Он готовился к завершающему трюку, дерзкая его улыбка засияла ярче.
        - На банк! - решился оптовик и протянул руку за картой. - Открой!
        Гусь небрежно метнул рубашкой вверх шестерку треф. Не знаю, как прежде складывалась карточная судьба оптовика, но все страдания измученного, азартного сердца отражались на его лице так же ясно, как в букваре. Набрав семнадцать очков, он впал в некое подобие комы: прикрыл на секунду глаза, и капелька пота повисла на багровой щеке, точно жемчужина. Веня Гусь сделал вид, что подавил зевок, и незаметно мне подмигнул.
        - Открой еще одну! - выдохнул оптовик.
        Веня швырнул перед ним даму червей. Толстяк вздохнул так тяжко и с таким облегчением, как древний паровоз, дотянувший по воле опытного машиниста до ремонтного депо.
        - Себе! - бросил победно.
        Как обычно, мне не удалось уследить за манипуляциями Гуся. "Очко" сползло с его тонких пальцев медленно и красиво, как кожура со спелого банана.
        - Ну вот, - сказал он виновато. - Опять тебе не повезло, старина. Похоже, сегодня не твой день.
        Надо заметить, старина держался стойко. Спокойно пересчитал свои и Венины очки, достал из внутреннего кармана пиджака пухлый бумажник и ловко отслюнил из внушительной пачки двенадцать стодолларовых купюр.
        - Зелененькими примешь? - В его сиплом голосе просквозила невнятная угроза, но Гусь не обратил на это внимания.
        - Почему нет? Баксы - они и в Греции баксы. Еще конок?
        - Да, - кивнул толстяк и взялся банковать. Долго, тщательно тасовал колоду и дал нам с Гусем по очереди подснять. На банк сразу положил пять сотенных.
        Игра потянулась поначалу скучно. Мы пощипывали оптовика по маленькой, но карта шла ему хорошо, и минут через двадцать сумма на столе удвоилась. Еще какие-то двое молокососов подгребли сбоку и молча наблюдали за игрой. Астматическое сопение оптовика постепенно перешло в ровный, хотя и с паузами, гудеж, точно он храпел наяву. Его, конечно, нервировала наша собачья пристрелка, да и чувствовал он, что лимит везения вот-вот кончится.
        - А вдарю-ка я по пятачку! - грозно объявлял Веня Гусь, словно ставил в заклад голову, и через секунду, мельком глянув на свои карты, с горестным вскриком добавлял к общей куче пять баксов.
        - Нет, я, пожалуй, на столько не потяну, - вторил я ему. - Дай-ка, любезный друг, пару карт на три доллара.
        Два раза подряд я останавливался на шестнадцати очках, потом на туза с вальтом прикупил десятку, а в следующий раз, наоборот, к двум семеркам открыл туза. По маленькой-то по маленькой, но за несколько кругов сто с лишним баксов выставил. Наконец при раздаче банкир выдал мне крестовую даму, а с ней я всегда чувствую себя уверенно, потому что она напоминает мне Настю Климову, мою старую подружку, которая как-то за один год трижды побывала замужем, и от каждого мужа при разводе получила по однокомнатной квартире.
        - На сто пятьдесят, - сказал я.
        К даме пришла семерка, валет и шестерка - восемнадцать очков. Не плохо и не хорошо, как купание в мелкой воде. На всякий случай я задумался, как бы замешкался: брать еще карту или нет?
        - Себе, - буркнул нерешительно. Оптовик открыл туза и шестерку - семнадцать.
        - Ваших нет, - сказал я и забрал из банка сто пятьдесят баксов. Оптовик перемешал колоду, поднял заблестевший взгляд на юнцов, столпившихся у стола.
        - Вам что, больше делать нечего, ребятки? - спросил негромко.
        Ребятки захихикали.
        - А ну убирайтесь отсюда!
        В его осипшем голосе вдруг прорвалось столько ярости, что молодежь не решилась возражать, гуськом потянулась в глубину зала.
        - Сколько там на кону? - небрежно спросил Гусь.
        - Около тысячи, - ответил банкир.
        - Давай по банку.
        То, что произошло дальше, меня не слишком удивило. Гусь попросил две карты, банкир протянул ему одну, потом не спеша вторую и внезапно левой рукой, опустив колоду, ухватил Веню за кисть и резко ее вывернул. Проделал он это так ловко и стремительно, что я и в нем заподозрил шулера, решившего тряхнуть стариной. На столе, как в карточном фокусе, открылось очко из трех семерок и добавочный валет. Гусь продолжал улыбаться с прилипшей к губе сигаретой.
        - Ну и что теперь? - спросил он нагло.
        - Ничего, - ответил оптовик и слева, точно кувалдой, маханул ему по уху. Удар был сочен, как поцелуй сладострастника. Веня Гусь опрокинулся вместе со стулом и по воздуху плавно долетел до стены, в которую воткнулся башкой, как штопором. За ним, вопреки уже всем вообще физическим законам, туда же мягко спланировал бубновый валет и уместился у него на груди. Драчун не удовлетворился содеянным. С неожиданной для тучного человека легкостью он подскочил к поверженному шулеру и начал сноровисто охаживать его пинками под ребра. Самое поразительное, что Веня Гусь при экзекуции даже не пытался увернуться и продолжал лучезарно улыбаться. Самообладание, достойное героя. Когда озверевшего оптовика оттащили от жертвы двое местных качков, Гусь смачно выплюнул на пол кровавый сгусток и с укором произнес:
        - Это не аргумент, старина!
        Игра, конечно, была испорчена. Я вернулся к бару, чтобы на дорожку выпить еще глоточек. Люська сидела на том же стуле и с тем же бокалом шампанского, видно, и у нее выдался неудачный вечерок. Бармен дядя Жорик, на спрашивая, подал коньяк.
        - Что там за скандал? - поинтересовалась Люська.
        - Веню Гуся прижучили.
        - Давно пора, - сказала Люська, - Жлобина тот еще!
        - Сильно побили? - спросил дядя Жорик.
        - Да нет. Пару зубешек вынули. Не знаешь, кто такой - этот громила азиатский?
        Жорик ритуально заглянул под стойку.
        - Из самых крутых. Две тачки с охраной всегда дежурят на дворе.
        - Да-а? - оживилась Люська, - Может, познакомишь?
        - Нет, Люсенька, это не для тебя. Он вроде больше по мальчикам.
        - Ну что за мужики пошли, - огорчилась красавица, - Никакой духовности.
        Через пять минут я вышел на улицу.
        ГЛАВА 2
        Москва ночью - мертвая зона. Впрочем, такая же она и днем, хотя это не так заметно. Сбивают с толку потоки машин, разукрашенные иномарками, и множество бодрых, сытых, оживленных молодых людей обоего пола, которые носятся по городу как очумелые. Но сам город уже мертв. Мне больно об этом говорить, потому что я коренной москвич и все человеческое в великом городе исчахло на моих глазах.
        Ночью, в полудреме, Москва всеми своими порами источает гниль и ужас. Злодейство для нее не новость. Веками кого только не мучили, не пытали и не убивали в ее сокровенных закоулках, но Москва не горевала, ей всегда удавалось, встрепенувшись, стряхнуть с себя мерзость человеческих деяний, когда они достигали вопиющего предела. Сегодня впервые она не сдюжила, и нарядные пестрые гирлянды западной рекламы, навешанные на полутруп, придавали ее тихому умиранию зловещий оттенок.
        Эта ночь была особенной. То ли я все же чересчур понервничал в проклятом притоне, то ли вообще немного устал к сорока годам, но ехал на своем стареньком "жигуленке" через Москву, как через тоску, точно плыл по воздуху, в каком-то сонном отупении и даже не был уверен, что направляюсь именно в свою одинокую холостяцкую берлогу на Профсоюзной.
        Свернув к кинотеатру "Улан-Батор", откуда рукой подать до моего дома, я заметил в одной из телефонных будок женскую фигурку и, проехав по инерции еще немного, невольно затормозил. Надо сказать, если я и был когда-то искателем приключений подобного толка, то очень давно. Но мираж все тянулся, и эта нелепая женщина посреди глухо уснувшего (умершего?) города вписывалась в него как нельзя лучше. Я глядел на нее через стекло. Тоненькая, странно замершая, с неразличимым в полумраке лицом. Третий час ночи. Кто она могла быть? Одурманенная наркотиком ночная фея? Несчастная беженка из страны победившей демократии, не ведающая пути? Современный призрак дамы с камелиями? От ее таинственного присутствия в двух шагах от моего дома веяло очарованием скорой или уже случившейся беды. Кряхтя и засыпая на ходу, я выбрался из машины и подошел к будке. Женщине (или девушке?) было на вид лет двадцать пять - худенькое, большеглазое личико.
        - Привет! - сказал я. - Лишнего жетончика не найдется?
        - Вы хотите позвонить?
        - Конечно, но все закрыто. Негде жетон купить.
        Чтобы ее не напугать, я не подошел близко и говорил чуть виноватым тоном, как человек, который сознает, что его поведение неприлично, но его вынудили к этому чрезвычайные обстоятельства. Опасения оказались напрасными: девушка не испугалась.
        - Ничем не могу помочь. У меня было два жетона, но автомат их проглотил.
        Она не была похожа на проститутку, и улыбка у нее была хорошая.
        - Да? - удивился я, - И чего же вы теперь ждете?
        - Не знаю. Я задержалась в гостях и опоздала на метро.
        - Поезжайте на такси.
        - На такси у меня нет денег. Я далеко живу.
        - Что же, вы собираетесь стоять здесь всю ночь?
        - Ну и что такого? Осталось-то часика три. Сейчас лето, не замерзну.
        - И вам не страшно?
        - Страшно, конечно, да что поделаешь.
        - А где вы живете, далеко?
        - Аж в Текстильщиках.
        - Хотите отвезу?
        - Спасибо, что вы, не надо!
        Все-таки осторожничала, не такая уж была отчаянная. А там кто знает, может, я ей просто не подходил по каким-то причинам в провожатые. Женский умишко прихотлив. Следовало откланяться, но что-то меня удерживало. Внезапно я понял что. Мираж, томивший меня всю дорогу, исчез, как только мы с ней заговорили, и ночная Москва обернулась своим давним, утешным ликом.
        Девушка вдруг сказала:
        - Не угостите сигареткой?
        Я ушам своим не поверил, но ответил находчиво:
        - Пойдем в машине покурим. Чего на ветру стоять.
        Никакого ветра не было и в помине, теплый предрассветный воздух ласкал душу, но она пошла, словно только и дожидалась именно этого приглашения. Выступила из будки и пристроилась рядом, изящно, гибко качнувшись на высоких каблуках.
        В машине мы продолжили светский разговор.
        - У тебя там кто в Текстильщиках? Родители?
        - Ага.
        - Небось волнуются?
        - Не-е, привыкли.
        - Часто не ночуешь?
        - Иногда приходится.
        - Но ты же не проститутка.
        Пока нет. Пробовала, не получается.
        - Почему?
        - Что - почему?
        - Почему не получается?
        - Характера, наверное, не хватает. Я слабовольная.
        Слово за слово, познакомились. Ее звали Катя. Меня - Александр Леонидович. По своей дневной специальности она была чертежницей и работала до сих пор в каком-то загнивающем бывшем НИИ. Ее сегодняшняя история, похоже, была связана как раз с очередной попыткой надыбать денежек натуральным женским промыслом. Но попытка опять сорвалась. Я не понял почему. Кажется, что-то было неладное с клиентом. Или, скорее всего, с ней самой. Ко второй сигарете я уже понял, что девушка не совсем как бы в нормальной кондиции. Она была со мной так поспешно откровенна, как со старым приятелем, и в то же время путалась и умолкала на полуфразе. По ее словам выходило, что некий старый хрен в их институте, важная научная шишка, давно за ней ухаживал и, наконец, до такой степени воспламенился ее прелестями, что предложил руку и сердце. От лестного предложения Катя уклонилась, но, жалеючи одинокого, несчастного старика, пообещала иногда наведываться к нему в гости. Именно сегодня это первый раз и свершилось. Но что там дальше между ними произошло и почему она среди ночи оказалась на улице, она не досказала.
        - Странно как, - заметила она, оборвав историю в завершающей фазе. - Все мужчины, даже самые умные, так умеют все обязательно опошлить.
        - Я сам над этим частенько задумывался, - согласился я. - Послушай, Катя. Почему бы нам не подняться ко мне? Во-он мой дом, видишь, с такой башенкой? Хоть угощу тебя кофейком. Не сидеть же нам в машине еще три часа.
        Во мраке салона ее взгляд вспыхнул сумрачным огнем.
        - Но без всяких обещаний?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Александр, вы же понимаете!
        - А-а, ты про это... Не волнуйся, я на режиме. Половой контакт для меня исключен.
        - Вы чем-то больны?
        - Давай не будем об этом... Так идем?
        На кухне, усадив ее за стол, я разглядел ее как следует. Тонкие плечи, высокая грудь. Сложена аристократически и греховно. Самое волнующее сочетание. Красивая, соразмерная шея, личико наивное и прелестное - с нежным ртом, с карими, чуть раскосыми глазами, точно промытыми слезой. Честно говоря, она была слишком хороша, слишком естественна для залетной пташки, и я немного растерялся. Стоя к ней спиной у плиты, возился с чайником.
        - Александр, почему вы* живете один? - спросила иным, слегка севшим голосом. Вопрос мне не понравился. Если бы я взялся на него всерьез отвечать, то предстал бы еще большим идиотом, чем был на самом деле.
        - Видишь ли, Катя, я не всегда жил один. У меня была жена, но она меня бросила. Разочаровалась во мне.
        - А эта квартира ваша?
        - Да, пожалуй.
        - А дети у вас есть?
        - Сын. Почти взрослый. Семнадцать лет.
        На стол, кроме кофе и печенья, я, подумав, поставил початую бутылку водки.
        - Я не буду, - сказала она. - Мне еще далеко ехать.
        Ходики на стене показывали начало пятого. Пора утренних грез.
        - Поедешь домой?
        - Как домой? На работу!
        - Ах да! - Я разлил по чашкам заварку, - Так чудно слышать, что кто-то еще работает.
        Я протянул ей сигареты и поднес огоньку. За стеной что-то громыхнуло, точно обрушился шкаф, - это в соседней квартире проснулся алкоголик Яша и упал с кровати. Бывший актер Театр оперетты, бывший интеллигент, он в последнее время редко выходил из дома, проводя над собой какой-то сложный биологический эксперимент. Он вознамерился научно, на собственном примере доказать, что при разумном подходе человек способен полностью изменить режим питания и поддерживать жизненные силы исключительно спиртным. Вот уже целый месяц он выпивал в день бутылку водки, пять бутылок пива, литр молока и съедал один сырок и одно крутое яйцо. Яша полагал, что его опыт имеет всенародное значение, потому что вскоре все равно нечего будет жрать, кроме ханки. Надо заметить, со стороны я не без любопытства наблюдал за всеми стадиями исследований. Действительно, Яша, если сравнивать даже с зимой, заметно помолодел, как-то просветлился внешне, но вдобавок приобрел несвойственные ему прежде привычки. Одной из них была та, что, просыпаясь в половине пятого и шаря вокруг себя в поисках бутылки, он обязательно падал с кровати. При
этом, как правило, стукался головой, оттого и возникал этот взрывной саднящий звуковой эффект.
        - Сосед очухался, - пояснил я гостье. - Часа через два придет опохмеляться. Ты, может, подремлешь немного перед работой?
        - Александр, мы же договаривались?
        - О чем договаривались? - Я изобразил справедливое раздражение. - О Господи, да очень мне это нужно! Просто жалко, как ты будешь работать после такой ночи. В комнате диван и кровать. Никто тебя не тронет.
        - Ой, навязалась я на вашу голову, да?!
        Она вдруг так простодушно и ясно улыбнулась, такой невинной приязнью распахнулся ее взгляд, что некая потаенная струнка в моей душе мгновенно отозвалась, кольнув в сердце.
        - Ничего, - сказал я, - Я ведь вообще не сплю по ночам.
        - Как это?
        - Бессонница. Мысли мучают.
        - У вас глаза слипаются, - улыбнулась Катя. - Ступайте в постель.
        - А что ты будешь делать?
        - Посижу еще немного. Если не прогоните.
        - Но почему тебе тоже не лечь?
        - Мы об этом уже, кажется, говорили.
        - Да, говорили. Но я ничего не понял.
        Опять сверкнула ее сокрушительная, чуть шальная улыбка.
        - Саша, ну зачем обязательно все портить?
        - Что портить?
        - Вы же не случайно ко мне подошли, правда?
        - Где подошел?
        Грубоватая тупость, которую я изображал, имела лишь одно объяснение: я боялся ее напугать. В этой уютной кухоньке, где каждая вещица была моей собственностью, ее прелестная хрупкость и странная безмятежность взывали к милосердию, и я это слышал также явственно, как ток крови в ушах.
        - Мне было очень плохо на улице, - сказала она. - Л теперь хорошо.
        Я осторожно поднялся и ушел в комнату. Не зажигая свет, не раздеваясь, прилег на кровать и мгновенно уснул. Сон длился недолю, может быть, с полчаса.
        Пробудился, вышел на кухню, а там пусто. Ни девушки, ни записочки. Зато стол чисто прибран. И не только стол. Катя помыла раковину и плиту. И еще что-то такое она проделала, отчего в квартире сохранилось ее легкое присутствие. Но никакого видимого знака. Я присел у стола и покурил, глядя в окно. Потом пошел в ванную, чтобы принять душ и уж завалиться в постель основательно. И там, в зеркале, увидел знак. Пожалуй, философского свойства. На моей помятой роже торчала точно такая глупая ухмылка, какая бывала в детстве, когда вместо подарка, на который рассчитывал, получал подзатыльник.
        ГЛАВА 3
        Денек начался смешно, а кончился плачевно. Этакий сокращенный сюжетец всей жизни.
        Разбудил, как водится, сосед Яша. Яков Терентьевич Шкиба, в недалеком прошлом преуспевающий артист музыкального театра. К десяти утра он кое-как выбрался из своей квартиры и инстинктивно прижался к моей двери, давя на звонок. Так и задремал. Эту штуку он повторял почти каждое утро, хотя я предупреждал, что мое терпение не беспредельно.
        Первые слова, которые он произнес, тоже были ритуальными.
        - Сашок, сейчас помру! - буркнул, падая мимо меня в прихожую. Но до конца не упал, удержался за стену и ловко юркнул на кухню. Там его ждало потрясение, сравнимое разве что с пришествием Спасителя: початая бутылка водки на подоконнике.
        - Неужто для меня приготовил, Сашок?! - молитвенно вопросил страдалец.
        - Для тебя, для тебя, на мышьячке настоянная.
        - Да мне же без разницы, Саш, ты же знаешь. У меня научный опыт.
        Дрожащими руками, точно хрустальную вазу, он поднес бутылку к хищному угреватому носу и осторожно понюхал. Худое лицо мечтательно осветилось.
        - Она, родимая. Так я налью, Саш?
        - Наливай.
        Смотреть, как он лечится, было тяжело, но поучительно. Полчашки водки он замедленно поднес к устам, мучительно возведя очи к небу. Потом двумя решительными глотками, с хрустом остренького кадыка, протолкнул водку внутрь и мелко затрясся жиденьким тельцем, провожая отраву до места назначения. Впечатление было такое, что блудного Яшу от затылка до пяток тряхануло зарядом электрического тока. Две счастливые слезинки синхронно выкатились на впалые щеки.
        - Ух хорошо! Момент истины. Спасибо, брат!
        - Ты что же думаешь, засранец, у меня тут рюмочная для тебя?
        - Не говори так, брат, не обижай больного старика. Ты же знаешь, я отслужу.
        - Каким же образом?
        Торопясь, но уже почти нормально, Яша принял вторую дозу. Самодовольно улыбнулся:
        - Извини, Саша, но ты не прав.
        - В чем не прав?
        - Не нами заповедано: не судите и судимы не будете. Мы с тобой творческие люди, так умей войти в положение ближнего. Я артист, и этим все сказано. Если артиста лишить сцены, он мертв. Ты же знаешь мои обстоятельства.
        Действительно, обстоятельства у Яши Шкибы сложились удручающие. Когда с приходом пьяного мужика на престол в их театре началась очередная перетряска, он худо сориентировался и примкнул к небольшой группке, которая по инерции продолжала поддерживать свергнутого меченого шельмеца. Легкое помрачение ума стоило ему карьеры. В мгновение ока Яшу пинками вышибли из театра с волчьим билетом. Впоследствии он много раз пытался покаяться, голосисто вопил на всех перекрестках, что готов всех коммунистов передушить лично, но его никто не слушал. Только однажды был случай, когда ему чуть не удалось вернуться в боевой строй актеров, воспевающих реформы, но, в силу своего поэтического характера и хронического опьянения, и этим случаем он не сумел толком воспользоваться. Было это так. Его давний тайный дружок на телевидении протащил его разок в какую-то развлекательную программу типа "Поле чудес", где ведущий, перед тем как предложить ему спеть куплеты, задал совершенно невинный вопрос: "Скажите, уважаемый господин Шкиба, правду ли говорят, что в вашем театре в советское время практиковались телесные наказания?" -
"Конечно, правда", - угрюмо ответил пьяный Яша. "И за что же наказывали, если не секрет?" - "Да за что угодно. Парторгу не так поклонился. Любовнице главрежа мало отстегнул. Кашлянул некстати, когда их поганый гимн исполняли. Заведут в гримерную после спектакля и из метелят до полусмерти. До сих пор синяки не сходят. Спасибо Борису Николаевичу, народному заступнику, хоть при нем зажили по-человечески. А то ведь и за людей нас, актерскую братию, не считали".
        Отпев свои куплеты, Яша поехал домой в полной уверенности, что завтра же ему предложат новый ангажемент; и лишь перед сном, разливая в стакан праздничный коньяк, с ужасом вспомнил, что главреж, чью любовницу он так некстати помянул, был один из тех, кто еще первее Марка Захарова потребовал выкинуть из Мавзолея батюшку Ленина, оказавшегося впоследствии натуральным немцем по фамилии Бланк. Промашка была ужасная и поставила на Яше Шкибе окончательный крест. С тех пор его ни в один из театров, не говоря уже о телевидении и радио, даже на порог не пускали.
        - Я не осуждаю тебя за то, что пьешь, Яков Терентьевич. Это твое личное дело. Но зачем ты меня-то каждый раз будишь спозаранку?
        Яша нахмурился и потянулся к бутылке.
        - Прости, забыл, что богачи дрыхнут до полудня... Не будешь ли в таком случае столь любезен и не одолжишь ли несчастной жертве вашего режима пять тысяч до вечера? Или даже десять?
        - А ты помнишь, сколько уже должен?
        - Конечно, помню. Вечером сразу и отдам.
        Тут между нами разгорелся неприличный спор, потому что сумма долга не сходилась у нас примерно вполовину. Яша нервничал, психовал, чуть не подавился остатками водки и договорился до того, что именно сегодня к вечеру получит наконец некую мифическую стипендию, которую фонд "Милосердие" выделил специально для помирающих от голода народных артистов, и все деньги с удовольствием швырнет мне в морду.
        - Вот потому, что ты такой буйный, - сказал я, - тебя и выгнали из театра.
        Лучше бы я помолчал. Яша побледнел, позеленел, шатаясь, поднялся над столом и, припомня роль царя Эдипа, патетически изрек:
        - Вон как ты вознесся, лукавый смерд! Что ж, не надейся на мою защиту на том суде, где будешь отвечать за преступления перед народом. Уверяю, суд не за горами, и никому из вас от него не уйти. Муками десяти поколений придется искупать вину...
        - Будешь оскорблять, не дам денег.
        - Ха-ха-ха! То ли еще придется услышать, когда отомкнут уста все убиенные вами.
        - Хорошо, убедил. Дам денег, но с одним условием.
        - С каким, презренный смерд?
        - Оставишь меня в покое хотя бы на два дня.
        Получив десятитысячную купюру, Яша испарился, как привидение, и через минуту со двора раздался зычный вопль. Это Яша встретился со своим закадычным дружком, дворником дядей Ваней, поклонником изящных искусств и водки "Зверь".
        Не успел я позавтракать, рассчитывая посидеть часика два над проклятым проектом, как позвонила Наденька.
        - Забыл меня, негодяй? - спросила кокетливо.
        - Нет, не забыл. Тебе чего?
        - Где ты был вчера? Я звонила весь вечер.
        С Наденькой наш роман тянулся почти месяц - это большой срок. Мне все в ней дорого: ум, повадки, внешность, одежда, - но не нравится, что она работает в модном массажном салоне, где ей внушили, что дотошное знание мужских эрогенных зон автоматически обеспечивает ей власть над миром. Еще мне не нравится, что она считает меня придурком и при каждой встрече исступленно доказывает, что с мужем у нее с самого начала сложились чисто платонические отношения, которые теперь, когда она познакомилась со мной, вылились в обоюдовыгодный коммерческий союз. Чтобы убедить меня в этой ахинее, она приводит в пример аналогичные ситуации из жизни лондонских и парижских аристократических семейств. Мне это, разумеется, малоинтересно, но тут у нее пунктик, и, не поговорив о своем муже-челноке, не перечислив его достоинства, куда входит и необыкновенная деликатность в отношениях с женщинами, свойственная разве что средневековому монаху, Наденька и не подумает лечь в постель.
        - Чего молчишь? - позвала она из трубки. - Стыдно признаться?
        - В чем признаться?
        - Чем занимался вчера.
        - Ничем не занимался. Утром посуду сдавал. Вечером дрова рубил.
        - Очень остроумно. Я сейчас к тебе приеду.
        - Зачем?
        После долгой паузы Наденька мягко заметила:
        - Дорогой мальчик, а ведь ты задумал что-то мерзкое. Какую-то гадость против Наденьки.
        - Совсем нет, - смалодушничал я. - Просто дел по горло. Надо срочно кое-куда смотаться.
        - Ты же говорил, что не можешь больше двух суток без женщины.
        - Ради бизнеса приходится иногда жертвовать личным счастьем.
        Наденька, казалось, укоризненно улыбнулась в трубку:
        - Знаешь что скажу тебе, милок. Вот мой муж никогда бы не поставил женщину в такое двусмысленное положение. Получается, вроде я навязываюсь. Ты хоть понимаешь, что это унизительно?
        - Понимаю. Давай потерпим до завтра.
        - Завтра уже будет опасно.
        Это был сильный аргумент, но я и тут нашелся:
        - А мы, как с мужем, платонически.
        - Хам! - сказала Наденька и повесила трубку.
        Через два часа я сидел в кабинете Георгия Саввича Огонькова, директора фирмы "Факел". Мы пили кофе и ждали еще двух-трех человек, чтобы ехать куда-то по Горьковскому шоссе, посмотреть земли под застройки. Беседовали дружески о том о сем, улыбались друг другу, но, как всегда, как с первого знакомства, между нами витала шальная мысль, что, пожалуй, лучше бы нам вообще не встречаться на белом свете. Почему? Да черт его знает. Георгий Саввич - импозантный джентльмен с манерами мелкопоместного барина - был из тех, кто за два года успел сколотить изрядный капиталец, приватизировал все, что охватил взглядом, и уже пристроил детей в Европе, прикупив им - сыну и дочери - французское подданство. От него веяло таким же крепким душевным здоровьем, как от энергичного жука, окопавшегося в навозной куче. Увы, теперь выбирать не приходилось: кто платит, тот и хорош. Меня он купил с потрохами за двести долларов ежемесячного оклада и за десять процентов прибыли от каждой сделки, в которой я принимаю непосредственное участие.
        Сильной стороной Огонькова было, безусловно, полное отсутствие в нем всякого намека на моральное чувство. Нравственно он был стерилен, как скорпион в пустыне.
        Огоньков позвонил сразу после Наденьки и велел немедленно прибыть в контору. Выяснилось вот что. Некто Гаспарян, чиновник из нефтяного министерства, обратился к Огонькову с заманчивым предложением. Он вознамерился переплюнуть всех московских толстосумов. Арендовав в Подмосковье несколько гектаров лесных и водных угодий, Гаспарян решил возвести там не просто дом, а как бы дворец средневекового типа, с английским парком, с разбивкой искусственных водоемов и еще со множеством аксессуаров, вплоть до родового склепа наподобие египетской пирамиды.
        - Если мы этого турка не разденем до трусов, - печально заметил Георгий Саввич, - то только по твоей вине.
        - Почему по моей?
        - Да потому, что ты циник и не веришь ни во что хорошее.
        - Но он не сумасшедший?
        - Это не наше дело. Скажи лучше, осилим?
        Внезапно меня бросило в жар:
        - Были бы деньги, Георгий Саввич. То есть, как я понимаю, речь идет...
        - Это тоже наши проблемы, - скромно ответил шеф.
        - Хотелось бы поглядеть на этого человека.
        - Поглядишь. Он нас ждет к пятнадцати ноль-ноль.
        ...Отправились на двух конторских "бьюиках", на двадцать восьмом километре свернули на проселок и еще через десять километров колдобин и буераков вкатились в небольшую деревеньку под названием Тепково. По виду деревенька была нежилая. Единственный живой человек, который нам встретился, был громила в спортивной куртке, который стоял посреди улочки и, завидев нас, махнул рукой в сторону кирпичного дома с облупившимся фасадом, возле которого притулились два "мерса", столь же уместных здесь, как качели на кладбище. Дом этот, видимо, был когда-то сельским клубом, внутри открылся просторный зал со множеством расставленных в беспорядке стульев и некое подобие сцены, где за накрытым столом восседали двое: красивый мужчина восточной внешности и еще более красивая женщина лет тридцати, которая, если смотреть на нее снизу, из зала, напоминала боттичеллиевскую мадонну. Пять-шесть крепышей расположились на стульях у стен - охрана. Мужчина подал сверху знак, поманил пальчиком, и все наши - Огоньков, двое, кроме меня, сотрудников фирмы, бухгалтерша Аделаида Павловна - гуськом по скрипучим ступенькам поднялись на
сцену и после церемонных представлений были усажены за стол.
        Красивый мужчина и был Иван Иванович Гаспарян, чиновник, задумавший поразить цивилизованный мир размахом русского зодчества. В дальнейшем беседа складывалась так, что говорил преимущественно один Гаспарян, причем убедительно и пылко, чему немало способствовала пузатая бутылка коньяку, который он прихлебывал из чайной чашки, как клюквенный морс. Его дама, боттичеллиевская мадонна, при особенно эффектных замечаниях патрона восхищенно вскрикивала и подавалась пышной грудью ему навстречу. Вкратце речь Гаспаряна свелась вот к чему. Он объяснил нам, что, будучи истинным русским патриотом, он не намерен, подобно многим нынешним временщикам, вывозить заработанные трудовым потом капиталы за границу, напротив, предполагает обосноваться в этой стране на века и приложит все силы, чтобы оставить о себе благодарную память в потомках. Однако есть люди, подонки и завистники, которые обязательно попытаются помешать осуществлению его проекта, поэтому мы должны сразу сказать, сумеем ли справиться со строительством в кратчайшие сроки, скажем, за год или два. Георгий Саввич, указав на меня пальцем, авторитетно
ответил:
        - Разрешите еще раз представить, Каменков Александр Леонидович, наш ведущий архитектор. Мировой уровень, член Пражской Академии искусств. При его участии, полагаю, затруднений не будет.
        - Вы подтверждаете? - спросил Гаспарян.
        Я встретился с его безумным, с каким-то пергаментным отливом взглядом и мужественно кивнул:
        - Не первая зима на волка. Для потомков постараемся.
        - Сколько времени займет организационный период?
        - Месяц, не больше, - ответил Огоньков.
        - Неделя, - отрезал Гаспарян, и я в тот же миг почувствовал, что ввязываюсь в историю, которая скорее всего выйдет мне боком.
        ГЛАВА 4
        Вечером опять сидели в кабинете Огонькова, куда секретарша-дублерша Леночка подала холодный ужин - бутерброды с колбасой и рыбой, пиво, кофе. В комнату набилось человек десять: два зама Огонькова по смежным предприятиям, две-три неизвестные мне личности с тусклыми рожами вампиров, конторские дамы. Общее приподнятое настроение точно выразила бухгалтерша Аделаида Павловна:
        - Попахивает большой аферой, Георгий Саввич, но замах у этого типчика крупный. Придется расширять штаты и прочее такое.
        - Вы не правы, дорогая, - возразил Огоньков. - Никакой аферы быть не может. Гаспарян вхож в правительство. Это вам не какой-нибудь мелкий мафиози.
        - Откуда у него такой капитал? - спросил я.
        - Лицензии, миленький. Нефть.
        - А что будет, если мы начнем, а его посадят?
        - Сажать их будут еще не скоро, - успокоил Георгий Саввич. - Ты лучше скажи, сколько тебе надо помощников.
        - На первое время человек пять. Но отбираю сам и на моих условиях.
        - Что за условия?
        - Аванс по пятнадцать лимонов на рыло.
        Огоньков и глазом не моргнул:
        - Как, Аделаида Павловна? - Старая советская манера: делать вид, что финансами управляет бухгалтерия.
        - Может быть, обсудим эти вопросы в более узком кругу? - чопорно заметила бухгалтерша.
        - Хоть в каком, - Георгий Саввич отпил пива из фарфоровой чашки, глаза его вдруг хищно блеснули. - Кажется, ребятки, вы не совсем понимаете, что произошло. Заказ царский, небывалый. Вы вдумайтесь: средневековое поместье на берегу Клязьмы. Искусственные водоемы, парки, храм. Фантастика! Если потянем... Полагаю, Саша, твоим коллегам такое и не снилось?
        Пока я копался с замком квартиры, на лестничную клетку выполз Яша Шкиба, просветленный, гордый, пьяный и с пучком тысячерублевок в кулаке.
        - Засим, сударь, извольте получить должок, - просиял торжествующей улыбкой. - А также прошу на вечерний коктейль!
        - Неужели стипендия?
        - Бери выше, сударь! Наследство, богатое наследство.
        В это я не поверил, поскольку знал, что бедному Яше неоткуда ждать не только наследства, но даже единовременной ссуды. Разве что от папы римского. Однако, видно, ему сегодня действительно где-то подфартило: уж больно настырно он тянул меня за руку в свою квартиру.
        Я нехотя поплелся за ним. У Яши, оказывается, были гости. На обшарпанном диванчике расположились две молоденькие поддатенькие инженюшки и, обнявшись, грустными голосишками напевали: "Зачем вы, девочки, красивых любите..."
        - Ретро! - оценил я с порога, - Мощная вещь. Но зачем вы, красавицы, дали Якову Терентьевичу денег? Он же их все равно пропьет.
        Девушки прекратили нытье, и одна из них очарованно прогудела:
        - Мужчина пришел!
        Вторая подтвердила басом:
        - В самом соку. Поздравляю, подружка!
        С девушками было просто, а с деньгами загадочно. По словам возбужденного Яши выходило, что нынче утром, копаясь в разном барахле, оставшемся от жены, в поисках якобы веревки для повешения, он наткнулся на золотой перстенечек с маленьким камушком. Этот перстенечек они с дворником дядей Ваней оприходовали возле ювелирного магазина за бешеную сумму - триста тысяч рублей. Под ношей неожиданно свалившегося богатства Яша не сломался и сразу накупил самых необходимых для жизни вещей: два ящика водки, ящик вина "Алабашлы", ящик пепси и груду консервов.
        - Консервы, Саша, оставлю тебе по завещанию, - просто сказал актер, - Мне же еда, ты знаешь, ни к чему.
        После этого мы обнялись, расцеловались и начали пить. Пили долго и спели много хороших старых песен, включая "Синий платочек" и "Шумел сурово Брянский лес".
        Очнулся я среди ночи у себя на постели. Рядом посапывала голая девица, закинув тяжелую ногу мне на живот. Я попытался выкарабкаться из-под ее бедра, и девица проснулась.
        - Тебя как зовут? - спросил я.
        - Ну ты даешь, - хихикнула девица. - Вчера помнит, а сегодня забыл?
        - Вчера была среда, а сегодня - четверг, - заметил я наставительно.
        ГЛАВА 5
        Пришлось попотеть. Неделя минула, как сон, а мы еще и не приступали. Но в тяжких спорах выработали стиль. Колотились пока втроем - Зураб Кипиани, помешанный на готике, и Коля Петров, со студенческих времен мечтающий о Вечном городе.
        В среду, ближе к вечеру, когда мы сидели в мастерской среди живописного развала набросков и были готовы перегрызть друг другу глотки, позвонил Гаспарян и пригласил меня для приватной беседы. Сказал, что уже выслал машину. Я попытался отнекиваться, но он и слушать не стал.
        Гаспарян принял меня без церемоний:
        - Как идут дела?
        - Нормально.
        - Можете что-нибудь показать?
        - Такие проекты на лету не делаются.
        Хозяин восседал за своим начальственным столом, а я - напротив, боком, за продолговатым столом для совещаний.
        - Вы в курсе, - спросил Гаспарян, - что контракт вчерне подписан?
        - Да, конечно. Мои помощники уже получили аванс. Спасибо.
        Несколько секунд он разглядывал меня без улыбки и как-то чересчур пристально. Но в этом не было ничего оскорбительного. Купил работника - пощупай его хорошенько. Это мы понимаем.
        - Хочу, чтобы наша встреча осталась между нами, - сказал Гаспарян.
        - Как вам угодно.
        - Ваш патрон, Георгий Саввич, производит впечатление серьезного человека и репутация у него хорошая. Не так ли?
        - Фирма надежная, не сомневайтесь.
        - В предприятиях такого масштаба деловая хватка еще далеко не все. Потребна особая энергия, если хотите - талант. А это, как я понимаю, ваша прерогатива. Фирма тут ни при чем.
        - Были бы деньги. Талантов вокруг полно.
        Гаспарян нажал кнопку селектора, и буквально через секунду секретарша внесла поднос с кофе. Одну чашечку поставила передо мной, другую, зайдя со спины, перед шефом. Только чашечка черного кофе, больше ничего. Ни печенья, ни молока, ни сахара. Зато чашечка - тонкого китайского фарфора, размером с наперсток. Гаспарян угадал мои мысли.
        - Не удивляйтесь. Министерство нынче экономит на всем, особенно на накладных расходах... Так о чем мы говорили?
        - Я не помню.
        - Так вот - о таланте. Одного таланта тоже мало. Важно стремление употребить его с наибольшей отдачей. Есть ли оно у вас?
        - Я и в наличии таланта не особенно уверен, - прижался я.
        Гаспарян улыбнулся с пониманием:
        - Тогда поставим вопрос иначе. Вас не смущает мой замысел? Средневековый замок под Москвой и все такое?
        - Нормально. Почему нет?
        - Есть люди, которые втайне посмеиваются. Боюсь, к ним относится и ваш многоуважаемый Георгий Саввич. Нет-нет, не надо возражать! В сущности, это не столь важно. Но мне бы не хотелось, чтобы именно вы, Саша, отнеслись к проекту, как к нелепой причуде богача. Более того, мне хотелось бы, чтобы мы подружились. Искренне. Задушевно. Как два умных человека, которые поставили перед собой общую цель. Вы верите мне?
        - Конечно.
        Это была сущая правда. Надо было быть вовсе бессердечным, чтобы ему не поверить. В его иссиня-черных зрачках вдруг засветилась тяжелая, свинцовая печаль человека, который уже купил все, о чем мечтал, и мучился, что не истратил и сотой доли наворованного.
        Гаспарян гибко поднялся и шагнул к металлическому сейфу, стоящему в углу. Достал оттуда какую-то желтую вещицу. Протянул мне:
        - Хочу закрепить наши отношения. Маленький предварительный подарок.
        Это был роскошный, с выпуклыми боками, с голубоватой изящной вязью на крышке, портсигар. Судя по весу, золотой. Не то чтобы я почувствовал неловкость, но и радости не испытал.
        - Не знаю, чем отдарюсь, - промямлил я.
        - Работой. Настоящей, честной работой, как положено мастеру... Да вы не тушуйтесь, все главные подарки у нас впереди.
        Аудиенция была закончена. На прощание миллионер сунул мне в руку визитку, где один из телефонов был подчеркнут.
        - Звоните в любое время.
        - Непременно.
        Не заезжая в мастерскую, необычно рано я вернулся домой. Не хотелось никуда идти и готовить не хотелось, поэтому внизу, в магазине купил пачку пельменей и две бутылки свежего "Очаковского". Извечная трапеза холостяка. Перед ужином позвонил родителям и минут пятнадцать разговаривал с матушкой. У них все было вроде пока нормально, хотя отец чрезмерно надрывался в своей мастерской. Не вылезал оттуда с утра до ночи, хотя в этом не было никакой необходимости.
        Шесть лет назад батю шуганули на пенсию с большого поста - директора обувной фабрики. Удар по его мужскому самолюбию был настолько силен, что несколько месяцев он балансировал между белой горячкой и инфарктом. Это было трудное время, когда к нему нельзя было подступиться с каким-нибудь добрым разговором.
        Спасение пришло, откуда не ждали. Большую часть дня отец пропадал в гараже возле своего "запорожца", там и напивался, там кто-то его и надоумил подрабатывать ремонтом машин. Копаться с автомобильными движками он всегда любил, вообще был истинно мастеровым человеком, дотошным и крайне добросовестным; а когда однажды перешагнул психологическую грань между тем, что помогал соседям в порядке любезности, и тем, что на этом, оказывается, можно зарабатывать на кусок хлеба с маслом, то как бы и пришло к нему второе мужицкое дыхание. Клиентура у него поначалу подобралась из соседних кооперативных гаражей, но постепенно ее круг расширился. Он арендовал помещение для мастерской и нанял двадцатилетнего паренька в помощники. Пить как отрезал, зато дома бывал редко. Забегал поспать да поесть горяченького, а иной раз, по летнему времени, и ночевать оставался в гараже, оборудовав себе там удобный лежак.
        - Сегодня третий день, как нету, - пожаловалась мать. - Ты бы, сынок, подъехал к нему поглядел, чего он там чинит.
        - Мама, о чем ты думаешь?!
        - Чего там думать, кобель известный твой папочка. Ты-то весь в него уродился!
        Повесив трубку, я задумался, покачивая в руке золотой портсигар. Мысли были скверные, смутные. Кто они такие, думал я, эти новые победители, пустившие старую жизнь под откос и взамен навязавшие нам, смирным обывателям, какой-то отвратительный суррогат? Как устроены? Чему учат своих чистеньких, холеных детишек? Сознают ли хоть отдаленно, что натворили?
        Из желчного тумана меня вывел телефонный звонок. Голос в трубке женский, низкий, почти шепот, и я его сразу узнал. В голосе иногда больше индивидуальности, чем в походке. Это был как раз тот случай.
        - Катя, ты?
        - А это вы, Саша?
        - Откуда ты узнала мой телефон?
        - Он же записан на аппарате. Я списала, когда уходила. Не надо было?
        - Как добралась тогда?
        - Хорошо. Было уже утро. Я сразу поехала на работу.
        - А сейчас ты где?
        - Дома.
        Я взглянул на часы - начало восьмого.
        - Слушай, Кать, давай поужинаем вместе?
        - Я хотела поблагодарить, вы...
        - Сколько тебе надо, чтобы добраться до Центра?
        - Ну, минут двадцать.
        - Вот, а сейчас половина восьмого. Значит, через сорок минут встречаемся. Знаешь, где Дом архитекторов?
        - Да. Но туда же пускают по удостоверениям.
        - У меня оно есть... Договорились?
        - Хорошо, я приеду.
        Только положив трубку, я удивился. Куда это я разогнался и зачем? И что за дурная энергия во мне пробудилась, точно век воли не видал! Объяснение было самое примитивное: мне страшно захотелось увидеть эту девушку с быстрой речью, с худенькими плечами, с высокой грудью, с наивно-порочным взглядом. Оказывается, за всю эту сверхнапряженную неделю я ни на секунду о ней не забывал. Зацепила чем-то старика, а этого давно со мной не случалось. Двусмысленность нашего знакомства меня мало смущала. Я же не собирался вести ее под венец. Вызревал в меру пикантный любовный эпизодик, не более того.
        На звонок в мастерскую ответил Коля Петров. Тон у него был такой, словно для того, чтобы подойти к телефону, ему пришлось вылезать из петли.
        - Ты когда приедешь? - спросил он глухо.
        - А что такое?
        - Ничего такого, но или ты сейчас приедешь, или...
        Тут трубку у него забрал Зураб:
        - Саша, ты где?
        - Что у вас там произошло?
        - Ничего не произошло. Понимаешь, дружище, ты плохо объяснил Петрову, зачем его пригласил. Он решил, что мы собираемся строить большой девятиэтажный коровник.
        После недолгой возни в трубке снова возник голос Петрова:
        - Саша, приезжай немедленно, иначе я за себя не ручаюсь.
        - Коля, прошу вас, не ссорьтесь. Отправляйтесь по домам, вам надо выспаться. Да и мне тоже.
        Опять Зураб:
        - Понимаешь, дружище, ему где-то в пивной сказали, что самый прочный материал для коровника - дубовый брус. Его надо лечить.
        Я молча повесил трубку и вытащил шнур из розетки.
        На свидание немного принарядился: шоколадного цвета брючата, модная светлая рубашка, замшевая куртка. Глядя на себя в зеркало, понял, что забыл сходить в парикмахерскую месяца полтора назад. Многострадальный череп с копешками волос по бокам напоминал неприбранное по осени поле. То, что надо, если девочка что-то смыслит в мужчинах. Одинокий плейбой на закате сексуальной карьеры.
        Через Москву, начиная с Гагаринской площади, продвигался по шажку в час, как сквозь предбанник адовой печи, но поспел в срок. Только припарковался и подошел к парадному крыльцу, увидел Катю, спешащую от площади Восстания. Длинное, до щиколоток, платье в пестрых цветах крутилось, развевалось на ней, как у манекенщицы на подиуме: она не шла, а стремительно парила над тротуаром. Приблизилась - личико умытое, светлое, радостное, почти без косметики.
        - Здравствуйте, я не опоздала?
        - Ты очень красивая девушка, - задумчиво сказал я. - Ночью-то я не разглядел.
        Вспыхнула, но не смутилась:
        - Комплиментик, да?
        - Мы не гусары, комплиментикам не обучены. Что видим, то говорим. Ты похожа на Стефанию Сандрелли, когда та еще была молодая.
        - А вы, Саша, похожи на очень коварного человека.
        - С чего ты взяла?
        - Вы все так говорите, чтобы поразить воображение. Чтобы растревожить.
        - Бог с тобой, Катя! Чем это я могу поразить воображение такой девушки, как ты?
        - Добротой, - сказала она.
        Я повел Катю вниз, в ресторан, слегка придерживая за гибкую талию. От прикосновений к ней меня било током. Вообще происходила какая-то чертовщина, я чувствовал, что влипаю во что-то ненужное, давно пережитое. Похоже, не я ей опасен, а она, ночная путешественница, ловко ловит меня на крючок и уже невзначай зацепила за губу. Ее серьезный, низкий голос, минуя смысл слов, завораживал меня, и я катастрофически, мгновенно поглупел. В зал вошел уже игривым юношей с веселой дурнинкой в башке. "Чего там, - думал сосредоточенно, - сейчас напою, отвезу к себе, потрахаемся от души, а там разберемся, кто добрый, кто злой!"
        Уселись за свободный столик у стены, вдали от людей, и тут же подковылял Мюрат Шалвович, метрдотель, злачная душа этого дома. Подсел на минутку покалякать - особый знак внимания к постоянным клиентам.
        Мюрат Шалвович ждал, когда я представлю его даме, поэтому не смотрел в ее сторону, потом все же посмотрел - и долго не мог оторваться. Щелкнул в воздухе пальцами, и мгновенно подлетевший незнакомый официант поставил на стол вазочку с тремя пунцовыми розами. Мюрат Шалвович заметил церемонно:
        - Именно вам к лицу божественный оттенок догорающего заката, дорогая сеньорита.
        - Как приятно в этом очумевшем городе услышать интеллигентную речь.
        Мюрат Шалвович, кряхтя, поднялся:
        - Приятного аппетита. Поздравляю вас, Саша!
        - Угу, - сказал я.
        Когда он отошел, я углубился в меню, хотя знал его наизусть. Оно никогда не менялось.
        - Саша, вы чем-то недовольны? Я что-нибудь не так делаю? - Ее глаза сияли призрачным каминным огнем.
        - У тебя нет ощущения, что мы уже бывали здесь?
        - Вы-то бывали, я уж вижу. Но я здесь впервые. Мне очень нравится. Все так по-домашнему.
        Я почувствовал, что следует поскорее выпить. На ужин заказал телячьи отбивные, салат и рыбное ассорти. Катя начала читать меню и ужаснулась:
        - Саша, тут же совершенно дикие цены!
        - А где теперь не дикие?
        - Но не до такой же степени. Смотрите, обыкновенный бульон - восемь тысяч. Ой! Кофе - пять тысяч! Да что же это такое?! Кто же сюда ходит? Одни миллионеры? Да мне кусок в горло не полезет.
        - Полезет. Плачу-то я.
        Убийственный аргумент подействовал на нее слабо, и еще долго она косилась на нарядный, в глянцевой обложке прейскурант, пока я не переложил его на соседний столик. Официант подал графинчик коньяку и бутылку "Саперави". От шампанского Катя отказалась. Я никак не мог понять, придуривается она или действительно с деревенской непосредственностью переживает за мой кошелек.
        - За что выпьем, Катя?
        - Наверно, за знакомство?
        - Хороший тост.
        Мы выпили, глядя друг другу в глаза, и это была святая минута - чистая и простая. Дальше пошло еще лучше. Мы так много смеялись за ужином, что я охрип. Она была чудесной собеседницей, потому что большей частью молчала, но по ее разгорающемуся взгляду было видно, с каким удовольствием впитывает мои умные, затейливые речи, но пила она, к сожалению, мало и только красное вино. Я же заглатывал крючок все глубже, как жадный окунь.
        Весь вечер у меня было праздничное настроение, хотя его немного подпортило появление в зале Леонтия Загоскина, местного алкаша-интеллектуала. Он тут пил и гулял много лет подряд, ничуть не меняясь внешне - бородатый, нечесаный, грузный, темнокожий, - и лишь с годами все больше стал походить на хлопотливого домового. По натуре Леонтий безвреден, но приемлем только в небольших дозах и в уместных обстоятельствах. Однако урезонивать его бесполезно. Где увидел знакомца, там и прилип.
        - Привет, соколики! Как она, ничего?
        - Отлично, Леонтий! Выпьешь рюмочку?
        Леонтий, естественно, не отказался - и это был лучший способ его спровадить. Вообще-то по-настоящему он редко надирается, хотя всегда выглядел как бы под балдой. Жирный, без возраста, опрокинул рюмку в рот, как в заросший мохом колодец. Катя смотрела на него с оторопью, и Леонтий многозначительно ей подмигнул. Впрочем, по женщинам он тоже был, как известно, не ходок. Жил напряженной духовной жизнью человека, воскресшего после оплошного захоронения. Обернулся ко мне:
        - Ну что, соколик, как тебе при капитализме?
        - Очень нравится.
        - Чем промышляешь, если не секрет?
        - Ворую потихоньку, как и все.
        Леонтий огорчился:
        - Выходит, продался хамам? Небось ляпаешь им фазенды?
        - Угадал, брат.
        - И не стыдно?
        - Стыдно, но жрать-то охота.
        По угрюмому лику Леонтия скользнула горькая тень вечности. Он искал слова, чтобы поточнее определить мою вину перед человечеством* Я ему косвенно помог:
        - Гунны приходят и уходят, дома остаются людям. Так было всегда.
        - Но тебе не только жрать охота, да? Тебе и девок охота по ресторанам водить.
        - Еще бы!
        Кате со стороны могло показаться, что мы ссоримся, но это было не так. Если Леонтию не дать высказаться, он не отвяжется.
        - Самое большое заблуждение так называемых интеллигентиков, - пояснил он не столько мне, сколько Кате, - они считают себя хитрее всех. Любую свою подлость оправдывают насущной необходимостью. И врут-то в первую очередь себе самим, а с толку сбивают народ. Я вам так скажу, девушка, а уж вы поверьте: русская интеллигенция - самое волчье племя, на ней столько вин, что адом не искупить. При этом, заметьте, поразительная вещь: всегда они правы, всегда радеют о ближнем. Ваш-то, Саня-то Каменков, еще не самый поганый, он хоть без маски... - Протянул руку над столом, как бы благословляя, и вдруг грозно рыкнул: - Палачам пособляешь, Саня! Дьяволу куришь фимиам!
        Катя выпрямилась и запылала, как свечка, я же смиренно кивнул:
        - Понял тебя, Леонтий. Завтра с утра выхожу на баррикады.
        Довольный произведенным на девушку эффектом, вечный ресторанный вития поднялся, дружески похлопал меня по плечу:
        - Зубоскалишь, Саня? Ну-ну. Встретимся на Страшном суде.
        С тем и удалился.
        - Кто это? - спросила Катя очарованно.
        - Мелкий провокатор. Но мы с тобой ему не по зубам. Испугалась, что ли?
        - Я думала, он тебя ударит.
        Ее первое "ты" прозвучало как свирель пастушка.
        - Что ты, он совершенно безобидный. Подкармливается в органах, но сейчас какой от него прок. Вот и заметался. Без работы боится остаться. И напрасно. Скоро у него будет еще больше работы, чем раньше.
        По ее глазам я видел, ничего не поняла, и слава Богу. К этому времени я уже окончательно решил, что увезу ее домой и не выпущу до утра. Свои намерения не стал скрывать:
        - Допивай кофе - и поехали. А то опоздаем.
        - Куда опоздаем? У тебя какие-то дела?
        - Поедем, пока горячую воду не отключили.
        - Почему ее должны отключить?
        Это было согласие.
        - Объявление повесили, с какого-то числа отключат, но я не помню с какого.
        Катя посмотрела на меня то ли с уважением, то ли с состраданием:
        - Ты правда хочешь, чтобы я к тебе поехала?
        - Тебя что-нибудь смущает?
        Ее взгляд потемнел и увлажнился.
        - Ну чего ты, Кать! Не хочешь - не надо. Мне самому спешка не по душе. Я всегда как мечтал: ухаживаешь за девушкой год, два, три - цветы, театры, художественные выставки, а потом раз - и поцеловал невзначай в подъезде.
        - Не надо нервничать, - сказала Катя. - Мы обязательно едем к тебе.
        Неподалеку от дома я тормознул у освещенной витрины какого-то коммерческого шалмана.
        - Посиди, куплю чего-нибудь выпить.
        Я купил бутылку коньяку, бутылку венгерского шампанского (нашего не было) и коробку конфет.
        В квартиру проникли незаметно. Я любил свой дом, утонувший в глубине просторного зеленого двора, построенный еще в ту пору, когда Черемушки считались глухой окраиной. Девятиэтажный особняк, сляпанный немудрено, но прочно, не имел поблизости осмысленного архитектурного продолжения и потому напоминал каменного путника, присевшего наобум отдохнуть в городских трущобах.
        Катя молчком нырнула в ванную, а я зажег электричество, в комнате чуть-чуть прибрался и на кухне накрыл на скорую руку стол - даже откупорил шампанское. Сел, закурил и стал ждать. Зазвонил телефон. Я не хотел снимать трубку, потому что не ждал ниоткуда хороших новостей, но аппарат надрывался неумолимо. Меня сразу насторожило его полуночное неистовство.
        - Алло, слушаю! - в ответ после паузы ехидный и очень близкий мужской голос спросил:
        - Ну что, клевую телку привел, барин?
        - А вы кто?
        - Дед Пихто. Извини, что помешал. Ты ее рачком поставь. Они это любят.
        Я чувствовал то же самое, что бывает, когда неожиданно сзади гаркнут в ухо.
        - Что еще скажешь?
        - Ничего, приятель, больше ничего. Попозже перезвоню, расскажешь, как управился.
        - А ты шалунишка!
        В трубке самоуверенный гоготок - и гудки отбоя. Кто это был? Чего хотел? Машинально я потянулся к коньяку. Налил, выпил. Вкус жженого сахара - и никакой крепости.
        - Ах ты гад! - сказал я вслух запоздало.
        Вошла Катя, села на тот же стул, что и неделю назад, - умытая, с распущенными волосами. В прекрасных глазах - омут.
        - Что-нибудь случилось? - спросила тихо.
        Налил и ей коньяку в пузатую рюмку.
        - Выпей, пожалуйста. Что же я один-то пьяный?
        - Ты разве пьяный?
        - Пока нет, но напиться хочется.
        - Почему?
        Я глядел ей прямо в глаза. Ее чистая кожа отливала нежным шоколадным загаром, высокие груди словно чуть вздрагивали, стесненные платьем. На ней не было лифчика, и необходимости в нем не было. Подняла рюмку к губам и залпом выпила. Хотела закашляться, но я ловко сунул ей в рот апельсиновую дольку. Тут же из-под ресниц брызнул светлый смех.
        - Саша, значит, ты архитектор?
        - Ну да.
        - Наверное, тебе будет скучно со мной.
        Я глубокомысленно почесал за ухом.
        - Слушай, Кать, сейчас звонил какой-то жлоб. Чего-то даже вроде угрожал. Не твой знакомый?
        - Ты что?! Откуда? А как его зовут?
        - Он не назвался. Но он нас выследил.
        - Как это выследил?
        - Ну, он знает, что ты здесь.
        В ту же секунду мне стало ее жалко. Она так заволновалась, завертелась, точно ее застали врасплох на чем-то постыдном.
        - Если хочешь знать, у меня вообще никого нет.
        - Так уж и нет!
        - Саша, давай я лучше поеду домой, хорошо?
        Впоследствии, вспоминая, я понял, что это была последняя минута, когда мы могли расстаться. Я потянулся к телефонному проводу и вытащил шнур из розетки.
        - Кто бы ни был этот подонок, сегодня он нам не помешает.
        Она закурила не слишком изящно.
        - Саша, что бы ни случилось, хочу попросить тебя об одном.
        - Проси.
        - Не обижай меня понапрасну.
        Я ее понял. Ее сердечко, как и мое, истосковалось от одиночества, но в отличие от нее я давно не верил в родство душ.
        Через час мы сидели на разобранной постели, голые, и степенно обсуждали, что же такое с нами произошло. Беседа наша носила добротный физиологический оттенок. Когда она отдалась мне, когда вдруг взвыла в голос, как стреноженная кобылка, я без всяких усилий переместился в блаженное, упругое тепло и, кажется, на какой-то срок потерял сознание. У нее было проще. Она впервые испытала оргазм, а прежде полагала, что все это выдумки похотливых развратников, как женщин, так и мужчин. К ее сообщению я отнесся очень серьезно. Не буду приводить мои профессиональные рассуждения на этот счет, все глупости не перескажешь, но полагаю, точно так же витийствовал бы обретший голос сперматозоид. Катя слушала с умным, сосредоточенным видом, потом сказала:
        - Знаешь, чего мне сейчас хочется?
        - Чего еще?
        - Горячего чая.
        Чаем мы не ограничились. Разжарили на сковородке двухдневной давности вареную картошку, заправили жирной китайской тушенкой, покрошили лучку и слупили без остатка. Дальше взялись за бутерброды с сыром н паштетом. Катя смотрела на меня с испугом:
        - Но ведь мы совсем недавно ужинали!
        Войдя опять в роль сперматозоида, я объяснил, что в некоторых случаях, как раз похожих на наш, человеческий организм производит колоссальный, неадекватный выброс энергии, и чтобы компенсировать потерю, наступает вот такая обжираловка.
        - У меня прямо живот раздулся, как барабан, - пожаловалась Катя.
        - Ну-ка дай пощупаю.
        - Саша, но не здесь же!
        Замечание было разумным, и мы вернулись в постель, где успели еще о многом поговорить. Ночь длилась бесконечно, безвременно, но утро наступило внезапно. Я открыл глаза: солнышко белым лучом пульнуло в глаза из-под занавески. Возле кровати стояла Катенька, одетая, в своем длинном вечернем платье, аккуратно причесанная, с сумочкой в руке.
        - Милый, я побежала... Прощай!
        - Куда побежала?
        - На работу, опаздываю... Ой!
        Я попытался ухватить ее за что-нибудь, но это не удалось.
        - Какая работа? Раздевайся немедленно!
        - Не могу, Сашенька.
        - Поцелуй меня.
        - Нет, Сашенька, надо быть благоразумными.
        - Что это значит?
        - Это значит, что заниматься любовью надо ночью, а днем - работать.
        - Ты что, спятила? Какая, к черту, работа?
        Она не спятила, она ушла.
        ГЛАВА 6
        В мастерской - как на поле боя после генерального сражения, но когда я вошел, враждующие стороны мирно спали, разметавшись посреди бумажного бедлама. Зураб открыл один глаз и недовольно пробурчал:
        - Позвони шефу, Саня! - перевернулся на другой бок и захрапел.
        Я позвонил Огонькову, который, не здороваясь, подозрительно спросил:
        - Зачем ездил к Гаспаряну, мастер?
        - Георгий Саввич, вы следите за мной?
        - Не считай себя слишком важной фигурой, Каменков. Если за каждым следить...
        - Откуда же узнали?
        Самоуверенный смешок.
        - Слухом земля полнится. Чего он хочет?
        - Торопит... Георгий Саввич, а это не ваш, случайно, человек мне домой вчера названивал?
        - Не мели чепуху. Как продвигается проект?
        - Пока топчемся на месте. Берем разгон.
        - Саня!.. Сколько вас?
        - Пока трое. С понедельника еще двое подтянутся.
        - Саня, помни! Такой шанс судьба дважды не предлагает.
        - Это само собой.
        - И еще прошу тебя, как коллега коллегу: никаких шуров-муров за моей спиной.
        - Исключено, гражданин начальник...
        Проснулся Коля Петров, закопошился на полу, сел, чихнул. Испепеляя меня взглядом, как ведьмочка из "Вия".
        - Саня, я с Зурабом работать не буду.
        - А что такое?
        - Да его же надо лечить. У него крыша поехала.
        - В чем это выразилось? Он тебя укусил?
        Коля Петров нашарил под собой сигарету и задымил.
        - Представь себе, свихнулся на национальном пункте. Подмосковье для него все равно что горное ущелье, сам он - Давид-строитель, а заказчик - царица Тамара. Чего я вчера натерпелся, словами не описать.
        - Я не сплю, - подал голос Зураб. - Слушать этот бред мне очень тяжело.
        Завтракали мы на кухне, пили чай с бутербродами, и мне было неловко оттого, что они всю ночь вкалывали, а я... Чтобы как-то оправдаться, я сказал:
        - С такой женщиной познакомился, сто лет воли не видать.
        Заинтересовался один Зураб:
        - Блондинка или брунетка?
        - Все при ней, - сказал я. - И даже разговаривает по-человечески.
        - Большая редкость, - согласился Зураб. - В наше время они обычно понимают: один доллар, десять доллар - и больше ничего.
        - Вот гляди, Саня, - возмутился Коля Петров. - Он и нашу родную речь нарочно коверкает.
        Зураб не обратил внимания на его выпад, не сбился с любимой темы.
        - В женщине главное - душевное расположение, - заметил наставительно, - У меня была подружка тем летом. Ну, парни! Поглядеть не на что. Нош кривые, грудей вообще нету, один глаз стеклянный - даже плакать хочется. И что ты думаешь? За ней народ скопом ходил. Только на "мерсах" и возили. Я ее у такого крутяка отбил, страшно вспомнить. Угадай, в чем секрет? Петров не поймет, ты, Саня, угадай... Огонь в ней был, душа живая. Слова всякие знала, которые никто не знает. Обоймет, нашепчет в ухо - ты и спекся. При этом сама кончала восемь раз подряд.
        Коля Петров подавился бутербродом и побежал сплюнуть в сортир. Зураб невинно улыбался.
        - Кстати, Саня, какой-то нехороший человек тебя вчера искал.
        - Кто такой?
        - Не назывался. Раз десять звонил. Наверное, чего-то хочет тебе сказать.
        - Почему нехороший? Может, по делу?
        - Слушай, Саня, мы же не в Америке. По голосу всегда отличишь. Этот очень грубый, нелюбезный. Почти как Петров.
        До обеда проработали спокойно, никто нас не тревожил, и было такое ощущение, будто вернулись в юность. Но не в ту, где бубенчик в ухе, а в ту, где сказка была былью.
        Часам к трем я стал засыпать на ходу и прилег покемарить на массажном коврике. Мастерская принадлежала фирме, и Огоньков не без задней мысли пропускал мимо ушей все мои просьбы о приобретении бытовой мебели. В огромном полуподвальном помещении не то что лечь, толком посидеть было негде. По мнению шефа, такая обстановка способствовала высокому творческому подъему.
        В коротком сне я ненадолго свиделся с Катей, которая была еще обольстительнее, чем ночью, и очнулся в такой неприличной позе, что сам себя устыдился.
        - Эй, Саня! - вопил Зураб. - Хватит дрыхнуть, подойди к телефону, это он!
        - Кто он?
        - Нехороший человек, я же тебе говорил.
        Голос в трубке был мне незнаком, но так же неприятен, как и вчерашний, ночной. Ночной был нагл, этот - слащав.
        - Господин Каменков?
        В слове "господин" сегодня заключена целая социальная типология. Люди поделились на тех, кто никак не может к нему привыкнуть, и на тех, кто произносит его с иронией. Совершенно всерьез называют друг друга господами лишь вчерашние комсомольские и партийные боссы, придурки с телевидения да еще всякая шпана, которая носится на иномарках.
        - С кем имею честь? - спросил я.
        - Сергей Сергеевич, - представился звонивший. - Хотел бы условиться о встрече.
        - А кто вы? Что вам надо?
        - Видите ли, Александр Леонидович, вопросец, который надобно обсудить, сугубо приватный. Не хотелось бы вдаваться в подробности по телефону.
        - Вы уверены, что мы должны что-то обсуждать?
        Незнакомец (представляю, какой он на самом деле Сергей Сергеевич) даже, кажется, немного обиделся:
        - Как же не уверен? Зачем бы я тогда звонил? Вопросец хотя и приватный, но наиважнейший. Именно для вас наиважнейший.
        - Для меня?
        - Разумеется, для вас. Вы же руководитель проекта... э-э-э... этого грандиознейшего... э-э-э... мемориала?
        Нехорошее предчувствие, которое стыло во мне после вчерашнего угрожающего звонка, мгновенно вызрело до размера душевного нарыва.
        - Хорошо, давайте встретимся. Когда, где? Может быть, завтра?
        - Откладывать никак нельзя. Что, если через полчасика в "Неваде"? Это в десяти минутах от вас!
        Да, я знал этот уютный коммерческий притон, на котором всегда висела табличка "Мест нет", а улочка напротив была запружена машинами с дипломатическими номерами.
        - Договорились. Через полчаса буду.
        ...Сергею Сергеевичу по виду было около пятидесяти - неприметный мужичонка с внешностью бухгалтера. В очках с сильной диоптрией выражение глаз не разберешь. Устроились мы не в "Неваде", а на открытом воздухе, за белым столиком под пестрым тентом. Здесь подавали кофе, соки, пиво, водку и так называемые гамбургеры - утеха кретинов, мясная гнилушка, упрятанная в непропеченное тесто.
        Сергей Сергеевич еще до моего прихода заказал кофе и, когда я в раздумье остановился у входа в "Неваду", истошно завопил через улицу:
        - Господин Каменков! Господин Каменков! Сюда! Сюда!
        У него была одна редкая родовая примета, которая обнаруживалась с первых минут общения: за все, что он ни делал и ни говорил, хотелось немедленно въехать ему в рыло. И это при том, что был он подчеркнуто обходителен. Чашку кофе я демонстративно отодвинул на середину стола.
        - Слушаю вас, товарищ!
        Сергей Сергеевич снял очки и чистым платочком аккуратно протер стекляшки. Без очков лицо у него сразу обрюзгло, налилось печеночным соком, но выражение глаз по-прежнему осталось неуловимым.
        - У меня всего десять минут, - поторопил я.
        - Я уложусь, - заверил он, - хотя, должен признаться, приходится выполнять очень деликатное поручение.
        - Чье именно?
        - Это не существенно... Так вот... есть мнение, что надобно вам, уважаемый Александр Леонидович, оставить эту затею.
        - Какую затею?
        Сергей Сергеевич виновато улыбнулся, отчего щеки его сползли к скулам, точно глиняные.
        - Да вот контракт с господином Гаспаряном придется расторгнуть.
        - Вы не больны? - спросил я.
        - К сожалению, нет. Да и кто я, собственно, такой? Всего лишь жалкий порученец. Гонец, так сказать.
        - Но почему ко мне? Я ведь тоже всего лишь исполнитель. У меня свое начальство - генеральный директор фирмы "Факел" Георгий Саввич Огоньков. Вам бы надо, наверное, к нему обратиться с этой ахинеей.
        Мой собеседник сделал вторую попытку улыбнуться, и на сей раз его сизые щеки почти проглотили подбородок.
        - Это не ахинея, - сказал он. - Вы чего-то недопонимаете, дорогой Александр Леонидович. Огоньков, естественно, будет уведомлен. Но у меня поручение именно к вам. Впрочем, уполномочен также сообщить, что в случае добросердечного согласия и готовности сотрудничать вам будет выплачена соответствующая моральная компенсация. Речь идет о вполне приличной сумме. Скажем, о полутора тысячах американских долларов. Признайтесь, это лучше, чем ничего.
        Я склонился ближе к собеседнику.
        - Сергей Сергеевич - ваше настоящее имя?
        - Желаете, чтобы я показал паспорт?
        - Не надо. Хотите угадаю, кем вы были в прежней жизни? До того, как стали вымогателем.
        - Зачем угадывать? Сам скажу, если вам интересно. Работал в райисполкоме. А еще раньше - контролером ОТК на ЗИЛе... Александр Леонидович, я вам не враг, уверяю вас. Напрасно вы стараетесь меня оскорбить. У меня трое детей, мать-пенсионерка. Попробуйте прожить на триста тысяч...
        - Но почему они выбрали именно вас для подобных поручений?
        - О, над этим я как раз размышлял... Полагаю, им нравятся мои манеры и общий, так сказать, антураж. Я внушаю доверие клиентам. Никто не сомневается в моей порядочности.
        Я курил уже вторую сигарету.
        - Хорошо, это все лирика... Скажите, кто они такие и почему хотят, чтобы я порвал контракт?
        - Саша, вы меня удивляете. Я могу сказать только то, что мне велено.
        - Что будет, если я, к примеру, не соглашусь? Или, к примеру, хрястну вас по черепу вот этой пепельницей?
        На всякий случай он снова снял очки:
        - Не думаю, что вы это всерьез.
        - Почему? Я человек азартный. Игрок.
        - Это не та игра, в которую можно выиграть, - сказал он, и за эти слова я простил ему все. Да и что было прощать? Запоздало проросшее семечко советского режима, он действительно был пешкой, которую двинул вперед невидимый гроссмейстер.
        - Я должен подумать.
        - Конечно, они всегда дают немного времени, прежде чем включить счетчик. Вечером перезвоню, хорошо?
        - А знаете, вы мне понравились.
        - Спасибо. Умные люди всегда, в конце концов, находят общий язык. Кстати, гонорар - полторы тысячи - вы можете получить немедленно.
        - Ничего, потерплю до вечера.
        Не заглядывая в мастерскую, я погнал в контору. Огоньков был на месте, сидел в кабинете понурясь и рисовал чертиков в блокноте. Мне ни о чем не пришлось спрашивать.
        - Да, Санечка, - сказал он грустно. - Это наезд, причем солидный.
        - На кого? На вас или на Гаспаряна?
        - Помнишь, как в Писании? Не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе.
        По дороге в машине, когда я мчался сквозь одуревшую от духоты Москву, все во мне кипело от возмущения: "Мерзавцы! Бандиты! Обложили, продыхнуть не дают!" Но сейчас, в прохладном кабинете с кондиционированным воздухом, созерцая хоть и расстроенного, но ничуть не смятенного шефа, я успокоился, и весь этот неожиданный эпизод помнился каким-то нелепым недоразумением. Ну да, бандиты, ну да, люмпенизированное общество, но каким боком это может коснуться меня? Не я ли, словно в предчувствии роковых перемен, долгие годы тщательно и упорно возводил в своем сознании драгоценный уголок, блаженную обитель эмпирического эстетизма - прочнейшее защитное поле от всякой мирской заразы?
        - Но все же, что произошло?
        Георгий Саввич по крышке стола толкнул ко мне коробочку ментоловых пастилок "Пастироль".
        - Пососи, для горла хорошо. Дымишь, как паровоз. Что произошло, говоришь? Да просто какая-то очередная ихняя разборка. Косвенно перекрывают кислород Гаспаряну. У него газ, нефть. С кем-то не поделился. Это ему знак... Хотя есть тут одна странность, которая мне непонятна.
        - Какая?
        - Да вот что-то тут не по правилам. Это же не какие-нибудь урки схлестнулись. Это правительственные чиновники и, скорее всего, какой-нибудь банковский синдикат. Обычно они разбираются тихо, не выносят сор из избы. Им шумные эффекты ни к чему. Это миллионеры в законе. Ты слышал хоть раз, чтобы какого-то министерского клерка грохнули?
        - Разве не бывает?
        - Именно что не бывает. Или бывает, но по ошибке. Шмоляют по фирмачам - это сколько угодно. Иногда отстреливают банкиров. На худой конец глушат чересчур задиристых журналистов и прокуроров. Но канцелярскую мышку, бюрократа с портфелем - зачем? Без него всем одинаково плохо. Бюрократ - всех вяжет крепче, чем кровью. Кто же рубит сук, на котором сидит? Все нынешние капиталы узакониваются его круглой печатью. Сегодня ты вор, а завтра печать тебе шлепнули, и ты уже самый почетный член общества, хочешь - баллотируйся в президенты. Образно говоря, неприметный человек с портфелем и есть курочка, которая несет золотые яйца для всех.
        - Спасибо за лекцию, - искренне поблагодарил я. - Но продажных бюрократов повсюду как червей в банке, они же легко взаимозаменяемы.
        - Верно, Санечка. Но от замены одного на другого никому все равно никакой прямой корысти. Только лишние хлопоты. Гораздо проще купить того, кто уже сидит.
        Конечно, он знал, что говорил, и не мне было с ним спорить.
        - И все-таки что же... Значит, проекту хана?
        Георгий Саввич полыхнул очами, как фонариками, - опасный, тусклый был огонь.
        - Тебя что, сильно пуганули?
        - Меня нет, а вас?
        - Как можно... У меня, братец, смета запущена уже на пятьсот рабочих. Улавливаешь?
        - Какие будут распоряжения?
        - Сиди тихо, не рыпайся. Вечером повидаюсь с Гаспаряном, перезвоню тебе.
        Достал из встроенного в стену холодильного шкафа бутылку минеральной воды, давно забытой - "Нарзан".
        - Придется принимать адекватные меры, - сказал доверительно.
        - Отлично. Но я в ваших бандитских играх не участвую.
        - А денежки любишь?
        - Люблю.
        - Сашенька, милый мой дружок! Пей водичку, полезно для желудка... В бандитов он не хочет играть. Ишь ты какая целка. Да ты в них три года играешь. Опомнился!
        Опять он был прав, а я - нет. Потому у него и дети давно за границей, в безопасном месте, а мой единственный сынок, полагаю, мечтает стать рэкетиром.
        - Ребяток своих не тревожь. Пусть спокойно работают.
        Чтобы не тревожить ребяток, я поехал сразу домой. Был седьмой час, когда добрался до Академической. Там меня ждал небольшой сюрприз. На скамеечке, в тополиной тени, закинув ногу на ногу, сидела Катя. В пальцах сигарета. Вчерашнее вечернее платье она сменила на короткую кремовую юбку и свободный голубой блейзер. Мало кто из мужчин, проходя мимо, не оглядывался на нее. У меня аж дыхание перехватило. Вынужден был опуститься рядом и тоже закурил.
        - Интересно, - сказал я, - а если бы я поздно вернулся?
        Засмеялась, точно я пошутил.
        - Чего смешного?
        - Ты должен был почувствовать, что я здесь.
        - А если бы вернулся не один?
        - С дамочкой?
        - Да, с дамочкой.
        Ненадолго задумалась.
        - Наверное, я бы ушла. Но мне кажется, у тебя нет никакой дамочки.
        - Почему это?
        - Ну, есть разные признаки. Мы, девочки, это чувствуем.
        Подошел дядя Ваня, дворник, извинился за беспокойство, озабоченно спросил:
        - Саня, ты не видел случайно этого гада Яшку?
        - Да я только подъехал, а что с ним?
        - Час назад побежал в магазин и до сих пор нету.
        - Так сходи в магазин.
        - Там тоже его нету. Еще раз извини.
        В квартире мы с Катей, не мешкая и как-то не сговариваясь, очутились в постели, торопливо помогая друг другу раздеться. Время, как вчера, вытянулось в звенящую струну.
        Телефонный звонок вернул меня в суровую действительность. Я знал, что это Сергей Сергеевич, и вместо "алло" сказал:
        - Вы где?
        - Возле метро, у булочной... Как вы догадались, что это я?
        - По походке, - объяснил я.
        - Прямо удивительно!
        Среди вечерней суеты пожилой порученец, как ему и положено, выделялся своей неприметностью. Маскировочные очки, сутуловатая осанка, - если бы не добротный костюм, вполне сошел бы за побирушку.
        - Давайте деньги, - потребовал я.
        - Значит, согласны?
        - Куда денешься.
        Сергей Сергеевич, покосившись по сторонам, достал из внутреннего кармана пиджака довольно пухлый конверт.
        - Можете пересчитать. Ровно полторы тысячи.
        - Передайте хозяевам, - сказал я, - поражен ихним благородством. Могли тюкнуть по темечку - и дело с концом. А вместо этого - компенсация. Ничего не скажешь, западный стиль.
        - Солидные люди, - подтвердил порученец, - Только не надо с ними шутить.
        - Я себе не враг. Деньги пусть пока у тебя побудут. Только не потеряй.
        Я первый протянул ему руку и, похоже, удивил его этим жестом. Ладонь у него была вялая и жирная.
        ...Домой я сразу не попал, хотя очень туда стремился: перехватил в скверике возбужденный дворник:
        - Яшку в ментовку замели!
        - За что?
        - Так кто знает... они же теперь... Леша, выручай! Покалечат дурака.
        Бедный старик трясся, точно с угара, и это было чудно. По его долгой мытарской жизни уж ему ли бояться лишнего тумака.
        Пришлось идти в отделение, оно было рядом, через пять домов. Дядя Ваня со мной не пошел, спрятался поодаль за деревьями.
        У дежурного капитана, сидевшего за перегородкой, я выяснил, за что забрали Яшу. Он возле магазина пел срамные частушки и оскорбил милиционера, который сделал ему вежливое замечание.
        - Нельзя ли его отпустить? - спросил я.
        - Он ваш друг? Родственник? - У капитана было мужественное, честное лицо рязанского хлебопека.
        - Сосед.
        - Зачем же он хулиганит, ваш сосед? Мешает людям отдыхать.
        - Здесь какое-то недоразумение. Яков Терентьевич известный, заслуженный артист, деликатнейший человек...
        - Раз артист, тем более должен подавать пример. Ничего, посидит месячишко, одумается. По пьяной лавочке мы все артисты.
        - Товарищ капитан, позвольте за него поручиться?
        Капитан поднял голову от стола, уставился на меня прямым непререкаемым взглядом:
        - Вы как с луны свалились, гражданин. Порядков разве не знаете?
        - А-а, - спохватился я и полез в карман. - Разумеется! Вот, пожалуйста, залог, примите великодушно, - и опустил перед ним на стол две десятидолларовые купюры, - Извините, больше нету.
        Капитан укоризненно покачал головой, смахнул деньга в открытый ящик, гаркнул в полный голос:
        - Эй, Кузьмич! Слышишь меня?
        - Чего?! - глухо отозвалось из глубины коридора.
        - Давай приведи этого певца.
        Я уже полагал дело решенным, но тут случился еще один досадный инцидент. В отделение на рысях влетели два дюжих омоновца в бронежилетах и с автоматами. Я как-то не успел сразу посторониться, и один из омоновцев, пьяненький и заводной, с ходу пребольно двинул мне локтем под ребра. Отброшенный к стене, я лишь ошалело хлопал глазами, видя перед собой два юных, перекошенных ненавистью лица.
        - Кто такой? - прохрипел омоновец, надвигаясь. - Чего тут толчешься?
        По его молодецкой ухватке я догадался, что следующий удар он нанесет прикладом и скорее всего в голову.
        - Не надо, эй! - Капитан поднялся за стойкой. - Слышь, Сережа, не трогай... это так человек, ничего... Пускай...
        С сожалением омоновец опустил автомат, а его приятель, яростно отмахнув воздух ребром ладони, свирепо процедил:
        - Гляди, гад, второй раз не попадайся!
        Тут же они исчезли, словно их вымело порывом ветра.
        - Отчаянные ребятки, - с непонятным выражением заметил капитан. - Никакого укороту нет.
        - Надежда наша, - согласился я, потирая бок. - Защитники демократии.
        - Ну, про это лучше не надо...
        Высокий, крупный сержант привел Якова Терентьевича, которого я с первого взгляда не признал. Морда у него была сбита набок, набрякла сизыми, раздутыми подглазьями, и сам он сделался пониже ростом. Утром был совсем не такой.
        - Что это с ним? - спросил я у капитана. Но за него ответил сержант.
        - Оказывал сопротивление, - заметил веско, - Вот и пострадал маленько.
        За руку я вывел Яшу на улицу, в прохладный ночной мрак, но заговорил он только в виду родного подъезда. Вырвался из наших с дядей Ваней дружеских рук и грозно объявил:
        - Уеду! Завтра же уеду из этой проклятой страны!
        - Вот оно как! - удивился дворник. - И куда же направишься, Яша?
        - С тобой я вообще не разговариваю, старый дурак. А тебе, Саня, скажу. Днями получу ангажемент, мне твердо обещали, уеду в Европу, оттуда пришлю приглашение. Ты меня вырвал из рук палачей, и этого я тебе не забуду.
        - В чем же я-то виноват, - поинтересовался дворник. - Я тебя ждал, ждал...
        - Ты сколько денег дал, ты считал?
        - Как сколько? Ровно на бутылку, еще с прикидом.
        - И с прикидом?! Представляешь, Сань, две тыщи затырил, жлобина, понадеялся, так отпустят по знакомству. Из-за этого я там и заторчал.
        - Ну ладно, - сказал я, - вы разбирайтесь, а я пошел. У меня гости.
        Дверь я не стал отпирать, позвонил. Катя спросила: "Кто там?" - и тут же отперла, не дожидаясь ответа. Кинулась мне на грудь. На ней ничего не было, кроме моей пижамной куртки.
        - Сашенька, я, наверное, сделала большую глупость! Ты простишь меня?
        - Весь коньяк выпила?
        Оказывается, пока меня не было, телефон названивал не переставая. Катя не выдержала и сняла трубку. Думала, может, что-то срочное и важное. Вышло и то и другое. Женщина, которая не назвалась, долго ее допрашивала, а потом велела немедленно убираться из квартиры, иначе она приедет с какими-то двумя мальчиками и те вырвут ей обе ноги, вышибут мозги и сделают еще что-то такое страшное, о чем и говорить нельзя. Эти мальчики, по словам женщины, специально обучены, чтобы учить уму-разуму молодых потаскух.
        - А ты что ответила?
        - Ой, Саша, я так перепугалась! Сказала, что я твоя соседка и ты пригласил меня, чтобы прибраться. Но она не поверила.
        - Почему, думаешь, не поверила?
        - Она сказала, что за такое подлое вранье проткнет мне сердце раскаленной спицей. Ой, Саша, она такая выдумщица!
        - Ты хоть ужин приготовила?
        - Конечно, все давно на столе.
        Сели есть солянку, заправленную подсолнечным маслом, очень вкусную, с яйцами и ветчиной. Запивали темным "Останкинским" пивом. После всех дневных потрясений меня вдруг охватил сентиментальный порыв.
        - Как-то я привык к тебе, Кать, - пробормотал я, заколдованный ее темно-блестящим взглядом. - Даже странно, как быстро.
        - И я тоже.
        - Если ты лгунья, то самая искусная из всех, кого я знал.
        - Нет, я не лгунья.
        - Может, поживешь у меня, чем бегать туда-сюда?
        - Конечно, поживу, если хочешь. Это я на скорую руку стряпала, а вот посмотришь, как готовлю, пальчики оближешь. Саш?
        - Чего?
        - А если та женщина вдруг придет, что ты ей скажешь?
        - Наденька? Нет, она не придет. Грозится только.
        Катя опустила глаза в чашку. Я спросил:
        - Хочешь, чтобы я про нее рассказал?
        - Наверное, это меня не касается?
        - Давай знаешь как договоримся?
        - Как?
        - Ни в чем не оправдываться. Я же не спрашиваю, кто у тебя был вчера. И ты не спрашивай. Это так скучно. Пока нам хорошо, будем вместе. Надоест - расстанемся. Может, завтра, а может, через месяц. Оба свободные.
        - Я не хочу с тобой расставаться!
        В таинственный мрак ее глаз я погружался все глубже, всеми жилками к ней тянулся, и вряд ли такое бывало со мной прежде.
        - Кать, сколько тебе лет?
        - Ты уже спрашивал - двадцать пять. Но я старше тебя.
        - Почему?
        - Кроме тебя, у меня больше никогда никого не будет.
        Пустым обещанием она повязала меня по рукам и ногам.
        ГЛАВА 7
        ...Как всякий загнанный в угол, я начал прикидывать, к кому можно обратиться за помощью. Были у меня влиятельные знакомые, и среди них высокопоставленные чиновники, но в мою ситуацию никто из них не годился. Даже если кто-то захочет потрудиться ради меня, то пока он будет по-российски разворачиваться и прикидывать, что к чему, меня, конечно, сто раз "поставят на правилку". Тут нужен был человек особенный, с уникальными данными, и один такой мелькнул в моем омраченном сознании смутной, лукавой тенью. Гречанинов Григорий Донатович - большая шишка в КГБ, сотрудник Управления внешней разведки, однако ни чина его, ни должности я до сих пор не знаю. О том, как мы с ним познакомились и сошлись, - после, а сейчас я просто утешительно вспомнил атлетически сложенного, немолодого человека с гипнотическим взглядом и с мягкой интеллигентной речью. Гречанинов был из тех, с кем рядом остро чувствуешь, как опасна и привлекательна наша быстротекущая жизнь. Если сравнивать с навалившимися на меня оборотнями, то он был им, конечно, не по зубам, но...
        Да, Гречанинов был тем человеком, к кому можно обратиться за помощью, и он вряд ли откажет, но... Глупо, смешно, но я все еще надеялся выкарабкаться собственными силами...
        Трое суток подряд Зураб, Коля Петров и я не покидали мастерскую. Еду нам готовила Галя, супруга Зураба.
        Однажды навестил нас шеф, просидел около часа, изучая предварительные эскизы, и вел себя как ни в чем не бывало. Мне сказал втихаря:
        - Не волнуйся, Саша, ситуация под контролем, Гаспарян все уладил.
        Увлеченные работой, мы уже не замечали, как уходит день и наступает ночь, и, сломленные усталостью, спали прямо на полу. Зураб и Коля больше не цапались, и все мы трое стали как кровные братья, связанные ужасной мечтой. Замок наших снов постепенно переносился на белые листы ватмана.
        Впервые за долгие годы я опять был беспечен, как в молодости, когда будущее кажется бесконечным. Несколько раз на дню звонила Катя, и мы вели такие же разговоры, какие ведут птички на веточке. Зураб с пониманием ухмылялся, Петров морщился, а Галя, когда ей довелось услышать мою птичью белиберду, мудро заметила: "Давно пора!" - точно проводила в гроб.
        На четвертый день, когда наступил вечер, она не позвонила. Шесть, семь, восемь - тишина. Я сам начал названивать, но безрезультатно. Беспокоиться пока было не о чем, мало ли какие могли произойти в ее планах изменения, к примеру, поехала домой: я ведь не спрашивал, как она объяснилась с родителями по поводу своего многодневного отсутствия. Честно говоря, оттягивал этот разговор. Вдруг окажется, что для них это очередное обыденное дочернее приключение. Думать так мне не хотелось... Но все же если вернулась к родителям, то, в конце концов, и там есть телефон.
        В начале девятого я сказал:
        - Хлопцы, сегодня, кажется, пятница? А что, если нам смотаться по домам? Пока грязью не заросли.
        Зураб неожиданно обрадовался:
        - Ох, надо бы, надо бы! Который день дети непоротые.
        Петров, которого никто нигде не ждал, кроме непочатой бутылки, буркнул недовольно:
        - Вам бы, я вижу, только предлог найти, чтобы смыться. Работнички хреновы!
        Его один голос против двух оказался недействительным, и мы расстались до утра.
        Ровно в десять я вошел в свой подъезд, где почему-то ни одна лампочка не горела. Вдобавок и лифт не работал. Бегом я взлетел на пятый этаж, предчувствуя, что ничего хорошего меня там не ждет. В щелку под дверью пробивалась полоска света. Я отпер и вошел. Катя сидела на полу под вешалкой, привалясь к стене, и тихонько, по-щенячьи поскуливала. Рубашка на ней была разорвана до пупка и живописно свисала с одного плеча. Левая сторона лица распухла и отдавала синью, словно ее прогладили утюгом. Широко открытый правый глаз она устремила на меня, но в нем было мало жизни.
        - Кто?! - спросил я.
        В ответ неясное бормотание из разбитого рта.
        Я помог ей подняться и довел, почти донес до ванной. Там у меня была аптечка со всем необходимым. Минут за пятнадцать я привел ее в порядок: умыл, смазал ссадины йодом и сделал холодный компресс на левую щеку, обмотав голову махровым полотенцем. Концы полотенца завязал на макушке, и когда она взглянула на себя в зеркало, то уже попыталась улыбнуться. Лучше бы она этого не делала, потому что от ее улыбки у меня сердце застучало, как от чифиря.
        Уложив в постель, я заставил ее выпить рюмку коньяку и напоил горячим чаем с медом и молоком.
        История с ней приключилась такая. Возвращалась Катя позже обычного, в восьмом часу, потому что накануне выскребла, выскоблила всю квартиру, а сегодня надумала переклеить обои на кухне: заезжала в "Тысячу мелочей" и еще в два хозяйственных магазина, но так и не подобрала ничего подходящего. На автобусной остановке к ней привязался высокий симпатичный парень и предложил донести до дома сумку с продуктами. Поклялся, что никогда не встречал девушку с такой потрясающей фигурой. У нее не возникло и тени подозрения в его неискренности. Она привыкла к тому, что мужчины день и ночь рыщут по городу и ищут, где им обломится. Но она, Катя, никогда не знакомилась на улице ("А я?" - "Ты - особый случай!") и держала себя с парнем хотя и корректно (чтобы не злить), но строго. Заподозрила неладное только тогда, когда к ее провожатому возле самого дома присоединился второй юноша, ухватистый громила с наглыми, "взъерошенными" глазками. Естественно, она не собиралась идти с ними в подъезд, начала упираться, но они ее туда втолкнули. Как на грех, возле дома никого не было и в подъезде было темно. Катя им сказала:
"Ребята, вот у меня в сумочке семьдесят тысяч и еще есть золотое колечко. Берите, только не бейте!" Они так загоготали, словно услышали анекдот.
        - Саша, я очень испугалась. Знаешь, в животе так все обмякло, и, кажется, я описалась.
        Бандиты повалили ее на пол, один уселся на плечи, зажав ее между ног, а второй потребовал, чтобы она сделала ему минет. От страха Катя его укусила, но не поняла за что, за что-то мягкое. После этого они начали пинать ее ногами, приговаривая: "Не кусайся, сучка, не кусайся, зубы вырвем!" Но били не очень сильно, больше для потехи. Только один раз тот мальчик, которого она укусила, увлекся и с криком: "Посылаю под штангу!" врезал ей ботинком в лицо. Катя потеряла сознание, а когда очнулась, то одна лежала в темноте под батареей. Сумочку и продукты они унесли с собой. Кое-как Катя добралась, доползла до пятого этажа, отперла квартиру, и вот... Но еще вот что важно: когда они ее волтузили, один сказал: "Передай своему кобельку, это только аванс!"
        - Ты понимаешь что-нибудь? - спросила Катя. - Что значит - аванс? Они еще меня будут бить?
        - Не думаю. Скорее, теперь на меня переключатся.
        Как бы для того, чтобы подтвердить мои слова, затарахтел телефон и тот же подонок, который звонил на днях, слащавым голосом поинтересовался:
        - Ты зачем, гнида, полторы тысячи взял? Чтобы папу за нос водить?
        - А кто твой отец? Орангутанг или крокодил?
        - До скорой встречи, - пообещал звонивший и повесил трубку.
        Посреди ночи мы занялись любовью, и честное слово, такого со мной еще не было. Если мы не развалили кровать, то только потому, что она была куплена еще в те незабвенные времена, когда человек человеку был друг, товарищ и брат.
        ГЛАВА 8
        - Отвезу тебя домой, - сказал я Кате за завтраком. - Отлежишься денек-другой. Тем временем все уладится.
        - Что уладится?
        Она уже позвонила на работу и предупредила, что заболела.
        - Что уладится, Саша? - повторила она.
        Я помешивал сахар в кофе серебряной ложечкой и старался на нее не смотреть, потому что, когда я смотрел на нее, она мгновенно поворачивалась боком.
        - Да пропади оно все пропадом. Сегодня же дам отбой. Кстати, ты зря стесняешься. Синяки украшают женщину. Это очень современно. Вроде кожаной тужурки.
        - Хочешь отказаться от проекта?
        Пора было вспылить, и я вспылил:
        - Миленькая, какой, к черту, проект! Они нас пристукнут, как двух кроликов, вместе или по очереди. Как им заблагорассудится.
        Теперь она глядела на меня в оба глаза, темный огонь завораживал меня.
        - Саша, ты такой трус?
        - Думай как хочешь. Я только не понимаю, из-за чего ты-то переживаешь? Тебя каким боком касается проект?
        - Тебе дорога эта работа, а ты дорог мне. Я ведь тебя полюбила.
        Ничего не скажешь, умела она облекать свои мысли в простые, но исчерпывающие слова.
        - Прошу тебя, Катя, оставь. Я все сам улажу. Сегодня же улажу... А мы с тобой давай-ка слетаем на юг. Я знаю одно хорошее местечко. У тебя когда отпуск?
        - Ты себе не простишь, если откажешься от этой работы.
        У меня была когда-то жена, которую я любил, и были другие женщины, с которыми я спал, но все они были чужие. Это рано или поздно обнаруживалось. С ними было тяжело, потому что приходилось много врать, чтобы наладить хоть какой-то бытовой контакт. Катя была вся моя, как рука или сердце, не прошло двух дней, как я это почувствовал. Ощущение того, что она принадлежит мне целиком, было жутковатым, к нему примешивалась изрядная доза мистики. Словно она знала какую-то про меня сокровенную тайну, которую и сам я когда-то знал, которой упивался, но однажды забыл и не мог больше вспомнить.
        - Будешь зудеть, поссоримся, - сказал я. - Тебе это надо?
        - Милый, не так просто поссориться со мной, - улыбнулась она.
        Через час я высадил ее из машины в Текстильщиках, взяв с нее слово, что она носа не высунет из родительского дома без моего разрешения.
        Сам поехал в мастерскую, оторвал ребят от дела и рассказал им все как на духу. Неприятные новости они восприняли довольно хладнокровно.
        - Ну сволочи! - сказал Зураб. - Жить не дают и работать. Обложили, как волков.
        Коля Петров заметил:
        - Совсем будет худо, если отберут аванс.
        Из мастерской отправился в министерство к Гаспаряну. Удачно просочился внутрь и молча положил перед ним золотой портсигар.
        - Понимаю тебя, - сказал Гаспарян, непривычно задумчивый. - Но проблема уже снята. Больше вам не будут чинить препятствий. Спокойно продолжайте работать.
        - Препятствия - ерунда. Жить охота.
        - Ни к чему такой трагический тон, - Гаспарян усмехнулся снисходительно. - Обыкновенное недоразумение. Везде есть горячие головы. Но вопрос, повторяю, улажен. Я мог бы посвятить тебя кое в какие тонкости, но не уверен, что это необходимо. В двух словах так: у меня есть недоброжелатели, которые решили насолить вот таким необычным способом. Ну чисто по-детски. Дескать, нам не угодишь - не будет у тебя дачи. О, если бы ты знал, Каменков, какие затейливые интриги плетутся иной раз в этих кабинетах. Впрочем, я и сам удивлен, что они прибегли к пещерным методам.
        - Кто - они?
        Гаспарян постучал карандашиком по мраморной столешнице, и я понял, что зарвался. Острым взглядом он предупредил: сюда не лезь. Но заговорил мягко:
        - Давай забудем об этом, хорошо? Подарок возьми, не обижай... Ладно, расскажи лучше, как продвигаются дела, - взглянул на ручные часы. - Еще есть шесть минут.
        - Работа идет по плану, но в такой обстановке...
        - Хочешь разорвать контракт?
        Глаза его брызнули льдом. Любопытно было видеть, как из-под маски респектабельного чиновника неуловимо клацнули челюсти крупного хищника.
        - Я хочу гарантий безопасности. Мне и моим людям.
        - Каменков, миром правят деньги, а они у нас есть. Понимаешь, о чем я?
        - Пожалуй.
        - Когда можно посмотреть эскизы?
        - Через три дня.
        - Забери портсигар... Да, и вот что. Я договорюсь с органами, пришлют вам пару человечков для охраны. Ну, давай лапу, архитектор!
        Из министерства я поехал в "Факел", к Огонькову. По дороге из автомата позвонил Кате. Она сама сняла трубку.
        - Что поделываешь? - спросил я, мгновенно разомлев от ее чуткого голоса.
        - Жду твоего звонка. Соскучилась - ужас!
        - У меня хорошие новости. Начальник обещал, больше пока бить не будут.
        - Здорово! Вечером увидимся, да?
        - Вряд ли. Скорее всего заночую в мастерской.
        - Ой, а завтра?
        - Я позвоню попозже. Ты поспи.
        - Я не хочу спать!..
        С глупой улыбкой, самодовольный и энергичный, я вошел в кабинет шефа. У него сидели двое крутошеих молодых людей с добродушными физиономиями бенгальских тигров. В их роде занятий можно было не сомневаться. При моем появлении они синхронно сдвинулись ко мне, как две скалы.
        Георгий Саввич велел им пожать мне руку.
        - Самый ценный наш кадр, - объяснил тиграм. - Его трогать нельзя.
        Тигры важно закивали, и он отпустил их властным мановением руки.
        - Ну чего ты все бродишь? - ворчливо обратился ко мне, - Чего не работаешь?
        Я рассказал ему о вчерашнем досадном происшествии и о том, как побывал у Гаспаряна.
        - Ну и что? Что - Гаспарян?
        - По-моему, он где-то в облаках витает. Как и вы, Георгий Саввич.
        - Напротив, он в полном порядке. Я тоже с ним пообщался. Похоже, тревога ложная.
        - Нельзя ли поподробнее?
        Прежде чем ответить, Огоньков кликнул свою новую секретаршу, бабу Зою, и велел подать кофе и бутерброды. Зоя презрительно фыркнула. Эту сорокалетнюю бесприданницу шеф переманил из Госкомимущества, где она, по слухам, ублажала чуть ли не самого Чубайса, и очень этим гордился, хотя в душе, видно, понимал, что допустил какую-то промашку. От женщины в Зое сохранилось только то, что она носила юбку, все остальное было от Госкомимущества. Я бы никогда не рискнул остаться с ней наедине в темной комнате. Уверен, что вышел бы без трусов. И никто из нормальных опасливых людей не рискнул бы, кроме Георгия Саввича. Чтобы как-то замазать свой промах, он уверял, что у нее есть много достоинств, например, она не курит и не пьет водку. Но и это было вранье. От бабы Зои за версту разило анашой, и в графине у нее вместо воды была налита перцовая настойка.
        Через минуту она вернулась с подносом, на котором стояла чашечка кофе и тарелка с бутербродами. Не глядя в мою сторону, пробурчала:
        - Тебе не хватило, кипяток кончился.
        - Спасибо, Зоя Павловна! А я кофе и не пью днем. Как вы всегда угадываете?
        - На всех не напасешься, - продолжала скрипеть удивительная женщина, - Отпускают по тыще на день, а угощения требуют, как в ресторане. Это зачем же так? Кофе, коньяк, может, еще птичьего молока подать за те же деньги?
        Договаривала уже в дверях, провожаемая нашими восхищенными взглядами.
        - Повезло вам, Георгий Саввич! Может, она одна такая на всем свете.
        Шеф поднял палец в потолок:
        - Там воспитывали, чуешь! На, возьми мою чашку. Веришь ли, я сам с ней побаиваюсь лишний раз связываться... Так что, Саня, тебе интересно, что я выяснил?
        - Где-то я читал, Александр Васильевич Суворов...
        - Погоди с Суворовым. У нас все проще. Кому-то он вывоз цветняка перекрыл, кому-то, кажется, из своих, из армянской диаспоры. Те, естественно, взъелись: век будешь помнить, землячок! Подрядили Могола. Слышал про такого?
        - Откуда?
        - Известный посредник в разборках по экспорту. Ну, да тебе и не надо знать, крепче спать будешь. Могол вроде чугунного пресса. Давит не спеша, но в лепешку. Наш-то, Гаспарян, понял, что погорячился, откупного дал. Сумма громадная, точно не знаю какая, но дело закрыто. Шабаш. Мы с тобой тут вообще сбоку припека, подвернулись под горячую руку. Но могло быть, конечно, хуже. Все, Саня, забудь! Через месяц, не позже, выходим на местность. Управишься?
        Я вздохнул с облегчением: не верить шефу глупо, потому что он тоже рискует...
        ГЛАВА 9
        Два дня работали без помех, взаперти, не покидая мастерскую, и опять это было как счастливое мгновение. На третий день Огоньков по телефону вызвал меня к себе и передал сокрушительную новость: наш могущественный заказчик неожиданно выехал в командировку в Англию, неизвестно на какой срок, и даже не оставил точных указаний.
        - И что это значит? - спросил я.
        Георгий Саввич был раздражен, взвинчен, таким он редко бывал.
        - То и значит, что никак они сферы влияния не поделят. А мы тут изворачивайся. За три года четвертый пересменок идет. Стабильность, черт бы их побрал!
        - Надо ли так понимать, что Гаспарян обкакался и удрал?
        Георгий Саввич смотрел на меня тупо, как на пустое место, которое вдруг заговорило:
        - Не нравится мне все это. Надо, пожалуй, тормознуть.
        - С чем тормознуть? С проектом?
        - Если бы только с проектом, если бы...
        Было видно, что он не намерен продолжать разговор, какие-то более серьезные заботы его тревожили. Может, вспомнил с сожалением безоблачную партийную молодость.
        - Давай так, Саня, вы работайте потихоньку, а я буквально в ближайшее время дам знать, как и что. Не расстраивайся преждевременно.
        В подавленном настроении я вернулся в мастерскую и выложил все друзьям. Коля Петров принес из кладовки непочатую бутылку "Кремлевской". Похоже, берег именно для такого случая. Выпили по маленькой под яблочко. Вот-вот должна была подъехать Галя с обедом, но Зураб перезвонил и велел ей сидеть дома. Как и Коля, как и я, он не выглядел особенно удрученным, но был наполовину убит.
        - Пусть бы они все поскорее передавили друг друга, - произнес мечтательно. - Но ведь не передавят. Так и будем теперь ишачить на крыс.
        - Что же делать, - неожиданно мягко заметил Коля Петров. - Я больше ничего не умею. Кто даст работу, тому и спасибо. Да потом - жизнь на нас не кончается. Бывали времена и похлеще. Вспомним, монголы, поляки, немцы. Земля под ногами горела, не то что сейчас. И все равно мужик возделывал поле и дома продолжали строить. Не нами заведено.
        - Заведено не нами, - согласился Зураб. - Нами разрушено.
        Выпили еще по стопке и разъехались по домам, условясь, что я им перезвоню попозже.
        Зураб поймал такси, а Колю я подвез до дома: нам было по пути. По дороге он прикладывался к бутылке и тихонько посмеивался, когда нам подрезала нос очередная иномарка, набитая цветущим молодняком.
        - Напьешься сегодня? - спросил я.
        - Почему сегодня? Сколько сил хватит, столько буду пить.
        - Стоит ли?
        - Стоит, Саня. Самая легкая смерть, когда пьяный.
        На прощание пожали друг другу руки, не глядя в глаза.
        Дома, отворив окна, чтобы выдуло затхлость, я первым делом позвонил Кате.
        - Ну вот, - сказала она капризно. - Наверное, ты этого и добивался.
        - Чего именно?
        - Чтобы у меня рука отсохла. Тянулась, тянулась к телефончику, она и повисла. Теперь даже не сгибается.
        Шорох ее голоса вливался в меня, как лекарство.
        - Приезжай, - сказал я. - Пора исполнять супружеский долг.
        - Как же я с таким глазиком?
        - Сейчас половина города с такими глазиками. Возьми такси, если стесняешься.
        - Хорошо, еду!
        Немного я посидел в кресле, глядя в потолок, потом собрался в душ. Уже штаны снял, когда уверенно позвонили в дверь. "Несет тебя, черта!" - подумал я и, заранее раздраженный, отворил дверь. Но это был не Яша. Отпихнув меня плечом, в квартиру ворвался бритоголовый мужчина в темных очках. За ним еще двое, помоложе, деловитые и шустрые. Поняв, что влип, я попытался сразу выскочить в приоткрытую дверь, но парни легко втянули меня обратно.
        - В таком виде, - пристыдил бритоголовый. - Ну куда ты побежишь? - Потом распорядился: - Тащите его в комнату.
        Сам вышел первый, передвинул кресло к окну, удобно расположился.
        - Садись, архитектор, в ногах правды нет. Разговор у нас будет короткий или долгий - это уж от тебя зависит.
        Я опустился на кровать, а парни остались стоять - один у двери, второй - прислонившись к шкафу.
        - Ну что, Саня, - улыбнулся бритоголовый, - допрыгался, да? А ведь тебя по-хорошему предупреждали.
        Он снял темные очки и положил их возле себя на журнальный столик. Лицо умное, интеллигентное, с тонкими чертами. Но в глазах какая-то подозрительная сырость.
        - Кто вы? - спросил я. - Чего вам надо?
        Бритоголовый с любопытством оглядывался.
        - Ничего, ничего... Твоя, значит, квартирка? Приватизированная, надеюсь?
        - Да.
        - Ну вот, Саня, положение у тебя аховое. Очень ты провинился перед одним человеком, и за это придется платить.
        - Если вы имеете в виду проект, то...
        - Погоди, Саня, не шебуршись. Чего ты скажешь, я знаю. Дескать, пешка, выполнял чужую волю и все такое прочее. Это все верно, но не совсем. С твоим шефом разберутся, не сомневайся, но сейчас речь о тебе. Хоть ты и пешка, но все же взрослый человек и должен сам отвечать за свои поступки. Тебя предупреждали, да? Аванс ты взял?
        - Предупреждали, но я...
        Гость сморщился, сделал знак парню, который стоял у двери, и тот издали, словно руки у него вытянулись на метр, небрежно мазнул меня по губам. Сразу я почувствовал во рту липкий вкус крови.
        - Не надо лишних слов, - пояснил бритоголовый. - Отвечай коротко, ясно, мы же не на митинге. Так вот. Повторяю, положение у тебя аховое, но выход есть. Причем единственный. Сейчас подпишешь бумажку... Костя, дай ему ручку!.. Подпишешь бумажку - и расстанемся с миром. Будешь артачиться - замочим.
        - Какую бумажку?
        Громила по имени Костя развернул кожаную папочку и подал мне красивый голубоватый формуляр. Это была купчая на мою квартиру. Я мельком проглядел ее: все было в полном ажуре: адрес, метраж, исходные данные и прочее... даже оттиснуты две печати, удостоверяющие, что документ действителен.
        - Числа просроченные, - сказал я. - Сейчас июнь, а проставлен апрель.
        - Молодец, архитектор, - засмеялся бритоголовый. - Хорошо держишься. Но время тянешь зря. Тебя что смущает-то? Квартиру жалко?
        - Куда же я без квартиры? Это все, что у меня есть.
        - Правильно! - обрадовался бритоголовый. - И вот тут тебя ждет приятный сюрприз. Мы же не звери, Костя!
        Расторопный помощник сунул мне вторую бумагу. Это была тоже купчая и тоже оформленная по всем правилам: комната в Митино, восемь квадратных метров, адрес, печати и все мои данные, вплоть до паспортных.
        - Видишь, на улицу не выкидываем, хотя могли бы. Вина на тебе большая. Подписывай, не тяни. Ты же понимаешь, мы из тебя подпись все равно выколотим. Но добром-то, полюбовно не лучше ли?
        - Мне бы хотелось немного подумать, - сказал я.
        Сыроватые глаза налетчика наполнились чем-то вроде измороси.
        - Трусишки у тебя, Саня, клевые. Где покупал? Ну-ка, вытряхните его из них, ребятки!
        Ребята были крепкие, сноровистые. Дружно засопев, подняли меня над полом и сдернули трусы. Ощущение голого, беспомощного слизняка в руках озорников трудно передать, но поверьте, это удовольствие сомнительное.
        - Как на медосмотре, - хихикнул я. - Тебя хоть как зовут, маньяк вонючий?
        Тот, который Костя, ухватил меня за член и потянул книзу. Все трое дико заржали, и, вероятно, было отчего.
        - Погодите, - сквозь смех распорядился бритоголовый, - Оторвать успеем. Расстелите-ка его на полу.
        Два точных пинка - и я очутился на спине, мордой кверху. Главарь вылез из кресла и подошел ближе.
        - Не боись, архитектор, - прокаркал сверху, - это только начало.
        Огромным кожаным ботинком он наступил мне на кадык и надавил. Я захрипел, извиваясь, перед глазами метнулись огни. Чуть-чуть он ослабил нажим.
        - Вот так, ребятки, - заметил назидательно. - Был архитектор, а стал обыкновенный червяк. Сейчас мы из него сделаем циклопа.
        Затянувшись, он нагнулся и ткнул сигаретой мне в лицо. Целил в глаз, но я отклонился, и сигарета попала в висок.
        - Ну что, подпишешь?
        - Еще бы, - простонал я. - Разве стерпишь такие муки.
        Подняли, швырнули в кресло. Папку с документами - на колени, шариковую ручку - в пальцы. Комната прыгала передо мной, и бандитская троица забавно подергивалась, как в лихом танце "ча-ча-ча".
        - Ручка не пишет, - сказал я. - Только царапает.
        Бритоголовый недовольно хмыкнул. Тот, который Костя, нагнулся, чтобы проверить, не обманываю ли я. Тут я оказал сопротивление. Я всегда его оказывал, когда меня загоняли в угол. Они вряд ли ожидали, что червяк укусит. Зажав ручку в кулаке, с размаху, снизу я вонзил ее в склонившуюся рожу. Ручка ушла в подкрылье носа, как в тугое тесто, и сломалась. Костя, истошно заверещав, отвалился к двери. Его напарник изумленно пялился, и я успел обхватить его колени и повалил на пол. Все пока складывалось удачно. Я вскочил и прыгнул на бритоголового. Более того, мне удалось вцепиться в его глотку. Испытывая острейшее наслаждение, я начал его душить. Мокрые глаза поползли из орбит двумя голубоватыми гусеницами. Тонкая шейка промялась под моими пальцами до самых позвонков. Наверное, чтобы закончить дело, мне не хватило каких-то секунд. Но тут мрак упал на глаза, точно шторка на объектив...
        Сидел я в кресле, по-прежнему голый, но вдобавок привязанный. Череп гудел, его распирало изнутри. По ходикам на стене получалось, что в отключке я был не больше пяти минут. Бритоголовый еще нежно потирал горло, но Костя уже побывал в ванной и заклеил рожу пластырем.
        - Очухался? - спросил бритоголовый. - Ну что ж, Саня, выходит, мы тебя недооценили. Ты не только подлый, но и наглый. Да и прыткий какой! Прямо обезьяна. Придется тебя, перед тем как убить, помучить немного. Небось видел в кино, как это делается? Ну вот, а теперь в натуре поглядишь. Приступайте, ребятки!
        Боль в черепе мешала мне испугаться по-настоящему, но все же меня чуть не вырвало, когда я увидел в руках Кости паяльник, мой собственный, из кладовки, новенький, немецкий.
        - Зачем мучить? - жалобно пролепетал я. - Я же подпишу бумагу.
        - Подпишешь, конечно, но чуть позже. Перед самой кончиной.
        Костя сунул вилку в розетку и проверил, дотягивается ли шнур. Дотягивался с запасом.
        - Ублюдки поганые! - сказал я. - Откуда вы взялись на нашу голову?
        - Не ругайся, - посоветовал бритоголовый. - Ты же интеллигентный человек, не шавка какая-нибудь. Конечно, будет больно, да что поделаешь. Сам напросился.
        Громко булькнул дверной звонок. "Катя!" - припомнил я вяло. Костя озадаченно взглянул на предводителя. Наверное, это была последняя возможность что-то предпринять. Я уперся в пол ногами, качнул кресло и повалился набок. Каким-то чудом удалось распутать руки. В принципе я вообще был в хорошей физической форме. В армии - футбол и самбо, на гражданке - бассейн, банька, теннис и почти каждое утро (годы!) - час йоги. Да и от батюшки с матушкой досталась широкая крестьянская кость, но не это все главное. В мгновение смертной тоски я впервые понял, что значит "озвереть". О, животная, блаженная испарина последнего мужества! Как мы катались живым ревущим клубком из комнаты в коридор - любо-дорого вспомнить. Всю квартиру чуть не раздолбали. И особенно приятный эпизод, как я вырванным паяльником шарахнул Костю по уху. Но удача недолго была на моей стороне. Кажется, сам лично бритоголовый главарь положил конец бессмысленному сражению. Хладнокровно, как утюг, обрушил сзади на мою разгоряченную башку литую вазу чешского стекла.
        Больше я ничего не помню.
        Часть вторая
        СОПРОТИВЛЕНИЕ
        ГЛАВА 1
        Сутки в реанимации, потом - отделение травматологии. Перелом ключицы, нескольких ребер, но самое неприятное - тяжелейшее сотрясение мозга. В полудреме, в которой я первые дни пребывал, витало зловещее слово "трепанация", но я не придавал ему особого значения.
        ...На четвертый день утром проснулся почти в нормальном состоянии. Палата была просторная, с широким окном, на пять коек. Одна кровать пустовала, а четыре других были заняты. На соседней кровати лежал упитанный мужчина лет тридцати пяти, с ним мы накануне познакомились - подполковник погранвойск Юра Артамонов. Его история была такова. Поздним вечером (еле успел на метро) он возвращался домой, проводив друга в командировку. На аэродроме в буфете малость выпили. Возле дома, свернув в арку, услышал за собой топот, оглянулся. Увидел четверых или пятерых молодых людей, которые неслись на него веселым табунком. Вот тут его подвело спиртное, выпитое на аэродроме. У него еще было время для рывка (до подъезда оставалось метров десять), но он им не воспользовался. Хулиганы были вооружены чем попало: у кого заточка, у кого монтировка, а у одного вообще какой-то железный крюк вроде тех, на которых подвешивают мясные туши, именно этот крюк Юру вырубил. От заточки он уклонился (скользящий прокол на боку), монтировку вышиб из рук у второго нападающего, но от крюка не ушел, замешкался (тоже водка!) и повалился с
раскроенным черепом под ноги братве. Как и мне, подполковнику повезло: его не добили. Забрали документы, семьдесят тысяч наличности и сдернули с запястья именные "флотские" часы с выгравированной надписью: "За проявленное мужество. Генерал Чернов".
        По диагонали от меня, у окна, лежал худой старик с изможденным лицом и с переломом шейки бедра. Судя по всему, ему уже не светило плясать гопачка, но смиряться с этим он не собирался. Каждые десять-пятнадцать минут старательно подтягивался на висящей над ним железной перекладине и время от времени совершал самостоятельный пеший переход до умывальника, опираясь на костыли, шаркая по паркету больной ногой, как фломастером по картону, ухая, постанывая и подвывая. Когда бы я ни встречался с ним взглядом, он успевал улыбнуться и сделать рукой бодрящий жест: мол, все в порядке, и мы все снова очутимся на конях. Звали старика Петр Петрович Незнамский, в оные времена он был известным профессором-электронщиком, спецом из засекреченного института, но с приходом демократической чумы, подобно многим другим честным заслуженным, пожилым людям, догорал в бедности и забвении.
        Четвертый обитатель палаты, лежащий напротив Петра Петровича, был фигурой загадочной. Двое суток, которые я здесь провел, он беспробудно дрых, тоненько со свистом посапывая и изредка переваливаясь со спины на бок. Единственный раз он как-то вскочил, уселся на кровати, спустив ноги на пол, и, ошалело глядя на подполковника, строго потребовал:
        - Дай пива, брат! Куда спрятал? - и не дождавшись ответа, снова повалился на бок. Никто его не пытался разбудить, лишь дежурная сестра забегала и делала ему какие-то уколы. Каждый раз Петр Петрович уважительно спрашивал:
        - Помирает? - И сестры, хотя они были разные, отвечали одинаково:
        - Оклемается, молодой еще.
        В начале восьмого появилась заспанная молоденькая медсестра, весело прощебетала: "Температуру будем мерить!" - и, ни на кого не глядя, крутнулась на каблучках и выпорхнула из палаты. Сразу после девяти принесли завтрак, и я съел, поставив на колени, все, что подали: тарелку пшенной каши с миниатюрным шлепком масла, кусочек то ли омлета, то ли жевательной резинки и выпил кружку чая с двумя кусочками сахара. Ел без аппетита, но получая удовольствие от знакомого процесса. Спросил у подполковника:
        - Туалет далеко?
        Оказалось, туалетная комната вкупе даже с неработающим душем примыкает прямо к палате.
        - Сигаретки не найдется?
        Юра Артамонов протянул мне сигареты и зажигалку, вежливо полюбопытствовал:
        - Дойдешь?
        Я дошел. Шея и туловище у меня были туго перемотаны бинтами, зато голова болталась из стороны в сторону, как тыква на проволоке. Делая свои дела, я цепко ухватился рукой за умывальник, поэтому не упал, хотя сначала думал, что рухну. Потом уселся на колченогий трясущийся стульчик и, недолго думая, прикурил. Вместе с первым глотком дыма в голове что-то разорвалось, из глаз брызнули слезы, из ноздрей - сопли, и свет вдруг померк. Куда-то меня вышвырнуло в необозримую даль, где я люто перхал и откашливался, прижимая локтями бока, пронзенные тысячью гвоздей. Казалось, агонии не будет конца; но вскоре опять обнаружил себя в туалете, скорченным на стульчике, с зажженной сигаретой в кулаке. Чтобы проверить, жив ли я, вторично затянулся. Результат был потрясающий. Верхняя часть черепа зацементировалась, отделилась и проплыла передо мной по воздуху, вся в спутанных, подмокших волосках. Я догадался, что это всего лишь мираж, и легко справился с ним, надавив кулаками на глазные яблоки. Дальше уже без всяких видений докурил сигарету до конца.
        - Вот так-то, Катенька, - сказал торжественно вслух. - Со мной, как видишь, все в норме.
        Вскоре явился на утренний обход врач - женщина средних лет по имени Тамара Даниловна. Ко мне подошла к последнему. Встала у изножья кровати.
        - Как самочувствие?
        - Хорошо, спасибо. Когда выпишете?
        Устремила на меня задумчивый взгляд без всякого намека на улыбку. Личико неказистое, скорее мужское, чем женское, но выразительное.
        - Об этом пока рано, - шагнула вперед, откинула одеяло и, наклонясь, сноровисто меня всего ощупала, будто тюк с товаром: нет ли где дырки.
        - Как голова?
        - Не совсем как бы моя.
        - Это нормально, - отступила назад, окинула оценивающим взглядом и молча удалилась. Сестра шмыгнула за ней хвостиком.
        На всех нас четверых ушло не более десяти минут.
        - Здорово! - восхитился я. - Медицина двадцать первого века.
        В перемогании, в полудреме потек больничный день. Голова ровно, глухо гудела. Все чувства были словно подморожены, и немного досаждала лишь одна мысль: что с Катей?
        Посредине дня вдруг заворочался на кровати таинственный больной, сбросил с себя одеяло и сел. Лицо у него было узкое, печальное, но приятное - и не поймешь, сколько лет мужику. Мы все уставились на него. Петр Петрович даже газету отложил.
        - Где это я? - заторможенно поинтересовался страдалец. - В вытрезвиловке, что ли?
        Подполковник Артамонов, который лежал к нему ближе всех, объяснил, что это не вытрезвитель, а больница, травматология, где лежат побитые, ушибленные и изувеченные.
        - А зачем я здесь?
        - Тебя третьего дня привезли. В реанимации откачали, потом сюда кинули. Ты уже три дня ничего не ешь. Так ослабеть недолго. На вот, пожуй яблочко.
        Мужчина (или мальчик?) в недоумении посмотрел на протянутое яблоко и вдруг заплакал. Да не просто заплакал, а, обхватив стриженую голову руками, заревел в голос. Я и не видел никогда, чтобы так рыдали мужчины. Что-то было в этом чистое, искреннее и поучительное.
        - Это ты напрасно, - заметил Артамонов. - Чего ж теперь выть. Расскажи лучше, что случилось-то?
        Нахлюпавшись вдоволь, парень (или мужчина?) опрокинулся на смятую подушку и трагически произнес:
        - Это она, сучка, подставила!
        Потихоньку, в несколько приемов, он все-таки поделился с нами своим горем. Речь его была не совсем связной, со многими отступлениями, но вкратце история была такая. Звали его Кешей Самойловым, ему было сорок один год, и работал он мастером на каком-то приватизированном цементном заводе. Жил припеваючи: меньше миллиона в месяц не имел. Пил, конечно, по-черному, хотя сам этого не одобрял. Не говоря уже о любимой жене, которую он почему-то называл не по имени, а не иначе как "сучкой" и "тварью". Вскоре выяснилось почему. Оказывается, жена не только его разлюбила, но еще устраивала ему по пьянке много каверз и гадостей. Особенно эта ее подлая черта ярко проявилась во время последнего запоя, который длился ровно тридцать семь дней. У них был пятилетний сын по имени Игорек, не по годам развитой и смышленый ребенок, в котором Кеша души не чаял. И вот неделю назад она сначала спрятала от него четвертинку, а потом, когда Кеша начал гоняться за ней по квартире со справедливым требованием вернуть не принадлежащую ей вещь, тварь ухитрилась оглоушить его по тыкве именно Игоречкиным металлическим ночным
горшком.
        В этом месте Кеша снова разразился горькими рыданиями и по очереди показал нам всем троим синюшный шишак за левым ухом.
        Кощунственный поступок жены заставил Кешу всерьез задуматься, как бы ему поскорее выйти из запоя, хотя бы для того, чтобы поквитаться с тварью.
        - Сучка здоровая, как трактор! Ну, ребята, сами увидите. Ножищи - во! По тонне. При этом волосатые - тьфу! Как у гориллы. А я что, хилячок пьяненький, вот она и куражится. - Новый взрыв рыданий. - Но люблю - ужас! Никого так не любил. Месяц бухаю, исчах, высох, и чего? Привалюсь ночью - она теплая, мягкая, большая - и снова как конь, ей-Богу! Тварь даже сама удивлялась. "Ты же, говорит, как-нибудь подохнешь прямо на мне. Допьешься!"
        Дальше события развивались так. С утра, обставясь полудюжиной пива, Кеша проглядывал от скуки газету, и там ему попалось заманчивое объявление. Фирма "Трезвость" гарантировала стопроцентное выведение из запоя за один сеанс и по умеренной цене. От нечего делать и уже совершенно в отчаянии Кеша позвонил в эту фирму и узнал, что обойдется лечение в сто долларов. Он посоветовался с тварью, и та сказала: "Больше пропьешь!"
        Приехал из фирмы дюжий детина в белом халате и со шприцем. Увидев изнуренного Кешу с разбитой головой, выразил сомнение:
        - Случай запущенный, может, лучше его в стационар отправить?
        Тварь утащила детину на кухню, там они долго шушукались и вернулись в комнату веселые оба, как с именин, со шприцем наготове.
        - Я сразу чего-то почуял неладное, - повествовал Кеша. - Но куда деваться. Из запоя выходить надо, иначе хана, а самостоятельно, чувствую, не сдюжу.
        Детина-врач дал ему подписать какую-то бумажку и вкатил четыре укола подряд. Кеша враз с копыт, а когда очнулся, то решил покурить. Но это ему не удалось. Никак не мог поймать пачку сигарет, которая лежала на тумбочке. Пальцами тыкал, тыкал, да все около. Игорек, который случился рядом, радостно завопил:
        - Папочка, какой ты смешной! Давай вместе играть.
        Когда с кухни прибежала тварь, Кеша уже гонялся по полу за тапочком и действительно от души хохотал.
        - После как в яму нырнул, ничего не помню, - закончил грустную повесть несчастный алкоголик.
        - Белая горячка, - поставил диагноз Петр Петрович. - Но почему тебя сюда привезли? Обязаны были в наркологию доставить.
        - Нет что не горячка, - сквозь слезы возразил Кеша. - Это он с тварью чего-то в уколе намешал. Ну и на горшок наслоилось. Если выйду отсюдова, убью!
        - Правильно, - сказал Петр Петрович. - Тебя привезли как с сотрясением мозга, а на горячку не обратили внимания.
        Около четырех ко мне пришел первый посетитель - следователь районного отделения милиции Вохряков. Молодой, немного за тридцать, лицо простецкое. Уселся на стул в ногах, достал из планшетки блокнот, повел допрос. Вежливо, культурно. Фамилия, род занятий, расскажите, пожалуйста, о происшествии.
        - Нечего рассказывать, - сказал я. - Ворвались какие-то трое бандюг и изувечили. Спасибо, не убили.
        - Никого из них раньше не видели?
        - Нет.
        - Какие-нибудь особые приметы помните?
        - Да нет, пожалуй. Один бритоголовый, в солнечных очках, постарше вот вашего возраста. Двое других - обыкновенные качки.
        - Почему вас били? Что-то хотели узнать?
        - Спрашивали, где прячу деньги.
        - Вы им сказали?
        - Сказал, что нету. Откуда у меня деньги? Я же не вор. Кстати, капитан, что там с квартирой? Я имею в виду, с дверью?
        - Не волнуйтесь, мы ее опечатали.
        Подполковник Артамонов и Петр Петрович с любопытством вслушивались в беседу, алкоголик Кеша, который за обедом похлебал постных щец, безмятежно спал. Обстановка мирная, доверительная. Солнышко в окне.
        - Заявление будете делать? - спросил следователь.
        - Зачем? Вы же не будете их ловить.
        Следователь расслабился, отложил блокнотик. Улыбнулся хорошей улыбкой человека, у которого главное богатство в жизни - добрый нрав.
        - Честно говоря, ловить действительно некому. Нас же двое в отделе. Еле успеваем убийства регистрировать.
        - Понимаю.
        - Но все же, бывает, и ловим. Вот если, к примеру, у вас какие-нибудь приметные вещи взяли... Ладно, я еще загляну денька через два, если будут новости.
        После его ухода я пошел звонить. Кое-как натянул синюю хлопчатобумажную рубаху и влез в тренировочные штаны. Вот еще одна маленькая загадка, которую хотелось бы поскорее решить. Кто меня одевал? Помнится, когда мы дрались, я был в чем мать родила.
        По длинному больничному коридору, заставленному кроватями, напоминавшему полевой лазарет, я брел долго, как столетний старец, опасающийся, что при неосторожном движении из него все высыплется. Переломанные ребра прижимал локтями и делал мелкие шажки, глядя под ноги. Задержался на минутку у столика дежурной сестры. За столиком сидела симпатичная девчушка и что-то писала в журнал.
        - К телефону я правильно иду? - спросил я.
        - Правильно, правильно, - отозвалась сестра, не поднимая головы.
        - А далеко еще?
        - Вы же видите, больной, я занята.
        Коробка телефона висела в закутке для курения, у подоконника стояли двое мужчин, судя по виду, недавно вернувшиеся из боя. Один с подвязанной рукой и на костылях, у второго голова замотана грязноватыми бинтами так, что наружу торчал только глаз и кончик носа. Когда он затягивался, дым окутывал всю его голову ровным серым облаком.
        У меня был всего один жетон, который я занял у Артамонова. Сначала я позвонил в мастерскую, но там никто не ответил, затем набрал домашний номер Зураба. Милый товарищ искренне обрадовался, что я жив. Позавчера они с Петровым заезжали ко мне домой, увидели опечатанную дверь. Были в милиции, но там с ними вообще не стали разговаривать. Правда, пригрозили кутузкой, если будут нарываться. Съездили в контору к Огонькову, и тот велел им сидеть тихо по домам до его распоряжения. Обещал, что сам наведет справки. Работа накрылась, Петров в клинче, вот все новости. Но это все ерунда по сравнению с тем, что я обнаружился живой.
        - Почти живой, - уточнил я. - Но это не телефонный разговор.
        Я попросил Зураба позвонить родителям и сказать, что я в командировке.
        - Я к тебе сейчас приеду, - заторопился Зураб. - Говори адрес.
        - Лучше завтра...
        Я перечислил все, что надо привезти: зубную щетку, пасту, пожрать... немного деньжат. После паузы Зураб спросил:
        - Как думаешь, Саня, хана проекту, да?
        - Необязательно. Привези еще жетонов для автомата. И курево.
        - До завтра, Саня, держись, брат!
        Пока я звонил, Кеше соорудили капельницу, он чуть порозовел, но выражение лица сохранял такое, словно его посадили на электрический стул, куда с минуты на минуту подадут ток. На кровати Петра Петровича сидела пожилая женщина в нарядном летнем платье. Подполковник читал детектив. Посмотрел на меня поверх страниц.
        - Подымим?
        В туалете я устроился на стуле, а он остался стоять.
        - Может, по глоточку? - предложил подполковник. - У меня есть.
        - Боюсь. Голова какая-то чумная.
        - Тогда не надо. Не догадываешься, кто тебя уделал?
        - Догадываюсь.
        - Я так и понял.
        Ближе к ночи заглянула дежурная медсестра и раздала всем, кто хотел, по таблетке анальгина. Оживший Кеша Самойлов (на ужин он съел тарелку лапши и выпил кружек пять чая с печеньем и сыром, которым его угощал Артамонов) попросил снотворного.
        - У меня бессонница! - гордо объявил он.
        Сестра, пожилая дама, отщипнула от облатки две крохотные синие таблетки.
        - Что это? - подозрительно спросил Кеша.
        - Пей, хуже не будет.
        - Попозже выпью...
        Засыпала палата под горестные причитания Кеши, который, обращаясь неизвестно к кому, последовательно перечислял грехи твари: а) до сих пор не принесла передачу; б) пыталась убить ночным горшком; в) отравила вместе с врачом; г) никогда не любила; д) ноги волосатые...
        ГЛАВА 2
        Утром пришла Катя. Я дремал после завтрака и во сне попытался стряхнуть ползущую по груди крыску, но она не стряхивалась. Открыл глаза и увидел Катю. Но не сразу ее признал. Лицо осунувшееся, с ввалившимися огромными очами, светящимися тьмой. Кроме перламутрового синяка под глазом, широкая ссадина на лбу и исцарапанный подбородок. Счастливая улыбка.
        - Давай поцелуемся, - предложил я. Катя нагнулась, ее губы прижались к моим. Этот поцелуй вернул мне душевное равновесие.
        - Тебя что же, опять били?
        - Еще как! Эти вообще были какие-то зверята.
        - Не повезло тебе со мной, да?
        - Почему?
        - Как же, ни дня без колотушек.
        - Ну, тебе тоже досталось.
        Все эти дни, пока я недужил, мне так много хотелось ей сказать, но сейчас, когда она уже была рядом, можно было и помолчать. Она и так все понимала. Может быть, это была первая женщина в моей жизни, с которой не надо было притворяться. Конечно, это сулило впереди большие неудобства.
        - Как ты нашла меня?
        - По телефону.
        - Ага, - кивнул я глубокомысленно, хотя ничего не понял. - Расскажи поподробнее.
        - Про что?
        - Как все было.
        - Лучше потом, ладно? - Она встала с кровати и начала разбирать спортивную сумку, набитую под завязку. Боже мой, чего только она не притащила! Банки с соками, фрукты, сигареты, свертки с едой, кастрюльки, аккуратно упакованные туалетные принадлежности, махровое полотенце, домашние тапочки, книги и, как венец всего, пузатая бутылка армянского коньяка. Через минуту кровать и тумбочка были завалены так, словно сюда поместился коммерческий ларек.
        - Ты с ума сошла, - сказал я. - Давай все упаковывай обратно.
        Ее лицо светилось, все царапины празднично лиловели.
        - Смотри, Саша, вот мед, орехи, курага, изюм. Все помытое. Курица еще горячая. Давай прямо сейчас покушаешь. Мама в духовке запекла. Ой, вкуснятина!
        Как я ни противился, чуть ли не силком скормила мне полкурицы и бульону заставила выпить. Оттрапезничав, я взял ее за руку и увел в туалет якобы покурить. Там, защелкнув задвижку, попытался к ней приласкаться, но ничего у меня не вышло. Стоило мне чуть-чуть резче дернуться, как в башке вспыхивал оранжевый туман.
        - Ну не расстраивайся, - сказала Катя, - Что мы, не потерпим, что ли?
        - Послушай, пора тебе домой.
        - Я тебе надоела?
        - Не валяй дурака. Здесь все-таки больница.
        - Но я же никому не мешаю.
        - Давай двигай... Вечером тебе позвоню.
        - Саша, что с нами будет?
        - Ты о чем?
        - Кто эти люди, которые нас преследуют?
        - Тебе лучше знать. Тебя два раза били, а меня только один.
        - Чего они хотят?
        - От тебя?
        - Саша!
        - Скажи лучше, тебя изнасиловали или нет?
        - Тебе так важно?
        Я подумал: важно или нет? Да, это было для меня важно.
        - Не успели. Милиция помешала. Саш, они нас убьют?
        Не хотелось бы. Мы ведь с тобой только жить собрались.
        В палате началось какое-то движение, видно, нянечка привезла тележку с обедом. Я поднял руки и прижался лицом к ее теплому, упругому животу. Катя поцеловала меня в макушку, глаза у нее были мокрые. Потерлась о мои волосы.
        - Саш, скажи, что я должна сделать?
        - Слушаться меня. Будешь слушаться, все образуется.
        - Я буду слушаться.
        В знак повиновения она быстренько собралась и покинула палату, пообещав вернуться завтра. Я проводил ее до лифта. Там еще кто-то стоял в белом халате. Но нам казалось, что мы одни, поэтому мы обнялись.
        - Лучше всего тебе уехать из Москвы, - сказал я.
        - Саша, не надо так говорить.
        Ее глаза блестели передо мной странным лунным светом, и я не хотел, чтобы они погасли.
        ГЛАВА 3
        К вечеру посетители посыпались как из рога изобилия, вдобавок неожиданные. Первым явился дорогой сынуля Геночка, с которым мы по телефону разговаривали последний раз три месяца назад. По просьбе матери я пытался наставить его на путь истинный. После десятого класса он не собирался ни работать, ни учиться, а собирался блаженствовать. Разговор получился крайне раздраженным и бессмысленным. Мы наговорили друг другу кучу гадостей, и сынуля подвел итог, дерзко заявив: "Угомонись, Александр Леонидович, какой ты мне отец!"
        Конечно, он был прав, я был плохим отцом и мужем был плохим, но все-таки денежек им с матерью подкидывал, особенно когда бывал в плюсе. На его замечание о том, какой я отец, я ответил прямым оскорблением: "Паршивый, наглый сопляк!" - и повесил трубку, некстати припомнив поучительный эпизод встречи Тараса Бульбы с сыном Андреем на польской территории.
        И вот он явился не запылился - в модном прикиде, в тесной кожаной курточке, обвешанной дикарскими украшениями, и в просторных фиолетовых штанах.
        - Привет, папаня! - поздоровался сын. - Чего-то ты бледный с лица! Заболел, что ли?
        Я и не ожидал от него разумных слов, но эти, произнесенные в больнице, прозвучали совсем издевательски.
        - Будешь хамить, - сказал я, - сразу убирайся.
        - Да нет, пап, надо поговорить.
        Он присел на краешек кровати.
        - Как ты узнал, что я здесь?
        - Нашлись добрые люди, подсказали, - бросил быстрый, не по годам цепкий взгляд на соседей: не подслушивают ли? Меня замутило.
        - Ну давай, давай, выкладывай!
        - Пап, ты хоть соображаешь, с кем связался?
        - Давай дальше.
        - Да это же... это же... Тебя раздавят, как муху!
        Значит, вот оно что! Продолжают обкладывать.
        - Кто тебя прислал?
        Ему было всего семнадцать лет, моему мальчику, а в эту минуту, когда он "косил" под взрослого, стало и того меньше.
        - Какая разница, кто прислал. Велели передать, чтобы не дрыгался. Это их слова, не мои. Пап, сделай, чего просят. Иначе и тебе и мне кранты.
        - Ты их знаешь?
        - Намекнули... Пап, это самая страшная кодла в Москве. Ну как тебя угораздило!
        В нынешней ситуации Геночка, безусловно, ориентировался лучше, чем я. Для него понятия "наехать", "включить счетчик", "замочить", "обналичить" и прочее были столь же нормальны, как для меня в его возрасте были нормальными понятия "сдать экзамен", "пойти в армию", "влюбиться", "послужить Отечеству".
        - Мать в курсе? - спросил я. Гена удивился:
        - Ты что, пап? Зачем ей?
        - Тоже верно.
        - Пап, чего ты им задолжал?
        - Пока вроде квартиру.
        Он ни минуты не колебался.
        - Отдай. Поверь мне, отдай!
        - Как у тебя все просто. А где я жить буду?
        Пренебрежительная гримаска родных глаз.
        - Пап, не обижайся, но у вас у всех как-то мозги набекрень. Точно вы на луне родились. Ну пойми, разделаются с тобой, да и со мной заодно, и кому будет польза от твоей квартиры? Ты хоть немного подумай. Прямо зло берет, честное слово. Как вы жили при коммунистах слепыми кротами, такими и остались.
        Геночка был уверен, что наступила новая эра, точно так же, как бабочка, летящая на огонь, полагает, что ей выдался светлый денек. Уверенность прекрасная и святая, но мальчик был не бабочкой, а моим сыном.
        - Но почему я должен отдать квартиру?
        Гена скорчил гримасу, которая обозначала, что его терпение, увы, на пределе.
        - Есть правила, которые нельзя нарушать.
        - Кем же они придуманы?
        - Жизнью, папочка, жизнью!
        Ему хотелось добавить: "Когда же ты поумнеешь, отец!" - но он сдержался. На такой недосказанности мы и расстались, но мне было о чем подумать. Если тлела во мне робкая надежда, что бандиты отвязались и инцидент исчерпан, то приход сына меня образумил. В чем-то он был, разумеется, прав. За эти кошмарные годы я, как и многие, так и не привык к огромной уголовной зоне с ее черными нелюдскими законами, по которым жертву, угодившую в силок, обязательно добивали, как бы она ни вопила. По-прежнему в глубине сознания тлело утешное ощущение, что этого не может быть.
        Следом за сыном появился Зураб. Он побыл у меня недолго, минут десять, он бы сидел и дольше, но его спугнула Наденька Крайнова. Она вошла в палату, благоухающая французскими духами, соблазнительная, как десяток фотомоделей, оттеснила Зураба с кровати и дружески потрепала меня по щеке:
        - Ну что, миленочек, допрыгался? Погулял немножко на свободе, да?
        Зураб, обиженный невниманием шикарной дамы, тут же откланялся, пообещав прислать завтра Колю Петрова, если тот на минутку протрезвеет. Жаль, ничего мы не успели обсудить, но в присутствии Наденьки это было уже, конечно, невозможно.
        Целый месяц длился наш роман, бестолковый, страстный и пустой, но сейчас я с трудом припомнил, в каких мы отношениях. Наденька была всего лишь тенью из прошлого, которое рухнуло в те самые минуты, когда меня, голого, пытались укокошить в собственной квартире.
        - У меня глубокая черепно-мозговая травма, - предупредил я. - Мне нельзя нервничать.
        - Травма у тебя была и прежде, - улыбнулась Наденька. - А нервничать совсем не обязательно.
        Видя, что я молчу, вывалила на кровать гору апельсинов из пакета.
        - Сегодня переночуешь здесь, а завтра перевезу тебя в другое место. Я уже обо всем договорилась. Там будет нормальный уход, отдельная палата. Правда, придется немного раскошелиться, дружок.
        - Не хочу никуда!
        Наклонилась к самому уху:
        - Не строй из себя бомжа, милый!
        - Я совок и буду лечиться бесплатно!
        Засмеялась, но глаза холодные. Ах, какой чудесный кремовый костюмчик в обтяжку, как у гимнастки. Ах, какая красивая, сочная самка, знающая себе цену. Воздух в палате ощутимо наэлектризовался. Артамонов с гостем-однополчанином навострились, точно на посту. Кеша Самойлов в сильном волнении загородился журнальчиком "За рулем" и поверх него наблюдал за Наденькой, как сыч из дупла. Но искушенная покорительница сердец, для которой тайны мужского естества были открытой книгой, делала вид, что никого не замечает, кроме меня. Познакомясь со мной, она и с мужем перешла к чисто платоническим отношениям. Чем-то я, видно, ей приглянулся, когда был еще не покалечен.
        - Наденька, спасибо за заботу, за доброту, за апельсины, но мне правда ничего не нужно, потому что у меня все есть.
        Она требовательно спросила, почти не понижая голоса:
        - Это из-за той фифочки, которая отвечала по телефону?
        - Надя! Только без сцен, прошу тебя!
        - Кто она такая, негодяй?! Где ты ее подобрал?
        Я решил перенести объяснение в туалет и, кряхтя, начал сползать с кровати. Наденька помогала, подставив крутое плечо. При этом стрельнула-таки бедовыми очами в подполковника, от чего тот смущенно потупился. Кеша Самойлов целиком вылез поверх журнала и озадаченно шевелил губами, видно, подсчитывал, сколько же у меня в натуре жен.
        В туалете Наденька усадила меня на стул и поцеловала в губы.
        - Ну что, голубчик, может быть, пора все рассказать своей мамочке? Может быть, мамочка поможет?
        На мгновение я ей поверил, но тут же опомнился. Здорово все же мне прищемили мозги. Ну чем и кому способна помочь эта прелестная, пышная пожирательница мужчин?
        - Что молчишь, Сашенька? Где у тебя бо-бо?
        - Болит везде. Но особенно неладно с головой. Что-то в ней повредилось.
        - Не переживай, все пройдет. Потом, ты же знаешь, для мужчины голова не главное... Ну рассказывай, рассказывай!
        - Что рассказывать? - Я поднес зажигалку к ее сигарете и сам прикурил.
        - Кто на тебя напал? И что это за штучка у тебя в квартире? Я ведь все равно дознаюсь.
        Внезапно я ощутил в себе такую унизительную хрупкость, какая бывает у пересушенного на солнце гриба.
        - Наденька, - попросил я, - ты иди пока домой, а когда я немного поправлюсь, мы обо всем поговорим.
        - Мы поговорим сейчас, - жестко бросила она, и глаза ее заблестели отнюдь не весело. - Почему ты скрываешь? Кто эта стерва? Неужели это серьезно?
        - Что - серьезно?
        - У тебя со стервой.
        - Она не стерва. Обыкновенная женщина, доверчивая и несчастная. Стервы совсем другие. Они всегда знают, чего хотят.
        - Вон как ты заговорил!
        - Как?
        - Хочешь поссориться?
        - Пойми, Надя, я болен, избит, у меня сотрясение мозга. Оставь меня в покое. Глупо же в таком состоянии выяснять отношения.
        Наклонилась близко, прошептала со странным напряжением:
        - Скажи только одно: ты меня совсем не любишь?! Ни капельки?
        - Конечно, нет. Как и ты меня.
        Это было для нее чересчур. Сделала движение, точно собиралась ударить, но лишь презрительно процедила:
        - Пожалеешь об этом, миленький!
        - Я уже сейчас жалею, только не знаю о чем.
        - Тебе говорили когда-нибудь, что ты подонок?
        - Говорили - и не раз.
        Красиво покинула туалет, запустив в меня горящим окурком. Я ловко уклонился, скрипнув шеей, как смазанной дверной петлей...
        Дальше вечер потянулся по-домашнему - в бесконечных чаепитиях и разговорах. Курить в туалет теперь ходили втроем - Кеша Самойлов воскресал на глазах. Его пошатывало, но речь совершенно восстановилась.
        - Наверное, придется вообще завязывать с этим делом, - грустно сказал он. - Иначе хана!
        - Что же, совсем пить бросишь? - не поверил подполковник.
        - Совсем не совсем, а придется брать тайм-аут. Иначе тварюга доконает. Сегодня у ней сорвалось, но она не успокоится. Раз уж дело на принцип пошло, выбора нет - или она меня в гроб вгонит, или я ее. Но у нее преимущество большое.
        - Ноги волосатые? - спросил я.
        - Нет, не ноги. Зря смеешься, Саня. Тут вопрос тонкий. Я ведь ее, сучку, до сих пор люблю, тянусь к ней - вот где загадка для ума. Я ей цену знаю, у меня до нее баб было навалом, а скрутило на ней. Притом ей-то на меня начхать, да и на сына тоже. У ней рыбья кровь. Она вообще никого не любит, даже себя. Я точно вам говорю. Бывает, вот сядет посреди квартиры и просидит целый день, пальцем не шевельнет. Я ей: "Сходи хоть умойся, тварь, рожу хоть приведи в порядок". - "Отстань, говорит, не мешай". Я говорю: "Чему не мешать-то, скажи, чему? Ты же, говорю, сучка, обед не можешь сготовить, если тебя рылом в кастрюлю не ткнуть. У тебя ребенок с голоду распухнет, а ты так и будешь сидеть!"
        - Может, больная? - посочувствовал подполковник.
        - Ты ее видел?
        - Нет.
        - Тогда не говори, чего не знаешь. Больная! На ней повесить табличку "Танк" - и все поверят. Нет, ее можно только убить, но жить с ней нельзя.
        - Зачем же живешь?
        - Бесприютная она, без меня точно пропадет, - Кеша не выдержал и горько зарыдал прямо в туалете, хотя до этого терпел уже несколько часов подряд.
        Перед сном, когда потушили лампы, неожиданно разговорился Петр Петрович. Ночная сестра забыла перебинтовать ему ногу, а напомнить он постеснялся. В связи с этим припомнил, как первый раз повредил эту же самую ногу еще на фронте. Он тогда был молодым старлеем. Польша, солнечный берег, война заканчивалась, и как раз Петр Петрович с друзьями собирались в баньку, когда началась бомбежка. Три "мессера", неожиданно возникших откуда-то из-за леса, как из преисподней, за считанные минуты вдрызг разутюжили деревеньку. Петр Петрович доскакал до ближайшей канавы, прыгнул, и на лету его снесло точным осколком. Раскаленный жужжащий металлический шмель ровнехонько выстриг из правой нош десять сантиметров берцовой кости. Вдобавок контузило, и ожил Петр Петрович только через несколько дней в госпитале. Военный хирург с ним не церемонился и дружески растолковал, что хорошей двигающейся правой нога ему больше не видать - такой разрыв нипочем не срастить.
        - Черт его знает, - счастливо поведал Петр Петрович, - Я с тех пор врачам не во всем доверяю. Зажила нога. Сама по себе затянулась. Через полгода на велосипеде ездил. Вопреки всем медицинским хрестоматиям. Пятьдесят лет горя не знал. И вот на тебе - сходил, дурила, за творожком. Причем не собирался, у нас еще полпачки лежало в холодильнике. Хотели с Машей сырничков настряпать для воскресенья. Соседка взбаламутила. Позвонила: на Ломоносовском дешевый творог выкинули - по две с половиной тысячи за кило. Ну как не побежать. Помчался, конечно, благо, недалеко - десять остановок на автобусе.
        Когда Петр Петрович садился в автобус, сбоку вынырнул на тротуар "фордик" с подвыпившим молокососом за баранкой и повалил старика наземь, зацепив бортом.
        - Опять та же самая нога, - пожаловался Петр Петрович, - и опять надейся на чудо. Перелом шейки бедра в моем возрасте - это не подарок.
        - Что врачи говорят? - спросил я.
        - Это как раз неважно. Они часто сами себе противоречат. Но по моему собственному прогнозу, раньше, чем через месяц, мне отсюда не выйти. Организм уже довольно изношенный.
        Кеша подал голос, преодолевая рыдания:
        - Надо же, как послушаешь!.. Что было, а? Воевали... Немцев побили. Все-таки тогда люди другие были, да, Петрович? Лучше все-таки были. А теперь всякая тварь берет ампулу и травит мужика, как крысу...
        Осознав глубину этой философской мысли, я мирно задремал.
        ГЛАВА 4
        Сквозь незашторенную раму синела ночь. В палате все предметы обрисовывались нечетко, как в затемненном кадре. В ногах на кровати сидел бритоголовый. Смутная фигура второго мужчины маячила у окна. Поначалу я решил, что это сон, но это был не сон. Я включил лампу над головой, взглянул на часы - половина третьего.
        - Ну что, не ожидал, архитектор? - спросил бритоголовый, сочувственно улыбаясь. На сей раз на нем не было очков. Лицо интеллигентное, с грустным блеском глаз.
        - Не ожидал, - согласился я. - Надеялся, что тебя придушил.
        - Ну что ты, до этого далеко. Да и кого ты вообще можешь придушить, книжная сопля?
        Я потянулся почесать за ухом, но гость неверно истолковал мое движение.
        - Не вздумай шуметь!
        В палате никто не проснулся: подполковник Артамонов похрапывал во сне, алкоголик Кеша изредка пискляво вскрикивал, видимо продолжая сводить счеты с тварью, со стороны Петра Петровича - ни звука. И днем и ночью он спал тихо, как умирал.
        - Шуметь не надо. В этой больнице, как и везде, у нас все схвачено.
        - Понимаю.
        - Хочется, чтобы ты еще лучше понял. Мы можем придавить тебя прямо сейчас, ты и пикнуть не успеешь. Сечешь?
        - Конечно.
        - Можем сделать это завтра или послезавтра, в любой момент, когда нам будет удобно. Архитектор, тебе уже никто не поможет. Ты пустое место, ноль, тебя уже почти нету. Улавливаешь?
        - Покурить бы перед смертью, - сказал я.
        Бритоголовый усмехнулся и достал из куртки пачку "Кэмела".
        - На, кури. Ты хорошо держишься, но все-таки чего-то до конца не схватываешь... Допустим, ты даже выйдешь отсюда. Допустим, мы тебе это позволим. Что дальше? Куда ты пойдешь? Где спрячешься? Негде, Саня! Вот это главное, пойми. Тебе негде спрятаться, и никто тебе не поможет, пока с нами не рассчитаешься. Включен счетчик, Саня! Слышишь, счетчик включен. Если ты такой гордый, пожалей хотя бы сына, родителей, девушку свою. У тебя хорошая девушка, Саня, поздравляю! Такая сисястая, аппетитная телка. Подумай, что с ней будет, если ты хоть маленько рыпнешься!
        Мужчина у окна негромко хмыкнул, точно отрыгнул. Во мне не было ни страха, ни грусти, но давило тяжкое сожаление, какое испытывает, вероятно, калека, которому ломают последний здоровый сустав.
        - Я не рыпаюсь. Вам нужна квартира? Пожалуйста.
        Гость щелкнул зажигалкой и поднес ее к моим губам.
        - Нет, Саня. Квартира была вчера. С тех пор ты еще больше провинился. Я бы сказал, ты даже обнаглел.
        - Чего же вы хотите теперь?
        - Квартира само собой. Плюс сто тысяч долларов. Это по-божески, Саня. Если прикинуть, что ты теряешь, это вообще ерунда.
        - Но у меня нет таких денег.
        Гость сделал вид, что не расслышал. Его напарник подошел к Кешиной кровати, потому что тот как-то странно затрепыхался и ручонками зашарил по одеялу, а потом даже попытался сесть. Мужчина наклонился и заботливо, умело сдавил ему глотку. Кеша прощально хлюпнул носом и затих.
        - Сто тысяч - еще не все, - сказал бритоголовый. - Придется дать подписку.
        - Какую подписку?
        Бритоголовый усмехнулся совсем уже по-приятельски:
        - Обязательство. Поработаешь на фирму, песик. Но это не моя мысль. Это начальство придумало. Я-то предлагал нулевой вариант. Уж больно ты неугомонный. К сожалению, не мне решать.
        - Согласен на все, - сказал я.
        - Не спеши. Двое суток у тебя есть на размышление. Двое суток тебе хватит?
        - Вполне. Да я и сейчас...
        - Пытаешься химичить, понимаю, - подвинулся ближе со стулом, и у меня появилось мерзкое ощущение, что его мокрые, будто запотевшие глазки приклеились к моей коже. - Чего-то забыл, гаражик-то у бати на Стромынке? Или где?
        - Тебя хоть звать-то как, супермен? - спросил я.
        - Вряд ли тебе понадобится мое имя, песик.
        - И то верно.
        - Сигареты оставить?
        - Спасибо, у меня есть.
        - Послезавтра приду с бумагами. Жди.
        - Хорошо, спасибо... Но чтобы достать сто тысяч, мне же сначала надо выйти отсюда.
        - Это детали. Это мы уладим.
        Уходя, он дружески ущипнул меня за бок. Напарник потянулся за ним. Только тут я почувствовал, какая тяжелая плита лежит на груди, попытался ее сдвинуть, но задохнулся. Череп гудел набатом. Я погасил лампу. Услышал голос подполковника, прозвучавший словно из ваты:
        - Крепко скрутили, да?
        - Ты не спал?
        - Сначала спал, потом проснулся. Что думаешь делать?
        - Еще не знаю.
        Немного я слукавил. Давно знал, что выход только один. Побаивался этого знания. Не готов был, не настроен. Силенок было мало в запасе. Не хватало еще какого-то маленького толчка. Приговор надо мной был произнесен, я его сам подписал, но, как всякий малодушный человек, продолжал надеяться, что появится некто посторонний, могучий и справедливый, и отменит казнь.
        - Им нельзя поддаваться, - пробурчал Артамонов. - Палец сунешь, оторвут руку.
        - Тоже верно.
        - Мразь поганая! Вся выползла наверх из щелей. Я тебе помогу. Дам один телефончик на всякий случай.
        - Спасибо, Юра! Спокойной ночи.
        - Спокойной ночи, дружище!
        Но сон сморил меня не скоро, и это потому, что просыпаться было вроде незачем.
        ГЛАВА 5
        После стремительного утреннего обхода (шесть минут на четверых) я поплелся за Тамарой Даниловной в ординаторскую. Вдоль стен коридора на кроватях лежало человек десять больных, которые поступили ночью: их еще не успели рассортировать. Ночной улов обновленной Москвы. Говорят, в иные ночи навозят столько, что некуда девать. Некоторые своим отрешенно-окровавленным видом наталкивали на мысль, что попали сюда по ошибке либо потому, что морг был перегружен. Другие подавали активные признаки жизни, копошились и изучали свои раны.
        Из ординаторской я вызвал Тамару Даниловну в коридор. Она вышла недовольная. Глядела исподлобья, как на врага.
        - Слушаю вас?
        - Тамара Даниловна, у меня просьба личная к вам. Давайте присядем где-нибудь в сторонке.
        Давненько не встречал я женщин, у которых выражение неприязни было как бы частью лица.
        - Вам нельзя вставать. Почему вы все время ходите? Не хотите выздороветь?
        Молча я добрел до ближайшей скамеечки - они стояли вдоль коридора то тут, то там. Сел и вздохнул с облегчением: голова перестала кружиться. Тамара Даниловна помешкала, но все же пошла за мной и опустилась рядом.
        - Извините, что отрываю от важных дел, но завтра мне нужно выписаться.
        - Это ваши проблемы, - раздраженно бросила она.
        - Разумеется. Но я хочу обратиться к вам именно как к врачу.
        - А кто же я по-вашему? - все-таки заинтересовалась.
        - Не знаю. Но вопрос не в этом. Объясните, пожалуйста, нормальными словами, какое мое состояние? С точки зрения медицины.
        - Если сбежите из больницы, я ни за что не отвечаю.
        - Спасибо. Но какие-нибудь лекарства...
        - Чтобы делать глупости, не надо никаких лекарств.
        У нее было хорошее лицо: некрасивое, резкое, почти мужское, с угрюмой, тайной насмешкой в глубине глаз. У меня не было времени достучаться до ее сердца, но я понимал, что при иных обстоятельствах нам нашлось бы о чем поговорить. В какую-то секунду она тоже это поняла: ее лицо потеплело.
        - Самое малое - еще неделя покоя. Больше ничего, - сказала она.
        - У меня нет этой недели.
        - Ключица и ребра должны срастись.
        - А что с головой?
        - Обойдется. Просто сильное сотрясение мозга.
        У нее были высокие, сильные плечи, и большая грудь нежно обрисовывалась под халатом, но она сутулилась, даже когда сидела.
        - Завтра уйду, - сказал я, - и так и не увижу, как вы улыбаетесь.
        - Куда вы спешите?
        - Я еще вернусь, чтобы пригласить вас поужинать. Согласны?
        Она все-таки улыбнулась, но лучше бы этого не делала. Обнажились неровные зубы и золотая фикса на левом резце. Улыбалась она только половиной рта.
        - Воображаете себя дамским угодником?
        - Тамара Даниловна, почему вы выбрали такую странную профессию - костоправ? Вроде бы чисто мужская работа?
        - А вы думаете, я женщина?
        - Еще какая! - Я было размахнулся порассуждать на эту тему и, надеюсь, не ударил бы в грязь лицом, но Тамара Даниловна властно положила руку на Мое колено. Вторично сверкнула фиксой:
        - Хорошо, хорошо... С утра сделаем контрольные снимки. Там видно будет... Однако вы проныра, молодой человек!
        ...Покурив, я снова отправился к телефону. Дозвонился до Зураба и попросил его о большой услуге. Он должен был заехать ко мне, взять ключи, а потом пригнать к больнице моего "жигуленка".
        - Чего задумал, старче?
        - Ничего. Петров пьет?
        - А что ему еще делать?
        - Родителям звонил?
        - Да. Сказал, что вернешься дней через десять.
        - Поверили?
        - С матушкой разговаривал. Взял грех на душу.
        - Спасибо, дружище. Жду тебя.
        Катя приехала в половине четвертого. Тихой радостью осветили палату ее синяки. Всем она навезла гостинцев. Петру Петровичу - пачку творога и пакет кефира, Артамонову - пару бутылок "Туборга" (со смущенным вопросом: "Не знаю, пьете ли вы пиво?" - и с прочувствованным ответом: "Я все пью, что льется!"), Кешу порадовала блоком "Столичных", при этом он так разволновался, что слова благодарности нашел лишь минут десять спустя, надо заметить, довольно своеобразные.
        - Эти сигареты, - сказал напыщенно, - брошу твари в морду. Пусть знает, какие бывают настоящие женщины!
        Сразу Катя затеяла чаепитие, потому что, кроме всего прочего, привезла горячий, укутанный в шерстяной платок большой яблочный пирог. Кеша кинулся ей помогать и, пока кипятил воду в двухлитровой банке, слегка обварился.
        Катя прогостила до отбоя и устроила нам что-то вроде пикника на больничных койках. Много уместилось в этот вечер такого, чего до века не забуду. Короче, неожиданный праздник удался, и Катя была на нем царицей. Она разыгрывала бесконечные сценки то с Кешей, то с Петром Петровичем, и все смеялись от души, забыв о болячках. Кульминацией праздника стала попытка Петра Петровича продемонстрировать, как он доберется до умывальника с одним костылем. Катя и Кеша страховали его с боков, и все трое рухнули на пол, ухитрясь перевернуть пустую кровать. Петр Петрович с единственным костылем оказался в самом низу, на нем Катя, а сверху кровать и Кеша Самойлов, хрястнувшийся о перекладину башкой. Когда Петр Петрович снизу, как из подвала, солидно, задумчиво прокомментировал: "Ну вот, и вторая шейка бедра сломалась", нас с подполковником прихватил натуральный родимчик. Кто не знает, сообщу: больница вообще одно из самых веселых мест на свете, веселее, по слухам, бывает разве что в морге. Позже к нам присоединился Зураб, который долго не мог понять, что происходит, думал, что подпал в психушку, но потом и его
прорвало. Повод был довольно пикантный: Кеша Самойлов с хмурым видом разглядывал банан, зажатый в кулаке, и тут как раз в палату заглянула медсестра, чтобы знать, почему у нас так шумно. Я показал на Кешу, заметив: "Это он у себя оторвал, чтобы твари насолить!" Кеша привычно залился слезами, сестра выскочила вон, а Зураб, побагровев, только и смог произнести: "Поеду, пожалуй, а то и я с вами рехнусь, ребята!"
        Я вышел за ним в коридор.
        - Кто такая? - завистливо спросил Зураб.
        - Случайная знакомая, второй день тут ошивается.
        - Понял. Саня, говори, чего придумал? Зачем тебе сейчас машина?
        - Это личное дело. Оставь ее на стоянке.
        - Саня, темнишь! Обижаешь. Разве мы не братья?
        Он действительно был мне братом, как и Коля Петров. Роднее не бывает. Но сегодня мне нужен был другой человек, и с ним я, даст Бог, увижусь завтра. Я попросил Зураба привезти еще деньжат, объяснил, где лежат - на книжной полке, в "Справочнике терапевта", - а также одежду - и сказал какую.
        Около десяти проводил Катю. В полутемном закутке мы нашли укромный лежачок, посидели немного.
        - Завтра пятница? - спросил я.
        - Ага.
        - Сможешь отпроситься на работе?
        - У меня же больничный.
        - Приезжай к одиннадцати и жди на улице.
        Встрепенулась, отстранилась:
        - Тебя выпишут?
        - Дома скажи, что уедешь на несколько дней. Наври что-нибудь. Сможешь?
        - Саша, нас не убьют?
        - Не говори ерунды!
        - Сашенька, мне нестрашно. Обидно немного. Только встретились, и уже умирать.
        - Прекрати, Катька!
        - Нам с ними не справиться. Я их видела. Еще до того, как они на меня напали. Их полно в Москве, ты же знаешь. Похожи на людей, но это звери. От них от всех воняет козлом.
        Я довел ее до лифта, поцеловал в губы, и она уехала, грустная, с пустой спортивной сумкой на плече. Кончился праздник, закатилось солнышко.
        ГЛАВА 6
        У этого знакомства сложная предыстория. Как-то лет двенадцать назад отец обратился ко мне с необычной просьбой: у его закадычною дружка (теперь он умер) по соседству приобрел участок некто по фамилии Гречанинов. Чрезвычайно загадочная личность. За целый сезон никто из соседей не узнал про него больше, чем в первый день. Это был человек не от мира сего, сумрачный, не склонный к общению, да и появлялся он на участке обыкновенно лишь в сумерках, и чем занимался днем в своем неказистом домишке - никому не известно. В город Гречанинов выбирался редко, и каждый его отъезд тоже был окутан, как бы сказать, некоей тайной. Утром или среди дня, реже вечером, за ним приезжала черная "волга" с зашторенными окошками, и как только машина тормозила у калитки, Гречанинов уже спускался с крыльца, одетый как на дипломатический прием: в темную тройку и с темно-коричневым "дипломатом" в руке. Задняя дверца открывалась, он, не глядя по сторонам, нырял в салон и куда-то отбывал затем, чтобы через некоторое время - два часа или двое суток - вернуться с таким же насупленно-безразличным видом. Черная "волга" ни разу не
глушила мотор, и ни разу Гречанинов не опоздал к ее приезду ни на секунду, хотя она никогда не приезжала в один и тот же час, а телефона, чтобы предуведомить, у него не было, как его не было ни у кого из обитателей дачно-садового товарищества "Штамп". Вполне естественно, что за короткий срок личность Гречанинова обросла легендами. Были версии экзотические (шпион на "зимовке", незаконный сын Брежнева, сосланный после смерти генсека, консультант по связям с инопланетянами и прочее), но большинство сходилось во мнении, что Гречанинов, скорее всего, обыкновенный засекреченный атомщик, которого вывозят на службу лишь в самых экстренных случаях. Внушала уважение и личная жизнь Гречанинова. Еще не старый мужчина, он жил бобылем, но иногда, не чаще двух-трех раз в месяц, к нему наведывались две молодые красотки, похожие издали на тех див, которых показывали по телевизору в волнующей программе "Их нравы". Красотки прибывали на зеленом "фольксвагене", загоняли его на участок, прошмыгивали в домушку и оставались там до утра. Из распахнутых, но наглухо занавешенных окошек в такие ночи стелилась по траве негромкая
музыка, и все мужчины окрест, от шестнадцати и старше, испытывали неясное душевное томление, как в полнолуние.
        Каково же было изумление папиного дружка, когда однажды таинственный сосед подошел к ограде, разделяющей их участки, и вежливо поинтересовался, нет ли у него знакомого архитектора. Вопрос был задан без всяких церемоний и таким убийственным непререкаемым тоном, что папин дружок, мужчина далеко не из робких, импульсивно вытянулся во фрунт и радостно гаркнул:
        - Вот как раз есть, товарищ Гречанинов! Сынок у моего приятеля специалист в этой области.
        Папиному другу показалось, что соседа ответ ничуть не удивил.
        - Необходима некоторая консультация, - объяснил он. - Поговорите с ним, пожалуйста.
        Заинтригованный, я в первую же свободную субботу махнул на дачу. Первое впечатление, которое произвел на меня Гречанинов, было такое: не надо нарываться! Причем откуда оно взялось, не могу объяснить. Не входя в калитку, хотя она была без запора, папин дружок прокричал (с заискивающими интонациями): "Григорий Донатович, мы к вам! Можно вас на минуточку?" С крылечка сошел темноволосый, выше среднего роста мужчина (лет пятидесяти) и направился к нам по дорожке, вымощенной разноцветной галькой. Походка - вот что сразу бросилось в глаза. Походка был особенная: так ходит, вероятно, рысь по тропе, почти не отрывая лап от земли, стелясь, но быстро и гибко, и уж никак не городской житель. Лицо у Гречанинова было обыкновенное, может быть, излишне простецкое, с внимательными темными, широко расставленными глазами. Речь вполне интеллигентная, с вежливыми, вкрадчивыми модуляциями.
        Папин друг нас познакомил. Гречанинов пожал мне руку и увел в дом, не сделав никакого знака соседу, и тот понятливо исчез. Это получилось совершенно естественно, как естественным (понял я вскоре) было все, что делал и говорил этот человек.
        Гречанинов угостил меня чаем со сдобным печеньем, и мы проговорили минут сорок. Впоследствии я приезжал к нему в Валентиновку еще шесть раз. Гречанинова интересовала проектировка всякого рода тайников, скрытых объемов, начиная с подземных бункеров и кончая секретными ящиками, которые встраиваются в стены. Он не объяснял, зачем это ему нужно, а я и не спрашивал. Хотя впоследствии, когда мы ближе сошлись, эта ситуация прояснилась. Разумеется, у той могучей организации, где работал Гречанинов, есть возможность получить любую информацию на самом высоком (передовом) уровне, но иное дело, что бывают случаи, когда не следует пользоваться официальными каналами. К примеру, когда необходимо что-то скрыть даже от ближайших коллег и друзей. Мы оба получали удовольствие от этих встреч, и дело было, конечно, не только в предмете изучения, хотя и это играло определенную роль. Принципом смешанных объемов он овладел играючи, а его знания в истории архитектуры, а также во многих смежных областях порой меня просто обескураживали. Еще неизвестно, кому было больше пользы от наших бесед. Как-то незаметно и чуть ли не с
первого дня мы по-человечески сошлись, прониклись друг к другу симпатией, с тем оттенком беспорочной влюбленности, которая, как я полагал, сопутствует лишь юному воображению. Мне было интересно с ним разговаривать, да и просто смотреть, как он что-либо делает. Поначалу я пытался как-то его классифицировать, отнести к какой-то определенной социальной группе, но в конце концов оставил это бесполезное занятие. При всей ясности его высказываний, при полном отсутствии каких-либо странностей в поведении его личность не укладывалась ни в какие оценочные рамки, хотя, с другой стороны, он вроде бы ничем не отличался от множества людей, которых я знал. Впрочем, это не совсем так. Одно отличие все же было, и именно оно не позволяло мне (думаю, и другим тоже) быть с ним излишне бесцеремонным. Можно назвать эту особенность даром превосходства, но это будет неточно, ибо Гречанинов никогда не опускался до того, чтобы чем-то уязвить собеседника или уколоть его снисходительным замечанием. Напротив, в общении он всячески и при каждом удобном случае подчеркивал, что если в каком-то вопросе имеет более глубокое,
основательное суждение, то лишь потому, что во всех остальных вопросах собеседник, то бишь я, превосходит его на голову. И делалось это чистосердечно, без всякого намека на насмешку.
        Нет, почерк личности Гречанинова был в другом, и чтобы объяснить этот феномен, придется, к сожалению, прибегнуть, рискуя быть непонятым, к несколько мистическому сопоставлению. Тот, кто оказывался рядом с ним, начинал немедленно, остро и не без робости ощущать идущую от него мощную энергию, как бы грозящую и утешающую одновременно. Сходное чувство испытывает человек, заблудившись в дремучем лесу либо попав в чистом виде под грозу, когда природа ненавязчиво и строго дает понять, что хотя ты и мыслящая тварь, но все же в сравнении с ее возможностями - червяк, и более никто.
        Я был огорчен, когда Гречанинов однажды объявил, что отбывает в длительную командировку и, таким образом, наши занятия закончены. От гонорара я отказался, и он не удивился. Понимающе усмехнулся:
        - Правильно. Счеты портят дружбу.
        Мы обменялись телефонами, но за последующие годы ни разу не встретились. Как говорят, пути не пересекались. Но созванивались. Точнее, я изредка, раз в месяц-два, набирал его номер, томимый желанием услышать глуховатый, равнодушный голос, в котором, когда он узнавал меня, вспыхивали звонкие искорки приязни. Бывало, по полугоду никто не снимал трубку, и я понимал, что Гречанинов в отъезде. В те дни, когда я давал ему уроки (смешно звучит в применении к этому человеку), меня часто подмывало прямо спросить: кто вы, Гречанинов? - но ни разу не осмелился. Да и зачем? И так было ясно, что судьба свела меня с одним из тех элитных людей, которые живут в стороне от общества, но незримо на него влияют. Он принадлежал к тому черному ведомству, с названием которого у нашего поколения, созревшего в период удивительных разоблачений, связаны представления о тотальном секретном надзоре, кровавых преступлениях, в которых никому не найти концов. Более того, наверное, он занимал в этом ведомстве далеко не последнее место, но это меня не смущало. Он был человеком разума, идеи, неизмеримо превосходил меня в
образованности и в опыте жизни, и то, что он почтил меня своей дружбой, приводило меня в восторг. Лестно было думать, что такой крупный хищник, как он, у которого вряд ли возникнет необходимость искать в ком-то поддержки, признал во мне, ну, если не ровню, то младшего родича, пусть с неокрепшими клыками.
        Я позвонил ему около семи, чтобы наверняка, застать дома. Напряженно вслушивался в длинные гудки. Если Гречанинов в отъезде, то мои дела совсем плохи. Но он снял трубку и глухо пробасил:
        - Да, слушаю, Гречанинов.
        - Это я, Григорий Донатович. Узнаете?
        - Саша? Привет, дорогой! Ты здоров?
        По раннему звонку он, конечно, сообразил, что со мной случилось что-то необычное, но я почему-то онемел, словно остановясь на границе надежды и небытия.
        - Саша, ты где? Что с тобой?
        - Простите, что так рано беспокою.
        - Ты же знаешь, я встаю в пять.
        Да, разумеется, я помнил: от пяти до семи утра он проделывал свои невероятные гимнастические комплексы, бегал и медитировал. Как-то я пошутил:
        - Собираетесь до ста лет дотянуть?
        Ответил он, как обычно, серьезно:
        - Приходится, к сожалению, держать себя наготове.
        - Григорий Донатович, еще раз прошу прощения, но мне необходимо с вами увидеться.
        Он не медлил ни секунды:
        - В десять тебя устроит?
        - Если можно, немного попозже? Часиков в двенадцать.
        - Откуда поедешь?
        - С Ленинского проспекта.
        Гречанинов назвал место встречи: Чистые пруды. На скамеечке с правой стороны, если идти от метро.
        - Спасибо, Григорий Донатович, - у меня гора свалилась с плеч.
        В десять мне сделали рентген, и Тамара Даниловна пошла смотреть мокрые снимки. Я ждал в коридоре. Вернулась она быстро.
        - Ну и что?
        - Именно это я сам хотел у вас спросить.
        Опытным взглядом я сразу подметил: сегодня она провела у зеркала минимум на десять минут больше, чем обычно. Увы, это уже не имело никакого значения.
        - Вот что я скажу вам, Каменков (и фамилию запомнила!). Неделя постельного режима, если не хотите осложнений.
        - Тамара Даниловна, пора сказать правду. Вы мне очень понравились, и я готов провести в больнице всю оставшуюся жизнь.
        Кривая улыбка, загадочный блеск золотой фиксы.
        - Мое дело предупредить. Ключица и ребра срастутся, если не будете их перегружать. С головой серьезнее.
        - Не поверите, сколько раз я это слышал со школьных лет.
        В сердцах она воскликнула:
        - Не представляю, какие могут быть дела, из-за которых стоит рисковать здоровьем!
        На это я не стал даже отвечать.
        - Что ж, спасибо за заботу, Тамара Даниловна. Предложение об ужине остается в силе. Через месячишко обязательно загляну...
        Ее прекрасная фикса теперь засияла без перерыва, но для меня наступила щекотливая минута: я собрался дать ей немного денег (Зураб вчера привез вместе с одеждой все мои сбережения), но боялся: не обижу ли? Смущенно протянул конвертик с двадцатью долларами. Тамара Даниловна приняла это как должное. Все-таки как чудесно упростил отношения демократический век. Принципы (ты - мне, я - тебе), о которых прежде мог только мечтать разве что какой-нибудь скупщик краденого, наконец-то стали нормой человеческих отношений. Тамара Даниловна спрятала конвертик, взамен дала мне две упаковки ноотропила.
        - Попринимайте, вдруг поможет!
        Я проводил ее до ординаторской и возле двери поцеловал в заскорузлую щеку. Это мое сердечное движение она приняла так же равнодушно, как конвертик.
        - На перевязку послезавтра, - сказала на прощание.
        - Непременно, - ответил я.
        Собраться мне помогли Кеша Самойлов и подполковник. Артамонов понимал, почему я так поспешно убегаю. Сунул обещанный телефон:
        - Понадобится, звони. Я предупрежу ребят. А это мой домашний. Выпишусь через неделю.
        - Ничего, Юра, еще погуляем на воле.
        - Ничуть не сомневаюсь. Только поберегись немного.
        Кеша мне завидовал:
        - Я бы тоже хоть сейчас слинял, да одежи нету. Как только тварь появится... В этой богадельне от скуки сдохнешь. Пусть сами жрут перловку на тосоле.
        - Не гневи Бога, они тебя с того света вытащили.
        - А я их просил?
        Петр Петрович наблюдал за сборами с укоризненной гримасой. Не ожидал от меня такой прыти.
        - По-моему, вы торопитесь, Саша. Полежали, отдохнули бы недельку. Никто же не гонит. Я вам парочку статеек любопытных приготовил. Могли бы обсудить.
        Забавно, но эту светлую палату и этих людей, с которыми не провел и четырех суток, я покидал с такой неохотой, будто прощался с родными...
        Катю увидел, едва выйдя из отделения. Она сидела на скамеечке напротив входа, опершись рукой на ту же самую спортивную сумку, похоже, заново набитую провизией. Одета была по-дорожному: джинсы, куртка с широкими обшлагами. Поднялась и бросилась мне на шею, при этом чуть не свалила с ног.
        - Ты все же сообразуйся, - проворчал я, ощутив боль сразу в нескольких местах. - Упаду - не встану.
        Прижалась - сияющий взгляд, родной запах. Откуда она взялась - вот в чем вопрос.
        - Соскучилась - жуть! - прошептала.
        Добрели до машины. Я шел налегке, но при каждом шаге поскрипывал грудной клеткой, словно бронежилетом. Новое пикантное ощущение. Катя бережно поддерживала меня под локоток, аж вся искрилась переизбытком энергии. Но это понятно - молодая и три дня уже не били. Погода тоже соответствовала хорошему настроению: с тихим солнышком, с утешным мерцанием зелени.
        Втиснувшись на сиденье, я первым делом закурил. Катя запихнула сумку на заднее сиденье.
        - Что у тебя там? Пироги и борщ?
        - Нет. Тряпки всякие.
        Она не спрашивала, куда мы собираемся ехать, ей это было безразлично.
        - Родителям что сказала?
        - В дом отдыха дали горящую путевку. Здорово?
        - Они кто у тебя?
        - А что?
        - Ничего. Надо же мне хоть что-то знать про тебя.
        Тут она произнесла одну из тех фраз, которые меня завораживали:
        - Сашенька, но ведь все, что надо, ты про меня давно знаешь.
        Возразить было нечего: все, что надо, я знал про нее задолго до нашего знакомства, но это как раз меня и тревожило. Я не слишком большой поклонник эзотерических учений.
        Не спеша я вырулил на Ленинский проспект. Ничего страшного. Машина слушалась и руки не дрожали. Главное, не крутнуть резко шеей.
        - Ну как? - спросила Катя.
        - Нормально. Ты вот что, девушка. Мы с тобой теперь как бы на нелегальном положении. Поэтому надо усвоить некоторые приемы конспирации. Как заметишь что-нибудь подозрительное, сразу говори мне.
        - Я уже заметила.
        От неожиданности я сбросил газ.
        - Что?
        - Мы уже проехали. Собачки поженились прямо возле телефонной будки. Разве не подозрительно?
        - Почему же ты не сказала? Я бы остановился.
        - Сашенька, со мной что-то странное происходит. Только не смейся, ладно?
        - Что такое?
        - Кажется, я счастлива.
        Я недоверчиво хмыкнул:
        - Расскажи подробнее.
        - Мне все время хочется тебя потрогать.
        - Еще что?
        - Ну, я не спала всю ночь и, наверное, теперь вообще никогда не усну. И потом, я же понимаю, мы попали в ужасную переделку, но мне ни капельки не страшно.
        - Это все?
        - Если ты прогонишь меня, я умру.
        Я взглянул на часы. В принципе у нас еще было время, чтобы выпить где-нибудь по чашечке кофе. Но не хотелось лишний раз вылезать из машины.
        - Ты права, - сказал я, - это именно счастье. Оно всегда граничит с идиотизмом. Но не горюй, это ненадолго.
        К Чистым прудам подъехал около половины двенадцатого, машину я загнал в знакомый издательский дворик. Поставил так, чтобы была видна трамвайная остановка и вход в скверик.
        - Молиться умеешь? - спросил я.
        - Да, конечно, - Катя серьезно кивнула.
        - Это хорошо. Сиди в машине и молись. Церковь вон в той стороне.
        На ее лице отразился внезапный испуг.
        - А ты куда?
        - У меня свидание с одним человеком. От него, возможно, зависит наше будущее.
        - Я пойду с тобой.
        - Ни в коем случае. Он напугается и убежит.
        - Саша! Умоляю!
        Как волшебно менялось ее лицо!
        - Не строй из себя нервную дамочку. Вот тебе второе правило конспирации. Абсолютная дисциплина. Приказ старшего по званию не обсуждается. Или забирай свою сумку и катись домой. Из-за тебя меня покалечили, а ты тут цирк устраиваешь. Умоляю! Надо было папочку с мамочкой умолять, чтобы лучше за тобой следили.
        - И сколько же мне тут сидеть?
        - Сколько надо, столько и просидишь.
        Строгай тон на нее подействовал.
        - Сашенька, не сердись, но я подумала, вдруг пригожусь. Ты же еще не совсем хорошо себя чувствуешь.
        Я поцеловал ее в губы, в мгновенно влажно заблестевшие глаза, но немного увлекся. Минут десять еще ушло на объятия, всхлипывания и уверения.
        Когда дошкандыбал до места, Гречанинов был уже там. Сидел на скамеечке и читал газету "Известия". По матово-грязной поверхности пруда скользили два лебедя, белый и черный. То, что они до сих пор уцелели, было невероятно. Лет десять назад, когда я был тут последний раз, они точно так же склонялись друг к дружке длинными шеями, жалуясь на горькую судьбу. Это было хорошее предзнаменование. Значит, не все успели сожрать реформаторы.
        Скрипнув корпусом, я опустился рядом с Гречаниновым, и он заговорил со мной так, будто мы вчера расстались:
        - Видишь, пишут, фермер спасет Россию. Остроумно, не правда ли? Если еще учесть, что спасать ее, бедняжку, надо как раз от тех, кто это пишет. Ты что, Саша, какой-то вроде немного утомленный солнцем?
        Виски поседели, а так - никаких перемен. Обманчиво грузный, с чистым сухим лицом, загорелый, с ясными, внимательными глазами. Даже если откажет в помощи, все равно хорошо, что он есть, спокойнее как-то на душе. Но он не откажет. Спросил уже чуть нетерпеливее:
        - Ну что же, рассказывай, дружок. Кто тебя так уделал?
        - История довольно долгая.
        - Ничего, время есть.
        Уложился я минут в пятнадцать. Лишних подробностей избегал, но старался не упустить ничего существенного. По мере того как рассказывал, Григорий Донатович все больше хмурился, а когда я дошел до визита бритоголового бандита в больницу, кажется, вообще заскучал и даже подавил легкий зевок, чему я удивился.
        - Вам неинтересно?
        Он подождал, пока мимо нас две молодые мамаши, весело щебеча, прокатили своих детишек в колясках.
        - Напротив, очень интересно. Характерные штрихи социальной деградации... Но позволь задать один вопрос. Почему ты обратился именно ко мне?
        Отчужденность, прозвучавшая в его тоне, мгновенно отрезвила меня. Действительно, почему? С таким же успехом я мог подойти к любому прохожему и пожаловаться, что у меня отбирают квартиру плюс требуют сто тысяч долларов, потом, скорее всего, убьют. Какое вообще я имел право втягивать кого-либо в это дело, если считаю себя мужчиной? Тяжко сдавило в груди.
        - Не знаю, - честно ответил я. - Мне казалось, вы хорошо ко мне относитесь...
        Гречанинов улыбнулся:
        - Да, я отношусь к тебе хорошо, как, надеюсь, и ты ко мне. Вопрос не в этом. Почему ты решил, что я тот человек, который может выручить тебя именно в этой истории?
        - Выходит, ошибся.
        Я сделал неуклюжую попытку подняться, но он меня удержал.
        - Не спеши, Саша. Тебе ведь, насколько я понял, некуда больше торопиться?
        - Тоже верно.
        - Тогда, будь любезен, ответь еще на парочку вопросов. Эта девушка, Катя, кто она?
        - Она? Работает в каком-то институте. Да нет, это вы напрасно. Если вы с ней поговорите...
        - Забавное у вас получилось знакомство, да? Ты возвращался ночью домой, а она поджидала тебя в телефонной будке. Так я понял?
        - Григорий Донатович, Бог с вами! Откуда же она могла знать, что я остановлюсь? Да и потом... Ее уже два раза чуть не прикончили.
        - Ты был при этом?
        - Я был после этого.
        Гречанинов усмехнулся, сверкнув белыми зубами, и я тоже попытался хихикнуть. Я понимал, что его вопросы имеют определенный смысл. Но он не знал того, что знал я о ней, и этого не расскажешь. Но все-таки я попытался:
        - Григорий Донатович, я ведь тоже не вчера родился. Она не из этих. Она, если хотите, совершенное дитя.
        - Влюбился?
        - Похоже на это.
        - Где она сейчас?
        - В машине. В издательском дворике.
        - Покури, я минутку подумаю, хорошо?
        Облегчение, какое я испытал, ведомо разве что алкашу, которому удалось с утра опростать на халяву стакан. Удобно опершись на спинку скамейки, я прикрыл глаза и глотал горьковатый дым, ощущая приятную щекотку между ребер. Солнышко ласкало кожу. Пусть подумает. Больше мне ничего и не надо. Пусть подумает, а я отдохну. Первый раз за много дней - без всяких мыслей, без подлого страха в подвздошье. Нет, страх остался, но помягчал, истончился, - мне не хотелось умирать.
        - Саша, очнись! - Гречанинов улыбался. В его взгляде и мудрость, и сочувствие, и дружба. - Пожалуй, займусь твоим маленьким дельцем.
        - Стоит ли затрудняться?
        Он расхохотался открыто, громко, искренне, засверкав глазами. Я и не подозревал, что он умеет так смеяться.
        - Молодец, Саша! Гонор из тебя не вышибли, это главное. Без гонора мужику конец... Займусь, займусь, не сомневайся. На то у меня есть свои причины.
        - Какие, если не секрет?
        - Ну, будем считать, сугубо личные. Да и скучно на пенсии. Однако, милый Саша, дельце может оказаться кровавым. К этому ты готов?
        - Готов я или нет, меня не спрашивают.
        - Тогда пойдем к твоей Кате.
        Без меня Катя немного всплакнула. Глаза опухшие и бессмысленные. Плюс пожелтевшие синяки. Видок, конечно, не призовой. Гречанинов поздоровался с ней изысканно:
        - Рад, мадемуазель, что в такой тревожной обстановке вы с нами! - Пожал ее худенькую ручку и улыбнулся. Впечатление было обычное: Катя порозовела и заискивающе представилась:
        - Катенька!
        - Гришенька, - пробасил Гречанинов. Не спрашивая разрешения, сел за баранку. Это тоже было нормально. Как утром Катя, я не собирался допытываться, куда он нас повезет. Вскоре он сам объявил:
        - Доставлю вас, молодые люди, на дачу. Помнишь, Саша? Года три туда не заглядывал, надеюсь, не развалилась.
        По дороге я большей частью дремал, привалясь к Катиному боку, а она поддерживала с Григорием Донатовичем светскую беседу:
        - По-моему, я вас видела в каком-то спектакле. Вы ведь актер, верно?
        - Только в той степени, - галантно отвечал Гречанинов, - как и все мы. Вы любите театр?
        - Ой, когда-то обожала! В институте с подружкой ни одного спектакля в Ленкоме не пропускали. Увы, все это в прошлом. Разве теперь походишь в театр!
        - А что такое?
        - Григорий Донатович! Ну, во-первых, дорого. Во-вторых, там же такую абракадабру ставят, знаете, все эти отвратительные шоу. Как можно больше непристойностей и как можно меньше здравого смысла. Нет, это все не по мне.
        - Вы предпочитаете классику?
        - Если хотите, да. Нынешний театр рассчитан на взвинченную, ожиревшую публику - это противно. Для богатых дебилов и так полно удовольствий, зачем же еще поганить театр. Классика или современность - это неважно. Но пусть люди на сцене будут хоть чуточку лучше, умнее, чище, чем я. Иначе что получаемся: мы сейчас все в дерьме, я прихожу в театр, и там показывают то же самое дерьмо и при этом уверяют, что ничего иного человеку не дано. Нет уж, спасибо! Раньше я плакала в театре, теперь там и смеяться неохота.
        - Однако вы строгий критик.
        - Я вообще не критик. Но не желаю платить деньги за то, чтобы лишний раз понюхать грязи.
        Краешком глаза я заметил, как Гречанинов наблюдает за ней в зеркальце - пристально, доброжелательно.
        - Фальшивишь, детка, - пробурчал я сквозь сон. - Не все так плохо в театре.
        Потом, неизвестно в какой связи, они заговорили на другую тему, но начало я пропустил.
        - ...Значит, Катя, если бы ты их увидела, то узнала бы?
        - Еще бы! Особенно этого Фантомаса с бритой готовой. Его нельзя не узнать.
        - И они ничего не требовали?
        - Ничего. Только пригрозили.
        - Как пригрозили?
        - Ну, Фантомас пообещал, что в следующий раз доделают, что не успели. Чтобы я немного потерпела. Их же милиция спугнула.
        - Редчайший случай, - насмешливо буркнул Гречанинов. Мы уже мчались по Щелковскому шоссе, и с солидным превышением скорости. У поворота на Валентиновку на посту ГАИ нас тормознули. Я закопошился, чтобы достать документы, но Гречанинов сказал:
        - Не суетись, Саша.
        Он вылез из машины, подошел к гаишнику, минуту с ним потолковал и вернулся. Движок не выключал. Поехали дальше.
        - Сколько отстегнули? - поинтересовался я.
        - Нисколько. Это знакомый.
        Участок Гречанинова действительно был запущен до безобразия - трава по пояс, и больше ничего. Шесть соток буйных сорняков. Небольшой брусовый домишко (две комнаты и кухонька внизу, уютный жилой чердачок) тоже в полном забросе: посеревшие, без следов краски стены, кое-где прихваченные гнилью. Двое мужчин в шортах, голые по пояс, помахали нам с соседнего участка:
        - С приездом, Григорий Донатович!
        Гречанинов приветливо с ними поздоровался, но на их движение подойти к изгороди никак не отозвался. По заросшей дорожке, как по целине, мы подступили к дому, и Григорий Донатович отомкнул навесной замочек, точно такой, какие вешают на почтовых ящиках.
        - Ну что, Катенька, наведем порядок? Здесь вам придется пожить несколько дней.
        Следующие два-три часа прошли в тяжких, но веселых трудах. То есть трудились Гречанинов и Катя, а я на правах подранка преимущественно сидел то в комнате, то на крылечке и изредка давал суженой полезные советы. Следил за ней с удовольствием, сердце радовалось. Гречанинов открыл кладовку, где хранилось разное барахло, в том числе и рабочая одежда. Катя переоделась в сатиновые тренировочные брюки, как-то лихо их подтянув и закрепив ремнем на талии, и в старую трикотажную безрукавку и развила такую деятельность, что пыль стояла столбом. Мыла полы, скребла подоконники, чистила стекла, вверх дном перевернула кухоньку. Время от времени подлетала ко мне, целовала, тискала и шептала одно и то же:
        - Так чудесно, любимый, да?! Тебе тоже, да?!
        В одежке с чужого плеча, в которую могло поместиться несколько Кать, она была еще прелестнее, чем в модных тряпках, и в эти часы мне приоткрылась ее женская сущность: птичка, с азартом свивающая временное земное гнездышко. Боже мой, каким ясным, праздничным светом лучился ее взгляд!
        Григорий Донатович извлек из кладовки старую косу, направил ее точильным камушком и вышел в сад.
        - Катя, пойди сюда! - окликнул я с крылечка.
        Выскочила с мыльными руками - и не пожалела. Было на что поглядеть. Косил траву Гречанинов, как и жил, с какой-то собственной таинственной ухваткой. Мощный торс, облитый солнцем, экономные, резко-плавные движения, смиренный шорох травы - во всем облике какая-то странная обособленность от мира, какая-то звериная целеустремленность.
        Катя спросила восторженно:
        - Саша, кто он?
        - Человек.
        - Сколько ему лет?
        - А ты как думаешь?
        - Сначала мне показалось - лет шестьдесят. Но ему может быть и двадцать, да? Какая сила!
        - Катя, инвалид ревнует!
        - Что ты, голубчик, мне, кроме тебя, никто не нужен. Никогда не будет нужен.
        Уже наступил тот страшный миг, когда я начал верить в любую чушь, которую она произносила.
        Обедали в чистой, выскобленной, отливающей влажными поверхностями кухоньке, ели щи из свежей капусты и на второе картошку в мундире. Еще Катя наделала бутерброды с колбасой и сыром. Оказывается, провизию мы прикупили по дороге, а я этого даже не помнил.
        - Да ты спал, как сурок, - съязвила Катя.
        Пили чай с лимоном и печеньем. Все было изумительно вкусно, и впервые за все эти дни я ел с настоящим аппетитом. Гречанинов сделал нам последние наставления:
        - Вернусь не позже чем через два дня. Катя, магазин в деревне. Там есть все необходимое: масло, хлеб, консервы. Очень прошу, дальше деревни носа не высовывайте. Перевязать Сашу сумеешь?
        - Я проходила курсы медсестер, - гордо ответила Катя.
        - Вот и отлично. Вообще-то это необязательно. Перевяжешь, если бинты загрязнятся. Аптечка в шкафу. Ну, что еще?..
        Перед самым отъездом (на моей машине) я успел перемолвиться с Гречаниновым парой слов тет-а-тет. Покурили на крылечке после обеда, пока Катя мыла посуду. То есть я курил, Гречанинов просто так сидел. С подозрительно отсутствующим выражением лица.
        - Григорий Донатович, даже слов не найду, как я вам благодарен...
        - Пустое, Саша. Да и рано благодарить.
        - У вас есть какой-то план?
        - О чем ты? - Тут же спохватился, глаза потеплели. - Никакого особого плана у нас с тобой быть не может. Придется всю эту шарашку выжечь, начиная с Могола. Вот и весь план.
        Я почувствовал недомогание в области поджелудочной железы.
        - Неужели нельзя как-то договориться добром?
        - Нет, нельзя. С ним не договоришься. Если ты этого не понял, вот ключи - уезжай.
        У меня хватило мужества выдержать его взгляд.
        - Вам-то самому какой резон ввязываться? Получается, втянул вас в грязную историю... Но поймите, если бы...
        Он поднял успокоительно руку:
        - Не надо, Саша. Успокойся. Ты тут ни при чем. Я ввязался, когда ты еще пешком под стол ходил. Прости за откровенность. Шибко они обнаглели - вот в чем беда.
        Я кивнул. Перевел разговор:
        - Как вам Катя?
        - Береги ее. Она того стоит. На этом расстались.
        ГЛАВА 7
        Три дня и три ночи мы жили как в раю. Это был наш медовый месяц, хотя несколько своеобразный, потому что каждое любовное усилие было связано с болью и любое неосторожное мечтание наводило на грустную мысль о том, что замок нашей любви построен на песке. Возможно, я преувеличиваю, приписываю свои ощущения Кате, которая в отличие от меня умела жить текущей минутой и ничуть не беспокоилась о завтрашнем дне. Не было часа, чтобы не набивалась с кормежкой или с ласками. На этой почве у нас возникали разногласия. Тщетно я взывал к ее благоразумию, деликатно намекая, что даже самая распущенная нимфоманка, такая, как она, все же должна сохранять хоть какое-то уважение к чужому страданию. Она была уверена, что лишняя порция любви, как и банка тушенки, никому не может повредить и в конечном счете лишь укрепит мой боевой дух. Трое суток вытянулись в целую жизнь, во время которой я только и делал, что стонал от боли, совокуплялся и жрал. Но против ожидания не загнулся, голова все более прояснялась, и во мне крепло убеждение, что все предыдущие годы я потратил зря и неизвестно на что. В одно восхитительное
раннее утро, когда Катя мирно спала, уткнувшись носом в мой бок, я лежал на спине, погруженный в волшебную прострацию бездумного созерцания. В окне раскачивалась, трепетала листьями огромная береза, заслоняющая половину голубеющего неба. Такой наполненности сумасшедшей животной радостью бытия я не испытывал прежде. Словно каждая жилочка, каждый нерв набухли желанием стремительного движения, и чудилось: стоит чуть-чуть оттолкнуться, и вылечу, вытянусь в форточку, как ведьма на помеле, сольюсь с Мировым океаном.
        Катя догадалась во сне, что я отдаляюсь, и тут же открыла глаза.
        - О чем думаешь? - спросила подозрительно.
        Теплый, родной комочек под боком.
        - Сашенька, что-нибудь болит?
        - Мне надо позвонить.
        - По телефону?
        - Нет, по спутниковой связи.
        - Сашенька, но у нас же нет телефона.
        - В деревне должен быть.
        После завтрака - яичница с консервированной ветчиной, горячие оладьи, чай - отправились в деревню. Долго шли кукурузным полем, перебрались через речушку по шатким мосткам, и я ничуть не запыхался, хотя голова - от солнца, от яркого воздуха - налилась тугим гулким шумом, похожим на гудение осиного роя. Я пожаловался Кате. В ответ она глубокомысленно заметила:
        - Вот не надо было вчера отлынивать от супружеских обязанностей.
        - Я разве отлынивал?
        - Получается, мне одной это нужно. Даже обидно. Гак ты никогда не вылечишься.
        - Ты уверена, что это поможет?
        - У любого врача спроси. Человек здоров, пока любит. Чего ты прикидываешься, ты и сам это знаешь.
        - Но ведь больно, Кать!
        Хитро блеснули карие очи.
        - Ну и что же, что больно. Ради выздоровления можно чуточку потерпеть.
        Так меня завела, чуть не утащил ее с тропки в кукурузные заросли, но побоялся опозориться.
        Деревня Назимиха за годы счастливых преобразований мало изменилась, хотя некоторые дома, конечно, еще больше сгорбились и покосились, да и на всей улочке (асфальтовой!) лежал явственный отпечаток уныния.
        В правлении - плоская каменная коробка со скошенной крышей - три комнаты были заперты, а в четвертой сидел за столом средних лет мужчина вполне конторского вида, даже в нарукавниках. Но лицо у него было какое-то изжеванное. На столе - телефонный аппарат. Я поздоровался и сказал, что хотел бы позвонить в Москву, если это возможно. Мужчина окинул нас плохо сфокусированным взглядом.
        - Так вы не из Щелкова? Не из рыбхоза?
        Я ответил, что мы из садово-огородного кооператива "Штамп". Это мужчине почему-то не понравилось.
        - Здесь, между прочим, учреждение, не проходной двор.
        Катя выдвинулась вперед, игриво спросила:
        - Какое же учреждение, если не секрет?
        Мужчина разглядел ее как следует, для чего ему понадобилось вместе со стулом отъехать к стене, подобрел:
        - Секретов не держим. Акционерное общество "Подмосковный карп", милости просим.
        - Рыбкой торгуете? - прощебетала Катя.
        - За валюту, как ни странно, - в тон отозвался мужичок и вдруг захихикал: - Присаживайтесь, девушка, в ногах правды нет.
        - Откуда же у вас рыба? - искренне удивился я. - Ее тут отродясь не было. Никаких водоемов нет поблизости.
        Пьяненький конторщик с трудом перевел взгляд на меня и снова нахмурился. Чем-то я ему сразу не приглянулся. Возможно, он не мог понять, почему у меня из-под рубашки торчат бинты. Но все же ответил:
        - Фирма посредническая. Головная контора в Щелкове. С вашим химзаводом мы вообще дел не имеем. У вас там одни жлобы.
        Почувствовав, что разговор приобретает знакомую мистическую глубину, которой пропитана вся российская действительность, я вернулся к началу:
        - На химзавод мне начхать. Сам-то я тоже бизнесмен. Но необходимо позвонить. Не волнуйтесь, коллега, услуга будет оплачена.
        - Чем оплачена?
        - Да чем угодно. Кать, слетай пока за пузырьком.
        Однако тут рыбак проявил себя джентльменом. Мгновенно вскочил на ноги (росточком оказался пониже Кати, но крепенький, как дубовый сучок) и со словами: "Зачем же утруждаться, я сам могу!" вылетел за дверь. При этом забыл взять деньги.
        Наугад я набрал девятку, и в трубке загудел сиплый междугородный зуммер. Позвонил в контору Георгию Саввичу и застал его на месте. После того как он меня узнал, мы некоторое время молчали.
        - Плохо? - спросил я.
        - Есть кое-какие неприятности, - наконец отозвался шеф. - Сам где?
        - В командировке.
        - Понятно... - Он еще помедлил, и я догадался, что кто-то есть в кабинете.
        - Вам неудобно говорить?
        - Погоди, дорогой, сейчас... - Я ждал, глядя в испуганные Катины глаза.
        - Саша, Саша! Ты слушаешь? - нормальный бодрый голос.
        - Да, Георгий Саввич.
        - Ох, чертяка, напугал ты нас! Я ведь думал, уже тебя приконопатили.
        - Могло быть и так.
        - Саша, ты в надежном месте?
        - Вполне.
        - Слушай внимательно, я коротко. Ты прячься покуда, понял? Не высовывайся, пока не скажу. Наезд солидный, не скрою, но скоро все уладится. Саша, ты понял?!
        - Где Гаспарян? Может быть...
        - Эта сволочь в бегах. За бугром. Но его вины нету. Он сам горит. У них там очередной пересменок. Ничего, переждем. Поверь, я рад, что ты живой.
        - Взаимно. Берегите себя.
        - Саша, позвони через два дня.
        - До свидания, Георгий Саввич.
        - До свидания, дорогой. Помни, надо переждать.
        Следом я перезвонил родителям, но там никто не отвечал. Это было странно. В это время мать обыкновенно готовила обед. Я позвонил Зурабу - тот же результат. Набрал номер Коли Петрова - и там никого. С каждой минутой во мне крепло чувство, что пытаюсь пробиться в какую-то вязкую пустоту.
        Влетел "подмосковный карп" с бутылкой в руке, возбужденный, одухотворенный:
        - "Кристалловская". Прямо с завода. Прошу!
        - У вас бывает так, - спросил я, - чтобы линия не соединяла?
        - Сколько угодно. Вот наоборот - редко, - он совал мне свою несчастную добычу, бутылку "Столичной", но я молча его отстранил и увел Катю на улицу. "Не понял!" - донеслось нам вдогонку.
        Катя ни о чем не спрашивала, семенила рядом, держа меня под руку. Миновали деревню и дошли до кукурузного поля, где я почувствовал необходимость посидеть на травке.
        - Башка, блин, какая-то чудная, - пожаловался Кате, - Будто в ней осиный рой. У тебя так бывает?
        - Сколько угодно, блин, - ответила она глубокомысленно, и мне сразу стало легче.
        - Подлечиться бы надо, - сказал я.
        - Я готова. Но, может быть, потерпим до дома?
        До дома мы дотерпели, и там нас ждал сюрприз. Родной мой "жигуленок" был припаркован возле изгороди. Улыбающийся Гречанинов, в светлой рубашке, в серых, идеально отутюженных брюках, приветствовал нас у порога.
        - Где это вы все бродите? - заметил ворчливо. - Второй час жду.
        Меня не обманула его улыбка: он привез плохие новости.
        - Катя, ступай свари кофейку, - попросил я.
        Проходя мимо Гречанинова, она мимолетно коснулась его плеча.
        - Ничего, ничего, девушка, - сказал он, - все в порядке.
        Уселись под яблонькой, где была врыта скамейка на двух пеньках. Я закурил.
        - Ну как, косточки срастаются?
        - Григорий Донатович!
        Поглядел на меня изучающе:
        - Что ж, Саша, придется тебе немного собраться с силами. Торопятся наши фигуранты, прямо удержу нет...
        Торопливость привела бандитов к тому, что они третьего дня ночью взорвали гараж отца вместе с находящейся там "девяткой", которую он ремонтировал. При этом зацепило три соседних гаража, но из людей никто не пострадал.
        - Это все? - спросил я.
        - Не совсем. У твоего папы сердечный приступ. Он в больнице.
        - У меня еще есть сын, помните, я вам говорил? Про него ничего не известно?
        - Почему неизвестно. Я с ним виделся. Хороший, сообразительный мальчик. Ему есть где спрятаться. Не волнуйся.
        Я особенно и не волновался, дымил, тупо глядя под ноги. Конечно, грустно было понимать, что, скорее всего, они меня дожмут. Но это логично. Дожали же они страну. И никто им не помешал. А что я? Жалкий комочек протоплазмы, нелепо пытающийся сопротивляться.
        - Надо ехать к отцу, - сказал я.
        - Да, разумеется. Я тебя отвезу. Но Катя останется здесь.
        - Вам виднее.
        Катя успела напечь оладышков и заварила крепкий кофе. На меня поглядывала с тревогой, но держалась бодро, хотя и заискивающе. Осведомилась у Гречанинова, любит ли он украинский борщ со шкварками. Она собиралась приготовить его на обед по матушкиному рецепту и надеялась, что мы оба останемся довольны и, может быть, даже придем в восхищение. Оказывается, для секретного борща у нее есть все, что надо, кроме винного корня. Но и без винного корня...
        - Катя, - перебил я ее на самом интересном месте, - у меня отец заболел, надо его навестить.
        Она смотрела не на меня, а на Григория Донатовича.
        - Вы хотите, чтобы я осталась здесь?
        - Придется, - сказал Гречанинов. - Если не боишься, конечно.
        - Но почему?
        - Так будет разумнее.
        Перевела умоляющий взгляд на меня, и я видел, что собирается заплакать.
        - Катя, не срамись!
        Она почувствовала мое раздражение.
        - Хорошо, господа мужчины! - улыбнулась сквозь проступающие слезы, - Но вы ведь к обеду вернетесь?
        - Когда надо, тогда и вернемся, - сказал я.
        - К вечеру, - добавил Гречанинов, - Ты уж не скучай, пожалуйста.
        ГЛАВА 8
        Как быстро мы поменялись ролями! Отец лежит в такой же точно палате, на пять коек, но к его кровати была подключена капельница. Вместо подполковника Артамонова его соседом был белокурый старичок с маленьким, в одну ладонь личиком.
        Внизу меня долго не пропускали (время посещений! не надо зря тревожить!), но объяснили, что состояние отца удовлетворительное, то есть такое, какое бывает при инфаркте средней тяжести, если человек не окочурился в первые сутки. Вид у него был соответственный: серое лицо, ввалившиеся щеки, но взгляд осмысленный.
        - Слыхал, сынок, что подонки натворили?
        - Да, папа, да!
        - Кому я навредил со своей мастерской, ну кому, скажи?!
        В таком упадке я видел его только раз в жизни - когда его отправили на пенсию. В тот вечер он вернулся домой поздно, подвыпивший, и радостно объявил с порога:
        - Ну все, поздравьте меня! Ку-ка-ре-ку ку-ка-ря, дали дураку пендаля!
        И глаза у него были такие же, как сейчас, будто выглянул из могилы. Я присел на стул, погладил его сухую руку, в которую была воткнута игла.
        - Ничего, папочка, ничего! Выздоровеешь, арендуем другое помещение. У меня уже есть на примете. Просто не хотел говорить раньше времени. Большое помещение - на пять машин, не меньше. Пора расширяться.
        - Деньги, где я возьму столько денег?
        - Папа, деньги найдутся. Есть знакомый банкир, - я говорил с такой убежденностью, что взгляд его чуть-чуть прояснился. Он был на грани нервического слабоумия, поэтому должен был поверить в любую чушь.
        - Послушай, сынок, может, меня с кем-то спутали? Я ведь никому вреда не делал.
        - Безусловно спутали. Какое еще объяснение? - Тут он наконец заметил мои бинты и слишком прямую осанку.
        - Бог мой, с тобой-то что случилось?!
        - Ничего особенного. Неловко оступился на корте. Ребро треснуло.
        - Правда?
        - Папа!
        Задумался, тяжело задышал:
        - Мать знает?
        - Нет.
        - Не говори пока. Хватит ей одного больного.
        - Разумно...
        Минут десять я посидел возле него, пока он не зачал задремывать. В конце коридора обнаружил кабинет с табличкой: "Заведующий отделением д. м. н. Робинсон В. Г.". Зашел, познакомился: пожилой темноглазый мужчина с приятными манерами.
        - Буду краток, - сказал я, - Отец у меня один - а время рыночное. Поставите на ноги - пятьсот долларов. Договорились?
        - Гарантий дать не моту.
        - Я их и не прошу.
        Расстались дружески, пожав друг другу руки.
        Двоих парней внизу я приметил, еще когда подходил к окошечку регистратуры. В кожанах, здоровенные, они сидели на стульях рядышком, нагло вытянув ноги таким образом, что входящие в дверь вынуждены были их обходить. Такие амбалы из принципа не заглядывают в больницу, при необходимости их привозят сюда уже готовенькими. Проинструктированный на такой случай Гречаниновым, я спокойно прошел мимо. Теперь же, когда возвращался, они перехватили меня посередине приемного отделения: поднялись и загородили дорогу.
        - Вы Каменков? - вежливо спросил один.
        - Ага.
        - Александр Леонидович?
        - Ну да. А вы кто?
        - Мы за вами, Александр Леонидович. Шуметь, сами понимаете, не надо. Выйдем, сядем в машину и поедем.
        Уже на дворе, крепко стиснутый с боков, я запоздало поинтересовался:
        - А куда поедем?
        - Скоро узнаете.
        - Ну и отлично.
        Неподалеку от проходной, почти рядом с моим "жигуленком" была припаркована голубая "тойота", повели к ней. Навстречу двигался Гречанинов, но я его едва узнал. Куда девалась рысья поступь? Сгорбленный, приволакивающий ногу старичок, бредущий по улице в надежде высмотреть недокуренный чинарик.
        Первый раз я видел Гречанинова в деле, но чего-то подобного в глубине души ожидал. Все произошло в доли секунды. Один из бандитов отворил заднюю дверцу, "торой меня подтолкнул внутрь. Потом тот, который подтолкнул, молчком рухнул на асфальт, как подрубленное дерево, а его напарник рыбкой нырнул в салон.
        - Саша, за руль!
        Огибая лежавшего бойца, я заметил, как у него изо рта вытекла струйка крови.
        Кое-как разобравшись с управлением (впервые в такой тачке), я спросил:
        - Куда ехать?
        - Дуй за Окружную.
        Самый короткий выезд был по Рязанскому шоссе, и через десять минут мы туда вылетели. Ехали молча, только один раз пленник подал голос:
        - Это все напрасно, пацаны. Вам же хуже будет.
        На что Гречанинов ответил:
        - Замри, ублюдок! Лишний час проживешь.
        На двадцатом километре свернули в лес. Гречанинов заговорил с пленником:
        - Тебя как зовут?
        - Тебе-то зачем, дедушка? Хочешь знать, кто замочит?
        Гречанинов достал из кармана какую-то фотографию, сунул бандиту под нос:
        - А этого как?
        - Отстань, придурок! На что только надеешься, не пойму.
        - Скоро поймешь, - Гречанинов передал фотографию мне, и я сразу узнал бритоголового, хотя на ней он был с нормальной прической и выглядел очень жизнерадостно: обнимал за талию прелестную блондинку. Я взглянул вторично: нет, блондинка незнакомая.
        - Он самый, - сказал я. - Только с волосами.
        - Миша Четвертачок, - сообщил Гречанинов. - Известный фрукт. На Могола пашет.
        - Во-во, - глумливо поддержал детина. - Этот Четвертачок вас и освежует.
        По грунтовой дороге мы углубились километра на полтора, и, когда колеса начали увязать в песке, Гречанинов распорядился:
        - Останови!
        Я повиновался. Гречанинов вылез из машины, позвал:
        - Выходи, паренек, не задерживай. Приехали.
        Детина заблажил:
        - Ты, сука помоечная, вези обратно! Никуда не пойду. В рот я вас..!
        Я ему даже позавидовал, потому что сам никогда не посмел бы разговаривать в таком тоне с Григорием Донатовичем, даже если бы он был без пистолета, а пистолету него как раз был, тупорылый, синеватого отлива, не знаю, какого калибра. В пистолетах я не разбираюсь. Гречанинов на юношу не обиделся, только чуть побледнел.
        - Считаю до трех, - сказал он.
        На счете "два" бандюга вывалился из салона и по-собачьи встряхнулся:
        - И что дальше?!
        Мне нравился этот парень. Он и в лесу, на безлюдной тропе не терял присутствия духа. Даже занял боевую стойку и попытался ударом нош выбить у Гречанинова пистолет. Получилось, конечно, нескладно, но выражение лица у парня было очень боевое, почти как у Брюса Ли. Гречанинов, отступив, с досадой поморщился.
        - Обойдись без дешевки, - попросил. - Жить-то небось хочешь?
        - Да что ты, сука, мне сделаешь, хорек вонючий?!
        Негромко клацнул выстрел, парень с изумлением согнулся. На светлой штанине повыше колена проступило темное пятно.
        - Ой! - сказал он. - Попал!
        Гречанинов поднял дуло на уровень его лба.
        - Адрес Четвертака. Живо!
        Парень выпрямился, теперь у него было совсем другое лицо. Я бы даже сказал, это было не лицо, а маска. Маска человека, который вдруг болезненно осознал, что шутки кончились и начались проводы. Торопясь, точно я трансе, он назвал улицу, дом и номер квартиры - милое, когда-то тихое Замоскворечье.
        - Телефон?
        Парень медленно опустился на песок:
        - Что вы со мной сделаете?
        - Телефон?!
        - Чей?
        - Четвертака.
        С подвыванием, но без запинки парень произнес семь цифр. Прижал ладонью раненое колено.
        - Не убивайте. Я вам пригожусь.
        - Зачем?
        - Про Четвертака все знаю. Девку его знаю. Запасную хазу.
        - Садись в машину.
        - Не могу... кровь!..
        - Ну!..
        Вернулись на шоссе и у первого же телефона-автомата остановились. Гречанинов отдал мне пистолет.
        - Пригляди за ним. Поползет - стреляй прямо в башку.
        Сам подошел к автомату, набрал номер. Я с любопытством разглядывал пушку. Приятно лежала рукоять в ладони. Круглый, с насечкой барабан.
        - Кто он такой? - закопошился подранок на заднем сиденье. - Крутой больно.
        - Узнаешь, если с телефоном схимичил.
        - Ты что, брат, ты что!..
        Гречанинов вернулся в машину. Достал из кармана шприц, какую-то ампулу. Отломил стеклянную головку, всосал поршнем. У парня глаза полезли на лоб.
        - Не надо, дяденька! Христом Богом прошу!
        - Руку!
        Всадил укол в вену, и несчастный, хлюпнув носом, облегченно засопел. Гречанинов за плечи вытянул его из машины, дотащил до телефонной будки и прислонил к ней спиной. Все это на виду у летящих по шоссе машин.
        Уселся рядом со мной на переднее сиденье:
        - Саня, как себя чувствуешь?
        - Нормально.
        - Тогда гони к больнице. Заберем твою машину.
        Я погнал, но как-то плохо различал встречный поток. Машина дергалась в руках, точно чумовая.
        - Останови!
        Мы поменялись местами, и я с облегчением закурил, прислушиваясь, как ноют растревоженные ребра и ключица. Перед глазами плавали серые мушки.
        - А как ты думал, - Гречанинов заговорил хмуро, раздраженно. - С ними в догонялки играть? Нет, друг мой, я предупреждал. Это стая, остановить ее можно только силой. Обычно это делает государство, но не у нас. Пикантность ситуации как раз в том, что государства у нас больше нет. Вожаки стаи и государственные управители - суть единый организм. С исторической точки зрения феномен не новый. Уже на нашем веку такое случалось в Германии, в Южной Америке. Чего молчишь?
        - Банально, - буркнул я. Мы застряли в очередной пробке, и в салоне сразу стало душно.
        - Именно что банально, - согласился Гречанинов. - Да тут и не надо ничего усложнять. Обидно только, слишком мало людей осознали эту банальность. Жертв полно, хнычущих и скулящих миллионы, а сопротивляются единицы. Впрочем, и это не ново. Накопится некая критическая масса, и ситуация мгновенно переменится. Но нам с тобой некогда ждать. Нам приспичило. Верно?
        - Вы его убили?
        Гречанинов ответил не сразу. Мы выбрались из пробки и вскоре подкатили к больнице. "Жигуленок", целый и невредимый, стоял на прежнем месте. Улочка была пуста. Гречанинов приткнулся к нему сзади. Грустно заметил, как бы подводя предварительный итог незадачливо прожитой жизни:
        - Хорошо, Саша, давай обсудим в последний раз. Нет, бандита я не убил. Пару суток проспит - и больше ничего. Но убивать придется. Может быть, много. Как говорил Горбачев: нет альтернативы. Давай, дружок, подумай и определись: готов ли ты к этому? Но - в последний раз! Напомню, твоя собственная жизнь не стоит и копейки. Таких, как ты, Могол давно перестал даже считать. Он их просто стряхивает, как мусор с ладони. Подумай, я подожду.
        Я понял: если сейчас вякну что-нибудь не так, Гречанинов выйдет из машины - и больше, скорее всего, я не увижу его никогда.
        - Я справлюсь, - сказал я. - Речь ведь не только обо мне.
        - Саша, ну-ка посмотри на меня.
        Что он во мне увидел, не знаю, но я на мгновение погрузился в его глаза, как в лютую, стылую тьму.
        - Хорошо, верю! Поехали.
        Пересели в "жигуленок", Гречанинов - за баранкой. В ближайшем "комке" он купил большую бутылку пепси. К ней я присосался, как к материнской груди, и, захлебываясь, обливая рубашку, вылакал сразу половину.
        По дороге узнал много о Черном Моголе. Похоже, это был человек из легенды. Герой нашего времени. Как в шестидесятые годы физик (Смоктуновский, Баталов), в семидесятые лирик, в восьмидесятые - демократ (Ельцин), так нынче - крупный бандит. Такая обрисовалась духовная наследственность. Но это все не так забавно, как кажется кому-то, возможно, в Бразилии, которую нам все чаще приводят в пример как образец самого удобного для нас, рабов, бытования.
        По лагерям Могол был известен тем, что в один из побегов питался человечиной, не так, как это делают понуждаемые голодом бродяги, то есть с благородной целью добраться до населенных мест, а как бы в охотку и для собственного удовольствия. Перед побегом специально откормил двух сожителей натурально на убой, не позволяя им неделями двигаться дальше чем до сортира. На "Большую землю" прихватил с собой пятерых подельщиков и всех сожрал, кроме шустрого мальчонки Миши, который угодил ему тем, что в полевых условиях, на костерке так ловок коптил мясные ломти, что по вкусу блюдо ничем не уступало шашлыку из "Арагви". Впоследствии, в созданной Моголом империи, Миша занял завидное положение, и прозвали его Четвертачок. Когда Гречанинов рассказал, я сразу понял, почему у интеллигентного Четвертачка все время глаза казались подмокшими: видно, по мягкости сердца до сей поры сокрушался о приконченных и съеденных сотоварищах.
        Организаторские способности Могола в полной мере проявились в эпоху Горби, когда по Москве и по всей России еще только зачинались группки доморощенных рэкетиров и вид у них был сопливый и жалкий. Полууголовная шваль, накачавшая мускулы по подвалам, но не желающая работать и не умеющая честно воровать, начала пробовать зубки в прибыльном и легком ремесле: выколачивать деньги из пугливых отечественных дельцов. Вскоре их всех, возможно, передавили бы поодиночке, если бы не явился Могол. Он сразу почуял, где пахнет жареным (уже запахло Гайдаром), и за короткий срок сумел придать позорному ремеслу вполне цивилизованные престижные формы.
        Ко второму году царствования Бориса, когда уже с очевидностью проявились масштабы разрушения страны, под началом Могола были сотни, если не тысячи, прекрасно вооруженных и организованных людей, возглавляемых нередко бывшими афганцами или офицерами спецслужб, вышвырнутыми из органов по подозрению в нелояльности; и при необходимости эта армия была способна в одночасье захватить Москву и удерживать ее в своих руках сколь понадобится долго.
        Картина, нарисованная Гречаниновым, была ужасна, и я рискнул высказать сомнения:
        - Что-то не очень верится, Григорий Донатович. Чтобы один человек, обыкновенный уголовник...
        - Не совсем обыкновенный, - сказал Гречанинов. - И уж совсем не один.
        По его словам выходило, что Могол не чужд был модным демократическим веяниям и много занимался благотворительностью. Не гнушался дружбой с известными актерами и политическими деятелями. Чувствуя себя в полной безопасности, пристрастился к публичности и теперь часто появлялся на помпезных презентациях и официальных приемах, был по-домашнему вхож в правительство. Недавно на какой-то праздничной тусовке, транслируемой по телевидению, некий старый, выживший из ума актер, который был совестью нации еще с брежневских времен, произнес пышный благодарственный тост в его адрес. Актер признался, что денно и нощно молит Господа о здравии таких спонсоров, как Могол (назвав, естественно, гражданскую фамилию Могола - Сверчков), ибо без ихнего попечения, без ихней щедрости не было бы у нас ни культуры, ни искусства и вообще ничего, а остался бы опять один ГУЛАГ, как при коммунистах. Растроганный Могол облобызал хромого старикашку и подарил ему на память золотую брошку баснословной цены, отчего совесть нации чуть не хватил родимчик. Назавтра снимок с их братским поцелуем обошел всю прогрессивную прессу, с
пояснительной припиской: "Отечественный бизнес протягивает руку умирающему искусству". Там же была напечатана восторженная заметка, повествующая о том, что известный меценат и миллионер Сверчков в целях сохранения для потомков национального достояния намерен приватизировать Большой театр и некоторые крупные музеи в Москве. Заминка была лишь в том, что Чубайс и Лужков никак не могут договориться, кому из них лично принадлежит московская недвижимость и кто вправе ею распоряжаться по Конституции. И это досадно, горевал журналист, потому что из-за недальновидности некоторых государственных деятелей, хотя, безусловно, настроенных патриотически, многие исторические ценности уже уплыли за границу, где, не имеющие ничего святого за душой, западные дельцы ловко ими спекулируют.
        - Не может быть! - воскликнул я. - Григорий Донатович, этого просто не может быть.
        - Чего не может быть? - По трассе мы шли на ста тридцати километрах, и моя старенькая тачка заупокойно вибрировала.
        - Страны, в которой мы очутились, просто не может быть. Это порождение больной фантазии.
        - Мне тоже иногда так кажется. И все-таки этот мир реален. Пощупай свои ребра.
        Обогнав несколько грузовиков, мы приближались к повороту на Валентиновку. Шоссе перегружено, но видимость была хорошая. На небе с самого утра ни облачка. Душой я был уже с Катей.
        - Хорошо, пусть так. Пусть все это реально - и Могол, и все прочее. Но я-то зачем ему понадобился со своей несчастной квартиркой? Разве это его масштаб?
        - Правильный вопрос. Сам Могол про тебя знать не знает. Его интересуют банки, корпорации, контроль над рынками сбыта. Однако московский рэкет - теперь тоже целая индустрия, и он один из ее главарей. Он лучше других понимает, что поломка одного винтика в таком громоздком, но четко отлаженном механизме грозит застопорить всю махину. Он не должен допускать ни малейших сбоев. Тебя зацепило при накате на министерство, на Гаспаряна, замотало шестеренкой. Теперь освободить тебя можно, только повредив центральный пульт управления. А это и есть Могол. Доступно объясняю?
        - Бред какой-то! - твердил я как заклинание.
        ...Вскоре нам стало не до разговоров. По участку Гречанинова бегали люди и там же стояли две пожарные машины. Вился над землей сиреневый дымок, и это было все, что осталось от симпатичного деревянного домика.
        Гречанинов остановил машину, не доезжая метров пятидесяти, приткнул ее к чужой изгороди.
        - Сиди здесь! - приказал безоговорочно. Да я, наборное, и не смог бы выйти: внутри как-то все обмякло. Я видел, как он смешался с людьми, как расхаживал по участку туда-сюда, с кем-то разговаривал, но все это наблюдал без всякого соучастия. Безразличие, подобное тяжелой воде, сомкнулось надо мной.
        Потом он вернулся, втиснулся на сиденье, озадаченно объявил:
        - Дом сожгли, но Кати нету. Значит, жива. Приезжали на двух "волгах", номера заляпаны. Интересно, да?
        Вид у него был как у любителя кроссвордов, затруднившегося с разгадкой. Я молчал.
        - И что особенно любопытно, говорят, девушка сама села в машину.
        - Неужели никто не пытался помешать?
        - Почему не пытались? Соседи у меня отчаянные. Двоих из них увезли в больницу. Саша, ты о чем думаешь?
        - Ни о чем, - сказал я. Это было правдой.
        - А я вот о чем. Об этом месте знали трое: ты, я и Катя. За мной "хвоста" не было, да и не могло пока быть. Ты кому-нибудь сообщал, где находишься?
        - Нет.
        - Какой же вывод?
        - Вы сами в это не верите.
        - Да, не верю. Но женщины бывают такие непредсказуемые... Что ж, поехали дальше?
        Мне было все равно, что делать: ехать, сидеть или выйти из машины, лечь на землю и больше никогда не вставать. Настроения жить тоже не было.
        - Она жива! - повторил Гречанинов, соболезнуя.
        - Все может быть, - согласился я.
        Часть третья
        НА УЗЕНЬКОЙ ДОРОЖКЕ
        ГЛАВА 1
        "Жигуленок" оставили на платной стоянке у Щелковской, до Таганской площади доехали на такси, оттуда пешком, дворами, переулками, добрались до квартиры Гречанинова (или черт знает чьей!). Я ни о чем не спрашивал, плелся за хозяином, как собачонка, совсем выбился из сил. На ходу клевал носом, но чувствовал, что не усну, если лягу.
        В квартире, скромно меблированной, чистой, отдышались. Точнее, это я отдышался: Гречанинов был так же свеж и полон энергии, как утром. Усадил в кресло, принес бутылку коньяка, коробку шоколадных конфет. Налил мне полный бокал, себе - на донышко, для видимости.
        - Выпей, Саша!
        Я послушно выпил и положил в рот конфету. Вкуса не ощутил ни от того, ни от другого, но озноб постепенно утих.
        - Ну что, получше?
        - Да, спасибо.
        - Перевязку сделаем?
        - Катя вчера только делала.
        Гречанинов наполнил бокал:
        - Повторишь?
        Я повторил. На этот раз глотку дернуло, как наждаком. Гречанинов внимательно за мной наблюдал, и это было неприятно.
        - Что ж, Саша, можно, конечно, оставить на завтра, когда отдохнешь, но лучше сделать сегодня.
        - Что именно?
        - Надо позвонить.
        - Куца?
        - Мише Четвертачку. Он ждет звонка. Зачем его томить?
        - Хорошо, я готов.
        Коньяк подействовал, и где-то в глубине сознания затеплилась надежда. Гречанинов четко меня проинструктировал, сунул в руку трубку портативного радиотелефона и набрал номер. Отводную мембрану приложил себе к уху.
        Сперва в аппарате послышалось шуршание магнитофонной ленты, затем спокойный голос произнес:
        - Да, слушаю.
        - Будьте добры Михаила.
        - Это Михаил... А-а, это ты, архитектор? Наконец-то! Мы же тебя обыскались. Какой же ты шалун, однако! Неужто всерьез надеялся слинять?
        Четвертачок упивался разговором, и вдруг впервые в жизни я почувствовал толчок спасительной первобытной ненависти. Будто пелена спала с глаз, и я понял, ощутил всей душой истинное значение слова "враг". Это слово было прекрасно, оно упорядочивало жизнь. Гречанинов, уставясь на меня немигающим взглядом, шевельнул губами: ну давай!
        - Где Катя? - спросил я.
        - У нас твоя проблядушка, у нас. Не волнуйся, ей здесь хорошо. Много развлечений, много мужчин. Она у тебя прыткая. Да ты, никак, по ней соскучился?
        - Чего ты хочешь, пидор?!
        - Ой как грубо! Дурачок ты, архитектор. Пыжишься, выкобениваешься, а счетчик-то тикает... Да, кстати, что это у тебя за дружок объявился? Где выкопал такого резвуна?
        - Верни Катю. Я на все согласен.
        Четвертачок заржал. По известной блатной манере он демонстрировал превосходство, мгновенно переходя из одного настроения в другое. От злобной истерики до показного благодушия у подонка всегда один шаг.
        - Кому нужно твое согласие, покойничек?! Да ты столько натворил!.. Становись на колени, падла, и ползи сюда.
        - Куда это?
        - Ползи к Гоголевскому бульвару, оттуда проводят.
        Гречанинов азартно подмигнул. Я сказал:
        - Нет, Миша, так не пойдет. На условия - деньги, квартира - согласен, но кроликом не буду. Дай гарантии, что Катю вернешь!
        Несколько минут Четвертачок верещал так, что у меня ухо заложило. Бессмысленные проклятия перемежались таким матом, какого я давно не слышал. Но постепенно он все же немного успокоился.
        - Хорошо, падла, будут тебе гарантии. Останешься доволен. Но - при встрече, не по телефону. Кстати, дружка прихвати с собой, не забудь. Через час - на Гоголевском. Усек?
        Гречанинов отрицательно покачал головой. Щелкнул пальцами.
        - Я только приехал. Промок до нитки. Давай завтра утром.
        Четвертачок мои слова обдумал.
        - Но счетчик-то тюкает, придурок вонючий!
        - Ничего, пусть тюкает... Еще одно. Дай поговорить Катей.
        На второй припадок у него не хватило охоты.
        - Это можно. Жди.
        Или он держал ее при себе, или где-то совсем неподалеку. Минуты не прошло, как в трубке прозвучал Катин глуховатый голос, безжизненный, как опавшая листва.
        - Саша, Сашенька!
        Сердце мое чуть не остановилось.
        - Катя, родная, мужайся! Я тебя выручу. Потерпи немного.
        Горестный всхлип. Тоненький плач.
        - Катя, Катенька, я люблю тебя!..
        Сказать что-нибудь глупее у меня воображения не хватило. В трубке возник бодрый интеллигентный голос Четвертачка:
        - Архитектор, а ты не тушуйся. Девка у тебя ядреная, на всех хватит. И тебе чуток останется. Но надо поспешить. Тут у нас такие кобели, разворотят до печенок. Слышишь, архитектор?
        Глаза Гречанинова полыхнули, как угли в костре, и это меня поддержало.
        - Я убью тебя, собака, - сказал я в трубку.
        В ответ жизнерадостный гогот.
        - Завтра в одиннадцать. Дружка не забудь. Чао, бамбино! - И гудки отбоя.
        Гречанинов подал мне коньяк:
        - Все в порядке, Саша, все в порядке! Через полчасика и двинем.
        - Куда?
        - За Катей. Зачем оставлять ее там на ночь?
        Он объяснил, что дело предстоит пустяковое. Он бы один съездил, но лучше, если я подстрахую. Место, где окопался Четвертачок, ему известно. Три или четыре старых двухэтажных дома в глубине новостроек. Проходные дворы. Неподалеку фабрика скобяных изделий и бани. Все фонари побиты. Идеальные условия для налета.
        - Сейчас они рванут за тобой на Академическую. И Четвертачок с ними. Он не удержится. Ему не терпится с тобой поговорить. Мы этим и воспользуемся, правильно? Никаких затруднений не будет. Ты как, не очень устал?
        Он говорил так, точно приглашал на вечернюю прогулку в парк культуры.
        - Григорий Донатович, вы не шутите?
        - Пойдем, пойдем на кухню. Перекусим немного.
        Поели разогретой на сковороде картошки, которую он залил яйцами. Запивали чаем. У меня ничего не болело, голова была ясная, просветленная коньяком. Как автомат, я глотал кусок за куском, пока Гречанинов не отобрал у меня вилку.
        - Перегружаться тоже не надо... Кстати, ты в армии служил?
        - Да.
        - Из какого оружия стрелял?
        - Из лопаты в основном.
        - Понятно... Ну ничего, сейчас посмотрим. - Он ненадолго вышел и вернулся уже собранный в дорогу: в длиннополой десантной куртке, в американских ботинках на толстой каучуковой подошве и в просторных спортивных штанах.
        - На-ка, держи... Учти, заряжен, - за ствол протянул угловатую металлическую штуковину, которая называлась, кажется, пистолет Макарова.
        - "Макаров"! - сказал я радостно, будто встретил родственника.
        - То, что тебе сейчас нужно. - Он быстренько растолковал, как с пистолетом управляться: куда нажимать, как держать и откуда вылетит пуля.
        - Видишь? Ничего мудреного.
        - Думаете, понадобится?
        - Надеюсь, нет.
        Около двенадцати подъехали к Павелецкой, прокатились по трамвайной линии и свернули в какой-то дворик. Старенький "запорожец" Гречанинова основательно меня растряс, шея не гнулась, ребра опять синхронно поскрипывали, и сломанные, и те, которые были пока целые. Но ощущал я себя уверенно. Пистолет приспособил в хозяйственную сумку, потому что в карман он не лез.
        - Посидишь в машине? - Гречанинов спросил с такои интонацией, с какой воспитанный кавалер просит у дамы разрешения отлучиться за уголок.
        - С вами пойду. Пальнуть охота хоть разок.
        - Тогда так, Саша. Что бы я ни сделал, чтобы ни сказал - выполняешь мгновенно. Договорились?
        - Я себе не враг.
        Ныне Москва рано прячется по домам, страх не располагает к поздним прогулкам, но это не значит, что она безмятежно дрыхнет. Тревожный сон умирающего города хрупок, как слюда, и в таких укромных заводях, как зады Замоскворечья, это особенно остро чувствуется. В темных дворах с разбитыми фонарями по ночам что-то тяжко ворочается, дышит, постанывает, словно огромная невидимая звериная туша никак не может расположиться поудобнее для окончательного покоя.
        Дом нашли быстро: действительно, двухэтажный, накренившийся набок, и запихнут в глубь двора, чтобы не мозолил глаза богатым горожанам своим сиротским видом. Один подъезд и с десяток окон - на первом и на втором этаже - ни одно не светится. В подъезде Гречанинов посветил фонариком - квартира оказалась на втором этаже, прямо у лестницы с шаткими перилами. Мы стояли под дверью не дыша, прислушивались. Изнутри - ни звука, да и весь дом точно вымер.
        - Спустись вниз, - велел Гречанинов. - Погреми там чем-нибудь. Чем громче, тем лучше.
        Распоряжение я выполнил удачно. Под лестницей с помощью зажигалки обнаружил пустое покореженное ведро, пнул его пару раз о стену, споткнулся обо что-то, повалился на груду картонных ящиков, расшиб локоть и завопил от боли. В гулком пространстве этого хватило, чтобы создалось впечатление небольшого взрыва с человеческими жертвами. Кое-как поднявшись, я еще немного погонял по полу ведро и деревянной палкой сыграл ноктюрн на перилах. По моему разумению шуму хватило, чтобы поднять спящих не только этого, но и соседних домов. Довольный, поднялся наверх. Гречанинов копался с замком, используя набор металлических отмычек. Видимо, и в этой области у него был опыт: пяти минут не прошло, как он открыл дверь.
        Все предосторожности оказались излишними - в квартире никого не было. Да это была и не квартира, а то, что сейчас принято называть офисом. Две комнаты, в одной - большой канцелярский стол с компьютером, высокий железный сейф, несколько стульев с черной, под кожу, обивкой; во второй - прямоугольные кресла, круглый стол со столешницей под малахит, полированный светлый шкаф с застекленными полками. Модерновая меблировка никак не соответствовала облупившимся стенам и отечному потолку. Еще в этом странном помещении была грязная, заваленная всяким барахлом ванная, туалет с унитазом, едва ли на десять сантиметров выступающим над дощатым полом, и кухонька, где недавно пировали. Стол завален объедками, тут же - недопитые бутылки с водкой и пивом, пепельницы, забитые окурками.
        - Опоздали? - спросил я.
        - Подожди, дай подумать.
        Пока Гречанинов думал, я помыл чашку под краном и налил себе граммов пятьдесят водки. Закусил сыром и закурил.
        - Катя где-то здесь, в этом доме, - сказал Гречанинов. - Но где - вот в чем вопрос.
        - Может, забрали с собой?
        - Глупо... Ты когда там внизу ковырялся, ничего не заметил?
        - Что я мог заметить?
        - Там есть подвал. Пойдем.
        Спускаясь следом за ним, я ухитрился гвоздануть конную чашечку пистолетом, лежащим в хозяйственной умке. Но даже не пикнул: боль становилась привычным фоном существования.
        Внизу обнаружили хилую на вид дверь, обитую дерматином. Более того, когда пригляделись, показалось, в щелочку под дверью струится свет. Гречанинов отошел на несколько шагов и с разбегу саданул плечом. Дверь рухнула, как картонная, и он обвалился внутрь. Это его спасло, потому что парень, который сторожил изнутри, собирался размозжить ему голову железным прутом, но промахнулся - удар пришелся по спине. В просвете двери мне все было видно, как на экране. Парень сверху обрушил прут вторично, но одновременно Гречанинов зацепил его по ногам, отчего тот потерял равновесие и прут врубился в пол. Второй удар пяткой снизу пришелся точно в челюсть. Эффект был впечатляющий. Бедолага выронил прут, согнулся, захрипел и схватился обеими руками за подбородок. Гречанинов был уже на ногах. С короткого разворота, без замаха, локтем он намертво припечатал парня к стене. Я поразился выражению глубокой задумчивости на лице молодого человека, когда он нерешительно, подламываясь в коленях, опускался по стеночке, чтобы усесться на пол.
        - Где она? - спросил Гречанинов, но ответа не дождался. Парень вяло зачмокал разбитым ртом, и глаза его незряче закатились. Григорий Донатович заботливо пристегнул его руку ментовским браслетом к трубе парового отопления.
        Катю мы обнаружили в одном из подвальных отсеков, куда еле проникал свет из коридора. Она лежала на сваленных в углу мешках, почему-то в мужской рубашке с оторванным рукавом. Хорошо, что было лето, а то могла бы простудиться. К старым синякам добавилась свежая кровяная борозда, спускавшаяся по щеке к шее.
        - Привет! - сказал я, опускаясь рядом на мешки и обнимая ее за плечи. - Тебе не холодно? Надо будет завтра прикупить какую-нибудь одежонку. Хочешь новое платье?
        - Дурак! - пролепетала она, - Какой же ты дурак, Господи!
        Я вздохнул с облегчением: она была жива и в своем уме. Все остальное, в сущности, не имело значения. Точно так же думал, вероятно, и Гречанинов. Благодушно пробасил сверху:
        - Ну что же, ребятки, давайте потихоньку собираться домой. Тут вроде бы нечего больше делать.
        Когда проходили мимо дремавшего у стены охранника, Катя вздрогнула:
        - Он мертвый?
        - Нет, - ответил Гречанинов. - Притворяется.
        Нагнулся, разомкнул браслет и потрепал парня по щеке.
        - Ой! - сказал парень, не открывая глаз. - Больно!
        - Передай Четвертачку, дружок, скоро ему уши оторвут.
        - От кого передать?
        - От Господа нашего Иисуса.
        В машине я выяснил у Кати, что били ее по-настоящему только один раз, когда привезли, а изнасиловали дважды.
        - Сколько человек? - спросил я.
        - Кажется, трое.
        - Это немного. Бывает, насилуют целым взводом. Вот это действительно неприятно.
        Катя опасалась, что после этого случая я перестану ее любить, потому что мне будет противно к ней прикоснуться. Тут я ее успокоил:
        - Что ты, маленькая, об этом даже не думай. Я же извращенец.
        - И негодяй! - добавила Катя.
        Дома первым делом заставили ее выпить коньяку, потом я отвел ее в ванную. Продезинфицировал и смазал йодом щеку. Ничего страшного - ровный неглубокий разрез. Я даже не поинтересовался, как она его заработала. Она сама гордо объяснила:
        - Это я сопротивлялась!
        Потом прогнала меня из ванной. Около часа мы просидели с Гречаниновым на кухне. Пили чай. Спать совсем не хотелось. У меня было ощущение, что, где ни коснись, везде боль. Особенно ныли локоть и ключица. Гречанинов к середине ночи помолодел, раскраснелся, но заметно было, что недоволен собой.
        - Они Нас все время опережают на шаг, - сказал он. - Это надо поправить.
        - Пора бы уж, - согласился я солидно.
        Не слушая возражений, он уложил нас с Катей на единственную в квартире кровать, себе оборудовал на кухне раскладушку. В начале четвертого все угомонились. Я ждал, когда у Кати начнется истерика, но не дождался. В какой-то момент мне показалось, что она перестала дышать. Я приподнялся на локте, но при тусклом свете ночника разглядел только йодную полосу на бледном лице.
        - Я сплю, сплю, - пробормотала она, - И ты тоже спи.
        Чуть позже я поднялся и сходил на кухню. Григорий Донатович, укрытый до пояса простынкой, читал какой-то журнал.
        - Хочешь снотворного?
        - Да нет, я водички... Григорий Донатович, вы в самом деле полагаете, что мы выпутаемся?
        Улыбнулся - благодушный, загорелый, невозмутимый и в очках.
        - Небольшая депрессия, да, Саша?
        - У меня складывается какое-то удручающее впечатление, что их слишком много и они повсюду. Катю жалко, вы же видите, как она переживает.
        Гречанинов положил журнал на пол. "Садовод-любитель" - поразительно!
        - Нет, Саша, их немного, но они следуют первобытным законам. Загоняют и добивают слабых. Умного, сильного зверя им нипочем не взять. Сказать по правде, ты и без меня с ними справишься.
        - Шутите?
        - Нисколько. Ты им не по зубам. Уверяю тебя, Четвертачок уже сам жалеет, что с тобой связался. Столько усилий, а у тебя всего три ребра сломано. Почти нулевой результат. Но обратного хода ему теперь нет: потеряет лицо. Он ведь вожачок в стае. Ему свои опаснее, чем чужие. В стае вожачков не меняют, их раздирают в клочья. Только зазевайся.
        Если Гречанинов посмеивался надо мной, то, надо заметить, время выбрал не самое удачное.
        - Извините, что побеспокоил, - сказал я и пошел спать.
        ГЛАВА 2
        Просыпался тяжело, с надрывом, точно медведь после зимней спячки. Кати рядом не было. Нашел ее на кухне, где они с Григорием Донатовичем пили утренний кофе. Застал мирную домашнюю картинку, глазам не поверил. Катя - в широченной мужской пижаме в синюю полоску - покатывалась со смеху, а Григорий Донатович с сумрачным видом заканчивал анекдот про пионера Вовку. Увидев меня, Катя завопила:
        - Ой, не могу больше, ой, не могу! Саша, послушай!
        - А вот еще, - хмуро продолжал Григорий Донатович. - Вызывает учительница Вовиного папу и сообщает: ваш сынок на уроках ругается матом...
        Катя взвизгнула и сделала попытку свалиться со стула. Гречанинов деликатно поддержал ее за плечо. Мне не понравилось их веселье: какой-то пир во время чумы.
        - Если бы надо мной трое надругались, - заметил я напыщенно, - я бы вел себя скромнее. Хотя бы из чувства приличия.
        - Грозный какой пришел, - прокомментировал Гречанинов. - Может быть, голодный?
        - Он всегда такой, - пояснила Катя. - Характер очень тяжелый.
        - Он где работает, Катюша? Не в крематории?
        - Называет себя архитектором. А там кто знает.
        - Может, тюрьмы строит?
        Катя наложила мне овсянки и сверху густо полила медом.
        - Будешь кофе или чай?
        - Кофе, пожалуйста. - Я ничуть не ревновал ее к наставнику, хотя по натуре был мелким собственником, почти рыночником. Разумеется, перед грозным обаянием Гречанинова, будь ему хоть сто лет, мало какая женщина устоит, но Катя, такая, какая есть, избитая, изнасилованная, принадлежала только мне, в этом я не сомневался.
        - Ты хоть в зеркало смотрелась, шутница? - незлобиво спросил я.
        - Видите, Григорий Донатович, ему важнее всего доказать, что я уродка и не гожусь ему в подружки.
        Гречанинов посочувствовал:
        - Пусть на себя посмотрит. Кругом одни бинты... Кстати, Катюша... - Его улыбка сделалась еще лучезарнее. - Ты никому не звонила с дачи?
        - Нет, что вы...
        - Вспомни как следует.
        Катя уловила, что вопрос с подковыркой: вмиг погрустнела, побледнела, и ссадина на щеке запылала алым цветом.
        - Ой, вспомнила! Телеграмму послала... Ходила в деревню, встретила почтальоншу и послала телеграмму.
        - Кому?
        - Родителям, а что? Просто чтобы они не волновались.
        - Ловко, очень ловко, - обрадовался Гречанинов. - Я хочу сказать, шустрые ребята. Прямо профессионалы. Верно, Саша?
        - Вам виднее.
        После завтрака Гречанинов настроился звонить. Повторилась вчерашняя мизансцена с его любимым радиотелефоном, но инструкции были более сложные. Правда, я в них особенно не вдумывался, чутко прислушивался, как Катя плещется в ванной и что-то напевает. Злило, что никак не могу уловить мелодию. Гречанинов сделал мне замечание:
        - Что-то ты чересчур легкомысленно настроен. Соберись, Саша. Сегодня наш ход.
        Как вчера, он набрал номер, приложил к уху отводную трубку, и, как вчера, спокойный голос ответил:
        - Да, слушаю.
        - Доброе утро, Михаил. Я тебя не разбудил?
        - Ах, это ты, козел?! - Ждал, ждал звонка! - Ты хоть понимаешь, что наворочал?
        - А что такое?
        Из пулеметной очереди брани я, как, видимо, и Гречанинов, все же понял, что на мне, оказывается, уже два "мокряка". Один тот, который "заторчал" около больницы, а второй вчерашний, из подвала. На мое слабое возражение, что эти замечательные крепкие ребята вроде бы Божией милостью живы, Четвертачок завопил, что жить им нет надобности после того, как они меня упустили, но дело не в них и даже не в том, что они оба для прокуратуры "висят" на мне, потому что мне самому осталось куковать на свете ровно до той минуты, пока он, Четвертачок, не выковырнет меня из поганой норы, где я закопался. Если же я думаю, что на это уйдет много времени, то я еще больший придурок, чем казался. Денек-другой - вот и весь мой срок пребывания на земле.
        - Зачем пугаешь, Миша, - обиделся я. - Я ведь что-то хорошее хотел сказать.
        - Ох! - выдохнул Четвертачок, точно в бреду. - Ты даже не представляешь, архитектор, как я тебя буду убивать! - В трубке раздался странный скрежет, как если бы он откусил кусок пластмассы.
        - Миша! - окликнул я. - Фотография!
        - Чего?!
        - Хочу продать тебе фотографию.
        Четвертачок молчал, зато Гречанинов одобрительно закивал.
        - У Шоты Ивановича, - с достоинством продолжал я, - то есть у гражданина Могола, есть прелестная дочурка. Помнишь, Миша?
        Четвертачок молчал.
        - Ее зовут Валерия, Лера, правильно? Семнадцати лет от роду, верно? Правда, когда вы познакомились, ей и пятнадцати не было. Ты чего молчишь, Миш? Тебе неинтересно?
        - Продолжай!
        - Какой-то негодяй вас сфотографировал в прошлом году на озере Рица. Похабная фотография, Миш. Некоторые краснеют, когда разглядывают.
        - Врешь, паскуда! - отозвался Четвертачок будто с того света. Плоды трехдневных розыскных усилий Григория Донатовича, мягко говоря, не оставили его равнодушным.
        - Почему же вру, Миша? Сейчас все фотографируют. Прямо поветрие какое-то, Я лично вот таких тайных съемок не одобряю, нет. С моральной точки зрения...
        - Фотка у тебя?
        - Ага.
        - Дай поглядеть.
        - Миш, я бы рад, но как? Ты вон какой буйный. Убью, выковырну, зарежу - весь разговор. Так нельзя. Я человек мирной профессии. Ты же меня запугал, Миш. Я уж думаю, может, лучше прямо обратиться к Шоте Ивановичу. Попросить защиты.
        Снова страшный скрежет - видно, откусил еще ломоть от трубки.
        - Твои условия, гаденыш?!
        - Не обзывайся, Миш, обидно ведь. Ты же интеллигент. Такая девушка тебя полюбила. Я смотрю на нее...
        - Архитектор!
        - Да, Миш?
        - Не зарывайся. Сегодня у тебя козырь, завтра его не будет.
        - Опять пугаешь, Миш? Ой, все, вешаю трубку, побежал в туалет.
        Трубку повесил, спросил у Гречанинова:
        - Ну как?
        - Почти безупречно, - признал наставник.
        - Фотография действительно существует?
        - Конечно. Блеф тут неуместен.
        - Он крепко напугался.
        - Ты еще не совсем представляешь, кто такой Могол. Он с гор недавно спустился, а Лера его единственная дочь.
        Катя позвала нас на кухню, чтобы еще разок попить чайку. Обсуждали животрепещущую проблему: как ее одеть, чтобы она не чувствовала себя беспризорной. Идти в магазин в пижаме она не хотела, но понимала, что без нее мы только выкинем денежки на ветер.
        - Впредь будешь бережнее со своими вещами, - справедливо заметил я.
        Снова вернулись к телефону. Четвертачок ответил мгновенно. Теперь его было не узнать: голос приветливый и задушевный.
        - Саша, чего мы, в самом деле, собачимся зря. Хватит приколов. Ставь условия, и я их приму. Мне нужна фотография.
        - Даже не знаю...
        - Саня, рассуждаем как нормальные люди. Чего ты боишься? Допустим, я получу фотку и тут же тебя приколю. Что это мне даст? Ты же не сам все организовал. За тобой какой-то крупняк. Кстати, сведи-ка ты нас с ним.
        - Не могу.
        - Хорошо. Уважаю. Я тебя недооценил. Привози фотку-и разойдемся полюбовно. Лады?
        - Миш, а это правда, что Шота Иванович людоед?
        Никакого скрежета, благолепная пауза. Я взглянул на Гречанинова, тот кивнул.
        - Значит, так, Миш. Запоминай. За домом - пустырь, сразу увидишь. Там чуть сбоку - беседка, она одна, не ошибешься. В пять часов приходи и жди. Я подскочу. Ты один, я один. Чего-нибудь неясно?
        - Нет, все понял.
        - Да, чуть не забыл. Деньги.
        - Какие деньги?
        - Миш, ты что? Фотография-то не моя. Бесплатно не отдадут.
        - Сколько?
        - Десять тысяч. Не дорого?
        - Нет, нормально. Не забудь негатив.
        - До пяти, Миш?
        - Не учуди чего-нибудь, ладно?
        - Ты что, Миш. Раз уж скорешились...
        Гречанинов остался мной доволен. Похвалил:
        - Солидный оперативный жанр. Выводка на живца.
        - Живец - это я?
        - Побаиваешься?
        У меня были кое-какие соображения, но я не решался их высказать, чтобы действительно не показаться трусом. Я поверил Четвертачку. Если он готов забрать фотографию и даже заплатить, то... Увы, Гречанинов без труда прочитал мои мысли. Усмехнулся сочувственно:
        - Не заблуждайся, дорогой. Такого рода заблуждения дорого обходятся. Запомни, как таблицу умножения, - это не люди. У них свои законы. Это иная порода. Четвертачок убьет тебя, когда получит фотографию. Это абсолютно точно.
        - С ним никак нельзя договориться?
        - Честно говоря, мне скучно это обсуждать. Лучше скажи, ты уверен, что на пустырь только одна тропка, мимо подстанции?
        - Кругом заборы. И свалка.
        - Хорошо, я съезжу огляжусь. Без меня из дома ни ногой.
        ...Вернулся он к обеду, и мы с Катей успели поссориться. Сначала она надулась из-за того, что я отказался перевязываться, причем в грубой форме, сказав, что у нее руки кривые и ей лучше бы попрактиковаться на манекенах, а не на благородных раненых юношах. Потом устроила нелепый бабий бунт из-за того, что мы с Гречаниновым якобы считаем ее никчемной дурочкой, ничего ей не объясняем, а только время от времени отдаем на поругание злодеям. Чтобы ее успокоить, я пообещал, что, когда дойдет до настоящего дела, до прямого единоборства с бандой, я похлопочу, и Гречанинов назначит ее пулеметчицей вроде Анки. Это остроумное замечание ее вдруг по-настоящему взбесило.
        - Не сравнивай себя с Григорием Донатовичем, пожалуйста. Он к женщине относится с уважением, а для тебя я всего-навсего очередная потаскушка. Думаешь, я этого не понимаю?
        - Катя, что с тобой?
        - Ничего. Думаешь, не вижу, как тебе не терпится от меня избавиться? В чем я виновата, скажи, в чем?! В том, что изнасиловали, да?
        - В этом скорее я виноват.
        - Ой, держите меня! Да разве ты можешь быть в чем-нибудь виноват? Ты же супермен.
        - Тоже верно, - согласился я.
        Заревела, умчалась в ванную, где и заперлась. Что ж, после вчерашнего, хоть и с опозданием, девочкины нервы немного сдали. Но все-таки меня сильно задело секундное ледяное отчуждение, мелькнувшее в ее глазах.
        Пока она сидела в ванной, я дозвонился до матери. Ожидал упреков, но не услышал ни одного. Мама догадалась, что ни в какую командировку я не ездил и что у меня какие-то крупные неприятности. Это меня не удивило. У нее всегда был дар угадывать беду. Может быть, это вообще родовое свойство русской женщины, которая веками живет в ожидании, что ее уморят голодом вместе с детьми. Поговорили мы недолго, главное, у отца пока было все нормально: не лучше, не хуже. Мать как раз к нему собиралась, я застал ее на пороге.
        - Привет передай. Завтра постараюсь к нему заглянуть.
        - А ко мне? Или с матерью можно не церемониться?
        - К тебе тоже завтра.
        Наугад набрал номер Коли Петрова, и он оказался дома, только что вернулся из магазина с пивом, собирался опохмеляться.
        - Сколько дней уже керосинишь?
        - Не помню. Ты где, Сань? Подскакивай, налью.
        В таком состоянии он был невосприимчив ни к дружеским увещеваниям, ни к мирским напастям. Я ему позавидовал, как живые иногда завидуют мертвым. Все-таки у него была норушка, откуда он мог беззлобно наблюдать, как рушится все вокруг.
        - Ну-ну, - предупредил я. - Околеешь, никто свечки не поставит.
        - Подскакивай, Саня! Девочек позовем. Тряхнем молодостью. Только Зураба не надо, он плохой.
        - Чем он опять провинился?
        - Отупел совсем. Додумался, что скошенный угол устойчивее куба. Потрясение основ. Город наподобие Пизанской башни. Бред дебила. Я с ним теперь разговариваю только по необходимости. Нет уж, Сань, обойдемся без него. Позовем Галку Зильберштейн...
        Вернулась из ванной Катя, как-то необыкновенно причесанная. Длинная светлая прядь кокетливо падала на щеку, полностью закрывая ссадину. Улыбалась виновато:
        - Прости, Сашенька! Но ты же должен понять. Раньше меня никогда не били, а тут вдруг каждый день. Никак не привыкну.
        - Понимаю.
        - Не сердишься? Правда?
        - Я тебе вот что скажу, голубушка. Не надо придавать значение всяким пустякам. Подумаешь, изнасиловали! А кого нынче не насилуют? Если из-за этого переживать, вообще жить невозможно.
        - Ты так рассуждаешь, потому что не знаешь, о чем говоришь.
        - Почему это не знаю? Очень даже знаю. Но это все физиология, ты же человек духовный... Она уже близко подобралась, и глазенки заблестели алчным светом.
        - Поклянись, что я тебе не противна!
        - Клянусь мамой!
        - Тогда докажи!
        До прихода Гречанинова мы, как два голубка, осторожно целовались, обнимались и болтали о всякой ерунде. Приятное забытье с привкусом мертвечины. Я надеялся, что кто-то в конце концов ответит за этот привкус. Но, уж разумеется, не Четвертачок. С него что взять: животное - оно и есть животное.
        Гречанинов не забыл купить Кате вельветовые брючата, пару рубашек, бельишко. Пошла, примерила - все впору. Рубашка - бледно-голубая, выяснилось, ее любимый цвет.
        - Как вы догадались, Григорий Донатович?!
        Самодовольное:
        - Опыт жизни.
        Возник щекотливый момент. Я спросил:
        - Сколько я должен, дорогой учитель?
        - Потом рассчитаемся, что за пустяки.
        Катя ликовала. Словно ей первый раз в жизни дарили обновы. Милая, бесшабашная девочка.
        После обеда, который Катя приготовила наспех - жареная картошка с тушенкой, - я получил последние инструкции. Одна особенно впечатляла. Если по какому-то недоразумению я окажусь наедине с Четвертачком, то должен без предупреждения стрелять ему из "Макарова" в грудь.
        - Сможешь? - спросил Гречанинов.
        - Конечно, смогу.
        В половине четвертого вышли из дома: Катя осталась взаперти. К моему удивлению, сели не в давешний "запорожец", а в новенькую красную "семерку".
        - Григорий Донатович, сколько же у вас машин?
        - Это служебная, не моя.
        Где он теперь служит, я уж не стал уточнять.
        ГЛАВА 3
        Припарковались в кустах, за кассами "Улан-Батора". Местечко заповедное, каждый местный алкаш здесь как дома. Стаканы висят на веточках, как белые цветы. Гречанинов напялил на голову кургузую кепку, облачился в брезентуху и ничем не отличался от завсегдатаев злачной распивочной. Длинный прутик в руке, чтобы выковыривать из кустов стеклотару. Я бы и сам, встретив его на улице, промелькнул взглядом без задержки. Мое задание было такое: спуститься со ступенек кинотеатра, где меня, по его словам, засекут. Дойти до родного подъезда, но внутрь не заходить и не приближаться слишком близко. Там меня ждут наверняка. Возле подъезда закурить, поглядеть на часы, как бы прикидывая время, и не спеша двигаться к пустырю. Помнить: каждое движение фиксируется. Держаться озабоченно, но не робко. На пустырь не выходить. Стоять лицом к тропинке, по которой предположительно пойдет Четвертачок. Как только он появится, махнуть ему рукой и не спеша идти навстречу.
        Дальше самое трудное. Увидев, что Четвертачок купирован, я должен изобразить крайнее замешательство и рвануть к шоссе. Бегом. Через газоны и скверик - метров тридцать. На шоссе - замираю, жду. Это все. По прикидке Гречанинова, достать меня ни у кого не хватит маневра. Но, разумеется, возможны накладки. Если какой-нибудь чересчур смышленый, расторопный ферт перехватит меня в скверике или на шоссе, действовать придется так же, как и в случае с Четвертачком - стрелять в грудь без предупреждения. Однообразие этой подробности плана меня немного огорчило.
        Все получилось, как было задумано. Около подъезда на меня никто не напал: подошел дворник дядя Ваня, и мы вместе подымили. Он спросил, не заболел ли я часом. Поглаживая бинты, я ответил, что действительно немного простыл, и поинтересовался его здоровьем. У дворника оно было в порядке, он поджидал Яшу Шкибу, чтобы совершить вечерний моцион до магазина. Вокруг не заметно было ничего подозрительного. Тихий вечер с теплым ветерком: мамы с колясками, старушки на скамеечке.
        Дойдя до пустыря, как было велено, я остановился и стал ждать. Вскоре на дорожке показался ухмыляющийся Четвертачок, и я помахал ему рукой: дескать, сюда, приятель! Он тоже мне обрадовался, но встретиться нам помешал престарелый алкаш с авоськой в руке, из которой в разные стороны торчали пустые бутылки. Неизвестно откуда он выбрел на тропу, и я слышал, как сказал Четвертачку:
        - Миша, разворачивайся и вперед!
        - Ты что, дед, сдурел? - удивился Четвертачок, но что-то такое увидел, что ему не понравилось: молча повернулся спиной, и они начали удаляться.
        Через свалку, по скверику я ринулся к шоссе, но не бежал, а шел быстрым шагом. Заметил, как парочка, Гречанинов и Четвертачок, скрылась за углом - до машины им оставалось метров сто. Чувствовал я себя совершенно спокойно, потому что не допускал и мысли, что Гречанинов может в чем-то сплоховать. В нем я был уверен так, как никогда не был уверен в самом себе, и эта уверенность была, пожалуй, сродни слепой влюбленности.
        Не успел докурить сигарету, как увидел приближающуюся красную "семерку". Гречанинов за баранкой, Четвертачок рядом с ним. Машина тормознула, и я почти на ходу втиснулся на заднее сиденье. Четвертачок был в наручниках и вдобавок с подбитым глазом. То есть с подбитым - мягко сказано, глаз у него наглухо закрылся свежей светло-алой блямбой.
        - Миша, кто же это тебя так? - посочувствовал я. Четвертачок ответил:
        - Разберемся.
        Не успели мы как следует разогнаться на Профсоюзной, как в хвост пристроилась бежевая "тойота" с четырьмя седоками. Пару раз она нам просигналила, потом попыталась обогнать, но неудачно.
        - Миша, - сказал Гречанинов. - Ты бы подал знак, чтобы отлипли.
        - Подожди, подлюка, скоро поговорим иначе... - Четвертачок грязно выматерился. Вообще было заметно, что он нервничает.
        Гречанинов попросил не оборачиваясь:
        - Саша, покажи ему фотографию.
        Я достал снимок и сунул Четвертачку под нос. Там было на что поглядеть. Изумительная южная природа, горы и луна. И на этом фоне любовная пара, соединившаяся в немыслимой позе - как-то даже не разберешь, кто сверху, кто снизу. При этом лица совокупляющихся-и мужчины, и женщины - вполне различимы. Мужчина сосредоточен, как при рубке дров, а милое, почти детское девичье личико запрокинуто в гримасе любовного изнеможения. Очень смелый снимок, прямо на обложку журнала "Андрей".
        - Сколько? - скрипнул зубами Четвертачок. - На-ови только нормальную цену.
        - Обсудим это позже, - сказал Гречанинов.
        - Ты кто? На кого пашешь? Залетный, что ли?
        - Разве это так важно? Отпусти ребят, Миша, отпусти. Чего их зря мариновать?
        - Ты хоть понимаешь, на кого замахнулся?
        - Прошу тебя, Миша, обращайся ко мне, пожалуйста, на "вы". Мне так будет удобнее.
        Четвертачок вдруг зашипел по-змеиному:
        - Ах ты, вонючка старая! Да я же из тебя, курвы, ленты нарежу. Я тебя...
        Дорассказать о своих планах он не успел, потому что Гречанинов, не отрывая глаз от дороги, дотянулся правой рукой до его уха и как-то так ловко подергал, что тот несколько раз подряд стукнулся мордой в переднюю панель. Звук был такой, будто заколачивали гвоздь в доску.
        - Еще раз натрубишь, - предупредил Гречанинов, - отвезу прямо к Шоте Ивановичу.
        Под светофором бежевая "тойота" сделала очередную лихую попытку обгона, но выкатившийся сбоку грузовик перегородил ей путь. Через стекло я разглядел всех четверых преследователей - здоровенные рыла из тех, что не сеют и не жнут. Дергались в салоне, как марионетки, показывая, что с нами будет, когда поймают. Как я понял - повесят, выколют глаза, четвертуют и зарежут. Грузовик их немного задержал, и догнали они нас уже после Калужской. К этому времени Четвертачок заново обрел дар речи:
        - Пять штук плачу. И гарантирую безопасность. Чего вам еще надо, пацаны?
        За Коньковским рынком Гречанинов свернул направо и на опасной скорости погнал переулками. Минуты не прошло, как "тойота" отстала, и вскоре мы уже вымахнули за Окружную и свернули с трассы в лес. Малость попетляли и остановились в укромном тихом месте, как бы приспособленном для задушевной беседы. Гречанинов обошел машину и выдернул Четвертачка с сиденья.
        - Саша, пересядь вперед.
        Четвертачок, очутившись на воле, не пытался бежать, но глубоко задумался.
        - Ты очумел, старик?
        Черной лентой Гречанинов перетянул ему глаза и завалил на заднее сиденье. Сам вернулся за руль. Предостерег:
        - Зашебуршишься - пристрелю!
        В этот день я убедился, что в Москве еще есть потаенные места, куда не ступала нога человека. Одно из них обнаружилось неподалеку от дома Гречанинова - заброшенные склады за покосившимся от старости деревянным забором. Снаружи - бетонированные стены, способные выдержать землетрясение, сочащиеся влагой, цементный пол, тусклое освещение. В том отсеке, куда нас привел Гречанинов, все было оборудовано для временного проживания в ухороне - железная койка, пара табуреток, тесаный стол, умывальник с проржавевшим краном и электрическая плитка. Гречанинов развязал пленнику глаза. Снял наручники.
        - Ну как тебе здесь?
        Четвертачок промолчал. Взгляд у него слезился пуще обычного.
        - Иди умойся, - брезгливо бросил Гречанинов. - А то весь в каких-то соплях.
        Четвертачок поднялся, подошел к умывальнику, дождался, пока из крана потечет желтоватая струйка. Поплескал в лицо и обтерся рукавом. Вид у него действительно был нетоварный. Закрытый блямбой глаз сумрачно пылал, и шишак на лбу, который он набил себе о панель, выпирал, как рог.
        Вернулся на койку и сел, опустив руки на бедра.
        - Я бы, ребятки, чего-нибудь сейчас выпил, - попросил смиренно.
        - Это потом, - сказал Гречанинов. - Сперва послушай внимательно, что скажу.
        - Ну хотя бы курнуть.
        Я дал ему сигарету и сам закурил. Я очень устал к этому часу - голова разбухла и ныла вся целиком - и думал лишь о том, как там Катя одна. Гречанинов произнес:
        - Что ж, Миша, выйти отсюда ты можешь только перед ногами, если будешь упорствовать. Это ты понимаешь?
        - Ты люберецкий, что ли, от Зиновия? Гречанинов посоветовал ему выбросить весь блатной мусор из головы и изложил свои требования, но чтобы его слова звучали убедительнее, начал издалека. В этой комнате, сказал он, твоя прежняя жизнь, Четвертачок, закончилась и ты снова стал тем, кем был всегда, - куском дерьма.
        - Не хочу, чтобы именно на этот счет у тебя оставались какие-нибудь иллюзии.
        - Чирикай дальше, - буркнул Четвертачок, не поднимая глаз.
        - Что ж, вижу, ты не до конца уяснил обстановку. Тогда, пожалуй, перенесем разговор. Пошли, Саша, - и сделал движение к дверям. Четвертачок вскинулся:
        - Не надо, я все усек.
        - Что усек?
        - Я знаю Могола лучше, чем ты.
        - Конечно, ты же пять лет был у него наложницей, пока не надоел. Верно?
        Четвертачок промолчал. Дух его был далеко не сломлен, хотя отчасти он был деморализован. Он никак не мог понять, в чьи лапы угодил. Что это за старик, который обращается с ним, как с тарой. Но опыт матерого бандюги ему подсказывал, что этот человек не убьет его без крайней необходимости. Он угадал в Гречанинове интеллигента и исполнился к нему презрением. Однако вскоре его оптимистические надежды развеялись в дым. Гречанинов выдвинул условия, которые сперва показались ему дикими. Он должен был под любым предлогом, который придумает за ночь, вызвать на свидание Валерию Сверчкову, кровиночку Моголову. Услыхав про это, Четвертачок побледнел, захлебнулся дымом и через силу, но твердо сказал:
        - У тебя горячка началась, папаша!
        В ответ Гречанинов объявил, что лично никуда не спешит. Помещение, где они сейчас находятся, списано в архив при старом режиме и нигде не значится. В ближайшие год-два сюда вряд ли кто-нибудь заглянет, как несколько лет уже не заглядывал. Но столько времени Четвертачку не понадобится, чтобы околеть. Подохнет он от голода, но еще живого его огложут крысы, а это очень неприятная смерть, хотя именно такую он и заслужил. У бетонных стен, оборудованных еще при покойном вожде для секретных надобностей, стопроцентная звуконепроницаемость, поэтому, даже если у Четвертачка достанет сил вопить подряд трое суток, его никто не услышит. Но есть во всем этом один положительный момент, уточнил Гречанинов. Безвестный строитель чудо-бункера, замаскированного под склад, предусмотрел хитрую систему подземной вентиляции, поэтому Четвертачок может не беспокоиться о том, что загнется от недостатка кислорода.
        - Ты здорово влип, дружище, - заметил Григорий Донатович. - Выхода у тебя нет. Сам поймешь денька через два. Но к тому времени я могу передумать.
        - Ты безумен, старик!
        - У меня тоже нет выбора. Уж очень вы солидно наехали на Сашу.
        - Ты же слышал, я дал отбой!
        - Нет, Миша, поздно. Никаких отбоев. Как говорил древний грек: Валерия или смерть.
        На мгновение Четвертачок впал в отчаяние и совершил бессмысленный поступок. Некстати вспомнил, что он молод и удал. Гречанинов сидел на табурете, и Четвертачок с воплем: "Задавлю паскуду!" сорвался с койки и кинулся на него. Гречанинов успел привстать, поймал его за плечи, приподнял, вихляющегося и брызгающего слюной, и, напрягшись, шмякнул о стену, до которой было довольно большое расстояние. За этот трудный день в несчастном бандите накопилось столько ярости, его он продолжал злобно верещать на лету и затих, лишь сгруппировавшись в раскорячку на цементном полу. Вскоре, правда, очухался и сказал совершенно нормальным тоном:
        - Ну ты даешь, батя! Так же можно вообще зашибить. Что касается Лерки, пустой номер. Она меня не послушается, ты что?! У ней гонор весь в папаню.
        - Неправда, Миша. Ты на нее влияние имеешь. Полагаю, она по твоей указке за отцом шпионит.
        - Врешь, старик! Ты ее не знаешь. Лерка никого не слушает.
        - Значит, придется постараться. Ты же умный человек, Миша. Каких мужиков ломал. Неужто с девчонкой не совладаешь? Никогда не поверю. Тем более ты у нее первый мужчина...
        - Я?! Первый?! - завопил Четвертачок. - Да если хочешь, она сама меня на себя затащила.
        - Вставай, Миша. Простынешь на цементе.
        Придерживая руками поясницу, Четвертачок переместился на койку. После неудачного нападения вид у него был вовсе неприглядный. Нос загадочно скривился на сторону и из-под блямбы капало. Я опять угостил его сигаретой, и дальше беседа потекла по дружескому руслу, как между тремя нормальными людьми, которые решили скоротать вечерок в подземелье. При этом Четвертачок выказал себя незаурядным рассказчиком. Он хотел убедить нас, что затея с Моголовой дочкой, куда бы мы ни собирались ее приспособить, абсолютно бесперспективная, и со мной ему это удалось. Оказывается, в окружении Могола все знали, что Валерия Сверчкова с самого рождения была ведьмой и исчадием ада. Когда ей исполнилось четырнадцать лет, она стала вовсе неуправляемой. Для удовлетворения природных дурных наклонностей у нее были все возможности, никто не смел ей перечить. Кто пробовал, тех уже нет на свете. Будучи невинным восьмилетним ангелочком, она отравила крысиным ядом свою воспитательницу, которая чересчур добросовестно учила ее букварю; а спустя два года подожгла дачу, ухитрясь запереть в ней камеристку-француженку и двоих
телохранителей. Это случилось еще в начале демократии, при меченом партийном шельмеце, когда по инерции еще действовали какие-то законы, и Моголу пришлось изрядно раскошелиться, чтобы замять громкое дело. Но в отношении дочери он всегда был слеп. С младенческих лет Валерия водила отца на веревочке. Грозный пахан, трезвый, пронырливый делец, изучивший человеческую подлую натуру до донышка, души в ней не чаял и в ее присутствии сам становился как неразумное дитя.
        Лет с тринадцати девочка пристрастилась к вину, баловалась травкой и повела буйную активную половую жизнь, валясь под каждого, кто хоть чем-нибудь ей приглянулся. Своих партнеров она высасывала до нутра, как вампир, и когда пресыщалась, то под каким-нибудь незамысловатым предлогом натравливала на них своего папашу, после чего несчастные жертвы юной нимфоманки исчезали из поля зрения уголовных побратимов навеки.
        С Четвертачком у нее вышла осечка, и по какой-то необъяснимой причине он уцелел. Возможно, берегла его для тайных чудовищных ведьминых замыслов. После безумной кавказской случки, которая длилась три дня подряд, прогнала его с глаз долой и велела не показываться, пока сама не позовет. Но никаких карательных санкций к нему не применяла, хотя первые месяцы их счастливого романа Четвертачок редкую ночь засыпал без мысли о том, что вряд ли проснется живым. Естественно, иногда виделся с ней мельком (варятся-то все в одном котле, и она вела себя так, словно между ними ничего не было и сохранились прежние идиллические отношения: "Дядя Миша, покачай на ручках маленькую Лесочку!" Или: "Дядя Миша, дай сто баксов, твоя девочка супит мороженое!")
        Постепенно Четвертачок возмечтал, что пронесло, и маленько успокоился. Однако в начале лета шеф по какому-то пустяковому делу вызвал его на дачу, и при входе в дом он столкнулся с ведьмой лицом к лицу. Заметно она была обкуренная и какая-то не совсем в себе. Поймала его руку, прижалась и ласково спросила: "Хочешь меня, миленький?!" Мужество его не покинуло, отшутился: "Не здесь же, дорогая?!" Оказалось, зря шутил. Ведьма желала ублажения именно здесь, в узком предбанничке, на лестничной клетке, перед входом в холл, куда мог сунуться кто угодно в любую секунду. Уж этого удовольствия он не забудет никогда.
        Но он справился, хотя ведьма осталась недовольной и в наказание прокусила ему ухо и пнула каблуком в мошонку, жеманно присовокупив:
        - Какой ты ленивый, дядя Миша! Раньше лучше трахался.
        С докладом к хозяину вошел, сгибаясь от боли в три погибели, и озорница прибежала вместе с ним.
        Могол спросил:
        - Ты чего, Четвертной? Заболел, что ли? На крючка похож.
        На что ведьма, хохоча, прощебетала:
        - Папочка, у него радикулит. Прогони его на пенсию.
        Могол, который во всем соглашался с дочерью, ответил:
        - Можно и на пенсию. Только без пособия. Ха-ха-ха!
        Четвертачок решил, что спекся, но опять пронесло, и когда через полчаса уезжал, ведьма проводила до машины. На прощание проворковала:
        - Ты мой раб, дядя Миша. Вечный раб. Твоя поганая душонка у меня вот здесь, - сунула ему под нос кулачок, - Дуну - и нет тебя. Помни про это!
        - Что я тебе сделал, Лерочка?
        - Потому что очень воняешь, - объяснила Лерочка.
        С тех пор он ее больше не видел. Искренний и грустный рассказ Четвертачок закончил философски:
        - Много женщин знал, но это - особенная. Кто ее разгадает, смысл жизни поймет. А ты, старик, говоришь, вызови на свидание. Я не могу, попробуй сам... Архитектор, сходи за бутылкой, душа горит.
        Гречанинова, как и меня, эта история заинтриговала.
        Вряд ли Четвертачок ее сочинил, зачем ему? Не в таком он положении, чтобы плести сказки.
        - Выходит, ты ее опасаешься? - спросил Григорий Донатович.
        - Не то слово, - признал Четвертачок. - Эта курва опасней своего папаши, потому что чокнутая.
        - Моголом ты тоже, выходит, недоволен?
        - Этою я не говорил. Хозяин всегда в своем праве.
        Гречанинов задумался, а мы с Четвертачком выкурили еще по сигаретке. Мука недужного любовного воспоминания почти совсем его очеловечила, и он по-дружески мне попенял:
        - Напрасно, Саня, ты все это затеял. Могли с тобой без шухера договориться.
        - Получается, не сумели.
        - Если из-за девки своей обижаешься, прости великодушно. Я тебе завтра десяток таких же предоставлю. Ничем не хуже.
        - Про это не надо, - попросил я.
        Наконец, Гречанинов подбил бабки. Участливо спросил:
        - Тебе сколько лет, Миша?
        - Сорок.
        - Видишь, уже взрослый. Пора браться за ум. Человеком ты, конечно, уже не станешь, но даже одно доброе дело зачтется на суде... Значит, так. Ночь тебе на размышление. Не теряй ее даром. Завтра вызовешь Валерию. Судя по тому, что ты о ней наплел, она девица азартная. И неравнодушна к тебе. С правильным подходом обязательно клюнет.
        Четвертачок смотрел на моего наставника с тупым изумлением, потом расхохотался:
        - Ну даешь, старик! Могола надумал зацепить! Опомнись, деревня. Думаешь, Четвертачка в подвал заманил и с Моголом так же получится? Как тебе это в башку взбрело? Да для Могола ты козявка, он даже не залетит, как раздавит. На кого хвост задираешь?
        Заметно было, что он сочувствует Гречанинову и до глубины души поражен его дуростью. От этой его внезапной искренности и оттого, что он как-то вдруг просветлел лицом, мне стало неуютно.
        В машине, когда возвращались домой, я вроде задремал и успел увидеть короткий сон из прошлых времен. Куда-то я тоже ехал и чувствовал себя приморенным, но дорогу и окрестности различал удивительно ясно: серебристые ели, блестящий лак шоссе, прелестное лунное озеро вдалеке... Когда поделился минутным видением с Гречаниновым, он сразу понял, о чем речь. Истомленное, исковерканное абсурдом реальности сознание, объяснил он, лишь в сновидениях обретает лекарство от безумия. Иными словами, сон и явь в наши окаянные дни поменялись местами, и для батюшки Фрейда, будь он жив, этот психологический феномен дал бы богатейший материал для исследований. Впрочем, сам Фрейд сегодня, скорее всего, оказался бы безработным.
        - Зачем же так печально, - возразил я, - Многие талантливые ученые спокойно уезжают в Америку и там живут припеваючи.
        - Почему же сам не уехал? - поинтересовался Гречанинов.
        - Причина одна - ранний маразм.
        В начале одиннадцатого мы поднялись на этаж, и Катя, не дожидаясь звонка, открыла дверь.
        ГЛАВА 4
        Гречанинов пожурил ее за это:
        - Как можно, Катенька! Вдруг это не мы? Такая неосторожность.
        Катя недавно плакала, но в общем выглядела прилично: умытая, причесанная, подкрашенная и в вельветовых брючках в обтяжку.
        - А можно целый день даже не позвонить, и я, как дура, взаперти с ума схожу?!
        - Цыц! - сказал я. - Иди на кухню, приготовь поесть. Мужики голодные.
        - Мне наплевать! - буркнула красавица и с гордо поднятой головой удалилась.
        - Действительно, - смущенно заметил Гречанинов, - все-таки черствые мы с тобой люди.
        ...На рассвете, проснувшись, я не сразу сообразил, где нахожусь. Катя посапывала рядом. Мы были укрыты одним тонким одеяльцем. Четвертачок сидел в бетонированной клетке. Я загрустил, вспомнив о нем. Ну почему, зачем, по какому праву он ворвался в мою жизнь, и как раз в тот момент, когда я встретил Катю? Зловещее, удручающее совпадение. В сущности, отрицающее возможность хотя бы временного покоя, к которому так стремилась душа. Во времена оны я мечтал быть знаменитым и богатым, но быстро осознал тщетность, суетность подобных устремлений, хотя и сегодня не вижу в них ничего зазорного. Постепенно желания сузились до самого простого - работать, любить кого-нибудь, создать семью, построить дом, - но и эти маленькие насущные радости бытия оказались утопией. Почему? Как восклицали миллионы раз до меня: за что нам такая доля?
        Но я не роптал: милое, наивное, взбалмошное существо, желанная женщина приткнулась под бочок, сопела в две дырочки, беззаботно уповая на то, что именно рядом со мной она в безопасности, а это само по себе дорогого стоит. Возможно, это стоит всего остального, что с таким обманным радушием в юности предлагает жизнь.
        - Эй, - позвал я, - ты слышишь?
        - Да, - пролепетала сквозь сон.
        Через минуту молчания:
        - Ну чего, Саш?
        - Ничего, спи. Это я просто так.
        Она поняла и поцеловала меня в плечо. Нам хорошо было спать вдвоем.
        Но за завтраком - яичница с ветчиной, сыр, оладьи с клубничным вареньем - она разбушевалась:
        - Не останусь, не останусь, не останусь! Поеду с вами, поеду с вами, поеду с вами!
        - Заткнись, - сказал я. - Ты не на дискотеке.
        Гречанинов был с ней необычайно мягок:
        - Катенька, я вам обещаю... Потерпите еще денек.
        Уже слезы в три ручья катились по ее лицу.
        - Один денек? И что будет потом? Нас всех наконец-то убьют?
        - Катенька, уверяю вас, ничего плохого не случится.
        Успокоилась так же быстро, как и распсиховалась.
        - Простите! Я полная дура.
        - Подумаешь, новость! - буркнул я.
        Она осталась, а мы поехали на склад. Там все было тихо: амбарный ржавый замок на металлической двери в неприкосновенности. Насупленный Четвертачок на железной койке. Даже не поднялся, когда вошли: под голову вместо подушки приспособил свернутый пиджак. Один глаз, который под блямбой, тускло, неопределенно розовеет, второй уставлен в нас, как пистолетное дуло. Взгляд осмысленный.
        - Пожрать хоть принесли?
        Гречанинов культурно поздоровался, похлопал по сумке:
        - Тут все есть, Миша. Водочка и покушать. Но сперва позвоним.
        Достал из этой же сумки сотовый телефон и положил на койку. Я угостил Четвертачка сигаретой. Он жадно затянулся.
        - Обо мне не беспокойся, архитектор. Я неприхотливый. Ты об себе подумай.
        - В каком смысле?
        Четвертачок улыбнулся одним мокрым глазом, это было жутковато. За ночь в цементном склепе в нем явно произошли какие-то перемены. Он стал спокойнее, мягче.
        - Чудное дело, - заметил доверительно. - Я ведь когда в больницу приходил, понял: пора давить. Гнильцой от тебя шибает. Такие, как ты, по-хорошему не понимают, книжками ум забили. Книжек ты много в детстве прочитал, архитектор. Таких, как ты, лучше всего в параше топить. А я чего-то понадеялся, теперь расплачиваюсь. Но ничего, сочтемся, да, архитектор?
        - Это все лирика, - прервал Гречанинов, - Ты, Миша, придумал, как с невестой разговаривать?
        Четвертачок сказал:
        - У меня условие.
        - Какое?
        - Как и вчера. Карты на стол. Говори, кто такой, на кого работаешь. В темную играть не буду. Если чекист, скажи - я чекист. Если люберецкий, скажи - я люберецкий. Назови хозяина. Иначе - глухо.
        Гречанинов, как я уже писал, обладал необыкновенной силой убеждения, и сейчас я лишний раз в этом убедился. Он не стал обсуждать с Мишей, у кого какой хозяин. Грустно улыбнулся, похлопал его по коленке.
        - Скоро тебе будет не до условий, Миша. Через недельку-две ты тут околеешь, - повернулся ко мне:- Пойдем, Саша. Не будем мешать.
        Четвертачок спросил:
        - Ты что же, гад, решил мне последние нервы измотать?
        Гречанинов был уже около двери, а я замешкался, чтобы отсыпать Мише сигарет. Посоветовал:
        - На голодный желудок много не кури.
        Столько неутоленной злобы, как в Мишином запылавшем глазу, я видел прежде только один раз, но не у человека, а у крысы, которую мальчишки забили до смерти камнями возле мусорного бака. Было мне тогда лет десять, но то крысиное ядовитое, свирепое отчаяние до сей поры жжет мне хрудь. Как вспомню, так рвота в горле. Ярость погибающей, с вываленными на землю кишками крысы, как и у Миши Четвертачка, вполне живого и крепкого на вид, была одинакового фиолетового цвета и почти осязаемой резиновой упругости. В отличие от крысы, которая погибла, Четвертачок справился со своими чувствами.
        - Эй, - окликнул Гречанинова. - Вернись, старик, еще потолкуем.
        Гречанинов вернулся, спросил:
        - Ты что, действительно так Могола боишься? С чего бы это? Подонок он крупный, верно, как и ты, но башка-то у него тоже одна.
        Четвертачок глядел на него, как смотрят дети.
        - Сколько же вас еще таких, - заметил с грустью, - которых вовремя не удавили.
        - Вопрос интересный, - согласился Гречанинов. - Мы его обсудим в другой раз.
        Через минуту Миша набрал номер и соединился со своей возлюбленной. Григорий Донатович подкрутил на аппарате какой-то рычажок, и мы, как по селектору, услышали голос Валерии. Четвертачок заговорил с ней хмуро и как бы немного затравленно, но та его сразу узнала:
        - Михрюша? Ты разве не знаешь, что я сплю?
        - Лер, надо поговорить.
        - За то, что разбудил, с тебя штраф. Десять палок, Миш. Остроумно, да?
        - Это серьезно, Лера!
        - Чего тебе надобно, старче?
        Мне понравился ее голос - тягучий, небрежный, знающий себе цену. Кто-то женщин различает по осанке, я - по голосу. Эта дама была без комплексов. Гречанинов достал из сумки бутерброд с ветчиной и показал Четвертачку. Это было очень смешно.
        - Не телефонный разговор, - сказал Четвертачок в трубку точно таким тоном, как если бы сообщил о конце света. Да и то сказать, кроме ржавой, пахнущей калом воды из-под крана, у него почти сутки ничего не было во рту. Вдобавок - ночь на железных пружинах. Для "нового русского", привыкшего к западному комфорту, это тяжелое испытание.
        - Милый Михрюша, - прощебетала Валерия. - У тебя что, крыша поехала?
        - Нет, я трезвый.
        - Ты уверен? Что ж, приезжай... Но если ты дурака валяешь...
        - Лер, я не могу приехать.
        - А?
        - Лер, ты должна приехать ко мне.
        Валерия молчала, а я сунул Четвертачку в руку зажженную сигарету. Гречанинов показал ему листок из блокнота, на котором было написано: "Таганка. Возле ода в театр. Одна".
        - Лера, я когда-нибудь беспокоил тебя по пустякам?
        - Не дай тебе Бог, милый, вообще меня побеспокоить.
        Интеллигентный бандит обладал незаурядным актерским талантом: следующую фразу он произнес с таким выражением, как если бы конец света уже миновал:
        - Лера, тебе было хоть минуту хорошо со мной? Ну, помнишь, в Сочи?
        - Да, милый, - смягчилась девушка. - Ты старался на совесть. Но в последний раз был какой-то вялый.
        - Выручи меня, дорогая!
        Валерия опять замолчала, а Гречанинов уже извлек на свет Божий пузырек "Кремлевской". Четвертачок на водку даже не взглянул, его взгляд был устремлен в какие-то иные дали.
        - Ты точно не пьяный? - спросила девушка.
        - Более чем.
        - И ни с кем меня не спутал?
        - Нет, Лера. Если выручишь, буду рабом навеки.
        Она засмеялась так, что у меня мурашки пробежали по коже.
        - Ты и так мой раб, дурачок. Хорошо, куда приехать?
        Четвертачок сказал: театр на Таганке, у входа.
        - Через час буду. Жди.
        - Спасибо, родная!
        В сумке Гречанинова нашелся и стакан. Он подождал, пока Четвертачок выпьет и зачавкает бутербродом.
        - Почему не сказал, чтобы пришла одна?
        - Бесполезно. Она только насторожится. С ней будет Крепыш.
        - Кто такой?
        - Ее горилла. В позапрошлом году чемпион Европы по кик-боксу. Мозгов нет. Без него она не ходит. Крепыш сгрызет тебя вместе с ботинками, старик.
        - Спасибо, Миша. Кушай, кушай, заслужил.
        ...На Таганке мы припарковались прямо напротив театра - только улицу пересечь. Народу вокруг немного - торговцы фруктами, ларечники, ранние нищие, редкие прохожие, - возле входа в театр вообще никого. Я поинтересовался, какой сегодня день. Оказалось, воскресенье. Солнечное, мерцающее зеленью. Сейчас побродить бы по лесу или с удочкой посидеть на бережку. Или затеять какое-нибудь озорство с любимой женщиной. Но это все в прошлом, а будущее было туманно. Зато кости, я чувствовал, срастались нормально и постоянный ровный гул в голове со вчерашнего дня иссяк. Нет больше радости на свете, чем привыкание к худу. Я как-то быстро смирился с тем, что больше не распоряжаюсь собственной жизнью...
        - Надо бы заглянуть к отцу в больницу, - сказал я.
        - Заглянешь, - пообещал Григорий Донатович.
        С опозданием на полчаса появилась Валерия. Узнать ее не составило труда, даже без описания Четвертачка ("телка видная, ни с кем не спутаешь!"). Она была такой, какой и должно быть счастливое дитя демократического рая. Дело даже не во внешности. Она была из тех, кто выбрал пепси и вдобавок получил задаром весь мир в придачу. И воспринял это как что-то само собой разумеющееся. Легкая походка, гордо вскинутая голова, ленивый взгляд по сторонам. Таких теперь тысячи, они все чем-то неуловимо схожие, как близнецы, и кажется, что, кроме них, в городе вообще никого не осталось. Прекрасные, приводящие в оторопь создания, подобные пышным цветам, распустившимся на пораженной радиацией местности, но и среди них попадались особенные, эталонные экземпляры, в которых природа воплотила свой дар соразмерности. Каждая черточка в этой крупнотелой, грациозной девице была так ловко подогнана к ее роли пирующей жрицы любви, что хотелось выскочить из машины, подбежать, облиться горючими слезами и поцеловать ей руку. А что еще делать, коли в опасной близости к буйному победительному цветению все наши прежние
добродетельные представления о жизни мгновенно оборачивались пустым, занудным общим местом. Следом за Валерией из черного БМВ вывалился огромный детина в сиреневых шортах, с широкоскулым лицом, действительно напоминающим смеющуюся обезьянью рожу. Когда он подкатился к дверям театра и замер, настороженно буравя темным взглядом окрестность, почудилось, что площадь перед ним слегка отодвинулась и съежилась в предчувствии каких-то близких неприятных метаморфоз.
        Еще раньше Гречанинов велел мне пересесть за баранку.
        - Сейчас ее приведу. Не выключай движок, сразу тронем.
        Уже знакомо, по-стариковски шаркая, он пересек улицу и подошел к Валерии. Что-то ей начал объяснять, неуклюже разводя руками. Девушка смотрела на него с любопытством, чуть склонив набок головку. Громила с недоумением взирал на них, потом вдруг дернулся, оторвался от стены. В ту же секунду Гречанинов поднял руку с зажатым в ней блестящим предметом. Я не услышал щелчка, не видел вспышки, но громила внезапно надломился в коленях и вяло опустился на асфальт. Помедлил - и улегся поудобнее, подложив под голову локоток. На переносице у него набухла черная точка. Гречанинов подхватил девицу под руку и повел через улицу к машине. Она пыталась сопротивляться, вырываться, но это было, конечно, бесполезно.
        Гречанинов вместе с ней влез на заднее сиденье, и мы поехали. Валерия спросила:
        - Дяденька, зачем ты пристрелил Крепыша?
        - Не пристрелил, - поправил Григорий Донатович. - Только усыпил.
        В зеркальце было видно ее лицо, полное чувственного огня, чистое, нежное, вдохновенное, обрамленное темно-каштановыми прядями. Сияющие очи. Ей нравилось это приключение, она ничуть не испугалась. Но укорила:
        - Ты сделал мне больно, дяденька!
        Гречанинов изысканно извинился, объяснив свою неловкость торопливостью.
        - Кто вы такие? Вы меня похитили?
        - Похитили, - подтвердил Григорий Донатович. - И сейчас завяжем тебе глазки. Хорошо?
        Мы мчались в потоке по Садовому кольцу сквозь солнечный день - ни погони, ни "пробок".
        - Хотите получить за меня выкуп?
        - Хотим, - Гречанинов, приобняв, охватил ее голову черной лентой, а поверх нацепил большие квадратные противосолнечные очки, отчего она стала похожа на водолаза. У него всегда все, что нужно для дела, обнаруживалось под рукой.
        - И сколько же вы надеетесь получить с бедного папочки?
        - А сколько он не пожалеет?
        - Ой, да хоть миллион зеленых. Он же потом все равно их из вас выколотит. Бедные мальчики! Но я что-нибудь придумаю, чтобы вас спасти.
        Девушка вертелась юлой, хотя и с завязанными глазами. В ней энергия била через край.
        - Не понимаю, - промурлыкала она, - как же Четвертушка посмел? Он же слизняк. Или вы его на чем-нибудь подловили?
        - Он сам тебе объяснит. Мы же к нему едем.
        - Господи, как интересно! - и совсем другим тоном: - Вы папочке сразу не звоните, ладно? Пусть помучается денек-другой. Я на него обиделась. Он забыл в Нью-Йорке купить такую маленькую штучку, которую я просила. Эгоист старый!
        - Какая штучка? - впервые подал я голос.
        - Ох, это женское. Вам будет неинтересно, юноша. Такой забавный вибратор с крокодильчиком. Новинка. Я в журнале видела. У него прямо из ротика капает молочко в нужный момент. Мальчики, у вас не найдется чей-нибудь выпить? В горлышке пересохло.
        У Гречанинова нашлось, разумеется. Перегнувшись через переднее сиденье, он достал из "бардачка" плоскую стеклянную фляжку. Девица прильнула к ней, как к материнской груди, и разом высосала половину.
        - Сигарету!
        Тут уж я услужил, отслоил из пачки "Кента" одну, прикурил от нагревателя и отдал Гречанинову, а он сунул сигарету ей в рот. Валерия задымила, откинулась на сиденье.
        - Ну кайф! Спасибо! Честное слово, уговорю папочку, чтобы он вас не мучил. Сразу кокнул. А Четвертушку себе возьму. С ним особый разговор. Хоть он и послушный песик, но немного загордился.
        К складам мы подвели пленницу, поддерживая с двух сторон под руки, и ее спелая упругость и теплота неожиданно взволновали меня. Мгновенно она это угадала, чарующе пропела:
        - Погоди, юноша, может, тебе и обломится. Я ведь тебя еще не разглядела толком.
        В каменном застенке Гречанинов снял с нее повязку, и, увидев застывшего истуканом Четвертачка, она радостно завопила:
        - Ой, Четвертушка, зачем весь этот цирк?! Я бы сама приехала. Договорились бы. А теперь что делать? Боже, да тебя как здорово разукрасили!
        За время нашего отсутствия Четвертачок вылакал бутылку водки и сожрал все бутерброды. Вдобавок выкурил пачку сигарет, которую я ему оставил. Тем не менее вид у него был даже трезвее, чем утром. Он сказал грубо:
        - Заткнись, Лерка! Ты ничего не понимаешь.
        - Что я должна понимать?
        - Я тут такая же пешка, как ты. Это все они затеяли - вот эти.
        - Кто?! Дядечка, он правду говорит?
        Гречанинов скромно потупился:
        - Истинную правду, девочка. В кои-то веки ему удалось не соврать.
        Валерия растерялась:
        - Этого не может быть! Не верю. Дядечка, да кто же вы такие?
        - Вот именно, - буркнул Четвертачок. - Спроси у него, спроси. Я-то второй день допытываюсь.
        Григорий Донатович, будучи кавалером, предложил Валерии на выбор, где устроиться поудобнее: на табуретке или рядом с Четвертачком на койке. Девушка предпочла табуретку.
        - Хорошо, рассказывайте. Я слушаю.
        - Рассказывать особенно нечего, - грустно заметил Гречанинов. - Нужно, чтобы ты устроила встречу с отцом. Причем так, чтобы мы поговорили наедине и в безопасном месте.
        Девушка задумалась, попросила у меня сигарету. Я дал ей прикурить. Она обернулась к Четвертачку:
        - Миша, что все-таки происходит? Я никак не врублюсь.
        - Ничего не происходит. Эти два придурка возомнили себя центровыми. Хотят чего-то поиметь с твоего папочки. Скоро поимеют, конечно. Но пока мы с тобой у них вроде приманки. Начитались детективов.
        - Все равно не понимаю.
        Четвертачок скривился, как от кислого:
        - Говорю же, придурки. Живые трупики.
        - Мне это начинает надоедать, - капризно объявила Валерия. - Юноша (это ко мне), у тебя неглупое лицо, объясни, пожалуйста, в какие игры вы все здесь играете? Хотите выкуп? Так позвоните отцу, и он все уладит. Вообще мне тут не нравится. Тут сыро и холодно. Даже потрахаться негде. Отвезите меня лучше домой.
        В гневе ее лицо раскраснелось. У меня возникло неприятное ощущение, что голос разума ей неведом. Гречанинов, казалось, тоже был в затруднении.
        - Вот что, милая, - сказал он наставительно. - Ты пойми одно: шутки кончились. У нас мало времени. Ты готова сотрудничать?
        - Дядечка, угрожаешь?!
        Их взгляды скрестились на целую вечность. Почудилось, в сыром помещении свежо запахло озоном. Не опуская глаз, Валерия спросила:
        - Чего ты хочешь от отца?
        - Не твое дело, девочка. Но если будешь артачиться, тебе крышка.
        - Как это - крышка?
        - Подохнешь, как крыса, в этом бункере.
        Девушка фыркнула, перевела взгляд на Четвертачка и вдруг как-то странно обмякла.
        - Миша, он что - сумасшедший?
        - Похоже. Кажется, мы крепко вляпались.
        - Кто-нибудь знает, что мы здесь?
        - Никто.
        - А где мы?
        - Черт его разберет.
        Валерия вскочила и, задев меня плечом, с воплем ринулась к двери. Повторилась обычная процедура: они куда-то бегут, а наставник их перехватывает. Девушку он поймал посередине комнаты, приподнял и отнес на койку. При этом она сучила длинными ножками, визжала и царапалась. Четвертачок смотрел на безобразную сцену безучастно.
        - Не рыпайся, крошка. Дед мосластый. Мы с тобой его не завалим.
        - Ах, не завалим? - удивилась Валерия и в ту же секунду вцепилась ногтями ему в рожу. Проделала она это так искусно и рьяно, что Гречанинов с трудом ее оторвал. На утомленном лике Четвертачка пролегли новые свежие кровяные следы. Он воспринял это стоически.
        - Еще бы водочки, дед?! - умильно попросил у Гречанинова. Наставник и тут не сплоховал. Как фокусник, достал из неисчерпаемой сумки непочатую бутылку "Кремлевской".
        - Пейте, ребята, всласть. Завтра вас еще навестим.
        Девушка после неудачного рывка пребывала в легком трансе, но быстро очухалась. Отворился алый ротик, и из него, как град из черной тучи, посыпались скороговоркой такие замысловатые проклятия, что она быстро оставила позади Четвертачка, тоже отменного матерщинника. Мы узнали, что нас ожидает в ближайшее время. Нас кастрируют, размажут по стенке, посадят на кол, утопят в дерьме, намотают жилы на барабан, отсосут мозги через ноздри, сожгут заживо, ну и еще кое-какие неприятности помельче. То же самое ожидало всех наших родственников, знакомых и друзей. Пока девушка, точно в сладостном забытьи, перечисляла все новые и новые кары, Четвертачок откупорил бутылку, приставил ко рту, но успел сделать лишь пару прикидочных глотков. Валерия вырвала бутылку, заодно ткнув горлышком по зубам. Один зуб при этом сломался. Четвертачок выковырнул обломок пальцами, показал нам и похвалился:
        - Еще в зоне ставил. Классная была коронка.
        - Там умеют, - признал Гречанинов.
        Валерия, отпив тоже из горлышка, вдруг неузнаваемо переменилась. Рассмеялась волнующим смехом, опустила бутылку на пол. Невинной радостью сияло прелестное лицо. Томно изогнулась, напрягши под блузкой тугие, стройные груди. Тихий ангел глянул на нее. Будто не она только что брызгала ядовитой слюной.
        - Мальчики, поозорничали, и хватит! Конечно, я сделаю все, что хотите, дяденька. Позвоню папочке, вы с ним условитесь. Так, да? Только не оставляйте меня с этим вампиром. Он же меня изнасилует, а я еще девушка.
        Вампир осторожно спросил:
        - Можно мне тоже глоточек, Леруша?
        - Пей, милый, конечно, пей! Когда еще придется.
        С бутылкой Четвертачок отошел в угол и там дал себе волю. Несколько крупных глотков, скрип кадыка - и содержимое опустилось к нему в желудок почти целиком. Потом утер лицо рукавом - и лучше бы ему этого не делать. Теперь на него по-настоящему больно было смотреть. Какая-то клоунская ало-голубая маска.
        - Валерия, - спросил я неизвестно зачем. - Сколько вам лет?
        - Много, дружок, - ответила она. - Намного больше, чем ты думаешь.
        ГЛАВА 5
        Мужчина (не сужу о женщинах) не бывает счастлив в первом браке, но далеко не всякий решается на вторую попытку. Причин тому много, но главная та, что неудачный брак оставляет в душе рану, которая не заживает никогда. Что-то непоправимо ломается в мужской психике, хотя ты сам можешь этого не заметить, потому что срабатывают подсознательные защитные рефлексы. Нередко человек продолжает тянуть лямку незаладившейся изнурительной семейной жизни до старости, уповая, в сущности, на чудо. Кажется, проснешься однажды утром и увидишь, что жена снова молода, нежна, весела, тянется к тебе ручонками, пытливо блестят ее очи, и сердце твое откликается, как в первые дни любви. А то, что въяве - досада, скука, пустота дней, постоянная взаимная раздражительность, - всего лишь следствие временного охлаждения, естественного, как морские приливы и отливы. Точно так сознание блокируется при раковой опухоли, когда человек видит в зеркало, что умирает, но, внемля какому-то потустороннему сигналу, приходит к успокоительной мысли, что это не более чем обман зрения.
        На Леночке Будницкой я женился в ту пору, когда все женщины казались желанными и на эскалаторе метро я чуть не сворачивал шею, озираясь на встречных красавиц.
        Как теперь понимаю, Леночку я полюбил за то, что она была безропотной. Внешность в этом возрасте вообще не имеет значения. Мое неосознанное стремление самоутвердиться в жизни таким образом, чтобы как можно больше людей восхищались моими талантами, после встречи с Леночкой было полностью удовлетворено. Любую глупость, которую я изрекал, Леночка принимала с восторгом, а когда я скромно делился с ней планами завоевания мира, впадала в мистический транс. До сих пор не знаю, ловко ли она притворялась или действительно поверила, что к ней спустился принц с небес. Вполне возможно, было и то и другое. Женский характер вместителен. Ей было восемнадцать, мне двадцать, и как-то так за шуточками, за милыми признаниями в вечной любви она вдруг забеременела, и после этого, как благородный человек, я сразу на ней женился, хотя мои и ее родители отнеслись к нашему браку скептически. Кстати, ее родители даже больше, чем мои. Ее папаня, угрюмый и прямодушный хохол, узнав про нашу брачную затею, не чинясь, доброжелательно предупредил: "Что ж, доча, дурость твоя нам с матерью не в диковину, однако не гадал, что в
такую дрисню вляпаешься!" Разговор был при мне, за бутылкой "Зубровки", но я не решился уточнять, что конкретно он имеет в виду под этой "дрисней": вообще создание семьи или какие-то мои личные качества как будущего мужа. Впрочем, как раз с ним, с Карпом Демьяновичем, - вечная ему память! - отношения впоследствии у нас сложились идеальные: сколько раз ни встречались, столько раз без исключения надирались до беспамятства, и всегда, но тщетно он пытался обучить меня спевать одну и ту же песню: "Гей, гулял, гулял казак!.." Правда, вскорости Карп Демьянович, тоже спьяну, угодил на мотоцикле под КрАЗ и отправился на тот свет выращивать свои любимые гладиолусы, а то бы, глядишь, подружились крепко и песню допели до последнего куплета.
        С Леночкой мы прожили в мире и любви чуть больше десяти лет, а после расстались по взаимному согласию, без скандалов и драм. Что послужило причиной разрыва, я знаю точно: ее удивительное бытовое занудство, в которое плавно перетекло ее былое восхищение мной - гением, принцем и супермужчиной. Очень скоро выяснилось, что ей не нравилось, как я ем, сплю, чищу зубы, прикуриваю, занимаюсь любовью, читаю газету, разговариваю по телефону... короче, все, что бы я ни делал, вызывало у нее разочарование и изжогу. Бесконечные ее замечания были самого нелепого свойства, но всегда искренние и как бы выстраданные. Конечно, если бы речь шла только обо мне, то нечего было бы и гадать: не любит - и точка. Нелюбимый человек, когда с ним живешь, естественно, вызывает неприятие весь целиком, со всеми своими малыми проявлениями, но с Леночкой был особый случай. Дело в том, что она и к себе самой относилась так же, как ко мне, поэтому, оставаясь одна (к примеру, на кухне), продолжала что-то укоризненное бурчать себе под нос, а иной раз ревела белугой, поймав себя на очередном житейском промахе (не на ту конфорку
поставила кастрюлю). Сколько раз я срывался, орал на нее, одергивал, приводил в чувство, и Леночка соглашалась, что я прав, что нельзя так сильно расстраиваться из-за пустяков, и мы вместе пытались как-то исправить ее зловредный характер, но нам это так и не удалось. Боже, как я жалел ее иногда, если бы она знала! В этот мир скорбей, где нам довелось побывать, она постоянно, влекомая чьей-то злой волей, добавляла собственную пригоршню слез, и легко представить, какие серые кошки вечно скребли у нее на душе. А по виду, по виду - ничего подобного не заподозришь: ясноглазая певунья с восторженным взглядом, чуткая на острое слово, пышнотелая вакханка, охочая до вкусной еды и любовных затей, жившая на свете почти совсем без вранья. Мне было тяжело с ней расставаться, как с собственной кровью, но и жить дальше стало невмоготу. Она все правильно поняла и не роптала, особенно когда я по-дружески объяснил ей, что все чаще ловлю себя на желании пристукнуть ее, как комара, зудящего над ухом. Наш разрыв был жесток, как все разрывы, даже самые полюбовные; не ведаю, что он доломал в ней, но во мне на долгие годы
поселилась горькая уверенность, что я не создан для семейного счастья, как птица создана для полета.
        После того как расстались, мы с Леночкой начали постепенно сближаться, и теперь у нас нормальные родственные отношения: взаимно подозрительные, лживо корректные, приправленные неутихающей легкой щекочущей душевной обидой. Чтобы снять эту обиду, мы однажды попробовали переспать, устроили пышный церемониальный вечер, пили шампанское при свечах, ворковали о том, как на самом деле нам было хорошо вдвоем и какого мы сваляли дурака, что не ценили, не сберегли свою любовь; и все шло чудесно, трогательно до самой той минуты, когда надо было уже раздеваться и ложиться в постель. Не удержалась Леночка, натура взяла свое. "Ну куда, куда бросаешь брюки! - проскрипела в забывчивости. - Повесь, ради Бога, на вешалку!" - чем напрочь вырубила меня из любовной прелюдии. Правда, кое-как я довел свое мужицкое дело до конца, но получилось неуклюже и как-то непристойно, да и Леночка постанывала и суетилась больше для приличия. В дальнейшем мы таких попыток не повторяли.
        Как обычно, при разрыве родителей больше всего страдают дети, и это не пустые слова. Речь идет, разумеется, не о материальных потерях. В детской головке происходит некий моральный сбой, крен, который потом уже ничем не выправить. Пока мы жили вместе, я был для Геночки духовным наставником, гуру, учителем жизни, хотя и мало уделял ему внимания; а спустя год-два стал всего лишь донором, у которого легко можно было при встрече выклянчить деньжат, а позже и вовсе превратился в пожилого придурка, читающего нелепые нотации, вроде школьного завуча. Каково было мальчишескому рассудку пережить это первое разочарование, подобное раннему краху иллюзий? По отношению к сыну я (вольно или невольно) совершил предательство, за которое мне нечем расплатиться.
        Но главная подлость в том, что я (исключая редкие минуты душевного просветления) вовсе не считал себя виноватым перед ним, напротив, полагал себя страдающей стороной и почти возненавидел сына за то, что он выродился в дурное семя. В нем не было ничего от меня и не было ничего от матери, и его наивная светлая мечта стать поскорее всемогущим рэкетиром и сколотить капиталец отдавала таким изощренным слабоумием, которого редко достигали герои латиноамериканских сериалов или ведущие нашего родного "Поля чудес".
        - Мне грустно на тебя смотреть, - сказал я Валерии, - потому что у меня сын такой же выродок, как ты.
        Сморенный водкой и усталостью, Четвертачок мирно прикорнул на своем пиджачке, зато девушка, напротив, оживилась. Мои слова ее задели.
        - Смешно тебя слушать, юноша, - сказала с какой-то старушечьей гримаской. - Не знаю, кто твой сын, может, насчет него ты прав, но я-то не выродок. Это тебе я кажусь такой. Понимаешь?
        - Не совсем.
        - На самом деле я обыкновенная девушка, а вот вы оба психи. Вам обоим надо было помереть в прошлом веке. Вы думаете, вы герои, да вы просто олухи. Спасибо вам, конечно, за веселый денек, но он скоро кончится. Ваш поезд ушел позавчера. Немного даже вас жалко. Папочка не станет с вами цацкаться. Он совершенно лишен чувства юмора. Но я могу помочь, хотите? У меня есть запасная квартирка, дам ключи, и вы там отсидитесь, пока гроза утихнет. Можно проще. Я никому не говорю про это нелепое похищение, а Четвертушку сейчас замочим. Хватит ему колобродить, он и так зажился. Вот уж кто выродок - это точно.
        При этих словах Четвертачок проснулся и обвел нас мутным взглядом:
        - Саня, не нальешь еще чуток?
        - У меня нету.
        - А у тебя, старик?
        - Очень сожалею, - Гречанинов пожал плечами. Мы разводили тары-бары второй час, но не было заметно, чтобы наставник куда-нибудь торопился. Похоже, как и меня, его очаровала юная извращенка, в которой зло проступало в чистом, прекрасном, волнующем обличье.
        - Саша! - Она словно подержала мое имя во рту. - Тебя зовут Санечка? У тебя красивый лоб, и умные глаза, и крепкие руки. Санечка! Хочу тебя попробовать. Поедем со мной. Не пожалеешь, миленький. Хоть немного порадуешься напоследок. Хочешь, дяденьку возьмем с собой? Старый конь борозды не портит. Побалуемся втроем, плохо ли?! Но сначала Четвертушку удавим. Ты готов, Четвертушечка?
        - Стерва! - вздохнул Миша. - Какая же ты стерва, Лерка. Разве я виноват, что они нас накрыли?
        - Санечка! - промурлыкала Валерия. - Ты же мой рыцарь. Не позволяй этой скотине оскорблять девушку. Дай ему в глаз.
        Гречанинов бодро произнес:
        - Ну что, шалунья, позвоним папочке?
        - Господи, ты все об одном! Ну давай позвоним, давай, если не терпится. Только сначала пошли Санечку за вином. Пусть Четвертушка выпьет перед смертью.
        Гречанинов подвинул ей телефон:
        - Звони, озорница. Потом выпьем.
        Опять скрестились их взгляды, и девушка нежно улыбнулась.
        - Ничегошеньки ты не понял, дяденька! - Набрала номер, подождала минуту, две, три, ни на кого не глядя, и плаксиво пропищала в трубку: - Папочка, ты можешь разговаривать?
        Голос, который ей ответил, принадлежал очень занятому, но очень доброму человеку.
        - Пигалица, чего тебе приспичило? Я в комитете по премиям... Говори быстро... - Папочка, меня злодеи похитили!
        - Не шути так, котенок!
        Гречанинов отобрал у нее трубку:
        - Шота Иванович? Добрый день.
        - Здравствуйте. Кто это?
        - Ваша дочь сказала правду. Нам необходимо встретиться.
        Наступила гулкая тишина, и в этой тишине Четвертачок сполз с койки и почапал в угол, где у него стоял горшок.
        - Перезвоните через пять минут, - холодно сказал Могол. - Только попрошу без глупостей.
        Через пять минут Валерия снова набрала номер, трубку держал Григорий Донатович. Могол отозвался мгновенно:
        - Слушаю. Кто ты?!
        - Шота Иванович, мои условия такие. Встречаемся в полночь, я скажу где. Но вы приедете без охраны. Иначе разговор не получится.
        - Хочешь денег?
        - Нет, просто поговорить.
        - О чем?
        - Это при встрече.
        - Хорошо, двигай прямо сейчас в контору. Лера скажет куда.
        - Шота Иванович!
        - Дай трубку ей.
        - Пожалуйста.
        Лера брезгливо подула в трубку, прежде чем заговорить.
        - Папочка!
        - Что происходит, котенок? Кто это такие?
        - Два каких-то психа. Один весь в бинтах. Сначала поймали Четвертушку, потом меня заманили в какой-то подвал.
        - Что-нибудь с тобой сделали?
        - Пока нет.
        - Но могут?
        - Папуля, я же говорю, психи. Вытащи меня, пожалуйста, отсюда. Тут сыро, холодно. Вдобавок Четвертушка обкакался. Прямо дышать нечем. Вонючий кусок дерьма. Папочка, надобно его поглубже в землю зарыть.
        - Так и сделаем, котенок. Передай трубку этому... как его?
        Мне понравилось, как Могол разговаривал по телефону: безо всяких эмоций. Робот, да и только. Гречанинову сказал:
        - Я встречусь с тобой, паренек. Где хочешь и когда хочешь. Но прошу тебя, девочку не обижай. Она у меня одна. Понимаешь, на что намекаю?
        Гречанинов назвал место встречи и время - полночь. Все тем же бесстрастным тоном Могол уточнил кое-какие детали. Поинтересовался, не прихватить ли сразу сколько-нибудь деньжат. Гречанинов ответил: пока не надо.
        - Не знаю, кто ты, - заметил Могол, - но чувствую, человек ты разумный. Обо всем можно договориться, пока не пролилась кровь. Согласен?
        - Именно так, Шота Иванович... Не забудьте - без охраны...
        - Не беспокойся. Дай еще Леру.
        Дочери он сказал:
        - Ты правда в порядке, котенок?
        - Абсолютно, папа!
        - Потерпи еще чуток, ладно?
        - Это все пустяки, папочка!
        Вот и все переговоры. Четвертачок слез с горшка, но на койку не вернулся. Робко жался у двери. Горшок аккуратно прикрыл газеткой.
        - Ничуть и не пахнет, - заметил подобострастно, глядя на Леру. Трудно было поверить, что это тот самый человек, который преследовал меня неутомимо: бил, увечил, пугал, загнал в больницу, изнасиловал любимую женщину и собирался по нелепой прихоти оборвать мои земные дни. Тот был страшен, я его возненавидел, этот был смешон, но я ему не сочувствовал. Смешон он или страшен, но это он вовлек меня в гнусную, проклятую карусель, хотя теперь-то мы могли с ним и подружиться, потому что мало чем уже отличались друг от друга.
        - Надеюсь, - высокомерно произнесла Валерия, - вы не оставите меня наедине с этим животным?
        - Как раз оставим, - возразил Григорий Донатович. - Некуда тебя больше деть.
        Против ожидания Валерия восприняла печальное известие спокойно:
        - Вы же не хотите, чтобы он надо мной надругался?
        - По правде говоря, нам это безразлично, но раз уж обещал твоему отцу... Что ты предлагаешь?
        - Привяжите его к койке, чтобы не егозил.
        - Нет, не хочу! - заорал Четвертачок. - Архитектор, не делай этого!
        - Сашенька, - проникновенно обратилась ко мне Валерия, - И вы тоже, дяденька. Разве не видите, как он притворяется? Это же зверь. Стоит вам выйти, как он набросится. Как посмотрите в глаза папочке?
        - Может, действительно?.. - обратился я к Григорию Донатовичу, но не встретил у него поддержки. Он равнодушно махнул рукой:
        - Оставь, Саша. Пусть у них будут равные шансы.
        Валерия рыдала, утирая слезы ладошками:
        - Грех вам, дяденьки! Он же мужчина все-таки. Как с ним справиться? Опять на горшок залезет, я от вони задохнусь... От тебя не ожидала, Сашенька. Ты такой красивый, сладенький... Не бросай меня, милый! Честное слово, отслужу!
        В машине Гречанинов продолжил свои рассуждения. По его словам, самый вероятный исход нынешнего криминального режима именно такой: при очередной разборке паханы взаимно истребят друг друга. Все к этому идет. Еще Платон писал, что демократия, на которую так падок плебс, неизбежно ведет к первобытной деспотии - иного пути нет. Колоссальная, непомерная власть сосредотачивается в руках одного человека, и когда этот человек - тиран, узурпатор - ослабеет (как раз наш период) и выпустит бразды правления из рук, наступает беспредел. Гречанинов объяснил, что такое беспредел. Это утрата всякого разумного порядка в государстве. Сейчас его (порядок) из последних сил поддерживают уголовные авторитеты, но и их уже, как я, наверное, заметил, отстреливают по десятку в день. Дальше - хаос, безвластие, немотивированные убийства, большая кровь, льющаяся из всех щелей, полное торжество сатанинского начала. Страшнее ничего не бывает на свете. Беспредел - это не просто физическое истребление, это - хуже. Это разрушение всех основ бытия, слепой бунт дикой человеческой сущности против Божественного начала. Иными словами,
замысел Творца, вывернутый наизнанку. Беспредел нам предстоит испытать на собственной шкуре, но сокрушаться и терять присутствие духа не следует. Будет много страданий, которые выше человеческих сил, но следующий этап - очищение и воскресение. Кто уцелеет, тот оглянется назад с отвращением и проклятием.
        Мы подъехали к больнице, и Гречанинов остался ждать в машине.
        Прежде, чем идти к отцу, я заглянул к завотделением Робинсону В. Г. Он меня встретил приветливо, может быть, отчасти из-за тех пятисот долларов, которые я ему обещал. Но только отчасти. Сейчас я его разглядел лучше, чем в первый раз, когда голова была набита гудящей ватой. Это был солидный человек, уверенный в себе, излучающий благодатную энергию тайных медицинских знаний. Таких врачей раньше было много, их можно было встретить в любой районной поликлинике, но с наступлением рыночного рая они все разбежались в коммерческие структуры, где за бешеные бабки лечат бизнесменов и предпринимателей, страдающих от ожирения и пулевых ранений. Доктор Робинсон уверил, что отец вне опасности, но недельки две еще побудет в больнице. От радости я чуть не поцеловал ему руку, но ограничился тем, что угрюмо пробурчал:
        - Как договаривались, в долгу не останусь, доктор.
        В палате у отца повстречал матушку, и это была двойная удача. Град упреков, которые на меня обрушились, я воспринял как освежающий летний дождик. Родные бесхитростные лица светились веселой приязнью, неунывающей верой в справедливость бытия - это было лучшим лекарством для моего истомленного духа. Отцу и вправду было намного лучше: он уже самолично добирался до туалета, что являлось как бы переходным этапом от смерти к вольной волюшке. Озабочен он был по-прежнему единственно тем, как заново поднять мастерскую. Спросил, верно ли то, что я говорил насчет второго гаража, который можно купить, или так, по привычке трепал языком. Конечно, я трепал, но сейчас готов был трепать и дальше, лишь бы не сбить отца со здорового направления мыслей, и наобещал ему с три короба, описав даже внутренности, размеры и местоположение существующего пока только в моем воображении гаража. Мать наконец строго вмешалась:
        - Скажи-ка, сынок, где тебя самого угораздило?
        Не сразу я понял, что она имеет в виду.
        - А-а, это, - беззаботно махнул рукой. - Да я уж рассказывал папе. На корте неудачно рухнул, ребро треснуло.
        Мать не поверила ни на секунду:
        - Отец, видишь?! Куда-то наш непоседа опять впутался. Поговори с ним, прошу тебя. Я-то для него пустое место. Он же давно умнее всех.
        Отец принял соответствующее, сто лет мне знакомое скорбно-назидательное выражение лица и сделал мне внушение. Сказал, что трудно понять человека, который обманывает родителей, вдобавок пытается обмануть самого себя. Это недостойно порядочного мужчины. Порядочный мужчина отличается от негодяя не тем, что совершает сплошь благородные поступки, а тем, что умеет открыто признаваться в дурных. Совестливость, сочувствие к близким - вот отличительные черты благородного поведения. Когда человек пребывает во лжи и внушает себе, что всегда прав, он быстро превращается в скотину.
        - И потом, - заметил отец, - кто тебе, Саша, поможет в беде, кроме родителей? Хоть с этим ты согласен?
        - Как же, - ядовито добавила мать. - Согласится он! У него же гордыня.
        На миг я представил, каким образом могли бы помочь мои бедные старики в разборке с Моголом, но даже не улыбнулся. Их невинные души были светлы, а моя давно сгорбилась от греховных устремлений.
        - Пойду, пожалуй, - сказал я. - Поправляйся скорее, папа. У меня для вас обоих есть маленький приятный сюрпризец.
        - Вот этого не надо, - всполошилась мать. - Хватит нам твоих сюрпризов. Неужто жениться надумал?
        Я увел ее в коридор и вручил запечатанную пачку десятитысячных купюр.
        - Не экономь, мама. Покупай все, что нужно.
        - Что с тобой происходит, сын?
        - Влюбился, мама. Честное слово!
        - Который раз?
        Целуя ее щеки, я почувствовал влагу.
        ГЛАВА 6
        Я не знал, кто ему помогает, но он шел по следу точно, цепко, как матерая овчарка, и не заметно было, чтобы устал. Но ошибки бывают у всех, не только у меня, поэтому я спросил:
        - Выходит, Григорий Донатович, приближаемся к финишу?
        Он вел машину аккуратно, не гнал без надобности и склонен был всегда уступить дорогу тем, кто рвался вперед, не соблюдая правил. Покосился на меня:
        - Приближаемся, да, но не так быстро, как хотелось бы.
        - Однако сегодня вечером... Или пан, или пропал...
        - Нет, Саша, не горячись. Сегодня вечером попросим Катеньку приготовить вкусный ужин. Выпьем по рюмочке и пораньше ляжем.
        - Не хотелось бы выглядеть дураком, - я поспешно закурил, - но хотелось бы уяснить...
        - Сегодня Могол не придет. То есть придет, но не один.
        - Почему?
        - Да уж так. Могол крупный хищник, не Четвертачок. В ловушку не сунется сломя голову. Он поступит иначе. Сейчас вокруг того места, где мы назначили свидание, столько его людей, что мушка не пролетит незамеченной. Двум таким "чайникам", как мы с тобой, там вообще сегодня делать нечего.
        - Но как же...
        - Любимая дочурка, скажешь? Да, Саша, любимая. Но ты плохо представляешь, как он устроен. Он пока только немного разозлился. Кто мы такие для него? Две шавки, которые осмелились тявкнуть откуда-то из подворотни. Зачем ему лично марать об нас руки, если он пол-Москвы под себя подмял? Он больше оскорблен, чем напуган. Да и не верит, что Лерочка действительно в опасности. Вот когда...
        Внезапно я испытал упадок сил, какой бывает после долгой работы, когда вдруг выясняется, что все расчеты были заведомо неверны. Гречанинов это заметил, посочувствовал:
        - Не унывай, Саша! Все идет по плану.
        - По плану? Но как же с ним можно договориться, если он такой? Он получит свою дочурку, а потом...
        Тут уж Гречанинов удивился, посмотрел на меня как-то странно и резко перевел разговор...
        Катю я увидел издали: она смотрела из окна. Чудно: дом большой, стоквартирный, но я поднял голову и сразу встретился с ней глазами. На шестом этаже ее лицо казалось обрамленным в траурную рамку. Я помахал рукой, и в ответ она скорчила диковинную рожу. Мое сердце было уже с ней.
        - Давайте съездим в загс, - сказал я Гречанинову. - Мы с Катей заявление подадим.
        - К чему такая спешка?
        - Если меня прихлопнут, ей хоть квартира останется.
        Сели в лифт.
        - Не позволяй себе расслабляться, - сказал Гречанинов. - Саша, ты же сильный человек.
        Замечание подобного рода от любого другого я воспринял бы как скрытую насмешку, но Гречанинов имел право говорить все, что ему вздумается. Я испытывал перед ним внутреннее смирение, которое ничуть не тяготило. Ощущение, что этому человеку я уступаю во всем, было даже приятным...
        Катя поинтересовалась, обедали ли мы. У нее все было готово: овощной суп, жаркое и компот из сухофруктов. Извинившись перед Гречаниновым, я увел ее в спальню. Осторожно обнял, поцеловал в губы. Она была как неживая. Я спросил, любит ли она меня. Она ответила, что любит, но очень устала. Не от любви, нет, а оттого, что ей приходится целыми днями сидеть взаперти. Я уверил, что это нормально, когда человек скучает в одиночестве. Катя спросила, долго ли это продлится и что ей делать, если мы утром уйдем, а вечером не вернемся. Я сказал, что такого не может случиться, потому что с Григорием Донатовичем не справится никто. Он богатырь, супермен, и, возможно, знает тайну философского камня. С этим она согласилась, но заметила, что напрасно я считаю ее дурочкой, которая ничего не понимает. Она, оказывается, не вчера родилась на свет и еще до встречи со мной перевидала столько всякого дерьма, что почти утратила веру в людей. Иногда ей кажется, что весь мир состоит из насильников и тех, кого они преследуют. Мы же с ней, она и я, не способны оказывать настоящее сопротивление, и то, что нам до сих пор не
оторвали головы, всего лишь счастливая случайность, но это вопрос времени. Я старался ее утешить, утирал слезы, целовал и гладил худенькие плечи, и постепенно мы оказались в таком состоянии, что захотелось прилечь поудобнее. Будет неприлично, прошептала Катя, если войдет Григорий Донатович и увидит, чем мы занимаемся, но остановиться мы уже не могли. Ласковое наше соитие было подобно предутренней грезе, и никто нас не будил, пока мы сами не очухались. Оконную занавеску трепал ветерок, комната слегка покачивалась, как лодка, которую оттолкнули от берега. Блестящие Катины глаза были прекрасны, в них стояла вечность.
        Закурив, я сказал:
        - Я тут пораскинул умишком маленько. Надо нам с тобой пожениться.
        - Не надо так шутить.
        - Я не шучу. Я уже с Григорием Донатовичем сговорился, чтобы до загса подбросил. А ты что, против?
        Катя села, свесив ноги с кровати, закуталась в халатик: теперь я видел только пушистый упрямый затылок.
        - Саша, я тебе не верю.
        - Чему не веришь?
        - Ты не можешь говорить это всерьез.
        - Почему?
        - Ты совершенно меня не знаешь. Даже не знаешь, сколько у меня было мужчин.
        Я потянул ее к себе, но она вырвалась, резко отбросила мою руку:
        - Саша, ответь на один вопрос, только честно.
        - Ну?
        - Зачем ты пригласил меня в ресторан? Тогда, в первый раз.
        - Разве не догадываешься?
        - Сам скажи.
        - Хотел переспать с тобой, зачем еще приглашают в ресторан.
        Повернулась ко мне, и лицо у нее было восторженное, как у Миклухо-Маклая, который впервые увидел папуаса.
        - Ага! Значит, думал, я проститутка. А теперь что же случилось?
        - Боже мой, Катя, да что с тобой? Что тебя так задело? Подумаешь, распишемся. Это же никого ни к чему не обязывает. Сегодня распишемся, завтра разведемся. Делов-то куча.
        Тут, видно, я попал в какую-то болевую точку.
        - Свинья ты, и больше никто, - просто сказала она. В принципе это был не самый ошибочный диагноз.
        - Кстати, - спросил я, - раз уж затронули эту тему. Сколько же у тебя было мужчин?
        - Меньше, чем думаешь.
        - Да я и не думаю, что больше сотни.
        Молча слезла с кровати, босиком пошлепала на кухню. Я докурил, беспричинно улыбаясь, и побрел следом. Пока мы миловались, Григорий Донатович успел отобедать и теперь попивал чаек с малиновым вареньем. Улыбающийся, распаренный, точно из баньки. Катя, нахохлившись, как воробышек, сидела напротив.
        - Думал, вы уснули, не хотел тревожить, - оправдался Гречанинов. - У нас, у стариков, свои маленькие радости. Набил брюхо - и на бочок. Но и тебе тоже, Саша, следует поесть чего-нибудь горяченького. Суп у Катеньки получился - объедение... Вы что такие смурные оба? Повздорили?
        Катя поднялась к плите, налила супу в тарелку и поставила передо мной. Все молча.
        - Посоветуйте, пожалуйста, Григорий Донатович, - обратился я к наставнику. - Вы, наверное, в женщинах больше моего разбираетесь. Какого рожна им надо?
        - Ты о чем?
        - Обидела она меня очень.
        - Кто? Катя?
        - Неужто для женщины важнее всего капитал? Я понимаю, не красавец, вдобавок изувеченный, и с головенкой, как вы оба подмечали, неладно, но разве это так важно? Значит, жить во грехе со мной можно, а для супружества не гожусь? От чистого сердца предложил расписаться, а в ответ цинизм и насмешки. Будто я прокаженный.
        - Можно бы найти другую тему для идиотских шуточек, - заметила Катя. С сомнением я отхлебнул несколько ложек горячего варева.
        - И это - суп? Ты бы еще резины добавила.
        - Не нравится, не ешь, - сказала Катя.
        - Со мной, конечно, нечего считаться, раз уж я одной ногой в могиле, но кто тебя учил так лук пережаривать?
        Катя сделала движение, чтобы забрать тарелку, но я увернулся.
        - Ладно уж, с голодухи чего не сожрешь... И еще что любопытно, Григорий Донатович, какое у них самомнение. Никакой правды не терпят. Чуть что не по ней, сразу обзываться. Допустим, я ее не устраиваю как муж, ну так скажи об этом культурно, деликатно. Чтобы не было больно жениху. Существуют же между людьми какие-то санитарные нормы общения. Так нет же, обязательно прямо в лоб: свинья ты, дескать, и жену ищи в хлеву. Однако не все такие, нет. Я раз пять уже пытался жениться, разумеется, неудачно, но не всегда нарывался на грубость. Отказывать можно по-всякому. Одна женщина, никогда ее не забуду, красавица, умница, пожилая, правда, в жэке у нас работала уборщицей, даже подарила пять тысяч. "Ступай, сказала, Сашенька, придурок ты мой, выпей водочки, тебе и полегчает". Вот это, я понимаю, интеллигентность. Обидеть легко, ты попробуй пожалеть. В каждом инвалиде можно найти что-нибудь хорошее. Правильно я рассуждаю, Григорий Донатович?
        Гречанинов глубокомысленно кивнул.
        - Знаете ли, коллеги, вы удивительно подходите друг другу. Я вот сейчас только это заметил.
        Надо было видеть, как просияла вдруг Катенька.
        - Вам действительно так кажется? Но почему же тогда он все время насмехается?
        - Какое там насмехается. Просто растерялся. Любовь вообще такая штука, всегда застает врасплох. Всегда нападает как бы сзади. Плюс к этому тяжелые сопутствующие обстоятельства. Вот наш Сашенька и обмер. Но он тебя любит, это несомненно.
        Катя перевела сияющий взгляд на меня, как раз я доскребывал последние ложки супа.
        - Со стороны виднее, - ответил я на немую мольбу. - А чего у тебя там еще в кастрюле приготовлено?
        В ту же тарелку, где был суп, Катя наложила до краев тушеной баранины с картошкой, сдобренной чесночком и специями. Я копнул вилкой, брезгливо понюхал и положил в рот. Разжевал и проглотил.
        - Что ж, неплохо, - признал, - но соли маловато. И косточки чересчур крупные. Первый раз, что ли, жаркое готовишь?
        Катя сказала:
        - Григорий Донатович, можно я его убью?
        - Налей ему лучше коньяку. Вон, видишь, бутылка сзади тебя на окне.
        Мы все выпили по рюмочке, и под коньяк я как-то невзначай попросил добавки. Брюхо раздулось, но я терпел. Пожалуй, это был один из лучших вечеров в моей жизни. В нем было что-то такое, что нельзя определить даже словом "покой". Словно долго я куда-то стремился, кого-то пытался обогнать, но ничего не достиг, состарился и отяжелел, утратил веру в себя и вдруг, очутившись за этим столом, с удивительно родными людьми, заново в одночасье помолодел и развеселился. Лучик новых надежд пробился сквозь тучу безумия.
        Попозже я позвонил Зурабу, но дома его не застал. Галя была не в духе, а это, как я знал, бывало в двух случаях: либо Зураб завел любовную интрижку, либо поехал выяснять отношения с Петровым. На сей раз оказалось второе. Я перезвонил Коле, Зураб был у него. Говорил я с ними по очереди, но как бы с одним человеком. Оба были пьяны, как в лучшие очаровательные годы нашей жизни. После бестолковых воплей и горьких укоров (брезгую их компанией!) мне удалось выяснить, что они продолжают работать над проектом средневекового подмосковного замка, причем продвинулись уже очень далеко. Они заканчивали проектировку подземных анфилад, где по знакомству выделили мне отдельное личное помещение - в вице конусообразного колодца с расширением книзу. В этом колодце у меня будет циновка из конского волоса и кувшин с водой, но иногда из сердобольного чувства они будут спускать мне на веревке корзинку с объедками. Однако у меня был шанс избежал" этой участи, если я немедленно присоединюсь к ним. Сцена моего заточения в средневековом подземелье так развеселила двух придурков, что кто-то из них в пьяной истерике оборвал
телефонный провод.
        - У меня есть друзья, - пожаловался я Кате, - за которых мне стыдно перед людьми.
        Наугад я набрал номер конторы, и в трубке мгновенно возник авторитетный тенорок Георгия Саввича. Посочувствовав для виду моему законспирированному положению (на что я ловко возразил, что все мы, дескать, отчасти нелегалы в своем Отечестве), он сообщил обнадеживающую новость: по его сведениям, Гаспарян вот-вот возвратится. Я, правда, не понял, чем эта новость так уж хороша. Георгий Саввич пояснил: разборка наверху закончилась. Он сам плохо верил в то, что говорил.
        - Эти люди не останавливаются, - сказал я. - Если что-то начинают, идут до конца. Выкорчевывают всю цепочку.
        Огоньков заметил успокоительно:
        - Возможно, ты прав, но с одним уточнением: мы с тобой в цепочке не значимся. Это был перебор. Техническая погрешность. Надеюсь, Гаспарян выплатит компенсацию за моральные издержки.
        Георгий Саввич велел перезвонить через три-четыре дня, и мы распрощались.
        - Ты с кем сейчас разговаривал? - спросила Катя.
        - С начальством. А что?
        - Он плохой человек?
        - Почему? Обыкновенный. Делец, проныра, хват. В прежние времена был бы не ниже предисполкома. Теперь денежки сколачивает из чужих слез. Но бедных не грабит. Обслуживает богатую публику. Мы с ним духовные братья. Может, нас похоронят в братской могиле.
        - Нет, - сказала Катя. - Он плохой. У тебя было такое лицо, как будто кислятина во рту.
        Мы пошли на кухню - попить на ночь чайку. Гречанинов спал на раскладушке, отвернувшись лицом к стене. Раскладушка коротка - ноги нависли над полом. Прикрыт зеленым пледом. Мы старались не шуметь, но он все же пробурчал сквозь сон:
        - Не тушуйтесь, ребятки, вы мне не мешаете.
        Все необходимое для чаепития мы уместили на поднос и отнесли в комнату. Я прихватил недопитую бутылку коньяку. Спросил:
        - Потушить свет?
        - Постарайся выспаться, Саша. Завтра трудный день.
        В комнате по привычке щелкнул кнопкой телевизора, и на экране высветилось родное лицо Чубайса. Как обычно, он был не в себе, чему-то радовался, победительно ухмылялся и предупредил, что никакие козни не помешают ему приватизировать страну. Уже второй месяц во врагах у него ходил мэр Лужков. Очарованный, я заслушался, но Катя чего-то испугалась:
        - Выключи, выключи скорее!
        - Что с вами, мадемуазель?
        - Перед сном нельзя на них смотреть. Никогда этого не делай.
        - Почему?
        Сначала она вырубила великого реформатора как раз на фразе: "...они напрасно надеются...", потом объяснила. Оказывается, ее папочка включал все политические передачи подряд, пристрастился, как к наркотику, потерял сон, начал заговариваться и однажды, тайком от близких, пробрался на какой-то митинг, где его так помяли, что до сих пор одно ухо не слышит и левая рука не сгибается. Вот так я узнал хоть что-то интересное о ее родителях.
        - Ну и что с телевизором? Больше не смотрит?
        - Если бы! - В ее глазах искреннее страдание. - Это же как болезнь, Саша. У нас дома такие страшные скандалы бывают, ты не представляешь. У мамочки пять сериалов, а у него, по другой программе, допустим, какая-нибудь Прошутинская со своей кодлой. Мне же их разнимать приходится. Я этот ящик больше видеть не могу!
        Мы выпили чаю с коньяком, курили, разговаривали, время двигалось неспешно. В первый раз мы так сидели, будто прожили вместе долгие годы. Во всем постепенно пришли к согласию, кроме одного незначительного пункта: она не собиралась за меня замуж. Но, с другой стороны, и мысли не допускала, чтобы нам разлучиться. Слово за слово Катя поведала историю своей первой любви. На втором курсе института, когда она была еще девушкой и шла в этом ключе на своеобразный рекорд, ее прибрал к рукам комсомольский секретарь с четвертого курса по имени Николай. Могучий, розовощекий функционер навалился на Катю, как ураган, и повез отдыхать в привилегированный санаторий "Березка". И там уж избавил от всех детских наивных комплексов, заодно заделав ей ребеночка. Он тоже, как и я, обещал жениться и ранней осенью привел к своим родителям на осмотр. Тут и произошел перелом в их отношениях. Родителям она не глянулась, они категорично сказали: нет. На другой день Коля сам ей в этом признался. Разумеется, Катя огорчилась, но бодро сказала: "Ну и что!" - "Как это ну и что? - изумился любимый человек. - Это же родители!" Вскоре
выяснилось, что волевой и напористый лидер курса, о котором мечтала половина девочек в институте, всего лишь пухлый, капризный телок, которого ведут на веревочке. С сильными личностями, коих с колыбели готовят к большой общественной карьере, это часто происходит, но Катя столкнулась с таким случаем впервые. У бедного Коленьки не было ни собственного мнения, ни решимости к самостоятельному поведению, ни личных пристрастий. Зато у него была огромная, как у бычка, потенция, и он был превосходным любовником, хотя Катя и это вполне оценила только впоследствии, когда они уже расстались.
        Родителям Коленьки она не понравилась по единственной причине: бесперспективна. Он добросовестно ей это передал, чуть не плача от горя, ибо сильно привязался к ней в санатории, но когда она спросила, что это значит - бесперспективна? - ответил с комсомольской многозначительностью: "Не маленькая, должна понимать!"
        Поняв, она пошла делать аборт. Операция прошла удачно, бесследно, но потом она начала тяжко, по-щенячьи страдать. Вся зима с ее праздниками и морозами вылетела из ее памяти целиком. Она состарилась, исхудала, превратилась в ходячий скелет, и преподаватели, из жалости к внезапному увяданию цветущей девушки, прощали ей хроническую непосещаемость занятий и ставили автоматические зачеты и "уды", иначе она вылетела бы из института. Любовное потрясение могло ее убить, но не убило, и к весне, шажок за шажком, тягучая страсть к двужильному комсомольскому недоумку переродилась в холодное, тоже по-своему мучительное презрение. Она перестала бояться, что при встрече с любимым на факультетских ступеньках грохнется в обморок, и однажды, перед самой Пасхой, когда он внезапно позвонил и пригласил "тряхнуть стариной", у нее возникло чувство, что услышала голос с того света. Спокойно пожелала доброго здоровья его родителям, папочке с мамочкой, и повесила трубку, даже не дослушав, что он там продолжает булькать в трубку.
        Меня эта история возмутила.
        - Все-таки ты безнравственный человек, Катерина, - сказал я. - Как же ты могла так грубо обойтись с любящим тебя мужчиной? Может быть, он позвонил, потому что хотел повиниться?
        - Да он не виноват ни в чем. Просто своего ума не было.
        - А про ребенка ты ему сказала?
        - Нет. Зачем?
        - Но любовник, говоришь, был хороший?
        - О да! Я за ночь сбрасывала по три килограмма. Трусики утром еле держались.
        - Любопытно. Три килограмма. Помножить на десять дней. Сколько же в тебе осталось к концу сезона?
        - Саша!
        В эту ночь я с избытком изведал, что такое ревность. Это то же самое, как провалиться во сне в черную яму и лететь, лететь с нарастающей скоростью, с ужасом сознавая, что никогда не достигнешь дна.
        ГЛАВА 7
        Неприглядную картину застали мы на складе. Даже видавшего виды Гречанинова она немного удивила. Четвертачок сидел на полу возле своего горшка, а Валерия, насупленная и сосредоточенная, с растрепанными и даже, кажется, отчасти выдранными волосами, с подбитым глазом лежала на койке, закутавшись в его пиджак и подстелив под себя его рубашку. Оба были так увлечены какими-то своими внутренними разногласиями, что на нас почти не обратили внимания.
        - Пришел Дед Мороз, - весело объявил с порога Григорий Донатович, - и подарки вам принес.
        Достал из сумки традиционную бутылку "Кремлевской" и показал ее сначала Четвертачку, а потом девушке. Четвертачок громко рыгнул:
        - Дай! Пожалуйста!
        От шеи и ниже он был весь заляпан кровью, как бумага кляксами, но были в нем и хорошие перемены: заплывший блямбой глаз наполовину открылся и светился тусклым осенним светом.
        - Дай! - повторил умоляюще.
        - Чуть попозже, - сказал Гречанинов, - Где ты так поранился?
        Четвертачок перевел влажный взгляд на меня:
        - Архитектор, не будь дешевкой! Дай выпить, иначе сдохну.
        Валерия заметила укоризненно:
        - Ну вот, мальчики, теперь вы точно все покойники.
        - Почему? - спросил я.
        - Заперли с животным. Всю ночь меня насиловал. А ведь невинность пуще глаза берегла. Может быть, для тебя, Саша? Ты не оценил. Что ж, пеняйте на себя. Теперь вас никто не спасет.
        - Мужики! - подал голос Четвертачок. - Это ведьма. Убейте ее. Падлой буду!
        Вскоре выяснились некоторые печальные подробности этой ночи. По настойчивой просьбе девицы, якобы продрогшей, Четвертачок отдал ей всю свою одежонку, но когда под утро задремал на полу, она подкралась и ткнула ему в глотку маникюрными ножничками. Артерию не задела, осечка вышла у гадины, поэтому он до сих пор чудом живой. Девушка рассказывала по-другому. Всю ночь зверюга ее терзал, ублажая звериную похоть, при этом принуждал делать такие вещи, о которых она даже папочке постыдится рассказать, а потом в дикой злобе он всего себя изодрал ногтями. Это было пострашнее всяких фильмов ужасов, пожаловалась девушка, всплакнув.
        Растроганный ее рассказом, Гречанинов сказал:
        - Действительно, это все неприятно. Ну ничего, сейчас позвоним Шоте Ивановичу, пускай тебя забирает. Только сначала я с ним поговорю.
        Появился из сумки заветный телефон, Валерия послушно набрала номер. Могол ответил сразу:
        - Ты что же, парнишка, - попенял Гречанинову, - в прятки играешь? Где Лера?
        Гречанинов ответил:
        - Давайте так, Шота Иванович. Условимся окончательно. И с дочуркой тоже в последний раз поговорите.
        - Ты что мелешь, парень?
        - Я думал, ты умнее, Могол.
        Валерия тянулась к трубке, как к конфетке: мне!
        мне! - из пиджака выпросталась и села, гневно сверкая глазищами, но Григорий Донатович звонко щелкнул ее по кисти.
        - Уймись, егоза! Пусть папочка договорит.
        Могол отозвался тоном ниже, вкрадчиво, голосом, похожим на Чумака:
        - Напрасно обижаешь, приятель. Обычные меры предосторожности. Не в бирюльки играем.
        - Целую дивизию пригнал, да?
        - Дай, пожалуйста, Леру на минутку.
        Гречанинов передал ей трубку. Четвертачок приблизился сбоку и делал мне красноречивые знаки. Из милосердия я налил ему водки в жестяной стаканчик. Гречанинов осудительно покачал головой.
        - Папа, это я! - Точно в такой интонации Тарасова начинала знаменитый монолог в "Бесприданнице". - Папа, мне плохо!
        - Что они тебе сделали?
        - Какой-то ужасный подвал, папочка!.. Оставили на ночь, без еды, без питья. Вдвоем с Четвертушкой. От него несет, как от помойки. Папочка, вытащи меня поскорее отсюда! Не могу больше!
        Гречанинов усмехался, явно довольный тем, как складывается разговор отца с дочерью. Четвертачок нахально толкнул меня в бок, чтобы я налил еще стаканчик. Я показал кукиш.
        - Котенок, держись! Передай трубку этому... - пожалуй, первый раз голос Шоты Ивановича эмоционально окрасился: по нему пробежал бархатный рокот, как по чистому небу перед дальней грозой.
        - Слушаю вас, - сказал Гречанинов.
        - Давай без дури, парень. Сколько тебе надо? Назови цифру. Но помни: удрать от меня невозможно.
        Гречанинов, неожиданно протянув руку, ухватил Валерию за плечо и резко сжал. От неожиданности она так истошно взвизгнула, словно второй раз за сутки потеряла невинность.
        - Еще одна угроза, Могол, - сказал он в трубку, - и все наши общие заботы останутся позади. Понял меня?
        - Ты ударил девочку?
        - Даю еще минуту на канитель. Не пытайся запеленговать, не сможешь.
        Минута Моголу не понадобилась: вопль дочери его растревожил.
        - Говори, куда подъехать?
        Гречанинов объяснил: Яузская набережная, поворот на фабрику вторсырья, трансформаторная будка, от нее пешком в сторону реки. Через сорок минут.
        - Какие гарантии? - спросил Могол.
        - Никаких.
        - Лера будет с тобой?
        - Не торгуйся. Выбора у тебя нет.
        - Понимаю. Согласен. Уже выезжаю.
        Мы обернулись быстрее. Гречанинов сел за руль и выжал из "семерки" все, на что она была способна. Коротким, одному ему известным путем в мгновение ока добрались до эстакады, откуда отлично просматривалась окрестность: фабрика, река, подходы к трансформаторной будке. Гречанинов приказал:
        - Садись за руль и жди. Никаких самостоятельных действий.
        Нагнулся и достал из-под сиденья коричневую брезентовую сумку, а из нее короткоствольный автомат. Погладил цевье, проверил диск и упрятал обратно. Глаза пылали сумеречным электрическим огнем. Лицо хищное, осунувшееся. У меня сердце екнуло.
        - Последний акт, Саша. Не волнуйся. Я - мигом.
        С сумкой под мышкой, в куртке, в спортивных брюхах прошел чуть вперед, шагнул в сторону - там лестница вела вниз с эстакады - и исчез, пропал с глаз.
        Остался я один на взгорке, как на подиуме, как мишень в тире, припаркованный в неположенном месте. День стоял серенький, с крапинами туч на отечном небе, но пока без дождя. На душе у меня было безмолвно. Последний наступил акт или предпоследний - мне до этого словно не было дела. Хотелось спать, и поломанные кости ныли. Я успел выкурить две сигареты, когда далеко внизу из-за угла жилого дома вышел мужчина в кожаной куртке и с какой-то палкой - то ли зонтик, то ли тросточка - в руке. Темноволосый, коренастый, с переваливающейся походкой - отсюда, сверху, он казался этаким неспешно передвигающимся грибом. Это был, конечно, Могол, кому же еще быть, тем более что уверенно направился к трансформаторной будке. Ни назад, ни по сторонам не оглядывался. Гречанинова не было видно, и вообще никого не было вокруг: пустынно, как в лесу.
        Заглядевшись до рези в глазах, я не заметил, как к машине приблизился мальчонка лет двенадцати-тринадцати, из тех, которые любят бросаться под колеса с пачкой газет в руке или с тряпочкой для чистки стекол. Счастливое, беспризорное дитя реформ. Разглядел только тогда, когда он запрыгал перед окошком, требуя, чтобы дал ему прикурить. Мне бы задуматься, как и зачем он оказался здесь, где тротуара нету, но я не задумался. Озорное, смеющееся личико не вызвало никаких подозрений. Он так смешно выпячивал губы, в которых была зажата сигарета. Я опустил стекло и протянул зажигалку, продолжая краем глаза наблюдать за мужчиной, бредущим навстречу автомату Гречанинова.
        Вместо того чтобы прикурить, мальчонка сунул мне в рыльник газовую пушку и нажал курок. Кому еще не пуляли в нос газом, пусть поверит на слово: ощущение премерзкое. Перед тем как отключиться, я почувствовал, как череп, точно электросваркой, располосовало надвое и звезд с неба просыпалось столько, сколько их вряд ли наберется в целой галактике.
        ГЛАВА 8
        Я сидел в неудобной позе на стуле: руки и туловище прихвачены ремнями к спине. Комната с белыми стенами наподобие больничной палаты, но без кроватей. Стол у окна, наглухо зашторенного. Но свету избыток - с потолка и от слепящей лампы сбоку, с ртутным отражателем, направленным в глаза.
        Кроме меня, в комнате трое мужчин в одинаковых серых спецовках. Вид у них озабоченно-деловой, но не грозный. Главный, конечно, вот этот - похожий на лаборанта в НИИ, черный, как цыган, с внимательным, хмурым взглядом естествоиспытателя.
        - Проснулся? - спросил без всякого выражения.
        - Ага. А где я?
        - Как себя чувствуешь?
        - Голова какая-то чумовая.
        Цыган сделал знак помощникам, и те зашли сзади.
        - Сейчас подлечим. Крепись.
        Тут я обнаружил, что правый рукав рубашки у меня закатан выше локтя, а у черного человека приготовлен шприц, наполненный голубоватой жидкостью. Пока он умело вводил его в вену (мою), я поинтересовался:
        - Это что?
        - Хорошее лекарство. Сразу полегчает.
        И в самом деле, буквально через несколько мгновений мне стало так хорошо, как на Рождество в кругу друзей. Пятисотваттная лампа больше не раздражала сетчатку, и мне удалось посмотреть на нее в упор. Какой чудесный, волшебный препарат всандалили эти милые люди! Я пискляво рассмеялся, как от щекотки, и мой добрый черный покровитель дружески, хотя и строго улыбнулся в ответ. Двое его помощников, один из которых уселся за стол и приготовился что-то писать, тоже радовались вместе со мной, всячески выказывая свое расположение, хотя лица их, надо заметить, я различал нечетко. Не было сомнения, что все трое желают мне только добра и мы все здесь собрались для какого-то праздника, который почти наступил.
        - Ну вот, - удовлетворенно заметил черный человек, - видишь, все в порядке, да?
        - Еще бы! - воскликнул я с чувством.
        - Теперь давай немного поговорим. Я буду спрашивать, а ты отвечать. Хорошо?
        - Конечно, конечно, спрашивайте! - Я энергично затряс головой, преданно ловя его взгляд. Смех по-прежнему душил меня, но вместе с тем возникло некое беспокойство: как бы невзначай чем-нибудь не огорчить замечательного нового друга.
        - Как тебя зовут?
        - Саша Каменков.
        - Сколько тебе лет?
        - Тридцать восемь.
        - Где живешь?
        Я назвал свой почтовый адрес, а заодно, чтобы вернее угодить, и номер телефона, свой и родителей.
        - Отлично, Саша. У тебя ничего не болит?
        - Что вы, что вы?! Мне хорошо. Спасибо вам!
        Отдаленно я припомнил, что действительно когда-то давно у меня болела ключица, были сломаны ребра и еще было много такого, что мешало радоваться жизни, наслаждаясь каждым глотком воздуха, как благодатью.
        - Скажи, Саша, ты знаешь девушку по имени Валерия?
        - Конечно, знаю. Она очень красивая, - я неприлично хихикнул, но черный человек не обиделся.
        - Ты, наверное, помнишь, где она сейчас?
        - Разумеется, я... - вдруг мной овладела паника. Я покрылся липким потом, и комната неожиданно померкла. Черный человек положил руку мне на плечо, удерживая взглядом на призрачной колеблющейся грани между отчаянием и счастьем. О да, я помнил Валерию и знал, где она, но объяснить словами не мог. Возникали зрительные пространственные образы, но никаких конкретных названий или цифр. Это было ужасно.
        - Успокойся, Саша, успокойся! - заботливо проговорил черный друг. - В чем дело? Какое затруднение?
        Искорки неподдельного сочувствия в его глазах помогли мне справиться с отчаянием. Кое-как я объяснил, что помню улицу, и как подъехать, и склад, где девушка заперта вместе с Четвертачком, но ничего больше.
        - Поедем туда, я все покажу, - предложил я с надеждой.
        - Пока не надо, - сказал цыган. - Лучше попробуем нарисовать. Митя, дай бумагу!
        Мне развязали руки, и с помощью наводящих вопросов, общими усилиями нам удалось восстановить на чертеже месторасположение этих проклятых складов близ Яузской набережной. Меня увлекла эта интеллектуальная игра, когда кубик за кубиком, как в головоломке, из сознания выколупливались все новые сведения.
        - Молодец! - похвалил наконец черный человек, и у меня словно гора спала с плеч. Особенно я обрадовался, когда один из его помощников отвесил мне дружеский подзатыльник. Но испытания еще не кончились. Те же трудности обнаружились при установлении адреса Гречанинова. Правда, с этой задачей я справился намного быстрее, потому что мы шли уже по проторенной дорожке. Я даже ухитрился вспомнить номер дома и квартиру, где провел двое или трое суток. Но и это было не все.
        - Эврика! - завопил я не своим голосом. - Я же знаю телефон. Там Катя. Она все расскажет.
        Последнее умственное напряжение выбило, подорвало мои силы, глаза начали слипаться. Черный человек пытался выяснить, кто такой Гречанинов, но я, уже без всякого энтузиазма, бурчал в ответ что-то нечленораздельное, с горечью сознавая, что говорю совсем не то, чего от меня ждут. Сквозь тяжелую, свинцовую пелену, наползающую на мозг, занавесившую праздник веселой дружбы, я еще услышал, как они разговаривали между собой. "Чего-то он быстро сомлел, шеф?" - "Препарат новый, дозу не угадаешь". - "Куда его теперь?" - "Кныша позови, пусть займется". - "Похоже, на списание?" - "Прикуси язычок, Митя. Он тебя не раз подводил..." Дальнейшее, как у Гамлета, молчание...
        Из наркотического осадка выбирался долго, мучительно. Уже я понимал, что не сплю, но никак не удавалось разлепить веки, словно сросшиеся с глазными яблоками. Несколько раз опять проваливался куда-то, но не в сон и не в забытье, а в нечто промежуточное, зыбкое, пограничное, где плавали такие монстры, что тянуло завыть в голос, но и голоса тоже не было. Впрочем, сквозь хилую трясучку подсознания одна мысль пробивалась вполне отчетливо и звучала предельно лаконично: доигрался, подлец!
        Чуть позже обнаружил, что лежу на обыкновенной деревянной кровати, укрытый шерстяным пледом, в обыкновенной комнате с дощатыми стенами (похоже, загородный дом), с окном, забранным снаружи железной решеткой, и уверенность - доигрался, подлец! - подкрепилась логическим рассудочным обоснованием. Я восстановил в памяти все, что произошло вчера (или когда?), вплоть до допроса с применением некоей сыворотки, на котором я выболтал всю подноготную, и решил, что глагол "доигрался" в моем случае неточен, уместнее здесь прозвучало бы что-нибудь попроще, вроде "обосрался". Самое паскудное в моем положении было то, что, как бы я ни раскидывал умишком и как бы ни хотел, допустим, напоследок оправдаться перед близкими людьми, приговор надо мной был скорее всего уже произнесен, ждать исполнения осталось недолго, и помощи ждать было неоткуда. Страха близкой смерти или каких-то новых мук я не испытывал, напротив, апатия пробуждения была столь сильна, что я бы, пожалуй, только обрадовался, если бы кто-то милосердный сейчас вошел в дверь и пустил мне пулю в лоб. Жизнь в этом мире, куда откуда ни возьмись наползло
столько человекообразных пауков, была не по мне, ее было не жалко, да и сам я ей не подходил, поэтому цепляться за нее не стоило. Одно печалило: не увижу больше Катю, не загляну в ее блестящие, чудные глаза и не прикоснусь пальцами к ее ждущему, жадному, изумительному телу. Диковинное дело, любовь крохотной проталиной еще теплилась в моем воспаленном мозгу.
        Ужаленный ею, я попытался сесть, и это неожиданно легко удалось. За окном стояло то ли раннее утро, то ли предвечернее марево - по тусклой голубизне не понять. Из одежды на мне остались лишь трусы и сбившиеся перекрученные бинты. Ключица от резкого движения кольнула в мозжечок, точно заново раскрошилась.
        - Эй! - окликнул я негромко. - Тут кто-нибудь есть?!
        Дверь отворилась, вроде и не была заперта. Вошел бычара в тельняшке, глянул грубо:
        - Чего надо?
        - Да вот, - заискивающе развел я руками. - Где я, ж подскажешь, браток?
        Бычара, набычась, не отвечал и не мигал. На всякий случай я добавил:
        - Извини, если побеспокоил.
        - Ты хоть знаешь, который час?
        - Нет.
        - Жрать, что ли, захотел?
        - Угу, - сказал я.
        Бычара ушел, не притворив дверь, и вскоре вернулся с бутылкой кефира и батоном белого хлеба.
        - На, пожуй пока. Еще чего-нибудь надо?
        - Покурить бы.
        Парень достал из нагрудного кармана пачку "Кэме-ла", отсыпал на тумбочку несколько сигарет, туда же положил зажигалку.
        - Теперь все? Говори сразу. Хоть еще покемарю часок.
        - Ты меня сторожишь?
        Усмехнулся покровительственно:
        - Чего тебя сторожить, и так никуда не денешься.
        - Да мне никуда и не нужно, - уверил я. Парень мне понравился: он был из тех, в ком нет двойного дна. Велишь такому накормить - накормит, прикажут запечь живьем на углях - и глазом не моргнет. Я сам бы хотел таким уродиться, да, видно, припозднился.
        - Ладно, - буркнул он, - по-пустому не зови. Пойду покемарю.
        С неожиданным аппетитом я поел мягкого хлеба, запивая кисловатым кефиром. Зажег сигарету и босиком, по ледяному полу дошлепал до окна. В богатом я очутился поместье: ухоженные цветочные клумбы, липовая аллея, в отдалении яблоневый сад и еще дальше, почти на горизонте, - очертания высокого каменного забора. Через решетку и стекло все это мирное великолепие, словно сошедшее с подарочного слайда, открылось мне сверху, со второго или третьего этажа. Сомнений не было: я в логове демократа. Возможно, где-нибудь среди этих пышных клумб меня скоро и закопают. Непонятно было, в чем заминка. Историческая практика подтверждала, что самые лучшие, качественные компостные удобрения получаются из хлипких, чувствительных интеллигентиков, любящих при жизни порассуждать о судьбах Отечества.
        Ноги окоченели, и я вернулся в постель. Лег, укрылся пледом, закурил вторую сигарету и начал думать. Думалось хорошо, голова была пустая. Зачем меня сюда привезли? Кому я понадобился живой? Ответов на эти вопросы было, по меньшей мере, три. Первый: Гречанинов спекся и Могол спекся, допустим, они перестреляли друг друга, но меня захватили чуть раньше, и тот, кто сменил Могола, один из его преемников, решил сохранить меня в законсервированном виде как важную вещественную улику. Это было самое маловероятное предположение, оно не выдерживало никакой критики. Если Могол и мой дорогой наставник оба отбыли в иные миры, то на кой черт я сдался соратникам Могола? Не разумнее ли было обрубить все прежние концы? Перевозить отыгранную пешку куда-то за город, укрывать пледом, кормить свежей булкой с кефиром - это все чушь. Спихнул в канализационный люк - и никаких хлопот. И потом, если они ухлопали Гречанинова, то с какой стати так настойчиво выспрашивали о том, где он живет и кто он такой? Гречанинов жив, вот что я скажу вам, господа!
        Вторая версия: Гречанинов цел и невредим, выбрался из расставленных сетей, замочив Могола. В этом случае я им действительно нужен как приманка, как источник сведений, которые могут пригодиться в розыске. Поймать Гречанинова необходимо хотя бы по той причине, что нельзя пускать такую работу, как отстрел паханов, на самотек. Еще важнее узнать, кто санкционировал акцию. Вряд ли кто-нибудь в здравом уме поверит, что такое дельце обтяпали двое придурков по собственному почину. Да, тут все сходилось, кроме некоторых нюансов. Например, почему они начали допрос с Валерии? Выяснить, где девушка, - вот что было для них чрезвычайно важным. Они знали, что сыворотка действует недолго, но потратили на это уйму времени: тщательно, скрупулезно уточняли месторасположение складов, подходы к ним и прочее. С чего бы такая дотошность и рьяность, если допустить, что сам Могол накрылся пыльным мешком? Какую особую ценность могла представлять для них взбалмошная, распутная девица? Не логичнее ли было в первую очередь заняться Гречаниновым, чье таинственное существование таило в себе неведомую опасность, угрозу нового
теракта? Похотливая девица с тремя извилинами и оголтелый убийца, за спиной которого, скорее всего, стояла какая-то обнаглевшая неизвестная группировка, - кто важнее? Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы ответить на этот вопрос. И еще. Как все трое засуетились, когда поверили, что Валерия жива и добраться до нее можно за пятнадцать минут. У цыгана зенки засверкали так, точно он сорвал крупный банк, а один из его помощников, ликуя, отвесил мне подзатыльник, как брату.
        Я закурил третью сигарету и перевернулся на спину. Солнце подступило к окну, и коричневые срезы сучков на гладких потолочных досках интимно проклюнулись, как зоркие зверушечьи глазки. Нет, я не ошибался, расспросы о напарнике, установление его личности тянулись уже как бы вторым планом, хотя были тоже важны. Таким образом, крутая девица, комплексующая на влагалищной почве, представляла для допросчиков, а главное, для того, кто ими командовал, неизмеримо большую ценность, чем все остальное. Объяснение этому факту было лишь одно: Могол жив, и я у него в плену. Радоваться тут было нечему, но, во всяком случае, появлялся шанс, до тех пор пока Гречанинов на свободе, продлить свои грешные дни.
        - Эй! - окликнул я в полный голос. - Господин охранник! Можно вас на минутку?!
        Как час назад, бычара возник мгновенно, но на сей раз без тельняшки. Ее он нес в руке.
        - Чего опять?
        Невольно я залюбовался его мощным торсом: дает же Бог силушки любимым чадам перестройки.
        - Поспал немного, браток?
        - Говори, чего надо?
        - Тельняшку простирнуть решил?
        По простодушному лику юного Сталлоне промелькнула черная тень, но от грубости он удержался.
        - Прикол, да?
        Я потянулся за сигаретой.
        - Давай, что ли, познакомимся? Нехорошо как-то без имени. Тебя как зовут? Меня - Саней.
        Бычара озадаченно почесал щеку пятерней, прикидывая, возможно, не садануть ли наглецу пяткой в рыло. Но похоже, инструкции у него были строгие.
        - Как меня зовут, тебе не надо. Тебе надо тихо лежать и ждать. Если жрать хочешь, принесу.
        - Видите ли, молодой человек, - сказал я как можно любезнее. - Вам может показаться, что Шота Иванович на меня обижен, но это не так. Просто у нас маленькая размолвка. На самом деле я ему вроде родного сына.
        Двойник Сталлоне криво ухмыльнулся:
        - Да по мне ты хоть кем будь. Я же тебя не трогаю. Чего приказано, то и исполняю.
        - В таком случае не достанешь ли какую-нибудь одежонку? Какую-нибудь рубашку и брючата. Не сомневайся, отблагодарю.
        - Нельзя, - отрезал он. - Это все?
        Затаив дыхание, я спросил:
        - Как бы Шоту Ивановича поскорее повидать?
        Развеселил качка. Шутка пришлась ему по нраву.
        - А ты, Саня, озорной. Конечно, сейчас сбегаю, передам.
        Похохатывая, удалился, перекинув тельняшку на крутое плечо. Через минуту я его снова позвал. На сей раз он неумолимо навис надо мною черной тучей:
        - Ты вот что, Санек, наглеть не надо, понял? Хоть указаний не было, но у меня нервы не железные.
        - Тысяча баксов! - сказал я.
        - Чего? - В грозных очах, как солнышко, блеснул интерес.
        - Ты из Афгана, и я оттуда же. Окажи, земляк, небольшую услугу - и кусок твой. Клянусь Кандагаром!
        - Какую услугу?
        - Устрой телефончик позвонить.
        Бычара подумал, покачал головой огорченно:
        - Нет, нельзя. Слишком чревато. Откуда узнал, что я из Афгана?
        - По походке, браток, по походке.
        - Чего ж так дешево покупаешь?
        Контакт налаживался, и я его укрепил:
        - Задаток, это только задаток. Выберусь из этого дерьма, рассчитаемся.
        - Вряд ли выберешься, - искренне усомнился доверчивый богатырь.
        - Почему так думаешь?
        - Чем-то ты крепко хозяину насолил... Ладно, увидим, Витюха Кирюшин меня зовут, не слыхал?
        - Нет, прости. Но теперь запомню.
        Отсыпав еще сигарет, он ушел, унеся с собой теплею ощущение неведомого братства.
        Неожиданно, пару раз затянувшись дымом, я погрузился в легкий, какой-то светло-блаженный сон. Там встретил Наденьку Крайнову и еще каких-то прежних женщин, и естественно, Катя тоже была со мной. Женщин было много, а я один, но это никого не стесняло. Все были довольны, веселы, обходительны и наперебой предлагали друг другу разные милости, вплоть до самых интимных. Дружным гомонящим звенящим роем мы выбежали на просторный цветущий луг и затеяли половецкие пляски. Во сне я понимал, что это сон, но хотел, чтобы он продолжался вечно. Однако пришлось просыпаться, потому что одна из хохочущих озорниц слишком цепко ухватила за детородный орган.
        Это была Валерия. Она сидела на кровати и смотрела на меня томным укоризненным взглядом.
        - Чудны дела твои, Господи! Неужто ты?
        - Я, любимый, - грустно ответила девушка. - А ты надеялся, Четвертушка меня до смерти затрахает?
        - Он тоже здесь?
        - Нет, любимый. Замочили Четвертушку. Быстро отмучился стервец. Легкой смертью помер. Шелковым шнурочком задавили, как порядочного. Теперь на небесах рыбку ловит в мутной водице. Да что нам с тобой его жалеть, верно, любимый? Он ведь не только меня, он твою девушку снасильничал вместе со своими гориллами.
        - Можно закурить?
        - Конечно, конечно, кури, - протянула сигарету и щелкнула зажигалкой. - Тебя тоже скоро замочат, если я не спасу.
        - Меня-то за что?
        - Ну как же, любимый, ты сколько набедокурил. Красну девицу в полон взял, папочке лютой смертью грозил. Это кто же тебе простит? Вон как высоко замахнулся, падать больно будет. Ну, да не беда. Коли сумеешь угодить, у папочки тебя отмолю хоть на недельку. Пока не надоешь мне, пупсик.
        Только тут я обратил внимание, что одета девица не намного богаче, чем я: бежевые шортики и тугая сатиновая маечка на голое тело: груди надули тонкую ткань двумя тучными шарами. В нашей задушевной, нежданной беседе был какой-то изъян, и заключался он в том, что в сумрачном сиянии ее глаз, под воздействием дурных слов, нежно выпархивающих из пухлых губок, я испытывал не страх, не возмущение, как должно бы быть, а некое тягучее томление, подозрительно напоминающее любовную оторопь. Виной тому, полагаю, была полная абсурдность ситуации, мало чем отличающаяся от недавнего сна.
        - Где же твой папочка? - спросил я, просто чтобы нарушить затянувшуюся опасную паузу.
        Дальше все происходило, как случается в мечтах прыщавого подростка. Действительно, не тратя времени даром, умелая девица как-то ловко подкатилась бочком, разгуляла, растревожила мою податливую плоть, задумчиво улыбаясь, оседлала верхом и поскакала в трудный одиночный забег, деловито постанывая и, точно в падучей, закатывая глаза. Наблюдать за ее беспамятным путешествием, за ее мощным погружением в оргазм было приятно и поучительно, но так же быстро она и насытилась, как завелась. Натянула шортики, поправила сбившиеся на щеки пряди и спокойно уселась на стул.
        - Вот и познакомились немножко, - произнесла удовлетворенно. - Тебе понравилось, дорогой?
        - Да я же не успел ничего.
        - Извини, это я виновата. Ужас как возбуждаюсь, когда с полутрупиком. Четвертушка, гадина, подо мной и околел.
        - Некромания, - авторитетно определил я. - По нынешним временам не считается извращением, а так - направление умов. Но почему ты думаешь, что я полутрупик?
        - Папочку не знаешь. Он хороший, добрый человек, но не любит, когда нагличают. Старичку твоему тоже облом. У-у, какой он гордец. Обязательно его выпрошу у папочки денька на два. Все-таки я из-за вас сильно пострадала. Чуть не простудилась в этом грязном сарае-Чаю хочешь, любимый?
        Она хлопнула в ладоши, прибежал Витя Кирюшин, мой однополчанин по Афгану, где я не бывал, хмурый и по-прежнему заспанный. Опять в тельняшке. На Валерию он не смотрел и на меня не смотрел, как-то странно таращился в дальний угол.
        - Витюня, чайку, ликеру, закусок! Живо!
        Через пять минут бычара все заказанное доставил на большом фаянсовом подносе. Пока устанавливал чашки на тумбочке, Валерия ущипнула его за бок.
        - Во! - сказала восхищенно. - Кругом мышцы, как у буйвола.
        Витюня ненароком взглянул на меня, и я понял, что ему не совсем по душе нынешняя служба.
        За чаем, за куревом Валерия, разомлев, и вовсе разоткровенничалась. Сказала, что напрасно я принимаю ее за какое-то чудовище, за какую-то сексуальную маньячку.
        Она это якобы угадала по моим глазам. На самом деле она обыкновенная скромная девушка, которая мечтает лишь об одном: встретить солидного, порядочного, отзывчивого, но обязательно умного мужчину и выйти за него замуж. К сожалению, судьба у нее сложилась так, что большей частью ей приходилось иметь дело с разным отребьем, вроде Четвертушки, у которого на уме только разврат и всякие гадости. Правда, иногда папочка приводил в дом женихов совсем иного сорта, даже двух писателей и одного члена правительства, но когда Валерия знакомилась с ними поближе, оказывалось, что это точно такие же бандиты, только скрытые, замаскированные, что было еще противнее. От них от всех за сто метров воняло парашей. Ей давно хотелось отведать чего-нибудь свеженького, натурального, чтобы было, как в старом кино, и вот, когда она увидела меня впервые, то сразу поняла, что мечта о замужестве близка к воплощению.
        - Об этой потаскухе своей забудь, - сказала она, помрачнев. - Вычеркни из памяти. Она недостойна тебя. Тем более ее тоже скоро замочат.
        - Ты говоришь о Кате?
        - Да, об этой твое шлюхе развратной, общей с Четвертушкой.
        - А где она?
        - Как где? - лукаво подмигнула. - Здесь же, в подвале. Где еще ей быть. Хочешь повидаться?
        - Хочу.
        - Хорошо, устрою тебе. Но в последний раз, договорились? Попрощаешься с ней. Вечерком, не сейчас. Сейчас тут полно народу.
        Никакой самый опытный психиатр, уверен, не сумел бы определить, нормальная она или нет. Что-то было в со злодейских повадках наивное, простодушное, беспорочное, но мне от этого было еще горше.
        ГЛАВА 9
        Наконец я увидел Могола. Меня привели в кабинет, где за большим письменным столом сидел тучный человек лет пятидесяти-шестидесяти со смоляной, коротко постриженной шевелюрой и с голубыми круглыми глазами, чуть навыкате, как у рыбы. Он молча разглядывал меня, переминающегося в трусах с ноги на ногу на ковре, а потом коротким мановением руки отпустил охранника.
        - Садись, Саша, поговорим, да? - сказал Могол тем же точно голосом, что и по телефону, эмоционально безучастным. Я сел, куда он указал - на высокий стул с обитой черной кожей спинкой. Все это: и сам кабинет, меблированный в лучших традициях советского официоза, совершенно безликий, и поведение (сдержанное) хозяина - поразительно напоминало сцену из лучших времен - вызов проштрафившегося работника на выволочку к начальству.
        - Кури, если хочешь. Вон пепельница.
        Перед ним на зеленоватой под мрамор столешнице, рядом с телефоном лежала початая пачка "Кэмела", и он толкнул ее ко мне вместе с зажигалкой.
        - Спасибо, - сказал я и с удовольствием закурил. К этому моменту я уже вспомнил, почему этот человек показался мне знакомым: несколько раз он мелькал на телеэкране - сытое, умное лицо, выпуклый лоб, сильный подбородок, характерное грушевидное очертание черепа. Не помню только, в каком качестве он появлялся - спонсором, экономическим советником, банкиром или правозащитником. Все эти ипостаси для замордованного российского обывателя давно слились в один портрет. Новые люди - вечно замышляющие какие-то козни, непонятные, пугающие, точно пришельцы, спустившиеся с небес. Оскопленный, обнищавший, спившийся, проворовавшийся русский народец уже на своей шкуре осознал, что спасения от пришельцев нет, все равно доконают, не так, так этак, но в полусонном мучительном томлении каждый вечер многомиллионной тушей усаживался у грезящего ящика и очарованно внимал бредовым речам. Загадка, которую разгадают, вероятно, лишь далекие потомки.
        - Ну что ж, Саша, как ты понимаешь, все теперь зависит от тебя.
        - Вы про что, Шота Иванович?
        - Откуда знаешь, как меня зовут? Мы ведь не знакомились.
        - По телевизору видел. Только не помню, в какой передаче.
        Могол тоже закурил и откинулся на спинку вращающегося кресла. Круглые глаза улыбались.
        - Да, брат, приходится иногда выступать публично, надо просвещать людишек. Не вечно им жить в темноте. Ты, наверное, вообразил, что я монстр какой-нибудь, уголовник с пушкой. Уверяю, это не так. И к той истории, которая с тобой приключилась, я не имею никакого отношения. Веришь мне?
        - Конечно, верю!
        - Ну-ну, не переигрывай... Я ведь не со всяким своим обидчиком так доверительно беседую. Оцени. Почему, спросишь? Да все очень просто. Навел о тебе справки, парень ты хороший, честный, талантливый. Более того скажу. Нам такие люди, как ты, позарез нужны. Надо же кому-то государство заново обустраивать. С накипью этой - урками всякими, мафиози, бандюгами - мы скоро покончим. Выжжем эту мразь каленым железом. Много они напакостили, но их время кончилось. Заодно прижмем всех этих вонючих политиканов, грошовых говорунов, которым кто заплатит, тот и батька. Спускают Родину с лотка, да все по дешевке, - вот что горько до слез. Понимаешь, о чем говорю?
        - Понимаю, - сказал я.
        - Вижу, что понимаешь. Потому и позвал. Затмение на тебя, Саша, нашло. Приди ты сразу ко мне, разве не поладили бы? Ну как тебя угораздило вляпаться в это дерьмо. Вы ведь, Саша, с этим твоим Гречаниновым, замахнулись на самое святое - на человеческую жизнь! На вот, погляди, что твой напарничек натворил.
        Фотографии, которые он мне передал, были довольно однообразные. На всех изображены трупы в разных позах, в разных ракурсах, кого как смерть повалила. Один покойник был интереснее других: мускулистый, обнаженный до пояса, видимо, снятый в морге, и это был сам Могол. Наискосок на бугристой груди четыре пулевых пятна. Понимая мое недоумение, Шота Иванович удрученно пояснил:
        - Ну да, это должен был быть я. Только чудо спасло.
        - Но как же?! Он же... то есть вы же...
        - Верный товарищ подменил. Чистая христианская душа.
        - Двойник? - догадался я.
        Шота Иванович кивнул.
        - Вот каких дров наломал твой кореш... Но это ладно, дело прошлое. Я одного не пойму, из-за чего весь сыр-бор разгорелся? Почему он такой злобный? Он что - маньяк?
        - Кто?
        - Ну этот, Гречанинов... Расскажи-ка мне о нем поподробнее. Кто он, откуда? Чего добивается?
        - Но как же?..
        Могол поднял кверху указательный палец:
        - Погоди, не спеши. Давай сперва проясним кое-что. Ты же видишь, как я к тебе отношусь. Да и Лерочка за тебя хлопочет... Так что выбирай. Кем бы тебе ни приходился этот человек, он преступник, убийца. Ни один суд его не помилует Встает вопрос: с какой стати ты должен расплачиваться за его грехи? Логично я рассуждаю?
        - Но...
        - Какое там "но". Ты же не дурак. Сдай его нам и гуляй на все четыре стороны. Более того, я предлагаю тебе свою дружбу, а это, поверь, чего-нибудь да стоит.
        В улыбке его круглые, выпуклые глаза наполовину прикрылись веками.
        - Кто знает, Сашок, может, еще породнимся. Дочурка точно на тебя глаз положила. Да я, признаюсь, и не против. Ты хоть бедняцкого сословия, но натура творческая, нестандартная. Правильный толчок тебе дать, далеко пойдешь... Но об этом после. Выкладывай, кто такой Гречанинов и где эта сука прячется?
        Я выложил все, что знал. Рассказал, как познакомились много лет назад, когда он меня нанял. Как потом иногда созванивались. Как обратился к нему за помощью, когда пришлось туго. Вот, пожалуй, и все. Последний раз его видел перед тем, как на эстакаде коварный пацаненок пальнул мне в морду из газовой пушки.
        Могол выслушал не перебивая. Смотрел пытливо, оценивающе. Взгляд налился мглой.
        - Ничего не упустил?
        - Кажется, нет.
        - Где у него запасная хаза?
        - Честное слово, не знаю.
        Надвинулся ближе, голубые зенки вдруг почти спрыгнули с лица.
        - Саша, чего ему надо? Почему хочет меня убить?
        Тут я замешкался, хотя лучше было, наверное, ответить сразу.
        - Здесь какая-то ошибка, - произнес уверенно. - Зачем ему вас убивать. Он хотел насчет меня договориться. Чтобы Четвертачок отвязался.
        Целую минуту Могол буравил меня взглядом, но я был чистосердечен, как никогда.
        - Что ж, - отвалился на кресло, вздохнув. - Придется поверить. От Четвертачка теперь правды не узнаешь. Совесть его замучила, повесился скот.
        - Это бывает, - заметил я глубокомысленно.
        - Ладно, пока отдыхай. Понадобишься скоро... Кстати, тебе-то как моя дочурка? По душе ли?
        - Что тут спрашивать, Шота Иванович. Я и мечтать не смею.
        - Ага... А эта девица кто тебе? Катя, кажется?
        Только одно веко у меня дрогнуло, и этим я до сих пор горжусь.
        - А-а, девочка по вызову. Стольник в час.
        Охранник длинным коридором отвел меня в противоположное крыло дома и там передал с рук на руки афганцу Витюне Кирюшину.
        Вскоре он принес обед на том же, что и утром, фаянсовом расписном подносе: бульон с яйцом, курица с тушеной капустой, хлеб. На запивку - жестянка "Туборга". Очень недурно.
        Наше взаимопонимание с Витюней крепло. Он покурил со мной, пока я ел.
        - С этой дамочкой будь поаккуратней, - посоветовал. - Если у тебя есть шанс выкарабкаться, она его отымет.
        - Не слепой, вижу... Как у вас тут на службе с дисциплинкой?
        Почесал литое плечо.
        - Об этом даже не заикайся. Днем вообще пустой номер, а ночью - доберманы на дворе и ток на заборе. Отсюда муха не вылетит. Ты, товарищ, надежно влип.
        Я не хотел заходить слишком далеко в расспросах, чтобы не смущать добродушного малого. Да и вряд ли без "жучка" в этой комнате обошлось. С другой стороны, не такая я важная шишка, чтобы водить на коротком поводке. Я им только и нужен, пока Гречанинов на воле. Но за ним придется погоняться, это не мышка-норушка. Могол держал меня "подсадкой", но не был уверен, что Гречанинов клюнет. Могол вообще не представлял, с кем столкнулся, и это его угнетало. У него аж губа отвисла, когда я сказал, что, по моему мнению, Гречанинов профессионал экстра-класса, из тех, которые в любом государстве наперечет, и уж точно обучался всем боевым наукам и знаком с секретами "макира хирума". Недоверчиво, с отвисшей губой Могол спросил, что такое "макира хирума", и я объяснил, что это искусство концентрации биополя, которое позволяет человеку, овладевшему им, управлять колоссальной энергией, заложенной в каждом из нас, но обыкновенно пропадающей втуне. Я сказал правду, но позже пожалел об этом.
        Витюня с одобрением наблюдал, как я расправляюсь с курицей, запивая ее холодным пивом.
        - Давно при хозяине? - спросил я.
        - Это неважно, - отмахнулся Витюня. - Но ты все же поимей в виду мои слова. На этой дамочке многие наши ребята прокололись. Иных уж нет, как говорится, а те далече. Поостерегись, товарищ, - взгляд его посмурнел. - Сам не пробовал, врать не буду, говорят, она такие штуки проделывает с парнями: живой останешься, все равно спятишь.
        - Что конкретно? - я изобразил испуг.
        Витюня наклонился, жарким шепотом выдохнул:
        - Да то конкретно! Говорят, прокусит вену - и ты ее раб навеки. Хоть узлом вяжи. Коляна Смагина зафрахтовала на ночку, и где он теперь?
        - Где же?
        - Где. На подхвате в пищеблоке посуду моет, помои выгребает. Ссытся под себя. Палец покажешь, хохочет. Богатырь был, куда мне! Теперь дохлятина, пальцем завалишь. Учти, за одну ночь!
        По Витюне было видно, что он сам не прочь пройти это роковое испытание, но похоже, Валерия держала его пока в резерве.
        После обеда неожиданно для себя я быстро уснул, точнее, впал в сонную одурь, как на курорте, и пребывал в ней до темноты. Меня никто не тревожил, в доме было на удивление тихо, лишь из-за двери доносились негромкие голоса, звуки шагов, да где-то далеко, может быть в Москве, беспрестанно звучала магнитофонная запись - любимые Колей Петровым "Любэ", надсадно-голосистая Маша Распутина, бедовая, неугомонная Алла... Изредка я просыпался со стойким ощущением, что горевать больше не о чем, и единственное, что немного смущало, было то, что в последней фазе жизни я остался без штанов. Но и эта досадная подробность воспринималась как забавное недоразумение, из-за которого не стоит переживать, потому что вряд ли мне предстояли пышные публичные похороны. Я переворачивался с боку на бок и снова засыпал.
        Смутные видения, сопровождавшие послеобеденный отдых, были безликими, вязкими, лишь один раз навестил меня сыночек Геночка, но и это сновидение было темным, путаным. Сынок привиделся в ту пору, когда ему было, кажется, лет десять и он выклянчивал велосипед "Аист", а я отказался купить, мотивируя отказ его хамским поведением и двойками в дневнике. Давно забылась та история, и велосипедов у Геночки в школьные годы перебывало два или три, но оказывается, старая обида по-прежнему торчала в его сердце, как заноза. Во сне он опять был ребенком, бесприютным и сирым, с зареванной мордашкой, и снова и снова умолял: "Папочка, родной, у всех есть велосипеды, у меня одного нету. Это же нечестно!" И снова, как встарь, я тупо втолковывал, изображая из себя педагога Ушинского: "Милый мой, велосипед еще надо заслужить. При твоем поведении жалею, что лыжи-то купили. Иди к матери, она добрая, она тебе и мотоцикл купит, но не я". - "Папочка! - изнывал сын. - Ты же знаешь, мама без тебя не посмеет. У нее и денег нет". Я был непреклонен, нес непроходимую воспитательную чушь, хотя и тогда, и теперь, во сне, мне было
так его жалко, хоть помирай.
        На этом отдых закончился, потому что подоспела Валерия. В растворенной двери мелькнул ее силуэт - и вот уже она скользнула ко мне под бочок. Захихикала, прижала к моей щеке холодную бутылку.
        - Соскучился, любимый?
        Я что-то промычал невразумительное, но почтительное.
        - Твоя девочка принесла тебе водочки. Хочешь?
        Мне было все равно, и из ее рук, из горла бутылки, в темноте отхлебнул вдоволь горькой отравы. Проскребло внутренности, как наждаком.
        - У меня к тебе просьба, Валерия.
        - Какая, любимый?
        - Достань штаны.
        Куснула, как комарик, за ухо острыми зубками.
        - Без штанов тебе больше идет, любимый.
        Я отодвинулся к стене.
        - Лера, помнишь, что обещала?
        - Конечно. Сейчас еще по глоточку, быстренько тебя оттрахаю, и пойдем. Как раз все в доме угомонятся.
        Как сказала, так и сделала - по утренней схеме. Потом недовольно пробурчала:
        - Хоть бы поблагодарил даму, которая тебя обслуживает. Какие все же у тебя манеры неучтивые. А ведь с читаешься культурным.
        Она густо дымила сигаретой. Настроение у нее было меланхоличное.
        - Что же получается, любимый, вроде я тебе навязываюсь?
        - Ну что ты! Я о таком счастье и не мечтал. Просто растерялся немного.
        - Ага, лежишь, как бревно, и ничему не радуешься.
        Я промолчал. Уже совсем стемнело, комната наполнилась бледным звездным светом. Тишина была необыкновенная, словно дом вымер. Каждое произнесенное слово прокалывало воздух, как нож консервную банку. Валерия подняла бутылку и с глухим бульканьем сделала два крупных глотка. Поставила бутылку на пол.
        - Нам не пора? - спросил я.
        - Еще разок не хочешь на дорожку?
        - Боюсь, не было бы перебора. Все-таки я после болезни.
        - Чем ты болел?
        - Чахотка, холера, тиф - все перенес на ногах. При этом - ежедневные побои.
        - То-то, гляжу, весь в бинтах. Господи, как мне нравится, что ты такой юморной, Сашенька, но секс - самое лучшее лекарство. Ото всего лечит.
        - Это, конечно, но сил-то нету. Давай сначала сходим, куда обещала? Только штанишки бы какие-нибудь... Принеси свои, а? У нас вроде один размер.
        Валерия горестно вздохнула:
        - Все-таки жалко Четвертачка. Пусть он подонок, пусть ссученный, зато какой был безотказный. А ты все-таки какой-то весь скользкий. Я же вижу, чего добиваешься.
        - Я и не скрываю. Надоело без штанов.
        Приподнялась на локте, и - удивительное явление природы! - глаза вспыхнули во мгле, как два фонарика.
        - А вообще жить не надоело, любимый?
        - Если позволишь, пожил бы немного.
        - Правильно сказал. Если позволю... Заруби себе на носу. Если позволю! Ты моя комнатная собачка, Сашенька. Захочу - покормлю, приласкаю. Захочу - в болоте утоплю. Холодно в болоте-то, поверь. Привяжут к кочке, и будешь сидеть, пока пиявки не высосут... Хочешь девку свою еще разок пощупать, пожалуйста, я не против. Только надо ли это тебе, подумай хорошенько?
        - В общем-то не надо, - согласился я. - Но раз уж собрались, чего передумывать.
        Легко соскользнула с кровати, мелькнула в проеме двери и исчезла. Но ее безумие осталось рядом со мной. Я пошарил рукой возле кровати и, чтобы загасить страх, отхлебнул из бутылки. Водка была не крепче воды.
        Не успел выкурить сигарету, Валерия вернулась. Зажгла свет и швырнула мне черные трикотажные шаровары. Я их поймал на лету. Штаны оказались впору, но на талии болтались. Пришлось вытянуть резинку и завязать узлом.
        - Знаешь, за что тебя бабы любят? - серьезно спросила Валерия.
        - За что?
        - Потому что ты ужасно смешной. Еще смешнее, чем Четвертачок.
        Следом за ней я вышел из комнаты. В коридоре на стуле сидел круглоликий мужчина лет тридцати и читал книжку. Подменили Витюню, а жаль. На меня он взглянул безразлично, будто стерег кого-то другого. Но у Валерии поинтересовался:
        - Надолго забираешь?
        - На полчасика, не больше.
        - Не подведи, козочка. Патрон сегодня не в духе.
        Валерия по-родственному растрепала его волосы:
        - Когда я тебя подводила, дурашка?!
        - Так одного раза достанет.
        Я хотел было полюбопытствовать, что он читает: книга в казенной обложке и толстая, как справочник акушера, но девушка увлекла за собой. Дошли до конца коридора, причудливо освещенного замаскированными в стенах лампочками, начали спускаться по винтовой лестнице, и тут, на одном из переходов, обнаружилась узкая дверь, которую, будь я один, нипочем не заметил бы. Эту дверь Валерия отперла длинным, как шило, ключом, и мы очутились на крохотной площадке внутри забранного звукоизоляционным материалом шахтного пенала. Прямо перед нами кабинка лифта с открытым овальным входом, подвешенная на золотистых металлических тросах, - этакий уютный раскачивающийся гробик с обитыми бархатом стенами. Мне эта ненадежная игрушка была хорошо знакома, она прибыла к нам из Турции, и всякий уважающий себя казнокрад почитал делом чести установить ее в загородном доме, наравне с голубым пневмоклозетом.
        На лифте спускались долго и какими-то неровными толчками, отчего у меня возникло подозрение, что наша конечная цель - пробиться к земному ядру. Валерия, прижимая к коленям ядовитого цвета дамскую сумочку, посетовала:
        - Вполне могли бы успеть.
        - Ты удивишься, - сказал я, - но я тоже об этом подумал.
        Лифт опустил нас в подземный туннель с бетонированными стенами и с массивным блочным потолком, который по замыслу строителей должен был выдержать прямое ядерное попадание. Освещался туннель примитивными люминесцентными лампами и противоположным от лифта концом уходил в бесконечность. Редкие железные двери в этом мрачном помещении, снабженные массивными наружными засовами, с каменными фигурными козырьками, выглядели как гости из средневековых подземелий. Что-то в этом роде, но, разумеется, в более изысканном варианте мы с моими друзьями совсем недавно планировали соорудить для слинявшего за границу миллионера Гаспаряна.
        Одна дверь, шагах в десяти от лифта, была наособинку. Обыкновенная, обитая кожзаменителем и с тюремным глазком, над которым нависла черная резиновая шапочка. Валерия подвела меня прямо к ней. Многозначительно прижала палец к губам, призывая не шуметь, хотя я и без того был тише травы. Более того, я уже не помнил, когда в последний раз шумел.
        Она подняла шапочку над глазком и прильнула к нему, соблазнительно изогнув спину. На душе у меня было тревожно, потому что она явно затевала какую-то большую пакость. Так и оказалось. Со словами: "Ну что ж, любимый, ты этого хотел!" уступила мне место у глазка. Я заглянул внутрь.
        То, что увидел, было похоже на сцену из дурного голливудского боевика, одного из тех, которые выпекались в гаком количестве на этой "фабрике грез", что ими оказались захватаны, запачканы мозги доброй половины человечества. Ощущение ирреальности происходящего усиливал зыбкий оптический ракурс, открывающийся через глазок. Комната возникла почти целиком, с конусообразными (обман зрения), ярко выбеленными стенами, с двумя высокими, на ножках с колесиками, столами, заваленными блестящими инструментами, и с черным топчаном посередине, наподобие тех, на которые укладывают трупы в морге. На топчане лежала Катя. Мне было видно ее лицо, искаженное светлой мукой. Двое мужчин в серых прорезиненных мясницких робах, один из которых стоял спиной, а другой - боком, производили над ней какие-то манипуляции. Тот, который стоял боком, придерживал Катю за плечи и плотоядно ухмылялся, второй склонился над ее животом и загораживал мне обзор. Сцена прокрутилась в абсолютной тишине, видимо, толстые стены скрадывали любой звук.
        - Открой! - попросил я Валерию. Ее лицо исказила гримаса сладострастного любопытства.
        - Открою, и что сделаешь?
        - Пожалуйста!
        Валерия, не сводя с меня жадных глаз, достала из сумочки серый пистолет и протянула мне. Я принял его с благоговением. Все чувства мои дремали. Валерия нажала небольшую кнопку сбоку от двери, которую я не заметил, и сразу прямо над нашими головами из динамика раздался настороженный голос:
        - Кто это?!
        - Это я - Валерия, - прощебетала девушка. - Открой, Михалыч!
        - Хозяин прислал?
        - Нет, к тебе на свидание пришла.
        Дверь отворилась. В проеме стоял мужчина с хмурым лицом и с растопыренными, как после мытья, руками. Пальцы у него были в крови. Я выстрелил ему в грудь два раза подряд, почувствовав тугую отдачу. Оттолкнул и бросился в комнату. Второй мужчина скакнул от топчана в угол. Поднял вверх руки. Губы его шевелились, он что-то кричал, но слов я не разобрал. Что-то вроде детского: уа-уа-уа!
        Я получше прицелился в разинутую рожу и нажимал курок до тех пор, пока в пистолете оставались заряды. Прорезиненный человек с раскуроченным черепом, на котором уже не осталось лица, падал на пол так долго, будто преодолевал сопротивление земли. Я взглянул на Катю. Ее глаза поплыли навстречу, исполненные смутной надеждой. Она звала меня. Я хотел подойти, но не успел. Кто-то сзади крепко припечатал мой затылок, и, утешенный, я вырубился из всех этих страшных игр.
        Часть четвертая
        ПЛАТА ПО СЧЕТУ
        ГЛАВА 1
        Время подперло веселое, каждому придется рано или поздно делать выбор: оказать сопротивление или превратиться в сучонка. Убей или тебя убьют. Не в прямом, так в переносном смысле. Первой, как водится, оскотинилась творческая интеллигенция. Привыкшая загребать жар чужими руками, на карачках приползла в Бетховенский зал, слезно умоляя: раздави гадину, Борик, иначе нам всем хана! Писатели, актеры, музыканты - любимцы нации. По телевизору показывали отрывки апокалипсической встречи - незабываемое зрелище. Потом, говорят, особо удостоенные проникли к Верховному на дачу, уже с какими-то готовыми списками в руках. Реально им ничто не угрожало, на всякий случай перестраховывались. История дураков ничему не учит. Когда лет десять назад читал блистательного Оруэлла, думал: это все-таки вымысел, такого не может быть, слишком изощренно. Тем более не может быть у нас, где гениальный Коба, кажется, на столетия вперед подытожил великий эксперимент по принудительному вхождению нации в земной рай. Оказалось, еще как может, и именно у нас, вдобавок в каком-то особо гнусном, тухлом политико-блатном варианте. Какие
монстры поперли наверх из партийных и уголовных отстойников, какие злобные, пещерные начались жертвоприношения - э, да что теперь сокрушаться...
        Григорий Донатович мог бы мною, полагаю, гордиться: два трупа на счету - и никакой достоевщины. Пристрелил озорников, как мышей, схлопотал сзади по кумполу - и очухался в знакомой комнате, в знакомой постели, под коричневым пледом. Рядом все та же простушка Валерия. Лик ангельский.
        - Ты герой, Саша! Истинный герой. Теперь я тебя еще больше люблю.
        Чересчур яркий свет бил в лицо. Глаза болели.
        - Будешь завтракать? Я сама приготовлю. Хочешь яичницу? У меня яичница лучше всего получается. Или сразу выпьешь водочки? Натощак полезно.
        У меня пока не было желания с ней разговаривать. Я бы и просыпаться не стал, да с природой не поспоришь. День, ночь, сон, явь - так и идет чередой, пока цепочка не оборвется, как у садиста в подвале. Крепкий все-таки был зверюга, сколько пуль всадил, а он все не падал. Кровищи напрудил целую лужу. Валерия продолжала восторженно щебетать, подбираясь поближе, и на лице ее появилось задумчивое выражение, которое не сулило мне ничего нового.
        Я прервал ее строгим вопросом:
        - Где Катя? Что с ней сделали?
        - Господи, да ты прямо зациклился на этой девке! - Валерия всплеснула руками. - Что же у нее есть такое, чего у меня нету? Может, гнездышко поперек?
        Я зацепил с тумбочки сигарету, закурил.
        - Вот что, Валерия. Выслушай меня внимательно. Со мной вытворяй что хочешь, но Катю не трогай.
        - Ой!
        - Что - ой?
        - Значит, ты меня обманывал.
        - В каком смысле?
        - Значит, тебе эта девка дороже, чем я?
        Как с ней разговаривать, я не знал, а убить ее до кучи к тем двум - не мог.
        - Лера, скажи честно, ты нормальная?
        - Конечно, любимый. Но ты просишь о невозможном. С какой стати я буду заботиться о сопернице? Я обещала, что буду хорошей женой, но измены не потерплю. Не надейся. Я не святая. Я очень ревнивая. Поклянись, что между вами ничего не было.
        Подыгрывать в ее гнусной игре, замешанной на крови, было невыносимо, но иного выхода не было. Почему-то я больше не сомневался, что Катина жизнь, как, возможно, и моя, полностью зависят от настроения чумовой девицы. Сказать по правде, я испытывал довольно сложные чувства. Ненависти к ней не было в моем сердце. Ее натурой была злая дурь, но она была глубоко несчастной, хотя и не догадывалась об этом. Всемогущий творец посмеялся над ней, уродив для роковых забав, для которых этот мир мало приспособлен. Недалек тот час, когда ей придется в этом убедиться. Я отлично понимал, почему с таким остервенением оберегает ее Могол. Уж ему ли было не знать, что этот роскошный цветок, взращенный на помойке, без его опеки не перезимует и дня.
        - Любимый, ты готов? - спросила она, не дождавшись клятв.
        - К чему?
        - Как к чему? - Недоумение ее было забавно, как и все, что она делала, - К исполнению супружеских обязанностей, к чему же еще.
        - Лерочка! - взмолился я. - Ну зачем я тебе, ну зачем? У тебя же столько мужиков на выбор.
        Вдруг она пригорюнилась, ясные очи затуманились.
        - Ты не веришь, да? Думаешь, я вздорная, порченая? Думаешь, у меня только одно на уме, да? Хочешь докажу, что не так?
        - Докажи.
        - Сама не знаю, что со мной. Я на тебе заторчала, Сашенька. Ты такой смешной! Так улыбаешься хорошо, губки кривишь. У меня таких мальчиков не было, честное слово. Не хочу, чтобы ты о ней думал... Она сквернал, капризная. Она тебя не стоит. Честная давалка - и больше ничего. Да с ней через неделю от скуки сдохнешь. А я тебе ребеночка могу родить. Такого маленького-маленького пупсика. Ведь хочешь такого, да?
        - Что с Катей, скажи?
        - Да что с ней может быть, с кобылой двуногой? Каплю кровишки спустили, чтобы тебя попутать.
        - Меня попугать?
        - Ну да. Папочке чего-то от тебя нужно, вот он тебя и доводит. Называется психологическая обработка. Он тебя на этой девке подловил, а ты не догадался, глупыш.
        - Значит, все было подстроено?
        - Конечно, подстроено. Теперь папочка знает, как тебе девка дорога. Увы, я тоже знаю.
        Слишком все это было похоже на правду, чтобы я усомнился. С робкой надеждой уточнил:
        - Значит, и с этими, которые ее мучили, тоже подстроено?
        - Конечно, подстроено. Но замочил ты их по-настоящему. Сделал таких хорошеньких двух жмуриков. И пальчики оставил на пушке. Храни тебя Бог, мой любимый! Теперь ты весь в папочкиной власти. Но я тебя спасу.
        Валерия уже далеко зашла в приготовлениях. Никто не мог сбить ее с толку, ни Бог, ни царь и не герой. И уж разумеется, не я.
        - Поласкай меня.
        - Я не умею.
        - Научишься, милый. У нас все впереди. Пообещай, что останешься со мной, если выпущу девку на волю.
        - А ты можешь?
        - Конечно. Папочке все равно, что с ней будет. Он мне ее вчера подарил.
        Со мной происходило такое, что напоминало о далеком историческом прошлом, когда человек еще был, видимо, моллюском и прятался от крупных хищников на дне океана. Но сохраняя остатки разума, слова я находил верные, проникновенные. Лерочка, говорил я, для меня твой мир, как чащоба лесная, в нем холодно, жутко, уныло, я в нем заблудился и не могу найти дороги обратно, туда, где было когда-то светло, просторно и хорошо. Там, на равнине, не в лесу, жили люди, не волки. У них были мирные обычаи, к которым я привык. К вашим законам я все равно не привыкну, потому что их не принимает моя душа. Я не способен жить насилием, ложью и фарисейством. Но если хочешь, сказал я ей, я выполню твой мимолетный каприз: останусь с тобой и буду крепко любить тебя, хотя не совсем понимаю, что ты имеешь в виду, произнося это слово. Но, пожалуйста, спаси Катю! Она беззащитна, как кролик, и тоже давно заблудилась; но если она погибнет, то вина будет на мне и этого я не перенесу. Я давно не говорил так складно и горячо, и Валерия заслушалась, доверчиво склонив головку набок.
        - Как интересно, - произнесла мечтательно, - Какой ты нежный, Саша! Мне кажется, все, что ты говоришь, я когда-то читала. Только не помню, в какой книжке. Ты сам все это придумал?
        После этого все с тем же растроганным, мечтательным выражением лица она довела до успешного конца любовный замысел, используя меня в качестве механического тренажера.
        Мы покурили, лежа рядом, как голубь с голубкой, и она, натянув юбчонку, убежала, пообещав вскорости вернуться с завтраком.
        - Водочки тоже принесу, - посулила на прощание, - Гебе надо поскорее выпить. А то ты стал какой-то не совсем твердый.
        Водочки я не дождался, потому что пришел абрек и объявил, что хозяин ждет.
        Во вчерашнем кабинете Могол встретил меня задушевно. Поднялся навстречу, подвел к журнальному столику, усадил, угостил сигаретой, сам поднес зажигалку. В выпученных голубых зеницах соболезнование.
        - Не ожидал, братишка Саня! Ну ты тигр! Это надо же - двойное убийство. Понимаю - горячка, любовное затмение, но ты же интеллигентный человек. Это же чистое варварство. Как ты решился? В голове не укладывается. Я навел справки, родители у тебя нормальные люди, сумасшедших в роду нет. Необъяснимо! Что же теперь делать? Сам-то что думаешь?
        С первой встречи я приметил в Моголе одну особенность: он был разумен. Он был настолько разумен, что вполне овладел ролью сердобольного человека, утомленного заботами о благополучии близких и эта роль доставляла ему удовольствие. Выдавал Шоту Ивановича изредка вспыхивающий в глазах яркий кошачий блеск. Его не удавалось скрыть. Нервическая шальная натура проявлялась еще в том, как он схватывал иногда первый подвернувшийся под руку предмет - зажигалку, карандаш, угол стола - и резко сжимал узловатой клешней - спускал излишек дурной энергии.
        Не зная, что ответить, я пожал плечами, скромно опустив глаза.
        - Понятно... Я-то тебя, Саша, не осуждаю, сам был молодой. Когда на твоих глазах любимую женщину-Валерия сказала, ты сильно выпивши был. Это правда?
        - Немного кирнул.
        - Спьяну, значит, померещилась чертовщина. Парней, конечно, по-человечески жалко, ничего худого за ними не водилось. Исполнительные, работящие, у обоих семьи остались. Да, брат, не всякое преступление можно оправдать. И честно скажу, со всеми моими связями трудно будет тебя вытащить. Кстати, откуда у тебя пушка взялась?
        - В трусах прятал.
        Могол не улыбнулся:
        - Да, шуточки... Опять же при моем общественном положении... Ну что я скажу в твою защиту?.. Дескать, пьян был, погорячился, впал в помрачение... А ты, скажут, Шота Иванович, куда смотрел? Приютил бандита в доме, в женихах держал. Как мне после этого люди станут доверять? Ты об этом подумал?
        - Об этом не подумал, извините.
        Шота Иванович свел голубые зенки почти к переносице и таким образом меня как бы сфотографировал.
        - То-то и оно, что за вас за всех приходится одному думать. Ты хоть понимаешь, что не меньше десятирика заработал?
        Я нагнулся, чтобы почесать отекшую икру, и Могол в испуге отпрянул. Блестяще было сыграно, браво!
        - Шота Иванович, - произнес я уныло. - Я же на все согласен, ни от чего не отпираюсь. Вы только скажите, что мне сделать?
        Могол посуровел, видно, ненароком я подал не ту реплику.
        - И что это на тебе за рубашка? - спросил, брезгливо кривя губы. - Это что, мода теперь такая?
        - Это не рубашка, бинты. Рубашки у меня нету.
        Поднялся - тучный, легкий в движениях, - сходил к столу, достал что-то из ящика, принес - запечатанная пачка пятидесятитысячных купюр.
        - На, возьми... Попроси Леру, пусть пошлет кого-нибудь в магазин. Ну срам же это - в бинтах щеголять. Совсем ты, Саша, опустился. Я еще вчера заметил, какой-то ты неопрятный.
        - Можно идти?
        - Чего ж не спросишь про свою даму, из-за которой злодеяние совершил?
        - Как она, Шота Иванович? Здорова ли?
        К мудрой озабоченности на круглом лице добавилась гримаска печали.
        - Эх, брат, плохо мы заботимся о своих женщинах. Была здорова, была. Вполне была здорова, пока не увидела, как ты с живыми людьми расправляешься. Нервишки-то и сдали. Сомлела. Я понимаю, девичье сердечко жалостливое. Плачет теперь навзрыд и даже как бы в слезах путается. Речь бессвязная. О тебе поминутно спрашивает. На волю просится. А как я ее отпущу, коли там отчаянный маньяк бродит? Другован твой.
        Как и расписано было по его сценарию, я удивился заполошно:
        - Помилуйте, Шота Иванович! Ему-то она зачем?
        Пахан сцепил узловатые клешни так, что обе хрустнули.
        - Вот и видно, что в инкубаторе рос. Жизни не нюхал. Преступная натура, брат, это не то, что, как ты, покосил хлопчиков для собственного удовольствия, - это целая философия. Жаль, что вы, молодые, нынче себе на уме, старших не слушаете. Преступная натура, как ржа, все вокруг разъедает. Ты думаешь, по собственной воле схватил пистоль да начал палить по людям, как по консервным банкам? Заблуждаешься, Саша! Это он тебя вел, твой кореш-маньяк. От него ты злодейской отравы надышался и незаметно повернулся в бандитскую веру. Вспомни, разве папенька с маменькой учили тебя человеков убивать? А теперь он, кореш твой поганый, сидит в ухороне, водку жрет с блядями да над тобой, дураком, подсмеивается... Ты спросил, зачем ему девица? А зачем дьявол невинную душу губит? Да просто так, именно по натуре своей преступной. И обычай у него такой, коли вцепился, нипочем не отпустит, пока зубы целы. Иначе ему самолюбие не позволит. Иначе он будет обыкновенным человеком, как мы с тобой, а он таким быть не желает. Преступная натура стремится к абсолютной власти и питается человечинкой, как котенок молочком. Улавливаешь
мою мысль?
        - Не совсем, - признался я, страшась глядеть в его глаза, натекшие вдруг золотистыми кровяными прожилками.
        - Ладно, не понимаешь, не надо, - сказал устало. - Поверь на слово. Надобно твоего кореша-маньяка из норы выковырнуть и отправить туда, где ему положено находиться, - в тюрьму. До тех пор никому из нас покоя не будет. А девочку твою жальче всех. Как тростиночка, дрожит и рыдает. Пожалей ее, брат!
        - Да я разве против? Но я же не знаю, где он.
        - Так ты вчера говорил. К этому возвращаться не будем. Не знаешь и не знаешь, твое личное дело. Но поймать его - помоги.
        - Да как, как?!
        Хитро, беспощадно сверкнул его взгляд.
        - Весточку ему подай.
        - Куда, Шота Иванович? На деревню дедушке?
        - Подумай, хорошенько подумай. С твоей головой не может быть, чтоб не придумал. Денька два у нас есть в запасе. Но не больше. Потом уеду на неделю. Государственные дела. Предвыборная кампания. Девушку на кого оставим? Если честно, такие здесь ухари, я им сам никому не доверяю. Ну ухлопал ты двоих, а знаешь их сколько? Вот сейчас покажу одного...
        Опять поднялся, шагнул к столу, нажал на какую-то кнопку - и сей миг в комнату вкатилось чудовище. Я не преувеличиваю, нет, если бы! Детина роста двухметрового, с руками ниже колен, с опущенными, как у гориллы, плечами, с черной шерстью из-под ворота распахнутой рубахи. А рожа! Лба нет, малюсенькие бедовые глазки, точно два красноватых буравчика, расплюснутый, с вывернутыми ноздрями носище и улыбающаяся пасть, полная золотых коронок. Существо, конечно, необыкновенное, и не столько страшное, сколько омерзительное, наводящее не страх, а жуть. От него комната враз наполнилась каким-то едким звериным запахом.
        Упулил глазки на Шоту Ивановича.
        - Звали, хозяин? - сказал, как рыгнул.
        Могол разглядывал его с веселым недоумением, будто залюбовался неопознанным объектом.
        - Звал, Ванечка. Вот гостю тебя хотел показать.
        Чудовище покосилось на меня, шире заулыбалось, что-то гукнуло приветливое, и я почувствовал, как по позвоночнику скользнул холодок.
        - Ну что, Ванечка, - шутливо продолжал Шота Иванович. - Открой нам, будь любезен, чего тебе больше всего на свете хочется?
        - Девочку! - рыгнул Ванечка и счастливо заухал. Белые ошметки посыпались с губ.
        - Ну-ну, не распаляйся зря... Ступай пока. Будешь умницей, привезу девочку.
        Голова чудовища поникла, спина сгорбилась, игривые глазки потухли, пятясь, выбрался за дверь и тихо ее прикрыл.
        - Видал? - похвалился Могол. - Преданный, но неуправляемый. Меня одного слушается, да и то не всегда. Думаешь, кто такой?
        - Обезьяна?
        - Возможно, возможно. Тебе виднее. Друзья подарили, геологи. Где-то в тайге отловили.
        - Зачем он вам, Шота Иванович?
        - Вынужден держать, вынужден! Против таких, как твой кореш-маньяк, ему цены нет. Какие там восточные приемчики! Чутье лисье, силища медвежья. Испытанный боец. Одно плохо: на женский пол чересчур падок. Чуток не доглядишь, ужасные беды творит. Что ж, Саша, думай, думай, как кореша выманить. Сутки у тебя точно есть в запасе.
        Психологический удар, который он нанес, был так чувствителен, что, поднимаясь со стула, я неловко покачнулся, и Могол протянул дружескую руку, чтобы меня поддержать.
        - Да что ты, так-то уж не робей. Пока я здесь, Ванечка безопасен.
        У себя в комнате, улегшись на постель, я еще долго не мог избавиться от кошмарного видения: волосатый монстр, улыбающийся своим тайным прихотливым мыслям. Я по-прежнему верил, что Гречанинов нас вызволит, отследит: пока он живой, еще ничего не потеряно, но времени у него, судя по всему, оставалось в обрез.
        ГЛАВА 2
        Однажды в молодости я поранил ногу на рыбалке. Полез в воду отцеплять крючок и чем-то прошил ступню, скорее всего осколком стекла. Такая аккуратная треугольная получилась дырочка. Особого внимания, естественно, не обратил, выдавил кровь, приложил подорожник и забыл. Но к вечеру ранка начала нарывать, видно, попала какая-то гадость. На другой день пошел в, баню, попарился как следует, похлестался веником, после баньки, как водится, накушались с дружками. Утром проснулся, уже вместо ранки голубоватый волдырь. И чувствую, познабливает. Померил температуру - тридцать семь с половиной. На работу идти не могу - охромел. Дня три мама лечила домашними средствами: припарки, столетник, пластырь, антибиотики и прочее, к чему я по собственному разумению добавлял много водки внутрь. Кажется, мертвец бы поднялся, но нога все хуже. Короче, к концу недели очутился в больнице - температура сорок, ступня синяя и простреливает до брюха. Врачи засуетились - тогда они заботливые были, не делали разницы между бизнесменами и быдлом, - переливания крови, чудовищные дозы пенициллина, но я все равно приготовился помирать.
После двух-трех дней горячки, когда я отупел настолько, что не отличал медсестру от клизмы, я вдруг впал в блаженное просветление. Боль отступила, температура зафиксировалась на мертвой точке где-то после сорока одного градуса и стала как бы нормальной, и все концы и начала земной жизни сошлись в яркой, огненной точке в мозгу. Мне было так покойно, как после уже не было никогда. Отчетливо сознавая, что дни мои сочтены, я радовался, как ребенок празднику. Очертания предметов, как и воздух в палате, сделались выпуклыми, тугими, зримыми, а лица людей, кто бы ни склонялся надо мной, родными, незабвенными. Явь перепуталась с небытием, и то, что вчера казалось важным, значительным - мысли, слова, - вызывало во мне приступы истерического смеха. Я лишь недоумевал, почему веселюсь один, а у собеседников унылые, постные лица, будто им предстоит помирать, а не мне. Смерть, подступившая близко, отнюдь не казалась ужасной, напротив, манила неведомыми чудесами, нежданными обретениями в той стране, куда я готовился уплыть. Бояться смерти так же смешно, как, допустим, шарахаться от собственной тени, и мне было
обидно, что окружающие не разделяют и, видимо, не могут разделить моих чувств, моего прозрения, продолжая надоедать уже совершенно ненужными, нелепыми медицинскими манипуляциями. Особенно меня забавляло, с какими насупленными лицами, точно о конце света, они спорят о том, ампутировать мне ногу или еще денек погодить. Нечто подобное тому состоянию испытывал я и теперь...
        Обед принес афганец Витюня Кирюшин. Пока мы не виделись, его симпатия ко мне окрепла, но выглядел он озадаченным. Молча расставил на тумбочке тарелки: борщ, отбивная с картошкой, пиво, хлеб.
        - Откармливают, - сказал я. - Добрый каннибальский обычай.
        Слова "каннибальский" он не понял, насторожился:
        - Ты про что?
        - Готовят на убой.
        Поглядел сочувственно:
        - Похоже на то. Хозяин рвет и мечет. Чего-то ты ему сильно напортачил.
        - Не больше, чем он мне.
        - Ну, тут нам равняться не приходится. Ты бы повинился, если в чем виноват.
        - Ага, виноват. Вовремя не удавился.
        - Слыхал, они твою бабу поймали?
        - Поймали, - признал я. - И мучают.
        - Да, дела... - подвинул мне под локоть тарелку с отбивной. - Да ты кушай, кушай. Мясцо свежее. Позавчера свинку завалили.
        Я и кушал за двоих, а простодушный афганец грустно глядел мне в рот. На его загорелом лице боролись противоречивые чувства. Видно было, что сочувствовал и готов был помочь, но не знал как. Налил себе и мне пива, выпил, задымил.
        - Я тоже ихние дела не все одобряю. Но жить-то надо, верно? Вот и нанялся. Ничего, служу пока. А завтра, возможно, плюну. Но это тоже не так легко, сам понимаешь.
        - Вить, может, вечерком, попозже, отпустишь в подвал? С невестой повидаться.
        Не на шутку задумался, как на экзамене.
        - Я бы, пожалуй, рискнул, но тебе не советую.
        - Почему?
        - Это тебе кажется, что дом пустой. В нем сотня щелок, и в каждой глаза. Зачем зря задницу подставлять.
        - Я же вчера ходил - и ничего, обошлось.
        Удивился моей наивности:
        - Ты не сам ходил, тебя Лерка водила. Совсем другой расклад. Лучше я потихоньку об твоей подружке справки наведу. Как она, где. Хотя и это чревато, сам понимаешь.
        - Витя, я ведь не был в Афгане. Обманул тебя.
        Мудро улыбнулся, блеснули сахарные зубы.
        - Да я сразу допер.
        - Почему же ты?..
        - Почему сочувствую? Держишься весело, уважительно. Не похож на этих сучар. У меня к ним свои претензии.
        - Спасибо, Витя.
        - На здоровье, Саня.
        Ближе к вечеру подоспела Валерия, пахнущая ванной и французскими духами, в каком-то умопомрачительно пестром наряде: то ли кимоно, то ли сарафан, но спина голая и коленки сверкают.
        Я показал ей деньги и передал распоряжение Шоты Ивановича: велел, дескать, немедленно купить костюм, потому что собирается со мной вместе фотографироваться для семейного альбома. Девица захихикала, цапнула деньги в кулачок и удрала. Через час вернулась с покупками. Все в нарядных упаковках, новехонькое - джинсы, светлый блейзер, роскошные штатовские мокасины на толстой подошве. Примерка пошла ходко. Первым делом Валерия определила, что свалявшиеся грязные бинты не идут к обновкам. Через дверь кликнула Витюне, чтобы привел какого-то Хоттабыча. Через пять минут появился Хоттабыч - худой белоголовый замухрышка в засаленном белом халате и домашних шлепанцах. Где-то, видно, рядом у них был медпункт. Из медицинского саквояжа с голубым крестом Хоттабыч извлек все необходимое для перевязки. Действовал со сноровкой, и за все время, что пробыл в комнате, не проронил ни единого слова. В глаза мне тоже не посмотрел ни разу, словно опасался увидеть что-то недозволенное. Зато Валерия веселилась вовсю: давала глупые советы, вроде того, чтобы на всякий случай поставил мне клистирчик; потом обнаружила у меня на
плече какую-то сыпь и трагически потребовала у доктора, чтобы тот установил, не венерического ли она происхождения. Хоттабыч не обращал на нее ни малейшего внимания и сделал такую тугую, удобную "восьмерку", какую и в больнице не делали. Заодно выстриг и обработал новую, только вчера полученную рану на затылке.
        - Спасибо, доктор, - сказал я. - У вас золотые руки.
        Молча кивнул и удалился, оставив после себя запах йода и крепкого коньячного перегара.
        Джинсы оказались впору, ботинки велики на два размера, зато блейзер обтянул туловище, как резиновая перчатка.
        - Красавец, - оценила Валерия. - Еще смешней, чем был. Ну давай, теперь быстренько раздевайся.
        - Зачем?
        - Да ты что, Саш, не видишь? Я вся взопрела. Или хочешь в одежде попробовать? Нет, я люблю безо всего.
        Чтобы подать пример, ловко выпрыгнула из своего кимоно-сарафана и осталась такой, какой мать родила - голенькой, прелестной, грациозной и неутомимой. Карие очи заволокло желанием. Кокетливо потянулась ручонками:
        - Любимый, ну что же ты! Девочка готова.
        ...Она, как обычно, осталась не совсем довольна.
        - Все-таки ты чересчур деликатный, - попеняла, поднося зажигалку к моей сигарете. - Немножко надо быть погрубее. Жаль, Четвертачок повесился, он бы тебе дал пару уроков.
        - Валерия, дорогая, - сказал я как можно безразличнее. - Отведи меня к Кате.
        Вытаращила глаза, еще чуть затуманенные.
        - Ну ты даешь! Мы же вчера ходили, и чем кончилось?.. Двое жмуриков - и больше ничего.
        Переубедить я ее не успел: пришел давешний абрек и передал приказ Могола: немедленно явиться. Когда проходили мимо Витюни, тот почему-то отвернулся. Я решил, для конспирации. Абрек, который меня вел, был безликий и безымянный. То есть лицо у него, конечно, было, но из тех редких лиц, по которым хочется без предупреждения вмазать кирпичом. На этот раз он повел меня не по коридору, а сразу взял направо: по боковой лестнице (сколько же тут лестниц?) спустились вниз, миновали два лестничных перехода и очутились в небольшом помещении без окон, заставленном книжными стеллажами. Мебели никакой - единственный колченогий железный стул в углу. Конвойный ткнул в него пальцем:
        - Сядь, жди!
        Вскоре в другую дверь и даже не в дверь, а как бы в узкое пространство между стеллажами вошел Шота Иванович. Ничего хорошего я не ожидал от экстренного вызова, но по лицу хозяина понял, что он подготовил какой-то особенный сюрприз. Оно было таким, точно Шота Иванович только что выпил стакан хины. Я поднялся навстречу. Абрек держался сбоку.
        - Крепись, Саша, брат! - произнес Могол. - Новость неприятная. Батя твой загнулся.
        - Что?!
        - Да вот так, милый. Помнишь, как у поэта: предполагаем жить, и глядь, как раз помрем?
        - Вы его убили? - догадался я.
        Могол сморщился, сузив печальные глаза:
        - Зачем же так! Если кто виноват, так только ты. Ты же не говоришь, где маньяк. Ну, я подумал, может, батя твой в курсе. Дело-то срочное. Послал гонца, но получилась накладка. Не успели его толком расспросить, как он дуба дал. Врачи говорят: тромб. Может, у него сердечко пошаливало?
        Что-то зеленоватое, как мох, застлало глаза, и через эту зелень я бросился на Могола, норовя вцепиться в горло; но сбоку абрек подставил ногу, и я с разлету ткнулся мордой в пол. Абрек перевернул меня на спину и поставил ногу на грудь. Нога была тяжелая, как колода. Могол продолжал разговор как ни в чем не бывало, но теперь его слова доносились сверху, точно из репродуктора:
        - Поверь, Саня, брат, вполне разделяю твое горе. У тебя, говорят, и матушка не совсем здорова? Я сам, Саня, сиротой вырос, ох как это горько! Никто не приголубит, не приветит, сопли не утрет. Но надо крепиться. Несчастный случай. Все под Богом ходим. А все зло от убийц-маньяков, как твой кореш. У них же ничего святого нет за душой. Ломай, круши, бей!.. Батя твой перед смертью все какой-то гараж поминал. Ты что же, ему гараж обещал справить? Бедный старик! Два метра на полтора - вот тебе и весь гараж... Ладно, брат, пойду, а ты думай, думай крепче. Времени осталось с гулькин нос... Рашидик, проводи гостя да шибко не обижай. У него вон какое несчастье, поневоле оборзеешь.
        Когда он вышел, Рашидик, гнусно улыбаясь, сместил ногу ближе к моей шее и носком ботинка резко надавил на кадык. Я захрипел, завертелся ужом. Скотина давил и давил, с малыми промежутками, давая глотнуть воздуху. Наконец, каким-то чудом мне удалось перевалиться набок, и вдогонку я получил два мощных пинка в спину, по почкам. Один стеллаж обрушился на меня. Заваленный книгами, я чуток отдышался.
        - Вылезай, сверчок! Ишь, спрятался, - Рашидик за ногу вытянул меня из-под книг. - Вставай, дерьмо!
        Кое-как я поднялся, сначала на четвереньки, потом в полный рост. Во мне не осталось никаких чувств: ни горя, ни гнева, ни страха - только оторопь перед человекообразным существом с пустыми, как у козы, глазами. Почему оно так разъярилось?
        - Учись, - процедил Рашидик. - Самый лучший прием. Называется "картулат шемцвари".
        Прием заключался в том, что костяшками обоих кулаков он с широкого размаха навесил мне плюху на уши. Это было очень больно. Я упал на колени, оглохший и с блевотиной во рту. Комната пустилась в пляс. Рашидик, тоже забавно пританцовывая, прошелся передо мной и, повернувшись боком, нанес удар пяткой в солнечное сплетение. В животе как будто лопнул стеклянный пузырек. Так бы и лежал на полу, не вставая. Торопиться все равно было некуда.
        Рашидик, пару раз встряхнув за шкирку, поставил меня на ноги. Жирные губы в пене.
        - Мешок с дерьмом, - прошипел в лицо. - А туда же. Добрых людей тревожишь.
        - Еще будешь бить? - спросил я.
        - Убивать буду, гнида! Но позже. Не сейчас. Ночью.
        Как поднимались по лестнице - не помню, но в коридоре меня принял с рук на руки Витюня-афганец и помог доковылять до постели. Валерии в комнате не было - и то слава Богу. Витюня присел на стул, прикурил, передал мне зажженную сигарету.
        - Выпить бы чего-нибудь, - пробормотал я.
        Витюня сходил за пивом. Я сделал пару глотков, но с трудом: жидкость застревала в горле, как кость.
        - Поплыл? - уточнил Витюня, глядя мне в глаза.
        - Есть маленько. Целый месяц бьют, никак не привыкну.
        - Они умеют. Ребята ушлые. По жилочке вытягивают. Чего от тебя хотят?
        - Адрес одного человека требуют, - на случай "жучка" я повысил голос: - А я его не знаю.
        - Это им до лампочки. У них не знаешь, вспомнишь. На иглу сажали?
        Я подумал, что он имеет в виду допрос с внутривенным препаратом, и согласно кивнул.
        - Слышь, Витюня, дай в подвал схожу?
        - Прямо сейчас?
        - Ну а чего ждать-то?
        - Не найдешь. И потом, если отпущу, мне тоже хана. Фирма веников не вяжет.
        - Я по башке тебя стукну слегка вот этой бутылкой. Скажешь: напал неожиданно.
        Я понимал, что он не согласится, придурком надо быть, чтобы согласиться, но так приятно было видеть нормальное лицо в этом паноптикуме.
        - Если отсюда выберусь, - добавил я, - шесть штук твои. Бабки есть, не сомневайся.
        - Похоже, крепко она тебя зацепила?
        Я отвернулся в сторону. Что-то глаза защипало.
        - Первый раз в жизни, Вить. Сам не знал, что так бывает - Еще как бывает, - заметил наставительно, как старший младшему. - От этого никто не застрахован. А моя сучка меня не дождалась.
        - Это как раз сплошь и рядом, - поделился и я своим опытом. Пиво допил уже без затруднений. И бугор в брюхе рассосался. Витюня вдруг принял решение. Сказал, что чуть позже отведет меня в туалет, а там наверху маленькое окошко, стекла нет. Я помнил, уже раза три там был: уютный бревенчатый закуток с пневмотолчком - в двух шагах от моей комнаты. Под окошком, сказал Витюня, две доски висят на соплях. Если их оторвать, спокойно пролезешь.
        - И где очутюсь?
        ...Очутился я в кладовке, под потолок заставленной маркированными мешками с каким-то изоляционным материалом. Отрывая доски, которые, по словам Витюни, висели на соплях, я обломал два ногтя на левой руке и раскровянил ладонь об ненароком высунувшийся гвоздь. Но озадачило другое: когда мочился, вместо привычней желтоватой жидкости вытекло что-то вроде марганцовки.
        Выбравшись из кладовки, я оказался в просторном холле с бильярдным столом посередине. Ярко-оранжевые шары на зеленом сукне, скомпонованные в дебютный треугольник, да с пяток превосходных киев, установленных в стойке, так и манили начать партию. Представляю рожу Могола, если бы он застал меня за этим занятием.
        В бильярдной две двери, и одна, как и обещал Витюня, вывела на лестничную площадку, и уже оттуда я без затруднений узким переходом вышел к лифту, на котором спустился в подвал. Люминесцентный туннель, как и в первое посещение, был совершенно пуст. Вот и черная Дверь, обитая кожзаменителем, вот и глазок с резиновой шапочкой. В него я заглядывать не стал из суеверия. С помощью суперотмычки, которой снабдил меня Витюня, в два счета справился с замком. Отмычка была сконструирована так, что зубчики разных размеров передвигались и фиксировались на ней тончайшими стальными пластинами. Методом тыка на ней можно было подобрать любую конфигурацию. Вздохнув, я толкнул дверь...
        Катя лежала на черном топчане, позаимствованном в морге, укрытая простынкой, с заведенными за голову руками, прихваченными к стойкам изящными пластмассовыми браслетами. Браслеты, не милицейские, с обыкновенными застежками на кнопочках, какие продаются в секс-шопах, снял. Глупо бормоча: "Катя, Катенька, очнись, это я!" - поднял запрокинутую голову, тер пальцами виски, целовал сухие губы, щеки... Наконец она открыла глаза, и в них было столько жизни, сколько в двух мутных лесных бочажках, подернутых тиной. Но меня узнала и решила, что это сон.
        - Сашенька, мне плохо здесь. Давай уйдем отсюда?
        Суетясь, я зажег сигарету. Дал ей, и она послушно затянулась. Сдернув серую простынку, я всю ее ощупал, освидетельствовал каждую вмятинку, каждое ребрышко. Или я тоже был в бреду, или она была совершенно целой, без следов побоев и пыток.
        - Саш, щекотно же!.. - пролепетала она. - Ну ты что, совсем, что ли?!.
        Не отвечая, я снова ее укрыл и тоже закурил.
        - Саш, это в самом деле ты? Дай, пожалуйста, руку.
        Я положил руку на ее грудь. Катя гладила ее и рассматривала с интересом.
        - Тебе что, наркотики колют?
        - Все время чего-нибудь колют, ага, - беспечно согласилась она. - Но не больно, не думай. Даже приятно. Саш, а мы где?
        - Ну как тебе сказать... Почти в санатории. Ты что, совсем ничего не соображаешь?
        Капризно надула губки:
        - Почему не соображаю. Все соображаю. Саш, хочу пи-пи!
        Она глядела на меня с доверчивым выражением комнатной собачки. Это было чересчур. Что-то сломалось в груди, и я заплакал. Чертовы нервы! Отец, Катя - что дальше? Катино личико ответно скривилось.
        - Саш, ты чего? Где-нибудь бо-бо?
        Уложил ее обратно на топчан.
        - Саш, ну правда? Что тебя тревожит?
        В сущности, меня больше ничто не тревожило, но все-таки до рептилии мне было, пожалуй, еще далеко. Сердце бухало в ребра с пугающим хлюпаньем. Катя жмурила глаза, как ребенок, который бодрствует в неурочный час.
        - Да ты спи, спи, маленькая. Я посторожу.
        - А ты не рассердишься?
        - Ну что ты, время позднее.
        Через секунду она уснула. Я поправил простынку, поцеловал ее в лоб и ушел.
        В коридоре поджидали двое мужчин. Обличьем похожие на Рашидика, крутые. Одеты в темно-зеленые балахоны, как у хирургов.
        - Ну что, пойдем? - сказал один.
        Привели неподалеку, в том же туннеле в соседнее помещение. Бетонированные стены, потолок, пол. Обстановка небогатая: пара стульев, мраморный стол, высокое черное кресло с изогнутыми подлокотниками. Высокий железный шкаф у стены.
        - Раздевайся! - Передали друг другу сигареты, закурили. Через голову, с трудом я стянул блейзер, снял джинсы.
        - Догола?
        - Давай, давай, не умствуй.
        Я остался в одних бинтах. Холодно не было. Тот, который распоряжался, обратился ко мне:
        - Что же ты, вонючка, никак не угомонишься?
        - В каком смысле?
        - По дому без спросу бегаешь. Чего-то все вынюхиваешь. А с виду культурный.
        Товарищ его поддержал:
        - От них вся смута, от чернокнижников. Им бы только вонять. Совки поганые. По пайку соскучились.
        Я сказал:
        - Вы меня, наверное, с кем-то спутали. В душе я такой же честный труженик, как и вы.
        - Как же в подвале очутился?
        - Заблудился. Из сортира вышел и потерял направление.
        Били сначала ногами, но как-то лениво. Один пнет в брюхо, покурит. Потом второй выберет местечко, прицелится, вмажет носком или пяткой и с интересом наблюдает, как я попискиваю. Перекатывали от стены к стене и даже сигареты не выпускали изо рта. Наконец им это надоело.
        - Ладно, - сказал один. - Вставай, садись в кресло. Немного тебя проверим на вшивость.
        Руки пристегнули к подлокотникам, лодыжки примотали к ножкам кресла. Получилась из меня голая раскоряка. Мужики полюбовались работой. Один для пробы потыкал в живот финкой-бабочкой.
        - Вспомнил, - завопил я. - Вспомнил, где Гречанинов! Позовите Могола!
        Оба лишь понимающе ухмыльнулись. Из широких карманов балахонов достали разные приспособления: моток провода с зачищенными блестящими контактами, пассатижи, разные режущие и колющие предметы - все добротное, новенькое, немецкого производства. Один контакт закрепили у меня в паху, другой - за ухом. Через элегантный приборчик, похожий на фотоаппарат, подсоединили провода в розетку. Пытка током неприятна прежде всего тем, что ощущаешь себя куском паленого мяса. Электрические импульсы по нервным окончаниям впиваются в мозг и сообщают каждой клеточке, что процесс обугливания в самом разгаре, и лишь глаза, как желуди на морозе, остаются ледяными, и кажется, что вот-вот вывалятся из глазниц. Именно глаза из-за их желатиновой сути плохо под даются воздействию тока.
        Боль - уже второе. Когда хирурги вдоволь натешились, то поднимая, то сбрасывая напряжение, я превратился в слизняка. Ни кричать, ни умолять не было сил, но их разговор слышал отчетливо. Сознание чудом удерживалось на хрупкой ниточке электропровода.
        - Пойдем перехватим по рюмочке, - предложил один. - Задохнешься от этой вонищи.
        Второй возразил:
        - Может, сначала додавим? Чего десять раз браться?
        - Не велено. Сказано - постепенно.
        - Чего-то мудрит хозяин. Зачем ему эта слякоть?
        - А вот это, Кика, уже не нашего ума дело.
        Похоже, их не интересовало, слышу я их или нет. Наконец, они решили, что все же промочить глотку не повредит, и удалились, погогатывая, оставив меня расчлененным в кресле. Я судорожно хватал воздух распухшим ртом, и вскоре мне открылась важная истина. Она была в том, что род человеческий изжил себя и не имеет права на существование ни в каком виде. Ошибка Творца зашла слишком далеко, и исправить ее возможно лишь глобально, уничтожив человечество целиком, не оставляя двуногой твари никаких утешительных лазеек в виде Ноева ковчега или очередного пришествия Спасителя. Мысль была хорошая, с ней легче было ожидать неминучего конца.
        В бессильных корчах я понемногу затих и, кажется, чуток прикемарил, потому что не услышал, как вернулись братья-палачи.
        Перехватили они не по рюмочке, как собирались, похмелились основательно: оба были взвинчены и веселились пуще прежнего.
        - Ну чего, тихарик, оклемался? Готов ко второму сеансу?
        - Господа, чего вы хотите? Вы хоть скажите!
        - Да ничего не хотим, - ответили хором и благожелательно. - Чего от тебя хотеть? Ты обыкновенная лягушка, и мы ставим над тобой научный опыт. Верно, Кика?
        - Для науки должен помучиться, сучонок.
        - Больно же, - сказал я.
        - Не надо было на папу залупаться.
        Отцепили контакты и долго обсуждали, чем дальше заняться. Вариантов было много. Иные чрезвычайно мудреные. К примеру, Кика предлагал подвесить меня к потолку за одну ногу, а вторую приколотить гвоздями к полу. Его партнеру, которого звали Петруня, эта затея представлялась чересчур сложной технически, хотя Кика готов был биться об заклад на любую сумму, что он ее осуществит. Петруня с упорством истинного романтика настаивал на некоем колумбийском варианте, при котором расслаивают горло от уха до уха, а язык вытягивают в образовавшуюся щель. Смеялись оба до колик, и особую пикантность их веселью придавало то, что на самом деле они отнюдь не шутили.
        - Сначала все-таки яйца надо отчикать, - заметил Кика. - Девке его подарим на память.
        Ядреная острота чуть обоих не доконала, и даже я сочувственно улыбнулся. Расшалились, как детишки, ей-Богу, а остановились на самом простом. Есть такая игра, описанная еще Джеком Лондоном, называется "дразнить тигра"; в нее они и решили поиграть. Тигром был я. Условия такие: каждый по очереди наносит удар обыкновенным милицейским "демократизатором", начиная с груди и постепенно спускаясь ниже, к паху. Выигрывает тот, от чьего удара я окочурюсь.
        - Не возражаешь, сучонок? - спросил Кика, которому выпало начинать (тянули на спичках).
        - Нет, конечно, - сказал я. - Но вы уверены, что Шота Иванович одобрит?
        Кика хрястнул дубинкой наотмашь. Я завыл по-волчьи, недоуменно прислушиваясь к странному звуку. Петруня приладился поудобнее, и от его плюхи я вместе с креслом перевернулся на пол. Недовольно бурча, игроки вернули кресло в прежнее положение.
        - Ноль-ноль, - глубокомысленно заметил Кика.
        - Живучий, падла! - подтвердил Петруня.
        Еще два-три удара я выдержал в ясном рассудке, но потом Кика смухлевал и, видимо от злости, вдогонку к "демократизатору" смачно саданул мокасином в промежность.
        Очнулся я от странного ощущения, что куда-то скачу на деревянной лошадке. Оказывается, озорники за ноги волокли меня по туннелю к лифту. Затылком я прочертил на земляном полу широкую борозду. Кинули сверху комок барахла.
        - Оденься, сучонок. Ты же не в бане. Неприлично.
        Пока я одевался, с трудом соображая, как это делается, братаны заспорили о том, кто из них выиграл, а кто проиграл. Получалось, что выиграли оба.
        В лифте Кика спросил:
        - Хочешь посмеяться?
        - Хочу, - сказал я.
        Посмеяться привели в бильярдную, где я уже недавно был. Там прямо на столе среди раскатанных шаров, опираясь на кий, сидел афганец Витюня. Глаза у него почти вылезли из орбит, а в рот был забит бильярдный шар. Если обладать чувством юмора питекантропов, вид у него действительно был забавный. Мертвый, он глядел на меня с упреком, словно приглашая: ну что же ты, корешок, бери кий!
        Меня затошнило, и Кика дружески постукал по хребту:
        - Ничего. Скоро с тобой будет то же самое.
        ГЛАВА 3
        Сломлен я не был, но жить больше не хотелось. Сколько-то долгих часов пролежал на кровати в прострации, не шевелясь, чтобы не тревожить лишний раз боль. Ближе к ночи или под утро (?) Валерия, заботливая душа, принесла поесть. В длинном вечернем черном платье, с блестками на высокой груди она была необыкновенно хороша. Печальная, высокая красавица с утомленным взглядом. Что-то в ней изменилось с нашего последнего свидания. От еды я отказался и разговаривать не хотел, но она не обиделась.
        - Понимаю тебя, любимый, - сказала, нежно коснувшись моей щеки. - На твоем месте я бы тоже переживала. Но ты должен понять и папочку. У него же самолюбие задето.
        От нее я узнал, что Могол, будучи благороднейшим, добрейшим и бесстрашным человеком, лучшим из отцов, не выносит только одного: когда ему лгут. Как писатель Солженицын, он не терпит вообще никакого вранья, и если сталкивается с неправдой, то совершенно теряется. Как же ему быть, если он отнесся ко мне, как к родному, приютил у себя, намерен выдать за меня единственную дочь, а я вместо благодарности вешаю ему лапшу на уши и скрываю, где прячется мерзкий старикашка-убийца.
        Естественно, он возмущен, потому что не может допустить, чтобы маньяк, вооруженный до зубов, разгуливал на свободе. Шоте Ивановичу невыносимо думать, что отчасти по его вине, по его попустительству от руки взбесившегося террориста могут пострадать невинные люди.
        Весь этот бред живительным ручейком вливался в мои уши, и под него я начал задремывать, когда ощутил привычные настойчивые ищущие прикосновения ее пальцев у себя на животе.
        - Боже мой! - взмолился я. - Ну только не сейчас!
        - Почему же не сейчас? - огорчилась Валерия. - Как раз сейчас лучше всего. Это же лечение, любимый.
        В полном расстройстве ума я заговорил с ней, как с человеком:
        - Послушай, Лера. Чего вы все от меня хотите? Ну прикончили бы сразу. К чему эти отвратительные азиатские штучки? Неужели вы все такие садисты?
        - Ни за что! - торжественно провозгласила полоумная девица. - Не позволю тебя убить. Только через мой труп, любимый! - Передохнула и добавила слащавым шепотом: - У меня хорошая новость. Кажется, у нас будет ребеночек! Ты рад? Ну-ка, расстегни "молнию".
        Черное роскошное платье упало на пол. Несмотря на все ее старания, я лежал, как бревно.
        - Что с тобой, Саша? Ты меня больше не любишь?
        - Почему не люблю? Просто нутро отбито. Хана моей сексуальной жизни. Да я и не жалею.
        Она искренне расстроилась. Задымила и пустилась в сентиментальные воспоминания о Четвертачке. Его, оказывается, тоже часто били, но после этого он в любви делался еще более неистовым. При этом достигал каких-то необыкновенных духовных высот. Его никто не знал так хорошо, как Валерия. Все думали, что он обыкновенный бандит, а на самом деле он был поэт и вечный странник. Он даже вел дневник, куда записывал разные свои интересные мысли. Как-то показал его возлюбленной, и она убедилась, что это ничем не слабее, чем у Толстого, а кое-где и покруче.
        - Ты мне веришь? - спросила Валерия.
        - Конечно.
        - Как жаль, что он повесился, правда? Он любил меня всей душой, и я отвечала ему взаимностью. Ты не ревнуешь, любимый?
        - Немного, - признался я.
        - Но это было до того, как ты меня похитил.
        Дальше несчастная девица поведала, по какой причине она предпочла меня даже двужильному Четвертачку. Как Дездемона, она полюбила меня за муки. Что-то в моей башке начало путаться, и я машинально съел бутерброд с колбасой.
        - У меня никогда не было архитектора, - пожаловалась Валерия. - А были одни мерзавцы. Кроме, конечно, Четвертачка. Давай, Саша, помянем его по капельке. Мне кажется, после бутерброда ты заметно окреп.
        Едва мы успели помянуть таким-то тягучим черным вином, как без стука отворилась дверь и появился рабочий в черном комбинезоне, в черной кепке, надвинутой на глаза, и с черной сумкой для инструментов через плечо. Валерия вскинулась, не понимая, кто это нам посмел помешать, но я-то сразу узнал немолодого, сутулого человека, потому что это был Гречанинов.
        - Недурно устроился, Саша, - сказал он, окинув быстрым взглядом нашу любезную парочку. - А я вот, извини, немного замешкался.
        От знакомого учтивого голоса, от внезапности его появления меня сковало, точно морозом. Не сон ли это? Потом разобрал дурной смех.
        - Стахановец, истинный стахановец! - пробулькал я, давясь каким-то вязким комком. Тут и Валерия опомнилась, признала гостя. Попыталась заверещать, но Гречанинов положил ей на плечо дружескую руку, и шебутная девица сомлела и как бы уснула. Григорий Донатович бережно опустил ее на пол.
        - Ну что, дел много. Встать сможешь?
        - Да.
        - Могола надо разыскать быстро.
        - Я знаю, где его кабинет.
        - Поглядим и в кабинете.
        - Катя в подвале. - Мы разговаривали так, словно у себя дома. Гречанинов присел на краешек кровати. Валерия мирно посапывала на полу.
        - Понимаю, тебе туго пришлось, но, пожалуйста, соберись с духом. Катю вызволим, но сперва - Могол.
        На душе у меня было блаженно.
        - Я знал, что вы успеете. Могол дал мне срок до завтра. Сейчас ночь или утро?
        - Вечер, Саша. Ночью сюда не попадешь... А на что он тебе дал срок?
        - Чтобы вас разыскать.
        Гречанинов не удивился:
        - Ну вот и разыскал.
        Валерия сладко потянулась во сне, может быть, ей привиделся удавленный Четвертачок, двужильный любовник.
        - Хорошая девушка, - сказал я. - Полюбила меня.
        - Ничего удивительного, - согласился наставник. - Ты парень немолодой, но видный.
        Из брезентовой сумки достал уже знакомый мне плоский пистолет, и что-то еще там металлически звякнуло.
        - Держи, приятель.
        - Спасибо.
        Григорий Донатович усмехнулся:
        - Вот что, Саша. Ты, пожалуйста, разожмись. Не напрягайся. Дело предстоит самое обыкновенное. Что-то вроде охоты. Так и настройся. Ты же игрок, верно?
        - Игрок.
        - Ну и сыграем с ними в эту чертову рулетку, у которой всего одно правило. Но его ты должен знать. Оно простое. Каждый ход или выигрышный, или последний. Заманчиво, да?
        Он хотел меня подбодрить, потому что не верил, что я справлюсь. Он разговаривал со мной, как со слабаком, и этому тоже я был рад. Лишь бы он больше не исчезал.
        - У меня только почки отбиты, - обнадежил я. - А ноги целые.
        Скрипя суставами, я слез с постели и прошелся по комнате. Пистолет попытался сунуть за пояс, но он там не умещался.
        - Не надо, - сказал Гречанинов. - Держи в руке. Вдруг пригодится. Без нужды не пали. Только в крайнем случае. Лишний шум ни к чему.
        Мы вышли в коридор, плохо освещенный. Возле двери, головой упершись в стену, лежал караульный - какой-то новый немолодой мужчина. Вид у него был безопасный.
        До лифта - и дальше - на лифте, вплоть до кабинета Шоты Ивановича, где он меня принимал, добрались без всяких приключений, никого не встретив. Подражая Гречанинову, я старался ступать бесшумно, но все же тянулся за мной какой-то топоток, будто тележку катили по дому.
        На дверь кабинета падал слабый отсвет откуда-то с нижних этажей, она была заперта. Гречанинов тихонько постучал пальцами, а потом отомкнул ее пластмассовой отмычкой. Внутри было черно, хоть глаз коли. Во все углы Гречанинов посветил фонариком.
        - Здесь его нету, - заметил я глубокомысленно.
        - Похоже, что так.
        Григорий Донатович отдал мне фонарик и начал один за другим открывать ящики стола. Я не знал, что он ищет, да меня это и не интересовало. В самом себе я чувствовал легкость необыкновенную, какая бывает в затяжном парашютном прыжке, если кому довелось испытать. Мне доводилось, и я опасался, что в любую минуту грохнусь в обморок. Гречанинов долго возился с одним из ящиков, который оказался заперт, и в конце концов чуть не выломал его из стола. Внутри ничего не было, кроме нескольких тоненьких папок. Поочередно их просмотрев, наставник отобрал несколько бумаг и положил в сумку.
        - Пригодятся, - пояснил мне.
        - Еще бы, - отозвался я все с тем же идиотским глубокомыслием. В это мгновение дверь отворилась и в призрачно освещенном проеме возникла человеческая фигура - огромного роста, достающая головой почти до притолоки. Фигура помаячила, заколебалась и с невнятным звуком - смешком ли? всхлипом ли? - вместилась в комнату. Испуг мой был столь велик, что все боли куда-то сразу исчезли. И не видя лица, я узнал пришельца. Это был Ванечка, прирученное чудовище Шоты Ивановича. Пистолет я не выронил, напротив, инстинктивно направил на Ванечку. Гречанинов перехватил мою руку. Совершенно нормальным голосом спросил:
        - Тебе чего, парень? Ты кто?
        - А ты кто? - дерзко отозвалось чудовище, не подходя, впрочем, чересчур близко.
        - Мы ищем Шоту Ивановича, - спокойно объяснил он. - Не знаешь, где он?
        - Ага! - не поверил Ванечка. - Ищете! Почему же без света?
        - Выключатель не нашли... Да ты не волнуйся, все в порядке. Отведешь нас к хозяину.
        Чудовище пошарило рукой по стене, вспыхнула лампочка, и Ванечка предстал перед нами во всей своей красе. Он был в ночной шелковой рубахе и в красивых темно-вишневых трусах, но при этом зачем-то подпоясан зеленым кушаком. Голые ноги в бедрах были объемом с мое туловище, зато глазки, торчащие, кажется, прямо изо лба, были крохотные, как у крысенка, и он выпялил их на нас с неописуемым любопытством.
        - Ах, вот оно что, - обрадовался Григорий Донатович. - Олигофрен Олигофренович пожаловал... Ну-ка ответь, парень, зачем сам шатаешься по дому, когда все добрые люди спят? Чего рыщешь?
        Ванечка явно смутился, услышав начальственные нотки.
        - Папа разрешил! Мы же играем, а?
        - Во что вы играете?
        - Ну дак я... если встречу... мне можно...
        - Кого встретишь, голубчик?
        - Женщину, - догадался я. - Он ищет женщину.
        Ванечка радостно заурчал, заухал:
        - Женщину, да, да! Папочка разрешил.
        - Кто же твой несчастный отец?
        Красные глазки вспыхнули обидой.
        - Шота Иванович, кто еще? Он же меня родил.
        - Ну вот, - сказал Гречанинов, - теперь все ясно. К папочке нас и отведешь. Но тайно. Понимаешь? Чтобы был сюрприз. Сможешь отвести тайно, чтобы никто не увидел?
        От непомерного умственного напряжения на Ванечкином лбу проступил пот, он вытер его ладонью, а пальцы облизал. Гречанинов терпеливо взялся объяснять заново, и вдруг Ванечка завопил чуть ли не в полный голос:
        - Прятки, прятки, да?!
        - Именно, голубчик, - поощрил Гречанинов. - Именно прятки. Надо добраться до папочки так, чтобы по дороге не застукали.
        Как писали прежде в газетах, с поставленной задачей Ванечка справился, но путешествие затянулось. Подозреваю, что, увлеченный забавой, весь в радостных слюнях, Ванечка покружил нас лишнего. При этом заставлял затаиваться в каких-то темных подсобках, где нечем было дышать. Гречанинов его не торопил, веселился вместе с ним, и это меня настораживало. По моим соображениям, Валерия и караульный у двери давно должны были очухаться и поднять тревогу. Но ночной дом загадочно безмолвствовал. Объяснение этому было только одно, и оно вскорости подтвердилось: время в моем сумеречном сознании потекло по своим законам, отличным от его общего прохождения. Когда хихикающий, ликующий Ванечка окольными путями привел нас наконец в холл на первом этаже, настенные часы показали, что блуждали мы не больше десяти минут. В холл мы не вошли, схоронились за портьерой.
        - Вон там, вон там папочка! - горячечно прошептал-простонал Ванечка. - За углом его спаленка!
        Холл был освещен электрическими канделябрами. Перед той дверью, где предполагалась спальня Могола, дежурил охранник - могучий детина в зеленом камуфляже и с автоматом через плечо. Он сидел на стуле, привалясь спиной к стене, и полудремал. Это понятно. Ему неоткуда было ждать беды во внутренних помещениях хорошо охраняемого дома. Я опять подумал: как же все-таки проник сюда Гречанинов, хотя бы и в облике рабочего-стахановца? Впрочем, не моего ума это дело.
        Григорий Донатович достал из брезентовой сумки кусок белой тряпицы и пузырек с голубоватой жидкостью. Ванечка следил за ним с восторгом.
        - Это мне?
        - Тебе, голубчик, тебе. Нюхнешь разок. Заслужил.
        - Кайф будет?
        - Еще какой!
        - Папочке не говорите, он рассердится.
        - Ни о чем не беспокойся, это наш секрет.
        Изрядно смочив тряпицу голубой, с едким запахом хлороформа жидкостью, Гречанинов сунул ее Ванечке под нос. Тот для верности прижал ее двумя руками к роже и жадно, торопливо задышал. Глазки сверкнули прощальным кровяным блеском, и он мирно, беззвучно завалился набок.
        Гречанинов аккуратно закупорил пузырек и убрал в сумку, а взамен достал пистолет с заранее навинченным глушителем. Теперь я все это воспринимал кат: идущее рядом кино. Метаморфоза, произошедшая с чудовищем, Которое на поверку оказалось безопаснее, чем лошадка на лугу, укрепила мое мужество.
        Гречанинов не таясь вышел из-за портьеры, неся пистолет перед собой, как подарок, и направился к караульному. Ввиду неожиданной угрозы детина действовал четко: гибко вскочил, и автомат прикладно уложился в его руках, потянувшись дулом в нашу сторону. Но выстрелить он не успел. Пистолет Гречанинова натужно пукнул, и на лбу незадачливого бойца вспыхнула алая звезда. Он долго нас разглядывал с детской обидой, прежде чем упасть, но это опять был обман времени.
        Следом за Григорием Донатовичем я вошел в спальню Могола. Шота Иванович лежал на роскошной, викторианского стиля, кровати, укрытый пышным розовым одеялом. Он не спал, не читал, не смотрел телевизор, а о чем-то думал. В изголовье мерцал ночник в виде мраморного орла с раскинутыми крыльями. Увидев нас, Могол не выказал ни испуга, ни радости.
        - Перехитрил, сучара! - сказал утвердительно, болезненно выкатив круглые глаза. - Ну и чего ты хочешь?
        - Я пришел тебя убить, - ответил Гречанинов.
        - Зачем? - удивился Шота Иванович. - Проще нам договориться.
        Свой пистолет с глушителем Гречанинов опустил к полу, но не раньше, чем Могол, повинуясь его знаку, послушно вытянул руки поверх одеяла. Вид у него был скорее благодушный, чем встревоженный. Он не верил, что пришла смерть. Я тоже не верил, что Гречанинов его убьет, хотя мертвый бычара за дверью... Мы стояли у кровати пахана, как два лекаря у постели больного, и эта сцена была, конечно, логическим завершением разверзшегося в моей жизни кошмара, который тянулся уже года три-четыре подряд.
        - Назови цену, Гриша, - продолжал Могол ласковым голосом. - Торговаться не будем. Таких, как ты, уважаю. Поверишь ли, первый раз у меня такая осечка. Каюсь, недооценил твою гэбэшную хватку. Все понимаю, но одного не пойму: как ты узнал, что на кухне кран потек?
        Гречанинов глядел на него с сожалением.
        - Чего молчишь, Гриша? Я ведь тоже теперь про тебя много знаю. Ты ведь личная андроповская ищейка, верно? Еще бы денек, и я бы прищемил тебе хвост. Ты и под мостом чудом ушел, разве не так? В сущности, нам с тобой нечего делить. Ты классный гончак, но контора твоя лопнула. Я дам тебе денег, почет и хорошую работу. Соглашайся, и разойдемся добром. Мы же не враги.
        Гречанинов сказал:
        - Все намного серьезнее, Могол. Я тебя убью, но даже не в этом дело. Вы столько натворили, что за десяток лет не поправишь. Вот что удивительно. Никто глазом не успел моргнуть, как вы полстраны сожрали. Какая-то тут зловещая загадка, не понятная моему уму.
        - Не убьешь, - улыбнулся Шота Иванович, удобнее расположась на подушке. - Чтобы так убить, как ты придумал, надо быть другим человеком. У тебя не выйдет. Ты же обыкновенный фраер, Гриша, и сам это знаешь. Тебе нужен повод. Ты сейчас ждешь, чтобы я какую-нибудь штуку выкинул: на помощь позвал или за пушкой потянулся, а я этого не сделаю. Стреляй в беззащитного, пожилого старика, а потом посмотрим, какие сны тебе приснятся... Саша, к тебе мое слово такое. Прости, если обидел! Пойми, я отец. У меня взрослая дочь. Я ее защищал. Бери отступного сколько хочешь. Обеспечу по гроб жизни. Только утихомирь этого взбесившегося чекиста. А то он сдуру действительно пальнет. Вас же, дураков, обоих жалею.
        - Верни отца, - предложил я, - вместо денег.
        - Этого не могу обещать, - пошутил Шота Иванович, и это была его последняя шутка.
        - Ты умный, смелый человек, Могол, - с уважением заметил Гречанинов, - но приговор подписан не мной.
        Он два раза нажал курок: мозги Шоты Ивановича выплеснулись на стену. Показалось, горько всхлипнув, из дыры в черепе рванулась ввысь его душа. Гречанинов свинтил глушитель, убрал пистолет в сумку, достал оттуда автомат "Узи". Только после этого взглянул на меня:
        - В порядке, Саша?
        - Наверное.
        - Тогда пойдем за Катей.
        В эту ночь нам сопутствовала удача. На одном из переходов в глубине коридора мелькнула неясная тень - то ли мужчина в халате, то ли женщина в неглиже, - но, в общем, до места Катиного заточения мы добрались беспрепятственно. Дверь отмычкой Гречанинов открыл мигом, как он вообще, видимо, открывал все двери. Голая лампочка горела на потолке, а Катя сидела на постели и как будто нас ждала.
        - Уж вы-то не станете меня бить? - спросила лукаво.
        Я бросился к ней, обнял. Ее тело было холодным.
        Опять у меня заломило в висках.
        - Катя, сейчас поедем домой.
        - Зачем? Мне и здесь хорошо.
        Григорий Донатович отодвинул меня в сторону:
        - Катя, ты нас узнаешь?
        - Конечно, - приятно улыбнулась. - Вы мои друзья. И вы, Григорий Донатович, и ты, Сашенька. Мне вас очень жалко. Нам отсюда не выбраться. Здесь ад.
        - Ад не здесь, - возразил Гречанинов. - Ты сможешь идти?
        Вопрос был лишним: она и сидела-то с трудом. Не знаю, что они с ней проделали, но жизненную энергию всю отсосали.
        - Придется ее нести, - сказал Гречанинов. - Лучше бы это сделать тебе. Справишься?
        - Конечно.
        Катя хихикала и отбивалась, пока я плотнее закутывал ее в простыню. Она была тяжелее, чем я предполагал, и я бы не поручился, что смогу унести ее на край света.
        Мы пошли по туннелю вперед, туда, где предположительно был выход в гараж. Действительно, вскоре уперлись в массивную двустворчатую железную дверь. Гречанинов нажал плечом, и она поддалась. В гараже стояли три легковушки - "волга" и два "форда" - и еще хватало места для двух-трех автобусов. Хорошо, просторно застраивали Подмосковье новые авторитеты.
        В одном из "фордов" задняя дверца была гостеприимно приоткрыта.
        - Сажай сюда, - распорядился наставник.
        Я втиснул Катю на сиденье и еле отдышался. Она продолжала хихикать, но уже сквозь всхлипы.
        - Тебе не холодно? - спросил я.
        - Нет, что ты! Поедем кататься?
        С движком Григорий Донатович тоже справился быстро: покопался в зажигании, и мотор уютно, мягко заурчал.
        - За баранку, Саша!
        Сам он попытался открыть выездные ворота. Это оказалось непросто. Ворота были заклинены намертво. Я подошел помочь.
        - Где-то тут запирающее устройство, - сказал он. - Электроника фирмы "Таккер". Сейчас найдем. Мне эта штука знакома.
        Иначе и быть не может, подумал я. Еще не было случая, чтобы какое-нибудь препятствие поставило этого человека в тупик. Вскоре он обнаружил над притолокой черную коробочку с кнопкой. Нажал - и ворота начали расползаться. Увы, за порогом наша удача закончилась. На дворе, высвеченном ярким прожектором, прямо напротив гаража стояли вооруженные люди - человек шесть - и наблюдали, как мы выглядываем из расходящихся створок, точно крысы из норы. Но быстрее, чем они успели что-либо предпринять, Гречанинов открыл стрельбу. Автомат запрыгал в его руках. Люди попадали, как кегли, и к нам потянулись огненные нити. Вой, крики, свист пуль разорвали на куски тяжкое блаженство ночи, но я все равно никак не мог до конца проснуться. Все мне казалось, что это не со мной происходит, и смерть, цокающая вокруг стальными зубками, мнилась посторонней дамой.
        - В машину! - рявкнул над ухом Гречанинов. Он уже давил акселератор, пока я заваливался на переднее сиденье рядом с ним. Катю он, дотянувшись через сиденье, рывком, молча сбросил на дно машины. Вырвались из гаража на крутом форсаже, при этом левую руку с автоматом Григорий Донатович просунул в окно и осыпал двор огненными китайскими веерами. Какой-то отчаянный удалец кинулся прямо на капот и от соприкосновения с чудовищной массой "форда" поднялся в воздух, подобно Икару, и спланировал до крыльца. Хряснуло и вдребезги разлетелось переднее стекло. Что-то громыхнуло по крыше, словно сверху обвалилась гора. "Форд" крутился по просторному двору, как на полигоне, под сверкание многочисленных вспышек, одна из которых, влетевшая под задние колеса, подбросила нас над землей, точно пушинку. Чтобы усилить эффект безумия, откуда-то из недр дома вымахнула свора разъяренных доберманов и с заунывным лаем взялась преследовать вертящийся "форд", как во времена оны загоняла до смерти буйвола-подранка.
        Я не понимал, чего добивается Гречанинов своей гоночной эквилибристикой, а он просто приглядывался к дальним воротам и, наконец, пригляделся, ломанул туда напрямую. Ворота, с бетонными стойками, массивные и на вид несокрушимые, приближались с неумолимостью заключительного кадра. Из сторожевой будки выскочили двое стрелков, посылая нам навстречу каленые стрелы, но это уже была мелочевка.
        - Держись! - рявкнул Гречанинов. Тараном на скорости за шестьдесят "форд" врезался в тугую древесину пополам со сталью, и не дай мне Бог когда-нибудь еще услышать подобный хряск, вколотивший свинцовые пробки в уши. На себе мы протащили ворота несколько метров, и мотор чавкнул и заглох. Тишина, окружившая нас, напоминала глубинное погружение. Сквозь заднее, почему-то не разбитое стекло, точно в хорошую оптику, я видел бегущих к нам людей, разевающих рты в беззвучном крике. Впереди, роняя пену, мчались доберманы.
        У нас еще была, наверное, минута попрощаться, и я сказал Кате:
        - Катенька, тебя там не зацепило?
        Гречанинов, бормоча сквозь зубы какие-то особенные ругательства, мне непонятные, раз за разом выжимал стартер, и вдруг машина, кашлянув, мечтательно загудела...
        Мы неслись по черной лесной просеке с одной уцелевшей фарой, и через какое-то время, мелькнувшее, как поцелуй, перебрались с грунтовки на асфальт. "Форд" изредка обиженно кряхтел, но держал скорость мощно и ровно.
        - Надежная машина, - сказал Гречанинов, - японские все-таки пожиже, не для наших дорог.
        Я помог Кате поудобнее устроиться на заднем сиденье. Слишком долго она молчала, это меня беспокоило.
        - Катя, что у тебя болит?
        - Ничего.
        - Испугалась?
        Не ответила. Глаза чудно мерцают, как у кошки. Кокон-путешественница. Гречанинов благодушно пробурчал:
        - Завтра отправлю вас из Москвы. В безопасное место. Слышишь, Катюша?
        - Слышу, - отозвалась приветливым голосом умирающей.
        - Может, тебе чего-нибудь хочется? - спросил я наугад.
        - Можно я немного посплю?
        ГЛАВА 4
        Попали туда, куда Макар телят не гонял, - в Липецкую область, в пансионат с названием "Жемчужина". Пансионат - двухэтажное продолговатое здание со всякими пристройками - располагался в первобытном лесу, вдали от населенных мест, и принадлежал какому-то шахтерскому ведомству. У нас было две путевки (забота Гречанинова), как на мужа и жену, и администратор, который нас принимал и оформлял документы, не обратил никакого внимания на то, что фамилии у нас разные и в паспортах нет штампа о регистрации брака. То ли был предупрежден, то ли теперь настали такие времена, когда подобные пустяки мало кого озадачивают.
        Комната нам досталась светлая, большая, на втором этаже, с верандой, на которой стоял плетеный столик и два плетеных креслица. Еще в номере была ванная, туалет и огромный, встроенный в стену платяной шкаф, в котором можно было при желании жить.
        Настроение у меня было жуткое.
        Перед тем как сюда прилететь, я похоронил отца. Оставил почти невменяемую мать на попечение Елены, пообещавшей пожить с ней, сколько потребуется. За два дня похоронной суеты бывшая моя жена проявила себя терпеливым ангелом, и сколько бы мне еще ни выпало куковать на белом свете, я останусь ее должником. Если она была в чем-то передо мной виновата (что сомнительно), то за эти дни, готовно, безропотно взвалив на себя псе хлопоты, расплатилась полностью и открылась с такой стороны, с какой человек открывается лишь в роковых обстоятельствах. Ни одного слова не сказала невпопад и не сделала ни единого движения, которое могло кому-либо причинить беспокойство. Чисто женский талант сочувствия выказался в ней вдруг с поразительной силой, и даже плакала она как-то по-особенному, застенчиво и смиренно. Со своей стороны я как был негодяем, так им и остался и даже на скудных поминках, где было человек пять-шесть дальней родни да трое отцовых фабричных друзей, умудрился устроить безобразную сцену. Черт дернул явиться откуда-то на похороны моего сынулю Геночку. С самого начала он вел себя нагло. Приехал уже в
легком подпитии, беспрестанно курил вблизи покойника, сплевывал себе под ноги, кривясь в какой-то идиотской ухмылке. Мне было тяжелее смотреть на него, чем на мертвого отца. На кладбище он не поехал, остался дома, изрекши такую фразу: "Чего я там не видал?"
        Отец любил его. Гена был его единственным внуком и, как водится у детей, нещадно эксплуатировал эту любовь. Все свои семнадцать лет беспрерывно канючил, выклянчивал то одно, то другое. Но в последний год, когда у него отпала нужда в дедовых подарках, ни разу даже не позвонил, хотя бы осведомиться о здоровье. Я вообще удивился, увидев его на похоронах, Спросил: "Живой?" Гена бодро ответил: "Твоими молитвами, папочка!" - и скорчил такую гнусную рожу, что я решил дольше с ним временно не разговаривать. Однако по его косым прицельным взглядам догадался, что у него есть ко мне какое-то дело и приехал он скорее всего из-за этого.
        Когда вернулись с кладбища, Геночка, пьяный, одетый, дрых на материной кровати. Накушался, пока мы отсутствовали. Одну руку свесил к полу, морда опухшая, синяя, как у старика.
        - Отняли у нас сына, - сказал я Елене, - И у тебя, и у меня. Теперь не вернешь.
        Разговор был на кухне, где никого, кроме нас, не было. Елена стругала копченую колбасу на деревянной доске прозрачными ломтиками, как она одна умела. Глаза воспаленные от лука и слез.
        - Сына нельзя отнять. Ты сам от него отказался, Саша. Он хороший мальчик. Но давай сегодня лучше не будем об этом.
        Она была права. Ни сегодня, ни завтра не стоило об этом говорить. Тем более с ней. Как все матери, она была слепая. Пьяное, дурное существо, привыкшее к легким деньгам, не умеющее честным трудом заработать ни копейки, одномерное, как торговый ларек, по-прежнему казалось ей легкокудрым отроком со смеющимся любопытным сердцем. Действительно, отцы теряют сыновей, но не матери. Силой блаженного воображения женщина до самой могилы сохраняет перед глазами младенческий светлый облик своего дитятки. Вот одна из вечных загадок бытия. Если бы прямо у нее на глазах Геночка кого-нибудь зарезал, она бы искренне уверяла, что этого не может быть никогда. Когда пишут, что женщины слабые создания и следует их беречь, то выражают поверхностное, неглубокое впечатление, явившееся откуда-то из глубины веков. В том воображаемом мире, полном иллюзий и упоительной лжи, куда поместил их Господь, женщинам живется намного легче и проще, чем нам, да простится мне это кощунство, потому что сам я тоже часто горюю, думая об их стрекозином незадачливом бытовании, лишь отдаленно напоминающем разумную человеческую жизнь. Все мне
кажется, что стоит одной из них невзначай прозреть и увидеть мир таким, каким видим его мы, у нее от испуга и разочарования мгновенно остановится сердце.
        Часа за два Геночка продрыхся и выполз за стол похмеляться. Присоседился ко мне на свободный стул. Набулькал водки в фужер, пододвинул к себе тарелку с холодцом, выпил залпом, как пьют все пьянчужки, и очумело брякнул:
        - По какому случаю пикничок, а, батяня?!
        Тут что-то во мне сорвалось, и чтобы не задохнуться, я наотмашь врезал ладонью по его отекшей глумливой физиономии. Сразу об этом пожалел, а увидев, как вспыхнули лица матери и Елены, как они обе враз ко мне потянулись через стол, вообще почувствовал себя преступником. Хоть сквозь землю провались. Одному Геночке все было нипочем. Привычный к побоям (рыночник!), он хладнокровно утер с губ размазанный холодец и укоризненно заметил:
        - Это ты, батяня, напрасно. Это не аргумент.
        Я увел его на кухню, извинился и спросил:
        - Скажи только одно. Как получилось, что ты вырос бесчувственным гадом?
        Геночка глядел на меня потусторонним взором, и я не вполне его узнавал. Может быть, это был даже не мой сын, а кто-то другой, подмененный.
        - Прежде чем драться, - заметил он рассудительно, - лучше бы спросил, как мне из-за тебя досталось, дорогой папочка. Меня чуть в землю по шляпку не забили. Я надеялся, хоть деньжат подкинешь, а ты вон как!
        - Тебе что же, дедушку совсем не жалко?
        - Почему не жалко? Хороший был старик. Сколько ни попросишь, всегда отстегивал.
        С ужасом я увидел, как в сыновнем глазу блеснула жиденькая натуральная слезинка...
        Два дня Катю где-то прятал Гречанинов, а потом передал мне с рук на руки вместе с путевками в пансионат. До Липецка мы долетели на допотопном Ли-2, в который загрузились (точнее, Григорий Донатович нас загрузил) на грунтовом аэродроме неподалеку от Жуковского. При расставании он сказал:
        - Живите смирно, никуда не высовывайтесь. Когда можно будет вернуться, дам знать. Никакой самодеятельности. Пожалуйста, будь предельно осторожен. Быстро они тебя вряд ли разыщут, но искать обязательно будут.
        - Кто - они?
        - Это неважно. Не думай об этом. Искать, конечно, будут, но недолго. Найдутся у них заботы поважнее... Денег хватит?
        Я кивнул. Я взял с собой две тысячи баксов и около "лимона" в рублях.
        В пансионате, когда вошли в комнату, Катя сразу отправилась на веранду и уселась в плетеное креслице. День был солнечный, чистый. Верхушки статных елей покачивались так близко, что казалось, можно достать рукой. Я присел напротив, закурил и сразу почувствовал, что долгий бег кончился и можно немного передохнуть. Я спросил Катю, как она себя чувствует. Она не ответила, потому что думала о чем-то о своем. За минувшие сутки я уже привык к тому, что она редко отвечает на вопросы, а если отвечает, то большей частью невпопад. Она разглядывала скачущую по веткам синичку, на лице у нее застыла удивленная улыбка. Пока я хоронил отца, Гречанинов показал Катю очень опытному психиатру, который уверил, что Катя не сошла с ума, рассудок у нее в порядке, но для того чтобы прийти в себя, ей необходим продолжительный душевный покой. Он предложил поместить ее в какую-то частную поднадзорную ему клинику, но я отказался. Мне страшно было еще раз выпустить ее из рук, да я и не верил, что душевный покой обретается в больнице. Физическое ее состояние, по диагнозу другого специалиста, было нормальным, или почти
нормальным. Ее много раз насиловали, били, пытали, но молодой организм оказал достойное сопротивление - и не сдался. Несчастную, исстрадавшуюся, с полуразрушенной психикой, я любил ее еще больше, чем прежде. Мое чувство к ней приобрело мистический оттенок. Дожив до сорока лет, я и не догадывался, что женщину можно полюбить так, что достаточно увидеть ее, чтобы заплакать. Мои собственные кости почти зажили, хотя и ныли, но я бы согласился переломать их заново, лишь бы увидеть ее прежний яркий, блестящий взгляд, полный надежды. Более всего я опасался, что душа ее потухла навеки.
        Оставив Катю на веранде, я пошел разобрать вещи. Развесил в платяном шкафу свою и Катину одежду (у нее было все новенькое: летнее платье с короткими рукавами, купальный халат, два свитера, кофточки, нижнее белье, - это расстарался Гречанинов. Он не позволил ей съездить домой, да она туда и не стремилась. У Кати словно выпало из памяти, что у нее есть дом и родители. Боюсь, и меня она воспринимала только тогда, когда я возникал у нее перед глазами). В ванной расставил на полочках ее и свои умывальные принадлежности. Что меня особенно приятно удивило в нашем номере, так это две шикарные, из карельской березы кровати, застеленные пушистыми яркими покрывалами. Составленные вместе, кровати представляли собой поистине королевское ложе. С грустью я подумал, что вряд ли оно нам пригодится для любовных утех.
        Вернувшись на веранду, я застал Катю в той же задумчивой позе и с той же слабой улыбкой удивления на устах. Птичка, правда, улетела, но Катя не отводила глаз с того места, где она недавно прыгала.
        - Катюша, через полчаса обед, - сказал я. - Пойдем, примешь душ.
        - Душ? - переспросила с напряжением, словно услышала непристойность.
        - Ну да! Помоемся, отскребем дорожную пыль. Почистишь перышки, как говорила одна героиня, помнишь?
        - Какая еще героиня?
        - Это неважно. Главное, скоро обед.
        Катя задумалась.
        - Саша, но я вовсе не голодна.
        - Тут режим. Обязательно надо ходить в столовую, иначе будут неприятности.
        - Будут бить?
        - Бить тебя больше никто никогда не будет, - пообещал я со всей твердостью, на которую был способен. Она не поверила, но поднялась и пошла за мной в ванную. Я помог ей раздеться. Ее стройное тело было изумительным, гибким и соразмерным, и странно смотрелись на нем многочисленные голубовато-багровые следы пинков. Правая грудь целиком заплыла синюшным цветом и припухла. Особенно большой синяк округлой конфигурации, как след от копыта, расползся чуть выше поясницы. Меня она не стеснялась, видно, принимала за нянечку. Специально для такого случая я прихватил из Москвы мягкую шерстяную рукавичку и намылил Катю душистым мылом "Экстра", стараясь не причинять боли. Ей купание понравилось, она даже начала весело повизгивать. Заодно вымыл ей голову, у меня был припасен французский шампунь. Потом отжал светлые длинные волосы, массируя кожу, отчего она недовольно запыхтела:
        - Ну хватит же! Дырку протрешь!
        Чистую, влажную, пахнущую цветами, закутал ее в купальный халат и отнес в комнату. Там усадил на кровать, подоткнув под спину подушку.
        Вдруг ей захотелось курить.
        - Саша, можно мне сигаретку?
        Я принес пепельницу, уселся рядом с ней, и мы покурили.
        - Ты хороший, - сказала она. - Ты очень нежный.
        - Стараюсь, - ответил я. После этого она внезапно начала заваливаться на бок, выронив на пол горящую сигарету. Спала недолго, минут двадцать, а я сидел и смотрел на нее. В ней, спящей, было столько умиротворения, что казалось, весь мир вокруг задремал. Но все же я не мог понять, как случилось, что эта молодая, красивая, но, вероятно, самая обыкновенная женщина, с которой я познакомился совсем недавно, причем среди ночи, на улице, стала для меня дороже всего на свете и разом заслонила прошлое? Даже то страшное, что произошло с нами, лишь усилило мое чувство к ней.
        Проснулась она так же, как уснула, - внезапно и несколько секунд смотрела на меня с ужасом, не узнавая. Ужас в ее глазах был именно такой, про который говорят "животный", но это неправда. Вряд ли животным ведома вся глубина отчаяния, какую испытывает человек на пороге небытия.
        Голос мой дрогнул:
        - Ну что ты, голубушка?! Ну что ты? Это же я, Саша.
        Она с облегчением улыбнулась, крепко сжала мою руку:
        - Что-нибудь нехорошее приснилось?
        - Нет, мне ничего больше не снится.
        - Ладно, одевайся. Пойдем в столовую.
        - Может быть, сходишь один? Правда, я совсем не голодная.
        - Вот что, Катя. С сегодняшнего дня начинаем посую жизнь. Нормальную. Утренняя гимнастика, прогулки, бег. Задача такая: через неделю сдать нормы ГТО.
        - А что такое ГТО?
        - Пока секрет. Придет время, узнаешь.
        В столовую я нарядил ее в длинную бежевую юбку и тонкий шерстяной свитерок. Ее влажные волосы мы закололи сзади блестящей перламутровой заколкой. На мой вкус, получилось очень красиво. Катя к моим камердинерским хлопотам была безучастна и даже не глянула на себя в зеркало.
        Столовая располагалась в пристроенном к первому этажу флигеле и оказалась заполненной едва ли на треть. Радушная полная женщина в белом халате, которая здесь распоряжалась, отвела нас за столик у окна, поправила на опрятной ситцевой скатерти вазу с тремя пунцовыми тюльпанами и пожелала приятного аппетита. Из окна открывался чудесный вид на дубовую рощу. В помещении аппетитно пахло печеным хлебом. Публика состояла в основном из молодых и пожилых пар, а также за тремя сдвинутыми столами в противоположном от нас углу пировала шумная компания молодежи. Там поблескивали винные бутылки и пучилась литровая склянка "Смирновской". Путевка в этот затерянный в лесах пансионат стоила в среднем полтора миллиона, поэтому здешние отдыхающие, надо полагать, вряд ли были из шахтерских семей. Да это и естественно. Нормальные люди уже давно забыли о существовании всех этих богоугодных совдеповских заведений. Дешевые путевки канули в прошлое, как и весь заплесневелый коммун ячий быт, когда затурканный человек вынужден был безропотно сносить кошмарный гнет бесплатной медицины.
        За соседним столом вкушал грибную солянку солидный господин лет тридцати пяти, неуловимыми родовыми приметами напоминающий какого-нибудь знатного московского брокера. С брезгливым видом он опускал в розовую пасть ложку за ложкой, но только до того момента, пока не увидел Катю. Когда он ее увидел, челюсть его отвисла, бычьи глазки радостно сверкнули, и не мешкая он громко представился:
        - Тамарисков Сергей Юрьевич! С приездом, друзья. Откуда прибыли в нашу обитель, позвольте узнать?
        Катю, разумеется, неожиданный наскок незнакомого мужчины перепугал, а я вежливо объяснил, что приехали мы из Москвы, зовут нас так-то и так-то, и поинтересовался здешними обычаями и нравами.
        - Хочется, понимаете ли, немного отдохнуть...
        Одним ловким движением Сергей Юрьевич вместе с тарелкой переместился за наш стол. Катя собралась было бежать, но я незаметно удержал ее за локоть.
        - Ребята, да вы что?! - выпялился как на сумасшедших. - Ладно я здесь по необходимости, работу кое-какую закончить, но вы-то!.. В эту глушь?! На Канары, дети мои, на Канары - вот куда должен ехать белый человек.
        - Мы с женой люди тихие, неприхотливые, - пояс-кил я. - Хочется иногда подышать природой, лесом, рекой...
        - Надышитесь, - загрохотал Сергей Юрьевич, пожирая Катю глазами, словно меня вовсе не было за столом. - Этого добра тут навалом... Впрочем, рад, хоть какие-то люди появились. Преимущественно тут одни дикари. Да вон поглядите! - ткнул перстом в дальний угол, где гужевался молодняк. - Увы, не Европа, Саня, не Европа... Атак, возможно, пулечку собьем. Ты как насчет префа?
        - За милую душу, - сказал я, ничуть не обескураженный фамильярным обращением. Мне все в брокере понравилось, кроме того, что он чересчур нахраписто положил глаз на Катю. А так - открытая книга для тех, кто умеет читать. Три извилины, непомерные амбиции и мешок наворованных денег под кроватью. Это неопасно.
        Голубоглазая опрятная девушка-официантка в оранжевом передничке подала нам по тарелке такой же, как у Сергея Юрьевича, солянки и водрузила на стол большое блюдо с овощным салатом. Я попробовал солянку - вкусно.
        - Катя! Давай ешь. Пальчики оближешь!
        - Кормежка нормальная, врать не стану, - подтвердил Сергей Юрьевич. - Но все пресновато, по-совковому. Попозже загляните ко мне, угощу натуральным продуктом. Мужички недавно подвезли, прямиком из Парижа. Во рту тает.
        - Лягушки, что ли?
        - Саня, ты шутник, одобряю.
        Говоря со мной, он продолжал неотрывно пялиться на Катю, и под его откровенным взглядом она никак не решалась приступить к еде.
        - Сергей Юрьевич, - сказал я, - у меня к вам деликатная просьба, если позволите.
        - Слушаю внимательно.
        - Пересядьте, пожалуйста, к себе, а после мы вас обратно позовем.
        - Не понял! - Он состроил такую мину, какая была, вероятно, у Павла I, узревшего в дверях графа Орлова с удавкой, - Я мешаю?
        - Не в этом дело. Кате надобно принять кое-какие пилюли, при вас она робеет.
        - Вы больны, мадемуазель? - еще больше удивился брокер. Катя, густо покраснев, молчала.
        Я сказал с обидой:
        - Не слишком тактичный вопрос. От вас не ожидал.
        После недолгой немой сцены Сергей Юрьевич вернулся за свой стол и даже сел к нам спиной, видимо демонстрируя, что оскорблен в лучших чувствах.
        - Саша, мне страшно, - прошептала Катя.
        Не отвечая, я зачерпнул из ее тарелки и начал кормить ее с ложечки. Сперва она чуть не подавилась, но постепенно вошла во вкус и уже самостоятельно доела всю тарелку. На второе подали телячью вырезку с жареной картошкой, сдобренную чесночным соусом. Куски огромные, как у немцев. Свою порцию я метанул по-гвардейски, чем вызвал у Кати восхищение.
        - Ешь и мою котлетку.
        - Ну уж нет, дорогая. Сейчас попробуешь и попросишь добавки.
        Я порезал ее мясо на мелкие кусочки, она отправляла их в рот один за другим и, морщась, почти не пережевывая, проглатывала.
        - Картошечки бери, картошечки, - суетился я. - С картошечкой вкуснее.
        - Почему ты обращаешься со мной, как с идиоткой?!
        Ее внезапная задиристость так меня обескуражила, что я не сразу нашелся с ответом. Зато Сергей Юрьевич, который хотя и сидел спиной, но внимательно следил затем, что происходит за нашим столом, солидно пробасил:
        - Действительно, Сашок, чего привязался?! Она же не ребенок.
        - Сергей Юрьевич, заткнитесь, пожалуйста, - деликатно отозвался я. Сосед ничуть не смутился, напротив, посчитал это как бы приглашением вернуться к нам за стол. Кофе пили с пирожными - тоже отличной свежей выпечки. Сергей Юрьевич выудил из штанов плоскую посеребренную фляжку и предложил добавить в кофе коньяку.
        - Не сомневайся, Сашок. "Камю" десятилетней выдержки. Другого не держим.
        Я подставил чашку, Катя отказалась. Но она уже привыкла к брокеру и больше не дичилась Даже поинтересовалась:
        - Как вас зовут, молодой человек? Извините, не расслышала.
        - Для вас просто Сережа, - сверкнул он ослепительной металлокерамикой. - У вашего мужа, Катенька, я заметил, непростой характер. Не обижайся, Сашок, я ведь чего думаю, то и говорю.
        - Такие люди нынче редки.
        - Кстати, что касается твоей болезни, Катенька. У меня в Липецке знакомый лекарь, чистый колдун, ей-Богу! Я даже не спрашиваю, что вас беспокоит. Он лечит все болезни, вплоть до СПИДа... Если Саня разрешит, мы к нему смотаемся. Саня, не будешь возражать?
        - Конечно, не буду. Поезжайте хоть сегодня.
        На этой доброй ноте обед закончился. Сергей Юрьевич проводил нас до номера и по дороге то и дело пытался ненавязчиво оттеснить меня от Кати. Напор у него был бескомпромиссный, как у застоявшегося в стойле жеребца. Напоследок, прощаясь на этаже, он залудил какой-то удивительно скабрезный анекдот, который Катя не дослушала до конца, юркнула в дверь. Тут же он принял озабоченный вид.
        - Вот что, Сашок, чтобы не было недомолвок... Когда вижу клевую женщину, меня иногда заносит. Но ты всегда можешь меня тактично поправить, верно? Мы же не дикари.
        - Конечно. Я сам такой раньше был.
        Катя после сытной еды прилегла подремать, а я, дождавшись, пока она уснет, отправился на разведку. Дверь запер к а ключ. Шатался около часу. Обследовал оба этажа, все входы и выходы, побродил по окрестностям.
        Густой хвойный лес начинался почти от самого порога. В разные стороны протянулись ухоженные широкие тропы. Одна из них привела к тихому, темному, точно заколдованному, лесному озеру - с песчаным пляжем и с нависающими над водой пушистыми ивами. Такой ясной, невыморочной красоты я, кажется, не встречал прежде. Голова кружилась от переизбытка кислорода. Как хорошо, что Катя тоже скоро все это увидит. Сидя на бережку, я выкурил подряд две сигареты.
        Возвращаясь, заглянул в дверь с надписью "Медпункт". За столом сидел круглолицый дяденька и читал газету "Вечерний Липецк".
        - Вы здешний доктор? - спросил я.
        Да, он оказался именно доктором, звали его Андрей Давидович Петрушевский, и я не пожалел, что сюда завернул. Обхождение у него было истинно профессорское, благожелательно-наставительное, с потиранием пухлых ручек, со сдержанным ироническим смешком и с поминутным присловьем "батенька вы мой!". Очарованный, я рассказал, что приехал отдохнуть с молодой женой, которая недавно перенесла сильное нервное потрясение, как бы немного повредилась рассудком и теперь пребывает в неких заоблачных мечтаниях, что меня, естественно, беспокоит. Андрей Давыдович отнесся к моей истории очень серьезно, задал несколько точных профессиональных вопросов и в заключение заметил, что случай кажется ему интересным, но прежде чем делать какие-то выводы, надобно осмотреть больную. Угадав мои сомнения, доверительно сообщил, что как раз пять последних лет заведовал отделением в психиатрической клинике в Липецке, однако волею некоторых роковых обстоятельств вынужден был оставить насиженное место и укрыться от недругов в пансионате "Жемчужина". На роковые обстоятельства он намекнул довольно прозрачно:
        - Мир, батенька вы мой, сошел с ума, как вы сами, вероятно, заметили, и два-три десятка человек, которых я опекал в клинике, оказались чуть ли не единственными нормальными людьми в городе. Короче, когда полоумные прохиндеи решили приватизировать мою лечебницу и устроить в ней то ли казино, то ли бордель, мне пришлось уносить ноги. Наш главврач, чистейшей, кстати, души человек, пошел жаловаться в мэрию, но так, бедолага, оттуда и не вернулся. Что с ним сделали, не берусь судить, но диагноз - обширный инфаркт. Да, я сбежал и не стыжусь этого. А как иначе? Не можешь пристрелить бешеную собаку, беги от нее. Разве не так?
        Последние фразы он произнес с вызовом, и в его добродушном лице промелькнуло воинственное выражение.
        - Знакомая ситуация, - утешил я, - Помножьте Липецк на сто - и получите Москву. С той разницей, что там нормальных людей и в психушках не осталось.
        Чем-то растроганный, доктор пожал мне руку и велел привести жену немедленно.
        Когда я вернулся в номер, Катя сидела на веранде. Солнце наполовину завалилось за горизонт, и лес пылал тихим оранжевым костром.
        - Ну как? Хорошо поспала? - спросил я.
        - Саша, куда мы приехали?
        - Как куда? Пансионат "Жемчужина", Здесь неплохо. Смотри, какая чудная природа.
        - А зачем?
        - Что - зачем?
        - Зачем мы сюда приехали? Мы прячемся?
        - Да что ты! От кого нам прятаться? Всех злодеев Григорий Донатович приструнил.
        - Зачем врешь?! Ты же прекрасно знаешь, нас найдут повсюду!
        Бледная, с потемневшим взглядом, она была на грани срыва. Я положил руку на ее колено, и Катя дернулась как ужаленная:
        - Саша, спаси меня, пожалуйста, спаси!
        - Сейчас пойдем к одному человеку, он с тобой поговорит, и ты сразу успокоишься, вот увидишь.
        У доктора Катя пробыла около полутора часов. Вышла оттуда с таким выражением, точно хватила касторки. Андрей Давыдович выглянул из кабинета и поманил меня пальчиком. Я боялся оставить Катю одну в коридоре, но она сказала:
        - Иди, иди, я подожду.
        Доктор выглядел возбужденным.
        - Ничего страшного, - успокоил меня. - Обыкновенный психогенный шок. Но есть нюансы, любопытные нюансы. Вы знаете, что ваша супруга в положении?
        - Откуда мне знать.
        - С уверенностью не могу сказать, но похоже, очень похоже, - он как-то двусмысленно хихикнул. - Да-с, не лучшие времена для рожениц.
        - Вот именно.
        - С завтрашнего дня начнем курс иглотерапии, - он смотрел на меня изучающе, - Но вот главное, Александр Леонидович. Никаких стрессов. Ее выздоровление полностью зависит от вашей деликатности и терпения. Вы должны это понять. У нее могут появляться странные капризы. Ее психика предельно уязвима. Чуть-чуть надави неосторожно - сломается. Между ней и миром нарушено равновесие. Спасаясь, она замкнулась в себе. Но штука в том, что человек сам для себя и есть самое ненадежное убежище... Вы не могли бы все-таки рассказать, какая беда с ней приключилась?
        - Ее изнасиловали. И пытали.
        - Так я и думал, так и думал, - доктор радостно потер ручки. - Что ж, терпение, мой друг, терпение и еще раз терпение. А вот эти пилюльки будете давать три раза в день...
        Катя притулилась у стенки и озиралась по сторонам с таким видом, точно ожидала немедленного нападения. Зрачки расширенные, глаза огромные, как у перепуганной лошадки. Шагнула навстречу, протягивая обе руки...
        Ужинать не пошли, напились чаю с печеньем (кипятильник, слава Богу, не забыл) и рано, в девятом часу, легли спать.
        ГЛАВА 5
        Дни потянулись однообразно, незаметно. Завтрак, прогулка, визит к доктору, обед, сон, полудневный кофе в номере, прогулка, купание в озере, ужин, вечер, сон. Растительная жизнь, которая, когда задумаешься строго, единственное, к чему стоит стремиться; все эти нелепые хлопоты по добыче славы и деньжат рано или поздно обязательно превращают человека в скотину.
        Через три-четыре дня Катя начала постепенно оттаивать. Уже не пугалась каждого шороха. У нее появился аппетит, и один раз она взялась наперегонки со мной переплыть озеро. Но выздоровление было хрупким. В глазах по-прежнему светилась какая-то чертовщина. Да и речь частенько бывала бессвязной. На вторую ночь я проснулся оттого, что она сидела на кровати и осторожно шарила вокруг себя руками.
        - Ты чего? У тебя что-то болит?
        - Они уже здесь, - ответила с такой уверенностью, с какой мой бедный батюшка говаривал о преимуществах восьмицилиндрового движка, - Мы попались!
        Я зажег свет. Более обреченного лица я не видел даже у старух в московских очередях, когда она подсчитывают, хватит ли денег на пакет молока, Сердце мое упало.
        - Катенька, успокойся, никого же нет! Ну посмотри. Дверь заперта, мы одни.
        - Я же тебя просила.
        - О чем, дорогая?
        - Убить меня. Не могу так больше.
        - Ты никогда меня об этом не просила.
        - Просила, ты просто забыл. Еще в Москве. Я же знала, что нас найдут, вот и нашли.
        - Но где они, где?!
        - Они подкрадываются. Ты просто не слышишь.
        На ватных ногах я поднялся и принес воды. Она попила из моих рук, и серый ужас потихоньку отступил из се глаз. Я уложил ее поудобнее, погасил свет, обнял и начал баюкать, приговаривая: спи, моя радость, усни, в доме погасли огни... Катя поворочалась немного и вскоре уснула.
        Но это было единственный раз, больше не повторялось. Радоваться было нечему. Забыв о тех, кто подкрадывается, она переключилась на другие объекты. Теперь она панически боялась милого доктора Андрея Давыдовича и богатого липецкого гражданина Сергея Юрьевича Тамариском. В ее представлении оба преследовали одну цель: добить ее окончательно, но шли к ней разными путями. Доктор не мудрствовал, а сразу вогнал ей под кожу десять иголок и хладнокровно дожидался, пока она окочурится. Но Катя выдержала и это испытание. Только попеняла после первого сеанса:
        - Зачем тебе это нужно, Саша? Если надоело со мной возиться, дай яду. Зачем же все мучить и мучить?..
        Втолковать ей что-либо путное по-прежнему было невозможно, но все-таки положение изменилось в том смысле, что Катя начала прислушиваться к моим словам, пусть и не вникая в их смысл. Говорил я с ней много, подолгу, почти не переставая, - на прогулке, за едой, в постели. Так и этак я объяснял ей, что беда, которая с нами приключилась, изменила нас обоих и мы уже никогда не будем такими, какими были прежде. Но это вовсе не значит, что мы должны поднять лапки кверху и смиренно ждать конца. То же самое, говорил я ей, реформаторы проделали с миллионами людей, ограбили, унизили, лишили смысла жизни, превратили в скотов, но погляди вокруг: почти никто не хнычет, не просит пощады и не дрожит от унизительного страха. Даже пожилые, старые люди не сдаются, стараются добыть себе пропитание, обустраиваются, как могут, в надежде на лучшую долю. Нашествие двуногой саранчи, уверял я, не может продолжаться слишком долго хотя бы потому, что ничто не вечно в природе. Сейчас скверные, лихие времена, но они изменятся. Саранча, нажравшись, непомерно заглотнув, лопнет от несварения желудка и превратится в навоз, удобрит
землю для будущих посевов. Все эти монстры, которые пугают нас с экранов реформой, коммунистами, фашистами, стабилизацией и приватизацией, на самом деле не так страшны, как смешны. Их сила только в нашем страхе, покорности и скудоумии. У нашего народа, говорил я, есть странное свойство впадать в летаргический сон, когда ему грозит смертельная опасность, но рано или поздно он просыпается. О, этого недолго ждать, потому что на алтарь пробуждения уже принесены кровавые жертвы - бойня в центре Москвы, Чечня, Буденновск... Женщины-беженки, чахнущие в сырых землянках, и дети под Тверью, которых кормят жмыхом, не дадут здоровым мужикам слишком долго наслаждаться летаргическим забвением. Об этом писал и Толстой, вспомни его рассуждения о народной дубине. С исторических времен мало что изменилось в этом мире. Насильник, злодей давит и убивает, жертва плачет и гнется, но всегда наступает час возмездия. Он неизбежен, как Божья кара. Когда народ очнется от летаргии, не останется и следа от всех этих крыс, от всех этих моголов, четвертачков и тех, кто дал им волю. Они исчезнут вмиг, как и появились, и память о них
будет скорбью... Я говорил в этом роде, сам, конечно, не веря в то, что говорю, но моя горячность не пропадала даром. Катя слушала не перебивая, и в пугливых очах нет-нет да и разгорался тусклый огонек надежды... Сергей Юрьевич досаждал ей своим рыцарским ухаживанием. Меня он не стеснялся, видимо считая несерьезным соперником, хотя и мужем. Пару раз, правда, намекнул, что если у него все получится, как задумано, то я тоже не останусь внакладе.
        - Любая женщина имеет свою цену, - пояснил тет-а-тет. - А твоя, Сашок, из самых дорогих. Поверь, уж в этом я разбираюсь.
        Интересно, думал я, сколько же он готов отвалить?
        Настигал он нас неожиданно - на прогулке, на озере, в библиотеке, - в номер я его не пускал, говорил: "Не прибрано!" - и захлопывал дверь перед носом, - настигал и сразу затевал романтические речи.
        Я внимательно следил за Катиными реакциями. Она хоть и боялась непобедимого Сергея Юрьевича, но это был уже не тот страх, который мы привезли из Москвы. Этот новый страх изредка утеплялся озорными искорками в глазах, будто она на ощупь, малыми шажками возвращалась сама к себе. Все-таки однажды у нас с Тамарисковым произошло неприятное объяснение. Он в это утро был какой-то особенно настырный, и заметно было, что крепко похмелился после завтрака. Рассказал подряд два таких сальных анекдота, что даже я почувствовал оскомину. Я оставил Катю одну на скамейке, а Сергея Юрьевича отвел в сторонку, за деревья.
        - Сашок, чувствуешь, да? Клюет! Как покраснела, видел? Против юмора ни одна не устоит. На юморок их цепляешь, как сома на лягушку.
        Пыхтел он возбужденно и нервно прикурил. Я сказал:
        - Сергей Юрьевич, я не против. Вы человек серьезный, и вижу, не на шутку увлеклись. Тем более и мне кое-что обещали...
        - Сашок!
        - Как говорится, большому кораблю дальнее плавание. Но об одном хочу попросить, как Катан бывший муж: держите себя поприличнее. Не привыкла она к такой удали. Всю игру испортите.
        - Сашок, ты их не знаешь. Они все тихонями прикидываются. В каждой бабе сидит дьявол. Сунь ему в нос горящую паклю, и женщина твоя. Так-то, Сашок. Учись, пока я рядом.
        - Бить буду насмерть, - сказал я.
        Сергей Юрьевич вдруг побледнел, протрезвел, наглые глазки поблекли. Видно, разглядел во мне что-то такое, чего раньше не замечал.
        - Ты что, спятил? Это же отдых, флирт!
        - Вы мне нравитесь, Сергей Юрьевич. Вы человек образованный, с манерами, любите поэзию, но если Катю обидите, раздавлю, как таракана.
        Задумался, хмуро ответил:
        - Понял тебя, друг!
        Не знаю, что он понял, но часа два после этого разговора держался замкнуто, нелюдимо. То есть вообще нас покинул, сказав, что ему нужно поработать в номере. Мы с Катей пошли купаться. Первые два дня она не решалась лезть в воду, думала, что обязательно утонет.
        - Ты что же, не умеешь плавать? Да тут у берега совсем мелко.
        - Я хорошо плаваю. У меня второй разряд.
        - Так в чем же дело?
        - Ты не поймешь, - вздохнула обреченно.
        Но этот день выдался необыкновенно жаркий - в тени за тридцать. Катя потрогала воду ладошкой, заулыбалась - и осмелилась.
        - Тонуть так тонуть, - молвила отчаянно.
        - Вместе утонем, - поддержал я.
        Входили в теплую воду, как папа с дочкой. Я вел ее за руку, а она заранее на всякий случай слабо попискивала. В предобеденный час все отдыхающие собрались здесь, и все с любопытством наблюдали за нами. За исключением компании молодняка, которая резвилась на полянке с волейбольным мячом. Играли они в волейбол, но по дикой ржачке и истошным, сладострастным воплям можно было подумать, что нацелились на бесшабашную групповуху. От шума, который они издавали, половина окрестных птиц, надо полагать, попадала замертво.
        Мы же с Катей, разумеется, представляли примечательную парочку: прелестная девушка в изумрудном купальнике, но в подозрительных пятнах по всему телу, и ее мрачноватый спутник с забинтованными плечами. Осторожно погрузившись по пояс, мы одновременно оттолкнулись от твердого песчаного дна и потихоньку поплыли на другой берег. Там вылезли из воды и, пройдя несколько шагов по колючей траве, уселись на толстую поваленную березу. Пока мы плыли, мне было хорошо, а теперь стало еще лучше. Озерная вода смыла с Катиного лица всякое напряжение, и сейчас она была такой, какой я встретил ее впервые: беспечной, с блестящим взглядом - девочка, ожидающая чуда. Как я был благодарен Гречанинову за то, что он послал нас сюда. Липецкая область на самом деле - это почти рай. Здесь можно забыть обо всем. Пронизанный солнцем лес усыпляет разум, а о чем еще может мечтать человек, превращенный в птеродактиля. Отсюда даже смерть отца казалась чем-то таким, чего в действительности не могло быть. Уверен, он сейчас радовался за меня где-то неподалеку.
        - Ну вот, - сказал я глубокомысленно, - Видишь, не утонули. Выходит, зря боялась.
        Катя зажмурила веки, подставляя лицо благодатным ультрафиолетовым лучам.
        - Потому что они прозевали, - ответила она. - Спохватятся, когда поплывем обратно.
        - Вернемся в Москву - и сразу распишемся.
        Она открыла глаза.
        - Ты о чем?
        - О чем слышала, вот о чем.
        Чем-то, видно, я ее поразил, потому что вскочила и опрометью кинулась в воду. Унырнула так далеко, что еле ее догнал на середине озера.
        - Не хочешь, не надо, - сказал я примирительно, сдирая с морды тину. - Но все же обидно, когда предлагаешь любимой женщине руку и сердце, а она с воплем кидается в омут.
        Катя не ответила, еле-еле скребла по воде ладошками. На берегу, не обтираясь, легла на расстеленное полотенце (прихватили из номера) и уткнулась щекой в песок. Мерцал лишь один ее неподвижный карий глаз.
        - Все-таки объясни, что тебя так встревожило?
        Катя перевернулась на спину и изрекла:
        - Не смейся надо мной, пожалуйста!
        - Как это?
        - Я - калека. И никому больше не нужна. Я же не ропщу. Но неужели это так смешно?
        Так проникновенно звучал ее голос, точно она обращалась прямо к небесам. Нежное лицо оросилось потоком беззвучных слез. Она страдала одиноко, как пичужка с оторванной лапкой. Ничего я не придумал, чтобы ее утешить, только наклонился и слизнул влагу со щеки. Как раз в отдалении показался Сергей Юрьевич, в модных расписных шортах, мускулистый и задумчивый. Я решил, что если подойдет к нам, то сразу его убью. Но он не подошел, устроился неподалеку, косо на меня взглянув.
        Катя отплакалась и вроде бы даже уснула. Милый измученный комочек плоти, в которую заключена замордованная душа. Любовь к ней жгла мое сердце, и на мгновение почудилось, что вот-вот замрет и перестанет тикать.
        На другой день, после очередного сеанса иглотерапии мы побеседовали с доктором Андреем Давидовичем. Катя ждала в коридоре. Выйдя из кабинета, она сообщила:
        - Он меня уже всю проткнул. А несколько иголок оставил внутри, вот тут! - красноречиво постучала согнутым пальчиком по лбу.
        Доктор, пуще обычного оживленный и как-то неприятно запотевший, встретил меня вопросом:
        - Ну как? Замечаете перемены?
        Я сказал, что замечаю, но только к худшему. Я был в отчаянии, в панике. Мне казалось, тайную пружину ее жизни, надломленную в бандитском логове, уже невозможно восстановить, потому что человек не рождается дважды. Я и до Кати встречал живых мертвецов, которые ходили, дышали, работали и даже смеялись, но от них за версту несло трупом. Да если внимательно приглядеться, из каждых пяти человек на улице один обязательно будет такой. Потому и Москва нынче смердит, как развороченное кладбище.
        Доктор со мной не согласился. Он так энергично потирал пухлые ручки, словно вознамерился возжечь огонь первобытным способом.
        - Батенька вы мой, как же вы обывательски заблуждаетесь. Да коли по-вашему рассуждать, человечество должно было исчахнуть еще в пятнадцатом веке, в период нашествия чумы. Компенсационные возможности безграничны, уверяю вас. Ваша Катенька - далеко не самый безнадежный случай. Я мог бы привести сотни примеров, когда людей поднимали буквально из могилы и через некоторое время они с удовольствием производили потомство.
        - Вы, наверное, имеете в виду святого Лазаря? - уточнил я. - Но там лекарь был знаменитый.
        - А вот это хорошо, что шутите... По совести говоря, наши сеансы - это так, подстраховка. Катя полностью сориентирована на вас, Александр, на вашу личность, значит, от вас зависит, как пойдет ее выздоровление.
        - Не совсем понимаю.
        - Никаких плохих настроений, никаких нотаций. Добрая мужская забота и веселая шутка. Но нельзя перебарщивать. Дурацкий смех ее уязвит. По возможности будьте интеллигентнее.
        - Я и так на пределе.
        - Кто вы по профессии?
        - Архитектор, кажется.
        - О-о! Хороший архитектор?
        - Один из самых лучших.
        Андрей Давыдович недоверчиво хмыкнул:
        - Мне по душе ваша скромность. Возможно, когда поставим на ноги вашу милую супругу, я обращусь к вам с маленькой просьбой. Не возражаете?
        - Весь к вашим услугам, - я помешкал и добавил: - Она мне дороже всего на свете, доктор.
        - Это немудрено, - заметил он как о чем-то само собой разумеющемся.
        Тем же вечером произошел роковой инцидент. Катя уже легла, а я, сидя под лампой, читал ей вслух занудный роман Тургенева "Дым". Книг мы накануне набрали в библиотеке, Тургенев оказался ее любимым автором. Под чтение она обычно засыпала быстро. Но тут постучали в дверь. Приперся Сергей Юрьевич. Он еле держался на ногах, и взгляд у него был лунатический. По привычке сказав: "Не прибрано!" я попытался захлопнуть дверь, но гость ухитрился вставить в щель ногу.
        - Сашок, есть важный разговор. Не пожалеешь. Зайдем ко мне на минутку.
        Странно, что в таком состоянии речь у него была связной, хотя и замедленной.
        - Давай завтра, а?
        - Завтра может быть поздно. Это касается Кати.
        На этот крючок я не мог не попасться. Попросил подождать, вернулся в комнату, надел спортивные брюки и рубашку. На вопросительный Катин взгляд ответил:
        - На пять минут отлучусь. Сама пока почитай.
        - У меня буквы прыгают, ты же знаешь.
        Номер Тамарискова был на том же этаже, в другом конце коридора. Там на диване сидел какой-то прилизанный типчик лет тридцати, из тех, которые вечно крутятся на оптовых рынках. Рожа злая, в глумливой ухмылке. Этот типчик, как и его генетические близнецы, был опасен. Он подтвердил это тем, что достал из-под диванной подушки пистолет и нацелил мне в лоб. Сергей Юрьевич захлопнул дверь и подтолкнул меня на середину комнаты.
        - Ну вот, - сказал в ухо, - Вы там в столице зарвались. Думаете, одни вы крутые. Придется тебя, Сашок, маленько поучить... Это Миша, знакомься. Учти, каратист и стреляет без промаха. Вы тут погутарьте часок, а я пока пойду потолкую с Катенькой. Только без глупостей, понял? Это не Москва, это Липецк.
        Я обернулся и увидел пустые пьяные глаза. Недавний кошмар повторялся, но в каком-то пародийном варианте. Смеяться не хотелось.
        - Не посмеешь, - сказал я.
        Сергей Юрьевич гулко загоготал, хлопая себя по бокам:
        - Ты так думаешь? А зачем грозил?.. Миша, угости его водочкой. Будет шебуршиться, мочи.
        - Будь спок, хозяин!
        Остались мы с Мишей одни. На столе было богато: бутылки, закуска, фрукты. Я надеялся, что минут десять у меня есть в запасе. Вряд ли Катя сразу откроет непрошеному визитеру дверь. Но что-нибудь он, конечно, придумает, как-нибудь да обманет. Я сел к столу, налил водки в бокал. Как можно беззаботнее обратился к Мише:
        - Примешь за компанию?
        Глядел на меня в раздумье, пистолет опустил на колени.
        - А давай. Только не шали, ладно?
        Потянулся, не вставая, левой рукой принял бокал. Выпили вместе.
        - Не понимаю, - сказал я, занюхав водку хлебушком, - чего он так из-за бабы взбеленился?
        - Не из-за бабы. У него самолюбие. Телок он тебе завтра целый фургон пришлет.
        - Да я бы ему и так отдал. Подумаешь, ценность. Ты-то откуда появился?
        - Вызвал.
        - Добавим?
        - Наливай.
        Я подумал: невысоко же меня оценил Сергей Юрьевич, если позвал на подмогу только одного пса. Правда, пес справный: весь из мышц, качок, и глаза ледяные. Такой хоть в мать пальнет, только заплати.
        Выпили по второй в хорошем темпе.
        - Значит, он у вас в Липецке большой человек?
        - В этом не сомневайся!
        - Чем промышляет? Наркота? Рэкет?
        Миша нехорошо прищурился:
        - Много болтаешь, москвичок.
        - Извини, ты прав. Ну, вроде сидим, киряем. Еще раз извини.
        - В чужом монастыре никогда не блефуй, - наставительно добавил боевик.
        - Опять ты прав. Но я же к вашим делам никакого касательства не имею. У меня бизнес простой: подай, принеси, куда прикажут... Еще по маленькой, Мишель?
        - Вот и не надо наглеть.
        - На ошибках учимся.
        Подавая бокал, я неловко облокотился на стол и пролил водку ему на колени. Мишель выругался, наклонился, отряхивая штаны. Присмотренную литровую бутылку "Зверя" я загреб за горлышко и сбоку, со всей силы врезал ему в ухо. От этого удара многое зависело, и я не промахнулся. С омерзительным хрустом бутылка влипла в череп. Мишель сморгнул глазами, как слезами. Его чуток парализовало, но он был в полном сознании. Уже на ногах, сверху, я припечатал вторично. Изо рта у него выпрыгнуло что-то черное, как кусок смолы, и он повалился набок. Живой он был или нет, мне было безразлично. Кроме несоразмерного с происходящим какого-то ослепительного бешенства, я ничего не испытывал. Вытянул из ослабевших Мишиных пальцев пистолет и в два прыжка очутился у двери.
        У своего номера притих, осторожно надавил ручку. Заперто изнутри. Я вставил ключ, открыл и вошел. Сергей Юрьевич совершил досадный промах: не заклинил "собачку". Картину я застал мирную. Сергей Юрьевич ломился в ванную и негромко ревел: "Катюша, отвори! Надо потолковать!"
        Увидев меня, да еще с пистолетом, он удивился:
        - А где же Миша?
        - Допивает водяру, - без промедления я ткнул ему стволом в зубы. От неожиданности он не удержался на ногах и опрокинулся на спину, причем ноги остались в коридоре, а голова - на ковре в комнате. На губах вспучились красивые фиолетовые пузыри. Пока он там копошился, я окликнул Катю:
        - Кать, открой, это я!
        Мгновенно щелкнула задвижка. Я предполагал увидеть ее в обмороке, в полной отключке, в истерике, все это было бы естественно, но здорово ошибся. Ее глаза восторженно сияли.
        - Ну что, я говорила, говорила! Вот они и вернулись!
        - Кто они-то? - возразил я. - Никого и нету. Сергей Юрьевич сам по себе, для шутки зашел.
        - Не надо, я же не дурочка.
        Я за руку провел ее мимо Тамарискова, усадил в кресло, подал воды. Потом сходил и запер дверь в номер. Сергей Юрьевич сидел, привалившись к стене, и задумчиво выковыривал изо рта сломанные зубы. Оскорбленно прошамкал:
        - Этого я не смогу тебе простить, Сашок!
        На всякий случай я пнул его ногой в живот, и Сергей Юрьевич сытно икнул.
        - Что он с тобой сделал? - спросил я у Кати.
        - Ничего. Я перехитрила. Сказала, что подмоюсь и выйду, а сама заперлась. Мужчины такие доверчивые.
        Я никак не мог понять, бредит она или в нормальном рассудке. В растерянности дал ей сигарету.
        - Катя, что у тебя болит?
        - Ничего не болит, - она рассмеялась, веселая, озерная, возбужденная. - Саша, знаешь что?
        - Что?
        - Я больше их не боюсь. Ну вот ни капельки. Они такие смешные. Смотри, смотри, как он ползает! Как жук.
        Сергей Юрьевич действительно сделал попытку по стеночке подняться на ноги.
        - Катюша, отвернись, пожалуйста. Сейчас я его пристрелю.
        - Ой, ну не надо! Он же ни в чем не виноват.
        - Сашок! - подал трагический голос Сергей Юрьевич, - Она права. Я пальцем ее не тронул. Я же не насильник. По доброму согласию всегда готов. А так... Ты тоже меня пойми. Я честно балдею, когда баба не дает. Характер сволочной. Я возмещу, Сашок. Сколько скажешь, отстегну.
        - Кретин, - не сдержался я. - Весь отпуск нам поломал.
        Бочком, бочком, не сводя глаз с пистолета, Тамарисков пробрался в комнату и плюхнулся на постель. С окровавленным ртом, с запачканной кровью рубашкой он был похож на обиженного вампира.
        - Сашок, мы же интеллигентные люди. Почему поломал отпуск? Отдыхай сколько влезет, а я с утра отчалю. Бабки в номере, прямо сейчас принесу. Отпусти, а? Мишу замочил, что ли?
        Увидев Катю невредимой, я успокоился, но чернота в груди не отпускала. Палец онемел от желания спустить курок. Привычка убивать, обретенная совсем недавно, оказалась сладкой, как нектар. Подонок догадывался, как близок он к последнему путешествию.
        - Сашок, ты что, не веришь?! - бормотал, закатывая глаза, - Мамой клянусь! Больше никогда меня не увидишь. Десятирик устроит, да? Десять тысяч баксов, Сань! За моральные издержки.
        - Собирай вещи, - сказал я Кате. - А ты ступай в ванную, козел!
        Сергей Юрьевич упирался, как мог, пришлось тащить его чуть ли не волоком. От тычков стволом под ребра он обмякал, ухал и валился на пол, как мешок с зерном. Он, конечно, был уверен, что минуты его сочтены, и понес вообще какую-то околесицу. Признался, что содержит в Липецке приют для престарелых, что на нем трое грудных младенцев, которые без него подохнут с голоду, а также поклялся, что, если я его прощу, отдаст мне самое дорогое, что у него есть.
        - Сашок, не пожалеешь... Четыре этажа, винный склад... Пять гектаров соснового бора... Лоси, кабаны... Поохотимся вместе... Девок навалом, какие хочешь... Одна турчанка, Сань, ты же ее не видел, ты же ничего еще не видел... У вас в столице...
        - Заткнись!
        Пока я приматывал его ремнями к батарее в ванной, сумму выкупа он довел до миллиона зеленых.
        - Наличными, Сань! Прямо в номере. А хочешь - натурой?!
        Наконец я заткнул ему пасть вафельным полотенцем и оставил в ванной. Связал вроде надежно, но особого опыта у меня в этом деле не было.
        Катя уже собрала сумки, мою и свою, и была готова в дорогу. Взгляд по-прежнему лихорадочно-просветленный.
        Я заставил ее выпить сразу три таблетки из тех, которые дал милейший Андрей Давыдович. Проверил деньги, документы, переоделся в джинсы, свитер и куртку. Напоследок заглянул в ванную. Сергей Юрьевич заискивающе произнес:
        - Ноги затекли, Сашок. Может, ослабишь маленько узлы?
        - Учти, мерзавец! Рыпнешься до утра - и тебе каюк.
        - Да ты что, Сань?! Разве я себе враг?
        Неприкаянные, мы вышли в ночь.
        ГЛАВА 6
        Через двое суток, после многих мытарств, мы очутились в петербургской гостинице "Центральная". Сняли два одноместных "люкса", расположенных по соседству. Все-таки демократия много хорошего дала людям: в гостиницах, как и повсюду, плати бабки - и ты кум королю. Впрочем, с деньгами так было и при старом режиме, чего темнить. В Петербург попали чудовищным крюком, через Екатеринбург, но об этом знал только я. Буквально через полчаса после побега из "Жемчужины", когда мне удалось зафрахтовать попутку, Катя впала в спячку, в которой отчасти пребывала и поныне. Все двое суток с места на место, с вокзала на вокзал, из буфета в ресторан я перетаскивал ее почти на руках, а когда где-нибудь прислонял, она тут же погружалась в глубокое беспамятное забытье. Меня это не беспокоило: жива - и слава Богу...
        - Мы где, Саш? В другом номере?
        Я потер влажным полотенцем ее пылающее сухое лицо.
        - Нет, это не другой номер. Ты разве не помнишь, что приключилось?
        - Почему не помню? Все отлично помню. Меня насиловали, тебя били.
        - Вот и не угадала. Мы в Петербурге, в гостинице. Сейчас день, и мы с тобой пойдем на экскурсию.
        Катя хитро на меня посмотрела:
        - Если это Петербург, у меня тут есть подруга, Галка Кошевая. Давай позвоним?
        - Никаких Галок. У нас свадебное путешествие. Зачем нам какие-то твои Галки?
        - Значит, соврал. И напрасно. Я же всегда чувствую, когда врешь.
        Мне было невдомек, какие метаморфозы с ней происходили, но она была уже совсем не та, какой была в пансионате. Она была уравновешеннее, спокойнее. Вопрос лишь в том, выздоравливала ли или все глубже погружалась в пучину душевного расстройства.
        Как только мы вселились, я по коду набрал телефонный номер в Москве, который заставил меня запомнить Гречанинов. Включился автоответчик, и я продиктовал свои новые координаты. Потом позвонил матери, трубку сняла Елена. От нее узнал, что дома все в относительном порядке: сынуля отбыл с челночным рейсом в Польшу, а мать хотя и сильно страдает, но внешне это проявляется лишь в том, что никак не может вспомнить, куда подевалась старая каракулевая шуба, и целыми днями ее ищет. Шубу ей двадцать лет назад, на сорокапятилетие, подарил отец, и это было огромное событие в нашей тогдашней жизни. Шуба стоила около пятисот рублей, месячная зарплата отца - это был щедрый подарок. Долгие годы она висела в шкафу без всякого применения: мама не решалась выходить в ней на улицу, полагая, что будет выглядеть слишком вызывающе; зато жила с бодрым чувством обеспеченной, богатой и любимой женщины. Потом, лет семь назад, случилась трагедия: за какой-то месяц недосмотра шубу сверху донизу побила моль. Мать убивалась по ней, как по покойнику, и когда однажды всерьез допекла отца своим нытьем, он сгоряча тайком вынес шубу
на помойку, до глубины души поразив супругу этим кощунственным поступком. И вот, оказывается, боль утраты не утихла до сей поры. Я понимал, почему она заново взялась разыскивать злополучную обнову: отец несколько раз намекал, что как только разбогатеет на ремонтном бизнесе, сразу купит жене новую шубу из соболя, чтобы согреть наконец ее старые кости. Он умер, и в голове у бедняжки все окончательно перемешалось в одну кучу.
        Я поблагодарил Елену за то, что сдержала слово и не бросила мать одну, на что бывшая жена справедливо заметила: не всем же быть такими эгоистами, как ты. С мамой я тоже поговорил, но так и не понял о чем. По-моему, она приняла меня за кого-то другого.
        Пока звонил, распаковывал сумки и принимал душ, Катя успела соснуть и выглядела опять обновленной.
        - Саша, - окликнула с кровати, - Подойди, пожалуйста. Сядь сюда.
        Я присел на стул, избегая ее пристального, настороженного взгляда.
        - Меня будут сегодня иголками колоть?
        - Нет, не будут. Курс уже кончился.
        Но спросить она хотела не об этом и действительно набралась духу:
        - Помнишь, ты говорил, что любишь меня?
        - Конечно, помню.
        - Это правда?
        - Конечно, правда. Что же, я буду врать, что ли?
        - Но ты даже не дотрагиваешься до меня. Тебе противно, да?
        Она не застала меня врасплох, но все же я почувствовал неприятное жжение в груди, как от спиртовой микстуры.
        - Пожалуйста, не забивай себе голову ерундой, - теперь я смотрел прямо в ее заблестевшие очи, - Просто ты еще не готова. Нам нельзя торопиться. Поспешишь - людей насмешишь. Надо подождать, пока окончательно поправишься.
        Пригорюнилась, вздохнула:
        - Так и говорят, когда не любят, Придумывают разные отговорки, Чтобы помешать ей разреветься, я взял самый строгай тон:
        - Это не отговорки. Тебе кажется, ты здорова, но это не совсем так. Ты вон спала подряд двое суток. Разве здоровые девушки по стольку спят? И голова у тебя кружится, и температура все время повышенная. Да это естественно. После того, что мы с тобой пережили, могло быть и хуже. Счастье, что у тебя такой крепкий организм.
        - Саша, я же тебя не осуждаю. Тебе противно со мной после них. Ну так брось меня. Чего ты меня повсюду таскаешь? Я же не кукла. Дай мне немного денег взаймы.
        - Зачем тебе деньги?
        - На такси. Поеду к мамочке с папочкой.
        Наконец-то она вспомнила о родителях. Впервые с тех пор, как мы удрали из Москвы.
        - Послушай, Кать, а это ты здорово придумала. Давай позвоним твоим, они, наверное, с ума сходят.
        - Почему с ума сходят? Они нормальные люди.
        - Я не в том смысле.
        - Я понимаю, в каком смысле. Ты же и меня считаешь сумасшедшей. И доктор твой с иголками тоже так считает. Ну что ж, считайте, если вам так удобно.
        Выздоравливает, подумал я, точно, выздоравливает. Придуриваться начала. Я набрал номер в Москве и удачно: сразу соединился. Услышал женское "Але, але!" и сунул трубку Кате. Она тоже послушала, но ничего не ответила. Вернула трубку мне. Там уже были короткие гудки.
        - Ну что же ты? Это же мама была, да?
        - Саша, не делай больше этого, ладно?
        - Чего - этого?
        - Не издевайся надо мной.
        - ?
        - Ты же прекрасно знаешь, что мне нечего им сказать.
        - Как это нечего? Поздороваешься. Скажешь, что у тебя все в порядке. Успокоишь стариков.
        Между ночью и днем - Ага. А потом скажу, что не помню, где я, и не знаю, от кого беременна. Так, да?
        Тут она меня достала. Не выдержав ее честного победительного взгляда, я пошел в ванную, умылся и еще раз почистил зубы. Катя пришла за мной.
        - Испугался, голубчик?
        - Чего я должен пугаться?
        - Что навешаю на тебя ребеночка.
        Улыбка отчаянная. Такой у нее никогда не было. Я притянул ее к себе, обнял, гладил мягкие волосы, пахнущие травой. Она закрыла глаза, и незаметно наши губы встретились. Первый поцелуй после воскрешения из мертвых. Он был таким, каким и должен был быть. Леденящим до жути, несущим сердечную слабость. Но мои руки, прижатые к ее спине, постепенно ее узнавали. Теплая, тугая, родная плоть.
        - Не могу с тобой расстаться, - прошептала она.
        ...Отправились на прогулку. Сели в первый попавшийся автобус и поехали куда глаза глядят. Петербург - не мой город, хотя с ним связано много чудных воспоминаний легковерной молодости. Когда-то с дружками-приятелями покуролесили тут изрядно. Но всегда город удручал меня. Его суровый, невозмутимый облик вызывал двойное чувство - восхищения и соболезнования. Вопиющая искусственность архитектурного замысла дала свои горькие плоды. Город таил в себе неизлечимую загадочную хворь, которая неизбежно передавалась его обитателям. Об этом все уже рассказали Гоголь и Достоевский, но и они не смогли разгадать до конца его больную тайну. В те десятилетия, пока город носил имя Ленина, болезнь будто притаилась в пустынных переулках, в каменных гнездах домов, а нынче, с приходом рыночной весны, снова отчаянно поперла наружу. Даже из автобуса по лицам прохожих было заметно, как они смятены и подавлены. Ни улыбки, ни беззаботного, рассеянного взгляда. Словно одна сумрачная дума запечатлелась на пожилых и юных ликах: куда же нам отсюда податься, земляки?!
        Автобус затащил нас куда-то в район Московского вокзала, и оттуда пешком мы дочапали до Невского проспекта. Пообедали в крошечной харчевне под названием "Утеха"; и Катя не капризничала, охотно похлебала горохового супа и съела полторы сосиски. Мы почти не разговаривали, но я остро чувствовал ее податливую близость. Она выздоравливает, думал я, это же очевидно!
        Явным признаком выздоровления было и то, что она вдруг захотела мороженого. Как раз хлынул дождь, и окно, возле которого мы сидели, затрещало, заискрилось под ударами тяжелых, крупных капель. Улыбаясь, Катя погладила стекло ладонью.
        - Как славно, да? Дождь!
        - А зимой будет снег, - обнадежил я.
        Зонтика у нас не было, и мы бегом пересекли улицу, чтобы попасть в фирменный магазин "Калигула". Роскошь и опрятность этого заведения напоминали музей. Покупателей, правда, не было ни одною, зато много было продавцов - исключительно молодые люди лет двадцати пяти - тридцати, с одухотворенными лицами, в форменных костюмах, в которых не стыдно было бы показаться и на дипломатическом приеме. Молодые люди не стояли за прилавками, а чинно, негромко переговариваясь, прохаживались по залам. К нам с Катей сразу приблизились двое-трое из тех, которых в иные годы можно было встретить, пожалуй, лишь в университетских аудиториях, где они изучали высшую математику либо философию. Разговор о покупке зонта, состоявшийся между нами и корректным юношей со взором Андрея Рублева, со стороны, вероятно, мог представиться именно обменом любезностями между участниками престижного научного симпозиума. На выбор он предложил нам с десяток зонтов, которые сами по себе были произведениями искусства. Мы купили самый дешевый, черный и большой, в раскрытом виде соизмеримый с походной палаткой, и юноша-интеллектуал, ничуть не
огорчась, улыбнулся Кате.
        - У вас отменный вкус, мадам! Приходите еще.
        - Завтра с утра заглянем, - ответил я за Катю.
        Когда вышли из волшебного магазина, дождь, естественно, кончился. Катя опять засыпала прямо у меня в руках, и пришлось ловить такси, чтобы поскорее доставить ее в гостиницу.
        Я тоже чувствовал, что если не сосну подряд часиков девять, то грош мне будет цена, как бойцу невидимого фронта.
        Повалились на кровать как подкошенные, но уже в полусне Катя потянулась ко мне, чтобы обнять покрепче. Из темного, вязкого забытья меня вырвал резкий, с короткими паузами звонок междугородки. Это был Гречанинов. Он ни о чем не расспрашивал, голос у него был усталый. Ничуть не удивился, что, уехав в Липецк, я звоню из Петербурга. Полагаю, если бы я дозвонился ему из могилы, он тоже всего лишь равнодушно пожал бы плечами...
        - Катя с тобой?
        - Да, со мной.
        - Как она?
        - Почти в норме, - сказал я, глядя на нежное, прекрасное лицо с закрытыми очами, окаймленное светлым нимбом волос. Во сне она, видно, опять убегала от тех, кто подкрадывается: длинные ресницы вспархивали, рука судорожно вцепилась в подушку.
        - Ей намного лучше, - добавил я.
        - Что ж, возвращайтесь. Тут вроде все утряслось. Садись на утреннюю "Стрелу", и с вокзала - домой. Ближе к ночи подскочу.
        - Спасибо, Григорий Донатович.
        - Не за что, дорогой.
        На следующий день около шести вечера мы с Катей вернулись в Москву.
        ГЛАВА 7
        На лавочке возле подъезда сидел Яков Шкиба, и был он неузнаваем. Трезвый, чисто выбритый, с иголочки одетый, вплоть до белоснежного кашне, повисшего на жилистом кадыке. Покровительственно улыбался.
        - Садись, Саня, покурим. Сейчас дядя Ваня пивка принесет.
        В изумлении я пробормотал:
        - Катя, познакомься. Это мой сосед Яков Терентьевич, заслуженный артист оперетты.
        Катя изобразила книксен, а Яша, приподнявшись, галантно поцеловал ей руку. Смерил взглядом, как стрелок близкую мишень.
        - Кажется, мы где-то встречались?
        - Мне тоже так кажется, - бесстрашно ответила Катя.
        Опустив сумки, мы присели на скамейку. Принюхавшись, я не почувствовал даже намека на привычный сивушный запах. Яша самодовольно ухмылялся.
        - Кстати, Санечка, вроде бы за мной небольшой дол-кок?
        - Ну что ты, Яша, такие мелочи...
        - Нет, почему же. Задолжал - плати. Для порядочного человека это закон. Так сколько?
        - Не помню. Тысяч восемь-десять.
        Шкиба выудил из кармана фирменного пиджака пухлый кожаный бумажник и протянул пятидесятитысячную купюру.
        - У меня же нет сдачи.
        - Ничего, останется за тобой, - благодушно махнул рукой.
        Поверженный, я лишь спросил:
        - Откройся, дружище, какое чудо с тобой произошло?
        Чуда не было. По наводке старого товарища Яков Терентьевич получил ангажемент в ночном клубе "Русский Манхэтген". Репертуар - весь Буба Касторский, но с поправкой на текущий момент. Успех - сокрушительный. За один вечер, если повезет, можно заколотить до пятисот зеленых. Правда, одно условие - не пить.
        - Сколько выдержу - не знаю, - признался Яша, - но талант зарывать в землю - преступно. Не правда ли, Катенька?
        Катя, прижавшаяся к моему боку, пискнула:
        - Ой, еще бы!
        Я боялся спугнуть удачу: буря миновала, я дома, и Катенька на глазах хорошела, восстанавливалась, можно надеяться, через девять месяцев будет опять как молодая буйволица. Пришкондыбал дядя Ваня с полной сумкой пива. На мой молчаливый вопрос Яша невозмутимо ответил:
        - Пиво можно. Оно на меня не действует, а кураж дает.
        Дядя Ваня, увидев меня, обрадовался:
        - Тю-ю! Я думал, ты навовсе съехал. К тебе же который день менты ходят.
        Сразу мое счастливое настроение отрубилось.
        - Зачем?
        - Может, недовольны, когда ты Яшу вызволил? Помнишь?
        Ясный вечер померк, и мы с Катей поплелись домой. Вдогонку Яша браво гаркнул:
        - Не боись, Саня! Мне теперь никакие менты не страшны. У меня крыша!
        Дома не успели освоиться - звонок в дверь. Глянул в глазок - точно, милицейский капитан и сержант. Будки сизые, оба незнакомые. Я открыл.
        - Гражданин Каменков?
        - Ага.
        - Позвольте-ка войти? - Фразу капитан договорил уже в квартире, отстранив меня локтем. Сержант вперся следом, тучный, громоздкий, как передвигающаяся скала.
        - Кто еще в квартире?
        Катя плескалась в ванной: оттуда доносился шум льющейся воды.
        - Знакомая... Вы, собственно, по какому вопросу, капитан?
        Не отвечая, он прошел на кухню, увидел телефон. Снял трубку и набрал номер. Сержант топтался у входной двери, застенчиво улыбаясь.
        - Прибыл, - сказал капитан в трубку. - Да, да, ждем вас... Нет, не убежит.
        Я уже сообразил, что начинается очередное действие кошмара, но душа отказывалась верить. Капитан по-свойски расположился за кухонным столом, жестом пригласив меня тоже присаживаться.
        - Эх, Александр Леонидович, похоже, наломали вы дров. Большие персоны вами заинтересовались.
        - Что за персоны?
        - Скоро узнаете... Хорошая квартирка. Мне бы такую. Но, как говорится, от трудов праведных не наживешь палат каменных. Высота два пятьдесят?
        - Два семьдесят пять.
        Лицо у капитана было простецкое, располагающее к себе, почти как у Пал Палыча, знаменитого сыщика из древнего милицейского сериала.
        В ванной Катя выключила воду.
        - Хочу попросить вас, капитан. Моя знакомая, ну, то есть правильнее сказать, супруга недавно перенесла тяжелое нервное потрясение. Ей нельзя волноваться. Не могли бы мы подъехать к вам в отделение? Там все и выясним.
        - Никак не возможно, - огорчился капитан, - Велено здесь ждать. Да вы не переживайте, может, все обойдется.
        Катя появилась из ванной, закутанная в мой халат. Милиционеров она не испугалась, по старинке полагала, что милиционер - друг человека. Прощебетала:
        - Ой, у нас гости, а я в таком виде, - и шмыгнула в комнату.
        - Разрешите, я ее уложу? - обратился я к капитану.
        - Разрешаю, - ухмыльнулся тот довольно скабрезно.
        Катеньке я объяснил, что милиционеры пришли ненадолго, проверяют паспортный режим и скоро уйдут.
        - Ты подреми пока немного, ладно? Потом поужинаем.
        Послушно улеглась в постель, я прикрыл ее ноги.
        - Поцелуй меня, - попросила, улыбаясь.
        Через двадцать минут приехала Валерия и с ней - Господи помилуй! - пещерная обезьяна Ванечка. Лба нет, пасть с золотыми коронками, носище с вывернутыми ноздрями, руки до колен и красноватые глазки-буравчики, весело шныряющие по сторонам. Весь целый, неутомимый и первобытный.
        - Да, да, любимый, это я, твоя брошенная возлюбленная, - проворковала прелестная гостья, сделав ординарцу знак, чтобы взбодрил обомлевшего хозяина, то есть меня. Ванечка выполнил наказ не мешкая: наложил тяжелую лапу на мою шею, согнул, так что хрустнуло в пояснице, и, приподняв над полом за брючный ремень, отнес на кухню, слегка потряхивая, как нашкодившего кота. С размаху швырнул на стул, отчего боль из кобчика вонзилась в затылок. Я и пикнуть не успел. Капитан стоял у стены, вытянувшись по стойке "смирно". Валерия уселась напротив меня. Красота ее ничуть не померкла за время нашей разлуки.
        - Сучка его здесь? - спросила у капитана.
        - Так точно, уважаемая Валерия! - отчеканил служака.
        - Хорошо, ступай... Приготовьте ее для Ванечки, но пока не трогайте. Я сперва поговорю с изменщиком.
        Когда мы остались одни, пригорюнясь, произнесла:
        - Вот мы снова вместе, любимый, но того, что было, уже не вернуть.
        - Почему? - удивился я.
        - Милый, милый, смешной дуралей! Такое не прощают. Папочку убил. Четвертачка повесил. Дочерний долг - отомстить за невинную кровь. Скажи только одно: неужели ты так ничего и не понял?
        - Что я должен понять?
        Достала из сумочки зеленую пачку незнакомых сигарет и ждала, чтобы дал ей прикурить. Я дотянулся до плиты, чиркнул спичкой. Мучительно искал я выход из нового бреда, но, увы, моя способность к сопротивлению, похоже, исчерпала себя. Мне не было ни грустно, ни страшно, ни смешно. Хотя понимал, что в ближайшие минуты произойдет что-то такое, что потом не исправишь.
        - Я ведь не играла с тобой, - проникновенно заметила Валерия, - Хотела изменить свою жизнь. Но ты предпочел честную давалку с одной извилиной. Объясни, почему?
        - Я люблю ее.
        Вздрогнула, как от пощечины.
        - А зачем убил папочку?
        - Роковые обстоятельства. Ну и конечно, погорячился.
        Валерия грустно глядела на меня сквозь сиреневое облачко дыма. Внезапно сонные глаза зажглись...
        - Что ж, пусть так. Ты сам выбрал, любимый. Запомни - сам! Никаких обстоятельств нет. Это для хлюпиков. Ну ничего, устрою тебе веселый отходняк. Хочешь знать, какая программа?
        - Догадываюсь.
        Хихикнула возбужденно, и наконец-то я узнал прежнюю Валерию, которую вовек не забыть.
        - Сначала Ванечка оттрахает твою сучку. О, он это умеет. Ему Четвертачок в подметки не годится. Сам увидишь. У него полуметровый со свинцовым набалдашником. Даже я больше часа не выдерживаю.
        - Любопытно.
        - При этом так забавно рычит... Ну да что, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Верно?
        - Это бесспорно.
        - Потом Ванечка тебя кастрирует. Тоже очень смешно, он же прямо горстью отрывает. Прямо с корнями. Жаль, не сможем полюбоваться вместе. Но за папочку, за Четвертачка...
        - Дочерний долг, - подсказал я.
        Ее долгий взгляд вдруг наполнился горьким сочувствием.
        - Саша, неужто всерьез надеялся нас одолеть? Совок ты несчастный!
        - Да чего теперь, - безнадежно махнул я рукой. - Может, выпьем напоследок?
        - Давай.
        Я полез в шкафчик, где между банками с крупой была затырена непочатая бутылка коньяку. Из комнаты ни звука. Одно из двух: либо они уже управились с Катей, либо дисциплинированно ждут распоряжений. Единственное, что я мог сделать, - тянуть время.
        Валерия отхлебнула коньяку и расстегнула пуговичку на блузке. Свою порцию я осушил до дна.
        - Дурак ты, Сашка, - сказала она. - Мог жить припеваючи, а выбрал эту тварь.
        - Сделанного не воротишь.
        - Только папочка любил меня по-настоящему, больше никто, - добавила девица и расстегнула вторую пуговичку.
        - Великий был человек, - подтвердил я.
        - Ты иронизируешь, но это правда. Папочка через три года мог стать президентом. Он об этом так мечтал!
        - Это по заслугам.
        Тут в коридоре кто-то заскулил, и в кухню просунулась умильная Ванечкина харя.
        - Тебе чего? - спросила Валерия.
        - Она уже готовая, уже голенькая, - красные глазка закатились в экстазе.
        - Потерпи, Ванечка. Еще немножко потерпи. Слаще потом будет.
        - Давай Ванечке нальем, - предложил я.
        Валерия покачала головой:
        - Нельзя. Одуреет... Ступай, Ванечка, ступай. Скоро начнем... Пришли-ка нам мента.
        Ванечка ласково заурчал и провалился в коридор, но тут же появился на пороге капитан.
        - У тебя на улице кто-нибудь дежурит? - спросила Валерия.
        - Так точно. Полный наряд. Две машины.
        - Вы не из семнадцатого отделения? - поинтересовался я. - Не от Вострикова?
        Капитан на меня даже не взглянул.
        - Ему налей, - распорядилась Валерия. - Ему можно.
        Я протянул милиционеру полную чашку, и он вылакал ее в один присест.
        Когда он ушел, я спросил:
        - Почему они все тебя слушаются, Лерочка?
        - Я наследница. Все счета на мое имя... Ну что, дурашка, хочешь последний разок перепихнуться?
        - Хочу, конечно. Но ничего не получится.
        - Почему?
        - А то не понимаешь? Страшно мне. Умирать знаешь как неприятно.
        - Не будь слизняком.
        Не мешкая, стянула юбку и шагнула ко мне. Мне ничего не оставалось, как ухватить ее за шею, развернуть и прижать к стене. На подоконнике лежал тесак для резки мяса с длинным тонким лезвием, наточенный как бритва. Я приставил его к ее нежному горлу.
        - Ой, - пискнула Валерия. - Щекотно как!
        Как можно более внушительно я приказал:
        - Вели всем убраться, иначе зарежу!
        Валерия не пыталась сопротивляться, только поерзала и поудобнее устроилась на моих коленки. Она давилась от смеха. У меня тоже появилось ощущение, что бездарная гангстерская сцена, которую я затеял, происходит даже не в кино, а где-то на детском утреннике.
        - Дурашка мой любимый, - сквозь смех пролепетала Валерия совершенно домашним голосом. - Да разве ты способен на это?! Совочек мой сладенький. Ну дави крепче. Режь, не жалей. Ой-е-ей как приятно!
        Завелась не на шутку, и когда я ее отпустил, проклиная себя за слабость, за руку потащила в комнату. Вот там детским утренником и не пахло. Катя, обнаженная, была приторочена за раскинутые руки к стойкам кровати; Ванечка сидел рядом на корточках и, кажется, ее нюхал. Капитан стоял у окна и солидно попыхивал сигаретой. Громила-сержант подгладывал из дверей и посторонился, чтобы нас пропустить. В Катином лице не было ни кровинки. Картина была фантасмагорическая - какому там Босху угнаться. Из груди моей вырвалось что-то вроде рычания, и я ринулся вперед, но сержант сзади ловко подсек по ногам, и я с разлету шмякнулся лбом об пол. Сознание на миг угасло, но этого мига хватило, чтобы Валерия с комфортом расположилась в кресле напротив кровати, а меня сержант подтащил к стене и прислонил к батарее.
        - Тебе хорошо видно, любимый? - окликнула Валерия, - Ванечка, не тяни!
        Ванечка поднялся на ноги. Движения его были замедленны. Он бережно раздвинул Катины ноги. Я сделал еще одну попытку прийти на помощь, но сержант, перехватив меня поперек груди борцовским захватом, пару раз деловито стукнул башкой о ребро батареи. Боли я не почувствовал, но как-то обмяк.
        Ванечка целиком отдался священному ритуалу совокупления. Он был искусным любовником и не собирался сразу разрывать жертву на части.
        Сержант забыл про меня, и ужом, под его рукой я по полу проскользнул до кровати. С ходу вцепился зубами в мясистую Ванечкину ляжку и прокусил ее. Хорошие крепкие зубы я унаследовал от отца. Ванечка то ли не ощутил боли, то ли не придал ей значения, как укусу комара. Но все-таки отвлекся от любовного обряда и, опустив одну руку, ухватил меня за волосы и отшвырнул. Еще в полете я наткнулся грудью на кованый сапог сержанта. Этого было достаточно, чтобы блаженное забытье снизошло на меня, а когда я мучительным усилием разлепил глаза, то увидел стоящего в дверях Гречанинова. Сперва померещилось, что вижу счастливый сон, но Григорий Донатович был реален, как приход весны, и вдобавок держал в руках свой любимый автомат.
        - Стоять! - рявкнул он так, что люстра закачалась. - Всем стоять на месте!
        Сержант почему-то не послушался и двинулся к нему, по-кошачьи сгруппировавшись, но нарвался на прямой автоматный ствол, направленный ему в рот, и, тяжко вздохнув, опустился на пол рядом со мной. Капитан, не дожидаясь команды, завел руки за голову. Валерия оглашенно завопила:
        - Ванечка, Ванечка, смотри, кто пришел!
        Он и ухом не повел.
        Скребя ногтями по паркету, я пополз к кровати, но Гречанинов меня опередил. Перемахнув комнат>г, опустил на стриженый обезьяний затылок автоматный приклад, отчего Ванечка смачно рыгнул и упал на согнутые руки. Будто заколачивая гвоздь, Гречанинов нанес ему еще несколько быстрых резких ударов по затылку, свободной рукой сдвигая Ванечкину тушу вбок, чтобы не раздавить Катю. Наконец Ванечка отвалился в сторону, но и в бессознательном виде продолжал характерные толчки корпусом, спеша хоть на том свете насладиться сполна.
        Большим хитрецом показал себя капитан. Пока Григорий Донатович оприходовал взбесившегося самца, опытный опер выхватил из кобуры пистолет и наставил на Гречанинова. Он все сделал правильно, но все же допустил маленькую промашку: не нажал сразу курок.
        - Гриша! Оглянись! - позвал я. По моему голосу он все понял и стрелять начал прежде, чем повернул голову. Автомат в его руке действовал суверенно и как бы сам выискал цель, выплюнув короткую очередь. Пули прошли верхом надо мной и сержантом, чудом не задели Валерию, зато дружной шмелиной стайкой опоясали капитану грудь.
        С удивленным лицом опускаясь на колени, добросовестный служака все же пальнул из пистолета, и мой красивый, под мрамор, ночник на тумбочке разлетелся вдребезги. Все, о чем так долго рассказываю, не заняло более минуты, и в итоге картина была такая: Валерия билась в кресле в нервном припадке, хохочущая и повизгивающая; сержант внимательно разглядывал на ладони выбитые зубы, а капитан, выронив оружие и поудобнее расположась на полу под окном, сжимал руками раскуроченную грудную клетку, пытаясь удержать, умилостивить рвущуюся наружу солдатскую душу. Ему было, может быть, даже горше, чем Кате. По его лицу было видно, что ему невдомек, как это, честно отрабатывая заокеанский доллар и рассчитывая к вечеру принести в семью очередной прибыток, он угодил в такой немыслимый переплет.
        - Нашатырь у тебя есть? - спросил Гречанинов. Я пошел в ванную за аптечкой. Прихватил заодно графин с водой и вату. Пока ходил, Григорий Донатович укрыл Катю простынкой и стянул ремнем Ванечкины руки. Потом, уже вдвоем, мы спеленали по рукам и ногам сержанта, который охотно нам помогал, заискивающе бормоча:
        - Вот тут, мужики, узелок слабоват...
        С капитаном хлопот не было никаких: по всей видимости, он помер.
        Ничуть не обескураженная разворотом событий, Валерия кокетливо осведомилась:
        - Мужчины, а со мной что? Мне ведь пора домой. У меня процедуры.
        Никто бедняжке не ответил. Гречанинов смочил ватку в нашатыре, поводил у Кати перед носом. Она так быстро очнулась, точно до этого притворялась. В глазах нормальное, чуть смущенное выражение в очередной раз изнасилованной женщины. И нас сразу признала.
        - Вы видели, да? - спросила лукаво. - Вообще какого-то животного подослали. Наверное, медведя, да. Саша?
        - Нет, - возразил я. - Обыкновенный человек. Здоровенный, правда, но ничего особенного. А вон он лежит.
        - Можно посмотрю? - Катя живо свесилась с кровати.
        - У-у, какой страшенный! Вы его убили?
        Как бы в ответ Ванечка ворохнулся, сверкнул красными глазками и, не соображая толком, где он, попытался сесть. Путы ему мешали. Он недоуменно заворчал.
        - Отвернись, Катенька, - мягко попросил Григорий Донатович. Она не поняла, чего от нее требуют, но я-то понял: обхватил за плечи и прижал к себе. Гречанинов нагнулся и ребром ладони с ужасной силой врезал по Ванечкиному продолговатому кадыку. Привычно рыгнув, богатырь затих.
        - Ну пусти, ну душно же! - Катенька несильно замолотила кулачками. - Ты какой-то совсем дурак стал, что ли, Сашка?
        Валерия из своего кресла изрекла:
        - И вот на эту занюханную телку ты променял свое счастье, любимый?
        - Что дальше? - спросил я у наставника.
        - Отведи Катю в ванную, я тут пока приберусь.
        Катю я не отвел, а отнес, завернув в простыню. Налил горячей воды, добавил хвойного экстракта. Помыл с мылом, причесал. Катенька сопротивлялась, отпихивала меня, но это была игра. На самом деле ей нравилось купаться. Рассудок ее был помрачен, но не настолько, чтобы бояться воды.
        Проколупались в ванной около часу, и когда вышли, в квартире уже никого не было, кроме Гречанинова и Валерии.
        - А где же?..
        - Ушли, - коротко бросил Григорий Донатович. Они с Валерией мирно пили чай на кухне.
        - Капитан тоже ушел?
        - Сержант обо всем позаботится, забудь.
        Катю я уложил в постель, заставал выпить две таблетки седуксена, и вскоре она уснула. Но перед тем как уснуть, пожаловалась:
        - Чего-то мне кажется, скоро умру.
        - Это от переутомления. Спи.
        На кухне я тоже налил себе чаю. Валерия сказала:
        - Ишь какой хозяйственный.
        Григорий Донатович спросил:
        - Уснула?
        - Да, все в порядке.
        Если бы я ничего не знал про этого пожилого, импозантного мужчину с отрешенным взглядом и про эту милую юную леди с озорной улыбкой на устах, то мог бы решить, что ко мне в гости пожаловали любящие друг друга дедушка с внучкой.
        - Затруднение у нас, - сказал Гречанинов, подождав, пока я добавлял в чай меда. - Альтернатива такая. Либо я эту дамочку пристукну и сплавлю на прокорм рыбам, либо она даст гарантию, что отвяжется навсегда. Третьего не дано.
        - В чем же проблема?
        - Я склоняюсь к тому, чтобы пристукнуть.
        Валерия возмущенно надула губки:
        - Еще чего! Да я только жить начала. Придет же в голову такое.
        - Видишь ли, Саня, умирать она не хочет. Да я и не против. Она хоть садистка, убийца, но вреда от нее особого нет. Такая чистенькая, безмозглая, алчная крыска. Надо только вырвать у нее ядовитые клыки. Рано или поздно все равно попадет в тюрьму. Короче, мараться об нее не хочется, но, с другой стороны, не дает гарантий.
        - Вы, дяденька Гриша, напрасно обзываетесь. Вам просто повезло. По папенькиному недосмотру так долго бегаете по Москве... Саша, ты джентльмен или нет?
        - Чего тебе надо?
        - Как же ты позволяешь, чтобы оскорбляли любящую тебя женщину, которую ты лишил невинности.
        Чай обжигал глотку, и я подлил в него коньяку.
        - Вот гарантия, - напыщенно воскликнула Валерия, ткнув в меня пальцем, - Завтра же поженимся, и вам нечего будет опасаться. Слышишь, любимый?! Телку твою, если уж так приспичило, возьму в горничные. Больше она ни на что не годится.
        Умоляюще поглядел я на наставника:
        - Григорий Донатович, развеется ли когда-нибудь этот идиотский кошмар?
        - Терпение, мой друг! Валерия, последний раз спрашиваю: хочешь жить?
        - А вы? - Она была безрассудна, но это впечатляю. Воплощение порока в чудесной упаковке. Ее чары были неодолимы. Она была права: никто никогда ее не убьет по той простой причине, что она бессмертна. Мы все трос об этом догадывались, но не таков был Гречанинов, чтобы поддаваться мистике.
        - Значит, так, Саня, - подбил он бабки. - Забираю ее с собой и не выпущу из чулана, пока не сделает то, что нужно.
        - А чего вы от нее хотите?
        - Да ничего особенного. Собственноручно даст показания о некоторых преступлениях, в которых замешана. Ну и парочку счетов из швейцарского банка переведет на имя некоего икса. На первый раз вполне достаточно.
        - Никуда не поеду без любимого! - торжественно объявила Валерия и, подняв чашку с чаем, плеснула ее в лицо Григория Донатовича. Успев отклониться, он влепил ей звонкую оплеуху.
        - Вы прямо как папочка! - восхитилась Валерия. - Такой целеустремленный... Любимый, не отпускай меня с ним, а то изменю. Будешь потом локти кусать.
        Гречанинов вытолкал ее из квартиры, запихнул в лифт, со мной даже толком не попрощался. Последнее, что я услышал, был Лерочкин душераздирающий смех, донесшийся точно из чрева земли.
        ГЛАВА 8
        Чудное это было пирование в ресторане "Ноев ковчег". Отдельный номер с коврами и царской лежанкой у стены, освещенный толстыми стеариновыми свечами в позолоченных канделябрах, и за столом нас трое: Георгий Саввич Огоньков, хозяин фирмы "Факел", Иван Иванович Гаспарян, простой министерский клерк, праведным трудом и упорством сколотивший небольшое состояньице (по прикидкам Огонькова, на уровне арабских шейхов), и аз, грешный, с непоправимо утраченными мечтами о лучшей доле. На столе изобилие, как при Лукулле. Дела мы уже обсудили (Гаспарян: "Три месяца псу под хвост. Придется наверстывать, друзья. Уложитесь в прежние сроки - двойные премиальные!"), похлебали осетровой ушицы и осушили бутылку виски, упакованную в кожаный чехол.
        Третьего дня я получил срочный вызов от шефа. Он так был взвинчен, что не поинтересовался, как мои дела и где я скрывался: жив - и ладно, значит, могу дальше ишачить. Оказывается, Гаспарян вернулся и теперь еще более крепок, чем прежде. По слухам, ногой открывает дверь в кабинет самого премьера, которому якобы оказал неоценимую услугу: что-то связанное с приватизацией газопроводов. В свою очередь премьера, тоже, правда, по слухам, за океаном готовят в отцы нации, на место часто хворающего Борика. Судя по тому, как энергично накачивают премьера, смена декораций может произойти буквально в ближайшие месяцы.
        - Ты хоть понимаешь, - спросил шеф, - какие перед нами открываются перспективы?
        - Понимаю, - ответил я механически, хотя думал совсем о другом. Как раз в это утро Катя впервые после налета (восьмой день) самостоятельно причесалась и чуть-чуть подкрасила губы.
        - Что от меня-то требуется, Георгий Саввич?
        Он велел к семи часам быть в "Ноевом ковчеге", дал адрес. И вот пьем виски, ужинаем, беседуем. А Катя одна в пустой квартире, сидит там, наверное, забившись в угол...
        - О чем замечтался? - Шеф дернул меня за рукав. - Иван Иванович к тебе обращается.
        - Виноват, - извинился я. - Чего-то не помню, выключил ли газ, когда уходил.
        Гаспарян поднял рюмку:
        - За тебя, дорогой! За твой талант... О приключениях твоих наслышан, но все позади. Не беспокойся, затраты компенсирую.
        Все трое мы чокнулись, выпили.
        - Вы даже не понимаете, братцы, - размягченно продолжал Гаспарян, - какое нынче удивительное время, сколько открылось возможностей для свободного творческого человека. Об одном жалею - годы! Скинуть бы годков двадцать, ах, какие можно дела вершить! Кто нас теперь остановит?
        Шеф почтительно спросил:
        - Как, интересно, там у них к нам относятся?
        - Там, - Гаспарян ткнул пальцем в небо, где, видимо, в его представлении находилась Америка. - Да там тоже не все одной краской мазаны. Есть сомневающиеся. Не верят, что сдюжим. Надеются, но не верят. Слишком напуганы за десятки лет нашим краснозвездным рылом. Но против цифр не попрешь. С цифрами в руках я любому Фоме неверующему в два счета докажу, что возврата нет.
        - Ага, - заметил я ворчливо, - так и Гитлеру казалось, когда стоял под Москвой.
        Шеф поглядел неодобрительно, а Гаспарян в секунду завелся:
        - Чепуха! Вздор! Да если быдло еще разок ворохнется, двух танков хватит, чтобы доломать ему хребет. Саня! С нами лучшие умы человечества. У нас капитал. Но в одном ты прав. Баррикады еще повсюду. Выродки прежнего режима еще цепляются за бесплатный паек. Твои сомнения понятны, но они опасны, разрушительны. Ты художник, так и будь им! Не лезь в политику. Твори от всей души. Дерзай, пробуй! А уж я не обижу, заплачу, как тебе и не снилось. Но - не халтурь, понял! Этого не потерплю. Гитлер! Ишь, вспомнил. Видно, не до конца, Саня, одолел ты в себе рабскую психологию. Не для сегодня живем, для будущего. Что о нас потомки, дети наши, скажут - вот единственный критерий.
        - Он еще молодой, - заступился за меня шеф. - У него мозги набекрень. С другой стороны, конечно, есть некоторая опаска. Уж больно быстро все завертелось. Опять же дряни много на поверхность выплыло.
        Синеватые белки Гаспаряна полезли на лоб.
        - А ты на что надеялся, Гоша? Семьдесят лет по шею в дерьме сидели, куда же ему сразу деться? Швырнули камень в дерьмо, оно и забулькало. Ничего, отмоемся.
        На этой бодрой ноте я их покинул, пообещав, что завтра соберу бригаду.
        С улицы из автомата позвонил Кате. Как уславливались: подождал до трех гудков, положил трубку и снова набрал номер. Ее голос прошуршал едва слышно:
        - Саша, уже ночь?
        - Не совсем. Скорее вечер.
        - Почему же так темно?
        - Так ты включи свет.
        - Но я же не знаю, где выключатель.
        - Катя!
        - Что?
        - Мы же договаривались, ты не будешь больше придуриваться.
        - Я не придуриваюсь. Я правда не нашла выключатель.
        - Хорошо, сейчас приеду. Посиди в темноте.
        ...На второй день после налета Гречанинов прислал врача, которому, как он сказал, можно доверять во всем. Врач мне понравился, пожилой, корректный, независимый. С Катей провозился больше часа, выставив меня на кухню. Резюме было однозначное: требуется госпитализация, тщательное всестороннее обследование. Я уточнил: куда госпитализация? В психушку? Врач ответил уклончиво: есть, дескать, разные места, но и в слове "психушка" не надо обязательно искать инфернальный, роковой подтекст. При надлежащем присмотре... Я его не дослушал. Я знал про Катю больше, чем все врачи на свете. Без меня ей каюк. Рассказал доктору про курс иглотерапии, который, увы, не довел до конца милейший Андрей Давыдович. Посланник Гречанинова скептически кривил губы. Он принадлежал к направлению меди-ков-фундаменталистов и не верил ни в какие новомодные штучки. Сказал, что все эти экстрасенсы и прочие шаманы вызывают у него рвоту. Обезьянничать не надо, сказал он. Что хорошо на Востоке, то на Севере просто нелепо. "Почему?" - спросил я. Потому что, ответил он, там питаются рисом и водорослями, а мы жрем щи с тухлым мясом. И
климат разный. Но не только это. Тем, кого ждет геенна огненная, не грозит переселение душ. Последний аргумент убедил меня в том, что имею дело с человеком незаурядным, оригинально мыслящим, но от госпитализации я вся равно отказался. Врач пожал плечами:
        - Глупо, но возможно, вы правы.
        На всякий случай оставил свой телефон.
        - Попробуйте ее чем-нибудь заинтересовать, отвлечь.
        - Чем?
        - Не знаю. Увезите куда-нибудь. В деревню, например.
        - Уже увозил.
        Каждый день звонил Гречанинов. Валерия пока жила у него, и, судя по недомолвкам, отношения у них складывались точно такие же, как и у любого мужчины, пробывшего с ней наедине более пяти минут. Постепенно Григорий Донатович склонялся к мысли, что человек она неплохой, хотя и путаный. В его голосе проскальзывали незнакомые стыдливые нотки.
        - В сущности, в чем она виновата, если выросла на помойке?
        - Ни в чем, - согласился я, ощутив укол ревности. - Но будьте все же осторожнее. Ей ничего не стоит перерезать вам ночью горло.
        - Это как раз понятно, - ответил он задумчиво.
        С Катей мы жили мирно, никуда не выходили и гостей не принимали, если не считать соседа Яшу, с которым Катя подружилась. Старый ловелас заглядывал по утрам на чашечку кофе с непременным букетом гвоздик. Катя его не боялась, уверовав, что он всамделишный Буба Касторский, явившийся из Одессы, чтобы ее рассмешить. Как нельзя лучше они подходили друг другу: ненароком протрезвевший кумир семидесятых годов, испивший всю горечь минувшей славы, и беременная отроковица с вывихнутыми мозгами. Слушать их веселый обмен двусмысленностями невозможно было без слез. Яша не на шутку вознамерился отбить ее у меня. Однажды вызвал в коридор и прямо спросил:
        - Саша, ответь только честно, ты считаешь меня своим другом или нет?
        - Может быть, даже единственным.
        - Тогда скажи, у тебя с Катей серьезно?
        - С чего ты взял? Обыкновенная случайная связь.
        Хмурое морщинистое лицо актера просветлело.
        - Значит, не обидишься, если между нами?..
        - Напротив, буду рад. Я же вижу, как она тянется к тебе, как мотылек на огонь.
        - Ты заметил, да?
        - С первой вашей встречи. Помнишь, возле дома? Я еле ее увел.
        Озабоченный, Яша уехал в ночной клуб.
        Лучше всего нам было вдвоем. Дни были полны блаженного безделья. Утром я вставал первый, умывался, делал зарядку, готовил завтрак, будил Катю и помогал ей одеться. Часы летели незаметно, хотя ничем особенным мы не занимались. Я подолгу читал ей вслух, и она слушала с таким напряженным вниманием, точно пыталась понять что-то чрезвычайно важное. Вместе готовили обед - какой-нибудь суп или мясное блюдо, - с таким расчетом, чтобы хватило на ужин. После обеда ложились отдохнуть и частенько не вылезали из постели до вечера. Смотрели телевизор, но не все подряд, а если только попадался какой-нибудь нестрашный мультик или кино, из тех, которые были сделаны еще до крысиного нашествия. Многое из того, что случилось с нами, Катя забыла напрочь, но это не значило, что она превратилась в идиотку. В ее карих глазах, постоянно устремленных на меня, светилась таинственная, всепокоряющая мудрость, перед которой я натурально терялся. Да и замечания ее, пусть высказанные невпопад, бывали столь глубоки, что я поневоле вздрагивал. Словно заразясь от нее, я и сам все чаще погружался в странное мистическое состояние,
когда исчезало прошлое и не разгаданный доселе никем смысл жизни обнаруживался с убедительной младенческой простотой-. Он как раз заключался в том, чтобы никуда не спешить, не рваться наружу из уютного городского склепа, куда заключила нас судьба, и, взявшись за руки, в тихом томлении спокойно ждать появления неведомого гостя, который обязательно скоро придет и дополнительно объяснит, зачем мы родились и почему так рано утратили все надежды. Больная, желанная девушка была для меня средоточием последней истины, как и я, вероятно, был тем же самым для нее. Полагаю, если есть на свете любовь, то именно она нас посетила.
        Я искренне удивился, как легко звонок шефа вырвал меня из этой сладкой сновиденческой прострации и лишил едва-едва обретенного покоя.
        ГЛАВА 9
        Мы сидели в мастерской. Ребята почти не изменились, хотя с последней встречи прошла, казалось, целая вечность. Коля Петров, как обычно после запоя, напоминал высохший по осени гороховый стручок; Зураб обаятельно улыбался и время от времени трогал меня за руку, чтобы удостовериться в реальности происходящего. На все их вопросы я коротко, уверенно отвечал:
        - Будем работать.
        - Но мы уже один раз работали, - напомнил Коля Петров. - То было чудное мгновение.
        Зураб его поддержал:
        - Поверь, Саша, я тебя не укоряю, о нет! Тебе несладко пришлось. Но все же Петров на сей раз в чем-то прав. Не хотелось бы опять попадать в дурацкое положение. Неприятно, когда об тебя вытирают ноги.
        Милые разуверившиеся друзья! Как и мне, жизнь давала им много обещаний, но ни одного не выполнила. Несвершившиеся замыслы давили разум, как могильная плита. И вот вроде замаячил мираж новой крупной работы, но уж больно в сомнительной мизансцене.
        - Вы ждете каких-то клятв, - сказал я, - но их у меня нет. Ситуация типичная. Крупные бандиты передрались между собой, но наш работодатель, наш благодетель пока одолел. Денег у него куры не клюют. Хватка, судя по всему, железная. Сколько он продержится на плаву, одному Богу известно. Если завтра ему оторвут башку, нас, естественно, опять шуганут. Мы же быдло, тягловые лошадки. Но сегодня, коллеги, наш светлый рабочий денек.
        В запасе я приберегал весомый аргумент и тут же выложил его на стол. Аргумент был зеленого цвета. Из кейса я достал два конверта, выданных накануне Огоньковым.
        - Вот аванс. По тысяче на рыло. Денежки уже отмытые, ни по каким ведомостям не проходят.
        Коля Петров аккуратно пересчитал сто долларовые купюры и засунул конверт во внутренний карман пиджака.
        - Тысяча бутылок "Столичной", - прикинул наобум. - В переводе на отечественные рубли - полгода безбедной жизни. Спасибо, брат.
        Зураб спросил:
        - Не фальшивые?
        Петров отозвался задумчиво:
        - Все-таки восточные люди как-то по-особенному циничны. Создается впечатление, что у них нет никаких принципов. Но возможно, каш Зурабчик вообще особый случай.
        Зураб уже готовил стол для работы, смахнув на пол весь бумажный хлам.
        Для меня главная проблема была теперь в том, как быть с Катей. Если работать в полную нагрузку - а как иначе? - то придется оставлять ее одну на целый день. Это никуда не годилось. Еще глупее - таскать ее в мастерскую, да и мало ли еще куда. Вечером, когда я заговорил с ней об этом новом затруднении, Катя сначала ничего не поняла, а потом, как и следовало ожидать, сделала собственные выводы. На это у нее хватило ума.
        - Ну вот, - заметила обреченно, - наконец-то решил от меня избавиться. Не понимаю, зачем так долго тянул.
        Все мои дальнейшие разъяснения падали, как в пропасть. Вечерок получился трудный. Катя ревела, бегала от меня по квартире, пыталась запереться в ванной и повторяла только одно: "Ну чем я тебе не угодила, чем?! Я же не сама себя насиловала!"
        Я силой запихнул ее в постель и заставил выпить димедрол. При этом полчашки воды она пролила на себя. Пришлось переодевать рубашку и менять простыню. Мелькала у меня мысль отвезти Катю к матери (к моей), но по здравом размышлении я пришел к выводу, что двух умственно ослабленных женщин оставлять вместе еще опаснее, чем поодиночке.
        По телефону попросил совета Григория Донатовича, но он ответил как-то туманно:
        - Эх, Саша, наломали мы с тобой, кажется, дровишек!
        Я не стал уточнять, что он имеет в виду, это и так было ясно.
        ...Среди ночи я проснулся оттого, что Катя не спала.
        - Ты чего? - Я дотронулся до ее горячего бока.
        - Ничего. Думаю, - голос ровный, спокойный. Без привычного нервного напряжения.
        - О чем?
        - Зачем я живу?
        - Катя! Родная моя! Забудь все, что я говорил. Мы не будем разлучаться. Что-нибудь придумаем. Только завтра я отъеду на полдня.
        - Нет, ты уйдешь навсегда.
        Бывают минуты, когда неосторожное слово подобно пуле в висок.
        - Катя, ты хорошо меня слышишь?
        - Очень хорошо. Лучше, чем вчера.
        - Тогда запомни. Ты и я - неразделимы. Если с тобой что-нибудь случится, я тут же умру.
        Тяжко далось мне признание, но она поверила. Прижалась грудью, бедрами, и я обнял ее. Она тепло дышала в ухо и постепенно, чуть-чуть поворочавшись, уснула.
        Все можно поправить, думал я, если сильно захотеть. Какое счастье, что у меня есть этот нежный комочек под боком... Около двух я помчался домой. Ребятам объяснил, что некоторое время так и буду работать в этом графике: в основном дома, пока не утрясу кое-какие дела. Они ничего не поняли, но не удивились.
        - Большой человек! - уважительно заметил Петров, - Нам с ним не сравняться.
        Зураб осторожно добавил:
        - Не всегда это удобно для работы, ты не находишь, Альхен?
        К моему приходу Катя приготовила обед. Она была в фартуке, причесанная и с подкрашенными губами. Обыденкой чмокнула в щеку:
        - Мой руки и садись.
        На столе - свежий батон, сосиски в полиэтиленовом пакете.
        - Ты что же, в магазин ходила?
        - Не надо было? Но у нас же хлеба не осталось, ни молока, вообще ничего. Холодильник пустой.
        Я ел гороховый суп, стараясь не подавиться. Катя сидела напротив, подперев кулачками подбородок.
        - Ничего нет интереснее жующего мужчины, да?
        - Зато я знаю, о чем ты думаешь.
        - О чем?
        Мудрая, сочувственная улыбка.
        - Не веришь своим глазам.
        Забрала пустую тарелку и поставила передо мной жаркое. У того и у другого вкус показался мне одинаковым.
        - Рожу тебе сына, - сказала Катя, - тогда посмотрим, как отвертишься.
        - Роди лучше дочь, сын у меня уже есть.
        - Как скажешь, повелитель.
        После обеда пошли отдохнуть. Лежали молча, соблюдая приличную дистанцию. Катины глаза закрыты, но она улыбалась. Любопытно, думал я, сколько продлится ее просветление и чем оно нам грозит. Вспомнилась бабушка-покоенка, которая за несколько часов перед смертью начала вдруг бродить по квартире, распевая срамные частушки.
        - Если тебе когда-нибудь понадобится женщина, - сказала Катя, - только намекни.
        - Действительно, - согласился, - никогда не знаешь, что взбредет в голову.
        Зазвонил телефон. Чтобы снять трубку, надо было слезть с кровати.
        - Ничего, позвонят и перестанут, - сказал я.
        - Вдруг что-нибудь важное. Хочешь, я отвечу?
        Телефон надрывался, не умолкая. Похоже, звонивший был уверен, что я дома. Никаких предчувствий у меня не было, они появились после того, как я снял трубку.
        - Александр Леонидович? - Мое имя прозвучало, как "козел", да и голос был вроде знакомый - вкрадчивый и наглый.
        - С кем имею честь?
        - Что ж ты, интеллигент, трубку не снимаешь? Резину тянуть не в твоих интересах.
        - Кто вы такой?
        - Тебе привет от Гоги, парень!
        - От кого?
        - Клуб "Три семерки" знаешь?
        Тут я, конечно, все вспомнил. Гош Басашвили, добродушный, гостеприимный хозяин игорного притона. У меня с ним контракт на проект загородного дома, навеянного лицезрением фазенд из латиноамериканских сериалов. Солидный аванс, уверения в дружбе, клятвенные обещания (с моей стороны) начать строительство в срок.
        - А где сам Гош?
        - Тебе-то какая разница? Дело будешь иметь со мной. Я посредник. Допрыгался, интеллигент?
        - В каком смысле?
        Забористый блатной хохоток.
        - С тебя неустоечка. Двадцать тысяч баксов.
        - Ты что, очумел, посредник?!
        - Не груби, парень, - доверительно предостерег звонивший. - Каждый день плюс тысяча. Ты на счетчике. Усвоил?
        - Сунь счетчик себе в задницу, - посоветовал я и повесил трубку. В ту же секунду аппарат снова затрезвонил, но я выдернул шнур из розетки.
        Опершись на локоть, Катя с любопытством меня разглядывала.
        - Они, да, Саша?
        - Кто-то ошибся номером.
        В ее насмешливом взгляде мудрость всех минувших эпох. Наверное, точно так же женщина мезозоя смотрела на моего покрытого шерстью пращура, понимая, что завтрашний день наверняка будет страшнее вчерашнего.
        - Иди же ко мне, чего ждешь! - позвала она.
        Мне ничего другого и не оставалось. Ее тело было упругим и сильным и уж точно не ведало сомнений. Я истосковался по нему.
        - Люблю тебя, - прошептала Катя.
        Маятник бытия почти достиг равновесия.
        Надо попозже позвонить Гречанинову, подумал я.
        Оглавление
        - Анатолий Афанасьев Между ночью и днем
        - Часть первая ДУРЬ
        - Часть вторая СОПРОТИВЛЕНИЕ
        - Часть третья НА УЗЕНЬКОЙ ДОРОЖКЕ
        - Часть четвертая ПЛАТА ПО СЧЕТУ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к