Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Афанасьев Александр: " Заветы Отцов Наших " - читать онлайн

Сохранить .
Заветы отцов наших Часть 1-2 Александр В. Маркьянов

        Заветы отцов наших #001Заветы отцов наших #002

        Александр Маркьянов
        Заветы отцов наших

        Часть 1

        ВАШИНГТОН
        ОКРУГ КОЛУМБИЯ

20.06. 2006 Г.


        - Дамы и господа, через десять минут наш самолет совершит посадку в международном аэропорту Даллес. Температура в аэропорту прибытия восемьдесят девять градусов,[По Фаренгейту.] безветренно. Просим пристегнуть ремни безопасности и не курить. Благодарим вас за то, что воспользовались услугами авиакомпании Эйр Франс.
        Ну что же, надо пристегиваться раз так. В проходе появилась очаровательная Элен, с которой я познакомился по время полета, она шла по рядам проверяя все ли пристегнулись и потушили сигареты. Я как дисциплинированный пассажир тоже спрятал свой ноутбук в сумку, пристегнулся. Проходя мимо, Элен по-особенному взглянула на меня и поощрительно улыбнулась, я тоже состроил на лице что-то типа улыбки. Ей было двадцать пять лет, она была француженкой, до следующего, обратного рейса было еще три дня, для экипажа был заказан номер в дорогом отеле, и она никого не знала в этом городе. Мою визитную карточку она уже взяла, и номер ее телефона я тоже успел записать. Так что если эта поездка в цитадель мировой демократии пройдет напрасно, все равно хоть что-то я с этого поимею. Или кого-то.
        Да, кстати, давайте познакомимся. Майкл Рамайн, сорока двух лет от роду. Не судим, не женат, нынешний род занятий - руководитель компании "Альфа Секьюрити". В девяносто девятом году ушел в отставку из ВМФ США в звании лейтенанта-коммандера.
        Начинал я службу в далеком 1986 году в самой, наверное, наглой и разгильдяйской части ВМФ США - шестой «красной» команде у печально известного Ричарда «Дика» Марчинко. Наша команда была создана специально в структуре флотского спецназа SEAL для проверки систем безопасности флота. Проверка производилась в условиях, максимально приближенных к боевым - наши группы имитировали (в очень жестком режиме) нападения террористов на базы, похищения старших офицеров и тому подобные гадости. В принципе, даже если бы нами командовал нормальный офицер, все равно мы были бы самой ненавистной частью на флоте. Но судьба распорядилась так, что нами командовал Дик Марчинко - нахал и раздолбай, совершенно не умеющий находить общий язык с командованием. В итоге за несколько лет мы совершили
«терактов» больше, чем все террористические группировки мира вместе взятые, после чего у командующего флотом лопнуло терпение (вообще я старика понимаю - долго выносить Дика Марчинко просто невозможно). После особо запоминающегося инцидента с пытками "захваченного в заложники" одного из старших офицеров флота, наша часть была наскоро расформирована, а Марчинко попал под суд. Не за пытки - пришпилили обвинение в коррупции - якобы он купил светошумовые гранаты и взял на карман откат. Ровно три тысячи двести пятьдесят долларов, как в аптеке. Смех… Кто-то из парней ушел с флота уже тогда, основной костяк команды остался. Все-таки мы были профессионалами, и разбрасываться такими людьми флот не хотел.
        За девяностые годы, я побывал, наверное, во всех дерьмовых военных конфликтах, куда умудрялась влипать американская армия. Например, в девяносто первом, во время "Бури в пустыне" наша группа базировалась на авианосце «КиттиХок» и специализировалась на вытаскивании сбитых американских летчиков. Тогда то я и умудрился попасть под благосклонный взгляд командования флота, смыв «позор» пребывания под началом Марчинко. В составе группы TRAP состоящей на треть из боевых пловцов SEAL и на две трети из американских морских пехотинцев, я пятьдесят километров ускоренным маршем драпал по пустыне под иракским огнем к безопасной посадочной площадке, вытаскивая Кита МакРаферти, сбитого пилота истребителя F18 ВМФ США. Его отцом оказался уже тогда небезызвестный контр-адмирал Джим МакРафферти, ныне немалая шишка в Вашингтоне. На нашу группу тогда пролился просто-таки дождь внеочередных воинских званий и наград. Именно адмирал МакРафферти сейчас устраивал мне контракт, за которым я и лечу в Вашингтон.
        В девяносто третьем, я уже, будучи командиром спецгруппы FAST,[Fleet antiterrorism Security Team - флотская антитеррористическая группа безопасности.
        сорок дней провел в Могадишо. От этого города и этой командировки у меня остались настолько дерьмовые воспоминания, что делиться ими не хочется категорически. Грязь, пыль, развалины, разъяренные обдолбанные негры, градом летящие пули… Есть такое растение - «кат». Что-то типа легкого наркотика. Все сомалийские мужчины жуют этот долбанный кат, и от этого им становится все просто до лампочки. Они начинают стрелять и стрелять много. В общем, не спрашивайте…
        Окончательно добила меня Албания. Там я уже был военным советником, обучавшим бойцов УЧК и готовившим захват Сербии. Если честно, полазал я тогда по горам и сам, еще уворачиваясь от сербских спецназовцев. За линию фронта я только со своими, ибо из албанцев бойцы получались никакие, как ни учи. Зато получались очень хорошие наркоторговцы, один из них даже умудрился предложить дурь мне, за что ему потом пришлось вставлять несколько новых зубов, а я получил очередное взыскание и запись в личное дело. Честно говоря, я и до сих пор не понимаю, какого хрена мы тогда обучали и вооружали этих долбанных наркоторговцев, чует мое сердце, еще разоружать их придется.
        Окончательно вывели меня из себя два обстоятельства. Первое заключалось в том, что над Сербией сбили капитана Джесса Коннора, пилота «неуязвимого» Ф117. Помог ему какой-то русский, история тогда была темной, но из Вашингтона тогда пришел приказ - русского уничтожить. Выполняли приказ на ликвидацию люди из нашей, флотской группы, отрапортовали что сделали, хотя по их хитрым рожам было видно, что сделали абы как. Я и не дознавался - вся эта гнилая подлянка мне не понравилась категорически. Да и после этой истории двое прекрасных парней из группы положили рапорты на стол.
        Второе обстоятельство - в Албании, на тыловой базе «Рентген» неизвестные снайперы грохнули старшего советника, бригадного генерала Джеймса Коннора, однофамильца сбитого пилота. Меня в том момент на базе не было, я лазал по Косовским горам по уши в дерьме и под пулями. Прикидывал, где в этих горах могут пройти Апачи так, чтобы их не сбили с горных склонов. И как интересно мы пойдем в наступление, если с Албании в Косово ведет только одна горная дорога, по которой тяжелая бронетехника никак не пройдет и которую можно перекрывать почти в любом месте - завал из деревьев, несколько мин - и колонна встала. С солидного расстояния наблюдая, как готовятся сербы и добровольцы я понимал, что перекрыть эту дорогу можно быстро и эффективно и за день пожечь из гранатометов и ПТУРов весь конвой. А оказать эффективную авиаподдержку в покрытых лесом горах не накрыв при этом своих же было невозможно. В итоге мы рисковали прямо в центре Европы нарваться примерно на то же самое, на что русские нарвались в Афганистане.
        Вернулся на базу я грязный, голодный, потеряв несколько человек, в настроении хреновей некуда и тут новая вводная - убит генерал Коннор. Я если честно сначала не поверил. Албанцы уже шарились в окрестностях, шпарили из автоматов в воздух, большая группа побежала в сторону границы с Косово - это называется
«преследование». Снайперы кстати в противоположную сторону ушли, это я потом по следам выявил. Потом сообщили по связи, что эти придурки там серьезно подорвались, и требуется срочная эвакуация… А через несколько дней прибыли следователи из юридического управления Пентагона и начали дознаваться. Кого-то надо было сделать виновным, если уж настоящих снайперов прошляпили. В конечном итоге дерьма на душе у меня накопилось изрядно, я психанул и ушел из доблестного американского флота на гражданку.
        Ушел, как оказалось не зря. За эти несколько лет моя фирма Альфа-Секьюрити из небольшого охранного агентства разрослась в небольшой холдинг. Основой была, конечно, Альфа-Секьюрити Груп - агентство по обеспечению безопасности. Очутившись на гражданке, я собрал неплохую команду из "диких гусей" из самых разных стран мира и начал оказывать различные услуги. Первые контракты мне устроил мой отец, не самая маленькая шишка в ЦРУ США, но теперь репутация уже была, и неплохо кормила меня и моих людей. Знаете, как говорится - сначала ты кормишь репутацию, потом она кормит тебя. Верно на сто процентов. Сейчас, для выполнения текущих задач я держал около тридцати человек на постоянной основе и имел базу данных без малого на триста человек, готовых на меня работать.
        Из этих тридцати человек хотел бы выделить троих.
        Дитер, мой первый заместитель. В тридцатые годы он бы прекрасно смотрелся на фашистском плакате как истинный ариец - высокий, крепкий блондин, выглядящий так, будто готов разорвать руками медведя-гризли. Специалист по стрельбе, входил даже в олимпийскую сборную ГДР. Когда ГДР не стало, он попал в бундесвер, прошел одну из самых сложных в мире пехотных школ - школу горных егерей. Но после нескольких лет службы понял, что клеймо "гражданин ГДР" в бундесвере будет висеть на нем вечно и подался на вольные хлеба, где я его и нашел. В конечном итоге на эти клейма мне нас. ть, что я неоднократно доказывал и словом и делом. Мне важен профессионализм человека и готовность вкалывать. Как первый зам Дитер был просто идеален - пунктуален, педантичен, профессионален - истинный немец короче. Сейчас он сидел на базе в Техасе недалеко от Далласа и присматривал за оружейным бизнесом - магазинами и небольшой мастерской по починке и модернизации оружия. Надо сказать, что в процессе наших похождений по всему миру в наши руки попадало изрядное количество трофейного оружия. Не бросать же добро - что могли мы забирали в
Штаты, перебирали, ремонтировали, дорабатывали и продавали через собственную сеть оружейных магазинов, количество которых уже перевалило за десяток.
        Анри, второй заместитель. Бывший офицер французского антитеррористического подразделения жандармерии GIGN, человек без страха и нервов. Единственным его недостатком было то, что как и все французы он был дамским угодником и пару раз из-за этого во время спецопераций были проблемы. В остальном он был прекрасным профессионалом. Сейчас он вместе с несколькими инструкторами находился в Колумбии, где тренировал местное спецподразделение по борьбе с наркомафией. Счета на две трети оплачивал дядюшка Сэм, и контракт был весьма и весьма выгодным.
        Третий мой зам, самый необычный из всей нашей компании. Нашел я его совершенно случайно в Марселе в портовом баре, куда зашел ненадолго по делам. Настоящее его имя было Душан, прошлым его я особо не интересовался, хотя понял, что раньше он служил в составе сербского спецназа и прошел всю югославскую войну, от начала и до конца. Тоже снайпер, каких мало. Через час и несколько стаканов мы обо всем договорились.
        Ну, давайте, скажите, послушаю в очередной раз… Сербы звери, устраивали геноцид, этнические чистки и концлагеря, а я, гражданин США помогаю этому негодяю избежать справедливого возмездия. Знаете что? Если вы это хотите мне сказать, то лучше не читайте дальше. И вообще идите на… Я профессиональный солдат, а не профессиональный "болтун обо всем" в телеэфире. И мне нужно комплектовать команду, обязательно тоже профессионалами. Моим клиентам важно точное и качественное решение задач, которые они перед нами ставят и за решение которых они платят немалые деньги. А национальность и прошлое моих оперативников их никак не волнует. Ваше мнение по этому поводу меня не интересует вообще, меня интересуют только собственные наблюдения и собственный опыт. А в том, что сербы и Душан в частности профессионалы, я убедился на собственной шкуре, которую пару раз чуть не продырявили в Косово. Так что Душан вполне даже гармонично вписался в наш дружный коллектив, не без моей помощи справил себе новые документы, привел в группу пару своих приятелей и сейчас основная нагрузка по выполнению заданий, связанных с боевыми
операциями ложилась на него. В принципе, хотя мы все были универсалами, нагрузка делилась примерно так: Дитер занимался в основном оружейными магазинами и тренировками в США, хотя в любой момент мог подключаться и к боевым операциям. Анри занимался обучением охранных и антитеррористических структур, также и операциями по охране (в цивилизованных странах - то есть таких где не стреляют посреди бела дня на улице) и борьбе с терроризмом. Душан же в основном отвечал за задачи, связанные со спецоперациями в зонах вооруженных конфликтов и за оказание охранных услуг в Европе. Какие то свои связи он имел и с Россией.
        Впрочем, связи с Россией имел и я. Мой прадедушка, в честь которого я и назван, Михаил Анатольевич Романов, кубанский казак, в 1922 году иммигрировал в Сан-Франциско из Китая, куда отступил вместе с остатками русской Белой армии. Так что, хоть я считаю себя почти коренным американцем, русский язык в нашей семье никогда не забывали, и это позволило моему отцу сделать карьеру в ЦРУ. Мне это тоже скажем так, не мешало в жизни.
        Вторым направлением бизнеса была Альфа Инжиниринг. Небольшая мастерская в Техасе плюс уже двенадцать оружейных магазинов на юге США и даже один - в Мексике. Надо сказать, что это направление бизнеса развивалось очень успешно. Причиной было вот что. Во время наших спецопераций нам попадалось немало трофейного оружия, в том числе - весьма неплохого качества. А пару раз нам даже удалось вывезти настоящие склады с оружием. Все это прибывало на нашу базу в Техасе, где в числе прочего мы построили взлетно-посадочную полосу, достаточную для приема даже С-17. Дальше под руководством Дитера оружие сортировалось, разбиралось, ремонтировалось по необходимости, доукомплектовывалось и поступало в продажу в нашу сеть оружейных магазинов - естественно с полным соответствием закону и требованиям BATF. Поскольку доставался товар нам бесплатно, навар от этих операций был очень даже неплохой. Кроме того, мы являлись официальными дилерами сразу нескольких оружейных фирм и понимающий в этом деле народ в магазины к нам шел. Организованная Дитером оружейная мастерская выполняла сторонние заказы на ремонт и кастомизацию
самого разного оружия. Так что за этот бизнес мне тоже можно было порадоваться.
        Звонок адмирала Мак-Рафферти застал меня в Берлине, в моей европейской квартире
        - в США я в последнее время почти не появлялся. Вообще, я этого звонка ждал. Ситуация в Ираке становилась все более и более тяжелой, людей катастрофически не хватало и я предполагал, что наша помощь доблестной американской армии, увязавшей в дерьме в скором времени потребуется. Контракты на Ирак у нас уже были, но это были единичные контракты в основном на VIP-protection. Если кратко объяснять что это такое - сопровождаешь этого VIP, пока он лезет в всякое дерьмо и смотришь, чтобы его ненароком не пристрелили и не взорвали. А в Ираке желающих пристрелить и взорвать полно - так что приходится попотеть. Был еще контракт на static guard - «постовая» охрана - но я от него отказался. Такие контракты брать
        - себя не уважать, пусть та же Dyncorp этим занимается, но не я…
        И пока мои коллеги по нелегкому «военно-охранному» бизнесу увлеченно дербанили карманы дядюшки Сэма я, закусив губу, ждал. Ждал чего-то серьезного. Можно было конечно самому обратиться в Пентагон или к отцу, связи у меня все-таки были, но хотелось, чтобы клиенты обращались ко мне, а не я к ним. Проще потом договариваться по цене…
        Итак, рано утром у меня в квартире противно зазвонил телефон, схватив трубку, я услышал густой, добродушный бас адмирала Мак-Рафферти

        - Майк, засранец, не разбудил? Как ты там в Европе?
        Надо сказать, что «засранец» было любым ругательством адмирала Мак-Рафферти и его неофициальной кличкой на флоте.

        - Все ОК, сэр, как и всегда!  - отрапортовал я автоматически, толком не проснувшись
        Потрепавшись пару минут о том, о сем адмирал перешел к делу

        - Знаешь, Майк, я бы хотел видеть тебя здесь в Вашингтоне. Есть интересный контракт, думаю он как раз по тебе будет…
        Ага! Как раз именно то, чего я и ожидал… Но сразу соглашаться тоже не стоит - это собьет цену.

        - Не знаю, сэр у меня весь постоянный состав расписан, народ набирать надо будет. А с народом на рынке сами знаете… И цены на все поднялись… Только если серьезный контракт…
        Адмирал басовито рассмеялся

        - Хорош, засранец, мне мозг выносить. Я все уловки вашей братии наизусть знаю… Отрывай свою задницу от стула или кровати или чего там еще и дуй в аэропорт. Скинь информацию моему административному помощнику, когда прилетаешь, я пошлю за тобой машину в Даллес…

        - Ну, если только ради Вас, сэр…
        Колеса нашего Боинга 777 с легким стуком коснулись раскаленной солнцем полосы аэропорта Даллес, я облегченно вздохнул. Несмотря на то, что летать мне в жизни приходилось очень часто, во время полетов я испытывал… не страх, скорее какое-то беспокойство. В общем, чувствовал себя не в своей тарелке. Только такие стюардессы как Элен и могли скрасить полет одинокого путника - и именно по этой причине я всегда старался летать рейсами Эйр Франс…
        Выйдя из самолета, я сразу ощутил удушливую жару и какой-то неприятный запах. Несмотря на то, что температура была не такой уж и высокой, неприятный запах и отсутствие ветра делали свое дело - мне остро захотелось назад в Европу или хотя бы в равнинный, продуваемый всеми ветрами Техас. Климат востока США я не переносил ни зимой, ни летом. Стараясь глубоко не вдыхать, я закинул на плечо небольшую спортивную сумку и двинулся к шаттлу.[Аэропортовский автобус специальной конструкции.]
        Внешне аэропорт Даллес поражал своей модерновой архитектурой - на мой взгляд, идиотской. Похожее на волну здание, зачем-то с вогнутой крышей и неуместно торчащая сбоку как минарет или… гм… ладно, башня диспетчерской. Внутри удивление вызывала атмосфера подозрительности и много молодых и не очень людей, зыркающих вокруг. Честно говоря, за охрану можно было доставить максимум тройку с минусом,
«скрытые» охранники моментально вычислялись благодаря почти одинаковой одежде и демонстративному шлянию по залу. И если само здание аэропорта было хоть как то прикрыто, то на взлетное поле опытному человеку можно было попасть без проблем. Могу спорить на деньги.
        Оглядев неровную цепочку встречающих, я почти сразу натолкнулся взглядом на молодого младшего офицера, несмотря на жару находившегося в полной форме и держащего над головой картонку, на которой черным маркером было написано мое имя. Значит, адмирал не соврал и это уже приятно. Подойдя к нему я коротко представился

        - Майкл Рамайн.

        - Сэр, с прилетом, сэр. Адмирал вас ждет, сэр, прошу следовать за мной, сэр.

        Слово «сэр» два раза в одном коротком предложении - как мне этого, черт побери не хватало…
        Документов он естественно у меня не спросил. Вот тебе и вся безопасность вкупе с борьбой с терроризмом…
        Таможню мы прошли практически сразу, предъявлять у меня было почти нечего, а сопровождавший меня офицер предъявил свое удостоверение и какую-то карточку. Дурной привычки «пропустите-с-оружием» у меня уже не было, оружие в перелеты я с собой не брал. Пройдя (верней, с трудом протолкавшись, народу была уйма) через гомонящую в зале толпу, мы вышли на улицу, где почти у самого входа в аэропорт, потеснив вездесущие такси, стоял темно-синий Линкольн "Таун Кар" последней модели с правительственными номерами. По некоторым, внешне незаметным признакам, я определил, что он бронированный - значит, "засранец Мак" действительно прислал свое личное транспортное средство. Бросив сумку на заднее сидение, я залез в отделанный черной кожей, прохладный, кондиционированный салон и закрыл глаза. В самолете я почти не спал, а "подзарядить батарейки" хоть немного перед встречей с адмиралом было просто необходимо…


        ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ
        ПЕНТАГОН

20.06.2006 Г
        Без проблем пройдя контроль на въезде, наша машина припарковалась на ближней к Пентагону стоянке, предназначенной для машин старшего командного состава. Оно хорошо - стоянка эта располагалась прямо у самого входа в здание, и мне меньше придется тащиться по улице под палящими лучами солнца, вдыхая отвратительный смог. С этой позитивной мыслью я прихватил сумку с ноутбуком и полез из машины наружу…
        Покинув салон адмиральского Линкольна, я огляделся. Здесь, в этом здании я не был уже очень давно, но с тех пор почти ничего не изменилось. Даже то крыло, в которое памятным утром 9/11 врезался самолет, уже было полностью отремонтировано и отличалось только скромной табличкой на стене и цветами под ней…
        Впрочем, если приглядеться… В некоторых местах появились массивные бетонные вазы с цветами - причем стояли они в строго определенных местах, уязвимых для прорыва. На самом деле это были своего рода "противотанковые надолбы" применяемые как средство защититься от набитых взрывчаткой машин с камикадзе за рулем. Стоянки для машин немного отодвинули от здания и отгородили теми самыми вазами с цветами. Приглядевшись к пропускным пунктам, я понял, что
«символические» шлагбаумы заменены на настоящие, прочные и способные выдержать таран небольшого трака. Низ будок КПП, похоже, изнутри дополнительно укреплен листами броневой стали. Чуть подальше за пропускными пунктами я заметил черного цвета коробки - специальные устройства, способные в случае необходимости выстреливать шипованную ленту под колеса машины - нарушителя. Впрочем, было и еще одно - на стоянке я заметил несколько дорогих джипов - в основном Шевроле Субурбан и Хаммер 2. Именно такие машины предпочитали мои коллеги и прямые конкуренты - так называемые "разбойники с кольцевой". Именно там, на кольцевой дороге вокруг Вашингтона, размещались основные офисы кровососов-лоббистов, в том числе армейских и представительские офисы. Хаммер 2 был и у меня, но он стоял в Техасе. А вот представительского офиса на окружной дороге Вашингтона у меня не было. Аренда там стоила не просто дорого, а очень дорого, выбрасывать деньги на ветер и показуху я не любил. Вообще, когда я прилетал в Вашингтон больше чем на несколько часов, я останавливался у моей младшей сестры Кейт - известного, несмотря на молодость
лоббиста и адвоката. Претензии у нас друг к другу были еще с детства, но пока она мое общество терпела - если не слишком долго.
        Да и в Ирак меня не особо тянуло если честно. Будет контракт - хорошо, нет - и не надо. Бизнес и так работал с полной нагрузкой. Если предложат серьезный контракт придется заново отбирать людей и расширять штат. А это доложу вам еще та работёнка, особенно если учесть что "миротворческая операция" идет полным ходом, конца-края ей не видно и действительно хорошие специалисты наперечет и нарасхват. Та же Triple Canopy Inc с началом войны расширила штат уже в несколько раз. Я уж не говорю про Blackwater, конкурирующую со мной за набор специалистов из моих бывших сослуживцев - операторов SEAL. Одного из ее отцов-основателей я знаю лично. Этот парень еще с "Бури в пустыне" обожал тусоваться при штабе - и теперь, судя по всему, тусовки дали результат. Ну и мне жаловаться на жизнь грех…
        Адмирал обо мне позаботился - временный пропуск ждал в холле на контроле. Если бы не это - пришлось бы ждать пока согласуют и выпишут, хорошего мало. Мелочь - а приятно, не правда ли? Я прикрепил пластиковую карточку с фотографией, именем и штрих-кодом к лацкану пиджака, охранник отсканировал мои водительские права на стоящем тут же сканере и мы пошли по длинным серым коридорам к логову "засранца Мака".
        Кабинет адмирала с моего последнего визита сюда не изменился вовсе. Все та же фотография еще молодого МакРафферти на палубе авианосца «Эссекс», все та же кружка под карандаши, сделанная из гильзы 105 мм артиллерийского снаряда. И наконец, все тот же адмирал Мак «засранец» Рафферти, здоровый как боров, шумный и на вид даже не постаревший.
        Обнялись, присели, отдали должное кофе - здесь он был на удивление хороший. Поговорили о том, о сем - о состоянии флота, о том кто и как сейчас командует спецназом, о тех кто сейчас в Ираке и Афганистане. Вспомнили и тех, кто уже оттуда не вернется - таких с каждым днем становилось все больше и больше. Мак поворчал насчет того, что частные военные компании расхватали всех более-менее толковых специалистов и служить теперь некому. Я вежливо, но неумолимо уклонился от приглашения адмирала посетить его вечерком с частным визитом. Сил на это у меня категорически не хватало, я мечтал об одном - попасть на свою базу под Далласом, съесть хороший стейк и заснуть мертвецким сном часиков на двенадцать. Наконец адмирал понял, что темы вежливого общения исчерпаны и перешел к делу:

        - Есть контракт Майкл. Как раз для тебя. Предыдущий подрядчик отказался, и я подумал, кто кроме старины Майка способен еще на такое…

        Та-а-ак, интересно. Это что за адские испытания, что отказался предыдущий подрядчик? Или просто не захотел лезть в дерьмо?

        - Если можно немного поподробнее, сэр - вежливо попросил прояснить ситуацию я

        - Да что тут подробнее…. Майк видишь, рядом с собой папку? Бери, читай…
        Я пододвинул к себе серую виниловую папку, открыл. Первым по счету лежал восемнадцатистраничный юридический контракт. Это я и после почитаю, если делать будет нечего. А еще лучше - мой адвокат почитает. Отложив контракт в сторону, я принялся за самое главное - описание миссии.
        Мда-а-а-а… Дело ясное, что дело темное. На первый взгляд все вроде бы нормально. Нужно обучить большую группу военнослужащих иракской гвардии для того, чтобы они впоследствии охраняли объекты нефтяной инфраструктуры - трубопроводы, нефтеперегонные заводы, наливные терминалы. Причем не только охраняли в качестве static guards - но и могли осуществлять активные действия на прилегающей к охраняемым объектам территории - ну, тут все понятно. Спецназ готовим, просто признаваться не хотим. Для этого необходимо направить в Ирак группу инструкторов в составе 28 человек на год, с возможным последующим продолжением контракта и соответствующим дополнительным вознаграждением за труды…
        Стоп, а почему отдельно выделена группа восемь человек со специальными требованиями к подготовке и опыту работы, чем она будет заниматься? Интересно, интересно… Но сначала надо проясниться по цене, от этого и плясать…

        - Сколько?
        Адмирал взял ручку с золотым пером, небольшую бумажку, нарисовал на ней две цифры (первая 15000000, вторая 1000000) и перекинул ее мне.
        Ну, конечно другого ожидать было глупо. Совсем, я смотрю народ уже обнаглел, никаких краев нет… Первая цифра - годовая стоимость контракта. Вторая - сумма отката, которую я должен передать наличкой, чтобы получить этот контракт. Нормально… И чем я только занимаюсь, глупостями какими-то - а тут люди миллион долларов зарабатывают за один день.
        Впрочем, это еще не заработок. Хотите, кратко расскажу, как люди сейчас зарабатывают деньги? Когда Дабья[W - среднее имя Джорджа Буша младшего, так его в США частенько называют. Сам мистер Буш-младший говорит с сильным техасским акцентом вот и получается вместо ДаблЮ - Дабья.] пришел к власти, вице-президентом у него подвизался бывший гендиректор нефтесервисной корпорации
«Halliburton» Ричард «Дик» Чейни. Многие знающие люди почти сразу поняли, что за реальным и скорым решением вопросов нужно идти именно к Чейни, а не к «самому». И вот - еще когда Чейни был руководителем Halliburton, с помощью некоторых манипуляций и подношений этой компании удалось скупить большое количество тактических грузовиков, которые продавались в рамках широкомасштабного сокращения армии в середине 90-х. Машины еще вполне годные, некоторые и десяти тысяч километров не прошли, многие вообще с консервации - и при этом нужным людям они продавались по цене металлического лома. Была организована дочерняя фирма KBR, которая и стала управлять всеми этими грузовиками. И когда мистер Чейни вдруг становится вице-президентом США, и мы входим в Ирак чтобы свергнуть дядюшку Садди, эти грузовики вдруг становятся очень нужны. Сначала отдали за бесценок - потом за голову схватились. Армия США заключает с компанией KBR долгосрочный контракт, согласно которому большая часть транспортно-логистических операций в зонах конфликтов (оплачиваемых по тройным ставкам, а то и дороже) передается этой самой фирме KBR!
Угадайте, сколько у этой фирмы уже сотрудников в Ираке? Тридцать восемь тысяч! Фактически вся армейская логистика отдана на откуп частной фирме и оплачивается по максимальным расценкам. Точные суммы, которые идут из госбюджета на оплату транспортных услуг, я не знаю - но явно это миллиарды долларов. А ведь все начиналось со скупленных по дешевке армейских грузовиков. Вот как бизнес делать надо!
        А ведь есть еще супруга милейшего господина Чейни, по совместительству президент нефтяной корпорации Сhevron. Думаю, что кому достаются самые лакомые нефтяные поля в Ираке, вы меня спрашивать не будете - сами уже догадались…
        Так что не спешите меня осуждать - по сравнению с другими я еще ангел небесный и мой откат в лимон - это еще детский сад… Впрочем, почему лимон?
        Я достал свою ручку, цифру 15 заменил на 20, цифру 1 заменил на 2 и перекинул бумажку обратно адмиралу. Чего жмотиться, свободная наличность у меня была, а лишние четыре лимона тоже не помешают в жизни. Самого адмирала тоже не особо винить стоит - на него сверху давят, он делиться должен - иначе на следующий год ему бюджеты урежут, а то и вовсе с должности скинут и другого поставят. Понятливого…
        "Засранец Мак" прищурившись, посмотрел на бумажку, на меня. Хитро улыбнулся, кивнул и тут же сжег бумажку в пепельнице. Сделка была заключена к обоюдному удовлетворению сторон. В общем. Теперь о деталях.

        - Проясните, пожалуйста, один момент, сэр. Насчет группы в двадцать инструкторов все понятно. Наберем. Но зачем нужна отдельная группа восемь человек и почему она прописана в контракте отдельно?
        Адмирал задумался, и я мгновенно заподозрил неладное. Если человек сразу, с лету не отвечает - значит, скорее всего, не знает, как соврать. Наконец адмирал решился…

        - Знает, Майк, там есть работенка, которую мы не можем выполнить сами. То есть флот и армия не может выполнить эту работу официально, не рискуя, к примеру, что дело рано или поздно не всплывет на комитете по разведке Конгресса к примеру. Нам нужны крепкие ребята с боевым опытом для того, чтобы делать эту работу - поверь, ничего противозаконного я тебе не предлагаю…

        Стоп. Вот как раз с этого места надо поподробнее. Занимаясь охранным бизнесом надо быть готовым к тому, что рано или поздно к вам обратится ваш старый клиент или наоборот человек с ули цы и предложит вам совершить что-то противозаконное - к примеру, заказное убийство. И тут надо делать выбор. Я его уже сделал - и в таких случаях вежливо отвечал, что это противозаконно и просил оставить меня в покое. Только так и никак иначе - совершишь хоть одно заказное убийство, и больше с твоей шеи не слезут. Поэтому в этих случаях надо просто отвечать «нет» и держаться подальше от людей, предложивших тебе это.

        В моем случае не все так просто - государство издревле обладает своего рода мон ополией на убийство, и иногда бывают нужны люди, которые должны делать грязную работу. Сейчас меня нанимало именно государство. Тем не менее, влипать в это дерьмо я не хотел.

        - Послушайте, сэр. Мы ведь говорим об исключительно законных вещах?

        - О, конечно, Майк, конечно… Просто управлению разведки ВМФ в Ираке не помешают длинные руки и дополнительные оперативные возможности…
        Я немного подумал. В конце концов, сдать назад никогда не поздно, а получить хороший долгосрочный контракт я хотел. И тем не менее, края надо оговорить.

        - Хорошо, сэр - считайте, мы договорились, и я буду сотрудничать с разведкой ВМФ и РУМО ( разведывательное управление министерства обороны - прим автора ) при выполнении контракта. Чем смогу - помогу. Но лишь при соблюдении двух условий. Первое - я оставляю за собой право отказаться выполнять любое задание этих организаций, если его выполнение связано с нарушением закона. И второе - за выполнение заданий с экстраординарным уровнем риска - оплата отдельно и дополнительно.

        - Что ты имеешь в виду под словами "экстраординарный уровень риска"?  - спросил адмирал

        - Ну, к примеру если какой-нибудь умник попросит меня прогуляться в гости к соседям - например к аятолле Хомейни. Или - если меня бросят на Эль-Фаллуджу в одиночку. Или…
        Перечисляя приходящие мне в голову варианты "операций с экстраординарным уровнем риска", я внимательно следил за реакцией адмирала, пытаясь понять, в чем же собственно дело. Ни на одно слово он не среагировал. Может, его самого втемную используют и он не знает, что именно предстоит мне делать в Ираке…

        - Договорились, Майки…  - адмирал встал, мы скрепили сделку рукопожатием…

        - И еще одна, маленькая просьба лично от меня…  - адмирал улыбался широко и напоминал проголодавшегося крокодила - есть одна молодая дама, которая направляется в Ирак с небольшой ревизией по линии министерства юстиции США. Она там никого не знает, приютить ее некому, а дама красивая, как раз в твоем вкусе. Не согласишься приютить ее на время командировки? Тем более, кажется вы знакомы… Сейчас я ее приглашу…
        О нет… Старая сволочь!
        Николь была самой лучшей и самой близкой подругой моей младшей сестры. Жила она за несколько домов от нас и была на семь лет меня младше. В принципе, когда я вернулся после "Бури в Пустыне" на какое то время домой, я положил на нее глаз. И жестоко просчитался - Николь и моя сестра организовали своего рода тайный клуб. Многие думали, что они лесбиянки и живут вместе, но на самом деле это был клуб изощренных стерв и динамисток. И пока Николь динамила меня, моя «любимая» младшая сестренка точно также жестоко и изощренно издевалась над моим старым дружком Тимом. Феминистки в общем. Этот отдых я запомнил надолго, если эту пытку можно было назвать отдыхом.
        Второй раз я с Николь встретился в девяносто девятом году в Албании. Она уже работала на юридическое управление Пентангона и была в составе группы следователей, расследовавших убийство генерала Коннора. При ее деятельном и непосредственном участии я ушел в отставку с флота.
        И вот теперь нам предстояло встретиться в третий раз.
        Николь ничуточки не изменилась - все та же точеная, достойная любой фотомодели фигура и все тот же ледяной блеск в глазах, скрытых изящными очками в тонкой золотой оправе.
        В кабинете повисло напряженное молчание.

        - А ты нисколечки не изменилась, Николь - стараясь быть вежливым, первым заговорил я

        - Можете закатать свою губу обратно, мистер Рамайн - отрезала Николь - мой ответ будет таким же, как и несколько лет назад…
        Вообще то в таких случаях следует отвечать: "не слишком то и хотелось, мэм". Так отвечает любой уважающий себя мужчина, если он конечно не законченный подкаблучник. Но я благоразумно промолчал, не желая раздувать скандал.

        - Когда следует начинать работу, сэр?  - обратился я к адмиралу

        - Через три денька я проведу этот контракт через наше финуправление - ответил адмирал - еще через пару дней тебе на счет поступит предоплата. Ну и допустим десять дней сверху, чтобы набрать персонал - устроит?

        И в эти десять дней я должен отстегнуть…

        - Две недели - сказал я, потому что с персоналом было действительно туговато, свободных оперативников на рынке почти не было, явно придется перехватывать людей у той же Blackwater.

        - Пусть будет две недели - подозрительно легко согласился адмирал - как будешь готов - дай мне знать, я постараюсь отправить тебя и твоих людей вместе со снаряжением попутным рейсом военно-транспортной авиации через Акротири[База ВВС США Акротири, Кипр.] или через Рамштайн.[База ВВС США Рамштайн, Германия.] Документ оформляем как на военные перевозки, так что цени…

        - Заметано. Спасибо, сэр…

        - Ну и хорошо, Майки, договорились… Кстати ты так и не хочешь проведать меня вечерком? Можешь и Николь с собой прихватить…
        Когда адмирал это проговорил я уже, вежливо улыбаясь, пятился спиной к двери. Николь меня опередила - вышла из кабинета передо мной. Можно было конечно напроситься к ней в гости или чтобы она меня хотя бы подвезла до аэропорта, но как-то не очень и хотелось. Приведя мысли в порядок, я направился к выходу из Пентагона, раздумывая над тем, что же скрыл от меня адмирал в нашем разговоре. Мне предстоял еще перелет в Техас.


        АЭРОПОРТ ФОРТ УОРТ
        ДАЛЛАС ШТАТ ТЕХАС

20.06.2006 Г.

        Когда наш "Джамбо"[Боинг 747.]  компании «Юнайтед» - большой, шумный и донельзя загаженный - приземлился в родном Форт-Уорте, на моих часах было уже 20.00. Измученное несколькими перелетами тело просто жаждало хоть немного поспать, перед глазам периодически вспыхивали какие-то разноцветные круги как от рождественской иллюминации. Выползя на трап, я почти сразу увидел знакомую накачанную фигуру и светлые волосы Дитера. Меня надо сказать очень это зрелище обрадовало. Это значило, что Дитер встречает меня на вертолете и мучительное вечернее времяпрепровождение в траффике[Американцы так называют пробки.] мне не грозит…
        Сойдя с трапа, я крепко пожал Дитеру руку и мы неспешным шагом направились в сторону бизнес-терминала легкомоторной авиации, где и стоял принадлежащий компании вертолет. Как истинный немец Дитер не задал мне ни одного вопроса - ждал, пока начну говорить я.

        - Появилась приличная и выгодная тема. Надо набрать людей и слетать в гости к дядюшке Садди. На год. Что думаешь - нормальный народ наберем?
        Дитер задумался…

        - Сколько надо набрать человек?

        - Двадцать причем желательно с опытом работы в охранной деятельности. И очень было бы хорошо, если бы мы с ними уже работали раньше. Сам понимаешь, в Ираке ситуация такая, что надо быть на сто процентов уверенным в каждом члене своей команды.

        - Сложно. Сам знаешь, сейчас каждый человек на счету, в армии уже служить некому. Сколько времени дается?

        - Дней пятнадцать - я специально назвал время с запасом

        - Тогда придется поднапрячься…

        - Это точно - усмехнулся я, мы уже подходили к нашей птичке - армейскому вертолету UH-1.
        Надо сказать, что с вертолетами мне очень повезло. Во время повального разоружения и сокращения штатов в армии в девяностых продавалось очень много добра за считанные центы, просто надо было знать, где искать. Например, почти сразу после основания Альфа-Секьюрити мне подвернулась выгодная сделка - ВВС США продавали с консервации десять вертолетов UH-1 "Твин Хью", причем продавали по пять тысяч долларов за штуку - считай даром. В конце восьмидесятых, когда перевооружались на UH-60 Blackhawk, эти вертолеты, у которых еще оставалось
50-70 % ресурса были поставлены на консервацию в ожидании большой войны. В девяностые какие-то умные головы решили, что большой войны никогда не будет и эти вертолеты просто загромождают склады - их и продали. Я их купил, арендовал место на частном аэродроме, немного подремонтировал, навел «косметику» - и меньше чем за год они обрели новых владельцев. Два вертолета я оставил себе - они постоянно базировались в Техасе, на нашей базе. Несмотря на возраст, летали они прекрасно.
        Забросив сумку в вертолет, я забрался в кабину вертолета на место второго пилота, пристегнулся и почти сразу отключился. Как мы прилетели на базу, я не помню…


        БАЗА АЛЬФА-СЕКЬЮРИТИ
        ШТАТ ТЕХАС

21.06.2006 Г.
        Когда я проснулся, на часах было уже одиннадцать часов по местному времени. Да, здорово я дрых - шестнадцать часов без перерыва. Впрочем, попробуйте перелететь сначала из Европы в США, а потом еще через все Штаты в один день. Да еще при этом выгодный контракт заключить - посмотрю я на вас…
        Оделся - серый тренировочный костюм, легкие шлепанцы - поплелся на кухню. Огромный холодильник был не то, чтобы пуст, просто по-настоящему съедобного в нем было мало. Море пива в упаковках по шесть, мороженая пицца, в морозилке несколько толстых замороженных бифштексов. Бросив бифштекс в микроволновку, я засек время и в этот момент на кухню зашел Дитер

        - Доброго утра, босс!

        - Доброе - проворчал я, бросая в микроволновку еще один бифштекс - рассказывай кратко и по делу, как дела идут? Ту кучу, что две недели назад привезли, уже разобрали?

        - Лучше на месте посмотреть, босс…

        - Только сначала позавтракаем…
        Как раз в это момент противно звякнула микроволновка, я откинул дверцу - боже… Придется теперь это есть…
        Две недели назад удалось переправить в Штаты большую партию оружия, почти пять тонн. Попалась она почти случайно: Анри, будучи в Колумбии и тренируя спецотряд по борьбе с наркомафией случайно узнал, что на днях будет уничтожаться большое количество оружия, изъятого у преступников и наркомафиози. Не долго думая, он подмазал нескольких шишек в колумбийской полиции и его пустили на несколько часов на военную базу, чтобы отобрать самое ценное из этой кучи - взамен уничтожили пять тонн обрезков арматуры. Еще неделя ушла на согласование формальностей здесь, в Техасе с BATF[Бюро по алкоголю, табаку и оружию - спецслужба, занимающаяся, частности контролем исполнения законов об оружии.] и наконец, несколько тяжелых контейнеров стояли у нас на базе. За сдачу в магазин трофейного оружия я платил сотрудникам премию - тридцать процентов от рыночной стоимости оружия. Дело сулило неплохой навар всем его участникам…
        Привезенное оружие свалили, как я и предполагал в левом крыле. Вообще, купленная мной база была построена необычно для Техаса - вместо легких конструкций, как предпочитали в этом штате - солидные стены аж из преднапряженного бетона. Ни у кого, кто бы тратил на строительство собственные деньги, не пришла бы в голову мысль здесь так строить - но строила армия. А армия строит не на свои деньги - она строит на наши денежки, денежки налогоплательщиков. Здания строились по федеральным спецификациям, одинаковым как для Аляски, так и для Техаса. Впрочем мне то что - мне то лучше, я ведь даже десяти процентов истинной стоимости за все это не отдал…
        Самое большое здание у нас было полностью отремонтировано и разделено на три части. Посредине была оборудована мастерская для ремонта и кастомизации оружия - кстати, аж с многокоординатным центром, подержанным, правда. Правое крыло было отдано под оружейный склад - там, в стеллажах хранилось мое личное оружие, оружие моих людей и оружие третьего класса[Лицензия третьего класса БАТФ дает ее обладателю право владеть армейским автоматическим оружием.] на продажу. В основном там были не стандартные, а сильно доработанные и стоящие не одну тысячу долларов образцы. Оно и было понятно. Спецназовец - тот же скрипач виртуоз, если нет под рукой скрипки Страдивари - может сыграть и на простой, вот только игра будет намного хуже. То оружие что там хранилось - это и были своего рода "скрипки Страдивари" для скрипачей.
        Левое же крыло было полностью отдано под «комиссионное» как мы его называли оружие. Большая часть помещения была просто завалена оружием, лежащим внавал на стандартных поддонах - чаще всего его привозили армейским транспортом, погрузчиком сгружали стандартные логистические поддоны и сразу завозили сюда - у этой части здания были отдельные ворота, ведущие прямо на самолетную стоянку. Также там были длинные стеллажи с висящими над ними мощными лампами и специальная ванная. Загружаешь в эту ванную разобранное нечищеное оружие, заливаешь специальный раствор, подключаешь ток - и через какое-то время грязь остается на дне ванной. Для чего? А вот попробуйте, руками перечистите все эти горы, что тут лежат - посмотрю я на вас…
        Сегодня здесь никто не работал - выходной. Часть оружия из привезенных пяти тонн еще разобрана не была, так и лежала на поддонах, накрытая брезентом, но все стеллажи тоже были забиты, в основном короткостволом. Из короткоствола - много Беретт, девяносто вторых, подозрительно много. Скорее всего - пустили налево армейское оружие, разошлось по рукам бандитов, потом изъяли - и волей судьбы попало сюда. На втором месте по популярности - старый добрый Кольт-1911 в самых разных модификациях. На третьем месте - пластик от Глока, Вальтера и так далее. Колумбия - страна суровая, там пластик не особо любят, покупают «настоящее» стальное оружие.
        Мельком пробежался - ничего интересного. Иногда попадались экземпляры - например, как-то раз АПС выловили - автоматический пистолет Стечкина, видимо от кубинцев пошел гулять. Редкая вещь за пределами соцблока.
        Мельком проглядев разложенный короткоствол, переместился к дальнему стеллажу где лежали длинные стволы. Взял первый попавшийся - оказавшийся германским G3A4 с выдвижным прикладом, нестандартной деревянной ортопедической рукояткой, немецкой четырехкратной оптикой и лазерным прицелом. Подготовлена под глушитель, причем нарезка закрыта специальной шайбой, чтобы не повредилась ненароком. Оружие киллера, не иначе…

        - Много еще осталось?  - повернулся я к Дитеру

        - Больше половины разобрали, босс. Получилось весьма неплохо. Из того, что уже в божеский вид привели - двадцать девять Калашниковых самых разных модификаций, почти все - в хорошем состоянии. Воронение поправить, кое-где цевье заменить, почистить, смазать - и в магазин. В основном болгарские, есть югославские и даже несколько русских. М4 в самых разных версиях - штук тридцать. Одна даже ZM попалась, дорогая да еще с обвесом - я ее для себя отложил. Шестнадцать бельгийских ФАЛов, в основном карабинная версия. Хеклер-кохов около пятидесяти разных модификаций - в том числе двадцать один МР5 в полноразмерной и укороченной версии. Узи около тридцати, в основном модели Мини и Микро. Ну и короткоствол разный, в основном современный и мало пользованный. Все нормально отобрано. Короткоствол мы уже первую партию перебрали и в магазины отправили.

        - Зер гут - сказал я, получалось действительно даже лучше, чем я первоначально рассчитывал. С длинными стволами, конечно, придется повозиться, продавая, соответствующие лицензии есть не у всех - но и навара там больше. А короткоствол, если правильную цену поставить - уйдет очень быстро, даром что подержанный…

        - Что с рассылкой предложений по Ираку?  - сменил я тему.

        - Сегодня отправил по электронной почте предложения по нашей базе данных. Посмотрим, что получится, думаю человек десять - пятнадцать сейчас свободны - сменил тему Дитер - а остальных придется набирать в Европе, надо позвонить Душану и озадачить его…
        Я машинально кивнул, думая о своем. Мне не давала покоя отдельно прописанная в контракте группа - восемь человек. Почему она прописана отдельно? Почему местом ее постоянного базирования указан Багдад? Восемь человек - число само по себе многое говорящее понимающему человеку. Две четверки - два стандартных разведывательных патруля SAS - британского антитеррористического спецназа. Или четыре боевые пары - стандартный расклад для штурмовых групп. Примерно столько специалистов со снаряжением несет лодка RHIB Zodiac, столько же берет вертолет для скоростного штурмового десантирования на крышу здания с использованием тросов. Чем все-таки будет заниматься эта группа? Чем вообще занимается в Ираке разведка ВМФ - по идее это не ее профиль?
        Помимо работы Дитера, я тоже решил кое-кому позвонить. Конечно, можно было позвонить отцу и попытаться прояснить тему, но я решил начать с одного старого друга и сослуживца - Тима Кунана, бывшего спецназовца SEAL, а теперь не последнего человека в Blackwater - вотчине отставных боевых пловцов. Вместе с ним мы прошли всю "Бурю в пустыне", а последний раз работали вместе в Могадишо. До сих пор помню, как нас бросили на выручку «Дельтовцам», застрявшим в самом центре Могадишо, в районе рынка. Операция тогда почти сразу пошла наперекосяк, было сбито два транспортных вертолета, пилоты остались в городе, и быстро вытащить их не удалось. Почти сразу боевики навязали нам инициативу - оставалось только отбиваться. Улицы кишели разъяренными сомалийцами с АК-47 и РПГ, пули в некоторых местах летели словно ливень - с такой же плотностью. Дышать было нечем, на улицах горели груды старых автомобильных покрышек, черный дым лез в нос. В бой бросали всех, кто только был под рукой…
        Нас высадили на одной из улиц, мы попытались пробиться к заблокированной колонне
        - и почти сразу попали под обстрел. Пришлось занять круговую оборону в одном из зданий, со всех сторон лезли сомалийцы. Тим тогда больше часа работал рядом со мной на рации, пытаясь вызвать заблокированный неподалеку конвой, чтобы согласовать с ними наши действия, а я отстреливался от сомалийцев из М249 через окно второго этажа. Потом, когда наступила темнота, нам удалось через пролом в стене тихо выйти из здания, из бесшумных пистолетов снять нескольких сомалийцев и уйти по направлению к заблокированным в городе спецназовцам. До сих пор помню эту картину - кромешная тьма, освещаемая только отблесками огня пожаров, горящие бочки с нечистотами и дизельным топливом и греющиеся вокруг них боевики, дым и вонь от горящих покрышек, очереди из Калашниковых где-то неподалеку. Когда короткими перебежками передвигаешься от здания к зданию, ждешь автоматной очереди из любого окна или пролома в стене, и думаешь только об одном: только бы не заметили, тогда - хана. Хана всей группе. Когда мы вышли на конвой, сначала нас чуть не пристрелили свои же, с трудом удалось опознаться. И только оказавшись в тесноте
бронированного Хаммера мы с Тимом посмотрели друг на друга и истерически расхохотались.
        Тим тогда сказал: слушай дружище, какого хрена я вообще тут делаю? И я ответил: не знаю, братан, наверное, тебя мало пороли в детстве, вот ты и лезешь во всякое дерьмо, какое только можно найти… Да еще меня везде за собой тащишь.
        И мы снова громко, с облегчением заржали…
        Трубку Тим взял почти сразу: по моим данным (мир охранных структур вообще очень тесный и все хорошее, равно как и плохое быстро всплывает наружу) он примерно три недели назад вернулся из Ирака и в настоящее время пребывал на основной базе Блэкуотер неподалеку - в Мойоке, Северная Каролина. Услышав его голос, я обрадовался: все-таки старый друг, с которым последний раз виделись полгода назад, под Рождество.

        - Эй, Тим там тебе еще задницу не отстрелили?

        - Только после тебя Майки, только после тебя - отшутился старый друг - кстати, что это ты так интересуешься мой задницей?

        - Не думай обо мне плохо, я не такой. Есть, кстати, тема, достойная того, чтобы пересечься в ближайшее время и поболтать…

        - Ну давай, прилетай. Ты где сейчас, в Техасе?

        - В нем самом дружище, в нем самом…

        - Ну тогда… Завтра часиков в восемь подойдет? В Шарлотте, ресторан «Бонтерра» недалеко от центра, помнишь?
        Еще бы не помнить… Рассказывать не буду, интересно, нас туда пустят вообще?

        - Заметано.
        Дело сделано. Конечно, ехать в Шарлотт мне категорически не хотелось. Но соваться в дерьмо абсолютно не зная обстановки было еще хуже. Так что съездим, лишним не будет…


        РЕСТОРАН «БОНТЕРРА»
        ШАРЛОТТ ШТАТ СЕВЕРНАЯ КАРОЛИНА

22.06.2006 Г.

        Когда Тим появился в зале, узнал я его не сразу. Лицо его было серым, так выглядят все сильно загорелые люди в полумраке при тусклом свете ламп. Но было и еще что-то, словами даже не выразишь. Какой-то нарочитый… пофигизм вперемешку с вызовом всем и вся, что ли. Одет он был в старый камуфляж и выглядел в ресторане в таком наряде явно неуместно. Тот щеголь и дамский угодник Тимми, которого я хорошо знал, так не оделся бы никогда…
        Сели мы в угловом зале, немного посмеялись, когда оба решили сесть так, чтобы за спиной была стена (старые привычки профессионалов). Однако, глядя на Тима мне смеяться совсем не хотелось.

        - Ну что дружище, можно тебя поздравить?  - начал Тим, про мой контракт информация уже разошлась по заинтересованным людям.

        - Вот уж не знаю, то ли поздравить, то ли посочувствовать. Ты то как?

        - Хреново, брат, хреново. Ирак на пользу здоровью не идет.
        Я уж видел, что действительно хреново. Официантка доставила нам заказанный бурбон и Тим с ходу залпом, не закусывая, опрокинул бокал. Заказал еще…

        - Слушай, ты в курсе деталей контракта или еще не успели растрепать…  - начал я и вдруг осекся - на руке Тима, которой он держал бокал, не было двух пальцев, мизинца полностью и наполовину безымянного. Заметив мой взгляд, Тим усмехнулся.

        - Заметил? Вот так вот встречают гостей у дядюшки Садди. В холле гостиницы сидели, в "зеленой зоне".[Зеленая зона - центр Багдада, где расположено новое иракское правительство, оккупационная администрация, офисы международных организаций и гостиницы для гражданских специалистов. Это место вроде как считается безопасным, хотя там и смертники подрываются и из минометов обстреливают.] Шахид подорвался, мать его… Я подальше сидел, меня осколками от стеклянной витрины слегка только задело, в госпитале отлежался. А двоих наших - в мясо посекло, потом опознали с трудом. Ну, как, дружище, еще хочешь прокатиться в Ирак?
        Голос Тима все повышался едва не доходя до крика, на нас уже смотрели. Я протянул руку через стол и потрепал Тимми по плечу…

        - Ты же знаешь, меня отговаривать бесполезно. Я с детства отморозок еще почище тебя. Лучше расскажи кратко, что там делается вообще? Проведи так сказать вводный инструктаж…
        Тим задумался, понимая, что я все равно поеду, если въехало в голову и отговаривать бесполезно - только хуже будет. Затем нехотя протянул:

        - Ну, если хочешь вляпаться по уши в дерьмо - тогда слушай. Честно говоря, я сам не знаю, зачем мы поперлись в этот гребаный Ирак. Да, дядюшка Садди был совсем не подарок, но при нем в стране существовало хоть какое-то подобие порядка. Сейчас его нет абсолютно, и с каждым месяцем становится все хуже и хуже. Я там проработал год безвылазно, и только мы начинали думать, что основные структуры террористов обезврежены, как начиналась новая заварушка. Вообще, Ирак по сути - государство лоскутное, состоящее из земель трех основных общин - шиитов, суннитов и курдов. По численности населения большинство составляют шииты, казалось бы, они должны быть обеими руками за демократию - но нет. Рядом находится Иран - единственная страна в мире, где шииты находятся у власти и ими создано исламское государство. Глядя на них, иракские шииты задают себе вопрос - а чем мы хуже? Иран в свою очередь помогает единоверцам и деньгами и оружием и инструкторами - подготовленными террористами из бригад Аль-Кодс и Корпуса стражей исламской революции. Уже были теракты, совершенные явно не партизанами, а хорошо подготовленными
диверсионными группами. Ни с одной из соседних стран у Ирака нет оборудованной границы, поэтому через пустыню постоянно идет движение - оружие, боевики и в ту и в другую сторону. Мы пытались наладить хоть какое-то патрулирование, но не во всех местах удалось это сделать, особенно после того, как с земли во время патрулирования завалили Blackhawk. Судя по всему из Стингера или Иглы…
        Я глотнул коричневого, отдающего дымком, ледяного бурбона, лихорадочно переваривая информацию. Если в Ираке уже появились Стингеры, значит, дело точно труба… Тим тем временем продолжал

        - Еще когда началось вторжение, многие муллы ушли из своих мечетей, но не прошло и полгода, как появились новые, причем никто не знает, откуда он пришли. Часть, судя по всему из Саудовской Аравии, часть - из Ирана. По-хорошему надо бы зачистить все эти мечети, там раздают бабки и оружие, готовят смертников, укрывают разыскиваемых. Но стоит только подойти к мечети близко, как раздается такой вой и хай, что проще закрыть на все глаза. Мы же демократы, твою мать!
        Саддам был суннитом, представлял небольшое племя аль-Тикрити, обитающее в окрестностях города Тикрита. Все учреждения в Багдаде в период его правления были забиты родственниками и соплеменниками Саддама. Как только мы пришли, все племя Аль-Тикрити и соседние, разъяренные потерей кормушки взялись за оружие. Теперь в этом районе находится "Суннитский треугольник"  - не суйся туда даже за хорошие деньги. Подрывы и налеты там бывают почти каждый день, ни ночи не проходит без стрельбы. Часть суннитов и бывшие солдаты иракской армии первоначально подались в "Корпус федаинов Саддама", но сейчас он теряет свою силу, а его бойцы либо организовывают новые террористические группировки, либо переходят в уже существующие, многие из которых получают денежки от Аль-Каиды. Вообще, суннитское вооруженное сопротивление финансирует весь арабский Восток - появление Ирака на международном нефтяном рынке в качестве серьезного конкурента не выгодно никому.
        И, наконец, последнее. Курды. Там спокойнее всего, некоторые города совсем не пострадали от войны, но это временное явление. Курды всегда мечтали о создании своего независимого государства и сейчас они в шаге от своей мечты. В Ираке они уже фактически независимы, на очереди Турция, которая сидеть, сложа руки, не будет. Есть курды и во всех соседних государствах. В общем, пока не полыхает, но если полыхнет - достанется всем.

        - А наши что?  - задал вопрос я
        Тим сделал еще один большой глоток бурбона, скривился и продолжил.

        - Наши… Если честно, где можно было напортачить - наши напортачили. Эту страну можно было «держать» силами самих иракцев - за счет иракской армии, полиции и партии арабского социалистического возрождения БААС. Но когда мы пришли, все это мы разогнали - решили создать демократический режим. Создали - теперь многие бывшие военные и полицейские воюют против нас. Наши гарнизоны стоят во всех крупных городах, мы более-менее контролируем автострады - там они, кстати, прекрасные, надо отдать должное дядюшке Саддаму. Самый крупный наш гарнизон в Багдаде, в зеленой зоне и в международном аэропорту. Там относительно безопасно. Все остальное - дикая территория, так называемая "красная зона" где работают в основном наемники - такие как мы с тобой. Вообще, нашего с тобой брата там полно, едва ли не больше чем самих военных. Поскольку все политиканы очень нервничают, глядя на счетчик боевых потерь, все больше и больше задач поручается самим иракцам, которые воюют спустя рукава и независимым частным военным подрядчикам. Хотя считается, что частные военные компании воевать не должны - на деле получается, что
воюем и еще как! А самое главное - наших потерь нет в статистике. И волки сыты и овцы… мертвы. Вот так вот, братишка…

        Круто… И чем дальше тем круче…

        - А как там с конкуренцией?

        - Конкурентов там полно, но работы хватает всем, так что отношения между различными компаниями достаточно дружественные. Если ты кушаешь свой кусок и не претендуешь на чужой, не сбиваешь цены, не выносишь дерьмо на всеобщее обозрение, не болтаешь лишнего в прессе - всех это устраивает. Основными конкурентами для тебя будет наша Blackwater, дельтовская Triple Canopy Inc и британская САСовская Erinys Iraq Limited. Что касается нас, то проблем не будет, мы же сослуживцы, а кое-кого в Ираке ты даже лично знаешь. Телефоны наших людей там я тебе дам, чем сможем - поможем. С Triple Canopy Inc ты тоже, думаю, найдешь общий язык. А вот англичане - люди надо сказать достаточно наглые, лезут во все контракты, народ набирают, особо не привередничая. В итоге и проблем с ними больше всего. Армия к нам относится по-разному, но не очень любезно - в конце концов, к нам ушло из армии немало профессионалов на зарплату в два-три раза выше. Были случаи, когда нашим гардам и морду били и на губу сажали - иногда и сами конечно были виноваты. Впрочем, у тебя ведь всегда была мохнатая лапа на самом верху… Кстати про лапу.
Что в Ираке может делать твой отец?

        Отец?
        Я, честно говоря, впал в ступор. Мой отец занимал чисто кабинетную должность в ЦРУ, был начальником специального отдела внутренней контрразведки, до этого возглавлял «русский» отдел. Ирак это вообще не его тема, есть специалисты-арабисты. Делать в Ираке ему было в принципе нечего - вся его работа должна была ограничиваться стенами здания в Лэнгли.

        - Ты уверен, что он там был?  - осторожно спросил я

        - Уверен! И не один раз. Последний раз наша группа его и охраняла. Кроме того, последний раз он прилетал не один, а в составе специальной комиссии. Возглавлял ее ни кто иной, как адмирал Феллон.

        Еще круче. Адмирал Уильям Феллон, глава центрального военного командования вооруженных сил США, один из самых высокопоставленных офицеров в армии и скорее всего - самый авторит етный. Человек, пользующийся заслуженным уважением, на флоте о нем отзывались хорошо. Появляться лично в Ираке, поставляясь под пули и фугасы ему смысла явно не было. Что же он там делал? И что там делал мой отец, уж не он ли на самом деле организовал мне этот контракт?

        - И что эта комиссия в Ираке делала по-твоему?  - стараясь не проявить голосом свой интерес спросил я

        - За пределы «зеленой» зоны они почти не вылезали - начал вспоминать Тим - однако народа к ним приезжало очень много. Причем в основном это были иностранцы, часть явно скрывала свою внешность, быть узнанными они не хотели. Пару раз вообще приезжали целые кортежи машин, обычных и с дипломатическими номерами. Нас туда не пускали, безопасность обеспечивали их собственные спецы - флотские и ЦРУ. И знаешь, что самое странное… У меня сложилось такое ощущение, что деятельность этой комиссии скрывалась прежде всего от нашей администрации как гражданской, так и военной. Вместе с ними прилетели бодигарды, человек пятьдесят, они часто выезжали за пределы зеленой зоны, сопровождали гостей. Пару раз даже были конфликты на КПП, но потом все стихло.

        - И сколько они пробыли там?

        - Шесть дней. После чего очень быстро, в спешке собрались и вылетели в США. У нас в контракте на охрану был указан срок десять дней, они вылетели обратно через шесть, но заплатили нам как за десять. Странно все это…

        Да уж странно…
        Проговорили мы с Тимом допоздна, и вернулся на базу я, когда уже наступил следующий день. Часы показывали два часа ночи. Решив после пробуждения все как следует обдумать, я завалился спать…


        БАЗА АЛЬФА-СЕКЬЮРИТИ
        ШТАТ ТЕХАС

23.06.2006 Г.

        Наконец то хоть немного отоспался. Усталость ужасная, сначала этот долбаный перелет из Европы после которого я никак не мог прийти в себя (старею, видать, раньше меня это не слишком беспокоило), потом еще разговор с Тимом, во время которого я, наконец, до конца осознал, в какую задницу я попал. Но одновременно захотелось доказать и армейским и флотским и конкурентам из частных охранных агентств, что Альфа-Секьюрити круче всех их вместе взятых и каждого по отдельности. Есть у меня такая черта, признаю. Называется "а чтобы вы, козлы, меня в чем-то обошли - да ни в жизнь…"
        Но прежде чем что-то доказывать конкурентам и всему миру - сначала надо было набрать персонал. Дитер прозвонился в Европу к Душану, договорился о подборе части персонала в Европе. Я же лично сел продумывать расклад…
        Итак, расклад. Свою команду я решил поделить на три основные части.
        Душан и я. Боевая пара, способная на многое. Из всех, с кем я работал, Душану в боевой обстановке я доверял больше всего. Да, и Анри и Дитер были абсолютными профессионалами, может быть, в чем-то превосходили и Душана и меня. Не спорю. Но из всех троих только у Душана был настоящий, солидный боевой опыт - и для меня это было важнее всего. Душан никогда не рассказывал о своем прошлом, а я не спрашивал - но я знал, что он опытный профессионал, прошедший ад югославского конфликта и сумевший там выжить. Все. Это для меня было наиболее важным. За кого он воевал и что совершил - это меня не интересовало ни в малейшей степени, пусть это волнует правозащитников, журналистов и прочую пронырливую мразь. Я, кажется, уже раньше сказал, куда бы им следует пойти - вот пусть и идут, не раздражают меня. Так что если придется с кем-то встать в жестоком бою спина к спине - пусть это будет Душан.
        Вторая группа - восемь человек считая нас, две боевые четверки, первую возглавит Душан вторую я. Уже значительно более серьезная сила, способная, к примеру, зачистить крупное здание или взять штурмом самолет. Не шучу - реально справимся. Кто-то говорил, не помню кто: не числом, а умением! Это про нас.
        И третья группа - те же плюс двадцать инструкторов. С этими силами я смогу поставить на уши небольшой город. Если и не захватить и удерживать при атаке превосходящих сил противника - то шухер навести такой, чтобы надолго запомнили.
        С личным составом все. Теперь оружие…
        Пистолеты. В Ираке легко доступны патроны 9 парабеллум и.45 Кольт, потому что стоящие там армейские части пользуются таким оружием. Из этого и надо исходить. Не стоит создавать себе проблемы, выбирая оружие под нестандартный патрон, а потом лихорадочно думая, где пополнить боекомплект и в какие деньги это выльется.
        Для каждого профессионала нужны два пистолета - первый и второй. В качестве первого в нашем случае лучше всего подойдет SigSauer 226 Tactical. Конечно, огромное количество стрелков пользуются Глоками и прочими новомодными полупластиковыми новинками - но я еще со времен службы в спецназе ВМФ полюбил этот пистолет. Тяжелый, прочный, точный, надежный, без мешающего порой предохранителя. Истинно немецкий - Kvadratish praktish gut. И смысла расставаться с ним я не видел. Поэтому два Сига для себя и для Душана на случай, если придется работать только с пистолетами. К ним я присовокупил два глушителя AAC, два тактических фонаря Insight technology, по десять магазинов к каждому пистолету и по две кобуры - одна поясная для открытого ношения и одна для скрытого, подмышечная. С этим все.
        Теперь второй пистолет. Здесь незаменим Глок 26. Маленький, легкий, компактный, в размерах полицейского Вальтера ППК - и при этом магазин на десять патронов 9 парабеллум. Огневая мощь почти полноразмерного пистолета в габаритах «бэк-апа». То, что нужно для скрытого ношения и для чрезвычайных ситуаций, когда все патроны кончились, и осталось только это. К каждому я тоже положил по три магазина и по две кобуры - одна на лодыжку, вторая подмышечная.
        С пистолетами все - на войну пистолет берется только на крайний случай.
        Теперь основное боевое оружие. Штурмовая винтовка. Вернее на всякий случай я решил взять по две - полноразмерную и компактную для транспортировки в автомобилях. Современная война - это большей частью перемещение в транспортном средстве и стрельба с транспортного средства, не с каждой винтовкой развернешься в тесноте десантного отсека. Да и при штурме помещений короткое оружие удобнее. А вот полноразмерная - она подойдет для выполнения заданий на открытой местности
        - каких в Ираке хватает.
        Первой, полноразмерной я решил взять… конечно же Калашников. Много копий сломано насчет этого, но те, кто реально воевал, не променяют Калашников ни на что другое. В спецназе SEAL мы воевали с Colt М 4 - чистить ее надо было каждый день, но задержки она все равно давала. Ирак - это пустыня, горячий хамсин, мелкий похожий на пыль песок забивает рот и нос - и конечно твою винтовку, после чего она отказывает и по закону подлости как раз тогда, когда она тебе нужнее всего. Знаем, проходили…
        Калашниковы в США есть разные. Начиная от китайской дряни за пару сотен баксов и заканчивая действительно достойными, но и дорогими образцами. Очень неплохие Калаши по качеству производятся в Неваде, на совместном заводе с болгарской Arsenal. У них мы и закажем основное оружие для инструкторов - поскольку в Ираке основным все-таки является патрон 7,62*39 - возьмем модель SLR-107F - в точности повторяющую русскую модель АК-103 калибра 7,62*39.
        Теперь что касается оружия для себя. Для себя лучше конечно брать оружие "из правого крыла"  - кастомизированное оружие, сделанное под твою руку. Есть у нас такая не слишком известная широким кругам фирма Blackheart International, занимающаяся переделками русского оружия. Именно у нее я разместил заказ на несколько стволов для себя. Называются их основные изделия SOPMOD BHI AK. Берется усиленная ствольная коробка от русского «Вепря» (изначально это ствольная коробка от русского ручного пулемета РПК) и тяжелый ствол холодной ковки с пламегасителем от Vortex. На нее крепится цевье, соответствующее стандартам НАТО, приклад с изменяемой длиной фирмы Magpul, рукоятка той же фирмы. В качестве оптики я поставил малогабаритные, почти невесомые прицелы Aimpoint Micro T1. Есть у меня к ним и глушители… Получается почти идеальное оружие - прочное, точное, чрезвычайно надежное, «Роллс-Ройс» среди автоматов Калашникова. В Ираке - то, что нужно. Две штуки в корзину…
        Но одной штурмовой винтовкой не обойтись. Решил взять еще - на сей раз НАТОвские с короткими стволами калибра 5,56*45 и обязательно с подствольниками. Здесь, поскольку моя фирма является дилером немецкой Heckler&Koch - решил быть патриотом HK и взять оружие, которое поступило только на днях, и которое я только успел пристрелять. Рискну, основным будет все равно Калашников, а обкатать стволы надо. Тем более, судя по тому, что я увидел на пристрелке - оружие прекрасное. НК416 с короткими, десятидюймовыми стволами и с подствольниками М320, для заряжания открывающимися вбок. Практически единственное оружие такого рода, если не считать укороченных Knights Armament с М203, производимых для спецназа мелкими сериями. С виду почти не отличается от М4 Commando, но внутри все совершенно другое. Вместо идиотской системы отвода пороховых газов прямо в механизм винтовки применена стандартная система отвода газов на поршень. В итоге надежность функционирования оружия повысилась хоть и не до стандартов Калашникова, но до вполне приемлемых пределов. Ну и конечно: немецкое качество изготовления и немецкая (бр-р-р,
лучше эту цифру не произносить) цена. Короткий ствол позволяет спокойно ездить с этой штурмовой винтовкой в машинах и другой боевой технике, действовать в зданиях. Нормально. Две штуки в корзину.
        С основным оружием все. Теперь оружие поддержки и снайперское.
        И того и другого я решил взять по две штуки. Как раз хватит на группу из восьми человек в случае чего. Два пулеметчика, два снайпера, четыре автоматчика. К тому же бойцы группы явно привезут с собой и свое личное оружие.
        Оружие поддержки. На каждую группу из четырех человек должно быть минимум по одному пулемету - мало ли во что ввяжемся, лишняя огневая мощь не помешает.
        Первым берем опять-таки продукцию Blackheart International. Они переделывают и болгарский ПКМ калибра 7,62 NATO. Ставится новый, укороченный ствол (хотя в комплекте идет и обычный), стандартный нескладной деревянный приклад с прорезью для руки стрелка заменяется на складной, чем-то напоминающий израильский Galil. Ставятся планки для крепления прицелов и передняя рукоятка для удобства удержания оружия (попробуйте пострелять из единого пулемета с рук, удерживая его за сошки - поймете для чего передняя рукоятка). Идеальное оружие поддержки для мелких штурмовых групп готово. Им можно пользоваться хоть в пустыне, хоть в лесу, хоть, установив короткий ствол, для штурма зданий. Шквал тяжелых пуль калибра 7,62 сметет даже слона. Одна штука явно будет не лишней.
        Вторым я решил взять Minimi опять таки в штурмовом варианте. Конечно, есть проблемы с надежность в условиях запыления, но и достоинств не отнять - легкое оружие под стандартный патрон 5,56*45, лента на 200 патронов, много разных вариантов исполнения, крепятся любые аксессуары из набора SOPMOD. Есть у меня к нему даже тактический глушитель. Конечно, по мощности уступает единому пулемету
        - но у нас будет ПКМ. А в городе сгодится и Minimi. Взял один пулемет, который у меня был - облегченная штурмовая версия SPW, которую я к тому же отдавал на доработку в Noveske.
        Еще я решил заказать два стандартных болгарских ПКМ для большой группы инструкторов. Надежный пулемет под стандартный 7,62 NАТО патрон, весом в полтора раза легче М240 морской пехоты США. То, что нужно. На группу из десяти человек хоть один единый пулемет - а нужен. Торговала ими DSA arms, та самая, что и винтовки FAL в «крутом» исполнении продавала. Она пришлет их прямо в Ирак - проблем с этим не будет.
        Снайперское оружие. Опытный снайпер высшего класса у меня в группе был один - Душан. Конечно, хорошо стрелять умели все, в том числе и я - но хорошо стрелять это одно, а быть снайпером - совсем другое, кто пробовал, тот поймет, о чем я. Поэтому для профессионального снайпера нужно и соответствующее оружие.
        AW. Королева всех снайперских винтовок, стоит очень дорого, но она того стоит. Разработана бывшим чемпионом по стрельбе Малькольмом Купером, принята на вооружение во многих странах НАТО. Эталон для снайперского оружия, все новые снайперские винтовки сравнивают с ней. Берем одну штуку - AW super magnum калибра.338 Lapua - с таким оружием можно уверенно поражать одиночные цели на дистанции 1300-1500 метров.
        И, наконец, вторая снайперская винтовка. Второй я решил брать не снайперскую винтовку в чистом виде, а снайперское оружие поддержки. Для тех, кто не понимает, поясняю - полуавтоматическая снайперская винтовка калибра 7,62 NATO с хорошей оптикой, позволяющая точно и очень быстро стрелять на дистанциях от 300 до 700 метров.
        Тут я решил нагло и цинично ограбить Дитера. Была у него G3, которую он купил среди прочего имущества на распродаже бундесверовского старья. На нее он поставил тяжелый, холодной ковки ствол от Харта, подогнал все движущиеся части, поработал над спусковым механизмом, установил оптический прицел ZF четырехкратного увеличения. Матчевыми патронами эта винтовка спокойно укладывалась в 1МОА - зря конечно Дитер мне ее показал. Ладно, такого добра в контейнерах все еще полно, только G3 на немецкой армейской распродаже купили три сотни, не продали пока и половины. Новую себе сделает…
        Еще две примерно таких же винтовки решил взять для крупного отряда - G3A3 с доработанным спусковым механизмом, доведенным стволом и матчевым прикладом. Примерно такая, как на стеллаже лежит. В качестве оружия точной огневой поддержки - пойдет.
        Вот вроде бы и все…
        Нет не все. Что будем делать, если придется выполнять задачи VIP - эскорта при том, что открыто оружие носить будет нельзя. С пистолетом, даже самым современным много не навоюешь, Багдад это не Берлин. Нужен пистолет-пулемет, который можно носить под пиджаком, причем достаточно мощный.
        Альтернативы тут нет. FN P90. Есть еще HK MP7 - но FN он кое в чем уступал. Именно этим оружием как основным были вооружены все оперативники Альфа-Секьюрити в европейском офисе, которым управлял Душан. Несмотря на футуристический внешний вид и непривычный магазин оружие прекрасное. Патрон 5,7*28, по мощности стоящий между пистолетными и автоматными, емкий магазин на 50 патронов, прицельный комплекс, интегрированный в само оружие. Есть пули со стальным сердечником, пробивающие любой, рассчитанный на пистолетный патрон бронежилет (а бронежилеты более высокого уровня защиты редкость и постоянно их не носят). Ни одного выступа, способного зацепиться за одежду при быстром извлечении. Единственная проблема - нестандартный патрон. Но нам с ним не воевать, это оружие может понадобиться один-два раза, а может и вообще не понадобиться. Один Р90 и пятьсот патронов к нему есть у меня, еще один, свой личный Р90 возьмет с собой Душан. Этого будет достаточно.
        Все? И снова не все. Что делать если придется бороться с легкой бронетехникой и бронированным транспортом? Гранатометы - РПГ 7 конечно мы купим там, на месте, но нужно что-то еще, более универсальное.
        Хотя в этих случаях обычно выбирается Barrett М82, я сделал другой выбор, тем более что это была моя личная, пристрелянная винтовка. McMillan TAC50. Неавтоматическая, магазин на пять патронов калибра.50 Browning, тяжелый ствол. Точно такая же состоит на вооружении канадской армии. В некоторых случаях ее можно будет использовать в качестве тяжелой снайперской винтовки. К этой винтовке есть спецпатроны, способные остановить даже легкий бронетранспортер.
        Вот теперь кажется все. Вооружился, хоть ад иди захватывать. Осталось только выбрать по каталогу обмундирование и снаряжение, заказать его по Интернету и организовать его доставку в Ирак. Этим мы сейчас и займемся…
        Отослав через Интернет заказы, я наконец подобрался к главному - набору команды. Если двадцать человек инструкторов наберут Дитер и Душан, то спецкоманду - восемь человек решил набирать я сам - предполагая, что придется попадать с ними в серьезные переделки, я должен был быть уверен в каждом на сто один процент. Поэтому, подбор такой команды я бы никогда не доверил никому, даже самому близкому другу - только сам, лично.
        Итак: Душан и я - двое есть.
        Из разговора с Душаном я понял, что он сможет привлечь двоих своих старых друзей, каждому из которых он доверял на сто процентов. Великолепно. Если человек такое говорит про другого человека, с которым ему придется воевать рука об руку - значит, он действительно ему доверяет. Четверо есть. Надо еще четверых.
        Проверил электронную почту. Еще вчера я отправил кое-кому из "старой гвардии" предложения о работе и сейчас читал ответы и мысленно подбирал группы.
        Братья ответили согласием - сейчас они как раз почти месяц провели дома после командировки. Великолепно, еще двое.
        О братьях Смитах можно рассказывать многое - но все это будет преуменьшением. Прежде всего - их размеры. Каждый из братьев имел рост за два метра и выглядел так, что губернатор Калифорнии просто отдыхает. Нервно покуривает в сторонке. Тим и Джим были техасцами, моими земляками. Их отец был шерифом маленького городка недалеко от границы[С Мексикой.] и братья, как только подросли, стали помощниками шерифа. Честное слово, будь я преступником, я бы обходил этот городок за милю. Громкая слава о семействе Смитов гремела по всему Техасу и приграничной части Мексики, в городке всегда был идеальный порядок. Ни одного мексиканца-контрабандиста нельзя было заманить в этот городок даже солидной пачкой долларов. Потом братьям стало скучно на простой шерифской работе, и они начали вербоваться в различные компании, подобные моей. С ними я работал только один раз, в Колумбии (может, как-нибудь расскажу)  - и сохранил самые приятные воспоминания. Каждый из братьев, помимо того, что бы превосходным стрелком-пулеметчиком, мог таскать единый пулемет, полный рюкзак лент к нему и вдобавок на загривке два-три
одноразовых гранатомета. И не только таскать, а при этом еще и воевать. Эти двое у нас станут пулеметчиками, heavygunners, специалистами по тяжелому оружию.
        Прислал свое согласие и Боб. Боб Саваж из Арканзаса. Служил в морской пехоте, в девяносто первом году уволился в звании ганнери-сержанта. Если бы не его заслуги
        - уволили бы с позором - за то, что крепко набил морду одному придурку-полковнику питавшему болезненное пристрастие к лобовым атакам. За что конкретно набил - я до сил пор не знал, но, зная Боба и этого полковника, был абсолютно уверен - за дело. Сейчас Боб одиноко жил в своем доме, переделанном из большого трейлера в глухом углу штата Арканзас, организовывал охоты на оленей, получал небольшую пенсию от корпуса морской пехоты США и смертельно скучал от такой жизни. В команде он будет "метким стрелком" но в любой момент сможет заменить и снайпера. Семеро есть, остался один.
        Последний. Последним я решил взять тоже приславшего согласие Криса Де Мойна из Луизианы - охотника, только на крокодилов. Начинал он свой жизненный путь тоже в армии, в рейнджерах, но в начале девяностых его «ушли» по сокращению штатов и сейчас он был "вольной птицей". С ним я неоднократно сталкивался в Колумбии, где он неоднократно подряжался на разные работы. Крис был специалистом по выживанию в экстремальных условиях, его хобби было экстремальные путешествия. Я вот например не был в Антарктиде, а Крис умудрился побывать и там. Ирак был для него не более чем очередным экстремальным приключением - только с оружием.
        Кажется все. Не знаю, конечно кого приведет Душан, но ему я доверял. Похоже, команда собрана, причем самая лучшая какую можно собрать за такое короткое время. Кликнув Дитера, я взял ручную тележку, и мы направились в арсенал отбирать и упаковывать необходимое оружие, патроны и снаряжение. Мелочь, а важно. Не упакуешь как следует - прилетит в таком виде что сам рад не будешь. Особенно дело касается снайперского оружия. Пристрелкой я решил пренебречь - все в принципе и так пристреляно, а заново пристреляю в Ираке, когда оно будет туда доставлено, чтобы удостовериться что не сбились прицелы.
        Вот, наверное, и все что надо сделать перед отъездом. Остальное доделает Дитер, как всегда аккуратно и педантично. Для каждого из отобранных мною людей я оставил на базе годовой подписанный контракт, по банковской карточке с пятьюдесятью тысячами аванса, чистым сотовым телефоном, в памяти которого были забиты номера, мои и Душана и подробными инструкциями, как когда и куда добираться. В последний момент адмирал решил отправлять меня через британскую базу в Акротири - это на Кипре. Каждый из отобранных мной людей должен был добираться до Акротири самостоятельно, как турист, а в Ирак их уже отправят военными бортами и что самое приятное - за счет армии. Оружие и снаряжение еще раньше я сдал на перевозку в расположенную неподалеку военную базу "Форт Сэм Хьюстон". Когда я прилечу в Ирак, оно уже будет ждать меня там.
        Перезвонился я и с людьми из Blackwater - Тим оказал мне любезность - в аэропорту нас с Душаном будет ждать машина компании и иракские друзья Тима помогут на первых порах обустроиться и приобрести все что нужно. Очень любезно с его стороны.


        ВАШИНГТОН
        ОКРУГ КОЛУМБИЯ

29.06. 2006 Г


        В Вашингтон я возвращаться не хотел - этот город навевал на меня тоску. Но надо…
        На новенькой Шевроле-Импала, взятой напрокат в аэропорту у Герца я неспешно катил по Вашингтону, возвращаясь в аэропорт - рейс, на котором меня отправлял адмирал, будет только через два с половиной часа. В город я прилетел вчера и сразу, не теряя времени отправился в Пентагон, проведать адмирала.
        Про Пентагон рассказывать практически нечего. Адмирал ничего нового не сказал, кроме того, что предоплата на мой счет переведена (это я и сам увидел еще в Техасе) и дал пару телефонов и координат людей в Ираке, которым я по идее буду подчиняться. Зато встреча с помощником адмирала была более плодотворной - у него я получил двадцать восемь DOD beiges - специальных пластиковых карточек, которые удостоверяют, что податель сего является гражданским специалистом, участвующим в проектах войск коалиции. А также более ценные «ксивы» - два удостоверения сотрудника разведки ВМФ на меня и Душана. Душан кстати в документах проходил как Душан Симович, эмигрант из Югославии, чья семья перебралась в США в 1940 году. Кстати, если будете делать поддельные документы, запомните совет: имя лучше оставить настоящее. Потому что если кто-то, знававший вас раньше, вас окликнет по старому имени, а вы отзоветесь, то произойдет конфуз, который может стоить Вам жизни. А вот фамилию можно выбирать любую. Душан выбрал фамилию Симович и я через моего отца сварганил ему права и загранпаспорт, а через свои оставшиеся связи на
флоте - личное дело и звание младшего лейтенанта.[Lieutenant Junior Grade.] Вот так вот.
        Покончив с делами в Пентагоне, я заглянул к моей младшей сестре Кейт, дабы переночевать перед Ираком в домашнем уюте. Узнав о том, что я отправляюсь в Ирак, Кейт презрительно скривилась (по ее мнению, все кто не окончил юридический факультет, уважения не заслуживали), а ее новый друг Дон так и вовсе заявил о том, что пацифист и сидеть за одним столом с убийцей не желает. Вот так вот сейчас в американском обществе - по крайней мере, в значительной его части - принято провожать уходящих на войну. Надо было бы ему конечно морду набить - дружкам Кейт я часто бил морду еще в школе. Но омрачать мордобоем отъезд не хотелось, поэтому я промолчал. Сестра, как-никак - хоть она и выбрала себе в партнеры такого напыщенного придурка - я ее все равно люблю.
        С утра приперлась Николь (вот уж, честно говоря, кого я не хотел видеть - так это ее). Чмокнув в губы мою сестру (это теперь мода такая), она модельной походкой прошла мимо меня не удостоив и взглядом (при том, что в такси остался ее ноутбук и огромная дорожная сумка). Стерва, чтоб ее… До отъезда оставался еще час, подружки уединились где-то наверху, а я вытащил из такси вещи, донес до дома и бросил в прихожей у самой двери. Хоть бы ноутбук ее при этом разбился! Сам же я сел со своим ноутбуком, просмотреть почту, доделать наиболее важные дела и заодно в спокойной обстановке вспомнить - не забыл ли чего. Связался с Душаном, сказал, что нужно меня ждать на Кипре, эзоповым языком договорились, где и когда. Поскольку Кипр - та же Европа Душан попадет туда первым. Ну а мне предстоит трансатлантический перелет…
        Через час тронулись в путь. Тут я отомстил Николь - первым выбрался из дома и уселся в арендованный Шеви Импала. Вещи у меня уже были в машине, поэтому Николь ничего не оставалось, как тащить свои вещи самой. Бросив сумку на заднее сидение и обдав меня волной ледяного презрения, она уселась рядом со мной, не забыв, однако максимально высоко, почти до талии задрать юбку. Дом, милый дом, как же мне этого всего будет не хватать в следующем году. И зачем меня носит по свету, причем все время заносит туда, где стреляют… Ладно, поехали…
        Поехали через весь город (времени до отправки борта, на который у меня были билеты от адмирала было еще немало)  - мелькнули Капитолий и Арлингтонское Кладбище, зеленые аллеи вокруг Обелиска. Вашингтон, пожалуй, самый нетипичный город Америки - по старой традиции в нём не строятся здания выше белой громады здания Конгресса США на Капитолийском Холме. Центр города представляет собой застройку в старом викторианском стиле, напоминающем больше о Британской Империи, нежели о стандартной для других городов небоскребно-одноэтажной или деревенско-урбанизированной застройке. Однако по выезду за город пейзаж быстро менялся на вполне типичный для нашей страны - обычный пригород восточного Побережья.
        И снова вдали показалась современно-идиотская конструкция международного аэропорта им. Даллеса - откуда я ступил на американскую землю пару дней назад - туда я и возвращался. Как гость в собственной стране, е-мое… Однако на сей раз я не поехал к зданию международного терминала аэропорта. Наша машина свернула раньше и запетляла по узкому проезду вдоль сетчатого забора, огораживающего лётное поле. Кстати, забор не под током, системы контроля на нем нет и его можно элементарно перепрыгнуть - вот тебе и вся охрана. Комплекс зданий самого аэровокзала остался позади, за сеткой тянулись огромные, выкрашенные в белый цвет самолетные ангары и ещё какие-то непонятные строения. Много было самолетов
        - самых разных, ярких расцветок, Боингов и Аэробусов - аэропорт жил полной жизнью, самолеты взлетали и приземлялись с интервалом меньше пяти минут. Наконец дорога свернула к служебным воротам, где меня уже поджидал местный секьюрити из службы безопасности аэропорта - черная, похожая на полицейскую форму, кобура с пистолетом и раскладной дубинкой на поясе, рация с гарнитурой «hands-free» - витой провод шел к самому уху, а вот самого наушника видно не было. Вежливый, внимательный, скверно обученный и малополезный - только от воров, желающих поживиться багажом, да хулиганов. Быстро проверили паспорта, весьма формально заглянули в багаж. При этом, увидев в машине Николь, «безопасник» понимающе ухмыльнулся. Знал бы он… Пожелал счастливого полета - и на том спасибо. Пройдя пост контроля, машина поехала прямо через все летное поле к одному из ангаров, перед которым замерла огромная туша горбатого четырехдвигательного Боинга 747. Поскольку самолетов военно-транспортной авиации не хватало, да и путешествовать на них через океан было тяжко - Пентагон частенько фрахтовал гражданские борта для переброски
солдат на военные базы. В салонах первого класса, расположенных в
«горбе» самолета летели в этом случае в основном гражданские и различные эксперты, которым тоже надо было попасть в Ирак или Афганистан. Два таких билета, первого класса и достал мне адмирал.
        Перед самолётом стояли громадные весы для взвешивания пассажиров перед посадкой
        - настоящая платформа, на которой у нас в Техасе скот взвешивают. Таково было требование авиакомпании - взвешивание перед посадкой. Хуже того - весы были неисправны, крышка была снята и двое сотрудников компании в темно-синей форме стояли перед весами, о чем-то громко споря. Чинить не чинили - ждали специалистов, чинить весы это не их дело. Чуть в стороне, мрачно на все это взирая стояла очередь из желающих взвеситься, пока еще небольшая. Вовремя поспел
        - пока народа мало. А если сейчас солдат привезут - а весы таки не починят, вот это будет…
        Пока стоим - историю расскажу, смешную и в тему. Одна авиакомпании ввела новое правило - те, кто весят больше ста шестидесяти килограмм (два веса среднего человека) должны покупать два билета. Толстяки обиделись, подали в суд. И выиграли. А вот как скажите компании разменять жирных пассажиров в салоне, если они и впрямь своей тушей два места занимают, да и топлива на их перевозку соответственно тратится…
        Починили - на электрокаре приехал техники и буквально за минуту все починил - видимо просто где-то не разобрались. Какой-то техник в летной форме встал у весов, махнул рукой - мол, можно. Николь забрала сумку, ноутбук, первой шагнула на весы - и никто надо сказать не протестовал. Может с адвокатом связываться не хотели? Техник жадным взглядом оглядел ее, что-то записал в тетрадь, махнул рукой к трапу - проходите. Мне же пришлось ждать в общей очереди…
        Надо сказать, адмирал предупредил меня, что самолет идет без досмотра пассажиров и оружие брать с собой можно. Главное ограничение здесь вес - этим же рейсом летели спецназовцы переброшенные сюда из Форт-Брэгга и у каждого с собой было до черта оружия, снаряжения и два парашюта - основной и запасной. Поэтому оружие я взял с собой по минимуму. Взял Мк23 с парой запасных магазинов и отдельно, в мягком чехле - короткоствольный М6А2 - по виду ничем не отличающаяся от привычного карабина М4 Commando, но с отводом газов на поршень. Производила эти винтовки фирма LWRC и стоили они намного дешевле Хеклер-Коховских. Кроме того, такая винтовка нужна, если не хочешь сильно выделяться из толпы, вооруженной М4, но при этом нужна надежная винтовка. Эту винтовку я держал при себе в отдельном мягком футляре и в багаж сдавать не собирался.
        Записали и мой вес, после чего я поднялся во вторую кабину, расположенную в горбе самолета - первый класс, однако. Она была практически пустой, у самой двери сидели два человека, похожие на борзописцев - оба в очках, уже открыли ноутбуки, а один еще и снимает через миниатюрную камеру. Им - ноль внимания, максимум презрения - с прессой я уже сталкивался и ничего хорошего от нее не ждал. Николь же расположилась чуть подальше, у окна. Она уже спрятала свою сумку в багаж и даже успела отгородиться легкой шторкой, намекая что общаться не желает. Разговаривать с ней мне тоже не хотелось, я бросил свои пожитки в огромное кресло рядом с ней и направился обратно к выходу. Кое-кого из Форт-Брегга я знал, может, удастся увидеть старых друзей.

«Спецов» уже привезли и не штатной армейской технике, а на обычных трехосных серебристого цвета автобусах «Грейхаунд». Сойдя с трапа и наскоро оглядевшись, я сразу нашел с кем потрепаться - мастер-сержант, здоровяк лет сорока, который судя по всему, и командовал на данный момент этими орлами. Подошёл, поздоровался, разговорились. Корочками флотской контрразведки, которым меня снабдил адмирал, я козырять не стал, представился контрактником, бывшим флотским спецназовцем. Принял эту новость сержант на удивление добродушно (армейские и флотские друг друга недолюбливают, что выливается в частные драки). Оказалось, что Джим Пикетт (так звали мастер-сержанта) на данный момент исполняет обязанности командира спецподразделения, его две роты, дислоцированных в Вирджинии, отправлялись в Ирак на замену. Офицерский состав весь там, у них другой график сменности. Вообще, надо сказать, что многие спецподразделения работали в Ираке вахтовым методом по три и шесть месяцев. С одной стороны я их понимал - за год в Ираке можно элементарно свихнуться. С другой стороны - постоянное появление в зоне боев необученных бойцов
влияло на статистку потерь совсем не в лучшую сторону.
        Сам Джим летел в Ирак третий раз и об этой стране без крепкого слова не отзывался…
        Уточнил маршрут самолета - летим на гражданский аэропорт в Ларнаке, Кипр, оттуда автотранспортом на кипрскую базу в Акротири и уже оттуда самолетом военно-транспортной авиации на Багдад.
        С мастер-сержантом Пикеттом поболтали весьма приятно, как и у любых двух
«спецов» нашлись общие друзья. Оказалось, что Джимми как и я участвовал в событиях в Сомали, правда, друг друга мы не помнили. Впрочем, через этот адский котел немало людей прошло…
        Решили мы и еще одну проблему. Согласно условиям контракта, спиртное на борту военным не подавалось, я же был гражданским и имел право на спиртное в полете, кроме того отправляясь на войну прихватил и с собой - в мусульманской стране бутылочка джинна, виски или водки для служивого человека почти что заменяет валюту и с ее помощью можно открыть очень многие двери. Я естественно, тормозить не стал и после первого же намека пригласил Джимми и весь командный состав к нам наверх после взлета, после чего Джим совсем раздобрел, и сказал, что если у меня в Ираке будут какие-то проблемы - всегда можно будет обращаться к нему. Запомним…
        Погода начала ощутимо портиться - тучи висели еще с утра, иногда закрывая солнце
        - а вот тепекрь и начал дуть ветерок, причем усиливающийся. Переместились под трап, там не так дует…
        Когда солдатня почти вся взвесилась - по трапу спустился лётчик в форме с тремя полосками на рукаве - как оказалось капитан зафрахтованного борта. Хлопнув меня по плечу - мол, извини, потом договорим - Пикетт отошел к нему, вручил толстую пачку провозных документов, толщиной примерно с большое, полноразмерное издание Библии. Командир нахмурился и начал перебирать бумаги. Потом мрачным взглядом окинул кучу оружия и снаряжения, которую «спецы» уже успели выгрузить из автобусов и свалить у трапа - и начал что-то доказывать, экспрессивно размахивая руками. Куча была размеров очень и очень немалых…
        Пока Джим пререкался с командиром корабля по каким-то техническим вопросам, я подошел к куче снаряжения, чтобы взглянуть на оружие и снаряжение наших спецов.
        Парашюты меня особо не интересовали - напрыгался в свое время. Граждванские планирующие парашюты сейчас все равно лучше выпускают, что ни говори - армейские парашюты более дубовые и хуже управляются в воздухе. Сейчас они лежали плотным рядом - я едва удостоил их взглядом…
        Оружие… Каждое отделение складировало свое оружие отдельно, делая из него пирамидку. Основой пирамидки были конечно же потрепанные рабочие М4 SOPMOD с самыми разными обвесами. Единственно, чему я завидовал - так это подствольным гранатометам - частному лицу официально разрешение на него не получить, доступны только тридцатисемимиллиметровые с газовыми и резиновыми гранатами. А все остальное - от гражданского рынка опять-таки отстает Я уж не говорю о том, что сам М4 - это не оружие, это нездоровая пародия на него. Разговоры о том, чтобы заменить его на FN SCAR хотя бы для начала в спецподразделениях шли - но пока это были только разговоры. Ни шатко ни валко шел конкурс, Colt стриг дивиденды с эксклюзивного, заключенного до 2009 года контракта - ну а наши солдаты вынуждены были воевать с М4. Человека, который написал в Army Times статью о гибели наших солдат при отказах их М4 просто заклевали…
        Рядом с основным оружием лежали немецкие пистолеты-пулеметы НК МР5 с интегрированными глушителями и зачехлённой оптикой. На парочке - специальное
«полицейское» цевье с встроенным фонарем и - модификация для спецназа - с инфракрасным фильтром, установленным на этот фонарь. Подсветка для прибора ночного видения, правда если такой же прибор есть у противника - светит как фара. Почему-то специальный вариант МР5SD с интегрированным глушителем в наших спецвойсках не сильно прижился, все предпочитали обычный MP5N с отделяемым глушителем. Пистолет-пулемет не самый лучший, чтобы о нем не говорили. В городских, полицейских операциях он еще куда ни шло, а для войны - не годится совершенно. Некоторые таскали его как второе оружие - но тогда уж лучше глушитель к основной винтовке раздобыть и к ней побольше патронов взять…
        Отдельно были сложены громоздкие темно-зеленые трубы переносных одноразовых реактивных гранат АТ-4 и тяжелых многоразовых SMAW Мк153. И в этом можно армии позавидовать - частным охранным компаниями такие вещи иметь не положено…
        Меня, как снайпера-любителя особенно заинтересовало оружие коллег - громоздкие винтовки М107 и М95 под 12,7 мм патрон от крупнокалиберного пулемета Браунинг М2, с большими дульными тормозами как у авиапушек. Были и более легкие полуавтоматические снайперские винтовки SASS M110 и Mk12 mod0 с интегрированными глушителями и простой оптикой. Тут сказать было нечего - все то же самое имелось у нас (разве что вместо M110 у нас была гражданская версия SR-25 без глушителя, да и выбор у нас был побогаче) и лучше американского снайперского оружия нет ничего на свете…
        Дальше, опираясь на сошки, в ряд стояли лёгкие пулеметы Minimi М-249 с различными оптическими прицелами и подствольными лазерными целеуказателями. Все
        - старые, потертые, ни одного нового Мк46 или Мк48. Было также и несколько тяжеленных М240 - бельгийских единых пулеметов, которыми ныне вооружена американская армия и которые в одиночку с надлежащим боекомплектом мог перенести… Терминатор, наверное…
        Выглядело все это армейское оружие, как и полагается внушительно и грозно, но я только хмыкнул - то оружие и снаряжение, которое я вез в Ирак, было несравнимо лучше. Хотел бы я посмотреть на М4 и М249 этих парней после первой же пыльной бури… Чем проще (до определенного конечно предела)  - тем надежнее и лучше! А навороченная оптика и лазерные целеуказатели ничем не помогут, если оружие элементарно откажет в бою, забитое грязью и песком. Случаи такие уже были.
        В том то и наше преимущество, частных контрактников в смысле оружия. Пусть оно не достается нам бесплатно со складов, пусть у нас нет гранатометов - зато мы комплектуем группы как хотим и чем хотим. Появилось, например, оружие телохранителей - PSD от LWRC под патрон 6,8 remington - так пока армия испытания проводит, пока лоббисты по кабинетам шныряют - мы проводим испытания и если надо, если дельное оружие - закупаем. У меня в арсенале было несколько Barrett М468 - прекрасная винтовка, лучше и желать нельзя. Единственно что - патрон нестандартный, дорогой и со снабжением в боевых условиях будут проблемы. А АК-SOCOM делает все то же самое - только патрон - старый добрый 7,62*39, русский, каких в Ираке полно. Вот так вот…
        Сами спецы тоже выглядели внушительно и грозно - не чета нам, убогим частным контракторам. У всех на снаряжении висели боевые ножи, в основном AL Mar (особо в боевых условиях не нужные, как я успел убедиться), у некоторых (видимо авианаводчики по штату) специальные лазерные прицельные системы, совместимые с приемниками систем наведения всего, что летает (а смысл, если почти у каждого солдата на оружии - система лазерного наведения). Кое у кого прямо на шее (видимо как приманка для снайпера) были чехлы с биноклями. У каждого - пистолет, причем не штатные Beretta M9 или HK Mk23, а купленные за свои деньги, некоторые даже хромированные (вот дурь то). Глядя на это, я только нехорошо ухмылялся - снаряжение явно указывало на непрофессионализм его носителей. Например, мои оперативники носили складные ножи и тулы[tool - многофункциональный инструмент Leaserman, очень полезная и универсальная штука.] в кармане. Боевой нож это сейчас скорее аксессуар, призванный показать крутость и кровожадность владельца, нежели полезный в бою инструмент. Из боевых ножей у моих оперативников были только штатные штыки к
винтовкам - крайне полезная вещь. Очень удобно при штурме здания отодвигать шторы и занавеси, толчком штыка открывать двери. Очень удобно держать от себя на расстоянии невооруженных, но агрессивных личностей, удобно контролировать задержанных - команду "не двигаться" подкрепленную штыком понимают очень хорошо, даже если не владеют английским. Чехол с биноклем, висящий открыто на шее - явная приманка для вражеского снайпера, моего первого командира убил вражеский снайпер именно из-за открыто висящего на шее бинокля. И так далее.
        В общем и целом - «спецы». Не хочу ничего плохого говорить про родную американскую армию - но их отделение в лесу или джунглях против моих контрактников и без авиа или артиллерийской поддержки не продержалось бы и часа
        - положили бы всех. Лучшие из армии сейчас на гражданку ушли - факт…
        Долго ли коротко ли - а подошла и наша с Пикеттом очередь подниматься в салон - поднимались последними. Бойцы спецназа уже уютно расположились в салоне, сгруппировались по кучкам, сняли с себя бронежилеты и каски, рассовали их по багажным ящикам. По проходам ходили весьма и весьма привлекательные стюардессы, помогали солдатам размещать свое барахло, отпускали шутки и строили глазки бойцам. Те, разумеется, в долгу не оставались, но открыто не приставали. Не спецназ ВМФ, сразу видно. Моряки бы шанс не упустили. Нецензурная брань вперемешку с крепким армейским жаргоном отчетливо слышалась по всему салону. Милая армейская атмосфера - как ее мне не хватало…
        Временно попрощавшись с Джимом и договорившись встретиться в салоне первого класса через полчаса, я по узкой винтовой лестнице полез в верхний салон. Место мое, отмеченное лежащим на сидении барахлом никто не занял, я быстро распихал все что нужно по багажным полкам, удобно уселся в кресле, пристегнул ремни. Черт, не первый раз вылетаю и даже не десятый - а нервничаю…
        Через несколько минут громадный 747-ой глухо зашумел турбинами и вырулил в очередь на взлет, выстроившуюся из самолётов на рулежной дорожке параллельно взлетной полосе. Очередь на взлет - довольно частое явление в перегруженных и давно не реконструировавшихся из-за ограничения средств американских аэропортах, самолеты порой взлетают и садятся чуть ли не «хвост-в-хвост», рискуя в любой момент столкнуться. Двигались рывками - прошли несколько десятков метров и снова стоп, очередь настоящая. Пройдя наконец очередь, наш самолет быстро разбежался по бетонке, и я ощутил знакомое чувство, как будто пол уходит из-под ног. Подождал несколько минут, глянул в иллюминатор - самолет карабкался вверх под углом градусов сорок пять чтобы занять трансатлантический коридор. Под крылом уже синела водная гладь Атлантического океана - самолёт взял курс на аэропорт Ларнака, Кипр.
        Через полчаса пришел и Джим с двумя своими замами - тоже сержантами, назвавшимися Пол и Стив - без званий, без фамилий, по-простому. Расселись, я уже успел заказать у стюардессы пару бутылочек аргентинского красного сухого, и огромную бутылку тоника, присовокупил к этому благолепию бутылочку «Дьюар» ( известная марка виски - прим автора ) из собственных запасов. Не привыкшие к такому великолепию, сержанты сглотнули слюну. Уже через полчаса мы наверное были лучшими друзьями на свете (при этом никто не заметил, что я пил намного меньше всех - вот она, крутая закваска из спецназа ВМФ и ЦРУ), болтали о том, о сем, в основном про то, что происходит в Ираке. Все трое побывали там не по одному разу и им было что мне рассказать. Мне же соответственно - было что послушать…
        Судя по их рассказам, выходило, что на базы и укрепленные районы иракцы нападают нечасто, предпочитают обстреливать из минометов и запускаемыми с самодельных установок НУРСами ( неуправляемый ракетный снаряд - прим автора ). С чек-пойнтами хуже - там немного народа и массированное нападение вполне может привести к успеху. Погибших от обстрелов было мало, чаще всего применялись легкие 60 миллиметровые минометы, установленные в кузовах легких японских пикапов. Один два быстрых выстрела - и ноги, а погибнуть от разрыва 60 мм мины можно, только если она разорвется совсем рядом. Или если мина попадет, например, во временный склад горючего - одно такое попадание мои собеседники вспомнили, и полыхало, судя по их рассказам очень и очень неслабо.
        С проводкой конвоев было хуже. Куча слабозащищенных машин, неповоротливые
«наливники» с топливом идущие по одним и тем же маршрутам - прекрасная цель для РПГ. В последнее время появилось много фирм, срочно менявших кабины на грузовиках и тягачах с штатных на бронированные, после этого стало немного легче. От АКМ это спасало - но от РПГ не могло спасти ничего. Некоторые улицы в городах так и назывались - "аллеи РПГ". Ни Хаммер ни Страйкер, ни даже Бредли без дополнительного бронирования от современных гранат РПГ не спасали. Хорошо было только то, что гранаты к РПГ в Ираке были в основном старого образца, с истекшим сроком годности. Тот же Стив рассказал мне, как во время патрулирования в Хаммер в котором он сидел, буквально рядом с ним воткнулась граната от РПГ-7 и не разорвалась. Повезло - считай, в рубашке родился. Правда, в последнее время запасы старых гранатометных выстрелов кончались - а поступавшие неизвестно откуда новые были вполне современными. Вообще оружием, по воспоминаниям моих собеседников торговали практически на каждом углу, автомат Калашникова был непременным атрибутом настоящего иракского мужчины.
        Слушая их, я только ухмылялся про себя - надо же проблему нашли - провести по ровной как стол пустыне конвой. Архаровцы… А не хотите, к примеру, прогнать конвой по разбитой в хлам проселочной дороге где-нибудь в Латинской Америке или экваториальной Африке. Когда на дороге заполненные водой ямы - не вылезет и слон, а от края дороги до ближайших кустов несколько сантиметров. И что там, в кустах - слон листья жрет, фугас на дереве висит или партизан с РПГ стоит - не видно и за десять метров. Вот в этих условиях прогнали бы пару конвоев - а потом бы мы и поговорили о сложностях.
        Доставалось нашей армии и от фугасов - причем фугасов мощных, состоящих из нескольких, связанных взрывной цепью снарядов от гаубиц. Неразорвавшихся боеприпасов вообще было много, армейские саперные команды работали - но иракцы едва завидев неразорвавшийся снаряд, тащили его домой и потом продавали той же Аль-Каиде за пятьдесят - сто долларов. Иногда и пытались воровать с полевых складов, погибали от пуль охраны, иногда эти неразорвавшиеся снаряды взрывались в руках - но движение по сбору снарядов росло и ширилось. Правильно заложенный фугас мог «грохнуть» даже основной боевой танк М1А2 Абрамс. Сначала выручала грамотная инженерная разведка и розданные всем патрулям всечастотные излучатели помех, глушащие сигналы радиовзрывателей, а заодно и собственную связь. Но хаджи[Американский аналог слова "духи".] учились быстро, и фугасы становились все более изощренными - инициирование взрывателя происходило по замаскированным проводам, сами фугасы тоже маскировались, закладывались в разбитую и сожженную технику, которой вокруг дороги валялось немало, и которую никто не убирал. В последнее время фугасы
закладывали прямо под асфальт - если дорогу ремонтируют законтрактованные иракцы - жди сюрприза…
        Смертников, пеших и на машинах, тоже было немало и пострадало от них уже много народа, правда в основном из вновь набранной иракской полиции и национальной армии. Едет пикап или универсал, подъезжает к полицейскому участку, на скорости прорывает чек-пойнт перед ним - и бабах! Или прямо у чек-пойнта подрывается, при проверке - особенно если американцы есть на чек-пойнте. Мои собеседники рекомендовали мне при езде по дорогам соблюдать дистанцию и если иракская машина пытается приблизиться к твоей - стрелять сначала перед капотом, потом на поражение по салону. Жестко. И парковаться в неположенных местах тоже не стоило
        - неизвестные и подозрительные машины не долго думая подрывали направленным взрывом, финансовые претензии потом не принимались. Пешие же смертники с поясами шахидов представляли собой угрозу в основном при пребывании в людных местах, в частности рядом с полицейскими участками, пунктами набора рекрутов в армию и мечетями. Вообще, иракские сунниты и шииты ненавидели друг друга яростно и самозабвенно, частенько подрывали друг друга в мечетях и во время религиозных церемоний. Да-а-а…
        Матернее всего мои друзья отзывались о патрулировании, «доминировании» и так называемых "операциях по демонстрированию флага". Честно говоря - это полный бред, кто только придумал такое. Патрулирование - понятно, дело нужное. Хотя и опасное - примерный маршрут движения патруля и время патрулирования хаджам бывает хорошо известно, а в условиях города устроить засаду - пара пустяков. Несколько гранат, брошенных из ближайших развалин, тридцать секунд шквального автоматного огня со всех сторон - и дай Бог ноги. Завалили одного - двоих - очень хорошо. Нет - завтра тоже день будет, да и патронов немало - завалим завтра. Несколько таких вот засад - и готова скорбная сводка потерь на сегодня.
        А вот доминирование… В принципе то же самое что и "демонстрация флага"  - простое
«фланирование» по улицам на боевой техники с целью продемонстрировать, что мы тут, никуда уходить не собираемся и прочая хрень… Тех кто это придумал - я бы посылал на операции по доминированию каждый день - просто покататься по закрепленной территории, по одному и тому же маршруту, подставляя свои драгоценные задницы под снайперские пули, гранатометные выстрелы и фугасы. Мои собеседники со мной согласились на сто один процент.
        Так вот мы и трепались… Некоторое оживление в полет пришло во время кормежки (кормили отвратительно - замороженные и толком не оттаявшие продукты фаст-фуда) и при пролёте над Гибралтаром и Италией. А так - все тот же монотонный свист турбин самолета, все та же чернь за иллюминатором. Беспосадочный десятичасовой полёт на восток при смене часовых поясов сбивал наши биологические часы напрочь, и вызывал усталость, которую мы изгоняли только интересным разговором и глотком красного вина. За время полета мы почти не спали и успели изрядно наговориться, а задницы наши, несмотря на роскошные кресла первого класса, порядком задеревенели. Но за разговором и виски время летело незаметно - наконец, самолёт пошел на снижение в Кипре. Трансатлантический перелет подходил к концу. Сели довольно жестко, у американских летчиков вообще была собственная, отличная от европейских жесткая манера посадки - поэтому то я и являюсь верным клиентом "Эр Франс". Сержанты перед посадкой ушли вниз к подчиненным. Ведомый старым желтым пикапом с международной надписью Follow Me cамолёт медленно проехал по рулежным дорожкам и
наконец, встал. Почти сразу подогнали трап, Николь была уже готова, я тоже. Выходили первыми, как и подобает пассажирам первого класса. Спустившись по винтовой лестнице в нижний салон, я дружески хлопнул по прощание по плечу своих новых друзей и вышел на трап. Палящее солнце и пахнущий морем воздух овеяли мое лицо…


        КИПР
        АЭРОПОРТ ЛАРНАКА

30.06.2006 Г

        У трапа нас уже ждали. Для спецов подогнали обычные экскурсионно-туристические автобусы - желтого цвета, в основном старые, годов этак восьмидесятых, хотя попадались и новые, китайские. Нам же, «сивикам» и контракторам[Гражданским специалистам вроде как.] предназначался белый микроавтобус Форд-Транзит (микроавтобус любого другого цвета, не дай бог черного или хаки на такой жаре превращался в пыточную камеру) с двойными номерами - британским военными и гражданскими кипрскими. У трапа, рядом с встречающими стоял невысокий грек - киприот в форме полиции. Сойдя по трапу, мы сунули ему в руки паспорта, он наугад открыл один. Почти сразу же закрыл, махнул рукой - проходите. Вот и весь досмотр, включая таможенный. Военных и вовсе не проверяли. Рассевшись по автобусам, мы отправились в неспешный путь до Акротири.
        Надо сказать, что у США на Кипре баз нет вообще - поэтому мы пользуемся базами наших союзников - англичан. У союзников же на Кипре сразу две базы - Акротири и Делекия, причем это даже не военные базы в обычном смысле слова, а две территории под властью британской короны, занимающие около трех процентов территории острова. Там действовали законы Великобритании, помимо баз там жили греки, не только работающие на базах, но и занимающиеся сельским хозяйством. Управлялись базы администратором Министерства обороны, назначавшимся монархом Великобритании и обладавшим всей полнотой законодательной и исполнительной власти на этих территориях. База Декелия расположена на юго-востоке Кипра и граничит с Ларнакой, но мы направлялись на вторую, южную базу, граничащую с курортным городом Лимасолом. Именно там я и должен был встретиться с Душаном, который приплыл в Кипр как турист на небольшой зафрахтованной яхте, стоящей в порту Лимасола. Лететь самолетом из Берлина ему было нельзя - оружие так не провезешь, а в Ирак без оружия соваться не стоило. Если повезешь оружие самолетом, пусть и багажом, законно, со всеми
разрешениями - германские таможенники, придирчивые и особой любви к американцам и к войне в Ираке не испытывающие могли задержать до выяснения. Просто из вредности. Потом извинятся, конечно…
        Пока микроавтобус и вытянувшиеся следом за ним цепочкой большие автобусы катили по острову, я приглядывался к пейзажам - на Кипре я был первый раз. Смотреть особо было нечего. Разве что все испугались, когда водитель нашего микроавтобуса выехав с аэропорта, поехал по полосе встречного движения - оказалось на Кипре как и в Великобритании движение левостороннее.
        После тридцатиминутного путешествия по дорогам Кипра мы, наконец, свернули к чек-пойнту, контролирующему въезд на базу. В отличие от чек-пойнтов на наших, американских базах, после подрыва эсминца «Коул» и событий 11/09 значительно усиленных - бетонные блоки, усиленные шлагбаумы, видеокамеры - здесь я никакого усиления не увидел. Жареный петух, видать, не клевал еще по-настоящему. Один из томми[Так американцы называют британских военнослужащих.] остался у шлагбаума, другой прошел по колонне, перекинулся парой слов с каждым из водителей, махнул рукой. Второй поднял шлагбаум. Вот и весь досмотр…
        Сама по себе база Акротири по размерам оказалась весьма внушительной - около ста квадратных миль. Учитывая дороговизну курортной земли… Недаром правительство Кипра требует передать им часть земель - тут она едва ли не золотая. В США такие базы можно найти только в пустынных, малообжитых районах - например в Неваде или пустыне Мохаве, но уж никак не в курортной Калифорнии, к примеру. По периметру база огорожена обычной сеткой-рабицей, без контрольно-следовой полосы, без проволоки под током. Аккуратные отдельные домики офицерского городка в английском стиле перемежаются выкрашенными в белый цвет приземистыми казармами для личного состава и ангарами разного назначения. На базе была весьма сильная аэродромная инфраструктура (достаточно сказать, что Акротири была одной из нескольких баз по всему миру, позволяющих принимать знаменитые самолеты - шпионы U-2). Кроме того, был громадный спорткомплекс - два зелёных поля для европейского футбола (а вот для американского - ни одного) и открытый стадион.
        Автобусы со «спецами» почти сразу свернули, а мы поехали прямо и подъехали к стоящим рядком небольшим, выкрашенным в белое типовым офицерским домикам, судя по виду пустующим. Водитель нашего микроавтобуса прошел вперед, открыл ключом первый же попавшийся, приглашающе махнул рукой. Николь пошла первой, как всегда забыв сумку в машине…

        Знаете, я вообще-то не против феминизма, равноправия мужчин и женщин и всего такого. Но меня всегда драконит одно обстоятельство. Наши милые женщины хотят пользоваться всеми благами равноправия. Но только до того момента, как приходится тащить свою тяжелую сумку. Странно, не правда ли. Если ты равна с мужиками - так и таскай свою тяжелую сумку сама! А если не равна - так и не рассуждай про равноправие!
        Я же задержался у двери, протянул нашему водителю руку.

        - Майкл.

        - Том.

        - Слушай, Томми. Мне на пару часов потребуется небольшая неприметная машина с местными номерами. Устроишь?
        Говоря это, я ненавязчиво засунул в нагрудный карман рубашки Тома стодолларовую купюру.

        - Нет проблем сэр!  - расцвел Том в улыбке, достал из кармана ключи, протянул их мне - до вечера берите мою, вон она стоит! Я все равно на базе буду! Вечером в доме ключи оставите, я заберу. И машину туда же поставите.
        Я посмотрел в направлении руки Тома - там стоял маленький белый Форд-Фокус. Отлично.

        - По рукам, Томми.

        - Спасибо, сэр!

        Проблемы здесь решались просто, все было по-семейному.
        Решив проблему с транспортом, я зашел в дом и начал осматриваться. Домик как домик. Стены - кулаком прошибешь, даже особо не напрягаясь. Впрочем, да, курорт же тут зим вообще не бывает. Типовой проект, выбранный на конкурсе за наименьшую цену. Планировка домика весьма скромная? в каждой комнате - по две кровати, но все они пустуют, на всей обстановке дома - тонкий слой пыли, было видно что здесь давно никто не жил. Убираться впрочем, смысла нет - вечером уже самолет на Багдад.
        Зная, что Николь оккупировала ванную надолго, решил съездить за Душаном, набрал номер сотового. Трубку взяли почти сразу.

        - Алло!

        - Это я. Ты на месте?

        Имен по телефону мы старались не называть - ничьих…

        - На месте - Душан как и я в подробности не вдавался

        - Я на колесах, где тебя забрать?

        - Лимасол, в порту бар «Тунец». Я там.

        - Добро, через час.
        Договорившись, я начал готовиться к отъезду. Прежде всего, написал записку Николь, чтоб не теряла меня и сама не потерялась на базе. Переоделся. Чтобы особо не выделяться из толпы и не пугать никого камуфляжем. Затем открыл сумку, достал свой Мк23, задумчиво взвесил в руке. Брать - не брать? Поразмыслив, решил все-таки не брать. Лимасол - это не Багдад - раз. Местных законов об оружии, что можно, что нельзя я не знаю, да и местного разрешения на ношения у меня нет - два. А козырять документами флотской разведки США в этом случае - полный бред, еще шпионского скандала не хватало. Душан явно с собой свое барахло тащит и на обратном пути безоружными мы не будем - три. И, наконец, от не слишком серьезного нападения - двух или трех грабителей к примеру - я отобьюсь и без оружия - это четыре. Поэтому я решительно засунул пистолет обратно в сумку, взглянул на часы и вышел на улицу…
        Форд-Фокус завелся почти сразу, я медленно выехал на главную аллею базы, стараясь не забывать что здесь левостороннее движение и не пугаться, если какая-то машина вдруг едет мне в лоб. Смех смехом, а шею только так можно свернуть. На КПП я предъявил DOD бейдж, в сочетании со знакомой машиной это произвело должное впечатление и меня пропустили без проблем. Аккуратно вырулив с базы, я встроился в дорожный поток и неспешно поехал в сторону Лимасола…
        Лимасол - это круто, скажу я вам. Улицы не то чтобы узкие, но машин там явно больше чем следовало бы. Ярко-желтые автобусы сигналят и постоянно пытаются пролезть вперед, то и дело создавая аварийные ситуации. Плюс куча прокатных машин с туристами, а туристы сами понимаете как водят. А я вдобавок еще и к левостороннему движению не привык. Пока я добирался до порта - весь аж взмок.
        Форд я оставил на стоянке, чудом втиснувшись между двумя другими машинами, запер, поставил на сигнализацию. Огляделся по сторонам. Да уж, выделяюсь на общем фоне. Вокруг полно загорающего народа в плавках и в купальниках, на этом фоне моя легкая рубашка и джинсы не очень смотрелись. Ну и ладно - я здесь приехал и уехал. Вдалеке я заметил вывеску с отблескивающим фольгой тунцом и направился туда…
        В баре играла музыка, на удивление негромкая, мелодичная и не бьющая молотком по мозгам. Просто музыка - никаких слов. Душана я заметил сразу - он занял угловой столик и выглядел как заправский яхтсмен на отдыхе, ничем не выделяясь из общей массы. Перед ним стояла большая кружка пива.
        Подошел, обнялись, как это принято у славян. Душан махнул рукой официанту, сказал по-немецки.

        - Пива моему другу!
        Официант кивнул, через минуту появился у нашего столика и поставил огромный, почти литровый бокал светлого пива с большой шапкой пены. Я отхлебнул - изумительное живое пиво, не та собачья моча с консервантами, что продается в жестяных банках в супермаркетах. Душан тоже отпил из своего бокала и выжидательно посмотрел на меня.

        - Хреново в общем - без предисловий начал я - деньги хорошие но тема хреновая. Группа восемь человек будет базироваться в Багдаде. Плюс еще двадцать человек - неподалеку у нефтяного терминала. Официально - обучение иракцев охране нефтяного терминала, а не официально - хрен его знает. Темные дела какие-то там творятся, не время сейчас рассказывать.

        - Наверняка химическое оружие будем искать - понимающе кивнул Душан с серьезным выражением лица - вся Европа уже над вами ржет, потешается. Я даже противогаз прихватил…

        - Слушай!  - вспылил я - не капай на мозги, и так нервы на взводе! О том, что пора вводить обязательное психиатрическое обследование для кандидатов в президенты США я уже знаю!

        Вообще я республиканец и мой отец республиканец, но Буш - это нечто…

        - Ладно, ладно - примирительно поднял руки Душан - еще что нового и хорошего скажешь?

        - Еще одну бабу нам навязали на голову, в качестве бесплатного приложения…

        - Бабу? Так это же хорошо, босс!

        Боссом меня называли все, с кем я работал, мода пришла из британского SAS, на который равнялись все нынешние "джентльмены удачи".

        - Ничего хорошего - мрачно сказал я, допивая пиво - я эту дрянь с юности знаю. Весь мозг вынести может, стерва еще та. Пошли лучше барахло твое заберем, в машину кинем и на базу - нечего тут задницами отсвечивать.
        Душан согласно кивнул, кинул на стол несколько местных монет, и мы вышли на пирс, направляясь к арендованной Душаном яхте…
        Вещей Душан взял много, еле дотащили до машины. И, несмотря на то, что я предупредил его в телефонном разговоре, что беру оружие и на него тоже, Душан взял несколько своих стволов. Где он только их прячет в Германии, там на это скверно смотрят…
        Два Глока - семнадцатый и двадцать шестой с полным набором - лучевые маркеры совмещенные с лазерными прицелами, глушители, удлиненные и обычные магазины. В Европе Глок был стандартным выбором оперативников и телохранителей. Кроме того, Душан взял с собой две штурмовые винтовки - обе привычные ему Калашниковы. О них расскажу немного подробнее.
        Первый - обычный болгарский SAS M7 - как две капли воды похожий на русский АКМС, только с пластиковым цевьем, магазином и рукояткой. Простое как карандаш, надежное и неубиваемое оружие, как раз самое то, что надо в пустыне. К нему был прикреплен болгарский же подствольный гранатомет BG-15 - тоже копия русского ГП-25. В отличие от нашего М203, для заряжания которого ствол надо сдвигать вперед, а после заряжания - обратно назад, у русского гранатомета гильза отстреливается вместе с самим зарядом. Вставил гранату - и стреляй, всего одно действие. Именно поэтому у нас на вооружении есть южноафриканские револьверные гранатометы Milcor. Тяжелые и неудобные, чтобы постоянно их носить, а русским они не нужны - у них скорость стрельбы из их однозарядного подствольника вполне сравнима со скоростью стрельбы из южноафриканского револьверного - если учитывать время на его перезарядку.
        В общем как раз - самое то для Ирака.
        Вторым Душан взял тоже Калашников - но необычный. Эту тяжелую винтовку он сделал сам на нашей базе в Техасе - и получилось так удачно, что у меня слюнки потекли.
        Берется ствольная коробка от русского ручного пулемета РПК калибра 7,62*39 - такие выпускают под русский «Вепрь». Ствол берется специальный - по длине укороченный до стандартного автоматного, но по толщине соответствующий пулеметному - то есть толще автоматного ствола. Плюс мы его еще немного припустили в термокамере - два дня, сначала медленный нагрев до +180 по Цельсию, потом медленное охлаждение до -180 по Цельсию. Это позволяет снять внутренние напряжения в стволе, оставшиеся после обработки на станке - ресурс повышается чуть не вдвое, кучность - процентов на 15-20. Приклад взяли по форме тоже от РПК, но пластиковый и складывающийся. Цевье поставили новое, с планками НАТОвского стандарта, позволяющими ставить оптику, лазеры, фонари и переднюю рукоятку. Магазины - американские пластиковые на 30 и 40 патронов.
        Оружие получилось - блеск! Тяжелое, чуть больше 4 килограммов без патронов, но отдача меньше чем на автомате и ствол при автоматической стрельбе уводит намного меньше, при интенсивной стрельбе ствол почти не греется. Поставил переднюю рукоятку, стреляешь длинными очередями - песня, не стрельба! Винтовка на все случаи жизни, неубиваемая практически. Глядя на это, я сам купил себе в Германии почти такой же готовый Вепрь-1 с пулеметными магазинами на 45 патронов русского калибра 5,45*39. Кстати неплохой выбор - тульские, вольфовские патроны 5,45 стоят дешево, стреляй - не хочу. И само оружие точное, прочное и надежное.
        Кряхтя, перетащили пожитки Душана с яхты в машину. Саму яхту закрыли - яхтенный брокер заберет, только позвонить надо. Часть пожиток в багажник не ушла, положили на заднее сидение. Осторожно, постоянно помня что здесь левостороннее движение я вырулил на узенькую дорогу, ведущую к выезду от яхтенного пирса на трассу.

        - Осторожнее босс, не спутай полосу и не превышай скорость, попадемся копам с арсеналом - по головке не погладят - хохотнул Душан.
        Я мрачно взглянул на него. Очень смешно. Самолет в тринадцать ноль-ноль по местному, если не успеем - улетим без нас. А объясняться в местной кутузке, откуда мы едем такие красивые, со стволами мне совсем не улыбалось. Да, кстати…

        - Держи!
        Я передал Душану пакет с его документами, выправленными на него в Пентагоне

        - Я забрал тебя с Делекии…

        - Понял, босс.
        Ну и славно. Машина неспешно шла почти у самого берега моря по приморским улицам Лимасола. Вообще красиво тут, конечно - море, воздух, девушки загорелые и не слишком сильно одетые опять-таки. Остаться бы здесь, отдохнуть как следует - давно не отдыхал. Ладно, черт с ним, еще душу травить перед командировкой…
        Чек-пойнт мы прошли как по маслу. Предъявили документы, я объяснил, что ездил забирать сослуживца, прибывшего ранее в Делекию. Пропустили. Салон и багажник даже не досматривали.
        Поскольку дома нам никто естественно ничего не приготовил, это и ежу понятно, решили сразу проехать в столовую, подкрепиться перед дорогой. Немного поплутав, нашли здание не армейской столовой, а частного кафе, предназначенного для гражданских служащих базы и тех, кто живет на землях базы. Небольшой домик в греческом стиле, внутри достаточно мило и уютно. Заказали свинину с кориандром в красном вине, салаты. Спиртного ничего брать не стали, взяли пиво. Уже через несколько часов мы окажемся в Ираке, а там надо держать голову ясной и трезвой, если не хочешь лишиться ее напрочь…
        Как это русские говорят… Явление Христа народу, во! Только мы принялись за еду - открывается дверь, во всей красе появляется Николь и судя по выражению красивого лица не в духе. Великолепно, поесть спокойно нельзя… Сейчас начнется…
        Покачивая бедрами и приняв вид оскорбленной добродетели Николь подошла к нашему столику, уселась без приглашения…

        - Значит, ты тут развлекаешься, а меня одну оставил?  - тоном федерального прокурора на процессе над наркодилерами начала Николь.
        Я дожевал кусок свинины, откашлялся, стараясь говорить нормальным тоном, ответил

        - Дорогая, судя по твоему поведению, ты была не слишком-то настроена на то, чтобы развлекаться в моем обществе. Более того, ты явно давала мне понять, что не хочешь, чтобы я нарушал твою личную неприкосновенность…

        Блин, научился все таки идиотскому вашингтонскому политкорректному слэнгу - языку адво катов и лоббистов…
        Николь фыркнула и только тут обратила внимание на сидящего за столом и с любопытством наблюдающего за нашей "семейной сценой" Душана.

        - А это кто еще такой?  - и снова тон федерального прокурора…

        - Успокойся дорогая, это не шпион и не террорист Аль-Каиды - я по-прежнему тщательно выдерживал интонацию - это младший лейтенант Душан Симович из разведки военно-морского флота, мой бывший сослуживец. Мы вместе будем охранять тебя в Ираке от террористов (вообще, по-хорошему надо было террористов охранять от Николь) и бандитов. Душан, познакомься, это Николь Родригес, следователь Министерства Юстиции США и старая подруга моей сестры. Адмирал просил приглядеть за ней в Ираке.

        - Скорее это за вами нужен глаз да глаз!  - отрезала Николь - закажи мне что - нибудь!
        Душан перевел вопросительный взгляд на меня, в ответ я состроил каменную рожу, дав понять, что пытаться не стоит. В конце концов, для его же блага - Ники способна вынести мозг напрочь. Одного меня в нашей компании, пострадавшего от Николь хватит.
        Тем временем к столику подрулил официант - он же сын хозяина заведения - я заказал для Николь то же что и нам. Свинина - это хорошо, свинину она не любит… Добавив бокал хорошего местного красного вина. Удивительно, но Николь сколько ни ела - не полнела ни на грамм - такова особенность обмена веществ. Мне, например, приходилось отрывать задницу от мягкого кресла и топать в тренажерный зал, чтобы поддерживать форму.
        Остаток обеда прошел практически в молчании, за что возблагодарил судьбу - нервы перед перелетом в Багдад и так были сильно на взводе…


        БАГДАД
        МЕЖДУНАРОДНЫЙ АЭРОПОРТ

31.06.2006 Г

        Кто-то весьма невежливо толкнул меня под ребра. Я что-то проворчал во сне, перевернулся на другой бок, хотел еще вздремнуть. Но толчок повторился. Открыл глаза - Душан…

        - Скоро посадка, босс.
        В салоне грузового С-17 темно, прохладно, вой моторов почти не слышен - затычки для ушей вещь весьма полезная. Салон герметичный, в отличие от С130. Летайте самолетами военно-транспортной авиации США, короче. Борт шел груженый каким-то барахлом для группировки войск, адмирал меня на него и засунул. Как погрузились, я еще с трудом помню, но потом почти сразу нашел удобное место на тюке с чем-то мягким и заснул. Проспал, получается почти весь полет.
        Я огляделся по сторонам. Чуть в стороне от меня, на таком же тюке, подложив руку под голову, спала Николь. Очки она сняла, выражение ее лица, в жизни обычно стервозное, смягчилось и я почувствовал, как в сердце что-то екнуло, как и много лет назад, когда я пытался за ней ухаживать, как мог. Спокойно, лейтенант-коммандер, спокойно, Багдад - явно не место для интрижек, тем более со следователем министерства юстиции. Тем более если эта дама - феминистка из Вашингтона. Проблем не оберешься…
        Взглянул на светящийся в темноте циферблат часов - двадцать минут до посадки. Пора будить - женщина это не военный, за пять минут собраться не может. Я осторожно перебрался на соседний тюк с барахлом, потряс Николь за плечо…

        - А… Майкл…
        Надо же. Я для нее теперь Майкл. Прогресс, однако.

        - Вставай, посадка через двадцать минут.
        Николь потянулась как кошка, одним плавным движением скатилась с тюка с барахлом и встала на ноги.

        - Держись, самолет может в воздушную яму попасть…
        Как раз в этот момент самолет в воздушную яму и попал, Николь внезапно шатнуло вперед, схватиться она ни за что не успела я едва успел поймать ее. Ее лицо оказалось прямо напротив моего…

        - Майкл, пусти…  - сказала она каким-то странным для нее, совсем не стервозным голосом через несколько секунд

        Черт, Рамайн, что ты, сукин сын опять делаешь… Мало тебе проблем по жизни…

        - Держись за что-нибудь - нарочито грубовато посоветовал я чтобы скрыть царящее в душе смятение - а то следующий раз упадешь.
        Сказав это, я развернулся и начал пробираться вперед, лавируя между стандартными паллетами, которыми был заставлен самолет. Душан уже сидел впереди, собирая барахло так, чтобы удобно было его вытаскивать из самолета. Сам же самолет ощутимо снижался - мы шли на посадку в Багдаде…
        Багдад… Город тысячи и одной ночи, город - легенда. Город, где лилась кровь. Город, где нам предстоит провести почти год…
        Самолет жестко коснулся взлетки багдадского аэропорта, двигатели заработали на реверс, скорость самолета ощутимо падала. Пробежав по полосе, наш самолет свернул влево и начал маневрировать на небольшой скорости. Я достал три клетчатых арабских платка, один навязал себе, Душан и Николь последовали моему примеру. Вещь очень полезная - в Ираке часто бывает ветер - «хамсин» как зовут его местные… Мелкий, похожий на пыль песок летит по воздуху, без такого платка дышать становится элементарно нечем. Глаза мы все защитили большими черными очками, что враз сделало нас похожими на троицу бандитов с большой дороги. Но тут - не до моды…
        Наш самолет проехал еще немного и остановился, двигатели взвыли последний раз и заглохли. После многочасового воя двигателей, проникающего даже через затычки для ушей, тишина давила на уши…
        Из пилотской кабины появился второй пилот, ловко спустился к люку, мы протиснулись за ним. Поворот ручки - и люк отошел в сторону, летчик сунулся куда-то и вытащил легкий алюминиевый трап, поставил его к люку. Вот и все - прилетели…
        Меня пропустили вперед. Летчик стоял у трапа, я взвалил на себя две здоровые сумки с поклажей, подошел к люку, пожал летчику руку. Тот в ответ хлопнул меня по плечу…

        - Удачи…
        Да удача мне бы совсем не помешала… Осторожно, стараясь не застрять, я протиснулся с сумками в узкий люк и начал спускаться по трапу…
        Багдадский международный аэропорт… Когда мы прилетели, основные самолетные стоянки уже расчистили от обломков уничтоженных иракских самолетов, сейчас они грудой валялись вдалеке. Апокалиптическое зрелище - их разбомбили в самом начале войны, то ли боялись что Саддам улетит, то ли - что смертники их в воздух поднимут и в наши позиции врежутся…
        На бетоне, хотя его и чистили регулярно, лежал тонкий слой вездесущей иракской красноватой пыли-песка. В обе стороны, куда можно было достать глазом, тянулись ангары и самолетные стоянки, перед которыми стояли самые разные самолеты международной коалиции. Больше всего было наших, американских военно-транспортных, темно-серого цвета. Были тут и громадные стратегические С5 и такие как тот, на котором мы прилетели - С17, вдалеке стоял и десантный трудяга С130. Были также и иракские, выкрашенные в бело-зеленый цвет самолеты, в основном Ил-76 и какие-то пассажирские. Вдалеке виднелось здание основного пассажирского терминала (превращенное сейчас в один из штабов), от него к нашему самолету быстро приближался укутанный столбом пыли автомобиль. Кажется за нами…
        Столб пыли быстро превратился в белый бронированный «Шевроле-Сабербан». Лихо подрулив к самолету он тормознул прямо перед нами, резко, чуть ли не с визгом тормозов. Из машины выскочил пацан, на вид лет двадцати пяти в черных очках и с карабином М-4 за плечом. Эх, молодость, молодость, когда-то ведь и я таким был. А ведь конвойщики из «Блэкуотерс» совсем оборзели - в одиночку, даже на бронированной машине выезжать за пределы "Зеленой зоны" не рекомендуется. По меньшей мере двое - водитель и стрелок. Видимо решили, что на обратном пути стрелками мы побудем.

        - Сэр, вы мистер Рамайн?

        - Так точно, сынок - добродушно ответил я, по-другому обратиться к этому пацану мне как-то в голову не пришло.

        - Сэр, мистер Кунан приказал встретить вас. Меня Роберт Феллузи зовут (странная фамилия, уж не араб ли). Давайте, садитесь быстрее, там сейчас конвой до "Зеленой зоны" формируется! Если опоздаем, следующего целый час ждать!
        Ну что же, поторопимся. Кстати, помимо наземного существовал еще один путь в "Зеленую зону"  - воздушный, так называемое "Такси в ад". Регулярно, между вертодромом в "Зеленой зоне" и Багдадским международным аэропортом курсировали
«Блэкхоки» и «Чинуки». Но там было для армейских, частникам надо было договариваться, а договариваться мне не хотелось. Да и прокатиться по земле хотелось, посмотреть на место где мне работать предстоит, так сказать.
        С другой стороны к самолету подкатили погрузчики, нос был откинут, барахло, с которым мы летели в Ирак уже выгружалось. Николь села в машину, мы с Душаном закинули сумки с вещами в огромный, просторный багажник Субурбана. Напоследок остались только две сумки. Положив их на капот, мы вынули: я свою М6, Душан - АКМС с подствольником, присоединили магазины. Затем достали по пистолету, дослали патроны в патронники, вложили в кобуры. Видя эти приготовления, модой
«гард» занервничал.

        - Сэр, зачем это? Мы в конвое идем, это безопасно…

        Наивный… В зоне боевых действий безопасно не бывает никогда, те кто забывал об этом уже лежат на Арлингтонском кладбище…

        - Стреляют тут у вас - добродушно заявил я ему - а я себя как-то лучше чувствую, если оружие рядом. Поехали, а то и в самом деле к конвою опоздаем…


        ДОРОГА НА БАГДАД
        КОНВОЙ

31.06.2006 Г
        Конвой в этот раз вели американцы, частники, из какой фирмы - не запомнил. Какая-то забубённая, созданная наскоро в расчете на госконтракты и укомплектованная кем попало, чаще всего - теми, кого вышибли из армии, а то и уголовниками. Удивляться бардаку не приходилось, частники даже наши военные базы охраняют, бабки при этом пилят, некоторые контракты вообще заключают - деньги получи, отдай наверх семьдесят процентов, тридцать себе и делать ничего не надо. Вот так вот.
        Состоял конвой из примерно двадцати грузовиков, в том числе восьми - с полуприцепами и двух автобусов. Все машины выкрашены в блекло-песочный цвет, бронированы, стекла защищены решетками. Вообще в Ираке для логистических перевозок, помимо армейских машин популярны гражданские тягачи International
5000 в версии для плохих дорог с неубиваемым дизелем Катерпиллар (естественно с дополнительными воздушным и топливным фильтром, но даже с ними мотор вдвое меньше нормы ходит, а уж без них…) и полностью бронированными кабиной и моторным отсеком. Огромный радиатор и лобовое стекло дополнительно защищены мощными решетками. Варить и продавать решетки в Ираке - прекрасный бизнес, считается, что они спасают от гранат РПГ, иногда даже на самом деле спасают. Все машины принадлежат фирме KBR,[Kellogg Brown and Root - крупная логистическая фирма, бывшее транспортное подразделение Halliburton, где руководил до своего похода во власть Дик Чейни.] о которой я вам уже рассказывал, помнится. Вотчина нашего вице-президента чтоб его…
        Наш Субурбан подъехал к формирующемуся конвою последним, место нам дали в самом начале конвоя, за головной машиной охраны. Назвали частоту связи и на этом все. Ни позывных, ни порядка взаимодействия при обстреле.
        Охрана в этот раз состояла только из четырех машин. Как мне объяснили позже дорога из международного аэропорта на Багдад была как следует зачищена, ее часто патрулировали мобильные группы коалиционных сил на бронетранспортерах. Поэтому она считалась вроде как безопасной. Две машины конвойщиков представляли из себя бронированные стандартными дополнительными панелями, неповоротливые и сильно перетяжеленные армейские Хаммеры, две - похожие на бронированного поросенка уродливые донельзя MRAPы.[Машины, защищенные от подрывов - последний писк моды в Ираке.] На Хаммерах стояли всего лишь единые пулеметы М60 (интересно, откуда они такое г…о выкопали, от них даже на флоте уже почти избавились) в качестве оружия огневой поддержки, на MRAPах оружие посерьезнее - старые добрые Браунинг М2, которые служат уже почти век и которым никак не могут найти замену. Еще и на Хаммерах и на МРАПах по последней моде место пулеметчика было защищено высокой, больше полуметра высотой будкой, накрытой сверху маскировочной сетью. Все машины были выкрашены в стандартный блекло-желтый, песочный цвет и выглядели изрядно
потрепанными жизнью и дорогами. Были на них и следы от пуль, наспех заделанные, в немалом количестве…
        Тронулись… Колонна длинной змеей вышла с аэропорта, набирая скорость. С обеих сторон мелькнули укрепленные чек-пойнты, ощетинившиеся стволами. Пропустили сразу, без досмотра, откатив в сторону перед набирающей скорость колонной здоровенный, перекрывающий дорогу рельс. На трассу нас тоже пропустили без задержки - увидев выезжающий с аэропорта конвой, все иракские водители моментально затормозили - научены горьким опытом. Выйдя на бетонную автостраду, колонна быстро разогналась до восьмидесяти километров в час, дистанция - примерно десять метров. Быстрее восьмидесяти не могли ехать тяжелые грузовики, а медленнее старались не ездить, чтобы не попасть под обстрел РПГ…
        Спас нас Душан. Вообще, во время командировки в Ираке нам не раз приходилось вытаскивать задницы друг друга из полного дерьма, но в этот раз мы все, безусловно обязаны были ему жизнью. Он сидел на переднем сидении и успел среагировать, иначе, как я понял потом, нашу машину забили бы в считанные секунды.
        Получилось все внезапно, когда основная часть трассы была уже пройдена, и мы ехали по одноэтажным пригородам Багдада. Я грешным делом подумал, что доехали нормально, и не успел быстро срегагировать, когда в шедший первым в колонне MRAP вдруг влетело что-то. Это сложно даже успеть заметить - какой-то дымный хвост и все. Бронированная машина сразу дернулась и начала терять скорость…
        А вот Душан среагировал мгновенно и правильно. Долгие годы войны в бывшей Югославии, опыт борьбы с засадами УЧК сделали свое дело. Я еще не успел въехать в ситуацию, а Душан метнулся влево к рулю и резко рванул на себя, одновременно дико заорав водителю прямо в ухо "Газу!".
        Это нас и спасло. По всем правилам прохода в составе колонн мы должны были остановиться и ждать, пока бойцы, ведущие колонну, подавят огневые точки противника, наш водитель так и собирался сделать. Потом, много позже когда я все-таки узнал, кто на нас напал и почему, мне стало ясно, что остановись мы тогда - и секунд через десять наш Субурбан горел бы ярким пламенем. А заодно и мы вместе с ним. Да, Душан тогда, безусловно, всех нас спас…
        Пораженный MRAP катился по инерции, попыхивая черным дымком, а шедший следом за ним наш Субурбан резко рванул вбок, на обочину. Водитель, испугавшись крика Душанау у себя над ухом от страха вдавил газ "на всю железку". В этот момент еще одна граната РПГ, предназначавшаяся нам, адской кометой прошла сразу за нашим багажником. Гранатометчик не ожидал нашего "рывка к свободе" и промахнулся. В суматохе никто из нас ее не увидел, но те кто шли в конвое, потом нам об этом рассказали…
        Тут начал въезжать в обстановку и я. Первым делом я невежливо спихнул ничего не понимавшую Николь на пол. Дверцы Субурбана явно лучше бронированы чем стекла. Пусть полежит на полу - грязно, зато относительно безопасно.

        - Что…

        - Лежи не поднимайся, б…  - злобно рявкнул я, времени для политкорректности не оставалось.
        Следующим движением я одной рукой схватился за спинку переднего сидения, второй схватил лежавший рядом мой М6А2, бросил его на себя, прижал коленями. Сразу немного полегчало, если оружие в руках - уже можно защищаться.
        В этот момент наш бедный Субурбан сотряс страшный удар, переднюю часть подбросило вверх как будто под колесом разорвалась мина или фугас. Мелькнуло в голове - попали, сейчас вспыхнем… Автомат Душана полетел на пол, на лежащую на полу Николь. Она уже поняла, что дело дрянь и просто лежала на полу, сжавшись в комок от страха…
        Но вспышки, рвущегося в салон адского пламени не было. Из РПГ по нам не попали, просто машина с ходу наехала на какой-то поребрик, преодолев его за счет инерции. Гребаный поребрик, обычно в Ираке просто песчаная обочина и все, а тут
        - поребрик суки поставили, едва зубы не покрошились. Душан снова крутанул руль, теперь от себя - и мы поехали борт в борт мимо уже горящего, чадящего черным дымом головного MRAPа. Я протянул руку вниз, схватил АКМС Душана, одним движением перебросил ему вперед, на переднее сидение. Тот схватил его, как утопающий - спасательный круг. Отчетливый лязг передернутого затвора резанул по нервам, особенно водителя, тот даже вжался в сидение.
        И тут по нашей машине, будто несколько раз со всей силы ударили молотком, даже не молотком - а огромной кувалдой. Оглянувшись, я увидел дырку и расходящиеся в стороны белесые трешины на бронированном стекле. Отметина от попадания высокоскоростной пули. Кто-то очень не хотел, чтобы мы вырвались из этой ловушки…
        Душан снова крутанул руль, машина ощутимо дернулась, скорость уже была намного медленнее - но снова вылетела на трассу. Самое главное - мы вырвались! Горящий MRAP и колонна остались позади, перед нами была пустая, совершенно пустая трасса.

        - Сэр…  - начал что-то бормотать водитель, глаза его были круглые от ужаса.
        Я метнулся вперед, невежливо ткнул его стволом автомата в затылок.

        - Вперед, жми на газ, все же здесь поляжем!!!
        Водитель видимо понял, что мы психи и до упора нажал на газ. Мотор на мгновение захлебнулся, чихнул, но все же заработал ровно, хоть и с каким-то подвывом - мы рванули вперед.
        Трах! Новый удар в заднюю часть машины, снова как кувалдой по металлу. Это из чего же такого в нас стреляют?
        Но машина уже вырвалась из зоны обстрела и набрала скорость. Отстреливающаяся на трассе колонна осталась позади. Навстречу несся Багдад…


        ИРАК, БАГДАД, "ЗЕЛЕНАЯ ЗОНА"
        БЛОК-ПОСТ КМП США

31.06.2006 Г


        - Уходи с трассы, где можешь - проорал я водителю прямо в ухо - не дрейфь! Езжай к ближайшему американскому чек-пойнту, там разберемся!
        С оговоренного маршрута надо было уйти. Если идет охота на конвой - впереди могла быть еще одна засада.
        Мимо нас на большой скорости мелькали здания Багдада. Ничего удивительного и примечательного - старые здания арабской архитектуры одно и двухэтажные. Арабы вообще не любят строить в высоту, строят вширь. Самый богатый традиционный арабский дом все равно будет одноэтажным. Улицы были просто прекрасными - прямыми и широкими, мелькали бронетранспортеры и Хаммеры коалиционных сил, суетились такси, тормознуть нас никто не пытался. Наконец, водитель свернул с основной, аэропортовской трассы на трассу поуже.

        - Впереди чек-пойнт, сэр!

        - Жми туда.
        Машина проехала еще около двухсот метров, пока впереди уродливым наростом посреди улицы не появилось здание американского чек-пойнта - мрачное двухэтажное здание из бетонных плит, окруженное со всех сторон бетонными блоками и мотками колючей проволоки. Машин на проверке не было, водитель тормознул метрах в тридцати. По меньшей мере, два крупнокалиберных пулемета смотрели на нас, обложенные мешками с песком - наученные горьким опытом пулеметчики не церемонились, в любой момент, ожидая прорыва смертника. Я хлопнул Душана по плечу

        - Оставь оружие в машине, когда будем выходить. А то еще врежут сдуру. Ксивы с собой?

        - А то…

        - Ладно, выходим…
        Оставив оружие лежать в машине, я осторожно открыл бронированную дверь и медленно, не делая резких и подозрительных движений выбрался из Субурбана. Сразу поднял руки - шутки с этим плохи. То же самое сделал и Душан. На нас уставились сразу три карабина.

        - Я лейтенант-коммандер Рамайн, разведка ВМФ США! Пригласите старшего по званию!
        - крикнул я

        - На землю, сэр!

        Да что же это такое…

        - Я свой, из флота! Документы с собой! Позови старшего по званию, сейчас же!

        - На землю, стреляю!
        Господи боже, ведь и в самом деле выстрелит… Передо мной стоял явно резервист - лет тридцати пяти - сорока в очках. Ствол его карабина чуть заметно трясся, держал он его неправильно. Выстрелит с перепуга, мать его!

        - Спокойно, солдат, я ложусь! Документы у меня в кармане, позови старшего по званию!

        С дураком лучше не спорить - могила с эпитафией типа "Он было прав" меня не вдо хновляла…
        Я опустился прямо где стоял, в пыль и грязь багдадской дороги, послушно завел руки за спину. Неприятно, но бывает и такое. Самое главное - чтобы вызвали кого-то из командования, рано или поздно ведь должен появиться командир для проверки несения службы…
        Тем временем двое солдат с чек-пойнта осторожно подошли ко мне, один приставил к спине ствол своего М4, второй застегнул на моих запястьях тонкую полоску одноразовых пластиковых наручников…

        - Позовите командира, придурки мать вашу!  - когда человек в наручниках, он не воспринимается как угроза, поэтому можно и дать волю эмоциям
        В ответ получил достаточно сильный тычок стволом штурмовой винтовки под ребра

        - Заткнись!
        Кто-то прошел к нашей машине, на которой мы выбирались из ловушки на трассе…

        - Руки!
        И почти сразу же…

        - Капрал, здесь женщина! И стволы!

        Ну да, стволы, а что вы хотели придурки?! Я час пробыл в Багдаде, за это время меня чуть не завалили в засаде, а теперь уложили рожей в землю и тычут стволом автомата в спину. Изумительно, мать вашу!
        Нарастающий рев мощных дизельных двигателей - видимо машины вывернули откуда то из-за угла или идут с той стороны чек-пойнта. Скрип тормозов. Я попытался повернуть голову, чтобы посмотреть. И новый толчок стволом в спину…

        - Не шевелиться! Мэм, выходите из машины, медленно и спокойно…
        Шум - кто-то прыгает с машины, подошвы хлестко шлепают об асфальт. Неспешные шаги…

        - Что здесь происходит капрал?

        Ага, явно какое-то начальство…

        - Задержаны подозрительные гражданские, мастер-сержант, сэр! С оружием, сэр!

        Начальство подошло поближе, вплотную…

        - Ну-ка, поднимите мне этого…

        Странно, голос знакомый…
        С двух сторон меня схватили за плечи, помогли подняться. Ё…
        Передо мной стоял ни кто иной, как мастер-сержант корпуса морской пехоты США Ричард «Рик» Дж. Андерсон, собственной персоной, живой, здоровый и весьма довольный собой. Все такой же, только загорелый до черноты - за негра сойдет, если не всматриваться. Дружили мы с ним еще со школы, одно время жил он от нас недалеко. Вообще, друзей у меня было немного, отец мотался по посольствам, мы с мамой и сестрой сопровождали его практически во всех зарубежных командировках. Но с Риком мы подружились - несмотря на то, что проучились вместе чуть больше года. Потом наши пути разошлись - он пошел в морпехи, я - в ВМФ. Пару раз приглашал его к себе, в Альфа-Секьюрити, но для него домом был корпус морской пехоты США.

        - Капрал, вы проверили у этого гражданского документы?

        - Нет, сэр! Не успели, сэр!

        - Левый нагрудный карман…  - подсказал я
        Рик вытащил из моего кармана пакет с удостоверениями, развернул его, вслух и с выражением прочитал.

        - Майкл Т. Рамайн, лейтенант-коммандер ВМФ США. Разведотдел главного штаба ВМФ США, временно прикомандирован к разведке Шестого флота США. И почему же капрал, вы не проверили документы?

        - Сэр, на дороге стрельба была, сэр! А у них оружие, сэр!

        - А почему вам не пришло в голову, капрал, что это машина из конвоя, на который было совершено нападение?

        - Сэр, по инструкции при обстреле машины конвоя должны останавливаться, сэр!
        Рик усмехнулся

        - Э, нет капрал… Старина Майк Рамайн явно не из тех, кто следует инструкциям… Я даже сомневаюсь, что он их когда-либо читал…

        Происходящее мне порядком надоело.

        - Слушай Рик. Ты не мог бы приказать своим балбесам снять наручники с меня и с моего человека?

        - Это твой человек?  - спросил Рик

        - Мой, и скоро он разозлится всерьез! Я впрочем, тоже!
        Не заморачиваясь специально для этого предназначенными кусачками, Рик зашел за спину, махнул ножом. Руки освободились. Точно такую же процедуру он проделал и с Душаном, подал руку, помог подняться. ( одноразовые пластиковые наручники невозможно снять, их можно только разрезать - прим автора )
        Потирая успевшие затечь запястья, я вначале перевел взгляд на наш Субурбан. Николь, которую вытащили из машины солдаты, сидела на подножке, не обращая внимания на грязь, в ее глазах плескался ужас. Добро пожаловать в реальный мир, мисс вашингтонский юрист. Наш «гард» - водитель Субурбана пытался достать сигарету из пачки, но не мог - руки тряслись… Приехали, что называется.
        Я перевел взгляд дальше, на машины, на которых прибыл мастер-сержант Андерсон. Увиденное меня так поразило, что хочу эти машины описать подробно, благо нам не раз потом придется с ними сталкиваться.
        Первая - легкая машина огневой поддержки, была когда-то стандартным армейским грузовым Хаммером. Но теперь это было нечто иное, ощетинившееся пулеметными и автоматными стволами. Машина когда-то была выкрашена в «пустынный» цифровой камуфляж, но сейчас она просто обросла слоем грязи, казалось, что ее не мыли, по меньшей мере, год. А поверх - еще маскировочная сетка смотанная, в которой тоже грязи собралось… Обе передние двери машины были сняты напрочь, обе половинки лобового стекла откинуты на капот. Первый пулемет М240В был закреплен сошками в специальных пазах на капоте так, чтобы из него мог стрелять водитель - одной рукой руль крути, другой из пулемета стреляй. При необходимости он снимался и использовался отдельно от машины. Второй - авиационный вариант М240D был прикреплен на откидной поворотной стойке, которую обычно используют для установки пулеметов в люках вертолетов на передней стойке машины. Стрелок садился на переднее пассажирское сидение, которое было повернуто на 90 градусов, так что он сидел боком по направлению движения, следом крепилась пулеметная стойка с пулеметом, и он мог
прекрасно обстреливать левую обочину дороги.
        Кузов был наращен бронеплитами - видимо разрезали иракскую БМП или БТР, вырезали куски брони и надставили. Вниз, на пол положили мешки с песком, в кузове находилось трое стрелков. Туда же затащили и укрепили здоровый аккумулятор от танка, поставили стойку, огромный короб с патронами и на стойку водрузили вертолетный М134 Minigun! Шестиствольный пулемет с вращающимся блоком стволом и поразительной огневой мощью - мог смести стену дома и скрывавшихся за ней хаджей за считанные секунды! Питался этот пулемет из короба с патронами, поставленного у самой кабины. Еще двое стрелков стреляли из своего штатного оружия - штурмовых винтовок М4.
        В целом, огневая мощь этой машины ничуть не уступала бронетранспортеру. И для противопартизанской борьбы ничего лучше выдумать было просто невозможно.
        Но была еще одна машина огневой поддержки, тяжелая…
        За основу взяли тактический капотный грузовик М813, тоже когда-то выкрашенный в камуфляж, а теперь просто грязный. Точно также перед кабиной водителя поставили съемный М240 и точно также сидение переднего пассажира было развернуло на 90 градусов и на передней стойке кабины была укреплена поворотная стойка с пулеметом M240D. Точно также были наращены броней борта кузова. А вот в кузове…
        Первая турель с креплением для оружия была поставлена у самой кабины. Что на ней было - это было нечто, даже на вооружении армии США не состоящее… На ней был установлен новейший китайский крупнокалиберный пулемет «Тип02» русского калибра
14,5*114! По сути это была малокалиберная скорострельная пушка - по мощности она была вдвое мощнее старого доброго Браунинг М2, которым обычно пользовалась морская пехота США. Таким пулеметом можно снести дом, сбить вертолет, уничтожить бронетранспортер… Не знаю, где Рикки достал эту дрянь…
        На второй стойке, у самого заднего борта стоял автоматический гранатомет Мк19. Тоже неслабая вещь - во время "Бури в пустыне" иракцы боялись их как ничего другого из носимого оружия.
        Бойцов в кузове было шестеро, у двоих из них наготове были пулеметы М240. Вообще, бойцы морской пехоты под командованием мастер-сержанта Андерсона выглядели как заправские джентльмены удачи - ободранные грязные камуфляжные штаны, бронники на голое тело, лица замотаны «куфьей» - арабскими платками, на глазах очки, подобные тем, которые носят пловцы - от пыли. Картина маслом…
        Тем временем, Рик вспомнил, зачем он сюда приехал.

        - Слушай, Майк, по связи передавали, какая-то стрельба на дороге… Ты случаем не оттуда?

        - Оттуда б…. - кивнул я, стараясь унять раздражение - прямиком оттуда…

        - Вообще-то по инструкции гражданским транспортным средствам положено при обстреле останавливаться - нудным голосом заметил сержант Андерсон

        - Слушай Рик!  - заорал я - засунул бы ты эту инструкцию себе в ж. у! Меня сейчас чуть не угостили гранатой из РПГ, потом твои долбо. ы рожей по земле провезли, а теперь еще и ты мне мораль тут читаешь, б…! Иди ты на… вообще!

        - Может до места прошвырнемся, посмотрим что к чему…  - как ни в чем не бывало предложил Рик.

        - Давай - буркнул я - только я стволы свои возьму и Душана, он мой коллега. Лишним не будет…
        Рик оценивающе посмотрел на Душана, тот мрачно уставился на мастер-сержанта…

        - Поехали, залезай в «Свинью»!

        "Свиньей", оказывается, назывался тот большой, ощетинившийся пулеметными стволами грузовик.

        - Поехали…
        Я и Душан подошли к Сабербану, взяли оружие… Я взглянул на Николь, неожиданно даже для себя провел ладонью по ее щеке…

        - Я скоро вернусь…

        - Капрал, за гражданских головой отвечаете!  - крикнул сержант Андерсон, залезая в кузов Хаммера поближе к Минигану.
        Мы с Душаном бодро побежали к «Свинье», оттуда уже свешивались руки морпехов, помогая нам забраться на борт. Стоять на мешках с песком было конечно непривычно, еще упасть не хватало. Я с автоматом наизготовку занял позицию у левого борта машины, Душан - у правого. Выбросив клубы черного дыма из выхлопных труб, машины ходко тронулись…


        ДОРОГА НА БАГДАД
        МЕСТО ОБСТРЕЛА КОНВОЯ

31.06.2006 Г

        Доехали до места быстро… Ехать было непривычно, когда водитель сделал резкий поворот, выруливая на скорости на ведущую в Багдадский международный аэропорт автостраду, показалось пол ушел у меня из-под ног, я чуть не упал, судорожно схватился обеими руками за бронированный борт машины. Хорошо автомат висел на ремне - иначе бы выронил на дорогу. Но потом приспособился держаться…
        Место обстрела нашли сразу - по поднимавшемуся над автострадой столбу черного дыма. MRAP, шедший впереди в колонне, уже догорел. Рядом стояла гражданская скорая помощь, лежали носилки. На обочине стояли два песчаного цвета Страйкера ВС США, пара Хаммеров, суетились солдаты (как всегда запираем конюшню, когда лошади уже разбежались по всей округе…) Чуть подальше чадным, жирным, черным дымом горело что-то еще…
        Истошно сигналя, машины пробились через пробку. Остановились. Рик выскочил из машины, махнул нам рукой, мы соскочили с кузова тоже. Автоматы наизготовку, как и у всех. Пошли туда, где должна была стоять вторая машина, и тут Рик помрачнел.

        - Глянь-ка…
        Я посмотрел - и сердце пропустило очередной удар. С противоположной стороны дороги на одном из строений было четко видно попадание из РПГ - не уйди мы тогда, граната досталось бы нам…

        - Слушай, Майк, что ты уже успел натворить?  - спросил Рик
        Я, собираясь ответить, повернулся, чтобы попытаться определить, откуда стреляли из РПГ и тут…
        СОЛНЕЧНЫЙ ЗАЙЧИК.
        Казалось, солнечный зайчик мелькнул метрах в пятистах от дороги, в одном из строений, в котором было четыре этажа, и оно возвышалось над местностью. Но я прошел уже не один локальный конфликт и в детей, играющихся с зеркалом в зоне боевых действий, не верил.
        СНАЙПЕР ВЗЯЛ НАС НА ПРИЦЕЛ.
        В следующую долю секунды я, изрыгнув порцию ругани, звезданул боксерским хуком справа мастер-сержанта КМП США Р.Дж. Андерсона так, что он от неожиданности упал с ног. Сам я бросился вперед, ногой подбив Душана под колени и дико крича:

        - СНАЙПЕР!!!
        Пулю, которая предназначалась для нас, я казалось, даже увидел, хотя этого быть не могло. Какая-то полоса в воздухе прямо над нами. Через секунду до наших ушей донесся звук отдаленного винтовочного выстрела.

        Мать твою!
        В себя я пришел первым, дважды перекатился, пришел в положение для стрельбы лежа. Штурмовая винтовка, казалось, сама легла в руку, и уже через долю секунды я дал первую автоматную очередь по зданию, из которого нас обстреляли, одновременно давая целеуказание другим.
        Все, кто был в этот момент на трассе, попадали мешками, стараясь спрятаться за машинами. В следующий момент перекатился в другую сторону Душан, занимая позицию для стрельбы лежа. Громовая очередь из АК долбанула по нервам. Черт, здесь АК у боевиков, еще не хватало, чтобы кто-нибудь на звук врезал…
        Разнокалиберный грохот разорвал тишину, стреляли уже почти все, у кого было оружие. Впрочем, я был уверен, что стреляем уже по пустому месту…
        Когда остальные выпустили по паре очередей, я уже добил в цель первый магазин. Черт, патронов в магазине никогда много не бывает, кончаются только так. Быстро достал из разгрузки новый, вставил. Но стрелять не стал, а вместо этого перекатился к сержанту Андерсону, толкнул его в бок. Тот, похоже, находился в состоянии «грогги» ( что-то среднее между нормальным состоянием и нокдауном. Голова не соображает - прим автора ), ошалелыми глазами посмотрел на меня. Недалеко от нас, с басовитым ревом по возможной позиции снайпера ударил крупнокалиберный китайский пулемет на «свинке».

        - Сардж, надо уматывать отсюда!
        Сержант бессмысленными глазами уставился на меня, видимо еще не понял что творится. Или я переборщил с ударом…

        - Сардж, это я, Майки, ноги делаем!

        - Майки…
        Я вскочил, схватив сержанта Андерсона за шиворот, помогая ему быстрее подняться. Поняв, что сваливаем, Душан схватил его под одну руку, я под другую и так, полуведя, полутаща его, пригибаясь, метнулись под прикрытие стоящих на трассе машин. Черт его знает, может где - то еще один снайпер засел?
        Размахивая оружием, короткими перебежками от машины к машине мы добежали до морпехов. Навстречу нам со «свинки» соскочили двое.

        - Ранены?

        - Целы!
        Первым в кузов «свинки» забросили начавшего приходить в себя сержанта, затем, матерясь последними словами, в бронированный кузов «свинки» запрыгнули мы с Душаном. У крупнокалиберного пулемета пулеметчик как раз сменил ленту, вновь прицелился по месту, откуда стрелял снайпер…

        - Отставить стрельбу!  - командирским голосом, так что слышно, наверное, было на всей автостраде рявкнул я - сматываемся отсюда ко всем чертям, мать вашу!!!
        Взревел двигатель…


        ДОРОГА НА БАГДАД

31.06.2006 Г

        На очередном резком повороте, окончательно пришел в себя мастер-сержант Андерсон, потирая рукой челюсть поднялся на ноги, недобро взглянул на меня…

        - Ты за что меня так звезданул, Кабан?

        Кабан - мое прозвище в детстве и юности. Помнит еще…

        - Если мы я тебя не звезданул, Пташка (я тоже старые прозвища не забыл) вполне возможно твои мозги лежали бы сейчас по всей трассе! Снайпер нас отработал, совсем не помнишь?
        Сардж Андерсон снова потер свою челюсть

        - Если даже и так, то во все это дерьмо я влез из-за тебя, Кабан! И мог бы, кстати полегче бить…
        Я не успел ответить, машины резко тормознули, нас бросило вперед. Я схватился за автомат, ожидая новую подлянку, сейчас бы я уже ничему не удивился.
        Дорогу нам преградили два Хамви с крупнокалиберными пулеметами - с чек-пойнта, именно эти - следом тащился наш Субурбан. Какого хрена они нам навстречу потащились, понять не могу. Решив это выяснить, я выпрыгнул с кузова «свинки», ругаясь про себя последними словами направился к Субурбану. И тут…
        Передняя дверь Субурбана распахнулась, причем так, как будто не была и бронированной - если бы не ограничители, ударила бы по борту. Из нее выскочила Николь и бросилась ко мне. Честно говоря, никогда ее такой не видел - фурия настоящая, страх. Налетела на меня, схватила за разгрузку. Глаза красные, заплаканные…

        - Цел?

        - Да цел, цел - раздраженно сказал я, устраивать сцену на людях совсем не хотелось
        И тут получил такую затрещину, от которой моя бедная, натерпевшаяся за день голова, пошла кругом…

        - Подонок, козел, скотина - истерически заговорила Николь, задыхаясь - какого хрена ты лезешь во все дерьмо, какое только попадается в округе?! Какого хрена ты меня одну бросил на блоке!?

        Господи, вот это выражения у "мисс вашингтонский юрист". Чешет как сержант в учебке…
        Мать твою… С машин на нас во все глаза глядели морпехи, солдаты с блока, наслаждаясь бесплатным спектаклем… Тем временем мастер-сержант Андерсон, уже окончательно пришедший в себя и принявший командоваение, соскочил со «свинки», направился к головному Хамви, сопровождавшему наш Субурбан. Оттуда вышел капрал
        - резервист, который нас и задерживал на чек-пойне, вытянулся перед сержантом.

        - Какого хрена вы здесь делаете, капрал - зловещим тоном начал сержант Андерсон
        - кто разрешил покинуть чек-пойнт?

        - Сэр, эта женщина сэр! Нам и так с трудом удавалось ее удерживать на месте, а как только передали по связи о том, что на трассе опять стрельба, она как с цепи сорвалась, сэр!

        - Получите взыскание по прибытии в базовый лагерь, капрал!  - рявкнул Рик - вояки хреновы, с женщиной справиться не можете! Кругом, шагом марш в машину!

        - Есть!  - капрал с убитым видом направился к своему Хаммеру, сержант Андерсон потер лоб, повернулся ко мне.

        - Куда-то спешишь?

        - Вообще то в отеле номера заказаны…

        - Думаю, тебе сегодня стоит переночевать у нас, в базовом лагере «Браво». Ты ведь для начала в Аль-Рашиде хотел устроиться?
        Я кивнул. Аль-Рашид - лучший на сегодня отель "зеленой зоны", постоянно заполненный борзописцами и представителями различных международных комиссий и организаций. Номер там можно получить с трудом, свободные бывают редко, но мне удалось…

        - Поехали, «Пташка»…
        Николь я затащил в «свинку» чтобы из-за нее не дай Бог кто еще не получил взыскание, прижал к бронированному борту. Ехать было сложно, машину мотало из стороны в сторону. Как ни странно, она не сопротивлялась…


        БАГДАД, "ЗЕЛЕНАЯ ЗОНА"
        "КЭМП-БРАВО" КМП США

31.06.2006 Г

        Когда добрались до базового лагеря «Браво», уже стемнело. Кэмп-Браво был организован морпехами из группы зданий, образовывавших что-то типа большого неровного квадрата. Промежутки между зданиями были заставлены морскими двадцатифутовыми контейнерами и укреплены теми самыми здоровыми тюками с поглотителем - получился сплошной охраняемый периметр. На крышах организовали огневые точки пулеметов М2 и станковых гранатометов Мк19 с постоянным дежурством на них. Все здания завесили проволочной сеткой с крупными ячейками, чтобы никто не мог забросить гранату, а поверх - еще и масксеть кинули. Обустроили чек-пойнт на въезде - как полагается, бетонный, с огневыми точками, с положенными на дороге в шахматном порядке бетонными блоками. Все деревья, закрывавшие сектора огня безжалостно вырубили. В общем, несмотря на то, что это место в городе было относительно безопасным, морпехи хорошо подготовились к круговой обороне. Внутри была даже вертолетная площадка, вмещавшая до двух тяжелых вертолетов Super Stallion и несколько средних вертолетов типа Blackhawk или Sea Knight.
        Разместили нас в одной из свободных комнат здания, где квартировал сержантский состав, там были свободные койки. Обстановка конечно спартанская - бетонные стены, вместо обоев постеры из плейбоя, примитивная дешевая мебель - но видали и похуже. С трудом отделались от Николь, она почти сразу же забылась во сне. Тем лучше, ей сегодня возможно столько выпало, сколько за всю жизнь не выпадало. После чего, прошли в комнату, который занимал мастер-сержант КМП США, некий Р. Андерсон.
        И вот тут меня прихватило. «Отходняк» - скверная тема после боя, адреналин выброшенный в кровь так пережигается. Руки затряслись, в глаза напросились слезы, в животе узел завязался. На душе как нагадили…
        Из вещей я достал и прихватил собой плоскую бутылку с живительной в этих случаях жидкостью с этикеткой «Смирнофф». Сардж достал три пластиковых стаканчика, поставил на замызганный стол. Дернули залпом по пятьдесят, без закуси, без всего. Спиртное сразу волной ударило в голову, немного отпустило. Налили еще по одной, маханули почти без перерыва…
        Тем временем мастер-сержант Андерсон вспомнил кое-что еще, что мы не успели доделать. А доделать было надо, пока не напились.

        - Давайте-ка взглянем на ваш Субурбан, что то мне все это дерьмо совсем не нравится.
        Субурбан, уделанный нами стоял на стоянке рядом с машинами морпехов - машина была не наша, но морпехи изъяли ее "для передачи иракской полиции как доказательство". Внешний вид машины мне совсем не понравился, тем более что это
        - чужая машина, которую мне придется ремонтировать за свои деньги. Это вам не государственная техника, разбил, уделал, сожгли гранатометом - новую выдали. Мы обошли машину кругом, я кратко рассказал, что произошло в засаде.

        - Что видишь, Кабан?

        - Вижу, что я не успел приехать, а уже по уши в дерьме и попал на бабки - мрачно ответил я - машина то чужая…

        - А я вижу кое-что другое - сказал сержант Андерсон - взгляни-ка сюда.
        Я проследил взглядом за пальцем сержанта. Неровная строчка попаданий на дверце, посередине, рваный металл дыр на тонком кузове, прикрывающем бронелисты. Броню не пробили за малым.

        - Ну и?

        - А ты сам подумай, Кабан. Если бьет пулеметчик или снайпер по бронированной машине, он обычно бьет по стеклам, чтобы зацепить тех, кто внутри. Стекло все равно не такое прочное как броневая сталь на двери. А тут били по двери - что за бред?

        -?? И в самом деле ведь…

        - Мысли у меня такая - продолжил сержант - что вас пытались остановить, пулеметчик бил по переднему колесу. И если бы вы остановились, как это предписано инструкцией, то эта пулеметная очередь пришлась бы точно в переднее колесо и порвала бы его в клочья, а потом вам бы добавили из РПГ. По неподвижной цели - промахнуться невозможно! Но вы резко рванули и пулеметчик не смог взять правильную горизонтальную поправку - пули и попали в дверь, как раз на уровне колеса. А потом, когда увидели что вы уходите - влупили уже по салону, на поражение. И гранатометчик тоже промахнулся. Так что, господа, засада была явно на вас! Вот я и хочу узнать, Кабан, кому это ты успел перейти дорогу?

        - Да кому?  - возмутился я - я и с самолета толком сойти не успел!

        - Не знаю, не знаю, Кабан, нервы ты можешь мотать изрядно…

        - Что верно то верно!  - раздалось сзади.
        Мы резко развернулись. Почти рядом с нами - подошел совершенно неслышно - стоял пожилой, но находящийся в прекрасной физической форме человек в комбинезоне летного техника без знаков различия. Было уже темновато, двор наполняли тени, но я узнал его сразу. Под началом этого офицера я прослужил без малого десяток лет, и до сих пор считал его своим командиром, безо всяких скидок. Вице-адмирал Ричард Рейли. "Задира Дик"…
        Вице-адмирал Дик Рейли. Живая легенда военно-морского спецназа, за все время службы не слышал, что хотя бы кто-то, кто служил непосредственно под его началом, отозвались о нем плохо. Человек, прошедший от самых низов до почти что самого верха, практически не прекращавший воевать все время службы…
        Начинал Дик Рейли зеленым энсином[Младшее офицерское звание на флоте.] во Вьетнаме. Вначале воевал в дельте Меконга, во флотилии малых катеров - то еще место, надо сказать. Потом перешел в "Группу исследований и наблюдений", Название спецподразделений глубинной разведки. В которые входили как американцы, так и южные вьетнамцы.] более десяти раз забрасывался в глубокий тыл противника. Два "Пурпурных сердца", "Бронзовая звезда", "Серебряная звезда", "Военно-морской крест". Несколько раз был ранен.
        Второй "военно-морской крест" вице-адмирал получил за Гренаду, где сражался с кубинскими разведгруппами в ходе операции "Срочная ярость".
        За что он получил третий "военно-морской крест" "Задира Дик" никогда не говорил. Но знающие люди могли догадаться. Во всем мире для морских котиков SEAL существовал только один достойный противник - спецназ ВМФ СССР. Скрытая от людских глаз толщей воды, тайная война не прекращалась ни на минуту, она шла в тихих гаванях и в прибрежном прибое, на глубине у бортов подводных лодок и кораблей, у проложенных морем кабелей связи. Ее никто не замечал. Но она была. Все мы, те кто воевал в этой тайной и жестокой войне знали - в этой войне нет, и не может быть пленных. И пленных не было. Ни одного вообще. Общеизвестен тот факт, что ни советский спецназ не смог захватить живым ни одного американского боевого пловца, ни мы, морские котики, не смогли захватить ни одного советского подводного диверсанта. И адмирал был на самом острие этой войны. Всегда.
        В девяносто первом, во время "Бури в пустыне" контр-адмирал Дик Рейли уже командовал всеми спасательными операциями по спасению сбитых в тылу противника пилотов ВМФ и морской пехоты, его штаб находился на авианосце "Китти Хок". Так называемые операции «TRAP», первые со времен Вьетнама. Именно он отправлял тогда нас на поиски сбитого в районе Багдада пилота Ф18 Кита МакРафферти. И это задание мы выполнили, а адмирал нас вытащил из глубокого иракского тыла, из огненного мешка. Как я потом узнал, адмирал приставил пистолет к голове пилота вертолета, на котором мы должны были эвакуироваться (в районе было сильное зенитно-ракетное прикрытие и вылет запретили, просто решили бросить нас в иракском тылу) и сказал ему, что если он не полетит нас вытаскивать, то через несколько секунд летать он сможет и без вертолета. Вот таков был адмирал Дик Рейли.
        Вообще, увидеть здесь и сейчас адмирала я никак не ожидал, по моим данным он ушел в отставку почти сразу после меня. Причин было много конечно, армия сокращалась, но самое главное - насаждаемая "огнем и мечом" политкорректность в армии. В 1992 году к власти пришел любитель распутства и разврата, бывший губернатор Арканзаса У.Дж. Клинтон. И почти сразу начался такой бардак, каких свет не видывал. Нет, бардак был и раньше, просто то, что раньше тщательно скрывалось, теперь стало в пределах нормы. Например, гомосексуалисты. Мало того, что голубые теперь сожительствуют открыто друг с другом, заключают браки и даже требуют права воспитывать детей. Какой то умник решил, что они должны служить и в армии, раз у них равные права с нормальным людьми. Многие офицеры уперлись, сказав, что голубых в их казармах не будет - но адмирал поступил еще круче - он "выяснил отношения" с одним сенатором, защитником прав всех обиженных и оскорбленных. Не кулаками конечно. Но и скандала оказалось достаточно - министр обороны взял адмирала на заметку.
        Второй случай произошел буквально на моих глазах, когда я на короткое время вернулся в подразделение из Албании, где готовил бойцов УЧК воевать с сербами. Многие, если это рассказать, воспримут рассказ как анекдот, но, к сожалению это никакой не анекдот. Дело все в "американцах с другим цветом кожи".
        Нет, я вообще не против не… афроамериканцев, короче. И адмирал тоже не против. Но иногда, нарочитое требование равенства в ущерб делу, когда на карту ставится жизнь людей - просто выводит из себя. Еще выводит, когда начинают командовать и подкидывать идиотские вводные люди, которые в армии не прослужили ни дня.
        Наше спецподразделение в составе SEAL - так называемая "команда изоляции"  - подготовлено для диверсионных действий в глубоком тылу противника и освобождения американских заложников во враждебном окружении. Разные группы изначально готовятся на разные направления, в то время я командовал "подразделением изоляции", направленным на страны бывшего СССР. Требования к подготовке там специальные, лучше этих групп на флоте никого нет. Соответственно в моем подразделении служили только белые, кавказской внешности[Странно, но в США внешность белых почему то называют "кавказской внешностью". странно и дико для русского человека но это так.] без особых примет. Дополнительным требованием являлось знание, очень желательно - с детства - русского языка. Кое-кто и вовсе был русским.
        Так вот, приперлась как-то раз в подразделение комиссия из Конгресса (дело как на грех было перед рассмотрением бюджета на очередной финансовый год). Возжелали господа конгрессмены увидеть, на что тратятся денежки американского налогоплательщика. Вопросов нет, смотрите. Походили, посмотрели, адмирал им все показал, а потом одна дамочка возьми да и задай вопрос:

        - А почему в спецподразделении, которое вы нам показали служат одни белые?
        Адмирал доброжелательно ответил, что есть подразделение, где служат одни черные. Тут ничего такого нет. Офицера Джонса, командовавшего подразделением, ориентированным на Африку я знал, работали вместе, прекрасный офицер и специалист…
        А дамочка опять двадцать пять. Зуд справедливости ее пронял, видимо, а может и еще какой зуд вдобавок…

        - А почему нет смешанных подразделений, где служили бы и белые и афроамериканцы? Это неправильно!
        Теряя остатки терпения, адмирал объяснил ей ситуацию (сам был тому свидетелем). Мое подразделение ориентировано на выполнение задач в бывшем СССР и европейской зоне, там темнокожих нет, а правила проведения спецопераций требуют, чтобы спецназовцы по возможности не выделялись среди местного населения. Маскировка называется, эта дамочка даже не знала что это такое.
        Вот представьте себе, забросили нас, к примеру, в Москву под видом русских солдат, мы все русский язык знаем, оружие форма и снаряжение у всех русское. Можно выполнять задачу. И вдруг среди нас не… афроамериканец, блин!!! Сразу же провал - ну кто поверит, что в российской армии служит… афро… негр, в общем….
        И знаете, что эта дамочка ответила? Она с умным видом стояла несколько минут, а потом выдала такое, отчего я чуть не упал. Она сказала:

        - Но ведь афроамериканские бойцы тоже могут выучить русский язык!
        Никогда прежде я не видел адмирала в такой ярости. Доклад в конгресс США о нравах, царящих в американском военно-морском спецназе, ушел разгромный… Министр обороны намеки на заседании бюджетной комиссии Конгресса понял правильно, и адмирала Дика Рейли, чей опыт превосходит опыт сотни пентагоновских «паркетных» штабистов, отправили на заслуженный отдых.

        - Контр-адмирал, сэр!
        Я привычно принял строевую стойку, отдавая честь, хотя был не в форме и без положенного головного убора. Просто хотел выразить уважение этому человеку, даже, несмотря на то, что был сейчас "диким гусем", а не военнослужащим. Рядом вытянулся в строевую стойку мастер-сержант Андерсон.
        Дик Рейли подошел ближе.

        - Отставить… Рад тебя видеть, Майкл, давно не виделись…

        - Я тоже рад вас видеть, контр-адмирал, сэр!

        - Свое звание я помню сынок, маразма еще не наблюдается, можешь не напоминать мне его каждую минуту - проворчал контр-адмирал Рейли - и слово «сэр» так часто я тоже слышать не хочу. Как только меня начинают по два раза в одном предложении называть «сэр» - это, в конце концов, утомляет.

        Старик был в своем репертуаре. В отличие от штабных, на чины им звания он мало обращал внимания.
        Адмирал Рейли с интересом обошел расхристанную машину, посмотрел на места попадания пуль, даже наклонился и потрогал пробитый пулями металл…

        - И кстати, Майкл. Звание мое ты путаешь, я уже вице-адмирал и заместитель начальника разведки Главного штаба ВМФ, ответственный за специальные операции в зоне Персидского залива.

        - Поздравляю… сэр!
        Дик Рейли снова с интересом взглянул на машину

        - Твоя работа?

        - … Вообще-то иракцев, сэр - ответил я после паузы

        - Да, Майкл…  - задумчиво сказал адмирал, Имущество ты так ценить и не научился. Надо было тогда с тебя взыскать стоимость того катера, может тогда бы что-то понял.
        Вспомнил. Рассказывать не буду, стыдно до сих пор. Адмирал продолжил.

        - Кстати ты удачно приехал. Твой предшественник здесь и базировался, его… офис в "зеленой зоне" находился именно в этом лагере.

        Так, это же хорошо! Прекрасно просто, в случае чего Андерсон со своими людьми и прикроет.

        - Пойдем, взглянем на твои «апартаменты»
        Апартаменты наши состояли из четырех, достаточно больших и хорошо укрепленных комнат на первом этаже. В одной стояло шестнадцать стандартных армейских шкафчиков и кроватей - то есть вдвое больше нужного количества. Другая была отведена под оружейку и оборудована стальной дверью с сейфовым замком. Третья вообще пустовала. В четвертой - со шкафчиками и стандартной дешевой американской конторской мебелью мы с адмиралом и разместились, Душана же я отправил с найденным в комнате ключом проверить, что есть интересного в оружейке. Принять, так сказать, на баланс имущество.

        - Майк, если мне не изменяет память, вон там есть небольшой холодильник, а в нем можно найти пива. Если конечно выпить не успели.

        Пиво конечно мне после водки в самый раз будет…
        Отказать адмиралу я не мог - поднялся, открыл дверцу небольшого холодильника, в нем стояло два «сикспака» - стандартные упаковки по шесть бутылок. Кстати,
«Хайнекен», хорошее пиво. Достал две бутылки, одну неожиданно бросил адмиралу, тот мгновенно поймал бутылку на лету. Движение напоминало движение лягушки, бросающейся на муху. Неподвижность и вдруг ни с того ни с сего - взрывной, стремительный бросок. Да-а-а, наш старик фору молодым даст…
        Сковырнув пробку о край стола и отхлебнув пива, адмирал достал из планшета, который он таскал с собой какой-то документ.

        - Давай, сначала, покончим с формальностями - голос адмирала сразу построжал - согласно секретному приказу Министра обороны США коммандер Майкл Т. Рамайн отныне считается призванным на действительную военную службу.

        - Лейтенант-коммандер…
        Адмирал улыбнулся

        - Да нет, Майкл. Я правильно назвал твое звание. Тем же приказом, Майклу Т. Рамайну присвоено звание «коммандер» ( в российском ВМФ это звание соответствует званию "капитан второго ранга", в армии «подполковник» - прим автора ) военно-морского флота США.
        Я хотел встать и ответить по-уставному, но адмирал меня остановил

        - Здесь не парад. Не надо. Видишь, у меня даже погон нет с собой, они в сейфе в Вашингтоне лежат. Получишь по приезде. Знаешь же правила игры…

        Правила игры я знал. Чем меньше про тебя знают - тем лучше. Даже награды мои лежали в сейфе до момента выхода в отставку.

        - Можно вопрос, сэр?

        - Давай!

        - Я слышал, вы ушли со службы…
        Адмирал расхохотался, сделал могучий глоток пива из бутылки.

        - Было дело, сынок, было дело. Проводили на пенсию, еще до того, как ты рапорт написал. И кстати, на пенсии мне нравилось… На оленей часто ходил, когда служил времени совсем не было. Рыбу ловил… Знаешь, какая на восточном побережье рыбалка? А в прошлом году вспомнили про меня штабисты, когда поняли что в дерьме по уши и их «политкорректные» командиры нового поколения прекрасно знают, как балансировать национально-расовый состав подразделения, и как писать умные бумажки. Но они ни хрена не знают, как воевать! Как гонять колонны без потерь! Как бороться с инфильтрацией противника в местные силовые структуры и органы власти! Как выявлять и ликвидировать диверсионные группы противника, как создавать агентурные сети! Вот тогда они и вспомнили про "Задиру Дика"… А я уже вспомнил про тебя.

        - Спасибо, сэр!  - ответил я

        - Не обижаешься?  - прищурился адмирал - я бы на твоем месте обиделся. Тут дерьма по уши, а ты же у нас теперь бизнесмен, миллионер.

        - Меня постоянно тянет в дерьмо… Извините, сэр!
        Адмирал расхохотался басовитым хохотом, хлопая себя ладонью по колену

        - Да уж, это ты верно подметил - сказал он немного просмеявшись - и в этом мы с тобой чем-то схожи…
        Мы взяли еще по одному пиву, открыли об стол, шутливо отсалютовали друг другу открытыми бутылками. Адмирал вообще, в неофициальном общении был простым человеком.

        - В чем будут заключаться мои обязанности, сэр?
        Адмирал как-то сразу посерьезнел

        - Это потом. Сначала скажи, что сегодня произошло на дороге?

        - Да особо нечего и рассказывать, сэр. Шли с аэропорта в конвое, вторыми спереди. Первым с ходу отоварили шедший первым MRAP, из чего не заметил, возможно из РПГ. Младший лейтенант (именно такое звание Душану сварганили по документам) Симович среагировал первым, перехватил руль, вывел машину из-под обстрела. Ушли до чек-пойнта ближайшего, там встретили мастер-сержанта Андерсона с его группой. Решили проехать на место обстрела, посмотреть на месте что к чему. Там нас и обстрелял снайпер, мы открыли ответный огонь. Ушли сюда. Вот в принципе и все.
        Адмирал покачал головой

        - Ты когда-нибудь встречался с ситуацией, когда снайпер остается на месте после обстрела конвоя и стреляет, когда на место уже прибыли силы прикрытия?
        Я задумался. Действительно, ситуация выглядела дикой - ни один нормальный снайпер так рисковать не будет.

        - Нет, сэр, никогда.

        - Вот то-то и оно! Теперь послушай меня. Судя по первичным данным, какие пока удалось получить, колонну обстреляли 10-12 человек, как минимум два РПГ, причем с современными боеприпасами. Первый MRAP грохнули из РПГ, потом с другой позиции завалили Хаммер и один из гражданских транспортов. Вообще из РПГ стреляли три раза: два точных попадания и один промах - по твоей машине. И ушли. Ни одного из своих не оставили, даже следов крови нет. Причем по свидетельствам, после того как вы ушли, обстрел как-то резко сошел на нет.
        Ситуация нравилась мне все меньше и меньше, все это напоминало целенаправленную охоту на меня и мою группу. Гранатометчики кстати в группе нападения были классные, обычно у иракцев на одно попадание - несколько промахов, а тут по движущейся на скорости колонне так врезать… Какого хрена - я ведь только прилетел, до этого вообще другими делами занимался?

        - Теперь насчет снайпера. Поисковая группа была на месте минут через шесть - семь. И никого не обнаружила - ни снайпера, ни винтовки, ни следов крови, ни даже гильзы. Вообще, лежка была основательно разгромлена сосредоточенным огнем, вы здорово прошлись. Из пушки что ли?

        - У мастер-сержанта Андерсона на машине есть крупнокалиберный пулемет под русский патрон, нештатный. Почти пушка по мощности.

        - Понятно. Но все равно какие-то следы должны были остаться. А их нет. И другой вопрос - как смог уйти снайпер - он в тот момент уже находился в зоне оцепления, которое поставили после обстрела. Прочесывание было очень серьезным, проверили все углы, ничего подозрительного там нет. Подумай, коммандер, как такое быть может?
        А действительно, как? Если там уже стояло оцепление, винтовку он взял с собой, а это не пистолет, чтобы спрятать его. Это метровой длины дура… Если только…
        Мысль, пришедшая ко мне в голову, заставила похолодеть.

        - Если только он официально прошел все посты, сэр. Если только… у него были документы, причем такие что с ними пропустили без досмотра!
        Адмирал кивнул.

        - Может быть. Тогда еще одна вводная. Следователи военной полиции допросили всех, кто стоял в оцеплении в том районе. И ни один, слышишь - ни один солдат не сказал, что пропускал американца или иракца с документами, исключающими досмотр и с чем-то, куда могла уместиться винтовка.
        И не успел я вставить и слова, как адмирал ответил на мой незаданный вопрос.

        - Ситуация намного хуже, чем ты предположил, коммандер. По моему мнению, кто-то из оцепления либо заодно со снайпером и сейчас врет - либо кто-то из оцепления и был тем самым снайпером! Теперь понял, что там произошло? Осознал?

        Ситуация нравилась мне все меньше и меньше. Если адмирал прав, то получается, что мы воюем не только с иракцами, но и друг с другом. Что же мы вообще здесь творим?

        - Сэр, я хочу знать, в чем будут заключаться мои обязанности!  - твердо сказал я.

        - Интересный вопрос - адмирал улыбнулся - если говорить про твои официальные обязанности - то они заключаются в том, что надо закрыть границу с Ираном.
        Я если честно, охренел от такой убойной постановки вопроса. Закрыть границу, как вам это нравится? Не одна сотня километров необорудованной территории - и мы такие красивые. Восемь человек плюс двадцать на подхвате. Нормально?

        - Сэр, как вы себе это представляете?  - начал я, но адмирал махнул рукой, обрывая меня.

        - Нормально представляю… Твоя группа будет рейдовой, при необходимости тебя поддержит мастер-сержант Андерсон людьми и техникой. Если надо будет - придадим еще подразделения. Главное для нас - обнаружение и идентификация, а с уничтожением проблем уже не будет. Официальный приказ для Андерсона будет завтра. Разведданные на реализацию будешь получать лично у меня. Наша цель - врезать им так, чтобы забыли ходить через границу!

        - Кому «им», сэр?

        - Да много там разного народа…  - досадливо сказал адмирал - начиная от банальных контрабандистов и заканчивая диверсионными группами «Аль-Кодс» и Корпуса стражей исламской революции.

        - Сэр, но почему эту задачу нельзя решить официально, силами армейских частей и корпуса морской пехоты?

        - А дело в том, сынок - адмирал при этом хитро мне подмигнул - что мне нужны свои люди на границе, своя группа. Будут… и другие задания. И мне надо, чтобы они выполнялись моим человеком, без лишнего шума и так как надо. В том числе не только на границе. Усек?
        Спрашивать, что это будут за задания, пока не хотелось - "Задире Дику" я доверял…

        - Я понял, сэр!

        - Иного я от тебя и не ожидал, коммандер. Как в старые добрые времена?  - сказал адмирал, допивая пиво.

        Да… Как в старые добрые времена…
        Адмирал уехал, его багдадский штаб находился неподалеку отсюда, тоже в "зеленой зоне". Но большую часть времени "Задира Дик" проводил в Персидском Заливе, где на новейшем атомном авианосце "Рональд Рейган" было место его постоянной дислокации. В Багдад он наведывался вертолетами на короткое время - решал дела и сразу обратно на авианосец.
        Душан, как всегда неслышно подошел сзади.

        - Босс…
        Я обернулся.

        - Что в оружейке интересного?

        - Много чего. Полный набор.

        - Пойдем, взглянем…
        Оружейка представляла собой большую комнату без окон, с укрепленными стенами и стеллажами. Длинные, широкие трехэтажные стеллажи, на которых удобно разложить все снаряжение. Дальняя стена была заставлена до потолка зелеными цинками с патронами, в основном 5,56 NATO и 7,62 NATO. Пистолетных на первый взгляд нет, может просто другими ящиками заложены. На стеллажах матово поблескивая в лучах ртутных ламп, лежало оружие.

        - Показывай, на что глаз упал…
        Душан прошел к дальнему стеллажу.

        - Ну, для начала на это…
        Ага, восемь пистолетов - пулеметов, четыре МР5N и четыре МР5К PDW с пластиковыми складывающимися прикладами. Стандартный выбор для тех, кто оружие получает со склада, а не покупает. Для SEAL и вовсе - стандарт в то время пока я служил, потом начали массово на М4 и Мк18 переходить. Все с виду не слишком новые, но в хорошем состоянии. Я взял один наугад, откинул приклад, присоединил магазин, дослал патрон в патронник. Все работало как часы.

        - К ним есть три глушителя.

        Нормально, пригодится при случае…
        Душан прошел чуть дальше.

        - Из штурмовых винтовок - вряд ли что пригодится.
        Да… Я мрачно взглянул на следующие стеллажи - другого и ожидать не приходилось, другое закупать запрещено. Пригодится только если надо будет изображать Джи-Ай, солдат нашей доблестной американской армии. Которых государство даже не может вооружить нормально. Хотя выглядело все круто - кейсы с наборами SOPMOD, прицелы ACOG и коллиматоры, лазерные целеуказатели армейского стандарта для подсветки высокоточному оружию, подствольники М203 почти на каждой.

        - Что еще есть?
        Пулеметы. Два стандартных пехотных М249 и два тяжеленных М240. С пулеметами у нас порядок, да и ПК весит едва ли не в полтора раза меньше, чем М240. Тем не менее, если особо не слезать с транспорта - М240 могут пригодиться - машина надежная, убойная. Я откинул крышку ствольной коробки ближайшего ко мне пулемета, внимательно осмотрел механизм. Все почти новое, обслужено, смазано.

        - А вот снайперки интересные…

        Ну, Душан тут мастер можно на него положиться…
        Снайперских винтовок - они лежали отдельно - было несколько и все очень неплохие. Две Мк11mod0 с интегрированными глушителями, прекрасной оптикой Leupold и даже армейскими ночными прицелами AN/PVS-22UNS, устанавливаемыми впереди стандартного, дневного. Одна обычная, черного цвета, другая раскрашена в пустынный камуфляж. Дорогое, но качественное оружие, "лебединая песнь" Юджина Стоунера. Я осмотрел обе - одна аж в консервационной заводской смазке.
        Одна Мк12, тоже с глушителем. В принципе то же самое, что и Мк11, но легче и под патрон 5,56*45. Обычно для этой винтовки используется патрон Мк262, с ним она мало уступает более тяжелым винтовкам под патрон 7,62*51.
        Две М40А3 - стандартные снайперские винтовки морской пехоты США - с полным
«прикидом» - стандартные оптические прицелы Unertl, сошки, лазерные прицелы AN/PEQ-2 зачем то, на прикладе - патронташ с десятью снайперскими патронами.
        И наконец "королева бала"  - крупнокалиберная М107 Barrett с универсальным прицелом день/ночь AN/PVS10 и тоже с лазерным прицелом AN/PEQ-2, установленным сбоку на цевье. Лучшего и желать нельзя. Если есть возможность тащить Барретт - то это будет едва ли не самое полезное оружие в бою из всего, что у тебя есть.

        Неплохо, неплохо, может даже удастся списать что-нибудь на боевые потери хе-хе…

        Однако, голова моя, уставшая от перипетий этого бешеного дня, уже почти ничего не соображала.

        - Пристреляем завтра… А пока - отбой!

        - Отбой так отбой…
        Заснул почти сразу - несмотря на то, что то и дело принимались стрелять - а один раз им с нашей крыши М2 ответил. И еще громыхнуло что-то - видать мина или ракета прилетела. Привыкать надо к таким вот ночам.


        БАГДАД, "ЗЕЛЕНАЯ ЗОНА"
        "КЭМП-БРАВО" КМП США

01.07.2006 Г.

        Проснулся я рано - сразу понял, что что-то не то, рука привычно потянулась к пистолету. Потом дошло - я же в Ираке, не в Германии и не дома. Откуда-то доносилось гнусавое завывание муэдзина - «азан», призыв всех правоверных к молитве…
        Сволочь. Если такое будет каждое утро, рано или поздно я поднимусь на крышу с TAC-50. И не говорите мне, что это нарушение права мусульман на отправление своих религиозных обрядов. Помимо правоверных, нуждающихся в общении с Аллахом пять раз в день, есть ведь еще GI,[От Government Issue - сленговое название американских военнослужащих.] которых эти правоверные обстреливали всю ночь. Как же быть с нашим правом хоть немного поспать, кто его защитит? Кто за нас петицию в ООН напишет? Черт, кажется, у меня уже ум за разум заходит…
        Оделся - в моем камуфляже почти от морпеха не отличить, если не брать во внимание отсутствие знаков различия. Обычно так ЦРУшники ходят и люди из "Министерства безопасности родины", так что вопросы идиотские людям в форме без знаков различия задавать уже разучились. Сунул пистолет в кобуру, автомат за спину - тут все так ходят. Пошел вниз в столовую. Устроились морпехи неплохо - война войной как говорится, а обед по расписанию. Выбор одних салатов восемь видов, а так - шведский стол, раздачи нет, бери что нужно. У стен - холодильники с минеральной, обычной водой и колой - иракскую воду никто не пил, вся была привозная. Набрав на поднос различной еды, в основном салатов я осмотрелся, увидел Душана, протолкался к его столу. Пара человек приветственно махнули нам рукой - судя по всему наша вчерашняя прогулка на «свинке» и свернутая набок челюсть мастер-сержанта Андерсона уже вошли в анналы местной истории.
        Несколько минут мы сосредоточенно жевали молча, потом Душан тихо сказал:

        - Просрете вы эту войну, босс.
        Я поднял на него глаза:

        - Это с чего?

        - А смотри… Биотуалеты, кола десяти видов… Не война а курорт сплошной…

        - И что?  - продолжал недоумевать я - при чем тут туалет?

        - Да при том… Ваши противники довольствуются малым, это их закаляет! А вы без этого не можете.
        Я обдумал сказанное, решил разговор прекратить - так можно много до чего договориться.

        - Я тебе так скажу, Душан. Не раз были в моей жизни ситуации, когда я сидел по уши в дерьме неделями и питался тем, что находил в этом дерьме. И выжил. Но если есть возможность комфортно устроиться - согласись, откажется от всего этого и окунется добровольно в дерьмо только полный придурок. Давай лучше определимся, кто поедет сегодня в аэропорт, сегодня контейнер со стволами и снарягой нашей приходит. Надо его сюда перевезти, пока не растащили ненароком.
        Надо сказать, что за сохранность груза в Багдадском аэропорту я беспокоился больше всего. Если в США система перевозок действовала четко как часы - на каждое отправление наклеивался штрих-код и движением грузов управлял компьютер, то в обслуге и охране аэропорта Багдада кого только не было. Все эти страны, которых мы поспешно напринимали в НАТО. Частники, навербованные где попало и стоящие на охране аэропорта. Вот эти «вояки» вскрыть контейнер и стырить все что плохо лежит могли запросто…
        Душан покачал головой

        - А если опять на колонну налет?
        Да уж… После вчерашнего уже крыша едет, за каждым углом ствол мерещится. Так можно и головой двинуться запросто… Ну и что теперь - вообще с базы не выходить? Тоже бред.

        - Сделаем так. Я договорюсь с сарджем, пойдешь с армейским конвоем на аэропорт, они по несколько раз в день ходят. На армейский не нападут, это не частный конвой, там и Страйкеры в колонне и связь с дежурными вертолетами. А мы вместе с сарджем Андерсоном и его орлами слетаем, взглянем на нашу «загородную» базу. Там тоже разобраться надо, что к чему.
        Душан протянул руку, я хлопнул по ней, как это принято в американской армии.


        ВОЗДУШНОЕ ПРОСТРАНСТВО ИРАКА

01.07.2006 Г.
        Симович отправился с конвоем в аэропорт, я же с сарджем начал готовиться к полету на "загородную базу". Подготовиться к полету кстати - дело не такое простое, как может показаться на первый взгляд. Проложить маршрут, запасные места посадки наметить, если что не так пойдет, подать заявку на вылет, чтобы тебя ненароком не сбили, проверить весь вертолет до последнего винтика, заправить, вооружить. Команду собрать, которая будет прикрывать вертолет во время посадки. Много дел, в общем.
        Временный лагерь, в который мы собирались лететь, и который, по слова "Задиры Дика" должен был стать моей вотчиной на год, располагался в окрестностях Аль-Кута (на иракском Кут-эль-Амара). Взглянув на карту перед полетом, я сразу понял - дрянь дело, иранская граница почти рядом, а там никогда спокойно не было, даже при Саддаме. Помимо всего прочего, там «хулиганила» армия Махди - радикальная исламистская шиитская группировка, насчитывающая в своих рядах до двадцати тысяч человек. Обычный набор - джихад и сбор денег на него, отработка денег спонсоров путем обстрелов конвоев и закладки фугасов на дорогу, похищение людей, внутренние разборки со стрельбой. От лагеря до Багдада были километров сто пятьдесят, но я прекрасно понимал, что если заранее не принять меры - эти сто пятьдесят километров при серьезной заварушке превратятся в тысячу пятьсот.
        Для полета мы решили взять не стандартный UH-60 Blackhawk, а спасательный, разработанный для спецопераций HH-60 Pave Hawk, который был на базе морпехов в единственном экземпляре. Пока на него заявок нет - вот мы и возьмем. Он отличался усиленным бронированием и аж тремя пулеметами на борту - двумя
«Миниганами» по бортам, плюс с правой стороны было оборудовано специальное место пулеметчика тяжелого пулемета. Там был установлен М3 - авиационный вариант крупнокалиберного пулемета Браунинг М2. Не Апач, конечно, далеко не Апач, но для наших целей хватит с лихвой. Несмотря на то, что мы летели вдвоем с мастер-сержантом Андерсоном, с собой мы брали еще четверых морпехов как группу прикрытия - кто-то должен был в полете стоять на пулеметах и прикрывать вертолет во время пребывания его на земле.
        Учитывая обстановку по маршруту полета, в точке приземления - да и вообще во всей этой гребаной дыре - вооружились мы изрядно. Свою М6А2 я отдал на время сержанту, с собой взял ту самую, переделанную из РПК винтовку, которую привез с собой Душан. Вечером должен был подойти и контейнер с тем оружием, что я отправлял из Техаса, пока пользовались тем, что есть. Конечно, находиться в вертолете с полноразмерной винтовкой не очень удобно, но ничего, потерплю…

        - «Пташка», хочу тряхнуть стариной… Я сегодня за пулеметом…
        Мастер-сержант мрачно посмотрел на меня.

        - Еще один раз ты назовешь меня «пташка» и я припомню, как ты меня звезданул ни за что на трассе…

        - О, кей. Но все же на сегодня пулемет - мой.
        Сел на неудобное сидение пулеметчика, пристегнулся, заправил ленту в пулемет, повел стволом в одну сторону, другую - ствол двигается плавно без люфтов и прочего. Нормально обслуживали оружие - в Ираке, кстати, с этим плохо, пыль везде лезет, не начистишься. Доложил о готовности. Морпехи и пулеметчики уже заняли предписанные боевым расписанием позиции в вертолете, занимали шумно, подшучивая и подталкивая друг друга. Американцы всегда оптиизмом отличались, даже по уши в дерьме сидя. Экипаж провел предполетную проверку, "Библию зачитал". Вертолетные лопасти закрутились, пошли все быстрее и быстрее, постепенно превращаясь в сплошной диск над нашим вертолетом. Я вставил затычки в уши, чтобы вой турбины не давил на уши, для защиты глаз нацепил специальные очки. Внезапно вертолет с легким толчком оторвался от земли и пошел вертикально вверх.
        Честно, люблю летать на вертолетах. Моя слабость. Чем-то они похожи на старинные боевые колесницы. Если самолеты меня нервируют, то вертолеты - восхищают, вот такая глупость. Как только вижу проносящуюся на небольшой высоте землю, охватывает какой-то глупый детский восторг.
        Вертолет на небольшой высоте шел над Багдадом, город плыл под нами во всем своем тысячелетнем величии. Мосты через Тигр, разрушенные налетами, в основном уже были восстановлены, на улицах города кипела жизнь.

        - Шеф, пройди на низкой высоте над Садр-Сити - сержант Андерсон обращался к пилоту по внутренней связи.

        - Принял!

        - А ты, Майки смотри внимательно на все это дерьмо…
        Господи… Глядя на проносящиеся на небольшой скорости под брюхом вертолета пейзажи я как будто перенесся на тринадцать лет назад, в Сомали. Стало жутковато.
        Садр-сити - это вообще город в городе, там живет два миллиона человек, есть "хорошие районы", есть "плохие районы". В любом иракском городе кстати, сразу видно, где строил Саддам, а где строили до Саддама. До Саддама - типичные арабские, грязные и узкие улочки, помои под ногами текут, дома один не похож на другой. Саддам же строил очень широко - стандартные одно и двухэтажные дома, между ними пространства - в футбол играть можно. Как в маленьких американских городках, но разница в глаза бросается - тут трава не растет и поэтому между домами - желто-коричневая пустыня, иногда техника раздолбанная валяется, кучи мусорные. А сейчас мы шли именно над старым районом, с которого и начинался
«Садр-сити».
        Бетонные малоэтажные «курятники», частично разрушенные, но не восстановленные, на улицах грязь немыслимая, текут реки нечистот, разбитые машины, какие-то баррикады. Люди просто кишмя кишат, грязные, оборванные, висит на веревках белье. Некоторые, услышав вертолет, поднимали голову и что-то кричали, явно не пожелание счастливого полета…

        - Видал, Майки… Здесь два миллиона человек проживают… Этот район так толком и не зачищен, сюда нельзя соваться даже большими группами. Самый настоящий адский котел, который в любой момент может взорваться - и тогда мы получим второе Могадишо под боком. Вот так вот.
        Нормально. Кстати, его и не зачистишь толком, если в новых районах между домами и «Абрамс» пройдет, то тут - и Хаммеру места мало. Без брони идти - порвут как тузик грелку. Тем временем наш вертолет закладывал вираж, выходя на курс на Аль-Кут.
        Первыми заметил их я. Мы летели от Багдада почти параллельно трассе на Аль-Кут, особо от нее не удаляясь (в случае если нас подобьют, так легче будет выбраться к своим). Светло-серая бетонная полоса трассы сменялась под моими ногами охряного цвета пустыней с редкой растительностью. Изредка мелькали небольшие поселения, нищие, чем-то похожие на сомалийские. Видеть одно и то же утомляло, но я помнил, что нахожусь на боевом посту, за пулеметом и бдительности не терял.
        Как я сумел на скорости их заметить - сам не понимаю. Замаскированы они были классно, но глаз выделил прямую линию там, где ее быть никак не должно - в чахлой придорожной растительности. Я вгляделся внимательно, до рези в глазах - и кажется, заметил силуэт человека. Раздумывать над тем, что он делает, замаскировавшись в кустах, желания у меня никакого не было.
        Я нажал кнопку переговорного устройства.

        - Наблюдаю танго[Кодовым словом «Танго» в НАТО принято обозначать террористов.] на пять часов, прием!

        - Танго на пять часов!  - продублировал сержант - к бою!
        Вертолет начал крениться, разворачиваться, заходя на цель по широкой дуге, я положил палец на клавишу автоматического огня крупнокалиберного пулемета. Подобрались, приготовились и пулеметчики за «Миниганами».
        До места предполагаемого нахождения «танго» мы не долетели метров четыреста, когда из кустов в нашу сторону., оставляя за собой дымный след, рванулась граната РПГ, полетели красные струи трассеров. По вертолету как будто несколько раз стукнули молотком, что впрочем, было почти не слышно из-за работы двигателей. Вертолет резко увеличил скорость, уходя вверх и вправо. Чуть в стороне от вертолета в воздухе расцвел огненный цветок - сработал самоликвидатор гранаты РПГ-7. Опасная вещь, если работать из РПГ-7 по зависшему вертолету - этого мы уже нахлебались в Могадишо.

        - Обстрел с земли из легкого стрелкового оружия и РПГ! Захожу на вираж правым бортом!

        - Хевиганнерам огонь!

        Хорошо, что ушли выше - можно спокойнее целиться да и с РПГ не достанут…
        Я развернул пулемет, примерно прицелился по вспышкам на земле, нажал на спуск, ведя стволом по кустам и отсекая короткие очереди. Старина Браунинг застучал размерено, даже неторопливо, посылая в цель пуля за пулей. Совсем рядом по позиции гранатометчика ударил Миниган, струя огня хлестнула по земле. Предполагаемая позиция гранатометчика исчезла в облаке пыли, во все стороны полетели земля, ветки, какие-то ошметки. Чуть в стороне от нее кто-то вскочил и, петляя как заяц, бросился по направлению к расположенному метрах в семистах небольшому поселку.

        Ага, попался…

        - Я работаю!
        Нет смысла работать вдвоем по одной цели, пусть Миниган лучше пройдется еще по кустам пару раз…
        Я аккуратно вел ствол пулемета прямо за «хаджой», корректируя огонь по предыдущим попаданиям. С авиационного пулемета целиться сложно, компенсируется это плотностью огня. Крупнокалиберные пули про попадании их в землю выбивали из нее целые фонтаны песка и земли. Вертолет пошатывало в потоках воздуха, прицелиться было тяжело - но я продолжал стрелять. Сам хаджа с воздуха выглядел маленьким, одетым в какой-то драный камуфляж, но с АК за плечом - это я видел четко. В какой-то момент он кувыркнулся через плечо, приходя в положение для стрельбы с колена, сорвал с плеча автомат - и тут тяжелая пуля пятидесятого калибра ударила его, швыряя на землю. Вертолет вихрем пронесся над моим противником, что с ним было дальше, я не видел - но попадание я видел четко, а после ранения пулей пятидесятого калибра не выживают. Один-ноль, вот я и открыл свой счет в Ираке.
        Тем временем вертолет разворачивался для нового захода.

        - Третий, цель поражена!  - отрапортовал я по внутренней связи

        - Второй, позиция противника подавлена, огонь не ведется!

        - Еще один заход и сматываемся - решил сержант, возражений никто не высказал. Находиться над районом, где могут быть РПГ никому не хотелось.
        Вертолет встал на новый круг, Миниган и М2 снова ударили свинцовым ливнем по подозрительным кустарникам.
        Тем временем мастер-сержант Андерсон вышел на связь с региональным штабом коалиционных сил.

        - Чарли-папа три - ноль, вызывает Альфа-Браво-три-четыре-семь!

        - На связи!

        - Нахожусь над дорогой Аль-Кут - Багдад, примерно в пятидесяти кликах[На американском армейском жаргон «клик» означает километр.] от Аль-Кута. Обстрелян с земли группой «танго» приблизительно пять-десять человек, открыл ответный огонь. Как минимум один РПГ! Огневые точки подавлены, повреждений нет, иду дальше!

        - Понял тебя Альфа-Браво-три-четыре-семь, высылаем группу. Спасибо за помощь!

        - Конец связи!
        Пилот плавно вывел машину из виража, мы легли на прежний курс…


        РАЙОН Г. АЛЬ-КУТ, ИРАК
        УКРЕПЛЕННЫЙ ЛАГЕРЬ "ЧАРЛИ"

01.07.2006 Г.

        - Пройди-ка над базой еще раз…
        Пилот вертолета заложил широкий вираж, в то время как я оглядывал окрестности и сам укрепленный лагерь «Чарли» не веря своим глазам. Черт, что вообще происходит?
        Я готов был увидеть многое, но такого, конечно не ожидал. Сам лагерь был готов принять на обучение не двести человек, как было указано в контракте, а тысячу! Если не больше. Похоже, лагерь был переоборудован из бывшей иракской военной базы или даже военного аэродрома. По крайней мере, здесь была занимающая господствующее положение над местностью вышка управления полетами, несколько вполне приличных и в хорошем состоянии ангаров. Бетонные площадки, на которых можно было разместить не меньше шести Геркулесов,[С 130 самый распространенный тактический десантный самолет США.] несколько огороженных площадок, раньше явно использовавшихся как вертолетные.
        Чуть подальше располагался жилой городок, причем помимо казарм там были и вполне современные контейнерного типа здания, которые обычно использует армия США. Все это было окружено двойной стеной из колючей проволоки и вездесущих противоосколочных тюков.
        Рядом с аэродромом был и тренировочный городок, причем с воздуха выглядевший совершенно новым. Полоса препятствий советского типа, трехэтажное здание для отработки штурмовых действий, стрелковый полигон на тридцать мест на котором можно отрабатывать упражнения на дистанции до пятисот метров, еще несколько зданий непонятного назначения, но капитальных и на вид недавно построенных.
        Но самое главное - нигде даже и близко не было видно никаких объектов нефтяной инфраструктуры, которые мы должны были бы охранять. Что за чертовщина? Кого мы вообще должны готовить на этой базе?

        - Заходим на посадку, Гольф-дельта[Гольф-Дельта - от Guard Duty, боевое охранение вертолета при посадке.] приготовиться!
        Вертолет медленно прошел над постройками базы и начал, покачиваясь в восходящих потоках воздуха садиться. Краем глаза я заметил, как напряглись пулеметчики за Миниганами - если здесь нас ждет засада, то сейчас самый выгодный момент - влупить по зависшему вертолету из двух-трех РПГ-7, повредить движок или хвостовой ротор и потом добить, кто выживет при крушении.
        Шасси вертолета осторожно коснулось земли.

        - Двигатели не глушить!
        Винт вертолета вращался на холостом ходу… Я отстегнулся от кресла, взял винтовку.

        - Вперед! Гольф-Дельта занять позиции!
        Морпехи быстро выскочили из вертолета, заняли позиции по обе стороны от него. В их движениях чувствовался профессионализм и уверенность, выработанная длительными тренировками. Я и сержант выскочили следом, пробежали чуть дальше, залегли, направив стволы в сторону ангаров базы.
        Тишина. Дует ветерок, судя по тонкому нетронутому слою песка здесь давно никто не ходил.

        - Гольф-Дельта у вертолета, двое с нами! Вперед!
        Двое морпехов остались прикрывать севшую вертушку, один пошел вторым номером со мной, второй - с сержантом. Перебегая от укрытия к укрытию, прикрывая друг друга, мы приближались к основным зданиям базы. Хотя я уже сейчас видел - судя по отсутствию следов на слое песка, на базе ничего и никого нет.
        Тем временем, звук работы вертолетных турбин изменился - экипаж счел что безопасно и решил движки заглушить. Это правильно. Топливо не бесконечно и моторесурс тоже, судя по всему, засада нас здесь не ждет.
        Ангары все ближе, идем медленнее. Иракская пыль, тонким слоем покрывающая все вокруг - она тоже опасна. Если база заминирована - то об этом мы узнаем только тогда, когда кто-то на мину наступит. А саперов не взяли…
        Сержант свернул к ангарам, я же пошел к зданию, которое я определил как основное. Перебежками подошли к зданию. У моего напарника был М4 с подствольником, у меня переделанный Вепрь, и с тем и с другим в здании действовать весьма неудобно, тут надо бы что то покороче. Но входить в здание с пистолетом я не решился.

        - Я лидер! Предельное внимание!

        - Понял, сэр.
        Сержант, на нагрудной бирке которого значилось «Хадсон» коротко кивнул. Вот и отлично. Дверь открывалась направо. Я встал с левой стороны двери, сержант промедлил секунду и резко рванул дверь на себя. Я рванулся вперед, палец уже на спусковом крючке, что вообще-то грубое нарушение требований безопасности. Но тут не штурм здания, захваченного террористами, тут все могут решать доли секунды и
«своих» здесь быть не может.
        Войдя в здание, я сделал три быстрых шага вперед и прижался к стене, направив ствол автомата на коридор и давая сержанту возможность зайти в здание. Судя по звукам за спиной, сержант проскользнул в здание и прижался к противоположной стене. Есть, вошли чисто и без потерь. Перед нами был неширокий коридор, тянувшийся, судя по всему на всю длину здания и заканчивающийся лестницей. По обе стороны от него через разные расстояния были выкрашенные зеленой краской деревянные двери. Работы до черта.
        Поднял два пальца, указал ими вперед. Осторожно, крадучись и стараясь не шуметь, двинулся вперед, сержант двигался следом у противоположной стены.
        Первая дверь. Я перешел к противоположной стене. Судя по всему, открывалась она внутрь, первым удобнее было идти сержанту. Я показал на него пальцем, сержант согласно кивнул. Осторожно, стараясь не нашуметь, надавил пальцами на дверь - заперто. Замок, судя по затрапезному внешнему виду двери, был не слишком крепким…
        Хадсон со всей силы врезал десантным ботинком по двери чуть ниже замка, замок поддался с первого удара, сержант рванулся вперед и сразу ушел влево. Я в свою очередь, меньше чем за секунду прошел дверь, сразу ушел вправо. Стоя по обе стороны двери мы в любой момент готовы были открыть огонь. Но стрелять было не в кого.
        В комнате никого не было, Стол, причем не офисный, а такой, какие обычно используют в уличных кафе, пластиковый. Три точно таких же пластиковых стула. Железный шкафчик с полками, дверца открыта нараспашку. Ни единой бумаги, вообще ни единого признака недавнего присутствия человека, стекло в кабинете цело.

        - Идем дальше.
        Мы, один за другим вышли в коридор, сержант прикрыл дверь, дошли до следующей. Я надавил - открыто! Черт, может быть засада. Вошли еще быстрее, чем в первый кабинет. И тоже никого - единственное отличие - кабинет побольше предыдущего, стульев не три, а семь. И тоже никаких следов, что здесь кто-то до нас работал. Такое ощущение, что здесь серьезно прибрались. Скверно.
        Следы мы нашли в третьем по счету кабинете, дверь в который тоже была открыта. Обстановка в кабинете отличалась тем, что здесь был дешевый офисный стол, явно не американский, те же пластиковые стулья, и не один а целых три шкафчика. Никаких документов. Мы уже собирались выходить, как сержант вдруг чем-то заинтересовался.

        - Подождите, сэр!
        Я обернулся, прижался к стене. Сержант прошел к одной из стен, ковырнул пару раз ножом штукатурку.

        - Смотрите, сэр!
        Я прижал дверь стулом, чтобы быстро открыть ее снаружи, и застать нас врасплох было невозможно, подошел ближе к сержанту. Мать твою!
        На стене явный след пули. Судя по всему, пуля от штурмовой винтовки, пистолетная другие следы оставляет.

        - Сэр, я заметил, что здесь недавно штукатурили…
        То-то и оно. Пытались что - то скрыть. И не что-то, а следы от пуль.

        - Сержант! Обыскиваем комнату!

        - Есть, сэр!
        Через несколько минут, отодвинув один из шкафчиков, я заметил еще две свежих оштукатуренных поверхности. Ковырнул одну ножом, подозвал сержанта.

        - Так и есть сэр! Опять! Похоже, здесь был бой.
        Похоже…

        - Двигаемся дальше!
        В пятой комнате нас ждал новый сюрприз. Снова следы пуль на стенах, замаскированные свежей штукатуркой. Уже собирались выходить, как я заметил у самой двери.

        - Стоп, сержант!
        Я приблизился к двери, отковырял ножом след штукатурки. Поковырялся, достал из стены маленький кусочек металла, положил на ладонь. Сержант подошел ближе.

        - Похоже от стандартного, девятимиллиметрового, сэр!
        Выходит, когда в комнату ворвались, хозяин кабинета успел выстрелить в нападавших, и не попал - пуля ушла в стену. Или все-таки попал?

        - Сэр, смотрите!
        Я проследил за пальцем сержанта, он указывал на небольшое пятно на полу, рядом с самой дверью. Я присел на колени, поскреб пятно ножом. Похоже кровь. Кто-то пропустил, убирая кабинет. Пятно маленькое, могли и не заметить.

        - Вперед.
        Скрытые следы перестрелки мы обнаружили в четвертом и в пятом кабинете, в пятом вдобавок сержант заметил небольшое темное пятнышко на полу. Мне пришла в голову мысль, что разная мебель в кабинетах может объясняться тем, что поврежденную пулями мебель вывезли, подбирать точно такую же было некогда, и взяли первую, какая была под рукой. Что же здесь произошло?
        Новая находка, когда мы поднимались по лестнице. Я ушел вперед, когда сержант позвал меня. Я спустился на пролет ниже, посмотрел на лежавший на ладони сержанта кусочек металла. Гильза. Судя по всему от стандартного патрона 5,56 NATO армии США.

        - Под лестницей лежала, сэр!
        Гильзу, как и предыдущие находки, я убрал в нагрудный карман. Черт его знает, где и как это пригодится.
        Рация заработала так внезапно, что мы с сержантом чуть не подпрыгнули на месте. Все-таки нервы на взводе.

        - Кабан, доклад!

        - Нахожусь на лестничном пролете между первым и вторым этажами. Первый этаж - чисто, признаков «танго» не обнаружено. В здании обнаружены следы боя!

        - Мы у третьего ангара. Подтягивайтесь сюда!

        - Понял!
        Держась по-прежнему настороже, вышли из здания, добрались до третьего ангара. Мастер-сержант Андерсон со своим напарником стояли рядом, судя по их позам опасности в ангаре не было. Дверь в ангар была чуть приоткрыта.

        - Взгляни-ка, Кабан.

        Судя по всему, у меня появился позывной в этой компании. Кабан так кабан, позывной не хуже других.
        Я зашел в ангар, не опуская, в отличие от мастер-сержанта, ствол автомата. А это еще что такое?!
        В длинном металлическом ангаре, один за другим, стояли два русских вертолета Ми-8 в пустынной, желто-бурой окраске. На первый взгляд годные к полетам, никаких внешних повреждений. Присмотревшись, заметил, что оба вертолета не транспортные, а десантные, по два пулемета на каждом, один в салоне и ствол из иллюминатора торчит, другой впереди, курсовой - ствол торчал из остекления кабины. Сбоку пилоны установлены - на каждый вертолет можно подвешивать блоки НУРС. Откуда они здесь? Чьи они?
        Выйдя из ангара, я аккуратно прикрыл дверь.

        - Ничего подозрительного не нашли?

        - Да до хрена!  - усмехнулся Андерсон - взгляни-ка.
        На раскрытой ладони мастер-сержанта была целая россыпь гильз, даже одна пулеметная, от 7,62*51. Все НАТОвские.

        - По одной нашли, кто-то тут прибрался неслабо.

        - Что здесь нахрен произошло сардж?

        - Черт его знает, Кабан. Про эту базу разговоров вообще не было, могу, конечно, поспрашивать. Я здесь первый раз.
        Я тоже. И, тем не менее, выяснить, что произошло надо. Иначе как бы не получилось, что через какое- то время кто-то точно также будет удивляться пятнам моей крови в одном из кабинетов.

        - Как думаешь. Про эти вертушки кто-нибудь знает?

        - Черт его знает… На вид новые или почти новые. Никаких опознавательных знаков, н6и иракских ни наших.

        А ведь это неплохо! Если эти вертушки ничьи - почему бы им не стать моими? Элементарно - перегнать в Турцию потихоньку, оттуда либо в Россию, либо сразу в Европу. Где поставить на время - Душан решит…

        - Сардж! Что мы здесь нашли - ни слова!

        - Могила…  - заверил меня Рик.
        Ангар мы закрыли от греха подальше. Замка не было, но Андерсон нашел толстый стальной пруток, общими усилиями мы его вставили в проушины дверей ангара и согнули так, что в одиночку его не разогнуть. Растяжку ставить не стали - кто захочет войти - все равно войдет. А портить вертолеты, которые в душе уже считал своими, я не хотел.

        - Пошли, сардж проверим остальные ангары.
        В последнем ангаре нас ждала еще более интересная находка - Антонов 32! Прекрасный русский десантный самолет, специально предназначенный для работы в горах, тоже в пустынном камуфляже, судя по виду исправный. Этот ангар мы тоже закрыли.
        Особо смотреть больше было нечего. Мастер-сержант и я отошли чуть в сторону, чтобы наш разговор остался между нами. Не сказать, чтобы я не доверял морпехам Андерсона но… меньше знаешь лучше спишь. Заповедь разведки и войск специального назначения.

        - Что думаешь?
        Сержант Андерсон смачно затянулся сигаретой, перед тем как ответить. Я слегка отодвинулся, дышать дымом меня не радовало. В "команде изоляции" курение было строго запрещено - а если захочется покурить в засаде? В разведке мелочей не бывает, любая мелочь может стоить жизни.

        - Здесь что-то произошло, Кабан. Что-то весьма дерьмовое и тайное. Судя по всему, здесь погибли люди, причем это происшествие в сводки потерь не внесено. Иначе бы об этом трепали языками, а так я про эту базу ничего и никогда не слышал. То, что кто-то пытался скрыть следы - это еще хуже. Мне совсем не нравится, что ты будешь торчать здесь. До Эль-Кута кликов двадцать, причем в городе стоят украинцы, наших совсем немного. На украинцев надежды никакой - как только серьезная заварушка, они сматываются, бросают оружие - уже было. До меня и то больше - где-то сто сорок. Нет, не нравится мне это…
        Мне это тоже не нравилось. Но деваться было некуда - приказ есть приказ.

        - Сделаем так. Я возьму рацию, каждый вечер буду связываться с тобой. Если я к тебе обращусь по званию, а не по имени - значит дело дрянь. Ты знаешь, что дальше делать и люди у тебя есть.

        - Добро, Кабан. Договорились.

        - Пошли к вертолету. Больше здесь делать пока нечего.


        БАГДАД, "ЗЕЛЕНАЯ ЗОНА"
        "КЭМП-БРАВО" КМП США

01.07.2006 Г.

        Обратный путь пролетели нормально, пострелять больше не пришлось. Прошли над местом боя, там еще стояла пара Хаммеров, солдата помахали нам руками. Садились уже потемну. На вертолетной площадке нас ждал Душан.

        - Как, босс?

        - Потом расскажу. Что с грузом?

        - Привез…  - Душан мрачно усмехнулся
        Скверное предчувствие пронзило меня. Только не это…

        - Вскрыли?!

        - Не успели - Душан снова усмехнулся - на ходу портянки рвут, сволочи! Чуть не при мне полезли, вообще никаких краев нет.

        - Мать их - выругался Андерсон - мало у нас бардака, так мы теперь и за всякими… разгребаем.

        Как мастер-сержант Андерсон назвал новых членов НАТО, я приводить тут не буду - неполиткорректно. Действительно, эти новые члена НАТО только проблемы создают, не более того. И деньги тянут.
        Мы подошли к стоящему неподалеку от вертолетной площадки контейнеру, уже разобранному. Глянуло - там где был запор, виднелись следы ломика.

        - Босс, все уже в оружейке. Что успел - пристрелял, остальное завтра.

        - Добро - я хлопнул его по плечу - пошли в столовку. Не знаю как ты, а я весь день не жравши…
        О том, что мы нашли на базе, я рассказал Душану на улице, до отбоя. Говорить об этом в комнате не хотелось - не то чтобы я опасался "жучков"[Подслушивающие устройства.] но… береженого Бог бережет. Выводы делать было рано.
        Николь весь день провела на своей новой работе - разбиралась с какой-то документацией в главном штабе Коалиции. Приехала под самый вечер, кто-то любезно доставил ее на конвое аж из трех Хаммеров. Общаться со мной она не захотела - быстро поужинала, прошла в свою комнату и закрыла дверь на ключ.


        БАГДАД, "ЗЕЛЕНАЯ ЗОНА"
        "КЭМП-БРАВО" КМП США

02.07.2006 Г.

        C самого утра занялись пристрелкой стволов. Черт его знает, как они перенесли столь долгое путешествие - а с непристрелянным оружием ни один уважающий себя оперативник на спецоперацию не пойдет.
        Когда мы с Душаном, обвешанные стволами как рождественская елка - гирляндами, появились в небольшом импровизированном тире базы, все морские пехотинцы окружили нас. В морской пехоте США существует настоящий культ оружия, поэтому взглянуть на новые, непривычные образцы было интересно всем.
        Первым делом пристреляли АК BHI SOPMOD, наше основное оружие здесь. Дорогу они перенесли нормально, точность стрельбы показали изрядную, ничуть не хуже, чем хваленые М4. У меня на сто метров (тир был только такой) все пять пуль одиночными в быстром темпе пришли в яблочко мишени, что вызвало радостный гул и аплодисменты морпехов. К тому же, дозвуковая пуля русского патрона 7,62*39 намного лучше такой же мелкокалиберной НАТОвской.
        Большой интерес вызвали и НК416. Вообще, это оружие только в Дельте сейчас и в "группе ассиметричной войны", иметь такое - показатель немалой крутости. Кучность они показали несколько худшую, но это из-за короткого, десятидюймового ствола. Надежность не сравнить с М4, а вот в руки, привыкшие к М4 ложится как влитая, все штатные аксессуары SOPMOD подходят, да и вообще - такое ощущение при стрельбе, что до этого только из этих винтовок и стрелял - а это показатель хорошего и дорогого оружия. К этим винтовкам морпехи проявили еще больший интерес, не было в это утро рук в тире, в которых они не побывали и постреляли тоже изрядно, благо в Ираке патроны списать - не проблема. Сошлись на том, что такое оружие в армии и нужно, а М 4 - полное дерьмо.
        Напоследок я решил опробовать пулемет - тот самый болгарский ПК, переделанный фирмой BHI в штурмовой вариант. Когда я собрал его, поставил штурмовой, короткий ствол, все почтительно затихли.
        Нажал на спуск, пулемет задергался с руках, пули изрешетили мишень, хотя и не самый центр, но легли кучно. Дульное пламя побольше, чем со стандартным стволом, грохот погромче, а вот кучность если и меньше - то ненамного. Для боя в городе - и вовсе разница несущественная. Похоже и здесь все нормально.

        - Сэр, можно попробовать?
        Я оглянулся, передо мной стоял сержант Хадсон, тот самый с которым мы вчера зачищали здание в лагере «Чарли».

        - Работай…
        Сержант принял пулемет, взвесил его в руках чтобы почувствовать вес (представляю как удивился - стандартный М240 весит чуть не вдвое больше), затем неторопливо опустился в положение для стрельбы с колена, откинул переднюю рукоятку для удержания оружия.
        Та-та-та-та-та-та. Та-та-та. Та-та-та-та-та-та.
        Со стороны бывает тоже полезно наблюдать за стрельбой - видно то, чего ты не видишь, когда сам стреляешь. При длинных очередях ствол рвался вверх, но удобная рукоятка позволяла удерживать мощное оружие в нужном положении. На то, чтобы приноровиться потребовалось всего две очереди - третья очередь легла как надо.
        Сержант отложил пулемет, встал, внимательно рассмотрел мишень в бинокль.

        - Удивительно. Весит ненамного больше «Миними» а огневая мощь как у полноразмерного М240. Какой придурок принимает на вооружение то, что у нас есть…

        Золотые слова…
        Потратив больше двух часов, с пристрелкой закончили. После чего решили в прежнем составе еще раз посетить лагерь «Чарли», только взять с собой Душана. Нужно было проверить, не появлялся ли кто в лагере после нашего визита и решить, как мы будем организовывать оборону лагеря.


        РАЙОН Г. АЛЬ-КУТ, ИРАК
        УКРЕПЛЕННЫЙ ЛАГЕРЬ "ЧАРЛИ"

02.07.2006 Г.

        Вертолет и команду прикрытия взяли ту же самую, от добра добра не ищут. Полет на сей раз прошел без происшествий, хаджей на дороге не попадалось. Перед посадкой мы сделали большой круг над базой, я украдкой посмотрел на Душана - у него было на лице такое же удивление, как вчера было наверное у меня.
        Приземлились, точно также прикрывая друг друга, добрались до основного здания. Зашли внутрь, уже особо не опасаясь. Сержант и двое его бойцов отправились проверить тренировочный полигон, мы с Душаном неспешно прошлись по основному зданию. Я показал ему те следы пуль, которые мы нашли вчера.
        Зачистили второй этаж, там было примерно то же самое, один кабинет был огромным, занимал полэтажа. Следов пуль в нем не было. А вот в других - те же наскоро скрытые следы перестрелки, мы уже знали, что именно искать и находили без труда. Прошерстив все здание мы вышли на улицу.

        - Как думаешь организовывать оборону?  - спросил я Душана - место тут хреновое, пустыня. Ни деревьев, ни складок местности. Пули через всю базу летят, насквозь, обстреливай - не хочу. С другой стороны и нападающим особо укрыться негде.
        Душан еще раз осмотрелся по сторонам, прежде чем ответить.

        - Инженерную технику для укрепления базы можно привлечь?

        - Не проблема - кивнул я, адмирал устроит…

        - Тогда я вот как это предполагаю, босс…
        В конце концов, план укрепления обороны базы у нас родился. Решили сделать два кольца обороны. Первое - будет обороняться при нападении силами самих иракцев. Создаем укрепленный периметр, отрываем траншеи, создаем несколько укрепленных блоков из стандартных наборов бетонных плит вместо вышек, как это было сейчас. Это все пригодится и при обучении.
        Второй периметр - в случае чего будем оборонять мы американцы - ну и те иракцы, кто этому времени останется в живых. Центром обороны решили сделать основное здание, тоже открыть окопы, причем перекрытые, заранее оборудовать огневые позиции. Помимо прочего попросим тяжелое вооружение - крупнокалиберные пулеметы, автоматические гранатометы и минометы - как получим, оборудуем позиции даже на крыше. Так же поставим специальные «антитеррористические» заборы,[Представляют собой огромные тюки с мягким материалом - наполнителем внутри. улавливают пули, осколки, гасят взрывную волну.] прикрыв ими прежле всего здания и огневые позиции рядом с ними, а также проходы между ними. Вертолеты на случай эвакуации поставим в углубленные капониры, окруженные теми же заборами, к ним сделаем перекрытый сверху и замаскированный ход на случай эвакуации. В общем отобьемся. По крайней мере, продержимся до прибытия помощи.
        Кратко я рассказал Душану о том, что находится в ангарах, упомянул, что техника на вид почти новая и неизвестно чья. Душан понимающе усмехнулся

        - Военные трофеи…

        - Точно! При случае двинем вертушки и самолет через Турцию в Европу, найдешь, где поставить на время?

        - Не вопрос…
        В этот момент к нам подошел сардж Андерсон со своими бойцами, проверявший стрельбище и полосу препятствий.

        - Что нового?

        - Занятия там явно проводились - сказал мастер-сержант, затягиваясь своей вонючей сигаретой - причем достаточно интенсивно. На стрельбище гильз полно… Но все в хорошем состоянии, хоть завтра завози курсантов и начинай работать.
        Делать здесь было больше нечего, мы вернулись в Багдад. Остаток дня я планировал провести решая проблемы обустройства - нужна была техника, много чего другого. Но неожиданно пришел по спецсвязи приказ адмирала - срочная операция. Поскольку из нашей группы на месте были только я и Душан, к спецоперации приказано было привлечь морских пехотинцев. Приехали, что называется…


        НЕДАЛЕКО ОТ БАСРЫ
        ИРАК, ПРОВИНЦИЯ АЛЬ-БАСРА
        НОЧЬ НА 02.07.2006 Г.

        В чреве десантного Blackhawk было темно, горела только небольшая красная лампочка в десантном отсеке. От этого света, в красно-черном полумраке лицом сидевшего напротив меня морского пехотинца казалось мордой черта, вылезшего из ада. Наверное, и я выгляжу примерно так же…
        Ненавижу срочные операции, их невозможно нормально подготовить, поэтому восемьдесят процентов потерь бывает именно на таких операциях. На сей раз, операция была настолько срочной, что пилоты вертолета едва успели проложить курс и ознакомится с картой района. Мы же едва успели снарядиться и собрать команду.
        В минус нам было только одно - район проведения операции относился к категории самой «красной» зоны, какую только можно было придумать. Басрские болота! Даже Хусейн не мог ничего сделать с их обитателями. Площадью несколько тысяч квадратных километров, басрские болота представляли собой тысячи маленьких островков, разделенных протоками и трясинами. С одной стороны они подпитывались водой Тигра, с другой стороны выходили на Персидский Залив. Тигр прямого выхода в залив не имел, по сути в залив выходили эти болота и вся вода великой веки протекала сквозь них. Потом эти болота были частично осушены Саддамом и стали еще опаснее. Если раньше по большей их части можно было передвигаться на лодках, то теперь многие протоки представляли собой чередующиеся между собой заводи с водой и жидкую, клейкую грязь, в которую можно было при неосторожном шаге провалиться с головой. Я сам провел несколько дней в этих болотах во время первой компании, немного их знал, и возвращаться туда не хотел ни за какие коврижки. Но приказ есть приказ…
        Решили работать двумя группами. Малая - я и Душан. Третий - присланный адмиралом проводник, иракец по национальности, так называемый "болотный араб" по имени Самед. Обычный араб - черноволосый, черноглазый, небритый, тощий. Во времена Саддама "болотных арабов" жестоко преследовали, поэтому с ними можно было найти общий язык. Тем не менее, этого проводника я видел впервые и не доверял ему ни на цент, поэтому определил ему место не дальше пары метров от себя. И пусть только попробует подвести…
        Оружие. В такой грязи отказать может любое, даже самое надежное, но выбирать приходилось из того что есть в наличии. Снайперскую винтовку в болота брать не было никакого смысла, там из-за камышей местами и за метр не видно, поэтому Душан взял с собой десантный болгарский АКМС с подствольным гранатометом. Единственное оружие, относительно которого можно было надеяться, что оно не откажет в самый неподходящий момент, забитое грязью. Для ночного видения он взял с собой простой и дешевый монокуляр Yukon на всякий случай, больше всего он полагался на свое ночное зрение.
        Я же вооружился своим привычным BHI SOPMOD, вместо ночного прицела просто взял устанавливающийся на каске прибор ночного видения AN/AVS-6, точно такой же, как и у всех других морских пехотинцев.
        Собираясь, я понял, что кое-что из оружия нам пригодится. Не хватало достаточно точной снайперской винтовки или винтовки точного боя, позволяющей работать в экстремальных условиях. Все снайперское оружие, что у нас было, в болоте бы отказало. У русских есть достаточно дешевые и точные охотничьи карабины Тигр-308, которые могут питаться и НАТОвскими патронами 7,62*51. Один из таких вот Тигров нам бы не помешал - я сделал заметку у себя в блокноте.
        Кроме того, и я и Душан взяли по бесшумному пистолету SIG-226 с полным набором - глушитель, лазер, фонарь, и по небольшой раскладной пружинной дубинке. Специфика задания была такова, что может потребоваться. Вообще, для "снятия языков" в последнее время электрошокеры популярны, но в болото с электрошокером только последний дурак полезет.
        Большая группа - отделение морской пехоты под командованием мастер-сержанта Андерсона. Десять человек плюс сам мастер-сержант. В сумме нас получалось тринадцать - но для меня это число как раз было счастливым. Проверенные люди, своих у меня пока еще на месте не было, а никому другому кроме Андерсона доверять в Ираке я не мог, особенно с учетом ранее произошедших событий. Обычное отделение - два пулеметчика с Миними М249 у каждого, восемь бойцов с карабинами М4, у каждого подствольники и прочий обвес. У всех - приборы ночного видения, монтируемые на касках, два карабина М4 оснащены тактическими глушителями. Если все пройдет нормально, то им и воевать не надо - просто прикрыть нас при выдвижении к месту проведения операции и потом обратно - к точке эвакуации.
        Шли двумя вертушками, несмотря на то, что могли разместиться и в одной. Рассчитали так, что даже при проблемах у одной из вертушек, вторая часть группы сможет выполнить боевую задачу.
        Вертолеты на скорости прошли над уже засыпающей столицей провинции - Басрой (ее еще "арабской Венецией" называют, весь город на каналах стоит, под ней во время второй кампании были тяжелейшие бои), за городом ушли влево, взяли курс на обступавшие город болота, прижимаясь к земле. Было уже темно, двери вертолетов были открыты, под нами проносилась болотная «зеленка», перемежающаяся протоками и заводями. Здесь вообще погано - вот тут болото, а пара шагов сделаешь - и твердая относительно земля, а на ней пальма растет. Вертолет не посадит, а вот ротором на пальму напороться ночью - легко. И заросли - трава в два метра высотой как после радиации, кустарник и того выше. Вспомнив свой первый визит сюда, я поежился…

        - Три минуты до исходной, сэр!

        - Принял…
        Миссия была странной, я бы даже сказал до странного простой. По данным спутниковой разведки, которые мне передал адмирал Рейли со стороны Ирана в провинции Аль-Басра перешли границу два высокопоставленных функционера
«Аль-Кодс» - структурного подразделения "Корпуса стражей Исламской Революции", отвечающего за диверсионно-террористические операции за границами Ирана. Сейчас внимание Ирана было нацелено на Ирак - как возможно родственное государство (Иран и Ирак - единственные государства в мире, где шииты составляют большинство населения), а возможно и часть территории "Персидской империи". Шли эти
«деятели» без охраны, под видом простых мелких контрабандистов, чтобы не привлекать особого внимания. Поскольку Ирак и Иран воевали, тяжелые бои между ними происходили как раз в этих болотах (заключительную победу в этой войне поставила победа у Аль-Фао) знатоков болот в Иране было немало. Сейчас, судя по спутниковым снимкам, эти люди расположились у небольшой палатки на одном из более-менее твердых, не наплавных островков, где собирались немного отдохнуть и двинуться дальше. Дорога на Аль-Басру, где они могли бы смешаться с толпой и продолжить путешествие в центральные районы Ирака, от того места, где они отдыхали, была только одна - отступивший от нее рисковал остаться в болотах навсегда. Американцы вглубь болот обычно не совались, поэтому дорога считалась относительно безопасной.
        Мы должны были высадиться примерно в двадцати кликах от временного лагеря разбитого в болотах иранцами, совершить ночной марш-бросок (не утонув при этом) и перекрыть тропу засадой. При появлении объектов мы должны были по возможности тихо захватить их, под прикрытием морских пехотинцев совершить бросок примерно на три клика к подходящей посадочной площадке, где нас забирал вертолет. Вертолеты, которые нас должны были забирать, поднимались не с суши, а с авианосца "Рональд Рейган", куда и надлежало доставить пленных. Сами же мы возвращались в Багдад с авианосца попутным бортом. Самое главное условие этой, надо сказать весьма бесхитростной миссии было - брать пленных обязательно живыми и без серьезного вреда здоровью. Впрочем, проблемы это не представляло - точно также мы похищали американских офицеров под командованием Дика Марчинко когда проверяли системы безопасности военно-морских баз.

        - Исходная точка, сэр!
        Вертолеты зависли над колыхающейся под ветром, поднимаемым вертолетными винтами зеленкой. Судя по карте, тут должна быть твердая почва под ногами. А на деле…  - а черт его знает.
        Один из парней Андерсона сбросил трос до земли. Расстояние было метров пять, десантироваться решили беспосадочным способом, по тросу. Единственная проблема - трос после десантирования сбрасывается вниз и демаскирует место высадки, но тут не проблема - утопим в болоте.
        В очереди к тросу я был вторым. Нащупал его в темноте, крепко ухватился перчатками. Если не использовать перчатки, можно стереть руки до крови.

        - Можно, сэр!
        Я шагнул в темноту…
        Удивительно, но карта в этот раз не соврала - мои ноги коснулись чего-то твердого. Уже хорошо. За несколько секунд я ощупал ногой близлежащую поверхность
        - она тоже оказалась твердой. Прекрасно.
        Я условленным образом дернул за трос, подтверждая, что все нормально. Можно спускать груз. Один за другим нам спустили шесть набитых, похожих на мешки рюкзаков, мы разложили их на земле и отступили в сторону, чтобы дать спуститься остальным. Одна за другой из вертолета спустились по тросу шесть черных фигур, спускаясь, они сразу приводили оружие в боевое положение, залегали, брали на прицел окрестности в своих секторах. Трос, по которому мы спустились, упал поверх мешков с грузом. Рокочушая тень над головой начала сдвигаться вперед и вверх, покидая место десантирования. Постепенно шум вертолетных двигателей исчез вдали. Ну а мы - мы остались в болотах.
        Я щелкнул пальцем по микрофону тактического переговорника, привлекая внимание.

        - Я Кабан - контроль!

        - Койот - норма!

        - Ворон- порядок! Голос Душана я узнал сразу.

        - Акула…
        Таким образом - все в норме. Высадка прошла успешно, с юга к нам уже подтянулась группа, десантировавшаяся со второго вертолета. С ними был и проводник.

        - Привести в порядок место посадки, избавиться от троса!

        Если кто-то наткнется на место высадки - значит, про скрытность нашего пребывания в этом негостеприимном месте можно забыть.

        - Веди, Самед - тихо сказал я

        - Окей, окей - он указал рукой вперед в темноту, готовый идти и вести группу.

        Видимо много времени провел среди американцев…

        - Я и Ворон головной дозор, Тень и Золотой - замыкающий. Удаление дозоров тридцать метров! (большее удаление - смысла не было, это же болота). Соблюдать тишину! В колонну по одному - марш!
        Конечно, идя в головном дозоре, я здорово рисковал - командир группы в голове идти не должен, не его это дело. Но из всех я был более подготовленным, единственным кто хоть немного знал эти болота и Самеда я тоже далеко отпускать не хотел. Поэтому и решил идти первым…


        ВАШИНГТОН. ОКРУГ КОЛУМБИЯ
        РАЙОН ЧЕВИ ЧЕЙС
        ВЕЧЕР 02.07.2006 Г.

        Настоящая политика США делается не в тесных кабинетах Белого дома, не в кондиционированных залах заседаний Госдепартамента США, не на Капитолийском холме. Настоящая политика делается за тихими вечерними беседами в шикарных пригородах Вашингтона, обставляемых как совместный ужин старых друзей, вечеринка, партия в покер или что-либо в этом роде. Примерно то же самое сейчас и происходило в одном из роскошных пригородов Вашингтона - в районе Чеви Чейс, где около одного из домов стояло несколько темного цвета седанов, причем все они были американского производства. В век засилия японских и корейских автомобилей на дорогах США увидеть сразу несколько американских машин (если это не джипы и не пикапы) в одном месте было довольно сложно. И, тем не менее, этим вечером они стояли около одного из домов, а их хозяева, вообще то привыкшие к куда более роскошным авто неспешно беседовали за легкой закуской у горящего камина на первом этаже дома. Эти машины были разъездными в тех ведомствах, где они работали, и они были вынуждены воспользоваться ими для того, чтобы сохранить тайну встречи и обмануть вездесущих
папарацци. Прислуга в доме на этот вечер получила увольнительные с сохранением жалования и с радостью ими воспользовалась. Так что собеседники, а их было пятеро, были в доме совершенно одни.
        Дом, в котором эти люди собрались, ничем не отличался от примерно таких же, стоящих дальше по улице, окруженных заботливо выращенными не одним поколением владельцев садами. Это было одно из немногих мест в Америке, к которому в полной мере была применима чопорная поговорка: "чтобы вырастить настоящий английский газон, нужно просто каждый день подстригать и поливать его. И так триста лет". Дома тут, и в самом деле редко продавались - они строились, а потом передавались по наследству, из поколения в поколение. Вот и этот дом - покрашенный в темно-коричневый цвет, разительно отличался от модерновых домов нуворишей и скоробогачей, стоящих к примеру в Калифорнии или в местечках подобных Скоттсдейлу, Аризона. Все здесь дышало достоинством и достатком, заработанным не за несколько лет биржевыми спекуляциями, а долгими и достойными инвестициями. Единственным отличием этого дома от многих других, стоящих на улице был развевающийся на установленном на втором этаже дома флагштоке большой американский флаг. В нынешние не особо патриотичные времена, это означало, что хозяин дома ультра-патриот, а сейчас, во
время заката крайне непопулярной республиканской администрации это было немодно.
        Впрочем, хозяин этого дома плевать хотел и на администрацию и на то, что модно и что немодно. Он жил так как жил, а миру оставалось с этим только смириться.
        Пятеро, собравшиеся в этот вечер в доме широкой публике не были особо известны. Они не мелькали на дурацких ток-шоу, не писали заумные статьи в "Foreign affairs" и вообще старались держаться подальше от тех мест, где были репортеры и телекамеры. Известностью пользовался только один из них, хозяин дома, входивший в нынешнюю администрацию и недавно покинувший ее по собственному желанию. Однако кличку свою в политическом бомонде Вашингтона - "Принц тьмы" он сохранил, что говорило о многом. Знающие люди говорили, что у него есть компромат на половину нынешней республиканской администрации, включая и действующего президента Джорджа Г.У. Буша. И надо сказать, те, кто это говорил, не особо кривили душой.
        Еще трое собеседников на данный момент занимали различные посты в системе власти: один - немалый пост в Совете национальной безопасности, второй в Министерстве обороны, третий в госдепартаменте США. Все трое были из тех самых профессионалов, всегда остающихся на коне при любой президентской администрации, неважно демократической или республиканской. Они были нужны и тем и другим и именно они, а не назначаемые и снимаемые политические руководители ведомств в основном и определяли политику США. Чехарда выборов их интересовала не больше чем погода за окном.
        Наконец, последний, пятый собеседник, был выходцем из мира американских лоббистов. Долгие годы он представлял в коридорах власти Вашингтона невидимую, но страшную по своим возможностям силу - американский военно-промышленный комплекс. Борзописцы выдумали даже таинственный орган, координирующий деятельность американского ВПК - так называемый «Мажестик-12». И они опять-таки были недалеко от истины, подобный орган существовал, правда назывался он совсем по-другому и заседал он зачастую не на уединенных виллах, а в правительственных кабинетах, в залах заседания Пентагона и "Туманного дна".[На американском жаргоне так называется Госдепартамент США.]
        Сегодняшняя встреча была незапланированной и проводилась в узком составе. На повестке дня был только один вопрос - резкое изменение ситуации в Ираке.

        - Господа, позвольте открыть наше совещание - отставив в сторону недопитый бокал с виски, который он держал в руках уже минут двадцать, но из которого он не выпил ни капли, начал благообразного вида пожилой полноватый господин - хозяин этого дома
        Собеседники также отставили в сторону свои бокалы, подняли глаза на старика.

        - Сегодняшнее совещание посвящено новостям, резко меняющим обстановку в Ираке и могущим поставить под угрозу выполнение плана «Немезида». Наши противники, получили в прошлом месяце удар, который, как мы считали, полностью расстроил их планы. Но, судя по поступающим новостям, сдаваться они не собираются. На этой неделе в Ираке в качестве частного военного подрядчика появился совершенно новый и очень опасный игрок - коммандер Майкл Рамайн.

        - Случайно не родственник Томаса Рамайна?  - спросил один из собравшихся, представлявший Совет национальной безопасности

        - Его сын. Хуже того. Как только Рамайн младший появился на горизонте, я попросил собрать на него досье. Сегодня мне его доставили, я его прочитал, и оно меня совсем не радует!
        Старик взял с находившегося рядом журнального столика переплетенное в переплет из шикарной черной кожи тонкое досье и тихим монотонным голосом начал читать.
        "Майкл Томас Рамайн 1963 года рождения, гражданин США, атеист. Отец - Томас Рамайн, эмигрант из России в третьем поколении. В настоящее время занимает должность начальника спецотдела департамента внутренней контрразведки ЦРУ, но самом деле является помощником директора ЦРУ. Мать, Ева Рамайн, урожденная Грасс, этническая немка из Аргентины, с Томасом Рамайном развелась, в настоящее время проживает в Калифорнии, является владелицей недвижимости, которую сдает в аренду. Одна сестра Кейт, младше на десять лет, юрист и лоббист, проживает здесь в Вашингтоне, тесных отношений с братом не поддерживает.
        Сам Майкл Т. Рамайн родился в Западном Берлине в американском госпитале, по месту службы его отца. Закончил Академию ВМФ в Норфолке, затем поступил на курсы боевые пловцов SEAL в Коронадо, закончил с отличием. Начал службу в шестой команде SEAL под командованием Ричарда Марчинко, там же прошел курс специальной подготовки по ведению диверсионных действий в глубоком тылу противника. Затем на него обратил внимание контр-адмирал Ричард Рейли, на тот момент командующий специальными силами ВМФ. Благодаря его протекции перешел в специальную "команду изоляции", быстро стал командиром спецгруппы, ориентированной на действия в Европе и странах бывшего СССР.
        Как вы помните, "отряды изоляции" были созданы как специальные отряды, способные выполнять задачи по освобождению американских заложников, находящих на территории чужих, враждебных США государств в 1986 году, после захвата палестинскими террористами круизного судна "Акилле Лаура". Тогда мы упустили террористов - в том числе и потому, что спецгрупп, подобных "отрядам изоляции" у нас не было.
        В отряды изоляции набирали лучших из лучших в спецназе ВМФ США, и дополнительно давали полный курс антитеррористической подготовки. Судя по документам, Майкл Рамайн прошел полный курс обучения антитеррористической борьбе в академии ФБР в Квантико и в армейском Форт-Брэгг. Таким образов Рамайн владеет навыками как диверсионных, так и антитеррористических действий, может активно действовать в любых условиях, как в одиночку, так и в составе группы. У обычного бойца спецназа, готовящегося либо к диверсионной, либо к контрдиверсионной деятельности, такой подготовки нет. Кроме того. Ни в каких документах это не зафиксировано, но вероятно, что Рамайн, пользуясь связями своего отца, прошел курс обучения и на "ферме".[Ферма - что-то типа базы в лесной местности в Виргинии, где готовят оперативников ЦРУ.]

        - Мило. Очень мило…  - тихо пробормотал кто-то. Старик жестко взглянул на человека, посмевшего его перебить, когда наступила тишина, продолжил.

        - В качестве бойца американских специальных сил Рамайн участвовал в "Буре в пустыне", в операциях в Сомали, наконец, в конце девяностых был старшим советником албанской УЧК. Большая часть досье, относящаяся к военной службе Рамайна, является государственной тайной, для ознакомления нужен приказ министра обороны, а достать его тихо мы не сможем. Но явно, что Рамайн в периоды между войнами без дела не сидел.
        В 1999 году Рамайн уходит из ВМФ по собственному желанию, в том же году организует охранную фирму «Альфа-Секьюрити». Благодаря неизвестным доброжелателям ему достается по остаточной стоимости заброшенная база в Техасе, оружие и снаряжение, несколько вертолетов. Отец устраивает ему первые контракты, но почти сразу же дело пошло в гору благодаря высокому профессионализму, уникальному набору услуг и связям с военным ведомством. Сейчас это достаточно крупная и успешная компания, оказывающая различные услуги по охране людей и грузов, подготовке военного персонала - гардов, специалистов по острым акциям, конвойщиков. Кроме того у него есть база в Техасе, несколько оружейных магазинов, оружейная мастерская. Причем бизнес построен так, что сам Рамайн владеет собственностью, а бизнес ведется от имени различных оффшорных фирм. Схема выстроена достаточно грамотно и почти исключает возможность юридического давления на Рамайна.
        В настоящее время, если верить документам, коммандер Майкл Т. Рамайн, неделю назад восстановленный на военной службе, проходит службу на базе в Норфолке. Но на самом деле достоверно установлено, он находится в Ираке, базируется на укрепленной базе морской пехоты в "Зеленой зоне" в Багдаде. У него заключен контракт с министерством обороны США на двадцать миллионов долларов, якобы на обучение группы охранников нефтяных приисков. Сам контракт составлен Министерством обороны, по сути это липа. Он набрал команду, двадцать восемь человек. Один уже там с ним в Ираке, причем у него документы сотрудника разведотдела ВМФ США, еще шестеро появятся через пару дней и основная группа - через неделю. Таким образом, у Рамайна в Ираке будет подчиненное только ему мощное боевое подразделение, состоящее из наемников и способное на очень многое.
        Коммандер Майкл Т. Рамайн является экспертом по системам вооружений, специалистом по партизанской войне и противодействию ей, специалистом по борьбе с терроризмом. С детства свободно владеет русским и немецким языком. Поддерживает себя в хорошей физической форме, по заключению экспертов - чрезвычайно опасен.
        Старик закончил, собравшиеся молчали несколько минут, переваривая информацию. То что они услышали не понравилось никому.

        - Почему бы его просто не убрать, в Багдаде чего только не происходит, одним убитым американцем больше, одним меньше…  - буркнул представитель госдепартамента США.

        - Уже пробовали - ответил чиновник из минобороны - практически сразу после прилета. Оба раза закончились неудачей…

        - Кто отдал такой приказ?  - недобрым голосом поинтересовался старик, он был явно недоволен тем, что услышал

        - Я, но…  - представитель Минобороны не успел договорить, его перебил старик

        - Я повторяю еще раз - твердо сказал он - Рамайн исключительно опасен. Более того, покушения явно заставили его о многом задуматься и удвоить осторожность. На базе морской пехоты, где он базируется, его не достать, а по стране он перемещается только с оружием и вместе с ним постоянно морские пехотинцы. Так просто его не взять! И ваши два безрезультатных покушения не исправили ситуацию, а только усугубили ее! Поэтому, ни о каком бесцельном бряцании оружием, я больше и слышать не хочу!

        - Что он уже успел сделать?

        - Многое - недовольно сказал представитель Минобороны - он уже успел побывать в лагере «Чарли», и кажется, сделал какие-то выводы из этого визита, все равно дочиста убраться там было невозможно, если не сносить весь лагерь подчистую. Сейчас он вообще куда-то пропал.

        - С адмиралом Рейли он встречался?  - поинтересовался старик

        - Мы не имеем доступа в Ираке к адмиралу Рейли, он старый стреляный лис, чует ловушки за километр. Адмирал и его штаб базируются не на территории Ирака, а на авианосце "Рональд Рейган", находящемся в Персидском заливе. По необходимости он появляется в Ираке, в Багдаде, но всегда ненадолго, передвигается только на флотских вертолетах. Флот - полностью их вотчина, туда мы доступа не имеем. Но, судя по тому, что адмирал был в свое время командиром Рамайна - скорее всего они уже успели встретиться.

        - Проклятые предатели…  - пробормотал кто-то из сидящих

        На самом деле предателями были как раз сидящие за столом люди. Трое из пяти собравшихся были «сайанами» - то есть добровольными помощниками и о сведомителями МОССАДа. Стучали они бесплатно, в расчете на продвижение по карьерной лестнице в Вашингтоне. И их расчеты до сих пор оправдывались - таких же вот стукачей было немало, они составляли своего рода закрытый клуб и друг другу помогали. Благодаря таким вот стукачам, МОССАД, имевший минимальную, на порядок меньше чем ЦРУ численность, во многом превосходил и американскую и русскую разведку.

        Предателями эти люди себя не считали - во-первых, США и Израиль были давними друзьями и стратегическими партнерами, поэтому никакого вреда США их стукачество, как они полагали, не приносило. Во-вторых, каждый из них в своих жилах имел еврейскую кровь, в большем или меньшем количестве, а помогать своей настоящей родине, "Земле обетованной"  - священный долг каждого иудея. И они помогали. Чем могли.

        Хозяин же дома был не просто сайаном - он был «кротом», прямым агентом МОССАДа. Агентом глубокого залегания, чьей задачей было внедриться как можно глубже в систему власти США, агентом влияния настолько важным, что его курировал лично заместитель директора «института» (название МОССАДа на ж аргоне - прим автора).

        Пятый из собравшихся никакого отношения к МОССАДу не имел, но он имел свои деловые интересы, которые подсказывали ему поддерживать Израиль. Израиль получал от США огромные деньги в рамках военной помощи и тратил их на за купку оружия у его клиентов - представителей оборонных концернов США. Вот такой круговорот денег в природе, и от этого пирога откусывали очень и очень многие…

        - Подведем промежуточный итог - жестко и властно сказал старик - смысла повторно пытаться ликвидировать Рамайна я пока не вижу, это может еще больше усугубить ситуацию. Я предполагаю, что, по крайней мере, пока Рамайн всей информацией не владеет, противоположная сторона использует его в своих интересах втемную. Таким образом, шанс у нас есть - если мы выйдем на Рамайна со своей версией происходящего, и изложим ему ее прежде, чем это сделают они - коммандер Рамайн вполне может перейти на нашу сторону!
        Гости пошевелились, кто-то улыбнулся - иметь такого врага как Майкл Рамайн никому не хотелось.

        - Кому-то из нас надо поехать в Ирак и проконтролировать ситуацию на месте, заодно лично убедиться в том, что подготовка к проекту «Немезида» идет нормально. Отзывам местных я не верю, всегда и все надо видеть собственными глазами, прежде чем делать выводы. Я думаю, поехать надо тебе, Пол. Тем более, что придумать цель этой командировки тебе будет проще всего.
        Пол, представитель министерства обороны США, с недовольным видом кивнул, ехать ему явно не хотелось.
        Старик тем временем, покряхтывая, поднялся.

        - Господа, прошу в биллиардную…

        Тайное совещание закончилось .


        ИРАК, ПРОВИНЦИЯ АЛЬ-БАСРА
        БОЛОТА

02.07.2006 Г

        Господи, черт меня дернул двинуть в болота… Иракские болота - как впрочем, и любые другие - скажу вам, это нечто. Зеленка - растительность выше человеческого роста, в том числе пальмы и еще какие-то деревья. Под ногами грязная, вонючая жижа, небольшие заводи, ямы с грязью глубиной несколько метров, в зарослях ядовитые змеи. Хорошо, что крокодилов нет, тут они не приживаются. И по этому по всему надо идти. А в моем случае - еще и ночью, ориентируясь только по приборам ночного видения. Еще и проводник, с которым идешь первый раз и который вполне может вывести прямиком на засаду. Представили?
        Наша группа шла по болоту уже часа два, за это время мы прошли километра два, не больше. Один километр в час - для подобной местности темп передвижения очень даже высокий. У всех были легкие бамбуковые палки, которыми мы проверяли поверхность перед собой, перед тем как вступить туда. Частенько, палка вдруг проваливалась в мутную бездну, и чтобы вытащить ее приходилось прилагать усилия. Ошибется кто-то - не факт, что сумеем вытащить, не факт…
        Первым шел проводник, за ним я и третьим - Душан. Шли цепочкой - в болотах по другому не получается. Следом за нами, метрах в тридцати тащилась группа морских пехотинцев, которым в отличие от нас нужно было тщательно следить за чистотой оружия - М 4 это не Калаш, упала в грязь и… Обуты мы были в специальную обувь, что-то типа резиновых сапог и грязи на них налипло столько, что каждый сапог весил, казалось не меньше стоуна. Извозили мы и все обмундирование, так что грязь в какие-то моменты подсыхала и буквально отваливалась комками. А потом копилась снова. В общем, все мы за время перехода устали как черти, извозились в грязи по самую макушку и были злы как гиены. Вот так вот.

        - Эфенди, здесь небольшой островок…  - проводник при общении со мной использовал уважительное «эфенди», но это ничего не значило. Арабы таковы - только отвернулся и тебе нож в спину сунули. Для них мы все поголовно - крестоносцы, это всегда надо помнить. Я помнил хорошо…

        - Тихо!  - шикнул я, пошерудил палкой перед собой, потыкал в нескольких местах, действительно кусочек суши в этом море жижи.

        - Привал!
        Мы осторожно выбрались на сушу, проверили близлежащие заросли на предмет неприятных сюрпризов - нет, все чисто. Островок - в диаметре метров двадцать, посредине большая пальма, кустарники - в общем, в самый раз, для десяти человек места хватит.

        - Ворон! ( таким был обычный позывной Душана, мой - Кабан )

        - Чисто!
        Все нормально. Опершись на палку, я устало закрыл глаза, через несколько секунд краем уха услышал, как на островок вползают уставшие морпехи. Сержант Андерсон распоряжался относительно охранения.

        - Самед!
        Проводник подошел ближе

        - Сколько до точки перехвата?

        - Метров семьсот-восемьсот точно на север, эфенди.
        Несмотря на то, что до точки расстояние было порядочным, разговаривали мы шепотом. Надо принимать решение. Какой смысл переться всей группой, если нам надо тихо взять только двоих? Для чего нам там морская пехота? Правильно - смысла нет!

        - Ворон, Койот (позывной мастер-сержанта Андерсона)!

        - На связи!

        - Дальше работаем только мы вдвоем, я и Ворон. Койот - занять здесь круговую оборону и сидеть тихо как мышь. На связь я выхожу только в экстренном случае, и только тогда вы идете к нам. Даже если услышите стрельбу - не двигаться с места. Проводник остается здесь, ты за него отвечаешь. Как поняли?

        - Принял!

        - Ворон, за мной!
        Уже вдвоем, мы нырнули в густые заросли зеленки, оставляя за собой маленький остров в глубине Басрских болот с занявшими на нем круговую оборону морскими пехотинцами США…
        Вдвоем нам удавалось идти намного бесшумнее. Расстояние между мной и Душаном было метров семь-восемь, на пределе видимости ночью. Конечно в этом случае быстро прийти друг другу на помощь мы не могли, зато и скосить нас одной автоматной очередью было нельзя. Мы осторожно шли вперед, прощупывая зыбь перед собой, держа оружие наизготовку и прислушиваясь к тому, что происходит во тьме.
        На преодоление последних метров до цели у нас ушло почти два часа, первым тропу нашел я. Палка, которой я ткнул вперед наткнулась на твердое раз, затем второй и третий. Остановился, осторожно прощупав почву по сторонам - и понял, что вот она, та самая тропа. Тайная дорога в Ирак. Если это конечно можно было назвать тропой - узкий проход в зарослях, по которому можно пройти только одному и то надо уметь. Тем не менее, это была важная для боевиков транспортная артерия. Опустившись на колени и прощупав почву, я понял, что используется она весьма активно, удя по утоптанности и количеству следов.

        Пришли…
        Привлекая внимание Душана я цыкнул в микрофон тактического переговорника. Щелчок и шипящая согласная как того требуют армейские правила. За спиной - едва слышный шорох, шепот раздвигаемых листьев болотной растительности. Толчок палкой в спину
        - значит, Душан в метре от меня.

        Теперь надо организовать засаду.
        Поскольку, все тактические ситуации отрабатывались на полигоне, что я что все мои постоянные сотрудники понимали меня и друг друга с полуслова, с полужеста. Я медленно поднял руку, показал влево от себя и три пальца - позиция слева от меня, удаление три метра. О том, что шуметь не стоит, по возможности используем бесшумное оружие и так понятно. Ладонью движение вниз - залечь и тихо…
        Место для своей лежки я устроил почти там, где стоял - пусть тут и была вода, но ничего, полежу и в воде. Главное, что под тонким слоем воды нащупывался упругий ковер корней и опавшей растительности, вполне прочный, даже позволяющий на себе стоять. Только он сейчас и отделял меня от бездонной глубины болота…
        Засада в болотах - не самое лучшее, что может случиться в жизни. Прежде всего - болото это самый настоящий рассадник кусачих насекомых, особенно комаров. В глубине болот они голодные и набрасываются на любую теплокровную жертву, которой не повезет забрести в это гиблое место. Вот и сейчас - я лежал в воде, а по лицу ползали насекомые, кусали и выводили из себя, просто выбешивали если сказать точнее. Камуфляжный крем или репеллент применять было нельзя - может выдать запахом. Хотя они рекламируются как абсолютно непахнущие, на самом деле это не так. Давить насекомых тоже было нельзя - можно было привлечь лишнее внимание шумом и получить автоматную очередь почти в упор. А самое скверное то, что опытный проводник может идти, очень чутко прислушиваясь и услышав писк роя насекомых, понять, что впереди кто-то есть. Но делать нечего - приходилось терпеть и рисковать.
        Автомат мой висел за спиной, сейчас он был мне не нужен. Перед тем как залечь, я надел на руку ремешок от раскладной дубинки, другая рука сжимала Sig 226 с глушителем. Весьма неприхотливый пистолет и воды не сильно боится…
        Заметил я их, когда они подошли совсем близко. Даже не заметил, а скорее почувствовал. Что - то изменилось в самой атмосфере болота, я не понял что, но на всякий случай насторожился. Примерно минут через пять на тропе послышались какие-то приглушенные звуки - как будто приглушенное бульканье и чавканье. Зверь? Ночью - быть не может. Еще через пару минут послышалось тяжелое, приглушенное дыхание - они уже были совсем рядом. Сжавшись и приготовившись к прыжку, я замер, молясь только о том, чтобы покрывающий болото ковер под моими ногами выдержал резкое движение. Если нет - еще непонятно, что прикончит раньше
        - болото или автоматная очередь в упор.
        Шли всего трое, что само по себе было странно. Получается, что помимо двух нужных нам персон есть только один проводник и никакой охраны. Первым шел, должно быть проводник, нащупывая тропу длинной палкой и прокладывая путь остальным. Вооружен он был или нет - увидеть в такой темноте было невозможно. Прибором же ночного видения я пользоваться не хотел - одного зеленоватого отсвета от прибора на лице достаточно, чтобы получить несколько пуль в брюхо. Проходили, знаем.
        Следом шли двое, с большими рюкзаками. Шли шумно, тяжело отдыхиваясь, бессмысленно тревожа болотную растительность. Сразу было видно, что ходить по болоту они не умеют и вообще тихо ходить - тоже не умеют. Они то нам и нужны, голуби… Голуби мира, б…

«Гости» один за другим шли мимо - сперва чутко - я даже дышать перестал - прошел проводник, через несколько секунд довольно шумно тяжко протопали гости. Один из них что-то сказал - видимо, думал, что это шепот, но в болотах, всегда слышно прекрасно. Второй просто усмехнулся и коротко ответил. Языка, на котором они разговаривали, я не знал.

        Отсчет.
        Отсчитав до десяти (примерно столько по моему разумению должно было пройти времени до того, как проводник поравняется с лежащим в засаде Душаном) я начал подниматься из воды - с шумом, конечно, а как без него. Прыгнул вперед, целясь в едва различимую в темноте спину замыкающего. Верней, прыгнул - слово громкое, для полноценного прыжка нужна твердая почва под ногами, а у меня под ногами была упругая, готовая в любой момент провалиться мерзость. Но прыжок выполнить все же удалось.
        От целей я ожидал всего чего угодно - попытки выстрелить из автомата, из пистолета, использовать нож - но не того, что они сделали. Вместо того, чтобы сопротивляться, замыкающий просто начал валиться в болото закрыв голову руками и что-то гортанно крича. Второй с шумом и треском ломанулся вперед, насколько это было возможно в трясине. Приземлившись на спину замыкающего, я со всей силы боднул его лбом в затылок, так что у меня искры из глаз посыпались. Впереди приглушенно щелкнуло, как ветка сломалась - раз и еще раз, стреляют из пистолета с хорошим глушителем. Скорее всего - конец проводнику. Замыкающий - и я, оседлавший его спину, с шумом повалились на тропу. Второй был уже дальше и оттуда слышалась какая-то возня, потом отчетливый, как палкой в вязкое тесто удар - и шум, как будто что-то упало. Черт, ни связи ничего…
        Мой клиент лежал ничком - сунувшись рожей в тропу, прямо в грязь. Э, так не пойдет, так еще минута и у меня на руках труп будет, задохнувшийся болотной грязью. А дохлым этот иранец не нужен ни мне, ни адмиралу. Нехорошо…
        Рывков выдернул из грязной жижи, перевернул, приложил два пальца к сонной артерии - пульс есть. Провел рукой по лицу, счищая остатки грязи. Затем, извернувшись, достал из снаряжения небольшую пластиковую ленту со стопором - одноразовые пластиковые наручники и с треском затянул ее на руках. Потом посадил
        - чтобы дышать было легче, чтобы грязь и вода не втягивались в ноздри. Хлестнул по щеке, чтобы привести в чувство - иранец в ответ глухо закашляля, выхаркивая мерзкую черную слизь из ноздрей, которой он успел набраться. Наскоро обыскал - нашел только пистолет в кармане - причем какой-то небольшой, дешевый типа
«Макарова». Пистолет я изъял и, размахнувшись, выбросил подальше в болота. Оружия хватает, а такое дерьмовое мне не нужно. Снова несколько раз хлестко ударил по щекам - тащить его на себе через болото я не собирался, пойдет ножками. Плененный мною иранец окончательно пришел в себя, затряс головой и снова закашлялся. Вот и славно!
        Не церемонясь, я поднял иранца за шиворот и накинул на руки что-то типа собачьего поводка - чтобы можно было контролировать его в пути. Несмотря на потрясение, держался на ногах иранец вполне даже прилично.

        - Вперед!  - сказал я так громко, насколько это было возможно по обстановке и отвесил увесистый пинок под зад. Азы оперативной психологии - голос и пинок должен помочь пленнику все понять и преодолеть языковой барьер, даже если он не владеет английским языком. Добавки не потребовалось - пленный послушно пошел вперед.
        Душан поджидал меня со своей добычей в нескольких метрах дальше по тропе, пленный был упакован аналогично моему. Стоит на ногах - значит, нормально снят, поживет еще.

        - Проводник?
        Душан, ни слова не говоря, показал рукой вниз на черную грязь под ногами - понятно, в болоте…
        Я снял поводок, перевесил его на шею. Никакого издевательства - просто руки у пленного связаны за спиной, а первым должен идти я и проверять палкой дорогу, чтобы не попасть в трясину. Как же прикажете в таком случае контролировать пленного? Только так.

        - Двигаемся.
        С пленными было идти тяжелее, шли по болоту они тяжело и неумело, производя много шума и часто спотыкаясь. Впрочем, по этому самом болоту и мне идти было нелегко - вязкая жижа перемежалась относительно твердыми участками, а на твердых участках рос либо цепкий, трескучий кустарник либо деревья, корни которых, подмытые водой которая в болоте то прибывала то убывала в течение года тяжелыми черными шлангами в руку толщиной лежали на земле, цепляя за ноги. Да и обмундирование пленных было скверно приспособлено к движению по болоту, не то что наше. Одежда пленных уже в достаточной степени промокла, напиталась грязью и теперь немного высохло, образовав грязную корку. На обратный путь мы затратили часа два с половиной, даже, несмотря на то, что шли уже известной и проторенной тропой. Знакомый островок, на котором заняли позиции морские пехотинцы я чуть не пропустил - в болоте да еще ночью ориентироваться трудно, никаких приметных ориентиров нет, да и видимость - порой на расстояние вытянутой руки только. Присутствие впереди людей я не столько увидел, столько почувствовал. Кто-то курил, возможно даже и не
сейчас - но едва уловимая нота табака в сыром болотном воздухе, дала понять, что впереди люди…
        Стоп!
        Я поднял сжатую в кулак руку, дернул за поводок шедшего впереди пленного. Тот послушно остановился…
        Перед тем, как соединяться с группой прикрытия - надо опознаться. Мало ли кто ходит ночью по болоту - нервы у всех на взводе, и получить очередь от своих же проще простого. И мало ли кто может быть впереди - если мы заблудились в болоте, то могли выйти куда угодно, в том числе на засаду "болотных арабов"  - местных, живущих рыбной ловлей и контрабандой жителей.

        - Ворон Койоту - тихо, как можно тише сказал я в рацию

        - На связи - послышалось через секунду
        Знакомый голос Рика Андерсона - как мне его, черт возьми не хватало.

        - Я на подходе, с севера. Наблюдаешь меня?

        - Нет.

        - Сейчас отсигналю - ответь!
        Достал из снаряжения фонарик с инфракрасным фильтром, трижды нажал кнопку, перед этим держа фонарик на вытянутой руке как можно дальше от себя. Даже если фонарик и с инфракрасным фильтром - все равно, пользуясь фонариком, ни в коем случае не держите его прямо перед собой, как это делают дилетанты. Как можно дальше в сторону, на вытянутой руке и сигнальте - если в ответ будут стрелять, то целиться будут по фонарю.

        - Принял! Вижу три!
        Вот теперь порядок, можно идти…
        Замаскировались морпехи на маленьком островке грамотно, на одного из них я чуть не наступил. Грязная жижа под ногами сменилась относительно твердой почвой, я огляделся по сторонам и увидел, как что-то, что я принял за странной формы куст, вдруг ожило и неспешно двинулось ко мне. Молодец, мастер-сержант Андерсон, маскировка на пять баллов. Впрочем, морпехи еще с Гуадалканала воевали как следует…

        - Как?

        - Сработали чисто. Бери этих, отвечаешь за них.

        - Сделаем.
        Еще несколько кустов обступили наших пленных, я же начал отряхивать свое снаряжение от налипшей грязи.

        - Надо сваливать. Двадцать минут и уходим.
        Думаете, в специальной операции самое тяжелое - это контакт с противником? Ошибаетесь, самое сложное - отход…
        Мы шли к точке эвакуации уже третий час. Я и Душан вдвоем в головном дозоре, третьим с нами проводник. На удалении тридцать метров тащился основной отряд морской пехоты во главе с Койотом, они же контролировали пленных. Болота просыпались - где-то вдалеке, на востоке, уже занимался рассвет, все вокруг странно посерело. Ориентироваться в этих мини-джунглях можно было уже без приборов ночного видения, на глаз…
        Я так и не понял, что меня насторожило впереди. Скорее всего - ничего, не было никаких визуальных признаков засады - ни шума, ни постороннего запаха, ни потревоженной растительности. Просто долгие годы в специальных войсках, часто в тылу противника, приучили меня - предчувствия это не мандраж и не глупости. Просто твой организм работает на автомате и отслеживает слабые сигналы опасности вокруг тебя. Если сигнал пока слабый и непонятный, но он есть - вот тогда и возникают предчувствия. Их лучше не игнорировать - если хочешь выжить.
        Сам не зная почему, я поднял сжатую в кулак левую руку - сигнал «стоп». Душан передал сигнал опасности дальше - отряд сразу замер, пригнулся, наметил укрытия, разобрал сектора обстрела. Сзади я услышал тихое чавкание, сопровождающее вытаскивание ног из грязной жижи - к нам вплотную, что вообще то было нарушением порядка действий в такой ситуации, подошел Койот. Встал рядом - чем то это напоминало сцену в первом «Хищнике», когда несколько коммандос молча стоят и вглядываются в стену джунглей перед ними.

        - Что?  - наклонившись к моему уху, одними губами спросил Койот
        Я молча покачал головой. Сам не понимаю что - но что-то мне однозначно здесь не нравится. Место удобное для засады - и рядом с точкой вывода. Это что ли не нравится? Я прислушивался, принюхивался, копался в себе - и не понимал, что меня смутило. Место удобное для засады - как ни петляй, а все равно придешь сюда. Снова подняв руку со сжатым кулаком, я растопырил пальцы - рассыпаться, в укрытия, особое внимание. За спиной - едва слышное бурление воды под ногами, тихий шорох потревоженного кустарника.
        Когда Койот и Ворон ушли с тропы, я тоже отступил в зеленку, чтобы не быть легкой мишенью - и сразу погрузившись в жижу до середины голени. Чтоб ее, хорошо что относительно неопасный участок, в болте есть места: шаг с тропы - и по шею сразу…
        Сколько же до точки эвакуации… Я взглянул на часы, потом на компас - по прикидкам выходило, что метров сто пятьдесят или двести еще. Доставать карту и выдавать себя светом я не стал - чтобы не рисковать. Снова вгляделся вперед, до рези в глазах, не фокусируясь на чем-либо, а перебрасывая взгляд с одной точки на другую, чтобы попытаться что-то уловить боковым, более подходящим в таких случаях зрением. Ничего. И никого. Тихо.
        Но дальше вперед идти нельзя - это я понимал отчетливо. Щелкнул по закрепленному на горле микрофону.

        - Проводник в основную колонну!
        По звукам из-за спины догадался, что Самед уходит назад - здесь ему и вправду пока делать нечего. Целее будет, потерять проводника даже за двести метров до точки вывода - последнее дело, брак в работе.
        Никого не предупреждая, я вытер грязные пальцы об косынку на голове (проскользнут, не дай Бог), сунулся в кармашек разгрузки, вытащил оборонительную гранату. Попытка не пытка…
        Огляделся по сторонам - и, широко размахнувшись, бросил гладкое яйцо гранаты что есть силы вперед. Граната с шумом плюхнулась где-то впереди, не дожидаясь взрыва, я упал в самую грязь…

        - Ложись, мать вашу!
        Как и положено, через четыре секунды запал догорел, и впереди, в зарослях где исчезла граната гулко громыхнуло. Поверхность болота взорвалась черным протуберанцем, осколки с визгом полетели в разные стороны, как бритва срезая зеленку. Почти сразу же, не успела еще успокоиться вода на месте взрыва - впереди ахнул еще один взрыв и размеренно застучал единый пулемет.

        Твою мать! Вот тебе и предчувствие! Еще бы шагов двадцать-тридцать - и полегли бы все разом!
        Пулеметчик бил веером, точно не видя цель через болотную растительность. Пули стригли как бритвой болотную растительность прясло над головой, кто успел залечь, кто не успел я не мвидел - но продолжал лежать, не поднимая головы из грязной жижи. Еще через пару секунд к пулемету присоединились две штурмовые винтовки, на звук - не партизанские Калаши, но и не М16, странное что-то. Пули летели примерно в метре над землей, судя по всему, наши противники не знали точно, где мы находимся и старались просто подавить нас огнем. Но решение надо было принимать - причем быстро…

        - Огонь не открывать!
        Кто-то из морпехов уже успел выстрелить, вызвав на себя ответный огонь - но после моей команды заткнулся. Надеюсь, что после команды, а не…

        Пока они не знают, где точно мы находимся - они не могут взять правильную поправку, судя по тому как летят пули - они думают, что мы дальше. Пока шанс сработать чисто и без потерь еще есть. Как только определят наше точное местоположение - хана, в болоте нормальных укрытий нет, без потерь не уйдем.

        - Койот!

        - На связи!

        - Уводи колонну на запасную точку. Отойдешь- шумни! Без моей команды - не стрелять, чтобы не происходило. Башки не поднимайте, ползком все!

        - Принял!
        Схема, которую я придумал, была относительно простой. Сержант Андерсон с колонной отходит на запасную точку эвакуации - точно также поступило бы любое подразделение, если на основной точке засада с пулеметом. Как только они отойдут
        - обозначат себя огнем, командир противостоящей нам группы пойдет в преследование, по крайней мере, я на это рассчитывал. Я и Душан останемся на месте, в засаде, подберемся поближе к пулемету - и как только «танго» пойдут за основной группой - мы ударим им в тыл двумя автоматами. Двое на троих при внезапной атаке в спину - сделаем. Если я правильно рассчитал их должно быть трое, три ствола работают. Двое на троих - нормально…
        Пулемет бил теперь не длинными, а короткими, патрона по три очередями, простреливая то один то другой болотный участок, пытаясь все же нащупать нас. И опять с ошибкой - по дальности, точно так и не определил. Возможно, автоматчики
        - подвижная группа - уже идут к нам. Им все же должно быть интересно, почему мы не сопротивляемся, почему нет ответного огня. Тем более, что у них весь план пошел наперекосяк - моей гранаты они тоже не ожидали.

        - Двигаемся! Тихо!
        Душан и я осторожно ползли вперед по болоту, по обе стороны от тропы. Пулемет добивал остатки ленты - стрелял изредка, опять беря выше. Наше передвижение было чем-то средним между ползанием и плаванием, автомат я держал за ремень и тащил перед собой. М 4 в такой ситуации применять было невозможно - все было бы забито грязью. Когда я руками ощупывал путь перед собой и осторожно раздвигал болотную растительность - трясина противно вибрировала и слегка прогибалась под руками. О том, что находится под этим темно-зеленым, похожим на водяной матрац ковром я старался не думать.
        Вот оно! Впереди, метрах в пятидесяти и левее от меня послышался какой-то звук - чавканье, совершенное такое, какое бывает когда кто-то осторожно идет по болоту, вытаскивая из трясины ноги и стараясь произвести при этом поменьше шума. И еще - шорох, так шуршит раздвигаемая болотная растительность Противник осторожно, продвигался вперед, судя по звукам - замирал после каждого шага, прислушиваясь и присматриваясь к тому, что происходит впереди. Я замер на месте, стараясь как можно сильнее вжаться в этот зеленый ковер. Источник шума двигался - направлением прямо на меня, хотя его и не видел еще. Автомат или пистолет? Пистолет - осторожно повернулся на бок, отстегнул кобуру - там вместо липучки магнит и треска при отстегивании клапана не слышно. Патрон в патроннике, с предохранителя снято - в боевой зоне оружие носят только так. Древняя как мир игра - охотник и жертва, только в данном случае непонятно - кто охотник, а кто жертва. И не будет понятно - пока один из нас остается в живых. Если он первым обнаружит меня в камышах и выстрелит первым - охотником будет он. Он стоит - а я лежу, возможностей для
маневра у меня намного меньше, к тому же у него штурмовая винтовка. Перевернувшись на спину (в этой позиции стрелять удобнее) я взял в руки пистолет и замер, надеясь сойти за болотную кочку.
        Секунда сменяла секунду, каждая из них казалась не меньше, чем часом. Я не двигался, не шумел даже не дышал - противник неумолимо приближался - шаг, остановка, еще шаг, снова остановка. Серая мгла вокруг постепенно светлела, уже были видны контуры болотных деревьев - но мне было не до этого. Я просто лежал и ждал своего шанса - терпеливо, как ждет барракуда в своей пещерке на дне. И дождался - следующий шорох раздвигаемых листьев раздался совсем рядом, по левую руку от меня. Лучшего шанса ждать было бессмысленно - я поднял пистолет, прицелился на шум и открыл огонь…
        Верный Sig 226 даже побывав в грязи и воде сработал как надо. Первые три пули я выпустил почти со скоростью пистолета-пулемета в то место, где по моим представлениям должен был находиться противник, а затем начал простреливать пространство слева от себя веером выпуская всю обойму - семнадцать (удлиненный на два места магазин) патронов.
        Пистолет дергался в руке как живой, выпуская пуля за пулей, глушитель гасил звуки выстрелов до непонятного шипения, они были не громче щелчка пальцами. Первые пару секунд пули косили камыш безнаказанно - потом откуда-то справа бухнул гулкий одиночный выстрел из штурмовой винтовки - и сразу же - очередь из Калашникова, ничем не приглушенная. Пуля противно свистнула и срезала камыш меньше чем в метре от меня. А следующей пули справа не последовало - просто что-то с шумом упало в воду с характерным хлюпом. Похоже, есть….
        Рано радовался! Длинная, патронов на двадцать пулеметная очередь, судя по звуку и едва заметному отсвету вспышек, пулеметчик находился метрах в пятидесяти по фронту от меня, не больше. Я перекатился вправо - и там, где я только что лежал зеленый травянистый ковер вдруг вздыбился зелено-бурыми фонтанами воды вперемешку с грязью. Вот теперь пулеметчик правильно определил дистанцию и пристрелялся - следующая очередь явно моя, положит как раз по месту. Тихариться смысла больше не было, карты лежали на столе - я подхватил автомат за ремень, сдвинул переводчик-предохранитель в положение «АВТ» и, открыл огонь длинными очередями по тому месту, где по моим предположениям находился пулеметчик. Просто рассчитывая на плотность огня, на то, что хотя бы одна из пуль цель найдет. Сбоку раздался характерный шлепок отстрелянной из подствольника гранаты - Душан тоже был жив и отбивался…
        Автомат отдавал в плечо, выпуская пулю за пулей, каждая пятая была трассирующей, трассеры обезумевшими светлячками летели сквозь камыш, пролезая роскошную болотную зелень, оставляя опаленные дыры на мясистой зеленой плоти листьев. И снова Душан - в стороне от меня длинной очередью зашелся Калашников, но пулеметчик решил не обращать внимания, не разбрасываться на две цели - сначала кончить меня. Новая пулеметная очередь прошла от меня совсем близко, так что срезанные пулями листья посыпались на меня, а одна из пуль свирепо рванула рукав камуфляжа, проделав рваную борозду. Кажется, пуля черканула и по мне - ощутив ожог, я дернулся, но разбираться ранен или нет, было некогда. Перевернув магазин, я продолжал вести огонь длинными очередями, стараясь задавить противника огнем. В целом, ситуация выглядела дурацкой - трое поливали друг по другу, не видя точного расположения цели, наугад это смешно, если тебя так нет, среди этих троих. Не заметил, как отдолбил еще магазин - автомат лязгнул затвором, но выстрела не последовало. Повернулся, начал доставать из разгрузки еще один - и тут впереди гулко грохнул
взрыв. Тишина - обманчивая, опасная. Только кисло пахнет порохом и потряхивает всего, аж руки дергаются. Пулемет захлебнулся, но идти вперед было рано - это могла быть ловушка. Возможно, пулеметчик сымитировал свою смерть, а на самом деле залег - и ждет, пока мы подойдем поближе, на верный выстрел…
        Я вытащил из разгрузки новый магазин, как смог обтер его от грязи, присоединил к автомату, передернул затвор и снова открыл огонь, прочесывая позицию пулеметчика, только уже короткими, по два-три выстрела очередями. Я пытался нащупать огнем пулеметчика, его позицию - неважно, жив он еще или уже мертв. Все равно - за короткое время далеко не отойдешь, да на болоте - максимум несколько метров. Справа, поддерживая меня, стучал еще один автомат, тоже размеренными короткими очередями. Этот магазин уходил подольше - но, наконец кончился и он…
        Наступила тишина - такая мертвая, давящая на уши тишина бывает только после интенсивной стрельбы. Отчетливо пахло затхлой водой болота, срезанной зеленью и еще чем-то.
        Сменил позицию - серьезно сменил, на десять метров сместился - можно и на связь выйти…

        - Ворон?

        - Здесь…

        - Доклад!

        - Впереди чисто…

        - Ты?

        - Трехсотый… Легко, справлюсь… Только чиркнула…

        Черт. Трехсотый. Еще один - здорово нас этот пулнеметчик приложил - и ведь за малым без двухсотых
        обошлись. Кстати, насчет себя…
        На правую руку - после того, как в таком дерьме то искупался, прямо раной - бещз медицинской помощи заражение можно сказать гарантировано. Особенно, в свете того, что арабы, которые выше по течению тут хозяйствуют, заливные поля свои воловьим навозом удобряют, и это все в воду попадает. Если сейчас эвакуируют - нормально, нет - черт его знает, что будет…
        Рваная борозда на куртке, грязь аж стекает, кожу саднит. Пуля чиркнула по руке, кожу содрала Мелочь, но не для болота…
        Достав на ощупь - аптечка у всех в одном и том же месте, на левом плече - я нащупал в ней… гидроизоляционную ленту! Кстати, всем советую включить в состав своей аптечки - при экстренном лечении пулевых ранений самое то, хотя потом, когда снимать будут - проклянешь все на свете. Еще тюбик с йодистым гелем - грязными пальцами убрав с раны грязь, какую смог, выдавил на место ранения тюбик, плотно приклеил туда же кусок гидроизоляционной ленты. Аж в глазах покраснело - режущая боль, до этого просто дергавшая, обожгла снова, на руку в месте ранения как будто кипятком плеснули. Стиснув зубы, я выругался. Спокойно… Не время и не место подыхать, тем более в этом жидком дерьме, в гребаном Ираке, там где уже и так наших могил хватает…
        Сменил магазины на полные в автомате и в пистолете, пистолет убрал в кобуру, стукнул по связи Койоту.

        - Койот?

        - На связи!

        - Ты где?

        - Полклика от тебя, западнее. Слышал звуки боя, занял круговую оборону.

        - Отставить запасную точку эвакуации. Выдвигаемся на основную.

        - Принял!
        Черт его знает, что творится на запасной точке. Здесь, по крайней мере, мы зачистили, там - может такая же засада быть. Сунувшись рукой в рюкзак - должно лежать на самом верху - я вытащил спутниковый телефон (примерно втрое больше сотового с большой, толстой антенной), начал стучать «Берлогу». Так необычно, без обычных "Альфа, бета, дельта, фокстрот" и прочего, в системе связи обозначался авианосец "Рональд Рейган", на котором сидел адмирал и группа эвакуации - три вертолета Sea Hawk и группа TRAP. По договоренности с ним мы в течение операции соблюдали режим радиомолчания и должны были выходить на связь либо в случае срыва, либо при необходимости эвакуации.

        - Кабан вызывает Берлогу, прием!
        Адмирал ответил почти сразу, ждал сообщения, наверное трубку в руках держал. Связь была идеальной - но от спутника другого и ожидать глупо

        - Берлога слушает Кабана, прием!
        В трубке постоянно слышался гул реактивных двигателей, этот звук был мне знаком как никакой другой - адмирал явно стоял на палубе авианосца и звук этот - звук двигателей взлетающих с авианосца истребителей и штурмовиков.

        - Подарки забрал, хозяева рассердились!

        - Потери?

        - Двое трехсотых, легких. Подарки не намокли. У хозяев четверо двухсотых. Прошу эвакуации на основной точке.

        - Принял. Тридцать минут.

        - Конец связи.

        Так, об эвакуации позаботились, теперь надо позаботиться о посадочной площадке.


        - Койот!

        - На связи!

        - Зачистить посадочную площадку, занять позиции по периметру. Замаскироваться!

        - Принял!

        - Ворон!

        - Здесь!

        - Ты как?

        - Норма!

        - Обыскать «танго»! забрать оружие, личные жетоны, документы если есть. После этого выдвигаемся к посадочной площадке!

        - Принял!
        Теперь и мне не мешает посмотреть, кого я там подстрелил. Держа автомат наизготовку, раздвигая стволом камыши, я осторожно двинулся влево.
        Первого «танго» я нашел почти сразу - он лежал на животе в гуще камышей, как то неудобно согнувшись, и уткнувшись лицом в грязь. Явно мертв, лежать лицом в луже живой человек долго не может. И тем не менее, проверить не мешало. Достав пистолет с глушителем, я выстрелил ему в спину - тело слабо дернулось. Точно готов.

«Танго» не понравился мне сразу - на нем была военная форма. Форма незнакомая, но явно новая и не иракская. Да и сам он даже со спины на иракца не походил - арабы обычно роста среднего и ниже среднего, а тут - больше метра восьмидесяти. Кстати про меры предосторожности…
        Если вам нужно перевернуть для осмотра труп и обстановка позволяет - привяжите веревку, отойдите и переверните веревкой а не руками. Если будете переворачивать руками - рано или поздно можете нарваться на гранату. Один раз я видел такой случай собственными глазами - и это правило запомнил накрепко - когда наглядно, всегда хорошо запоминаешь. Особенно, если ты с этим парнем час назад отстреливался от превосходящих сил противника, а теперь тащишь его к вертолету и не уверен, что он вообще выживет. Поэтому я вытащил из кармана парашютную стропу, осторожно, держа наготове оружие, прицепил один конец к руке трупа и, отойдя метров на семь, потянул. Пара секунд - и труп уже лежал на спине, полупогруженный в грязь. То, что нужно…
        Подошел ближе - и почувствовал, как будто ледяная рука прошлась по моему хребту, мерзкое такое ощущение, до костей пробирает. Несмотря на грязь было видно - погибший был европейцем, обмундирование и снаряжение у него было тоже европейским. Чуть в стороне лежал автомат - ни что иное как польский Beryl Commando, совсем на вид новенький. Автомат Калашникова, переделанный поляками под стандарт НАТО, в Ираке был крупный польский контингент, вооруженный таким автоматами. Необычный, поляки таким направо - налево не торгуют, гражданской версии на рынке нет. Так что - получается, на нас напали поляки?
        Наскоро обшмонал карманы трупа, пошарил на шее - ни жетона с личным номером ни документов. В кармане около ста долларов разными купюрами и новые иракские динары, порядок цен я еще не усвоил, но по прикидкам - немалая сумма. Есть и второе оружие - в поясной кобуре обычная, армейская девяносто вторая Беретта.
        Распихал всю добычу в карманы, трофейный автомат повесил на ремне за спину. Труп оставил здесь - болотной живности тоже чем-то надо питаться. И, проверяя палкой болотную хлябь перед собой, двинулся к точке эвакуации…
        На второй труп я наткнулся настолько неожиданно, что чуть было не запнулся об него и не упал. Идя через растительность, я натолкнулся палкой на какое-то препятствие, на ощупь твердое, раздвинул листья, закрывавшие обзор - и замер от неожиданности.
        Вся растительность на пару метров была срезана разрывом мощной оборонительной гранаты, зелень буквально покромсало осколками. Той самой гранаты, которую я кинул первой. Взрыв был такой сильный, что передо мной была миниатюрная полянка в болоте, покрытая наполовину черным, наполовину зеленым ковром. И на краю этой полянки, где камыш был густо забрызган темно-багровым, бесформенной кучей лежали человеческие останки, страшно изуродованные взрывом. Еще чуть подальше валялся отброшенный взрывом пулемет…
        Сказать, что охренел от увиденного - ничего не сказать, едва на задницу не сел. Только видя это я понял, какая опасность нам грозила. Этот пулеметчик находился намного ближе к нам, он выбрал позицию, сильно рискуя - огонь основной группы мог запросто задеть и его. Тем не менее, он залег именно здесь - если бы граната не взорвалась почти рядом с ним - наделал бы он делов… С такого расстояния из пулемета промахнуться сложно, даже стреляя вслепую через камыши. Очередь - и полегли бы все.
        Преодолевая рвотные позывы, обыскал - опять - ни личного жетона, ни документов. Явно знали зачем шли… Подтащил к себе палкой пулемет - тяжелый, гад… Бельгийско-американский М240, стандартный пехотный пулемет, приклад разнесен в щепки, механизм как ни странно на вид не пострадал. Дотащу - не дотащу? Решил рискнуть, до эвакуации все равно немного, почти пришли - поднял, повесил за ремень на плечо.
        В тактическом переговорнике щелкнуло, раздался тихий голос Душана

        - Босс, я в двадцати метрах сзади от тебя. Не стреляй - я иду…
        Вот черт. Стареешь, Рамайн, раньше бы к тебе со спины на двадцать метров никто бы не смог подобраться. Впрочем, стреляли мы сегодня немало, в ушах до сих пор гудит.

        - Принял.
        Чтобы дойти до меня Душану потребовалось меньше минуты - он возник у меня за спиной весь грязный (впрочем, я был, наверное, не чище - а попробуйте на болоте на пузе поползать), на левом боку камуфляж порван и видна серая наклейка гидроизоляционной ленты. Болгарский АКМС с подствольником в руках, на левом плече висит такой же Beryl, как и у меня за спиной.

        - Ну?

        - Европеец. Ни жетона, ни документов, только это - Душан показал на трофейный автомат.

        - То же…
        Я задумался. А что если из вертолета, который прилетит нас эвакуировать, по нам просто рубанут очередью из бортового пулемета? Быть не может? Так ведь кто-то же сподобился засаду тут устроить на точке эвакуации.

        - Слушай сюда! Идем на точку эвакуации. По пути посмотрим, что со вторым пулеметчиком. На точке эвакуации замаскируйся и держи вертолет под прицелом. Не нравится мне все это…
        Душан в знак согласия хлопнул меня по плечу - и мы осторожно двинулись вперед, уже вместе…
        Позиция второго пулеметчика была прямо перед самой полянкой в болотах, где нас должны были забрать. Там же впереди кто-то был, я вскинул к плечу автомат, но тут же опустил - знакомая фигура мастер-сержанта Андерсона.

        - Койот, я от тебя в десяти шагах…

        - Вижу…
        Койот повернулся ко мне…

        - Что тут за херня делается, Кабан?
        Я мельком взглянул на тело, которое сержант уже перевернул - тот же самый камуфляж, европейские черты лица. Рядом с трупом валялся такой же М240, неповрежденный.

        - Тебя хочу об этом же спросить.

        - Бред какой-то…

        - Бред не бред, но не болтай об этом - с этими словами я шагнул вперед и подобрал пулемет

        - Дотащишь?  - повернулся я к Душану
        Напарник взял пулемет за ремень, забросил на себя…

        Знаете, почему грузим себя как верблюды? В США если такой пулемет покупать, да если еще гражданскому - может и сотня тысяч баксов уйти, реально. С федеральной лицензией третьего класса дешевле на порядок, но… тоже деньги. А тут - трофеи причем два сразу. Своя ноша не тянет, как говорится…

        - При эвакуации - предел внимания! Любое дерьмо может случиться! Первым иду я, пока не дам сигнал - ни шагу!

        - А что может случиться?  - недоуменно спросил Рик

        - Да любое дерьмо, включая очередь в упор. Эти же откуда то здесь взялись - именно здесь, не где-то. Пошли!
        В отдалении уже слышался рокот вертолетных двигателей…
        Вертолеты шли клином, выделяясь на фоне стремительно светлеющего неба. Шум все нарастал, а вот видно их не было - в болоте из-за растительности эвакуационный вертолет увидишь только тогда, когда он тебе на голову сядет, не раньше. Три Sea Hawk, серебристо-серого цвета, раскачиваясь в потоках воздуха, плыли над болотной зеленкой. Боковые двери были распахнуты, у каждой сидел пулеметчик. Над полянкой, два вертолета встали в круг, а из моего тактического переговорника раздался чей-то знакомый голос

        - Группа эвакуации вызывает Кабана!

        - На связи! Вижу вас!

        - Мы над вами, будем садиться. Посадочная площадка в безопасности?

        Я психанул. Все-таки здорово по нервам бьет, когда по тебе с пулемета лупят.

        - Сейчас она в безопасности, через минуту - не знаю! Вытаскивайте нас из этого дерьма, да поскорее - меня уже подтряхивало, то ли адреналин перегорал, то ли ранение и грязь уже давали о себе знать.
        Вертолет послушно пошел на снижение, замер у самой земли - но не касаясь ее, готовый в любой момент пойти вверх. У люка замер у пулемета «хэвиганнер», специалист огневой поддержки, явно было видно, что он готов открыть огонь в любую секунду. Первым, из десантного отсека на землю из вертолета спрыгнул высокий и крепкий, одетый в «болотный» камуфляж человек, в руках державший M4 Commando с коротким стволом от Knight armament с подствольником М203. И тут я узнал его - скрываться дальше смысла не было.

        - Дрозд!  - крикнул я, поднимаясь из кустов.
        Пулеметчик сразу нацелился на меня, человек повернулся - и тоже узнал меня.

        - Чисто, чисто! Отбой! Кабан, сукин ты сын!
        Я махнул рукой остальным и пошел вперед. Если этот человек был здесь - вопросов больше не было…
        Понимая наши опасения, встречать нас адмирал - умный старый черт - отправил человека хорошо мне знакомого, который несколько лет служил под моим началом. Алан Сантино, наполовину итальянец, наполовину коренной, идущий от первых поселенцев американец. Знал я его уже лет двенадцать - с 1994 года он служил под моим началом, в команде «изоляции» спецназа ВМФ США. Потом я ушел, а он остался.
        Мы облапили друг друга - Сантино был так раз меня видеть, что даже не стал дожидаться, пока я приведу себя в порядок.

        - Ты как? Перец старый, твою мать!

        - Не видишь что ли? Грязный как свинья, злой как черт и голодный как крокодил. Как всегда!

        - Точно, босс, ты не меняешься.

        - Да и ты тоже.
        Вообще то, по идее мы должны были прикрывать посадку в вертолеты - но нам было не до того. За нашими спинами в вертолеты садились морские пехотинцы, пленных уже забросили - первыми…


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ
        БОРТ АВИАНОСЦА ВМФ США "РОНАЛЬД РЕЙГАН"

03.07.2006 Г
        Вертолет уносил нас - грязных как свиней, уставших как чертей после приема очередной партии грешников, прочь из болот, в машинно-стальную цивилизацию, туда где теплая вода, отвратительная кормежка и командный голос всегда скажет, что тебе делать. Над головой уютно бормотали лопасти несущего ротора, тоскливо завывала турбина, в десантном отсеке было сумрачно. Контраст нас с относительно аккуратными, не успевшими изгваздаться в болоте бойцами группы эвакуации был поразительным, казалось это нас взяли в плен.
        Алан сидел на крайнем к десантному люку сидении, я как привык - на полу. Шанс поговорить мы, конечно же, не упустили - нечасто он выдается.

        - Ты где сейчас?

        - Да все там же в «изоляции». Мало кого из старой гвардии осталось, многие на частные хлеба подались. Сейчас на «Рейгане» сидим, работаем по заявкам. Заявок хватает. Почти год же здесь, если все считать. А ты?

        - Знаешь же. Я на частных хлебах сейчас… Сам себе хозяин, сам себе господин…

        - Знаю…
        Головной вертолет плавно покачиваясь, плыл в небе, пол вертолета слабо вибрировал. Внизу зелено-коричневая лоскутная муть Басрских болот внезапно сменилась коричневой в устье Тигра гладью воды - Персидский залив…
        Внезапно нахлынули воспоминания - точно также мы летели над этой1 большой грязной лужей в девяносто первом, когда нас вытаскивали после спецоперации спасения сбитого в глубоком иракском тылу пилота. Один из вертолетов тогда еле держался в воздухе, оставляя за собой тонкий шлейф сизого дыма, остальные тоже были не в лучшей форме. Эвакуация была «горячей» под огнем, нас здорово потрепали. Единственно в чем нам повезло - не нарвались на "Зевсы",[Так в армии США называется ЗСУ-23-4 Шилка.] тогда бы точно конец всем. Черт, ведь даже время суток было тогда примерно то же самое - раннее утро. Тогда я был еще молод, горяч и глуп, во многое верил… Но те времена давно прошли.
        Из воспоминаний меня вырвал голос Алана

        - Э, Кабан, ты куда пропадаешь то?

        - Да здесь я здесь - пробурчал я, возвращаясь в реальный мир из прошлого - куда я денусь с вертолета то?

        - Это точно - хохотнул Алан, взглянул на часы - если только вниз головой до земли. Еще минут пятнадцать лететь. Ты лучше скажи, что за заварушка внизу была, и где ты столько трофеев раздобыл? Обвешался как елка новогодняя, как только до вертушки дотащил…

        - Да хрен его знает - медленно сказал я - прицепились какие-то. Сам пока понять не могу, что им надо было. А своя ноша сам знаешь - не тянет.
        Алан кивнул

        - А с тобой кто был?  - явно намекая на незнакомого ему Душана, летевшего в другом вертолете.

        - Из наших - ответил я, не раскрывая карт - младший лейтенант Душан Симович из разведки ВМФ. Свой человек.
        Алан скривился - разведку многие недолюбливали, даже собственную, флотскую. Про ЦРУ и не говорю.

        - Я кстати тоже сейчас разведчик - сказал я - вот так вот. Флотский разведотдел.
        Сантино удивленно посмотрел на меня, но ничего не сказал.
        Долго ли коротко ли - но вертолеты уже подлетали к цели нашего полета. Выглянув в иллюминатор, я увидел на водной глади залива, совсем кажется близко от меня строгий, серо-стальной силуэт атомного авианосца ВМФ США "Рональд Рейган". На палубах суетились люди, похожие с высоты на занятых делом муравьев, несколько самолетов стояли на верхней палубе в ряд, в боевой готовности. Даже сквозь затычки для ушей слышался знакомый пронзительный свист реактивных двигателей.

        - Как в старые добрые времена…  - пробурчал я тихо, но Алан меня услышал

        - Да, Кабан, как в старые добрые времена. Небось, рад нас всех снова видеть?

        - Да уж, ваши рожи мне в ночных кошмарах снились…  - ухмыльнулся я, чувствуя себя так, как будто после долгого отсутствия вернулся, наконец, домой, к своим.
        Вертолет пошел на посадку в задней части верхней палубы, пошел медленно и осторожно. Нас уже встречали - рядом с островом[На морском сленге так называют пост управления летными операциями.] стояла придерживающая головные уборы небольшая группа людей в повседневной морской форме. Взгляд моментально выхватил среди них контр-адмирала Дика Рейли.
        Шасси вертолета почти незаметно коснулась палубы, несущий винт начал замедлять свое бешеное вращение. Не дожидаясь его полной остановки к вертолету, пригибаясь, бросились авиатехники, которые тут же начали принайтовливать[То есть крепить.] вертолет к палубе авианосца.
        Когда лопасти вертолета, сделав последний ленивый круг замерли в неподвижности, я выпрыгнул (скорее выполз, если быть честным) из «Ястреба», стараясь печатать шаг направился к адмиралу. Видок у меня прямо скажем, был совсем не тот, чтобы докладываться командиру - но я знал, что на такие мелочи адмирал никогда особого внимания не обращал.
        На ходу приводя себя в порядок, подошел к адмиралу и группе окружавших его офицеров, принял строевую стойку.

        - Задание выполнено, адмирал, сэр!

        - Вижу - сказал адмирал, наблюдая, как из одного из севших вертолетов морпехи вытаскивают пленных - дело сделано. А это что?
        Адмирал показал на мою руку.

        - Зацепило немного. Ерунда…

        - Ни хрена не ерунда!  - нахмурился адмирал - тем более после болота. Где медики обитают, еще помнишь?

        - Так точно.

        - Ну, вот бери своего человека и двигай на медосмотр - адмирал повернулся к одному из окружавших его офицеров - кэп, проводи.

        - Есть.

        - После того, как медики вас подлатают, и позавтракаешь - на доклад!

        - Есть, сэр!
        Махнув Душану рукой, дождался пока он присоединится к нам - и мы направились к
«острову» - ближе всего до медкабинета было пройти там.
        Подлатали нас крепко. Несмотря на пустяковую, по моему мнению, царапину, док решил не ограничиваться повязкой и зашил и меня и Душана, причем зашил так, по полевому, приличный шрам останется. За такой шов на гражданке на хирурга в суд подают. Заодно вкатил по несколько уколов, противостолбнячных и еще какой-то заразы. Подлечившись, пошли искать свой пункт временной дислокации. Разместили нас временно в свободной офицерской каюте, почти рядом с адмиральской, когда мы зашли туда, то увидели на каждой кровати полный комплект морпеховского
«пустынного» камуфляжа без знаков различия.
        Переодеваясь, Душан криво усмехнулся.

        - Сказал бы кто мне несколько лет назад, что я буду на американском авианосце, одетым в американскую военную форму и меня тут как гостя принимать будут - я бы морду за такие слова набил…

        - Наслаждайся гостеприимством американского ВМФ пока можно - философски сказал я
        - пошли, пожрем что ли. Не знаю как ты, а я быка сожрал бы. Можно даже сырого…
        О, эти знакомые до последней мелочи корабельные коридоры… Выкрашенные в
«успокаивающий» (какой придурок это придумал) зеленый цвет, узкие, с переплетением разных труб и кабелей над головой, со стальными наглухо задраивающимися люками в водонепроницаемых переборках, с узкими и гулко шумящими под ногами стальными лестницами. Пока мы шли в местную столовку узкими корабельными коридорами, я вспомнил, кажется всю свою службу на флоте. И, кстати, умудрился вспомнить только хорошее…
        Столовка была относительно свободна, не то чтобы пуста, но свободные места были. Взяв поднос, навалив на него пару добрых говяжьих бифштексов, риса, прочей снеди и взяв крепкого черного кофе (голова без кофе уже не соображала) я огляделся по сторонам - из-за дальнего стола мне махнул рукой Алан, он со своей группой также не успел позавтракать вовремя. Из-за нас, теперь вот и позавтракаем вместе. Душан задержался у стола с блюдами, я же пошел к ребятам из моей бывшей группы. И только успел поставить поднос на свободное место - услышал за спиной раздраженные голоса…
        Обернулся - так и есть. Около Душана я увидел нескольких местных быкообразных морячков. Ну, правильно, знаков то различия нет ни у Душана ни у меня.
«Прописка» - старая добрая традиция американского ВМФ. Видимо, за морских пехотинцев приняли, на флоте их не особо любят, они как бы и не сухопутные и не морские, ни то ни се. Ничего, сейчас мы эту традицию поломаем…
        Поставив поднос на стол, я отправился назад - и через секунд десять неслышно подойдя сзади, я дружески положил руку на плечо одному из моряков, которого я определил как лидера.

        - Развлекаешься, honey?[Дорогой, за это могут и в морду дать, намек более чем понятный?] - с улыбкой спросил я его.

        - А это что за…  - и тут морячок дернулся, как будто его ударило электрическим током - мои пальцы нашли болевую точку и с силой надавили на нее.

        - Не стоит хамить незнакомым людям - назидательным тоном сказал подошедший следом за мной Алан
        Моряки мрачно осмотрели Алана, увидели на рукаве формы нашивку спецвойск, заметили тяжелые взгляды других "морских котиков" из-за дальнего стола и решили, что ловить тут нечего. Пробурчав что-то вроде «извините» группа моряков с пристыженным видом вымелась из столовки.

        - Я смотрю, тут ничего не меняется - заметил я.

        - Какого хрена, босс - сказал Душан - я бы и сам с ними…

        - Не сомневаюсь - перебил я его - только к вечеру об этой героической разборке знал бы весь корабль, чего мне совсем не нужно. Не ищи приключений себе на задницу, садись за наш стол…
        Каюта адмирала на относительно новом авианосце "Рональд Рейган" была просто шикарной по морским меркам - по площади метров сто не меньше, три комнаты, отдельный гальюн, шикарная отделка деревом. В каюте царил живописный беспорядок
        - в этом мы с «Задирой» Диком Рейли были очень схожи. Шум и вой двигателей самолетов и вертолетов в адмиральской каюте почти не был слышен - звукоизоляция адмиральской каюты была сделана на славу.
        Найдя по памяти путь через корабельные коридоры, я постучался в обитую красным деревом дверь - из-за двери послышалось какое-то глухое ворчание. Приняв эти нечленораздельные звуки за приглашение войти, я толкнул дверь и вошел.
        Адмирал сидел за столом, бегло просматривая какие-то бумаги, рядом стояла машина для уничтожения документов, и часть документов после просмотра он отправлял прямо в нее. Прозрачный приемный короб машины был уже забит белым конфетти, едва уловимо пахло нагретой бумагой и бумажной пылью. Увидев меня, адмирал осклабился и показал рукой на кресло, стоящее перед столом.

        - Заштопали нормально? Претензий нет?

        - Заштопали - сказал я - в суд по оказанным медицинским услугам не подам…

        - Докладывай! И давай без «сэр» после каждого предложения, времени нет.
        Я глубоко вздохнул.

        - Инфильтрация и захват прошли чисто, лучше и придумать нельзя. Чисто и без шума вышли на точку перехвата, нейтрализовали проводника, захватили намеченные объекты. А вот на отходе нарвались. Я почувствовал неладное во время выдвижения к точке эвакуации, остановил группу, бросил наугад гранату. И тут же попали под пулеметный огонь. Две штурмовых винтовки, один единый пулемет, все НАТОвского стандарта. Еще одного свалило сразу гранатой, в веселье он участия не принимал. Могу сказать, что это были профессионалы, сэр, позицию они выбрали рисково, но грамотно. Если бы моя первая граната не удвухсотила одного из пулеметчиков - были бы серьезные потери…
        Адмирал с задумчивым видом кивнул, махнул рукой, чтобы я продолжал

        - Затем я принял решение увести основную часть группы и устроить контрзасаду. По моему приказу мастер-сержант Андерсон повел группу к запасной точке эвакуации, я и младший лейтенант Симович организовали засаду. В итоге вначале ликвидировали двух автоматчиков, затем сосредоточенным огнем подавили пулеметное гнездо. Опасаясь засады и на запасной точке эвакуации, я приказал мастер-сержанту Андерсону и основной группе возвращаться к зачищенной основной точке, вызвал вертолеты. Трофейное оружие мы собрали - два польских автомата и два М240. Нужно пробить номера узнать, откуда это оружие, за кем оно записано.

        - Номера мы пробьем - задумчиво сказал адмирал - обязательно. Только это вряд ли что-то даст - тут целые склады разворовываются, концов не найдешь. Той же иракской полиции - каждый месяц новое оружие выдается, ствол купить как гамбургер. Другой вопрос есть. Скажи-ка мне - это была случайная стычка с противником или заранее организованная засада?

        - Это была хорошо подготовленная и заранее просчитанная засада - уверенно сказал я - причем не похоже, чтобы ее организовали иракцы. Я осматривал трупы - европейцы, хорошо подготовленные, без особых примет и без документов. Они знали, за чем шли.

        - Они не пытались отбить пленников?  - уточнил адмирал

        - Нет, сэр! Они стреляли вслепую через камыши, их пули могли зацепить и пленников тоже. Судя по их действиям, им пленники были безразличны.
        Адмирал о чем-то задумался…

        - Сэр, можно вопрос?

        - Задавай - со вздохом разрешил адмирал

        - Откуда «танго» знали о точке эвакуации? Они что прослушивали эфир? Или…

        - Вот в том то и дело что или!  - не дал мне договорить адмирал - в последнее время очень часто происходят всякие «или». И рядом с тобой тоже постоянно «или»
        - начиная с той засады на аэропортовский конвой.
        Адмирал умолк. Глотнул из стоящего на столе стакана, наполненного до верха кубиками льда и еще чем-то коричневым.

        - Отправишься с морпехами вечером очередным вертолетом с авианосца прямо в "Зеленую зону". На будущее соблюдай повышенную осторожность. И присматривайся, что происходит вокруг. Внимательно присматривайся. Может, наконец, и удастся вычислить этих самых «или». Понял?

        - Понял, сэр - медленно произнес я…


        ИРАК, БАГДАД
        САДР-СИТИ, ДЖАМИЛЯ-МАРКЕТ

04.07.2006 Г
        Багдадские рынки - даже после Саддама не утратили своей дьявольской восточной привлекательности. Тысяча и одна ночь, да и только - на современный лад. Старинные ряды перемежались относительно более современными, симфония запахов различных восточных пряностей перебивалась так хорошо знакомым запахом оружейной смазки. На багдадских рынках можно было купить, казалось все что было придумано человеком.
        На рынок мы направлялись за двумя вещами - за «колесами» (то есть машинами - не подумайте чего дурного…) и за стволами. Бронированные и специальные машины мы заберем позже, в самой "зеленой зоне", но помимо прочего нам были нужна пара колес, которая не выделялась бы в городском потоке машин. Также нужно было и оружие - из США привезти можно было далеко не все. РПГ-7 например без которого обойтись будет сложно целесообразнее было купить в самом Ираке - дешевле и не надо тащить через границы.
        Сам по себе рынок состоял из двух частей - крытых рядов и открытой части. Крытые ряды - это здоровенные здания, сделанные из плит, потолки высотой метров шесть, не меньше - и там торговые ряды устроены. На потолке, поставленные с интервалом метра два лениво шевелятся вентиляторы. Торгуют тут жратвой - в одном месте даже баранов для покупателей режут, одеждой тоже торгуют. Кассовых аппаратов днем с огнем нет, все торговое оборудование - старинные весы, на вид советские и китайский калькулятор. Там где одеждой торгуют - нет и весов. Потолок расписан лозунгами на арабском, какими - и знать не хочется. Тут территория мира, торговля это все.
        Открытая часть рынка занимала площадь в четыре раза больше чем крытая, тут торговали только вещами и той едой, которая не портится на жаре. Торговое место
        - это либо списанный сорокафутовый контейнер, либо и вовсе палатка. Обязательно самодельный прилавок, яркий навес на трубчатой, складной конструкции. Зазывалы-пацаны хватают за руки. Вообще, кроме еды и одежды на рынке продавалось еще много чего…
        Та часть базара, на котором продавали оружие, располагалась в новых рядах - самые последние из построенных, когда рынок с нашим приходом - появились деньги и отменили эмбарго - расширился настолько, что начал заснимать соседние улицы. Улица - с обеих сторон самые различные одно, двух и трехэтажные дома, на первом этаже располагаются собственно лавки, на втором либо склад, либо жилые помещения. Раньше тут все жилое было, теперь - торгуют. Разноцветные деревянные ставни на окнах, причудливые яркие вывески. Кроме того, у каждой лавки есть матерчатый навес от солнца (примерно такой же, какие бывают у нас в уличных кафе) и стоят огромные столы с товаром, разложенным часто на традиционных иракских коврах ручной работы. Между столов неспешно и чинно перемещается народ, приценивается, покупает. Как и на любом другом восточном базаре - кругом шум, гам, суета, арабы на базаре вообще молчать не могут. Несмотря на то, что эти ряды считаются оружейными, практически из каждой лавки торговали не только оружием. В открытую торговали исламской литературой, в основном экстремистского толка, изображениями каких-то
мулл и аятолл весьма зловещего вида, дисками и видеокассетами с пустой обложкой, на которых были явно не мультфильмы Диснея. Дежурила там и полиция - двое иракских полицейских в бело - синей корейской "Хёндай Элантра". Это на весь базар. Двое полицейских на такой базар - это капля в море, да и по их внешнему виду вмешиваться они ни во что не собирались…
        Одолженный нам морпехами бронированный "Ошкош"[Марка американского тактического грузовика, что-то типа Урала 4320.] мы оставили в проулке, метрах в пятидесяти от собственно, рынка. Покидая машину, мы заперли все его двери (стандартный армейский Хаммер первых выпусков не только не запирается, но и заводится без ключа) и вытащили небольшую секретку - предохранитель. Без нее машину не завести
        - дополнительное средство против угона. Несмотря на то, что правилами безопасности было строжайше запрещено передвигаться по городу вне колонны, мы все-таки решили рискнуть. И вообще - желательно было бы оставить у машины охрану, дабы колеса не порезали и взрывчатку не подложили - но нас и так было мало.
        Оружейный рынок - совсем не то место, где стоит расслабляться. Тем более если при тебе значительная сумма денег наличными - кредитные карты и чеки "Американ экспресс" здесь не в ходу. Поэтому, собираясь, мы вооружились по полной программе. Я и Рик Андерсон взяли свое штатное вооружение: Калашников у меня и М4 с подствольником у сержанта. Душан же должен был нас прикрывать - поэтому он вооружился спрятанным под одежду Р90. Еще несколько морпехов со штатным вооружением на двух Хаммерах будут патрулировать не далее квартала от рынка, готовые прийти к нам на помощь по сигналу. В случае чего мы рассчитывали втроем продержаться до прибытия помощи - или по крайней мере смыться.
        Перейдя гудящую улицу с суматошно двигающимся транспортом (транспорт в Багдаде - полная беда, про правила дорожного движения тут вообще и не подозревают - ездят по принципу кто наглее тот и прав) мы с Риком неспешно вошли на дышащую зноем, запахами смазки и стали оружейную улицу…
        Сказать, что тут был широкий ассортимент оружия - значит не сказать ничего. На прилавках чего только не было. Все виды автоматов Калашникова, пистолеты самых разных моделей от старой иракской Беретты 7,65. в Ираке и производившейся, до новенького М9. Пулеметы, в том числе тяжелые. Автоматы разложены в живописном беспорядке, приклады многих украшены какими-то блестящими в ярком солнечном свете набойками и наклепками, портретами религиозных деятелей (считалось, что это придает автомату дополнительную точность, ха-ха), приклад и цевье некоторых автоматов было выкрашено в зеленый цвет. Впрочем, традиция украшать оружие на Востоке прошла сквозь века, стандартного оружия здесь не любят. Если за золотое денег нет - то хоть зеленым, во славу ислама вымажут…
        Попадалось и НАТОвское оружие, хотя и не везде - карабины М4, штурмовые винтовки М16А2, пистолеты-пулеметы МР5, пистолеты Беретта М9, все в относительно хорошем с виду состоянии. Часть оружия, которое мы раздавали иракским полицейским и военным, прямиком попадала на оружейный рынок и потом стреляла в нас же.
        Ну и конечно куча снаряжения, как иракское, так и НАТОвское - камуфляж, ботинки, ножи, складные кровати, спальные мешки и прочее. Тоже все моментально разворовывалось и попадало прямиком сюда. В одной лавке продавали что-то типа боксерского мешка - приглядевшись, я опознал парашют.
        Как ни странно, несмотря на наш пустынный НАТОвский камуфляж и DOD baiges относились к нам на рынке весьма и весьма дружелюбно, даже озлобленных и ненавидящих взглядов заметно не было. Торговля у арабов в крови и сейчас мы были не врагами - оккупантами, пришедшими на их землю, а покупателями с деньгами. Им нужны были наши деньги, а не наши жизни…
        Зазывалы хватали нас за рукава, что-то кричали на арабском и ломаном английском
        - но мы протискивались вперед, мельком оглядывая товар. Именно мельком - стоит только серьезно проявить интерес к товару и тебя из этой лавки без покупки не выпустят…
        То, что нам было нужно, я нашел в двадцатой лавке от входа. Выглядела лавка солиднее всего, трехэтажный, не поврежденный обстрелами дом, новенький зеленый навес над входом. На ковре разложены автоматы (привлекло меня то, что разукрашенных среди них не было - значит, хозяин толк в оружии явно понимал), в дверном проеме лавки виднелись стандартные зеленые ящики. Что меня еще привлекло
        - так это то, что вездесущими религиозными портретами и кассетами здесь не торговали - хозяину явно хватало доходов от торговли оружием.
        Чтобы заинтересовать продавца на восточном базаре, нужно всего лишь остановиться около его товара и внимательно посмотреть на него - что я и сделал. Через секунду ко мне подбежал иракский мальчишка - зазывала, на вид лет двенадцати, затараторил на ломаном английском.

        - Мистеры, мистеры… Товар покупать, товар хороший.
        Мы с Риком переглянулись, подошли ближе к прилавку. Выбор товара и вправду здесь был неплохой.
        На домотканом иракском ковре лежали, маслянисто поблескивая несколько ухоженных
«Калашниковых» разных модификаций. На пару китайских, с неотъемным штыком, пусть и новых с виду, лежащих сбоку я внимания обращать не стал - Китай он и есть Китай. Следом лежали три местных, иракского производства «Табука». Уже больше похожи на нормальное оружие, но качество тоже не ахти - в сторону. А вот следом… Сбоку лежали автомат и ручной пулемет, оба советского производства. Вот это уже можно было покупать. Я взял в руки АКМ, снял крышку ствольной коробки, вытащил газовый поршень, внимательно посмотрел на детали, на состояние ударно-спускового механизма. Великолепно - за оружием явно ухаживали, как следует. Нигде ни малейшего пятнышка ржавчины, следов порохового нагара тоже нет. Судя по состоянию нарезов в стволе, в эксплуатации автомат был, но явно недолго.
        Собрал автомат, разобрал ручной пулемет. То же самое - явно в эксплуатации был, но недолго. Механизм в идеальном состоянии, деревянный приклад немного поцарапан.

        - А ты разбираешься в оружии, Бени аль-Наджи[Обращение "Бени аль-Наджи", даже скорее это не обращение, а прозвище, было принято к британским офицерам во время британского владычества в Ираке. Был такой исламский религиозный деятель по имени Наджи и он брал в обучение даже британских офицеров. Отсюда и "Бени аль-Наджи"  - то есть "сын Наджи". Среди пожилых иракцев это считается уважительной формой обращения к незнакомым английским и американским военным. У американцев во время правления Саддама Хусейна было и другое прозвище "Бени аль Кальб"  - то есть "сын собаки".] …
        Я повернулся. Из лавки неслышно вышел пожилой, лет шестидесяти иракец, с длинной седой бородой. Одет он был в национальную, длинную, до самого пола рубаху со стоячим воротником и длинными рукавами - галабию, белого цвета, из добротной ткани, без единого пятнышка. Судя по всему, хозяин прилавка и всей торговли.

        - Ассаламу алейкум - произнес я, слегка наклонив голову и приложив руку к груди. Арабский я немного знал, учили в спецотряде перед "Бурей в пустыне", а арабы очень падки на вежливость. Еще много чего я прочитал и запомнил перед поездкой в Ирак, да и с собой я привез немало литературы. Воевать, не понимая противника - большая глупость и верное поражение.

        - Ва алейкуму-с-саламу ва рахмату-л-Лахи - ответил иракец, также кланяясь - рад приветствовать дорогих гостей в своей скромной лавке.

        Мой совет тем, кто будет иметь дело с арабами - видя их вежливость, не обольщайтесь. Для них вежливость подобна халату, чьи широкие рукава скрывают зажатый в руке кривой кинжал. Мы для них «франки», крестоносцы, неверные. Солгать неверному, обвести его вокруг пальца, даже убить неверного - для них не преступление, а доблестное деяние, достойное воспевания в стихах. Поэтому, находясь на Востоке надо быть настороже всегда, каждую минуту. И никогда не поворачиваться к арабам спиной.
        Краем глаза я заметил, как Рик как бы невзначай переместился так, чтобы стоять спиной к стене.

        - Можешь говорить на английском - проговорил старик - мой внук Шариф немного понимает.
        Надо же, какой уровень обслуживания… Впрочем ничего удивительного - иностранные гражданские специалисты были частными гостями на этом базаре. Штатного оружия им не полагалось, а без оружия в Ираке было не выжить. Поэтому знание английского языка на этом базаре весьма помогало в хорошей торговле…
        Я взял русский АКМ, задумчиво взвесил в руке, отсоединил магазин, отвел назад затвор. Шариф с хитрым выражением лица наблюдал за мной.

        - Сколько?
        Шариф задумался, даже позагибал пальцы, считая что-то. Потом выдал:

        - Миллион новых динаров!

        - Ва-а-а!  - сказал я - ты должно быть шутишь! Он и ста тысяч не стоит!

        Попав на арабский базар обязательно нужно торговаться. Первоначальная цена обычно бывает в два-три раза выше реальной стоимости!

        - За миллион новых динаров я могу скупить все, что есть на этом ковре! Побойся Аллаха, бача, назови правильную цену!

        - Назови свою, Бени аль Наджи!  - мгновенно среагировал Шариф

        - Сто пятьдесят тысяч динаров за автомат и двести за пулемет, который лежит рядом - твердо сказал я
        Шариф сморщил лоб, снова что-то посчитал на пальцах

        - Не пойдет - с серьезным видом сказал он - так я останусь в проигрыше. Миллион триста тысяч динаров за автомат и за пулемет.

        - Вай, бача - с сокрушенным видом сказал я - видно ты не уважаешь слова великого пророка Мухаммеда. Ведь ни кто иной, как он сказал в суре «Римляне»: "То, что вы отдаёте в рост, дабы приумножилось это в богатстве людском, не приумножается в глазах Аллаха". Разве ты не знаешь, что досточтимый Ахмад Шакир, да благословит его Аллах, в своей книге "аль - Муснад" сказал: "не продавайте дирхам за два дирхама, так как я боюсь, что вы впадете в лихоимство". И разве ты не боишься совершить "риба аль фадль",[Один из видов лихоимства, запрещенного Кораном, рост на наценке на товар.] бача, предлагая мне заплатить миллион триста тысяч динаров за то, что стоит не больше пятисот тысяч?

        - Ты хорошо знаешь книгу и хадисы, аль Наджи - задумчиво сказал Шариф - это редкость среди вас. Только поэтому я уступлю тебе автомат и пулемет за восемьсот тысяч.

        - Шестьсот пятьдесят тысяч - твердо проговорил я, доставая из кармана камуфляжной куртки пачку зеленоватых, десятитысячных динаров[Десять тысяч динаров примерно равны восьми долларам США.] с изображением какого-то религиозного деятеля (как я потом узнал - Ибн-аль-Хайсама, который был не религиозным деятелем, а арабским ученым) и начал отсчитывать деньги. Отсчитав шестьдесят пять новеньких купюр я протянул их Шарифу. Он закусил губу, несколько секунд подумал, потом искушение для него оказалось непреодолимым, как я и предполагал и он жадно схватил банкноты.

        - Ты хорошо торгуешься, бени аль Наджи - задумчиво проговорил старик, Шариф перевел - и ты знаешь книгу, это делает тебе честь. Позволь узнать твое имя?

        - Майкл - ответил я.
        Старик пару минут подумал, потом спросил.

        - Может тебе нужно что-то еще, Майкл? В моей бедной лавке найдется много полезных вещей…

        Вот оно!

        - Может быть и нужно…  - с той же задумчивой интонацией произнес я - в твоей лавке найдется пара «шайтан-труб», отец?
        Старик огляделся, потом махнул рукой и пошел в лавку, приглашая следовать за ним…
        Я шагнул в прохладный сумрак лавки, Рик и Душан остались на улице, прикрывать. Лавируя между темно-зелеными ящиками с боеприпасами и тюками со снаряжением, которыми был забит весь первый этаж маленькой лавки, старик прошел вглубь лавки, загремел крышками ящиков. Я огляделся - выход из лавки был один. Незаметно положил руку на рукоятку автоматического пистолета, прислонился к стене, чтобы не пропустить нападение сзади.
        Через пару минут старик вернулся, в руках он тащил знакомую трубу реактивного гранатомета РПГ-7. Простое и надежное оружие, не менее популярное и не менее эффективное в руках опытного человека, чем автомат Калашникова. На свете нет террористической или повстанческой группировки, на вооружении которой нет РПГ-7. И в Ираке они были у каждого второго моджахеда, проблем они нам доставляли столько, что некоторые, наиболее опасные улицы в городах так и называли - "аллеи РПГ". Я осторожно принял трубу гранатомета из рук старика, внимательно осмотрел его. Явно новый, из заводской упаковки. Посмотрел на производителя - Исламская республика Иран. Ортопедическая рукоятка оливкового цвета, кронштейн для установки оптического прицела. Не самое лучшее конечно…

        - Советских «шайтан-труб» нет?

        - Откуда, Майкл? (имя он выговорил на удивление чисто). Советские нам давно ничего не поставляют. Зато есть облегченные варианты "РПГ 7 коммандо",[РПГ 7
«коммандо» мной не выдуман. Кто не верит - прошу сюда http://www.militaryphotos. et/forums/showthread.php?t=95797. Все из легкого, что там изображено течет в Ирак через границу сплошным потоком.] тоже иранского производства. Легче граммов на семьсот. И носить удобнее…

        - Может у тебя и пусковая ракетная установка есть? Или станковый гранатомет СПГ-9? Можно югославский или китайский, но лучше советский. Я бы взял.

        - Здесь нет - улыбнулся старик - но на складе имеется и то и другое… Сто семимиллиметровая ракетная установка. И гранатомет есть… Все иранское.

        Вот и наводи порядок в стране. Такая ракетная установка, может переноситься расчетом из двух человек, в экстренном случае даже одним. Стреляет 107 миллиметровыми снарядами НУРС - по поражающему действию ничем не от личается от пушечного снаряда калибра 105 мм. Гранатомет - современной тандемной гранатой заваливает танк .
        Я улыбнулся.

        - И где на все это можно посмотреть?

        - Не здесь - ответил старик - пошли на воздух…
        Мы вышли из лавки под палящее, истекающее тяжелым желтым зноем арабское солнце, старик подозвал своего внука и о чем-то заговорил с ним по-арабски. Выслушав деда, Шариф кивнул и хитро уставился на меня.

        - Что он сказал?  - поинтересовался я

        - Мы должны ехать на склад - радостно сказал Шариф - это не здесь, это далеко.

        - Где?  - поинтересовался я, мрачное предчувствие уже закралось в мою душу

        - В Садр-Сити!  - радостно объявил Шариф - наш большой склад там!

        Мать твою!!!

        - А нельзя это все привезти сюда - осведомился я - мы бы здесь посмотрели…

        - Нельзя ответил Шариф - с таким оружием загребут на блок посту, а то и пристрелят. У нас же нет ваших пропусков.
        Я махнул рукой, подавая сигнал "общий сбор", от соседних прилавков подошел Душан
        - там он "присматривал себе оружие".

        - Есть предложение прокатиться в Садр-Сити, кто что думает?
        Мастер-сержант Андерсон удивленно вытаращился на меня

        - Слушай, Кабан, тебя по голове в этой лавке не ударили? Нет? Из Садр-Сити мы живыми не выберемся даже если возьмем с собой батальон на прикрытие. Там и останемся!

        - А ты что думаешь, Душан?  - повернулся я к нему

        - Хреновая идея - кратко ответил тот.
        И тут свое слово сказал старик.

        - Вас никто не тронет. Мой внук поедет с вами. Я сказал.
        В словах старика была какая-то непоколебимая уверенность. Я повернулся к Шарифу

        - Ты поедешь с нами?
        Шариф утвердительно кивнул головой

        - И ты проведешь нас через посты?
        Весь Садр-Сити был окружен постами боевиков самообороны, в основном исламских фанатиков. Поганое место, смертельно опасное…

        - Проведу - уверенно сказал Шариф - вас никто не тронет, пока вы со мной. Торговля для нас святое, а те кто стоят на блок постах знают, что не получат больше оружия если будут мешать нам!
        Я задумался. Арабам верить нельзя ни на грош. Если Шариф поедет с нами - он явно ставит на карту свою жизнь. То, что он говорил, было правдоподобно.
        Или это хашишин!? Если так то мы конкретно попали[На территории Ирана в VIII-IX веках в рамках Суфийского тариката Накшбандийа возникло достаточно странное явление: молодых людей брали в закрытые школы и, накачивая гашишем, создавали им иллюзию райского мира, помещая среди гурий, в садах. Одновременно с тамошней тогдашней техникой промывания мозгов так или иначе их зомбировали. И во времена халифата они использовались для решения политических задач: это были фанатичные убийцы и террористы. Этот орден так и назывался - Орден Хашишин, переводится - Гашиш (гашиш использовался как психотропное вещество, с помощью которого можно было воздействовать в той или иной форме на сознание). Кстати французское слово
«assasin» - убийца, которое впоследствии переняли многие языки мира, напрямую происходит от «хашишин». Считается, что данный орден был полностью уничтожен войсками Хулагу-хана, внука Чингисхана. Но это не так. К ордену хашишинов на страницах этой книги мы еще вернемся.] …
        Наверное, соглашаться не стоило. Но, тут я решил рискнуть. Тогда я еще не знал, что в будущем это спасет мою жизнь…

        - Поехали!  - я повернулся к сержанту - выходи на связь, запроси дежурную вертолетную пару, пусть будут наготове. Рацию в режим радиомаяка!
        Я забрал купленное оружие и наша компания во главе с Шарифом направилась к выходу с рынка.


        ИРАК, БАГДАД
        ДОРОГА НА САДР-СИТИ

04.07.2006 Г
        Садр-Сити…
        Наш небольшой конвой в составе двух бронированных патрульных Хаммеров и большого грузового Ошкоша медленно пробирался по забитым транспортом багдадским улицам - гудки клаксонов, жуткая вонь из придорожных канав, пот градом. Я сидел на рулем, Душан сидел на пассажирском месте, между нами примостился Шариф. Мастер-сержант Рик Андерсон сидел в кузове Ошкоша, борта которого дополнительно были завешаны бронежилетами. В кузове был целый арсенал: единый пулемет М240, только что купленный на рынке ручной пулемет РПК и его штатная М 4 с подствольником. Если бы мы направлялись не в Садр-Сити, а в какое-нибудь другое место - этого было бы вполне достаточно для самозащиты. Но в Садр-Сити действовали другие законы…
        Несмотря на кондиционер, по моей шее стекали тонкие струйки пота, неприятно раздражая кожу. Крепко держа руль, я нервно смотрел по сторонам, чтобы не врезаться в кого-нибудь. Белые с красной полоской такси лезли напролом в любую щель, оглушительно сигналя по поводу и без повода. Пытаясь никого не задеть, я тихо матерился.

        - Направо - Омар показал рукой в самый последний момент, я резко вывернул руль и под протестующий вой клаксонов свернул на другую улицу.

        - Куда теперь?

        - До конца улицы, она там будет перекрыта бетонными блоками. Проезжаешь их и останавливаешься, я все улажу.

        Твоими бы устами, Шариф, твоими бы устами …
        Медленно проехав по узкой, запруженной машинами арабской улочке мы подъехали, наконец к стоящим на дороге укреплениям из больших бетонных блоков, отделявшим Багдад от района Садр-Сити. Вроде как это были укрепления иракской полиции - хотя дежурили тут откровенные террористы, просто в полицейской форме и с легальными автоматами. Сами укрепления были организованы кем-то очень грамотным, кто понимает, как организовывать контроль доступа в периметр. Представляли они собой железобетонные кубы, поряпанные взрывами, высотой больше метра. Во многих местах эти кубы были скреплены путем сварки торчащих из них арматурных прутьев. Все кубы были изрисованы зеленой краской и изречениями на арабском, видимо цитатами из Корана и хадисов. Сдвинуть их без газового резака и нескольких десятков минут напряженной работы было невозможно, разве что бульдозером - но тут он не влезет. Попадая в огражденный бетонными блоками коридор, машина была вынуждена сначала резко подавать влево, потом резко вправо. Такие маневры можно было проделывать только на скорости двадцать километров в час, не больше. И все это время она
находилась под прицелом гранатометчиков, укрывавшихся метрах в ста за блокпостом в полуразрушенном здании. Для преодоления такой преграды нужна тяжелая инженерная техника и танки.

        - Стоп! Сиди спокойно, англиз…
        Наш «Ошкош» остановился прямо перед блоками, подняв тучу пыли, следом тормознули два «Хаммера» прикрытия. К нам, неспешной походкой и даже держа автомат за плечом на ремне, а не в руках двигался человек в старой, еще саддамовских времен форме и зеленой повязке на лбу. По виду он выглядел как начальник, хотя и небольшой. Наглость американцев видимо его настолько потрясла, что он решил сам, лично высказать нам все, что о нас думает и куда нам следует идти. Краем глаза я заметил, как Душан приоткрыл буквально на миллиметр дверь Ошкоша и положил палец на спусковой крючок автомата.
        Тем временем "народный гвардеец" вскочил на подножку «Ошкоша», по хозяйски распахнул бронированную дверь, оглядел кабину - и тут его взгляд споткнулся на Шарифе. Шариф что-то коротко сказал на арабском, гвардеец ответил, Шариф снова сказал длинную фразу на повышенных тонах. Гвардеец еще раз мрачно осмотрел нас, соскочил с подножки кабины, сказал что-то в рацию.

        - Поехали - уверенно сказал Шариф - никто не будет стрелять. Но ваше сопровождение придется оставить здесь. Оно там не нужно.
        Я переглянулся с Душаном. Получается, мы суемся втроем в настоящее осиное гнездо. Нащупал на переднем сидении гарнитуру рации…

        - Койот вызывает Вертикаль 17…
        Для того, чтобы вызвать дежурную вертолетную пару я воспользовался позывными Андерсона, моих позывных в сводной таблице радиообмена пока не было.

        - Вертикаль 17 Койоту - мы в «клике» от вас, сигнал сильный и отчетливый.
        Хоть одна хорошая новость - в случае чего нас прикроют с воздуха.

        - Койот Вертикали 17. Мы вступаем на контролируемую «танго» территорию. Вызов поддержки - один тоновый сигнал.

        - Понял тебя Койот, прикроем…

        - Спасибо, конец связи.
        Следом я связался с конвоем, договорились, что конвой будет патрулировать невдалеке, но тза периметром Садр-Сити. Стоять на одном месте было опасно, соваться в Садр-Сити двумя Хаммерами самоубийственно - мне они нужны были только на обратный путь. Договорились о контрольном времени, после которого, если мы не появимся или не выйдем на связь - поднимается тревога.
        Вот и все. Теперь либо пан либо пропал… Я осторожно надавил на газ, пытаясь протащить тяжелый и неповоротливый Ошкош по узкому проходу между бетонными надолбами.


        ИРАК, БАГДАД
        РАЙОН САДР-СИТИ

04.07.2006 Г
        Наш «Ошкош», завывая мотором, то и дело, проваливаясь в залитые грязной жижей и нечистотами, расположенные в беспорядке по дороге ямы тащился по улице Садр-Сити. Сначала я старался объезжать ямы, но потом бросил это дело - бесполезно, обогнешь одну - попадешь с другую. Съехать с дороги тоже было невозможно - по обе стороны от дороги - метровой глубины ямы с водой и нечистотами…
        Со всех сторон на нас таращились местные аборигены, причем с таким удивлением, как будто мы были инопланетянами, спустившимися на грешную землю с Марса. Стайки грязных, оборванных ребятишек лет пяти-семи бежали за «Ошкошем», бросая комки грязи. Подростки постарше улюлюкали и свистели, показывали средний палец - научились уже, стервецы - один раз в кабину с глухим звуком ударился камень. Все это напоминало мне Сомали только в еще более страшном варианте. Некоторые дома были разрушены полностью или частично бомбами и ракетами, но даже на развалинах жили люди. Стояли самодельные маленькие, похожие на увеличенную немного собачью конуру клетушки, сделанные где из ржавых листов кровельного железа, где из картона. Расстояние между домами, построенными «нормально» довольно большое - и между ними лепились уже самостройные лачуги. В некоторых местах стояли ржавые, раскрашенные в разные цвета морские двадцатифутовые контейнеры, где так же жили люди. Канализации не было, нужду справляли прямо на улице, и вонь пробивалась даже через фильтры кондиционера кабины. В некоторых местах улицы стояли попугайски
раскрашенные, с выбитыми стеклами машины семидесятых - восьмидесятых годов, трудно было даже определить марку некоторых. У многих мужчин, сидевших или бесцельно слонявшихся по улицам было оружие, взгляды такие, что аж страшно.

        - Туда, туда!
        Шариф замахал рукой, показывая влево, я повернул руль, Ошкош съехал с широкой улицы в какой-то проулок, по обе стороны которого тянулись склады, больше похожие на гаражи. Я критически осмотрел ширину улицы, прикинул - в обрез, но протиснемся. Дизель Ошкоша глухо рыкнул, машина поползла вперед, едва не обдирая бортами обшарпанные стены.

        - Проедешь вон те ворота и стой…
        Проехал. Встал. Гараж, у которого мы встали, был по длине как три обычных, ворота в отличие от других были не ржавыми, а покрашенными в зеленый цвет. Заметив мой взгляд на ворота, Шариф сказал:

        - Тут трудно достать любую краску кроме зеленой…
        Понятно…
        Открыл дверь и тут понял, что из машины вылезти будет сложно - переулок был настолько узким, что двери до конца не открывались.

        - И как мы теперь из машины вылезем?  - спросил я Шарифа. Тот указал пальцем на люк в крыше, предназначенный для установки пулемета.

        - Ты первый, англиз…

        Е-мое…
        Открыл люк, уличная вонь сразу вонзилась в нос как шило. Первым полез на крышу машины Шариф, затем Душан, последним выбрался я отметив, что если сейчас начнется обстрел, мы и не выедем отсюда.
        Тем временем, Шариф спрыгнул на землю, по-хозяйски огляделся, подошел к разукрашенной зеленым двери склада, вытащил большую связку ключей и начал открывать один замок за другим. Я и Душан в это время заняли позиции по обе стороны машины, осматривая окрестности. Если спина наша была прикрыта бронированной махиной «Ошкоша», то спереди мы не были прикрыты ничем. Узкий переулок, выходящий на одну из центральных улиц Садр-Сити - все равно, что тир, причем мы выступали здесь в роли мишеней.

        - А ты не боишься, что твой склад ограбят - спросил я Шарифа, держа наготове автомат

        - У нашей семьи не воруют - презрительно ответил Шариф - все знают, что потом случится с вором…

        Нормальненько… Вот ведь мафиози малолетний…
        Звякнув, открылся последний замок, Шариф потянул на себя дверь, та открылась неожиданно тихо и плавно.

        - Пойдем, американец…

        - Предел внимания!  - сказал я в тактический переговорник и пошел вперед.
        Кондиционера в складе не было, равно как и вентиляции, поэтому воздух был душным, спертым и очень горячим. Температура была градусов пятьдесят, после кондиционированной кабины Ошкоша мне показалось, будто я попал в сауну.

        - Что будешь брать, Майкл?
        Я задумался. Поскольку лишний раз в Садр-Сити ездить не хотелось, закупаться надо по максимуму.

        - Три обычных РПГ-7 и три РПГ-7 «Коммандо». Найдется?

        - Найдется, они как раз по три в ящик пакуются. Бери вот этот ящик и вот этот. Давай сразу в машину их вынесем.

        Вот ведь хитрюга чертов, учится буквально на ходу! Если я сейчас вытащу ящики и загружу их в машину - как мне потом торговаться? Ведь если не сторгуемся - придется обратно эти ящики таскать! А таскать придется мне одному - нас и так всего трое, меньше чем двоим в боевом охранении стоять опасно. Вот и получается - что придется платить ту цену, которую Шариф скажет. Ну, хитрец!
        Повесил автомат за спину, взял один из ящиков, вытащил на улицу, забросил в кузов машины. В кузове, держа наготове пулемет, стоял мастер-сержант Андерсон.

        - Я сейчас буду ящики вытаскивать, ты проверяй каждый! А то нам этот засранец камней в ящике вместо товара подбросит, знаю я его…
        Сержант Андерсон ухмыльнулся, положил пулемет и начал открывать ящик с гранатометами. Я же поперся за следующим…
        Таскать пришлось полчаса, не меньше и к концу погрузки машины пот лил с меня буквально градом. Шутка ли сказать - погрузили шесть гранатометов, сто (пока хватит) выстрелов к ним, один СПГ-9 с десятью выстрелами к нему и самое главное
        - 107 миллиметровую ракетную установку и сто ракет. С трудом забросив в кузов последний ящик я прислонился спиной к кузову и закрыл глаза. Пот лил буквально градом. Стареешь, коммандер, стареешь - раньше бы перекидал и даже не заметил. Или это из-за духоты тут такой…
        Сержант Андерсон тем временем игрался с ракетной установкой…

        - Ну что?

        - Блеск - отозвался Рик, глаза его и вправду блестели - такой штукой можно наделать дел!

        Они и делаются - что ни ночь то обстрел…

        - Сколько хочешь, юный грабитель?
        Шариф посчитал что-то на пальцах

        - Шестьдесят миллионов динаров!
        В голове как будто бухал старинный паровой молот, торговаться не было никаких сил.

        - Тридцать и по рукам!

        - Пятьдесят!

        - Сорок. Это нормальная цена, тем более что нам еще потребуются скоро боеприпасы, если сейчас договоримся, то купим их у тебя.
        Шариф почесал пятерней в затылке.

        - Согласен, аль-Наджи. Но помни, ты дал слово покупать у меня!
        В кузове басовито засмеялся сержант Андерсон

        - Ничего смешного - сказал я, протянул руку Шарифу, тот с серьезным видом пожал ее - договорились! Но если ты продал нам дерьмо, я тоже навещу твою лавку еще раз!

        - Там хороший товар - обиделся Шариф - Аллахом клянусь!

        - Тогда по рукам. Долларами отдам, не возражаешь?

        - Не возражаю - солидно сказал Шариф
        Сержант Андерсон открыл одну из лежавших в кузове коробок из-под пулеметных лент и начал доставать и отсчитывать стодолларовые банкноты…
        Неожиданность случилась на обратном пути. Мы закрыли склад, перебрались в кабину, Душан (на обратный путь за руль сел он, рядом с ним сел Рик, я же отправился в кузов) осторожно вывел груженый Ошкош на основную улицу. И только мы выехали из переулка и начали набирать скорость - как слева - визг тормозов и удар, неприятный такой металлический хлопок. Ошкош резко затормозил, меня бросило вперед, на ящики - я ударился грудью об угол ящика, да так сильно, что от боли чуть не выронил пулемет. Что за ерунда происходит?!
        Сбоку хлопнула автомобильная дверь, раздался резкий, раздраженный голос. Я только хотел спрыгнуть с кузова и посмотреть, что происходит, как вдруг понял, что неизвестный говорит… по-английски!
        С этого момента я действовал совершенно инстинктивно. Первым делом я залег на ящиках так, чтобы меня не было видно. Пулемет я аккуратно, стараясь не нашуметь, отложил в сторону (хотя в шуме улицы меня вряд ли бы услышали). Нащупал автомат, перевел предохранитель на автоматический огонь, искренне надеясь, что щелчка не услышат с улицы. И, подкравшись к борту, осторожно и медленно отодвинул край одного из бронежилетов, чтобы увидеть, кто это еще кроме нас такой отморозок, что ездит в Садр-Сити. Глянул - и тут же отшатнулся, как будто увидел на оживленной иракской улице привидение. Прислонился спиной к борту Ошкоша, пытаясь прийти в себя и осознать происходящее. В голове вертелось только одно: не может этого быть!

        Чуть сбоку от нас стоял армейский «Хаммер», бронестекла из дверей были сняты, и можно было видеть всех, кто сидит в салоне. Водитель вышел из машины и осматривал переднее крыло, несильно поцарапанное столкновением, еще кто-то на повышенных тонах разбирался впереди с сержантом Андерсоном. А на заднем сидении Хаммера сидел… мертвец. И для мертвеца он выглядел весьма и весьма неплохо.

        Полковник Ковальски. Мартин Ковальски. Человек, которого я убил в девяносто девятом…


        КАРТИНКИ ИЗ ПРОШЛОГО
        СЕРБИЯ, КОСОВО
        НЕДАЛЕКО ОТ КОСОВСКОЙ МИТРОВИЦЫ
        ФЕВРАЛЬ 1999 ГОДА
        Мерзкий, пронизывающий до костей ветер гулял сегодня на Косовом поле, мрачные темно-серые тучи обнимали покрытие лесом склоны гор, снег с дождем то прекращался, то начинал падать вновь. Поганая погода, хороший хозяин в такую погоду собаку не выпустит…
        Если ехать от Косовской Митровицы на север, то узкая дорога пойдет через лесной массив, который, наверное, помнит еще и турецкое владычество. Лес стоял здесь издревле, служа жившим в этих края сербским крестьянам укрытием во время войны, в мирное время из деревьев строили крепкие надежные дома, топили печи, в лесу водилось немало зверья, на которое можно было поохотиться.
        Но о мирной жизни этот лесной край давно уже забыл. После второй мировой войны в край пришли албанцы, тогда их было совсем немного, и маршал Иосип Броз Тито разрешил им поселиться на святой для любого серба благодатной земле Косова поля. В основном это были зажиточные крестьяне, которые не захотели объединяться в колхозы и были вынуждены бежать с родной земли, были там и сторонники политического оппонента Ходжи - министра обороны Албании Кочи Дзодзе, которого Ходжа приказал расстрелять за шпионаж в пользу Югославии. В Албании, под властью кровавого тирана Энвера Ходжи всех этих людей ждала лютая смерть, и сербы приютили изгнанников на своей родной, исконно сербской земле.
        В девяностые албанцы, уже размножившиеся настолько, что стали доминирующей этнической группой в Косово, сполна расплатились с сербами за гостеприимство. Они сказали, что Косово поле всегда было албанской землей, и стали жестоко и исподтишка убивать сербов одного за другим. В лесу появились отряды партизан, пришедшие из Албании грабить и убивать - сама Албания была настолько нищей, что грабить там было просто нечего и некого. И закрутилась кровавая карусель партизанской войны, разрушая то, что строилось десятилетиями и веками.
        В конце девяностых сербы, казалось, возвратили себе родную землю - отряды специальной полиции, сербского армейского спецназа, сербские и русские добровольцы выбили боевиков почти со всей территории Косово и восстановили порядок в крае. На какое-то мгновение лес снова стал мирным, таким в который можно ходить без опаски.
        Но люди, сидевшие далеко от этого маленького, благодатного края, в огромном пятиугольном здании на другом континенте решили, что то что происходит - неправильно. Европа объединялась, вводила новую единую валюту - и у "мирового острова" в будущем мог появиться смертельно опасный конкурент. А если Европа объединится с огромной, богатой природными ресурсами Россией - то и вовсе создавалась непоколебимая тысячелетняя империя, невиданная по своей мощи и не нуждающаяся больше в поводырях из-за океана. Тогда владычеству «общечеловеков» приходил конец. И решили «общечеловеки», что в Европе надо создать конфликт, нанести ей рану, которая будет болеть и гноиться десятилетиями, создать неподконтрольное никому криминально-террористическое государство, жители которого будут жить за счет наркоторговли и разбойных набегов на богатых соседей.
        Сказано - сделано. И завыли над древней сербской землей сирены, извещавшие о том, что пришла новая, невиданная доселе беда. Гуманитарная смерть, посылаемая с ракетных крейсеров, подводных лодок и парящих высоко в небе стратегических бомбардировщиков ежедневно собирала кровавую гуманитарную жатву под злобный визг проповедующих "общечеловеческие ценности" газетных шакалов.
        Смерть была неразборчивой. Военные и полицейские просто так ей не давались - зарывались в землю, маскировались, устанавливали ложные цели. Управляемые бомбы и ракеты падали на бочки с горючим, на жестяные макеты танков с костром внутри, на открытые микроволновые печи. Сербы злобно огрызались - один за другим падали с черного, дышащего смертью, враждебного неба истребители и бомбардировщики с сатанинской четырехконечной звездой на фюзеляже, у них отказывали двигатели, они теряли ориентацию и врезались в землю, у них в самый неподходящий момент заканчивалось топливо. И тогда смерть собирала свою кровавую жатву среди тех, кто не мог ей сопротивляться, кто не прятался в лесных укрытиях, ежедневно меняя позиции и готовясь к жестокой партизанской войне с наземными силами вторжения. Она собирала свою смерть среди женщин, стариков, детей, не брезговала ни сербами, ни албанцами, никем.
        Только позавчера лес пережил очередной налет. В нем остановилась на ночь сербская мотострелковая рота. Выставили охранение, оборудовали как всегда ложные позиции с ложными мишенями. И не ошиблись - в восемь часов утра самолеты НАТО нанесли массированный удар управляемыми авиабомбами по лесу, основываясь на данных спутниковой разведки. Несколько десятков бомб, каждая весом в полтонны с корнем выворотили из земли столетние деревья и вдребезги разнесли позиции сербов. Пустые позиции. Сербы ушли из леса в семь часов утра…
        А сегодня в лесу снова появились гости. Наверное, это были самые опасные люди из всех, которых видел древний сербский лес…

        - Товарищ майор!

        - Что у тебя, Алексей?

        - Похоже, мы снова нанесли удар по пустому месту! Ни одной единицы уничтоженной сербской бронетехники, зато есть свежие следы, ведущие в сторону Косовской Митровицы. Видимо сербы ушли как раз перед ударом.

        - Сука…
        Три человека стояли в разорванном бомбами сербском лесу, внимательно осматривая местность. Вообще то людей было семеро - но в открытую стояли только эти трое, две боевые пары замаскировались неподалеку, держа под прицелом опасные направления.
        Шесть человек из семи, которые находились в этом лесу, были одеты в русский пятнистый камуфляж "Серые волки" и утепленные туристические русские куртки. Вся одежда, вплоть до нижнего белья, одетая на них была изготовлена в СССР или в новой России, «разгрузки» и десантные рюкзаки были такими, какие использует Российская армия. Все они прекрасно, без малейшего акцента говорили на русском языке и на разведвыходе не использовали никакого другого языка кроме русского. Оружие у них также было в основном русским - четыре автомата АКМ с подствольниками ГП-25 и магазинами, связанными попарно синей изоляционной лентой, один пулемет ПКМ и одна югославская снайперская винтовка М78. Даже сигареты в карманах - и те были только российского производства.
        У каждого из этих шести на камуфляже была нашивка, изображающая двух белых волков на мрачном фоне кладбища - один, на заднем плане выл, задрав голову к небу, второй мрачно смотрел на тебя на переднем плане. Такую нашивку носили бойцы отряда "Белы вукови"  - Белые волки, действовавшие в Косово. Все шестеро знали, где располагаются эти добровольцы, кто ими командует, как выглядят командиры и бойцы - все это они узнали из данных радиоперехватов и опроса пленных.
        И, тем не менее, эти шестеро не были русскими. Все они принадлежали к засекреченному подразделению военно-морского флота США - "команде изоляции"  - специальному антитеррористическому отряду, ориентированному на страны бывшего СССР и Россию. По уровню подготовки с этими людьми в американской армии, да и вообще в любой армии мира могли сравниться очень и очень немногие. Командовал этой специальной разведывательной группой американского военно-морского спецназа лейтенант-коммандер ВМФ США Майкл. Т. Рамайн. Именно он был одним из тех, кто открыто стоял сейчас в косовском лесу и оценивал результаты авианалёта. Если бы кто-нибудь спросил его в тот момент, что он думает о результатах этого авиаудара
        - то в ответ получил бы длинную и крайне эмоционально насыщенную фразу на русском языке. Но понять его смог бы только русский - американский переводчик перевести эту фразу вряд ли бы сумел.
        Последнего, седьмого человека, находившегося в этом лесу звали Агим и он был косовским албанцем, сейчас проходящим службу в элитном, разведывательно-диверсионном подразделении Армии освобождения Косово - УЧК. Он прекрасно говорил на сербо-хорватском и знал эту местность, поскольку родился и жил недалеко отсюда - только поэтому лейтенант-коммандер Рамайн взял его в этот разведвыход. Вообще-то Рамайн оценивал боевые качества албанцев весьма низко и, если была такая возможность, в разведвыходы ходил только с проверенными бойцами его собственной группы…

        - Хорошо. Нанеси обстановку на карту и уходим - недовольно сказал Рамайн - мы и так тут задержались, а результата ноль целых хрен десятых. За пять дней разведвыхода видели всего пять единиц подбитой сербской техники - считай по одной на день. Накувыркаемся мы еще тут… Пять минут - и снимаемся.

        ЧЕРЕЗ ЧАС

        - Привал десять минут.
        Лейтенант-коммандер Рамайн уселся на вывороченный близким взрывом с корнем ствол столетнего дуба, расстегнул камуфлированную куртку, под которой обнаружилась майка в белую и синюю полоску (русские добровольцы называют ее «тельняшкой» или "тельником"), с наслаждением вдохнул чистейший горный воздух. Рядом сел его напарник по имени Алексей (он же Алан) и Агим. Чиркнув спичкой, Агим с наслаждением закурил, Рамайн осуждающего посмотрел на него - легкие у него уже были посажены курением и он тормозил группу, кроме того своим дымом мог и демаскировать - но ничего не сказал.
        Шум движущейся по лесу группы Рамайн услышал первым, огляделся по сторонам - но надежно замаскироваться было негде. К тому же этот придурок Агим - сигаретный дым мог учуять даже человек с сильным насморком - а раз есть свежий сигаретный дым, но рядом нет курильщиков - даже не слишком умный человек мог сложить два и два и начать поиск. Свои в лесу не прячутся. Если прячутся - значит, чужие! Твою мать, чтобы еще раз этого придурка в рейд брать!!!
        Оставалось только одно - действовать внаглую, нахрапом. В конце концов, к этому их и готовили.

        - Тихо - прошипел Рамайн на русском - говорю я! Стрелять только после меня!
        Через несколько минут к сидящей на дубе троице вышел небольшой сербский отряд - всего пятнадцать человек. Шедший первым молодой серб сначала вскинул автомат, но потом, заметив нашивку "Белых волков" успокоился и подошел ближе. Свою роль сыграло и абсолютное спокойствие незнакомцев.

        - Вы кто?
        Лейтенант-коммандер Рамайн внутренне усмехнулся - детский сад. Командирским голосом рыкнул.

        - Ты что молодой, совсем страх потерял!? Крылья отрастил!? Устав не читал?! Перед тобой майор - почему не представился!?
        Сербов это дезориентировало вконец, Рамайн говорил абсолютно без акцента, они только что не встали по стойке «смирно», один из них четко отрапортовал:

        - Лейтенант Никола Йованич, двадцать шестая мотострелковая бригада! Ведем поисковые действия!

        - Совсем у вас тут бардак, лейтенант Йованич - недовольно сказал Рамайн - нас о вашем присутствии и не предупредили. А если бы перестрелялись? Майор Михаил Романов, специальная разведывательная группа. Ведем поиск сбитого НАТОвского пилота…
        Молодой, не старше двадцати пяти, серб с восхищением глядел на русского добровольца - диверсанта - о них на положаях пересказывали легенды…

        - Короче так, лейтенант! Здесь нам под ногами не мешайся - командным голосом проговорил Рамайн - разворачивайся цепью пять километров левее и начинай прочесывание. А мы здесь поработаем…

        - Есть!
        Серб повернулся, чтобы отдать приказ стоящим позади него солдатам, Рамайн внутренне, облегченно вздохнул - обошлось чисто. И тут Агим вскочил с бревна, дико крикнул что-то по-албански и открыл шквальный автоматный огонь по стоящим метрах в пятнадцати от него сербам. Лейтенант-коммандер Рамайн еще не успел осмыслить ситуацию, а тело уже действовало в автономном, выработанном годами тренировок и боевым опытом режиме. Не прошло и секунды, как Рамайн переворотом скатился за бревно и дал длинную кинжальную очередь на весь магазин в сторону сербов. Переводчик огня на своем АК лейтенант-коммандер всегда держал в положении «очередь»…
        В воздухе пахло порохом и кровью. Заполошно каркало потревоженное выстрелами воронье, вызывая желание дать длинную. Хзлую очередь вверх, чтобы заткнулись. Пахло и еще чем - то, лейтенант-коммандер не мог определить, чем именно - но пахло очень мерзко.

        - Суки, суки, суки!  - Агим бросился вперед, доставая из ножен большой нож. Рамайн, поднявшись на ноги, подошел к тому самому сербу, командиру группы. Ни один из сербов даже не успел укрыться, не то что выстрелить в ответ - три автомата, двое из которых были в руках настоящих асов, сделали свое дело. Лейтенант Никола Йованич был тяжело ранен, на губах пузырилась кровавая пена. Но на русского он смотрел абсолютно без ненависти - в его глазах была боль, изумление и непонимание.

        - Брат… За что…  - прохрипел он.
        Лейтенант-коммандер Майкл Т. Рамайн достал из кобуры пистолет Стечкина, прицелился, выстрелил в голову раненому сербу. Все. На душе было мерзко. До предела мерзко.

        - Суки, ублюдки!  - в нескольких метрах от Рамайна суетился Агим, отрезая ножом уши погибшим сербским солдатам и вешая их на нитку, чтобы потом засушить - все ваше сербское отродье вырежу до последнего человека! Мрази!
        Рамайн обернулся. С тропы на перемазанного кровью албанца с ножом смотрел Алан, смотрел с омерзением и лютой ненавистью. Встретившись глазами с взглядом своего командира, Алан кивнул. Закон-тайга, прокурор - медведь, как иногда говорят русские.
        Лейтенант-коммандер американского спецназа ВМФ Майкл Т. Рамайн нагнулся и поднял трофейный сербский автомат, лежавший рядом с Николой Йовановичем. В древнем лесу глухо прогремела короткая автоматная очередь…


        АЛБАНИЯ, ТИРАНА
        ПОСОЛЬСТВО США В АЛБАНИИ
        ФЕВРАЛЬ 1999 ГОДА
        Посольство США в Албании расположено в столице стране - Тиране, по адресу Rruga e Elbasanit N 103. Обычное старинное здание, двухэтажное, выкрашенное в желтый цвет с белыми подоконниками, с красной черепичной крышей, больше похожее на богатую виллу, нежели на дипломатическое представительство. От ограды дорожка, ведущая к основным дверям посольства раздваивается, чтобы обогнуть небольшой круглый бассейн. Двухэтажным является только центр дома - а дальше от него отходят два одноэтажных крыла. С тех пор, как в соседней Югославии начались проблемы - места в посольстве для его расширившегося штата постоянно не хватает
        - американские дипломатические работники сидят буквально друг у друга на головах, воюют за каждый квадратный метр площади. Но предложения достроить здание посольства или выстроить новое заталкиваются в Госдепартаменте США на один простой и сакраментальный ответ: денег нет.
        В защищенной от прослушивания комнате в левом крыле, в самом конце коридора, посольства США в Албании было тесно как всегда тесно и душно - кондиционер вчера накрылся, чинить еще не пришли, а открыть окно было нельзя потому что его просто не было Маленькая комнатка, со сделанными из прозрачного пластика столом и стульями, без окон и с наглухо задраивающейся дверью, с трехслойными стенами, с постоянно работающим генератором помех первоначально было рассчитана только на двух человек. Сегодня же в нее набилось трое - было тесно, но такое совещание проводить им было негде, кроме как в этой комнате.
        Первым был бригадный генерал Джеймс Коннор - невысокий, мужиковатого вида, с тяжелыми чертами лица, в потрепанном полевом камуфляже. Генерал Коннор был старшим советником Армии освобождения Косово и отвечал за подготовку наземного вторжения в Югославию.
        Вторым был полковник Мартин Ковальски. Вообще то у него было много имен, но чаще всего он пользовался именно этим рабочим псевдонимом - "Мартин Ковальски", на него же были выписаны все документы и на него он получал денежное довольствие в американской армии. Полковник Ковальски был штатным сотрудником РУМО, Разведывательное управление Министерства обороны США.] контрразведчиком и считался большим специалистом по «грязным» и «мокрым» делам, которые другие делать отказывались. Он же брался за все.
        И, наконец, третьим был хозяин совещания. Мартин Сильвер (Сильверштейн), атташе по культуре американского посольства в Тиране.[Слова "атташе по культуре" вызывают у людей, подобных автору понимающую улыбку или истерический смех в зависимости от ситуации.] Мартин Сильвер, помимо того, что он занимался организацией культурных связей США и Албании, отвечал за пропаганду западных ценностей в Югославии, за подрывную работу на идеологическом фронте и обтяпывал много других грязных делишек, как личных, так и государственных. Как истинный еврей, Сильвер никогда не упускал возможность набить потуже свой кошелек, причем каким именно образом - его не интересовало ни в малейшей степени.
        Тема экстренного совещания, на которое Сильвер собрал своих… подельников (а иначе никак не назовешь) была крайне серьезной. Только что Сильвер прилетел из Вашингтона, где на него вылили такой ушат дерьма и помоев, какого он не помнил за всю свою жизнь. Теперь надо было отмываться - или по крайней мере измазать в дерьме других.

        - Можете посмотреть, Джеймс, какую мразь мы имеем в собственных рядах!  - истерично, вызывающе выкрикнул Сильвер, швырнув через стол на колени генерала тонкую кожаную папку с документами - читайте, читайте! Между прочим, за этого человека отвечаете вы! Вслух читайте, генерал, вслух!
        Генерал Коннор открыл тонкую папку, в которой был только один листок бумаги, положил перед собой, начал читать - и тут же ощутил, как в кабинете вдруг стало очень-очень холодно…
        ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ОБЪЕДИНЕННОГО КОМИТЕТА
        НАЧАЛЬНИКОВ ШТАБОВ
        ВООРУЖЕННЫХ СИЛ США
        ГЕНЕРАЛУ ДЖОНУ ШАЛИКАШВИЛИ
        КОПИЯ:
        МИНИСТРУ ЮСТИЦИИ -
        ГЕНЕРАЛЬНОМУ АТТОРНЕЮ США
        ГОСПОЖЕ ДЖАНЕТ Е. РЕНО
        РАПОРТ
        Я, ЛЕЙТЕНАНТ-КОММАНДЕР ВМФ США МАЙКЛ ТОМАС РАМАЙН, НАЗНАЧЕННЫЙ СОВЕТНИКОМ АРМИИ ОСВОБОЖДЕНИЯ КОСОВО И, В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ НАХОДЯЩИЙСЯ В АЛБАНИИ, ПРИКАЗ N…, ДОКЛАДЫВАЮ НА ВАШЕ УСМОТРЕНИЕ:

1. МНОЮ ДОСТОВЕРНО УСТАНОВЛЕНО, ЧТО ВОЕННАЯ ИНФРАСТРУКТУРА США И НАТО, НАХОДЯЩАЯСЯ В АЛБАНИИ, В ЧАСТНОСТИ ПЕРЕДОВЫЕ БАЗЫ «РЕНТГЕН», "ЗУЛУ", «ФОКСТРОТ», ВОЕННЫЙ АЭРОДРОМ НАТО НАХОДЯЩИЙСЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ АЭРОПОРТУ ТИРАНЫ ИСПОЛЬЗУЮТСЯ ДЛЯ ТРАНСПОРТИРОВКИ НАРКОТИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ В КРУПНЫХ ОБЪЕМАХ. ДЛЯ ПЕРЕВОЗКИ НАРКОТИКОВ ИСПОЛЬЗУЮТСЯ ВОЗМОЖНОСТИ ВОЕННО-ТРАНСПОРТНОЙ АВИАЦИИ США НА ПОСТОЯННОЙ ОСНОВЕ. КОЛИЧЕСТВО ПЕРЕВОЗИМЫХ НАРКОТИКОВ ИСЧИСЛЯЕТСЯ ТОННАМИ.

2. НА БАЗЕ «РЕНТГЕН», ГДЕ Я В НАСТОЯЩИЙ МОМЕНТ ПРОХОЖУ СЛУЖБУ В ОДНОМ ИЗ ЗАКРЫТЫХ АНГАРОВ ОРГАНИЗОВАН СКЛАД НАРКОТИКОВ, КОТОРЫХ ТАМ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ НАХОДИТСЯ НЕ МЕНЕЕ ТОННЫ. ПАРТИИ НАРКОТИКОВ ПОСТУПАЮТ НА СКЛАД С ИНТЕРВАЛОМ 2-3 ДНЯ, ОТГРУЖАЮТСЯ ЕЖЕДНЕВНО. КОМАНДИРУ ПЕРЕДОВОЙ БАЗЫ «РЕНТГЕН», СТАРШЕМУ ВОЕННОМУ СОВЕТНИКУ, БРИГАДНОМУ ГЕНЕРАЛУ ДЖЕЙМСУ КОННОРУ ИЗВЕСТНО О НАХОЖДЕНИИ НА БАЗЕ СКЛАДА С НАРКОТИКАМИ.

3. МНЕ ИЗВЕСТНО О, ПО МЕНЬШЕЙ МЕРЕ, ТРИДЦАТИ ОФИЦЕРАХ АРМИИ США ЛИБО ГРАЖДАНСКИХ СЛУЖАЩИХ АРМИИ США, ДОСТОВЕРНО ЗНАЮЩИХ О ХРАНЕНИИ И ТОРГОВЛЕ НАРКОТИКАМИ С АМЕРИКАНСКИХ ВОЕННЫХ БАЗ ЛИБО ПРЯМО ВОВЛЕЧЕННЫХ В НАРКОТОРГОВЛЮ. ПО МЕНЬШЕ МЕРЕ ПЯТЕРО ИЗ НИХ САМИ РЕГУЛЯРНО УПОТРЕБЛЯЮТ НАРКОТИКИ. СЧИТАЮ ВСЕ ЭТО НЕСОВМЕСТИМЫМ СО СЛУЖБОЙ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ США.

4. В ОБУЧАЕМЫХ МНОЮ ЧАСТЯХ АРМИИ ОСВОБОЖДЕНИЯ КОСОВО ВОВЛЕЧЕНЫ В РАСПРОСТРАНЕНИЕ НАРКОТИКОВ ПРАКТИЧЕСКИ СТО ПРОЦЕНТОВ ЛИЧНОГО СОСТАВА, КАЖДЫЙ ПЯТЫЙ ЯВЛЯЕТСЯ НАРКОЗАВИСИМЫМ. УКАЗАННЫЕ ВЫШЕ ВОЕННЫЕ ОБЪЕКТЫ ПОСТОЯННО ПОСЕЩАЮТ АЛБАНСКИЕ НАРКОТОРГОВЦЫ ДЛЯ ПРИОБРЕТЕНИЯ ОПТОВЫХ ПАРТИЙ НАРКОТИКОВ. ВЫПОЛНЕНИЕ БОЕВЫХ ЗАДАЧ НА ТЕРРИТОРИИ КРАЯ КОСОВО С ТАКИМ ЛИЧНЫМ СОСТАВОМ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ МНЕ ПРАКТИЧЕСКИ НЕРЕАЛЬНЫМ.

5. ВСЕ ИЗВЕСТНЫЕ МНЕ ФАКТЫ Я ГОТОВ ПОДТВЕРДИТЬ В СУДЕ ПОД ПРИСЯГОЙ.
        ЛЕЙТЕНАНТ-КОММАНДЕР ВМФ США
        МАЙКЛ. Т. РАМАЙН.

        - Как далеко это ушло?  - спросил Ковальски.

        - Не так далеко, слава Богу!  - язвительно ответил Сильвер - ту копию, которая ушла в объединенный комитет начальников штабов, передал мне адъютант генерала. И предложил немедленно разобраться с тем дерьмом, что у нас происходит здесь. Немедленно, слышите меня! Копию, попавшую в офис Генерального атторнея США, изъяли наши люди, пока она не попалась на глаза этой феминистской сволочи. Но, я думаю, вы понимаете, что если это попадет в газеты - кого-то придется сдавать. По крайней мере, в Вашингтоне мне явно дали это понять - при провале за нас никто задницу свою не подставит!

        - Как он все это узнал?  - задумчиво проговорил генерал Коннор.

        - А это неважно!  - истерически выкрикнул Сильвер - важно то, что ваши люди ставят под удар важнейшие операции! И разобраться с ними должен ни кто иной, как вы, генерал. Есть правило: кто нагадил, тот и должен за собой убрать. Вы нагадили - вы и убрать извольте! И как можно скорее, пока мы все не оказались перед комиссией Конгресса!

        - Что предлагаете?  - спросил генерал.

        - Рамайн ведь ходит на боевые операции - проговорил Ковальски - что если сербы узнают об одном из разведвыходов? Лучшего решения проблемы и придумать нельзя.

        - Вы предлагаете мне сдать противнику своего подчиненного?  - спросил генерал Коннор, глаза его недобро сузились

        - Я не предлагаю, я приказываю!  - атташе по культуре сорвался на крик - вы не на гражданке, генерал! И обязаны исполнять приказы! Рамайн своим правдоискательством ставит под удар важнейшую операцию, от которой зависит будущее всех Балкан, как зоны мира и демократии! Поэтому я приказываю, слышите, приказываю вам!!!…
        Сильвер оборвался на полуслове, хрипло закашлялся, рука судорожно протянулась к стоящей на столе бутылке минеральной воды «Эвиан». За него мысль докончил полковник Ковальски.

        - Успокойтесь, генерал. Вам нужно просто передать мне информацию, когда и где состоится очередной разведвыход группы Рамайна. Остальное я беру на себя…

        На самом деле генерал Коннор занимался наркоторговлей не по своей воле - век бы
        ему не видеть этих наркотиков, складов на военных базах, «левых» рейсов ВТА, ошивающихся около баз албанских наркодилеров. Да, генерал знал, что в США наркотики не идут, расползаются тут, в Европе, через албанских беженцев… но ведь наркоторговля, она и в Африке наркоторговля. Кто может поручиться, что точно такой же базы нет в самих США? Американская военная бааы превратилась в гибрид лагеря для беженцев и наркоприто на. Ширялись ведь уже и некоторые американские военнослужащие… Но приказ "оказать содействие" сотрудникам ЦРУ, и гражданским контрактникам из частных военных компаний работающим в Албании, пришел из Пентагона и генерал нарушить его не мог. Хотя и понимал, что случись чего - и объяснять суду военного трибунала, как партия наркотиков попала на американскую военную базу, придется ему, а не тем, кто отдал этот приказ.

        Генералу внезапно пришла в голову забавная мысль. Согласно американским законам, любое транспортное средство, на котором перевозились наркотики подлежит конфискации в пользу федерального пра вительства. Получается, надо конфисковать… самолеты военно-транспортной авиации, задействованные на идущих с юга рейсах? Заодно и погрузчики, на них ведь тоже возятся тюки с наркотиками, от самолета до склада? Бред…
        Прокашлявшись и жадно глотнув прямо из горлышка бутылки холодной минеральной воды атташе по культуре уже другим, более спокойным тоном подытожил:

        - Вот и договорились. Теперь ваш вопрос, полковник Ковальски…

        - Да, спасибо. Хочу проинформировать, что наш друг Джинджич обнаглел уже в предел. Прошлый раз мы пошли у него на поводу и снизили цены на товар - теперь он хочет новых скидок. Говорит, что распространение обходится все дороже и дороже. С этим надо что-то решать…


        СЕРБИЯ, КОСОВО
        МАРТ 1999 ГОДА
        Рамайну с самого начала не понравился этот разведвыход. Подготовленный в большой спешке, с неясно поставленными задачами, маршруты эвакуации отработали только после того, как он лично указал на просчет в планировании. Задачу ставил лично старший военный советник бригадный генерал Джеймс Коннор и его глаза очень не понравились лейтенанту-коммандеру. Но Рамайн даже не подумал не выполнить приказ.
        Группа шла по развилку между двумя покрытыми лесом холмами - и вдруг лейтенант-коммандер услышал хорошо знакомый пронзительный, разрывающий душу свист, тот самый, что снится профессионалам в их цветных и страшных снах о войне.

        - Опасность!
        Тренированное тело мгновенно метнулось на землю, через секунду земля вздрогнула от взрыва минометной мины, черный фонтан разрыва встал не больше, чем в тридцати метрах от группы. Спецназовцев осыпало мокрой землей и щепками. Калибр не менее
120 миллиметров судя по мощности взрыва - такие минометы просто так не работают
        - машинально определил Рамайн. Принимать решение надо было быстро.

        - Отходим! Точка тридцать семь, там занимаем оборону!
        Точка тридцать семь на карте - небольшое плато, господствующая высота. Там можно хоть немного продержаться до подхода помощи.

        - Уходите, я прикрываю!
        Лейтенант - коммандер Майкл Рамайн перекатился несколько раз по земле и свалился в воронку от минометной мины. Два раза в одно место мина не попадает - так говорят русские. Еще через секунду в воронку с шумом скатился извечный напарник Алан Сантино, плюхнул перед собой на импровизированный бруствер пулемет ПКМ.

        - Какого хрена!  - вызверился на него Рамайн - я приказал отходить! Вали отсюда, козел, да быстро!

        - Хрен тебе, босс - отозвался Сантино, задыхаясь - можешь меня расстрелять за невыполнение приказа в боевой обстановке. Когда свалим отсюда. Я твой напарник - значит, и уходить будем вместе.
        Рамайн на секунду посмотрел в глаза своему другу, потом отвернулся, устраиваясь поудобнее. Приложил к плечу автомат и начал тщательно одиночными выстрелами бить по перебегавшим вдалеке фигуркам. Рядом короткой, гулкой очередью ударил пулемет.
        Группу Рамайна спасло только чудо. После пятичасового ожесточенного боя с сербами на них вышел большой, не меньше двухсот человек, отряд УЧК, оказавшийся в этом районе случайно и привлеченный звуками ожесточенного боя. В живых к этому времени оставалось только трое спецназовцев из шести.
        Вернувшись на базу «Рентген» первая новость, которую узнал лейтенант - коммандер
        - известие о смерти генерала Коннора, убитого неизвестными снайперами с дальнего расстояния. Их штатный контрразведчик, полковник Мартин Ковальски куда-то исчез…


        США, ШТАТ ФЛОРИДА
        РАЙОН МЕТРО-ДЕЙД
        АПРЕЛЬ 1999 ГОДА

        - Вон он!
        Роскошный, видимо взятый напрокат, темно-синий «Порш-Каррера» плавно подкатил к тротуару, из машины выбралась стройная длинноногая девица в коротком черном платье, обошла машину, наклонилась к бесшумно скользнувшему вниз окну водительской двери, смачно поцеловала взасос водителя «Порше».

        - Ни хрена себе развлекается козел…  - сказал один из тех, кто сидел в черном "Форд - Таурус" на противоположной стороне дороги - мне бы так поразвлечься…

        - Закатай губу обратно, придурок - раздраженно проговорил сидящий на водительском сидении полковник Ковальски - сначала работу сделай, за которую тебе заплатили, козел, а потом и о бабах мечтай…
        Тем временем «Порш», лихо проехав несколько сотен метров с визгом покрышек свернул в сторону громадного, шестнадцатиэтажного паркинга…

        Есть!

        - Работаем - сказал Ковальски - с паркинга его не выпускать!
        Пассажир Форда сосредоточенно накручивал глушитель на ствол своего пистолета…
        Тони Дженнеро, солдат мафии по прозвищу «Бык» тихо (это он думал что тихо) крался в сумраке паркинга между казавшимися бесконечными рядами автомобилей, держа наготове пистолет «Беретта-92» с глушителем. Было тихо, народа в паркинге на этом этаже не было вовсе - только подвывала система вентиляции, удалявшая выхлопные газы. Пистолет Тони дал Ковальски, которого он знал под другим именем и представлял крупным уголовным авторитетом. Ковальски объяснил, что нужно убрать одного зарвавшегося дистрибьютора, укравшего деньги за несколько десятков килограммов «товара» и смотавшегося в теплый штат Майами из промозглого Нью-Йорка. Такие дела безнаказанными оставлять нельзя - на этих словах «Бык» согласно кивнул. В конце концов - работа как работа, такую он выполнял не раз и не два и двадцать тысяч долларов для него тоже были не лишними.
        Внезапно Дженнеро насторожился - кажется, здесь. На пятом этаже паркинга во втором ряду стоял припаркованный «Порш-Каррера», точно такого же цвета как он видел несколько минут назад - и тоже с откидным верхом. Тони прислушался, огляделся по сторонам - никого, ни звука. Надо проверить машину, цель где-то неподалеку - с этой мыслью Тони сделал два шага вперед. Последние два шага в своей жизни - из-под днища огромного «Форд-экспедишн» внезапно высунулись две руки. Тони почувствовал, как кто-то стальной хваткой схватил его за лодыжки и рванул на себя…
        Полковник Ковальски уже пожалел, что взял на дело только одного «быка» из мафии
        - тут работа не меньше чем для дюжины. Даже такой киллер как Дженнеро мало стоит против опытного офицера спецподразделения с боевым опытом.
        Тихо скрипнула дверь, пропуская Ковальски на пятый этаж громадного паркинга, полковник, выставив перед собой МР5 с глушителем, скользнул вперед, прижался к стене, по-звериному принюхался к воздуху - и понял, что что-то произошло. Тишина была мертвой, только шипела система вентиляции - да попахивало опасностью - такой запашок, будто озоном, некоторые его чувствуют. Крадучись, полковник пошел вперед.
        Звяк!  - впереди тихо зазвенела упавшая на пол монета, Ковальски моментально нырнул за стоящий в ряду громоздкий белый фургон «Форд-Эконолайн», взял автомат наизготовку, осторожно выглянул. Как же, ищите дураков… Если монета впереди - значит противник за спиной! Старый трюк… Вот вы и попались, лейтенант-коммандер!
        Ковальски резко, перекатом развернулся, вышел из-за фургона, приходя в позицию для стрельбы с колена, направил автомат туда, где должен был быть Рамайн. И не увидел ничего кроме бесконечного ряда машин.
        Сзади, из-за другого ряда машин, черной тенью поднялся лейтенант-коммандер Рамайн, сжимая в руке бесшумный пистолет «Рюгер-Амфибия» калибра 5,6. Как и всегда он переиграл, перехитрил своего противника…


        ВАШИНГТОН. ОКРУГ КОЛУМБИЯ
        РАЙОН ЧЕВИ ЧЕЙС
        КОНЕЦ МАЯ 1999 ГОДА
        В гостевой комнате старинного дома жарко пылал камин, багровые блики плясали на отделанных натуральным камнем стенах. Май в этом году выдался нежарким и несколько пожилых людей, рассевшись около камина в старинных кожаных креслах, с удовольствием смотрели на языки пламени, потягивая выдержанное односолодовое шотландское виски и наслаждаясь живым, пламенным теплом…
        Молодой человек в строгом черном костюме, в черных очках и с едва заметным проводком микрофона около уха неслышно вошел в комнату, подошел к одному из стариков, сидящих у камина, почтительно наклонился, прошептал что-то на ухо.

        - Зови!  - громко сказал старик, являющийся хозяином этого дома.
        Через пару минут в комнату вошел среднего роста человек, лет шестидесяти на вид, одетый в шикарный серый английский костюм-тройку. Смазанные, неприметные черты лица, неожиданно жесткий, колючий взгляд, аккуратные маленькие седоватые усы. Больше всего этот человек походил на английского аристократа, но никак не на высокопоставленного сотрудника ЦРУ.

        - Проходите, господин Рамайн, присаживайтесь…  - хозяин дома указал на стоящее пустым кресло.
        Томас Рамайн, руководитель отдела внутренней контрразведки ЦРУ, с достоинством прошел к указанному ему креслу, неторопливо сел, оглядел всех присутствующих.

        - Я думаю, мы должны обсудить то небольшое недоразумение, которое произошло между нами и найти взаимоприемлемое решение…  - проговорил хозяин дома, которого многие в вашингтонском истеблишменте называли за глаза "Принц тьмы".

        - Попытка убийства моего сына не является небольшим недоразумением - спокойно ответил Томас Рамайн - это очень серьезная ошибка с вашей стороны, господа. И кто-то должен заплатить за то, что произошло…

        - А кто заплатит за убийство генерала Коннора и полковника Ковальски - раздраженно спросил хозяин этого уютного дома - и не забывайте мистер Рамайн, что все началось с того, что Ваш сын начал рассылать рапорты, рассекречивающие важнейшие операции…

        - по торговле наркотиками - закончил за него Томас Рамайн - не стоит господа, не стоит… Не надо мне врать - я не комитет по разведке Конгресса США, и не первый год работаю с такими как вы. Если мой сын совершил ошибку - Вам следовало немедленно обратиться ко мне, и я решил бы эту проблему. Тихо, без лишнего шума. Но вы начали убивать - за то и поплатились. И вы, и я прекрасно знаем, кто на самом деле убил генерала Коннора - это сделали сербы при помощи русских. Что же касается полковника Ковальски - то мой сын просто принял меры к тому, чтобы полковник Ковальски не смог организовать новое покушение на его жизнь - и поступил совершенно правильно, замечу. Око за око, зуб за зуб - так, кажется, в Библии? Более того, господа. Мой сын ПОКА не знает о том, кто отдавал приказы полковнику Ковальски и кто стоит за всеми событиями, произошедшими в последнее время. Боюсь, если он узнает правду - вас всех до одного в ближайшее время постигнет судьба генерала Коннора и полковника Ковальски.

        Несмотря на то, что в комнате топился камин, и было жарко - многие вдруг поежились от мимолетного озноба.

        - Что предлагаете, господин Рамайн?  - любезно осведомился "принц тьмы".

        - Решение нашей проблемы очень простое - жестко сказал Томас Рамайн - вы раз и навсегда отказываетесь от мысли ликвидировать моего сына, а он раз и навсегда забывает обо всем, что произошло в Косово, Албании и здесь, в США. Больше вы друг друга не знаете - ни вы его ни он вас. Точка.

        - Каковы наши гарантии?  - спросил кто-то из сидевших у камина

        - Никаких, господа - улыбка Томаса Рамайна была острой как бритва и ледяной как айсберг - только честное слово. Мое честное слово. И если вдруг кто-то из вас забудет про свои обязательства, взятые здесь - информация и доказательства попадут на стол Генерального атторнея США. Это не говоря уж о том, что мой сын узнает ваши имена…

        Выхода не было…

        - Договорились - со вздохом сказал "Принц тьмы"

        - И еще - остановил его Томас Рамайн - поскольку мой сын уволился с флота ему нужно подыскать какой-то бизнес, чтобы не болтался без дела. Недалеко от Далласа есть небольшая заброшенная военная база, относящая к бесполезному федеральному имуществу. А если и не относящаяся - на мой взгляд, оно и впрямь бесполезное. Если ее и относящуюся к ней землю продадут моему сыну по остаточной стоимости - я буду очень признателен…
        "Принц тьмы" скривился, но утвердительно кивнул. Это как раз им было хорошо знакома - распродажа федеральной собственности в частные руки за бесценок. Ни с кем не прощаясь, Томас Рамайн поднялся на ноги, привычным жестом огладил усы, огляделся по сторонам…

        - Мартин… Слышишь меня?  - громким голосом осведомился он, ни к кому конкретно не обращаясь.

        Сидевший в подвале Мартин Сильверштейн в ужасе отшатнулся от мониторов системы слежения.

        - Завтра ты подашь заявление об отставке из ЦРУ по состоянию здоровья, слышишь, Мартин. Если завтра заявления не будет, клянусь, я посажу тебя на электрический стул. Государственная измена, шпионаж, наркоторговля, убийство первой степени - для смертного приговора с лихвой хватит…
        Лицо Мартина Сильверштейна в одно мгновение превратилось из розового в мучнисто-белое… Белое как мел.


        ОКРАИНА ВАШИНГТОНА
        КОНЕЦ МАЯ 1999 ГОДА
        Угольно - черного цвета Мерседес неслышно прокатился между двумя огромными складами, выехал на небольшую площадку за складами, использовавшуюся для погрузки товара и имевшую запасной выезд на две крупные федеральные магистрали. Встал рядом с новеньким, бутылочно-зеленого цвета "Джипом Гранд Чероки", дважды мигнувшим фарами.
        Из Мерседеса вышел среднего роста человек, лет пятидесяти, одетый в шикарный серый английский костюм-тройку, обогнув машину сел в «Гранд-Чероки», на переднее сидение. Достал из кармана микроноситель информации и проигрыватель, напоминавший обычный плеер "Сони Вокмэн".

        - На, послушай внимательно.  - Томас Рамайн заправил микроноситель в проигрыватель, протянул его сыну. Майкл Рамайн надел наушники, нажал клавишу воспроизведения, закрыл глаза. В салоне джипа повисло тяжелое молчание.

        - Ты что-нибудь понял?  - нарушил молчание Томас Рамайн через несколько минут после того, как его сын закончил слушать запись.

        - Я все понял, папа - глухо сказал Майкл Т. Рамайн по-русски через несколько долгих секунд - все…

        МЫ, НАРОД СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ, ДАБЫ ОБРАЗОВАТЬ БОЛЕЕ СОВЕРШЕННЫЙ СОЮЗ, УСТАНОВИТЬ ПРАВОСУДИЕ, ГАРАНТИРОВАТЬ ВНУТРЕННЕЕ СПОКОЙСТВИЕ, ОБЕСПЕЧИТЬ СОВМЕСТНУЮ ОБОРОНУ, СОДЕЙСТВОВАТЬ ОБЩЕМУ БЛАГОДЕНСТВИЮ И ЗАКРЕПИТЬ БЛАГА СВОБОДЫ ЗА НАМИ И ПОТОМСТВО М НАШИМ, ПРОВОЗГЛАШАЕМ И УЧРЕЖДАЕМ НАСТОЯЩУЮ КОНСТИТУЦИЮ ДЛЯ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ….

        Помните еще, что это такое? Это преамбула Конституции США. Один из величайших документов мира, составленный отцами - основателями для нас, будущих поколений американцев. Завет отцов наших…
        Все детство, юность и молодость этот текст был для меня святым. Я верил в него, верил безоговорочно и свято, я готов был убить и готов был умереть за свою страну, свой народ и свою конституцию. Я просто верил. До мая тысяча девятьсот девяносто девятого года…


        ИРАК, БАГДАД
        РАЙОН САДР-СИТИ

04.07.2006 Г.

        - Босс! Босс! Майк, что с тобой?!
        Я пришел в себя от резкой и болезненной пощечины, сощурившись, взглянул на бездонно-голубое иракское небо, пытаясь определить, где я нахожусь. Надо мной с озабоченным видом склонился Душан.

        - Ты что, ранен?
        Я подумал. Кажется, нет.

        - С чего ты взял?  - сказал я прокашлявшись

        - Что-то мне твой внешний вид не нравится, босс - озадаченно проговорил Душан.
        Я поднялся на локтях, огляделся - мы стояли в самом центре иракского города…

        - Что за козлы были?  - спросил я

        - А, эти - Душан злобно выругался на малознакомом мне языке, видимо по-сербски - совсем охренел тут народ, как я погляжу. Вылетели с боковой улицы на главную, задели нашу машину, потом еще полкана на нас спустили. Как с цепи сорвались, придурки. Свалили они.

        - Меня они не заметили?

        - Нет, босс, с чего им тебя замечать? Ты же в кузове был - сказал Душан.

        - Это хорошо - расслабленно ответил я

        - Слушай, Майк - сказал Душан - чем дольше мы тут стоим, тем больше шансов что здесь и останемся. Хреново что-то ты выглядишь. Двигай-ка в кабину, а я за пулемет встану…
        Всю эту ночь я не спал - снились кошмары. Встал утром с гудящей головой, дышать было нечем, и обнаружил, что ночью накрылся медным тазом кондиционер. Сожрал две таблетки шипучего аспирина, потом еще две - легче ни на грамм не стало. Бл. ство, все одно к одному…


        ИРАК, БАГДАД
        ЗЕЛЕНАЯ ЗОНА

05.07.2006 Г
        Сегодня прилетала наша основная группа - шесть человек. Не готов к приему - перед глазами круги какие-то, голова кружится. То ли отравился, то ли еще чего…
        Душана с самого утра я отправил с армейским конвоем в международный аэропорт Багдада - встречать «новобранцев». Мне же надо было сделать еще одно дело - взяв с собой Рика и хорошо уже мне знакомого сержанта Хадсона, мы отправились на автомобильную стоянку - надо было забрать предназначенные для нас машины. Вчера еще надо было забрать, но меня вчера так пришибло после поездки в Садр-Сити, ходил как контуженый. Да и сейчас погано, хотя аспирин немного облегчил. Втроем мы поехали потому, что машин было три.
        Вообще, "зеленая зона" Багдада была похожа на обычный крупный арабский город. Основные разрушения залатали - да тут и не было особых разрушений то. Багдад сильно пострадал в девяносто первом, когда его бомбили как могли, в центре города большое количество важных правительственных и гражданских объектов - поэтому тоннаж бомб здесь приличный сбросили. А во вторую компанию Багдад можно сказать с ходу взяли. Впереди армейских частей ехали ЦРУшники с наличностью - ее было столько, что по слухам - в грузовиках везли. Проще было бы на счет перечислить в каком-нибудь оффшоре - но тут компьютерам не доверяли и в тонкостях международных финансовых операций не разбирались. ЦРУшники перехватывали переговоры саддамовских частей, потом на этой же частоте выходили на очередного генерала республиканской гвардии и забивали ему стрелку. С этой стрелки командир уезжал весьма довольный с мешком денег для себя и еще мешком - для подчиненных офицеров и стопкой новых паспортов. После этого, ЦРУшники связывались с идущими следом американскими частями и сообщали, откуда и докуда путь свободен. Конечно, везде по-разному
было, где-то и воевать приходилось - но частенько иракцы либо просто разбегались по домам, либо организованно получали бабки и тоже по домам расходились. Доходило до смешного - в Багдаде иракцы расстреляли в спину части арабского легиона, собиравшиеся занимать позиции у одного из мостов для обороны - ЦРУшники там побывали первыми и арабским добровольцам не светило. Это потом муллы иранские появились, ваххабиты, прочая дрянь - а наши умные головы решили, что один раз заплатили и хватит. Иракцам это не понравилось - они нас и погнали отсюда: либо платите, либо валите с нашей земли подобру поздорову…
        В общем и целом - город как город арабский - грязный, с сутолочным движением, с разномастными зданиями. Единственные отличия - это двухметровые глухие заборы из бетонных плит вокруг многих зданий - ни в одном арабском городе такое не принято возводить, да блокпосты с патрулями вооруженными…
        Небольшой конвой из двух Хаммеров с пулеметами, одного армейского тактического грузовика и несколькими кондиционированными маленькими китайскими автобусами частично заменял гражданским специалистам общественный транспорт. Ходил он каждый час, не выходил за пределы "зеленой зоны" и останавливался в строго определенных местах. Просто и удобно, заодно и дешево.
        Сели мы конечно в тентованный тактический грузовик, напросились. На будущее маленький совет. Если будете передвигаться в зоне боевых действий, никогда не садитесь в автобусы. Это смертельная ловушка. Всего две (а то и одна) двери, огромные стекла, такие что сразу видно что происходит в салоне, сидишь - как мишень через стекла светишься, ужас просто. При обстреле первым вспыхивает именно автобус, и обстреливают первым тоже его, двери часто клинит и выбраться из огненной ловушки бывает невозможно. Лучше промерзнуть до костей или наглотаться пыли под брезентовым пологом тактического грузовика - чем сгореть заживо в огненной ловушке.
        Конвой бодро пылил по улицам "зеленой зоны", я с любопытством разглядывал окрестности, сидя сзади у самого борта.
        "Зеленая зона" отличалась от всего остального Ирака хотя бы относительной, но чистотой и порядком. Например, если в городе где-то гремел взрыв, то место взрыва, пострадавшие строения не ремонтировались месяцами, поврежденную и сгоревшую технику иногда просто сталкивали на обочину. Здесь же все убиралось и приводилось в порядок, причем быстро.
        На каждой улице стояли смешанные патрули - наши и Иракские, в основном представлявшие собой пару Хаммеров, но попадались и усиленные - со Страйкерами. Была на улицах и иракская полиция - в корейских сине-белых седанчиках и пикапах
«Шевроле».
        Тем не менее, следы гражданской войны были видны и здесь. В некоторых местах явно были следы от падения минометных мин и НУРСов. Вообще НУРСы были для нас полным проклятьем. Для старта НУРСа достаточно было собрать примитивную схему из нескольких проводов и батарейки, к ним добавляли дешевый китайский будильник как часовой механизм. Дальше ракеты укладывали на лист шифера, подкладывая обычные кирпичи, «хаджи» придавали направление полета ракетам (среди них уже были настоящие асы по такому наведению), маскировали тряпьем или землей или кустарником и уходили. Срабатывал китайский будильник, в схему подавался ток, и ракеты стартовали по направлению к нашим объектам. Тяжелых потерь это не вызывало, но нервы мотало изрядно. Тем более, что поймать «хаджей» за закладкой такого вот сюрприза было очень и очень сложно. Еще досаждали самодельные минометы - их научились делать из обрезков водопроводных труб. Копалась яма, туда закладывалась переделанная в миномет труба, придавалось направление, дальше все это хозяйство прикрывалась сверху куском мешковины и землей. В один прекрасный день приходили «хаджи» с
тремя - четырьмя минометными минами, снимали маскировку, в быстром темпе выпускали мины и быстро сматывались.
        Вот так вот и жили - что ни день то обстрел. Единственным спасением были
«Фаланксы». Делались они просто: на платформу для морского сорокафутового контейнера монтировалась система «Фаланкс», первоначально предназначавшаяся для обороны кораблей от противокорабельных ракет с автономным дизель - генератором для питания системы. Двадцатимиллиметровая многоствольная пушка с радарной системой наведения, громадным запасом патронов - они были расставлены в "стратегических точках" зеленой зоны и поставлены на автоматический контроль воздушного пространства. В большинстве случаев минометную мину им сбить удавалось. Рядом с особо важными объектами внезапный громкий рев этих пушек и сильные взрывы в воздухе стали уже настолько привычным делом, что внимания на это почти никто не обращал.
        Что-то я заговорился - а тем временем мы уже приехали…
        Стоянка, с которой проводилась торговля автомобилями и прочими транспортными средствами в "зеленой зоне" представляла собой большую, размером с футбольное поле площадку, огороженную двумя заборами - первый из сетки - рабицы, второй из таких специальных тюков с обивкой из профнастила, а набитых чем-то вроде опилок. Как я потом узнал, первый забор вроде как хоть немного спасает от РПГ, вызывая преждевременное срабатывание гранаты, правда не всегда, второй принимает на себя пули и осколки, они в опилках застревают. Само "футбольное поле" было засыпано щебнем и сверху перекрыто навесом из тонкого профнастила (вроде как от минометных мин, хотя тоже не особо спасало.
        Подойдя к воротам, я подергал - закрыто. Несколько раз с силой пнул ногой по толстому железу - ворота отозвались недовольным гулом.
        Через пару минут за воротами послышалось шарканье ног, внимательные глаза осмотрели нас в небольшую прорезь.

        - Кто?

        - Саддам Хусейн!  - крикнул я, почему-то раздражаясь - открывай, б…., не видишь покупатели пришли смотреть твои драндулеты никому не нужные!

        Что-то меня все бесить начало, нервы постоянно на взводе…
        Через пару секунд скрипнула щеколда, ворота приоткрылись ровно настолько, что мог пройти человек.

        - Заходите…
        Зайдя, я посмотрел на ворота изнутри и удивился - к ним было приварено что-то вроде стопора, который в рабочем положении приоткрывал створку ворот ровно настолько, чтобы мог протиснуться один человек. Грамотно, грамотно…

        - Тим Нунан из «Блэкуотерс» должен был звонить насчет меня - мрачно сказал я - меня зовут Майкл Рамайн.
        Продавец - сухощавый, чернявый, похожий на араба мужчина лет сорока передвинул за спину свой Калашников, почесал голову, вспоминая.

        - Да, мистер Рамайн, кажется, был звонок. Вам как я понимаю, нужны машины.

        - Они самые - ухмыльнулся я - давай, показывай свои драндулеты…
        Вообще мне нужны были три машины. Две стандартные, патрульные, какие используют все частные военные подрядчики и одна типа бронетранспортера или новомодного MRAP,[Машина, защищенная от взрыва мины. Последний писк военной моды. Разрабатывались в спешке, когда стало понятно, что Хаммер как ни бронируй толка не будет, поэтому на многих конструкторские просчеты просто чудовищные.] способная нести тяжелое вооружение и вмещающая группу минимум из восьми человек. Бронетранспортер, конечно, был бы идеальным вариантом, но мне его никто не продаст. Если сами где-нибудь не стырим. Но это - дело будущего, а пока надо было выбирать из того, что есть.
        Патрульные машины. Тут я решил не изощряться и взять то, что брали девяносто процентов военных подрядчиков, работавших в Ираке. Шевроле-Сабербан. Привычная, простая и надежная машина, способная вместить группу из восьми человек (если потесниться). Дизель объемом 7,3 литра, тоже простой и надежный, без всяких там новомодных турбонаддувов. Чем проще - тем меньше шансов, что тебе придется сидеть и ждать техничку посреди раскаленной пустыни.
        Коли уж выпала возможность, примерно расскажу о том, какие транспортные средства используются в Ираке. Этот рынок полностью держит Форд и Шевроле, Крайслер отдыхает. На первом месте по популярности Шеви-Сабербан во всех видах и старых и новых моделей, на втором - пикапы с двойными кабинами и наращенными броней бортами грузового отсека. На третьем месте по популярности - Форд Икскешн, самый большой и длинный джип в мире из серийных. Вообще, Икскешн пользовался бы куда большей популярностью, он покрепче Шевроле и двигатель у него попроще - но его сняли с производства (напрасно, кстати). Детали для ремонта подобрать не проблема он во многом схож с тяжелым пикапом Форд Ф350. Но все равно - спрос на него уже не тот. Дальше по популярности идут японские джипы Тойота Ланд Круизер и как ни странно Мицубиси Монтеро. Еще востребованы подержанные европейские представительские бронированные автомобили Мерседес-Бенц С-класса, особенно
140-й серии. В Европе такой представительского класса броневик, защищенный от АКМ, лет десяти от роду и не сильно убитый можно за тридцать - сорок тысяч долларов купить, здесь в Ираке он вдвое дороже пойдет - перевозка ну и навар продавца. По моему с Европы все старые Мерсы бронированные сюда свезли, на новые броневики денег нет, а на небронированных передвигаются только те, кому жить надоело.
        Итак, Сабербаны или Субурбаны, тут кто как называет. В связи с большим спросом их сейчас бронируют все кто не лень. Иногда пара остолопов арендуют ангар, покупают газовые горелки-резаки - и пошло дело. Потом за огрехи при бронировании, расплачиваются покупатели в Ираке, еще вчера пребывавшие в радости, что немного сэкономили. Вообще, готовить машину к Ираку надо уметь. Например, если пожадничал, не поставил нормальные фильтры на топливо и на воздухозаборник - тысяч через десять-двадцать движок накроется - капремонт, сэр! Я уж не говорю о том, что некоторые ухитрялись предлагать в Ирак бронированные внедорожники и пикапы с бензиновыми моторами (!!!)  - первая же неудачная пуля в моторный отсек или в бензобак - и горишь как рождественский факел.
        Бронируют тоже по-разному. В связи с массовых спросом например сейчас элементарно не хватает нормальных бронестекол. Мало того, что производство новых машин идет - так и на старых если кузов после обстрела подрихтовать еще можно, то стекло - только менять. Подрывы опять-таки. Поэтому сейчас многие бронируют Субурбаны по-хитрому - нормальное бронированное стекло делают только впереди, лобовое и два боковых, со стороны водителя и пассажира. А сзади просто оставляют стандартное субурбановское остекление и монтируют бронекапсулу, а в ней - длинные продольные бойницы высотой сантиметров пятнадцать. Проблема в том, что в этом случае стрелкам сзади ничего не видно, лупят и лупят в белый свет как в копеечку. Но - дешевле.
        Я же экономить на качестве не стал, поэтому выбрал машины хоть и подороже, зато от проверенного временем производителя. O'Gara-Hess Eisenhardt, ныне называющаяся Centigon. Одна из старейших компаний мира, занимающаяся бронированием, сейчас ей больше ста лет. Эта фирма делала бронированные лимузины для всех президентов США, начиная с Никсона. Делала она и специальные бронированные джипы сопровождения, именно такие, какие и были мне сейчас нужны.
        Прошелся по первому ряду машин, остановился ради интереса перед «кладбищем» - стоящими в ряд подорванными машинами - тут видимо их на запчасти разбирали. Ближе всех ко мне стоял Мицубиси Монтеро, на спущенных шинах. Весь кузов изрешечен, явно не пулями, а осколками. Отверстия самого разного размера, в основном сконцентрированы на моторном отсеке и на салоне со стороны водителя. Машина бронирована дешево, бронекапсулой, защиту движка вообще не поставили. Кто-то сэкономил - а кто-то собственной жизнью поплатился. Бронированные стекла взрыв не выдержали, часть осколков проникла в салон, на одном из подголовников следы крови. Вот тебе и сэкономил… Ладно, хватит о плохом, накликать еще можно.
        Пройдя в обратную сторону, к новым, ожидающим покупателей машинам, я остановился перед белым внедорожником Субурбан, несколько точно таких же стояли рядом. Почти все машины в Ираке были либо белыми, либо черными либо в пустынном камуфляже. Чем руководствуются придурки, покупающие черные машины я не знаю - здесь в черной машине днем на солнце можно было заживо изжариться. Продавец протянул ключи, я открыл бронированную дверь - петли не провисли, качественно сделано. Некоторые халтурщики на стандартных петлях бронированную дверь вешают, на полгода не хватает. Запустил мотор, прислушался. Дизель запустился с полоборота и заработал как швейцарские часы. Работает глуше, чем на обычной машине - бронирование моторного отсека дополнительно и как шумоизоляция работает. Пока нормально - я заглушил мотор, открыл капот, проверил наличие дополнительных фильтров на топливной магистрали и на воздухозаборниках. И там и там они были, причем качественные, не китайские.
        Следом надо было проверять бронирование - различные компании бронируют по-разному. Например, эти машины имели бойницы в кузове - очень важный нюанс. Некоторые фирмы ставят в машину бронированную капсулу с бойницами, в кузове же бойниц не делают. В итоге первый же обстрел, пусть небольшой - и кузов на списание, ремонту он не подлежит. Но на этих машинах бойницы в кузове были, и само бронирование было интегрированным, а не сделанным в виде отдельной капсулы в кузове.
        Лег на землю, залез под днище. При бронировании днища могут быть две ошибки. Первая - некоторые фирмы просто кладут на днище машины кевларовый мат, который при намокании (конечно дожди в Ираке редкость, но всякое может быть) частично теряет свои защитные свойства. Вторая - на утяжеленной броней машине не усиливается подвеска - в итоге через пару десятков тысяч километров она требует полной замены, а «драйверские» качества машины в этом случае - как у коровы на льду. Здесь днище было бронировано сталью, в подвеску были установлены вторые амортизационные стойки.
        Последнее. Машины, которые выпускает Centigon для Ирака, идут примерно в такой же комплектации, которая идет для службы охраны президента США. А это значит - в крыше устанавливается огромный люк и ставится турель для пулемета. На некоторых машинах люк в крыше для стрельбы не делают - дорого. Пулеметы туда можно поставить разные - либо обычный пехотный М60 или М240, либо крупнокалиберный Браунинг М2, либо даже М134 «Миниган». Под каждый из них нужен отдельный переходник. Я выбрал две машины с универсальным креплением и набором переходников. Такое дороже, но позволяет ставить самые разные пулеметы от М249 и до Браунинга М2. Крупнокалиберный пулемет на этой машине превращает ее почти что в легкий бронетранспортер и огневая поддержка с этой машины намного мощнее, чем с обычным пехотным пулеметом. М134 «Миниган» я не стал брать - пулемет проблемный, патронов жрет немеряно, кроме того, зависит от электропитания - в машине с этим пулеметом приходится ставить дополнительный мощный аккумулятор. В общем, чем проще, тем лучше.
        Расскажу и про пулеметы, да и вообще про вооружение частных «гардов» в Ираке. Первичная подготовка «гардов» обычно ведется на одном из частных стрельбищ, переделанных в полигоны в южных штатах США. Там все не расстаются со своими М4. Но если приехать в Ирак и внимательно посмотреть, то американским оружием из частников вооружено меньше половины, а пулеметов и вовсе почти нет американских. Большую часть рынка держит его величество «Калашников».
        Почему так происходит? В основном по двум причинам. Первая - финансовая. Купить тот же М240 в США перед отправкой в Ирак - нужно иметь жутко дорогую федеральную лицензию и заплатить больше десяти штук баксов. В Ираке тебе М240 не продадут никак. Со складов армии США иногда предлагают М60 - но это для мазохистов или самоубийц, пулемет ужасный просто. ПКМ же в Ираке можно купить за тысячу долларов наличными (если знать где) в идеальнейшем состоянии, подержанный и того дешевле. Сейчас правда цены поднялись - спрос большой. Ну, и что брать будете?
        Вторая причина - это надежность и эксплуатационные качества оружия, сконструированного русскими. Если хотите знать реальные отзывы о русском и американском оружии - то читайте не Army times и не сайты. mil, а форумы, где общаются конвойщики, «гарды» и прочий служивый люд из Ирака и Афганистана. Там то вы и узнаете, что ПКМ в полтора раза легче нашего «нового» М240, проще, не требует особого ухода и, самое главное - не отказывает по поводу и без. Единственная проблема - русские патроны найти к нему, тут помогают некоторые "братья наши меньшие" типа грузин и украинцев - их контингент немало на этих патронах зарабатывает. Не говоря уж про АКМ - даже многие военные вместе с штатным оружием за спиной АКМС носят на всякий случай. Берешь обычный АКМ, который в Ираке чуть ли не на сдачу с ресторана купить можно, ставишь переднюю
«штурмовую» рукоятку, новое цевье и на него сверху - прицел типа «Рефлекс». И вот у тебя в руках оружие, которым пользуется большинство «гардов», особенно в Афганистане. И наша армия, думаю, если бы была такая возможность - вооружилась бы чем нибудь, сделанным по схеме Калашникова. Отказы родной М4 достали всех.
        С машинами сопровождения закончили. Теперь нужно выбрать что-то более мощное.
        В раздумье я прошелся мимо шеренги самых разных MRAPов. Что же выбрать?
        МРАПы были самыми разными. Большая их часть была разработана в последние годы и сразу попала в Ирак без испытаний, без официального принятия на вооружение, без всего. До того доходило, что машины в Ирак отправляли транспортными самолетами и такая перевозка утраивала (!!!) их стоимость.
        Делаются МРАПы очень просто - берется средний грузовик типа International 5000, делается бронирование типа такого, какое есть на тяжелых банковских броневиках, все это красится в песочный цвет - и готов "типа бронетранспортер". Иногда вверху делается люк с пулеметной турелью, иногда нет. Частенько эти машины со всех сторон обвешиваются решетками, для защиты от РПГ.
        Полазал по одной машине, по другой. Проблем и конструкторских просчетов - куча. На одной подвеска просела почти до ограничителей - машину забронировали, подвеску не усилили. Представил себе, как например, ездить на этой машине по ухабам, когда подвеска на малейшей кочке будет пробиваться до ограничителя. После первого же марша позвоночник в штаны ссыплется… На второй не открывалась дверь - так и есть, бронированную тяжелую дверь повесили на стандартных петлях и они уже успели просесть, хотя машина новая совсем. Не говоря уж об отсутствии автодоводчиков и ограничителей дверей на машине - открываться она могла чуть ли не на сто восемьдесят градусов, а чтобы ее захлопнуть, надо обладать мускулами Джона Дж. Рэмбо. Обстрел идет к примеру - а ты дверь закрыть не можешь… На третьей машине не было никаких креплений ни для оружия, ни для имущества - соответственно при движении по плохим дорогам все это будет летать по десантному отсеку. И так далее - качество конструирования и изготовления американских МРАП варьировалось от "так себе" до "гроб на колесах".

        - Южноафриканское что-нибудь есть?  - спросил я продавца. Тот указал на дальний угол стоянки, где сиротливо стояли несколько странных, уродливого вида машин…
        Первой, с проблемой современной партизанской войны столкнулась Южная Африка. Воевать бурам[Название белого населения южной Африки.] приходилось примерно в тех же условиях что и в Ираке. Обстановка тоже была схожа: белому меньшинству нужно было держать в узде черное большинство, чье террористическое сопротивление подпитывалось деньгами и оружием из СССР, Китая и всех африканских стран. Воевать приходилось в городах и буше,[Степь с кустарником.] причем как здесь, так и там основной угрозой была угроза подрыва на дороге на мине или фугасе. Белые жители ЮАР столкнулись с теми же проблемами что и мы в Ираке и воевали около тридцать лет. За это время ЮАР была разработана уникальная, не имеющая аналогов в мире линейка противопартизанских боевых машин. Конструкция их отрабатывалась и шлифовалась годами, поэтому МРАпы с ними - и рядом не стояли.
        Внимательно осмотрел все выставленные южноафриканские боевые машины, выделяющихся странными и уродливыми, угловатыми формами. И кажется, нашел то, что нужно.
        Называлась эта машина «Игуана», разработана она была на базе полицейского ЮАРовского бронетранспортера, предназначенного для патрулирования буша. Каждая его деталь была приспособлена для того, чтобы защитить экипаж в экстремальных условиях партизанской войны. Днище машины было корытообразной формы и бронировано еще мощнее, чем борта, даже при взрыве противотанковой мины у этой машины всего лишь отрывало колесо - взрывная волна уходила вверх. Борта были бронированы против патрона 7,62*51 со стальным сердечником по кругу - а больше и не надо. ДШК к примеру у террористов почти не бывает - слишком тяжел. Куча бойниц для стрельбы, бронестекла по кругу для наблюдения за обстановкой. Дизельный двигатель и большой топливный бак - для дальних автономных рейдов. На крыше - два люка и две турели. На одну я решил поставить Браунинг М2, на другую по необходимости будем ставить либо СПГ-9 либо легкую ракетную установку. С таким вооружением машина по огневой мощи не уступала легкому танку и способна была решать весь спектр задач по борьбе с партизанами. Как и почти все броневики в Ираке она была дополнительно
защищена решетками по кругу, причем решетки были установлены на расстоянии пятьдесят сантиметров от борта, а не тридцать как обычно. Явно эту машину делали профессионалы и для профессионалов.
        Сторговались быстро. Я выписал чек (за то время, пока провел в Ираке почти забыл, как это делается, здесь в ходу только наличка), вместе с продавцом поставили аккумуляторы, проверил бензобаки - под пробку. Расселись: я сел в
«Игуану», сержант Хадсон и мастер-сержант Андерсон сели за руль выбранных
«Субурбанов», продавец открыл двери и, сыто урча дизелями, наша маленькая колонна выкатилась на иракскую улицу. Ехать нам было всего ничего: до базы морпехов, а уже на следующее утро я собирался с личным составом отбыть по направлению на Аль-Кут, в укрепленный лагерь «Чарли», тем более что туда завтра собирался усиленный армейский конвой.


        БАГДАД, "ЗЕЛЕНАЯ ЗОНА"
        "КЭМП-БРАВО" КМП США

05.07.2006 Г.
        Вечером вернулся и Душан с аэропорта - наконец то привез пополнение. Когда мы вернулись с машинами - они уже успели сходить в столовку, осмотреть оружейку и теперь ждали своего отца-командира, то бишь меня.
        Душан ждал меня во дворе базы.

        - Ну, как?

        - Профессионалы - Душан пожал плечами - думаю, проблем с ними не будет.
        Я немного задумался.

        - Твои тоже приехали?

        - Да?

        - Как звать?

        - Одного Милорад, другого Александр

        - Русский что ли?

        - Да, из добровольцев, у нас немного повоевал в Косово, раньше в каком то спецподразделении на границе служил. Какие-то проблемы, босс?

        - Да нет…  - я усмехнулся - ты же знаешь мне все национальные проблемы до дверцы. Они отдельно сидят?

        - Да, они в оружейке, смотрят…

        - Тогда давай так. Я пообщаюсь с твоими, а ты доведи местную обстановку остальным. Не пугай особо, но и не скрывай, все равно дерьмо на поверхности все плавает. Идет?

        - Идет.
        Поднялся по лестнице в наш блок, зашел в оружейку. Двое мужиков, обоим за тридцать, похожи между собой как братья - оба примерно метр семьдесят пять - семьдесят восемь рост, серо-пепельные волосы, без особых примет. Глаза опытных стрелков - взгляд острый, настороженный. Разобрали и вертят в руках пулемет М240. Увидев меня, отложили пулемет, настороженно уставились на меня.

        - Speak English?  - любезно осведомился я

        - Yes, a little. - с жутким акцентом сказал один из новоприбывших.

        - Это плохо - я мгновенно перешел на русский - язык надо учить. Пулемет собрать и через пять минут жду вас в кабинете на представление, вторая дверь от лестницы.

        Вообще, это один из моих любимых фокусов. Прошел он и сейчас - глаза у моих «новобранцев» стали размером с долларовые моне ты. Выбивает из колеи, скажем так.

        Фокус этот я проделываю не первый раз. Когда я взял на работу Дитера, то договорился, чтобы никто не говорил ему о моем знании немецкого. В итоге, недели через две, когда он пробурчал нечто нехорошее про меня на немецком, я обругал его на чистейшем «хохдойче». Прикалывались над ним по этому поводу не меньше недели…
        Первым зашел серб, представился на русском

        - Милорад Патрич!
        Я внимательно смотрел на него, серб стоял, не отводя взгляда. Молодец…

        - Присядь. Докладывай, где служил, в чем участвовал.

        - Группа «Совы», полицейский спецназ центрального подчинения. В принципе по всей Югославии работал - начинал еще под Вуковаром и так до Косово.

        - Военно-учетная специальность?

        - Снайпер.

        Вот ни хрена себе. Получается в группе уже два снайпера (причем оба - с хорошим боевым опытом)  - Ду шан, и этот Милорад и два метких стрелка - охотника - Боб и Крис. На автономную группу из восьми человек - неплохо. Можно вообще снайперско-разведывательную группу делать с учетом количества имеющ егося у нас снайперского вооружения.

        - Личная дальность?

        У каждого снайпера есть личная дальность - дистанция, на которой он может уверенно работать. Очень важная характеристика снайпера, у каждого - своя.

        - Четыреста пятьдесят.

        Неплохо. Тем более, что здесь снайперское оружие явно намного лучше чем то, к чему привык Милорад.

        - На чем работал?

        - СВД, все виды «Застав». Иногда на РПК с оптикой. Последнее время - на Saco TRG.

        - На "Черной стреле"?

        - Тоже
        Вот это уже очень хорошо. "Черная стрела"  - крупнокалиберная югославская снайперская винтовка калибра 12,7 мм. Душан на таком калибре нормально работать не мог - в Европе с ним просто негде было нормально тренироваться - с ним не пускают на стрельбища. У меня в США стрельбища в Техасе были - но не было времени. А без регулярных тренировок снайпер - не снайпер. Если знает "Черную стрелу"  - значит, сможет работать и на «Баррете» и на моем Tac-50.

        - На Баррете сможешь работать, если придется?

        - Чего хитрого?  - серб пожал плечами

        - Душана хорошо знаешь?

        - Воевали одно время вместе… Сейчас работаем вместе.

        - Здесь тоже будешь в его группе. В Ираке он младший лейтенант Симович, смотри не забудь, не болтани лишнего.

        - Есть.

        - Хорошо - подвел я итог - пока будешь на G3 работать, она в оружейке лежит и М40 тоже твоя, которая - выбери сам. Если против G3 - возьми Мк11. Посмотри и Барретт - нелишним будет. Завтра в шесть тридцать быть готовым к выдвижению на базу постоянной дислокации, все вопросы, которые будут - к младшему лейтенанту Симовичу, он теперь твой командир.

        - Есть.

        Надо сказать, что я решил всеми силами выдвинуться в лагерь «Чарли», укрепить его, дождаться прибытия завербованных инструкторов, иракцев, которых надо обучать, организовать нормально учебный процесс. Потом видимо придется мотаться между нашим лагерем «Чарли» и укрепленным "Кэмп Б раво" в "зеленой зоне". Утомительно и опасно - но выхода другого нет.
«Чарли» тоже нельзя на произвол судьбы оставлять.
        Вторым зашел русский. Мое испытание "взглядом удава" он тоже выдержал, взгляд не отвел.

        - Представьтесь!  - уже на русском, скрывать нечего.

        - Старший лейтенант Александр Иванов!

        Интересно… Похоже на псевдоним. Хотя нет - псевдоним бы получше подобрали, с фантазией.

        - Докладывай, где служил, чем на гражданке занимался.

        - Закончил рязанское воздушно-десантное. Югославия и вторая Чечня. Сейчас на вольных хлебах.

        - Разведка?

        - До замка в разведроте дослужился…

        - Почему в российской армии не остался?

        - Ушел я оттуда - было видно, что Александру вспоминать это неприятно.

        - Ушел или ушли?  - я понимающе усмехнулся - поди, "дискредитация офицерского звания"?

        - А можно вопрос?  - Александр, наконец, не выдержал - откуда Вы все это знаете? И откуда вы так хорошо знаете русский?

        - Сам догадайся…  - улыбнулся я

        - Да уж понял…  - невесело усмехнулся Александр

        - Значит, слушай - спокойно сказал я - твое прошлое меня ни в малейшей степени не интересует, равно как твоя национальность, политические убеждения,
«дискредитация» и прочая мура - для меня все это хорошего плевка не стоит. Меня интересует твоя способность и готовность выполнять поставленные задачи. И штабных придурков, сношающих мозги по поводу и без, здесь нет. Готов работать, старлей?

        - Готов!  - Александр немного повеселел.

        - Военно-учетная специальность?

        - Пулеметчик. В соревнованиях участвовал.

        - На чем работал?

        - ПКМ, НСВ, ДШК. Немного на MG3 и на М60 довелось в Югославии.

        - И какой, по-твоему лучший - прищурившись спросил я - только не говори что М60
        - пришибу на месте!

        - Если так, то ПКМ - улыбнулся Александр - хотя MG3 тоже неплох.

        - Оно так - сказал я - что об М240, который ты в руках держал, думаешь?

        - Тяжелый, зараза, а остальное - по стрельбищу пойму.

        Хороший ответ. М240 можно было бы поставить на один уровень с ПКМ - если бы не его вес. Таскать такой в рейде - нелегкое занятие.

        - РПГ знаешь?

        - Было дело…

        - Откуда с Душаном знаком?

        - В Югославии сталкивались, работали вместе. Сейчас сотрудничаем…

        - Здесь он младший лейтенант Симович, кстати, твой командир.

        - Понял.

        - Значит так: сейчас в оружейке три М240 рабочих, подбери себе. В подвале тир пусть и небольшой. Завтра выдвигаемся в другой лагерь, в шесть тридцать быть готовым. Вопросы?

        - Никак нет.
        Окончательно познакомились в столовке, трений на первый взгляд не возникло. Это хорошо - команда маленькая, трения в ней недопустимы.
        После столовки я и Душан ушли к вертолетной площадке, чтобы определить схему работы в различных условиях. Получилось нормально.
        Поскольку ситуации могут быть разные, и бой в городе и штурмовые действия и бой в пустынной, болотистой, гористой местности, придумали три основные схемы.
        Я и Душан - боевая пара, оба могут работать как штурмовики. Либо снайперская пара - Душан снайпер я наводчик. Применяем тогда, когда явно справимся вдвоем или когда нельзя посвящать в детали кого-либо другого.
        Для штурмовых действий - две четверки или четыре боевые пары. Одну группу возглавляет Душан, вторую я. Пригодно для любых штурмовых действий, тем более что штурмовое оружие есть на всех.
        И, наконец, действия в случае необходимости применения тяжелого вооружения. В этом случае мы делимся на две неравные по численности группы. Секция огня - пять человек под началом Душана. Расчет тяжелого оружия, пулеметчик и снайпер на обычной или тяжелой снайперке, смотря по обстоятельствам. Расчет тяжелого вооружения - это либо гранатометный расчет и пулеметчик, либо расчет СПГ-9 либо расчет ракетной установки. У расчета тяжелого оружия тоже будет собственное стрелковое оружие - но легкое. И секция маневра - три человека под моим началом. Два автомата, по необходимости с подствольниками или бесшумные и один легкий пулемет.
        Вечером связался с адмиралом, попросил на завтра прислать в «Чарли» инженерно-саперную технику, мотки с колючей проволокой, мины и прочее, что нужно для укрепления объекта. Тот обещал все устроить.
        Пока не забыл, расскажу. Сегодня ночью ко мне заявилась Николь! Жила она уже в Аль-Рашиде - но все-таки пришла, нарушив при этом режим комендантского часа. Все ее феминистско-лесбиянские штучки как ветром сдуло. И выгонять я ее не стал - дурак я что ли, выгонять такую девицу с формами как у Анжелины Джоли.
        Вообще скажу немного про женщин. Про женщин и про войну. Всё это дерьмо с феминизмом, лесбиянством, независимостью, сексуальным харассментом[То есть домогательством. Бич американских мужчин, лучше не спрашивайте что это такое.] прокатывает только в Нью-Йорке, Вашингтоне или другом каком тихом месте. На войне этого нет. На войне у женщины просыпаются природные инстинкты, которым миллионы лет. И они требуют выбрать сильного, доминирующего самца, который сможет защитить ее от опасностей и от других самцов и отдаться ему. Так что в войне есть не только плохие стороны.
        Утром, перед тем как уйти Николь взяла с меня обещание навещать ее в Багдаде. Я, конечно, пообещал. При случае - действительно навещу, а там - видно будет.


        ИРАК
        ОКРАИНА БАГДАДА

06.07.2006 Г
        День Х. Х. вый, в общем день, если по-русски. В Ирак вообще хорошего мало, но этот… вспомнишь, вздрогнешь…
        Подъем у нас сегодня был ранний, уже в восемь часов утра надо было быть на окраине Багдада, чтобы встать в армейский конвой на Аль-Кут. Поэтому поднялись мы в шесть утра по местному времени, дел до отъезда еще было - по горло. Распределились по машинам быстро, в Игуану загрузили весь десантный отсек нашими пожитками, места не хватило. Поэтому тяжелое вооружение и ящики с боеприпасами к нему загрузили в Игуану, достали три РПГ-7 и по три гранаты к ним, рассовали по одному в каждую идущую машину, поверх груза, чтобы можно было быстро схватить и стрелять. Еще в каждый Субурбан взяли по трофейному пулемету М240 с лентами - это не считая личного вооружения, которое было у каждого.
        По машинам распределились так. В первый Субурбан водителем сел Крис, я сел на переднее сидение, на заднем сидении стрелком - пулеметчиком посадили Боба. Во второй Субурбан за руль сел Милорад, Душан сел рядом, стрелком-пулеметчиком поставили Александра. В Игуану, поскольку братья все и всегда делали вместе, посадили братьев Смитов, один за руль, второй рядом на пассажирском сидении, в десантном отсеке места не было даже для мыши - нагрузили под завязку. Поскольку места для М240 в Игуане не было, сидевший на пассажирском сидении Тим вооружился коротким М249 SPW.
        Договорились о собственных позывных: в первой машине «кабаны» один два и три соответственно, в машине Душана - «вороны», тоже один два и три, братья Смиты взяли себе позывные «кондор», один и два.
        Двинулись. Город еще спал, улицы были почти пустыми, только стояли патрули. Ехать я решил через тот же блокпост, на котором меня провезли рожей по земле при прилете - и это сработало, пропустили без досмотра. Дошло, что со мной лучше не связываться.
        Колонна стояла у одного из чек-пойнтов - там плитами был выложен участок, километра два не меньше - вот там конвои и формировались, под прикрытием пулеметов и брони с чек-пойнта. Сначала выстраивали гражданские машины, потом в колонну встраивались машины охраны и - поехали. Армейские колонны почти не гоняли, либо нацгвардейцы, либо частники, либо с разных мелких контингентов. Особенно много конвоев гоняли поляки, они вообще за все брались, лезли в самое пекло. Отчаянные ребята…
        В этот раз колонна была большой - а вот охрана относительно слабой. Четыре бронированных - но не на заводе, а здесь в Ираке Хаммера (два с пулеметами, еще два - с автоматическими гранатометами) и два тяжелых МРАПа. И это все богатство
        - на шестьдесят машин, причем таких машин, какими не сманеврируешь. В основном это были американские тяжелые седельные тягачи с бронированными кабинами и полуприцепами, которые быстрее сорока - сорока пяти миль в час явно не пойдут ( в Ираке стараются ездить так быстро, как это позволяет машина и состояние дороги - чтобы не попасть под огонь РПГ - п рим автора ). Когда мы подъехали к точке сбора - колонна уже была сформирована.
        Первым просек Крис - он сидел за рулем в нашем Субурбане, который шел первым - он то первый и понял, с чем мы имел дело.

        - Е… Нацгвардейцы[Национальная гвардия в США - это примерно то же самое, что и у нас система запаса. Ввиду серьезного некомплекта личного состава в боевых подразделениях, министерство обороны США было вынуждено часть своих функций передать частным военным компаниям и призвать большое количество национальных гвардейцев. Боевые качества этих… деятелей оставляли желать лучшего.] …
        Крис сказал еще несколько слов, тут приводить не буду - непечатное все. Знаете, что такое нацгвардейцы? Берется "Джо Сикспак", работа у него не очень…вот он и записывается в нацгвардию - пострелять там за счет государства, по полям поскакать - ну и зарплату вкупе с налоговыми льготами получать, как же без нее. В ней самый смак - за кредит надо платить, то-сё, не лишнее в общем. А тут - война. Ирак, Афганистан, военных не хватает - в девяностые разогнали, а в нулевые сами разбежались, на жалование вдвое - втрое больше, в частные военные компании. И вот берут этого Джо Сикспака - контракт подписывал с дядей Сэмом? Подписывал, как не так. Значит - винтовку в зубы и вперед, воевать. А некоторые и сами приходят - боевыми прельстившись и теми же налоговыми льготами. Только воины из них, гражданских по сути людей без постоянной подготовки… да что тут говорить. И вот с такими людьми нам и предстояло пройти пол Ирака. Божественно…

        - Машины ставьте!  - не дожидаясь остановки машины я открыл дверцу - я пойду, старшему по званию представлюсь…
        Старшего по звании, если служил в армии найти проще простого - первым делом ищи транспорт на котором больше антенн, чем на остальном - скорее всего, это командирская машина. Можно также искать скопления людей у разложенной на капоте карты, где радист ошивается - всегда рядом с командиром. Тут было все - и машина, и сборище дундуков у карты на капоте и радист - прямо таки раздолье для снайпера хаджей…

        - Сэр, коммандер Майкл Т. Рамайн.  - представился я
        Гвардейцы взглянули на меня - без особой вражды, какая бывает у сухопутных военных к морфлоту и то ладно. Точно, совсем недавно в армии - иначе бы уже набрались…

        - Идете с нами, коммандер?  - как то вяло констатировал старший по званию, не представляясь в ответ - до какой точки?

        - До Аль-Кута, сэр…

        - Боб, дай ему рации…  - капитан нацгвардейцев потерял ко мне интерес - вставайте в колонну, сэр и ждите сигнала к отправке…

        Нормально…
        Боб, пожилой лысый сержант вопросительно уставился на меня

        - Три рации - сказал я
        Тотчас были явлены три рации, старые Motorola - Боб достал их из штабного Хаммера и протянул их мне. Вообще то проверить надо, может аккумулятор сел. И вообще…

        - Сэр, вы забыли про канал связи… И позывные ваши.

        - А, да, да… Мы на третьей кнопке будем. Позывные - мой «Белка-один», также есть два, три и так далее. Рации уже настроены. Вставайте в колонну, сэр и поспешите
        - скоро отправление. Если не отправился вовремя - посветлу не доедем…

        С такой охраной вообще не факт, что мы куда-то доедем. Если только на тот свет - всем наличным составом…
        Можно было бы на этом и закончить переговоры. Но тут дело касалось непосредственно моей собственной задницы - и подставлять ее хаджам из-за придурков-нацгвардейцнев я не собирался…

        - Извините, сэр, я бы хотел немного узнать о маршруте следования - проявил излишнюю настырность я - как насчет инженерной разведки по пути следования? Каковы позывные дежурных вертолетных пар, блок-постов и военных баз по маршруту движения колонны? Как насчет запасной частоты связи? Дежурные огневые средства в колонне, сектора наблюдения и обстрела?
        В ответ на мои наглые речи нацгвардейцы разом оторвались от карты и посмотрели на меня - некоторые с любопытством, многие с раздражением, кое-кто и просто тупо не понял, о чем я говорю…

        - Сэр, эту колонну ведем мы, а не флот. Вот когда будет ваша колонна, тогда и командуйте. А сейчас занимайте предписанное вам место и готовьтесь к движению…

        П….ц!
        И вот с этими… не знаю, как их назвать даже, нам идти до Аль-Кута. Настроение мое быстро превратилось из «терпимо» в "хреновей некуда", от понимания того, что может ждать по дороге - аж мороз по коже…
        Вернулся обратно к машинам, махнул рукой "общий сбор". Собрались.

        - Значит так - начал я - не знаю, как это помягче сказать… а помягче никак и не скажешь - ведут нас конченные долбо. ы! Можно конечно идти самим, отдельно - но это рискованно - идти тремя машинами, тем более что из крупного у нас ничего кроме РПГ не готово. К тому же мы колонну бросаем на произвол судьбы - эти придурки ее явно не защитят. Они и себя то защитить не смогут. Слушаю мнения.

        В специальной разведке командир до принятия решения может советоваться с подчин енными - и ничего такого в этом нет. Все профессионалы, а несколько голов лучше одной. Естественно, окончательное решение принимает командир, а приказ исполняется беспрекословно.
        Через пару минут бурного обсуждения и составления плана действий я подвел итог:

        - Короче, идем. Идем так: я в голову колонны, Джим на «Игуане» - в центре, Милорад - в хвосте. Рации только на прием. Оружие привести в боевую готовность, патроны дослать в патронник. При нападении - работаем своими силами, ни на кого не надеемся. Позывные «Белка-один» у старшего и дальше по номерам другие
«белки». Начали!


        Ирак
        ДОРОГА НА АЛЬ-КУТ

06.07.2006 Г
        Тронулись. Наш Субурбан шел в колонне шестым с начала - первым шел Хаммер, затем MRAP, затем седельные тягачи с прицепом, перевозившие какие-то контейнеры, следом шли мы. Двинулись мы достаточно споро, но больше сорока миль в час набрать не смогли - машины с прицепами быстрее не шли.
        Дорога пока была на удивление хорошей - бетонка, три полосы в каждом направлении, все повреждения от бомбежек и снарядов уже были заделаны. Вообще, дороги Хуссейн оставил хорошие, не хуже американских хайвэев, что есть то есть. Никаких ограждений, щитов и тому подобного по краям дороги не было - простая, песчаная или грунтовая обочина. А дальше - либо пустыня, либо обычная, бедная возделываемая крестьянами почва, либо перелесок из пальм и еще каких-то деревьев. Попадались арабские селения, иногда проскакивали встречные колонны, как транспортные, так и боевые, из нескольких бронетранспортеров и Хаммеров. Пока в общем все было в пределах.
        Первая неприятность случилась, когда мы прошли километров тридцать, еще не дошли и до Аль-Азизии. Только что без проблем проскочили очередную нищую арабскую деревеньку, нервы начали меня немного отпускать - и тут… Началось короче.
        Нападение произошло по стандартной схеме: подрыв-обстрел, причем подрыв произошел совсем недалеко от нас. Фугас просто замаскировали в куче мусора на дороге - вот что значит отсутствие инженерной разведки пути следования - и когда головная машина MRAP поравнялась с этой долбанной кучей мусора - куча мусора вздыбилась мощным разрывом, причем настолько мощным, что водитель MRAP на дороге машину не удержал. Досталось и всем остальным…
        При подрыве водитель трака, шедшего впереди нас тормознул - хотя должен был как раз не дожидаясь команд старшего конвоя со всей дури жать на газ, чтобы проскочить место обстрела и не блокировать движение всей колонны. Водила же нажал на тормоз, задний борт грузовика за которым мы шли буквально прыгнул на нас, а что произошло впереди - мы не видели, только слышали взрыв. Но опыта прогона колонн у нас было побольше, чем у нацгвардейцев…
        Крис мгновенно вывернул руль влево и мы буквально на несколько сантиметров разминулись с прицепом грузовика. Наш Субурбан, визжа покрышками выехал на соседнюю полосу, с трудом затормозил…

        - Нападение!
        Рванул на себя ручку двери, выпрыгнул из машины, покатился по раскаленной бетонке. Ближайшее укрытие - за массивным передним колесом пятого в колонне тягача, чуть выше меня, поставив пулеметные сошки на длинный бронированный капот тягача, занял позицию Боб, Крис пробежал чуть дальше и залег у четвертого тягача.

        Тишина. Ни единого выстрела.

        - Я Кабан один! Ворону и Кондору - доклад!

        - Кондор один, потерь нет, позицию занял, «танго» не наблюдаю.

        - Ворон один, потерь нет, позицию занял, противника не наблюдаю - послышался знакомый, спокойный как на дипломатическом приеме голос Душана.

        Ни единого выстрела. Что за нахрен?
        Поднялся с бетонки, держа автомат на изготовку, начал осматриваться. Колонна встала как смогла, хорошо хоть не врезался никто друг в друга. С центра колонны в нашу сторону пылили два Хаммера, в том числе и командирский, с антеннами.

        - Держи окрестности - бросил я Бобу, тот кивнул. Мельком заметил искаженное ужасом лицо водителя, сидевшего в тягаче.
        Держа автомат на изготовку медленно пошел вперед. Выстрела можно ждать в любой момент - но тут и стрелять-то неоткуда - подходящих позиций нет.
        Зрелище было безрадостным. Большой фугас (судя по всему не меньше трех гаубичных
155 миллиметровых снаряда, может и больше) сработал на обочине, причем похоже, что его как-то сделали направленным - иначе бы машину MRAP он с шоссе не сошвырнул бы. Как раз на нем и ехал командир конвоя. Сила взрыва была такова, что МРАП отбросило на несколько метров и перевернуло, шедший первым Хаммер (не соблюдавший дистанцию, кстати) швырнуло вперед, водитель не справился с управлением и тоже съехал в кювет - но хотя бы не перевернулся. Шедший третьим тягач ударной волной развернуло поперек дороги, в него сзади долбанулся-таки четвертый тягач, слава богу, несильно. Остальные не пострадали.
        И никакого обстрела! Просто подорвали фугас и все. Что-то новенькое.
        Рядом с местом взрыва уже стояли до этого лихо пропылившие мимо нас два Хаммера, пулеметчик у пулемета был только на одном, во втором гранатометчик покинул машину. Национальные гвардейцы кучкой стояли у лежащего на боку МРАПа, за местностью никто не наблюдал, бдительность все утратили. Хорошо хоть люки вскрыли - в МРАПе все остались живые, пусть и контуженные малость. Одной пулеметной очереди - на всех хватит. Детский сад. Ага, вот и "старший по званию" еле стоит - сильно, видать обо что-то приложился когда машина кувыркнулась. Как он там… когда флот будет конвой гнать, тогда и распоряжаться будете, сэр. Вот сейчас и посмотрим…

        - Капитан Скарлетти?

        Хорошая в американской армии штука - табличка с именем на камуфляже. Не везде это есть, в советской армии например такого не было
        Скарлетти поднял глаза на меня, в глазах какая то тупость, как у контуженного. Ехали-еххали и… приехали.

        - Пойдем, отойдем - я кивнул в сторону. Отошли.

        - Давно в Ираке?  - спросил я

        - Второй месяц - устало проговорил Скарлетти - понимаете, сэр, я не думал… Я вступил в национальную гвардию и не думал…

        Что-то странное вообще. Как на проводку колонны из шестидесяти машин назначили этих? Других не было?!

        - Какую колонну ведешь?

        - Третью.

        - А в качестве командира?

        - Первую сэр. Понимаете, наш взводный…

        Нормальненько. С каждым часом все лучше и лучше.

        - Домой вернуться хочешь?  - жестко спросил я его.
        Капитан Скарлетти тяжело вздохнув, ничего не ответил. Ответ и так был ясен.

        - Значит так - подытожил я - я коммандер военно-морского флота Рамайн, силы специального назначения ВМФ. И поскольку я здесь старший по званию офицер, командование беру на себя. Вопросы?

        - Никак нет, сэр!  - когда у людей появляется нормальный командир, на первых порах это ободряет, даже если все находятся в полном дерьме. Проблемы потом могут начаться.

        - Потери?

        - Пятеро раненых, двое тяжело.

        Твою мать… Вот тебе и МРАП.

        - Среди твоих все второй месяц в Ираке? С нормальным боевым опытом кто-нибудь есть?

        - Нет, сэр…

        О, господи…

        - Значит так, Скарлетти. Раненых грузим в оставшийся МРАП, его ставим в середине колонны. Мой позывной Кабан, есть также Кондор и Ворон. Запомнил?

        - Да, сэр!

        - Передний Хаммер на ходу?

        - Вроде да, сэр…

        - Б…. вроде или да?! Проверить! Если на ходу - берем, если нет - бросаем здесь. Поврежденный грузовик тоже бросаем.

        - Нельзя, сэр! Надо ждать помощи!

        - Скорее сюда «хаджи» сбегутся со всей округи, чем помощь придет. Вы же ни одного позывного не знаете, воины!
        Выплеснув раздражение, я подошел к головному грузовику, наскоро осмотрел, в кабину не поднимался. Кажется, особых повреждений нет. Видимо просто машину отбросило ударной волной, но она тяжелая, да с полуприцепом - если бы не это, кувыркнулась бы как МРАП.

        - Попробуйте завести. Если не заведется - цепляйте к другому грузовику. На первом же блоке бросим - ремонтники заберут. Пришли по паре ребят толковых в мой экипаж и к Ворону.

        - Есть сэр!

        - И бегом, б…., бегом!
        Тронулись через семь минут. Наскоро согласовали порядок действий в случае нападения, разобрали сектора наблюдения и огня. Конечно, по-хорошему надо проводить в таком случае тренировки по боевому слаживанию - но сначала надо было дотащить конвой. Экипажи своих машин я разбивать не стал - толка мало будет, а вот в свою машину и в машину Душана посадил по паре нацгвардейцев. Два экипажа машин, в каждом из которых по три профессионала - это немного, но уже что-то. Оставшиеся Хаммеры я поставил так, чтобы они были через машину от наших, так, чтобы в случае чего можно было бы организовать взаимодействие и поддержать друг друга огнем. В общем, все что можно было на скорую руку сделать - сделал. И мы пошли на Аль-Кут.
        Относительно тихо мы прошли еще больше ста километров. Только в одном месте кто-то выпустил по конвою автоматную очередь, мы ответили из двух пулеметов и
«хаджи» моментально заткнулись. Опасное место миновали на скорости.
        Случилось уже на сто двадцатом километре, когда дорога была уже похуже, и колонне пришлось сбросить скорость. Этот поворот мне не понравился сразу - достаточно резкий, чтобы колонна была вынуждена снизить скорость миль до пятнадцати, чтобы пройти его, ярдах в ста-ста пятидесяти - что-то типа оазиса, где так хорошо могут спрятаться «хаджи», причем рельеф местности такой, что при нападении под огонь из этого «оазиса» попадает большая часть колонны. Я щелкнул по тактическому микрофону, привлекая внимание - и в этот момент обочина впереди вздыбилась черно-желтым облаком взрыва…
        Ударная волна грязным серым облаком стремительно надвигалась на нас. Удивительно
        - но звука не было слышно - как будто смотришь фильм, отключив звук. Волна еще не дошла до нас, не столкнула - а наш Субурбан стал медленно, словно нехотя поворачивать, уходя за трейлерный прицеп грузовика. Все было как в замедленной киносъемке. Вот перед мордой Субурбана медленно проплывает грязный задний борт трейлера. Вот на нас идет облако разрыва - фронт ударной волны. Вот я невыносимо медленно беру на изготовку свой автомат и сжимаюсь в готовности к прыжку. Вот где-то сбоку, в зеленке вспыхивает сразу несколько так хорошо мне знакомых вспышек. Вот моя рука тянется к ручке двери машины, опять таки очень медленно. Вот нашу машину выносит на обочину, она немного кренится в сторону.
        Бах! Переднее правое колесо Субурбана налетело на камень, подвеску пробило и машину, а заодно и ее пассажиров немилосердно встряхнуло. И я пришел в себя, время понеслось со своей обычной стремительностью.
        Крис, сидевший за рулем среагировал вовремя и абсолютно правильно - выжал со всей дури газ и ушел за громадный полуприцеп грузовика, прикрывая им свою машину от попадания гранаты РПГ. И совершенно правильно - через секунду часть трейлера, за которым мы укрылись, буквально разрывается на части от попадания реактивной гранаты. Осколки с визгом врезаются в броню Субурбана.

        - К бою! Противник на три часа!
        Выскакиваем из кондиционированного, защищенного броней Субурбана, навстречу раскаленному, плюющемуся смертью миру. Грохот жуткий, сплошные вспышки со стороны оазиса - по нам бьют не меньше двадцати автоматов, четыре или пять пулеметов. Краем глаза охватываю колонну - разгорается сразу в нескольких местах. Значит и гранатометчики есть и не один.
        Задыхаясь, проскакиваю пару метров, плюхаюсь на бетон. Рядом со мной плюхается кто-то еще, лязгает затвор…
        Залегли. Я залег впереди, прикрытый двигателем трака (родной Катерпиллер - и пулеметная очередь не прошибет), рядом со мной на землю плюхнулся один из национальных гвардейцев, неуклюже выставив перед собой винтовку. Крис, Боб и второй национальный гвардеец заняли позиции у стоящего дальше трака. Удобно положив винтовку на крыло огромного трака я прицелился - впереди, в зеленке мелькали искорки автоматных очередей, пули с противным визгом летели в нашу сторону. Красная точка прицела останавливается на плюющемся пламенем стволе пулемета, идет чуть выше - и я дожимаю спуск…
        Ба-бах! Калаш привычно толкнул в плечо - с какой-то звериной радостью, такой, что хочется выть и плясать дикарский танец, я заметил, что один из огоньков впереди погас. Минус пулемет - я перенес красную точку чуть левее, прицелился снова…
        Три быстрых выстрела, почти в темпе очереди - и гаснет еще один огонек в зеленке, гаснет навсегда. Пули летят плотно, словно град бьют по металлу машин, рикошетируют…
        В-вух! Недалеко от меня рявкнул РПГ, почти сразу же впереди, в зеленке расцвел черный куст разрыва реактивной гранаты.

        Ай, Крис, ай молодец! Не только вытащил всех нас из-под обстрела, но и не потерял самообладания, успел таки схватить из Субурбана РПГ. Теперь поработаем !
        Красная точка нащупывает еще одного пулеметчика - несколько выстрелом - и новая победа. Впереди погас еще один огонек, огрызалась ответным огнем уже вся колонна. В зеленке вздыбился еще один разрыв, срезая под корень одну из пальм. Прицелился снова и…
        Перед глазами яркая вспышка, кулак неведомого великана швырнул меня на бетонку, потерянно звякнул, падая рядом со мной автомат.

        Цел? Вроде цел.
        Сорзнания не потерял - лежу на бетонке, что-то жжет щеку - неприятное ощущение. Руки-ноги вроде как чувствую…
        Щелк! Бетон рядом со мной вздыбился, пуля прорезала борозду и отрикошетировала, ушла куда то дальше. Бетонная крошка больно обожгла лицо.

        СНАЙПЕР.

        Вставай, военный, мать твою, разлеживаться не время.
        Схватил лежащий по рукой автомат, в несколько перекатов ушел с линии огня, примостился за двойным скатом полуприцепа стоящего впереди грузовика. Почти сразу же следующая снайперская пуля ударила точно в то место, где я лежал.

        Хрен вам!
        Сменил магазин, передернул затвор. Голова кружится, шум как будто в ней работает огромный паровой молот. Перед глазами плывет. Мельком взглянул налево - нос Интера ( марка грузовика - прим автора ), разорван попаданием гранаты. КУмулятивкой врезали, не осколочной. Но все равно - попал бы под кумулятивную струю - и пишите письма. А так - только отбросило взрывной волной, контузило.
        Высунувшись из-за нового укрытия, я начал стрелять в быстром темпе по плюющейся огнем зеленке. Если нельзя стрелять прицельно - хотя бы задавлю огнем. Тридцатиместный магазин ушел секунд за пять. В голове какая-то пустота. Перекатился в обратную сторону, сменил позицию, вставил новый магазин, передернул затвор - и снова. Выстрел за выстрелом.

        Зеленка впереди густо покрылась пыльными черными султанчиками, во все стороны полетели срезанные пулями ветки и зелень. Словно огромная, не знающая жалости пила прошлась, срезая все что попадается на ее пути.
        У меня как раз закончился магазин, я дернулся рукой к разгрузке за новым и вдруг понял, что в какофонию боя вплелся новый звук. Вой авиационных турбин, свист вертолетного винта, грохот скорострельного крупнокалиберного пулемета. Поднял голову - прямо надо мной, на высоте метров пятьдесят завис армейский UH-60 Blackhawk, его боковая дверь была сдвинута в сторону и с вертолета по зеленке работал GAU-19 ( страшная вещь. трехствольный скорострельный пулемет калибра 12,
        мм, увеличенный аналог М134 Миниган, устанавливается в проеме бортовой дери вертолета - прим автора ), перемалывающий все, что попадалось на пути потока крупнокалиберных пуль. Еще один, такой же вертолет завис над хвостом колонны.
        Все. Я положил автомат на бетонку и обессилено прислонился спиной к огромному колесу трака…

        Зеленка больше не стреляла.
        Минут через пять подошли поляки - это был их сектор ответственности. Надо сказать, что поляки молодцы - смелые ребята. Приперлись на четырех внедорожниках, причем слабо бронированных и вооруженных только пулеметами Калашникова - и это заранее зная, что идет перестрелка. Точно также они гоняли колонны - тяжелой техники у них не было, авиаподдержки своей - тоже. И, тем не менее, сектор они держали.
        Опираясь на крыло трака поднялся, голова болела жутко.

        - Кондор и Ворон - доклад!

        - Да какой нахрен доклад, босс…  - совсем рядом
        Я обернулся. Душан. Цел вроде.

        - Все целы?

        - Целы, целы. Зацепило слегка, а так целы. Эй…
        Что случилось дальше, я не помнил - я просто соскользнул в какую-то черную пропасть…
        Картину этого боя я восстановил потом по рассказам Душана, Криса, Боба и других, кто в нем участвовал. И понял, что мы на самом деле сделали. Когда над нами появились вертолеты, основную часть «хаджей» мы уже перебили. Всего ввосьмером - если не считать национальных гвардейцев, от которых толка было…
        Почему на нас напали? Как потом мне сказали по секрету, местные оболтусы поставили в плохо охраняемый конвой машину, перевозящую… деньги! За такое головотяпство расстреливать надо. Одна машина со скрытым бронированием и без охраны - решили что если перевозить открыто то это привлечет внимание и спровоцирует нападение, а так… А может кто-то сознательно хотел, чтобы машина с деньгами до пункта назначения не дошла. Как бы то ни было - информация о броневике с деньгами в плохо охраняемом конвое ушла налево.
        Напали на нас пятьдесят человек, из них восемь гранатометчиков. Такие массированные и жестокие нападения были редкостью - но тут был очень лакомый кусок - машина с деньгами. Бери - не хочу. На нас никто не рассчитывал.
        Первым же залпом сожгли два Хаммера из трех и остававшийся на тот момент неповрежденным МРАП. Остававшийся Хаммер добили бы в два счета - если бы не мы.
        Кого же отметить… На все в принципе молодцы - и результат соответствующий - в зеленке нашли сорок два трупа. Причем тридцать-тридцать пять завалили явно не вертолетчики.
        Особенно меня удивили Душан и Милорад - вот что значит опытная снайперская пара, в которой оба бойца не один год отвоевали. Перед выездом они пристреляли все оружие и взяли в свою машину Мк11 с глушителем и Барретт М107. И когда начался обстрел - они сработали идеально, схватились не за гранатомет, даже не за автомат - а именно за две снайперские винтовки.
        Александр с пулеметом начал работать на отвлечение внимания (причем явно свой счет открыл - на пулемете он работает мастерски), а когда понял что пристрелялись по нему - ушел из машины и ищи его свищи - автомат под рукой, начал из автомата глушить. И дело сделал - прикрыл и дал снайперам занять позиции - и сам под пулю не подставился. А в это время Душан и Милорад успели занять позиции и начать работать по зеленке из двух снайперских винтовок - Милорад из М107, Душан из бесшумной Мк11. Классика жанра - один снайпер работает с дальнего расстояния с мощной винтовки, другой подбирается поближе и под общий шум глушит из бесшумной.
        И результат соответствующий. На своем участке в хвосте колонны они выбили
«хаджей» подчистую. Душан на ноль умножил шестерых - двух гранатометчиков, пулеметчика и трех стрелков. Милорад с Барреттом записал на свой счет пятерых.
        В голове колонны, у нас тоже получилось нормально - тем более что единственный оставшийся целым Хаммер остался в середине. Я завалил троих точно и возможно еще парочку - но не факт. Крис успел вытащить РПГ и пару раз так «хаджей» из него приложил, что мало не показалось. А потом, когда гранаты кончились - взялся за автомат. Сделал свое дело и Боб - с М240 этот морпех чудеса творит. Пятеро как минимум - на его совести.
        Труднее всего пришлось братьям Смитам - но и они показали себя молодцом, тем более что их было только двое. Единственный живой Хаммер с автоматическим гранатометом остался на их участке - они, перебежками, прикрывая друг друга огнем, рванули к нему. И пока Тим мочил по зеленке из М249, Джим забрался в Хаммер. Штатный стрелок был ранен - Джим сам встал за гранатомет, да так зеленку из него прочесал, что чертям тошно стало. В этот момент его и достал снайпер - причем серьезно достал (у Джима было самое серьезное ранение, остальные можно сказать в рубашке родились, поцарапало только). И даже раненый снайпером, он продолжал стрелять. Что тут можно сказать.
        Но все это я узнал потом - сейчас же меня отправили в госпиталь Аль-Кута.


        ИРАК
        ДОРОГА НА АЛЬ-КУТ

09.07.2006 Г
        Сознание возвращалось постепенно. Сначала перед глазами закружились какие-то цветные пятна, что-то типа цветомузыки. Потом появились звуки. Веки чесались - и я открыл глаза.

        А она то что тут делает???
        Надо мной белый потолок, медленно крутятся лопасти вентилятора, почти неслышно работает кондиционер. В помещении прохладно, тихо.

        Кажется, госпиталь, коммандер Рамайн. И попали же вы…
        У кровати сидела Николь, лицо опухшее, без косметики. Увидев, что я открыл глаза, она вскрикнула, дернулась ко мне - вот этого только не хватало. Я закрыл глаза и вновь провалился в черную пучину.

        Господи, кто меня тормошит. Полежать не дадут спокойно. Я открыл глаза, в горле пересохло страшно, откашлялся.
        По одну сторону кровати стояла Николь, по другую - врач, обычный врач в зеленом халате, который держал мою руку и считал пульс. Все, хватит дрыхнуть…

        - Где я?  - спросил я. Голос какой-то чужой…

        - Вы в армейском госпитале Аль-Кута - ответил доктор - не волнуйтесь. Вы в безопасности.

        Ему ли знать, что такое безопасность…

        - Что со мной?

        - С вами все нормально, коммандер. Просто надо немного отдохнуть - доктор оставил в покое мою руку.

        - И сколько по вашему я должен отдыхать?

        - Не меньше недели - твердо ответил доктор, выходя из палаты. Николь бросилась за ним. Хлопнула дверь.
        Так. Сначала попробуем пошевелить ногами - правой, затем левой. Получается. Руки тоже вроде чувствую. Уже прогресс. Но голова как чужая.
        Хлопнула дверь, в палату снова вернулась Николь. Села рядом со мной. Глаза полны слез.

        - Что с конвоем?
        И тут Николь не выдержала - уткнулась в простыню, зарыдала. Господи, лучше пару раз колонну провести чем наблюдать плачущую женщину…

        - Цел твой идиотский конвой!  - проговорила Николь всхлипывая - черт бы тебя побрал. Какого хрена ты лезешь во все заварушки, какие попадаются тебе на пути.

        Хотел бы я сам это знать…

        - С нашими что?

        - Тоже целы - ответила Николь, не переставая всхлипывать - госпиталь чуть штурмом не взяли, едва выгнали их. Один из твоих в соседней палате лежит. Поправляется. Остальные там, на вашей долбанной базе. Скоро приедет кто-нибудь.

        - А ты то что плачешь?

        - Дурак ты!  - Николь уткнулась лицом в простыню…
        Через час приехал Душан. Выглядел, надо сказать, он смешно - в белом халате поверх пустынного армейского камуфляжа. Но хотя бы цел.
        С трудом выпроводили из палаты Николь - нам надо было серьезно поговорить. Без посторонних ушей. За то время, пока я лежал - основную картину событий в голове мне удалось восстановить.

        - Докладывай, младший лейтенант…  - сказал я

        - А что докладывать - усмехнулся Душан - заняли базу, обустраивается. Вчера адмирал прилетал. Кстати, представляюсь по случаю присвоения очередного воинского звания «лейтенант». Досрочно присвоили

        - Нормально. Поздравляю, лейтенант Симович. Как ощущения?
        Душан странно усмехнулся.

        - Знаешь, босс, никогда не думал, что буду в американской армии служить и внеочередные звания получать. Никак не думал.

        - Здесь не армия, а флот - назидательно сказал я - так что все в норме. Привыкай.
        Хотя чувства, которые были у него в душе, я понимал.
        Пользуясь случаем, хочу сказать про дерьмо, которое мы творим. Конечно, солдаты в политику лезть не должны, это последнее дело. Но сказать я все-таки скажу.
        Первый раз я столкнулся с мусликами в Сомали. Потом неоднократно бывал в мусульманских странах по работе. Сейчас я снова с ними столкнулся - попал в госпиталь. А между этими двумя столкновениями я побывал в двух местах, скажем так - с "неофициальными визитами". В России, в Чечне (может как-нибудь и расскажу) и в Косово. И оба раза наше государство поддерживало мусульман.
        Так вот я и не могу понять. Чем муслики в Сомали отличаются от мусликов в Косово? Чем местные муслики отличаются от мусликов в Чечне? Чем уроды, направившие самолеты на «близнецы» отличались от уродов из УЧК? Почему мы в одном случае помогаем мусликам, а в другом случае с ними воюем? Что за хреновина происходит? И как долго мы будет воевать с "глобальным терроризмом" в этом случае - если где то мы с ним воюем, а где-то поощряем?
        Я знаю и сербов и русских. Могу заверить - ну ничем не отличаются от WASP.[white anglo-saxon protestant - белые англо-саксонские протестанты - элита США.] Так какого же хрена мы одних разбомбили, а другим подлянки подкладываем, какие только можем?
        Может пора понять, что нам надо стоять вместе, в одном строю? Может, мы не там ищем врага? Может врага, нашего общего врага следует искать в исламском фашизме
        - и вместе, единым фронтом с ним бороться? Какое дерьмо должно с нами произойти, если даже после 9/11 мы ничего не поняли? Чтобы те, кто по пять раз в день раком встает, атомный реактор взорвали?

        - На тебя, кстати, представление накатали к "Бронзовой Звезде". Так что и тебя можно поздравить.

        - Спасибо - вяло ответил я, думая о своем - не факт, что дадут но все равно приятно. Что с остальными?

        - Поцарапало всех конечно, но серьезно - только Джима. Через палату лежит, еще две недели как минимум. Остальные в норме. Заняли базу, обустраиваемся. Инженерную технику прислали, окопы копаем, колючку тянем, укрепляемся, в общем.

        - Сколько «хаджей» навалили?

        - Сорок два тела нашли - в голосе Душана прозвучала гордость - нормально отработали. Знаешь, босс, даже если бы вертушки не пришли - и то бы справились.

        - У гражданских что?

        - У гвардейцев двое двухсотых, восемь трехсотых - это не считая тех которые уже были. Два Хаммера, МРАП сожгли. У водил гражданских - двое двухсотых, один трехсотый, три тягача на списание. Но учитывая, под какой огонь мы попали - это не потери. Адмирал то же самое сказал.

        Так, коммандер, залежался ты что-то. Пора выбираться отсюда.

        - Мы на каком этаже?

        - На втором…  - недоуменно сказал Душан

        - У тебя машина есть?

        - Есть, внизу стоит.

        - Тогда слушай приказ, лейтенант. До наступления темноты приказываю раздобыть штурмовую лестницу.[Легкая раскладная лестница. Применяется при спецоперациях.] И комплект камуфлированной одежды моего размера. После наступления темноты подгоняешь машину к окну - и проводим учения на тему "Тайное проникновение в госпиталь и спасение своего командира из рук жаждущих его смерти медиков". Я отвлеку мисс Родригес, как только она уйдет - подам сигнал к началу операции - два раза мигну светом в палате. Разрешаю при выполнении учебной задачи использовать все средства, которые есть в твоем распоряжении - но работай тихо и вреда здоровью работникам и охранникам госпиталя не наноси. Задача ясна?

        - Ты уверен, босс?  - Душан испытующе смотрел на меня.

        - Уверен. Кругом и шагом марш выполнять учебную задачу. Лейтенант.
        Конец первой части.


        ЧАСТЬ 2

        РАЙОН Г. АЛЬ-КУТ, ИРАК
        УКРЕПЛЕННЫЙ ЛАГЕРЬ "ЧАРЛИ"

15.08.2006 Г.
        Отхлебывая горячий чай из большой кружки, я расслабленно смотрел на учебный процесс, идущий под руководством инструкторов на базе «Чарли». Сам я сидел на "террасе для отдохновения тела и души", устроенной нами совместно с огневой точкой на крыше трехэтажного штабного здания базы.
        Поскольку времени сейчас у нас свободного было достаточно, занялись мы тем, что я и не планировал делать.
        От нечего делать занялись изобретательством и оружейным конструированием - благо удалось достать необходимое оборудование и исходные материалы. Часть работ (например, снайперские стволы) заказывали в США, часть работ выполняли здесь. В одном из ангаров организовали настоящее оружейное производство, причем такого уровня, что были и сторонние заказы с расположенных в Ираке частей.
        Самой популярной переделкой была доработка пулемета Калашникова - мы ставили складывающийся приклад, съемную переднюю рукоятку для удержания пулемета при стрельбе с рук и прикладывали новый ствол - укороченный. Небольшие доработки - но обращались к нам за этим чаще всего. ПК в Ираке было много, а при такой доработке он, в штурмовом варианте становился таким же легким, компактным и приспособленным для перевозки в транспортных средствах, как Minimi. При том, что
5,56 minimi по мощности и надежности - с ПК и рядом не стоял.
        Дорабатывали Калаши - завозили различные тюнинговые «прибамбасы» и ставили. Тоже пользовалось спросом, тем более что Калашей в Ираке было как грязи. Конечно, фирмы рекламировали свои «прибамбасы», что их может поставить и сам пользователь, но зачастую это было не так. Приходилось немного заниматься
«напиллингом».
        Занимались и более серьезными разработками, благо оборудование было. Об этом могу и поподробнее рассказать.
        Как-то раз Александр, находясь по делам в Аль-Куте сторговал задешево у находившихся там украинцев несколько цинков с патронами 14,5*114, которые у них применялись в башенных пулеметах бронетранспортера (тогда то я и понял, откуда берет патроны для своего китайского пулемета на «свинке» мастер-сержант Рик Андерсон - оттуда же). И мы начали творить.
        Ствол (даже не один, а три) заказали матчевые, у Харта, когда я им переслал спецификации на ствол, они сначала подумали, что у меня поехала крыша. Но сделали - причем сделали быстро и качественно и прислали в Ирак. Они же изготовили три огромных дульных тормоза.
        Ствольную коробку, приклад и затворный механизм сделали сами. Винтовки были однозарядными, сам механизм напоминал механизм однозарядной снайперской винтовки М500, которой пользовались морские пехотинцы США еще в семидесятые-восьмидесятые, до появления Барретта М-82. Затвор вынимался из ствольной коробки при заряжании полностью, крепился патрон, потом затвор снова вставлялся в ствольную коробку и запирался на шесть мощных боевых упоров.
        Ну и остальное по мелочи - несмотря на мощный дульный тормоз, поставили на приклад что-то типа амортизатора отдачи, приладили сошки от снайперской винтовки. Сделали прицельный комплекс - снайперский прицел Leopold 4*16 (как ни странно отдачу он выдерживал, да и не такой уж и страшной она была - гасилась дульным тормозом) и баллистический компьютер CheyTac ABC. Поставили ударно-спусковой механизм от Jewell - простой, но надежный. Сделали переходник для крепления этой винтовки на пулеметный станок.
        Винтовки получились - блеск! Вес с прицелом получился около пятнадцати килограммов, облегчать мы сознательно не стали. В принципе эту винтовку мог спокойно переносить обычный снайперский расчет из двух человек. А вот стрельба…
        Для начала скажу, что мы так и не смогли найти образец брони, который бы эта винтовка не пробила. Нужен был образец брони с БМП или танка, у нас такого взять было негде. А вся легкая броня пробивалась "на раз". Пробивала эта винтовка и бетонные плиты и кирпичную кладку в несколько кирпичей. Что касается точности - при стрельбе с закрепленного станка и переснаряженными патронами (пули мы выточили сами, из бронзы на прецизионном токарном станке) нам удалось добиться примерно 1,5 МОА пятью выстрелами. Неплохо. Но я для себя решил - как только попаду в Штаты, займусь усовершенствованием этой винтовки - вообще из нее можно было сделать снайперский комплекс для поражения целей на дистанции две-три мили.
        Также я решил, что опробованная на этой винтовке идея может быть развита в выпуск целой серии дешевых, но точных крупнокалиберных однозарядных винтовок калибра.338 Lapua, 408 SheyTac, 416 Barrett, 50 browning. Задумался даже о монстре под патрон от 25 миллиметровой пушки «Бушмастер».
        Ведь по сути, что такое хорошая снайперская винтовка? Это качественный ствол со ствольной коробкой и затвором, пусть самым простым, ударно-спусковой механизм и прицел. Все остальное - бесплатное приложение. Стрелять в быстром темпе из таких винтовок все равно нельзя - поэтому идея однозарядки, дешевой, но качественной, в которой есть все, что нужно для хорошего дальнего выстрела, но при этом нет ничего лишнего - идея прекрасная.
        Сделали мы и еще один «гибрид». Под ствол автомата SLR-107F - копии русского АК-103 мы подвесили на кронштейне от подствольного гранатомета… переделанный для нас фирмой Tromix своего рода обрез Сайги -12 с коротким восьмидюймовым стволом и без приклада.
        Результат получился тоже очень и очень неплохой. В США есть фирмы, которые подвешивают под ствол карабина М4 укороченный помповый Remington 870 без приклада - это называется «masterkey». Предназначено для вскрытия дверей и выбивания замков. У нас получилось то же самое, но лучше - Сайга 12 полуавтоматическая, перезаряжать подвижным цевьем после каждого выстрела не надо. Да и питаться Сайга может из восьмизарядных магазинов. Получился отличный штурмовой комплекс - его я тоже решил доводить по приезду в Штаты.
        Джим последовал моему дурному примеру - отлежал в госпитале четыре дня и смылся, воспользовавшись помощью своего брата. Сейчас он уже полностью пришел в норму - вон, железо качает в обустроенном нами тренировочном зале под открытым небом.
        Кстати, насчет того, как смылся я. Вечером мне удалось уговорить Николь выйти из палаты - якобы позвать доктора. Как только Николь ушла - я подал сигнал светом. Душан был уже внизу со штурмовой лестницей, за рулем Милорад, еще за командиром приехал Крис. Ну а выбраться по штурмовой лестнице из окна второго этажа для спецназовца, пусть даже и недавно контуженного - задача простая.
        С Николь, как только она увидела пустую палату, как мне потом рассказывали - случилась форменная истерика. Дабы не организовывались широкомасштабные поиски по всему Ираку я вышел на связь, как только мы прошли последний блокпост в Аль-Куте и сообщил о своем местонахождении.
        Утром Николь приехала в «Чарли», между нами случилось весьма бурное выяснение отношений, закончившееся неслабой пощечиной. Иракцы смотрели во все глаза - в мусульманских странах не принято, чтобы женщина принародно била по лицу своего мужчину. В общем поссорились. Но потом помирились. За время, прошедшее с моего побега из госпиталя я летал в Багдад по делам на пять дней и время провел очень и очень неплохо, скажем так. Николь все раскапывала какие-то финансово-бухгалтерские дела, из Аль-Шарифа она переехала в небольшую виллу в "зеленой зоне", в свои дела она меня не посвящала.
        Кстати, поскольку Николь по вероисповеданию католичка, она подарила мне какую-то штуку из золота с золотой цепочкой для ношения на шее, с изображением святых. Что - то типа индейского «оберега», как сказала она. Ношу вот теперь.
        Инструкторы приехали, вместе с ними обустроили базу. Теперь мы могли противостоять как минимум усиленному батальону.
        Привезли и иракцев. Как я и просил, в основном - бывшие солдаты и офицеры Иракской армии. Привезли курсантов, в два раза больше чем требуется, путем несложного тестирования мы половину отсеяли. Саддам Хусейн в последние дни своего правления выпустил из тюрем на свободу всех уголовников, и теперь приходилось быть осторожным и аккуратным, чтобы они не просочились в вооруженные силы и спецслужбы. Но у нас вроде уголовников не было.
        Тренировочный полигон восстановили полностью, теперь в полном объеме работали и стрелковая директриса и полоса препятствий, тоже с возможностью стрельбы при ее прохождении и штурмовая полоса. Часть упражнений отрабатывали рядом, в пустыне.
        Программу обучения согласовывали с Министерством нефти США. Сначала она показалось мне весьма странной для охранников объектов нефтяной инфраструктуры - скорее это краткий курс подготовки штурмовиков, причем большое внимание уделялось подготовке к боевым действиям в урбанизированной местности. Но есть правило - заказчик всегда прав. Если можем научить - почему бы не научить. Помимо прочего, нам выделили небольшую заброшенную деревню (как мне сказали, всех жителей от мала до велика, расстреляли по приказу Саддама за то, что один из жителей деревни совершил на него покушение) под полигон, и мы часть упражнений отрабатывали там.
        Тренировались и сами. В Ираке очень удобно тренироваться в снайперской стрельбе
        - пустыня, вышел, поставил мишени и работай хоть на полмили, хоть на милю хоть на две. Так что в снайперской стрельбе мы все изрядно прибавили.
        Бронзовой звездой меня наградили, правда, осталась она в сейфе адмирала Рейли в Вашингтоне. Получу, как приеду - таково правило. Чем меньше знают, тем лучше. Остальные получили грамоты от командования коалиционных сил.
        За все время пока я провел в лагере «Чарли» обстреляли нас только один раз. Как только ответили парой ракет из ракетной установки и бросили несколько минометных мин - заткнулись. Вот и все.
        Ковальски… С того самого момента, как я его увидел - я все время ждал какой-либо подлянки. Полковник был на них великий мастер. Но шло время - а подлянок никаких не было. И, тем не менее, просто так факт появления полковника Ковальски в Ираке я оставлять не хотел.
        Вопросов было много. Самый первый - как Ковальски остался жив, после того, как я его сбросил в воду в окрестностях Майами с пулей в голове? На этот вопрос ответ можно было найти, только спросив самого Ковальски - а расшифровываться перед ним я не хотел. Второй - чем он теперь занимается. Насколько мне было известно: где полковник Мартин Ковальски - там день разбоя и большого мордобоя. Неизвестно когда он прибыл в Ирак, в качестве кого и что уже успел затеять - но Мартин по мелким ставкам никогда не играл.
        И третий, самый интересный вопрос: что этот человек делал в Садр-Сити? Почему он вел себя с самом опасном месте Ирака так, как если бы он был на курорте в Санта-Барбаре? Почему он ничего не опасался? Почему он сунулся туда на одном Хаммере, причем даже бронированные окна снял. Вопросы, вопросы… Но я решил - пока лично меня не коснется - влезать в чужие дела не буду.
        Вот так и шли дни - один за другим. И я, дурак уже начал думать, что то сумасшествие, которое творилось сразу после моего приезда в Ирак - все лишь черная полоса в жизни, и она уже кончилась. Наивный…


        РАЙОН Г. АЛЬ-КУТ, ИРАК
        УКРЕПЛЕННЫЙ ЛАГЕРЬ "ЧАРЛИ"

16.08.2006 Г
        Вертолет появился над лагерем уже ближе к вечеру. Курсанты уже закончили занятия, отправились в столовую принимать пищу, я пошел к штабному зданию, что до еды успеть разгрести хотя бы часть бумажного завала, который скопился на моем столе - и тут я услышал отдаленный рокот вертолетных двигателей. Вертолеты тут летали достаточно часто, но я каким - то шестым чувством понял - этот - к нам.
        На фоне красивого желто-черного закатного иракского неба появилась черная точка, приближающаяся к лагерю, вертолет шел со стороны Персидского залива. Точка быстро приближалась, превращаясь в палубный SeaHawk (морской ястреб). Ясно, адмирал.
        Пошел к вертолетной площадке, которую мы аккуратно расчистили и ежедневно убирали, чтобы не было посторонних предметов (не дай бог засосет в турбину вертолета, тогда - катастрофа). Пилот адмирала знал нашу посадочную площадку уже хорошо, поэтому приземлился - тик в тик.
        С металлическим лязгом боковая дверь вертолета отъехала в сторону, из вертолета выбрался адмирал, как всегда бодрый и свежий огляделся по сторонам. Следом появился мой старый дружок - Алан Сантино из "морских львов", которого я не видел больше месяца. Последний раз мы с ним виделись во время эвакуации нашей группы с пленными из басрских болот. Кроме этих двух людей и пилота в вертолете больше никого не было.
        Адмирал подошел ближе, махнул рукой, показывая, что времени на уставное приветствие тратить не стоит.

        - Как здоровье? Восстановился?

        - Так точно, сэр! Готов в ад хоть сейчас!  - лихо отрапортовал я

        - Сам напросился - я тебя за язык не тянул - усмехнулся адмирал - пошли в столовую, поедим для начала. Никто из нас сегодня даже не обедал…
        После обед пошли в мой «офис» в штабном здании. Разговор, судя по лицу адмирала, предстоял весьма серьезный.

        - Со "скубой"[На западе так называют акваланг.]  давно плавал?  - с ходу перешел к делу адмирал

        - Да месяца четыре как…  - ответил я - сертификат RADI[Профессиональная ассоциация инструкторов подводного плавания.] у меня открыт

        - Уровень?

        - Master Scuba Diver.[То есть наивысший.]

        - Вот и хорошо - образовался адмирал - значит у меня есть для тебя работенка…

        - Что за работёнка?
        Обычно когда адмирал употребляет слово «работёнка» - надо сваливать со всех ног…

        - Как ты смотришь на то, чтобы доставить кое-что на берег и передать одному человеку?

        - Нормально смотрю - удивленно ответил я - а почему, например, на катере нельзя доставить или на вертолете? Или посылкой не послать?

        - Видишь ли…  - адмирал нехорошо улыбнулся - это иранский берег…
        Вот теперь уже интересно…

        - Куда конкретно?

        - Бендер-Аббас.
        Да-а-а… Бендер-Аббас, столица остана[Провинции.] Хормозган - главная база военно-морского флота Ирана в Персидском заливе, крупный порт. Примечателен еще и тем, что прикрывает Ормузский пролив - а это самое узкое место в Персидском заливе, своего рода "бутылочное горлышко". С противоположной стороны берега - Оман, где с виду все спокойно, а на самом деле - один Аллах ведает. Еще два острова Кешм и Ормуз. На Иранском берегу установлена мощная оборонительная линия, стоят пусковые установки противокорабельных ракет. Порт используется как для гражданских, так и для военных целей. Прикрыт большим количеством патрульных катеров «Богхаммер», достаточно современных, есть патрульных лодки поменьше, могут быть и подводные лодки - Иран закупил у России три "Кило"[Марка дизельных подводных лодок, достаточно современных.] и они базируются то в Бушере то в Бендер-Аббасе. В общем, для пикника на пляже можно найти местечко и получше….

        - Цель операции?

        - Проникнуть в Бендер-Аббас, найти агента, передать ему материалы и получить материалы от него. Дальше - отход.
        Я задумался. Если честно - в операции я пока не видел смысла.

        - Вопрос на миллион долларов адмирал: почему именно я?
        Адмирал задумался, потом повернулся к Алану

        - Лейтенант-коммандер Сантино!

        - Я!

        - Прогуляйтесь немного. Подышите свежим воздухом.
        Вот тут обычно и начинается самое интересное…
        Адмирал пару минут смотрел себе под ноги, не решаясь начать говорить. Затем сказал.

        - Ты наверно задаешь себе вопрос: почему я? Почему не Сантино тот же или не любой другой офицер SEAL? Видишь ли… Дело очень щекотливое… Этот агент знает тебя в лицо - и только тебя. Ни с кем другим он на контакт не пойдет.

        - Кто он?
        Адмирал снова помедлил.

        - Это очень серьезный человек, Майк. Его зовут… Мохаммед Райяти. Именно его ты тогда захватил в басрских болотах. Он заместитель главнокомандующего Корпусом стражей исламской революции. Он тебя тогда запомнил. И на контакт пойдет только с тобой.

        КОРПУС СТРАЖЕЙ ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ИРАНА… ФАКТИЧЕСКИ ВТОРАЯ ИРАНСКАЯ АРМИЯ.

        СРАЗУ ЖЕ ПОСЛЕ ПОБЕДЫ ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В НАЧАЛЕ ФЕВРАЛЕ 1979 ГОДА, ОДНОВРЕМЕННО С МЕРАМИ ПО НЕЙТРАЛИЗАЦИИ И РЕОРГАНИЗАЦИИ АРМИИ, ПРАВЯЩИМ ДУХОВЕНСТВОМ БЫЛИ ПРЕДПРИНЯТЫ АКТИВНЫЕ ШАГИ ПО СОЗДАНИЮ ДРУГИХ ВООРУЖЕН НЫХ РЕВОЛЮЦИОННЫХ СТРУКТУР, КОТОРЫЕ МОГЛИ БЫ ЗАЩИЩАТЬ ПРИШЕДШИЙ К ВЛАСТИ РЕЖИМ. ЭТИ ШАГИ ШИИТСКОЕ ДУХОВЕНСТВО ПРЕДПРИНЯЛО В УСЛОВИЯХ НЕДОВЕРИЯ К РЕГУЛЯРНОЙ АРМИ И.

        НАИБОЛЕЕ ВЛИЯТЕЛЬНЫМ ОРГАНОМ ЯВИЛСЯ СФОРМИРОВАННЫЙ В ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ ПОСЛЕ ПОБЕДЫ
        РЕВОЛЮЦИИ КОРПУС СТРАЖЕЙ ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ (КСИР) - "СЕПАХ-Э ПАСДАРАН-Э ЭНКЕЛ АБ-Э ЭСЛАМИ". РЕШЕНИЕ О ЕГО СОЗДАНИИ БЫЛО ПРИНЯТО ИСЛАМСКИМ РЕВОЛЮЦИОННЫМ СОВЕТОМ 24 ФЕВРАЛЯ 1
979 Г. ОНО БЫЛО В ДАЛЬНЕЙШЕМ ПОДТВЕРЖДЕНО В КОНСТИТУЦИИ, ГДЕ ГОВОРИТСЯ "КОРПУС СТРАЖЕЙ РЕВОЛЮЦИИ, СОЗДАННЫЙ В ПЕРВЫЕ ДНИ ПОСЛЕ ПОБЕДЫ РЕВОЛЮЦИИ, СОХРАНЯЕТСЯ И ПРОДОЛЖАЕТ ИГРАТЬ СВОЮ РОЛЬ СТРАЖА РЕВОЛЮЦИИ И ЕЕ ЗАВОЕВАНИЙ".

        ОСНОВУ КСИР СОСТАВИЛИ РАЗЛИЧНЫЕ БОЕВЫЕ ГРУППЫ ИСЛАМСКИХ КОМИТЕТОВ, БОЙЦОВ КОТОРЫХ НАЗЫВАЮТ ПАСДАРАНАМИ. В ПЕРЕВОДЕ НА РУССКИЙ ЯЗЫК СЛОВО «ПАСДАР» ОЗНАЧАЕТ ОХРАНЯЮЩИЙ, ОБЕРЕГАЮЩИЙ, ТО ЕСТЬ СТРАЖ, ЗАЩИТНИК

        КОРПУС ПРЕДНАЗНАЧЕН ДЛЯ ЗАЩИТЫ ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ИРАНА И ЕЁ ЗАВОЕВАНИЙ (ПО РЕ ШЕНИЮ ВЫСШЕГО СОВЕТА ОБОРОНЫ, КСИР "ОКАЗЫВАЕТ СОДЕЙСТВИЕ АРМИИ В ДЕЛЕ ЗАЩИТЫ НЕЗАВИСИМОСТИ, ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ ГОСУДАРСТВА И ИСЛАМСКОГО РЕСПУБЛИКАНСКОГО СТРОЯ"), РАСПРОСТРАНЕНИЯ ГОСПОДСТВА ИСЛАМА В САМОЙ В ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ ИРАН (ИРИ) В РА МКАХ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ КОНСТИТУЦИИ, ПОСТОЯННОГО СОДЕЙСТВИЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ МУСУЛЬМАНСКИХ ИДЕЙ В МИРЕ, ВЕДЕНИЕ БОРЬБЫ С "ПОДРЫВНЫМИ ЭЛЕМЕНТАМИ ВНУТРИ ИРИ, ВЫСТУПАЮЩИМИ ПРОТИВ ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ", ПРОВЕДЕНИЯ СПАСАТЕЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЯХ В СЛУЧАЕ СТИХИЙНЫЙ БЕДСТВИЙ, ОКАЗАНИЕ ПОМОЩИ СИЛАМ ОХРАНЫ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОРЯДКА, В ТОМ ЧИСЛЕ В ДЕЛЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ, РЕЛИГИОЗНЫХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ДЕЯТЕЛЕЙ, ОКАЗАНИЯ ПОМОЩИ ОРГАНАМ РАЗВЕДКИ И КОНТРРАЗВЕДКИ, УСИЛЕНИЯ ВООРУЖЁННЫХ СИЛ ИРИ ПРИ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ С АРМЕЙСКИМИ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМИ, СОЗДАНИЯ И ВОЕННОЙ ПОДГОТОВКИ НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ - «БАСИДЖ».

        ПО СЛОВАМ ОДНОГО ИЗ ВЛИЯТЕЛЬНЕЙШИХ ИРАНСКИХ ДЕЯТЕЛЕЙ АЯТОЛЛЫ МОНТАЗЕРИ "КОРПУС СТРАЖЕЙ - ДЕТИЩЕ ИСЛАМСКОЙ НАРОДНОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ЯВЛЯЕТСЯ ЕДИНСТВЕННЫМ В СВОЁМ РО ДЕ ОРГАНОМ, ОБЛАДАЮЩИМ ШИРОКИМИ РЕЛИГИОЗНЫМИ, ПОЛИТИЧЕСКИМИ И ВОЕННЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ".

        ВЕРХОВНЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ КСИР - ВЕЛИКИЙ АЯТОЛЛА АЛИ ХОСЕЙНИ ХАМЕНЕИ.

        ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ КСИР - БРИГАДНЫЙ ГЕНЕРАЛ МОХАММАД АЛИ ДЖААФАРИ.

        СОГЛАСНО УСТАВУ КСИР, УТВЕРЖДЁННОМУ В МАЕ 1982 ГОДА, ЕГО ВЕРХОВНЫМ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИМ ЯВЛЯЕТСЯ РАХБАР - ВЫСШИЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ИРАНА. КСИР СОСТОИТ ИЗ ГЛАВНОГО КОМАНДОВАНИЯ, ОБЪЕДИНЁННОГО ШТАБА, СУХОПУТНЫХ, ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ И ВОЕННО-МОРСКИХ СИЛ, В ЕГО СОСТАВ ВХОДЯТ СИЛЫ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ «АЛЬ-КОДС» И СИЛЫ НАРОДНОГО ОПО ЛЧЕНИЯ «БАСИДЖ». КСИР КАСАТЕЛЬНО ВОЕННЫХ ДЕЛ УПРАВЛЯЕТСЯ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИМ, ОПИРАЮЩИМСЯ НА ВЫСШИЙ СОВЕТ КОМАНДОВАНИЯ, АППАРАТ ЗАМЕСТИТЕЛЕЙ, ОБЪЕДИНЕННЫЙ ШТАБ КСИР И ШТАБЫ ВИДОВ КСИР, ОПЕРАТИВНЫХ И ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ КОМАНДОВАНИЙ. ОН ОТВЕЧАЕТ ЗА ОПЕРАТИВНУЮ ПОДГОТОВКУ, ПЛАНИРОВАНИЕ, ОРГАНИЗАЦИЮ И ВЕДЕНИЕ РАЗВЕДКИ, УКОМПЛЕКТОВАНИЕ КОРПУСА НОВЫМИ КАДРАМИ, ВОЕННУЮ И ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКУЮ ПОДГОТОВКУ ЛИЧНОГО СОСТАВА, ПРОПАГАНДИСТСКУЮ И ИЗДАТЕЛЬСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, А ТАКЖЕ ОБУЧЕНИЕ БАСИДЖ. ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ КСИР НАЗНАЧАЕТСЯ ЛИЧНО РАХБАРОМ И ПОДЧИНЯЕТСЯ ТОЛЬКО ЕМУ. КАСАТЕЛЬНО ДУХОВНЫХ (ИДЕОКРАТИЧЕСКИХ) ДЕЛ ВСЕ РУКОВОДЯЩИЕ ОРГАНЫ КОРПУСА НАХОДЯТ СЯ В ПОДЧИНЕНИИ ПОСТОЯННОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ РАХБАРА - ХОДЖАТ-ОЛЬ-ЭСЛАМ (ОДИН ИЗ ВЫ СШИХ ТИТУЛОВ ШИИТСКОГО ДУХОВЕНСТВА). ОН ЯВЛЯЕТСЯ ДУХОВНЫМ ЛИЦОМ И,
СОГЛАСНО УСТАВУ, ОБЯЗАН "СЛЕДИТЬ, ЧТОБЫ ВСЕ ДЕЛА КОРПУСА И РЕШЕНИЯ КОМАНДОВАНИЯ СООТВЕТСТВОВАЛИ НОРМАМ ШАРИАТА И У КАЗАНИЯМ РУКОВОДИТЕЛЯ СТРАНЫ", ТО ЕСТЬ ПО СУТИ ЯВЛЯЕТСЯ ГЕНЕРАЛЬНЫМ КОМИССАРОМ.

        ЧИСЛЕННОСТЬ КСИР И ВХОДЯЩИХ В НЕГО СОЕДИНЕНИЙ

        СУХОПУТНЫЕ ВОЙСКА КСИР. ОСНОВНОЙ И САМЫЙ МНОГОЧИСЛЕННЫЙ ВИД ВОЙСК В СОСТАВЕ КСИР. В БОЕВОЙ СОСТАВ ВХОДЯТ: 17 ДИВИЗИЙ (10 ПЕХОТНЫХ,
2 БРОНЕТАНКОВЫХ И 5 МЕХАНИЗИРОВАННЫХ), 15-20 ОТДЕЛЬНЫХ БРИГАД (АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ, РАКЕТНАЯ, ЗЕНИТНАЯ РАКЕТНАЯ, ПАРАШЮТНАЯ, СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ, СВЯЗИ, ИНЖЕНЕРНО-САПЁРНАЯ, ХИМИЧЕСКОЙ ЗАШИТЫ, ПЕХОТНАЯ, БРОНЕТАНКОВАЯ), ПОГРАНИЧНЫЕ ЧАСТИ И ЧАСТИ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ОБРАБОТКИ. КСИР ИМЕЕТ ОКОЛО 470 ТАНКОВ (Т-55, Т-59, Т-62, Т-72),
366 ОРУДИЙ ПОЛЕВОЙ АРТИЛЛЕРИИ И 40 РСЗО, 140 ЕДИНИЦ ЗЕНИТНЫХ СРЕДСТВ,
620 БМП И БТР. ЧИСЛЕННОСТЬ - ДО 400 ТЫС. ЧЕЛОВЕК.

        ВВС КСИР. САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ВИД ВООРУЖЁННЫХ СИЛ ИРАНА. НА ВООРУЖЕНИИ НАХОДЯТСЯ ОКОЛО 300 БОЕВЫХ И 100 ВОЕННО-ТРАНСПОРТНЫХ САМОЛЕТОВ - F -4, F-5, F-14, БОИНГ-707, БОИНГ-737, БОИНГ-747, СУ-24, МИГ-29 А ТАКЖЕ ВЕРТОЛЁТЫ МИ-8. НА ВООРУЖЕНИИ ПВО - РАКЕТЫ "ЗЕМЛЯ - ВОЗДУХ". ТАКЖЕ ИМЕЮТСЯ РАКЕТНЫЕ ЧАСТИ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ, ЧАСТИ ВСПОМОГАТЕЛЬНОЙ АВИАЦИИ, УЧЕБНЫЕ ЦЕНТРЫ И ПОЛИГОНЫ. ГЛАВНОЙ УДАРНОЙ СИЛОЙ ВВС КСИР ЯВЛЯЮТСЯ РАКЕТНЫЕ ВОЙСКА. ЧИСЛЕННОСТЬ - ДО 45 ТЫС. ЧЕЛОВЕК (В ТОМ ЧИСЛЕ 15 ТЫС.  - В ПВО)

        ВМФ КСИР СОСТОЯТ ИЗ ШТАБА, ЧЕТЫРЁХ ОТДЕЛЬНЫХ КОМАНДОВАНИЙ, ТРЁХ ВМР, БОЕВЫХ СОЕДИНЕНИЙ И ЧАСТЕЙ, ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ОБЕСПЕЧЕНИЯ, ОБСЛУЖИВАНИЯ, УЧЕБНЫХ ЦЕНТРОВ УЧРЕЖДЕНИЙ. НА ВООРУЖЕНИИ ИМЕЮТСЯ 3 ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ,
3 СВЕРХМАЛЫЕ ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ, 3 ФРЕГАТА С УПРАВЛЯЕМЫМ РАКЕТНЫМ ОРУЖИЕМ (УРО),
2 КОРВЕТА, 20 РАКЕТНЫХ КАТЕРОВ, БОЛЕЕ 20 ТОРПЕДНЫХ КАТЕРОВ,
13 ДЕСАНТНЫХ КОРАБЛЕЙ, 6 КАТЕРОВ НА ВОЗДУШНЫХ ПОДУШКАХ,
3 МИННО-ТРАЛЬНЫХ КОРАБЛЯ, 28 ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ СУДОВ. ВООРУЖЕНИЕ МОРСКОЙ АВИАЦИИ (ОКОЛО 2 000 ЧЕЛОВЕК): САМОЛЕТОВ - 22, ВЕРТОЛЁТОВ - 15. ТРИ БРИГАДЫ МОРСКОЙ ПЕХОТЫ НАСЧИТЫВАЮТ БОЛЕЕ 5 ТЫС. МОРСКИХ ПЕХОТИНЦЕВ). В ЧЕТЫРЁХ БРИГАДАХ РАКЕТНЫХ ВОЙСК - БОЛЕЕ 300 ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫХ РАКЕТНЫХ КОМПЛЕ КСОВ. ЧИСЛЕННОСТЬ - ДО 25 ТЫС. ЧЕЛОВЕК

        ОТРЯДЫ БАСИДЖ (НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ). ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЕ ОТРЯДЫ НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ. ЧИСЛЕННОСТЬ «БАСИДЖ» - ОКОЛО 10 МЛН. ЧЕЛОВЕК.
        Если честно, от услышанного я чуть не упал со стула. Все это казалось настолько нелепым, что… Получается, второй человек у «стражей» работает на нас?

        - Да, Майк - ответил адмирал на незаданный мной вопрос - второй человек у
«стражей» работает на нас. Более того. Есть еще одна причина, почему идти должен именно ты и почему этот человек не доверится никому другому. Этого человека завербовал твой отец, завербовал уже очень давно. И твой отец неоднократно рассказывал ему о тебе. Поэтому пароля как такового не будет. Он спросит тебя о том, что можешь знать только ты. Я сам не знаю, о чем он тебя спросит. И правильно ответить на его вопрос сможешь только ты.
        Не знаю, что в этот момент отразилось у меня на лице. Но в голове творился полный бедлам. Поняв, что я во все это элементарно не верю, адмирал показал рукой на стоящий у меня в углу телефон спутниковой связи.

        - Позвонить разрешишь?
        Я машинально протянул адмиралу трубку, продолжая размышлять над тем, что мне сказал "Задира Дик". Все это казалось неправдоподобным бредом.
        Адмирал тем временем набрал номер, дождался ответа, сказал "Это я", протянул трубку мне.

        - На связи!

        - Это ты?
        Голос отца. Его голос я не спутаю ни с чьим другим.

        - Да.

        - «Задира» у тебя?

        - Да.

        - Все что он сказал - правда. Верь ему.
        Я немного помедлил

        - Как твое здоровье?

        - Не очень если честно…
        Значит все нормально. Это был условный код, который знали только отец и я. Если бы он сказал, что со здоровьем все в порядке - это значило бы, что к его голове приставлен пистолет.

        - Я понял - сказал я после нескольких секунд молчания.

        - Удачи!
        Связь разъединилась…


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ
        УДАРНЫЙ АВИАНОСЕЦ ВМФ США "РОНАЛЬД РЕЙГАН"

25.08.2006 Г
        Чуть ли не целую неделю мы только и делали, что составляли план операции и усиленно готовились к ней. Основной штаб операции мы переместили на борт авианосца, оставив Душана за старшего я улетел с адмиралом. Всю известную мне информацию я изложил на бумаге, запечатал в конверт и вручил Душану, приказав вскрыть, если я не появлюсь и не дам о себе знать до первого дня осени - первого сентября. Вскрыть и действовать по своему усмотрению. Там информации было достаточно, для того чтобы понять, кого и за какое место брать, чтобы больно было.
        План операции мы разрабатывали двое суток, отмели пару десятков вариантов, пока наконец не пришли к чему-то разумному. Хотя само по себе соваться в Иран разумным не казалось.
        План был относительно простой. К точке высадки, в десяти километрах от иранского берега мы должны были идти на двух Зодиаках[Лодка с жестким днищем и надувными бортами. Используется военно-морским спецназом практически всех стран мира.] со специальными, почти бесшумными моторами. Выдвигаться мы должны были ночью, помимо этого Зодиаки во время движения планировалось накрыть маскировочными сетями, чтобы низко сидящие в воде лодки можно было бы принять за кучи мусора. И еще - ради маскировки мы должны были прикрыться бортом одного из супертанкеров, которые проходят Ормузский пролив каждые десять - пятнадцать минут. Идти на Зодиаке рядом с громадным супертанкером было опасно - одна ошибка и тебя затянет под танкер - но если нас обнаружит иранский радар или патрульный катер - будет еще хуже. Лоцманы[То есть водители катеров в этом контексте.] у нас были опытные
        - так что оказаться под танкером, по моему мнению, нам не грозило.
        До иранского берега мы должны были идти под водой и только на ластах. Черт его знает - может у иранцев в воде микрофоны, отслеживающие шум подводных скутеров? Идти должны были вчетвером - я, Сантино в основной группе и еще двое боевых пловцов в группе прикрытия. С собой мы брали иранскую одежду в водонепроницаемом мешке, документы прикрытия, немного оружия, запасные акваланги и баллоны к ним. Группа прикрытия должна была сопроводить нас до иранского берега, а потом повернуть назад.
        Удивительно, но эвакуацию взялся проводить лично адмирал - возможно для того, чтобы убедить меня в том, что подлянки никакой не будет. Под видом яхтсмена он должен был на небольшой яхте сначала пройти и подобрать группу прикрытия, а потом, на обратном пути и по выполнении миссии - и нас. Выполнив миссию мы на яхте уходили к стоящим в Персидском Заливе кораблям Шестого флота США.
        На берег должны были идти я и Сантино. Сантино знал арабский получше меня, поскольку год долбал усиленные языковые курсы арабского. После начала второй иракской через эти курсы прошли многие - арабский оказался также востребован, как годами раньше - русский. И это мы поняли только после того, как влезли на Ближний Восток и поняли, что не можем вылезти.
        Я же знал арабский в объеме армейских методичек плюс ускоренного лингафонного курса, который слушал по вечерам. В общем как та собака - все понимаю, а сказать ничего не могу. Объясниться на некоторые бытовые темы мог еще, но свободно вести разговор не получалось.
        Поскольку на встречу должен был идти именно я, а язык я знал плохо - сделали соответствующую легенду. По ней я превращался в Манфреда Кригера, человека с темным прошлым, помощника боцмана с одного из кораблей, стоящего в порту Бендер-Аббаса. Такой человек в судовой роли[Что-то вроде штатного расписания на предприятии.]  действительно был и корабль в порту тоже был - не слишком дотошную проверку эта легенда могла выдержать. Если бы кто-то захотел копнуть немного поглубже - то обнаружил бы что корабль, на котором плавает Кригер подозрительно часто заходит в различные порты, такие как Ассаб в Эритрее, Могадишо в Сомали, Аден в Йемене, Фритаун в Сьерра-Леоне, буквально курсирует между ними.
        Дам хороший совет: если подбираете легенду для инфильтрации - не делайте ее слишком «чистой». Пусть вас примут, к примеру, за торговца оружием как в моем случае. Или за торговца наркотиками (в Иране за это смертная казнь, так что с легендами тоже надо осторожно). Или за педофила, приехавшего поразвлечься, если вы едете, к примеру, в Таиланд. Направьте мысли контрразведчика, который не дай бог начнет вас проверять по простому, понятному и житейскому пути, подсуньте ему под нос простые человеческие слабости и намек на самый обычный и примитивный криминал. Человек, выглядящий "чище снега" всегда вызывает подозрения и желание "копнуть поглубже"  - а так на вас просто махнут рукой, может быть передадут информацию в криминальную полицию, с которой справиться намного проще, чем с контрразведкой.
        Вот и в моем случае - даже если мы попадемся кому-то на глаза - какое в первую очередь самое простое и примитивное объяснение встречи подозрительного немца, возможного оружейного торговца с высокопоставленным чиновником страны, которая это оружие продает направо и налево, а то и раздает бесплатно своим единоверцам? Люди договариваются о нелегальных поставках оружия куда-то. В самом худшем случае - мне несколько лет каторги, с которой я, скорее всего, смогу бежать, но, скорее всего с иностранным гражданином никто связываться не будет - просто выдворят из страны. А моего визави как-то накажут за работу "на свой карман", может с работы снимут. Это не смертная казнь за шпионаж.
        Другой вопрос конечно - если вы отправляетесь "на холод".[Длительная разведывательная работа в чужой стране под чужим именем.] Тут легенду надо тщательней продумывать - но тут и времени на подготовку намного больше.
        Встретиться с объектом мы должны были в небольшом портовом заведении. Как я понял, объект должен был появиться в Бендер-Аббасе для внезапной инспекторской проверки частей «басидж» в этом остане. За чиновниками такого ранга «хвост» конечно, ходить не будет, и он сможет спокойно уйти и появиться в этом заведении, с мерами маскировки, конечно. Но он в своей стране, а вот мне придется работать в чужой.
        Оружия в город мы брать были не должны. Рядом с городом маскируем тайник со спецоружием - а в городе оружие не нужно. Если поймают с оружием, да еще специальным - дело дрянь. Поэтому полагались мы только на знание приемов рукопашного боя и возможно на оружие, которое мы отнимем, при необходимости, у полицейских. С собой мы взяли только два больших складных ножа со стопором клинка, какие обычно носят моряки.


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ
        ОРМУЗСКИЙ ПРОЛИВ
        СУПЕРТАНКЕР "ЗВЕЗДА ЗАПАДА"

25.08.2006 Г. ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР
        Темнеет на Востоке вообще очень резко и внезапно, как будто раз - и кто-то выключил свет. Вот так и сейчас - буквально за десять - пятнадцать минут раскаленный шар солнца скрылся в спокойной глади вод Персидского залива, землю накрыло черное покрывало ночи.
        Супертанкер "Звезда запада" под завязку загруженный черной маслянистой нефтью шел к Ормузскому проливу. Капитан торопился - он на несколько минут выбивался из графика, а на пропуск судов по Ормузскому проливу существовала очередь, и надо было успеть к заявленному времени проводки. Иначе могло получиться так, что придется дрейфовать в ожидании, пока назначат новое время проводки. Такое могло случиться только с глупым и нерадивым капитаном, а этот капитан нерадивым не был. Поэтому он наскоро провел необходимые расчеты и приказал увеличить скорость на два узла.
        Но ни капитан, никто другой из членов команды не видел, как сразу после наступления ночи к правому борту танкера притерлось что-то типа двух плавающих островков из водорослей, которые течение Тигра часто выносит в Персидский залив…
        Я лежал, опираясь руками о черную резину лодочного борта и думал о своем. Мандража, который бывает у новичков, у меня не было - в конце концов счет моих погружений давно составлял несколько сотен, их них почти сотня - во враждебные воды. Я думал, пытался вычислить то, что адмирал мне не сказал - и это у меня не получалось.
        Не время для таких мыслей, коммандер, не время… Сорвешь операцию!
        Две наши лодки, низко сидящие в воде, накрытые черной маскировочной сетью с вплетенной в нее болотной растительностью медленно и почти бесшумно (моторы были укрыты звукопоглощающим футляром) скользили по черной водной глади Залива, почти касаясь тушами своих резиновых бортов стального борта идущего рядом левиафана. Мы шли недалеко от носа корабля (если идти у кормы - больше шансов что случайно заметит кто-то из членов команды), корма же корабля терялась где-то сзади, в черном сумраке арабской ночи. Только сзади, на высоте пятиэтажного дома, светилось несколько огоньков кормовой надстройки - эти огоньки были похожи на ночных светлячков.
        В лодках все молчали - разговаривать было не о чем и незачем. В первой лодке шли я и Сантино, во второй - двое новичков из SEAL, совсем недавно прибывших с Коронадо, и груз. Вся задача этих новичков - помочь нам отбуксировать груз по иранского берега - и сразу назад, где их должен был подобрать адмирал на своей яхте, косящий под богатого яхтсмена.
        Для этой миссии мы решили пользовать аквалангами закрытого цикла - хоть и неудобные, зато не дают предательских, демаскирующих боевого пловца пузырей на поверхности воды. Скутеры для передвижения под водой были на обратный путь - но сейчас мы шли на ластах.

        - Время!
        Лоцман повернул штурвал - шум от двигателя стал чуть громче, лодка стала отходить от борта танкера, покачиваясь на волне. Рядом с танкером погружаться нельзя - засосет под винты.

        - Готовность!

        - Готов!

        - Готов!
        Уже в который раз в своей жизни я вставил в рот резиновый загубник скубы, в полном боевом снаряжении сел спиной к воде на резиновый баллон борта Зодиака. Черное зеркало воды загадочно манило.
        Бросок в неизвестность…

        - Пошел!
        Лоцман хлопнул меня по плечу, и я упал спиной вперед. Теплая вода Персидского залива приняла меня в свои объятья…


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ
        ОРМУЗСКИЙ ПРОЛИВ
        ЛИТОРАЛЬ[60] 
        НОЧЬ НА 26.08.2006 Г
        Люблю я все-таки подводное плавание. Ощущения такие, как будто паришь над землей
        - даже прыжок с парашютом таких ощущений дать не может. Прыгая с парашютом, ты падаешь - а здесь просто паришь, наслаждаясь тишиной и покоем. Это если повезет и из темноты вдруг не появятся черные силуэты боевых пловцов противника. Тогда боевой нож в зубы - и покой нам только снится.
        Как черные скаты мы бесшумно плыли в толще воды Персидского залива, на глубине около пятнадцати метров, интенсивно работая ластами, продвигались к берегу. Шли стандартным построением, «ромбом». Впереди, на переднем острие ромба я, дальше, метрах в десяти от меня двое молодых боевых пловцов буксируют платформу с грузом, обладающую нулевой плавучестью, в десяти метрах от них строй замыкает Сантино. Мне как самому опытному выпала задача вести группу, я же должен принять первый удар при нападении вражеских боевых пловцов. Впрочем, часто нападают из засады, сзади - в этом случае их встретит Алан. Морская толща трехмерна - поэтому способов засад и их отражения - великое множество.
        Группу вел я, иногда сверяясь по приборам. На правой руке у меня висел комбинированный компас - глубиномер - часы, по нему под водой можно было ориентироваться достаточно успешно. На левой руке у меня висел небольшой прибор, представляющий из себя что-то типа небольшого радара, которым можно было сканировать окрестности и вовремя заметить идущий на тебя корабль. Полезная штука. Пару раз пришлось останавливаться и пережидать, чтобы не попасть под винты. Конечно, можно было идти и на большей глубине, но я этого не хотел. Глубина пятнадцать метров хороша тем, что к примеру с катера боевого пловца, идущего на такой глубине не обнаружить - и в то же время при подъема с такой глубины опытный человек обойдется без декомпрессионных мероприятий.[При подъеме с больших глубин кровь насыщается азотом и при подъеме надо на определенных глубинах останавливаться и пережидать, пока количество азота в крови не уменьшится. Иначе можно заработать кессонную болезнь - кровь буквально вскипит от пузырьков азота. Можно погибнуть или остаться законченным инвалидом.] Конечно, мы будем подниматься с небольшой
декомпрессией, чтобы не насиловать лишний раз организм - но при необходимости поднимемся и без нее.
        Судоходство тем временем становилось все интенсивнее и интенсивнее, а вода все грязнее и грязнее - явный признак того, что близко порт. Мы поднялись до глубины в десять метров - дно ощутимо шло вверх.
        Плавать в портовой зоне опасно по двум причинам. Первая - дно порта всегда бывает усыпано всякой гадостью, в том числе опасной для подводника - осколки битых бутылок, консервные банки с острыми краями, другая гадость. Кроме того, вода жутко грязная, насыщенная самыми разными нечистотами. Многие города в нецивилизованных странах сбрасывают промышленные и бытовые отходы прямо в близлежащий водоем - в итоге отравиться или чем-то заразиться в некоторых местах можно даже в акваланге. Не дай Бог малейший порез - и обеспечено заражение крови.
        Вода становилась все грязнее и грязнее, мне казалось, что адское зловоние просочилось даже через сверхпрочную сталь баллонов акваланга и подмешалось в кислородно-азотную смесь, которой я дышу. Усилием воли позывы рвоты я подавил.
        Перед «инфильтрацией», на "Рональде Рейгане" мы тщательно изучили снимки порта Бендер-Аббас со спутника в большом разрешении и высоком качестве. Выучили буквально каждую мелочь, каждый закоулок - если придется отрываться от преследования, то эти мелочи перестанут быть мелочами.
        Место выхода из воды мы выбрали около старых деревянных пирсов, где швартовались рыбаки. Эти пирсы представляли собой толстые полусгнившие бревна, врытые в морское дно, на них крепились поперечные балки, и клался деревянный настил. Под настилом оставался примерно метр пространства, с обеих сторон к пирсу пришвартованы рыбачьи доу,[Так называются арабские лодки рыбаков, на них устанавливается парус. Изготавливаются из дерева, сейчас на них ставят моторы, часто возят на них контрабанду.] так что ни нас ни снаряжение увидеть не должны. Ночью жизнь на рыбачьем пирсе замирала, это было весьма кстати - лишним глазами и ушам мы бы не обрадовались.
        План был в том, чтобы под пирсом прикрепить к балкам платформу с грузом на обратный путь, самим подняться на одну из пустых доу, распаковать водонепроницаемый мешок с одеждой, спокойно переодеться и выйти в город. Акваланги после переодевания мы должны были передать молодым, а они прикрепят их чуть подальше, на другом пирсе. Два запасных комплекта были на платформе с грузом. Даже если одну «закладку» каким-то чудом найдут - вторая, заложенная в другом месте, даст нам шанс выбраться. Предусмотрительность, которая лишней в работе спецназа никогда не бывает.
        Пирс наполовину сгнил, под ним скопилось море нечистот, воняло страшно. От мысли, что при отходе нам придется спускаться в это дерьмо, меня чуть не стошнило. Вспомнился учебный центр, база амфибийных сил в Коронадо, как мы барахтались в яме - ловушке[Яма-ловушка - один из снарядов, на котором готовят спецназовцев ВМФ. Представляет собой яму глубиной метров пять, с отвесными стенками, радиусом метра полтора. Туда, простите за такие подробности, срут, ссут, блюют - и яма заполняется на метр всеми этими нечистотами. Потом туда спускают пару курсантов спецназа - и оставляют. До тех пор оставляют - пока те не выберутся самостоятельно. Можно и несколько дней в этой яме просидеть - пока не выберешься, или не крикнешь инструктору, что уходишь с курсов подготовки. Помогать выбраться из ямы тебе никто не будет. Испытание - врагу не пожелаю, даже пока я это писал - мне поплохело малость.] под громкий издевательский хохот стоящих вверху боевых пловцов - инструкторов.
        Кажется, приплыли… Это я не в том смысле, что п….ц подкрался незаметно - действительно приплыли. Даже сквозь толщу воды слышится гул работающего днем и ночью порта.
        Всплытие. Осторожно, словно черные тени всплываем. Очень важно появиться на поверхности без всплеска - это может привлечь внимание и на нас начнется охота.
        Как и любая база военно-морского флота, в порту Бендер-Аббас проводились противодиверсионные мероприятия. Заключались они в том, что порт патрулировали малые катера и существовала ловчая сеть, представлявшая собой огромную сеть из прочной стали с большими ячейками, которая натягивалась на ночь и призвана была не допустить проникновения в акваторию порта боевых пловцов. При тревоге с патрульных катеров в воду бросали гранаты. Но всеми этими мероприятиями прикрывалась только военная часть порта, где стояли корабли иранского ВМФ, и можно было ждать диверсии. Мы же направлялись в старый порт, использовавшийся сейчас рыбаками - а вот его прикрывать от диверсантов никто и не думал.
        На гладкой как стекло поверхности воды внезапно пробежала мелкая рябь, через секунду абсолютно бесшумно появилась ужасного вида голова. Загубник спецакваланга во рту, водолазная маска защищает лицо, все сделано из черного, небликующего материала. Замерев на несколько секунд, человек медленно и осторожно стал поворачивать голову, оглядываясь.
        Огни порта светились примерно в полумиле от места всплытия. Грузовой порт не прекращал работу даже ночью - горело рабочее освещение, работали громадные, похожие на жирафов краны, загружались и разгружались контейнеровозы. Жизнь кипела.
        Еще дальше, в военной части порта горело только дежурное освещение, у пирса были видны несколько «Богхаммеров» и дальше, стояли два сторожевика советского производства. Там все было тихо.
        Человек осторожно повернул голову в другую сторону, в сторону старого, рыбацкого порта. Там все было тихо, на воде у пирса мерно покачивались старые доу - в темноте их почти не было видно. Судя по внешнему виду на пирсе в это время не было ни единого человека. Расстояние до них было примерно миля.
        Тихо плеснулась вода, черная голова исчезла под гладью моря…
        Господи, какая тут мерзость… Прикрываясь бортами плотно стоящих доу, я медленно крался, пытаясь найти подходящее место для крепления грузовой платформы, за мной острожно крались остальные.
        Кажется можно здесь. Я махнул рукой, скользнул между носом одного доу и кормой другого под пирс. Следом за мной прошел молодой, таща за собой платформу, второй молодой и Алан толкали ее сзади, утопая ногами в иле и грязи. Квадратная, бесформенная, черная платформа с увязанным на ней грузом поддавалась с трудом, я схватился за резиновый трос, потянули вместе…
        Уфф… Кажется приплыли.
        Молодые начали растягивать резиновые тросы, крепя грузовую платформу к балкам пирса, я снял с нее большой, похожий на парашют мешок с одеждой и документами, протиснулся обратно, замер у кормы доу, который я выбрал для выхода. По размерам она была маленькой, такой, что на нее можно было забраться с воды.
        Есть там кто или нет - вот в чем вопрос. Вопрос, неправильный ответ на который может привести к тому, что операция провалится не начавшись. Некоторые рыбаки уходили спать домой, некоторые оставались спать в доу, кто-то мог элементарно подцепить в порту шармуту[Проститутку. (арабск.)] и остаться ночевать с ней здесь - не тащить же ее домой, в самом деле. Оставшийся на лодке ночевать рыбак мог проснуться от шума или покачивания доу, выйти и увидеть спросонья на палубе своей лодки двух боевых пловцов. Ни к чему бы хорошему это не привело. Можно будет в этом случае решить проблему элементарно: концы - в воду. Но это лишний шум, следы, полицейское расследование, могут потом обнаружить снаряжение или наши следы где-то - зачем это надо? К тому же я предпочитал не лить кровь, если можно было обойтись без этого. Крови и так что-то льется много в последнее время…
        Так есть там кто-то или нет?
        Достал водолазный нож, несколько раз постучал по деревянной обшивке доу, сам оставаясь с неосвещенной стороны и готовый моментально нырнуть в воду. Замер, прислушиваясь.
        Тишина. Только отдаленный шум работы большого порта.
        Постучал еще раз, уже громко и настойчиво.
        И снова тишина.
        Похоже, доу пуста.
        Пора. Вложив нож в ножны, я зацепился руками за борт доу, подтянулся и одним быстрым движением перевалился через высокий борт лодки. Доу закачалась на волнах. Выхватил нож из ножен, зажал его зубами, распластался на дне лодки подобно чудовищному пауку. Замер.
        Тишина. Даже шум порта стал тише, приглушенный высокими бортами. Ни единого звука.
        Через минуту я перевалился через борт, подал рукой сигнал «можно». Сначала Алан передал мне мешок с вещами, потом вскарабкался сам - я уже вскрывал мешок.
        Переоделись. Поскольку за арабов или персов нам никак не сойти оделись, как одеваются обычные моряки, сошедшие на берег. Джинсы, грязные кроссовки, футболки, ветровки. Материалы на передачу (специальная флеш-карта, если ее открыть не на том компьютере, то будет выглядеть что она пуста, для получения информации нужна специальная программа дешифрования) я повесил себе на шею на шнурке. Немного туманов,[Иранская валюта.] евро, долларов и накфа[Валюта Эритреи.] - по карманам. Два больших, потертых, но очень острых ножа со стопорами клинка. Наглый, вызывающий вид. Чем не моряки в чужом порту, ищущих приключений на свою ж…
        Акваланги, гидрокостюмы и мешок передали в воду молодым - они их спрячут у соседнего пирса. Открыли маленькую бутылочку с джинном, сначала я облил свои волосы и прополоскал рот, потом Алан. Пустую бутылочку выбросили в воду. Крадучись выбрались на пирс, гнилая доска предательски скрипнула под ногами, но никого вокруг не было.


        ИРАН, ОСТАН ХОРМОЗГАН
        ПОРТ БЕНДЕР-АББАС
        НАБЕРЕЖНАЯ
        НОЧЬ НА 26.08.2006 Г
        Пошатываясь, как будто мы уже успели где-то врезать спиртного, обнявши друг друга за плечи (я вдобавок держался за ограждение набережной, чтобы не упасть в воду) я и Сантино плелись по набережной, шаркая ногами. Сантино вдобавок пел какую-то итальянскую арию, немилосердно фальшивя и действуя мне на нервы. Зрелище еще то.
        При выходе на набережную к нам пристали какие-то моряки, судя по виду и разговору - французы. Пьяные вдрызг, на ногах не стоят. Мы с Аланом дружно обматерили их: я по-немецки, Сантино - по-итальянски и смотались. Преследования не было - преследователи еле держались на ногах.
        Иранцев в ночное время на набережной почти не было, если и были, то они предпочитали идти подальше от воды, скрываясь в тени, в то время как мы шли прямо у самых перил, держась за них. Навстречу попадались такие же пьяные моряки, группами и поодиночке. Чуть подальше, перегнувшись через перила, кто-то с жутким звуком освобождал свой желудок от ранее съеденного. Не рассчитал моряк, бывает.
        К заведению «Дивайн» мы свернули после получасового променада по набережной. И тут мы, видимо расслабленные тем, что все идет нормально, столкнулись с первой проблемой. Заходя в переулок, в конце которого призывно горели огни «Дивайны» мы, сделав вираж, натолкнулись на стоящего в темноте «басиджа».

        ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИРАН В РАМКАХ ОСУЩЕСТВЛЕНИ Я ПРОГРАММЫ МОДЕРНИЗАЦИИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СТРАНЫ ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ ВНИМАНИЕ УДЕЛЯЕТ ВО ПРОСАМ РАЗВИТИЯ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ РЕЗЕРВНЫХ КОМПОНЕНТОВ ВС. В КОНСТИТУЦИИ ИРИ, В ЕЕ 151 СТАТЬЕ, ОСНОВАННОЙ НА ОДНОЙ ИЗ СУР КОРАНА, СКАЗАНО, ЧТО "ПРАВИТЕЛЬСТВО ОБЯЗАНО ПОДГОТОВИТЬ ДЛЯ ВСЕХ ГРАЖДАН ПЛАН И УСЛОВИЯ ДЛЯ ВОЕНН ОЙ ПОДГОТОВКИ В СООТВЕТСТВИИ С ИСЛАМСКИМИ НОРМАМИ, ЧТОБЫ ВСЕ ОБЛАДАЛИ НАВЫКАМИ ВООРУЖЕННОЙ ЗАЩИТЫ СТРАНЫ И ИСЛАМСКОГО РЕСПУБЛИКАНСК ОГО СТРОЯ". ВО ИСПОЛНЕНИЕ ДАННОГО КОНСТИТУЦИОННОГО ПОЛОЖЕНИЯ, НА БАЗЕ ДОКТРИНАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ "ИСЛАМСКОЙ АРМИИ 20-ТИ МИЛЛИОНОВ", РАЗРАБОТАННОЙ ОСНОВАТЕЛЕМ ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИРАН ПОКОЙНЫМ АЯТОЛЛОЙ ХОМЕЙНИ, УЖЕ В ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ ИРИ В 1980 ГОДУ БЫЛА СОЗДАНА "ОРГАНИЗАЦИЯ МОБИ ЛИЗАЦИИ ОБЕЗДОЛЕННЫХ ИРАНСКОГО НАРОДА" (САЗЕМАНЕ БАСИДЖЕ МОСТАЗЕФИНЕ МАРДОМЕ ИРА Н) ИЛИ КРАТКО - «БАСИДЖ» (МОБИЛИЗАЦИЯ - ПЕРС. ЯЗ.).

        ВПЕРВЫЕ ОПОЛЧЕНЦЫ «БАСИДЖА» ПОКАЗАЛИ СВОЮ САМООТВЕРЖЕННОСТЬ НА ФРОНТАХ ИРАНО-ИР АКСКОЙ ВОЙНЫ (1980-1988 ГГ.). ИМЕННО ИМ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, БЫЛО ПРЕДНАЗНАЧЕНО СЫГРАТЬ РОЛЬ "ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ВОЛН"  - ИДУЩИХ НА ИРАКСКИЕ ПУЛЕМЕТ Ы И ТАНКИ СМЕРТНИКОВ.

        ЕЩЕ В ГОДЫ ВОЙНЫ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО ИРАНА ПРОВЕЛО РЯД МЕРОПРИЯТИЙ ПО СТРУКТУРИЗАЦИИ НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ «БАСИДЖ», ПО ПОВЫШЕНИЮ УРОВНЯ ОБЩЕВОЙСКОВОЙ ПОДГОТОВКИ ЕГО ЧЛЕНОВ.
«БАСИДЖ» СТАЛ КУРИРОВАТЬСЯ КОРПУСОМ СТРАЖЕЙ ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ, А ВПОСЛЕДСТВИИ ПРЕВРАТИЛСЯ ПО СУТИ В ОДИН ВИДОВ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ КСИР. ВО ВРЕМЯ ИРАНО-ИРАКСКОЙ ВОЙНЫ КАЖДЫЙ ЧЛЕН «БАСИДЖА» ОБЯЗАН БЫЛ ПРОБЫТЬ НА ФРОНТЕ
        НЕ МЕНЕЕ ДВУХ (А В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ - ШЕСТИ МЕСЯЦЕВ), ПОСЛЕ ЧЕГО ПРОИСХОДИЛА ЗАМЕНА. ТАКИМ ОБРАЗОМ, БОЛЕЕ ПЯТИ МЛН. ОПОЛЧЕНЦЕВ ПРОШЛИ «ОБКАТКУ» НА ФРОНТЕ. УСИЛИЯМИ КСИР В РАМКАХ ОРГАНИЗАЦИИ «БАСИДЖ» ПО ВСЕЙ СТРАНЕ БЫЛА СОЗДАНА СИСТЕМА СЕТИ ЦЕНТРОВ ВОЕННОГО ОБУЧЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ (ПОДРОСТКОВ, ЖЕНЩИН, СТАРИКОВ), ГДЕ ЗА МЕСЯЦ - ПОЛТОРА ПРОХОДИЛИ ПОДГОТОВКУ ГРАЖДАНСКИЕ ЛИЦА И ВЕЛАСЬ РАБОТА ПО ПРИВЛЕЧЕНИЮ В ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ ВСЕХ, КТО СПОСОБЕН БЫЛ НОСИТЬ ОРУЖИЕ. В ХОДЕ ПРОВЕДЕННОЙ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИМ РУКОВОДСТВОМ ИРИ ШИРОКОМАСШТАБНОЙ РАБОТЫ ИЗ "ОРГАНИЗАЦИИ МОБИЛИЗАЦИИ ОБЕЗДОЛЕННЫХ ИРАНСКОГО НАРОДА" ВЫКРИСТАЛЛИЗОВЫВАЛИСЬ
        СИЛЫ СОПРОТИВЛЕНИЯ «БАСИДЖ» (ССБ)  - НАИБОЛЕЕ ПОДГОТОВЛЕННАЯ, ОРГАНИЗОВАННАЯ И БОЕСПОСОБНАЯ ЧАСТЬ ОПОЛЧЕНЦЕВ.

        ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ИРАНО-ИРАКСКОЙ ВОЙНЫ У ИРРЕГУЛЯРНЫХ СИЛ СОПРОТИВЛЕНИЯ «БАСИДЖ» ПОЯВИЛИСЬ НОВЫЕ ФУНКЦИИ И ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ. ПО МНЕНИЮ ИНОСТРАННЫХ ЭКСПЕРТОВ, ЗАНИМАЮЩИХСЯ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИМИ ПРОБЛЕМАМИ ИРАНА, ОНО ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ИСПОЛЬЗОВАНИИ ССБ В КАЧЕСТВЕ РЕЗЕРВА ПЕРВОЙ ОЧЕРЕДИ ДЛЯ УКОМПЛ ЕКТОВАНИЯ РЕГУЛЯРНЫХ СОЕДИНЕНИЙ И ЧАСТЕЙ КСИР ДО ШТАТОВ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ И РАСШИ РЕНИЯ МОБИЛИЗАЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ СТРАНЫ В УГРОЖАЕМЫЙ ПЕРИОД ЗА СЧЕТ ГРАЖДАНСКИ Х ЛИЦ, ПРОШЕДШИХ НАЧАЛЬНУЮ ВОЕННУЮ ПОДГОТОВКУ В СИСТЕМЕ ССБ В МИРНОЕ ВРЕМЯ, В ПРОВЕДЕНИИ ШИРОКОЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ И МОРАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ОБРАБОТКИ ВОЕННОО БЯЗАННЫХ ИРИ. ПОЭТОМУ В ССБ НАЛИЧЕСТВУЮТ КАК БЫ ДВЕ СТРУКТУРЫ: ВОЕННАЯ И ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ.

        В СООТВЕТСТВИИ С ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕМ ССБ, НА НИХ ВОЗЛОЖЕНО РЕШЕНИЕ СЛЕДУЮЩИХ ОСНОВНЫХ ЗАДАЧ:

        - ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЕННОЙ ПОДГОТОВКИ ВСЕГО НАСЕЛЕНИЯ СТРАНЫ, В ТОМ ЧИСЛЕ ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОЙ ПОДГОТОВКИ РЕЗЕРВИСТОВ;

        - ПОЛИТИКО-ИДЕОЛОГИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ИРАНЦЕВ В ДУХЕ ФАНАТИЧНОЙ ПРЕДАННОСТИ ИСЛА МУ И ПРАВЯЩЕМУ РЕЖИМУ;

        - УЧЕТ ВОЕННООБЯЗАННЫХ И РЕЗЕРВИСТОВ;

        - ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ МЕРОПРИЯТИЙ ПО ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЕ НАСЕЛЕНИЯ И ПРОМЫШЛЕННЫХ ОБЪ ЕКТОВ;

        - ОКАЗАНИЕ ПОМОЩИ ОРГАНАМ БЕЗОПАСНОСТИ В БОРЬБЕ С ОППОЗИЦИЕЙ И ПРЕСТУПНЫМИ ЭЛЕМ ЕНТАМИ;

        - ОХРАНА ГОСУДАРСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ И ВАЖНЫХ ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ СТРА НЫ.

        ВО ГЛАВЕ СИЛ СОПРОТИВЛЕНИЯ «БАСИДЖ» СТОИТ КОМАНДУЮЩИЙ, КОТОРЫЙ НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОДЧИНЯЕТСЯ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ КСИР И ЧЕРЕЗ НЕГО В ОПЕРА ТИВНОМ ОТНОШЕНИИ НАЧАЛЬНИКУ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА ВС ИРИ И ВЕРХОВНОМУ ГЛАВНОКОМАНДУ ЮЩЕМУ. КОМАНДУЮЩИЙ ССБ НЕСЕТ ПОЛНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПЕРЕД ГЛАВКОМОМ КСИР И ВГК ЗА ВОЕНН ОЕ ОБУЧЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ, ЗА ПОДГОТОВКУ РЕЗЕРВИСТОВ, ЗА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ВСЕЙ РАЗВЕТВЛЕННОЙ СИСТЕМЫ ВНЕВОЙСКОВОЙ ПОДГОТОВ КИ НАСЕЛЕНИЯ СТРАНЫ, ЗА ПОДДЕРЖАНИЕ БОЕСПОСОБНОСТИ И БОЕГОТОВНОСТИ ИРРЕГУЛЯРНЫХ ЧАСТЕЙ «БАСИДЖ», ЗА ОРГАНИЗАЦИЮ И ПРОВЕДЕНИЕ ИХ ОПЕРАТИВНОЙ И БОЕВОЙ ПОДГОТОВКИ. КОМАНДУЮЩИЙ ОРГАНИЗУЕТ МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОДЧИНЕННЫХ ЕМУ ССБ.

        РУКОВОДСТВО ВОЙСКАМИ КОМАНДУЮЩИЙ ОСУЩЕСТВЛЯЕТ ЧЕРЕЗ СВОЙ АППАРАТ, ВКЛЮЧАЮЩИЙ ЗАМЕСТИТЕЛЯ, СЕКРЕТАРИАТ И ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ШТАБ ССБ. ОСОБУЮ РОЛЬ В СТРУКТУРЕ УПРАВЛЕНИЯ ССБ ЗАНИМАЕТ КОНСУЛЬТАТИВНЫЙ СОВЕТ, В КОТОРЫЙ ВХОДЯТ ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЕ ОФИЦЕРЫ И ГЕНЕРАЛЫ КСИР, РАЗРАБАТЫВАЮЩИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ВСЕМ ВОПРОСАМ ФУНКЦИРНИРОВАНИЯ «БАСИДЖ».

        ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ШТАБ ССБ ЯВЛЯЕТСЯ ОСНОВНЫМ ОРГАНОМ ОПЕРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬН ОСТЬЮ «БАСИДЖ». В ЕГО СОСТАВ ВХОДЯТ 12 ГЛАВНЫХ УПРАВЛЕНИЙ (ОПЕРАТИВНОЕ, РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЕ, КОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЕ, СВЯЗИ, ИНЖЕНЕРНОЕ, ПЛАНИРОВАНИЯ, ПРОПАГАНДЫ, КОНТРОЛЯ И ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОГО СОСТАВА, ВОЕННОЙ ПОДГОТОВКИ И ОБУЧЕНИЯ, ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ, ТЫЛА, КАДРОВ), ВОЗГЛАВЛЯЮТ КОТОРЫЕ ЗАМЕСТИТЕЛИ НАЧАЛЬНИКА ЦШ.

        ВОЕННЫЕ СТРУКТУРЫ СИСТЕМЫ ССБ ПРИЗВАНЫ РЕШАТЬ СЛЕДУЮЩИЕ ЗАДАЧИ:

        - ПЛАНИРОВАНИЕ ВОЕННОЙ ПОДГОТОВКИ НАСЕЛЕНИЯ, ОБУЧЕНИЯ РЕЗЕРВИСТОВ НА СООТВЕТСТВУЮЩИХ КУРСАХ;

        - РАЗРАБОТКА И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ УЧЕБНЫХ ПРОГРАММ ВСЕХ УРОВНЕЙ ВОЕННОЙ ПОДГОТОВ КИ НАСЕЛЕНИЯ;

        - КОНТРОЛЬ ЗА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ЦЕНТРОВ ПОДГОТОВКИ ВСЕХ УРОВНЕЙ;

        - ОРГАНИЗАЦИЯ СТРОГОГО УЧЕТА ВОЕННООБЯЗАННЫХ, В ТОМ ЧИСЛЕ РЕЗЕРВИСТОВ ПЕРВОЙ И ВТОРОЙ ОЧЕРЕДИ;

        - ПЛАНИРОВАНИЕ ДАЛЬНЕЙШЕГО ПРОХОЖДЕНИЯ СЛУЖБЫ РЕЗЕРВИСТАМИ, ПРОШЕДШИМИ ПОДГОТОВКУ В УЧЕБНЫХ ЦЕНТРАХ ССБ;

        - ОРГАНИЗАЦИЯ ВСЕСТОРОННЕГО ФИНАНСОВОГО И МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПОСТОЯННОГО И ПЕРЕМЕННОГО СОСТАВА ССБ И ВСЕХ ИХ СТРУКТУР;

        - ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРОВЕДЕНИЯ МЕРОПРИЯТИЙ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ ОРГАНОВ ССБ ВО ВЗАИМОДЕЙСТВИИ СО СЛУЖБАМИ КСИР.

        БОЛЬШУЮ РОЛЬ В СИСТЕМЕ «БАСИДЖ» ИГРАЮТ ОРГАНЫ РЕЛИГИОЗНО-ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙ СТВИЯ И ВОСПИТАНИЯ ВСЕГО ЛИЧНОГО СОСТАВА ССБ, КОТОРЫЕ ВОЗГЛАВЛЯЕТ ЛИЧНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ДУХОВНОГО ЛИДЕРА ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ И РАН, ЯВЛЯЮЩЕГОСЯ ОДНОВРЕМЕННО ВЕРХОВНЫМ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИМ. НА ЭТОТ ВАЖНЫЙ ПОСТ ВЫДВИГАЕТСЯ ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ШИИТСКОГО ДУХОВ ЕНСТВА. В СВОЕЙ ПОВСЕДНЕВНОЙ РАБОТЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ДУХОВНОГО ЛИДЕРА ИРИ ОПИРАЕТСЯ НА ЗАМЕ СТИТЕЛЕЙ И КАНЦЕЛЯРИЮ. ЕМУ ПОДЧИНЕНЫ ДУХОВНЫЕ НАСТАВНИКИ (МУЛЛЫ) ВСЕХ УЧРЕЖДЕНИЙ, ЧАСТЕЙ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ССБ.

        ПОЛИТИКО-ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ АППАРАТ «БАСИДЖА» РЕШАЕТ СЛЕДУЮЩИЕ ЗАДАЧИ:

        - ПЛАНИРОВАНИЕ И ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОЦЕССА РЕЛИГИОЗНОГО, ПОЛИТИКО-ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ ЛИЧНОГО СОСТАВА «БАСИДЖ» НА ОСНОВЕ СТРОЖАЙШЕ ГО СОБЛЮДЕНИЯ ЗАКОНОВ ИСЛАМА И ПОЛОЖЕНИЙ КОРАНА;

        - ПЛАНИРОВАНИЕ И ПРОВЕДЕНИЕ МЕРОПРИЯТИЙ ПО МОРАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКЕ ЛИЧНОГО СОСТАВА ССБ;

        - ОРГАНИЗАЦИЯ ПОСТОЯННОГО НАБЛЮДЕНИЯ И ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОГО КОНТРОЛЯ ЗА ПОЛИТИКО-И ДЕОЛОГИЧЕСКИМ И МОРАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИМ СОСТОЯНИЕМ ОПОЛЧЕНЦЕВ И РЕЗЕРВИСТОВ И И Х ЛОЯЛЬНОСТЬЮ РЕЖИМУ;

        - ПЛАНИРОВАНИЕ И ПРОВЕДЕНИЕ ШИРОКИХ ПРОПАГАНДИСТСКИХ КАМПАНИЙ В ПЕРИОДЫ МУСУЛЬМ АНСКИХ ПРАЗДНИКОВ, В "НЕДЕЛИ «БАСИДЖ», В ДНИ ПОМИНОВЕНИЯ ПОГИБШИХ ЗА ВЕРУ ЧЛЕНОВ ССБ И КСИР (ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕМОНСТРАЦИЙ, МАРШЕЙ, ШЕСТВИЙ, МИТИНГОВ, РАСПРОСТРАНЕНИЕ НАГЛЯДНОЙ АГИТАЦИИ И Т. Д.);

        - ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С ФИНАНСОВЫМИ И ТЫЛОВЫМИ ОРГАНАМИ ССБ И КСИР В ВОПРОСАХ ОБЕСПЕ ЧЕНИЯ ФИНАНСОВЫМИ, МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКИМИ СРЕДСТВАМИ РЕЛИГИОЗНОЙ И ПОЛИТИКО-ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ , СТРОИТЕЛЬСТВА И ОСНАЩЕНИЯ КУЛЬТОВЫХ СООРУЖЕНИЙ;

        - ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ПОСТОЯННЫХ ШИРОКИХ АГИТАЦИОННО-ПРОПАГАНДИСТСКИХ КАМП АНИЙ СРЕДИ ВСЕХ СЛОЕВ НАСЕЛЕНИЯ С ЦЕЛЬЮ ПРИВЛЕЧЕНИЯ В РЯДЫ «БАСИДЖ» КАК МОЖНО БО ЛЬШЕГО ЧИСЛА ЛЮДЕЙ;

        - ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ КОНТРОЛЯ ЗА УРОВНЕМ КОМПЕТЕНТНОСТИ, ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКОГО СОСТАВА И ДУХОВНЫХ НАСТАВНИКОВ, ПРОВЕРКА ИХ ЛОЯЛЬНОСТИ СУЩЕСТВУЮЩЕМУ РЕЖИМУ.

        ОСНОВНОЙ ОПЕРАТИВНО-ОРГАНИЗАЦИОННОЙ ЕДИНИЦЕЙ ССБ ЯВЛЯЕТСЯ ЗОНА «БАСИДЖ», ВКЛЮЧАЮЩАЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНО ОДИН ОСТАН (ПРОВИНЦИЮ). ЗОНЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ССБ ПОДРАЗДЕЛЯЮТСЯ НА БАЗОВЫЕ РАЙОНЫ (10-15 В КАЖДОЙ ЗОНЕ), В КОТОРЫХ НАХОДЯТСЯ ПУНКТЫ ССБ И ЦЕНТРЫ ПОДГОТОВКИ. ВСЕГО В СИСТЕМЕ ССБ ИРАНА, ПО ДАННЫМ ИНОСТРАННЫХ ВОЕННЫХ ЭКСПЕРТОВ, В БОЛЕЕ ЧЕМ 250 РАЙОНАХ «БАСИДЖ», ВХОДЯЩИХ В СОСТАВ 24 ЗОН, ФУНКЦИОНИРУЕТ ОКОЛО ШЕСТИ ТЫСЯЧ РАЗЛИЧНОГО ТИПА И УРОВНЯ УЧЕБНЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ С СБ. ГЛАВАМИ КАЖДОЙ ЗОНЫ И РАЙОНА «БАСИДЖ» ЯВЛЯЮТСЯ НАЗНАЧЕННЫЕ СООТВЕТСТВУЮЩИЕ КОМАН ДИРЫ МЕСТНЫХ СИЛ СОПРОТИВЛЕНИЯ «БАСИДЖ» (КАДРОВЫЕ ОФИЦЕРЫ КСИР), КОТОРЫЕ ЧЕРЕЗ ШТАБЫ РУКОВОДЯТ ПОДЧИНЕННЫМИ ИМ ОРГАНАМИ И ЧАСТЯМИ «БАСИДЖ» И НЕПО СРЕДСТВЕННО ОТВЕЧАЮТ ЗА ВСЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ССБ НА ТЕРРИТОРИИ СВОЕЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ .

        ОСНОВНОЙ БОЕВОЙ ТАКТИЧЕСКОЙ ЕДИНИЦЕЙ СИЛ СОПРОТИВЛЕНИЯ «БАСИДЖ» ЯВЛЯЕТСЯ БАТАЛЬ ОН. ИХ ФОРМИРОВАНИЕ (ПО СУТИ РЕЗЕРВНЫХ ЧАСТЕЙ) НАЧАЛОСЬ В 1991 ГОДУ. ПО СВОЕЙ СТРУКТУРЕ БАТАЛЬОНЫ ССБ ПРЕДСТАВЛЯЮТ СОБОЙ ИРРЕГУЛЯРНЫЕ ЧАСТИ (КАЖДАЯ Ч ИСЛЕННОСТЬЮ ОКОЛО 400 ЧЕЛОВЕК), СОЗДАННЫЕ ПО ТЕРРИТОРИАЛЬНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОМУ ПРИНЦИПУ. КОМАНДНЫЙ СОСТАВ БАТАЛЬОНОВ КОМПЛЕКТУЕТСЯ КАДРОВЫМИ ОФИЦЕРАМИ КСИР. НА ВООРУЖЕНИИ ЭТИХ БАТАЛЬОНОВ УЖЕ В МИРНОЕ ВРЕМЯ ИМЕЕТСЯ СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ.

        ПРИЗЫВ В «БАСИДЖ» ОФИЦИАЛЬНО ПРОВОДИТСЯ НА ДОБРОВОЛЬНОЙ ОСНОВЕ. НА ПРАКТИКЕ ЭТИМ ЗАНИМАЮТСЯ СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОРГАНЫ КСИР, ПЕРЕД КОТОРЫМИ ПОСТАВЛЕНА ЗАДАЧА ОХВАТИТЬ ВСЕОБЩЕЙ ВОЕННОЙ ПОДГОТОВКОЙ МУЖСКОЕ Н АСЕЛЕНИЕ СТРАНЫ В ВОЗРАСТЕ ОТ 12 ДО 60 ЛЕТ. АКТИВНО ПООЩРЯЕТСЯ ПРИВЛЕЧЕНИЕ В ОПОЛЧЕНИЕ И ЖЕНЩИН.

        ПРОЦЕСС ОБУЧЕНИЯ В СИСТЕМЕ ССБ ПОДРАЗДЕЛЯЕТСЯ НА ТРИ ЭТАПА: ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ, ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ И ЭТАП СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПОЛУЧЕННЫХ НАВЫКОВ.

        ПЕРВИЧНАЯ ПОДГОТОВКА ГРАЖДАНСКИХ ЛИЦ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ПО МЕСТУ ЖИТЕЛЬСТВА БЕЗ ОТР ЫВА ОТ ПРОИЗВОДСТВА В УЧЕБНЫХ ЦЕНТРАХ СИЛ СОПРОТИВЛЕНИЯ «БАСИДЖ» И ГАРНИЗОНАХ КС ИР, А ТАМ ГДЕ ОНИ ОТСУТСТВУЮТ - ПРИ МЕСТНЫХ МЕЧЕТЯХ. ИНСТРУКТОРАМИ В НИХ НАЗНАЧАЮТСЯ КАДРОВЫЕ СОТРУДНИКИ КСИР ИЛИ БЫВШИЕ ВОЕННОСЛУЖАЩ ИЕ. ОСОБОЕ ВНИМАНИЕ НАЧАЛЬНОЙ ВОЕННОЙ ПОДГОТОВКЕ УДЕЛЯЕТСЯ В ВЫСШИХ И СРЕДНИХ УЧЕБНЫ Х ЗАВЕДЕНИЯХ.

        ПРОГРАММОЙ ВОЕННОЙ ПОДГОТОВКИ ПРЕДУСМАТРИВАЕТСЯ ОБУЧЕНИЕ ОБРАЩЕНИЮ СО СТРЕЛКОВЫ М ОРУЖИЕМ, ПРОСТЕЙШЕЙ ТАКТИКЕ ВЕДЕНИЯ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ, ПРАВИЛАМ ОКАЗАНИЯ ПЕРВОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ, ФИЗИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА. ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ ВРЕМЯ ОТВОДИТСЯ НА ПОЛИТИКО-ИДЕОЛОГИЧЕСКУЮ ОБРАБОТКУ (ИЗУЧЕНИЕ ИСТО РИИ ИСЛАМА, КОРАНА). ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ СОСТАВЛЯЕТ ОТ ДВУХ-ТРЕХ НЕДЕЛЬ ДО ОДН ОГО - ТРЕХ МЕСЯЦЕВ. РАЗРАБОТКА ПРОГРАММ ДЛЯ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ КОМАНДОВАНИЕМ СС Б В ТЕСНОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ С МИНИСТЕРСТВОМ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ИРИ, МИНИСТЕРСТВОМ ИСЛАМСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ И КУЛЬТУРЫ, ЧТО ПОЗВОЛЯЕТ ВНЕДРИТЬ НАЧАЛЬНУЮ ВОЕННУЮ И ИДЕОЛОГИЧЕСКУЮ ПОДГОТОВКУ В УЧЕБНУЮ П РОГРАММУ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ СТРАНЫ.

        КАК СЧИТАЮТ ИНОСТРАННЫЕ ВОЕННЫЕ АНАЛИТИКИ, С 1980 ГОДА НАЧАЛЬНУЮ ВОЕННУЮ ПОДГОТОВКУ В СТРУКТУРЕ НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ «БАСИДЖ
» ПРОШЛИ БОЛЕЕ 25 МЛН. ЧЕЛОВЕК, ИЗ КОТОРЫХ ПЯТАЯ ЧАСТЬ ПРИОБРЕЛА ОПЫТ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ В ХОДЕ ИРАНО-ИРАКСКОЙ ВОЙН Ы.

        В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ЛИЧНЫЙ СОСТАВ «БАСИДЖ» ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ОРГАНИЗОВАННЫЙ РЕЗЕ РВ, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЙ, ГЛАВНЫМ ОБРАЗОМ, ДЛЯ ПОПОЛНЕНИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ КСИР.

        ПОДГОТОВКА РЕЗЕРВА КСИР, В ТОМ ЧИСЛЕ И ПЕРВООЧЕРЕДНОГО, ПРОВОДИТСЯ В РАМКАХ СПЕЦИАЛЬНОЙ УЧЕБНОЙ ПРОГРАММЫ СИЛ СОПРОТИВЛЕНИЯ «БАСИДЖ», КОТОРАЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ДАЛЬНЕЙШЕЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПОЛУЧЕННЫХ РАНЕЕ ПЕРВОНА ЧАЛЬНЫХ ВОЕННЫХ ЗНАНИЙ И НАВЫКОВ. ОНА ПРОВОДИТСЯ В ТРИ ЭТАПА С ОТРЫВОМ ОТ ПРОИЗВОДСТВА И ЛЮБОЙ ДРУГОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
        С ПЕРИОДИЧНОСТЬЮ: ОДИН ДЕНЬ В ДВЕ НЕДЕЛИ, ДВА-ТРИ ДНЯ В КВАРТАЛ, ОДНА-ДВЕ НЕДЕЛИ В ПОЛГОДА (В ТОМ ЧИСЛЕ, ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ УЧЕНИЙ).

        ИНОСТРАННЫЕ НАБЛЮДАТЕЛИ ОТМЕЧАЮТ, ЧТО И В МИРНОЕ ВРЕМЯ ФОРМИРОВАНИЯ «БАСИДЖ» АКТИВНО ПРИВЛЕКАЮТСЯ КОМАНДОВАНИЕМ КС ИР ДЛЯ ПОДДЕРЖКИ ПОЛИЦИИ И РЕГУЛЯРНЫХ ВОЙСК В ХОДЕ ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИЙ ПРОТИВ СТ ИХИЙНЫХ БЕСПОРЯДКОВ, АКТОВ ВООРУЖЕННЫХ ОТРЯДОВ ОППОЗИЦИИ И ТАК ДАЛЕЕ, ЧТО ПОЗВОЛЯЕТ НА ПРАКТИКЕ ЗАКРЕПЛЯТЬ ПОЛУЧЕННЫЕ РЕЗЕРВИСТАМИ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ЗНАНИ Я.

        В ТЕЧЕНИЕ ПОСЛЕДНЕГО ДЕСЯТИЛЕТИЯ ОТМЕЧАЛОСЬ РЯД СЛУЧАЕВ, КОГДА ЧЛЕНЫ «БАСИДЖ» ВЫПОЛНЯЛИ ЧИСТО ПОЛИЦЕЙСКО-ЖАНДАРМСКИЕ ФУНКЦИИ: УСМИРЯЛИ ДЕМОНСТРАНТОВ, «СМУТЬЯНОВ» И ТАК ДАЛЕЕ, ВЫСТУПАЮЩИХ КАК С ЭКОНОМИЧЕСКИМИ, ТАК И ПОЛИТИЧЕСКИМИ ТРЕБОВАНИЯМИ. ПРИ ЭТОМ ПОЛИЦИЯ И КСИР БЫЛИ В СТОРОНЕ. ЭТИМ ВЛАСТИ КАК БЫ ДЕМОНСТРИРОВАЛИ, ЧТО САМ НАРОД ("БАСИДЖ") ОКАЗЫВАЕТ СОПРОТИВЛЕНИЕ АНТИНАРОДНЫМ ЭЛЕМЕНТАМ - «СМУТЬ ЯНАМ». ЧАСТО ЧЛЕНЫ «БАСИДЖ» ИСПОЛЬЗОВАЛИСЬ МЕСТНЫМИ ИСЛАМСКИМИ РАДИКАЛАМИ ПРОТИВ СТОРОН НИКОВ РЕФОРМ. ПОДОБНОЕ ОТМЕЧАЛОСЬ И ВО ВРЕМЕНА СТУДЕНЧЕСКИХ ВОЛНЕНИЙ, ОХВАТИВШИХ СТРАНУ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД, ТАК И В НЫНЕ.

        ПО ПОСТУПИВШИМ В ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ИЗ ТЕГЕРАНА СВЕДЕНИЯМ, ПРОТИВ СТУДЕНТОВ, ВЫСТУПИВШИХ В ТЕГЕРАНЕ ЗА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕФОРМ ПРОТИВ ОРТ ОДОКСОВ-КОНСЕРВАТОРОВ, БЫЛИ БРОШЕНЫ (ИЛИ САМИ БРОСИЛИСЬ?) ЧЛЕНЫ «БАСИДЖ», ВООРУЖЕННЫЕ ДУБИНКАМИ И КАМНЯМИ.

        ТАКИМ ОБРАЗОМ, ИРАНСКОМУ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОМУ РУКОВОДСТВУ НА ОСНОВЕ СИЛ СОПРОТИВЛЕНИЯ «БАСИДЖ» УДАЛОСЬ СОЗДАТЬ В СТРАНЕ ДОСТАТОЧНО ОТЛАЖЕННУЮ СИСТЕМУ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ОБУЧЕНИ Я ГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ОСНОВАМ ВОЕННОЙ, ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ И МОРАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ. ПРИ ЭТОМ, ЧЛЕНЫ ССБ ЯВЛЯЮТСЯ РЕЗЕРВОМ НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ АРМИИ И КСИР, НО И ДЛЯ НАИБОЛЕЕ РАДИКАЛЬНЫХ ШИИТСКИХ ГРУППИРОВОК, ПОДДЕРЖИВАЕМЫМИ КЛЕРИКАЛЬНЫМИ КОНСЕРВАТОРАМИ.
        Судя по всему этот басидж был сотрудником своего рода религиозной полиции и смотрел, чтобы никто из правоверных мусульман не смел приближаться к организованному в порту для иностранных моряков вертепу пьянства и разврата - бару «дивайн». Стоял он в темноте - и мы чуть не сбили его с ног. Твою мать!
        Басидж был высоким, молодым, по виду не старше двадцати пяти, с окладистой черной бородой. В руке у него была тяжелая палка - но самое главное - за спиной, маслянисто поблескивая в неверном свете фонарей, у него висела G3 иранского производства.
        Вот теперь точно приплыли.
        Первым сориентировался я - я просто положил руку ему на плечо, пьяно засмеялся и спросил (блин сам не помню что!) по-немецки. На лице молодого басиджа отразилось глубокое отвращение, он брезгливо смахнул мою руку со своего плеча.
        Тем временем пришел в себя и Алан. Отступив на два шага, он тоже пьяно засмеялся и начал махать руками в сторону «дивайны», приглашая его по-итальянски бросить этот долбаный пост и пропустить с нами по стаканчику.
        Басидж, с раздраженным видом сказал что-то на иранском, отступил на пару шагов назад и недвусмысленно погрозил нам тяжелой палкой. Судя по всему, идея пропустить стаканчик на халяву с иностранными моряками ему не понравилась. Совсем не понравилась.
        Не хочешь - не надо… Я махнул Сантино рукой и, опираясь друг на друга, мы побрели к бару «дивайн». Вслед нам раздалось громкое ругательство на фарси.


        ИРАН, ОСТАН ХОРМОЗГАН
        ПОРТ БЕНДЕР-АББАС
        ЗАВЕДЕНИЕ "ДИВАЙН"
        НОЧЬ НА 26.08.2006 Г
        В заведении «Дивайн», как и в любом другом припортовом заведении такого рода, было шумно, грязно и накурено, шныряли какие-то темные личности, дрянное, дешевое спиртное лилось рекой. Над входом висела подсвеченная красными лампочками арабская красавица в двусмысленной позе.
        С пьяным хохотом Сантино толкнул дверь от себя, она не поддалась, глухо задребезжала, но не поддалась. Разозлившись на дверь, столь нагло вставшую между ним и очередной порцией выпивки, изрыгая ругательства Сантино пнул сильнее, в этот момент дверь открылась. Кто-то вышел, презрительно оглядел двух пьяных моряков.

        - Sorry - пробормотал я с немецким акцентом, все мое внимание было приковано к тому, чтобы удержаться за стену и не упасть.
        Вышедший из заведения мужчина, выругавшись на неизвестном мне языке, относительно твердой походкой пошел прочь, меня в этот момент шатнуло вперед, и я ухватился за дверь, не дав ей закрыться.

        - Сонни, похоже, нам сюда!!  - пьяным голосом проорал я на немецком и, ввалился в заведение. Следом с громкой руганью, зашел Сантино, выглядевший еще более пьяным чем я.
        Несколько голов повернулись в нашу сторону, но почти сразу отвернулись. Два пьяных с доску моряка - в этом районе нет зрелища привычнее.

        - Бир! Айн бир! Шнель![Пиво. Одно пиво. Быстро. (немецк.)] - пьяным голосом возопил я, добравшись наконец до стойки бара.
        Бармен пронизывающим взглядом посмотрел на меня, пытаясь определить, есть у меня еще деньги или я уже все спустил, потом поставил на стойку полулитровую бутылку мерзко выглядящего местного пива, не выпуская ее из рук, вопросительно взглянул на меня. Я вытащил из кармана комок замызганных однодолларовых банкнот, бармен, поморщившись взял пару, открывашкой открыл бутылку, толкнул мне. Я с трудом поймал.

        - Цвай бир! Цвай бир![Два пива (немецк.)] - до стойки добрался и Сантино, бармен взял еще две банкноты. Дал бутылку и Сантино. Понимая, что роль надо играть до конца я немного глотнул.
        Боже! Как-то раз я видел (слава Богу, не пробовал) пиво в одной из стран Африки, сделано на основе человеческих испражнений (не шучу!). Еще видел пиво, настоянное на страусином помете. Пиво, которое я сейчас глотнул, похоже, было сделано из чего-то подобного. В глазах появились слезы, желудок едва не вывернуло наизнанку. Как это вообще можно пить?
        С трудом сдерживая позывы к рвоте, я повернулся, огляделся. Пара столиков была свободна. Схватил в одну руку бутылку пива, в другую Сантино, который опять начал горланить итальянскую. арию, прокладывая путь среди не менее пьяных моряков разных стран я двинулся к свободному столику.
        Что за ерунда. Гудели мы уже полчаса, отхлебывали из бутылок мерзкое пойло, потом незаметно сплевывали, ждали агента - а его до сих пор не было. Оставался еще один вопрос - как он пройдет мимо басиджа? Нарядится моряком, как и мы?
        Сантино пару раз бросал на меня острые, трезвые, вопросительные взгляды, но мне оставалось только незаметно пожать плечами. И мы продолжали жестко гульбанить.
        Прошел час. Агент так и не появился Надо было уходить - задание провалено. Ждать бесполезно.
        Тяжело поднявшись со стола, опрокинув почти полную бутылку (в целях маскировки пришлось заказать еще по одной) на пол я, матерясь последними словами поковылял на выход. Дверь плечом я буквально вышиб, вывалился на свежий воздух и в этот момент почувствовал, что за спиной кто-то есть. Инстинкты включились, но дубинка уже опускалась мне на череп. Яркая вспышка в голове и больше я ничего не помнил…
        Очнулся я через несколько минут. Сознание возвращалось постепенно, медленно я бы даже сказал мучительно медленно. Голову раздирала тупая боль, расплескивавшаяся огненными вспышками по всему тему.

        - Очнись!  - жесткая рука дала мне пощечину, я застонал - давай, давай, нехрен здесь разлеживаться…
        Открыл глаза, начал оглядываться. Лежу в кузове какого-то фургона на грязном, пахнущем рыбной слизью полу. Где-то сверху горит маленькая лампочка - видимо подвешенный к потолку ручной фонарик. Человек сидит так, что фонарик освещает только нас, сам же он находится в темноте. Чуть неподалеку лежит Сантино.
        Твою мать! Два бойца отряда изоляции… Позор!

        - Ты кто?  - спрошено было на английском с жутким акцентом. Я зашевелился на полу, выдал немецкую матерную тираду. Чтоб их всех…
        Сидевший в кузове человек зашевелился в темноте, потом вдруг осторожно спросил, его английский уже не был таким плохим:

        - Ты помнишь свое детство?

        Есть!

        - Я…я…[Да…да… (немецк.)] - я продолжал играть свою роль. Понимать то я мог и по-английски, моряки обычно понимают на всех языках мира.

        - Кем ты хотел стать в детстве?

        - Спасателем - ответил я уже на плохом английском

        - Почему?

        - Когда мне было одиннадцать лет, я спас на пляже семилетнюю девочку, которая тонула

        - Где это было?

        - В Санта-Барбаре - ответил я уже на хорошем английском
        Сомнений не оставалось.
        Человек привстал в тесном кузове фургона, перевернул меня на спину. Щелкнули ключи, обвившиеся вокруг моих запястий металлические змеи наручников, внезапно отпустили меня. Я перевернулся на спину, потер одно за другим ломившие запястья, затем затылок. На затылке вспухла шишка.

        - На, развяжи своего друга!  - из темноты ко мне протянулась рука с маленькими хромированными ключиками. Я перевернул Алана на спину, развязал, тот ругаясь на итальянском попытался сесть. Я повернулся, вглядываясь в темноту, но лица своего собеседника различить не смог…

        - Извини, что ударил тебя - насмешливо проговорил мой собеседник - но ты ударил меня на болотах. Теперь мы квиты.

        - Я рад - пробормотал я

        - Принес?  - голос человека стал жестче.
        Я не говоря ни слова, снял с шеи флэш-карту, протянул ее собеседнику. Карта исчезла во мраке.

        - Хорошо - рука появилась снова, на ладони лежала точно такая же флэш-карта - ты знаешь, кому это передать…

        - Знаю - я взял карту, повесил на шнурке на шею, запрятал под футболку.

        - Теперь иди - голос собеседника был жестким и властным - до рассвета всего два часа. Ты должен успеть. И передай на словах тому, кому ты передашь карту - времени очень мало. ОЧЕНЬ МАЛО - незнакомец выделил это тоном.

        - Я понял…
        Сантино наконец поднялся, опершись спиной о стенку фургона, вполголоса ругаясь ощупал затылок. Видимо ему досталось точно так же как и ему.
        Человек протянул руку, скрипнула, открываясь, дверь. На нас пахнуло морской свежестью, воздух казался волшебным эликсиром после затхлой рыбной вони фургона. Даже голова, кажется, меньше стала болеть.

        - Иди!
        Кряхтя и ругаясь, вполголоса я выбрался из фургона, следом выбрался Сантино. Оказалось, фургон стоял на набережной. Оглядев фургон, я с ужасом отпрянул от него, оперся руками о перила ограждения набережной. Потом до меня дошло - я с трудом сдержался, чтобы не расхохотаться.
        Фургон был полицейским, раскрашенным в бело-синий цвет. Над кабиной явственно был виден нарост полицейской сирены.
        А этот… Мохаммед Райяти молодец! Просто великолепно придумано! Что может быть менее подозрительным, чем полицейский на фургоне, задерживающий двух пьяных вдрызг моряков, до этого оскорбивших басиджа. Картина простая и понятная, никаких хитростей здесь нет и быть не может. Просто прекрасно придумано! И второму человеку в иерархии КСИР достать полицейскую машину и форму - проблем не составляет. Молодец!

        - Пойдем домой Сонни!  - пьяным голосом пробормотал я и, обнявшись, мы двинулись по набережной в обратный путь, стараясь не упасть в воду. Фургон черным призраком остался стоять у набережной. Сантино снова завел свою идиотскую арию…


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ
        ОРМУЗСКИЙ ПРОЛИВ
        ЛИТОРАЛЬ

26.08.2006 Г.
        Доползли до рыбачьего пирса мы как раз вовремя - через час должен был быть рассвет и на одной из доу уже было видно движение - рыбаки решили выйти в море пораньше.
        Если бы кто-то наблюдал со стороны - он очень бы удивился, как быстро могут протрезветь моряки - еще быстрее, чем нажраться в хлам, скажу я вам. Только что шли, пошатываясь и горланя какую-то песню по набережной - и вдруг метнулись, пригибаясь и оглядываясь по сторонами, прыгнули в одну из доу…

        - Прошу, сэр!  - Алан издевательски смотрел на меня
        А чтоб его. Получается, лезть в это дерьмо, что под пирсом и распаковывать груз на грузовой платформе придется мне. В принципе правильно - проворонил
«полицейского» у себя за спиной я.
        Вполголоса ругаясь, разделся до трусов, огляделся по сторонам и нырнул в теплую, отвратительно пахнущую, с радужными разводами нефтяных пятен воду порта Бендер-Аббас.
        Держа голову над водой и стараясь дышать как можно реже, перебирая руками по деревянной обшивке бота я забрался под пирс. Раскидал грязь, которую навалили для маскировки грузовой платформы, снял с нее один большой тюк. Гидрокостюмы. Таща за собой за лямку тюк, вернулся к борту доу, сверху уже протягивалась рука Алана. Тюк с гидрокостюмами исчез за бортом доу, следом, отплевываясь через борт перевалился я. Рядом стояло ведро с относительно чистой водой - надевать гидрокостюм на грязное тело нельзя. Быстро смыл черные разводы грязи, огляделся. На нашу возню никто внимания не обращал, рыбаки суетились уже на нескольких доу, но ближайшая располагалась метрах в пятидесяти от нас. Тем лучше.
        Надели гидрокостюмы, ласты, один за другим перевалились через борт лодки доу. То-то удивится хозяин, когда, придя на свою лодку, найдет на ней разводы грязи. Наверняка подумает, что на доу побывали воры - и еще больше удивится, когда поймет, что ничего не пропало.
        Снова залезли под пирс, уже вдвоем. Распаковали две запасных скубы замкнутого цикла (ребризеры), с новыми регенерационными патронами,[Специальный акваланг, в котором дыхательная смесь циркулирует по замкнутому циклу: выдыхаемый человеком воздух проходит через специальные регенерационные патроны, очищается от углекислого газа и насыщается кислородом, после чего снова подается в загубник для дыхания. Благодаря этому при движении пловца под водой на поверхности нет ни следа от пузырьков. Качество для боевых пловцов очень ценное, поэтому ребризеры разных моделей используется всеми отрядами боевых пловцов мира.] проверили, помогая друг другу, навьючили на спину. Вставили в рот загубники и с наслаждением вдохнули чистый воздух, так отличающийся от жуткой вони порта. Распаковали и последние, находящиеся на грузовой платформе предметы - два специальных индивидуальных аппарата для подводного движения, похожие на маленькие, черного цвета, покрытые слоем резины торпеды с приделанными сзади ручками. Весьма полезная вещь для двух уставших боевых пловцов. Забросали грузовую платформу грязью.

        - До выхода из порта идем на ластах!  - сказал я Сантино, тот кивнул. Нелишняя предосторожность - в воде могут быть гидроакустические микрофоны.
        Две черные тени осторожно, без малейшего всплеска погрузились в воду…


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ
        ОРМУЗСКИЙ ПРОЛИВ
        ЯХТА «МАРИНА»

26.08.2006 Г.
        Обратно было идти гораздо веселее. Первую милю мы прошли на ластах, буксируя за собой скутеры, которые хоть и обладали нейтральной плавучестью - но тоже что-то весили. Зато потом…
        Аппараты для подводного движения - штука весьма забавная. Я всегда удивлялся - почему их почти нет в открытой продаже в гражданских версиях. Ведь аквалангист с таким вот аппаратом может почувствовать весь спектр ощущений, которые чувствует дельфин или акула.
        Минут через тридцать вышли в контрольную точку, заглушили моторы аппаратов. Осторожно поднялись на поверхность, огляделись. Окружающий мир был раскрашен в сероватой гамме, вдалеке над водой виднелся исполинский корпус идущего на проводку по Ормузскому проливу супертанкера. На востоке над водной гладью появилась узкая, яркая, желто-красная полоска - занимался рассвет…

        - Только не говори, что ты забыл радиомаяк - недовольно сказал Сантино
        Радиомаяк я не забыл - достал, включил. Лег на воду, слегка подгребая руками, чтобы немного отдохнуть, Сантино вытянулся рядом.
        Через десять минут я увидел идущую в нашу сторону небольшую, длиной футов сорок, моторную яхту, кажется британская Princess. Я замахал рукой, чтобы не попасть под катер, капитан заложил вираж и ювелирно остановил яхту так, что от нас до кормы было метра три, не больше.

        - Эй, на борту!
        На корме катера появился одетый в шикарный белый гражданский костюм адмирал Рейли, пристально посмотрел на нас.

        - Эй, котики,[Морские котики - одно из названий спецназовцев SEAL.] напомните-ка мне, что у нас не тонет….
        Вот такой вот юмор у адмирала. Специфичный, надо сказать…
        Сам не могу понять, что мне не понравилось в том вертолете… Мы уже сняли гидрокостюмы, акваланги, Сантино притащил с камбуза какую-то жратву и с аппетитом ее наворачивал сидя на палубе, адмирал стоял за штурвалом, я был рядом. Переоделись в нашу обычную одежду, разобрали личные вещи, я нацепил на шею безделушку Николь. Двое молодых бойцов SEAL, которые сопровождали нас, находились на яхте и дрыхли сейчас в каюте. Из еды я съел только пару плиток черного шоколада - от другой еды пока мутило. Немудрено - если вспомнить в каком дерьме мне пришлось лазать. Это Алана Сантино у нас от камбуза палкой не отгонишь…
        Вертолет я заметил первым, скорее даже не заметил, а услышал. Двигатели на яхте работали практически бесшумно, поэтому отдаленный рокот вертолетных винтов, на таком расстоянии получавшийся не громче чем комариный писк. Тем не менее, почему-то меня это звук сразу насторожил.
        Вышел на палубу, начал вглядываться в горизонт, приложив ладонь козырьком ко лбу. На горизонте, почти у самой воды чернела маленькая точка, которая постепенно росла в размерах, приближаясь к нам.

        - Что это за орел недоделанный, мать его…  - адмирал поставил яхту на автопилот и тоже вышел на палубу - он что, прогулял занятие в летной школе, на котором говорили о мерах безопасности?
        Действительно, таким полетом пилот вертолета грубо нарушал технику безопасности
        - вертолет шел на высоте примерно пять метров над водой. В этом случае несущий вертолетный винт поднимал в воздух взвесь соленой морской воды, которая засасывалась в турбины вертолета, вызывая их повышенный износ. Кроме того, полет на такой высоте в районе интенсивного судоходства ботали практически бесшумно, поэтому отдаленный рокот вертолетных винтов, на таком расстоянии получавшийся несоздавал предпосылки для аварии. Поэтому, полеты на высотах менее пятидесяти метров над уровнем поверхности, за исключением полетов для выполнения специальных задач (например, для заброски группы спецназа на территорию противника) были строжайше запрещены.
        Я наблюдал за вертолетом, который, увидев нашу яхту, отклонился в сторону и начал набирать высоту - и мне нравилось это все меньше и меньше.

        - Нет, ты посмотри, что этот козел творит!  - адмирал поднес к глазам бинокль - сейчас номера запишу! Вернемся на корабль - я этого орла паршивого найду и такой ему пистон вставлю!
        Вертолет поворачивался к нам боком и я заметил, что на вертолете, сухопутной кстати модификации Blackhawk, которому вообще над морем делать нечего нет ни бортового номера ни опознавательных знаков. Когда дрогнул, отходя в сторону боковой люк вертолета мне уже все было ясно.

        - Опасность в воздухе!  - дико выкрикнул я, схватил адмирала на шиворот, в два прыжка достиг противоположного борта яхты и прыгнул в воду. Следом в воду сиганул Сантино - когда слышишь крик «опасность» - сначала спасаешь свою задницу, потом задаешь вопросы. Он сидел с тарелкой у самого борта, свесив ноги в воду - поэтому, услышав мой крик, он бросил тарелку и за доли секунды соскользнул в воду. Вслед нам ударила длинная очередь из бортового пулемета вертолета…
        Попасть из пулемета в невооруженное гражданское судно очень просто, для этого не надо быть мастером. Вертолет кружил вокруг пылающих останков «Принцессы» на высоте около тридцати метров, бортовой стрелок поливал останки яхты длинными очередями из пулемета. Часть пуль попадала в воду, из-под воды это выглядело как красивые серебристые дорожки в воде, возникающие то тут то там. Никто в живых на яхте остаться не мог.
        Гораздо сложнее попасть в трех профессионалов, скрывающихся под толщей воды. И я и Сантино и адмирал в свое время прошли курсы боевых пловцов, и могли оставаться под водой, не всплывая от трех до пяти минут. Солнечный свет в воде преломляется совсем по-другому, не так как в воздухе, и поэтому если ты видишь цель под водой
        - это еще не значит, что ты в нее попадешь, если нет наработанного опыта стрельбы именно по таким мишеням. Тем более стрелок сидел в движущемся, раскачивающемся в воздухе, вибрирующем вертолете. Да и сопротивление воды движущемуся в ней телу в тысячу раз больше, чем сопротивление воздуха - это тоже оказывает немалое действие на траекторию пулеметной пули, входящей в воду под углом. Поэтому шансы попасть в кого-то из нас у пулеметчика были… мягко скажем, невысокими.
        Единственное, что было для нас реально опасным - если бы пулеметчик догадался бросить в воду несколько гранат. Вот тогда невысокие шансы увидеть закат этого дня были бы у нас. Но то ли гранат не было, то ли пулеметчик просто не догадался
        - но гранаты никто бросать не стал.
        Вертолет кружил над яхтой, уже солидно хлебнувшей воды минут десять, за это время мы раза два осторожно всплывали для вдоха. Ни одного из нас пулеметчику
«поймать» не удалось - изрешетив тонущую яхту, вертолет поднялся метров на пятьдесят и полетел на запад. Постепенно шум его турбин затих вдали.
        Я осторожно всплыл, огляделся по сторонам. Вертолет снова превратился в черную точку на горизонте, метрах в десяти от меня шумно, как тюлень отплевывался адмирал.
        Сантино! Я, интенсивно работая руками, заплыл за яхту - у самого борта скрывался Сантино, держась за него рукой.
        Целы…
        Залез на изрешеченную палубу тонущей яхты, которая выступала над водой сантиметров на пять, взглянул на каюту. Бесполезно - вся изрешечена пулями. Те двое кто там спали, уже не проснутся.
        Один за другим, сорвал с борта спасательные круги - получилось пять штук, больше чем надо - швырнул на воду. После этого спрыгнул в воду, отплыли подальше, чтоб не засосало под воду воронкой от тонущей яхты. Разобрали спасательные круги.
        Через две минуты яхта затонула.
        Я взглянул на адмирала - тот был мрачен.

        - Что за хреновина происходит?

        - А я знаю?  - огрызнулся адмирал - если бы знал - не барахтался бы тут!
        И верно. Что за ерунда такая. Если бы адмирал решил нас зачистить после операции
        - какого хрена он тогда до сих пор не забрал у меня флэш-карту? Блин…
        Я лапнул свою шею - шнурок и карта спокойно висели на ней.

        - Сэр, от морской воды карте ничего не будет?

        - Ей и от атомного взрыва ничего не будет - раздраженно сказал адмирал - специзделие, чтоб его…
        Ну, так вот. Второй возникающий вопрос - если адмирал хотел нас убить - какого хрена он сам подставился? Ведь он стоял рядом со мной, если бы я не просек картину - первая бы очередь скосила не только меня, но и его. А адмирал был кем угодно, только не суицидником.

        - Как их звали?  - я кивнул адмиралу на то место, где несколько минут назад была яхта, а сейчас там было большое радужное пятно на поверхности от разлившегося топлива.

        - Джон и Томас… Только отучились в Коронадо, прибыли для прохождения службы…  - на адмирала было страшно смотреть.
        Да уж, печально…
        Я огляделся по сторонам. Вообще не все было так страшно. В Персидском заливе очень интенсивное судоходство, вода теплая, спасательные круги есть. Рано или поздно подберут…
        Сориентировавшись по солнцу, мы погребли по направлению к тому району, где по моим расчетам проходил фарватер движения танкеров.


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ
        ОРМУЗСКИЙ ПРОЛИВ
        СУПЕРТАНКЕР "РУСАЛКА"

26.08.2006 Г.
        Подобрали нас, когда мы болтались в соленой воде уже часа два, не меньше. С первого танкера впередсмотрящий нас просто не заметил. Бывает и такое. Прошел мимо и второй, на борту которого виднелась гордая надпись «Русалка», я уже зло выматерился, как вдруг до меня дошло, что такому огромному кораблю как танкер для остановки нужно несколько километров, не меньше. И как только я это подумал
        - на палубе супертанкера началось шевеление, и я заметил, как несколько моряков готовят к спуску капитанский катер. Более отрадного для моих глаз зрелища я давно не видел.
        На танкере мы сказали, что наша моторная яхта в темноте столкнулась с каким-то танкером и затонула. Нам сразу поверили, потому что все мы были в штатском, и такое происходило здесь достаточно часто. Ормузский пролив с идущими один за другим гружеными танкерами высотой с пятиэтажный дом - вообще опасное место для яхтенных прогулок - так сказал нам капитан подобравшего нас танкера, и мы согласно кивнули головами.
        Танкер шел через Ормузский пролив, капитан сказал, что высадит нас в ближайшем порту (вообще портом назначения «Русалки» был Амстердам с его громадными нефтеналивными терминалами), нас же это ни в каком случае не устраивало. Поэтому, улучив момент, я спер у одного из членов экипажа трубку мобильника (как ни странно, до берега было рукой подать и сотовый работал). Адмирал же связался с человеком в Багдаде, в штабе коалиционных сил, которого он хорошо знал еще со времен Гренады. Разговор проходил по открытому каналу, без шифрования, поэтому адмирал сказал, что шел на яхте с двумя друзьями, и яхта в темноте попала под супертанкер. Однако, в конце разговора адмирал сказал внешне безобидную условную фразу, означавшую опасность и просьбу срочной эвакуации…
        Танкер упорно шел вперед, Ормузский пролив остался позади, и скорость танкера возросла до восемнадцати узлов. Капитан торопился, насколько это возможно - за приход танкера в порт раньше графика судоходная компания платила премию капитану и всей команде. В прошлом рейсе они сэкономили два полных дня - и сейчас капитан всерьез нацелился на то, чтобы сэкономить целых три. Двух премий одна за другой вполне хватило бы, чтобы сменить трехлетнюю БМВ, на которой он ездил на новую модель. С этой мыслью капитан проверил наличие других судов на радиолокаторе и скомандовал машинному отделению "полный вперед".
        Капитанская рубка на танкере «Русалка» была прекрасно звукоизолирована, поэтому капитан и другие члены команды не услышали звука турбин идущего за танкером вертолета.

        - Сэр!  - рулевой чуть не выпустил из рук штурвал.
        Капитан взглянул вперед - и чашка с кофе, которую он держал в руке, выпала из рук и покатилась, разливая горячую жидкость на ковровое покрытие.
        На расстоянии примерно сорок метров от рубки и на высоте примерно метров двадцать, над тушей супертанкера завис громадный двухдвигательный транспортный вертолет CH-53 Sea Stallion. С борта висящего вертолета, вниз, к танкеру блестящей змеей свисала лестница.
        Капитан взглянул вниз - по палубе, перепрыгивая через шланги и задраенные люки, к лестнице бежали трое недавно спасенных им незадачливых яхтсменов. Один из них на ходу обернулся, посмотрел на рубку и помахал рукой, как бы благодаря за спасение. Капитан машинально махнул рукой в ответ. Яхтсмены, один за другим начали ловко карабкаться по лестнице, как только последний из троих оказался на лестнице, вертолет дрогнул и начал набирать высоту, медленно отваливая от танкера. Яхтсмены продолжали упорно карабкаться по раскачивающейся в воздухе лестнице к открытому люку вертолета.

        - Ни хрена себе…  - выразил капитан общее настроение, царившее в судовой рубке…


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ
        УДАРНЫЙ АВИАНОСЕЦ ВМФ США
        "РОНАЛЬД РЕЙГАН"

26.08.2006 Г.
        Звук турбин огромного вертолета чуть заметно изменился - "Морской конь"[Так называется вертолет в переводе на русский.] заходил на посадку. Честно говоря, пока мы летели, я подсознательно ждал, что в наш вертолет угодит зенитная ракета или что-то в этом роде. Паранойя - скажете вы? Наверное, да. А как расценивать то, что нас чуть не завалили с вертолета без опознавательных знаков? Тоже паранойя?
        Адмирал сидел впереди, в пилотской кабине, разговаривал с кем-то по связи. С кем именно - выяснять мне не хотелось. Верил ли я адмиралу Рейли? Скорее да чем нет
        - адмирал бы так по идиотски себя под пули не подставил, это старый, стреляный волк с огромным боевым опытом.
        Шасси вертолета коснулись стальной палубы авианосца, турбины вертолета взвыли и. поработав немного, стали медленно останавливаться, громадный семилопастной винт крутился уже по инерции. Внизу, техники уже принайтовывали тяжелый вертолет к палубе авианосца.
        Из пилотской кабины появился адмирал, лицо его было озабоченным:

        - Давай сразу ко мне в каюту!  - сказал он мне - Сантино, надеюсь, извинишь?

        - Какие проблемы - жизнерадостно улыбнулся Алан - лично я рад вообще просто оказаться снова на «Рейгане»…
        Я тоже был рад просто оказаться на «Рейгане».
        Штурман опустил трап, адмирал бодро прошагал по грузовому отсеку вертолета, выглянул из люка. У откинутого трапа его встречали несколько офицеров, только военная выдержка позволила им спокойно воспринять внешний вид адмирала (надо сказать, после двухчасового купания в акватории Персидского залива я выглядел ничуть не лучше). Отмахнувшись от окруживших его офицеров, адмирал быстрым шагом направился к «острову», жестом приказав мне следовать за ним.
        И снова те же самые, до боли знакомые корабельные коридоры… Несмотря на усталость, адмирал шел быстро, я едва поспевал за ним. До двери адмиральской каюты мы добрались по-моему за рекордное время, адмирал шумно толкнул ее и дверь распахнулась.

        - Входи!
        Я осторожно зашел в адмиральскую каюту, остановился на пороге. Все иллюминаторы были задраены, шторы опущены. В каюте царил полумрак, в других обстоятельствах он показался бы мне уютным, но сейчас он был зловещим. За адмиральским столом, в полумраке сидел какой-то человек, мои глаза, не привыкшие к полумраку каюты после яркого света, не смогли его разглядеть. Я всмотрелся - и тут человек заговорил, заговорил знакомым с детства голосом.

        - Входи, входи, Майк. Что встал на пороге, адмирала Рейли в свою каюту не пускаешь?

        Это был голос моего отца…
        Я сделал несколько шагов вперед, навстречу мне с кресла встал отец. Обнялись. Отца я не видел уже, наверное, полгода. Почему-то хотелось плакать, нахлынувшие эмоции я сдержал с трудом.
        Сзади почти неслышно захлопнулась дверь каюты - адмирал вошел и закрыл дверь.

        - Ну, будет, будет… сырость разводим…  - отец отстранился от меня, протянул пакет
        - я тебе твою старую форму из дома привез. Иди, переоденься, приведи себя в порядок, потом поговорим.

        - Спасибо, папа - я взял пакет…
        На то, чтобы привести себя в порядок мне потребовалось минут пять, только наскоро смыл морскую соль и грязь. Старая военная форма сидела на мне как влитая
        - весьма неплохо, я не раз видел отставных военных, которые уже через год после отставки не могли надеть свою старую военную форму - мешал живот. Мне же моя была точно впору. Проведя пятерней по волосам, чтобы придать им более-менее пристойный вид.
        Выйдя в каюту, я застал там адмирала и отца, сидевших около стола, вид у них был мрачный, у отца вдобавок и заговорщический. Видимо адмирал Рейли уже успел рассказать отцу о нашем вынужденном купании в Персидском заливе под пулеметными очередями. Что связывало отца и адмирала Рейли я не знал, я вообще не знал что они друзья. "Задира Рик" в свою каюту в его отсутствие пустил бы далеко не каждого друга…
        Без приглашения я сел в кресло напротив отца, внимательно посмотрел на него.

        - У тебя, наверное, много вопросов накопилось…  - начал отец

        - До черта - сказал я - и я не намерен успокаиваться пока не получу ответы. Правдивые ответы! Начиная с самого начала моей командировки, вокруг меня постоянно происходят какие-то нездоровые события, смысла которых я не понимаю. И я не намерен больше ничего предпринимать до тех пор, пока не выясню, что, черт возьми, происходит!

        - Ты помнишь свою офицерскую присягу?  - резко спросил отец

        Помню ли я мою присягу… Я Майкл Томас Рамайн, торжественно клянусь поддерживать и защищать Конституцию Соединенных Штатов от в сех ее врагов, внешних или внутренних, относиться к ней с верой и преданностью. Я принимаю на себя это обязательство свободно, понимаю его буквально и не имею цели его нарушить. Я хорошо и добросовестно буду исполнять обязанности, налагаемые на меня тем званием, которое я получаю. Да поможет мне Бог!

        - Это ты к чему?

        - Да к тому! Помнишь, что там сказано? Защищать Конституцию Соединенных Штатов от всех ее врагов, внешних или ВНУТРЕННИХ - слово "внутренних" отец выделил тоном - ты еще готов защищать Конституцию от этих врагов?
        Я молча смотрел на отца, ожидая продолжения

        - Мы все офицеры - ты, я, адмирал Рейли, и мы все дали клятву защищать нашу страну и наш народ. Раньше мы защищали страну от внешних врагов - и, черт меня побери, хорошо справлялись с этой задачей. Но теперь у нашей страны появились новые враги. А что если враги - у нас за спиной! Ты готов защитить свою страну от них?

        - Вы что, на старости лет задумали государственный переворот?  - спросил я после нескольких секунд тяжелого молчания.
        Адмирал еле заметно усмехнулся. Отец покачал головой, достал из потертого кожаного портфеля, который он всегда носил с собой последние лет двадцать толстую папку с бумагами, положил ее на стол.

        - Помнишь, чему я тебя учил? Сначала ознакомься со всей информацией, которая имеется, и только потом принимай решения. Слету решения не принимай и выводы не делай!
        Я взял папку…
        БЕЛЫЙ ДОМ
        ВАШИНГТОН, ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ОКРУГ КОЛУМБИЯ
        ПЕНСИЛЬВАНИЯ-АВЕНЮ 1600
        ПРЕЗИДЕНТУ США
        Д.Г.У. БУШУ
        МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ США
        ПЕНТАГОН, ШТАТ ВИРГИНИЯ
        МИНИСТРУ
        Д. РАМСФЕЛЬДУ
        МИНИСТЕРСТВО НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ США
        ВАШИНГТОН, ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ОКРУГ КОЛУМБИЯ
        МИНИСТРУ
        М. ЧЕРТОФФУ
        АНАЛИТИЧЕСКИЙ МЕМОРАНДУМ
        ОТ: НЕКОММЕРЧЕСКОГО ФОНДА "СОВЕТ ПО ВНЕШНИМ СНОШЕНИЯМ"
        КОНФИДЕНЦИАЛЬНО
        О НЕОТЛОЖНЫХ МЕРАХ ПО РЕАЛИЗАЦИИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ США НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ.


        Завершение "холодной войны" и распад Советского Союза принесли новую эпоху в историю Ближнего востока, характеризующуюся небывалым влиянием и свободой действий для Соединенных Штатов. Наиболее зримыми проявлениями этой американской эры стали освобождение в 1991 году в ходе операций "Щит в пустыне" и "Буря в пустыне" Кувейта коалицией во главе с США, долговременное пребывание американских наземных и военно-воздушных сил на территории Аравийского полуострова и активные дипломатические попытки раз и навсегда разрешить арабо-израильский конфликт
        Завершение этой эпохи, продолжавшейся менее двух десятилетий, стало следствием действия целого ряда факторов, некоторые из которых носили структурный характер, а другие - искусственно сформированный. Наиболее важными из них оказались решение о проведении операции "Несокрушимая свобода" по ликвидации режима Саддама Хуссейна, способ проведения данной войсковой операции и последовавшая оккупация Ирака коалиционными силами. Однако, при проведении этой операции было нарушен стратегический баланс сил на Ближнем востоке. Ирак, в котором до этого у власти находились сунниты, несмотря на то, что большинство населения составляли шииты, до этого уравновешивал агрессивный шиитский Иран. Однако, после проведения операции Иран, более не имеющий сдерживающих факторов непропорционально усилился по отношению к другим странам региона. Иранские террористы создали базы на территории Ирака и разработали новые методы ведения своей деятельности, которые не замедлили экспортировать в другие страны региона. На большей части регионального пространства демократия стала ассоциироваться с утратой государственного порядка и
концом суннитского преобладания. Антиамериканские настроения, и без того значительные, только возросли.

        …

        ЧТО ЖДЕТ США ВПЕРЕДИ
        Черты новой ближневосточной эпохи еще только проступают, но они являются естественным следствием окончания эпохи американской. Характер ежедневных событий будет определяться десятком особенностей.

1. Соединенные Штаты возможно будут продолжать пользоваться б о льшим влиянием в регионе, чем любая другая сторонняя держава, но сила этого влияния будет намного меньше, чем прежде.

2. Соединенным Штатам придется все более и более сталкиваться с политикой, проводимой другими внешними игроками. Европейский Союз не станет много помогать Ираку. Китай станет возражать против давления на Иран, рассчитывая на гарантии безопасного доступа к энергетическим запасам. Россия также будет противодействовать попыткам наложить санкции на Иран, лишний раз используя возможности продемонстрировать свою независимость от США. И Китай, и Россия (а также многие европейские страны) попытаются отмежеваться от усилий Соединенных Штатов по поощрению демократических реформ в недемократических государствах на Ближнем Востоке.

3. Иран в ближайшее время станет самым сильным, доминирующим государством региона, при принятии на вооружение ядерного оружия и систем его доставки мощь Ирана намного превзойдет Израиль. Иран накопил огромное богатство, он является самой влиятельной внешней силой в Ираке и пользуется огромным авторитетом у террористов ХАМАС и 'Хезболлы'. Это - классическая имперская держава, мечтающая выстроить регион в соответствии со своими представлениями и уже располагающая возможностями претворить свои намерения в жизнь.

4. В обозримом будущем нет никаких оснований рассчитывать на что-либо, напоминающее нормальный мирный процесс на Ближнем Востоке. Более того, старые противоречия со временем будут обостряться.

5. Ирак - традиционно сильный и уравновешивающий Иран центр арабского мира, на протяжении многих лет будет пребывать в хаосе, имея слабое центральное правительство, расколотое общество и хроническое конфессиональное насилие. Хуже всего, если он превратиться в неудавшееся государство, разорванное на части гражданской войной, которая перекинется на соседей. Данные процессы будут протекать вне зависимости от наличия в стране коалиционных сил.

6. Цены на нефть останутся высокими как результат большого спроса со стороны Китая и Индии, малоуспешных попыток сократить потребление в Соединенных Штатах и постоянной угрозы дефицита поставок. Цена за баррель скорее превысит US$100, чем упадет ниже US$40. Непропорционально выиграют от этого Иран, Саудовская Аравия и другие крупные производители.

7. Будет продолжать набирать обороты процесс создания террористических вооруженных формирований. Частные армии в Ираке, Ливане и на палестинских территориях уже становятся все более и более сильными. Военизированные формирования, одновременно следствие и причина ослабления государств, станут возникать повсеместно, где будет существовать воображаемый или реальный упадок авторитета и возможностей государства.

8. Терроризм, под которым понимается намеренное использование силы против мирных граждан для достижения политических целей, останется преобладающей особенностью региона. Он будет проявляться в расколотых обществах, таких, как иракское, и в обществах, где радикальные группировки будут пытаться ослабить и дискредитировать правительства, как например, в Саудовской Аравии и Египте. Основным источником террористической угрозы будет являться Иран как оплот шиизма в регионе. Терроризм будет технически совершенствоваться и останется инструментом, направленным против Израиля и присутствия США и других не автохтонных держав.

9. Радикальный ислам и исламский экстремизм будет во все больших масштабах заполнять политический и интеллектуальный вакуум в арабском мире и определять основу поведения большинства населения региона. Напряженность в отношениях между суннитами и шиитами, благодаря Ирану, будет возрастать на всей территории Ближнего Востока, создавая проблемы странам с разделенными обществами, таким как Бахрейн, Ливан и Саудовская Аравия. Все эти страны будут находиться под постоянной угрозой исламских революций, наподобие иранской 1979 года и установления экстремистских теократических режимов.

10. Арабские режимы, по всей вероятности, останутся авторитарными и будут становиться все более нетерпимыми и экстремистскими в религиозном отношении и антиамериканскими.

11. Региональные институты останутся слабыми, значительно отстающими от им подобных в любых других местах.
        Допустить потери или ослабления американского лидерства на Ближнем Востоке, поражения в борьбе с глобальным терроризмом (а именно так будет воспринята наша слабость) мы не можем.



        ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ: ИРАН


        Для западного обывателя режим аятолл выглядит этаким монолитом. В действительности Иран - это полиэтническая страна. Персы составляют лишь 51 % из 70 млн. граждан страны. Конечно, в Иране происходит смешение национальностей (даже в крови иранского президента Махмуда Ахмадинеджада есть арабская кровь).
        До сих пор руководству страны удавалось объединять народы общей идеей исламской революции. Но если иранские курды, вдохновленные и поддерживаемые соплеменниками из Ирака, смогут активизировать сепаратистское движение в Иране, то страна может затрещать по швам.
        Вслед за иранскими курдами, возможно, поднимут голову иранские азербайджанцы, которые составляют от четверти до трети населения Ирана. Они проживают в северо-восточных провинциях страны, у границы с Азербайджаном. Создание Великого Азербайджана с включением в его состав иранской территории, на которой проживают иранские азербайджанцы становится не мифом, а реальностью.
        Еще напряженнее ситуация на юго-западе страны. В провинции Хузестан и в западной части провинции Хормозган, расположенной на берегу Персидского залива, живет до трех миллионов «ахвази», иранских арабов. В начале XX века эта территория была независимым государством. Иранские арабы и сегодня требуют независимости и не считают себя частью Ирана (к слову, хузестанцы называют свою провинцию "Арабистан"). К тому же социальная обстановка в арабских районах Ирана очень неблагоприятная. Так, в 2003 году уровень безработицы в провинции составлял 21,
 %, тогда как средний уровень по стране был 12,8 %. Это притом что в Хузестане сосредоточено до 80 % всех запасов иранской нефти. Естественно, иранские арабы выражают свое недовольство, считая политику центрального правительства дискриминацией. Что подпитывает и традиционный арабский национализм, и традиционную взаимную неприязнь персов и арабов. Поэтому в арабских районах Ирана постоянно проходят волнения, жестоко подавляемые властями.
        Наконец, на юго-востоке Ирана живут племена белуджей, которые, кроме того, проживают на сопредельных землях Афганистана и Пакистана. В Иране их 1 млн человек, в Афганистане - чуть менее миллиона, в Пакистане - почти 5 млн. Пакистанские белуджи уже ведут вооруженную борьбу против центрального правительства, требуя повысить выделяемую провинции долю доходов от добываемого в Пакистанском Белуджистане природного газа. На территории этой провинции добывается почти половина пакистанского "голубого топлива". Провинции же выделяется лишь 5 % всех бюджетных ассигнований.
        Если Тегеран начнет терять контроль над нацменьшинствами, теоретически возможно объединение пакистанских, афганских и иранских белуджей в Единый Белуджистан. Как и Курдистан, Белуджистан смог бы сам себя прокормить: на территории Пакистанского Белуджистана кроме газа сосредоточены месторождения золота, меди, цинка, угля и других полезных ископаемых.


        ВЫВОД: ПРИ ПРИЛОЖЕНИИ ОПРЕДЕЛЕННЫХ УСИЛИЙ ДЕСТАБИЛИЗИРОВАТЬ ОБСТАНОВКУ В ИРАНЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ВОЗМОЖНЫМ. ВЕРОЯТНОСТЬ ДЕСТАБИЛИЗАЦИИ ПРИБЛИЖАЕТСЯ К 100 % В СЛУЧАЕ ПАДЕНИЯ ИЛИ УНИЧТОЖЕНИЯ ЦЕНТРАЛЬНОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА В ТЕГЕРАНЕ.

        ЗАПАСЫ НЕФТИ: ИРАН
        По оценкам специалистов, за последние 50 лет в Иране на март 2006 года в общей сложности было добыто около 85 млрд. баррелей углеводородов, и из них на долю жидких углеводородов приходится 68,4 млрд. баррелей. При этом оставшиеся запасы жидких углеводородов превышают 137 млрд. баррелей.
        Средний коэффициент извлечения нефти для иранских месторождений составляет более
27 %. На отдельных месторождениях данный коэффициент может быть другим, и он зависит от типа месторождения. На некоторых из них он превышает 50 %, а не которых не достигает и 10 %.
        В настоящий момент вся добыча нефти сосредоточена в руках государственных нефтяных компаний, иногда в совместных предприятиях с компаниями других стран. Компании США к разведке и добыче не допущены, что недопустимо и является дискриминацией.
        ..

        ВОЗМОЖНОСТИ
        Потеря глобального доминирования США в зоне Персидского залива вовсе не предопределена. Концепция политики США на Ближнем востоке, если говорить о ней кратко, выражается в необходимости обеспечения доминирования в военном отношении Израиля, а также наличии двух полюсов силы, взаимно сдерживающих и подавляющих друг друга - Ирака и Ирана. Стабильность а, следовательно, и status quo могут быть сохранены лишь в том случае, если ни одному государству в этом регионе не будет позволено накопить такую военную силу, чтобы оно могло угрожать независимости всех соседних государств и таким путем установить свое господство в регионе.
        Теперь стало очевидным, что в отсутствии сдерживания со стороны Ирака Иран уже набрал такую военную силу, которая позволяет доминировать в военном отношении и уже стремится диктовать свою волю другим странам региона. В случае, если ядерная программа Ирана будет успешно завершена (а это может произойти в течение ближайших месяцев), это доминирование станет угрожающим. При непринятии мер Иран, опираясь лишь на угрозу военного конфликта либо ядерного удара, а возможно и массовых беспорядков, инициируемых шиитскими меньшинствами, будет диктовать свою волю всем странам на огромной территории, простирающейся от северных берегов Турции до Аденского залива на юге, от прибрежных районов Хайфы на западе до гор Афганистана на востоке. Это будет означать конец американско-израильской гегемонии в зоне Ближнего Востока.
        В свете изложенных выше фактов вся политика США должна быть перенацелена на достижение в самом ближайшем будущем цели первого приоритета - уничтожение иранской военной промышленности и иранской армии.
        Итак, отныне политика США должна быть направлена на достижение следующих четырех основных целей:
        а) Насколько это в наших силах, подбрасывать президенту Ахмадинеджаду провокационные аргументы и доводы, имеющие своей целью создание его образа как врага и потенциального ядерного террориста. Необходимо срочно развернуть широкую пропагандистскую компанию в СМИ для формирования негативного представления об иранском режиме.
        б) Отвергать любые компромиссные предложения, которые Иран мог бы выдвинуть в процессе переговоров относительно своей ядерной программы, что может лишить удобного повода для нанесения удара
        в) Делать вид, что США приветствуют любой мирный план, любые переговоры относительно ядерной программы Ирана и в то же время фактически проваливать все такие планы.
        г) Начать реализацию плана мероприятий по подготовке некоего прецедента, оправдывающего в глазах электората нанесение военного удара по Ирану. Прецедент должен быть достаточно серьезным, чтобы морально оправдать применение против Ирана любых мер, включая ядерные удары.
        Не вызывает сомнения, что большинство союзников нашей страны по НАТО не только не окажут нам военной помощи при проведении военной операции против Ирана, но и постараются торпедировать данный план. С существующими союзниками армия США, уже вовлеченная в боевые действия в Иране и Афганистане, не сможет уничтожить иранскую армию обычными средствами. В СВЯЗИ С ЭТИМ СЧИТАЮ НЕОБХОДИМЫМ И ОПРАВДАННЫМ НАНЕСЕНИЕ ПРЕВЕНТИВНЫХ ЯДЕРНЫХ УДАРОВ ПО ТЕГЕРАНУ И КРУПНЫМ ВОЕННЫМ БАЗАМ ИРАНА. ДЛЯ НАНЕСЕНИЯ УДАРОВ ПРЕДЛАГАЮ ИСПОЛЬЗОВАТЬ СПЕЦИАЛЬНЫЕ ЯДЕРНЫЕ БОЕПРИПАСЫ, ТАК НАЗЫВАЕМЫЕ "ЧИСТЫЕ БОМБЫ", ПРИ ПОДРЫВЕ КОТОРЫХ ОБРАЗУЮТСЯ ТОЛЬКО КОРОТКОЖИВУЩИЕ И СРЕДНЕЖИВУЩИЕ ИЗОТОПЫ С МАКСИМАЛЬНЫМ ПЕРИОДОМ ПОЛУРАСПАДА В ТЕЧЕНИЕ НЕСКОЛЬКИХ МЕСЯЦЕВ. Поскольку основные нефтяные и газовые запасы Ирана расположены не в центральной части страны, а на окраинах, по этой провинции ядерные удары наносить нельзя для обеспечения возможности организации послевоенной добычи нефти и газа силами американских компаний…
        Для обеспечения гарантированной невозможности возрождения исламского государства Иран после военной операции, предлагаю принять план послевоенного раздела Ирана на следующие основные части:

        - Иранский Азербайджан с включением данной территории в состав Азербайджана.

        - Иранский Арабистан, с возможностью международного признания любо включения в состав Иракской федерации или конфедерации

        - Иранский Белуджистан, с возможностью включения данной территории в состав Афганистана, либо с образованием независимого Белуджистана

        - Иранский Курдистан, с возможностью включения данной территории в состав Иракского Курдистана, либо с образованием независимого Иранского Курдистана
        Условием международного признания данных территорий должно стать размещение на них военных баз США и НАТО на постоянной основе

        - Иран (Персия). В данном случае, потерявший более половины территории, армию, военную промышленность, значительную часть населения Иран перестает быть опасным…


        Я отложил написанное в сторону, задумался. Поверить, что кто-то собирается втянуть нашу страну в третий вооруженный конфликт, когда мы уже по уши завязли в Ираке и Афганистане, было невозможно. Да еще с кем - предлагалось воевать с Ираном! Где только вооруженное ополчение насчитывает несколько миллионов человек, где есть подготовленная сеть для партизанской войны на территории страны, в которую входят сотни тысяч подготовленных бойцов, у которого есть законспирированные террористические сети за рубежом, состоящие из радикальных шиитов. Еще неправдоподобнее казалось предложение нанести ядерные удары.

        - Что думаешь?  - отец и адмирал внимательно смотрели на меня.

        - Бред полный - я бросил папку на стол, откинулся на спинку кресла - по тому, кто этот бред написал, психушка плачет.

        - Вот и я также думаю - сказал отец - только в Вашингтоне все это рассматривается и воспринимается всерьез. И это не единственная подобная бумажка, циркулирующая по высоким кабинетам.

        - Бред - повторил я - если такое сотворить, хотя бы даже часть от того, что предлагается - однозначно начнется процедура импичмента. Если в Туманном дне[Госдепартамент США (слэнговое название).] и в Белом доме уже нет ни одного нормального, здравомыслящего человека, то на Капитолийском холме[Конгресс США и Сенат США.] они, наверное, остались. Мы не можем справиться с двумя конфликтами
        - лезть при таких условиях в третий - полное безумие. Я уже не говорю про ядерное оружие и планы его боевого применения.

        - Послушай внимательно, что я тебе скажу, Майк и не перебивай - начал отец - потому что дело очень серьезное. В восьмидесятых годах в Вашингтоне появилась группа лиц, которая начала подниматься по лестнице власти, помогая друг другу. Вначале они предложили свои услуги Джорджу Бушу старшему, но он опытный человек, бывший директор ЦРУ - поэтому он отверг все их предложения и приказал на пушечный выстрел не подпускать к принятию решений. Но им тогда кое-что удалось - именно тогда они установили тесные отношения с сыновьями президента Джорджем Бушем-младшим и с его братом Джебом Бушем. Затем пришел Клинтон - часть этих людей сумели перекраситься в демократов и занять кое-какие посты, хотя определяющего влияния на политику они не смогли оказывать. Иначе то, что происходит с нашей страной сейчас, произошло бы уже тогда, в Сомали, возможно и в Ираке, когда Клинтон, несмотря на оказывавшееся на него давление, ограничился только бомбардировками.
        На выборах 2000 года пришел их звездный час - они сумели вырвать победу, хотя и грязными методами, когда в штате, где губернатором родной брат одного из кандидатов вдруг обнаружили несколько «забытых» урн с бюллетенями в его пользу. И их кандидат стал президентом, хотя за него было подано меньше голосов, чем за другого кандидата, если считать в абсолютном выражении. Буш младший стал президентом меньшинства - и эти люди, кто-то их называет «неоконы», хотя на самом деле это предатели - окружили нового президента со всех сторон.
        А потом было 9/11. Странное событие, за которым последовала не менее странная реакция. И нас втянули - да, да, именно втянули в те конфликты, которые нам были не нужны.
        Я молча сидел, переваривая информацию.

        - Ты ничего не заметил странного в том аналитическом докладе, который прочитал?

        - Странного там много - проворчал я - и самое странное в том, что этого автора воспринимают всерьез.

        - Дело не в этом - сказал отец - сам по себе доклад неверен, изложенные факты не совсем соответствуют тем диким выводам и предложениям, которые сделаны в докладе. Сначала сбросить на страну атомную бомбу, а потом качать зараженную радионуклидами нефть - кто ее будет покупать? Кому она нужна?

        - Еще одна бредовая идея от бредового автора. Я уже говорил, кажется, что автору надо показаться психиатру.

        - Все здесь намного сложнее. Я показывал данный документ кое-кому из аналитиков ЦРУ. И он высказал интересную мысль, с которой я согласен. Он сказал, что автор в данном случае преследует только одну цель - уничтожить Иран. Ему не нужна иранская нефть, ему наплевать на американское доминирование на Ближнем Востоке. Цель только одна - любой ценой уничтожить Иран.

        - И с какой стати эта мысль пришла в дурную голову автора - недоверчиво спросил я - у него что, стащили кошелек в Тегеране на экскурсии?

        - А ты подумай, коммандер - сказал адмирал - ведь интересная картина вырисовывается. В свое время Саддам угрожал одной стране - и что сейчас стало с Саддамом? А недавно с теми же высказываниями по отношению к этой стране выступил Ахмадинеджад - и вот, сразу появляется подобный доклад. Помнишь, что это за страна?
        ИЗРАИЛЬ…

        - Израиль…  - прошептал я

        - Вот именно - сказал отец - он самый. Только Израилю была выгодна операция "Несокрушимая свобода", только ему операция в Ираке принесла реальные политические дивиденды и в девяносто первом году и сейчас. Нашими руками, нашими деньгами, кровью наших солдат Израиль избавился от своего опаснейшего противника
        - Саддама Хуссейна. Хуссейн видел себя лидером всего арабского мира. Для этого существует только один способ - уничтожить Израиль, который для всех арабов как… больной зуб. Саддам всерьез намеревался это сделать - но очень вовремя случилась "Буря в пустыне". Тогда люди еще хоть что-то соображали - наши войска не пошли на Багдад, не стали ввязываться в кровавую баню, сделали минимально необходимое и остановились. Хотя кое-кто очень хотел решить вопрос Саддама раз и навсегда еще в девяносто первом - документы сохранились.
        В 2003 году у власти были уже совсем другие люди и решения принимались в других местах, отнюдь не в Белом доме. Практически все профессионалы в Госдепартаменте США, в Пентагоне, в ЦРУ были категорически против вторжения, кое-кто даже поплатился своим местом за высказанные взгляды. И мы пришли в эту страну, пришли с войной, мы воюем уже три года и конца-края этому не видно. Кровью наших солдат мы платим за безопасность Израиля. Ты когда-нибудь клялся в верности этой стране?

        - Нет.

        - Вот и я нет - сказал адмирал - но многие из тех, кто сейчас принимает решения, поклялись. В интересах Израиля и еврейского народа они предали интересы своей родины, Соединенных Штатов Америки, став предателями. С ними мы и боремся.

        - Вы что, антисемиты?  - недоверчиво спросил я

        - Отнюдь - скривился отец - никто из нас не является антисемитом. Израиль как страна состоялся. И новый холокост никто из нас устраивать не собирается. Но я хочу, чтобы Израиль и евреи оставили мою страну в покое и решали сами проблемы которые у них возникают. Я не хочу, чтобы моя страна каждый год тратила немалые деньги на оказание помощи стране, которая вполне в состоянии позаботиться о себе сама. Наконец я хочу, чтобы люди, поклявшиеся в верности другой стране, не втягивали мою страну и мой народ в ядерную бездну. Скажи, я многого хочу?
        Вопрос повис в воздухе.

        - Теперь ты понял, в чем смысл этого доклада - продолжил адмирал - история может повториться вновь! Иран и его президент Ахадинеджад также хотят возглавить арабский мир - и для этого Ахмадинеджад выбрал ту же самую риторику, что и Хуссейн. Недавно президент Ирана публично отказал Израилю в праве на существование. Израиль - это one bobm country, страна одной атомной бомбы. У Ирана нет, и в ближайшее время не появится ни достаточного количества ядерных зарядов, ни современных носителей, для того чтобы угрожать нам или Китаю или России. Под возможным ударом только одна страна - Израиль! И они вновь хотят решить свою проблему нашими руками и кровью наших солдат. Вот для того и создан этот доклад.

        - Все это конечно плохо - сказал я после некоторого раздумья - но я так и не услышал, каким боком к этой истории отношусь я? Я об этом, обо всем первый раз слышу!
        Отец переглянулся с адмиралом, затем осторожно проговорил

        - Все не так просто сын. Ты понимаешь, что просто так напасть и применить ядерное оружие мы не можем даже в нынешние безумные времена. Нужен какой - то повод, причем повод крайне серьезный. Ты это понимаешь?
        Я кивнул

        - Проше говоря, нужен сasus belli, повод для объявления войны, причем крайне серьезный…
        Я продолжал внимательно слушать.

        - Этот доклад в числе прочего попал на стол президенту. И, несмотря на чудовищное давление, он не поверил выводам доклада и отказался проводить подготовку к военной операции против Ирана. Его можно понять - две военные операции уже проводятся и конца-края им не видно. Третья станет для президента политической смертью, демократы сразу начнут подготовку к импичменту.
        Через некоторое время президент США собирается посетить Ирак с рабочим визитом, дабы показать всем изменения к лучшему в плане безопасности в Ираке. Мы полагаем, что во время этого визита президент будет убит. В этом случае президентом станет нынешний вице-президент, который и начнет подготовку к вторжению. А убийство президента, которое свалят на Иран, станет поводом к войне. Мы решили, что кто-то должен это остановить.
        И тут мне все стало ясно.

        - И вы решили, что этим кем-то стану я.  - медленно проговорил я - и не только вы так решили - так решили и ваши противники. Когда я приехал в Ирак - они решили, что я приехал по их головы. И решили нанести удар первыми. А может быть, вы специально привлекли ко мне их внимание - так, чтобы отвлечь от людей, реально работающим по этому делу. Что скажешь, отец?
        Тишину в каюте можно было резать ножом…

        - Я скажу, что ты офицер, а не пугливая барышня - жестко сказал отец - и я тебя не подставлял. Уж поверь мне. Тем более, что я и сам многого еще не знаю.

        А если и не поверю - какая уже разница…

        - Когда прилетает президент?

        - Тринадцатого сентября.

        - Сентябрьские иды - пробормотал я - весьма символично, не правда ли…[Иды - в римском календаре середина месяца, в этот день в храмах приносили жертвы Юпитеру. В мартовские иды, 15 марта 44 года до н. э. заговорщиками был убит Юлий Цезарь.] Возможных участников покушения установили?

        - Список мы составили - отец неожиданно замялся - и на первом месте в нем стоит ни кто иной, как твой заместитель. Лейтенант Душан Симович.

        - Бред - сказал я - бред полнейший!

        - Почему - спросил отец - он профессиональный снайпер, по национальности серб - мотив налицо. Ты уверен, что хорошо его знаешь?

        - Мотив налицо…  - издевательским тоном передразнил я отца - все это чушь собачья. Твои аналитики в очередной раз сели в лужу. Душан узнал о командировке в Ирак после меня - а этот план, судя по всему начал готовиться намного раньше. Неужели ты думаешь, что они начали готовить план изначально без кандидатуры исполнителя? К тому же Душана я знаю - хоть он нашего президента и недолюбливает по понятным надо сказать мотивам - стрелять он в него не будет. Уж поверь мне. Если это все что придумали твои аналитики, а до приезда президента две недели - значит мы в полном дерьме. Кто координирует действия противника на месте?

        - Этого мы не установили - ответил адмирал - хотя проверили все возможные кандидатуры.

        Ковальски…

        - Зато я, кажется, знаю - сказал я, после недолгого размышления - и ты этого человека тоже хорошо знаешь, папа. Это ни кто иной, как Мартин Ковальски.

        - Ковальски мертв. Тебе ли этого не знать - неуверенно протянул отец

        - Похоже, что нет - сказал я - с месяц назад мы чуть не столкнулись лицом к лицу в Садр-Сити, в Багдаде. И надо сказать, для мертвеца он оч-ч-чень неплохо выглядел.

        - Твою мать!  - выругался отец, пододвигая к себе стоящий на столе аппарат спецсвязи - если Ковальски жив, то тот, кто подтвердил мне информацию о его смерти, получается, гонит дезинформацию. Или через него гонят дезинформацию. А это значит, что информатор раскрыт, и мы на самом деле ни хрена не знаем! Да и жизнь нашего информатора теперь в серьезной опасности. Твою мать!


        ПЕНТАГОН, ШТАТ ВИРГИНИЯ

26.08.2006 Г.
        Закрытое совещание в Пентагоне затянулось до восьми часов вечера, генерал Алистер Колтофф опаздывал, но такие опоздания были скорее нормой. Такая уж работа - с ненормированным рабочим днем.
        Томас Гринсфилд, личный водитель, а заодно и телохранитель генерала, офицер военной полиции спокойно ждал его, сидя в черном бронированном Линкольне. Он принадлежал к малочисленной группе водителей-телохранителей, кому было доверено возить и охранять высшее армейское руководство, имеющее высокую категорию допуска ( то есть допуска к материалам, содержащим государственную тайну - прим автора ). Все люди, работавшие с секретоносителями высшей категории, регулярно проходили проверку внутренней контрразведки. Все они были обучены точной и быстрой стрельбе из любого вида оружия, навыкам рукопашного боя, прошли обучение основам безопасности и диверсионной тактики. Все они должны были, при необходимости, пожертвовать своей жизнью, чтобы спасти охраняемых ими людей.
        Длинные черные лимузины "Линкольн Таун Кар", перевозившие секретоносителей, были бронированы непосредственно на заводе по высшей категории защиты. Их кузов выдерживал попадание в упор пули 7,62 NATO со стальным сердечником, стекла были затемнены, в покрышки были вставлены специальные вставки из смеси полимеров и резины, позволявшие машине проехать несколько десятков километров даже с изрешеченной пулями шиной. Но главным в обеспечении безопасности пассажира был не бронированный автомобиль, а опыт и профессионализм того кто сидел за рулем.
        Гринсфилд уже почти пять лет работал с генералом Алистером Колтоффом, занимавшим должность начальника отдела стратегического планирования Министерства обороны. Генерал, обычно весьма привередливый в выборе обслуживающего персонала с Томасом как-то сразу сошелся, и хотя все жаловались на дурной характер генерала, на Томасе это никак не отражалось. Наверняка для Колтоффа дополнительной рекомендацией послужила Серебряная звезда, полученная Томом за "Бурю в пустыне". Сам генерал участвовал еще во вьетнамской войне и уважал тех, кто тоже прошел через войну. Они почти не разговаривали друг с другом, Томас и генерал; обычно их разделяла непрозрачная звуконепроницаемая перегородка, отделявшая место водителя от пассажирского отсека. Но иногда, когда нервы генерала были на пределе, он опускал эту перегородку и разговаривал с Томом о войне. Рассказывал свои истории, слушал истории Тома. И ему это нравилось.
        Томас взглянул на часы на руке - по плану сегодня рабочий день генерала заканчивался в девятнадцать ноль-ноль но сейчас часовая стрелка уже перевалила за двадцать а генерала все не было. Видимо совещание было очень серьезным…
        В наушнике Гринсфилд услышал голос дежурного офицера Пентагона.

        - Внимание, Ахиллес спускается!
        Ахиллес - таково было кодовая кличка генерала Алистера Колтоффа в службе охраны.
        Значит генерал уже идет.
        Огромный Линкольн плавно затормозил у одного из служебных выходов огромного, известного на весь мир здания Пентагона. Дождь, до этого моросивший весь день пошел крупными каплями, разбивавшимися о крышу и лобовое стекло машины. Нахмурившись, Гринсфилд включил дворники - дождь он не любил… Дождавшись, когда в холле покажется массивная фигура генерала Колтоффа, Томас вышел из машины, открыл перед генералом дверь, настороженно оглядываясь по сторонам.
        Генерал вышел из здания, не открывая зонта, пробежал несколько шагов под дождем и нырнул в темное чрево машины. Томас толкнул бронированную дверь, она захлопнулась с глухим хлопком.

        - Привет, Томас - сказал генерал, не поднимая звуконепроницаемой перегородки.
        Лицо генералы выглядело каким-то озабоченным, видимо совещание проходило сложно.

        - Добрый вечер, сэр,  - поздоровался Гринсфилд.
        Тяжелый черный Линкольн плавно вырулил на федеральную автостраду и тронулся по направлению к загородному виргинскому дому генерала, до которого было без малого пятьдесят миль.
        Вскоре дождь еще усилился. Серая пелена дождевых струй, разрываемая сильными порывами ветра, хлестала автомобиль со всех сторон, искажая силуэты встречных машин. Нахмурившись, Гринсфилд сбросил скорость до сорока пяти миль в час, быстрее по скользкой дороге было ехать просто опасно. Опасно было ехать и на такой скорости, но Гринсфилд оценил свое мастерство и решил, что все-таки справится. Было видно, что генерал за день устал, и ему не терпелось поскорее попасть домой.

        - Томас?  - голос генерала раздался так внезапно, что Гринсфилд вздрогнул.

        - Да, сэр?  - сказал он не отрывая взгляда от дороги.

        - Ты сегодня ничего подозрительного не видел?
        Странно, а что может быть подозрительного…

        - Нет, сэр, все как всегда!

        - Будь внимательнее в ближайшие дни - пробурчал генерал.

        - Что-то случилось, сэр?  - поинтересовался Гринсфилд

        - Ничего, Том, ничего - каким то странным, отсутствующим голосом пробормотал генерал - просто у меня какие-то нехорошие предчувствия…
        Через несколько минут Томас Гринсфилд вдруг увидел в зеркале заднего вида мерцающую иллюминацию огней - его нагонял огромный, бело-синий "Форд Краун Виктория" виргинской дорожной полиции. Ехал он для дождя достаточно рискованно. Гринсфилд нахмурился, сдал немного влево, чтобы пропустить спешащего по делам полицейского. Патрульная машина мгновенно обогнала его и, включив левый поворотник начала прижимать его к обочине.

        Что за черт? Он что, слепой?
        Он даже не превысил максимальную скорость, какого хрена этому копу надо? К тому же черный лимузин той марки, которую оптом закупает правительство для своих нужд, с правительственными номерами… Ему что, работа не дорога? Новичок что ли на дорогу вышел? Гринсфилд уже не помнил, когда его последний раз останавливала дорожная полиция за рулем этой машины.
        Делать было нечего - Гринсфилд аккуратно свернул на обочину, патрульная машина остановилась чуть впереди. Иллюминация полицейской мигалки на крыше патруля в последний раз вспыхнула и погасла…
        Томас даже не подумал расстегнуть кобуру пистолета - какого черта, обычный глупый дорожный коп… И диспетчеру по рации он тоже ничего не сообщил, что было второй грубой ошибкой и нарушением инструкций с его стороны. Но ситуация, несмотря на необычность, выглядела вполне жизненной.

        - Что там?

        - Какой то новичок из дорожных копов, сэр! Сейчас я от него избавлюсь…

        - Ты уверен?  - в голосе генерала явственно прозвучала тревога, да и вопрос был донельзя странным. Конечно, уверен, а кто еще может разъезжать по дорогам на полицейской машине в полицейской форме, как не коп?
        Тем временем из патрульной машины, не спеша (вот сукин сын!) выбрался высокий полицейский в блестящем от дождя черном плаще. Снова нарушив инструкцию, Томас Гринфилд приоткрыл бронированную дверь.

        - Вы знаете, что ехали со скоростью, недопустимой для данных дорожных условий и создали тем самым опасность для других участников движения?
        Надо же, как дорожные копы разговаривать научились….
        Гринфильд, не оправдываясь насчет скорости, протянул копу права и спецпропуск, запаянные в пластик.

        - Взгляните сюда и вы пожалеете о том, что меня остановили.
        Полицейский повертел в руках карточки.

        Чего он медлит?

        - Прошу прощения - медленно сказал коп - я не заметил правительственные номера.

        Что за идиот? Как их можно было не заметить?

        - В следующий раз будьте внимательнее - нарочито вежливым, до издевательского тоном посоветовал Гринсфилд - а лучше вообще не останавливайте машины, подобные моей, чтоб не нарваться ненароком на машину высокопоставленного федерального чиновника.
        Полицейский выглядел несколько смущенным.

        - Вы на меня не в обиде?  - с легкой тревогой в голосе спросил он - я собираюсь стереть это небольшое происшествие из камеры слежения на машине. Надеюсь, вы на меня не настучите?

        - О чем речь - великодушно сказал Гринфилд - я уже все забыл. Могу я получить обратно свои права?

        - Да, конечно, сэр!  - как - то нехорошо улыбнулся полицейский, подойдя вплотную к приоткрытой дверце правительственного лимузина и вместо того, чтобы отдать права, как-то странно махнул рукой.

        Боже!
        В руке у полицейского появился миниатюрный полупластиковый пистолет, скользнувший в его ладонь из рукава плаща. Прежде чем Томас Гринфилд успел что-то предпринять, полицейский дважды выстрелил, но выстрелил не пулей. Пистолет плюнул каким-то серым облачком. В голове у Томаса Гринсфилда мгновенно помутилось и он бессильно откинулся на сидение.

        - Что за…  - генерал, еще сохранивший реакцию профессионального военного, метнулся к ручке двери, дернул ее со всех сил - и бессильно обмяк на сидении.

        Задние двери были заблокированы - в этом Томас Гринфилд инструкцию выполнил…
        С переднего сидения на генерала смотрел полицейский, направляя на него миниатюрный пистолет, его тонкие губы кривились в усмешке.

        - Ваши друзья просили передать вам привет генерал, сэр… Не стоило вам болтать с ЦРУшниками…
        Курносый ствол пистолета снова выплюнул смертоносную серую взвесь…
        Полицейский небрежно отстегнул ремень безопасности, которым было пристегнуто тело Гринсфилда, без труда перевалил его на пассажирское сидение. Сел в водительское сидение, повернул ключ. Двигатель моментально откликнулся еле слышимым сытым урчанием. Захлопнулась бронированная дверь, лимузин аккуратно вырулил на дорогу. Движение на ней в такую погоду нельзя было назвать интенсивным.
        Уже через минуту мужчина свернул на покрытую завесой дождя боковую, объездную дорогу, позволяющую немного сократить путь. Движения здесь не было вообще, зато впереди, метрах в пятистах была небольшая, но достаточно глубокая речка и двадцатиметровой высоты мост через нее. Это было именно то, что нужно убийце.

        Концы - в воду…
        В пелене дождя показались серые перила мостового ограждения. Лимузин плавно затормозил, мужчина вышел, огляделся по сторонам, но двигатель глушить не стал. На дороге никого нет - это хорошо. Мужчина опустил стекла в водительском и пассажирском отсеке, чтобы их быстрее залило водой, снова переложил тело Томаса Гринсфилда на водительское сидение, пристегнул его ремнем, перевел рычаг коробки передач в положение «драйв». Мотор тихо работал на холостых оборотах. Оставалось последнее - мужчина вывернул руль тяжелой бронированной машины в сторону перил моста, просунул руку в открытое водительское окно, аккуратно положил тяжелую, бесчувственную ногу Томаса Гринсфилда на педаль газа и ловко, словно обезьяна отскочил, когда машина, словно обезумевший носорог, рванулась вперед. Раздался страшный треск, тяжелый бронированный лимузин моментально проломил хлипкое стальное ограждение моста и рухнул с двадцатиметровой высоты в неспешно текущую воду. Открытые бронированные окна лимузина сделали свое дело - он затонул почти моментально, в течение нескольких секунд.
        Убийца, наблюдавший с двадцатиметровой высоты моста за тем, как черная бронированная махина исчезает под водой, довольно улыбнулся. Патроны, которыми он воспользовался, были снаряжены очень сложным растительным веществом, вызывавшим краткую, минут на двадцать потерю сознания. Самое главное - следы этого вещества полностью исчезали из организма через двадцать четыре часа после их применения. Тут явно пройдет больше - надвигалась ночь, в такую погоду искать никто не будет, тревогу поднимут не ранее одиннадцати-двенадцати часов следующего дня, организуют поиски. А за это время никаких следов этого вещества уже не останется, да и следы самого убийцы, если таковые остались, смоет вода. В общем: шито-крыто. Версия простая и самая примитивная: торопясь домой генерал приказал своему водителю ехать в объезд по незнакомой трассе, шел ливневый дождь, погода была ужасно, водитель не справился с управлением на незнакомой мокрой дороге, машина упала с моста в речку и никто выбраться не смог. Обычное дорожно-транспортное происшествие, каких по такой погоде происходит десятки. Конечно, тут речь идет о
высокопоставленном генерале из Пентагона - но куча звезд на погонах не зващищают в дорожной аварии…
        В последний раз осмотрев место происшествия взглядом художника, создавшего очередной шедевр, убийца пошел назад, к своей полицейской машине. До утра надо было успеть от нее избавиться….
        Тело генерала Колтоффа найдут только на второй день поисков, официальное заключение коронера[В США что-то типа судмедэксперта.] - несчастный случай. Но будут люди, которые не поверят в официальную версию и одним из них будет Томас Рамайн, начальник внутренней контрразведки ЦРУ…


        РАЙОН Г. АЛЬ-КУТ, ИРАК
        УКРЕПЛЕННЫЙ ЛАГЕРЬ "ЧАРЛИ"

26.08.2006 Г. ВЕЧЕР
        "Морской ястреб",покачиваясь на потоках испускаемого иракской пустыней горячего воздуха, заходил на посадку. В вертолете был только один пассажир - я и летел вертолет в Багдад по делам. Посадка в укрепленном лагере Чарли не будет зафиксирована ни в одном документе.
        Согласился ли я помогать отцу и адмиралу? Да, конечно согласился, а как иначе…
        Тем временем пилот мастерски подвел вертолет к посадочной площадке, тяжелая машина зависла буквально в метре над землей. Второй пилот повернулся ко мне

        - Удачи, сэр!

        - Спасибо, ребята - я отодвинул в сторону боковую дверь вертолета и спрыгнул на раскаленный дневным солнцем бетон посадочной площадки. Вертолет сразу пошел вверх.
        Я огляделся по сторонам - все как всегда. Можно даже сказать "Home, sweet home". Дом, милый дом популярная присказка у американцев.] Несмотря на все что здесь происходило, Ирак был уже мне в чем-то ближе и роднее чем Германия и США.
        От здания штаба ко мне шел Душан, подойдя вытянулся в стойку «смирно».

        - Как там на флоте? За время вашего отсутствия никаких происшествий…

        - Отставить, лейтенант - прервал я его - лучше скажи - пожрать есть что-нибудь?

        - Есть - не удивился вопросу Душан - с обеда оставили…

        - Тогда поднимайся на крышу, чая возьми побольше, и жди меня там. Есть серьезный разговор…
        Наскоро утоляя голод холодным бифштексом, я напряженно размышлял над тем, что сказать Душану. Я уходил в "автономное плавание"[На слэнге это означает выполнение опасного задания на территории противника без поддержки.] и мне нужен был напарник. Еще на "Рональде Рейгане", когда мы с отцом и адмиралом намечали план дальнейших действий, меня посетила очень нехорошая мысль - до меня вдруг дошло, что противник знает подозрительно много и постоянно опережает меня. А это очень серьезный симптом, свидетельствующий о том, что в моей группе может находиться крот.[На сленге - агент противника, проникающий и работающий в структурах противника.]  Тогда же я решил, что полностью я могу доверять только Душану и его сербско-русской группе. Не потому что я вообще доверяю сербам и русским - просто Душана я знал дольше всего, а остальных членов группы вообще набирал не я, а Душан. Поэтому и «крота» среди них быть не могло.
        Идеальным напарником в «автономке» мог быть Душан с его огромным боевым опытом, благо мы долго работали вместе и хорошо понимали друг друга. Но помогать Соединенным штатам Америки он мог отказаться по понятным причинам, осуждать его за это было бы просто глупо. Значит, следовало найти правильные слова….
        Выудив из холодильника полуторалитровую бутылку холодного «Липтона» я отправился на крышу. Душан уже был там, он стоял у наваленных на крыше мешков с песком и смотрел куда-то в пустыню. Я подошел и встал рядом. Над крышей повисло молчание.

        - Мы в полном дерьме…  - начал я.

        - Это я уже понял, босс - усмехнулся Душан - рассказывай!
        Я молчал, стараясь продумать разговор, найти нужные слова. Хотя какие к черту тут могут быть нужные слова?

        - Ты помнишь, что случилось с твоей страной?

        - Помню - Душан моментально помрачнел - к чему ты это?

        - В нашей стране есть группа людей… Сейчас эти люди наверху, на самом верху. То, что они творят…  - я замялся, подбирая нужные слова, потом продолжил - короче, эти люди проливают кровь. Они считают, что вправе это делать. Они делают деньги, деньги на крови. Эти люди разрушили твою страну и предали - мою. Может, я конечно глупо говорю…
        Ни слова не говоря, Душан внимательно смотрел на меня.

        - Я сталкивался с этими людьми несколько лет назад, и тогда не стал бороться с ними. Хотя должен, должен был довести дело до конца. И теперь эти люди здесь. Если их не остановить - здесь будет большая война, намного больше чем сейчас. Крови будет - море. Теперь я собираюсь их остановить. Но в одиночку мне этого не сделать. Поэтому я прошу тебя помочь. Откажешься - не обижусь, тем более что опасное это дело….
        Душан помолчал, сплюнул куда-то вниз и твердо сказал:

        - Какого хрена, босс… Я с тобой.


        БАГДАД, "ЗЕЛЕНАЯ ЗОНА"
        "КЭМП-БРАВО" КМП США

27.08.2006 Г.
        Утром нас перебросили из укрепленного района «Чарли» под Аль-Кутом, в Багдад, в "Зеленую зону". Снова вертолет ВМФ США и снова посадка, которая не будет отражена ни в одном документе. Вместе со мной летел и Душан, старшим на базе
«Чарли» на время нашего отсутствия оставили Боба. Бывший ганнери-сержант морской пехоты США, порядок он мог навести и поддерживать идеальный, такой, какой может быть только у морских пехотинцев.
        Помимо того, адмирал вместе с этим вертолетом послал нам в Багдад кое-что из того, что нам было необходимо в «автономке», еще кое-что мы должны были раздобыть в самом Багдаде, самостоятельно. За один день такое снаряжение раздобыть и доставить на авианосец для погрузки в вертолет адмирал не мог, значит, оно на авианосце уже было, и появилось оно там явно не без помощи моего отца. Непрост адмирал, ох, непрост.
        Летчик аккуратно приземлился на просторную площадку морпеховского «Кэмп-Браво», пригибаясь из него выскочили мы с Душаном, следом бортстрелок выкинул из вертолета наши пожитки - несколько набитых разными полезными вещами армейских вещмешков, которые послал нам адмирал. Вертолет сразу пошел на взлет.
        От главного здания к нам шел мастер-сержант Рик Андерсон. Взглянув на него, я ужаснулся - такое ощущение, что он не спал несколько суток. Глаза были красными как у кролика, вид - краше в гроб кладут, откровенно говоря. Не говоря ни слова, мы обнялись.

        - Похоже, ты выглядишь так же хреново, как я себя чувствую, Птичка…
        Не реагируя на явную подначку, сержант подхватил пару вещмешков

        - Пошли в казарму, печет на солнце что-то…
        Перетаскав в наш кубрик (в котором теперь у нас было четыре комнаты на двоих) присланные нам вещмешки, мы пошли в логово мастер-сержанта Андерсона. На столе, заваленном какими-то бумагами, прямо посередине в гордом одиночестве возвышалась литровая бутылка джина. Сейчас в ней не оставалось и поллитра…

        - Э, брат, так не надо - я решительно взял со стола бутылку, закрыл колпачком и поставил за стулом у своих ног - это полная хрень. Ну-ка рассказывай!

        - А что рассказывать, Кабан?  - Рик даже не сделал попытку отобрать бутылку - нечего тут и рассказывать. После того, как ты отчалил, нас перебросили в "Суннитский треугольник",[Местность в форме треугольника, в углах которого города Багдад, Тикрит и Аль-Рамади с преобладающим суннитским населением, много потерявшим после свержения Саддама, тоже суннита. Тикрит вообще родной город Саддама и при Саддаме там как сыр в масле катались. Среди суннитов активно действуют вербовщики Аль-Каиды, противостоящие шиитской "Армии Махди", которую поддерживает Иран. Суннитский треугольник - одно из самых страшных мест в Ираке.
        только позавчера вернулись. Обстреливают даже днем, а что ни ночь - такой фейерверк, что день независимости[Основной американский праздник. Отмечается 04 июля, сопровождается фейерверками и народными гуляниями.] отдыхает. Ни дня без того, чтобы кто-то подорвался на дороге. Вот и у меня - за все время командировки - Бог миловал, шесть трехсотых всего. А когда выходили оттуда - напоролись на фугас, видимо на танк ставили, пять гаубичных снарядов в одной связке, подрыв по проводам… Трое двухсотых, трое трехсотых разом, твою мать!
        Вот так вот и воюем.
        Немного привел в порядок мастер-сержанта Андерсона - воспользовавшись старшинством по званию, я просто отправил его бегать кросс пять километров на спортплощадке базы, а Душана оставил следить за тем, чтобы не сачковал. Сам же я начал распаковывать вещмешки, разбирая вещи, которые нам должны были пригодиться в «автономке».
        Автономка… Дело не такое простое, как может показаться на первый взгляд. А уж в таком районе как Садр-Сити даже однодневная автономка - смертельно опасное предприятие. И, тем не менее, мы должны были не только выжить, но и установить, где именно базируется группа полковника Ковальски, зачем он ездил в Садр-Сити и где там базируется. Моя встреча в Садр-Сити была единственной ниточкой, которая могла помочь распутать клубок, больше не было ничего.
        Легенды. Самая лучшая легенда в Садр-Сити, какую только можно придумать - это легенда араба, еще лучше журналиста мусульманского телеканала типа «Аль-Джазиры» (чтобы объяснить тот факт, почему обладатель легенды расспрашивает людей и везде сует свой нос). Но в моем случае эта легенда не подходила. Мало того, что ни Душан ни я не могли свободно общаться на арабском. Для того, чтобы сойти за араба недостаточно надеть галабию.[Длинная белая рубашка, какую носят арабы.] К примеру, и Душан и я имел за плечами армейскую службу, и когда мы идем, то неосознанно мы идем широким армейским шагом, с пятки на носок. Арабы же в основном ходят семенящим шагом, соответственно мы будем выделяться как муха на стене. И таких нюансов - масса! Легенды арабов для нас не подходили никак.
        Оставались легенды европейцев. Из европейцев в Ираке наиболее распространены четыре категории: журналисты, медики, солдаты коалиционных сил европейских стран и контрактники, работающие на нефтяных месторождениях либо над восстановлением инфраструктуры. Европейцы в стране были достаточно распространены, риск стать жертвой похитителей уравновешивался высокими зарплатами.
        В Садр-Сити с рабочим визитом могли наведаться представители двух категорий из четырех: врачи и медики. Врачи - потому что со здравоохранением там был полный… не буду говорить что. По улицам текли зловонные реки, удивительно как там до сих пор не началось полномасштабной эпидемии. Визит врача в Садр-Сити был понятен и оправдан. Поэтому адмирал (а, скорее всего отец) прислал на нас с Душаном документы, удостоверяющие нашу принадлежность к международной организации "Врачи без границ". Эта организация имела давние и тесные контакты с американским разведсообществом, поэтому я ничуть не удивился. Одна легенда есть.
        Вторая легенда - журналистская. Здесь можно было использовать легенды практически любой страны Западной Европы кроме Италии и Великобритании, ибо они в боевых действиях в Ираке не участвовали и боевые действия осудили. Поэтому нам прислали комплект документов (включая аккредитации в штабе коалиционных сил), мне на имя немецкого журналиста малоизвестной газеты, Душану - на имя югославского корреспондента. Чем ближе к истине тем лучше, потому что Душан был сербом, я - наполовину немцем.
        Оружие. Поскольку могла возникнуть необходимость в малогабаритном оружии скрытого ношения - нам прислали два малогабаритных пистолета Kahr с малогабаритными глушителями. Остальное оружие у нас было свое.
        Оставались машины. Душана я послал в уже известный нам автомагазин, где я брал
«Субурбаны», для того, чтобы купить "Тойоту Ланд Круизер" или "Нисан Патруль", обязательно подержанные (новая машина могла вызвать подозрения) и бронированные. Именно на таких машинах обычно ездят представители международных гуманитарных организаций и журналисты. Сам же я отправился на один из рынков Багдада - нужно было купить еще одну машину…


        БАГДАД
        РЫНОК

27.08.2006 Г.
        Авторынок в Багдаде, как и любой другой рынок на Востоке - место шумное, суетливое и деловое, дела на Востоке делать умеют. Маленьким отличием этого авторынка от авторынков любой другой страны мира было то, что на рынке помимо автомобилей торговали и оружием, выкладывая его прямо на капоты выставленных к продаже машин. Некоторые продавцы обещали подарить пистолет или автомат, если у них купят машину. Впрочем, в Багдаде оружием торговали почти в любой лавке, этому даже никто не удивлялся.
        Я медленно шел мимо выставленных в ряд машин, выискивая то что мне было нужно и не обращая никакого внимания на назойливые крики зазывал. В рядах стояли как американские рыдваны восьмидесятых, пережившие две войны и саддамовский режим, так и относительно новые машины, в основном американские, корейские и китайские, появившиеся уже после свержения Саддама. Но мне нужно было не это. Мне нужно было… такси!
        Да, именно машина такси. В любом крупном городе мира есть такси, это неотъемлемая часть городского пейзажа. Такси есть везде, на таксистов никто не обращает внимания, это просто обслуга. Проведем эксперимент: вспомните, когда вы последний раз ездили на такси. Вспомнили? А теперь опишите внешность водителя такси. Скорее всего, не сможете, просто не обратили внимание. Легенда была идеальная, тем более что в Багдаде таксистами были не только иракцы.
        В качестве такси в Багдаде работали либо громоздкие Форды, Фольксвагены и Шевроле выпуска середины восьмидесятых, либо новые машины. Чаще всего, как ни странно попадались «Нисан-Максима», корейские «Хундай» и различные дешевые внедорожники, среди которых было много китайских. Красили такси либо в бело-желтый, либо в бело-красный цвет.
        Мимо небольшого ряда с такси я шлялся не меньше двадцати минут, пока наконец не сделал выбор. Выбор мой пал на относительно свежий, бело-красный "Мерседес Е", видимо привезенный уже подержанным из Германии. Что меня привлекло - он был дизельным. А это значит, что машина при обстреле не вспыхнет как свечка.
        На базаре достаточно только остановиться, внимательно посмотреть на товар, как к тебе тут же подойдет хозяин. Так и произошло - уже после первого моего взгляда на приглянувшуюся машину ко мне подскочил иракец, худой, лет сорока.

        - Интересует машина, сайиди?[Уважительная форма обращения в Ираке.]

        - Интересует…  - сказал я на английском.

        - Хорошая машина, хорошая машина - с жутким акцентом затараторил продавец - сам ездил… хранил… Недорого отдам…

        - Почему продаешь?  - поинтересовался я

        - Уезжаю! Уезжаю! Далеко!  - продавец начал махать руками в сторону выхода с рынка - Кувейт! Кувейт…
        Проверил салон, открыл капот. Конечно не новая, но за машиной действительно ухаживали. В салоне тащит сигаретным дымом - но это проблема всех такси. Счетчик пробега, конечно, скручен как минимум вдвое….

        - Сколько?
        Сторговались… Деньги я отсчитал прямо в руки, чтобы не было проблем.[Если просто отдать пачку денег, то можно стать жертвой мошенничества. Мошенник пересчитает, часть умело заныкает, а потом скажет, что не хватает. На восточных базарах существует тысяча и один способ мошенничества и ухо надо держать востро.]
        И вот еще что…  - сказал я после того, как закончил денежный расчет и получил ключи от машины - тебе лицензия таксистская ведь не нужна, ты же уезжаешь.  - Продавец хитро уставился на меня.

        - Триста тысяч динаров!

        - Побойся Аллаха!…
        Сторговались на ста тысячах. Сменить фотографию - проблемы большой не составит. Таким образом - готова еще одна заготовка для легенды. И неплохой…


        БАГДАД, "ЗЕЛЕНАЯ ЗОНА"
        "КЭМП-БРАВО" КМП США

27.08.2006 Г. ВЕЧЕР
        Меры безопасности есть меры безопасности… Свернув к блоку на входе в зеленую зону, я попытался прокатиться по VIP-полосе[Полоса где пускают без досмотра свои машины.] по старой привычке, забыл что подо мной всего лишь такси….
        Сирена ревнула внезапно и громко, я даже подскочил на сидении. Морпехи работали четко и слаженно - через секунду на меня были нацелены две М 4 и крупнокалиберный пулемет Браунинг с блока. Приехал, что называется…

        - Выйти из машины, руки на затылок!
        Выругавшись про себя (заодно возблагодарив Господа, могли просто начать стрелять по мне, дураку) осторожно толкнул коленом дверь, вышел, медленно положил руки на затылок.

        - На колени!

        - Старшего по званию позовите!  - крикнул я, но на колени все же опустился
        Один из бойцов блока держал меня под прицелом М 4, другой застегнул на моих запястьях пластиковую ленту одноразовых наручников. Только после этого вызвали старшего по званию, им оказался хорошо мне знакомый сержант Хадсон из "Кэмп Браво". Перерезав наручники, он обругал меня последними словами - и был прав на сто процентов. Не завалили меня сходу только потому, что заметили, что не араб. По арабу бы сначала стреляли, потом разбирались.
        Черт, что за ерунда происходит. Контузия что ли подействовала?
        Душан приехал в «Браво» первым и приехал на "Тойоте Ланд Круизер", почти новом, белого цвета, мало того и бронированном. Бронирован он был легко, по четвертой категории, от "Магнума 44", но хоть что-то. Неубиваемый, питающийся любым, даже самым скверным дизтопливом дизельный двигатель 4,2 литра. Сторговал он его задешево - остался последний в партии (как я понял, партия была по госзаказу, а эту машину элементарно пустили налево). Поставив Тойоту и Мерседес рядом с расположением ремвзвода, мы приступили к доработке.
        Для использования автомобиля в зоне вооруженного конфликта его надо укрепить. Это даст тебе лишний шанс, пусть небольшой, но шанс. А шансы лишними никогда не бывают. Поэтому я всегда говорю: лучше изваляться сейчас в грязи, чем потом в собственной крови. Проверено.
        Первым начали с Мерседеса, благо он вообще не был защищен. Такси как такси.
        Для начала мы сняли мерки с машины и из листа прочной стали резаком вырезали вставку в багажник. Еще одну вставку вырезали точно по размеру заднего стекла. И еще четыре штуки - по размерам нижней части дверей машины. Затем, с помощью сверла и сварочного аппарата укрепили их по месту назначения. Получилось неэстетично, зато дешево надежно и практично.
        Для чего мы это сделали? Как показывает опыт, чаще всего стреляют машине вдогонку, чуть реже стреляют вбок по салону. И редко стреляют спереди. Как раз от этого и были призваны защитить эти броневые экраны. Например, для того, чтобы достать нас сзади, пуле теперь придется пробить металл багажника, потом броневой экран, потом спинку заднего сидения, потом спинку переднего сидения и только потом - наше бренное тело. На такое не способна даже пулеметная пуля. Кроме того, теперь мы могли в случае обстрела пригнуться, укрывшись за бронеэкранами дверей машины. Спереди же нас прикрывал двигатель. Минусом, конечно, была неэстетичность и резко сократившаяся емкость багажника - но нам не пассажиров возить, в конце концов. В общем, несмотря на примитивность решения, машина получилась весьма стойкой к обстрелу.
        Вырезали и положили на пол вместо ковриков и под сидение куски прочного стального листа. Мелочь, но при подрыве немного помочь может.
        Стекла мы обклеили пленкой, одновременно тонирующей стекло так, чтобы невозможно было выцелить человека сидящего в салоне, и укрепляющей стекло. Теперь оно сможет противостоять ударам молотка, а при попадании пули не разобьется, и осколки не попадут в салон.
        В салоне над каждой дверью мы прикрутили по два прочных металлических крючка. При необходимости на них можно было повесить бронежилет. Этот прием, как можно защититься кустарными методами я позаимствовал у русских - получалось неплохо. Бронежилет можно было как повесить на стекло, так и надеть на себя при необходимости.
        С бронированием все, больше в кустарных условиях ничего сделать нельзя. Теперь займемся салоном…
        Под рулевой колонкой бы приделали небольшой незаметный переключатель, который пригодится, если придется заводить машину без ключа. При необходимости он вынимался, разрывая электрическую цепь от замка зажигания - таким образом, это было еще и дополнительное противоугонное устройство.
        На бамперах машины и спереди и сзади мы прикрутили по паре мощных галогенных ламп-прожекторов, пульт управления ими вывели в салон. Прикрутили так, чтобы луч света при включении бил в глаза. Вспышкой такого фонаря в ночное время можно серьезно ослепить преследователей или создать хаос на дороге и оторваться.
        Модифицировали заднее сидение так, что можно было из салона сунуться рукой в багажник и достать хранящееся там длинноствольное оружие. Чтобы потом не забыть, положили туда автомат Калашникова со сложенным прикладом и несколькими магазинами. Под водительским и пассажирским сидениями прикрепили по кобуре для пистолетов.
        Немного покумекав над инструкцией (интересно, когда инструкции научатся писать нормальным человеческим английским языком…), вместе с морпехами, смыслящими в электронике, смонтировали противоугонную систему, которая позволяет дистанционно запускать двигатель - так можно немного обезопасить себя от подложенного в машину взрывного устройства, его инициирующий механизм обычно подводят к системе зажигания. Повернул ключ и… Чтобы этого однажды не случилось с вами лучше оборудовать автомобиль системой дистанционного запуска двигателя.
        Практически то же самое сделали и с Ланд Круизером, с поправкой на то, что он уже был бронирован - но бронежилеты на окна мы все же повесили.
        Таким образом, примерно к девятнадцати ноль-ноль местного времени машины были готовы. Оставшуюся подготовку к «автономке» перенесли на завтра.


        ИРАК, БАГДАД
        РЫНОК

28.08.2006 Г.

        - Машину запер?

        - Запер, запер босс…

        - Смотри, тут без колес на - раз остаться можно, глазом не моргнешь.
        Наш Мерседес мы оставили опять в том же переулке, оставили хоть и на сигнализации но без охраны. Мерседес - такси отрицательных чувств у местного населения не вызвал в отличие от МРАПов и армейских Хаммеров, поэтому бояться следовало только угона. А против угона мы меры приняли.
        Повесив на ремень свое оружие, мы неторопливо направились на рынок, где уже были месяц назад, покупали РПГ и прочее тяжелое вооружение. Поскольку рынок мы уже примерно знали, да и одеты мы сегодня были не военную форму, на рынок мы пошли всего вдвоем. Разговаривать, как и прошлый раз выпадало мне, а Душан должен был меня прикрывать.
        С момента нашего предыдущего рынок почти не изменился. Почти - потому что недавно, метрах в пятидесяти от рынка подорвалась машина, черное пятно, иссеченные осколками стены и выбитые до сих пор некоторые окна явно указывали на место взрыва. Но жизнь брала свое: взрыв произошел, убитых похоронили, раненых развезли по госпиталям, искореженные машины утащили на свалку - и она снова потекла по накатанной веками колее. Восток…
        Ту самую лавку, где я отоваривался прошлый раз, я нашел почти сразу. Как и в прошлый раз, пожилой седой иракец сидел у входа в лавку, неторопливо пил чай и краем глаза наблюдал за товаром.
        Я повернулся. Из лавки неслышно вышел пожилой, лет шестидесяти иракец, с длинной седой бородой. Одет он был в национальную, длинную, до самого пола рубаху со стоячим воротником и длинными рукавами - галабию, белого цвета. Судя по всему, хозяин прилавка.

        - Ассаламу алейкум - произнес я, слегка наклонив голову и приложив руку к груди.

        - Ва алейкуму-с-саламу ва рахмату-л-Лахи - ответил иракец, также кланяясь - рад приветствовать тебя снова в моей лавке, бени-аль-Наджи. Раз ты пришел сюда снова, значит, мой товар пришелся тебе по душе?

        - Не жалуюсь, сайиди…  - ответил я - товар твой действительно хорош.
        Иракец улыбнулся, пряча улыбку в длинной седой бороде

        - Тогда сядь, бени-аль-Наджи и выпей со мной чаю… И твой друг пусть подойдет, ни ему ни тебе нечего здесь опасаться.
        Я подал рукой знак «безопасно» Душану, тот осторожно подошел, поклонился, попытался сесть так, как это принято у арабов. Надо сказать, получилось это у него неважно.

        - Можешь сидеть так, как привык, иностранец - отреагировал не неуклюжие попытки Душана устроиться поудобнее старик - сядь вон на тот ящик. И выпей тоже с нами чая. Шариф!
        Из темноты лавки появился мой старый знакомый, Шариф. Увидев меня, он улыбнулся

        - Ты держишь свое слово, Майкл…
        Старик неодобрительно и резко сказал что-то и Шариф шмыгнул вглубь лавки за чаем для нас. Уже через пару минут он появился с подносом, на котором был причудливой формы чайник и три небольшие пиалы с чаем. Разлив чай, он сел рядом с дедом прямо на землю, готовый переводить. Ибо языковой барьер все-таки существовал, понимали мы старика плохо.
        Отхлебнув ароматного, обжигающего чая,[В самую жару арабы не пьют ледяную колу которую обожают американцы, они пьют горячий чай, который поддерживает тепловой баланс в организме намного лучше ледяной колы. Кто был там, тот поймет…] старик начал…

        - К сожалению, молодежь нынче не та! Вот и мой Шариф вмешивается в разговор старших (Шариф при этом едва заметно поморщился). Но он сказал правду о тебе, бени-аль-Наджи, ты обещал вернуться и ты вернулся… Расскажи же, что привело тебя в лавку бедного бедуина Мохаммеда…

        - Мне нужна помощь, сайиди Мохаммед - почтительно сказал я.

        - В чем же тебе нужна помощь, бени-аль-Наджи - спросил старик после небольшого раздумья.

        - Мне нужна будет помощь твоего внука Шарифа. Он хорошо знает Садр-сити, мне нужен будет проводник.
        Старик задумался, снова отхлебнул чая, мы сделали то же самое.

        - В Садр - сити много разных людей… И хороших и плохих… Что ты там потерял, бени-аль-Наджи.
        Можно было конечно лгать. Но лгать не хотелось. Тем более, что каким-то шестым чувством я понял, что старик просечет что я лгу, даже если он не владеет английским языком - поймет.

        - Я хочу найти своего кровника, сайиди. Найти и исполнить обряд кровной мести. Пока эта собака жива, мой нож не знает покоя, мой нож испытывает жажду![Надо сказать, что бедуины поддерживают обычай кровной мести, у них он называется
«сар». Так что коммандер Рамайн сказал правильные, совпадающие с менталитетом собеседника - бедуина и заслуживающие всяческого одобрения и уважения слова.]

        - Ты правильно говоришь, бени-аль-Наджи - задумчиво сказал старик после долгого раздумья - говоришь как мужчина. И ты хорошо знаешь наши обычаи. Но могу ли я тебе верить?

        - Ты можешь мне не верить, сайиди, но это не помешает мне сделать то, что я сделать должен.
        Старик кивнул

        - Но как твой враг оказался в Садр-сити?

        - Узоры судьбы сложны и прихотливы - сказал я - только Аллах всеведущий знает истинный путь (при этом старик кивнул и пробормотал "Аллах велик"). Я и сам не уверен, что мой враг находится там - поэтому мне и нужна помощь твоего внука Шарифа, чтобы это выяснить.
        Старик снова задумался, потом перекинулся парой слов с Шарифом по-арабски. Поднял на меня глаза.

        - Шариф готов тебе помочь, бени-аль-Наджи. Но ты понимаешь, я буду вынужден нанять помощника в лавку…
        Не торгуясь, я вытащил пачку зеленых, пятидесятитысячных динаров в банковской упаковке, протянул ее старику. Старик спрятал деньги в полах галабии.

        - Что тебе нужно, Майкл?  - спросил Шариф.

        - Для начала мне и моему другу нужно снять дом или этаж дома в Садр-Сити, желательно там, где нас не буду беспокоить - я протянул Шарифу несколько купюр по пятьдесят тысяч динаров - дом нам нужен будет завтра.

        - Приходи завтра сюда же и я отведу тебя - кивнул Шариф - что еще?

        - У тебя много друзей в Садр-Сити? Если мне потребует найти человека, они смогут мне помочь?

        - Смогут!  - уверенно сказал Шариф - я приведу столько людей, сколько нужно.

        - Завтра приведи десятерых, твоего примерно возраста. Но не приводи их в дом который ты снимешь. Приведи их лучше к твоему складу. И осторожно!
        Поделюсь еще одним правилом выживания во враждебном окружении. Никогда не назначайте встречи агентуре в доме, где вы живете. Лучше снимите другой дом, или просто встречайтесь в публичном месте, подальше от дома. Идя к вашему дому, агент вполне может притащить за собой «хвост» и тогда в опасности будете и он и вы.
        Шариф утвердительно кивнул.

        - Я хорошо заплачу за помощь - сказал я, поднимаясь на ноги, затекшие после долгого сидения в непривычной позе.

        - Майкл - остановил меня Шариф

        - Да?

        - Тебе стоит что-нибудь купить - сказал Шариф - что подумают люди, если ты приходил в оружейную лавку, столько здесь пробыл и ничего не купил?
        Вот ведь бизнесмен…


        ИРАК, БАГДАД
        РЫНОК

29.08.2006 Г
        На сей раз, только мы подъехали, как увидели стоящего на узком тротуаре около рынка Шарифа. Он тоже мгновенно узнал в потоке машин наш Мерседес и махнул нам рукой. Парнишка этот мне нравился все больше и больше…
        Водить машину я уже научился по-иракски, то есть как полный отморозок, не обращая никакого внимания на правила. Вдавив рукой клаксон, я резко повернул руль, пронесся через полосу, умудрившись при этом ни с кем не столкнуться, и лихо затормозил у тротуара. Краем глазам заметил, что во время этого лихого маневра Душан немного побледнел.
        Одеты мы были как журналисты: пустынного цвета свободного покроя брюки, куртки, футболки. Бронежилеты гражданского образца - у тележурналистов постоянное ношение бронежилета было обязательным условием контракта и условием для получения страховки, если что-то случится. У меня был диктофон и небольшая видеокамера, у Душана - профессиональная видеокамера, с которой он практиковался вчера весь вечер. Всем этим мы разжились вчера в штабе коалиционных сил - такого добра, изъятого у не в меру пронырливых борзописцев было немало. У каждого из нас было по автомату - в Багдаде оружие у журналистов было обычным делом, покупали на рынках подобных тому, перед которым мы только что припарковались.
        Шариф открыл заднюю дверь, плюхнулся на сидение. Удивленно присвистнул.

        - А ты неплохо подготовился к поездке, Майкл.

        - Указывай путь.

        - Езжай как прошлый раз - сказал Шариф - как въедем в Садр-Сити, где повернуть скажу….
        Дорога на Садр-Сити заняла у нас немного меньше времени чем прошлый раз: дорогу я уже знал, а Мерседес - это не неповоротливый Ошкош. Пропетляв в узких арабских улочках мы подъехали к стоящим на дороге укреплениям из больших, выкрашенных зеленой краской бетонных блоков, отделявшим Багдад от района Садр-Сити.

        - Осторожно вперед! Такси останавливать не будут.
        Мерседес медленно пополз вперед, затерявшись в медленно продвигающейся, извивающейся как змея цепочке разномастных машин. Их не досматривали - опасности от гражданских машин здесь не ожидали. Под мрачными взглядами боевиков самообороны, стоящих на блоке мы миновали бетонные заграждения.


        ИРАК, БАГДАД
        РАЙОН САДР-СИТИ

29.08.2006 Г.
        Наш Мерседес, рыча дизельным мотором медленно тащился по улице Садр-Сити. Ехать я пытался осторожно - на дороге было полно ям и можно было на-раз убить даже мерседесовскую подвеску. Сначала я старался объезжать ямы, но потом бросил это дело - бесполезно, обогнешь одну - попадешь в другую. Старался только не попадать в самые крупные, некоторые были размером с настоящее озеро и выглядели так, что в них и слон провалится.
        Местные аборигены на сей раз на нас внимания не обращали, такси оно и есть такси. Как я и предполагал, никакого интереса, что здорового, что нездорового такси не вызывало.

        - Сворачивай!
        Шариф махнул рукой, показывая вправо. Наш Мерседес свернул в небольшой проулок, дома в котором были относительно чистые и неразрушенные. Даже нечистот здесь было намного меньше, чем на главной улице.

        - Стоп.
        Вышли из машины, Душан сразу прижался к противоположной стене, направив автомат в сторону главной дороги (журналист есть журналист, хе-хе…). Я встал посередине улицы (машины здесь почти не ездили) и начал рассматривать жилище.
        Дом как дом, двухэтажный из серых бетонных плит. Как я понял, на первом этаже раньше была лавка, второй этаж когда-то был жилым. Удивительно, но этот дом, при том, что в Садр-Сити нехватка жилья была жуткая, жители порой теснились по десять - двенадцать человек в одной небольшой комнатушке, этот дом стоял незанятым, железные ставни были захлопнуты. На первый взгляд - более чем достойное жилище.
        Я огляделся по сторонам. Тоже неплохо - дом стоял в узком проулке, которая каждым своим концом выходила на большую улицу. Если придется сматываться - лишним это не будет.

        - Что за домом?

        - За домом еще один дом - хитро ухмыльнулся Шариф - но на крышу ведет люк, можно по крышам до соседнего квартала добраться…

        Умный малый…

        - Мне он потребуется на месяц - сказал я.

        - Согласен.

        - Сделка!  - решительно сказал я, протянул Шарифу руку, тот с важным видом пожал ее - Давай показывай дом…
        Шариф достал тяжелую связку ключей, один за другим отомкнул три тяжелых замка, отодвинул толстую металлическую щеколду. Дверь кстати в доме была тоже металлической и из хорошей стали, что в здешних местах немаловажно. Один за другим мы зашли в дом.
        Дом как дом, для Ирака очень даже неплохой. На первом этаже - примитивное торговое оборудование, выпуска восьмидесятых годов - видимо здесь раньше была лавка. Лампочка, которая сейчас не светила - в Садр-Сити нормального освещения не было. Узкая винтовая лестница на второй этаж (и, что самое хорошее - доступ на второй этаж перекрывается стальным люком). Второй этаж - короткий коридор и две пустые комнаты, справа и слева. В конце коридора - лестница и люк на крышу. Получилось даже лучше, чем я думал - можно неплохо держать оборону даже против превосходящих сил, а применить РПГ проблематично - слишком узкая улочка, самого же стрелка контузит взрывной волной.

        - Хорошо - сказал я - теперь давай познакомимся с твоими башибузуками. Где они?

        - Они на нашем складе, аль-Наджи, куда ты ездил прошлый раз.
        Снова заперли дом на все замки, накинули щеколду. Выезжать из узкого проулка задом было сложно, поэтому пришлось проехать вперед и потом дать круг по соседним улицам, чтобы подъехать к тому складу, на котором мы отоваривались
«железом» прошлый раз. Заезжать в этот раз было проще, Мерседес - это не громадный Ошкош.
        Выйдя из машины, я в очередной раз поразился тому чудовищному запаху, который царил вокруг, бил в нос, пропитывал одежду. Даже в «автономке» на несколько дней вынести такую вонь крайне сложно, чего уж говорить про тех людей, которые здесь рождаются и умирают, которые живут здесь годами. Как они здесь выживают? Находясь здесь, я частично начал понимать шахидов - такую жизнь как у них вполне можно сменить на рай с семьюдесятью девственницами на входе.

        - Где они?
        Шариф оглушительно свистнул, метрах в тридцати от нас, резко распахнулась дверь. Я моментально присел на одно колено, направив ствол автомата на дверь, на противоположной стороне улицы приготовился к стрельбе Душан. Однако дернулись мы напрасно - из дверей показались чумазые, вразнобой одетые арабчата, лет десяти-двенадцати. Оружия они совершенно не боялись

        - Никогда так больше не делай, Шариф - пристрожил я своего помощника - это совсем не смешно и не занимательно. У всех нервы на взводе, а в Садр-Сити - особенно. Словить автоматную очередь так можно запросто. Дошло?

        - Дошло - ответил Шариф, хотя по глазам я видел, что ни хрена не дошло. И плохо что не дошло - американские военнослужащие в Ираке после трех лет войны имеют неприятную привычку стрелять, а вопросов потом никто не задает.
        Ладно, пустое все это…
        Шариф открыл два массивных замка, преграждавших на путь на склад, мы осторожно вошли. Я сел на штабель ящиков, рядом со мной умостился Шариф. Напротив нас с шумным гомоном расселись мои новые помощники. Душан остался на улице, напротив двери чтобы его постоянно было видно, контролировать периметр.

        - Отныне Шариф - ваш эмир!  - заявил я.
        Сидевший рядом со мной Шариф, даже раздувшись от важности, разразился длинной тирадой на арабском. Подождав пока он закончит, я достал из кармана листок с фотороботом полковника Мартина Ковальски, передал его Шарифу, тот внимательно посмотрел и пустил дальше по рукам.

        - Смотрите на этого человека! Это американец, недавно я видел его здесь, в Садр-Сити. Тому, кто скажет мне, где он находится, я дам пятьсот тысяч динаров!
        Радостный шум, приглушенные разговоры по-арабски….

        - Этот человек, скорее всего, ездит на американской машине. Если вы найдете его, нужно проследить, куда он пойдет. Но осторожно! Нельзя, чтобы он вас заметил!

        - Нас никто и никогда не заметит, аль-Наджи - важно и даже несколько небрежно сказал Шариф - за это можешь не беспокоиться.
        Я положил руку на плечо Шарифа, глянул ему в глаза.

        - Слушай меня внимательно, Шариф. Этот человек не такой, как обычные американцы, он очень опасен. Очень! И твоя неоправданная крутость может стоить кому-то жизни. Запомни это сам и втолкуй твоим друзьям - не рисковать! Если вам просто покажется, что он вас заметил - сразу прекращайте наблюдение. Иначе можно пропасть без вести. Ты понял меня?

        - Я понял, Майкл - сказал Шариф (надеюсь, действительно понял)  - ты дашь нам рисунок?

        - Нет - сказал я - даже не думайте об этом. Если этот человек найдет у кого либо из вас рисунок с его лицом - вы умрете. Рисковать нельзя. Завтра, Шариф твои люди докладывают тебе, ты докладываешь мне. Встречаемся у входа в тот переулок, где я живу. В двадцать один ноль-ноль или в девять часов вечера. Понял?

        - Понял…
        Сеть была закинута, оставалось только ждать. Ждать как паук на краю паутины….
        Устроились мы с Душаном неплохо. Четыре вахты по шесть часов каждая. Один с автоматом дежурит на крыше, замаскировавшись с помощью подручных средств, другой отдыхает. На край крыши мы прилепили миниатюрную видеокамеру для того, чтобы иметь возможность просматривать переулок. Два спальных мешка, вместо биотуалета взяли пластиковые мешки, от которых избавлялись, осторожно пробираясь по крышам и сбрасывая на соседнюю улицу, где такого добра были целые залежи.
        Мерседес мы накрыли специально приготовленным тентом, полностью закрывавшим машину, чтобы не бросался в глаза.
        Питались мы черным шоколадом и армейскими пайками MRE,[Meals Ready to Eat - блюдо, готовое к употреблению. Имеется и другой перевод Meals rejected by ephyopians - то, что не станут есть даже эфиопы.] огня не разжигали. Шоколад был, конечно, вкусным, но приелся, пайки… не будем о плохом.
        На случай нападения мы осторожно прошлись по соседним крышам и наметили себе два пути. По одному мы ежедневно спускались (верней спускался один я, Душан страховал с крыши) для встреч с Шарифом, второй держали как путь для эвакуации. И там и там мы прикрепили и замаскировали две прочные веревки черного цвета - случись что - сбросил на землю, спустился по ней и ищи ветра в поле. Но ничего пока не происходило - ни плохого, ни хорошего. Так прошли четыре дня. А сейчас заканчивался и пятый.


        ИРАК, БАГДАД
        РАЙОН САДР-СИТИ

02.09.2006 Г
        Несмотря на ночь, уже окутавшую черным покрывалом Восток, жизнь в Садр-Сити не замирала. В развалинах домов жгли костры, по темным, освещаемым только отблесками костров и горящих отбросов в двухсотлитровых бочках, проезжали автомобили, слышались непонятные крики. В темноте иногда начиналась едва различимая возня, и что там происходит - желания у меня выяснять не было. Никакого.
        Осторожно выглянул за край крыши - переулок, куда я собрался спуститься был пуст и тих, шмыгали крысы. Душан просмотрел развалины при помощи тепловизора на прицеле винтовки - ничего подозрительного.

        - Чисто!

        - Пошел!
        Черной змеей веревка свесилась во второго этажа, я уперся ботинками в край крыши, шагнул в пустоту, перебирая руками в перчатках, быстро достиг земли, замер на несколько секунд, огляделся.
        Тишина. Почти рядом со мной прошмыгнула обнаглевшая вконец крыса, в ушах только тихий, на грани восприятия шорох веревки - когда буду возвращаться, Душан спустит ее обратно.
        Пора идти.
        Пистолет HK Mk23 у бедра, двенадцать патронов в магазине, тринадцатый в стволе, предохранитель снят. По-другому здесь не получается. Только так - готовность к открытию огня даже не секунда, а доли секунды…
        Вперед.
        Осторожно, стараясь держаться неосвещенных участков, иду по переулку. Иногда останавливаюсь, прислушиваюсь. Дождавшись момента, перебегаю дорогу, погружаюсь в зловонный лабиринт улочек Садр-Сити. Несмотря на то, что я здесь уде пятый день, к зловонию никак привыкнуть не могу.
        Есть! На одной из стен, едва различимый в темноте, баллончиком с белой краской нарисован белый полумесяц - один из символов ислама. Нарисован он неправильно, перевернутым. Если бы его не было или он был бы нарисован правильно - это значило бы что надо уходить и как можно скорее.
        Осторожно углубляюсь в темный переулок, нервы на пределе. Пройдя несколько метров, трижды стучу рукояткой пистолета по стене, тихий стук в ушах отдается ударами колокола. В нескольких десятках метров впереди раздается четыре стука. Все правильно. Можно идти.
        Иду вперед, силуэт Шарифа удается различить метров с двадцати, даже при моем ночном зрении. Рядом с Шарифом кто то еще - по видимому один из его людей.

        - Докладывай!

        - Кажется, есть, Майкл!  - в едва слышном голосе Шарифа звучит плохо скрываемая мальчишеская гордость - Шариф видел этого человека! И он проследил, куда тот пошел.

        - Подробнее!

        - Этот человек обосновался совсем недалеко, примерно в двух кварталах отсюда. У него сразу несколько домов, с виду почти заброшенных, но туда постоянно подъезжают и уезжают машины. И, кажется, там что-то копают.
        Копают?

        - Его не заметили?

        - Нет. Он следил совсем немного…
        Интересно…

        - Второму! Есть репортаж! Возьми ночную аппаратуру! Я на точке встречи!

        - Ты можешь провести нас туда?
        Шариф замялся…

        - Что такое?

        - Понимаешь, аль-Наджи… Это место, где сидит нужный тебе человек… Его контролирует группировка Али Хромого. Он и мой враг тоже. Если люди Али нас поймают на его территории, то убьют. Он отморозок.
        Я усмехнулся в темноте…

        - Знаешь Шариф. Подонков здесь конечно полно, но я самый главный поддонок из всех, которые тут водятся. Пойдем!
        Старая присказка, очень популярная в американской армии. Своего рода талисман. Дай Бог чтоб и на этот раз не подвел….
        Через несколько минут появляется Душан. У него более тяжелое вооружение, как раз для ночной прогулки по Садр-Сити. Два автомата с установленными на них приборами ночного видения, один для меня один для себя. Цифровой фотоаппарат с установленной на объектив универсальной насадкой ночного видения от Simrad.

        - Тихо подбираемся, снимаем, днем разберемся, что к чему. Шариф, веди!
        И снова - зловонные переулки, передвижение короткими перебежками, отблески от горящих костров, хлюпание нечистот под ногами. Постоянное ожидание крика, выстрела. Палец у спускового крючка.

        - Тихо!
        Шариф резко останавливается, мы замираем.

        - Надо наверх, аль-Наджи.

        - Стой здесь!
        Осторожно, шаг за шагом иду вперед. Хлюпание грязи под ногами сменяется почти неслышным хрустом кирпича. Здание наполовину разрушено, судя по всему прямое попадание фугасного снаряда из танка или чего-то в этом роде. Снаряд из гаубицы развалил бы дом целиком. Возня крыс под ногами, слабый писк.
        И тишина. Здание, судя по всему, покинуто и пусто. Но есть полуразрушенная лестница, ведущая на второй этаж, так можно забраться и на крышу. Подбираться по земле к объекту, скорее всего охраняемому - ищите дураков в другом месте.

        - Можно!
        Осторожно, пробуя ногами каждую ступеньку перед собой, поднимаемся на второй этаж. Лестница на честном слове держится, еще не хватало сверзиться и сломать шею. Поднимаемся на второй этаж, перебираемся на крышу соседнего здания.

        - Где?
        Шариф осторожно идет по крышам, переступая так тихо, что сделает честь даже кошке. Так мы проходим еще пару десятков метров.

        - Вон там, аль-Наджи.
        Блин, надо сказать Шарифу потом, чтоб не называл меня так. Если кто-то слушает нас - ему совсем не обязательно знать что рядом американец.

        - Снимай!
        Я поднял автомат и начал осматривать указанное направление в инфракрасный прицел, рядом раздались едва слышные щелчки затвора фотоаппарата.
        Уже через несколько минут я понимаю - здесь. Хотя над этим местом поработал гений маскировки, но все равно - здесь.
        Над маскировкой комплекса действительно работал очень талантливый инженер, вдобавок имеющий в своем распоряжении немалые ресурсы. Под укрепленный объект было высвобождено восемь домов, стоящих рядом и плюс еще несколько - для маскировки транспортных средств. Все эти дома были фактически выпотрошены изнутри, был установлен каркас из металлопроката и листы стали, скорее всего броневой. Дальше, уже внутри обустраивались хозяева этого особнячка, в самом центре Садр-Сити. Не исключено, скорее даже очень вероятно, что комплекс имеет один или несколько подземных этажей.
        Кто находится в этом комплексе? Какие задачи он решает? Это американцы? Если да, то что у них общего с бандитами из Садр-Сити? Как они смогли договориться? На чем нашли общий язык? На общей задаче - убить президента США во время его визита в страну?
        И тут, боковым зрением я заметил, как в моем прицеле, буквально с самого края что-то мелькнуло, на крыше здания, стоящего по соседству с комплексом.

        - Ложись!
        Рефлексы в таком случае у профессионалов опережают сознание. Еще мне успев подать команду я уже падал на крышу, рукой сбивая с ног Шарифа. Чуть в стороне плюхнулся Душан, послышался звук удара аппаратуры об крышу.
        Фотоаппарат блин… Разбил? Хрен с ним, времени совсем нет.
        Прямо рядом с нами пуля врезается в цемент, с противным звуком рикошетирует и уносится куда то дальше. Я перекатываюсь. Выстрела не слышно - а это значит, что по нам работает снайпер, вооруженный снайперской винтовкой с ночным прицелом и глушителем. Или пистолетом пулеметом типа MP5SD с ночной оптикой. А еще это значит, что через несколько минут, если не поторопимся сделать ноги - попадемся в руки команде зачистки. А узнавать этот объект изнутри - что-то мне не хочется. Пока.

        - Прыгаем!
        Второй этаж. Неприятно, конечно, но что делать - сваливать надо по-быстрому.
        Новая пуля бьет почти рядом с моей рукой, я инстинктивно отдергиваю руку. Твою мать, третья - точно моя. Перекатываюсь на самую кромку крыши.
        Ну, помогай Аллах, или Иисус - в общем, помогайте мне боги!
        Падение занимает считанные доли секунды, но за это время сердце куда-то проваливается. В полете я успеваю сгруппироваться и падаю с перекатом. С перекатом прямо по всему тому дерьму, которым залита улица.
        Боже! Мать твою!
        Прихожу на колено, ноги болят от удара, но ничего не повредил. Болят - это не страшно. Мерзкая жижа стекает с рук. Чуть в стороне плюхается, и тоже в самую грязь Душан, Шариф прыгает так, что умудряется не извозиться в грязи и приземлиться на ноги, красиво как гимнаст на Олимпийских Играх.

        - Доклад!

        - Норма!
        Это хорошо. По лезвию прошлись. Снайпер с бесшумной винтовкой и ночной оптикой - страшное дело, врагу не пожелаю.

        - Уходим! Быстро!
        Уже не до скрытности. Пистолеты с глушителями в руке, пальцы на спусковых крючках. Автоматы на ремне, если не справимся пистолетами, схватить - секунда.
        Но желательно уйти тихо. Не будоражить, так сказать, общественность. Еще не хватало разбудить ночной перестрелкой весь Садр-Сити - тут такое начнется, что Могадишо девяносто третьего отдыхает… И не надо забывать, что нас только двое - в отличие от Могадишо.
        Выскакиваем на ночную улицу, которая в это время суток должна быть относительно тихой - и почти в упор наталкиваемся на противника. Метрах в десяти от нас тормозит какой-то японский четырехдверный пикап, в кузове три человека и четыре человека в кабине. Судя по всему, они не рассчитывали на нас так вот натолкнуться - и мы тоже не рассчитывали.
        Пистолет уже в руке, палец автоматическим, отработанным движением жмет на клавишу включения лазерного прицела, тело принимает стойку Уивера. Еще не прошло и секунды, иракцы не сообразили что происходит (а если сообразят - хана, на крыше кабины какой-то пулемет), а два маленьких красных зайчика упираются в черные, освещаемые неверным, мерцающим цветом улицы тени в кузове и салоне машины.
        Пс! Пс! Пс! Пс! Пс! Пс!  - глушитель гасит звуки выстрелов до короткого шипения, звук движущегося затвора пистолета громче, чем звук выстрелов. Люди в кузове падают как мишени в тире, не успев сделать ни единого выстрела. Усиленная пуля сорок пятого калибра на такой дистанции - верная смерть. Рядом, в таком же бешеном темпе работает пистолет Душана. Самое главное, опередить, не дать открыть ответный огонь.
        Пс! Пс! Пс! Пс! Пс! Пс! Пс!  - лобовое стекло пикапа взрывается стеклянными брызгами от попадающих в него пуль. Тела в машине дергаются как марионетки в японском театре Кабуки. И снова выстрелить в ответ никто не успевает.
        Щелк!  - затвор пистолета замирает в заднем положении. Кончились патроны. Вторая рука почти автоматически выхватывает новый с пояса, палец давит на кнопку, пустой магазин выскальзывает из рукоятки пистолета, через долю секунды там оказывается новый. Затвор с едва слышным лязгом становится на место, досылая первый патрон из нового магазина в патронник. Пистолет в сторону угрозы - если ты думаешь, что цели нейтрализованы - это еще не значит, что они на самом деле нейтрализованы. Но времени нет - сзади из переулка доносится шум - по наши души пожаловали новые гости. И вести с ними ожесточенный бой мне никак не улыбается.

        - Ноги!
        Три черные тени, две большие и одна маленькая скрываются во мраке переулков Садр-Сити…
        На месте "временной дислокации" нас ждал новый сюрприз. Сообщение от адмирала - нам срочно предписывалось прибыть завтра в лагерь «Кэмп-Браво». Никаких уточнений - адмирал по связи ничего уточнять не любил, и правильно делал. Да и сам я оставаться в Садр-Сити после ночных приключений не собирался - не исключено, что завтра самооборонщики перевернут весь район в поисках тех, кто сегодня так удачно приземлил семь их собратьев.

        - Можешь тихо вывезти нас отсюда? Сейчас.
        Шариф утвердительно кивнул. Мы начали собирать аппаратуру. Надо еще проверить машину, мало ли что с ней могло случиться за пять дней стояния…


        БАГДАД, "ЗЕЛЕНАЯ ЗОНА"
        "КЭМП-БРАВО" КМП США

03.10.2006 Г. УТРО
        Светает на Востоке так же быстро, как и темнеет. Только что темное покрывало ночи накрывало город, как вдруг… Из неспешно несущего свои воды в Персидский залив Тигра появляется раскаленный оранжевый диск, он поднимается по небосводу, освещая и опаляя землю, тьма отступает и начинается еще один день. День, в котором нам нужно победить. Любой ценой…
        Блоки мы прошли нормально, можно даже сказать красиво. Если честно, я боялся, что после ночной стычки самооборонщики закроют район и придется прорываться с боем. Даже когда мы подъезжали к блокпосту, я приказал чуть-чуть приоткрыть двери машины, чтобы успеть среагировать, если начнется обстрел. Но обстрела не было, на нас просто никто не обратил внимания.
        Шарифа мы высадили за улицу от рынка, где торговал его дед, я дал ему обещанную сумму динаров и строго-настрого приказал забыть обо всем, что произошло ночью и даже не пытаться близко подойти к тому объекту. Надеюсь, что он понял - здесь не до шуток. С этим будем разбираться мы, и разбираться будем потом. Высадив Шарифа, мы отправились в Кэмп-Браво.
        Наученный горьким опытом, в "зеленый коридор" я уже не лез, досмотр прошел нормально, благо ездил я всегда через один и тот же блок и дежурившие на нем морпехи меня уже знали. Пропустили.
        Первое, что бросилось в глаза, когда мы припарковали свой Мерседес рядом с бронированным Хаммером - новый вертолет на вертолетной площадке. Морской, серо-стального цвета Sea Hawk, выделявшийся на фоне морпеховских UH-1, выкрашенных в камуфляж как белая ворона в стае. Явно прилетел адмирал - и это значит, что покой нам только снится… Успеть бы пообедать по-людски, за хороший бифштекс я готов был убить…
        Выйдя из машины, мы поплелись в столовую, на базе первое дело - поесть, а потом все остальное. Устали зверски - ночной бег с препятствиями по Садр-Сити давал о себе знать. Снаряжение оставили в машине. И подойдя к столовой, столкнулись нос к носу, с только что позавтракавшим "Задирой Диком" Рейли.

        - Сэр!  - несмотря на дикую усталость, я изобразил подобие строевой стойки
«смирно»

        - Что скажешь, коммандер? Я смотрю, ты здорово вляпался в дерьмо…
        Только тут я с удивлением заметил, что адмирал одет не по форме - в пехотный
«цифровой» камуфляж без знаков различия. Что за черт, ни один моряк без крайней необходимости в том не наденет форму "сухопутных крыс"….

        - Так точно, сэр! Установлено местонахождение подозрительного объекта. При проведении разведки были обстреляны снайпером. Ушли чисто.
        Адмирал кивнул с таким видом, как будто ему это все давно известно, и не особо интересно.

        - Как пообедаешь - жду в кабинете командира базы. Дорогу знаешь.

        - Есть!
        Проклиная все на свете, после плотного завтрака я потащился на доклад к адмиралу. Душан ушел в наш кубрик, отсыпаться и сделал совершенно правильно. На войне нужно спать и есть тогда, когда предоставляется такая возможность. Потому что никогда не знаешь, когда такая возможность представится в следующий раз.
        Я же потащился на доклад к начальству. В кубрике быстро переоделся (ту форму, в которой я был в Садр-Сити, можно было смело выбрасывать) перешел в другое крыло здания, где располагалось начальство базы. В коридорах было темно, прохладно и тихо. Подойдя к двери, за которой располагался кабинет полковника КМП США, командовавшего базой, я постучал в дверь. Заходить к начальству без стука неприлично в любом случае, злоупотреблять не стоит…

        - Зайдите!  - голос адмирала….
        С удивлением я увидел, что хозяина в кабинете нет, а на его месте сидел адмирал Рейли. Жалюзи в кабинете были опущены, лампа включена, на столе была расстелена полетная карта, которую адмирал, вооружившись лупой, внимательно разглядывал.

        - Присядь!
        Адмирал выглядел каким то нервным и озабоченным….

        - Ты, наверное, удивлен, почему я тебя так срочно вытащил из Садр-Сити?

        - Нам и так надо было уходить оттуда, сэр - начал я - нами обнаружен подозрительный объект, расположенный…

        - Это потом - оборвал меня адмирал - сейчас есть более важное и срочное задание. Ты когда последний раз летал на вертолете?

        - Месяца три назад, сэр.

        - На UH-60 какой налет?

        - Около пятидесяти часов - после некоторого раздумья вспомнил я - курс обучения пилотированию стандартных армейских вертолетов и самолетов входит в курс подготовки бойца "отряда изоляции". Но последний раз на «Ястребе» я летал больше года назад, сэр!
        Адмирал погрузился в глубокое раздумье над картой, в которой я опознал карту Ирана, потом неохотно проговорил.

        - Видит бог, Майкл, если бы была альтернатива… Короче надо слетать кое-куда. Причем из экипажа - только двое, ты и я, по-другому нельзя. Я понимаю, что опыта на «Ястребе» у тебя недостаточно, но другого выхода нет.
        Жизнь бьет ключом, и как обычно - прямо по башке…

        - Куда лететь?
        Адмирал вместо ответа ткнул карандашом в точку на карте. Твою мать! Иран!

        - Сэр, вообще то это другая сторона границы…

        - Да, знаю…  - с досадой ответил адмирал - тем не менее, нам надо именно туда.
        Остан Керманшах, бывший Бахтаран. Гористая местность, граничит с Ираком. Рядом Курдистан, но курды в этой провинции большинство не составляют. Тем не менее, в провинции неспокойно…

        - Где конкретно точка посадки?
        Адмирал указал место на карте, я посмотрел - примерно десять кликов от границы. Конечно, в случае чего можно и пешком до границы дойти, благо в своей жизни я переходил границы "не ставя в известность власти страны пребывания" не раз и не два.

        - Время вылета?

        - Этой ночью, примерно в 2.00 по местному времени.
        Еще лучше… Я и так не слишком уверенно себя чувствую при пилотировании вертолета, а тут ночной полет, да еще через границу враждебного нам государства.

        - Сэр, я не смогу чисто пройти границу. Идти придется на малой высоте, маскируясь складками местности. И то вполне реально попасть под "зевс".[«Зевс» - так в армиях НАТО называют ЗСУ23-4 Шилка. Страшная для вертолетов вещь.]

        - Знаю. Не сможешь. Но надо. «Зевсов» там в это время не будет.

        - Почему именно я, сэр?

        - Видишь ли…  - сказал адмирал - нужно встретиться… с тем же человеком, с которым недавно встречался ты. С другом твоего отца. Условия очень жесткие: только я и один пилот с моей стороны, то же самое с его стороны. И никого другого к этому делу я привлекать не могу.
        Делишки… Вполне может быть и ловушка - посадят с истребителями на иранскую базу ВВС и устроят международный скандал по поводу вертолета с американским адмиралом на борту, нарушившим темной ночью границу. А что, запросто… Но есть ли другой выход? Явно нет…

        - Мне нужно попрактиковаться, сэр! И нужно проложить маршрут, желательно, если это сделает опытный специалист.

        - Не вопрос - улыбнулся адмирал - весь день впереди!
        Управлять вертолетом - сложнее, чем самолетом. При полете нужно постоянно отслеживать крен, тангаж и рыскание. Управление по крену и тангажу на большинстве вертолётов, осуществляется с помощью циклического изменения угла установки лопастей (шага) несущего винта, называемого циклическим шагом с помощью автомата перекоса. При изменении циклического шага создаётся момент, наклоняющий вертолёт, в результате чего вектор тяги несущего винта отклоняется в заданном направлении - соответственно вертолет летит в ту сторону, в какую нужно. Для управления циклическим шагом в кабине вертолета установлена вертикальная ручка, называемая еще РУД. Её отклонение вперед/назад обеспечивает управление по тангажу, влево- вправо- по крену - соответственно, вертолет двигается в нужном направлении или зависает. Взлет и посадка вертолета осуществляется за счет изменения общего шага несущего ротора. Для изменения общего шага несущего ротора - используется отдельная, отклоняемая вверх ручка
«шаг-газ» под левой рукой летчика. Она чем-то напоминает ручку ручного тормоза на машине.
        Есть еще управление по рысканию - оно разнится в зависимости от аэродинамической схемы вертолёта и может быть реализовано с помощью рулевого винта (у вертолётов классической схемы, в том числе и "Ястреба"), разницы общего шага винтов (у двухвинтовых вертолётов Камова), с помощью реактивного сопла (у вертолётов со струйной системой, типа MD530), а также при горизонтальном движении с помощью вертикального оперения. Управление по рысканью осуществляется педалями.
        А вот теперь и представьте - что мне эти все навыки предстояло вспомнить за пару-тройку часов, а потом без инструктора и с неполным экипажем совершить полет в ночное время по незнакомому маршруту, через границу при возможном противодействии вражеской ПВО. Представили? Вот так вот. Мистер Джеймс Бонд отдыхает. Хорошо, что машина еще будет относительно знакомая - не «Ястреб», а морпеховский UH1 "Твин Хью" или просто «Хью», старая добрая рабочая лошадка фронтовой авиации, работавшая в небе еще с Вьетнамской войны и дожившая до наших дней, правда в сильно модернизированном виде. Две точно такие же стояли у меня в Техасе.


        БАГДАД, ИРАК
        ВОЗДУШНОЕ ПРОСТРАНСТВО НАД БАГДАДОМ

03.10.2006 Г. ДЕНЬ.

        - Осторожнее, сэр! Ручку от себя плавно, вот так.
        Уже целый час я и пилот адмирала выписывали круги в небе в окрестностях Багдада. Это называлось ускоренным курсом восстановления навыков пилотирования вертолета. Получалось у меня неплохо, все-таки вбитые в свое время в подкорку мозга навыки давали о себе знать. Но пилотировать вертолет при свете дня и в своем небе это одно, а вот ночью, при помощи приборов ночного видения, да еще в чужом небе, уклоняясь от радаров вражеской ПВО - совсем другое. Совсем.

        - Теперь, сэр попробуем полет на малой высоте. Снижайтесь до высоты сорок футов ( английский фут - 30,48 см. прим автора ).
        Я слегка двинул ручку «шаг-газ» от себя, уменьшая подъемную силу лопастей несущего винта, вертолет плавно заскользил вниз.

        - На себя, сэр!
        Вертолет выровнялся, мы шли над плоской, как стол поверхностью, кое-где пересекаемой дорогами, маленькими деревнями и оазисами со скоростью примерно 30 миль в час. Зрелище проносящейся почти под ногами земли захватывало. Ощущение при полете на низких высотах надо сказать крутое - как будто летишь на ковре-самолете.

        - Впереди дорога, сэр! Осторожнее!
        Усмехнувшись, я слегка двинул ручку шаг-газ на себя, поднимаясь футов на десять. Вертолет вихрем прошел над самой дорогой.

        - Прекрасно, сэр!


03.10.2006 Г. ЧЕРЕЗ ДВА ЧАСА.
        Я, адмирал и двое пилотов - его пилот и пилот КМП США сидели над крупномасштабной пятитысячной картой ( масштаб 1:5000 - прим автора ), пытаясь проложить курс вертолета так, чтобы не влипнуть ночью в историю.
        Составлять план полета и прокладывать маршрут - дело важное, опытные пилоты на это не жалеют ни сил ни времени. От правильного плана и маршрута зачастую зависит - вернешься ты на базу живым или нет.
        Первая часть полета особых проблем не составляла, поскольку проходила над относительно дружественной территорией Ирака. Тем не менее, кое-какие предосторожности надо было предпринимать - историю про сбитый на границе из ПЗРК вертолет, которую рассказал мне Тим Нунан еще в США, я хорошо помнил. Поэтому лететь мы будем на малой высоте, с выключенными огнями и соблюдая режим радиомолчания.
        Гораздо больше проблем было при переходе границы и полете над иранской территорией. Во-первых, местность была гористой, а то, что полет предполагался ночью, по приборам только увеличивало риск. Во-вторых, граница прикрывалась силами иранской ПВО, карта расположения радаров и зенитных комплексов противника у нас была, но можно ли ей было верить - неизвестно.
        Место для посадки было единственно возможным в том районе - небольшая, ровная котловина, почти без растительности, со всех сторон окруженная горами. Больше в том районе подходящих посадочных площадок не было. Нашли и оптимальный маршрут. Идти решили по ущельям, опасно, а ночью тем более - но зато обнаружить и уничтожить с земли идущий по ущелью вертолет очень сложно, если нет засады в самом ущелье. С этим разобрались.
        Оружие. Грузиться по полной программе смысла не было, надо еще было учитывать, что возможно придется топать по горам. Поэтому я взял бесшумную снайперскую винтовку Мк11 mod0 с интегрированным глушителем и ночной оптикой, для адмирала морпехи приготовили обычный М 4 SOPMOD с подствольным гранатометом. К тому же при мне всегда был бесшумный Мк23 для ближнего боя, который меня вчера так хорошо выручил в Садр-Сити. Винтовку мы погрузили в вертолет в жестком чехле, предполагать всегда надо худшее, а при падении вертолета, если винтовка будет без чехла - прицел собьется, и вести точный огонь на дальней дистанции станет невозможно.
        На всякий случай погрузили в вертолет сухой паек на три дня - черт его знает, как обернется. Не пригодится - привезем обратно.
        Вот, кажется и все. Позади - подготовка, впереди - неизвестность. В кромешной тьме, в 2.00 по местному времени наш вертолет оторвался от земли Багдада и полетел на север…


        ИРАН, ОСТАН КЕРМАНШАХ
        ВОЗДУШНОЕ ПРОСТРАНСТВО

04.10.2006 Г. НОЧЬ
        Приборы вертолета в кабине подсвечивались очень слабым зеленым светом, но в приборе ночного видения слабенькие зеленые отсветы превращались в яркий, почти дневной свет, заливающий кабину. Вертолет шел по ущелью, прикрытый с обеих сторон склонами ущелья. Звук работающих турбин вертолета почти не выходил за пределы ущелья, и вертолет казался черным, слегка подсвеченным со стороны кабины призраком, летящим в кромешной тьме. По обе стороны от вертолета проносились в темноте кажущиеся черными как смоль скалы.
        Если честно, то этот полет отнял у меня едва ли не больше нервов, чем вся моя предыдущая командировка в Ирак с обстрелами и засадами. Вести вертолет по незнакомому маршруту, в кромешной тьме ориентируясь только по приборам и с помощью нашлемного прибора ночного видения - задача явно для опытного пилота. Вертолет шел по извилистому ущелью со скоростью миль тридцать пять - сорок в час, острые скальные выступы проносились метрах в тридцати от кабины вертолета, и одно неверное движение могло стать и последним.

        - Впереди - поворот, градусов двадцать влево.
        Я слегка повернул РУД, вертолет плавно заскользил влево. Адмирал сидел в кресле второго пилота, поскольку больше было некому, читал карту. На первый взгляд он выглядел абсолютно спокойным, хотя всю опасность авантюры прекрасно понимал. Сейчас он читал карту, предупреждая меня о таящихся впереди опасностях.

        - Две мили до границы.
        Надеюсь, что наш иранский визави передал нам реальную карту расположения постов ПВО - сходу выскочить на позицию «зевса» или чего-то в этом роде мне совсем не улыбалось.
        Границу прошли сходу. Многие представляют себе границу как ряд сторожевых вышек, тянущуюся по земле контрольно-следовую полосу, минные поля, мотки колючей проволоки на столбах. Ничего такого здесь конечно не было, в горах не было даже следов демаркирования границы.

        - Миля до цели!
        Я снизил скорость миль до двадцати в час, до рези в глазах вгляделся вперед. Если где-то и ждет засада, то где же ей быть, как не здесь, на точке посадки. Каким бы маршрутом мы не летели, здесь мы точно появимся, а удобный рельеф местности позволяет расстрелять вертолет даже с гор, сверху, как это происходило с русским в Афганистане. Но в окружающем мире, представлявшим собой смесь оттенков ядовито-зеленого цвета не двигалось ничего.
        Похоже чисто. Вертолет плавно выплыл из-за скального нароста, и перед нами открылась небольшая чаша в скалах, как будто специально выдавленная высшими силами посреди высокогорья, и имевшая радиус до километра. Наших визави здесь не было, как и было оговорено - мы первые.

        - Точка высадки!  - крикнул адмирал в микрофон. Значит можно садиться.
        Ручку «шаг-газ» от себя, плавно. Еще плавнее. Покачиваясь в потоках восходящего от нагретой дневным солнцем каменистой земли воздуха вертолет плавно опускается вниз. Вот полозья коснулись иранской земли. Сразу глушить двигатель нельзя, надо дать поработать в холостом режиме иначе запорешь турбину. Скорость вращения несущего винта все замедляется, становятся видны отдельные его лопасти. Потом замирают и они.
        Прибыли.
        Почти одновременно с адмиралом отстегнули привязные ремни пилотских кресел, распахнули дверцы. Спрыгиваю на каменистую землю Ирана, ноздри по-звериному втягивают воздух, пытаясь определить малейший запах опасности. Достаю из десантного отсека большой, прямоугольный пластиковый кейс. Винтовка привычно ложится в руки. Занимаю позицию у вертолета, начинаю медленно осматривать окружающие скалы.
        Ничего. Только в одном месте шевелится какое-то мелкое зверье, в остальном - пусто как на Луне.

        - Сэр?
        Адмирал, рассматривающий окрестности в прибор ночного видения повернулся ко мне.

        - Замаскируйся где-нибудь поблизости. Они будут минут через пятнадцать.
        Осматриваюсь по сторонам. Самое подходящее место для засады - группа кустов, метрах в пятидесяти от вертолета, но именно поэтому оно и не подходит - сразу бросается в глаза. Если бы я был противником - то первая моя очередь была бы именно сюда.
        Остается только горный склон. Обычный горный склон, на котором можно залечь и накрыться маскировочной сетью. Помимо прочего, видимые ориентиры, чтобы противник мог привязать позицию вражеского снайпера к местности отсутствуют, а значит, поразить цель сосредоточенным огнем будет намного сложнее.
        Накрывшись маскировочной сетью, я замер, адмирал тем временем набрал какого-то лежавшего на каменистой почве валежника и разжег чуть в стороне небольшой костерок. Глядя на это, я мысленно выругался - свет костра мог ослепить прибор ночного видения. Но передавать по связи было нельзя - нужно было соблюдать режим радиомолчания.
        Наши визави появились минут через пятнадцать, как и было запланировано. В горах звуки разносятся хорошо, поэтому за несколько минут до их прилета я расслышал далекий гул вертолетных турбин. Но определить, далеко вертолет или близко по шуму очень сложно горы экранируют и рассеивают звук. Поэтому, когда черная тень с грохотов вынырнула с противоположной стороны долины - это было для меня неожиданностью. Зависнув чуть в стороне от освещенного крохотным костерком круга, чужой вертолет начал садиться.
        Это был Ми-8, русский десантно-транспортный вертолет. по размерам больше нашего Хью. У иранцев их было немного, и перевозили они только высшее военное командование, а также самых высокопоставленных религиозных и военных деятелей Исламской республики Иран.
        Когда лопасти вертолета перестали вращаться, я приготовился, выдохнул, изгоняя лишний кислород из легких, и навел тонкую нить перекрестья прицела на люк десантного отсека вертолета. Не исключено, что сейчас оттуда вывалится целый взвод диверсантов Аль-Кодс.[Иранские войска специального назначения.] И тогда шансы адмирала уйти будут весьма невелики из-за этого гребаного костра, у которого он спокойно сидел, пождав под себя ноги по-арабски.
        Но никакого взвода не было. Вместо взвода из вертолета выпрыгнул на песок высокий, одетый в камуфляж без знаков различия человек на вид лет пятидесяти с окладистой, коротко постриженной бородой. Судя по всему, это и был тот самый Мохаммед Райяти, заместитель главнокомандующего стражами исламской революции, который двинул меня дубинкой по голове у портового бара в Бендер-Аббасе и тот самый, которого завербовал мой отец. Глядя за тем, как он спокойно и с достоинством идет к ожидающему его адмиралу ВМФ США Дику Рейли, я поймал вдруг себя на мысли, что не верю, что этот человек предатель. Не выглядел он как человек, предавший и продолжающий предавать свою страну. Глупо - у предателя на лице не написано что он предатель - но ощущения у меня на этот момент были именно такие.
        Спокойно. Отвлекаемся на всякую ерунду.
        Пилот вертолета противника не вышел из вертолета, он просто открыл боковой блистер кабины и закурил, сбрасывая туда сигаретный пепел. Похоже в вертолете больше никого не было. Аккуратно, плавным движением я положил винтовку и начал наблюдать за происходящим у костерка.
        Мохаммед Райяти уселся прямо на землю, протянул руки к костерку чтобы согреться, адмирал сидел рядом. Больше всего они напоминали двух охотников на оленей в арканзасских горах, которые после долгой и тяжелой охоты разожгли костерок, отложили винтовки и сидят, обсуждают добытых оленей. Райяти спокойно говорил что-то адмиралу, адмирал, наклонив голову, внимательно слушал, иногда вставляя короткие реплики. Сейчас я бы отдал многое, чтобы слышать их разговор. Но в то же время я понимал, что знать мне этого не стоит: меньше знаешь, дольше живешь.
        Встреча продолжалась уже полчаса, за это время я успел уже немного замерзнуть, лежа на камнях, тем более что октябрьской ночью в горах становится холодно, совсем не по-восточному холодно. Но меня учили лежать неподвижно, как лежит лев в засаде, поджидая газель, причем учили лежать не часами, а днями. Поэтому я подавил желание немного повернуться и продолжал наблюдать.
        Встреча уже заканчивалась. Райяти достал что-то из кармана, протянул адмиралу. Тот спрятал полученное в кармане своего комбеза и в свою очередь тоже дал что-то Райяти. Судя по всему, они обменялись теми самыми специальными флеш-картами, с информацией, одну из которых я прошлый раз передавал Райяти в Бендер-Аббасе. Сейчас же для этого нам потребовалось ночью пересекать иранскую границу на вертолете. Странные дела творятся, странные.
        Райяти и адмирал не только обменялись рукопожатиями, но и обнялись на прощание, что меня надо сказать сильно удивило. Заместитель командующего КСИР той же четкой как на параде походкой прошел к своему вертолету. Закрутился все быстрее и быстрее вертолетный винт, тяжелая машина оторвалась от земли, пошла вверх, постепенно превращаясь в черную тень на фоне звездного неба. Адмирал продолжал сидеть у костра, слегка сгорбившись. Когда шум турбин чужого вертолета затих вдали, он огляделся по сторонам и подал рукой сигнал сбора.

        - Странные дела - проговорил адмирал каким-то чужим голосом.

        - Не понял, сэр?  - мне действительно все это было совершенно непонятно, начиная от этого полета и кончая всем остальным, что происходит. Какие странные дела?

        - Странные дела…  - еще раз повторил адмирал - очень странные. Знаешь, Майкл, я уже много лет воюю. Но в последнее время я все больше и больше убеждаюсь, что не там искал врагов…
        "Задира Дик" сплюнул в костер, легко поднялся на ноги

        - Взлетаем!


        СЕВЕРНЫЙ ИРАК
        ВОЗДУШНОЕ ПРОСТРАНСТВО

04.10.2006 Г. НОЧЬ
        Нельзя расслабляться. В специальных войсках есть одно правило: задание считается успешно завершенным после того, как ты лично доложил о его завершении своему командиру в месте постоянной или временной дислокации. По этой же причине в разведвыходе, на вражеской территории нельзя говорить, что у тебя все хорошо - через минуту все может стать очень и очень плохо.
        Вот и я расслабился, совсем немного расслабился, после того как встреча на иранской территории прошла без сучка, без задоринки. Расслабился и за это поплатился.
        Взлетели нормально, чисто. Вертолет, словно огромная птица, повинуясь малейшим движениям ручек управления, нырнул в уже знакомое ущелье. Снова навстречу понеслись вековые стены скал, правда на этот раз полет не вызывал такого нервного напряжения.

        - Граница!
        В голосе адмирала тоже прорывалось едва заметное облегчение - теперь мы уже над условно своей территорией. Мы пошли чуть выше, чтобы не подвергать себя риску.
        И за это мы поплатились, причем почти сразу. Горы под нами внезапно ушли куда-то вниз, сменившись темной равниной и тут, совершенно неожиданно, по вертолету снизу ударила очередь из зенитной установки.
        Только чудом очередь из ЗУ не прошла по кабине. Видимо зенитная установка стояла у самого края гор на нашем маршруте, и зенитчик бил вдогонку, по радиолокационному прицелу. И хотя наш вертолет успел, пока наводилась ЗУ пролететь больше мили, несколько снарядов попали в двигатели и, что самое скверное - в хвостовой винт.
        Попадание снарядов в хвостовой винт - самое скверное, хуже только если поражены оба двигателя. Хвостовой винт парирует крутящий момент, возникающий от работы несущего винта, и если он останавливается - вертолет начинает бешено вращаться вокруг своей оси, часто выбрасывая через открытые двери десант (что не раз и не два было во Вьетнаме) и постепенно переходит в неуправляемое падение.
        Сейчас нам немного повезло. Судя по всему, снаряды зенитной установки попали только в один из двигателей, хвостовой винт был поврежден, но сразу не остановился…
        Я, честно говоря, сначала не врубился в то, что произошло. Было похоже, как будто какой-то летевший в воздухе великан вдруг несколько раз со всей силы ударил кувалдой по обшивке вертолета. Наш «Хью» сильно тряхнуло, ровный рев турбин вдруг сбился - и перед глазами вспыхнуло красное разноцветье контрольных приборов….
        Первое что надо делать в этом случае - выходить из-под обстрела. Поэтому я инстинктивно я дернул ручку и вертолет стал снижаться, не теряя пока скорости.

        - Горит левый двигатель!
        Кажется, адмирал Рейли, сидевший на месте второго пилота тоже въехал в ситуацию. Лихорадочно вспомнив порядок действий в чрезвычайной ситуации, я нажал несколько кнопок, отключая питание и мощность от левого двигателя. Судя по всему, включилась автоматическая система пожаротушения.

        - Высота!

        - Шестьсот!
        Шестьсот футов над поверхностью. Неплохо, есть хоть какая то высота для маневра…

        Теперь надо сбить прицел зенитчика. Снова сдвинул ручку РУД, вертолет повело резко влево. И вовремя - новая очередь из зенитки огненной струей прошла в стороне от вертолета.

        - Хвостовой винт оказывает!
        Да, вижу сам… Вертолет начало почти незаметно, но раскручивать. Это значит, что в воздухе мы продержимся пять минут, ну максимум десять. Остается только садиться.

        - Высота?

        - Четыреста пятьдесят.
        Усилие на органах управления вертолета резко возросло, видимо, повреждена еще и гидравлика. Сил пока хватало, я направил вертолет по пологой траектории вниз и снова влево. Моя задача была приземлиться по возможности нормально и недалеко от гор. Безусловно, те кто подбил наш вертолет скоро начнут прочесывание местности. В горах можно уйти, на ровной поверхности нас загонят как волков.

        - Горит правый двигатель!
        Двигатель терял мощность, пока не катастрофично, но все-таки. Снова мигали красные лампочки на панели приборов, извещая об аварии. Вертолет несся к земле.

        - Высота?

        - Двести.
        Новая очередь зенитной установки, на сей раз огненные трассы прошли выше вертолета…

        - Высота?

        - Сто!
        Готовимся к удару. Жму ручку управления на себя изо всех сил, пытаясь хоть немного добавить подъемной силы на винте и замедлить падение. Земля мелькает уже совсем близко.
        Удар.
        Тряхануло нас конечно здорово, но остались целы. Перед глазами - ярко желтая вспышка, позвоночник пронзила резкая, неожиданная боль. Даже амортизированное кресло пилота не смогло полностью погасить силу удара. Вертолет, ударившись полозьями об землю, подпрыгнул, его протащило пару метров, но силы удара оказалось все же недостаточно, чтобы сломать полозья и заставить машину кувыркнуться. Поэтому наша винтокрылая машина после прыжка аккуратно стала полозьями на землю и замерла.
        Приехали. Пассажирам просьба освободить салон. Мать вашу.
        Пришел в себя через несколько секунд после падения, первым делом потянулся к панели приборов, отключил питание и электропитание всех систем на борту. Еще не хватало вспыхнуть. Что-то неприятно потрескивало…
        Пора идти. Открыл дверь, спрыгнул на землю, поморщившись от новой вспышки боли в позвоночнике. Жив - и слава богу. Из десантного отсека достал кейс с винтовкой, раскрыл его, привел оружие в боевую готовность. Мысленно похвалил себя за предусмотрительность - если бы винтовка не была уложена в жесткий кейс, то при посадке она бы летала по всему десантному отсеку, и сбился бы прицел.

        - Сэр?
        С противоположной стороны вертолета, ругаясь последними словами, выбирался адмирал.

        - Надо валить, коммандер!
        Голова у адмирала судя по всему работала четко, как и всегда даже после падения с высоты несколько сотен футов.

        - Сэр, надо идти в горы, там не достанут! Идти сможете?

        - Еще тебя смогу понести!  - огрызнулся адмирал, приводя в боевую готовность свое оружие - вперед!
        Я взглянул в прибор ночного видения - горная гряда величаво возвышалась перед нами, до нее было что-то около мили.

        - Пошли.
        Закинул винтовку за спину, выключив ночник, чтобы не расходовать ресурс батареи. Достал пистолет, навернул глушитель. И бегом направился за адмиралом, который и на пенсии мог дать фору многим молодым…


        СЕВЕРНЫЙ ИРАК
        ГОРЫ

04.10.2006 Г
        А загоняли нас классно… Круто загоняли, сам не ожидал такого. Я думал, что по следу за нами пойдут человек десять, максимум пятнадцать. А шли пятьдесят. И с местными проводниками.
        Милю до гор мы преодолели бегом. И уже поднявшись по горной тропе, наблюдали через оптику интересную и захватывающую картину. Четыре джипа и два тактических грузовика полосуя ночь световыми мечами фар-искателей, с немалой скоростью продвигались к месту аварийной посадки нашего вертолета. Если даже предположить, что каждая машина заполнена наполовину - и то окажется, что против нас - взвод. Тогда то я и понял, что дело дрянь. Если десять-пятнадцать преследователей при наличии удачи, боевого опыта и хорошего оружия можно элементарно перебить в засаде в горах, то сейчас за нами шел усиленный взвод.
        Ночь сменилась рассветом, мы уходили все дальше по горной тропе. И за нами шли, удалось оторваться мили на две, не больше. Скрыть следы тоже не удавалось - в группе преследования был по меньшей мере один местный проводник, исходивший эти горы и знавший их, как свои пять пальцев.

        - Стой.
        Адмирал тяжело дышал, все-таки такие переходы - не для пожилого человека, пусть и прекрасно подготовленного.

        - Мы не оторвемся, Майкл. Надо принимать бой.
        Я огляделся по сторонам, посмотрел назад - преследователей видно не было, но я знал что они там. Адмирал был прав, впрочем, как всегда. Тихо не уйдем, не оторвемся. Да и если принимать бой - то здесь. Узкая идущая вверх тропа, с одной стороны горный склон, на который не подняться без специального снаряжения, с другой стороны каменная осыпь, метров тридцать. И огромные валуны, за которыми можно занять позиции. Узкая тропа, на которой сложно разойтись двоим - обойти нас было невозможно. Только по каменной осыпи - под пулями. Позиция для нас практически беспроигрышная.
        Преследователи появились нескоро. За это время мы успели оборудовать по две основные позиции и по четыре запасных. Почти все позиции были прикрыты огромными валунами.
        Я решил выбрать основной позицию не за валунами, которая очевидна всем и по которой и придется основной огонь противника, а чуть выше, на каменистом горном склоне. Если прикрыться маскировочной сетью - будешь невидим даже со стометрового расстояния. А я собирался встретить противника с расстояния шестьсот - семьсот метров, с бесшумной снайперской винтовкой. К тому же, ближайшее укрытие и запасная огневая позиция за валунами находилась на расстоянии пяти метров ниже, скатиться туда, если пойму что обнаружен, дело нескольких секунд.
        Шли грамотно. Первым шел головной дозор, разбираться с которым предстояло адмиралу - четыре человека, у которых было два карабина М 4, АКМ и ручной пулемет «Табук». Судя по тому, что один отличался гражданской одеждой - это и был местный проводник. По тропе шли они достаточно ходко, контролируя три направления из четырех - первый стрелок и проводник смотрел вперед, второй налево, третий направо. Выйдя из-за поворота, они резко остановились, один даже присел на колено, и стали внимательно осматриваться. Молодцы, понимают, что здесь хорошее место для засады. Проводник, что шел впереди даже поднес к глазам бинокль, заставив меня прекратить наблюдение через оптику и полностью скрыться под маскировочной сетью. Секунда тянулась за секундой, медленно как капля воды течет по стеклу, оставляя за собой тонкую прозрачную дорожку. Секунд через тридцать я осторожно поднял голову - дозор уже шел вперед, а на удалении метров сто от него шла основная колонна бойцов противника.
        Первым всегда убирают проводника - сейчас он наиболее опасен из всех. Я осторожно поднял лежащую на боку винтовку. В объектив прицела вплыл увеличенный в десять раз силуэт проводника, молодого местного парня лет тридцати, с автоматом Калашникова.
        А вот другие бойцы головного дозора меня удивили. Несмотря на то, что их лица были закрыты пятнистыми арабским куфьями, защищавшими от пыли, было явно видно - европейцы! Рост - за метр семьдесят, что среди арабов нетипично, походка явно армейская, отточенная в свое время инструкторами армии США. Оружие - М 4 - дорогое и не такое распространенное в Ираке как АК, да еще и с коллиматорными прицелами на каждой винтовке - такое могли носить либо военные, либо сотрудники какой-то частной охранной компании.
        Заболтался я что-то пора и честь знать…
        Пс!
        Винтовка привычно отдала в плечо, четкий силуэт цели в прицеле на мгновение размылся. Вторым глазом вижу, как идущий последним боец, как будто оступился и мешком покатился по каменистой осыпи вниз. Не отвлекаясь, не медля пока остальные не поняли, что произошло, мгновенно перевожу винтовку на идущего первым проводника. Тот слышит шум упавшего сзади тела, начинает медленно поворачиваться - и тут вторая пуля ударяет его в грудь. Выронив автомат, тот с размаха падает назад на каменную осыпь.

        - Бах! Бах! Бах! Бах!  - четыре быстрых и точных выстрела из М 4. Пули попадают в двоих оставшихся на тропе бойцов головного дозора, те падают вразнобой, один отправляется следом за остальными вниз по каменной осыпи, второй падает на спину, перекрывая своим телом тропу.
        Последние выстрелы потонули в грохоте автоматных и пулеметных очередей - основная колонна, уже вышедшая из-за поворота на горной тропу сдуру рвется вперед, поливая из всех стволов. Не на тех напали.
        Пс!
        Бегущий по тропе и на ходу поливающий склон свинцом из ПК пулеметчик спотыкается на ходу, свинцовая струя меняет свое направление, заставляя тех, кто бежит перед ним - а это человек семь- восемь - броситься навзничь на тропу.
        Ай, молодцы! Потеряли темп. Теперь у вас шансов никаких - если до этого еще могли задавить количеством стволов и шквалом неприцельного огня, добежать до наших позиций на расстояние броска гранаты - то теперь шансов нет. Никаких.
        Пс! Пс! Бах! Бах! Бах! Пс! Бах! Пс! Пс! Бах!
        Адмирала уже засекли, сразу несколько стволов работают по тому валуну, за которым он залег, пули, выбивая искры и каменную крошку, ударяются об валун, с противным визгом рикошетят. Меня пока не заметили - и бесшумная снайперская винтовка собирает свою жатву.
        Пс! Пс! Пс!
        Первым надо убирать тех, кто шел последним, и сейчас отползает под огнем, ползет до спасительного поворота на тропе, за которым пули их уже не достанут.
        Бах! Бах! Бах! Пс! Бах! Бах! Пс!
        Адмирал уже просек ситуацию и стреляет не в цель, а в воздух, спрятавшись за камень. Его цель - отвлечь внимание на себя, сосредоточить огонь на своем валуне, дать мне покойно работать. Выбить как можно больше бойцов у противника, чем больше, тем сложнее им потом будет нас преследовать.
        Пс!
        Кажется, те кто остался в живых к этому моменту уже просекли всю серьезность ситуации. Уйти обратно за поворот смогли человек двадцать пять, еще пятеро нашли какие-то укрытия на тропе и залегли, пытаются постреливать, хотя явно не прицельно, а просто для того, чтобы подбодрить себя и остальных. Чтобы доказать всем, и самим себе в первую очередь, что они живы. Пока живы. Так бывает…
        Длинные неприцельные очереди на полрожка, свист, визг и рикошеты пуль, иногда пули летят очень близко и тут важно не дернуться, если даже раскаленная сталь летит совсем рядом.
        Осторожно меняю магазин - первый ушел полностью, и почти все пули - по делу. Четверо лежат на тропе, остальные съехали вниз по каменной осыпи. Кто-то из тех кто ранен, но пока еще не убит, кричит на одной высокой, визгливой, противной ноте. Не добивать - таких называют «птичка». Такая вот «птичка» способна сорвать атаку противника порой не хуже лишнего пулемета.
        Пс!
        Сейчас мне остается только выцеливать тех, кто залег за укрытия на тропе и сейчас неосторожно высовываются, пытаясь понять, что происходит. Из тех пятерых, кто остался на тропе в живых сейчас лишь трое. И они быстро учатся - люди под обстрелом вообще очень быстро учатся - те, кто остается в живых. Сейчас они уже не вылезают из своих импровизированных укрытий и не пытаются пострелять - просто лежат и ждут, пока те кто сумел уйти предпримут что-то для их спасения.
        Ага! Умные самые! Из-за поворота вылетает большой черный цилиндр, плюхается на тропу, извергая клубы густого белого дыма. Следом летит второй. Знакомая тактика
        - лишить снайпера противника видимости. Но у меня - полуавтоматика, можно работать.
        Выждав момент, когда, по-моему разумению самые смелые снова сунутся на тропу, я в быстром темпе, кладу десять выстрелов, один за другим в белый дым, стелящийся по тропе. Судя по донесшемуся едва слышному крику и тому, что из стелющегося по тропе дыма никто не появился и новых дымовых гранат не кинул - в кого-то я все-таки попал и новый наступательный порыв сбил.
        Пс!
        Еще один растянулся мешком с тряпьем за камнем, решил отойти под прикрытием дыма. Но дым там был еще жидким, так что еще минус один у противника.

        - Майк!

        - На связи!

        - Ты думаешь то же что и я?
        Верно, пора валить. Тихо, но валить. В этом случае противник, если он обучался по нашим методикам, на рожон не полезет, и так почти половину группы под обстрелом потеряли. В этом случае есть два выхода - либо искать обходной маршрут и выйти нам в тыл, либо вызывать авиаподдержку. И то и другое для нас неприемлемо.
        Бах! Бах! Бах! Бах! Бах! Бах!

«Подшумев» и согнувшись в три погибели адмирал с удивительным для его возраста проворством бросается вверх по тропе.
        Пс!
        Только один из тех, кто на тропе просек ситуацию. Просек, высунулся - и упал с пулей в голове. Я то еще не отхожу.

        - Держу!
        Адмирал занял новую позицию, метрах в двухстах дальше и готов меня прикрывать. Хотя с М4 работать на восемьсот метров - пустая трата патронов - но, с учетом того, сколько мы уже навалили на нервы нападающим действовать это будет.
        Теперь моя очередь бежать. Пригнувшись, бегу по тропе, поверх меня летят пули "Задиры Дика" и вдогонку - пули преследователей. Каменистая крошка податливо хрустит под ногами. Во рту - кислый привкус металла и крови. Кажется, прикусил губу до крови. Но самое главное - целы. Целы!!! Удвухсотив половину преследователей - и все равно целы!

        - Готов!
        Теперь моя обязанность прикрывать. Залег за небольшим валуном, держащимся на честном слове, сменил неполный магазин на полный.
        Пс! Пс! Пс!
        Под градом пуль преследователей, которые уже просекли ситуацию, но находятся очень далеко адмирал, тяжело бежит по тропе. Бежит - и вдруг… падает! Падает, когда до спасительного валуна остается несколько метров. Падает - но через секунду приходит в себя и упорно ползет вперед, тяжело дыша. Я стреляю по противнику на подавление, здесь главное не попасть - подавить. Не дать возможности вести прицельную стрельбу. Наконец, через пару минут, которые показались мне парой часов адмирал, тяжело дыша, заползает за валун.

        - Целы?
        Что-то бурча, "Задира Дик" рассматривает простреленное плечо. Хорошо хоть не нога - идти можно. Сыплет на рану какой-то порошок из индивидуальной аптечки, заклеивает рану серой гидроизоляционной лентой, скрипит зубами от боли.

        - Слушай сюда, Майк! Вдвоем не уйти! Держи!
        На дрожащей ладони - серый прямоугольник специального носителя информации - особой флеш-карты. Того самого носителя из-за которого сбили наш вертолет а теперь гонят как бешеных волков.

        - Найди отца! Отдай ему! Он знает что делать! Вали отсюда!

        - Идите нахрен, сэр! По моей команде - вперед!!!

        Неужели я так разговариваю с вице-адмиралом флота?
        Адмирал смотрит на меня, в его глазах какое-то странное, непонятное мне выражение…

        - Пошел!
        Адмирал уже медленнее бежит по тропе, пули противно визжат вокруг. Я меняю магазин - и тут в какофонию боя вплетается новый, еще тихий почти неслышный, но нарастающий звук.

        Вертолет…
        Значит, не уйти… Но… Сражаться можно до последнего. Меняю магазин - и тут с ужасом замечаю, что пропустил гранатометчика. Он каким-то образом подобрался близко, непростительно близко к моей позиции. На спуск нажимаем оба почти одновременно, в прицеле я вижу, как гранатометчик складывается пополам - и тут, чуть выше меня с чудовищным грохотом разрывается граната. Яркая вспышка в глазах
        - вот и все, что я помню…


        ИРАК, БАГДАД
        РАЙОН САДР-СИТИ

08.10.2006 Г
        Сознание возвращается медленно, как будто выплываешь из какого то бездонного колодца с холодной черной водой наверх, к свету. Вверху колышется темное, блестящее зеркало, за которым воздух и жизнь - и ты молотишь изо всех сил руками, пытаешься достичь поверхности как можно быстрее, чтобы вдохнуть тот самый, первый, самый сладкий глоток кислорода. Легкие жжет огнем от нехватки воздуха и ты судорожно рассчитываешь, хватит ли скудных запасов твоих сил чтобы достичь поверхности - или не хватит и ты камнем пойдешь вниз, в уже ждущий тебя бездонный мрак…
        Потом приходит боль. Болит все тело, как будто кто-то повесил меня вместо боксерского мешка в зале, где упражняется в рукопашном бое взвод морпехов. Каждая клеточка твоего тела кричит о том, как ей больно. Чертовщина…
        Я открыл глаза - и я увидел темноту. Но темноту не такого рода, как бывает ночью в пустыне, когда черный саван ночи накрывает землю. Это была темнота такого рода, какая бывает в тюрьмах и казематах - мрачная, душная, спертая, безвыходная…
        Попытался пошевелиться - как ни странно мне это удалось. По ощущениям все кости целы, хотя тело болело зверски. Руки ныли от наручников. Я вспомнил, что произошло - бой на тропе, летящие градом пули, привычная отдача снайперской винтовки. Взрыв гранаты - судя по всему, меня просто контузило ударной волной и сбросило с тропы.
        Перевернулся на спину, начал оглядываться. Так и есть - камера, возможно даже Абу-Грейб, как это не печально. Низкий бетонный потолок, голые бетонные стены, массивная стальная дверь. Размер камеры примерно семь на семь футов, не больше. Только голые стены и пол - нет ни нар, ни толчка - вообще ничего.
        Как отсюда выбраться? Пока непонятно. Да и думать об этом не стоит…
        Шевеление начало примерно через час, хотя в камере время тянется медленнее. Внезапно в черном металле двери появилось пылающее ярким светом круглое отверстие, чей-то глаз заглянул в него, через несколько секунд отверстие закрылось. Послышался лязг запоров и замков.

        - Встать!
        Лежа на боку, пытаясь притвориться больным и немощным, я разглядывал своего тюремщика. И мысли у меня были скверные - судя по его виду это явно не боевик Аль-Каиды и не террорист из какой-либо террористической организации, в немалом количестве расплодившихся после 2003 года и промышляющих разбоем и грабежом. Они заявляли, что разбоем, грабежом и похищениями людей добывают деньги на "священную войну против неверных", но время шло - а до священной войны занятые разбоем руки как-то не доходили….
        А сейчас передо мной был европеец, ростом примерно чуть выше шести футов, одетый в камуфляж без знаков различия. На талии у него был надет широкий пояс, такой какие носят охранники американских тюрем - со связкой пластиковых наручников, рацией, дубинкой, перцовым баллончиком. И самое главное - на нем висел Taser. Электрошоковая система, выбрасывающая электроды на несколько метров и дающая ток.] Такое оборудование было даже не во всех американских тюрьмах.
        Грязно выругавшись, тюремщик зашел в камеру, легонько пнул меня ногой. Я застонал - даже притворяться не приходилось…

        - Твою мать!  - пробормотал тюремщик на прекрасном английском языке - Том, помоги! Надо вытащить эту тварь!
        В проеме двери появился еще один - чуть пониже первого, но одетый и снаряженный также как и первый. Ругаясь и еле помещаясь в тесной камере, они с трудом вытащили меня в тюремный коридор. Здесь они совершили грубую ошибку - закрывая дверь камеры, бросили меня в коридоре как мешок с картошкой и отвлеклись оба. Можно было бы конечно вырубить их и бежать - но я не знал, где я нахожусь, не до конца понял свое внутреннее состояние и настоящего оружия, с которым можно было бы прорываться, у этих троглодитов не было. Поэтому я предпочел лежать как куча г…а на полу, чем видимо убедил стражей в моей беспомощности и неспособности сопротивляться. Подхватив меня под обе руки как пьяного, они потащили меня куда-то по коридору.
        Вися на руках тюремщиков и стараясь не выдать свое состояние, я оглядывался по сторонам, пытаясь понять, где я. Коридор был длиной футов сто двадцать, не меньше, по обе стороны от него, с промежутком футов через десять в стенах были одинаковые стальные двери с запорами, что было за ними, я не знал. Сам коридор выглядел достаточно чистым и ухоженным - для арабских тюрем это нетипично.
        Почему-то мне сразу пришло в голову, что это и есть тот самый объект в Садр-Сити, который мы нашли до спецзадания. Как показало время, я был прав…
        А сейчас тюремщики протащили меня почти до самого конца коридора и остановились у последней в коридоре двери. Тот, что заходил в камеру первым, постучал в дверь, над камерой вспыхнул зеленого цвета огонек, как в такси. Со скрипом и грохотом дверь открылась, меня затащили внутрь и довольно невежливо швырнули на привинченный к полу железный стул.

        - Прицепите его к стулу и идите!
        Боже мой, какая встреча… Передо мной, в форме полковника армии США красовался ни кто иной как Мартин Ковальски. Черты его лица немного изменились, видимо не без участия пластического хирурга, да и сам он немного постарел - но это был он! Я готов был поставить миллион против доллара, да даже против цента - за то, что это бы он!

        - Где я?

        - Перестань, Майкл - с доброй улыбкой сказал Ковальски - ты уже все прекрасно понял - и где ты находишься и кто я такой. Признаться, я не понимаю, как ты нашел нашу базу - но скоро мы это выясним.

        - Не понимаю…  - пробормотал я, имитируя посттравматическую амнезию

        - Да все ты понимаешь… Все! Только одного ты не понимаешь - во что ты вляпался. Кстати, Майк скажи, как тебе понравилось убивать американцев?
        Смысла притворяться и в самом деле нет - Мартин хорошо знал меня, а я его. И провести мне его не удастся….

        - А как тебе понравилось сбивать американский вертолет с вице-адмиралом на борту, а Мартин? Впрочем, ты перед грязной работой никогда не останавливался…
        Мартин Ковальски трижды негромко хлопнул в ладоши.

        - Браво! Браво! Вот теперь узнаю старого доброго Майка Рамайна. Как я понимаю, моим словам ты все равно не поверишь, чтобы я тебе не сказал?

        - Поверить… Ты профессиональный лжец, Мартин - устало сказал я - многие из тех, кто тебе поверил в свое время уже на кладбище. И я в их число входить не собираюсь - уж поверь мне.
        Мартин гадко улыбнулся, думая о чем-то своем.

        - Ты прав, Майк…  - медленно сказал он - мне верить нельзя. И ты это знаешь, как никто другой. Но у меня есть кое-кто, кому ты точно поверишь…

        - Уж не святой ли апостол Петр?  - ехидно осведомился я

        - Кое-кто получше…  - гадко ухмыльнулся Мартин, нажимая одну из кнопок на пульте
        - и уж точно покрасивее апостола…
        Через пару минут замаскированная дверь в углу, за спиной Ковальски бесшумно открылась. И в кабинет, модельной походкой как на подиуме, вошла Николь…


        ИРАК, БАГДАД
        РАЙОН САДР-СИТИ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

08.10.2006 Г

        - Рад тебя снова видеть Ники, давно не виделись…  - я выдавил из себя улыбку. Но на душе было погано, как будто туда плюнул дорогой тебе человек. Да… Вот это ты вляпался, коммандер Рамайн…
        Сразу вспомнилось, как во время обучения на «ферме» старый и мудрый "Дядя Том" (такова была кличка этого преподавателя у нас, сопливых начинающих) своим занудным голосом рассказывал нам о том, что такое "медовая ловушка"[Профессиональный термин: получение информации дамами через постель.] и к чему может привести неразборчивость в половых связях. И как весело мы это слушали и с какими ехидными усмешками мы это потом обсуждали. Вот и досмеялся - теперь плакать хочется, да уже поздно.
        Можно конечно сказать, как в дурном мексиканском сериале: "Ах ты шалава, получается ты спала со мной ради информации!!". Только не дождетесь. Старший офицер ВМФ США так унижать себя не будет. Не на того напали.
        Николь как-то странно смотрела на меня, в ее глазах было что-то такое, что я не смог определить. Жалость какая-то что ли? Еще этого не хватало.

        - Я, пожалуй, вас оставлю… голубки…  - мерзким тоном сказал Ковальски, вставая со стула и направляясь к двери - извини, Майк, резинки у меня с собой нет, а то бы одолжил… Не скучай…

        - Да пошел ты, козел…  - абсолютно без злобы сказал я
        Хлопнула дверь. Я смотрел на Ники, она смотрела на меня. Говорить ничего не хотелось, да и не о чем тут было говорить. Не о чем…

        - Ты, наверное, думаешь, я сучка…  - начала Николь

        - А это имеет значение, то что я думаю - ядовитым тоном осведомился я - по-моему, разницы уже никакой нет. Впрочем, да, Николь, ты настоящая сучка. Поэтому ты мне всегда и нравилась.

        - Ты многого не знаешь - каким-то надтреснутым голосом сказала Николь - ты работал на врагов, сам того не понимая

        - Так объясни…

        - Ты, наверное, уже понял, что я здесь занимаюсь не бухгалтерскими делами…

        - Да уж догадался…  - ехидно сказал я

        - Сейчас я работаю в отделе взаимодействия Минюста США…

        Твою мать!
        Отдел взаимодействия министерства юстиции США - одна из самых загадочных и непонятных структур в американских правоохранительных органах. Официально они занимались координацией взаимодействия розыска (ФБР) и следствия (офис генерального атторнея) на федеральном уровне. Но это было только на бумаге. Фактически же они занимались внутренними расследованиями во всех федеральных органах власти, когда их собственные службы внутренних расследований могли быть скомпрометированы, и когда дело касалось уж совсем острых вопросов. В основном их темой была коррупция, но они могли расследовать дела любой категории, включая убийства и шпионаж.

        - Поздравляю с повышением - тем же ехидным тоном сказал я - кстати, тебе доплачивают за вредность? За ненормированный график работы?

        Черт, Рамайн, ведь не сдержался… Плюнь ты на нее…

        - Да пошел ты!  - тем же усталым надтреснутым голосом проговорила Николь - ты думаешь, у нас с тобой было, потому что мне кто-то приказал? Подонок ты! Ты обо мне никогда не думал как о человеке, у которого есть какие-то чувства. Тебе не нужны нормальные отношения! Тебе не нужна женщина, тебе нужен просто секс без обязательств! Захотел - пришел! Захотел - ушел! Захотел - вляпался в какое-то дерьмо, попал в госпиталь! Ты ни на секунду не задумываешься о тех, кто тебя окружает, о тех, кто может испытывать чувства к тебе! Горячие точки, бизнес, оружие, автомобили, вертолеты, акваланги, высадки на вражескую территорию, ковбойские родео на дорогах под шквальным огнем - полный набор! Ты все еще маленький мальчик, ищущий приключений, абсолютно не повзрослевший, хотя и старше меня намного!

        Спаси меня господь… И так хреново, так еще женщина тебе семейную сцену закатывает. Причем женщина, к которой я, черт побери, неравнодушен. Которая меня годами динамила и издевалась. И которая меня предала…

        - Ну не так уж и намного я тебя старше - усталым голосом сказал я - как думаешь, полковник Ковальски согласится быть свидетелем на нашей свадьбе?
        Николь замолчала. Достала из сумочки бумажную салфетку, вытерла потекшую с лица косметику (в которой она, кстати, несильно нуждалась).

        - Хорошо, Майк. Все равно ты не поймешь ничего - спокойным голосом сказала она - давай к делу. Ты хорошо помнишь восемьдесят седьмой год? Чем занимался тогда твой отец?

        - В восемьдесят седьмом, Николь, я служил на флоте и с отцом не виделся. Кажется, он весь год пробыл в командировке на пакистано-афганской границе вместе с Берденом.[Милтон Берден. Ветеран ЦРУ, руководитель пакистанской резидентуры в конце 80-х. Отвечал за взаимодействие с моджахедами, подрывную деятельность в Афганистане. Лично знал и работал с Осамой Бен Ладеном, Гульбеддином Хекматияром, Ахмат-Шахом Масудом, Бурхануддином Раббани. Потом стал начальником советского отдела ЦРУ.] Больше я ничего не знаю.

        - А чем он занимался в восемьдесят восьмом?

        - В восемьдесят восьмом, в августе отец возглавил парижскую резидентуру. И там он был резидентом до девяносто второго года. Я в это время опять-таки служил на флоте и часто видеться с ним не мог.
        Николь вздохнула

        - Послушай меня внимательно, Майкл и не перебивай меня. Ты прекрасно знаешь ситуацию в разведке. Кроты изъели разведку до дыр, причем настоящий вал разоблачений начался в девяностые, когда пал СССР и нам стали доступны их документы. Информация утекала как вода сквозь решето. Сначала арестовали Эймса. Олдридж Эймс - советский агент в ЦРУ. Сдал всю американскую разведсеть в странах восточного блока, всех агентов до единого. Занимал высокую должность во внутренней контрразведке ЦРУ. Приговорен к пожизненному заключению.] Через пару лет попался Ханссен.[Роберт Ханссен - советский агент в ФБР, возглавлял отдел контрразведки. Ущерб от его деятельности трудно переоценить. Приговорен к пожизненному заключению.] Казалось, утечка информации должна прекратиться. Но она продолжалась и продолжается по сей день. Год назад нашему отделу поручили провести комплексную проверку.

        - И что же она показала…

        - Мы считаем…  - Николь замялась - короче мы считаем, что твой отец с 1987 года является советским агентом. Кротом. В начале девяностых он прекратил сотрудничество. Но сейчас Россия стала намного сильнее, там у власти бывшие и действующие офицеры спецслужб. И твой отец снова начал сотрудничать с Россией. Именно поэтому мы и не можем вывести кротов до конца - потому что охотник на кротов уже давно сам является самым главным кротом…
        Вот это новости. Прямо хоть стой хоть падай, несмотря на то, что ни стоять, ни падать я не могу - прикован в сидячем положении. Самое хреновое - Николь в это верит, хотя черт ее знает. Врать она, судя по всему, виртуозно умеет.

        - Ты уверена в том, что говоришь, Николь?  - осторожно спросил я - ты, кстати, в курсе, что в Ираке делает хозяин этого кабинета? Вообще, ты знаешь кто он такой?

        - Это Тэд Каллаген, полковник РУМО - удивленно проговорила Николь - он руководит антипартизанскими операциями в зоне Багдада и пригородов.

        - Руководит, значит…  - насмешливо сказал я - если бы ты чаще бывала в штабе объединенного командования, то была бы в курсе, что борьбой с партизанами руководит другой офицер. А чем руководит этот деятель - я его, кстати, под другим именем знаю - вот уж загадка, право… Ты знаешь, что он сбил вертолет с вице-адмиралом ВМФ США? Это, между прочим, террористический акт.

        Судя по ее реакции - не знала!

        - Я не все знаю, но я уверена в том, что Каллаген действительно руководит антипартизанскими операциями - твердо сказала Николь - именно в таком качестве мне его представили в Вашингтоне. Представил человек, не доверять которому просто глупо.

        Ох, не глупо…

        - И кто же это был?

        - Извини…  - замялась Николь - я не могу тебе этого сказать… Ты должен понимать…

        Понимаю… Понимаю… Даже догадываюсь кто это - тот же кто толкает этот идиотский антииранский доклад . Эх, правильно говорят, курица не птица, а женщина - не офицер. Впрочем, смысла дальше выяснять нет, мозги ей Ковальски вынес качественно, только он так умеет.

        - Что вам от меня нужно?

        - Понимаешь…  - Николь снова замялась - нам нужна твоя помощь… Ты знаешь, что Россия открыто поддерживает Иран. Здесь у Ирана целая агентурная сеть, боевые отряды общей численностью до сорока тысяч человек. По нашим данным готовится полномасштабное иранское вмешательство в иракский кризис. Ты помнишь недавний взрыв нефтеперерабатывающего завода?

        Еще бы не помнить… Только восстановили - бабах! И несколько десятков миллионов долларов - в трубу.

        - Помню.

        - Россия получает большие доходы от нефти. И заинтересована в том, чтобы цены росли и росли. Теракт на заводе совершили профессионалы. Мы полагаем - это были чеченцы из батальона «Восток», профессиональные исламские террористы на службе у русских спецслужб и нефтяных олигархов. Мы считаем, что им помог твой отец….

        Вот и Иран нарисовался… Вкупе с Россией. Так вот под каким соусом готовится заваруха!

        - Я должен подумать, Николь - сказал я, стараясь выглядеть правдоподобно - ты понимаешь, для меня это очень серьезно. Я должен подумать.

        - Хорошо - Николь с каким-то несчастным видом встала - дня тебе хватит?

        - Вполне.
        Поверил ли я тому, что мой отец - советский агент? Да ни хрена не поверил! Бред сивого мерина! Если мой отец - советский агент, значит и вице-адмирал Ричард Рейли - тоже советский агент? Это Рейли то? Человек, который воевал с советскими боевыми пловцами, человек который нанес советским ВМФ больше вреда, чем кто-либо другой на американском флоте. Бред.
        Зато кое-что стало понятно. Под каким соусом продвигают идею вторжения в Иран. Под каким соусом борются с моим отцом и его группой, с адмиралом Рейли. Под каким соусом охотились на меня. Как же - русские идут! Суки.
        И еще стало понятно, что надо выбираться отсюда. Любой ценой.
        Но просто так отсюда не выберешься. Значит надо сделать вид, что сломался. Принял их условия. Поверил всему этому бреду.
        Прислонившись спиной к холодной стене камеры, я задремал. И вдруг подскочил. Тихий стук, который я принимал за обычный шум, имел свой определенный порядок!
        А В С D Е
        F G H I J
        L М N О Р
        Q R S Т U
        V W X Y Z
        Пять букв по горизонтали пять по вертикали. Господи, это же код! Тот самый код, который мы изучали на курсах выживания, когда две недели провели на каком-то островке у берегов Флориды, во "вьетнамском лагере смерти", выстроенном американской армией для обучения поведению в плену и побегам. Тот самый код, простой и старый как мир.
        Тук-тук-тук-тук-тук-пауза-тук-тук. Тук-тук-пауза-тук-тук-тук…
        "Кто ты"?
        "Рамайн, ВМФ США"  - отстучал я.

«Рейли» - получил ответ.
        Господи!! Так значит, адмирал жив! Вот это действительно хорошая новость, первая за весь день.
        "Как ты?"
        "Держусь. Ты?"

«Норма».
        Теперь уже можно что-то придумывать….
        Вечером меня покормили. Бросили в камеру два стандартных армейских пайка и пятилитровый баллон с водой. Хоть за это спасибо, Николь…


        ИРАК, БАГДАД
        РАЙОН САДР-СИТИ

09.10.2006 Г

        - Э, козлы!  - я с силой забарабанил ногой в дверь с самого утра - открывайте!

        - Тебе чего?  - почти сразу же открылся глазок двери - по морде захотел?

        - К начальству хочу! Скажите - я согласен!

        - К стене, руки за спину!  - пробурчал мой бдительный страж
        Лязгнули засовы двери, на руках затянулась полоска пластиковых наручников.

        - Вперед!
        Шаркая ногами и пытаясь выглядеть более больным и несчастным, чем есть на самом деле, тащусь по коридору. Вот и знакомая дверь.

        - К стене, не двигаться!
        Послушно встаю. Нужно играть сломавшегося человека. Лязгает засов на кабинете Ковальски.

        - Вперед!
        Захожу. За столом, со своей обычной улыбочкой сидит Ковальски. Я плюхаюсь на стул, тупо смотря в пол.

        - Свободен!
        Мой конвоир покидает кабинет, лязгает засов.

        - Что хочешь сказать, Майки - та же самая гадкая улыбка…

        - То, что если ты еще раз так меня назовешь - сверну шею. Короче я решил - против лома нет приема. Отпусти меня, я уеду из Ирака и обо всем забуду.

        - Э, нет… Нам все-таки, нужна здесь твоя помощь. Но после пятнадцатого - уедешь, обещаю. Только помоги нам.

        Пятнадцатого. А тринадцатого - визит президента…

        - Какого хрена тебе от меня нужно. Ты же понимаешь, что у меня к тебе ничего личного нет - только бизнес.

        - Так и у меня к тебе только бизнес - с той же гадливой улыбкой проговорил Ковальски - и мне нужна твоя помощь в моем бизнесе. Николь же тебе все объяснила.

        - Объяснила - я по-прежнему играл - только я ни во что больше ввязываться не хочу. Я богатый человек и просто хочу пожить в свое удовольствие.

        - Поживешь - улыбнулся Ковальски - помоги мне и живи потом, как хочешь.

        Кто же так вербует, урод…

        - И что тебе надо от меня?
        Ковальски улыбнулся…

        - Ну, сначала показания свои подпиши. Это мой залог на случай, если примешь… неправильное решение.
        Я прочитал показания. В них Мартин превзошел самого себя. Инквизитор чертов.

        - А ты как рыба, Мартин…  - медленно сказал я - гниешь с головы…

        - Благодарю за комплимент - шутовски поклонился Мартин - кстати, окажи мне любезность… Сейчас я Тед, полковник Теодор Каллаген. РУМО. Не мог бы так меня и называть, а то людей смущаешь.

        - Хорошо, Тед… Ручку дай, или ты предпочитаешь, когда подписываются кровью?
        Мартин подозрительно (почувствовал, гад…) взглянул на меня, но потом решил, что ничего страшного тут нет. Расстегнув кобуру (вот придурок!) он осторожно обошел свой стол, канцелярским ножом полоснул по ленте наручников и одним прыжком оказался на своем месте, за столом.

        - Ручку то дай!
        Порывшись в кармане, Мартин протянул мне дешевую одноразовую ручку - и это было его последней на сегодня ошибкой! Перехватив ручку (вот он, курс "Бой с использованием подручных предметов"!) я с силой воткнул ее в запястье правой руки полковника Ковальски…
        Ручка с противным хрустом вошла в человеческую плоть, пробив запястье и, видимо достав до вены, алой горячей струей потекла кровь, обрызгав и меня и Мартина. Дикий, животный крик резанул по ушам - но я уже перекатился через стол, левой рукой захватил Ковальски за горло, правой выхватил из кобуры пистолет. Мельком взглянул - живем! Глок-17, один из лучших пистолетов в мире. Семнадцать патронов в магазине, легкий, носи хоть весь день, прочный и точный. Живем!
        Лязгнул замок двери, и только дверь открылась - я выстрелил в возникший в проеме двери силуэт. Только один выстрел - патроны надо экономить. И, тем не менее - точно, рост своих тюремщиков я запомнил и попал одному из них точно в голову. Без единого звука тот свалился мешком на бетонный пол тюрьмы. Больше в кабинет соваться никто не посмел - трупа на пороге достаточно, чтобы остудить горячие головы, рвущиеся за наградами.

        - Дальше ни шагу!!!  - дико выкрикнул я, продолжая слегка придушивать Ковальски - у меня заложник. Стреляю на поражение!!! Старшего по званию сюда!!! Убью!!!
        За дверью какой то приглушенный шум.

        - Убью!!!  - я еще раз выстрелил в темный коридор. Надо постоянно давить на нервы, срывая возможный штурм. Ничего лучше, чем стрельба для этого пока еще не придумано.

        - Ты… отсюда не выйдешь…  - прохрипел Ковальски

        - А ты мне поможешь - прошептал я в самое ухо - иначе я просто подожду, пока ты кровью истечешь. Чувствуешь симптомы, Мартин? Покалывание в пальцах, шум в ушах, потом начинают неметь конечности… Сдохнешь минут через двадцать-тридцать. Если поможешь выбраться - выброшу на дороге с аптечкой. И даже не буду потом за тобой охотиться. Слово офицера!

        - Что тебе надо?!  - крик из-за двери. В проеме никто не показывается - боятся суки…

        - Бронированный Хаммер с открытыми дверями, полный бак, автомат внутри, пять рожков! Чтобы пока я иду наверх, на дороге никого не было! Убью!!!

        - Иди вперед! Машина будет готова через две минуты!
        Ага, значит, такая машина у них на базе есть…

        - Всем назад!!!
        Рывком выдернул Мартина со стула, на котором он сидел - прикрываясь им пошел вперед. Тяжелый сука, его тащить…

        - Топай ножками, сука…  - шепнул я - иначе грохну. Проще, чем твою тушу тащить.
        Стало легче.
        Выходим в коридор. В конце коридора двое бойцов с М4, стоят на одном колене, целятся. Ждут момента. Зря.
        Бах! Бах!
        Один за другим «антитеррористы» недоделанные мешком падают на бетонный пол. Даже отсюда видно, как по полу начинает растекаться кровь…

        - Куда идти, Мартин…

        - Вправо…
        Шаг за шагом идем вперед, больше никто на дороге не попадается. Усваивают жизненные уроки, суки… Я, кажется, уже говорил, что быстрее всего учишься под обстрелом.
        Лестница. Узкая, вдвоем с трудом, но поднимемся…

        - Топай Мартин! Осторожнее…
        Шаг за шагом поднимаемся по лестнице. Воздух, внизу достаточно спертый, становится все свежее…
        Вверху - как будто здание, но без окон, с бойницами. Длинный бетонный коридор, двери. И последняя дверь - именно та, которая мне нужна.
        Отягощенный Мартином Ковальски - живым щитом - я не смог повернуться и проверить что у меня за спиной. Услышал тихое как смерть дыхание, щелчок - и в следующую секунду меня, а заодно и Мартина скрутило адским ударом тока. Тaser, мать его… Уже падая, я последним сознательным движением попытался выстрелить в Ковальски. Кажется, попал…


        ИРАК, БАГДАД
        РАЙОН САДР-СИТИ

10.10.2006 Г
        И снова тот же самый колодец с водой, из которого выплываешь на последних силах, на последнем дыхании. Снова вверху темное, блестящее зеркало, за которым воздух и жизнь - и ты снова молотишь изо всех сил руками. Только не успеваешь глотнуть воздуха - зеркало верху вдруг разлетается на миллионы осколков от сильного пинка ногой.

        - Просыпайся, ублюдок, просыпайся!  - новый пинок - пора вставать.
        Со стоном поворачиваюсь на бок - прямо надо мной глыбой возвышается полковник Ковальски. Нога забинтована - вся голень до колена - значит, попал все-таки. Рука тоже закутана в белую повязку. Лицо мертвенно-белое, глаза горят лютой ненавистью…

        - Ты выглядишь так же хреново, Мартин, как я себя чувствую…
        И новый пинок ногой.

        - Посмейся ублюдок… Хочу тебя обрадовать. Принято решение тебя утилизировать за ненужностью.
        Где-то сбоку лязгнул передернутый затвор пистолета.

        - Не здесь же, придурок!  - раздраженный голос Ковальски - идиот! Сам убирать это дерьмо будешь! И пол за ним мыть! Вывези его за город, там и грохнешь!
        Ответив мне напоследок солидного, насколько ему это позволяло состояние здоровья, пинка и, опираясь на тросточку, Ковальски вышел. Дверь не закрыл.
        Оставшиеся в комнате люди пинком перевернули меня на живот, и я почувствовал, как что-то типа пластиковых наручников, только побольше, затянулись на моих ногах.

        - Ты его потащишь?  - раздраженным, вызывающим тоном осведомился кто-то.

        - Ты! И я! Ты что хочешь, чтобы он опять вырвался?  - хриплым голосом сказал второй - ты как знаешь, а я еще пожить хочу.

        - Лопату не забудь!  - сказал первый - и трупы надо погрузить. Вместе и закопаем хе-хе, а то под солнцем могилы копать - я не нанимался!
        Тащить меня обычным способом они опасались - поэтому, пропустив подмышками крепкую веревку, они поволокли меня по полу. Первый волок, второй шел сзади и помогал протолкнуть в узких местах. Так мы поднялись туда же, где меня подловили в прошлый раз. Протащив по коридору, открыли дверь, вытащили на свежий воздух. Все та же, до боли знакомая и уже даже привычная вонь. Только в этот момент я перевернулся на спину и огляделся - точно! Садр-Сити! У самого входа в объект пофыркивал двигателем МРАП с флажком иракской полиции.

        - Грузи!
        Чистильщики бесцеремонно взяли меня за руки - за ноги и, раскачав, забросили в кузов МРАПа. Падая, я боялся, что упаду на голое железо, но неожиданно упал на что-то мягкое. И тут же догадался что это такое - труп! Труп того, кого я застрелил в коридоре! Кисло и отвратно пахло кровью.

        - Лопату не забудь!
        Следом в кузов с громким стуком влетела лопата. Хлопнула бронированная дверь десантного отсека. Взревел двигатель…


        ИРАК, ПРИГОРОД БАГДАДА

10.10.2006 Г
        Черт, кто сконструировал эту дрянь? Подвески совсем нет. За то время, пока мы ехали, я уже успел поменяться местами с одним из трупов - теперь он лежал на мне.
        МРАП, рыча двигателем, продвигался по улицам пригорода Багдада. За все время нас ни разу не остановили. Не проверили, хотя блоки на дороге были. Трясло ужасно, самая малая выбоина пробивала подвеску до ограничителя. У водителя было подрессоренное кресло, оно частично смягчало удары, а мне, лежащему теперь на полу доставалось по полной.
        Кажется, свернули. Понял потому, что двигатель зарычал глуше, и трясти стало сильнее, каждая кочка обдавалась болью в моих ребрах и спине. Твою мать, хоть бы приехали быстрее что ли.
        Последний раз рыкнув, двигатель заглох. Хлопнула бронированная дверь кабины. Приехали. Последняя остановка.
        Открылась дверь десантного отсека, в машину ворвался горячий, сухой воздух пустыни.

        - Жив еще?
        Один из чистильщиков, закинув за спину автомат, как мешки выкинул из кузова на песок два трупа, потом точно также выкинул меня. Следом полетела лопата, воткнулась лезвием в песок.

        - Ну?  - один из боевиков поднял автомат.

        - Нет - сказал тот, кто меня вытаскивал, судя по всему самый авторитетный - лично я на такой жаре в песке ковыряться не желаю. Дадим ему лопату - пусть сам копает. На всех троих…
        Мерзкие смешки.

        - А если он нас этой лопатой?

        - Не ссы - сказал авторитетный - вставай ты сюда, ты сюда. Если дернется - кончайте. А я сюда встану. Конрад в машине дрыхнет, козел, если что - он его колесами раздавит. Пусть копает. Или сам копай - но без меня!
        Копать, судя по всему, никто не хотел.

        - Слушай сюда!  - авторитетный наклонился ко мне - щас мы тебя развяжем и копай. Выкопаешь - умрешь красиво. Заставишь трудиться нас - мы по тебе машиной проедем и подыхать здесь оставим. Понял?
        Куда уж не понять.
        Авторитетный полоснул ножом по наручникам, отскочил в сторону.

        - Ноги сам освободишь. И без глупостей! Вон лопата!
        Рубанул лопатой по пластику, сковавшему мои ноги. Поднялся на ноги, на удивление легко. Оглянулся - два автоматных дула сторожили каждое мое движение.

        Кажется, влип, коммандер…
        Ну что, остается копать - а там посмотрим. С этой мыслью я вонзил штык лопаты в горячий, податливый песок.
        Прошел час. Или два. Какая разница сколько прошло времени. Я как заведенный бросал в сторону лопату за лопатой песка. Часть песка ссыпалась обратно в яму. Краем глаза посматривал за ликвидаторами- двое расслабились, а вот авторитетный был настороже. Не успею…

        - Вылезай, хватит!
        Вот и все. Вылез, аккуратно бросил в сторону лопату. Посмотрел куда то вдаль, на пустынные барханы…
        И тут я заметил. Заметил - и кровь с новой силой метнулась по жилам. Заметил - и прикусил губу, чтобы не выдать нечаянной радости.
        Со стороны одного из барханов внезапно мимолетной солнечной вспышкой метнулся зайчик. Солнечный зайчик. Которые в дикой природе не водятся. И объяснение этому могло быть только одно.

        Снайпер взял нас на прицел.

        - Ну что, коммандер. Повязка на глаза нужна?  - усмехнулся один из охранников, тот самый, авторитетный, поигрывая куском черной ткани.

        - Нужна. Тебе!  - сказал я, делая шаг влево и уходя с линии огня.
        В следующую долю секунды его грудная клетка буквально разорвалась, из левой стороны груди брызнул красный фонтан, причем в абсолютной тишине. Еще через долю секунды, когда охранник уже падал, до нас донесся отчетливый звук винтовочного выстрела из мощной винтовки.
        Почти одновременно, прозвучал странный и очень сильный звук - как будто кувалда ударила по наковальне только намного сильнее и громче. Краем глаза я заметил, что боковое, обращенное ко мне стекло в кабине МРАПа, из прозрачного за долю секунды сделалось красно- белым, забрызганным какой-то мерзкой жижей.
        В следующую секунду, когда оставшиеся двое охранников, похоже, так и не въехали в то, что происходит, я одним прыжком бросился вперед и прыгнул в могилу, которую сам выкопал, и которая в один момент превратилась из могилы в окоп. Лопату я держал перед собой, больно ударился грудью - и в этот момент воздух надо мной распорола оглушительная, длинная, показавшаяся бесконечной пулеметная очередь.
        Тишина наступила через несколько секунд. В голове у меня мутилось, в ушах назойливо звенел какой-то комар, действуя на нервы. Перевернувшись на дне могилы, я замер, вслушиваясь в постепенно приближающийся скрип шагов по песку. Наконец, шаги замерли у самой ямы, которой так и не суждено было стать моей могилой. Над ямой возвышался силуэт человека в пустынном комбинезоне, четко очерченный бьющим с его спины беспощадным восточным солнцем.

        - Эй, босс, чего на солнце лежишь? Поднимайся, давай!
        Душан…
        Кряхтя и матерясь, с помощью Душана я выбрался из ямы, жадно глотнул из протянутой фляги. И чуть не выронил ее.

        - Что за хрен?!  - прохрипел я обожженным горлом, пытаясь прийти в себя.

        - Сливовица - виноватым голосом сказал Душан - Милорад с родины привез. Родители его делают. Крепко немного…
        В сливовице было не меньше шестидесяти градусов…. Может и больше: подожжешь - вспыхнет.
        Кроме Душана, рядом были и другие - у распростертых на песке тел суетились Милорад и Александр. У Александра был наготове пулемет Калашникова, Милорад, закинув за спину снайперскую AW, обыскивал убитых.

        - Ты бы еще чистого спирта командиру предложил,  - пытаясь продышаться, сказал я

        - Не хочешь, как хочешь. Я как лучше хотел - Душан с обиженным выражением лица протянул мне другую флягу, с крепким чаем. Вот это было другое дело…

        - Эй, Милорад! Осмотри-ка босса, что-то он мне не нравится.
        Подбежал Милорад, уложив меня на песок начал осматривать. Уже через пару минут мне это надоело.

        - Слушай, Милорад, у тебя медицинское образование есть? А то щупаешь меня… А я все-таки старый лесбиян…  - на русском пошутил я

        - Есть - Милорад шутки не понял - я до войны в Белграде учился, в университете. На врача. Четыре курса успел закончить…

        Черт… Что же мы натворили…
        Закончив экспресс-осмотр, Милорад повернулся к Душану.

        - Как ни странно ничего серьезного. Истощение, обезвоживание, последствия контузии и избиения. Но все кости целы, голова, судя по всему тоже.

        - Как вы меня нашли - прокряхтел я, поднимаясь на ноги.

        - Добрые люди подсказали - озабоченно сказал Душан - надо сматываться и быстро! Эти гаврики явно должны были выйти на связь в определенное время, и если не выйдут - начнется поисковая операция. Когда она начнется - мы должны быть как можно дальше отсюда.
        Подошел и Александр, протянул несколько DOD baiges, снятых с убитых.

        - Все с одной фирмы, Ahreman Securities. Других документов нет.

        - Все, снимаемся! До вечера надо успеть в Аль-Кут!  - решительно скомандовал Душан - босс, идти сможешь?

        - Смогу - прокряхтел я - только ни в какой Аль-Кут мы не едем. Надо отбить адмирала. Он там.

        - Где там?

        - В Садр-Сити! Там у них база!
        Мужики переглянулись.

        - Знаешь, мы вообще-то этой ночью собирались штурмовать эту базу…  - проговорил Душан

        - Откуда вы узнали, где я?  - искренне удивился я

        - Свою подружку благодари - с усмешкой сказал Душан - если бы она в тебе было бы уже дырок больше, чем в швейцарском сыре…
        НИКОЛЬ??!!

        - Николь?  - я с трудом сдержался, чтобы не схватить Душана за грудки - она знает, что ты здесь? Она работает на них! Она предательница!

        - Дурак ты!  - Душан добавил пару крепких выражений на сербском - она тебя и спасла. Сказала где ты, дала ориентировку на радиомаяк. Когда тебя из Садр-Сити вывозили, мы на хвост им сели. Если бы не она, ты бы уже в этой могиле лежал, серьезно…
        РАДИОМАЯК?

        - Радиомаяк???
        Вместо ответа Душан коснулся той самой золотой безделушки, которая висела у меня на шее и которую подарила Николь.
        Твою мать. Ну я и идиот!

        - Оставь, оставь!  - Душан пресек мою попытку сорвать эту гадость с шеи - у меня глушилка, да и не возьмут здесь сигнал. Они рядом с нашей базой в Аль-Куте с вертолета автономный усилитель сигнала сбросили и в «Кэмп-Браво», рядом, в одном из домов тоже усилитель работал. Эта штука до двух километров работает, дальше без усилителя никак. Питается от тепла тела. Чудо высоких технологий.
        Ладно, потом разберемся в этом пасьянсе…

        - Николь где?

        - С твоим отцом. На авианосце….


        ИРАК, БАГДАД
        "ЗЕЛЕНАЯ ЗОНА", ОТЕЛЬ «АЛЬ-ШАРИФ»
        УТРО 09.10.2006 Г
        Николь Родригес сидела в шумном баре отеля Аль-Шариф, собираясь с мыслями, перед тем как идти на работу. Почему-то тишина виллы, которую она снимала в "зеленой зоне" навевала на нее тоску и подумать она приходила сюда. Пусть здесь было шумно и к ней постоянно приставали мужики - все равно думалось лучше здесь.
        А подумать было над чем. Впервые за все время командировки в Ирак она задумалась над тем, а чем она на самом деле здесь занимается.
        Вчера она впервые поймала своего начальника на лжи. Верней не то, чтобы начальника… но тот человек, который отправлял ее в Ирак, представил полковника Теодора Каллагена как ее начальника на месте, который окажет ей всю необходимую помощь.
        Майкл сказал, что Каллаген - не тот, за кого себя выдает. До этого она верила Каллагену безоговорочно, верила что он координирует борьбу с террористами, а официально назначенный ответственным за эту функцию офицер в штабе коалиционных сил - всего лишь прикрытие. Вчера, когда она спросила его, правда ли то, что был сбит вертолет ВВС США, Каллаген сказал что это не так. Но каким-то шестым чувством, женской интуицией она поняла, что Тед Каллаген лжет. И что теперь делать - она не знала.

        - Мэм!
        Николь резко повернулась на стуле. Перед ней стоял молодой человек в форме капрала, который не раз уже возил ее.

        - Вас вызывают в штаб коалиционных сил, мэм!

        - Что случилось - недовольно проворчала Николь. Ехать туда сегодня она не хотела.

        - Мне неизвестно, мэм! Похоже общий сбор!
        Николь двумя затяжками докурила сигарету (вообще-то она курила мало, только когда нервничала или решала, что надо похудеть), поднялась, нервным жестом затушила окурок в пепельнице.

        - Пошли, мой рыцарь…
        У входа в отель стоял большой микроавтобус "Шевроле Экспресс" черного цвета с тонированными окнами. Капрал отодвинул в сторону сдвижную боковую дверь, ведущую в шикарный кондиционированный салон. Салон был затемнен, шторки на окнах задернуты. Николь привычно расположилась в одном из кресел, которое было ближе всего к двери, щелкнул замок задвинутой двери. И только тут она поняла, что в салоне машины не одна…
        Вспыхнула лампочка, осветившая салон. Напротив Николь сидел невысокий, прекрасно одетый пожилой человек с жесткими колючими глазами и аккуратной щеточкой седых усов.

        - Мы, кажется, знакомы только заочно, юная леди - проговорил мужчина - позвольте представиться. Томас Рамайн…


        ИРАК, ПРИГОРОД БАГДАДА

10.10.2006 Г
        ПРОДОЛЖЕНИЕ
        Если Николь с отцом - одной проблемой меньше…

        - Тогда вперед!
        До бронированной Тойоты, на которой приехал Душан со своей группой добрались быстро. В дороге я даже успел подкрепиться Сникерсами. Еда как еда, не до ресторанов…
        На капоте машины был расстелен стрелковый мат и на нем, опираясь на мощные сошки, стояла наша, сделанная на базе под Аль-Кутом снайперская винтовка калибра
14,5 мм. Вид у нее был грозный.

        - Видал! С пятисот метров бронированное стекло на-раз вынесла!  - похвастался Душан

        - Кроме этого еще что-то привезли?

        - Обижаешь, босс… Мы же к штурму готовились - Душан махнул рукой, Александр театральным жестом откинул дверь в багажный отсек машины.
        Господи… С таким арсеналом можно на Форт-Нокс ( хранилище золотого запаса США - прим автора ) идти… Еще один ПКМ в штурмовом варианте, два сделанных нами Калаша с подствольными полуавтоматическими ружьями, еще один Калаш со складным прикладом и подствольником, гранаты, бронежилеты, цинки с патронами. Магазины, в основном удлиненные на сорок патронов, сцепленные скрепками по два. Всего этого могло хватить на небольшую войну - багажник под завязку…

        - Вот за что я тебя уважаю, Душан - так это за твою запасливость и предусмотрительность - торжественно сказал я.

        - Так у тебя учусь - усмехнулся в ответ Душан.
        Внезапно я заметил в груде оружия кое-что, чего у Душана явно быть не могло.

        - А это ты где взял?  - с удивлением сказал я, беря в руки трубу реактивного гранатомета Mk153 SMAW.

        - У тебя много друзей босс… Обратился - одолжили…
        Ясненько…. Мастер-сержант Андерсон не стал жмотиться - такое оружие стоит на вооружении КМП США. Страшная вещь - тем более что среди выстрелов к нему, желавших в багажнике я заметил выстрелы типа NW с термобарическо-фугасной головной частью. Один такой выстрел может сжечь все живое в небольшом доме…

        - Трогаемся…


        ИРАК, БАГДАД
        РЫНОК

10.10.2006 Г

        - Ассаламу алейкум!

        - Ва алейкуму-с-саламу ва рахмату-л-Лахи.
        Старый оружейник Мохаммед отставил в сторону маленькую чашку с ароматным дымящимся чаем и выжидающе смотрел на меня. По моему внешнему виду и выражению лица он понял. Что времени пить чай у меня нет.

        - Шариф здесь?
        Старик крикнул что-то по-арабски. Через несколько секунд в дверном проеме лавки появился Шариф.

        - У тебя много друзей, Шариф?

        - Много.

        - И у них есть оружие?

        - У каждого бедуина есть оружие - самодовольно сказал Шариф - ты спрашиваешь глупости, Аль-Наджи…

        - Тогда Шариф у нас с тобой общие цели. У тебя есть враг - и у меня он тоже есть! Я помогу тебе - ты мне. И у тебя появляется шанс разобраться с этой собакой, с хромым Али и заодно неплохо заработать…
        Новый сюрприз ожидал нас, когда мы вышли с рынка вместе с Шарифом. Прямо рядом с нашей Тойотой стоял бронированный Хаммер. А около него стояли двое - мастер-сержант КМП США Андерсон и сержант Хадсон.

        - А вы то как тут оказалась?
        Рик многозначительно хмыкнул.

        - В самоволке я, Кабан… И Хадсон тоже в самоволке…. Так вот…
        Мужчины не плачут. Тем более военные. Но никогда раньше мне так не хотелось заплакать…

        - Спасибо вам, мужики…


        ИРАК, БАГДАД
        САДР-СИТИ

10.10.2006 Г
        В доме, где мы провели несколько дней, было тесно, душно и шумно. На сей раз было не до конспирации - дом стал нашей временной базой.
        Собрались на первом этаже. При подготовке штурма мужики привезли в дом большое количество снаряжения, сложили все это на втором этаже. На первом же этаже было относительно свободно. Было. Сейчас же яблоку было негде упасть - помимо нас шестерых в дом набились еще друзья Шарифа - не меньше двадцати человек. Все - пацаны от 13 до 16 лет, у каждого - старый Калаш, была пара РПГ. Грязные, в залатанной одежде но… Глядя на них я вдруг понял, даже не понял а обрел твердую уверенность в том, что ничем хорошим иракская кампания для нас не закончится. И что вообще - не стоило нам лезть в эту страну.

        - Переводи!
        Шариф стал рядом со мной.

        - Сегодня хороший день, чтобы посчитаться с врагами!
        Выкрикнув эту фразу, я огляделся - двадцать пар глаз смотрели на меня твердо и непоколебимо, они были похожи на маленькие речные голыши черного цвета.

        - Да, сегодня - день войны! Сын шакала, Хромой Али украл моего друга! Он заслуживает смерти! Сегодня мы пойдем и отправим Али и всех его собак в ад! Иншалла!!

        - Иншалла!!![Если так будет угодно Аллаху.] - стены содрогнулись от крика…
        План действий мы оговорили заранее. Хромой Али был суннитом, Шариф, его дед и его друзья - шиитами. Вражда между ними была лютой, но в Багдаде суннитов было больше, и шииты были вынуждены в чем-то уступать, что было нетерпимо, для их чувства гордости. Я не просто нанимал наемников за деньги (надо сказать, по западным меркам смешные), я давал им возможность отомстить за все своим кровным врагам и почувствовать себя настоящими мужчинами и хозяевами положения. Ничего нового в этом не было - сто лет назад англичане поступали точно также. Родилась даже поговорка: честь афганца нельзя купить, но можно взять взаймы. И еще одно правило, правило империй: разделяй и властвуй.
        Теперь Шариф со своими друзьями (которых было намного меньше, чем боевиков хромого Али) должны были провести отвлекающий маневр - устроить уличный бой. Боевики Али, которые были заняты на охране объекта частично уйдут туда, поддержать своих единоверцев. Тут то мы и должны были взять штурмом объект, освободить адмирала и, соединившись в Шарифом с боем прорываться из Садр-Сити. План был, конечно так себе, но лучшего в такое короткое время придумать было нельзя. И вызвать подкрепление с Аль-Кута тоже было нельзя - они просто бы не успели бы добраться до Багдада (вертолеты и самолет, стоявшие там, на базе мы все-таки сумели перегнать в Европу). Так что приходилось обходиться теми силами, которые есть.
        Закончив инструктаж, мы начали переодеваться, готовясь к штурму. Сбросили с себя всю гражданскую одежду, поверх надели черные комбинезоны, те самые которые использует SWAT[Полицейский спецназ.] из негорючего номекса, которые чем-то похожи на одежды ниндзя и закрывают всю фигуру штурмовика. Затем наступила очередь бронежилетов повышенного класса защиты. Швейцарские шлемы фирмы TIG сделанные из титана и надежно противостоящие пуле 5,56 без стального сердечника, выпущенной в упор - в них мы стали чем-то смахивать на средневековых рыцарей. Броневоротники - иначе попавшая в шлем пуля хоть и не пробьет его, но сломает тебе шею. Поверх брони надели кевларовые разгрузки, которые служат как в качестве жилетов для патронов, дополнительного оружия, фонарей и прочего, так и в качестве дополнительного легкого бронежилета. Разобрали оружие - два ПКМ в штурмовой версии и два АК с подствольными ружьями. Андерсон и Хадсон, как и любые другие морпехи оказались твердыми приверженцами отечественных М 4 и ограничились двумя М 4 с подствольными гранатометами. Оставалось только ждать….
        Перестрелка началась внезапно, хотя мы ее ждали и готовились к ней. Наша Тойота стояла в переулке, примерно метрах в ста от объекта. Вшестером, да еще в снаряжении мы помещались в нее с трудом, но терпели.

        - Время?
        Действительно, уже должны начать… Я поднес к глазам руку с часами - и тут, совсем недалеко от нас отрывисто ухнул гранатомет, после чего на разные голоса залаяли автоматы. Началось…

        - Пошли!
        Сидевший за рулем Рик даванул на газ, вывернул руль и наша Тойота злобно рыкнув дизелем буквально выпрыгнула из переулка. Навстречу, по улице бежали боевики с автоматами, на нас они не обращали внимания - торопились к месту разгорающегося боя.

        - Стоп!
        Останавливаем машину метров за пять до входа. Похоже, еще не просекли - в нашу сторону не стреляют… Сгибаясь под тяжестью оружия и амуниции бежим к входу, похожие на роботов из фантастических фильмов. Из-под ног брызгает грязь. Небольшой кусок вещества, похожий на желтый пластилин прикрепляется чуть ниже замка двери.

        - Всем назад!
        Синхронно опускаем пуленепробиваемые забрала на шлемах, прикрываем уши.
        Бабах!!!
        Стальная дверь с грохотом проваливается внутрь, тугая, горячая, пахнущая химией волна воздуха налетает на нас.

        - Гранаты!
        Одна за другой в проем летят три гранаты - две осколочных и светошумовая. Время пока они не очухались, есть - за это время надо прорваться в здание и сделать свое дело. Самое главное не терять темп.
        Бах!
        Бах!
        Бабах!
        Грохот последней, светошумовой гранаты ошеломляет даже нас, хотя мы прикрыты стеной. Вблизи он мощнее разрыва 155 миллиметрового снаряда - просто сшибает с ног.

        - Пошли!
        В здании плавает дым, остро пахнет химией. Все стены посечены осколками, несколько дверей выбито.
        Внутри разбиваемся на две тройки, одна остается наверху, другой надо идти вниз. Бежим по коридору. Дым, заполняющий коридор расступается, видно двоих бойцов противника, посеченные осколками они лежат на бетоне. Взрыв гранат отбросил их на пол, а светошумовая граната выбросила из реальности. Но сейчас они в реальность возвращаются - и рука одного из них тянется к автомату.
        Та-та-та-та Та-та-та-та… Очереди перечеркивают обоих, изорванный армейский камуфляж покрывается красными дырами. Сзади ухает взрыв гранаты, трещат автоматные очереди - Хадсон, Андерсон и Алекс чистят комнаты.
        Бах!
        Впереди, из-за двери выскакивает кто-то, палец правой руки автоматически давит на спусковой крючок ружья, установленного под цевьем автомата. Автомат вздрагивает, заряд крупной картечи отбрасывает любопытного назад.

        - Чистим!
        Действительно, пока вторая группа сюда доберется… В самом конце коридора две двери прямо перед лестницей вниз. Зачистить их надо нам - иначе, если в этих кабинетах противник он может заблокировать нас внизу.

        - Готовность!
        Милорад выдергивает чеку из гранаты, я прицеливаюсь в замок из ружья…
        Бах! Бах!
        Два выстрела проделывают в двери на месте замка дыру, пинаю остатки двери, внутрь летит граната, а навстречу - автоматная очередь. Две пули бьют в бронежилет, от боли темнеет в глазах. Жму на спусковой крючок автомата - горячая струя свинца летит в кабинет. Кто-то толкает меня в плечо…
        Бабах!
        Я успеваю упасть на бок - и взрывная волна гранаты проходит мимо. В противоположную стену с визгом ударяются осколки, щепки…

        - Ты охренел!!  - яростное лицо Душана передо мной…
        Да уж… Еще немного - и меня бы взрывной волной по стенке размазало.

        - Нормально!  - я поднимаюсь. Патроны в магазине автомата еще есть, но я все равно меняю на свежий. Душан с Милорадом занимают позиции у последней двери в коридоре. Я «держу» ход на подземный этаж.

        - Готовность!
        И в этот момент внизу, в черном зеве лестницы что-то мелькает - и, прежде чем мозг осознает, палец уже жмет на спуск автомата.
        Та-та-та-та, Та-та-та-та
        Две очереди - и внизу кто-то падает, не успев ничего сделать.
        Бах!
        Взрыв гранаты, пулеметная очередь - последний кабинет зачищен. Теперь надо идти вниз.
        И как? Лестница, узкая, неудобная, спускаться можно только по одному. Даже если внизу один гаврик с автоматом, удобно выбравший позицию - а он там есть и явно не один - нас по одному и перестреляют при спуске…
        Не сговариваясь, достаем по одной светошумовой гранате - у каждого из нас их по три. Светошумовая граната при штурме даже полезнее, чем осколочная. В голове дурацкая мысль - не провалился бы под ногами пол…

        - Три-два-один!
        На счет один синхронно бросаем гранаты вниз, отскакиваем, отворачиваемся, прикрываем уши. Сейчас ка-а-к…
        БАБАХ!!!!
        Если честно, я охренел просто. Даже одна светошумовая граната, взорванная на открытой местности способна вогнать в ступор - а тут три, да в подвал. Показалось, что пол содрогнулся под ногами.

        - Вперед!
        Бегу вниз по лестнице первым, цепляясь за стены, прыгая через ступеньки. На подземном этаже темно - лампочки разбило взрывной волной.

        - Фонари!
        Действительно… Без фонарей можно завалить того, кого мы пришли спасать - в такой темноте все на одно лицо. Три галогенных фонаря, установленных на нашем оружии световыми мечами разрезают подвальный мрак.
        Та-та Та-та Та-та Та-та Та-та Та-та Та-та
        На полу впереди, сломанными куклами лежат боевики, кое-кто слабо шевелится, кое-кто без сознания. Прикидываю, какие чувства можно испытывать после взрыва трех светошумовых гранат! Но нам пленные не нужны - поэтому лучи жадно шарят по полу, натыкаются на лежащих на нем боевиков - и сразу автоматы выплевывают короткие очереди. Живых за спиной быть не должно.

        - Чистим, аккуратно! Без гранат!
        Гранаты здесь применять нельзя - адмирал может быть в любой комнате.
        Бах!
        Очередную дверь выносит заряд картечи, два световых луча жадно шарят по бетонным внутренностям кабинета. Третий контролирует коридор. Чисто.
        Новый кабинет - и снова чисто. Да где же все…
        Адмирала нашли в пятом по счету кабинете - оказавшемся камерой. Он лежал на бетонном полу, на какой-то момент даже промелькнула мысль, что "Задира Дик" погиб. Прикладываю два пальца к шее, замираю - и с дикой радостью чувствую пульсацию. Жив, курилка… С трудом взваливаю на плечо, сгибаюсь под тяжестью…
        Бах! Бах! Бах!
        Три выстрела в коридоре. С трудом выхожу - картина маслом. Метрах в пяти лежат двое - и в одном, несмотря на то, что лежит на животе - узнаю Ковальски. Везет мне сегодня…

        - Проверь!
        Милорад наклоняется…

        - Жив пока! Грудь и рука, не слишком сильно!

        - Берем этого тоже!
        Ковальски надо брать с собой. Бесценный источник информации… Ах, как хотелось бы с ним поговорить в спокойной обстановке… Да еще под "сыворотку правды"…

        - Птица!  - старый позывной Андерсона еще с детских игр в войнушки…

        - На связи! У нас чисто! Без потерь!
        Вот это я понимаю! Отработать здание - и ни одного даже трехсотого! Уметь надо! И бронежилет надевать!

        - Одного вниз!

        - Принял!
        Действительно, втроем двоих мы не вытащим. Тем временем Милорад наскоро оказывает помощь Ковальски, связывает ему руки его же наручниками. Сверху спускается Хадсон.

        - Берем их, сваливаем!

        - Есть!
        Отягощенные новым грузом поднимаемся наверх, на ходу меняю магазин на ружье. Там пять патронов, оставалось два - а новый может пригодиться сейчас. Александр и Рик ведут огонь через бойницы - кажется на нас обратили… скажем так самое пристальное внимание. На улице грохочут автоматные очереди, пули поднимают фонтанчики пыли и грязи, с визгом рикошетируют. Голова раскалывается от грохота…

        - Пробиваем стену! Бросаем дым! Прорываемся к машине!
        Другого выхода действительно нет. Расчет только на фактор неожиданности. Зарядом пластиковой взрывчатки делаем пролом в стене (надеюсь, что здание при этом не сложится как картонный домик на нас), выходим не на улицу, которая простреливается как минимум десятком стволов, а в узкий проем между соседними зданиями. И под прикрытием дыма идем к машине.

        - Опасность!
        Рик установил заряд, выбегает из кабинета. Все сжимаемся в ожидании взрыва.
        БАБАХ!!!!
        Взрывом вываливает солидный кусок стены внутрь, осколки бетона летят на нас, один из них больно бьет по ноге, еще один с противным звуком ударяет по шлему.

        - Вперед!
        Внешняя стена развалена, перед нами - узкий проулок. Странно - соседняя стена тоже почти разрушена, внутри соседнего здания что-то темнеет… Пинками расширяем проем - пока хаджи не поняли, куда мы идем и не начали простреливать боковой переулок. Просекут - и нам кранты, одной длинной пулеметной очереди на всех хватит…
        Господи… Вот это подарок… Оказывается соседнее здание было ни чем иным как замаскированным гаражом - и в нем стоят два огромных черных красавца - Субурбаны с таранными бамперами, явно бронированные.

        - Берем?
        Сержант Хадсон делает несколько шагов, дергает за ручку ближайшего "техасского лимузина", дергает за ручку - и чудо, дверь открывается! Еще через секунду взревывает двигатель…
        Грузимся. Ковальски и адмирала сваливаем в огромный багажный отсек - не до сантиментов сейчас, надо выбираться. Американские машины просторные, намного просторнее Тойоты. Двое впереди, двое сзади, еще двое - на боковых скамейках в багажном отсеке.
        Трах! Ворота разлетаются под ударом таранного бампера машины, оказавшийся за рулем Рик судорожно крутит баранку вправо. Задев бампером какое-то строение Субурбан с ревом разворачивается, стекла моментально покрываются белыми разводами от пуль, по бронированному кузову как будто стучит обезумевший отбойный молоток. Ерунда - лишь бы не РПГ, тогда поджаримся…

        - Стой!
        В Тойоте - оружие, патроны, бросать такое - глупо. Да и тесниться в одной машине вшестером смысла нет. Взрыкнув мотором, Субурбан останавливается.
        Бросаюсь к Тойоте, следом бежит Александр - и тут в спину бьет пуля. Ощущение хреновое - бронежилет спасает, но как кувалдой хватило. Еще пара таких вот попаданий - и свалишься. Александр открывает дверь машины…

        - Стой!
        Достаю из багажника машины SMAW, присоединяю выстрел. Счет идет на секунды - пули визжат вокруг, спасает только дверь багажника Тойоты, которая бронированная и открывается вбок. Отступаю в сторону и мельком оглядываюсь назад - чтобы никого не зацепило реактивной струей…
        Вот вы где, засранцы… Дом метрах в ста пятидесяти как будто расцвечен иллюминацией - оттуда работают не меньше пяти автоматов….

        - В-в-вух!
        Реактивная граната, оставляя за собой след серого дыма, устремляется к цели…
        БАБАХ!!!!
        Термобарическая граната попадает точно в окно - и вдруг оно, а также и соседние окна дома вспухают изнутри багрово-красной вспышкой взрыва. Присоединяю новый заряд.

        - В-в-вух!
        Новая граната летит к цели - в двух домах от первой, там тоже нездоровое шевеление…
        БАБАХ!!!!
        Затыкается и этот дом. Раз и навсегда. Все-таки термобарические гранаты - великая вещь…
        Сваливать… Стоим на месте уже секунд пятнадцать - того и гляди впулят откуда-нибудь из РПГ прицельно. И поминай, как звали…
        Бросаю гранатомет в машину, прыгаю на заднее сидение…

        - Пошли!
        Виляя по улице[Так сложнее попасть из РПГ. Автор знает историю, когда один ветеран иракской кампании, вернувшись в США поймал себя на том, что по автостраде едет, виляя, чтобы не попасть под РПГ. И ничего смешного в этом нет.] Субурбан с ревом устремляется вперед, следом идет Тойота. Впереди грохочет настоящий бой - хаджи Хромого Али сражаются с бойцами Шарифа.

        - Влево!
        Машины влетают в узкий переулок, останавливаются. Выскакиваем из машин - теперь надо обеспечить отход Шарифу и его группе.

        - Шариф!

        - Слушаю…
        Голос Шарифа в эфире почти не слышен из-за грохота автоматных и пулеметных очередей.

        - Как?

        - Плохо…

        - Мы сейчас врежем! Отходи! Встречаемся, где договорились!
        Позиция у нас выгодная - бой идет метрах в ста впереди нас - соответственно мы имеем возможность ударить бойцам Али Хромого в спину. А еще лучше - ударить с крыши - благо крыши здесь плоские, а здания - двухэтажные.

        - Ставим лестницу!
        Тойота у нас сделана в штурмовом варианте - поэтому на крыше, на багажнике прикреплены две прочные лестницы, которые можно использовать при штурме, а можно бросить под колеса, если застрял. Ставим лестницы так, чтобы можно было с крыши Тойоты перебраться на крышу здания, передаем туда тяжелое оружие. Идем вчетвером
        - я, Душан, Милорад и Александр. Хадсон и Андерсон остаются рядом с машинами.
        Картина маслом. Перед нами - длинная улица, метрах в ста пятидесяти от нас навалены бетонные блоки, перекрывающие улицу - баррикада. За ними - полно хаджей. Хаджами кишат и террасы двухэтажных домов по обе стороны улицы - и все они ведут огонь вперед, туда где засел Шариф. Нас же они не видят - а мы имеем редкую в бою возможность ударить им в спину.
        Гранатомет. Я прикрепляю[В SMAW граната к пусковому устройству именно прикрепляется.]  осколочно-фугасную гранату, Душан залегает рядом с AW, Милорад и Александр готовятся стрелять из автомата и пулемета…

        - Огонь!
        Грохот очередей прямо у уха перекрывает свист летящей гранаты. Впереди, в бетонных блоках расцветает черный куст разрыва гранаты, хаджей прятавшихся за блоками, но абсолютно беззащитных от огня в спину расшвыривает взрывом как кукол. Еще несколько хаджей падают от автоматных очередей.

        - В-в-вух!
        Новая граната уходит к цели и разрывается там, осколки с визгом разрезают горячий воздух. С относительно близкого расстояния видно как пули и осколки косят хаджей одного за другим… В нашу сторону летят несколько неприцельных очередей…

        - Сваливаем!
        Шариф и сам разберется, благо перебили мы там достаточно. Уравняли так сказать шансы. Теперь надо отходить и ему…
        Хлопают дверцы машин. Обдирая стены домов в узком переулке, прорываемся вперед. Словно обезумевший черный бизон Субурбан вылетает на одну из основных улиц Садр Сити…
        Эту тактику боевики освоили еще со времен Могадишо, проблем она тогда немало доставила. Тактика очень проста и действенна. Берется обычный пикап, чаще всего японский, хотя подойдет любой. На него ставится крупнокалиберный пулемет, чаще всего советский ДШК или наш родной М2 Браунинг. Получается мобильная огневая точка.
        Как она используется. Есть основные, широкие улицы, по которым идет колонна. И есть боковые улицы и проулки, чаще всего узкие, их много, отследить и перекрыть
        - проблематично. И вот - выскакивает такой пикап на скорости перед колонной, проезжая поперек основной улицы дает очередь и скрывается. Ответный огонь чаще всего открыть не успевают. И вот такая вот мобильная огневая точка выскочила на нас…
        За рулем Сабербана сидел Хадсон, и когда машина с крупнокалиберным пулеметом ДШК выскочила в пятидесяти метрах от нас из переулка, предпринять ничего не сумел. Лобовое стекло, конечно, было бронированным, но до этого уже выдержало попадание нескольких пуль, да и не рассчитано оно было на защиту от пуль крупнокалиберного пулемета. Я же сидел на заднем сидении…
        Когда впереди загрохотал пулемет, я успел пригнуться и спрятаться за спинкой переднего сидения, какая никакая, а защита. И только я пригнулся - как впереди послышался странный звук, похожий на то, как палка с силой ударяет по куску мяса. Рев двигателя захлебнулся, машину резко повело влево, и через пару секунд она с грохотом во что-то врезалась.
        Толкнул дверь от себя, даже не выскочил, а вывалился из машины. Рядом, прикрываясь Субурбаном от пуль, затормозила Тойота. Гремят очереди - Душан и его группа открывают огонь на прикрытие.
        Только одного взгляда на разбитое вдребезги лобовое и заляпанное кровью боковое стекло хватает, чтобы понять - сержанту Хадсону помощь уже не требуется…. После ранений пятидесятым калибром не выживают. Твою мать…
        С противоположной стороны машины вываливается Рик, честно говоря, в страшном состоянии - вроде целый, но весь заляпанный кровью и с дикими, безумными глазами. Никогда еще не видел его таким. Не обращая внимания на пули, даже не бежит, а обходит машину. И пули минуют его! Не задевает ни одна. Подойдя к двери водителя, Рик шарит по ней руками, как слепой, пытаясь открыть.

        - Валим, сержант! Ему уже не помочь!
        Две стоящие посреди улицы машины - лакомый кусок и для снайперов и для гранатометчиков, в любой момент может снова появиться та машина с пулеметом. И тогда положат еще кого-нибудь, а скорее всего - всех.
        Рик с силой отпихивает меня локтем, снова пытается открыть дверь.

        - Приди в себя, сержант, твою мать!
        Я хватаю его сзади, отрываю от джипа, мы валимся в грязь - и тут салон Субурбана вспыхивает от прямого попадания из РПГ. Летят осколки бронестекла, машина вспыхивает.
        Встали…
        Запасного плана не было, надо было импровизировать, пока не погибла вся группа. Поднимаясь из грязи с земли, я судорожно огляделся - и увидел в двух домах от нас и на соседней улице большое девятиэтажное здание, скорее всего самое высокое в Садр-Сити, оно явно доминировало над местностью. Это и стало нашим запасным планом.

        - Берем все, что сможем унести, сваливаем!  - я показал рукой на переулок, ведущий в соседнюю улицу.
        Рывком открываю багажник Тойоты, судорожно хватаю еще один автомат, засовываю в
«разгрузку» магазины. Рядом Душан, повесив за спину автомат, берет крупнокалиберную снайперскую винтовку.

        - На кой она тебе!?  - голос уже срывается.

        - Пригодится - на Душана страшно смотреть, на меня, наверное, тоже. Но живы. ЖИВЫ!!!
        Выругавшись, хватаю запас патронов к этой винтовке - длинную кожаную перевязь, которая носится через плечо и на которой есть сорок кармашков, заполненных тяжелыми крупнокалиберными патронами. Тяжелая, зараза…

        - Отваливаем, живо!
        Пока мы, словно крысы, бежим к спасительному переулку, прикрывая друг друга огнем, впереди появляется Шариф, он и несколько пацанов с ним (которых всего восемь человек) стреляя на ходу длинными очередями, перебегают от дома к дому. Бежим навстречу друг другу, в переулок ныряем почти вместе. У самого лаза пуля задевает Рика - но как потом он мне сказал, боль встряхивает его, приводит в чувство. Из ничего не понимающей куклы, механически переставляющей ноги он снова становится бойцом.
        Бежим по короткому переулку, грязь брызгает из-под ног в ушах только собственное хриплое дыхание.

        - Стоп!
        Я выдвигаю из-за угла миниатюрное зеркало на ручке - и оно тут же отлетает под градом пуль. Выход на улицу давно пристрелян - а назад нас не пустят. Так и добьют в этом узком переулке сосредоточенным огнем как крыс.
        Оглядываюсь, вижу дверь. В голове созревает новый план.

        - Держитесь здесь! Мы прикрываем! Душан, Алекс - за мной!
        Хлипкая деревянная дверь с треском проваливается внутрь от пинка ноги. Темный коридор, опасность может быть везде. Все попрятались от перестрелки, где то слышатся истерические всхлипывания, действующие на нервы. Хочется нажать на спусковой крючок и не отпускать, пока не опустеет весь магазин.
        Коридор. После уличного яркого света, вспышек и огненных трасс в темном коридоре ориентируешься с трудом. Пахнет какими-то травами, пряностями - или мне это кажется? Ага, вот и ход на второй этаж - а в этом доме, как и во многих иракских домах, есть что-то вроде общего балкона, длинной галереи, выходящей на улицу. Она-то нам и нужна.
        Выскакиваем. Пригнувшись на улицу - перила, на которых навешаны какие-то тряпки, мешают противнику сразу нас засечь. Душан осторожно устанавливает винтовку, я достаю второй затвор и патрон.
        Второй затвор. У любой однозарядной винтовки существует проблема долгого перезаряжания. Ее мы решили просто и эффективно - сделали два затвора.
        Да, да именно два абсолютно одинаковых затвора к каждой винтовке. Ведь в снайперском расчете два номера. Пока первый номер стреляет, второй номер достает патрон, крепит его на второй затвор и кладет под руку первому номеру. Скорость перезарядки увеличилась более чем в два раза - просто достаешь затвор с отстрелянной гильзой, сразу вставляешь новый с патроном, запираешь и стреляешь. А второй номер выбрасывает гильзу и крепит новый патрон на втором затворе. Все просто.

        - Готов!
        А целей то… Но самая опасная - метрах в трехстах в полуразрушенном здании, прикрытый стеной расчет ДШК. Из обычного оружия его не достать, не пробить стену. Внизу еще стоит старая Тойота с установленным на ней в кузове М2 - с ней разберется Алекс. Одной точной пулеметной очереди из ПКМ хватит - тем более что пулеметчик в кузове вообще ничем не защищен.

        - Цель триста метров на три часа пулеметный расчет!

        - Взял!
        ТТАХ!
        Грохот выстрела крупнокалиберной винтовки бьет по ушам, пороховые газы из огромного дульного тормоза чуть не поджигают висящие тряпки. Присматриваюсь и вижу - что в стене, за которой прятался ДШК, вывален огромный кусок, сам пулемет, похоже, ударом пули сорвало со станка. Чуть дальше по галерее грохочет пулемет Алекса, сбивая хаджу за пулеметом на Тойоте. Душан хватает новый затвор с готовым патроном, перезаряжает винтовку, я смотрю по сторонам. Тойота, наконец, загорается чадным, вялым огнем, хаджи пытаются нащупать нас пулями - и тут начинают стрелять и наши из переулка.

        - Цель двести метров на два часа гранатометчик в укрытии!
        ТТАХ!
        Гранатометчика, уже приготовившегося стрелять буквально разрывает пополам. Снова перезарядка. Сбоку грохочет пулемет, поглощая уже вторую ленту. Хаджи, которые еще остались живы, прячутся, вжимаются в укрытия под огнем.

        - Цель триста метров на десять часов гранатометчик!
        ТТАХ!
        Гранатометчика, попытавшегося «поймать» нас, подкравшись с другой стороны, тяжелая пуля отбрасывает назад, на крышу.

        - Цель триста метров на один час пулемет!
        Сука! Та же Тойота выскакивает из переулка, точно та же самая, но пулеметчик в кузове допускает ошибку: огонь ведется с двух точек и он на секунду замешкался, выбирая цель для своего пулемета. Ствол тяжелой винтовки поворачивается в сторону пикапа.
        ТТАХ!
        Огромная пуля буквально отрывает переднее колесо, и машина переворачивается на полном ходу, перекрывая улицу и подминая под себя пулеметчика.

        - Давай по бензобаку!
        ТТАХ!
        Перевернувшаяся машина вспыхивает погребальным костром, черный дым стелется по улице.

        - Дым!
        Из переулка и с балкона летят последние оставшиеся у нас дымовые гранаты, черные, извергающие клубы дыма цилиндры тяжело плюхаются в уличную грязь. Облако дыма застилает улицу, ничего не видно.

        - Начинаем движение!
        У нас - не больше минуты, двух - за это время надо достичь противоположной стороны улицы. Сейчас хаджи в шоке, инициатива ими потеряна, улица заслана белым дымом от гранат и черным - от горящей машины. Перевернувшаяся машина принимает на себя часть пуль, летящих в нас. Но скоро они придут в себя. Призрачные фигуры из переулка, почти скрытые клубами дыма бегут через улицу, градом свистят пули - поняв, что мы уходим, хаджи открывают неприцельный огонь. Пули летят градом, трассеры красными молниями разрезают густой дым.

        - Пошли!
        Наша команда уже на другой стороне улицы, у нужного нам дома, ведет прикрывающий огонь. Теперь их дело прикрывать нас. Прыгаю первым, больно приземляюсь на ноги.

        - Давай!
        Душан спускает мне со второго этажа винтовку, прыгает сам. Я беру ее в охапку и так, с винтовкой в охапке, автоматом за спиной и перевязью с патронами через плечо изо всех сил бегу через засланную дымом дорогу. Дышать нечем, дым выедает в глаза, лезет в легкие. Летят пули, и думаешь, что каждая в тебя. В стену нужного нам дома на противоположной стороне буквально врезаюсь…
        Господи, зачем здесь такое здание? Единственное такое - же - это здание временной администрации, а это вроде как жилое. Впрочем, сам район тоже странный
        - его построил Саддам и назвал "Город Революции" или Саддам-Сити. Поселил здесь в основном выходцев из других стран, в том числе разыскиваемых террористов. А теперь, после Саддама, здесь скрывается всякая мразь - уголовники, террористы. Куча безработных. Вот и это здание - с виду вроде офисное, но используется, похоже, как жилое.

        - Пошли!
        Один за другим, проникаем в здание. Когда-то бывшее новеньким, современным, сделанное из бетона, сейчас оно грязное, заплеванное, заваленное мусором, с выбитыми стеклами. Напоминает Могадишо… Времени рассиживаться нет - хаджи, разъяренные огромными потерями и тем, что группа иностранцев хозяйствует в самом их рассаднике идут за нами по пятам.

        - На верхний этаж!
        Держать оборону до эвакуации лучше всего там - это господствующая высота. Лифт здесь когда то был, но сейчас вместо него - только черный проем шахты лифта на каждом этаже, куда сбрасывают с этажей нечистоты. На каждом этаже - море мусора. Воняет страшно. Прикрывая друг друга, поднимаемся с этажа на этаж. Навстречу нам бегут иракцы, таща свой жалкий скарб - наученные горьким опытом они предпочитают скрываться при первых же признаках перестрелки. Когда здесь начинают стрелять - стреляют по всему что движется. Оружие если у кого и есть, то к нам с оружием предпочитают не выскакивать. И правильно - целее будете…
        Восьмой этаж…

        - Берем всю взрывчатку, которую есть. Обваливаем пролеты!
        В здании два подъезда, лестницы между ними соединяются длинным и прямым коридором. Один этаж надо оставить про запас. Снизу уже слышны автоматные очереди - хаджи поднимаются.

        - Душан! Держи ту лестницу!
        Душан со своей маленькой группой скрывается в темном коридоре, Рик минирует лестничный пролет. Я стреляю одиночными вниз, чтобы не допустить прорыва хаджей.

        - Шариф!
        Сам Шариф ранен, перевязан какой-то грязной тряпкой, но глаза горят мрачным огнем…

        - Бери своих! На девятом этаже вытаскивайте все дерьмо что найдете, стройте баррикады! У самой лестнице, ведущей на крышу! Нам продержаться полчаса надо!
        Моя "иракская гвардия" исчезает наверху.

        - Слушай…  - Рик как-то замялся - ты не думаешь, что они выстрелят нам в спину?

        - А ты не поворачивайся спиной! Минирование закончил?

        - Закончил, но взрывчатки мало….

        - Хрен с ним! Душан!

        - На связи!

        - Готовность?

        - Готов!

        - Отступай к нам и взрывай!
        Выпустив по очереди вниз, для острастки отступаем в глубину коридора, чтобы не задело взрывной волной….
        БАХ!
        БАБАХ!!!!
        Взрыв там, где минировала группа Душана намного сильнее, видимо у них взрывчатки больше осталось. У нас же взрыв слабый…

        - Проверяем!
        Бежим вперед - и напарываемся на автоматные очереди. Пришедшие в себя после взрыва хаджи лупят вверх неприцельными очередями, пули ударяются в потолок, выбивая бетонную пыль и крошку. Из-за угла бросаю гранату, машинально отмечая, что предпоследняя. Через пару секунд гремит взрыв, знакомый визг осколков, истеричные очереди резко обрываются.
        Одного взгляда хватает, чтобы понять - скверно дело. Лестничный пролет не рухнул, покорежить покорежило, но пробраться можно. В искореженной взрывом мешанине армированного бетона лежит разорванное тело в серой иракской одежде - видимо, попал под взрыв гранаты…

        - Босс!

        - На связи!

        - У нас красиво! Весь пролет рухнул, стена почти обвалилась! Не пройти!

        - Давай сюда!
        Через минуту нас становится уже пятеро. Шестой остался внизу…

        - Уходим на девятый! Нехрен здесь делать!
        Прикрывая друг друга очередями, прыгаем по искалеченной лестнице. Поднимаем вверх адмирала, который до сих пор в каком то странном состоянии - вроде в сознании, но никак не реагирует на внешние раздражители, и Ковальски. Снизу летят пули, хаджи все-таки упорно лезут наверх. Это бы упорство, да на что-нибудь полезное.
        Тем временем хаджи, окружив здание, начинают лупить по стенам из гранатометов и крупнокалиберных пулеметов. Здание, кажется, даже раскачивается от постоянных разрывов…
        Наверху уже сделаны баррикады. Из всех комнат вытащено то, что когда с гордостью могло именоваться мебелью, а теперь является конкретным хламом. Из этой рухляди весьма грамотно сооружены две кучи, одна рядом с лестничным пролетом, так чтобы можно было стрелять по лестничному пролету, вторая подальше, у ведущего на крышу люка. Обе баррикады укреплены еще черными пластиковыми, отвратительно воняющими мешками. Американская администрация раздавала такие мешки целыми упаковками, надеясь, что люди будут собирать в них мусор и вывозить. Люди мусор собирали - но не вывозили, просто выбрасывали из окон или складировали в коридорах или сбрасывали в шахту лифта. Как говорится, с глаз долой из сердца вон. На жаре все это гнило, превращаясь по силе воздействия в химическое оружие. Но пулю пара таких мешков вперемешку с мебелью задержит. Если не задохнемся - останемся живы.
        На баррикадах мы продержались минут пятнадцать, не больше. Хаджи лезли как тараканы, за считанные минуты все наши импровизированные укрытия превратились в хлам. Ранены к этому времени были уже все, держались только на заряде адреналина. Мыслей в голове не было вообще, только инстинкты - не пропустить, попасть, вовремя перезарядить, прикрыть.

        - Валите все! На крышу! Я прикрываю!
        Сменил магазин, прицелился. Впереди, в темноте коридора метнулась тень.
        Та-тах!
        Автомат дернулся, тень упала мешком, перекрыв проход.

        - Аллаху Акбар!!!!
        Истошный, гортанный крик, рассчитанный на то, чтобы запугать врагов. Фанатики чертовы. Выпустив очередь, я отступаю ко второй баррикаде, находящейся у самой лестницы. И оставляю сюрприз у первой - подкладываю гранату с выдернутой чекой под крайний мешок, лежащий на баррикаде. Кто пройдет мимо - скорее всего, сдвинет мешок в сторону. И тогда…
        Взрыв прозвучал неожиданно даже для меня. Совсем отупевший от стрельбы, я не заметил хаджей, которые поднялись на этаж и приготовились к броску. Но гранату кто-то из них все-таки зацепил…
        БАХ!
        Кого-то, кто крался в темноте коридора, отбрасывает вперед, большая часть осколков уходит в саму баррикаду, но часть осколков все-таки находит свои жертвы. Вспышка взрыва на долю секунды высвечивает коридор и первую баррикаду - и я добиваю туда все, что осталось в магазине.
        Теперь все. Пока хаджи приходят в себя - надо сваливать.
        В три шага добираюсь до лестницы, начинаю подниматься наверх. И только показываюсь по плечи из люка - как какая то сила буквально выдергивает меня на крышу. Без сил падаю на раскаленный бетон…

        - Слушай, Кабан, я выходил на связь…. Наземный конвой сюда не пробьется. Они поднимают спасательный вертолет, минут через пятнадцать он будет здесь. Пятнадцать минут продержимся?

        - А куда нам деваться, пташка - устало ответил я - либо деремся, либо… с девятого этажа. Сдаваться хаджам я не слишком жажду. А ты?
        Душан тем временем зарядил крупнокалиберную винтовку, которую дотащил с первого этажа до девятого. Вот ведь человек! Кремень, а не человек!

        - Прикройте!
        От стен летела бетонная крошка, хаджи не могли нас достать и от бессильной злобы лупили с земли вверх, по стенам.

        - Огонь!
        Из нескольких автоматов бьем вниз, на секунду подавляя огонь противника. Этой секунды Душану хватает…
        ТТАХ!
        Стоящий внизу джип разрывается огненным шаром…
        Как мы держались эти пятнадцать минут… Наверное не стоит даже описывать. Скажу только, что потом, ради смеха посчитал патроны, которые у меня остались. Насчитал тридцать шесть. И ни одной гранаты. У других было и того меньше…
        И когда я уже начал думать о вечном, сквозь грохот боя мы услышали гул турбин и грохот вертолетного винта.
        Песочного цвета, огромный вертолет, приближался к нам, он даже не летел, а плыл над Садр-Сити, величественно как средневековая каравелла, извергая огонь. Град пуль снизу волновал его не больше, чем слона - укусы москита. Sikorsky MH53 Pawe Low III, тяжелый спасательный вертолет для действий за линией фронта, бронированный, с огромными топливными баками по бокам, способный вместить в себя целый взвод солдат. По бокам, прикрывая спасательный вертолет, летели две
«Кобры» - боевых вертолета морской пехоты США. Трехствольные носовые пушки огненными бичами хлестали проплывавшую под вертолетами землю, не останавливаюсь не на минуту. С «Сикорского» работали два «Минигана» по бокам.
        У места боя «Кобры», хищно опустив носы к земле, ринулись вперед, поливая огнем многоствольных пушек пространство вокруг зданий. По опыту Могадишо наибольшую опасность при спасательной операции в условиях городской застройки представляют собой РПГ-7, промахнуться по такой корове, как «Сикорский», да еще зависшей над зданием сложно - а кумулятивную струю РПГ броня вертолета не выдержит. Место эвакуации следовало зачистить - именно этим Кобры сейчас и занимались…
        Трехствольная автоматическая двадцатимиллиметровая пушка М197, установленная на Кобре и стреляющая снарядами размером с небольшой банан - прекрасное оружие, одно из лучших для поддержки пехоты с воздуха. Когда она работает, с вертолета к земле как будто тянется огненный луч, а все что есть на земле - машины боевиков, бетонные и металлические укрытия, крыши домов, где засели хаджи как будто разрезается огромной циркулярной пилой. «Кобры» встали в круг, поливая пространство вокруг гостиницы шквальным огнем - и за пару минут все машины боевиков и неудачливых стрелков, не заметивших появления вертолетов, разорвал на части шквал снарядов. Пушки даже не стреляли - они «жрали» землю и все что на ней находится.

«Сикорски» замедляясь, подходил все ближе и ближе к крыше, чудовищный грохот винтов закладывал уши, поднятый винтами ветер едва не сбрасывал нас с крыши. Громадное серое брюхо вертолета проплыло метрах в пяти над нами.
        Садиться пилот спасательного вертолета не стал и поступил правильно - на крыше были какие-то непонятные антенны, грязь - рисковать вертолетом даже по мелочи не стоит. Вертолет завис в воздухе, задняя рампа - аппарель был откинута и в проеме за закрепленным на турели крупнокалиберным пулеметом «Браунинг» сидел пулеметчик. Дуло пулемета уставилось на нас.
        С аппарели полетела, раскручиваясь в воздухе, удобная лестница из стальных тросов, следом, прямо на крышу с пятиметровой высоты с обезьяньей ловкостью спрыгнул спасатель. Мрачным взглядом он окинул наше воинство.

        - Сержант МакБрейди…  - наконец сказал он - кто старший по званию?

        - Коммандер ВМФ США Рамайн, специальные силы - я выступил вперед - тебе не кажется сержант, что на представление, рапорты и церемонии нет времени…

        - Кажется, сэр…  - мрачно усмехнулся МакБрейди - ну вы и бучу здесь подняли… Погрузиться сами сумеете?

        - Не маленькие… Только двоим нужна помощь…  - я показал на "Задиру Дика" и Ковальски, лежащих рядом в самом безопасном и защищенном от пуль месте.

        - Поднимем в спасательной корзине… А эти с вами?  - МакБрейди с удивлением показал на группу иракских пацанов с автоматами.

        Неудивительно - пронеслось у меня в голове - что хвостовой пулеметчик нервничае т, мог бы и рубануть не разбираясь.

        - Со мной - жестко сказал я - берем их на борт.
        МакБрейди покачал головой, но ничего не сказал…
        Когда мы уже погрузились на вертолет, и машина медленно пошла вверх, унося нас из плюющегося свинцом ада, я сел рядом с Шарифом. Тот, обняв автомат сидел рядом с люком, смотря на уплывающие вниз строения, на дым пожаров… В глазах его ничего не было - абсолютно ничего. Как голыши, отполированные речной водой…

        - Я сожалею, Шариф - сказал я. Глупые и неуместные слова - но в тот момент больше мне в голову ничего не пришло.

        - О чем?  - Шариф повернулся ко мне

        - О твоих друзьях…
        Из тех двадцати человек, которые утром собирались в том нашем доме в Садр-Сити, сейчас в живых осталось семеро.

        - Не нужно о них сожалеть, аль-Наджи - чудовищно спокойным голосом сказал Шариф
        - они погибли как мужчины в бою, с оружием в руках. Нельзя сожалеть о тех, кто погиб в бою с врагами твоего племени - их следует помнить и за них следует мстить. Но не сожалеть - жалость унижает воина, даже погибшего. Вам, франкам ( так называют арабы всех европейцев - прим автора ) этого не понять - и поэтому вы слабее нас.
        Отвернувшись, я стал смотреть на багдадский пейзаж, проплывающий в люке нашего вертолета…
        Адмирала выгрузили прямо в аэропорту Багдада. Тянуть дальше было нельзя - его сразу же, на специальном медицинском самолете отправили в тыловой госпиталь в Кувейт. Ковальски же остался с нами.
        Там же, в Багдадском аэропорту мы наспех перевязались. Оказалось, что у меня в ноге застрял небольшой осколок, а я его даже не замечал пока шел бой. Ранены были все, но серьезных ранений не было ни у кого - все оставались на ногах. Через час попутный вертолет морской пехоты перебросил нас на базу «Кэмп-Браво». В Багдадском аэропорту же остались Шариф и его поредевшая группа - после оказания помощи, лететь с нами или идти с попутной колонной они отказались - сказали, что до рынка доберутся сами.
        В «Кэмп-Браво» сил уже ни у кого не оставалось - даже не помню толком, что там было. Помню только что, разбредшись по кубрикам, мы провалились в тяжелый сон. А поздно вечером, меня, Душана, Милорада и Алекса, а также и связанного по рукам и ногам Ковальски забрал "Морской Ястреб"  - вертолет палубной авиации, посланный моим отцом с авианосца "Рональд Рейган"…
        Когда наш «Ястреб» находил на посадку на авианосец, уже темнело. Тем не менее, я заметил странное - на корме авианосца, там, где обычно садились вертолеты, стояли три черных, чем-то смахивающих на бегемота MH-47 (двухдвигательные вертолеты Chinook, модернизированные для специальных операций в особо опасных районах). На авианосце такие вертолеты обычно не базируются - но мне тогда было не до того.


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ
        УДАРНЫЙ АВИАНОСЕЦ ВМФ США "РОНАЛЬД РЕЙГАН"

11.10.2006 Г.

        - Вставай, вставай… Воин…
        Проворчав что-то невнятное, я проснулся. В каюте, где я вчера свалился спать - на авианосце его называли гостевым - было темно, иллюминатор был задраен. На краю кровати, одетый в свой неизменный английский черный костюм сидел отец.

        - Который час, па?

        - Половина девятого по местному - ответил отец, взглянув на часы - давай переоденься и топай в адмиральскую каюту. Я буду там.

        - Ты хочешь мне что-то сказать?

        - Хочу - глухим голосом ответил отец - мы все заврались… И из-за этого вранья ты чуть не погиб. Довольно уже лжи, из-за нее уже и так многие пострадали. Через полчаса я тебя жду.
        Опираясь о стенки (Персидский залив сегодня был неспокойным, неподготовленный человек в таких условиях нормально ходить, не держась за все, что под руку попадается, по кораблю не может), отец вышел из каюты…

        ЧЕРЕЗ ПОЛЧАСА.

        - Па?

        - Заходи…  - послышалось из-за двери - не заперто.
        Зайдя в адмиральскую каюту, я аккуратно закрыл за собой дверь, огляделся. Отец сидел за столом в кресле адмирала Рейли, не знаю почему, но это на тот момент мне показалось чуть ли не святотатством….

        - Присядь…
        Я сел на потертый стул, пристально взглянул на отца. Тот рассматривал поверхность стола, как будто пытался найти на ней ответ на какой-то очень важный, жизненно важный для себя вопрос. Искал - и не находил ответа. В кабинете висело тяжелое молчание, начинать разговор не хотел никто. Наконец, отец решился заговорить первым.

        - Я назову тебе четыре даты, выводы сделаешь сам…
        Четвертого декабря одна тысяча девятьсот семьдесят девятого года группа фанатично настроенных исламистов захватила американское посольство в Тегеране. В заложниках оказались все члены дипломатической миссии.
        Через двадцать дней, двадцать четвертого декабря семьдесят девятого года советские войска вторглись в Афганистан.
        В сентябре тысяча девятьсот восьмидесятого года президент Картер задумал операцию возмездия - массированный удар по стратегическим объектам Ирана силами не менее пятнадцати тысяч бойцов.
        Двадцать второго сентября тысяча девятьсот восьмидесятого года Саддам Хуссейн напал на Иран. Тебе это ничего не говорит?

        - Мне это говорит только о том, что ты опять темнишь, па… У меня сейчас не то настроение, чтобы разгадывать ребусы…
        Отец недовольно хмыкнул, что означало то, что он разочарован.

        - В восьмидесятом году мы узнали о том, что Советский Союз планирует в течение пяти последующих лет с помощью стран - сателлитов, главной среди которых был Ирак, оккупировать весь Ближний Восток. Весь! В этом случае, не менее семидесяти процентов всех мировых запасов нефти оказалось бы в руках стран Варшавского договора, а нас бы они взяли за глотку. Именно поэтому Советский союз не вмешался, когда аятолла Хомейни сверг шаха, именно поэтому они сделали все, чтобы спасти руководящий состав иранской коммунистической партии «Тудеш». Именно поэтому в тот момент иранскую резидентуру возглавлял один из самых опытных и опасных советских разведчиков - генерал Леонид Шебаршин. Им нужен был аятолла, нужен как таран. Сначала аятолла Хомейни должен был дестабилизировать страну, ослабить вооруженные силы, которые при шахе были вооружены и оснащены лучше, чем армии многих стран НАТО. Потом русские должны были, в соответствии с договором
1921 года полностью оккупировать Иран.
        Удар по Ирану намечался на сентябрь восьмидесятого года. В Азербайджане в тот момент были расположены части советской армии, в чью задачу входила оккупация Ирана - двадцать две дивизии. На среднеазиатских аэродромах взлета в это же время находились две дивизии советских воздушно - десантных войск. По Ирану планировалось ударить одновременно с четырех сторон - со стороны Афганистана, советских Азербайджана и Туркмении, а также Ирака. Саддам Хусейн был единственным, кроме высших руководителей Советского союза, посвященным в этот план. Когда план, не без нашей надо сказать помощи, сорвался - Хусейн решил, что русские его предали, обманули и в одиночку, используя заранее подготовленные планы наступления и поставленное русскими оружие, напал на Иран чтобы оккупировать те территории, которые были обещаны ему русским в обмен за помощь при оккупации.
        В семьдесят девятом году я и еще несколько человек от Лэнгли и Пентагона были включены в состав особой оперативной группы по вопросам Ирана и Афганистана. Возглавил эту группу старший офицер Совета по национальной разведке, главный специалист по Советскому Союзу Роберт Гейтс, для этого он вернулся в ЦРУ из Совета национальной безопасности. Не забывай, в этот момент наши дипломаты сидели в захваченном посольстве, ежесекундно рискуя быть растерзанными фанатичной толпой. Наши переговоры с высшими руководителями исламского Ирана и лично с аятоллой Хомейни, поставки туда оружия, развединформации, передача огромных сумм денег были бы расценены как предательство и государственная измена. Но мы знали, на что шли, мы были даже готовы пожертвовать американскими заложниками только для того, чтобы не допустить оккупации Ирана русскими. Если бы русские смогли заполучить Иран - скорее всего сейчас мы сидели бы не здесь, а в окопе где - нибудь под Вашингтоном, готовясь отражать удар советской армии.
        В середине восьмидесятых советская разведка отомстила нам, выдав всю имеющуюся информацию по деятельности нашей группы. Так начался скандал «Иран-Контрас» и в нем было принесено в жертву немало хороших людей. В восемьдесят седьмом кто-то назвал следователям мое имя и передо мной встал выбор - либо тюрьма, либо зарубежная резидентура где - нибудь так далеко, что про меня просто забудут. Я выбрал второе и получил назначение в Пакистан, помощником резидента. Резидентом там был тогда Милтон Берден, человек… короче сейчас таких уже нет. Там же были и иранцы - не надо забывать, что Советский Союз проклинался в мечетях Кума и Мешхеда как "малый сатана". Их разведчики сидели в Пакистане и тоже действовали против Советского союза, поддерживая своих единоверцев. И тогда, в пакистанском приграничье я встретил одного человека, с которым был знаком еще с тех времен, с семьдесят девятого года. Этот молодой человек, офицер только что сформированного Корпуса стражей исламской революции был в составе делегации, которая представляла Иран на тайных переговорах с представителями "Большого Сатаны"  - с нами. Теперь он
возглавлял иранскую резидентуру в Пакистане и отвечал за помощь сражающимся против Советской армии единоверцам. Звали его Мохаммед Райяти.
        Отец прервался, глотнул воды из стоящего рядом с ним большого стакана.

        - В две тысячи третьем году, когда готовилась "Свобода Ирака" рабочая группа была сформирована вновь. В нее вошли те люди из Пентагона, ЦРУ, Совета национальной безопасности, которые еще не потеряли окончательно рассудок и которые предпочитали решать проблему путем договоренностей, а не путем бомб. Почти сразу же нам удалось выйти на Саддама, в ходе переговоров было достигнуто принципиальное соглашение о сдаче Ирака без боя. Хуссейну и его сыновьям было позволено скрыться с деньгами и жить в другой стране под чужим именем. Власть переходила к партии БААС, к наиболее умеренным ее членам. Таким образом, того кошмара, что происходит сейчас, легко можно было бы избежать. Для поддержания порядка и закрепления нашего присутствия в стране мы вводили туда свой воинский контингент, опять таки мирно. Саддам Хуссейн был готов бежать и даже отдал приказ не оказывать сопротивления американским войскам.
        Но, к сожалению, во власти у нас сейчас другие люди. Те самые, чей приход во власть оплатил военно-промышленный комплекс. Те самые, которым нужен раздутый до предела оборонный бюджет. Те самые, которые хотели под прикрытием войны списать десятки миллиардов долларов на восстановление чужой страны. И они нанесли нам удар в спину.

19 марта 2003 года американские самолеты нанесли удар по бункеру, где находились американские переговорщики, где должен был находиться Хуссейн и где в этот день должно быть заключено окончательное соглашение. Информация утекла с нашей стороны - и те, кто хотел войны решили действовать. Они были уверены в успехе - потому что в этот раз достоверно знали, где будет Саддам. Гибель находившихся в бункере американских граждан их ничуть не волновала. Тогда Хуссейн спасся лишь чудом. Когда стало понятно, что удар не достиг цели - началась широкомасштабная войсковая операция.
        Год назад стало понятно, что мы теряем страну. В некогда спокойной стране орудуют террористические группировки всех мастей, ежедневно гремят стрельба и взрывы. Гибнут американские военнослужащие - конца этому не видно. И тогда нашу группу, один раз уже преданную попросили собраться вновь. Попросил лично президент, который уже стал понимать всю опасность того, что несут стране его советники - неоконсерваторы.
        В течение года нашей группой был разработан план окончательного урегулирования ситуации. В стране создается своего рода система сдержек и противовесов, позволяющая нам уйти, полностью вывести войска из страны. За поведение шиитской общины будет отвечать Иран, за поведение суннитов - Сирия. Они противодействуют всем попыткам террористов раскачать ситуацию в стране. Они же организуют поставки нефти на рынок, что должно сбить цены на нефть. Де-факто страна становится конфедерацией с четко очерченными зонами влияния, де-юре остается единой.
        Для реализации этого плана необходимо было согласие Ирана как самой сильной региональной державы, способной своими методами обеспечить стабильность и безопасность в Ираке. Поскольку с Ираном у нас нет никаких отношений, пришлось действовать по неофициальным каналам. И для этого мы создали канал связи, с нашей стоны на котором были я и адмирал Рейли, с иранской - Мохаммед Райяти, к этому времени уже заместитель командующего корпусом стражей исламской революции. Поскольку один раз нас уже предали, общаться приходилось именно такими способами, путем полетов на территорию Ирана и вылазок в порт Бендер-Аббас, передавая информацию строго из рук в руки и только самым проверенным людям.

        - Кто участвовал в переговорах в "зеленой зоне" с адмиралом Феллоном в прошлом году - резко спросил я

        - Ты и это знаешь - ухмыльнулся отец - молодец, молодец… Это был ни кто иной как великий аятолла Сейед Али Хосейни Хаманеи, высший духовный руководитель Ирана. Он прибыл в Багдад инкогнито. Теперь понял, чем были тогда обусловлены предпринимаемые тогда меры безопасности?

        Да уж догадался…

        - Сейчас ситуация снова начала обостряться. Группа людей, которая помешала нам тогда мирно закончить переговоры с Хусейном, проявилась вновь, теперь они понимают, что большинство рычагов давления на президента ими утрачено. Мы предполагаем, что они приняли решение убить президента. Вице-президент Ричард Чейни не просто их человек, по нашим предположениям он является одним из руководителей и идейных вдохновителей этой группы. Из-за этого всего и идет сейчас тайная война, одним из солдат которой ты стал, сам того не подозревая.

        - А знаешь что, отец - сказал я, вставая - воюйте-ка вы без меня! Если это та война, в которой отец врет сыну, подставляя его вслепую - то это не та война, где я участвую, папа.
        Выходя из каюты, я сильно хлопнул дверью…


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ
        УДАРНЫЙ АВИАНОСЕЦ ВМФ США "РОНАЛЬД РЕЙГАН"

11.10.2006 Г. ВЕЧЕР
        Тук-тук…
        Мать бы их всех так. Голова раскалывается от боли - а тут еще кто-то в дверь каюты стучит. Мать их всех…

        - Войдите!
        На пороге нарисовался энсин,[Младшее воинское звание на флоте США, наш аналог - прапорщик.] на вид ему было лет двадцать не больше. Аккуратная, чисто отглаженная форма, наивное мальчишеское лицо… Салага…

        - Сэр, вы коммандер Майкл Томас Рамайн?

        - Собственной персоной - ухмыльнулся я - отец беспокоится за то что я не поел, или как?
        Энсин шутки не понял, лицо его было серьезным, даже преувеличенно, как у всех салаг, выполняющих важное по их мнению поручение…

        - Сэр, вы срочно нужны на мостике. Контр-адмирал Корелли объявил общий сбор.
        Что там еще…

        - Через десять минут, энсин… через десять минут.


        УДАРНЫЙ АВИАНОСЕЦ ВМФ США
        "РОНАЛЬД РЕЙГАН"
        МОСТИК
        Зайдя на мостик, я сразу почувствовал, что дело дрянь. У расстеленной карты стояли несколько человек: контр-адмирал Корелли, командующий авианосной ударной группой, лейтенант-коммандер Алан Сантино, командующий группой боевых пловцов, дислоцированной на авианосце, мой отец и незнакомый, лет сорока и очень внушительно выглядящий офицер в форме морской пехоты США.

        - Сэр!

        - Контр-адмирал Корелли поднял на меня глаза.

        - Коммандер, времени для разговоров нет. Для начала - почти все присутствующие вам уже знакомы. Это полковник Де Вет, командир специального антитеррористического подразделения экспедиционной группы морской пехоты США. MEU (SOC) - Marine Expeditionary Unit (Special Operations Capable)  - специальная группа морской пехоты США, занимающаяся борьбой с терроризмом, специализируется на действиях на кораблях. Очень подготовленное подразделение. Знамениты еще и тем, что единственные в американской армии официально вооружены старым добрым М1911 производства Unertl.] Коммандер Рамайн - специалист по борьбе с терроризмом, мой заместитель. Отвечает за антитеррористическую оборону авианосной группы.

        Твою мать. Это когда ж меня назначить успели?
        Полковник Де Вет сделал несколько шагов, протянул руку. Я протянул свою, причем так, чтобы взять ее в захват и раздавить (морпехи обожают меряться силой, часто по-глупому) было невозможно. Полковник заметил мой маневр и понимающе улыбнулся. Кажется, нашли общий язык….

        - Как себя чувствует адмирал?

        - Адмирал в тяжелом состоянии, в Кувейте, но жить будет - ответил Корелли - поскольку вы старший по званию офицер на судне, прошедший курс антитеррористической борьбы - вы и назначаетесь ответственным за антитеррористическую оборону ордера.[Строй кораблей.]
        Ну и что тут сказать?!

        - Есть, сэр!
        Контр-адмирал улыбнулся, протянул тонкую папку с документами.

        - Ознакомьтесь с этим коммандер. Да побыстрее. Ковальски раскололся, вот протокол его допроса. И времени у нас совсем нет.
        Я начал читать, и вдруг почувствовал, как холодные капли пота текут по моей спине…
        МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ США
        РАЗВЕДОТДЕЛ ШЕСТОГО ФЛОТА США
        КОПИЙ НЕ СНИМАТЬ, АННОТАЦИЙ НЕ СОСТАВЛЯТЬ
        НЕ ДЛЯ ИНОСТРАНЦЕВ
        УНИЧТОЖАЕТСЯ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ!
        СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
        ПРОТОКОЛ ДОПРОСА
        ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ: ДЖОН ДОУ.[103]
        ПОДОЗРЕВАЕТСЯ В ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.
        МЕСТО ДОПРОСА: УДАРНЫЙ АВИАНОСЕЦ ВМФ США "РОНАЛЬД РЕЙГАН".


        ВОПРОС:сколько у вас сообщников и кто они?
        ОТВЕТ:а то вы не знаете… Операция обеспечивается группой примерно из ста человек, кроме того, привлекаются дополнительные силы армии США, втемную. Я контактировал с генералом Джексоном из штаба коалиционных сил. Из группы обеспечения уже погибли практически все.
        ВОПРОС:известно ли генералу Джонсону и вашим сообщникам о реальном замысле операции?
        ОТВЕТ:нет, конечно. Группа обеспечения просто получала деньги, немалые кстати и работала. Генерал Джексон получил из Вашингтона приказ негласно оказывать мне любое содействие. В Ираке об истинном замысле знаю один я.
        ВОПРОС:с какой целью был сбит вертолет ВМФ США, на борту которого находился адмирал Ричард Рейли?
        ОТВЕТ:чтобы обеспечить… режим секретности операции… Приказ пришел из Вашингтона. Оттуда же приказали ликвидировать коммандера Рамайна и адмирала Рейли.
        ВОПРОС:в чем состоит суть задуманной вами операции?
        ОТВЕТ:нужно… взорвать группу кораблей ВМФ США. Так чтобы подумали на Иран. Заминировать танкер "Голубая звезда", идущий из Ирана и взорвать его рядом с авианосной группировкой…
        ВОПРОС:какой тип боеприпаса планируется использовать?
        ОТВЕТ:специальный. Ядерное взрывное устройство, переделанное из авиабомбы В-61. Что-то типа диверсионного фугаса.

        ДОПРОС ПРЕРВАН НА ТРИДЦАТЬ МИНУТ
        ВОПРОС:кто, где и при каких обстоятельствах передал вам ядерное взрывное устройство?
        ОТВЕТ:в нейтральных водах в Средиземном море. Круизная яхта «Венеция». Там было две бомбы.
        ВОПРОС:что дальше произошло с этой яхтой?
        ОТВЕТ:экипаж мы ликвидировали, яхту затопили
        ВОПРОС:что должно произойти после террористического акта?
        ОТВЕТ:я не все знаю, поверьте. По-моему, после этого планируется нанести ответный ядерный удар по Тегерану. Массированные бомбардировки баз иранской армии. Наземное вторжение. Там вся нефть и газ сосредоточена в нескольких провинциях - их не будут бомбить, чтобы можно было бы добывать нефть.
        ВОПРОС:кто отдавал вам приказы на совершение террористических актов против американских граждан и кораблей ВМФ США?
        ОТВЕТ:…………………..
        ВОПРОС:Этот человек лично отдал вам приказ?
        ОТВЕТ:Да, было совещание. Год назад. На нем он представил этот план. Он сам его и разрабатывал. Сказал что иного выхода у нас нет.
        ВОПРОС:Кто еще участвовал в этом совещании?
        ОТВЕТ:……………………………………………………………………………………………..

        ДОПРОС ПРЕРВАН ИЗ-ЗА ПЛОХОГО САМОЧУВСТВИЯ ПОДОЗРЕВАЕМОГО.

        - Это дезинформация - заявил я, кладя папку на стол. Но голос мой, кажется, предательски дрогнул.

        - Боюсь, это не дезинформация, коммандер - устало сказал Корелли, забирая папку
        - несколько минут назад мы получили спутниковые снимки "Голубой звезды". И запросили капитана. Ответ, который мы получили, внушает серьезные опасения…
        Почему я снова согласился лезть в дерьмо, несмотря на то что до это меня жестко подставили, причем подставил родной отец? А как вы думаете? Даже уйдя из армии, я все равно остался офицером. И бросать на произвол судьбы своих братьев по оружию не собирался. Вот так вот.


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ
        УДАРНЫЙ АВИАНОСЕЦ ВМФ США
        "РОНАЛЬД РЕЙГАН"

11.10.2006 Г. НОЧЬ
        Если честно, не помню, когда я так последний раз работал. Все это напоминало веселые деньки девяносто первого года, "Бурю в пустыне", когда мы схватились с, по-настоящему серьезным противником и ожидать можно было всего чего угодно. Вплоть до прорыва "Миражей"[Французский истребитель, стоял на вооружении Ирака.] с "Экзосетами"[Французская противокорабельная ракета, стояла на вооружении Ирака.] и удара противокорабельными ракетами по авианосным ордерам.
        Мы разрабатывали план штурма танкера. А это дело совсем не простое…
        Первая проблема заключается в огромных размерах танкера. "Голубая звезда" относилась к числу самых больших танкеров ULCC, предназначенных для перевозки нефти из района Персидского залива. Его водоизмещение составляло ни много ни мало триста пятьдесят тысяч тонн. Эта махина по размерам превосходила даже авианосец и была настолько большой, что не могла войти ни в один порт мира и разгружалась в открытом море через трубопроводы. Для того, чтобы взять под контроль такой корабль нужны были огромные силы - либо великий профессионализм.
        Вторая проблема заключалась в том, что танкер шел полностью груженым. Мало того, что на нем находились два ядерных фугаса - на нем находилось огромное количество нефти. При ядерном взрыве вся эта нефть сдетонирует - и взрыв услышат, наверное, даже в Вашингтоне, где несколько ублюдков заварили всю эту кашу.
        Третья проблема заключалась в том, что сама по себе катастрофа такого танкера при неудачном штурме, даже и без ядерного взрыва способна привести к чудовищным, трудно предсказуемым последствиям. Разлив многих десятков тысяч тонн нефти способен уничтожить весь Персидский залив, если танкер затонет на судоходном фарватере, то на очистку фарватера потребуется пара месяцев и это в лучшем случае. Все это время нефть потребителям поступать не будет. Что останется от экономики свободного мира после того, как затонувший танкер все-таки поднимут и фарватер освободят - не хотелось даже и думать.
        И самое хреновое - на принятие решения у нас было всего несколько часов. Потом авианосная группировка оказывалась в зоне поражения.


        ШТАБ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ОПЕРАЦИИ

11.10.2006 Г. НОЧЬ

        - Итак, господа, приступим!
        На экране специального ударопрочного ноутбука светилась модель корабля в трехмерном изображении с детализацией по палубам и помещениям. Информацию скинула несколько минут назад судоходная компания, которой принадлежал танкер. Взяв ноутбук, мы (то есть я, полковник Де Вет и лейтенант - коммандер Сантино) уединились в свободной каюте, где к нашим услугам была кофеварка. Кофе, конечно, походил скорее на грязную воду, но хоть что-то…

        - Для начала нужно понять, какой путь проникновения на корабль в этом случае будет более разумным - рассудительно сказал Де Вет.

        - Верно - подхватил я, пока я вижу только три пути - высадка с вертолетов по тросам, высадка с лодок посредством закрепленных на борту корабля лестниц и скрытый подход к кораблю под водой и высадка с помощью тех же лестниц.

        - Есть четвертый способ - сказал Сантино - десантирование.

        - Очень смешно - нахмурился я - будем считать, что это очередная шутка…

        - Почему?

        - Да потому! Ты как себе это представляешь?

        - Обыкновенно. Десантируемся с «Чинуков» на крыле, на высоте примерно километр и планируем на корабль.

        - Планируем на корабль…  - передразнил я Сантино - ты хоть соображаешь что это такое - планируем на корабль. Погода не идеальная, ветер, штормит даже малость. А тебе нужно попасть на палубу движущегося в море корабля, да не одному, а всей группой, чтобы вас ветром не разбросало до самого иранского берега. Да при этом, опускаясь, не переломаться об трубопроводы, люки и прочую фурнитуру, которой в избытке на палубе. Да еще потом выполнить боевую задачу.

        - Тем не менее я считаю, что это выполнимо - упорно сказал Сантино.

        - Ладно. Оставляем как вариант. Рассмотрим остальные. Самый скрытный - ивысадка из-под воды.

        - Отпадает - сразу же сказал Сантино
        Скорее всего, он прав. Если бы в порту их застать - еще можно было бы попробовать. А так… Танкер находится в движении. И движется он быстрее боевых пловцов. Даже если они с точностью до десятка метров сориентируются и выйдут прямо на танкер, будет две проблемы. Первая - они не смогут буксировать под водой лестницы достаточной длины, чтобы потом установить их и подняться на борт. Вторая - пока они будут с воды устанавливать на борт лестницы - их запросто засосет под винты идущего танкера…

        - Ты прав, отпадает - сказал я - остаются два основных варианта: проникновение с лодок и с зависшего над палубой вертолета. Из них я все-таки считаю основным проникновение с лодок. Если их замаскировать, как следует, то в темном, штормовом море лодку можно заметить только тогда, когда она будет уже вплотную у борта судна. А после того, как первая группа боевых пловцов поднимется на борт, обнаружит и нейтрализует патрули противника на палубе, если таковые имеются - тогда уже начинаем вторую фазу операции - основная группа спускается с зависших над судном транспортных вертолетов.

        - И все-таки я считаю, что небольшая группа должна десантироваться на корабль. Если мы первыми попадем на палубу - мы можем эффективно прикрыть и морской и воздушный десант.
        Ну, вот что тут будешь делать!!!

        - Ты уверен в том, что говоришь?

        - Уверен. Небольшую группу десантировать надо.

        - Хорошо. Но только четыре человека, не больше. Двое - со снайперским оружием, еще двое - их прикрытие. Задача - определить, если на палубе патрули, если есть
        - где, сколько, график прохождения. Если будет возможность зачистить палубу - чистите, если нет - просто передавайте информацию и ждите подхода морского десанта.

        - Сделаем.

        - Примерно подводим итоги: Три группы. Первыми десантируются разведчики - четыре человека, их задача - разведка обстановки на палубе танкера. Вторая фаза - морской десант. Сколько человек будет в морском десанте.

        - Предлагаю двадцать - пробасил Де Вет - десять боевых пар. Десантируемся с четырех лодок. Какова высота борта над ватерлинией?

        - Десять метров - сказал я, сверившись с данными в ноутбуке.

        - Прекрасно - ответил Де Вет - мои ребята окажутся на палубе через двадцать пять
        - тридцать секунд.

        - Ой ли? Море штормовое…

        - Гарантирую, сэр!  - полковник улыбнулся - все это мы раз по сто отрабатывали. Сделаем с закрытыми глазами.

        - Какой тип лестниц планируете использовать? На магнитах?
        В этом случае можно было использовать два типа лестниц - обычные, штурмовые, снабженные чем-то вроде магнитных присосок, позволяющих крепить лестницы на борт танкера и подниматься по ним и тросовые, выстреливаемые при помощи специального арбалета. Подниматься по тросовым лестницам было одно мучение.

        - Тросовые, сэр. Мы уже думали над этим во время учений. Корпуса танкеров всегда покрыты мазутной пленкой и обычную лестницу, не прикрепить даже мощным магнитом. Получается только тросовой. Подниматься будем в четыре потока с двух сторон танкера. В этом случае, все бойцы окажутся на палубе через две минуты. Примерно минут пять не больше потребуется на зачистку палубы. И после этого можно начинать третью фазу - вертолетный десант.

        - Точки выброски десанта здесь, здесь и здесь - я подвинул ноутбук так, чтобы его экран был виден всем.

        - Я бы первую точку сместил вот сюда, сэр - сказал Де Вет - слишком близко от рубки, того и гляди аварийная ситуация.

        - Тогда три вертолета не смогут одновременно высадить десант.

        - Пусть так. Сначала два, потом еще один. На третьем все равно, моих людей будет мало, в основном люди из министерства энергетики и группы обеспечения ядерной безопасности.[Названия спецслужб и организаций, которые задействуются в этом случае.] Если они высадятся чуть позже - штурмовую группу это не ослабит. Все равно нам нужно будет какое-то время, чтобы взять корабль под контроль.

        - Согласен. Теперь давайте подумаем, где может быть место закладки взрывного устройства.

        - Да где угодно - сказал Де Вет - мощности то по любому хватает. Так что придется обыскивать корабль с носа и до кормы.

        - А будет ли у нас время это делать - задумчиво спросил Сантино - они ведь запросто могли найти смертника. Только началась перестрелка - бабах! Ты уже в аду, а задница все еще дымится…

        - Тогда возникает еще один вопрос. Какого типа взрывное устройство, с какого типа детонатором может быть установлено на танкере. И на этот вопрос думаю, нам лучше ответит кто-нибудь из яйцеголовых ( так частенько называют ученых )…
        Сняв трубку телефона, я попросил прислать кого-нибудь из группы обеспечения ядерной безопасности. Через несколько минут в дверь постучали.

        - Открыто!
        В каюту вошел человек… короче при его двухметровом росте я бы поставил все деньги на то, что он является культуристом, солдатом, кем угодно - но только не ученым. Глядя на его руки, можно было представлять себе, как он этими руками ради смеха может согнуть лом.

        - Доктор Алан Картрайт

        - Присаживайтесь доктор - дружелюбно сказал я - и расскажите нам о том, с чем нам предстоит сегодня столкнуться. То есть о ядерной бомбе В-61.

        - Ядерная бомба В-61 - академичным тоном начал доктор - представляет собой ядерный боеприпас, выполненный в виде авиабомбы свободного падения, вес шестьсот тридцать килограммов, мощность в разных модификациях от ста до пятисот килотонн, может применяться со следующими носителями…

        - Стоп, док - остановил я его - всю эту информацию я могу почерпнуть из Janes. Janes Defence - издающиеся в Лондоне справочники по вооружениям стран мира, считающиеся у специалистов самыми полными и точными.] Давайте вместе подумаем. Например: могли ли террористы изготовить какую-либо специализированную систему защиты к этой бомбе.

        - У них был доступ к оборудованию, примерно такому, какое есть на заводе в Оак-Ридж?[Оак-Ридж - город в США, где расположен завод, производящий американское ядерное оружие.]

        - Предположим, что был, док. Предполагать всегда надо худшее.

        - Тогда они могли сделать все что угодно…  - заключил док Картрайт.

        - Стоп - решительно сказал я - так можно додуматься даже до того, что лучше всего просто посыпать головы пеплом. Давайте-ка взглянем еще раз на спутниковые снимки.
        Я поставил программу в режим «слайд-шоу», на экране поплыли, сменяя друг друга спутниковые снимки "Голубой звезды" в порту и на выходе из него.

        - Что мы видим?



        - Мы видим, вот здесь и здесь - я отметил пару снимков - что на палубе явно не арабы. Из этого, я могу предположить, что на корабле либо смешанная арабо-американская группа, либо арабов на корабле в числе террористов нет вообще! Давайте зададимся вопросом: хоть один из нас, да и вообще хоть один из американцев способен сознательно нажать кнопку ядерного взрывного устройства, причем для того, чтобы затопить не что-нибудь, а собственный авианосец.

        - Скорее нет…  - протянул Сантино.

        - Маловероятно - уверенно сказал Картрайт - очень маловероятно. Не надо забывать и о том, что среди американцев, вовлеченных в это дело, у кого-то элементарно может проснуться совесть. И он пойдет в ФБР. Чем больше американцев знают о замысле - тем больше вероятность провала. Вспомните показания Ковальски - полностью о схеме знал один он, остальные работали втемную. И в то же время среди арабов смертников найти - запросто.

        - В точку, док!  - улыбнулся я - среди воспитанных на Западе людей вообще сложно найти человека, который сознательно, без вариантов пожертвует собой. В бою - дело другое, а так, как камикадзе… И поэтому, скорее всего корабль охраняют наемники, которые даже не знают, для чего их наняли. Скорее всего, это боевики из какой-нибудь фирмы, не гнушающейся никакой грязной работой, может быть из организованной преступности. Но хорошо вооруженные. Сейчас таких спецов, после Ирака несложно найти. Их наняли втемную, сказали, что на корабле везут партию оружия или наркотиков или чего-то в этом роде. Они даже не подозревают, что на самом деле находится на корабле. А сам заряд скорее всего на автоматическом управлении: в конце концов неважно, взорвется он за десять километров от авианосной группы или за пятьдесят.

        - Тогда может быть, сработаем официально. Причалим для досмотра, высадим абордажную группу…

        - Нельзя. Рисковать нельзя. Они, например, могут элементарно знать, где находится заряд, принимая его за что-то другое, и выбросить его в воду, чтобы избавиться от улик. В воде заряд, если его немного доработать, сдетонирует - последствия будут почти такие же тяжелые. От подводного взрыва расколется танкер… Нет, рисковать нельзя. Следующий вопрос: док, как быстро вы сможете проверить корабль и определить место закладки заряда, после того, как танкер будет полностью взят под контроль спецназом.

        - Такая махина… У нас хорошие дозиметры, но… пара часов, не меньше. Скорее, даже побольше.

        - Тогда у меня предложение. На корабле ведь есть дозиметры.

        - Наверное, есть. Должны быть.

        - Раздаем дозиметры каждому члену штурмовой группы. Ставим на автоматический режим. Если где-то повышенный радиоактивный фон - бойцы вызывают вас, док. И вы уже разбираетесь.

        - Добро.
        Мы стояли на освещенной прожектором палубе авианосца. Антрацитно-черные «Чинуки» раскручивали лопасти винтов, на борт грузились спецназовцы ВМФ Сантино и морпехи Де Вета - смешанная группа. Чуть в стороне и рядом с нами четверо бойцов надевали парашюты - им предстоит самая опасная задача.

        - Слушай, Алан может, бросишь эту дурацкую затею с десантированием?  - спросил я, идея мне и в самом деле не нравилась

        - Да брось, коммандер - отмахнулся Алан - и не такое творили…
        От вертолетов четким шагом к нашей группе шел Де Вет, уже переодетый в черную штурмовую униформу.

        - Сэр, спецгруппа готова к выполнению задачи! Командир специальной группы, полковник Де Вет.

        - Да поможет вам Бог, джентльмены… Вперед!  - проговорил контр-адмирал Корелли.
        Полковник Де Вет четко, как на параде отдал честь, повернувшись, побежал к вертолету. Сел у самого края открытого люка.[Грубо нарушая при этом технику безопасности, не могу не отметить.] С воем и грохотом винтов, один за другим три черных вертолета оторвались от палубы авианосца и направились к цели, растворяясь во тьме….

        - Наши действия?  - Корелли повернулся ко мне

        - Наши действия…  - я на секунду задумался - поднимаем четыре Ф18 с Гарпунами, Противокорабельная ракета «Гарпун», состоит на вооружении ВМФ США.] это будет нашей страховкой на самый крайний случай. Переходим в режим радиомолчания, всю радиоаппаратуру только на прием, отключаем все радары кроме жизненно необходимых. Выставляем на палубе наблюдателей, при приближении к авианосной группе неопознанного самолета или корабля применяем оружие без предупреждения.

        - Согласен - контр-адмирал пошел на «остров» чтобы отдать необходимые распоряжения.
        А я остался на палубе, вглядываясь вдаль, в черноту ночи. Через два часа - рассвет…


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ

11.10.2006 Г. НОЧЬ
        ФАЗА 1

        - Точка сброса!
        В головном МН-47 идущем на высоте более тысячи метров без огней было темно и шумно. Рев двигателей бил по барабанным перепонкам даже, несмотря на специальные наушники, в просторном десантном отсеке вертолета горел тусклый красный свет, делая сосредоточенные лица десантников похожими на лица чертей, вырвавшихся из ада. Все понимали, что задача стоит непростая, а выданные перед взлетом дозиметры направили мысли многих по совсем плохому руслу. Тем не менее, никто даже не думал о том, чтобы не выполнить приказ, все молча и сосредоточенно настраивали себя на бой.
        Четверо десантников, отягощенные баулами с парашютами подошли к самому краю люка, за которым простиралась мрачная мгла. Прыгать решили одновременно, иначе разбросает - друг друга потом не найти. Выпускающим вызвался быть сам полковник Де Вет

        - Готовность!
        Каждый из четверых десантников поднял сжатый кулак.

        - Пошли!  - Де Вет хлопнул по плечу Сантино, тот бросился к люку и трое «котиков» бросились следом за ним. Миг - и тьма за бортом вертолета поглотила их.
        Ночной прыжок - занятие неприятное и небезопасное. Как только десантники покинули вертолет - их почти сразу расшвыряло в стороны бешеным потоком ветра от лопастей вертолета. Кувыркаясь в черном облаке, они почти сразу потеряли друг друга.
        Алан Сантино, как и другие члены его маленькой группы, несмотря на то, что были боевыми пловцами, после перехода в "команду изоляции" освоили весь спектр парашютных прыжком: с большой, с малой высоты, ночью, на воду, с оружием. Поэтому почти сразу после выброски они сразу стали действовать, действовать так, как многократно было отработано на учениях.
        Прежде всего, надо стабилизировать падение. Причем быстро - автомат раскрытия парашюта был установлен на пятьсот метров. Сейчас они беспорядочно кувыркались в воздухе, отягощенные оружием - в результате парашют мог просто неправильно открыться. Поэтому Сантино, улучив выгодный момент, резко раскинул руки и ноги, подобно пауку. Ветер еще попытался поиграть с попавшим в его стихию человеком, как ребенок играет со щепкой, несущейся в весеннем звонком ручье, но быстро понял, что бесполезно и оставил десантника в покое. Теперь Сантино словно парил в воздухе на упругой воздушной подушке, приближаясь к земле.
        Несмотря на всю подготовку, рывок открывшегося парашюта оказался неожиданным и сильным. Только что он свободно парил в воздушном пространстве - и вдруг резкий рывок подвесной системы буквально выбросил его из реальности на микронную долю секунды. Только что он падал со скоростью примерно шестьдесят метров в секунду - но раскрывшийся парашют мгновенно снизил ее в двенадцать раз, до пяти метров в секунду. От такого резкого торможения темнеет в глазах даже у подготовленного человека. Тем не менее, Сантино как и в первый раз испытал дикий восторг от того, что снова прошел через это. Он снова познал небо! Познал и опять победил!
        Падение еще замедлилось, большой прямоугольный купол парашюта из черного как ночь нейлона раскрылся как нельзя лучше, позволяя парашютисту управлять своим падением. Сантино взглянул на закрепленный на его левой руке маленький экран специальной системы GPS, на котором зелеными светляками светились еще три точки, помимо его отметки в центре экрана. Значит, раскрылись все штатно. Близко друг к другу никто не приближался - столкновение двух парашютистов в воздухе может привести к крайне тяжелым последствиям.
        Нижняя граница облачности в этот день находилась на высоте примерно триста метров над уровнем моря. Луны видно не было, но когда парашютисты пробили слой облаков, это почувствовали все. Тьма вокруг не то, чтобы рассеялась… Просто она стала какой-то другой. Да и воздух вокруг стал другим, не таким влажным и похожим на вату как в зоне облачности.
        Пора! Сантино надвинул на глаза монокуляр ночного видения, закрепленный на каске
        - и чуть не вскрикнул от удивления. Стальная громада танкера была почти под ним, всего метрах в пятидесяти слева. Примерно рассчитав время, оставшееся до касания палубы, Алан взялся за управляющие стропы…
        Касание! Алан Сантино целился ногами в крышку громадного люка, закрывающего один из нефтяных резервуаров. Конечно не лучшая точка приземления - крышка была покрыта тонким слоем нефти вперемешку с пленкой соленой воды - но остальные были еще хуже. На палубе танкера была куча трубопроводов, запорных механизмов, насосов - напоровшись на них можно было вообще разбиться насмерть. Парашют шел нервно, все-таки танкер создавал завихрения воздуха. Над точкой, которую Сантино наметил как точка приземления, он рванул за стропы, гася купол. Прыжковые ботинки коснулись металла, раздался приглушенный, но удар об металл. Сантино упал на стальной люк, чуть подальше с почти неслышным шорохом на стальную тушу танкера упал черный нейлон парашютного купола. Перекатившись, Сантино первым делом расстегнул кобуру на бедре и достал бесшумный Мк23.

        - Что там!

        - Черт его знает!
        Говорили на прекрасном английском, метров тридцать. Услышали все-таки! Черт!

        - Иди, проверь!
        Приглушенная ругань, почти неслышные шаги по палубе. Сантино приготовился к стрельбе.
        Танго[Для тех, кто не помнит - кодовое обозначение террориста в армиях НАТО - прим автора.] появился внезапно, судя по всему мысль шататься ночью по палубе танкера, рискуя зацепиться за что-то и упасть, его не особо вдохновляла. Поэтому, несмотря на наличие такого же монокуляра, как у Сантино противник шел медленно и шумно, больше уделяя внимания тому, что было у него под ногами.
        Пук! Пук! Две пули сорок пятого калибра попадают в голову, лицо противника в монокуляре ночного видения мгновенно темнеет, Сантино вовремя делает шаг вперед, подхватывает падающего танго и аккуратно, а самое главное - бесшумно, укладывает его на палубу. Минус один.[Еще одно кодовое обозначение. Означает, что одним плохим парнем стало меньше - прим автора.]
        Теперь быстро! Уже секунд через тридцать, если не поступит доклад от высланного на проверку дозорного, его сообщники заподозрят неладное. Отстегнув подвесную систему парашюта, Алан почти бесшумно прыгнул на палубу, приводя в готовность основное оружие…
        Когда принималось решение, чем вооружаться и чем вооружать десантную группу, сначала думали дать две снайперские винтовки Mk11 mod 0 с глушителем и ночным прицелом для снайперов и два Hk MP5K PDW с глушителями и лазерными прицелами для вторых номеров. Потом передумали. Прыгать с длинной, требующей очень осторожного обращения снайперской винтовкой - ночной прыжок на танкер и так был сложным, а тут еще… Поэтому решили не делить бойцов на снайперов и группу поддержки и вооружить их по-другому.
        У каждого бойца в качестве основного оружия был Mk18 SQBR - что-то типа М 4 Commando с коротким 10,5 дюймовым стволом. На каждый автомат установили глушитель, лазерный прицел, переднюю рукоятку, в которой прятались компактные сошки. В качестве прицельного приспособления установили прицел Aimpoint М68 и впереди него - компактный ночной прицел - монокуляр. Таким образом, получилось идеальное оружие для зачистки палубы, с которым можно работать как по одиночным, так и по групповым целям и весьма точно. Максимальная дистанция стрельбы при этой операции была метров двести, для нее этого автомата с лихвой хватало. Его же можно было использовать и при зачистке тесных помещений танкера. В качестве дополнительного оружия использовался НК Мк23 с глушителем и лазерным прицелом, которым сейчас пользуется весь американский спецназ.
        За несколько секунд Сантино преодолел метров двадцать, отделяющих его от патруля противника, вскинул винтовку, прицелился. В мягком зеленом свете ночного прицела были хорошо видны две светлые фигуры, оружие было у каждого.
        Пук! Пук! Пук! Пук!
        Ночное противостояние бойца, вооруженного винтовкой с ночной оптикой, глушителем с бойцами, такого оснащения не имеющими, похоже на избиение младенцев. Но об этом никто не думал - главной здесь была эффективность и только она. Чем больше разница в оснащении и снаряжении между тобой и танго, чем надежнее и безопаснее для себя и задания ты сможешь их убить - тем лучше.
        Оттащив тела танго в сторону, Сантино получил передышку и смог выйти на связь с другими бойцами группы. Щелчок и шипящая согласная в микрофон, как того требуют армейские правила. Почти сразу раздались два ответных щелчка. Значит, трое приземлились нормально. Четвертый вместо обусловленного сигнала щелкнул три раза, что означало «трехсотый». Разбираться с этим было некогда - все знали, на что шли. Если получил ранение при приземлении - спрячься, перевяжись и лежи тихо как мертвый. В морском десанте есть медики, они помогут.
        Значит только трое. Трое на то, чтобы зачистить громадную палубу танкера. Но если эти трое - американские боевые пловцы из "отряда изоляции"  - то это немало.
        Приказы отдавать смысла не было - свою задачу все и так знали, а разговор даже шепотом мог демаскировать и привести к срыву операции. Держа наизготовку свой автомат, Сантино осторожно двинулся вперед…
        Лейтенант-коммандер осторожно, короткими перебежками передвигался по палубе танкера, часто замирал на месте, осторожно осматриваясь по сторонам. Он приземлился почти на самом носу танкера, на втором резервуаре с начала и теперь шел к корме танкера, к рубке управления. В ярко-зеленом свете ночного монокуляра окружающий пейзаж был виден как в ярком солнечном свете.
        Пробираться по танкеру было сложно. Палуба была грязной, кое-где залитой нефтью, ее пересекали различные трубопроводы и другие препятствия, преодолевая их, Сантино один раз чуть не упал. Наконец, обстановка показалась ему достаточно тихой, чтобы скоординировать действия.

        - Орел один орлам - доклад!

        - Орел два. Левый борт, пятьдесят метров до рубки. Чисто.

        - Орел четыре. Правый борт, сто тридцать метров до рубки. Наблюдаю усиленную группу Танго - не менее четырех человек.

        - Орел два, работаешь дальше. Орел четыре иду на твой борт!
        Между крышками танков есть узкие технические проходы, часто загроможденные оборудованием. Через этот проход Сантино, про себя ругаясь, достиг соседнего борта.
        Орла четыре он узнал сразу - по нарукавной повязке. Чтобы в темноте не перепутать своих и чужих у каждого члена штурмовых групп на обеих руках были повязаны нарукавные повязки, ярко фосфоресцирующие в том диапазоне света, который брали ночные приборы и прицелы, но невидимом невооруженному глазу. Опасность была в том, что если у противника также окажутся приборы ночного видения - это сыграет против штурмовиков. Но опасность в суматохе штурма перестрелять своих же была еще больше.
        Подкрадываясь сзади, Сантино цикнул в микрофон - иначе можно было нарваться на очередь в живот от своего же. «Котик» прятался в тени корпуса большого циркуляционного насоса. Жестами оговорили порядок действий, и Алан снова нырнул в темноту.
        Танго уже начали засыпать на посту. Ночная вахта вообще дело скверное, тело само засыпает. Поэтому на нее обычно отряжали молодых. И случалось такое, что заснувший боец погибал, прихватив с собой несколько десятков сослуживцев. Как говорится, "последний сон - он сладкий самый"… Вдруг один из танго встрепенулся, прислушался. Кто-то несколько раз тихо, но отчетливо стукнул металлом об металл, метрах в двадцати от него. Он поднес к глазам прибор ночного видения - ничего. Решив проверить, тихо (как ему казалось) поднялся со своего места, сделал несколько шагов вперед, вглядываясь в зеленоватый пейзаж перед собой. Ничего. Услышав тихие хлопки резко обернулся и замер - метрах в двадцати от него стоял человек и этот человек расстреливал из автомата его спящих коллег. Танго поднял автомат, но выстрелить не успел - лейтенант - коммандер Сантино, появившийся из технического прохода между танками выстрелил первым…

        - Общий доклад!

        - Орел два! Минус два! Чисто!
        Кажется, палубу хотя бы минимально зачистили…

        - Сэр!
        Четвертый номер держал в руках какую-то трубу, в приборе ночного видения было сложно определить, что это такое…

        - Здесь целый арсенал, сэр! Гранатометы, крупнокалиберная снайперская винтовка. Подготовились на славу…
        Сантино переключился на общий, закрытый канал связи всех участников операции.

        - Орел один вызывает Тюленей!

        - Тюлень один на связи!

        - Площадка чиста! Минус восемь! Начинаем фазу два!

        - Принял!


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ

11.10.2006 Г. НОЧЬ
        ФАЗА 2
        Четыре «Зодиака» отошли от авианосной группы почти сразу же после того, как взлетели вертолеты с десантом. В каждую лодку погрузились по пять бойцов - пулеметчик, снайпер и три автоматчика - группа способная решать задачи в автономном режиме, даже если три остальные лодки не прорвутся к цели. Для сокращения и так небольшой заметности лодки (а попробуйте-ка разглядеть черную, низко сидящую резиновую лодку ночью в неспокойном море) сверху на лодку набросили стандартную маскировочную сеть, скрывшую очертания лодок и сделавших их похожими с расстояния на большую груду мусора. Двигатели накрыли специальными колпаками, уменьшавшими их шумовую сигнатуру[По-простому - уровень шума.] больше чем в два раза. И тронулись навстречу опасности.
        В море лодки выстроились цепочкой, одна за другой, соблюдая дистанцию десять метров, друг от друга. На корме каждой лодки горел фонарь, дававший свет только в инфракрасном диапазоне, их лучи помогали рулевым, одевшим приборы ночного видения не потерять друг друга в ночном море. Лодки шли довольно быстро, периодически их захлестывала волна, соленая вода попадала на морских пехотинцев, сидящих у бортов лодки, соль застывала на лицах, обмундировании и снаряжении. Неприятно. Но приходилось терпеть. На носу каждой лодки был установлен пулемет "Браунинг М2", совмещенный с мощным прожектором, на случай если все пойдет уж совсем хреново - но сейчас за пулеметами никто не стоял. По возможности надо было сработать тихо.
        Черная громада танкера показалась неожиданно, он казалось, выплыл из тьмы, подобно громадной скале или утесу и рулевой первой лодки был вынужден принять резко вправо, чтобы не попасть под танкер. Мигнул фонарь на корме, сигнализируя другим лодкам о препятствии прямо по курсу. Четыре черных островка приняли вправо, уступая дорогу мрачной черной громаде.

        - Ждем! Удаление сто!
        По плану вторая фаза штурма должна была начаться только после того, как десант первой фазы отсигналит с борта цели о том, что палуба зачищена. Или через двадцать минут, после встречи с танкером - если произойдет, что десант первой фазы не сможет высадиться на танкер или будет убит в перестрелке.
        Сигнал пришел черед десять минут - палуба чиста. Лодки пошли на танкер, разделившись на две группы, чтобы зайти одновременно на оба борта танкера - как вдруг с третьей лодки снайпер подал сигнал тревоги.

        - Вижу движение! Рубка управления, две цели! Вооружены! Готовятся открыть огонь по палубе!

        - Можешь снять их отсюда?

        - Сложно, сэр… Это волнение…  - лодка остановилась. Снайпер приник к прицелу своей Барретт-107, задержал дыхание, замер, пытаясь определить амплитуду колебаний лодки на волнах, чтобы поймать момент для выстрела.

        - Я Тюлень три-три. Цель держу, готов открыть огонь.

        - Обратный отсчет от трех! Три! Два! Один!
        ТТАХ! ТТАХ!
        На слове один две крупнокалиберные винтовки рявкнули одновременно, посылая в цель тяжелые пули. Один из снайперов сработал идеально - танго, который уже готовился открыть огонь по палубе, пуля аж сбросила с крыши рубки управления на палубу. Второй промахнулся - в следующий момент до морских котиков донесся негромкий отчетливый рокот пулемета.
        ТТАХ! ТТАХ!
        Работавший по палубе пулемет захлебнулся на полуслове, второй танго исчез из прицелов.
        Нашумели!

        - Чрезвычайная ситуация!  - крикнул Де Вет, командовавший операцией с борта вертолета - работаем по второй схеме! Десанту держать палубу!

        - Есть!

        - Вниз - рявкнул полковник на вертолетчика, да так, что тот тут не подпрыгнул в пилотском кресле - заходим на цель! Быть готовым к высадке под огнем! Бортстрелкам - готовность!
        Синхронно лязгнули затворы…
        Вторая схема предполагала одновременную высадку на палубу и морского и воздушного десанта, возможно в условиях огневого противодействия противника. Здесь уже все решала не скрытность, а время.
        Лодки рванулись к цели, маскировка. Разрезанная за несколько мгновений ножами полетела в воду - она могла помешать при высадке.
        Алан Сантино примостился за корпусом какого-то насоса, ожидая, когда покрытые резиной крючья вцепятся в борта танкера, как вдруг, откуда-то снизу, с воды синхронно ударили два выстрела из снайперских винтовок. Сантино отработанным движением присел, смещаясь вниз и прикрываясь стальным корпусом агрегата - вовремя! Откуда спереди и сверху ударила пулеметная очередь - ударила в его сторону. Почти сразу же снова отработали снайперы - пулемет заглох. Сантино повернулся назад - и с ужасом увидел "Орла - четыре", мешком лежащего на палубе…
        Черный резиновый борт лодки со скрипом проехал по стальному борту танкера.

        - Лестницы!
        Первый номер поднял специальный арбалет, прицелился куда-то вверх…
        Фьюу-у-у-у…
        Покрытый резиной стальной крюк-кошка вылетел во тьму, за ним со свистом потянулась тонкая тросовая лестница. Через пару секунд Тюлень-первый почувствовал, как кошка ударилась о борт танкера. Рванул на себя со всех сил - держится.

        - Пошли!
        И первый полез по узкой, невидимой в темноте, раскачивающейся лестнице…
        Сантино сменил позицию за корпусом насоса на более удобную для стрельбы - и вовремя! Впереди, на уровне третьего этажа над палубой резко распахнулась дверь.
        Пук! Пук! Пук!
        Тот, кто собирался выскочить, наружу повалился назад, дверь захлопнулась. Еще минус один - но больше легких целей не будет. Где-то сзади хлопнул люк. Сантино резко развернулся - и с дикой радостью заметил, как с его стороны в борт вцепилась почти незаметная во тьме кошка. Где-то на палубе прогремела очередь Калашникова…
        Вертолеты резко снижались, настолько резко что у сидящих в десантном отсеке бойцов даже перехватило дыхание, а неподготовленному человеку показалось бы что вертолет падает. Рев двигателей сменился на какой то визг.

        - Захожу на цель! Тридцать секунд!
        Падение прекратилось, вертолет двигался вперед, замедляясь.

        - Приготовиться к высадке!  - крикнул Де Вет, проверяя свой автомат.
        У заднего люка вертолета выпускающий выбросил вниз два длинных прочных, толстых троса. Первые двое десантников схватились руками, защищенными толстыми перчатками за росы, готовясь десантироваться немедленно.
        Пилот завел вертолет на цель ювелирно, именно туда, куда он хотел. Палуба танкера внизу уже была расцвечена ярким пунктиром огненных трасс. Слегка клюнув носом, вертолет остановился, завис на месте!

        - Пошли!
        Де Вет первым (он вообще считал, что хороший командир всегда идет первым, показывая пример своим подчиненным) оттолкнулся от люка вертолета, заскользил вниз, навстречу шквальному огню. Спуск занял несколько секунд, вокруг с противным свистом неслись пули, высадку явно заметили, а скользящий по тросу десантник - хорошая мишень. Как только ноги коснулись палубы, полковник бросился влево в укрытие, освобождая место следующему - и тут он краем глаза заметил, как после очередной автоматной очереди в их сторону что-то черное рухнуло сверху, с противным звуком ударившись об палубу….
        Сантино уже был ранен в ногу, пуля зацепила рикошетом. Рана болела немилосердно, но он стрелял и стрелял по вспышкам в темноте. Со стороны рубки автоматные очереди гремели не переставая, трассирующие пули обезумевшими светлячками неслись над палубой. Над головой уже гремели турбины вертолетов - высаживался десант. Кто-то из своих (в суматохе Сантино увидел светящуюся повязку) пробежал мимо него и занял позицию метрах в трех впереди, скрывшись за поднятой крышкой какого-то люка. И вдруг спереди, с крыши рулевой рубки танкера как будто метнулась шаровая молния, почти сразу же в воздухе над палубой раздался взрыв.
        Ракета РПГ ударила точно в двигатель зависшего над палубой первого вертолета, тот за считанные секунды взорвался, вертолет подпрыгнул, его повело резко влево. Стоящего у самого люка выпускающего выбросило из вертолета, и через долю секунды он тяжело грохнулся на палубу десятью метрами ниже.

        - Сэр, горит двигатель!
        Первый пилот и сам видел, что дело совсем плохо - красные лампочки мелькали перед ним подобно огням на игровом автомате в Лас-Вегасе, в кабине ощутимо запахло дымом. Пилот лихорадочно пытался передать мощность в первого двигателя на второй винт, но вертолет уже не слушался - пилот не видел, что привод второго винта разрушен полностью. Вертолет начал медленно заваливаться на бок и вниз, рулевая рубка танкера, расцвеченная вспышками выстрелов приближалась, оттуда по вертолету били несколько автоматов. Бронированное стекло кабины покрылось мутной паутиной трещин, в открытые иллюминаторы кабины врывался ветер.

        - Садимся на воду! Кто может - прыгайте!  - заорал первый пилот, выжимая ручку управления до отказа влево. Вертолет пошел влево - и тут рулевая рубка идущего танкера со страшной силой ударила по корпусу вертолета. Раздался громкий скрежет и треск, вертолет полетел кабиной вниз в черную воду.
        Тюлень один-один перемахнул через низкий бортик танкера, перекатился в сторону, освобождая место идущему следом за ним тюленю один - два. И тут над его головой что-то вспыхнуло, сверкнуло, раздался взрыв. Тюлень один-один поднял голову и с ужасом увидел висящий прямо над ним МН-47, задний двигатель которого был охвачен пламенем. На какой то момент тюленю показалось, что вертолет сейчас рухнет на палубу, прямо на него, но он завис на месте, танкер продолжал движение и вертолет начал смещаться вперед. В следующий момент, от охваченного пламенем вертолета отделилось что-то и через долю секунды со страшным, глухим звуком рухнуло на палубу танкера меньше чем в метре от тюленя один-один. Присмотревшись, тот с ужасом опознал в бесформенной массе человеческую фигуру. Мысли разом отключились, включилась программа боя, вбитая в подсознание многомесячными тренировками. Тюлень один-один перекатился и в перекате дал короткую очередь по мерцающим впереди вспышкам.
        Пулеметчик второго вертолета, стоящий за «Миниганом» увидел вспышку на крыше рубки танкера, и почти сразу задняя часть висевшего перед ним вертолета окуталась дымом и пламенем, вертолет повело в сторону. Во все стороны полетели осколки от мгновенно разрушившегося заднего винта вертолета, они противно визгнули по бронированным бортам. Пулеметчик помнил приказ Де Вета открывать огонь из Миниганов лишь в самом крайнем случае - но разве это не крайний случай? Танго с РПГ в двухстах метрах от твоего зависшего вертолета, который один вертолет уже сбил - это самый что ни на есть крайний случай. Поэтому пулеметчик включил мощный, совмещенный с пулеметом инфракрасный прожектор, невидимый луч световым мечом скользнул в пространстве, высвечивая в очках ночного видения огневые точки танго, гранатометчика, уже вставившего в гранатомет новый заряд… Пулеметчик нажал на спуск и блок пулеметных стволов завертелся в бешеном темпе, выплевывая несколько тысяч пулеметный пуль в минуту. Свинцовая струя словно вода из пожарного шланга прошлась по настройкам танкера, за доли секунды сметя гранатометчика и других танго,
занявших позиции на крыше.
        Сантино снова выстрелил по вспышкам, в этот момент кто-то тяжело плюхнулся рядом с ним на колено.

        - Три-два!  - крикнул тот сразу, в суматохе пошедшего наперекосяк штурма запросто можно было получить пулю от своих же

        - Орел-первый. Из десанта - выдохнул Сантино.
        Тем временем морпех, положив цевье винтовки на какую-то трубу, прицелился…
        ТТАХ!
        Несмотря на пошедший вразнос штурм, на сорванный первоначальный план и на катастрофу одного из вертолетов, спецназовцы быстро сориентировали и за несколько минут подавили основные огневые точки противника. Четыре снайпера, каждый с Барретт М107 в мясорубке первых минут штурма остались целы и теперь, заняв позиции, держали всю палубу и палубные настройки под прицелом, любая попытка пострелять немедленно и жестко пресекалась парой пуль калибра.0,50 дюйма. Дураков среди танго не было - дураков выбили в первые, самые жуткие минуты штурма. Поэтому они отступили, готовясь дать бой в тесноте кают танкера. Пользуясь этим третий вертолет быстро и спокойно высадил остатки штурмовиков и специалистов - атомщиков, а полковник Де Вет быстро перегруппировал своих бойцов, готовясь к штурму. С борта "Рональда Рейгана" поднялось четыре медицинских вертолета…
        Штурмовые группы выстроились в три отряда. Ни одним из люков и дверей, ведущих во внутренние помещения танкера, пользоваться было нельзя - они явно были заминированы и простреливались. Поэтому, еще на авианосце было принято решение проникать в помещения танкера не через двери…
        Подрывники, прикрываемые снайперами, быстро прикрепляли к палубным надстройкам танкера, там где, в соответствии с виртуальной трехмерной моделью было самое выгодное место для проникновения, длинные черные полоски, выклеивая из них прямоугольники, высотой примерно шесть футов и шириной три. Это были специальные полоски пластиковой взрывчатки «Блейд». Узкие полоски с клеящим веществом, они были предназначены для того, чтобы при необходимости разрезать металл и даже броню как бритва - мгновенно и легко.

        - Опасность!
        Взрывы были негромкими, но результат были налицо - в корабельных переборках за доли секунды появились проемы с опаленными, мерцающими красным, краями, пригодные для проникновения десантников внутрь палубных надстроек танкера.

        - Вперед!
        Де Вет оказался в надстройках танкера одним из первых, ведя за собой группу. Дверь из каюты, стена которой была пробита направленным взрывом, была открыта, но полковник, притормозив идущих за ним штурмовиков, сперва бросил в приоткрытую дверь черное яблочко осколочной гранаты.
        БАХ!
        Визгнули осколки, дверь из каюты упала, вырванная взрывом гранаты, потянуло дымом. В коридоре кто-то заорал.

        - Пошли!
        В два прыжка полковник преодолел искалеченную взрывом каюту, пнув ногой искалеченную дверь, выскочил в коридор. В нескольких метрах от него на полу лежал человек в черной униформе, похожей на униформу штурмовиков.
        Та-та-та
        Короткая очередь перечеркивает грудь лежащего человека, тело вздрагивает под ударами пуль. Никогда не оставляй за спиной живых танго - они могут выстрелить тебе в спину. А мертвый танго - это танго убитый либо тобой, либо на твоих глазах….

        - Трое за мной, остальные - зачистка!
        Помимо танго, на танкере находился гражданский экипаж. Несмотря на то, что при разработке плана операции, исходя из уровня опасности решили стрелять во все что движется, Де Вет все таки не хотел без лишней надобности убивать гражданских.
        БА-БАХ!
        Откуда-то снизу раздался приглушенный взрыв, в тот же момент все освещение на танкере погасло. Опуская на глаза монокуляр ночного видения, полковник довольно улыбнулся. Хоть в этом удалось сработать в соответствии с планом - третья группа изначально была нацелена на то, чтобы первым делом взорвать генератор, дающий ток на корабле. Свою задачу она выполнила. Теперь у штурмующих, на шлеме каждого из которых был прибор ночного видения, было серьезное преимущество. Держа перед собой автомат, Де Вет бросился вперед к лестнице - в задачу его группы входил захват мостика и остановка танкера.
        Лестничный пролет. Одно из самых опасных мест на корабле, да и вообще при любом штурме. Если идешь по лестнице вверх - то противник всегда будет вверху, причем частично в непросматриваемой и непростреливаемой зоне, что дает ему преимущество.
        Полковник поднимался по лестнице первым, его короткоствольный Knights Armament SR16 с подствольником был нацелен вверх, на следующий пролет лестницы. Де Вет был настороже - но даже в таком состоянии он чуть не пропустил выкатившееся сверху яблочко гранаты.

        - Граната - дико заорал он и, вместо того, чтобы падать вниз со всех сил бросился наверх, навстречу противнику. В два прыжка перемахнув семь ступенек, он оказался на площадке между вторым и третьим этажом надстройки - в монокуляр он увидел головы двух танго, те, ожидавший как поднимающихся по лестнице спецназовцев разорвет взрывом осколочной гранаты, предпринять ничего не успели.
        Та-та-та-та-та-та-та-та-та-та-та-та-та-та-та.
        Полковник бросился наверх, за секунду опустошив полмагазина и разнеся головы танго в мелкие осколки. Уже падая на стальные ступеньки лестницы, он услышал внизу взрыв осколочной гранаты.

        - Доклад!

        - Целы, сэр!  - раздался голос его второго номера - прыгнуть успели… Поцарапало слегка…

        - Пошли!
        Махнув через пролет, спецы выскочили на площадку, попарно прижались к стенам, по обе стороны короткого коридора. Де Вет отстегнул с пояса армейскую фляжку, несколькими жадными глотками опустошил ее и бросил вперед.
        Та-та-та-та Та-та-та Та-та-та-та
        Фляжка покатилась по полу, в одно мгновение изрешеченная и превращенная в непонятный кусок пробитого пулями железа. Три автомата - и это как минимум, может там сидит спец, который на провокацию не поддался, а может и не один такой. Тяжелый случай…
        Один из бойцов отцепил со снаряжения черный цилиндр светошоковой гранаты, Де Вет и остальные бойцы подняли монокуляры, чтобы не засветить их вспышкой и опустили на глаза специальные, поляризационные очки, подобные тем, какие используют сварщики.

        - Давай!
        Штурмовик бросил черный цилиндр вперед, за поворот коридора и через пару секунд по глазам бойцов резанула нестерпимо яркая вспышка белого света. Даже в специальных очках смотреть на нее было больно, а тот, кто рисковал посмотреть на нее незащищенными глазами, временно слеп.

        - Пошли!
        Впереди загремели автоматные очереди, но это явно были неприцельные очереди, когда стреляют, сами не видя во что. Спецназовцы выскочили из коридора навстречу свинцовому граду.
        Та-та-та Та-та-та Та-та-та Та-та-та Та-та-та Та-та-та Та-та-та.
        Продвигаясь вперед, штурмовики стреляли короткими очередями по черным силуэтам танго. Стекла в ходовой рубке уже были разбиты, и соленый морской ветер гулял по рубке. Полковнику Де Вету уже в самом начале штурма рубки ударила в грудь пуля, застряв в бронежилете (как потом выяснилось сломав ребро), но полковник не обращая на это внимание продолжал стрелять.

        - Граната!
        Похоже, кто-то из танго тихо умирать не пожелал - Де Вет прыгнул в укрытие - и в этот момент осколочная граната взорвалась, упругая, раскаленная стена воздуха и стали, метлой прошлась по рубке…
        Пошатываясь, полковник поднялся с пола. Огляделся - в углу просторной рубки, потрескивая разгорался пожар. В центре рубки над распростертой на полу черной фигурой склонились двое…

        - Что?  - оттолкнув в сторону одного из своих бойцов, полковник склонился над лежащим на полу человеком, приложил два пальца к сонной артерии. Пульс был - слабый, но был.

        - Медик! Где этот чертов медик!

        - Поднимается, сэр! Вертолеты медэвака уже прибыли.
        Хоть одна хорошая новость. Полковник Де Вет огляделся, увидел большой красный цилиндр огнетушителя. Снял его со стены, перевернул, дернул на ручку, белой струей пены загасил начинавшийся пожар. Бросил огнетушитель, подошел к пульту управления. Как ни странно, тот совсем не пострадал от взрыва - умеют все-таки делать. Полковник нажал на несколько кнопок - и сразу почувствовал, что вибрация работающих двигателей корабля исчезла. Корабль еще шел, но шел уже по инерции…

        - Сэр, докладывает четыре-два. Корабль под контролем! В машинном отделении повышенная радиоактивность!
        Де Вет бросился вниз, перепрыгивая через ступеньки. Голова кружилась от взрыва, перед глазами плыло. В коридорах то тут то там попадались тела, поскольку униформа была почти одинакова, определить, кто это был - штурмовики или танго сразу было невозможно. Сориентировавшись в узких коридорах, Де Вет через несколько минут вышел к люку, ведущему в машинное отделение - и тут напоролся на дока Картрайта и нескольких его коллег в странных белых комбинезонах. В голову полковника пришла несвоевременная мысль, что какой комбинезон не надень - от ядерного взрыва не спасет…

        - Идите на… отсюда!  - доку Картрайту было не до политкорректности - не толпитесь тут. Лучше ищите еще один заряд - здесь только один.
        Твою мать…

        - Ну что вылупились - заорал Де Вет на столпившихся позади него бойцов - приступить к зачистке! Что встали как стадо баранов! Разбились на пары и вперед! Мать вашу!
        Первый заряд обезвредили через двадцать минут. Второй так и не нашли.


        ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ
        УДАРНЫЙ АВИАНОСЕЦ ВМФ США
        "РОНАЛЬД РЕЙГАН"

11.10.2006 Г. УТРО

        - … Повторяю! Первый подарок получили! Второй подарок пропал, найти не можем! Второй пропал, найти не можем.

        - Вас понял! Конец связи.  - я отключил связь, поднял глаза на сидящих вокруг стола контр-адмирала Корелли и моего отца - первый заряд обнаружен, обезврежен. Второго нет.

        - Твою мать!  - не сдержался Корелли, хватил кулаком по столу - твою мать…

        - Пойдем ка - отец поднялся, направился на выход из капитанской каюты. Делать было нечего - я пошел за ним. Мы шли по узким коридорам авианосца, шли довольно долго - и наконец, вышли на палубу. Без единого огонька, с замершей на палубе жизнью, авианосец производил жутковатое впечатление, этакого "Летучего голландца". Невдалеке виднелись серые силуэты других кораблей авианосной группы.
        Отец пару минут смотрел на водную гладь за бортом, я ему не мешал - когда отцу надо было подумать, он обычно смотрел или на воду или на огонь. Наконец, что-то решил для себя он повернулся ко мне:

        - Ты понимаешь, что у меня не было другого выхода?

        Да был, конечно…

        - Какая теперь разница - сказал я - теперь об этом говорить поздно, да и глупо. Давай сначала решим неотложные дела, потом и будем рассуждать кто прав, а кто - нет.

        - Ты прав - удовлетворенно кивнул отец - есть дела и поважнее. Например с пропавшей второй боеголовкой. Особенно если учитывать, что через два дня - визит президента.

        - Надо еще раз допросить Ковальски - сказал я - он явно темнит. И он явно должен знать где находится второй заряд, при первом допросе он это скрыл, а мы не подумали задать прямой вопрос.

        - Надо бы конечно - вздохнул отец - но для этого надо уметь вызывать духов. Ковальски умер после допроса.

        - Что?!

        - Вот так вот - сказал отец - тех, кто допрашивал, уже арестовали. Скорее всего, среди них есть кто-то, кому не понравились песни Ковальски. Впрочем, если мы и поймем кто - все равно это будет мелкая сошка. С Ковальски сейчас спроса нет. Поэтому остается один выход - поговорить с Николь. И это должен сделать ты.

        - Не буду - упрямо сказал я.

        - Идиот ты - резко сказал отец - так и не повзрослел ни на грамм. Как был пацаном несмышленым, так им и остался. Если не хочешь взяться за ум - так хоть сделай это как профессионал для того, чтобы получить нужную информацию. Николь долгое время находилась рядом с Ковальски, может даже спала с ним (странно, но при этих словах я вдруг почувствовал раздражение, хотя дал себе зарок выбросить ее из головы и не думать о ней никогда). От человека, который находится рядом трудно что-то скрыть. А в нашем деле даже обрывок информации может оказаться ценным. Ну что?

        - Если ради родины - протянул я с ухмылкой.

        - Какой же ты дурак…  - еще раз сокрушенно пробормотал отец - какой же ты все таки дурак…
        Николь сидела в одной из кают, в которой не было иллюминаторов, в которой было удобно, которая располагалась там, где не ходило много народа и которую охраняли, сменяясь, по два морских пехотинца США. Опасались не столько побега Николь - куда она побежит с авианосца, в конце концов, сколько попытки убрать важного свидетеля. Однако меня морпехи пропустили без проблем - что я взял себе на заметку. Надо сообщить их командиру - даже знакомого человека так пропускать не должны. Удара можно ждать с любой стороны.
        Я закрыл дверь и… замер на пороге. Блин, когда я сюда шел - я репетировал, что я должен сказать. Переступив порог понял, что все эти репетиции - чушь собачья. А еще я понял, что отец прав - я и в самом деле дурак. Набитый.

        - Привет - сказал я, чувствуя себя полным идиотом.

        - Привет…
        Вот и все. Больше сказать нечего. Сою, топчусь как дурак, глаза в пол опустил.

        - Спрашивай - устало сказал Николь - ты же за этим сюда пришел. Спрашивай.

        - Да пошла ты!  - выругался я, развернулся, пинком открыл дверь. Пошел по коридору.

        - Стой!  - я замер услышав этот крик. Медленно повернулся. В двери каюты стояла Николь. Морские пехотинцы глядели на нас во все глаза.
        Не-е-ет, все таки я не дурак… Не дождетесь…

        - В каюту никого не пускать!  - сказал я, проходя мимо стоящего на часах морпеха.

        - Есть сэр!

… освободились мы короче только через два часа. Конечно… век бы это все не спрашивать, не выискивать правду, на каждом шагу сталкиваясь с предательством. Да видимо судьба у меня такая. У меня и у всей семьи. По линии отца дед служил в армии, отец в разведке, я вот тоже непонятно где - то ли в армии, то ли в разведке, то ли и там и там одновременно… По линии матери… Об этом никто не говорил в семье, но мой дед по линии матери, этнический немец появился в Аргентине в конце сорок пятого. Вот и делайте выводы…

        - Николь, я все-таки должен у тебя спросить - начал я, ненавидя себя за это.

        - Спрашивай - завернувшись в простыню, Николь курила в кресле, выпуская колечки дыма и следя за тем, как они растворяются в воздухе - я же понимаю, что тебе нельзя без твоих ковбойских игр. Как впрочем и любому нормальному мужику… Спрашивай…

        - Ты близко знала Ков… Каллагена?

        - Хочешь спросить, не спала ли я с ним? Нет, не спала, если тебя это так волнует. Хотя надо было.

        - Да не об этом речь - на меня опять, почему то накатило раздражение - речь совсем о другом. Этот человек кое-что спрятал. И мы не можем это найти.

        - Так спросите у него. При чем здесь я?

        - К сожалению, он не сможет ответить.
        Мы с Николь долго смотрели друг на друга.

        - Понятно… наконец протянула она - ковбойские игры. И что же вы потеряли?

        - Одну вещь - говорить, что именно я не мог - секретную. Очень секретную. И скорее всего он спрятал ее либо в зеленой зоне, либо по дороге к аэропорту. Ее надо найти - и быстро. Меня интересует - не отлучался ли он куда-то без видимой причины. Вообще все его странные поступки, связанные с каким-то местом. Даже если это кажется глупым - все равно говори.
        Николь немного подумала. Докурила сигарету до конца, раздавила окурок в пепельнице. И, наконец нехотя сказала:

        - А знаешь, был один странный случай…

        - Да?

        - Ты ведь знаешь, что я здесь под прикрытием. Мое прикрытие - финансовая ревизия. И какое-то время я все равно должна была проводить эту ревизию, чтобы прикрытие было достоверным.

        - Ну и?

        - Как-то раз я наткнулась на одну очень интересную трату денег. В квартале, недалеко от аэропорта и от ведущей к нему дороге был куплен дом, непонятно зачем. Выглядело как обычное нецелевое расходование средств, и я подала документы в Минюст. Через два дня Каллаген вызвал меня, он был в ярости. Бросил на стол мою же бумагу и сказал, чтобы я не лезла в то, что меня не касается. Это важная операция и для чего нужен этот дом - не моего ума дело. Тебе это интересно?

        - Возможно, возможно… Если принесу карту, покажешь где этот дом?

        - Покажу… Наверное найду…

        - Я сейчас…  - соскочив с кровати, я стал одеваться, собирая разбросанные по полу вещи. Николь со странным выражением лица смотрела на меня. Не сразу, но я понял, что она плачет. Господи, только этого мне не хватало…

        - Слушай…  - я встал перед ней на колени, перед креслом - ну не надо… пойми, я не могу по-другому. Правда, не могу.

        - Я знаю…  - она вытерла слезы краем простыни - знаю. В конце концов я все это знала… когда… Ладно, иди… Не надо, чтобы тебя застали здесь… Я поднимусь к вам… Минут через десять… Правда, со мной все в порядке… Иди…

        ОПЕРАТИВНЫЙ ШТАБ.

        - Ты уверена, Николь?

        - Уверена, уверена… По твоему я дурочка, ничего не соображающая?

        Господи… Хоть в такой обстановке можно не язвить? Право слово…
        Когда Николь в сопровождении двух морских пехотинцев, не отходивших от нее ни на шаг, ушла в каюту, мы склонились над картой, рассматривая то место, которое указала Николь.

        - Спутниковые снимки есть?  - пробормотал отец, не отрывая взгляда от карты.
        Контр-адмирал Корелли отошел ненадолго, через пару минут вернулся, расстелил на столе спутниковую карту Багдада и пригородов. Взяв большую лупу, отец принялся разглядывать подозрительную точку. Мы напряженно наблюдали за ним, понимая, что опыта в разведке у него больше, чем у нас обоих вместе взятых.

        - А знаете…  - отец отложил в сторону лупу, протер слезящиеся от напряжения глаза
        - на самом деле очень интересно место. Вот гляньте сюда.
        Мы склонились над картой.

        - Ведь отсюда есть три чистых выхода - вот сюда, сюда и сюда - отец показал карандашом - причем смотрите. Этот выход тяжелой техникой не перекрыть и вообще технику близко не подогнать. И тянется эта дорога до самого Садр-Сити, а там скрыться - вообще не проблема. Вот по этой дорожке можно нырнуть вот сюда - и тоже технике ни пройти, ни проехать. Вот этот выход свободный - зато выходит на трассу до аэропорта, которая никогда не пустует. Выйти на нее и затеряться в транспортном потоке - небольшая проблема.
        Действительно…

        - Теперь см