Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Ублюдок Денис Атякин
        Безродный #1
        Ублюдок не имеет друзей, не имеет врагов. Он не помнит своих родителей, не знает своего прошлого. От него отвернулся весь мир. Он обречен на одиночество. Все беды - от проклятого таланта, который он вынужден скрывать. Его зовут Киро, и он - изгой.
        Однако жизнь подростка круто меняется с приходом войны. Перед Киро открываются совсем иные горизонты. Впереди - новый путь, который ведет к могуществу и силе, что решит судьбы обреченных на вечную тьму.
        Денис Атякин
        Ублюдок
        Свиток 1, часть 1
        Свиток 2, часть 1
        Свиток 2, часть 2
        Свиток 2, часть 3
        Свиток 2, часть 4
        Свиток 2, часть 5
        Свиток 2, часть 6
        Свиток 3, часть 1
        Свиток 3, часть 2
        Пролог
        Взрыв прогремел в полдень. Разорвал лесное безмолвие и мгновенно стих.
        Лань испуганно вскинулась, скакнула вбок и пропала в гуще леса. От неожиданности Шамир вздрогнул и разочаровано зашипел. Перехватил копье поближе к острию и попятился обратно в заросли папоротника. Охота не удалась. День насмарку. Как, видимо, и спокойная жизнь.
        «Имперцы?! - полыхнула первая мысль в голове охотника. - Прошлое настигло? Да, я знал, что от него не сбежишь, но…».
        Взрыв. Шамир не ожидал такого. Особенно в землях Вольных Городов. Однако, видимо, грязная лапа Императора Хонгбао добралась и сюда. Иначе как объяснить этот грохот? Так взрываются лишь имперские гренады да палят эти трубы на колесах. Пушки, кажется, так имперцы называют эти приспособления. Их новейшие изобретения последних двадцати лет. Опаснейшие вещи, помогающие Императору Хонгбао с легкостью покорять города и тяжелой поступью завоевателя шагать по своему континенту. Теперь, видимо, захватчики преодолели океан, добрались сюда.
        Шамир наблюдал и слушал. Дышал через раз и не двигался. Копье наготове, Ву сжата в тугую пружину и ждет лишь момента, чтобы хлынуть из Источника. Однако шли минуты, а взрыв не повторялся. Тишина. Ни криков, ни походного шума. Войска Императора Хонгбао не перемещаются бесшумно. Их за многие лиги слышно. Вестники хаоса, разрушений и слез. Нет. Тут что-то другое. Вот только охотник никак не мог понять, что именно.
        Время ползло невероятно лениво. Шамир думал. Неторопливо. Он не давал воли эмоциям, лишь холодный расчет и все варианты развития дальнейших событий. Которых было немного. Правильный - вообще один.
        Эта часть лесов принадлежит деревне Цеюнь. Этими охотничьими тропами ходит Шамир. Ходят и его товарищи. В деревне - близкие люди и теплый бок Хейори. Там - те, кому Шамир небезразличен. Впереди, возможно, те, кто имперскими жерновами перемолотил его лучшие годы и превратил в хладнокровного убийцу. Если на эти земли и, правда, пришли имперцы, то необходимо срочно уводить людей. Но сначала нужно все выяснить.
        Так же Шамира толкал вперед долг Мастера Цин-Гун. Хотя им охотник официально уже не являлся. Однако одно единственное правило, которое Шамир не смог забыть, не давало покоя. Защита простых людей. Эффект уголька, который горит, греет других, но, потухнув, становится ненужным.
        «Глупец!» - с улыбкой подумал Шамир.
        И бесшумно побежал на звук взрыва.
        Густые кусты, еловый лапник, тугая паутина. Западная тропа осталась по правую руку. Шамир мчался по зарослям, где ходили лишь дикие звери. Если рядом враг, то охотник его первым обнаружит. Он знает эти места как свои ступени Развития. В случае чего сможет затаиться, обмануть, следить, напасть или завести в топи. Сделает все, что потребуется.
        Охотник бежал, прислушиваясь, осматриваясь и даже принюхиваясь. Алхимическим порошком, который имперцы используют для своих гренад, не пахло, и это воодушевляло. Может Боги в этот раз смилостивились? Может, даровали удачу? Отвели беду? Шамир не верил Богам.
        А лес все так же безмолвствовал.
        Шамир на секунду остановился, быстро осмотрелся. Сориентировался на источник взрыва, подкорректировал курс и помчался дальше. Вскоре охотник, наконец, почувствовал запах. Нет, это был не алхимический порошок. Вокруг просто воняло Ву. Такой сильной концентрации он еще никогда не чувствовал. Будто один из старших Путей лопнул и выплеснулся в мир.
        Прямо на бегу, охотник оценивал разлившуюся вокруг энергию. Быстро пришел к выводу, что Ву не враждебна. Наоборот. Она выплеснулась словно жест отчаянья, будто единственный вариант на спасение.
        Шамир побежал медленнее. Чаще завертел головой. Тишина. Спокойствие. Лес продолжал жить своей привычной жизнью. Будто ничего и не произошло.
        Концентрация разлитой Ву усиливалась. Охотник был на верном пути. Где-то тут и прогремел взрыв несколько минут назад.
        Вскоре Шамир оказался на месте. Впереди показалась поляна. Трава примята, кусты поломаны и скручены мощнейшим вихрем дикой энергии. Именно здесь это и произошло.
        «Боги! - подумал охотник. - Что же это за Путь такой? Эральд Мурелан? Похоже».
        Шамир не торопился выходить на поляну. Возможно, там ловушка. Хотя, для кого? В этой-то глуши. Однако никуда не пропавшие инстинкты Мастера Цин-Гун предостерегали. Инстинкт самосохранения. Это нормально.
        Выждав пару минут, охотник, наконец, двинулся к поляне. Медленно и аккуратно ступая, он не издавал ни звука. Поднырнув под низкими лапами высоченной ели, Шамир нырнул в заросли папоротника и замер на самой границе поляны. Его не видно, зато он видит все.
        На первый взгляд - никого. Лишь остатки Ву витают в пространстве. Однако, присмотревшись повнимательнее, охотник увидел в траве нечто. Или кого-то. Крохотное тело, лежащее в примятой траве.
        Шамир осторожно привстал, не высовываясь из своего укрытия, и с опаской уставился на свою находку. Ребенок. Лет четырех на вид. Густые черные волосы. Одет в пестрое подобие рубахи. На груди намалевано красно-синее существо с белыми глазами, пускающее из рук толстую паутину. Синие штаны. На ногах яркие башмаки с толстой, неудобной подошвой.
        Мальчик не двигался. Он то ли спал, а то ли был без сознания. Может, умер. Шамир снова присел, отступил обратно в заросли. Крепко задумался.
        Тут явно произошло что-то необычное. Море энергии разлито вокруг. На поляне - ребенок, одетый в необычную одежду. Такую в этих краях точно не носят. Да еще и какой-то паутинный демон изображен на рубахе. Странно. Слишком странно. И опасно.
        После долгих раздумий Шамир, наконец, решил подойти поближе к мальчику и осмотреть его. Охотник бесшумно покинул свое укрытие и, пригибаясь, побежал к распростертому телу. Остановился рядом с ребенком, внимательно огляделся и только после этого приступил к осмотру.
        Живой, дышит. Просто без сознания. На вид - обычный человек. На коже нет и следов клейма или татуировок. Значит не из секты. Демонических проявлений тоже не наблюдается. Дух, по ощущениям, слабый. Это даже еще не Цин. Хотя очень близко к нему. Что странно в таком возрасте. Но ничего необычного. Таланты встречаются везде и часто.
        «Угораздило же тебя, малец! - подумал Шамир. - Не повезло».
        Охотник все так же с холодным безразличием осматривал ребенка и думал. Лучшим вариантом было убить его на месте. Прямо сейчас. Пока не пришел в сознание. Заколоть копьем, чтобы не мучился. В одиночку ему не выжить в этом мире. Без родителей. Без имени, без рода. Никто не возьмет к себе ублюдка. Каждый побрезгует.
        Деревня Цеюнь не клан, не школа. Там тем более не будут рады лишнему рту. Да и зачем такая ответственность Шамиру? Ни к чему.
        «Эх, и что же мне с тобой делать, малец?» - мелькнула мысль в голове охотника.
        Он задумался. Снова и надолго. Но, решившись, наконец, тихо сказал:
        - Прости. Ничего личного. Это для твоего же блага.
        Охотник встал, поудобнее перехватил копье и занес его над телом ребенка.
        Внезапно мальчик распахнул глаза. Хрипло задышал и сжал в правой руке какой-то предмет. Шамир застыл с занесенным оружием. А ребенок спокойно смотрел на охотника. И было в этом взгляде что-то необычное. Будто мальчик все понимал. Словно не четыре года ему было, а все пятьдесят.
        А в следующее мгновение случилось вообще нечто странное. Сначала в глазах ребенка отразились языки бушующего пламени, а следом за этим зрачки на секунду затянуло оранжевым. В следующий миг все исчезло. Мальчик вновь потерял сознание.
        Шамир потрясенно возвышался над распростертым телом не в силах довершить начатое. Теперь он попросту не имел на это права. Охотник убрал копье и вновь присел рядом с ребенком. Разжал его правую руку и увидел там то, что сжимал малец. Оранжевый камешек размером чуть меньше детской ладони.
        Осколок Небес! Осколок Реальности!
        Вот почему глаза мальчика загорелись оранжевым. А что же за сполохи огня отразились в них?
        В следующее мгновение Шамир потрясенно осел в траву. Тут же вскочил. Осмотрелся. Теперь он по-новому взглянул на ситуацию. Вновь прислушался к разлитой Ву.
        Ну конечно! Никакой это не Эральд Мурелан. Это Эральд Тоур. Старший Путь. Путь пространства! Конечно же! Он очень похож на старший Путь силы, поэтому их так легко спутать.
        Все встало на свои места. Этого ребенка отправили сюда через портал. Отправили Путем пространства. В спешке и панике. Поэтому так чувствуется отчаяние и дикое желание спастись. Точнее спасти. Вот этого самого мальца. Только на что надеялись те, кто отправил его в никуда?
        Интересный вопрос. Шамир понимал, что никогда не получит на него ответа.
        - Что же мне с тобой делать? - снова прошептал охотник. - Вопрос. И кто бы мне подсказал верное решение?
        Одно ясно: оставлять ребенка тут нельзя. ТАКОЕ проявление таланта не должно пропасть. Да еще и слияние с одним из Осколков Небес. И где он, интересно, его взял? Уж точно не сам нашел. Это не простой ребенок. Факт. Его не бросили тут. Попытались спасти.
        Смешно.
        В этом мире маленькому ребенку не выжить в одиночку. Еще один факт.
        Шамир понимал, что попал в дерьмовую ситуацию. С одной стороны он теперь не имел права допустить гибель мальчика. С другой стороны, если охотник возьмет его с собой, в деревне малец станет изгоем. Безродным ублюдком. Выродком.
        О такой ли судьбе для ребенка мечтали его неизвестные спасители? Вряд ли. Скорее всего, они не знали, на что идут, отправляя его через Эральд Тоур. И уж точно они не надеялись на благородного спасителя. Или надеялись? В любом случае Шамир себя таковым не считал. Однако и бросить мальчика уже не мог. Он себе этого никогда не простит. Небеса не простят.
        Такой талант достоин увидеть этот мир. Вкусить его прелести и горести. И прожить жизнь.
        Шамир забрал Осколок Реальности из руки ребенка. Решительно встал. Из своей рубахи и охотничьей сумки он соорудил удобную переноску. Уложил в нее бессознательного мальчика. Вздохнул. Охотник понимал, на что идет. И на что обрекает мальца. Презрение и насмешки, ненависть и отторжение. Тяжкий груз для взрослого. Неподъемный - для ребенка. Но взамен - жизнь.
        Охотник перехватил копье на манер посоха и хотел, было, уже идти обратно, как внезапно услышал азартный вой. На затылке Шамира зашевелились волосы. В груди екнуло, под ложечкой противно засосало. Накатила холодная, паническая волна понимания.
        «Идиот!» - только и успел подумать охотник.
        Он только сейчас понял свою ошибку. Не принял во внимание разлитую по округе Ву. Не учел заметные вибрации беззащитного духа ребенка. Его запах. А ведь именно это и привлекает слицеров. Слепые, глухие твари, они чувствуют только эманации энергии, страх и вибрации духа. И чем он слабее, тем скорее слицеры решат напасть.
        Решили.
        Слицеры
        Шамир действовал быстро. Он расстегнул ремень, поддерживающий штаны ребенка, и примотал мальчика им к своему телу. Так точно не выпадет из переноски. Дальше - быстрое прикосновение к Источнику. Ву щедрым потоком перетекает в руки. В тело. Шамир мгновенно применяет технику «Железный Цин-Гун». А теперь - бежать!
        Охотник испуганной ланью бросился назад. Теперь он не петлял по зарослям. Открыто мчался по охотничьей тропе. Нет смысла скрываться. Слицеры выследят его где угодно. Если эти твари решаются и встают на след, то уже не теряют его. Эти не отстанут точно. Они и так возбужденно выли уже где-то рядом. Видимо им надоело питаться падалью и своими самыми слабыми сородичами. Голод вынудил. Слицеры не испугались даже мощных вибраций Цин Шамира. А вот охотник испугался тварей. Он слышал по голосам зверей, что стая большая. Такая способна потрепать даже самого матерого хищника. Или Мастера Цин-Гун.
        Охотник направил в тело еще больше Ву. Так, что татуировки на коже засветились призрачным серым цветом. Побежал еще быстрее. Тело, разгоняемое притоком энергии, все лучше и лучше справлялось с нагрузкой. Зрение обострилось, мозг оценивал ситуацию и принимал решения моментально.
        С каждой секундой Шамир набирал скорость. Вот только сравниться со слицерами так и не смог. Те уверенно нагоняли. Однако охотник не собирался сдаваться. Он принял новое решение.
        На короткое мгновение вложил все силы в бег и устремился дальше по тропе. Скоро впереди должна быть очень удобная поляна. Будет где развернуться. Шамир быстро достиг нужного места, резко остановился, замер. Принялся выравнивать дыхание. Состояние равновесия. Основа. Фундамент. Баланс. Привычная медитация без отрыва от реальности. Легкая разминка. Растяжка мышц. Дыхательные упражнения. Без суеты. Без ненужных движений.
        Слицеры победно воют уже совсем рядом.
        Протяжный выдох. Быстрый вдох. Концентрация. Контроль. Копье мгновенно оказывается в руках. Низкий присяд. Стелящаяся по земле поза. Спокойствие. Цин, Гун, оружие. Единое целое.
        Шамир резко открыл глаза. Рывок. Первый слицер с набрякшим гниющим пузом промахивается. Охотник моментально разворачивает, полосуя копьем бок твари и отпрыгивает в сторону. Сразу три стозубых пасти промахиваются. Четвертый зверь достает. Вскользь ударяет по плечу когтистой лапой. Однако «Железный Цин-Гун» спасает Шамира от раны.
        Охотник взвивается в воздух и молниеносно колет тварей. Четверо слицеров, истекая слизью, расползаются в стороны. Их тихий визг и скулеж вызывает у Шамира тошноту. Однако охотник не обращает внимания на такие мелочи.
        Смещается влево, оттягивая двух подоспевших зверей. Блокирует запястьем левой руки рывок одной из тварей. Быстро сечет копьем другую. Мгновенно зачерпывает из Источника новую порцию Ву, направляет ее на поддержание «Железного Цин-Гун».
        Третья тварь пытается вцепиться в бедро. Считанные миллиметры не достает до артерии. Шамир отбрыкивается, отскакивает на шаг назад и ударяет слицера ногой в плешивый бок. Тварь взвизгивает, отлетает в сторону и тонет под телами напирающих сородичей.
        Вонь, слизь, струпья, ошметки гниющей плоти.
        Шамир бросается в сторону. Он понимает, что не сдержит натиск. Что ж, тогда хватит экономить энергию. Ву - в тело. «Железный Цин-Гун» преобразует в «Каменный».
        Набрякшие пуза, безобразные тела, плавно перетекающие в подобие головы с длиннющей стозубой пастью.
        Свора наваливается на Шамира. Каждая тварь пытается укусить. Кусает. Охотника спасает лишь «Каменный Цин-Гун», «Железный» бы уж не справился. Шамир, не разбирая, бьет копьем, руками, ногами. Дробит кости зверей, разрывает вонючую плоть. Твари, верещат, гадят, расползаются в стороны, умирают прямо на месте. Однако на их место тут же встают новые.
        Слицеры пытаются убить Шамир, жаждут дотянуться до сладкой плоти ребенка. Она возбуждает их больше всего.
        Охотник пятится назад под натиском зверь. Не справляется. Просто не успевает их убивать. Тогда он быстро принимает решение. Источник. Ву. Младший Путь земли. Шамир ныряет в него с головой и активирует «Встряску».
        Сцлицеры с физгом и воем откатываются назад. Охотник активирует «Шипы». Из земли тут же вылетают каменные осколки, рубят и перемалывают тела тварей. Снова «Встряска» и тут же «Шипи», только уже по большей площади. Слицеры хрипят, визжат и гибнут.
        Слизь и вонь.
        Опять «Встряска». Ву быстро уходит из Источника. Шамир принимается тянуть энергию из Пути. Тяжело. Энергетические каналы накаляются, но охотник не обращает на это внимание. Он полностью сосредоточен на бое, на том, чтобы выжить и спасти ребенка.
        Новая порция «Шипов» яростно терзает слицеров. Шамир тут же добавляет «Каменные ножи». Из земли вырываются осколки щебня и полосуют оставшихся противников.
        Те твари, что умудрились выжить, с воем убегают, поджав куцые хвосты.
        Шамир выныривает из Пути земли, распрямляется. Осматривает место боя. Слишком много раненых зверей. Придется добивать. Охотник поудобнее перехватывает копье и прерывает мучения слицеров.
        Покойтесь с миром. Удобряйте лесной дерн.
        Только после этого Шамир дал себе возможность перевести дух. Он уселся на пенек и принялся восстанавливать дыхание. В такт ему раздалось тихое сопение. Охотник глянул на ребенка. Тот с интересом смотрел на Шамира. Спокойно. С равнодушным пониманием.
        - Ну, чего смотришь? - спросил охотник. - Ладно, пошли, отнесу тебя в деревню.
        Мальчик спокойно улыбнулся.
        Глава 1
        Хирико
        Деревня
        До рассвета оставался еще час. До пробуждения деревни - четыре. Совсем недавно ночь сгинула, а солнце лишь сонно потягивалось за горизонтом.
        Он вылез через окно. Всегда так делал. Ведь это весело и опасно. Столько адреналина, так бурлит кровь!
        Под лопухами мимо соседского дома. Через тайную тропу в крапиве и направо. Чтобы никто не заметил. Минуя деревенские грядки и вниз к рисовому полю. Тропа. Сырая от росы трава и слегка промокшие мокасины. Однако Киро даже не обратил внимания на это неудобство. Ведь что оно значит по сравнению с прохладным утренним воздухом? С запахом свободы? С неудержимым легким бегом?
        Часы для счастья. Совсем немного, мизер. Но даже они слаще любого лакомства. И ребенок всегда жаждал насладиться ими сполна. Вобрать в себя всю удаль этих просторов. Впитать утреннюю мутную дымку, алое свечение востока.
        Киро мчался во весь дух. Он быстро миновал взгорок и свернул в подлесок. Уверенно направился дальше. В чащу. Там у него уже были приметные места, известные только ему, где всегда можно было набрать грибов. Там же, загодя припрятанный, находился и плетеный туесок. Он сам его делал. Своими руками. Пока никто не видит. А то налетят, будут дразниться, смеяться и тыкать в него пальцем. Чего доброго еще и отберут поделку. Поэтому все втихаря. Украдкой. Рано утром или поздно ночью. Другого времени, чтобы побыть одному, не было.
        Мальчик быстро отыскал корзинку и бесшумно заскользил между деревьями. На первой поляне грибов оказалось не так много. Не успели еще нарасти. Однако Киро сорвал их все. Кто первый встал, того и добыча. Этот наиважнейший урок он усвоил сразу. Как только ему исполнилось семь. К десяти годам он выучил его наизусть и очень преуспел в этом ремесле.
        На следующем приметном месте улов был уже посерьезнее. А дальше - вообще изобилие. Корзина быстро заполнилась отборнейшими грибами. Киро горделиво осмотрел добычу, широко улыбнулся. Грибы - полезная вещь. Насушить на зиму, приготовить сытный бульон. Пожарить. Да много чего. Дядя Шамир знает десятки рецептов приготовления. Так же он знает, как делать отвары. Одни помогают от простуды, другие восстанавливают силы. Последними Киро еще ни разу не пользовался. Не уставал. Видимо в силу своего столь юного возраста. А вот с простудами иногда приходилось сталкиваться. Хотя, тоже очень редко. Он бы уже и не вспомнил, когда последний раз болел. С каждым годом взросления это происходило все реже и реже.
        Подхватив потяжелевшую корзину, Киро весело двинулся дальше. Вышел на прогалину и глянул на восток. Солнце только-только показало свой бок над горизонтом. Ну и отлично! Больше времени на тренировку остается. Главное, чтобы дядя Шамир не опоздал.
        На известной только им двоим поляне, дяди еще не было. Рано. Он приходит чуть позже. Что же, значит самое время сделать разминку. Киро отставил корзину в сторону, достал спрятанный в кустах тренировочный шест и приступил к упражнениям.
        Сначала необходимо как следует разогреть мышцы. Так дядя Шамир говорит. Правда Киро не понимал, для чего. У него-то они всегда разогреты. Гибкие, подвижные, сильные. Возможно, с возрастом это изменится. Да, точно изменится. Дядя постоянно об этом твердит. Но когда это еще будет?!
        «Привычка! Это должно стать твоей привычкой!» - вдруг вспомнились слова Шамира.
        Ну, привычка так привычка. Хуже от этого точно не будет. Киро активно принялся разогреваться. Через десяток-другой минут сзади раздались чересчур тяжелые шаги. Он всегда так делает, чтобы обозначить свое появление.
        Киро резко обернулся, зажал подмышкой шест и упер кулак в кулак. Приветственный жест. Дядя Шамир ответил тем же. Мальчик широко улыбнулся, отложил посох в сторону и тихо сказал:
        - Посмотри, сколько я сегодня набрал грибов!
        Шамир проследовал за ребенком, заглянул в корзину, удовлетворенно кивнул. Тихо ответил:
        - Опять мокасины намочил?
        Он всегда на это злится. И не мудрено. Ведь он лично подарил их мальчику на последний день рождения. В честь десятилетия.
        - Высохнут! - беспечно ответил Киро.
        - И как же они высохнут? - строго спросил дядя.
        - Вот так! - Киро изобразил, как он бежит и улыбнулся. - Да на солнце же и высохнут!
        - И быстрее порвутся, - не унимался Шамир. - А новых у тебя нет.
        - Сошью себе другие, - отмахнулся мальчик.
        - Ты не умеешь еще.
        - Научусь.
        - Мне не нравится твоя беспечность, - резко сказал дядя.
        - Но ведь… - испуганно сказал Киро.
        - Что «но»? - перебил его Шамир.
        - Но они же… - хотел, было, продолжить мальчик, но вовремя замолчал.
        - Ты ведь уже взрослый! А на них, - дядя указал рукой в сторону деревни, - не смотри. Не ровняйся. Ты никогда не будешь как эти дети. У них есть родители. О них позаботятся. А ты сам думай своей головой. Не тянись за кем попало.
        Киро лишь обиженно хлопнул глазами, надул щеки.
        - Ну, чего смотришь? Или ты забыл, что не такой как они? А?!
        - Нет, - бросил мальчик.
        - Так в чем проблема?
        - Я просто радовался утру! - тихо ответил Киро.
        Шамир резко отвернулся. Зажмурился, скрипнул зубами, проглотил горький ком, вставший в горле. Ему нечего было возразить. Мальцу всего лишь десять. Всего десять. И у него есть три часа на радость.
        Мужчина прошел по поляне, достал из кустов свой шест. Повернулся к мальчику.
        - Начинаем тренировку, - как ни в чем небывало сказал дядя. - Разминка. Работа с шестом. Потом висишь на дереве.
        - Дядя! - возмущенно вскрикнул Киро.
        - Никаких возражений. Сегодня ты наказан. Все!
        - Я думал, ты начнешь учить меня драться!
        - Драться? - изумился Шамир? - Цин-Гун это не искусство битвы. Это искусство ее избежать. Это мудрость, что в твоей голове.
        И резко ударил Киро кончиком шеста в голову.
        - А еще - в твоей душе, - спокойно сказал дядя и ударил мальчика посохом в грудь.
        Киро отлетел в траву. Тут же вскочил на ноги и снова покатился по земле. Боли не было. Дядя сбил его хитрой подсечкой.
        - Что же ты не дерешься? А, боец? - спокойно спросил Шамир.
        - Не умею, - обиженно бросил Киро и встал.
        - Дерись. Бей меня. А я не буду. Не нанесу ни одного удара больше.
        Киро не двинулся с места. Недоверчиво посмотрел на дядю.
        - Ну, чего же ты? Я серьезно. Бей!
        Киро бросился в атаку. Выставил посох на манер копья и ткнул им Шамира. Однако того уж не было на месте. Мальчик резко обернулся. Обнаружил дядю у себя за спиной и ударил наотмашь. Шамир снова текучим движением ушел от удара. Киро прыгнул вперед, заложив посох за спину, вмазал кулаком. Дядя просто шагнул в сторону, пропуская мальца мимо.
        Мальчик скакнул назад, вскинул посох и ударил Шамира по ногам. Вышло неожиданно. Вот только дядя одним кувырком миновал атаку и снова пропал из поля зрения. Киро не отступал. Он метался по поляне. Бил, колол, наскакивал, подсекал, атаковал ногами. Все без толку. За полчаса он ни разу не попал по Шамиру.
        Наконец, когда ребенок запыхался и выбился из сил, дядя сам прекратил схватку. Сказал:
        - Ты сбил дыхание.
        Киро, тяжело дыша, кинул восхищенный взгляд на Шамира.
        - Теперь посмотри на меня, - продолжил дядя. - Я даже не вспотел. Так скажи мне, что это?
        - Цин-Гун, - с завистью протянул Киро.
        - Правильно. Умом Небеса тебя не обделили. Это радует.
        Киро ощерился и повалился в траву.
        - Я не назначал тебе отдых, - строго сказал дядя Шамир. - Разминка. Работа с шестом. Потом висишь на дереве. До конца тренировки осталось два с половиной часа. Вперед!
        Киро подскочил как ужаленный и приступил к разминке.
        Через пятнадцать минут - шест. Дядя Шамир показывал движения, мальчик их повторял. Потом запоминал связки. Выполнял все приемы снова. Потом в связках. Тут приходилось быть особенно внимательным. Одно неловкое движение рукой, и посох вылетит. Отскочит в лицо или по ногам, еще хуже, если между ног. Тогда невыносимая боль.
        - Отдых! - наконец провозгласил Шамир.
        Киро без сил повалился в траву. Задрал лицо к небу, чтобы пот не так заливал глаза. Горизонт уже вовсю полыхал. Скоро деревня пробудится.
        - На дерево! - скомандовал Шамир.
        Киро поднялся с земли и побежал к разлапистому дубу. Подпрыгнул, ухватился за крепкую ветвь и так повис. Дядя Шамир уселся рядом на поляне и погрузился в медитацию.
        Потекли секунды. Минуты. Киро терпеливо висел. Мышцы пока справлялись. Руки не тряслись. Тело привыкло к нагрузкам. Однако не настолько, как хотелось бы. Дядя Шамир не торопился с продвижением мальчика по пути Развития. Давал нагрузки дозировано, в ограниченном объеме. Почему же он так осторожничает? Для Киро это оставалось загадкой. Или наоборот дает больше, чем нужно? Вопрос.
        Минут через пятнадцать заныли мышцы. Затряслись руки. В груди и спине поселилась тупая боль. Однако ребенок даже не думал разжать пальцы и отпустить ветку. Шамир не давал разрешения на это.
        Минута за минутой висеть становилось все тяжелее. Однако Киро держался. Изо всех сил. Он задействовал всю волю, чтобы не спрыгнуть на землю. Вскоре стало недостаточно и ее.
        «Развитие. Развитие! Мне необходимо научиться всему. Стать сильнее. Тогда, возможно, они перестанут призирать меня. Все они! - пульсировали в голове навязчивые мысли».
        Не разжимать пальцы. Не отпускать ветку! И пусть старые мозоли полопались и кровоточат. Пусть их раздирает боль. Впереди целый мир. Удивительный, огромный. И сила, которую он может получить. Так говорит дядя Шамир. И если это правда - он ее получит. Чего бы это ни стоило.
        Нагрузка становилась запредельной. Киро еле терпел. А приказа отдохнуть все не было. Тогда мальчик быстро погрузился в медитацию. Так будет легче. Тело сможет хоть немного отдохнуть, а мозг не будет реагировать на боль.
        Жаль, что к энергии Ву пока нет доступа. Развитие не позволяет. Сейчас Киро находился на второй ступени первого этапа развития. Возвышение духа и тела. Последняя, третья звезда. Еще чуть-чуть и он шагнет на третью же ступень. Там - еще три звезды, и новый этап. Тогда-то и появится доступ к Ву. Следом за ним - доступ к техникам. «Железный Цин-Гун». Именно эту технику первым делом мечтал постичь Киро. Ну а пока есть, что есть. И все, что он сейчас делает, лишь укрепляет его тело и дух. Цин. Гун. Скоро они сольются. А каждая такая тренировка лишь приближает этот момент.
        Он сможет. Вытерпит. Лишь для того, чтобы стать сильнее. Стать хоть кем-то. А пока он лишь выродок, безродный отброс. Изгой. Незавидная судьба. Единственное спасение - талант. И возможность его развивать. Подарок судьбы, о котором никто из деревенских не знает, не подозревает. Никто, кроме дяди Шамира. Поэтому они и занимались тайком, чтобы никто не увидел, не узнал.
        - Отдых! - отдал приказ Шамир.
        Киро с облегчением разжал пальцы. Свалился на землю, заскулил, принялся дуть на кровоточащие мозоли.
        - Больно? - спросил дядя.
        - Да, - ответил Киро.
        - А получать розги за малейшую провинность - больно?
        - Да…
        - А слышать, как тебя называют ублюдком, выродком - больно?
        - Только внутри…
        - А вечером таскать воду на поливку, когда все дети играют, - больно?
        Киро сжал зубы. Ничего не ответил.
        - Тебе больно? - снова спросил дядя Шамир.
        - Нет, - вдруг спокойно ответил ребенок. И улыбнулся.
        - Я хочу, чтобы ты всегда так улыбался.
        Киро кивнул, а про себя подумал:
        «Так и будет. Всем им назло!»
        - Второй подход. На дерево! - рявкнул дядя Шамир. - У тебя есть еще полчаса.
        Киро неторопливо поднялся на ноги и, не смотря на то, что они дрожали от нагрузки, твердо прошагал к дереву. Подпрыгнул. Ухватился кровоточащими ладонями за шершавую ветку. Кровь потекла сильнее. Мальчик сразу же прикрыл глаза и погрузился в медитацию.
        «Постижение Цин-Гун. Мне нужно только это. Плевать, что я безродный. Ведь хотя бы на раскрытие своего таланта я имею право?! Пусть даже и тайно».
        Через пятнадцать минут снова отдых. И еще один подход. Последний.
        - Хватит на сегодня! - наконец скомандовал дядя Шамир. - Вымой руки в ручье и беги домой. Я захвачу грибы сам. Сегодня мы с охотниками уходим на целый день, так что меня не жди. Я попросил Хейори приготовить тебе завтрак, обед и ужин. Не пропадешь.
        Киро кивнул. Метнулся в чащу. Времени до начала работ по хозяйству оставалось совсем мало. Мальчик быстро добрался до ручья, отмыл руки от крови и помчался обратно в деревню. Вернулся тем же путем. Вроде никто не заметил.
        Дома ждала пустая рисовая каша, рисовые лепешки и свежезаваренный ароматный чай. Киро быстро позавтракал, намазал раны на ладонях мазью из стоуса. Выбежал из дома. По дороге налущил неспелых яблок, распихал их по карманам старых штанов и направился к сараю с инструментом. Там уже толпились дети и подростки. Над всеми ними возвышался помощник старосты по имени Вэйю. Завидев Киро, он тут же крикнул мальчику:
        - Эй, ублюдок, опаздываешь!
        - Я вчера вечером успел сделать выше нормы, - робко ответил Киро.
        - А я причем? - притворяясь идиотом, спросил Вэйю. - Никто тебя не заставлял. Да и работа на сегодня уже совсем другая. Поливка. Хватай ведра и носи воду из речки.
        - Куда носить? - спросил мальчик.
        - На грядки с ретином и стручками жэбайо. Все, дуй давай!
        Киро, было, бросился к сараю, но Вэйю его снова окликнул:
        - Да, ты не забывай - за опоздание ты наказан. Две грядки тебе на сегодня сверх нормы. Линсяо проверит лично.
        Киро беззвучно застонал. Этот Линсяо лишь придираться умеет. Прихвостень и подхалим. Чуть что - бежит к старосте. Малолетний идиот. Хотя, никакой он не малолетний. На три года старше Киро.
        Повторный внутренний стон. Таскать воду! Ладони итак разбиты. Болят и саднят. А тут еще ведра чаль. Тем более такие тяжеленные. Те, что полегче да поменьше - уже расхватали. Остались лишь огромные. Этакие бадьи. Но тут уж ничего не поделаешь, придется работать тем, что есть.
        Поначалу разогретые тренировкой мышцы справлялись. Первые три ходки Киро сделал легко. Потом пошло труднее. Грядки с ретином и стручками - самые дальние от реки. Да и идти с наполненными ведрами нужно было в горку. Тяжело.
        Через час работы руки онемели. Через полтора часа водоносов сменила другая бригада. Киро отправился на прополку. До полудня его ожидала норма в три грядки, потом - еще две, да две штрафные. Итого семь. В обычные, более удачные дни, - пять. В то время когда сверстники выпалывали две грядки до полудня и одну после. Потом вытаскивали сорняки и относили в загон для скотины. А дальше у них было свободное время до самого вечера. Норма Киро была наравне со взрослыми. Он впахивал дотемна. Иногда получал штрафные работы за нерасторопность. Реже - розги.
        А за усердие ничего не получал. Даже дополнительного пайка. Лишь норму продуктов, полагающуюся на десятилетнего ребенка. Выручал лишь дядя Шамир. Он ведь охотник, да и вообще не последний человек в деревне. Своих детей у него нет, вот он и заботится о Киро как о родном. Насколько может. Насколько позволяет его черствая душа бывшего Мастера Цин-Гун. А еще - бывшего солдата. Киро не знал этого наверняка, но догадывался.
        Иногда дядя Шамир стонал по ночам. А еще кричал. Иногда раздавал приказы. Чаще всего - в наступление. Реже - призывал отступать. Редкий раз он всхлипывал, протяжно выл. Говорил обычно одну и ту же фразу: «Они погибли! Все они погибли. Прямо на моих глазах сгорели!»
        За размышлениями и воспоминаниями время пролетело незаметно. Киро успел выполнить свою норму задолго до полудня. Быстро собрал выполотые сорняки и оттащил их скотине. Отправился обедать.
        Пустая похлебка. Пресная каша со сдобным хлебом. Три полоски вяленого мяса. Чай. Видно Хейори тоже не сильно жаловала Киро. Точно. Она любила только дядю Шамира. Хотя, его многие женщины любили. За силу, спокойствие и надежность. А их мужья лишь подозрительно косились на него.
        Киро всегда мечтал стать похожим на Шамира. А дядя ругал его за это. Говорил, чтобы мальчик никому не подражал. Не искал себе кумиров. Сам им становился для себя же. Ребенок лишь дулся на эти слова и непонимающе смотрел на дядю.
        После обеда - снова работа. Без отдыха. Ведь помимо нормы еще и штраф. Киро не терял времени даром. Он успел выполоть две грядки, когда его сверстники закончили с одной. С последней на сегодня. Все, теперь у них свободное время. Киро с завистью посмотрел на детей. Попытался вытереть пот с лица, но лишь еще больше размазал грязь.
        Сверстники разбежались кто куда. Некоторые принялись играть в прятки, другие носились друг за другом. Мальчик понуро дергал траву из грядок. Рядом бродил Линсяо. Он делал вид, что проверяет работу, но на самом деле следил лишь за Киро. Так продолжалось довольно долго. Наконец Линсяо убедился, что ребенок и не собирается отлынивать, и ушел куда-то по своим делам.
        Киро двигался дальше. Метр за метром. Все дальше уходя от тех, кто до сих пор работал на грядках. Все ближе к начинающему алеть западу. Вскоре он добрался до трети участка. Тут с краю стоял старый сарай, в котором хранили сломанный инструмент и дырявые корзины. И в этом же месте Киро завершил с прополкой третьей грядки. Осталась еще одна.
        Мальчики вернулся назад, собрал вырванные сорняки и сложил у старого сарая. Потом все отнесет в загоны. Так он решил.
        Внезапно совсем рядом раздался девичий смех. Киро привстал на цыпочках и присмотрелся. В высокой траве он разглядел десятилетнюю Хирико. Дочь старосты. Она бежала прямиком к сараю.
        Киро отвернулся и направился обратно к грядкам. Хирико забежала в сарай и затихла там. Мальчик продолжил выщипывать сорняки. Снова повисла тишина. Лишь надоедливые мухи жужжали вокруг. Вскоре с окраины деревни долетел детский смех, крики. Киро невозмутимо занимался своим делом.
        Гогот и шум приближались. Через пару минут из зарослей выпрыгнули мальчишки. Улюлюканье, свист, задорные выкрики. В толпе Киро разглядел десятилетнего Шио - сына первого охотника. Следом бежали его сверстники. Лучший друг Шио - Ялио. Долговязый, тощий, с пучком вечно торчащих дыбом светлых волос. Рядом - еще человек пять друзей. Они бежали прямиком к тому самому сарайчику, где пряталась Хирико.
        - Да тут она! - выкрикнул Шио. - Точно вам говорю. Всегда тут прячется.
        Дети с криками ворвались в сарайчик. Раздался веселый смех, какая-то возня. Киро быстро потерял интерес к сверстникам и сосредоточился на работе. Вскоре шум стих. Еще через какое-то время мальчик и думать забыл о детях в сарае. До конца последней грядки оставалось всего ничего. Если поднапрячься, то можно закончить пораньше и успеть сбегать еще и за ягодами. Киро понравилась эта идея, и он ускорился.
        Внезапно из сарая повалил дым. Резко вспыхнула задняя стенка. Огонь моментально перекинулся на крышу, потом на другую стену, следом на третью.
        Киро вскинулся, заворожено уставился на пламя. Весь мир будто перестал существовать.
        С дальних грядок донеслись женские крики, причитания, вопли ужаса. Кто-то метнулся прочь с огорода. Видимо побежали за старостой. Или за его помощником. Кстати, интересно, куда подевался Вэйю? Киро осмотрелся, но того нигде не было.
        Пламя полыхнуло с новой силой. Сарайчик затрещал. Из него донесся дикий кашель, панические крики. Огонь еще не успел перекинуться на переднюю стену. Не объял дверь. Которая с грохотом распахнулась. Повалили клубы густого дыма. Следом за ним на свежий воздух выбежал Шио. Потолочная балка сарая не выдержала. Она с хрустом обрушилась и ударила мальчика по лицу. Шио свалился прямо у входа.
        Следом за первым мальчиком выскочили остальные. Они, не обращая внимания на Шио, пробегали прямо по нему. В панике бросались в разные стороны. Падали на землю. Кашляли.
        Шио истошно заверещал. Ялио вскочил с земли и бросился на помощь другу. Схватил его за шкирку и потащил прочь от горящего сарая.
        - Хирико! - хрипя, прокричал Шио. - Хирико осталась там.
        Остальные мальчишки будто бы не услышали слов друга. Отвернулись в сторону. Взрослые, что занимались прополкой, поразевав рты, уставились на полыхающий сарай. Даже и не подумали двинуться с места, попытаться спасти Хирико.
        Внезапно из сарая донесся плач. Кашель. Тихий скулеж. Мольбы всем Божествам.
        Она не хотела умирать. Жажда жизни чувствовалась в ее голосе.
        Киро встал и, шагая прямо по грядкам, направился к сараю. Он и сам не понимал, что делает, и что будет делать, когда дойдет. Там - открытое пламя. Такой жар, что не подступишься. Однако мальчик шел вперед. Топтал саженцы, не обращая на это никакого внимания.
        У входа в полыхающий сарай Киро остановился. Совсем ненадолго. Ребенок не почувствовал жара, хотя огонь бушевал во всю. Мальчик шагнул вперед. Все происходило будто во сне. Киро не управлял своим телом. Или не хотел этого делать. Оно действовало сам. Как в тумане. Или в другом мире, сильно похожем на реальный.
        Как только мальчик шагнул за порог, пламя тут же накинулось на него. Жадно, с ревом и треском. И тут же отступило. Мир на мгновение стал матово-красным, а в следующую секунду вернулся в свой изначальный вид. Киро сделал еще один шаг вперед.
        Плач, тихие стоны, мольбы. Кашель. Тяжелые хрипы. Дым и ничего не видно.
        - Эй, Хирико! - крикнул Киро.
        Снова судорожные вздохи. С первого раза не получилось определить, с какой стороны они доносятся. Тогда мальчик крикнул еще раз:
        - Хирико, ты где?
        - Тут… - послышался слабеющий голос.
        Справа! Видимо в самом дальнем углу.
        Киро бросился туда. Споткнулся обо что-то, упал. Пламя тут же набросилось на тело ребенка. Мальчик резко перевернулся на спину и выставил перед собой руки. Огонь остановился. Киро всмотрелся в языки пламени. Те заволновались, отступили назад. Тогда ребенок замахал руками, и огонь снова отступил.
        Мальчик быстро поднялся и заторопился к Хирико. Он обнаружил ее в самом дальнем углу. Огонь еще не добрался туда, но был очень близко. Платье на девочке уже начало тлеть. Сама Хирико сжалась, подтянула колени к себе, обхватила их руками и свесила голову вниз.
        - Хирико, пошли, - сказал Киро. - Я выведу тебя. Знаю, как пройти через огонь.
        Девочка подняла голову, посмотрела на сверстника мутным взглядом. Откинулась на стенку сарая. Не встала. Она была в полуобморочном состоянии.
        - Хирико! - крикнул Киро. - Пошли, ты сгоришь тут, а вместе с тобой и я.
        Но девчонка лишь снова опустила голову на колени. Тогда Киро решил действовать иначе. Он нагнулся, взял Хирико на руки и поднял. Развернулся, взглядом отыскал обратный путь.
        Пламя с ревом бросилось к детям. Окружило их. Киро не чувствовал жара. Он протянул руку к огню, коснулся его. Не жжется. Ни сколечко. Пламя отпрянуло от мальчика, качнулось и устремилось к Хирико. Тогда Киро обнял девочку, прикрыл ее своим телом.
        - Жги меня, - рявкнул он огню. - Кусай меня. А ее не трогай.
        Пламя взревело, с яростью набросилось на мальчика, объяло его тело. Не жжется. Ни капельки. Киро широко улыбнулся и зашагал к выходу из сарая. А голодный огонь метался по ребенку. Ярился, но обжечь, укусить не мог. Лишь бессильно лизал открытые участки кожи, лицо, волосы.
        Киро уверенно шел сквозь дым и пламя. Он не чувствовал ничего, только вес тела девочки на руках.
        Впереди замаячил просвет. Мальчик ускорил шаг. Теперь он отлично ориентировался в догорающем сарае и легко перешагивал все препятствия. Свет. Порог. Обуглившиеся остатки двери. Свежий воздух. Киро вдохнул полной грудью, улыбнулся заходящему солнцу и направился к деревне. По его телу метались не тухнущие языки пламени.
        А вокруг голосили люди. Кричали, брызжа слюной, сыпали проклятьями, размахивали руками, грозились. Киро легко шагал вперед, улыбался. И не обращал ни на что внимания. Лишь с интересом смотрел на огоньки, мечущиеся по телу. К Хирико они так и не посмели прикоснуться.
        Девочка завозилась на руках у Киро. Подняла голову. Улыбнулась.
        Навстречу мальчику уже бежала толпа селян. Во главе - Вэйю. Следом за ним - староста Сияцо, отец Хирико.
        - Отпусти ее, ублюдок! - прорычал отец девочки.
        Киро не услышал его. Продолжил свой путь к деревне.
        - Я кому сказал? - заорал староста Сияцо. - Отпусти ее, выблядок! Гребанный демон! Тебя ждут розги. Много розг!
        Мальчик шел вперед.
        - Киро… - простонала Хирико. Он впервые назвала его по имени.
        - Хирико?
        - Спасибо… - сказала девочка и закашлялась. - Ты спас меня.
        - Ага, - весело кивнул мальчик. - Я уговорил огоньки, чтобы они не кусались. И не трогали тебя.
        Киро притворился строгим и нахмурился. Шутливо стряхнул с плеча огонь.
        Хирико засмеялась.
        За спиной бушевала толпа селян.
        Глава 2
        Охотники
        Кривоносый Шио задумчиво скреб юношеский пушок на подбородке. Нос Шио был сломан. Горящий брусок упал на лицо в том злосчастном сарае. Четыре года назад.
        Подросток изредка взмахивал рукой, отгоняя комаров. Шип Ялио, как обычно, преданно заглядывал в лицо товарищу. Остальные подростки сидели вокруг Кривоносого. Ждали. Четырнадцатилетние младшие охотники.
        И у всех у них теперь были клички.
        У Киро она тоже появилась. Ублюдок. Реже его называли выродком. Иногда - безродным. Но обычно - ублюдком. Прижилось это прозвище, да и к месту оно было. Подросток все понимал. И теперь, пока был привал, с улыбкой наблюдал за сверстниками.
        Пользуясь моментом, Киро перекусил рисовой лепешкой и куском вяленого мяса. Восстановил энергию. После этого ненадолго погрузился в медитацию. Все как учил дядя Шамир. Практика каждую свободную минуту. Несмотря ни на что.
        Он ублюдок. Таким не на что надеяться, лишь на себя. Эти слова врезались в память.
        Киро прищурился, весело глядя на солнце. Откинулся на траву. Прекрасно здесь. Тихо, прохладно и свежо. Пахнет травами и спелыми ягодами. А еще пометом кабана и его поросят. Охотники на верном пути и вскоре они заберут свою первую за сегодня добычу.
        - Хватит отдыхать! Привал окончен! - наконец решительно прошипел Кривоносый Шио. Хватило же ума не закричать.
        Сверстники засобирались. Киро тоже поднялся с земли, закинул на плечо охотничью сумку, перехватил копье на манер посоха.
        - Идем дальше! - вдруг заявил Шио.
        Подростки замерли. Недоверчиво уставились на своего лидера.
        - Нам нельзя покидать этот охотничий предел, - тихо ответил Киро. - Да и зачем? Кабан свернул на восток.
        - Это у нас самый опытный охотник заговорил? - с усмешкой спросил Кривоносый Шио.
        - Мастер! Не хуже твоего отца, Шио, - язвительно поддакнул товарищу Шип Ялио.
        - А, может, это и есть первый охотник деревни? - прошипел Шио. - Или все-таки им является мой отец?
        - Твой отец, - тоном бывалых подхалимов ответили сверстники.
        - А, значит, и я намного опытнее вас всех. И раз говорю, что кабан ушел на север, значит на север, - отчеканил Кривоносый Шио.
        - Нам нельзя выходит за этот предел, - настырно повторил Киро. - Запрет старосты. Запрет твоего отца.
        - И что? - с вызовом спросил Шио. - Ты предлагаешь так же оставаться не у дел? Довольствоваться теми крохами, что нам достаются?
        - Мы приносим много мяса, - возразил Киро.
        - Глупый ублюдок, - желчно бросил Кривоносый. - Я о славе. О почете и уважении. Какая девушка на тебя посмотрит, пока ты носишь в деревню добытых зайцев и сириков?
        - Нам запрещено, - набычился Киро. - Нужно ждать разрешения.
        - И сколько нам его ждать? Пока наши отцы не состарятся? - спросил Шио. - Ах да, я совсем забыл, у тебя же нет отца. И матери-то нет. Безродный ублюдок!
        Киро широко улыбнулся Кривоносому Шио. Он не боялся лидера отряда. Не боялся и остальных сверстников. Ему было плевать на них. Потому что им на него тоже наплевать. Как и всем остальным жителям деревни. Они не замечали Киро. И, по правде сказать, лучше бы его вообще не существовало. Все бы несказанно обрадовались, если б он пропал или погиб. Его не любили. Его побаивались. Потому что…
        Киро тихо скрипнул зубами и расплылся в еще более широкой улыбке.
        - Чего пялишься? - грозно спросил Кривоносый Шио. - Идем дальше. Завалим кабана и добудем много другой дичи. А завтра в деревне все только о нас и будут говорить.
        - Все слышали, - тихо сказал Киро. - Это приказ лидера.
        А про себя подумал:
        «Дурак. Завтра мы можем с легкостью накормить сотню-другую опарышей».
        Сверстники не ответили. Даже не кивнули. Отвернулись и зашагали за Кривоносым. Киро пожал плечами и, как обычно, поплелся в хвосте отряда. По сути он не видел проблемы в случившемся. Просто остальные ребята будут наказаны за ослушание. Все, кроме Шио. Этого идиота отмажет отец. Как всегда. Нет сомнений. Жаль. Лишь ведь одно наказание прибавит Кривоносому мозгов. Киро в этом не сомневался. Этот ни в чем не нуждающийся дурак до сих пор думает, что делает все правильно. Да и с чего бы ему задумываться? Зачем? Ведь отец, первый охотник деревни, всегда решит любую проблему. Он на короткой ноге со старостой. В любой момент он положит перед сынулей любое лакомство. И Шио даже помыслить не может, кто кто-то может отобрать у него этот кусок.
        Киро привык жить тихо. И закрыто. Настолько привык, что охладел ко всему. Залез в кокон безразличия, а вылезти забыл. Так и остался.
        Никому не верить. Ни с кем не сближаться. Молчать. И уж ни в коем случае ни с кем не делиться своими планами. Даже с дядей Шамиром. Единственным человеком, который хотя бы не проявлял ненависти к подростку. Однако и любви - тоже.
        Киро бодро шагал в самом конце отряда. С безразличием смотрел в спины сверстников. Внимательно оглядывался по сторонам. Настороженно прислушивался. И с упоением вдыхал чистый лесной воздух.
        Через лигу отряд охотников разделился. Подростки встали в цепь и разошлись в стороны. Широкой гребенкой начали прочесывать лес. Каждый из ребят внимательно выискивал следы кабана, а параллельно с этим - другой дичи.
        Киро с сомнением осматривал лесной дерн. Подросток уже не чувствовал запах кабана. Зверь точно ушел на восток. Но какое Киро до этого дело? Лидер так решил. И пусть так будет. Он больше не станет спорить. Вся дальнейшая ответственность на Кривоносом Шио.
        Подросток быстро потерял интерес к охоте, и дальше поплеся создавая вид выслеживания зверя. Некого тут было выслеживать. И Киро просто прислушивался к лесу. Негоже будет пропустить опасность.
        Кривоносый Шио уверенно вел отряд на север. Охотники углублялись все дальше и дальше. К полудню они отмахали приличное расстояние. Однако кабана так и не нагнали. Что нисколько не удивило Киро.
        Вскоре подросток встревожился. Что-то изменилось в лесу. Запахло чем-то необычным.
        Киро тут же догнал Шио и тихо сказал:
        - Надо сворачивать.
        - Нет! - вскрикнул Кривоносый.
        Киро шикнул и приложил палец к губам. Продолжил:
        - Я почувствовал что-то неладное.
        - Ха! - уже шепотом ответил Шио. - Проверь свои штаны. Похоже ты обоссался от страха.
        - Нет, - Киро пропустил мимо ушей издевку. - Я чувствую какой-то необычный запах.
        - Значит еще и обгадился, - хохотнул Кривоносый.
        - Да, Шио, я тоже чувствую как-то запах, - серьезно сказал подоспевший Шип Ялио.
        Кривоносый Шио резко поднял сжатый кулак. Охотники замерли.
        - Лиоянь, Каго, вперед! - приказал Шио. - Проверьте дальнейший маршрут. Далеко не уходите. На лигу, максимум на полторы.
        «Ну хотя бы на это у него мозгов хватило, - с облегчением подумал Киро».
        Двое подростков бесшумно бросились вперед, остальные принялись ждать их возвращения.
        Примерно через полчаса Лиоянь и Каго вернулись. Запыхавшиеся, но довольные.
        - Ну, что там? - требовательно спросил Шио.
        - Дальше - нора, - отчеканил Каго.
        - Большая? - настороженно спросил Кривоносый.
        - Нет, - ответил Лиоянь. - Совсем маленькая. Может лиса обосновалась. Может - вирих.
        - А, может, кугар! - тоном победителя сказал Шио.
        Да, если кугар, то им несказанно повезло. Мех этого зверя ценился невероятно дорого, а нутряное сало использовали для приготовления множества лекарств.
        Вот только Киро сомневался во всех вариантах. Ни одно из этих животных так не пахло. Дядя Шамир рассказывал. А еще он говорил, что если запах непонятен, то дело плохо.
        - Но вы не видели самого обитателя норы? - тихо спросил Киро.
        - Нет, - коротко бросил Лиоянь.
        - А следы?
        - Нет, - повторился ответ. - Мы увидели нору, обрадовались и сразу бросились обратно.
        - Нужно было дождаться хозяина норы, - не унимался Киро.
        - Самый умный? - вскинулся Каго. - Иди и жди сам!
        - Вам дан был приказ, - возразил Киро.
        - Да, - отрезал Шио. - И дал его я. Передо мной им и ответ держать. А тебя нико не спросил.
        Киро снова улыбнулся. Сжал кулаки до побелевших костяшек, пока никто не видит.
        - Что делать будем, командир? - спросил Шип Ялио.
        - Вперед! - скомандовал Кривоносый. - За добычей.
        Охотники снялись с места и помчались дальше. Киро снова бежал последним. Теперь он специально отстал. Держался чуть в стороне. На душе было тревожно. Что-то не так. Необычно. Неявно. Угрожающе.
        Остановиться бы. Подумать. Понять. Но отряд не ждет, мчится вперед. И лучше бы не терять его из виду. Не отставать слишком сильно.
        Внезапно Яолинь указал вперед. Шио вскинул сжатый кулак. Охотники остановились. Небольшая поляна с холмиком. У самого его основания - нора. И никого вокруг. Лишь запах стал сильнее. Воняло чем-то старым. Нет, не разлагающимся мясом. Не падалью. Не старыми листьями или мхом.
        Непонятно чем. И этот запах стал занозой в мозгу. Не дающей покоя, зудящей, тревожащей. Это очень раздражало. Даже злило. Агрессия забурлила в душе, поднялась гигантской волной, захлестнула изнутри.
        Киро зло сплюнул, присел, потом и вовсе припал к земле. Выставил копье вперед. На несколько секунд мир вокруг подернулся сполохами огня. Потом вновь стал нормальным. Зазудело в грудине. Волна проклятой силы разлилась по телу.
        «Демон! - подумал подросток. - Лишь бы сдержать ее в этот раз».
        - Что делать будем? - шепотом спросил Шип Ялио.
        - Ждать, - так же тихо ответил Кривоносый Шио.
        Потекли томительные минуты ожидания. Однако никто не появился рядом с норой.
        Шио нервно заерзал в своем укрытии. Не выдержал, махнул рукой и прошипел:
        - Выкуривайте.
        Каго достал из сумки тряпку и бутылек со смолой. Пропитал ею кусок материи и осторожно пошел к норе. На границе поляны он высек искру, поджег листья, а уже от них запалил просмоленную тряпку. Бросил ее в земляной ход.
        Материя несколько раз полыхнула в темноте норы, задымилась. Через несколько секунд повалил черный густой дым. Поднялась жуткая вонь.
        И жуткий вой.
        Киро тут же вскинулся, попятился назад. Завывания повторились. Протяжные, заунывные. Будто воет злой дух или не упокоенный призрак. Вот только бы, откуда им тут взяться?! В самом обычном лесу.
        Нет. Не дух. Не призрак. Гайлас. Только он издает такие звуки. Дяда Шамир рассказывал. Предостерегал. И, согласно его наставлениям, сейчас наступило самое время для бегства. Потому что они разбудили самого настоящего лесного демона. Стража леса.
        - Приготовиться! - рявкнул Кривоносый Шио. - Будем атаковать.
        - Это Гайлас! - прокричал Киро. - Бежим.
        Кое-кто из подростков выронил копьек. Кто-то рассорил стрелы. И все с ужасом уставились на Киро. Хотя стоило бы смотреть на земляной ход. Из которого выбиралась черная тень. Идеально ровный круг головы с вытянутой челюстью. Желтые глазищи без зрачков. Чешуйчатое тело змеи и лапы рыси.
        Гайлас лениво выбрался на поляну, широко зевнул, раздраженно дернул хвостом. Внимательно осмотрелся, остановился взглядом на каждом из подростков и отвернулся. А в следующее мгновение метнулся вперед. Вытянулся во всю длину и свирепо зарычал.
        Киро услышал плач кого-то из сверстников. Молитвы Богам. Нервное стуканье стрелы о лук.
        Поздно отступать. Наступило время сдохнуть.
        Неплохая альтернатива никчемной жизни. Киро нечего терять. Лишь свое любимое прозвище. Поэтому и умирать не страшно. Жалко только погибать с безразличием в глазах. Так ему раньше казалось.
        И вот теперь он перед лицом неминуемой гибели. Когда трясутся не только колени. Рядом сверстники. И пусть Киро не испытывает к ним никаких чувств, но чисто по-человечески их жалко.
        - Чего замерли? - крикнул подросток. - Если атакуем все вместе, у нас появится шанс.
        - Это же Гайлас, - проблеял Кривоносый Шио.
        - Я предупреждал, - ответил Киро.
        Демон тем временем неспешно вышагивал по поляне. Горделиво задрал голову и с интересом посматривал на людей. Ждал.
        - Как мы его одолеем? - истерично взвизгнул Шио.
        - Я отвлеку, - сказал Киро. - А вы атакуйте со всех сторон! Разом. Все вместе.
        - Приготовиться! - трясущимся голосом прокричал Шио. - Идем вслед за Киро.
        Сверстники закивали, заняли боевые стойки. Неумело, робко, будто все еще раздумывали: атаковать или накормить собой Гайласа. Киро видел в глазах сверстников страх и покорность обреченных. Вся их спесь и бравада мигом улетучились. В мгновение ока. Не удивительно. Ведь лесному демону не скажешь, что он ублюдок.
        Киро растянул рот в широченной улыбке и метнулся вперед. Резко выставил копье перед собой. Прицелился в лоб Гайласу. А всего за пару шагов до демона, когда тот уже занес лапу для единственного удара, Киро совершил невероятный кувырок назад прямо на ходу.
        Демон промахнулся. Разъяренно взвыл и метнулся следом за подростком. Киро не стал дожидаться новой атаки и совершил очередной кувырок. И еще один. Гайлас не ожидал от подростка такой прыти. Не в силах уследить за Киро, он растерянно закрутил головой и тут же получил первую стрелу в бок. Завыл. Встал на здание лапы. Передними замолотил воздух. Разъяренно замолотил хвостом по лесному дерну.
        Киро тем временем скакнул вперед. Ткнул демона копьем. Не дотянулся. Но на это и был расчет. Гайлас снова опустила на все четыре конечности, и метнулся за подростком. Киро бросился влево. Обогнул высоченную сосну, подобрал с земли толстенный сук и метнул его в демона. Тот резко обернулся, издал закладывающий уши крик и метнулся следом за подростком.
        Сразу три копья воткнулись в открытый бок Гайласа. Демон взвыл и наугад хлестнул хвостом. Трое подростков отлетели в сторону. Тут же зашевелились, поднялись на ноги и отбежали назад.
        Гайлас заметался среди деревьев. Попытался выдрать копья из своего тела. Не вышло.
        Киро мгновенно подскочил к демону с другого бока и ткнул его копьем в заднюю лапу. Моментально отскочил назад, бросился в противоположную сторону. Гайлас дернулся в другую и тут же получил очередную стрелу в бочину.
        Киро снова скакнул к демону, а в следующее мгновение отпрыгнул обратно. На теле демона начали открываться отверстия!
        - В укрытие! Он сейчас выпустит ядовитые шипы! - во всю глотку заорал Киро и ринулся к ближайшим зарослям папоротника.
        Шелест листвы, резкий хруст ломаемых ветвей. Подросток нырнул в укрытие, перекатился и змеей заскользил вперед, к стволам гигантских хвощей. Засвистели выпущенные демоном шипы. Застучали по деревьям, срезали листву. В следующий момент воцарилась тишина.
        - Все живы? - крикнул Киро и тут же заскользил попалой листве в новое укрытие.
        - Вроде! - донеслось с другой стороны поляны.
        Подросток торопился обойти демона с другой стороны и неожиданно напасть. Не успел. Внезапно раздался душераздирающий крик твари. Оглушающий, дезориентирующий.
        Киро припал к земле, зажмурил глаза и открыл рот, чтобы не оглохнуть. Заработал челюстью, чтобы восстановить давление в черепной коробке. Полегчало. Однако звон в ушах полностью не прошел. И, видимо, пройдет теперь не скоро.
        Засвистели стрелы. Отлично. Значит не все оглохли от крика Гайласа.
        Новый вой. Разъяренное рычание. Хруст веток.
        Киро вскочил и помчался наперерез демону. На полпути понял, что не успевает. Тогда он просто метнул копье, целясь в переднюю лапу твари. Попал.
        Гайлас споткнулся, остановился. Медленно обернулся к подростку и, не обращая внимания на торчащее из конечности копье, бросился на Киро.
        Времени на раздумья не осталось. Подросток быстро коснулся Источника, всколыхнул Ву, зачерпнул полные горсти энергии и направил ее в свое тело. Техники Киро пока еще были недоступны, не та ступень Развития, и пришлось импровизировать.
        Подросток присел, выждал пару мгновений и резко распрямил ноги. Взмыл вверх. Сшиб головой нижние ветви сосны и полетел дальше. Снизу промелькнула туша Гайласа. Демон разочарованно завыл. Он потерял свою чересчур проворную жертву. Завертел круглой головой.
        Киро на пару секунд завис в воздухе и ухнул вниз. Гайлас услышал хруст ломаемых веток, задрал голову кверху. Победоносно завыл. Встал на задние лапы и распахнул пасть. Ряды ужасающе острых зубов. Черный провал глотки. Алый язык.
        Время вдруг будто бы замедлилось. Киро увидел, как сверстники мчатся к демону. Кто-то заносит копье для броска. Кто-то натягивает тетиву лука и целится. А Гайлас уже готовиться вцепится в тело Киро.
        Внезапно подросток понял, что нужно делать. Он резко перегруппировался. Расставил руки в стороны, вытянул ноги. Напрягся, заставляя тело нагнуться чуть вперед. Склонил голову, прямо в воздухе нырнул на рыбку, кувыркнулся. Моментально перевернулся на бок и в этом невероятном кульбите смог изогнуться так, что демон при всем своем желании не достал его.
        Крутясь в воздухе, Киро протянул правую руку вниз, схватился за древко своего копья и выдернул его из лапы Гайласа. Демон оглушительно завыл, тут же припал к земле. И получил несколько ударов копьями. Захрипел, припал на передние лапы, принялся молотить змеиным хвостом из стороны в сторону. Вот только охотники уже успели отскочить назад.
        Киро тоже удачно приземлился на ноги и моментально ударил Гайласа в шею. Кувыркнулся назад и отбежал в сторону.
        Демон замер. Немигающе уставился на подростка. Вот теперь он по настоящему разозлился. Гайлас приоткрыл рот, но ни единого звука не донеслось из черной глотки. Лишь неясное шипение разлилось вокруг. С каждым ударом сердца оно разрасталось, ширилось, давя на сознание и вгоняя в ступор.
        Мир будто бы замер. Время остановило свой бег. Воздух стал текучим и каким-то тягучим.
        Будто бы сквозь сон Киро увидел, как хвост демона начал расслаиваться, разделяться на несколько более тонких отростков. На конце каждого белел костяной шип.
        Сердце забилось еще медленнее. Воздух стал плотным.
        Сверстники замерли, словно восковые статуи.
        Снова протяжный стук сердца.
        Тихое, занудное шипение в голове.
        Хотелось присесть. Отдохнуть. Еще лучше - прилечь. Поспать.
        Киро медленно моргнул. Опустил окровавленное копье. С безразличием заметил, как на теле демона вновь начали раскрываться отверстия.
        Пара секунд. Слишком долгих. Бесконечных.
        Из отверстий показались ядовитые шипы.
        Киро попытался перебороть апатию и сонливость. Получилось плохо. Только спустя бесконечную секунду он смог сделать шаг вперед. Зачем? Понимания не было.
        Внезапно мир подернулся красным. Перед глазами заплясали сполохи огня. Нет, скорее они отразились в самих зрачках. Где-то глубоко в груди зашевелилось нечто, медленно растеклось под ребрами.
        Время ускорило свой бег. Сердце застучало быстрее. Киро вскинул голову, живее посмотрел вперед. Сделал шаг. Еще один. За ним третий. Поднял копь. Отставил его в сторону и пригнулся.
        «Вперед! Нужно идти вперед! Только вперед! - пульсировала в голове навязчивая мысль».
        Гайлас оглушительно громко рявкнул. Отчетливо зашипел. Засвистел.
        Воздух уплотнился. Стал практически осязаемым. Густым и вязким. Киро замедлился, шагать снова стало тяжело. Однако подросток упорно брел вперед. Мышцы напряглись, загудели. Нечто жаркое разлилось теперь уже по всему телу. Заполнило его. И…
        Выплеснулось наружу.
        Яркая вспышка. Оглушительно громкий хлопой. Нестерпимый жар. Вихрь. Хруст веток, треск ломаемых деревьев. И неистовый вой от невероятной боли.
        В следующее мгновение вспышка погасла. Так же внезапно как и появилась. Киро обнаружил себя стоящим посреди поляны. Руки раскинуты в сторону. По запястьям еще мечутся испуганные огоньки. Остатки того яркого света. Света, который вырвался из его груди.
        Подросток часто задышал, упал на колени. Потряс головой, помассировал виски и осмотрелся. Тело Гайласа изломанной куклой валялось в стороне. Голова расколота, наружу торчат переломанные кости. Кровь.
        Киро перевел взгляд в другую сторону. Там лежали сверстники. Живые. Лица многих посечены щепками от переломанных деревьев. Одежда порвана и дымиться. Но живы.
        - Уходим, - прохрипел Киро. В горле пересохло. Шершавый язык еле ворочался во рту.
        Первым на ноги поднялся Кривоносый Шио. Ошарашено посмотрела на Гайласа, потом на Киро. Внезапно во взгляде лидера отряда проступило раздражение, потом злость и гнев.
        - Это кто это тут отдает приказы? - вскинулся Шио. - Ублюдок не имеет такого права. Мы не боимся этих твоих… «штучек». Нас не запугаешь. Убогий выблядок.
        Киро, что есть силы, сжал древко копья. Улыбнулся. Поднялся на ноги. Кривоносый вздрогнул, отступил назад. Громче чем нужно сказал:
        - Подъем! Уходим, уходим! Мало ли еще какая тварь выберется из своей норы.
        Сверстники быстро поднялись на ноги. Выстроились вокруг Шио. С опаской и отвращением посмотрели на Киро.
        - Назад, в лагерь! Быстро! - прикрикнул Кривоносый.
        Младшие охотники отправились обратно. Шли быстро, не оглядывались. И не разговаривали.
        На половине пути их встретили старшие охотники. Их отцы.
        - Идиоты! - прошипел первый охотник. Отец Кривоносого Шио. - Всем розги!
        Подростки склонили головы, попрятали взгляды.
        - А ну-ка, на меня смотреть! - рявкнул отец Шио.
        Сверстники покорно подняли головы. Лица в ссадинах, порезах, синяках. У всех, кроме Киро.
        - Красавцы! - воскликнул первый охотник. - И кто это вас так?
        Шио указал трясущееся рукой на Киро. Тихо сказал:
        - Это все он.
        Глава 3
        Тени у костра
        Домик дяди Шамира
        Яркие сполохи костра освещали лица детей. Языки пламени стерли с них наивные милые маски. Явили истинные лики. Жестокие, насмешливые, завистливые, обидчивые, хитрые, лживые.
        Дети. Они все такие. Тени. Они и есть настоящие их лица. А пламя костра лишь являет их миру. И внимательному взгляду.
        Киро сидел на бревне за границей света. В густой ночной темноте. Ему так было спокойнее, удобнее. И лучше слышно уютное потрескивание дров в костре. А еще отлично видно спину дяди.
        - Дадя Шамир, - пискнул кто-то из детей, - а расскажи нам какую-нибудь сказку!
        - Да, на ночь!
        - Расскажи, ну пожалуйста!
        - Сказку, сказку, сказку! - загалдели дети.
        - И какую же вам рассказать? - добродушно спросил Шамир.
        - Какую-нибудь страшную! - пискнул кто-то из мелюзги.
        - Или грозную!
        - Только чтобы интересная была!
        - Интересную? Грозную? - весело пробасил Шамир. - Это можно. М-м-м-м, дайте-ка припомнить. Хм, что же, есть у меня одна на примете. Ах, да, она еще будет и поучительная! Запомните это.
        Дети разом притихли. С открытыми ртами уставились на дядю Шамира.
        - Случилось это еще до начала времен, - начал он. - Наш мир тогда не существовал. Да и вообще ничего не было. Но однажды появилась тьма. Бесконечная. Она одна только и была, и она и была всем. Выше облаков, которые вы видите днем, и сразу за ними, и еще дальше, и даже там, где вы и представить не можете. Везде тьма.
        - Это та, которую мы видим ночью? - спросил кто-то из детей.
        - Да, - сухо ответил дядя. - Не перебивай.
        «Интересно, - подумал Киро, - откуда она появилась? И кто ее создал? Почему ни у кого не возникло такого логичного вопроса?»
        - Появилась тьма, - тем временем продолжил дядя. - Следом за ней возникла луна и солнце. Потом - небеса. Облака. Когда светила уставали, они спускались вниз и ложились отдыхать на небесах, словно на мягкой перине. Потом снова поднимались во тьму и продолжали заниматься своими делами. Солнце - источало свет, а луна - мрак. Солнце пыталось побороть мрак, а луна - поглотить свет. И так они боролись очень долгое время. Свет и поглощение, мрак и неистовое сияние. Ход вещей был неизменен.
        Но вот однажды противоборство дошло до предела. Ничто не вечно. Мрак не выдержал. Как, впрочем, и свет. Они слились друг с другом. Вспыхнули и затухли, затухли и вспыхнули. А потом мощнейший взрыв сотряс небеса. И из него, из этого взрыва, родилась новая сущность. Первый разум. Наивное детское сознание. Простое и прекрасное.
        Солнце и луна восхитились тем, что создали и примирились друг с другом. А сознание росло и крепло. И день ото дня становилось еще прекраснее. Оно впитывало свет солнца и мрачное сияние луны. Становилось все более мудрым и опытным.
        Оба светила не могли нарадоваться на свое детище и старались дать ему еще больше знаний, возможностей и сил. А сознание спокойно жило на небесах. Наконец, когда оно окончательно выросло, ему стало скучно. Захотелось чего-то нового, более сложного. Тогда сознание оформилось. Оно приняло вид прекрасного мужчины. Но на небесах ему стало не уютно. Тогда он решил создать себе жилище и построил дворец, который потом нарекли как Великий Небесный Чертог. Мужчина поселился в нем.
        Первое время он радовался своему новому прекрасному дому. Всячески украшал его, достраивал и расширял. Однако со временем мужчине стало одиноко, и тогда он решил создать других существ. Начал с подобных себе. На свет появились циклопически огромные, могучие существа. Сильные, умелые. Так появились Титаны.
        Мужчина поселил их на Небесах, рядом со своим дворцом. Титаны были рады этому и благодарны мужчине. Они даже дали ему имя. Лу Яо-Шун. Что на языке Титанов значит - идущий Путем солнца и луны. Лу очень обрадовался своему новому имени и наградил свой народ талантом в обращении с металлом. Так Титаны стали искусными кузнецами.
        Шло время. Титаны множились, их численность возрастала. И они непрерывно работали. Ковали железо, создавали чудеснейшие доспехи и оружие. И шумели. Непрерывно. Небеса рокотали днем и ночью. Лу Яо-Шун не мог спать. Он слышал лишь оглушительный стук молотов. Однажды он не вытерпел и решил прогнать Титанов с небес. Этот народ оказался слишком неугомонным, шумным. Но, самое главное, несовершенным. Теперь Лу это отчетливо видел. Они были не ровня ему. Не достойны жить рядом на Небесах и бесцеремонно вваливаться в его дворец, шумно демонстрировать свои достижения. Нет!
        Лу Яо-Шун решил выселить Титанов. Вот только куда? Лу столкнулся с новой проблемой. Однако и ее он решил легко, ведь его силы были неограниченны. Яо-Шун создал землю. Грубую твердь, горные хребты, шумные реки, озера, моря и океаны. Зеленые леса и много-много всего. Так появился наш мир.
        Яо-Шун отправил Титанов сюда. А те в свою очередь не роптали. Наоборот, они восприняли это как величайший дар своего создателя. Ведь земли эти были поистине величественны и красивы. Титаны не могли нарадоваться. Они выбрали себе место для жизни и уже там развернули кузницы. Принялись еще более усердно ковать доспехи и оружие. Тогда среди них появился самый искусный умелец. Хвирдэльф.
        Лу Яо-Шун тем временем вновь заскучал на Небесах. Он впал в уныние и погрузился в тяжкие раздумья. Однако вскоре пришел к выводу, что грусть вызвана разочарованием в Титанах. И тогда Лу решил повторить попытку. Он создал людей. Следом за ними - четырехруких даргулов, тайкенов, элементалей и еще множество других существ. И принялся наблюдать за их жизнью. Скука прошла, жизнь Лу Яо-Шуна заиграла новыми красками. Он развлекался с новыми своими детьми. Подкидывал им разные проблемы и смотрел, что будет дальше. Это очень веселило Лу.
        А первые его дети, Титаны, жили своей спокойной жизнью. Совершенствовали свое кузнечное ремесло, ковали новые доспехи и оружие. Настоящие произведения искусства. Лучший из них, Хвирдэльф, и вовсе научился создавать самое мощнейшее оружие. Он торговал им с другими существами, обменивал на ценные предметы. Для себя Титан создал молот. Синий Громобой. И никакое другое оружие не могло с ним сравниться по разрушительной силе. Однако владеть им мог лишь сам Хвирдэльф. Никому другому оно не подчинялось.
        Лу Яо-Шун увидел оружие Титана и пожелал его себе. Очень понравился ему молот. Тогда Лу спустился на землю, и попросил Хвирдэльфа, чтобы тот отдал ему Синий Громобой. Но Титан наотрез отказался. Яо-Шун затаил на него обиду и еще сильнее возжелал молот. Лу придумал новый план. Теперь уже тайком он спустился на землю, застал врасплох Хвирдэльфа и убил его. Схватил выпавший из рук мертвого Титана молот, но не смог сдвинуть его и с места. В ярости он закричал и сбежал в свой Небесный Чертог. А Синий Громобой так и остался лежать посреди равнины.
        Сын Хвирдэльфа, юный Ньёргвальд, узнав о смерти отца, поклялся отомстить Лу Яо-Шуну. Он не испугался, не смотря даже на то, что Лу давным-давно стал для всех Божеством, самым могущественным существом. Ньёргвальд, в отличии от остальных, сомневался в этом. Он считал, что раз Яо-Шун выглядит так же, как другие Титаны, ходит, спит и есть, значит, он тоже из плоти и крови. А если так, то и его можно убить. Да и тем более, Лу откуда-то появился. Кто-то его создал. Значит, никакое он не Божество. Раз творит такое. Коварно убивает своих детей. Не может создать для себя лучшее оружие, чем создал его отец. Что же он за Божество тогда? Такие сомнения поселились в голове Ньёргвальда. И он решил проверить, прав ли? Сможет ли одолеть Лу Яо-Шина?
        Даже не смотря на уговоры родственников, Титан не отступил от своего плана. Он принялся усердно тренироваться. Дело пошло споро, и вскоре Ньёргвальд достиг невиданных высот. Он стал сильнее, быстрее и выносливее любого из Титанов. Но на достигнутом не остановился. Он отправился в другие земли и там искал себе противников.
        Ньёргвальд обошел множество разных мест, повидал несчетное количество удивительных вещей, повстречал разных существ, но среди всех не нашел достойного соперника. Тогда пришло время возвращаться назад. Добравшись домой, Титан продолжил подготовку к схватке. Он выковал для себя лучшие доспехи, собрал вещи и отправился за молотом отца. Добравшись до той самой равнины, где погиб Хвирдэльф, Ньёргвальд с легкойстью отыскал Синий Громобой. Молот лежал на своем прежнем месте, никто так и не смог его забрать. Тогда Титан уверенно шагнул вперед, схватил оружие за рукоять и одним рывком поднял его над собой. Победно взревел и выкрикнул Небесам угрозу, клятву своей мести.
        Лу Яо-Шун все услышал. Но не испугался. К тому времени он уже преуспел в искусстве манипуляции и коварства. Лу подговорил людей и других существа, чтобы те помешали Ньёргвальду свершить месть, а сам спрятался в самом дальнем углу своего дворца.
        Титан Ньёргвальд, завладев молотом своего отца, отправился искать дорогу на небеса. Снова пустился в долгое странстиве. А люди и многие другие существа пытались ему помешать. Но жажда мести и сомнения Ньёргвальда были сильнее. Именно они и помогли ему преодолеть все препятствия и отыскать путь в Небесный Чертог.
        Титан учтиво постучал в ворота дворца, но Лу Яо-Шун не ответил. Тогда Ньёргвальд одним мощным ударом выбил двери, вошел в Чертог и призвал Яо-Шуна к ответу. Деваться было некуда, и Лу вышел к Титану. Он попытался хитрить и оправдываться, но Ньёргвальд был непреклонен. Началась битва. И никто из сражающихся не желал проигрывать. Они дрались день и ночь, и еще столько же. Как не старался Яо-Шун, но не мог одержать верх над Титаном. А тот воодушевился. Его сомнения подтвердились. Никакой Лу не Бог. Он такой же смертный.
        Ньёргвалдь атаковал с новой силой. И Лу Яо-Шун дрогнул, отступил. Не выдержал яростного натиска. Я Титан без устали бил своим молотом, руками, ногами. Наконец Лу выбился из сил. Упал на пол и принялся молить о пощаде. Ньёргвальд не желал слушать. Он размахнулся и опустил молот на голову Яо-Шуна. Полыхнула яркая вспышка. Тело Лу взорвалось, сверкнуло всеми цветами радуги. А потом рассыпалось на семь осколков. Те внезапно упали на землю, разлетелись по всему миру и затерялись. Энергия солнца и луны вырвалась из погибшего духа Лу Яо-Шуна. Так появились семь Осколков Небес. Так возникала энергия Ву и Пути. Младшие и старшие.
        А Ньёргвальд, исполнив свою клятву, снова вернулся домой. Он оставил Синий Громобой в своей кузне и никогда больше к нему не прикасался. Титан не горевал о своем поступке, но посчитал правильным оплакать погибшего Лу Яо-Шуна. Все-таки он был отцом их народа. Скупая одинокая слеза выкатилась из глаз Ньёргвальда, упала на землю, превратилась в маленькое семечко и проросла тощим деревцем. Так появилось Древо Мира, предназначено для сохранения баланса жизни.
        Для своего народа Титан Ньёргвальд стал Божеством. Его нарекли Сомневающимся и выбрали покровителем Пути Эральд Мурелан. Пути силы. Говорят, он и по сей день правит на своем престоле, следит за Путем. Так же, как и множество других Божеств.
        Дядя Шамир замолчал. Его сказка закончилась. Кто-то из детей удивленно выдохнул, кто-то протяжно вздохнул. Некоторые завозились на бревне. Шамир подкинул поленьев в костер, и пламя снова взметнулось ввысь. Осветила лица мальцов. Теперь на них читались совсем другие эмоции. Недоверие, восхищение, зависть, мечтательная бравада.
        Видимо дети впервые услышали эту историю. Киро знал ее наизусть. И он знал, какой вопрос скоро задаст дядя Шамир. Подросток на него так ни разу и не ответил. Хотя знал ответ.
        - Не очень-то и страшная сказка! - пискнул кто-то из ребят.
        - Но грозная, - возразил другой.
        - И интересная, - поддержал третий.
        - Я же обещал! - улыбнулся дядя. - И, кстати, я в начале сказал, что история будет поучительная. Так вот вам вопрос: чему же она учит?
        Повисло молчание. Дети не знали что ответить. Переглядывались между собой, с нескрываемым интересом смотрели на Шамира. А тот тоже хитро молчал. Мальцы ждали. Потянулись томительные минуты, но дядя даже и не подумал сам дать ответ на свой вопрос. Он всегда так делал.
        Киро вздохнул.
        «Эта сказка учит уверенности. Уверенности в себе, - подумал подросток. - С помощью уверенности можно одолеть даже самих богов. А сомнения… Сомневающегося Бога не зря так нарекли. Это что-то вроде шутки, насмешки. Ведь он сомневался не в себе, а в могуществе другого существа. Коварного, эгоистичного и считающего себя Божеством».
        Над костром все так же висело нерушимое молчание. Вскоре дети заскучали. Некоторые принялись тихо перешептываться, другие откровенно позевали. Кто-то из них вдруг предложил поиграть в догонялки, и все весело сорвались с места. Принялись носиться мимо костра.
        - Ублюдок! Ублюдок! - весело кричали дети, пробегая мимо Киро.
        Подросток быстро коснулся Источника, зачерпнул Ву и послал поток концентрированной энергии прямо в воздух. Она задорно взорвалась снопом ярких безобидных искр. Дети испуганно взвизгнули, истошно заверещали и бросились прочь.
        Киро широко улыбнулся. Весело! И радостно. А все потому, что еще совсем чуть-чуть и он получит доступ к техникам. Сейчас подросток находился на первой ступени второго этапа развития. Постижение Цин-Гун. Он уже набрал три необходимые звезды, получил доступ к Ву и без устали тренировался. В любое свободное мгновение он сразу же касался своего Источника, зачерпывал Ву, прогонял ее по энергетическим каналам. Так рекомендовал делать дядя Шамир. Это поможет быстрее шагнуть на следующую ступень Развития.
        - Весело тебе? - строго спросил от костра дядя. - Развлекаешься с Ву? Пугаешь мальцов? Мало тебе проблем, да?
        - Я лишь пустил безобидные искры? - ответил Киро.
        - И будь уверен, они, - Шамир указал в ту сторону, куда только что убежали дети, - преподнесут это так, что ты выпустил самый настоящий смерч. Будь уверен, на сегодняшнем разбирательстве всплывет эта тема.
        Киро повесил голову. Да, неприятный момент. Разбирательство. Вчерашняя охота всем вышла боком. И старшим охотникам, за то, что допустили такое, и младшим - за самовольство. Сегодня с утра все вернулись в деревню. Первый охотник, отец Кривоносого Шио, сразу направился к старосте. Но того не оказалось дома. Его ждали только к вечеру. И солнце уже давно зашло. Староста Сияцо вот-вот должен вернуться.
        «Дерьмо слицера! - подумал Киро. - Больше всех, как обычно, достанется мне. Ведь я снова проявил свой проклятый талант. Ага! Но я ведь вступил в схватку с демоном не ради этих придурков. Не ради Шио и его дружков. Мне плевать на них. Не собираюсь им помогать. Хватит. Помог однажды. Сделал только хуже себе. Рубцы от розг никогда уже не сойдут. Нет. Я был уверен в своих силах. Знал, что одолею демона».
        - Не переживай, Киро, - тихо сказал дядя Шамир. - Сегодня твой вины тут меньше всего.
        - Я снова проявил талант, - угрюмо бросил подросток.
        - Знаю, - кивнул дядя. - В последнее время ты слишком неосторожен. Беспечно пользуешься Ву. Подвергаешь риску других.
        - Я ведь наоборот спас их! - возмущенно вскрикнул Киро.
        - Они вряд ли это поймут. Для них то, что необычно - ненормально. А то, что ненормально - они не принимают. Гонят прочь.
        - Заметил уже, - тихо сказал подросток. - Вот только что мне с этим делать? Я же не смогу вечно сдерживать свою силу.
        - Это ты мне скажи! - удивленно ответил Шамир.
        - Уходить! Уходить отсюда, - решительно выдохнул Киро.
        Дядя Шамир весело рассмеялся.
        - Нет, не сейчас, конечно, - поспешил добавить подросток. - Я еще не вошел в силу.
        - Мои слова, - с укоризной сказал Шамир. - Что ты сам по этому поводу думаешь? Какой у тебя план?
        - Достичь второй ступени! - не раздумывая, выпалил Киро. - Возвысить свой Цин-Гун. Получить доступ к техникам. Потом ты научишь меня «Железному Цин-Гун», и я уйду отсюда. Только это и держит меня здесь все эти годы. Лишь обучение и твоя доброта ко мне. Ты же знаешь.
        - Знаю, - кивнул дядя и спросил: - И куда же ты уйдешь?
        - В Дорхейм, - решительно сказал подросток.
        - Вольные города опасны. И коварны, - наставительно сказал Шамир. - Ты уверен, что тебе именно это нужно? Ты не знаешь тамошней жизни. Обычаев.
        - Узнаю, - самонадеянно сказал Киро. - Привыкну. Здесь же привык. А там и подавно. Да и ты же сам говорил, что в большом городе большие возможности. В Дорхейме никто не будет называть меня ублюдком. Выблядком. Там я найду свое место.
        Шамир отвернулся, скрипнул зубами. В который раз уже ему нечего было возразить Киро. И оставалось лишь одно - помочь. Приложить все свои силы и возможности для развития четырнадцати летнего мальчугана. Который в свои года достиг уровня двадцатилетнего.
        «Слишком уж быстро он развивается, - мелькнула тревожная мысль в голове Шамир. - Выдержит ли в таком возрасте мощь Путей? Не перегорит? Сомнения. Сомнения!»
        - Ты сейчас говорил серьезно? - Шамир снова повернулся к подростку.
        - Серьезно, - кивнул тот.
        - Ты готов? Настроен?
        - Я абсолютно уверен в своем решении, - твердо сказал Киро.
        - Что ж, тогда со следующей тренировки ты будешь получать увеличенную нагрузку. Я буду давать тебе больше знаний. А тебе придется стараться. Вдвое больше.
        Киро ошарашено уставился на дядю. В удивлении раскрыл рот. В глазах с новой силой вспыхнул азарт.
        - Это значит, что я ускорюсь в Развитии? - чуть ли не крича от радости, спросил подросток.
        - Именно, - серьезно ответил Шамир. - Но тебе придется забыть об усталости. Работать нужно будет на пределе возможностей. Уважительной причиной неявки на тренировку буду считать только смерть. Закончить тренировку раньше - нельзя. Опаздывать - нельзя. Отдыхать больше трех раз - нельзя. Говорить, что устал и больше не можешь - нельзя. Думай что хочешь, но молчи. Выполняй упражнения. Все. Такие дополнительные условия. Ты готов? Возьмешься? Или, все-таки, продолжим в прежнем режиме?
        - Готов! Ты не услышишь от меня ни одной жалобы. Я выполню любые условия.
        Дядя Шамир кивнул. Внимательно посмотрел в лицо подростку. На мгновение ему показалось, что во взгляде Киро сверкнула заточенная сталь. Повисла тишина. Лишь костер весело потрескивал дровами.
        Вскоре вновь послышался детский крик. Стайка малышей примчалась к костру.
        - Староста вернулся! - крикнул кто-то из детей. - Все идут к нему домой на разбирательство.
        Дети еще несколько секунд покружили около костра и снова умчались прочь.
        Дядя Шамир тяжело поднялся с бревна, спокойно глянул на Киро и отправился в дом старосты Сияцо.
        Подросток остался в одиночестве. Ждать своей участи.
        Глава 4
        Тактика Нарикато
        - Жрать хочется!
        - Заткнись! - зло бросил Тэйпо. - Не напоминай.
        Желудок требовательно заурчал.
        - Сам заткнись! - прошипел Хакикуро. - Ты меня бесишь.
        - Неужели? - искренне удивился Тэйпо. - И чем же?
        - Своими шрамами.
        Тэйпо ощерился и обернулся к сослуживцу. Целый десяток шрамов превратил лицо солдата в жуткую гримасу. Никакая маска устрашения не нужна была.
        - Ну ты и урод! - протянул Хакикуро.
        Сослуживец расплылся в широченной улыбке. Шрамы от осколков гренады вспучились на подбородке. Нижняя губа оттянулась. Оголила желтые зубы Тэйпо. Солдат как обычно с трепетом ощупал белые рубцы, пересекающие его лицо вдоль и поперек. Они были его гордостью. Особым знаком отличия. Тайпо был ветераном «Мусорщиков», самым старшим и самым старым членом взвода. Он пережил многих командующих, бессчетное количество сослуживцев. И сотни битв.
        - А ты нытик, - констатировал Тэйпо.
        - Заткнись, а?! Я же попросил, - раздраженно сказал Хакикуро и толкнул лучшего друга в плечо.
        Тэйпо ударил Хакикуро в бок. Началась возня.
        Сержант Нарикато не обратил на друзей внимания. Привык уже. За те годы, что возглавлял взвод «Мусорщиков» научился не замечать ссоры этих двоих. От нечего делать они дурью маются. В другое время Тэйпо и Хакикуро лучшие саперы и опытнейшие подрывники отряда. Возможно - даже всей двадцатой сводной роты. А иногда - хуже детей.
        Тэпой и Хакикуро, словно драные кошки, покатились по траве. Сумка с гренадами! Сердце Нарикато екнуло и замерло. Однако товарищи остановились в нескольких сантиметрах от сумки. Покатились обратно. Тэйпо ловко запустил пальцы в рот Хакикуро и пытался разорвать другу рот. Хакикуро бестолково мычал и отчаянно пытался выдавить Тэйпо глаза.
        Нарикато сплюнул, сорвал травину. Принялся нервно грызть стебель. Разведчики до сих пор не вернулись!
        Сержант приподнялся на локтях. Осмотрелся. Позади степь. Впереди степь, плавно переходящая в овраги и перелески. Земли Вольных Городов. А взвод расположился прямо на их границе.
        Риск. Неизвестность. Нервозность.
        Еще и разведчики задерживаются.
        Сомнения.
        Нарикато запустил пятерню в густую бороду.
        «Может быть зря я выбрал такую тактику? - в очередной раз мелькнула мысль в голове».
        Все эти сомнения и нервы от усталости. Долгий марш по окраинным землям Империи Хонгбао. Смотр. Подготовка. Сборы. Показавшийся бесконечным путь через океан. И такой долгожданный берег.
        Они прибыли одним кораблем. Рота имперцев. Дальше - разделение по взводам. И пять отрядов направились на север. С южного побережья этого континента. В земли Вольных Городов. Каждый - своим маршрутом. Сержанту Нарикато выпал центральный. И досталась простая задача: разведка, получение информации, составление карты местности и дальнейший прорыв по центру. При удачном исходе операции - продвижение к легендарному городу Дорхейму. Там все взводы должны встретиться и начать штурм. По плану, к этому времени должны прибыть основные силы имперцев и ударить с востока. Ведь именно Дорхейм, жемчужина Вольных Городов, и была целью Императора Хонгбао. Стратегический центр этого континента. Захватив его, Хонгбао получит безопасный доступ к остальным землям. Даргулы, элементали, Империя Синтсяо и множество других народов. Мифические Титаны, в конце концов.
        Нарикато не боялся. Он попадал в ситуации и похуже. Но тогда был хотя бы намек на определенность. Сейчас же впереди лишь неизвестность и лиги чужих земель. По-настоящему чужих.
        Об этих таинственных землях мало информации. Лишь легенды, приносимые бродягами, да рассказы вольных ахиро. Рассказы о великих тайнах, темных загадках и несметных богатствах.
        Сержант прополз вперед по жесткой траве, молча раздал затрещин Тэйпо и Хакикуро и остановился прямо на границе Вольных Городов. Крикнул козодоем. Слева дважды крикнула цапля. Потом - также справа. Значит все спокойно.
        Нарикато уставился вперед. Знойная степь. Дальше, у самого горизонта, начинается редколесье. А где-то там, уже за горизонтом - враг. По крайней мере, сержант на это надеялся.
        Вновь потекли долгие минуты ожидания. Разведчики ушли, когда еще даже не рассвело. И до сих пор не вернулись. Нарикато нервничал. Не хотелось вот так сразу терять бойцов. И отступать тоже не хотелось. Если взвод обнаружат на самой границе - это провал. Если они сразу же наткнуться на местных вояк - это провал. Необходимо сделать все очень тихо. Такую тактику выбрал Нарикато. И поэтому места себе не находил. Все новое - пугает. Особенно если нет результатов от принятого решения.
        Внезапно залаяла гиена. Сержант подпрыгнул как ужаленный. Жадно вгляделся в степь. Тявканье повторилось. Нарикато ответил протяжным воем и встал во весь рост.
        Впереди зашевелилась трава. Замелькали среди жестких стеблей черные шлемы. Показались жуткие маски.
        Разведчики вернулись. Сержант с облегчением выдохнул. Присел на траву. Шелест. Семеро солдат в самых легких доспехах.
        - Слишком долго. Приказ был другой! - строго сказал Нарикато.
        - Знаем, - ответил старший из разведчиков Тринимо Вьюн. - Мы два часа шли вперед и уже хотели возвращаться. Но Сумарико наткнулся на скошенное сено. Мы прошли чуть дальше и обнаружили возделанные поля. За ними - деревня.
        Сержант, оживился, подался вперед. Спросил:
        - Обжитая?
        - Да, - коротко ответил Тринимо Вьюн.
        - Докладывай! - потребовал Нарикато. - С подробностями!
        - Есть! - кивнул Тринимо, снял маску устрашения, вытер пот с лица и продолжил: - Деревня. Сорок один дом. Больше двух десятков сараев и прочих построек. Оживленная. Небольшая. Мирные жители. Солдат не обнаружили. Дома близко друг к другу. Можно легко пустить «красного петуха».
        - Нет, - отрезал Нарикато. - Мы не будем жечь. Моя тактика - приказ для вас всех. Не забывайся! Мы пройдем незаметно. Еще есть подробности по деревне?
        - Больше нет, - ответил Тринимо Вьюн.
        - Сколько до нее пути? - уточнил сержант.
        - Три часа бегом, - ответил Вьюн.
        - Отлично, - кивнул Нарикато и затих.
        Задумался. Через несколько минут кивнул каким-то своим мыслям и четырежды крикнул козодоем. Трижды ответила цапля. Вскоре со всех сторон зашуршала трава. Вернулись дозорные. Весь взвод в сборе. Сержант окинул солдат взглядом, быстро пересчитал. Убедился, что все на месте и сказал:
        - Впереди - деревня. Малочисленная. Мирная. Военного гарнизона нет. Опасности не представляет. Можем спокойно оставить позади. Но у меня другой план. У нас мало еды. Мы поиздержались за недели блужданий по этим землям. Необходимо восполнять.
        - И как же? - спросил кто-то из солдат.
        - Налетим и разграбим! - предложил другой.
        - Нет, - отрезал сержант. - Мы идем тихо! Такая у нас тактика.
        - И что ты предлагаешь? - спросил Тэйпо и почесал свои шрамы.
        - Предлагаю торговать, - сказал сержант Нарикато. - Деньги у нас есть. Один из нас войдет в деревню. С миром. Попросит продать припасы. Если местные не согласятся, то так же спокойно уйдет обратно. Мы будем по близости и, в случае чего, прикроем.
        - Скучно, - протянул Хакикуро.
        - Без огонька, - поддакнул Тэйпо.
        - Я, пожалуй, тут подожду, - сказал Хакикуро и зевнул.
        - Полностью с тобой согласен, - кивнул Тэйпо.
        Хакикуро вытаращился на друга, передернул плечами и сделал вид, что блюет.
        - Идиот! Не повторяй за мной!
        Сержант сплюнул в траву. Дождался, когда перепалка друзей закончится и продолжил:
        - Теперь осталось выбрать, кто пойдет в деревню.
        Тэйпо поднял руку и сказал:
        - Я пойду. Договариваться и торговать - мой конек. Тем более у меня есть запас «сверчков». Если что, шарахну - мало не покажется.
        - Ха! - Хакикуро сделал вид, что беззвучно смеется, схватился за живот. - С твоей рожей только и идти на переговоры к мирным жителям. Они сначала на вилы тебя посадят, а потом спросят, зачем явился. Нет, Нарикато, позволь мне пойти. Ты знаешь, на что я способен.
        - О! - весело кивнул сержант. - Властитель обаяния и женских сердец.
        - Сердце? - недоуменно спросил Хакикуро. - Не думал об этом. От женщин мне нужно кое-что другое. То, что чуть пониже сердца.
        Сержант хохотнул. Вспомнился гарнизон в Хокито, где чуть ли не у каждой второй женщины дома бегала мелкая копия любвеобильного Хакикуро.
        - Хорошо, - кивнул Нарикато. - Идешь торговать. Остальные - прикрываем нашего обаятельного сапера. Все. Вопросы есть?
        Тишина.
        - Отлично! - подытожил сержант Нарикато. - Цели определены, задачи ясны. Выдвигаемся сейчас. До заката времени еще много.
        Солдаты свернули временный лагерь. Быстро снялись с места и двинулись на север. Без звонких труб и горнов. Они сломали их. Без барабанов. Она закопали их на южном берегу. Без имперских стягов, знаков полка, роты и взвода. Они сожгли их в костре. Без пушек. Они бросили их недалеко от побережья. Такова была тактика Нарикато. Бесшумное, незаметное продвижение по континенту.
        Неспешным бегом добрались до края степи. Миновали первые перелески. Луговины. Свежескошенное сено. Поля.
        Впереди показались крыши домов.
        Сержант Нарикато вскинул руку и резко опустил. Взвод занял позиции.
        - Внимание, - скомандовал сержант. - Деревня уже близко. Двое - на запад, двое на восток. Разведка, наблюдение. В случае конфликта - прикрытие. Еще двое - тыл. Все. Остальные вперед. Цепочкой. Дистанция - пять метров.
        Взвод устремился дальше.
        Продвижение к деревне не замедляли. Местные на пути не встретились. Полуденный отдых? Возможно. При такой жаре все, видимо, дома пережидают. Не выходят на работы.
        Метр за метром. Все ближе и ближе. Тишина. Видимо и, правда, все отдыхают.
        У самой окраины деревни взвод замер. Сержант жестами раздал приказы. Солдаты заняли позиции. Луки, арбалеты и копья наготове. Нарикато осмотрелся, удовлетворенно кивнул. Жестом подозвал Хакикуро, указал ему на приметный домик и махнул рукой.
        Хакикуро отступил назад. Снял шлем, кожаные доспехи, все оружие. Остался в одном поддоспешнике, широких штанах и легких мокасинах. Осмотрел себя. Скинул и поддоспешник. Простая одежда. Непримечательный вид. Лицо попроще, улыбка пошире. Взгляд простака.
        Сапер хотел, было уже идти в деревню, но тут же услышал яростное шипение сержанта. Обернулся.
        - Деньги! - прошептал Нарикато и протянул увесистый мешочек с монетами. Обычное золото. Такое везде в ходу.
        Хакикуро приладил кошель к поясу и уверенно зашагал к указанному дом.
        На улицах безлюдно. Собаки не брешут. Даже мелюзги не видно. Лишь кошки греются на солнце, да куры купаются в пыли.
        Удача. Видимо сегодня она на их стороне.
        Сапер спокойно подошел к выбранному дому. Постучал. Тишина. Хакикуро выждал секунд десять и снова постучал. Ответа не последовало. Тогда сапер слегка толкнул дверь. Та беззвучно отворилась. Хакикуро осмотрелся оп сторонам и шагнул за порог. В коридоре светло и чисто. Абсолютный порядок. Значит, в этом доме точно есть женщина. Отлично. Задача упрощается. Очень повезло. Здесь он точно найдет общий язык.
        Хикикуро миновал коридор и заглянул в ближайшую комнату. В дальнем углу сидела миловидная, еще молодая женщина. Тихо поскуливала. Лицо в крови, нос и глаза заплыли. Рядом на стуле - огромный мужчина. Прямо из деревянного ковша он глотал какое-то вонючее пойло и со спокойным безразличием посматривал на женщину.
        - Ну что, сука, - заплетающимся языком спросил здоровяк. - Ты меня поняла? Ты же знаешь, как должно быть, когда муж возвращается домой.
        Мужчина громко рыгнул, икнул и снова припал к ковшу. Жена затряслась, закивала, но муж этого не заметил.
        Хакикуро сделал шаг назад. Он решил наведаться в другой дом, пока тут его еще не заметили. С этой семейкой дело не решишь. Это уж точно.
        - Стоять! - взревел здоровяк. - К женушке моей пришел?! Ах вот, значит, чем ты тут занимаешься, пока я вкалываю?
        Муж вскочил со стула и моментально оказался рядом с сапером. Хакикуро еле успел среагировать и увернуться от увесистого кулака. Здоровяк промахнулся. Тут же снова взревел и повалился на сапера. Сбил его с ног. Повалил на пол. Сгреб в охапку, поднял и потащил на улицу.
        Сапер попытался вырваться. Не получилось. Слишком крепкая хватка, мощные руки.
        Пьяный здоровяк остановился на крыльце и бросил Хакикуро в пыль. С интересом осмотрел. Набычился. Сапер лежал не двигаясь. Он все еще не терял надежды решить вопрос, не поднимая шума.
        Наконец здоровяк что-то решил. Его мутные глаза на секунду прояснились. Он уставился на Хакикуро, спросил:
        - А ты кто вообще такой? Я тебя тут раньше не видел. Ты чей?
        - Ничей, - ответил сапер. - В смысле я не здешний. Мне нужна еда…
        Взгляд здоровяка снова расфокусировался. Он задрал голову, посмотрел по сторонам и заорал:
        - Воры! Эй, люди добрые-е-е! Вы куда смотрите? Вас тут обворовывают!
        И наблевал на крыльцо.
        Хакикуро быстро встал и попятился обратно. Внезапно что-то острое уперлось в его спину.
        - Куда это ты так быстро собрался? - спросили сзади.
        - Уже ухожу, - растерянно ответил сапер.
        - Э нет, не торопись, - прозвучал голос из-за спины. - Ну что, сосед, этот что ли тебя грабить пришел?
        - Ага, - тупо ответил здоровяк и, забыв вытереть рот от рвоты, бросился на Хакикуро.
        Тихо хлопнул арбалет. Свистнул болт. Удар. Непонятное бульканье, хлюпанье.
        Острый предмет, упирающийся в спину сапера, исчез. Хакикуро быстро рванулся в сторону.
        Здоровяк замер. Заорал:
        - Вор! Убийца! Убийца!
        А из домов уже выбирались люди. Просто посмотреть, что опять учинил этот неугомонный пьяница. Однако увидели незнакомца. Мертвого соседа. Бабы заголосили. Мужики бросились за оружием, метнулись обратно. Кто с вилами, кто с косами. Другие просто с палками.
        Хакикуро завертел головой. Пригнулся. Стрела клюнула пьяного здоровяка прямо в лоб.
        С окраины деревни уже мчался сержант Нарикато. Следом за ним - весь взвод.
        «Ну, пошла потеха! - подумал Хакикуро и бросился вперед».

* * *
        Мибаро первым увидел, что Хакикуро попал в передрягу. Парень захохотал. Сержант Нарикато шикнул на него, сделал страшные глаза. Приложил палец к губам. А потом махнул рукой арбалетчику.
        Стрела ужалила селянина, подкравшегося сзади к Хакикуро.
        Смех замер в глотке Мибаро. Парень тут же скис. Веселое путешествие в компании добрых друзей превратилось в кое-что нехорошее. Сейчас они будут обижать селян. Пускать кусачие стрелы, махать мечами и тыкать в них копьями.
        Мибаро отвернулся. Он не хотел так играть. Обиделся. Деревенским же больно будет. Нет. Он не будет смотреть. Уйдет. Прогуляется, пока друзья веселятся. Он такие развлечения не любит.
        У Мибаро, как всегда, есть дела. Он не сидит сложа руки не любит. Он должен прикрывать взвод. И заботиться о нем.
        Он прикрыл глаза, сосредоточился на том восхитительном чувстве, которое иногда настигало его. Мир вокруг накрыла тень. Мибаро распахнул глаза, увидел перед собой призрачный тоннель в пространстве и уверенно нырнул туда. Удивительная энергия хлынула со всех сторон. Он представил, как исчезает, растворяется, становится незаметным. Через пару ударов сердца так и произошло. Мибаро слился с окружающей зеленью. Принял маскировку.
        Парень вытер сопли об штаны и нырнул в заросли бузины. Змеей проскользил сквозь заросли сорняков. Перемахнул через злую крапиву. Обернулся, погрозил ей кулаком и хлыстнул ее мечом. Будет знать, как впредь кусаться!
        Мибаро обиженно почесал спину, хмыкнул, гордо вскинул голову и побежал к ближайшей постройке. Она оказалась не заперта. Внутри парень обнаружил разнообразный инструмент, плетеные корзины. Схватил одну и выпрыгнул из сарая. Ничего интересного там больше не было.
        Слева разрастался шум битвы. Метались товарищи, верещали селяне. Мибаро заторопился. Он перемахнул поленницу и заскочил в следующий сарай. Там обнаружились груды хлама. Среди них парень нашел мешки. Отлично! То, что нужно. Он сложил их в корзину и побежал дальше.
        К массивному амбару.
        Замок. Огромный, кованный.
        Мибаро обиженно надул губы. С грустью посмотрел на тонкое изогнутое лезвие своего меча и с печальным вздохом убрал его в ножны. Не пойдет. Нужно что-нибудь посерьезней. Парень быстро осмотрелся. У поленницы, что осталась за спиной, он увидел массивный топор. В самый раз!
        Быстро притащил инструмент и со второго удара сбил замок.
        Внутри оказались самые настоящие залежи продуктов. Лепешки, сыр, копченое и вяленое мясо, головки лука и чеснока, сушеная рыба, кули с мукой и крупами, рис. Мибаро принялся набивать мешки. Что не убралось - он складывал в корзину. Вскоре вся тара оказалась заполнена. Парень составил добычу в уголок, выскользнул наружу и просто прикрыл дверь. Вряд ли кто-то в горячке боя обнаружит кражу.
        Мибаро хитро прищурился, деловито поковырял в носу, осматривая территорию, и побежал дальше. У ближайшего дома он нашел кособокую тачанку на простых деревянных колесах. Схватил ее и помчался к домам. Нырнул в первую открытую дверь. Внутри - никого. Парень быстро осмотрелся, нашел сундук, вскрыл его. Ткани и прочий домашний инструмент. Все в мешок. Все ценности. Свежеиспеченный хлеб. Одежду.
        Следующий дом. Там - по той же схеме. Мибаро сметал все, что попадалось под руки. Наполненные мешки укладывал на тачанку и мчался дальше.
        На параллельной улице кипела битва. Селяне носились с вилами, наскакивали на ровный строй имперцев. Гибли. Солдаты иногда резко разбегались в стороны, догоняли отступающих, добивали раненых. И снова вставали ровными рядками в классический квадрат. Так они продвигались по деревне.
        Парень отвернулся. Он не любил кровь. От ее вида начинал грустить.
        Мибаро резко затряс головой, закатил глаза, впал в ступор. Ненадолго. Всего на пару секунд. Побежал к следующему дому. Богатая добыча. Тут нашлись даже серебряные украшения. Пара женских колец и цепочка. Видимо - зажиточные. Парень засмеялся от удовольствия. Такие приключения ему нравились. Интересно. Весело. Полезное дело. Друзья оценят.
        Он вынырнул из тоннеля в пространстве, сбросил маскировку. Не от кого уже прятаться. Никто его и так не заметит. Драка поглотила всех.
        Следующий дом. Ткани, утварь, еда.
        Тихие всхлипывания. Возня в углу.
        Мибаро резко обернулся. Дети. Двое. Девочка лет шести и мальчик двух-трех лет. Они с ужасом смотрели на солдата и беззвучно плакали. Парень улыбнулся им.
        - Не бойтесь. Мибаро не обидит. Мибаро добрый. Мибаро предлагает даже поиграть в прятки. Мибаро вадит.
        Парень счастливо засмеялся, захлопал в ладоши.
        Дети притихли и теперь лишь молча размазывали слезы по лицу. Во все глаза смотрели на солдата.
        - Мибаро сейчас же отнесет мешки на улицу, - раздался за спиной грозный голос сержанта Нарикато. - Погрузит их в ту тачанку и увезет ее подальше отсюда.
        Парень обернулся. Обиженно уставился на сержанта.
        - Это приказ! - жестко сказал Нарикато. - Выполнять!
        Мибаро лихо козырнул, подхватил мешок и рванулся на улицу.
        Из дома донесся тихий визг. Моментально оборвался.
        Сержант Нарикато вышел следом. Сел на крыльцо и уронил голову на колени. Его плечи мелко затряслись.
        А Мибаро уже мчался с тачанкой обратно к амбару.

* * *
        Бой походных барабанов давно отгремел. Стяги расставлены и закреплены. Приказы розданы.
        Солдаты двух взводов занимались разбивкой и обустройством лагеря. А капитан Отакаши с удовлетворением наблюдал за работой. Все шло по плану. Оба сержанта справлялись, рядовые проявляли усердие.
        Отакаши одобрительно кивнул. По большей части самому себе. Отвлекся от солдат, перевел взгляд на занятую долину. Отличное место для лагеря. Отсюда начнется победоносное вторжение в земли Вольных Городов.
        Капитан гордо вскинул голову, устремил взгляд на север. Где-то там начиналась прямая дорога к Дорхейму. Однако прямо перед ней - леса. А в них, возможно, обжитые земли, поселения. Все это необходимо захватить. Забрать припасы. Местных - уничтожить.
        «Победная поступь Императора Хонгбао не терпит препятствий на своем пути! - в голове капитана мелькнула мысль, давно ставшая молитвой, ориентиром и целью в жизни».
        Отакаши еще раз окинул лагерь придирчивым взглядом, убедился, что все идет как надо и направился в свою палатку. У входа расстелил циновку прямо на траве, налил себе вина и достал карту. Он сам составлял ее. Она станет личным подарком для Императора. Когда будет завершена. Сейчас на ней значился лишь небольшой фрагмент нового континента. Коротенькая линия южного побережья. Юго-восточный мыс. Длинная извилистая линия восточного берега. Горный хребет. Редколесье и край степи на западе. Тоненькой линией - долгий маршрут от южной оконечности континента. Вот и все.
        Капитан навис над картой. Надолго задумался. Потом достал туш и тоненькую кисть. Принялся дорисовывать окрестности и новый лагерь. Добавил лес. За ним стрелкой указал дорогу на Дорхейм. Хотел добавить еще что-то, задумался. Внезапно с кончика кисти сорвалась черная капля и упала прямо на нарисованный лесной массив. Образовалась клякса.
        Отакаши яростно зашипел. Отбросил кисть и опрокинул баночку с тушью. Резко встал. Перевел дух. Задумался. Внезапно рванулся обратно к карте. Снова завис над ней. Эта клякса посреди нарисованного им же леса не давала покоя. Она засела в мозгу. Зудела там, колола и жгла.
        - Нуратаси! - заорал капитан. - Ко мне!
        Один из сержантов мгновенно сорвался с места.
        - Слушаю, капитан! - отчеканил Нуратаси. Прижал кулак к кулаку и склонил голову. Знак слабого перед сильным.
        - Для тебя задание, - командным тоном сказал капитан Отакаши. - Собери двадцать бойцов и отправляйся в глубокую разведку.
        - Это же почти целый взвод! - поразился сержант.
        - Точно, - кивнул капитан. - Это целый взвод. И это мой приказ.
        - Будут какие-то специальные указания? - осведомился Нуратаси.
        - Да, будут, - сказал Отакаши и на несколько секунд задумался, потом продолжил: - Разведка - лиг на двадцать вглубь. Сосредоточьте внимание на обжитых местах. На любых их признаках. Как только найдете - отправляйтесь по следу и ищите поселение. Найдете его - действуйте по обстановке. Если небольшое - нападайте и уничтожайте. Если крупное - отступайте. Если встретится застава или, не дай Боги, гарнизон - тоже отступайте. Запоминайте все. Еще лучше - записывайте и зарисовывайте. Нужна любая информация. Нам нужен чистый проход к дороге на Дорхейм.
        - Есть! - гаркнул Нуратаси, прижал кулак к кулаку, склонил голову и уточнил: - Разрешите исполнять?
        - Разрешаю! - ответил капитан.
        Сержант сорвался с места и убежал собирать отряд. Отакаши был полностью уверен в Нуратаси. Не первый год вместе служат. Надежный воин и сильный ахиро. До Мастера Цин-Гун пока еще не дорос, да и не скоро дорастет, но подает неплохие надежды. Совсем как сам Отакаши в прежние годы.
        Капитан улыбнулся своим теплым воспоминаниям. Снова уселся на циновку и уставился на карту. Клякса, конечно же, никуда не пропала. Наоборот, она лишь стала еще больше. Отакаши отвернулся. На душе стало неспокойно.
        Сержант Нуратаси тем временем готовил отряд к внезапной операции. Ничего необычного, стандартная ситуация. Такое часто случается, когда командование вносит коррективы в четкий план. Значит, есть на то причины. А оспаривать решения капитана сержанту не положено. Поэтому Нуратаси и не задавал лишних вопросов.
        Когда отряд был готов и выстроился перед сержантом, тот подробно изложил задачи, определил маршрут, распределил обязанности для солдат. Махнул рукой. Зазвучали трубы, забили походные барабаны. Стихли. Нуратаси повел воинов вперед.
        До края долины добрались быстро. Остановились на опушке леса. Быстро разведали местность и двинулись дальше. В чащу.
        По прикидкам Нуратаси скоро отряд выйдет к границе Вольных Городов. Не так далеко осталось. Очень необычно. И тревожно. Новый континент, неизведанные земли. И наверняка опасные. Таинственные. И богатые. Так вольные ахиро говорили. Многим из которых можно смело верить.
        Отряд двигался быстро. Все воины - опытные. Бывалые. Разведка абсолютно любой местности для них не проблема. Нуратаси был уверен в каждом. Лично выбирал самых лучших. С кем служил уже не первый год. И не ошибся.
        Вперед, лига за лигой. Через пару часов обнаружился первый признак обжитых земель. Заячий силок. Недалеко от него - еще один. Дальше - чуть приметная тропка в кустах. Охотничий маршрут. Сомнений нет. Значит где-то рядом деревня.
        Нуратаси жестами отдал приказ приготовиться. На пальцах объяснил свои догадки. Солдаты все поняли, разошлись широкой цепочкой. Бесшумно заскользили вперед. Смазанные тени в лучах полуденного солнца. Острые лезвия мечей. Стилеты, припрятанные в рукаве. Легкие арбалеты. Гибкие луки. Смерть на кончике острия.
        Лес закончился внезапно. Впереди - неширокая лощина. В стороне возделанные поля. Деревня. Совсем рядом - взгорок. А на его вершине высокий мужчина с копьем в руке. Рядом - тощий долговязый мальчуган. Оба пристально наблюдают за отрядом.
        - Контакт! - рявкнул Нуратаси. - Приготовиться к бою!
        Глава 5
        Кто-то должен быть виноватым
        Как только дядя Шамир ушел на разбирательство, Киро тут же шмыгнул в кусты. Выждал пять минут и двинулся к дому старосты. Не последовал за дядей. Пошел окольным путем. Скрываясь под кустами сакуры и сливы, через деревенские сады. Неглубоким овражком мимо небольшого пруда. Так, чтобы никто не заметил. А тьма помогала двигаться скрытно и тихо.
        Надрывались сверчки. Голосили лягушки. В кустах разводили трели ночные птицы.
        Киро быстро добрался до дома старосты Сияцо. В открытых окнах уже горел свет. Мелькали тени прибывших на разбирательство. Охотники. Скорее всего, их жены. Дядя Шамир. Возможно, кто-то еще из старших мужчин. Помощники самого старосты. Все в сборе.
        Киро быстро огляделся. Вокруг - ни души. Подросток пригнулся и побежал к дому. Рискованно. Яркий свет луны озарял окрестности. Могут заметить! Однако повезло. На пути Киро не встретил никого. Значит и, правда, все в сборе.
        Подросток быстро достиг стены. Вжался в нее. Спасительная тень укрыла от взглядов возможных прохожих. Киро еще раз опасливо осмотрелся. Сердце неистово колотилось, руки подрагивали. На спине проступил холодный пот.
        Боги! Если застукают - считай пропал. Ему этого точно не простят. За два дня - два проступка. Небывалая дерзость.
        Но как же захватывает! Внутри него еще жил тот маленький мальчик, любящий приключения, адреналин в крови, ночные просторы. Неуверенно шевелился внутри. Правда теперь все реже и реже. Уступил в борьбе с жестокостью и безразличием.
        Киро улыбнулся своим мыслям. Рискованное приключение. Вот только розг-то уже точно не избежать, так что терять нечего. Был бы доступ к техникам и развитый «Железный Цин-Гун», то он бы вообще зашел прямо в дом. Подросток представил их отвисшие челюсти, округлившиеся глаза. Он бы рассмеялся прямо им в лица. И плевать тогда на розги. Сколько? Десять, пятнадцать? Да хоть двадцать! Он выдержал бы все.
        Но, увы. Чтобы открыть доступ к техникам нужно очень много и усердно тренироваться.
        Подросток постоял с минуту. Выждал. Тихо двинулся вдоль стены дома старосты. Впереди - первое окно. Из открытых ставней льется свет, но ничего не слышно. Видимо собрание в другой комнате. Дерьмо слицера! Придется красться дальше. А это уже опасно. Могут заметить. Не собравшиеся, так кто-то из деревенских. Однако вокруг было все так же тихо.
        Киро снова пригнулся и, словно мышь, шмыгнул через прямоугольник света. Миновал его и заспешил дальше. Лишь бы ничего важного не пропустить. И так задержался уже.
        Еще одно окно. Подросток прислушался. Приглушенные голоса, неясные тени в отсветах горящих свеч. Киро раздраженно зашипел. Да что же не везет-то так?
        «Ладно, рискну! - подумал он и двинулся дальше».
        Пришлось миновать еще три открытых окна и три световых пятна, прежде чем он смог отчетливо расслышать каждое слово.
        - Вы хоть понимаете, что произошло?! - орал староста Сияцо. - Идиоты! Придурки! Ублюдки! Как этот ваш… И эти люди еще называются старшими охотниками?! О, Боги!
        Тишина. Ночные птицы поспешили заполнить ее особенно громкими трелями.
        - А?! Я вас спрашиваю? - продолжил разнос староста. - Чего молчите?
        - Понимаем, - тихо ответил Ишуко, первый охотник, отец Шио.
        - И что же вы понимаете? - спросил староста Сияцо.
        - Что вели себя слишком беспечно, - сказал Ишуко.
        - Беспечно? Ха! Они повели себя беспечно. Да вы чуть весь отряд младших охотников не угробили! Гайлас! Подумать только. На них напал лесной демон! Да вы в своем уме?
        - Это просто непредвиденное обстоятельство, - подал голос дядя Шамир. - Такого никто не мог предположить.
        - А зря! - рявкнул староста. - Надо было предположить, Шамир. - Ты то?! С тобой-то что? Ты же отличный охотник. Один из лучших. Куда ты смотрел.
        «Один из лучших? - мелькнула мысль в голове Киро. - Да он самый лучший!»
        - Такое случается на охоте, - тем временем спокойно ответил дядя Шамир. - От такого невозможно подстраховаться.
        - Да ты о чем вообще? - возмущенно спросил староста. - Приди в себя! Очнись, Шамир! Что ты несешь?
        - Я лишь о том, - так же тихо ответил дядя, - что у каждого лидера отряда есть инструкции и приказы от первого охотника. Которые нельзя нарушать. А наши младшие охотники нарушили. Ушли в запретный предел. И вот результат.
        - И? - сказал Сияцо. - Мне интересно услышать твою версию.
        - Э нет, Сияцо, - сказал Шамир. - Она не просто моя. Это единственная версия. Каждый тебе ее подтвердит.
        - Что скажешь, Ишуко? - староста обратился к отцу Шио.
        - Да, все верно, - с неохотой ответил тот. - Отряд младших охотников нарушил прямой приказ. Разрешения на охоту в том пределе они не получали.
        - И это значит… - поторопил староста с выводом.
        - Значит, что каждый должен понести наказание, - тяжело ответил Ишуко.
        - Логично, - уже более спокойно сказал Сияцо. - Сам назначишь, или мне?
        - Сам разберусь, - ответил первый охотник.
        - Отлично! - сказал староста Сияцо. - Ну что же, еще вопросы есть?
        На пару секунд повисла тишина. Киро поник. Да, он не сомневался, что папочка Шио разберется. Еще как разберется. Ни один рубец не украсит спину любимого сына. А вот на спине Киро шрамов прибавится. Впрочем, ничего удивительно.
        Послышались тяжелые шаги. Видимо пришедшие на разбирательство стали расходится. Как вдруг раздался голос дядя Шамира:
        - У меня есть вопрос. Точнее - предложение.
        - Да? - раздался нервный голос первого охотника Ишуко. - И что же это за предложение?
        - Давайте назначим наказание прямо сейчас. Обсудим его. Ведь дело очень серьезное! Подростки могли погибнуть там все. Да и не только они. Разъяренный демон мог отправиться в деревню. Скольких бы он убил? Детей, женщин, стариков!
        - Кхм, - прочистил горло староста. - Интересное предложение. Ну, кто за это?
        Дальше Киро не знал что произошло. Отсюда было не видно, поднял ли кто-то руку или нет. Однако через несколько секунд раздался голос старосты:
        - Что же, хорошо. Принимаем решение здесь и сейчас. Кто какое наказание предложит?
        - Розги, - спокойно сказал Шамир.
        - Розги, - поддержал дядю кто-то из охотников.
        - Я тоже за розги, - сказал кто-то еще.
        Остальные, видимо, просто кивнули в знак согласия.
        - Что же, - продолжил староста Сияцо. - Значит розги. Предлагаю каждому по три. А этому ублюдку Киро - пять.
        - По какой причине? - все так же спокойно спросил дядя Шамир.
        - Он чуть не угробил всех младших охотников! - возмущенно воскликнул Сияцо. - Ты видел их лица? Все в крови, в синяках. А если бы Киро разорвал их так же, как демона?
        - По-моему он спас подростков, - отчеканил дядя. - За что ему спасибо.
        - Демон тебя забери, Шамир! - снова заорал староста. - Твой ублюдок опасен! Ты до сих пор этого не понял?
        - Ты мстишь ему за тот случай с твоей дочерью? - прямо спросил Шамир.
        На несколько секунд повисла гробовая тишина.
        Киро улыбался.
        «Спасибо тебе, Шамир! Я не забуду твою доброту».
        - Не напоминай, - наконец буркнул Сияцо. - Мне до сих пор хочется вздернуть его на дереве!
        - Успокойся, Сияцо, - тихо сказал дядя. - Дело прошлое. Мы с ним разобрались. Киро понес наказание. Очень жестокое для десятилетнего мальчугана. И тогда я закрыл глаза на твою несправедливость. Но не сейчас, Сияцо. Сейчас ты несешь полный бред!
        - Бред? Бред?! - взвился староста. - Это я-то несу бред? А ты забыл, Шамир, как ты упрашивал меня тогда, чтобы я оставил этого малыша в деревне? Забыл? Могу напомнить! Ты заклинал меня всеми Богами. Говорил, что готов на все. Лишь бы он остался жить. И заметь, я даже не спрашивал, откуда он. Чей он. Просто безродный. Ублюдок. Мы же договорились, Шамир. Ты сам дал согласие, что я могу делать с ним все, что захочу. Нагружать его самыми сложными работами. Использовать его как расходный материал. Твои слов. Ты подтвердил. Забыл?
        Киро скрипнул зубами, до боли сжал кулаки.
        «Вот значит как, дядя Шамир? Значит, ты самолично отдал меня на растерзание этим тварям?! Никогда не прощу! Слышишь? Небеса, слышите?! Никогда!»
        - Я все помню, - прорычал дядя. - Не отказываюсь. Но и ты поимей совесть, Сияцо.
        - Совесть? - недоуменно спросил староста. - Вот как ты заговорил? А где была твоя, когда ты притащил ко мне неизвестно чьего отпрыска?
        - Ты многого не знаешь, не понимаешь, - спокойно ответил Шамир.
        - Так расскажи мне! Расскажи всем нам!
        На несколько секунд повисло молчание. Киро весь обратился в слух. Даже дыхание задержал, лишь бы не пропустить ни одного слова. Ему до демонов было интересно услышать историю дяди Шамира.
        - Нет, - наконец подал голос дядя. - Не могу. Во всяком случае, не сейчас. Когда-нибудь потом.
        - Ну и о чем тогда речь? - спросил Сияцо.
        - О наказании, - уперто ответил Шамир. - Я требую справедливого наказания.
        - И каким же, по-твоему, оно должно быть? - спросил до этого молчавший первый охотник Ишуко.
        - Всем младшим охотникам - по три розги. Шио и Киро - по пять, - отчеканил Шамир.
        - Ха! Вот как?! - воскликнул отец Шио. - И почему же ты так решил?
        - Шио - лидер отряда младших охотников, - пояснил Шамир. - Это он принял решение идти в запрещенный предел. Все это понимают. И, получается, ответственность за случившееся - на нем. Логично будет, если он тоже получит наивысшее наказание в данном случае. Поэтому - пять розг.
        - Логично, - нехотя бросил староста Сияцо. - Согласен. Что скажешь, Ишуко?
        - А! Делайте что хотите, - раздраженно сказал первый охотник, затопал по дому старосты, хлопнул дверью.
        Киро тут же вжался в стену. Утонул в тени. Даже глаза зажмурил. Однако первый охотник Ишуко ушел совсем в другую сторону. Повезло.
        - Что же, - продолжил тем временем староста Сияцо. - На том и решим. Наказание - завтра. Сразу после завтрака. Никому не опаздывать. Все. Все свободны.
        Киро резко пригнулся, бесшумно бросился обратно. Тень. Световые пятна. Голоса за спиной. Отдаленные шаги. Подросток мчался во весь дух. Наконец дом старосты остался позади. Дальше - спасительные кусты. Темнота. Киро нырнул в заросли. Запетлял меж колючих кустов терновника. В спешке порвал рубаху и штаны. Плевать. Плевать!
        Слезы брызнули из глаз. И он не мог их сдержать. Предал. Дядя Шамир предал! Поступил очень подло. Он разрешил старосте эксплуатировать его. Подумать только! Разменял как вещь. И в обмен на что? Этого Киро, увы, не знал. Но сам факт!
        Нет, подросток помнил, что его вроде бы нашли в лесу. Получается, что Шамир спас его? И потом выторговал жизнь у этого придурка Сияцо? Фактически - в обмен на рабство. Тогда зачем такая жизнь? Лучше уж не мучится!
        Ярость. Негодование. Слезы. Предательство.
        Киро не ожидал такого. По крайней мере не от дяди. Волна злости захлестнула его. Черной пеленой затянула разум. И справиться с ней не представлялось возможным.
        - Эй, куда это ты так спешишь? - раздался вдруг знакомый голос. - Эй, посмотрите, парни. Да этот ублюдок хнычет как девчонка.
        Киро резко вскинул голову. Перед ни стоял Шио. Рядом со сверстником - его дружки. Подросток даже и не заметил, как покинул заросли и выбрался на тропу.
        - Что, узнал о своем наказании и заскулил как побитый пес? - желчно спросил Кривоносый Шио.
        - Не твое дело, - бросил Киро и попытался уйти. Однако сверстник остановил его.
        - Пять розг это тебе не шутки, - продолжил он.
        - А ты откуда знаешь? - спросил Киро.
        - Я был на собрании и все слышал. Как и мои друзья. А вот тебя почему-то туда не пригласили.
        - Ну, раз ты был там, то знаешь, что и тебе назначили тоже пять розг, - сказал Киро.
        - Закрой пасть, ублюдок! - зло прошипел Кривоносый. - Ты хоть представляешь, какая это боль?
        - Лучше тебя! - ответил Киро. - Я получал семь, и ничего. Видишь, живой. А все по твоей вине. И тогда, и сейчас.
        - Что? - вскрикнул Кривоносый Шио. - Смелый стал?
        - Что слышал! - зло бросил Киро. - Ты поджог тогда тот сарай. Хирико чуть не сгорела. А взбучку получил я.
        - И поделом тебе! - хохотнул Шио. - Ты же ублюдок! Скажи спасибо, что живой остался.
        - Посмотрим, каким завтра будешь ты после пяти розг, - сказал Киро и улыбнулся так широко, как только мог.
        Увесистый кулак Шио устремился в лицо подростку. Вот только Киро уже не было на месте. Он ловко кувыркнулся назад и отскочил в сторону. Замер.
        - Бейте его! - яростно крикнул Кривоносый.
        И вся толпа бросилась в атаку. Киро метнулся назад, взвился в воздух. Уклонился от пары атак, блокировал еще одну. Стремительным перекатом ушел от удара ногой. Резко вскочил. Скакнул в сторону.
        - Хватит твоих штучек! - заорал Шио. - Дерись как настоящий мужчина.
        Киро лишь звонко рассмеялся в ответ. Увернулся от нового удара. Сам не атаковал. Нельзя. Староста и папаша Шио его точно не простят за такое. Подросток лишь уворачивался и метался по тропе. Сверстники не отставали. Носились следом, пытались окружить, навалиться всем скопом. Но подросток успевал избегать атак.
        Вскоре Киро надоела эта беготня. Шио и его дружки изрядно выдохлись. Стали медлительными, неуклюжими. И тогда подросток взвился и, что есть сил, бросился прочь.
        Домой.

* * *
        С утра - каша с мясом и овощами. Наваристый грибной бульон. Чай. Сегодня Хейори старалась. Шамир был дома. И никуда не собирался.
        Киро ел молча. Пил чай - молча. Не проронил ни слова и Шамир. После завтрака подросток вышел на улицу. Сделал зарядку. Разогрел мышцы. Хотя утреннюю тренировку дядя Шамир отменил. Не до нее сейчас. Однако разминка стала привычкой. Все как учил дядя.
        Разогревшись, Киро уселся на крыльцо, весело прищурился на солнце и принялся ждать. Вскоре вышел дядя.
        - Время, Киро, нам пора, - сказал он.
        - Ты тоже пойдешь со мной? - удивленно спросил подросток. - Зачем?
        - Я буду сегодня выступать в роли твоего старшего, - ответил Шамир.
        - Не нужно, - твердо сказал Киро.
        - Я так решил, - отрезал дядя. - Пошли.
        - Отстань! Я сам, - заорал Киро. - Хватит мне твой помощи! Помог уже. Отдал в рабство старосте! Тоже мне, дядя называется!
        В первое мгновение Шамир опешил. Растерялся. Но тут же жестко сказал:
        - Я не твой родственник! И в рабство я тебя не отдавал. У тебя есть еда, одежда, работа. Крыша над головой. Ты жив, в конце концов. Проживаешь свою жизнь!
        - Ты забыл добавить «никчемную». Свою никчемную жизнь!
        - Но ведь жизнь! - спокойно сказал дядя. - Или ты бы предпочел умереть? И не увидеть этот мир? Не почувствовать свою силу? Свой талант, а? Скажи мне. Скажи!
        - Но ты сказал Сияцо, что он может делать со мной все, что хочет!
        - Да. Не отрицаю. Но в обмен на твою жизнь. Ведь староста хотел просто убить тебя. Чтобы ты не мучился. А я знал про твой талант. Про твою способность к Развитию. Но ему не сказал. И пошел на все условия, что он выдвинул. Лишь бы ты смог учиться. Вот и все. Думай что хочешь. Обижайся. Не обижайся. Можешь не разговаривать со мной. Но обучение ты продолжить обязан. Дал слово. Помнишь?
        - Помню, - ответил Киро. Но дуться не перестал.
        - Пошли, - сказал дядя Шамир и зашагал к деревенской площади.
        Подросток двинулся следом.
        Дядя шел и задумчиво молчал. Внезапно сказал:
        - Подслушивал вчера, значит? - и улыбнулся. - Не удивительно. Ты никогда не сидишь спокойно. Вот только я тоже не усидел. Подсматривал. За тобой, Шио и его компанией. Ты опять не дрался с ними.
        - Нет, - ответил Киро. - Мне достаточно наказаний. Если бы я еще этих идиотов побил…
        И замолчал.
        - Понимаю, - протянул дядя и ускорился. Больше не проронил ни слова.
        До площади добрались быстро. Вокруг - народ. Видимо все деревенские собрались. Еще бы! Разве можно пропустить публичную порку? Особенно если секут кого-то другого. Самое желанное зрелище из всех доступных селянам.
        Помощник старосты подозвал провинившихся к себе. Велел снимать рубахи. Подростки молча сделали, что требуют. Помощник Вэйю подозвал еще нескольких мужчин. Тех, кто будет пороть.
        - Общим решением совета и приказом старосты привожу наказание в исполнение! - прокричал Вэйю.
        Он выждал несколько секунд и добавил:
        - Начали!
        Свист первой розги. Вскрив. Шип Ялио получил первую порцию.
        Новый свист. Очередной вскрик. И так дальше. Пока очередь не дошла до Киро.
        Удар! Такой силы, что с первого раза рассек кожу на спине. Подросток даже не дернулся. Не крикнул. Еще один. Сильнее предыдущего. Молчок. Третий удар. Киро сжал зубы.
        Затишье.
        «Чего ты тянешь? Бей!" - подумал подросток.
        А рядом свистели розги. Кричали сверстники. Кто-то скулил и хныкал. Другой - голосил во всю глотку. Толпа вокруг бесновалась. Кто-то даже хлопал в ладоши. Призывал выдать добавки этим сорванцам.
        По три удара было роздано. Сверстники повалились прямо в пыль. Завыли. Остались только Киро и Шио.
        Свист розги. Кривоносый верещит, словно поросенок. Падает на колени. Причитает:
        - Нет! Хватит. Хватит. Больше не могу.
        - Встань, не позорься, - шепчет ему помощник старосты Вэйю. - Еще один удар остался. Встань.
        Шио кое-как встает. Его ноги трясутся. Все лицо в слезах.
        Свист! Киро молча выдерживает четвертый удар. Чувствует, что спина вся в крови.
        Толпа взрывается диким гомоном, криками улюлюканьем.
        И тогда Киро поднимает голову. Находит взглядом дядю Шамира и широко улыбается. Вот только вышло, что он улыбнулся всей деревне.
        Пятый удар розгой произошел одновременно. Кривоносый Шио упал на бок и заскулил. Киро разогнулся, одел рубаху и быстро зашагал прочь с площади.
        - Это еще не все! - прокричал Вэйю.
        Подросток остановился и оглянулся.
        - Решение старосты! - объявил Вэйю. - Это второй серьезнейший проступок, совершенный безродным Киро.
        «Мразь! И тут не забыл унизить!» - вспыхнула мысль в голове подростка.
        - Посему, - продолжил Вэйю, - за третью такую провинность Киро должен быть наказан строжайшим образом. Изгнание из деревни. Без права вернуться! Приказ старосты Сияцо.
        Киро равнодушно отвернулся и зашагал прочь.
        На его спине появились новые украшения. Пять кровавых ран. Скоро они станут прекрасными белыми рубцами.

* * *
        Во сне - серая пелена. Утром - боль в быстро заживающей спине. Все-таки второй этап развития сказывается. Физическая и духовная сила растет. Как, впрочем, и регенерация.
        Еще очень рано. Солнце не встало. До пробуждения деревни - все те же четыре часа. А значит тренировке быть.
        Терпкий чай на бегу, быстрые сборы. Хмурое лицо дяди Шамира.
        - Тебя что-то тревожит? - спросил Киро.
        - Не знаю, - рассеяно ответил тот. - Неправильный вопрос. Скорее: кто-то тревожит.
        - И кто же? - не унимался подросток.
        - Тоже не знаю. Никак понять не могу. Просто чувствую. Будто прошлое по пятам идет… Ладно, собирайся давай и марш на тренировку.
        Киро метнулся в подсобку, прихватил два копья. Себе и дяде. С недавних пор они начали тренироваться с реальным оружием.
        Огороды, рисовое поле, тропа. Трава, мокрая от росы. Излюбленная поляна.
        Вначале по традиции разминка. Дальше…
        Вдалеке раздался низкий гул походных труб. Застучали барабаны. Всего десть секунд и все стихло. Однако Шамира было не узнать. Он моментально побледнел. В глазах разлился ужас. Плечи опустились, и статный мужчина вмиг превратился в дряхлого старика.
        Киро опешил. Он не знал, что сказать. И лишь переводил взгляд с дяди на южный лес.
        Звуки труб и барабанов больше не повторились. Шамир помотал головой, выходя из оцепенения. Обернулся к подростку.
        - Дядя, что это было? - испуганно спросил Киро.
        - Имперцы, - хрипло ответил Шамир.
        - И что это значит?
        - А это значит, Киро, что ты должен готовиться к бою! - ответил дядя и схватил подростка за плечи. - К настоящему, реальному бою. В котором ты можешь запросто погибнуть. Готовься… Совсем скоро они будут здесь!
        Глава 6
        Долги
        Из леса выбежал дозорный.
        Ужас в глазах. Бледное лицо. Сбившаяся в кучу маскировочная накидка. Драные штаны. Видимо, он мчался по лесу не скрываясь.
        - Напали! Напали! - заголосил дозорный. - На нас напали!
        - Мы слышали, - ответил дядя Шамир. Его голос был спокоен. Безэмоционален. - Походные трубы. Барабаны.
        Дозорный остановился рядом. Закивал головой. В ужасе округлил глаза.
        - Кто это, Шамир? - спросил он.
        - Это тебя надо спросить, - ответил дядя. - Ты их видел? Успел разглядеть?
        - Да, - выдохнул дозорный.
        - И что ты успел увидеть?
        - Лишь солдат. Человек двадцать. Все отлично вооружены, - затараторил дозорный. - А еще стяг.
        - И что на нем изображено? - с неприкрытым интересом спросил Шамир.
        - Сокол и тигр, - растерянно ответил дозорный. - Я не знаю, что это.
        - Ты и не должен знать, - задумчиво сказал дядя. - Эта эмблема впервые на нашем континенте.
        Дозорный вздрогнул. Отшатнулся. Трясущимися руками вытер пот с лица.
        - И кто они?
        - Имперцы, - коротко ответил Шамир. - Захватчики с другого материка.
        Дозорный отступил еще на шаг назад.
        - Ну, чего уставился? - рявкнул на него дядя. - Беги в деревню. Предупреди старосту! Пусть уводит женщин и детей. И пришлет сюда всех воинов. Мы постараемся задержать захватчиков. Насколько сможем.
        Дозорный кивнул и хотел, было, уже бежать, но остановился, спросил:
        - Куда уводить людей? Что сказать Сияцо?
        - Он знает куда, - ответил Шамир. - У него есть друзья. Они примут. На какое-то время.
        Дозорный взвился и бросился в деревню.
        - Успеет? - тихо спросил Киро. Подросток прилагал все силы, чтобы голос не дрожал.
        - До деревни не далеко, - ответил дядя. - Успеет. Главное, чтобы староста сделал все необходимое.
        - Сомневаешься в нем? - спросил Киро.
        - И да, и нет, - задумчиво протянул Шамир. - Только Боги знают, что у Сияцо на уме. Но будем надеяться.
        Киро промолчал. Ему нечего было сказать. Да и не хотелось. Подростка внезапно затошнило. Захотелось развернуться и убежать. Далеко-далеко отсюда. Лишь бы не участвовать в схватке. Не убивать людей. К такому он не готов. Да и никогда не будет готов.
        Лишить жизни. Забрать возможности, планы, надежды, радости и горести. Лишить всего. Как такое можно сделать? Какое он имеет право распоряжаться судьбами. Живых людей!
        - Ты как? - спросил дядя Шамир. Видимо он заметил мертвенную бледность на лице подростка.
        - Боюсь, - буркнул Киро. - И сомневаюсь.
        - Это нормально, - серьезно сказал дядя. - Бояться и сомневаться - это в порядке вещей. Значит ты еще живой.
        Киро не понял последних слов Шамира. Конечно он живой. Стоит на этом самом холме. Рядом. Четырнадцатилетний подросток, которому сегодня предстоит убить человека. Возможно не одного. Так каким он еще должен быть?! Или дядя имел ввиду что-то другое?
        - Что мне нужно будет делать? - в голосе Киро все-таки проступила нервная дрожь.
        - Бояться, - ответил Шамир. - Но действовать решительно. Всего один удар. Понимаешь? И тогда умрешь либо ты, либо твой враг. Выбирать тебе. Подумай над этим. И запомни. В любом случае кто-то умрет.
        Подросток кивнул. Сегодня тут разгуляется смерть.
        - Знаешь, - вдруг вкрадчиво сказал Шамир, и голос его почему-то прозвучал, словно гром среди ясного неба, - в бою держись ближе ко мне. Не отходи дальше, чем на три шага. Спиной к моей спине. Не нервничай и не суетись. Следи за дыханием. Обманывай врага. В этой схватки не будет чести, про которую я тебе говорил. Бой изначально нечестный.
        - Почему? - не понял Киро.
        - У них - численное превосходство.
        Киро задумчиво уставился на дядю.
        - Сам посмотри, - сказал Шамир и указал рукой на лес.
        Киро вздрогнул, перевел взгляд. Из-за деревьев показался отряд воинов. Темные доспехи, рогатые шлемы, жуткие маски устрашения на лицах. На поясах - изогнутые мечи в ножнах.
        Воины заметили мужчину и подростка. Резко остановились.
        - Контакт! Приготовиться к бою!
        - Я бы на твоем месте сделал то же самое, - сказал Шамир, хищно улыбнулся и прикрыл глаза.
        Киро кивнул. Выдох. Глубокий вдох. Быстрое погружение в медитацию. Основа, фундамент, баланс. Спокойствие. Сердце бьется ровно. Дыхание не сбито. Приятная тяжесть копья в руках.
        Подросток поудобнее перехватил оружие. Принял боевую стойку по левую руку от Шамира. Замер.
        - Хэй-йо! - раздался многоголосый боевой клич захватчиков. Воины ринулись в атаку.
        Время замедлилось. Первая секунда превратилась в вечность, застыла.
        Баланс, равновесие. Уверенность.
        Киро быстро коснулся Источника, зачерпнул щедрую порцию Ву. Пустил в тело. Жаль, что пока нет доступа к техникам! Но есть, что есть. Энергия разлилась по телу, напитала мышцы.
        Очередная секунда. И она тоже растянулась в вечность.
        Колючий ком у горла. Тошнота. Тяжесть в животе.
        Баланс! Равновесие!
        - Хэй-йо! - к небу вновь взметнулся вражеский боевой клич.
        Внезапно раздалось тихое шипение. Дядя Шамир сжал кулаки, выставил руки вперед. Резко развел их в стороны. Перед врагами мгновенно возник каменный щит. Лопнул мелким крошевом. Некоторых воинов откинуло назад. Другие попадали на землю.
        Шамир рванул вперед. Киро за ним. Молча.
        Дядя ворвался в ряды дезориентированных противников, завертелся среди них, ловко орудуя копьем. Двое сразу упали замертво. Остальные вовремя пришли в себя, успели уйти в оборону.
        Киро не отставал от Шамира. Прикрывал его спину. Вот только не успел нанести ни одного удара. Он лишь отражал атаки. Тело, разогнанное Ву, легко справлялось с вражескими выпадами.
        - Киро, не спи! - рявкнул Шамир. - Помогай.
        Подросток ловко парировал очередной удар мечом. Присел, мгновенно ударил копьем. Он целился прямо под маску.
        Хруст. Противное чавканье. И обильный поток крови, мгновенно хлынувший из шеи противника. Ужасный хрип. Конвульсии.
        Киро мгновенно перевел взгляд на другого воина. Тот прыгнул вперед. Ударил наискось. Снизу вверх. Слишком неудобно. Для Киро. И опасно для Шамира. Лезвие клинка устремилось ему в спину. Пришлось реагировать моментально.
        Подросток упер пятку копья в землю. Оперся на него и подпрыгнул. Завис меньше, чем на мгновение горизонтально над землей и крутнулся вокруг оси копья. Клинок прошел под мальчишкой, с лязгом наткнулся на древко. Киро приземлился. Ударил ногой. Противник отлетел в сторону.
        Подросток улыбнулся. Такая сила благодаря энергии Ву, напитавшей мышцы.
        И снова блеск стали в лучах утреннего солнца. Киро использовал копье как боевой шест. Подставил под удар, резко прокрутил в руках и на возврате просто толкнул вперед. Наконечник с хрустом впился в грудь противника. Подросток резко дернул оружие назад и еще раз ударил. Наотмашь. Брызнула кровь.
        Шамир внезапно скакнул вперед. Активировал какую-то технику. Противники заголосили, в панике заметались. Дядя не терял времени зря. Метнулся следом за воинами. Принялся бить в спины. Просто старался сократить численный перевес со стороны врага. Никакой честной битвы. Лишь необходимость остаться в живых.
        Киро попятился следом за дядей. Не успел прижаться к нему спиной. Подростка тут же атаковали. Низкий присяд. Меч опасно прошелестел над головой. Перекат, кувырок в сторону. Еще два смертоносных удара ушли в никуда.
        «Слишком далеко от спины дядя! - полыхнула мысль в голове Киро. - И где помощь из деревни? Почему так долго?»
        Душно. Тесно в свалке битвы. Сколько уже прошло времени? Час? Минута?!
        Звонко лязгнул меч. Во все стороны посыпалось каменное крошево. Дядя Шамир снова активировал какую-то технику.
        Киро извернулся, уходя от очередной атаки. Взвился. Ударил копьем. Сбил шлем с головы противника и разворотил ему всю левую половину лица. Воин, дико воя, повалился на землю, схватился за голову. Пополз в сторону.
        Подросток совершил стремительный кувырок назад. Ринулся к дяде. Не успел.
        Тут же насели двое. Киро кувыркнулся назад. Копье в руках, постоянно в движении. Эти противника оказались чуть более ловкими. Но и этого подростку хватило. Все решал боевой навык. И у Киро, в отличие от врага, он отсутствовал. Спасла лишь Ву, разогнавшая до предела тело подростка.
        Руки работали сами собой. Очень быстро крутили копье.
        Мечи со звоном натыкались на древко. Отлетали. А Киро все так же метался из стороны в сторону. Отступал. Парировал удары. Совершал хитрые перекаты и кльбиты. И никак не успевал атаковать в ответ. Слишком стремительно. Очень много противников для него одного.
        Подросток быстро осмотрелся.
        Дерьмо слицера! Так далеко от дяди! А тот уже увяз в неравно бою. Дрался на пределе возможностей. Это сразу видно. Даже техники активировать не успевает.
        Киро отбил очередную атаку, кувыркнулся назад. Быстро коснулся своего Источника. Зачерпнул Ву. Через край. Лишняя энергия выплеснулась наружу, опалила траву вокруг, на мгновение отпугнула врагов. Подросток моментально направил Ву в тело, присел и со всей силы распрямил ноги. Взмыл вверх. Прямо в прыжке он кувыркнулся, ткнул копьем в наседавших воинов. Пробил одному из них лицо. Резко дернул оружие обратно и приземлился сзади противников.
        Атаковал мгновенно. В спины. Два удара. Две смерти. Руки в крови. Лицо. Губы. Металлический привкус. Чужой крови.
        Душно. Тесно.
        Так-так! Так-так! Так-так!
        Сердце колотится и отдает набатом в ушах. Оглушительная пульсация. Дыхание…
        Не сбивать дыхание. Основа, фундамент, баланс. Равновесие.
        Киро рванулся к дяде. Быстро прижался к его спине, как раз вовремя. Двое противников зашли в тыл. Бросились в атаку и ударили одновременно. Подросток метнулся вперед. Выставил копье перед собой горизонтально, принял на него оба меча. Навалился на древко, оттесняя противников. Резко рванулся вправо, дернул следом за собой оружие. Ударил наотмашь. Лезвие копья распороло бок одному из воинов. Второй, не дожидаясь, кинулся подростку в ноги.
        Удар! Мир перевернулся. Воздух со свистом покинул легкие. Из глаз непроизвольно брызнули слезы. Матерый воин и подросток покатились по земле. Новый удар! Противник извернулся и впечатал кулак в лицо Киро. Голова мотнулась и ударилась о землю.
        Новая вспышка боли в районы подбородка. Мир поплыл. Затошнило. В носу зажгло.
        Противник прижал подростка к земле. Ву! Нужна энергия. Киро потянулся к Источнику. Выплеснул энергию наружу.
        Нестерпимый жар опалил все вокруг. Противник отшатнулся, завыл. Подросток извернулся и пнул врага ногой в грудь. Тот выронил меч, завалился на спину. Однако тут же вскочил, подобрал оружие, ринулся вперед. И лишился головы. Огромный камень просто снес ее. Видимо, дядя Шамир активировал очередную технику.
        Поток бурой жижи залил подростку лицо. Мозги вперемешку с кровью и осколками костей. Киро вскочил, вытер рукавом рубахи лицо и снова бросился к Шамиру.
        Спина к спине. Мужчина и подросток. А вокруг враги.
        - Выставь копье перед собой! - вдруг рявкнул дядя.
        Киро мгновенно выполнил что требовалось. Через секунду Шамир зацепил своим локтем локоть подростка. С неимоверной силой и скоростью закрутился вокруг своей оси. Потащил подростка за собой. Копье Киро запело. Принялось собирать кровавую жатву.
        Вспоротые глотки. Стекленеющие глаза. Ужас и страх во взглядах. Мир смазался. Превратился в багряную полосу. Фонтаны крови. Хрипы. Стоны. Предсмертные вопли. И свист воздуха в ушах.
        Внезапно хватка дяди ослабла. Руки расцепились, и подростка швырнуло вперед.
        Киро ловко приземлился на ноги, ударил ближайшего воина кулаком в лицо. Второго атаковал копьем. Увернулся от горизонтального удара мечом. Перекатился и оказался в самой гуще врагов.
        - Пригнись! - рявкнул Шамир. Выставил перед собой руки, резко свел их. Звонкий хлопок. Потом - удар кулаком в кулак.
        За спиной подростка тут же возникла камена стена. Отгородила его от врагов. Уберегла от смертоносных атак.
        - Ко мне, ко мне! - надрывался дядя. - Отступай!
        Дважды Киро говорить не пришлось. Подросток метнулся к Шамиру, прикрыл его спину. Дядя бегло осмотрелся. Кинул взгляд на холм, за которым находилась деревня. Никого. Подмоги не было.
        Резкие хлопки. Первый арбалетный болт прошел мимо. Второй дядя отбил копьем. Невероятно быстрое движение. Еле заметное даже для глах Киро, и болт, кувыркаясь, летит в сторону.
        - Арбалеты! - крикнул Шамир. - Приготовься.
        Третий хлопок. И вновь дядя отбил. В следующее мгновение он сгруппировался, прикрыл глаза, а через секунду вокруг них образовались каменные пластины. Этакие щиты.
        - За мной! - скомандовал Шамир и ринулся вперед.
        Каменная стена впереди взорвалась, обдала острым крошевом врагов. Те заголосили. Шамир ворвался в строй дезориентированных врагов. Остервенело заработал копьем. Киро не отставал.
        - Врассыпную! - вдруг скомандовал вражеский командир. - Крюки.
        - Шамир, назад! - раздался внезапный крик с холма. - Отступайте! Отступайте! Это приказ.
        Знакомый зычный голос. В горячке боя так сразу и не вспомнишь.
        Киро быстро обернулся. На холме - староста Сияцо. Сразу за ним - помощник Вэйю. Сзади - воины и охотники деревни. С копьями. Даже не думают броситься на помощь.
        Подросток затравленно оскалился и пропустил тот момент, когда из кустов со свистом вылетели мощные крюки. К ним привязаны крепкие веревки. Они впились дяде в грудь. В плечи. В спину. Дернулись в разные стороны. Веревки натянулись, звонко тренькнули. Шамир упал на землю. А крюки все тянулись в разные стороны.
        Тело дяди, раздираемое металлом, крутнулось. Ни «Железный» ни «Каменный Цин-Гун» не помогли. Видимо крюки пустили из каких-то специальных утсройств, раз они имели такую убойную мощь.
        Киро ринулся вперед. Принялся копьем рубить веревки. Слишком долго. И медленно. На подростка тут же насели двое. Пришлось отступать, яростно отбиваться. Краем глаза Киро успел заметить, что Шамир пытается отползти. Однако прочные канаты крепко удерживали дядю. А вот кроки поддались. Сразу два выскочили из тела, попутно выдирая огромные куски мяса. Вот теперь Шамир вскрикнул. Не выдержал боли. Заизвивался. Ловко перехватил третий крюк, что есть силы дернул. Кусок плоти остался на металле. Дядя замер.
        Дыханье перехватило. Сердце чуть не встало от боли. Да, даже Мастер Цин-Гун не мог выдержать такого.
        Киро так же приходилось тяжело. Стремительные атаки не давали передохнуть, ударить в ответ. Подросток работал на пределе возможностей. Спасали лишь выученные приемы и их связки. Ву. Ускоренные мышцы пока еще не устали, руки успевали крутить разогнавшееся копье.
        Подросток сидел в глухой обороне. Противники опытные, но и они ошибаются. Киро выждал момент. Оба врага разом бросились в атаку. Запыхавшиеся, вспотевшие. И помешали друг другу.
        Киро сбил атаку горизонтальным ударом копья. Сместился в сторону. Атаковал сбоку.
        Хлопнул арбалет. Следом - еще один.
        Подросток успел заметить, как два болта клюнули дядю в спину. Довершил атаку. Оба противника повалились на землю с распоротыми животами. Нечленораздельно заверещали. Принялись подбирать свои кишки и запихивать обратно.
        Тошнота, жжение в носу. Ком в горле. Киро, спотыкаясь, бросился на помощь дяде.
        - Назад! - Рявкнул староста Сияцо с холма. - Отступайте!
        - Завали пасть! - еле слышно рыкнул Киро. - Лучше бы помог. А я дядю не брошу.
        Подросток подскочил к окровавленному Шамиру. Принялся рубить оставшиеся веревки.
        Толстые. Жесткие. Очень тяжело.
        Дыханье давно сбилось. Сердце бешено стучало. И стук этот отдавался в висках.
        Командир противников приказал атаковать. Оставшиеся в живых воины бросились в бой. Сам командир остался за их спинами.
        Киро принял боевую стойку.
        Кровь. Впервые ее так много. Руки, лицо, одежда. Копье. Все в крови. И будет еще больше.
        Подросток припал к земле как хищный зверь перед броском. Готов к бою. Но не к смерти. Не теперь. Когда дядя умирает у него на глазах. Нет! Причины отброшены и забыты. Все, кроме одной - месть. Сомнения? В прожитых годах. Но не сегодня, не сейчас.
        Все вокруг перестало существовать. Подернулось мутной пеленой, покрылось тенью безмятежности.
        Основа.
        Фундамент.
        Баланс.
        Равновесие.
        Выдох.
        Вдох.
        Копье в руке. Энергий разлита по телу. И…
        Подросток вновь почувствовал то самое нечто, разрастающееся внутри. Как было пару дней назад в лесу. Когда он убил Гайласа. Убил непонятной вспышкой.
        Хлопок. Арбалетный болт лениво, медленно пролетает в нескольких сантиметрах от лица. Второй болт клюет дядю в бок, заседает меж ребер.
        Киро видит всю боль Шамира. Его раскрытый рот, перекошенное лицо. Выгнутое дугой тело.
        Тень. Тьма. Свет!
        Яркая вспышка озаряет окрестность, сметает врагов на своем пути. И сразу же время мчится вскачь. Шум, лязг металла, хруст доспехов, крики, ветер в кронах деревьев. Спертое дыханье, шум в ушах.
        Вражеские солдаты разбросаны по поляне изломанными куклами. Их командир пытается сбить пламя с доспехов. Мечется среди деревьев. Один. Он остался один. Необходимо добить.
        Киро делает уверенный шаг вперед. Предводитель захватчиков видит это. Достает из сумки глиняный шар, стукает его об землю и кидает в сторону Киро.
        - Назад! - ревет Шамир. - Гренада!
        Подросток не понял смысла слов дядя. Что за гренада?
        Глиняный шар впереди шипит, словно змея. Киро делает еще шаг. До гренады всего четыре.
        Из последних сил Шамир переворачивается на спину. Касается Источника, ныряет в Путь земли. Агил Леот приносит облегчение. Временное. Шамир знает это, поэтому не теряет времени. Активирует перед Киро «Каменный щит». Моментально выросшая стена отгораживает подростка от гренады.
        Взрыв!
        Киро потрясенно останавливается. Кашляет. Разгоняет руками дым и вонь алхимического порошка. Вот, значит, что такое гренады.
        Подросток с удивлением осматривает возникшую перед ним каменную стену. Стену, спасшую его от смерти. На ней крупные трещины. Однако выдержала. Выдержала!
        Киро ошарашено трясет головой. В ушах - дикий писк и звон. Ничего не слышно. Перед глазами все плывет. В том числе и от дыма, разъедающего глаза.
        Подросток, бешено тряся головой, обходит каменную стену. Командира захватчиков уже и след простыл. Первое, что пришло Киро на ум - догнать. Но он тут же вспомнил про раненого дядю, метнулся назад.
        Внутри снова зашевелилось… Нечто? Нет, это другое. Уже привычное ощущение. Так бывает перед достижением новой ступени Развития. Неужели?! Да!
        Яркая, мощная вспышка. Только теперь уже внутри тела. В Источнике. И в голове. В мозге. Такая яркая, что свет вырвался даже из глаз.
        Киро, не думая об этом, бросается к Шамиру.
        - Дядя, ты как? - дрожащим голосом спросил подросток.
        Шамир лишь улыбнулся. Кровавая пена вспухла на его губах. Он закашлялся, и поток крови хлынул изо рта, из носа.
        - Я отнесу тебя в деревню, - затараторил Киро. - Вылечу тебя.
        - Нет… - прохрипел Шамир. - Главное не трогай меня. Не поднимай. Хуже только сделаешь. Не трогай…
        - Дядя… - голос подвел Киро. Задрожал, пустил петуха. - А как же Ву?! Она исцелит тебя? Энергия?
        - Нет… - голос Шамира был еле слышен.
        - Но ты же Мастер Цин-Гун! - возмущенно выкрикнул подросток.
        - Вот именно, - тихо ответил дядя. - А регенерация ТАКОГО уровня доступна лишь на пятом этапе. «Совершенство Цин-Гун», первая ступень. А того, что я имею сейчас - недостаточно. Не для ТАКИХ ран.
        Киро ошарашено отшатнулся. Сел прямо в траву. Шамир улыбнулся. Разбитые губы, зубы все в крови.
        - Я не далеко ушел в Развитии, - прохрипел он. - Точнее это ты почти меня догнал.
        - Как? - выдохнул Киро.
        - Мастера Цин-Гун получают на третьем этапе. Первая ступень. «Постижение Путей», - дяде сложно было говорить из-за многочисленных ран, силы покидали его. - А дальше, увы, я не смог продвинуться. Не постиг свой старший Путь. Не добрался до пятого этапа.
        - Прости, дядя, - прошептал Киро и уткнулся в окровавленную грудь Шамира. - Это я виноват. Все из-за меня. Плохо дрался, не смог прикрыть тебя.
        - Да брось, - просипел дядя и закашлялся. - Ты просто отлично дрался. Ты молодец. Я… Мне надо кое-что сказать тебе…
        Сзади раздались шаги.
        - Идиоты! Спасители хреновы! - яростно бросил староста Сияцо. - Ну и что вы натворили? Они же вернуться и всех нас перебьют. Я сказал вам - отступать.
        Ярость. Красная пелена.
        Киро мгновенно оказался перед старостой. Смотрел не мигая, не отворачиваясь.
        - Лучше бы помог! - прорычал подросток. - А ты как трусливый пес спрятался за нашими спинами.
        Внутри Киро все клокотало от злобы. Хватит! Надоело. Он ведь сильнее их всех. И уже давно. Так чего бояться? Особенно теперь? Нечего терять.
        - Это у кого это тут голос прорезался? - ухмыльнулся Сияцо.
        - У меня, старый ты идиот! - рявкнул Киро. - Что ты натворил? Твоя вина, что дядя Шамир умирает!
        - Что я натворил? - возмутился староста. - Нет, это ты что натворил? Ты испортил все. Считай, заживо похоронил нас всех. Перебил этих воинов. А я бы договорился сними. Не нужно было драться. Я бы договорился! А теперь сюда придут новые и точно перебьют нас всех. И кто здесь идиот?
        - Они бы и так всех перебили! - возразил Киро.
        - Эх, сопляк, много ли ты знаешь о жизни? - с неприкрытым превосходством спросил Сияцо. - Умные люди умеют договариваться. И я не думаю, что их предводитель - глупец. Я лишь забочусь о благе своих людей.
        Староста Сияцо обвел рукой толпу собравшуюся за его спиной.
        - Хочу, чтобы все они хорошо жили!
        - А мы, значит, не свои люди? - задал вопрос Киро.
        - Ты то? - с усмешкой сказал староста. - Ты точно нет. Безродный выродок. Непонятно откуда вообще Шамир тебя притащил. Откуда ты взялся?
        Киро промолчал. Он знал только, что дядя нашел го в лесу. Все.
        - Этот твой талант, - Сияцо сплюнул подростку под ноги. - Думаешь мы не видим? Такой же как и он.
        Староста кивнул на умирающего Шамира.
        - Ахиро. Так называют в большом мире подобных вам. Люди с талантом. Странные и опасные. А мне здесь странности не нужны. Все эти непонятные вещички. Я лишь хочу, чтобы мои люди жили спокойно. Никаких тебе необычностей. Тайн, загадок. Ни к чему нам здесь это.
        - Так ты знал, что и дядя необычный? - удивленно спросил Киро.
        - Конечно. Он мне сразу рассказал. Мы с ним договорились. Большой договор. Он помогает, я молчу. И тебя-то я взял лишь потому, что Шамир пообещал - ты будешь приносить пользу деревне. А пока от тебя одни проблемы. Убирайтесь. Убирайтесь отсюда. Ты и твой дядя. Я сам разберусь со своими проблемами.
        Сказав это, Сияцо развернулся, махнул своим людям и направился обратно в деревню. Все собравшиеся двинулись за ним следом.
        - Эй, Киро, - прохрипел дядя Шамир, - ты держался молодцом.
        - Да что толку? - вспылил подросток и повернулся к дяде.
        А его лицо уже посерело, осунулось. В глазах - смертельная тоска. Вымученная улыбка на губах.
        - Ты все правильно делаешь, - сказал дядя и часто-часто задышал, но, все-таки справился и продолжил. - Не сомневайся. Делай, что должно и иди своим путем.
        Киро навис над Шамиром. Глаза зажгло. Жаль, что плакать уже не получается. Разучился за все эти годы.
        Тогда подросток просто обнял дядю, прижался к его груди, прошептал:
        - Не умирай! Ну пожалуйста…
        - Киро… - Шамир на долгие секунды затих. - Киро… Ты шагнул на новую ступень сегодня! Я так рад. Теперь тебе доступны техники, Киро. Я…
        Шамир затих. Киро тут же вскинулся, но увидел, что дядя еще дышит. Очень слабо, но дышит. Глаза его открыты.
        - Я очень рад за тебя. И горд. Подумать только. Вторая ступень. У тебя великий талант. Самый великий, что я видел в своей долгой жизни.
        Киро заскрипел зубами. Сжал кулаки. Все-таки одна скупая слезинка скатилась по щеке. А внутри бурлило, клокотало. Слова дядя разрывали сердце подростка. Очерствевшее и, казалось, разучившееся любить. Нет, оно еще не разучилось.
        - Иди своим путем, - продолжил Шамир не смотря на кровь, заполнившую легкие. - Развивайся.
        - Обещаю, - кивнул Киро. - Клянусь перед Небесами. На моем боевом копье. Клянусь! Я не отступлю. Вот только…
        - Что, Киро? - дядя улыбнулся.
        Подросток отвернулся и открыл рот в немом крике. Так ему еще никто не улыбался. Так, наверное, улыбаются любящие родители своим детям. Но у него их нет. И не было. Он никогда не знал, каково это. И вот теперь понял. Шамир стал роднее всех. Жаль, что ненадолго. Не навсегда.
        Киро повернулся обратно. Его глаза были абсолютно сухими.
        - Вот только я не знаю, как Развиваться дальше.
        - Понимаю, - тихо сказал Шамир. - Раньше я тебя учил всему. Но не беспокойся. Иди в мой дом. Отодвинь мою кровать. В самом дальнем углу подними третью доску. Под ней тайник. Там ты найдешь учебник по пути Развития и мой долг перед тобой.
        - Что за долг? - не понял подросток.
        - Ты узнаешь его. Должен узнать. Он связан с тобой! По крайней мере, он был у тебя в руках, когда я тебя нашел. Тогда, десять лет назад!
        - Кто связан, дядя?
        Шамир жутко закашлялся, задергался, мелко задрожал. Наконец отдышавшись, сказал ослабевшим голосом.
        - Добей меня, Киро. Это честь для ахиро, погибнуть быстро, без мук. А так подыхать - не пристало.
        - Не могу, - дрожащим голосом сказал подросток.
        - Прошу! - взмолился дядя. - Это моя последняя воля. Исполни ее. Прошу!
        Киро встал на ноги. Подобрал свое копье. Занес его над Шамиром. И опустил.
        На лице дяди расплылась улыбка. Остекленевшие глаза по-доброму уставились в Небеса.
        Подросток заголосил. Дикий вопль огласил окрестности и деревню.
        Глава 7
        «Обоюдное» согласие
        Киро провозился до полудня. Он долго и старательно копал могилу. Потом похоронил в ней дядю Шамира. Прямо на окраине леса.
        Мечом одного из поверженных врагов он срубил четыре прочных ветки. Воткнул в холм свежей земли. Там, где у трупа ноги. Три палки он поставил вертикально. Четвертой - как бы перечеркнул все три ветки. Знак смерти. Знак старшего Пути. Эральд Донохэйм. Дядя рассказывал о нем. Страшный путь. И редкий. Владеющий им может воскрешать трупы, поднимать давно мертвых. Поэтому у могил и устанавливают такие знаки. Чтобы упокоившиеся не восстали.
        Закончив с похоронами, Киро отправился в деревню. К дяде домой. Необходимо собрать вещи перед уходом. Теперь его здесь уже ничто не держит. Шамир мертв. И это великая скорбь. Обучение прервано, техники изучать не с кем. Единственный якорь, удерживающий в деревне, потерян. Прочь. Прочь отсюда! Но сначала - охота. Подросток все для себя решил. Сегодня он отомстит имперцам за смерть дяди. Вволю поохотится на них в окрестных лесах. А потом - в путь!
        На улицах было многолюдно, но не спокойно. Деревенские были на взводе, нервничали. И как бы ни пытался их убедить староста Сияцо, они боялись повторного нападения.
        - Эй, ублюдок, чего ты тут забыл? - раздался сзади знакомый голос. - Проваливай. Староста прогнал тебя.
        Киро обернулся. За спиной стоял Вэйю. Помощник старосты.
        - Мне плевать на слова старика, - ядовито бросил подросток. - Отстань от меня.
        Демонстративно прикрыл глаза, коснулся Источника. Пустил Ву в тело. На кулаках подростка вспыхнула дикая энергия.
        - Не приставай ко мне, - угрожающе сказал Киро. - Хуже будет. Я вернулся забрать свои вещи. После этого я сразу уйду. Так и передай старосте.
        Вэйю отшатнулся, попятился, бросился бежать без оглядки.
        Опять нажалуется старосте. Ну и пусть. Киро уже изгнали. Бояться нечего. Плевать. Пусть делают, что хотят.
        До дома дяди подросток добрался быстро. Дверь оказалась не заперта. Внутри хлопотала Хейори. Прятала продукты и припасы. Завидев Киро, женщина вскинулась, уперла руки в боки и сварливо крикнула:
        - Ты чего тут забыл? А ну проваливай! Уходи!
        - Заткнись, - рыкнул Киро. - Это не твой дом. Это дом дяди Шамира. Ты не вправе тут командовать.
        - Ну и где теперь твой дядя? Кормит червей!
        Киро не выдержал. Снова зажег огни на кулаках, подскочил к Хейори и угрожающе сказал:
        - Он погиб ради вас. Ради тебя, неблагодарная тварь! А ты его грабишь теперь. Нет. Это ты проваливай. И заходить сюда больше не смей. Не порочь его память.
        Хейори ошарашено и испугано уставилась на подростка, но с места не двинулась.
        - Я не шучу! - прошипел Киро. - Пошла прочь. Проваливай!
        И еще сильнее разжег пламя на руках. Одежда на женщине затрещала, начала тлеть. Хейори побросала припасы и с визгом выскочила из дома. Киро тут же остановил поток Ву, погасил пламя на руках.
        Устал. Он так устал после боя. Просто вымотан. Физически. Морально. Боги. Смерть и кровь теперь на его руках. На волосах. На коже, одежде.
        Устал.
        Неторопливо обошел ставший родным дом. Собрал все свои немногочисленные пожитки. Упаковал в сумку немного припасов, чтобы на первое время хватило. Съел то, что осталось от утреннего завтрака. Пища поможет быстрее восполнить потраченную энергию.
        Потом отправился в спальню Шамира. Отодвинул кровать и полез в угол. Отсчитал третью доску от стены. Аккуратно ударил пальцами по краешку. Дощечка поддалась. Чуть подпрыгнула, и Киро тут же ухватил ее за край. Потянул на себя.
        Ниша в полу. А в ней - сверток. Подросток трясущимися руками достал находку, развернулся пыльную тряпку. Учебник! Учебник по пути Развития! И камень. Матовый, оранжевого цвета. Осколок Небес. И, судя по цвету, это Осколок Реальности! Артефакт. Один из семи величайших. Дарующий своему владельцу безграничную мощь.
        Стоп. Не может этого быть! Камень Реальности принадлежит ему? Киро?! Бред! Откуда он мог взяться? Но ведь дядя ясно сказал, что Осколок связан с подростком. Он был у него в руках, когда Шамир нашел его.
        «Ничего не понимаю, - подумал Киро и взял камень в руки».
        Волна холодного воздуха обдала подростка. Прошлась от ног до головы. Целое стадо мурашек пронеслось по спине. Приятно.
        Значит, связан. Вот только как? И почему? Он ведь еще не добрался до этапа Развития старших Путей. Что же тогда произошло? Или он чего-то не знает? Упускает из виду?
        Киро убрал Осколок в потайной карман штанов. Задумался. Он вообще мало что знал об Осколках Небес, о старших Путях. Лишь слышал то, что каждый Путь соответствует своему Осколку. То есть Путь реальности совместим с камнем Реальности, Путь силы - с камнем Силы. И так далее. Еще подросток слышал, что Осколок Небес может стать связанным с человеком лишь в одном случае. Если владелец камня достиг уже этапа Развития старших Путей и ступил на предназначенный ему. И Путь этот должен быть сопоставим с Осколком. В противном случае - результата не будет. Но если, все же, так случится, то владелец артефакта и соответствующего пути получит величайшую мощь.
        А больше Киро ничего не знал. Но теперь у него есть учебник дяди Шамира. В нем должна быть вся необходимая информация. Подросток очень надеялся на это. Ему не хотелось бы остановиться в развитие, как дядя. Очень не хотелось бы.
        Возникло дикое желание начать чтение книги прямо сейчас. Но нервозность и усталость взяли верх. Не сейчас. Не в таких условиях. И вообще необходимо отдохнуть перед охотой и долгим путем. Вряд ли имперцы вернуться быстро. Во всяком случае, Киро надеялся, что успеет восполнить силы и настигнуть захватчиков в лесу. Там он задаст им жару. Покажет, кто охотник в этих лесах.
        Сон. Ему нужен сон. Хотя бы пару часов.

* * *
        Староста Сияцо погряз в хлопотах. Носился по деревне, раздавал распоряжения. Отправил дозорных вслед за ушедшим захватчиком. Необходимо выяснить, далеко ли у них лагерь. Сколько у него времени на подготовку?
        Дальше староста приказал подготовить немного припасов, тканей, одежды, металла и инструментов. Собрал воинов и охотников. Дал им распоряжение не нападать на захватчиков, когда те появятся рядом с деревней. Приказал своим помощникам следить за порядком. Пресекать панику и недовольства. Контролировать, чтобы никто не сбежал.
        Сияцо планировал договориться с имперцами. Нет, он уверен был с этом! Он знал, что предложит им. Уже знал. Сразу решился на это. И захватчики не смогут отказаться. Не их командир. А Сияцо повидал на своем веку лидеров. Знал, что им всегда нужна выгодная сделка. И он проведет ее. Настолько выгодную, что даже любой глава кланов из Вольных Городов не отказался бы. Плюс еще приятный бонус сверху.
        Староста сразу оценил положение. Все понял. Захватчики сильны. С ними нужно заключать союз, а не воевать. Тогда можно получить защиту, покровительство, а взамен отдать меньшее, что он может вообще предложить. И в нынешнем положении нет надежды на союзы Вольных Городов. Они где-то там, далеко. Живут обособленно и не обращают внимания на мелкие поселения, судьбы их жителей. Эту истину Сияцо тоже давно усвоил.
        Вольные Города не помогут. Объединятся ли они против захватчиков? Не факт. У каждого города свои дела. Не связанные между собой. Скорее уж они закроются, примут долгую осаду. Это в их стиле. Но не сдадутся и не объединятся.
        Каждым Вольным Городом правит совет из глав десятков кланов. И у каждого лидера свои дела, свои интересы. В пределах Города и окрестных провинций. Экономические вопросы, производство, земледелие, пашни, скот. Винокурни на востоке и западе. Да много чего. По сути каждый Вольный Город - обособленное государство с целой толпой правителей, объединенных шатким миром. Попеременно перерастающим то в открытую войну, то в мелкие стычки и локальные противостояния.
        Им нет дела до мелких южных соседей. Особенно до таких деревень, как эта. Сияцо все отлично понимал. Он не питал иллюзий на этот счет. Поэтому и решил договориться с имперцами. Они тут, рядом, и их мотивы ясны и предельно понятны. Захват Вольных Городов и продвижение на север континента. В более богатые земли. Туда, где Сияцо ни разу не был, но очень много слышал.
        Старосте, по сути, плевать. Он лучше останется под крылом захватчиков. Возможно, им удастся захватить континент. И тогда он, Сияцо, станет тем первым человеком, кто им помог. И он готов. Он знает, что предложить в их будущем обоюдном соглашении.
        Главное, чтобы его люди не пострадали. Чтобы и дальше жили хорошо, в благе и достатке. Чтобы доверяли. И когда-нибудь они станут полноценным кланом. Прямо как в Вольных Городах. А Сияцо - будет их главой. Будет управлять ими всеми. Потом править станут его потомки. Вот и все, что он хотел. Лишь безоговорочно власти. И это такая мелочь. Все об этом мечтают. В тайне, в душе. А кто не мечтает, тот и призван в этот мир с одной лишь целью - служить и подчиняться. И выполнять волю старшего. Свою волю и точку зрения им иметь необязательно.
        Староста Сияцо оторвался от сладостных мечтаний и грез о великом будущем. Отправился проверить обстановку в деревне.
        Близился вечер. Деревенские постепенно успокаивались. Напряжение спадало. Дозорные то и дело возвращались с докладами. Вокруг было тихо. Чужаки не объявились. И староста, было, почти уже успокоился. Будет время еще поразмыслить до завтрашнего утра. Как внезапно вернулась очередная партия разведчиков.
        - Идут, - доложил запыхавшийся дозорный. - Они совсем недалеко тут лагерем встали. Мы их обнаружили. И теперь возвращаются назад.
        - По какому пути идут? - спокойно уточнил староста.
        - Да все по тому же, - выдохнул разведчик. - Откуда и с утра пришли.
        - Много их? - уточнил Сияцо.
        - Много! Раза в два, а то и в три больше, чем первый раз.
        - Вэйю! - гаркнул староста. - Собирай народ. Выдвигаемся обратно к тому же холму. Будем встречать дорогих гостей!
        Вэйю поудобнее перехватил копье.
        - Нет, - покачал головой Сияцо. - Без оружия.

* * *
        Киро разбудил трубный рев и бой барабанов.
        Подросток вскочил как ошпаренный. На улице вечерело. Он проспал чуть больше двух часов. И опоздал. Имперцы вернулись в деревню. Они шумели уже очень близко. А, вторя им, шумели и деревенские. Видимо они пошли навстречу захватчикам.
        Решили дать бой? Вряд ли. Староста Сияцо ясно дал понять, что хочет заключить с имперцами мир.
        Киро не медля схватил свою сумку с припасами и копье. Оружие, на котором он дал клятву дяде. А еще одну он дал молча. Ее слышали лишь Небеса. И Киро ее обязательно исполнит. Прямо сейчас. Не в лесу, так здесь, в окрестностях деревни.
        Подросток вышел из дома и отправился прямиком к имперцам. Он шел мстить.

* * *
        Староста Сияцо стоял на холме и наблюдал, как из леса выходят солдаты. Много солдат. В центре отряда - воин в пестром доспехе, золотом шлеме и красной маске устрашения. По истине жуткой.
        - Мы хотим мира! - тут же выкрикнул Сияцо.
        Воин в ярком доспехе поднял сжатый кулак вверх. Его отряд остановился.
        - Вы убили наших людей! - выкрикнул командир имперцев. - О каком мире может идти речь?
        - Это не мы. Это приблудные в нашей деревне! - поспешил ответить староста. - Одного из них убили ваши воины. Второго я изгнал. Я не хотел конфликта, лишь мечтал договорится с вами.
        - Ты? А кто ты? Объясни, почему говоришь за всю деревню? Почему я должен тебе верить? - спросил командир захватчиков.
        - Меня зовут Сияцо, и я староста этой деревни, - ответил старик.
        - Мне доложили, - продолжил командир отряда, - что оба ваших воина были ахиро. Это так?
        - Не знаю, - ответил Сияцо. Ни один мускул не дрогнул на его лице. - Они были приблудными, и я ничего о них не знаю. Мы приютили их лишь по своей доброте. А они отплатили нам горькой монетой.
        - Тот первый, которого мы убили, - не унимался воин в пестром доспехе. - Скажи, как его звали. Мой сержант, вроде бы, его узнал, но не уверен в этом.
        - Шамир. Его звали Шамир! - выкрикнул староста.
        - Шамир Черный Меч? - уточнил командир имперцев.
        - Этого прозвища я не знаю. Знаю лишь, что он прибыл из далека, - ответил Сияцо. - И, по всей видимости, раньше он был хорошим воином.
        - Им он и остался, - тихо ответил капитан Отакаши и снял свою красную маску устрашения. - Им и остался… Вот, значит, куда занесла тебя нелегкая судьба, да, Щамир?
        Отакаши вышел вперед, прошагал к свежей могиле Шамира. Сорвал дикий цветок и возложил на могилу.
        - Как отличному воину, - пробормотал капитан.
        Постоял молча и плюнул на холмик свежей земли, крикнул:
        - А это как предателю!
        Отакаши вернулся в центр своего отряда и крикнул старосте:
        - Так что же, вы желаете мира?
        - Да. Хотим заключить с вами союз. Предложить свою помощь, - уверенно сказал Сияцо.
        - Да? И какую же? - усмехнулся капитан имперцев.
        - Провиант. Одежда, инструменты. Полное обеспечение. Снабжение твоего войска, - предложил староста.
        - И ты серьезно полагаешь, что я нуждаюсь в этом? - удивился Отакаши. - За моей спиной целое войско. Мы можем нападать на селения. Грабить, забирать все необходимое.
        - Да, - кивнул Сияцо. - Но не долго. Впереди, уже совсем близко, первые крупные города. Они быстро прижмут вас к ногтю. Или эвакуируют все окрестные села. Отрежут вам доступ к провизии. И как вы собираетесь держать осаду без постоянных поставок пищи.
        Отакаши довольно засмеялся. Потом сказал:
        - Да, вижу, старик, что с тобой можно иметь дело. Ты понимаешь то, о чем говоришь. И неплохо знаешь обстановку вокруг. Уклады. Маршруты. Положение дел. Так ведь?
        - Именно, - гордо кивнул Сияцо.
        - Тогда выполни для меня сперва одно условие. Безвозмездно, - предложил капитан Отакаши. - Выдай мне второго ахиро. Он мне нужен.
        - Я же сказал, я изгнал его из деревни, - спокойно ответил староста.
        - Так прикажи своим людям догнать его и вернуть назад. Он не успел еще уйти далеко.
        - Не надо меня возвращать. Я еще никуда не уходил! - сказал Киро.
        Подросток появился внезапно. Никто не успел обратить на него внимания. Он подошел со стороны поляны, где они раньше тренировались с Шамиром.
        - О! - воскликнул капитан Отакаши. - На ловца и зверь бежит.
        - Это верно, - угрожающе сказал Киро. - И для одного ловца сегодня очень много зверей.
        Отакаши рассмеялся. Громко. Искренне.
        - Ты однозначно нравишься мне, - сказал капитан, отсмеявшись. - И шутить умеешь. Вот только я думал, что ты намного взрослее. Но… Это даже лучше.
        - Для вас - без разницы. Сколько мне лет, кто я. Мертвецам это знать ни к чему, - злобно бросил Киро.
        Подросток Поудобнее перехватил копье, принял боевую стойку.
        - Деритесь. И деритесь честно. Только я и вы. И клинки. Хватит духа?! - выпалил он и хотел, было, бросится в атаку.
        Капитан Отакаши поднял руку кверху и заорал:
        - Стоять! Не усугубляй, малец. Если ты атакуешь, то мы убьем всех деревенских. Ну и тебя, конечно же.
        - Мне плевать на них, - Киро качнул головой в сторону селян. - Они мне никто. Как и я им. И я не собираюсь их защищать.
        - Да, - кивнул Отакаши. - Староста сказал мне, что ты - приблудный. Я в курсе. Так зачем же тебе погибать из-за них?
        - Я не собираюсь погибать, - ответил подросток.
        - Твои планы, конечно же, отличаются от моих, - с улыбкой сказал Отакаши. - Замечу, что я - тоже ахиро. И посильнее твоего мертвого дяди. Не нарывайся малец. Лучше послушай меня. Ведь мои планы, если посмотреть с другой стороны, ничем не отличаются от твоих. Я предлагаю тебе жизнь и важные знания в обмен на нелепую смерть. Если ты не стремишься защитить этих людей, то подумай о себе.
        Киро распрямился, упер копье в землю. Спросил:
        - Что за знания?
        - О! - воскликнул капитан Отакаши. - Вижу, я смог заинтересовать тебя?! Замечательно. Так вот. Я готов предложить тебе знания, касающиеся твоего таланта. Они пригодятся тебе на пути Развития. Техники, боевые навыки. Практики. Ценную информацию о Путях и использовании Ву. Этого у меня в избытке. Так же в моем лагере есть ахиро-проводник. Он сможет оценить твои ступени Развития и Источник. Подскажет, в каком направлении двигаться дальше.
        - Да? - с недоверием спросил подросток. - Вот только зачем это тебе? Какая в том выгода?
        - Выгода? - недоуменно переспросил Отакаши. - Да самая, что ни на есть прямая. Мне нужны талантливые воины в отряде! Я тебе знания, а ты вступаешь в ряды моего войска. Я считаю, что сделка более чем равноценная. Подумай только, я могу дать тебе могущество в столь юном возрасте. Тебе будут ждать невиданные высоты и перспективы. А если твоя служба покажется Императору Хонгбао безупречной, он приблизит тебя к себе. Наделит дополнительной властью. Дарует земли, дворец с наложницами. Ты бы от такого отказался? Приблудный? Что ты видел в своей никчемной жизни в этой дыре? А? Думай! И соглашайся.
        Киро опустил плечи. Опустил глаза. Речь командира захватчиков зацепила его. Перспективы. Возможности. Знание о пути Развития. И мощь. Не об этом ли он мечтал всю свою сознательную жизнь? Ни к этому ли шел?
        А армия и война? Что ж, вскоре она затронет всех. Все эти земли. И рано или поздно от нее не возможно будет убежать. Так лучше уж сейчас присоединиться к ней.
        Его ничто не держит. Да и нет у него ничего. Ни земли, ни родины. Ни родителей. Все, что он знал - насмешки. Эта деревня, клочок леса и Шамир. Но дядя погиб. Из деревни его изгнали. Родителей и дома нет…
        Киро не видел, как староста Сияцо незаметно махнул рукой. Как Вэйю подобрался сзади, как занес над ним тяжеленную дубину.
        Резкий удар по затылку. Мир качнулся и погас. Киро упал на землю без чувств.
        - Молодчина, Вэйю! - одобрительно сказал староста своему помощнику.
        Вэйю кивнул и отступил на пару шагов назад.
        - Так-то лучше, - сказал капитан Отакаши. - Ты, старик, знаешь толк в непростых переговорах.
        Староста Сияцо засмеялся. Улыбнулся и капитан. Но тут же стал серьезным и приказал своим воинам.
        - Подростка обыскать. Все ценное забрать. И связать его… Да не веревками, идиоты. Он - ахиро. Без труда с ними справится. Вяжите цепями. И еще в кандалы. Для полной уверенности.
        Солдаты бросились исполнять приказ командира. А капитан тем временем двинулся прямиком к старосте.
        - Ну что, обсудим условия нашего соглашения более подробно? - предложил Отакаши.
        - Я не против, - согласился Сияцо. - Пройдем в деревню?
        - Не сейчас, - отказался капитан Отакаши. - Разговор не займет у нас много времени. А вот если мы к чему-то придем, то я не откажусь от твоего приглашения на поздний ужин.
        Капитан посмотрел на темнеющее небо. Староста проследил за его взглядом. Кивнул и сказал:
        - Мое предложение остается в силе. Полное обеспечение едой, водой, одеждой, инструментами. Так же я могу предоставить вам ценный залог. Так сказать, в качестве подтверждения нашего сотрудничества.
        - Хм, - протянул капитан Отакаши. - Неплохо. Но я бы хотел внести дополнения. Первое - вы предоставляете вашу деревню нам в качестве перевалочного пункта и временного тылового лагеря. Второе - вы выделяете нескольких юношей для службы в нашей армии. И третье - даете нам подробную карту местности, консультируете моих людей по местоположению ближайших селений и городов, выделяете проводников на первое время.
        - Идет! - без раздумий выпалил староста.
        - Да, и что ты хотел предложить нам в качестве залога? - уточнил капитан.
        - Ну, - замялся Сияцо, - скорее не вашему войску, капитан, а вам лично. Моя дочь.
        Староста Сияцо отошел в сторону. Из-за его плеча выглянула дочь. Хирико.
        - О! - воскликнул капитан. - Такая красота. Это поистине щедрый залог, староста. Я доволен. Но! Она отправится в поход вместе со мной. Чтобы у тебя не возникло соблазнов предать меня. И если на меня нападут, если погибну я и мое войско, то умрет и она!
        - Конечно-конечно! - затараторил староста Сияцо. - Я все отлично понимаю. Даже более того… Я готов передать вам Хирико, мою дочь, насовсем. Дабы поддержать наше будущее плодотворное сотрудничество.
        - Родство?! - рассмеялся капитан. - А ты умнее и дальновиднее, чем казался. Хвалю. Уважаю! Вот только… Только ахиро в звании капитана по уставу положено имеет не более трех наложниц. И они у меня уже есть.
        Староста смутился. Его глаза суетливо забегали, ища другие варианты. Хирико покраснела, опустила глаза.
        - Не переживай! - еще больше развеселился Отакаши. - Если твоя дочь по сообразительности и предприимчивости пошла в тебя, то ей не о чем переживать. Она найдет способ стать моей первой наложницей. Правда ведь, красавица?
        Отакаши в плотную подошел к Хирико. Нежно и властно взял ее за подбородок пристально посмотрел в глаза. Остался доволен. Отступил на шаг назад. Сказал:
        - Что же, я принимаю условия нашего соглашения! Принимаешь ли ты, староста Сияцо?
        - Безусловно, - кивнул старик. - Принимаю. А теперь приглашаю отужинать в моем доме. И переночевать. Ночь уже. Негоже дорогим гостям бродить по ночному лесу. В такое время он не спокоен.
        Отакаши согласно кивнул. Махнул своим воинам и приказал:
        - За мной! Разместитесь в деревне. Этого подростка тащите с собой. Глаз с него не спускайте!

* * *
        Киро очнулся глубой ночью. Голова раскалывалась. Руки и ноги ломило. Подросток осмотрелся. Все тело туго оплетали цепи. На конечностях - кандалы.
        «Связали! - полыхнула паническая мысль в голове. - Но ведь командир этого войска предложил мне помощь! Тогда зачем? Боги, как болит голова. Ничего не понимаю! И кто ударил меня по голове. Предательски. Сзади… Сияцо!!!»
        - Очнулся?! - спросил кто-то. - Не рыпайся.
        В свет костров, горящих вокруг, вышел воин из отряда капитана Отакаши.
        - Даже не вздумай. Не сбежишь!
        Киро кивнул. Прикрыл глаза и откинулся на ствол дерева. Не в таком состоянии. И не связанный. Он не сбежит. Не теперь.
        А в деревне нарастал шум. Гомон. Звон пьяных голосов. Гуляли селяне, праздновали воины.
        Вскоре из дома старосты вышел тот самый капитан захватчиков. И рядом с ним - Хирико. Девушка, улыбалась и смущенно смотрела себе под ноги. Внезапно она подняла голову и посмотрела на Киро. Виноватый взгляд. Извиняющийся.
        Подросток лишь пожал плечами. Мол, я тут не причем. Не мое дело.
        Вместе они проследовали в палатку, что воины разбили рядом. Скрылись в ней. Через несколько минут оттуда послышалось невнятное бормотание. Смущенные смешки. Потом - встревоженные возгласы. Шум, возня. Треск разрываемой одежды. Крики. Протестующие стоны.
        Киро понимал, что происходи в палатке командира.
        Вот только постепенно из протестующих, стоны превратились во вздохи удовольствия. Хирико уже не сопротивлялась. Она наслаждалась.
        Киро задергался, рванулся вперед. Лязгнули сдерживающие подростка цепи.
        - А ну-ка успокойте его! - прикрикнул один из воинов.
        Второй солдат подскочил к Киро и, что есть силы, ударил по лицу. Потом еще раз. Сознание вновь поплыло. Мир раздвоился.
        - Еще сонного зелья ему влейте! - приказал воин. - Пусть не дергается.
        Киро схватили за подбородок, с силой надавили на челюсти. В рот потекла пряная жидкость. Спустилась по гортани в желудок. Внутри мгновенно разлилось тепло. Веки налились тяжестью. Опустились.
        Киро заснул.
        Глава 8
        Нежная лилия
        Даже утреннее солнце сегодня не радовало.
        Когда так случалось, Теккер Ти обычно шла в сад. Любовалась сакурой и сливой. Играла с плетеными куклами. А больше играть ей было не с кем, на многие лиги вокруг никто не жил.
        Дом семейства Ти
        Дом семейства Ти был совсем одинок в этой пустоши. И, несмотря на запустенье вокруг, территория вокруг жилья была ухоженной. Земля плодородной. Отец постарался. Пока он был молод и силен, не жалел сил. Старался на благо семьи, работал день и ночь.
        Теккер Ти очень любила его. И мать. Мать тоже постоянно хлопотала по дому. Поэтому девочке не с кем было играть. Но она не отчаивалась. Привыкла к одиночеству. Научилась находить себе занятия. Она дала имена всем своим куклам. Придумала для каждой из них свою историю. Но когда Теккер наскучивали и куклы, она шла на качели.
        Отец, Садхар Ти, собственноручно сделал их. Для нее. И для мамы. Иногда, вечерами, они любили покататься на них вдвоем. Но только не с утра. С утра мама была очень занята. Поэтому Теккер Ти пыталась развлечь себя сама. Но не получалось.
        Что-то тревожило. С самого восхода солнца.
        Возможно, беспокоило то, что отец еще позавчера уехал в город. И до сих пор не вернулся. Однако так и раньше случалось. Ничего необычного. Садхар ведь очень мощный ахиро. Совсем недавно он усмирил свой старший Путь. А еще отец опытнейший духолов. Теккер Ти верила, что такому ничего не страшно.
        Но что-то тревожило. И ничего сегодня не радовало. Ни солнце, ни прекраснейший цветник, ни сад.
        Девочка побрела к качелям. Уселась на резную доску, посильнее оттолкнулась ногами и взмыла в воздух. Вверх, навстречу солнцу, наперегонки с ветром. Она раскачивалась все сильнее и сильнее. Так, что в ушах засвистел ветер. Черные волосы расплелись и теперь развевались за спиной. На некоторое время Теккер отвлеклась от переживаний. Забылась. Даже глаза задорно заблестели.
        Она представляла себе, что стала мощной ахиро. Так же, как отец, как мать. И даже сильнее. Что добралась до пятого этапа Развития. Постигла совершенство Цин-Гун. И овладела такими техниками и практиками, которые никому и не снились.
        Но время шло. Приближался полдень. И настроение Теккер Ти становилось все мрачнее и мрачнее. И тогда она побежала к небольшому озерцу, что возле дома. Уселась на берегу и принялась наблюдать за рыбками. А потом переключила свое внимание на прекрасные цветы лилий. Нежные и недосягаемые. Только отец мог нырнуть и доплыть до них. Однажды он предложил Теккер сорвать один цветок. Девочка расплакалась и попросила, чтобы папа их никогда не трогал. Не срывал даже для нее и мамы. Никогда.
        Юная Теккер Ти
        Нежные лепестки гипнотизировали. Успокаивали. Врезались в память. Лечили встревоженное сознание. И Теккер Ти это очень нравилось. Вот только папа все никак не возвращался.
        Вскоре перевалило за полдень. Мама позвала девочку обедать. После душистого чая Теккер Ти снова направилась к озеру.
        Внезапно с юга донеслось шипение уставшего ирга. Девочка тут же вскинулась. Побежала навстречу. Отец вернулся!
        И, правда. Садхар Ти мчался во весь опор на ездовом ящере. Клубы пыли, грязная одежда. Уставшее лицо. И очень встревоженное.
        У дома отец спешился. Скинул с ирга тяжеленные сумки, поставил ящера в стойло. Теккер бросилась папе. Крепко обняла. Отец погладил дочь по голове, поцеловал в макушку.
        - Как вы тут? - спросил он.
        - Скучаем, - призналась Теккер. - А ты как?
        - Устал, - отец вымученно улыбнулся дочери. - И есть хочу!
        - Мама там всего наготовила! - радостно пискнула Теккер. - Иди скорее в дом. Мама будет рада тебя видеть.
        - И я… - рассеяно пробормотал Садхар. - И я ее тоже.
        На лице отца, все же, проступила гримаса крайней тревоги. Теккер Ти смутилась, но ничего уточнять не стала. Она пока еще не лезла в дела старших. Слишком мала. Всего-то одиннадцать лет от роду. Не положено.
        А Садхар Ти тем временем вошел в свой дом и поплотнее прикрыл за собой дверь.
        - Дорогая? - тихо позвал он.
        - Садхар?! - из кухни выглянула улыбающаяся Чаури Ти. Жена. - Ты вернулся! Быстро в этот раз.
        - Были причина, Чаури, - встревожено сказал мужчина.
        Жена вышла к нему навстречу и обняла. Не смотря на пыльную одежду. Поцеловала. Муж ответил на нежность нежностью. Искры между ними. Даже через столько лет. Всегда. И он знал, что они никогда не угаснут.
        Насладившись друг другом, мужчина и женщина, наконец, уселись на циновки.
        - И что же за причина? - спросила Чаури.
        - Ох, - тяжело вздохнул Садхар. - Даже не знаю, с чего начать… Пожалуй сначала скажу главное. Нам придется покинуть этот дом. Немедленно. Возможно, ненадолго. Но сегодня же!
        - Это почему?! - удивленно спросила жена. - Зачем это делать? Нам и тут хорошо.
        - Послушай, - поспешил объяснить Садхар. - В Хадыме я заметил неладное. Будто чье-то присутствие. И оно не покидало меня все время. Пока я закупался на рынке. Менял поделки, выбирал ленточки для Теккер. Все это время за мной словно кто-то следил. Невидимый, неявный. Будто под мощным пологом. Из старшего Пути.
        - Ты не почувствовал, что это за путь был? - встревожено спросила Чаури.
        - В том-то и беда, что почувствовал, - сокрушенно ответил муж. - Это был Эральд Ном.
        - Путь реальности! - воскликнула жена.
        - Точно, - кивнул Садхар. - И у меня самые плохие предчувствия. Помнищь, кто им владел?
        - Конечно, - прошептала жена. - Ругао Кровавое Лицо! Но… Мы же с тобой его одолели. Низвергли.
        - Взошедший, - тихо сказал муж. - Я думаю, он стал Взошедшим. Его владение этим путем было феноменальным. И ему благоволили многие Боги.
        - Но если так, то он захочет мстить нам! - взволнованно сказала Чаури.
        - Я думаю, так и произошло, - подтвердил Садхар. - Он искал нас. Вот теперь - нашел. И он не отстанет. Нам придется либо принимать этот бой, либо - бежать. И я предпочту второй вариант. Так как биться с Взошедшим нам пока не по силам. Поэтому надо уходить. И как можно скорее. Пока нас не выследили здесь.
        - Боги! - воскликнула жена. - А как же наша дочь? Что с Теккер?
        - Она пойдет с нами, - просто ответил Садхар. - И мы будем защищать ее до последнего.
        - Конечно… это понятно… - рассеяно кивнула жена. - Но… она могла бы помочь нам. В битве. Если бы ты взялся ее учить!
        - Нет! - воскликнул Садхар. - В который раз повторяю - я не буду ее учить. Ей это не нужно. Я не желаю ей такой же судьбы, как наша с тобой. У Теккер ведь такая же склонность. Эральд Тэлерор. Она - духолов.
        - Знаю, - сокрушенно ответила Чаури. - И мне ее тоже жалко. Вот только она же не сможет всю жизнь скрываться.
        - Сможет! - жестко сказал муж. - У меня есть друзья в том же Хадыме. В Дорхейме. Могущественные друзья. И у них есть сыновья. Мы можем породниться. Выдать нашу Теккер за одного из них замуж. И тогда она будет под защитой. Нужно лишь успеть добраться до них.
        - Ох, Садхар, - вздохнула жена. - Даже не знаю. Такой брак… Нужно ли это Теккер? Будет ли ей во благо?
        - Будет! - вспылил муж. - Я знаю этих людей. Они справедливые. Хотя бы справедливые. Да и дети у них не хуже других. Или ты не желаешь блага для нашей дочери?!
        - Желаю, - тихо ответила Чаури. - Конечно желаю.
        - Тогда собирайся. Сейчас, - сказал Садхар. Тоном, не терпящим возражений.
        - А ты иди ешь! - строго сказала жена. Улыбнулась.
        Улыбнулся и Садхар.

* * *
        Они выследили его и второй раз. После того, как внезапно потеряли в Хадыме. Теперь уже по старшему Пути. Садхар был неаккуратен и наследил. Просто навонял Эральд Тэлерор. Видимо нырнул в него, уходя от их зорких глаз.
        И теперь Гох и Рох снова выследили его.
        Однако в первый раз это было не просто выполнить. Семь лет они искали Садхара и его жену. Так приказал им их брат. Ругао Кровавое Лицо. А ныне Взошедший Ругао. Он и их Возвысил. Своих родных братьев. Пусть и младших. Ведь у Ругао теперь были невероятно могущественные покровители. Он мог такое позволить. А еще, пользуясь положением, решил отомстить тем, кто пытался его убить. Тем, у кого это получилось. Почти.
        Гох и Рох наткнулись на Садхара случайно. Пребывая в сумраке Пути реальности и прикрываясь теневыми плащами, они просто встретили его на площади в Хадыме. Вот так удача! Тогда Гох и Рох принялись следить. Пристально. Неустанно. Они везде следовали за Садхаром. Не отходили ни на шаг. И видимо это и спугнуло мужчину. Он почувствовал их. Сдела свои дела и был таков. Нырнул в старший Путь души и слинял.
        И ведь ничего не поделаешь. Совершить нападение в городе - значит раскрыть себя. Привлечь внимание местных ахиро. А это чревато. Да и нельзя нападь на одного мужчину. Приказ был - уничтожить обоих. А жены Садхара Гох и Рох рядом не заметили. Значит она где-то прячется. И мужчина выведет их к ней.
        Это, слава Богам, Гох и Рох были в состоянии понять.
        Слежка. Ох, как же им это нравилось. Прямо кровь будоражит. Заставляет тени вокруг трепетать более возбужденно.
        И вот теперь они выследили его повторно. Просто пошли на запах его Пути.
        А Садхар шел на север. Покинул Хадым и устремился в пустошь. Сутки пути, и вот он достиг своего дома. Там ждала малолетняя дочь.
        - Гох, ты посмотри! - взвизгнул Рох. - У них и отпрыск уже! Его тоже устраняем?
        - Приказ был убить лишь мужчину и женщину, - пробасил Гох. - Про ребенка братец ничего не говорил. Значит оставим.
        - Хочу посмотреть на нее, - затараторил Рох и закрутился на месте.
        - Назад, идиот! - рявкнул брат. - Он нас учует. Давай лучше понаблюдаем отсюда.
        - Далеко, - скулил Рох. - Ничего не видно же!
        - Все что нам надо - видно, - ответил Гох и тупо уставился на дом Садхара.
        А мужчина тем временем поцеловал дочь и вошел внутрь.
        - О! Я Знаю! Знаю, - завизжал Рох. - Я знаю, что мы с ней сделаем!
        - И что же? - пробасил Гох.
        - Давай отдадим эту девчушку Кимору! - Рох аж хрюкнул от удовльствия.
        - И в чем смысл? - тупо спросил Гох. - Он же ее просто порвет. Даже насладиться не успеет.
        - Точно, - весь энтузиазм братца разом сошел на нет. - Тогда… Тогда… Давай оставим ее. Точно! Просто оставим страдать. И она озлобится, сама перейдет на сторону тени. Когда повзрослеет. И тогда-то мы отдадим ее Кимору.
        - Хм, - задумчиво протянул Гох. - Идея неплохая. Возможно тогда она сможет удовлетворить эту ненасытную тварь… Стой. А что если она озлобится и захочет отомстить нам?
        - Ха! - визгливо рассмеялся Рох. - Пусть сначала достанет!
        - И то верно, - согласился Гох.
        Братья затихли и принялись наблюдать за домом Садхара. Все это время они пребывали в Пути реальности.
        Вскоре мужчина и женщина вышли наружу. Подозвали к себе дочь, что-то сказали ей и принялись запрягать ездовых иргов. Снова направились на юг. В пустыню.
        - Самое время начать призыв Кимора, - сказал Рох.
        - Верно, - пробасил Гох.

* * *
        Теккер Ти не плакала. Она лишь с грустью смотрела на родной дом.
        Садхар Ти накладывал на дом защитные печати против духов. От людей, к сожалению, жилье не защитишь. Так пусть хотя бы духи не смогут тут поселиться.
        Чаури Ти помогала мужу. Она создавала защитный периметр из похожих печатей. Только с помощью иных техник.
        Когда с защитой дома было покончено, мужчина и женщина запрягли иргов. Загрузили на них пожитки, запасы еды. Оружие. Чаури - неизменные боевые кинжалы, превращающиеся в смертоносные веера. Садхар - огромный двуручный меч.
        Выдвинулись.
        Теккер Ти так и не проронила ни слова. Она лишь с тоской смотрела вперед. Осознание еще не пришло. Сожаление подкрадывалось. Словно хищная пума. Пока - неслышно. А потом - будет поздно. Оно так же вцепиться когтями. Раздерет. Вот только в отличие от хищника - изнутри.
        Семейство Ти быстро двигалось на юг. Они бежали. Неизвестно - надолго ли? И смогут ли вообще скрыться? Они не знали. Даже Садхар Ти. И предположить не брался.
        Вскоре они миновали пустошь и пересекли границу пустыни. Ящеры побежали быстрее. Песчаные барханы - их стихия. Тут они как рыбы в воде. Знай только мясо вовремя давать. А без воды эти рептилии могут обходиться очень долго.
        Садхар был на взводе. Он то и дело крутил головой. И все ждал нападения. Мужчина прислушивался, принюхивался. Но признаков Эральд Ном не находил. Значит преследователи потеряли след. Или отстали. А, возможно, просто держаться поодаль. Если это приспешники Ругао, то просто так они не отстанут. А что, если это сам Кровавое Лицо? Не дай Боги!
        Время шло, а вокруг все так же спокойно. Однако Садхар не спешил расслабляться.
        Внезапно что-то изменилось вокруг. Резко пахнуло энергией из Пути реальности.
        - Опасность! - взревел Садхар и принялся что есть силы стегать ирга. - Вперед, вперед! А ну пошли!
        Все семейство с удвоенной скоростью помчалось вперед. Благо выносливые ящеры позволяли это сделать.
        А сзади уже закручивались песчаные смерчи. Наползали тени. И нестерпимо воняло разливающейся Ву.
        Через десяток ударов сердца снова что-то изменилось. Неуловимо знакомое. Крутится в памяти. Не дает покоя.
        Садхар понял все слишком поздно.
        Внезапно впереди ближайший бархан взорвался облаком песчаной пыли. Жуткий рев. Глухие удары. Тяжелая поступь. Задрожала земля.
        - Стоять! Стоять! - заорал на иргов Садхар, натянуд вожжи. - Чаури, спешиваемся! К бою!
        - Что за… - недоуменно воскликнула жена.
        - Демон! - рявкнул муж.
        Сквозь песчаную завесу прорвался Кимор. В три человеческих роста. Широкоплечий и пузатый. Коричневая пупырчатая кожа. Безобразный, похотливый оскал жуткой пасти. Перевернутый кверху рогами золотой полумесяц на макушке. И абсолютно голый. Даже набедренной повязки нет.
        Кимор взревел! Вскинул мощные руки, закованные в массивные наручи. Ударил по земле. И резко бросился на семейство Ти.
        Теккер взвизгнула. Зажмурилась. Дальнейшие события смазались в неясную пелену.
        Родители кинулись на демона. Закружились в вихре невероятных атак. Слились в боевом танце. Мать и отец действовали как единое целое. Как один организм. Движение женщины дополняли атаки мужчины. И наоборот. Ее веер, его клинок. И так в непрерывном калейдоскопе атак.
        Эффективные техники. Атаки сгустками чистой Ву. Призванные из Эральд Тэлерор духи.
        Демон вертелся и извивался под стремительным натиском. Однако и сам успевал атаковать. И тогда родителям Теккер приходилось несладко. Одно неверное движение, связка - и смерть. Неминуемая. Атаки и техники Кимора были поистине невероятны.
        Внезапно к сражающимся метнулись две смазанные тени. На несколько секунд воцарилась кромешная тьма. Теккер Ти захлопала глазами. Вскрикнула.
        Шум, возня. Панические возгласы впереди. Это кричали родители. Девочка отчетливо услышала. Они не просили о помощи. Лишь выли в бессильной злобе. Голосили от безысходности.
        А потом тьма рассеялась.
        Перед девочкой возник довольно ухмыляющийся демон. За его спиной прямо в воздухе висел огромный прозрачный пузырь. А в нем застыли родители Теккер Ти. Мертвые? Живые? Непонятно!
        - Ты успела с ними попрощаться? - прорычал демон.
        Девочка в ужасе отшатнулась. Отрицательно качнула головой.
        - Твои проблемы, - рыкнул Кимор. - Мне плевать.
        И похотливо улыбнулся. Оценивающе осмотрел девочку. Остался доволен. Сказал:
        - Иди ко мне. Иди. Я покажу тебе истинное наслаждение.
        Теккер Ти отступила еще на шаг назад. Она не могла смотреть на это. На огромный член между ног демона, подрагивающий и истекающий густой смазкой.
        - Иди. Попробуй! - рычал Кимор. - Ты сойдешь с ума от этого. А потом ничего другого и желать не сможешь.
        - Кимор, хватит! - раздался визгливый крик из ниоткуда. - Ругао будет против. Ее не трогай. Такого уговора не было. Только эти двое.
        Демон разочарованно зарычал, но тут же сказал:
        - Я вернусь. Вернусь и овладею тобой. Запомни, девочка. Я найду тебя. И сделаю безумно счастливой.
        И растворился прямо в воздухе. Так же внезапно, как и появился.
        Трясущиеся ноги девочки подогнулись. Теккер упала прямо на песок. Громко зарыдала. Поползла к тому месту, где только что стоял демон.
        Родителей, конечно же, там не было. Ни следа. Лишь два кинжала-веера и огромный двуручный меч лежали на песке.
        Теккер Ти подобрала оружие родителей. И на них дала клятву Небесам.
        Свою первую клятву. Отомстить.
        Глава 9
        Выгода ради мести
        Холодная вода мгновенно привела в чувства.
        Киро распахнул глаза. Осмотрелся. Воин, обливший подростка, удалялся с пустым ведром.
        Опасность!
        Кругом опасность. Везде солдаты, оружие, палатки и костры. Не деревня. Другое место.
        Подросток попытался встать. Не получилось. Он лишь упал обратно на вытоптанную землю и ударился спиной.
        Голова дико болела. В горле удушающая сухость, жажда. Тошнота. Твари! Мало того, что по голове чем-то ударили, так еще и напоили какой-то дрянью. Как же у него болела голова!
        Киро застонал, попробовал хотя бы лечь поудобнее. Но и это не вышло. Он до сих пор был закован в цепи. Дерьмо слицера!
        - О! Я вижу, ты очнулся? - сзади раздался чей-то голос.
        - Как видишь, - превозмогая боль ответил подросток.
        - Хм, - задумчиво протянул голос. - На первый раз я прощаю такое неуважительное отношение к себе. Но впредь больше такого не потерплю!
        - И как же мне обращаться к… - Киро вовремя оборвал фразу.
        - Господин капитан, например. Или, в крайнем случае, старший ахиро. Или Шамир не учил тебя этим основам?
        - Нет, - буркнул подросток. - Не успел.
        - Или не хотел, - задумчиво сказал капитан Отакаши. Он все это время стоял позади подростка. - Кстати, что ты решил на счет моего вчерашнего предложения?
        - Ничего, - раздраженно ответил Киро. - Как-то все времени не было.
        Капитан добродушно рассмеялся. Сказал:
        - Понимаю тебя. Но все это - не по моей вине. По голове тебя ударили свои же.
        - Никакие они мне не свои, - буркнул подросток.
        - Ах да, конечно! - воскликнул Отакаши. - Ты же приблудный. Ублюдок. Староста Сияцо мне все рассказал о тебе. Точнее это я у него все выспросил. Поэтому мое предложение до сих пор актуально. Я тебе знания, а ты служишь в Императорской армии. Под моим руководством. Точнее - под началом моих сержантов.
        - А если не соглашусь? - спросил Киро. Хотя и так знал ответ.
        - Я прикажу казнить тебя. За убийство моих солдат.
        - У меня есть время подумать? - спокойно спросил подросток.
        - Да, - кивнул капитан Отакаши. - Но не долго. Сейчас я буду медитировать. Как закончу - потребую ответ.
        Киро просто прикрыл глаза. Скрипнул зубами. Попытался сжать кулаки. Не вышло. Руки слишком сильно затекли. Неудобно.
        Надо обдумать все. Крепко. Неторопливо. И…
        Дерьмо слицера!
        Киро только сейчас вспомнил про свою сумку с вещами. И плевать на пожитка. Там было кое-что более ценное. Книга. Учебник по пути Развития!
        Забрали? Они забрали все. Боги! А как же Осколок Небес? Его тоже забрали? Скорее всего. Подростка наверняка обыскивали. И где теперь камень? Вероятно передали капитану Отакаши.
        Подросток решил проверить потайной карман. Судорожно задергался. Но не смог пошевелить и рукой. Связан. Вот дерьмо!
        Ладно. Спокойствие. Необходимо решить, что делать дальше.
        Что же, теперь уже выбора, по сути, нет. Либо смерть, либо служба Императору. И одно другого не лучше. Служба - значит война. А война ходит бок обок со смертью. Киро уже успел это понять во время боя у деревни. Но если смерть по близости, но это еще не значит, что она пришла именно за тобой. Не обязательно. Ведь от нее можно спрятаться. Обмануть. Хотя бы на время.
        Да и не хотелось вот так глупо умирать. Не отомстив за дядю Шамира. А сейчас появляется шанс. Киро понимал, что нужен капитану, как талантливый ахиро и хороший воин. А капитан нужен подростку. Он обещает знания, необходимые для Развития. Техники и практики. И этого Киро жаждет почти так же сильно, как мести.
        Нет, подросток, конечно, не исключал возможность обмана со стороны капитана Отакаши. Но и из этого положения можно выйти. Сбежать. Или потерпеть. Ведь Киро всю жизнь терпит. Держится в тени. Во всяком случае пытался держаться.
        Если Отакаши его обманет - он стерпит. Пойдет с ним дальше. И дойдет до Дорхейма. Ведь наверняка именно туда и направится войско захватчиков. И это выгодно подростку. Именно туда он и стремится. Если же капитан не обманет и даст знания - двойная выгода. Да и возможность отомстить никуда не денется.
        А вдруг сбежать не получится? Что тогда? Он нападет! Нападет на своих обидчиков и постарается убить как можно больше. А там будь что будет. Вот только как сдерживать себя? Как не сорваться раньше времени? Внутри такая обида, такая злоба. На всех этих имперцев. Да и на деревенских.
        «Буду сдерживать себя, - решил Киро. - Я ведь раньше как-то справлялся. Хотя ко мне относились не лучше этих захватчиков».
        Размышления. Все «за» и «против». Варианты, которых не так уж и много. Всего два. Умереть сейчас или отсрочить смерть. И второй вариант, как ни крути, был намного выгоднее. В разы.
        Киро открыл глаза. Солнце. Лес вокруг. Запах подгорающего мяса. Ругань, крики, воины.
        Новый этап в жизни.
        - Господин капитан! - позвал подросток.
        Отакаши появился буквально через пару секунд. Навис на Киро. Сказал:
        - Ты быстро учишься. Схватываешь на лету!
        - Я согласен на ваше предложение, - не слушая капитана, сказал подросток.
        - Рад слышать. Ты толковый малый, и ты сделал правильный выбор. Поздравляю, рядовой Киро… Хм, надо придумать тебе прозвище. У всех солдат оно есть. Так легче запоминать их.
        - Ублюдок, - предложил подросток и широко улыбнулся.
        - Киро Ублюдок, - Отакаши будто попробовал на вкус новую кличку, кивнул. - Звучит. Что ж, рядовой Ублюдок, поздравляю с вступлением в ряды войска Императора Хонгбао. Надеюсь, ты будешь служить верно. Сражаться самоотверженно. А приказы выполнять беспрекословно. А я в свою очередь обещаю дать тебе необходимые знания. Надеюсь, что ты хорошо проявишь себя.
        - Я буду хорошим воином и послужу на славу, - Киро напустил торжественности в голос.
        - Хорошо, - сказал капитан и крикнул уже своим воинам: - Освободите его от цепей, проводите к общей палатке. Разыщите сержанта Нуратаси и передайте этого рядового в его распоряжение. И да, Киро Ублюдок, как обживешься тут, поймешь что к чему, мы с тобой поговорим. И начнем обучение. В остальном - слушайся своего сержанта. Все. Вопросы есть?
        Киро задумался. Он колебался. Однако, все-таки решился и сказал:
        - Есть один. У меня была сумка с вещами. Что с ней теперь?
        - Зачем тебе здесь твои старые вещи? - удивленно спросил капитан Отакаши. - Обмундирование тебе выдадут. Едой обеспечат. Они тебе ни к чему.
        - Просто там еще была книга, - сказал Киро. - Я бы хотел вернуть ее.
        - Получишь позже, - отрезал капитан. - Когда обоснуешься тут, когда будешь готов. И когда я сам решу!
        Подросток кивнул.
        «Лучше пока не нарываться, - мелькнула мысль. - Пока обоснуюсь. Пойму что к чему, а дальше решу, как быть».
        - Да освободите уже его! - тем временем прикрикнул на воинов Отакаши.
        Двое солдат бросились к Киро. Загремели оковами, замками ключами. Через минуту подросток смог вдохнуть полной грудью. Наконец то. Он тут же принялся разминать затекшие мышцы, разрабатывать суставы. И, будто между делом, опустил руку к потайному карману штанов. Пустой! Осколок Небес забрали. Значит он точно у капитана. Придется теперь придумывать, как вернуть камень обратно.
        - Идем, - буркнул один из солдат. - После зарядку сделаешь. На это будет время. С утра. Каждый проклятый день!
        - Мать ее, разминка! - с отвращением прокомментировал второй воин. - Будь она неладна. Кто вообще придумал ее?!
        Киро лишь удивленно хмыкнул. Разминка с утра - основа всего. Как это можно не понимать?!
        Солдаты пересекли поляну. Киро - следом. Он с интересом осматривался вокруг. Большие и маленькие палатки. Стойки с оружием. Деревянные ящики. Непонятно с чем. Незнакомые устройства на колесах. Длинные широкие стволы. Черные. Пахнущие чем-то едким. Непонятно.
        Дальше - стяг. Сокол и тигр на эмблеме. Барабаны и огромный рог. Видимо в него трубили имперцы. Чуть в стороне высилась большая палатка. Даже огромная. По сути - навес, длинный полог.
        Солдаты остановились возле него. Один из них окликнул какого-то воина, спросил:
        - Где сержант Нуратаси?
        - Наверное, с новобранцами занимается, которые из деревни прибыли, - ответил солдат.
        - Новобранцы? - непонимающе спросил Киро.
        - Да, - подтвердил солдат. - Капитан Отакаши потребовал у вашего старосты молодняк.
        - И Сияцо согласился? - с недоверием спросил подросток.
        - Ну конечно, - кивнул имперец. - Десять подростков дал. Примерно твоего возраста. А ты разве не в курсе?
        - Да он же в отключке был, - пояснил второй солдат. - Его сначала по голове вдарили, а потом сонным зельем напоили. Вот и спал как убитый. Ты наверно не помнишь даже, как сюда попал?
        - Не помню, - ответил Киро.
        - Ладно, - махнул рукой воин. - Пойдем сержанта искать.
        Нуратаси они обнаружили за лагерем. Он что-то втолковывал деревенским парням. Киро знал каждого из них. Помнил, кто чаще называл его ублюдком. И Кривоносого Шио среди них не было. Видимо отец смог отмазать перед старостой. А тот - перед капитаном захватчиков.
        - Сержант Нуратаси, - рявкнул первый солдат. - Разрешите обратиться?
        - Разрешаю, Тусаро, - ответил сержант и обернулся. Тут же расплылся в хищной ухмылке. - О! А вот и бравый воин и защитник деревни!
        Киро застыл как вкопанный. Это же тот самый командир, что привел первый отряд к деревне. Тот, с кем сражался Шамир, сражался подросток. Тот, кто смог уйти от смерти.
        Ярость. Кровавая пелена перед глазами. Нервная дрожь в конечностях. Сердце! Сердце того и гляди выскочит из груди.
        Подросток еле сдержался, чтобы не набросится на сержанта. Именно ему он должен отомстить за смерть дяди. В первую очередь - ему. А потом всем остальным.
        Успокоиться, держаться плана. Основа. Фундамент. Баланс!
        - Ну, здравствуй, - угрожающе сказал Нуратаси. - Еще раз. Хотя вчера мы с тобой как-то не успели поприветствовать друг друга.
        - Здравствуйте, господин сержант, - браво выкрикнул Киро. Упер кулак в кулак - знак приветствия старшего. Он решил сразу же играть роль исполнительного солдата.
        Сержант Нуратаси рассмеялся.
        - Господин капитан направил меня к вам, - тем временем продолжил докладывать подросток. - Теперь я в вашем распоряжении. Что прикажете делать?
        - Для начала - представься! - рыкнул сержант.
        - Киро по кличке Ублюдок, - отчеканил Киро.
        - Ублюдок? Что ж, хорошо. Такую кличку я запомню. И уж поверь, никогда не забуду, - многообещающе сказал Нуратаси. А теперь - встать в строй!
        Киро осмотрел сверстников. Они выстроились перед сержантом в ровную линию и стояли не двигаясь. Подросток быстро сориентировался и встал в середину цепочки. По росту.
        - Неплохо, - прокомментировал сержант. - Я рассказывал рядовым об основах службы. Повторять не стану. Они тебе сами все расскажут. Еще я выяснил, кто и чем занимался до этого. К тебе тот же самый вопрос.
        - Охотился, - ответил Киро. - Помогал старшим заготавливать дрова. Обрабатывал поля. Много работал по хозяйству.
        - Ну, поля и грядки меня мало интересуют, - сказал сержант Нуратаси. - А вот охота - это полезно. Силки умеешь ставить?
        - Умею, - кивнул подросток. - Зверя выследить могу. Загнать в ловушку.
        - Очень полезные навыки! Очень, - сказал сержант. - Они нам пригодятся. Некоторые твои товарищи тоже сказали, что умеют охотиться. Это так?
        Киро лишь кивнул.
        - Отлично, - подытожил Нуратаси. - Сформируем из вас отряд охотников. Под предводительством моих солдат, конечно же. Остальные, кто не имеет такого навыка - займутся бытовыми делами. Готовка пищи, стрика, чистка оружия, поддержание костров. Пока мы стоим тут лагерем - работы будет много. Так же вас ждут каждодневные тренировки. Наравне с опытными воинами. Не думайте, что если вы еще дети, то вам будут поблажки. Нет! Вы на войне. Поэтому будьте готовы. А теперь - за мной! Покажу вам лагерь. Расскажу что да как тут устроено!
        Сержант развернулся и зашагал к палаткам. Подростки - следом.
        - Тут, - он указал на тот большой навес, - общая казарма для воинов. Отдых, сон, все здесь.
        Они прошли чуть дальше. Сержант Нуратаси остановился и указал рукой на большой костер:
        - Тут мы готовим пищу. Вон там - наш повар. Готовим посменно. Дальше - вон та палатка - наш взводный лекарь. Алхимик и травник. Если с вами или с вашими товарищами что-то случится - к нему. Он поможет. Или нет. Смотря какой части тела вы лишитесь. И есть ли у вас что-то ценное при себе. Травник Аши - ушлый тип.
        Киро сразу же обратил внимание на палатку лекаря. Запомнил. Нужно будет попасть к нему. Ведь тошнота и головная боль так и не прошли. Хотя он и касался своего Источника. Направлял в тело Ву. Помогало плохо. А на медитацию времени не было. Да, знатно его вчера приложили!
        Вот только подростку нечего было предложить в обмен на зелье.
        - Если вы разбираетесь в особых травах, - продолжил сержант, - можете приносить их нашему лекарю. Он будет пополнять запасы лекарств. Есть такие?
        Подростки промолчали. Даже Киро. Хотя он знал немало разных грибов, из которых можно делать отвары и настойки. Эти знания он решил приберечь для себя. Для собственной выгоды. Вот и способ решения проблемы. Он - грибы, а ему - зелья!
        - Жаль, - сержант Нуратаси так и не дождался ответа. - Идем дальше.
        Подростки послушно поплелись следом за сержантом. Остановились на поляне, вытоптанной до дерна.
        - Тут - тренировочная площадка, - сказал Нуратаси. - Каждое утро после подъема вы вместе со всеми будете заниматься здесь. Получать боевые навыки. Теперь слушайте внимательно. Дальнейший распорядок дня. После тренировки - завтрак. Потом те, кто попали в отряд охотников, идут за зверьем. Остальные работают в лагере. После этого - снова тренировка. Ужин. Отбой. И так каждый день. Пока мы не выдвинемся в путь.
        - А как же обед? - спросил кто-то из сверстников Киро.
        - Что? - переспросил сержант Нуратаси. - Я не понял!
        - Обед, - повторил подросток.
        Сержант в то же мгновение оказался перед мальчишкой. Ударил в лицо. Подросток рухнул на землю.
        - Зажиреешь, - прошипел Нуратаси. - Станешь толстым и неуклюжим. Не сможешь сражаться. И да, если кто-то что-то хочет спросить - сначала должен получить на это разрешение. Я уже говорил, но повторю еще раз - ко мне обращаться господин сержант. Ну или старший. Усвоейте этот урок. А теперь поднимите вашего товарища. Идем дальше.
        Несколько подростков бросились поднимать сверстника. Киро даже не двинулся с места. Лишь улыбнулся украдкой.
        «Вот теперь мы на равных услових, - подумал он, - поймете, каково это быть никем».
        И зашагал следом за Нуратаси. Сержант продолжил экскурсию по лагерю. Показал, где отхожие места. Где склад с припасами. Показал оружие. Много. Разное. Больше всего Киро понравились копья.
        - А это, - сержант указал на черные трубы на колесах, - пушки. Наша гордость. Изобретение самого Императора Хонгбао. Вы еще увидите их в действии. Если доживете.
        Подростки с открытыми ртами уставились на грозные устройства. Один из сверстников подошел ближе всех. Решил обойти пушки. Любопытство. Внезапно он споткнулся о какой-то ящик. Упал. К нему тут же подскочил сержант. Схватил за шкирку, оттащил в сторону и тоже ударил по лицу. Подросток рухнул как подкошенный.
        - Идиот! - заорал Нуратаси. - Никогда! Слышите, никогда не подходите к этим ящикам. В них - гренады. Подорветесь к демонам. Нам и сейчас-то повезло. Этот придурок мог разнести тут все. Одним неловким движением. О, Боги!
        Руки сержанта дрожали. Лицо побледнело, а глаза в ужасе округлились. Подростки в страхе отступили назад.
        Киро знал, что такое гренада. Он уже видел. Вчера при битве у деревни сам Нуратаси использовал ее, когда сбегал. Громыхнуло - будь здоров! Спасла лишь стена, которую дядя Шамир успел создать. Дядя Шамир…
        Подросток скрипнул зубами. Он отомстит. Отомстит! Вот только разберется со всеми проблемами. Вернет себе Осколок Реальности. Учебник по пути Развития. А потом убьет. Сержанта. Капитана. Старосту. Его помощников. Хирико. Хирико…
        - Всем отойти! - рявкнул сержант. - Отойти, я сказал. И даже не приближайтесь к этим ящикам. Пошли!
        Сержант двинулся дальше. Подростки вышли из ступора, подобрали второго товарища и двинулись за Нуратаси. А тот целенаправленно шел к одной из больших палаток.
        - Сейчас получите обмундирование, - сказал он. - Эй, Шагох, одень новых бойцов!
        Из палатки высунулось лицо. Круглое, добродушное. Маленькие смеющиеся глазки забегали по подросткам.
        - Боюсь размер не подберем, - сказал Шагох.
        - Плевать, - ответил Нуратаси. - Не наши проблемы. Пусть сами разбираются.
        - Ладно, - кивнул Шагох, - заходите.
        Подростки нырнули в палатку. Шагох тут же принялся рыться в кучах вещей. Серые рубахи. Такие же шаровары. Кожаные пластины доспехов на вязках. Рогатые шлемы. Маски устрашения.
        Кое-как ребята подобрали одежду. Размеры подошли не всем. Киро так же не получил нужного. Слишком долговязый и тощий. Разберется. Что-нибудь придумает и подгонит.
        Подростки вновь выбрались на улицу из душной палатки. Там их все так же ждал сержант.
        - Отлично, - кивнул он. - Теперь вы экипированы. Завтра на рассвете получите тренировочные шесты. А теперь - в общую казарму. На сегодня все. Вас ждет интересный вечер.
        И хищно улыбнулся.
        «Гад! - в голове Киро полыхнула мысль. - Я бы окрасил в багряный цвет твою поганую ухмылку. Превратил бы в месиво твое лицо».
        Держаться. Сдерживать себя! Скоро он совершит месть. Но пока нужно хитрить. Играть роль. Как бы сложно и противно это не было. Он надеялся, что дядя Шамир простит. Его дух.
        «Прости, дядя, что позорю тебя, - подумал Киро. - В очередной раз. Но я дал клятву. Небеса слышали».
        Сержант тем временем привел новобранцев к общей казарме. Огромный полог. А под ним уже собирались рядовые воины.
        - Эй, парни, - крикнул Нуратаси. - Принимайте пополнение!
        - Примем, сержант. Ты не переживай, - крикнул кто-то из солдат.
        Остальные громко заржали.
        - Хорошо, - кивнул Нуратаси. - Только не переусердствуйте с… гостеприимством.
        - Как можно? - весело откликнулись солдаты. - Знаем! Все будет в лучшем виде.
        Сержант Нуратаси махнул рукой, улыбнулся и ушел.
        Подростки стояли перед казармой. Напротив них - толпа матерых воинов. И все хищно скалятся.
        Глава 10
        Аванпост
        - Ну, что там? Что? - нетерпеливо спросил Тэйпо.
        - Я вижу то же, что и ты! - прошипел Хакикуро. - Идиот. Темно же.
        - Надо нападать! - не унимался Тэйпо. - Немедленно.
        - Как сержант решит, так и будет, - огрызнулся Хакикуро.
        - У меня просто рука устала, - заныл Тэйпо.
        - Чего? - не понял товарищ. - Ты чего там делаешь?
        Хакикуро перевел взгляд ну руки друга. Чуть не взвизгнул. Вовремя сдержался. Побледнел. Зажмурился, сжался в комок.
        - Идиот! Идиот! - обреченно зашептал Хакикуро. - Ты чего удумал? Зачем гренаду достал?
        - Не знаю, - набычился Тэйпо. - Само получилось.
        - Так убери!
        - Не могу… - пробормотал Тэйпо. - Уже не могу. У нее на оболочке трещина пошла. Я только рукой и сдерживаю.
        Хакикуро засипел. Заизвивался в густой траве. Это катастрофа. Демоны и все Боги. Конец. Это конец. Сейчас так рванет. От них и мокрого места не останется. Солдат аккуратно перекатился вправо. Поближе к сержанту Нарикато.
        - Сержант, обратился Хакикуро. - Чего мы ждем? Нужно нападать.
        - Темноты, - коротко бросил сержант.
        - Так уже темно, - прошептал Хакикуро.
        - Пусть еще больше стемнеет. Пусть они уснут. И тогда мы нападем.
        - Тэйпо раздавил гренаду, - коротко сказал Хакикуро.
        Сержант открыл рот. Закрыл. Сглотнул колючий ком, вставший в горле.
        - И что? - спросил Нарикато.
        - Сдерживает ее рукой, - сказал солдат.
        - Вот и пусть сдерживает. Не отвлекайте меня. Не мешайте. Я думаю.
        Хакикуро откатился обратно. Прошептал товарищу.
        - Держи. Не отпускай.
        - Руку сводит, - заныл Тэйпо. - Долго не продержу.
        Хакикуро с головой зарылся в траву. Зажмурился.
        Сержант Нарикато тем временем продолжал наблюдать за аванпостом. И думать. Как лучше напасть.
        После того, как они уничтожили ту деревню, отряд Нарикато смог продвинуться далеко на север. Они не отклонялись от маршрута. Обходили мелкие поселения. И вот теперь наткнулись на аванпост. А в нем - воины. Не много. Но и не мало. Для отряда сержанта.
        Обходить и оставлять за спиной это место нельзя. Могут ударить в спину. Еще одно пришло на ум Нарикато. Если здесь аванпост, то дальше должен быть город. Или крупное поселение. Возможно земли какого-то клана. Или вообще один из вольных городов.
        «Жаль, что карты нет, - подумал сержант. - Как и вообще любой информации».
        Время шло. Стемнело окончательно. Аванпост стал совсем не виден. И что там происходит теперь - непонятно. Однако в голове сержанта родилась-таки кое-какая идея.
        - Вперед, - шепотом скомандовал он и жестами показал, чтобы все ползли.
        Солдаты по цепочке передали приказ сержанта. Двинулись вперед.
        - Боги, - скулил Хакикуро. - Только не тряси ей. Не тряси гренаду!
        Тэйпо не ответил. Он лишь полз вперед. Натужно пыхтел. Обливался потом. Но рука с гренадой не дрогнула. Солдат и сам удивлялся своей ловкости. Но другого выбора нет. Сам допустил промах. Сам и исправит все.
        - Стоп! - так же шепотом скомандовал сержант Нарикато.
        Взвод остановился.
        - Туб, - обратился сержант к старшему лучнику. - Ты видишь аванпост? Хотя бы контуры?
        - Немного, - кивнул Туб.
        - Как думаешь, сможете отсюда достать стрелами? - уточнил Нарикато.
        - Сможем, но с минимальной точностью, - ответил старший лучник.
        - А если подсветить?
        - Ну, думаю, шанс повысится, - пожал плечами Туб.
        - Понял, - кивнул сержант. - Вперед! Тихо. Чтобы не заметили. Мы уже очень близко от аванпоста.
        По цепочке воинов снова прокатился приказ. Поползли. Минимум шума. Словно змеи в траве. Вот-вот ужалят.
        - Стоп! - вновь скомандовал Нарикато. - Туб, а теперь?
        - Расстояние приемлемое, - кивнул лучник. - А если был бы свет, то вообще без проблем.
        - Будет тебе свет, - сказал сержант. - Готовь своих бойцов.
        - Какой план? Указания? - уточнил Туб.
        - Сейчас, - ответил Нарикато. - Хакикуро, Тэйпо, ко мне!
        Товарищи подползли к сержанту.
        - Будем захватывать аванпост, - сказал он. - План следующий.
        Нарикато принялся во всех подробностях расписывать операцию. Последовательность действий. Роли отрядов. Тактику. Возможные варианты развития атаки и выходы из сложных ситуаций.
        Бойцы внимательно слушали. Не перебивали. И не пропускали ни единого слова командира. Лишь Тэйпо изредка вздыхал и возился в густой траве. Он уже еле удерживал треснувшую глиняную оболочку гренады.
        Наконец сержант закончил с распределением задач, сказал:
        - Все. Пошли.
        Первый отряд юркнул в густую траву. Скрылся в ночи. Остальные ждали.
        Хакикуро опасливо поглядывал на Тэйпо. А товарищ просто прикрыл глаза, прижал гренаду руками к груди. Выбор очевиден. Если не удержит - накроет своим телом.
        - Ты бы отпустил, - язвительно сказал Хакикуро. - Избавил бы нас от своей глупости.
        - Заткнись, - зашипел Тэйпо. - Так, значит, ты относишься к моей беде?
        - К твоей беде? - непонимающе прошептал товарищ. - К твоей глупости. А беда теперь наша, общая. Забери тебя демоны.
        - Не поминай к ночи, - бросил Тэйпо. - И так худо.
        - Да какие демоны в этих Богами забытых землях?
        - Я думаю, что демоны есть везде, - ответил Тэйпо.
        - Ты бы лучше думал, как в такие вот ситуации не попадать, - огрызнулся товарищ.
        - Зануда!
        - Идиот!
        Нарикато подполз к товарищам. Отвесил и тому и другому затрещины. Приложил палец к губам. Сделал страшное лицо. Товарищи лишь переглянулись. Отползли подальше друг от друга.
        Стемнело окончательно. На небе - облака. Ни луны, ни звезд. Теперь без факелов вообще ничего не видно. Но сержант понимал, что зажигать огни ни в коем случае нельзя. Пока что.
        А вот впереди, у стен небольшого аванпоста, появились первые светящиеся точки. Дозорные. Значит тактика пока работает верно. Нарикато улыбнулся. Хорошо, что не ошибся.
        Внезапно огоньки начали гаснуть. То там, то тут. Это работает его первый отряд. Эффективно. Главное, чтобы солдаты противника тревогу раньше времени не подняли. Но это уже задача солдат сержанта. Все теперь зависит только от них.
        Нарикато слегка нервничал. Он не знал ничего о местных воинах. На что они способны? Каковы их боевые навыки? Есть ли среди них ахиро? Вопросы. Их слишком много. И еще больше неизвестности впереди.
        Сержант жалел, что в его отряде нет бойцов с талантом. Ни одного ахиро. Но это не зависело от него. Никогда. На все воля старших командиров. У которых Нарикато в немилости. Из-за своенравного характера. И прямоты. И то ли еще будет, когда высшие чины прибудут на этот континент. Когда сержант Нарикато встретится с взводами капитана Отакаши. Если встретится. Если выживет в этих земля.
        Его, вероятнее всего, отдадут под трибунал. Как только узнают, что он избавился от боевых труб и походных барабанов. Что бросил пушки. Сжег Имперские стяги. Но такова его тактика в этом походе. Постараться по минимуму нашуметь. Не привлечь к отряду внимание. Вот только теперь это вряд ли получится. Нарикато все больше и больше в этом убеждался.
        Эти земли не так уж и безлюдны, как все предполагали. А странники-ахиро, что добирались до этого континента, видимо, попадали совсем в другие места. И еще. У сержанта не было теперь и капли уверенности в том, что он вообще представляет размеры этого материка.
        Прошла уже неделя с тех пор, как они разорили первую деревню. Двинулись дальше. Поля, леса и мелкие перелески. И им конца не было. Одна и та же местность на протяжении всех этих дней. И однотипные деревушки. Много деревушек.
        Сержант теперь не заходи в поселения. Не пытался заслать переговорщика-торговца. Припасы у них были. И много. Они выпотрошили все склады в той деревне. Забрали все, что смогли унести. И даже больше.
        И вот теперь - аванпост.
        Сержант немигающе смотрел во тьму. Справа сопел Тэйпо. Еще одна проблема на голову Нарикато. Хотя он скорее, локальная катастрофа. И герой. Но иногда у него случаются неудачи. Чаще всего - из-за спешки. Тэйпо не раз спасал отряд. И имеет огромный опыт. Никто с ним не сравнится. У него нет таланта, но есть отличные боевые навыки. И это намного важнее. В войне. Где идет рубка, свалка. Где тесно и душно.
        Внезапно из мрака выскочил солдат. Совсем бесшумно. Пробежал еще пару шагов, отрицательно мотнул головой и показал два пальца. И упал в траву. Только сейчас Нарикато заметил, что мертвый воин сжимает горло. Из которого обильно течет кровь.
        - Твою… - выругался сержант. - Демон их забери.
        Нарикато понял, что солдат видел, как на его глазах погибли еще двое. Жест понятен. Но почему он отрицательно качнул головой? Не ясно. Не лезть? Слишком много дозорных вокруг? Или они не успели поднять тревогу? Новые вопросы. Однако если вокруг до сих пор спокойно, значит этот солдат успел добить часовых.
        - Сержант, что делать будем? - спросил Хакикуро.
        - Ждать, - рыкнул Нарикато. - План не меняем. Еще пять минут.
        Медленно потекли секунды. Минуты.
        Тревога. Нервная дрожь. Все громче сопит Тэйпо.
        - Пошли! - скомандовал сержант.
        Хакикуро змеей заскользил в трева. Тэйпо - следом за товарищем. Еще пятерка воинов - за ними.
        Тэйпо все так же прижимал к груди треснувшую гренаду. Он боялся сделать резкое движение. Сжимал глиняную оболочку. И молился всем Богам, чтобы не нарушить ее еще сильнее.
        Хакикуро жестами приказал распределиться. Расстояние в десять шагов.
        Высокая трава. Безлунная ночь. Сжатые зубы. Пот заливает глаза. Правая рука уже ничего не чувствует. Тэйпо сжимает глиняную оболочку. Лишь опыт подсказывает, как надо.
        Пальцы свело судорогой, и солдат зажмурился. Припал на колени. На случай если рванет. Не рвануло. Тэйпо поднял глаза к небу, хотел возблагодарить. Сплюнул под ноги. Демоновы облака. Света совсем нет.
        Гренада вдруг зашипела. Тэйпо замер. Ему казалось, что все вокруг услышали этот зловещий звук. Секунда. Глухой удар сердца. Шипение. Тогда Тэйпо встает в полный рост и бросается вперед. Слева какая-то возня. Видимо сослуживцы убивают дозорных из аванпоста. Воин не обращает на это внимания. Мчится дальше.
        Внезапно впереди возникает фигура с факелом. Тэйпо готовится кинуть шипящую гренаду. Смазанная тень. Часовой с факелом падает на землю, а тень мчится дальше. Хакикуро. Друг. Снова выручил.
        Тэйпо отчаянно скрипит зубами, пытается удержать гренаду. И мчится дальше.
        Тридцать шагов до аванпоста. Видимо все дозорные остались позади. Двадцать шагов. Тэйпо не может больше ждать. Он прямо на бегу подпрыгивает, замахивается и бросает гренаду вперед. Падает на землю, зарывается в траву. Вжимается в землю.
        Взрыв! Яркая вспышка.
        Свист стрел. Вскрики вперед. В аванпосте.
        Второй взрыв. Третий. Четвертый.
        Подрывники кидают гренады и тут же падают на землю. Чтобы взрывом не задело. И чтобы свои же не подстрелили. Таков был план Нарикато.
        Стрелы свистят без конца. Это сзади начали атаку лучники Туба.
        Еще один взрыв. В воздух летит каменное крошево. А вместе с ним к небу взмывают крики. Паника. Страх. Непонимание. Да, защитники аванпоста еще ниразу не сталкивались с гренадами. Мало кто сталкивался.
        - Назад! - кричит справа Хакикуро.
        Десять шагов в обратном направлении. Тэйпо не бежал - летел. Выжил. Успел! В очередной раз обманул Небеса.
        - Атака! - ревет Хакикуро.
        Пятеро подрывников снова бросают гренады. Прямо под стены аванпоста. И падают на землю. Над головами поют стрелы. В панике мечутся дозорные. Громко орут воины в аванпосте.
        - Где наши разведчики?! - яростно рычит Хакикуро.
        - Ждем, - отвечает Тэйпо.
        За спиной раздается топот ног. Второй отряд подрывников пошел в атаку.
        Очередные пять взрывов. Яркие вспышки. На несколько мгновений они освещают стену аванпоста. Становится светло как днем. И в ту же секунду в воздух взвиваются десятки стрел. Бьют по часовым. По окнам здания. Не все находят цель. Защитники аванпоста, наконец, смогли придти в себя. Ушли с простреливаемых позиций. Скрылись внутри. Те, кто не успел - гибли под стенами от клинков разведчиков.
        - Вперед! - скомандовал Хакикуро и бросился к Тэйпо. - Ты с гренадами, я - с мечем. Буду прикрывать. Действуй.
        Тэйпо бросается в атаку. Перепрыгивает через чьи-то тела, умело огибает дерущихся. Избегает стычек. На полпути вытаскивает из плотной сумки гренду. Сбивает печать со стержня. Алхимический порошок, пропитанный зельем, начинает шипеть. Тэйпо размахивается и бросает гренаду в ближайшее окно.
        Взрыв. Крики. Дым вперемешку с пылью. Яркое зарево. Что-то вспыхнуло внутри аванпоста. Начался пожар.
        Лучники заработали активнее. Теперь им хватало света.
        - Еще! - рявкнул Хакикуро. - Нужны еще гренады!
        - Сделаем, - коротко ответил Тэйпо.
        - У тебя еще много осталось с собой? - уточнил товарищ.
        - Пять, - бросил Тэйпо и метнул очередную гренаду в окно. Пригнулся, сказал товарищу: - Идем вдоль здания. Под окнами. Прикрывай.
        Хакикуро лишь кивнул и бросился вперед. Как раз вовремя. Из следующего окна выпрыгнул воин с арбалетом. Закрутил головой и тут же ее лишился. Солдат сработал четко и быстро.
        Тэйпо двинулся вперед. У окна он встал, заглянул внутрь здания. Дым и пыль. Ничего не видно. Дальше.
        Товарищь кружил рядом. Прикрывал. Тэйпо не рискнул заглядывать в следующее окно. Просто закинул в него гренаду и пригнулся.
        Грохнуло!
        - Где, мать твою, разведчики?! - возмущенно прорычал Хакикуро.
        - С врагами жамкаются, - сказал Тэйпо. - Они любители пообниматься. Пехота!
        Хакикуро заржал.
        Сзади прогремели сразу восемь взрывов одновременно.
        - Вон как наши подрывники садят! - восхитился Тэйпо. - Не чета этим.
        - Будем ждать? - уточнил Хакикуро.
        - Нагонят, - ответил Тэйпо.
        - Смотри. У тебя всего три гренады, - предостерег товарищ.
        - Ага, - кивнул солдат. - А еще меч. И три стилета. И кинжал.
        Хакикуро ухмыльнулся и помчался дальше. Тэйпо слегка поотстал. Он проверял каждое окно. Заглядывал и выискивал противника. Никого. Следующее окно.
        Внезапно прямо на солдата свалились сразу трое. Выпрыгнули из оконного проема. Тэйпо не успел выхватить меч. Отскочил назад и задействовал стилеты. Двоих убил сразу, третьего лишь ранил в плечо. Однако с ним моментально покончил Хакикуро. Сзади. Ударил в спину. Это война.
        Сзади раздается лязг мечей, выкрики. Видимо защитники аванпоста решили выйти и дать бой. Зря.
        - Вернемся? - просила Хакикуро. - Поможем нашим?
        - Нет, - отрезал Тэйпо. - Пусть сами. А мы будем держаться плана.
        - Но там наши подрывники! Они же завязнут в схватке.
        - Пусть, - не отступал Тэйпо. - Следуем указаниям сержанта.
        Товарищи двинулись дальше.
        Слева, прямо из-за кустов, появилась третья группа подрывников. Потрепанные, все в крови и пыли, но живые.
        Хакикуро кивнул им на ближайшее окно. Туда сразу же полетела гренада. Жахнуло!
        Крики, стоны! Ругань и дикий кашель. Да, дым от алхимического порошка очень едкий.
        - Ждите здесь, - сказал Тэйпо подоспевшей пятерке солдат. - Мы с Хакикуро разведаем путь.
        И бросился вперед.
        Всего лишь через десяток шагов товарищи обнаружили массивную дверь.
        - Надо вскрывать, - сказал Тэйпо.
        - Гениально! - язвительно отозвался Хакикуро. - Сам бы я ни за что не догадался. Есть шнур?
        - Должен быть, - кивнул Тэйпо. Принялся швыряться в сумке. Быстро нашел там промасленную веревку, приладил к гренаде. Установил ее под дверь и принялся разматывать шнур.
        - Достаточно! - прошептал Хакикуро. - Успеем отойти назад.
        - Ага. Поджигаю.
        Тэйпо с десяток секунд провозился, высекая искру. Наконец веревка вспыхнула. Задорный огонек быстро помчался к гренаде.
        - Назад, назад, - замахал руками Тэйпо и бросился обратно.
        Взрыв! И оглушительный грохот. Дверь сорвало с петель, подбросило кверху и откинуло вперед. И тишина.
        Товарищи уже хотели, было, ворваться внутрь, как внезапно послышался нестройный рев глоток. Боевой клич. И из аванпоста повалили воины.
        - Вляпались мы! - уныло сказал Хакикуро. - Зря вскрыли. Надо было наших дождаться.
        Тэйпо обернулся назад. Отступать. Нужно отступать. Однако было уже поздно. С той стороны на них так же мчались враги.
        Глава 11
        Помощь ближним
        - Эй салаги! - сказал кто-то из воинов. - Чего встали? Ночевать на улице будете? Сержант же ясный приказ дал!
        Солдат отступил на шаг в сторону. Гостеприимно махнул рукой. А на лице - та же хищная улыбка. Никто из подростков не шелохнулся. Не решился двинуться под полог. Пройти через толпу матерых воинов. Все топтались на месте и посматривали на Киро.
        А подросток оценивающе смотрел на солдат. И примерно предполагал, что произойдет дальше. Не знал только, как. Но ждать было нечего. Действительно - не всю же ночь на улице стоять.
        Киро шагнул вперед. Неторопливо двинулся к казарме. Сверстники - за ним. Солдаты расступались, расходились в стороны. Освобождали путь подросткам. Киро шагнул под навес, завертел головой. Справа и слева самодельные двух и трехъярусные кровати. Сработанные из жердей и массивных брусков. И все они заняты. На каждой чьи-то вещи. И только в самом конце казармы свободные места. Прямо на земле. Среди мусора, тряпья и объедков лежали парусиновые мешки. Видимо именно они и предназначались для ночлега.
        Киро остановился посреди казармы. Сверстники уткнулись ему в спину. Подросток обернулся и глянул на солдат. Все они весело улыбались. Выжидали, что же будут делать новобранцы.
        - Где мы можем разместиться? - вежливо спросил Киро. Специально. Напоказ.
        Улыбки на лицах воинов мгновенно пропали.
        - Какие кровати не заняты? - вновь спросил подросток.
        - Эй, салага, ты что, совсем слепой? - спросил все тот же солдат. - Не видишь, где места есть?
        Киро кивнул. Двинулся в дальний конец казармы. Сложил свои вещи рядом с одним из парусиновых мешков. Поморщился. Гнилые объедки. Мусорк. Неприятный душок. Что ж, других вариантов нет.
        Подросток быстро свернул парусину, убрал в сторону. Принялся руками сгребать мусор в кучу. Сматывать в ком воняющее тряпье. Сверстники последовали его примеру.
        Послышались быстрые шаги десятков ног. Киро не отвлекся от своей работы. Не обернулся.
        - Эй, салаги! Приказа наводить порядок не было.
        Один из подростков встал. В руках - охапка мусора. Он зашагал к выходу, решил выбросить отходы.
        Звонкая оплеуха, и подросток падает на землю. Глухие удары ногами. Крик, стон. Другие воины бросились к остальным сверстникам. Удары. В грудь, в живот, в спину. Но не по лицу. Мощные пинки ногами. Подростки падали не успев даже ударить в ответ. Пытались уползти, бежать. Но солдат было в разы больше. Они не давали никому уйти.
        Киро резко встал. Он был готов. Как только началось избиение - сразу коснулся Источника. Зачерпнул Ву. Быстро напитал мышцы, разогнал энергию по всему телу. На него тут же наскочил воин. Резко ударил. Киро без особых усилий перехватил кулак. До хруста сжал. И на выдохе крутанул воина за руку.
        Солдат охнул и свалился на землю.
        Киро тут же принял боевую стойку. Очередная атака. Подросток просто поднырнул под руку противника, врезался в него, перекинул через себя. Метнулся вперед. Взвился в воздух и в прыжке ударил ногой. Третий солдат рухнул как подкошенный. Киро приземлился на ноги, сгруппировался. Замер.
        А вокруг стонали сверстники. Они уже не пытались уползти. И уж тем более не могли атаковать сами. Подростки лишь прикрывали головы руками и принимали удары. Жесткие воины били умело, профессионально. И даже не думали останавливаться.
        На Киро бросились сразу трое. Подросток завертелся на месте. Только и успевал блокировать атаки, уклоняться, подныривать, перекатываться. Он прыгал и кувыркался, уходил от ударов и оттягивал все больше и больше солдат на себя.
        Оскаленные пасти, свирепые лица. Воины орали, ругались, старались достать подростка. И все больше и больше распалялись из-за того, что не могут даже ударить. Они напирали со всех сторон. Бестолково махали руками и лишь мешали друг другу. Поймали кураж, вошли в азарт.
        Подросток метался, уворачивался, но с каждой секундой делать это становилось все сложнее. Солдаты окружили, блокировали все пути отступления и лишили места для маневров.
        Киро в отчаянии припал к земле. Сделал подсечку. Двое воинов упали, еще несколько споткнулись о своих товарищей. Подросток метнулся в образовавшуюся брешь. Ударил ближайшего воина ногой в грудь. Увернулся от следующей атаки. Удар, блок. Уворот. А солдаты напирают и напирают. Киро не успевал. Он начал уставать и пропустил очередной удар.
        В груди полыхнул пожар, дыхание перехватило. Однако подросток выдержал. Не упал. Продолжил сражаться. А солдаты и не думали прекратить драку. Их цель - повалить на землю. Избить подростка, неспособного сражаться. Но Киро еще мог. Он чувствовал в себе силы. Вот только противников слишком много. И, скорее всего, они просто задавят числом.
        Но он не сдавался. Не привык. Дядя Шамир учил совсем не тому. Терпеть боль, превозмогать усталость, искать в себе силы и продолжать бой. В любом случае. В любой ситуации. Если уж ввязался. Но также он учил, что если есть возможность избежать схватки, то лучше так и сделать. И он сделал. Там, у деревни. Не напал сразу. Дядя поймет, почему. И простит. Да прибудет его дух на Небесах!
        Киро продолжал драться. Не смотря на то, что все чаще и чаще пропускал удары. Но и сам не оставался в долгу. Сыпал частыми атаками. Быстро, мощно. Но все равно недостаточно. Слишком много солдат. Для него одного. К нападавшим теперь подключились и те, кто закончил избивать сверстников.
        Подросток устал. Сбил дыхание. И взмок. Даже энергия Ву не спасала. Да и Источник быстро пустел, а восполнять энергию в необходимом объеме подросток попросту не успевал.
        Мышцы немели, конечности наливались тяжестью. С каждой новой атакой блокировать и уклоняться становилось все сложнее. Да и сам он бил в ответ все реже. Уходил в глухую оборону.
        Резкий удар! На этот раз в лицо. Кому-то из солдат надоело играться. За него взялись всерьез.
        Следом за первой, вторая атака. Прямо в скулу. Киро свалился на землю. Быстро перевернулся набок, успел сделать подсечку и свалить очередного воина. В следующее мгновение на него посыпался град ударов.
        «Держаться. Держаться! - пульсировала в голове мысль. - Сгруппироваться».
        Он мгновенно подтянул колени к подбородку. Прикрыл ладонями голову, локтями - ребра. Сжался в комок. Как учил Шамир. С удивлением заметил, что боль от ударов не такая уж невыносимая. Тело стало выносливее? Почему? Не из-за того ли, что вчера, при битве у деревни, он шагнул на вторую ступень второго этапа развития? Возможно, поэтому. Нужно будет разбираться. А пока главное - выжить.
        Удары сыпались со всех сторон. И не прекращались?
        «За что? - думал Киро. - За что они так с нами? Или это проверка такая? А, может, они сразу хотят установить порядок? Объяснить таким образом, кто здесь старший. И что мы, салаги, пока никто. И должны знать свое место».
        Непонятно. Возможно и то и другое. Но уточнять он точно не будет. Просто запомнит это. Не подчинится, не забьется в уголок, словно мышь. Просто запомнит.
        - Хватит с него, - наконец сказал один из солдат. - А то еще работать придется, на ночь глядя. Яму копать. Все. Закончили.
        Воины тут же прекратили избиение. Отступили. Разошлись по своим местам. Киро все так же лежал на земле. Не торопился вставать. Все тело болело, и сразу непонятно, сломано ли что-то или нет.
        Он лежал долго, прислушивался к своему телу. Понемногу выкачивал Ву из Источника. Прогонял энергию по мышцам и суставам. И только после этого подросток пошевелился. Нет, вроде ничего не сломано. Хотя боль сильная. Он распрямил руки, потом ноги. Сел. Боль не унималась. Голова кружилась. Еще не успел пройти эффект от сонного зелья, которым его напоили вчера вечером. Болела голова от того подлого удара. А тут новые побои.
        Киро медленно встал. Прошелся туда-сюда. Вроде все цело. Переломов нет. Теперь можно было судить с уверенностью, ведь болевой шок отступил. Хотя двигаться тяжело. Да еще и головокружение. Тошнота.
        Подросток осмотрелся. Рядом лежали сверстники. Некоторые без сознания. Другие тихо поскуливали, стонали от боли. И боялись даже пошевелиться.
        Киро неровной походкой заковылял к парусиновым мешкам. Справившись с дурнотой, присел. Продолжил сгребать мусор в кучу. Голова все так же кружилась, и подросток несколько раз упал. Но не бросил работу. Продолжил очищать спальные места. Не только свое. Он убирал объедки и тряпье с мест сверстников.
        Когда на улице окончательно стемнело, он, спотыкаясь, вынес и выбросил за пределы лагеря последнюю кучу отходов. Солдаты в казарме не спали. Лежа на своих местах, они наблюдали за подростком.
        Глава 11
        Часть 2
        Еще до восхода солнца опустился туман. Киро проснулся от сырости и прохлады. Он не помнил, как уснул вчера. Видимо, просто свалился на парусиновый мешок и отключился. Даже старую одежду не смог снять.
        Тяжелый сон без сновидений не принес облегчения. Скорее даже не сон, а мутное забытье. Сознание плавало на грани между миром грез и явью. И все никак не могло придти в норму. Голова болела. Тело - тоже. Хотя уже не так сильно, как вчера. Подташнивало.
        Слишком много всего навалилось. За каких-то два дня жизнь круто поменялась. А ведь столько всего было в планах. Развитие. Новая ступень. Техники. Обучение с дядей Шамиром. В один момент все рухнуло.
        Война. Киро раньше лишь слышал это слово. От дяди. И даже подумать не мог, что столкнется с ней лицом к лицу. Вышло иначе. Теперь он оказался втянут в нее. С головой. И не сбежишь. Ведь он дал клятву. И если не выполнит - Небеса этого не простят. Вот только подростку было плевать на них. Он горевал о Шамире. Только месть теперь волновала его.
        И Киро был рад, что не бросился тогда на имперцев. Он, конечно, потрепал бы их. Убил бы многих. Но не отомстил. Солдаты задавили бы числом. И тогда плакала его месть. Вместе с жизнью. Дядя Шамир так и остался бы не отомщенным.
        Подросток сделал все правильно. Так он себя успокаивал теперь. У него есть план, и он будет его придерживаться. Да, в нем нет места чести и доблести. Как и во всей этой жизни. Да и откуда им взяться, если другие люди так просто могут распоряжаться чужими жизнями. Решать, что и кому позволено, где и чье место. Но, видимо, так и устроен мир. Киро мало что о нем знал. Больше - представлял. И все эти представления оказались ложными. Но он умеет терпеть, адаптироваться и ждать. Жизнь в деревне научила. Он и теперь выждет, подстроится, будет хитрить. Во всяком случае - постарается. Постарается вернуть себе все, чего лишили. Обрести силу. Пройти путь Развития. И отомстить.
        Вот только бы остаться, при этом, самим собой. Не превратиться в бездушную мразь. Не потерять достоинства. Дядя Шамир не справился. Видимо поэтому он сбежал от войны и поселился в глухой деревне. Интересно, где и с кем он воевал тогда? Откуда он родом и что повидал?
        «Отдыхай, дядя, - с тоской подумал Киро. - Отдыхай и не гневись на меня слишком сильно. Да, я совершил ужасную ошибку, но это мое решение. А клятву я выполню».
        Сквозь белесую муть проглянуло солнце. Его румяный бок выглянул из-за горизонта. Окрасил небосвод в бледно-алые тона. Туман стал еще гуще. Заволок окрестности. Сыро и прохладно. Сквозняк загулял по казарме. Со стороны леса потянуло влагой, хвоей, мхом и зрелыми ягодами. Постепенно затихали ночные птицы.
        Красиво. Подросток любил это время. Еще с самого детства осталось это чувство. Чувство свободы. Бескрайние просторы. И жажда узнать, что же там, за горизонтом. Он всегда хотел узнать это. Когда засыпал ночью, когда сбегал поутру из дома. Однако планы резко поменялись. Как и сама жизнь.
        Киро поежился. Забрался внутрь парусинового мешка. Стало теплее. Подросток, по привычке, проснулся еще до восхода солнца, и теперь просто лежал. Думал. Не мог заснуть. Боль в теле постепенно утихала, но полностью не прошла. Голова тяжелая. Подташнивает. Поганое состояние, но жить можно. Пока. И если сегодня избиение не повторится, то можно приступать к реализации задуманного. Постепенно. Сначала - понять, что и как тут устроено. Кто есть кто. Не предадут ли деревенские сверстники. У Киро и на счет них появилась хорошая идея. Ну а самое главное - сблизится с капитаном Отакаши. Ведь он забрал дядин учебник по Развитию. И Осколок Реальности. И Хирико. Девчонка тоже пригодится. Сыграет еще свою роль. Если Киро постарается. Но главное - капитан. Необходимо завоевать его доверие и как можно скорее начать обучение.
        - Подъем! - с улицы раздался рев сержанта. - Построение.
        Солдаты повскакивали на кроватях. Подросток тоже вылез из своего спального мешка. А вот у сверстников дела обстояли хуже. Они стонали, кряхтели, всхлипывали от боли. Двое вообще не проснулись. Киро с тревогой глянул на деревенских подростков. Лежат, не шевелятся. Что произошло?
        Киро присмотрелся. Это те самые мальчишки, которым вчера досталось еще и от сержанта Нуратаси. Не выдержали побоев?
        Двое подростков не шевелились.
        - Эй, салаги, поднимайте своих товарищей, - сказал один из солдат. Кто опаздывает на построение - получает розги. Я бы на их месте не рисковал.
        Сверстники бросились к товарищам. Принялись будить. Киро не двинулся с места. Он уже понял, что случилось. Мертвые. Они умерли ночью.
        - Ну, чего копаетесь? - рявкнул солдат. - Это вам не дома у мамочки отдыхать! Подъем!
        Воин подошел к одному из мертвых подростков и пнул в бок. Тот даже не пошевелился.
        - Вот демон! - выругался солдат. - Второй тоже?
        Киро кивнул.
        - Дерьмо! - снова ругнулся солдат, задумался, почесал спутанные волосы и сказал: - Ладно выходим строиться. Переоденьтесь. Вы должны быть в форме.
        Подросток быстро стянул с себя старую одежду и быстро облачился в выданную форму. Сверстники действовали менее расторопно. Когда они разделись, Киро оцепенел. Синяки, ссадины, кровоподтеки, огромные гематомы на боках. Распухшие суставы. Знатно их вчера отделали. Киро повезло больше. Он - ахиро. Его тело справилось с побоями лучше. Даже синяков практически не осталось.
        Подростки скулили, стонали от боли. Медленно одевались и плелись к выходу из казармы. Киро вышел последним.
        В центре большой вытоптанной поляны их уже ждал сержант Нуратаси. Воины быстро построились ровными рядами. Подростков пустили вперед, сами - позади. Сержант окинул солдат внимательным взглядом, прошелся туда-сюда. Сказал:
        - Двоих новобранцев не хватает!
        - Отравились, господин сержант! - отчеканил тот самый солдат, что пинал трупы сверстников несколькими минутами раньше. - Вчера вечером они проголодались и наелись ядовитых ягод.
        Сержант прищурился, уставился на воина. Скомандовал:
        - Тащите их сюда! Ты и ты, - Нуратаси указал на двух подростков. - Живо!
        Мальчишки заковыляли в казарму.
        - А эти почему еле плетутся? - спросил сержант Нуратаси. - Тоже ягод объелись? Хидзиро Плющ, я же предупреждал!
        На лице солдата не дрогнул ни один мускул.
        Тем временем двое подростков притащили мертвых сверстников. Сержант прошелся вдоль трупов, осмотрел их.
        - Отравились, - кивнул он. - Ягодами. От которых появляются синяки на теле.
        - Так точно! - отчеканил Хидзиро Плющ. - Поганые места. Опасный лес. Тут все не как в наших землях. Очень опасно. Даже ягоды, вон, и те ядовитые.
        Нуратаси лишь кивнул и скомандовал:
        - Похоронить. Быстро! Потом - тренировка. - Живо, живо!
        Солдаты подхватили трупы подростков, бросились за территорию лагеря. Они понимали, что произошло. И если сержант спустил им этот проступок, то капитан точно накажет. Поэтому и торопились замести следы.
        Киро угрюмо наблюдал за их действиями. Да, тут свои устои. И слабые здесь не выживают. Слишком жестокие правила. И все это с подачи сержанта Нуратаси. Но, вероятно, у него свое видение происходящего. Это ведь он сам одобрил вчерашнюю драку. Не явно. Он не сказал об этом открыто. Лишь намекнул старшим воинам. Да, это была проверка. И с теми, кто выживет, можно иметь дело. Значит они сильные, приспособленные. А к остальному привыкнут. Сержант должен представлять, из каких воинов состоит его взвод. Жесток, цинично, но по-другому тут не бывает. В противном случае имперская армия не достигла бы таких высот. Киро понимал это, но не оправдывал. Ведь его сверстники - не ахиро. Они простые деревенские мальчишки. Четырнадцатилетние подростки. И требовать от них того же, чего от взрослых подготовленных мужчин - глупо. Но армия, как понял Киро, вообще жестокое явление. Имперская армия.
        Но остальные сверстники выжили. И подростка это радовало. Он так же решил, что с ними можно иметь дело. Киро, конечно же, не забыл, как они называли его ублюдком, как смеялись над ним. Но теперь они и сам в таком положении. Теперь они равны. Стоит присмотреться к ним. И включить в свой план.
        Солдаты, тем временем, быстро похоронили двух сверстников, вернулись на площадку. Сержант скомандовал тренировку. Разминка. Как учил дядя. Приемы. Как показывал Шамир. Те же самые связки, тот же темп. Та же техника.
        Понимание пришло внезапно. Вот от кого сбежал дядя. Вот где он служил. Вот где научился всему, что умеет. Раньше он служил императору Хонгбао. Был таким же воином, как Нуратаси, как капитан Отакаши. Или даже выше. Этого подросток не знал. Лишь предполагал.
        Сержант Нуратаси не сбавлял темп. Сверстники Киро стонали от нагрузки. Им это непривычно. Да еще и вчерашние побои сказывались. Тяжело. Сопение, пот, хруст в локтях и коленях. Даже бывалые солдаты уже взмокли. Киро тоже приходилось не сладко. Организм так и не смог восстановиться. Однак подросток еще не сбил дыхание. Он знал наизусть все эти приемы. Помнил все движения, связки. Как нужно распределять силы. В какой момент отвлечься и хотя бы минуту передохнуть.
        Они тренировались до тех пор, пока солнце полностью не взошло. А у дымящихся костров в центре лагеря не ударили в гонг.
        - Закончили, - скомандовал сержант. - Отдых.
        Все повалились на землю, прямо там, где и стояли. Киро тоже присел. Чтобы не привлекать к себе лишний раз внимания. Дыхание он так и не сбил. Старшие воины оценивающе поглядывали на подростка. Изредка тихо переговаривались между собой.
        - Строимся! - рявкнул сержант. - Завтрак.
        Деревянные плошки с жижей, похожей на суп. Пресная каша. Мутная вода. Солдаты ели быстро. Торопливо. Киро заметил это. Не понял, почему так, но последовал их примеру. Не успел он выпить скудную похлебку и ополовинить плошку с кашей, как последовал приказ закончить прием пищи. Тут же стало ясно, почему все так торопились.
        Сержант Нуратаси быстро построил солдат. Разделил новобранцев по отрядам. Охотники и все остальные, кто будет заниматься бытом в лагере. Киро попал к первым. Вместе с ним - еще четверо сверстников. И трое старших воинов.
        - Охотники, за мной, - сказал солдат, когда отряды были сформированы. - Сейчас объясню вам, что тут к чему.
        Киро вместе со сверстниками направился вслед за старшими. Он думал. Прикидывал варианты. Строил план. Ведь сейчас самое время начать его реализовывать. И начать стоит с помощи ближним.
        Глава 12
        Реализация планов
        Отряд остановился на краю имперского лагеря. Старшие солдаты собрали новобранцев рядом с собой. Один из воинов сказал:
        - Поделимся на два отряда по три человека. Ты и ты - со мной. Еще двое с Руроко. И двое - наблюдают. Разведывают территорию. Один из новобранцев и один из старших воинов. Юмито. Меня зовут Чеюм. Все ясно?
        Подростки кивнули. Разделились на два отряда. Киро попал под начало Руроко. Осмотрелся и встал подле низкорослого воина.
        - Далеко друг от друга не отходим, - продолжил Чеюм. - Юмито поведет. Через каждые двадцать минут будет проверять отряды. Задачи на сегодня - расставить силки. Набить дичи. В лес слишком далеко не углубляемся. И, новобранцы, без глупостей. Не пытайтесь сбежать или сотворить нам какую-то пакость. За любое из этих нарушений - жестокое наказание. А если господин капитан будет не в духе - смерть. Есть вопросы?
        Никто не ответил. Тогда подросткам выдали охотничьи сумки, все необходимые принадлежности и инструменты. Чеюм удовлетворенно кивнул и повел свой отряд в лес. Руроко повел свой. Киро шагал позади воина. На опушке он вел себя практически беспечно. Тут - ничего опасного. Все зверье давно разбежалось. Испугалось шумных имперцев. Подросток это знал. Видел. Ни единого свежего следа вокруг. Ни единого зверя. Лишь птицы.
        Однако чем дальше они продвигались в чащу, тем больше Киро видел следов. Мелкие грызуны. Сарки, чьжимаи, зайцы. А еще подросток сразу обратил внимание на мох. Серый вперемешку с зеленым. Влажный, прелый. А, значит, есть слой нагара, которым питается грибница. Тут - хорошие места. Можно найти много грибов. Что Киро и собирался сделать. Тайком, чтобы старшие солдаты не видели. Вот только надо их как-то привести в нужное место. И отвлечь.
        - Старший, - обратился Киро к солдату, - может быть здесь несколько силков поставим?
        - С чего это? - спросил воин.
        - Тут свежих следов много. Тропы сарков, - ответил подросток.
        - Сарки - это кто? - не понял солдат.
        - Мелкие грызуны такие. Их много в этих лесах водится.
        - А ты что, так хорошо следы читать умеешь?
        - Умею, - ответил Киро. - Меня дядя научил этому.
        - Хм, это хорошо, - протянул Руроко. - Вот только зачем нам мелкие грызуны? Если мы можем поймать крупную дичь?
        - Лучше много мелких, чем один крупный. И то, если повезет. А, может, и ни одного. Зверь здесь зашуганый. Я точно знаю. Часто тут охотился. Крупной добычи мало.
        Внутри подростка все полыхало. От стыда. Даже полуправда причиняла боль. Терзала душу. Но ничего. Он сам выбрал такой путь. Надо привыкать, адаптироваться.
        Руроко тем временем в задумчивости чесал подбородок. Зачем-то осматривался по сторонам.
        - Ладно, - наконец сказал солдат. - И где ты предлагаешь ставить силки. В какую сторону идти?
        - Туда, - Киро указал рукой направо. Где начинался более густой мох, где, по его прикидкам, должно быть больше всего грибов. - Можем разделиться. Будем ставить по двое.
        - Естественно, - ответил Руроко и двинулся в указанном направлении.
        Киро подтолкнул одного сверстника в сторону старшего солдата, а второго деревенского мальчишку потянул за собой. Выбрал нужный путь и уверенно двинулся по нему. Через десяток шагов подросток уже ступил на благодатный мох. И тут же впереди завидел первую полянку белоголовиков. Отличные грибы, питательные! Из них наваристая похлебка выходит, да и каша отменная. А если пожарить с корешками мурикайо, то вообще объеденье.
        - Ставим первый силок тут, - скомандовал Киро сверстнику по имени Шейгой. Тот кивнул, принялся доставать необходимые принадлежности из сумки.
        Киро тоже занялся делом. Быстро работал руками. Отточенные движения. Четкие действия. Внимание и контроль. Все как учил дядя Шамир. Да, они много месяцев посвятили данной науке. А Киро учился очень быстро. Все схватывал на лету. Да и практики хватало. За столько лет! Он знал все от и до. Поэтому первый силок вскоре был готов. Шейгою практически и помогать не пришлось. Он лишь выполнял все, о чем попросит Киро. Подай, поддержи, завяжи тут.
        Хотя подросток справился бы и без помощи сверстника. Но необходимо было прикрытие. Нужно было сделать вид активной деятельности.
        Оставив приманку у первого силка, подростки перешли в другое место. Поближе к белоголовикам. Шейгой на них даже внимания не обратил, а вот Киро постоянно косился в ту сторону.
        - Так, держи вот этот узел, - скомандовал он сверстнику и неторопливо пополз в сторону грибов.
        - Эй, куда это ты? - возмущенно спросил Шейгой.
        - Тише! - шикнул на него Киро. - Держи давай.
        И принялся рвать грибы.
        Подросток быстро очищал ножки от грязи и складывал грибы в кучку. Потом заправил рубаху в штаны, покрепче подпоясался и сложил собранный урожай себе за пазуху. Вернулся к сверстнику.
        - Это зачем? - подозрительно спросил Шейгой. - В лагере же есть еда. Зачем нам грибы? Да и где мы их готовить будем?
        - Нигде, - отрезал Киро. - Это и не нам.
        - А кому?
        - Потом все расскажу. Не задавай лишних вопросов. И особо об этом не треплись. Вообще никому ничего не говори.
        Шейгой кивнул. Вместе они закончили ставить второй силок. Занялись третьим, но и с ним управились очень скоро.
        Сзади раздались шаги. Киро обернулся. Юмито - солдат-проверяющий. Ходит и контролирует отряды охотников.
        - Ну, как у вас дела? - спросил Юмито. - О! Вижу вы уже третий силок поставили. А другие отряды только по два сделали. Отлично работаете.
        Киро с самым серьезным видом кивнул и продолжил заниматься делом. Юмито покрутился рядом еще пару минут и ушел.
        - Пошли дальше, - скомандовал Киро, когда убедился, что никого из старших воинов поблизости нет.
        - А, может, вон там еще один поставим? - спросил Шейгой и указал в сторону. - Там вроде тропка джимаев, нет?
        - Нет, - соврал Киро. - Идем за мной.
        И потащил сверстника в нужном направлении. Вскоре они наткнулись на полянку трубочек. Так назывались другие грибы. Из этих делали отвары, восстанавливающие силы, снимающие общую усталость и утоляющие боль. Именно они больше всего интересовали Киро.
        - Начинай ставить силок, - сказал он сверстнику.
        - А ты куда? - не понял тот.
        - За грибами, - ответил Киро. - Трубочек нарву.
        - Что ты задумал? - прищурившись, спросил Шейгой.
        - Потом, - бросил Киро. - Все потом.
        И снова принялся собирать грибы.
        Шейгой кряхтел, стонал, охал. Ему и так было тяжело после вчерашних побоев, а тут еще и силок одному пришлось устанавливать. Он шумно сопел и все никак не мог правильно завязать самые важные узлы.
        Киро тем временем набрал необходимое количество грибов-трубочек, равномерно распихал их под рубахой так, чтобы было незаметно, и вернулся к товарищу. Помог ему закончить начатый силок.
        - Слушай, Шейгой, возвращайся обратно, проверь первые силки. И дуй к отряду Руроко, - сказал Киро сверстнику.
        - А ты? - не понял Шейгой.
        - А я тут останусь, - ответил подросток. - Буду новые силки ставить и дальше пойду.
        - Что ты задумал? - недоверчиво спросил сверстник. - Сбежать? Так нас всех из-за тебя накажут!
        - О, Боги! Нет, - прошипел Киро. - Никуда я не буду сбегать. Просто нарву грибов. Вот и все! Так понятнее?
        - Вообще-то - нет, - мотнул головой сверстник.
        - Да я о вас же забочусь, - раздраженно бросил подросток. - Есть у меня один план.
        - План? - недоверчиво спросил Шейгой. - Расскажешь?
        - Пока нет, - отрезал Киро. - Все, иди. Я и так уже много тебе разболтал. А, да! Шейгой, прошу, не болтай никому. И нам всем только лучше от этого будет.
        Шейгой, задумался. Что-то прикинул в уме. Кивнул. И пошел, было, обратно, но тут же вернулся и сказал:
        - А что я Руроко скажу? Он ведь спросит, почему я к ним ушел. Что мне ответить?
        - Скажи, что я тут и один справляюсь, - ответил Киро. - И еще. Потяни там время. Можешь мешать как-нибудь. Повреди силок, например. Или узлы неправильно завяжи, пусть он сломается.
        - Понял, - кивнул Шейгой и умчался.
        Киро облегченно выдохнул. Вот ведь упертый мальчишка. Но хорошо, что получилось его спровадить.
        «Стараешься тут ради них, можно сказать, - подумал Киро, - а они еще вопросы глупые задают».
        Нет, он все еще помнил, как те же самые подростки дразнили его. Насмехались и подшучивали по поводу безродности Киро. Но теперь ситуация поменялась. Конечно же он не переживал за сверстников. У них своя голова на плечах. И своя жизнь. У него - своя. Вот только Киро хотел до конца следовать своему плану. И для начала необходимо сплотить вокруг себя подростков. Так проще будет выжить среди этих жестоких воинов. Одной лишь силой это сделать не получится. Всех их защитить он тоже не сможет. Тогда остается помочь. Облегчить их физические страдания. Они ведь пока еще не привыкли к таким нагрузкам и побоям. Таланта у них нет, быстро восстановиться не смогут. И вот тут-то Киро придет им на помощь.
        Подросток вновь занялся делом. Быстро мастерил силки, расставляли их в нужных местах. А попутно присматривал новые поляны с белоголовиками и трубочками. И размышлял.
        Только сейчас у Киро выдалось более-менее свободное время. С самого вчерашнего утра все как-то было не до мыслей. Да и не до себя. А сейчас вот довелось разобраться во всем, что произошло. Подумать. И в первую очередь мысли вернулись к пути Развития.
        Там, у деревни, когда погиб дядя Шамир, Киро достиг новой ступени. Возвышение Цин-Гун. Второй этап, вторая ступень. И теперь ему открылся доступ к техникам. Активным и пассивным. Как рассказывал дядя. Первые - по сути, боевые. Те, что можно использовать во вне, на других объектах. Второй тип техник - пассивный - направлен лишь на себя. На свой Цин и Гун. На свое тело и дух.
        Это радовало Киро. И, в то же время, огорчало. Возможность и желание Развиваться - есть. А вот способов и знаний теперь нет. Шамир погиб. Книга у капитана Отакаши. И теперь все зависит только от него. Сдержит ли капитан имперцев свое слово? Начнет учить подростка? Вернет ему учебник? В любом случае Киро придется постараться и заслужить доверие Отакаши. Расположить его к себе.
        А подростку так хотелось бы уже прямо сейчас углубиться в изучение техник. Получить знания. Такие желанные и близкие, но пока недоступные. Он мечтал о «Железном Цин-Гун». Хотел усилить свое тело. Потом… Потом… Да много чего. Разные техники, направленные на собственное усиление. Повышение мощи, ловкости, выносливости.
        Но увы! Пока придется лишь медитировать и восполнять запасы Ву в Источнике. Ну и тренироваться. Постоянно. Каждую свободную минуту. Ему нужна сила. Но еще больше - месть.
        Киро установил очередной силок, осмотрелся. Прошелся чуть дальше в чащу. Тут мох стал реже, а почва еще влажнее. Подросток ускорился, заторопился. Неужто?! Так повезло? Но еще рано радоваться. Киро быстро крутил головой, выискивал грибы. Потовики. Они должны быть где-то тут.
        Да, есть! Под разлапистой елью он нашел первый гриб. Тонкая ножка, плавно переходящая в широкую шляпку. Неровные пластины снизу. Ярко-оранжевый цвет. Ошибки быть не могло. Это точно они! Потовик - очень ценный гриб. По сути в нем содержится концентрированное противоядие от множества ядов. И его можно добыть. Если правильно выварить, конечно. В противном случае из него получится еще более смертоносный яд.
        Киро сорвал первый гриб. Заметался по поляне. Быстро нашел еще один. Значит, рядом должны быть и другие. Подросток прочесал все вокруг, но больше не нашел. Двинулся дальше. Однако метров через сто наткнулся сразу на целую полянку. Семь потовиков! Целых сем штук! Киро не верил своему счастью. И своей удаче. Он быстро сорвал их и бросился обратно. В спешке принялся устанавливать новый силок. Ведь на поиски грибов он потратил слишком много времени.
        Подросток работал и улыбался. А еще благодарил Небеса и дядю Шамира. За то, что научил всему. Рассказал, где и как искать редкие грибы. Описал приметы нужных мест. И вот сегодня эти знания пригодились.
        Киро быстро установил еще пару силков и двинулся обратно. На полпути встретил Юмито, а вместе с ним еще одного сверстника.
        - Возвращаемся! - махнул рукой солдат-проверающий.
        - Иду, - ответил Киро. - Я еще дополнительные силки ставил.
        - Запомнил где? - спросил Юмито.
        - Конечно, - с улыбкой сказал подросток.
        - Тогда пошли, нас все уже ждут, - приказным тоном сказал солдат.
        Вместе они двинулись назад. У опушки леса собрались уже все отряды.
        - Ну, салага, ты и даешь, - с улыбкой сказал Руроко и показал целый мешок с дичью. Зайцы, сарки, джимаи. - Вон сколько попалось. Сразу же! Сержант будет доволен.
        - Да, тут мелкой живности много, - наигранно смутился Киро. - А вы силки потом обратно зарядили?
        - Конечно! - ответил Руроко. - Ну, все, в лагерь! А то на обед опоздает. А обед, как известно, важнее всего!
        Солдаты двинулись на обед. Все в приподнятом настроении. Старшие воины весело шутили, и подкалывали друг друга. А вот сверстники еле плелись. Они устали, да еще и от побоев не успели оправиться. Да, для них сегодня выдался тяжелый денек. С утра - тренировка, потом долгая и нудная работа в лесу. И лишь Киро чувствовал себя относительно хорошо. И даже был рад. Впервые за последние дни.
        Отряд только-только успел вернуться в лагерь, как пробил гонг.
        - Все на обед! - надрывались сержанты.
        Солдаты, не успев привести себя в порядок и сложить вещи, сразу же двинулись к большому костру. Получили свои порции пищи и принялись наспех поглощать скудную еду. Киро теперь торопился также как и все. А вот сверстники ели без особого аппетита. Да, видимо и, правда, дело плохо. Их состоянию не позавидуешь.
        После приема пищи объявили час свободного времени. На отдых и приведение себя в порядок. Киро не стал терять ни секунды. Сразу же отправился к палатке лекаря. Подошел вплотную, поскребся в полог, заменяющий тут дверь.
        Из палатки донеслись нечленораздельные звуки. Брань. Какой-то непонятный шум.
        - Кого там нелегкая принесла? - раздался наконец хриплый голос.
        - Я к вам по делу, - ответил Киро. - За зельями.
        Из палатки донесся визгливый смех. Входной полог тут же откинулся в строну. Из темноты выглянул тощий старик с пожелтевшей коже и облысевшей головой. Только жиденькие усики свисали под носом. И козлиная бородка. Старик прищурился и спросил:
        - За зельями, говоришь? Ну и кто же ты? Я тебя не знаю.
        - Я Киро Ублюдок, - отчеканил подросток.
        - А, из местных новобранцев?! - уточнил старик.
        - Ага, - кивнул Киро.
        - И даже успел кличку получить? - удивился лекарь.
        - Точно, - с улыбкой ответил подросток.
        - Ну а ко мне зачем приперся?
        - Так за зельями же, - повторил Киро.
        - Ах, да! - всплеснул руками старик. - Но… э-э-э… Проходи. Стой! За зельями он! А в обмен-то у тебя есть что-то?
        - Есть, - сказал Киро и хитро улыбнулся.
        - Скажу сразу, - отрезал старик, - ваши детские безделушки меня не интересуют. Если есть золото, редкие ингредиенты и или полезные травы - входи. А нет - проваливай.
        Киро загадочно улыбнулся и достал из-за пазухи потовик. Старик-лекарь тут же оживился, подался вперед, присмотрелся к грибу.
        - Боги! - прошептал он. - Это же схилоцерум.
        - Сх… илоц… Что? - так и не смог выговорить Киро. - Это потовик.
        - Да-да, - затараторил лекарь. - Потогонный гриб. Лучшее противоядие.
        И тут же расплылся в гостеприимной улыбке.
        - Проходи, Киро Ублюдок. Будем говорить, - он жестом пригласил войти подростка внутрь.
        В палатке было душно. И темновато. А еще резко пахло какими-то алхимическими порошками, зельями и снадобьями.
        - Меня зовут Поко. Но обращаться ко мне необходимо как к старшему. Уяснил? А теперь рассказывай, что за зелье тебе нужно? - спросил старик и уселся на шаткий стул. Подростку сесть он не предложил.
        - А что есть, старший Поко? - спросил Киро.
        - Ну, - протянул лекарь, - имеется зелье восстановления организма, сонное зелья, хотя, наверное, оно тебе ни к чему. Еще есть зелье усиления, ускорения, выносливости и ловкости. Все они повышаются соответствующие характеристики твоего организма. Так, что еще? Ах, да. Зелье, повышающее концентрацию. С ним легче медитировать, и Ву быстрее восполняется в Источнике. Но это полезно лишь ахиро. Так же есть зелье ускоренного Развития. Правда, слабенькое. Необходимых ингредиентов для его развития маловато. Оно тоже только для ахиро. Простого человека такое зелье убьет моментально. Ну, вот вроде бы и все. Так что тебе нужно?
        - А что вы, старший Поко, можете дать за один потовик? - спросил Киро.
        - Хм, - задумался старик. - За один схилоцерум я, пожалуй, могу дать тебе три малых ампулы восстановления силы. Или одно зелье усиления, ускорения, выносливости или ловкости. Смотря, что тебе нужно.
        Киро достал все потовики и выложил их на столик перед лекарем Поко. Старик опешил. Глаза округлились, а рот открылся от удивления.
        - Мне, пожалуйста, зелья восстановления. На все эти грибы, - уверенно сказал Киро.
        Старик долго приходил в себя. Когда, наконец, он отошел от шока, тут же загремел, баночками, ампулами. Выложил на столик целую кучу склянок с земльем. Сгреб потовики и спрятал в мешочек. Убрал подальше.
        - Старший Поко, есть ли у вас что-нибудь от сонного зелья. Меня им напоили позавчера. До сих пор голова кружится и подташнивает.
        - Дай подумать, - рассеяно сказал старик, принялся швыряться в своих запасах. - Да, вот есть кое-что. Это поможет.
        Поко выложил на стол ампулу с черной вязкой жидкостью. Сказал:
        - Учти, это стоит дорого. У тебя есть, что предложить взамен?
        Киро достал все трубочки и высыпал их под нос лекарю.
        - Из них делают зелье восстановления, - сказал подросток.
        - Знаю… знаю… - глаза старика жадно заблестели. Он быстро спрятал грибы и сказал: - Забирай.
        Подросток забрал черное зелье и выложил перед стариком белоголовики. Сказал:
        - А это лично вам, старший Поко. В знак уважения. И благодарности. Из них отличная похлебка выходит, - Киро очень старался изобразить лесть. Не без труда, но у него это получилось.
        Старик расплылся в довольно улыбке. Осмотрел очередную порцию грибов. Судя по всему остался очень доволен. Сказал:
        - А с тобой выгодно иметь дело, Киро Ублюдок. Если ты будешь приносить мне такие грибы каждый день, я смогу поставлять тебе отменные зелья. Только скажи, что тебе нужно.
        - Договорились, старший Поко. Я бы не отказался от зелья концентрации и зелья ускоренного Развития, - ответил подросток.
        - Так ты… ахиро? Тот самый, что устроил взбучку нашим солдатам у деревни?
        - Ага, он самый, - гордо сказал Киро.
        Старик лишь рассмеялся, но потом добавил:
        - Учти, эти зелья очень дорого стоят. И за одно из них я потребую столько же, сколько ты всего сегодня принес мне грибов.
        - Идет, - кивнул подросток. - Столько я смогу собрать.
        - Ну, вот и договорились, - кивнул Поко. - А теперь иди, не отвлекай меня от важных дел.
        Киро, развернулся и зашагал к выходу. Украдкой он улыбался.
        На улице он быстро разыскал Шейгоя. Дал ему ампулу с зельем восстановления и сказал:
        - Пей!
        - Что это? - настороженно спросил Шейгой.
        - Зелье. Оно восстановит твои силы. Пей!
        - И где ты его взял? - все так же с недоверием спросил сверстник.
        - Вот ведь упертый! - возмущенно сказал Киро. - У лекаря. Выменял на грибы. Теперь-то ты понял?
        Шейгой кивнул. Залпом выпил зелье. Замер. Прислушался к своим ощущениям. А через минуту заулыбался, радостно подпрыгнул.
        - Ну, что? - с интересом спросил Киро. - Помогло?
        - Да! - радостно воскликнул сверстник. - Ничего не болит. Бодрость и легкость во сем теле.
        Киро тоже выпил зелье восстановления. А следом за ним ту черную жидкость, что должна была помочь от последствий сонного зелья. И она тоже помогла. Голова прояснилась. Тошнота мгновенно прошла.
        - Так, Шейгой, держи ампулы, раздай всем нашим. Пусть от побоев оправляются, - сказал Киро и передал зелье сверстнику.
        Шейгой тут же умчался. А подросток так и остался стоять посреди лагеря.
        Вскоре вкусно запахло вареным и жареным мясом. Это повора готовили похлебку и кашу из мелкого зверья. Которое они поймали сегодня днем. Да, день удался. И поохотился на славу, и грибы редкие нашел, и зелья добыл. Отлично.
        Вскоре отряд охотников снова собрался и отправился в лес. Проверяли силки. Ставили новые. Старшие воины подстрелили пару жирных птиц. Сверстники тоже были бодры, свежи и полны сил. Они украдкой, пока не видят старшие солдаты, подходили к Киро и благодарили его за зелье. Подросток лишь сухо улыбался в ответ.
        Так прошел второй день в лагере имперцев. А следом за ним еще один. И еще. Киро ходил охотиться и приносил много добычи. Тайком собирал грибы, менял их на зелья. Тренировался вместе с остальными солдатами. И медитировал. Поглощал Ву, так необходимую для дальнейшего развития.
        А после отбоя думал, строил планы. Просчитывал, как и что лучше сделать. И пока план складывался четко. Киро был доволен.
        Но в один из вечеров, когда подросток уже забрался в свой парусиновый мешок, в казарму вбежал сержант Нуратаси и рявкнул:
        - Киро Ублюдок, срочно к капитану Отакаши! Он требует тебя к себе. Немедленно!
        Глава 13
        Тайные Пути
        Раскаленный воздух шипел. Вибрировал. Давил на уши. Яркий свет выжигал глаза. Или уже их выжег. Матово-белая пелена застилала взор. Она была повсюду. Вокруг, снизу и сверху.
        А вот чего не было, так это тела. Или оно было, но настолько искалеченное, что чувство боли притупило все остальные ощущения. Казалось, что каждая косточка переломана, а каждая мышца изрезана острыми бритвами.
        Воздух не прекращал вибрировать. Внезапно он затрещал, зазвенел и взорвался. Оглушительный шум хлынул со всех сторон. Превратился в неясный диалог. Кто-то с кем-то разговаривал. Через вечность пришло понимание: говорят мужчина и женщина.
        Постепенно слова стали более отчетливыми. Сложились в осмысленные фразы. Предложения. Стоило только прислушаться, как тут суть сказанного становилась ясна. Вот только для этого приходилось напрягаться. Очень сильно. На пределе возможностей. Он застонал от невыносимой боли.
        - О! Смотри, приходит в себя, - прозвучал женский голос.
        Молчание.
        - Он достойно сражался? - а это спросил мужчина.
        И снова тишина.
        - Эй, я у тебя спрашиваю? - вопрос повторился. Голос мужчины был мягок и обходителен, но не лишен властных ноток.
        - Что… что именно? - выдохнул Шамир. И закашлялся. Воздух безудержным потоком хлынул в легкие, сбил дыхание, перехватил горло. Боль вспыхнула с новой силой. Захлестнула сознание.
        - Не торопись, - сказала женщина. - Он еще слишком слаб. Дай ему придти в себя. Его разум собирается вновь. По осколочкам.
        - Как и тело, - подтвердил мужчина.
        - Которого у него и нет, - хихикнула женщина.
        Шамир потрясенно прислушивался к разговору. К своим ощущениям. И ничего не понимал. В голове тут же вспыхнули вопросы. Вытеснили все остальные мысли, чувства и эмоции.
        - Что… что происходит? - с трудом выговорил он. - Я ведь погиб. Умер. И сейчас должен находиться в небытии. Или на Небесах.
        - Ты чуть-чуть не добрался, - весело ответила женщина.
        - Куда? - уточнил Шамир.
        - Ни туда, ни туда, - пояснил мужчина. - Мы перехватили тебя в самый подходящий момент.
        - И где я теперь? - уточнил Шамир.
        - Как где? - с удивлением спросил мужчина. - Конечно же у престола Восхождения. Где же еще? Раз ты жив!
        Шамир задохнулся. Мгновенно. Сердце заколотилось так бешено, как не билось даже во время получения звания Мастер Цин-Гун. Дыхание вновь сбилось. Мысли в голове перепутались. И только одно пульсировало в мозгу: «Взошедший!»
        - Но как? - наконец совладав со своими эмоциями, спросил Шамир. На жуткую боль он теперь не обращал никакого внимания.
        - Не особо важно, - хихикнув, сказала женщина. - Считай, что это награда. За помощь. И доброту. Мы такого не забываем.
        - А кто это - «вы»? - спросил с подозрением Шамир.
        - И это не важно, - серьезно сказал мужчина. - Важен лишь мой вопрос: он достойно сражался?
        Шамир растерялся. Он не знал, что ответить. Не понимал, о ком речь.
        - Твой ученик, - подсказал мужской голос. - Он достойно бился с врагом? Как ты считаешь, Мастер Цин-Гун?
        Только теперь до Шамира дошло, о ком речь. Он тут же расплылся в улыбке. Если у него были губы и лицо. Молча, кивнул. Если, конечно, у него была голова.
        Видимо, не было, раз повисла тишина.
        - Да, он бился достойно. Как самый доблестный ахиро. И я скажу больше - он ничем не уступал мне, - сказал Шамир.
        - Уступал, - возразил женский голос. - У него не было доступа к техникам.
        - Стоп! - воскликнул Шамир. - А вы откуда знаете? Откуда вы вообще знаете про меня и про него?
        - Наблюдали, - загадочно ответил мужской голос.
        Конечно! Они ведь Взошедшие, а, может, и вовсе Бессмертные. Или Божества?! Тогда понятна их возможность видеть все.
        - Ну, тогда ваши расспросы ни к чему, - сказал Шамир.
        - Конечно. Просто мы хотели услышать твое мнение, - пояснил женский голос.
        - Мое мнение таково, что юноша очень талантлив. И одарен. Он силен для своих лет. Слишком силен.
        - И тебе удалось столько лет скрывать его талант, - сказал мужской голос. - За что мы очень благодарны тебе, Мастер Цин-Гун. Поэтому и наградили тебя. Дали второй шанс.
        - Но я не просил, - сказал Шамир. - Я достойно ушел из мира. Мой путь был окончен.
        - Для тебя еще есть дела, - отрезал мужской голос. - И, как подсказывает мне Ву, невыполненные клятвы.
        - Лишь одна, - хмуро сказал Шамир. - Но я давно забыл о ней. Смирился. Простил.
        - А вот Небеса - нет, - сказал женский голос. - Они все помнят. И гневаются. Лучше бы тебе разобраться с этим.
        - Я бы предпочел небытие, - отозвался Шамир. - Но если есть возможность помочь мальчику, я бы не отказался.
        - Не только ему. Еще и себе, - спокойно сказал мужской голос.
        - То есть? - не понял Шамир.
        - Теперь ты такой же взошедший, - пояснил мужчина. - Ты обрел соответствующие возможности. Шагнул на невероятно высокую ступень Развития. Получил второй шанс. Можешь и дальше постигать техники, обучаться и наверстывать тот разрыв. Ты ведь был на третьем этапе, первая ступень, так?
        - Верно, - ответил Шамир.
        - Только подумай, сколько всего перед тобой открылось теперь, - с восхищением произнесла женщина. - Столько новых знаний. Техник и практик. Старший Путь! Можно сказать - новая жизнь!
        - А в замен? - сразу же спросил Шамир. Он не верил в бесплатный рис, как говорили в той поговорке. Такого просто не бывает.
        - Помощь, - просто ответил мужской голос. - То же самое, что ты делал последние десять лет.
        - Присмотреть за ним? - понимающе кивнул Шамир.
        - Именно. Но не только это. Нужно еще кое-что передать, - осторожно сказала женщина.
        - Это вообще не проблема, - улыбнулся Шамир.
        - Отлично, - добродушно отозвался мужской голос. - Ты всегда был хорошим человеком в душе.
        - Это лишнее, - серьезно сказал Шамир. - Не надо говорить это мне. Я давно все хорошее в себе изрубил мечом. Заколол копьем.
        - Договорились, - примирительно сказал мужской голос. - А теперь самое главное. Отправиться тебе придется прямо сейчас. Пойдешь через старший Путь. По нему и будешь впредь перемещаться. Мы будем открывать его для тебя, когда станет необходимо. Что-то вроде порталов. Ты поймешь, не ошибешься. И еще: будь осторожен. Не привлекай к себе внимание. Лучше пока вообще никому не попадайся на глаза. Действуй скрытно.
        - Понял, - кивнул Шамир. - Но… мне кажется я и так невидим. У меня же нет тела, верно?
        - Хм, - задумчиво протянул женский голос. - Как тебе сказать. И да, и нет.
        - Поэтому вот, держи, - сказал мужской голос.
        Перед Шамиром внезапно появился сгусток тени. Словно большой кусок ткани. Свет и тьма в нем безостановочно двигались. Перетекали, смешивались друг с другом. Постепенно сгусток этот начал приобретать форму. Что-то наподобие длиннополого плаща с капюшоном. Шамир потянулся к нему несуществующими руками. Взял, накинул на себя. Плащ тут же приобрел форму человеческого тела. Из рукавов проступили мозолистые руки воина. Из-под полы плаща - ноги. А из воротника - голова Шамир. Он тут же накинул глубокий капюшон. Облегченно вздохнул. Ослепительно яркий свет теперь не так раздражал.
        - Спасибо, - кивнул Шамир невидимым собеседникам. - А что необходимо передать?
        - Учебник, - сказал мужской голос. - Того, который ты ему дал, он лишился. Потерял.
        Перед Шамиром возникла старая книга. Он подобрал ее, спрятал в недрах плаща.
        - Но и это еще не все, - раздался женский голос. - Есть третье поручение для тебя. Ты должен помочь еще и старшему. Защитить его. От его же собственной силы. Она неудержима. Просто огради его.
        - Старшему? - воскликнул Шамир. - Я ничего не понял! Какому старшему?
        Но его вопрос улетел в пустоту. Яркий свет мгновенно погас. Вокруг стало темно. И холодно. А потом его поглотила воронка. Закружила с дикой скоростью и выплюнула в ночь.
        Тут же запахло Ву. Прямо как тогда, десять лет назад, когда он нашел подростка в лесу. То же отчаяние и желание спасти, смешанное с надеждой.
        Пахло старшим Путем. Эральд Тоур. Путь пространства. И мужчина не думал, что это совпадение. Ведь тогда, в лесу, пахло именно им.
        Шамир приземлился в густую траву. Мягко, будто кот. Былые навыки никуда не делись.
        И чуть не оглох от мощнейшего взрыва.
        Громыхнуло совсем недалеко. Мужчина тут же вскочил и помчался прочь.
        «Дерьмо слицеров! - пульсировала в голове мысль. - Снова имперцы! Угораздило же! И какому еще старшему я должен помочь? Слишком много вопросов для начала».
        Впереди Шамир различил небольшое здание. Похоже на аванпост, какие строят в центральной части Вольных Городов. Мужчина тут же устремился к постройке. Рядом с которой во всю кипел бой.
        Шамир не отвлекался на битву. Бежал целенаправленно к аванпосту. А сражающиеся не обращали внимания на мужчину. Или попросту не видели? Шамир и сам не мог ответить на свой вопрос. Ведь он тоже не мог разглядеть свое тело в темноте.
        «Все дело в этом странно плаще? - подумал он. - Непонятно. Но, скорее всего, так и есть».
        У самого аванпоста Шамир остановился. Пропустил вперед двух имперцев и замер. Те скользнули к ближайшему окну, забросили туда гренаду и помчались дальше.
        Снова громыхнуло. Из окна повалил дым. Поднялась пыль. Крики. Дикий вой раненых и умирающих людей.
        Шамир выждал еще пару минут и сам устремился к окну. Заглянул внутрь. Никого. Никого живого. А трупов - полно. Мужчина ловко запрыгнул внутрь, осмотрелся. Даже не смотря на едкий дым и густую пыль, он все прекрасно видел. Обширная комната. Окна-бойницы для лучников. Но они не помогли обороняющимся. Видимо имперцы застали их врасплох. Налетели со своими гренадами. Перестреляли всех из луков. Или еще не всех.
        Где-то в недрах аванпоста раздался очередной взрыв. Крики, стоны, кашель. Шамир двинулся вперед. Он шел осторожно. То и дело останавливался, прислушивался, принюхивался. Но путь вперед был свободен.
        Внезапно в очередном проходе аванпоста Шамир вновь замер. Тихие шаги. Еле слышные. Осторожные. А в следующую секунду на площадке показался…
        «Нет! - мысленно воскликнул Шамир. - Этого не может быть!»
        Конечно же, это был не Киро. Другой парень. Возрастом чуть старше, но в остальном как две капли воды похож на бывшего ученика Шамира. Одно лицо с Киро.
        Топот десятка ног. Крики. Звон мечей. Щелканье взводимых арбалетов. На площадку выскочили защитники аванпоста. Бросились на парня. Шамир взвился в воздух и метнулся им наперерез.

* * *
        Мибаро должен был идти с атаку с последним отрядом. Все, даже Тэйпо и Хакикуро уже ушли к аванпосту. Сражались там. И убивали других воинов. Бросали гренады. Веселились.
        Парень с улыбкой смотрел на яркие сполохи огня. Хлопал в ладоши, когда взрыв получался особенно мощным.
        - Вперед! - проорал сержант Нарикато и сам бросился в бой.
        Оставшиеся солдаты последовали за командиром. Мибаро вытер сопли об штаны побежал вместе с остальными. Шагов через сорок парень натолкнулся на первые трупы. Кровь. Внутренности. Вонь. Мибаро резко остановился, отвернулся и смачно сплюнул под ноги. Сжался в комок. Вперед идти перехотелось. Спрятаться бы, скрыться ото всех. Забиться в какую-нибудь щель. Чтобы не видеть смерть. Не убивать самому.
        Как и всегда внезапно, мир накрыла серая тень. Приняла округлые формы, укрыла собой парня. Окружающая действительность слегка изменилась. Мибаро слился с ночью, убедился, что теперь его никто не замечает и двинулся вперед. К аванпосту.
        А вокруг кипела битва. Взрывы. Мертвые тела. Свист стрела. Мибаро ловко лавировал между сражающимися. Перепрыгивал павших воинов и бежал дальше. Никто не обращал внимания на парня.
        Мибаро быстро добрался до аванпоста. Замер у стены. Прислушался. Внутри прогремел взрыв. И тут же стих. Крики, вопли, завывания. Боль. Страх. Паника. Парень чувствовал это. Хмурился все больше. Но, наконец, все стихло. Мибаро осторожно двинулся вдоль стены. Через десяток шагов обнаружил дверной проем. Обожженный, оплавленный от взрыва. Двери не было.
        Парень осмотрелся и нырнул внутрь. Остановился и прислушался. Тихо. Никого. Видимо, все уже мертвы тут. Тогда он вынырнул из-под покрова тени и осторожно двинулся вперед. Миновал несколько больших залов. Вокруг - тела. Искореженные взрывами гренад. Утыканные стрелами и арбалетными болтами. Кровь. Ошметки внутренностей. Оторванные конечности. Мибаро вытер сопли об штаны и прикрыл глаза ладонью. Он не хотел смотреть на это. Гибель, смерть. Прерванные жизни. Оконченные судьбы. Несбывшиеся надежды. И завершившаяся радость жизни.
        Парень погрузился в мрачные мысли. И сразу не заметил, как ему навстречу вылетел отряд воинов. Он воинственно вскрикнули и бросились на Мибаро. Парень сжался, прикрыл голову руками.
        Внезапно откуда-то сбоку выскочила смазанная тень. Метнулась наперерез защитника аванпоста. Воины вскрикнули. Беспорядочно заметались по проходу. А через несколько секунд все было кончено. Лишь бездыханные тела на полу.
        Мибаро ошарашено смотрел на мертвецов. И на тень, нависшую над ними. С опаской попятился назад. Тень тут же скрылась. Парень недоверчиво осмотрел тела. Выждал и только тогда двинулся дальше.
        А впереди снова раздались крики. Предсмертные. Видимо тень продолжала убивать защитников аванпоста. И расчищать путь Мибаро. Парень теперь все чаще и чаще натыкался на свежие трупы. Разорванные глотки, переломанные конечности, пробитые грудные клетки. Отвратительное зрелище.
        Громыхнул новый взрыв. Мибаро замер. Следом - еще один. Тут же послышался треск и скрежет. Парень затаился у стены. Услышал топот ног. Снова защитники аванпоста. Они бежали прямо в ту сторону, откуда донесся грохот.
        Мибаро выбрался из своего укрытия и последовал за воинами. Через десяток шагов потянуло свежим воздухом. Значит скоро выход из здания. Или окно. Парень заторопился вперед. Он жаждал покинуть это ужасное место.
        Впереди - дверь на улицу. А сразу за ней. Отряд защитников. И дрались они с Тэйпо и Хакикуро.
        Двое товарищей явно не справлялись с противником. Отступали, жались к стене аванпоста. Мибаро замер у входа, закусил губу. В бессилии сжал кулаки. Необходимо помочь товарищам! Вот только как? Парень не хотел убивать этих солдат. Но и не желал, чтобы Тэйпо и Хакикуро погибли.
        На мир снова наползла тень, окружила парня. Едва заметно изменилась реальность. Мибаро прикрыл глаза, сосредоточился изо всех сил. И сам не заметил, как начал все глубже и глубже погружаться в теневой мир.
        Парень желал лишь одного. Отвлечь защитников аванпоста от своих товарищей. Чтобы они смогли отступить. Чтобы не погибли под натиском врага. Вот только как это делать? Нужно что-то необычное. Может, пугающее? Да, точно. Что-то страшное.
        Мибаро стал представлять себе жуткого монстра. Демон. Такого, от которого бы у него самого побежали мурашки по телу, а волосы зашевелились бы на затылке. Невообразимая тварь с множеством конечностей, скользким телом и устрашающей пастью. Воет и брызжет слюной, желает сожрать всех разом, высосать души.
        Парень распахнул глаза и обомлел. Прямо за спинами сражающихся появилась именно такая тварь. Словно из воздуха. И лишь контуры ее тела предательски подрагивали. Это значило, что демон лишь иллюзия. Но и этого хватило.
        Воины заголосили, бросились врассыпную. Тэйпо и Хакикуро быстро перегруппировались и отступили назад. А тварь металась рядом с аванпостом, сгоняла в кучу защитников.
        Внезапно снова мелькнула все та же тень. Бросилась к солдатам и принялась безжалостно убивать их. Потом принялась за демона. Иллюзия тут же пропала. А следом за ней - и сама тень. Скрылась в ночи.
        Мибаро облегченно выдохнул. Сел прямо на заваленный камнями пол аванпоста. Прикрыл глаза, откинулся к стене. И услышал зловещее шипение. Оно доносилось откуда-то со спины. Парень вздрогнул, завертел головой. И только сейчас понял, что до сих пор находится в теневом мир. Очень глубоко!
        Шипение повторилось. А следом за ним злобное бормотание, похожее на угрозы. Мибаро обернулся. Мир за спиной превратился в разноцветный тоннель. В конце которого стоял теперь уже самый настоящий демон. В три человеческих роста. Широкоплечий и пузатый. Коричневая пупырчатая кожа. Безобразный, похотливый оскал жуткой пасти. Перевернутый кверху рогами золотой полумесяц на макушке. И абсолютно голый. Даже набедренной повязки нет. За его спиной прямо в воздухе висел огромный пузырь. А в нем два человека - мужчина и женщина.
        Демон хищно улыбался и угрожающе пялился на Мибаро.
        - Я вижу тебя, ахиро! Чувствую! - прохрипел он. - Ты не спрячешься от меня.
        И бросился на парня.
        Глава 14
        Обещание
        Ночные птицы орали на всю округу. Лишь их многоголосье и нарушало ночную тишину. Даже зверье в лесу притихло.
        В небе - ни облачка. Народившийся месяц вместе со звездами серебрил лагерь, ближайшие кусты. И повсюду горели костры. Метали искры в ночное небо. Трещали сухими дровами. Изредка на свет появлялись дозорные. Молчаливые, внимательные. И так же быстро скрывались во тьме. Дежурные по лагерю завершали уборку, принимались за готовку пищи к утру.
        Киро торопливо шагал за сержантом Нуратаси. Прямо к палатке капитана Отакаши. Сержант молчал, хмурился. И все время держал руки за спиной. Он нервничал. И подросток не понимал, почему.
        В голове Киро вертелось множество вариантов, почему его вызвали к капитану. Первое - обещанный разговор, начало обучения. Доступ к знаниям и техника. Вот только юноша сильно сомневался в этом. Слишком уж быстро всего-то несколько дней в лагере. Вряд ли капитан Отакаши так быстро решил исполнить свое обещание. Хотя, кто знает, что у него на уме. И какие цели он преследует на самом деле. Для чего ему молодой и талантливый ахиро?
        Второй вариант - это проделки Киро. Подросток боялся, что капитан прознал про его торговлю с лекарем. Про добычу грибов. И это очень тревожило Киро. Неизвестно еще, что за наказание предполагается за такой проступок. Однако юноша считал, что за такое накажут не только его. Возможно и всех новобранцев. Хуже, если весь взвод. И ужасно, если и сержанта Нуратаси вместе с ними. Ведь это именно он не доглядел за Киро. Не смог вовремя пресечь его действия. Если накажут Нуратаси, то всему взводу жизни не будет. Так думал подросток.
        Ну и третий вариант - капитан хочет побольше разузнать о той драке в самый первый день пребывания в лагере. Когда погибли два сверстника Киро. Хотя, скорее всего, третий вариант самый маловероятный. Ведь тут, скорее всего, такое случается часто. Старшие всегда помыкают младшими. Таков уклад этого мира.
        Киро и сержант миновали центральный костер. Обогнули складские палатки и двинулись по тренировочной площадке. Быстро добрались до капитанского шатра. Иным словом его и назвать было нельзя.
        Перед пологом входа стояли стражники. Четверо. Еще двое - по бокам. И двое же ходят дозором неподалеку.
        Да, серьезная охрана. Просто так не пробьешься. Да и незамеченным не проскользнешь. Киро незаметно для солдат скорчил недовольное лицо. Мысленно выругался. Пробраться в шатер капитана не получится. Одна часть плана рухнула. Хотя юноша и не особо надеялся на нее. Так, один из вариантов.
        Двое стражников тем временем преградили им путь. Выставили копья перед собой.
        - Пропустите! - приказал сержант Нуратаси. - Господин капитан лично вызывал к себе Киро Ублюдка. Его приказ.
        Один из солдат молча развернулся. Приподнял полог шатра и скользнул внутрь. Через десяток секунд вернулся обратно. Кивнул и отошел в сторону. Другие воины последовали его примеру.
        - Шагай, - приказал Нуратаси подростку. - Не заставляй капитана ждать!
        Киро кивнул и уверено направился к шатру. Откинул полог и вошел внутрь.
        Светло. Уютно. Пахнет жареным мясом. Сочными фруктами. И еще чем-то приторно-сладковатым, терпким.
        Яркий свет слепил с уличной тьмы. Подросток прищурился. Осмотрелся. Пологие стенки обширного шатра были утеплены изнутри мехом. В центре, на полу, невысокая трехногая жаровня с раскаленными углями. Прямо над ней в матерчатой крыше шатра - отверстие. В него выходил дым.
        А прямо за жаровней подушки, меха, шкуры. На них возлежали три полуобнаженные женщины. И Хирико среди них не было. Они разлеглись прямо по центру и обнимали друг друга. Ласкали. Кормили фруктами. Блестящие от пота тела. Приоткрытые пухлые губы. Одурманенные взгляды.
        Женщины томно смотрели на Киро. А подросток, не сводя глаз, пялился на них.
        - Нравятся? - раздался голос капитана. - Это мои наложницы. Они прекрасны, правда?
        Киро вздрогнул, отвел взгляд. И отчеканил:
        - Господин капитан, Киро Ублюдок по вашему приказанию прибыл!
        - Вольно, Киро Ублюдок, - махнул рукой капитан Отакаши. - Ты не ответил на мой вопрос. И я все еще жду ответа.
        - Так точно, капитан! - гаркнул подросток.
        - Что «так точно»?
        - Так точно - они прекрасны, - пояснил Киро.
        - Именно, - кивнул Отакаши. - Хочешь одну из них?
        Киро ошарашено уставился на капитана. Перевел недоверчивый взгляд на женщин и обратно.
        - Конечно, хочешь, - будто бы сам себе сказал Отакаши. - Как и любой другой солдат. Но ты еще слишком юн. Да и по статусу тебе не положено иметь таких женщин. Сначала нужно дослужиться. Получить звание. И только тогда ты сможешь заводить наложниц. Строптивых хищниц, которых может удержать лишь сила. Ммм! О, да! Они любят и ценят лишь ее. Понимают только силу. А тебе… Тебе пока будет достаточно трактирных и деревенских шлюх.
        Капитан мечтательно закатил глаза и с улыбкой продолжил:
        - Хотя и деревенские иногда бывают хороши. Даже слишком хороши. Лучше некоторых наложниц. Такие молодые и упругие тела. Ммм! Слаще всего на свете.
        И подмигнул подростку.
        Киро все понял. Не дурак.
        Внутри клокотала и бурлила злоба. Обида. Бессильная ярость. Но юноша лишь широко улыбнулся капитану. Он - ублюдок. Его ничто не может задеть. Он ничего не чувствует. Ничего. Не чувствует. Совсем.
        - Но хватит о женщинах, - вскинул руки Отакаши. - Я не за этим тебя сюда позвал. Кстати, как ты думаешь, почему ты здесь этим вечером.
        - Не могу даже предположить, господин капитан, - отчеканил Киро.
        - Ну! - воскликнул Отакаши. - Ты же умный и сообразительный парень, Киро Ублюдок. Не догадываешься?
        - Никак нет, старший, - соврал подросток.
        - Ладно не буду больше тебя томить и ходить вокруг да около, - сказал Отакаши. - Я же обещал дать тебе знания. Помочь с дальнейшим Развитием. Считай сегодняшний день началом наших занятий.
        - И с чего же мы начнем? - с неподдельным интересом и радостью спросил Киро, но тут же осекся и уважительно добавил: - Старший.
        - С осмотра, - ответил капитан Отакаши. - Тебя проверит мой Проводник. Оценит твой реальный уровень Развития. Этап и ступень. И Уже дальше мы решим, с чего же начать.
        - Проводник? - уточнил Киро. - А кто это, господин капитан?
        - Хм, - задумчиво протянул Отакаши. - По сути, это такой же ахиро, как я и ты. Но немного другой. Редкий дар. Особенный Он также может поглощать и накапливать Ву. Вот только пользуется ей Проводник немного иначе. Он не только умеет преобразовывать энергию в боевые техники или магические заклинания. Еще Проводник умеет передавать Ву другим ахиро. Накачивать энергией чужие Источники, тем сам усиливая их, и их владельцев, в разы. А так же видит эти Источники. Так же он видит внутренний мир ахиро. Может оценить его Развитие. Ну и напитывает энергией разные зелья и алхимические порошки.
        - Очень ценные способности, господин капитан, - искренне сказал Киро.
        - Согласен, - кивнул Отакаши. - И через пару минут ты лично сможешь увидеть их демонстрацию. Я уже отправил своего человека за Проводником. Он с минуты на минуту должен быть здесь. Так что подождем.
        Киро кивнул. И остался стоять перед капитаном. Ведь тот не предложил ему сесть. Хотя циновок и шкур вокруг было предостаточно.
        - Ах да! - спохватился капитан Отакаши. - Может, вина? Совсем забыл тебе предложить.
        - Нет, спасибо, господин капитан, - отказался подросток. - Я всего один раз пробовал его. В деревне. И мне не понравилось.
        - Что именно? - уточнил Отакаши. - Вкус или эффект? Состояние от вина?
        - И то, и другое, - ответил Киро. - Но больше всего - состояние.
        Капитан Отакаши рассмеялся, глотнул вина из серебряного кубка, хлопнул себя по коленям. Весело сказал:
        - Впервые вижу человека, которому бы не нравилось вино. Но это и правильно. Молодому ахиро лучше иметь трезвый ум. Чтобы глупостей не наделать.
        Внезапно полог входа в шатер откинулся. Внутрь шагнул высокий черноволосый мужчина. Цепкие голубые глаза. Широкий подбородок. Безэмоциональное лицо.
        - О! - воскликнул капитан Отакаши. - Дорогой друг, Ошу! Вот и ты! Вина?
        - Нет, спасибо, Отакаши, - так же вежливо отказался Проводник Ошу. - Предпочитаю пить только после работы. Ты же за этим меня позвал?
        - Ты как всегда проницателен, - кивнул капитан. - Именно за этим.
        - И что за работа? - спросил Ошу.
        - Нужно осмотреть молодого ахиро. Кстати, познакомься - Киро Ублюдок, - серьезно сказал Отакаши и указал на Киро. - Оценить его уровень Развития. Этап, ступень, звезду.
        Ошу с интересом окинул юношу взглядом. Спросил у капитана:
        - Это тот самый деревенский боец?
        - Он самый, - с улыбкой ответил Отакаши.
        - Что ж, с удовольствием осмотрю его, - сказал Ошу. - Ценные экземпляры я люблю.
        - Не сомневаюсь, - ответил капитан и снова приложился к кубку.
        Проводник Ошу обернулся к Киро и сказал:
        - Присядь, так будет удобнее.
        Киро недоверчиво посмотрел на Ошу, уселся на циновку. Кинул мимолетный взгляд на наложниц капитана. Женщины с интересом смотрели на подростка. Глаза блестят. Полные губы приоткрыты. Наложницы смотрели, не переставая себя ласкать. Чуть слышно стонали.
        - Слушай меня внимательно, Киро Ублюдок, - серьезно сказал Проводник. - Выполняй все в точности так, как я тебе скажу. Не дергайся. Будь внимателен. И спокоен. Не задавай вопросов. Лучше - вообще молчи.
        Юноша кивнул.
        - Сейчас я принудительно погружу тебя в медитацию. Не сопротивляйся. Прикрой глаза. Начали, - сказал Ошу и протянул руки к голове Киро. Аккуратно коснулся ладонями висков. Слегка надавил.
        Киро тут же расслабился. Успокоился. Медленно выдохнул и вдохнул. Основа. Фундамент. Баланс. Плавное покачивание. Магкий толчок. Подросток провалился в вязкий туман глубокой медитации. Быстро, но без рывков. Без потрясений для разума. Медленно поплыл по волнам спокойствия.
        Потянулись секунды. А за ними и минуты. Может быть даже часы. Киро потерял счет времени. Не следил за происходящим. Да и, казалось, ничего не происходило вовсе. Все как обычно. Лишь более туги и насыщенные нити Ву потянулись к источнику.
        Внезапно тряхнуло. Резким рывком Киро вылетел из состояния медитации. Распахнул глаза. Судорожно вдохнул воздух, пропахший дымом, вином и женскими телами.
        - Как себя чувствуешь? - тут же спросил Проводник Ошу.
        - Отлично, - ответил Киро.
        - Это хорошо, - рассеяно протянул Ошу. - Даже очень хорошо… Очень…
        - Ну, что скажешь дорогой друг? - с нетерпением спросил капитан Отакаши. Он уже опустошил свой кубок и наливал еще вина.
        Проводник повернулся к капитану, мотнул головой в сторону Киро. Махнул рукой. Капитан мгновенно понял намек, сказал:
        - Что ж, Киро Ублюдок, осмотр закончен. Можешь быть свободен. Мы посовещаемся с Ошу и решим, как же тебя обучать дальше. Я вызову тебя и все сообщу. Позже.
        Киро кивнул капитану. Потом проводнику. Упер кулак в кулак, поклонился и быстро покинул шатер.

* * *
        Капитан Отакаши поднялся со своих подушек. Поставил кубок с вином на столик. Навис над Проводником Ошу. Спросил:
        - Я вижу, ты слегка смущен. И обеспокоен. Чем же, если не секрет? И почему попросил выпроводить Киро из моего шатра?
        - Кхм, - прочистил горло Ошу. - Как я понял, он ведь еще очень юн. Лет четырнадцать.
        - Примерно так и есть, - сказал капитан. - И что с того? Я начал биться с десяти.
        - Тут не в боевых качествах и навыках дело, - сказал Проводник.
        - А в чем? - с нетерпением сказал капитан Отакаши. - Ну, не томи!
        - В уровне его развития. Он очень высок для такого возраста. Второй этап.
        - Ну, это не так уж и удивительно, - сказал капитан.
        - Согласен, - кивнул Проводник Ошу. - Удивительно другое. Он на третьей ступени. На третьей! Первая звезда. Еще чуть-чуть и он получит доступ к младшим Путям.
        Капитан Отакаши ошеломленно замер. Не поверил словам Проводника. Киро мог быть на первой ступени. Ну, максимум, на второй. Собственно, как и предполагал Отакаши. Судил по тому, что подросток так рвался изучать техники. Да, видимо, и сам Киро был не в курсе своего реального уровня. Не знал, на какой ступени второго этапа находится на самом деле. Вот так новость! Вот так поворот!
        Хорошо, что Отакаши забрал у него книгу. И стократ лучше, что присвоил себе Осколок Реальности. Вот только жаль, что пообещал вернуть учебник. Теперь он резко передумал. Уровень подростка слишком высок. Если он начнет обучаться по этой книге, то скоро это почувствует. И быстро наберет мощь. Станет очень близок по силе к самому капитану. А это чересчур опасно. Мало ли какие мысли придут в голову Киро. Вдруг он тогда решится отомстить. Почувствует мощь, поверит в себя и нападет. Чревато!
        Нет, капитан Отакаши не сомневался в себе. Он и сам каждый день тренировался, совершенствовался. Оттачивал имеющиеся техники. Практиковался в новых. Но слишком уж быстро этот подросток Развивается. Отакаши, к примеру, достиг такого уровня в тридцать лет, когда получил звание сержанта. А Киро - в четырнадцать. Подумать только!
        Нет, он ни за что не отдаст подростку эту книгу. Под любым предлогом оставит ее у себя.
        От размышлений капитана оторвал голос Проводника Ошу:
        - О чем задумался, Отакаши?
        - Да так, - махнул рукой капитан. - Я же пообещал этому пареньку помощь в Развитии. Сказал, что дам зания. Научу техникам. Постепенно, не сразу, но научу. На таких условиях он согласился остаться и служить в моем взводе. Но теперь чувствую, что зря. Он слишком быстро Развивается. Может стать опасен. Вызвать некоторые… проблемы.
        - Так учи, - улыбнулся Ошу. - И знания давай. Только самые крохи. Мизер. И тяни время. Учить что ли тебя всему? В самом то деле!
        - И то, правда, - хмыкнул капитан Отакаши.
        И хитро улыбнулся.
        А на снаружи тем временем наступила глухая ночь. Небосвод внезапно затянули густые тучи. Скрыли луну и звезды. Повисла густая тьма.
        Недалеко от лагеря имперцев, на лесной опушке. Вспыхнул неяркий свет. Всего на секунду. И тут же погас. Старший Путь отрылся и быстро свернулся. А на его месте возникла размытая тень. В кромешной ночной темноте ее попросту невозможно было разглядеть.
        Тень быстро скользнула к лагерю. Быстро достигла шатра капитана Отакаши. И подслушала последний его разговор с Проводником Ошо.
        Тень победно улыбнулась. Азартно потерла ладони и заторопилась дальше. К общей казарме.

* * *
        На следующее утро Киро проснулся раньше обычного. Но не по своей воле. Он пробудился из-за шума. Лагерь гудел. Стоял на ушах. Матерились сержанты. Надрывал глотку капитан Отакаши. Метались туда-сюда и бряцали оружием дозорные. Через несколько мгновений тревожно забил гонг.
        Киро потянулся в своем парусиновом мешке. И замер. Что-то уперлось ему в живот. Что-то плоское, с выпирающими краями. И еще нечто мелкое. Острое. Доставляющее еще больше неудобство.
        Подросток запустил руку в свой спальный мешок. Нащупал твердый предмет. С замирающим сердцем потянул наружу.
        Книга!
        Учебник по пути Развития! Боги! Это же тот самый учебник, что оставил ему дядя Шамир. И который нагло присвоил капитан Отакаши.
        Но как?! Как он оказался в его постели? Невероятно.
        Киро вновь запустил руку в парусиновый мешок. Нащупал более мелкий предмет. Достал его. Обычная древесная щепка размером чуть меньше ладони. И на ней угольком из костра выведен один единственный символ. Буква «е», а по кажому ее краю - точки. Всего - четыре.
        «А это что такое? - подумал Киро. - Что за символ такой? Что значит?».
        Вопросы. Их стало больше на два. И если ответы на остальные Киро хоть как-то мог найти, то на эти - нет. Он даже ума не мог приложить, как книга и щепка оказались в его постели.
        - Подъем! - проревел капитан. - Подъем, сукины дети. Твари! Все проспали! Подъем! Тревога! Общий сбор.
        Киро опасливо заозирался. Тут же спрятал книгу и щепку под рубаху. Заткнул за пояс штанов. Вроде не видно.
        Завозились в своих постелях сверстники. Проснулись старшие солдаты. В казарму ворвался разъяренный, словно демон, сержант Нуратаси. Принялся пинками выгонять солдат на улицу.
        - Строится! - надрывал глотку сержант. - Строится. И всем прочесывать территорию.
        - Господин сержант, а что стряслось? - встревожено спросил один из старших солдат.
        - Ночью кто-то проник в наш лагерь, - разъяренно бросил сержант Нуратаси. - Диверсант. Шпион.
        - И что натворил? - поинтересовался солдат.
        - Вроде ничего, - ответил Нуратаси.
        - Так а к чему паника?
        - Он пришел сюда через старший Путь. Так капитан Отакаши говорит. Он почувствовал запах чужой Ву, - пояснил сержант. Он весь аж кипел от злости. Видимо ему сильно досталось от капитана Отакаши, за то, что прозевал диверсанта.
        - Дела-а-а-а, - протянул солдат.
        - Хватит трепаться! - рявкнул сержант Нуратаси. - Слушаем мой приказ: всем разделиться на группы. Прочесываем окрестности. Лес. Все. Каждый куст осмотреть. Каждую веточку перетрясти. Вперед!
        Солдаты принялись делиться на небольшие отряды. А Киро тем временем принюхался. А ведь и правда - неимоверно сильно воняло Ву. Какой-то странной. Такую энергию Киро еще не доводилось чувствовать. И как он сразу не заметил? Видимо настолько сильно был занят находкой в своей постели.
        Отряды сформировали быстро. Двинулись в разные стороны. Киро неторопливо шел по лагерю и смотрел во все глаза. Принюхивался. Запах сильнее не становился. А, вскоре, и вовсе стал ослабевать. Значит диверсант пришел не отсюда. Однако они все дальше продвигались к лесу.
        Тут Киро удвоил внимание. Он в спешке искал подходящее место. Такое, куда можно спокойно спрятать книгу и щепочку со знаком «е» и четырьмя точками. И все никак не мог выкинуть этот символ из головы. Он попросту не уходил. Будто бы врезался в память. Просто намертво вцепился.
        Подросток шнырял по округе. И незаметно отдалялся от сверстников. От своего отряда. Вскоре, у самой опушки леса, он обнаружил гнилой пень. У самых его корней он обнаружил дупло. Быстро осмотрелся, убедился, что вокруг никого и запихнул в отверстие в пне книгу. Следом за ней туда же спрятал щепку. Но перед этим ее раз взглянул на нее. Символ «е» принялся пульсировать в мозгу. Полыхнул. И в этот момент Киро понял, что не забудет его. Если даже никогда не увидит больше эту щепку.
        Спрятав вещи, юноша тут же вернулся к отряду. Принялся выискивать диверсанта дальше. Вот только был уверен, что ничего не найдет. Как и все остальные.
        А солдаты старались. Осматривали все вокруг. По нескольку раз обходили одно и то же место. Обыскивали овражки и ямы. Кусты и буреломы. Никого. Ни следа.
        Через час снова забил гонг.
        - Возвращаемся, - сказал кто-то из старших солдат. - Все в лагерь.
        Отряд отправился обратно. А в лагере царила еще большая суматоха. Другие солдаты обыскивали палатки. Переворачивали все вверх дном. Сержант Нуратаси лично руководил обыском общей казармы. Проверялась каждая кровать, каждое спальное место. Каждый парусиновый мешок выворачивали наизнанку.
        Киро мысленно ликовал. Хорошо, что сообразил взять находки с собой и перепрятать. Избежал разбирательств и наказания. А, возможно и смерти.
        Обыск длился долго. До самого полудня. Капитан Отакаши отменил все дела. Приказал заниматься только поисками. Неизвестно чего.
        Обеда тоже не было. Вместо этого капитан построил всех на тренировочной площадке и объявил:
        - Сейчас каждый из вас подвергнется проверке. Проводник Ошу еще раз оценит вас на наличие доступа к старшим Путям. Наиболее пристальное внимание - к новобранцам. Ошу, приступай!
        Проводник, с которым Киро познакомился только вчера, с обреченным видом двинулся к строю солдат. Принялся вновь оценивать каждого.
        Процесс затянулся до самого вечера. Пропустили и ужин. Уже перед самыми сумерками каждому солдату выдали по куску сушеного мяса и по черство корке хлеба. И отправили спать.
        Поздний отбой. И тревожный нервный день. Киро до самого вечера волновался, что его книгу и щепку обнаружат. Но обошлось.
        Совсем стемнело, но сон не шел. Адреналин в крови юноши не давал заснуть, а утренняя находка волновала и будоражила разум. Хотелось немедленно приступить к изучению учебника. Дикое желание поглощать так необходимые знания захлестывало с головой. Разгоняло кровь. И бодрило.
        Киро не выдержал. Он выждал, когда все воины в казарме крепко заснут и осторожно выбрался из своего парусинового мешка. Осмотрелся. Тишина вокруг. Никто не проснулся. Тогда юноша прислушался. Снаружи послышались шаги. Патруль дозорных. Киро дождался, когда шаги стихнут, и осторожно, таясь словно мышь, выскользнул на улицу.
        Навстречу знаниям. Навстречу опасности и риску.
        Глава 15
        Тоннель
        Демон несся прямо на Мибаро. Парень в ужасе застыл и не мог даже пошевелиться.
        Внезапно тоннель теневого мира чуть увеличился в размерах. Начал пульсировать. Его грани медленно расползались в стороны, переливчато сияли. Слепили глаза. Но не долго. Вскоре пульсация ослабла, стала тусклой и еле заметной. А стенки тоннеля все также расширялись. И поглощали реальный мир. Который стал призрачным, серым и едва различимым.
        «Все Боги этого мира! - в панике подумал Мибаро. - Хотел лишь представить себе демона. А получилось, что призвал его настоящего. На свою шею. Это неприятнее, чем кошка наблевала!»
        Внезапно парня будто чем-то по голове ударили. Он мгновенно вышел из ступора. Нервно вытер сопли об штаны и обернулся к выходу из аванпоста. Бросился бежать и тут же замер как вкопанный. Некуда! Уходить некуда!
        В том месте, где несколько секунд назад была выбитая взрывом дверь, улица и ночь, теперь ничего не было. Пустота. Лишь фрагмент внутренней стены аванпоста и часть оплавленного дверного проема. Словно плоский рисунок на холсте художника. Ни вражеских солдат, ни Тэйпо с Хакикуро. Вообще никого. И ничего. Серебристое матовое ничто.
        Мибаро вскрикнул от ужаса, обернулся к демона. Близко. Он уже очень близко. Парень прикрыл глаза. Сосредоточился. Представил впереди каменную стену. И резко распахнул глаза. Массивное препятствие, сложенное из камней и скрепленное надежным раствором, возникло на пути демона. Тот оглушительно заревел и на всей скорости врезался во внезапно возникшую стену. Та выдержала. Демон завыл в бессильной злобе, отступил на пару шагов назад. Разогнался. И снова на полном ходу врезался в стену.
        Держится. Держится!
        Мибаро запрыгал от счастья. По привычке вытер сопли об штаны. Снова обернулся к выходу из аванпоста. Он надеялся его увидеть. Желал всей душой. Вот только вместо него парень обнаружил всю ту же картину. Кусок стены, часть двери. И с каждой секундой они становились все более расплывчатыми, призрачными. Исчезали прямо на глазах.
        Тогда Мибаро запаниковал. По-настоящему. Только теперь он понял, насколько глубоко провалился в теневой мир. Окинул взглядом расширяющийся тоннель и обомлел. Его грани теперь практически стерлись. Поглотили собой реальный мир.
        Парень рассержено набычился. Надул щеки. И думал. Экстренно пытался найти решение. А демон все бился в стену. Та не выдержала. Поддалась. Пошла сначала мелкими трещинами, а потом и вовсе рассыпалась. Демон победно взревел. Разъяренно прорычал:
        - Тебе не уйти от Кимора, жалкий ты червь! Даже не пытайся. Просто сдайся. И тогда Кимор пощадит тебя. Просто вывернет тебя наизнанку и украсит твоим дергающимся телом свое ложе!
        Мибаро в ужасе вскрикнул и бросился прочь. Уже на бегу, он обернулся. Попытался запомнить место, где находился выход из аванпоста. Он чувствовал, что ему это еще пригодится. И помчался дальше.
        Мысли в панике метались в голове парня. Путались. Сбивались. Натыкались одна на другую и вытесняли друг друга. Надо что-то делать. Что-то придумывать. И как-то избавляться от этого демона Кимора.
        «Необходимо его запутать! - мелькнула мысль в голове Мибаро. - Сбить со следа. Отвлечь, задержать. Но как? Ах да, запутать… Запутать!»
        Парень сосредоточился. Подключил к делу все доступное воображение. Мысленно принялся рисовать в нем четкие ровные линии, углы, прямоугольники и квадраты. Из последних получались хитрые тупики. Линии и углы складывались в тоннели. Тоннели хитрого лабиринта.
        Уже совсем близко за спиной победно взвыл демон. Он догонял парня. Еще несколько десятков метров и нагонит. Мибаро прямо на бегу пытался теперь запомнить хитрую путаницу лабиринта. Все его изгибы, тупики и обманные проходы. Получалось отлично. Парень даже дополнил его кое-где. Усложнил. Все. Готово! И сам он готов!
        Мибаро на секунду остановился, прикрыл глаза и сконцентрировался. Настолько сильно, насколько мог. Отдал всего себя без остатка.
        Воздух зашипел, засвистел и затрещал. Грохнуло. Тут же поднялось густое облако пыли. Мибаро принялся безудержно чихать и разгонять вездесущую пыль руками.
        Откуда-то из-за спины послышался разочарованный вой демона. Приглушенный несколькими слоями толстенных стен лабиринта.
        Получилось?
        Мибаро протер глаза от пыли и осмотрелся. И в ведь, правда, получилось! Лабиринт. Да еще какой! Точь-в-точь как он себе и представлял. Вот только куда теперь идти самому?
        Парень быстро воспроизвел карту лабиринта в своей памяти, определил, где находится, нашел место ближайшего выхода и ринулся к нему. А за спиной бушевал Кимор. Он метался из прохода в проход, но только лишь все больше и больше загонял себя в ловушку. Внезапно демон стих. Мибаро тут же воспрял духом. Победно улыбнулся. Даже скорость сбавил. А потом и вовсе пошел быстрым шагом.
        «Обхитрил, обхитрил, обхитрил! - весело думал парень. - Такого свирепого демона Мибаро обвел вокруг пальца. Как мальчишку. И по делом ему, демону этом. Будет знать, как дразниться и угрожать. У, злодей».
        Мибаро откровенно веселился. Вприпрыжку двинулся к ближайшему выходу.
        Оглушительный грохот раздался внезапно. Треск ломаемого камня. Пыль. Кимор вновь торжествующе взревел и ринулся на пролом. Он остервенело долбился в стены лабиринта, крушил их, ломал.
        Парень подскочил как ужаленный и с новыми силами бросился бежать. Без оглядки. Да, демон оказался силен. Настолько, что может крушить каменные стены. Мибаро такого не ожидал. Он думал, что запутает Кимора. Не вышло. Теперь только спасаться бегством. Если перехитрить не получается.
        Мибаро улепетывал что есть сил. Сосредоточился лишь на беге. И чуть не налетел на стену. Вовремя остановился, поднял голову и удивленно осмотрелся. На, карте, которую он нарисовал в своем воображении, этой стены не было. Да и не удивительно. Она была вовсе не каменная, а состояла из множества вьющихся растений. С огромными острыми шипами. Такую не преодолеть. Быстрее кровью истечешь.
        Парень воспроизвел в своей памяти карту лабиринта и обомлел. Она менялась. Без какого-либо вмешательства Мибаро. Менялась сама собой. Или кто-то ее переделывал. Расставлял новые стены. Перекрывал выходы.
        Мибаро в панике отступил назад. А за спиной раздался зловещий хохот демона.

* * *
        - Что происходит? - трясущимся голосом спросил Тэйпо.
        - Заткнись, - шикнул на товарища Хакикуро.
        - Демон, тень, убившая защитников аванпоста, - продолжал размышлять в слух Тэйпо.
        - Заткнись, - повторил Хакикуро. Солдат нервно перекатывал на ладони гренаду.
        - Эй, - сказал Тэйпо, - убери ее.
        - Ни за что, - отрезал Хакикуро. - Плевать. Если произойдет еще что-то подобное, я лучше подорвусь! Гребанный континент. Гребанные земли проклятых Вольных Городов. Чтобы еще раз моя нога ступила на них? Да ни за что на свете!
        - Эй, ты уже здесь, - заметил Тэйпо. - И, кажется, все обошлось. Никто же, вроде, не нападет на нас больше. Да и наши вон врагов добивают.
        Хакикуро отлип от стены аванпоста, выглянул за угол. И, правда, все заканчивается. Сослуживцы добивают оставшихся противников. Обходят место битвы, собирают оружие. Вон и сержант Нарикато. Живой и здоровый.
        - Ладно, пошли, - оживился Хакикуро и зашагал обратно к тому самому входу в аванпост. - Проверим, что там внутри.
        - Может остальных дождемся? - спросил Тэйпо. - Полезли уже раз. Чуть не сдохли.
        - Ну и как хочешь, - сказал Хакикуро. - Сиди тут. А я пошел.
        Солдат достал меч из ножен и направился ко входу в аванпост. Тэйпо сплюнул, выругался и побежал следом за товарищем. Вместе они осмотрели место недавней битвы и чудесного спасения. Тишина. Никого. Лишь запах алхимического порошка от взорвавшихся гренад и оплавленные камни.
        Тэйпо жестами указал Хакикуро, чтобы тот входил. Солдат нырнул внутрь здания и сразу же отскочил в сторону, освобождая проход товарищу. Тэйпо бросился следом. Ворвался в проход и метнулся к ближайшей стене. Распластался по ней. Меч на готове. Тело сжато в тугую пружину.
        Тишина. Никого. Лишь трупы защитников аванпоста. И следы в пыли.
        Товарищи двинулись дальше. Так они проверяли зал за залом, проход за проходом. И вскоре обследовали весь аванпост. Ни одной живой души. Лишь запах гари, крови и смерти. И припасы. Много припасов.
        - Хо-хо! - весело взревел Тэйпо. - Смотри-ка! Солонина. Пиво! Даже немного вина. Живем.
        И с жадностью набросился на мясо. Налил себе пива в огромную кружку и пошел к окну. Беспечно высунулся наружу и тут же чуть не получил арбалетный болт в лоб. Хорошо, что солдат оказался не вражеским а своим.
        - Отставить! - взревел сержант Нарикато. - Тэйпо, ты что творишь?!
        - Пирую! - ответил солдат. - И прошу заметить, вполне заслуженно.
        - Боги! - простонал сержант и закатил глаза. - За что вы послали мне этого идиота.
        Рядом с Тэйпо из окна высунулся Хакикуро. В руках он держал уже две огромные кружки с густым пиво.
        - Держи, сержант, - сказал Хакикуро. - Пиво хоть ненадолго заткнет твою пасть.
        Сержант Нарикато свирепо сверкнул глазами на солдата, выхватил кружку и одним махом осушил ее. Удовлетворенно крякнул. Передал обратно. Спросил:
        - Аванпост зачистили? Все проверили?
        - Так точно! - гаркнул Тэйпо. - Никого. Все защитники мертвы.
        - Отлично! - кивнул Нарикато. - Закрепимся здесь. Слушать меня, приказ всем. Оружие собрать. Трупы оттащить в сторону и сложить в одну кучу. Организовать патрулирование вокруг аванпоста. Дежурим посменно!
        Солдаты бросились исполнять приказы сержанта. А сержант Нарикато отправился в аванпост. Он должен сам все осмотреть. Оценить ситуацию, чтобы принять решение. Хотя в их положении вариантов не особо-то и много.
        Внутри к сержанту подошел Тэйпо. Спросил:
        - Зачем нам здесь закрепляться? Заберем припасы и уйдем. Как можно скорее. Мы и так тут как следует нашумели.
        - В том-то и дело, - вздохнул Нарикато. - В том все и дело. Что мы нашумели. И если впереди город или поселение, то они обязательно вышлют за нами своих воинов. Мне бы не хотелось встречать их на открытой местности. А здесь мы сможем организовать оборону в случае чего. Будем защищены.
        - Но мы же не знаем, есть тут по близости города, или нет, - возразил Тэйпо.
        - А ты сам подумай, - сказал сержант. - Я думаю - есть. Но для полной уверенности мы вышлем вперед разведчиков. Выясним все.
        - Я считаю так, - не унимался Тэйпо. - Если впереди город, то тогда его тоже лучше захватить.
        - Штурмовать стены? Ты с ума сошел? - удивился сержант Нарикато. - Не с таким количеством солдат. Мы понесли сегодня потери. Да и как не крути, лучше отбить нападение здесь и потом догнать, и добить врага, чем идти на штурм и гибнуть под стенами. Что ты, в самом деле? Пиво в голову ударило?
        - Хм, - протянул Тэйпо и улыбунлся. - Есть немного. Ладно. Дождемся результатов разведки. И будем думать.
        Сержант Нарикато кивнул, хлопнул Тэйпо по плечу и отправился дальше осматривать захваченный аванпост. Остался доволен. Такое место не очень то и сложно защищать.
        А снаружи тем временем начало светать. Однако было не до сна, не до отдыха. Сержант раздавал новые приказы. Солдаты быстро организовали оборону. Укрепили окна и входы из подручных материалов. Использовали обломки камней, доски и выбитые двери.
        После этого наладили дозорные патрули. Вставили часовых. Назначили дежурных на первую смену. Принялись в спешке готовить еду.
        Нарикато отправил на север четыре группы разведчиков. По три человека в каждой. Еще раз обошел место битвы. Пересчитал трупы своих солдат. Взвод «Мусорщиков» лишился десяти бойцов. Невосполнимая потеря. Ведь каждый солдат тут был профессионалом. Вместе они прошли через десятки битв. Были уверены друг в друге. И вот теперь десятеро пали. Значительный ущерб. Но ничего не поделаешь.
        После этого вернулся в аванпост. Еще раз пересчитал выживших солдат. И не досчитался одного. Ни среди мертвых, ни среди живых его не было. Он пропал. Будто бы в воду канул.
        - Эй, а кто-нибудь видел Мибаро? - с тревогой спросил Нарикато.
        Бойцы отрицательно качали головами.
        - С самого начала боя его не видел, - сказал кто-то из солдат. - Хотя в атаку вместе пошли. Может, дезертировал?
        - Вряд ли, - ответил сержант. - Он бы не стал сбегать. Не в горячке боя, и не в чужих землях. Да и зачем ему это. Он же… ну… того чуть-чуть.
        Сержант покрутил пальцем у виска. Солдаты согласно кивнули.
        А сержант Нарикато принялся шнырять по аванпосту. В поисках Мибаро. Может где-то со страха спрятался и сидит там? Носа боится показать. Однако парня нигде не было.
        Нарикато смирился. Бросил поиски. Устало уселся прямо на пол. Прикрыл лицо руками.
        - Сержант, тебе бы поспать, - сказал подошедший Хакиуро. - Отдохнуть. А мы тут и без тебя несколько часов как-нибудь протянем.
        Сержант кивнул. Расстелил прямо вы пыли свой походный спальный мешок и провалился в тяжелый сон.
        Разбудили Нарикато встревоженные голоса солдат. Сержант мгновенно отошел ото сна, распахнул глаза. Выскочил из спального мешка.
        - Что случилось? - спросил он.
        - Ничего такого, сержант, - ответил Тэйпо. - Просто мы нашли тайный ход.
        - Что за ход? - не понял сержант Нарикато.
        - Лаз в полу, - пояснил солдат. - И он уходит вниз. Превращается в тоннель и ведет на восток.
        - Ну, - поторопил Нарикато, - куда он выводит?
        - Не знаем, - развел руками Тэйпо. - Дальше ход завален. Мы всего метров сто по нему прошли.
        - Хм, - задумчиво протянул сержант Нарикато. - Ход - это хорошо. Плохо, что подземный. Взорвите завал и проследуйте по тонею дальше. Узнайте, куда он ведет.
        Солдаты кивнули и бросились исполнять приказ сержанта. А Нарикато улегся обратно в свой спальный мешок. Однако сон уже не шел. Внутри нарастала тревога.
        Что, если они разворошили осиное гнездо? Или что-нибудь еще хуже. Подняли на уши всю округу. И теперь сюда следуют полчища врагов. Что если так? А что, если нет? В любом случае необходимо дождаться возвращения разведчиков. Если они вернутся, конечно.
        Боги! Этот поход изначально казался Нарикато безнадежным. Гибельными. Такими малыми силами захватить юг континента. Неизвестного, неисследованного. Чистой воды авантюра и безумие. Ну а с другой стороны, решения Императора Хонгбао не обсуждаются. И что у него на уме, лишь одним Богам известно.
        Нет, Нарикато конечно же был в курсе, что солдат Императору катастрофически не хватает. Все войска заняты на своем континенте. Несколько легионов втянуты в два новых колониальных похода на восток. Другие части подавляют восстания в южных провинциях. Два легиона накрепко засели на севере и теперь неизвестно, когда выберутся оттуда. Да и выберутся ли вообще? Боги!
        И лишь рота. Одна только рота прибыла к берегам неизведанного континента. Слишком мало для колониальной войны. Достаточно лишь для того, чтобы занять небольшой клочок земли и удерживать его до подхода основных сил. Вот только когда это будет? Насколько помнил Нарикато по общей сводке, первый корабль с подкреплением должен прибыть через месяц-полтора. Не раньше. Причалит к восточному берегу и выдвинется на усиление к капитану Отакаши. Который должен следовать прямо дорогой к легендарному городу Дорхейму. Вот только как получится на самом деле, сержант Нарикато не знал. Даже предположить не мог. С мобилизацией и переброской войск часто происходили накладки и задержки.
        Тяжелые раздумья поглотили сержанта. Унесли из реальности. А обратно его вернул оглушительный взрыв. Он прогремел под землей и еще долго эхом гулял по аванпосту. Это содаты взорвали завал.
        «Отлично, - подумал сержант. - Ладно, надо вставать, раз еще подремать не получается. Да и вряд ли получится, теперь-то».
        Нарикато прошелся по аванпосту. Проверил дозорные патрули. Вернулся обратно и решил поесть. Со вчерашнего дня ни крошки во рту не было.
        Вот только утолить голод ему так и не дали.
        - Сержант! - прокричал ворвавшийся в аванпост дозорный. - Разведчики возвращаются. Все четыре отряда - вместе.
        - Зови их сюда, - с нетерпением бросил Нарикато.
        Через пару минут разведчики вошли в аванпсот. Устало повалились прямо на пол. Не удивительно. Они еще не спали. Не успели отдохнуть после битвы.
        - Рассказывайте! - приказал сержант Нарикато.
        - Впереди - город! - пытаясь отдышаться, сказал один из разведчиков. - Большой. Защищен каменными стенами. И укреплен очень серьезно. По периметру - колья и металлические шипы. За ними ров. Стены с бойницами.
        - Нашими силами не взять? - уточнил сержант. Хотя уже и сам знал ответ.
        - Нет. Не взять, - сказал разведчик. - Да и не придется. Они собрали армию. Целую армию! Двести солдат. Может быть больше.
        В аванпосте повисла гробовая тишина.
        - И эта армия уже движется к нам, - обреченно сказал разведчик.
        Глава 16
        В путь!
        На щепке оказался нарисован глиф. Киро выяснил это из учебника.
        В первую ночь, когда юноша украдкой проник к тайнику, прочитал книгу до половины. Он с жадностью оголодавшего нищего поглощал информацию. Запоминал. Некоторые моменты учил наизусть. Сразу. Те части, которые не понял, перечитывал. И не мог остановиться.
        В лагерь он вернулся чуть раньше восхода солнца. Так же незаметно проник в казарму, нырнул в свой спальный мешок и отключился. Ему удалось даже поспать пару часов перед подъемом. Выбравшись на улицу, подросток окунулся в бадью с мутной холодной водой. Слегка взбодрился и вместе с остальными солдатами отправился на тренировку. И все обдумывал прочитанное. Никак не мог выбросить новую информацию из головы. Хотя бы на время. И это следовало бы сделать.
        На тренировке Киро часто ошибался, отвлекался и вообще вел себя рассеяно. То же самое и за завтраком. Он ел медленнее всех. И из-за стола вышел с чувством не утоленного голода.
        Ничего не изменилось и на охоте. Юноша лишь еще глубже погрузился в свои мысли. Воспроизводил в памяти все то, что успел прочитать. Некоторые моменты так и остались непонятным, и поэтому Киро никак не мог дождаться наступления ночи. Всей душой жаждал снова засесть за учебник.
        И так повторялось изо дня в день. Каждую ночь подросток тайно выбирался из лагеря, читал книгу, изучал все, что мог понять и в чем сумел разобраться, а днем ходил словно сонная муха. Он не высыпался. Уставал. И лишь выменянные у лекаря Поко зелья и медитации спасали его.
        А на щепочке был изображен глиф. В этом сомнений не возникало. Киро нашел в учебнике похожие символы. И они назывались глифами. Их предназначением служило активировать техники. На каждую - свой символ.
        Киро жадно вчитывался в терминологию и понятие глифа. Из этого описания он понял, что принцип их изучения и действия следующий. Сначала необходимо выбрать необходимый, прочитать, какой технике он соответствует и начать практику по его запоминанию. В этом сложности не возникало. Как правило, но, как говорилось в учебнике, бывали и исключения. Но только со сложными глифами. Далее, когда символ запечатлевался в памяти, необходимо было его закрепить. Тут опять же нужны были практики. Заключались они в методичном воспроизведении глифа. До тех пор, пока он не врежется намертво, не запульсирует в воображении и не вспыхнет ярким светом. Это означало, что глиф изучен. И доступна соответствующая ему техника.
        Далее. Для того, чтобы активировать изученную технику, необходимо было зачерпнуть из Источника Ву и воспроизвести врезавшийся в память символ. Энергия перетекала в него, и вот тут начиналось самое интересное. Дальнейшие действия могли быть разнообразными. А иногда их и вовсе могло не быть. И все зависело от типа техники.
        Киро выяснил, что они бывают пассивные и активные. Первые направлены на дух или организм ахиро. Например «Железный Цин-Гун». Он просто делал тело твердым и менее уязвимым к урону. Или другой пример. Юноша вычитал в книге о технике «Концентрация медитации». Он помогала сосредоточится, глубже погрузится в состояние медитации и быстрее впитывать энергию. Это тоже была пассивная техника. Или вот еще - «Быстрый бег», «Железный кулак». Ну и так далее. Киро уловил суть. Все, что укрепляло, ускоряло и усиливало тело, считалось пассивными техниками.
        Активными же считались такие, которые напрямую воздействовали на окружающий мир. Предметы в нем. Живых людей. Животных, растений. В общем все, что могло окружать ахиро.
        Так же Киро прочитал в книге, что все техники, и активные, и пассивные, делятся на два вида. Базовые и расширенные. Первые - завязаны всего лишь на таланте и Источнике ахиро. А вот вторые, расширенные техники, доступны только при получении доступа к Путям. Младшим и старшим. И напрямую зависели от того, какой Путь выберет ахиро.
        Базовые техники были проще. И доступнее. Даже активные техники без доступа к Путям можно использовать. Они работали на чистой энергии Ву. Вот только, по сути, их было не так уж и много. Никакого разнообразия. Поэтому начинающие ахиро всегда использовали одни и те же техники. Вот только с разной эффективностью. Но это уже зависело от уровня таланта, мастерства и прилежности в обучении. То есть получалось, что если ты очень талантлив, но слишком ленив, легко проиграешь менее талантливому, но более трудолюбивому и усидчивому ахиро. Такому, который все свое свободное время готов тратить на обучения. Но самыми могущественными становились лишь те, кто был и талантлив, и трудолюбив. Кто день и ночь тренировался и практиковался, не боялся трудностей, жаждался знаний и хотел постоянно совершенствоваться.
        Развитие. Только они и было важно. Постоянное, непрерывное. Нет, конечно, если в какой-то момент перестать заниматься, то накопленный опыт, знания и силы никуда не денутся. Не уйдут. Ахиро не деградирует. Но и Развиваться прекратит. И чем дольше будет перерыв в практиках, тем больше станет вероятность, что такой ахиро дальше не продвинется. Не сможет шагнуть на следующую ступень. Не перейдет на новый этап. Остановится на достигнутом уровне.
        Так же была и еще одна загвоздка. И связана она с талантом. Как выяснил Киро, у каждого он разный. Кто-то более талантлив, а кто-то менее. И вот те, у кого уровень таланта ниже, подвержен опасности застопорится. В какой-то момент остановится в своем Развитии. Так, например, произошло с дядей Шамиром, да прибудет он на Небесах.
        Шамир сам говорил, что застрял на третьем этапе Развития. Прошел первую ступень, волучил звание Мастер Цин-Гун и застопорился.
        Неприятный момент. Киро испугался. Он боялся, что и его постигнет подобная участь. Не на третьем этапе, так на каком-нибудь другом. Всякое может быть. И после прочтения этой информации Киро целый день ходил смурной.
        За завтраком и обедом юноша лишь задумчиво ковырялся ложкой в армейском вареве. На охоте витал в облаках. Даже о сборе грибов для лекаря Поко чуть не забыл. Хорошо, что несколько сверстников напомнили. Да, с недавних пор Киро привлек троих подростков, которым стал доверять больше остальных, к добыче грибов.
        Все, что смогли собрать за день, Киро, как обычно выменял на зелья восстановления сил.
        После обеда, когда снова отправились на охоту, Киро немного пришел в себя. Успокоился. Отбросил друные мысли и сосредоточился на делах более насущных. Постарался набрать как можно больше грибов. Перед отбоем он снова отправился к лекарю. Только в этот раз он взял другие зелья. Немного для ускорения организма, чуть-чуть для усиления. А на остальную добычу приобрел для себя зелье концентрации.
        Сверстники не возмущались. Они уже втянулись в тяготы армейской жизни, и теперь им требовалось намного меньше зелья восстановления. А вот усиления и ускорения - не помешали. Свое зелье концентрации Киро припрятал подальше. У него возник план. Как быстрее шагнуть на третью ступень второго этапа Развития.
        Ночью подросток снова отправился читать книгу. Решил начать все сначала. Конечно, в первых главах не было ничего интересного. Все это он знал. Азы, основы, которые ему преподавал дядя Шамир. Поэтому в самую первую ночь он лишь пробежался по тексту глазами и углубился в изучение техник. Сегодня же Киро решил перечитать самое начало.
        И не зря. Оказывается, он пропустил кое-что важное. Практики рукопашного боя. Основы основ, как значилось в книге. Киро с жадностью принялся проглатывать информацию. Рассматривал и запоминал схемы. Рисунки выполнения приемов. Их связки. Это в учебнике было очень подробно расписано. Как выставить руку, как расположить предплечье, довернуть локоть, расположить ноги.
        Киро читал и тут же практиковал новое движение. Одно за одним, одно за одним. И совсем забыл о возникшей проблеме. Страх остановится в Развитии ушел. А на его место пришел дикий интерес и азарт. Такие возможности! Мощь, сила!
        Изучение практик продолжилось ночь за ночью. А в конце этих глав Киро нашел важную информацию. Практики рукопашного боя можно сочетать с активными техниками. Вкладывать ту или иную в удар. Наполнять его энергией. Мощью. Так намного эффективнее. Одним таким ударом с применением техники опытный ахиро мог легко раскрошить каменную стену. Не слишком толстую, конечно. Но для большего эффекта всегда можно практиковаться дальше.
        От счастья Киро чувствовал себя так, будто находится на Небесах. А на следующую ночь он нашел в книге ответ на волнующий вопрос. Оказывается, что возможность остановки Развития можно предугадать. Это в силах сделать любой Проводник. Он просто заглядывает в ахиро и в его Источнике определяет наличие или отсутствие возможного стопора. Вот только поделать с этим ничего не может. Как, в общем-то, и никто. Остановка в Развитии либо может быть, либо не может. Третьего не дано. Но она, остановка, не возникает уже в процессе.
        Киро задумался. Его осматривал Проводник Ошу. Но ничего не сказал. Тогда в шатре капитана Отакаши он жестом попросил, чтобы Киро выпроводили. Почему? Что он увидел тогда? Может как раз ту самую остановку в Развитии?
        Киро скис, повесил нос. Еще немного почитал учебник, но уже без былого энтузиазма. И отправился в казарму. Решил лечь спать пораньше и выспаться. А дальше… Дальше не стоило унывать. Ведь если даже и есть у него проблемы с дальнейшим Развитием, то он, не смотря на них, продолжит учиться. Постигать новые техники, набирать мощь. Плевать. Он не остановится. Нет. Только не сейчас. И будь что будет.
        Следующие дни Киро все так же ходил к тайнику и читал учебник. Изучал. А лагерь все так же стоял на месте. Капитан Отакаши, видимо, не торопился продвигаться дальше на север. Ждал. Возможно того, когда солдаты достаточно пополнят запасы пищи. Или когда деревенские соберут обещанную часть урожая. Наладят снабжение. Скорее всего так, ведь других причин Киро не видел.
        Подросток тем временем занимался изучением техник. Наконец, когда он прочитал все главы о них, решил заняться практикой. И, согласно учебнику, начинать необходимо было с самой основной. «Концентрация медитации». Данная техника позволяла глубже проникать в состояние медитации и быстрее поглощать энергию Ву. Что, в свою очередь, вело к ускоренному набору звезд, необходимых для перехода на следующую ступень Развития.
        Киро так и сделал. Приступил к изучению глифа. И поймал себя на внезапной мысли: этот символ очень похож на тот, что изображен на щепке. Та же «е», только без точек. Подросток принялся быстро листать книгу в поисках такого глифа с точками. Но не нашел. Его попросту не было в книге.
        Что ж, нет так нет. Делать нечего. И Киро вернулся к символу техники «Концентрация медитации». Глиф запоминался легко и скоро врезался в память. Но Киро не остановился на достигнутом, ведь символ не запечатлелся, не активировался.
        Подросток сконцентрировался по максимуму, напрягся. То и дело воспроизводил в памяти глиф. Не останавливался, не отвлекался, не отдыхал. Вскоре символ начал пульсировать. Сначала медленно, но с каждой минутой его сияние все усиливалось, ускорялось. Быстрее и быстрее, отчетливее и отчетливее.
        В голове зашумело. Зазвенело. Заложило уши. Киро приоткрыл рот, принялся работать челюстями, чтобы согнать давление, нарастающее в черепной коробке. От боли начали слезиться глаза. Подросток часто заморгал и…
        Глиф вспыхнул! Есть. Есть первая техника!
        Киро чуть не закричал от радости, но вовремя себя сдержал. Ночь ведь на улице, да и он тут тайно находится. Нарушает все возможные правила. Если застукают - жестоко накажут. Юноша даже не представлял, на сколько.
        Подросток, не смотря на свой успех, постарался быстро справиться с эмоциями. Унял нервную дрожь. Привел мысли в порядок. И решил попрактиковаться. Быстро погрузился в медитацию. Замер. Коснулся своего Источника, зачерпнул полные горсти Ву. Неторопливо воспроизвел в памяти глиф новой техники. Тот охотно отозвался, ярко вспыхнул. И подросток мгновенно направил в него энергию.
        Мир тут же сжался, посерел, будто на него наползла тень. Киро почувствовал как тело стало легким, словно перышко. Он начал быстро проваливаться в состояние медитации. Все глубже и глубже. Жарче и жарче. Тут же со всех сторон к Источнику потянулись толстые нити Ву. Таких Киро никогда раньше не видел. И не чувствовал. А ощущения были непередаваемые. И незабываемые. Невероятная легкость, мощь, сила. Казалось, что подросток в состоянии одним ударом расколоть целую гору. Конечно же, он понимал, что это не так, но эти ощущения!
        Источник быстро заполнялся энергией. Через пару минут и вовсе переполнился. Ву потекла по телу, принялась быстро заполнять и его. Подросток встрепенулся. Нет, так не пойдет! Еще чуть-чуть и энергия выплеснется наружу. А этого нельзя допустить. Капитан Отакаши почует ее. Найдет это место, тайник. И тогда, считай, все пропало.
        Киро попытался быстро выйти из состояния медитации, но не вышло. Он слишком глубоко погрузился. А Ву все заполняла и заполняла тело юноши, и вот-вот должна была выплеснуться наружу. Киро заспешил. Рванулся вверх изо всех сил. От напряжения заныло в висках, заломило в затылке. А энергия все ближе и ближе к краю. Еще секунду, и выплеснется наружу.
        Подросток сцепил зубы, сжал кулаки. И рвался обратно. Уже когда Ву каснулась граней организма, Киро вынырнул из медитации. Весь сырой от пота. И голова просто раскалывается.
        «Нет, впредь необходимо быть аккуратнее, - подумал юноша. - И не торопится с погружением. Чтобы такого, как сегодня, не случилось».
        Переведя дух, Киро спрятал книгу в дупло и отправился в казарму. Забрался в свой спальный мешок и тут же отключился. Усталость и перенапряжение взяли свое.
        На следующее утро подросток проснулся от суматохи и шума. Лагерь снова стоял на ушах. Всех солдат подняли по команде, согнали на большую тренировочной площадку.
        - На сегодня все дела отменяются! - объявил капитан Отакаши. Он лично вышел к солдатам. - Собирайте свои вещи, сворачивайте лагерь. Мы выступаем на север!
        Не говоря больше ни слова, капитан развернулся и ушел.
        И тут началось. Беготня, неразбериха. Сержанты надрывали глотки, орали на рядовых воинов, раздавали приказы. Солдаты как угорелые метались туда-сюда. Убирали палатки, упаковывали и грузили оружие, вещи, припасы, гренады. Разворачивали пушки.
        Киро, отвлекшись от дел, тормознул одного солдата и уточнил, что происходит. Оказалось, что с восходом солнца из деревни примчался гонец. Сообщил, что обещанный урожай собран и готов к транспортировке. Так же деревенские выделили несколько лошадей и быков для перевозки телег.
        Киро скептически хмыкнул и занялся своими делами. Он до сих пор слабо верил в неслыханную щедрость старосты Сияцо. Но, с другой стороны, тому и деваться-то было некуда. Либо обеспечивать и снабжать взводы капитана Отакаши, либо умереть. А умирать, как известно, никому не хочется.
        Подросток помагал другим солдатам разбирать деревянные настилы кроватей в казарме. И думал, как забрать из тайника книгу и щепку. Но решение нашло Киро само.
        Прибежал сержант Нуратаси и приказал нескольким охотникам отправится в лес и проверить вчерашние силки. Добычу забрать, силки разобрать и взять с собой. Киро тут же вызвался добровольцем. С ним - еще несколько солдат.
        Подросток, как обычно уже повелось, работал один. Старшие воины ему доверяли. Он доказал это своим поведением. И отменными охотничьими навыками.
        Киро быстро собрал попавшихся зверьков на своем участке. Разобрал силки и стремглав бросился к тайнику. Забрал книжку и щепку, спрятал их под рубахой. И вернулся к солдатам. Те еще возились с силками, и юноша охотно помог им.
        Вместе они вернулись в лагерь, сдали тушки зверей. Киро двинулся к разобранной казарме. Решил собрать и упаковать свои немногочисленные пожитки в походную сумку. Юноша неторопливо шел через площадь, размышлял о том, куда спрятать книгу и щепку. Внезапно впереди показалась Хирико.
        Киро решил пройти мимо. Не обращать внимания на девчонку. Даже спрятал взгляд.
        - Привет, Киро, - внезапно сказала Хирико. Сама. И она снова назвала его по имени.
        Подросток поднял глаза, уверенно посмотрел на сверстницу и сказал:
        - Привет, Хирико.
        - Как твои дела? - спросила девчонка.
        - Неплохо, - ответил Киро. - Но в любом случае хуже, чем твои. Ты отлично устроилась…
        - Отлично устроилась? - вдруг вспылила Хирико. - Ты серьезно? Думаешь я желала этого? Так приказал мне отец. И так стало.
        - Можешь не оправдываться, - с искренней улыбкой сказал Киро. - Ты вырвалась из этой Богами забытой деревушки. И теперь сможешь повидать мир.
        - Это точно, - Хирико тут же остыла. - Мы вместе сможем увидеть новые земли. Ты ведь тоже вырвался.
        - Я бы так и так ушел, - не стал врать юноша. - Это был лишь вопрос времени.
        - Конечно, - протянула девчонка. - Да. Ты ведь ахиро. Мальчик с талантом. Тебе повезло…
        Хирико тут же осеклась. Поняла, что сказала глупость.
        - Повезло, - задумчиво повторил Киро. - Повезло. Как и тебе.
        - Да, - улыбнулась Хирико. - Теперь я это понимаю. Капитан Отакаши оказался добрым человеком. И нежным. Он хороший.
        - Да? - удивленно спросил Киро. - А тогда, в ту ночь в деревне, мне показалось, что он был не так уж нежен с тобой.
        Щеки Хирико тут же покраснели. Девушка вскинулась, хотела, было, что-то сказать, но промолчала. Спрятала взгляд и убежала прочь. Киро хмыкнул, пожал плечами.
        «Странные эти девчонки, - подумал Киро. - Чего такого? Я ведь лишь правду сказал».
        Подросток быстро направился дальше. Собирать вещи. И думать, куда спрятать книгу со щепкой. Вот только ничего лучше, чем убрать ее в тот же походный мешок, он не придумал. Риск того, что ее найдут, конечно, был, но не так велик. Суматоха с тем ночным диверсантом давно прошла. Капитан успокоился. Понял, что ничего не пропало из лагеря и ничего нового ни у кого не появилось. Так же, видимо, капитан Отакаши не обнаружил и пропажу своей книги. Той самой, которую он отобрал у Киро. Значит, она до сих пор у него. А тот экземпляр, что сейчас находился у подростка - другой. Да это и так было понятно. Тот учебник был практически новенький, лишь запыленный. А этот, что сейчас у Киро, старый и очень потрепанный. Это явно другой экземпляр. Первый же так и остался у капитана Отакаши, раз он еще до сих пор не поднял шум. Значит можно пока быть спокойным. Но не забывать, что Осколок реальности до сих пор у Отакаши.
        И Развиваться дальше. Тихо и незаметно для остальных. Вот только как быть с Проводником Ошу? Ведь капитан может еще раз попросить его осмотреть Киро. И что будет, если подросток к тому времени шагнет на новую ступень? Или достигнет следующего этапа? Как это объяснить? Ведь капитан Отакаши так и не начал заниматься с юношей. Пока не сдержал своего обещания. Он, почему-то, медлили.
        Киро не знал, как отмазаться. Однако был уверен, что придумает оправдание. Не сейчас, но постарается сделать это в ближайшее время.
        К полудню солдаты полностью свернули лагерь. Загрузили все вещи в повозки и двинулись в деревню. Киро шел туда с неохотой. И, вместе с тем, с замиранием сердца. Он уверен был, что увидит это место в последний раз. Место, где он провел все свое детство. Где его ненавидели за то, что он безродный, что не такой, как все остальные. Странный. Опасный. Непонятный. Чужой.
        Киро с тоской и тихой грустью вспоминал все былые годы. Дядю Шамира. Утреннюю пробежку по росе, сбор грибов. Тренировки. Разбитые руки и ноющие мышцы. Тяжелую работу. Вспоминал и почему-то улыбался. Жизнь не стоит на месте. Движется вперед. Подростка ждет новый путь. Неизведанные земли. Чужие поселения и города.
        Все вышло так, как вышло. И было, что было. Пусть здесь и остается.
        Внезапно на душе стало легко и спокойно. Но он ничего не забыл. И помнил свои клятвы. Такие громкие, что, наверное, и сейчас эхом отдаются на Небесах.
        Киро улыбался. Но лишь до тех пор, пока они не вошли в деревню.
        Оскудевшие поля. Изможденные люди. От них так и веяло недовольством и гневом. И их можно было понять. Они отдают свое. То, во что вкладывали труд. Обрабатывали неделями и месяцами. И теперь это просто заберут захватчики. Но такова была цена за жизнь. Староста ее заплатил. Деревенские понимали это, но ничего не могли с собой поделать. Всегда тяжело расставаться со своей собственностью. И люди делали это неохотно. Сразу видно.
        А на краю деревни уже стояли готовые телеги с продовольствием. Лошади и быки. И староста со своими помощниками. Он встретил капитана Отакаши как старого доброго знакомого. Дружелюбно разговаривал с ним, заискивающе смотрел в глаза.
        Капитан осмотрел приготовленное продовольствие. Остался доволен. Приказал солдатам готовить телеги, лошадей и быков в дальнюю дорогу.
        Воины провозились дотемна. Тогда Отакаши решил заночевать в деревне, а уже завтра с самого раннего утра выдвигаться в путь. Солдат разместили прямо на улице. На деревенской площади. Воины расстелили походные мешки и улеглись спать. Было уже очень поздно. Да и все были измотаны дневными трудами.
        Киро, как обычно, дождался, пока все уснут, и отправился читать книгу. Он осторожно крался к куче с походными сумками. Чтобы достать из своего мешка учебник. То и дело останавливался и осматривался. Прислушивался. Вроде никого. Сосредоточившись на цели, он, словно мышь, полз вперед.
        Внезапно тяжелая рука упала юноше на плечо.
        - И куда это ты крадешься, да еще и после отбоя? - раздался голос сержанта Нуратаси. - Рогзи тебе, Ублюдок!
        Киро от неожиданности вздрогнул. Резко крутнулся, схватил сержанта за руку. И, не контролируя себя, вывернул ее. Мощно, на выдохе.
        Раздался мерзкий хруст. Сержант Нуратаси кувыркнулся в воздухе, упал на спину. Охнул. И оглушительно заорал.
        - Рука! - вопил сержант. - Ты сломал мне руку, Ублюдок! Тебе конец! Конец! Ты слышишь меня? Безродный ты выродок. Я уничтожу тебя! Сотру в пыль!
        Капитан вопил на всю округу. Выскакивали из своих спальных мешков солдаты. Зажигались лучины и свечки в домах. Лаяли собаки.
        Глава 17
        Наказание
        Сержант Нуратаси нянчил свою сломанную руку. И скулил.
        Тишину глубокой ночи разрывала брань солдат, встревоженные крики селян. От произошедшего Киро по началу впал в ступор. Он и сам не понял, как так произошло. Слишком неожиданно. Он был напряжен и сосредоточен на одном. И уж никак не думал, что сержант подкрадется к нему незаметно. Подросток не рассчитал силы. Все-таки с людьми без таланта нужно быть аккуратнее.
        Киро, конечно, знал, что сильнее обычных людей. Но даже предположить не мог, что на столько. Или это сказывается его обучение по книге? Юноша не знал. Но подозревал, что это именно так.
        А вокруг уже столпились первые солдаты. Остальные сонно брели следом. Протирали глаза, зябко ежились и широко позевали.
        - Что тут стряслось опять? - раздался недовольный голос капитана Отакаши.
        Он протолкался сквозь строй воинов. Замер рядом с Киро. И недуменно посмотрела на лежащего на земле сержанта Нуратаси.
        - Ты убил его? - прямо спросил капитан Отакаши.
        - Нет, - ответил Киро. - Кажется, руку сломал.
        - И поэтому он так вопит? - задал следующий вопрос Отакаши.
        - Господин капитан, кажется сержант Нуратаси вот-вот потеряет сознание, - прокомментировал происходящее кто-то из солдат. - Вон как побледнел.
        - Ну-ка, дайте-ка глянуть, - из-за спин солдат раздался дребезжащий голос.
        - Дорогу! Дайте дорогу лекарю, - крикнул кто-то.
        Из толпы выбрался знакомый уже Киро лекарь Поко. Подошел к сержанту Нуратаси, присел рядом. Принялся осматривать его руку.
        - Пошевели пальцами, - сказал лекарь через несколько секунд.
        Сержант напрягся, попытался сделать, о чем попросил Ошу. Тут же заорал от боли.
        - Ну, что я могу сказать, - лекарь Ошу поднялся. - Перелом. Слава Богам - закрытый. Так же вывих плечевого сустава, разрыв связок, повреждение мышц. Кто его так?
        Солдаты разом уставились на Киро. Капитан и вовсе принялся буравить подростка взглядом.
        - А, новобранец, - сказал лекарь Ошу. - Неплохо, неплохо. И очень неосмотрительно. Причинять вред своему же сержанту. Очень неосмотрительно.
        Ошу раздосадовано покачал головой, развернулся и двинулся обратно. На ходу он крикнул:
        - Ну, чего встали? Рты поразевали?! Особое приглашение нужно? Тащите вашего сержанта ко мне в палатку. Будем лечить!
        Несколько солдат тут же бросились к сержанту Нуратаси, аккуратно подняли его с земли и осторожно потащили вслед за лекарем.
        - Все! Расходимся! - рявкнул капитан Отакаши. - Всем спать. Отбой!
        Солдаты заспешили к своим спальным мешкам.
        - А ты, Киро Ублюдок, подожди, - сказал Отакаши. - Тебя я никуда не отпускал.
        Киро хотел, было, улизнуть вместе с остальными. Под шумок. Но не вышло.
        - Докладывай, что здесь произошло, - сдерживая себя, спокойно сказал капитан. - Хочу услышать твою версию. И можешь не стараться лгать. Я все равно узнаю правду. И если твоя версия будет отличаться от версии сержанта, то я тебе не завидую. Не посмотрю на то, что ты ахиро. А если скажешь правду, то получишь лишь легкое наказание. Выбирай.
        В голове Киро уже созрела версия. Да, банальная, немного сентиментальная, слегка слезливая. И не настоящая. Но подросток и не собирался говорить правду. Не хотел рассказывать про книгу. Да и зачем? Сержант Нуратаси ее не видел, не знал, куда крадется Киро среди ночи. А подросток не успел еще добраться до своей походной сумки и достать учебник.
        - Ну, я жду, - нетерпеливо сказал капитан. - Что ты скажешь в свое оправдание.
        - Я не буду оправдываться, господин капитан, - ответил Киро. - Моя вина. Я ее признаю.
        - Меня интересует, по какой причине это произошло, - сказал Отакаши.
        - Мне не спалось, - начал Киро. - Воспоминания нахлынули. Я же здесь вырос. Тут вся моя жизнь прошла. Вот я и решил напоследок еще раз наведаться в свой дом. Точнее в дом погибшего Шамира. Я у него жил. Пошел туда тайно, среди ночи. А тут откуда ни возьмись - господин сержант. Схватил меня за плечо. Я испугался. Ну и на рефлексах крутанул его за руку. Не думал, что так произойдет.
        - А надо было думать! - рявкнул капитан. - Тебе зачем голова на плечах? Ты же ахиро. В тебе - талант. Ты сильнее обычного человека. И простым ударом можешь лишить его чувств. Или даже жизни. Если будешь неосторожен.
        - Я забыл об этом, - виновато сказал Киро. И он не врал. Просто из головы вылетело. Да и слишком неожиданно все произошло.
        - Это не оправдание, - отрезал капитан Отакаши. - Еще вопрос. Зачем ты отправился в свой бывший дом?
        - Хотел попрощаться, - соврал Киро. - Я ведь больше его никогда не увижу.
        - Только и всего? - подозрительно прищурился капитан и с насмешкой сказал: - Как трогательно! Ты уже взрослый парень, и до сих пор такой нюня?! Я думал, что ты намного серьезнее.
        - Извините, господин капитан, - подросток опустил взгляд. - Ничего не мог с собой поделать.
        - Я тебя услышал, - сказал Отакаши. - В любом случае тебя ждет наказание. Вопрос только лишь в том - какое? И это зависит от того, какую версию мне поведает сержант Нуратаси. А пока…
        Капитан развернулся в ту сторону, где должны были быть его стражники и крикнул:
        - Связать его! И в мой шатер!
        Киро и не подумал бежать. Не стал оказывать сопротивление. Наоборот, решил вести себя тише воды и ниже травы. Чтобы не вызывать лишних подозрений. Итак ходит по грани.
        Через несколько секунд подбежали личные охранники капитана Отакаши. Заковали Киро в кандалы и цепи. Они помнили наказ капитана, что простые веревки не удержат ахиро. Даже молодого. Повели его в шатер. Там усадили прямо на пол и встали рядом с юношей.
        Киро покорно повиновался. Поудобнее устроился на полу, не прикрытом ни шкурами, ни подушками. Облокотился на стену. И принялся ждать.
        Из-за шума проснулись наложницы капитана. С интересом уставились на подростка. Вынырнули из-под шкур. Полностью обнаженные. И подползли к краю импровизированной кровати.
        Киро во все глаза глядел на женщин. Но, заметив, что они с интересом смотрят на него, смущенно спрятал взгляд. Стыдливо покраснел.
        - Смотрите-ка, грозный ахиро засмущался, - хихикнула одна из наложниц. Остальные ответили ей так же смехом.
        - Какой милашка, - томным голосом сказала другая женщина. - Иди к нам. Мы избавим тебя от стеснения.
        Киро поднял закованные в кандалы руки, указал на связанные ноги. Потом кивнул на стражников. Стеснительно улыбнулся.
        - Суровый капитан заковал в кандалы такого сладенького ахиро! - промурлыкала наложница. - О! Какой негодяй!
        Остальные женщины весело захохотали.
        - Ну, раз ты не можешь, тогда мы придем к тебе сами! - сказал другая и поползла вперед.
        Стражники тут же повернулись к женщинам, приняли боевые стойки и выставили копья вперед. Наложница зашипела, словно змея, остановилась.
        - Уберите оружие, - крикнула она. - А не то мы нажалуемся Отакаши. Он с вас кожу сдерет. С живых. И прикажет сшить из нее платья для нас!
        - Назад! - рявкнул стражник. - У нас приказ от господина капитана. К Ублюдку никого не подпускать! Назад!
        Стражники дождались, когда женщины отступят назад, и только тогда убрали копья. Снова замерли. Безразличные взгляды, безэмоциональные лица. Суровые черты лица.
        Киро ошарашено смотрел то на женщин, то на стражников. И не понимал, что только что произошло. А наложницы тем временем тихо перешептывались, хихикали и все так же с интересом посматривали на юношу.
        Время шло, а капитан так и не возвращался. Киро устал ждать и задремал. Погрузился в тревожный сон без сновидений.
        Разбудил его яркий свет. Подросток открыл глаза и увидел в проеме входа в шатер фигуру капитана Отакаши.
        - Ведите его за мной! - приказа он стражникам.
        Те рывком подняли Киро с пола и потащили следом за капитаном.
        - Радуйся! - бросил Отакаши подростку. - Версия сержанта Нуратаси совпала с твоей. Точнее, подтвердила ее. Он увидел, как ты крадешься в ночи и решил тебя остановить. Так он сказал. Поэтому тебя ждет легкое наказание. Повесишь на жердях три дня и будет с тебя.
        Киро вздрогнул. Посмотрел на капитана и спросил:
        - На жердях, господин капитан?
        - Ага, - подтвердил тот. - Их уже практически смастерили. Твои земляки. Сколотили для тебя раму и распятие на ней. Повисишь привязанный три дня, подумаешь над своим поведением. Не бойся. С голоду не умрешь. От жажды - тоже. Наверное. Тебя будут иногда поить и кормить. Если не забудут.
        Юноша сник. На показ. Внутри же он ликовал. И правда, легко отделался. Он полагал, что его накажут более жестоким способом. А уж на жердях он как-нибудь провисит. Раньше тренировал с дядей Шамиром выносливость. Да и медитации помогут легче перенести это наказание.
        Капитан тем временем уверенно шагал к деревенской площади. Там уже возвышалась деревянная рама в полтора человеческих роста. В ее центре - две жерди. Толстые, массивные. Закреплены крест накрест. Чтобы можно было зафиксировать руки и ноги.
        Отакаши отдал приказ, чтобы с Киро сняли кандалы. Потом подняли на распятие. Развели руки и ноги в стороны и закрепили их на толстых жердях цепями.
        Неудобно. Киро завозился, ища более подходящее положение. Вот только это оказалось нелегко сделать. Цепи жестко фиксировали конечности. И повернуть их так, как хотелось, было очень сложно. Но юноша справился, нашел удобное положение. Расслабился. Повис на цепях.
        Солдаты окинули его удовлетворенными взглядами. Отошли в стороны. Капитан лично проверил жесткость крепления рук и ног. Остался доволен и отпустил воинов.
        - Господин капитан! Господин капитан! - раздался до боли знакомый голос.
        Киро вытянул и выгнул шею. Присмотрелся. Прямо сюда, к раме с распятием мчался староста Сияцо.
        - Господин капитан! - в очередной раз выкрикнул староста. - У меня все готово… О! А этого за что подвесили? - спросил Сияцо, кивнув в сторону Киро.
        - Сломал руку сержанту! - коротко ответил капитан Отакаши.
        Староста Сияцо скривился, взглянул на Киро. Юноша не отвел глаза. Смотрел гордо, уверенно. И тогда Сияцо сам отвернулся. Спрятал взгляд.
        - Так что ты хотел? - строго спросил Отакаши.
        - Хотел сказать, что у меня все готово, - ответил староста. - Мои люди подготовили карту. Отметили на ней все, что необходимо. Так же я выбрал двоих проводников. Они проведут вас на север. Настолько, насколько сами знают маршрут. И проконсультируют ваших людей.
        - Хорошо, - кивнул капитан. - Я хочу пообщаться с ними лично. Сейчас. Прямо перед выходом.
        - Не проблема, - расплылся в подобострастной улыбке староста. - Идемте.
        Киро остался висеть один. Вокруг абсолютно никого не было. Солдаты собирали свои вещи и укладывали их в повозки. Разбирали шатер капитана. Суетились и хлопотали по мелким бытовым делам.
        Солнце вышло из-за горизонта. Из домов потянулись деревенские. И все как один с интересом смотрели на сооружение в центре площади. Подходили, смотрели. Обнаружив там Киро, бросали презрительные и осудительные взгляды. Шли по своим делам.
        «Осуждайте, - думал подросток. - Мне плевать. Дети некоторых из вас тоже служат захватчикам».
        Киро понимал, почему его всегда презирали и презирают сейчас. У него нет родителей. Он безродный. А фамилия, принадлежность к роду, любому, значила в этом мире многое. Конечно, чем сильнее и могущественнее род, тем лучше. Тем больше уважения к его членам. Тем больше дорог им открыто. Но даже в таких деревнях как эта род значил многое. Путь тут не было знатных, богатых или ахиро. Но все же. Дядя Шамир рассказывал ему об этом. В селениях покрупнее это было выражено еще ярче. А в больших города и вовсе существовали родовые кланы. Киро смутно представлял себе, что это такое, а дядя не вдавался в детали. Откладывал этот разговор на потом. Не вышло. Шамир погиб. И подросток остался без учителя, без информации.
        Так же деревенские ненавидели его за то, что он странный. Не нужны им были странности. Всякие непонятные штуковины. Да, Киро был необычный. Непонятный им. Опасный. А то, что люди не могли понять, объяснить - ненавидели. Для них существовал только привычный уклад жизни. И молитвы Богам. Все странности не для них. Они лишь раздражают, приводят в ярость.
        Киро понимал это. Но простить не мог. И забыть.
        Тем временем солдаты закончили сборы. Потянулись к повозками и начали выстраиваться в походные ряды. Вернулся капитан Отакаши, а вместе с ним - староста и двое проводников.
        - Выдвигаемся! - рявкнул капитан. - В путь!
        Первым пошел большой отряда авангарда. Следом телеги с провиантом. С боков - прикрывают лучники и тяжеловооруженные воины. Следом походная кухня, отряды охотников и остальных, кто поддерживал быт во взводах.
        Сержант приказал нести раму с распятым на ней Киро его сверстникам. Подростки не роптали подхватили деревянную конструкцию и двинулись следом за походной кухней. Киро посмотрел на подростков и не увидел в их лицах и следа недовольства. Наоборот. Они улыбались. Сверстники были полны сил и бодры.
        Зелья! Ну конечно. У них же были ампулы с зельями усиления, ускорения и восстановления. Киро лично раздавал их подросткам. И теперь они пригодились как нельзя кстати.
        Юноши-новобранцы без устали тащили распятие практически до самого полудня и лишь чуть-чуть взмокли. Потом сменились. Однако Киро понимал, что это лишь сегодня все так гладко идет. Скоро зелья кончатся, и им придется туго. А тащить нужно сегодня до вечера и еще два дня. Боги, лишь бы сверстники экономно расходовали зелья. Подросток думал лишь об этом.
        Отряд двигался по проторенной дороге. Ее набили деревенские. Слева и справа - поля. За ними, уже близко, лес. Но пока шли быстро. Тракт был широкий. Накатанный сотнями колес, не одну тысячу раз проехавшими тут. По этой дороге селяне подвозили урожай. Тянули заготовленный на зиму лес.
        После полудня войско миновало поля. И остановилось на привал у самой кромки леса. Сверстники поставили рамку с распятым на ней Киро и повалились отдыхать. А юноша держался. Не смотря на затекшие уже руки и ноги. Усталость еще не подобралась. Солнце не напекло голову. Сказывался уровень Развития подростка. Он легче остальных переносил нагрузки. Легче тех, кто не имел таланта.
        Подошел капитан Отакаши. Осмотрел юношу. Покачал головой и скомандовал:
        - Розг ему! Пока одного удара хватит. Ты, да-да, здоровяк, ударь!
        Отакаши выбрал дюжего солдата, выдал ему розгу и отошел в сторону. Здоровяк несмело осмотрелся, виновато гляну на Киро, мол, это лишь приказ, и зашел за спину. Замахнулся.
        - Бей что есть силы! - скомандовал капитан. - Если схалтуришь, то и сам получишь. Лично бить буду!
        Солдат вздрогнул, сжался от страха. Ему не хотелось получать взбучку от мощного ахиро. Тогда он размахнулся и от души ударил Киро по спине. Рассек легкую рубаху. И оставил глубокий кровавый след на плоти.
        Киро даже не дернулся. Не вскрикнул Ни один мускул не дрогнул на его лице. Юноша давным-давно привык к розгам. Да и уровень Развития помогал быть более стойким к боли.
        Капитан Отакаши удивленно посмотрел на Киро. Подошел сзади и осмотрел рану от розги. Потом разорвал рубаху на спине. Присвистнул и сказал:
        - Да у него тут целый рисунок из шрамов. Видимо, тебе часто приходилось получать нагоняй, а, Киро Ублюдок?
        - Так точно! - браво гаркнул Киро. Он специально это сделал. Голос бодрый и услужливый.
        Отакаши гневно сверкнул глазами и приказал:
        - Еще удар! Не халтурь!
        Солдат хлестнул еще раз. Вложил в удар всю свою силу. И Киро почувствовал боль. Но сдержался, снова не подал вида.
        - Хорошо, - кивнул капитан. Видно было, что он не удовлетворен этим, но сдерживается. - Так будет каждый день твоего наказания.
        И ушел. Солдаты отдохнули и подкрепились. Быстро снялись с места и отправились дальше. Киро никто не накормил. Не принес воды.
        Вскоре войско вошло в лес и снова замедлилось. Тут дорога была намного уже. Продвижению так же мешали ветки, кусты и низкие лапы елей. К вечеру они продвинулись в глубь лишь на пять лиг. Совсем немного. Однако Киро был доволен. В лесу было прохладнее. Солнце не так пекло. Его лучи с трудом пробивались сквозь густые кроны деревьев. Благодать.
        - Остановка! - скомандовал капитан Отакаши. - Лагерь разобьем здесь.
        И принялся раздавать приказы. Солдаты засуетились. Принялись налаживать временный быт. Всего на одну ночь. Палатки не выставляли. Лишь шатер для капитана организовали. В остальном уже как обычно. Костры, полевая кухня, охранение, дозорные патрули. Лишь рама с распятием выделялась на общем фоне привычных вещей.
        К вечеру Киро покормили. Дали кусок вяленого мяса, корень соченя и кружку воды. Подросток съел все, что дали. Энергия сейчас нужна. Любая. Для тела - особенно. Ведь для Источника ее было с избытком. Пока.
        А ночью, когда все уснули, к Киро украдкой пришли сверстники. Они подгадали, когда дозорный патруль уйдет, и выбрались из густых кустов. Выстроились перед ним и сказали:
        - Ублюдок, мы тебе зелье принесли. Восстанови силы.
        Киро с удивлением посмотрел на подростков. Те искренне улыбались ему.
        - Спасибо, парни, но не нужно, - сказал Киро. - Я пока хорошо себя чувствую. Приберегите зелье для себя. Вам еще два дня меня тащить. Каждая ампула пригодится.
        - Ты точно нормально? - спросил один из сверстников.
        - Точно, - ответил Киро. - Спасибо. Идите спать, пока не застукали.
        И тут произошло вовсе нечто необычное. Подростки, улыбаясь, хлопали Киро по ногам, рукам. Кто до чего мог дотянуться.
        - Молодец!
        - Спасибо тебе за сержанта Нуратаси!
        - Круто ты ему руку сломал!
        - Киро Ублюдок…
        - Крутой!
        - Уделал этого сержанта, как сопляка.
        Да, видимо не только Киро не любил сержанта.
        Сверстники наперебой высказывали благодарности Киро. А он не знал, что ответить. Да, наверное, ничего отвечать и не надо было. Что он и сделал. Просто промолчал.
        Ребята быстро ушли. Так же незаметно, как и проникли к распятию. Киро улыбнулся своим мыслям: план сработал. Он смог расположить сверстников к себе. Хорошо. И с этими мыслями юноша уснул. А в эту ночь ему приснился сон.
        Лес. Вытоптанная солдатами поляна. Шатер капитана Отакаши. Рама с распятием, к которой он был привязан. И кто-то ходит вокруг. Фигура будто бы знакомая. Черный плащ поверх. Очень странный плащ. Он будто бы жил своей жизнью. Плавно перетекал, изменялся и сливался с окружающей ночью. Незнакомец ходил вокруг, и, казалось, смотрел - все ли в порядке. Он ловко обходил дозорные патрули, прятался во тьме. К Киро он близко не подходил. Наблюдал со стороны. И подросток не смог увидеть его лицо.
        Глава 18
        Тонкая грань
        - Как скоро? - спросил сержант Нарикато и сбился. Дыхание перехватило. - Как скоро они будут здесь? По вашим оценкам.
        Разведчик задумался. Поскреб заросшее черной щетиной лицо. Пошевелил губами, прикидывая что-то в уме, и сказал:
        - Часов через пять. Не позже. Но и не раньше. Отряд у них большой. Скорее даже небольшая армия. Двести человек. Они идут не быстро. Слишком неповоротливы. Не мобильны. Не то, что мы.
        - Не переоценивай, - отрезал Нарикато. - Ни нас, ни их. Ты не знаешь врага. Ни разу с ним не сражался.
        - По нашим наблюдениям их командиры не слишком опытны, - возразил разведчик. - Слишком долго проводят построение и расстановку отрядов в боевой порядок. Поэтому я и говорю, что они медлительны и неповоротливы. Если бы иначе, то они добрались бы до нас часа за два-три.
        - Я тебя услышал, - кивнул сержант Нарикато и устало откинулся на щербатую стену аванпоста. Прикрыл глаза, задумался.
        В ночной схватке он потерял десятерых бойцов. Их трупы лежат недалеко отсюда. В общей куче. Еще один - бесследно пропал. Мибаро. Но от него и толку как от бойца было не много. Так что не страшно. Не такая важная единица в отряде.
        Итого - тридцать человек. Включая его, сержанта. Да, колониальные взводы имперской армии всегда комплектовались в увеличенном размере. От сорока до сорока пяти человек. Вместо привычных двадцати восьми-тридцати двух солдат. Это четко прописано в военных положениях и уставах каждой роты, дивизии и даже легиона.
        Но… Так мало. Их осталось так мало. Но, с другой стороны, лишь самые сильные. Самые опытные и приспособленные. Те, кто уже ни раз доказал свое право быть в составе «Мусорщиков». Кто ни один десяток раз выбирался и из более суровых передряг. Взять того же Тэйпо, к примеру. Опытнее его Нарикато не знал воина. Возможно даже во всем пятом легионе западного крыла Империи. Он - разгильдяй и растяпа. Но когда дело доходит до битвы, до душной свалки или до сражения на узких городских улочках, цены ему нет.
        А Хакикуро? Хитрый, пронырливы, быстро обучаемый и предприимчивый. Отличный боец и профессиональный подрывник. Не такой, правда, искусный и опытный, как Тэйпо, но учится. Учится у своего же товарища.
        Да и все остальные бойцы. Цены им нет! Нарикато уверен в каждом из них. Знает, что любой из этих солдат стоит десятка других. Умеет обороняться и наступать. Грамотно обходить противника и отвлекать его. Маневрировать. Путать врага. Но, так же, и отступать умеет. И это важно. Ведь отступление - целая наука. Отступить с минимальными потерями - мастерство. Отступить не потеряв по пути никого из оставшихся в живых бойцов - искусство. И они это умели. Его солдаты.
        Сержант Нарикато с тоской опустил голову на руки. Двести человек! Врагов слишком много. Ему не справится. Он всех тут погубит. Весь свой взвод. И да, пусть даже у них есть укрытие в виде аванпоста. Пусть у них есть хороший запас гренад. Тридцать против двухсот? Нереально! Задавят числом. Или возьмут измором. И тогда конец.
        Сержант сжал руками виски. Да, это конец. Задача будет не выполнена. Центр материка так и останется не разведан. А отряд Нарикато не достигнет двух объединенных взводов капитана Отакаши. Не сможет усилить его. И это катастрофа. Вся их разведывательно-захватническая миссия полетит к демонам.
        «Что же делать?! - пульсировала в голове сержанта мысль. - Что делать?»
        - Какие еще будут приказы, сержант? - нарушив тишину, спросил разведчик.
        - Общий сбор! - решительно сказал Нарикато. - Зови всех сюда. Будем думать вместе.
        Разведчик кивнул и умчался собирать всех солдат. Всех до одного.
        Вскоре к сержанту потянулись воины. Уставшие. Посеревшие от пыли и недосыпа. Ввалившиеся глаза. Впавшие щеки. Лишь в глазах уверенность и решительность. А больше у них ничего и не было. Не осталось за годы службы Императору Хонгбао. Все остальное они растеряли. Или убили взрывами гренад.
        Уверенность. Решительность. И доверие. Доверие своему сержанту.
        Нарикато принялся ждать, когда соберутся все. Он снова откинулся на стену. Прикрыл глаза. Чтобы солдаты не видели в них предательского влажного блеска.
        Сержант Нарикато в который уже раз понял, что всегда все делал правильно. По отношению к своим подчиненным солдатам. Заслужил их доверие и уважение. Именно заслужил. Стал членом их семьи. А не просто был для них лишь еще одним строгим командиром. Жестоким самодуром. Как часто случалось в имперской армии.
        Наконец взвод собрался в полном составе. В аванпосте повисла тишина. Все смотрели на сержанта.
        - Наши разведчики вернулись, - устало сказал Нарикато. - И сообщили, что впереди - город. Совсем недалеко. В этом городе есть рамия и она уже выдвинулась к нам.
        - Да мы уже слышали… - выкрикнул кто-то из солдат. - Их, говорят, человек двести.
        - Сплетники, - бросил Нарикато.
        Воины захохотали.
        - Что знает сержант - знает весь взвод, - весело сказал другой солдат.
        - Ага, - прищурился Нарикато. - Иногда даже раньше сержанта… Но повторю, может кто-то все же не в курсе. Из ближайшего города к нам движется армия. Двести человек. Часов через пять будут тут. То есть почти сразу после полудня. Тут всем все ясно? Нет вопросов?
        Тишина. Внимательные, сосредоточенные взгляды. Суровые лица. Решительные.
        - Расклад такой, - продолжил сержант. - Нас всего тридцать. Их - двести. И у врага численное превосходство. Плюс знание местности. Возможно, также у них есть и ахиро. Но точно мы этого не знаем. Лишь можем предположить. У нас же гренады и аванпост в качестве оборонительного укрепленного пункта. Ну и ваш опыт. Отвага и решительность. Все.
        - И наш ум, - постучал пальцем в висок Тэйпо.
        Солдаты снова захохотали. И Тэйпо смеялся вместе со всеми. Не улыбался лишь сержант. Он готовился сказать самую сложную фразу. Она никогда не давалась ему легко.
        - Считаю, - сказал он, - что здесь мы обречены. Если останемся в аванпосте - погибнем. Нет, не сразу. Я думаю мы успеем забрать много вражеских жизней. Продержимся какое-то время. Но не долго. Если же покинем аванпост - лишь отсрочим свою смерть. Сможем какое-то время убегать от противника. В чем я, конечно, сильно сомневаюсь. Мы не знаем местность. В отличии от врага. Думаю, что они быстро нас выследят, догонят и разобьют в чистом поле.
        - Нет, - сказал Хакикуро, - биться с таким количеством противников на открытом месте - безумие. Они нас просто затопчут. Лучше уж отбиваться здесь. В аванпсоте.
        - О чем я и говорю, - сказал сержант Нарикато и тяжело вздохнул. - Мы обречены. И у меня нет идей, как нам спастись. Поэтому выслушаю любые ваши предложения по этому поводу.
        - Как это нет идей, сержант? - вскрикнул Тэйпо. - Ты же сам говорил про гренады и ум.
        - Говорил, - кивнул Нарикато и отмахнулся от солдата.
        - А еще у нас есть подземных ход! - не унимался Тэйпо. - Уйдем по нему!
        - И если мы выберемся из него, - сказал сержант, - подчеркиваю - если выберемся - то окажемся на открытой местности. Враг найдет и уничтожит нас, Тэйпо. Опять мы пришли к тому, от чего только что ушли.
        - А как противник найдет нас? И, тем более уничтожит? - спросил Тэйпо. - Мертвые этого не умеют.
        В ту же секунду повисла оглушительная тишина. Все взгляды были направлены на Тэйпо.
        - Что ты имеешь в виду? - с интересмо спросил сержант Нарикато.
        - Бурлящий котел! - воодушевленно вскрикнул Тэйпо. - Бам! Бух! Жара! Огонь, - и ударил кулаком по своей раскрытой ладони. - Взорвем их всех к демонам.
        - Постой-постой! - вскинул руки Хакикуро. - Бурлящий котел? И как ты себе это представляешь.
        - Да легко, - сказал Тэйпо и начал объяснять: - Заминируем подходы к аванпосту. Закапаем гренады вокруг. Потом протянем отсюда к ним запальные шнуры. Дальше - заминируем сам аванпост. Но так, чтобы гренады взорвались сами. Без нашей помощи.
        - Не понял ход твоих мыслей, - честно сказал сержант Нарикато.
        - Смотри, объясняю, - терпеливо сказал Тэйпо. - Враги подходят близко к аванпосту. Гренады лежат спокойно за их спинами и не взрываются. Противники движутся дальше к аванпосту. Тогда мы поджигаем запальные веревки. Они медленно горят. Огонь движется к тем гренадам. Враги тем временем врываются в аванпост, наскакивают на наши подготовленные мины и… Бах! Осколки, трупы, кровища. Враги в панике мечутся. Отступают. И тогда запальные веревки взрывают те гренады, что лежат в земле на улице. Уничтожают противника. Котел, из которого они не смогут выбраться. И нас не достанут.
        - Все это хорошо, - сказал сержант. - И звучит очень гладко. Вот только и мы сами погибнем.
        - Нет, не погибнем, - сказал Тэйпо. - Мы все спустимся в тоннель и выберемся отсюда.
        - Но мы не знаем, есть ли из него выход, - возразил сержант Нарикато. - Разведчики еще не вернулись.
        - Нет выхода, так пробьем гренадами, - поддержал товарища Хакикуро. - У нас в любом случае нет времени на проверку того тоннеля. Да и, может быть, этот вход не завалит при взрыве. Если что - вернемся через него.
        - Безрассудство, - сказал сержант и задумался.
        Рискованный план. Очень опасный. Тяжелое решение. Он не готов на него пойти. Слишком много факторов везения и удачи тут задействовано. А на них, как известно, лучше не надеяться.
        - Ладно, - наконец сказал сержант. - У кого-то еще есть другие идеи?
        Тишина. Солдаты отрицательно качают головами.
        - Что ж, - с тяжелым вздохом сказал сержант. - Тогда кто за предложение Тэйпо? Просто поднимите руки кто «за».
        Все воины до одного подняли руки. Единогласно.
        Сержант резко отвернулся. Выдохнул. Вдохнул. Сказал:
        - В любом случае это нужно сделать очень четко. Просчитать все до секунды. Чтобы гренады рванули каждая в отведенное ей время. Чтобы враг не смог выскользнуть из западни.
        - Не переживай, сержант, - спокойно сказал Тэйпо. - Предоставь это мне. Я не подведу. Ты же знаешь.
        Нарикто знал. Лучшего сапера и подрывника в имперской армии. Знал одного. И им был Тэйпо.
        - Что ж, - голос сержанта дрожал. - Еще один момент стоит пояснить. Как я понял, для реализации твоего плана в аванпосте все равно кто-то должен остаться. В момент взрыва. И он погибнет вместе с врагами.
        - Само собой, - с улыбкой сказал Тэйпо. - Вот только не один, а как минимум - двое. Опытных подрывников.
        Сержант Нарикато открыл, было, рот. Тут же его закрыл. Опустил глаза в пол.
        - Не переживай сержант, - спокойно сказал Тэйпо. - Я готов. Но мне нужен будет еще кто-то.
        - Ха! - засмеялся Хакикуро. - Урод со шрамированным лицом думает, что он самый опытный и искусный подрывник. Боги! Накажите его за самонадеянность. И объясните убогому, что без меня он и гренаду-то не может из сумки достать! Идиот.
        - Заткнись! - огрызнулся Тэйпо. - Ты-то сам что?! Про гренады лишь слышал. И то от меня!
        - Ах ты! - выкрикнул Хакикуро и бросился на товарища.
        Они оба покатились по пыльному полу. Колотили друг друга. И грязно бранились.
        - Успокойтесь! - рявкнул Нарикато и украдкой улыбнулся. Ну как малые дети. - У нас времени очень мало. Готовьтесь. Будем действовать по плану Тэйпо.
        Товарищи перестали драться, замерли. Уставились на сержанта.
        - По плану Тэйпо и Хакикуро, - поправил себя Нарикато. - Они - старшие. Все остальные - выполняют любые их приказы. Все. За дело!
        Тэйпо и Хакикуро вскочили с земли. Засуетились. Разбили солдат на группы и стали давать указания. Тэйпо приказал нескольким воинам выламывать из пола аванпоста большие каменные плитки. После этого - выскребать в застывшем растворе, где лежали эти плитки, ямки. Определенного размера и глубины. Как раз размером с гренаду.
        Начали с дальней комнаты аванпоста. Дальше двинулись по всему его периметру. И закончили у входа. Там выскребли сразу три ямки. Последовательно, каждую друг за другом. Чтобы гренады сработали по инерции. Ведь они взорвутся не мгновенно, а с задержкой в несколько секунд. И много врагов успеет вбежать внутрь.
        Так же Тэйпо понимал, что противники ворвутся в аванпост сразу со всех сторон. Поэтому и заставил выскребать ямки по всему периметру. Чтобы получился максимальный охват. Перекрестные взрывы.
        Теперь осталось самое сложное. Однако для начала Тэйпо решил проверить, как идет минирование периметра вокруг аванпоста. Он вышел на улицу и направился к бригадам Хакикуро. Товарищ тоже действовал грамотно. Он приказал копать ямки под гренады рядами. В определенной последовательности.
        - Смотри, - обратился Хакикуро к Тэйпо. - Я же правильно понял твою задумку? Сначала мы запалим те шнуры, которые пойдут к самым дальним от аванпоста гренадам. Во-о-о-о-н туда. Так?
        - Именно, - серьезно кивнул Тэйпо.
        - А после - к самым ближним. Так?
        - Ага!
        - И третьи шнуры пойдут к тем гренадам, что останутся посередине. Все верно? - уточнил Хакикуро.
        - В самую точку, - ответил товарищ. - Бах! И они превратятся в лепешку! Ха!
        - Ты коварный и жестокий, - прищурившись сказал Хакикуро. - Ты знал об этом?
        - Нет конечно! - вскинулся Тэйпо. - Впервые от тебя слышу. И мне кажется, что ты наговариваешь на меня!
        - Да пошел ты! - огрызнулся Хакикуро.
        - Сам иди! - ответил товарищ.
        И вместе они начали копать ямки. Вместе с остальными солдатами. Ведь их нужно было сделать очень много.
        Солнце нещадно пекло. Донимали мухи. Комары. Пот заливал глаза. Но товарищи и не думали об отдыхе. Они методично минировали окрестности. Аккуратно. Чтобы не повредить не одну гренаду. После этого потянули запальные шнуры. Чтобы враг не заметил их - присыпали жухлой травой, закидывали листьями. Получалось хорошо. Маскировка работала.
        Через три часа они закончили с минированием окрестностей. Тэйпо вытер пот с лица, задрал голову кверху и посмотрел на солнце.
        - Мало времени. Очень мало, - прокомментировал он.
        - Успеем, - уверенно сказал Хакикуро.
        - Ты когда-нибудь занимался этим? - спросил Тэйпо.
        - Чем? - не понял товарищ.
        - Соскребал тонкий слой оболочки с гренады? - пояснил Тэйпо.
        - Нет, - дрожащим голосом ответил Хакикуро.
        - Тогда не суди, - сказал товарищ. Он вмиг стал серьезным, суровым. На лбу прорезались морщины. Ноздри раздулись. - Пошли в аванпост.
        Тэйпо согнал всех солдат в кучу, предупредил, чтобы не шастали теперь снаружи. И вообще были осторожные.
        Вместе они вошли в аванпост. Хакикуро быстро нашел сержанта и спросил:
        - Разведчики не вернулись из подземного ход?
        - Еще нет, - ответил сержант. В его голосе чувствовалось напряжение. Волнение.
        - Тогда все собирайтесь у дыры в тоннель, - приказал Хакикуро. - И не суйтесь никуда. Начнем минировать.
        Тэйпо тем временем достал тонкое острое лезвие. Без рукояти. Так ему было удобнее. Подозвал Хакикуро и попросил принести ящик с гренадами. Товарищ исполнил.
        - Теперь смотри и учись, как это делается, - сказал Тэйпо.
        И принялся за дело.
        Он подполз к первой выскобленной ямке. Выдул из нее пыль. Улегся рядом с ней на живот. Осторожно поднес гренаду к лицу и принялся аккуратно скрести лезвием глиняную оболочку. Без лишних движений. Уверенно и методично. Так, будто делал это не первый раз. Что было правдой.
        Ямка за ямкой. Слой за слоем. Тэйпо снимал с глиняной оболочку определенную толщину и аккуратно клал гренаду в ямку. Один бок гренады получался стесанным и очень тонким. Настолько, что еще одно лишнее движение лезвием - и взрыв! А от Тэйпо остались бы лишь ошметки. Но подрывник работал очень аккуратно. Уверенно. Вот только медленно. Он осторожничал.
        Пот заливал глаза, мешал работать, но Тэйпо не мог пошевелится, чтобы вытереть его. Он клал каждую новую гренаду в ямку стесанным боком кверху. Потом аккуратно укладывал на нее выковырянную каменную плитку. И пол в этом месте снова становился цельным. Будто ничего и не было. Маскировка. Но стоит только наступить на эту плиту, как она надавит на тонкий бок гренады, и произойдет взрыв. И так с каждой заложенной внутри аванпоста миной.
        - Время, Тэйпо! - напомнил сержант.
        - Помню, - отозвался подрывник. - Еще одна. И останется только вход.
        - Ну, - протянул сержант. - Тогда мы пошли.
        Тэйпо уложил еще одну гренаду. Накрыл плиткой. Встал.
        - Да, - кивнул он. - Идите. Мы остаемся. Я и Хакикуро.
        Товарищь, все это время ползавший рядом с Тэйпо и подававший ему гренады, улыбнулся. Лихо козырнул все.
        - Удачи вам, парни! - сказал сержант Нарикато. - Вы…
        - Идите, сержант, - с улыбкой сказал Тэйпо. - Не говори. Не оглядывайся. Уводи солдат. Живи.
        «Живи! - мысленно повторил Нарикато».
        Он чуть не завыл. Слова Тэйпо разорвали ему сердце.
        - Все в тоннель! - жестко приказал сержант.
        Солдаты по очереди стали спускаться вниз. Когда последний воин исчез из виду, Хакикуро вдруг сказал:
        - Ты идиот? Зачем ты заставил меня запоминать, как соскребать глину с гренады? Я же все равно никогда в будущем не смогу такое провернуть.
        - А ведь и точно! - хлопнул себя по голове Тэйпо. - Ну, тогда не запоминай.
        - О Боги! Что за идиот? - воскликнул Хакикуро.
        - Хватит болтать, - бросил Тэйпо. - Пошли. Нам еще вход минировать. Три гренад. Вперед!

* * *
        Мибаро бросился назад. А оттуда все еще доносился зловещий хохот Кимора.
        Парень заметался среди переходов своего же лабиринта. Тут же воспроизвел в памяти карту и помчался дальше. Но не успевал.
        Там, где раньше был проход, прямо на глазах, моментально вырастала стена. Мибаро пришлось прямо на ходу менять маршрут. Благо, что путь к выходу он все еще видел.
        Внезапно прямо перед его лицом снова возникла стена из перевитых между собой растений. Огромные шипы. Длиннее указательного пальца.
        Мибаро тут же остановился. Отступил назад. Нырнул в параллельный проход.
        - Тебе не спрятаться от Кимора! - рычал демон. - Не пытайся убежать! Не зли меня еще сильнее.
        И новый сокрушительный удар. Очередная стена не выдержала мощнейшего натиска.
        Парень подскочил как ужаленный. Бросился вперед и тут же наткнулся на новую шипастую стену. Путь оказался отрезан! Мибаро метнулся обратно. Сверился с картой. Нет! Нет, такого не может быть. Тупик. Он попал в тупик!
        «Ладно, - обиженно подумал парень, - Мибаро вынужден сделать это».
        И достал из сумки гренаду. Отошел подальше от шипастой стены. Размахнулся и кинул в нее бомбу. Бросился назад, пригнулся. Упал на пол.
        Грохнуло!
        Мибаро тут же вскочил на ноги. Бросился к стене. И не дожидаясь пока рассеется дым, нырнул прямо в него. Попытался разогнать руками. Но тут же увидел пробитую взрывом дыру в стене из вьющихся растений. Нырнул в нее. Снова воспроизвел в памяти карту лабиринта.
        Есть! Теперь он снова на правильном пути. Вперед!
        За спиной возмущенно заревел Кимор. Усилил натиск. Удары сыпались на каменные стены один за одним.
        А Мибаро мчался дальше. И внезапно отличная мысль пришла ему в голову. Он запустил руку в сумку. Осталось всего две гренады. Но и идея стоила того, чтобы потратить одну из бомб.
        Парень нашел вариант, как срезать путь. Если он взорвет стену в определенном месте, то сможет просочиться через щель и попасть в новый коридор. В конце которого и будет выход из лабиринта.
        Мибаро не медлил. Размахнулся и бросил в стену гренаду. Прогремел взрыв. И в это же мгновение попедно взревел Кимор. Он пробил последнюю стену, отделяющую его от парня.
        Мибаро охнул. Бросился вперед. Разогнал руками дым от взрыва и увидел брешь в стене. Очень узкую, но все же дыру. Метнулся к ней. Нырнул вперед. И принялся протискиваться в эту щель.
        Сначала прошла правая рука. За ней плечо и часть груди. Боги! Как же тут узко.
        - Я вижу тебя! - взревел демон. - Вижу. Не пытайся уйти.
        Топот его ног звучал уже совсем близко. Мибаро чувствовал ужасающую вонь. Смрадное дыхание. И медленно протискивался в дыру.
        А демон был совсем рядом. Он мчался по проходу на всей скорости. Парень, наконец смог протиснуться в брешь по пояс. Кимор не отставал. Мибаро извивался как змея. Пытался втянуть ноги, но мешали колени.
        Кимор протяжно завыл. Он понял, что не успеват. И тут же выпустил из спины призрачные дымчатые щупальца. Одно из них устремилось к парню и ухватило его за ногу. Мибаро дернулся. Однако демон держал крепко. И отпускать не собирался. Потянул парня к себе.
        Мибаро вцепился руками в край стены. Пытался всеми силами удержаться и вырваться. Не получалось. Кимор был слишком силен. И сантиметр за сантиметром вытаскивал парня из щели.
        И тогда Мибаро зажмурился. Он не запаниковал, нет. Просто решил отключится от происходящего. И почувствовал, как проваливается. Куда-то вниз. Очень медленно.
        Внезапно мир просто перевернулся. Парень ощутил себя еще глубже в теневом мире. Распахнул глаза. Над ним был лабиринт. Он будто бы просто висел высоко в воздухе. А у той самой стены с проломом бесновался Кимор.
        Мибаро осмотрелся. Вокруг - пустота. Не белая. И не цветная. Просто пустота. Ни верха, ни низа. Вообще никаких признаков сторон и объема. Но и выхода тоже нет.
        «Интересно, - подумал парень. - Куда это Мибаро занесло на этот раз?»
        Но ответов не было. Поэтому парень не торопился куда-то идти. Он просто сел и задумался. Скорее ни о чем. Просто размышлял. Созерцал. Вскоре ему стало скучно. Мибаро снял с плеча свою сумку и принялся рыться в ней. На дне он нашел свои старые вещи. Безделушки. И принялся выкладывать их перед собой. Зеленое прозрачное стеклышко. Стальная трубочка. Небольшая раковина. Маток веревки.
        Мибаро задумчиво смотрел на свои вещи. Внезапно зеленое стеклышко… блеснуло! Будто на него попал луч света. Солнечного света.
        Парень тут же встрепенулся. Взял стеклышко в руки и принялся его вертеть. И так, и сяк. До тех пор, пока не нашел стабильный источник света, бликующий на стекляшке. Луч этот, казалось, шел из ниоткуда. Но откуда-то же он шел!
        Мибаро сконцентрировался. Закрыл глаза. Принялся думать об аванпосте. О выходе, около которого он последний раз сидел.
        Внезапно послышался неясный шум. Гудящий звук. Парень схватил раковину и поднес ее к уху. Услышал отчетливый топот нескольких десятков ног. Боевые кличи. Бряцанье оружия.
        Парень поднялся на ноги. Посмотрел на стеклышко. На отражающийся в нем луч солнца и пошел на свет. И на звук. Он ориентировался на шум, исходящий из раковины. И когда он ослабевал, Мибаро возвращался назад и шел в другую сторону. Так до тех пор, пока звук не начал постоянно нарастать.
        Мибаро был полностью поглощен наблюдением за солнечными бликами на стекле. И не отрывал от уха раковину. Поэтому и споткнулся. Не видел, куда шел.
        Стоп! Споткнулся!
        Парень вскинул голову и увидел перед собой часть стены аванпоста и порог. Все в той же плоской форме. Словно картина на холсте. Тогда Мибаро принялся обходить это место по кругу.
        Внезапно его ослепил яркий солнечный свет. А рев сотни солдатских глоток оглушил.
        В этот же миг Мибаро, не задумываясь, шагнул вперед.
        Свежий воздух хлынул в легкие. Сладкий, пьянящий. Освежающий ветерок дунул в лицо.
        «Вернулся! - вспыхнула в голове радостная мысль. - Выбрался».
        Парень осмотрелся. То же место. Рядом - аванпост. А с севера несется целая армия. Не меньше ста человек. А, может, и больше. Остальных не видно. Но настроены они явно не дружелюбно.
        Мибаро, развернулся и бросился к входу в аванпост. Он уже шагнул к порогу, занес ногу в новом шаге, как внезапно раздался крик. В нем плескалась паника.
        - Стоп! Стоп-стоп-стоп-стоп! Сейчас все тут на воздух взлетим! Как же ты не вовремя, Мибаро.
        Глава 19
        «Непрерывная медитация»
        Киро проснулся и чуть не вскрикнул. Вовремя сдержал себя.
        Юноша стиснул зубы, тут же собрал всю волю в кулак. И не издал ни звука. Даже глаза не открыл.
        Тело болело так, словно по нему били молотками. Мышцы свело долгими судорогами. Сустава стали будто деревянными. И из-за неудобного положения не разогнуть их и не согнуть.
        Будто и не отдыхал вовсе. Да, это испытание похуже тех, что давал ему дядя Шамир. Во всяком случае, ни в какое сравнение с висением на ветке оно не шло. Намного сложнее. Тогда хотя бы передышки были, а тут - нет. И висеть так осталось еще два дня.
        Киро мысленно застонал, но тут же справился с мимолетной слабостью. Никто не должен видеть ее. Даже почувствовать не должны. А сам он… Да какая разница, что он чувствует! Киро знал, что справится, и этого ему было вполне достаточно. Любыми способами он выдержит это испытание. Не смотря ни на что. И оно сделает его лишь еще сильнее. Закалит. Тело и дух. Цин и Гун. Юноша верил в это. Данное наказание - лишь досадная преграда на пути. И способ проверить себя. На что он вообще способен. А так же уйма свободного времени. И подросток знал, на что его потратить.
        Юноша открыл глаза. Осмотрелся. Солнце только-только встало. Лучи еле пробивались сквозь густые кроны деревьев. Они еще не скоро засверкают над лесом.
        Привычка вставать рано. Киро ничего уже не мог с ней поделать. А последние недели в имперской армии лишь укрепили ее. И в этот раз она пригодилась подростку.
        Лагерь еще спал. Лишь у его границ изредка показывались дозорные патрули. А недалеко, у центрального коста, сидел капитан Отакаши и общался с одним из деревенских проводников.
        - Эти места еще относительно спокойные, - продолжил проводник. - Здесь - охотничьи угодья нашей деревни. Старшие охотники постоянно контролируют эти леса. Вот и к вашему приходу пошумели.
        - И зачем же? - с интересом спросил капитан.
        - Чтобы вы могли спокойно пройти на север, - ответил проводник.
        - И кто же нам мог помешать в этом? - с улыбкой и превосходством в голосе спросил Отакаши.
        - Дикие звери, - спокойно ответил проводник. - Монстры. Слицеры те же. Хотя ваш отряд большой, эти твари не сунулись бы… Но я же говорю, наши охотники контролируют эти места. Не дают плодится опасным хищникам. Да разве ж все охватишь? Бывают случаи. И разные.
        - Какие, например? - спросил капитан.
        - Да вот несколько недель назад, практически перед самым вашим приходом, мы лесного демона убили! - гордо сказал проводник.
        - Что, прямо самого настоящего демона? - недоверчиво спросил Отакаши. В его голосе слышалась издевка и насмешка.
        - Ну да, - просто ответил проводник. - Самого Гайласа!
        - Гайласа? - голос капитана стал серьезным. В нем тут же почувствовалось напряжение. - Ты ничего не перепутал? Точно Гайласа. Вы, деревенские, смогли его убить?!
        - Да говорю же! - возмущенно ответил проводник. По сути он и не врал.
        - Ну а описать ты его сможешь? Какой он был? - прищурив глаза, спросил капитан Отакаши.
        - Ну, - тут же замялся проводник. - Я… Меня лично там не было. Не видел. Только слышал рассказы охотников.
        - И что же говорили они?
        - Да ничего конкретного, - проводник совсем скис. - Его практически никто и не видел.
        - Так а кто тогда убил Гайласа? - задал резонный вопрос капитан.
        - Он, - проводник указал пальцем на Киро.
        Капитан резко повернулся к подростку. Увидел, что тот уже не спит.
        - Он был черный, - сказал Киро. - Как сама тьма. Тело и хвост как у змеи. Идеально круглая голова с огромными глазами.
        - Гайлас, - задумчиво протянул Отакаши. - Да, по описанию - это он. И как же ты убил его?
        - Перехитрил, - ответил Киро. - Но там был не только я. Еще и другие младшие охотники. Они отвлекали, я атаковал. Дядя Шамир кое-чему все-таки успел меня научить.
        Киро сказал полуправду. О том, что из него каким-то образом выплеснулась та обжигающая энергия, он благоразумно промолчал.
        - Что ж, очень интересно. И необычно, - сказал Отакаши и подозрительно прищурился. Отвернулся от подростка и продолжил разговор с проводником.
        А тот принялся дальше рассказывать капитану об особенностях этих диких мест. Диких и опасных. И сколько бы проводник не рассказывал капитану Отакаши о том, что деревенские охотники контролируют эти леса, они все равно оставались очень опасными. Лишь только по этому младшим охотникам нельзя было заходить дальше конкретных пределов. Потому что кроме слицеров, волков и кабанов там обитали хищники и пострашнее. Беры, пумы и бронзовые тигры. Водянники у лесных болот, озер и ручьев. Подземные черви. Огромные хищные сороконожки дальше к северным границам. Ну и, конечно же, лесные демоны. Об этом всегда говорили старшие охотники. Не только дядя Шамир.
        Монстры этого леса - жуткие сказки на ночь детям. А то, что могло водиться дальше за северными границами, даже взрослые вслух не говорили. И Киро склонен был им верить. Он слышал множество историй о том, как на территорию деревенских лесов забредали странные и страшные существа. Похожие на тени. С отвисшими передними конечностями. Длинными когтями. Даже Шамир об этом говорил. В деревне принято было считать, что это выродившиеся потомки первой цивилизации, что когда-то, на заре времен, жила здесь. По легенде после них остались лишь руины в самой чащобе. И вот эти жуткие тени. Вот и все.
        Так же Киро слышал от местных, что руины былых цивилизаций полны древней силы. Говорил, что в этих местах предки проводили какие-то странные обряды. Шамир склонен был считать, что это были лишь медитации. Мощные, не те, что практиковали сейчас. Поэтому и силы в таких местах с избытком. Там сконцентрирована чистейшая Ву. Древняя. Правда Киро, как и сам Шамир, слабо в это верил. До тех пор пока не начал читать учебник. Ведь совсем недавно, когда юноша начал изучать книгу, нашел в ней схожую информацию. Про древние места мощи. В ней говорилось, что они могут быть раскиданы по всему континенту. Что кое-где даже сохранились древние статуи и столбы медитаций, наполненные мощнейшей Ву. А еще есть артефакты. Так же переполненные силой. И ими может быть все, что угодно. От посуды древних, до оружия и брони. Любой предмет. Вот и все, что говорилось в книге об этом. И эта информация очень заинтересовала Киро. Ведь книга эта была уже более надежным и проверенным источником, чем деревенские байки. По крайней мере в этом учебнике была достоверная информация о пути Развития. Рабочие техники и практики боя. А,
значит, ее составлял кто-то очень осведомленный. И, скорее всего, не один человек.
        Да, мир велик. Киро это понимал. Он не ограничивается привычной для подростка деревней, да несколькими десятками километров леса. Он больше. Намного больше. И Киро лишь приходилось гадать - насколько? Да ждать того момента, когда они прибудут в Вольные Города. Тогда-то все и прояснится. Хоть чуть-чуть.
        А солнце тем временем медленно поднималось из-за горизонта. Капитан скомандовал подъем, и сержанты бросились будить солдат. Лагерь быстро проснулся. От костра вкусно потянуло кашей с мясом. Рисовыми лепешками. Наваристой и густой теперь похлебкой.
        Солдаты быстро завтракали и приступали к сбору. А Киро все ждал, что его покормят. И напоят. Но никто об этом не позаботился. Лишь перед самым выходом подошел один из солдат и облил подростка мутной водой из бадьи.
        В первое мгновение Киро зажмурился, но тут же открыл рот и принялся жадно глотать воду. Которая грязными струями стекала с головы, отросших волос. Бежала по чумазому лицу. И затекала в рот.
        Худо-бедно, но подросток утолил жажду. Полегчало. Да и прохладная вода освежила уставшее тело. Взбодрила и даже на некоторое время привела в тонус.
        Солнце поравнялось с кронами деревьев. Взводы капитана Отакаши снялись с места и двинули дальше. Сквозь лес. По узенькой дороге. Рядами по трое. По другом не получалось. Слишком мало места.
        По флангам колонны двигались разведчики. И охотники. Отряд не терял возможности пополнять запасы свежего мяса. Путь слишком длинный.
        Киро висел на цепях. А раму с ним все так же тащили его сверстники. Как и вчера они были бодры. Зелья делали свое. Жаль, что их осталось очень мало. Подросток переживал, что к исходу третьего дня его наказания они закончатся. Но сейчас он ничего не мог с этим поделать. Если бы не наказание, он все также продолжал бы ходить на охоту вместе со всеми. Украдкой рвал грибы. И обменивал бы их на зелья у лекаря Поко. Но с распятия никуда не денешься. Да и наказание никто не отменил. И не отменит.
        Отряд двигался по лесу. Не быстро. А сверху все сильнее и сильнее припекало солнце. Киро взмок от пота. Раздраженно отфыркивался. Пытался отогнать назойливых комаров и мух. А они лезли и лезли. В глаза, в нос, в уши. Облепили шею. Забрались под рубаху. Кусали и жалили.
        Киро слабо чувствовал боль от укусов. Все-таки тело ахиро стойкое и выносливое. Но само ощущение ползающих по телу насекомых убивало. И Киро ничего не мог с этим поделать. Не отогнать, не прихлопнуть. Лишь терпеть.
        И он терпел. А чтобы было проще, погрузился в медитацию. Так и тело отдохнет, и разум отвлечется от вездесущих насекомых.
        Подросток быстро вошел в состояние медитации. Завис на самой грани сознания и реальности. Не стал погружаться глубоко. Пока. Чтобы не расходовать энергию. И принялся вспоминать все то, что прочел в книге. Повторял в памяти приемы, их связки и новые практики, что успел запомнить. Мысленно оттачивал каждое движение. Запоминал. И представлял на себе в реальном бою. Других способов тренировки он пока не видел.
        Так он занимался до полудня. По крохе тянул энергию из Источника. Потом из окружающего мира. И снова из Источника. Чередовал. И вскоре, не смотря на общую усталость и измотанность, почувствовал характерный прилив сил. Характерный для получения второй звезды!
        Подросток воодушевился. Принялся мысленно повторять все эти приемы. Активнее потянул энергию из внутреннего мира. Однако этого было мало. Тогда Киро воспроизвел в памяти глиф техники «Концентрация медитации», зачерпнул Ву из Источника и влил ее в символ. Он тут же активировался. Подросток сразу же углубился в медитацию, полностью открылся хлынувшей со всех сторон энергии. И с удвоенной силой и скоростью начал повторять изученные практики рукопашного боя.
        Четкие образы. Резкость воображаемых движений. Понимание связок. Быстрые перестроения. И ширящееся в груди ощущение прилива сил.
        Внезапно Источник запульсировал, задрожал.
        «Это нарождаются новые энергетические каналы, - с радостью подумал Киро. - Расширяется и сам Источник».
        Подросток замер. Прервал повторение практик. Успокоился.
        Основа. Фундамент. Баланс. Равновесие. Боли нет. Ни в теле, ни в душе. Как и голода, и жажды. Только он и Ву. И вторая звезда.
        Энергия все быстрее и быстрее текла в Источник. Стремительно заполняла его. Быстрее, чем горная река. Неудержимая, бущующая и пенящаяся. Обжагающая.
        Вот только Источник наполнялся медленно. Связано ли это с тем, что Киро устал? Что измотан? Он не знал. Но уверен был в одном точно - чем выше этап, ступень и звезда Развития, тем больше Ву необходимо. Тем больше требуется тренировок и практик. А этого ему сейчас не хватает. Вот и приходится компенсировать их увеличенным объемом энергии. Которая сейчас безудержно лилась в тело.
        Киро почувствовал, что все глубже и глубже погружается в медитацию. Снова. Как в первый раз, когда он изучил технику «Концентрация медитации». И это опасно. Чревато. Ведь долго находиться в состоянии медитации - опасно. От перегрузки организма, разум может просто выбросить в реальный мир. Обжечь, или даже выжечь, часть энергетических каналов. Из-за резкого разрыва контакта Истоника с Ву. А как постоянно находится в медитации, Киро не знал.
        Другая опасность заключалась в том, что Источник мог переполнится и выплеснуть лишнюю энергию в мир. Как чуть не произошло в предыдущий раз. Благо Киро успел выбраться как раз вовремя. Теперь это будет сделать сложнее. Да и не хотелось прерывать активный процесс Развития. Ему нужна была новая звезда. Просто необходима. Ведь она приблизит юношу еще на шаг к мести. Сделает чуточку сильнее. И подтолкнет к третьей ступени Развития. А там - доступ к младшим Путям. Каким он будет? Киро точно не знал. Но догадывался.
        А энергия тем временем продолжала хлестать. Источник пульсировал и дрожал все сильнее и сильнее. Подросток теперь всем телом чувствовал быстрое формирование новых энергетических каналов. И рвался вперед. Стиснув зубы, сжава кулаки. До побелевших костяшек. До хруста в пальцах.
        И тут полыхнуло!
        Нет, не во внешнем мире. А внутри Киро. В его теле и разуме.
        Цин. Гун.
        Новая звезда!
        Невыносимая боль во всем теле. Нестерпимое жжение в голове. Настоящий пожар. Но он это сделал! Сделал. Получил вторую звезду. И чуть не потерял сознание.
        Дикий росчерк боли перечеркнул спину. Следом за ним - еще один.
        Киро не вскрикнул. Хотел бы, да не смог. Слишком глубоко он погрузился в состояние медитации. Но теперь, когда очередная звезда была получена, подросток принялся выбираться обратно.
        Он торопился. Ву снова плескалась у самых краев тела. Вот-вот она заполнит его и выплеснется наружу. А этого нельзя допустить.
        Вперед. Только вперед! Наверх.
        Киро вынырнул из медитации. Судорожно вдохнул свежий воздух. И тут же сморщился от боли. Раздирающей спину.
        - Ну что? Очнулся? - строго спросил Отакаши. - Как тебе сегодняшние розги?
        Киро сфокусировал взгляд. И увидел выходящего из-за своей спины сержанта Нуратаси. Его левая рука перебинтована. Покоится у груди, подвешенная на вычурный ремешок. Под бинтами - шины, фиксирующие кость. А в правой руке - окровавленная розга.
        Сержант весело улыбался. И не отводя взгляда, смотрел на Киро. И подросток не видел в этих глазах ничего, кроме угрозы.
        - Понравилось? - спросил Нуратаси.
        - Неплохо, - ответил Киро. Он специально напустил в свой голос подобострастия. - Надеюсь, что это так же больно, как перелом руки.
        Нуратаси гневно сверкнул глазами, перевел взгляд на капитана Отакаши. В нем читалась не просто просьба, а мольба. Ударить подростка еще раз.
        - Хватит, - тихо сказал Отакаши. - Ему достаточно. Он нам еще нужен. Живым.
        Киро ничего больше не сказал. Устало прикрыл глаза. Попытался расслабиться. Однако не получилось. Неудобное положение. Боль в спине. Усталость. И истощенность недавней тренировкой. Все это мешало. Не давало покоя.
        Тогда подросток снова принялся медитировать. И опять на грани сознания и реального мира. Это облегчало боль. Позволяло худо-бедно восстанавливать тело после полученных ударов. Но недостаточно. Сейчас бы поесть. И попить. Тогда и физическая энергия вернулась бы в тело. Стало бы легче.
        Но такой возможности не было. Поэтому приходилось надеяться, что его все-таки покормят. И это случилось. Вот только поздно вечером. Когда взводы снова встали на ночевку.
        Подростку дали жидкой каши с овощами. Мясную похлебку. Маленькую плошку. Слишком маленьку. Ну а напоследок - черствую рисовую лепешку. И кружку горьковатой воды.
        Киро проглотил пищу в мгновение ока. И забылся тяжелым сном. В котором он опять увидел сновидение. То же самое, что и вчера.
        Мужчина. Черный плащ. Глубокий капюшон. Лица не видно. Лишь фигура до боли знакома. Он беззвучно бродит вокруг. Страшно и неестественно трепещут полы плаща на ветру. Незнакомец рыщет, проверяет что-то. И умело сливается с тьмой, когда рядом проходят дозорные патрули.
        Вот очередной отряд стражи проходит мимо него. Не замечает. Минует рамку с подвешенным на ней подростком и скрывается в ночи.
        Внезапно незнакомец оказывается перед Киро. Юноша во все глаза смотрит на него. Но лица разглядеть так и не может. Мужчина стоит спокойно. Наблюдает. Медленно вскидывает правую руку и начинает уверенно взмахивать ей. Выводит какой-то знак.
        Киро присмотрелся внимательнее. Символ «е». Он его уже видел. Это глиф техники «Концентрация медитации». Однако незнакомец на этом не остановился. Он начал тыкать пальцем в воздух. И рядом с глифом «е» стали медленно проявляться точки. Четыре штуки. Сверху, снизу и по бокам.
        И этот символ Киро тоже видел! Он изображен на той щепочке. Старательно выведен угольком из костра.
        Мужчина закончил рисовать символ. И резко толкнул его в сторону Киро.
        Глиф тут же вспыхнул и устремился юноше прямо в лице.
        Киро дернулся как от удара. Проснулся. И осмотрелся.
        Вокруг царила ночь. До рассвета еще далеко. И никого рядом нет! Никакого незнакомца в черном плаще.
        Подросток унял нервную дрожь. Вдохнул, выдохнул. Успокоился, прикрыл глаза. И осознал, что раз за разом воспроизводит в памяти тот самый символ «е» с точками по краям. Делает это непроизвольно.
        «Это глиф, - подумал Киро. - Тут все ясно. Но что он значит? И почему так похож на символ техники „Концентрация медитации“? Видимо, он с ним тесно связан. Возможно, это какая-то производная от него?»
        Киро этого не знал. Но был уверен в одном - он запомнил этот глиф. Еще тогда, в самый первый раз когда обнаружил его. Когда прятал в дупле. И запомнил он этот символ по той же аналогии, что и изученный уже в книге. Глиф «е» с точками. Так же вспыхнул в его памяти и закрепился там.
        Значит, осталось только активировать его!
        Страшно. Рискованно. Вдруг это что-то опасное? Или запрещенное? А вдруг это убьет? Хотя, не мог тот, кто подбросил ему такой желанный учебник, подставить подростка! Или мог? И это лишь приманка?
        Страшно. Но очень интересно! Вдруг в этом глифе скрыта мощь? Что, если он очень важен? Вдруг он ключ к новым высотам?
        Однако Киро отбросил все сомнения. Попробовать стоит!
        Подросток быстро погрузился в медитацию. Воспроизвел в памяти неизвестный глиф. Зачерпнул в Источнике Ву и направил ее на символ. Тот моментально вспыхнул. Залил сознание подростка ярким светом и… Погас.
        «Что это значит? - встревожено подумал Киро. - Он же активировался. И я не отменил его. Почему он сам пропал? Не сработало? Или сработало? И какой эффект это дало мне?»
        Вопросы. И ответов нет. Тогда юноша снова воспроизвел глиф в памяти. Активировал его. Символ вспыхнул и так же погас.
        Киро мысленно выругался. Ничего не понятно! Как он работает? И работаеть ли?
        «Стоп! - вдруг вспыхнула идея в голове. - А что, если и, правда, эта технка - производная от „Концентрации медитации“. Что если так? Тогда, наверное, необходимо сначала активировать ее, а потом уже эту неизвестную технику!»
        Подросток так и поступил. Сначала привел в действие «Концентрацию медитации». Глиф вспыхнул и так и остался висеть в сознании. Отлично! Он работает. Теперь новый символ.
        Киро воспроизвел его и с удивлением заметил, что этот глиф четко наложился на первый. Тогда подросток быстро плеснул в него Ву. Символ вспыхнул. И продолжил так же ярко гореть!
        «Есть! - мысленно ликовал Киро. - Есть. Получилось! Только теперь бы понять, что он мне дал».
        Юноша покрутил глиф новой техники и так и сяк. Осмотрел его со всех сторон. И все равно ничего не понял. Тогда Киро решил прервать медитацию и выйти в реальный мир. Посмотреть. Может быть, там что-то изменилось? Возможно, это активная техника.
        Киро, оставив активными обе техники, вынырнул обратно. И с удивлением понял, что процесс медитации не прекратился. Наоборот. Продолжился. Сам собой! Не зависимо от стараний подростка. Точнее от их отсутствия!
        Юноша ошеломленно прислушивался к своим ощущениям. И понимал, что энергия Ву сама собой течет в Источник. Медленно. Не так, как при настоящей медитации. Но течет! И постепенно заполняет его.
        Киро чуть было не заорал от радости. Невероятно. Новая техника. И даже комбинация из них! Вот это открытие!
        Подросток ликовал. Жизнь тут же заиграла новыми красками. Ведь, скорее всего, получается, что и другие техники можно комбинировать! И создавать из них нечто мощное. Убойное. Или великое!
        Внезапно из чащи леса донесся разъяренный вопль. Крик огромной кошки.
        Дозорные патрули встрепенулись. Проснулись солдаты. Сонно уставились в темноту леса. Поднялся на ноги капитан Отакаши. Поднял с постелей проводников.
        - Что это такое было? - спросил их капитан.
        - Пума, - сонно ответил проводник.
        - Нам стоит бояться? - уточнил Отакаши.
        - Пока - нет, - последовал ответ.
        Вопль огромной хищницы повторился. Теперь он скорее был возмущенный. И встревоженный.
        - А это уже плохой знак, - подал голос проводник. - Обычно пума так орет лишь в одном случае.
        - И в каком же? - с тревогой спросил Отакаши.
        - Когда на ее пути встает более опасный хищник! - пояснил проводник. - Готовьтесь. Скоро к нам нагрянет поистине жуткий гость.
        Глава 20
        Ункай
        Пума вскрикнула вновь. Испуганно. Жалобно. И затихла. Всего на пару минут, а после этого опять заорала. Теперь - намного дальше. Хищница уходила вглубь леса.
        - Безопасно, значит? Охотники подготовили нам путь, говоришь? - злобно прошипел капитан Отакаши.
        Проводник испуганно сжался и виновато сказал:
        - Я же говорю - относительно безопасно. Да и случится тут может всякое. Никто не застрахован. На то они и есть дикие звери и монстры.
        Капитан сплюнул себе под ноги. Злобно выругался. Спросил:
        - Ну и как по твоему? Что за хищник это может быть?
        - Возможно бер, - задумчиво сказал проводник. - Хотя пума его не особо боится. Легко может вступить с ним в схватку.
        - Ну, а еще варианты? Чего нам ждать?! - нетерпеливо вскрикнул капитан.
        - Не знаю, - рассеяно сказал деревенский проводник. Его голос дрожал. - Но лучше готовится к худшему. Разведите костер поярче. Расставьте факелы по периметру лагеря. Так зверь не сможет подобраться незаметно. И приготовьтесь к обороне.
        - А не проще ли побыстрее покинуть это место? - уточник капитан Отакаши.
        - Нет, - отрезал проводник. - Во всяком случае не ночью. Это время хищников. И сейчас их не перехитришь. Лучше стоять здесь. И пытаться отбиваться. У вас много воинов.
        Капитан Отакаши кивнул. Развернулся и молча направился к солдатам. Принялся раздавать приказы. Лагерь тут же снова ожил. Посреди ночной тишины.
        Десяток воинов принялся таскать из леса дрова. Другие размещали факелы по периметру лагеря. Крепили их к деревьям. Устанавливали на деревянные треноги, собранные из тоненьких жердей. Которые срубили тут же.
        Стало значительно светлее. Хотя только еще близился самый темный час ночи. Перед рассветом.
        Отакаши метался по поляне. Раздавал приказы. Выстраивал солдат в боевые связки. Расставлял их по периметру. Наверное, он все делал правильно. Для обороны против людей. Но вот поможет ли это против лесного хищника? Киро не знал. Он продолжал с тревогой наблюдать за действиями солдат, сержантов и капитана. Нервно дергал конечностями. Но из кандалов освободиться не мог. И это очень сильно напрягало.
        Киро не хотел отдавать свою жизнь на волю случая. А, видимо, к этому все и шло. Если его не снимут с распятия, то он не сможет защищаться. Станет очень уязвим. И хищник почувствует это. В первую очередь бросится на самого беззащитного.
        Подросток забился в цепях. Задергался. Загремел металлическими звеньями.
        - Эй, чего шумишь?! - возмущенно спросил пробегающий мимо сержант Нуратаси.
        - Освободите меня, - попросил Киро. - Хотя бы на время опасности. Потом обратно закуете.
        Нуратаси ничего не сказал. Бросился дальше. Остановился рядом с Отакаши и сказал:
        - Господин капитан, Киро Ублюдок просит, чтобы его освободили. Хотя бы на время.
        Отакаши повернулся к юноше. Направился в его сторону.
        - Зачем мне тебя освобождать? - спросил он подростка.
        - Без особой на то причины, - ответил Киро. - Просто я тоже, как и вы, хочу выжить. Какая от меня польза сейчас. Да и что я делать буду, если зверь нападет? Только умирать. А так - вам помогу. Я ведь тоже ахиро. Один из немногих в ваших взводах. Сколько у вас таких же бойцов?
        - Я, Проводник Ошу и лекарь Поко, - ответил Отакаши. Других нет. Да и от лекаря-то особо толку нет. Он уже стар.
        - Есть еще я, - повторил Киро. - Я могу драться. Сержант Нуратаси видел. Он знает, на что я способен.
        - Хорошо, - кивнул капитан. - В твоих словах есть резон. Но не думай, что твое наказание на этом окончится. Нет.
        - Согласен, - быстро кивнул Киро и сморщился от боли, прострелившей затекшую шею. - Сразу после того, как мы одолеем хищника, вы закуете меня обратно. И я в полной мере понесу свое наказание. Еще целый день. До завтрашнего утра.
        Отакаши задумался на несколько секунд, кивнул. Отдал приказ:
        - Освободите его. Дайте ему копье. Ты ведь умеешь с ним обращаться? - спросил капитан.
        - Только с ним и умею, - ответил Киро. - Другое оружие не успел освоить.
        - Отлично, - кивнул Отакаши и прикрикнул на солдат: - Исполняйте! Немедленно!
        - И да, - сказал Киро. - Мне нужно мое копье. Оно короче ваших. Я к нему привык.
        Капитан кивнул.
        Тут же подбежали воины. Принялись освобождать подростка из кандалов. Они расстегнули замки, подхватили Киро на руки. Уложили на землю. Юноша не спешил вставать. Он плохо чувствовал ноги и руки. Мышцы затекли и одеревенели. Поэтому для начала необходимо их размять.
        «Привычка! Это должно стать твоей привычкой! - вспомнились слова дяди Шамир. Так он говорил о ежедневной утренней тренировке».
        И был абсолютно прав.
        Киро только теперь начал убеждаться в этом. Да и во всем остальном, чему учил дядя. Только сейчас. Со временем. И с опытом. Который юноша получал каждый новый день.
        Сначала подросток начал разминать шею. Плечи. Легкие движения. И боль в застоявшихся мышцах. Потом - пальцы. Кисти рук. Предплечья. Минут через пять он медленно смог подняться на ноги. Приступил к более активной разминке. Растяжки. Перекаты с ноги на ногу. Дыхательные практики. Которым научил дядя Шамир.
        Сила и гибкость быстро возвращались в тело. Киро воспрял духом. Теперь он не чувствовал себя беззащитным. Восстановив тело, он попросил воды. Напился, а вот есть не стал. Перед самым боем не следует. Если бы заранее - другое дело. Но сейчас времени нет.
        Лагерь затих. Закончились приготовления к бою. Завершилась подготовка обороны. Ярко пылал костер за спинами солдат. Светились факелы в лесу. Освещали периметр и подступы к поляне.
        Тишина. Лес замер. Не орали ночные птицы. Замолкли насекомые в воздухе и в траве. Все остановилось. В нервном ожидании. Солдаты молчали. Даже не перешептывались между собой. Пялились в ночную тьму. Лишь их руки подрагивали на рукоятях мечей и на древках копий.
        Внезапно впереди, в лесу, зажглись два огонька. Будто чьи-то глаза. Тут же потухли. И вспыхнули вновь. Словно кто-то мигнул. Привык к свету костра и факелов в кромешной темноте. Вновь уставился на солдат.
        Молчание. Тяжелое дыхание воинов. Нервная возня деревенских проводников за спиной.
        Капитан Отакаши принял боевую стойку. Сжал кулаки. Они тут же вспыхнули прозрачным светом. Следом - и все тело капитана.
        «Отакаши активировал железный Цин-Гун, - понял Киро. - Дядя так же делал. Только цвет энергии другой был. Наверное, потому что Пути разные».
        Тем временем примеру капитана последовал и Проводник Ошу. Он так же расставил ноги пошире. Развел руки в стороны и активировал защитную технику. На его теле вспыхнул голубой свет. Не прозрачный, а больше похожий на воду.
        Киро с сожалением уставился на свои руки. У него пока боевых техник нет. Не успел выучить. Да и не мудрено. Он только ступил на путь их постижения. И, как понял юноша, этот процесс был не быстрым.
        А два огонька в ночной тьме все так же продолжали светиться. Через минуту они поплыли вперед. Прямо на солдат. Метр за метром они приближались к полосе света. Плавно покачивались.
        Киро затаил дыхание. Он даже предположить не мог, что за хищник к ним пожаловал. Лишь гадал. Но через несколько секунд все вопросы отпали сами собой.
        В круг света вышел обычный волк. Крупный. С густой серой шерстью. Он ни чем не отличался от своих сородичей. Разве что глазами. Слишком уж они были… Человеческими.
        Киро вздрогнул. Передернул плечами. Ему тут же стало не по себе от этого взгляда.
        - Всего-то? - воскликнул капитан Отакаши. - И это его мы так боялись? М-да, тоже мне - матерый хищник.
        Капитан повернулся к лучникам и скомандовал:
        - Огонь!
        Тут же захлопали тетивы. Звонко зажужжали стрелы. Впились в бока зверя. Но тот лишь возмущенно рыкнул. Встал на дыбы и начал быстро увеличиваться в размерах.
        - Ункай! - в панике крикнул кто-то из солдат и выпустил в зверя болт из самострела.
        - Ункай! Ункай! - орали остальные.
        Капитан Отакаши, не дожидаясь атаки своих бойцов, действовал сам. Быстро. Решительно. Он вынул из своей сумки гренаду и швырнул ее в оборотня-ункая. Жахнуло!
        Оборотень взвизгнул, кувыркнулся в воздухе. Его левая лапа отлетела в сторону. Из рваной раны хлынула черная кровь. Больше видимых повреждений на нем не было.
        Ункай, шатаясь, поднялся. Угрожающе зарычал. И начал быстро деформироваться. С треском разошелся на части. Которые тут же превратились в крупных волков. Зарычали. Завыли. И бросились на солдат.
        Двадцать пять крупных самцов. А следом за ними - сам ункай. Он прихрамывал и потряхивал головой. Видимо взрыв, все же, оглушил его.
        А волки мчались на воинов. Послышались хлопки самострелов. Но хищники ловко уходили от болтов. Маневрировали среди деревьев. Ныряли в кусты и тут же выскакивали.
        Первый зверь бросился в атаку. И тут же повис на копьях. Вот только он и не думал умирать. Яростно щелкал зубами. Рычал и скалился. Скреб лапами по древкам.
        - Голову! Голову рубите! - раздался чей-то крик. А в следующую секунду стало не до этого.
        Остальные хищники бросились на солдат. Одновременно. Яростно. С остервенением. Воины закрутились на месте. Пытались колоть копьями, но звери оказались слишком ловкими. И проворными. Они легко уходили от ударов. Низко пригнувшись к земле, проскакивали под наконечниками копий. Кидались на солдат. Вцеплялись в животы. В пах. И в глотки.
        Ночную тьму разорвали дикие вопли. Визги гибнущих воинов.
        Ункаи оказались слишком сильны.
        Киро удобнее перехватил свое копь. Ближе к широкому длинному острию. Прикрыл глаза. Почувствовал тяжесть оружия в руках. Оно - продолжение руки. Продолжение его собственного тела. Неотъемлемая часть. И сила.
        Ункай бросился на одного из солдат. Тот завертелся, уходя от острых клыков. Киро бросился к воину. Встал у него за спиной. Солдат крутанулся в очередной раз. И тогда подросток быстро развернулся в противоположную сторону. Ударил зверя пяткой копья в бок. Сбил его с ног. И метнулся вперед.
        Ункай быстро вскочил, ощерился. И кинулся на юношу. Киро взвился в воздух, перемахнул через хищника. Кувыркнулся в воздухе и попытался достать зверя острием копья. Не вышло. Ункай ловко отскочил в сторону, отступил назад. Закружил рядом. Киро приземлился на ноги. Припал к земле. Отставил копье в сторону. И помчался на хищника. Запетлял, раскачиваясь из стороны в сторону. Зверь замер. Взгядом следил за действиями подростка. Снова попятился назад. И словил болт из самострела прямо в бок.
        Киро рванулся с удвоенной скоростью. Ударил отвлекшегося зверя в шею. Тот захрипел, задергался. Но копье жестко удерживало его.
        - Голову руби! - крикнул кто-то из солдат.
        Но юноше нечем было это сделать. Он удерживал ункая копьем. И не мог отпустить.
        Внезапно подскочили двое сверстников. Принялись лупить зверя остриями копий. Хищник запаниковал. Задергался сильнее. Разбрасывая кровавую пену вокруг.
        - Прижми его копьем! - скомандовал Киро одному из подростков. Тот выполнил то, что требовалось.
        - А ты тащи меч! - крикнул Киро другому юноше. И тот бросился назад. Искать меч.
        Снова прогремел взрыв. Несколько ункаев взвыли. Захлебнулись собственным воем.
        Киро обернулся. Глянул через плечо. Зверей осталось всего двое. Один - обычный ункай. А второй - старший оборотень, породивший тех пятерых. И он не спешил вступать в схватку. Снова выгнулся дугой. С треском разделился. Помножился еще на десятерых хищников. Те стремительно бросились в атаку.
        - Нашел! - выкрикнул запыхавшийся сверстник. Он бежал с мечом в руках.
        Внезапно один из ункаев перемахнул через несколько солдат. Врезался в юношу. Повалил его на землю. И откусил голову. Ни криков, ни стонов боли. Лишь извивающееся и сучащее ногами тело на земле.
        А хищник тем временем повернулся к Киро. Оскалился. И бросился вперед.
        - Удерживай этого! - приказал Киро второму сверстнику. - Столько, сколько сможешь.
        Подросток кивнул и навалился на копье. Ункай под ним задергался, захрипел, заскреб лапами. И тогда Киро выдернул свое копье из тела хищника. Метнулся наперерез другому. Ловко увернулся от клыков. Прямо на бегу совершил кувырок, взвился в воздух и камнем рухнул вниз головой. Выставил копье перед собой.
        Острие вошло точно в макушку ункаю. Раздробило череп. Зверь мгновенно затих. Однако Киро не решился выдергивать копье из головы хищника. Наоборот. Пригвоздил ее к земле, оставил так копье и бросился за мечом. Который выронил убитый оборотнем сверстник. Подобрал оружие. Метнулся назад. Легко отсек голову ункаю. Заторопился на помощь второму подростку. А тот держался уже из последних сил. Зверь под его копьем все никак не хотел умирать. Дергался, извивался, пытался вырваться. Стремился уничтожить своего противника.
        Киро замахнулся. Опустил меч. Еще одна голова оборотня покатилась по земле. Взвыл старший оборотень-ункай. Ему вторили остальные волки. Рванулись назад. К старшему зверю. К своему создателю.
        «Решил отступить? - мелькнула мысль в голове Киро. - Или что-то еще задумал?»
        Но времени на размышления не было. Подросток отбросил меч, вернулся за своим копьем и поспешил на помощь остальным солдатам. Ведь бой еще не закончился.
        Капитан Отакаши сражался в самой гуще схватки. Он лишился оружия и теперь голыми руками атаковал тварей. Его кулаки то и дело вспыхивали. И от таких ударов звери отлетали в стороны. Их кости хрустели. Рядом с капитаном лежал даже один хищник с насквозь пробитым телом. И дыра эта явно была оставлена кулаком.
        Киро мгновенно сообразил, что Отакаши активно использует техники. Да, впечатляющая мощь. Юноше еще до такого расти и расти. Работать над собой и Развиваться.
        Киро с завистью глянул на капитана. И зависть эта была скорее белой, чем черной. Но и на это времени не было. Подросток устремился в самую гущу битвы. Вклинился в стаю разъяренных хищников. Сбил одного. Полоснул по боку другого. Отточенные движения. Резкие. Четкие. Без суеты. Все, как учил дядя Шамир. Очередная практика боя. Киро не забывал об этом. Держал в уме. Все это делает сильнее. Ускоряет на пути Развития. И приближает получение следующей звезды. Ведь чем больше практик, тем больше опыта. А вместе с ним - мощь. И новые высоты.
        Приходилось учитывать все. Четко выполнять все приемы и их связки. И следить з обстановкой вокруг. Чтобы ни один зверь не подкрался сзади. Не атаковал. И Киро крутился, словно ветряная мельница. Колол, рубил, сбивал с ног хищников. А те, окруженные со всех сторон солдатами, рвались обратно. Пытались отступить.
        Старший оборотень-ункай заметался среди деревьев. Яростно зарычал. Он жаждал расправиться с людьми. Но так же боялся и за свою жизнь. Ункай понял, что этот противник ему не по зубам. И поэтому отзывал своих зверей. Боялся их потерять. Ведь они были частью его. Его плотью и кровью.
        Киро понял это по метаниям оборотня. Вынырнул из схватки. Осмотрелся. Нашел тело мертвого солдата. На его плече - сумка. Подросток бросился к ней. Запустил внутрь руку. Принялся осторожно шарить там. Быстро нащупал глиняный бок гренады. Достал ее и побежал вперед. К оборотню.
        Юноша подобрался к старшему ункаю на расстояние броска. Затерялся среди солдат. Затаился. Убедился, что оборотень не обращает на него внимания, вскочил и кинул гренаду в старшего зверя.
        Грохнул взрыв. Ункай отлетел в сторону. Заскулил. На его толстенной шкуре теперь зияли глубокие раны. Сочились черной кровью. Взвыли остальные звери. Еще яростнее рванулись назад. Изо всех сил. Теряли своих, получали тяжелые раны. Но не обращали на это никакого внимания. Перли на пролом. Не останавливались.
        Сквозь строй солдат прорвались лишь трое зверей. Бросились к старшему ункаю. Слились с ним воедино. И оборотень, жалобно скуля и воя, отступил. Затерялся среди деревьев, скрылся в ночи.
        Солдаты молча смотрели ему в след. Оружия они не опускали. Но и победных криков не было. Они не победили.
        - Ранили! - громко сказал капитан Отакаши. - Но не убили.
        - Мы сильно его потрепали, - сказал кто-то из солдат. - Очень сильно. Он нам теперь не страшен. Не вернется. Месяц будет зализывать раны. А то и больше. Если никто из хищников с ним раньше не расправится.
        - Это точно, - кивнул капитан и отряхнул руки. С них полетели ошметки плоти зверей. Потекла черная густая кровь. - Теперь он нам не опасен.
        - Может, пошлем за ним отряд? - предложил сержант Нуратаси. - Добьем его!
        - Нет, мы не будем рисковать, - отрезал капитан. - И так потери понесли. Нет, погоню мы устраивать не будем.
        Киро облегченно вздохнул. И зашатался. Голова закружилась, а ноги подогнулись. Навалилась слабость, усталость. Все-таки наказание давало о себе знать. Оно измотало подростка, истощило физически.
        Юноша сел прямо на землю. Уронил голову на руки. Спать. Хотелось просто спать. Вот только чувство жара в груди отвлекло. Киро прислушался к своим ощущениям. И полнял, что Источник снова слабо пульсирует. В нем зарождаются новые энергетические каналы. А, значит, скоро еще одна звезда. Третья. И новая ступень!
        «Вот только почему так быстро? - подумал Киро. - Я только днем достиг очередной звезды. И вот нарождается новая».
        Внезапно он все понял. Вспомнил!
        Киро ведь так и оставил обе техники активными! И «Концентрацию медитации», и новую. Которая, как понял подросток, обеспечивала непрерывную медитацию. И постоянное поглощение энергии Ву. Хоть и медленное. И при этом не требовалось даже погружаться в само состояние медитации. Не приходилось отвлекаться от реального мира. Тело и дух делали все сами.
        Капитан Отакаши тем временем прошелся по лагерю. Вернулся обратно и принялся раздавать приказы:
        - Пересчитать убитых и раненых. Убрать тела. И всем привести себя в порядок. Свернуть лагерь. Утра дожидаться не будем. Выдвинемся в путь затемно.
        Солдаты устало взялись за дело.
        - А этого, - капитан указал на Киро, - снова в кандалы, и подвесить на жерди. Пусть несет свое наказание в полной мере.
        Глава 21
        Выжженная пустыня
        Под подошвой башмака Теккер Ти захрустел скорпион. Другие, более мелкие гады, в страхе бросились врассыпную.
        Теккер быстро осмотрелась. Прыгнула следом за скорпионами. Принялась яростно топтать их. Слева тут же застрекотали ездовые ирги. Справа зашипели и защелкали клешнями более крупные членистоногие.
        «Хорошо хоть не ракоскорпионы, - мелькнула страшная мысль. - А то бы и мне конец пришел. Такие твари и до двух метров в длину вырастают!»
        Девочка растоптала последнего мелкого гада. Обернулась. Большие скорпионы уже окружили двух пушистых зверьков. Подбирались все ближе.
        Скорги. Двое. Самка и ее детеныш. И мать умирала. Медленно. Но не сдавалась. Самоотверженно бросалась на ядовитых гадов. Уничтожала их. И получала все больше и больше ран. Она истекала кровь. И пусть скорг и была от природы устойчива к яду змей и скорпионов. Но все же она умирала. От обычных ран. Ведь скорпионов было слишком много для нее одной. А детеныш был слишком неопытен. Еще не мог охотится. Он лишь прятался за мать, сопел и жалостно пищал. Боялся. Трясся всем телом.
        Боялась и самка-скорг. Боялась, но самоотверженно бросалась на врагов. Защищала ребенка. Себя она уже не могла спасти. И от этого детеныш кричал еще более жалобно. Его глаза и нос стали влажными. Видимо от слез. Если он вообще мог плакать.
        Теккер Ти не знала этого. Однако и сама была готова вот-вот разрыдаться. Поэтому и бросилась на помощь. Уничтожала скорпионов. Но тоже не справлялась. А гады подобрались к зверькам уже вплотную. Девочка метнулась назад, подобрала огромный отцовский меч. Который тащила все это время с собой. Размахнулась и плашмя ударила лезвием по членистоногим. Раздался отвратительный хруст, шипение. Щелканье клешнями. Скорпионы в страхе заметались. Обернулись к Теккер. Бросились на нее.
        Девочка взвизгнула, отбросила тяжеленный меч и кинулась назад. У нее, в отличие от скоргов, стойкости к ядам не было.
        Теккер, спотыкаясь, бежала по песку. Резко обернулась, достала из-за пояса мамины кинжалы. Пригнулась. Нащупала пальцами характерные выпуклости на рукоятках клинков. Нажала. Они тут же раскрылись, превратившись в острые веера. Девочка полоснула ими скорпионов. Острая сталь с легкостью разрезала хитиновые панцири. Девчонка тут же крутанулась и махнула вторым веером. Еще несколько трупов на песке. Размером чуть больше мужской ладони.
        А самка-скорг тем временем, пока отвлеклись гады, бросилась на них сзади. Остервенело принялась грызть их. Рвать лапами. Часть скорпионов развернулась. Снова накинулась на зверька. Членистоногие принялись жалить ее, рвать клешнями. Самка взвизгнула от боли. Споткнулась. Упала. Скорпионы тут же накинулись на нее. Скорг исчезла под их черными телами.
        Теккер Ти пыталась отбиться от оставшихся гадов. Неумело орудовала мамиными веерами. И понимала, что не справится.
        - Эй! Чего встали? Помогайте! - девочка без особой надежды крикнула ездовым иргам.
        Те лишь ощерились. Застрекотали. С интересом уставились на скорпионов. Тогда Теккер Ти отпрыгнула назад, изловчилась, схватила одного гада за жало и бросила ящерам. Те тут же слопали его.
        - Вон их сколько! - крикнула девочка. - Идите, ешьте. Вот вам долгожданный обед.
        Ирги с интересом завертели головами. Осторожно шагнули вперед. Сцапали нескольких скорпионов, быстро слопали их. И с жадностью напали на остальных.
        Теккер облегченно выдохнула. Бросилась на помощь самке-скоргу. Вот только было уже поздно. Зверек, распластавшись, лежала на песке. Мелко дрожала. И с тоской смотрела, как к ее детенышу подбираются скорпионы.
        Их было не много. Все, кто смог выжить. Да, видимо скорг знатно потрепала их перед тем, как ее окончательно покинули силы.
        Девочка с диким воплем налетела на скорпионов. Принялась яростно полосовать их веерами. В воздух полетела слизь, куски хитина, отрубленные жала. А малютка-скорг сжался, пищал и неуверенно пятился назад. Все его лицо теперь стало мокрым. От слез. Теперь девочка в этом не сомневалась.
        - Гады! Гады! Вот вам! Вот! - выкрикивала Теккер, рубила скорпионов. И тоже плакала. Соленые слезы чертили светлые полосы на обветренном чумазом лице. Капали на песок.
        Слева и справа подскочили ирги. Принялись хватать членистоногих гадов. И сразу же есть. Они быстро расправились с оставшимися скорпионами и, толкаясь боками, отошли назад. Принялись шнырять вокруг в поисках нового лакомства. Но ничего уже не нашли.
        Теккер Ти обессилено повалилась прямо на песок. Нажала на выступы в рукоятях кинжалов. Те с тихим лязгом сложились обратно в кинжалы. Девочка вытерла слезы. Попыталась. Но лишь еще больше размазала грязь по лицу. Толстый слой. Быстро ставший серой коркой.
        Малютка-скорг внимательно осмотрелся. Прижал ушки к голове. Затих. Убедился, что никто на него больше не нападет, привстал на лапах и бросился к матери. Остановился около ее неподвижного тела. Обнюхал. Потыкался носом. И громко заверещал.
        Теккер Ти упала на бок. Уткнулась лицом в песок. Затряслась в беззвучных рыданиях. А маленький зверек вторил ей. Во весь голос. И жаль, что Теккер больше уже не могла кричать. У нее не было на это сил. Но так хотелось! Просто распирало изнутри.
        Вскоре скорг тоже затих. Девочка подняла голову и посмотрела на него. Зверек перестал пищать. Улегся рядом с телом мертвой матери, положил голову на ее пушистый бок и прикрыл глаза. К его носу скатывалась прозрачная слезинка.
        - Эй, малютка, - тихо сказала Теккер. - Она умерла. Отдала свою жизнь, спасая тебя…
        Дыхание перехватило. Предательский колючий ком снова встал в горле. Девочка зарыдала.
        Скорг поднял уши, открыл глаза. Уставился на девочку. Зашевелился.
        - Она умерла, - тихо повторила Теккер Ти. - Иди сюда. Теперь тебе нельзя здесь оставаться. Пойдем со мной. Я тебя защищу.
        Девочка разговаривала с ним как с человеком. Нет, конечно же, скорг не был настолько разумен. Однако считалось, что эти звери одни из самых умных. Теккер часто слышала об этом от родителей. Они всегда мечтали завести себе такого. Чтобы он охранял дом от змей и прочих ядовитых гадов. А скорги, как известно, были еще и лучшими змееловами.
        - Пошли, - сказал девочка, и протянула ладонь к зверьку.
        Скорг поднял голову. Понюхал воздух, сморщил нос и чихнул. Встал. И с опаской пошел к Теккер. За несколько метров до девочки зверек припал на лапы и начал крастся. Подобрался к руке, понюхал ее. Лизнул.
        Благодарность? Девочка не знала. Но думала, что скорг понял, кто его спас. Она спасла. Эта черноволосая, черноглазая девчушка.
        Зверек несмело забрался на ладонь к Теккер Ти. Потоптался там. Поудобнее устроился и улегся. Опустил голову ей на запястье. С тоской заскулил. Девочка погладила малютку по густой шерстке и убрала к себе за пазуху.
        - Ну, теперь можно и в путь отправляться! Кстати, я даже имя тебе дам. Только что придумала. Мокрый. Теперь ты будешь зваться Мокрый, - сказала она и шатаясь побрела дальше. Оглянулась на иргов, крикнула им: - А вы - пошли прочь!
        Ящеры лишь скалились ей в след. Провожали взглядами. Когда девчонка отошла от них на приличное расстояние, медленно двинулась за ними следом.
        Теккер Ти не хотела, чтобы ящеры следовали за ней. Она боялась их. Но те привязались, не хотели уходить.
        Ирги вернулись к ней в тот же день, когда демон похитил ее родителей. Она подобрала оружие папы и мамы и, рыдая, просто пошла в пустыню. Наугад. И потерялась. Она не могла сориентироваться, в какой стороне дом. Не умела этого делать. Родители не учили ее такому. Да они вообще мало чему ее учили. Пытались оградить от той жизни, что была у них самих. Хотели уберечь. Даже по пути развития вели ее медленно и неохотно. Теккер Ти была против этого. Но отец - слишком строг. Непреклонен. А мать не могла ему возразить. Вот поэтому девочка и оказалась не готова. Потерялась в песках.
        А к вечеру вернулись ирги. К их седлам были прилажены мешки с припасами. Это был и плюс, и минус одновременно. Теккер Ти забралась на одного из ящеров и продолжила путь уже верхом. Она просто гнала ирга вперед и с каждым днем все больше убеждалась в том, что окончательно заблудилась. Пустыня была однообразна. Никаких ориентиров. Ни одного поселения на пути. Даже караванов и тех не было. Про тракты или торговые пути и говорить нечего.
        Девочка двигалась вперед. День за днем. И не забывала кормить иргов из тех припасов, что взяли с собой родители. Но вскоре пища стала заканчиваться. Видимо, папа и мама не рассчитывали на долгий путь и взяли с собой минимум припасов. Да это и не удивительно. Они-то знали маршрут и цель, к которой двигались. Все распланировали. И в их план уж точно не входило блуждание по бескрайним пескам.
        Теккер Ти же умудрилась заблудиться. И истратила запасы. Оставила лишь немного пищи и воды для себя. Иргов кормить было нечем. И в этом был минус. Все-таки ящеры - хищники. В конце концов, они оголодают настолько, что захотят полакомиться свежей плотью. И девочка окажется как нельзя кстати. Теккер Ти прекрасно понимала это. Поэтому спешилась и попыталась прогнать иргов. Не вышло. Они поплелись следом за ней. Пока еще, видимо, по привычке. Помнили, что и она тоже их хозяйка.
        Со временем ящеры стали хищно скалиться и с явным интересом поглядывать на девочку. А Теккер Ти не оставляла попыток прогнать их. Наконец ирги чуть поотстали. Поплелись на расстоянии. Но не бросили ее, не убежали в пустыню. А это в свою очередь стало еще одним плюсом. Благодаря ящерам на девочку не нападали другие пустынные хищники. Они, конечно, пробегали вдалеке, но завидев иргов, тут же скрывались за барханами.
        Так продолжалось до сегодняшнего дня. И теперь Теккер, отбив скорга у скорпионов, плелась дальше по пескам. Зверек тихо сопел и скулил за пазухой.
        Мамины кинжалы - за поясом. Папин меч - в рук. И волочится за ней следом по песку. Тяжело. Жарко. Голодно.
        Теккер ужасно хотела пить. Хотела помыться. За эти дни она заросла толстым слоем грязи. Песок и пот. Воняющая одежда. Спутанные волосы. Она не могла их прочесать даже пальцами. Еще немного, и заведутся вши. Но девочка уже не обращала на это внимания. Просто шла вперед. Она решила, что будет идти до тех пор, пока силы не иссякнут. Ну, или пока не выйдет к какому-нибудь поселению. На что Теккер Ти уже слабо надеялась. Она знала, что эта пустыня огромна. Для нее одной. А ведь еще есть и бескрайний мир. Где она - вовсе букашка.
        Да, надежда покинула ее. Осталась только вера в себя. В свои силы. Которые, впрочем, уже были на исходе. Еда и вода закончились с утра. Но Теккер Ти старалась об этом не думать. Хотя дурные мысли сами собой лезли в голову. И больше всего угнетала не перспектива мучительной смерти от голода и обезвоживания. Сознание разрывало понимание того, что она не увидит больше своих родителей. И от этого все в груди сжималось. От страха. И омерзения. Они в плену у этого жуткого демона. Который хотел ее. Прямо там.
        Девочка передернула плечами от отвращения. Отомстит. Она отомстит! И тому демону, и тому, кто его прислал. Чего бы это ей ни стоило.
        Мысль придала девочке сил. Заставила идти дальше. Не смотря на усталость. Невзирая на тоску и безысходность. А в душе царил хаос. Сердце разрывалось на тысячи осколков. В груди медленно пульсировало… Нечто.
        «Источник! - поняла Теккер. - Так уже было несколько раз. Мама говорила, что я достигаю новых звезд и поднимаюсь выше по ступеням Развития. Правда, медленно. Это потому, что папа отказывался учить. Берег меня!»
        С каждым часом пути, пульсация в Источнике становилась все быстрее. Образовывались новые энергетические каналы. А к вечеру полыхнуло. Внутри. В голове.
        Новая звезда! Она ее достигла!
        «Интересно, какая по счету? - подумала Теккер. - Мама никогда не говорила, каких высот я достигла».
        Теккер Ти осторожно прислушалась к своим ощущениям. Прилив сил и бодрости. Отлично! Хоть что-то положительное за последние дни. Девочка поплелась дальше. Она размышляла и находила странным то, что смогла подняться в Развитии. Хотя, она ведь слышала от отца, что мощь приходит через тренировки. И трудности. Нагрузки. А их у девочки в последнее время было хоть отбавляй. Вот и накопилась энергия. Путь и через боль, через лишения и трудности. Через страх и преодоление сложностей. Но получилось!
        Девочка приободрилась, зашагала быстрее. Через пару часов, когда солнце склонилось к западному горизонту, она заметила изменения вокруг. Воздух стал чуть более прохладным. И слегка влажным. Посвежевшим.
        Значит, впереди вода! Какой-то источник. Или, если Боги смилостивились над ней, оазис. И если так, то там должно быть и поселение.
        Внезапно сзади раздалось глухое рычание. Теккер Ти обернулась и увидела, что ирги несутся прямо на нее. Хищно скалятся, щелкают челюстями. Девочка взвизгнула и хотела уже бежать, как краем глаза заметила нескольких мужчин. Они мчались наперерез ящерам. Копья, луки и пращи. Судя по всему - охотники.
        Мужчины атаковали ящеров. Обстреляли из луков. Закидали пращами и копьями. Быстро сбили их с ног, навалились всем отрядом. Добили.
        Теккер Ти замерла. Она оцепенела, растерялась от того, насколько все быстро произошло. И не знала, что делать.
        Из ступора ее вывели крики охотников.
        «Люди! - радостно подумала девочка. - Наконец-то люди».
        А охотники уже шли к ней. Добродушно улыбались. И почему-то перешептывались, переглядывались.
        - Здравствуй, девочка, - сказал один из них. Видимо - старший. - Меня зовут Куго. Я старший охотник. Ну а ты кто? Что делаешь тут? Да еще и одна!
        - Теккер, - робко представилась она. - Меня зовут Теккер. И я потерялась.
        - Заблудилась, стало быть, - задумчиво протянул охотник. - Ну а родители твои где же? Негоже так вот бросать своих детей.
        - Нет их, - сказала Теккер, и глаза ее заблестели от слез.
        - Как так нет? - удивился старший охотник Куго. - Куда же они делись?
        - Вот нету, - тихо ответила девочка. - Демон похитил. А я тут одна. Заблудилась.
        Охотники переглянулись. Многозначительно подмигнули друг другу. Чуть разошлись в стороны. Окружили девочку.
        - Ну так давай мы тебя пожалеем, - с хищной улыбкой сказал охотник Куго. - Так пожалеем, всю жизнь помнить будешь. Ну, иди сюда!
        Теккер вздрогнула. Отступила назад. Она сразу же догадалась, чего хотят эти охотники.
        «Дура! - полыхнула в мозгу запоздалая мысль. - Вот ведь дурра. Нашла, кому доверится!»
        Вот только было уже поздно. Сзади ее ухватили крепкие мужские руки. И с боков. А спереди тянулся Куго. И улыбался.
        Девочка задергалась, забилась в руках насильников. Затрещала одежда. Сильные пальцы вцепились в ворот рубахи. Дернули. Одежда порвалась. Съехала вниз, оголяя плечи.
        Теккер Ти вскрикнула, резко дернулась. Умудрилась освободить руки и моментально выхватила кинжалы из-за пояса.
        Мужчины мерзко засмеялись. Снова схватили ее за руки. Практически все разом. Надавили на запястья, принялись выкручивать их.
        И тогда девочка нажала на выпуклости в рукоятях кинжалов. С шелестом раскрылись лезвия веера. Жуткие вопли взметнулись к вечернему небу. Пальцы и кисти мужских рук посыпались на песок. В лицо девочке тугими струями ударила кровь.
        - Тварь! - верещал охотник Куго. - Тварь!
        А Теккер Ти, освободившись от хватки, крутанулась, полосуя вокруг себя веерами. На песок полетели новые обрубки конечностей. Кровь. Мужчины, скуля, повалились на песок. Поползли в разные стороны. Только бы подальше от этой сумасшедшей.
        Девочка затравлено взглянула на охотников. Никто из них теперь не тянул к ней свои руки. Потому что их не было.
        За спиной вдруг тихо зашипело. Хлопнуло.
        - Поделом! - прозвучал дребезжащий старушечий голос. - Будут теперь знать, как молоденьких девочек портить. У, злодеи!
        Теккер обернулась. Сзади стояла сгорбленная старуха. А за ее спиной закрывался какой-то из старших Путей.
        - Молодец, дитя! - проскрипела карга. - Правильно сделала. Давно их надо было приструнить.
        Девочка ошарашено уставилась на старуху.
        - Ну, чего смотришь? - с улыбкой спросила та. - Пошли ко мне. Отдохнешь хоть. Я тут недалеко живу. У самого оазиса. Рядом с деревней прямо.
        И, не оглядываясь на Теккер Ти, поковыляла к своему дому.
        Глава 22
        Рядовой Ублюдок
        - Снимайте его! - приказал капитан Отакаши.
        Он стоял перед рамой с распятием. И, заложив руки за спину, наблюдал за Киро. А подросток без сил болтался на цепях. Да, третий день и третья ночь вымотали его окончательно. Вытянули все силы.
        Щелкнули замки. Звякнули цепи. Сначала на ногах, а потом и на руках. Больно хлестнули по ребрам. Киро камнем рухнул вниз, упал на землю, взметнув палые листья в воздух. И так и остался лежать. Встать он уже не смог. Как и говорить. Он не в силах был произнести ни звука. Да и не хотел. Лишь стиснул зубы, сжал кулаки. И отрешенно пялился на восходящее солнце. Над восточным горизонтом разгорался новый день. Как новая жизнь. Совсем иная. Неведомая и незнакомая.
        Очередное потрясение за месяц с небольшим. Все с ног на голову и кувырком. Мир оказался совсем иным, как Киро себе представлял. А готовился он всегда только к худшему. И не таким даже, к какому он привык за все эти годы. Подросток почувствовал себя удивительно маленьким. Нет, не в плане возраста, веса или роста. В ином плане. В отношении значимости и важности. В этом мире. Открывающемся совсем другим. Будто капля воды, упавшая в полноводную реку. От которой пошла еле заметная рябь. А потом ее просто размыло. Унесло в далекие дали по течению. И Киро больше всего боялся именно этого.
        Он страшился, что его так же утянет по течению жизни. Закрутит водоворот службы в этой имперской армии. Перемелют жернова грядущей войны. Жестокой войны. А он мечтал совсем о другом. Еще с тех самых пор, как его возненавидели в деревне. С самого младенчества. Киро мечтал жить свободно и радоваться этой жизни. Его чаяния были жестоко разрушены. Отсутствием родового имени, своей безродностью. И тогда он быстро повзрослел. А потом открыл в себе талант. И его мечтой стало обретение могущества. Обучение. Развитие. И путь в вольный город Дорхейм - жемчужину Вольных Городов. Да и, пожалуй, всего континента. По крайней мере так говорили те, кто видел его.
        Киро ожил, когда поставил перед собой новую цель. Принялся упорнее заниматься с дядей Шамиром. Жил этой мечтой. Стремился достичь второй ступени второго этапа Развития. Чтобы начать постигать техники. Только это и удерживало его в деревне. Лишь эта цель заставляла терпеть постоянные насмешки, издевательства и унижения. Но когда ему удалось взобраться на необходимую ступень, судьба снова повернулась к нему задом. Пришла война. Погиб дядя Шамир. И жизнь изменилась. Кардинально. И теперь несла подростка по своему течению. Вот только Киро поплыл против него. Он знал это. Понимал, что барахтается, остается на плаву, и сдаваться не собирался.
        - Поднимите его! - вновь скомандовал Отакаши. - И уложите на повозку. Ту, что с обмундированием и одеждой.
        Юноша вдруг почувствовал, что крепкие руки подхватили его и потащили. Небрежно бросили на повозку. Киро чуть не вскрикнул от боли, пронзившей все тело. Задеревеневшие мышцы вспыхнули. Хорошо еще, что его положили на что-то мягкое. Видимо тут и, правда, лишь одежда, веревки да ткани.
        Киро так и остался лежать в том положении, в котором его и оставили. Повернуться и лечь поудобнее он не мог. Тело еще не слушалось. А от каждого движения во всем теле вспыхивали нестерпимая боль.
        Солдаты быстро свернули лагерь. Покинули место ночной стоянки. Двинулись дальше на север. Киро трясся в скрипучей повозке. И отрешенно пялился в ясное небо. Мыслей - полна голова. Но все они путаются, хаотично мечутся. Хаос и сумятица.
        «Необходимо просто поспать, - подумал подросток. - Отдохнуть. И тогда я буду в норме. Без нагрузки тело должно быстро восстановиться».
        Однако уснуть у юноши не вышло. Сказывалось видимо переутомление и невероятная усталость. Какой он никогда раньше не испытывал. И сколько бы Киро не старался отключится или хотя бы задремать, не выходило.
        Примерно через час стало еще хуже. Мышцы заболели еще сильнее. Так, словно их кто-то выворачивал, тянул, раздирал. Вскоре боль дополнили судороги. Частые и непрекращающиеся. Будто Киро неделю непрерывно тренировался, развивал свое тело.
        И от этого подросток и вовсе не мог заснуть.
        Тогда он попытался хоть как-то сконцентрироваться. Погрузиться в состояние легкой медитации. Получилось. Хотя и с великим трудом. Отрешенность ушла, голова слегка прояснилась. Боль чуточку опутихла, но не настолько, чтобы можно было про нее забыть. Она каждую секунду так и терзала тело.
        Киро облегченно выдохнул. Вернулся к своим размышлениям. Цель. Она у него была и сейчас. Попасть в Дорхейм. Обрести там силу и могущество. И сама судьба, любящая поворачиваться к подростку задом, внезапно подкинула ему шанс. Влиться в отряды капитана Отакаши. И вместе с ними дойти до Дорхейма. А еще у Киро была клятва. Отомстить. Всем этим имперцам. Но впервую очередь сержанту Нуратаси. Потом - деревенским. У него со многими там были счеты. Но это не столь важно. Главное - имперцы. Клятва. И в то же время - цель.
        Подросток стиснул зубы, сжал кулаки. Он добьется своего. Раз поклялся. И плевать, на цену. Даже если это будет собственная жизнь. Он отомстит. Потому что Небеса слышали. И они накажут, если он не исполнит клятву.
        Цели. Теперь их больше одной. Дорхейм. Месть. Путь Развития и обретение могущества. И возврат Осколка Реальности. Который так до сих по находится у капитана Отакаши.
        Киро прищурился на солнце.
        «Нет, умирать пока рано, - подумал он. - Слишком невыгодно. И если меня не угробило это распятие, то, значит, сделало сильнее. Еще на шаг приблизило к цели».
        Подросток успокоился. В слегка прояснившейся голове и мысли устаканились. Улеглись, каждая на свою полочку. Значит, и дальше нужно придерживаться плана. Который уже начал постепенно реализовываться. Деревенские сверстники, так же ставшие новобранцами вместе с ним, теперь доверяют. Перешли на его сторону. И уже одно только это хорошо. Дальше будет чуточку проще. Главное все так же играть роль. Приспосабливаться. Хитрить. И не обращать внимания на укоры совести. Просто быть рядовым имперской армии. Рядовым Ублюдков. Получится ли? Будущее покажет. Вот только необходимо поторопиться, чтобы оно побыстрее наступило.
        Так же Киро помнил и про обещание капитана Отакаши. Что тот будет обучать и давать ценные знания. Юноша решил, что как только встанет на ноги, попросит капитана исполнить обещанное. Ведь для развития это не повредит.
        «Поскорее бы уже вернуться в норму, - подумал Киро. - Время уходит. И как бы не затянула меня эта война в свой глубокий омут».
        Юноша отвлекся от тяжелых мыслей. Вспомнил события минувших дней. Нападение оборотня-унгая. Киро впервые столкнулся с таким монстром. До этого он и вовсе о нем не слышал. А вот деревенские проводники, видимо, знали. Правда, скорее всего, тоже лишь понаслышке. В отличие от имперцев. Те точно встречались с чем-то подобным раньше. Но без потерь обойтись не смогли больше десятка убитых и трое раненых. От двух взводов общей численностью в восемьдесят человек осталось чуть больше шестидесяти. Однако капитан продолжал уверенно вести отряд на север. По пути на Дорхейм.
        А Киро все никак не мог перестать думать об унгае. Страшная тварь. И очень могучая. И откуда у нее такие способности? Парень даже предположить не мог. Он решил расспросить об этом кого-нибудь из солдат. А модет и самого капитана. При случае.
        День тянулся бесконечно долго. К Киро дважды приходили солдаты. Кормили и поили его. Еда шла плохо, но подросток через силу запихивал ее в себя. Сейчас ему как никогда нужна была физическая энергия. Энергии в источнике было хоть отбавляй.
        В остальном заняться было нечем. Лишь бесполезным грузом лежать в повозке. Киро решил позаниматься, раз поспать не получалось. Он снова погрузился в легкое состояние медитации. Активировал технику «Концентрация медитации», а следом за ней и новую технику. Он назвал ее для себя «Непрерывная медитация».
        Ву чуть быстрее потекла в Источник. Киро принялся перебирать в памяти все, что успел узнать из книги. Быстро отбросил это. Ведь у него была так называемая «зарубка» в мозгу. По поводу техник. И была одна, которую он всегда желал больше других. «Железный Цин-Гун». Пассивная, одна из базовых. И доступна она была с того самого момента, как ахиро ступал на вторую ступень второго этапа Развития. Вот только в учебнике говорилось, что первой эту технику все же изучать не стоит. По двум причинам.
        Первая заключалась в том, что в книге рекомендовалось сначала попрактиковаться на самых примитивных техниках. Таких, как «Концентрация медитации». После того, как ахиро поймет суть и научится запечатлевать глифы, можно переходить и к «Железному Цин-Гун».
        Вторая причина заключалась в том, что данная техник хоть и считалась базовой, но на самом деле являлась сложной. Глиф долго приживался. И болезненно. В учебнике говорилось, что лучше запоминать его вместе с практиками. Умственными или физическими. То есть существовало два способа запечатления глифа. Во время углубленных медитаций - первый вариант. Так же можно было запоминать глиф во время тренировок. Физических нагрузок. В общем, в моменты любого физического труда.
        И второй способ, как считалось, был самым эффективным. Так тело лучше адаптировалось к технике. Помимо этого мышцы и кожа получали дополнительную твердость. И такими и оставались. Даже в те моменты, когда «Железный Цин-Гун» был не активен.
        И у Киро для этого был самый благоприятный момент. Самое то после трехдневных перегрузок. Подходящее время.
        Подросток прикрыл глаза. Слегка углубился в состояние медитации и начал воспроизводить в памяти глиф техники «Железный Цин-Гун». Символ «ф» в круге. Который, в свою очередь, стоит на горизонтальной полоске. Не самое сложное занятие. Киро быстро вспомнил глиф. Он заранее выучил его в книге. Зафиксировал в памяти. Это вышло тоже без особого труда. Но на этом все и закончилось. Впрочем, как Киро и ожидал. Он знал, что сразу запечатлеть глиф не выйдет. Тут нужны долгие и упорные практики. Раз за разом. Час за часом. И, может быть, даже день за днем.
        Подросток был готов к этому. Перед ним - лишь цель. Средства теперь не важны. Киро повторил попытку. Воспроизвел глиф. Задержал его в памяти. И принялся неотрывно на него смотреть мысленным взором. И снова отпустил символ. Потом опять воспроизвел. И так раз за разом.
        Киро практиковался до самого вечера. Он не замечал, как Ву в Источнике убывала и снова восполнялась. Как сам Источник начал быстрее пульсировать. Еще не слишком заметно, но с характерным ускорением. С характерным для нарождения новых энергетических каналов.
        Когда взводы остановились на ночевку, глиф техники «Железный Цин-Гун» принялся мерцать в памяти юноши. Слабо, но результат был. Однозначно. И Киро был этому рад.
        Подросток закончил с практикой, убрал символ из памяти и открыл глаза. Завершил медитацию. И с удивлением понял, что боль в теле поутихла. Теперь заметнее. Киро попытался пошевелится. Получилось. Сначала пальцы ног и рук. Потом сами конечности. Нет, мышцы еще ныли, и очень сильно, но терпимо. Подросток даже смог перевернуться на бок. А потом и на живот. Смена положения тут же принесла облегчение. Вот только усталость еще так и не ушла.
        Краем глаза Киро заметил, что к его повозке идут сверстники. Они остановились рядом. Один из них спросил:
        - Ну, как ты, Ублюдок?
        - Терпимо, - улыбнулся Киро и сморщился от боли в спине.
        - Ты молодцом держался! - сказал другой подросток. - Уважуха.
        - Да, ты круто выдержал наказание, - закивал третий сверстник.
        - Спасибо, парни, - искренне поблагодарил Киро.
        - Кстати, мы ж не просто лясы поточить пришли, - сказал один из подростков. - Мы тебе снова зелье восстановления принесли. У нас еще осталось несколько ампул. На, пей. Легче станет.
        - Знаю, - кивнул Киро. - Но не стоит. Вам нужнее. А я и так справлюсь. Я же ахиро. На мне как на вшивой собаке все заживает.
        Сверстники тихо засмеялись.
        - Точно не надо? - уточнил кто-то из них.
        - Нет. Спасибо вам. Но мне не нужно, - соврал Киро. Зелье сейчас ему бы не помешало. Вот только он решил не облегчать свои телесные страдания. С одной лишь целью. Чтобы «Железный Цин-Гун» запечатлелся быстрее. И в разы эффективнее.
        Подростки еще раз похлопали Киро по плечу и ушли. День еще не закончился, и их ждали привычные уже хлопоты по лагерю. А юноша почувствовал, что, наконец-то, хочет спать. Впервые за прошедшие бессонные сутки. Он перевернулся на другой бок и озадаченно замер. Перед ним стояла Хирико. В ее руках - глиняный кувшин.
        - Привет Киро, - искренне улыбнулась девочка. - Я тебе воды принесла. На, попей.
        - Спасибо, Хирико, - скрывая удивление в голосе, сказал Киро. - Не стоило. Меня уже напоили. И даже покормили.
        - Ну, я решила лично о тебе позаботится, - сказала девочка.
        - С чего бы вдруг? - с подозрением спросил юноша. - Раньше я за тобой такого не замечал.
        - Ну, раньше было раньше, - все так же с улыбкой сказала Хирико.
        - А что изменилось теперь? - спросил Киро. И в его голосе было мало дружелюбия. - Я все тот же ублюдок. А ты, возможно, станешь наложницей капитана. Возвысишься еще больше. Что же изменилось?
        - Да все, - с легким налетом раздражения в голосе ответила Хирико. - Я тут о нем забочусь, а он даже спасибо не может сказать!
        Девчонка обижено надула губы. Отвернулась.
        - Я уже сказал, - ответил юноша. Более миролюбиво. - И повторю еще раз: спасибо, Хирико, что заботишься.
        Девочка тут же обернулась, весело улыбнулась. Протянула кувшин подростку. Киро принял его. От тяжести тут же затряслись руки. Но юноша продолжал тянуться к горлышку. Застучал по его краешку зубами. От тряски вода выплеснулась наружу. Прямо подростку в лицо. Он, отфыркиваясь, зажмурился. Хирико весело и звонко рассмеялась. Киро тут же распахнул глаза, и их взгляды встретились. Девочка печально вздохнула. Вмиг стала серьезной. Киро напился воды. Повисло молчание.
        Наконец Хирико решила его нарушить:
        - Надеюсь, ты все понимаешь. И не держишь на меня зла. Мы все зависимы от своего родового имени. От своих родителей. От их воли. Все, кроме тебя. Ты не такой. Другой. Поэтому в деревне тебя ненавидели. Из-за этого - больше всего.
        - Понимаю, - кивнул Киро. - И я был бы рад, если бы и ты не держала на меня зла. Не таила обид.
        - Я?! - искренне возмутилась девчонка. - Мне-то за что на тебя злится? Ты мне жизнь спас. Помнишь? Я - помню.
        Киро скрипнул зубами. Отдал кувшин обратно Хирико.
        - Извини, - тут же затараторила девочка. - Извини, извини! Я не хотела. Не хотела это ворошить.
        - Ничего, - широко улыбнулся Киро, скрывая за этой улыбкой боль. - Все хорошо. Иди, а то капитан искать будет.
        Хирико опустила голову. Киро отвернулся на другой бок. Закрыл глаза. Услышал за спиной удаляющиеся девичьи шаги.
        Веки стали тяжелыми. Сами опустились. Подросток уснул. Сам не помня как.
        А на утро его подняли вместе с остальными солдатами. Будто и не было трехдневного наказания.
        Сержанты надрывали глотки, гоняли воинов. Те быстро сворачивали временный лагерь. Быстро ели и собирались в путь.
        Киро смог слезть с повозки. Еле переставляя ноги, принялся помогать остальным. Понял, что чувствует нестерпимый голод, поел вместе с остальными. Полегчало. Сразу после этого подросток активировал обе доступные техники и, не отрываясь от дел, начал медитировать. Благо теперь этому сопутствовала «Непрерывная медитация».
        Выдвинулись в путь. Киро ковылял в хвосте отряда. Он чувствовал себя калекой. Или стариком. Хотя и понимал, что это временно. Пока мышцы не восстановятся от запредельных нагрузок.
        Пока отряд двигался по лесу, юноша практиковался в запечатлении глифа «Железный Цин-Гун». Получалось не особо быстро. Однако с каждым часом воспроизведения символа в памяти, Киро чувствовал все большую и большую легкость в теле. Боль уходила. Мышцы становились снова подвижными, гибкими. Былой тонус возвращался. И возвращался быстро. Юноша даже удивился такой скорости регенерации. Она совсем не свойственна для его ступени развития. Однако Киро не придал этому значения. Наоборот - обрадовался. Это просто отлично, что тело так быстро приходит в норму.
        Юноша приободрился.
        В полдень, когда взводы остановились на привал, Киро подошел к Отакаши, сказал:
        - Господин капитан, разрешите обратиться?
        - Обращайся, Киро Ублюдок, - ответил капитан. - Разрешаю.
        - Господин капитан, когда вы начнете заниматься со мной? - прямо спросил подросток. - Вы обещали. Это было нашим условием.
        - Условием?! - удивленно спросил Отакаши. - Условием чего?
        - Нашей договоренности, - уточнил Киро.
        - Договоренность заключалась лишь в том, что ты выбираешь службу Императору Хонгбао и остаешься в моем подчинении, или умираешь. Вот и все.
        - Но ваше обещание! - не отступал Киро. - Вы дали его при всех. При ваших воинах. Или ваше слово ничего не стоит?
        - Не забывайся, молокосос! - рявкнул капитан Отакаши. - Мое слово - железно. И я помню про свое обещание. Выполню его. Но не сейчас. Ты еще пока слаб для тренировок. Не восстановился после наказания. Вот как придешь в норму, мы и начнем.
        - Господин капитан, - не отставал подросток. - Но мы же можем начать с чего-то простого. Где не потребуются серьезные физические нагрузки. Есть ведь такие практики.
        Капитан задумался. Его глаза забегали. Киро понял, что Отакаши суетливо ищет выход из какой-то ситуации. Понятной только ему одному.
        - Ладно, - наконец сказал капитан. - С чего-то простого мы и, правда, можем начать. Скажем, с самых азов. Приступим на следующем же привале.
        - То есть, сегодня вечером? - уточнил Киро.
        - Сегодня вечером, - подтвердил Отакаши. И не обманул.
        После того, как отряд остановился на ночевку и организовал временный лагерь, капитан увел Киро в сторону. И начал обучение.
        Первыми шли дыхательные практики. По началу Киро показалось, что они точно такие же, какие преподавал Шамир. Но вскоре понял, что это не так. Практики были расширенными. Глубокими и подробными. И от того чуть более сложными. Но вполне понятными.
        Капитан Откаши показал подростку в первый вечер целый комплекс упражнений. И Киро пришел от них в восторг. Ведь используя их, он понял, что так Ву быстрее поступает в Источник. А это ускоряет на пути Развития. Позволяет поглощать больше энергии.
        На следующее утро капитан разбудил Киро намного раньше утреннего подъема. Юноша сонно продрал глаза, уставился на Отакаши. А тот тихо прошептал:
        - Подъем, рядовой Ублюдок! Время учиться. Теперь мы будем тренироваться трижды в день. Утром, до подъема. В полдень, на привале. И вечером, перед отбоем. Пошли.
        Капитан Отакаши продолжил тему с дыхательными упражнениями. Добавил несложную зарядку и растяжку. А Киро не забыл активировать «Концентрацию Медитации» и «Непрерывную медитацию». Для большего эффекта. Для ускоренного поглощения Ву. И уже к вечеру почувствовал, что Источник начал пульсировать интенсивнее. Третья звезда уже на подходе! Еще неделю. Ну, максимум, полторы, и он достигнет ее. Шагнет на третью ступень. А там еще три звезды - и доступ к младшему пути.
        Тренировки Киро и Отакаши стали регулярными. Они не пропускали ни одного дня. Ни одного привала. Юноша постепенно восстановился после того наказания, и теперь чувствовал себя просто отлично. Еще лучше чем раньше. Правда, он понимал, что это произошло слишком быстро. И поэтому притворялся ослабленным. Ковылял и прихрамывал. И жаловался на судороги в мышцах. Киро понял, что его быстрое восстановление вызовет подозрения. Начнутся вопросы. А он и сам не знает ответов.
        Так прошла неделя. Отряд все так же двигался через лес. Вскоре путь пошел в гору. А через день они выбрались на высоченный холм. Осмотрелись. Капитан отакаши подозвал деревенского проводника, сказал ему:
        - Я заметил, что мы все больше и больше забираем на запад. К центру материка. А должны идти строго на север.
        - Все верно, - подтвердил проводник. - Мы и, правда, сворачиваем на запад.
        - Почему? - раздраженно спросил капитан. - Мне нужен прямой путь на север.
        - К сожалению, - развел руками проводник. - Прямого пути нет. Там, - он указал на восток. - прибрежная линия круто выгибается, вдается в глубь континента. И переходит в перешеек. Мы завеем его «Горло». Самое узкое место материка. Вот карта, смотрите.
        Проводник достал кусок мятой холстины, на которой была изображена южная часть материка. Капитан Отакаши уставился на рисунок. Там все было в точности так, как и сказал проводник. Прибрежная линия сильно вдавалась вглубь. Извивалась и перетекала в узкий перешеек. Отрезала прямой путь на север. Только в обход, с поворотом на запад.
        - Понял, - кивнул капитан и указал на восточную часть материка перед самым «Горлом», спросил: - А это что за зубцы? Горы?
        - Да, горный массив. Целая гряда. Непроходимое место, состоящее из острейших камней, топей и чахлых рощиц. Гиблое место. Там никто не живет. Ни мелких поселений, ни городов. Безжизненная пустошь.
        - То есть оттуда нам не стоит ждать удара? - уточнил капитан Отакаши.
        - Нет, - отрицательно мотнул головой деревенский проводник. - Говорю же, там нет людей.
        - Ну а здесь что? - капитан указал в другую часть карты. На запад.
        - А это первое крупное поселение Вольных Городов, - пояснил проводник. - Вангоро. Скорее даже небольшой городок. Со своим войском. Правда, как говорят, небольшим. Но от зверей и разбойников отбиться хватит.
        - И далеко мы от этого Вангоро? - уточнил капитан.
        - В трех днях пути, - ответил проводник. - Через день мы выйдем из леса. Еще через день пути достигнем восточного берега перешейка «Горло». И тогда нам придется свернуть на запад. И мы окажемся между побережьем и Вангоро. Обойти городок не получится. Как и остаться незамеченными.
        - А кто сказал, что мы будем его обходить? - с удивлением спросил Отакаши. - Мы нападем на него.
        Киро вздрогнул. Первая серьезная битва! А он даже не успел запечатлеть глиф «Железного Цин-Гун». Необходимо ускориться!
        Глава 23
        Врата до Небес
        - Проходи-проходи, - проскрипела старух и зашаркала ногами по земляному полу.
        Теккер Ти с опаской осмотрелась и нырнула под драный навес. Он заменял дверь в жилище карги. Обычная мазанка из грязи, глины с песком и тростника. Видимо, собранного у оазиса. Странно. Двери нет. Она не боится воров? Или брать у нее попросту нечего?
        Как только девочка перешагнула порог дома - сморщилась. В нос тут же ударили запахи. Резкие. Противные. Терпкие. Сладковатые и горьковатые. А еще пахло тухлятиной. Не так сильно, как остальным, но заметно. И от того еще более неприятно.
        Теккер медленно шла за старухой и волочила за собой огромный отцовский меч. За поясом - мамины кинжалы. Которые уже дважды спасли ей жизнь.
        Внутри дома - твердый, словно камень земляной пол. Утоптанный. Бурого цвета. И невероятно замусоренный. Видимо карга редко тут убиралась. Или вообще никогда.
        Они быстро прошли коридор и оказались в просторном помещении. Теккер Ти тут же поняла, откуда были те запахи. Обнаружила их источник. По стенам развешаны разные травы. Иссушенные те мелких зверьков. Змеиные шкуры. По периметру - полки. В три яруса. И на каждой множество больших и маленьких баночек. С невероятно разным содержимым. Какая-то ярко-зеленая слизь. Мякоть кактусов. Лапки лягушек и ящериц. Их же хвосты. Жала скорпионов. Клешни. Огромные глаза ракоспорпионов. И внутренности мелких животных. Сердца, кишки, легкие. И много чего еще, чему Теккер Ти и не решилась бы дать названия.
        - Проходи-проходи, - повторила старуха и обернулась к девочке. - О! Вижу ты заметила мою коллекцию? Да, ее трудно оставить без внимания. Нравится?
        Теккер смущенно пожала плечами.
        - Хотя, - продолжила карга, будто разговаривала сама с собой, - это и не коллекция вовсе. Это рабочий материал. Все пойдет для лекарств, мазей и зелий. Для лечения.
        Старуха замолчала. Отвернулась. А потом вспылила:
        - А они меня за это еще и ведьмой называют! Я им лекарства даю. Считай, забесплатно. Так, изредка попрошу самое необходимое. А они меня - ведьмой. А как чуть что - ко мне бегут. «Ирма, помоги!» «Ирма, дай мазь, а то жена жалуется!» «Ирма, спаси, задыхаюсь!» И ведь разве им откажешь?
        Карга уставилась на девочку. Так, будто именно от нее и прямо сейчас требовала ответа. Теккер Ти испуганно сжалась.
        - Нет, конечно, - сама себе ответила старуха. - Не откажешь. Да я и не в праве. Раз Боги уготовили мне такую судьбу. От нее не убежишь! В таком-то возрасте. Это вон ты еще пытаешься!
        Старуха замолчала. Зашаркала по дому. Загремела мисочками, глиняными черепками. Поднимала с них крышки, заглядывала внутрь и недовольно морщила нос.
        - Хм, - задумчиво протянула она. - Чем же мне тебя угостить? Как-то я не озаботилась. Не ждала гостей.
        - Не стоит, - смущенно и все еще напугано пискнула Теккер Ти. - Мне бы попить. Воды. Да я пойду.
        - Куда?! - взвилась карга. - Ты себя-то видела? Куда ты пойдешь?
        Девочка пожала плечами.
        - Вот именно, - старуха вскинул указательный палец к низкому потолку. - Тебе отдохнуть надо. Сил набраться. Да подкрепиться. Даже и не думай. Сначала отдых - потом все остальное.
        Теккер улыбнулась. Страх постепенно проходил. А вот смущение - нет. Она ведь не так много людей повидала за всю свою жизнь. Отца, мать, да нескольких их друзей. Вот, пожалуй, и все. Поэтому ей было сложно общаться с совершенно незнакомым человеком. Вдали от дома. От родителей. От родителей…
        Девочка чуть не заплакала. Лишь собрав всю свою силу и волю в кулак, она смогла сдержаться.
        А старуха тем временем заковыляла в дальний угол обширной комнаты. Сняла крышку с пузатой бадьи и зачерпнула оттуда воды. Подала девочке кособокий глиняный черепок.
        Теккер Ти с жадностью выпила воду. Протянула черепок обратно.
        - Спасибо, - поблагодарила она.
        - Не за что, девочка, не за что, - отозвалась старуха и сова зашаркала к противоположной стене. - Кстати, как тебя зовут?
        - Теккер, - представилась девчонка. - А вас?
        - А меня - Ирма, - ответила старуха. - Ирма, а родовое имя Вэйло. А твое?
        - Ти, - сказала Теккер.
        - Ти? - протянула Ирма. - Хм. Нет. Пожалуй, что такого я ни разу не слышала. Или забыла.
        Старуха хрипло засмеялась. Будто ворона закаркала.
        - Сейчас, - прокряхтела она. - Найду для тебя что-нибудь. В холодной должны припасы остаться.
        - Где? - не поняла Теккер.
        - В холодной, - пояснила Ирма. - Вот, яма у меня тут. Прямо в земле. И в ней всегда холодно. Пища тут не портится. Может целыми месяцами лежать.
        Старуха склонилась над полом, откинула в сторону потертую циновку. Под которой и была та самая холодная. Ирма встала на колени, свесилась вниз.
        - Ага, есть! - сказала она. - Тушеные овощи. М-м-м-м! Объедение. Да еще с кусочками мяса. Его, правда, немного. Да и холодное все. Но греть не на чем. Огонь я еще не успела развести.
        Она приковыляла к скособоченному столу. Поставила на него. Плошку с пищей.
        - Ешь, не стесняйся, - гостеприимно сказала Ирма.
        Теккер Ти улыбнулась. Робко уселась за стол. Ирма расположилась напротив. Уставила локти на стол, уложила на руки голову. И стала наблюдать, как девочка ест. А Теккер уже с аппетитом уплетала овощи с мясом. Не смотря на то, что еда была холодной, она все еще оставалась вкусной. Не какая-то стрепня. Отменное блюдо. Видимо хозяйка дома умела готовить.
        - Ну, рассказывай, - проскрипела старуха, - откуда ты такая взялась?
        - Какая? - прожевав, спросила Теккер.
        - Глупая, - с улыбкой сказала Ирма и хрипло захохотала. - Это ж надо ведь. К этим охальникам сама в руки пошла. Да они знаешь сколько таких как ты снасильничали?
        - Я не подумала, - смущенно пробубнила Теккер Ти. - А они из деревни? Или откуда?
        - Да, из деревни, - кивнула старуха. - Из той, что около оазиса.
        - И почему тогда их местные не накажут? - спросила девочка.
        - Так кто же их накажет? - со смехом спросила Ирма. - Они охотники. Их старший - брат старосты. Ему все позволено.
        - И люди их терпят? - спросила Теккер. В ее голосе плескалось неприкрытое отвращение.
        - Терпят. И боятся, - подтвердила старуха. - И уйти не могу. Да и куда тут пойдешь? На многие десятки лиг - ничего вокруг. Ни одного поселения. Поэтому местным проще терпеть. Чем что-то менять. Нарушать свою не очень спокойную, но стабильную и размеренную жизнь.
        Теккер Ти притихла. Даже жевать перестала. Подумала, а потом почти шепотом сказала:
        - А я им руки поотрубала. Они теперь придут за мной? Захотят отомстить?
        - Как придут, - хохотнула старуха, - так и уйдут. У меня на долго не задержатся. И не забалуют.
        - Потому что вы - ахиро? - прямо спросила Теккер.
        - Да, - удивленно протянула Ирма. - А ты откуда знаешь?
        - Ну вы же вышли прямо из старшего пути. Прямо за моей спиной. Когда я отбивалась от этих охотников.
        - Ух ты проныра! - Ирма щелкнула Теккер Ти по носу и улыбнулась. - Умная. Да, все верно. Я - ахиро. И просто так они на меня нападать не будут. Так что ты в безопасности.
        Теккер весело рассмеялась. А Ирма сказала:
        - Ты так и не ответила, откуда ты?
        И девочка принялась рассказывать. С того самого момента, как покинула вместе с родителями отчий дом.
        - Да, далековато тебя занесло, - выслушав рассказ, сказала старуха. - От Хадыма ты сильно отклонилась. Забрала далеко на восток. Очень далеко. По сути - пошла совсем другую сторону. Двинулась на Дорхейм.
        - Говорю же - заблудилась, - сказала Теккер Ти и широко зевнула. После вкусной еды дико захотелось спать.
        - И не мудрено - первый раз в пустыне! Я до сих пор удивляюсь, как ты выжила вообще, - сказала Ирма. - Так, посиди-ка тут, сейчас принесу тебе одну настойку.
        И старуха заковыляла к одной из множества полочек.
        А Теккер устало сложила руки на столе. Опустила на них вмиг потяжелевшую голову. Веки сами собой опустились. И девочка провалилась в целительный сон.
        Ирма вернулась к столу с небольшим пузырьком. В нем было обычное зелье восстановления. Но старуха опоздала. Девочка уснула. Тогда старуха перевернула ее на спину и, кряхтя, подняла на руки. Такая маленькая, легенькая. Как сухая тростинка. Ирма, шаркая ногами по полу, отнесла Теккер на лежанку. Уложила ее. И накрыла грубым, плотным одеялом.
        - Спи, набирайся сил, ахиро. Теперь они тебе очень пригодятся, - тихо прошептала старуха.
        Внезапно из-за пазухи девочки донесся возмущенный писк. Показался маленький носик. За ним - острая мордочка. Круглые глаза-блюдца. Круглые ушки. Малютка-скорг. Совсем еще крохотный. Чуть больше ладони. Густая бурая шерстка. Маленький змеелов выбрался наружу. Фыркнул, вздыбил шерстку и грозно зашипел на старуху. Уселся на груди у девочки, словно ее страж.
        - Ох, а кто это у нас тут такой грозный? - сюсюкаясь будто с ребенком, спросила Ирма. - Охранник! Настоящий воин. Теперь я спокойна за Теккер. Знаю, что ты ее не дашь больше в обиду.
        Скорг гордо вскинул голову. Почесал задней лапой за ухом. Но своего сторожевого поста не покинул.
        Старуха заковыляла к полкам. Отыскал там баночку с песчаными червями. Открыла ее и поставила перед скоргом. Тот принюхался, начал неторопливо есть. Тогда Ирма налила в крохотную плошку воды и угостила ей зверька. Тот попил. Сыто развалился на груди Теккер.
        Внезапно за спиной Ирмы раздался характерный хлопок. Послышался глухой басовитый голос:
        - Гости?
        - Ага. Путница.
        - Путница? - в голосе плескался неподдельный интерес. - С каких это пор вы, учительница, привечаете путников.
        - Ни с каких. Если они не ахиро, - серьезно ответила Ирма.
        - А они - ахиро? - пробасил голос из старшего Пути.
        - Сам посмотри. Принюхайся. Ты же умеешь видеть и чувствовать такое.
        Мужчина, находящийся в старшем пути тихо засмеялся.
        - Умею. Не разучился. Поэтому и пришел. Почувствовал ее. Наш клиент!
        - Наш? - недоверчиво спросила Ирма.
        - Точно, - подтвердил голос из Пути. - Каждый, кто идет путем мести - наш. Рано или поздно станет нашим.
        - Значит, все-таки, месть, - с сожалением протянула Ирма. - Но спасибо, Цурито. Спасибо, что у тебя есть такой дар. Чутье.
        - Странно, что вы, учительница, этого не разглядели в ней. По глазам видно, - сказал мужчина.
        - По ее глазам много что видно, - сказала старуха. - Может быть поэтому я и растерялась.
        - М-м-м? - протянул Цурито. - Сейчас гляну. Может быть, еще что-то найду.
        Из старшего Пути к голове Теккер потянулись черные корявые руки. Будто они горели в огне. Как и их владелец. И обуглились.
        Следом за этим движением послышалось сопение, шипение, невнятное бормотание. А потом руки резко отдернулись. Скрылись в Пути.
        - Боги, - тихо прошептал Цурито.
        - Что, - встрепенулась Ирма. - Что ты увидел?
        - Месть. Еще один ахиро, идущий этим путем.
        - И он связана с Теккер? - с неподдельным интересом спросила старуха.
        - Пока нет, - ответил Цурито. - Но в будущем - да. И я вижу в этом шанс.
        - Для кого? - выдохнула старуха.
        - Для всех, - раздался голос из Пути. - И для тебя, учительница, в том числе. Кстати, эта девочка предрасположена к Эральд Тэлерор.
        - Старший Путь души, - прошептала Ирма. Задумалась. Надолго.
        Цурито терпеливо выжидал в старшем Пути. Наконец старуха подняла голову, посмотрела на своего ученика.
        - Ну что, - спросил тот, - ты решишься?
        - Да, - твердо сказала Ирма. - Ты поможешь?
        - Безусловно, - ответил Цурито. - Это даже не обсуждается.
        - Тогда жди. Сейчас я все подготовлю, - сказала старуха.
        - А ее страж не будет против? - спросил мужчина и указал на сыто щурящегося скорга.
        - Нет, - сказала Ирма и погладила зверька. Тот доброжелательно потерся шерсткой об руку старухи и снова улегся на груди Теккер.
        - Интересно! - вдруг воскликнул Цурито. - Этот зверек тоже обрел силу!
        - Конечно, - улыбнулась старуха. - Теккер его ей наделила.
        - Хм, - протянул мужчина. - Не могу определить, что это за мощь такая. Что за талант?
        - Любовь, Цурито. Просто любовь. И самопожертвование. Скорг умный. Он впитал это. И ответит девчонке тем же.
        Цурито ошарашено замолчал.
        - Готовься к ритуалу, - строго сказала Ирма и зашаркала по комнате.
        Начала подготавливать все необходимое.
        Теккер Ти проснулась с первыми лучами солнца. И тут же почувствовала на своей щеке теплый носки Мокрого. Потом - влажный язык. Зверек принялся лизать девочку. Радостно запрыгал на ее груди. Восторженно запищал.
        - Привет, Мокрый, - искренне улыбнулась другу Теккер. - Я тоже очень рада тебя видеть.
        И стиснула зверька в объятьях.
        - Проснулась? - бодро спросила Ирма. - А я твоего зверька тут покормила между делом. А то худющий. Прямо как ты. Кстати, иди завтракать. Я тут похлебку приготовила.
        Девочка встала с лежанки, усадила Мокрого себе на плечо и уселась за стол. Начала есть горячий суп. И в очередной раз удивилась кулинарному мастерству Ирмы. Вроде ничего особенного. Похлебка. Овощи, кусочки мяса и приправа. Но так вкусно! И, главное, питательно. Теккер Ти прямо чувствовала, как с каждой проглоченной ложкой тело наполняется силой, бодростью. И, почему-то, энергией Ву.
        Закончив с похлебкой, девочка улыбнулась. Вежливо поблагодарила Ирму. Сложила руки на столе и тихо сказала:
        - Спасибо вам еще раз. За все! Но мне уже пора.
        - Что ж, - всплеснула руками старуха. - Я так и подумала. Что ты уйдешь. Не задержишься тут. Поэтому собрала для тебя припасы в дорогу.
        Ирма вытащила из-под стола увесистый заплечный мешок. Протянула его Теккер и напутственно сказала:
        - И не убирай далеко свои кинжалы. Отцовский меч. Все держи при себе. Ты встретишь на своем пути еще много разных людей. Но большинство из них не будет дружелюбным. Хорошо, если просто безразличным. Многие из них поведут себя как те охотники. Другие - еще хуже. Запомни еще и вот что: самый опасный монстр - человек.
        Теккер Ти испуганно уставилась на Ирму. Однако кивнула.
        - Ну, и куда же ты пойдешь? - спросила старуха.
        - А что ближе всего от вашего дома? - поинтересовалась Теккер.
        - Ничего, - с легким смешком ответила Ирма. - Вокруг на многие десятки лиг бескрайняя пустыня. И ничего. Ну а если серьезно, то ближайшее поселение - Дорхейм. Точнее это город, а не поселение. Огромный город. Самый величайший из всех, что я видела.
        - Я знаю, что такое Дорхейм, - с улыбкой ответила Теккер Ти. - Мама и папа рассказывали мне о нем. У них есть там друзья. Туда я и направлюсь. Разыщу их. Они мне помогут. Уверена.
        - Что ж, это твое решение. Я лишь могу пожелать тебе доброго пути, - сказала старуха. - И удачи. Она тебе пригодится. Иди всегда на восток. Чтобы солнце вставало перед твоим лицом, а заходило четко позади тебя. И тогда выйдешь прямо к Дорхейму.
        - Спасибо, - еще раз поблагодарила девочка.
        Встала из-за стола, и направился к выходу. Ирма заковыляла следом.
        Уже на улице Теккер обернулась, крикнула старухе:
        - Прощайте, - и помахала рукой.
        - До-свиданья, - прошептала Ирма. - До-свиданья… душа моя.
        Девочка ушла в пустыню. И чем больше она отдалялась от жилья старухи, тем хуже становилось Ирме. Она прямо на глазах слабела. С каждым часом все больше сгорбливалась. Иссыхала.
        А спустя три дня после ухода Теккер Ти Ирма просто умерла.

* * *
        За недели пути Текке Ти снова истратила все свои запасы. Точнее те, что дала старая Ирма. И еда, и вода закончились. Быстро. Ведь теперь приходилось заботиться еще и о Мокром.
        Девочка наловчилась охотится. На мелкую живность и насекомых. И этого еле-еле хватало, чтобы поддерживать быстро уходящие силы.
        Через три недели пути скорг сам стал выходить на охоту. Сначала получалось плохо, но потом пошло чуточку лучше. Он ловил крупных жуков и мелких скорпионов. Иногда находил змеиные кладки в горячем песке и разорял их. Мокрый рос. И рос на удивление быстро.
        По вечерам они играли. А потом ложились спасть. И уже не так часто горевали о потерянных родителях. Меньше плакали.
        И все бы ничего, но запасы закончились. Ужасно хотелось пить и есть. И пить - сильнее всего на свете. Вот только Теккер Ти не унывала. Не в этот раз. Ведь она уже слышала неясный гул, мерный рокот. Громыхание. И в такт ему колотилось сердце в груди девочки.
        «Дорхейм! - думала она. - Город уже близко».
        И это оказалось истинной правдой. Через день пути пустыня постепенно стала меняться. Переросла в саванну. А потом и в степь. Вскоре потянулись первые зеленые деревца. Трава стала более густая и сочная.
        Теккер Ти приободрилась. Ускорила шаг. Даже про жажду забыла. И вскоре увидела первый караван. Невероятно! Сотни человек. Десятки лошадей и буйволов. Длинные повозки. А следом за ними…
        Девочка аж оцепенела от увиденного. Глаза расширились от удивления. Челюсть отвисла.
        Гигантские животные. Серая шкура, покатые бока. Отвисшие уши. Словно простыни. Длиннющий нос, а по обеим его сторонам белоснежные бивни. Размером больше Теккер Ти раза в два, а то и три.
        Девочка вышла из оцепенения. Упала на землю и спряталась в густой траве. Мало ли кто это. Уж лучше поостеречься.
        Караван еще долго тянулся на восток. Но вот он скрылся из виду, и девочка заторопилась следом. Миновала небольшую рощицу, спустилась с пригорка, взобралась на холмик и обомлела. Не могла даже пошевелиться.
        Да, такого она даже и представить не могла!
        Циклопический город раскинулся впереди. Он растянулся на многие лиги. Даже, скорее, на десятки лиг.
        Теккер Ти как зачарованная двинулась вперед и все никак не могла надивиться. Высоченные стены. Настолько высоченные, что при взгляде на них сильно кружилась голова. А сознание мутнело.
        Над стенами возвышались еще более огромные колонны. Позолоченные, сверкающие на солнце. И дома. Высокие, многоуровневые. С покатыми островерхими крышами. А вокруг - разноцветные ленты. Флаги. Стяги. Гобелены. И статуи. Разные. Люби в позах медитации. Звери с человеческими телами. И наоборот.
        Но самое главное - это шум. И тысячи людей. Что входят в город и выходят из него.
        Теккер Ти растерялась. Глаза разбежались. А миллионы мыслей и эмоций просто заполонили сознание. Девочка рассеяно плелась вперед. И, расрыв рот, глазела на все это величие. Да, такого она и представить себе не могла.
        Вскоре Теккер добралась до главного тракта. Влилась в людскую толпу. Принялась крутить головой. И с восторгом пожирать взглядом все, что видела.
        Внезапно девочка споткнулась. Или кто-то неосторожно подставил ей ногу. Но она упала. И покатилась в пыли. Перед лицом замелькали десятки ног. И никто даже не подумал помочь ей встать. Будто бы и внимания не обратили. Тогда Теккер изловчилась, откатилась в сторону. Быстро встала. И оказалась на самом краю людского потока. Там она и продолжила путь в город. Но теперь была осторожнее. Чаще смотрела себе под ноги.
        У самих врат она остановилась. Задрала голову кверху. Удивительное зрелише. Казалось, что ворота Дохейма идут до самых Небес.
        - Эй, чего рот раззявила? - раздался грубый мужской голос. - Проходить будешь?
        Теккер обернулась. Перед ней стоял стражник.
        - Буду, - пискнула девчонка, опустила голову и двинулась вперед.
        - Эй, стой! Куда это ты так резво? - остановил ее стражник. - Сначала клановую лицензию покажи на свое оружие.
        Теккер покосилась на огромный отцовский меч, на мамины кинжалы и тихо сказала:
        - Нет у меня лицензии.
        - Ну, тогда проваливай! - рявкнул стражник. - Без лицензии в город с оружием нельзя.
        Теккер остановилась, неуверенно посмотрела на стражника и сказала:
        - Дайте хотя бы воды. Пить очень хочется.
        - Проваливай! - повторил стражник. - Некогда нам. Мы тут не милостыню подаем. Все. Пошла прочь!
        - Ну что же ты, капитан Чун? - раздался сзади властный мужской голос. - Развалишься, если ей воды принесешь?
        Глаза стражника округлились. Он испуганно вытянулся по стойке смирно и замер.
        - Ну, чего встал как вкопанный? Или прикажешь мне самому за водой сбегать? - рявкнул мужчина.
        - Нет, господин Фэйто… Никак нет! Я мигом. Сейчас. Туда и обратно! - затараторил стражник и бросился к приземистому зданию, что находилось в городе сразу за вратами.
        - Не обращай внимания, - махнул рукой мужчина. - Это просто стражники. Никаких манер. Умеют только своими железяками махать и исполнять приказы. И то, и другое из рук вон плохо.
        Мужчина улыбнулся. Высокий, широкоплечий. Наголо выбритые виски и затылок. И только на макушке густой пучок волос, собранный в аккуратный хвост. Все его тело покрывали татуировки. Точнее, те участки кожи, которые были видны Теккер Ти. Видны из-под дорогой одежды. Расписанный золотом синий халат. Черные шаровары. И дорогие сапоги. Широкий пояс из тончайшей ткани.
        - Ничего, - ответила Теккер. - В конце концов, я и сама найду воду.
        - Не утруждайся, - учтиво сказал мужчина. - Сейчас все будет. Чун! Демон тебя задери! Ты провалился?
        Ответа не последовало. Да и самого капитана Чуна видно не было. Сколько бы ни надрывался черноволосый мужчина. Лишь проходящие мимо люди вздрагивали. Бросали на мужчину по имени Фэйто уважительные и испуганные взгляды и тут же прятали глаза. Спешили дальше по своим делам.
        Теккер поудобнее перехватила отцовский меч. Принялась ждать воду. Фэйто с интересом окинул девочку взглядом, прищурился и спросил:
        - Как тебя зовут, дитя?
        - Теккер, - ответила девочка.
        - А родовое имя?
        - Ти.
        - Ти?! - воскликнул Фэйто. - А твой отец случайно не Садхар Ти? Мама не Чаури Ти?
        - Да, - печально кивнула Теккер. - Это мои родители.
        - Боги! - воскликнул Фэйто. - Что же ты раньше молчала?
        - Вы не спрашивали, господин, - ответила девочка.
        - Да и не спросил бы, - признался мужчина. - Если бы не обратил внимания на меч Садхара. И на кинжалы Чаури. Я помню их. Отлично помню.
        - Так значит вы хорошо знакомы с моими родителями? - спросила Теккер.
        - Конечно! - кивнул Фэйто. - Мы с твоим отцом хорошие друзья. Кстати! - хлопнул себя по голове мужчина. - Совсем забыл представиться. Фэйто Ог. Глава клана Ог. И член управляющего совета Дорхейма.
        - Вы - один из правителей города? - с восхищением спросила Теккер.
        - Именно, - улыбнулся мужчина. - Вот такие у твоего отца друзья, Теккер Ти. - Ладно, пошли! Чего это мы тут встали? Поболтаем у меня. Расскажешь, почему ты одна тут. И почему у тебя оружие родителей.
        Теккер Ти кивнула и зашагала за Фэйто Ог.
        Им на встречу выбежал капитан Чун. Он нес кувшин.
        - Вот вода, господин Фэйто! - сказал стражник.
        - Ты слишком задержался. Уже не нужно, - с улыбкой ответил тот. - Свободен. Можешь идти на все четыре стороны. Ты разжалован. И уволен из городской стражи.
        Глава 24
        Военное ремесло
        Лучи заходящего солнца освещали взгорок. Пригревали. Но уже слабо.
        Киро сидел на голой земле, поджав под себя ноги. Так, как того требовала практика медитации. Как того требовал капитан Отакаши. Он хотел, чтобы тренировки всегда проходили в лучших традициях искуснейших ахиро. Тех первых мастеров, которые и создали боевые техники и искусства. Учил этому и юношу.
        Нет, конечно же Киро и Отакаши не соблюдали всех церемоний. Времени на это не было. Да и слишком все замудрено. Насколько понял подросток. Он читал о древних церемониях в учебнике. И понял лишь малую часть из них. Смысл остального ускользал.
        В последние два дня капитан начал преподавать Киро расширенные дыхательные практики, а вместе с ними приему рукопашного боя, и боя с шестом. Но все это оставалось примитивным. Слишком простым. Киро изучал подобное еще с Шамиром. А Отакаши не спешил давать новых знаний. Он вообще не показывал ничего уникального или кардинально отличающегося от того, что уже знал подросток.
        Капитан хитрил. Тянул время. Не раскрывал секретов. Не давал практик по техникам. Максимально упрощал процесс тренировок. И делал он это с какой-то целью. Известной только ему одному Киро это понимал. Но причины не знал. Даже не догадывался о ней. Хотя одна идея у него была. Возможно, Отакаши просто манипулрует им. Да, скорее всего так и есть. Хочет сделать из него карманного, послушного ахиро. Преданного ахиро. Он думает, что дав юноше возможность развиваться, тем самым расположит его к себе. Но капитан ведь не знает, что у Киро давным-давно есть иной источник знаний. И следует своему плану. А подросток своему.
        Киро не имел особых претензий. Он сразу понял, что капитан этот - сколький тип. И ничего хорошего ждать от него не стоит. И уж тем более искренней помощи. Но сам того не зная, Отакаши, все-таки, оказал ее юноше. Лишь одним тем, что начал его тренировать. А Киро этого было вполне достаточно. Главное, что он теперь смог открыто практиковаться. И придерживаться своего намеченного плана.
        На каждой тренировке он активировал «Концентрацию медитации» и «Непрерывную медитацию». Тем самым получал больше энергии Ву. Эффективнее оттачивал свои навыки. И приобретал все больше и больше опыта. Так необходимого для дальнейшего пути Развития. Так же он постоянно практиковался в запечатлении техники «Железный Цин-Гун». При любом удобном случае. В каждые моменты физической нагрузки. При тренировке мышц. И если бы не официальное разрешение капитана, ничего этого не было бы. Лишь ночные чтения учебника. Украдкой. В полутьме.
        Хотя Киро не забрасывал и книгу. С жадностью читал ее, когда появлялась такая возможность. И в последние дни решил переключится на базовые активные техники. Изучить хотя бы пару. Перед грядущей битвой. Необходимо же хоть как-то подготовиться. Ведь реального боевого опыта у него нет. И техники сейчас пришлись бы как нельзя кстати.
        Тогда юноша выбрал первые две. Самые простые, если верить учебнику. «Глубокий порез» и «Дробящий удар». Первая техника отлично подходила для любого колюще-режущего оружия. В том числе и для его копья. А вот вторая - и вовсе универсальная. Хоть дубиной лупи. Все равно сработает. Только расход энергии значительно возрастет.
        Киро выбрал эти две техники и принялся запечатлевать их глифы. На каждой тренировке. В течении последних двух дней. Делал он это осторожно. Чтобы невзначай не сработали. Не выдали бы его. И, упаси Боги, не покалечили капитана.
        В тот момент, когда обе техники начинали активно сиять в воображении, Киро тут же переставал воспроизводить и практиковать их. И вот к концу сегодняшнего дня они уже вовсю мерцали и пульсировали. Дело оставалось за малым. Еще пару-тройку воспроизведений и практик, и обе техники вспыхнут, запечатлеются. И сработают. Поэтому Киро решил завершить начатое уже в бою. Когда всем станет не до него.
        Подросток принял решение и продолжил медитацию. А вместе с ней и практику «Железного Цин-Гун». Необходимо подготовиться. Настолько, насколько он мог за оставшееся время. Ведь до города Вангоро остался всего день пути. А, хначит, вот-вот будет битва.
        Вчера отряд вышел из леса. И Киро впервые за всю свою жизнь увидел что-то кроме деревни, мхов и деревьев. Впереди бескрайняя равнина. Справа - отроги горной гряды, что тянулась до самого восточного побережья континента. Каменные зубцы тонули в зловонных испарениях, идущих с топких болот. Слева, на западе, - тоже равнина. Взводы направились строго на север. А сегодня взяли левее. К вечеру остановились на привал около небольшой рощицы. Разбили временный лагерь, пополнили запасы воды из ручья. Ну а Отакаши и Киро отправились на вечернюю тренировку. И теперь медитировали на взгорке после рукопашного боя.
        Киро, помимо прочего, практиковал еще и «Железный Цин-Гун». И дел это так же с осторожностью. Ведь в учебнике было написано, что при каждой активации данной техники происходит всплеск Ву. А если ахиро уже постиг Путь, то еще и энергия этого Пути. Да Киро и сам это видел. Когда «Железный Цин-Гун» активировал Шамир перед битвой. Или капитан Отакаши и Проводник Ошу за минуту до схватки с Ункаем. Их тела так же засветились тогда. Каждое - определенным цветом. И подросток думал, что это связано с выбранным Путем. Поэтому юноша действовал осторожно.
        А глиф техники «Железный Цин-Гун» уже пульсировал и сиял вовсю. Оставался еще один рывок. И цель будет достигнута.
        Юноша прервал практику, убрал из воображения символ. И продолжил медитацию. Не глубокую. Просто на грани сознания. Источник и так уже был полон энергии. И продолжал наращивать энергетические каналы. Скоро уже третья звезда!
        Киро вернулся к прошлым мыслям. Вспомнил про ункая. Он давно уже хотел узнать про него поподробнее. Поэтому, пока ситуация и время позволяли, обратился к Отакаши:
        - Господин капитан, можно вопрос? - спросил подросток, не открывая глаз.
        - Давай, - протянул Отакаши.
        - А кто такой этот ункай? С которым мы столкнулись в лесу?
        - Оборотень, - просто сказал капитан.
        - Это я понял, - не отставал Киро. - Но почему он может разделяться на части? Создавать подобных себе зверей из своего же тела? Откуда у него такая сила?
        - Ну, - пояснил Отакаши. - Ункай - это просто название. Как у людей - ахиро. Человек с талантом. И тут так же. Одаренный зверь.
        - У зверей такое тоже бывает? - удивленно воскликнул Киро.
        - Как видишь, - ответил капитан. - И чем сильнее такой ункай, тем больше особей он может породить за один раз. Тот оборотень был силен. Слишком силен. Даже для нашего отряда.
        - И много таких существует? - с неподдельным интересом спросил юноша.
        - Не знаю, Киро Ублюдок, - сказал капитан. - Но я с ункаями редко встречался. Поэтому и живой до сих пор. Но не удивлюсь, что на вашем континенте их больше, чем на моем.
        - А такого зверя вообще реально победить в одиночку? - спросил Киро.
        - Хм, - задумчиво протянул Отакаши. - Думаю да. Но на такое способен ахиро не ниже пятого этапа развития. Если говорить конкретно про того оборотня, на которого наткнулись мы. Но тот ункай слишком высоко забрался. Бывают звери и слабее.
        - Но ведь бывают и сильнее, - тихо проговорил юноша. Эта мысль повергла его в шок. Напугала. Что, если такой хищник достигнет шестого этапа? И пойдет выше? И случалось ли такое уже?
        - Бывают, - так же тихо ответил Отакаши. - Но я таких не встречал. И, честно говоря, о таком не слышал. На своем континенте. Может быть у вас здесь и есть исключения.
        - Я тоже не слышал, - сказал Киро.
        Внезапно раздались шаги. Громкие. Специально. Чтобы идущего было слышно издалека.
        Киро открыл глаза, обернулся. Деревенский проводник. Он подошел к Отакаши и сказал:
        - Господин капитан, до Вангоро остался лишь день пути. Я и мой напарник должны вернуться обратно. Дальше мы с вами не пойдем.
        - Почему же? - капитан медленно открыл глаза, взглянул на проводника.
        - Потому что больше от нас пользы не будет, - ответил проводник. - Дальше этих мест мы и сами не заходили. Мы не сможем сказать, что вас ждет после Вангоро. У нас и карт-то других нет. А на той, что есть, мы все отметили.
        Проводник сел перед капитаном. Развернул холстину. Южная часть континента. Перешеек «Горло». С востока и запада прибрежные линии, сжимающие сушу в свои тиски. И узкий проход на север.
        - Смотрите, капитан, - проводник ткнул пальцем в карту. - Тут - Вангоро. С востока - не обойти. Там начнется каменистая местность. А за ней - океан. С запада есть проход. Но там уже рядом городок Шангон. Тоже небольшой. И лучше бы вам обратить на него внимания. Он очень близко от Вангоро. Вот он.
        И проводник снова ткнул в карту. Указал на отмеченную точку. Продолжил:
        - Дальше на запад забирать не стоит. Там поблизости городов нет.
        - Хорошо, - кивнул Отакаши. - Я тебя услышал.
        Капитан не стал говорить, что на западе орудует еще один взвод под предводительством сержанта Нарикато. И что они должны вскоре встретиться. Объединиться.
        - Что ж, ладно, - сказал Отакаши. - Можете возвращаться. Хоть прямо сейчас.
        - С вашего позволения, капитан, мы дождемся утра и уйдем, - сказал проводник.
        - Договорились, - кивнул Отакаши. - Кстати, карту вы нам оставите!
        - Конечно-конечно, - затараторил проводник. - Это лишь копия той, что есть в деревне. Но копия точная. Я сам перерисовывал. Так что не беспокойтесь.
        - Отлично, - сказал капитан Отакаши и встал. - Киро, отбой! Завтра тяжелый день. К вечеру мы должны выйти к городу.

* * *
        На следующее утро - привычная суматоха. Вот только к ней добавилась нервозность. Это чувствовалось, витало в воздухе. Солдаты нервничали. Как, впрочем, и Киро. Да и не мудрено. Первый город. Для всех них. И близящееся сражение. Если, конечно, горожане не сдадутся сами. Как это сделал староста Сияцо в деревне.
        Солдаты суетились. Сворачивали лагерь, собирали вещи и выстраивались в походный порядок. Деревенские проводники тихо ули обратно с воходом солнца.
        Когда все было готово - выдвинулись. По равнине шли быстро. Без задержек. Однако днем на привал все же остановились. Капитан не хотел, чтобы солдаты вышли на битву измотанными и уставшими от изнуряющего марша.
        Отдыхали, правда, не долго. Вскоре выдвинулись дальше. И через десяток лиг замедлились. Почва стала более каменистой, неровной. Пушки и телеги с припасами тянуть стало сложнее, и это стопорило продвижение дальше. Капитан тут же приказал свернуть западнее. И вскоре взводы снова выбрались на относительно ровную местность. Набрали прежний темп.
        А к вечеру добрались до небольшой рощицы. За которой тянулось ровное поле. И сразу за ним - Вангоро.
        Небольшой город. Каменные стены с деревянными переборками и навесами. За ними - покатые островерхие крыши домом. Раскидистые кроны деревьев. Флаги - золотая змея на красном фоне, а вокруг - звезды. И ворота. Массивные, оббитые железом.
        Капитан приказал остановится и прямо в роще разбить лагерь. Чтобы противник видел их из города. Солдаты принялись за работу. Киро тоже не отлынивал от обустройства лагеря. И с опаской поглядывал на стены Вангоро. Достаточно ли большое до них расстояние? Не долетит ли стрела. По его прикидкам - не должна. Да и капитан все это учитывает. Иначе не стал бы тут вставать.
        А на стенах города наметилось движение. Взводы Отакаши заметили. Принялись готовиться к обороне. Ну или к атаке. Киро этого не знал.
        Капитан Отакаши приказал на время спрятать пушки. Закатить подальше за деревья и прикрыть ветками. Для того, чтобы враг их не заметил. Ну а даже если и заметит, то не поймет что это такое. Ведь на этом континенте еще нет такого хитрого изобретения.
        За хлопотами время пролетело незаметно. Наступил вечер. Солдаты принялись рубить деревья и разжигать костры. Много костров. Тут же стало светло. Почти как днем. Капитан определил дозорные отряды, а остальным скомандовал отбой.
        Вот только Киро не мог уснуть. Боялся и нервничал. Он долго ворочался с боку на бок. Думал, смотрел на звездное небо. Так он пролежал до полуночи. И еще пару часов. И только потом провалился в тревожный сон.
        Грохот и звон. Трубный рев и крики. Бой барабанов!
        Киро вскочил как ошпаренный. Запоздалый сон как рукой сняло. Подросток протер глаза и быстро выбрался из своего парусинового спального мешка. А вокруг уже носились солдаты. В боевой экипировке, с оружием в руках. Надрывали глотки сержанты. Орал капитан. Воины выстраивались в боевые порядки. Другие бойцы спешно выкатывали пушки из укрытий.
        Вангоро тоже ожил. Городские ворота были открыты, и из них выходили отряды солдат. Выстраивались под стенами. Копейщики, лучники, тяжеловооруженные воины с огромными щитами. И конница.
        Киро отвернулся. Принялся натягивать кожаные доспехи. Руки тряслись, не могли завязать шнурки, крепящие броню. Юноша замер. Собрал всю волю в кулак. Активировал «Концентрацию медитации», следом за ней «Непрерывную медитацию». Успокоился. Справился со шнурками, схватил свое копье и бросился в строй.
        Сержанты начали раздавать всем воинам небольшие сумки.
        - Новобранцы, осторожнее, - сказал капитан Нуратаси. - В сумках - гренады. Будьте с ними осторожнее. Просто бросайте во врага. Но не близко от себя. Если услышите шипение - тоже бросайте гренаду. Это значит, что оболочка повредилась. И бомба вот-вот рванет.
        Киро, а вместе с ним и сверстники, нервно закивали. Забрали сумки.
        Сержанты, наконец, построили воинов. Принялись дальше раздавать приказы. Несколько солдат выкатили пушки. Далеко вперед. Их прикрывали бойцы с большими щитами. Командующий расчетами подрывников долго ходил вокруг. Прикидывал расстояние. И в итоге приказал продвинуть пушки еще чуть дальше.
        - На позиции! - скомандовал капитан Отакаши.
        Отряды потянулись вперед. Встали позади расчетов подрывников.
        - Заряжай! - раздался приказ.
        Солдаты засуетились рядом с пушками. Привычными движениями доставали из больших ящиков ядра, заряжали.
        Под стенами Вангоро послышались громкие крики. Короткие приказы. Внезапно лучники защитников города отступили назад. Вперед выдвинулась конница. Еще одна короткая команды, и лошади сорвались с места.
        Несутся во весь опор. Всадники - размахивают мечами.
        Киро наблюдал за началом атаки как во сне. Вязком, ненастоящем, медленном. А конница, набирая скорость, все быстрее мчалась вперед.
        - Огонь! - скомандовал Отакаши.
        Зашипело. И тут же грохнуло!
        Киро вздрогнул, раскрыл рот, приложил руки к ушам. И этот залп выдернул подростка из оцепенения.
        Время понеслось вскачь. В висках застучало. Хриплое дыхание вырвалось из легких. Пропал удушливый, колючий ком из горла. Дальнейшие события сжались и, казалось, произошли за одно мгновение.
        Впереди творилось невообразимое. Прямо в рядах вражеских всадников расцветали бутоны дикого огня. Гремели взрывы. Разрывали лошадей и всадников. Крошили, дробили и перемалывали тела. Вздымали в воздух ошметки плоти и оторванные конечности.
        - Заряжай! Скомандовал Отакаши и тут же: - Огонь!!!
        Оглушительный грохот. Жуткий свист в воздухе. Взрывы.
        Кричат люди. В панике ржут и мечутся кони, сбрасывая седоков. Едкий дым затягивает поле. И в нем расцветают все новые вспышки.
        - Поправка! - командует Отакаши третьему расчету. - Северо-северо-запад. Два градуса! Огонь!!!
        Конная атака противника захлебывается, так и не успев толком начаться. Все всадники - мертвы. А выжившие кони разбегаются в разные стороны. Командир защитников Вангоро отдает новый приказ. И тут же вперед выходят несколько человек. Воины в просторных халатах. Они совершают быстрые движения. Как на тренировке по рукопашному бою. И в имперцев тут же летят огненные шары.
        Капитан Отакаши рычит приказы, прыгает вперед и взвивается в воздух. Выпускает неудержимые воздушные вихри. Следом за ним - Проводник Ошу. Он, дико размахивая руками, активирует свою боевую технику. Перед ним тут же возникает высокая водяная волна, несется, подгоняемая вихрями Отакаши, на огненные шары. Захлестывает их. В воздухе вспыхивают огни. Боевые техники противника так и не успевают долететь до имперцев.
        - В атаку! - ревет капитан Отакаши.
        И сержанты тут же отправляют в бой передовые отряды.
        «Вот и началось! - взорвалась мысль в голове Киро».
        Солдаты сорвались с места, бросились в атаку. Подросток, а вместе с ним и деревенские сверстники, в первых рядах. Снова загрохотали пушки, прикрывающие начавшееся наступление. А в воздухе взвыли и засвистели боевые техники ахиро.
        Глава 25
        Самый ценный боец
        Маски устрашения. Рогатые шлемы. Военная форма расправлена. Кожаные доспехи сидят идеально. Пояса - потуже.
        Все подготовлено. К смерти.
        Так, как и подобает воину. С гордо поднятой головой. С оружием в руках. И решимостью в глазах.
        - Готов? - спросил Тэйпо.
        Хакикуро лишь кивнул. Его шлем, как и маска, сиял. Кровь и гарь аккуратно смыты влажной тряпкой. Доспех тоже чист. Как и у Тэйпо.
        - Готов, - наконец хрипло ответил товарищ. - А ты?
        Тэйпо посмотрел на друга, схватил его за шею. Прижался шлемом к шлему. Хакикуро не протестовал. Внезапно крепко обнял Тэйпо. Тот ответил взаимностью. Настоящие дружеские объятья. Последний раз. Больше такой возможности не будет. Жаль, что они не успели так попрощаться с остальными бойцами. С сержантом Нарикато. С лучшим командиром, какого они знали.
        - Столько лет, Хакикуро, - с грустью и ностальгией в голосе сказал Тэйпо. - Бок обок мы с тобой…
        - Придурок! - крикнул Хакикуро и вырвался из объятий товарища. - Ты мне плечо вывихнул! Как я теперь сражаться буду? Идиот! Боги, за какое прегрешение вы послали его мне?!
        Хакикуро быстро отвернулся. Чтобы Тэйпо не увидел его глаз. Заблестевших от слез. А Тэйпо и сам натянул шлем на глаза, поднял выше маску устрашения. Подошел к окну. Посмотрел на север.
        - Что там? - спросил из глубины комнаты Хакикуро. Он прилагал все силы, чтобы голос не дрожал.
        - Идут, - спокойно ответил Тэйпо. - Окружают аванпост.
        Хакикуро быстро обернулся. Метнулся к товарищу и выглянул в окно.
        Солдаты. Много. Они еще далеко. Не добрались даже до первого кольца гренда. Не ступили на заминированную территорию. Враги расходились по кругу. И, правда, брали аванпост в кольцо.
        - Тащи самострелы, - сказал Тэйпо. - Сейчас устроим им тут представление.
        Хакикуро кивнул. Метнулся назад. Перебежал в соседнюю комнату и схватил охапку приготовленных самострелов. Рванул назад. Солдат помнил расположение каждой гренады, спрятанной под каменными плитками. Мастерски обходил их.
        У входа в аванпост он остановился. Глянул на улицу. И обомлел.
        В панике заорал:
        - Стоп! Стоп-стоп-стоп-стоп! Сейчас все тут на воздух взлетим! Как же ты не вовремя, Мибаро.
        Парень вздрогнул, замер с занесенной в новом шаге ногой. Недоуменно уставился на Хакикуро.
        - Назад! - рявкнул солдат и повторил дрожащим голосом. - Сейчас все на воздух взлетим.
        Мибаро отступил. Замер с обратной стороны. Надул губы и сказал:
        - Я хочу к друзьям!
        - Хакикуро, что там?! - с тревогой спросил Тэйпо.
        - Мибаро вернулся! - ответил друг. - И чуть не подорвал нас.
        Тэйпо покинул свой наблюдательный пункт и вышел к товарищам.
        - Мибаро? - с удивлением спросил он. - Где ты пропадал?
        - Гулял, - смущенно сказал парень и неопределенно махнул рукой в воздухе. - Тут, неподалеку.
        - Интересно, - протянул Тэйпо. - Мы тебя искали и не нашли.
        - Значит, не там искали, - с улыбкой сказал Мибаро. - Можно я к вам? А то там злые люди. И они сюда бегут.
        - Не стоит, Мибаро, - ответил Тэйпо. - Не стоит погибать вместе с нами.
        Парень ошарашено посмотрел на солдата. В его глазах заблестели слезы.
        - Нет, друзья Мибаро не погибнут, - сказал он. - Пустите к себе.
        Хакикуро повернулся к Тэйпо и тихо сказал:
        - Не стоит спорить с ним. Давай лучше впустим. И отправим вслед за сержантом. В лаз.
        Тэйпо ненадолго задумался. Кивнул.
        - Ладно, Мибаро, заходи, - сказал солдат. - Только осторожно. Мы тут все заминировали. Смотри. Вот под этой плиткой - гренада, на нее не наступай. Ага. Вот так. Все верно. Осторожно, осторожно. Стой! Еще одна гренада вот тут. Обойди ее. Молодец. Отлично!
        Мибаро расплылся в глупой улыбке. Друзья похвалили его! Он успешно преодолел мины!
        Парень осмотрелся и зашагал вглубь аванпоста. По полу тянулись запальные шнуры. Во все стороны. Много шнуров! Мибаро ошарашено смотрел на все это и удивлялся. Для чего?
        - Так, а теперь дуй вот в этот лаз, - Хакикуро указал на дыру в полу. - Туда недавно ушел сержант с остальными солдатами. Если поторопишься - догонишь их. Все. Давай-давай.
        - А вы? - капризно спросил Мибаро.
        - А мы останемся, - ответил Тэйпо. - Кто-то должен взорвать тут все. И врагов заодно.
        Мибаро бросил взгляд в окно. Там - вражеские солдаты. Уже близко. Потом перевел взгляд на пол. На растянутые запальные шнуры. Вспомнил про мины под плитками пола. И все понял. Осознал задумку двух подрывников. И ужаснулся. Зажмурился. Вскрикнул:
        - Нет! Я не уйду. Не дам вам погибнуть тут. Мибаро любит своих друзей. Он поможет. Не уйду!
        - Мибаро, пойми, - Тэйпо принялся убеждать парня. - Ты уже ничем не поможешь. Через несколько минут тут все взлетит на воздух. Уходи!
        - Нет! - вскрикнул парень. - Мибаро - поможет. Поможет!
        - Послушай… - начал было Тэйпо, но Хакикуро прервал товарища:
        - Отстань от него. Пусть остается. Нет времени переубеждать. Посмотри - противник уже рядом!
        Тэйпо дернулся. Обернулся. В ужасе раскрыл глаза. Будто только что отошел ото сна и увидел всю катастрофичность ситуации.
        - Демоны тебя раздери! - выругался Тэйпо и бросился к окну. - Они почти дошли до первого ряда мин! Ладно, Мибаро, оставайся. Только не мешай нам!
        Парень тут же расплылся в улыбке. Запрыгал. Замахал руками. Бросился в дальний угол комнаты. Затих там. Принялся ждать.
        Хакикуро тем временем положил на пол несколько самострелов. Три прихватил с собой. Бросился в соседнюю комнату. Выглянул в окно, прицелился и выстрелил. Один из противников свалился как подкошенный. А Хакикуро метнулся к другому окну. Стрельнул, но не попал. Бросился дальше. Разрядил третий самострел. Теперь снова точно в цель. Помчался обратно. На ходу высунулся в следующее окно. Потом в другое. Создавал видимость того, что в аванпосте много воинов.
        Тэйпо тем временем так же метался от окна к окну. Обстреливал подступающих врагов. Те замедлились. Потом и вовсе остановились. Попрятались за кустами, в густой траве. И все равно Тэйпо умудрился достать нескольких бойцов. Некоторых лишь ранил, других - убил.
        Вернулся Хакикуро. Принес еще несколько заряженных самострелов. Товарищи продолжили атаковать противников. Но их усилий было недостаточно. Враги поняли, что силы в аванпосте не велики, и снова бросились в атаку.
        Пересекли первое кольцо мин. Двинулись дальше. Они расходились в стороны. Окружали аванпост. И, видимо, планировали ворваться внутрь разом, со всех сторон.
        - Давай, не тяни, - прошипел Хакикуро.
        - Рано! - отозвался Тэйпо. - Жди. Еще… пять… четыре… три… два…
        Тэйпо умело высек огонь. Запалил шнур. Раздалось шипение. Взвилась одинокая струйка дыма. А в следующее мгновение шнур весело затрещал.
        - Пошел, родимый! - азартно вскрикнул Хакикуро. Бросился поджигать следующий. Тэйпо - за ним следом.
        - Давай-давай! Не зевай! - подбадривал шустрый Хакикуро своего товарища.
        - А ты не торопись! - огрызнулся Тэйпо. - Умей выжидать.
        - Да плевать! - выкрикнул товарищ. - Теперь плевать! И не смей учить меня. Совсем чуть-чуть осталось. И я задам тебе!
        - Помолчал бы! Задаст он, видите ли!
        Через несколько секунд все запальные шнуры первого ряда мин горели.
        - Хм, - весело хмыкнул Хакикуро. - Интересно. Ощущаю себя шенгао.
        - Причем тут кукольный театр? - непонимающе спросил товарищ.
        - Ну как же! - принялся объяснять Хакикуро. - Шенгао. Дергаю за ниточки. А куклы двигаются в такт. Как мне нужно.
        Тэйпо уставился на друга как на дурака. Разочарованно покачал головой. Постучал по шлему и сказал:
        - Как было там пусто, так и есть!
        - У тебя то?
        Тэйпо раздраженно зашипел.
        Засвистели первые стрелы. Но не достигли цели. Тэйпо и Хакикуро быстро пригнулись, а враги, видимо, стреляли наугад.
        - Идиоты! - хохотнул Тэйпо.
        - Как и ты, - высказался Хакикуро.
        - Поджигай последний ряд мин! - рявкнул Тэйпо.
        - Ближайший к аванпосту? - спросил Хакикуро.
        - Да, - бросил Тэйпо. - Быстро. Пять секунд.
        Товарищи бросились к запальным шнурам. Подожгли их. Хакикуро бросился к оставшимся. Чиркнул, высекая огонь.
        - Стоп! - рявкнул Тэйпо. - Три секунды.
        А снаружи уже орали враги. Бряцали оружием. Они подобрались совсем близко. Уже в нескольких метрах.
        - Давай! - крикнул Тэйпо и сам бросился к оставшимся шнурам. Запалил. Хакикуро не отставал от друга.
        - Вот и все, - сказал Тэйпо, когда последний запальник загорелся.
        Хакикуро повернулся к товарищу. Лихо козырнул. Закрыл глаза. Тэйпо сделал то же самое.
        А первые противники уже подбежали к аванпосту. Двинулись к входу. К окнам.
        - Сюда, - позвал Мибаро. - Заходите. Тэйпо, Хакикуро!
        Товарищи вздрогнули. Разом открыли глаза.
        За спиной Мибаро сиял Путь! Старший Путь!
        - Идемте, - еще раз сказал Мибаро и шагнул в мерцающее серое марево.
        Тэйпо и Хакикуро переглянулись. В глазах обоих плескалось удивление. И надежда. Товарищи бросились следом за парнем. Нырнули в Путь. Мир тут же посерел. Потерял краски. Запахи. Звуки. Только аванпост остался на месте. И товарищи еще находились внутри него.
        Хакикуро обернулся назад. Толкнул Тэйпо в бок. В аванпост вбежали первые враги. Наступили на плитки, под которыми были спрятаны гренады. Пробежали дальше. И тут же со всех сторон полезли вражеские солдаты. Десяток, два, три!
        А в следующую секунду расцвел взрыв. Первый, второй, третий. Вот только ни Тэйпо, ни Хакикуро, ни Мибаро не услышали звуков. Не почувствовали жара, запаха алхимического порошка. Не получили никаких повреждений. В отличие от противника.
        В аванпосте же царил настоящий хаос. Грохотало, оглушительно гремело. Взрывы рвали тела вражеских солдат. Перемалывали их. Огонь слизывал плоть с еще живых тел. Плавил кости. И камень. Стены и крыша аванпоста рушились, разваливались на куски. Растекались от нестерпимого жара.
        - Идемте, - капризно попросил Мибаро. - Мне не очень хочется на это смотреть. Да и сержанта Нарикато с остальными друзьями надо найти!
        Тэйпо и Хакикуро ошарашено посмотрели на парня. Послушно пошли за ним. По серому аванпосту. Мимо взрывающихся гренад. Мимо разорванных тел. Мимо еще живых воинов. Которые метались по аванпосту и гибли.
        Товарищи быстро выбрались наружу. Все тот же бесцветный мир. Бесцветные люди вокруг. Серая земля, трава и деревья.
        - Что происходит? - шепотом спросил Хакикуро.
        - Не знаю, - так же тихо ответил Тэйпо. - Но, кажется, мы идем по старшему Пути. И его владелец - Мибаро.
        Хакикуро прикрыл лицо руками. Недоверчиво закачал головой.
        А вокруг вспыхивали все новые и новые взрывы. Враги гибли. Бестолково метались по округе. Не могли сориентироваться и прийти в себя. Не успевали выбраться с заминированной территории. Огонь отрезал путь к отступлению.

* * *
        Душно. Очень душно. И жарко.
        Подземный тоннель оказался тем еще местечком. Самое место для демонов. Вот только даже их тут не было. Лишь солдаты. Грязные, вымотанные, но живые. И этот факт радовал сержанта Нарикато. А вот то, что посланные несколькими часами ранее, разведчики не вернулись - угнетало.
        Нарикато видел на то две причины. Первая - тоннель намного длиннее, чем они могли подумать. Вторая - разведчики мертвы. А в конце подземного хода поджидают враги. Но выхода не было. Не назад - это уж точно. Так они погибнут. Это понятно. К аванпосту движется слишком много противников. Не выстоять. Без пушек - никак. Но такова была тактика. И теперь сержант надеялся лишь на двоих. На Тэйпо и Хакикуро. И вот в них-то он уж точно не сомневался. Подрывники знаю свое дело. Особенно Тэйпо. Он вообще будто бы чувствует гренады. Знает, как и что нужно делать. В зависимости от ситуации. Сержант верил, что Тэйпо и в этот раз не ошибся. И грустил. Корил себя.
        Это ведь лишь его вина, что взвод оказался в таком положении. Или не его? Во всяком случае, он - командир. Вся ответственность лежит на нем. И не важно, что этот поход изначально выглядел как самоубийство. Медленное. В издевательской форме. Не волнует. Особенно высших командиров. Ведь задачи определены. Цели поставлены. А не справился - умер. Ведь это не учения. И даже не родной континент, где всегда можно отступить. Вернуться к своим. Нет. Это чужая земля. Враждебная. И кругом - смерть.
        Нарикато отвлекся от тяжелых мыслей. Оглядел солдат. Устали. Просто измотаны. Да, этот тоннель оказался сложнее, чем весь предыдущий путь до аванпоста. Узкий, низкий. Тут приходилось идти пригнувшись. Иногда - ползти. Друг за другом по резко сузившемуся ходу. Но больше всего убивала жара и духота. А еще тонны камня, нависающие сверху. Множественные ответвления. Некоторые - диаметром лишь с кулак. И это пугало. Наводило на мысли о тварях, что могли перемещаться по этим ходам.
        Так же нервировала и угнетала темнота. И даже факелы не особо спасали. Все вместе это давило еще сильнее. А если представить и то, что они оказались заперты под толщей земли…
        Еще через час пути сержант Нарикато объявил привал. Взвод как раз выбрался на более просторный участок тоннеля. Этакий подземный зал. Тут было чуточку свободнее. Все солдаты разом смогли разместиться прямо на острых камнях.
        Угрюмо молчали. Без аппетита жевали припасы. Кто что успел прихватить сверху. И ждали возвращения разведчиков. Но тех не было. И от этого становилось еще тяжелее. Морально, не физически. А это еще хуже для солдат. К нагрузкам и усталости они привыкли.
        Сержант Нарикато мысленно молил всех Богов, чтобы разведчики вернулись. Не важно с какими новостями. Главное, чтобы живые. И тогда станет ясно, что делать. А пока остается двигаться лишь в неизвестность.
        Внезапно один из солдат вскрикнул. Отскочил от стены и схватился за кожаный наплечник. Смахнул с него желтую слизь. Резко обернулся к стене. А оттуда, из небольшой норы, торчало скользкое щупальце. И мерзко извивалось. Будто пыталось найти, нащупать кого-то.
        Солдат выхватил меч из ножен и отсек щупальце. Тут же густым потоком хлынула противная слизь. Раздался душераздирающий визк, и обрубок втянулся в нору. Воины повскакивали с камней. Достали оружие. Замерли.
        В следующее мнгновение уже из другого хода вылезла противная тварь. И это оказалось не щупальце. Во всяком случае, у него была ужасающая пасть с несколькими рядами острых как иглы зубов. И тупая безглазая морда.
        Подземный червь!
        Монстр метнулся вперед. Попытался вцепиться в лицо солдату. Но тот ловко увернулся. Уклонился в сторону и быстро махнул мечом. Голова твари с противным шлепком упала на камни. Раздался очередной визг. Наполненный болью. И возмущением.
        - В круг! - рявкнул сержант Нарикато. Он уже успел приметить с десяток таких нор.
        И оттуда стремительно полезли подземные твари. Они высовывались из своих ходов и замирали. Видимо прислушивались. Или что они там делают, чтобы определить местоположение жертвы? Сержант не знал, но теперь ясно понимал, что монстры слепые.
        - По одному - в проход! - шепотом сказал Нарикато.
        И тут же одна из тварей метнулась к нему. Услышала.
        Сержант резко присел и разрубил червя пополам. Солдаты воспользовались случаем и побежали дальше в тоннель. По одному. Нарикато попятился следом. Попутно отмахиваясь от монстров. А те полезли еще активнее. Услышали топот своих жертв.
        Черви выскакивали из своих нор, шлепались на пол и ползли следом. Выгибались и бросались на солдат. Те умело отбивались. Да и везло. Твари - слепые. Вот только их слишком много.
        - Быстрее, быстрее! - уже не таясь орал сержант. - В тоннель. Уходим!
        А в следующее мгновение жахнуло. Потом еще раз. И еще.
        Взрывы гремели в отдалении. Над землей. Звуки шли со стороны аванпоста.
        «Началось, - подумал сержант. - Спасибо за службу, Тэйпо. Спасибо, Хакикуро!»
        Черви остановились, замерли. Медленно развернулись и поползли в обратную сторону. На шум взрывов.
        - Быстрее, быстрее! - зашипел на солдат сержант. - Взрывы отвлекли этих тварей. Скажите спасибо нашим товарищам, что погибли ради нас. Они во второй раз спасли весь взвод.
        Солдаты ускорились. Побежали быстрее. Забормотали слова благодарности. Для Тэйпо и Хакикуро.
        Сержант теперь шел последним. И то и дело оборачивался. Светил факелом в тоннел. Проверял, не вернулись ли твари. Но никого не было. Лишь через несколько минут из лаза потянуло паленым мясом. Запах шел со стороны аванпоста. А еще через несколько мгновений стало заметно жарче. Последствия взрыва гренад. Алхимический порошок горел очень мощно и плавил даже камень. А столько бомб, сколько они заложили в аванпосте, способны расплавить его полностью.
        Температура повышалась с каждой минутой. Стало еще более душно. Проход заметно сузился. Снова пришлось идти вприсядку. Потом - ползти.
        Тоннель все сужался. Солдаты сопели, но не прекращали протискиваться вперед. Карабкались, сбивали руки в кровь о камни, но продолжали ползти. Друг за другом. Во тьме, тесноте и духоте. И легче не становилось. Ход все так же продолжал сужаться. И теперь приходилось буквально продираться вперед. Сквозь каменную щель.
        Внезапно впереди послышались шорохи. Стук камня о камень. Голоса.
        Голоса!
        - Эй, - крикнул кто-то из впереди ползущих солдат. - Кто тут?
        Гулкое эхо загуляло по тоннелю.
        - Линсю, ты? - последовал ответ из далека.
        - Я! - крикнул солдат.
        Сержант облегченно выдохнул. Нашлись разведчики! И, судя по всему, живые.
        Солдаты заторопились вперед. И вскоре выбрались на очередную просторную площадку. Обнаружили там разведчиков. Те разбирали завал. Оттаскивали в сторону булыганы, расчищали путь вперед.
        - Извини, сержант, - сказал один из разведчиков. - Задержались немного.
        И указал на препятствие.
        - Да, - протянул другой солдат, - кто же знал? Видимо этот ход специально завалили. А, может, простой обвал. Но дальше ход точно есть. Его уже отсюда видно.
        Сержант подошел к наполовину разобранному препятствию. Заглянул в расчищенную дыру. Ход и, правда, был. Тот же самый узкий тоннель. Нарикато принялся оттаскивать камни. Весь взвод быстро последовал его примеру.
        Через полчаса они смогли расчистить достаточно места. По одному принялись пролазить в образовавшийся ход. Двинулись дальше.
        Чумазые лица. Толстый слой пыли на доспехах. Сбитые в кровь ладони. Ноющие руки, плечи и спины. Но все еще живые. Весь оставшийся взвод.
        «И цена тому - две жизни, - подумал сержант Нарикато. - Две жизни лучших подрывников. И просто хороших друзей. Дорого ли?»
        Дальше продвижение пошло значительно быстрее. Тоннель больше не сужался. Но и шире не становился. Идти можно было пригнувшись.
        Взвод оживился. Жара и духота ослабли. Вскоре и вовсе отступили. Воздух стал не таким затхлым. А еще через лигу потянуло сквозняком. Солдаты заторопились, чувствуя скорый выход. Ускорились. Начали тихо переговариваться друг с другом.
        А потом кто-то из впереди идущих выкрикнул:
        - Добрались, мать твою!
        Взвод замер. Воины бросились вперед. Заспешил и Нарикато. Протолкался вперед и оказался в тупике.
        Небольшой подземный зал. Высоко вверху - потолок. Там был выход. Но когда-то раньше. Теперь же он был завален огромным камнем.
        - Боги! - простонал Нарикато.
        - Да, - протянул кто-то из солдат. - И высоковато. Не заберешься.
        - Да а если и заберешься, что с того? - спросил другой воин. - Там все равно не закрепишься. А иначе камень не сдвинуть. Без нормальной опоры под ногами.
        - Можно несколько гренад заложить и попробовать взорвать его! - предложил кто-то из рядовых.
        - Можно, - отозвался Нарикато. - Вот только все запальные шнуры у Тэйпо и Хакикуро остались. И они истратили их на свои мины.
        Повисла гробовая тишина. Солдаты сникли. Расселись прямо на камнях. Обреченно склонили головы. Устало вытянули ноги.
        А сержант лихорадно искал выход из ситуации. И не находил. Нет, можно, конечно, отправится обратно. В надежде на то, что выход в аванпост не завалило от взрывов. В чем Нарикато сильно сомневался. Да и припасов мало осталось. Долго не протянуть. Еще и черви эти в тоннеле.
        Сержант Нарикато еще раз посмотрел на заваленный выход. Высоковато. Даже если удастся добраться до него по стенам, то опору там не найдешь. А без нее не поднять и камень, перекрывающий лаз. Точно тупик!
        - Демон! - громко выругался сержант, и весь взвод посмотрел на него с нескрываемой тревогой.
        Внезапно сверху послышался скрежет. Посыпалось мелкое крошево. Камень медленно сдвинулся. И начал ползти в сторону! В приоткрывшуюся брешь тут же хлынул поток свежего воздуха. Ветер. И ночная прохлада. Показался краешек ясного ночного неба.
        Солдаты тут же вскочили со своих мест. Задрали головы кверху. И принялись наблюдать, как камень сдвигается все дальше и дальше. Услышали натужное сопение, кряхтение. И ругань.
        Когда, наконец, ход оказался полностью открыт, сверху упала веревка. Точнее связанная между собой одежда. Поддоспешники, рубахи, штаны и пояса. Имперские!
        - Давайте! - тихо скомандовал Нарикато. - Наверх. По одному.
        Солдаты принялись карабкаться к выходу. Веревка оказалась крепкой. Выдержала вес. А сверху кто-то ее держал.
        Первые воины выбрались. Скрылись за краем прохода. Сержант Нарикато прислушался. Тихо. Удивительно тихо. Ни единого звука. Да что же там такое?
        Сержант кивнул остальным воинам. Замахал рукой, призывая действовать быстрее. Когда все вскарабкались наверх, он последним взялся за самодельную веревку. Полез следом за взводом. Тут же замер, почувствовав, что веревку вместе с ним тянут наружу.
        Свет! Яркая луна, колючие звезды. Ночная прохлада и свежесть. Легкий ветерок.
        Нарикато вывалился на поверхность. Тут же вскочил и, не веря своим глазам, замер. Вот почему стояла такая тишина, когда взвод выбрался наверх.
        Прямо перед сержантом стояли Тэйпо и Хакикуро. В одних трусах. В руках они держали веревку, сплетенную из своей же одежды. А за их спинами - Мибаро. И все трое живые и даже невредимые.
        - Тэйпо! - вскрикнул сержант. - Сукин ты сын! Хакикуро, демоны тебя забери!
        Нарикато радостно бросился обнимать подрывников. Не забыл и про Мибаро. А потом, спохватившись, спросил:
        - Как же вы выбрались? Ведь мы все слышали взрывы!
        - Это все он, - Тэйпо указал на Мибаро. - Наш тихоня помог. Вытащил нас с Хакикуро из самого пекла.
        Сержант с интересом уставился на парня. Тот смущенно улыбнулся. Покраснел.
        - Оказало, что он самый ценный боец в нашем взводе, - серьезно сказал Хакикуро.
        Мибаро еще больше засмущался. Расплылся в глупой улыбке и тихо сказал:
        - Я так рад видеть своих друзей!
        Весь взвод захохотал. Накинулся на парня. Солдаты благодарили его, обнимали и жали руки.
        Мибаро не верил своему счастью.
        Глава 26
        Грязь, кровь и пот
        Тень сидел у престола Возвышения. Отдыхал.
        Эти перемещения по Пути пространства выматывали. Физически. И морально. Слишком ново это было для него. Слишком непривычно. Давило на разум. Который не готов был еще к таким кардинальным переменам.
        А еще сила. С которой он пока не мог справиться. Подчинить ее. Слишком большой разрыв в Развитии. Очень долгий перерыв и отсутствие необходимых практик в постижении новых ступеней. И вот они по чьей-то неизвестной воле сами открылись. Дали Тени доступ новым вершинам. О которых он совсем недавно и мечтать не мог. Давно уже смирился с тем, что в его Источнике природный блок, не позволяющий развиваться дальше. Дальше Мастера Цин-Гун.
        Так же Тень все никак не мог привыкнуть к новому телу. Точнее к его фактическому отсутствию. Или чем это являлось? Он так до конца еще и не разобрался. Лишь регулярно ощупывал себя. Руки, плечи, шею, лицо. И не понимал. Изредка возникали фантомные боли. В тех места, куда впились крюки имперцев. В тот самый день, когда он погиб у деревни.
        - Непривычно? - раздался женский голос.
        - Да, есть немного, - ответил Тень.
        - Не беспокойся, - прозвучал мужской голос. - Привыкнешь. Все привыкают. А потом мясо нарастет. Настоящее тело вернется. По мере того, как ты будешь продвигаться по пути Развития. И нагонять все то, что пропустил. Так у всех происходит.
        - У кого - у всех? - спросил Тень. Он хотел схитрить. Хотел, чтобы эти двое проговорились, сказали, кто они такие.
        - У нас, - просто ответил мужчина.
        - И кто же вы? - не унимался Тень.
        - Ты уже задавал этот вопрос. В прошлый раз. И ответ мой не изменился сегодня, - раздраженно сказал мужчина.
        Тень хмыкнул, покачал головой. Загадки. И вопросы. Он этого не любил. Ни тогда, ни сейчас. Он ведь всегда был солдатом, воином и охотником. Ненавидел неопределенность. Но сейчас, видимо, необходимо смириться. И просто быть благодарным. За то, что эти двое дали ему еще один шанс. Позволили Развиваться. И помогать тому, кого он успел полюбить за все эти годы. Тому, кто стал Тени почти родным. И надежным другом.
        - По поводу твоего тела, - снова раздался женский голос. - Привыкнешь. Но не затягивай с Развитием. Могут возникнуть проблемы, если будешь медлить.
        - Привыкну, - прошептал Тень. - Боги, мне бы самому в это поверить.
        - И не ропщи на судьбу, - строго сказал женский голос. - Будь благодарен. И в первую очередь - ему. Твоему ученику. Мальчик поступил мудро. Он похоронил тебя, а на могиле установил знак Смерти. Не сделай он этого, и ты бы сейчас бродил по миру в своем собственном обличии. Но в виде ожившего мертвеца.
        - Разве вы не… - начал было Тень, но голос его перебил.
        - Нет, к сожалению, мы не все видим. И не все предвидим. За некоторыми мелочами просто невозможно уследить. Но про твое тело мы как раз вовремя узнали.
        - Повезло, - тихо сказал Тень.
        - Повезло, - глухо вторил ему женский голос. Будто это слово было чем-то новым. Необычным. До этого не слыханным.
        - Ладно, Шамир, ты отдохнул? - спросил мужчина.
        Шамир промолчал. А разве есть варианты? Теперь-то? Он ведь всегда думал, что отдохнет на небесах. Когда умрет. И никуда ненужно будет спешить. Но теперь такой перспективы даже в отдаленном будущем не намечалось.
        - Отлично, - раздался мужской голос. - Твой ученик дал клятву, если ты об этом не в курсе.
        - Нет, - ответил Шамир. - Я знаю. Слышал ее. Она иногда звучит здесь.
        - Да, - подтвердил мужчина. - Отдается эхом, и очень часто. Клятва слишком громкая. Очень ответственная и сложная. Возможно, он не справится. А ты ведь знаешь, что бывает, когда клятва не исполняется?
        - Знаю, - ответил Шамир. - Небеса гневаются. И посылают кару на того, кто не исполнит данное обещание. Остановка в Развитии.
        - Точно, - подтвердил мужчина. - Особенно такое громкое, как это. И такое неистовое, яростное. И искреннее. Он ведь всегда был искренним?
        - Почти, - ответил мужчина. - По крайней мере, старался быть таковым до конца. Насколько позволяли окружающие.
        - Хорошо, - сказал мужчина. - Очень хорошо. Но сейчас твой ученик оказался в тяжелом положении. Он запутался. И нужно ему помочь.
        - И что могу сделать я? - спросил Шамир.
        - Вразумить. Что очень важно. Помочь ему не сбиться с пути. Не потерять себя, человека в себе, - ответил мужчина. - А еще - дать ему это.
        И тут же перед Шамиром появилось копье. Точно такое же, что было и у Киро. Короткое, с длинным широким лезвием.
        - На своем оружии он дал свою клятву, - продолжил мужской голос. - А здесь на Небесах ее услышали все. И из нее родилось это оружие. Он поймет, что это за копье. Не сейчас. Со временем. Ты должен передать его мальчику.
        - А еще указать место силы, - добавила женщина. - Там, куда он идет, такое место есть. Очень древнее. Из ныне живущих о нем никто и не знает. И оно скрыто печатями Забвения. Его не обнаружишь просто так, не почувствуешь. Нужно лишь точно знать. Ты должен провести туда мальчишку… Подойди поближе. Мы покажем тебе, где оно спрятано.
        Шамир встал, зашагал вперед. Присмотрелся.
        Внезапно прямо из ничего возник фрагмент реальности. Часть небольшого города, охваченного огнем. По улицам мечутся воины. Приземистое здание, а под ним - старинные руины. Древний подземный зал, буквально пронизанный потоками Ву. Наполненный ею до краев.
        Шамири кивнул. Приготовился к очередному прыжку по старшему Пути.

* * *
        Дым разъедал глаза. За спиной грохотали пушки. Прикрывали наступление имперцев. А над головой выли, шипели и звонко лопались боевые техники ахиро.
        Киро не поднимал головы. Бежал только вперед. Видел перед собой цель и двигался к ней. Не смотря ни на что. И целью был «Железный Цин-Гун». Юноша уже воспроизвел в воображении глиф. Сконцентрировался на нем. Но и от реальности не отрывался. В этом помогала техника «Непрерывной медитации». Как он ее сам назвал.
        Символ «Железного Цин-Гун» ярко засиял. Начал быстро пульсировать. Киро ускорился. Побежал быстрее. Вложил всю силу в движении. Мышцы во всем теле напряглись. И в этот момент глиф ярко вспыхнул. Запечатлелся и остался висеть в воображении.
        Наружу тут же выплеснулась Ву. Тело подростка засияло. Бесцветно. Ведь младшего Пути он еще не достиг. И его техники не приобрели оттенка.
        Киро быстро осмотрелся. Не заметил ли кто эту вспышку. Но солдатам было не до этого. Они - поглощены боем. Капитан Отакаши и Проводник Ошу - сражаются. Им и своих вспышек хватает. Да и Ву слишком уж щедро разлилась по округе. Никто не заметил новую технику подростка.
        Юноша улыбнулся. Теперь можно действовать свободнее. Помчался дальше. Прямо на несущихся навстречу врагов.
        Последний раз грохнули пушки. Смолкли. Теперь стрелять нельзя. Можно задеть и своих. Солдаты, бежавшие в первой линии атаки, достали из сумок гренады. Размахнулись. Швырнули бомбы далеко вперед. Снова загрохотало. Защитники города заголосили. В панике заметались. Им не помогли даже щиты.
        Имперцы приободрились. Раздались боевые кличи. Все громче и громче.
        А враги приближались. Уже совсем близко. Киро удобнее перехватил копье. Крепко сжал древко.
        Выдох. Вдох.
        Основа. Фундамент. Баланс. Равновесие. Непоколебимость.
        Выдох. Вдох.
        Сегодня однозначно кто-то умрет. Или он, или противник. В любом случае. Этого не изменить. Слишком сильно он завяз во всем этом. В этой войне.
        Выдох. Вдох.
        Война. Вот она какая. Грязь и кровь под ногами. Гряз - от разорвавшихся пушечных ядер. Взрыхливших землю. Наделавших глубоких воронок. Кровь - тоже от бомб. Разорвавших и перемоловших тела людей и лошадей.
        Война. Вот как она пахнет. Страхом. Безумием. И безысходностью.
        Киро зажмурился. Сознание заволокло красноватой мутью. Звуки исчезли. А в ушах поселился противный писк. Из желудка к горлу поднялся ком тошноты.
        В следующее мгновение подросток оглох. От внезапно вернувшихся звуков. Они грянули с новой силой. Преобразили мир. И он заиграл новыми оттенками. Яркими, аляповатыми и живыми. Ужасно жестокими.
        Впереди дважды громыхнуло. Гренады имперцев. А в следующее мгновение произошло столкновение. Враги налетели на передние ряды солдат. Тут же завязли в них. Имперцы дрались яростно. И, самое главное, профессионально. Лучше, чем защитники города. Тут сказывался военный опыт.
        Вторые и третьи ряды навалились сзади не первую линию атаки. Принялись колоть, рубить противников поверх плеч и голов своих товарищей. И Киро так же находился в этой гуще. Он сосредоточился. Откинул все страхи и сомнения. Главная цель сейчас - выжить.
        Подросток выставил копье. Не подпускал к себе врагов. Мешал им продвигаться вперед. Держал свою позицию. Впереди громыхала сталь. Трещали щиты, шлемы солдат. Над головой вспыхивали боевые техники. Это капитан и Проводник бились с городскими ахиро. И натиск последних слабел. Насколько смог понять Киро. Он на несколько секунд задрал голову кверху. Увидел обширный щит, растущий прямо над головами имперцев. И создавал защиту Проводник Ошу. Капитан Отакаши тем временем блокировал очередную технику противника. Послал в ответ свою. Мощное воздушное веретено. Повторил атаку. Вот только теперь уже она была направлена на вражеских солдат.
        Боевая техника капитана пробила брешь в рядах защитников города. Имперцы тут же взревели. Бросились в образовавшуюся прореху. Прорвали вражеский строй. Капитан Отакаши взвился в воздух. Быстро перебирая ногам, пролетел вперед и опустился на головы противникам. Пропал из вида. Раздались крики гибнущих врагов. Яростный звон мечей.
        Киро почувствовал, как сзади напирают солдаты. Рвутся вперед. Юноша решился и тоже ринулся в атаку. Вызвал в памяти глиф техники «Глубокий порез». Принялся воспроизводить его прямо на бегу. И ворвался в строй врагов. Сразу же атаковал.
        Ударом древка он сбил с ног первого воина. Второго уложил ловкой подсечкой. Прикончил острием копья. Увернулся от атаки мечом, поднырнул под руку противника и перекинул его через себя. С удивлением понял, что сделал это очень легко. Несмотря на то, что враг был намного больше и тяжелее подростка. Текущий уровень Развития позволял делать это с легкостью. А еще «Железный Цин-Гун». Он очень эффективно усиливал тело юноши.
        Киро метнулся дальше. Закружился среди врагов, полосуя острием копья. Резко припал к земле, перекатился, уходя сразу от серии атак. Оказался за спинами врагов. И в этот самый момент глиф новой техники вспыхнул. Запечатлелся в сознании.
        Дальше - дело пары секунд. Все, как написано в учебнике. Довернул плечо. Под определенным углом выставил руку. Крутанул кистью. Щедро зачерпнул Ву. И махнул копьем по широкой дуге. Из острия вырвалась тонкая линия энергии. Росчерк. Стала продолжением лезвия. И рассекла нескольких врагов напополам.
        Глиф «Глубокого пореза» тут же потух. Ушел из сознания. Киро отскочил назад, уходя от коварного выпада. Отклонился в сторону. Снова активировал новую технику. Ву щедро хлынула из источника. И опять несколько трупов, разрезанных усиленным копьем, техникой и дикой энергией.
        Киро хищно зарычал. Бросился вперед. Заметался среди врагов. Колол, рубил, сбивал с ног. Бил руками. И даже такие удары были очень эффективны. Тело, усиленное «Железным Цин-Гун», творило чудеса.
        Юноша почувствовал, как по плечу шаркнул меч противника. Даже не предал этому значения. Там - наплечник. И защитная техника. Киро просто крутанулся. Ударил врага пяткой копья в грудь. Бросил взгляд на плечо. Даже пореза нет. Отлично! Вот только осталась еще одна неизученная техника. «Дробящий удар».
        Подросток тут же вызвал в памяти глиф. Тот, что он заранее практиковал вместе с «Глубоким порезом» и «Железным Цин-Гун». Символ появился в сознании. И с ним вообще не пришлось долго возиться. Он вспыхнул и запечатлелся практически мгновенно. Сказался набранный опыт за сегодняшний бой. Отточенные практики, которые он начал изучать еще с Шамиром. И продолжил - с Отакаши.
        Киро тут же решил его испробовать. Отгоняя красноватую муть перед глазами, ринулся вперед. Невероятно быстро. Враг даже не смог заметить его приближение. Подросток размахнулся. Ударил противника в грудь пяткой копья. На кончике древка полыхнула Ву. Раздался треск нагрудника. Противный хруст грудной клетки врага. Солдат недоуменно посмотрел на юношу. Глаза быстро остекленели. Враг, давясь и захлебываясь кровавой пеной, упал в грязь. Его тело тут же затоптали другие воины.
        Юноша победно взвыл. Хищно оскалился и бросился в самую гущу боя. Все вокруг перестало существовать. Только сражение. И практика новых техник.
        Киро крутился среди врагов. Никого не щадил. И не обращал внимания на хлещущую кровь. На расходуемую Ву. Ведь она быстро пополнялась благодаря технике «Непрерывная медитация». Теперь Киро бился уверенно. Он даже позволил себе оттачивать прямо в общей свалке новые практики. Те, что сам успел изучить по книге. Сначала пошло туго, но потом все легче и легче. Быстрее и быстрее. Руки действовали ловко, а мозг четко координировал эти действия. Получилось применить даже несколько сложных связок. И благодаря ним подросток смог сдержать пятерых наседающих на него воинов разом. А потом и атаковать в ответ.
        Справа победно взвыли имперцы. Капитан Отакаши выкрикнул боевой клич. Солдаты начали теснить противника. А враги отступали к городу.
        Киро обернулся. Слева обстановка была намного хуже. Там сражались новобранцы. Его сверстники. Опытных солдат среди них было мало. И на них наседали защитники города. Яростно рубились. Прорывали строй.
        Юноша тряхнул головой. Попытался отогнать багровую муть, затянувшую сознание. Она, почему-то, не давал ясно мыслить. Тянула в гущу битвы. И вызывала жажду крови.
        Подростки слева дрогнули. Не выдержали натиска. Их строй оказался прорван. И они стали хаотично отступать. Киро видел, как один из сверстников побежал, споткнулся и упал. Прямо на свою сумку с гренадами. Он нарушил глиняные оболочки. Расколол их! Его глаза округлились. В них - неверие. Нежелание умирать. В свои четырнадцать лет.
        Паренька быстро окружили враги. И тут жахнуло. Взорвались все гренады в сумке. Разом. Киро с ужасом наблюдал, как людей разметало по округе. И это зрелище привело юношу в чувства. Багровая пелена ушла. Разум прояснился. Киро потрясенно осмотрел себя. Свои руки. Копье. Все в крови. А вокруг - хаос. Неразбериха. Боль, страх, грязь и смерть.
        Человеческие лица превратились в звериные морды. Оскаленные пасти. Он и сам наверняка выглядел также. Забыл обо всем на свете. И убивал. Но ведь не ради этого Киро тренировался, шел путем Развития. Не об этом он мечтал.
        Эти мысли разожгли внутри самый настоящий пожар. Теперь подросток еще больше ненавидел имперцев. Всех до единого. Это все их вина. Они принесли в эти земли войну! Разрушили все планы.
        Юношу пробил озноб. Все тело покрылось холодным потом. От ужаса и осознания произошедшего подросток впал в ступор. Упоение силой чуть не свело его с ума и почти превратило в кровожадного монстра. Что же будет потом? Когда мощь возрастет? Тонкая грань. Но Киро испугался. Так сильно, как не боялся никогда в жизни. Он не хотел переступать эту черту. Не к этой цели он стремился всю свою жизнь. Он мечтал помогать людям, а не бездумно, бездушно истреблять их. Особенно тех, кто слабее. Тех, кто не ахиро. Защищать свою жизнь, когда угрожает опасность - безусловно. Но не упиваться могуществом и убивать лишь потому, что может! Это ложная дорога. И она ведет к вечной тьме.
        Нет! Он больше так не поступит. Пусть это пойдет даже в ущерб ему самому, его Развитию. Получению новых техник. Пусть. Но он не превратиться в монстра. Не уподобится имперцам. Жестокость не его путь.
        «Но ведь сила превыше всего! - вдруг вспыхнула в голове новая мысль. - Сила, которая правит в этом жестоком мире. Лишь она важна… Боги, как же я запутался».
        Сомнения. Их слишком много. И страхи. Но есть цель. Своя. И он будет идти к ней.
        Внезапно поблизости жахнула еще одна гренада. Видимо, кто-то из сверстников не выдержал, бросил бомбу рядом с собой. Киро не успел пригнуться. Лишь прикрылся рукой. И тут его спас лишь «Железный Цин-Гун». Осколки гренады больно ударили по телу. Но не причинили критического вреда. Даже кожу не пробили. Оставили лишь синяки и гематомы.
        Сработавшая техника тут же поглотила значительную часть Ву из Источника. Киро глубже погрузился в медитацию. Благо техника «Непрерывная медитация» оставалась активной. Энергия потекла в Источник щедрым потоком. А энергетические каналы в нем задрожали, увеличились. Юноша чувствовал, что их становится все больше и больше. Скоро он достигнет третей звезды и поднимется на третью ступень второго этапа Развития!
        Имперцы тем временем рвались все дальше. Теснили врагов. Жали к городу. А те быстро отступали. Вскоре и вовсе развернулись и побежали к стенам. К спасительным воротам. Имперцы бросились следом. В них тут же полетели стрелы со стены.
        - Стоять! - заорал капитан Отакаши. - Стоять! Назад! Не преследовать.
        Солдаты остановились. Но успели не все. Некоторых достали вражеские стрелы. Так близко воины подошли к городу.
        - Назад! - повторил приказ Отакаши. - Так все под стенами поляжем. Сержанты - ко мне! Перегруппировать отряды. Подготовить взводы. Будем организовывать штурм. И начнем с обстрела.
        Воинам не дали перевести дух. Сержанты надрывали глотки. Солдаты засуетились. Принялись перекатывать пушки ближе к стенам. Командующий расчетами подрывников снова произвел вычисления. Определил дистанцию. Указал места, куда нужно ставить снаряды.
        Когда все было готово к обстрелу, солдаты оттянулись назад. Принялись ждать. Выжидал и Отакаши. Посматривал на стены. Но город и не думал сдаваться.
        - Огонь по готовности, - скомандовал капитан. - Снесите ворота. И стены.
        Громыхнул первый залп. Дружный. Ядра врезались в ворота. Несколько угодили в стены. Грянули взрывы. Дым. Осколки камня. И треск падающих перекрытий.
        Очередной залп. И следом еще один. Защитники города на стенах заголосили. В панике заметались, попадали вниз. Ведь стены рушились!
        Имперцы победно взревели. Бросились в атаку. Они уверенно бежали в одном направлении. Туда, где раньше были городские ворота. Теперь там зияла огромная дыра. Так же справа и слева отсутствовали значительные фрагменты стены. Это стало ясно, как только дым и пыль рассеялись.
        Пушки не прекращали грохотать. Прикрывали наступление имперцев. Били по верхам стены. По мечущимся в панике солдатам. По ближайшим домам. Вспыхнули первые огни. Начался пожар.
        А Киро стоял как вкопанный и смотрел на весь этот ужас.
        - Тебе что, особое приглашение нужно? - рявкнул сержант Нуратаси. - Вперед! В атаку! А ну пошел.
        Юноша вздрогнул. Вышел из оцепенения, злобно глянул на сержанта и побежал вперед. В город он вошел вместе с остальными солдатами.
        Защитники внутри еще оставались. И довольно много. Они втянулись вглубь узких улиц. Заняли там оборону. Капитан Отакаши быстро отдал приказ поделить взводы на отряды и пробиваться в город.
        Киро примкнул к одному из отрядов, поспешил за солдатами.

* * *
        Со всех сторон доносились звуки битвы. Крики, лязг оружия. Одиночные взрывы.
        Впереди виднелся просвет. Видимо примыкающая улица.
        Киро чуть замедлил бег, оказался в хвосте отряда. А солдаты быстрыми перебежками перемещались от дома к дому. Они уже преодолели две баррикады защитников. Повезло - там воинов было немного. И имперцы просто закидали их гренадами.
        Подросток не ввязывался. Но был наготове. В любую минуту - защищать свою жизнь. Биться до конца. Но пока сражаться было не с кем. Враги оттянулись вглубь города. Заняли там оборону. И капитану Отакаши со своими взводами еще придется попотеть, чтобы выкурить их оттуда. Хотя, многое решали гренады. И пушки с ядрами. Они позволили имперцам с относительно немногочисленным отрядом обратить превосходящие силы противника в бегство. А потом с легкостью пробить брешь в обороне. Да, такого оружия местные воины еще не встречали!
        Внезапно прямо из-за следующего поворота наперерез отряду выскочили защитники города. Всего несколько человек. Тут же завязалась ожесточенная схватка. Имперцы попросту не успели задействовать бомбы. Расстояние до врага было слишком маленьким. Своих могло зацепить.
        Киро затихарился в тылу. И лишь отбивал редкие атаки, когда на него нападали. А остальные солдаты быстро справились с противником. Двинулись дальше. По направлению к примыкающей улице.
        Там могла быть засада. Или баррикада. Расстояние между домами большое. Видимо впереди - одна из главных улиц.
        Отряд замер у крайнего дома. Один из солдат выглянул за угол и сразу же втянул голову обратно. Тут же засвистели стрелы, тяжело зажужжали арбалетные болты.
        - Баррикада, - тихо шепнул воин.
        - Гренаду им, пока перезаряжают самострелы, - предложил кто-то.
        - У них еще и луки!
        - Обойдем?
        - Рискованно!
        - А на пролом переть тоже не вариант. Там слишком много бойцов, - сказал солдат, который несколько секунд назад выглядывал за угол.
        - Окопались, твари!
        - Нужно как-то отвлечь, - предложил кто-то из воинов.
        Киро особо не вникал в ситуацию. Он больше осматривался по сторонам. Проверял местность. Чтобы враги не зашли в тыл.
        Внезапно юноша увидел на противоположном конце улицы размытую тень. Вздрогнул как от удара. Что за наваждение?! Будто бы человеческий силуэт. И очень знакомый. Тот самый, что приходил к подростку во снах. Когда он висел на деревянных жердях распятия.
        Юноша моргнул. Протер глаза в надежде, что наваждение пройдет. А тень исчезнет. И она исчезла. Вот только не так, как того желал подросток. Не испарилась, не пропала сама собой. Фигура неизвестного просто скрылась за одним из домов.
        «Кто это? - настороженно подумал Киро. - И почему преследует меня? Что ему нужно? Надо как-то разузнать это. Проследить за ним».
        Подросток шмыгнул вперед. Тихо прошептал одному из имперцев:
        - Кинь гренаду за угол. Вслепую, наугад. А я попытаюсь отвлечь врагов. Дым от взрыва меня прикроет, и я прошмыгну вперед. А потом уже вы подключитесь. Добьете их.
        Солдат кивнул. Достал из сумки гренаду и, не глядя, швырнул ее за угол. Тут же громыхнуло. Засвистели стрелы и болты. Улицу затянуло густым дымом. А Киро метнулся вперед. Он мчался на пределе своих сил. Практически стелился по земле. Без труда добрался до противоположного края улицы. Ни одна стрела или болт его не зацепили.
        Однако Киро даже и не думал оставаться тут. Пока густой дым не рассеялся, а имперские солдаты его не видят, он бросился дальше. В ту сторону, куда ушла тень.
        Подросток мчался вперед, петлял между домами. И не находил странного незнакомца. Как сквозь землю провалился. Или растворился в воздухе. Киро уже отчаялся, хотел возвращаться назад. Но в последний момент увидел край мелькнувшего плаща. За соседним домом. Юноша кинулся туда. Увидел фигуру быстро удаляющейся тени. Она двигалась вперед, к большому приземистому зданию.
        До боли знакомые очертания. Походка. Рост. Все напоминало кого-то. Вот только кого?
        Внезапно Киро понял. Он будто бы узнал незнакомца.
        - Шамир! - дрожащим голосом крикнул юноша.
        И тут же прикрыл рот.
        «Нет, бред какой-то, - подумал он. - Шамир погиб. Я собственноручно похоронил его возле деревни. Даже знак Смерти на могиле поставил. Он попросту не мог восстать».
        А тень тем временем ускорилась. Побежала вперед. К приземистому зданию. В основании которого были различимы колотые камни. Словно древние руины находились внизу. Под землей.
        Киро также прибавил ходу. Присмотрелся. И обнаружил в руках тени копье. Короткое, точно такое же, как и у него самого в руках.
        «Значит, вооружен. И может быть опасен, - подумал юноша. - Но почему сразу не напал? Мог ведь, когда я плутал по улицам и между домов. Возможностей было много. Почему не напал? Или он ведет меня куда-то?»
        Подросток решил идти до конца. Последовал дальше за тенью. Незнакомец быстро добрался до массивных дверей. Одним ударом раскрытой ладони выбил их. И скрылся внутри. В полумраке здания.
        Киро еще раз осмотрелся по сторонам. Никого. Тогда подросток. Выдохнул и шмыгнул следом за тенью.
        Внутри - темно. Не густой мрак. Но и света тут было мало. Мрачные тени по углам помещения. Под высоким потолком. Резные колонны. Арки с кругами из лепнины. На них - вязь символов. Молитвы Богам. Киро смог это понять. Видимо, храм. Не понятно только, в честь кого.
        Подросток осмотрелся. Людей тут не было. Скрылись. Сбежали от имперцев. И это правильно. Так у местных был шанс выжить. Киро двинулся вперед. По мере продвижения глаза привыкали к полумраку. Юноша теперь мог разглядеть помещение внимательнее. Но в следующую секунду ему стало не до этого.
        Впереди Киро заметил знакомую фигуру. Тень сидела в самом центре зала. Что-то рисовала на полу. Внезапно под рукой незнакомца вспыхнула вязь глифов. Превратилась в четкий круг.
        Юноша тут же принял боевую стойку. Удобнее перехватил копье. Все пассивные техники наготове. «Железный Цин-Гун», «Концентрация медитации», «Непрерывная медитация». Ву поступает в Источник. Киро был готов к бою.
        - Эй! - крикнул подросток. - Кто ты такой? И чего от меня хочешь?
        Вязь глифов на полу вспыхнула ярче. А в следующее мгновение нестерпимо засияла. Киро прикрыл глаза руками. Отшатнулся назад. И тут же оглушительно загрохотало. Затрещал камень. Пол под ногами затрясся, заходил ходуном. Провалился!
        Киро рухнул вниз вслед за каменными обломками. И тут же приземлился на что-то жесткое. Больно ударился спиной. Однако «Железный Цин-Гун» не подвел. Сработал как надо. Подросток быстро сориентировался, вскочил на ноги. Выставил копье перед собой. Осмотрелся.
        Еще одно помещение. Уровнем ниже предыдущего. И, кажется, оно находилось под землей. Хотя и не очень глубоко.
        Странное чувство вдруг посетило Киро. Приток Ву усилился. Из неспешного ручейка превратился в мощный поток. Неудержимый. Такого раньше юноша никогда не испытывал. Да и энергия, казалось, была немного иной. Не такой, которую подросток привык поглощать. Более чистая, мощная, обжигающая. Он буквально захлебывался в ней.
        Источник в груди принялся неистово пульсировать. Энергетические каналы горели. Расширялись с каждой секундой. Киро задохнулся от этого чувства. И ощутил невероятный прилив сил. Внутри все затрепетало.
        Внезапно в самом дальнем углу вспыхнул маленький, но яркий огонек. Сам по себе. Где-то на грани восприятия возник неясный звон. Жужжание. Будто раскручивалось незримое колесо.
        Из темноты вышла тень. Остановилась посреди подземного зала.
        - Кто ты? - повторил свой вопрос Киро. - Чего от меня хочешь?
        Незнакомец протянул вперед копье. Киро понял этот жест по-своему. Он тут же ринулся вперед. Взвился в воздух и атаковал. Тень легко ушла с траектории удара. Замерла позади. Подросток крутанулся. Активировал «Глубокий порез», полоснул по врагу. Незнакомец резко скрестил руки. Перед ним возникла каменная стена. И техника Киро разбилась о преграду.
        Подросток тут же бросился вперед. Ударил копьем. Тень моментально отклонилась назад, неестественно выгнув спину. Копье Киро прошелестело в паре сантиметров над врагом. Незнакомец перехватил древко левой рукой. Дернул вверх и крутанул кистью. Подросток взмыл в воздух и упал на пол. Но копье не выпустил. А тень тут же навалилась сверху, прижала юношу. Мастерски блокировала руки и ноги. Не дала даже шанса вырваться из захвата.
        Киро зашипел, дернулся. Без толку. Не освободиться. Тогда незнакомец в черном плаще одним мощным рывком вырвал копье из рук подростка. Вскочил, отошел назад. Отбросил оружие в сторону. И снял капюшон.
        Киро вскрикнул. Точнее попытался. Звук застрял в горле. И юноша мог лишь беззвучно раскрывать рот.
        А тень с улыбкой смотрела на подростка.
        Мир перевернулся. Треснул по швам и разлетелся на тысячу мелких осколков, а потом собрался обратно.
        В другом углу подземного зала вспыхнул второй огонек. Звук на грани восприятия усилился. Стал ближе. И нарастал.
        Киро медленно поднялся на ноги. Сглотнул колючий ком, вставший в горле, унял нервную дрожь и восстановил сбившийся ритм сердца. А потом бросился вперед. Прямо к тени.
        - Шамир! - вскрикнул Киро и обнял мужчину. - Дядя Шамир! Боги! Ты жив!
        - Киро, - отозвался дядя и заключил юношу в крепких объятиях. - Да. Жив. Точнее сначала был мертв, но потом меня вернули к жизни.
        - Кто же? - с интересом и удивлением спросил подросток.
        - Не знаю, - ответил дядя. - Да это и не важно.
        - Точно, - кивнул Киро. - Главное, что ты теперь снова рядом.
        - Да, главное, что мы вместе, - улыбнулся Шамир. - А ты возмужал за это время. Воин. Настоящий боец!
        - Скажешь тоже, - смутился Киро и замолчал, а потом печально продолжил: - Я запутался дядя. Потерялся. Не знаю, что делать. И что правильно, а что - нет.
        - Эй, а ну-ка давай присядем, - предложил Шамир и уселся прямо на пол.
        Киро - напротив него.
        - Ты выбрал свой путь, - продолжил дядя. - И это развитие. Ты бы мог остаться в этой деревне. Отказаться от всего и жить обычной жизнью. Но того ли ты хотел?
        - Нет, - отрицательно мотнул головой Киро. - Такого пути я не желал. Ты и сам знаешь.
        - Знаю. Поэтому и говорю, - сказал Шамир. - Но и ты пойми: путь Развития - извилистая дорожка. Никогда не знаешь, к чему она приведет. Вот только выбор всегда остается за ахиро. Как ни крути. И только он определяет свои дальнейшие шаги.
        - Вот поэтому мне и кажется, что я просто плыву по течению, - хмуро сказал Киро. - И такое ощущение, что я тону.
        - Это только кажется, - хитро прищурившись сказал Шамир. - Ты выбрал. Сделал шаг. И, как я понимаю, не один. Получил результат. А от ошибок, как известно, никто не застрахован. Не ошибаются лишь те, кто ничего не делает. И мудрецы. Потому что они прожили долгую жизнь и набрались опыта. А еще - они тоже ничего не делают. Лишь дают советы. А что может быть проще этого?
        Дядя Шамир улыбнулся. Киро засмеялся.
        В третьем углу вспыхнул маленький огонек. Звон и жужжание усилилсь. В груди разгорался пожар, а Источник с неистовой силой пульсировал.
        Шамир краем глаза покосился на огни и продолжил:
        - Пойми, Киро, мир не делится на черное и белое. Все намного сложнее. И проще. Одновременно. Мир наполнен миллиардами событий, судеб и происшествий. Нельзя однозначно сказать: вот это хорошо, а это - плохо. Целый клубок действий и решений. Цепочки событий. Мы все ими опутаны, переплетены. Запутаны. Да, в мире много зла и несправедливости. Заслуженной и однозначной. А иногда всем бедам виной - обман. Или горькая правда. А, может, и сладкая. И это люди делают других людей зверьми. Бездушными тварями, готовыми на все. Ради своей выгоды. Или по иным причинам. Но итог один. Этим миром правит сила.
        - Сила? - громко спросил Киро. - Именно сила и делает людей плохими.
        - И вовсе ты не плохой человек, Киро, - улыбнулся дядя. - Просто так случилось, что ты оказался один в этом мире. Без рода. Без родового имени. И некому поручится за тебя. Один, потерянный среди других людей. У которых, в отличие от тебя все было. И родители, и имя. И хоть какое-то, но уважение. Память о предыдущих поколениях.
        - Это понятно, - кивнул юноша. - Но от этого еще страшнее. Что меня ждет впереди? Безродного. Ублюдка. Я везде им буду, куда не приду. И, как ты сказал, миром правит сила.
        - Правильно, - кивнул дядя. - Миром правит сила. Вот только ты не учел одного. Твоя жизнь не окончена. Ты идешь путем Развития. И идешь очень хорошо. Твоя скорость развития поражает. Твой талан - велик. Стоит только его раскрыть. Так что мешает тебе преодолеть все трудности? Стать сильнее? Стать настолько сильным, что сможешь диктовать свои правила миру. Такие, какие ты считаешь лучшими. Для себя. Для всех. Ведь, как известно, кто сильнее тот и устанавливает свои законы. Что тебе мешает сделать это? Сделать так, как хочешь ты.
        Шамир замолчал. Хитро прищурился. И с удовольствием заметил, как в глаза юноши разгорается огонек уверенности. Как он превращается в пламя решимости. И твердости.
        Киро поверил. Всем тем словам, что сказал дядя. Он прав. Абсолютно прав! У подростка есть талант. Сила! Он еще молод. У него все впереди. Целая куча времени, чтобы сделать так, как хочет он сам.
        Подросток погрузился в себя. Отключился от реальности. Почувствовал твердость в своих убеждениях. И нестерпимый жар. Пламя бушевало в груди! А вокруг стоял оглушительный звон и мерное жужжание.
        Вдоль стен подземного зала тут же вспыхнул огонь. Взметнул языки под самый потолок.
        - Киро! - воскликнул Шамир. - Киро, ты только посмотри.
        Подросток вышел из оцепенения, завертел головой. И увидел у дальней стены полупрозрачный плоский диск. Он появился буквально из ничего. И теперь медленно раскручивался. Приобретал оттенок жаркого пламени. На поверхности круга проступали символы. Глифы.
        А в следующее мгновение Источник подростка полыхнул. Раздался вширь. Обзавелся новыми энергетическими каналами. И вокруг бушевала Ву. Неудержимые потоки мощнейшей энергии.
        Подросток дернулся как от удара. Вскочил на ноги. Плоский диск у дальней стены так же вспыхнул. Загорелся огнем. На поверхности отчетливо проступили символы.
        - Боги! - воскликнул Шамир и тоже вскочил на ноги. - Киро, ты достиг третьего этапа Развития! Теперь тебе доступен младший Путь.
        Подросток и сам уже это понял.
        - И даже выбирать не пришлось! - не утихал дядя Шамир. - Он сам тебя выбрал. Агил Тарос. Путь огня. Боги! Как же я ошибся!
        - В чем ты ошибся? - тихо спросил Киро.
        - В твоем уровне Развития, - пояснил тот. - На целую ступень. Поверить не могу. Такой талант.
        Киро отвернулся, неуверенно переступил с ноги на ногу.
        - Иди, - Шамир подтолкнул подростка вперед. - Иди в круг. Прими свой младший Путь. Слейся с ним впусти его в себя.
        Юноша неуверенно двинулся вперед. Плоский диск начал вращаться. Все быстрее и быстрее. Во все стороны посыпались искры. Киро, не отрываясь, смотрел на круг. Пытался прочесть символы. И, не смотря на бы быстрое вращение диска, подросток смог прочесть надпись:
        «У ахиро есть цель. Есть путь. Путь - и есть цель. Следуй по дороге могущества, и тебе воздастся. Следуй Агил Тарос».
        Выдох. Вдох. Уверенный шаг. Ведь отступать некуда.
        Киро нырнул в огненный круг. Вспыхнул. На мгновение весь окружающий мир пропал. Лопнул, разлетелся на миллиарды осколков. Превратился в сплошную белую пелену. От которой заломило в висках. Задрожало все тело. Мышцы заныли. А в следующий миг реальность собрался вновь. Словно ничего и не произошло. Лишь бодрость. Неимоверная мощь чувствовалась в теле.
        В подземном зале было темно. Тихо. Исчезло пламя вдоль стен. Пропал огненный диск. Стих шум. И лишь Шамир стоял в стороне. И улыбался.
        - Поздравляю! - сказал дядя. - С третьим этапом тебя. И с младшим Путем огня. Ты молодец, Киро.
        Подросток упер кулак в кулак. Почтительно поклонился Шамиру. Дядя ответил тем же. Потом подобрал с пола копье, которое принес с собой. Протянул его юноше.
        - Это тебе, - сказал Шамир. - Подарок. Ты ведь дал клятву. На оружие. Тогда, у деревни. Когда имперцы убили меня.
        - Все так, - кивнул Киро и принял оружие из рук дяди.
        - В это копье вложена твоя клятва. Небеса услышали ее. И ты должен исполнить обещание, - сказал Шамир.
        - Но теперь это не обязательно, - сказал Киро. - Ведь ты жив! А я - поспешил. Был не осторожен.
        - Неважно, - отрезал дядя. - Слова произнесены. И услышаны Небесами. Теперь ты не можешь отступить.
        - А что будет, если отступлю? - спросил юноша.
        - Наказание! - отчеканил Шамир. - Небеса не простят. И пошлют кару. Ты остановишься в развитии.
        - Но разве такое возможно? - испуганно спросил Киро. - Ведь есть же один способ остановки. Природный. И он заложен в самом Источнике ахиро. Или не заложен. Я читал об этом в той книге, что ты мне дал.
        - Все верно, - кивнул дядя. - Природный способ лишь один. Но Небеса всемогущи. Можешь не сомневаться. И они жестоко наказывают того, кто нарушил клятву. Особенно такую громкую, как твоя.
        Киро склонил голову. Еще раз осмотрел подаренное копье. Тихо спросил:
        - И что же мне теперь делать?
        Но ответа не последовало. В подземном зале никого уже не было. Лишь только он один. Шамир исчез. Так же внезапно, как и появился.
        Киро вздохнул. Уселся на пол и задумался.
        Он выбрал свой путь. Сделал шаг. И не один. Теперь отступать глупо. Да и некуда. Вот только монстром он не станет. Не смотря ни на что. Но и пощады врагам не даст. Пойдет вперед. До конца. Выбор он сделал. А сомнения отбросил.
        И пусть будет тяжело. Пусть будет невозможно дышать. Даже если силы закончатся, а мышцы порвутся. Он все равно пойдет вперед. Поползет, если придется. Но не отступит.
        Готов! Сегодня он поднялся на ступень выше. Стал сильнее. Вот только враги об этом не знают. Да и не обязательно. Пусть для них это будет сюрпризом!
        Киро тяжело вздохнул. Еще столько всего нужно сделать. Разобраться с проблемами. Решить мелкие неурядицы. Да и Камень Реальности все еще у капитана Отакаши. Необходимо его как-то вернуть. Но в первую очередь - клятва.
        Подросток удобнее перехватил новое копье. Встал. И отправился обратно. Наверх. Туда, где продолжалось сражение.
        Он шел мстить.
        УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ, ПЕРВЫЙ ТОМ ЗАВЕРШЕН! СПАСИБО, ЧТО ЧИТАЕТЕ И ВСЯЧЕСКИ ПОДДЕРЖИВАЕТЕ.
        ВТОРОЙ ТОМ - 90120/710322
        ПОЭТОМУ ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ, ЧТОБЫ НЕ ПРОПУСТИТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ. А ТАК ЖЕ ДРУГИЕ ИНТЕРЕСНЫЕ КНИГИ И СЕРИИ, ПОСКОЛЬКУ Я АКТИВНО ВЗЯЛСЯ ЗА ПИСАТЕЛЬСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.
        НУ И, КОНЕЧНО ЖЕ, ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА ИСТОРИЯ, СТАВЬТЕ ВАШИ ЛАЙКИ, ОСТАВЛЯЙТЕ ОТЗЫВЫ. ЭТО ОЧЕНЬ МОТИВИРУЕТ МЕНЯ И УСКОРЯЕТ ВЫХОД ПРОД!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к